Book: Алмазный Гепард (часть 1 и 2)



Аллес Слай А.

Алмазный Гепард


Книга I Алмазный Гепард

… Давным-давно,

в одной из Спиралей Космоса возникло


Автор выражает глубокую признательность Р.Асприну за его изумительную серию «МИФ», некоторые из эпиграфов которой использованы в этом романе, и Г.Гаррисону, который своими сочинениями тоже сильно вдохновил на создание книги.

Кроме того, моя искренняя благодарность всем тем, кто на протяжени многих лет помогал мне советами!


В недалеком будущем…

Пролог

… Этот день я запомню навсегда. Именно тогда я встретил Джойс.

Сейчас меня не покидает навязчивая мысль о том, что встреча была предопределена, заложена в ткань Времени с самого начала.

По реальному времени все это началось всего лишь сегодня утром. Сейчас же — 23:55 по Вашингтону, 31 декабря 1999 года.

Как-то странно чувствовать, что через несколько минут наступит 2000 год, а я в то же самое мгновение исчезну, в самом прямом смысле слова.

Кому, интересно, удалось прожить несколько недель за один день? Надеюсь, что такую усмешку Фортуна предложила только мне. Но не буду забегать вперед.

О`кей! Нейросканнер, кажется, все же сумел перекачать за последние секунды на диск мешанину из моих… не совсем праведных мыслей. В сторону нейронное кольцо!

Что бы там ни было, вы теперь сами сможете узнать обо всем происшедшем со мной.

Итак…

… И все же Моцарт был потрясающим парнем!

Часть 1 Лэндо. Новая авантюра

1. Соблазнительная женщина

Судьба иногда подкидывает нам нечто сногсшибательное.

Например, женщин.

Д`Артаньян

Блестящие носки моих черных туфель глубокомысленно смотрели в потолок. Ноги были закинуты на стол, плавая в белоснежных клубах дыма дьявольски дорогих сигарет.

Я сидел за столом своего номера и обрушивал на голову своего босса Кендэлла все проклятия, какие только мог вспомнить. Кендэлл — мой босс. Но это дела не меняло. Сукин сын! Именно из-за этого старого прожженного дельца мне пришлось торчать в Майями, в этом скверном 15-ти этажном отеле вместо моей шикарной квартиры в Нью-Йорке. Чертов тип!

Вчера он вызвал меня к себе в оффис и, подняв свою массивную голову, добродушным жестом пригласил сесть. Выстрелив сногсшибательной улыбкой, Кендэлл произнес:

— Джей, мой мальчик, — я тут же почувствовал неладное. Если босс так начинал, значит кому-то прийдется здорово попотеть. Число подчиненных в этом просторном кабинете ограничивалось мной, поэтому рассудок здраво подсказывал, что этим лицом окажусь я.

— Как ты смотришь на потрясающую перспективу увидеть завтра старину Кайлтона? Невероятно, но мне удалось договориться насчет одного дельца…

У меня непроизвольно скривилось лицо, с трудом сохраняя остатки улыбки.

— Сэр, но завтра же у меня законный выходной, — попытался я было поставить шлагбаум несущемуся поезду, — Я вот как раз собирался с одной девочкой…

— Подружка, конечно же, по достоинству оценит твою преданность компании, — мило улыбнулся босс.

Вот ведь садист!

Если у меня и были какие-то мысли насчет отмазки по этому дельцу, то теперь они в миг рассыпались — когда босс начинал о преданности…

Сейчас у этого безжалостного негодяя чуткости было не больше, чем у египетских пирамид!

— Нет, Джей, ты же знаешь, что это единственный шанс.

Еще бы не знать! Кайлтон был влиятельнейшей фигурой в "Laser Qwadro ink". Его мнение выслушивали боссы этой корпорации и всегда следовали его советам. Он имел свои странности. Например, мог позвонить среди ночи совету директоров, чтобы пригласить на следующий день на банкет, или взять неожиданно отпуск и смыться куда-нибудь в Японию — просто посмотреть на Фудзияму, в самый разгар какой-нибудь очередной битвы титанов бизнеса.

У него была тысяча возможностей стать директором, но Кайлтон был совершенно лишен карьеризма и считал, что финансовым агентом он выглядит моложе. Впрочем, в свои 54 он выглядел на 40.

Кайлтон редко обращал внимание на фирмы среднего полета вроде нашей. Но если он заинтересовался, то тем надо было танцевать джигу-джигу — им надолго был обеспечен такой деловой партнер как "Laser Qwadro ink.". Надо ли говорить, что тысячи фирм хотели бы оказаться на нашем месте?!!

— Итак, мой мальчик, — улыбнулся босс еще шире — ты вылетаешь ровно в полночь!

— А! — вырвался из груди у меня тоскливый звук.

— Да, да! — добродушно кивнул Кендэлл, — Билеты возьмешь у Джоанны.

С трудом взяв себя в руки, я поднялся с каменным лицом.

— Как вам удалось уломать Кайлтона?

— Уметь надо! — рассмеялся Кендэлл и, о небеса!., как мне хотелось проехаться по его физиономии!..

Я постарался чтобы дверь захлопнулась на грани моего увольнения.

Джоанна встретила меня с томной улыбкой.

— Счастливо отпраздновать Новый год, малыш, — подмигнула она игриво.

— Мне будет нехватать тебя в Майями, — улыбнулся я, — Было бы прекрасно, если бы босс свернул себе шею.

— У, какой ты кровожадный! — притворно ужаснулась Джоанна.

— Еще какой! — хмыкнул я.

Я второй год работаю коммерческим агентом у Роберта Кендэлла — обладателя солидного животика, загородной виллы и скверного характера. Его фирма "General Sound" специализируется на разработке инструментальных приставок. Он, как и большинство людей его типа, берет от сотрудников гораздо больше, чем дает. Я не жалуюсь на зарплату, но его психическое давление, которое он использует при достижении своих целей, меня просто бесит.

Я занимаюсь малоприятным делом заключений контрактов с нужными нам компаниями, коммерческими видеосетями и т. д. В принципе, это дело неплохое и, когда вдруг требуется для блага фирмы попотеть — я не возникаю: чувство долга у меня есть. Но не смотря на все эти детали, все-же не в восторге от своего положения. Свободой действий, тут, так сказать и не пахнет…

Романтик и авантюрист в одном лице, внутри я жажду и ищу чего-нибудь, что пощекотало бы нервы. Иногда это удается. В иных кругах я более известен как Лэндо — Алмазный Гепард. Это имя дал мне Джекки, когда мы с ним, сразу после окончания колледжа, рванули в Южную Америку искать останки пришельцев из космоса. Их, по слухам, сбили наши доблестные ВВС, где-то в начале 60-ых. Кажется, тогда было много шума. Но это не стоило бы и выеденного яйца, если бы не подробности дедушки Джекки — подполковника в отставке, поделившегося как-то сведениями, будучи в хорошем настроении.

Кости или супертехнику мы не нашли — всего лишь малочисленное племя полуиндейцев-полунегров, никогда не видавших белых. Но это тоже лучше, чем ничего.

Джекки — высокий, спокойный блондин — лучший друг из всех, которые у меня есть — обладал потрясающим умением выражать главное минимумом слов, потом мне рассказывал, что «Лэндо», в свободном переводе с языка того племени означало — "Гепард из звездных алмазов, ищущий, куда бы ввязаться". Поэтично, не правда ли? Однако, признаться, мне нравился сокращенный вариант — Алмазный Гепард.

Эти стройные кошки известны как самые быстрые существа на земле. Данная прелесть заключается в удивительном свойстве выложиться, выбросить концентрированную мощь за короткие мгновения. Надо ли добавлять, что обнаружив схожие черты у самого себя (после мудрого совета Джекки), я тут же проникся к этим созданиям горячей любовью! Действительно, если дело принимает серьезный оборот, я прилагаю все силы что у меня есть, и которые у меня только будут. В общем — превращаюсь в магниевую вспышку. Это точно. Правда, потом чувствую себя выжатым лимоном, но это пустяки. Поэтому «Лэндо» мне больше нравиться, чем даже настоящее имя.

Но это уже совсем другая история.

Сейчас же я страдал в кресле и ждал Майкла Кайлтона. В пять утра он, в своей обычной манере, по телефону, сухо сообщил, что сам заявится ко мне в половине двенадцатого.

— Ага, топай! — мысленно пожелал я ему и бросил трубку. В конце концов, если он хочет поднапрячь свои ноги, это его дело. Я буду только рад.

Погруженный в свои мрачные мысли, я затянулся еще разок, чувствуя как никотин талантливо приносит свой сладкий вред…

Было 10:29, когда мои бурные излияния нарушил робкий, вкрадчивый стук в дверь.

— Открыто! — рявкнул я не самым вежливым образом, с трудом натягивая на себя улыбку.

Вообще-то я не ждал Кайлтона так рано — этот тип отличался маниакальной педантичностью. Я собирался вздохнуть и опустить ноги. Дверь распахнулась с неожиданной скоростью.

И… то, что вдруг возникло на ее месте, мгновенно создало серьезную проблему моему дыханию. В проеме двери стояло, смущенно улыбаясь, стройное темноволосое создание в облегающем костюме, четко подчеркивающем прелести фигуры. Мертвая тишина повисла в комнате. Мне показалось, что я слышу удары собственного сердца. Ноги вдруг сами соскочили со стола и я проглотил тугой комок в горле.

— Э-э… — начал я, в темпе выискивая слова во вдруг опустевшей голове, — Входите, пожалуйста!

Девушка нежно улыбнулась и вошла в номер.

Я бесстыдно пожирал ее глазами. Она словно сошла с обложки «Плейбоя», нет, пожалуй, даже с «Леди»: мягкий овал лица обрамлял ореол темно-каштановых волос, четко очерченные губы с фиолетовым блеском скрывали ряд жемчужных зубов, а пушистые ресницы окружали сапфирные бездны глаз. Нежные руки затянуты в сиреневые лайковые перчатки, аналогичного цвета поясок стягивал тонкую талию. Она напоминала мне пантеру — такая же гибкая и стремительная.

Высокая грудь ее часто вздымалась — она была заметно взволнована.

— Меня зовут Джойс Обьюан, — произнесла она обезоруживающим голосом, — Хроноагент.

Сняв блестящую перчатку, она протянула мне узкую ладонь. На мгновение я ощутил в своей руке прохладу ее бархатистой кожи.

— Агент?! — улыбнулся я, приходя на глазах в форму.

Я не вникал в смысл ее слов — сейчас меня волновали малость иные проблемы.

— Отлично! — подмигнул я ей, — Меня Джей Гордон. Мы почти коллеги. Я тоже, правда коммерческий, фирмы "General Sound", будем знакомы?

Нет, положительно, тот, кто ее послал, был поразительно умен, потому что я сейчас мог наделать много глупостей.

Я сам не понимал, почему она так на меня подействовала — просто мне вдруг захотелось послать все к черту и оказаться вдвоем с ней где-нибудь в… совсем ином месте.

— Может присядете, о`кей? — очнулся я от нескромного созерцания глубокого декольте.

Ее длинные черные ресницы дрогнули, и она мягко опустилась в кресло. Глубоко вздохнув, я подсел рядом.

— Итак! — послал я ей свою самую ослепительную улыбку, — Если позволите, что вас привело в мою скромную резиденцию? В чем ваша проблема?

Видя ее загоревшиеся глаза, я подтолкнул:

— Джей Гордон сделает для вас все, что в его силах.

— Благодарю, — улыбнулась Джойс и поправила каскад волос, — Я здесь по очень важному делу.

— Весь во внимании, — уверенно кивнул я, думая: "Интересней всего, крошка, было бы решить, не провести ли нам после всего приятно время?!"

Она внезапно посерьезнела.

— Видите ли, нам необходим…

Ого, приятель, она не одна, а возможно с подружкой! Это мне все больше нравится.

— … очень смелый, сильный и находчивый мужчина… — глаза ее лукаво блеснули.

Я подался вперед.

— Мисс, он перед вами! — искренне заверил я, отмечая параллельно сногсшибательную стройность ее длинных ног.

Джойс кивнула и вновь улыбнулась.

— Да, я это заметила…

Так, парень, ты малость перегнул.

— Необходимо в течении небольшого промежутка времени охранять один важный предмет. Новейшую модель автомашины. Ситуация сложилась так, что только вы сможете мне… нам помочь. Не спрашивайте, почему мы не обратились к спецслужбам — я все равно не смогу ответить.

Это становиться интересным!

— Это, возможно, будет связано с риском, — сказала она, — но вы получите оружие и очень хорошее вознаграждение.

— К чему такая официальность? Насколько я понял — мне, возможно, прийдется рискнуть головой?

Джойс кивнула:

— Да, мистер Гордон, риск есть, но… — она сжала сумочку и, грустно улыбнувшись, пожала плечами, — если вы против…

— Я этого не говорил, — заметил я, — Просто выясняю детали.

— Конечно, я понимаю, — кивнула девушка, — Но их я смогу сообщить только после вашего согласия.

Несколько мгновений я размышлял.

— Сколько вы подыскали вариантов, если я откажусь?

— Есть еще один мужчина…

Что ж, неплохо. По крайней мере, детка, выкрутиться ты сможешь.

— …но он не идет, конечно, ни в какое сравнение с вами.

Джойс томно взглянула из под полураскрытых век.

Я знал, что это ловушка. Повторяю, я знал, но все же спросил:

— Он мне знаком?

— Сомневаюсь, — пожала она плечами, — Это некто Майкл Лайонел Кайлтон.

— Майк?!! — остолбенел я.

Шах и мат. Мне не хотелось этому верить. Но… Теперь я точно не мог отказаться. А может, как раз сейчас это стоит сделать?

Я посмотрел на Джойс, терпеливо ждущую моего ответа. И сейчас она казалась мне прекрасной, как богиня! Мне не хотелось ее потерять. Да, я хотел ее, но это не было главным. Я смотрел на нее и неожиданно у меня возникло ощущение, как будто мы знакомы тысячу лет. Словно искал и искал и, наконец, нашел ее.

Я нервно достал сигарету. Предложил Джойс, она взяла. Несколько минут мы смотрели друг на друга сквозь белые струйки дыма. Это были «Korrida», с миндальным ароматом по последней моде, но… О чем это я?

Кто она? Почему Джойс пришла именно сегодня, сюда? Какое имеет к этому отношение ее просьба? Кто мог знать, что я прилечу ночью в Майями? Тысячи вопросов мучили мое сознание. Но нужно было давать ответ. Я заглянул в себя и нашел решение.

Во мне словно треснула Вселенная, когда мои губы произнесли:

— Да, Джойс, я согласен, — мои глаза всматривались в ее глаза.

На миг я увидел в них отражение чего-то долгожданного.

— Ты ведь знала мой ответ?

— Мы уже на ты? — усмехнулась Джойс и качнула в пальцах сигарету, — Да, я знала.

Несколько секунд она изучала ее, потом сжала, превращая в коктейль из крошек.

— Ненавижу эту гадость.

Я удержался от вопроса, почему же она ее взяла.

— Охранять необходимо в течение двух часов. Потом я вернусь и ваша работа окончится.

— Всего? — заметил я, ожидая чего-нибудь покруче. Кажется, в последнее время мне стоит потренировать нервы.

— Возможно, и этого может оказаться достаточным, вы будете защищены.

Она поднялась, сверкнув при этом глазами.

Я метнул в нее улыбку. Из нас вышла бы потрясающая пара! В любом случае, теперь все зависит от меня. После этого никто не сможет помешать мне заняться этим бутончиком.

В голове уже носились многообещающие планы, как что-то стукнуло в самом центре:

— Когда начнется эта работа?

Джойс удивленно посмотрела мне в глаза.

— Прямо сейчас, а что?

У меня появилось нехорошее предчувствие, что я определенно спятил, раз влезаю в это дело — меня скоро прийдет повидать незабвенный Кайлтон!

Я опустился на стул, соображая, рисковать мне работой или нет. Кендэлл, конечно, ценил мои способности и у меня была парочка козырей на случай проблем, но…

— Сколько вы мне заплатите? — спросил я.

Джойс вдруг превратилась в беспомощную девочку. Она достала из сумочки чековую книжку.

— Я вообще-то не уверена в здешних ценах, но… — она что-то написала на чистом чеке и протянула его мне.

Мне показалось, что я схожу с ума: на чеке было каллиграфически выведена сумма:

1.000.000 долларов

Нет, ну я понимаю — инфляция и прочее, но столько?!.

— Ты грезишь, — подумал я и усмехнулся, — Mиллион…

— Что? Еще?., - моргнула Джойс и нетерпеливо вырвала у меня чек, что-то дописав.

Я с ошарашенным видом взирал на все эти манипуляции.

— Вот, — протянула она мне чек, — Здесь десять миллионов.

— Э-э… леди, — наконец я что-то прохрипел, — это же шутка, верно?..

— Нет, — серьезно качнула она головой, — Здесь ровно столько, сколько вам нужно на нормальную жизнь.

— Но все же вы скажите, столько стоит работа или… моя жизнь?

Джойс мягко улыбнулась и ее помада блеснула фиолетовыми бриллиантами.

— Не только, Джей. К этому прибавьте еще молчание.

Приятно, когда кто-то ценит тебя по твоей истинной стоимости.

Не правда ли?



2. Неожиданный оборот

Жизнь полна всевозможных сюрпризов!

Пандора

Было 10:50, когда мы сели в машину и тронулись по направлению к побережью.

Мы разговаривали об отвлеченных вещах, но потом я поинтересовался, как она меня нашла.

— Мы изобрели датчик человеческих способностей; по его показаниям я обнаружила здесь двух человек с нужными качествами…

Черт! Эта девушка мне все больше нравилась. Но датчик? Какой еще датчик?

У меня в голове неожиданно словно взорвалась термоядерная бомба и загудел вселенский смерч. "Машина… Датчик… Кайлтон… Хроноагент…" — все закрутилось в сумасшедшем танце.

— Где вы работаете?

— Вы этого не можете знать, — спокойно сказала Джойс, — А вообще-то это и не работа, в вашем понимании.

Мы затормозили на оживленном перекрестке.

— Вы мне кажетесь загадочной, — закинул я удочку.

Мой фигуристый босс засмеялся.

— На самом деле я не настолько крута, как стараюсь казаться.

Я поднял на нее глаза.

— Почему вы мне это говорите?

Джойс загадочно улыбнулась.

— Когда-нибудь поймете.

— Неужели? — улыбнулся я, но тут ускорение вжало меня в кресло.

— Вы любите Моцарта? — неожиданно спросила девушка.

Этим я совершенно был сбит с толку.

— Да. А это имеет к нам отношение?

— Все может быть, — снова улыбнулась она.

— Может поговорим о… — начал я, но поздно.

— Мы уже приехали, — последний звук ее голоса совпал со щелканьем открываемой двери.

Мы тормознули в небольшом квартале. Я вылез на теплый асфальт. В воздухе стоял странный, но очень приятный запах свежести. Но не это привлекло мое внимание. Прямо перед «Тойотой», в которой мы ехали, высился круглый, блестящий, как зеркало, и такой же гладкий, купол.

— Что это? — спросил я, прикидывая размеры. Нет, никак не меньше пятидесяти футов в диаметре и тридцати в высоту.

— Ангар, — просто сказала она, — что же еще?

