Book: Ведьмин рыцарь



Мазова Наталия , Гончаров Владислав

Ведьмин рыцарь

Наталия Мазова, Владислав Гончаров

Ведьмин рыцарь

повесть

ГЛАВА ПЕРВАЯ,

из которой становится ясно, зачем Джарвис путешествует

по стране, где его так сильно не любят

Когда Фродо миновал могилу Турина

Турамбара - седьмую и последнюю на этой

дороге...

(Н. Эдельман)

Солнце начало клониться к закату, а лошадь - подавать первые признаки усталости. Джарвис обернулся и еще раз окинул взглядом скромный обелиск из местного сероватого камня, торчавший чуть в стороне от дороги. Десятая или все-таки одиннадцатая? Если одиннадцатая, то это очень хорошо - значит, до Шайр-дэ уже рукой подать. А вот если только десятая, придется ночевать в чистом поле, ибо лаумарцы имели обыкновение закрывать ворота своих городов с последним лучом солнца. И то, что зимой и летом день имеет разную длину, их нисколечко не волновало - "порядок быть должон", как любили они приговаривать по поводу и без повода.

Джарвис глубоко вздохнул. Он провел в Лаумаре два месяца и успел не только узнать многие из его обычаев, но и привыкнуть к ним, однако от этого они не казались ему менее нелепыми. В самом деле, ну что может быть нелепее, чем отмечать дорожные расстояния не верстовыми столбами, а ритуальными гробницами блаженного Мешнека? Наверное, только ежедневно каяться в грехе, совершенном давным-давно и не тобой. Ибо истинно благочестивому верующему полагалось не просто миновать такую гробницу, но обязательно остановиться, посыпать голову песком (часто заранее заготовленным), помолиться и попросить у святого прощения за его мученическое убиение хрен знает сколько лет назад, а также за развеивание праха по ветру, лишившее великомученика возможности обрести подлинное место последнего упокоения. То, что это сильно удлиняло любую дорогу, лаумарцев волновало очень мало - трудностей они не боялись и любую экономию усилий считали признаком лени, а лень, как известно, первейший союзник Хаоса...

У Джарвиса с трудом укладывалось в голове, что такое показное благочестие и неукоснительное исполнение обрядов способно обеспечить реальную поддержку божественной силы. Однако факт оставался фактом. Если верить хроникам и старикам-очевидцам, еще пятьдесят лет назад Лаумар был одной из провинций великой Вайлэзской империи, и молились там не только своему локальному святому, якобы давным-давно замученному магами из Солетт в богомерзких целях, но и общему для всей Вайлэзии Единому Отцу. Разумеется, лаумарцы всегда осознавали свои отличия от вайлэзцев, но сорок пять лет назад в измученной налогами северной провинции случился взрыв национального самосознания. Трудолюбивые и благочестивые бюргеры вышвырнули прочь вайлэзскую знать и объявили себя независимой страной, управляемой даже не королем - это еще можно было бы как-то пережить - а каким-то, прости боже, Национальным собранием! Как раз в эту пору кафедру в Кильседе занял новый архиепископ, который вроде бы даже не проводил никакой церковной реформы вот только храмы Единого Отца начали приходить все в большее и большее запустение, а прихожане перенаправили свою истовость исключительно на блаженного Мешнека.

Само собой, Вайлэзия попыталась как-то вразумить свою обнаглевшую провинцию, но очень быстро стало ясно, что мощь Лаумара растет с каждым днем, и он попросту не по зубам стареющей империи. Исходя из этого, Джарвису оставалось признать, что молитвы, возносимые местночтимому великомученику, обладали немалой эффективностью.

Однако если весь секрет этой эффективности заключался в каждодневном бытовом подвижничестве, то Джарвису это решительно не подходило. Даже если бы он согласился вести такой образ жизни ради обретения своей полной силы - не пристало наследному принцу Драконьих островов усердием и мольбами выкупать то, что являлось его прирожденным правом...

Словно в ответ на эти его мысли, из-за поворота выехал крестьянин на испачканной телеге - наверное, навоз возил на поля. Джарвис поспешно надвинул ниже широкий капюшон плаща, пытаясь скрыть снежно-белые волосы и продолговатые, косо поставленные глаза ярко-фиалкового цвета - главное, что отличало его от простых смертных. При таком национальном характере, да еще принимая во внимание недавние исторические события, было бы наивно ждать от лаумарцев излишнего благоволения к чужестранцам - а особенно к таким, чья внешность так и кричала о принадлежности к морской расе. Живущий тысячи лет, любимое творение и верный слуга Хаоса...

Усилия Джарвиса оказались тщетными. Когда телега приблизилась, холодный порыв апрельского ветра, словно в насмешку, снова отбросил капюшон ему на плечи. Крестьянин аж вздрогнул, когда его взгляду открылось удлинненное лицо с тонкими скулами и острым подбородком, бледная кожа с заметным сероватым отливом... Он ничего не сказал, но торопливо сделал какой-то охранительный жест и плюнул в сторону Джарвиса, едва не попав тому на плащ.

Джарвис лишь невесело усмехнулся в ответ. Сказал бы кто его царственному отцу те же пятьдесят лет назад, что настанет день, когда его наследник не от хорошей жизни будет скитаться по континенту, как простой странствующий рыцарь, в том числе по землям, где за одну лишь меналийскую внешность можно получить в зубы... Наверное, отец милостиво бросил бы такого не в меру говорливого предсказателя на забаву серебряным тиграм. Сила Непостижимых давно уже иссякла, словно родник в сухой степи, но потомки Менаэ и Налана отказывались признавать это, пока их прирожденная сила оставалась с ними. Отказывались, пока...

Ему было всего двадцать пять - не слишком много даже мо меркам обычных людей. И пять последних лет он скитался по континенту, возвращаясь в родную Меналию - "землю Менаэ" - лишь изредка, в основном для рытья в библиотеке и бесед со старым Сехеджем.

Когда он понял, что что-то не так? Когда восстал из летхи, где два года пролежал в ритуальном сне, окинул взором место своего заточения, жадно поел белого хлеба, оставленного в изголовье, запил водой и удивился не тому, как изменился мир а тому, что он совершенно не изменился? Или позже, когда Йесса метнула в него волну огня, а он стоял, неловко растопырив пальцы, не зная, как быть, и лишь в последний момент сделал над собой какое-то непонятное усилие - и навстречу волне Йессы встала другая волна, но настолько неубедительная, что лучше бы он вообще ничего не делал... Или лишь тогда, когда Миранна, низко склонившись перед его отцом и пряча глаза, выговорила: "Шесть процентов от нормы для прямых потомков Менаэ... меньше, чем у дворцовой прислуги," - а Йесса не сказала ничего, но так посмотрела на него, что он сразу осознал - она дочь императрицы, а он всего лишь сын наложницы...

Пять дней он не смел показаться на глаза отцу, ожидая официального объявления о своей незаконности. А потом из своего летхи вышла Зелиттар, дочь лорда Амала и славной своим могуществом принцессы Миранны - и показала еще худший результат, чем сам Джарвис. Точнее, не обрела силы ВООБЩЕ.

Потом он долго сидел в Священном Доме Менаэ и ее двух Рук, глядя на алтарь, засыпанный окаменевшим пеплом, где больше не горело пламя, не нуждающееся в пище. Сехедж, хранитель алтаря, впустил его туда, нарушив все запреты, согласно которым бывать в этом месте дозволялось лишь ему да еще нескольким специально отобранным женщинам. "Что толку в пустых ритуалах, когда Непостижимые ушли от нас?" - сказал он грустно. - "Совсем ушли, и никто не ведает, куда - и Менаэ, и Налан, и Индесса, и даже те, кто не интересовался нами. А мы долгое время жили в угасающем эхе их мощи, слабея и не замечая собственной слабости, теряя оплот за оплотом и тут же забывая об этом, пока не отказало вернейшее из верного - сон-смерть, в котором наш народ обретал свою силу... Но чем мы будем отличаться от простых смертных без нашей силы? И как долго устоим против их неуемной жажды распространить себя на все, что зримо глазом и доступно уму?" Джарвис не знал ответа на эти вопросы и ничем не мог помочь старому жрецу.

И наконец, состоялся тот тяжелый разговор с отцом... Он так и не смог заставить себя поверить, что приходится сыном, плотью от плоти этому воплощенному божеству, земному образу Налана с глазами из морского льда. После пробуждения в летхи он должен был стать таким же, как все они - отец, Йесса, Миранна, лорд Амал, прочие лорды и леди, снежными призраками скользящие по бесконечным залам Драконьего дворца... Таким же неживым. Да вот на счастье, на беду ли - не стал.

"Ты - мой единственный сын", - прозвучал голос отца. "Ты наследник меналийского престола. Но не имеющий всей полноты силы потомков Менаэ не может быть королем. И что толку мне зачинать новых детей, если и они не обретут силы в летхи?"

"Вы еще долго будете править, мой повелитель", - ответил Джарвис, не чувствуя при этом вообще ничего. Совершенное лицо отца едва заметно скривилось, и Джарвису не пришлось даже напрягать вновь обретенные невеликие способности, чтобы прочитать эту его мысль: увы, ты так и остался ближе к смертным, чем к нам, и несколько сотен лет для тебя - долго...

"Все однажды кончается", - только и сказал король. "Кончится и моя жизнь, и я уйду в печали, что не оставил себе достойной смены".

И тогда принца осенило.

"Непостижимые покинули нас, отец. Но может быть, они не покинули людей на материке? Вдруг кто-то, кто не интересовался нами, взял под свою руку короткоживущих и теперь посылает силу им? А если так - я отыщу этого бога и возьму у него то, что принадлежит мне по праву, как твоему сыну!"

Сказал - и увидел, как надежда, словно отблеск луча, озаряет отцовское лицо.

"Что ж, иди, принц Джарвис. Если ты совершишь это, то твой подвиг будет равен деяниям древних меналийских героев, и я буду гордиться, что сумел породить такого сына!"

Так и начались его странствия по континенту. Алмьяр, Анатаормина, Вайлэзия, теперь вот Лаумар... Везде люди молились кому-то - и везде эти "кто-то" не были Непостижимыми. В Священном Доме Меналии витал лишь слабый отголосок, почти умолкшее эхо их присутствия - на континенте не было даже эха. А что было, Джарвис и сам не умел назвать. Но он поклялся отыскать кого-то из богов - и теперь уже не мог отступить от своей клятвы...

Ветер, слишком холодный для апреля, опять налетел, растрепал волосы. Заныло в правом ухе, и Джарвис снова поспешно набросил капюшон. Лаумарцы, небось, сейчас все сидят по садам и жгут костры, окуривая дымом цветущие сливовые деревья. Принц вполне сочувствовал им - сливовое вино, основной предмет лаумарского экспорта, ценилось на всем континенте, и Джарвису тоже случалось отдавать должное этому напитку.

Впрочем, заботы лаумарцев никогда не были заботами Джарвиса. Не найдя в этой земле того, что искал, он готовился покинуть ее - а для этого надо было достигнуть Шайр-дэ, купеческого городка, расположенного в верхнем течении реки Таархи. Сейчас, по весенней высокой воде, здесь наверняка не сложно было сесть на торговое судно, идущее вниз по течению, до самого Афрара, столицы Алмьяра, откуда отплывало большинство кораблей на Драконьи острова.

Собственно, причина возвращаться на родину у Джарвиса была только одна - он снова зашел в тупик в своих поисках и нуждался в подсказке Сехеджа или древних манускриптов. В остальном же... раз от разу, возвращаясь домой, принц ощущал, насколько ему проще с людьми на континенте. Те куда-то стремились, чего-то хотели и добивались, и хотя далеко не все из этого нравилось Джарвису, но с людьми ему было интересно. Меналийцы же раз и навсегда застыли в своей красивой возвышенной скуке, не желая менять ничего вокруг и не замечая окружающего мира. С каждым днем Джарвис яснее осознавал, что никогда не хотел бы править своим народом. Пока что Драконьи острова защищал ореол мистической силы - но в самом деле, а что будет, когда люди узнают, что этой силы больше нет?

Вопрос этот беспокоил Джарвиса чрезвычайно. Ибо, хотя на континенте ему было не в пример интереснее, он не мог остаться здесь навсегда - люди никогда бы не согласились считать чистокровного меналийца одним из таких, как они сами. Даже в местах, где власть Хаоса преобладала над властью Порядка - в том же Алмьяре - ему простили бы сероватую кожу и раскосые глаза, но не то, что все вокруг стареют, а он нет. А уж здесь, в Лаумаре, даже длинный меч не прибавлял Джарвису уважения в глазах местных жителей. Любой из них и сам не расставался с оружием - горожане с короткими клинками, селяне с топорами, не слишком похожими на плотницкие. Времена вайлэзских вразумляющих походов были еще свежи в народной памяти, и не было ни малейшего основания считать, что они уже окончательно минули.

Тем временем однообразный пейзаж пообочь дороги несколько изменился - распаханные ячменные поля сменились пустошами в засохшей траве, сквозь которую уже рвалась к солнцу молодая зелень. Впереди показались приречные холмы. Джарвис облегченно вздохнул - значит, гробница все-таки была одиннадцатой, и самое большее через полтора часа его ждет жареный бараний бок с чесноком и бутыль доброй лаумарской сливянки.

Дорога поднялась на холм, и глазам Джарвиса предстал живописный вид долины Таархи. Река изгибалась золотым полумесяцем в косых лучах заходящего солнца, со склонов к ней спускались аккуратно расчерченные ленты полей, а в самой излучине приютился городишко Шайр-дэ - постыло-аккуратный, словно проектный план ученика архитектора.

- Порядок быть должон! - почти радостно воскликнул Джарвис, спускаясь с холма к распахнутым городским воротам и двенадцатой гробнице, расположенной прямо перед ними. Он был уверен, что сегодня с ним уже не случится ничего серьезнее трактирного скандала.

Как вскоре выяснилось, он жестоко ошибался.

ГЛАВА ВТОРАЯ,

в которой вместо еды и ночлега Джарвис получает аутодафе,

а его меч ведет себя довольно-таки скверно

У нашей инквизиции

Богатые традиции...

(Доминик де Гусман)

Джарвис был абсолютно не знаком с городком и понятия не имел, где искать гостиницу или иное место ночлега. Однако опыт путешественника подсказывал, что в прибрежных городах заведения подобного рода, как правило, располагаются недалеко от воды, в районе набережной или порта. К тому же с холма принц разглядел, что большинство улиц радиально стягивается к большой площади, расположенной довольно близко от реки, а на самой площади имеется большое здание, увенчанное шпилем с позолотой - то ли культовое сооружение, то ли городская управа, архитектура этих зданий была в Лаумаре сходной. Так что самым разумным было держать направление на шпиль, а достигнув площади, начать задавать вопросы местным жителям.

Джарвис проехал по улице какое-то расстояние и вдруг с изумлением осознал, что вокруг него уже более чем достаточно тех, кому можно задавать вопросы, и мало того, все они движутся в том же направлении, что и он сам. И это невзирая на довольно поздний час и почти полное отсутствие уличного освещения! Приглядевшись к аборигенам повнимательнее, Джарвис отметил, что большая их часть одета в то, что считалось в Лаумаре праздничными нарядами - мужчины в темные кафтаны с яркими шейными платками, женщины в черно-белые одеяния с разноцветной богатой вышивкой и кружевные наколки. При этом начисто отсутствовали иные признаки, характерные для праздника - ни у кого в руках не было первых весенних цветов, не слышалось песен или других громких проявлений веселья. Впрочем, напомнил себе Джарвис, лаумарское благочестие требовало сдержанности в выражении любых чувств. Даже пять или шесть детей, влекомых за руки родителями, имели вид чинный и весьма серьезный, видимо, осознавая всю важность и значимость предстоящего события. Джарвис был заинтригован не на шутку.

Чем меньше оставалось до золотого шпиля, тем плотнее делалась толпа. Правда, всадник с длинным мечом вроде бы вызывал у местных некий минимум почтения, потому что до сих пор принц продвигался вперед без особого труда.

Наконец улица вынесла его на площадь, до краев заполненную народом. Здание со шпилем все-таки оказалось храмом, сурово взирающим узкими провалами окон на толпу у своего подножия. Высота и массивность каменных стен внушали невольное уважение и заставляли предположить, что изначально - очень давно - храм возводился в старой вайлэзской традиции, был посвящен Единому Отцу и лишь совсем недавно подвергся легкой перестройке. На эту же мысль наводило и почти полное отсутствие украшений, кроме разве что жутких зверюг, больше всего похожих на крылатых крокодилов, скаливших клыки по углам портала (Джарвис припомнил, что в Вайлэзии этих очаровательных тварей зовут "gargol"). Да еще вдоль карниза шел странный ряд хрустальных шаров, доселе встречавшийся принцу лишь на кафедральном соборе Кильседа. Шпиль, служивший ориентиром для Джарвиса, пламенел в последних лучах солнца, и это создавало пронзительный контраст с полумраком площади, накрытой тенью величественного здания.



То, что творилось у стен древнего храма, подозрительно напоминало подготовку к публичной казни. Перед главными вратами высился помост, затянутый багрянцем, из середины которого торчал толстый столб. Вокруг прохаживалась пара дородных мужчин в черных с красным одеяниях - очевидно, должностные лица. На багрянце тут и там темнели влажные пятна - похоже, помост был основательно полит водой.

