Book: Боги тоже ошибаются



Расулов Тимур

Боги тоже ошибаются


Часть первая

На Запад

Великие идеи безжалостны

Предисловие


Мы - есть опухоль земли,

а земля в который раз пытается эту

опухоль вывести любой ценой.


   2054 год. Из шести с половиной миллиардов человек, некогда живших на планете, осталось не более трехсот миллионов на всей земле. К 2050 году ожидалось более девяти миллиардов населения, но странная, никому неведомая гибельная судьба постигла всех умерших. Мир был просто раздавлен в одночасье необъяснимой стихией и человечество пало. Многие города вмиг опустели, и стали называться городами-призраками. Те, кто смог выжить объединились в немногочисленные поселения. В каждом из таких населенных пунктов были своя иерархия, свои правила и свой устав. Восток был оккупирован венценосным макрогосударством называвшимся Центр. Центр вел агрессивную захватническую политику. Блицкриг действовал все также оправданно, и никто не мог помешать предотвращению планов Центра. Центром правили три человека, каждый из которых сам себя называл императором. О них ходили многие слухи, но каждый из этих слухов мог считаться как правдой, так и вымыслом. Каждому домыслу верить не было смысла, но и отторгать все не стоило. Многие десятки городов были захвачены и жители их перевезены в огромные полисы, с многотысячным населением.

   Некоторые бесстрашные путешественники рассказывают, что бывали в заброшенных городах и творится там страшное. Города заполнили животные, которые чувствовали себя там полноправными хозяевами и площади их влияния разрастались. Медведи и волки оказались на высших ступенях пищевой цепи, и казалось, ничто не могло помешать становлению новой теории эволюции. Буйная растительность захватывала некогда отвоеванные человеком места под парки и сады. Теперь же, через многие годы почвенные просторы были захвачены растительностью и обращены в смешанные леса, где не было возможности даже разобрать изъеденные коррозией скамейки или детские аттракционы. Покосившиеся небоскребы испещрили растения. Многие дома уже не могли выдерживать без должного ухода, натиска проливных дождей осенью, летнего зноя и жгучего зимнего мороза. Станции метро были давно затоплены грунтовыми водами, никто даже и не осмеливался туда соваться, но находились и такие, кто отважившись, шли на риск, чтобы добыть различные предметы и драгоценности, которые в свою очередь могли обменять на что-нибудь более нужное.

   Все случилось шестнадцатого августа 2009 года. Никто не знал, почему и по какой причине, многие из тех, кто спал в эту ночь, не проснулись. Почему те, кто бодрствовал бездыханно падали на асфальт и более не вставали. Никто не знал почему, все те, кто остались в живых, долгое время бродили в сумерках беспамятства и не могли вспомнить элементарных обыденных вещей, даже таких, как свое имя. Это были самые тяжелые времена совершенно нового начального становления человечества. Общество переживало потрясение гигантского масштаба, и необъяснимость случившегося обуславливало непомерное стремление постичь тайны западного фронта, ведь, по мнению большинства именно там находилась причина всеобъемлющего бедствия начала двадцать первого века. Западом называлась область, которая лежала ближе к центральной и западной Европе.

   Многие из тех странников, которые уходили все дальше на запад, в глубины некогда оживленных, а ныне неизученных пространств не возвращались. Это придавало дополнительный интерес и страх одновременно. Кто-то говорил, что странники там находили что-то такое, что их убивало, другие же напротив, говорили о том, что там находили то, от чего не хотелось возвращаться и возвращаться было незачем. Но никакая из этих идей не могла быть подтверждена или опровергнута. Люди задавались вопросами: какова жизнь за пределом нашего взора? Каково это находиться там? Какие там живут люди, и есть ли они на западе вообще? Чем они питаются, где живут? О чем они думают? Сколько людей, столько и мнений. Оставшееся человечество не могло не накручивать свое сознание и не представлять того, чего у них не было. Эти мысли будоражили сознания всех без исключения выживших. Разве можно было оставаться равнодушными к стремлению снова освоить безлюдную местность. Стать первопроходцем и узнать все причины бедствия. Городские собрания многих городов, снаряжали многочисленные отряды, которые шли вперед, ориентируясь по картам, составленным "до"... чтобы узнать, что скрывают неизученные земли. Командиры, клялись вернуться, но все бесполезно. Время шло, народ пропадал за горизонтом и так и не возвращался. Смятение поселилось в умах людей. Вскоре было принято решение, что отправлять на запад людей больше не было смысла. Однако бесстрашные, а иногда казалось, и безумные люди отправлялись в путешествие. Детей начали учить о том, что на западе нет ничего - пустота и что ходить туда было незачем. Но многие, кто еще помнил, скрывавшиеся за горизонтом спины отрядов, рассказывали небылицы и дух таинственности все также витал в воздухе.

   Многие города гибли и возрождались в войне за право занимать уже хорошо обжитые пространства. Триста миллионов человек осталось на земле. Невиданная цифра населенности. Подобная цифра была примерно 1100 году. Прошло уже сорок пять лет с того дня, как мир перевернулся, а люди ни сколько не поумнели. Людьми правила все та же звериная жестокость, а жестокость в свою очередь придавала им уверенности в том, что их деяния верны. Уверенность придавала им непоколебимость ни в чем. Центр это часть бедствия, большая часть проблемы во всех нас. "Мы - есть опухоль земли, а земля в который раз пытается эту опухоль вывести любой ценой. Мы - есть тот организм, который разросся до такой степени, что уже начал поглощать сам себя". - Цитата из новейшей философии современности.



   Бархатная тьма покрывала весь видимый горизонт. Едва слышимый шорох деревьев нарушал ночное спокойствие и тишину. Часовые несли пост на городских стенах. Впереди я увидел ворота и попытался ускорить шаг, что-то болезненно сковывало мои движения. Тогда я не понимал что это, да я даже не понимал где я нахожусь. Горящие факелы обозначили в моих глазах стоящих впереди часовых, которые неодобрительно присматривались ко мне.

   - Эй, старик, ты куда идешь? - Послышался крик передо мной, а за ним последовал громкий топот, приближающихся людей.

   - Я странник. - В горле стоял сухой комок и я попытался прокашляться. Стараясь ответить ровным голосом изо рта послышался хриплый голос. Все мое тело было во власти озноба, но я старался завернуться в темную толстую ткань, которая служила для меня плащом. Я чувствовал, как спина моя напряжена, я не мог выпрямиться. Капюшон служил единственным моим головным убором.

   - Назовись, или будешь убит на месте! - Быть доброжелательным с каждым встречным было опасно, я это понимал и поэтому старался вести себя адекватно. Стражник был уже в паре шагов от меня, но громкость своего обращения, ни сколько не убавил, скорее наоборот, чтобы показать, кто здесь главный. Меня это немного раздражало, но я не показывал вида, потому как был в этом месте гостем.

   - Меня зовут Алексей. - Поскорее ответил я, чтобы стражник успокоился и мог разговаривать потише. Звон в ушах и так отвлекал мое сознание, а тут еще и он. Я постарался снова выпрямиться, но это было бесполезно. Не слабый разряд тока прошелся по моему телу.

   Свет, падавший от керосиновых ламп стражников, неприятно резал глаза и поэтому я попытался прикрыть их ладонью. Я заметил свою тень, падавшую на землю, она казалась огромной. Я чувствовал, как слегка сгорбившаяся спина, ели заметно дрожала. Стражник прищурил глаза.

   - Алексей? - Переспросил назойливый страж. - Странник? И что же ты ищешь? - С едкой усмешкой, продолжил слегка, начавший надоедать страж. Он обернулся к товарищам, будто ища их поддержки.

   - Я, кажется, ранен, я чуть волочусь.- Спокойно отвечал я, но голос уже чувствовалось, ослабевал.

   - Хорошо, мы тебе поможем. - Глаза охранника снова прищурились, губы сжались. - Но мы должны быть уверены, что ты не вооружен, сам знаешь какие сейчас времена. Центр все чаще засылает сюда шпионов и мне не хотелось бы лично участвовать в захвате города, в котором живу. - Другие стражи одобрительно кивнули головами.

   Стараясь скинуть ткань, служившую мне плащом, я почувствовал, как голова моя закружилась и непонятные звездочки закружили перед глазами. Судорога в спине не прекращалась и с каждым мгновением нарастала. Руки, прижимавшие ткань к телу расслабились. Тряпка медленно скатилась с головы, а потом и с тела. Я опустил голову, чтобы посмотреть на то место, где режущая боль неприятно впивалась в мое тело. Было заметно, как с правого бока слабо сочится кровь. Глаза приняли на себя немалое давление, голова сильно закружилась и я почувствовал, как ноги мои молниеносно становятся не тверже ваты. Пульсация в глазах моих начала увеличиваться и я потерял сознание. Удар колен о землю я уже не помню. Не помню я, и как ударился лицом о землю. Наверно не приятное ощущение.

Глава первая


И вот я вернулся, с прямой спиной,

расправив плечи, со щитом, а не на щите,

но мир вокруг меня изменился, но не изменился я

   Город, назывался Мирный, он был не велик. Днем городские улицы наполнял все чаще редеющий детский смех. Торговые лавки наполняли площади. Торговцы могли предложить почти любой товар, которые только смогли достать у искателей. Дома города были сложены из кирпича и панели, люди продолжали в них жить. Люди казались доброжелательными, но любой чужак вызывал в них тревогу и опасения. Жители еще помнили те дни, когда каждый из них потерял родных и близких людей. Обнаруженные шпионы Центра распинались вдоль дорог к городу. Электричество подавалось всего на два часа в сутки. Серые здания казались настолько мрачными, что люди, жившие в этих городах, вовсе были лишены позитива. Одна лишь мысль придавала красок в этот серый мир: "На Западе, существуют ответ всему произошедшему, и скоро он будет найден". Все те же мятежные мечты.

   Светлая комната, наполненная солнечным светом, сочившимся из открытых окон, слегка источала запах лекарственных препаратов, возможно добытых так же искателями. Стандартный запах больницы. Эта больничная атмосфера слегка отталкивала. Потрескавшийся потолок слегка сыпался побелкой. Пять стражей в ожидании прихода меня в сознание, стояли возле койки, в которую аккуратно положили мое измученное тело. Своим видом они могли напомнить ландскнехтов, головы их венчал испанские шлемы морионы, тело покрывала гравированная кираса, на руках же, были только металлические, слегка проржавевшие наручи. На удивление в руках их не было двуручных немецких мечей, называемых цвайхандерами, а бездельно болтались около пояса мечи видом своим напоминавшие египетские хопешы. За спиной же был закреплен не большой топор. Так выглядел рядовой часовой. Странный вид для людей, проживающих в средней полосе страны, некогда гордо называвшейся Российская Федерация. У каждого вида войск этого, а также любого другого города были свои особенности. Кавалерия имела в своем распоряжении пики и сабли. Городская стража имела тот же вид что и часовые, но головы их покрывали бургонеты открытого вида. В других же городах, наиболее развитых имелось и огнестрельное оружие, патроны были наравне с золотом, поэтому выдавались лишь элитным отрядам.

   Ели слышный шепот наполнял небольшое здание, служившее лазаретом. Сочащийся сквозь не много прохудившиеся стены свет, приятно ласкал суровые лица стражников. Щурясь и отворачиваясь, они старались все же надолго не отводить от человека, лежавшего без сознания, взгляд. Кирасы, надетые на немалых размеров тела воинов, смотрелись угрожающе, гравированные узоры, заполнявшие пространства брони и выглядели они изящно. Я помню, как очнулся. Видел я плохо, в глазах двоилось. Стараясь сконцентрировался на каком-либо предмете, через несколько мгновений ко мне вернулось ясное зрение. Находился я в незнакомой мне комнате, вокруг меня были незнакомые мне люди и меня это на тот момент даже не много испугало. Голова словно побывала в тисках, боль была невыносимая, но и она со временем прошла. Мне пришлось еще раз оглядеться, люди стоявшие рядом видимо ждали когда я смогу произнести хоть слово. Один из стражей, тот, который более всех разговаривал сегодня ночью, помог мне удобнее присесть. Я сконцентрировался и произнес:

   - Где я? - Послышалось едва различимое бормотание.

   - В стенах города "Мирный". Вы в безопасности. Вас осмотрел наш лекарь Глеб, медицинскую грамоту он изучал по найденным нами книгам и оперирует по ним же. Он практикуется как на животных, так и на людях. Скажу я вам по секрету, выживших больше чем умерших. - Заливистый смех наполнил комнату, а возможно и все здание служившее лазаретом. Да и сам Глеб не прочь был посмеяться над этой шуткой. - Все, шутки в сторону, - сметая с глаз слезы смеха, сказал человек, видимо выступавший за старшего, - меня зовут Светозар, я командир стражников. Видишь эти отличительные знаки? - Светозар ткнул пальцем в правую верхнюю часть кирасы, где было обозначено три лычки. - Здесь ты видишь только преданных мне друзей и соратников. - Светозар описал рукой полукруг. - Ближайший к входу мужлан, это Невзор. Мозгов не много, зато рубит врагов так, что их мамашам он во снах наверно снится. - Невзор был не мал ростом и плечи он держал широко и гордо. - Рядом с ним Всеволод, искусный воин, как и все мы здесь, но разбирается в картографии и лучше всех ориентируется на местности, в общем, следопыт он наш. - Всеволод, кивнул головой. - Далее я представляю тебе Велеса, прекрасный лучник, копейщик и наездник, во всем свете не найти человека, который мог с ним посоревноваться в мастерстве владения упряжью. Последнего в "списке", но не по значению я тебе назову Бориса. Борис - охотник, немало кабанов и медведей он убил. Сам лично видел, как он голыми руками кабану голову свернул...

   - А теперь я тебе, Алексей, представлю нашего командира. - Перебив, сказал Всеволод. - Прекрасный тактик, превосходный командир и незаменимый друг. - Все четыре стражника отдали честь, а замешкавшийся лекарь не громко и неуверенно произнес: "Юху!" Все присутствовавшие в комнате с непонятным видом посмотрели на Глеба. Глеб же залился краской и приумолк.

   - Представься теперь и ты, расскажи нам свою историю. - Решил выступить Невзор, который явно не отличался солдатской выдержкой.

   - Имя мое Алексей, вы уже это знаете. - Неуверенно начал я. Я даже и не знал, что им и рассказать. - Так же меня знают под прозвищем Кайзер. Я одинокий путник, мой путь лежал на запад, в далекие земли, интерес мой подогревал тот факт, что поползли слухи, что некоторые люди, после многих лет отсутствования начали возвращаться и возвращались они уже совсем другими людьми...

   - Что значит другими? И что значит твое прозвище Кайзер? Необычное оно какое-то. - Все так же нетерпеливо продолжал перебивать Невзор.

   - Кайзером меня прозвали друзья. Корни мои уходят в древность. Мои предки были германцами и род их был знатным. Моими предками были многие знаменитые готские полководцы. А переселились мои давние родичи, во времена Александра Ярославовича. Пленили моего предка во время войны с немцами и шведами. - Мне было действительно интересно рассказывать свою мини-родословную, я был чрезвычайно горд своим предками и своей интересной историей. - Вот так не много шутя, а потом и всерьез начали называть меня на немецкий манер Кайзером. - Чувствовалось, что и слушателям моя история была по душе. - А на счет того, что другими они приходили, я сейчас расскажу...

   Я смог поведать историю, о которой мог знать лучше, чем другие.

   Один мужчина, пропал в походе на запад многие десятилетия назад, кажется в 2027, то есть двадцать семь лет назад. Его жена состарилась, дети выросли. Жизнь протекала уже вне сознания того, что когда то был этот человек. Память о нем, если и осталась, то только по воспоминаниям, хранящимся в сердце. Но вот однажды в город вошел человек. Он не был ни кому знаком и поэтому за ним пристально следили. По словам очевидцев, его невозможно было не заметить, одет он был в рваные вещи, обувь его было до крайности истоптана. Видимо путь его был не близким. Взгляд его был, как у сумасшедшего. Его взор пленяло все, абсолютно все, что его окружало. Человеком этим был я. Я трогал людей пытаясь увидеть в них хоть одно знакомое лицо. Моя память как-то странно работает, я помню все фрагментами. Я даже не помню, как я добрался до своего города. Я не понимал и не помнил, как и откуда я столько мог идти, что смог в кровь разбить руки и ноги. Все в этом городе мне казалось родным и одновременно каким-то незнакомым. Тогда я еще не знал, что с момента моего ухода прошло двадцать семь лет. Не помню что именно я пытался спрашивать у прохожих, но ответа я так и не дождался. На меня смотрели, как на сумасшедшего, да я и выглядел на тот момент именно так, как может выглядеть сумасшедший. Кто-то смеялся, кто-то сторонился меня, боясь подхватить какую-нибудь заразу. Мне было сложно сосредоточиться на чем-либо, потому что я просто не мог понять, что произошло с обстановкой города, многое изменилось. Сзади послышались чьи-то шаги, кто-то уверенно шел ко мне и явно не для того, чтобы объяснить все происходящее вокруг. Я уже вполне пришел в себя и понимал, что здесь происходит что-то непонятное. Позади себя я услышал голос, который ярко выражал негодование и явную нервозность. Я не оборачиваясь слушал, что мне говорит этот мужской голос. Наконец, когда я выслушал все, я развернулся. Предо мной стоял стражник города, в своей обычной амуниции, но как только он смог разглядеть мое лицо, он мгновенно смутился. Взгляд его опустел, губы задрожали. Молодой человек обратился ко мне:



   - Отец, это ты! Отец, что с тобой? - Помню, как я отшатнулся и начал пристально вглядывался в человека, который называл меня отцом. Меня охватило неведомое буйство. Незнакомый мне человек, называл меня отцом, это же просто смешно. - Отец, это я твой сын, Роман, конечно, ты меня не узнаешь, ведь столько лет прошло, но сам ты нисколько не изменился, я тебя таким и помнил всегда. Я помню, как ты любил держать меня на руках и часто называл меня Ромашкой...

   - Закрой рот. Ты не мой сын! Моему сыну всего пять. А тебе все тридцать. - Не выдержал накопившейся злости я.

   - Пять мне было тогда, когда ты пропал со всем своим отрядом, который возглавлял двадцать семь лет назад. Прошло уже двадцать семь лет. - Слезы выступили на глазах сына, не знавшего как убедить отца.

   - Какие двадцать семь лет назад, - все более недоуменно уже начинал кричать я, - с момента нашего ухода из города прошло не более полугода, а то и меньше. Мне надоело с тобой разговаривать, выполняй свой долг и неси службу, а я буду искать свою семью, и больше ко мне не приближайся, а ни то, я твоим же мечом тебя убью. Я еще не таких как ты рубил в капусту на своем пути. - Злость и неверие отчетливо выделялись сквозь усталые веки.

   Кулаки мои сжались до белизны кожи, я был действительно готов ударить наглеца, который решил со мной так глупо пошутить. Чаша переполняемая злостью во мне начала переливаться через край. Я решил не терять времени с этим глупцом и отправиться прямиком домой. Я развернулся и быстрым шагом пошел вдоль улицы. До дома оставалось пару минут ходьбы. Всего лишь пару минут меня разделяло с моей семьей. Наконец я их обниму, поцелую, прижму к сердцу. Я наконец дома, триумфально кричало во мне сознание победителя.

   - Мама живет все там же на Обуховской. - Слышался где-то далеко уже знакомый голос, как казалось тогда псевдосына.

   Образ грозного воина продолжал отдаляться и через несколько мгновений вовсе исчез за поворотом. Не помню более, чтобы общался с этим стражником.

   Я хорошо помнил, где находился мой дом и без проблем его нашел, но он уже не был похож на тот дом, который я покидал по моим словам относительно недавно. Цвет некогда побеленных стен сильно потускнел, во многих окнах были выбиты окна, да и сам двор изменился. Цепи стоявших рядом с подъездом качелей были оборваны, краски на них вовсе не осталось. Скамьи, на которых старики приятно ютились в свое время, куда-то исчезли. Каменные фасады домов немного обвалились. Огромные деревья возвышались в тех местах, где некогда были всего лишь ростки. Все изменилось. Все кроме воспоминаний. Я помнил, как уходил, прощаясь со своей женой, держа на руках сынишку. Жена Алена, которую я сильно любил, прижималась к моему широкому плечу, со слезами на глазах просила остаться. Свою семью я любил больше жизни. Я говорил себе, что это обычный поход в неизведанные земли и не более, что там нет ничего, и что, все то, что говорят о западе - ложь и, что я смогу вернуться, не смотря ни на что. Что мои верные друзья, которым я мог доверить свою жизнь и жизни своей семьи не подведут. Что все то, что держало пропавших людей на западе, не сможет меня остановить. И вот я вернулся, с прямой спиной, расправив плечи, со щитом, а не на щите, но мир вокруг меня изменился, но не изменился я. Непонятные надписи на стенах, изменившаяся обстановка, неизвестные мне люди, которые утверждают о каком-то сомнительном со мной родстве и дом, дом в котором я жил. Мрачный, казалось пустующий, сочивший из себя депрессивное настроение дом, не принимал меня, я уже был для этого места чужим. Чужим я был и всем тем, кто повстречался на его пути, лиц знакомых не было. По спине поползли мурашки. Волосы на голове моей вставали дыбом от идей и оправданий тому, что здесь произошло. "Возможно, когда мы ушли город захватили" или "Я сошел с ума" и многое другое. Сомнения атрофировали мозг, когда возникла новая мысль, о том, что когда я постучусь в дверь своей квартиры, откроет мне не моя любимая жена Алена, а какая-то другая женщина и будет уверять, что она моя жена. Тошнота подступила к горлу, ноги начали подводить, казалось ноги вовсе обессилили. Мысль о том, что я не смогу никогда увидеть своей семьи, была не выносима. Собрав волю в кулак, каменея от судорог, я толкнул дверь, ведущую в подъезд и начал подниматься по лестнице на второй этаж. Зеленая краска стен, надписи, которые я, будучи мальчишкой, писал с друзьями на стенах, сохранились. Это радовало глаз. Я никогда не задумывался, что несколько пролетов на пару этажей выше будут настолько тяжелыми, болезненными и долгими. Родные стены узнавались лишь по оставшимся на них надписям. Ступеньки закончились, второй этаж, глубокий вдох, от которого на мгновение закружилась голова, неуверенный стук в дверь... Через несколько мгновений послышался из-за двери уже не молодой женский голос:

   - Кто там? - Я боялся отвечать. - Кто там, я спрашиваю? - Громкость голоса повышалась, что свидетельствовало о том, что его обладатель приближается. Пару секунд и было ясно, на меня смотрят в глазок. - Сынок, Ромашка, - смех женщины за дверью перебил, треск отпирающихся замков и скрип открывающейся двери. Женщина, стоявшая передо мной, была явно ниже ростом, на носу ее были не толстые очки, что говорило о том, что она видит совсем не плохо и непонимающий взгляд, который остановился на моем лице. На мгновения я даже потерял дар речи. Это была моя Алена, но ее состарили годы, конечно годы что же еще смогло бы проделать подобное. - Леша, Лешенька!

   Рыдание наполнило стены подъезда, громадные капли катились из глаз, прижимающей из всех сил любимой жены. Объятия становились все крепче, а рыдание все громче. Я недоумевал, неужели то, что говорил тот стражник, правда. Неужели меня не было действительно двадцать семь лет, когда я уходил, ему было сорок, а моей жене тридцать восемь. Я смог узнать в ней, хоть и постаревшую, но свою любимую женщину. В голове моей прокручивались разные сценарии, но все же такого поворота событий я не мог ожидать.

   - Где же ты был все это время, я тебя так ждала. Гад ты, этакий. Я тебя ждала и ждала, а тебя все не было, как не было и вестей о тебе, жив ли ты иль нет тебя на этом свете уже. Ты не представляешь, как мое сердце разрывалось, как я страдала, ночей не спала, все думала, что скоро придешь, а тебя все не было. А Ромашка наш, Ромка, сын наш единственный, все о тебе спрашивал, а я и не знала, что ответить, потому что отвечать было нечего. Где же ты был, где же ты был? - Голос становился все тише, рыдания заменились всхлипыванием носа. Алена подняла глаза, сквозь стекла очков виделись красные заплаканные глаза, губы содрогались, щеки были мокрые. - Заходи, родной мой.



***


   - Далее я помню смутно. Как я и говорил раньше, моя память состоит из каких-то кусочков пазла, которые лишь постепенно и со временем складываются в образ, который впоследствии становится картинкой. Я даже не могу вспомнить, как я попал в этот город. Я не помню, как получил эту рану, которая могла убить меня. Страшно было бы очнуться в каком-нибудь незнакомом месте и не смочь понять кто ты и что ты там делаешь. - Светозар переглянулся с друзьями, затем продолжил слушать. - Но я, как и многие из тех, кто смог остаться в живых после 2009 года, это необычное ощущение смог испытать на себе. Но представьте каково это ощущать снова и снова. Я, то в одном месте, то в другом. Я не могу вспомнить своего возвращения в родной город, как бы, не старался. Я не могу вспомнить, как я пришел сюда и что меня заставило покинуть город, в который так стремился попасть. Я не могу вспомнить где я был двадцать семь лет. Где я был двадцать семь лет, Господи?

Глава вторая


Призрак прислонил свою руку ко мне

и положил свою ее ко мне на плечо и начал меня трясти.

   Вопрос был хорошим, где можно находиться двадцать семь лет? Еще одно поколение выросло. Это не забытые день или даже пару дней, это не многим больше четверти века. Пытаясь вспомнить, где я был, я начал прокручивать у себя в голове сценарий происходивших со мной событий и полностью погрузился в пучину воспоминаний, попутно рассказывая свою историю моим слушателям. Я помнил, как зимний холодный ветер трепал мои волосы, которые в то время, даже еще не тронула седина. Помнил, как отдаляющийся город провожал взглядом очередных храбрецов, уходящих в неизвестность. В места, куда даже боялись отправляться искатели. Помнил, как многие мои друзья и я сам, оборачивались, отдавая прощальные жесты родным. Вскоре город исчез из поля зрения, а впереди была лишь дорога, которая вела на запад. Возможно, это был самый короткий и прямой путь в небытие, но пройти его было необходимо для каждого воина в отряде. Действительно странно идти туда, даже не зная куда, идти затем, сам того каждый не знал зачем. Уверенность шага пропадает с каждым метром новой территории. Не знаешь чего и ждать от необъятной территории, не занимаемой человеком. Интересно, что чувствовали путешественники, которые шли сквозь незнакомые горизонты и не смотря ни на что добивались своих целей. Но конечно бывали и такие, чью жизненную историю никому и никогда не расскажут, потому что никто не помнит проигравших. Никому из отряда не хотелось приписывать себя к бесконечному списку путешественников, чьи дороги привели их к смерти или в лучшем случае к неудаче.

   Шли мы многие дни, а то и недели, ориентируясь по солнцу. Останавливались лишь на ночлег и для того чтобы поохотиться и вдоволь насытиться мясом пятнистого оленя. Кто бы мог подумать, ведь когда-то давно пятнистые олени причислялись к исчезающим видам, и были занесены в Красную книгу, но не сейчас. Сейчас пятнистые олени, как и любая живность, заполонила незанятые человеком просторы. Все возвращается на круги своя. Темные леса недружелюбно и угрожающе смотрелись под грозно нависающим небом, щедро усыпанным облаками. Отряд был не велик, всего лишь восемь человек. Пробираясь через занесенные снегом степи и леса нам повстречались несколько городов, но мы в них заходили лишь для того чтобы узнать, что нас ожидает впереди, но никто ничего внятного не мог ответить. Один лишь старик, начиненный отвратительным запахом перегара, рассказал о том, что пропадают люди. Сославшись на отсутствие трезвости его рассудка, никто не поверил старику. Один человек из отряда, которого звали Никита, сказал: "Ты верно пьян, старик, иди и проспись и не тревожь нас больше". Старик рассмеялся и тихим голосом произнес: "Пьяно ваше сознание, которое не ведает куда идет. Кровавые времена настали, и никто из вас не сможет вернуться". Затем этот пьяница, опустив окаменелый взгляд, ушел прочь. Места эти были дикие, да и люди казались необычными. Одним из таких городов был Мирный. Мирный был одним из последних городов, которые располагались западнее, чем другие.

   Снег, летевший в лицо, не давал возможности ускорить шаг. Весь рельеф окружавший отряд сверялся с имевшейся у нас картой, а то чего на карте не было тот час же наносилось на нее. Так мы шли многие дни, пока не наткнулись на город, которого не было на карте современного мира. Никита заметил его задолго до того, как его было можно ясно различить. Следы животных покрывали подступи к городу. Кровь пролившаяся на снегу давала не хороший знак. Никаких часовых на стенах города, никакого движения, возможно это был город-призрак. Это было весьма странно, ведь из города шел ясный дым и был слышен какой-то непонятный шум, что могло свидетельствовать о том, что люди там все же есть. Или это не люди вовсе. Я точно помню, как эта мысль молнией пронеслась в моей голове.

   Тревога не покидала сознания никого из отряда. Дым, сочившийся из города, наполнял облака почти, что монохромным сиянием. Город был окружен стеной, которая казалась величавой и неприступной. Не выходя из густой травы окружавшей поселение, я и все мои соратники старались наблюдать и заметить что-нибудь, что смогло бы развеять наше отношение к этому городу, которое уже сложилось не лучшим образом. Доверяться всему тому, что есть в мире было бы не правильно, тем более, что путь наш, условно говоря, только начался.

   Ночь накрыла тьмой весь горизонт. Холодный ветер наполнял звуками мертвое пространство. Кончики высокой пожелтевшей травы, торчавшие из сугробов снега, медленно покачивалась из стороны в сторону. Мягкие хлопья снега медленно ложились на выставленную вперед теплую ладонь и мгновенно таяли, превращаясь из различной формы кристаллов льда, в мельчайшую лужицу. Стараясь не замерзнуть в ожидании изменений мизансцены города, воины старались раззадорить друг друга различными историями. Никита даже пару раз заметил метеоры, в простонародье называемые падающими звездами. Пытаясь быть, как можно более незаметными, костер зажигать никто не стал. Тяжелые тулупы из шкур животных хорошо согревали тела. Лошади хорошенько смогли бы нам помочь в этом путешествии, но возможности достать их не было, поэтому и приходилось, с видом грозных колобков пробираться по заснеженным пространствам.

   Истошный крик вспорол тишину. Этот крик разбудил спящих и бесцеремонно отвлек тех кто не спал от различных мыслей. Все молчали и ели дышали в ожидании, что произойдет далее. Пытаясь рассмотреть, что происходит, я заметил, как через несколько мгновений ворота города открылись и сломя голову пробираясь к источнику крика выбежало два человека. Все затихло. Что происходит члены отряда могли только догадываться. Леденящая кожу прохлада прошлась по спине, от чего я не вольно встрепенулся. В голове было много идей, но стоило ждать. Через пару минут было видно, как два человека тащат из леса одноногова мужчину. Темный след тянулся за этими тремя людьми. "Кровь" - промелькнуло у меня в голове. Мужчина этот извивался, то ли от боли, то ли пытаясь вырваться, издалека точно понять это было невозможно. Люди тащившие калеку, пересматривались между собой и не громко что-то обсуждали, слышно было лишь непонятное рыхлое бульканье. Кто-то, уже мало различимый на дальнем расстоянии вновь открыл громоздкие ворота и впустил всех троих. Дверь громко захлопнулась. Увиденная картина, казалась весьма странной, Ко мне подполз человек, чье имя было Максим. Он напомнил о недавнем предупреждении старика и поведал мне о своих опасениях относительно города:

   - Не зря этого города нет на карте, просто некому о нем рассказать! Хотя нас немало, можно помочь бедняге. - Максим было уже рванулся вставать, но я схватил его за руку и постарался усмирить.

   - Судя по тому, что город населен и населен он явно не гостелюбивыми горожанами их там точно больше чем нас. Попытаемся спасти одного, можем потерять нескольких, а то и все там сгинем... Уходим, - мое сбивчивое дыхание не могло успокоиться, я чувствовал тревогу за весь наш отряд, - пока темно у нас есть возможность уйти незамеченными. Передай всем, уходим сейчас же!

   Уже через три минуты весь наш отряд двинулся в обход, веющего мраком и таинственностью города. Нужно было уйти как можно дальше от злополучного места. Те, кто последними шел по вытоптанной лесной тропе, ведущей подальше от странного города, часто оглядывались, пытаясь увидеть немое преследование, но ничего подобного они узреть не сумели. Снег хрустел под ногами. Пьянящая свежесть зимнего леса диссонировала с быстро бьющимся сердцем и кровавым привкусом во рту, от прикушенных губ. Строгая вереница из восьми человек стремительно удалялась от города. Подогреваемые предположениями, что же было далее, и что же вообще происходит в странном городе, солдаты уверено двигались вперед по нелюдимому лесу. Дыхание начало выравниваться, стук сердца становился мягче, а потом и вовсе успокоился и сердце билось уже, как казалось, вполне нормальным ритмом. Кто бы мог подумать, что далеко на западе есть населенные города и населяли их явно не доброжелательные люди.

   Марш-бросок пора было прекращать и мы решили, что уже достаточно отдалились от города и можно перевести дух. Глоток согретой телом воды из фляги смог каждому щедро промочить горло и вернуть сознание в реальность. Преследования не было, что не могло не порадовать. Легкое пьянящее чувство свежести воздуха вновь ударило по голове. Холодный воздух сухо врезался в горло, от чего возникало чувство колкости. Головокружительная красота предстала пред взором. Зимний лес разительно отличается от летнего пейзажа и в нем есть своя изюминка.

   Один из солдат по имени Николай, решил справить малую нужду и отойти недалеко. Не прошел он и пары шагов, как послышался хруст, напоминающий треск ломающейся ветки, солдат с изумляющей и одновременно отвратительной гримасой боли, упал на снег. Непонимающие, что происходит члены отряда начали шутливо отзываться о том, какой он неловкий. Смешно было не долго, заметив, что солдат не громко, но отчетливо кряхтит, кинулись на помощь. Извиваясь от боли Николай лежал на снегу и тихо постанывал. Он ничего не чувствовал, благодаря болевому шоку. Он еще не понимал, что лишился ноги. Огромный, спрятанный в снегу, ржавый капкан, стиснув свои клыки, держал откушенную ногу. Из отряда послышался чей-то голос:



   - Нужно скорее перетянуть рану! Он может умереть от потери крови. Скорее же.

   Снег вокруг ноги стал багровым, струйки крови пульсивно выходили из обрубка. Смотреть на это было не приятно, но и медлить было нельзя. Отрезав кинжалом небольшой кусок тонкой веревки, солдаты тщательно перетянули рану и бросили в очередной раз свой взор на оставшуюся в пасти капкана, по колено отрубленную ногу. Неровный срез тканей ноги неприятно наводил муть в глазах. К горлу подкатил горький комок. Не каждый день видишь отрубленные ноги своих друзей.

   - Долго он не протянет, а до ближайшей деревни неизвестно сколько идти. Что делать будем? - Задал мне вопрос Никита. Мне и самому хотелось знать, что какое решение будет на тот момент верным.

   - Тот мужик, которого они тащили, он был так же без ноги. - Присоединился к разговору Максим. - Скорее всего, они помогали тому бедолаге, а не наоборот. Может вернуться в тот город, возможно они помогут ему.

   От моего решения многое зависело и я не мог сделать не правильный выбор. Я тяжело вздохнул.

   - Видимо весь лес вокруг этого города напичкан этими капканами и не весть чем еще. Но если мне помнится, старик говорил, что люди пропадают. Возможно вернуться они не могут, потому что ног нет, а везти их обратно в их города никому не хочется. Если поразмыслить, то все сходится. - Снова тяжелый вздох. - У него не будет шансов, если мы его потащим с собой вперед, ведь мы даже не знаем куда идем. Хорошо, нужно возвращаться в тот город, но мы все туда не пойдем, нужно следовать дальше нашему пути, да и смысла нет находиться всем нам там. - Развернувшись грудью ко всем, я спросил.- Кто желает помочь? Мне нужно два человека.

   - Я пойду, он мой брат. Санька, поможешь? - Обращался молодой человек к другу.

   - Да, я согласен, но что нужно делать? - Действовать нужно было быстро.

   - Отправляйтесь в город, который мы встретили, ничего не бойтесь. То, что люди пропадают это как мы видим правда, но причиной тому эти капканы, а те люди видимо хотели помочь и поэтому тащили его в город. Вернуться им не представляется возможности. Поэтому и ходят байки о том, что тут что-то не чисто.- Отряд внимательно выслушав согласно закивал головами. - Все остальные же, следуют прежнему маршруту. И я еще кое-что добавлю. Когда мы шли по лесу мы легко могли попасться в капканы и по великому стечению обстоятельств этого не произошло ранее. Я хотел бы вас предостеречь, люди живущие в том городе видимо расставляют ловушки и капканы по всему лесу. Ради бога, будьте бдительны.

   Николай был без сознания, но пульс прощупывался слабо. Наскоро соорудив носилки и поместив на них пострадавшего солдата, его брат и друг начали возвращаться в ближайший город. И вот нас уже осталось пятеро, хотя мы не прошли даже и половины пути. И без того небольшой отряд потерял трех его членов. Я невольно задумывался, как далеко мы сможем пройти на этом пути и скольких еще не станет к финалу.


***


   Близился рассвет. Нежное щебетание птиц приятно ласкало слух. Лес покрывало множество сломанных, или просто вырванных с корнем деревьев, это были последствия минувшего пару месяцев назад урагана, странно, но ранее даже слышать не приходилось об урагане зимой. Он прошелся как раз перед отбытием нашего отряда. Ураган был настолько силен, что казалось он мог вырвать и дом с его ветхим, но все же крепким фундаментом. Стихия миновала, остались лишь последствия. Последствия были не малыми, как и в этом лесу, от чего приходилось лазить поверх сваленных деревьев. Под деревьями было много погибших животных, но есть их даже не приходило на ум. В одном из капканов мы обнаружили не так давно погибшего в нем крупного оленя. Отрубленное копыто лежало внутри капкана, а олень, пытаясь все же скрыться с этого места, лежал в нескольких метрах от него. Глаза его были открыты, мертв он был возможно день, а может быть даже и меньше. Мы все же рискнули съесть его. Не воспользоваться божественным вмешательством и не вкусить хоть и мертвого, но все же съедобного оленя было бы не правильно. Оглядевшись по сторонам, Никита и Денис направились за дровами, а Максим и Олег ушли за расходным материалом, называемым хворостом. Я же без труда подвесил оленя на ближайшем дереве и начал разделывать все еще теплую тушу. В лесу слышался шум рубки деревьев. Треск и удары топора приятно наполняли лес людским духом. Вскоре все собрались и развели костер. Вильмулимуль нам готовить не хотелось, да и времени столько не было, поэтому мы лишь прокоптили на костре мясо. Мясо оленя было жестким и поэтому жевать его было не слишком удобно, но сытый желудок говорил о том, что оно того стоило. Разогрев талую воду в небольших железных стаканах, мы попили и решили не много отдохнуть.

   Мы вновь двинулись вперед. Все вокруг виделось одинаковым. Казавшаяся в начале красота зимнего леса, уже порядком надоела и уже хотелось чего-то красочного. Запах копчения, разнесенный ветром по округе еще долгое время сопровождал нас. Совсем скоро снова начало темнеть. Я принял решение о том, чтобы пройти еще немного. Мы продолжали идти. Уже давно стемнело и продвигаться в полной темноте не было смысла. Члены отряда начали рыть снежную нору. Нора нам послужила ночлегом, который укрыл нас от ветра и холода. Для того чтобы какой-либо хищник не решил попробовать теперь и наши спящие тела на вкус, Денис привел капкан, найденный около оленя, в работоспособное состояние. Спалось уютно и тепло под шкурой оленя, можно было не бояться заблудших волков или разбуженных медведей. Проснулись мы примерно одновременно, умылись колючим снегом и продолжили свой путь. Безнадежное плутание по лесу уже начало нервировать нас. Ничего нового в течение еще одного дня мы так и не повстречали.

   На закате следующего дня нам встретилась небольшая обезлюженная деревня, которая как нельзя кстати приходилась для ночлега. Снежные норы - это конечно хорошо, но спать без одежды около горячей печи было куда более приятно. Символическая луна зияла над поселением. Ветер пролетал плавным шлейфом духов пустых, заснеженных улиц, поднимая колючий снег. Сгорбившиеся деревья напоминали древних мудрых старцев. Незаметные темные тучи передвигались по грозному небу. Всем своим видом они показывали свое недовольство и величие над человеком. Серые дома, ютившиеся по сторонам улиц почти незаметно поблескивали снежными шапками крыш. По пояс пробираясь сквозь сугробы нетронутых снежных равнин поселения, наш отряд оглядывался в поисках подходящего дома. Обратив внимание на неразбитые окна одной из изб, мы двинулись к ней.

   Препятствовала незваным гостям, сломанная калитка, которую уже почти скрыли падающие мохнатые хлопья снега. Территория капканов уже закончилась и уже не стоило смотреть и нащупывать обломком деревянного сука впереди лежащую дорогу. Заснеженную дверь пришлось сломать, так как возиться с ней никому не хотелось, да и желание отдохнуть после сложного конкура брало верх. Изба была не редкость большой, но давно пустовала. В ней было много пыли и остатков экскрементов крыс, деливших здесь с хозяевами жилье. Развести огонь было первой необходимостью, поэтому пару людей пришлось отправить за охапкой хвороста. Дрова находились в доме. Угли чернели в печи. На стенах висели портреты бывших хозяев. На полу лежал красный ковер с разноцветными завихрениями. Мебель была покрыта толстым слоем пыли. В доме было две комнаты и я решил наведаться и в другую комнату тоже. Распахнув дверь я увидел старомодный, советских времен диван, сервант так же сборки СССР, пару кресел и железный ящик, напоминавший, сейф для хранения оружия. Тонкая железная пластина отделяла меня от огнестрельного оружия. "Как бы было хорошо найти там винтовку или ружье" - Промелькнуло в голове фантомное желание. Я откинул тулуп и достал свой охотничий нож и засунул его в имевшийся в сейфе зазор между дверцей. С силой начал выгибать стальную дверцу. Дверца неохотно подалась, зазор начал увеличиваться и в появившейся бреши я увидел винтовку, а возможно даже и две. Выверенным движением отогнул дверцу и путь к оружию был открыт. Запустив руку внутрь сейфа, я достал оттуда два карабина и патроны. В оружии я не много разбирался, но было темно, "необходимо дождаться нормального освещения", прозвенело в голове.

   Вернувшиеся с большим количеством щепы, корья и хвороста друзья, разожгли огонь. Приятная теплая дрожь пронеслась по телу, щеки налились румянцем, а уши разбухли и начали гореть. Вся обстановка избы говорила о том, что ее покидали наспех. Многие вещи были разбросаны по полу. Тарелки с некогда наполненной едой стояли на столе. Хозяева, вероятно надеясь на скорое возвращение и все же заперли входную дверь. Я внес в уже наполненную светом комнату, две винтовки и начал разглядывать их. Когда внимательно разглядел, я пришел к удивительному открытию. Обе винтовки были "трехлинейками".

   - Вот это да. - Мои глаза блестели от радости. Счастью не было границ. - Это же надо а? Легендарная "трехлинейка". - Улыбка не сходила с лица. На меня странновато посмотрели. Название винтовки явно ни о чем никому не говорило. Да и откуда особо знать, если я сам случайно о ней узнал.

   - Какая к черту "трехлинейка"? Я не понимаю о чем ты, объясни, уважь товарищей. - Недоуменно и непонимающе заявил Никита.

   - Это знаменитая винтовка Сергея Ивановича Мосина. Винтовка Мосина была придумана в конце девятнадцатого века и применялась еще во время Второй мировой. Знаменитый снайпер Василий Зайцев из нее в Сталинграде сотнями немцев убивал. - Я не много замялся, а потом продолжил. - Мои предки родом из Германии, но это не те предки, которые во время первой или второй мировой выступали в роли агрессоров.

   - Да ладно? - Глаза Дениса округлились.

   - Да, но обосновались они еще тут при Александре Невском, пленили после Ледового побоища. - Опустив неловкий взгляд произнес я.

   - Все теперь мы будем тебя называть Кайзер, как немца и как нашего лидера. - Продолжал Денис.

   - Это хорошо все. - Неуверенно перебил Олег. - Но стрелять то кто-нибудь умеет?

   - Я и Максим отлично в свое время стреляли, так что проблем не будет. - Сказал я и подмигнул Максиму.

   - Ладно хорош рассуждать. Есть хочется и я сейчас не откажусь от нашего Бэмби. - Театрально исходя слюнями проговорил Никита. Все дружно засмеялись.

   Окаменевшие от мороза куски недоеденного оленя, пришлись по вкусу после того, как ее смогли обжарить. Сытое бульканье желудка напоминало мурлыкание домашней кошки. Теплый воздух наполнявший комнату согревал и окутывал своим трепетным дыханием. Морфей все крепче зажимал в своих объятиях, пока последний из гостей не отдался этой приятной части жизни каждого человека. Когда уже все спали, через окно в избу проник яркий свет, который смог наполнить все углы комнаты. Свет простоял несколько секунд, а затем потух.

   Мне привиделся сон. Сначала все вокруг было черно-белым, от этого казалось, будто я участвую в фильме жанра нуар. Легкие покалывания чувствовались на моей спине. Я шел по длинному коридору, наполненным различным хламом, иногда даже запинался об него. В попытке попутно открывать двери, я пару раз все-таки сильно запнулся и не смог удержать равновесие и падал. Боль была реальной. Я чувствовал абсолютно все. Затем картинка резко поменялась и я оказался в необычайно красивом месте. Поле окружавшее меня было покрыто золотистой пшеницей и где то вдалеке виднелся огромных размеров дуб. Стелмужский дуб думалось его брат родной. Этот дуб, как стела торчал на равнине, а вокруг лишь пшеница и слепящее солнце. Мне захотелось посмотреть на этот дуб поближе и я побежал к нему, но что-то неведомое, чрезвычайно сильно подхватило меня и через пару секунд я уже стоял возле дерева. Под деревом высоко подпрыгивая от радости, находился Олег. Я его легко узнал, хоть он и стоял спиной ко мне. Олег не поворачиваясь громко кричал:

   - Мы его нашли! Мы его нашли! - Он даже не оглядывался на меня. Олег то ли не видел, то ли просто не обращал внимания. Он был слишком занят.

   - Олег, так мы искали этот дуб? - Задал заметно глупый вопрос. Я просто не понимал, что происходит и что мне нужно делать. - Что происходит?

   Олег начал разворачиваться и тихо посвистывать. Мелодия была приятной и умиротворяющей, но для меня не знакома. Тогда я не обратил на эту мелодию никакого внимания. Олег прекратил свист и спокойно обратился:

   - Мы нашли твою душу. - Далее последовал резкий поворот, и вместо лика его не было ровным счетом ничего, только сияющая пустота.

   Я от неожиданности упал на спину, с головы моей скатилась шапка, я замер в ожидании того, что произойдет дальше. Сердце мое сжалось. Дышать было трудно, что-то щемило в груди. Я не понимал, что это сон. Обезличенное приведение медленно наклонилось. Фантом очень близко прислонил свою сияющую голову к моей голове. Призрак протянул свою руку ко мне и положил ее ко мне на плечо и начал меня трясти.

   Короткий сон прекратился так же быстро, как и начался. Холодный пот сочился из моего тела. Тяжелый грохот сердца, не давал успокоиться. Рука Никиты на плече испугала еще больше.

   - Спокойней, кошмар видать был не из легких. - Дружеский смех наполнил комнату. За окном было все еще темно. - Выходим, Олег пропал! - Как гром, это известие било по ушам. Но это уже был не сон, но как хотелось, чтобы это был именно он.

   Четыре человека, оставшиеся в отряде вышли в поисках пропавшего Олега. Следы, казавшиеся относительно свежими вели к лесу. Холодный ветер хлестал бородатые лица солдат. Тяжелая одежда сковывала движения и мешала ускорить шаг. Мы громко звали Олега, но ответа не последовало. Громоздкие кроны деревьев громко скрипели и качались под натиском тяжелого ветра. Мы шли уже пару десятков минут, как внезапно впереди привиделся серый тулуп Олега и вся одежда в которой он был. Я и все мои люди по возможности ускорили шаг и все так же безуспешно звали Олега, но тот не отзывался, возможно замерз и уже просто был не в состоянии, что-либо ответить. Еще больше обеспокоившись о том, что случилось, мы начали оглядываться по сторонам. След вел дальше, но следовать ему как-то отказывался разум.

   - Вон, он! - Крикнул, справа стоявший Денис. - Вон он там прижался к дереву. - Денис указывал пальцем куда-то вперед и не сразу можно было увидеть слабо различимый образ друга.

   Олег свернулся калачиком, пытаясь видимо согреться. Он был полностью обнажен. Сковавшая тело Олега, судорога не отпускала ни на мгновение. Из глаз моих посыпались искры. Я не понимал, что происходит.

   - Олег, - накидывая тулуп поверх заиневевшей кожи, начал Никита, - что с тобой? Какого черта ты вытворяешь?

   - Я увидел его и шел за ним! - Устремив свой взгляд куда-то вдаль, ответил Олег. Его голос был неуверенным и слабым. И отчаяние чувствовалось в его голосе и искорка какого-то сумасшествия. - Я видел его и это был не сон. Я шел за собой. Это был такой же Олег. Он был очень горячий. Он не знает, он не знает!

   - У него видимо так называемый синдром какого-то там двойника, я не помню как точно называется. Я раньше книжки по психиатрии читал, вот я там что-то подобное видел, поэтому кое-что помню. - Неуверенно, но все же громко проговорил Максим.

   Руки Олега снова свела немая судорога, что делало их похожими на ветви деревьев. Дыхание с каждым вздохом все таяло и глаза начали закрываться. Безуспешно пытаясь вырвать бездыханное тело Олега из объятий Харона, возможно, который уже перевозил его душу через реку Стикс, Максим отчаянно упал навзничь. Мрак наполнил каждого из присутствовавших в этом месте. Руки опустились, а сердце начало биться так быстро, что казалось, что могло вырваться в любой момент.

   Ни одного слова не проронил я и все мои товарищи, пока закапывали Олега в толще снежной глыбы. Ни одного слова не проронил я и все мои товарищи, пока они возвращались обратно. Состояние смятения беспокоило разум каждого из нас, а боль утери друга неприятно жгла горло. Никто даже не мог представить, что могло случиться такого, чтобы таким непонятным образом покончить жизнь самоубийством. Издалека мы заметили, что дверь избы открыта и ускорили шаг. Мы вбежали внутрь, ожидая увидеть кого угодно. Здесь было очень холодно. В избе сидел Олег, уплетая вчерашнюю оленину. Не говоря ни слов, он поднял руку в знаке приветствия и продолжил поглощать столь сытный завтрак. Ни я, ни мои друзья не понимали, что происходит. Мы стояли молча. Каждый из нас прокручивал в голове все то, что видел несколько минут назад. Было ли это массовой галлюцинацией, стоило только узнать. Олег закончил прием пищи и радостно возвестил:

   - Ох, как приятно вкушать мясо молодого оленя. Я и вам по тарелкам рассортировал. - В улыбке расплылось лицо Олега, но заметив, что с друзьями его что-то происходит, он приумолк на несколько мгновений, а потом продолжил - Что произошло то? Я выходил на улице по малой нужде, прихожу, а вас нет. Возвращаетесь, а на вас лица нет. Объясните, что происходит? Я открыл, решив проветрить помещение, если вы против этого, я конечно закрою. - Глаза его действительно излучали изумление и детскую наивность.

   Я не мог сказать и слова.

   - Да, все в порядке... - Неуверенность горела ярким пламенем в словах Дениса, - Просто показалось медведь пожаловал и мы его решили... Того. - Придумывал на ходу Денис.

   - Да? - Недоверчиво кинул Олег. - Неужели проснулся, шатун проклятый. Когда они просыпаются это очень опасно. Хм, ну ладно, пора наверно собираться, Леш? Раз уж все встали и уже видимо выспались. И не забудьте перекусить на дорожку. - Олег заулыбался и кивнул в сторону тарелок, наполненных мясом.

   - Да, верно, путь предстоит не малый, идем дальше. Я пока с Никитой пойду, поохочусь, глядишь поймаю чего, а вы в это время готовьтесь продолжить поход, соберите вещи и все, что сможете найти нужное в этом доме. Я не думаю, что кто-нибудь из хозяев жив и вскоре вернется. - Волоча за рукав Никиту сказал я.

   - Пойдем, посмотрим, что тут за чертовщина творится, нужно проверить недавнее захоронение. Надеюсь там нет ничего и было это всего лишь массовой галлюцинацией. - Оборачиваясь, что заметить не видит ли нас Олег, говорил на ухо Никита. - А вдруг там мы тело найдем, что делать то будем? - Пугливое состояние пробрало нас обоих.

   Я задумался, а могло ли это быть вообще правдой. О подобных случаях даже не приходилось слышать. Ответил я не сразу.

   - Не знаю. - Два коротких слова.

   Я вместе с Никитой направился в обратный путь к захоронению. По проделанным ранее следам можно было легко найти, где мы шли. Параноидальные мысли витали в голове, казалось, что все это происходит не наяву. Такого просто не могло быть. Заметив, что мы уже близко к назначенному месту, ускорили шаг. Рыхлый снег легко поддался. Разрытая могила представила взору окоченевшее тело Олега. Он был мертв на все двести процентов и вставать он точно не собирался. Молча переглядываясь, Никита и я думали о происходящем. Самое худшее предположение сбылось и теперь оставалось решать. Что здесь происходит.

   - Думаю нужно все это обсудить. - Прохрипел сухой голос Никиты. Ирония, которая всегда присутствовала в его голосе куда-то пропала. - Нужно того гада, который у нас там сидит заколоть и волкам на съедение отдать. Что это за демон такой?

   - Убивать мы никого не будем. Пока не будем. - Выделил я. - Мы точно не знаем, кто из них настоящий Олег. Попробуем иногда расспрашивать его о чем-нибудь, что мог знать только настоящий Олег, и всем передай, чтобы его проверяли. - Я махнул рукой в направлении деревни и мы начали недолгое возвращение.

   Никита первым зашел в дом, а за ним я. Все мирно сидели и занимались сборами в дорогу. Денис зашивал порванный недавно тулуп. Максим прочищал дуло винтовки и иногда приставлял к глазу прицел, словно метясь в пустоту. Олег же спокойно сидел у окна, рассматривая падающий снег и вглядываясь куда-то вдаль. По обстановке было ясно, что ничего особенного не происходило за время нашего отсутствия. Мы спокойно дожидались Дениса, который уже закончил чинить свой тулуп. Через несколько десятков минут, мы все же покинули деревню и направились все также на запад. Все так же не ведая, что нас ждет. Нас лишь подогревала надежда, что мы единственные, кто вернется домой, и что мы те, кто сможет найти ответ, который многие годы не дает покоя разуму человека.

   Было уже совсем светло. Настойчивое стремление узнать, что нас ждет впереди подогревало интерес. Но все чаще в голове звенел вопрос, а до каких пор нам все же придется идти. Казалось вся идея нахождения чего-то необъяснимого является социальной фикцией современности. На много километров вокруг стелилось поле покрытое снегом. Видимо когда-то давно здесь сажали пшеницу или ячмень, а возможно и что-то другое. Поле разделяла широкая дорога, по ней и продолжили свое путешествие отряд, состоявший уже из четырех людей и одного непонятного существа похожего на Олега. Дорога была широкой, но все же солдаты шли вряд, чтобы ускорить продвижение сквозь сугробы. Многие дни нам не встречалось ничего живого, лишь пустые деревни и все тот же снег. Смятение поселилось в наших головах. Мы задавались вопросами, на которые мало кто мог ответить. Но мне оставалось лишь обещать, что если нам в ближайшие пару дней ничего не встретиться, то придется вернуться. Сырые ноги болели и не давали покоя. Мы было почти отчаялись, но впереди показались высотные дома и никто не знал радоваться или биться в отчаянии, потому как возвращение домой пришлось отменить.

Глава третья


Я смог заметить кровавую полосу,

обозначившую бьорнам наше местоположение

   Это был действительно заброшенный город. Улицы наполняли дикие животные, которые себя считали хозяевами местности. Приходилось остерегаться хищников, которые могли находиться где-то поблизости. Постоянные шорохи и шумы беспокоили сознание. Интересно и одновременно странно смотрится город, без людей. Не по себе видеть спокойно бродивших вдоль улиц крупных оленей.

   -Нужно найти что-нибудь поесть, а то уже живот урчит. Оленина уже надоела, слишком жесткая она, пора бы что-нибудь другое начать кушать. - Сказал Олег. За все время пути от покинутой деревни до этого города, он не казался странным и был адекватным. Изредка как будто случайно Никита спрашивал Олега о каких-нибудь деталях из детства, но Олег вспоминал спокойно и даже нередко с ностальгийным задором. Убивать его рука не поднималась. Со временем мы даже привыкли к нему и уже не часто вспоминали о том, кто это на самом деле.

   - Будем, есть то, что чем бог жалует. - С презрением отозвался на призыв Денис. - Стараясь угнаться за чем-то более аппетитным, мы потеряем силы и время. Мясо убитых нами оленей, послужило хорошей пищей для нас и во многом благодаря нему, ты сейчас в силах стоять на ногах. Что вообще значит. Что тебе надоело мясо оленя, не хочешь мясо - ешь снег. Нашелся тут гурман. Что мы тут на курорте что ли? Питаемся чем можем и не нужно выпендриваться. - Денис почти, что брызгал слюной, что-то его сильно беспокоило и он решил сорваться на подвернувшегося под горячую руку Олега.

   - Да, что я такого сказал то? Неужели мне нельзя высказать свое мнение. - Олег стоял и недоуменно смотрел на обидчика.

   - Успокойтесь, оба. - Раздраженный начавшейся перепалкой, сказал Максим. - Я предлагаю сперва найти укрытие для ночлега, а потом всем вместе отправиться за едой и медикаментами. Я слышал, как многие из нас по ночам кашляют. Мы все серьезно простужены и если не найти лекарств мы уже не вернемся домой. Поэтому не нужно тратить оставшиеся силы на ссоры, которые несут разлад в нашем отряде. - Максим уже тоже начал повышать голос.

   Я чрезмерно устал от дороги. Глаза закрывались, и сил уже почти не оставалось, а тут еще и друзья мои не могли что-то поделить.

   - Успокойтесь, все успокойтесь. - Срывая голос от кашля начал я. - Макс прав, сейчас время залатать раны. Выдалась прекрасная возможность для этого. Я вижу впереди невысокий кирпичный дом, который прекрасно послужит для нас ночлегом. Если кто-то что-то имеет против, то предлагаю высказаться сейчас, а если все всех устраивает, то молча идем вперед. - Я не много подождал. Не дождавшись никаких предложений, мы продолжили углубление в город.

   Двухэтажный дом, который находился через пару перекрестков мог послужить отличным местом для ночлега. Здание казалось крепким и довольно уютным. Дверь сломать было не сложно, один точный удар ногой в замок и препятствие было пройдено. На этот раз интерьер заметно отличался от предыдущего дома и выдавал высокий доход хозяина. Широкая панель ЖК телевизора встречала серой пылью незваных гостей. Зеркала, украшавшие стены квартиры, были приятным сюрпризом, никто бы сейчас не отказался посмотреть на свое отражение в зеркале. Наши бородатые лица интересно смотрелись в зеркалах. В отражениях уже было трудно узнать себя с обильной щетиной на лице. Макс, решив не много подшутить, вырвал волос из подбородка и произнес что-то похожее на заклинание Хоттабыча. Все одобрительно улыбнулись и продолжили рассматривать свои лица, а затем и помещение. Изъетые обои стен говорили о давнем присутствии мышей или крыс. Несколько комнат неожиданно удивили простором и уютом, который окружал бывших хозяев. Каждый раз, как мы находились в чужих домах, мне приходил в голову один единственный вопрос: "Где хозяева?" Мне была интересна их судьба. Если бы они были живы, то была бы интересно где они сейчас и чем занимаются. Мне повезло родиться и жить в городе, в котором впоследствии погибло не настолько много человек, что его необходимо было бы покидать. Любопытный Денис решил осмотреть коллекцию компакт-дисков, аккуратно сложенных возле музыкального центра. Протерев пыль с поверхности боксов, он заметил многие знакомые названия своих некогда любимых групп. Тихим хрипящим смехом, Денис обозначил свое поднимающееся настроение. Что, как не гостеприимное жилище сможет согреть душу и улучшить настроение.

   Ответственно прохлопав подушки и покрывала постелей, Никита и Максим начали ломать мебель, чтобы получить из них дрова для костра, в то время как Денис и Олег искали спички. К их разочарованию спички давно размокли и не представляли из себя ничего ценного. Я же в свою очередь вглядывался в окно, рассматривая пустынные улицы города. Почти все окна нижних этажей были разбиты по непонятной причине. Пару раз мне на глаза попались лисы искавшие что-нибудь съедобное, но они быстро ускользали из моего взора. Неумолкаемое чувство голода уже не давало возможности думать более ни о чем другом. Наточив лезвия мечей и топоров, начистив ружья, было принято решение приступить к охоте. Наш немногочисленный отряд вышел на улицу. Слабый ветер гулял по узким переулкам города. Неуютными казались серые стены домов и на ветру хлопавшие створки окон.

   - Уже совсем скоро должно стемнеть, нужно успеть управиться до заката, если не хотим быть съеденными кем-то более голодным, хотя не думаю, что что-либо в этом городе сейчас может быть голоднее, чем мы. - Усмехнувшись, но все же наставленчески, обратился я к друзьям. - Я и Никита пойдем направо от перекрестка, Денис, Олег и Максим идете налево. Каждый из отрядов ищет все то, что может нам помочь в дальнейшем пути, будь то лекарства, какие-нибудь карты или пища. Ружье есть у меня и у Макса. Все, не теряем время, выдвигаемся. Встречаемся у нас дома. - Пошутил я.


Я и Никита

   Никита пару раз обернулся, прежде чем образы уходящих друзей исчезли. Следы животных вели вглубь города. Обглоданные хищными животными туши часто лежали посреди петляющих улиц. Создавалось ощущение бойни или места трапезы какого-то неизвестного хищника, как будто мы набрели на пещеру пещерного медведя. Странно смотрелись потрескавшиеся стены домов. Некоторые фасады домов были уже разрушены. Небо багровело режущим цветом облаков. В переливах оставшихся в окнах стекол, город казался окропленным кровью. Нагнетающая обстановка пустоты разорвалась громким воем стаи волков, часто переходящем в скуление. Вой был настолько громким, что думалось волки совсем рядом. Мы с Никитой ускорили шаг, кидая быстрый взгляд на стены домов в поисках нужных нам магазинов. Вой утих, но его сменило назойливое чувство пристального взгляда, ощущавшегося на себе. Взгляды по сторонам не давали результатов, никого не было видно, чувство тревоги переполняло. Нет ничего хуже, чем яркое ощущение опасности и неимение возможности узнать где ее источник. Со спины послышалось не громкое рычание, поворачиваться было страшновато, но и на месте оставаться было нельзя. По спине прошлись мурашки. Шедший позади Никита, медленно и осторожно начал разворачиваться. Хотелось бы верить в то, что позади всего лишь один волк и не более. Через плечо Никита заметил огромных размеров волка, возможно вожака, который скалился, оголяя клыкастую пасть. Страх быть съеденными волками примерили мы на своей шкуре. В груди что-то защемило и дышать стало тяжело. С трудом сглотнув скопившуюся слюну, мы заметили еще около десяти волков, которые уже начли обходить нас с флангов. Спина стала тот час же сырой. Я постарался как можно медленнее поднять винтовку. Аккуратно приложил приклад к плечу, дабы не концентрировать внимание хищников на себе. Вожак начал приближаться к нам, Никита достал из-за пояса меч, который держал в правой руке, а в левой руке его был щит, видом своим напоминавший круг. Волк остановился за пару шагов до Никиты и начал пригибать задние лапы, готовясь к прыжку. Никита отставил правую ногу назад, чтобы крепче стоять и не упасть приняв выпад хищника. Волк внезапно прыгнул. Занесенный для удара меч, уже стремительно несся для парирования атаки. Кровь хлестнула на сухой снег улицы. Мертвое тело волка безмолвно упало на истоптанную дорогу. Два выстрела опередили поднимающийся взгляд мечника, два волка уже в метре от Никиты лежали мертвыми. Оставшаяся стая от звуков выстрела разбежалась по сторонам. Расслабляющая дрожь прошлась по телу каждого из очевидцев случившегося. Необходимо было отдышаться. Никита с силой зажмурил глаза и вскинул голову к небу. Звук тяжелого дыхания въедался в уши.

   - Вот и ужин. - Радостные улыбки наполнили лица. - С божьей помощью мы нашли эти винтовки. - Тяжело дыша, вымолвил Никита.

   - Не без нее. Как говаривали раньше: случайности не случайны. И я с этим согласен. - Кивнул я.

   - А ты вообще веришь в бога? - Никита серьезно взглянул на меня и ожидал немедленного ответа.

   - Этот вопрос слишком серьезен, чтобы его сейчас обсуждать. Давай, когда вернемся обратно и устроимся на ночлег, мы это с тобой и со всеми другими, совместно обсудим. Ты не против? - Я старался не обсуждать такие темы, но если уж приходилось об этом говорить, то я предпочитал это делать в уютной обстановке.

   - Все верно, было бы странно обсуждать это среди трех трупов, на улице, в неизвестном городе. - Согласно замотал головой Никита.

   - Тащить сейчас с собой эти туши нет смысла, еще неизвестно сколько времени мы будем искать аптеку. Поэтому давай подвяжем их к фонарному столбу и подтянем, как можно выше, чтобы падальщики не испробовали наших друзей-волков. - Я всегда любил пошутить. Никита снова согласно покачал головой и начал доставать веревку из рюкзака за спиной.

   Связать туши было не сложно, сложностью оказалось подвесить их на фонаре. Каждый волк весил не меньше пятидесяти килограммов, а то и больше, пришлось приложить совместные усилия. Мертвый груз, висевший на фонаре, покачивался на ветру. Скрип веревки неприятными звуками втискивался в голову. Снег начал сочно краснеть под нависшими телами. Мы двинулись дальше.

   По сторонам улиц было много зданий и магазинов, которые уже не представляли для нас ценности, потому как были уже разграблены или же просто предлагали то, что нам не было нужно. Мы даже и не могли испытывать иллюзии относительно того, что мы в этом мертвом городе первые. Поначалу было грех не заглянуть, хоть и в разоренные, но все же, возможно, хранящие какие-нибудь полезные мелочи магазины. Все было напрасно. Помещения были разгромлены, ни одного целого стула нам не пришлось увидеть. Если кто-то здесь и был, то он явно был не доброжелательно настроен и в голове его было лишь стремление разрушать, а не созидать. Темнота уже начала отвоевывать территории города, у сдававшего позиции света. Глаза постепенно привыкали к темноте. Впереди показалось затертое здание, в нем располагалась аптека. Странно, но дверь была цела и даже не тронута, стало ясно, что злоумышленники сюда не дошли. На грязной, стеклянной двери красовалась вывеска "Закрыто". Слева от входа был обозначен режим работы. Никита с явным презрением глянул на режим работы и все так же театрально, как он и любил, прошептал:

   -Время уже явно не рабочее. - Я не оценив шутку, кивнул.

   Мне пришлось разбить прикладом дверное стекло. Через пару секунд я все же обрел настроение для того, чтобы отшутиться и произнес:

   - Не правда, для постоянных клиентов мы работаем всегда, а так же мы предоставляем скидки владельцам дисконтных карт. - Раскатистый смех прошелся эхом по узким улицам.

   Скрип открывающейся двери обозначил приход гостей. Две длинные тени легли на пол.

   - Ищи антибиотики и все, что может понадобиться. Думаю ничего сверхъестественного с ними не могло произойти за все эти годы. - Мотнул головой в сторону витрин я. Никита приложил выпрямленную пятерню к виску, словно оказывая честь. - Действительно, что может произойти с таблетками. Думаю ничего, просто у каждого лекарства или же любого предмета есть свой срок годности.

   Прилавки пестрили красочными упаковками препаратов. Названия многих из них было сложно произнести, но чтобы не пропустить ничего полезного приходилось доставать аннотации и щуря глаза высматривать его применение. Витамины брали десятками упаковок. Антибиотики только одинакового образца, чтобы организм не привыкал. Аспирин, жаропонижающее и многое другое. В рюкзаке осталось место, но наполнять его уже было незачем. Мне пришла мысль, что неплохо было бы уже сейчас принять несколько таблеток. Я достал из рюкзака за спиной флягу с талой водой и принял сразу пару капсул витаминов. Вкус крови ярко контрастировал во рту, потрескавшиеся губы неприятно начали кровоточить. Этот момент напомнил о том, что нужно засунуть несколько гигиенических помад в карманы тулупа. Теперь нам оставалось только найти хозяйственный магазин и отовариться там необходимыми инструментами, а так же не плохо было бы разыскать продовольственный магазин, где можно позаимствовать специи, соль и сахар. Эти вещи хранятся в сухом виде и поэтому с ними не должно ничего случиться.

   Выступив снова на суровые улицы города, мы побрели дальше. Ночная жизнь принесла своих обитателей, в виде волков, сов и лисиц и еще многих других, которые были скрыты глазу. Ноги уже начали уставать и гудели. Пройдя еще пару кварталов заметили большие буквы над строением "Продукты".

   - Ну наконец-то, а то я было уже отчаялся. - С ярким чувством облегчения произнес Никита.

   - Все, сейчас найдем специи и обратно, а то что-то уже совсем желудок меня забеспокоил своим непрерывным рокотом. - В моем животе уже, казалось, бушевал ураган, в виде голода.

   Стеклянные двери все так же беспомощно пытались остановить взломщиков, приклад в руке действовал быстро и решительно. По правую руку были пятилитровые бутылки с водой, которые не обошлись вниманием и пару из которых были изъяты с прилавков. Массы в пакетах некогда называвшиеся печеньем, с опаской даже не трогали. Тоже касалось и колбас и сыров, которых можно было различить лишь по едва различимым надписям. Никита взял пару бутылок водки для дезинфекции ран в дороге, я же прихватил пакет соли, сахар и несколько пакетиков специй.

   - Все возвращаемся.

   Обратный путь казался короче и через некоторое время мы уже были у обозначенного кровью фонаря. Несколько лисиц безуспешно пытались достать до мясистых тел на веревке, а другие же слизывали кровь со снега. Не много пошумев я и Никита без труда разогнали бесстыжих животных. Тонкий след оставался на снеге от тащившихся по улицам города, трупам волков. Когда мы вернулись в дом, то было ясно, что друзья наши еще не вернулись. Сложив обломки деревянной мебели в кострище, мы разожгли костер посреди зала. Преследуя стремление, как можно быстрее набить живот чем-то съедобный, мы повесили тушу одного из волков за люстру на потолке и я, по обычаю начал разделывать наш ужин. За дверью стали слышны шаги. "Наконец-то вернулись" - подумал я. Через небольшой промежуток времени послышалось слабый скрип двери, а на пороге были не наши друзья, а четверо людей, ликом своим напоминавших головорезов. В темноте был виден слабый отблеск гнилых зубов, открывшихся в улыбке. На тело была накинута шкура медведя, открытая пасть медведя венчала голову каждого из пришедших. Четверо незнакомцев в руках держали топоры. Ждать от них доброжелательных приветствий не стоило. Вид их был странным, они были похожи на троглодитов.