Я определенно устал ей удивляться, но, кажется, это только начало.

— Вы что, — обронил я, видя как при ее приближении поднялась невидимая до этого дверь, — наняли меня для охраны самоле… — последние слова застряли у меня в горле, когда я вошел вслед за Джойс под купол. Это было самое невероятное зрелище, которое когда-либо приходилось видеть!

Передо мной была совершенно потрясающая машина! Машина моей мечты! Зеркальное, фантастически обтекаемое чудо техники, стоящее, несомненно, кучу денег. Ее блеск в лучах Солнца был подобен бриллианту!

— Как она прекрасна! — обронил я, дотрагиваясь до зеркального покрытия.

— Я знала, что она вам понравится, — улыбнулась Джойс, — Это и есть предмет сохранения.

Я побежденно развел руки и улыбнулся.

— Она так же прекрасна как и вы. Подожди, да она висит над землей?! — я только теперь заметил, что машина парила в полуфуте от пластикового пола.

— Стабилизаторы, — как ни в чем ни бывало сказала девушка, вытаскивая из открывшейся дверцы угрожающего вида оружие. Такое я видел впервые.

— Это лазерный разрушитель или лайтинг, — протянула она его мне, — Теперь он становится вашей главной защитой. Машины и жизни.

А я подумал, что в ее фирме, по-видимому, обогнали многих, если не всех, потому что такое оружие в обозримом будущем не по зубам даже японцам. Однако вслух спросил о другом.

— Когда я смогу получить деньги?

— Завтра, после моего звонка сегодня, при вас.

Я улыбнулся.

— А не боитесь, что… — но Джойс резко меня прервала, — Нет, не боюсь, — ее глаза холодно сверкнули, — Датчик никогда не ошибается.

Я кивнул, оценивая ответ:

— Вы правы, леди.

Неожиданно у нее на руке запикали часы.

— Мне пора, — ее губ коснулась улыбка. И не успел я ответить, как она уже стояла в проеме купола.

— Желаю вам… — она вдруг смешалась и неловко шагнула ко мне, — тебе удачи!

Секунду мы смотрели друг на друга, а потом… вдруг она оказалась в моих объятиях. Я ощутил неземной аромат ее волос и клубничный вкус податливых губ.

— Джойс… — я словно падал в бесконечную бездну ее глаз.

— Нет, — шепнул мне нежный голос, который суждено запомнить на всю жизнь.

Через мгновение она выскользнула из моих объятий и исчезла в проеме.

3. Машина мечты

Связываясь с незнакомыми вещами, убедись сначала в своей безопасности!

Аладдин

Окаменевший, словно изваяние, я смотрел на отъезжающую «Тойоту», с трудом пытаясь унять, уже в который раз, круговерть мыслей. Прошла минута, прежде чем я осознал, что на моей ноге лежит выпавший из рук лайтинг. Усмехнувшись, я бросил его на кресло и рухнул рядом.

Когда я оказался в машине, у меня задумчиво отвисла челюсть: изнутри салон был прозрачным как слеза! Крыша, двери, даже пол были словно из хрусталя… Отлично!

Я побежденно захлопнул челюсть и с наслаждением откинулся на спинку, но день сюрпризов только начинался! Лишь на вторую секунду я вдруг осознал, что мои руки лежат на… штурвале! М-да…

Я с интересом воззрился на уйму непонятных шкал, показателей, кнопок, теснившихся на приборной доске. Да, пожалуй, кто-то определенно решил утереть всем носы поставив рекорд Штатов по плотности электронных мозгов на кубический миллиметр! Что-то я узнавал, но далеко не все. Например, что означало «хроносила» или «таймекс-уровень»? Рассматривая, я обнаружил еще пару любопытных деталей. На особом месте находилась большая круглая клавиша с надписью «Старт». Что именно должно было стартовать, обнаружить я не сумел, но это натолкнуло на многообещающие размышления.

Рядом со штурвалом обнаружилась группа клавиш с изображением гарпуна, молнии и спирали. Мне почему-то показалось, что это символы находящегося в наличии оружия.

Чуть погодя я закончил беглый осмотр. Вокруг стояла тишина.

О`кей!

Я хлопнул себя по колену. Все складывалось как нельзя лучше. Мне вдруг пришло в голову, что я вообще-то ведь миллионер! Это мне все больше нравилось. Меня посетила отличная мысль насчет короткого визита к себе в отель: повидать старика Кайлтона и заодно прихватить квадро-систему с записями. Тем более что сейчас я был не прочь пропустить стаканчик.

Подозрительно посмотрев на стенку купола, я решил, что она должна, очевидно, открыться. Она вела себя пай-девочкой и открылась, как только машина тронулась с места. Хм… Фотокомпьютеры мне были не в диковинку.

Джойс формально не запрещала мне проверить характеристики Конфетки (так я назвал это обтекаемое чудо). Добавив скорости, я подумал, что стоит проверить теперь педантичность Кайлтона.

Я никогда не чувствовал себя так удобно за рулем, как за этой ожившей молнией! Обгоняя остальные машины, мы совершенно бесшумно неслись по теплому асфальту трассы.

Неожиданно из-за поворота выехал небольшой красный автофургон. За рулем сидел совсем юный мальчишка: он с ужасом увидел, что его выносит на мою полосу. Я это тоже понял, но среагировал быстрее — тормоза вжались до упора и громыхающая машина проползла в паре футов от Конфетки. Но, как оказалось, избавившись от одной опасности, я угодил в другую. Конфетка, видимо, и не подозревала о существовании закона инерции, срабатываемом на всех остальных машинах. С нею этот фокус не прошел. Она не оставила за собой и дюйма с момента нажатия тормозов. Это повлекло за собой непредсказуемые последствия.

Свернув влево, я едва не наскочил на «BMW», петляющий впереди. Столкновение было неизбежным, руки инстинктивно рванули штурвал на себя.

И тут Конфетка… взлетела, оставляя под собой зарождающиеся пробки и изумленные крики. Я услышал лишь короткий скрежет днища Конфетки о чью-то полированную крышу.

Издав глухой возглас, я крепче сжал штурвал и постарался убедить себя, что могло быть и хуже. Правда, снующие под прозрачным днищем кары, ничуть не помогали в этом.

Я еще наводил порядок в оцепеневших мозгах, когда послышались милые слуху звуки сирены. Полиция, как всегда, оказалась в нужное время в нужном месте. Ее появление всегда приводило людей в чувство: это сработало и в моем случае.

Закусив губу, я занялся для начала стабилизацией движения. В итоге она свелась к нескольким точным движениям, после чего Конфетка стрелой полетела в десятке метров над землей.

— Ты идиот, Джей, — прошептал я себе, вытирая ладонью взмокшее лицо, — никогда, никогда больше не связывайся с незнакомой техникой!

Пообещав это самому себе, я, правда, не был уверен в надежности ближайшего будущего, но стало полегче. Тем более что суровое настоящее не напоминало о себе в характерной для него манере.

Визгливый голос из полицейской машины безапелляционным тоном потребовал от меня немедленного спуска и вручения себя в руки закона. Не видя за собой никакой вины, а главное, не имея уверенности в безопасности своей персоны, я, естественно, поступил противоположным образом. Описав на прощание дугу перед блюстителями порядка, я сделал ноги по направлению к центру города.

Я не открыл у себя талант пилота, чему, впрочем, и не огорчился — мой конек был все-таки электронный бизнес, но обнаружил, что и моих скромных умений по вождению автомашин с лихвой хватало на управление Конфеткой. Мы с каждой минутой все больше понимали друг друга.

Мое настроение поднималось прямо пропорционально увеличению расстояния между мной и не унывающими полисменами. Скоро появился и «Palas-hotel» — моя скромная обитель из 15-ти этажей стекла керамики и бетона. Достаточно освоившись со нравом зеркальной крошки, я довольно умело подлетел к 14-му этажу.

Конфетка плавно затормозила у моего номера. Я открыл правую дверь и перелез на балкон. Как всегда, было приятно ощутить под ногами твердую землю. В воздухе еще чувствовался запах выкуренных мною сигарет, но очень слабый.

Первым делом я перенес компакт-плейер " Синтезес Лайт " — "Синтезированный свет" и несколько дисков к нему. Затем отыскал плоскую бутылку с виски и сунул в карман брюк.

Я позволил себе сесть в кресло, где решил дожидаться Кайлтона. Представляя, какой заряд эмоций получит Майк, когда увидит подготовленный для него сюрприз, я невольно улыбнулся.

Будто в ответ в дверь вежливо постучали. Я неторопливо подошел к ней.

— Сейчас, Кайлтон, — улыбнулся я и открыл дверь. В коридоре оказалось пусто.

Раздосадованный, я громко захлопнул дверь и сплюнул. В дверь снова постучали, уже более настойчиво.

— Что за черт, Кайлтон! — зарычал я и предоставил этому умнику войти своими силами. Демонстративно повернувшись спиной, я криво усмехнулся. Но сорвавшаяся в эту же секунду с петель дверь и особенно тот факт, что она со всего размаху врезалась в меня, впечатывая в пол, мгновенно стерли усмешку с моих губ. Скривясь от боли, я отбросил проклятую дверь и повернулся назад. Немой возглас застрял в горле…

В проеме, закованный в черные сверкающие доспехи, стоял…

— Верно, малыш, — резанул мне по ушам сухой голос, — Кайлтон!

4. Таинственные агрессоры

…покой мне лишь только снился…

Рэмбо

Рефлекс обогнал мой рассудок. Забыв о ноющей боли в плечах и подбородке, кинулся к окну. В спину, бедро вонзились стальные когти механического захвата. Холодный металл скользнул по моей коже и рванул назад, вместе с лоскутом кожи и клочьями одежды.

— Стреляйте! — донесся свирепый рев.

Повернув голову, я увидел громыхающих ко мне гигантов в серой одежде и затемненных шлемах. Их черные перчатки сжимали лайтинги, а в глазах сверкала ярость, сулящая скорейший конец моей блестящей карьере.

Оправившись от первого шока, мне удалось вспрыгнуть на край стола и ногой метнуть в ближайшего вазу со свежесорванными розами. Тот, порезавшись шипами взвыл и в ярости отбросил букет.

— Неужели аллергия? — ухмыльнулся я, но он мне не ответил.

Второй среагировал быстрее и послал мне обжигающий луч энергии, а его напарник — ту самую вазу. В этот миг я бросил свое тело через балкон, в машину, мой крик слился со звоном разбивающегося позади хрусталя — ваза наконец нашла свое последнее место. Я головой влетел в зеркальную машину. В тот же момент она задрожала от выстрелов незнакомцев.

Ослепительные лучи нещадно вонзались в нее золотыми копьями и растекались огненными волнами. Переведя дух и морщась от боли, я рывком закрыл дверь. Синтезированный голос компьютера напомнил, что машина подвергается лазерным ударам.

— Как-то заметил, бейби, — проворчал я, нисколько не удивившись его вдруг прорезавшейся дикции. — Важнее всего сейчас было не поджариться на этих самых лучах. Я чуть было не смылся в эту же секунду, но что-то заело в управлении и я хмуро посмотрел в сторону источника моих забот.

Я поймал Кайлтона в прицел в тот момент, когда он выскочил из коридора на середину комнаты. Его лицо было перекошено от ужаса, а побелевшие губы охватила дрожь. Режущий слух треск молний прекратился, когда сквозь этот кошмар прорезался безумный вопль:

— Исчезаем! Он идет!!!

Я окаменел от потрясения, недоумевая, что могло так подействовать на этих боевиков. Инстинктивно я отметил время — 11:29. Но они и не обращали внимания на такие мелочи. Они собрались вместе и, взметнув вверх руки и взоры, растворились в воздухе серебряными спиралями.

— Ого! — оценил я шоу и кивнул головой, — Потрясно, мальчики!

Меня теперь держало лишь любопытство. Но его вполне хватало как для открытия сокровищ Соломона, так и для быстрейшего пути на тот свет.

Я качался в воздухе, готовый унестись в любую секунду. Ровно в 11:30 в комнату ворвался, тараща глаза… Майкл Лайонел Кайлтон!!!

Я моргнул, проверяя устойчивость видения, но сомнений не было — это был он, собственной персоной. В этом лучше всего убедил сбитый от бега темный галстук. Я прикинул, что его двойник, видимо, просто выдавал себя за Кайлтона. Мне не хотелось представлять, во что этот «просто» Кайлтон мог бы меня превратить…

К этому моменту он подскочил уже к подоконнику со следами моей крови, а глаза уже фокусировались на мне, выражая крайнее удивление.

Оказавшись в центре внимания, я не имел иного выхода, нежели открыть окно, помахать рукой и подмигнуть напоследок.

Под молчаливое внимание Кайлтона я дал наконец свободу Конфетке, которая беззвучно описала дугу и устремилась к ангару.

5. Распятый совестью

Умри, бесстыдник!

Эммануэль

Когда я вновь сидел под куполом и дожидался Джойс, на меня нахлынуло запоздалое раскаяние. Я чувствовал себя тем хуже, чем больше я об этом думал.

— Ты просто кретин! — процедил я самому себе совершенно искренне.

Вот она, красавица Конфетка, парит в нескольких дюймах над землей, а могла бы дымиться где-нибудь, вместе с твоими собственными останками!

Как обычно, ты, парень, чаще не думаешь о последствиях и тебе круто повезло, что все, если так можно сказать, обошлось.

У меня бывают периоды обмозговывания собственных идей, что чаще приводит к полному разочарованию в самом себе: правда, обычно это происходило в каком-нибудь дешевом ресторанчике, за кружкой пива.

На этот раз совесть поймала меня прямо с поличным и сейчас было довольно туго… Воображение рисовало мрачные картины будущего, которое меня ждет с такими мозгами.

— Ты, Джей, был в своем уме?! — недовольно гудела моя сознательная половина.

— Ну я же… — пытался я что-нибудь выдавить определенное.

— Нет, приятель, — буравил мою голову беспощадный голос моей лучшей половины, — сейчас я бы за тебя не дал и пары центов!

Такова была оценка самого честного судьи на свете, а мне лишь оставалось размышлять о… Однако, стоп. Ты, кажется, малость перегнул свою вину — машина ведь цела, да и среагировал в эпизоде с коммандос в шлемах тоже неплохо.

От этой мысли я заметно повеселел и мир не казался уже таким мрачным. В конце концов, все люди не идеальны!

Взвесив в руке лакированный корпус лайтинга, я с уважением обвел его взглядом — эта вещица уже ярко продемонстрировала свои возможности; бедро еще жгло, несмотря на наложенный регенератор плоти.

Заглотнув порцию резинки и надвинув темные очки, я прошел за Конфетку, поджидать потенциальных визитеров. В ушах негромко попискивала компьютерная музыка — мое последнее увлечение, а глаза внимательно следили за бетонными джунглями вокруг.

После бурных событий, происшедших за последние часы, я не ожидал, что пресловутое дежурство пройдет гладко. Но пока было тихо.

Постепенно я вновь погрузился в свои мысли. Мне становилось неуютно, когда мое воображение рисовало искаженную яростью физиономию Кендэлла. До меня почти донеслись его визгливые крики:

— Ты сорвал всю затею?!! Ну, Гордон, погоди, наконец я с тобой разберусь. И все из-за какой-то…

Желанный чек стал казаться весьма туманной перспективой — я мог бы и поплатиться за свою опасную выходку… Так вот, одна за другой набегали мрачные мысли, изредка осветляясь воспоминаниями о Джойс. Однако, черная реальность живо вытесняла из моей головы подобные, не слишком скромные фантазии, погружая лишь в серую унылость места под куполом.



Так прошло полтора часа. Сейчас на экранчике электронных часов светилось 1:15 пополудни, так что мне оставалось совсем не много.

Подогнув одно колено, я сидел на пластиковом полу и думал, а не надули ли меня? Например, конкуренты, решившие просто сорвать мою встречу с Кайлтоном.

— Раньше, умник, надо было соображать! — усмехнулся я, чувствуя себя… неважно. Мне не хотелось долго думать над этой проблемой, так как в игру вступили новые переменные.

Сквозь купол было неплохо видно все происходящее снаружи, в том числе и небо. Вот оно то и приковало мое самое живое внимание.

На моих глазах возник многообещающий объект, быстро приобретающий очертания выпуклого диска. Он прямиком пикировал в центр ничего не подозревающего купола.

— Ха-ха! Зовите дока, — я нервно засмеялся, — Парню плохо — это несомненно спешит НЛО — может, уточнить счет последнего матча по бейсболу?

Однако, дальнейшая раскрутка событий показала, как я в себе ошибался.

Элегантный корпус диска изверг из себя мощную струю направленной энергии, отбрасывая лишние разговоры и заодно принятия решения — бить или не бить.

Летающая смерть пронеслась в ярде над куполом. Я успел выпустить несколько зарядов, но неудачно — лучи скользнули по краю. Но отчаиваться не пришлось — в небе блеснули два его собрата.

По перепонкам ударил скрежещущий хруст — зеркальный ангар не выдержал и из центра побежали широкие трещины. Воздух наполнился ароматом плавящегося пластика, а плечо обожгли падающие осколки. Выругавшись, я перекатился по полу и послал порцию тонких лучей.

Вокруг уже стали пробиваться боевые лучи и стало ясно, что несмотря на свойство зеркал отражать свет, запас прочности ангара подходил к концу. Мне требовалось нечто получше. Первым и единственным решением была Конфетка — милый кар, дрогнувший в данный момент под очередным залпом с небес. Возникла небольшая пауза в визитах — мне удалось все-таки достать один из дисков и короткой перебежкой оказаться внутри уютного салона.

Я на мгновение ощутил, насколько здесь безопасней, чем снаружи. Потом с сожалением пришлось расстаться с подобными мыслями и сконцентрировать свои нейроны на проблеме выживания.

Лазерные лучи резали пол, били по машине, часть отражалась назад, остальные разбрызгивались серебристыми ручейками. Мои лучи тоже неплохо действовали кое-кому на нервы — все три получили несколько повреждений, один слабо дымился, но нападал наиболее жестко.

Обстановка накалялась. Я что-то нервно бормотал и гадал, как мне удается еще оставаться в живых, с таким перевесом не в мою пользу. Возможно, я оказался в более выигрышном положении. Как бы то ни было, я выполнял свою работу по защите Конфетки и все частные проблемы пришлось пока отложить.

В один из удачных моментов мне удалось поймать в прицел и ударить в одно из уязвимых мест поврежденного диска. Он треснул и, задев по пути многострадальный ангар, рухнул в сотне футов на асфальт.

Я предвкушал скорый взрыв, который поставит точку в судьбе этого противника, но оказалось, что я рано сбросил его со счетов. Мимолетное видение, блеснувшее на солнце, но его было достаточно, чтобы понять, что предстоит диалог с выбросившимся пилотом.

И тут меня словно ударило током, когда я сообразил, что эмблема у него на рукаве аналогична эмблеме визитеров в отеле.

На мгновение я застыл, а потом… Что-то проснулось во мне. Мощная рука невидимой силы вдруг выбросила меня ввысь. Я словно посмотрел на все со стороны.

И тут внутри поднялась часть меня, о которой я и не догадывался. Нечто дремавшее до последнего момента. Призрачные фигуры моих предков, древние воины, легионеры, рыцари, все они смотрели на меня и… весь этот бесконечный ряд вдруг спроецировался в одного человека.