Толпа все сгущалась, уже затрудняя движение конного. Джарвис натянул поводья и как можно вежливее обратился к одному из лаумарцев - бюргеру с осанкой и выправкой, выдающими знакомство с военной службой:

- Скажите, почтеннейший, что здесь будет происходить?

Бюргер обернулся к Джарвису и смерил его внимательным взглядом - высокомерным и полным уверенности в себе, невзирая даже на то, что он был брошен снизу вверх. Эта лаумарская манера каждый раз решать, достойно ли порождение Хаоса хотя бы ответа на свой вопрос, всегда выводила принца из себя. "Потерпи!" - сказал он сам себе. - "Уже недолго осталось..."

- Здесь, в присутствии самого владыки Кильседа, будет свершен обряд сожжения ведьмы ради очищения города от скверны и нечистоты, в кои ввергло его присутствие демонских сил! прозвучал, наконец, ответ. - Если чужестранец решил лицезреть это аутодафе, сие служит к его чести, кем бы он ни был.

Джарвис не ожидал от аборигена не только столь явно выраженной благосклонности, но даже простой общительности, а потому решил использовать удачу до конца:

- А не просветите ли меня, почтеннейший, что это за ведьма и в каких преступлениях ее обвиняют?

Лицо бюргера сразу же приобрело назидательный вид:

- Запомните, чужестранец - если доказано, что женщина ведьма, ее уже нет нужды обвинять в чем-то еще! Суд матери нашей Церкви именем блаженного Мешнека лишь оглашает вердикт Святого Дознания и и передает отступницу от пути Господа в руки городских властей для милостивого умерщвления без пролития крови...

- И все же какое деяние навлекло на ведьму столь суровую кару? - снова попытался уточнить Джарвис.

Назидательность на лице лаумарца изрядно разбавилась недовольством.

- Любая ведьма является ведьмой в силу того, что сошлась с Повелителем Хаоса, продала ему тело и душу, а взамен получила ведовское могущество. В глазах Господа и матери-Церкви это само по себе является преступлением. Самое суровое воздаяние за него будет только справедливым! - подтверждая серьезность своих слов, бюргер тряхнул окладистой лопатообразной бородой. Из бороды посыпался песок.

- Тогда почему столь важное деяние производится в столь позднее время? - поинтересовался Джарвис. - Не лучше ли было осуществить его днем, при свете солнца...

- Зимой или в середине лета было бы так, - снисходительно бросил горожанин, слегка оттаяв. - Но сейчас весна, а весенний день год кормит. Не посеянное сегодня не взойдет послезавтра. А лицезреть столь благочестивое действо стремится каждый.

- Спасибо, почтеннейший. Прошу у вас прощения за отнятое время, - полностью ошеломленный лаумарской логикой, Джарвис постарался произнести это как можно более кротко. Затем, дав лошади шенкеля, он отъехал в сторону - ближе к домам люди теснились не столь плотно, а с лошади вид на помост был хорош из любой точки.

Над площадью повисло мрачное напряжение - толпа, как серебряный меналийский тигр, ждала, когда жертву бросят ей на забаву. Ни огонька - ни в самой толпе, ни в окнах домов на площади, за которыми тоже ощущалось присутствие нетерпеливых наблюдателей. Лишь последний луч солнца одиноко горел на позолоченном шпиле.

Мало-помалу напряжение передалось и Джарвису - сначала как неясное ощущение нависающей угрозы, как вибрация незримой мощи, пронизывающей толпу. В какой-то момент оно стало почти материальным, протяни руку - коснешься... А затем клинок на боку у принца ответил на эту вибрацию едва уловимой дрожью принюхивающегося пса, который предвкушает добрую драку.

Джарвис закусил губу. В последний раз меч Индессы _вел себя_ полтора года назад, в Анатаормине, когда целая орава черных жрецов с пением боевых заклятий перла на них с Сонкайлем, приняв их за расхитителей гробниц (каковыми они, по сути, и являлись). И не кончилось это тогда абсолютно ничем хорошим...

"Ну что тебе не сидится в ножнах, сумасшедшая железка?" с тоской мысленно обратился к мечу принц. "Жрать хочешь? Или просто нервы расшалились?" Меч разумеется, не ответил, да Джарвис и не рассчитывал на ответ.

У меча было свое имя - Зеркало. Согласно поверью, когда-то в незапамятные времена он принадлежал Непостижимому по имени Индесса - Левой руке Менаэ, воплощению хитрости, в то время как Правая рука, Налан, олицетворял силу, и меч его был одним из атрибутов королевской власти Меналии. Мечом же Индессы по традиции владел наследник престола. По официальной версии, сей клинок обладал тремя свойствами: не мог сломаться в руке истинного владельца, не позволял нанести тому смертельную рану, а также в определенной ситуации мог подать умный совет. В первых двух достоинствах Зеркала Джарвис убеждался неоднократно и именно поэтому не менял его ни на что другое. Третье же свойство, похоже, являлось выдумкой от начала и до конца. И было еще нечто, о чем не говорила ни одна легенда, и даже старый Сехедж, узнав об этом, лишь развел руками в полном недоумении. А именно - время от времени меч ни с того ни с сего начинал проявлять явные признаки свободы воли. Джарвис замечал за ним такое дважды, плюс еще один случай, в котором он был уверен не до конца.

Сегодня же, судя по всему, вполне мог случиться четвертый раз, и от одной мысли об этом принцу стало тошно. Он дорого дал бы за то, чтобы оказаться как можно дальше от вожделеющей толпы, но было поздно - людское море уже сомкнулось за ним, и пройти по нему, аки посуху, не представлялось возможным.

Внезапно главные врата храма распахнулись, пропуская процессию. Четыре воина, с головой закованные в черную сталь доспехов, между ними - вереница монахов в длинных серых хламидах, с факелами в руках. За ними шли трое в одеждах побогаче. Голову одного из них венчала золотая двойная митра, усыпанная крупными драгоценными камнями, и эти камни словно светились в полумраке сами собой. Пурпурная ряса с черносеребряным шитьем казалась отсветом пламени на фоне серых одежд свиты. Джарвис понял, что видит перед собой самого архиепископа Кильседского, легендарную личность новейшей истории Лаумара. Видимо, дело было и вправду значительным, раз столь важная персона почтила своим присутствием заштатный Шайр-дэ...

Замыкали процессию два стражника с лицами, скрытыми глухими капюшонами. Они-то и вели ведьму. Точнее, тащили, потому что несчастная упиралась изо всех сил, яростно билась в руках конвойных. Низкий тягучий вопль ворвался Джарвису в уши:

- Не виновата я, люди добрые! Слышите? Не ви-но-ва-та-а-а!!

Она была довольно молода - угадать возраст точнее не позволяли следы побоев, спутанная масса темных волос, кое-где слипшихся от крови, и бесформенный балахон из грубой грязной мешковины. Ноги ее были босы и тоже грязны. Пронзительный весенний ветер без всякой жалости трогал ледяными пальцами обнаженную плоть под драной рогожей.

Но Джарвис почти не замечал этих деталей, ибо видел лишь ее глаза. Темные, огромные - почти на половину бледного лица они были странно тверды и спокойны, словно совсем не она, а кто-то посторонний исходил сейчас криком в руках стражей. И в какой-то миг Джарвис осознал, что глаза эти глядят - на него. На него одного из всей посыпанной песком толпы, жаждущей ее боли.

Холод, исходящий от Зеркала, стал почти невыносим. А затем Джарвис испытал уже знакомое ощущение, словно энергии, пронизывающие мир, неотвратимо скручиваются в водоворот - и в этот водоворот затягивает его сознание. Вот только сегодня это было намного сильнее, чем когда бы то ни было. Принц из последних сил удерживал себя на краю черной воронки, где бесновались волны безумия. И со дна этой воронки глядели, глядели на него темно-серые, цвета воды северных морей, глаза ведьмы...

Архиепископ ступил на помост, воздел руки к меркнущим небесам - и хрустальные шары на фасаде храма вспыхнули ослепительно-белым, режущим глаза колдовским светом. Толпа в едином благоговейном порыве рухнула на колени. Архиепископ начал размеренную молитву на языке, неизвестном Джарвису - не лаумарском и не вайлэзском. Голос его звучал жестко и неожиданно сильно, произносимые слова наполнили пространство между каменными стенами, их ритм постепенно подчинил себе все вокруг - и меч Индессы словно беззвучно взвыл, пытаясь противостоять этому ритму.

Рука в плотной кожаной перчатке с накладками из серебряной чешуи легла на эфес Зеркала. Джарвис уже не воспринимал эту руку своей. Снова, как тогда, в Анатаормине, а еще раньше в Лурраге, меч вел его туда, куда считал нужным. Расчищая дорогу грудью коня, принц против воли начал пробиваться к помосту. Люди уворачивались, грозили кулаками, кое-кто даже обругал святотатца гневным шепотом, но возвысить голос во время молитвы архиепископа не посмел ни один.

Едва глава лаумарской церкви умолк и отступил в сторону, стражи с закрытыми лицами вытолкнули вперед ведьму. Та продолжала молча упираться, но стражи, словно не обращая на это внимания, стали неторопливо и основательно привязывать ее мокрыми веревками к столбу. Тут же засуетились более мелкие служки, выволакивая откуда-то дрова и вязанки хвороста. Гаснущим сознанием Джарвис отметил, что настил вокруг столба весь обит листами железа, как пол перед камином, чтобы пламя не перекинулось на доски помоста.

Закончив свое дело, служители расступились, оставив ведьму выгибаться на веревках. Один из двух значительных спутников архиепископа взял факел из рук какого-то монаха и поднес огонь к дровам. Толпа, снова в едином порыве, исторгла пронзительный вопль - крик ужаса или радости, а скорее всего, ритуальные слова...

Джарвис был уже совсем рядом с эшафотом. И в тот момент, когда пламя, раздутое очередным порывом ветра. лизнуло хворост у ног ведьмы, меч Индессы, рванув руку хозяина, покинул ножны.

Этот случай и вправду оказался ошеломительнее прочих - еще ни разу доселе меч не пытался полностью завладеть телом принца. Замирая от ужаса, в последний момент Джарвис чудом уцепился за край черной чаши, в которую превратился водоворот, уносящий его сознание, и повис на этом краю. Он мог видеть и слышать, а вскоре вернулась и способность соображать, но тело его больше ему не подчинялось - он даже моргнуть не мог по своей воле. Оставалось наблюдать за происходящим и молить неизвестно кого из Непостижимых, чтобы воля Зеркала не наделала ничего непоправимого с телом хозяина.

Как во сне, Джарвис смотрел на одного из стражников, которого сбил лошадью, на другого, который замахнулся было алебардой и сразу же получил в голову меч Индессы, с легкостью разрубивший и шлем, и череп. Тут в грудь коню ткнулось лезвие второй алебарды. Ее владелец, не имея возможности как следует размахнуться в такой толпе, просто упер древко в землю, ожидая, когда лошадь противника сама наденется на лезвие, а тем временем тащил из ножен короткий широкий клинок-"кошкодер".

Руки в чешуйчатых перчатках натянули поводья - и совершенно обезумевшая лошадь Джарвиса с диким ржанием взвилась на дыбы, обрушивая копыта на голову стражника. Это был последний подвиг несчастного животного, ибо в следующий миг алебарда вошла ему глубоко под ребра. Но ноги принца уже освободились от стремян, тело пушинкой перелетело через круп лошади и прыгнуло на помост. Джарвис прекрасно понимал, что, не будучи площадным акробатом или луррагским наездником, вряд ли сумеет повторить такое по своей воле. Не понимал он другого зачем мечу Индессы понадобилась ведьма? Откуда в нем взялся этот порыв абстрактного гуманизма?

Свет колдовских шаров слепил всех находящихся на помосте, поэтому на появление противника они отреагировали с большим запозданием. Костер под ведьмой разгорался медленно - видимо, лаумарцам не пришло в голову пропитать поленья смолой. Так что Зеркалу не составило никакого труда перерезать ведьмины веревки парой точных движений, прежде чем на Джарвиса кинулись четыре черных латника с обнаженными мечами.

Джарвис усмехнулся бы, если б мог - на нем-то доспехов не было, так что он обладал куда большей свободой маневра, чем его противники. А тут еще и монахи сочли нужным лично броситься на святотатца, создав на помосте восхитительную неразбериху. Послышалась отборная брань. Это позволило левой руке Джарвиса подхватить девушку (довольно, кстати, тяжелую), в то время как меч Индессы в правой раздавал удары не глядя, как говорится, на кого ветром принесет. Таким образом ему удалось отступить к дальнему краю помоста - так, чтобы никто из врагов не оказался за спиной.

В этот момент жертва лаумарского Святого Дознания зашевелилась и проявила способность к самостоятельному передвижению. Более того, кинжал, обнаруженный ею на поясе принца, был воспринят с большим энтузиазмом.

Тем временем двое латников одновременно ринулись в атаку. Однако традиционные лаумарские клинки оказались значительно короче Зеркала, а доспехи все так же сковывали движения. К тому же броня смертных всегда была плохой защитой от меча, откованного в древней Меналии, так что через пару мгновений по помосту покатилась голова в черном шлеме, а рука второго латника оказалась отсечена у самого плеча.

Остальные противники начали растягиваться в цепь, охватывая Джарвиса и ведьму широким полукругом. Вдобавок - и это понравилось принцу меньше всего - архиепископ за спинами монахов и стражи воздел руки к небесам и затянул новую молитву, веющую мощной заклинательной властью.

Внезапно погасли колдовские огни на фасаде храма, и теперь поле битвы освещали лишь скудные сполохи так и не разгоревшегося по-настоящему костра. Если бы Джарвис сам вел этот бой, то решил бы, что вот он, шанс - существа его расы видели в темноте куда лучше простых смертных. Впрочем, меч Индессы пришел к аналогичному выводу, ибо, не дожидаясь нападения сразу со всех сторон, атаковал левый, наиболее слабый фланг противника, где столпились монахи. Из оружия у них были только два классических палаческих топора, извлеченных непонятно откуда, которыми они к тому же совершенно не умели орудовать. Джарвис прошел сквозь этих вояк, как нож сквозь масло, ужасаясь тому, какие разрушения оставляет за собой Зеркало. Да, не миновать ему в этом городке прозвания Меналийский Мясник...

Остальные противники кое-как перегруппировались - и к изумлению Джарвиса, бросились не на него, а на временно покинутую им ведьму. Секунда - и у нее выбили кинжал принца, еще секунда - и один из мечей с какой-то небрежной вежливостью коснулся ее груди. Ведьма поднесла ладонь к лицу, словно пытаясь закрыться от неизбежного - и вдруг резко махнула ею в лицо противникам.

Оба оставшихся латника будто ослепли на миг - дернулись, отшатнулись и почти одновременно неловко взмахнули мечами. Клинки со звоном столкнулись. Один из латников попытался удержать равновесие, не смог и с оглушительным лязгом рухнул на помост. Второй латник споткнулся о первого и с еще более громким лязгом упал поверх. Джарвис только диву давался, глядя на эту кучу малу - слишком уж удачно для простого совпадения! Или ведьма и в самом деле что-то умела?

Меч Индессы отвесил еще несколько ударов во все стороны и подтащил принца к девушке. Весьма вовремя - на поле боя образовался позиционный тупик, и у недосожженной ведьмы вместе с ее спасителем появилась возможность прикинуть, как быть дальше. Поверженные латники явно не были способны встать самостоятельно и служили отличной естественной баррикадой. Однако в тылу противника происходила новая перегруппировка сил - от ворот храма торопился отряд солдат. До Джарвиса донеслись короткие деловые команды, и он понял, что следующая атака, не в пример всем прежним, будет организованной, и шансы выстоять против нее исчезающе малы.

"Ну и сволочь же ты, Зеркало!" - подумал он в отчаянии. "Зачем только я отказался менять тебя на клинок Сонкайля в знак вечного побратимства!"

Необходимо было срочно изыскивать пути к отступлению. Собственно, вариант был только один - прыгать с помоста и сделать попытку прорваться через дверь в боковом приделе храма. Ступени у главных врат были забиты вооруженными людьми, а продираться сквозь разъяренную толпу, которая растерзает исчадия Хаоса в клочья, невзирая ни на какой меч... спаси и сохрани!

Ведьма словно прочитала его мысли, рванувшись в нужном направлении, и меч Индессы, словно поклявшись неотступно следовать за ней, повлек Джарвиса туда же. Противники явно не ожидали ничего подобного, ибо, когда сумели выстроиться, чтобы взять двоих в кольцо, было уже слишком поздно. Еще несколько ударов куда попало - и Джарвис осознал, что его тело уже группируется в воздухе, готовясь соприкоснуться с землей с наименьшими потерями. Он упал на булыжник, ощутил боль в ушибленном левом локте и неожиданно понял, что чужая воля исчезла - он снова стал хозяином своего тела. Но не успел он насладиться этим хотя бы миг, как с коротким проклятием на него обрушилась ведьма.



Внизу было почти темно - пока меч Индессы таскал своего хозяина туда-сюда по эшафоту, солнце село. Джарвис очень обрадовался этому - ему света хватало, зато деятели с мечами явно не были способны разглядеть беглецов сверху. Вряд ли кто-то из них решится сигать в неизвестность - может быть, прямо на острие Зеркала...

Принц по-прежнему не понимал, на кой ему сдалась эта женщина, но сделанного его своевольным мечом было уже не разделать. Теперь... только бы дверь бокового придела не оказалась запертой!!!