   В некоторых деревнях рассказывали об этих людях. Их называли бьорны. Бьорны - это люди или полулюди, которые следили за целыми территориями городов, то есть за тем, что некогда называлось городами. Бьорны были исключительно опасны, многие годы без настоящего и нормального общества убили в них все человеческое. Они считались отважными и кровожадными охотниками и охотились только лишь на медведей, от того и получили свое название. Для них медведь символизировал воинскую доблесть. Убивая их, как они считали, они становились сильнее, забирая себе медвежью силу. Одним из любимейших развлечений бьорнов, было скальпирование. Множество историй можно было услышать о том, как люди лишались скальпа. Бьорнов боялись за их неистовое влечение к бою и увечьям. Скальпы снимались с любого человека, будь то ребенок, женщина или мужчина. В одном пограничном с пустошью городов, Никита краем глаза заметил одного ребенка без скальпа, он напомнил ему историю о Роберте МакГи. Еще несколько лет назад, бьорны часто нападали на мирные города, но потом ушли далеко на запад и уже не тревожили людей. Но былые их "подвиги" не забыты и страх их появления все еще кое-кого приводит в ужас. Стариков же они скармливали пойманным медведям, которых они держали вместо домашних животных. Странно, но ходили слухи и о том, что нападая на города они могли использовать медведей, но мне в это верилось трудно. Подобно скифской традиции бьорны увешивали поводья своих лошадей скальпами и делали из них сшитые между собой накидки. Поэтому большое, а иногда и даже огромное количество скальпов частенько свидетельствовало о могуществе война. Впоследствии все другие племена, названные варгами и гальтами, переняли подобную практику.

   Таких гостей принимать никто не хотел, да и были ли они гостями. В голове моей на веки отпечатался снимок из памяти, в котором воины стояли неподвижно, заслонив своими могучими спинами слабый свет луны.


Денис, Олег и Максим

   Неожиданным открытием было то, что на снегу ясно виднелись отпечатки копыт нескольких лошадей. Это послужило поводом для размышлений о том, откуда они взялись и нет ли в этом городе людей? Мысль о людях давало двоякое представление о том кем они могут являться. Простыми благоразумными и безобидными жителями, что казалось совсем невероятным, или же местными разбойниками, чего хотелось меньше всего. Мысль о том, что в городе находиться больше не безопасно секущимися струйками ударила по глазам. Неприятное ощущение горечи в горле, дополнило неуютную обстановку города-призрака. Они не были трусами, но можно ли оставаться равнодушным, когда в голове витают мысли об опасности. Подтверждения опасений не было, но и наивно верить в то, что в городе есть кто-то, кто решил отделиться от общества и делить свое жительство с дикими животными, было невероятно. Взгляд каждого из группы стал напряженнее и более осмотрительным. Каждая мелочь теперь была достойна внимания. Мысли о том, чтобы искать аптеку уже не было. Неожиданный приступ тяжелого кашля схватил за горло Максима, мокрота шедшая из горла, неприятно забивала рот. Дышать стало тяжело. Денис похлопал ладонью спину. Макс сплюнул вирусный концентрат, широко вздохнул, на миг закрыл глаза и жестом показал, что пора двигаться дальше. Денис болезненно посмотрел на зараженного друга и с понимающим взглядом кивнул, он осознавал, что медлить нельзя. Нужно или идти вперед, или возвращаться обратно. О том, чтобы возвращаться обратно, даже речи не шло, необходимо было выяснить, кому принадлежат следы.

   Послышались чьи-то голоса, которые отчетливо слышали кашель и заметили присутствие посторонних людей. Приближающийся цокот копыт лошадей ознаменовал о необходимости спрятаться. Подъезд, который был рядом казался неплохим экстренным укрытием, но был ли он так надежен для того, чтобы прятаться в нем. Справа от дороги была заметна непонятно чем образованная, заснеженная груда. Лучше, чем это место и быть не могло. Спрятавшись, три друга начали наблюдать за улицей. В паре метров от подъезда остановилась группа из десяти всадников. На всех на них были медвежьи шкуры, это с уверенностью сказало друзьям, что им пришлось встретиться ни с кем иным, как с бьорнами. В слабом свечении луны было заметно, что поводья были украшены какими-то кисточками, но это не имело значения. Впереди всех на лошади вороной масти стоял горбоносый главарь. Он пристально вглядывался в безлюдный простор улиц. Неожиданно послышались где-то вдалеке два выстрела, а затем тишина. Странное чувство тревоги охватило Дениса, он решил, что на Алексея и Никиту уже напали и им пришлось отстреливаться. Главарь загадочно посмотрел в сторону подъезда и жестом указал, чтобы его проверили. Спешить отдавать указ о том, чтобы проверить откуда доносятся выстрелы, он не спешил. Заведомо победное настроение гневило и все более утверждало о том, что с Алексеем и Никитой что-то произошло. Двое всадников слезли с лошадей и уверенным шагом направились к подъезду. Резко распахнув дверь, они видимо ожидали чье-либо присутствие, но обнаружить никого не получилось. Двое бьорнов сбегали до верхнего этажа небольшого здания и вскоре вернулись ни с чем.

   - Я точно слышал чей-то кашель... Возможно они уже ушли вперед, когда услышали наше приближение. Четверо за мной, к увальню. Все остальные идут за гостями. - Твердым и решительным голосом возвестил командир всадников. Взгляд его был суров, хладнокровно всматриваясь вверх, он добавил. - Принесите мне их головы. Все, что вы пожелаете сделать с ними ваше решение, но только, чтобы максимум через час предо мной лежали их головы. Кто-то решил посоревноваться со мной и пошуметь в моем городе. Он получит то, чего заслуживает.

   Пять всадников, включая командира двинулись в обратном направлении, а остальные пять человек рысью, не спеша, уверенные в своей победе поскакали на место выстрелов, навстречу незваным гостям.

   Денис нащупал рукой что-то непонятное, напоминавшее какую-то палку, в толще снега и попытался вытащить ее. Палка была гладкой и твердой. Денис с заинтересованным взглядом посмотрел на друзей и рывком потянул ее на поверхность. Послышался приглушенный звук рвущейся мокрой ткани. Рука уже была на поверхности, когда стало понятно, что предмет, который Денис принимал ранее за палку, оказался костью. Рука дрогнула и кость упала на снег. Было крайне не приятно прикасаться к чьим-либо останкам. К мертвым нужно относиться ни чем не хуже чем к живым. Олег взглянул на Дениса и Максима. Пару секунд молчания обозначили следующие действия. Разрывать не прессованный снег было не трудно. Пальцы понемногу начали коченеть от колкого и очень холодного снега. Через пару минут на глазах предстала братская могила, в которой лежало не мало людей.

   - Это что же? Они столько людей здесь загубили? - Лицо Дениса преобразилось в гримасе отчаяния.

   - Не думаю. - Ответил Максим. - Посмотри на остатки одежды, большая часть сгнила, но если присмотреться, то можно заметить надписи на одежде. Они погибли многие годы назад, бьюсь об заклад в 2009 году. Видимо когда уже не было возможности хоронить тела погибших людей их складывали в такие вот кучи, которые впоследствии и погубили оставшихся в живых. Болезни я думаю быстро распространились, а крысы были не плохими переносчиками.

   - Ладно, ладно. Радует то, что эти бедолаги пали от неизведанного, а не от этих безумцев. Что делать то будем? Я было сначала подумал о том, что Леха и Никита встретили подобных этим тварям. - Просипел Олег.

   - Да, я согласен, но видимо выстрелы и присутствие этих мишек Гамми, никак не связаны... - Примолк, а потом добавил, - Надеюсь. Поможем Лехе и Никите, а этих потом достанем. - Махнув рукой на уезжающего командира изрек Максим. - Нужно спешить, пока не стало поздно.


***


   Воины стояли неподвижно, заслонив своими могучими спинами слабый свет луны. Винтовка была в паре метров от меня, достать ее было не сложно. Немые взоры ощутили мы на себе. Нас разделял не слишком длинный, но очень узкий коридор, в котором можно уместиться только вдвоем. Это давало дополнительные шансы на победу. Уверенность в своей позиции, придавала нам больше силы и отваги. Бешеные глаза бьорнов насыщались представлениями о том, как они легко управятся с нами, с двумя беспомощными существами, ведь именно существами, а не людьми мы для них были. В их глазах не было сожаления о том, что они собираются сейчас сделать, скорее предвкушение. Звериное рычание начало нестись из их ртов, словно подогревая самих себя. Рычание с каждым мгновением становилось громче и интенсивнее. Воины рывком сорвались с места, чтобы прикончить нас. Крик несущийся из ртов бандитов, оглушительной сиреной влился в головы. Оскаленные зубы, раздутые ноздри и щедрая волна морщин на лбу символизировали готовность уничтожать. Я прыгнул к двери, пытаясь достать винтовку. Падение оказалось не приятным, но заметить это в тот момент было очень сложно. В это время Никита уже успел оголить лезвие своего меча и резким движением увернулся, прокрутившись вокруг своей оси, от первого нападавшего берсерка. Ослепленный яростью бьорн не сразу понял, что не смог поразить цель, как с разворота Никита разрубил спину непоколебимого воина.

   Я, схватился за дуло винтовки и что есть мочи ударил прикладом по челюсти кричавшего безумца. Кровь щедро окропила стену комнаты. Воин отшатнулся, голова его откинулась назад и на несколько секунд он потерял пространственное восприятие. Изо рта его тонкой струйкой сочилась кровь. Медлить было нельзя, нужно было прикончить его пока бьорн был в "астрале". Мгновенно вытащив из-за пояса кинжал, я полоснул лезвием по горлу. Астральный воин, хоть и был уже серьезно ранен и из шеи его хлестала кровь, пришел в себя. Он одной рукой поднял меня за шею и прижал к стенке. Другой рукой он уже замахивался для удара топором. Кровь струилась на мой тулуп, в то время как я беспомощно пытался вырваться. В глазах моих пульсивно тьма менялась со светом. Пытаясь выбраться, я выронил из рук тяжелую винтовку. Быстро теряющий кровь бьорн уже был не в силах держать хватку и начал расслаблять руку. Придя в себя, я вспомнил, что в руках моих кинжал. Я с силой всадил его несколько раз в глаза и лицо берсерка. Тот мгновенно убрал руку. Обездвиженный и мертвый он с грохотом повалился на пол. Двое других его подельников, не теряя не секунды уже на изготовке поднесли к потолку свои топоры. Я уже влился в ритм боя, отпрыгнув назад вытащил из ножен меч. Стоявшие перед Никитой и мной бьорны, готовились к атаке. Ко мне пришла идея, я взглянул на друга и кротко кивнул ему. Мы оба они начали замахиваться в ударе. Бьорны это не могли не заметить. Новая волна крика начала оглушительное шествие по ушам. Почти одновременно мы отпустили мечи метнув их в берсерков. Слегка передергивающий хруст ломающихся грудных клеток, обозначил победу. Мягко вошло лезвие в незащищенные доспехами груди врагов. Бьорны упали и больше от них не было слышно ни звука. Кровавая пена блеснувшая во рту убитых, ознаменовала окончание боя.

   Тяжелое дыхание наполняло наши груди, груди победителей. Сбивающийся ритм сердца долго не мог успокоиться. Битва прошла и счет был 4:0 в нашу пользу. Мне стало очень жарко и я расстегнул пуговицы тулупа, отдавая дань живительной прохладе. Никита повторил это, но с опаской подняв глаза, он обратился ко мне:

   - Макс, Денис и Олег еще не вернулись, нужно осмотреться вокруг пока не поздно.

   - Да, ты прав, времени терять нельзя.

   Ни о каком ужине уже и речи не шло, все мысли были направлены на то, чтобы узнать, что с друзьями. Перешагивая через могучие тела погибших воинов, мы вышли из дома. Я обернулся и пред глазами моими предстал аллегорический натюрморт с мертвой тушей волка, в дополнении к которому, были мертвые тела бьорнов. Пол комнат поблескивал от разлитой по нему крови, а стены были прокрыты краснеющими пятнами. Было уже совсем темно, но снег лежавший на земле создавал природное подсвечивание. К нашему удивлению в метрах десяти стояло несколько лошадей и среди них, восседая на лошади, был еще один бьорн. Он должен был следить за территорией и выступал в роли часового. Мое расслабленное тело непринужденно содрогнулось от неожиданного продолжения. Я уже был настолько расслаблен, что тело едва двигалось. Всадник, заметив движение, начал из-за пояса доставать оружие. Не успел он слезть с коня, как его повалил на снег удар, вонзающегося в спину топора. Не громкий стон издал, воин и попытался достать ногу, зацепившуюся в стременах. Позади, в нескольких метрах стоял Денис и все остальные. Денис, метнувший свой любимый топор, подбежал к раненному воину и ритуально отрубил ему голову. Битва был выиграна, но не война.

   Задыхаясь от погони Денис сбивчиво промолвил:

   - Там есть еще пятеро. С вами все в порядке? - Денис посмотрел на окровавленную часть моего тулупа.

   - Это не моя кровь не беспокойся, мы оба в порядке. Оставлять их сообщников в живых нельзя, они могут нас преследовать, а мне не хотелось бы каждый раз оглядываться, чтобы узнать не нагоняет ли нас кто-нибудь из этих уродов, или не спать ночью, вслушиваясь в каждый шорох. - В голове моей созрела идея, как незаметно пробраться внутрь их берлоги. Я тяжело вздохнул и продолжил. - Поэтому, сейчас мы возьмем их лошадей и их шкуры и пойдем к ним в логово. В темноте они сразу не смогут нас отличить, поэтому на нашей стороне внезапность.

   С уверенностью можно было сказать, что мы больше не вернемся в этот дом, поэтому мы собрали все, как можно скорее и вышли на улицу, где нас ждал Денис, стороживший подступы к убежищу. Лошади были, как нельзя кстати. Я привязал за моим седлом, тело одного из оставшихся не потрошеным, волка. Я предложил Максиму сделать тоже самое, на что он согласно кивнул и занялся делом. Во время вспомнив, что нужно наполнить патронами винтовку, я начал ее перезаряжать. Голодные животы бурлили от недоедания. Группа одетая в медвежьи шкуры, так и не насытив животы двинулась в недолгий поход. Наши темные силуэты медленно скользили по малоосвещенным улицам. Я и Максим шли позади всех приготовив винтовки. Я смог заметить кровавую полосу, обозначившую бьорнам наше местоположение. Мысль промелькнула в моей голове, что больше следов не оставлять, ведь сегодняшняя оплошность могла нам стоить жизни.

   Скоро впереди показалось здание, на крыше которого, на фоне луны громогласно гласили большие буквы: Пивоварня "Увалень". Оставалось надеяться, что внутри бандитов было не слишком много. Двое часовых встречали вернувшихся "медведей". Один из сторожил поднял руку, приветствуя нас. Настигнув его, Никита вонзил в его голову меч, в то время как Денис раскроил череп второго часового своим топором. Никита и Денис спустились с лошадей и оттащили в тень два бездыханных тела. Взгромоздившись снова на лошадей мы продолжили смертоносный путь к пивоварне. Справа от здания виднелась конюшня. Ее выдавал негромкий топот копыт лошадей и отчетливый запах овса и сена. Рядом с конюшней стоял человек, который видимо обслуживал конюшню. Он не был похож на бьорнов, на нем не было ни шкуры медведя, ни оружия, только тулуп и грабли в руках для уборки сена. Он боялся бандитов, потому как, когда наш отряд в медвежьих шкурах начал приближаться, он страхе прижался к стенке. Возможно он был пленным, но в тот момент не было времени заниматься им, нужно было перебить всех оставшихся в логове нелюдей.

   До входа оставалось несколько метров. Мы решили оставить лошадей при входе. Входная дверь была чрезвычайно ржавой. Создавалось ощущение, что она рухнет во время открывания, но этого не случилось. Дверь мягко и без звука поддалась. Мутный свет нескольких ламп, которые скорее всего работали от генератора, играл нам на руку. В здании было заметно тепло. Пред нами предстал узкий коридор по бокам которого ютились различные небольшие комнаты, а впереди был большой зал для общественного пития. Теплый воздух согревал лица. Стены были украшены разнообразными рисунками и фотографиями, некоторые из них показывали веселые компании дружно выпивавшие за столом, другие же фотографии проводившихся здесь ранее подобий фестивалей пива и различных конкурсов. Было приятно посмотреть на фотографии и с ностальгией задуматься о том, как было относительно спокойно тогда жить. Характерный запах хмельного напитка говорил о том, что в этом месте все еще варят пиво.

   Впереди из тени вышли две фигуры. Заметно шаткой походкой они направились прямиком к нам. Бьорны вновь решили поприветствовать нас, после чего мгновенно погибли нелестной смертью. Рубить головы врагов уже начинало быть традицией. Это был наш особый почерк. Хоть я и не был стопроцентно согласен с этим столь кровопролитным ритуалом, но оправдывая свои действия тем, что бьорны снимали скальпы, то мы отсекали головы. Неприятно зрелище снятых скальпов не могло давать возможности оставаться спокойным и адекватным с ними. Последняя дверь громко отворяясь хлопнула. Слабый лунный свет струившийся в окна, предоставил нам возможность всмотреться в большой зал. На высоком потолке когда-то было много рисунков от которых сейчас осталось непонятные остатки. По краям зала стояли столы. Еще примерно с десяток головорезов ютились возле камина. Денис первым скинул с себя медвежью шкуру, обозначив свою готовность к сражению, остальные поддержали этот жест. Бьорны внимательно присмотрелись к нам, и поняв, что это не люди из их отряда, осторожно разбрелись вдоль стенки, готовясь отразить атаку, пришедших незваных гостей. И снова рычание подобно волчьему испепелилось из уст бьорнов, глаза их прищурились. Протяжный крик снова наполнил уши. Головорезы начали движение и кто-то из них не метив кинул топор. Топор с треском вонзился в дверной косяк рядом с Никитой, на что он тяжело сглотнул и достал свой меч. Максим и я вскинули винтовки, приставив деревянный приклад к плечу, начали расстреливать безумных берсерков. По двенадцать патронов в обойме каждой винтовки давали фору нам, как стрелкам и нашим защитникам.

   Первые удары отдачи приклада по плечу пришлись не сладко. Плечо мгновенно онемело. Первый сделанный выстрел попал точно в лоб, впереди бегущего берсерка, чьи слюни разлетались далеко от него, бьорн откидывает голову назад и замертво падает. Движение дула вправо, еще один удар в плечо и трехлинейка прошивает насквозь грудь еще одного головореза, тот так же тяжело падает на пол и уже не двигается. Выстрелы оглушили меня, звон в ушах заменил крики противников. Сквозь звенящие звуки в ушах, я слышал выстрелы слева от себя, где стреляет Максим. Еще пару выстрелов и еще в минус ушло несколько врагов. Минимальное расстояние между врагами и нами становится критическим. Возможность стрелять с каждым мгновением уменьшается. Я и Максим решаем отступить на пару шагов назад. Впереди встали Олег, Денис и Никита. Трое на трое - равный бой. С этого момента никакого огнестрельного оружия, только сталь и умение ей управлять. Только желание жить и умение за нее бороться. Сталь оружий переливами отражала мерцание огня в камине. Первыми выступили безумные топорщики-берсерки. Смрадный запах их ртов вперемешку с хмельным ароматом пива, наполнившим эту большую комнату действовали угнетающе.

   Никита рассек ото лба до подбородка лицо нападавшего, но бьорн не обращая внимания на сочащуюся рану сумел вскользь задеть руку мечника. Рана хоть и была глубокой, но Никита сумев перехватить меч в другую руку отрубил противнику руку, державшую топор, по локоть. Однорукий бьорн чувствуя свою беспомощность, решил сбежать и направившись к другому концу зала, где была еще одна дверь. Максим прикинув винтовку к плечу, прошил пулей затылок бьорна. Никита держась за раненную руки упал на колени, ему была нужна срочно помощь. Доставая из рюкзака веревку, я отрезал от нее небольшой кусок и перетянул ей выше раны. "Похоже что путь наш не много придется приостановить", подумал я.

   Денис воспользовавшись моментом, пока пьяный берсерк для удара высоко занес над головой топор, развернулся и движением бейсболиста снес ему пол черепа. Обезглавленный человек стоял еще пару секунд, но подкосившись ноги потянули все тело к полу.

   Олег стоял в центре зала, напротив него стоял бьорн. Денис и Никита узнали в нем того самого горбоносого командира на вороном коне. Бьорн бросил топор на пол и кинулся на Олега. Олег не справился с кинувшимся на него дикарем и упал на спину. Помогать Олегу уже было бесполезно, так как свирепый человек-медведь поднял бессознательное тело с пола и скрываясь за его спиной, начал отходить назад. Олег очнулся, попытался вырваться, но это было бесполезно. Яростью наполнились лицо пленника, он просто кипел. Олег начал вскрикивать и уже через пару секунд ничего не было слышно из-за неистового крика. Из глаз его начал изливаться яркий свет, а изо рта пламя. Тело Олега затряслось в судороге и державший его словно в тесках бьорн вспыхнул густым огненным пламенем. Олег снова потерял сознание. Никто не мог и двинуться, никогда в жизни ничего подобного не случалось увидеть. Дикарь кричал, но уже не от ярости, а от боли. Он кинулся в открытую дверь и исчез в ней. Первым пришел в себя Денис. Он дал каждому из нас по жгучей пощечине, которая смогла привести нас в себя. К Олегу, Денис боясь воспламенения, не решался близко подходить. Все стояли в ожидании когда сам виновник поджога придет в сознание. Прошло около минуты, но Олег даже не двигался.

   - Может он умер? - Спросил обращаясь к друзьям Максим.

   - Иди, проверь. - Иронично отозвался Никита.

   - Я схожу, а вы стойте здесь. Хотя нужно подготовить что-нибудь чтобы меня потушить. Ой, ладно черт с ним, думаю если уж загорюсь, так мне будет уже не помочь. - Направился в сторону Олега Максим.

   Максим подошел к Олегу присел рядом с ним и осторожно начал разглядывать его. Ресницы, часть бороды и густая прядь вьющихся волос были щедро сожжены пламенем, вырвавшимся изо рта. Дым все еще немного струился из ноздрей. Приложенные к шее два пальца, ощутили легкую пульсацию. С размаха Максим залепил пощечину другу и начал его трясти за отвороты тулупа. Щеки мгновенно покраснели. Снова пощечина и снова начал трясти. Олег пришел в себя.

   - Э, хватит меня трясти, что с тобой, Макс? - Ели различимо, открывая глаза, бормотал Олег.

   - Вставай. Нормально себя чувствуешь? - Кажется безразличным взглядом поинтересовался Максим.

   - Да, все хорошо, но мне вот что-то очень жарко и во рту странное чувство дыма. Мы что горим? В помещении пожар? - Голос Олега казался пьяным. Он пару раз решил откашляться, но не смотря на все усилия было видно, что он все еще ощущает дым у себя во рту.

   - Он не в состоянии идти. Нужно помочь ему удобно прилечь. У нас два пострадавших, не думал я, что придется здесь задержаться. Нужно найти что-нибудь, чем можно зашить рану Никиты. Денис обыщи здание и найди что-нибудь, что может нам пригодиться. Бояться не стоит, думаю в здании больше никого нет, так как если бы кто и был, то на крик бы он уж точно пришел. Макс, остаешься присматривать за Олегом и Никитой Я пойду, узнаю, что это за мужик там ну улице ходит, по-моему он не один из них, а это значит, что мы ему поможем бежать, а он нам поможет сориентироваться на местности. И вот еще что, увидите съедобное ешьте, набивайте животы и тащите все сюда. Минувшие сутки выдались не сладкими и поспать нам не удалось. Скажу больше, что пока и не удастся, еще неизвестно сколько таких же за городом бродит и сколько их может вернуться. - Речь произнесенная мной, была четкой, ясной и без единого лишнего слова.

   Денис скрылся в темноте комнат. Я же вышел на улицу и увидел, что оставленные возле входа лошади не сдвинулись и с места. В конюшне была слышна работа по уборке сена.

   - Ты кто такой? - Не медля не секунды задал вопрос я, обращаясь к конюху, который стоял ко мне спиной. Мужчина нисколько не отреагировал и продолжал работать. Такая наглость меня насторожила. Я подошел вплотную и похлопал его за плечо. Мужчина той же секундой упал на грязный пол и трясясь от страха, отвернул голову, прикрывая ее руками. Я повторил свой вопрос, но казалось, что он меня не слышит. Я схватил его за руку и поднял. - Ау, ты меня слышишь?

   Конюх явно был запуган и боясь поднять взгляд ответил:

   - Я плохо слышу, вы меня часто были. Я плохо слышу. Говорите громче. - Все так же не поднимая взгляда говорил бедолага. - Я Сергей, ваш конюх, господа. - В руках он начал мять рубаху, что могло свидетельствовать о том, что он нервничает.

   - Мы не разбойники, мы перебили тех, кто тебя насильственно удерживал здесь. Теперь ты в силах решать идти с нами или уйти в одиночное плавание. Мы от тебя просим лишь одно, у нас есть раненные, нам нужны сведения о том, что и где здесь находится. Нитки, иглы? - Я почти что кричал. - И еще, есть ли тут поблизости жилые города, где можно спокойно и не боясь смерти поднабрать сил.

   Конюх неуверенно поднял пугливый взгляд. Он пару секунд стоял не произнеся и звука, а потом ответил:

   - Спасибо огромное, - начал он припадая к ногам спасителя, - спасибо. Я было уже отчаялся когда-нибудь вырваться из лап этих бандитов. - Я помог встать бедолаге. - Если позволите я пойду с вами. В нескольких днях пути есть город, он огромный, в нем можно найти все что пожелаете. - Радость и чувство свободы переполняло экс-пленника. - У меня есть игла и нитки, чтобы зашивать свою одежду. Подойдет?

   - Да, я думаю, подойдет. Дай мне их. - Я вдруг вспомнил кое-что еще и спросил. - Тут еще в городе, какие-нибудь подобные дикари есть? Стоит ли ждать гостей? - Меня этот вопрос очень сильно волновал, поэтому я как можно скорее хотел услышать ответ на этот вопрос.

   - Есть, но не тут. Они прибудут через двенадцать дней. Они меняются, для того, чтобы охранять этот город. - С каждым мгновением голос Сергея становился ровнее и уже не дрожал от страха.

   - А зачем им этот город, что в нем такого, что их тут держит? - Разговор приобретал очень интересную форму.

   - Я не знаю, кроме своей комнаты и конюшни, я ничего не вижу. Я нахожусь здесь уже около года и ни разу не смог увидеть что-то другое. Я пытался бежать, но как я и говорил город очень далеко и меня догнали, вот тогда-то меня и поколотили так, что я стал плохо слышать. После этого я даже не задумывался о новом побеге... Хотя, я не раз слышал, что они часто наведываются в городской военный госпиталь. Я не знаю, что именно там находится или происходит. Вам стоит туда наведаться.

   - Хорошо мы найдем этот госпиталь, но знай, что теперь ты свободен. Можешь идти внутрь и принеси все то, что может нам пригодиться. - Похлопал по плечу Сергея и повернул в сторону входа пивоварни.

   Я вернулся в зал, где ничего не изменилось, кроме того, что Максим начал растаскивать мертвые тела. Никита же с Олегом сидели у камина и грелись. Вскоре пришел Денис и Сергей.


  Глава четвертая

Даже и сейчас никто не помнил,

что вообще произошло, от чего погибла

большая часть населения планеты

и не погибло ни одно другое животное кроме человека

   В этот момент я сильно зажмурился, чувствуя, как морщится мой лоб, попытался вспомнить, что было дальше, но мои попытки не привели абсолютно ни к чему. Седые пряди волос упали на глаза, но проигнорировав это, я думал о том, как могло произойти, что я снова забылся. Невероятно, но в этот момент меня обуяло сковывающее чувство страха, потери памяти оставшейся. Странно, но я чувствовал пораженческое настроение у себя в груди, что может быть хуже того, чтобы не помнить своего прошлого, то есть помнить, но отрывками. Я совсем забыл, что нахожусь в комнате не один и поднял глаза. Меня окружали все те же люди, все те же слушатели, что и раньше, все это была реальность и я сперва немного неодобрительно, а потом вовсе разочаровавшись откинулся назад. С каждым разом, когда я задумывался о том, что все то, что произошло это сон, я обнаруживал, что все происходит наяву. Мой взгляд упал на молодого командира, Светозара, который оставался спокоен и ожидал того, что же я дальше скажу. Растягивать паузу мне не хотелось и я произнес:

   - Дальше я пока не могу вспомнить. Все как в тумане, я даже не помню, как я подходил к этому городу. В себя я окончательно пришел после того, как вы меня остановили. - Я тяжело сглотнул. Наверно, в этот момент я был похож на сумасшедшего, который рассказывает какие-то небылицы, а когда уже не знал, что придумать дальше решил сделать паузу, сославшись на потерю памяти. Я еще раз внимательно взглянул на своих слушателей, но в глазах их не было ни капли сомнения, они верили мне. В горле начало колоть. - Прошу воды, очень хочется пить.

   - Глеб, будь добр, уважь гостя, принеси воды. - Дружеским голосом попросил Светозар. Глеб, не медля не секунды проследовал в другую комнату. Спустя пару мгновений он вернулся уже с наполненным стаканом воды. Вид живительно жидкости ассоциировался у меня со всеми механизмами, которые проходили в организме каждого человека. Жидкость - это жизнь. Я вцепился руками в стакан и жадно начал проглатывать освежающую воду. Я чувствовал, как прохладная жидкость продвигалась по моей груди, пока не достигла желудка.

   - Спасибо, теперь мне действительно лучше. - Да, говорить стало на много легче, да и думать тоже. Лежать мне надоело и я попытался сесть, но без боли в правом боку это было сделать невозможно. От боли я сжал кулак, откинул простыню и заметил стежки в сантиметрах в десяти ниже груди. Удивление ясно обозначилось на моем лице. Я не смог вспомнить, что ранен и даже не мог понять где и даже когда получил ранение. Пульсирующий прилив крови в голове. - Что за черт?

   - Когда мы тебя увидели у тебя была колотая рана и вся спина была в относительно свежих ожогах. По чистой случайности у тебя не было заражения крови, но ты потерял достаточно крови, но оставался еще живым. Рану я зашил и иногда прикладываю кое какую смесь из листьев земляники и подорожника, на счет раны беспокоиться не стоит, так же как и об ожогах на твоей спине, масло из семян облепихи творит чудеса. Так что о своем здоровье тебе можно сейчас не беспокоиться, оно в умелых руках. - Глеб почти бил себя кулаком в грудь, его переполняла гордость учености, которой он набрался из медицинских книг. Но если вспомнить, что это был уже 2054 год, то представлять себе истории о чудом выживших медиках-специалистах, а тем более профессионалах задумываться не приходилось. - Теперь осталось только подождать некоторое время, чтобы ваш организм восстановился и вы были как новенький. Думаю все не так плохо, так что не беспокойтесь.

   - Перейдем к главному. Мне интересна цель твоего визита в наш город. С чем пожаловал? Судя по твоему рассказу ты довольно долго отсутствовал в своем городе и было бы странно, что ты его снова решил оставить и двинуться на запад. Не желаешь рассказать? - С явным недоверием Светозар говорил эти слова. Оценивающий взгляд ощупывал ответную мою реакцию на этот вопрос.

   Реакция была, если можно так выразиться нулевая. В голове моей, словно программой была записана навязчивая цель и я должен был ее достигнуть. Я не повел и бровью. Ожидая подобного вопроса, я задумался, но отвечать не спешил. Я подбирал правильные слова, которые могли бы отчетливо и убедительно звучать среди этих стен. Пару раз я не решительно пытался начать, но передумывал. Наконец обозначив все стороны проблемы в своей голове, я начал:

   - В голове моей крутятся воспоминания о моих друзьях, которых даже не помню сейчас как потерял. Не помню сейчас я и того, почему покинул свой город. Да, ты прав, эта история кажется странной. Мне сейчас и самому сложно ответить на некоторые твои вопросы. Но я точно знаю, что мне нужно возвращаться туда, где мой поход и поход моих друзей закончился. Странно, я даже не знаю примерно где это случилось и не знаю также и того, положительным ли было окончание этого путешествия. Но сомнений нет, сейчас со мной нет моих друзей, нет и моих родных, но я иду туда. Во мне поселилось головокружительное влечение вернуться туда. Я знаю, возвращение будет не легким и потенциально путь очень опасен. Даже ту малую часть моих нынешних воспоминаний наполняют тревоги о том какие нелегкие преграды нам пришлось преодолеть. Столетиями назад люди шли в неизведанные края, чтобы изучить флору и фауну, чтобы охватить свой взор, как можно дальше, чтобы основать новые колонии. Лишь поэтому многие некогда жившие по соседству народы сейчас рассредоточены по всему миру. Желание и стремление познать неизведанное, вот критерии победы, которые никогда не предавали своих владельцев. Не думаю, что Центру нужна западная приграничная с неизведанной землей. Когда то давно, почти тридцать лет назад Центр начал интересоваться западом, ведь если верить всему, что говорили выжившие люди, крах человечества начался именно оттуда. Мирный, одно из самых западных поселений, вы живете на границе неизведанного и я уверен, равно как и раньше никто не мог вернуться и рассказать о том, что видел. Настало время не только заботиться о сохранении родных стен и ортодоксально верить в то, что Центр так ничтожен, что не подгребет вас своими лапами, но и о расширении взора. И великому велению судьбы я сейчас нахожусь здесь и именно здесь я найду тех, кого смогу повести за собой. Потому что время пришло!

   Закончив речь, я начал тяжело и громко дышать. Мне всегда удавалось произвести впечатление своими речами, но в этот раз, я даже сам себе не мог поверить. Эффект оказался потрясающий. Возле меня с открытыми ртами, не смея произнести ни звука стояли слушатели. Речь затронула всех и уже каждый из присутствовавших, не мог найти ни одной причины, чтобы отказать. Солдатская удаль взыграла в них гордым голосом. Что если не испытания смогут проверить выдержку и мужскую стать. В комнате воцарилась мертвецкая тишина. Невзор часто закивал головой и сделал шаг в моем направлении. Он приложил кулак на кирасу в область сердца, мелко кивнул и произнес:

   - Если позволишь, я пойду с тобой. Ты прав во всем. Ты не мог заметить, но вдоль дороги ведущей к городу распяты тела многих шпионов Центра. Пора ломать преграды между нами и западом. Я иду, даже если никто из моих братьев по оружию не согласится принять эту нелегкую ношу. Я не хочу быть одним из тех, кто сидя ожидает перемен. Я человек дела и хочу это доказать. - В глазах его пламенела доблесть.

   - На счет братьев по оружию ты был прав, мы братья, но разве могу я оставить своего брата без моего назойливого присутствия. - Поддержал Невзора Велес и повторил жест сердечной верности.

   Ни секунды не задерживаясь отозвались и Всеволод, за ним Глеб, не много помешкам, но все же выступил Борис, а затем и сам Светозар. Друзья переглядывались между собой. Светозар неловко взглянул на меня и промолвил:

   - Нам нужно получить благословление от наших семей. Выступим когда ты будешь себя чувствовать уверенно. Я сегодня же переговорю с главой города и объясню ему всю суть ситуации, думаю его поддержка нам не помешает.


***


   Светозар стоя наблюдал, как седовласый старец, заправив руки за спину, молча размышляя, ходил комнате. Его имя было Ратибор, хотя многие из живущего старшего поколения знали его под именем Антон. В городе Мирный были свои взгляды на имя человека, и давались имена на славянский лад. Когда-то давно все жители города поменяли свои имена, и впоследствии эта традиция сохранилась. Ярким примером был и сам Ратибор. Ратибор был одним из самых старших людей проживавших в городе. Он часто говорил пословицами и это придавало моральных сил. В давние времена, еще до катастрофы, он жил в деревне и занимался кузнечным делом и именно он обучил этому мастерству молодых умельцев современности. Он был прекрасным учителем и духовным наставником. За его мудрым советом, в часто нелегкой ситуации, шли многие, включая и самого Светозара. Нелегкой была и судьба самого Ратибора. По его рассказам, Ратибор родился пятым и последним ребенком в семье, в далеком 1972 году. Его отец равно, как и мать были обычными советскими рабочими. Его отец имел кузницу. Мать же была рядовой работницей поля. Его сестра, которую он никогда не видел в сознательном возрасте, утонула в реке, когда была совсем маленькая. Двое его старших братьев погибли в апреле 1984 года во время 7-й Панджшерской операции в Афганистане. Из детей остались лишь Ратибор и его брат Андрей. После гибели уже трех детей, его мать, не выдержав печали и не найдя утешения, наложила на себя руки. Ее нашел Андрей, его брат, повесившуюся в сарае. Сам же Ратибор ее мертвую не видел, и слава богу, в его памяти она запечатлелась все такой же любимой и единственной матерью, взрастившей его. Все воспитание принял на себя отец, Иван Гаврилович. Отец был тугоух и часто Антон с братом подшучивали над ним. Несмотря на все недостатки и противоречия, он смог поставить детей на ноги и научить их быть людьми. За пару недель до развала Советского Союза отец умер от инсульта, на руках у Ратибора. Он не смог увидеть разделения республик, так же как он и не мог помочь советом своим детям. Андрей вскоре уехал в Москву и больше Ратибор его не видел. Их колхоз, как и многие другие развалился, но пытаясь оставаться верным традициям и быть кузнецом, Ратибор смог все же остаться на плаву. Он начал ковать на заказ оружие. Позже, когда дела его пошли в гору, он смог организовать не плохое предприятие по кузнечному делу, где был руководителем. В 2009 году, после катастрофы, все кануло в лету. Не многие из выживших помнили даже как их зовут. Все покрыла пелена смутных воспоминаний и воспоминания приходили со временем. Даже и сейчас никто не помнил, что вообще произошло, от чего погибла большая часть населения планеты и не погибло ни одно животное. Это оставалось самой яркой загадкой современности и никто не мог на нее ответить и никто не мог сказать, где искать причину. Вот и сейчас Ратибор видел в пересказанной Светозаром истории странника, что-то родное. Что-то, что он мог явно представить и почувствовать. И в этом видел образ света в конце тоннеля, образ бога, а не дьявола после окончания жизни. Эта мысль так сладко наполняла сознание Ратибора, что казалось он уже знает, что же все-таки произошло той ночью шестнадцатого августа 2009 года. Ратибор отвлекся от мечтаний, которые его уже увели так далеко от действительности, что казалось здесь явь, а там вымысел. Старец двусмысленно покачал головой и наконец-то обратился к Светозару, который уже было решил, что ему пора идти:

   - Светозар, сын мой, веришь ли ты этому человеку? - Прищурив глаза, спросил старец.

   Гость медлил, в глазах его была неясность.

   - Я хотел бы поверить, скажу больше я верю, но могу ли я верить в то, что он говорит. Я пришел не только передать его слова, но и узнать ваше мнение. В мои двадцать четыре года, я не плохо ориентируюсь во многих ситуациях, но не могу найти истинно верного решения в нынешнем вопросе. Мне впервые приходится сталкиваться со столь неоднозначной ситуацией. - Лоб его наморщился, губы сжались до белизны и он начал ярко жестикулировать ладонями. - В этой истории очень много пробелов, которые не объяснены абсолютно ничем. Нет не единого факта, который мог подтвердить истинность высказанного, но и его тон и его риторика заставит мне кажется поверить любого, что Земля все же квадратная. Он рассказывает какие-то мистические басни, огонь, двойники. Может ли это быть на самом деле?

   - Светозар, можно дать совет, но нельзя дать разума, чтобы им воспользоваться. У тебя же есть разум, но ты мечешься. Поверь мне, я равно как и ты не знаю и не могу знать истинно верного решения. Мы не провидцы, а всего лишь жители земли, мы смертны и нам свойственно ошибаться. В давние времена люди верили только в то, что видели, за многие вещи, что кажутся для нас обыденностью, сжигали. Поэтому я не думаю, что мы и через многие века будем знать все, что нам уготовила мать-природа. Я не говорю, что нужно верить всему, что тебе говорят. Мы все же еще в состоянии отличать явную ложь от невероятной истины. - Ратибор присел на стул. Тяжелые вздохи наполняли его грудь. Лоб его наполнился волнистыми морщинами, он старался что-то вспомнить. Через мгновения дыхание его выровнялось и он продолжил - Я бы хотел поговорить с этим человеком. Как его имя? Отведи меня к нему, я должен лично поговорить с ним. - Вскочил он со стула.

   - Вы что-то решили поэтому поводу?- Спросил Светозар, решив, что ответственность решения все же падет на старика.

   - Ты все и сам без меня решил давно, сын мой, и я это ясно вижу. Ты ко мне пришел за поддержкой. Помни одно, если сомневаешься не начинай, если начал, то не сомневайся. Отведи меня!

   Светозар более не смел ничего спрашивать. Старик в свои восемьдесят ходил на редкость удивительно хорошо и не использовал очки. Передвигался он медленно, рассматривая пылающий диск, падавший за горизонт. На улице уже почти не было людей, все торговые палатки пустовали. Несколько собак с громким лаем пробежало мимо, будто преследуя некую невидимую кошку, они даже не обратили на людей никакого внимания. На Ратиборе была лишь сандалии и тонкая тога, подобной той, что носили римляне. Июнь не баловал жаркими ночами, но старца это нисколько не смущало. Он о чем-то негласно думал и иногда почесывая седую бороду.


***


   Я спал, но я чувствовал чье-то приближение и открыл глаза. В дверях стоял Светозар и не знакомый мне человек, который был намного старше меня. Открытых глаз моих они еще не заметили, поэтому Светозар подошел ко мне и осторожно покачал за плечо. Я с готовностью приподнялся, медленно потянулся и сел. Я чувствовал усталость, хоть и спал. Когда сознание окончательно проснулось, я понял, что ночной визит стоит, того, чтобы проснуться и выслушать гостей. Хриплым ото сна голосом я произнес:

   - Чем обязан? - Я постарался прокашляться, чтобы следующие мои слова слышались намного четче.

   - Это Ратибор, глава нашего города, прости, что в столь поздний час разбудили тебя, но дело серьезное. - Светозар даже не знал о чем собирается говорить старец, это было видно по его неясному взгляду, но раз уж он решил ночью наведаться ко мне спящему и раненному, то дело того стоило.

   - Не могу подобрать слов, чтобы извиниться, но дело не терпит отлагательств. - Начало казалось серьезным. - Я не буду спрашивать тебя о многом, я тебя спрошу о главном. Когда ты готов выступить в поход? - Светозар был искренне удивлен такому вопросу, такого даже он сам не ожидал. Закрыв отвалившуюся челюсть, он посмотрел на меня и сделал такое лицо, что было понятно, что он просит от меня ответа.

   - Хоть завтра утром, для меня это сейчас единственная цель в жизни и будет лучше, чтобы я к ней попал пораньше.

   - Только свои интересы преследуешь или можешь что-то еще к своим желаниям добавить, что бы могло нас умилить. - Все так же спокойно говорил старец, он явно испытывал меня и выискивал в моих ответах ложь. Светозар только сейчас понял для чего нужен этот ночной рейд, чтобы я не мог за ранее все знать и не мог подготовить ответы. Теперь все встало на свои места.

   - Я знаю, что мне нужно идти и я также знаю, что если не попасть туда, как можно раньше, все вскоре радикально изменится. Не знаю откуда у меня это чувство, но с каждым мгновением утерянным здесь, я теряю надежду на то, что итог будет положительным. Я даже и сейчас готов выступить, сперва конечно не плохо было бы поесть. - Я засмеялся, но не надолго, боль в боку оборвала веселый смех. Боль была настолько сильной, что золотистые звездочки наполнили мои глаза и еще пару мгновений кружили хоровод. Затем рана перестала беспокоить и звездочки исчезли. Я открыл глаза и Ратибор продолжил.

   - Я верю тебе, но и вижу, что не готов ты идти, я позволю тебе и Светозару со своими людьми идти, лишь тогда когда ты сам будешь действительно уверен в своих силах. - Ратибор говорил быстро и решительно. - Я верю, что желания твои чисты, но потерять проводника в столько неуютной для запада обстановке, я бы не пожелал своим людям. Завтра я скажу Глебу, чтобы он с самого утра наведал тебя и справился о твоем здоровье. Я дам вам возможность уйти послезавтра утром, но до этого, я думаю было бы правильно, чтобы ты отдыхал и набирался сил. Я приглашаю тебя завтра на величайшее событие в нашем городе. Завтра состоится посвящение, на котором ты сможешь увидеть наши традиции. - Удивленный взгляд был снова виден на лице Светозара, в голове его уже бегали мысли о том, чем еще сегодня удивит его старец.

   - Что это за посвящение такое? - Я было подумал, что в рыцари, хотя о рыцарях они в этом городе думали вряд ли.

   - Ты все узнаешь завтра, Это интересное и захватывающее зрелище. А сейчас спи спокойно, ты нам нужен здоровым. До завтра. - Старец натянул потуже тогу и вышел из двери, Светозар не мешкая закрыл за ним дверь.

   Я спокойно лег на левый бок и начал думать о том, насколько опасным будет мой путь в этот раз. Я раз за разом перематывал в своей голове воспоминания. Для меня все произошло еще не так давно, как было в действительности. Меня заботили многие мысли. Почему я думаю о том, чтобы отправиться снова туда больше, чем о том, что с моей семьей сейчас происходит? Что с моими друзьями и почему их сейчас нет рядом. За окном уже было темно, но я все же не мог уснуть. Мысли в голове вертелись не переставая. Но я знал, что когда мой путь завершится, я смогу вернуться домой и уже никогда не думать о том, что сейчас меня заботит. Я даже подумывал, что друзья мои сейчас живы и именно они каким-то телепатическим образом манят меня в дорогу. Да, согласен, бредовые мысли меня часто посещали, но еще никогда в жизни я не мог найти рациональное объяснение тому, что произошло и происходит. Я все же решился уснуть. Перевернулся на спину и долго всматривался в потолок, пока не почувствовал тяжесть век. Расслабляющая дрожь пробежалась по телу. С каждым мгновением осознание реальности перешло в бессознательность того, что я сплю. За окном не было слышно ни звука. Сны я видел редко. В эту ночь, как и в любую другую я ничего не увидел, кроме темноты.

   Утро, казалось, настало для меня очень скоро. Щебетание птиц и громкие разговоры людей смогли разбудить мой чуткий сон. За окном уже было совсем светло. Слепящий свет бил прямо из окна в глаза. В комнате кто-то был, его шаги были ясно слышны. Из-за стены показался Глеб и он шел прямиком ко мне. В руках он держал какие-то тряпки. Он подошел ко мне и обратился:

   - Я приготовил для тебя свежие повязки, давай взглянем на твои раны. Сегодня будет интересно на посвящении. Советую не пропустить такое событие. Это конечно происходит не редко, интерес заключается в том, что каждый раз посвящение оказывается разным. - Улыбка украсила лицо молодого лекаря.

   - Расскажи, Глеб, в чем состоит суть посвящения? Просто я думаю или спокойно полежать тут, и не заботясь ни о чем отдохнуть, или идти и смотреть то, о чем я даже не знаю, - решив все же добиться ответа я начал действовать по другому принципу, - будь милостив к своему подопечному.

   Глеб рассмеялся.

   - Ну ты и хитер, мужик. Я тебя понимаю, что тебе интересно, но будь уверен, что оно того стоит. Мы уже скоро уйдем. А ты так и не сможешь увидеть этого, а отдохнуть ты всегда успеешь. - Глеб подошел к окну и что-то начал рассматривать за ним. - Примерно через час ты все узнаешь. А сейчас я должен тебя осмотреть и придти к выводу, что дальше делать с твоими болячками. - Глеб по-дружески улыбнулся. - Давай поворачивайся, будем проводить осмотр.

   Я чувствовал уже себя не плохо. Глеб осмотрел рану и заметил, что заживление идет заметно быстрее, чем он ожидал. Рана уже начала затягиваться. Лекарь не скрывал своего удивления. Возможно так хорошо выполняли свое предназначения примочки и повязки, которые Глеб использовал. Он попросил меня перевернуться. Я можно даже сказать привык к боли, которую уже почти не чувствовал и без труда перевернулся на живот. Спина так же выдавала признаки того, что восстановление тканей кожи идет ускоренным темпом. Это одновременно удивляло и озадачивало. Глеб хмыкнул и все же сменил повязки.

   - Ладно, осмотр окончен, ты можешь пока прогуляться по городу. Видимых врагов ты заметишь вряд ли, поэтому, думаю, проведешь ты сегодняшнее утро не плохо. И не забудь, скоро посвящение. Мне даже самому интересно как это будет проходить, ведь у всех по-разному. Скажу так, каждый мальчик должен быть посвящен в день своего восемнадцатилетия. В зависимости от его навыков, которые он смог проявить, выбирался способ посвящения. Когда было мое посвящение, то было очень интересно. Я хотел стать воином, но не смог продержаться в бою предложенного времени. Если такое происходит, то юноша может стать кем угодно кроме воина. Я стал лекарем. Действительно, медицину я изучал из книг, но теперь знаю ее очень даже не плохо. Но и отчаиваться я не стал. Я не стал воином, но я начал тренироваться и теперь моя выносливость не хуже, чем у моих друзей. Только теперь мое призвание медицина, а мое увлечение - это военная подготовка. Сейчас, задумываясь о прошлом, я уже не жалею, что так и произошло. Ратибор был прав, сказав в тот день мне, что все что не происходит, все к лучшему. А вообще этой традиции уже больше тридцати лет. Надеюсь, что и в будущем наши последователи будет продолжать следовать этой традиции... - Глеб задумался и продолжил. - Ведь только спустя годы, понимаешь, что все то, что произошло это лучший путь в жизни. - Глеб снова мечтательно вскинул глаза к потолку и прикусил нижнюю губу. - Всю историю этой традиции может тебе рассказать только старейшины, я же в этом деле профан и знаю только, то что мне сказали. Чуть самое главное не забыл, через час на центральной площади.- Глеб поднял руку в сжатом кулаке.

   - Спасибо, теперь я даже стал более заинтересован, чем до того, как ты решил мне об этом рассказать. Мне будет действительно интересно посмотреть, благодарю тебя за небольшой урок культурологии своего города. - Я ухмыльнулся, но на слово культурология, Глеб не понятно взглянул на меня. Он мог только догадываться, что означало это слово, которое употреблялось давным-давно. - Я постараюсь вас найти, когда приду на площадь. - Я повторил жест Глеба. Он покачав головой, развернулся и скрылся, за дверью. - Глеб, а где же площадь, как мне ее найти? И как же мои раны?

   - Не беспокойся, город не большой найдешь. Ты стремительно идешь на поправку - Голос был приглушенным и растворялся с гулом уже бродившим по городу толпой горожан.

   Я приложил ладонь к глазам и старательно начал тереть веки, освобождаясь от утренней мутности в глазах, которая все еще не могла отпустить меня. Не громко зевнув, я поднялся с кровати. Пол комнаты терзал стопы своим прохладным прикосновением. Бодрящее чувство свободы я ощутил, касаясь холодного пола. За стеной я увидел раковину и зеркало. Я подошел к нему и начал рассматривать свое небритое лицо. Совершенно случайно заметил, что на лице огромный шрам, спускавшийся от левой брови, видимо до подбородка, сразу рассмотреть не было возможности, густая борода закрывала отметину. Это было странно, ведь у меня никогда не было этого шрама. Я даже не мог вспомнить, как и когда его получил. Шрам был довольно старый. Неодобрительно хмыкнув от удивления, озадаченно присмотрелся в отражение, потупил взгляд и начал тщательно умываться. Прополоскав горло, я отметил, что вода на удивление оказалась приятной на вкус. Свою одежду я нашел рядом с выходом, на вешалке. Хотя можно ли было это назвать одеждой. Грубая ткань бурнуса была не много испачкана кровью на правом боку. Я не посчитал это серьезным упущением и вышел на улицу.

   Небо сияло своей чистотой. Ни одного облака не было видно далеко к горизонту. Солнечному свету ничего не преграждало путь. Яркие солнечные зайчики прыгали, отражаясь от всех блестящих поверхностей, слепя своей непревзойденной чистотой. Деревья мягко шептали шорохом своих зеленых листьев, а пение птиц дополняло эту причудливую, симфонию природы. Справа от входной двери резвясь с бабочкой носился серый котенок. Его тонкий серый хвостик вилял из стороны в сторону и его открытые глаза блестели неподдельной любовью к жизни. Котенок скорее всего не понимал, что жизнь не такая длинная, как хотелось бы.

   Утро начиналось прекрасно. Прохожие горожане рассматривали мой бурнус, как нечто невиданное до этого новшество моды других городов. "Ха, - подумал я, - если бы они знали всю мою историю, так я бы посмотрел на их лица тогда".

   Я решил направиться к торговым палаткам, которые были в метрах ста от меня. Мне стало достаточно интересно, чем же сейчас торгуют и, что могут предложить. Люди проходившие мимо, так громко разговаривали, что можно было услышать о чем они толкуют. Но интереса к их разговорам у меня не было и поэтому я все дальше следовал моему маршруту к торговцам. Слева от меня, на стене, я увидел небольшую листовку, на которой было написано:

21 июня состоится посвящение

Не пропустите действа, которого вы так ждали.

   Как я понял именно сегодня и было двадцать первое июня. Под надписью были нарисованы какие-то непонятные рисунки, щит с мечом и колбы. Видимо не все хотели стать воинами, что не могло не порадовать. Люди стремились служить своему обществу не только огнем и мечом. Бумага была желтой и казалась довольно старой. Я оглянулся и заметил, что почти каждая стена была оклеена такими листовками. Как я тогда понял, бумага не была чем-то дефицитным. Разномастные одежды людей странно смотрелись. Видимо искатели все еще могли найти что-нибудь из тех времен, где джинсы и футболка со смайлом на груди, были обыденными вещами. Но можно было заметить самодельную одежду, которая была выполнена не хуже, чем то, что мы носили давным-давно.

   Я подошел к ближайшему торговцу и обнаружил к своему удивлению огромный выбор одежды и различного барахла. Он сразу обратил на меня внимание, и даже не давая мне возможности хорошенько рассмотреть свои товар, обратился ко мне:

   - Привет, меня зовут Кирилл. - Торговец был в хорошем настроении и, казалось даже не хотел меня слушать. Он говорил так громко, что его можно было услышать на другом конце торгового пятачка. - Чем могу помочь? Все, что пожелаешь смогу предложить. Огромный выбор и приемлемые цены. Но, а если чего-то не сможешь найти, то я только закажи и я постараюсь достать это в кратчайшие сроки. - Кирилл сбавил обороты и прошептал. - Главное, чтобы клиент платил и заказывал то, что можно достать. - Кирилл подмигнул мне и уже начал обращаться к прохожим. - Только у меня вы сможете найти все то, что ищите, подходите. Подходите! - Позитивного настроя у этого человека было уйма.

   Мне надоел этот громогласный человек и решительно отозвался на его призывы:

   -Укроти свой пыл, я сам себя не слышу. Дай мне возможность спокойно посмотреть твой товар или же я сейчас уйду к твоим конкурентам. - Кирилл опешил и потерял дар речи. Он не ожидал такого поворота событий. На улице стало тихо и спокойно, лишь разговоры толпы и ветер.

   - Э... ммм. Простите. Уж очень хорошее настроение с утра. Я только вчера прибыл в город, а тут состязание состоится. Уже не раз бывал в этом поселении и ни разу не мог попасть. - Кирилл улыбался и обвел руками свой товар. - Выбирайте, чем смогу тем помогу.

   - Ты искатель или торговец? - Почему мне это стало очень интересно.

   - Совмещаю по возможности, а что-то не так?

   - Да нет все в порядке, просто интересуюсь. Вижу у тебя есть многое, но есть ли у тебя стрелковое оружие?

   - Ох, ничего себе загнул. С такими вещами меня не пускают в город, но если нужно, то я смогу достать примерно через месяц, если получится. - Торговец заулыбался и снова подмигнул.

   - Нет, мне нужно максимум завтра. Что на это скажешь?

   - Ох, - все продолжал охать торговец, - вот это напор, но ничем не могу помочь. Прости, друг. - Пожимал плечами Кирилл. - А куда это тебе завтра понадобилось оружие то стрелковое, на охоту собрался?

   - Нет, ухожу в поход на запад, мне бы понадобилась некая техническая помощь. Ты в городе Жевский давно был? Ну, или бываешь там вообще? - Глаза мои загорелись, я вспомнил о родном городе и решил узнать о нем.

   - Жевский, да бываю. Как раз потом туда и направляюсь. Я кочую между несколькими городами всего. Найду что-нибудь иду торговать, распродам все и снова искать. - Кирилл улыбнулся. - А что там у тебя за дело?

   - Да, я родом оттуда. Ладно, не смогу уже узнать новостей оттуда, но не мог бы ты найти мою жену, я тебе скажу адрес, а ты просто скажешь о том, что я жив и со мной все в порядке. Я найду чем тебя отблагодарить.

   - Ничего не нужно, я это сделаю бесплатно, вижу, что тебе и самому сейчас не легко. - Кирилл пальцем указал на кровавый след на моей одежде. - Просто скажи адрес и кого искать. Я пошлю своего племяша, он сам все скажет вашим родным. - Торговец заерзал ногой и через мгновение из-под прилавка с сонным лицом вылез мальчишка лет пятнадцати. - Леш, запоминай все, что скажет этот человек и попробуй только забыть, сам лично три шкуры сдеру с тебя. - Мальчик безмолвно смотрел на меня своими большими карими глазами и ожидал от меня информации. Я назвал адрес и кого искать, и что нужно было передать. Леша закивал, схватив бумагу с карандашом, который лежал на прилавке и скрылся под ним. - Все, будьте уверены, мы доставим ваше послание, но а если ваша жена решит вам ответить, кому передать ее слова?

   - Свяжитесь с Ратибором, это глава города. - С сердца спал огромный груз.

   - Да, я слышал о нем. - В этот момент этот торговец, мне уже не казался таким уж назойливым. Сейчас для меня он был спасителем.

   - Мне пора, огромное вам спасибо. - Я протянул ему руку, для крепкого рукопожатия, как мне казалось тогда, даже дружеского рукопожатия. Кирилл незамедлительно протянул мне свою ладонь.

   - Я еще кое-что хотел сказать. На западе есть многие города-призраки, в них ты сможешь найти много интересного. Возьми эту карту. - Торговец протянул мне завернутый в трубочку, плотный лист бумаги. - На запад я сам не решаюсь идти, но тут отмечены те места, где можно что-нибудь все же поискать. Карте не меньше пяти лет, но я думаю там не многое изменилось за это время. Лешке и мне туда соваться не стоит, убьют это точно. Плохие это места. Но если будешь проходить мимо, думаю, стоит заглянуть. Эту карту писал мой брат, Лешкин отец. - Кивнул головою вниз Кирилл. - Там его и убили, Леша чудом остался жив и все, что осталось от моего брата, так это только эта карта. Ты попросил меня, а я попрошу тебя, если увидишь там разбойников убей их. Это моя просьба. - Я слушал внимательно. - Удачи тебе. - Кирилл кивнул мне, на что я не мог не ответить тем же. Отходя от лотка я думал, действительно ли торговец сделает, то о чем я его просил, и не стал ли он лгать. Я так не думал, если бы он не хотел этого делать, то мог сразу отказаться и не рассказывать мне свою историю.

   Решив, что пора двигаться в направлении центральной площади, я задумался о ее местоположении. Обронив случайный взгляд на мальчика лет двенадцати, который проходил мимо, я обратился к нему:

   -Мальчик, здравствуй, не подскажешь где тут центральная площадь? - Мальчик сперва растерялся от неожиданного вопроса. Для него было странно, что человек, находящийся в этом городе не знает где центральная площадь. А затем лицо его расплылось в широкой улыбке.

   - Это случайно не вы, друг Ратибора? - Видимо слух о том, что в городе незнакомец скрыть было невозможно, поэтому распространили небылицу о том, что я друг главы города. Да, действительно так будет лучше, подумал я. А-то снова ненужные вопросы, а кто станет задавать лишние вопросы другу Ратибора. Думаю никто.

   - С чего ты это взял? - Я попытался состроить удивленное лицо, будто бы не понимал о чем говорит мальчик.

   - Да тут и так все понятно, все жители знают, где находится центральная площадь, так что отвертеться у вас не получится. Я как раз иду туда, сегодня выступает мой старший брат, Пересвет, могу и вас провести, если конечно хотите.

   - Конечно хочу, а ты знаешь, что нужно делать на этом мероприятии? Мне очень любопытно. Не просветишь? - Я смотрел на мальчика сверху вниз и по-дружески улыбался ему.

   - Конечно я все знаю, кто же не знает, что там бывает, но почему всегда интересно, потому что ничего еще ни разу не повторялось. - Мы уже шли средь толпы, рвущейся так же как и мы на посвящение, все хотели узнать, а что же сегодня произойдет.

   - Так получается, что даже твой брат не знает чего ему ждать? - Меня это тоже начинало заинтересовывать. Что еще кроме неизвестности могло привлекать. Теперь я понимал всех эти людей, которые спешили посмотреть на посвящение.

   - Конечно, никто не знает, в том-то и изюминка. - На слово изюминка я усмехнулся. - А что вы смеетесь, вы-то сами чем занимаетесь?

   - Я искатель. - Даже не запинаясь наврал я. Говорить о моем действительном замысле я никому не хотел, а кому хотел, тем уже рассказал. - Искатели - это люди, которые...

   - Да, да я знаю, кто такие искатели. - Перебил меня мальчик. - Я собираюсь стать искателем, но вот только чем больше проходит времени, тем меньше возможности найти что-то действительно стоящее. Но зато если я найду что-нибудь такое, то уже точно попрошу за это не мало. - Мальчик уже было погрузился в свои мечты, но через пару секунд вернулся в себя. - Мой дядя искатель, он мне много историй рассказывает. Каких у него только не было приключений. Эх, поскорей бы мне вырасти и вот тогда, всем покажу чего я стою. - Мальчик все ярче и ярче улыбался. - Я всем докажу, что я ничем не хуже своего дяди.

   - А чем твой папа занимается? - Решил я продолжить разговор.

   - Он воин, вот и брат мой хочет стать воином, но я-то умнее их всех. У меня будет на много больше приключений. - Мальчик смаковал в ожидании будущих путешествий.

   - Но, ты понимаешь, что это опасно?

   - Конечно, но, что сейчас не опасно? - Мальчик был прав. - Если хотите я познакомлю вас со своим дядей, он расскажет вам много интересных историй, а вы ему свои истории поведаете.

   - О, неожиданное предложение, я согласен. Мне было бы интересно побеседовать со своим коллегой. Как мне его найти? - Конечно же мне не было интересно рассказывать свои истории, но мне было бы интересно услышать новости о том, что происходит на западе, если же конечно он там был и узнать есть ли у него оружие.

   - После посвящения вы сможете его найти в кабаке у старого фонтана. Спросите там дядю Вову. Тьфу ты, какой же он вам дядя Вова? Спросите там Вову-Глухаря.

   - Спасибо большое, ты мне очень помог. - Солнце уже поднялось высоко и начало печь голову. - Ну так что? Скоро уже?

   - Мы уже подходим, вон он, вон мой брат, ладно дядя, я побежал. - Мальчик помахав рукой напоследок, скрылся. Я провожая взглядом, ответил ему тем же.

   Судя по количеству присутствовавших людей на улицах города, это было одной из интереснейших забав и развлечений современности. И что самое интересное, теперь я смогу побывать на этом турнире.

   Среди толпы я заметил Невзора, высматривавшего и ожидавшего моего появления. Слава богу, подумал я, что меня встречают. Я поднял руку, чтобы обозначить свое присутствие, Невзор заметил меня и направился ко мне.

   - Пойдем со мной. - Возвестил Невзор. - Нас ждут. Чуть было не опоздал. Посвящение вот-вот начнется где ты ходишь?

   - Потерял ход времени.

   Ведомый громилой Невзором, я заметил, что площадь ограждена от людей забором и все терпеливо ожидали представления. Некоторые, кто оборачивался и замечал меня, поворачивали к кому-нибудь рядом и что-то шептали. Непонятно, но видимо я был чем-то интересен горожанам. Через минут две, Невзор привел меня к тому месту, где нас уже ждали Светозар и все его друзья. Даже сам Ратибор ожидал моего появления. Он заметил, что я уже пришел, протянул и пожал в приветствии руку.

   Толпа в ожидании начала громко вопила и Ратибор, не смея больше задерживать посвящение, двинулся в центр площади. Гул толпы усилился, но старец подняв руки вверх дал понять, что он будет говорить.

   - Миряне, я хотел бы кое-что сказать. Сегодня особый день. - Говорил он громко и отчетливо, казалось даже любой слушатель с последних рядов, или какой-нибудь мальчишка, засевший на дереве, без труда его мог слышать. - Настало время значительных перемен. Прошла уже почти половина столетия, но мы все еще не знаем, что от нас скрывает запад. Мы все еще находимся в тупике и все также остаемся заложниками нашего города. Пришло время поставить точку в этой бесконечной сюрреалистической басне. Настало время расширить границы, начать сформировывать еще одно государство, которое сплотит раздробленные города приграничного запада. Завтра из города выйдут три всадника, которые разнесут предложение сплотиться, по разным сторонам. Сегодня же, мы посвятим одного юношу, который готов стать мужчиной. И я попрошу поприветствовать моего старого друга, который явился по моей просьбе, чтобы вести наших воинов в дальний путь на запад. Алексей один из лучших проводников, которые встречались на моем пути. - Толпа неистово закричала, услышав имя будущего проводника их детей и братьев. - Не нужно негодований, если таковые имеются. Вы мне доверяете? - Подняв кулак вверх спросил старец? Все те, кто наблюдал за происходящим громко закричали: "Да!" - Если вы доверяете мне, значит и доверьтесь моему выбору! Сегодня Пересвет пройдет испытание достойное его и полноправно вольется в наши круги. - Ратибор вскинул руку, сжатую в кулаке вверх и толпа громче прежнего начала неистово кричать. - Начнем. Пересвет, подойди ко мне, - Поманил пальцем Ратибор мальчика. Пересвет встал рядом и Ратибор обнял его за плечо и спросил. - Готов ли ты к испытанию? - Толпа старалась услышать все слова и даже интонацию, поэтому не было слышно ни единого лишнего звука.

   - Да. - Сердито ответил юноша.

   - Внесите! - Командным голосом произнес Ратибор.

   На площадь выбежали несколько мальчишек лет шестнадцати и выставили пять концентрированных, красной краской целей. Через пару мгновений еще один паренек принес лук и колчан. Колчан был наполнен стрелами. Пересвет начал подсчитывать стрелы, всего стрел было шесть. Пересвет понял, что права на ошибку у него нет и возможность промахнуться должна сложиться к нулю.

   - Тебе нужно поразить все мишени. Я выбрал лук, потому что видел, как ты старательно относишься к искусству охоты, и видел как ты любишь этот вид оружия. Теперь отойди от мишени на сто пятьдесят шагов. Помни, от результата этого испытания зависит вся твоя последующая жизнь. Мне бы не хотелось тебя видеть в роли гончара или плотника, у тебя военные способности. Удачи, сын мой.

   Пересвет нервно отшатнулся и начал отсчитывать дрожащим голосом шаги. Сто пятьдесят шагов эта цифра казалась невероятной. Сердце его билось громко и пульсация уже отчетливо слышалась в ушах. Дыхание его было прерывисто, ноги стали мягкими, какими-то не послушными, не своими. Он хотел идти спокойно, не показывая свое неуравновешенное состояние, но ноги его не слушались. Они, казалось, бегут все быстрее и быстрее, словно поторапливая его, чтобы уже скорее остановиться и врасти в землю. Пересвет почувствовал, как его тело начало изливать пот, по лбу потекли струйки мешавшие сосредоточиться. Сто, сто один, сто два...По его собственным внутренним часам, у него уже счет пошел на тысячи, так долго шло время, оно застыло, а количество шагов все не сокращалось. Сто сорок восемь, сто сорок девять, сто пятьдесят. Пересвет остановился и тяжело сглотнул, примкнувший к его горлу комок. Теперь ему казалось, что пусть эти шаги еще не кончались, лишь бы оттянуть этот момент.

   Зрители молча наблюдали, никто не смел создать и звука. Город замер. Лучник, закрыв глаза, глубоко вздохнул и развернулся. Мишени виднелись на расстоянии примерно в ста метрах от него. Пересвет пару раз медленно вдохнул и выдохнул. Дыхательной гимнастикой он успокаивал себя перед стрельбой. Он был готов. Пересвет достал стрелу из колчана. Расставил ноги. Юноша зрительно наметил мишень. Зацепив тремя пальцами, он медленно натянул тетиву лука. Осторожно поймав мишень, он выстрелил. Стрела за доли секунды пронеслась сквозь сотню метров и вонзилась в крайнюю левую мишень, попав чуть подальше от середины. Это не могло не воодушевить парня. Улыбка облегчения скользнула по его лицу, но не надолго, нужно готовиться к следующему выстрелу. Он сделал пару шагов вправо и оказался напротив цели. Пересвет снова наметил цель, вскинул лук и выстрелил и снова свист летящий стрелы ознаменовал попадание в цель. Уверенность в каждом выстреле росла. Он снова передвинулся вправо, наметил цель и выстрелил. Стрела прошла в паре сантиметров от мишени. Глаза его округлились и видно было, как страх начал победно шествовать в его нутро. Он действительно поспешил, снова и снова он укорял себя, но нужно все же поразить мишень и он решил стрелять снова.

   - Пересвет. - Раздался приятный голос старца. - На этом первая часть твоего задания заканчивается.

   - Но как?.. - Губы юноши затряслись, и гримаса отчаяния скрыла всю былую уверенность.

   - Не бойся, я же сказал, что на этом кончилась первая часть твоего задания, а не все задание. Будет и второе задание. Так как лучники не только пешие, но и конные войска, тебе нужно уметь стрелять из седла, я разрешаю тебе приблизиться на пятьдесят шагов. - Говорил он тихо и спокойно, горожане пытались вслушаться, но это было бесполезно, Ратибор говорил только испытуемому. Наконец он повысил голос и произнес. - Ввести коня! - Пересвет обрадовано, но на этот раз без лишних ранних надежд, улыбался во весь рот.