Всмотревшись в его лицо, я узнал себя. Но черты излучали незнакомую прежде мощь.

— Ты должен сделать это!

У меня пересохло в горле, но что-то изменилось неожиданно во мне самом и в эту секунду понял — что мне надо было делать.

Двойник сказал, не размыкая губ.

— Ты… мы знали, что сделаешь этот выбор, — возник на долю мига неизвестный, но вместе с этим до боли знакомый голос.

И он исчез.

6. Роковое преследование

Ну и каковы ставки на третью мировую войну?

Рональд Рейган

Подхлестнутый неотвратимым разрушением купола, я приготовился. Диск попал в нужную мне точку, и я тут же вонзил в него алмазный луч лазера. Бок чужака вспыхнул, рассыпая искры. Я бросился к машине. Случилось, однако, непредвиденное: диск потерял управление и врезался в и без того хрупкий свод купола. Истошный дребезг стекла слился с воем обезумевшей Конфетки.

Не соображая, я чисто рефлективно устремил ее к дыре, пробитой диском. Чудом державшийся купол не выдержал, наконец, и рухнул. Я выжал все из этой чудесной машины, ракетой умчавшись к Солнцу. Я не мог видеть, как на обломки бывшего купола ступила стройная фигурка Джойс, вознесшая к небу свои нежные руки и лицо. Оно было залито слезами, но горя, или радости… Это все я узнаю много позднее. Но даю голову на отсечение — я чувствовал ее приближение, когда уносился от погони. Пока я мучительно придумывал выход, ко мне все быстрей приближались три совершенно целых диска! Образовав нечто вроде небесного эскорта, они принялись сосредоточенно вонзать в машину лазерные копья.

Конфетку швыряло из стороны в сторону как будто физиономию боксера. Меня самого качало и временами подкидывало. Страх постепенно испарился и на его место пришла ярость. Ярость на Джойс, что она не появилась чуть пораньше и из-за этого я могу не только не получить десять «лимонов», но и вообще отдать концы!

— Так… — многозначительно сузил я глаза, — Насколько мне помнится, лазер свободно проходит сквозь прозрачные вещи.

В мгновение ока я, держа левую руку на штурвале, обернулся, вытягивая в правой лучевик. На моих губах заиграла кривая ухмылка:

— Пришло время платить по счету, вояки, — процедил я и подкрепил заявление очередью синеватых лучей. Это немного отрезвило горячие головы типов на дисках. Поток ослепительных лучей ослаб.

Я с воодушевлением нырнул под днище ближайшего чужака. Тот, разгадав маневр, ловко ушел в сторону, оставив его собратьев в глубоком раздумье о моей дальнейшей участи.

Защита машины дышала на ладан: это явствовало из тревожно забегавших огоньков, когда я кинул отрывистый взгляд на приборную панель. В салоне стремительно повышалась температура, и пот, струясь из разгоряченной кожи, сбегал по лицу и шее.

— Вот не везет! — зло процедил я, явственно ощущая запах горящего пластика, — Реванш откладывается. Пора уносить ноги.

Но это было не так-то просто. Эти маньяки шли буквально по пятам. Закрученный этой сумасшедшей гонкой и постоянно оборачиваясь, я не сразу обратил внимание на неожиданно опустившийся прямоугольный экран над приборной панелью.

Он, казалось, был соткан из воздуха и являл собой недовольное лицо сорокалетнего мужчины с выпирающей квадратной челюстью и маленькими черными глазками. У меня уже голова шла кругом от всех этих новинок здесь. Налетчики также неустанно напоминали о себе. Не всегда точные мои выстрелы отбрасывали их на несколько секунд, давая передохнуть и мне и Конфетке.

Сквозь гул генераторов и визг лазеров до меня донесся басовитый голос красавчика на экране. Признаться, мне было не до него. Но расслышав только одно слово: «Джойс», я моментально сообразил важность этого случая и начал жадно внимать его речь.

— … Джойс! Несмотря ни на что не вмешивайся в события! Повторяю, — брови мужчины сошлись от напряжения, — не вздумай встречаться с Амадеем! Только тщательный сбор информации о причинах смерти и только косвенный!

Я недовольно фыркнул:

— Ладно, а обо мне, приятель, интересно, кто-нибудь позаботиться?

Экранная звезда тяжко вздохнула.

— Эта запись включится перед стартом. На всякий случай я положил также схему возврата. Не забывай о судьбе исчезнувшего Райланда! Пожалуйста, не импровизируй, хоть ты… и не можешь без этого. Хронотрон, надеюсь, не подведет.

Я надеюсь тоже.

— Эх! — горько вздохнул мужчина, — если бы ты не была лучшим агентом… Ну… — он печально улыбнулся, — Удачи тебе, Джойс.

Я почувствовал, как у меня зашевелились волосы, когда я сообразил, в какую опасную заварушку ввязался!!! Легкие взрывались без глотка свежего воздуха, но мой мозг, потрясенный услышанным, застыл в ледяном оцепенении, почти отключившись от всего.

Да, Джойс. Ты, крошка, оказалась не простой сексапильной малышкой, безмолвно исполняющей волю шефа, дорогуша! А, может, эту встречу с горячими парнями на дисках должны были выдержать твои хрупкие плечи?

Лучший агент? Как бы не так! Проявив свои таланты, ты быстренько вычислила наивного простака (это же надо, узнать о моей секретной встрече с этим стручком Кайлтоном!) и пустив в ход свое блестящее обаяние, ты спихнула всю опасность на меня! Нет, это был класс!

Молодец, детка! Твой шеф должен уступить тебе свое кресло а самому убраться на покой. Но если ты мне попадешься… Лучше бы твоим родителям было не встречаться!

Я чуть не выл от досады. Проклятие! Теперь меня еще и куда-то стартануть хотят! На ту сторону света, куда билет в один конец? Вся закипевшая злость выплеснулась в извержении на неотстающие диски потоком лазера. Глаза застлала ярость и только через пару минут я сообразил, что заряды лучей иссякли.

Отбросив теперь бесполезный кусок металла, я мучительно соображал что мне делать, пока отпугнутые до этого пришельцы подбирались поближе. В Конфетке стало жарко как в центре Сахары в полдень июля. Крупные капли стекали по лицу, застилая глаза и капая с подбородка на руки и штурвал.

— Включится здесь когда-нибудь кондиционер?! — прохрипел я, проклиная все на свете. Мои надежды на автоматику, следящую за воздухом, с треском провалились. Вот что значит надеяться на электронику 90-х годов, чтоб ее!..

На свой страх и риск я рискнул потыкать по клавиатуре одной рукой, управляя другой. К несчастью, заветная кнопка была, очевидно, в другом месте. Тут на глаза мне попались клавиши с нанесенными на нее молниями и лучами. Размышляя, следует ли с ними связываться (кто его знает, что имели в виду разработчики?), я довольно болезненно вышел из раздумий, когда сидение неожиданно провалилось вместе со штурвалом вниз, а моя чувствительная голова одновременно врезалась в прозрачную крышу.

Мгновение я видел вокруг себя ореол танцующих звезд, потом оказался вновь в кресле. Едва не задохнувшись от боли и ненависти, я заметил над собой поднимающийся ввысь невозмутимый силуэт диска.

— Ах ты! — сотрясали воздух мои бесплотные звуки.

— Ну, все, ты меня достал! — выдохнул я, вогнав кулаком клавиши с лучами, гарпунами и прочими картинками.

7. Пиррова победа

Жизнь может стать весьма прибыльной, если ты знаешь свои шансы.

Рипли, гроза Чужих

Я едва не оглох от рухнувшей в относительной тишине мешанины из свиста массивных копий-гарпунов, визга ракет класса «воздух-воздух» и лазерной вертушки.

Машина застыла в воздухе, завыли, очевидно, антиперегрузчики и начала вращаться в воздухе, извергаясь веером лучей, разлетавшихся во все стороны. Со стороны это выглядело, пожалуй, шикарно!

О, парень, я тебя поздравляю! Мне удалось остаться в кресле (и вообще в живых) и не быть размазанным по стеклу только при помощи нескольких ремней, неожиданно обвивших бедра, торс и плечи. Пару секунд я еще выдерживал, но на пятой все мои органы во главе с желудком завопили. Я уже ничего не видел от сплошного шума в ушах и унылого розового пятна перед глазами.

Единственное, что я еще мог делать и делал, ощущая себя под напором сил, стремящихся сорвать мышцы с кожей и оголить скелет — это медленно, но верно тянуться к проклятым клавишам, чтобы отключить их. От напряжения вокруг меня все смазалось, но в центре четко блестела моя цель. Но нет! Расстояние в два дюйма было также недостижимо как тысяча миль!

Дрожащие пальцы тянулись и тянулись вперед. Ремни, стискивающие плечи, теперь не спасали меня, а уничтожали, не давая перечеркнуть этот кошмар. Я уже чувствовал, что теряю сознание и поэтому, проклиная все на свете, начал судорожно вырываться из тисков. К сожалению, моих сил не хватало чтобы сделать это.

Смиряясь с неотвратимостью и надеясь только на электронику, которая возможно отключит оружие сама, я увидел сквозь лианы лучей темный силуэт диска, с воем пикирующего на меня. Мне оставалось только молиться, чтобы диск попал на капот. Но в бешеном вращении, которым занималась Конфетка, это был выигрыш в лотерею. Прекратив рывки, я следил за растущей громадой…

Через три секунды раздался взрывоподобный удар и меня бросило вперед. Одновременно я услышал хруст и подумал, что это мои кости. Но на этот раз Фортуна улыбнулась, пусть и не задаром. Смертельный враг, сам того не желая, спас меня! Его мощный удар чудом не разбил переднюю часть машины, но дал дополнительный импульс моему телу и тем самым вырвал из гнезд основания ремней.

Пальцы врезались в злополучные кнопки, а голова самым натуральным образом вмазалась в штурвал. С трудом соображая, я все же догадался по наступившей мертвой тишине, что дело было сделано!!!

Ощущая во рту соленый привкус крови и резкую боль в бровях (я молчу уже о носе), я, тем не менее, заставил себя поднять голову и разобраться, почему вдруг уменьшился вес.

Дикий крик ужаса родился в глубине легких и вырвался из моего искаженного рта, когда взгляд уперся в переднее стекло. Машина, набирая сумасшедшую скорость, неслась вниз, прямо в растущую на глазах бензоколонку.

Выпустив воздух во всю силу своих легких, я вырвался из состояния частичного оцепенения и со вдохом принялся как безумный дергать штурвал. Но его заклинило — он был словно в тисках. Вот тут я разъярился по-настоящему: неотвратимость гибели после невероятного везения с диском — это было чудовищным ударом! Ярость смешалась с жутким страхом. Словно забыв о рассудке, я бросил штурвал и начал бить по всем клавишам кулаком.

Когда до земли оставалось не более полутора десятков метров, рука попала по странной клавише с надписью «Старт». Поднимая руку для нового удара, я вдруг услышал нежный рокот двигателя машины и перед глазами на мгновение раскрылся конус из мириада искр.

У меня отвисла челюсть — цистерна бензовоза находилась уже в паре метров, буквально перед глазами! А мы с Конфеткой влетели в… звездный конус, голубыми призраками прошив бензовоз насквозь!

Рассекая тонкую звездную материю, Конфетка вдруг вынырнула в совершенно ином месте!

Перед глазами еще чернела цистерна и вдруг ударил ослепительный солнечный свет. Даже ослепленный, я успел заметить, что это — отражение от воды.

В следующую секунду зеркальная машина на полном ускорении метеоритом вошла в воду. От толчка я, уже не стиснутый ремнями, врезался гудящей и до этого головой в крышу. Теряя сознание, я с удивлением заметил сомкнувшиеся над собой голубые волны…

Часть 2 Блеск средних веков

1. Пронзивший время

Во время кризиса самое главное — не потерять голову!

Мария-Антуанетта

Первое, что я ощутил после схлынувшей с сознания непроницаемой пелены, было странное чувство, будто за мной наблюдают. С трудом открыв один глаз, я увидел расплывчатое пятно, медленно приобретающее вид уставившейся на меня сороки с отвисшим клювом. Она внимательно изучала меня то одним, то другим глазом. Любопытно, что ее так заинтересовало? Но, видимо, обнаружив где-то что-то более интересное. Птица захлопнула клюв и резво спорхнула с капота.

В это время мне удалось разлепить второй глаз и… я подскочил, как ужаленный, увидев, чем заполнено пространство под машиной. Ее окружала вода!!! Тем не менее, шишка, которую я заработал при этом, славно отрезвила голову. Бухнувшись в кресло, я начал здраво мыслить.

— Ты плывешь по небольшой речке, не пора ли на сушу? — подумал я.

Ответом был слаженный дуэт громкого всплеска отбрасываемой воды и скачок в гуле генераторов стати-поля, вынесшего меня к изумрудной траве берега.

Я, покачиваясь, вышел из прозрачного салона. Обойдя машину, я обнаружил сзади несколько поверхностных углублений. Лазеры все же оставили о себе память. Посмотрев по сторонам, ощутил неприятный холодок — где это я?!

Ведь я же ясно помню, что падал прямо в цистерну с бензином! Потеряв на полминуты дар речи, я только переводил взгляд с серебристой ленты реки на Конфетку и обратно. В состоянии, близком к шоку, я рухнул в пилотское кресло. Случайно мои глаза попали на экранчик. Светившиеся на нем символы раскаленным железом выжглись в моем ошарашенном мозгу.

-----------------------

Вена. 17 июня 1789 года

Новые координаты?

-----------------------

— ВЕНА-А-А?!! — услышал я свой голос.

Такую ноту мне не удавалось брать лет с 13.

Я вдруг почувствовал непреодолимое желание залить занывший от чего-то желудок. Глотком виски, скажем.

Нащупав в кармане рубашки плоскую фляжку, я автоматически молниеносно открутил крышку и опрокинул в себя содержимое. Холодный огонь где-то внутри разошелся щекочущим теплом. Стало чуть легче.

Если это не чья-то дьявольская шутка, а это подтверждало много известных мне фактов, то получается, что кто-то кинул меня из моего благополучного 1999 (в Новый год!) в первобытный ХVIII век!

Я вспомнил, что он лишен таких элементарных вещей как телевизоры и автомобили, не говоря уже о телефоне. Представив во всех красках ситуацию, в которую влип, я почувствовал себя довольно неуютно. Отхлебнув для уверенности еще глоток, я начал думать что же делать дальше.

Блуждая взглядом по приборному щитку, я наткнулся на деталь, просто хлестнувшую мне по нервам. «Старт». Вот в чем причина всех моих бед! Круглая выпуклая кнопка невинно блестела на солнце. Моя рука невольно потянулась к ней, когда я вдруг сообразил, что этот опыт может кончиться весьма плачевно.

Я все еще не знал, как обращаться с устройством, выкинувшим меня черт знает куда (но спасшей от жаркой встречи с бензовозом, заметило подсознание, но я отбросил эту мысль до лучших времен). Склонившись над рядами клавиш, я мучительно соображал, что же делать.

Потом в голове всплыл обрывок фразы типа с экрана:… на всякий случай я положил схему возврата…

— Надеюсь, ты не передумал в последний момент, — с надеждой подумал я и принялся за поиски.

Заглянув в отдел для перчаток, открывающийся сенсорной стрелкой, я вытащил белый пластиковый лист, как оказалось, особо не изобилующий фразами. Схема была на удивление проста: стереть предыдущие координаты и ввести новые. Использовалось всего несколько клавиш.

— Хм, никогда не видел проще машины времени, — откинув лист и протягивая палец к кнопке стирания усмехнулся я, — Всего-то раз и…

Утопив клавишу в гнездо, я, с доброй улыбкой поднял глаза к экранчику. Она превратилась в каменную маску, когда на нем появилось изображение… Джойс!

2. Призыв из Будущего

Что значит: " у меня есть для тебя небольшая работенка"?

Геракл

— Э-э… — обомлел я от изумления. Не ожидал ее встретить так быстро.

— Если вы слушаете эту запись, — с печалью в голосе начала она, — значит произошло то, чего я опасалась…

По моей спине пробежал холодок, а открывшийся было рот захлопнулся.

— То есть, вы столкнулись с похитителями и случайно включив хронотрон, попали в прошлое.

— Могла бы сообразить, — заметил я сердито и выжидающе откинулся на спинку кресла.

— Но не все так плохо, — обнадеживающе улыбнулась она. Мне почему-то не верилось, — Вы можете сейчас вернуться, как вы, наверное, сообразили… — заметила она.

Я выжидательно скрестил на груди руки.

— Но… — Джойс приблизилась на мгновение, словно заглянув прямо в глаза.

Она вдруг стала грустной.

— Джей, ты… — мягко произнесла она, — можно обращаться к тебе на ты?

Видимо, решив что я не против, как, впрочем, оно и было, девушка продолжала.

— Джей, я хотела бы обратиться к тебе за помощью, — голос ее дрогнул, и я увидел мольбу в ее глазах.

— Я из будущего. Ты видимо и сам об этом догадался. — верно, девочка (и что из этого?). — Наш мир на пороге катастрофы. Предотвратить ее нельзя, но можно сильно ослабить последствия, выяснив кое-что из прошлого. Сейчас я попытаюсь это прояснить.

Я должна была собрать информацию о причинах смерти композитора Вольфганга Амадея Моцарта. Однако может случиться так, что на моем месте окажешься ты. У меня есть единственная возможность спасти моего друга. Я должна срочно ехать на встречу с Райландом.

Ее лицо стало белым как мел — она с трудом сдерживала чувства.

— Он погиб в 33 году, во времена Христа. Это было ужасно… Именно из-за него я сделала остановку в твоем времени. Не знаю, сумею ли остановить его… Но теперь помочь мне можешь только ты. Подумай перед тем как наберешь новые координаты, если согласен — нажми клавишу стирания повторно.

Ее лик растаял, а я размышлял, еще смотря на экран.

— Ну что, Лэндо, — посмотрел я на свое отражение в зеркале заднего вида, — есть шанс спасти мир и помочь девчонке! В самом деле, кому еще выпадет счастье проторчать в глухом прошлом, вдали от современной цивилизации, спутникового ТV, видео, бизнеса, вдали от… — я вдруг запнулся, кое-что вспомнив — … Кендэлла!

Мой взгляд на последнее обстоятельства неожиданно поменял полярность.

— Побыть несколько дней, — закатил я глаза и засунул под голову руки, — несколько дней, несколько счастливых дней без этого грязного самодовольного козла!.. Не слушать его снисходительные замечания о моей, как я считаю, добросовестной деятельности… О, это было бы шикарно! — улыбнулся я и представил лицо босса, если бы он узнал о моей ситуации.

— Кажется, сейчас как раз время появиться Лэндо!

Чуть позже, отбросив Кендэлла, я нашел еще несколько плюсов в этой затее.

Во-первых, увидеть легендарного Моцарта. Кроме того, красотки были и в то время и одиночество мне не грозит. Когда я бросил взгляд на лежащий рядом компакт-плейер, в голове шевельнулась одна мысль…

— О`кей, — подмигнул я своему отражению, — Рвануть когти я всегда успею, почему бы не рискнуть?!

… В голове прозвучало «щелк» и я проснулся. Руки резво стянули с головы пластиковый обруч с бегающими огоньками по окружности. Покрутив в пальцах, я спрятал его в полость, откуда достал, пользуясь указаниями Джойс.