ГЛАВА ТРЕТЬЯ,

в которой Джарвис считает, что наконец-то получил

компенсацию за все, чему подвергся

Ее преследовала ночью

Любовь к отеческим гробам...

(Сергей Калугин)

Утром Джарвис еле сумел продрать глаза и долго силился понять, где находится. До сей поры ему ни разу не доводилось страдать похмельем - морская раса безболезненно переносила алкоголь в любых дозах. Но если верить рассказам Сонкайля и иных смертных, то происходящее с принцем в данный момент именно похмельем и являлось, причем тяжелейшим. Не иначе, реакция на то, что вчера по милости меча пришлось творить своим телом невозможные вещи!

Тихий плеск воды о борт, легкое покачивание поверхности, на которой покоилось тело Джарвиса, и всепроникающий запах копченого в конце концов прояснили память: он на неуправляемой барже, влекомой течением к устью Таархи. Постепенно в разгорающееся сознание возвратились и иные подробности вчерашних безобразий...

...Дверь бокового придела, не запертая, но тяжелая, как смертный грех, с трудом отодвинутая в сторону при помощи ведьмы, которая оказалась достаточно крепкой девицей. Судорожные метания по комнатам, заставленным какой-то культовой утварью, крики стражи за спиной, крышка люка в полу, о которую он обязательно сломал бы любой меч, кроме Зеркала, и полная тьма, наступившая, когда эта крышка задвинулась вновь - уже над их с ведьмой головами.

Потом они долго плутали по хозяйственным помещениям, спотыкаясь о бочонки и какие-то жерди, пока Джарвис не пришел в себя настолько, чтобы зажечь в ладони крохотный синеватый магический огонек, с трудом разгоняющий мрак. При свете огонька удалось разглядеть низкий сводчатый коридор с покатым полом, ведущий неизвестно куда. Вероятно, по нему переправляли в храмовые кладовые бочонки с вином и прочую снедь. Поскольку другого выхода из подвала не наблюдалось, беглецы рванулись в этот коридор. Джарвис бежал следом за ведьмой и видел перед собой лишь тугое светлое бедро, то и дело мелькающее из-под разодранной по шву мешковины.

Им повезло трижды. Во-первых, подземный ход вывел их не куда-нибудь, а прямо к грузовым причалам на Таархе. Во-вторых, на этих причалах не было ни единой души - сторожа и грузчики, будучи не менее благочестивыми, чем прочие лаумарцы, ушли на аутодафе. И в-третьих, у причала чернела громада баржи, явно только сегодня пришедшей с низовьев реки. В одну секунду приняв решение, Джарвис перепрыгнул на баржу - ведьма последовала за ним и на этот раз - и со всей силы рубанул Зеркалом по швартовочному канату. С одного раза толстенная лохматая веревка не поддалась, пришлось использовать меч как пилу, а потом выяснилось, что есть еще и второй швартов... Когда баржа наконец-то стронулась с места, принц вспомнил о своей спутнице и заглянул в крошечную надстройку на носу. Ведьма, как ни в чем не бывало, лежала, завернувшись в какую-то ветошь, и сладко посапывала. Джарвису ничего не оставалось, как вернуться на палубу и устроить себе постель из своего плаща и драной подстилки, чьим прежним владельцем явно был сторожевой пес...

Потянувшись, наследник меналийского престола сел и осмотрелся. Гнусный городишко Шайр-дэ за ночь остался далеко позади, и теперь баржа проплывала мимо нежно зеленеющих весенних лугов и распаханных полей, на которых изредка мелькали одинокие фигурки сеятелей. Кстати, погода за ночь тоже резко изменилась - если вчерашний порывистый ветер заставлял плотнее кутаться в плащ, то сегодня солнце припекало так, что впору было сбросить куртку. Недолго думая, Джарвис так и поступил.

Первым делом он осторожно заглянул в носовую надстройку, но тело, завернутое в лоскутное одеяло, не подавало признаков жизни. Тогда принц занялся более подробным осмотром плавсредства, на которое попал. Выяснилось, что баржу не успели разгрузить, а соблазнительный запах исходил от цельнокопченых туш - в основном оленьих, но попадались вроде бы и медвежьи. Должно быть, предположил Джарвис, ниже по течению есть коптильня, которая скупает мясо у охотников, а потом по весенней воде переправляет монахам. Из других припасов обнаружился небольшой бочонок питьевой воды, полтора каравая изрядно подсохшего хлеба и - вот сюрприз! - два непочатых бурдюка превосходной сливянки под рулевой скамьей на корме. Кто и зачем припрятал их там, Джарвиса нимало не интересовало. Плохоньким ножом, обнаруженным под той же скамейкой, он отрезал себе изрядный кусок того, что посчитал медвежьим окороком, нацедил сливянки в помятую оловянную кружку и устроился завтракать на корме.

Лениво глядя, как кильватерная струя заплетает в косичку воды Таархи, принц подбивал итоги неожиданного приключения. Итак, в конечном счете, его планы оказались даже не слишком нарушены - он сидел на судне, и судно это двигалось в сторону Афрара, то есть туда, куда и надо было Джарвису. Еды на барже было предостаточно, а что до питья, то, когда кончатся вода и вино, никто не помешает черпать его прямо из-за борта. На этом достоинства ситуации кончались и начинались ее недостатки.

Во-первых, баржа двигалась слишком медленно - ее скорость вряд ли превышала скорость хорошего пешехода. Во-вторых, была практически неуправляемой. То есть с рулевым веслом Джарвис мог справиться без особого труда, но он не собирался сидеть на этой скамье круглые сутки - надо же ему было когда-то и спать! А значит, шанс влететь на мель или чего-то в этом роде был достаточно велик. И наконец, вчера Джарвис наследил за собой так, как не доводилось ему даже в анатаорминской Долине Царей, после чего уже вряд ли имел право рассчитывать на хорошее отношение лаумарцев. Не то чтобы он опасался погони поразмыслив, он пришел к выводу, что всадник скачет куда быстрее, чем движется его плавучее корыто, а до сих пор не обнаружить пропажу баржи с копченостями хозяйственные монахи просто не могли. Значит, если погоня не объявилась до сих пор, то уже и не объявится. Но все равно высаживаться на лаумарский берег было чревато многими неприятностями. Поэтому разумнее всего было пересечь на плавсредстве алмьярскую границу, молясь, чтобы за это время не случилось никакой беды, а потом уже вылезать на берег и изыскивать способ ускорить свое продвижение к Афрару.

Приняв решение, Джарвис глубоко вздохнул и набил рот хлебом с копченым мясом. Медвежатина оказалась выше всяких похвал - куда лучше того бараньего бока, о котором принц мечтал вчера на подъезде к Шайр-дэ, и это послужило ему некоторым утешением. А уж кружка ароматного сливового вина и вовсе привела в хорошее расположение духа, сняв симптомы похмелья.

Принц покосился на ножны, из которых как ни в чем не бывало торчала рукоять Зеркала. Разве подумаешь, что этот кусок железа способен откалывать такие номера, как вчера?

- Что, стыдно, зараза божественная? - благодушно произнес Джарвис, наливая себе вторую кружку. - А я вот сижу и думаю: может, сбыть тебя с рук в Алмьяре да обзавестись чем-нибудь попроще? Или все-таки оставить до следующей выходки? Ну объясни ты мне, зачем тебе понадобилось спасать эту девицу! Что она, сама Менаэ во плоти? Конечно, нехорошо, когда симпатичную девушку суют на костер только за то, что она владеет завалящей магией, но жизнь-то хозяина зачем такому риску подвергать?

- Но ведь на вас нет ни царапины, мой рыцарь, - неожиданно раздался низкий женский голос из-за спины Джарвиса. - Так ли велик был риск, о котором вы говорите?

Принц резко, как от удара, обернулся. За его спиной в ореоле послеполуденного солнца по-кошачьи потягивалась вчерашняя ведьма. За размышлениями под сливянку с копченым медведем он совсем позабыл о ее наличии на барже.

- Разумеется, прошу прощения, что втянула вас в свои дела против вашей воли, - продолжала ведьма. - Но знаете, когда речь идет о жизни и смерти, как-то не задумываешься о таких мелочах, как вежливость.

- Что вы хотите этим сказать? - сухо поинтересовался Джарвис.

- Только то, что это моя сила вела ваш меч вчера вечером, - девушка закинула руки за голову, откровенно демонстрируя собеседнику, как обольстительно ее тело. - Он ведь создание Хаоса и с радостью подчиняется тому, кто способен направлять хаотическую силу. Кстати, я забыла представиться. Мое имя Ломенархик, а ваше, мой рыцарь?

- Джарвис, - уронил принц еще суше. Он хотел добавить "и я не ваш рыцарь", но в последний момент промолчал. За пять лет странствий он твердо уяснил себе, что на континенте быть одиноким бродячим рыцарем, авантюристом и даже гробокопателем не в пример спокойнее, чем наследником меналийского престола. Никто не знал его настоящего титула, даже Сонкайль, и ничего страшного не случится, если не будет знать и впредь.

Ломенархик прищурилась и откинулась назад, отчего ее роскошные темные волосы в беспорядке рассыпались по деревянному борту. Упругая грудь натянула рубашку из тонкого льна, черная юбка, вышитая мальвами, соблазнительно заколыхалась...

Демоны морские, какая юбка?! Еще вчера на ведьме был бесформенный балахон из драной мешковины, обычное одеяние казнимой! Откуда она взяла на этой посудине праздничное платье лаумарской горожанки, да еще сшитое не из самых дешевых тканей?

- До сих пор я считал, что силу прирожденного меналийца у смертных может превзойти либо сила магов из Солетт, либо мощь жреца, - начал Джарвис осторожно. - Однако вы явно не жрица и вряд ли обучались в Солетт...

- Жрица? Вот еще! - девушка капризно сморщила очаровательный носик. - Того не делай, сюда не ходи, этого не ешь - и все это ради обладания силой, которую совершенно некуда применить при таком раскладе? Ску-учно! По-моему, сила нужна только для того, чтобы получать удовольствие с ее помощью!

Старое ведро без ручки, валявшееся неподалеку на палубе, внезапно взлетело в воздух, описало плавную дугу и опустилось в реку. Наполнившись водой, оно проделало обратный путь, аккуратно встав на доски настила рядом с Ломенархик. Та с невозмутимым видом наклонилась к ведру, зачерпнула оттуда пригоршню воды и умылась, а затем игриво ударила по воде рукой, отчего брызги полетели прямо в Джарвиса.

- Вот так-то! - победоносно усмехнулась девушка. - И ничего я за это не плачу! Больше слушай этих монахов! Никому я не продавала ни тела, ни души. Единственное, чего требует от тебя Хаос - быть собой, то есть делать то, чего тебе и так больше всего хочется. А уж тех, кто ему понравится, он одаривает силой просто за то, что они такие, а не иные. Впрочем, что я тебе все это объясняю? Ты ведь с Драконьих островов, а все жители Драконьих островов - любимые творения Хаоса!

- Однако мои способности уступают вашим, - произнес Джарвис еще более осторожно. - Я бы мог вот так зачерпнуть воды из реки, но переменить драный мешок на роскошный наряд одной лишь силой мысли... - конец его фразы утонул в смехе Ломенархик.

- Роскошный наряд? - еле выговорила она. - Вы родились на Драконьих островах, мой рыцарь, и называете роскошью наши лаумарские тряпки? Да это всего лишь та малость, которая нужна, чтобы не стыдно было высунуться наружу!

На это Джарвис даже не знал, что ответить. Меж тем Ломенархик опустилась на колени и взяла в ладони мятую кружку, из которой принц только что допил сливянку.

- Вы говорите, мои способности превосходят ваши, хоть вы и с Драконьих островов? Что ж, значит, вы чем-то не нравитесь Повелителю Хаоса, - она снова сощурилась, как кошка. - Всего лишь быть собой, жить, как хочешь, и делать, что можешь... Вот только одни творят чудеса, а другие придумывают правила и запреты, ибо ничего другого сотворить не могут! Мелкие людишки всегда завидуют тем, кто способен на большее, чем они с их мелочными желаниями. Потому и отдают столь охотно власть над собой разным дубоголовым монахам. Они им понятнее и роднее, чем чудотворец, наделенный умом и искусством, - с этими словами ведьма разжала ладони. Вместо оловянной кружки в них сверкал серебряный бокал, украшенный тончайшей филигранью.

- Вообще-то я предпочитаю пить из тонкого стекла, бросила она, наливая себе из бурдюка. - Но здесь, на корабле, его так легко разбить... М-м-м... восхитительно! Честное слово, когда пьешь такое вино, то прощаешь родной стране даже святошу архиепископа с его постной рожей...

- Кстати, об архиепископе, - прервал Джарвис самоупоенный монолог Ломенархик. - Если вы так сильны, то как же позволили монахам втащить себя на эшафот?

Ведьма скривилась.

- Сила архиепископа тоже велика. Но Лаумар - земля Порядка. Его силу она усиливает, мою же гасит. К тому же меня застали врасплох... Последние два года я жила в Алмьяре, там мне даже дышать было легче. Но узнав о смерти батюшки, вернулась проводить его в последний путь. В конце концов, разве я хотела так уж много? Мне нужны были только батюшкины деньги, а дом, сады и давильня для слив - законная доля моего брата. Разве наследство не должно делиться поровну между обоими детьми? Но... но был один молодой человек, которого я любила, еще живя в Лаумаре... за эти два года он ушел в монахи. И там из него вытравили даже память о нашей любви, - Джарвису показалось, что Ломенархик всхлипнула. - И он выдал меня Святому Дознанию. Скажите, мой рыцарь, разве могла я ожидать такого предательства от того, кто познал мое тело не раз и не два? А ведь когда-то я даже хотела поделиться с ним своей силой...

Джарвис почувствовал, что ему становится жалко девушку. Взбалмошное, капризное и обворожительное создание, виновное, по большому счету, лишь в том, что родилось не в той стране...

- Не переживай, - он обнял ее за плечи, сам не заметив, как перешел на "ты". Ведьма немедленно уткнулась головой в грудь принцу, и тот не удержался от того, чтобы погладить чудные густые волосы. - Шайр-дэ с архиепископом давно позади, а мы плывем в твой любимый Алмьяр. И доплывем, если только на мель не сядем.

- А если даже и сядем, - вскинулась Ломенархик, - моей магии хватит, чтобы стащить оттуда корабль. Да и вообще, я же еще не отблагодарила вас за свое спасение, мой рыцарь!

- О какой благодарности может идти речь, если ты сама взяла мой меч под контроль? - удивился Джарвис. - Все равно, что кошке, удирающей от пса, благодарить дерево за то, что оказалось на ее пути!

- Не все так просто, - сверкнула глазами Ломенархик. - Вы не переставали думать, и меч пользовался тем, что читал у вас в сознании... а через него отчасти и я. Сама бы я ни за что не догадалась, что можно уйти через боковой придел, - она бросила в рот последний ломтик, оставшийся от куска медвежатины. - Ох ты, да это еще вкуснее вина! Вот зачем монахам такая вкуснота, если им положено смирять плоть? Пусть запивают водой ячневую кашу, а это и без них найдется, кому съесть!

- Хочешь, принесу еще? - привстал Джарвис, но Ломенархик силой усадила его обратно на скамью.

- Я сама принесу, мой рыцарь, дайте только чем отрезать, она снова обольстительно потянулась, выставляя грудь. - Вчера вы послужили мне - позвольте сегодня мне послужить вам!

Подхватив нож, она исчезла в трюме баржи. Джарвис повертел в руках кубок с филигранью и усмехнулся. Похоже, не все в этой истории было так плохо, как показалось ему вначале...

Ломенархик не было довольно долго, и принц снова принялся разглядывать окружающие пейзажи. Мало-помалу распаханные земли начали исчезать, местность приобрела вид безлюдный и диковатый. С правой стороны подступили каменистые увалы, на которых тут и там серели выходы гранита. Река несколько сузилась, ход баржи ускорился - сейчас ее несло по самой стремнине. Впрочем, глубина была приличная, и никакой опасности не ожидалось. Солнце медленно ползло на запад, свет его словно сгустился и приобрел явственный золотой оттенок.

- Простите за задержку, мой рыцарь...

Джарвис повернулся к ведьме - и остолбенел. В глаза ему плеснуло синим, черным и серебряным, да так, что он не сразу начал различать детали. Держа в руках серебряный поднос искусной работы с двумя рядами аккуратно нарезанных ломтей мяса, перед ним стояла... стояла...

На ней было платье из темно-синего переливающегося бархата, сплошь затканное тончайшим серебряным - нет, скорее даже алмазным узором. Тонкие ломаные искрящиеся линии вызывали в памяти изморозь на зимнем окне и первые звезды на вечереющем небе. Платье плотно облегало стройную фигуру до самых бедер руки, грудь, талию, - а от бедер стекало вниз неширокими складками, и в длинных боковых разрезах мелькал серебристобелый шелк нижней юбки. Низкий вырез приоткрывал грудь, но, будучи оторочен пышным мехом черно-серебристой лисы, все равно не позволял разглядеть ничего существенного. Такая же меховая оторочка была и на манжетах, а талию перехватывал тонкий витой серебряный пояс со свисающими кистями.