   Толпа громко захлопала в ладоши, даже не ожидая, что сейчас будет. На площадь ввели высокого коня, гнедой масти. Пересвет махом вскочил на него и сразу же двинулся на позицию. Конь был не спокойным и поэтому метиться пришлось дольше. Каждая стрела, выпущенная из лука попала в цель. Когда Пересвет закончил стрельбу, радости горожан не было границ. Он стал мужчиной-воином, он стал действительно взрослым. Конь поднялся на дыбы и его всадник громко крикнул, что он победитель. К коню подошел Ратибор и обратился к людям и к Пересвету одновременно:

   - Воин, еще один воин появился в наших рядах. - Я наблюдая за всем происходящим, не мог не хлопать в ладоши, до того мне было занимательно смотреть борьбу человека со своими страхами. - Теперь сюда я приглашаю нашего гостя. - Ратибор жестом позвал к себе. Я неуверенно оглянулся, Ратибор звал меня. Я уверенно начал двигаться к старцу, сначала шагом, а потом и бегом. Боль была, но терпимая. Когда я добежал до места, Ратибор продолжил. - Ему уже далеко не восемнадцать и он прошел многие испытания, которые ему приготовила судьба. Он от природы воин и этого у него не отнять. Он ранен и мы не можем его сейчас задерживать. Сейчас я хочу услышать вашу поддержку, поддержку, которая сможет поставить Алексея, как можно быстрее на ноги. - Обращался к слушателям Ратибор. Оглушительный шквал аплодисментов, криков и свиста обрушился на нас. - Ты храбр и уверен в себе. Сегодня ты стал одним из нас и поэтому мы принимаем тебя. Теперь твои новые друзья Светозар и другие, начнут сборы в дорогу. - Старик положил руку ко мне на плечо. - Кузнецы уже трудятся над приготовлением доспехов. Лучшие кони отдыхают перед дальней дорогой. Отдохни теперь и ты. Ты наша единственная надежда, ты единственный человек, который смог вернуться, ты наш единственный проводник. Постарайся сохранить жизни ведомых за тобой ребят.

   - Я сделаю все возможное. - Кротко кивнул головой я.

   Ратибор отпустил меня и я решил направиться прямиком в кабак у фонтана. Так мне объяснил мальчик. Я слышал, как Пересвет принимал хвалебные речи от Светозара. Затем послышался топот ног за спиной. Я обернулся и увидел, что многие люди, решили лично поздравить Пересвета с победой и направились к нему. "Как приятно, когда ты кому-то нужен, - подумал я. - Сейчас же я, нужен только самому себе и тем, кого я поведу в путь". Я себя чувствовал как-то неуютно в роли проводника, но я был именно им, но еще и воином, который сможет постоять за себя. Сзади слышались радостные крики, того самого мальчишки, брата Пересвета. Чего и скрывать, я и сам был рад за этого юношу. Когда-то давно и мне было восемнадцать, как и каждому другому взрослому, но знал ли я, или любой другой, какой будет его жизнь, когда он вспомнит свои молодые годы. Вот и я, в далеком 2005 году не думал и не знал о том, как сложится моя судьба в будущем.

   Я решил спросить у прохожего, о местоположении кабака, на что мне довольно подробно объяснили о том, где он находится. Кабак располагался не слишком близко и поэтому я решил немного прогуляться по городу и попутно рассмотреть все прелести, которые тот мог скрывать. Люди, проходившие мимо, не скрывая взглядов, с интересом разглядывали своего нового горожанина. Меня выдавала темная с проседью борода, ведь Я еще никого не видел с такой бородой. Я был похож на своих древних предков варваров. Никто из прохожих не задал ни одного вопроса, да и что они могли спросить. Утро продолжало радовать своей неиссякаемой энергией.

   Совсем скоро я заметил, хоть и не рабочий, но все же ухоженный фонтан. Осмотревшись вокруг, я увидел и сам кабак. Я зашел внутрь, неожиданно и в то же время благостно на мои плечи легла прохладная тень. Древесный запах приятно бил по ноздрям. Питейное заведение было почти пустое, в нем были лишь человек за стойкой и девушка, которая протирала столы, готовясь к приходу посетителей. Решив не терять времени, я подошел к человеку за стойкой.

   - Привет, меня зовут Алексей, я ищу Вову-глухаря. Не подскажешь где он?

   Мужчина стоявший за стойкой, был судя по всему владельцем кабака. Ему было за сорок, легкая щетина покрывала его щеки. На голове его была шапка, мне показалось это странным, ведь было достаточно жарко. Владелец прищурился и спросил:

   - Привет, я Богдан, Сейчас придет Глухарь, а ты кто вообще? - Недоверительным тоном просипел Богдан.

   - Я друг Ратибора, мне нужно поговорить с Глухарем. - Этот мужлан был явно не рад приходу незнакомого гостя, который еще и расспрашивает про его посетителей.

   - Что-нибудь налить? - Богдан расслабился, услышав имя Ратибор.

   - Нет, спасибо, у меня нет денег. Если можно воду, если она бесплатная. - Я улыбнулся.

   - Дана, налей Алексею водички. Присаживайтесь куда пожелаете. Скоро Глухарь придет. - Повторил Богдан.

   - Спасибо. - Я выбрал столик в углу, где, как мне казалось было наиболее прохладно.

   Таивший в себе прохладу стул, остудил меня. Через мгновения, русая девушка по имени Дана принесла мне железный стакан, наполненный водой. Я поставил его на стол, и одобрительно кивнул в знак благодарности. Вскоре начали прибывать заядлые посетители этого питейного заведения. Один за одним они подходили к Богдану, который наливал им прохладный квас. Я и сам бы не отказался от глотка хлебного кваса, но возможности для этого не было. Приходилось довольствоваться водой. Один из посетителей, который только зашел, подошел к Богдану и начал с ним разговаривать. Богдан мотнул подбородком в мою сторону, на что мужчина согласно мотнул головой и направился ко мне.

   - Я - Вова-Глухарь. - Протянул руку мужчина. На руке не было двух фаланг. Глухарь был высок ростом, но хромая походка и руки калеки выдавали нелегкую судьбу этого человека. Я привстал и пожал руку.

   - Я Алексей. Я хотел бы с вами поговорить. - Я ожидал реакции Глухаря. Он спокойно кивнул и ответил.

   - Да, мне мой племянник говорил о вашем с ним разговоре. Я видел вас на площади. Так вы искатель, так же как и я? - Он спокойно сделал глоток из своего стакана и ждал моего ответа.

   - Да, я искатель. - Соврал я. - Не так давно я попал в нехорошую ситуацию и потерял все свое снаряжение, включая винтовку. И вот теперь я ранен и мне нужно огнестрельное оружие. У вас есть что-нибудь для меня?

   - Прости друг, но я уже давно не выходил из города для того, чтобы искать. Последний раз когда я был за стенами, - глухарь большим пальцем показал направление ворот города, - я наткнулся на капкан, хорошо, что был не один, так бы там и остался.

   - Капканы? Ты был на западе? - Глаза мои широко открылись. Я ожидал, что он мог быть где угодно, но не на западе.

   - Нет, я напоролся на капкан не там, а в окрестных лесах, какой-то охотник поставил капкан, а я и не заметил. Что-то еще нужно кроме оружия? Карты может нужны?

   - Ах, да, на счет карты. - Я достал из внутреннего кармана, которую дал мне Кирилл и разложил ее на столе. - Что ты можешь сказать об этой карте, может, что-то можешь дополнить? Мне нужная любая информация. Если ты был на центральной площади, то слышал зачем я здесь.

   - Да, я слышал, но что-то ты вовсе не похож на искателя если честно, друг. - Как гром средь белого дня прозвучали эти слова. Я тяжело сглотнул и решил, что если продолжу врать, то не смогу узнать ничего нового.

   - Да, прости я не искатель, это прикрытие, но все остальное, что говорил Ратибор правда, я буду направлять людей на запад и мне нужны новые сведения. Если они у тебя есть, то поделись.

   - Я же говорю, что я не выходил из города уже давно, мои сведения будут для тебя не новы. - Продолжал опустошать стакан Глухарь.

   - Поверь, мои сведения о западе на много старее твоих. - Мой голос звучал спокойно и уверенно.

   - Давай сюда карту, гляну, что там у тебя. - Глухарь около пяти минут разглядывал карту и что-то бормотал себе под нос, а когда не мог вспомнить легонько шлепал себя по лбу и вспоминал. Затем он начал делать какие-то пометки карандашом на карте, а потом обратился ко мне. - Кружками отмечены те места, где быть безопасно, треугольниками, там где опасно, но в то же время там можно найти что-нибудь стоящее: оружие, ценности, а возможно даже и смерть. - Вова-глухарь говорил серьезно и это было видно. - Только искатели знают, что другой искатель может убить за добычу. Именно так я тебя и раскусил, никто бы не стал делиться с тобой информацией просто так. Я более вне игры и лишь поэтому тебе могу поведать то, что знаю. Относительно запада, я тут отметил только те места, где был сам или были мои подельники. Дальше западной границы заступал мало кто, поэтому информации мало.

   - Спасибо и на этом, я очень благодарен. - С восторгом начал вставать я, но Глухарь схватил меня за руку и предложил присесть.

   - Знаешь почему меня называют Глухарь? - Глаза его озлобились.

   - Не знаю. - Я действительно не знал поэтому мне было даже интересно.

   - Я видел, как ты смотрел на мою руку и отсутствовавшие на ней пальцы. Когда-то давно, когда я был молод, мне сейчас пятьдесят, - Глухарь это сказал специально, чтобы обозначить, что он старше меня и умнее, - мы с товарищем наткнулись на не разграбленный ювелирный магазин, редкое явление, поверь мне. Что может быть лучше, чем драгоценности ни кем не охраняемые? Когда мы зашли туда мы обнаружили еще двух таких же как и мы молодых и дерзких искателей. Знаешь, как говорят: не в том месте, не в то время. Они даже и разговаривать не стали и к нам кинули гранату, в то время они еще были. Я попытался ее выкинуть и вот эффект. Я успел ее отбросить, но она взорвалась у меня почти что в руках. Я лишился двух пальцев на руке и барабанной перепонки в правом ухе. Мой друг смог пристрелить тех гадов, но погиб и сам. Тогда я ушел без драгоценностей, без своих конечностей, уха и друга. Мораль той басни такова: любой искатель даже не спросит тебя, кто ты и убьет. Будь первым. Это только в сказках добро побеждает зло, но только в реальности это добро и есть зло.

   - Спасибо, я пойду. - Я свернул карту и положил ее обратно во внутренний карман своего бурнуса и вышел на улицу.

   Солнце не жалея сил распространяло свои лучи на поверхность земли. Я постарался найти обратный путь к лазарету.

   Голова начала кружиться, я оперся рукой на ближайшую стену дома. В глазах потемнело. На черном фоне виднелись золотистые разводы. Видимо я успел за столь не большой промежуток времени получить солнечный удар. Что-то пульсировало в моей голове.

   - Все пора отдохнуть. - Не громко обозначил для себя.

   Когда я пришел в себя, медленно побрел вдоль уже пульсирующих красноватыми разводами улиц. Непонятное чувство тревоги не выходило из головы. Печаль окутала и не отпускала из объятий. В голове возник ускользающий образ. Образ этот был связан с моими воспоминаниями. Слабость вновь взяла верх и я упал на дорогу.

   Я увидел пещеру, окутанную густой тьмой, лишь слабый кроткий свет факела в моей руке, слабо освещал неровную поверхность пещеры. В пещере был очень влажный воздух, где-то рядом находился источник воды. За спиной послышались крики, но я не смог разобрать чьи они. Через несколько мгновений они исчезли. Рядом более никого не было, я был совершенно один. Один в пещере, наполненной кем-то или чем-то, что могло меня сейчас преследовать. Без поддержки и чувства дружеского плеча рядом, я шел вглубь. Огромные сталактиты гроздями нависали надо головой. Шорохи и звуки капающей воду наполняли пустоту пещеры. Послышалось порхание крыльев, возможно летучие мыши. Мне хотелось бы в это верить. С каждым шагом пещера становилась все больше и шире. Где-то вдалеке я увидел пульсирующий яркий свет, обозначивший, что я достиг желанной цели. Почему то в этот момент меня переполняло чувство законченного пути. Я постарался ускорить шаг, но желание поскорее настигнуть источника света решительно подталкивало на бег. Я швырнул факел вперед и побежал. То вспыхивая, то потухая, странный источник света создавал эффект стробоскопа. Словно кадр за кадром, я двигался в темноте. Пещерный источник света, казалось, звал к себе. Он пленял сознание и вливался в него. Этот свет стал еще одной частью моего эго. Я не чувствовал ничего кроме стремления поскорее настигнуть источник света. Я даже не знал чем это было.

   Свет становился все ярче и ярче. Ослепительный блеск не давал широко раскрыть глаза. Иногда приходилось прикрывать глаза рукой, чтобы не ослепнуть. До объекта оставалось всего несколько метров, но бег резко оборвался - я мгновенно потерял сознание. Всего лишь пару метров и я мог быть у цели, но обмякшее тело рухнуло на каменные основу пещеры. Голова с неприятным хрустом ударилась о каменную глыбу.

   Я вернулся в реальность и отошел от странных воспоминаний и с силой похлопал себя по щекам. Жгучие удары собственных ладоней привели в чувство реальности. Я прикоснулся к красневшему рубцу на своем лице и осознал, как все-таки получил эту мерзкую отметину. Но сейчас меня больше занимал вопрос, что же со мной произошло дальше, кто меня спас, возможно друзья. "Ну конечно кто же еще?" - Обозначилось решение, казавшееся единственно верным. Но вопросов теперь становилось куда больше, чем ответов. Что еще больше теперь будоражило разум, так это то, чем же все-таки являлся тот, непонятный объект, который сейчас, как и тогда зовет меня. Осмотревшись вокруг я понял, что сижу на земле, опершись спиной о стену. "Нужно поскорее встать, жители не должны ничего заподозрить".

   С трудом поднявшись на ноги, я расправил плечи, негромкий хруст послышался из спины. Я решил продолжить возвращение во временную ночлежку и провести этот, начинавшийся столь прекрасно день, в одиночестве.

   Вернувшись с улицы я подумал закончить этот день, как можно скорее и предаться сну. Шрам начал зудеть. Голова неугомонно терзала болями. Я подошел к зеркалу, где заметил, что шрам стал красным. Холодной водой решив успокоить рану, я приложил промоченное полотенце к голове. Я подошел к кровати, разделся и лег. Холодный компресс быстро расслаблял меня и уже через пару мгновений я увидел сон.

   Сон. Сон глубокий. С непонятными очертаниями и мутными видениями образов людей. Солнечные блики, врезающиеся в чуть приоткрытые глаза. Я почувствовал, как сильные пальцы массируют раненную часть лица. Страх вспарывает разум и мешает понять кто они, те, кто находится рядом со мной. Я даже не могу и пошевелиться. Старательно поворачивая голову в стороны, я замечаю образы. С одной стороны видно, что это люди. С другой же стороны, заметно, что и не друзья это вовсе. Но кто же они, почему они мне помогают. Я уже перестал различать мои воспоминания, которые приходят ко мне во сне и просто сны. Я очень редко видел сны и поэтому отдал предпочтение, что это воспоминания. Становится ясно, что это чужие люди. Сам того не понимая, я пытаюсь отмахнуться рукой, от массирующих пальцев, несмотря на то, что мне становится с каждым мгновением лучше. Помогавший мне человек убирает руки. Самый высокий из них начинает приближаться и дотрагивается до моего лба. Сомнения о том, что они могу причинить вред, мгновенно улетучились. Страх превратился в доверие, которое с каждым мигом перерастало в преданность. Странное чувство любви и спокойствия охватили мое тело. Сердце начало успокаиваться и на лице проступили капли пота. Слезы радости начали потоком литься из глаз. Сон был настолько наполнен реалиями, что казалось действительно идут слезы. Сильное сияние начал излучать один высокий человек, возможно, это их лидер. Слепящий свет не давал возможности рассмотреть его фигуру, виден был лишь только мутный образ. Стоящие рядом с ним люди помогли мне встать. Саднящая лицевая рана, уже не кровоточила, но стоило лишь задеть рану, она начинала источать боль, которую даже не возможно было описать. Меня тянуло к этому человеку, я не знал его мотивов, но я хотел быть как можно ближе к нему. Сознательно поддаваясь на безмолвное влечение главного, я быстро двинулся вперед. Серебристые переливы света, исходившие из лика неизвестного лидера, начали ярко покрывать стены. Человек этот отшатнулся от меня. Свет начал пульсировать и я почувствовал секундное помутнение в глазах и сознание снова пришло в упадок. Слишком близко я, видимо, подошел. Ступни обмякли, и я вновь потерял сознание.

Глава пятая


"В те дни я был похож на ребенка,

который ничего не боится, потому что многого не знает"


   Ночь выдалась не сладкой. Ночное видение нельзя было назвать ни кошмаром, ни сказкой, оно было странно похоже на явь. Мне не хотелось верить в неожиданное продолжение моего приступа, случившегося со мной вчерашним днем. Я проснулся. За окном было еще темно, но близился рассвет. Небо ближе к горизонту начало раскрашиваться в желтый цвет. Вставать совершенно не хотелось, и я начал снова рассматривать потрескавшийся потолок. Причудливые узоры вырисовывала фантазия. Но вскоре это занятие наскучило. Я решил умыться и все по такому же прохладному полу побрел в темноте к раковине. Все такая же прохладная вода не могла не взбодрить меня. Я начал всматриваться в зеркало, где в отражении маячила чья-то тень. Я резко обернулся, но никого не смог заметить. Возможно это была тень птицы, которая сидела на форточке окна. Я успокоился. Мне уже действительно надоели эти странности, которые со мной происходили. Странные сны, странные, ничем не объяснимые обмороки, ну и конечно же провалы в памяти. Шрам, появление которого объясняется во сне. Возможно это все сон, все что со мной происходит, может и не было вовсе никакой катастрофы, которая унесла множество человеческих жизней. Нет это вряд ли был сон, слишком долгим он казался. Все, что меня окружало было реальностью и мое непреодолимое стремление вернуться туда, где все закончится, было не унять.

   Дверь тихонько начала открываться. Я обернулся на скрип и настороженно начал вглядываться в появившийся образ в дверном проеме. Это был Светозар, он был не один, за дверью стояли все его друзья-стражники.

   - Что-то случилось? - Поинтересовался я у нежданного гостя.

   - Нет, не случилось, просто я вчера тебя не успел предупредить о том, что мы выступим ночью. А специально будить вчера тебя не хотелось. Нам необходимо собираться, скоро проснутся люди, не хотелось бы слушать их, хоть и безобидный, но не нужный бесконечный треп. Мы принесли тебе доспехи и привели коня, одного из лучших и покушать перед дорогой. Собирайся в путь, через полчаса мы тебя ждем у центральных ворот. - Кивнув головой, прошептал Светозар, будто кто-то их мог подслушивать. Я кивнул в ответ. - Чувствуешь себя нормально?

   - Как новенький!

   Светозар оставил доспехи у входа. Закончив умываться, я подошел к столу, на котором с прожаренной корочкой, в лучах рассвета, на тарелке, лежала аппетитная курица. Я как можно быстрее расправился с ней. Я даже не помнил, когда последний раз я ел. Наполненный, бурлящий живот говорил о том, что я сыт. Я тяжело вздохнул и направился к двери, где примерил, принесенные мне доспехи. "Весьма не плохо сидит", подумал я. Оружие было не новое, но даже малейших царапин не было видно. Я внезапно вспомнил о моей новой путеводной карте, схватил ее и положил в укромное место. За дверью на привязи стоял конь. Я вышел на свежий воздух. Оседлав коня, я не спеша начал двигаться в направлении главных ворот. Чужие стены домов, уже стали небольшой частью меня, но оставаться тут было нельзя. На улицах не было ни одного человека, хотя в окнах были заметны слабые свечения керосиновых ламп. Город Мирный провожал меня безмолвными прощальными жестами, покачивающимися на ветру ветвями деревьев. Иногда были слышны шипения кошек, которые как и раньше не могут поделить один куст. Я за несколько минут смог добраться до центральных ворот, где меня ждали шесть человек. Светозар и его люди о чем-то разговаривали, а, не много сторонясь, задумчиво разглядывая звезды, стоял Глеб. Звон копыт ознаменовал о моем прибытии, на что все обернулись и удовлетворенно вздохнули.

   - Всем привет. - Улыбка украсила мое лицо. Хорошая погода и свежий, прохладный ветерок, так и подгонял меня в путь.

   - Ратибор не смог лично попрощаться с тобой, но он велел передать, что он надеется на наше скорое возвращение, и, решив, что нам понадобится врач, для того чтобы осматривать наши возможные раны, он послал с нами Глеба. - Глеб, обозначая свое присутствие, кротко помахал рукой. - Как конь? Не плох, не так ли?

   - Спасибо и за него, и за доспехи, нам они понадобятся. Глеб, рад тебя видеть, если бы не твои перевязки, лежать бы мне сейчас и не двигаться. - Решив уже разговаривать серьезнее, я изменил тон своего голоса. - А теперь, друзья мои, новые, попрошу всеобщего внимания. Так как я сейчас являюсь вашим проводником, а так же и вашим лидером отныне, попрошу вас следовать моим указаниям. Сейчас нашей следующей целью будет являться тот город, где сплошь и рядом капканы, если помните, я вам о нем рассказывал. В нем же и наберемся провизией, но хочу заметить, точно быть уверенными в том, что там все хорошо, нам нельзя, будьте начеку.

   Каждый из тех, кто присутствовал, согласно кивнул головой. Терять времени не было смысла. Настало время отправиться в путь. Светозар крикнул стражам, чтобы те начали открывать двери. Врата города тяжело начали отворяться, и громкий скрип протяжно засвистел в ушах. Несколько метров разделяли мой новый отряд с просторами планеты, которую я не мог видеть двадцать семь лет, а если и видел, то не мог помнить об этом. Отряд двинулся к заявленной цели. До нужного места оставалось примерно несколько дней. Первыми ехал я и Светозар, позади все остальные. Стало уже совсем светло. В дали, на горизонте виднелись лишь ветвистые деревья, а земля была покрыта высокой травой. Даже воздух казался здесь чище и доброжелательней. Облака, покрытые золотистыми отблесками солнца, медленно плыли по небу. Щебетание птиц, ласкало слух. Жизнь продолжалась и кипела, в отсутствии человека. Неуютно смотрелись лишь металлические перила, которые могли указать на расположение мест, где ранее находились дороги, а ныне лишь травяной ковер, деревья и кустарники покрывали все вокруг. Чем больше мы отдалялись от города, тем ярче становилась природа. Торговые пути, вычищенные от деревьев и кустов, были, и их было не сложно найти, но они обрывались на крайних городах западной границы.

   Остатки былой жизни неприятно вспарывали единение с природой. По сторонам виднелись заправки, из которых уже давно все высосали. Железобетонные столбы указывали на местоположение линий электропередач. Кабеля на них были часто оборваны. Полуразрушенные помещения автосалонов были напоминанием о том, что в древности могли строить лучше. Реки, некогда наполненные отбросами заводов пестрили солнечными переливами и рыбой. Вода была настолько чистой, что можно было увидеть дно. По обочинам дороги часто встречались съеденные коррозией автомобили, которые не пощадили ни время, ни природа. Грудами лежали пустующие дома, забытых людьми и временем деревень. Что как ни время может показать свою власть над человеком и всеми его деяниями. Бродившие недалеко охотники, расставляли капканы.

   Странно, но никто не обмолвился и словом. Все ехали молча. По дороге встретились лишь пару торговцев, с которыми все безмолвно обменялись жестами приветствия. Возможно, каждый из моих новых помощников задался вопросом только сейчас, что же их все-таки ждет и какова была судьба моих бывших спутников. Эта мысль не выходила из головы, но почему только сейчас они задались таким вопросом? Но вскоре мысли подобные этой улетучились. Если они уже доверились мне, почему только сейчас задались вопросом? Потому что, это путешествие таило в себе столько неясного и коварного в себе, что хотелось успокоить себя, а выходило наоборот. Путь был не сложным, однако столько долго сидеть в седле, с непривычки было тяжело. Решив пришпорить коней, отряд ускорился.

   Мы продолжали свой путь, как неожиданно сзади послышался неловкий смех, а затем и вовсе громкое гоготание. Я с интересом обернулся и заметил, что Глеб и Велес идут рядом и о чем-то весело разговаривают. Глеб, что-то рассказывал смешное и Велес не мог удержаться от смеха. Молчать действительно надоело, и я обратился к Глебу:

   - Глеб, расскажи нам всем, о чем вы так весело рассуждаете? - Я старался говорить как можно спокойнее, поэтому в голосе моем не было слышно нервозности и неодобрения и Глеб, не замялся и не заставил ждать ответа.

   - Да, мы тут обсуждали различные ситуации в жизни, вот я и рассказал Велесу свою историю. Предлагаю, каждому рассказать свой интересный рассказ. Дорога длинная, вот, к примеру, ты Алексей, можно тебя так называть? Расскажи что-нибудь интересное, если не трудно конечно. - Всадники согласно покачали головами. Я намеревался сам послушать, а ни как не рассказывать, но раз людям интересна моя история. Я решил поделиться ею с ними.

   - Алексей, лучше зовите меня Алексей. Так будет проще. Не люблю сложностей в общении. Что же вам рассказать интересного? - Я задумался и не много подумав нашел, чем поделиться. - Как вижу, вам всем не более тридцати лет. Значит, родились вы уже в этом, Новом мире. Поэтому и многого не знаете о том, как жилось многие годы назад. Может, конечно, и знаете, но через призму сохранения вашей психики в нормальном состоянии. - Я исподлобья взглянул на слушателей. Все молча ожидали продолжения от меня. - А расскажу я вам вот что. - Когда сосредоточение в моей голове достигло нужных параметров, я продолжил. - Когда в 2009 году случилось непоправимое. Непоправимое - это пусть будет так называться причина, которую, кстати, мы и пытаемся найти в этом путешествии. Следствием, которого, стала гибель большей части человечества нашей планеты. Мне было двадцать два года, я был студентом. Подрабатывал по возможности. Я лично не помню, какое это было точно число, но по рассказам это было шестнадцатое августа. Я точно помню, как я проснулся утром. Кровать и обстановка была для меня какой-то чужой, незнакомой. Я оделся. Одежда оказалась моего размера. Фотографии на стенках и полках говорили о том, что это моя квартира, или как минимум о том, что я здесь живу. Я даже не помнил, как меня зовут и сколько мне лет. Сплошная пустота. Нереальное чувство пустоты сознания. Я перерыл в комнате все, что смог и обнаружил свой паспорт и паспорта других членов моей семьи. Из паспорта я и узнал, как меня зовут и сколько мне лет, какой это город и что за улица. Я решил выйти на улицу, чтобы осмотреться, или просто увидеть, что происходит там. Когда я вышел на улицу, я увидел ужасающую картину. На асфальте, на земле, в машинах и вообще повсюду лежали тела множества людей. Так же я заметил и тех, кто так же, как и я бродил вокруг и не понимал, что происходит. Тех кто погиб, было заметно больше. Вспомнив, что у меня есть паспорта моих родных, я вернулся обратно, взял документы и вновь вернулся на улицу. Я начал разглядывать фото и старался найти хоть одно сходство с найденными мной людьми. Никто даже близко не был похож на тех, кого я искал. Вскоре мне захотелось есть. Тогда я не понимал, что в моем желудке такое творится, но рефлекс тянуть все в рот остался. Я почувствовал приятный, манящий запах свежей выпечки и направился в ближайший магазин. В магазине на полу лежали тела покупателей, а за кассой лежало тело девушки-кассира. Я все еще помню. На ней был красный фартук. Для меня тогда это не было чем-то неординарным, я просто не понимал почему кто-то ходит, а почему другие лежат не двигаясь. Мне тогда еще не было знакомо чувство сожаления или сострадания к этим людям, я просто-напросто забыл, что это такое. Я набрал столько еды, сколько смог унести. Я вернулся в квартиру и поел. Решив, что нужно найти что-нибудь еще, что могло бы мне помочь с моими воспоминаниями, я нашел фотоальбом, где было множество фотографий и комментариев на обратной стороне. - Никто не смел перебивать, все слушали рассказ. Безусловно, кто бы мог еще мог рассказать подобную историю, наполненную такими деталями и красками. - Весь день я провел в ожидании, что кто-нибудь войдет в дверь и я узнаю в этом человеке свою мать, отца или сестру. Но мог ли я на это надеяться, ведь если подумать, то они так же как и я могут не помнить своего прошлого. За окном начало темнеть. Для меня это было новостью тогда, что есть день и ночь. Я вообще удивляюсь, как мог помнить, как ходить, писать и разговаривать. Затем я уснул и проснулся уже рано утром. Ночью же ко мне приходили воспоминания. По капле, каждую ночь все больше и больше. С самого утра я решил найти моих родных, чтобы хотя бы было с кем поговорить, чтобы было не так страшно. Подходить к другим людям я боялся. В те дни я был похож на ребенка, который ничего не боится, потому что многого не знает. Собаки, которых казалось в тот момент больше чем людей на улицах, рылись в помойках. На улице был смрадный запах гниющей плоти. Подходить к каждому и разглядывать его, было необычайно противно. Но самое главное меня все чаще начали посещать страхи, что я все-таки найду своих родителей и сестру, но они будут в числе тех, кто уже никогда не встанет. Электричество отключилось примерно через три дня. Повезло тем, кто смог им правильно воспользоваться. Вскоре, после нескольких дней уже было невозможно выйти на улицу из-за запаха, заполнившего все вокруг. Все форточки, окна и любые доступные щели закрывались. Было чрезвычайно душно, но это было лучше, чем тошнотворный запах, захвативший улицы. Гниющая плоть и стала второй причиной, по которой начали снова умирать люди. Крысы распространяли заразу, с невероятной скоростью. Распространение различных болезней послужило второй волной смертей, но не сразу, а потом. Каждую ночь, мне снились сны, в которых ко мне возвращалась память. Ровно через неделю я уже помнил все. Ко мне начали заходить люди, призывавшие меня помочь им убрать тела. Когда мог, я помогал. В то время просто невозможно было оставаться в стороне. Многие задавались вопросом, а что же все-таки произошло той ночью или ранним утром, но никто не мог ответить. Шли месяцы, погода начала меняться. Начали приходить люди из других городов и поселений, потому как в их городах осталось настолько мало жителей, что оставаться там было опасно, потому что находились такие, кто задумал не решать проблемы совместно, а начинал грабить по неясной причине. Видимо в их сознании проснулась безнаказанная злость, а возможно это было отчаянием потери близких им людей. Из своего города мы старались таких людей выгонять, но это было бесполезно, так как не было преград, чтобы удержать их нездоровый пыл. Так и начали возводить стены вокруг кварталов. Потом кварталы соединялись между собой и так примерно через полгода большая часть города была окружена стеной. Люди перебирались в те районы, в которых находились значимые постройки, крупные продуктовые магазины и магазины с оружием и спорттовары и заводы. Мне повезло, я жил в нужной части. Конечно, большинство еды уже было давно испорчено, но и много консервированных и прочих продуктов оставались пригодны для еды. Нашлись и те люди, которые взяли на себя ношу управления городом. Были и противники, а так же и их сторонники, которые поддерживали своих лидеров. Создавалась новая политика. Я же занимался патрулированием города, как и вы, только у нас тогда было огнестрельное оружие. Частые нападения сплотившихся бандитов, которые впоследствии и стали называться бьорнами, варгами и прочей нечистью, часто заканчивались перестрелками и жертвами. Примерно через год, а может даже и меньше патроны закончились, и наши ружья и пистолеты были пригодны лишь для того, чтобы ими отмахиваться от мух или для аналога мотыги. Из-за дефицита продовольствия и оружия и появились такие люди, как искатели и торговцы. Я и сам пару раз пытался сделать пару вылазок, но мои искания не находили абсолютно ничего нужного. Вскоре были приняты попытки для создания холодного оружия, но не сразу нашлись умельцы, которые смогли бы его делать. Проблема состояла еще в том, чтобы найти нужный материал. Приходилось в производственных горнах переплавлять сталь ножей и прочих предметов, которые могли бы подходить для создания мечей. - Я остановился, чтобы глотнуть воды, в горле моем пересохло. - Так шли годы, люди снова превращались в охотников и собирателей. Для того, чтобы что-нибудь производить нужны были поля, но окрестности города были опасны. Однажды я познакомился с девушкой по имени Алена, которая стала моей женой. Она стала для меня первым за столь долгие годы человеком, родным и близким. Люди умирали, но производить детей на свет получалось крайне редко. Это было еще одним феноменом. Только через многие годы ситуация нормализовалась. Через много лет и у нас родился сын. Бандиты ушли уже задолго до этого на запад, где, видимо, смогли найти себе пристанище, но находились и такие, кто оставались. Шли годы, и рос интерес к обитаемой среде запада, а дальнейшую историю моей жизни вы знаете. - К горлу подкатил комок и я тяжело вздохнул и ласково похлопал по шее коня.

   - Да уж, интересная история, мне рассказывали, что было трудно и все прочее, но не в таких подробностях. Спасибо за урок новейшей истории в комментариях. - Я обернулся на незнакомый голос, говорившего человека, это был Борис. В голове мгновенно обозначился занимательный факт, до этого момента я ни разу не слышал голоса ни, Бориса, ни Всеволода, а если и слышал, то не помнил этого. - Люблю читать книги по истории, из них можно многое узнать.

   - Если читать все то, что написано в официальных книгах по истории, то не будешь знать ничего. История - это та же самая политика. Из истории было вычеркнуто много того, чего нам уже не узнать, и было дописано много того, чего, нам бы и не стоило читать вовсе. Запомни, историю пишут победители. - Все слушатели сделали за моим выражением лица. - Успокойтесь. Сейчас эта история уже не влияет на наше сознание, сейчас пишется новая история, которую надеюсь, кому-нибудь удастся прочитать.

   И снова молчание воцарилось в конном отряде, возглавляемом мной и Светозаром. Дорога петляла из стороны в сторону. Вокруг было полно зверей, наблюдать за ними было одновременно приятно и необычно. Многие сотни лет людской мир уничтожал тысячами разные виды животных, некоторых даже и вовсе не стало. Но когда случалось такое, что, к примеру, на человека нападал медведь, защищая свои владения, его по возможности убивали. В чем же, правда человечества и почему оно возложило на себя полномочия жизни и смерти других живых видов. Но смотря на этих животных, нельзя было увидеть ни ненависти за причиненные ранее жертвы, ни угрозы за то, что люди находятся в их владениях. Только человеку свойственны ненависть и злопамятство. Поэтому ранее, думается, как и ныне в новейшей истории, есть люди, которые считают, что то, что произошло это ни что иное, как ответная реакция природы, а возможно и чего-то высшего.

   Начало темнеть и мы решили заночевать. Все последующие дни ничем не приглянулись. Все те же бесполезные разговоры и дорога. Все было бы так, если бы не на закате очередного дня впереди не начал вырисовываться образ города. Город, в который некогда отправились три солдата, из моего отряда, в поисках помощи. Едва заметно мелькали вдалеке, движущиеся солдаты, которые несли пост. Весьма вовремя, подумалось мне. Лошади, устали и хотели есть, так же как и их хозяева, которые останавливались лишь раз за день, чтобы перекусить и дать насытиться воды и покушать травки своим лошадям. Я шел все той же дорогой, что и тогда. Я помню искалеченную ногу моего солдата и не могу забыть тех двоих, что ушли в этот город. Но мог ли я подвергать опасности свой новый отряд. Ситуация была крайне противоречивой. Кто бы мог знать, что там происходит. Да и никто до этого не слышал о городах, где живут одни лишь разбойники и убийцы. Я решил обратиться к друзьям.

   - Итак. Точно мы не знаем доброжелательны ли эти горожане, но знаю одно, будьте начеку. И еще, смотрите куда ступает ваша лошадь, не хотелось бы, я думаю, кому-то остаться без лошади в самом начале пути. Я говорю о капканах, если кто не понял. - Мне действительно не хотелось повторить оплошность, которая случилась многие годы назад. Я грозным взглядом осмотрел свой отряд и спросил. - Надеюсь все понятно?

   - Да, но если мы не уверены, что там все так гладко, зачем туда идти? - Сказал Глеб и начал вглядываться в друзей, ища в них одобрительных киваний. - Разве мы не можем пройти мимо и заночевать в лесу. Как и вы в свое время. Тогда была зима, а сейчас лето. Зачем нам рисковать?

   - Во-первых, тогда была зима, а сейчас лето, в том то и дело, если медведь или волк нападут, нам сладко не придется. Во-вторых, нам необходим хороший отдых и нормальная еда, в лесу мы спокойно не сможем ни есть ни спать. В-третьих, нам нужны сведения, которые возможно сможем достать в этом городе. Я понимаю твои опасения, но существует большая вероятность оказаться в западне в лесу с огромным количеством диких животных, которых кстати говоря, стало в десятки, а то и сотни раз больше. Меня так же как и тебя одолевают сомнения, а стоит ли идти туда, но взвесив все за и против, я думаю, что стоит попытать счастье в городе. - Я решил взглянуть на каждого и вопросительно ждал их мнений. - Итак, предлагаю поднять руки тем, кто за то, чтобы идти в город. - Я первым поднял руку, за мной все остальные, включая и Глеба. - Ввиду того, что своими голосами вы поддержали меня, вся ответственность за это решение лежит на всех нас, но будем надеяться на лучшее.

   - Согласны. - Дружно проговорили воины и врач.

   Оставалось не более двадцати метров до главных ворот здания, как раздался голос:

   - Назовитесь или убирайтесь прочь.

   - Мы из города Мирный. Идем на запад, нам нужен ночлег и пища - Отозвался на вопрос Светозар.

   - Вы кто такие воины, странники или искатели?

   - Мы воины. - Ответил Светозар. - Мы пришли с миром, нам ничего не нужно кроме ночлега и пищи. Мы будем благодарны вам за оказанную помощь. Все узнают о вашем гостеприимстве далеко от этих земель. - Светозар повернул разговор в интересную сторону. Стражник не мог не заинтересоваться.

   - Пустить их. - Приказал страж. - Мы будем к вам гостеприимны, покуда вы будете оставаться миролюбивы. Для того, чтобы найти ночлег и покушать вам необходимо идти прямо и не сворачивать, пока не упретесь в высокое девятиэтажное здание, это и будет ваш ночлег на сегодня. - Словно по заученному клеше проговорил стражник. Говоря о своем гостеприимстве, он явно слукавил, в его голосе, было слышно презрение.

   Ворота отворились и мы ступили на лжегостеприимную землю этого города. Поворачивать назад уже никто не стал. Леденеющее чувство взгляда, упирающегося в спину не приятно поднимал волосы дыбом. Слышался неуемный лай доносившийся из вольеров, которые располагалась у ворот. Где-то вдоль стены слышались отзвуки лая собак, это говорило о том, что в этом городе очень много служебных собак. Оказалось, что на протяжении всей стены стоят посты, охраняемые собаками.

   Темнота уже полностью окутавшая город, была кротко потеснена огнями факелов, слабо освещавших улицы. Редко проходившие мимо местные жители, иногда неловко, но и с какой-то основательной нелюбовью, поглядывали на нас. Видимо чужеземцев здесь не жаловали. Тишину улиц заполнял лишь звонкий цокот копыт лошадей. Можно было заметить, как недремлющие жители изредка высовывались свои головы из окон, чтобы посмотреть на незнакомых им всадников. По сторонам улиц мелькали слабо различимые вывески различных излюбленных мест пребывания местной публики.

   Здание ночного привала было уже совсем близко. Девятиэтажно здание казалось крепким на внешний вид, но ему было около ста лет. Такие дома еще начинали строить в начале шестидесятых годов. Рядом с домом был пристрой для лошадей. Наш отряд завернул к нему и стал ожидать появления конюха. Вокруг воцарилась тишина, ни шагов, ни любого другого проявления присутствия конюха не было, лишь только слабый треск горящих факелов.

   - Я схожу, узнаю, возможно, хозяин ночлега знает, где этот чертов конюх. Надеюсь он не спит. - Слезая с коня заявил Велес.

   - Кто не спит, конюх или хозяин ночлега? - Теша публику поинтересовался Невзор.

   -Конюх, кто же еще? А то так можно и на лошадях поспать, с таким же успехом. - Велес говорил с таким задором и резвостью, что казалось он вовсе не устал от столь долгого пути.

   - Глеб, сходи с Велесом, чтобы ему не так скучно было. - Светозар заметно хохотнул и мотнул головой Глебу в сторону Велеса.

   - Ну, шутник. - Нисколько не обидевшись, закивал головой Глеб и поспешил к Велесу. - Нам, надеюсь, будет поинтереснее, чем вам тут сидеть.


***


   Глеб и Велес поднялись по слегка искрошившимся ступенькам и через пару мгновений их уже не было видно. Старая, деревянная дверь легко подались твердой руке Велеса и не издала ни звука. Пред взором возник небольшой подъезд, синяя краска которого уже дано слазила со старых стен. Неприятный подвальный запах резко бил по ноздрям. Около лестницы и лифта, который не работал, стоял стол, но за ним никого не было. Глеб и Велес приблизились к столу и вытянув головы, решили увидеть, где все же находится владелец этого заведения. Никого не было видно. Пришлось пару раз громко постучать по столу, прежде чем они смогли заметить колокольчик на стене. Звон колокольчика приятно разменялся с тишиной, своим звучанием. Стон скрипучей кровати послышался из ближайшей квартиры. Стал слышен звук непонятного шорканья. Громкие щелчки открывающейся двери и из-за угла показался человек видом своим напоминавший колобка. Он тяжело передвигался, даже казалось сомнительным его родство с человеческим родом. На вид ему было около пятидесяти, но из-за лоснящихся жировых складок на лице, почти не было видно морщин. Под глазами были огромные мешки, которые свидетельствовали о нарушении работы сердца. Он передвигался заметно тяжелыми шагами. Ноги его почти не поднимались от этого и создавалось неприятный шоркающий звук. На нем была майка, разукрашенная во все цвета радуги и синие штаны, напоминавшие спортивные. Еду, он поглощал, судя по всему, в невероятных количествах. Таких еще зверолюдей встречать никому не приходилось.

   - О, добрые путники, рад нашей встрече. Добро пожаловать. Меня зовут Александр, а можно просто Саша. Так будет даже лучше. Знаете ли проще. - Раздражающе высокий голос толстяка неприятно бил по барабанным перепонкам. - Какие молодые, крепкие. Вам нужен ночлег? - Улыбка не слазила с лица Саши. Его щеки в улыбке поднимались так, что глаз почти не было видно. Отвращение к этому созданию с каждым мгновением увеличивалось.

   - Да, нам нужен ночлег, но нас не двое, а семеро. Мы на лошадях и хотелось бы увидеть конюха, который смог бы присмотреть за ними, пока мы будем отдыхать. И вообще, этот дом не рухнет, пока мы будем спать? Я как вижу, он старше тебя в два раза.

   - Не беспокойтесь, дом пригоден к эксплуатации. Даже семеро, как же я рад, как же я рад. - Толстяк пытался подпрыгивать от радости и бить в ладоши. Отвращение ярко виднелось на лицах Глеба и Велеса, но толстяка это не останавливало. - Я очень люблю гостей. Пойду, разбужу Леню, он такой у меня соня. - Все так же улыбаясь Саша скрылся за стеной, все так же шоркая ногами.

   - Более противного создания в жизни не видел, в Мирном даже свиньи меньше, наверно, весят. - Демонстративно судорожно потряс руками Велес, показывая свое негодование.


***


   За время их отсутствия ничего интересного не произошло. Я мирно рассматривал здания города. Мне было очень интересно разглядеть ту обстановку, в которой живут горожане. Светозар вглядывался в звездное небо, а Невзор рассказывал какие-то байки друзьям. Стоять без дела было не трудно, но все же хотелось уже спокойно лечь, закрыть глаза и проснуться уже наполненным силами и энергией для грядущего дня. По этой причине, каждая минута казалась бесконечно долгой и мучительной. "Отдых", кричало сознание каждого из нас. Мне казалось, что если я лягу, то мгновенно усну. Я не знал, случалось ли мне за годы моего исчезновения путешествовать, или же я был просто находился в состоянии летаргии, что казалось маловероятным. Мы наконец-то заметили, как Глеб и Велес вышли из подъезда. Негодованию не было границ.

   - Ну что там? Мы сегодня нормально уже переночевать сможем или как? - Грозно поинтересовался Невзор. Все уже были на взводе.

   - Там нас Саша встретил. - Велес громко загоготал, подняв голову к небу, он начал держаться за живот.

   - Какой к черту Саша? - Светозар уже был не в себе от неразберихи, творившейся в этом городе.

   - Да все нормально, сейчас выйдет конюх, примет наших лошадей. Саша - это видимо владелец этого здания. Отвратительный мужик, весит наверно как лошадь. - Послышался шум хлопнувшей двери. Леня вышел, явно раздраженный тем, что его разбудили молча прошел к конюшне. Всклокоченные ото сна волосы весело торчали в разные стороны. Конюх отворил дверь и махнув рукой обозначил, что можно заводить лошадей. Когда все лошади были уже в загоне, Леня кратко, но язвительно проговорил:

   - Я о них позабочусь, не беспокойтесь. Животные это моя слабость. - Конюх улыбнулся и можно было заметить его желтовато-черные гнилые зубы.

   - Мы вам верим. - Сказал Светозар, поскорее отводя глаза от этого человека.

   Леня зашел в конюшню, где уже начал наливать воду лошадям. Мы же решили не терять времени и идти внутрь дома. Неожиданно, словно паук, крадущийся по своей паутине, к нам подбежал мальчишка лет девяти и потянул меня за руку. Я от неожиданности подпрыгнул. Было одновременно жутковато ощутить неожиданное прикосновение и в то же время смешно, что я испугался мальчишки, который не мог причинить вреда. Чумазый мальчик, снимая с головы капюшон, заговорил.

   - Дядя, дядя, дайте чуть-чуть денежек. - Мальчик вытянул свою грязную руку ко мне.

   Его большие серые глаза, смотрели на меня и поглощали своей глубиной. Испачканные сажей щеки мальчика, невольно содрогались от холода. Мне стало катастрофически неуютно смотреть на этого убогого ребенка. Он мне напомнил крики плача детей, которые остались живы в 2009 году, но и без того не имея навыков жить они пачками погибали в первые дни. Я почувствовал какую-то навязчивую ответственность за этого ребенка и спросил у него:

   - Где твои родители, мальчик? - Я любящим взглядом отца смотрел на ребенка.

   - Вот там. - Мальчик указал куда-то в небо.

   Я и все остальные податливо откликнулись на указывающий жест. Наверно, каждый как и я в тот момент задумались о том, что родители мальчика мертвы. Как бы не было прискорбно, но жизнь не меняется и люди, как приходят в этот мир, так и уходят. Я почувствовал мягкий толчок, и озираясь на то место где пару мгновений назад стоял мальчик, заметил, что его уже нет. Уже, примерно, в двадцати метрах от меня тот самый мальчишка бежал со всех ног и даже не оглядывался. Мне это показалось чрезвычайно странным. Я обратился к членам отряда.

   - Вы что-нибудь поняли? Я нет. Что он убежал-то? - Я пожал плечами.

   Пару секунд молчания и вдруг Борис громко засмеялся. Не понимая повода для смеха, я повернулся к нему.

   - Что-то не так? - Мне было крайне интересно узнать, что же он смог увидеть в этом смешного.

   - Он тебя обокрал! - Борис пальцем указывал в район моего пояса и продолжал смеяться. Я незамедлительно посмотрел туда, куда показывал Борис и обомлел. Мальчишка оказался малолетним вором, который срезал легко и изящно мой кинжал висевший на моем поясе на кожаном ремешке. Сперва я потупил взгляд, а потом засмеялся, равно как и все остальные. Воришка воспользовался моментом, чтобы отвлечь взрослых своей слезной историей об умерших родителях, как не медля не секунды, смог срезать и убежать с моим кинжалом.

   - Вот лопухнулся, но ведь он мог и зарезать при желании. - Мне было и стыдно и смешно за себя одновременно. - Ладно, ладно, хорош гоготать, пошли уже отдыхать. Все, что с этим связано обсудим завтра.

   - Ага, давай завтра. - Велес весело похлопал меня по плечу.

   Зайдя в подъезд, наша группа заметила, что Саша уже встречал нас своей неслезающей с лица улыбкой. Но его радостный взгляд и улыбка тот час же потухли, когда он обратил на меня внимание. Толстяк молча стоял с открытым ртом. Я не придал значения на неожиданную реакцию моего появления. Мало ли что случилось с этим ущербным, подумал я. Остановившись у стола все семь человек принялись ожидать приглашения. Толстяк не шелохнулся, видимо он о чем-то задумался. Его мысли были где угодно, но только не в этом помещении.

   - Ау, может, хватит там стоять? Давайте уже обсудим условия. - Невзор, как я заметил, был легко возбудим.

   - Да, да я иду, простите. - Толстяк направился к столу.

   - Итак, что с нас причитается за ночлег? У нас есть шкуры, это единственное, чем мы можем отплатить, ну и не много золота. Давайте решать скорее, а то действительно спать хочется, нам завтра рано утром вставать. И еще бы перекусить утром. - Невзор все также решительно вел разговор.

   - Золота вполне хватит, но оплата завтра. Для всех вас я уже приготовил место. Еду принесу, как только встанет солнце. Всего доброго. - Саша был сильно чем-то озабочен. Я заметил, как он иногда поглядывал на меня и щурился, пытаясь что-то разглядеть.

   Саша указав на нужную квартиру, дал ключи. Обрадованные тем, что мы сможем отдохнуть, мы дружно направились к ней. Обстановка в квартире была не плохой. В некоторых местах обои вспучились и создавали пузыри, но это нисколько не мешало провести ночь в этом месте. Трехкомнатная квартира прекрасно подходила для ночлега семи человек.

   - Я сплю на кухне, а вы уж сами разбирайтесь где и с кем вам спать, спокойной ночи. - Сказал я, скрываясь за дверью ведущей на кухню.

   Мне не хотелось бы проснуться утром и увидеть спящего мужика с открытым ртом, сочащим слюной. Представляемая картина вызвала во мне усмешку. Я снял доспехи и аккуратно положил их рядом с табуретом. Мне ни сколько не было неуютно, скорее наоборот. Мне нравилась жесткая поверхность спального места, называемого полом. Я лег на спину. Еще несколько минут слышалось басистое шептание Невзора, а затем и он умолк, сменив шепот на громкий храп. Во рту моем пересохло. Я решил встать и выпить из фляги не много воды. Горло быстро пришло в порядок и я снова лег на пол. Я вновь задумался об этом мальчишке, который так нагло и весьма профессионально смог украсть у меня мой кинжал. Мое трепетное стремление помочь бедолаге обернулось для меня кражей. Мир снова начал переворачиваться, если уже не перевернулся. Мрачным казалось будущее, где каждый, даже самый молодой житель этой планеты несет в себе угрозу.

   Заливистый храп мешал мне думать. Я решил попытаться уснуть. Ловя ритм словно метроном, через несколько минут и я смог предаться сну.

   На небе, за окном все так же горели звезды. Ночь принесла своих жителей, которые часто садились на подоконники и форточки окон, но вскоре они все улетели. Их спугнул белый и плавящий своей яркостью свет, свет который просочился в окно кухни.

   Тьма. Только тьма и ничего кроме нее. Лишь мелко пульсирующие огоньки неизвестной природы могли нарушать эту вакуумную черную мглу. Было сложно понять где я. Даже не было возможности нащупать стены. Я стоял неподвижно. Обернувшись вокруг я заметил ровный свет исходивший откуда-то из глубины. Я решил идти к источнику света. Идти было заметно трудно, непонятный хруст и трескание раздавались под ногами. В лицо дул слабый, мокрый ветер. Неуютно ощущение сырости напрягало мое тело. Я чувствовал, что капли попадают на мою грудь. Сделав пару хлопков по груди, я понял, что обнажен по пояс. Что-то непонятное загромождало путь. Я споткнулся и упал, руки мои наткнулись на что-то круглое и похожее на горшок. Его гладкая поверхность часто сменялась шероховатостями, я не придал своей находке никакого значения и отбросил подальше от себя. Послышался звук ломающегося горшка. Таких горшочков здесь было не мало, возможно я находился на складе у гончара, такая была у меня мысль. Я спокойно встал и попытался нащупать стены, несколько осторожных шагов вправо, еще шаги влево, но тщетно, казалось это был какой-то широченный коридор, которому нет конца. Свет становился все ярче и ярче, все ближе и ближе. Нескончаемые груды горшочков и их обломков продолжали ломаясь, трещать под ногами. Послышался неровный звук похожий на шум моря. В голове пробежала мысль: "Неужели я у моря, как же я давно не был на море". Сильное жжение почувствовалось на том месте, где был шрам, но не обращая на это внимания я двигался дальше. Окно, впереди это было точно окно. "Уже совсем близко, еще не много терпения" - Подбадривал себя. Не знаю что меня влекло к свету, скорее всего это была просто стремление, просто-напросто выбраться скорее на свет. Я приблизился уже настолько близко, что можно было почувствовать более сильный ветер, но не соленый, как у моря, а какого-то непонятного оттенка. В окне уже можно было различить голубые небесные тона. Когда я все же настиг окно, то не мог произнести ни слова. Окно действительно было направленно в небо. "Возможно это колодец". Но как же я мог идти по стенам. Я не понимал, что меня снова посетил сон и чувства жжения, касание слабого ветерка по коже были ни чем иным, как моим сном. Признаюсь честно, порой очень трудно осознать, что все происходящее вокруг сон, несмотря на всю невероятность происходящего.

   Я попытался вылезть наверх. Руки чувствовали напряжение и тяжесть тела. Когда я выбрался, то опешил еще больше, я был на крыше дома, того самого дома в котором я и мой отряд в ту ночь отдыхал. Ощущение влажности ушло в небытие и я почувствовал огненно горячие лучи солнца на своем теле. Было сложно привыкнуть, но несмотря ни на что, я смог приручить боль, которую испытывал. Оглядевшись вокруг, я заметил белую материю, которая бесхозно висела на оплавившейся от ударов молнии телевизионной антенне. Я накинул ткань и ощутил некое охлаждение и приятную дрожь по всему телу. Меня привлекал необычный шум, исходивший с улицы. Я решил взглянуть, что же происходит внизу и не уверенно решил шагнуть к краю крыши. Я не много боялся высоты, но стремление увидеть что-то необычное взыграло решающую роль. Не твердые шаги к краю крыши поддались легко. Ничего не было видно и я решил как можно дальше высунуть голову, но не рассчитав силы, я перевернулся и начал падать с крыши. Сильный ветер бил в лицо так, что было сложно открыть глаза. Все мышцы тела свело в судороге, я почувствовал, как страх разбиться уже проник в каждую клетку моего мозга. Дыхание сперло. Полет быстро закончился. Когда я почувствовал удар о землю, в груди защемило, но через несколько секунд я уже чувствовал, как мое дыхание нормализовалось. Обычно, когда я во снах падал, то просыпался, но не в этот раз. Пошатываясь, но с неожиданной легкостью я поднялся на ноги. По городу проходил красочный парад его жителей. Звуки барабанов и других инструментов наполняли звуком город. Разноцветными масками были разрисованы лица прохожих. Причудливые узоры украшали кожу. Количество людей казалось колоссальным и невероятным. "Но, в честь чего все это?" - Раздался вопрос в моей голове. Ни прошло и мгновения после мнимого вопроса в голове, как с неба артиллерийным зарядом хлынул ливень. Ткань покрывавшая мое тело и голову быстро намокла. Теперь она не представляла для меня никакой ценности и я скинул ее с себя. Тяжелая от воды тряпка грузно упала в скопившиеся лужи на земле. Мой взгляд устремился в небо, солнце продолжало светить и на небе не было даже тучи.

   Дождь ни сколько не испугал шествующих, а даже наоборот чуть подзадорил. Крики радости, теперь сливались с музыкой в причудливой какофонии. Маски под гроздями дождя начали сползать. Теперь в место радостного лика на их месте были свирепые лица, наполненные болью и страданиями. Когда дождь смыл полностью, даже остатки краски на лице, улица мгновенно опустела. Под леденящими струями дождя лежало три тела, от них исходили кровавые водные разводы. Они были еще живы и им нужно было помочь. Я не теряя времени подбежал к ближайшему телу, пытаясь помочь, но было поздно первый мертв. Движение к еще одному телу, так же мертв. Это были те самые, те трое, которых я двадцать семь лет назад отправил в этот город в поисках помощи раненному солдату, тому которому не повезло угодить в капкан. Пытаясь отыскать следы жизни у последнего лежавшего на земле тела, я направился к нему. К моему изумлению в человеке, которого сейчас держал на руках я узнал того самого толстяка. Того, который предоставил нам жилье. В голове возник образ из памяти: "Я пойду, он мой брат. Санька, поможешь?" Этот толстяк и был Санькой. Что-то непонятное закружилось в моей голове, стоило лишь задуматься о том, что могло превратить члена моего отряда в существо похожее на колобок. Я стиснув зубы, начал трясти его за отвороты рубаки, в которую был одет Саша. Никаких эмоций, несмотря на то, что живот его медленно поднимался и опускался. Я боялся потерять его еще раз и с силой, уже не заботясь о приличии, ударил его ладонью по лицу, чтобы привести в чувства. Саша медленно поднял голову и просипел что-то не внятное и отключился. Еще пару неловких вздохов и тело Саши начало разрушаться под действием дождя. Он вновь попытался открыть рот и произнес:

   - Беги...

   Я оглянулся вокруг на два тела, лежавших рядом. Они уже почти исчезли. Их словно съедал дождь, падавший не весть откуда.

   В этот момент я осознал всю бредовость происходящего и сознательно сделал рывок из сна. Вокруг все потемнело и я снова оказался на кухне. На все том же твердом и неровном полу. Все так в той же квартире наполняемой храпом Невзора.

   Сон закончился, но понимание того, что я смог узнать в толстяке, своего старого друга и коллегу, крепко засело в моей голове.

   -Надо же такому присниться. - Заметно громко изъяснялся сам с собой.

   Во рту снова пересохло. Вставать было чрезвычайно сложно. Шея затекла, а рука, которая была под головой, онемев не двигалась. Через пару секунд я почувствовал легкое покалывание, которое переросло в едва выносимое болезненное ощущение передвижения крови по руке. Размяв шею, я присел и дотянулся до фляги, которую нужно было наполнить с утра. Я снова освежил горло и лег на спину. Спать даже не хотелось. Мне было бы не приятно увидеть снова подобное во сне.

   Всю оставшуюся часть ночи я не сомкнул глаз, раздумывая о том, куда приведет нас неведомая дорога. Меня все чаще посещали фантомные мысли о том, что я не смогу вспомнить дальнейший путь и мы упремся в тупик. Но говорить об этом своим новым друзьям я не хотел, чтобы не возбуждать в них сомнений и панических настроений. Вскоре я забыл об этих мыслях и начал вслушиваться в тишину, которая неожиданно сменила храп. Однажды даже был слышен сильный грохот непонятного рода и какая-то возня, но вскоре все прекратилось. Обращать внимание на каждый хорош мне не хотелось. Не знаю сколько так пролежал, но я все же уснул крепким и здоровым сном.

  Глава шестая

Булькая, и захлебываясь кровью, он успел сказать.

   За окном начало светать, как в дверь кто-то постучался. Я неохотно поднялся с пола, на котором спал, протер глаза и направился к двери, чтобы узнать кого принесло в столь ранний час. Я пару раз зевнул.

   - Кто там? - Хриплым ото сна голосом поинтересовался я. Голова еще с трудом соображала, но пора было просыпаться. Ответ не заставил себя ждать.

   - Это Сашин помощник. Покушать принес, как вы и просили с первыми лучами солнца. - Голос был приятный. Видимо он был чем-то обрадован и настроение его искрилось. Это было сильно заметно по его голосу. - Открывайте, а то остынет.

   Я неспешно открыл дверь, есть мне, вовсе не хотелось с утра, но решив, что друзья мои не откажутся, решил все, же не утруждать человека за дверью длительным ожиданием. Дверь открылась, на пороге стоял пожилой мужчина, а рядом с ним, видимо, его внук, в руках был большой поднос, закрытый крышкой и кувшин с молоком. Протягивая руки к подносу, я сказал:

   - Спасибо и передайте конюху, чтобы готовил лошадей, мы скоро выезжаем.

   - Конечно. - Коротко ответил мужчина и откланялся.

   Запах струившийся из под не плотно прикрытого крышкой подноса, развеял все нежелания подкрепиться завтраком. В животе забурлило.

   Поставив поднос и кувшин на столе в зале, я открыл его. Поднос наполняли крупные куски мяса, сочившиеся приятным запахом. Они ярко поблескивали жиром стекавшим по кускам. Аромат быстро заполнил квартиру. Эффект приятного запаха еды не заставил ждать. На кроватях послышалась возня. Сонные взгляды покосились на мясной завтрак. Если кто-то и хотел все еще спать, то тот час же все это желание сменилось на тягу к заполнению желудка.

   - Ребят, давайте кушать. Тут столько мяса, что кажется они хотят, чтобы мы умерли от заворота кишок. - Не скрывая своего громадного аппетита поделился своим мнением Невзор.

   Прошло примерно минут десять, прежде чем каждый умылся и присел за стол, чтобы насладиться едой. Мясо оказалось необычайно нежным и приятным на вкус. В нем было не мало сала, но все же вкуса оно не портило, лишь только добавляло сочности. Приятный сладковатый вкус молока отлично дополнял мясо, но чем больше пили молоко, тем еще больше хотелось пить. Сытный завтрак невольно перелился в легкую дрему, а потом и вовсе в глубокий сон.

   Проснулись мы уже не в своем уютном временном пристанище, а в темном помещении, наполненном сыростью и мерзким пищанием крыс под ногами. Руки и ноги были прикованы к стене цепью. Вырваться было невозможно. Тесно сжатые оковы сильно давили запястья. Сухость во рту неприятно впивалась в горло своими острыми иглами. Чувство усталости и изнуренности не оставляло ни на минуту. Казалось, что каждый из нас накануне поработал на каменоломне. Невзор, стараясь собрать хоть малейшие части слюны во рту, не громко что-то прохрипел. Никто даже не смог понять, что он хотел сказать, но собравшись с силами, он повторил послание:

   -Друзья, пожалейте, плюньте мне в рот, а то у меня пустыня во рту. - Невзор начал сухо откашливаться. Кашель заметно был похож на собачий лай. Казалось горло Невзора сейчас не выдержит и разорвется на части, но вскоре кашель прекратился и он замялся.

   Влажные стены помещения подсвечивала слабая керосиновая лампа, стоявшая на мокром и усыпанном крысиным пометом полу. Где-то в глубине из темноты послышались звенящие звуки цепей. В помещении похожем на подвал был кто-то еще, и я был уверен в том, что он находился в таком же положении, как и мы.

   Глеб засуетился, его в отличие от всех нас не беспокоило присутствие кого-то чужого, но в нем это вызывало необычное негодование.

   - Эй, кто здесь? Что вы от нас хотите? - Судя по голосу, Глеб чувствовал себя лучше всех.

   - Не стоит кричать, я прекрасно все слышу. - Протяжный, заметно высокий мужской голос послышался из темноты. Друзья переглянулись между собой, понимая, что рядом тот самый неприятный толстяк. Мы стали ожидать кто же первый с ним заговорит.

   - Это Алексей говорит, помнишь такого? - Светозар и все остальные с широко открытыми глазами взглянули на меня. Они не ожидали столь интересного продолжения. Признаться я тоже не ожидал встретить здесь человека, который был моим товарищем двадцать семь лет назад. Светозар все никак не мог поверить в то, что я мог быть знаком с толстяком и ждал ответа от Саши.

   - Конечно, Леш, как мне забыть своего единственного и, кажется, лучшего на свете командира. Много лет прошло, а ты нисколько не изменился. Какие витамины принимаешь? - Смех толстяка резал уши, но закрыть их было невозможно. У Саши было все в порядке с юмором, но я шутить не хотел.

   - Зато вижу, как ты сильно изменился, я тебя даже и не сразу узнал. Кажется тебе есть, что рассказать мне и моим спутникам. Нам бы очень было интересно знать, что здесь происходит и где Николай и его брат Вадим? Это те трое, о которых я вам рассказывал... парень в капкан попал, помните? - Адресовал последние несколько предложений я своим спутникам. Те дружно положительно замотали головами.

   - То, что я вам расскажу, будет казаться невероятным, но поверьте мне это правда. Ведь судя по тому, что из крепкого молодого парня, я превратился в омерзительного борова, то случиться тут могло всякое. - От радости, или смятения Саша снова завизжал от смеха. Психика его была нарушена на сто процентов, но винить его было не за что, ведь никому из нас не была известна его судьба. Каждый из нас, стараясь повнимательнее вслушиваться в каждое слово Саши навострил слух.

   - Мы внимательно тебя слушаем, Саша. Расскажи все как есть. - В моем голосе слышалось нетерпение.

   - Когда мы с Вадимом понесли раненного Николая в этот город, мы и не ожидали такого теплого приема. В воротах нас встретили и сразу же предложили помощь. Двое крепких парней в кольчугах взяли носилки и, как нам тогда сказали, Колю понесли в госпиталь, где смогут оказать ему первую помощь. Отказываться не было смысла, ведь именно за помощью мы и шли. Отдав в спасительные руки раненного Колю, мы не много успокоились. Но все же я помню, как Вадима трясло. Он беспокоился за брата, но нам нужно было успокоиться. Охранялся город не плохо. Нас с Вадимом отвели в этот дом, он еще тогда был населен. Только через многие годы его переделали в привал для путников. Усталость и нервозность не давали нам расслабиться, но все же через некоторое время мы уснули. Не знаю сколько прошло времени, но я проснулся от стука в дверь. Открыв ее, я заметил на пороге, стражника, который предложил нам отправиться к главе города, который ожидал нас, как гостей. Его настоящее имя никто не знал, но сам же себя он называл Атакапа. Когда мы пришли, нас пригласили за стол и предложили побеседовать с Атакапа, а так же отужинать с ним. Как сейчас помню, кушать мне хотелось невероятно. Наша беседа длилась очень долго, мы разговаривали о многом. Ему была интересна наша история, как мы здесь оказались. История нашего города и вообще цель нашего стремления на запад. - Саша слезно усмехнулся, шмыгнул носом и продолжил. - Атакапа был очень дружелюбен и любезен. Вскоре принесли кушанья и мы вкусили сочные куски мяса. Замечу, что в этом городе питаются в основном мясом. Поэтому даже и не спрашиваю, что вам принесли на завтрак. Я помню, как аппетитно уплетал сочные куски мяса. Сытно покушав, мы продолжили разговор с Атакапа. Вадим поинтересовался можно ли проведать брата. Его, равно как и меня интересовало здоровье Николая. На что Атакапа неожиданно прервал разговор и поинтересовался о том, понравился ли нам ужин или нет. На первый взгляд это не казалось странным. Врать не было смысла, да и незачем? Еда оказалась прекрасной. На эти слова Атакапа отреагировал весьма спокойно и начал углубляться в то, что мы чувствовали когда ели. Вот тогда, то я уж точно почувствовал что-то не ладное и решил задать встречный вопрос: "А собственно, в чем дело?" Атакапа начал смеяться, в этот момент он уже не был похож на хорошего собеседника и гостеприимного хозяина, а более на неистового дьявола, чья кожа с каждой секундой смеха наполнялась кровавым оттенком. Мы с Вадимом не знали о чем и думать, но хозяин неожиданно успокоился, но все еще придерживал себя за живот. Его ответ на заданный вопрос нас раздавил, даже не просто раздавил, он уничтожил нас, как личностей. Он ответил коротко, но нам этого хватило. "Мне было интересно, понравился ли вам на вкус ваш друг". В животе что-то грозно забурлило и тошнота подступила к горлу. Взгляд Вадима меня напугал не менее, чем то, что я сейчас съел своего друга. Вадим кротко проглотил комок, который до этого мешал ему говорить. Дрожь с которой трудно было совладать все так же сотрясала тело Вадима. Дрожащим голосом он спросил: "Где мой брат, твою мать?" Этот вопрос еще больше раззадорил Атакапа и тот пуще прежнего начал заливаться смехом, пытаясь себя успокоить, он пару раз на мгновения останавливался, но вскоре он снова разрывался от смеха. "Где, где твой брат? В моем, так же как и в твоем животе, твой брат". Атакапа говорил медленно и грозно, кулаки его сжались так, что кожа на косточках кисти побелела. "Кожу снятую с него доедают свиньи, а кости отдали собакам, которые как никогда были рады свежей человечине". Взгляд Вадима потух в отчаянии. Лицо его побледнело. Я мог только представлять, что он чувствует. - Саша замялся, по-новому переживая тот страшный момент, затем тяжело вздохнул и продолжил. - Далее я смутно помню, меня сзади огрели по голове чем-то и все то, что мог видеть это плывущие фигуры. Я слышал шум борьбы и крики, но уже не понимал ничего и вскоре отключился. Очнулся я так же как и вы сейчас в цепях и с отчаянием в голове, но мне повезло меньше чем вам. Вы сейчас не одни, а я мог лишь жаждать чьего-нибудь присутствия в те дни, а то и недели. Время для меня в те далекие времена тянулось очень медленно, я не понимал что со мной будет. Один раз в день мне приносили еду, так же мясо и стакан воды. Я отказывался есть и требовал, чтобы мне дали что-нибудь другое. Пил только воду. Вскоре меня освободили от оков, но не из камеры. Я продолжал отказываться от еды, предлагаемой мне все также раз в день. Через пару дней я обессилел. Иногда я даже не мог встать, я мочился под себя. Мою еду съедали крысы, их количество росло с каждым днем в моей камере. Часто падая в голодный обморок, я чувствовал, как меня кусают за ноги, но сил не было на то, чтобы даже отмахнуть кишащие тела крыс. Однажды я проснулся и понял, что у меня нет трех пальцев на ноге. Я был без сознания и даже не ощутил, как от меня отгрызли конечности. Я собрал все оставшиеся силы и схватил одну из жирных крыс и откусил ей голову и швырнул серое тельце подальше от себя. В моей голове закралась мысль о том, что если я не съем кого-то из тех, кого мне приносят, тогда я стану жертвой тех, кто обитает в этих подземельях. Крысы стали для меня врагами номер один. В моей голове возник вопрос: стать кормом крысам, которые съедят меня без сожаления, или быть живым, съев человека. Я уже не мог осилить себя, во мне взыграло стремление выжить. Я начал есть, то что мне приносили, мои силы с каждым днем набирались. Но я все так же, как и вы не понимал зачем меня оставили в живых, а других убивают. В конце концов оказалось, что то, что мне приносили было обычным животным мясом и не более. - Невзор хотел пару раз перебить, кажущегося жалким толстяка, и спросить что-то, но Светозар отрицательно помотал головой и Невзор покорно замолкал. - Я уже был каннибалом, при чем уверенным в том, что отныне другой еды, мой организм не приемлет. Ответ не заставил себя долго ждать, после того, как я стал хорошо себя чувствовать ко мне пришел Атакапа. В моих глазах он снова предстал в виде доброжелательного дяди. "В нашем городе есть жители и их нужно чем-то забавлять. Ты, я вижу воин. У нас есть проводятся бои, в которых победителей чествуют, как героя, а проигравшего ждет не завидная учесть. Если ты откажешься сражаться, то тебя эта участь постигнет прямо сейчас. Если же согласишься, то будешь жить и даже возможно станешь свободным". Я не мог отказаться от этого предложения и я не мог представить себя съеденным кем-то другим. Представление о том, что кто-то, кто более ценит жизнь мог поглощать части моего тела, была неприемлема. Тогда я даже и не задумывался о том, что действительно когда-нибудь смогу жить спокойно и увижу тебя, Алексей. Вам предстоит сделать выбор от которого зависит ваша судьба. Моя же участь уже решена. - Саша затих. Долгое молчание никто и не осмелился прервать, ожидая дальнейшего продолжения рассказа, но толстяк все так же молчал.