Это кольцо записало на подкорковый слой моего мозга немецкий язык. Вспомнив сияющее лицо Джойс после включения записи ее послания, я невольно улыбнулся. Она сообщила, что по их сведениям мне будет достаточно пяти дней, чтобы собрать нужную информацию. С техникой будущего хватило бы и этого для вычисления причины смерти Моцарта. В момент, когда я попал сюда, он только-что вернулся из Праги. Я находился за два года до его смерти.

В самом конце Джойс упомянула об одной особе, Ирэн фон Лайнет, которая неплохо знала Амадея.

Упомянув еще о Кольце, пластиковом обруче, копирующем на подкорку мозга знание языка, она известила меня о моих финансах — паре золотых брусочков, после чего бесследно растворилась. Видимо, отправилась спасать своего приятеля.

Теперь главной проблемой была одежда, ее мне прийдется доставать самому. А в глубине сознания у меня томилась мысль, что все это довольно странно и даже несколько несерьезно.

Набрав координаты своего времени и места я, удовлетворенный, вышел в новый мир. Кстати, вышеупомянутый гипносон продолжался около получаса.

Замаскировав Конфетку в небольшой воронке, я пошел к дороге, замеченную несколько ранее.

3. Мир 18-го Столетия

Чтобы выжить, надо уметь приспосабливаться к меняющимся обстоятельствам

Тиранозавр Рекс

Это выглядело подозрительно, но почти сразу послышался усиливающийся стук копыт. По грунтовой дороге приближалась запряженная четверкой гнедых лошадей карета из красного дерева. Обдумав пару секунд свои действия, я спрятался за ближайшее дерево.

Бодрый перестук вдруг затих рядом со старым дубом. Из распахнувшейся двери выскочил высокий молодой мужчина в богатой одежде. Что-то бросив, видимо, в дупло, он прыгнул в карету и умчался прочь.

Заинтригованный, я подошел к дубу, где в узком дупле обнаружил письмо. Однако не успел прочесть даже адреса — мне пришлось бросить его обратно, а самому спрятаться за деревом. С противоположной стороны также послышался стук копыт. Вскоре показался всадник — коренастый рыжий мужчина с длинным шрамом на правой щеке. Незнакомец сразу остановил вороного коня у дуба, озираясь, спрыгнул и протянул руку в дупло. Через мгновение он с ледяной улыбкой процедил:

— Прекрасный сегодня день! Вот теперь Ирэн фон Лайнет в моих руках!

Повернувшись спиной к дереву, а значит и ко мне, он увлеченно принялся распечатывать конверт.

Этот тип мне сразу не понравился, а угроза в адрес знакомого мне имени довершила дело. Бесшумно выскочив из-за дерева, я окликнул его. Он повернул ко мне улыбающуюся физиономию. В ответ я тоже послал ему одну из своих самых ослепительных улыбок и молниеносным ударом в челюсть оглушил его. Он закатил глаза и с моей помощью мягко упал под кустик.

— Воздушные ванны весьма полезны для здоровья! — сказал я, дружески похлопав его по плечу и освобождая от верхней одежды.

Спрятав свою прежнюю в машину, я облачился в темный камзол с черными штанами.

— Извини, приятель, — вздохнул я, — Ты не против того, если я одолжу на недельку твоего скакуна?

Довольное похрапывание я расценил как согласие, поэтому вскочив на вороного коня и подмигнув незадачливому авантюристу я помчался в сторону, где виднелся город. Спустя полчаса копыта моего коня цокали по каменной мостовой Вены. Я поинтересовался насчет приличной гостиницы у проезжающей мимо группы гвардейцев его Императорского Величества.

Доблестные вояки, переглянувшись, посоветовали "Гордого петуха".

Отметив это, я решил превратить свое золото в звонкую монету. Отыскав лавку ростовщика-грека, я пинком открыв дверь, вошел в нее бодрым шагом. Там находились пара человек. В одном из них, по хитрой, но дружелюбной физиономии я разгадал хозяина. Вспомнив имя, висящее над дверью, я мягко поманил его:

— Гектор! — толстяк пульнул на собеседника многозначительный взгляд и вырос передо мной.

— К вашим услугам, милорд! — расплылся он в улыбке.

Смерив его взглядом, я серьезно посмотрел ему прямо в его маленькие глазки:

— Как ты считаешь, на сколько тянет этот кусок золота? — и подкинул слиток.

Гектор сразу приобрел деловой вид, а глаза засверкали… Спустя некоторое время я вышел из его лавки, поглаживая кожаный мешочек, туго набитый монетами, и оставив этого грека с довольно кислой миной на лице.

— О`кей! Нашел с кем тягаться — коммерсантом ХХ века! — подумал я довольный собой.

За это время мне порядком пришлось подрать глотку, неплохо бы и пропустить стаканчик…

Конь, которого мне пришлось позаимствовать, оказался на редкость понятливым и добродушным существом. Мне не приходилось долго находить с ним общий язык. Спокойный и сильный, он показался мне приятнее многих двуногих, которых я встречал.

Я назвал его Астором.

Он привел меня к гостинице "Гордый петух". Подняв взгляд, я увидел черный рельеф этого сына пернатых. Окинув ее оценивающим взглядом, я решил что она мне вполне подходит. И, не теряя времени, спешился и вошел внутрь.

Звякнул колокольчик, и что-то пишущий длинным пером седовласый человек взглянул на меня умными голубыми глазами. Я подошел к нему и, поздоровавшись, спросил комнату. Он посмотрел на меня, зачисляя одновременно в определенный класс.

— Милорд, — мило улыбнулся хозяин, выходя из-за стойки, — Я польщен вашим вниманием и готов предложить вам комнату, соответствующую вашему статусу.

— Благодарю вас, — улыбнулся я в ответ, — Хотел бы занять ее сейчас. И кстати, как вас зовут?

— Клаус Норманн! — в почтении склонил голову хозяин.

Комната оказалась довольно хороша. Белые стены приятно контрастировали с добротной лакированной мебелью. На стенах картины, а на подоконнике цветы.

— Прекрасно! — заключил я, обведя взглядом свое новое жилище, — я доволен.

— Я рад, господин, — вновь склонил голову Клаус Норманн.

Нет, этот мужчина мне положительно нравился.

— Через минуту горничная принесет постель.

— О`кей, — улыбнулся я, — благодарю.

Норманн скрылся за дверью, а я подошел к окну, думая о рыжем незнакомце.

4. Город из Прошлого

Одна из радостей путешествия это возможность повидать новые города, познакомиться с новыми людьми…

Чингис-Хан

Отдохнув часок, я решил, что неплохо было бы перекусить. Прицепив к поясу шпагу, я легко спустился вниз и вышел вон.

Обнаружив в паре кварталов достойную внимания пивнушку, я рывком вошел внутрь. На меня пахнуло крепкой смесью чеснока, пива и жареного мяса. Несколько человек обернулось ко мне, в их глазах промелькнуло легкое удивление. Тем не менее они вновь уткнулись в свои кружки. Особых мыслей в их пустых глазах обнаружить не удалось, что было мне только на руку.

В основной массе это были горожане среднего класса, возможно, постоянные посетители. Присутствовало и несколько человек в богатой, но пыльной одежде, возможно купцы. В дальнем углу примостилась группа смуглых людей, переговаривавшихся односложно и резко, те то как раз и бросали на меня оценивающие взгляды.

Сияя добродушием и, наверно, всеми 32 зубами, я подошел к стойке. Сегодня клиентов обслуживал хозяин заведения — уверенность в его круглых глазах указывала на это безошибочно. Я спросил пива и горячий кусок мяса. Тот кивнул и, вскорости, это появилось на столике, который мне приглянулся. За ним уже сидел пожилой бюргер. Поев, я сидел и потягивал ароматное пиво, строя радужные планы на будущее. Краем глаза я заметил как вошло еще несколько человек. Один, на пару лет младше меня, был уже под мухой и неуверенно подошел к стойке. Через минуту я потерял к нему интерес.

Его шаги прошаркали в дальний угол и скоро оттуда донеслись восклицания: "…Он, посмел?"

Скосив глаза в том направлении я увидел, что смуглые в черном что-то рассказывают недавно вошедшему парню. Они временами цокали языком и вздыхали.

— Вот бедняга, — подумал я, — наврут и облапошат как пить дать…

Но это было не мое дело, поэтому я постарался забыть об этом.

Мне почти удалось представить как я небрежным жестом даю Джойс пачку листов с доскональной информацией о Моцарте, и она в ответ обвивает мою шею тонкими пальцами…

Из грез меня грубо вырвала чья-то рука, нахально поднявшая со стула.

— Ты! Наглец!!!

Я поперхнулся пивом, когда меня развернуло нос к носу к тому самому парнишке, о котором я сожалел. Пожалуй, зря.

5. Новые знакомства

Вот это развлечение!..

А.Македонский

На меня смотрели агатовые глаза, пылающие на красном от гнева и алкоголя лице. Рот был искажен в кривом оскале ненависти. Еще гудели перепонки от его первых слов, а он, подобно стволу пистолета, выплюнул:

— Ты очень пожалеешь!!! — и подтвердил это мощным ударом, бросившим меня на стол. Стол раскололся и я вместе с его половинками и кружкой рухнул вниз. Однако коснувшись спиной пола, я ловко вскочил. Первое ошеломление прошло, и я вновь был в форме, вне себя от ярости.

— Какие проблемы, парень? — я старался еще говорить нормально, — бейсбольный матч отменили? Видишь, человек пиво пьет!

— Сейчас ты у меня закусишь!! — прорычал он, брызгая слюной.

Он послал кулак мне в голову, заблокировав его, я ответил двойным в лоб и солнечное сплетение. Тот согнулся, но через пару секунд заехал мне головой в живот. Не ожидав такой прыти, я тоже согнулся. Совершив хороший рывок, он послал свое тело на меня, но я плавно увернулся и он, красиво боднув воздух, впечатался в стену.

Помассировав живот я, тяжело дыша, выпрямился и проковылял к приходящему в сознание парнишке.

— Так почему ты на меня накинулся?

— Оскорбление моей госпожи — преступление, милорд наглец — рявкнул он.

— А по моему, ты ошибся, — похлопал я его по плечу.

— Есть свидетели, — проскрежетал он, поднимая голову, и ткнул пальцем в группу парней в черном. Я направился к ним, но те выскочили прочь как ветер.

— Может засунуть их в… — начал я, но тут встретился с недовольным взглядом владельца пивной.

— За его счет, — мотнул я головой в сторону несостоявшегося боевика.

Тот кивнул и воззрился на делающего третью попытку подняться парня.

— Альберт, ты… — услышал я за спиной могучий бас хозяина, но уличный шум съел окончание фразы.

Вена — город небольшой, но очень красивый. Расположенный на берегу Дуная, он имеет, наверное, самые красивые в мире набережные. К одной я сейчас и направлялся — после этой идиотской стычки хотелось несколько расслабиться. Вокруг высились темные дома в разных стилях: барокко, готика, английский и даже, подозреваю, эпохи Ренессанса…

Чуть прохладный и напоенный свежестью воздух, давал ни с чем не сравнимое наслаждение (особенно после смога наших мегаполисов!). Рядом проходили люди в старинных одеждах, разговаривали, смеялись и грустили. Я чувствовал себя так, словно бы попал на съемки исторического фильма!

Если только не считать одного нюанса — окружающий сейчас меня мир был настоящим, со всеми присущими ему болезненными и приятными моментами, а мой, мир ХХ века перенесся пока за грань иллюзии. Мне очень хотелось надеяться, что это путешествие не очень затянется.

Мое внимание привлекла интересная процессия. Богато украшенные сверкающие кареты, кучера и слуги на запятках проехали мимо меня, оттеснив с остальными прохожими к краю улицы.

— Дорогу Императору! — кричали всадники впереди экипажа.

— Да, — с гордым видом произнес пожилой джентельмен, стоявший рядом со мной — Наш Император!..

— И как часто императорская семья делает такие вояжи? — поинтересовался я.

— Такое зрелище… — вздохнул он, не расслышав видимо моего вопроса, — а лучше, конечно, было бы оказаться внутри этой кареты!..

Сопровождающий эскорт бодро процокал, казалось, перед моим носом, оставив неизгладимое впечатление.

Подкрепившись, я решил заняться делом, а точнее, искать сведения о гении по имени Моцарт. Спросив, как пройти к дому фон Лайнетов, я зашагал туда, размышляя, как преподнести себя Ирэн. Но судьба имела на этот счет явно иные планы.

Позади послышались звуки бегущих людей. Обернувшись, я увидел несущихся на меня шесть гвардейцев. По их выпученным глазам и оскаленным зубам я ни секунды не сомневался в личности их жертвы.

— Точно, ребята! — радостно подпрыгнул ближайший из них, приняв растерянность на моем лице за чистосердечное признание, — Лови этого типа! На нем камзол милорда Друмма!

6. Обратная сторона медали

Малая помощь в нужное время лучше большой, в ненужное время.

Принцесса Лея

— Нет, — выругался я мысленно. — Ну везет же, как покойнику! — и устремился во весь опор вперед. После нескольких минут бега я вырвался вперед на сотню ярдов и, крутнув головой, свернул влево. За ажурной оградой я заметил красивый дом.

Это подвигло меня на размышления о том, чтобы перемахнуть через нее, но… мои преследователи не дали мне на это время и, обогнув ее, я вбежал на узкую улочку. Здесь она была монолитной и гораздо выше.

Я рискнул постучать. Побарабанив согнутым пальцем, я с надеждой прислушался. Однако в ответ донеслись и совсем рядом крики из серии: "Теперь он у нас в кармане!".

Прислонившись спиной, я лихорадочно соображал что делать дальше. К несчастью, с противоположной стороны улочки тоже послышались крики аналогичного содержания. Вытирая холодный пот со лба, я уже было думал: "Пожалуй, братцы, сейчас раунд ваш."

С тенью надежды я смерил взглядом ствол раскидистого орешника. Однако…

Дверь, которую я подпирал, неожиданно радикально изменила ход моих мыслей — она открылась внутрь, а не ожидавшее этого и поэтому ринувшееся к земле мое тело подхватили две жилистые руки. Они же втащили меня внутрь. Инстинктивно я повернул голову.

— Какие проблемы, парень? Я их отвлеку, — сверкнули белые зубы в усмешке, а в лицо пахнуло спиртом.

— Альберт?! — пораженно прохрипел я.

В следующую секунду обладатель агатовых глаз тенью скользнул к проему двери. Закрыв ее одной рукой, другой Альберт заспанным движением начал чесать шею. Глядя в щель, я с трудом сдерживал смех, когда он, пошатываясь, пошел к гвардейцам на левом фланге. Не увидь его полминуты назад, я бы поспорил на стопку долларов величиной с Эйфелеву башню, что он только сейчас проснулся. Жмурясь от света, он участливо поинтересовался:

— Кого ищем, братцы?

В данный момент у них происходил болезненный переход от мысли, что "он у них в кармане" к суровой реальности "ему в кармане было тесно". Выражения лиц становились все кислее и кислее…

Видимо, Альберту стало их жалко, поэтому он, зевнув, сказал:

— Этот ловкач кажется перемахнул через ограду.

— Да как же он смог? — ахнул усатый гвардеец.

Юноша зевнул еще разок (булькающий смех в одном из моих легких) и подошел к гвардейцу. Дружеское похлопывание по плечу закончилось сочувственным вздохом:

— По стволу орешника.

— Ну и ловкий же, бестия! — сказал кто-то.

Секунду висела гробовая тишина, после этого я услышал удаляющийся топот. Мой спаситель вошел и мы, наконец, захохотали во все горло.

— Ну. Альберт! — протягивая руку сказал я после этой разрядки, — Я просто поражен тобой! Теперь объясни.

— Я у вас в долгу, — улыбнулся юноша, — поверив этим наглецам в черном, — лицо его стало хмурым, — я оскорбил вас при свидетелях, нахал… Потом бармен подтвердил ваши слова о сегодняшнем приезде в Вену.

— Ну ладно, — потрепал я его волосы, — теперь мы квиты. Расскажи, что ты здесь делаешь?

Мы подходили к парадному входу.

— Работаю слугой. А кстати, что это значит — "бейсбольный матч"? — перевел он разговор на опасную тему.

— Да так, — отшутился я — обычная игра.

— Что с тобой? — вдруг спросил Альберт увидев как неожиданно изменилось мое лицо.

Но я его не замечал, оцепенев словно от шока: из дома быстро спускалась, обхватив пальцами виски, девушка, которая была мне слишком знакома! Это был словно удар грома. Она промчалась перед нами как порыв ветра, но я успел разглядеть ее лицо, которое вряд ли забуду.

— Это же… — закончить я не успел.

На мой раскрытый рот легла чья-то ладонь. Взбешенный, я повернулся к Альберту, намереваясь его откинуть. Но тот меня опередил.

— Ты чего, совсем спятил? — спросил он, глядя на меня ледяными глазами, — Это Ирэн фон Лайнет!

Несколько секунд я дергался, но потом до меня дошел смысл. Кусочки странной головоломки чуть сдвинулись со своих мест, немного приоткрыв тайну.

— Но это не… — растерянно произнес я, смотря как девушка нырнула в карету и та скрылась.

Я в бешенстве оттолкнул Альберта.

— Ты что, не заметил, что она была сильно расстроена? — сказал он.

— Нет дорогуша, — хмыкнул я, — Как-то не обратил внимания!

Тоже мне полиция нравов, где-то в глубине отразилась у меня раздраженная мысль.

— Она плакала, видно вновь из-за Леонардо Рема.

Повернув голову, я встретился с парой преданных глаз.

— А это кто? — скрестил я на груди руки.

— Бывший возлюбленный госпожи, — вздохнул Альберт, — Раньше, когда ее отец Леопольд дружил с его отцом, Карлом Ремом, они были довольно близки. Но пару месяцев назад произошла крупная ссора, и в ней по макушку влип Леонард. Слишком много доказательств. Ирэн поверила, но привязанность еще горит в ее сердце, хотя она увлеклась другим человеком.

— Кем? — автоматически спросил я.

— На этот раз известностью — Моцартом! Кстати, у них там что-то намечается…

У меня медленно отвисла челюсть. Вот и новые фигурки головоломки.

— Ты, наверное, слышал о нем?

"Еще бы" — подумал я, но Альберту лишь кивнул.

— А сам ты откуда это узнал? — как бы между прочим спросил я.

— Служанки в этом доме довольно общительны, — уклончиво улыбнулся Альберт, — Кстати, а как вас зовут?

— Меня?.. Лэндо Лазер! — не моргнув глазом сказал я.

— Никогда не слышал, — удивленно протянул мой приятель.

— Только что приехал из Америки, — ослепительно улыбнулся я, соображая что бы еще сказать правдоподобное, — У моего старика на юге был старый замок и пара деревушек…

Слушая, Альберт смотрел на меня странными глазами.

— …И заскочил в этот кабачок так, от скуки…

В конце концов он пожал плечами и сказал:

— Все возможно в этом мире. Добро пожаловать в Австрию!

Следующее утро выдалось удивительно ясным. Очнувшись в своей комнатке, я занялся своим лицом и прочими частями тела, размышляя одновременно об Ирэн. Мои надежды на ванну, к несчастью не оправдались.