Украшений на этом видении снов почти не имелось, да они и не нужны были к такому великолепию. Лишь тонкая темно-синяя, в тон платью, бархотка на шее оттеняла сияющую белизну кожи. Гриву пышных черных волос, которые девушка не потрудилась собрать в прическу, охватывало через лоб нечто вроде тонкой алмазной нити. От нее к переносице спускалась большая сверкающая капля ярко-синего сапфира, и цвет его точь-в-точь повторялся на длинных блестящих ногтях красавицы.

Словом, выглядела она так, как удается далеко не любой вайлэзской аристократке в день торжественного приема при дворе, и уж вовсе не как смертница, попавшая на убогое плавучее корыто прямо с костра Святого Дознания. С непередаваемой грацией Ломенархик склонилась перед Джарвисом, опуская на скамью поднос с угощением.

- Нравится вам такое платье, мой рыцарь? - выговорила она негромко, с какой-то преувеличенной кротостью. - Еще раз прошу простить меня... но вы сказали "роскошный наряд"... и мне захотелось показать вам, что такое настоящая роскошь в моем понимании.

- Невероятно! - едва выговорил Джарвис. - Как это тебе удается?

- Хотите, мой рыцарь, я замолвлю за вас словечко Повелителю Хаоса? Тогда это будет удаваться и вам, - улыбнулась ведьма, присаживаясь на скамью рядом с принцем. - Думаю, что он будет благодарен за мое спасение и не откажется увеличить вашу силу до подобающего уровня.

- Даже так? - Джарвис очень заинтересовался. - А кто он такой, ваш Повелитель Хаоса, и где с ним можно встретиться?

Ломенархик игриво прижала к его губам палец с сапфировым ногтем.

- Всему свое время, мой рыцарь. Придет срок, и вы встретитесь. Но сегодняшний вечер - только для нас двоих! Мне так хотелось сделать для вас хоть что-нибудь... Увы, моя сила тоже не безгранична - я могла бы превратить это мясо в полсотни изысканных кушаний, но опустившись с языка в желудок, они снова стали бы тем же мясом, а это совсем не полезно. А впрочем, разве эти оленина с медвежатиной не хороши сами по себе? Да еще под прекрасное вино моей родины... - она как бы невзначай склонила голову на плечо Джарвиса.

- Спасибо, Ломенархик, - от аромата ее духов у принца закружилась голова. Словно во сне, он осторожно взял в ладони темноволосую головку и коснулся своими губами ярких пухлых губ девушки. Та ответила на поцелуй с лихорадочной готовностью, словно после трехдневного перехода по пустыне припала к роднику со свежей водой.

- Ломенна, - выдохнула она, с трудом отрываясь от губ Джарвиса. - Для тебя просто Ломенна, мой прекрасный рыцарь.

- Прекрасный? - слегка удивился Джарвис. - Я думал, что девушке из Лаумара мой облик должен казаться почти уродливым...

- О, ничуть! - горячо возразила девушка, но неожиданно принц каким-то двадцать девятым чувством ощутил: это ложь. В глазах Ломенархик он действительно некрасив - но почему-то эта некрасивость возбуждает ее больше, чем красота любого из простых смертных. Неужели только потому, что меналийцев в Лаумаре считают порождениями Хаоса?

- Я еще никогда в жизни не была ни с кем из долгоживущих, - почти прошептала ведьма. - Поэтому считай, что ты у меня первый. Пусть это будет наша первая прекрасная ночь!

Кстати, внешность самой Ломенархик тоже была не совсем во вкусе Джарвиса - довольно крупные черты ее лица отмечала печать грубоватой чувственности, и это создавало определенный диссонанс с утонченностью наряда. Но сейчас принца на удивление мало заботило это. В постели девушка явно была очень даже хороша, а ничего другого от нее и не требовалось. Доплыв до Алмьяра, он оставит ее, как оставлял до того многих...

- Но сначала, - ослепительно улыбнулась Ломенархик, насладимся в полной мере прекрасным угощением! Надеюсь, тебя не затруднит наполнить наши бокалы?

Джарвис с готовностью кивнул. Бокалов и в самом деле уже было два - он даже не заметил, когда ведьма успела наколдовать второй. Янтарно-золотой напиток бросал на серебро пламенные отсветы.

- За нас с тобой! - выдавил из себя улыбку Джарвис и поднял свой бокал.

...Солнце клонилось к закату. Один из бурдюков полностью опустел, от мяса осталась лишь пахучая шкурка. Джарвису было хорошо и весело, и он больше ни на миг не жалел о выходке Зеркала. Ломенархик уселась на борт, как носовая фигура, хотя это был вовсе не нос, а наоборот, корма, и болтала ногами. Вместо полупрозрачной нижней юбки в разрезе ее платья белело уже знакомое Джарвису тугое бедро, причем когда и как эта юбка исчезла, принц не смог бы сказать даже под угрозой пыток. Чувствуя себя в полном праве, он опустил ладонь на гладкую кожу и почувствовал, как содрогается под его пальцами спелая плоть.

- Все-таки я не понимаю, - выговорил он, глядя в большие темно-серые глаза. - Ладно, силу твою связали... Но ведь такой потрясающей женщине, как ты, ничего не стоило соблазнить кого-нибудь из монахов!

- Еще чего! - девушка презрительно фыркнула. - Соблазнять эти кадушки с вареным ячменем! Если уж совсем невмочь, пусть рукоблудием занимаются. А я, - она свесилась с борта, обвила Джарвиса руками за шею и прошептала ему в самое ухо: - Я предпочитаю соблазнять тебя...

Вместо ответа Джарвис подхватил девушку на руки и уверенно направился к открытой двери носовой надстройки.

Войдя в крохотную каюту, он остолбенел в который раз за сегодняшний день. Откуда взялись пурпурные шелка и золотая парча, которыми были задрапированы стены? Или великолепный бронзовый канделябр на девять свечей, украшенный хрустальными подвесками? Или роскошная шкура на полу, вроде бы медвежья, но белая как снег и нежная как пух?

Впрочем, это уже не имело никакого значения. Джарвис опустил девушку на роскошный мех и, пристроившись рядом, потянул за шнуровку на спине ее платья. Ломенархик шевельнула плечами и начала выбираться из своего наряда, как змея из старой кожи. Вот на виду оказалась одна пышная грудь, затем вторая. Рука с ярко-синими ногтями протянулась к принцу и начала медленно расстегивать его рубашку...

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ,

в которой Джарвиса берут на абордаж, но на этом его

неприятности только начинаются

Только вылезли из леса

Глядь, долбиловка идет,

И не ясно ни бельмеса,

Кто кому чего дает...

(фольклор)

Сильный удар до основания сотряс хлипкий деревянный корпус баржи. Если бы Джарвис спал на койке, то навернулся бы с нее вниз головой. Но с пола не упадешь, поэтому принц лишь отлетел к стенке, ударился о деревянную перегородку, выругался и высунул голову наружу.

Снаружи едва рассвело - солнце еще не встало - и плотной стеной стоял туман консистенции "теплое молоко". Из-под его завесы до Джарвиса донеслись рокот бьющейся о камни воды, далекие отрывистые голоса, а затем ритмичный плеск, какой могут издавать лишь шлепающие весла.

Стоило поторопиться. Джарвис одним прыжком взлетел с грязного соломенного тюфяка, в который превратилась за ночь белоснежная шкура, и начал лихорадочно одеваться, не попадая в рукава и сапоги. Прошло не менее пяти минут, прежде чем он выскочил на палубу баржи с мечом наизготовку. За это время Ломенархик даже не пошевелилась. Джарвис уже успел заметить, что если девушка спит, то разбудить ее не так-то просто...

Прямо по носу из воды выступало нагромождение камней, сквозь пелену тумана похожее на спинной гребень гигантского дракона, приползшего напиться. На один из камней этой гряды, торчащей почти из середины реки, и налетела только что баржа, об управлении которой всю ночь никто не заботился. И между прочим, совершенно зря - течение взвихрялось перед камнями и стремительно уносилось влево, туда, где на расстоянии всего в несколько шагов, судя по шуму воды, проходил фарватер.

Джарвис мысленно обругал себя последними словами. Он твердо знал, что Таарха полностью судоходна от Шайр-дэ до Афрара, но умудрился упустить из виду, что судоходность не всегда предполагает возможность свободного сплава. А ведь можно было предугадать, что в Железной теснине, прорезающей горный хребет, по которому проходила граница Лаумара и Алмьяра, проход не очень прост и требует неусыпного внимания...

Поздно! Теперь носовая часть баржи прочно села на камни, а корму развернуло течением, да так, что судно встало почти поперек стремнины. Джарвис с первого взгляда понял, что даже если Ломенархик своей магией за пять минут снимет баржу с камней - а в это верилось с трудом, все-таки с приложением энергии принц был знаком не понаслышке, - то повреждения корпуса вряд ли позволят ей продолжить плавание.

Однако все это была, как любил выражаться Сонкайль, "беда, но не задница". А истинная задница заключалась в том, что лаумарцы, в отличие от Джарвиса, прекрасно знали о свойствах Железной теснины, и вместо того, чтобы гнаться за баржей по берегу, постреливая в ее сторону из арбалетов, просто послали вперед отряд для перехвата. Тому оставалось только сидеть на камнях и ждать, пока добыча сама свалится ему в руки. Тысяча морских чертей!

Туман, в отличие от темноты, не давал Джарвису никаких преимуществ перед смертными. В дрожащем молочном мареве принц различал лишь смутные тени, не сразу понимая, какие из них движутся, а какие нет. Поэтому он более полагался на свой слух - а тот ясно говорил, что противник приближается: плеск весел, редкие отрывистые команды и лязг металла становились все отчетливее. Добраться посуху до камней, ставших роковыми для Джарвиса, было заведомо невозможно, поэтому устроители засады заранее позаботились о лодках.

- Вот только на абордаж меня еще и не брали, - еле слышно, но от того с не меньшим отчаянием выговорил принц. - Все в моей жизни было, только морского сражения на пресной воде еще не было!

Самое утомительное в бою - ожидание схватки. Поэтому Джарвис даже обрадовался, когда из-под туманной завесы по левому борту выступили силуэты двух лодок. Это были обычные для здешних мест рыбацкие плоскодонки, неповоротливые и валкие. Памятуя о том, что вытворял меч Индессы на площади перед храмом, противник явно решил перестраховаться - в первой лодке находилось по крайней мере полдюжины человек, и часть их была облачена в кожаные доспехи. От этого суденышко осело почти по самые борта и шло медленно, рыская из стороны в сторону и плохо подчиняясь усилиям двоих гребцов.

Видимость оставалась омерзительной, но Джарвис уже различал силуэты людей в традиционных для Лаумара скругленных шлемах. Как и он сам, они держали оружие наизготовку. Принцу осталось уповать лишь на то, что сам он не только выспался, но и успел прийти в себя после сна, а кто-то из его противников мог не спать всю ночь, поджидая добычу. Хотя маловероятно - в чем-в чем, а в умении считать лаумарцам никто не мог отказать.

Джарвис прислушался к Зеркалу. Но скверная железка сейчас была самым обычным мечом и не подавала ни малейших признаков свободы воли. Рассчитывать можно было только на себя - на чуть более быструю, чем у смертных, реакцию, на интуицию, порой позволяющую предугадать движение противника, на умение ориентироваться по слуху...

Тем временем лодка с солдатами подошла совсем близко. За ней след в след шла вторая, столь же перегруженная. Обе они двигались к корме, предполагая причалить к барже совсем недалеко от того места, где стоял Джарвис. Принц понял, что враги еще не видят его, а различают только темный силуэт плавсредства на фоне голых мокрых камней. Он шагнул в сторону, уходя в тень, отбрасываемую надстройкой. "Зря Ломенну не разбудил", - пронеслось у него в голове. "Хреново, если вояки застанут ее врасплох!" Однако времени не оставалось уже ни на что - первая лодка глухо стукнулась о борт.

После удара о камни палуба баржи дала сильный крен, и двоим солдатам не составило никакого труда перемахнуть на нее с лодки. Двигались они на удивление тихо и ловко. Если бы позавчера на площади дрались такие же профессионалы, еще неизвестно, выстоял бы против них меч Индессы или нет... Первый из солдат подхватил с лодки канат и захлестнул его вокруг деревянной стойки у борта. Второй почти бесшумно скользнул к каюте. Безоружные гребцы втащили весла в лодку и посторонились, давая возможность двум другим солдатам перебраться с кормы на нос.

Это был невероятно удобный момент, и Джарвис не мог его упустить. Когда один из солдат шагнул мимо него, а другой еще не успел выпрямиться, возясь с веревкой, принц выступил из тени и с силой ударил второго солдата сапогом в живот. Тот, не успев не только крикнуть, но даже разогнуться, с плеском рухнул в реку. Коротким взмахом меча Джарвис перерезал канат, и течение тут же дернуло лодку кормой вперед. От неожиданного толчка один из тех, кто перебирался на нос, неловко взмахнул руками и, потеряв равновесие, тоже оказался в бурлящей воде. Второй невнятно выругался, схватился за плечо гребца, свалил его на дно и сам упал сверху. Лишенную управления лодку развернуло и потащило течением то ли в бег по фарватеру, то ли на ближайший камень. То и другое равно устраивало Джарвиса. Он развернулся к оставшемуся противнику - и с трудом успел парировать его удар.

На этот раз судьба послала ему опытного врага. Солдат не только мгновенно сориентировался в обстановке, но и полностью использовал свои преимущества: из-за крена палубы Джарвис стоял ниже и вдобавок на мокрых досках, по которым скользили сапоги.

На втором ударе клинок врага едва не зацепил полу куртки принца. До реальной опасности пока было далеко, однако затягивание поединка было чревато иной опасностью - каждый миг число противников могло увеличиться во много раз. Вторая лодка была уже совсем рядом.

Пользуясь тем, что Джарвис отвлекся на изучение обстановки, противник вновь атаковал его и на этот раз сумел оцарапать принцу запястье. Пустяковая рана - но в Шайр-дэ Джарвис избежал и этого... Неимоверным усилием он потеснил противника, чтобы уйти с мокрой палубы, и заработал Зеркалом в бешеном темпе, на одних навыках, не позволяя мозгу оценивать каждый выпад и финт. Он бы обескровил врага, которому уже сумел нанести серьезную рану в плечо - если бы имел время на это... Но вот времени-то у Джарвиса как раз и не было! А враг, как назло, оказался одним из лучших фехтовальщиков, с которыми принц когда-либо имел дело.

Но тут пришла совершенно неожиданная подмога.

Когда противник Джарвиса отступил на шаг, отражая новую отчаянную атаку, за его спиной отворилась дверь надстройки. Неуловимое движение, блеск металла - и мастер клинка с удивленным выражением на лице выронил меч и медленно осел на палубу. В его спине, аккурат под левой лопаткой, торчала рукоять кинжала. А над поверженным телом, гордо откинув назад растрепанную черную гриву, стояла Ломенархик.

Джарвис уже не удивлялся тому, что на ней опять новое одеяние. Куда больше его изумил брошенный кинжал. Она что, превратила в него тупой нож, которым они вчера кромсали мясо?

Сейчас стройное тело ведьмы обтягивал плотный темный костюм из чего-то, больше всего напоминающего исчерна-бронзовую драконью чешую. Открытыми оставались только лицо и волосы, а руки почти до локтя были упрятаны в черные кожаные перчатки с широкими раструбами. Талию - точнее, весь торс между грудью и бедрами - охватывал широкий пояс из той же кожи, что и перчатки, а ноги были обуты в высокие, до колена, сапоги. В довершение всего, нигде на этом наряде не было видно хотя бы какого-то намека на застежки, так что оставалось непонятным, каким образом Ломенархик влезала в него и как будет снимать...

Впрочем, времени на удивление у принца не было. Его едва хватило на то, чтобы перевести дух. А потом кому-то на второй лодке пришло в голову повторить подвиг девушки. Джарвис успел заметить лишь блеск стремительно летящего метательного ножа. Но Ломенархик шагнула вперед и с презрительным выражением на лице выставила плечо. Нож, лязгнув о черную бронзу, упал к ее ногам, не причинив никакого вреда. Джарвис прикусил губу - похоже, новый наряд ведьмы напоминал драконью чешую не только на вид, но и по свойствам...

С той же презрительной улыбкой ведьма перешагнула через тело и подобрала с досок клинок убитого. Взвесила его в руке и приняла вполне грамотную боевую стойку.

Вовремя - двое солдат со второй лодки уже приближались к ним. Джарвис стоял чуть позади девушки, и первый удар ей пришлось принять на себя. Тонкий клинок скрестился сразу с двумя широкими мечами и почти мгновенно распорол куртку одному из нападающих. Видно, солдаты не ожидали встретиться с таким странным противником, тем более что касания их мечей не причиняли девушке ни малейшего вреда. Замешательство оказалось роковым - Джарвис сумел достать обоих. Но на смену им явились еще четверо.

Джарвис не смог разобрать, что скомандовал один из этих четверых - явно офицер, на что указывали не только манеры, но и удобная кольчуга мелкого плетения. Подчиняясь команде, пара солдат в кожаных доспехах встала в центре и решительно двинулась на принца и его спутницу. Офицер с напарником в такой же кольчуге заняли места на флангах - и закипела такая битва, что все предыдущее показалось Джарвису простой разминкой. Ломенархик, уверенная в своей неуязвимости, рвалась в бой, как луррагская колесница, и тем создавала принцу дополнительные трудности, вынуждая прикрывать ее. В отличие от девушки, Джарвис имел немалый боевой опыт и знал, что никакая чешуя не убережет от мощного удара, ломающего кости - особенно если это кости женщины, а удар наносит сильный мужчина.

Все сильнее давала знать о себе усталость. А ведь эти две лодки, скорее всего, были лишь малой частью отряда, засевшего в скалах...

"Может, повторить позавчерашний трюк?" - отчаянно соображал Джарвис. "Прорваться к лодке, выйти на фарватер и попытаться уйти? Риск, конечно, огромный, но баржу мы все равно не удержим, даже вдвоем... Тем более что Ломенна - не боец, что бы там о себе ни мнила". По ходу боя Джарвис просто не мог не присматриваться, что там творится с его напарницей, и довольно быстро определил, где ведьма выучилась держать в руках оружие. Это был стиль работы алмьярских актерок-"поединщиц", довольно эффектный для зрителя, но мало пригодный для боя с настоящим профессионалом. Ломенархик до сих пор держалась лишь благодаря Джарвису, отвлекавшему на себя самых сложных противников, да еще костюму из драконьей чешуи.

С огромным трудом им удалось сократить число противников до трех, затем серьезно ранить еще одного. Джарвис опять переместился к надстройке, готовясь отражать очередную атаку...

Но ее не последовало. Раненый офицер негромко отдал новый приказ - и все трое отступили к борту. Словно прочитав мысли Джарвиса, лаумарцы спрыгнули в лодку, обрубили веревку и по собственной воле покинули поле боя.

- За подмогой поплыли, - простонал Джарвис, утирая пот со лба. - Вот теперь нам точно крышка!

Он огляделся по сторонам и только сейчас осознал, что пока они с Ломенархик вели свой безнадежный бой, туман над Таархой рассеялся без следа. Солнце едва поднялось над левобережными, менее высокими скалами, и лучи его озарили Железную теснину во всем ее великолепии. Справа же над водой нависала огромная гора, похожая отнюдь не на дракона, как сначала показалось Джарвису, а скорее, на пьющую из реки лошадь. Склоны ее, поросшие чем-то темнохвойным, выглядели строго, почти торжественно.

Однако Джарвис оглядывал Железную теснину, не имея сил любоваться ее красотами и интересуясь лишь одним - где засели главные силы неприятеля? Откуда имеет смысл ждать следующего удара?

Ответ на второй вопрос нашелся очень быстро. На середине белого известнякового обрыва Пьющую Лошадь перепоясывал карниз, и даже отсюда на этом карнизе отчетливо различались три человеческих фигуры. Джарвис со своим острым зрением сразу же определил, что арбалетчиков среди нет. Однако что-то вдруг заставило его насторожиться. Он пригляделся повнимательнее...

Две тысячи морских чертей!

Один из стоящих на скале был облачен в пурпурное одеяние с уже знакомым Джарвису узором в виде черных четырехлистников с серебряной каймой. Сейчас его голова была непокрыта, и легкий утренний ветер отбрасывал назад длинные седые волосы, отливающие светлой сталью. Сам архиепископ!

Джарвис понимал, что это неспроста. В настоящее время архиепископ Кильседский был фактическим правителем Лаумара, незримо стоя за всеми решениями Национального собрания - как во внешней, так и во внутренней политике. Однако и помимо этого про него ходило множество странных и разноречивых слухов, причем не только в Лаумаре, но и за его пределами. Утверждали, что своей личной мощью он заткнет за пояс любого солеттского мага, что он способен призывать себе на помощи странные силы... мало того, что клириков, способных овладеть этими силами, становится в Лаумаре все больше и больше! Правда, ничего конкретного в этих разговорах не было, ибо служители блаженного Мешнека были еще более неразговорчивы, чем простые лаумарцы. Однако сейчас все эти сплетни пришли Джарвису на ум - и его спине стало холодно.

Ломенархик тоже узнала своего врага: из-за спины Джарвиса послышался сдавленный стон, в котором смешались ненависть и страх - непонятный страх перед абсолютно безоружным стариком, который к тому же находился далеко и вряд ли мог принести какой-либо вред. Однако девушка, не очень хорошо осознавая, что делает, крепко вцепилась в запястье "своего рыцаря".

Архиепископ медленно поднял правую руку, будто приветствуя издалека своих врагов. В следующий момент с раскрытой ладони священника сорвался шар из бледного огня и метнулся вниз со скоростью, несколько меньшей, чем у снаряда катапульты прямиком к Джарвису и ведьме.

Ломенархик еще крепче сжала пальцы на запястье Джарвиса, а свободную левую ладонь поднесла к глазам, будто пытаясь заслониться от яркого света. В тот же момент огненный шар, не пролетев и половину расстояния до баржи, взорвался желтыми искрами, которые с шипением осыпались в воду.

Выпустив руку Джарвиса, ведьма выкрикнула что-то длинное и непонятное, показавшееся принцу бессмысленным набором слогов, и отступила на шаг. С удивлением и страхом Джарвис увидел, как стройную фигуру, затянутую в металл, очерчивает по силуэту холодное серебристое сияние. Оно разгоралось все ярче, постепенно превращаясь из серебристого в синее. В ответ архиепископ на скале выставил перед собой обе руки, сложенные крест-накрест. Вспышка - и Ломенархик окутал мерцающий синий свет, почти скрывший ее от глаз. Тогда архиепископ соединил ладонями вытянутые руки. Между ними и световым коконом ведьмы протянулась пульсирующая нить света, постепенно становящаяся все толще. Джарвис почувствовал, как бешено пляшут магические энергии в пространстве вокруг него, как растет напряжение словно сжимается тугая пружина метательной машины...

А затем пружина распрямилась и разлетелась на тысячу кусочков. Световая нить лопнула с грохотом, подобным хорошему раскату грома. Ведьма отлетела к ногам Джарвиса, и тот еле успел подхватить отяжелевшее тело. Глаза девушки были закрыты, руки безвольно упали вдоль туловища. Сияние погасло, словно перелившись в скалу, вокруг которой еще некоторое время дрожал синеватый ореол. Ломенархик слабо пошевелилась, что-то простонала, затем открыла глаза и, вцепившись рукой в плечо своего спасителя, кое-как выпрямилась.

Архиепископу тоже пришлось несладко - Джарвис видел, что теперь двое спутников поддерживают его под обе руки.

Ломенархик окончательно утвердилась на ногах и бросила ненавидящий взгляд на скалу. Затем сдернула перчатки с обеих рук, оглянулась, подобрала с палубы один из метательных ножей и полоснула себя по левой ладони.

- Что ты делаешь? - удивился Джарвис.

- Уходим! - крикнула она в ответ. - А то он нас и без костра зажарит, как перепелов! Дай руку!

Принц не успел ничего понять, как ведьма схватила его за раненую руку и, надавив на запястье, выпустила немного крови себе на правую, неповрежденную ладонь. А затем воздела руки на правой кровь Джарвиса, на левой своя - но не к архиепископу, а прямо в зенит, в голубое, без единого облачка, утреннее небо.

С губ ее сорвался новый странный крик. Джарвис с изумлением осознал, что фраза вроде бы меналийская, но произнесена так, словно говорящий совсем не знает языка и выговаривает слова как бессмысленный набор слогов. Что-то вроде "возьми нас в свой оплот", а дальше - совсем бессмыслица...

А затем принц почувствовал, что призрачное сияние вновь сгущается, но на этот раз вокруг них обоих. Панорама Железной теснины едва проступала сквозь уплотняющуюся сиреневую дымку. Затем раздался тонкий мелодичный звон, словно оборвалась серебряная струна, и все вокруг погрузилось в ослепительно сверкающую тьму.

ГЛАВА ПЯТАЯ,

в которой Джарвис знакомится с Замком Тысячи Лиц и

страдает от не вовремя проснувшейся гордости

Ах, декаданс, случайные встречи,

Солнышко тушит ненужные свечи.

На патефон поставлю пластинку

И застрелюсь под музыку Стинга!

Сколько времени прошло с момента битвы у Пьющей Лошади? Несколько мгновений, день, месяц, год? И где он находился все это время?

Джарвис не знал этого. Пелена, которой Ломенархик окутала его сознание, была сродни сну или даже смерти, а миг, когда она рассеялась, стал его пробуждением или воскрешением.

Сначала был только полумрак. Кое-как окинув пространство все еще мутным взором, Джарвис осознал, что стоит в темном и широком коридоре с полом, выложенным цветной мозаикой. Неподалеку от него в кольцо на стене был вставлен факел, горящий странным сиреневым пламенем, и пламя это рвалось клочьями, словно под ветром - вот только Джарвис не ощущал ни малейшего шевеления воздуха. Принц подошел ближе и протянул руку к пламени - невсерьез, сам не зная, зачем, но неожиданно лепесток холодного сиреневого огня сам лег в его ладонь.

Только теперь до него дошло, что он совсем один в этом таинственном коридоре - Ломенархик исчезла, как будто ее не было вовсе.

Покачивая лепесток огня на ладони, Джарвис двинулся по коридору - не на розыски ведьмы, а просто потому, что не век же стоять под факелом. Да и любопытно было, куда зашвырнуло его колдовство Ломенархик.

Коридор, освещаемый лишь огоньком в ладони Джарвиса да редкими сиреневыми факелами, прихотливо изгибался. В неровном мерцающем свете сложно было разглядеть, что именно изображает мозаика на полу - переплетенные стебли растений, водоросли, а может, змей, сплетенных в брачной игре. Или, возможно, все это сразу, ало-зелено-золотое на бело-желтом фоне. Стены, в отличие от мозаики, были темных тонов - то отполированные до зеркального блеска, то усыпанные блестками, похожими на слюду, а то и покрытые, как сырые своды глубокого подземелья, чем-то вроде сбегающих капель воды, сверкающих, подобно алмазам.

Нигде не было видно ни души, даже присутствия чего-то живого не ощущалось в загадочном лабиринте. И никакого намека на иное освещение, кроме странных факелов - ни пустых канделябров, ни подвесок для ламп. Но тогда к чему такое великолепие, если его почти невозможно разглядеть во тьме? Была в этом месте какая-то подчеркнутая алогичность, придуманность, и мало-помалу она начала раздражать Джарвиса.

То и дело от коридора отходили какие-то боковые проходы. Джарвис пробовал сворачивать в некоторые из них, отличавшиеся от основного лишь шириной, но после нескольких поворотов непонятно как снова попадал в главный коридор. Нигде не было заметно ни единой двери, но Джарвис откуда-то знал, что на самом деле они есть, только прячутся от глаз незваного гостя. Подсознательно принц угадывал во всей обстановке странную готовность вылепить из себя что угодно, повинуясь своей или чужой минутной прихоти.

Из одного прохода тонко и приторно повеяло чем-то, похожим на духи Ломенархик. Подойдя ближе, Джарвис увидел, что стены и потолок этого коридора сплошь оплетены вьющимися растениями с темными глянцевыми листьями. Цветы - фарфоровые колокольчики, тонкие чашечки с бледными зубчатыми краями. Ближе к донышку внутренние стенки чашечек становились розовыми, а на самом донышке каждого цветка словно посверкивала капля крови. Джарвис наклонился ниже, желая вдохнуть аромат растения. В следующую секунду лепестки нежно скользнули по его губам, и принц ощутил, что его целуют. Что-то ткнулось в губы, пытаясь раздвинуть их, как это делает ласкающий язык... Джарвис отпрянул с легкой гадливостью, быстро облизнул губы и ощутил на них соленый привкус крови. Алый, кровавого цвета, пестик быстро уползал назад в чашечку цветка, а розоватый оттенок на стенках вроде бы стал чуть ярче. Отойдя на несколько шагов от этой мерзости, Джарвис не выдержал, невольно обернулся - и увидел, как гибкая плеть с цветами и глянцевыми листьями пытается ползти за ним следом, словно змея. Принц выругался и ускорил шаги.

Неожиданно откуда-то донесся отдаленный гул голосов и отзвуки музыки. Завернув за очередной угол, Джарвис увидел отблеск обычного, золотого пламени, падающий на темно-багровые в блестках стены. Там, впереди, явно кто-то был... Еще немного - и нескончаемый коридор, как река в море, влился в огромный зал. Лепесток сиреневого огня в ладони принца несколько раз дрогнул и погас. Джарвис остановился у самого входа, вжимаясь боком в стену, и удивленно огляделся, пытаясь понять, куда же его наконец вынесло.

Зал был озарен множеством свечей, пламя которых отражалось в черном полированном мраморе стен, но все равно казался погруженным в полумрак. Высокий потолок, каскадами уходя вверх, терялся в темно-туманной полумгле. Стены и галереи были увешаны серебряными драпировками, в нишах стояли причудливые статуи или огромные, в человеческий рост, вазы с редкими цветами. В воздухе витал сладковатый, слегка дурманящий аромат, словно здесь жгли благовония... или что-нибудь покрепче. А по залу в звуках тягучей чарующей мелодии кружились... люди, сородичи Джарвиса, демоны? Кем были эти существа?

Происходящее походило на какой-то странный карнавал. Все, и женщины, и мужчины, были одеты в вычурные наряды самого немыслимого цвета и покроя, но одинаково яркие и усыпанные блестками - на грани безвкусия, а временами и перебираясь за нее. И ни одного открытого лица - каждое закрыто если не маской, то вуалью или хотя бы плотным слоем грима. Джарвис попытался разглядывать детали и подробности, но сразу понял, что танцующие фигуры в поле его зрения меняются слишком быстро. Желающий как следует рассмотреть это действо должен был сам войти в зал и смешаться с толпой. Но Джарвиса удерживало чувство неловкости, смешанной с брезгливостью - неожиданно сходное с отвращением, вызванным целующими цветами-кровососами.

Некоторое время неловкость боролась в нем с любопытством, но в конце концов любопытство победило - Джарвис, зачем-то нервно тронув эфес Зеркала, шагнул из темноты в пестроту, блеск и кружение.

Принц обошел зал по периметру, не решаясь ступить в самую гущу народа. Избегая встречаться глазами с кем бы то ни было, он рассматривал существа в масках. И вдруг, скользнув по себе мимолетным взглядом, Джарвис осознал, что его одежда тоже изменилась. В замешательстве он остановился у массивной черной колонны и бросил взгляд в полированный мрамор, отражавший все не хуже зеркала.

Вместо привычного черного, на котором не видна дорожная грязь - белое, белое с головы до ног... Рубашка и узкие штаны блестящий атлас, камзол без рукавов и высокие сапоги - тонкая белая кожа, и сверху - невесомый белый плащ. Меч покоился в белых эмалевых ножнах, серебряный пояс капельками крови усыпали мелкие рубины. Такой же рубин, только гораздо крупнее, пылал в охватившем голову серебряном обруче, отсвет его придавал глазам пурпурный оттенок герийского аметиста. Лицо оставалось открытым - и Джарвис невольно подумал, что в этом снежном обрамлении его внешность должна быть для простых смертных еще более странной и пугающей... Так он не одевался даже дома, где изощренное эстетство было правилом хорошего тона!

Снова, еще острее, принца обожгло ощущением, что это место дразнит его, играет, как кот с мышью, неслышно смеясь в черную мохнатую лапу (интересно, какой длины могут быть когти на этой лапе?) Не зная, как отнестись к неожиданной перемене, Джарвис прислонился спиной к колонне и продолжил наблюдение за странным балом с этой позиции.

Похоже, бал то ли начинался, то ли уже шел к концу - не было того блеска и шума, что сопровождает любое веселье в самом разгаре. Все словно ждали чего-то, причем сами толком не зная, чего ждут. Многие не танцевали, а прогуливались меж колонн и по галереям - по двое, редко-редко группками по три-четыре человека, но ни один не пребывал в одиночестве. Несколько раз такие пары проскальзывали мимо Джарвиса в коридор, из которого он пришел. При этом никто не обращал на принца ни малейшего внимания - взгляды скользили по нему, не задерживаясь, словно он был пустым местом. Хотя, может быть, этот эффект создавала неподвижность масок.

Разные маски вызывали у принца разные ощущения. Звериные головы на плечах людей пугали тем, что будили полузабытые неприятные воспоминания - то ли о росписях на стенах летхи, то ли о видениях священного сна, в котором он провел два года... В масках из перьев, оставлявших открытыми нижнюю часть лица, наоборот, было что-то притягательное - может, оттого, что носили их в основном женщины. А вот от тонких прекрасных неподвижных лиц из золота и серебра веяло необъяснимой, завораживающей жутью.

Постепенно по трудноуловимым признакам (в основном по манере двигаться) Джарвис начал понимать, что большинство в этом зале - простые смертные. Большинство - но не все! Здесь явно были и такие же долгоживущие, как он сам, и совсем странные создания...

А музыка все плыла, кружила над залом, и ее сочетание с дразнящим ароматом не то цветов, не то незримых курильниц затягивало в состояние меж сном и явью, когда глаза души повернуты внутрь, в глубины сознания. Джарвису казалось, что его потаенные, плохо осознаваемые желания потихоньку вплетаются в узор чужих прихотей, помогая лепить здешние образы. И все это по-прежнему было приправлено жгучей смесью страха, отвращения и любопытства.

Для гостей на балу он уже не был пустым местом - все чаще Джарвис ловил на себе заинтересованные взгляды, причем не только женские. Потом ему показалось, что его ушей достиг обрывок разговора о нем самом. Его заметили и восприняли причем вроде бы благожелательно, несмотря даже на то, что он не прятал лица. Но эта благожелательность отчего-то усилила неловкость Джарвиса до немыслимых пределов. Как ни старался он постигнуть здешние законы и правила поведения - понимание пока не приходило.

Повернув голову, принц неожиданно увидел, что у соседней колонны, где еще пару секунд назад никого не было, стоит стройная женщина. Сначала он по привычке вновь начал отмечать детали - платье без рукавов, из оливково-зеленой парчи с тисненым золотым узором, золотые браслеты поверх длинных черных перчаток, рассыпанные по плечам волосы удивительного изумруднопепельного цвета... А потом осознал, что взгляд ее обращен прямо на него, хотя под неподвижной черно-золотой маской понять это было непросто. Нет, она ничего не говорила, просто разглядывала его в упор, надежно укрытая своей маской - и Джарвису, непонятно отчего, стало страшно.

Она шагнула к нему. Он сделал попытку отойти в сторону но тонкая рука в черном бархате легла ему на рукав, уверенно сжав на запястье сильные пальцы. На миг Джарвису показалось, что глаза в прорезях маски вспыхнули зеленым огнем. Неожиданно тонкие металлические губы чуть дрогнули, словно произнося беззвучно какое-то слово... может быть, имя? Джарвис понял, что черной маской была прикрыта лишь верхняя часть лица женщины, нижняя же просто накрашена золотым. Казалось, что незнакомка хочет что-то сказать ему, но никак не может решиться - или надеется, что тот поймет и без слов?

Тут зазвучала новая мелодия, и Джарвис поспешно склонился перед дамой с изумрудными волосами, приглашая ее на танец. Не то чтобы он так хотел танцевать, но это был единственный способ удержать слова, рвущиеся с золотых губ. Отчего-то Джарвис понял, что очень не хочет их услышать.

Музыка словно сама несла их по залу. Да и женщина оказалась прекрасной партнершей - вести ее в танце не составляло никакого труда. Она покоилась в объятиях принца, все так же глядя в упор и что-то пытаясь сказать этим взглядом. Джарвис же предпочитал смотреть за ее плечо, в пространство, хотя в круговерти танца невозможно было ничего разглядеть. Все слилось в один калейдоскоп радужных бликов, размазанного блеска...

И вдруг, властно раздвигая танцующих, совсем рядом с ними оказалась еще одна женщина. Платье на ней было совершенно фантастическим: зеленая искрящаяся ткань юбки и пышных рукавов, такая же, но серебряная - корсажа и поверх всего - черный газ, приглушающий блеск. Шаг - и юбка из зеленой делалась алой, шаг - теперь алыми были и рукава, еще один - и снова возвращалась травяная зелень... Волосы ее, убранные в сложную высокую прическу, были украшены теми самыми цветами из бокового коридора. Черная тонкая вуаль придавала лицу серебристый оттенок, но позволяла различить черты - и Джарвис вздрогнул, как от удара, узнав Ломенархик.

Словно заметив это, ведьма улыбнулась ему и приветственно махнула рукой в перчатке - снова мерцание серебра под черной прозрачной тканью. Джарвис попытался улыбнуться в ответ, но Ломенархик уже не смотрела в его сторону, удаляясь в направлении, известном ей одной. Принц заметил, что многие из танцующих провожают ее восхищенными взглядами.

- Надо же, а сама-то еще здесь... - Джарвис не сразу понял, что этот ядовитый шепот слетел с золотых губ его партнерши.

- Что ты говоришь? - переспросил он, почему-то понимая, что к ней правильнее обращаться на "ты". - Кто это - "сама"?

- Очередная госпожа, - из прорезей снова блеснуло зеленым. - А это значит, что наш повелитель либо сидит неподалеку, либо нашел себе еще кого-то. Оч-чень интересно...

- Какой еще повелитель? - ни с того ни с сего Джарвис ощутил, что меч Индессы дрогнул у его бедра. Или он просто неудачно задел кого-то длинными торчащими ножнами?

- Как какой? - со странной дрожью в голосе ответила женщина. - Элори Вил'айен, Повелитель Снов. Хозяин замка... неожиданно лицо ее исказило странное чувство, которое показалось Джарвису испугом. Даже маска не сумела полностью скрыть этой вспышки. - Но раз ты спрашиваешь об этом, значит, ты... ты даже не из Высоких?

Джарвис замялся, не зная, что ответить - и после некоторого колебания решил сказать правду, чем бы это ему ни грозило:

- Не знаю, из тех ли я, кого вы зовете Высокими, но здесь я впервые. Здешние порядки неведомы мне.

Лицо женщины вдруг снова стало непроницаемой маской.

- Потрясающе! С самого первого раза так выглядеть... ты далеко пойдешь! Между прочим, я... - она нервно сглотнула, - я сначала даже решила, что ты - это он сам. Он любит иногда вот так стоять и смотреть, не привлекая внимания, да и весь твой облик выдержан в лучшем его стиле. Потом поняла - не он, он с оружием на бал никогда не придет. Значит, кто-то из Высоких, то есть из его приближенных, которым он дарует силу. Это немногим хуже, чем он сам... А ты, оказывается, вообще в первый раз, она тонко улыбнулась. - Ничего, если повелитель наш Элори не уничтожит тебя сразу, то вероятнее всего, очень быстро приблизит. Ему по вкусу такая дерзость. Может быть, вспомнишь тогда, что меня зовут Тайах?

Джарвис на всякий случай кивнул, хотя слова зеленоволосой Тайах чем-то очень ему не понравились, а еще больше не понравилась ее попытка спрятать свои эмоции. Чувствовался за всем этим некий неприятный подтекст. Приблизит, значит. За дерзость. Хотелось бы еще знать, в чем она заключается. Да еще Ломенархик здесь, оказывается, "госпожа" и "сама", и при этом "очередная". Совсем весело.

- А ты тоже Высокая? - на всякий случай спросил он, откуда-то зная, что ответ будет отрицательным, невзирая на всю самоуверенность Тайах.

Она снова улыбнулась.

- Я из тех, кого здесь называют Ювелирами. Нас очень, очень мало, и наш удел - умения, а не власть. Мы можем не так уж много, зато неподсудны даже Повелителю. Потому-то и подошла к тебе именно я, а другие смели лишь шептаться... - неожиданно голос самой Тайах тоже снизился до завораживающего шепота. Кровь на снегу, кровь запеклась на твоих губах... Не знаю, каков ты на самом деле, но ТАКИМ ты очень красив!

Окончательно запутавшись, Джарвис решил ничего на это не отвечать. Тем более что вскоре музыка оборвалась. Тайах, привстав на цыпочки, коснулась губами его лба и почти мгновенно затерялась в пестрой толпе.

Следующий танец Джарвис пропустил. Он уже понял, что мог бы пригласить почти любую женщину, и та не отказала бы ему мог, да только не хотел. В Тайах странным образом чувствовалось что-то настоящее, может быть, просто хороший вкус, но остальные казались ему насквозь фальшивыми. Сама же подойти не решилась более ни одна.

А потом раздался торжественный и непонятный звук - словно пение труб, но намного нежнее, с какими-то странно тревожащими душу переливами. Спускающаяся в зал лестница, которую Джарвис успел заметить немного раньше, осветилась холодным белым светом... "Последний танец, последний выход!" - пролетел по залу шепоток.

На верхней площадке лестницы стояла Ломенархик все в том же меняющем цвет платье. Ее держало под руку изящное существо (у Джарвиса язык не повернулся назвать его "молодым человеком", ибо совершенно очевидно человеком оно не являлось) поразительной красоты. Лестница была слишком далеко от Джарвиса, и тот отчетливо видел лишь ореол пышных темных волос и длинный золотой плащ - но весь облик этого создания оставлял ощущение слепящей вспышки и необъяснимым образом притягивал взгляды.

Неожиданно принц почувствовал, что меч Индессы тянется к деятелю в золотом плаще всей своей душой - если, конечно, у этой идиотской железки имелась хоть какая-то душа. Повелитель Снов (было очевидно, что это он и есть) и без того-то совсем не понравился Джарвису, но уловив порыв Зеркала, он невзлюбил здешнего господина еще сильнее.

"А ну цыц!" - мысленно прикрикнул он на свой меч. "Хочешь к нему в руки? Так это мы мигом! Вот подарю тебя ему в знак глубокого почтения, и дело с концом!" Угроза подействовала меч мгновенно затих, притворившись самым обычным оружием безо всяких чудесных свойств.

Все так же держа ведьму под руку, Элори Вил'айен направился вниз по лестнице. Как только они сошли с последней ступеньки, музыка грянула с новой силой. Повелитель Снов обнял талию Ломенархик и закружил девушку в медленном и прекрасном танце. Сначала все лишь смотрели на них, затем наиболее отважные пары осмелились присоединиться. Вскоре уже кружился почти весь зал, а в зеркальных стенах кружились, кружились отражения танцующих...

Джарвис не участвовал и в этом танце. В нем поднялось и окрепло предчувствие, что две схватки, в которые он ввязался по милости Ломенархик, не то что не цветочки, но даже не бутончики - так, едва пробившиеся побеги тех неприятностей, которые ждут его в самом ближайшем времени.

Музыка смолкла, будто отсеченная ударом кинжала, и пары замерли в тех позах, в каких их застал обрыв мелодии. Несколько мгновений зал напоминал штормовое море, которое внезапно сковала льдом чья-то могучая магия. Затем толпа вновь ожила, и Джарвис заметил, что многие торопятся покинуть зал. Однако часть народу снова рассыпалась по галереям и периметру зала, болтая и отхлебывая из непонятно откуда взявшихся бокалов. Принц подумал, что и сам не отказался бы от чего-нибудь прохладительного, и направился к гостям, желая выяснить, где они раздобыли свои напитки.

Но не успел он сделать и пяти шагов, как кто-то тронул его за плечо. Повернувшись, Джарвис увидел Ломенархик. В отличие от масок большинства участников бала, черная вуаль почти не скрывала ведьминого лица, и принц прекрасно видел его выражение. Точно таким же оно бывало у девиц, которых они с Сонкайлем поили пальмовой бражкой, после третьей или четвертой кружки сего веселящего зелья. Губы ее блестели от коралловой помады, а глаза были слишком сильно подкрашены черным, что еще больше огрубляло и без того крупные черты.

- Как тебе наш замок, мой рыцарь? - спросила она с чувством превосходства и рассмеялась. Джарвис не ожидал от нее такого тона, но решил, что не совсем трезвой женщине можно его простить. Секунды три он придумывал нейтральный ответ, не желая ничем задеть Ломенархик, и наконец вежливо произнес:

- Воистину тут есть на что посмотреть, моя прекрасная госпожа. Многое напоминает балы у меня на родине, но кое-каких чудес я более нигде не встречал, - "Особенно цветов-кровопийц" - едва не сорвалось с языка принца, но он вовремя бросил взгляд на прическу Ломенархик и решил не договаривать.

- Очень хорошо, что тебе здесь понравилось, - Ломенархик улыбнулась с претензией на величие, и Джарвис как-то сразу вспомнил, что в Лаумаре никогда не было своей аристократии только вайлэзская. - Тогда идем. Ты ведь так хотел быть представленным Повелителю Хаоса!

Не утруждая себя более никакими церемониями, она схватила Джарвиса за руку и потащила, как фокстерьер дохлую крысу, к странно мерцающему просвету меж колоннами, откуда доносился тихий плеск воды.

Там была площадка, на четыре ступени выше остального зала, залитая все тем же холодным белым светом. В центре ее имелся небольшой бассейн, окруженный малахитовым бордюром, а в бассейне - фонтан: золотая змея с агатовыми глазами и изумрудным гребнем плясала на хвосте, запрокинув голову и извергая струю в зеленую, сверкающую бликами воду. Колонны были оплетены цветущими лианами, а в больших вазонах благоухали голубые тропические сейи.

Красивый нелюдь по имени Элори Вил'айен сидел на краю малахитовой чаши с водой, и блеск его золотого плаща соперничал с блеском змеиной чешуи. Теперь Джарвис разглядел, что остальная одежда Повелителя Снов была из черного с лиловым блеском шелка, на ногах - высокие сапоги из черной замши. Темные волосы, тоже с лиловым отливом, были подрезаны рваными прядями, обрамляя маску из тех, что в бальном зале навевали на Джарвиса завораживающий страх. Здесь этот эффект был выражен еще сильнее, ибо маска Элори была белой, как снег, и казалась такой же холодной.

Почувствовав их приближение, демон оторвал задумчивый взор от золотистых бликов на изумрудном шелке воды и поднял его на меналийского принца.

Джарвис невольно вздрогнул - в прорезях маски совсем не было видно глаз. Черные провалы завораживали своей глубиной, будто увлекая в бездну, и в то же время были странно зрячими. Даже более чем зрячими - Джарвис понял, что хозяину здешних мест не надо представляться. Он и без того знает, кто пришел к нему, причем, что самое мерзкое, знает не только имя, но и титул!

Принц с трудом смог удержать на лице спокойное выражение и почтительно склониться перед тем, кого Тайах назвала Повелителем Снов, а Ломенархик - Повелителем Хаоса. Что делать дальше, он совершенно не представлял. Элори, тварь такая, тоже молчал, пристально разглядывая своего гостя. В конце концов Ломенархик, видимо, смущенная затянувшейся паузой, вмешалась:

- Мой лорд, это и есть рыцарь, о котором я упомянула в свой первый сегодняшний приход сюда. Тот самый, что вырвал меня из грязных лап Дознания.

- О да, - голос Элори Вил'айена был мелодичен, но так же бесстрастен, как и его маска. - Приятно видеть человека... точнее, не-человека, который наступил на хвост самому архиепископу Кильседа. Представляю, как вытянулась физиономия у старого ханжи...

В этот миг Джарвис, не в силах долее смотреть в неподвижный снежный лик, перевел взгляд на Ломенархик. На лице той, прямо как в открытой книге, было написано: "Ну что же ты медлишь, идиот? Опустись на одно колено и проси у господина то, за чем пришел!"

Джарвис знал, что так и будет - он вообще умел понимать многое, не спрашивая, и это не имело никакого касательства к способностям его расы. Стоит ему попросить - и он получит, получит больше, чем Ломенна с ее нехитрыми запросами простой смертной, и вполне достаточно для того, чтобы стать наследником Меналии не только на словах, но и на деле. Для этого достаточно лишь поклониться Элори, как своему господину...

Поклониться?! Этой твари?!!!

Миллион морских чертей! Менаэ и ее Руки, в общем-то, тоже были теми еще тварями, но они, по крайней мере, никого не вынуждали падать перед ними на колени! А ведь этот Элори даже не был одним из Непостижимых, ибо настоящие Непостижимые плевать хотели на такие категории, как Порядок и Хаос!

- Вам нравится в моих владениях? - Джарвису показалось, что вопрос этот задан лишь из вежливости. Элори по-прежнему изучал гостя и, вне всякого сомнения, ждал от него того же, что и Ломенархик. Явно у них был какой-то предварительный разговор, иначе ведьма не вела бы себя столь нагло.

- Мне уже задали этот вопрос... несколько минут назад... Джарвис уже не знал, куда деться от проницательного взгляда пустых глазниц. А тут еще сволочь Зеркало снова завибрировал от еле сдерживаемого стремления...

"Спасай, Ломенна!" - мысленно взмолился принц. Он понимал, что все это представление устроено исключительно по ее инициативе. Неважно, хотела она похвастаться постоянному господину новым поклонником или, наоборот, показать Джарвису свое высокое положение при здешнем дворе. Скорее всего, то и другое сразу. Но теперь найти выход из сложившегося положения было под силу ей одной.

Он снова бросил взгляд на ведьму - и едва не раскрыл рот от неожиданности. Все красно-зеленое в ее платье растаяло без следа, остался лишь прозрачный черный газ и под ним - сочное тело во всей своей красе, искрящееся серебром. Сейчас, когда она стояла боком, Джарвис разглядел, что это серебряное свечение - лишь странная иллюзия, создаваемая тканью платья, вуали и перчаток. Там же, где он видел шею ведьмы не сквозь вуаль, никакого серебра не было.

Игриво изгибаясь, Ломенархик подошла к Элори и по-кошачьи устроилась у его ног. Кажется, даже потерлась щекой о колено. Рука, обтянутая белой перчаткой, небрежно и как-то снисходительно скользнула по волосам, украшенным цветами. Ведьма тут же обхватила ногу своего повелителя и, уже ничего не стесняясь, прижалась грудью к его бедру, запрокинув голову в ожидании дальнейшей ласки. Но теперь Элори ее проигнорировал. Черные провалы глаз снова поднялись к Джарвису, и принцу почудилось, что за бесстрастной маской скрывается непонятное удовлетворение.

- Что ж, мой нежданный гость, - снова прозвучал холодный мелодичный голос, - ступайте с миром. Жаль, что вы застали лишь самый конец сегодняшнего празднества. Я вижу, что гордость, приличествующая вашему высокому рангу, не позволяет вам просить у меня то, чего вы так страстно хотите. Но надеюсь, что это ваш первый, но отнюдь не последний визит в мой замок.

Джарвис воспользовался этим разрешением намного более поспешно, чем диктовали правила хорошего тона. Отвесив Элори торопливый поклон, более похожий на кивок, он повернулся и сбежал по ступеням в зал, где потихоньку гасли огни.

ГЛАВА ШЕСТАЯ,

в которой Джарвис просит помощи у Тайах и снова

оставляет за собой разрушения

Вряд ли стоит, всем телом вращаясь,

ломать реквизит:

Распалишься, намокнешь, тебя просквозит...

(Михаил Щербаков)

На душе у принца было кисло, как в бочке с капустой. Элори Вил'айен оставался для него полнейшей загадкой: кто он, если не один из Непостижимых, откуда взялся и почему обладает таким могуществом? Зато Ломенархик стала окончательно понятна - и совершенно неинтересна. Порочная и эгоистичная стервочка, которую не потрудились обучить хорошим манерам, такая же, как все гости на этом балу, с таким же пристрастием к блестящей мишуре... За какие только заслуги Элори приблизил ее к себе? Не за то же, что отменно хороша в постели! Теперь Джарвис окончательно уверился в том, что меч Индессы подставил его по всем статьям, и дал себе твердое обещание избавиться от Зеркала сразу же по возвращении в Меналию. Однако сделанного было уже не разделать никаким способом. А самое поганое - принц не имел ни малейшего понятия, как выбираться из этого зачарованного замка без помощи Ломенны! Оставалось лишь бродить по местным лабиринтам и надеяться, что ведьма снова вернется к нему или выход каким-то чудом отыщется сам собой...

С этими невеселыми мыслями Джарвис поднялся на широкую галерею, идущую вдоль всей правой стороны зала. Очень хотелось выпить, но откуда здесь берутся бокалы с вином, он так и не понял, а спросить почему-то не решался. Мало-помалу гости расходились. Зал внизу совсем опустел, а из свечей горела только каждая пятая.

И вдруг сердце Джарвиса радостно забилось: прямо перед собой он увидел Тайах, сидящую в большой нише. Горшок с камелией, ранее занимавший это место, был энергично сдвинут в сторону без малейшей заботы о целостности листьев и веток. Завернувшись в черный шелковый плащ, странная знакомая принца болтала не достающими до пола ногами в золотых туфельках и ела пирожное со взбитыми сливками. В другой руке у нее был бокал с вином, а еще пяток пирожных лежал в салфетке на коленях. Джарвис посмотрел на сладости и вдруг осознал, до какой степени голоден.

Увидев его, Тайах вздрогнула, но быстро совладала с собой и усмехнулась.

- Снова ты? - бросила она, засовывая в рот последний кусок. - Вижу, уже осваиваешься. Как, кстати, тебе местные владыки?

Джарвис еще раз окинул взглядом нишу, затем решительно взял горшок с камелией, поставил на пол и уселся на освободившееся место рядом с Тайах.

- Выругаться можно? - спросил он, уже поняв, что, невзирая на всю внешнюю изысканность зеленоволосой красавицы, с ней лучше общаться без принятых здесь церемоний.

- Можно, - с усмешкой кивнула Тайах. - Только чтоб никто, кроме меня, не слышал, а то еще поймут неправильно.

Джарвис набрал в грудь побольше воздуху и свистящим шепотом выдал длинный период с упоминанием разных гнусных демонов Хаоса, не менее мерзких богов Закона, их извращенных взаимоотношений и порочных наклонностей, а также Непостижимого по имени Индесса и его не в меру самостоятельных игрушек, которые неплохо бы засунуть кое-кому в одно место. Тайах только языком прицокивала от восхищения, забыв про пирожные.

- Ну и сука эта ваша очередная госпожа! - завершил принц свою тираду. - А Повелитель Снов... режьте меня, пытайте, все равно не пойму, за что это отродье змеи нравится женщинам! На него и взглянуть-то страшно...

- Значит, он так хотел, - спокойно возразила Тайах. - Он всегда кажется таким, каким хочет казаться. Отродье змеи - это еще слабо сказано, но вот что до умения нравиться и соблазнять - это ты его в деле не видал. Если попасться ему под настроение, он способен устроить незабываемую ночь... или год, - она опять усмехнулась, и Джарвису показалось, что в этот раз не слишком весело. - Так что тут я к тебе не присоединяюсь, хоть и знаю цену этой дряни до последней монетки. А госпожа воистину сука, здесь ты совершенно прав. Впрочем, иные к власти и не рвутся. Только мало тут этих иных, - Тайах вздохнула. - А ему что - позабавится и забудет. Я здесь уже лет тринадцать, так на моей памяти ни одна дольше года не продержалась. Ищут, как бы ему угодить, а он не угодливость любит, а воображение и... как бы это сказать... полную самоотдачу в игре. У меня-то воображения - хоть на хлеб намазывай, а вот с самоотдачей с некоторых пор весьма паршиво. Оттого и отираюсь здесь на вторых ролях. Хотя... из задних рядов зачастую видишь гораздо больше, чем из толпы на сцене и возле нее... - она тонко улыбнулась и сделала большой глоток из своего бокала.

- Кстати, где тут берут питье и прочие радости? - Джарвис настолько проникся доверием к этой женщине, что даже перестал обращать внимание на ее маску. В конце концов, раз она зачем-то считала нужным находиться в этом месте, то была обязана соблюдать правила здешних игр.

Вместо ответа Тайах сделала неуловимое движение свободной рукой - и вынула из воздуха такой же бокал, как в другой ее руке, только полный. Джарвис взял бокал, отхлебнул...

- Так это же вишневый сок, - протянул он разочарованно.

- Так и у меня не вино, - отозвалась Тайах. - Тут в вино иногда такое подмешивают - сам не заметишь, как остатки контроля над собой потеряешь. Мне это надо? Вот и тебе, наверное, не надо.

Сок, как ни странно, оказался вкусным, с тонкой миндальной ноткой, и Джарвис допил его до конца. Снова взглянув на Тайах, он совсем было собрался попросить у нее еще и съестного, но вместо этого с его губ сам собой слетел иной вопрос:

- Слушай, а ты не можешь мне объяснить, как отсюда выбираются?

На этот раз зеленый свет в прорезях ее маски вспыхнул до того ярко, что Джарвис отчетливо увидел два луча, протянувшихся сквозь плавающий дым курильниц.

- Да-а... Этого вопроса мне здесь еще никто не задавал. Не то чтобы ты первый из новичков, кому хочется свалить отсюда своей волей, не дожидаясь пробуждения, но обычно всем начинает нравиться тут еще до того, как они попадают мне в руки... - она подперла золотой подбородок черным бархатным кулачком. - На самом деле есть, конечно, способы. Первый - побегать по коридорам, найти витраж с голубой цаплей и пройти сквозь него. Только еще вопрос, как скоро он захочет открыться и захочет ли вообще. Проще другое, хотя и труднее - сосредоточиться надо... В общем, отходишь в сторону, закрываешь глаза, отстраняешься от всего, что тут творится, и повторяешь про себя некие девять слов. Если кто-то отвлечет, начинаешь сначала, и так до тех пор, пока не осознаешь себя в собственной постели. Я так сколько раз уже свою душу в тело возвращала - минут за десять, не больше...

- Какую душу? - удивленно переспросил Джарвис. - В какое тело? Ты совсем не похожа на призрак.

Тайах невесело рассмеялась.

- Радость моя, а как мы все сюда попадаем? Разумеется, во сне. И пока твоя душа развлекается здесь в этом потрясающем облике, тело твое лежит дома и ждет, чтобы тебя кто-нибудь разбудил. Ничего, со временем ты научишься просыпаться по собственной воле. Насколько мне известно, обычно на привыкание уходит от месяца до трех - в зависимости от того, как часто тебя сюда заносит...

Теперь замялся Джарвис.

- Не знаю, может, все они, - он обвел рукой галерею с немногими оставшимися гостями, - и в самом деле где-то спят. Но лично я попал сюда с плавучего корыта, где до меня и Ломенны догребались сначала солдаты архиепископа Кильседского, а потом и архиепископ собственной персоной. Когда стало ясно, что положение более чем безнадежное, здешняя госпожа заорала "уходим!" и неведомым мне способом перенесла нас сюда.

- То есть ты хочешь сказать, что находишься в замке ВО ПЛОТИ?! - удивление Тайах перешагнуло пределы, отпущенные природой. - Да на такое и из Высоких почти никто не способен и те по высочайшему разрешению Элори! Постой... - неожиданно голос ее сорвался. - Значит, и облик твой - НАСТОЯЩИЙ?

- Лицо и тело - да, - коротко бросил Джарвис, которого эта тема почему-то очень напрягала. - Одежда - нет.

Тайах поспешно отвела взгляд, и Джарвис снова уловил ее попытку спрятать какие-то эмоции.

- Уж прости мне мелкий эгоизм, - глухо произнесла она, но даже жалко помогать тебе выбраться отсюда. Когда еще на моем пути попадется такое...

- Так ты все-таки поможешь мне или как? - переспросил Джарвис. Похоже, его случайная знакомая наконец-то определилась с тем, как к нему относиться, но принц совсем не был уверен, что эта определенность пойдет ему на благо.

- Помогу, куда я денусь, - мрачно ответила Тайах. - Знать бы еще, как... Тут уже витражом с цаплей не обойдешься, да и не пройдешь ты сквозь него в плотном теле. И метод "антракта" тоже, само собой, не годится... Вот незадача, и из Ювелиров я сейчас здесь одна - даже посоветоваться не с кем, да и времени у меня нет советы устраивать! А впрочем, погоди... говорил мне что-то Берри про некий жезл Ар'тайи с раухтопазом в навершии. Вроде бы с его помощью Элори, если ему очень надо, ненадолго вылезает в дневной мир...

- Вот и славно! - кивнул Джарвис. - А где я могу отыскать этот самый жезл? Трудно ли вообще до него добраться?

Тайах задумалась. Она несомненно имела в голове какие-то расклады, совершенно непонятные принцу. И безусловно, у нее не было никакой причины делать для первого встречного что-то, за что можно было навлечь на себя серьезное недовольство Повелителя Снов...

- Что ж, так тому и быть, - вдруг произнесла она с глубокой грустью. - Сделаю для тебя хотя бы это. Очень надеюсь, что мы успеем до колокола и что господин наш не догадается о моей роли в сей истории... Ладно, доблестный рыцарь, некогда нам считать ворон! Давай снимай меня отсюда!

Джарвис радостно кивнул, спрыгнул на пол и, бережно подхватив Тайах за талию, вынул ее из ниши. Та с готовностью обвила руками шею принца и прильнула к нему всем телом тонким, гибким и неожиданно влекущим. В прорезях черной маски вновь зажглись зеленые звезды - и погасли без следа, стоило Джарвису поставить свою ношу на мраморный пол. Тайах отстранилась и, взмахнув рукой, поманила принца за собой.

Галерея кончалась аркой, за которой оказалась широкая, слабо освещенная лестница, накрытая мягким ворсистым ковром. Джарвис вслед за Тайах поднялся по ступеням, краем глаза заметив в тени за боковым столбиком обнимающуюся парочку. Наверху был длинный проход, устланный таким же заглушающим шаги ковром и освещенный уже знакомыми принцу редкими сиреневыми факелами. Приторный дурманящий запах, почти развеявшийся внизу, в зале, здесь опять стал ясно различим. В отличие от коридора, который привел Джарвиса в бальный зал, этот проход был гораздо шире, и стены его разрывались не коридорами-ответвлениями, а нишами с утопленными в них дверями комнат. Две или три из этих дверей были приоткрыты, из-под других пробивался приглушенный свет, а из-за одной доносились вовсе не приглушенные сладострастные стоны.

Сориентировавшись по приметам, известным ей одной, Тайах дернула Джарвиса за рукав и увлекла в одну из таких ниш. Однако вместо комнаты за дверью обнаружилась узкая и крутая лестница, уводящая в темноту, где беспорядочно мерцали зеленоватые огоньки, похожие на светлячков. Лестница вывела их в большую комнату с низким потолком, освещенную лишь падающим с дальнего конца призрачным светом. Приглядевшись, Джарвис различил в полумраке фрагменты скульптурных групп, изображающих переплетенные нагие тела. Пару раз под ноги ему попались странные мягкие предметы. Поддев ногой один из них, принц понял, что это всего-навсего обтянутая бархатом подушка. Наконец они добрались до источника мерцающего света, который оказался выходом на галерею еще одного зала.

Зал этот тоже был освещен очень слабо - синеватое, слегка мерцающее сияние лилось откуда-то снизу. Подойдя к каменной балюстраде галереи и взглянув вниз, Джарвис увидел, что свет исходит от воды, заполняющей огромный бассейн. На фоне мягкого синеватого свечения в воде извивались темные силуэты обнаженных тел - причем людям принадлежали далеко не все из них. Однако Тайах не позволила Джарвису остановиться, чтобы разглядеть подробности - вновь схватила за руку и торопливо увлекла дальше. Может, и правильно, поскольку принц снова ощутил, как на него накатывает сильнейшее, почти до тошноты, отвращение.

Теперь они почти бежали - Тайах словно боялась куда-то не успеть. Джарвис ни о чем ее не спрашивал. Они на хорошей скорости миновали галерею, нырнули под арку, бегом скатились по еще одной узенькой лесенке и выскочили в новую галерею. Внезапно Тайах остановилась на полном скаку, прислонилась к балюстраде и словно прислушалась к чему-то внутри себя.

- Колокол! - произнесла она со странной торжественной печалью. - У меня осталось всего несколько минут. Дальше ты пойдешь сам. Покои Элори в дальнем конце галереи, за дверями из розового дерева. Я все-таки успела довести тебя почти до самой цели...

- А что будет с тобой? - тревожно спросил Джарвис. - И как можно будет выбраться отсюда?

- Элементарно, - без улыбки уронила Тайах. - Разумеется, если ты заполучишь жезл. Если же нет - извини, но тут я тебе уже ничем помочь не в состоянии. Еще полминуты - и я должна проснуться у себя на кровати.

Джарвис приобнял ее за плечи в знак прощания, но Тайах недовольно вырвалась.

- Да не беспокойся ты обо мне, меналиец, - отчаянно и торопливо произнесла она. - Уж кто-кто, а я отсюда путь вниз всегда найду...

За этими словами Джарвису снова почудился какой-то скрытый смысл, но выяснять что-либо уже не было времени - фигура Тайах задрожала и начала медленно-медленно растворяться.

- Упаси тебя небеса отвлечься на полпути - вниз глянуть или еще как-то, - быстро-быстро заговорила она. - Упустишь двери из виду - рискуешь потом просто не отыскать. Жезл Ар'тайи бронзовый, в виде миртовой ветки, с большим дымчатым раухтопазом в навершии... Смею надеяться, что когда-нибудь мы еще свидимся! - эти слова прилетели уже откуда-то издалека.

- Постой! А с жезлом-то мне что делать! - воскликнул принц, но в воздухе уже погасла тень ее последней улыбки отчаянно яркой, раздвинувшей золото белизной зубов... Джарвис вздохнул, поправил ножны и рванулся по галерее вперед, к указанным дверям.

Помня слова Тайах, он старался не смотреть не только вниз, но и по сторонам, однако краем глаза разглядел в стене галереи темные проемы - проходы, ниши с дверями? Неважно! В темноте проемов что-то шевелилось, из мрака завороженно глядели неподвижные глаза, слышалось что-то, похожее на причмокивание и скрежет... Мимо! Джарвису казалось, что он бежит мимо этих окон в кошмар уже больше часа - но на самом деле он достиг дверей из розового дерева за каких-то три минуты. Нашарил позолоченную ручку, рывком распахнул правую створку... Яркий свет ворвался в галерею и мгновенно стер всех призраков за спиной, оставив обычную темную стену с нишами.

Перед Джарвисом открылась приличных размеров комната с зеркальными стенами и потолком, освещенная растущими из полу светильниками в виде белых лилий на золотых стеблях. У дальней ее стены высилось сооружение, в котором не сразу можно было признать огромное ложе, заваленное покрывалами и подушками темно-красных тонов - от пурпура через кровь к коричневой вишне. А рядом с ложем, опираясь рукой о столик с яшмовой столешницей, стоял и улыбался Элори Вил'айен - без маски и совсем в ином облике, чем был внизу. Лишь ощущение слепящей притягательности оставалось тем же. Но теперь Джарвис смог бы узнать эту тварь в любом обличье.

Сейчас его волосы вылиняли до бледного оттенка сиреневой розы из дворцовых садов Меналии, а глаза стали вполне человеческими, бархатисто-карими, словно ласкающими своей влажной глубиной. Молочно-белая кожа, казалось, была подернута тонкой перламутровой пленкой, причем не только на лице, но и на видимых участках тела. Из одежды на нем была лишь тонкая рубашка с широкими рукавами и кружевными манжетами, узкие темно-зеленые штаны и серебряный шарф на талии, а в пышной гриве блестели яркие бирюзовые искры. И нечеловечески красивое лицо, какого не может быть даже у самой красивой женщины... лицо демона.

- А я ждал тебя, - мягко произнес Элори, скрестив руки на груди и улыбаясь одними уголками рта. Голос его показался принцу звоном серебряных колокольчиков смерти. - Я рад, что не ошибся в тебе, Джарвис Меналиэ. Ты все-таки решился... попросить?

Принц невольно содрогнулся. От мягких слов, от плавных, словно все еще длился танец, движений Повелителя Снов на него повеяло даже не смертью, но чем-то более страшным, чем сама смерть. Сладковатый аромат даже не разлагающейся плоти - нет, бледно-серебристых цветов-посмертников, что, по вайлэзскому поверью, вырастают из могил грешников...

Джарвис вспомнил Сонкайля, жадно пьющего из бурдюка после разбора очередной древней кладки, и капли пота, текущие по его гладкой смуглой коже. Вспомнил Сехеджа, бережно кладущего лучшие тюльпаны из своего садика на давно мертвый алтарь. Вспомнил, с каким удовольствием Тайах слизывала взбитые сливки с пирожного-корзиночки. Вспомнил - и рванул Зеркало из ножен.

Острие меча нацелилось прямо в горло Элори, продолжавшему все так же неподвижно стоять в изысканной позе. Ударить наотмашь или сделать глубокий выпад - и с демоном будет покончено. Но Джарвис просто не способен был вонзить клинок в противника, не делающего даже попытки к сопротивлению. В нерешительности он шагнул вперед, чтобы приставить острие Зеркала к выемке между ключицами, не скрытой распахнутым кружевным воротником, и предложить противнику сдаться. И тогда Элори мгновенным, почти незаметным движением ускользнул от надвигающегося острия, нырнул в сторону и оказался по другую сторону огромного ложа.

- Хочешь полюбоваться, Жайма? - бросил он в сторону постели.

Только сейчас Джарвис увидел, что роскошное ложе отнюдь не пустует. Гора темно-красных шелков зашевелилась, и из ее недр появилось миловидное личико с огромными ресницами и пухлыми губками, обрамленное короткой ярко-розовой стрижкой. Девушка недоуменно моргнула, но, вопреки ожиданиям, не завизжала и вообще не выказала испуга - наоборот, высунулась из-под одеяла и с любопытством уставилась на происходящее, не придавая значения тому, что совершенно обнажена. В другое время Джарвис не упустил бы возможности полюбоваться роскошной грудью девушки - но только не сейчас.

Элори взмахнул рукой, и в ней неведомо откуда появился тонкий меч с алмазным эфесом. Демон сделал глубокий выпад прямо через постель, Джарвис отшагнул назад - и в этот миг его противник легко вспрыгнул на ложе. Девушка по имени Жайма испуганно поджала колени. Ноги демона по щиколотку утонули в мягком ложе, и Джарвис невольно обрадовался, что Элори сам влез в положение, сковывающее маневр. Принц взмахнул Зеркалом, целясь в живот противника, но тут Элори пушинкой взлетел над грудой шелка, сделал сальто над головой Джарвиса и мягко приземлился у него за спиной. Джарвису стоило немалых усилий вовремя парировать молниеносную атаку: его великолепные белые сапоги отчаянно скользили по стеклянному полу, а Элори был босиком, что позволяло ему двигаться легко и точно. Словом, силы противников были откровенно неравны. Джарвиса могло спасти лишь то, что Повелитель Снов не собирался кончать с ним сразу, получая наслаждение от игры с беззащитной и растерянной жертвой.

Джарвис отчаянно бросился вперед, рассчитывая в безумной атаке дотянуться до врага, однако Элори отскочил в сторону, предоставляя потерявшему равновесие принцу возможность проскользить по полу до самой зеркальной стены. Затормозить не получилось, и Джарвис со всего маху влетел в зеркало, которое взорвалось градом осколков. Жайма заверещала от восторга и попыталась подпрыгнуть на своих подушках, уронив на пол покрывало и окончательно обнажившись. Элори рассмеялся и присел рядом с ней, легонько провел кончиками пальцев по затылку ниже линии волос...

Джарвис стряхнул с себя осколки. Ничего острого за шиворот не провалилось, спасибо и на том... Элори с тонкой улыбкой следил за перемещениями принца, одной рукой придерживая клинок, а другой поглаживая Жайму. Ему ничего не стоило подпустить противника почти вплотную, чтобы в последний момент снова грациозно ускользнуть. Но Джарвис направлялся совсем не к демону, а самую малость правее - к яшмовому столику, на котором среди брошенных в беспорядке украшений, коробочек и флакончиков лежала вожделенная бронзовая ветка с прозрачным дымчатым камнем.

Демон слишком поздно догадался, какова истинная цель Джарвиса - тот метнулся вперед и выхватил жезл Ар'тайи из-под широкого бисерного ожерелья. Элори бело-зеленой молнией перелетел через комнату, но принц вовремя посторонился, и на этот раз скользкий пол сыграл дурную шутку уже с хозяином комнаты. Повелитель Снов изогнулся в движении, стремясь не удариться о тяжелую каменную столешницу, но в результате инерция повела его в сторону, он потерял равновесие и сам поцеловался с зеркальной стеной, вызвав новый дождь звенящих осколков.

Девушка на кровати хохотала в полный голос и хлопала в ладоши. Зато на лице Элори, когда он поднялся на ноги, не осталось и намека на улыбку: точеные губы сжались в жесткую линию, а бездонные глаза из карих превратились в угольночерные. Он больше не собирался играть - Джарвис понял, что сейчас его начнут убивать по-настоящему.

Надо было срочно рвать когти, но Джарвис не имел ни малейшего представления, как правильно использовать свою добычу. Тайах успела все, кроме одного - объяснить самое главное! В отчаянии принц с размаху ударил жезлом по той зеркальной стене, что еще оставалась целой.

Сначала ему показалось, что она тоже разлетелась вдребезги. Однако на этот раз осколки не обрушились со звоном на пол, а закружились в блистательном танце, словно неистовая метель. За этой зеркальной метелью уже не было видно ни Элори, ни комнаты, ни девушки - все заволокла пелена холодных серебряных вспышек. Постепенно они становились все меньше и меньше, не то удаляясь, не то сливаясь в странный сверкающий туман. В этом тумане одно за другим проскользнули размытые лица - Жайма, Ломенархик, Элори, прекрасный даже в неистовом гневе... Затем почему-то появился и пропал сам архиепископ Кильседский, потом мастер клинка, убитый Ломенной на барже. И наконец в каком-то странном золотистом отсвете появилась Тайах, а рядом с ней - лицо в обрамлении белоснежных волос, которое показалось Джарвису его собственным, но почему-то наполовину скрытое черной маской с серебряной каймой.

Постепенно лица слились в неразличимый поток. Принц почувствовал, как твердь уходит у него из-под ног, и он проваливается в не имеющую названия бездну...

В следующий миг сверкающий туман улетучился, будто никогда не был. Джарвис почувствовал, что его ноги прочно стоят на неровном булыжнике мостовой, а рука все еще сжимает обнаженный меч. Он торопливо вбросил Зеркало в ножны и огляделся.

Над треугольными крышами, золотое и жаркое, пылало утреннее солнце. В створе улицы, меж глухими стенами домов, высилась тонкая высокая башня лишь самую малость ярче нежной голубизны утреннего неба, с куполом цвета меда, за который зацепился маленький, как пушинка, клочок облака. Золотистокоричневая черепица на крышах казалась дочиста отмытой видимо, перед рассветом прошел небольшой дождь. Налетел легкий ветерок, принеся с собой запах цветущих деревьев, йода и подгнивших водорослей...

Это был Афрар, столица Алмьяра, одна из его припортовых улочек и стройная башня храма Морской Девы. И все вокруг было настоящее, реальное, а не сотканное загадочной магией из призраков и иллюзий!

Джарвис облегченно вздохнул, словно расправляя легкие свежим воздухом, для порядка испробовал твердость мостовой каблуком сапога и уже хотел направиться в сторону порта - но тут его взгляд упал на собственный рукав. Разодранный почти до плеча и вдобавок закопченный непонятно откуда взявшейся гарью, рукав был БЕЛЫМ! И узкие атласные штаны, столь же грязные и продранные на левом колене, тоже были белыми! Меч Индессы по-прежнему покоился в эмалевых ножнах, а с серебряного пояса осыпались не все рубины. Зато вместительный кошель, обычно висевший на поясе справа, исчез вместе со старой одеждой и прежним поясом.

Джарвис помянул тысячу морских чертей, подробно обрисовал, что они должны сделать с Элори Вил'айеном, потом неожиданно замолчал и пристально уставился на Зеркало.

- Что ж, ты сам не оставил мне другого выхода! - наконец произнес он с нескрываемым злорадством. - Ты эту историю начал - ты за все и ответишь!

В последний раз положив руку на эфес, принц повернулся и вместо порта зашагал к известной на весь Афрар оружейной лавке "Ширави и сыновья".

11-20.12.02

_______________________________________________________________

ИНТЕРЛЮДИЯ,

в которой ведется научная беседа, а более ничего

интересного не происходит

- Если кому-нибудь из руми доведется увидеть во сне Замок, то еще немало дней после того он смиряет свою плоть молитвой и постом...

Пальцы достойнейшего Анхорайни мало-помалу добрались до большой бусины. Он перехватил четки и сунул куда-то в широкий рукав своего длинного одеяния, чего-то среднего между халатом и рясой. Затем взял со стола чашу и вновь отхлебнул вина. Джарвис терпеливо ждал продолжения речей мудреца. Он общался с Анхорайни уже не впервые и знал, до какой степени бесполезно его торопить, а также перебивать.

Поставив чашу на стол, достойнейший утер губы и столь же неспешно продолжил:

- Как я уже говорил, замок демона сновидений, которого иногда зовут Элори Вил'айеном, является очень многим людям, хотя мало кто признается, что видел его хотя бы раз. Но увидеть во сне - одно, а перенестись туда, пусть даже в иллюзорной плоти - совсем иное. Попавший туда и побывавший на балу у Повелителя Сновидений, как правило, обречен. Единственный шанс - отвернуться, уйти, раскаяться... но люди не используют его. Тот же, кто побывал на балу дважды и трижды, будет являться в замок так часто, как сможет, - Анхорайни горестно развел руками. - Эти люди скорее умрут, чем признаются вам, что нога их ступала по полу Зала Зеркальных Колонн, а ноздри вдыхали дым дремотника, горящего в ароматических лампах. Новичка же, который по неопытности осмелится рассказать о своих ночных видениях, они будут порицать и презирать. Но взгляните внимательнее в их глаза! По масляниcтому блеску, по чуть расширившимся зрачкам, по взгляду, на миг застывающему и уходящему внутрь себя, вы отличите постоянного участника празднеств во владениях демона снов. Если и есть какое-то средство прекратить это, не губя самого человека - как губит Святое Дознание в Лаумаре - то мне оно неизвестно, благородный оль-Меналиэй.

Анхорайни опять замолк и сделал еще один большой глоток из своей чаши. Когда он опустил ее на стол, Джарвис обнаружил, что емкость опустела. Подхватив глиняный кувшин, принц вновь наполнил чашу своего собеседника. Без вина старый руми наполовину ученый, наполовину мистик - принципиально не общался на столь сложные темы, поэтому приходилось отбрасывать гордость и исполнять работу виночерпия. Анхорайни добродушно улыбался в пегую клочковатую бороду, глядя, как струя похожей на кровь жидкости наполняет его сосуд мудрости.

Джарвис тоже отхлебнул из своей чаши, наслаждаясь вкусом напитка. Честно говоря, сам он предпочитал золотые и розовые сорта. Но терпкий аромат и крепкость, разливающая огонь по жилам, придавали ощущение подлинности всему окружающему миру, делали его живым и вещественным, изгоняя из тела завораживающий ужас, испытанный в призрачных владениях Повелителя Снов...

- Если бы мы сейчас сидели у меня, а не в этом приличном заведении, то я показал бы вам весьма занимательный труд одного лаумарского монаха, - снова заговорил мудрец. - Монах этот лет восемьдесят назад был исповедником в одном из самых крупных храмов лаумарской столицы. Ему удалось собрать и записать разумеется, без упоминания имен, чтобы не нарушать тайну исповеди - довольно много разнообразных сведений о свойствах и особенностях Замка. На данный момент мой экземпляр единственный, который не находится в распоряжении Святого Дознания, - горделиво добавил ученый. - Конечно, свидетельства эти весьма неполны, а главное, сильно искажены. Но соотносясь с другими существующими источниками, нетрудно установить, что именно меняют в своих воспоминаниях те, кто все же решился покаяться. Удивительно, но практически всегда приходится делать однотипные поправки, так что я склоняюсь к мысли, что рассказы очевидцев искажает не их личная воля, а некий постоянно действующий фактор...

Мудрец сделал еще пару глотков и внимательно посмотрел в окно. Джарвис проследил направление его взгляда и увидел, что на востоке, за башнями дворца Сурры, тьма приобрела слабый синеватый оттенок. Будто забеспокоившись, что солнце вот-вот выкатится из своего укрытия - хотя до рассвета оставался еще по крайней мере час - Анхорайни поднял чашу и опустошил ее залпом.

Джарвис поморщился. Учение, исповедуемое алмьярскими мудрецами-руми, запрещало им употреблять что-либо крепче местного слабого пива, "пока зеленую нить можно отличить от серой". А это значило, что через час, с восходом солнца, Анхорайни с сокрушенным видом произнесет "воля неба превыше воли земли" и побредет домой отсыпаться. Продолжить же мудрую беседу следующей ночью означало потерять деньги, уплаченные за проезд на "Черном лебеде", который отплывал сегодня днем, и вдобавок проторчать в Афраре лишних двенадцать или пятнадцать дней - корабли к Драконьим островам ходили не так уж часто, ибо торговля на этом направлении была не слишком выгодной. А деньги, вырученные от продажи Зеркала, имело смысл поберечь на то, чтобы заказать кому-нибудь из меналийских оружейников точную копию меча Индессы - иначе отец оторвет ему голову за потерю фамильной реликвии...

Будто подслушав невеселые размышления принца, достойнейший Анхорайни хитро усмехнулся:

- Впрочем, из всех противоречивых описаний Замка складывается единая картина: происходящее там - нечто вроде карнавала, где настоящее лицо прячется за придуманной маской, то, каков человек на самом деле - за тем, каким он хотел бы быть... Каждому, попавшему в Замок, дано создавать эту маску простым усилием воли. Но даже одну личину нельзя носить слишком долго - Замок с легкостью меняет свое обличье и требует того же от своих гостей. Недаром его так и зовут - Замок Тысячи Лиц. И за переменой масок настоящее лицо и вовсе исчезает... Анхорайни, не дожидаясь принца, плеснул себе еще вина, и Джарвис поразился: сколько же влезает в этого деда? Но невзирая на выпитое, взгляд мудреца оставался ясным и проницательным, а речь - связной и отчетливой.

- Считается, что в Замок Тысячи Лиц приходят за развратом - но на деле все сложнее... Как правило, туда попадают люди, которым не хватает праздника в обыденной жизни, для кого мечты и сны гораздо важнее, чем дневной вещественный мир. Философ Кунар-эд-Видар в трактате "О природе снов", законченном незадолго перед своей таинственной смертью, писал: "Но земному телу нет дороги в Замок. Лишь спящая душа проникает сюда, облекаясь здесь новой плотью и новым обликом, которые творит по своей или чужой воле. Поэтому-то достичь места сего может лишь человек с богатым воображением и безумной фантазией! Все, что можно представить себе, будет к твоим услугам - кушанья и напитки, наряды и танцы, радость же любви тела превосходит все мыслимое, ибо здесь нет боли. Но даже из тех, кто легко проникает сюда, лишь немногие могут вспомнить днем, что происходило с ними в стенах Замка." Превосходное описание, однако почтенный эд-Видар, к сожалению, так и не сумел понять главного - в Замок действительно попадают лишь спящие души. Надеюсь, благородный оль-Меналиэй, вам ведомо древнее изречение "Сон разума творит чудовищ"? А теперь попытайтесь представить, каких невероятных чудищ способен породить сон человеческой ДУШИ!

Окончив свой монолог, Анхорайни опрокинул в себя последнюю чашу вина и решительно встал - небо над башнями Сурры уже заметно посветлело. Но сделав всего пару шагов, он споткнулся и едва не рухнул на пол, лишь в последний момент уцепившись за край стола.

- Воистину права была великая Кирана даль-Хейви, сказавшая: "Глупца вино бьет по голове, мудрого же - по ногам", - произнес он сокрушенно. - Не будет ли благородный оль-Меналиэй столь любезен, чтобы помочь старому руми добраться до дому?

- Конечно, конечно! - вскочил Джарвис. - Вот моя рука, достойнейший Анхорайни, обопритесь на нее. Держитесь? Вот и отлично, идемте... Только осторожнее - здесь порог...

Когда Джарвис с огромным трудом, несколько раз подняв Анхорайни из уличной грязи, дотащил-таки старого пьяницу до его дома в двух переулках от гавани, солнце совсем поднялось. У ворот их уже ожидал слуга, смотрящий на хозяина с привычной, почти ласковой укоризной. Он принял мудреца из рук Джарвиса и уверенно - видимо, эта процедура была давно отработанной потащил к дому. Но на крыльце Анхорайни вдруг вырвался, обернулся и отчетливо произнес:

- Да, благородный оль-Меналиэй! Доселе я не слыхал ни о ком, кто бы попадал в Замок Тысячи Лиц во плоти и против своего желания! Это само по себе весьма удивительно и заставляет задуматься. Но я скажу больше: это посещение Замка в чем-то определило всю вашу дальнейшую судьбу. Не знаю, отчего я столь в этом уверен, но оно ни в коем случае не будет последним, как бы плохо вы ни относились к этому месту... - мистик хотел сказать еще что-то, но потом махнул рукой и сдался на милость слуги, который невозмутимо увлек хозяина в дом.


home | my bookshelf | | Ведьмин рыцарь |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 9
Средний рейтинг 5.0 из 5



Оцените эту книгу