   У Невзора накопилось не мало вопросов и он не выдержал тишины и начал расспрос:

   - Это что... ты имеешь в виду, что и мы сегодня кого-то съели? Да ни черта подобного, я не верю. Я не верю в то, что люди могут есть людей, где это видано. Глупость какая-то. Да и зачем? Вокруг полно животных, какой в этом смысл? По незнанию я еще могу понять, а чтобы специально, это что-то невероятное. - Невзор действительно верил в то, что говорил. Он мотал головой и не веря своим ушам, что-то бормотал себе под нос.

   - Людоедство было всегда и во все времена. История насчитывает десятки тысяч случаев. Даже в обществе двадцатого и двадцать первого века находились те, кто пожелал отведать людской плоти. - Я решительно был настроен переубедить Невзора, в неправильности его взглядов на тему каннибализма. Я хорошо в этой теме разбирался и мог констатировать любой факт. Волна социального насилия захлестнувшая двадцатый и двадцать первый век, черным пятном отражалась на исторической карте Земли. Простое человеческое любопытство швырнуло меня в зловонное, пустотелое и бездушное путешествие по бескрайним просторам статистик и статей криминальной области, в свое время. Где не было места ни морали, ни состраданию, ни проблескам человеческой натуры. Я понимал, что и в прошлые века ситуация складывалась ни чуть не лучше, но в те давние годы не было возможностей узнать всего того, что происходило или могло произойти. Иногда я задумывался над тем, что же произошло на самом деле, из-за чего не стало большинства людей на этой планете? Ответ приходил один: что-то могущественное, накопив весь негатив Земли за все долгие столетия, направил его против ее жителей. - Но вот теперь я задаюсь вопросом: ради чего в нынешнее время практикуют каннибализм и ради чего все это происходит, неужели земля убила не тех термитов-людей, которые поглощали плоть Матери-Земли, дающей право на жизнь? Откуда берется ненависть, которая заставляет поднять руку на собственную, любящую мать. Откуда ненависть, которая подталкивает молодую мамашу кинуть новорожденного в зловонную мульду и при этом не наложить на себя руки. Кто мы есть без единения?.. Все у меня нет слов! - Выговорившись я замолк. У меня просто не было слов, чтобы продолжать этот разговор. Вытаращив глаза на меня, уставились мои спутники и ясно понимали о том, что меня сорвало.

   - Алексей всегда умел философствовать, этого у него не отнять. Какой лидер без умения выделять свои мысли и концентрировать их. - Саша вновь подключился к разговору. - Тебя как зовут?.. того, которого не верит, что люди едят людей? - Вопрос выглядел весьма не адекватно и слегка колко.

   - Меня зовут Невзор. Здесь и мои друзья Светозар, Велес, Борис, Всеволод и Глеб. Глеб не воин, он наш лекарь, вдруг чего в дороге приключится. - С заявленной решительностью ответил Невзор.

   - Лекарь? - Послышался хмыкающий звук. - Думаю не стоит им говорить, что среди вас не все могут владеть мечом...

   - Я прекрасно справляюсь с оружием, просто медицина для меня это мое альтер эго. - Неожиданно перебил Глеб.

   - Несмотря на это, я бы не рекомендовал вам все же говорить о вашем альтер эго. Они скормят тебя диким животным, как бы для разогрева перед битвой. - Странно, но толстяк уже давно не смеялся и даже не пытался шутить. - Да, вы сегодня ели мясо человека. - Каждый из слушавших поднял взгляд, пытаясь безрезультатно высмотреть образ толстяка в глубине помещения, напоминавшего подвал. - Это был конюх, который кстати говоря хотел зарубить ваших лошадей. - Саша усмехнулся. - Я попытался ему противостоять и случайно сболтнул, что знаю одного из путников. Конечно же он тут же среагировал и бросился на меня. Завязалась драка. - Я припомнил ночные шумы и возню, но при этом промолчал. В моей голове обозначилось подтверждение слов Саши. - Он не оставлял мне выбора, как убить его. Хоть я и толстый и неуклюжий, но еще мог владеть оружием. Я сильно ударил его топором в грудь, как говорилось раньше: рана несовместимая с жизнью. Но не успел я его прикончить. Не вовремя конечно решил наведаться, справиться о новых гостях, пришел Атакапа. А тут я стою с топором и Ленька, булькая, и захлебываясь кровью, успел сказать, что знаком я с вами. Леня умер. Ну и поделом ему, я не жалею, что лишил этого скота жизни. Именно он без задора убивал любого человека, если на то была необходимость. К слову убивали тут не всех, а только тех, кто много знал из пришедших сюда. Я же к своему счастью, был всего лишь управляющим этого ночлега. - Саша громко рассмеялся. - Не пропадать же мясу, вот его и порубили, а меня сюда. Думали наверно убить меня, но, как мне кажется, они поступят более зверски. Расскажу вам интересный факт, жители города даже не догадываются о том, что здесь творится. - Я удивленно распахнул глаза. - Да, хоть это и кажется лживым, но это действительно правда. Они думают, что те, кто выступает на арене - это убийцы и преступники. Конечно к ним не будет сожаления, когда перед битвой начинают лживо рассказывать твои, будто бы совершенные поступки. Вот так и сохраняется равновесие и непоколебимость в том, что эти люди действительно должны умереть. Едят только Атакапа, его приближенные и те, кто умудрился попасть в эти подвалы, то есть бойцы. Их принуждают есть человечину, чтобы потом ими управлять. А тех из жителей, кто много знает, обвиняют в различных несуразностях, в общем, как инквизиция и казнят. Однажды одна женщина решила сбежать со своим ребенком из города, узнав о ненормальном отношении его глав к жертвам боев, которое длится уже, которое десятилетие, но ее поймали. Думаете они были благосклонны? Нет! Женщину повесили у всех на глазах, под ликующие крики толпы, обвинив ее в том, что она в сумасшедшем бреду пыталась скормить своего ребенка животным, а ребенка взял на воспитание к Атакапа. Теперь этот мальчик все время с ним ходит. Учится быть его будущим последователем. - В голове моей снова промелькнуло воспоминание о том, кто принес нам еду: мужчина и мальчик. - Со мной поступят, я думаю, куда жестче. Мне даже самому интересно, как они в этот раз решатся это сделать. Да и зачем мне теперь жить, я умер, тогда, когда впервые сознательно попробовал человеческую плоть. Но теперь я вижу, что мой долгий путь был не просто испытанием моей воли и стремлением выжить. - Саша вновь усмехнулся. - Моим предназначением была помощь вам. Только сейчас я это понял. Только сейчас я это осознал и принял. Только сейчас, я понял всю затею судьбы и то, что ничего нет в жизни случайного.

   - Поделишься своими доводами с нами? - Вновь подключился к разговору я. Мне стало интересно, что задумал Саша и о каком предназначении он говорит.

   - Да, но я должен все обмозговать. - Саша уверенно ответил. Он уже о чем-то размышлял.

   - Что же нам теперь делать? - Негодовал Глеб. - Это что получается? Теперь и мы постоянно должны убивать на арене и жить так ото дня в день, питаясь теми, кого мы убили? - Интересовался Глеб, сбивчивым голосом.

   - Нет, я здесь прожил достаточно, чтобы узнать все то, что не следовало бы мне знать. Я помогу вам бежать. - По голосу Саши было не трудно догадаться о том, что он не шутит.

   - Ну, так и что же нам нужно делать то, не томи. - Ворвался в разговор Борис, терпение его было на исходе. Нам всем бы хотелось, как можно быстрее уйти из этого места и снова ощутить легкость в руках без оков и свежий летний воздух природы.

   Саша поведал свой план, той возможности для побега, которую считал наилучшей. Никто и не осмелился спорить с отчаявшимся толстяком. Да и лгать ему не было смысла, не та ситуация. План, казалось, был прост, но осуществление его могло быть весьма сложным, но загадывать наперед было вредной привычкой, и мы просто ожидали появления Атакапы. Мне было интересно знать. Что каждый из тех, кто находился сейчас со мной думал и о чем размышлял. В моей же голове было желание, как можно скорее выбраться отсюда и направиться снова в путь. Я постарался вспомнить пометки на карте, которую незадолго до этого так придирчиво рассматривал. В памяти всплывали, как фантомные, которых не могло быть, так и реальные воспоминания об отметинах на карте. Кружки и треугольники мелькали в глазах. Кружки - это безопасно. Треугольники - опасность. Словно мозаику я восстанавливал образ карты, которую уже конечно же не увижу. Я старался не забыть, то что смог вспомнить и через каждые несколько минут вырисовывал в своем воображении изгибы рек и лесов, отмечая на них геометрические фигуры. Но иногда я задумывался, нужна ли мне эта карта, потому как путь мой был давно навязан мне и сворачивать с него я даже и не думал.

   Через некоторое время в дверь кто-то вошел и придирчивой улыбкой осматривал нас, прикованных цепями к стенам. Мы выглядели беспомощными и жалкими. Он был облачен в одежды синих тонов. Несколько мгновений он лишь смотрел и о чем-то думал, но решив все же заговорить, начал:

   - Приветствую вас, о добрые гости, города сего! Меня зовут Атакапа. Кто из вас тут главный? - Атакапа обвел взглядом помещение и заметил меня в попытке поднять руку. Пред нашим взором стоял среднего роста, седовласый мужчина лет восьмидесяти, видом своим ничуть не напоминавший психопата-людоеда. С ним рядом, равно как и раньше, стоял мальчик лет одиннадцати. Атакапа часто поглядывал на ребенка, словно пытаясь увидеть в нем что-то, чего он ждал. Людоед подошел и обращался уже непосредственно ко мне. - Как вы уже, возможно, догадались, вы являетесь моими пленниками, но это ненадолго, то есть все зависит от вас. Panem et circenses... хлеба и зрелищ, так голосила римская чернь перед гладиаторскими боями в Риме. Удивительно, но прошло немало сотен лет, а люди остались такими же беспомощно бестолковыми и требуют все того же. Но как я, будучи главой этого скромного и экстремально дружелюбного города на отшибе, могу отказать в этом моим согражданам. - Он язвительно старался показаться добрым старцем и при этом и не пытаться скрывать своей истиной натуры. - Я вам предлагаю сыграть в истории этого города свою роль. Роль не простую, роль гладиатора тех сражений, которые проводились в древние времена. Вам нужно лишь уметь управляться с оружием и считать, что жизнь вас любит. - Оскорбительная улыбка, служила отрицанием ценности жизни пленников.

   - Думаю, что все со мной согласятся, и мы примем ваш теплый и радушный прием и выступим на вашем состязании, но нам бы хотелось узнать, когда это все произойдет. - Я кивнул на кандалы, сковывавшие мои движения. - А то не хочется считать себя пленником, тем более что мы будем рады биться за свои жизни на арене. - Пленники дружно закивали головами.

   - Сейчас время полдень, сегодня пятница, вам повезло, ждать долго вам не придется. Сегодня же ночью вы выступите на арене моего города, и, надеюсь, покажете все возможное свое умение выживать. Скажу честно, так я говорю каждому из тех, кто попадает в мое распоряжение. В последнее время заблудших душ в этих краях становится все меньше и ваше нахождение здесь стало искрой, которая разбудит в людях интерес к жизни. - Атакапа расхохотался, личные охранники, стоявшие позади, поддержали. - Отдохните, к полуночи вы должны быть готовы. - Старик развернулся и направился к выходу. - Охрана, снять с них кандалы. Пусть разминают руки, я не хочу, чтобы они были похожи на кукол, которые даже не в силах удержать меч в руках.

   Один из охранников поочередно подошел к каждому из нас и снимал цепи. Невероятно, но создалось такое впечатление, что даже дышать стало легче.

   - Можно задать вопрос, который нас всех интересует? - Глеб, мял кровавый след от снятых оков на запястьях. Атакапа остановился и медленно развернулся, чтобы рассмотреть любознательного пленника. Он подошел как можно ближе, и тщательно вглядываясь в лик Глеба, произнес:

   - Говори, если уверен, что этот вопрос достоин внимания. - В его глазах было неодобрение. Его заметно нервировало то, что его пленник позволяет себе слишком много, но он держался.

   - Откуда пришло ваше желание поедать людей, мне лично это не понятно, ведь еды полно. Леса полны живностью. Почему? - Голос Глеба дрожал от непонятной боли в районе сердца. Ему было одновременно страшно и чрезвычайно любопытно. Взгляд Атакапа от услышанного вопроса, слегка потух. Наверно ему впервые кто-либо не боясь смерти решился задать этот вопрос. Он вздохнул.

   - Когда в 2009 году я очнулся на дороге в лесу, не понимая, где нахожусь, со мной рядом лежало два тела, женщины и девочки лет шестнадцати. Как и все, я потерял память и не понимал кто они и кто я. Я не буду рассказывать, как я провел этот день, но расскажу я одно. Когда в животе у меня стало сжимать и колоть, ожидая очередного приема пищи, я прошелся в поисках чего-нибудь съедобного, но, не понимая всей флоры и фауны, я ел что попало, меня несколько раз даже стошнило. Я наткнулся обломок разбитой бутылки и поранил руку. У меня потекла кровь и я, не зная, как ее остановить открыл рот и начал инстинктивно высасывать кровь. Мне, оголодавшему скитальцу, вкус крови пришелся по вкусу и, вспомнив о телах найденных рядом с собой, я вернулся назад. Вот именно тогда я впервые попробовал человека. Но когда память ко мне приходила с каждым последующим днем, я осознал, что съел свою жену и родную дочь... Тогда я сошел с ума и возненавидел всех людей. Думаю этого достаточно, чтобы понять, почему я сейчас поступаю так, как поступаю! - Недовольный и раздосадованный крик донесся от Атакапы. - Все разговор окончен! Вы еще пожалеете, что спросили меня об этом. Многие годы я пытаюсь забыть о том, что случилось. - Стремясь как можно быстрее выйти из камеры, Атакапа скрылся за дверью.

   - Зря вы его так. - Сказал человек из личной охраны главы города и попятился назад к двери.

   Освобожденные пленники, массируя, тщетно пытались смягчить боль в запястьях. Из темноты, хромая вышел Саша.

   - А теперь друзья, нам нужно обсудить детали. Я постараюсь быть предельно точным в описаниях своего плана и его реализации, поэтому слушайте и запоминайте, потому как больше вам никто об этом не расскажет.

   После, примерно, десяти минут обсуждений, все пленники уже постарались ели слышно повторять слова сказанные Сашей и пытались найти себе возможность пристроиться на полу и уйти в свои собственные думы и мечты. Я долго думал о предстоящем событии. Я представлял как это будет происходить. Какие повороты и куда нам нужно будет сделать, чтобы не заблудиться. Память меня подводила в последнее время и я решил сделать несколько напоминаний для себя.

   Светозар о чем-то расспрашивал Сашу и негромко удивлялся, услышав ответы на свои вопросы. Глеб бродил по подвалу и напевал какую-то песню. Все остальные либо уже спали, либо пытались уснуть. Просто сидеть или лежать было сложно и позабыв обо всем на свете, я закрыл глаза и уснул. Это было на удивление легко сделать в столь неуютной обстановке. Мне приснился сон, в котором мое желание поскорее узнать чем кончится эта ночь, смогла заиметь, хоть и не реальные, но все же хоть какие-то образы.

   Я представлял себя в виде рудиария, мощного и в то же время опытного бойца, кем в действительности и являлся. Дышать было тяжело, шлем мешал расслабиться. Передо мной стояли закрытые решетчатые ворота. Я ожидал своего выхода на арену. На песке в это время бой уже заканчивался. Провокатор, держа обезоруженного самнита за голову поднял взгляд к толпе и ждал их решения судьбы проигравшего. Пальцы вниз, как и на знаменитой картине Жерома. Победитель ни капли не сомневаясь вонзает свой меч в шею воина. Едва различимый стон исходит от самнита и он испускает дух, на глазах сотен, а то и тысяч людей. Толпа взвыла от восторга, гладиатор поднял руку вверх будучи уверенным, что он непобедим. Решетка начала подниматься. Ликующие зрители провожали возгласами победителя. Вслед за ним, заросший сединой и с залысинами старик, веревкой, тащил по песку тело погибшего воина. Рядом со мной возник из тени ретиарий. Черная кожа раба сливалась с темнотой комнаты. Будущий враг скалил зубы в ожидании скорейшего начал состязания. Чем скорее мы начнем, тем скорее он вернется к обыденности и спокойно доживет день, а может еще несколько, а потом все заново.

   Мелодия, наигранная инструментами, возвестила о том, что пора выйти из тени и предстать на суд Императора на арене. Уверенным шагом я и мой чернокожий оппонент вступили на теплый, согретый солнечными лучами песок, щедро пропитанный кровью падших здесь ранее бойцов. Чернь жаждущими взглядами всматривалась в гладиаторов, которые вышли на их общий взор. Для них мы всего лишь свежее мясо, которое если и уйдет в небытие, то даже никто и не вспомнит. Толпа ждала пролития крови. Встав на изготовке друг против друга. Неожиданно открылись еще несколько ворот, из которых выбежало три льва. Львы были очень голодны, это было ясно видно по их слегка выделявшимся ребрам и безумным взглядам, направленными на нас. Теперь я и мой враг на время союзники. На нас надвигались три огромных, зрелых льва, которые не откажутся от свежего мяса. Как я понял потом львами были те, кто пожелал вкусить человеческого мяса, те, кто жил в этом городе.

   Два льва на подходе к своим жертвам не поделили место и начали драться. Нам это на руку. Плечом к плечу я и ретиарий решили воспользоваться возможностью и убить оставшегося в одиночестве льва. Мой чернокожий временный напарник начинает махать сеткой, концентрируясь для броска. И вот сеть наброшена. Беспомощный лев не может вырваться из сети и в его тело проникающими ранениями вонзаются трезубец ретиария и мой меч. Толпа нисколько не успокоившись. Начинает вопить еще громче. Им нравится то, что они видят. Последний раз поднимается грудь убитого льва и вот он окончательно мертв. Со спины были слышны все те же рычания львов, которые уже не плохо успели друг другу навредить. Обагренная кровью золотистая шкура львов уже не была такой привлекательной. Быстрые удары лапами по голове дезориентировали друг друга. Один из львов упал на бок и оборонялся уже лежа. Лев, чье преимущество было очевидно часто пытался вцепиться в шею противника, но тот все же пытаясь сопротивляться и отвечал ударами когтистых лап. Еще пару мгновений и все же стремление победить преодолело стремление обороняться. Лев все же смог вцепиться в шею и умертвить своего противника. Есть себе подобного лев не собирался, тем более, что рядом находились два более подходящих для поглощения объекта. Хищник поднял окровавленную морду и взгляд его упал на меня. Мне стало жутко страшно от мысли послужить пищей для существа, которое скорее всего даже не понимало всей ценности человеческой жизни в целом. Я не мог и пошевелиться под натиском его пламенеющего взгляда. Сначала медленно, а потом все быстрее и быстрее, лев начал набирать скорость, двигаясь прямо на меня. Пару мгновений я не мог сдвинуться и с места, я впервые увидел льва, но его мысли были уже только о том, чтобы меня съесть. Я тяжело сглотнул. Лев за пару секунд преодолев расстояние разделявшее меня с ним пригнул. Вспышка света и все вокруг начало казаться замедленным. Голоса людей, кричавших от неистовства, превратились в замедленные басовые звуки. Я закрыл глаза. Мир для меня сейчас был частью чего отдаленного, я же являлся сам себе миром и вселенной в одном лице. Глубокий вздох наполнил мою грудь. Что-то могущественное давало мне возможность сконцентрироваться, чтобы не умереть. Я поднял веки и вцепился обеими руками в меч. Время снова вернулось в нормальное русло и уже всего лишь десятые доли секунды отделяли мою голову от оглушительного удара лапы льва. Я резко выставил меч вперед, ожидая момента, когда лев напорется на него. Меч вонзился в плоть животного, но лев успевает ударить меня своего огромной лапой и оглушительный звон основательно устанавливается в ушах. Я падаю навзничь. В глазах моих темнеет. Мутный образ чернокожего раба стоящего надо мной, возникает на фоне ослепительного солнца.

   Неожиданно наступает тьма. Я чувствую стремительное головокружение и мелодия. Мелодия чрезвычайно знакомая. Я ее слышу не впервые, но не могу вспомнить когда и где. Мелодия повторяется еще несколько раз и снова в моих глазах появляется образ ретиария. Он ждет решения публики о жизни и смерти. Чернь решает, что жить мне не стоит. Я вижу, как его трезубец стремительно направляется в область моей шеи.

  Глава седьмая

Впереди стоял небольшой отряд,

из пяти воинов охранявших проход.

   Я проснулся. "Неужели это был снова сон", подумал я. Реальность снов, которая в последнее время меня пугает, стала приобретать все более яркие особенности, которые уже невозможно отличить от действительности, несмотря на всю необъяснимость происходящего во сне. Я оглянулся вокруг и заметил, что спит только Невзор, остальные о чем-то переговариваются. Присоединяться в данный момент мне к ним не хотелось и поэтому я поднялся с пола и присел на корточки, упершись спиной о стену. Не знаю сколько я спал. Определить здесь время было невозможно. Нас окружали лишь влажные стены подвала и темнота. Я решил проанализировать свой сон и попытался вспомнить, что же в нем происходило и что все это могло значить. Когда-то давно люди часто заглядывали в сонники, чтобы узнать, что означает сон, но у меня этой возможности нет и поэтому я решил воспользоваться услугами своего воображения и представить астральное послание. Ничего вразумительного мне не пришло на ум, но вот мелодия снова и снова играла в моей голове. Сначала я решил ее напеть, но почему-то те ноты которые исполнял я, никак не складывались с тем, что слышалось во сне. После нескольких неудачных попыток я постарался сконцентрироваться и произвести эту мелодию другим способом - свистом. Через пару мгновений легким выдуванием воздуха наружу вылетела нужная мелодия, без капли фальши и с нужным ритмом. И в этот момент я наконец вспомнил где я слышал эту мелодию раньше. Многие десятилетия назад, все также по дороге на запад, когда я со своими, тогда еще живыми друзьями, остановился в заброшенной деревне. Эту мелодию равно как и сейчас я слышал во сне. Тогда она прозвучала в исполнении Олега, он ее насвистывал. В этот раз, я слышал эту мелодию наигранную неестественно электронным или даже синтезированным звуком. Что все это значило, мне предстояло узнать еще не скоро.

   Я снова и снова насвистывал эту мелодию, пытаясь разобраться в ее смысле, но безуспешно. Невзор открыл глаза и неодобрительно взглянул на меня. Видимо ему надоела эта странная мелодия в моем исполнении. Я прекратил и здоровяк продолжил свой сон. Саша жался где-то в дальнем углу, подальше от всех. Мне стало интересно о чем он размышляет и я решил подсесть к нему. Глухое эхо шагов возвестило Саше о моем приближении. Он грустно взглянул на меня и ничего не сказал.

   - Можно присесть и пообщаться с другом? - Я старался говорить спокойно и не навязчиво. Саша снова поднял взгляд. В этот момент мне стало действительно жаль этого толстяка. Я в нем до этого момента не узнавал своего прежнего друга, а теперь я видел все те же добрые и искренние глаза человека, которому мог доверить жизнь свою и своей семьи.

   - Конечно.

   - О чем думаешь? - Решил я разбавить молчание беседой, для которой и пришел.

   Саша улыбнулся. Как мне тогда казалось, он вовсе не боится своей участи, но это вполне могло быть иллюзией.

   - Ну, хотя бы о том: какого черта?.. прошло двадцать семь лет, а ты появляешься здесь спустя столь долгое время и ни капли не изменился с того момента, когда я тебя последний раз видел. Объясни, что вообще происходит? Я только понял, что вы снова, как и тогда, направляетесь на запад, но черт возьми, что с тобой произошло и где все остальные? - Глаза Саши горели от любопытства переполнявшего его разум. Он вцепился в меня руками и будто бы пытаясь вытрясти ответ, в прямом смысле этого значения.

   - Поспокойнее, Саш, поспокойнее. Я тебе расскажу все, что я знаю.

   - Я жду. - Толстяк уже обрадовался началу истории, которой он так долго ждал.

   - Когда вы ушли в этот город, мы направились дальше на запад. По дороге мы встретили заброшенную деревню, в которой провели ночь. На утро мы обнаружили, что Олега нет и пошли на его поиски. Замерзшее тело Олега мы нашли в лесу, но вернувшись обратно мы снова застали его в доме...

   - Да что за бред? Ты о чем вообще, Леш? - Саша, негодуя сделал возмущенную физиономию.

   - Если хочешь дослушать все то, что я хочу тебе сказать, то лучше не перебивай, или ты меня считаешь за лжеца или сумасшедшего? С каких это пор для тебя я стал одним из них? - То, что сказал Саша меня взбесило. - Да, я согласен, что это кажется невероятным, но я что похож на уличного рассказчика анекдотов? - Брови мои поднялись, показывая, что я разозлен.

   - Прости, Леш, но то, что ты говоришь, кажется действительно невероятным. - Саша потупил взгляд. - Продолжай, я тебя слушаю.

   - Дальше будет еще невероятнее. Когда потом нашли город-призрак, мы попали в заварушку с бьорнами и один из них схватил Олега и не давал ему возможности вырваться. - Я примолк, а затем продолжил. - Несмотря на то, что я это сам мог видеть своими собственными глазами, я все еще не очень верю в то, что произошло. Изо рта Олега вырвался ярчайший свет и пламя, которое смогло воспламенить обидчика. - Я рассказывал с подобающими эмоциями. Поначалу Саша пытался скрывать свою улыбку, но увидев все мои эмоции, его улыбка исчезла и не появлялась больше на протяжении разговора. - Далее мы собирались отправиться дальше, но... в общем пришел я в сознание только тогда, когда я оказался в нашем родном городе. Я случайно встретил своего сына Ромку, которому уже тридцать два года. Естественно я тогда ему не поверил. Да какой сознательный человек поверит в этот бред, но когда я придя домой, увидел постаревшую Алену. В тот момент я смог бы уверовать во все что угодно. Далее у меня снова провал в памяти и я оказываюсь у ворот Мирного и во мне пламенем горит желание снова идти на запад. Причем я ранен и даже неизвестно кем. - Я поднял футболку покрывавшую мое тело и показал свежую рану, на которой все еще красовались стежки. Затем развернулся и показал обожженную спину. - Вот такая невероятная история.

   - М-да, так сразу и не поверить, но зная тебя, я думаю ты лгать не будешь. Но, как ты объяснишь то, что ты все еще относительно молод? Я этого не понимаю. - Движения толстых рук постоянно отвлекали меня от лица Саши.

   - Не знаю в чем дело, но это служит еще одним доказательством того, что мои слова правдивы, не так ли?

   - Да, ты прав, сколько бы ты невероятного не рассказывал, но твой вид подкрепляет слова делом. - Толстяк закивал головой.

   - Теперь у меня к тебе встречный вопрос. Как ты смог из крепкого воина превратиться в, прости если сможешь, свинью? Если ты мне сможешь это объяснить, то это будет не менее невероятным, чем та история, которую я смог рассказать тебе. - Меня этот вопрос раззадорил.

   Саша негромко рассмеялся и дружески похлопал меня по плечу. Это похлопывание придало мне сил, я почувствовал какую-то невероятную энергию, все также таившуюся в теле этого хоть и толстого и уже почти незнакомого, но все же родного для меня человека.

   - Прощаю, потому что я и есть свинья, тут уж ничего не поделать. Самое интересное в проблеме ожирения, - начал он, - это то, что смотрясь каждый день в зеркало ты незаметно набираешь в весе. Весь этот жир откладывается на боках, на ногах на лице и ты его не замечаешь. Так же и я, после того как смог стать свободным от боев, начал, хоть и не много, но набирать в весе. Сначала я был стражником города, но проявив свои способности в математике, меня поставили ответственным за работоспособность и прибыльность в ночлеге. Так я стал заведующим. Когда ты воин и постоянно несешь службу или сражаешься на арене, тебе достаточно постоянно носить амуницию, чтобы хоть не много оставаться в форме, но когда садят на мягкий стул вместо деревянной скамьи для обедни, когда тебе ставят телятину на завтра, обед и ужин, вместо скудной миски похлебки, не занимая себя ничем ты не можешь остановить себя. Когда я располнел до такой степени, что мои брюки перестали застегиваться, то сам для себя придумал кару за то, что я остался жив, а мои друзья погибли и я стал есть людей по праздникам. - Саша усмехнулся. - Кара моя состояла в том, что любой нормальный человек не стал бы есть другого, так и я уверовав в то, что только животные могут съесть человека, я перестал относится к себе, как к человеку. Я должен был уподобиться скотине. И вот результат моей кары: постоянные боли в сердце и печени, и конечно же импотенция. Но не сейчас, ни вчера и ни раньше я не передумал принимать эту кару. И только теперь, после твоего появления я понял, что я должен был выжить только для того, чтобы помочь тебе. Но и только сейчас я понял, что расплатой за мои грехи стала не собственноручная кара, а помощь тебе

   Саша протянул мне ладонь для рукопожатия. Я пожал ему руку и он резко потянул к себе, обнял и начал хлопать по спине. Я понимал, что ему не хватало нормального общения и дружеской любви, но не знал, что на столько. Саша пару раз шмыгнул носом, я понял что он плачет. Мужские слезы многого стоят. Слезы Саши стояли двух жизней и жизни собственной. Наверно именно вина за стремление остаться живым всю жизнь мучила его совесть. И только сейчас, через многие годы одиночества среди "нелюдей", он может прижаться к дружескому плечу и может быть уверенным в том, что это плечо не подведет.

   - Прости, что развел тут ненужный потоп, но я столько лет, сколько бы ни старался не смог пролить ни одной слезы. Поверь, я так рад тебя видеть, друг!

   - Я тебя тоже очень рад видеть. - Мне стало не по себе от того, что делает с людьми одиночество.

   - Прости, Леш, но теперь я хочу побыть один. - Саша отвернулся и лег на пол.

   - Отдыхай, Саш.

   Я сперва решил наведаться к Светозару, который что-то обсуждал с Глебом и ярко жестикулировал, остальные просто слушали, но потом передумал и снова забился в свой угол. Мне было неприятно осознавать и чувствовать собственную обеспокоенность и беспокойство отряда. Время тянулось бесконечно долго. Крысы, чувствуя свою безнаказанность наглели с каждым мгновением. Пытаясь обнюхать меня, они старались подойти как можно ближе. Поначалу я от них просто отмахивался, но нездоровый интерес ко мне рос с каждой секундой. Не знаю, что привлекало этих крыс, но желание остаться в целости и сохранности для меня было на первом месте. Откуда-то сверху прямо мне на голову упала здоровенная, жирная крыса, от неожиданного приземления мне на голову я даже вскочил. Невзор поднялся с пола и вопросительно взглянул на меня. Я ничего не мог ему ответить. Он встал и начал просто-напросто растаптывать неугомонных серых тварей. Я поддержал его, вскоре к нам присоединились и остальные. Звук глухого топота, компенсируемый телами крыс, наполнил стены подвала. Саша, несмотря на всю тяжесть своего веса, с неистовой скоростью втаптывал серые тельца крыс.

   - Вот вам, вот вам за мои пальцы. Вот вам! Эти ноги вы попробовали и эти же ноги вас и убьют. - На лице его была необычайная радость и осознание того, что он смог вернуть долг серым созданиям. Вскоре это все прекратилось и на полу остались лежать несколько десятков тел уже мертвых крыс. Все снова встало на свое место. Несколько раз я осторожно сделал пару движений в сторону каждого плеча. Раздался приглушенный хруст. Я расслабил голову и уже ни о чем не думая, просто всматривался во влажный, на ощупь, пол подвала.

   По моим расчетам, примерно через полчаса, дверь подвала распахнулась и раздался голос.

   - Выходим! - С заметным ударением на "о" произнес надзиратель.

   На нас надели наручники. Все не спешно поднялись с уже насиженных мест и медленно побрели к распахнутой двери, которая казалась для нас первыми вратами, которые мы пересекаем, на пути к свободе.

   Надзиратель посмотрел на пол и сказал:

   - Бойня. Надеюсь сегодня вы проявите себя на арене также уверенно, как и с ними. - Он говорил о крысах.

   Вечерний свет наполнявший коридоры дома, ласкал зрение. Я, как и мои спутники уже достаточно устал от темноты, в которую нас насильственно погрузили. Коридоры все также пустовали, теперь даже не стало и управляющего, но я думал, что это надолго. Скорее всего уже есть подходящая кандидатура, которая достойно примет новый пост и сможет, как и прежний управляющий завлекать посетителей и усыплять их бдительность своими трепетными речами и доброжелательной улыбкой, которая не будет сползать с лица. Чувство голода не беспокоило, что не могло не радовать. Я видел, как мои друзья опустив головы, шли вперед, словно на эшафот, но каждый из нас знал, что нам нужно лишь остаться живыми на поле боя. Но так ли это легко? Ответа на этот вопрос я не знал. Если бы ни эта арена, на которой мы должны были сражаться, то мы могли быть уже мертвы и какие-то части наших тел стали сочным дополнением чьей-либо трапезы. Обернувшись, я не заметил Саши, его судя по всему оставили там, ожидать своей смерти. Неправда, что жизнь жестока, мы строим жизнь в этом мире. Жестокость исходит от нас и лишь мы можем решать какой жизнью мы проживем, но не все из нас могут решить умрем мы от старости или болезни, или же от рук невозмутимого и безликого убийцы, в чьих глазах даже не отразится наш увядающий образ.

   Нас вывели на улицу. На небе светила луна, по которой я, за столь короткое время, сумел соскучиться. В носу уже не было запаха сырых труб подвала, нас окружал приятный, разбавленный неизвестным, чарующим ароматом, запах улиц ночного города. Улицы, которые вчера казались пустынными и безлюдными, ныне были наполнены жизнью и пестрили красочными одеяниями и разноцветными масками нанесенными на лица жителей. "Все как в моем сновидении, которое не так давно меня посетило", подумал я безмолвно, "только в отличии ото сна, сейчас ночь". Мог ли я подобное предугадать, скорее всего нет, возможно я о подобных торжествах где-то раньше мог слышать, скорее всего да. И никак иначе не могло быть. Вещие сны для меня были пустым звуком и вообще я в подобные мистификации никогда не верил, поэтому я для себя нашел решение. Я заметил, как мои спутники с интересом наблюдают за красочным шествием горожан куда-то вглубь города. Наши надзиратели, вея свежим запахом алкоголя, вели нас по потрескавшейся дороге. Иногда даже они удивляясь от разнообразия красочных одеяний, не могли удержаться и аплодировали и свистели.

   Можно было спокойно напасть на наших пьяных надсмотрщиков и мы бы их легко одолели, но дальнейшие действия представлялись мне смутно. Саша говорил о том, что охранники часто бывают не в себе от количества выпитого ими, но пользоваться этим моментом не стоит, потому как далеко мы уйти не сможем и лишний раз привлечем к себе внимание, что даст меньше возможностей выбраться из города по задуманному плану. Что-то все же толкало на необдуманное действие, но вскоре подобные позывы исчезли. Осталась лишь слабая нервозность, которая вскоре тоже ушла в небытие. Нас цепочкой из семи человек, вели по улице, на виду у всех прохожих, которые пялясь на нас не могли не искривить лицо, ожидая, что нас выставят очередными преступниками. В их глазах именно таковыми мы и являлись, отвращение и нетерпимость к подобным людям понятна каждому, но если бы они знали правду, смогли бы они поверить в то, что руководство, которое так старательно пытается показывать заботу о своих людях, является двуликим созданием, в чьей власти уничтожать чьих-то сыновей и дочерей.

   Я не мог видеть ранее, но подходя к большому спортивному комплексу, стали заметны высокие вышки вентиляторов ветрогенератора. Не плохая идея вырабатывать электрическую энергию, но сколько времени нужно было, чтобы построить подобные сооружения, подумал я. Нас завели в здание, где коридоры были слабо подсвечены энергосберегающими лампами. Узкое пространство мешало толком рассмотреть все то, что окружало нас. Вскоре мы оказались в месте, которое ранее служило раздевалкой, а теперь это было подготовительной комнатой для бойцов. Я не знал где мы будем выступать, да в общем-то это и не было столь важно. Вокруг нас на полках и столах были расставлены оружие и доспехи, которые могли нам помочь в бою.

   - Разбирайте все что захотите, но вам ничего не поможет. - Засмеялся надзиратель. - Через десять минут приду, чтобы каждый из вас был готов, а ни то станет жертвой моего сапога. - Глаза охранника загорелись при упоминании возможности насильственно влиять на людей.

   - Хорошо, мы вас ждем. - Светозар язвительно подмигнул охраннику.

   - Ага, ждите и мы придем. - Замахнулся напарник надзирателя, пытаясь испугать нас, но ничего не вышло, ответной и ожидаемой реакции не последовало. Он недовольно хмыкнул и заперев дверь снаружи, вышел вслед за другом.

   - Итак. Сейчас мы сбежать не сможем, потому как нам не хватит десяти минут, чтобы сориентироваться в незнакомом нам тоннеле и мы можем просто-напросто заблудиться. - Словно подытожив произнес я. - Поэтому, Невзор и Борис взгляните на люк, о котором говорил Саша, он находится около туалета. Подготовьте его, чтобы можно было как можно быстрее уйти из этого чертового города. Все остальные готовимся к схватке с неизвестностью. Велес, Всеволод и Глеб подготовьте оружие и спустите его в колодец, чтобы когда мы убегали отсюда, могли быстро сориентироваться и смыться отсюда. Но сперва необходимо снарядить себя. Мне бы не хотелось, чтобы когда эти враги зашли, мы тут шуршали складывая все в канализацию. Итак все за дело. - Каждый из отряда занялся делом. Светозар решил помогать друзьям, но я остановил его.

   -Я хотел помочь. - Непонимающий взгляд был на лице Светозара.

   -Я с тобой хотел поговорить. - Голос мой был серьезным. Молодой командир с понимающим взглядом смотрел на меня - Присядь.

   Где-то в отдаленной комнате раздался приглушенный шум ломающейся двери. Не успел я сказать и слова, как из-за угла показалась радостная физиономия Бориса.

   - По-другому нельзя. Дверь была закрыта. - И снова он исчез в дверном проеме. Через пару мгновений послышался шум, который ознаменовал открытие еще одних спасительных ворот.

   - Ты и твоя команда, когда-нибудь участвовали в сражениях. - Меня этот вопрос очень интересовал, потому что нам предстояла реальная битва и мы даже не знали с кем именно. - Ответь мне.

   Светозар замялся. Он спрятал взгляд, опустив глаза к полу. Все было понятно без слов. Несмотря на то, что эти молодые люди жили в столь неоднозначном мире, они были всего лишь мальчишками, которые умели управляться оружием, но не умели убивать. Это не могло меня обрадовать. Я был ответственен за их жизни, так сказал мне Ратибор, когда мы виделись с ним последний раз. Я глубоко вздохнул, поднимаясь со скамьи, взглянул на Светозара и произнес:

   - Надевай доспехи и все то, что я скажу вам на арене, внемлите и повторяйте.

   Светозар поспешно начал осматриваться в поисках подходящей кирасы, шлема и оружия. Я же к своему удивлению обнаружил наше оружие и доспехи. Указав на них Светозару, я увидел, как в глазах его блеснула радость.

   Прошло уже не меньше десяти минут, но шум передвижения все еще был слышен. Мне стало не по себе от мысли, что в ненужный момент в комнату могут войти лютые охранники и они услышат или увидят, чем мы тут занимаемся. Подозвав Светозара, я наказал ему стоять у двери, чтобы успеть подать знак, если кто-то зайдет. Сам же я направился посмотреть, что же они там так долго. Мне стало легче на душе, когда я понял, что они уже заканчивали. Неожиданно послышался звук открывающейся защелки и скрип двери.

   - Вот черт, поторапливайтесь, кто-то зашел, что вы как улитки так все долго делаете.

   - Так, а где все остальные? - Послышался грохот. Мне сразу представилась картина, на которой злобный охранник толкает Светозара в сторону, чтобы тот не преграждал путь и двигаются в комнату со сломанной дверью.

   - Скорее, Борис, поднимайся, а ни то нам конец!

   Борис почти моментально выскочил из колодца и начал закрывать люк. Непроизвольных звуков железного блина было не избежать. Я решил творчески решить эту проблему и с грохотом упал на пол, чтобы заглушить не нужный звук. Мы услышали приближающихся охранников, которые перешли на бег. Когда они настигли комнату, их взгляд мгновенно упал на сломанную дверь и моих друзей, которые пытаются поднять меня с пола. Глаза надзирателей наполнились гневом.

   - Что-о тут происходит? - Заметно добавивший содержание спирта в крови охранник заикался. - Представление уже начинается через полчаса, а вы тут лежите, как ни в чем не бывало. - В этот момент меня озарила мысль, и я увидел возможность, которую нельзя было упустить. - Что молч-и-ите?

   - Мы вас ждем. - Поднимаясь с пола спокойно сказал я. - Светозар закрой дверь! - Закричал я.

   Первый удар моего кулака пришелся в челюсть надоевшему верзиле, который смог вывести меня из себя и он упал, потеряв шаткое равновесие, потом я заметил, как Невзор ногой пнул его напарника в пах, на что тот среагировал молниеносно и загнулся, придерживая руками место удара. Далее все прошло гладко и никто из нас не успел получить ответных противодействий. Драка закончилась Запыхаясь словно после спринта, мы остановились, чтобы выровнять дыхание.

   - Все уходим, надеюсь никто не спохватится этих двух придурков. Вы двое, - показал пальцем я на Невзора и Бориса, - оттащите их к двери, заслонив проход. Я открою люк. - Потом немного подумал. - Все остальные помогите Невзору.

   - Но почему мы отступились от плана, нам ведь надлежало дождаться окончания боя? - Глеб не понимал причину моих действий.

   - Один из них сказал, что бой начнется через полчаса. Нам этого хватит, чтобы скрыться. Я думаю, хватит. Это лучше, чем испытывать судьбу там! - Я указал пальцем на дверь.

   - Ты прав! Скорее!

   Примерно через две минуты мы уже спустились в канализацию и направились по указанному Сашей пути. Зловонный и темный тоннель встречал нас с распростертыми объятиями, буйным процветанием крыс. Нужно было двигаться как можно быстрее, чтобы увеличить разрыв между нами и нашими будущими преследователями. Я услышал, как позади кого-то не тошнит. Сам же я держался, мне не хотелось показывать слабость своего желудка, хотя это было очень трудно. Нужные повороты канализации мне напоминали синяки на пальцах рук, которые я оставил специально для этого. Указательный палец говорил о том, что нужно повернуть на втором повороте справа, а средний на левой руке, о том, что затем нам нужен третий поворот налево. Бег трусцой в полном обмундировании был не легкой задачей, но кто говорил, что борьба за свою жизнь легкое дело. Я услышал непонятный шум, когда мы подходили к последнему повороту. Сделав жест рукой, чтобы мои спутники остановились, я решил посмотреть, что нас ожидает. Впереди стоял небольшой отряд, из пяти воинов охранявших проход. На них были надеты противогазы, которые не давали возможности увидеть весь возможный обзор, что давало нам небольшое преимущество.

   - Там небольшая группа стражников города, нужно с ними расправиться. - Шептал я, стараясь не повышать голос.

   - Вот, черт! - Не сдерживая своего недоумения рассвирепел Невзор. - Сашка же сказал, что тоннель не охраняется и мы сможем спокойно пройти. Ну, как же так?

   - Спокойствие, - поддержал меня Светозар, - Саша еще и говорил, что узнал про этот тоннель лет десять, пятнадцать назад. Сейчас нужно чем-то отвлечь их.

   Мгновенно каждый из нас всматриваясь в темные напольные плиты, искал предмет. Решение возникло само собой. Раздался слабый писк приближающейся крысы. Велес схватил серое создание и швырнул на несколько метров вперед. Услышавшие подозрительные звуки часовые, тут же среагировали и направились на место падения крысы. Осторожно, стараясь не издавать лишних звуков, люди в противогазах, не обращая внимания на нас, прошли дальше. Не знаю чего они ожидали, но вскоре наши клинки вонзились в их мягкие и неподготовленные для сражения тела, которые тот час же замертво упали. Мне было вовсе не приятно лишать жизни людей, но истина такова: если не ты, то тебя. Мой выбор был убить, нежели быть убитым. Я не мог больше выдержать дух тоннеля и надел противогаз, снятый с павшего воина. Идея понравилась моим спутникам и они последовали моему примеру. Дышать было сложно, стекло часто запотевало, но вскоре я привык к необычно туманным видениям в глазах. Все шло не плохо. По словам моего друга Саши, чью судьбу я так никогда и не узнал, после этого поворота, через несколько десятков метров был выход из тоннеля, который выводил прямиком за городские стены. Время было нашим другом и врагом, который отдалял нас от намеченной цели.

   Пять лошадей, стоявших на привязи, мы впопыхах освободили и взгромоздившись на них поскакали прочь от этого поселения. Велес и Глеб, так же как Всеволод и Борис оседлали парно лошадей. Почти развалившиеся кирпичные дома едва просматривались сквозь густую растительность. Все это создавало необычный и незаурядный ландшафтный пейзаж постапокалиптических времен. Эта была та часть города, которая по мнению его руководителей не была огорожена стеной за ненадобностью. Все это играло нам на руку, мы смогли без труда скрыться среди ночи.


***


   Атакапа стоял за привычной для него деревянной кафедрой, принесенной сюда из ближайшего университета. Он призрачно оглядывал собравшихся горожан в спортивном зале, предназначенном для игры в мини-футбол, огороженный сеткой. Теперь же это место служило для проведения боев псевдопреступников. Глава города начал свою речь, словно обращаясь и заглядывая в душу к каждому пришедшему в эту ночь.

   - Сегодня, на наш суд, а потом и на суд божий, выйдут множество людей. Их ненормальная жестокость не знает границ, этим людям не знакомо чувство терпимости ни к старшему, ни к подрастающему поколению. За многочисленные и зверские преступления их объявили вне закона в абсолютно всех городах, в которых они побывали. - На Атакапа смотрели, как на спасителя и хранителя жизни в городе, никто даже не задумывался о том, что реальность, как и ранее, намного сложнее сказанных слов. Среди людей послышалось шептание и недоумение от услышанных новостей. - Их жизнь проходит среди мук неповинных ни в чем людей и только в нашем городе, проявив непревзойденную сообразительность, мы сумели взять ситуацию под контроль и схватили выродков. И теперь они здесь и сейчас они выйдут и будут сражаться с хищными животными, которые не оставят им возможности выжить. Но перед этим, я хотел бы показать вам человека, который решил помочь этим людям совершить злодеяния. Вы все его знаете - это Саша-толстяк. Он убил одного из жителей. Почтим память покойного, чье имя Леонид, минутой молчания. - Воцарилась тишина, иногда перебиваемая слабыми покашливаниями. К Атакапа подбежал один из стражников города и что-то прошептал ему в ухо. Злость и ненависть окрасила краской лицо. Атакапа махнул рукой. Минута прошла и он продолжил. - Хочу кое о чем объявить. Я только что узнал, что бесстыдные и слабые разбойники, которых мы смогли поймать, не сумели принять вызов судьбы, который они так легко кидали другим людям. Их нашли повесившимися. Пусть бог примет их грешные души и покажет нам путь истинным и пусть дальше нам дает силы и поддержку, благодаря которым мы процветаем и живем в согласии. Предлагаю приступить к расправе с тем, кто им помогал.

   - Подойди сюда смерд!

   Стражник быстрым шагом приблизился и слушал.

   - Отправляйте за ними собак и пусть они насытятся вдоволь. Исполняй. - Атакапа стиснул зубы.

   - Это невозможно, они ушли по канализации и теперь собаки не смогу взять след, но мы все же попытаемся. - Склонив голову, говорил страж.

   Атакапа вновь стиснул зубы и сжал кулаки.

   - Начать расправу!

   Два крупных бугая ввели Сашу в центр поля. Его руки были развязаны. Даже издалека были видны следы совершенно свежих побоев. Покачиваясь из стороны в сторону, он едва стоял на ногах. Оскорбления и ненавистные возгласы услышал толстяк. Он понял, что ему пришел конец и даже не пытался, что-то выкрикнуть в ответ. Из специальных сетчатых вольеров к Саше выбежало три волка, которые уже предчувствовали сытную жертву впереди себя. Слезы непонятной радости промочили щеки Саши, он был счастлив, что смог искупить свою вину и решил расправив плечи стоять до последнего своего вздоха.

   В попытках не кричать от боли, он все же иногда не сдерживая страданий вскрикивал, но вскоре замолкал. Люди наблюдали, как на их глазах умирает предатель. Для кого-то другого он все также оставался верным другом, сохранившим свое сознание несмотря на нелегкую судьбу.

   Растерзанное тело мученика на утро уже доедали собаки городской стражи.


  Глава восьмая

2054

Мое тело теряет силу тяжести и начинает левитировать в воздухе,

примерно в метре над полом.

   Мы подходили к городу, который был последней точкой моей памяти. Это было то призрачное и пустынное место, в котором мы повстречали бьорнов. Велес махнул рукой, показывая, что кого-то заметил. Я постарался напрячь зрение и увидел повозку, на которой были три образа. Разглядев людей, можно было понять, что они не представляют для нас угрозы. С места в карьер и вскоре мы нагнали путников. Лошади тяжело дыша, мотали головами. Молодая семья, состоящая из молодого человека лет двадцати пяти, девушки примерно такого же возраста и маленькой девочки лет пяти.

   - Приветствую вас, куда направляетесь? - Поинтересовался я.

   Почувствовав, что угрозы с нашей стороны нет, широкоплечий и с легкой щетиной на лице отец семейства, остановил телегу и ответил:

   - Мы идем в этот город. - Указывал пальцем перед собой. - Мое имя Матти Ярвинен, рядом моя жена Айно и моя дочь Анникки. Представьтесь воины. - Матти говорил с почти неразличимым финским акцентом.

   - Меня зовут Алексей, моих спутников Глеб, Светозар, Всеволод, Невзор, Велес и Борис. Мы направляемся туда же куда и вы, что вас привело сюда? - Мне стало интересно, что могло быть нужно такой необычной семейной чете в таком месте.

   - Наша дочь больна и мы наслышаны о том, что это место может творить чудеса и излечивает от различных болезней. У нас не осталось более никакой надежды. У нашей девочки болезнь Стилла и катаракта и в последнее время она начала прогрессировать. Мы почти отчаялись, но нам сказали, что есть такой город, называемый в наших краях Каупунки Валон, что означает Город Света. Ночью он источает свечение, которое можно легко увидеть задолго до него, мы лично света не видели, но все же надежда в нас живет. Об этом городе ходит много легенд. Мы решились всей семьей отправиться сюда, ища спасения от недуга дочери. - Матти отвечал спокойно, одновременно гладя свою дочь по голове. Анникки сидела спокойно и разглядывала наших лошадей. Светлые, длинные волосы падавшие на плечи смотрелись совсем по-взрослому. Голубые, слегка помутневшие глаза озаряли детскую невинность. Лицо покрывала легкая сыпь.

   - А что такое болезнь Стилла? - Поинтересовался Глеб, чтобы повысить свою врачебную образованность.

   - Один из тех людей, кто разбирается в медицинских книгах прошлых времен, подтвердил все симптомы болезни, но мази и прочая чушь не помогает нашей девочке, нам нужно было найти другой выход. Болезнь Стилла - это артрит, болезнь суставов. Мы сначала боялись всех этих слухов и обходили стороной Каупунки Валон, но отчаявшись мы решили рискнуть. - Матти повернулся к Айно и кротко, словно по-дружески, обнял ее, та приняла его объятие и склонила голову к его плечу.

   Мне, стало не по себе, чувствуя какое-то непонятное ощущение жалости к ни в чем не повинному ребенку, который так мягко и так любопытно смотрел на меня, сквозь пелену, покрывшую его глаза.

   Моя лошадь щепала траву, которой так щедро были покрыты здешние места. Смешанный лес окружал "город света". Мне стало интересно, что же в нем такое поселилось, что могло так благоприятно влиять на всех, кто в нем находился. Для меня это было всего лишь чудом, но могло ли это чудо быть как-то связано со мной. Я не знал ответа на этот вопрос, но в голове моей зародилась мысль о необходимости прояснить возможно существующую связь. Я попрощался с финской семьей и пообещал вскоре найти их и поинтересоваться об успехах в здоровье их ребенка. Нам дружно, прощаясь, помахали руками. Вот он город после которого у меня не было никаких воспоминаний. Именно здесь мне нужно побыть для того, чтобы вспомнить, что было дальше и куда идти, думал я. Оставалось только пересечь построенную стену. Я припомнил о том, что ранее здесь не было этого ограждения. Стены говорили о том, что город-призрак превратился в обитаемое ныне поселение. Каменные плиты, тесно сложенные друг на друга выглядели грозно и неприступно. Такие крепкие и высокие стены я мог раньше видеть, только на фотографиях и картинках со средневековыми замками и крепостями. Грандиозная работы была проделана не впустую. Величественное каменное сооружение напомнило о том, что человечество встало с земли и вновь готово постоять за себя.

   Центральные ворота были открыты. Мы спокойно зашли внутрь и я не поверил своим глазам. Город преобразился, он стал не узнаваем. Все дома где было более, чем пять этажей были разрушены для того. Оставшиеся постройки были отремонтированы. Все сияло чистотой. Я как завороженный смотрел и не мог оторвать глаз. Двадцать семь лет прошло и вот, что может сделать человек под руководством правильного лидера. Стражу даже не интересовало кто мы и для чего пришли. Сюда приходили для того, чтобы найти спасение. Настороженные постоянным движением собаки, беспомощно мотали головами из стороны в сторону, запертые в вольерах. Мы спешились. Все жители города дружелюбно кивали головами в знаке приветствия. Нам было приятно осознавать, что еще есть места на этой земле, кроме дома, где можно почувствовать доброту жителей. Вокруг были развешаны листовки, которые пестрили самыми различными обещаниями. Одно из таких объявлений более всех привлекло мое внимание.


Путник, если ты желаешь остаться здесь

Мы дадим тебе жилье, во имя Рауно.

Но от тебя нужно только одно.

Желание принять участие в строительстве домов

для будущих жителей.

Пусть славится Рауно.

Обращаться в здание Банка.

   И еще несколько подобных листовок на разных языках. От долгой дороги болела спина и очень хотелось пить. Мы проскакали пару дней, стремясь как можно дальше уйти от злополучного места. Наше состояние было ни к черту. Нам хотелось есть, пить и хотя бы просто полежать, не заботясь ни о чем. Долгая дорога вымотала нас, как рабов в каменоломнях. Мне бы хотелось встретиться с главой города, который смог бы мне рассказать о столь разительных преображениях города. Я решительно настроился найти здание банка.

   - Светозар, найдите ночлег на пару дней, нам нужно хорошенько отдохнуть и набраться сил. Я должен поговорить с главой города. Мне это необходимо. Через час встречаемся у центральных ворот. Все, я ушел. - Светозар хотел что-то сказать, но я проигнорировал это и направился вдоль улицы искать банк.

   Все в этом городе мне нравилось. Я заметил, как много здесь новых людей, это было видно по их несчастным лицам и отчаянным гримасам непонимания. Оглядевшись вокруг, я не смог представить куда идти. На каждом углу улицы стоял человек к которому часто подходили и он что-то им объяснял жестикулируя руками. Я направился к нему, чтобы узнать где находится банк. Мужчина лет сорока, с маленькими и аккуратными усиками объяснял новоиспеченной горожанке где можно поесть, на каком-то непонятном мне языке. На его одежде висел бедж, на котором было написано:

Толкователь

Tulkki

Interpreter

   Поняв, что этот город многоязычен, я терпеливо подождал своей очереди. Когда усатый закончил, он направил свой взор ко мне, показывая, что он внимательно меня слушает.

   - Простите, мне нужно узнать где находится банк. - Я старался быть доброжелательным. - И вот еще, что меня интересует, кто такой Рауно? Я как вы понимаете не здешний и поэтому ничего не знаю.

   Мужчина не двусмысленно посмотрел на меня и тяжело вздохнул, видимо вопрос о том кто такой Рауно был очень популярен и был не очень любим. Он внимательно оглядывал меня, молча концентрируясь на различных деталях моего костюма. Окончательно проанализировав все собранные данные, толкователь ответил.

   - Воины должны проходить обязательную идентификацию и паспортизацию. Временно вам никто не сможет предоставить жилье до выяснения вашей личности. Я не утверждаю, что вы являетесь преступником, но были случаи проникнуть в запрещенные помещения города. Если вы откажетесь от этой процедуры, то всего лишь вам необходимо будет покинуть город. - Когда он закончил, ожидал моей ответной реакции. Я спокойно смотрел на него.

   - А все же, кто такой Рауно? Когда-то давно я был в этом городе и он разительно отличался от сегодняшнего его состояния. - Позади меня скопилось много народа и я создавал пробку.

   - Каткайста, тайм-аут, перерыв! - На нескольких языках заявил толкователь о том, что ему нужен покой. - Я уделю тебе еще несколько минут. Рауно - это основатель города. Более двадцати лет назад он, если можно сказать, на руинах возвел этот город. Поднял с колен. По поверьям этот город хранит в себе силу, которая исцеляет всех пришедших сюда. Только Рауно знает как пользоваться чудесным источником энергии. - Толкователь примолк, но затем продолжил. - Меня зовут Никклас, я родом из Швеции, то есть когда-то давно, место так называлось. Ныне там только северный ветер и горы, о которых мне так много рассказывали родители. Почти вся Европа сейчас пустует. Даже я сейчас не могу сказать, что сейчас там происходит.

   - Мы идем все далее на запад, чтобы узнать, что послужило причиной гибели людей.

   - Когда я был мальчишкой я часто видел проходивших путников, которые, как стих повторяли подобные слова, но я никогда не видел, чтобы кто-то возвращался. Не советую тебе следовать этому пути.

   - Где можно раздобыть карту местности?

   - Это уже не ко мне. Все разговор окончен. Банк найдешь за вторым поворотом налево. Большое здание, не запутаешься. Всего доброго, путник. - Никклас прощаясь кивнул головой и поднял руку, чтобы люди поняли, что он свободен.

   При входе в здание банка, можно было заметить человек десять, которые хотели получить информацию по поводу жилья, в их числе я заметил Матти и его семью. Я решил пока не докучать им своим присутствием и поискать возможности встретиться с самим Рауно. Вдоль стен стояли столы, за которыми восседали важные персоны. Я заметил в нескольких шагах от себя светловолосую девушку лет двадцати, она что-то писала, к ней я и решил направиться.

   - Здравствуйте, меня зовут Алексей...

   - Вы один или с семьей. - Не поднимая взгляда поинтересовалась она. Меня немного смутило, то как эта девушка бестактно перебила меня. На бейдже было написано ее имя: Настя.

   - Мне нужно увидеть Рауно. - Громко заявил я.

   Настя оторвалась от написания бумаг и прикрывая рот рассмеялась. Смех ее продолжался не долго. Остановив себя, она ответила:

   - Рауно ни с кем не встречается, для этого есть специалисты, как я, чтобы помочь, таким, как вы.

   - Я все понимаю, но мне нужно с ним поговорить.

   - Вы что не понимаете слов? Я вам повторяю. Ра-у-но не встре-ча-е-тся с кем ни попади. - Членораздельно проговорила девушка. В этот момент она мне уже не казалась симпатичной и привлекательной. Ее вызывающая и раздражительная манера общения меня отталкивала.

   Я повернулся, услышав шаги позади себя. Ко мне приближался полный и блестящий от пота, седовласый мужчина.

   - Здравствуйте, мое имя Отто, что здесь происходит? - Обильные складки появились на лбу Отто. Я понял, что он был здесь главным.

   - Мне нужно увидеться с Ра...

   - Он хочет увидеться с Рауно. - Снова перебила меня Настя.

   - Может хватит меня перебивать, твою мать. - Сорвался я. - Мне нужно встретиться с Рауно.

   - Давайте успокоимся и отойдем в сторонку.

   Отто взял меня за плечо и повел за дверь. Мы вошли в большой кабинет, обставленный различными безделушками. На столе я заметил телефон, что не могло меня не удивить.

   - Итак какова цель вашего визита? Вы конечно же понимаете, что опасно пускать неизвестных людей и даже не спросив в чем собственно дело.

   - Это просто так не объяснить, это разговор личного плана и я не могу обсуждать его с вами.

   - С вами спорить я смотрю бесполезно. Сейчас я свяжусь с начальником охраны и он сможет мне ответить желает ли сам Рауно встретиться с вами. Если ответ будет отрицательным я попрошу вас покинуть мой кабинет и более не задавать по этому поводу вопросов. Надеюсь мы договоримся? Ваше имя?

   - Алекс Кёниг.

   Мне нравилось, как говорил этот человек, он был истинным дипломатом и мог разрешать наверно любые конфликтные ситуации. Я согласно кивнул головой. У меня не оставалось более никакого выбора. Я все еще не отдохнул с дороги и меня неумолимо клонило ко сну. Отто Поднял трубку телефона и набрал короткий номер. Через пару мгновений разговор начался. Отто мог бы меня обмануть и не позвонить никому, но я отчетливо слышал мужской голос, который разговаривал с ним. Разговор продолжался не более минуты. Голос на другом конце просил подождать.

   - Через пару минут нам позвонят и сообщат, желает ли вас видеть господин Рауно, а пока я предлагаю вам осмотреться в моем кабинете и если пожелаете, я прокомментирую любую вещь. - Отто был все так же любезен.

   - Спасибо, мне будет приятно оглядеться тут. Я краем глаза заметил здесь много интересных вещей.

   Мне было действительно интересно оглядеться в кабинете, поэтому я начал осматриваться начиная с входа. Механические наручные часы все еще шли, выстукивая секундной стрелкой ритм. Памятные значки времен Второй мировой войны. Различные ружья и мечи. Это был не просто кабинет, это место являлось величайшим напоминанием о прошлом и его наследии.

   - Впечатляет. - Я решил на минуту отвлечься, как раздался звонок. Отто приложил указательный палец к губам и взял трубку. Администратор кивал головой и щурился. Вскоре он закончил разговор и обратился ко мне.

   - Почему вы сразу не сообщили мне, что вы знакомы с господином Рауно, он вас с нетерпением ждет. Ох и мне попадет наверно. - Отто суетился, боясь получить выговор от вышестоящего руководства. Я не совсем понял о каком знакомстве идет речь, но все же попытался скрыть следы удивления.

   - Не беспокойтесь, я позабочусь, чтобы вы остались на своем посту и даже более того, расскажу о вашей любезности и умением работать с людьми. Куда мне кстати идти?

   - Вас проводит Олаф, - это мой друг и помощник. - Когда мы вышли из кабинета Отто оглушительно начал кричать имя помощника, пока тот не появился в поле зрения.

   Отто говорил с Олафом на другом языке, я мог лишь догадываться о чем идет речь, затем администратор помахал мне рукой, я ответил ему тем же.

   - Пойдемте скорее, Отто требователен к работникам, не хочу, чтобы мне попало. - Олафу было примерно двадцать пять и по нему было видно, что он старается выслужиться. Говорил со страшным и сильно искаженным акцентом. Я даже не с первого раза смог понять, что хочет сказать мне этот человек.

   - Не беспокойся, ты не посылку доставляешь, а ведешь меня, поэтому будь добр успокойся и расскажи мне об этом городе. Я вижу здесь очень много людей разных народностей.

   - Да, это так, многие слышали об этом месте и все желают обрести счастье, но со временем сила этой местности угасает и полезной энергии все меньше и меньше, но люди продолжают идти сюда несмотря ни на что. С одной стороны это хорошо - город растет, но с другой, они ищут спасения, которое возможно даже не найдут.

   - Ты думаешь эта энергия может в конце концов просто исчезнуть? - Мне была интересна эта тема.

   - Конечно, нет ничего вечного, у всего есть свой срок. - Олаф улыбнулся. - Теперь нам сюда. - Показал рукой он.

   - А что ты думаешь о вашем правителе, какой он?

   - Лично я с ним не общался, поэтому не могу сказать ничего. Почти пришли. Вот это здание, которое вам нужно, там уж сами разберетесь, что говорить, всего доброго.

   Я помахал отдаляющемуся Олафу и с прекрасным настроением начал приближаться к нужному мне сооружению. По внешнему виду, я не мог сказать, что здесь находится управляющий города. Это обычное невысокое здание. Ни надписей, ни табличек увидеть я не смог. Вокруг стояли более ухоженные здания, которые ярко контрастировали с этим. Мне хотелось поскорее подняться по нескольким ступеням ведущим к входной двери. Невероятное стремление наконец-то увидеть человека, который говорил о том, что я с ним знаком, подогревало мой интерес. В воротах стояли охранники, но судя по всему они были предупреждены и не обратили на меня никакого внимания. Глаза мои уже слипались, поэтому я не хотел медлить и быстро поднялся по ступеням и попытался толкнуть дверь. Она осталась на месте, не открывшись ни на миллиметр. Я повторил свою попытку, но никакого эффекта. За дверью послышались непонятные звуки. Дверь отворилась и мне на встречу вышел человек в белом одеянии. На лице его играла улыбка, глаза блестели.

   - Алексей, друг мой, не думал более тебя увидеть. - Рауно отворил дверь пошире, чтобы я мог пройти.

   - А что мы знакомы? - Не скрывая своего удивления поинтересовался я.

   Нас приветствовал приглушенный свет коридора, который казался не пропорциональным и не естественно большим для столь небольшого здания.

   - Пойдем, присядем и все обсудим. - Рауно был спокоен, но все же радостные нотки продолжали искрить в его голосе.

   Мы зашли в большую комнату. На стенах висели картины художников-маринистов. Окружавшая антикварная мебель, прекрасно вписывалась в интерьер. Мне тот час же вспомнился кабинет Отто. Я присел на кресло, которое прекрасно заменило мне своей мягкостью, жесткое седло. Расслабление пришло почти мгновенно. Я не сразу заметил, но в комнате находились еще два человека, словно статуи стоявшие неподвижно.

   - Вы можете подождать в другой комнате. - Обратился Рауно к охранникам. Те поспешно удалились из комнаты и мы начали разговор. - Давно мы с тобой не виделись, а ты все так и не изменился. Нашел еще один подобный город?

   - Я не понимаю о чем вы. Я даже не помню, чтобы я был с вами знаком. Я пришел сюда, чтобы узнать, что вы здесь такое нашли. Я был здесь многие годы назад, но никакого города здесь не было, лишь бандиты и руины.

   - Ну, хватит обращаться ко мне на вы. Неужели ты все забыл. Ведь тебя зовут Алексей? - Я согласно помотал головой. - Друзья тебя раньше называли Кайзер, в честь твоих предков. - На этот раз я уже смотрел на него неподвижно и просто слушал. Этот человек меня действительно знал, возможно мое знакомство с ним произошло уже после моего последнего воспоминания. - Двадцать семь лет назад мы познакомились и именно ты и твой отряд смог обнаружить этот город. И именно ты дал мне возможность править этим местом, показав, то что дало мне возможности выглядеть почти так же, как и в те давние времена. Ты ничего этого не помнишь? - Рауно сжал зубы, и прищурил глаза. Он меня узнал, в этом не было сомнений, но я не мог вспомнить его.

   - Я исчез и появился лишь недавно. Я не помню многого, я не помню, что произошло после того, как я покинул этот город. Сейчас же я снова, как и тогда направляюсь на запад, чтобы узнать причину. - С каждым мгновением мой голос повышался, я даже и сам не смог заметить этого.

   - Я тебе верю, я должен показать тебе кое-что и ты, я думаю, сможешь все вспомнить. Пойдем со мной. - Вставая возвестил неизвестный мне друг.

   - Не могу, меня ждут мои друзья, я должен с ними встретиться.

   - Доверься мне, твоих друзей встретят. Я поручу это одному из моих людей. Как их узнать?

   - Это будет один человек, а может несколько, но их сразу можно будет узнать, они одеты, как воины. Может не стоит, я очень устал, не может ли это подождать не много? - Я постарался театрально закрыть глаза, показывая свою усталость, но Рауно не хотел ничего слушать.

   - Успокойся, подожди меня здесь, я через пару минут вернусь. - Он вышел из комнаты.

   Я старался надолго не закрывать глаза, чтобы не уснуть. Спина приятно устроилась в кресле, плечи расслабились, а руки уже не слушались. Плавно моргая, я заметил, что с каждым разом, как я закрываю чуть дольше глаза, я вижу сон. Это были всего лишь отрывки одной цепи, но все же я не смог уловить смысла и вскоре, бессильно опустил веки и не придавая значения тому, что нахожусь в гостях, отдался волнам крепкого сна. Представляю каково это увидеть гостя, который спит в твоем любимом кресле и открыв рот, испускает слюни себе на плечо. Но меня это уже мало волновало, я хотел просто отдохнуть и мне уже было малоинтересно, что мне хотел показать Рауно. Даже если бы он пообещал мне показать самого Бога во плоти, я бы не смог противоречить своей физиологии и не уснуть. Сны меня в последнее время часто посещали, но не в этот раз, я видел всего лишь какие-то неясные вспышки и мутные образы, расплывающиеся при приближении. Во сне я осознавал, что сплю и ждал неприятного момента, когда же меня разбудят и поведут неведомо куда, но этого не случилось и я несколько часов, по моим подсчетам, находился во сне. Я проснулся от того, что во сне мне кто-то нашептывал в ухо какие-то непонятные мне слова. Даже находясь в состоянии сна, я почувствовал, как мурашки пошли по моей спине. Было необычайно жутко чувствовать дыхание неизвестного мне человека около своего уха. Когда я проснулся, меня слегка знобило. Я увидел перед собой ожидавшего моего пробуждения Рауно. Он всполошился, когда заметил, что я уже не сплю и в этот же миг позвал кого-то по имени Альберт. Через пару мгновений в комнату быстрым шагом зашел Альберт и протянул мне теплую кружку неизвестного мне снадобья. Я отхлебнул немного и взглянул на Рауно, он кивнул, одобряя мои попытки попробовать, принесенный мне отвар.

   - Пей, не бойся, это приободрит тебя и поставит на ноги.

   Я послушно продолжил поглощать густую жидкость. На вкус она была сладкой и напоминала мне имбирь, но это был не он. Глюкозы мне очень не хватало и распробовав вкус, я махом проглотил все содержимое. В животе почувствовалось теснящее чувство сытости. Я вздохнул.

   - Где мои друзья?

   - Они в порядке, Светозара и его людей, мы поселили в лучшем месте этого города. Итак ты ищешь ответы?

   Я молча кивнул головой и добавил:

   - И их тоже.

   Рауно опустил взгляд и тоже мелко закивал.

   - Пойдем, я должен показать тебе то, что возможно сможет тебе вернуть память. - Я неохотно встал с кресла, шея не много затекла и было довольно сложно двигать ею. Несколько движений головы из стороны в сторону привели мои позвонки в рабочее состояние.