Прошлый вечер, кстати, не прошел даром: я узнал где живет Моцарт и собрал кое-какие сведения о нескольких его знакомых, после чего записал это все на бумагу.

Итак, Ирэн. О ней я знал мало. Единственная полезная информация об этой крошке, очень мне напоминавшей кое-кого, заключалась в совете обратиться к ней. Теперь я понял причину настройки координат хронотрона на этот момент — Джойс спокойно могла сблизиться с Амадеем под ее именем, не изменяя Историю, пока Ирэн мирно посапывала недельку на заднем кресле машины. И все же мне показалась дикой мысль о таком абсолютном сходстве! Четко очерченные ждущие губы, тоненькая фигура, даже неуверенный жест рукой — все принадлежало Джойс!

Посмотрев в зеркало, я похлопал себя по щекам, закончив бритье, и поправил волосы. А может быть Джойс специально создала себе аналогичное лицо — лазерная хирургия, контактные линзы и т. д.?

Это было довольно интересное предположение, дающее несколько иное направление моим мыслям. Но… Девушки девушками, а насущные проблемы требовали своего решения.

Первым делом я решил заняться вопросом одежды. Точнее, ее заменой…

… Мило улыбнувшись на прощание, я толкнул дверь лавки портного и вышел. Тот ответил мне кивком, любовно поглаживая в руках мои монеты.

Неожиданно я почувствовал, что кто-то сильно меня толкнул. Наши взгляды встретились на секунду, но этого было достаточно, чтобы его глаза налились кровью и стали походить на его рыжие волосы.

— Это ты?! — рявкнул Друмм, не веря судьбе и своим глазам.

— Нет, Микки Маус, — попытался я замазать истину.

Но делал я это уже в рывке вперед.

Позади слышался яростный рев и проклятия, но он удалялся. А я, пожалуй, побил мировой рекорд 97-го года в беге на сто метров. Прохожие испуганно шарахались от меня, но сейчас это только помогало. Обогнав Друмма на секунд пять, я свернул на другую улицу и успел нырнуть в проезжающую мимо черную с золотым карету. Тяжело дыша, я повернул лицо к сидящей там девушке, желая извиниться, но с губ сорвалось лишь одно:

— Джойс?!!

7. Восхитительная Леди

Нет, она сама Роза!..

Ну а зачем шипы?!.

Сирано де Бержерак

Сидящая напротив девушка не менее ошарашено смотрела на меня, но потом лицо покраснело, а в глазах заплясали огоньки гнева.

— Что за наглость? Что вы себе позволяете?

— Прошу прощения, леди, — растерянно ответил я, — но вы так похожи на мою знакомую, а я…

— Я, — гневно произнесла девушка, — Ирэн фон Лайнет! И вон из моей кареты, милорд!

— Мне искренне не хотелось вас обидеть, — сказал я, — но поверьте, сейчас за мной гонится какой-то маньяк…

— Друмм?! — округлила глаза Ирэн, выглянув в окошко. Ее лицо побледнело и она крикнула вознице: — Гони, Арни!

— Мне пришлось долго искать встречи с вами, — твердым голосом сказал я, — Одна из причин вот это…

Я протянул девушке конверт с ее именем.

— Но ведь оно от Леонардо, — тихо произнесла Ирэн, нервно распечатывая письмо.

— Я случайно наблюдал, как молодой человек спрятал его в дупле…

— … старого дуба, — закончила за меня она и понимающе кивнула.

— Очень скоро рыжий всадник подъехал к дереву и достал письмо.

Я повторил ей слова Друмма.

— Вот наглец, — с ненавистью в голосе сказала Ирэн и, дочитав письмо до конца горестно покачала головой. — Все… теперь уже окончательно… Боже, что теперь будет?..

Я снова подал голос:

— У меня была возможность проучить Друмма и похитить письмо. Увидев, кому оно написано, я начал вас искать, ну… а Друмм, — усмехнулся я, — после этого имеет на меня зуб.

Глаза Ирэн потеплели и она протянула руку.

— Благодарю вас, милорд!

— Лэндо Лазер всегда к вашим услугам, — склонил я голову и пожал руку. Ирэн удивленно посмотрела на меня.

— Прошу прощения, — смущенно пробормотал я, запоздало поцеловав ее кисть.

— Вы какой-то странный, — с тенью улыбки произнесла девушка. Однако через секунду черты ее лица заострились, — Опять этот Друмм!

— Что это за человек? — поинтересовался я.

— О! — невесело улыбнулась она, — А вы его еще не знаете? Счастливый человек!

— Я недавно приехал из Америки. В Вене впервые…

— А… — кивнула она и откинулась на спинку, — Это порядочный подлец, нагло предлагавший мне стать его женой.

"Я бы удивился, если бы он этого не сделал" — мысленно усмехнулся я.

— У него большие связи, вес в городе, имеет шайку отъявленных головорезов, которых содержит на деньги наследства. Желая увеличить свое влияние, этот человек идет по трупам! И кстати, — с хитринкой в глазах сказала Ирэн, — Ваш камзол мне кого-то напоминает…

— Ну, это так, — отшутился я почувствовав себя вдруг неловко, — мало ли в этом городе…

— Но если бы это вдруг оказался камзол Друмма, — улыбнулась девушка, — я бы была только счастлива…

Так, мило беседуя, к концу поездки мы уже почти стали друзьями. Карета вдруг остановилась у каменного дома.

— Я вам обязана, — вдруг серьезно произнесла Ирэн.

— Это пустяк, — махнул я рукой, — вы меня и так очень выручили.

— Мне бы хотелось сделать вам все же приятный сюрприз, — уголки губ у нее чуть приподнялись, — Вы любите музыку?

— Да, а что? — поинтересовался я без задней мысли.

— А как вы смотрите на то, чтобы вместе со мной встретиться с Моцартом?

— Когда? — голос мой дрогнул, я даже не ожидал такого поворота.

— Сейчас! — улыбнулась она, считая мое молчание за знак согласия.

В конце концов, решил я, от одной встречи Вселенная не разлетится.

Любопытство определенно когда-нибудь меня погубит.

Выскочив первым, я помог девушке выйти из кареты и поднял голову, Передо мной на особняке висела красочная вывеска — " У трех звезд".

Мы вошли в гостиную, где нас встретила черноволосая молодая женщина. Ирэн меня представила, как оказалось, жене Вольфганга Амадея — Констанции. Та, скользнув по мне взглядом, мило улыбнулась и подала руку. Почти в то же время вошел и сам Моцарт.

Он был невысоким, светловолосым человеком, чуть бледным, но с лучистыми голубыми глазами. Пока Ирэн представляла меня ему как своего хорошего друга, я оценивал ситуацию. Моцарт с искренней улыбкой протянул мне руку.

— Я счастлив видеть вас в своем доме. Друзья Ирэн — наши друзья.

Мы обменялись рукопожатиями.

— Сам я и мечтать не мог о чести, которой удостоился сегодня, — сказал я вполне искренне.

Мы сели вокруг стола. Ирэн поинтересовалась о результатах поездки Вольфганга Амадея в Прагу.

— По сравнению с прошлым моим визитом в этот город — не особенно успешно. Я ожидал несколько большего, — признался Моцарт, вздохнув, — Но тем не менее, она не прошла даром. Вот, например, когда я разговаривал с бароном Ле Сансо, мы договорились насчет…

Думаю, я не вправе открывать личные подробности жизни Вольфганга Амадея которые волей случая я узнал, поэтому их, с вашего позволения, пропущу.

Несколько позже служанка принесла поднос с рюмками и французским вином. Властелин музыки только прикоснулся к рубиновому напитку, продолжая рассказ о забавных случаях, сопровождавших путешествие. Под конец Моцарт заявил, что был бы счастлив сыграть любимые вещи для своего нового друга. То есть меня.

Я этого не ожидал, поэтому в крайнем волнении глянул на Ирэн. Она мне подмигнула. На секунду я прикрыл глаза, вспоминая, что именно написал Моцарт. Первое, что вспомнилось, была компьютерная фантазия на тему симфонии номер…

— Сорок, — нервно пробормотал я, и улыбаясь, повторил громче — Я навсегда запомню вашу Сороковую симфонию, Мастер.

— Хорошо, — кивнул Амадей и легко встал. Пройдя за клавир, мягко сел и совершенно после этого преобразился. Его лицо теперь посерьезнело, а глаза вспыхнули странным огнем. Весь облик изменился, стал величественнее и совершеннее. За клавиром сидел Гений!

Знакомые звуки полились нежно и вместе с тем четко, радужными лучами проникая в самую глубь сознания. Мелодия наполняла каким-то солнечным восторгом мое тело, отбрасывая все проблемы и препятствия.

Перед глазами, словно под лучами рукотворного Солнца рассвечивался иной мир, иное пространство — Вселенная Радости и Света!

Может быть это звучит банально, но впервые в жизни мне захотелось все забыть и превратиться в крылатого Ангела — так стало вдруг легко!

Поднеся к губам руку, я прикусил палец и почти не дыша слушал это восхитительное исполнение бессмертной мелодии. Игра Создателя внесла в нее нечто особенное. Я словно увидел в ней новые грани.

Это было фантастично.

После последнего аккорда на секунду воцарилась тишина, а потом я, Ирэн и Констанция отблагодарили мастера аплодисментами. Испытывая странное волнение, я подошел к нему и пожал его небольшую нервную руку.

— Знаете, ничего подобного мне не приходилось испытывать — сказал я совершенно искренне, — Это наслаждение… Вы просто Гений звука!

— Ну, милый Лэндо, — рассмеялся Моцарт, — Не перехвалите меня.

— Мари!., - обратился он к вошедшей в гостиную служанке, — принеси нам что-нибудь выпить…

Позднее мы разговаривали о музыке, политике, курили на балконе и обменивались мнениями о женщинах. Разговор пошел в интересном направлении…

Я стал называть его Амадеем.

Именно тогда, когда трепетные звуки захватывали душу и терялось чувство времени, тогда у меня возникла сумасшедшая идея познакомить Амадея с новым ярусом музыки. Эта мысль настолько поразила меня, что казалось, будто слетела вуаль опьянения. Гениальность его не пострадает, это самое важное.

8. Тайная вылазка

…а так хорошо начиналось!

Джеймс Бонд

Этим вечером я размышлял о Моцарте, компьютерных фантазиях и своей миссии, потягивая рубиновое вино из причудливого кубка. Мое тело нежилось на мягких матрасах, глаза по привычке скользнули в поисках лейбла, но потом я сообразил, что в этой древности найти их будет… несколько затруднительно.

Я поймал себя на том, что бессознательно ищу признаки своего, теперь уже далекого будущего. Ну что ты, — мысленно усмехнулся я, — Этот век скоростей никуда от тебя не убежит! Один босс чего стоит! Итак, приятель, завтра предоставляется шикарная возможность заиметь двух "лопоухих прыгунчиков", как выражался незабвенный Кендэлл.

Ирэн пригласила меня и Амадея с Констанцией к отцу на день рождения. Никто мне не мешает притащить "Синтезес Лайт" сюда и приготовить ее к приходу Амадея. На вечере же я не хотел упустить шанс сойтись поближе с Ирэн.

Окинув критичным взглядом свой мысленный план действий, я, поморщившись от обилия недоделок, все-же рискнул его запустить в дело.

Сумерки опустились на этот гордый город, когда я вскочил в седло. Конь, черный как ночь, молнией нес меня к вратам Вены.

— Молодец, Астор, — погладил я одной рукой по перекатывающимся буграм мышц за седлом, второй же надежно держа поводья. Впереди приближался знакомый лесок. Отмечая похвальные попытки вороного приятеля поставить новый мировой рекорд в скачках по грунтовой дороге, я все-же вынужден был дать задний ход. Мы возвращались к узловатому дубу, который Астор проскочил, не моргнув глазом. Объехав пару деревьев, я скорее интуитивно, чем благодаря памяти, обнаружил знакомый веточный холм.

Удовлетворенно коснувшись гладкой поверхности Конфетки, мои пальцы сами скользнули к нужным выпуклостям, нажимая нужным образом.

Дверь бесшумно разомкнулась и я нырнул в кусочек своего времени. Странно, но для меня не было большей радости увидеть лазероэкран, электронные часы, пилотские кресла и, конечно, свою аудиосистему. Она мирно отдыхала в глубине салона и часы на ее корпусе радостно мигали "10:13".

— О`кей, — хлопнул я себя по бедрам и приподнялся в кресле, — Время — деньги!

Подбодрив себя таким образом, я подхватил обтекаемую конструкцию, до предела начиненную микросхемами и прочей электроникой и выбрался из Конфетки, бросив на нее прощальный взгляд.

Дверь мягко опустилась, перекрывая единственный источник света Пару минут я чувствовал себя слепым, ожидая, когда глаза примутся выполнять возложенную на них обязанность. А пока, то и дело спотыкаясь, я брел к беспокойному коню, ожидавшему меня у дуба.

Серебристый свет неожиданно пролился из-за туч, ускорив дело. Я спрятал свой «детонатор» Вселенной, (а электроника в ХVIII веке — это вещь класса атомной бомбы, и ежу понятно!), опустив систему в мешок и надежно прицепив его к седлу. Всю опасность задуманного дела я прекрасно представлял.

Но все же шел на риск (надо бы пересмотреть эту черту характера).

Проделав нечто в том же духе с Конфеткой, то есть замаскировав, я скрыл и ее от нескромных взглядов, хотя за результат, делая это в темноте, я не ручался.

Не теряя времени, Астор рванул к Вене, едва только мои носки оттолкнулись от земли. Прыткий малый!

Спустя немногим более получаса по мостовой раздавался цокот его копыт. Уже приближаясь к нужной мне улице, я впервые почувствовал неладное…

Ощущение горящих, жестоких глаз, нацеленных мне в грудь, нахлынуло мерзкой волной. Притормаживая, я цепко осматривался по сторонам. Газовые фонари тусклыми светлячками отбрасывали крохотные островки света, что, конечно, мало помогло в моей проблеме.

Где-то заорал пьяный горожанин, недовольный пинком, подаренным подручными бармена. В ответ ему залаяли пара скучающих собак. Пришпорив Астора, я выехал на пересечение главных улиц. Проверяя надежность мешка с системой, я повернулся назад.

Когда мои глаза вернулись в прежнее положение, взгляд уперся в высокий силуэт, грозно помахивающий шпагой. Остановив коня в пяти футах, я резко спросил, припоминая здешние обращения:

— Что вам угодно, сударь? — волнение возросло, когда в этом субъекте я узнал Друмма, рыжую бестию, с которой мы имеем разные мнения по некоторым вещам.

— Ага, — оскалил он зубы, видимо, понимая под этим улыбку, — вот мы и снова встретились, наглый мошенник!

9. Долгожданная встреча

Уверен, что мы сможем поговорить как цивилизованные люди.

Конан-варвар

Какое-то время он с видимым наслаждением выплевывал гнусные прозвища, двигая в такт выпирающей узкой челюстью, наивно предполагая какую-то связь их со мной. Дав ему дозу удовольствия, я решил его подразнить.

— Не могу поверить! — с сомнением в голосе произнес я и поучительно качнул пальцем, — твой рыжий чуб вот-вот выскочит из под шляпы. Ох и видок у тебя будет!..

Даже в желтом свете фонарей было видно как он покраснел, но потом пришел в себя.

— Так вот, — выкрикнул он, — готовься отправиться на небеса. Слезай сражаться и молись о быстрой смерти.

Глаза сверкали, а с губ капала слюна.

— Я пригвозжу тебя вот этой шпагой! — демонстративно потряс он своим орудием, ожидая моей реакции.

— Не играйся, — как ни в чем ни бывало сказал я, — Можно порезаться.

— Что?? — я впервые не узнал его голоса. Он, наверное, тоже.

— Так, — пожал я плечами, — Забота о ближнем.

Лицо милорда налилось кровью.

— Терпеть не могу самоуверенных типов.

— Знаешь, я тоже, — прочистив горло, бросил я, спрыгивая с Астора и вытаскивая клинок, — Олл райт!

Сделав им пару взмахов, я начал в темпе вспоминать приемы из передачи "Шпага — твоя последняя надежда". Друмм стал в стойку. Я тоже. Его выпад был великолепен и достойным учебников.

Металл пропел рядом с челюстью, я парировал, отпрянув. Он провел еще несколько атак, сверкая глазами и разбрызгивая слюну. Я пока отступал и меня спасала реакция. Потом провел рискованный прием кривого размаха, разрезая рукав этого парня.

После этого он буквально взбесился, нанося беспрерывные удары сверкающей сталью. Песнь металла и наши боевые крики, крепко сдобренные сочными идиоматическими оборотами двух языков. В конце концов наши шпаги сцепились в замке. Мы стояли несколько секунд. Милорд яростно шипел.

— Я тебя выследил — ты ездил в лес по поручению Ирэн! Лэндо Лазер! — с сарказмом бросил он. — Поддали из Америки? Женский угодник!

Он оттолкнул меня, так что я рухнул на землю. Увернувшись от двух ударов по местам, где за доли секунды была моя голова, я вскочил, вне себя от ярости.

— Ты меня достал!!! — заорал я, ястребом налетая на Друмма.

Вскипевшая кровь придала новые силы и скорость — теперь я наступал. Милорд, не ожидавший такого, неуверенно попятился назад. Краем глаза я заметил выглядывающие из-за угла женские головки и блестящие глаза. Нежданные зрители. А наша дуэль, тем временем, была в самом разгаре.

— Я хотел вернуть… вам… ваши вещи, — говорил я в паузах между ударами, — В тот день у меня была проблема с одеждой.

— Мне плевать! — ответил мне он. — Я поклялся себе разделаться с вами и я это сделаю.

— …И Америка бейсбол забудет! — продолжил я его безудержные мечтания, — Вот… на!

Двумя мощными ударами я отбил его шпагу и вонзил свою ему в плечо. Друмм замер, прикусив нижнюю губу. Я вытянул лезвие, прикоснулся им до горла милорда.

— Сдавайтесь! — сказал я.

— Никогда! — он сделал неловкую попытку поднять шпагу.

Разозлившись, я выбил ее ударом сапога.

— Кретин! — вскричал я, и уже чуть тише добавил. — Я хотел было извиниться, но… — я, тяжело дыша, глядел в холодные глаза милорда, — … вижу, что зря! Но все равно… Предлагаю забыть о наших разногласиях. Скоро я все равно отсюда уеду. Навсегда.

Я нашарил мешочек с монетами и бросил его Иоганну Друмму под ноги. Он молчал, презрительно скривясь и я сомневался в подобном поведении, если бы мы поменялись местами.

— Ну?! — рявкнул я, — мы в расчете?

— Ладно! — прохрипел он, — Договорились, я забуду о вас.

— Надеюсь, наши пути больше не пересекутся, — убирая шпагу произнес я, отступая к Астору.

Друмм, присев на одно колено, молчал.

Вытерев клинок, я обнаружил на себе несколько порезов, которые не заметил в схватке. Друмм хорошо сражался. Просто ему сегодня не повезло. Бросив на него мрачный взгляд, я пришпорил коня и устремился в сторону гостиницы. Теперь мне едва ли что угрожало.

Бесстрастное лицо Друмма, споря с безразличием диска серебренной Луны, провожало меня ледяным взглядом.

10. Вечеринка у Ирэн

Музыка!.. Блеск! Остановите время!

Золушка

Эту ночь я проспал в обнимку со шпагой. Во сне же Кендэлл, потрясая неизвестно откуда взявшимися огненными волосами, грозно помахивал пальцем:

— Я еще не спросил, зачем ты пристаешь к моей жене?! — показывая на оживающий портрет Ирэн.

С диким криком я соскочил с постели, заглатывая воздух и ощущая удары сердца где-то в горле. В глаза бил солнечный свет, осушая мокрый от холодного пота лоб. Положительно, встречи с Друммом на меня плохо действовали.

Перекусив куском мяса, овощами и залив все кружкой пенного пива, я поскакал на встречу с личным врачом Моцарта — миссию надо было выполнять.

Меня встретил приятный на вид, худощавый человек средних лет. Я представился биографом композитора.

— Конечно, конечно я рад буду вам помочь, — пригласил он меня, — Что именно Вас интересует?

— Все болезни, которые были у Вольфганга Амадея в жизни, — с деловым видом я приступил к работе, — Кроме этого Ваше мнение обо, всем что может ему грозить в будущем.

— Ну, он… — начал врач.

— И, — заметил я его многозначительный взгляд и улыбнулся, — Это, как вы понимаете, далеко не все вопросы…

Он кивнул.

Врач любезно уделил мне полтора часа, сообщая историю болезни Амадея и других врачебных вещах. В заключение он упомянул об интересных моментах в психике Моцарта и своих взглядах на его дальнейшую жизнь. Надо ли говорить, как это облегчило мои финансы? Но я не жалел — информация стоила того. Да и деньги были все-таки не мои…

Поездив по знакомым Амадея, я составил неплохие краткие досье, хотя объехал не всех. Некоторые меня узнавали. Надо признаться что в это время жили весьма дружелюбные люди. Все они встречали меня как хорошего знакомого Моцарта соглашаясь с тем, что о его жизни стоит написать.

Визит к портному закончился полной удачей и, вечером, когда я открыл шкаф, то увидел неплохой выбор одежды.

Облачившись во фрак, я сел в карету и подъехал к дому фон Лайнетов ровно к 7-и вечера.

В великолепном особняке уже собиралась основная часть приглашенных. Мужчины, в большинстве зрелые, пришли со своими женами и дочерьми. Усыпанные драгоценностями женщины обгоняли друг друга в блеске, оригинальности, и кокетстве. Мужской пол вел себя тактичнее и спокойней. Так, по крайней мере, казалось на первый взгляд.

Везде слышался смех, струился звон фужеров и рюмок. Глаза разбегались от соблазнительных фигурок и томных взглядов. Шипело шампанское и расходился радостный гул.

Виновник торжества, высокий и широкоплечий Леопольд фон Лайнет встретил меня вместе с дочерью. Девушка представила нас друг другу, мы обменялись рукопожатиями.

Я достал купленный накануне подарок Леопольду — серебренная статуэтка Аполлона и поздравил его с днем рождения.

— Спасибо, очень рад! — искренне поблагодарил меня фон Лайнет. — Располагайтесь и чувствуйте себя как дома.

— Ваше здоровье! — взял я с подноса хрустальный фужер с шампанским.

— Очень мило! — улыбнулась Ирэн, касаясь моей левой руки. Леопольд пошел встречать новых гостей, а мы с Ирэн отошли к балкону, разговаривая на отвлеченные темы.

Моцарт заметил меня и подошел к нам. Поздоровавшись, я поинтересовался как у него дела.

— Прекрасно! — кивнул композитор, улыбаясь, — Чем занимаетесь?

— Да так, — пожал я плечами, — Развлекаюсь как могу. Тут отличные вина.

— Да, вы тоже заметили?..

Моцарт был весьма популярен, и не только в будущем — наша светская беседа прервалась на третей минуте — Амадея увела ослепительная женщина с белоснежными волосами…

— Уникальный мужчина, — заметила Ирэн, ожидая моей реакции.

— Безусловно, — кивнул я, размышляя когда поговорить с ним о моем сюрпризе.

Часы пробили уже час ночи, но веселье было в самом разгаре.

Серебристая седина у висков лишь подчеркивала силу и мужественность фон Лайнета. Казалось, он помолодел на десяток лет, не забывая о каждом и уделяя всем долю внимания и любви. Его мягкий баритон слышался везде. Легко передвигаясь, он создавал впечатление леопарда.

Ирэн уделяла в этот вечер мне времени больше, чем кому-либо. Без сомнения, я ей был симпатичен. Это мне пришлось по вкусу, но почему-то часто в разговоре я сравнивал ее с Джойс. Да, запала мне эта красотка…

Несколько раз, по просьбе собравшихся и фон Лайнета, за клавир садился Вольфганг Амадей Моцарт, даря им чарующие звуки неземной красоты. В эти минуты от лика гения, казалось, исходил божественный свет, улыбкой отражаясь на каждом лице.

Я здесь чувствовал себя просто классно — восхитительные танцы, в которых почти неизменно присутствовала Ирэн, сменялись интересными знакомствами и разговорами. Слуги участливо предлагали фужеры с непременным шампанским.

Тем не менее, судьбе было суждено испортить этот прекрасный вечер самым грубым образом.

Сразу после ударов часов в дом ворвалась группа людей в мундирах. Музыка оркестра смолкла. Затихли голоса. Все повернулись к пришедшим.

К старшему по званию подошел фон Лайнет.

— По какому праву гвардейцы врываются в мой дом?! — гневно бросил он, испепеляя его взглядом.

— Именем Его Величества, мы пришли взять под стражу одного из ваших гостей, — вежливо, но твердо произнес гвардеец.

— Некто Лэндо Лазер скрывается здесь от правосудия по обвинению в грабеже и ранении милорда Иоганна фон Друмма.

Кулаки Леопольда фон Лайнета сжались, лицо стало рубиновым и исказилось от ярости:

— Вон из моего дома! Никто не смеет ступать в него без моего разрешения! — весь гнев его выплеснулся в этом крике.

На это гвардеец молча протянул свиток с печатью.

— Это ордер, — отчеканил он, не моргнув глазом.

Пробежав глазами бумагу, Леопольд с каменным лицом возвратил ее гвардейцу. Ко мне повернулись десятки глаз, а Ирэн испуганно сжала мне кисть.

— Лэндо, что случилось? — шепнула она, бледнея.

Я спокойно поцеловал ее руку и подошел к Леопольду.

— Все в порядке, не волнуйтесь, — сказал я, правда, с уверенностью, которую не испытывал.

— Мне очень неловко, — положил он мне руку на плечо.

— Здесь произошла ошибка, скоро все выяснится, — обратился я ко всем собравшимся.

— Не сомневаюсь в этом, — кивнул фон Лайнет, а Ирэн сжала мою кисть посмотрев мне в глаза, — Желаю удачи.

Я повернулся к гвардейцу.

— Вашу шпагу, Лазер! — протянул он руку.

Я отцепил ее и передал ему. Под гробовое молчание мы прошли к дверям. Был слышен лишь стук кованых сапог. У самой двери я повернулся, вдруг кое-что вспомнив.

— Дорогой Моцарт! — позвал я.

Амадей, огибая людей, скользнул ко мне.

— Да, мой друг, — с тревогой спросил он меня.

— Вы безусловно мне ничем не обязаны, — торопливо произнес я, — но я прошу, навестите меня завтра!

Лицо Моцарта странно изменилось. Он выдохнул:

— Конечно, Лэндо, — успел услышать я, выталкиваемый гвардейцами.

Всерьез, конечно, у меня и в планах не было отдать концы в этом времени. Но… Без разговоров и объяснений меня бросили в холодную темноту камеры. За спиной щелкнул замок, оставив меня в мрачных мыслях о ближайшем будущем.

11. Гений

Они, конечно, люди уникальные…

Зигмунд Фрейд

Окоченев от холода и сырости, я, казалось, слышал как скрипят мои кости. Я выходил из камеры через коридор, к свету. Хмурясь с непривычки, я не сразу заметил ждущего меня Моцарта. Надзиратели оставили нас наедине.

— Мне удалось добиться встречи у начальника тюрьмы, — пожимая мне руку, сказал он, — но ненадолго. Чем я могу помочь?

Мы сели на стулья.

— Вряд ли вы вызволите меня отсюда, — печально улыбнулся я, — Но, должен признаться, в вашем случае мной руководило чувство долга.

Амадей заинтересованно кивнул.

— Я здесь совсем недавно. Приехал из Америки.

— Да, да, — кивнул он, — Я рад что вы добились независимости…

— Э-э… — чувствуя некоторое волнение провел я по волосам, — Дело касается несколько иного. Я намеревался показать вам нечто, являющееся не совсем обычной вещью. Не удивляйтесь если что-нибудь окажется непонятным. Кстати, это надо не столько смотреть, сколько слушать.

В его глазах заблестели огоньки. Я достал из кармана набросок на бумаге.

— Прошу вас сходить в банк получить это. Они предупреждены на всякий случай. Вот ее внешний вид.

Моцарт с недоуменным видом взял листок. Я вкратце объяснил, что к чему. За мной уже пришли.

— Я сделаю как вы просите.

— Поймите одно, — сказал я, по настоящему волнуясь за результат моих действий, — Это сверхсекретная вещь. Я вам доверяю. Больше мне нечего добавить — вы поймете все сами.

Решетчатая дверь со скрипом захлопнулась за моей спиной. Мне оставалось надеяться, что внутреннее чутье не подвело меня. Амадей — тот человек, который может узнать о музыке ХХ века.

Потянулись долгие часы. Тысячу раз я казнил себя за очевидные промахи и ошибки. К вечеру нервы уже звенели от напряжения. Словно дар неба услышал я скрип замка. Недовольный надзиратель проворчал:

— Ха!.. Это же надо, отпустили под залог! Тебе повезло, парень!

Но я его не слышал. Сердце пело и я понимал, что все, или большая часть задуманного сработала!

Выбежав в приемную комнату, я едва не столкнулся с Моцартом. Он с нетерпением ждал меня, его глаза горели звездным огнем, волосы были взлохмачены.

— Скорее выйдем, милорд, — торопил он меня.

— Да-да, — кивал я, с наслаждением впитывая свежий воздух и параллельно подготавливаясь к предстоящему разговору. Неожиданно мне пришла в голову светлая идея не говорить ему практически ничего. Это опасно. Но удастся ли загнать джинна в бутылку?

Мы вышли на улицу.

— Дорогой Лэндо Лазер! — хрипло начал Амадей, подходя к карете, — Ради бога, объясните, что это за шкатулка удивительных звуков.

— Я ожидал это! — вздохнул я, — Правда, предупреждаю, не в моей власти много вам сообщить.

— Я весь во внимании, — с трудом возвращая спокойствие, сказал он.

— Этот предмет настолько чужд вам, вашему обществу…

— Я догадался, — перебил он меня.

— Это не шкатулка, как вы это понимаете, а изделие, издающее записанные на диск звуки.

— Это не связано с Дьяволом? — резко спросил он, вдруг серьезно на меня посмотрев.

— Нет, — успокоил я его, — Это сделано обычными людьми и не имеет к Магии никакого отношения.

— В это трудно поверить, — слабо улыбнулся Амадей, но вместе с тем облегченно вздохнул.

Мы поймали карету и рванули к дому Амадея. Цокот копыт, уносивший меня все дальше от малоприятного здания, называемого тюрьмой, действовал на меня подбадривающе. Я почувствовал себя гораздо увереннее, чем прежде.

— Это всего лишь тонкая техника высокого уровня, — спокойно произнес я.

— Но… это просто сложно описать!., - в волнении говорил Амадей, — Совершенно неожиданно для себя я обнаружил там свои собственные темы, но переработанные просто невероятно — с удивительными звуками, которые просто не встретишь в природе!

— Вас наверное заинтересовало, как оно это играет?

— Нет! — неожиданно сказал Моцарт, — Только мелодии. Звуки хрусталя, незнакомые тембры, а темпы некоторых тем просто не сумел бы сыграть ни один человек на Земле!

— Вы правы, — вздохнул я, чувствуя, что закапываю себя все глубже, — Это играл не человек, а точно настроенный тонкий механизм. Вот и все.

С новостью о компьютерах, я вряд ли бы попал в десятку.

— Знаете, Лэндо, — посмотрел он на меня своими чистыми глазами, — Это просто сводит меня с ума, но мне, наверное прийдется примириться с мыслью, что на подобном механизме мне вряд ли удастся сыграть?..

Мне очень тяжело это делать, но пришлось. Словно зачеркивая что-то важное, я мотнул головой. Лицо его потеряло живость и стало просто усталым лицом усталого человека. Он беззвучно откинулся на спинку сидения.

— Я наверное зря сделал, что вообще втянул вас в это дело, — чувствуя себя очень паршиво, хмуро сказал я.

Мне хотелось оказаться сейчас где-нибудь на другом конце света.

— Нет, — твердо произнес Моцарт, — Вы все правильно сделали. Ведь вам это подсказывало ваше сердце?

Поразмышляв секунду, я кивнул.

— Вы правы. Это действительно так.

Он видел меня словно насквозь.

Карета остановилась.

— Я сейчас… — Амадей сделал движение к дверце.

— Подождите! — тронул я его за предплечье. Он обернулся.

Секунду я колебался, но… Что-то, находящееся наверное глубже меня, сделало свой выбор.

— Я не могу сделать то, что вы просите, но я скоро уеду навсегда и… может быть… вы хотели бы прослушать мелодии еще раз?..

Глаза Амадея расширились и вдруг вспыхнули знакомым огнем.

— Конечно. Я был бы вам за это очень благодарен, — сверкнул он улыбкой.

12. Компьютерная музыка

Вот из такого материала и созданы сны!

Спящая Красавица

Мы оказались в небольшой комнате, обставленной по последней моде ХVIII века. Амадей сделал приглашающий жест. Мы сели в просторные кресла, обитые сверху синим бархатом.

— Констанция уехала с детьми к матери. Слуги отпущены до утра.

— Прекрасно! — улыбнулся я и пригубил рюмку с ароматным коньяком, — Нам никто не помешает.

Компакт-плейер «Синтезес» стоял напротив, горделиво поблескивая клавишами и цветным пластиком. Он выглядел неким пришельцем среди средневековой мебели и газовых фонарей.

Я коснулся настройки. По панели забегали огоньки, переключая режимы. Я откинулся на спинку кресла, незаметно наблюдая за Амадеем.

Первые звуки музыкальных синтезаторов рассекли пространство комнаты. Веки Амадея затрепетали, а рот напряженно приоткрылся.

Эффект «ветра» сменился звучным щелчком. Тончайшие переливы и… мощная ритмичная музыка, подкрепленная феерическим набором электронных ударников, вихрем ворвалась в нас.

Воздух взорвался десятками сверхбыстрых аккордов, которые оттеняли множество звуков, не имеющих, пожалуй, названия в обычном языке. Но это было только начало. Через несколько мгновений вступила главная, классическая тема.

— Бах!., - скорее почувствовал, нежели услышал я голос молодого гения.

Да, это был великий предшественник, его, Амадея.

Несколько известных мотивов переплелись и, в конце концов, остался лишь один… Нежные звуки женского хора чудесным образом гармонировали с инструментами, рожденные компьютером, придавая всему сверхъестественную окраску.

Моцарт, напряженный, как струна, с порозовевшим лицом слушал, нет, внимал музыке, струящейся, а временами просто выплескивающейся из двух небольших акустик-систем «Cинтезеса». На его лице сияла солнечная улыбка…

У меня пронеслась мысль что этот человек просто живет музыкой, отдаваясь ей без остатка. Я увидел это, когда мы встретились еще впервые. Сейчас я вновь убедился в этом.

— Счастливый человек, — мелькнула у меня мысль.

Пожалуй, это было так.

Когда началась "Звездная симфония номер 40", Амадей встал и прошел к окну. Хрустальный звон разнесся в воздухе и Моцарт закрыл глаза беззвучно улыбаясь. Его пальцы делали быстрые движения, отбивая ритм.

Мелодия, пережившая несколько веков, а может и тысячелетий предстала сейчас в ином блеске. Космические эффекты, множественное эхо, скоростные удары, в том числе и сердца — компьютеры показали феерическую музыку и сделали все что смогли.

Это было фантастично!

Правда, что компьютеры без воображения человека? Я не мог отделаться от мысли, что все-таки основная красота заключалась в одном — Мелодии, сочиненной Моцартом. Что все остальное без этого невысокого, хрупкого юноши-мужчины со светлыми волосами и бледным лицом?..

Сейчас он был счастлив, как ребенок, наслаждающийся чем-то волшебным. Я был рад этому и не преувеличивал на свой счет. Таких как я на свете миллионы (впрочем, я, конечно, по своему достаточно уникален). Мне удалось хоть чем-то отплатить этому человеку из прошлого. Сознание этого факта приятно согревало мое грешное «эго»…

Диск окончился и «Синтезес» затих в ожидании следующих приказов.

— Это непередаваемо, истинный бог! — сказал Амадей, погруженный отчасти в свои мысли.

Я бесшумно поставил новый, последний диск. Моцарт повернулся лицом к окну и застыл в ожидании.

В самом конце он перевел взгляд на компакт-плейер и в момент, когда последние звуки растворились в вечерней, нет, уже ночной тишине, Амадей медленно подошел к устройству и вытащил диск, переливающийся радугой в неровном свете газовых фонарей.

Посмотрев несколько секунд на него, он протянул его мне.

— Спасибо, Лэндо, — произнес он усмехнувшись.

— Ничего особенного, Амадей, — с улыбкой взял я диск и пожал его протянутую руку.

13. Столкновение в ночи

Если требуется добиться максимальной эффективности, надо пользоваться своей силой открыто и честно.

Дарт Вейдер

Луна тысячу лет лила на Землю свое жидкое серебро. Тем же она занималась и сейчас, когда я подъехал к "Гордому петуху". Людей на улицах было мало. Случайно глянув на свое окно, я с удивлением заметил бледные тени. Кто-то с фонарем явно занимался обыском моей комнаты.

Мне это очень не понравилось, но это было не главное. Возник животрепещущий вопрос — куда бы, от греха подальше, спрятать систему?

Расплатившись с кучером, я постоял у входа, размышляя над новой проблемой. Потом мне пришла в голову хорошая мысль.

Сходив за Астором, я резво вскочил на него и прикрепил мешок к седлу. Прийдется делать обратный путь к самому безопасному местечку в этом времени. Лучше, чем в Конфетке, «Синтезес» вряд ли сохранится.

Спустя чуть более часа я вновь въехал в ворота Вены. К себе я спешить не хотел, поэтому свернул к дому фон Лайнетов и вскоре поравнялся с хрупкой фигуркой, в которой узнал Ирэн. Соскочив с коня, я подошел к ней.

— Вас освободили! — не веря глазам, улыбнулась девушка, протягивая руку.

— Да, — улыбнулся я, целуя ее, — Думаю, вышло недоразумение, которое скоро прояснится.

— Ну и отлично! — весело засмеялась девушка, — Кстати, расскажите мне об Америке?..

Разговаривая, я не заметил сначала подобравшиеся сзади и спереди группы смутных личностей. Когда же я увидел их, мое осторожное сжатие рукой предупредило Ирэн.