   Спустя три минуты я и Рауно уже шли по ночным улицам города, в сопровождении двух его охранников и Альберта. Я старался молчать и просто не задавать вопросов. Ответы я надеялся получить по прибытии на место. Теплый ночной ветер окончательно согрел меня и вырвал из цепких лап сна. Домашние животные, которых я так редко видел, в этом месте были обычными обитателями и снова стали часть семьи. Робкий звук порхания птиц заменил тишину и приятно дополняли ее. Внезапно мы остановились и я заметил здание, охраняемое нескольким десятком человек. Это было ветхое строение, с девятью колоннами, больше напоминавшее мне дом культуры. Потрескавшиеся ступени шумели под ногами падающими мелкими камешками. Слабые ростки деревьев хрустели, ломающимися маленькими ветками. Никто не ухаживал за этим зданием, по непонятной для меня причине. Вросшие растения почти полностью покрыли поверхность ступеней и обвили толстые колонны. Это место напоминало мне оазис с растительностью, среди ухоженных дорог и домов города. Больше напоминало не здание, а концентрированное государство флоры. Что-то притягивало всю эту растительность сюда и наполняло их жизненной силой.

   - Впечатляет? - Услышал я голос Рауно. - Эти растения не умирают даже зимой. Это место стремятся охранять, чтобы получить хоть глоток чудесной энергии этого здания. Но вхожу я в него один. Ты первый, кто сможет переступить порог этого здания со мной, ты первый, кто смог найти это место и оно по праву принадлежит тебе.

   - Давайте скорее пройдем внутрь, а то мне как-то не по себе чувствовать эти взгляды на себе.

   - Согласен. Альберт, ждите нас здесь, мы скоро вернемся.

   - Он идет с вами? - На лице паренька было такое невероятное удивление Он настолько сильно вытаращил глаза, что казалось они вылетят из орбит.

   - Да и это не обсуждается. Свободен. - Рауно повернулся ко мне. - Видишь какова реакция? - Я молчал.

   Он взял факел, подготовленный заранее и опустил его в наполненную горящими углями чашу, чтобы зажечь ее. Дверь тяжело отворилась и мы вошли внутрь. Тихо потрескивал огонь на конце деревянной палки. Длинные коридоры встречали десятками дверей. Множество лестничных пролетов, наполненные сотнями ступеней. Огромное количество комнат, медицинских каталок и инвалидных кресел говорили о том, что это возможно было здание больницы или дома престарелых. Сначала я не замечал, но вскоре мои глаза привыкли к темноте и я увидел сотни истлевших тел, разбросанных по всей площади здания. Никто так и не осмелился похоронить тела умерших, придав их земле. Это место служило напоминанием о не вечности нашего создания. Мне было неуютно себя чувствовать в темном пространстве, освещающимся лишь желтовато-оранжевым светом факела. Все вокруг виделось мне сюрреалистичным и театрально наигранным. Мои сны не давали мне покоя ночью, а теперь и в то время когда я бодрствую мне приходилось бродить по жуткому зданию, которое якобы хранило в себе что-то божественно непостижимое. Мне надоело молчать и я решил завести разговор.

   - А были ли случаи проникнуть сюда? Просто я думаю, что такое место должно привлекать людей не только нуждающихся, но и злоумышленников. - Реверберация моего голоса странно сливалась с огромными площадями.

   - Конечно были, но они не знали, как и мы тогда, что это здание не только излечивает весь город, но и охраняет его жителей.

   - Что это значит? Я не понимаю.

   - Это значит, друг мой, что когда мы проигрывая битву отступили к госпиталю, наши силы возросли и полученные раны, почти мгновенно затягивались. Конечно и наши враги получали доли чудесной маны, но мы уже находились рядом с этим местом достаточно долго и смогли за это время в себя впитать на много больше этой энергии. - Я улыбнулся. Рассказ Рауно был настолько невероятен, что я себя едва сдерживал от смеха. - Не смейся, ты тоже был в этом городе и впитал наверно всех больше этой силы нежели кто-то другой. Вспомни возможно и у тебя были моменты, когда ты чудесным образом излечивался.

   Я задумался и тот час же вспомнил. Подняв футболку, я попытался рассмотреть что-нибудь на своем правом боку, но было слишком темно. Рауно заметил, что я что-то ищу и посветил. На том месте, где раньше находились швы, виднелись лишь ниточки о которых я вовсе забыл. Я попытался их вытащить, но боль была настолько не выносимой, что я решил оставить эту затею. Я поднял футболку повыше и впервые за последнее время увидел, что точно посередине груди имеется широкий шрам, но я уже устал удивляться своим шрамам. Затем рукой я постарался нащупать на спине любые остатки боли или шрамов от ожога, но и они отсутствовали. Я не мог поверить в это. Встряхнул головой, пытаясь разбудить свое сознание, которое и без того не спало, я снова посмотрел на свой правый бок. Ничего кроме ниток и тоненького шрама не было. Меня настиг ступор. Я просто стоял, как вкопанный и не мог понять, что происходит. Возможно это снова сон, решил было я, но Рауно влепил мне настолько сильную пощечину, что я даже отшатнулся. Щека горела от бодрящего удара. Удар был слишком сильным, чтобы только привести меня в сознание. Рауно явно не рассчитал сил.

   - Прости друг, но я не мог просто смотреть на тебя. Ты, я вижу, заметил и в себе последствия этой энергии, называй ее как хочешь манна, чи или прана, но это место действительно дарит жизнь. Ты меня не помнишь, но я и двадцать семь лет назад выглядел почти так же, добавилось лишь несколько седых волос. В этом городе излечивались почти все недуги, но со временем это место теряет силу и приходится находиться здесь дольше, чтобы почувствовать хоть какое-то улучшение.

   - В чем причина, как ты думаешь? Мне говорили, что этот город светится ночью, но я ничего не заметил.

   - Причина одна, нет ничего вечного. Люди научились поглощать, но производить подобную энергию мы еще не можем. Это наше проклятие. Свечение прекратилось примерно пять лет назад. Ладно, осталось еще не много и мы будем на месте. Пойдем.

   Мы спустились по лестнице, прошли по длинному коридору и наткнулись на дверь. Между дверью и полом была небольшая щель, сквозь которую проникал белый холодный свет. Рауно открыл ее ключом, висевшим на его шее. Железная дверь распахнулась и я понял, что это рентгеновский кабинет. На столе, слепящим светом лежал человек, но лица и тела его не возможно было разглядеть. Я обошел вокруг. Озадаченно взглянул на своего друга.

   - Дотронься до него.- Кивнул головой Рауно.

   - Ты что, с ума сошел? - Я не поверил своим ушам, подобное предложение я не мог так сразу встретить согласием.

   - Не бойся, он тебе поможет все вспомнить.

   - Ты уверен?

   - Нет, но думаю навредить это не должно.

   - Удивительные вещи ты говоришь. - Расхохотался я, но скорее это был не смех радости, а отчаяния.

   Я медленно прислонился к тому месту, где у человека была голова и попытался разглядеть черты его внешности, все впустую. Мне было по-человечески страшно, но преодолев свою фобию, я все осторожно, словно сапер, обезвреживающий мину, вытянул руку и прикоснулся к человеку лежавшему рядом. Электрический ток проник через мой палец в мой мозг. В моем теле забила дрожь, но мне не было больно, скорее наоборот. Я почувствовал, как мое тело теряет силу тяжести и начинает левитировать в воздухе, примерно в метре над полом. Я снова услышал знакомую музыку из моих снов. Я смутно видел, как Рауно метается в страхе и не знает, что можно сделать. Силясь от блаженного состояния, я издаю звуки, напоминающие слова: "Успокойся, все в порядке". В моей голове промелькивают событие за событием, моя память заполняется недостающими частями. Буквально с каждым новым воспоминанием я поднимаюсь все выше и выше. Свет, который источает человек, начинает мигать. Затем вновь, все ярче и ярче зажигается. В комнате уже невозможно разобрать из-за яркого свечения объектов, которые лежат в полуметре от себя. Громкий хлопок, совместно со слепящей вспышкой вылетают из тела человека, лежащего на столе и я вместе с Рауно падаю на землю без сознания.

   Я помню, как открыл глаза. Свет не переставая излучался. В паре метров от меня лежало тело Рауно. Я не знал, был ли он жив, или мертв. Меня испугала мысль о том, что правитель города мертв и последний, кто его видел, был я. Даже не пытаясь встать, я подполз к нему и приложил ухо к груди - сердце билось. Как камень с сердца. Стараясь разбудить его, я тряс его за плечи, но ничего не помогало. Видимо он был в коме. Мои руки сильно тряслись, но я смог влепить пощечину. Никакой реакции, снова и снова я бил его по щекам. Я отчаялся, но неожиданно для самого себя он пошевелил головой и поднес руку к щеке.

   - Это ты что, решил отомстить так? - Прокашливаясь и щурясь от света, потребовал объяснений от меня Рауно.

   - Я думал, что ты без сознания и хотел тебя привести в чувства. - Не зная то ли смеяться, то ли радоваться, ответил я.

   - Да, я все понимаю. Ну, как память вернулась? Если да, то уходим отсюда, я что-то не очень хорошо себя чувствую.

   Нас с нетерпением ждали у выхода. Когда мы вышли, мне было радостно увидеть снова улицы и деревья. Я отвел Рауно в сторонку и спросил его.

   - Как ты думаешь, кто это? - Стараясь, как можно тише произносить каждое слово.

   - Я всегда думал, что это ангел, а теперь, я в этом убедился, это божество, которое даже через столько лет имеет в себе огромное количество силы. - Рауно неожиданно поднял взгляд на небо и засмеялся. Я не медля ни секунда взглянул туда же. - Свет, свет вернулся в наш город. - Действительно, на небе было светло, как днем и не было сомнений, что источником этого света, являлся тот ангел.

   - Проводите меня к моим друзьям, я должен отдохнуть. - Я должен был рассказать им, что я смог вспомнить.

   - Альберт, проводи Алексея. - Альберт кивнул головой и повел меня снова по улицам.

   Иногда юноша ревностно посматривал на меня, но не смел ничего спросить. На моем же лице было лишь безразличие тому, что он чувствует, а в душе радость того, что я смог вспомнить многое. Прошло несколько минут, прежде чем мы достигли нужного места. Когда я вошел в комнату, меня ожидал Светозар. Все остальные спали. Я присел рядом с ним и не решаясь начать тянул время.

   - Есть новости? - Спросил Светозар. Он улыбался, понимая, что все же я смог кое-что найти, что может нам помочь.

   - Есть, я все вспомнил.

   - И чего же ты ждешь? Рассказывай! - Присаживаясь поближе ко мне говорил он.

   - Просто я смог столько вспомнить, что мне не хватает слов. Дело было так...

***


   - Ратибор, в город прибыл человек по имени Кирилл, он говорит, что прибыл по просьбе Алексея. Вы примете его? - Кланяясь, спросил вошедший в комнату Ратибора Велимир.

   - Да, впусти его.

   В комнату вошел торговец Кирилл, не замечая ничего на своем пути, он как можно скорее хотел рассказать вести. Лицо его было встревожено. В руках он мял кепку.

   - Меня зовут Кирилл, Алексей меня просил узнать вести о его родном городе. Жевский, так называется его город. - Кирилл запыхался.

   - Успокойся, тебя никто не торопит. Я тебя внимательно слушаю, присаживайся.

   - Спасибо я постою, я должен сообщить, что город Жевский полностью уничтожен. Можете стереть с карты это название, больше там нет живых жителей. Кругом мертвые тела и следы пожара. Я не знаю, что произошло, но находиться там опасно. Центр уничтожил этот город. Я видел там солдат. Несомненно именно они напали. Я потерял весь товар, пытаясь скрыться от них.

   - Не беспокойся, если пожелаешь ты станешь полноправным жителем нашего города. А теперь ступай. Тебе нужен отдых. - Кирилл ушел. Ратибор задумался о возможном скором нападении Центра на город Мирный.

   Он встал со своего любимого кресла, заправил руки за спину, встал у окна и начал рассматривать безмятежную жизнь городка. Старец не знал, сколько остается времени до прихода войск, но он был уверен, что скоро они прибудут. Ему было больно задумываться о том, что мирной жизни скоро придет конец.

Глава девятая


2027

Справа от меня послышался шум и я почувствовал,

как в грудь вонзается широкое лезвие меча,

как оно проходит насквозь, прошивая мою грудную клетку.


   Обработав рану Никиты водкой и перевязав ее, мы дружно уселись у камина и молча смотрели на искрящиеся поленья. Языки пламени плавно ходили из стороны в сторону, это был танец огня, по другому это действо я назвать не мог. Мне было не совсем уютно находиться в окровавленной атмосфере этой комнаты, но другого более уютного места в этом здании не было. Теплые сиденья дружелюбно приветствовали наши тела. Я снова захотел кушать. Не зная, желают ли того же мои друзья, я решил проявить инициативу и посмотреть, что принесли нам для трапезы Денис и Сергей. Большой олений окорок, принесенный Денисом послужил нам хорошим допингом для увеличения концентрации внимания. Олег уже достаточно пришел в себя и пытался шутить, но его никто не слушал, все были заняты внутренними мыслями. "Битва окончена и мы в ней остались победителями, но сколько подобных приключений нам придется перенести?" - Подумал я. Сергей пару раз подкинул дров, от чего поднималось огромное количество искр, которые тот час же гасли. Мне это напоминало праздничный салют. Ностальгия и печаль охватила мой дух, мне стало неприятно осознавать, что я нахожусь вдали от родного города и семьи и даже не знаю, что с ними сейчас происходит. Отправиться в этот поход было моим долгом и я принял этот вызов судьбы. И вот я сижу у зажженного камина, в неизвестном мне городе, в присутствии моих друзей, один из которых ранен и малознакомого мне конюха, который мог тут до конца жизни остаться, так и не увидев обычных людей, которые не желают причинять ему вреда. Иронично посмеиваясь, то ли от отчаяния, то ли от необъяснимой радости, я напомнил Никите о нашем разговоре о Боге.

   - Никит, ты хотел, мне помнится, поговорить о Боге. - Мне нравились разлетавшиеся искры от углей и я решил не много потеребить поленья кочергой.

   - Да, помню. Я, к примеру, верю, что существует такое духовное существо, которое наблюдает за каждым из нас и оценивает наши поступки. А каково твое мнение на этот счет?

   - Скорее всего так и есть, но я не люблю когда путают религию и Бога. Бог - это то, что внутри нас, это наша совесть амбиции и все то, что толкает нас делать что-либо, а религия - это дело рукотворное и не может рассматриваться, как стопроцентное доказательство того, что святой дух являлся и сказал именно эти слова. Если даже допустить, что религия это, что-то, что идет непосредственно от Бога, то почему каждая из существовавших религий утверждает, что она единственно верная. - Я говорил спокойно не пытаясь навязать свое мнение, я всего лишь высказывал, что думаю. - Я не спорю, что мои мысли могут быть неверными, я не отрицаю существование Бога, да он есть, я отрицаю правильность восприятия религии.

   - Ну, ты мужик высказался. - Воскликнул Денис, присоединяясь к разговору.

   - Единственное, что я знаю, что человек - это зависимое существо и зависит оно от высшего разума, а вот чем является этот высший разум остается загадкой. Я знаю точно, что когда я покину этот мир, я задам всевышнему много вопросов. - Мне надоело философствовать и я решил перевести тему. - Как бы вы назвали термин, описывающий философию на грани фантастики? - Я ждал ответа от окружавших меня людей, хотя свой ответ у меня был готов.

   Воцарилось молчание, которое будоражил лишь, спящий рядом Сергей. Никита и Олег переглянулись между собой и пожали плечами. Макс сперва пытался что-то произнести, но из уст его вырвались одни лишь бессвязные гласные. Денис не проявил никакой реакции и просто, как и я, наблюдал за происходящим.

   - Мой вариант звучит как фантасмософия. - Я улыбнулся. - Вижу уже светает, а мы все еще не отдыхали. У меня предложение от которого вы не сможете отказаться. - Не дожидаясь ответа, я сам себе ответил. - Предлагаю найти спальные места бьорнов, обыскав их на наличие вшей, за отсутствием таковых спокойно, идти спать, а завтра направиться в госпиталь, о котором говорил Сергей. - Я указал ладонью на спящего конюха. - Кто за? - Единогласное поднятие рук риторически решило вопрос.

   Я осторожно потряс Сергея за плечо, чтобы тот проснулся. На мое предложение он ответил киванием головы. Примерно полчаса ушло на то, чтобы досконально проверить каждый угол здания и не смочь обнаружить никаких даже намеков на место, где предположительно могли спать "зверолюди". Я приставил ладонь ко лбу, пытаясь сконцентрироваться и поразмыслить о том, где можно отдохнуть. Через пару мгновений мне стало смешно от того, что я нашел ответ, который был перед носом. Мы снова вернулись в комнату с камином, я постелил шкуру на пол и просто улегся на нее спиной к огню. Эти кочевые воины могли принести в здание кровати, но привыкнув к постоянной дорогое, просто забыли, что такое постель и им не было удобно более нигде, как на полу. Я много раз слышал о таком и уже почти сам не удивлялся тому, что мне довольно удобно и я не чувствую дискомфорта. Я закрыл глаза и услышал, как рядом кто-то устраивается на полу. Больше я ничего не помню, я уснул.

   Когда я проснулся, Сергей и Денис уже что-то готовили, от чего по комнате расстелился небольшой дымок с запахом мяса и пряными добавлениями специй. Мне не хватало в этот момент хорошего глотка свежей воды. Шаткое, ото сна, движение моего тела было трудно не заметить. Денис пожелал доброго утра на что я ответил приветствием. На улице было уже светло. Максим, Олег и Никита продолжали спать, я не стал их будить, давая им возможность вкусить все прелести здорового, долгого и крепкого сна, за столь долгое и нелегкое путешествие. Я часто зевал так, что на моих глазах проступили слезные капельки. Открыв дверь, ведущую на улицу, я увидел падающий снег. Я вытянул руку и крупные замерзшие капли часто начали падать на мою ладонь и мгновенно таять. Несколько шагов вперед и я оказался под снежным ливнем, который легко мог бы занести меня с ног до головы. В нескольких десятках метров был заметен небольшой снежный сугроб, который выделялся из всего пейзажа. Меня заинтересовал этот холмик и я направился к нему. Открыть глаза широко не позволял назойливый снежный ветер, который бил прямо в лицо. Медленным движением ноги, я осторожно пнул сугроб и узнал в очертаниях мужскую фигуру без руки. Мне стало одновременно и страшно и досадно. Я был рад видеть поверженного врага, чью кровяную дорожку от двери замел снег, но я нигде в пределах своего взора не смог увидеть главного бьорна, который получил дозу пламенного объятия от Олега и меня это настораживало. Надеясь найти все же окоченевшее тело, я прошел до перекрестка и вглядываясь то вправо, то влево, не смог увидеть ничего кроме белого горизонта. Мне стало холодно и мне ничего больше не оставалось, как вернуться обратно в здание пивоварни.

   Вид у меня был не хуже чем у снеговика, такой же снежный и ледяной. Нос покраснел. Денис заметил мой образ, сливавшийся с прозрачным фоном стеклянной двери.

   - И куда тебя понесло в такую погоду? - Денис уже шел ко мне, в руке у него была железная кружка.

   Пар исходивший от жидкости, характеризовал ее, как горячую. Замерзшие руки впились в обжигающую поверхность кружки и жадно глотая, я начал опустошать его. Живот наполнился теплом и я расслабившись присел у камина. Прошло не менее получаса, прежде чем все сони проснулись и присоединились к общему чаепитию, которое служило прелюдией для сытного завтрака. Наполнив животы, я задумался о том, что к такому образу жизни легко привыкнуть и можно не заметить, как тела наши разбухнут от жира, а мысли будут направлены лишь в отношении еды. Я сконцентрировался и произнес.

   - Никита, как твоя рука? Сильно беспокоит?

   - Спалось мне, скажу я вам, не слишком сладко, но зато когда уснул, наверно танк не смог бы меня разбудить своими выстрелами. - Никита засмеялся и хлопнул себя по руке, забыв о том, что она ранена. Лицо искривилось от боли.

   - Поосторожней, друг мой, давай посмотрим на твою рану.

   Максим подошел к Никите и аккуратно начал развязывать бинты. Засохшая кровь, послужила клеем от чего ткань плохо отходила. Еще с десяток оборотов и мы заметили гноящуюся рану. Бьорны, вряд ли чистили свои орудия и на них скопилось много различных бактерий. Нужно было срочно применить антибиотики. Максим смочил новый бинт в водке и обратился к Никите:

   - Будет больно, терпи.

   - Давай скорее. - Буркнул он в ответ.

   Максим аккуратно приложил бинт к ране. Лицо Никиты исказилось, зубы сжались в подобии тисков, глаза были плотно закрыты. Боль была не слабой. Спустя пару мгновений, прочистив рану от загрязнений, Максим оставил в покое Никиту. Жгучее эхо все еще беспокоило, но вскоре потерпевший открыл глаза и расслабился. Я достал из рюкзака первые попавшиеся антибиотики в виде таблеток и спрея и окропил густым облаком руку в районе раны. Затем раздавил несколько таблеток рукоятью кинжала и посыпал тоже место. Максим тот час же профессионально перевязал рану бинтом. Я понимал, что этого может быть не достаточно и что может случиться так, что Никита потеряет руку, а то и жизнь. Было решено отправиться в госпиталь за медикаментами и заодно узнать, что же так привлекало бьорнов.

   - Никита, ты остаешься здесь, Максим, за ним присмотри, вдруг нужна будет помощь. - Я собирался уже уходить, как Никита остановил меня, взяв за плечо. Я развернулся и уставился на него, чтобы выслушать.

   - Не нужно делать из меня инвалида, я полноправный член отряда, а так же в довесок являюсь вашим другом, если вы не забыли, поэтому идем все дружным рядом. - Никита улыбнулся. Ему не хотелось оставаться в пивоварне и быть в стороне событий. Оставаясь здесь, он чувствовал себя беспомощным и никому не нужным.

   - Хорошо, но тогда ты должен и стоять с нами наравне, такой расклад устраивает? - Я не думал, что Никита может отказаться, поэтому и решил сыграть на его самолюбии.

   Возникла секундная пауза.

   - Давай сюда мой меч и я смогу вырезать полгорода. - В его теле оставался боевой дух, требовавший продолжения приключений.

   Настроение поднялось настолько, что все уже почти забыли о том, что мы собирались куда-то идти. Как невероятно и одновременно удивительно приятно позабыть о тяготеющих невзгодах и отдаться детскому, неудержимому смеху, в компании близких тебе людей. Смех эхом откликался в коридорах помещения и создавал впечатление, что мы находимся не одни. Вскоре мы пришли в себя и не охотно одевая на себя теплые медвежьи шкуры вышли на улицу, обитаемую дикими животными, морозом и колким снегом. В общем всем тем, что не желало нас видеть на своих территориях.

   Было сложно ориентироваться в кажущейся мертвой, заснеженной пустоте. "Можем ли мы вообще найти в это время, что-то?" - Подумалось мне, но мы все же продолжили двигаться в направлении, которое показывал нам Сергей. Он не знал точного расположения госпиталя, а всего лишь видел в какую сторону бьорны часто уходили. Было бы глупо полагать, что мы все же сможем найти нужное здание на улицах города, которыми правит метель. Но все же отчаиваться было рано. Это было не в моем стиле бросать что-либо, даже не пытаясь начать. Да, я часто отступал от задуманного, но всегда находились для этого веские причины. В этот раз причин не было, поэтому я стремительно, щурясь и закрывая глаза рукой, шел сквозь белую пелену снега. Видимость была почти нулевой, но иногда появлялись просветы и в эти моменты мы тщательно осматривались и шли дальше. Мы шли не меньше двадцати минут, как в очередной раз вокруг образовалось чистое поле для обзора, в котором можно было заметить необычное здание с колоннами и крутой лестницей, которая не могла не привлечь нашего внимания. Я отправил Максима найти рядом с входом возможные доказательства того, что это и есть госпиталь. Метель снова вернулась, спустя пару секунд, сквозь завывающие звуки ветра, я расслышал призыв Максима. Поднимаясь по лестнице, я едва не поскользнулся, но смог удержать равновесие. Лед, покрывавший ступени был не плохой преградой для незнающих людей, которые могли забрести сюда случайно и чудом быть незамеченными бьорнами. Хотя я не думаю, что сюда кто-то желал заглянуть не зная, что искать, хотя искатели могли проникнуть в город и набрав медикаментов, скрыться. У нас же была подобная цель, разница состояла лишь в том, что мы продавать их не собирались. Преодолев последнюю ступень, я увидел, как рядом с высокими дверьми стоит Максим и указывает на потертую временем табличку, на которой было обозначено название госпиталя латиницей и красный, выцветший крест, который и утвердил мнение, что мы дошли до цели.

   Неожиданно теплый воздух встретил нас, когда Денис открыл дверь. Мы зашли внутрь. Было темно, окна были затянуты снегом и морозными узорами, пользы от них было мало, поэтому пришлось оставить дверь открытой, чтобы хоть не много видеть куда сделать свои дальнейшие шаги. Все двери были выбиты. Мы разбрелись по окружавшим нас кабинетам. Комнат было много, но заходя в каждую из них, я не обнаружил ничего полезного, кроме как разбросанного хлама и сломанной мебели. Пару раз я поднимал неровно оборванные страницы с пола и не понимая ни слова из написанного латинскими буками, бросал обратно. С наружи это здание виделось нам огромным и неизвестно, сколько еще мы здесь проведем времени в поисках чего-то стоящего, а возможно и просто потратим время впустую. Из комнаты в комнату наши образы метались. Глаза скоро привыкли к темноте, но все же иногда становилось жутко находиться в покинутом городе и заброшенной больнице, чьи стены были зловеще затянуты паутиной и зеркала часто сломаны. Мистификация и не иначе. Неожиданно я услышал громкий крик и матерную брань, которую произносил Олег. Мне стало не по себе и сорвавшись с места, я направился в дальнюю комнату холла. Меня ожидала странная картина, которая иронично запечатлелась в моей голове. Олег, сидел на полу, прижавшись к холодной батарее. На лицо его скатилась медвежья морда, на полу в хламе разбросанных бумаг лежал скелет, принадлежавший женщине, это можно было определить по одежде. Задранная до лопаток серая юбка со складками, светлые колготки и синяя легкая кофточка. Темные пряди, запутавшись, хаотично лежали на полу. Мне сначала не совсем было понятно, что тут делает эта девушка, но не много поразмыслив, я пришел к выводу, что это жертва 2009 года. Мне стало легче на душе от того, что она умерла, если можно так сказать, своей смертью, а не от рук беспринципных головорезов бьорнов.

   - Олег, это что твоя подружка? - Денис решил подшутить, но встретил безумный, стремительный взгляд, который обозначил, что шуткам здесь места нет.

   - Успокойся, Олег, с того момента, как умерла эта девушка, прошло уже почти двадцать лет и она тебе не сможет причинить вреда. - Я огляделся по сторонам, подстегивая других.

   - Да, да, все нормально, тебе не о чем беспокоиться. Давай лучше поднимайся и мы продолжим свои исследования. - Максим кивал головой.

   - Ладно, все встаю. Я и не боялся вовсе, просто запнулся, вот и оказался на полу.

   Олег не торопясь поднялся и оттряхнул с себя пыль. Он уже почти успокоился и был готов идти дальше. Исследование холла было окончено и пройдя по коридору, мы наткнулись на лестницу, вверх и вниз и лифт, с открытыми дверями, который так ужасно и до боли трогательно манил нас еще двумя телами докторов в когда-то белых, а ныне пыльно серых халатах.

   - Итак, как я понимаю, здесь много таких людей и впредь, я надеюсь вы не будете поднимать шум по этому поводу. - Губы мои сжались в полоску. - На улице, я заметил, что в здании три этажа, нас же шестеро, поэтому предлагаю разделиться по двое и исследовать все вокруг. На это уйдет не мало времени, но по мне так это время убить в поисках чего-то нужно, нежели греясь у камина. Никита и Олег, вы остаетесь на первом этаже, Денис с Серегой, на второй, а я и Макс, на третий, Предупреждаю, берите все, что может понадобиться, шприцы, хирургические инструменты и те медикаменты, чьи названия вам знакомы. Если что-то случится, не дай Бог, - стуча об дверь, произнес я, - то бейте по батареям. Если кто-то из вас услышит тревогу, собираемся на втором этаже на лестнице. Если закончите осмотр, ждете на первом этаже, или если есть желание идете помогать, по одному на оставшийся этаж. Итак, все понятно? - Кивание головами, я принял за согласие.

   Мы с Максимом поднялись на третий этаж. По пути наверх нам встретилось еще несколько тел, сложенных в непонятных позах. Затем представился длинный коридор, по флангам усеянный палатами. Я направился в правое крыло, а Максим в левое. В отличие от первого этажа, здесь некоторые двери были закрыты и следов попытки вскрыть их не было. Видимо сюда бьорнам дойти не довелось и они нашли что-то уже на нижних этажах. Меня это не много расстроило, но и не могло не радовать, ведь я мог найти, то что не досталось им. Удар ноги и дверь слетала с петель. В первой комнате я увидел склад постельного белья и полотенец. Не взять несколько чистых полотенец, я не мог. Далее шли палаты, в которых мирно, будто во сне, под легкими одеялами томились тела людей. Сначала я не хотел заходить туда, но решив, что в личных вещах смогу найти что-нибудь полезное решился все же на грешный поступок. В этот момент я официально мог называться мародером. Я не мог поверить себе, что делаю подобное, но реальность такова, что не знаешь чего ждать от себя, что уж говорить о завтрашнем дне. Осторожно, будто безмолвно, пытаясь просить прощения, я ходил от тумбочки к тумбочке, стараясь разыскать что-нибудь полезное. Эти люди здесь лежали, чтобы излечиться от болезни, но их настигла участь от которой не было спасения. Я сел на свободную кровать и оглядел комнату. Мне стало не по себе и вдруг я подловил себя на том, что я все чаще начинаю жалеть себя и окружающих. Мне это было не свойственно, но разлука с близкими мне людьми, моей семьей, делала из меня сентиментального человека. Приготовив свою щеку для легких пощечин, я зажмурил глаза. Я решил, что несколько ударов ладонью приведут меня в порядок.

   Покидая комнату, стараясь как можно тише, я произнес:

   - Спите, браться и сестры, теперь вы в лучшем мире.

   И так из палаты в палату я ходил, повторяя эти слова. Выбивая очередную запертую дверь, я увидел за стеклянной полкой упаковку шприцов, которую положил в рюкзак. Различные ампулы с лекарствами мне ничего не говорили своими названиями. Они лишь пугали меня своими таинственными буквами. Назначения и применения их я найти не смог. Маленькая столовая, наполненная тарелками с чернеющим и высохшим дном и снова люди. Снова палаты и снова запертые двери. Вскоре я заметил, что справа от стены есть маленькое помещение для отдыха. Здесь находился телевизор на кронштейне, большие дерматиновые кресла и в углу стол для пинг-понга. Мне вспомнилась моя юность, когда я дни напролет проводил за игрой в настольный теннис. Я взял ракетку, которая аккуратно вошла в мою ладонь и пару раз махнул, словно отбываю чьи-то атаки. На полу, целый, лежал мячик, стук по столу, которого был для меня резким и одновременно родным. Я совсем позабыл о том, что я ищу. В голове у меня что-то повернулось и я решил, что я нашел то, что искал. Не обращая ни на что внимания я начал набивать мячиком.

   - Я тебя не отвлекаю?

   От неожиданности у меня выпала ракетка из рук. Я повернулся и увидел Максима, он добро улыбаясь подошел к столу и взял вторую ракетку.

   - Партию?

   Я не ожидал подобного предложения и мелко кивнул, а затем добавил:

   - Короткую!

   Возможно смех, а может быть и звуки мяча привели к нам наших друзей. Сначала их лица были изумлены, но вскоре и они присоединились к нам. Насыщения этой игрой мой организм не чувствовал, я хотел играть и играть, но за окном начало темнеть и пришлось покончить с игрой.

   - Что мы имеем? - Поинтересовался я.

   Мы уже собрались в коридоре. И каждый начал перечислять, что смог найти. Олег, выслушав, подытожил.

   - Шприцы, бритвы, мыло, зубная паста, полотенца, часы, с севшими батарейками, ручки и карандаши. - Не много замялся и продолжил. - Туалетная бумага и кроссворды. - Едва сдерживая смех.

   - О да, будет чем заняться после некачественной еды. - Никита уже не мог остановиться, смеялся и смеялся.

   - Хорошо, а теперь вместе идем вниз. В подвале, я думаю, нас ждет что-то более интересное. - Потирал руки Денис, как матерый мошенник в ожидании наживы.

   Ничего существенного мы найти не смогли. Лишь зубная паста и мыло меня радовали, потому как своего у нас не было. Не плохо было бы помыться, подумал я. Последний раз мы чистились, это можно так выразить и ни как иначе, пять дней назад, пересекая реку, пришлось окунуться в проруби. Наверно после этого случая, каждый из нас чувствовал себя, как выжатая тряпка.

   И снова ступеньки, только на этот раз они вели вниз. Через минуту мы уже были в подвальном помещении, которое было не совсем маленьким. Коридоры расходились в разные стороны, как перекресток. И снова, как пред нами три пути. Мы с Максимом направились прямо. Предупреждение о чем-то срочном, все также удары по батареям. Условленные и заранее запомнившиеся знаки, экономили нам время. Идти приходилось на ощупь. В подвале было заметно теплее чем наверху. Сложилось такое чувство, как будто кто-то топит помещение, но этого не могло быть и мы искали источник тепла, который, возможно, и охраняли бьорны. В сложных переплетах коридоров было не просто ориентироваться и мы шли, рассчитывая лишь на чувствительность собственного осязания. Неприятными были моменты, когда под ногами хрустели чьи-то кости. Я говорил Максиму куда идем и мы, держась за руку запоминали сколько и куда мы сделали поворотов. Где-то нас встречал тупик, а где-то холодная стена, характеризовавшая отсутствие искомого предмета. Так мы бродили не меньше получаса, пока неожиданно в батареях за стеной не послышались удары. Дыхание участилось, мне не терпелось узнать, что же все-таки от нас могли скрывать стены госпиталя. Несмотря на то, что мы запоминали все повороты. Мы пару раз все же свернули не туда и приходилось возвращаться обратно. Невероятно приятным было чувство, когда в слабых лучах света, я увидел лестницу, ведущую наверх.

   Призывающие удары все продолжались, на этот раз приходилось ориентироваться лишь на слух. Это было занятием не из легких, потому как каждый удар слышался из каждой комнаты и мы часто не знали куда идти.

   - Ау, кто там, вы где? - Крики Олега раздались сзади.

   Приближающиеся шаги, становились все слышнее.

   - Олег, это я, Макс и Леха, куда идти то?

   - Вот бы знать, вот ждем ответа! - Раздраженный голос Никиты выплыл из темноты.

   - Мы здесь, мы здесь, мы здесь...

   И так без перерыва, мы слышали далекие голоса Дениса и Сергея. С каждым шагом приближаясь к голосам, я споткнулся и покатился вниз по лестнице. Я пар раз ударился головой, но основное увечье пришлось на ребра и спину. Создалось впечатление, что пару ребер у меня все же сломались. Дышать было больно. В груди с каждым вздохом вонзался кинжал. Мне помогли встать. Идти было так же тяжело. Добрался я до Дениса уже с помощью Олега и Максима. Про боль я забыл почти мгновенно, когда мы зашли в комнату освещенную прямоугольной полоской света идущей от двери.

   - Смотрели что там? - Держась за бок, поинтересовался я.

   - Нет, боялись, что лучше нам это сделать всем вместе. Мы заметили какой-то непонятный светящийся прямоугольник и позвали вас. - Денис был крайне обеспокоен тем, что нас могло ожидать за этой дверью.

   Меня это и самого беспокоило, но мы за этим и пришли.

   - Заходим. - Уверенно произнеся, я двинулся к двери и было уже схватил ручку, как меня остановил Сергей и предложил подумать, прежде чем открывать ее. Глаза его были наполнены неясностью. Мне не нравилась эта излишняя боязнь и я резко открыл дверь.

   Ослепляющий свет ударил в глаза. Я развернулся посмотреть, что происходит позади меня и увидел, что мои друзья не взирая на всю неоднозначность ситуации, все же последовали за мной. Позади их спин была ясно видна надпись "RЖntgen". Я развернулся и вновь стал сближаться с предметом источающим свет. Справа от меня послышался шум и я почувствовал, как в грудь вонзается широкое лезвие меча, как оно проходит насквозь, прошивая мою грудную клетку. Невероятная и исключительно невыносимая боль сбила меня с ног и я упал на теплый пол рентгеновского кабинета, не понимая, что происходит и кто меня убивает. Я чувствовал, как моя спина намокает от теплой крови и как я теряю сознание.

   Вспышки света головокружительно носились по искривленной орбите перед глазами. Все это закончилось, когда я вернулся в сознание. Я открыл глаза и увидел отрубленную голову врага, которая лежала на полу. У меня сразу возникла мысль, что Денис снова, не сдерживая своего пыла, ритуально прикончил нападавшего на меня. Его лицо мне было знакомо. Я опустил веки и попытался вспомнить где я мог видеть этого человека.

   - Тот самый бьорн вылетело с уст. - Я снова открыл глаза и заметил над собой пять изумленных лиц, которые таращились на меня, не моргая. - Что вы так смотрите, будто приведение увидели?

   Я поднялся и встал на корточки. В груди что-то мешало и мне захотелось откашляться. Кашель снова и снова впивался в горло, но из груди чего не выходило. Наконец вырвался настолько громкий и не слабый "собачий лай", что-то, что мешало мне вышло наружу. Я присмотрелся и ужаснулся, это был огромный комок крови. Я совсем забыл, что меня совсем недавно убили и не понимал откуда взялась эта кровь. Затем к голове подступили некие волны, которые вернули выветрившиеся частички памяти и я ужаснулся еще больше. На скоро снимая тулуп, я посмотрел на кофту и увидел, что она вся в крови, я приподнял ее и немея от ужаса, увидел, что и грудь вся красная. Пытаясь ногтями расковырять засыхающую кровь, заметил, что самой раны нет, есть всего лишь шрам.

   - Что это было? - Меня трясло от испуга и непонимания.

   - Я не знаю, но этот бьорн, мог умереть не меньше семи раз, но перестал дышать, когда я ему отрубил голову. - Денис мотал головой из стороны в сторону, не веря собственным глазам.

   - Это именно тот мужик, которого подпалил Олег, но на его лице, ни на руках. Ни на теле нет ожогов. Наверно именно это смогло излечить вас. - Указал Максим в сторону светящегося предмета.

   - Но возможно ли это? - Невероятно долго и протяжно начал говорить я.

   - Если ты жив, после того как в тебя вонзили меч, то это возможно, или есть другой вариант, ты - зомби, что вряд ли. - Максим уже перевел дух и оправился от шока.

   - Я что-то не понял. Кого я там подпалил? - Олег не понимал о чем речь и не давал прохода.

   - Обсудим это позже, когда вернемся в наше временное жилище и уберите это создание отсюда, - я указал на мертвого бьорна, - и помогите мне встать. - Я более не чувствовал боли сломанных ребер и пробитой груди. Мы должны были вернуться обратно и обсудить то, что произошло.

   Сперва я немного хромал и голова слегка кружилась, но потом все неприятные ощущения исчезли и боль я мог ощущать, лишь вспоминая каков это было.

Глава десятая


2027

Я опустил руку, пытаясь нащупать

хоть какие-то очертания или грани

   - Вы мне можете объяснить, что произошло и как это вообще понимать? - Максим, не скрывая эмоций, стоял у стола и стучал по нему кулаком.

   - Согласен, что там случилось?.. У меня в голове не укладывается все происходящее. - Денис решил поддержать Максима.

   - Сначала давайте подкинем дров в камин, да побольше, а затем спокойно и без лишних эмоций обсудим. Согласны? - Я решительно повысил голос, показывая, что слушать нужно именно меня.

   Сергей молча, повесив нос, пошел за дровами. Олег, решив не оставаться со мной наедине, догнал его, похлопал его по плечу и о чем-то начал с ним разговаривать. Все остальные разделись и присели на стулья, окружавшие камин. Огонь уже догорал, еще чуть-чуть и пришлось бы разжигать его по-новому. Мне было не приятно ощущение липкой, сохнущей массы на груди и спине, поэтому я разделся и остался одетым лишь по пояс. Было прохладно, но мне бы не хотелось чувствовать себя не уютно в этот момент. Я осмотрел свою грудь, на ней багровой кляксой зияло кровавое пятно, которое было очередным доказательством того, что все то, что произошло не было каким-то мистическим видением. Сорвав с окон длинную и пыльную портьеру, я обернулся ею и начал возвращаться к огню. Тяжелый бархат тянул обратно, я обернулся, чтобы взглянуть. Красная и плотная ткань смотрелась необычно на моем теле. Если всмотреться со стороны, я был похож на раненного воина, который пытаясь изо всех сил донести тяжелую ношу до своей любимой и сгинуть. По существу так и было, я должен был пройти не мало и вернуться к родным. По моим подсчетам прошло уже не меньше полутора месяца с тех пор, как мы ушли из моего города.

   В комнату зашли Сергей и Олег, с грудой поленьев на руках и радостными ухмылками на лице. Мне было не интересно о чем они общаются и я продолжил свое тяжелое шествие до камина. Дрова дали новую жизнь огню, который из последних сил старался согреть обновленных хозяев. Еще пару минут и огонь загорелся с новой силой, которую мы почувствовали отодвигаясь подальше, чтобы не получить ожоги. Я не стал накалять обстановку и начал.

   - Я скажу свое мнение по этому поводу. Бьорны специально хранили этот предмет в тайне. У меня даже есть догадка, что они испугавшись радиоактивного излучения спрятали его в рентгеновском кабинете, чтобы спастись от возможной радиации. - Я потянулся к стоявшему рядом стакану с прохладной водой. Выпил половину и продолжил. - Не знаю как, но они все же узнали о какой-то непонятной и чудесной возможности излечивать людей и стали ее использовать. Именно поэтому, когда горящий бьорн выбежал отсюда, он побежал именно туда. Не знаю каких сил ему это стоило, но он смог добраться до нужного места и остался жив. Вы сами видели внешность этого человека и он ни капли не был похож на обожженные окорока с хрустящей корочкой. У меня есть единственное объяснение, которое хоть как-то сольется с теми действами, которые мы видели. Этот светящийся предмет дарит чудодейственные свойства, всем кто его окружает. Вы сами видели, как я сломал несколько ребер, падая с лестницы. Вы видели, как мне в грудь вонзился клинок. - Соединив указательный и средний палец, я показал куда воткнулся меч. - Я чувствовал боль, которую невозможно передать, потому что те, кто ее когда-либо мог испытать погибли и не смогли донести этих экстремальных ощущений. Я чувствовал, как мои кости ломаются, когда я падал с лестницы. Но посмотрите теперь на меня. Я дышу полной грудью. - Я сделал глубокий вдох. - Я не чувствую ничего лишнего, прикасаясь к ребрам. - Осторожно постучал кулаком. - До того, как туда придти, я не мог как следует прокашляться, чувствуя, что мое горло разлетится на тысячи частей, но теперь я это все ушло в небытие. А теперь я задаюсь вопросом: "Может ли этот предмет быть человеческой или Земной природы?" Я отвечу вам: нет. Не знаю, является ли это стечением обстоятельств, или это было знамением, но сейчас я знаю, что то, что мы нашли - есть ни что иное, как доказательство божественного присутствия на этой земле. - Подняв глаза вверх, я вспомнил. - Никита, как ты себя чувствуешь? Меня интересует твоя рука.

   По его глазам стало ясно, что он вовсе забыл о том, что его что-то беспокоило. Он с ужасом повернулся к нам спиной и с невероятной скоростью начал разматывать бинт. Когда кровавая хлопковая ткань упала на пол. Никита замер. Ему не нужно было говорить ни слова, все и без этого поняли, что рана отсутствует и на ее месте остался шрам. Никита повернулся, он закрывал ладонью место раны, но потом тяжело сглотнув, оголил руку. Лишь только кровавый след и краснеющая полоска рубца.

   - У каждого из нас были недуги, но я уверен на сто процентов, что все они исчезли в один миг. Олег, помнишь ли ты, ту деревню, в которой нам пришлось ночевать, там где мы нашли ружья? Помнишь?

   - Помню, а что? - Олег недоумевал от странного вопроса.

   - А заметил ли ты, что-нибудь странное в ту ночь? - Никита взял инициативу на себя.

   Я только слушал разговор.

   - Ну, может что-то и было, но я это уже не очень то и помню. Неужели я должен запоминать все ваши странности? - Олег развел руками.

   - А я и все, кто был там, никогда не забудут ту ночь и никто не сможет заставить забыть. - Никита сооружал грозную атмосферу, которая пугала Олега.

   - Да, о чем ты? Говори как есть, я тебя слушаю.

   - Слушай, слушай и вдумывайся, эта история должна быть приписана к списку фантастики, случившейся в нашем походе, которая все чаще начала происходить. - Никита закрыл глаза и выдохнул из носа. - Когда я проснулся тебя не было. Сначала я не придал этому значения, мало ли вышел куда, но потом, когда прошло не меньше получаса, я начал беспокоиться. Я разбудил всех и мы обнаружили свежие следы, которые вели в лес. Шли мы долго. - Сергей, который впервые слышал этот рассказ, внимательно фильтровал у себя в голове каждое слово, произнесенное Никитой и иногда посматривал на Олега, который странно играя бровями так же внимательно, слушал рассказчика. - Да, мы тебя нашли...

   - Но...

   - Не перебивать! Мы тебя нашли, ты сидел без одежды, прижимаясь к дереву и говорил ты какую-то ерунду, смысл которой мне все еще малопонятен. Вскоре ты умер от переохлаждения. Мы решили тебя захоронить, но земля была заледенелой и слишком твердой, мы оставили тебя в сугробе и накрыли снегом...

   - Стоп! - Закричал Олег. - Хватит нести чушь, я все прекрасно помню, я не ходил в лес и не был гол.

   - Олег, - ввязался Денис, - я тебе клянусь, что все то, что он говорит чистая правда и я ручаюсь, что ничего из того, что говорит не было придумано.

   - Лех, скажи им, мне не нравятся эти шутки. - Олег искал спасения в моих словах.

   Я встал, скинул бархатную ткань с плеч. Схватил руку Олега и резко потянул ее к груди. Он упирался, но все же его рука коснулась кровавого пятна.

   - Олег, это не шутки. Поверь и в то, что говорит Никита, это действительно было. Дослушай его, а потом мы выслушаем тебя. - Олег, испугавшись кивнул.

   - Когда мы пришли, ты спокойно сидел на стуле и что-то ел, точно этот момент не помню. По твоим словам ты удивлен, черта с два, ты не видел наших глаз, когда мы похоронив друга, чуть ли не со слезами на глазах, приходим, а ты там сидишь с открытой дверью и жрешь! - Никита. Не сдерживая себя начал переходить на крик.

   - Никита, посмотри на меня. - Ярый рассказчик тяжело дыша, кротко взглянул на Макса. - Успокойся, здесь не нужны нервы.

   Рассказ продолжил я.

   - Затем мы с Никитой вернулись на то место, где оставили тело, веря в то, что это было всего лишь общей галлюцинацией, но к нашему удивлению окоченевшее тело было на месте и оно никуда не собиралось уходить. Не знаю, что это такое было, наверно твой двойник, или ты двойник, скорее всего второе, потому как после ситуации с пирокинезом, я уверовал именно в этот вариант. - Мне тяжело было это говорить, но это было мое мнение. - Но знай, что ты для нас не стал дальше, ты все так же для нас дорог и остаешься быть нашим другом. А теперь спокойно и не торопясь расскажи свои воспоминания о том дне.

   Олег дрожал и не верил. А кто бы мог поверить в то, что тебя уверяют, что ты чей-то клон. Я верил, что он чувствовал, помнил и думал, как Олег, возможно даже это и был он, но все радикально изменилось. Этот поход изменил нас всех и все мы продолжали меняться. Все ждали рассказа. Олег продолжал молчать. Подталкивать и торопить его никто не стал. Олег встал, заправил руки за спину и начал ходить вокруг комнаты. Иногда останавливался, потирая лоб и глаза. Затем он подошел и подкинул пару поленьев в камин и сел рядом.

   - Я очнулся на снегу, за домом. Решив, что я находился в состоянии лунатизма, я ничего не стал вам рассказывать, чтобы не выслушивать ваших насмешек. Я не помню, как вставал и, как вышел на улицу. Я лишь помню, как очнулся. - Неподвижные глаза Олега смотрели в пол. - В голове туман. Жуткий жар в теле. Глаза высохли и не могли как следует закрыться. Было больно моргать. Я прикоснулся к своей щеке и удивился тому, какая она горячая. Снег на моих руках быстро таял. Я испугался и уткнулся лицом в сугроб. Ничего не помогало и я решил раздеться и упасть в снег. Немного мне стало лучше и я решил вернуться в дом. Там никого не было, я удивился, но не придал этому особого значения. Я не стал закрывать дверь, потому как жар пульсивно то появлялся, то исчезал. Мне захотелось есть и я начал кушать. Потом пришли вы, говоря о следах волка, за которым бегали. А потом Никита с Лехой снова ушли, а затем вернулись. - Олег замолчал, а потом поднял взгляд на Никиту и обратился к нему, а потом и ко всем нам. - Я не мог найти этому объяснение и уже было забыл. Теперь объясните мне, что это за история с бьорном?

   - Он тебя мог убить, но ты отключился, а когда пришел в сознание, то ли силой мысли, а может и еще чем воспламенил его. Он вспыхнул, как облитый бензином и выбежал на улицу. - Денис говорил медленно и тихо, придавая речи таинственность.

   - Теперь я понимаю, почему у меня изо рта и ноздрей валил дым. Что будем делать с этим? - Кивая головой в сторону госпиталя, поинтересовался Олег.

   Максим осторожно поднялся, чтобы посмотреть в окно. Он замер, но обернувшись не мог произнести ни слова, он кряхтел и ничего более, затем сглотнул и возвестил.

   - Там горит.

   Я быстро подбежал к Максиму, ожидая увидеть пожар, но перед глазами предстал снова необъяснимый феномен. Даже два. Вместо снега на улице начал идти легкий дождь. Было очень светло, конечно ни как днем. Яркий свет исходил с той стороны, где находился госпиталь. И снова фантастика, подумал я. Открытые рты моих товарищей были приравнены к крайней степени изумления, в таком же состоянии находился и сам я. Робко открыв дверь, Сергей выставил руку, чтобы ощутить на поверхности кожи капли дождя. Все было реально.

   - Что делать-то будем? - Сергей внимательно и боязливо посмотрел на Олега. - Нужно наверно бежать отсюда. Что же произошло, что свет смог вырваться наружу?

   - Мы дверь закрыли, когда уходили оттуда? - Задумался я.

   - Вот черт, точно, пока дверь была закрыта, мы не чувствовали никакого положительного эффекта, ты был прав, Лех, этот свет имеет похожую природу с радиацией и свинец не пропускал его наружу. Когда мы забыли закрыть дверь, все просто, он вышел без каких-либо помех. - Олега осенило.

   - Все сходится. - Помотал головой Никита.

   - Все в общем-то не плохо, но вот один вопрос, который пришел мне на ум сейчас. Далеко ли виден этот свет и кого он может привлечь? Хм? - Я сжал губы, раздумывая над своим же вопросом. - Этот вопрос меня беспокоит, хотя по словам Сергея, новый отряд бьорнов должен придти не скоро. И я не думаю, что найдется кто-то, кто дерзнет придти сюда, чтобы посмотреть, что тут творится. Этот свет скорее всего может напугать, нежели привлечь незнающих странников. Исходя из этого, предлагаю оставить свет до тех пора, пока мы не решим отсюда уйти. А решим мы уйти только тогда когда хоть не много сможем обследовать это место. Я не думаю, что нам стоит дожидаться тех, кто нагрянет сюда и увидит вместо своих коллег по бандитизму, небольшую группу мародеров, которые как голубки обжили их уютное местечко. А сейчас, я воспользуюсь случаем и помоюсь под дождем. Кто со мной? - Максимально громко и с задором закричал я.

   Мне уже надоело нагнетать обстановку серьезными речами и я просто решил отдаться эмоциям и повеселиться, вспоминая детство, как мы с друзьями бегали под напорами толстых струй поливочных шлангов, летом. Я подбежал к рюкзаку и выхватил оттуда мыло и зубную пасту. Я не ждал когда мои друзья решат так же голышом выбежать на улицу, просто скинул с себя одежду и отправился под теплые капли дождя.

   Я кинул мыло и пасту в ближайший сугроб и подняв голову к небу, закрыл глаза. Все словно замерло вокруг, я не слышал ничего кроме звука падающих капель на мое лицо. Теплый свет согревал мое тело. Я раскинул руки, ладонями вверх и стал вкушать отчетливое и трепетно ласкающее кожу биение сердца. Пульс замедлился. Ступни полностью погруженные в снег не давали мне возможности полностью расслабиться. Меня охватило непонятно чувство восторга, который придавал мне силы и мужества для будущего шествия на запад. Я никогда не думал, что так ясно смогу видеть фантастические образы, с закрытыми глазами. Мне представлялись джунгли неведомых земель, обжитые дикими животными. Обезьяноподобные существа прыгают от лианы до лианы. Влажный воздух леса, пропитан различными травами и запахом экзотических цветов. Листья деревьев задевают мои плечи, я шел сквозь представившуюся мне сельву в неведомом направлении. Странные, но очень приветливые звуки птиц, окружают все вокруг. Сквозь густую поросль, я увидел воду. Я ускорил шаг и заметил небольшой тропический водопад с водоемом. Из воды поднялось знакомое по очертаниям тело женщины, она обернулась ко мне и я увидел, что предо мной стояла моя жена, Алена. Я прижался к ней и начал страстно целовать. Это мгновение мне хотелось навсегда остановить и пусть оно никогда не заканчивается, но это всего лишь моя фантазия бурно разыгралась. Я открыл глаза и увидел вокруг моих друзей, религиозно стоящих рядом так же с расставленными руками и ладонями поднятыми к небу. Я искренне надеялся, что их также посетили видения о родных и близких. Я не стал их отвлекать, осторожно поднял мыло со снега и начал взбивать пену на теле.

   Бах и я ощутил жгучее чувство на спине. От неожиданности я даже подпрыгнул. Обернувшись стало ясно, что все уже просмотрели свое астральное свидание и решили поиграть в снежки. Я слепил из мокрого снега крепкий снежок и запустил его в главного подозреваемого в нападении. Никита громче всех смеялся, за это и получил снежком в живот. И снова, как и в госпитале, мы начали по-детски хохотать и резвиться. Согласен, странно выглядит картина, на которой взрослые мужчины бегают голые по улице и обкидываются снежками, но как же нам тогда не хватало времени для того, чтобы расслабиться.

   Я даже и не мог в это время задуматься о возможных опасностях, которые могли подстерегать нас. Ведь город был населен не только людьми и уже была ночь. Но ничего не случилось и мы смогли хорошенько помыться лишь спустя примерно час, после того, как я вышел на улицу. Свечение госпиталя ни на мгновение не прекращалось.

   Мы зашли обратно в помещение, я достал из рюкзака чистую футболку и кофту, которые с радостью одел. Вскоре, подкинув с запасом дров, мы легли спать. Шкура снова мне послужила подстилкой. Олег с Денисом уснули в креслах.

   Я пару раз просыпался от того, что мне становилось душно, но все же сон, я посчитал, был полноценным и здоровым. Мне ничего не снилось, поэтому ночь началась с закрытием глаз, а закончилась, когда я их открыл. Одно мгновение и более восьми часов прошли будто секунда промелькнула. Проснулся все же я отдохнувший и бодрый, мне более не хотелось спать, поэтому я не медля встал, чтобы по привычке с утра выпить стакан воды. Все еще спали и я осторожно пошел вдоль темных коридоров. Найдя бутыль с водой, я тот час же наполнил стакан и в миг его опорожнил. Глаза блаженно полностью открылись, насытившись влагой и я побрел обратно в каминную комнату. Для меня это был особенный день. Я был на грани, но что-то божественное спасло меня и теперь я крепко стою на ногах и могу чувствовать все тоже, что и нормальный живой человек, в чьей груди не было ничего постороннего. Меня привлекала та таинственность, что закралась в этом месте. Это был единственный возможный шанс прикоснуться к неизведанному на этой планете, за столь огромный промежуток времени и я решил его не упускать. Едва движимые тела друзей меня не много насмешили, каждый из нас мог с усмешкой посмотреть друг на друга и улыбнуться при виде сонного человека.

   Я вспомнил, что необычный дождь вчера порадовал нас своим присутствием. Я подбежал к окну и в изумлении застыл. На улице вновь царствовала зима. На небе чрезвычайно ярко светило солнце и я задумался какой сейчас месяц. Я подошел к Максиму и осторожно подергал его за плечо. Распухшие с легким красноватым оттенком глаза открылись не сразу и взгляд его устремился на меня.

   - Что происходит черт возьми? Неужели нужно будить именно в тот момент когда я во сне вижусь со своей семьей? - Заулыбался Максим.

   - Прости, друг, за прерванное свидание, но это не может ждать. Посмотри в окно и скажи что ты видишь? - Приподнимая Максима за плечи, произнес я.

   - Ну, зима вроде как вернулась, а что такое то? - Сгоняя назойливую дрему, Максим тщательно протирал глаза.

   - Я вижу, но я не помню какой сегодня месяц. Не подскажешь? - Он видел изумление в моих глазах.

   - Ну если мы вышли примерно в середине февраля или в конце, точно не помню, то сейчас или конец марта или середина апреля. То есть в том, что на улице были признаки весны, нет ничего сверхъестественного. Понимаешь меня? - Максим улыбался. Ему была непонятна моя забота об окружавшей нас обстановке.

   Я сел рядом и задумался. Для меня это путешествие казалось бесконечно долгим, независимо от того, что событиями они были наполнены ярко. Я задумался и над тем, что я стал слишком стар и слишком раскис в последнее время. Я уже не походил на былого лидера этой группы, я стал всего лишь ее членом, а не духовным и нравственным руководителем. Это еще раз доказывало, что начинаю сходить с рельс и пора бы уже заканчивать этот поход, но не все в наших силах в этом мире. Мы всего лишь пешки в чьих-то умелых руках. Я протер глаза, пытаясь отделиться от слившихся со мной иллюзорных мыслей и поднялся. Затем поднял голову вверх, к потолку и снова спросил у Максима.

   - Когда вчера ты вышел на улицу и поднял голову вверх под дождем, что чувствовал и что ты видел?

   - А почему ты спрашиваешь? Ты видел что-то что испугало тебя?

   - Нет, я видел свою жену, но в довольно непривычной обстановке, где-то в джунглях под струями водопада. Ты не поверишь, насколько это было выразительно и чарующе выглядело. - На миг я представил перед глазами этот образ, он не хотел уходить из моей головы.

   - Да нет, могу представить, только не твою жену. - Улыбаясь заметил Максим. - Я видел много кого.

   - А я, Лех, тоже видел жену, но только именно твою и ничью больше. - Послышался сонный голос Никиты. Максим громко рассмеялся, разбудив всех спавших.

   Я простил ему эту шутку, потому как не видел в ней ничего сверх ненормального.

   - Проснулся наш шутник. - Скаля зубы, понизив голос, прошептал Максим.

   - А тебе то что виделось вчера под дождем? - Я решительно был настроен опросить всех.

   - Да, так же как и вы жену, ты думаешь в этом есть какой-то символизм? - Никита прищурил глаз.

   - Возможно да, а возможно и нет. В последнее время я стал себя накручивать беспричинно, поэтому предлагаю слишком об этом не задумываться. В любом случае каждый ответьте мне, что каждый из вас вчера мог видеть?

   Ответы были почти идентичны - жены, у кого не было жены, тому виделись их девушки, а у кого и их не было виделись любые другие люди, Сергей же ничего не видел. Для меня это было еще одной загадкой. В различные случайности я уже почти перестал верить и пытался связать все, что с нами происходит, даже в видениях, с окружавшей нас реальностью. Возможно это было какой-то астральной прощальной весточкой. О таком исходе мне не хотелось думать и поэтому я решил предложить приступить к трапезе.

   - Что у нас есть покушать?

   - Не знаю, но знаю точно, что я уже хочу что-нибудь похожее на кашу или на суп. Тяжело с мяса. - Денис потирал затылок, усевшись в кресле.

   - А ты, Олег, чего хочешь? - Я не хотел морально оставлять Олега после того, как мы рассказали ему многое из его биографии.

   - Мне ничего не хочется. - Словно огрызаясь, произнес Олег. Понять его было можно, но кто в случившемся был виноват? Мне и самому хотелось узнать, что в тот момент происходило.

   - Хорошо, тогда давайте продолжать есть мясо, которое кстати говоря, уже наверно начало портиться. А потом, когда мы все же наполним свои животы, еще раз идем в госпиталь и узнаем природу этого светящегося предмета. Если закончим и еще будет светло, то предлагаю выдвигаться в путь. Засиживаться здесь я не хочу, мне и без того есть где зад придавить. Сергей, через сколько, ты говорил, дней пути ближайший живой город? - Поворачивая голову, чтобы поискать взглядом Сергея, спросил я.

   - В нескольких днях пути, точно не скажу, но не слишком долго.

   - Вот и славно, это лучше чем ничего. Поэтому предлагаю приступить к приготовлению мяса, не теряя времени.

   Каждый, словно по заученной нотной тетради, знал что делать и не путался у других под ногами. Мне приходилась роль обвальщика, повар из меня был не лучший, а экспериментировать и улучшать свои возможности над продуктами, за которыми нужно будет потом бегать, чтобы их убить, мне лишний раз не хотелось. Конечно же нужда заставит, стремление выжить - это механизм работающий всегда. Кинжал отрезал сочные, светло-розовые куски мяса. Я увидел, как Олег, несмотря на свое паршивое настроение, откуда-то достал здоровенный казан и уже кипятил в нем воду. Неплохое начало дня. Бульон. Сочной жидкости мне действительно не хватало. Отделив достаточное количество мяса, я начал его разрезать, отложив бедренную кость чуть в сторону. Вода начала кипеть и я не дожидаясь приглашения, осторожно положил кость в казан. Олег с Денисом спросили о том стоит ли еще солить воду или нет. Мне всегда было забавно смотреть на их дружбу.

   Примерно через полтора часа мы все уже собирались снова наведаться в госпиталь. На этот раз вместо колкого снега нам препятствовал влажный ветер и сырой снег, но слякоть не могла нас остановить. По дороге я сломал небольшую палку, которая должна была послужить мне тростью в темноте. Обзор представлялся замечательный и мы без труда нашли нужное место. Все те же колонны, все те же двери и все та же неуютная обстановка пошарканных стен. Двери снова распахнулись. Звонкие шаги влились в нелюдимые просторы помещений. Прямые, без колебаний движения направленные в сторону подвала. Глухие звуки спускающихся людей. И снова коридоры, но в этот раз ослепляющие ни своей чернотой, а ярким светом. Кулаки сжали мою трость. Осторожно, шаг за шагом мы двигались вперед. Несмотря на то, что это место имело мистическую заживляющую способность, мне бы не хотелось снова ощутить на себе боль ломающихся ребер. Мы с трудом, воспользовавшись общими усилиями, дошли до злополучной лестницы, которая возможно, все еще помнила меня, я-то ее точно не смог никогда забыть. Еще пару минут и мы стояли около двери "RЖntgen". Я боялся, что тела убитого бьорна не будет на месте, но я ошибался. Обезглавленный труп лежал все в той же позиции, в какой его оставили мои друзья, но никаких, даже малейших следов того, что тело начало разлагаться не было. Для меня это было немного необъяснимо, но к удивлению, к этому месту я начинал привыкать. Я решительно переступил порог рентгеновского кабинета. Почувствовав крепкую руку, сжимавшую мое плечо, я обернулся. Денис смотрел на меня, пытаясь предостеречь меня, но я был уверен в том, что все делаю правильно. Прикрывая левой ладонью глаза, я начал двигаться вперед. Всю свою сознательную жизнь мне была свойственна любопытность. Правой рукой мне решительно захотелось прикоснуться к неизвестному. Я опустил руку, пытаясь нащупать хоть какие-то очертания или грани. То, что я почувствовал меня поразило. Человеческая ступня. Я поднял руку вдоль туловища и ощутил руки. Я отшатнулся, не понимая кто предо мной представлен.

   - Ну что там?

   Сглатывая, подкативший к горлу комок, я ответил.

   - Это человек.

   - Не понял, какой человек? - Прорываясь вперед, ближе ко, мне неодобрительно заявил Никита. Он протянул руку и я заметил, как глаза его округлились. Он тяжело начал дышать, повернулся к остальным. - Он прав - это человек.

   - Как это от человека может исходить подобное свечение, я что-то не понял? - Денис негодовал, плечом подбивая Никиту, чтобы тот поддержал его.

   - Может быть это ангел? - Олег словно стеснялся своих слов.

   - Да, ты прав, черт возьми! - Мотал головой Никита. - Во всех святых писаниях говорилось о том, что небесные создания, будь то ангел или еще что-то, светились ярким светом. Их чудодейственная сила могла возвращать людей жизни и исцелять раны и недуги. - Никита припал на колени. - Боже, прости меня, прости за все мои грехи. Ты явил к нам своего сподвижника и я клянусь вести жизнь праведную. Я возьму эту медвежью шкуру и пронесу ее до своего последнего вздоха, стараясь возместить ущерб, причиненный ее владельцем.

   Мне стало не по себе от представившейся картины. Никита стоял на коленях и утираясь ладонями, плакал.

   - Все уходим, не нужно тут устраивать спектаклей. Ты взрослый мужчина и я не хочу больше подобного видеть. Сейчас же уходим отсюда. Шкуры мы оставим. Возвращаемся обратно к "Увальню". Забираем все вещи и идем в город, о котором говорил Сергей. Ты же нам покажешь путь? - Задал я риторический вопрос.

   - Конечно, ведь я обещал.

   - Все, уходим. Да очнись же ты! - Держа Никиту за отвороты тулупа воскликнул я.

   - Вы как хотите, но я не расстанусь с этой шкурой.

   - Ладно, как пожелаешь.

   Мы вышли из комнаты, закрыв дверь.

Глава одиннадцатая

2027

Удар был настолько сильным,

что мог бы снести челюсть, но ему повезло, он остался жив

   Дорога была сложной. Лошади шли медленно. Сергей давно не был дома, но все же помнил дорогу. Горизонт покрывали голые деревья и рыхлый снег. Мы не часто пытались вернуться к обсуждению того, что мы смогли увидеть. Пустые разговоры и частый смех оставлял в нас человеческие сущности. Нам встречались возвращающиеся с юга птицы. Их щебетание можно было слушать бесконечно. Первый день пути прошел без приключений. Едва ли кто-то из нас мог поделиться какими-то особыми впечатлениями от того, что можно было увидеть в этот день. Костер согревал наши тела. Расставив палатки, взятые у бьорнов, мы молча легли в них и вскоре каждый из нас крепко уснул. Во сне мне снова слышался непонятный звук, но каждый раз, когда я просыпался, я не мог его не вспомнить ни напеть. Это было словно дежавю. Я не мог вспомнить эту мелодию когда просыпался, но зато всегда мог ее напеть во сне. Я чувствовал, что схожу с ума. Приходилось себя подбадривать обещаниями, что вскоре это все закончится. После того, как я проснулся, мне неожиданно захотелось посмотреть на себя в зеркало и увидеть свое отражение. Возможности такой не было и я решил спросить о состоянии моего лица у Дениса. Я осторожно подергал его за плечо. Он отозвался не сразу. Я повторил попытку пробудить его, но он снова не отозвался. Решив, что все-таки будить его не стоит, я закрыл глаза и снова уснул. В эту ночь я плохо спал и поэтому часто просыпался.

   Утро для меня было очень добрым знаком того, что засыпать мне все же уже не надо будет. Когда я проснулся все еще спали. Я вышел из палатки, чтобы освежиться и проверить наших лошадей. Свежий ветер ударил в лицо. Становилось уже совсем светло. Лошади были в порядке. Подняв руки к небу, я проделал небольшую зарядку. Ночной ветер не много подморозил снег и теперь он покрывался ледяной коркой. Пора было подкрепиться и отправляться в путь, но никто не вставал и меня это не много озадачило и насторожило. Сзади послышали звуки ломающихся веток. Я быстро подбежал к палатке, чтобы схватить свой меч, но как только я туда залез меня схватил Денис и, закрывая рот указал пальцем куда-то впереди. Я не сразу смог заметить, но вскоре я увидел трех людей, проходивших мимо. В их руках не было оружия, или же я его просто не видел. Возможно они всего лишь хотели незаметно прокрасться мимо нас, а возможно и напасть или украсть лошадей. Все это меня крайне настораживало.

   - Мом опуш мА мот! - Пытался я говорить.

   - Что, что? - Убирая руку от моего рта тихо сказал Денис.

   - Я сказал: "может, отпустишь мой рот". - Поднимаясь на корточки, язвительно заявил я.

   - Прости. Кто это?

   - Ты меня спрашиваешь? Пойди и узнай.

   - Смотри они остановились, наверно думают сколько нас, что делать будем? - Облизывал губы Денис.

   - Не облизывай губы, не хватало, чтобы они у тебя обветрились. Посмотрим, что они будут делать, но сами вступать в контакт не будем.

   - Спасибо, мама, что ты заботишься обо мне. Опять какие-то приключения, разве нельзя пройти хоть раз нормально, не наткнувшись ни на кого?

   - А разве в детстве ты желал жить спокойно. Думаю нет, наверно мечтал о каких-нибудь приключениях.

   - То детство, а это зрелость и мне не хочется погибнуть на безымянной дороге по пути к безымянному городу. Думаю это нормальное желание.

   - Согласен с тобой. Что-то мы отвлеклись с тобой, где они? - Я пытался увидеть тех троих бродяг, но напрягая зрение так и не заметил ничего.

   - Что там случилось? - Протирая глаза спросил Никита.

   - Пока ничего не случилось, пока. - Выделил последнее слово Денис.

   - Ну, а зачем тут сидеть и ждать, может им наша помощь нужна. Бог нам показал свои возможности, теперь и мы должны проявить свои. - Никита стремительно начал вылезать из палатки. Я не успел его схватить, как он уже оказался на улице, закрывая нам с Денисом взор своими ногами. - Эй, вы! Если вам нужна помощь, то я готов помочь. Чего вы хотите?

   Молчание, никаких звуков не было слышно, возможно они ушли.

   - Вы меня слышите?

   Непонятный хлесткий звук и снова все замерло. Ноги Никиты затряслись, я не мог понять, что он увидел.

   -Никита, что там? Пусти меня я выйду. - Меня ужасала та дрожь, которая охватила тело Никиты и начала охватывать мое.

   - Кхрррхххр, дхэ, пФ, дхэ. - Булькающий звук раздавался со стороны Никиты.

   - Черт возьми, там что-то происходит, а мы тут как крысы сидим. - Не выдержал я.

   Я осторожно попытался подвинуть загородившую мне проход ногу Никиты, но тело осторожно под силой тяжести упало и я заметил стрелу в груди Никиты. Я направил свой взгляд примерно туда откуда пришла стрела, на этом месте стоял широкоплечий седовласый старец в капюшоне, который снова натягивал тетиву для очередного удара. Воспользовавшись моментом, я метнулся к лошадям, вскочил на нее и начал обходить старика с фланга. Я обернулся и заметил, что Денис оседлал лошадь и направился с другой стороны. Из второй палатки бежали Олег и Максим. Сергей подбежал к Никите и затащил его внутрь палатки. Двое подельников старика-лучника сначала подбирались как можно ближе, но увидев, что нас больше, чем они смогли бы убить, начали отступление. Лучник старательно прицеливался, чтобы попасть в меня, но как только его рука отпустила тетиву, я резко затормозил, предупредив полет стрелы. Даже издалека был слышен возглас неожиданности тому, что я смог увернуться от нападения. Во мне играла злость. Никита, который был наполнен в последние дни такой яркой душевной чистотой, погибает сейчас, потому что попытался узнать нужна ли помощь первым встретившимся им людям. Рука еще жестче сжала эфес меча и я увеличил скорость своего коня. Я видел, как Денис подрезает двух молодых подельников старика. Конь поднимается на дыбы. Любимый топор Дениса движется как лопасть мельницы и врезается в челюсть отчаявшегося странника. Чмокающий звук обозначил поражение противника. Он упал на землю и почти не дышал. Он был без сознания. Удар был настолько сильным, что мог бы снести челюсть, но ему повезло, он остался жив. Его напарник остановился и прижимаясь к земле, поднял руки, чтобы его не трогали.

   - Жалкая скотина! - Плюя на спину бедолаге, воскликнул Денис. - Ты не достоин жизни, смерд. Кровь за кровь.

   - Остановись. - Раздался крик Максима. - Не стоит этого делать.

   Денис, раздувая ноздри, стал успокаивать себя.

   Мне оставалось всего пару метров до старика-лучника. Я встал перед ним и внимательно начал рассматривать. На лице был глубокий, старый шрам, разделявший лицо на две неравные части. Однажды этот человек поплатился за свои поступки своей внешностью, но он не понял преподанного ему урока и встал снова на путь, который был ему не по зубам. Он стоял выпрямив спину. Это был гордый человек, который даже перед лицом смерти мог с широко открытыми глазами смотреть на меня и не убирать взгляд.

   - Бросай оружие в сторону, если дорога жизнь. - Мой голос звучал неестественно грубо. Старик даже не шелохнулся, он продолжал держать в одной руке лук, а в другой заготовленную для нового выстрела стрелу. - Ты меня слышал? - Повысил голос я.

   - Я тебя прекрасно слышу, но не могу понять почему ты просишь меня опустить оружие, если все равно убьешь меня. Если так, то я желаю умереть с оружием в руках нежели, как раб на коленях, выпрашивая пощады.

   - Твои слова наполнены гордыней, но могу ли я тебя пощадить, если ты без причины убил моего друга и пытался убить меня. Какова цена твоей жизни после того, что ты сделал? - Я старательно уменьшил громкость своего голоса, хоть мне это и было сложно давалось, так как я находился почти что в состоянии истерики. - Бросай и я обещаю, что ты будешь жить по крайней мере еще сутки.

   - Ты говоришь, что мы убили вас без причины? - Смех был настолько громким и оглушительным, что казалось он действительно верит в то, что праведно убил Никиту. Мой друг был уже наверно мертв, а он смеялся, как сумасшедший, уверенный в том, что он все сделал правильно. - Пусть моя кровь и кровь моих людей послужит уроком всему вашему бешеному созданию. Каждый из вас будет убит и ни одно ваше тело не будет предано Матери-земле.

   - Старик, ты бредишь! - Воскликнул я. - Что же в нас такого вы нашли, что рука не дрогнула?

   И снова раскатистый смех, который меня начинал выводить.

   - Да, будь ты проклят, ты даже не считаешься с вашими злодеяниями. Для вас это видимо всего лишь игры. Но нет же, забудьте о том, времени, когда вы могли безнаказанно убивать народ и глупо называться бьорнами. Теперь в этих местах есть мы...

   - Стоп, стоп, вы приняли нас за бьорнов? - Мне было бы смешно, если бы не было так страшно. - Черт возьми, вы приняли нас за бьорнов?

   Я слез с коня и ноги мои подкосились. Я упал, падение не много смягчил снег. Старик смотрел на меня и не знал, что делать. Я услышал звук приближающейся лошади. Все для меня было вверх ногами.

   - Не подходи к нему! - Услышал я голос Олега, он обращался к старику, но тот был настолько удивлен, что даже не мог и шелохнуться. - Поднимайся, Леш, что происходит?

   Глаза мои взмокли и из них тонкой нитью потекла слеза. Я смеялся и плакал.

   - Что происходит? Ты что-то с ним сделал, старик? - Олег поднялся с корточек и приставил меч к его шее, намереваясь завершить начатое мною дело.

   - Отойди от него, Олег, он здесь ни причем. Они увидели медвежью шкуру, которую Никита снял с убитого бьорна и решили, что мы и есть бьорны. Это наша ошибка. Мы должны были предполагать, что шкуры могут кого-нибудь напугать. Никита, Никита, ты живой? - Я медленно встал и побрел, сквозь сугробы обратно к палаткам.

   - Так это... Вы что, не... - Старик не мог говорить связно, чувствуя за собой вину. Он понимал, что строить подобный театр нам было незачем и направился вслед за мной.

   - А ты куда пошел и так уже дел натворили. Постой здесь, если хочешь помочь, то просто не мешай. - Олег направился вслед за мной.

   Когда я залез в палатку, Сергей держал голову Никиту и давал ему попить. Я ожидал увидеть покойное тело, но подобного я просто и ожидать не мог - Никита был жив.. Это было очередным мистическим откровением.

   - Как ты себя чувствуешь? - Я взял Никиту за руку и крепко сжал ее.

   - Стараюсь быть в форме. Леш, теперь-то ты веришь в то, что нас охраняет сила, которой не подвластна даже смерть. - Никита начал кашлять, затем он снова мог говорить. - Я словно Иов, который верил несмотря ни на что. Так и меня Бог испытывает.

   - Хорошо, я тебе верю. Чего ты хочешь?

   - Приведи тех людей, что напали на нас, я хочу поговорить с ними. Надеюсь вы не навредили им. - Никита нисколько не был похож на человека, у которого из груди совсем недавно торчала стрела.

   - Да, конечно, сейчас они придут, но одного из них мы ранили, он сопротивлялся нам.

   - Приведи его скорее, не теряй времени. - Взгляд Никиты то таял, то возрождался вновь.

   Я рывком вылетел из палатки и помахал рукой, зазывая всех сюда.

   - Вы тоже, раненого скорее сюда. - Я не знал, что Никита хотел с ним делать, возможно просить прощения, но меня это уже не волновало. Мне было радостно от того, что мой друг жив.

   Словно и не было стачки между нами и этими партизанами современности. Мы сидели на снегу, вокруг палатки, в которой лежал Никита и смотрел на нас. Никогда бы не подумал, что Никита, со своими постоянными шутками, сможет настолько уверовать в Бога, что начнет рассказывать нам о ветхозаветных героях и сравнивать себя с ними. Все это для меня было крайностью, но не выполнить пожелание друга в этот момент я не мог.

   - Пусть подойдет ко мне тот, кто пострадал от удара.

   Никита показал на юношу, челюсть которого кровоточила и сильно разбухла. Зрелище это было крайне не приятное. Он пришел в себя, но еще мало, что понимал. Паренек жмурил и закрывал глаза, пытаясь перетерпеть адскую боль, но боль его не отпускала. Не уверенно, но все же встав, он начал двигаться к Никите. Я удивленно смотрел и удивленно задумывался над тем, что задумал Никита и, что он собирается сделать.

   - Сядь рядом. - Похлопал ладонью по полу палатки Никита.

   Юноша сел, боясь отказаться и упал в обморок. Я спохватился и решил уже встать, чтобы помочь ему подняться, но Никита выставил вперед ладонь, безмолвно говоря "Стоп". Он начал водить рукой по воздуху, словно создавая воронку, но затем осторожно приложил ладонь к ране и поднял голову вверх. Он говорил какие-то непонятные слова, то есть понятные только ему одному. Я, как и все подумал, что он пытается исцелить юношу, но мне на это смотреть было немного смешно, потому как это было полнейшим безумием. Он верил в то, что делает и отчаянно, то вскидывал, то возвращал свою голову обратно. Рука постоянно металась то вверх, то вниз, в попытках создать какой-то неведомый нам канал. Я хотел уйти, чтобы не показывать свое неверие на лице, но заметив, что не один я так смотрю на все происходящее и морщу лоб от недоумения, решил остаться и досмотреть все действо до конца. Вскоре этот театр фарса закончился и я уже стал задумываться о том остался ли жив этот молодой человек. К моему удивлению и удивлению всех присутствовавших, юноша очнулся уже без опухоли на челюсти, лишь только запекшаяся кровь и огромный шрам, говорили о том, что на этом месте несколько минут назад была немалая рана.

   Я застыл и не знал, что сказать. Никита начал громко кашлять и уже очень долго не останавливался.

   - Ему нужна срочно помощь, он может умереть, если не получит медицинской помощи. - Сергей обращался ко всем.

   - Но что мы можем сейчас? Среди нас есть нет врачей. - Денис отчаянно бил кулаком по стоявшему рядом дереву.

   - У нас в лагере есть хирург, он нас лечит при укусах животных и когда мы получаем ранения. Я просто обязан отвести его к нему. Он сделает все возможное. - Старик снял капюшон и стало заметно, что и вся его голова покрыта шрамами, будто кто-то не умеючи, пытался снять с него скальп.

   -Далеко до лагеря?

   - Нет, тем более на лошадях, примерно двадцать минут езды к северу отсюда. Вот там. - Старик указал пальцем нужное направление и обратился ко мне. - Меня зовут Бруно.

   - Меня Алексей, давайте же скорее отправляться в путь.

   - Да, конечно.

   - Сейчас я с Никитой и Бруно еду в лагерь партизан. Остальные должны будут собрать вещи, а затем пойти по нашему следу и найти нас. - Я торопился, боясь не успеть. - Никита, идти можешь?

   - Да могу, но плохо. Ты видел, как я излечил этого парня. Теперь ты веришь, что Бог увидев мое стремление постичь его законы, проникся ко мне доверим и наделил меня даром. - Никита все также тяжело кашлял и говорил с трудом, но все же не останавливался повторять о своей божественной миссии.

   - Да, да, только успокойся и помолчи. - Я видел исцеленного парня, но для меня было важнее, что Никита остался в живых. До того как он смог излечить, он чувствовал себя на много лучше.

   - Я не могу выразить своего негодования по поводу случившегося. Это было стечением обстоятельств и никак иначе. Я увидел человека в шкуре бьорна и для меня все вокруг перевернулось. Мог ли я знать, что Никита не был одним из них? - Бруно отчаянно мотал головой.

   - Не могу сказать, что все в порядке, но и вас я обвинить не могу. Вы выполняли свой долг. Предлагаю обращаться к друг другу на "Ты", так будет проще, я думаю.

   - Согласен. - Затем он не много помолчал и продолжил. - Мы сделаем все возможное, чтобы он остался жив.

   - Хорошо, а теперь в путь.

   Я помог Никите взобраться на коня, а затем и сам залез на него. Бруно ехал рядом,. Его мучила совесть. Мог ли он знать, что мы не представляем угрозы? Конечно же нет, его смутила шкура надетая поверх тулупа. Они могли выпустить и в меня не мало стрел, пока я восхищался утренней свежестью и даже не подозревал о чьем-либо присутствии. Возможно они могли пройти мимо, даже не показав, что они здесь были.

   Ветер бил в лицо. Я слышал, как тяжело дышит лошадь. Иногда я оборачивался, чтобы посмотреть, как чувствует себя Никита, каждый раз он мне подмигивал, чтобы я не беспокоился. Под стуком копыт снег разлетался на пару метров. Упавшие деревья служили нам конкуром, который мы с легкостью преодолевали. Мы отдалялись все дальше и дальше, пока наш лагерь не скрылся из вида. Деревья мелькали перед глазами. Ландшафт почти не менялся. Все вокруг было одинаковое. Голые деревья, глубокие овраги и снег покрывавший горизонт. Это утро было тяжелым, а его продолжение не сулило ничего, что могло бы его изменить в лучшую сторону.

   Я двигался вслед за Бруно. Это было похоже на погоню с препятствиями, но вскоре я почувствовал запах костра и увидел темную струйку дыма, поднимавшуюся к небу. Меня это обнадежило и я снова повернулся, что сказать, что мы уже почти на месте, но Никита закрыл глаза и уже не реагировал ни на что. Я увеличил скорость и обогнал Бруно. Все насыщеннее становился воздух, пропитанный костром. Впереди стали различимы фигуры людей на фоне палаток. Они услышали звук приближающейся лошади и испуганные пришествием незваных гостей, было заметно, как они выхватывают из-за спины свои луки и начинают целиться, чтобы поразить цель.

   - Не стрелять! Это Бруно! - Он закричал, что было мочи.

   Я увидел, как лица их стали расслабленнее и наконец они опустили оружие. Я остановился за пару метров до ближайшего человека спрыгнул с коня. Никита едва дышал, ему была нужна срочная помощь. Сзади я услышал Бруно, соскочившего с лошади.

   - Быстро позовите Романа. Где он?

   Толпа расступилась и вперед вышел человек с длинными седыми волосами и такой же длинной бородой.

   - Что случилось? К чему такая спешка? - Роман ярко жестикулировал руками, не понимая, что происходит.

   - Этому человеку нужна помощь, я по-ошибке ранил его, приняв за бьорна... Нет времени скорее нужно спасать его. - Бруно держал Романа за плечи и умоляюще тряс его, как неживого.

   - Скорее несите его в хирургическую палатку. Потом мы мне объяснишь, почему могло подобное произойти?

   - Скорее прошу вас. - Мой голос дрожал.

   Двое крепких парней в шлемах аккуратно спустили Никиту с лошади и потащили его куда-то в сторону. Я сел у костра на лежавшее рядом бревно и начал греть руки. Холодно не было, но я е мог просто сидеть и ожидать. Мне нужно было что-то делать.

   Бруно присел рядом. Он молча смотрел на костер, а потом неуверенно обратился ко мне:

   - Предложить тебе горячий суп? На данный момент это все, что я могу предложить.

   - Не откажусь, давно не ел суп. Он у вас овощами? - Улыбаясь, спросил я.

   - Конечно, какой же суп без овощей? Наш повар Альфред прекрасно готовит, раньше он не был поваром, но так как обращаться с оружием он так и не научился, ему выпала эта доля, но не скажу, что ему это не по душе.

   К костру подошел толстый бородатый мужик, который держал в руках тесак. Я понял, что это и был Альфред. Он начал говорить с Бруно на непонятном мне языке. Возможно немецкий, точно я не мог сказать. Затем Альфред неодобрительно помотал головой и похлопал меня по плечу и что-то сказал.

   - Что он сказал. - Спросил я у Бруно.

   - Он сказал, что твой друг выживет, что он в умелых руках.

   - Обнадеживает. - Мне было приятно это слышать.

   - Меня это обнадеживает ни чуть не меньше... Альфред говорил, что скоро будет готов сырный суп.

   - Сырный суп? - Удивился я.

   - Да, не пробовал?

   - Нет откуда? В наших краях едят другие супы.

   - А откуда ты родом?

   - Город, в котором живет моя семья ныне называется Жевский. Мое имя и фамилия Алекс Кёниг.

   - Кёниг? - Поднял в удивлении брови Бруно. - Ты немец?

   - Сотой долей да. - Улыбнулся я. - Лишь только фамилия теперь говорит о том, что мои предки были немцами. И то, пришлось в тридцатых годах сменить фамилию на более русифицированную. А в шестидесятых вернуть что-то близкое к немецкому ладу.

   - Я тоже немец.

   - Откуда ты так хорошо можешь говорить по-русски?

   - За многие годы, я много с кем общался и смог выучить много языков. Мне на пути встречались представители многих народов, но русских больше всего.

   - Что вы здесь делаете? Что вас держит в этом лесу? - Я решил перевести разговор на другую тему, чтобы не вспоминать лишний раз о 2009 году и его последствиях.

   - Мы партизаны и ополчение города Хикипелит. Все названия городов поменялись и вспоминать их прежние названия запрещено, в память о погибших.

   - Далеко ваш город находится?

   - Два дня пути, вы хотите направиться туда? - Бруно удивился.

   - Мы, наверно туда и направлялись. Наш проводник Сергей был пленником группы бьорнов, когда мы его освободили, он пообещал нас привести к огромному городу, где мы сможем найти все что пожелаем. Мы должны будем запастись провизией и если что-то еще ценное сможем найти, то приобретем и это. Где мы сейчас находимся? В лесах какой страны?

   - Страны? - Потирая руки от холода переспросил Бруно. - Когда-то это была Финляндия. Сейчас эта страна называется Хикипелит. Ее правитель Рауно мудр и великодушен. Он смог поставить на ноги город и превратить его в государство. Многие, кто остался без крова в Европе, подались на поиски городов, где люди могли жить спокойно. Рауно смог сделать мечту явью. Теперь в этом городе живут тысячи людей. - Бруно отождествлял Рауно почти что с богом и верил в чистоту его намерений.

   Я сидел спиной к лесу и ждал возвращения друзей, которые по-моему мнению задерживались. Я часто оборачивался, чтобы увидеть их приближение, но их все не было.

   - Наверно долго собираются, но все равно мои помощники смогут их вывести.

   - Ах да, точно с ними же ваши друзья, а я и забыл об этом вовсе и думаю, что они потеряли след.

   - Не беспокойся, прошло не больше двадцати минут с тех пор как мы сюда пришли. Наверно они просто медленнее едут.

   - Да, скорее всего так и есть. - Согласился я.

   - Куда вы направляетесь? - Задал вопрос Бруно.

   - Когда-то я знал куда мы идем, но сейчас я знаю только направление и ничего больше.

   - Звучит загадочно.

   - Мне с каждым днем кажется, что мы преследуем какую-то мистическую, даже фантомную идею о том, что где-то на западе есть место где человек, который найдет его сможет узнать причины происшествия 2009 года. Но вот мы уже почти пришли к океану, но ничего нет и кажется не будет. - Я тяжело вздохнул, показывая обреченность своей идеи.

   - Да, я слышал слухи о том, что где-то тут скрывается ответ на эту тайну, но никто не осмелился искать. Если ты и твой отряд найдете ответ, то обещаю, что каждый из ныне живущих людей воздвигнет в своем сердце тебе памятник, ведь многие поймут и узнают ответы на многие вопросы. Скажу свое мнение, я никогда не верил в эти сказки про то, что где-то кроется ответ. Для меня это уже прошлое, к которому мне неохотно возвращаться, но все же я вам желаю удачи. - Бурно подмигнул мне.

   - Звучит обнадеживающе. - Засмеялся я.

   - Ох, вот и твои друзья.

   Я повернулся и увидел приближающийся конный отряд. Я встал и приветственно помахал им рукой. Не прошло и полминуты, как они стояли рядом. Я помог им скинуть вещи на снег и предложить присесть на бревно, чтобы погреться.

   - Погреться не помешало бы. - Загоготал Денис.

   - Как Никита? Живой? - Спросил Максим.

   - Надеюсь да. - Мне не хотелось это говорить, но о том, что жизнь Никиты на волоске я не забывал.

   - Поесть бы. - Олег похлопал себя по животу.

   - Скоро будет суп. Давайте познакомимся, меня зовут Бруно, а вас?

   - Меня Олег, это Максим, Сергей и Денис, а с Лехой вы уже, я вижу, познакомились. Лех, хочу тебе представить двух парней Бруно, которые помогли нам упаковать все, это Тадеуш и Анджей. - Паренька, которого Никита смог излечить звали Тадеуш.

   - Вы поляки? - Спросил я, обращаясь к Анджею.

   - Наши родители из Польши. Тадеуш мой двоюродный брат.

   - Действительно, народов много здесь. - Согласно кивнул я.

   - Ха, видели бы вы что было, когда все это случилось люди приходили из разных стран и не понимали друг друга, потому что говорили на абсолютно разных языках. Вавилонская башня ей богу.

   - Не понимаю. - Тадеуш вмешался в разговор. - Что за Вавилонская башня?

   - Люди однажды решили построить башню высотой до небес, чтобы сравниться с Богом, но увидев такое, Бог смешал все языки и люди не могли понять, что каждый из них хочет и строительство пришлось прекратить. Такова история. Вот почему еще называют Хикипелит Вавилонской башней. Теперь-то ты понимаешь? - Бруно снял Тадеушу шапку и взворошил на ней волосы. Юноша кивнул. - Алексей, предлагаю пойти к Роману и узнать, как обстоят дела с вашим товарищем.

   - Поддерживаю. Остальные остаются здесь, мне бы не хотелось, чтобы собралась толпа.

   - Как скажешь. - Денис продолжил греть руки.

   Мы отправились вперед на встречу с хирургом, от которого завесила жизни Никиты. Я не мог не обнадеживать себя, что он все-таки жив и что он поправится. Я начитал не меньше тридцати воинов входивших в состав партизанского ополчения. Каждый из них смотрел на меня, как на новоприбывшего неизвестного воина, который идет с Бруно. Лагерь обосновался на большой опушке леса. Мне было неожиданно видеть такое большое количество воинов.

   - Если вы охраняете свои леса от бьорнов, почему бы вам тогда не нанести удар по их логову? - Мне было это непонятно.

   - Легко сказать. Никто не знает где они находятся. Может в пещере какой, а может и под землей, никто не знает.

   - Ну, а если попытаться спросить у самих бьорнов, прежде чем убить их?

   - Они настолько обезумели, что терпят боль в огромных количествах, поэтому долго пытать мы их не можем. Самим становится тошно, понимаешь? - Бруно искривил лицо.

   - Думаю да. Далеко еще?

   - Нет, уже пришли. Вот эта палатка. - Бруно показал пальцем. - Подожди чуть-чуть, я узнаю закончена ли операция.

   - Хорошо.

   Бруно подошел к стоявшему рядом человеку с топором в руках. Взгляд охранника был пуст и направлен в пустоту перед собой. Он даже не взглянул на Бруно, который прошел мимо него. Я не знал кем был этот старец с капюшоном на голове и луком в руках для всех этих воинов, но не простым воином это точно. Все в лагере занимались своим делом. Был слышен звук работающего топора, кто-то в этот момент пилил бревна. Мне надоело стоять на одном месте и я решил немного пройтись. Я заметил большой чан, возле которого стоял Альфред, разливая всем горячий сырный суп. В животе моем забурлило, я это понял, как призыв к трапезе, но пока это можно было отложить. Через минуты вышел Бруно, а за ним еще двое, что несли на носилках Никиту. Грудь его была прикрыта тулупом, но были видны бинты, которыми он был обмотан. Бруно улыбаясь подошел и развернув меня за плечо повел к чану с едой.

   - Ну, как он? - Не терпелось мне услышать вестей о здоровье друга.

   - Как видишь жив, но пока в тяжелом состоянии, ему срочно нужно в город. В условиях леса и палаток ему будет крайне трудно. Понимаешь? - Бруно искренне соболезновал, это было видно по его глазам и интонации в голосе.

   - Когда можно отправляться в путь? - Я был готов выдвинуться в путь хоть в тот же момент.

   - Я согласен, терять времени нельзя, но нам необходимо подкрепиться, а потом и отправимся.

   - Отправимся? - Удивленно переспросил я.

   - Да, именно по моей вине ваш друг сейчас едва жив, поэтому я беру ответственность за то, как вы доберетесь до города и за жизнь Никиты. Ты неси свой крест, а я буду нести свой. Пойдем, я все же угощу тебя хваленым супом Альфреда.

   - А как же мои друзья, их нужно тоже позвать. - Запротестовал я.

   - Не беспокойся, я всего лишь скажу, чтобы тебе дали вне очереди и отправлюсь к твоим друзьям, чтобы позвать их. Так подходит? - Бруно был истинным дипломатом, я не мог не согласиться.

   - Конечно.

   Бруно повел меня к Альфреду, который с широкой улыбкой на лице наполнял железные тарелки ароматным супом. Заметив нас, он тот час же отодвинул очередь в сторону, чтобы показать что пришли те, кто ждать не может и, выдавая полные тарелки, произнес:

   - Bon Appetit! - В его глазах блестела искра, которая без слов свидетельствовала о том, что лучшей благодарностью для этого человека будет сытое и довольное лицо людей, которых он кормит.

   - Danke! - Я знал самую малость по-немецки.

   - Zum Wohl! - Этот здоровенный повар с первого взгляда казался главным боевым орудием этого лагеря, но он был доброжелателен и добр ко мне.

   - Присаживайся здесь, я пока позову твоих друзей, думаю они тоже проголодались.

   В ответ я помотал головой. Бруно скрылся за тканью палатки. Я же приступил к поглощению густого супа. Аромат был потрясающим. Первый глоток был обжигающе горячим и я почти что выплюнул его, но через мгновение температура понизилась и я смог ощутить вкус. На вид суп был не слишком, но на вкус, наверно это было лучшее, что я ел за последнее время. Я оглядывался вокруг, разглядывая бытность этого лагеря. Мой взгляд непроизвольно направился вверх, я увидел, как серые облака медленно плелись по безмятежному холодному небу. У меня часто возникал вопрос действительно ли Бог живет на небе. Я не знал ответа на этот вопрос. Голые ветви деревьев медленно покачивались под напором ветра. Слабое щебетание птиц было слышно издалека. Боевые собаки часто лаяли и не давали вкусить всю чувственность окружавшей меня природы.

   - Ну, как вкусно? - Денис был в хорошем настроении.

   - Отлично, вы еще себе не взяли?

   - Нет, только идем за своими порциями. Если ты пригрел мне место, то я буду только благодарен. - Олег поддержал Дениса.

   - Идите уже, пока все не съели.

   - Я сказал Анджею и Тадеушу, чтобы они готовили лошадей и повозку для Никиты. Ему нужен покой. - Бруно присел рядом.

   - Почему не ешь?

   - Аппетита нет.

   - Как он? Куда его унесли? - Разволновался я.

   - Не беспокойся он, спит, он находится в моей палатке, за ним присматривают.

   - Вы патрулируете эти леса?

   - В обед воины сытно наедаются и идут охранять лес. На следующие сутки возвращаются и их сменяют те, кто оставался в лагере. Так продолжается месяц, затем мы возвращаемся в город и отдыхаем. Конечно не все возвращаются, для кого-то этот лес стал родным домом и кажется уже ничто не может стать ближе этих деревьев и порхания крыльев птиц.

   - Ты, я вижу, говоришь и о себе в частности. - Я сперва сказал, а потом решил, что поспешил и что этот разговор может натолкнуть на неприятные воспоминания. Бруно начал уже отвечать, но я перебил его и перевел разговор. - Поскорее бы в город, мне бы хотелось снова помыться.

   Бруно улыбнулся.

   - Финская баня.

   - Баня? - Я прекрасно все слышал, но переспросил потому что для меня это сродни материнской ласки на тот момент. Мне было приятно слышать это название. - Последний раз я был в бане до того как мы отправились в поход. Снова бы почувствовать жгучее ощущение березового веника на спине.

   - Что-то все же во мне пробудился аппетит, пойду, получу свою порцию.

   Спустя пару мгновений пришли мои друзья и вместе со мной продолжили уплетать за обе щеки, при этом успевая каким-то образом громко нахваливать поварские возможности Альфреда. Я думаю если бы он мог понимать о чем мы сейчас говорим, то он был бы чрезвычайно горд за себя. Было очень вкусно и сытно. Тарелки были глубокие и повар не скупился наливать до самых краев своего чудесного снадобья. Я дождался когда все съедят свои порции и возвестил.

   - Вот и подкрепились. Теперь дождемся Бруно и отправляемся в путь!

   - В путь? А как же Никита он может не выдержать дороги. - Максим беспокоился и исподлобья кротко посматривал на всех, словно боясь сказать что-нибудь лишнее.

   - Он точно не выдержит здесь. Роман, местный лекарь и хирург, сказал, что ему срочно нужно в город. Там ему будет и покой и все сопутствующие удобства. Это мы сейчас можем спокойно встать и пройтись по любой нужде, а ему что прикажешь лежать в палатке, пока не поправится. Нет так не пойдет. - Я не кричал, но показал свое недовольство.

   - Не подумал.

   - Найдите двух братьев-поляков и узнайте, приготовили ли они лошадей для поездки. Они и Бруно едут с нами. Кстати, где Сергей? - Неожиданно заметив его отсутствие, поинтересовался я.

   - Он кого-то повстречал знакомого и сейчас общается с ним. Уже больше получаса с ним трещит. Позвать его? - Максим хотел исправить предыдущую оплошность.

   - Он с нами собирается ехать или тут остается?

   - Хм, вот как раз и спрошу.

   - Хорошо, все занимаемся делом. Я пошел к Бруно.

   Он стоял и разговаривал с несколькими солдатами, стоя зачерпывая в перерывах между разговором, ложку супа. Он не заметил меня и я постарался понять о чем они говорят, но рыжебородый собеседников Бруно заметил меня и указал на меня пальцем. Я нисколько не смутился и подошел. Рыжебородый хотел что-то сказать, но Бруно его остановил, сказав ему какие-то непонятные мне слова и тот успокоился.

   - Все в порядке?

   - Да, просто я хотел узнать когда мы отправляемся? - Это не было ложью, ведь именно для этого я и пришел к нему.

   - Через семь минут ждите меня у лошадей.

   Я кивнул головой.

   Вскоре я уже был рядом с моими друзьями и ожидал Бруно. Анджей и Тадеуш о чем-то тихо разговаривали изредка поглядывая по сторонам, пытаясь увидеть фантомных слушателей. Оглядевшись, я снова заметил, что с нами нет Сергея. Я повернулся к Олегу и спросил:

   - Где Сергей? - Олег пожал плечами и мотнул подбородком в сторону Максима.

   - Рассказывай.

   - А что рассказывать? Он сказал, что теперь у нас есть проводник и он желает остаться с друзьями, чтобы была возможность рассказать, что с ним случилось за все те годы, что он находился в плену. Думаю, его можно понять, тем более, что он прав, теперь у нас есть другие проводники. Ты согласен?

   - Да, а почему бы и нет. Если он нашел своих друзей здесь, то это судьба. Чему быть, того не миновать. - Я в шутку толкнул Максима кулаком в плечо. Он ответил тем же.

   - А вот и сам Бруно. - Денис обращался ко всем нам.

   Бруно приближался к нам легким бегом, он спешил.

   - И так, все в сборе? - Старик обвел нас взглядом. - Одного не вижу.

   - Он не поедет, он встретил здесь своих друзей и им есть теперь о чем поговорить. Ждать его не придется. - Максим сидел на бревне и лепил снежок. - Поэтому можно отправляться.

   - Вот и славно! Седлайте коней, мои друзья, мы отправляемся в город, который не оставит вас равнодушными.

   Вскоре мы принесли Никиту положили на сани и укутав его хорошенько, отправились в путь.


Глава двенадцатая

2027

Огромный светящийся круг окольцовывал солнце.

Я заметил около трех подобных солнцу объектов,

находящихся на светящемся круге.

   Дорога казалась вдвойне тяжелой, благодаря все ярче светившему солнцу, что безжалостно растапливало снег под копытами лошадей. Все вокруг было одинаковым. Заросшие лесом постройки, в которых раньше жили люди, облезлые ветки деревьев, словно съедаемые артритом пальцы, искривлялись на фоне безрадостного неба. Яркие по впечатлениям напевы птиц сменились частым карканьем стай ворон, которые для меня являлись воплощением чего-то такого с чем не хотелось даже связываться. Слабые лужицы текли по снегу. Влажный воздух бил в лицо. Лицо приходилось закрывать тканевой повязкой. Я был схож с кочевником пустыни. Не было видно ни города, ни любого ближайшего присутствия людей, лишь безмятежные депрессивные пейзажи весенней природы. День длился невыносимо долго, а впереди еще часть вечера, которую мы так же были должны провести в пути. Я часто поглядывал на спавшего Никиту, боясь за его состояние и всматривался в него, стараясь увидеть поднимающуюся от дыхания грудь. Он дышал. Наконец-то я поверил в то, что ему все же ничего не грозит и он всего лишь спит. Мне было скучно, но разговаривать я ни с кем не хотел. Я придумал себе развлечение, которое всегда помогало мне скоротать время. Я начал напевать себе на нос песни, которые мог вспомнить. Песни моих любимых исполнителей, которых скорее всего уже давно не было в живых. Ноты и мотивы приходили сами собой. Иногда даже рождались в голове, образовывая небольшие отрывки неназванной композиции. Часто вспоминая слова песен, я пел их себе под нос, чтобы создать домашнюю атмосферу, атмосферу единства и комфорта. Часто я закрывал глаза и погружался в уносившие меня волны чувств к любимой музыке. То бросаясь в пепел гитарных ритмов, то летая на крыльях лирической музыки, для меня время начало проходить незаметно.

   Неожиданно в моей голове всплыла мелодия, которая каждую беспокойную ночь мне не давал покоя, а на утро испарялась, как дымка на земле. Я чуть не упал с лошади, настолько оглушительной была эта мелодия. Синтезированные и очень искаженные ноты смешивались с нормализующимися тонами струнного исполнения этой же мелодии. Из глаз посыпались искры, голова начала кружиться. Я быстро зажмурился и начал протирать глаза. Впоследствии я пожалел, что закрыл глаза. Появился образ непонятного светящегося человека, который издавал эти звуки, затем он исчез и вместо него появились светящиеся шары летавшие из стороны в сторону и ослеплявшие своей яркостью. Глаза начало жечь и я резко открыл их. Пару мгновений я ничего не видел. Никто этого не мог заметить, так как я замыкал цепочку "каравана". Жжение осталось. Я выронил поводья из рук, словно пытаясь убрать из глаз то, что мне мешает. Еще примерно метров двести я ехал верхом, не смотря на дорогу и доверяясь лишь лошади. Мне уже не хотелось ни напевать, ни произносить каких-либо звуков подобных музыке, чтобы не привлечь к себе неприятные видения снова. Постепенно жжение прошло, так же как и пелена мешавшая мне видеть. Никто и не заметил того, что со мной произошло. Возможно это к лучшему. По моему мнению это было похоже на некий психоз, но вызванный непонятно чем. Возможно мое сознание долго терпело и переживало все происходившее со мной до этого момента и это стало последствием.

   Я не знаю сколько это продолжалось, но до того как я закрыл глаза было светло, но когда я смог видеть, я осознал, что уже темно. Я потерял чувство времени и не мог определить, сколько мы уже находимся в пути. Все вокруг не много изменилось. Слышался вой, доносившийся из леса. В горле пересохло и я потянулся к фляге с водой, которая была укреплена под тулупом. Леденящий горло глоток свежей воды смог в конец вернуть меня в пространственное ощущение действительности. Наконец мы остановились, чтобы разместиться на ночлег. Мы отошли на несколько десятков метров от основной дороги и начали расставлять палатки. Анджей и Тадеуш лихо справлялись с поставленной задачей, в отличие от нас. Мы привыкли спать как в давние времена, используя лишь то что дала природа, но было уже слишком сыро, чтобы довольствоваться сугробами. Мы даже и не думали, что настолько задержимся. Если сказать честно, то мы вообще не думали о последствиях. Мы уже достаточно были научены методам поведения себя в лесу, при любых погодных условиях. Наконец мы поставили палатку, в то время, как Бруно уже сумел развести костер. Мы подкатили несколько небольших сломанных деревьев и уселись у костра, согреваемые горячим пламенем. Бруно вытащил из рюкзака несколько железных банок без этикетки. Это были какие-то непонятные ржавые консервы, оставшиеся с незапамятных времен. Он набрал полный котелок снега и начал растапливать его на огне. Снег таял, превращаясь в жидкость. Вскоре мы смогли набрать достаточное количество воды и бросили туда несколько банок и стали дожидаться, когда же они станут пригодны к пище. Спустя несколько минут банки слегка надулись и Бруно начал доставать их и котелка. Каждый из нас достал кинжал, которым собирался открыть банку с неизвестным содержимым. Бруно конечно же знал, что там внутри, но никто не стал спрашивать, ожидая приятного сюрприза. Это оказались бобы. Фасоль я не очень любил, но все же я сильно хотел есть, поэтому отказываться от этой пищи желания не было. На вкус она оказались вполне съедобна и не было даже признака того, что ей много лет.

   Кто-то похвалил этот ужин, Анджей и Тадеуш были не в восторге. По их словам им уже достаточно было их вида, чтобы наесться, но не много покривлявшись они все поглотили все предложенное. Никита пришел в сознание и так же испробовал еду, затем, он попросил, чтобы его проводили до палатки, потому как он хотел спать. Олег любезно вызвался на просьбу и уже через минуты уже снова сидел с нами у костра. Зашел разговор о том далеко ли нам еще до города. Живот неожиданно вздуло и мне захотелось прилечь. Я лег в палатку и уже был всего лишь слушателем разговоров, а не участником.

   - Нет, завтра к вечеру думаю, будем уже на месте. Осталось не много. - Бруно обратился к братьям и вопросительно взглянул в отдельности на Тадеуша. - Тадеуш, расскажи, что ты чувствовал когда тебя Никита тебя излечил, я думаю это многих интересует? - Бруно кивал, чтобы Тадеуш поскорее начал.

   - Да я почти ничего и не помню, я же без сознания был. Мне помню что-то снилось, но это было настолько реально. Я даже подумал, что я умер. Сперва мне было страшно, потом этот страх ушел и я забыл обо всем. - Тадеуш встрепенулся, вспомнив увиденное им событие.

   - Расскажи, что ты видел. Все как есть выкладывай. - Денису натерпелось услышать еще мистических историй, которые он так любил.

   - Это тяжело вспоминать, но я все же постараюсь рассказать, что помню. - Тадеуш окинул всех взглядом и широко заулыбался, заметив исключительное внимание. Его брат, Анджей, толкнул его локтем, чтобы тот не томил ожиданиями. Тадеуш кивнул и продолжил. - Когда я упал в обморок, мне привиделось какое-то незнакомое темное помещение. Затем оно сменилось на необычайно красивое место, я таких мест в природе не видел никогда. Небо было золотисто-голубым, деревья насыщены красками, которые ослепляли своей красотой. И радуга, радуга была просто невероятной, таких ярких цветов я еще не встречал. Трава была невысокая и ровная, примерно по колено. Мне захотелось кружиться и я упал. Взгляд мой был направлен в небо и вот тут произошло самое интересное. Пред глазами пронесся яркий огонек, я даже его почти не заметил, затем он вернулся и начал кружить возле моего лица. Образовалась широкая светящаяся линия, идущая от огонька до моего подбородка. Этот свет то загорал, то исчезал, вскоре все исчезло, когда же я очнулся, то чувствовал себя лучше прежнего, но сразу обратил внимание на то, как побледнел Никита. Видимо он отдал часть своей энергетики мне. - Тадеуш начал говорить серьезно. - За что я ему бесконечно благодарен и считаю своим долгом следить за его состоянием. - Он вытаращил глаза. - Мне было удивительно видеть, что он смог выжить после того, как его тело прошила стрела. Несмотря на это он спокойно разговаривал и выглядел вполне прилично, но вылечив меня, ему тот же стало плохо. Возможно ли это или нет я не знаю. Но я видел своими собственными глазами это видение, после которого мое опухшее лицо превратилось в нормальное.

   - В твои слова верится с трудом, но вот видя твое лицо, становится понятно, что все же какая-то правда все же присутствует. - Бруно не стеснялся подшутить над Тадеушем.

   - Вот еще! - Воскликнул паренек. - Мне слышалась музыка.

   Неожиданное продолжение разговора меня насторожило и я начал вслушиваться еще внимательнее.

   - Что еще за музыка? Мазурка Домбровского? - Бруно засмеялся.

   - Не понимаю о чем ты.

   - Не важно, продолжай, мы тебя слушаем. - Бруно еще долго не мог убрать с лица улыбку, ему было смешно слышать, что Тадеуш не знает, что это за мелодия.

   - Не могу описать эту мелодию, помню что она была, но не могу напеть.

   - Ну, ты и рассказчик, решил тут придумать на ходу, чтобы красивее все звучало. Музыкальное сопровождение. - Денис похлопал Максима по плечу и они вместе засмеялись.

   Мне же было не до смеха. Еще одна мистификация, которой я не мог найти объяснения. Я расслабился, закрыл глаза и представил пред собою фортепиано, на котором смогу поиграть, но вспомнив сегодняшний опыт, после которого я чуть было не ослеп, я отказался от этой идеи.

   - Да, я и не придумываю вовсе, вы спросили - я ответил, если не верите, то лучше больше ни о чем не спрашивайте. - Тадеуш с обиженным лицом встал с бревна и направился в сторону своей палатки. - Всем пока. - Голос был крайне недовольным.

   - Постой, куда же ты? Не обижайся. - Голос Дениса дрожал от смеха.

   В ответ Тадеуш что-то шикнул по-польски и скрылся в темноте палатки.

   - Что он сказал? - Олег посмотрел на Анджея.

   - Он сказал: "До видженя".

   - И что это значит?

   - До свидания. Все до боли просто.

   - И всегда он такой обидчивый? - Олег никак не мог угомониться.

   - Нет, не всегда, но когда он говорит правду, а над ним смеются и не верят, он обижается. Я ему верю, он не из тех, кто ради того чтобы привлечь внимание рассказывает небылицы.

   - Надо будет извиниться. Согласен, мы действительно лишнего наговорили, почувствовав ваше гостеприимство. - Денис повесил нос, почувствовав вину. - Пойду, извинюсь.

   - Хорошая идея, я думаю, что пора заканчивать наш поздний ужин и отправляться спать. Завтра я подниму всех задолго до рассвета, поэтому нам нужно выспаться. - Бруно поднялся на ноги и полез в рюкзак. - Я пока поставлю несколько капканов для того чтобы кого-нибудь из палатки ночью не вытащили волки. В последнее время они совсем обнаглели. Не так давно, прошлым летом, один из наших бойцов пьяным уснул в палатке. Я категорически препятствую пьянству во время службы, но находятся такие, что не могут сдержаться. Ну, так вот, вышел он ночью, чтобы отлить, сделал свои дела и вернулся в палатку и забыл застегнуть ее. Утром мы находили остатки его тела и тело его напарника, с которым он спал в палатке, в радиусе, примерно, двух километров. Его растерзали на части. Он был настолько пьян, что даже не почувствовал, когда его вытащили. Другие же говорят, что кровь была и в самой палатке, то есть волк зашел внутрь и перегрыз ему глотку, чтобы тот проснувшись, не смог закричать. - Силуэт Бруно смотрелся зловеще на фоне костра. Он был хорошим рассказчиком, которого приятно слушать.

   - Вот черт! И... Нашли все же волка, который это сделал? - Олегу не терпелось услышать продолжение этой истории. Он даже в изумлении открыл рот и казалось, был готов проглотить в этот момент любой рассказ предложенный Бруно.

   - Нашли, но не так давно. Это был бирюк, одинокий волк, который охотился именно на людей. Не знаю зачем он это делал, но когда мы его нашли он оказался настолько огромен, что пришлось всадить в него не мало копий и стрел. Мы его поймали, но я не уверен в том, что нет еще подобных ему созданий. Поэтому я начал ставить капканы.

   - Отличная идея. - Денис кивнул головой. - Тебе помочь?

   - Нет, справлюсь, спасибо.

   Бруно скрылся в темноте. Были слышны звуки раздвигающихся "тисков". Мне вспомнились мои друзья Николай, Вадим и Сашка, которые покинули нас почти в самом начале пути. Тогда, я надеялся встретить их в ближайшем будущем. Вскоре старик закончил расставлять ловушки. Он осмотрелся вокруг, все уже разбрелись по своим палаткам, закидал снегом костер и отправился спать.

   Рядом со мной лег Денис. Сперва он хотел мне что-то рассказать, но я притворился, что сплю и ни как не отреагировал на него. Он отвернулся и спустя некоторое время были слышны лишь его храп и сопение, главные спутники крепкого сна. Я же в свою очередь долго не мог уснуть, разбираясь в своих видениях. Я пытался сложить в единую цепочку все то, что не поддавалось объяснению, но ничего не получалось, всегда находился такой фрагмент нашего путешествия, который никак не находил своего места. Возможно это я был слишком мнителен и навязчиво вбивал себе в голову то, чего не было на самом деле.

   Звуки леса становились все четче, ветер часто трепал ткань нашей палатки. Затем все стихло и наступил безмятежный штиль, который своим трепетным и приятным завыванием смог утихомирить мой разум. Веки начали тяжелеть, с каждым взмахом ресниц мое сознание погружалось в сон. Наконец я уснул.

   Во сне я увидел себя на лошади, рядом со мной был Денис, Максим и Олег, Никиты не было. Почему-то меня это нисколько не возмутило. Мы шли по незнакомой мне местности, которая даже не была похожа на все то, что мы видели до этого. Впереди стелилась снежная гладь восходящая к небу и каменные плиты. Возможно это гора, подумал я. Внезапно в небе появилось ложное солнце, оптический феномен называемый паргелий. Я вскинул голову, чтобы восхититься этим чудом. Огромный светящийся круг окольцовывал солнце. Я заметил около трех подобных солнцу объектов, находящихся на светящемся круге. Неожиданно все это исчезло и я увидел солнечный столб, указывавший нам направление движение. Для меня это было предзнаменованием того, что скоро наш путь окончится. Так же внезапно этот свет потух и мы пошли в назначенное свыше место.

   Я вскочил. Сон оборвался. Сердце бешено колотилось. Я понял, что я увидел то место, которое мы ищем. Во мне проснулось желание продолжать свой путь. Тяжелое дыхание начало выравниваться. Меня переполняло чувство восторга. Теперь я знал, что все же существует конечная точка нашего путешествия, но я не знал насколько далеко от нас находится пункт назначения. Наверно спал я не долго, потому как ни темнее ни светлее в палатке не стало. Я оглянулся на Дениса, который лег уже поперек и мешал мне спать. Видимо это он во сне начал переворачиваться и задел меня. Неудачное время он выбрал для своих "кульбитов", подумал я. Я подвинул ноги храпящего Дениса, закрыл глаза и снова предался сну. К моему сожалению продолжения сна я не увидел, а всего лишь наблюдал, как дети гулявшие в дворике, катались на качелях и маячили перед моим носом.

   Разбудила меня рука Дениса, который смотрел на меня опухшими глазами и говорил о том, что пора подниматься и готовиться к продолжению пути. Я неохотно протер глаза, они с трудом разлеплялись. Свежий утренний ветер взбодрил меня когда я вылез наружу. Первым делом я взял немного снега из сугроба, который был рядом и портер им лицо. Процедуру я повторил несколько раз, пока не почувствовал сильное желание справить нужду. Когда я вернулся. Бруно уже успел своевременно набрать хвороста и дров и начал разжигать костер. Я увидел, как он снова достает несколько ржавых банок и кладет их поближе к костру, который уже в то время полыхал в полную силу, придавая характерный запах лесному воздуху. Анджей, увидев банки недовольно отвернулся и показал мне, что его уже тошнит от такой еды.

   - Да, не хватает мне чудесного меню Альфреда, вот он-то бы смог правильно преподать даже эту фасоль, которая уже в горле комом стоит. Поскорее бы в город, вот там-то мы испробуем всю атмосферу и вкус праздничного стола.

   - Не беспокойся, я поговорю с поваром и предложу ему прекрасное блюдо обязательно содержащее бобы. - Бруно с самого утра был в приподнятом настроении. - Да, ладно ты, я же шучу.

   - Да, все я понимаю. - Заулыбался Анджей.

   Тадеуш вышел из палатки, насвистывая мелодию, показавшуюся мне знакомой. Он подошел к костру, присел рядом и начал воспроизводить мелодию еще громче. Его брат, Анджей, вопросительно взглянул на него и с упреком толкнул его в бок.

   - Чего ты толкаешься, я вспомнил мелодию, вот и хотел, чтобы вы ее оценили. Правда чудесно звучит? - Лицо его наполнилось радостью.

   К моему горлу подкатил комок, который означал то, что я узнал эту мелодию, это была та же мелодия, что приходила уже не в первый раз в моих снах. Меня охватил страх и ревность. Ревность из-за того, что кто-то другой смог услышать эти звуки и при этом у него хватило ума их вспомнить. У меня сразу пропало чувство, что я являюсь чем-то особенным среди происходящего. Меня даже посетила мысль, что и все другие могли слышать эти звуки, но равно как и я молчали, а теперь услышав эту мелодию думают о том же о чем и я.

   - Возможно когда ты ее слышал она и была прекрасной, но в твоем исполнении даже самая божественная мелодия будет звучать, как бряканье банок в сумке. - Бруно продолжал подшучивать.

   - Конечно, чего от тебя большего ожидать, только шуточки, только я все к ним не могу привыкнуть.

   - Согласись, это лучше чем, если бы я был на взводе.

   Тадеуш утвердительно замотал головой и добавил:

   - Поскорее бы в город, хочется отдохнуть и от тебя тоже.

   - Сначала поешь, потом садимся на коней и со всех ног двигаемся в направлении города. Пойду, дам покушать Никите, думаю он не откажется поесть. Ночью он спал не очень хорошо, но думаю аппетит у него будет. - Бруно развернулся и ушел.

   Вскоре он вернулся и позавтракал вместе с нами. Я поинтересовался о том, как себя чувствует Никита, на что Бруно ответил, что он в сознании, но по прежнему слаб и что у него жар. Бруно опасался, что могло произойти заражение и что нам было нужно торопиться. Никто даже и не мог спорить с таким решением. В те дни главным был он, а ни я. Прошло не много времени и мы уже скакали по дороге, которая по словам Бруно вела в Хикипелит. Все чаще и чаще на глаза попадались следы раннего присутствия людей. Я спрашивал Бруно о том может ли тут быть что-то ценное, на что он смеялся и отвечал, что все уже давно разграблено. Вдалеке начал виднеться город, который не был похож на то, что описывал нам Бруно. Но по мере приближения к городу я понял, что это всего лишь небольшой поселок, который является контрольной точкой на пути в Хикипелит.

   Нас встретили люди с оружием в руках. Они нас заметили задолго до того, как мы приблизились. Бруно приветственно поднял руку, на что ему ответили взаимностью. Он долго о чем-то разговаривал со стражей. Я не понимал о чем они говорят. Разнообразие здешних языков меня поражало, но больше всего меня поражало то, что Бруно мог найти общий язык со всеми. Нам очень повезло встретить его, подумал я. Безмятежные взоры всех охранников сказали мне о том, что все идет не плохо и нам остается лишь ждать окончания разговора. Длинный забор ограждал каждому желающему пройти дальше. Часовые с собаками без перерыва ходили вдоль забора. Спустя несколько минут я услышал дружный смех стражи и Бруно помахав рукой, позвал нас. Мы вошли в военный городок. Я это понял по людям, которые населяли его. Я поинтересовался у старика об этом городе.

   - Что это за место?

   - Это наш подготовительный полигон и что-то вроде аванпоста, здесь проходят обучение новобранцы. Сам понимаешь в наше время без армии нельзя. Мы всего лишь охраняем наши границы, постепенно расширяя их. Захватывать пока мы никого не хотим, да и некого, в общем-то. Если бы Никиту увидели здесь в шкуре бьорна, то убили, даже не спрашивая где вы ее взяли. "Медведи" для нас первостепенные враги и с ними мы боремся жестко. В мире и без того сейчас не много народа, а они умудрялись вырезать целыми деревнями, но все это закончилось после того, как многие жители пришли к нам. Теперь им ничего не угрожает. Узнать бы где находится логово бьорнов, тогда бы мы смогли позабыть о них навсегда. С годами их численность не уменьшается, что говорит о том, что у них имеются свои города, о которых нам неизвестно. - Старик пожал плечами.

   - На одно из таких мест мы как раз таки и наткнулись. По словам Сергея скоро они должны будут прибыть туда снова, но он не знает откуда. Поэтому я могу вам рассказать примерно где это находится, чтобы вы смогли встретить их со всеми почестями. Я поведаю об этом вашему руководителю.

   Бруно засмеялся. Это был очень веселый человек и его позитивный настрой к жизни меня заряжал энергией.

   - О теплом приеме даже можем и не спрашивать. Все будет по высшему разряду. Если повезет, то по горячим следам мы сможем выйти на их место обитания.

   Бруно отвернулся и мы продолжили шествие по военной базе Хикипелита. Вскоре перед нами представились еще одни ворота, которые выводили нас из этого места.

   День заканчивался и понемногу начала наступать тьма. Таявший снег служил нам небольшим естественным фонарем. К концу пути я уже настолько устал. У меня было такое чувство, что мой зад прирос к седлу. Наконец-то вдалеке появились огоньки города. На душе стало легче и чувство усталости резко улетучилось. Нам оставалось не больше двух километров до места, где по словам Бруно и братьев Анджея и Тадеуша был рай на земле. Я взглянул на Никиту, который все так же безмятежно лежал в повозке и спал. Мы добавили скорости, чтобы поскорее быть на месте.

Глава тринадцатая

2027

- Я дам вам лыжи, коней, горное снаряжение и оружие,

надеюсь вы найдете то, что искали и вернетесь, как можно быстрее.

   Мы все же добрались в город, о котором уже так много могли услышать. Темнота поглотила все вокруг. Ворота бесцеремонно стояли неподвижно. Чья-то голова высунулась сверху.

   - Кто это? - Голос был раздражительный и беспокойный. Здесь никого не ждали.

   - Это Бруно Краузе, со мной братья Зеленские и наши спутники, им нужна помощь. Томаш, это ведь ты, надоел, открывай уже ворота, мы устали, есть хотим. - Закричал Бруно.

   - Открываю. - Интонация была недовольной.

   Ворота медленно начали открываться. Мы покорно дождались и наконец-то вступили на землю города Хикипелит. Томаш ревностно поглядывал за тем, как мы удаляемся.

   - Не будем терять времени, скорее в госпиталь. - Старик указал пальцем куда нам следовать.

   Город был большим. Дороги были выложены тротуарным кирпичом. Все здания были побелены и смотрелись изящно в сравнении с тем, что мне приходилось видеть в последнее время. Все вокруг не напоминало мне об упадке или каком-либо кризисе. Это город был, наверно, самым ярким представителем расцветающей новой цивилизации. Мне нравилось абсолютно все. У меня внутри обосновалось такое впечатление будто бы я свой в этом месте. Непонятно откуда это чувство взялось, но я был в этом почти уверен. Мы приблизились к двухэтажному зданию, которое возможно служило неким подобием больницы. Я слез с лошади и увидел над входной дверью большой красный крест на фоне белой доски. Анджей и Тадеуш помогали Никите встать. Я придерживал дверь, в то время как они заводили его внутрь. Бруно в это время уже разыскивал внутри дежурного врача, который смог бы оказать Никите помощь. Я увидел, как уже не молодой русскоговорящий рыжеволосый мужчина показал в какую палату заносить нашего раненного друга. Комната оказалась очень темной, но рыжеволосый врач внес небольшую керосиновую лампу, которая хорошо осветила каждый угол комнаты.

   - Меня зовут Оле, что произошло, что с ним?

   - Нет времени рассказывать, Оле, нам нужно спасать его. Роман смог оказать ему первую помощь, но тянуть нельзя, нужно спасать его. - Бруно говорил спешно, даже не много запинаясь, иногда повторяя одни и те же слова.

   - Роман? Но они более чем в двух днях пути отсюда, ты что такое говоришь, он бы не осилил дорогу подобную этой. - Оле не мог понять, как человек с отверстием в груди мог протянуть столь долго.

   - Поверь мне, все намного сложнее, чем ты думаешь, прими все нужные меры для того чтобы этот человек остался в живых. Не важно сколько по времени, но он должен быть жив. - Бруно не успокаивался. Ведь последняя надежда была только на Оле.

   - Хорошо, я сделаю все возможное, но завтра, когда вы отдохнете... - Оле сделал жест, подобный тому, как будто бы он принюхивается и продолжил. - И помоетесь, вы обязательно мне все расскажете.

   - Конечно.

   - До завтра.

   Бруно вышел первым. После теплого помещения на улице стало заметно холоднее.

   - Мы пойдем к себе пожалуй, скажешь Рауно, что мы прибыли вместе с тобой, чтобы он не подумал, что мы сбежали. Хорошо? - Анджей обращался к Бруно.

   - Конечно, но это будет уже завтра, сейчас я устрою наших друзей на ночлег. Не беспокойтесь.

   - Хорошо, всем спокойного сна, до завтра. - Тадеуш был рад прибытию.

   - Поесть бы еще. - Добавил его брат.

   Братья оседлали лошадей и с громким цоканьем копыт лошадей скрылись за поворотом. Бруно залез на лошадь и обратился:

   - Следуйте за мной, через несколько минут мы будем на месте. Думаю вы устали не меньше чем я.

   - Поскорее бы уже. Хочется наконец-то поспать в тепле и поесть чего-нибудь кроме как бобов и мяса, приготовленного на костре. - Максим нежно погладил свой живот. - Суп меня впечатлил.

   - Завтра утром я разбужу вас, чтобы мы смогли сходить к главе города, вроде бы вы что-то хотели ему рассказать.

   - Обязательно.

   Мы блуждали по улицам, на которых не было ни одного человека, кроме часовых, которые охраняли порядок. Как объяснил Бруно в городе был комендантский час, после десяти вечера выходить запрещалось. Это ни чем не объяснялось, но вреда от него точно не было. Часовые часто в приветствии махали руками, узнавая во всаднике с капюшоном на голове, одного из командиров партизан. Я же уже почти был готов к тому, чтобы уснуть прямо на лошади. Глаза закрывались сами собой. С каждым схлопыванием ресниц я видел малозапоминающийся сон, мое сознание было уже готово отдыхать. Я и не заметил, как мы подошли к нужному зданию. Все уже слезли с лошадей и дожидались лишь меня одного, но я уже был в царстве снов. Проснулся от не слабого толчка в бок. Олег толкал меня, чтобы я проснулся. Я слез с лошади и направился в подъезд, замыкая цепочку, ведомую Бруно. Поднявшись на второй этаж, старик снял с шеи ключ, привязанный к веревочке и открыл дверь. "Как все по-домашнему", возникла мысль в голове. Мы вошли. В квартире было прохладно, но это нисколько не портило, создаваемого интерьером уюта, этого дома. Старик зажег керосиновую лампу, ровный оранжевый свет окрасил комнату. Он подошел к буржуйке, стоявшей в углу у окна. На подоконнике лежали спички. Бруно не смог зажечь их с первого раза, они изрядно размокли и не давали искры, но пытая счастье в очередной раз, одна из спичек все же вспыхнула красновато-оранжевым пламенем и в тот же момент полетела внутрь печки. Через пару минут яркие "светлячки" огня уже начинали согревать помещение. Бруно предложил воды, я в отличие от своих друзей отказался.

   - Куда нам идти спать? - Денис начал зевать и из уголка глаза покатилась тоненькая слезная струйка. - Спать хочется страшно.

   - Присоединяюсь к вопросу. - Кивнул головой Максим.

   Я же в это время сидел в паре метров от печи на стуле и клевал головой, пытаясь не упасть. Иногда я краем глаза мог видеть, что происходит.

   - Вы посмотрите на него. - Засмеялся Денис. - Леха совсем устал. Не томи, друг, скажи где упасть и мы уже отстанем от тебя.

   - Квартира однокомнатная, но все же места в ней хватит, чтобы разместить всех нас. У меня есть диван и два кресла, остальным придется спать на полу, но ничего страшного, я думаю с этого не будет, люди мы взрослые и в походах были не раз. Мне без разницы, я отвык от домашнего уюта. Поэтому буду спать на полу.

   Я же в это время снял с плеч рюкзак и лег на пол, не дожидаясь решений о том где и кто спит. Еще пару минут я слышал как Денис с Олегом спорили, кто будет спать на диване. В итоге выиграл Олег, который выкинул "ножницы", а Денис "бумагу". Все умолкли, слабо потрескивали угли. Под ритмичное пение огня мои мысли улетучились и мое сознание впало в долгожданное приятное путешествие в мир снов, который давно меня ждал. Я увидел яркий свет, который ослеплял меня. Я закрывал глаза и все равно продолжал видеть. Я не мог не отвернуться, ни закрыть глаза, этот свет не давал мне покоя. На этот раз я знал, что это сон, но не мог вырваться из него. Наконец яркость начала становиться более мягкой и замигала. Предо мной образовался длинный коридор, в конце которого стоял человек. Я не мог разобрать его лица и не мог даже предположить мужчина это или женщина. Появилась все та же знакомая мне музыка. Объект начал приближаться. Походка была легкой. Мне становилось не по себе, я был заложником своего же сна и не мог из него выбраться. Человек становился все ближе и ближе, но я как загипнотизированный стоял и не мог шелохнуться. Наконец настал момент, когда неизвестный подошел ко мне, я признал в нем Олега. Он был в том же одеянии, что и при первом моем странном сновидении. Я стоял, как вкопанный и смотрел на него, не отводя глаз. Олег смотрел на меня и улыбался, затем поднес руку к моему плечу, похлопал и произнес слова, которые ошеломили меня и испугали.

   - Скоро, друг мой, скоро.

   Я силясь проглотил комок, подступивший к горлу. Пытаясь сказать хоть слово, с уст моих слетали лишь непонятные обрывки, которые не возможно было соединить в какую-либо фразу.

   - Ты хочешь спросить меня, кто я?

   Я кивнул. На что Олег глубоко вздохнул.

   - Я не тот, за кого ты меня принимаешь. Олег умер еще тогда в лесу, на смерть замерзнув. - Он улыбнулся. В его улыбке не было ничего такого, что могло выдавать ехидство или самодовольство, он знал что говорит. - Но поверь мне, скоро ты все узнаешь. Все вопросы найдут свои ответы и все встанет на свои места. Миссия Олега была чрезвычайно важной и мы не могли провалить задание. Твоя же участь будет долгой, настолько долгой, что тысячи поколений смогут родиться и умереть, в то время как твои дела будут продолжаться. Я не могу тебе пока сказать почему и зачем это нужно будет сделать, но когда ты поймешь все, ты будешь благодарен нам.

   - К-к-кто в-вы? - Я все сумел произнести короткую фразу.

   - Не сейчас. Я могу тебе сказать лишь то, что тебе нужно найти гору, которая служит нам убежищем. Найдешь гору, найдешь и нас. Найдешь нас, найдешь и ответы на любые вопросы.

   ПсевдоОлег прикоснулся к моему лбу светящемся пальцем и я упал. Дальше была лишь полная тьма с золотистыми вкраплениями, напоминавшими мне звезды. Когда я проснулся Бруно уже был на ногах и собирался уходить. Он увидел, что я уже не сплю.

   - Спи пока, я скоро вернусь, я должен договориться с Рауно, главой города, о встрече. Было бы, я думаю, не правильно привести вас к нему, а при этом он был бы занят, не так ли?

   - Да, согласен. - Мой голос не казался сонным, скорее наоборот. За окном было еще темно.

   - Все пока, я ушел.

   Бруно захлопнул дверь, я заправил руки под голову, закрыл глаза и мгновенно уснул.

   На этот раз я проснулся уже от того, что меня снова тянут за плечо, чтобы я вставал. Не знаю сколько времени прошло, но было уже светло и нужды пользоваться светильниками не было.

   - Вставай, я все больше удивляюсь, Леш, ты стал дольше всех спать. - Начал Денис. - Все уже давно проснулись, а ты все лежишь и лежишь, задумываешься, иной раз, жив ли ты вообще. Шучу, конечно, давай руку, помогу подняться. - Денис вытянул мне руку и помог мне встать на ноги.

   - Бруно уже пришел? - Я задал вопрос.

   - Конечно пришел, он сказал, что нас уже ждут и мы с этого приема голодными не уйдем.

   - Хорошая новость с утра, а где Олег? - Вдруг вспомнил я сон, в котором Олег признавался в том, что он это не он.

   - Да, тут он, куда же он денется? Больше всех стонет, что есть хочет. Макс решил вспомнить, что такое зарядка и приседает.

   - Думаю нам стоит поторопиться, Бруно сказал, что нас ждут там к десяти, а время уже 9.45.

   - А где сам Бруно?

   - Он пошел справиться о здоровье Никиты. Присоединиться к нам Никита не сможет, поэтому мы увидим его уже после встречи. - Послышался звук открывающейся двери и в квартиру зашел владелец квартиры. - А вот и он сам.

   - Все встали? И так отправляемся, нас там ждут.

   - Так может мы помылись бы сначала, а то от нас пахнет наверно, как от козлов? - На тот момент, когда я задал этот вопрос, мне казалось правильным первым делом отмыть от себя весь этот запах костра и грязного тела.

   - Я так же думал, но Рауно настоял, чтобы первым делом мы навестили его, а потом уже отправились в баню, возможно и он с нами пойдет. Предложение скажу я вам очень невероятное, потому как на моей памяти это случается впервые. - Бруно начал хлопать в ладоши. - И так, время уже без десяти, а мы все еще здесь, все выходим. Мне бы не хотелось опоздать на эту встречу.

   - Выходим. - Максим подытожил слова Бруно.

   Свежий воздух улиц приятно встретил нас своей прохладой. При дневном освещении этот город казался еще прекраснее прежнего. Я мог лишь удивляться слаженности всех людей, которые смогли восстановить опустевший город. На улицах было много жителей, каждый из которых спешил по своим делам. Люди сразу же обращали внимание на незнакомцев и искоса поглядывали на нас, но видя что мы идем в сопровождении важного лица, каждый из прохожих доброжелательно кивал и продолжал шествие. Несколько рабочих убирали от ночного влажного снега улицу. По городу все также безмятежно, но с меньшей концентрацией, ходили часовые, охранявшие спокойствие улиц. Мне было занимательно видеть, как люди приспособились ко всем условиям здешней жизни. Я даже подумывал переехать сюда со своей семьей, когда мое путешествие закончится. Мы продолжали идти, пока не наткнулись на большой двухэтажный дом, огражденный высоким черным металлическим забором, охраняемый людьми с собаками. Бруно подошел к центральным воротам и что-то сказал, на что охранник одобрительно мотнул головой и приказал открыть ворота.

   Мы пересекли черту отделявшую нас от Рауно и последовали за Бруно. Нам предложили снять верхнюю одежду, мы согласились и направились наверх. Поднимаясь по лестнице, я заметил большое количество картин. Мы поднялись и повернули направо. Здесь нас ожидала дверь. Бруно отворил ее и мы зашли. Слева от входа были слышны звуки камина. В дальнем углу комнаты, у окна стоял мужчина со светлыми волосами и такой же светлой, но густой бородой. На нем была ярко красная туника. Он что-то пил и даже не сразу заметил, что в комнате появились посторонние люди.

   - Мы пришли.

   - Я и не заметил, что вы вошли, пожалуйста присаживайтесь. Скоро будет готов завтрак, думаю вы не откажетесь покушать. Меня зовут Рауно.

   - Мое имя Алексей, это мои друзья: Олег, Максим и Денис. Еще один наш друг сейчас находится в вашей больнице.

   - О чем вы хотели бы поговорить со мной, Бруно сказал, что у вас есть что-то важное для меня. - Рауно поставил стакан на стол и сел в кресло.

   - Мы были в заброшенном городе, который находится в трех днях пути отсюда. Там мы встретили группу бьорнов, которые ныне уже не имеют возможности дышать, но ни это главное. Мы смогли найти там кое-что такое, что не может сравниться более ни с чем.

   - Что вы имеете в виду? - Рауно сделал заинтересованный взгляд.

   - То что я сейчас вам скажу, может показаться бредом или шуткой, но в действительности это не является ни тем ни этим. Нам встретился пленник, чье имя Сергей, он сказал нам, что бьорны часто ходили в госпиталь. Нам нужны были медикаменты и поэтому мы отправились туда. Мы сразу ощутили тепло, при входе внутрь. Это невозможно было ничем объяснить, но когда мы чудом нашли рентгеновский кабинет, увидели то, что никогда не сможем забыть. Во время схватки с бьорнами, один из них смог убежать. Когда я зашел в комнату, то я увидел ослепительный свет, затем я почувствовал, как кто-то всадил в мою грудь клинок. Поверьте я не шучу, вот оставшийся шрам.- Я показал Рауно свою грудь. На ней был виден красноватый рубец. - Я упал в обморок, но вскоре я очнулся и не веря в то, что произошло, взглянул на свою грудь. Кровь была, но рана отсутствовала...

   Денис перебил меня.

   - Мы этого бьорна устали колоть и рубить, он все никак не мог умереть, лишь только отсечение головы смогло утихомирить его. Леха этого не видел, потому как был без сознания, мы же думали, что он умер.

   - Постойте, постойте, что вы этим всем хотите сказать? Я что-то не понимаю. - Было понятно, что он не верил нам.

   - Я хочу вам сказать, что-то, что мы нашли, дарит жизнь и излечивает раны. Вы можете нам не верить, но факт остается фактом. - Я старался быть серьезным.

   - А зачем мне это знать? Тем более, вы сами понимаете в такое трудно поверить сразу.

   - Хорошо, тогда спросите у Бруно, как мой друг Никита смог остаться в живых после того, как он всадил ему стрелу в грудь. И спросите то, как Никита исцелил одного из людей Бруно, польского юношу Тадеуша.

   Рауно вопросительно взглянул на Бруно и поднял брови.

   - Да, это правда. Приняв их друга за бьорна я выстрелил из лука и я бил на поражение. Независимо от этого, он смог выжить и не казался мертвым, скорее наоборот. Затем Никита попросил подойти Тадеуша, он был ранен. Никита смог его исцелить, остался лишь небольшой шрам. Я видел это собственными глазами, но отдав живительную силу, Никита стал чувствовать себя хуже, но все же за жизнь держался. Я верю этим людям, поверьте и вы.

   Рауно хмыкнул и поднялся с кресла. В этот момент в комнату вошел человек, который сказал, что завтрак готов и мы можем следовать за ним.

   - Предлагаю продолжить разговор уже после трапезы, а пока приглашаю за стол. - Рауно вышел из комнаты, мы же последовали за ним.

   На этот раз пришлось спуститься вниз и через несколько мгновений мы уже были в большой обеденной комнате, где в центре стоял длинный стол. На темно-синей скатерти было большое количество изысканных блюд, о которых мы даже и мечтать не могли. Нам предложили присесть. В животе у меня заурчало, я посмотрел на своих друзей и понял какое в этот момент у меня лицо. Я старался держать себя в рамках приличия и не хвататься за все те яства, что могли бы мне попасться под руку. Я ел сочную курицу и запивал красным фруктовым вином. Создавалось такое ощущение, что те времена, когда я мог это все есть и пить, по каждому своему желанию вернулись.

   - Приятное куриное мясо. - Заметил Денис.

   Рауно не много посмеялся, но решил объяснить причину своего смеха.

   - Я смеюсь, потому как это не курица, а дятел, но в путанице нет ничего страшного. Угощайтесь так же сыром и овощами.

   - Об этом не беспокойтесь, мы все попробуем. - Не замедлив с ответом сказал Олег.

   - Откуда столько изысков? Неужели на все ваши трапезы работают все горожане? - Я добавил к этим словам дружелюбную улыбку, чтобы это не казалось упреком.

   - Ну, почему же? Эти дятлы были убиты мною вчерашним ранним утром. Лишь фрукты и овощи производятся в теплицах крестьянами, но они попадают не только на мой стол, но и на стол каждого жителя этого города, кто не уклоняется от работы и помогает в усовершенствовании жизни здесь. - Рауно проглотил несколько грибов.

   - Как вы охотитесь на птиц, явно не из лука? - Мне стал интересен этот вопрос.

   - Конечно не из него, а из охотничьего пневматического ружья.

   - Так у вас тут есть оружие? - Максим едва прожевав, задал вопрос.

   Рауно усмехнулся.

   - А почему вас это интересует?

   - Да, брось, Макс, если бы у них было серьезное оружие, то Бруно бы не бегал с луком в руках. - Олег подмигнул мне и снова уставился на Рауно. - разве это не так? Скажите нам.

   В этот момент в разговор вмешался Бруно.

   - Я использую лук, как дань природе и лишь только поэтому.

   - Но почему в вашем лагере не было огнестрельного оружия, я не видел его. - Денис был недоволен ответом Бруно.

   - Оно было, просто вы не могли его видеть, мои сподручные Тадеуш и Анджей так же как и я не используют его, а все жители военного лагеря держат его подальше от глаз, в палатках.

   - Ну, раз оно у вас есть, то не могли бы вы дать нам хотя бы одно, если у вас есть такая возможность, конечно же. - Я старался в этот момент быть, как можно деликатнее. - И если не секрет, откуда у вас оно? Простите за нескромность.

   - Ничего плохого в вашем любопытстве нет. Я служил офицером в лапландской егерской бригаде и у нас было достаточно оружия и я знал где оно находится, чтобы при необходимости забрать его. Стоило лишь собрать небольшой отряд из людей, хорошо владеющих лыжами и завести гусеничный вездеход и мы смогли вывести за несколько все оружие. - Рауно поднял палец вверх и задумался. - А как же вы добрались сюда не имея лыж, думаю вам пришлось не легко?

   - Да уж, было действительно не легко, но то ли чудом, то с божьей помощью мы нашли вас и теперь мы здесь.

   - Вы не возражаете, если я включу музыку, которая призвана, безусловно, скрасить эту приятную трапезу?

   Никто, естественно, не возражал.

   - Артуро Тосканини был прекрасным дирижером, не так ли? Этой записи уже более восьмидесяти лет, да что я говорю, ей уже девяносто один год. Эта запись была сделана в 1936 году и называется Нюрнбергские мейстерзингеры.

   - К сожалению, я не слышал о нем раньше. - Стыдясь своего признания, заявил я.

   - Значит пришло время. - Рауно подошел к столику, на котором стоял граммофон. Откуда-то сверху достал шеллачную пластинку, положил на рабочую поверхность аппарата и несколько раз крутанул ручку, заводя часовой механизм проигрывателя. Граммофон зашипел и из рупора начала изливаться музыка. - Я бы мог воспользоваться электрофоном, но не сегодня.

   - В городе есть электричество? - Меня это удивило.

   - Да, конечно, генераторы работают и все еще не тлеет в нас надежда все же вновь запустить электростанцию, но пока это не принесло никаких успехов, сколько бы ни было в этом городе людей, но нет тех, кто бы мог похвастаться инженерной специальностью в плане электрификации и опытом работы в энергоснабжения.

   - Понимаю, не хотел бы вас отвлекать от идеи об электростанции, но мне бы хотелось знать не могли бы дать нам оружие? - Я был все так же настойчив и обходителен.

   - Я могу вам дать одну винтовку Sako TRG и один пистолет Браунинг и не много боезапасов, но на этом мои дары вам закончатся, потому как люди в наш город прибывают и я должен снабжать их оружием. Я продолжаю заниматься подготовкой солдат.

   - Ваша щедрость не знает границ, большое вам спасибо, я уверен та информация, которую я вам поведал, будет достойным обменом вашему гостеприимству. - Я сделал глоток вина и невольно ощутил, что начинаю пьянеть, я не пил уже многие годы, наверно поэтому алкогольный инстинкт настиг меня так скоро.

   Рауно заметил, что тарелки наши пусты и едва заметно окинул взглядом комнату.

   - Как вам пришлась трапеза?

   - Отлично, давно я так приятно не питался. Спасибо. - Денис погладил живот.

   - Примите благодарности от всех моих спутников. - Максим решил так же воспользоваться возможностью, чтобы проявить свои дипломатические способности.

   - Не стоит благодарностей, это был всего лишь акт гостеприимства. Тем более, что мы еще не закончили наш разговор и я предлагаю вновь подняться в мой кабинет, для продолжения.

   Рауно любезно отворил дверь и мы вновь отправились наверх. Мы снова зашли в его кабинет, но в этот раз он не сел на своем кресле а проследовал дальше, к следующей двери и отворил ее. Не поворачиваясь, он произнес:

   - Это моя мастерская.

   На передней стене стоял неизвестный мне механический прибор, составленный из длинных труб и металлических реек, соединявших их. На стене, рядом с механизмом были какие-то непонятные кривые линии.

   - Удивлены?

   - Признаться да, но я не могу понять, что это. - Опередил меня Бруно.

   - Друг мой, Бруно, это приспособление называется пантограф. Он предназначен для перенесения линий на другие поверхности, уменьшая или увеличивая масштаб, я же в свою очередь увеличиваю его.

   - Могу ли я поинтересоваться, что вы делаете? - Открыв рот, спросил Олег.

   Я и сам был удивлен подобному изобретению, тем более, что подобного ранее я не видел.

   - Я наношу карту мира на стены своей комнаты, затем я по-возможности буду наносить на нее какие-либо заметки. Я это делаю, потому как все те карты, которые я использовал ранее слишком малы. И вот, найдя чертежи для построения этого механизма, я самолично сделал его, без чьей-либо помощи. На все это у меня ушло около двух месяцев каждодневной работы, но как вы видите, старания принесли свои плоды и уже вчера я приступил к нанесению очертаний материков.

   - Никогда ничего подобного не видел.

   - Мне тоже об этом изобретении человеческом рассказал преклонных лет венгр, который раньше работал в конструкторском отделе. И так, давайте продолжим наш разговор, на чем мы остановились? - Рауно и сам был рад своему труду.

   - Мы говорили о том, что Никита смог спасти Тадеуша от гибели и при этом сам стал чувствовать себя значительно хуже. - Неожиданно, словно вступаясь за нас громко сказал Бруно.

   - Бруно, ты чуть ли не единственный человек, которому я доверяю, но видя то, что веришь этим людям и защищаешь их, я не могу не поверить в их слова. Так вы мне предлагаете направиться в этот город и что же там сделать?

   - Думаю основать новый поселение, ведь со временем этот город может не выдержать натиска новых поселенцев и все равно придется искать новые большие города пригодные для жилья, но я вам предлагаю город, в котором, по моему мнению не будут болеть. И еще один важный момент наш спутник Сергей, говорил о том, что скоро туда должны прибыть бьорны, которые должны сменить тех, что мы убили. Я думаю для них будет полной неожиданностью то, что встретят их не их друзья-головорезы, а Бруно с его отрядом. Создастся еще одна возможность, чтобы узнать где все же находится их логово.

   - Предложение, не скрою, заманчивое, даже, я бы сказал, действительно стоящее, которое я не могу не рассмотреть.

   - У меня есть еще один вопрос. - Отвлек я Рауно, приготовившегося к начертанию линий Финляндии.

   - Задавайте, я вас слушаю.

   - Мне нужно знать есть ли у вас тут по близости горы?

   Олег, Максим и Денис вопросительно взглянули на меня, но не получили ответа.

   - Да, есть на территории Финляндии есть две сопки Корватунтури и Рукатунтури.

   - Нет, мне нужны именно горы, с высокими отвесными каменными скалами.

   Удивление моих друзей нарастало с каждой секундой.

   - На территории Швеции находится две высоких горы, возможно именно они тебя интересуют. Кебнекайсе и Акка, носят они названия.

   - Я бы попросил у вас еще одно одолжение. Если у вас есть, дать нам альпинистское снаряжение, наша конечная цель находится в одной из этих гор. - Я заметил, как Денис не произвольно поднял правую бровь.

   - Какую вы цель преследуете? - Рауно оторвался от пантографа и внимательно слушал меня.

   - Мы ищем причину того, что случилось в 2009 году. По моим предположениям ответ находится именно там.

   - Откуда такая информация? - Не видя четких источников, искривил губы Рауно.

   - Это настолько же мистические предположения, насколько вся история о том, что мы вам сегодня поведали.

   - Предположим вы найдете ответ и что дальше? Что вы будете делать с этой информацией? Как она вам может пригодиться?

   - Вы так говорите, будто и сами не желаете знать этой причины.

   Рауно отвернулся, скрыв взгляд. Он о чем-то размышлял.

   - Ты действительно думаешь, что ответ находится там?

   - Почти на сто процентов.

   - Ох, уж не думал, что ответ находится настолько близко от меня. И что самое интересное, это то, что никому бы даже в голову не пришло идти в горы, что мы там забыли, задался бы вопросом каждый.

   - Я дам вам лыжи, коней, горное снаряжение и оружие, надеюсь вы найдете то, что искали и вернетесь, как можно быстрее. Я буду ждать вашего возвращения. - Рауно протянул мне ладонь. Мы крепко пожали друг другу руки. - А пока отдыхайте, я распоряжусь, чтобы вам выделили квартиру, где вы сможете спокойно набраться сил и подготовиться к походу. Каждый день вы будете желанными гостями в этом доме. Бруно! - Окликнул его Рауно.

   - Да, да!

   - Позаботься о том, чтобы наши гости ни в чем не нуждались и собирай новый отряд, завтра ты отправляешься в город, о котором говорил Алексей. Пусть бьорны, что придут туда, встретят там свою смерть.

   - Да, господин. - Кивнул Бруно.

   - Итак, друзья мои, Бруно проводит вас в то место, где вы сможете жить ближайшее время. Всего вам доброго и не забывайте, мне будет приятно ваше присутствие и беседы с вами здесь.

   - Огромное спасибо, я не знаю, как вас и благодарить, ведь если бы не вы!..

   - Как вы и сказали: та информация, которой вы со мной поделились бесценна, я это ценю.

   Рауно отвернулся и снова приступил к начертанию линий, которые он так старательно пытался выводить. Мы вышли из комнаты, спустились по лестнице, где нас уже ждали. Нам подали наши тулупы и мы снова вернулись на холодные улицы Хикипелита. Бруно шел впереди. Сзади послышался чей-то оклик и я обернулся. К нам приближался юноша, он подбежал к Бруно и что-то ему сказал, вручил непонятный предмет в руку и тот час же удалился.

   - Что он сказал? - Спросил Денис.

   - Он сказал, что Рауно решил вас поселить в одном из лучших домов города. Пойдемте, я вас отведу туда.

   - А что он тебе дал?

   - Ключ, - Бруно поднял палец, на котором висело кольцо с ключом, - что же еще он мог мне дать?

   Денис улыбнулся.

   - Вот и мне стало интересно.

   - Пойдемте скорее, мне еще нужно с вами побеседовать куда мне идти и куда направляться и что искать, а затем набирать отряд. Простите за спешность, служба есть служба.

   - Вы были раньше знакомы с Рауно? - Для меня этот вопрос казался риторическим.

   - Нет, откуда, я немец, он финн.

   - Видимо мне показалось.

   - Именно так и есть.

   Бруно махнул рукой, чтобы мы поторопились. Вскоре мы уже заходили в дом. Старик отдернул шторы, чтобы пустить свет внутрь. Здесь пахло пылью. Слева стоял камин, в прихожей лежали дрова.

   - Можете обосновываться здесь, а я пока пойду по своим делам.

   - Подожди, нам еще нужно рассказать тебе, как искать этот город. - Выступил вперед Олег.

   - Не беспокойтесь об этом, я встречусь со своим отрядом, где мы оставили Сергея, я думаю он более в этом деле мне сможет помочь. Без обид?

   - Да, конечно. - Олег кивнул.

   - Просто, вы и сами понимаете, вы следовали пути, который вам показывал Сергей и будет правильнее спросить различные аспекты пути у него. Совсем забыл, нам еще нужно забрать ваши вещи у меня из дома, я же не хочу, чтобы вы лишились их, а сам я вернусь еще не скоро.

   - Хорошо, пойдем. - Денис махнул рукой и направился к двери.

   Мы вышли и Бруно доверил ключ последнему выходившему, это был Максим. Примерно через минут сорок мы вернулись. Разложили свои вещи по местам. По местам, если можно это так назвать.

   - И так, Леха, что это такое было там? Какие к черту горы? Откуда у тебя такая информация и как давно она у тебя хранится в голове? Почему мы ничего не знаем по этому поводу? Поделись с нами информацией и мыслями. - Денис завелся и даже не собирался останавливаться. В его глазах кипело недоверие и он начинал подначивать других, чтобы они поддержали его.

   Я ответил коротко, но это смогло остановить распространение его эмоций.

   - Ты не доверяешь мне?

   - Как же я могу не доверять тебе? - Ярости его пришел конец, в его глазах закрался стыд и он отвернулся. - Прости, но было не приятно узнавать подобные новости наряду с незнакомыми нам людьми. Расскажи, что у тебя на уме.

   - Я увидел сон, в котором увидел высокую гору. В небе обозначился знак, который показал куда идти, это все, что я могу сказать и это все, что я знаю.

   - Так мы теперь доверяемся снам? Чему мы еще доверимся, грозным гномам, которые помогут нам в горах? - Денис успокоился, но на этот раз Олег решил проявить ораторские способности и начала задавать, как ему казалось, правильные вопросы.

   - Мне надоел этот никчемный разговор и твои шутки неуместны. Если кто-то знает другой путь, идите. Я пойду один по тому пути, который счел верным. Всех тех, кто не поддерживает мои идеи, попрошу не следовать за мной, а идти своей дорогой. Разговор окончен. - В этот момент я был вне себя.

   - Лех, подожди, не нужно срываться, мы все поддерживаем тебя, просто всегда наступает такой момент, когда все пути кажутся неверными и люди ссорятся и это является основным фактором, который ломает все планы. - Максим подошел поближе и по-дружески обнял меня. - Сейчас нужно рассуждать здраво. Я верю тебе и всегда верил. Теперь давай поговорим спокойно и без лишних криков и недовольств.

   - Я еще раз повторяю, единственно правильный путь будет идти в горы. Нам осталось относительно недалеко. Мы на финишной прямой.

   - Чтобы каждому из нас поразмыслить над этим, нужно хотя бы день, поэтому, предлагаю посетить нашего друга, Никиту, который уже наверно чувствуется себя получше. - Максим пожал плечами.

   - Хорошая идея, я пошел. - Я вышел из дома и направился туда, где предположительно находилась больница. Где лежал Никита.

   Позади себя услышал топот догоняющих ног. Я не обернулся и шел дальше. Последний разговор напомнил мне историю с Тадеушем, который рассказывал о том, что слышал мелодию. Тогда этому пареньку не поверили и даже обсмеяли. Теперь я оказался на его месте, но я не думал о том, что окажусь в подобной ситуации, ведь это были близкие мне люди, которых я знал многие годы. В недоверии не было ничего дурного, но будь это не знакомые мне люди, не видевшие то, что нам пришлось увидеть, я бы так не расстроился. В тот момент я думал, как долго нам предстоит гостить в этом городе. Душа моя вновь рвалась в путь, видимость конечности нашего пути, придавала мне дополнительных сил, которые не возможно было удержать в себе и нужно было их расходовать.

   Я шел впереди, а три моих друга сзади. Они о чем-то между собой переговаривались, но я не слушал их разговоры, лишь однажды мой слух не нарочно напрягся и услышал, что Денис и Максим объясняли Олегу о том, что он не прав. Я не придал этому значения, ведь меня уже все было решено. Я видел в своем сне, что нас было четверо и я понимал, что независимо от того какое решение примет Олег, он пойдет с нами.

   Горожане доброжелательно кивали нам, приветствуя потенциально новых жителей. Мне нравилось в этом городе. Я думал если не вернуться сюда с семьей, то по возвращении домой помочь в строительной реформе в своем городе. Сразу представились грядущие перемены, но все это вмиг оборвалось голосом Дениса.

   - Лех, направо.

   Я оглянулся, чтобы посмотреть куда меня зовут. Задумавшись, я совсем позабыл о том куда иду.

   - О чем думаешь? - Денис подошел поближе.

   - О том, какие идеи смогу предложить по возвращении домой. Я смотрю на этот город и вижу, что здесь живут люди, призванные улучшить этот мир. Я не думаю, что мы хуже них.

   - Я хотел еще сказать, что мы все-таки уговорили Олега, он пойдет с нами, я и сам не понимаю, что с ним сегодня такое. Видимо мы действительно устали.

   - Я знал, что он пойдет с нами. В своем сне я видел, что нас было четверо, не было лишь Никиты.

   - Хитрец, не поделишься тем, что ты видел?

   - Да, много-то тут не расскажешь. Видел лишь нас и гору, которую смогу узнать. Видел еще солнечный столб указывающий путь куда идти.

   - Вот! - Поднял Денис палец вверх, словно его озарило. - Если увидим то, что ты мне сейчас описал, то любые даже малейшие сомнения уйдут в небытие, а пока давайте поспешим, мне не терпится увидеть нашего друга.

   Я покорно кивнул. Через пару минут мы уже заходили в парадные двери больницы, где нас встречал Оле.

   - Приветствую, решили наведаться к другу? - Оле улыбался, из чего можно было решить, что с Никитой не все так плохо.

   - Как он? - Первым спросил Максим.

   - Лучше, заметно лучше. Меня даже пугает, то как он быстро идет на поправку, но в то же время это лучше, чем если бы ему становилось хуже от моей помощи. - Оле улыбнулся и повел нас в палату к Никите.

   Он открыл дверь и мы увидели, как Никита читает внимательно читает книгу, но он мгновенно оторвался от чтения увидев, что его пришли навестить.

   - А я уж было подумал, что вы позабыли о своем друге.

   - Так и есть, просто я вспомнил, что ты мне денег должен. - Я подошел к нему осторожно обнял, чтобы не причинить ему боли.

   Все кто находился в комнате громко рассмеялись. И сам Никита был не прочь душевно отдаться хохме, но едва сдерживал себя, потому как смех, тяжело отдавался в груди.

   - Деньги под подушкой. Забирай и проваливай. - Никита был несказанно рад нашему появлению. - Какие новости? Есть ли что-нибудь доброе в сегодняшнее время?

   - Конечно есть, мы знаем куда мы должны следовать и скоро отправимся.

   В этот момент радостное лицо Никиты сменилось на гримасу отчаяния. Это было трудно не заметить. Ему и без того было одиноко в этой палате, а тут и его друзьям нужно было уходить.

   - Понимаю, что я вам буду там лишь обузой. - Никита начал беспорядочно перелистывать страницы книги. На каждой из страниц он задерживался не более секунды. Разглядывал ее и переходил к просмотру другой.

   - Я знаю, что это тяжело для тебя слышать, но конец близок и мы вернемся за тобой. Ты и без моих слов понимаешь, что мы тебя не оставим. - Я не мог подобрать слов, чтобы подбодрить его.

   - Я все понимаю, поэтому-то мне и не весело, но я знал, что так будет. - Никита приободрился.

   - Вижу, чувствуешь себя лучше. - Олег сел на край кровати, отодвинув матрас, чтобы е испачкать его.

   - Конечно лучше.

   Мы провели в общей сложности у Никиты больше часа. Мы рассказали ему о разговоре с главой города, о том, что он нам пообещал дать и моем сне. Потом мы вспомнили о том времени, когда ничего не предвещало подобному походу и мы спокойно жили в своих домах. Время прошло почти незаметно и мы покинули нашего друга, чтобы он смог продолжить читать книгу. Я заметил ее название, это была библия на латинском языке. Никита не знал латинский язык, поэтому я поинтересовался, что же он там разглядывает, на что он ответил, что Оле помогает ему в освоении латыни. Мне было приятно узнать о подобном начинании, тем более, что мне не было известно, сколько еще времени мы проведем на дорогу туда и обратно. Никите нужны были силы, он быстро шел на поправку и меня это радовало.

   Мы отправились в прогулку по городу в приподнятом и боевом настроении, не зная, как еще нам провести время здесь. Не знаю сколько продолжалось наше блуждание по городу, но нам было достаточно увиденного и общим решением, мы сочли нужным возвратиться в предоставленный нам дом. Несколько раз мы путались в пути и никто из встретившихся нам прохожих не смог нам ничего объяснить, потому как не понимал нас. Приходилось словно на ощупь искать дорогу обратно, выискивая вспомнившиеся дома. Наконец разыскав нужную дорогу, мы спокойно вернулись домой. Мы зашли внутрь и увидели накрытый стол. Камин был разожжен и вовсю свою мощь дарил тепло этому помещению. Кто-то из подчиненных Рауно пришел сюда, пока нас не было и позаботился о том, чтобы мы не остались голодными. Наше нахождение в этом городе ценили высоко и это было заметно. Было лестно замечать, что нас приняли, как высокочтимых послов из дальних стран, коими наверно мы отчасти и являлись.

   Мы разделись. Комнаты уже достаточно хорошо прогрелись и было не холодно. Еда не много остыла, но это не портило общего впечатления от предоставленного обилия пищи. Мы уже начинали привыкать к подобной жизни, ведь каждый знает, к хорошему привыкаешь быстро, мы не были особенными. Еда пришлась по вкусу каждому из нас и испытав приятное ощущение полноты желудка, устроились для того, чтобы отдохнуть и вновь предаться мечтаниям о скором окончании нашего путешествия.

   Я закрыл глаза и уснул. Ничего сверхъестественного мне не снилось. Лишь бессвязные образы и обрывающиеся картинки лишенные сюжетной линии. Сколько прошло времени неизвестно, но я проснулся от того, что в дверь барабанили. Я удивился и поспешил отворить дверь, чтобы узнать, что случилось. Сквозь темноту, охватившую улицы и наш дом, мне было сложно пробираться и я несколько раз ударился мизинцем правой ноги, но боль почти мгновенно утихала и я продолжал свой путь. Я подошел к двери.

   - Кто там? - Громко, даже для себя самого спросил я.

   - Это Бруно, открывайте, вы что там спите?

   По моим внутренним часам было уже далеко за полночь и мне этот вопрос казался странным.

   - Сейчас открою, вот только разберусь с замком. Не вижу ничего.

   - Я бы и сам открыл, но вот только все замки открыты, возможно заперто на защелку. - Бруно был очень бодр в голосе.

   Я на ощупь нашел запиравший механизм и открыл дверь.

   - Что-то случилось? Война? - Лицо мое расплылось в улыбке.

   - На много лучше - баня! - Бруно вошел внутрь.

   - Какая еще баня? Я тебя не понимаю. - Сон был поверхностным, но ясность ума все еще не могла вернуться ко мне.

   - Я обещал вас сводить в баню, потому как завтра утром я ухожу, поэтому я обязан выполнить свое обещание сегодня.

   - Ах, да, вспомнил.

   Я накинул тулуп и решил подойти к каждому из друзей и разбудить их, но Бруно остановил меня. Он прокашлялся и закричал:

   - Вставайте, воины и идите в баню!

   Я громко засмеялся, увидев ответную реакцию друзей. Они вскочили со своих мест и подняв голову словно совы, крутили ею в разные стороны.

   - Собираемся в баню. - Я подытожил.

   Они одели одежду и мы вновь вышли на улицу. Шли мы не долго, в это время Бруно успел нам кое-что рассказать.

   - Баня уже затоплена и ждет нас на верхних лавках и помните: я - банщик еще тот, поэтому берегитесь моего пыла.

   - Пощади людей, которые мылись последние разы лишь на улице. - Олег протирал глаза, отгоняя остатки сна.

   - Пощады не будет, мы уже почти пришли.

   Мы подошли к зданию, которое раньше служило общественной сауной, но как мы догадались ныне было лишь чьей-то частной собственностью. Зайдя внутрь, я сразу ощутил дурманящий запах пихты.

   - Раньше у каждого дома и в каждой квартире находилась сауна, но мы восстановим эти времена, когда вернем городу электричество.

   - В каждом доме и квартире? - Мне было это дико слышать.

   - Да, для финнов сауна - это целый ритуал. Раздевайтесь и заходите внутрь.

   Бруно первым разделся и забежал в сауну. Мы зашли вслед за ним. Посередине стояла каменка. Внутри также стоял прекрасный запах пихты, благодаря которой дышалось легко и приятно.

   - Залезайте наверх. Я не финн, поэтому как они я не парюсь. И люблю жесткую сауну. Буду подливать и махаться веником.

   Я залез наверх, чтобы не огорчить Бруно, другие же остались внизу. Полной неожиданностью для меня было, когда старик вылил на камни не меньше трех литров воды. Уши мгновенно завернулись в трубочку и голени начало сильно жечь. Бруно тот час же залез наверх и охая от удовольствия начал размахиваться руками, создавая ненужные дуновения.

   В тот вечер меня буквально вынесли оттуда. Сам же Бруно оставался там до последнего. Нам предложили по кружке пива. Мы согласились. Сделав первый же глоток я "поплыл". Старик скоро вернулся и поделился с нами немецкими традициями банной культуры и все время говорил о том, что жаль нет эфирных масел цитрусовых. Допить стакан я не смог. Шатаясь и почти волочась, мы отправились домой, где уснули настолько крепким сном, что даже выстрел пушки не смог бы нас пробудить.

   На следующее утро я чувствовал себя просто прекрасно. День прошел почти незаметно, мы вновь погостили у Рауно. Я сказал ему о том, что собираюсь следующим днем отправиться в путь, на что он согласно кивнул и рассказал к кому подойти, чтобы взять оружие и снаряжение. Он рассказал о том, что Бруно отправился в поход, от которого Рауно ожидает многое. Мы вновь проведали Никиту, с каждым днем он выглядел все лучше и лучше. Получив оружие и альпинистское снаряжение мы вернулись домой и предались сну, который продолжился до самого утра.

Глава четырнадцатая

2027

Я вспомнил, что многие люди терялись

так под лавинами и копали многие метры

в абсолютно другую сторону,

изначально находясь почти у самой поверхности.

   Утренняя бодрость придала мне сил в предстоящем дне. Всю ночь мне снились непонятные, бесконечно повторяющиеся фрагменты, где я находился объятый пламенем. Меня это нисколько не смогло разубедить в правильности моего решения, я даже не сразу смог вспомнить мое ночное сновидение. Для меня лишь прошло мгновение и когда я проснулся, во мне не было чувства недавнего сна. Мой дух уже рвался в путь, чего нельзя было сказать о моих друзьях, они были похожи на выжатые лимоны и смотрелись забавно. Я и сам не мог поверить своему отличному настроению, которого не было давно. Ведь в последнее время все чаще меня охватывало депрессивное состояние и я оборачивался назад, в поисках фантомных фигур близких мне людей. Но видение, давшее мне возможность почувствовать скорый конец этой истории, также придало мне сил и одарило меня вторым дыханием. Я встал с кровати и с удовольствием подошел и прислонился к, отдающему бодрящей прохладой, окну. На улице властвовала неуютная вьюга, но вид ее меня не страшил. У всего есть своя цель и конец. Стоило мне об этом подумать, как позади себя, я услышал громкое зевание моего друга, Олега. Он широко открыл рот, жадно заглатывая частицы живительного кислорода и поднимал ладони к потолку, словно взывая всевышнего о его благодати. Затем последовали пробуждения остальных членов моей команды, которые также, как Олег, знали ценность этого дня и были просто вынуждены поднять свои размякшие тела с теплых кроватей и снова вспомнить о нашей единственно важной цели на этом пути.

   Ранние горожане приветствовали новый день, укутавшись в плотные одежды и склонив головы к земле, шли по своим делам. Солнце только начало свой светоносный восход и было в этот момент лишь "ржавеющим" сегментом на горизонте, занятом городскими постройками и бесконечно тянущимися заснеженными деревьями. Я последовал на кухню, где осушил стакан с прохладной водой, а затем вновь вернулся в комнату. Максим и Денис поднялись с кроватей и покачиваясь, словно зомби, протирали глаза по пути в туалет, чтобы занять очередь. Перед уходом нужно было зайти к Рауно и навестить Никиту. Я не забывал об этом, поэтому поспешил со сборами. За спину были закинуты рюкзак и винтовка. Я ожидал недавно проснувшихся, сидя на стуле, уже одетый. Вскоре они вернулись, раздосадованные тем, что я подначиваю их к скорому выходу из теплого убежища. Но я был неумолим и уже через десять минут мы верхом на лошадях шли к главе города, чтобы принять его пожелания и благословление.

   Ветер не давал широко раскрыть глаза и мы доверялись только лошадям, лишь иногда открывая глаза, чтобы сравнить правильность пути. Людей на улицах становилось все больше. Появились дворники, которые бегая из стороны в сторону разгребали немалые завалы снега. Денис часто бухтел о том, что не правильный день мы выбрали и надо бы вернуться, пока не поздно, но "жребий брошен" и мы уже на первом шаге на пути в "тысячу" миль.

   Железные ворота дома Рауно любезно отворил все тот же охранник, который уже мог без труда нас узнавать, но скорее всего, он был предупрежден о нашем раннем визите. Он лишь мило улыбнулся и впустил нас. Зайдя в дом, я заметил как работники дома носились, как сфирены, с кастрюлями и подносами в руках. В дальнем конце коридора послышался радостный голос Рауно, который на этот раз был все в той же красно тунике.

   - Приветствую, друзья мои. Не ожидал, что зайдете так рано, но все же ожидал и поэтому приказал рано встать и приготовить отменный и сытный завтрак. - Он как дирижер махал руками, пару раз даже задел картины висевшие на стенах, но он быстро поправлял их продолжал жестикулировать.

   - Но мы не предупреждали о том, что придем. - Олег недоверчиво сделал шаг назад, но потом опомнился и вернулся в строй.

   - Я не думал, что после всего того, что я вам смог предложить, вы сможете уйти не попрощавшись. - Рауно приблизился на расстояние вытянутой руки и остановился.

   - Вы правы, мы не могли так поступить, но нисколько не ожидали столь же теплого прощания, как наше знакомство.

   Я вытянул руку, чтобы поздороваться. Он одобрительно кивнул головой и пожал обеими руками мне ладонь.

   - Прошу к столу.

   Он повернулся и направился к обеденной комнате, где нас ожидал потрясающий стол, который пробудил в нас смертный грех, чревоугодие. Мы если, как в последний раз. Наши глаза не знали за что взяться и что попробовать, не желая ничего упустить мы все же соблюдали правила приличия. Мы знали, что нормальной еды у нас не будет еще долго, об этом догадывался и сам Рауно, поэтому лишь с улыбкой наблюдал, как мы ревностно поглощаем все угощения, предложенные им. Мне даже самому за себя стало неловко, хотя сам за собой я не замечал ничего не приличного. Да и сам Рауно улыбался лишь потому, что смог угодить своим гостям в последнем своем решении. Этот человек нравился нам все больше и больше с каждой минутой пребывания рядом с ним. Хозяин травил нам свои анекдоты, а я вспомнил анекдот, который был кстати.

   - Игра "Поле чудес". Задание третьего тура: "Первая буква финского алфавита, 16 букв"?

   В этот момент обеденную наполнил громкий мужской смех, но громче всех смеялся Рауно, его невозможно было остановить. Это можно было сравнить лишь с припадком. Ему действительно понравился анекдот.

   Отблагодарив за сытную трапезу и запасаясь наставлениями, мы вышли на улицу и направились в больницу, чтобы увидеть нашего друга, Никиту. Он лежа и читал библию, осторожно перелистывая каждую страницу, ища в ней неизвестные нам строки. Встреча была короткой и неясной. В глазах Никиты прослеживалась печаль и отчаяние. Говорил он неохотно и зажато. Глаз почти не поднимал, лишь грозно сжимал губы, как будто старался сдержать в себе слова. Не прошло и десяти минут, как мы оседлали коней и поскакали в том направлении, куда показал нам Рауно. Тогда я не знал, что это была последняя встреча с моими давним другом, Никитой. И узнаю я о его судьбе лишь через двадцать семь, но все-таки более не смогу его увидеть и не услышу его голоса и едких шуток, за которые он не редко получал подзатыльники. Но в тот момент во мне проснулась гордость, которая не могла принять понятное мне, но не приемлемое поведение и я смотрел лишь вперед, пытаясь усмотреть впереди горбатый образ седых гор.

   Пролетавшие над нашими головами птицы, о чем-то между собой перекрикивались, вновь создавая атмосферу единения с природой. За то время, пока мы гостили у Рауно, вьюга утихла и поэтому идти стало намного легче и яснее. Бриллиантовые солнечные зайчики отражались на снегу. Хвоя деревьев махала нам на прощание, а облака вели нас за собой. Путь был не легким и лошади часто уставали, желая отдохнуть мы делали остановки. Длились они не долго. Пустующая заснеженная земля, не приветствовавшая вновь вернувшихся к ней людей, оставалась все так же нема и равнодушна. Следы хищных животных говорили нам о том, что здесь можно ожидать многих опасностей, которых мы всей душой желали избежать. Охотники часто оглядываясь по сторонам ищут добычу, которую можно убить и насытиться ею, но мы оглядывались, чтобы самим не стать чьей-либо добычей. Здешние животные уже давно перестали бояться человеческого присутствия и теперь люди стали лишь очередной мясной косточкой, на которой написано "Съешь меня!". Наступила ночь и каждый шорох за деревом и позывы совы были мрачнее всякой истории. Вспоминая рассказы Бруно о разумном волке, что охотился лишь на людей, не вольно начинаешь задумываться, а был ли этот волк один, возможно это была стая. И каждый раз услышав таинственный звук, мы искали в темноте кровожадные глаза, ожидавшие возможности напасть. Но таких глаз мы увидеть не смогли.

   Вчетвером, в чужом и незнакомом лесу, имея при себе винтовку, один пистолет и лук, на память подаренный стариком-лучником были не слишком веским аргументом против дикой природы здешних лесов. В туалет мы ходили по двое. Один делает свои "мирские" дела, другой контролирует местность, держа в руках пистолет. Снятый предохранитель опускался лишь тогда, когда все мы собирались возле костра. Дюжины капканов расставленных вокруг, давали немного чувства безопасности. В первую ночь мы собрались у костра, желая отведать, завернутых нам в дорогу дятлов. Разогретая и сочащаяся расплавленным жиром дичь, пришлась по вкусу. Кубики сыра и козье молоко также дополнили ужин охотников. Спать не хотелось, тем более что ощущалось, что времени еще не так много. Мы решили скоротать время за дружеской беседой у костра.

   - Лех, как ты думаешь, что нас ожидает? Что мы найдем в горах кроме снега и камней? - Максим выводил сломанной еловой палочкой абстрактные рисунки на снегу. Ноги его были направлены к костру, а зад находился на толстом покрывале, положенном на снег.

   - Я не много опережу тебя, Лех, но мне бы сперва хотелось услышать твою, Макс, собственную версию. - Олег почесывал спину и, наслаждаясь действием иногда, поднимал брови. - Предлагаю так, кто задает вопрос, тот первый же на него и отвечает. Думаю, будет справедливо.

   Максим замялся, возможно у него были свои мысли в голове, но он боялся их озвучить.

   - Ну же! Мы ждем.

   - Я думаю, - начал Максим, - что все как всегда банально. Возможно какой-нибудь вирус или "хомячковый" грипп. - Сквозь смех, едва разборчиво пробормотал он. - Ну, а что может быть еще? Я даже не знаю.

   - Возможно все так и есть, но у меня своя версия. Кхе-кхе. - Олег прокашлялся, стараясь сделать свой голос похожим на дикторский. - Лри-лра-лро-лру.

   - Поскорее, не томи. - Денис неодобрительно помотал головой.

   - Задайтесь вопросом почему умерли люди, а все животные остались невредимы? А? Второй вопрос: почему по пришествии в сознание люди ничего не помнили около недели, а кто-то и больше? В те дни мы были плюшевыми игрушками, с которыми можно было делать что угодно. Вопрос третий: почему в течение многих лет семьи не могли заиметь детей?

   - Это вполне могут быть последствия этого же самого вируса. Вполне складывается картина, где я вижу, альпинистов обнаруживающих в горах какое-нибудь древнее тело того же мамонта, которые вымерли благодаря этой болезни. Далее, принесенные ветром, микробы размножавшиеся тысячелетиями, убили большинство людей, но как и у всех животных, у которых уже был в крови иммунитет к этой болезни, у некоторых людей оказались схожие гены и они смогли выжить. А все описанное тобой - лишь последствия. Та-даааа! - Попытался спародировать триумфальный звук Денис.

   - Нет, мужик, все не так.

   - А как же по-другому, расскажи? - Съехидничал Максим.

   - Я сейчас скажу свое мнение. По мне, так нас посетили пришельцы, желая захватить нашу планету, они выпустили какую-то болезнь, которая все же не смогла убить всех и план их сорвался.

   Мне даже самому стало смешно от этой абсурдной идеи, я не сдержал смеха.

   - Полный отстой! - Я схватился за живот, до того мне было смешно.

   - Хрен ли вы смеетесь?

   Стараясь сдержать смех Максим все же высказал:

   - В чем глобальное отличие от версии моей и Дениса, что людей убил вирус. Лишь только в том, что в твоей версии присутствуют инопланетяне.

   - Хорошо, а как вы объясните человека, которого мы нашли в городе бьорнов? Он светился, ни один обычный человек не может так ярко светиться. Он точно не с этой планеты.

   - Вот с этим действительно нестыковка. - Денис стал серьезен. - Неужели ты прав. Не могу в это поверить.

   - Не можешь поверить во что? В то что я прав или в то, что это инопланетянин? - Олег в душе ликовал, встретив победу, ознаменованную недовольными гримасами друзей.

   - Но по твоей версии они убивают людей вирусом. Повторюсь, убивают, но тот даровал жизнь каждому, кто находился рядом.

   - А ты думаешь откуда у него столько этой энергии? Возможно тема с вирусом не верна, но теперь я точно знаю как все было.

   - И как же? - Максим подвинулся поближе.

   - Не было никакого вируса. Они забрали наши жизни, переработав их в эту самую энергию и возможно сейчас все еще используют нас как дойных коров, черпая из нас силы. Все сходится. - Олег хлопнул в ладоши, как фокусник после удачного номера.

   - Ты прав, но раскрыв тайну нам не нужно идти туда, чтобы не стать их рабами.

   Мне надоело смотреть этот театр абсурда, где любая, пусть даже совершенно идиотская теория может принята за правду. Глаза моих друзей наполнились страхом.

   - Нам действительно нельзя туда идти!

   - Хватит нести чушь. Ваши теории - полное дерьмо, потому как не поддержаны ничем. Мы подобрались слишком близко, чтобы подобные разговоры стали уместны. Пусть, если даже и так, пусть они доят нас и качают из нас энергетику, но отступать мы не будем, потому что мы сюда пришли за ответами и найдем их, а не вернемся, решив, что все знаем. Если и качают, то мы пришли сюда для того чтобы убить этих тварей, а не бояться и поджимать хвост. Осталось всего ничего, а вы как псы, боитесь своих фантазий. Мы прошли через многое и потеряли друзей, что следовали с нами, ища ответов от которых мы в двух шагах. Чтобы я этого больше не слышал и я еще раз повторяю, с вами или без вас, но я доберусь до назначенного места, а вы можете завтра утром возвращаться обратно, сказав, что медведь задрал меня и вы больше не в силах следовать пути. - Я говорил так громко и так быстро, что мне не хватало дыхания. В конце речи в горле моем пересохло и я резко схватил попавшийся мне комок снега и запихнул себе в рот. Мои друзья смотрели на меня, не зная что сказать. - Во рту пересохло. - Совсем успокоившись сказал я. - Время, я думаю, уже много, поэтому я пошел спать. Вы как хотите.

   - Да, Лех, мы тут еще чуть-чуть посидим, а ты пока иди.

   Я зашел в палатку, лег в спальный мешок и постарался предаться сну, но заметавшийся мозг еще не отошел от диспута, закончившегося минуту назад. Я уставился в потолок. Костер наполнил палатку светом и она казалась мне ярко оранжевой. Я расслабился и постарался не шевелиться, чтобы мои мышцы привыкли. Через пару минут я услышал едва слышимые шепоты моих друзей.

   - Я думаю это опасно, идти туда, нужно остановить его. Я не хочу, чтобы мой друг погиб, преследуя призрачную идею.

   - С каких пор она стала призрачно для тебя, идиот. Леха прав, твои доводы беспочвенны и едва не лишили нас с Денисом рассудка. Мы, как овцы последовали твоим словам, что с тобой, Олег?

   - Со мной все в порядке. Я спрашиваю, что с вами? Только сейчас я задумался над тем, что мы все-таки преследуем. Это призрак. Завтра я отправляюсь обратно домой, в обход города Рауно.

   - Нет, ты никуда не отправишься!

   - Почему же это?

   - Потому что Леха пару дней назад, поведал мне о своем сне, где видел всех нас троих у той самой горы. Мы там были все четверо, поэтому не знаю как, но ты пойдешь с нами. Конечно, держать силой мы тебя не станем, но будь уверен, ты будешь с нами.

   В этот момент раздался громкий волчий хор, где-то позади. Из тех мест куда бы следовал обратный путь Олега. Наверно именно в этот момент он решил все же идти с нами, плюнув на свои неверия и, отдав "серебро" обратно той, своей "глубоководной" двуличности Иуды.

   - Вот это тебе напоминание о том, что нужно быть всегда вместе. Помни это.

   Денис зашел в палатку, залез в мешок и уже скоро начал храпеть. Я же в свою очередь еще пару раз перевернулся, словно кошка, ищущая себе место поудобнее и уснул.

   Проснувшись утром, я заметил отсутствие Дениса рядом и первой моей мыслью, что они все же ушли, но выйдя из палатки, я увидел всех трех друзей, греющимися у костра, в ожидании моего пробуждения. Вторая палатка и все вещи были уже собраны.

   - Доброе утро, как настроение, боевое? - Щурясь ото сна, говорил я.

   - Привет, рвемся в путь, а ты спишь. - Олег успокоился и от него уже не исходила та аура, которой я вчера так был недоволен.

   - Мы тут бобов подогрели, будешь? Покушать еще не скоро удастся, поэтому я бы рекомендовал все же перекусить.

   - Не могу отказаться, тем более, что в желудке моем пусто, а идти нам придется действительно долго. Капканы проверяли, есть что-нибудь чем можно наполнить животы?

   - Нет, с одной стороны это к лучшему. - Денис встал и подал мне банку с фасолью.

   Она была горячей, но меховые варежки сдержали ненужную температуру и руки остались целы. Я наскоро перекусил, в это время Денис собрал палатку и все вещи были погружены на лошадей.

   Лошади плелись медленно сквозь сугробы. Пару раз я видел небольшую стаю волков, которая начинала нас преследовать, но потом решив не связываться, уходила прочь. Ветра почти не было и нам, как всадникам было легко наблюдать, что происходит вокруг. Мне не раз хотелось проверить свою винтовку на проходившем мимо олене, но стараясь экономить патроны, я сдерживал свое желание и задумывался о чем-нибудь другом. Я задался вопросом, что все же нас ожидает там, в горах. Мне удавалось скрыть своей озабоченности этим вопросом от друзей, но я не мог убежать от себя. Теории моих друзей были занимательны и даже в некоторых моментах казались действительным подтверждением того, что могло произойти, но их версии никак не могли сложиться в единую линию с моими видениями, особенно с последним, где ко мне пришел человек, в образе Олега и сказал, что я найду ответы - мне всего лишь следовало придерживаться выбранного пути. В его словах не было лжи и я верил ему и более не мог отступиться назад, потому как именно за ответами мы и шли сюда.

   Облака меняли абстрактные образы на небе. Солнце становилось все ярче и выше. С друзьями мы переговаривались обо всем, что приходило нам в голову и весело смеялись, вспоминая интересные истории из жизни. Пейзажи на горизонте почти не менялись. Было много возвышенностей, которые могли напоминать нам горы и меня часто спрашивали ни это ли то, что мы ищем, но сравнивая образ из моего сна и те, что нас окружали, я с уверенностью говорил, что мы еще не пришли. Да, мне и самому не терпелось поскорее узнать то, что эти горы скрывают, но изменить что-то было не в наших силах.

   Лошади в очередной раз устали и нам пришлось остановиться. Таежные леса вокруг стояли густой стеной. Где-то вдалеке поднялась стая птиц, испуганная неизвестно кем. Меня это озадачило и я посмотрел в ту сторону откуда послышались треск и звуки ломающихся ветвей. В голове мне сразу же представился взъерошенный огромный волк-людоед. Еще несколько звуков приближающегося существа. Мы замерли.

   - Кто вы? Мы не ищем неприятностей, мы дружелюбны и не опасны, если же вы боитесь, выходите и не заставляйте нас браться за оружие, ожидая вашего нападения! - Кричал Максим, в сложенные в виде рупора ладони.

   Я посмотрел вперед и не смог увидеть ничего кроме темных стволов деревьев. Все было недвижимо, что больше нагоняло жути. Лошади беспокоились и нервно топали копытами, ожидая, что скоро что-то произойдет. Денис поднял лежавший в ногах комок снега и слепил из него снежок. Он запустил его. Снежок попал в дерево и разлетелся на мелкие кусочки. Снова молчание. Затем каждый из нас слепил еще по несколько подобных снежков и начал обкидывать все то, что могло напоминать животное или человека. Олег запустил последний оставшийся снежок и в этот момент послышалось негромкое неодобрительное рычание.

   - Неужели волк? - Тяжело дыша, произнес Олег.

   - Взять оружие. Олег отведи назад лошадей, я не хочу остаться на полпути без них и идти пешком.

   - Скорее же! - Поторопил его Денис, натягивая тетиву лука.

   Олег ушел уже достаточно, чтобы можно было начать. Максим встал в позу, чтобы стрелять из пистолета.

   - Стреляй! - Крикнул ему я.

   Раздался оглушительный выстрел, который эхом пронесся, отражаясь о деревья. Из-за дерева выскочил гигантский бурый медведь. Пересекая преграды на большой скорости, он приближался к нам. Бежать и лезть на дерево было нельзя, потому что от него не убежать и не спрятаться. Денис дрожащей рукой отпустил стрелу, но она пролетела мимо и уже не было времени заправлять лук новой. Я вспомнил, что медведи не едят мертвечины и закричал.

   - На землю и не двигаться!

   Медведь был уже в нескольких метрах. Это был шатун, медведь, который проснулся во время спячки и теперь ему нужно искать пропитание. Он остановился в паре шагов от Максима и начал обнюхивать его. Я видел, что Максим зажмурил глаза и старался не дышать. Я мог представить, что он чувствует, но не мог знать полноты этого чувства. Его руки, лежавшие на снегу дрожали и я молил господа, чтобы он сохранил нам жизни. Медведь встал на задние лапы и громко зарычал. Ростом он был не ниже двух метров. Когти на его лапах вселяли страх. Взрослый медведь мог спокойно убить нас, будучи даже сильно раненным. Он вновь опустился на все четыре лапы и еще раз обнюхал Максима. Для себя он убедился в том, что его жертва мертва. Я был рад за моего друга, но следующим, к кому он начал приближаться, был я. Я чувствовал, как он водил своим мокрым горячим носом по моей щеке, пытаясь учуять любые признаки жизни, но наверно к счастью наши тулупы уже были пропитаны "усталым запахом" и на вкус он приходился не приятным. Я старался думать о чем угодно, лишь бы сорваться и не сделать безрассудный поступок, попытавшись убежать от него. Мне стало легче когда его тяжелое горячее дыхание исчезло. Я расслабился, чувствуя, что у меня сейчас второй день рождения, но вдруг в спину уткнулась лапа. Шатун пытался расшевелить меня, проверяя на реакцию. Клянусь, но пред глазами в тот момент пролетала вся моя сознательная жизнь. Животное направилось к Денису, к сожалению я не мог видеть то, что он делает и как себя ведет. Я боялся повернуть голову. Я смотрел на Максима, чтобы понять насколько все плохо или хорошо. Несколько раз глаза его в испуге широко открывались. Он прикусил губу, переживая за наилучший конец этой встречи. В очередной раз Максим широко распахнул глаза и прикусил губу так, что даже небольшая капля крови скатилась к подбородку. Неожиданно послышались удаляющиеся шаги медведя. Он уходил.

   Так мы пролежали еще не меньше пяти минут, не шевелясь и даже не рискнув заговорить друг с другом. Первым встал Максим.

   - Уходим срочно, а сейчас тут к земле примерзну.

   Мы поднялись и бегом направились по следам Олега. Он ожидал нас примерно через пятьсот метров от места "знакомства" с медведем. Оседлав коней и добавив им в бока несколько неслабых ударов пятками, мы ускорили отдаление от этого злополучного места. Примерно пятнадцать минут я не мог придти в себя. Первым разорвал молчание Олег.

   - Я видел, как медведь подходил к вам, как вы избежали битвы с ним?

   - Притворились мертвыми, медведь не падальщик и есть нас бы не стал. - Негромко ответил ему я.

   - Хороший день сегодня однако, что-нибудь да у нас постоянно. Нас будто испытывают.

   - Если и так, то мы эти испытания с гордостью выдерживаем. - Я прикрыл веки. Во мне играло необъятное чувство усталости.

   Пустые разговоры могли продолжаться бесконечно, но начало темнеть. Мы прошли еще примерно два часа, пока не стало совсем темно. Вновь разбили лагерь и на этот раз уже смотрели в оба, чтобы не пропустить еще одного заблудшего шатуна. Капканы расставлялись с желанием отомстить медведю, что напугал нас. В тот момент мы жаждали чьей-либо поимки.

   Олег разводил костер, Денис и Максим устанавливали палатки, я же набирал котелок со снегом, чтобы разогреть стратегический запас банок с бобами. К сожалению более никаких консервов предложить нам не смогли, потому как все мясные консервы съели уже давно. Мы съели то, что было предложено нам и стали задумываться, чтобы было если бы кого-нибудь из нас ранил медведь.

   - А что бы было? Да ничего. Пришлось бы кому-то возвращаться в город Рауно, а остальные или один оставшийся должен был бы продолжить путь. У меня такое чувство, что уже завтра мы будем на месте. - Говорил я.

   - Ну, наконец-то, а то я уже устал. Не зря говорят, что к хорошему быстро привыкаешь. Но меня пугает одна вещь, друзья мои. - Денис опустил взгляд.

   - Что именно? - Заинтересованно спросил Олег.

   - Мы так долго добирались сюда и сильно устали, теперь меня страшит обратный путь. Я не знаю смогу ли выдержать его.

   - Пусть допингом для тебя будет то, что ты сможешь увидеть своих родных и близких тебе людей, которые тебя ждут и помнят. - Я попытался подбодрить Дениса.

   - Наверно так и есть, но я точно знаю, что жена мне изменяла и я ушел, решив больше не терпеть этого, я думал возможно разлука в будущем сблизит нас. - Глаза были печальны.

   Со стороны Олега я услышал тяжелое дыхание.

   - А с тобой что?

   - Отец болен раком, его не спасти, за ним осталась ухаживать сестра, но дни его сочтены. Тот образ жизни, что мы вели в прошлом не дал нам ничего хорошего, лишь разрушение и новые болезни.

   - Максим может и у тебя найдется то, чем ты хочешь с нами поделиться? - заинтересовался я.

   - А что мне сказать? Меня никто не ждет, я один, я холостяк, я никому не нужен, лишь у тебя есть любящая жена и ребенок. Возможно даже я останусь в городе с Рауно. Мне здесь нравится. Вернетесь с Никитой обратно и заодно подберете Вадима, Сашку и Николая, что остались "мутном" городе. А я Денис и Олег останемся в Хикипелите.

   - Хорошая идея. - Олег кивнул.

   - С каждым днем, слушая вас я узнаю все больше, а пугаюсь еще в два раза больше ваших слов. Конечно же я не буду вас тянуть за собой, ваше решение останется за вами. Денис, передай мне кипяченой воды, я заварю хвою, сделаю себе чай. Подобие чая. - Уточнил я.

   Денис потянулся за железной кружкой, зачерпнул ею в чан с водой и протянул мне.

   - А я вот что-то не вникся во вкус этого напитка, не понравился он мне. Пойду я пожалуй спать. Леха, меня обрадовал тем, что завтра мы все же увидим то, чего так долго ждали и я не могу больше ждать, поэтому иду спать, чтобы поскорее наступило завтра. Всем доброй ночи.

   - Мы еще тут чуть-чуть посидим.

   Денис ушел, а мы продолжили пространственные разговоры за кружкой хвойного чая. Говорили мы до поздней ночи, делились своими страхами и желаниями и представлениями будущего. Олег часто вспоминал своего отца и сестру. Думал о том жив ли он и задавался вопросом стоит ли возвращаться. Я отчасти понимал его страх увидеть гибель своего отца, но ему одному повезло больше чем всем нам - у него осталось два родных ему человека. Когда костер догорел, мы разошлись по своим спальным местам и предались сну, чтобы завтра с полными силами двинуться в бой и с прямой спиной предстать пред тем, что нас ожидает. Меня мучила бессонница. Я не мог расслабиться прокручивая у себя в голове возможные сценарии. Шло время, но я так и не смог уснуть, все продолжать мыслить и мыслить. Моя мнительность не давала покоя, я то представлял себе приход к нам ангелов, то видел плавящиеся лица стенающих бесов.

   Утро пришло незаметно, так и не одарив меня спокойствием предшествующему сну. Глаза болели, у меня был такая особенность, что я не мог думать подолгу с закрытыми глазами, поэтому ночь я провел, разглядывая свои ладони и смешную физиономию Дениса. Краснеющий горизонт обозначил скорый приход солнца. Я вышел из палатки и разложив подобающим образом заранее подготовленные дрова, разжег их. Запах утреннего костра пробудил моих друзей. Они как раз подоспели к закипанию воды в котелке и уже рассевшись вокруг, лишь перекатывали железную банку у себя в руках. Я снова заварил полюбившийся мне хвойный чай, чему последовали и другие. Наполнив животы стандартным нетто банки мы собрали вещи и взвалив свои тела на спины лошадей вновь отправились в путь.

   Как это всегда бывает, я начал засыпать лишь в то время, когда было нужно бодрствовать. Друзья шутили о моем состоянии, желая растормошить меня, я отдавался их деяниям. Шутил вместе с ними, но как только они замолкали, глаза мои слипались и взору моему представала тьма. Я пару раз вздрогнул, будучи в дреме. Оглядевшись я не замечал ничего похожего на горы.

   Прошло какое-то время, как меня начал теребить Денис.

   - Что случилось? - Я думал, что они снова пытаются шутить.

   - Вижу гору на горизонте, высокая, нам еще такие не встречались, возможно это она.

   Я поднял голову и увидел далеко от себя черные каменистые поверхности, покрытые ковром снега. Меня это мгновенно вернуло в сознание. Лес уже давно закончился и мы шли вдоль заснеженных полей. Я уже не мог оторвать взгляда, уверовав в то, что это именно та гора. Пожелав ускорить ход лошадей, я не добился успеха. Они устали и им был нужен отдых, но для меня в тот момент не было более важной детали мира, чем взгорбившаяся спина земли в этом месте. Нам оставалось не меньше часа, чтобы быть на месте. Я уже вспоминал все детали своего сна, ища в них подсказки, чтобы понять с какой стороны нам нужно подходить.

   В голове крутилась мысль: "час, всего-то час"! Но внимая закону подлости, время будто остановилось и гора не становилась ближе. Хотя возможно это я был в тот миг слишком нетерпелив.

   Наконец приблизившись почти в упор, поднимаясь по склону я сравнивал очертания гор, оглядывался вокруг и искал глазами нужное место. Мы остановились, я долго смотрел пока в озарении не ткнул пальцев справа от себя.

   - Нам туда? - Максим распахнул глаза, ожидая положительного ответа.

   - Да, это там. Поторопимся, я уже просто не могу усидеть на месте. В груди щемит даже.

   - Идем к той точке! - Возликовал Максим.

   - Мы уже почти на месте? - Олег все прекрасно слышал. Но решил для верности еще раз убедиться.

   - Да, мы почти пришли. Поспешим же.

   Сердце начало биться быстрее, дыхание стало сбивчивым, когда мы наконец были именно на том месте, на котором находились во сне.

   - Чего мы ждем? - Денис крутил головой.

   - Знака! - Я огляделся вокруг, все было точно так, как виделось мне во сне, даже снежинки на мои плечи падали те же.

   Внезапно в небе появился яркий круг, в нескольких местах были расставлены клоны солнца. Все как во сне. Я видел, как открылись рты моих друзей, я слышал какие звуки они издавали во время этого. Также внезапно как и появилось, это кольцо исчезло.

   - Что это было? Даже голова закружилась.

   - Помолчи, сейчас должен появиться еще один знак, показывающий куда идти.

   Лишь я закончил предложение, как впереди образовался солнечный столб, указавший на место входа в пещеру и мгновенно исчез.

   - Мы нашли это место. - Медленно начал Денис. - Мы нашли это место! - Уже громче. - Мы нашли это чертово место!! Дааааа!

   Денис закричал и е радостными криками его поддержали все. Неожиданно снег под ногами затрясся. Лошади в испуге скинули нас седел и помчались прочь. Трясло так, что думалось земля под ногами разойдется.

   - Лавина, твою мать! - Успел лишь крикнуть Олег, прежде чем нас накрыло толщей снега.

   Я потерял сознание и очнулся замурованный в снежном плену, не зная где верх. А где низ. Я вспомнил, что многие люди терялись так под лавинами и копали многие метры в абсолютно другую сторону, изначально находясь почти у самой поверхности. Я не помнил, что мне нужно было делать, чтобы определить куда копать. Никогда ранее я не чувствовал клаустрофобии, но тогда я ощутил все ее "прелести" и меня охватила паника. Я думал, что мне может не хватить воздуха, поэтому расширил свои пространства. Я видел, как снег падает, но совсем позабыл о земном притяжении. Поверхность была у меня по правое плечо, но в панике не осознавая всех подсказок природы, я начал капать перед собой. Мои раскопки не привели ни к чему и я уже начал замерзать. Послышался чей-то голос, я начал громко кричать.

   - Я здесь, я здесь, вытащите меня, Олег, Денис, Маакс! - Срывая голос, что было сил вопил.

   Глухой голос Олега, был по правое плечо и я начал копать туда. Примерно через минуту, вспотевший, замерзший, я вылез наружу.

   - Нужно скорее найти остальных, они могут замерзнуть, не придя в сознание. - Олег посмотрел на меня. - Алексей! Ты в порядке, ты мне поможешь?

   - Конечно.

   Мы начали кричать, зовя остальных, мы прислушивались, но ничего не слышали. Вдруг подо мной выскочила рука из снега, принадлежавшая Максиму. Он уже почти посинел. Я помог ему выбраться.

   - Там остался рюкзак, нужно за ним вернуться, как мы будем возвращаться? - Максима трясло.

   - Я сползаю, помоги найти Дениса, он все еще под снегом.

   Нырнув в лунку, я увидел, что Максим прорыл почти во всех направлениях, ища выход. Я схватил рюкзак и вылез. Наверху я заметил, что Олег делает Денису искусственное дыхание, пытаясь откачать его.

   - Он задохнулся? Ему не хватило воздуха? - Максим сидел рядом и снова кусал губу.

   - Нет. Он просто наглотался снега. Нужно делать массаж сердца.

   Олег дышал, подовая кислород в легкие Дениса, затем давил на грудь. Мы смогли спасти его, но он был на краю.

   - Я жив?

   - Ты жив! Нам нужно в какое-нибудь теплое место, так мы тут замерзнем.

   - Идем в ту пещеру, думаю в ней нам будет теплее и удобнее.

   С трудом, проваливаясь по пах в снег, мы все же подошли к пещере и зашли в нее. Здесь пахло сыростью и камнями. Неуютно и холодно. Таков был мой приговор этому месту пребывания.

   - Пойдем вглубь, возможно там будет теплее.

   - Согласен.

   Было темно, но ощупывая стены руками, двигаться было можно. Наконец, найдя подходящее место мы присели.

   - И куда нам теперь? Что мы тут нашли? - Олег снова начинал нести вздор.

   - Успокойся, ты видел знамения? Ты видел то, что я видел задолго до этого?

   Олег кивнул.

   - Так уверуй и в то, что здесь мы найдем то, что искали. А лавину вызвали мы сами, вы это должны понимать.

   Мы едва видели друг друга.

   - Я пойду, осмотрюсь, думаю я что-нибудь найду.

   - Куда ты пойдешь? Темень вокруг. - Дениса знобило.

   - Если мы будем просто сидеть, ничего не изменится. Чтобы я не потерялся, кричите мне постоянно, чтобы я смог вас найти.

   Я поднялся и осторожно по стенке побрел вперед. Я опасался попасть в возможный провал в полу, но все же двигался и двигался вперед. Сбоку нащупав какое-то подобие палки, я достал из рюкзака, за моей спиной, огниво и поджег палку. Это было достаточно трудно, но все же получилось. Сзади послышались крики моих друзей, они помогали мне для возвращения, но вскоре они прекратили, возможно и без того устав. Шорохи и звуки капающей воду наполняли пустоту пещеры. Послышалось порхание крыльев, возможно летучие мыши. Мне хотелось бы в это верить. С каждым шагом пещера становилась все больше и шире. Где-то вдалеке, я увидел пульсирующий яркий свет, обозначивший, что я достиг желанной цели. Я постарался ускорить шаг, но желание поскорее настигнуть источника света решительно подталкивало на бег. Я швырнул факел вперед и побежал. То вспыхивая, то потухая, странный источник света создавал эффект стробоскопа. Словно кадр за кадром, я двигался в темноте. Пещерный источник света, казалось, звал к себе. Он пленял сознание и вливался в него. Этот свет стал еще одной частью моего эго. Я не чувствовал ничего кроме стремления поскорее настигнуть светящийся предмет. Я даже не знал чем это было.

   Свет становился все ярче и ярче. Ослепительный блеск не давал широко раскрыть глаза. Иногда приходилось прикрывать глаза рукой, чтобы не ослепнуть. До объекта оставалось всего несколько метров, но бег резко оборвался - я мгновенно потерял сознание. Всего лишь пару метров и я мог быть у цели, но обмякшее тело рухнуло на каменные основу пещеры. Голова с неприятным хрустом ударилась о каменную глыбу.

   Я почувствовал, как сильные пальцы массируют раненную часть лица. Страх вспарывает разум и мешает понять кто они, те, кто находится рядом со мной. Я даже не могу и пошевелиться. Старательно поворачивая голову в стороны, я замечаю образы. С одной стороны видно, что это люди. С другой же стороны, заметно, что и не друзья его это вовсе. Но кто же они, почему они мне помогают. Становится ясно, что это чужие люди. Сам того не понимая, я пытаюсь отмахнуться рукой, от массирующих пальцев. Несмотря на то, что мне становится с каждым мгновением лучше. Помогавший мне человек убирает руки. Самый высокий из них начинает приближаться и дотрагивается до моего лба. Сомнения о том, что они могу причинить вред, мгновенно улетучились. Страх превратился в доверие, которое с каждым мигом перерастало в преданность. Странное чувство любви и спокойствия охватили мое тело. Сердце начало успокаиваться и на лице проступили капли пота. Слезы радости начали потоком литься из глаз. Сильное сияние начал излучать один высокий человек, возможно, это их лидер. Слепящий свет не давал возможности рассмотреть его и фигуру, виден был лишь только мутный образ. Стоящие рядом с ним люди помогли мне встать. Саднящая лицевая рана, уже не кровоточила, но стоило лишь задеть то место, она начинала источать боль, которую даже не возможно было описать. Меня тянуло к этому человеку, я не знал его мотивов, но я хотел быть как можно ближе к нему. Сознательно поддаваясь на безмолвное влечение главного, я быстро двинулся вперед. Серебристые переливы света, исходившие из лика неизвестного лидера, начали ярко покрывать стены. Человек этот отшатнулся от меня. Свет начал пульсировать и я почувствовал секундное помутнение в глазах и сознание снова пришло в упадок. Слишком близко я, видимо, подошел. Ступни обмякли, и я вновь потерял сознание.

   Когда я вновь очнулся, люди стояли поодаль.

   - Кто вы? - незамедлительно спросил я.

   - Приведи сюда друзей и мы вам все расскажем. Не бойся, мы не причиним зла.

   Я даже боялся задавать лишние вопросы, я всего лишь подчинялся.

   Я обернулся и увидел свой факел, который все еще горел. Я побежал к нему, поднял и начал поиск своих друзей. Я кричал, чтобы они ответил мне. Через секунду, эхом пронеслись ответные слова. Через минуту я уже был рядом с друзьями. Они с удивлением смотрели на меня.

   - Откуда у тебя факел? - Денису стало уже на много лучше.

   - Валялась палка, вот и поджег, но это неважно. Пойдемте со мной, я нашел то чего мы искали.

   - Что это? Мамонт? Леха, скажи мамонт да?

   - Успокойся я и сам пока ничего не знаю, но мне велено вас привезти.

   Все трое моих друзей остановились.

   - Кем велено?

   - Я не знаю, но эти люди помогли мне. Вот я виском ударился, даже сознание потерял, они что-то там сделали, но сейчас уже не болит. Посмотрите, что у меня там? - Я поднес факел лицу.

   - У тебя там шрам на пол лица, мужик. Его у тебя не было до этого. - Все так же не двигаясь.

   - Да, не бойтесь вы, если бы они желали навредить нам, то не стали бы меня лечить.

   - А может это и не ты вовсе!

   - Черт возьми, хватит пороть чушь и идемте за мной! - Сорвался я.

   - Хотя нет, признаю это ты! Пойдем.

   Когда мы вернулись к этим сияющим людям Олег сказал:

   - Я же говорил инопланетяне тут замешаны.

   Высокий светящийся человек засмеялся и выступил вперед.

   - Мы не инопланетяне, мы люди. Не бойтесь нас. Мы нарочно призвали вас сюда, чтобы смогли вершить историю.

   - Что вы имеете в виду?

   - Вы это сейчас узнаете! - Высокий человек вновь засмеялся.


***


   - Что было дальше? - Светозар сидел с открытым ртом и не мог поверить моему рассказу.

   - Если бы я только знал!

Глава пятнадцатая

2054

Светозар помог достать ногу друга,

но в этот же момент острый,

как бритва топор вонзился в то место где была нога.

   - Ты хочешь сказать, что еще остались воспоминания? - Он был одновременно разочарован и напуган.

   - Да, остались, но та гора, которую мы нашли, является последней точкой и все ответы мы найдем именно там и нигде больше. - Глаза мои закрывались, пытаясь усыпить меня. - Все, я спать, устал очень. Завтра вновь поговорим с Рауно, заодно узнаю где Никита, не думаю, что он нас все еще тут ждет. - Мне стало смешно и стыдно от этой мысли.

   - Радует, что все же что-то нас ожидает в конце и, что мы уже не так далеко. Условно говоря на расстоянии вытянутой руки.

   Я лег на оставленную специально для меня кровать и мгновенно уснул. Мне виделись огромные толпы, облепившие меня со всех сторон, они аплодировали мне и ликовали. Но вскоре сон прекратил свое существование и я проснулся, благодаря длительным стараниям Глеба, который тормошил меня, чтобы я встал.

   - Что случилось? - Едва различимым голосом спросил я.

   - Пришел человек и хочет что-то сказать. - Глеб сел на край кровати и смотрел на меня щенячьими глазами.

   - Ну, так пусть говорит я-то здесь при чем? - Мне была непонятна логическая цепочка, которую он пытается составить.

   - Он требует твоего присутствия. Светозар говорил ему, что ты спишь, но он и слышать ничего не хочет, настаивает на своем. Мы тебя ждем, вставай.

   - Сейчас, сейчас, дай возможность хотя бы глаза протереть, а то какая-то муть, не вижу почти ничего.

   Виделось мне действительно не очень хорошо, такое у меня часто бывало, но скоро проходило само собой. Я вышел в зал и увидел все того же молодого помощника Рауно, стоявшего у двери. Едва заметив меня он тот час же начал.

   - Правитель сего города, Рауно, просит принять его предложение, состоящее в том, чтобы придти сегодня в двенадцать часов дня в его скромное место пребывания и разделить с ним пищу. Человек, который будет должен проводить вас прибудет за пятнадцать минут до назначенного времени. Будьте готовы, а сейчас примите эти дары в честь уважения и почтения вашего руководителя, Алексея. - Он пару раз стукнул по двери, взывая людей, что пришли с ним, к тому, чтобы они заходили.

   В комнату вошло двое мальчишек с большими охапками покрытыми тканью, положили обе стопки на стол и скрылись за дверью.

   - До скорой встречи.

   - Пока. - Невзор подошел к столу и скинул ткань с подношений.

   Это были одежды, чистые, свежие одежды, данные нам Рауно, чтобы смогли вскоре облачиться в эти вещи. Невзор прикинул на грудь толстовку, которая оказалась маленькой. Так перебрав каждую, он нашел свой размер и он решил ее одеть.

   - Пока не одевай ее, она ж чистая. - Бориса возмутило действие Невзора.

   - Тхе! В том-то и дело, что она чистая, поэтому-то я и собираюсь ее одеть. - Помотал головой, показывая, что считает, что Борис сказал глупость.

   - Ты грязный, а она чистая и будет такой же грязной как и ты через полчаса.

   - Он прав. - Встрял я. - Не думаю, что Рауно не предложит нам сходить в сауну, поэтому, спешить с тем, чтобы одеть эти одежды было бы глупо. Давайте каждый найдет свой размер и возьмет одежду с собой.

   - Хорошая идея. - Поддержал меня Глеб.

   Десяти минут нам хватило, чтобы разобраться с вещами и начать ожидать появления нашего проводника.

   - Сколько же время, интересно? - Всеволод не отводил глаз от своих больших пальцев, коими водил вокруг друг друга.

   - Я видел часы, на одной из стен домов, недалеко отсюда, могу сбегать. - Велес, не дожидаясь ответа, выбежал из квартиры.

   - Теперь я вижу, что можно сделать с городом-призраком за двадцать семь лет. Его можно превратить в оазис. - Вслух задумался я.

   - Судя по твоим словам, здесь была разруха, но как видно теперь все здесь живет и процветает. Повезло им тут. - Светозар отвечал мне.

   - Да это точно, но мне все же не терпится вернуться домой. Я хочу увидеть жену и все-таки поговорить с сыном.

   - Понимаю тебя. Надеюсь в этот раз мы уже не пропадем на долгие годы. - Улыбнулся и посмотрел в окно Светозар. - А вот и Велес.

   Он, запыхаясь, вбежал в комнату и с улыбкой возвестил:

   - Время одиннадцать, у нас еще сорок пять минут до прихода. Какие будут у вас предложения? Как заполним окно?

   Глеб огляделся вокруг и увидел книжный шкаф. Он подошел к нему и начал рассматривать названия книг.

   - Что там интересного есть? - Невзору не понравилась идея, которую безмолвно преподнес нам Глеб.

   - Все не на русском, даже не могу догадаться какую информацию они несут в себе.

   - Тогда предлагаю сесть и просто каждому подумать о чем-нибудь, только молча. - Приподнял брови Светозар. - А то начнете тут болтать без продыху.

   Я же снова лег в свою временную кровать и уснул. Проснулся я снова от того, что меня будил Глеб. На этот раз я не стал спрашивать, чего он хочет и сразу встал, чтобы идти за нашим проводником и гидом, по этому городу.

   - Как вас зовут молодой человек? - Я задал вопрос, узкоплечему, женоподобному мальчишке лет шестнадцати, одетому в желтую футболку и синие шорты.

   - Артем меня зовут. - Энергично ответил он.

   - Как давно восстановили этот город?

   - Давненько, меня еще на этом свете не было. С этим городом много историй связано. Даже ходит такая легенда, что сами ангелы дали знамение великому Рауно, чтобы он восстановил это место. Когда город был восстановлен один из ангелов просто-напросто влюбился в эти рукотворные деяния людей и в их веру в светлое будущее, что не смог осилить своего желания остаться. Он отдал свою жизнь за людей и тело его осталось быть нетленным. Ангельская сила и по сей день защищает жителей от болезней и дарует им здоровых детей и ясный ум. - Мальчик замолк и гордо поднял подбородок.

   Светозар, шедший рядом со мной, улыбнулся.

   - Хорошая история. Ты в нее веришь?

   - Вы что? Шутите? Конечно же нет, я уже совсем большой и могу отличить правду от вымысла. Это всего лишь сказка для впечатлительных.

   - Наверно я подумал так, потому что ты с таким лицом ее рассказывал, что казалось для тебя это был единственно верный ответ возникновению этого города.

   - Это я тренируюсь. Я беру уроки актерского мастерства у одного из жителей. Просто я собираюсь стать актером, поэтому везде пытаюсь быть в теме.

   - А ты молодец. - Улыбка с лица не слезала.

   - Вот мы и пришли. Вас ждут. До свидания. - Мальчик отбежал метров двадцать и помахал нам рукой.

   - Хороший парнишка. - Мотнул головой Светозар.

   Я же просто кивнул.

   Мы зашли в дом, что служил раньше ничем иным, как большим офисом. В нем еще оставалась кое-какие предметы напоминавшие те времена. Нас провели по широкому коридору и оставили у дверей. Невзор отворил дверь, где нас уже ожидал Рауно и еще несколько пожилых людей, чьих лиц я припомнить не смог. Бруно так же здесь не было, что не могло меня не беспокоить. Уже тогда он был не молод, но живя здесь, он мог бы прожить еще столько же. Правитель кивнул мне головой и показал рукой, что мы можем выбирать себе места. Все было в лучших традициях Рауно. Стол ломился от угощений. Столько невозможно было съесть и за два дня.

   - Тем, кто меня не знает, хочу сказать. Мое имя Рауно Яри. Здесь находятся двое моих управляющих. Итак давайте приступим к трапезе и заодно пообщаемся о том, что ты, Алексей, смог вспомнить?

   - Прости, Рауно, но я не могу поделиться тем, что знаю, пока не могу. - Мне было тяжело говорить об этом ему в присутствии незнакомых мне людей.

   - Ну, а тогда, когда в последний раз ты уходил в горы, ты нашел то, что искал?

   - Похоже на то, но я не помню подробностей.

   - Очень жаль.

   - Меня более всего интересует где Никита? Как сложилась его судьба.

   Рауно положил вилку на стол, сделал искренне удивленные глаза и примолк, затем он все же ответил.

   - Через два дня после вашего ухода, он пошел за вами, желая догнать вас. Неужели он не нашел вас? - Он страшился услышать моего ответа.

   - Нет. Как понимаю, после этого о его судьбе никому не известно?

   - К сожалению нет. Я искренне верил в то, что вы с ним встретились. Что же могло произойти? Хотя могло произойти всякое. Ведь леса не лучшее место для одинокого путешественника.

   Я замолк и уставился в тарелку, наполненную едой. Молчание прервал Рауно.

   - Давайте не будем о плохом и начнем кушать.

   Взгляды моих спутников устремились в мою сторону. Мне не хотелось ни есть ни пить в тот момент. Все мои мысли были о том, где же мог пропасть Никита, желая настигнуть нас. Сразу же вспомнился медведь и история о волке-людоеде, но в голове не укладывалась мысль о том, что я смог потерять еще одного своего друга. Ведь я так и не узнал судьбы моих друзей. Теперь и нет известий о последнем. Незавидна судьба ни одного из тех, кто начал этот поход. Трое были съедены и еще четверо пропали без вести. Я был рядом с ними, но не знал, что случилось. Я даже не знал, что было со мной все те годы моего отсутствия.

   - Мы завтра отправимся дальше. Что нас ждет впереди? Возможно нам нужно знать что-нибудь.

   - Я думал, что вы задержитесь хотя бы на пару деньков. Что вас торопит?

   - Рауно, я не помню двадцать семь лет своей жизни. Моя жена стала старше и морщинистей. Я не видел, как рос мой сын и не знаю, что им пришел пережить. Но почему-то я вновь на пути в неизвестность и я иду. Во мне горит желание поскорее закончить это путешествие и вернуться в мою семью, чтобы хотя бы наверстать то, что пропустил. - Я говорил очень быстро, почти захлебываясь в собственных словах, чтобы скрыть ту горечь, что чувствовал в те минуты. - Я потерял всех и теперь не отступлюсь.

   И вновь воцарилось молчание в комнате.

   - Впереди Хикипелит и упраздненная военная база. Вам ничего не будет препятствовать на пути. Как и раньше проси о чем хочешь.

   - Завтра с утра приготовьте нам свежих лошадей и на сегодняшний вечер затопите баню. Мы бы хотели помыться.

   - Я распоряжусь об этом.

   - У меня в голове крутится вопрос, который я не могу не задать. Где Бруно? Я не вижу его сейчас здесь. Это говорит о том, что или он умер или он в другом городе. Что с ним?

   - Бруно погиб. Он с отрядом отправился в этот город, чтобы ожидать пришествия бьорнов. Когда же они пришли, Бруно и его люди смогли пленить их. Допросив каждого из бьорнов, он не смог ничего узнать. Утопив врагов, Бруно отправился по оставленным следам и наткнулся на небольшое поселение. Это место просто кишело этими гадами. По словам Анджея, их было не менее ста. Отряд Бруно был не более тридцати. Он погиб от стрелы, выпущенной врагом. Как забавно это слышать, но лучник умер от руки лучника. Битва все же была выиграна и более о бьорнах никто не слышал. Память о бесстрашном Бруно хранится в наших сердцах и не может быть забыта. В честь него я назвал центральную улицу этого города. В нынешнее время свои герои и улицы должны носить их имена.

   - Поддерживаю эту мысль. - Все новые печальные события убивали во мне все настроение.

   Весь разговор состоял лишь из нашего с Рауно диалога. Другие же даже не пытались вмешиваться.

   - Надеюсь в этот раз вы вернетесь и ваш отряд не потерпит неудачу. Кстати говоря, я отправлял на ваши поиски людей, но они ничего не смогли обнаружить. Ни ваших следов ни тел, лишь только лошадей и то не всех. Следы схода лавины натолкнули нас на мысль о том, что вы погибли.

   - Если бы ты знал, что нам пришлось пережить в те дни. Простите, друзья мои, но этот день омрачен для меня и я ничего не хочу, кроме отдыха, чистого тела и сна. Я вынужден уйти. Думаю с сауной временить не станете и мы все же сможем помыться перед уходом. И вот еще. По дороге сюда, я встретил семью, их дочь больна и я прошу тебе помочь им. Отведи ребенка к свету.

   - Ты знаешь как их зовут?

   - Матти Ярвинен, жена Айно и их дочь Анникки. Найди и помоги им и устрой в том городе. Это будет последняя моя просьба.

   - Хорошо.

   - Все, мне пора.

   - Я бы хотел, чтобы ты остался, но не могу тебя держать. Сегодня вечером, к вам придет человек, который проводит вас, а завтра, когда будете уходить, я обязательно навещу вас лично.

   - Приятной трапезы всем.

   Я ушел и медленно побрел вдоль улиц, думая о том, что нас ожидает. Ко мне в голову даже залетела мысль от которой я чуть не впал в депрессию. Возможно такое, что я снова пропаду на многие годы и когда вернусь, то уже ни моей жены, ни сына не будет на этом свете. Глаза от этой мысли округлились и я остановился. Могло ли так быть, тогда я не знал, но знал, что ответы на этот раз я все-таки получу. Вокруг меня ходили люди, все счастливые и не знающие забот. Глазами я искал ту самую молодую семью, но тщетно. Так я бродил не меньше двух часов, рассматривая город. Затем я вернулся в дом, где меня ожидали мои друзья, лишенные чувства голода.

   - Что это там такое было, черт возьми? - Соскочил со стула Невзор. - Мы пришли вместе и должны были уйти вместе.

   - Невзор, успокойся. Мы это уже с тобой обсудили. - Светозар подошел к нему и встал лицом к лицу.

   - Да, я понимаю, что ты чувствуешь, но мне нужно было побыть одному. Тем более, что вас за собой я не потянул. Вы разве плохо провели время?

   - Нет, но...

   - Раз нет, тогда думаю твои нападки неуместны.

   Невзор тот час же замолк.

   - Рауно спрашивал о тебе. Как мы познакомились и при каких обстоятельствах? Много задавал вопросов. Для него ты важная фигура. - Светозар присел рядом со мной, в то время как я наливал себе воды.

   - Нам повезло встретить его на своем пути, он во многом мне помог и продолжает помогать. Я ценю это. Я немного вздремну, не знаю, что это со мной все время клонит ко сну, как придет подручный Рауно, разбудите меня.

   - Хорошо, мы пока начнем складывать вещи, сложить твои?

   - Конечно же нет, я сам это сделаю.

   Я ушел в другую комнату, где лег на бок. Глядя на стенку я представлял себе вновь и вновь тот момент, когда я увидел светящихся людей, которых Олег назвал инопланетянами. Наверно так и было. Возможно было похищение, но я должен был это выяснить. Из соседней комнаты были слышны голоса. Они обсуждали завтрашнее отправление. Невзор, Борис, Всеволод и Велес отказывались идти дальше, ссылаясь на то, что со мной опасно связываться. Потому что все те, кто был со мной - бесследно исчезли и никто из них более не желал рисковать своей жизнью. Невзор напомнил с каким трудом мы выбрались из города людоедов. Я не мог их винить в желании остаться невредимыми. Они были молоды и желали жить. Лишь только Глеб и Светозар пытались вразумить своих друзей, говоря в мою пользу. Ситуация повторялась. Мне надоел весь этот шум, я встал с кровати и вышел.

   - Замолчите! - Закричал я. - Я не держу ни одного из вас. Никто мне ничего не должен и я могу отправиться один. Можете сказать Ратибору, что я погиб. Я не выдам вас, если я смогу вернуться. Да, моих друзей нет рядом со мной и я скорблю о них. Мне бы не хотелось скорбеть и о вас. Если бы я знал, что путь наш будет так нелегок, то все бы было по-другому.

   - Будь уверен, нас завтра с тобой не будет. Светозар, Глеб вы с ним или с нами?

   - Я пойду с ним. - Светозар шагнул в мою сторону.

   - И я! - Повторил Глеб.

   Невзор не поверил своим глазам. Мне и самому это было видеть странно. Я не думал, что кто-то делом поддержит меня в этой ситуации.

   - Вы что, ребята? Мы знакомы с самого детства, а вы предаете нашу дружбу ради незнакомца, с которым люди пропадают навсегда.

   - В том-то и дело, Невзор, мы знакомы многие годы и ты таки не понял, что я свои обещания сдерживаю, тем более, что я верю ему и не желаю предавать своих убеждений. Завтра мы втроем отправимся и без вас.

   - Хорошо, но предлагаю сегодняшний вечер все же провести вместе, уподобив его прощальному ужину, не вспоминая о том, что завтра наши пути разойдутся.

   - Согласен. - Светозар вернулся на кресло, на котором сидел.

   Я отправился в комнату, где вновь предался размышлениям о том, что будет дальше, но закрыв глаза я уснул и проснулся лишь тогда, когда Глеб, уже в третий раз за этот день будил меня.

   - Пошли мыться.

   - Сколько время?

   - Не знаю, но уже начинает темнеть.

   Отгоняя от себя сон, я встал и направился к выходу. Все стояли, держа чистую одежду в руках. Теплый летний вечер ободрил меня, легкими дуновениями ветра. Часто растущие деревья, колыхались под его дыханием. Я глубоко вдыхал приятный запах уличных цветов. Я все еще не мог поверить, что пропустил большую половину своей жизни, упустив множество моментов, подобных этому. Наконец когда мы пришли, нас уже ожидала крепко натопленная сауна. Я провел в ней не меньше получаса, прежде чем ощутить пьянящее чувство головокружения. Мне даже пришлось выйти, отдышаться не много, чтобы вновь придти в себя.

   Никто из нас не разговаривал, лишь Невзор и его отколовшаяся банда о чем-то постоянно шутили, ощущая чувство легкости от того, что их путь окончен и они могут вдоволь насладиться мирскими благами. Ни мне, ни преданным мне людям не хотелось слушать пустых разговоров, отвлекающих разум от будущих действий. Меня даже пару раз посетила мысль убить изменников, но это было лишь однопроцентный раствор моего альтер эго, который не имел никакой весомости в моих поступках.

   Когда мы вернулись, было уже совсем темно и я вновь решил поспать. Иногда мне думалось, что у меня уже будет болеть голова от того, что я все время сплю, но этого не случилось и я проснулся затемно, когда все спали. Я не знал сколько время, но решив, что пора уходить, разбудил Светозара и Глеба. Бесшумно одевшись, мы вышли из квартиры и увидели семь лошадей, ожидавших нас у входа. Рядом с ними на деревянных ящиках спал молодой человек. Глеб осторожно разбудил его, чтобы не испугать.

   - Мы поехали. Слышишь меня.

   - Нет, нет. Рауно дал распоряжение, чтобы предупредить его о том, что вы хотите уехать. Он хотел лично проводить вас. - Юноша испуганно смотрел на Глеба и держал его за руку.

   - Скажи Рауно, что нам нужно было срочно уехать и попроси от моего имени прощения. - Успокаивал я.

   - Но...

   Глеб его перебил.

   - Скажи, что остальные решили не ехать с нами. Все, мы забираем лошадей, прощай.

   Вскочив на коней, мы отправились вновь в путь. Я обернулся и увидел, как юноша сорвался со своего места и побежал. Возможно сообщить Рауно о том, что мы ушли. Но нас уже было невозможно остановить. Ворота города распахнулись перед нами и мы не останавливаясь вновь вступили на землю, где правит животный мир. Мои сонные друзья полностью пробудились примерно через полчаса езды верхом. Безграничность просторов, чистота здешней природы и здешнее небо вдохновляли меня на то, что все будет хорошо, несмотря на различные нюансы. Люди все прибывали. По дороге нам встретилось не мало путников, стремящихся попасть в Каупунки Валон. Мне было интересно, что стало с Хикипелитом, тем городом, которым мы так восхищались.

   Леса и поля встречались нам. Мы пересекали реки, которые были скрыты нам зимой. Дни шли незаметно, пока мы не наткнулись на заброшенную военную базу о которой говорил Рауно. Проржавевшие ворота были сломаны и лежали на земле. Ничто не препятствовало вхождению, скорее манило таинственностью. Мне помнились чистые дороги, очищенные от травы и дома, выкрашенные в белый цвет, но все изменилось. Дорог уже не было видно, здесь давно никто не ходил, разве что, кроме бродяг и искателей, ищущих чем поживиться. Железные конструкции краснели ржавчиной, а дома потрескались. Разбитые окна и сломанные двери. Атмосфера города-призрака. Коим был Каупунки Валон до прихода Рауно.

   - Когда забросили эту базу? - Спросил я у Светозара, ожидая, что он знает. - Случаем не обговаривали этот вопрос за обедом?

   - Он сказал, что нам встретится город, который был для них военной базой. Сказал, что забросили ее уже больше пятнадцати лет назад, за ненадобностью. Границы правления расширились и держать этакий аванпост между городами стало накладно и не нужно. Он говорил, что тут все разграбили и, что нам вряд ли, что посчастливится найти. Думаю, он прав. За столько лет, здесь побывало огромное количество народа и уже все нашли до нас.

   - Возможно ты прав, а возможно и нет. В любом случае нужно проверить все бывшие складские помещения, возможно и найдется что-нибудь. И все же скоро стемнеет и можно остановиться здесь, чтобы переждать ночь. Пока не стемнеет, поищем там, где не вздумалось бы меньше всего искать.

   - И где же это? Чердаки, крыши и подвалы не самое подходящее место, я думаю. - Глеб пожал плечами.

   - А сейчас и посмотрим.

   Мы шли взирая на все окружавшую нас обстановку. Не было ничего такого, что могло бы привлечь внимание. Только дома и улицы и изъеденный травяным ковром асфальт. Встречались сгнившие и обрушившиеся остановки и дорожные знаки, на которых уже было невозможно разобрать, что написано. Я подошел к одному из них, наклонился и из любопытства протер поверхность, чтобы увидеть, что он показывает. "STOP" говорил знак. Было ли это нам предупреждением, либо совпадением, но я не придал этому значение и продолжил рассматривать указатели, чтобы увидеть возможное местоположение чего-либо.

   Наконец я нашел то, что искал.

   - Вот оно, хорошая идея, черт возьми. - Я сжал кулак и не много потряс им перед собой, в знаке концентрирования силы.

   - Что там? - Светозар подбежал ко мне, чтобы узнать, что я нашел.

   - Посмотри сам.

   - Мне это ни о чем не говорит. Я же не знаю их значения. - Помотал головой Светозар.

   - Это пешеходный переход, это меня натолкнуло на мысль. В каждом почти городе есть подземные переходы, они бывают часто затоплены и если бы я хотел что-то спрятать, то я бы спрятал именно там. - Заулыбался я.

   - Из тебя бы вышел прекрасный искатель.

   - Рад слышать, пошли искать?

   - Пошли. Смешно будет, если никто ничего не прятал, а мы будем искать и искать, как дураки.

   - Неважно, зато проведем день никак обычно.

   Мы обошли весь город и нашли всего одно место, которое подходило под подземный переход, остальные были завалены землей и были недоступны. Как я и предполагал он был затоплен и пришлось бы нырять, но отвратный запах воды, отталкивал меня. Она пахла затхлостью и гнилью.

   - Ты уверен, что нужно туда соваться? Кроме столбняка в этих водах, думаю, ничего невозможно найти. - Мне понравилась шутка Глеба и я от души расхохотался. Меня и самого эта мысль начала отталкивать.

   - Я не полезу туда. - Продолжая смеяться, говорил я. - Что-то я не подумал, что будет все так плохо. Меня вырвет скорее, чем я в нее войду.

   - Тогда пошли, найдем, где можно переночевать. - Светозар осмотрелся вокруг себя.

   - А что тут искать? Оглядись, ночлег везде. Куда не зайди все тут.

   - И все же, нужно хотя бы устроиться, а потом думать, что делать дальше.

   Я пару раз обернулся вокруг себя, ища подходящее место, место которое может мне приглянуться. В полукилометре от нас стоял небольшой старинный двухэтажный дом. Я доверял таким домам больше чем "новым".

   Когда мы зашли внутрь я удивился тому, что вижу. На полу на подоконниках было все разбросано, словно кто-то специально здесь навел беспорядок. Пол ужасно скрипел.

   - Подойдет для одной ночи? - Оборачиваясь к Светозару и Глебу, спросил я.

   - Ну, если нет более ничего привлекательного, то подойдет и это место. - Скривив лицо, отозвался Светозар.

   - Тогда я пойду наверх, осмотрюсь там, а вы пока посмотрите, что находится внизу. Идет?

   - Конечно.

   По скрипучей лестнице, боясь, что в любой момент старые деревянные ступеньки сломаются и я упаду, я поднялся наверх. Отдышался и начал ходить по комнатам. Везде был все такой же, тревожащий меня беспорядок. Стены были исписаны неизвестными мне речами. В углу нескольких комнат я увидел пожелтевшие матрасы. Зеркала были разбиты. Меня нисколько не смутило то, что здесь лежали матрасы, потому как многие могли за столь долго время переночевать здесь. Я еще раз осмотрелся, чтобы увидеть что-нибудь полезное из беспорядка, окружавшего меня, но ничего не нашел.

   - Ну, как вы там? Нашли что-нибудь? - Громко крикнул я.

   - Нет, ничего такого нет, только хлам, порванные обои и сломанная мебель.

   - Поднимайтесь, я вам кое-что покажу.

   - Идем.

   Они поднялись по скрипучей лестнице, так же как и я боясь, что она разрушится, но ничего не произошло.

   - Что ты нашел? - Удивился Светозар. Он ничего не видел.

   - Матрасы. Сможем поспать с удобствами. - Я показал на них.

   - Вот черт мне уже плохо от их вида. Сколько раз на них помочились? - Искривил лицо Глеб.

   - Не думаю. Что на них мочились. Возможно это влага, а может и все-таки то, что ты думаешь, но все же это будет все же лучше, чем спать на полу в таком бардаке. Можно постелить что-нибудь, вот и все.

   - Вообще-то да. Что делаем дальше? - Развел руками Глеб.

   - Посмотрим, что было в тех мешках, что были на боках у лошадей, думаю Рауно позаботился и снабдил нас едой.

   Мы осторожно спустились вниз и взглянули. Действительно была чистая вода и еда, столько еды, что ею можно было питаться неделю. Взвалив на спину один из мешков, я хотел вернуться в дом, но Светозар остановил меня.

   - Что-то случилось? - Недоуменно задал вопрос я.

   - Нет, просто я хотел предложить, спрятать лошадей, чтобы если кто-то будет проходить мимо и увидит лошадей, то у него возникнет стремление украсть Потому как я почти уверен, что такое желание возникнет.

   - Ты прав. Это в лучшем случае, если захотят украсть их, ведь могут попасться те, кто возжелает и избавиться от владельцев.

   Я вернулся в дом, поднялся наверх и начала раскладывать еду, для общего ужина. Солнце уже укатилось и стало темно. Светозар и Глеб отвели коней за дом и привязали их, дав спокойно разгуливать и щипать траву, которой было очень много, на ночь бы им хватило. Они вернулись через минут десять. Сняв кольчугу мы приступили к трапезе, попутно обсуждая то, что подумали Невзор и его друзья, когда проснувшись утром, увидели, что нас нет и мы уже давно далеко.

   - А ведь мне помнится, что Невзор и Велес первыми себя били в грудь, утверждая, что они пойдут со мной и пройдут этот путь до конца. Какими же малозначительными оказались их слова. Цена им - грош. - Мне стало не по себе от этих воспоминаний.

   - Я это прекрасно помню. Я еще сам тогда думал, стоит ли ввязываться в эту историю, а они уже утверждали, что они пойдут. - Светозар неодобрительно помотал головой.

   Глеб рассказал какую-то забавную историю, которая случилась с ним не задолго до путешествия. Мы посмеялись и решили отправиться спать. Накрыв старой одеждой поверхность матраса, я лег на него и вскоре мирно уснул. Сон мой был не глубок, потому как все предыдущие дни я спал сверх меры. Мучительное желание предаться здоровому сну не давало покоя.

   Проснулся я, услышав громкий скрип половиц внизу. В дом кто-то вошел и он не крался, а спокойно шел, не ожидая увидеть незваных гостей в этом месте. По шуму доносившемуся снизу, мне стало ясно, что там не один человек, а большая группа. Сон, которого почти не было быстро улетучился и я начал будить Светозара и Глеба, но они уже и сами не спали. Их глаза были открыты и были наполнены страхом. Нужно было быстро решать, что делать и приступать к исполнению.

   - Что делать будем? - Прошептал Светозар, смотря сквозь темноту на меня и Глеба.

   - Уходим, быстро! Почему-то мне кажется если они и войдут сюда, то не с соседским пирогом.

   Я встал и накинул рюкзак на спину. Скрип уже доносился с лестницы - потенциальные враги были уже близко.

   - Скорее уходим отсюда! Чего вы ждете? - Я уже наполовину вылез в окно, где мог спокойно скатиться по пологому козырьку.

   - Нужно доспехи забрать. - Стараясь не шуметь, Глеб собирал железки.

   Я разозлился, потому как не мог вытерпеть подобной глупости:

   - Оставь их, а то может случиться так, что не будет возможности их вообще одевать.

   Глеб все же поняв ситуацию, махнул рукой на доспехи, которые вскоре стали чьими-то еще.

   Незнакомцы уже были на втором этаже и приближались к двери, за которой образовался спор. Я вылез на крышу, за мной Светозар, а последний Глеб. Он уже доставал ногу, чтобы скрыться, но дверь неслышно открылась. На пороге стояло несколько людей. В их глазах закралось бешенство от увиденного, это было для них неожиданно и они впали в ступор, ожидая наших действий.

   Один из них, тот что стоял позади остальных, с криком, вынимая из-за спины оружие, сорвался с места. Глеб замешкал и упал, нога его зацепилась, но враг приближался. Светозар помог достать ногу друга, но в этот же момент острый, как бритва топор вонзился в то место где мгновение назад была конечность. Мы спрыгнули с крыши, где нас невредимыми ждали лошади. Сзади, из окна, были слышны недовольные крики, но мы их не понимали и уже начали удаляться. Я увидел, как во многих, до этого времени пустых домах, горели едва заметные огоньки, говорившие о присутствии людей. Этот город был населен, но кем были эти люди? Не бьорнами это точно, ведь отряд Бруно перебил их всех. Глеб обернулся и в панике закричал нам:

   - Вот черт! Вот черт! Они преследуют нас! Пришпорьте коней!

   Сзади, на лошадях, нас пытались догнать не большой отряд, состоявший из десяти человек.

   - Что им от нас нужно? - продолжил Глеб, часто оглядываясь.

   - Мы побывали в их доме, они преследуют грабителей. - Встречный ветер врезался в лицо.

   - Но ведь мы не знали, что там кто-то живет. Тем более, что там красть?

   - Объясни это им! - Крикнул Светозар, вырываясь вперед.

   Примерно через пять минут мучительного бега, преследователи все же плюнули на решение догнать нас и развернулись. Мы же, продолжали путь, еще долго не останавливаясь. Остановились, когда лошади просто не могли далее следовать пути и просто остановились. Я предложил отойти подальше от дороги, чтобы остаться незамеченными для проходящих мимо незнакомцев. Усевшись на землю и оперившись о стволы деревьев, мы решили обсудить происходящее.

   - Ну, и кто это там был такой? С виду они дикие какие-то! - Глеб смотрел на свою ногу, понимая, что мог ее лишиться.

   - У меня возникла такая мысль, что это люди, которые не пожелали оставлять свои дома после того, как аванпост был упразднен. - Для меня это был единственно правильный ответ.

   - Наверно так и есть. - Помотал головой Светозар. - Покушаем и снова в путь?

   - Да, именно так.

   Мы поели и вернулись на дорогу, которая вела в Хикипелит.

   Еще несколько дней мы шли по бескрайним просторам, пока не дошли до города, чье величие меня поражало в давние времена. Имя этому городу было Хикипелит.

Глава шестнадцатая


2054

В это же мгновение лица императоров исказились

и отвратительной гримасе

   Нас встретили у ворот, расспрашивая о том кем мы являемся и что нам нужно. Я представился и представил своих спутников. Конечно же для них мы были незнакомцами, а значит были никем, но нас это не пугало. Они даже не совсем понимали наш язык. Я попытался жестами уговорить впустить нас, но охранники были неумолимы. Мне надоела эта затея и я уже было отчаялся, но вспомнив о двоюродных братьях, Тадеуше и Анджее, воспрянул духом.

   - Вам знакомы имена Тадеуш и Анджей? - Говорил я тихо, но все же в голосе чувствовалось волнение, слушатели не могли этого не заметить.

   - Зеленски? - Округлил глаза стражник.

   - Да, да. - Мотал я головой, чтобы они поняли хотя бы это.

   Один из охранников ушел, а второй остался наблюдать за нами. Глеб не мог найти себе места. Мы устали и были уверенны, что найдем здесь отдых, но все оказалось по-другому. Светозар сел на корточки и не знал, что и сказать. Он был не в духе.

   - А что, если их тут не будет твоих Зеленских? Будем ночевать у города? - Усмехался, пытаясь скрыть свои опасения Светозар.

   - Не беспокойся, если они пошли узнавать что-то, то думаю они здесь.

   - Как же я устал, даже спать спокойно не могу, не вспоминая тот дом. - Глеба передернуло.

   - Все позади, думаю беспокоиться не стоит. - Поддержал я молодого медика.

   - Переночуем и вновь отправимся в путь, я уже просто не могу дождаться того момента, когда я смогу узнать, что же произошло.

   - Меня тоже радует, что это случится скоро. - Глеб улыбался во все зубы.

   Прошло еще минут пятнадцать. В это время мы успели "перемыть кости" Невзору, как зачинщику разногласий. Еще раз посмеялись над его возможной реакцией на то, что мы уехали так внезапно. Солнце начало садиться. Краснеющий закат прекрасно сочетался с зеленой гладью растительности. Где-то за городской стеной яростно лаяли собаки, пытаясь спугнуть проходивших мимо людей. Светозар встал со своего места и начал безмолвно ходит по кругу, заправив руки за спину. Он был похож на Ратибора в этот момент. Мне вновь вспомнилось то обещание, что дал мне торговец. Он обещал вернуться в мой город и рассказать о том, что я жив и что со мной все в порядке. Тогда я еще не знал, что моего города уже нет, а родные мои мертвы, поэтому ясно представлял себе их встречу и то, как этот торговец рассказывает обо мне. Я шмыгнул носом и поднял голову вверх, услышав чьи-то шаги. Наверху стоял бородатый мужчина и рассматривал нас.

   - Я Алексей, мы ищем братьев Зеленских. Вы не знаете их? - Решил я воспользоваться еще одной представившейся возможностью, чтобы попасть внутрь.

   Человек молчал и прищурив глаза, продолжал смотреть. Глеб вновь не выдержав молчания, взорвался:

   - Да ни черта они не понимают. Пошли отсюда. - Глеб почти рычал.

   - Куда же ты Алексей пойдешь? Бруно был бы рад тебя видеть. - Наконец отозвался бородатый.

   - Анджей? Тадеуш? - Не знал я правильного имени.

   - Анджей! Неужели не узнал друга. - Затем он обратился к охранникам, на что те быстро начали отворять ворота. - Заходите скорее, наверно устали.

   - Несказанно. - Горбя спины, мы вошли в город

   Мне представилась необычная картина. Город был почти пуст. На улицах было мало людей. Дряхлые старики и военные, вот то, что осталось от Хикипелита. Анджей встретил я меня, широко расставив руки, в ожидании объятия. Мне было приятно видеть, что меня все еще здесь помнят. Я подошел ближе и совсем не мог узнать в нем того самого молодого человека, что был одним из помощников Бруно. Глаза его были уставшими, а лицо бледное. Густая борода покрывала большую часть лица. Возможно поэтому я не смог сначала в нем узнать Анджея.

   - Не верю своим глазам, ты ли это? - По-братски похлопал он меня по плечу.

   - А я вот смотрю на тебя и даже не могу узнать, то ли из-за бороды, то ли по другой причине. - Я не знал, что более сказать в ответ.

   - Я не обижаюсь, много лет прошло. Теперь я другой человек, а ты я смотрю все такой же! Пошли скорее ко мне! А это кто такие, в твоем сопровождении? - Обернулся Анджей.

   Глеб и Светозар стояли неподвижно, ожидая моего ответа.

   - Это мои новые спутники. Попрошу тебя быть с ними вежливым, потому как они верные мне люди и я не потерплю обиды за них.

   - Безусловно. Пошли скорее ко мне, я вас угощу чем смогу и дам крышу над головой, вы наверно устали. Куда вновь направляетесь? - Анджей не скрывал своего удивления и атаковал своими вопросами, на которые мне не слишком хотелось отвечать.

   - Давай сначала мы устроимся и отдохнем, а потом уже будем разговаривать, а то нет слов, так хочется присесть на что-нибудь мягкое и просто-напросто отдохнуть.

   - Конечно, конечно. - Мотал он головой, показывая неровные залысины.

   Прошло еще минут десять, пока мы не обмолвясь ни словом, шли по городу, к дому Анджея. Один через два горели фонари. Я понял, что все же они смогли найти человека, который сумел запустить электростанцию, но это было видно и без слов. Во многих окнах горел свет. Цивилизация возвращается, подумал я. Наконец мы подошли к жилищу Анджея. К моему удивлению это был бывший дом Рауно. Стража, стоявшая у входа, не выказав никакого внимания, пропустила нас и продолжила нести службу. Мы поднялись на второй этаж, где нас ожидала та самая комната где когда-то давно стоял пантограф. На стене была огромная карта, нарисованная при помощи этого механизма. Анджей вышел в коридор и назвал чье-то имя и через несколько мгновений в комнату вошла раздобревшая седая женщина, с головой покрытой платком, в белом фартуке, с разноцветными пятнами. Она кивала, слушая, что говорит Анджей, а потом скрылась за дверью.

   - И так, расскажи, Алексей, что на этот раз тебя привело в наши края? Ей богу, не думал, что вновь увижу тебя. Присаживайтесь, скоро будет готов ужин.

   Я нашел себе старое кресло, обитое коричневой кожей и тая от удовольствия, погрузился в него. Светозар и Глеб сели на диван.

   - Я вновь преследую ту самую цель, что и многие годы назад, потому как в том путешествии потерял многих своих друзей, а ответов я не могу вспомнить, хотя знаю, что они были мне даны.

   - Ты говоришь загадками! Но судя по всему у тебя есть на то свои причины.

   - Теперь ты глава города? Где Тадеуш?

   - Мой брат ныне является командиром розыскного отряда. Да, я теперь здесь главный, хотя можно ли это место называть городом, теперь здесь не слишком много народа, в сравнении с тем, что творится в Каупунки Валон, но Рауно часто сюда приезжает и не забывает о нас... И что не менее важно, дает возможность каждые полгода брать отпуск и поправлять свое здоровье в Городе Света, но я от этого отказался.

   - Отказался? Странно. Чем занимается розыскной отряд? Кого они ищут? - У меня было столько вопросов, что казалось ночи не хватит, чтобы узнать все в подробностях. В тот момент я был похож на следователя.

   - Они ищут тех, кто постоянно делает вылазки и пытается украсть светящегося человека из города. Согласись, - глупая идея, но они верят в то, что он даст им силы и могущества, чтобы организовать собственный город и что благодаря нему, к ним потянутся люди. Глупость невероятная. Сколько бы мне самому приходилось видеть этих людей и сколько мне о них не рассказывали, все равно они остаются для меня загадкой.

   - Возможно да, а возможно и нет, но почему бы им просто не придти в ваш город и жить рядом с этим чудом, принимая его энергию?

   - Возможно они считают, что лучше владеть силой, чем быть чьими-то прислужниками и общаться с ней без посредников.

   - Наверно именно их мы видели в старом, заброшенном аванпосте между Каупунки Валон и этим городом. Мы переночевали там, но на утро проснулись от того, что кто-то пришел. Ели унесли ноги.

   - Это слабо сказано. - Перебил Глеб. - Я едва не лишился ноги.

   Лицо Анджея стало заинтересованным.

   - Я обязательно сообщу о том, что их стоит искать именно там. Хитрецы, а их ищут совсем в другом месте. Хорошо засели.

   В комнату вновь вошла кухарка и поманила нас.

   - А вот и ужин, пойдемте.

   Мы спустились вниз, все в тот же обеденный зал и приступили к поглощению еды. Еда была отменной, свежие овощи и фрукты пришлись как нельзя кстати. Я поделился своими впечатлениями относительно еды. В этом меня поддержали Светозар и Глеб.

   - Приносите благодарности не мне, а этой милой женщине, что работает у меня.

   - Поцелуй ей руки за нас. - Сказал Светозар, засовывая за щеку очередную порцию мяса.

   Анджей улыбнулся и кивнул. Затем продолжил разговор.

   - Когда вернетесь назад?

   - Три дня туда, три обратно, плюс возможна остановка на день в пещере и того, как минимум через неделю.

   - Отправлять людей, если вы не вернетесь?

   Светозар и Глеб переглянулись. Слова Анджея испугали их и в особенности меня.

   - Не желая даже думать о том, что может произойти что-то не предвиденное скажу, что нет. Я уверен, что мы вернемся целыми и невредимыми. С тебя лишь теплые постели и сытная еда.

   - Об этом можете не беспокоиться.

   Прошло еще время, проведенное за едой и душевными разговорами и нас начало клонить ко сну. Ни от бесед, а от того, что усталость брала верх. Анджей заметив это, обратился ко всем нам:

   - Наверху для вас приготовлены три постели, отдыхайте, утром ваши лошади будут ждать вас у входа. Конечно же жаль, что вы так скоры в своем решении покинуть меня. Я бы с радостью выслушал все то, что вы скажите.

   - Сначала дело, а потом и отдых. - Я встал из-за стола, поднял бокал и махом осушил его.

   Анджей проводил нас наверх, показав спальни, в которых нам предстояло провести ночь. Все та же женщина решила взбить нам подушки, от чего мы добро отказались, решив, что это будет излишним. Через минуту она вернулась, в руках ее был графин с водой и три стакана. В очередной раз поблагодарив заботливую домработницу, мы легли спать. В сравнении с теми условиями, что нам приходилось спать пару дней это было раем и ничем иным. Вскоре я уснул, увидев сны, подобные тем, что я видел раньше. Они были лишены смысла.




В это время.

***

г. Мирный

   - Ратибор! - Кричал вбежавший в комнату главы города мужчина лет сорока. Он тяжело дышал и не мог выговорить более ни слова. Наконец собравшись с мыслями, он сказал то, что хотел. - Вдалеке видны тысячи огней. Похоже что идут воины Центра, что делать?

   Ратибор возможно ожидал, что скоро придет и черед его города, ведь он стоял на пути Центра. Ни один город еще не смог устоять перед его натиском. Старик тяжело вздохнул, желая пробудиться ото сна, но это был не сон и нужно было принимать решение. Он поднял руку и сказал:

   - Заприте все двери, всех женщин, стариков и детей, спрятать в условленном месте, а всем тем, кто может держать оружие, выдать его. Сегодня будет тяжелая ночь и не факт, что к утру мы будем живы. Настал и наш черед выбирать быть убитыми или остаться рабами. Но для меня предложений о сдаче города не может быть. Пусть наша участь будет напоминанием всем тем, кто все еще находится на пути Центра, что пора все же объединиться. Велимир, успокойся и оставь свои нервы здесь, но там ты мне нужен с холодной головой и твердой рукой.

   Велимир поклонился и вновь обратился:

   - Я буду ждать вас у ворот.

   - Я скоро буду, пока делай то, что я сказал, не теряй времени.

   Велимир выбежал из комнаты с такой же скоростью, что и забежал. Ратибор подошел к зеркалу и почесывая бороду начал разглядывать свое морщинистое лицо. Ему было сложно в тот момент, он понимал, что от его решений многое зависит, но не от него одного зависела судьба жителей. Сам же он сдаваться не собирался и сдавать город тем более. Он подошел к деревянному шкафу и достал оттуда свои доспехи и меч. Блестящая поверхность его лат не знала ударов, кроме ударов молотка, а меч его не знал вкуса крови. Настало время, чтобы узнать истинную цену собственной жизни. Он вышел на улицу и увидел суматоху. Многие из жителей заметив его, просили разъяснить им ситуацию, но Ратибор молчал и шел, несмотря ни кого. Он не боялся, скорее был готов отдать жизнь за этих людей. Его гневило то, что его жизнь окажется низкой ценой за жизни всех горожан. Он шел медленно, оголив лезвие меча. Ладонь крепко сжимала эфес. Когда он забрался на стену города, чтобы собственными глазами увидеть то, о чем ему поведал Велимир, то был ошеломлен. В городе не было столько жителей, сколько выставил Центр воинов. Чтобы поработить их. Огненный змей приближался, но конца его не было. Молодые солдаты стоявшие рядом со стариком тряслись при виде могущественной армии.

   Первые солдаты прибыли к стенам города примерно через час. Пешие и конные, со стрелами и огнестрельным оружием, с таранами и жестокостью в сердцах, они были готовы ворваться в город в любую минуту. Вскоре прибыло три особых человека, в сопровождении большой охраны. Один из них обратился к людям, что стояли на стенах, преграждавших путь внутрь.

   - Люди, мы пришли ни за тем чтобы убивать вас, а для того, чтобы вы смогли увидеть мощь и процветание нашего цивилизованного общества. Я являюсь одним из трех императоров Центра. Мы прибыли лично, чтобы сообщить вам о том, что мы включаем ваш город в число наших поселений и теперь вы находитесь под нашей протекцией. Теперь вам нечего бояться и всего лишь нужно иногда выплачивать пошлину в знак уважения.

   В рядах солдат начали слышаться разговоры о возможной сдаче города. Лицо императора расплылось в улыбке, видя, что люди начали о чем-то разговаривать. Ратибор вскинул руку, чтобы защитники замолчали, а затем обратился в темноту, к императорам Центра.

   - То, что вы делаете, называется аннексия. Вы насильно пытаетесь присоединить нас, но у меня вопрос: что будет если мы откажемся? Ведь нас все устраивает и нам не нужна ничья защита. Этот город существует уже не первый год и мы не нуждаемся в чьей либо помощи.

   Говоривший император рассмеялся, а за ним и вся армия, что стояла позади него, образуя несмолкающую какофонию. Смех прекратился и Ратибор услышал ответ.

   - Отказываясь от нашего предложения, ты выказываешь свое неуважение и тем самым бросаешь вызов нам, владыкам всего мира и всем солдатам присутствующим здесь. Поэтому если вы откажетесь мы вскроем ваш город, как консервный нож вскрывает жестяную банку, мы вскроем ваши вены, отпуская ваши души, но оставим некоторых из вас, чтобы могли держать город в потребном состоянии. Я не шучу. - Он замолчал, собрался с мыслями и продолжил. - Что скажете?

   - У меня есть встречное предложение! - Ратибор был уверен в своих словах.

   - И что же, я тебя слушаю.

   - Шел бы ты отсюда! - Старик рассмеялся и солдаты до этого трясшиеся от страха, почувствовали прилив сил и уверенности в правое дело. Все те, кто стоял на стене и слушал разговор громко рассмеялись, кидая вызов завоевателям.

   - Смейтесь, но знайте, что ваши мальчишки не смогут выстоять пред моими испытанными воинами. Я даю вам срок два дня. Если по истечении этого времени от вас не будет получен ответ или же вы не сдадите город, то я пощажу лишь тех, кто поклонится мне и попросит прощения, остальные будут или убиты или порабощены.

   Ратибор ничего не ответил, потому как боялся за жизни своих людей. Никто из них не хотел умирать. Многие из солдат уже в тот момент были готовы сложить оружие и поклониться в ноги. Возможно кто-то думал о том, что Ратибор преследует свои цели и умиляет свои амбиции. Возможно это было так. Говорили, что он уже отжил свое и ему не страшно умирать, поэтому он так уверенно отказывается от столь выгодного предложения. Ратибор поделился с Велимиром своими опасениями о том, что уже в этот момент многие из защитников пали духом. Возможно они этого не показывали, но это было так.

   - Если кто-то пожелает уйти из города, не держи их, потому как для них в тот момент уже будет все решено.

   Ратибор велел держать позиции, а сам отправился к себе в комнату, чтобы провести эту ночь будучи в раздумьях о правильном решении, но сам же он сдаваться живым не собирался, он решал судьбу всех тех молодых людей, что стояли сейчас там на городских стенах и глотая горький комок жалости к себе, тряслись от страха. Ночь он провел, не сомкнув глаз, время еще оставалось и он не спешил расставаться со своим городом.

   Настало утро. Он вышел на улицу. Глаза его были красными. К нему подошел Велимир и сказал, что примерно десять защитников города уже сложили оружие и отказываются идти в бой, потому как не видят в этом смысла. Ратибор отчаянно отмахнулся, чтобы не слышать более этих слов и отправился вновь к городской стене, стоя на которой, он видел окруживший их лагерь захватчиков.


***


г. Хикипелит


   Я проснулся рано утром и увидел, что мои друзья тоже проснулись и умывались принесенной с утра водой.

   - Как спалось? - Спросил я у Глеба, который пальцем водил по зубам, имитируя зубную щетку.

   Он достал палец и ответил:

   - Отлично, скорее бы в путь и поскорее вернуться домой, в Мирный, там наверно сейчас чье-нибудь посвящение. Мне не хватает своих друзей и правильных наставлений Ратибора.

   - Да, он мудрый человек, всегда найдет правильное решение.

   Глеб кивнул. В комнату вошел Анджей и развел руками.

   - Завтрак уже приготовлен, жду вас у стола.

   Позавтракав, мы поблагодарили Анджея за гостеприимство и вскочив на лошадей отправились в путь.

   Утренняя прохлада одарила нас бодростью духа. Наши кони неслись быстрее ветра. Лесистые поверхности земли мелькали в глазах. На небе не было ни облачка. Было тяжело под солнцем, но мы долго не останавливались, чтобы поскорее придти в назначенное место. Я рассчитывал на этот раз прибыть туда быстрее, потому как снега уже не было, а кони были свежие и отдохнувшие. Примерно в середине дня мы остановились, чтобы дать пощипать травку лошадям и самим вкусить свежие фрукты, вложенные нам все той же седовласой кухаркой. Луговая трава послужила нам мягким ковром, на который мы легли и глядя в небо наслаждались дивным днем. Вставать совершенно не хотелось, но нужда заставляла и мы вновь оседлав коней помчались навстречу судьбе.

   Солнце уже побывало в своей высшей точке, но было все также жарко. Пот струился по оголенной спине, принимая жар летнего дневного светила. В конце дня мы остановились, чтобы переночевать и дать отдохнуть лошадям. Я и сам был измотан, что и говорить о моих спутниках. Как только Глеб слез с коня, так сразу же упал на траву и долго не вставал. Лишь когда лошадь попыталась убежать, он вскочил с места и побежал за ней, сломя голову, чтобы не остаться без ездового животного. Светозар сидел на поваленном бревне и разворачивал еду. Я, привязав лошадь отправился за дровами, Глеб решил пойти со мной, чтобы помочь. Щепки летели в разные стороны в то время, как мы рубили сухие деревья. Глеб собирал их и таскал к Светозару, который складывал их в нужную костровую фигуру. Через пятнадцать минут мы уже сидели у огня и ощущали его тепло. Стало уже совсем темно и прохладно. Едва не испортившиеся куски мяса грелись на огне.

   - Думаю завтра к вечеру мы уже будем на месте, а то и раньше. Мы этим днем прошли очень большое расстояние. Лошади Рауно действительно одни из лучших.

   - Это радует. Думаю это стоило того, потому как путь был действительно не легким, но в то же время интересным. Завтра, уже завтра, а ведь мы прошли не мало. Вспомнить даже город людоедов. Меня даже в дрожь кидает, вспоминая то, что я там узнал. - Светозар наигранно затряс руками, чтобы показать нам истинность своих слов.

   - Представь теперь, что я нахожусь в этом путешествии уже второй раз. Возможно я и был взрослым по годам, до начала этого пути, двадцать семь лет назад, но лишь оказавшись на этой тропе я смог окончательно закалиться и почувствовать себя мужчиной, который сможет все вынести на своей жизни. Вы показали стойкость своего характера и умение принимать решения в нестандартных ситуациях. Вы единственные сможете увидеть воочию и узнать ответ на многие вопросы в современной жизни. И лишь из ваших уст люди будут узнавать, что несмотря ни на что вы смогли пройти этот путь, а ваши друзья, на которых вы думали можно положиться, отвернулись, увидев неясные преграды.

   - Твои речи придадут духа любому, кто их внемлет. - Проговорил Глеб.

   - Давайте спать, потому как завтра нам предстоит не менее сложный день.

   Я уснул и не просыпался до самого утра. Было темно, когда я проснулся. Светозар и Глеб еще спали. Я потянулся за флягой с водой. Промочив горло, я решил пробудить ото сна моих друзей. Глеб вставал неохотно, просил еще несколько минут, но я знал, что это всего лишь отговорка. Светозар протер глаза ото сна и потянулся к небу, чтобы хрустнуть костяшками своей спины. Глеб наконец встал и мы вновь потратили не много времени. Чтобы перекусить перед дорогой.

   - В путь? - Риторически задал вопрос я. Настроение было прекрасное, я был в предвкушении.

   - Прикончим этот день! - Протянул руку Светозар.

   Лошади мчались все также быстро, как и днем ранее. Они будто бы понимали, что нас не заботит ничто вокруг, как скорейшее прибытие в горы. Все те же кратковременные остановки и снова в путь. Начало темнеть прежде, чем впереди обозначился образ той самой горы. Радости моей не было границ. В Груди свело и не хватало дыхания.

   - Вот она! - Я кричал что было мочи.

   Приблизившись к ней, я слез с лошади и отпустил ее. Я слышал, как позади себя, от этого действа, был в не в восторге Светозар, но я уже не слушал его. Я сравнил образы из моей памяти и понял, что это именно та гора. Ища глазами пещеру, я увидел проход и побежал к нему. Затем обернулся и увидел, что мои друзья мечутся не зная или идти за мной, или держать лошадей.

   - Оставьте их! Они нам больше не понадобятся.

   - Ты уверен? Как же мы будем возвращаться?

   - Найдем способ, за это не бойся, пойдемте же скорее, наконец-то мы пришли.

   Боясь все же потерять лошадей, Светозар придавил поводья большими камнями, чтобы лошади не смогли убежать.


***

г. Мирный


   - Я жду от вас ответа. Что вы скажете? - Кричал один из императоров. - Как и было обещано, я не стал нападать два дня и вот настало время сказать, что вы решили?

   Ратибор знал, что оставят в живых не всех и далеко не все из его солдат поддерживали отчаявшихся, как он предполагал. Днем он созвал всех, кто все еще держал в руках оружие и спросил, хотят ли они сдать город без боя или же принять все муки битвы. Единогласно было принято решение биться, не смотря ни на что. Они хоть и были молоды, но знали чувство совести и гордости за свои дома, своих жен и родителей.

   - Я отвечаю нет. Мы примем бой, зная, что на вашей стороне преимущество, но нас это не страшит. Пусть начнется бой!

   Стрела выпущенная из лука воина стоявшего рядом с Ратибором, попала одному из врагов точно в голову и обозначила начало битвы.

   - Вы все умрете, убить всех у кого в руках оружие. - Ненависть в голосе была слышна далеко от него. - И не убивайте этого глупца, я убью его лично!

   Сорвавшиеся с места солдаты, начали наступление. Их не страшили ни лившаяся на них сверху кипящая смола, ни смесь камней и стрел проламывавшие их головы и вонзавшиеся в их тела. Победа любой ценой. Лестницы, приставленные к стенам тут же откидывали, но все же людей не хватало и уже совсем скоро враг прорвался и был уже на стенах.

   Ратибор сражался вместе с остальными, ни жалея ни себя ни врагов. Кровь была на его лице, латах и мече. Он видел, как умирали те, кого он знал с их рождения. Это убивало внутри него части человечности, что еще оставались, но вскоре их не осталось вовсе. Меч Ратибора рубил лица и груди всех врагов. Жертвам его меча не было счету. Сторонников становилось все меньше, а нападавших все больше. Он видел, как цепляясь за последнюю возможность остаться в живых многие из его воинов бросали оружие и кланялись, забыв о чести. Велимир стоял рядом с Ратибором, он защищал его спину.

   Велимир был убит, а Ратибора тяжело ранили в плечо и более он не мог держать меч в правой руке, он скинул щит и убил еще нескольких, пока ему не повредили и вторую руку. Стоять он не мог, силы его покидали, но и на коленях встречать победителя он не собирался. Он хоть и был стар, но все же нашел силы, оперся о стену и ожидал появления предводителей Центра. Из дыма показались три приближающиеся фигуры. Каждый оставшийся в живых воин при их виде кланялся, показывая свое уважение, а возможно просто желание остаться живым. Наконец они приблизились и один из них снял шлем. Он смотрел своими синими глазами прямо в глаза Ратибора и ожидал прошения прощения, но того не последовало. Ратибор остался единственным человеком, что не предал этот город и сражался за него до последнего, но волею судьбы этих сил оказалось недостаточно.

   - Ты думаешь, что ты умнее всех, старик! Мы и не таких ломали, будь уверен, твои люди будут целовать нам ноги и отдадут нам своих жен в шлюхи, а родителей нам в слуги. Такова будет их участь, потому что они не захотели сдаться сразу.

   - Кто ты такой?


***


   Я забежал в пещеру, а мои спутники следовали вслед за мной. Было очень темно, но я по памяти смог поворачивать пока мы не пришли на то самое место где нас вновь ожидали.

   - Алексей, вот и снова ты, друг мой. Мы тебя ждем. - Все тот же голос доносился от светящегося человека.

   - Я хочу знать, что произошло тогда, двадцать семь лет назад и почему я здесь теперь? И кто вы такие? Инопланетяне?

   - Твоя судьба оказалась не из легких, но ты являешься человеком, который дал жизнь всему сознательному человечеству. - Светящийся человек стоял не шелохнувшись и лишь иногда жестикулируя, поднимал руку. - Мое имя Сатрак и я не инопланетянин, сколько бы это ни казалось невероятным, я обычный человек.

   - Слишком странное имя для обычного человека, кто вы и что вы хотите? - У меня было столько вопросов, что они бы наверно не смогли ответить на них за весь день. Почему вы такие бледные?

   - Мы люди будущего, мы прилетели из далекого будущего, чтобы дать жизнь этой планете и ускорить становление человечества. - В этот момент Сатрак погасил свое свечение и перед нами предстал обычный человек, но очень бледный, скорее всего даже с серой кожей. - Не бойся. Наша кожа кажется бледной и серой, потому что в будущем солнце начнет терять свою силу и его температура начнет понижаться. Таково объяснение почему люди видят нас такими и называют Греи.

   Глеб и Светозар стояли с открытыми ртами, не смея сказать и слова. У меня и самого кружилась голова в этот момент, но силясь, я концентрировался и задавал вопросы.

   - Говорите яснее, я вас не понимаю!

   - Я расскажу тебе то, что ты воспримешь как фантастику, но слушай внимательно, потому как скоро я верну тебе твою память и ты узнаешь, что и как было.

   Я кивнул, потому как слова уже не могли слетать с моих уст.

   - Без нашей помощи человечество, еще бы находилось на стадии эволюции и пыталось бы приручить огонь. В далеком будущем была создана машина времени, которая позволила нам путешествовать во времени и редактировать историю ускоряя ее. Но было одно "но", мы могли вернуться лишь на определенный промежуток в прошлое и нам нужен был человек, способный вернуться назад и дать огонь людям, показать, что такое строительство и наконец заложить в них стремление совершенствоваться. Этим человеком был ты. Именно ты вернулся в прошлое и поставил людей на путь истинный. Люди, которые видели летающие тарелки и, так называемых инопланетян, видели людей будущего, своих потомков, но мы не могли показаться, потому как знали, что существует опасность.

   - Что за бред? Это не объясняет почему в 2009-ом году люди умерли беспричинно. Объясните сначала мне этот отрывок нашей истории. - Меня начало трясти от воспоминаний связанных с потерянными близкими людьми.

   - Мы прилетели сюда 16 августа 2009 года. Целью нашего приземления было умерщвление большей части планеты...

   Я не выдержал и слезно закричал:

   - Зачем это нужно было, зачем?

   - Это было нужно для того, чтобы люди будущего смогли жить спокойно и не боясь за себя. Дав людям толчок к развитию мы поставили их на путь, который привел их к разрушениям и войнам. Люди двадцатого века, не боясь ответственности уничтожали природу и загрязнили воду, тем самым уничтожая возможность жить будущим поколениям. Создавая оружие массового поражения, собирая атомные бомбы и испытывая их на других людях, вы уничтожали то, что создавалось тысячелетиями. Если бы мы вас не уничтожили, то через ровно сто двадцать шесть лет последний человек исчез с лица Земли и история человечества на этом бы прекратилась. Как говорил Эйнштейн: "Я не знаю каким оружием будет вестись третья мировая война, но четвертая точно палками и камнями". Он был прав, потому как зарождение человечества началось бы заново. Мы вернулись сюда, чтобы дать возможность жить человечеству и в то же время уничтожить часть последующих поколений, чтобы дать жизнь людям будущего. Тогда умерло много людей, но через сто двадцать шесть лет людей было на много больше чем сейчас и развитие продолжилось. Потеряв память вы, лишились возможности искать причину случившегося. А когда вам была возвращена память, вас уже не занимало, что и как, вам нужно было выживать, хороня мертвецов и очищая свои города. Далее следовала временная стерилизация общества, для того, чтобы не увеличивать количество людей на планете. Мы призвали тебя сюда в те давние годы, чтобы ты дал жизнь и когда ты пришел сюда со своими друзьями, ты принял это соглашение, потому как знал, что если этого не сделать, то ты не увидишь более своей жены и ребенка. Ты и твои друзья отправились в прошлое, чтобы дать человечеству то, чего ему так не хватало.

   - Что значит я мог не увидеть свою жену и ребенка? - Кричал я. - Вы мне угрожали, да?

   - Конечно же нет. - Парировал Сатрак. - Я так сказал, потому что все уже было распределено в этой жизни и если бы ты не вернулся в прошлое, то не было бы вашего знакомства с Аленой. Не было бы твоего рождения. Не было бы ничего. Я повторюсь: люди бы все еще пытались приручить огонь.

   - Но это не объясняет почему я не помню двадцать семь лет своей жизни. - Уже не знал, что сказать на все те объяснения, что выдавал мне Сатрак.

   - За то время, что люди находились на Земле, они смогли создать многие науки и одной из них была физика. Именно физики обнаружили, что существует так называемое релятивистское замедление времени. Пробыв двадцать семь лет вне нормального времени, ты в действительности прожил около двух с половиной тысяч лет, странствуя по времени и оказывая влияние на людей.

   - Но как же те годы, что я потерял на ваши эксперименты. Как же моя семья?

   - На нынешний момент твоя семья убита солдатами Центра и в этот момент решается судьба Ратибора, вашего предводителя. - Указал пальцем Сатрак на Светозара и Глеба. Они впали в ступор, не зная что и делать. - Ты должен будешь вновь вернуться в прошлое, чтобы изменить настоящее и вновь соединиться со своей семьей, не потеряв при этом ни дня.

   - Как это убиты, Центр все же выиграл? Боже мой, Алена, Рома! Как же вы это допустили, скоты! - Я упал на колени и закрывая плачущие глаза ладонями, кричал. - Что мне нужно сделать? Что?

   - Не беспокойся, все исправимо и тебе лишь нужно вернуться в прошлое пережить часть из того что было, но в конце пути исправить кое-что и все изменится в лучшую сторону не будет ни Центра, ни твоей разлуки с семьей.

   - Я спрашиваю, как вы это допустили?

   - Боги тоже ошибаются! Ложись на спину. Я дотронусь до твоего лба пальцем и ты увидишь некоторые фрагменты своего путешествия, но тогда, когда время примет нормальный оборот ты должен будешь кое-что сделать.

   - Что именно? Скажи сейчас!

   - Ты все поймешь сам. Для тебя это путешествие будет долгим, но в действительности будет продолжаться мгновение.

   Сатрак дотронулся до моего лба указательным пальцем и я потерял сознание. Я словно очутился во сне. Я видел как я падаю и кручусь в оборотах огромной воздушной воронки. Затем я увидел себя, Олега, Максима и Дениса рядом стояли человекоподобные обезьяны, смотрящие на нас с недоверием. Все происходило словно в данный момент. Я видел все со стороны. Затем этот образ расплылся и передо мной представились пирамиды, возводимые под нашим руководствам. Олег держал в руках подробный чертеж постройки. Я видел, как мы разговаривали с фараонами и они кланялись нам, принимая за богов. Я увидел разговор моих друзей, они обсуждали тему правления.

   - Интересно каково это быть главой такого огромного государства?..

   Далее снова смена образа и вновь мелькающие картинки, где Максим бьет какого-то дикого человека, нарисовавшего его образ на скале. Максим заставлял его стереть рисунок, на что тот просто мотал головой. Битвы Александра Македонского и многие другие быстро проходили перед глазами. Затем я увидел тропическую сельву и индейцев, взывающих к богу Кукулькану. Все это было настолько сюрреалистично и неправдоподобно, что я смотрел это как фильм.

   Все пришло в нормальный ход времени, когда я увидел, что я и мои друзья спорим о том, что нам не следует убивать ни в чем неповинного человека, который в очередной раз изобразил одного из нас на гравюре.

   - Мы не должны этого делать! - Кричал я, пытаясь вразумить друзей.

   - Да хватит нас учить как жить, мы уже многое увидели за это время и знаем чего хотим. - Говорил Олег. Он стал их лидером. - Ты больше нам не нужен.

   Все замерло. В голове появилась неясность ума, будто бы кто-то еще вселился в мой мозг и пытается мне что-то сказать. Неожиданно я услышал голос Сатрака. В разуме возник диалог между мной и Сатраком. Он говорил:

   - Убей их и помоги своей семье.

   - О чем ты говоришь? Это мои друзья, зачем мне это делать?

   Он отвечал мне:

   - Сейчас я тебе покажу.

   Снова меняющиеся образы в глазах, мешающие сосредоточиться. Картинка останавливается и я увидел то, что меня поразило. Я пришел в родной город Жевский, встретил сына, но не поверив ему, отправился домой. Когда я вернулся, меня встретила любимая жена и я вошел в дом. Мы долго общались, наступила ночь. В квартиру забежал мой сын, Рома и сообщил, что на город надвигаются захватчики. Затем лишь вспышки огней. Я бегу, объятый огнем, моя спина горит, но мне некому помочь, потому что все уже убиты. Я вижу трех людей в позолоченных кирасах. Я упал на землю и увидел, что ко мне подошли эти трое и один из них снял шлем. От того, что я смог увидеть, обомлел. Передо мной стоял Олег, а позади него Максим и Денис. Солдаты называли их императорами. Олег всадил мне в правый бок клинок и велел выкинуть мое тело.

   - Теперь ты видишь, почему ты должен убить их?

   - Да!

   Не медля ни секунды, я подошел к спорящим "друзьям" и вспарываю каждому из них живот, смакуя каждой секундой убийства тех людей, что в будущем должны были погубить мой город, мою семью и меня.

   В этот момент все начинает крутиться в обратном порядке и я вижу, индейцев, затем пирамиды и обезьян, а потом вновь прихожу в сознание и вижу пещеру, Сатрака, Глеба и Светозара.

   - Не пройдет и пяти минут, как ты очнешься в 2027 году, в объятиях жены.

   - Но почему они это сделали? Ответь мне!

   - Им нечего было терять в этой жизни и увидев то могущество, коим обладали цари древности, они возгордились и стали желать власти. Они смогли разобраться в наших системах и подобно Олегу, создали себе клона.

   - Получается Олег сам себе создал клона? - Я не верил своим ушам.

   - Да, потому как если бы он этого не сделал, был бы убит бьорном в том городе.

   - Но я теперь не понимаю куда делся Никита.

   - Когда он отправился за вами, он смог достичь пещеры, где изъявил желание быть святым и дарить людям все самое доброе и светлое. Он пожертвовал своей жизнью, зная, что ты сможешь исправить все и умер. Именно он был тем светящимся человеком, что смог исцелить тебя. Его светящийся клон так и будет существовать, даря людям добро и свет.

   Я ничего не ответил и лишь опустил голову, в ожидании обещанного.


***


г. Мирный


   - Ты думаешь, что ты умнее всех, старик! Мы и не таких ломали, будь уверен, твои люди будут целовать нам ноги и отдадут нам своих жен в шлюхи, а родителей нам в слуги. Такова будет их участь, потому что они не захотели сдаться сразу.

   - Кто ты такой?

   - Меня зовут Олег, а это мои друзья Денис и Максим. Теперь мы твои повелители.

   В это же мгновение лица императоров исказились и отвратительной гримасе. Ноги их подогнулись и ослепительный свет озарил все вокруг.

Послесловие

Чтобы предсказать, что будет нужно вспомнить, что было.


   Я очнулся в постели с женой. Ее голова лежала на моей груди. Я тяжело начал дышать, боясь, что это видение было реальным. Лицо горело и я решил отправиться в ванную, чтобы попить воды и посмотреть на себя. Осторожно, чтобы не разбудить Алену, я встал. Когда я зашел в ванную, зажег керосиновую лампу и увидел, что на лице красуется широкая красная полоска, которую впоследствии я так никогда и не смог отмыть. На груди имелась подобная отметина, но это были не шрамы. Когда жена спрашивала что это такое, я мог лишь придумывать причины по которым появились эти стигматы. Я никогда ей не рассказывал, что я смог пережить и что я ощущал в стремлении добраться на запад и утешить себя, узнав, что мои родные мертвы. После этой ночи я разорвал все дружеские отношения с "императорской" троицей, не объяснив причин своего решения, но зато все еще общаюсь с Никитой. Храню и берегу дружеские отношения с Сашей.

   Для меня та ночь стала поворотным событием в моей жизни. Я прожил много жизней, но ценил и ценю лишь одну, ту которой продолжаю жить. Мой сын, Рома, растет и я с наслаждением наблюдаю за этим. Я уже знаю как он будет выглядеть и иногда подшучиваю, что он будет носить бороду и будет стражником, как и я. Он мне не верит и просит, чтобы я так не шутил, потому как он всем сердцем хочет стать искателем.

   У нас с Аленой родился еще один ребенок, мальчик, его я назвал Светозар, в честь одного из самых преданных людей, что встретились на моем пути. Сейчас ему уже три года и он гордится своим необычным именем и говорит о том, что станет великим путешественником, который сможет узнать, что же хранится на западе. Меня забавляет эта идея и я не могу ее слышать без улыбки на лице, потому как знаю что там, во всех подробностях.

   Примерно через три месяца после моего ночного видения, я сославшись на необходимость объединения в государство, отправился в город Мирный, где встретил Ратибора. Мы вновь познакомились с ним. Обговорили все детали соглашения. Примерно через год многие города объединились в союз. Собрав достаточное количество воинов, под командованием Саши, отправились в город людоедов. Теперь это место не представляет никакой угрозы путникам.

   Мы не раз хотелось вновь пообщаться с Рауно и Бруно, но чтобы я смог им сказать, встретив их на своем пути? Ответа на этот вопрос я не знал и не знаю. Я помню каждый день тех событий и поэтому ценю каждый час пребывания со своей семьей. На сегодняшний день я считаю, что я смог выполнить свой долг и являюсь самым счастливым человеком на земле. Все что касается любых дальних путешествий, меня пугает, потому как для меня теперь самое важное то, что я смог воссоединиться со своей семьей.



   Ландскнехт - немецкий наемный пехотинец эпохи Возрождения.

   Морион - шлем с высоким гребнем и сильно загнутыми спереди и сзади полями. Появился предположительно в Испании в начале XVI века.

   Кираса - общее название доспехов, состоящих из одной цельной или нескольких соединенных между собой металлических пластин для защиты туловища.

   Цвайхандер - меч ландскнехтов на двойном жаловании.

   Хопеш - разновидность холодного оружия, применяемая в Древнем Египте. Состоял из серпа (полукруглого лезвия) и рукояти. Хопеш в Древнем Египте был оружием искусных бойцов и элитных военных подразделений. Длина хопеша позволяла работать им и с колесницы.

   Бургонет - тип средневекового европейского шлема.

   Вильмулимуль - традиционное чукотское кушанье из субпродуктов оленьей туши.

   Стелмужский дуб - самый старый дуб Европы. В Литве его возраст оценивается в 1 500 лет, есть сведения, что ему уже около 2 000 лет.

   Синдром Капгра или синдром отрицательного двойника - синдром, при котором больной верит, что кого-то из его окружения (мужа, жену, родителей и т.п.) или его самого заменил его двойник. В последнем случае больной утверждает, что плохие поступки, которые приписывают его авторству, совершил его двойник, который в точности похож на него.

   Харон - в греческой мифологии - перевозчик душ умерших через реку Стикс.

   Bjorn - в переводе с шведского означает медведь.

   Роберте МакГи - В 1864, когда Роберт был ребенком, с него снял скальп вождь племени сиу по имени Маленькая Черепаха.

   Varg - в переводе с шведского означает волк.

   Galt - в переводе с шведского означает вепрь.

   Берсерк - В сражении отличался большой силой, быстрой реакцией, нечувствительностью к боли, безумием. Не признавали щит и кольчугу, сражаясь в одних рубахах, или обнаженными по пояс. Сыновья датского конунга Канута -- берсерки -- плавали на отдельном драккаре, так как сами викинги их боялись. Слово берсерк образовано от старонорвежского berserkr, что означает "медвежья шкура".

    Ортодоксия - неуклонное следование основам какого-либо учения, мировоззрения, которое воспринимается как единственно верное и не допускающее сомнения.

   Ратибор - славянское имя, в переводе означает воин леса.

   Панджшерские операции - серия военных операций, проведённых Советской Армией в ходе Афганской войны (1979--1989) в Панджшерском ущелье против группировки моджахедов Ахмад Шаха Масуда.

   Риторика - первоначально наука об ораторском искусстве, впоследствии иногда понималась шире, как теория прозы или теория аргументации вообще

   Афоризм принадлежит Франсуа де Ларошфуко - герцог де Ларошфуко -- знаменитый французский моралист, принадлежал к древнему французскому роду Ларошфуко. До смерти отца (1650) носил титул принц де Марсийак.

   Афоризм принадлежит Чингисхану.

   Бурнус - плащ с капюшоном, сделанный из плотной шерстяной материи. Первоначально был распространён у арабов и берберов Северной Африки, оттуда проник в Европу во время Крестовых походов.

   Стробоскоп - прибор, производящий быстро повторяющиеся яркие световые импульсы. Часто используется на вечеринках, дискотеках и рок-концертах.


   Alter ego - другое Я.

   Рудиарий - гладиатор, заслуживший освобождение (награждённый деревянным мечом, называемым rudis), но решивший остаться гладиатором.

   Провокатор - вид гладиатора.

   Самнит - вид гладиатора.

   Ретиарий - вид гладиатора.


   Бедж - элемент униформы, амуниции, в виде значка, наклейки, карточки, предназначенный для предоставления информации о его носителе

   Обвальщик - тот, кто отделяет мясо от костей

   Иов - библейский персонаж, величайший праведник и образец веры и терпения, который благодаря спору Бога с Сатаной должен был пройти испытания бедностью, проказой и изгнанием, чтобы доказать действительность своей веры.

   Zum Wohl (нем.) - На здоровье!

   Мазурка Домбровского - гимн Польши.

   Sako TRG - финская снайперская винтовка

   Сфирена - еще одно название барракуды.

   Клаустрофобия - боязнь замкнутых или узких пространств.

   Аванпост - передовой пост, выставляемый в стороне предполагаемого нападения противника, с целью предупреждения внезапного его нападения.

   Греи - раса гуманоидных пришельцев, многократно упоминающиеся очевидцами НЛО.








home | my bookshelf | | Боги тоже ошибаются |     цвет текста