Три человека в масках, нечетких в свете фонарей, надвинулись со всех сторон, отрезая пути к отступлению. Дело грозило обернуться далеко идущими последствиями.

Я обхватил рукоятку шпаги и прижал спиной Ирэн к стене.

— Что вам надо? — крикнул я им.

— Эта милашка за твоей спинкой! — сказал самый крупный из них, стоявший в середине. От его голоса веяло кровью и льдом.

— А Луну?., - поинтересовался я, мысленно прикидывая с кого начать.

— Ты… — рявкнул детина справа, — Если хочешь еще попортить собой воздух, катись пока есть чем.

— А в ином случае, — с хохотом подхватил третий, — мы сделаем этот славный город подарив им кубок из твоей симпатичной головы.

— Крутые парни, — протянул я и посмотрел на них взглядом, каким оценивают лошадей при покупке.

— Что так душно? — сокрушенно заметил второй, демонстративно нагнетая на себя воздух шляпой.

— Может света не хватает? — рявкнул я, вдруг разозлившись. Лезвие шпаги выросло перед носом главаря.

— Что ж, — отеческим тоном произнес он, вздохнув, — Мы предупреждали!

Не дожидаясь конца фразы, я с диким криком прыгнул к первому. Он отразил первый удар, но мой то был двойной! Приятно было видеть как с его красного лица слезла ухмылка, сменяясь выражением удивления, когда острие шпаги вонзилось в бок. Его вопль отозвался в моем сердце нежной музыкой, одним умником было меньше. Я не видел как он рухнул — уже завязывалась стычка с двумя оставшимися головорезами и я благодарил бога за то, что увлекался в школе не только бейсболом, но и фехтованием.

А если бы не Дюма?., - вдруг пронеслось у меня в голове.

Я легко ранил еще одного, и тот на время тоже вышел из игры. Минуту разлетался металлический звон скрещивающихся шпаг. Потом начался обмен любезностями с главарем. Надо было заканчивать — я начал выдыхаться. Наконец, обманным движением мне удалось выбить шпагу у главаря. Едва я уже решил, что победа за мной, как воздух разорвал женский крик.

Крик Ирэн.

Резко повернув к ней голову, я увидел, что бандит, раненый в плечо, держит Ирэн за волосы, приставив к ее горлу нож.

— Брось шпагу, ублюдок! — рявкнул он, делая легкое движение, и я увидел в слабом свете фонарей тонкую струйку крови. Ирэн, вскрикнув, закусила губу.

— Ладно, — сказал я и бросил шпагу.

Главарь подошел ко мне с наглой улыбкой и звучно ударил меня в челюсть.

— Это тебе за Фредди, скотина, — потирая руки сказал он, отходя, — жаль, что нет приказа тебя прикончить.

— И времени тоже, — хмуро заметил его сообщник, — Быстрее, милорд будет недоволен.

— Заткнись, идиот! — бросил тому главарь.

Они потащили отбивающуюся девушку к карете.

— Что ж, — подумал я, касаясь скулы. Как и ожидалось, она оказалась рассеченной, — Оставили меня в живых? А зря. Милорд, да? Теперь вы точно получите от меня билет в один конец!

Подозвав Астора, я, поморщившись, вскочил на него и поскакал вслед за похитителями. Стук копыт вел в сторону Дуная. Я уже неплохо ориентировался в городе, поэтому сообразил как срезать путь.

Несколько минут бешеной скачки и я, оставив за спиной несколько улиц, оказался впереди головорезов. Вдали я увидел приближающуюся карету.

— О`кей! — прибавил я себе очко.

Теперь надо было подготовиться к встрече. Отослав Астора изучать окрестности, я смерил взглядом окружающие меня дома. Однако стук копыт неподалеку не покидал меня ни на секунду.

И так, за ограниченный лимит времени надо взобраться на арку вот этого особняка с жестяной крышей — это давало широкие горизонты и действий и обзора. Как можно скорее я поднялся по стене и едва дыша, старался не сорваться с узенькой выпуклости.

Долгожданный цокот раздался почти подо мной. Увидев голову лошади, я прыгнул вниз. Сапоги ударились о крышу кареты. Прикусив губу от боли в ногах, я обратил внимание на старого знакомого, управляющего лошадьми. Его красное лицо повернулось ко мне и я не упустил шанс оставить на нем автограф сапогом.

Охнув, он полетел с сиденья. Пожелав ему несчастливого пути, я подтолкнул его к встрече с землей. Вытирая от заливающего пота глаза, я сел на свободное место. Сзади послышался недовольный чем-то, наверное, моими действиями, рев главаря. Карета, под моим чутким управлением, резво помчалась прочь от моста. Теперь пора было включать план «b».

Передав на волю Всевышнего вожжи, я полез на крышу. Крикнув девушке «пригнись», я ногами влетел сбоку в карету, распрямляя таким образом некоторые извилины наглецу. Тот клюнул носом и отключился.

Испуганная, но счастливая Ирэн, закрывая разорванную блузку, бросилась ко мне на шею, дав, наконец, выход слезам.

— Как я вам благодарна! Этот… самец угрожал мне, — всхлипывала она у меня на плече, — Если бы не вы…

Нежно прижимая ее к себе, я не заметил открывшейся раны на моей скуле. Зато кое-кто оказался более внимательным.

— О боже! — прикрыла леди рода Лайнетов губы тонкими пальцами. — Кровь!..

— Ерунда! — отмахнулся я, но Ирэн не стала обращать на меня внимание.

Оторвав кусочек ткани, девушка осторожно приложила ее к моей ране.

— Ничего особенного, — улыбнулся я, вытирая краем пальца у нее с лица каплю своей крови.

Вручив себя ее власти, я уже забыл про боль, наслаждаясь потоком нежности, идущим от Ирэн. Пребывая на десятом небе, я вдруг рухнул вниз, во всех смыслах. Девушка в испуге смотрела на меня, ничего не понимая. Мне же скоро стало ясно — случилось худшее. Никогда не надейся на богов, ненадежные они типы.

— Что такое? — спросила Ирэн, качаясь из стороны в сторону. Ей ответили вопли проносившихся мимо прохожих.

Все еще лежащий у наши ног главарь супербойцов теневой Вены вдруг очнулся и сообразив после удара о дверцу, что дело не блеск, решил покинуть эту несчастливую для него карету. Причем он был совершенно прав, она грозилась стать такой и для нас. Поэтому я решил действовать.

— Стой! Куда ты! — раздался за спиной испуганный голос.

— Взбесились лошади! — крикнул я, выглядывая из кареты.

Колесо кареты наскочило на что-то массивное и, жуткий удар потряс эту деревянную крашенную коробку. Нас с Ирэн бросило вбок, едва не вышвырнув наружу (до сих пор удивляюсь, как мы не свернули себе тогда шеи!). Откуда-то снизу донесся вой бандита — кажется, ему досталось больше. Но нам было не до его проклятий.

Мы все неслись прямо к темному остроконечному особняку.

— Нам прийдется прыгать! — крикнул я.

— Но это дом Друмма! — воскликнула Ирэн.

— Сейчас не до суеверий, — бросил я, ясно осознавая, как истекают отпущенные нам недолгие секунды.

— Я боюсь! — чуть не плача, произнесла Ирэн.

Неожиданно сквозь шум этого портативного района катастроф, пробился еще один звук. Обернувшись назад, я издал радостный вопль.

— Астор, малыш, выручай хозяина! — бросил я черному коню. Какое счастье, что он следовал за мной. До дома было несколько десятков ярдов — я никак бы не успел добраться до поводьев с такой скоростью. Черный друг резко приблизился, и было видно как с его губ срывается пена. Я схватил девушку за талию.

— Ирэн, держись! — заорал я. Меня перекрыл женский вопль.

За две секунды до столкновения с оградой я, собрав все силы в едином импульсе, прыгнул на Астора.

К счастью, я не ошибся в оценке расстояния и бульдожьей хваткой ухватился за седло. Ирэн обрела равновесие и помогла мне сесть рядом с ней. С оглушительно стучащими сердцами мы наблюдали, как кони на полном скаку, сокрушили деревянную ограду. По пути в щепки разлетелось несколько летних столиков, после чего карета с сумасшедшим грохотом врезалась в стеклянную веранду.

— У тебя все в порядке? — тихо спросил я, всматриваясь в ее глаза.

— Да, Лэндо… — устало улыбнулась она, положив голову мне на грудь.

Я глубоко вздохнул и устало зарылся ртом в ее волосы…

14. Неожиданное окончание

Мы победили! Все довольны?

Робокоп

Наконец этот безумный день кончился. Я и Ирэн не спеша подъезжали к розоватому особняку. Прекрасный и величественный днем, ночью же он выглядел просто шикарно! Многочисленные огни освещали высокие окна, отбрасывая сверкающие блики на покрытую росой траву лужайки.

Проживший всю жизнь в каменных джунглях Нью-Йорка, я только сейчас оценил то, чего мы лишены там!

Мы с Ирэн негромко переговаривались о происшедших событиях, вспоминая негодование экономки Друмма, когда она вытащила из груды дерева, в которую превратилась карета, полуживого бандита. Разговор поддерживал Астор своим довольным фырканьем.

Нас встречал встревоженный Леопольд фон Лайнет.

— Ирэн! Моя девочка! — быстро спускался он по лестнице, — Что? Что случилось? Милорд?! — Его глаза скользили то на дочь, прикрывающей разорванную одежду, то на меня, помогающему девушке спуститься.

— Уже все хорошо, — бросилась она к отцу и нежно прижалась. Я смущенно стоял рядом с Астором, делая вид, что поправляю седло.

— Меня попытались похитить, — с жаром объясняла Ирэн отцу, — Если бы не отвага этого благородного человека…

Их взгляды сошлись на мне, и я был вынужден повернуться.

— Ничего, пустяки, — улыбнулся я.

— Он рисковал жизнью, скрестив шпагу с тремя головорезами, — словно не замечая говорила она.

Глаза фон Лайнета заблестели. Подойдя ко мне, он хрипло произнес:

— Я выражаю вам всю признательность, — его голос дрогнул, — которую может выразить отец спасенной дочери. С первой же секунды вы показались мне честным и мужественным человеком. Вот моя рука, — протянул он сильную кисть, — и впредь считайте мой дом как своим.

Неловко улыбнувшись, я пожал ему руку.

— Всегда к вашим услугам!

Ирэн со служанкой ушли в дом, где могли решиться проблемы с одеждой. Мы с фон Лайнетом поднялись в его гостиную. К своему неудовольствию, я обнаружил там сидящего Друмма, с которым Леопольд решал деловой вопрос. Друмм вел себя поразительно дружелюбно, словно позабыв о наших разногласиях.

— Я забрал заявление, — хитро улыбнулся он, — после обдумывания и разговора с фон Лайнетом.

— Прекрасно, — кивнул я в ответ, — Надеюсь, в будущем не появится вражды между нами.

Друмм выразил желание, как и фон Лайнет, услышать рассказ о событиях этого вечера.

Потягивая дорогое вино, я начал. Леопольд Лайнет с возрастающим восхищением следил за повествованием, тогда как лицо Друмма постепенно начало походить на резиновую маску.

К концу спустилась преображенная Ирэн. Она кое-где дополнила мои слова.

— Все-таки хорошо, что я ходила сегодня к Мари? — игриво погладила она руку отца. Тот покачал головой.

— Я не хотел бы подвергнуть тебя опасности снова!

Однако фон Лайнет извинился, вспомнив о Друмме. Видимо, проблема была серьезной, потому что он торопливо поднялся с ним наверх. Я же продолжал потягивать рубиновый напиток, восхитительным огнем насыщающий мои нервы.

Я провел мило время, наслаждаясь комфортом, обществом прекрасной девушки и потягивая вино по ходу дела… Однако поймал я себя на том, что подсознательно снова и снова вспоминаю Джойс, невольно сравнивая ее с Ирэн.

Когда часы пробили двенадцать ударов, меня стукнуло, что пора заканчивать с вином, если у меня в планах самостоятельно вернуться на Асторе. В голову лезли всякие неприличные мысли, причем краткость расстояния между мной и Ирэн всячески это подогревала.

— Думаю, милая Ирэн, — неровным голосом сказал я, — мне пора к своему «Гордецу».

— Очень жаль! — огорчилась девушка.

Автоматически я вскинул руку с часами и еще быстрее спрятал ее, когда сообразил, к чему это может привести.

— Кретин! — мысленно дал я себе пинка, — Мир развалится, если Ирэн их увидит!

К счастью, девушка смотрела только на мое лицо.

Нетвердо чувствуя себя на ногах, я рискнул сделать шаг. На этот раз повезло. В этот момент спускался Леопольд.

— Вы уже уходите? — с сожалением спросил он.

— Да, мне пора, — пожал я плечами.

— Обязательно приходите завтра! Я устраиваю бал в вашу честь!

— Что вы! — запротестовал я, в красках представив возможные последствия.

К тому же мне совсем не улыбалось получать широкую известность — это могло что-нибудь попортить в Истории. Но фон Лайнет был неумолим.

— Нет-нет! — пожимая мне руку сказал он, — Это событие надо отметить.

— Ну если только в тесном кругу, — пожал я плечами.

— Конечно, — согласился он, — Если вы настаиваете.

— Спасибо.

И направился к двери.

Я провожу вас, Лэндо! — встала Ирэн.

— Почту за честь, — улыбнулся я, предлагая ей руку.

Мы вышли вниз. Я с опаской глянул на ступени. Да…

Сумев тем не менее спуститься, я более твердой походкой подошел к Астору, стоявшему недалеко.

— Ну вот, — вздохнул я, положив руку на седло.

— Лэндо, спасибо еще раз! — сказала Ирэн.

Ее глаза сейчас напоминали сверкающие над нами лучистые звезды.

— Я должен был это сделать!

— До свидания, — сказала она тихо, когда я приготовился взобраться на коня, — Нет! Подождите!

— Да? — повернул я к ней свое лицо.

Не успев ничего сообразить, я вдруг почувствовал на своих губах мягкие ароматные губы, а мою шею обвили нежные руки…

Простояв вот так минуту, а может и пару веков, мы, наконец, с обоюдным сожалением разомкнули уста, находясь еще в струях блаженства. Понимая ненужность слов, я вскочил на Астора. Но в последний момент успел заметить в одном из окон жестокую усмешку Друмма. Он сжал рюмку, которую держал в руке, и до меня донесся звук хрустнувшего в руке хрусталя.

15. Волшебный бал

Ох уж эти мне H.-Sapiens!.. молнией их что-ли стукнуть?

Зевс

На следующий день в обед ко мне пришел Амадей. У меня гудела голова, но я не подавал вида. Он завел разговор о музыке.

Амадей до сих пор был под впечатлением услышанных мелодий.

— Они мне открыли совершенно новые горизонты звуков, — всплеснул он руками.

— Я рад, что моя музыка вам запомнилась, — улыбнулся я.

— Поверите, — сказал Амадей, — мои руки всю ночь переписывали мелодии по памяти.

— Что-о-о…? — у меня отвисла челюсть.

— Для меня это несложно, — продолжал он, — Вполне обычное занятие. Кстати, в вашу честь устраивается бал?

— Да, — рассмеялся я, — Что-то в этом духе. Но в принципе не из-за чего особенно и говорить.

Разговор незаметно перешел на вечернюю стычку. Я не стал себя расписывать героем, просто сказал, что мне в ней повезло. Амадей высоко оценил мои действия, после чего пожелал мне удачи, и мы раскланялись.

В течение дня я узнал, что вооруженные силы стянуты к какому-то стратегическому объекту. Это не заинтересовало меня. Но еще кое-что меня просто взволновало — после полудня было совершено нападение на Моцарта. Его избили и ограбили. Налетчик был одет в одежду, аналогичную моей, в маске и профессионально скопировал мой смех. Несмотря на это, композитор отказался от расследования. Узнал я это около шести вечера.

Первой мыслью было — ехать к Моцарту, но мне сообщили, что его нет дома. С тяжелым сердцем я поехал на бал к фон Лайнетам. Поразительно, но там Амадея тоже не было. Ирэн, не отходя от меня ни на секунду, сумела немного поднять мое настроение. Стараясь не портить праздник, где был "Grand person", я дарил улыбки и радость. Однако в глубине мозга меня мучила тревога.

Друмм как ни в чем не бывало кивал мне и живо включался в разговоры, тем более что никто не осмелился бы отказать ему, кроме меня. Но мне было не до него. Говорят, побывав на одной вечеринке, ты побывал на всех. Это в определенной степени верно, но мне никогда не попадалась вечеринка лучше этой. Дружеское отношение фон Лайнета, обилие веселых друзей, музыки, прекрасная девушка, обращающая на тебя все внимание! И самое главное — она окончилась совершенно мирно, в отличие от предыдущей.

Надо ли что-то еще? Но мысль об Амадее неотвязно следовала за мной. Чтобы хоть чуть отвлечься, я много пил.

Бал продолжался до трех утра. После чего многие гости начали разъезжаться, тепло прощаясь со мной и фон Лайнетами.

Я тоже решил, что пора и вскорости подошел проститься с Леопольдом.

— Ну как, милорд? — похлопал он меня по плечу.

— Было потрясающе! Спасибо! — пожал я ему руку, — Я этого никогда не забуду. До встречи!

C Ирэн мы нежно расстались.

— Спокойной ночи! — шепнула она мне, коснувшись моих еще влажных от поцелуя губ.

— До завтра, — улыбнулся я.

Астор в этот день отдыхал у "Гордого петуха", поэтому обратно я возвращался в карете.

Вспоминая горячее прощание с Ирэн, я почувствовал нарастающую в груди бурлящую силу. Мне стало жарко.

— Эй! — крикнул я вознице, — Дальше я пойду сам!

— Как скажете, господин, — кивнул он.

Покачиваясь, я выбрался из кареты. Поправил шпагу и бодро зашагав вперед, чувствовал, как алкоголь из выпитых бутылок приносит вред моему организму — в глазах все качалось и терялись очертания. Однако сейчас мне было море по колено.

Уже рядом с гостиницей я заметил странную тень, но смахнув это на проделки зрения, не обратил на это внимания. А зря…

Ночью, когда мое усталое тело уже расслабилось в предвкушении сладостного сна, а голова погрузилась в живой туман грез, меня грубо вырвали из блаженного состояния. Последнее, что я помню, это был гигантский волосатый кулак, врезавшийся в мою челюсть и стремительное приближение пола…

В чувство меня привел поток ледяной воды. Я стоял перед глухой стальной дверью, поддерживаемый двумя дюжими молодцами. Глаза заливала кровь. Во рту стоял соленый привкус. Кажется, меня недавно били.

Мрачная дверь с оглушительным скрежетом отворилась, резанув меня по нервам.

— Пожалуй, поспать сегодня будет проблематично, — подумал я, не в силах двигать окровавленными губами.

Передо мной был черный проем. От него веяло холодом и запахом смерти. С ужасом в ошеломленном мозгу я сообразил, что меня собираются отправить именно в этом направлении… Едва я это понял, как почувствовал, что лечу во мрак. Скользнув по мокрым камням, я успел обернуться и крикнуть:

— Почему? Где я?!

Фигура в черном ткнула в меня толстым пальцем.

— Ты обвиняешься в умышленном убийстве Леопольда фон Лайнета! Суд завтра, но ты там не нужен! А казнь… — он загоготал зловещим хрипом, — сегодня утром, в девять ноль-ноль! Ты уже — покойник!..

После этого непроницаемая чернота разделила нас.

16. Тюрьма Империи

Неплохая тюрьма. Выглядит крепкой.

Дэвид Копперфильд

Я не мог спать. От моей одежды остались жалкие обрывки. Страх проникал вглубь потрясенного мозга. Боже! Я, волей случая оказавшийся в этом времени, попал в тюрьму!

В какой-то момент мои нервы не выдержали, и я рванулся к двери, колотя по металлу, в кровь разбивая кулаки. Из моего горла вырывался истошный крик:

— Убийцы! Выпустите меня отсюда! — Ответом было лишь капание с потолка.

Наконец, обессиленный, я опустился на пол. На него упали две прозрачные слезы…

Спустя неизвестно сколько времени, я заметил тоненький поток света, струившийся от решетчатого окошечка в двери.

— Ну, что ты, размазня, слабак! — рявкнул я на себя, — Сдался, как заяц!

— Придумай что-нибудь! — стукнул я кулаки друг о друга. Боль под засохшей коркой крови заставила меня вскрикнуть. Холод уже не так сковывал члены. С приходом тепла возвращалась и надежда. Однако появилось новое бедствие: в дальнем углу камеры послышалось поскрипывание, а затем крысиный писк. Я задрожал, теперь уже не от холода… Это было паршивым открытием.

Различалось несколько тонких голосков и вот уже неровные силуэты скользнули ко мне. Кожей ног я ощутил лоснящийся мех. Издав вопль, я подскочил, выпучив глаза.

— Проклятие! Дайте же мне что-нибудь!

В ответ на квадрате света выросла крыса. Она подняла голову, разевая пасть, полную рядами острых зубов и вперила в меня кроваво-красные глазки.

— Катись вон, тварь! — крикнул я ей. Неожиданная ярость застлала мне глаза. Представив на ее месте Друмма, я пиннул грызуна. Ее истошный визг мне надолго запомнится. После этого я откинул вопящего грызуна в угол, откуда он и появился. Остальные ее сородичи, бросив на меня несколько голодных взглядов, убрались. Несомненно, скоро вновь надо ожидать их визита.

Прислонившись к холодной стене, я прикрыл глаза ладонями. Неожиданно раздался металлический скрип. Дверь медленно открылась. Я сощурился с непривычки. В проеме стоял черный силуэт. Но сверху отсвечивались знакомые рыжие волосы. Я знал, кто это.

— Итак, мой незадачливый друг, — раздался насмешливый голос, — наконец вы получите все, что с вас причитается! Как ждал я этого момента…

Теперь мне хорошо было видно лицо.

— Ну что, — процедил я, — слабак, не мог сам прикончить? Приплел сюда власти? И в чем обвинил — в убийстве фон Лайнета! Ха-ха, — добавил я с веселостью, от которой был далек, — Кретин, да он живее тебя!

— Ну это как сказать, — язвительно улыбнулся Друмм, — я не соврал! Он мертв, заколотый кинжалом, который ты, кстати, недавно купил.

— Подонок! — я похолодел и рванулся к нему, выбрасывая кулак. Он легко отбросил меня назад.

— Мне не трудно было бы тебя убить — я хотел досадить этой смазливой кошке!

Лицо его исказилось. Глаза сияли бешенством.

— Это будет мощный удар для нее — когда тебя казнят.

Однако через секунду он засмеялся торжествующим смехом. Ощупывая ноющую скулу, я затравленно смотрел на этого кретина. Друмм неожиданно сделал резкий жест и что-то прошипел.

Появились два надзирателя, заковавшие одну за другой все мои конечности.

— Итак! — послал Друмм мне ослепительную улыбку, — Концерт окончен — занавес опускается!

Я послал ему самое грязное ругательство, которое только знал. Но лишь почувствовал себя собакой, которая лает, а не… Через секунду дверь захлопнулась.

Бесконечно долго тянулись часы. Редко удавалось погрузиться в нечто, отдаленно напоминающее сон. Нет, мне не снились кошмары, просто что-то колоссальное и темное неотвратимо надвигалось на меня и… Вздрагивая, я со стоном просыпался.

С каждой минутой, с каждой упавшей сверху каплей уходила моя надежда…

Сейчас, очнувшись, я повернулся к часам, на них было 8:50. Чуть больше десяти минут до конца. Сейчас меня выведут. Серая крыса пронеслась через камеру и, разинув пасть, что-то пропищала. Мне было на это совершенно наплевать.

В комнату заглянуло красное лицо надзирателя.

— Еще пять минут, дорогуша, и… — он закатил глаза, потом прыснул со смеху, убирая голову, — передай моей мамаше привет! Ага?..

Несмотря на прилив злости, которую он у меня вызвал, я с горечью осознал, что он вполне может оказаться прав. Лицо исчезло.

Дернул кандалы, прибитые к стене, но они, как и ожидалось держали крепко. Все.

Это конец.

В довершение снова послышался визг крыс. Тяжелый рев вырвался из моей груди, теперь я легкая добыча для этих тварей. Но надеюсь, меня уведут раньше, чем…

Наиболее прыткая подскочила к ноге и куснув за палец. Я едва сдержал стон и выругался, замотав головой.

Однако… Что-то здесь было не так.

Я почувствовал усиливающийся запах озона. В воздухе ощутимо нагнеталось безмолвное напряжение.

Нахальная крыса подняла удивленно нос и застыла, разинув пасть. Ощущение неотвратимой смерти настолько отравило мой мозг, что я поначалу не обращал внимания на изменения вокруг.

Краем глаза подсознание заметило в темноте нечто вроде разбегающихся молний. Одна из них испепелила всех крыс; я медленно вывернул голову в сторону двери. В этот момент на долю секунды в воздухе возник двухметровый призрачный диск. Из него материализовался человек в светящейся одежде, плотно облегающей стройное тело. Выглядел он, словно сотканный из лучей.

У меня вдруг пронеслась сумасшедшая мысль: может это ангел? Правда, крыльев не было, но ведь он и так парил, не касаясь пола. Однако, ослепленный его сиянием, я не разглядел лица.

Паря в воздухе, он приблизился ко мне. Вытянув руку, незнакомец коснулся оков на моей левой руке. На секунду я почувствовал электрический разряд. Кандалы с треском разлетелись, освободив мое затекшее запястье.

Я был так ошарашен, что не мог выдавить ни слова. По камере раздалось лишь позвякивание остальных моих оков. Я стоял, не веря в происходящее. Но моего спасителя, кажется это мало заботило.

Солнечный человек безмолвно повернулся к двери. Из его глаз вылетели два фиолетовых луча и пробуравили ее насквозь. Я оцепенел. Дверь с силой распахнулась, отворяя поток света. Незнакомец кинул в проем несколько шариков, взорвавшихся серым газом и мои недремлющие тюремщики попадали на пол.

Уклонившись от комментариев своих действий, он вернулся к тому же призрачному диску и растаял в сгустке голубых молний.

17. Запоздалое решение

А теперь вернемся к реальности!

Джордж Лукас

Я наконец смог сделать вдох. Уняв запоздалую дрожь и затаив дыхание, я ринулся вперед, едва веря в фантастическое освобождение.

Вид лежащих во всех положениях, похрапывающих тюремщиков, отмел все сомнения.

Боль в легких вывела меня из оцепенения и наружу из тюрьмы. Выбежав из коридора, я мог уже вздохнуть. Пьянящая радость свободы дала прилив сил — и, словно, не было кошмарной ночи, — я гепардом несся по лестницам наверх. Встревоженных мною часовых я, не волнуясь, уложил в обнимку на пол.

Наконец я пружиной вылетел из здания тюрьмы. Спрятавшись, я лихорадочно соображал о своих дальнейших действиях. От моей унылости не осталось и следа. Я вновь был готов выступить против всего мира!

Обогнув здание, я прикинул в уме первоначальный план. Комната в гостинице наверняка оцеплена — Друмм не любил случайностей, у фон Лайнетов было опасно показываться — гвардейцы могли быть и там…

Я с горечью вспомнил нежное лицо Ирэн. Бедняжка, как ей сейчас тяжело! Болью в сердце отозвалось воспоминание о фон Лайнете — добродушный, честный человек, настоящий аристократ. Проклятый Друмм!!!

Моцарт… Я не знал, как быть с ним и целью моего визита в это удивительное время.

Глянув на часы, я щелкнул пальцами. Было ровно девять! Я уже слышал шум, несущийся из здания тюрьмы. Ничего, волнение вам полезно!

Итак, проблем я наделал достаточно. А себе — больше всех. Остается только, пока не поздно (если еще не поздно), быстрее сматывать удочки и возвращаться в свой спокойный (ухмылка) двадцатый век!

Взвесив все, я решил, что без Астора я вряд ли обойдусь — добраться до машины времени надо было как можно скорее, а лишний шум мне был бы ни к чему.

Не обращая внимания на косые взгляды, я стремительно приближался к гостинице. Вот и она.

Так я и думал: с самодовольным видом гвардейцы сторожили мое гнездышко. Мысленно пожелав им удачи, после того, как они обнаружат похищение Астора, я тенью скользнул к конюшне. Черт! Они не такие дурни, как я предполагал. У самого входа расхаживал еще один. Проклятие! Теперь единственный путь — через верх. Стрельнув глазами по крыше, выискал подходящий край и, подпрыгнув, уцепился за него. Выбросил вверх ноги и перенес вес на крышу. Поднявшись с колен, я было направился к месту потоньше, но мое внимание привлекли восклицания снизу. Посмотрев туда, я обнаружил стайку ребятишек, вовсю глазеющих на меня. Я им заговорщически улыбнулся и поднес палец к губам. Дети понимающе кивнули. Подмигнув им, я знаками показал, что хочу надуть блюстителя порядка. Те в ответ подмигнули мне и бесшумно рассеялись по сторонам.

Быстро проделав в соломе дырку, я бесшумно спрыгнул внутрь конюшни. К счастью, там никого не было. В смысле людей. Отыскав Астора, я опустил на него седло и, вскочив, смерчем вылетел из конюшни. Надо было видеть лицо гвардейца! Ошеломленная маска, я надеюсь, не скоро слезет с его лица.

Я прикусил губу, чтобы не рассмеяться, представляя, что сделают ему и его приятелям, когда обнаружится, что их подопечный ушел у них из под носа!

Вслед мне донесся восторженный смех младшего поколения…

В седельной сумке я обнаружил свои записки о Моцарте. Хоть это удалось сохранить.

Спустя полчаса я осторожно приближался к лесу. Тем не менее, веселый настрой сменился нехорошим предчувствием, никогда меня не обманывавшим. Так и есть. Сквозь шелест деревьев донесся резкий крик. Он мне был знаком. Даже слишком. Голос Друмма.

Отпустив Астора, я углубился в лес. Спустя несколько минут ледяной ужас прошил мой позвоночник, когда я выглянул из кустарника на холме — Конфетка была обнаружена и оцеплена со всех сторон солдатами!

18. Бегство в неизвестность

От судьбы не убежишь!

Немезида

Пролежав весь день в траве, я терпеливо следил за поведением солдат, чтобы в темноте рискнуть.

За это время Конфетку навещало множество разного рода людей. Ее с поразительной настойчивостью пытались открыть топором, ножом, разбить молотком, растворить дверь дымящимися кислотами, дело дошло даже до магнита. Конфетка не поддавалась, а каждый растерянно разводил руками. Но это несравнимо с тем, что было, когда привели пастора… Испуганно крестясь и бормоча молитвы он, вылил, определенно, целую цистерну священной воды, пытаясь опустить ее на землю. Это меня добило. Впрочем, смех у меня вытеснял растущий голод, вместе с подкрадывающейся жаждой. С приходом вечера, к счастью, злодейка, чуть отступила.

Полицейский цвет Вены, провозившись с Конфеткой целый день, решили оставить ее до утра. Друмм, стоящий рядом с лейтенантом гвардии Его величества постепенно краснел от гнева в течение всего времени, пока я наблюдал. Единственный раз он побелел как мел, когда ему донесли о моем побеге.

Его дикий вопль: "Он сбежал, подлец!", надо признаться, подействовал как бальзам на мои натянутые нервы. После этого он буквально окаменел, но быстро взял себя в руки и обернулся к лейтенанту как ни в чем ни бывало. Я не мог не добавить очко в его пользу.

Постепенно люди разъехались и разошлись. Позже всех уехал и Друмм. Остался лишь взвод гвардейцев, сторожащих Конфетку.

Дав себе возможность подремать часок до восхода луны, я очнулся свежим и полным сил.

На часах 10:45. Небольшой костер недалеко от меня отбрасывал причудливые очертания, создававший легкую иллюзию домашнего уюта. Где моя светлая квартирка с видом на Атлантику?.. Я не сразу сообразил, что меня разбудило. В лицо пахнуло прохладным ветром. Подняв голову, я увидел сгущающиеся тучи.

Десяток гвардейцев лениво бродили вокруг машины и негромко переговаривались.

Неожиданно стремительно стемнело и сверкнула молния. Чуть позже загрохотал гром. За какие-нибудь пять минут с неба обрушился страшный ливень.

Солдаты, вспоминая черта, смотрели на погибающий костер, вымокая до нитки. Я приготовился к нападению и теперь, не обращая внимания на потоки воды, в отблеске молнии подобрался вплотную.

Неожиданно в игру вступил неизвестный феномен природы: одна за другой пять молний, интервалом в несколько секунд, вонзились в машину времени! Осыпаемые искрами солдаты с криками разбежались кто куда. В суеверном ужасе они орали о Дьяволе. Я немного испугался, но увидев, что в течение минуты обстановка в системе "Конфетка — небо" относительно спокойна, решил действовать.

Я подскочил, и начал нажимать открывающиеся выпуклости, но неожиданно за спиной раздался знакомый взволнованный голос.

— Лэндо Лазер! Подождите!

Когда я медленно обернулся, моя челюсть совершила попытку устремиться к земле.

— Амадей?! — ошеломленный, я не мог произнести ни слова.

Да, удивительный, непредсказуемый Моцарт стоял в нескольких метрах от меня на открытом холме, хлестаемый плетьми дождя. Его открытое мокрое лицо выражало такую мольбу, что я застыл в нерешительности.

— Что Вы здесь делаете? — крикнул я ему сквозь вой стонущих деревьев и шум ливня.

Спускаясь он произнес:

— Я знал, что парящая карета, о которой говорит весь город — Ваша.

— Почему? — передо мной поднялась дверь в Конфетку.

— На чем же еще можно привезти такую невероятную штуку, называемую "Синтезированный свет"!

— Вы очень догадливы, — не мог я сдержать улыбки.

Но радоваться было нечему — его присутствие нарушало все мои и без того хрупкие планы.

Нужно было что-то быстро делать.

За деревьями раздались приближающиеся крики и несколько пуль вонзилось рядом с нами. Я в ужасе дернулся в сторону Амадея, сообразив, что из-за своей глупости могу оборвать жизнь Моцарта на два года раньше, вместо того, чтобы подыскать способы ее продлить!

— Вас убьют!!! Срочно убегайте! — закричал я голосом, срывавшимся от напряжения.

Моцарт презрительно повернул голову к мелькавшим за деревьями гвардейцам.

— Плевать! Я никогда не прощу себе, если упущу сейчас этот шанс!

У меня едва не повернулись мозги. В этот момент в крышу Конфетки ударила новая парочка небесных искр. Полуослепленный, я повернулся к Амадею.

— Нет!! Умоляю, уходите!!!

Но Моцарт будто обезумел — лицо светилось решимостью, горящие глаза спорили с блеском молний. Взглянув в них, я понял, что переубедить его не удастся…

Однако я боялся взять его с собой. Как негласно высказалась Джойс — мог произойти парадокс времени!

По голове струилась вода, заливая глаза.

— Проклятие! — в бессилии разрешить вставшую дилемму закричал я. Из секундного оцепенения меня вывели вспышки на корпусе Конфетки. А Моцарт каждую секунду рисковал жизнью. Одна шальная пуля и…

У меня вдруг не осталось сомнений, что убей его сейчас что-нибудь, Вселенная треснет и взорвется. По меньшей мере. А мне же определенно быть эпицентром. Содрогнувшись, я вскрикнул.

— Ладно! Вы не боитесь авантюр?!

Амадей гордо тряхнул головой, брызгами разметая вокруг струи воды.

— Я их обожаю!!!

— О`кей! — вздохнул я, — Залезайте в соседнюю дверь.

Моцарт в два прыжка был с другой стороны. Крики солдат становились все ближе. В конце концов, вернуть Амадея я смогу в ту же секунду поэтому времени. Я прыгнул в машину и открыл противоположную дверь.

У Амадея едва не выскочили глаза из орбит.

— Боже, что это?!

— Если бы я сам знал! — жизнерадостно усмехнулся я. Двери мягко опустились. Конфетка дрогнула от новых залпов гвардейцев.

На сердце свалилась тяжесть, когда я посмотрел на блестящие глаза Моцарта.

— Не карета, а шик! — цокнул он языком.

— Это называется Конфетка, — внес я свои коррективы…

— Прекрасно. А куда мы направляемся? — поинтересовался Амадей.

— Вопрос не куда, в когда! — сглотнул я, почему-то предчувствуя, что все это может плохо кончится.

Но если ты сейчас отсюда не уберешься, вдруг совершенно ясно пронеслась у меня мысль, то все это кончится прямо сейчас!

Конфетка, повинуясь моим движениям, мягко взлетела и под вой ужаса внизу, рванулась к Луне, мелькавшей в разрывах туч.

— О!!! — Амадей аж посерел, увидев удаляющуюся землю. Но взглянув на мое искаженное волнением лицо, а я в самом деле слабо разбирался в управлении и вообще не работал с хронотроном, он пересилил себя и не стал задавать вопросов.

Не уверенный в правильности первого набора, я решил перенабрать дату. Старые символы исчезли с лазерного экрана. Нажав 31 декабря 1999 года, я закусил губу, выбирая город — Нью-Йорк или Майями. Подняв глаза от клавиатуры, я вдруг с ужасом увидел пикирующие на нас светящиеся диски.

— Проклятие! — вырвалось у меня, — Откуда они взялись?!

— Святой Иерусалим! — произнес вдруг Амадей ошарашенным голосом, смотря на диски.

Видимо, у нас было схожее состояние, потому что, действуя в каком-то оцепенении, мои пальцы нервно набрали — «Иерусалим».

Неожиданно в Конфетку ударила молния. Вокруг нас зазмеились потоки чудовищных энергий. Машину резко отбросило в сторону. Полуослепленный, я не заметил, как проехался по клавиатуре. С безумным взглядом я увидел, что стерся год. Мне не удалось набрать его снова, потому что ближайший диск выбросил солнцеподобный сгусток. Он отбросил Конфетку, и мои пальцы задели клавиши «3» и «2».

Я не успел даже прореагировать, когда в меня плечом въехал Амадей, нажав тем самым «Старт». У нас одновременно вырвался вопль, когда впереди развернулся искристый конус, который поглотил машину времени вместе с нами.

Конец 2 части первой книги

3 и 4 части Книги I "Алмазный Гепард" ожидаются в будущем.


home | my bookshelf | | Алмазный Гепард (часть 1 и 2) |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу