Book: Беспечный повеса



Беспечный повеса

Анна Грейси

Беспечный повеса

Глава 1

Порой своей судьбою люди правят.

Не звезды... а сами мы.

У. Шекспир[1]

Дерем-Корт. Норфолк, Англия, 1816 год

– Пруденс! Пруденс! Иди скорее. Он бьет Грейс!

Семнадцатилетняя Хоуп вбежала в комнату. Похожая на нее как две капли воды Фейт спешила за сестрой с округлившимися от ужаса глазами.

Пруденс Мерридью оторвалась от расчетов, выпавшее из рук перо роняло на страницу расплывающиеся кляксы. Она кинулась вон из комнаты, сестры побежали за ней.

– Что ему не понравилось на этот раз? – бросила через плечо Пруденс.

– Не знаю. Чарити сказала, что он застал Грейс на антресолях, когда она готовила подарок тебе на день рождения, – выпалила Хоуп.

– Чарити пыталась его остановить, – добавила Фейт, – но он ее ударил.

– Я тоже хотела подняться наверх и помочь, – продолжила Хоуп, – но не сумела развязать руки. – Она указала на левое запястье. На нем все еще были видны следы от веревки. – К тому же он запер дверь. Чарити велела сходить за тобой и за ключами.

– Да, они у меня. Джеймс! Джеймс! – не останавливаясь, позвала Пруденс молодого лакея.

Перескакивая через две ступеньки, она неслась вверх по лестнице, зная, что он откликнется на ее зов. На площадке второго этажа Джеймс, Хоуп и Фейт догнали Пруденс.

– Лорд Дерем бьет Грейс на антресолях. Скорее! – подгоняла Пруденс.

Они добежали до третьего этажа и свернули на узкую лестницу, ведущую в комнаты слуг и на антресоли. Девятнадцатилетняя Чарити сидела на ступеньках и, всхлипывая, держалась рукой за щеку.

– Ох, Пруденс, я пыталась...

Пруденс мягко отвела руку сестры. Ее нежное бледное лицо было обезображено двумя багровыми рубцами. Пруденс закусила губы. Чарити – хрупкое и нежное создание!

– Ты очень храбрая, милая.

Пруденс взглянула на Фейт, самую робкую из сестер. Она тряслась как осиновый лист, но все-таки была полна решимости сопротивляться разгневанному деду.

– Фейт, отведи Чарити в мою спальню. Возьми у миссис Бертон мазь и бальзам. Чарити, ты тоже зайди к ней, пусть она посмотрит твою щеку. И приготовьте все для Грейс.

Девушки скатились вниз по лестнице.

– Как только придут Грейс и Хоуп, заприте дверь! – крикнула им вслед Пруденс. – И не открывайте никому, кроме меня.

Она устремилась наверх. Когда все добрались до последней площадки, Пруденс остановилась.

– Мы войдем тихо, и я оттащу его. В это время Джеймс схватит Грейс и вынесет ее из комнаты.

– Можете рассчитывать на меня, мисс Пруденс, – сурово ответил рослый лакей.

– Я знаю, – кивнула Пруденс. – Неизвестно, что получится из сегодняшней нашей затеи, но с тобой все будет в порядке, Джеймс, обещаю.

– Пруденс, он обезумел от гнева! – воскликнула Хоуп. – Он и тебя изобьет.

– Мисс Пруденс, лучше я им займусь. – Глаза Джеймса воинственно блеснули. – Я сильнее вас.

– Нет, он добьется, что тебя арестуют или повесят! Если он меня ударит, я его тоже ударю! – яростно ответила Пруденс. – Хватит с меня его злобных выходок и вспышек безумной агрессивности. Мне почти двадцать один год, и когда я стану совершеннолетней... – Она замолчала.

Они подошли к двери. Пруденс понизила голос до шепота:

– Хоуп, ты отведешь Грейс в комнату Фейт и останешься там.

– Нет! Я хочу помочь. Я его ненавижу, Пруденс...

– Я знаю, милая, но ты больше поможешь мне, если уведешь отсюда Грейс и успокоишь ее.

Хоуп открыла было рот, чтобы возразить, но Пруденс подняла руку, призывая сестру к молчанию. Она вставила ключ в замочную скважину и открыла узкую, словно дверца буфета, дверь в комнату. Предосторожности были напрасны. Рев взбешенного деда заглушил скрип дверных петель. Он склонился над маленькой съежившейся фигуркой.

– Мерзкая язычница! – Хлыст со свистом разрезал воздух. – Бесстыжая богохульница! – Удар. – Идолопоклонница! – Снова удар.

С каждым эпитетом он поднимал зажатый в жилистой руке хлыст и вкладывал в удар всю свою силу. Десятилетняя Грейс сжалась на полу в тугой комок, закрыв руками голову.

Пруденс пулей метнулась через комнату.

– Оставьте мою сестру в покое, изверг. – Она изо всех сил толкнула деда.

Лорду Дерему было уже хорошо за шестьдесят, но он был высок ростом и крепок. Постоянные занятия охотой, рыбалкой, упражнения в стрельбе придавали ему сил.

И битье маленьких девочек – тоже.

Дед пошатнулся, потеряв равновесие. Пруденс, воспользовавшись моментом, снова толкнула его. Он споткнулся о сундук, из которого вывалилась одежда Грейс и двойняшек Хоуп и Фейт, и растянулся на полу, барахтаясь среди побитых молью кружев и поблекшей вышивки.

Выполняя приказ, Джеймс схватил Грейс в охапку и бросился вон из комнаты. Хоуп колебалась.

– Беги! – зашипела Пруденс. – Быстро!

Сестра подчинилась.

Дед поднялся на ноги, сбрасывая старое тряпье. Лицо его побагровело от бешенства. На шее и висках вздулись жилы. На губах выступила пена.

– Бесстыжая тварь! Я тебя проучу! – Схватив хлыст, он бросился к Пруденс.

Она полоснула его презрительным взглядом:

– Как вы смеете поднимать руку на ребенка!

– Эта маленькая ведьма поклоняется мерзким идолам, и я выбью из нее это дьявольское семя!

Поклоняется идолам? Пруденс взглянула на колченогий столик, за которым втайне от всех работала Грейс. На нем лежали картонная сумочка и несколько старых журналов, которые тайком дала девочкам их соседка миссис Оттербери. Им всем понравились египетские орнаменты в одном из журналов – причудливые и загадочные изображения сфинкса и странных созданий, полулюдей-полуживотных.

Чувство вины кольнуло Пруденс, когда она вспомнила, как восхищалась египетским искусством. Грейс использовала изображения «идолов», чтобы украсить картонную сумочку. Ее маленькую сестренку избили за то, что она делала подарок ко дню рождения Пруденс.

– Это не мерзкие идолы, а просто каприз моды. Грейс еще дитя. Для нее эти узоры просто любопытная диковинка!

– Это богохульство и... на том, что она сделала, лежит печать дьявола. Мерзкое дело ее рук будет предано огню, а она должна очиститься. Я выбью из нее дьявола, чего бы это мне ни стоило! – Дед швырнул журналы и картонную сумку на пол.

Пруденс, метнувшись, схватила поделку младшей сестры и прижала помятый картон к груди.

– В Грейс нет ни крупицы дурного. Она милый, славный ребенок и...

– На ней клеймо библейской Иезавели, поклонявшейся Ваалу! И на тебе – тоже!

Пруденс отбросила упавшие на глаза буйные кудри.

– Это не клеймо Иезавели! Это просто волосы, дедушка. Мы с Грейс не виноваты, что они такого цвета. У нашей мамы были рыжие волосы.

Зарычав от ярости, старик ударил Пруденс хлыстом.

– Я запретил упоминать об этой блуднице в моем доме. Она, бесстыжая Иезавель, обольстила моего сына и украла его у меня. На тебе и на всех ее выродках ее печать! Может быть, из тебя я дьявола не выбил, но я уж прослежу...

– Если вы еще раз хоть пальцем тронете Грейс, Хоуп и любую из моих сестер, – перебила его Пруденс, – я... я вас убью! Хоуп не повинна в том, что она левша. А единственная наша с Грейс вина – это рыжие волосы! Вы просто изверг, и я больше этого не потерплю, слышите?

– Дерзкая девчонка! – взревел лорд Дерем. – Я твой опекун и добьюсь от тебя такого же уважения и покорности, как от твоих сестер, даже если мне придется всю жизнь бить тебя!

– Ха! – презрительно фыркнула Пруденс. – Уважения побоями не добиться, дедушка, его надо заслужить! Вы считаете безропотность моих сестер уважением, но вызываете в них только страх и ненависть. Во мне вы не вызываете ничего!

Дед со злости ударил ее хлыстом по лицу. Пруденс отшатнулась, схватившись за щеку. Сквозь пальцы сочилась кровь. Лорд Дерем злорадно смотрел на красные капли.

– Посмотрим, что ты запоешь, когда я с тобой разделаюсь. Любая непослушная тварь присмиреет после хорошей трепки.

– Я не сеттер и не борзая, дедушка. И вы не заставите меня покориться, как это бывало в детстве. И говорю вам в лицо – побоям пришел конец. Через два месяца мне исполнится двадцать один год. И тогда я стану опекуном сестер. Вы не сможете ничего сделать. Такова воля нашего отца.

Лорд Дерем прислонился к колченогому столу, сопя от раздражения. Краска гнева медленно сбежала с его лица.

– Не смогу, вот как? – сказал он. – Можешь опекать своих сестер, детка, но, пока ты не выйдешь замуж, твоими деньгами буду распоряжаться я. – Он рассмеялся сухим скрипучим смехом. – До свадьбы ты не получишь ни пенни, но, поверь мне, свадьбы не будет. – Его тонкие губы презрительно скривились. – Можешь согревать сестриц жаром своего сердца, милочка, но без гроша за душой вы помрете с голоду!

– Может быть, сейчас у меня нет ни пенни, но у меня есть кое-что, о чем вы не знаете.

Пруденс почувствовала прилив уверенности. Когда сестры впервые приехали в Дерем-Корт, дед отобрал большую часть украшений их матери. Но только что осиротевшая одиннадцатилетняя Пруденс была слишком сентиментальной, чтобы отдать все, что любила мать, мрачному суровому старику. Она утаила несколько украшений и все эти годы прятала их. Теперь они станут для нее и сестер спасением.

– Ты станешь торговать своим телом? Блудница! Меня это не удивляет! Но тебе не избежать позора!

Приступ бешенства снова овладел им. Пруденс выскочила за дверь и со всех ног помчалась вниз по узкой лестнице.

Лорд Дерем гнался за ней по пятам, изрыгая проклятия и размахивая хлыстом. Его удары не раз достигли цели. Добежав до узкой площадки, Пруденс наступила на собственную юбку и упала на колени.

Дед торжествующе зарычал, но в спешке споткнулся и, сыпля проклятиями, выронил хлыст. Пруденс отпрянула в сторону, и лорд Дерем покатился вниз. Поворот лестницы прервал его падение. В доме воцарилась жуткая тишина. Пруденс поднялась к себе в спальню.

– Хоуп, это я. Открой.

Дверь со скрипом приоткрылась. Хоуп выглянула в щель.

– Пруденс! Что с тобой?! Он тебя ударил?

Пруденс тронула пальцем лицо. За бурными событиями она совсем забыла о ране на щеке.

– Не волнуйся, это выглядит хуже, чем есть на самом деле. Как Грейс?

Хоуп указала на кровать. Чарити и Фейт сидели, обняв Грейс, съежившуюся в комок и уткнувшуюся лицом в колени. Ее руки были покрыты отвратительными багровыми рубцами. Рыдания сотрясали худенькое тело.

Пруденс присела на кровать и обняла дрожащее тельце сестры.

– Грациэла, – позвала она.

Так ласково их покойная мать называла младшую дочь.

Грейс подняла глаза, и ее бледное, залитое слезами личико снова сморщилось, когда она увидела рассеченную щеку старшей сестры и ее встревоженные глаза. Она, всхлипывая, припала к старшей сестре.

– Ох, Пруденс, он и тебя обидел. Прости меня, прости.

В душе Пруденс поднималась волна гнева по отношению к человеку, который искалечил жизнь маленькой девочки, внушив ей такой страх, что Грейс винила себя за рану Пруденс.

– Не тревожься, милая, – заставила себя сказать спокойным тоном Пруденс. – Мне совсем не больно. Дедушка пострадал гораздо больше. Сейчас он не в состоянии причинить нам ни малейшего зла.

При этих словах все сестры подняли головы.

– Что ты хочешь этим сказать? – спросила Фейт.

– Он споткнулся и упал с лестницы.

Пруденс вздрогнула. В ее ушах все еще стоял грохот катящегося по ступеням тела, удар о стену и... И внезапная тишина.

– Он умер? – опередила всех Хоуп.

– Нет, хотя в какое-то мгновение я подумала, что это так. Он долго лежал без движения. Сбежавшиеся слуги лишь молча смотрели на него. – Пруденс глубоко вздохнула. – Но конечно, он не умер. Вы знаете, какой наш дедушка крепкий.

– Жаль, – пробормотала Хоуп.

– Его отнесли в спальню сейчас у него доктор Гибсон. Обещаю, он больше никого из нас не тронет.

Повисло долгое молчание. Никто из сестер не верил, что Пруденс сдержит обещание. Они приняли его за пустое утешение. Лицо Грейс снова сморщилось, она прижалась к старшей сестре.

– Пруденс, почему он меня так ненавидит? – всхлипнула она.

Пруденс прижала младшую сестренку к себе.

– Ох, милая, мы с тобой напоминаем ему нашу маму. Потому что у нас такие же рыжие волосы, как у нее.

– Значит, мама была очень плохая?

– Нет, она вовсе не была плохой! Просто папа, влюбившись в нее, покинул Дерем-Корт. Этого дедушка никогда не мог ей простить.

– Расскажи нам о маме и папе, Пруденс, – попросила Грейс.

Родители умерли, когда Грейс была совсем малюткой, Пруденс исполнилось одиннадцать, Чарити – девять, Фейт и Хоуп были еще меньше. Девочки сохранили отрывочные воспоминания о своих родителях и готовы были слушать рассказ о них снова и снова, как волшебную сказку.

– Мама была очень красива. Вы все это унаследовали. Если бы не золотистые волосы, Чарити была бы просто ее копией. И Фейт, и Хоуп, и ты, Грейс, вы все на нее похожи. Вы пошли в мамину родню – в красавцев Эйнзли. – Пруденс сделала кислую мину. – Одной мне не повезло, и мне достался ужасный нос Мерридью и их противные глаза. А мне бы хотелось иметь их рост и стройность.

– Твой нос совсем не ужасный, просто он... просто он немного длинный, – сказала Фейт.

– Очень милый нос, – горячо вступилась за самую старшую сестру Грейс. – И глаза у тебя добрые, красивые, серые...

– Ну хватит. – Пруденс собрала сестер вокруг себя на кровати. – Мы говорили о маме, а не моем глупом носе.

Когда она начала рассказывать часто повторяемую любимую историю, ее голос стал певучим.

– Мама была настоящая красавица. И хотя ее семья занималась торговлей, папа влюбился в нее с первого взгляда.

Несмотря на то что у мамы было множество поклонников, а папа не был самым красивым, самым богатым, самым титулованным из них, мама тоже влюбилась в него, едва увидев.

Все пять девочек восхищенно вздохнули.

– Обе семьи, и Эйнзли, и Мерридью, были против этого брака, – напомнила Грейс, – поэтому мама и папа убежали в Италию, там они поженились и родились мы.

– Продолжай, Пруденс. Расскажи про мамины волосы.

Пруденс откинулась на подушки. Сестры подвинулись ближе, Грейс, как котенок, свернулась клубочком у нее под боком.

– Мама была золотая, вся золотая, – сказала она. – У нее были рыжие волосы, будто, только что из кузнечного горна, одновременно и рыжие, и золотые, полные жизни, как у тебя, Грейс. И папа любил мамины волосы – я хочу, чтобы ты помнила об этом, малышка, если вдруг тебе придет в голову, что твои волосы безобразны! Папа всегда играл с мамиными волосами, ласкал их, любил ее кудри. Он привык шутить, что мама обвела его вокруг своего маленького пальчика, как ее локон обвивается вокруг его пальца. И в один прекрасный день ты встретишь человека, который полюбит тебя и твои волосы так, как папа любил маму.

– Так, как Филипп любит тебя? – вздохнула Грейс.

Пруденс улыбнулась и откинула от личика сестренки буйные кудряшки.

– Возможно, – согласилась она и продолжила: – Мама не только внешне была красавицей, природа одарила ее замечательным, нежным голосом, сладким как мед. У тебя такой же голос, Фейт. Мама часами нам пела. А когда она смеялась, казалось, это музыка солнечного света, что солнце смеется вместе с ней...

– Я помню ее смех, – вдруг сказала Чарити. – Такой счастливый. Мне всегда хотелось смеяться вместе с ней.

– Ты так и делала, – согласилась Пруденс. – Мы все так делали. Мама и папа обожали друг друга. Они всегда держались за руки, обнимались, целовались, смеялись...

Сестры хором вздохнули. Давно канувшие в прошлое светлые годы так отличались от безрадостного существования, которое они влачили теперь в Дерем-Корте, где не было места любви.

– И они очень любили нас, – продолжила Пруденс. – Папа всегда хватал нас в объятия и целовал, не обращая внимания на липкие пальцы и чумазые лица. Мама всегда брала малютку – тебя, Грейс, – с собой, когда мы гуляли по берегу моря или по деревне, даже если Кончетта, твоя няня, твердила, что младенцу лучше остаться дома. Мама говорила, что хочет, чтобы ее маленькое солнышко было рядом с ней...

Она смотрела на сестер, прижавшихся друг к другу на большой старой кровати. В холодном сером свете они совсем не походили на маленькие солнышки: на бледных лицах синяки, прекрасные глаза покраснели от слез. Они были рождены для любви. Мама им это обещала. Пруденс нужно заставить их поверить в это, и она это сделает!

– Никогда не забывайте, что мы не принадлежим мрачному миру дедушки, лишенному любви, – сказала она. – Мы родились в Италии, в доме, полном солнечного света, смеха, любви, счастья, и я обещаю, как бы нам ни было тяжело сейчас, однажды мы вновь вернемся к счастливой жизни. С солнцем и смехом. С любовью и счастьем. Я обещаю.

Снаружи, словно насмехаясь над ее словами, резкий холодный ветер громыхал кровельным железом. Пруденс не обращала на это внимания. У нее возник план.

Доктор Гибсон положил сумку на край стола и сел.

– У лорда Дерема тяжелое сотрясение мозга и в нескольких местах сломана лодыжка.

Пруденс налила доктору чаю.

– Он поправится? – Она хоть и презирала своего деда, но не желала быть причиной его смерти.

Доктор Гибсон осторожно отхлебнул горячий чай, потом сказал:



– Его травмы весьма серьезные, но думаю, его организм с ними справится. Он определенно поправится, хотя и не слишком быстро.

– Сколько это займет времени? – Пруденс подвинула доктору тарелку со сдобным печеньем.

У нее была веская причина, чтобы задать этот вопрос. Это был смелый план. Отчаянный. Рискованный. Но он должен сработать.

Это единственный выход из их положения.

Доктор откусил кусочек печенья.

– Рана на голове затянется через несколько дней, возможно, через неделю. – Он снова отхлебнул чай и добавил: – Лодыжка будет заживать дольше. Она сломана в нескольких местах. Ему придется полежать недель шесть-семь.

Шесть или семь недель!

Радость наполняла душу Пруденс. Шесть недель более чем достаточно, чтобы воплотить ее план в жизнь. Но ей нужна помощь доктора. Она отставила чашку в сторону, набрала в грудь воздуха и сказала:

– Доктор Гибсон, вы знаете, как случилось, что дедушка упал?

Он хмыкнул и потянулся за очередным печеньем.

– Кучер, который приехал за мной, рассказал какую-то дикую историю. Но вы же знаете, слуги всегда склонны преувеличивать.

– Сомневаюсь, что он преувеличил. Разве вы не слышали, как страшен в гневе мой дед...

– Ба! – махнул рукой доктор. – У меня есть дела поважнее, чем слушать деревенские сплетни.

– Это чистая правда, – горячо возразила Пруденс. – Это больше не может так продолжаться. Разве вы сами не видите, что дедушка впал в крайность?

– Он никогда розог не жалел, но мужчина должен быть строгим...

– Строгим! Уверяю вас, это нечто большее. Бедная Хоуп большую часть времени проводите привязанной за спину левой рукой. Это делается, чтобы отучить девочку пользоваться ею. Дедушка говорит, что это рука дьявола. Фейт живет в постоянном страхе, что случайно напоет какой-нибудь мотив, а этого достаточно для порки. Посмотрите, что он сделал с моей младшей сестренкой Грейс. Он уверен, что на ней печать библейской нечестивицы Иезавели, а все потому, что у нее рыжие волосы.

Доктор перевел взгляд на огненные локоны Пруденс, и она кивнула:

– Да, и на мне тоже. С тех пор как мне исполнилось одиннадцать, он пытается выбить из меня дьявола. – Голос Пруденс дрогнул от горя и гнева. – Но во мне его нет. Не стоит избивать мою маленькую сестру так же, как меня.

– Хоуп – левша, это нужно исправить. Хотя, как я вижу, вас эта необходимость огорчает. Но Фейт и Грейс кроткие милые создания. – Доктор неловко шевельнулся в кресле.

– Грейс сделала это. – Пруденс подвинула к доктору сумочку в египетском стиле.

Доктор озадаченно посмотрел на нее.

– Вся эта египетская чепуха несколько лет назад была в Лондоне предметом увлечения. Уж я-то знаю, моя жена с ума сходила по подобным штучкам.

– Ваша жена – мерзкая язычница? – резко спросила Пруденс. – Идолопоклонница? Богохульница? Бесстыдница?

Доктор оторопел:

– С чего вы взяли?

– Потому что именно так дедушка назвал Грейс за изготовление этой сумочки – мерзкая маленькая язычница. Он немилосердно сек ее хлыстом, пока я его не остановила. Вот как произошло несчастье. Дедушка погнался за мной по лестнице. С хлыстом. К счастью для меня, он споткнулся.

Доктор положил сумочку на стол, выдержка изменила ему.

– Он избил девочку за это?

– Жестоко. Он бил нас за любую провинность. Я хочу, чтобы вы помогли нам уехать отсюда.

Доктор тяжело вздохнул.

– Пруденс, вы же знаете, что я не могу это сделать. Признаю, он нелегкий человек, но я его доктор, девочка! Вы думаете, что я буду смотреть ему в глаза и лгать? Вводить его в заблуждение...

– Маленькое тельце Грейс покрыто багровыми рубцами только из-за того, что она сделала эту сумочку, – выразительно сказала Пруденс. Она была полна решимости заставить доктора взглянуть правде в глаза и начать действовать. Грейс всегда была любимицей доктора.

– Он не в первый раз жестоко избивает ее из-за пустяков. Он всех нас бьет. Нам никогда не разрешали вызывать вас, когда он кого-нибудь из нас ранил. Но я хочу, чтобы вы поднялись к Грейс в спальню и сами все увидели.

Доктор с тяжелым вздохом отставил чашку.

– Хорошо, я посмотрю, но не даю вам никаких обещаний.

Доктор в угрюмом молчании осмотрел Грейс. Он заметил рану на нежном лице Чарити, такую же как у Пруденс. Спустившись вниз, он тяжело опустился в кресло, явно потрясенный.

– Простите. Я понятия не имел. Вы говорите, что это не в первый раз?

Пруденс коротко кивнула. Не было смысла задерживаться на прошлом.

– Через два месяца мне исполнится двадцать один год, и я, согласно воле отца, стану законным опекуном своих сестер.

– Значит, тогда...

– Но мы сможем получить деньги, которые оставила нам мать, только когда выйдем замуж. У нас почти нет денег. Совсем немного, этого хватит на несколько месяцев. Когда они кончатся, мы просто умрем с голоду, если дедушка не отдаст нам наше наследство. – Пруденс не спускала с доктора взгляда. – Он не даст нам денег. Дедушка говорит, что не позволит ни одной из нас выйти замуж. Он сделал это своей целью.

Мы никуда не ходим, даже в церковь. Мы никого не видим. И нас никто не видит. Как мы можем выйти замуж? А вы знаете, как красивы мои сестры, это преступление – держать их взаперти. – Пруденс вглядывалась в лицо доктора, пытаясь оценить, какое впечатление произвели на него ее слова. Взяв его за руку, она сказала:

– Доктор Гибсон, мы должны бежать. У нас есть немного времени, пока он вынужден не покидать своей спальни. Но если дедушка не сразу узнает о своем временном заключении, вы должны нам помочь.

Доктор протяжно вздохнул.

– Что я должен сделать?

Это была капитуляция.


Пруденс, нахмурившись, критически рассматривала написанное. Каллиграфический почерк весьма похож. Пожалуй, нужно слабее нажимать на перо и следить за точками над i. Дедушка никогда их не пропускает.

– Доктор ушел? Что он сказал? – Сестры Пруденс вбежали в комнату.

– Кому ты пишешь? – заглянула через плечо сестры Чарити. – Опять Филиппу?

– Нет, не Фи...

– Да кому это интересно, – перебила ее Хоуп. – Ты только Филиппу и пишешь. Что доктор Гибсон сказал о дедушке?

– Письмо не Филиппу, – Пруденс осторожно промокнула чернила, – а дяде Освальду.

– Дяде Освальду? – изумленно воскликнула Хоуп. – Дедушкиному нехорошему брату. – Она нахмурилась. – Дедушка умрет?

– Нет, через шесть-семь недель он поправится.

– Тогда зачем ты пишешь дяде Освальду? – спросила Чарити. – Он не пожелает утешить дедушку в болезни. Между ними совсем нет братской любви.

– Я на это и рассчитываю, – сказала Пруденс. – Поэтому я ему и пишу, то есть не я. Это письмо от дедушки.

– Что-о? – хором воскликнули сестры.

Пруденс прочитала:

– «Дорогой Освальд, я знаю, что мы не всегда относились друг к другу по-братски, но хочу, чтобы ради девочек это осталось в прошлом».

Ошеломленные сестры молчали. Пруденс, зажав письмо двумя пальцами, помахала им, чтобы чернила окончательно просохли.

– Коротко говоря, дедушка просит брата приютить нас на светский сезон в Лондоне. И найти нам мужей. – Она осторожно положила письмо. – Мы уедем. И никогда не вернемся в Дерем-Корт.

– Пруденс! – воскликнула Чарити. – Это письмо хуже, чем вранье. Это подделка!

– Да, – пожала плечами Пруденс. – Но разве у нас есть выбор? Я решила, что дедушка больше пальцем никого из нас не тронет.

– Это грех, Пруденс, – прошептала Фейт.

– Дедушка всегда говорил, что я грешница, – вскинула голову Пруденс, – и я наконец оправдаю его мнение. Мы отправляемся в Лондон! И заберем с собой Лили и Джеймса. Дедушка вдовец, и горничная ему ни к чему, а Джеймсу он никогда не простит его помощь нам.

Сестры переглянулись, ошеломленные дерзким планом. Пруденс старательно вывела лондонский адрес дяди Освальда.

– Дедушка нас никогда не отпустит, – сказала Хоуп.

– Он ничего не узнает. Он решит, что мы переехали в дом, оставленный нам в приданое.

– Но это ужасное место, там все покрыто плесенью. И почему...

– Потому что когда дедушке станет лучше, ему сообщат, что Грейс заболела скарлатиной, и у нас карантин. Доктор Гибсон нам поможет. Ты же знаешь, что инфекции приводят дедушку в ужас. Он не захочет к нам приехать. Миссис Бертон, экономка, сказала, что ручается за слуг, они нас поддержат. Вместе с доктором она будет регулярно давать дедушке отчеты, правда, фальшивые, о нашем состоянии.

Сестры смотрели на Пруденс, раскрыв рты.

– А мы тем временем поселимся у двоюродного дедушки, дяди Освальда, увидим все достопримечательности столицы, будем ходить на приемы, красиво одеваться, на... – ну я не знаю куда – на венецианский завтрак. Даже в оперу! И если нам повезет, к тому времени, когда дедушка поправится, одна из нас найдет себе мужа, мне исполнится двадцать один год, и вы сможете жить со мной.

– Приемы и красивые платья, – прошептала Чарити.

– А что такое венецианский завтрак? – спросила Грейс.

– Какая разница, – пожала плечами Хоуп. – Уж определенно это не овсянка.

– Как мне хочется послушать оперу, – восхищенно вздохнула Фейт.

– Но как нам это удастся? У нас нет средств, Пруденс, – сказала практичная Хоуп. – У нас даже не хватит денег, чтобы одна добралась до Лондона.

– Нас спасут мамины украшения, – объяснила Пруденс. – Ее гранатовый браслет поможет нам купить билеты. – Она немного виновато посмотрела на сестер. – Я продала его несколько месяцев назад на этот случай.

– Значит, мы сможем отправиться в Лондон, – выдохнула Чарити.

– Именно так. – Пруденс улыбнулась. – И если одна из вас найдет богатого, красивого, доброго и любящего мужа, надеюсь, она не откажется передать свою часть маминого наследства, чтобы поддержать других, правда?

– Конечно! Это звучит так заманчиво. Ты тоже можешь найти себе красивого мужа, Пруденс, – добавила Хоуп.

– Хоуп! Ты забыла про Филиппа? – Чарити была шокирована предположением младшей сестры.

– Ах да, Филипп, – поправилась Хоуп. – Конечно, Филипп. Когда пришло его последнее письмо, Пруденс?

– Полгода назад, – с достоинством ответила самая старшая из сестер. – Но вы знаете, как медленно идут письма из Индии и как ненадежна почта. Пароход идет несколько месяцев, а если он потонет...

– Да-да. Почта доходит нерегулярно, – согласилась Чарити. – Но когда он...

– Я уверена, что он приедет. И тогда мы поженимся и наконец будем в безопасности, – твердо сказала Пруденс.

Возникло короткое молчание.

– А я от Филиппа не завишу, – объявила Хоуп. – И собираюсь приложить все усилия, чтобы найти себе мужа в Лондоне. Я хочу ходить на балы и носить роскошные наряды, а не ходить в этих домотканых платьях. Я собираюсь танцевать вальс с красивым мужчиной! Я хочу отчаянно влюбиться, как папа и мама.

Сестры молча обдумывали ее страстное желание. Пруденс первая пришла в себя:

– Танцевать вальс, Хоуп? Поскольку ни одна из нас вообще не умеет танцевать, о вальсе не стоит беспокоиться.

– Меня это не волнует. Не знаю, как это случится, но я буду танцевать вальс! – с вызовом заявила Хоуп.

– Наверное, тебе нужно написать в письме, Пруденс, чтобы дядя Освальд нанял нам учителя танцев, – предложила Фейт.

Грейс поморщилась.

– Тогда, глупенькая, он сразу догадается, что письмо подложное. Ты можешь себе представить, чтобы дедушка предложил нечто подобное?

– Дедушка определенно не станет просить дядю Освальда учить нас танцам, Фейт, – улыбнулась Пруденс. – Слушайте дальше.

Она взяла со стола письмо.

– «Брат мой, поскольку музыка и танцы – порождения дьявола, призываю тебя не развращать девочек подобными греховными деяниями. Я воспитал их в самых строгих моральных принципах. Но поскольку они женщины, а значит, глупы, легкомысленны и легко поддаются слабостям, ты должен тщательно следить за ними и не давать им сбиться с пути».

– Что?! – задохнулась Хоуп? – Ты с ума сошла?

Пруденс подмигнула и продолжила чтение:

– «Поэтому, брат, как глава семьи, я запрещаю тебе вывозить моих внучек на балы, рауты, музыкальные вечера и тому подобные греховные увеселения. Я лишь хочу, чтобы ты проследил, чтобы они нашли себе скромных, здравомыслящих мужей с подобающим образом жизни, воспитанных в строгой морали и с хорошим состоянием. Пожилые мужчины предпочтительнее молодых бездельников».

– Но это ужасно! – запричитала Хоуп. – Не нужен мне старый сварливый муж с твердыми принципами. Молодой бездельник звучит гораздо заманчивее. Красивый, очаровательный, молодой!

– И мне – тоже! – согласилась Фейт. – Если ты отправишь это письмо, Пруденс, то с таким же успехом можешь оставить нас здесь страдать от жизни с дедушкой.

– Терпеть побои и связывания, – печально добавила Грейс.

– Перестань, Грейс, – приказала Пруденс. – Я вам сказала, что вас больше никто не тронет! И никто больше не будет привязывать левую руку Хоуп за спину. А теперь доверьтесь мне и подумайте. Во-первых, – Пруденс стала загибать пальцы, – дядя Освальд много лет живет в Лондоне, значит, ему это нравится. С тех пор как мы поселились в Дерем-Корте, он ни разу тут не был. Значит, здесь ему не нравится.

– А кому здесь понравится? – пробормотала Хоуп.

Улыбнувшись, Пруденс продолжила:

– Во-вторых, от матери Филиппа мы знаем, что дядя Освальд ужасный модник, ездит в оперу и на балы. В-третьих, мы знаем, что он сильно поссорился с дедушкой и что дедушка обозвал его безбожным псом, пустым хлыщом и так далее и тому подобное.

– Старая кухарка говорит, что, когда дедушкин брат был молодым, он был добрым, милым и любил посмеяться, – возразила Чарити.

– Вот именно, – торжествующе сказала Пруденс. – Если дядя Освальд хотя бы наполовину такой, каким я его себе представляю, то дедушкины инструкции приведут его в бешенство, и он окунет нас в бурное море балов, приемов, развлечений и позволит нам познакомиться с множеством молодых людей – назло своему брату и нашему дедушке!

Сестры задумались.

– Если ты права, Пруденс, это будет замечательно, – прошептала Чарити.

– Ничего из этого не выйдет, – хмуро предсказала Грейс, – так всегда бывает.

– Чепуха! – Пруденс обняла маленькую сестренку. – Не будь такой мрачной, милая. Я уверена, что все продумала.

Глава 2

...Ведь если с правого пути случалось и тебе сойти,

А каждый следующий шаг

Ты снова совершал не так...

В. Скотт[2]

– Ты говорила, что, когда мы приедем в Лондон, будем ходить на приемы, – обиженным тоном сказала Хоуп. – На балы, рауты и венецианские завтраки!

– И в оперу! – жалобно добавила Фейт.

– Я помню, – Пруденс поморщилась, – но...

– И еще ты говорила, что я буду танцевать вальс с красивым молодым человеком...

Пруденс снова поморщилась.

– По крайней мере мы берем уроки танцев... – вступилась Чарити.

– Фи! Кого интересуют уроки танцев! Ты еще скажи, что мсье Лефарж молодой красавец, – презрительно фыркнула Хоуп.

Сестры захихикали, вспомнив суетливого и жеманного пожилого француза, которого дядя Освальд пригласил учить сестер Мерридью грациозным па. Но Хоуп этим с толку не сбить.

– Через пять-шесть недель лодыжка у дедушки заживет, он сможет выходить из своей спальни, – гнула свою линию Хоуп. – Как ты думаешь, много ему понадобится времени, чтобы выяснить, что мы сбежали? Одна из нас должна до этого времени найти себе мужа, Пруденс. А пока единственная, кто встретил мужчину – подходящего мужчину, – это ты! И что в этом для тебя хорошего?

– Я предупреждала, что ничего из этого не выйдет, – сказала Грейс и печально вздохнула. – Так всегда бывает.

В гостиной, выделенной юным леди в лондонском доме сэра Освальда Мерридью, повисла тишина.

Пруденс тяжело опустилась в кресло. Действительно, дела их плохи, и все из-за нее.

Дядя Освальд с лихвой оправдал все ее надежды. Как и полагается доброму дядюшке, он был милым и добродушным. Не выразив ни малейшего неудовольствия, пожилой вдовец с радостью принял свалившихся на него без предупреждения пятерых внучатых племянниц в своем большом элегантном доме.

В определенном смысле дядюшка превзошел все их самые оптимистические ожидания. Деревенский вид и манеры внучатых племянниц не сбили его с толку. Он сразу понял, что девушки станут украшением света, и, бросив один взгляд на их домотканые платья, заявил, что их гардероб нужно немедленно обновить.

– У меня нет ни малейших возражений против того, чтобы предоставить вам кров и выводить в свет, но я не желаю, чтобы мои внучатые племянницы – а вы чертовски хорошенькие! – вращались в свете в таких отвратительных платьях. – Он покачал головой. – Завтра я отвезу вас к модистке, перчаточнику, галантерейщику и к остальным.

Девушки, привыкшие к скаредности родного деда, раскрыли рты от изумления и восторга.

Сэр Освальд окинул каждую девушку взглядом заядлого модника.

– Такие нежные создания и в таком виде! Чарити, дорогая моя, ты настоящий бриллиант, просто неземное создание! Эти золотистые волосы, эти глаза! И близнецы хороши. Даю слово, я научусь вас различать, но вы просто изумительны. А маленькая Грейс, когда чуть подрастет, затмит своих сестер. Какое удовольствие увидеть вас одетыми так, как того требует ваша красота!



Он удовлетворенно потирал руки.

– Найти вам мужей не составит никакого труда. Думаю, не будет преувеличением, если какой-нибудь герцог проявит интерес... да, именно герцог. С вашей внешностью в этом не стоит сомневаться. – Сэр Освальд порхал около внучатых племянниц, сияя лучезарной улыбкой. – Не припоминаю, чтобы четыре девушки неземной красоты одновременно появились в Лондоне. И все – из одной семьи, из моей семьи! – Он взволнованно всплеснул руками. – Это будет сенсация! Свет еще не подозревает, какое его ждет потрясение!

Когда он перевел взгляд на Пруденс, его улыбка медленно поблекла. Поджав губы и нахмурившись, он задумчиво разглядывал ее. И чем дольше сэр Освальд смотрел на нее, тем отчетливее Пруденс понимала, что ей не сравниться с сестрами.

Ее волосы были того же цвета, что и у Грейс, но имели неприятную особенность – они пушились и вились во влажную погоду. Их не сравнить с сияющими, шелковистыми золотыми локонами сестер. Цвет лица, может быть, и был столь же нежным, как у сестер, но его портили пять-шесть крошечных веснушек, поскольку Пруденс часто не заботилась о том, чтобы в солнечную погоду надеть шляпу. Глаза у нее были скучного серого цвета, когда у остальных в семье – самых разных оттенков сияющего голубого.

Она почувствовала, как ярко-голубые глаза дяди Освальда задержались на ее носе, типичном для Мерридью, и заметила, что его рот сжался в совсем тонкую линию. У него самого нос точно такой же формы, дерзко подумала Пруденс, ее нос не такой длинный. Хотя ей пришлось признать, что на мужском лице он выглядит гораздо лучше.

В Дерем-Корте было очень мало зеркал, ведь тщеславие – ужасный грех. А поскольку их почти никто не навещал и им было запрещено выходить, а Филипп уехал несколько лет назад, Пруденс не слишком задумывалась о своей внешности.

Но, правду сказать, для нее было шоком прочитать в дядюшкиных глазах, что она невзрачная травинка в пышном букете божественных красавиц. Но Пруденс твердо сказала себе, что у нее есть дела поважнее.

– Если вы действительно уверены, что одна из моих сестер удачно выйдет замуж до конца сезона, это будет замечательно, дядя Освальд! Это... – Пруденс с облегчением взглянула на сестер. – Именно на это мы и надеялись!

Взволнованная тем, что ее смелый план окажется успешным, Пруденс совершенно забыла о себе и, вскочив с кресла, обняла дядюшку.

– Спасибо, спасибо, дорогой дядя Освальд! Вы так добры, так великодушны. – Ее голос сорвался. – Не могу передать, как вы нас осчастливили. – Она поцеловала его в щеку.

Вспыхнув, сэр Освальд широко улыбнулся и смущенно залепетал, что ее утверждения об исключительной доброте и великодушии – чепуха. Это они сделали одинокого старика счастливым! В конце концов, для чего существуют дядюшки?

Оправившись от изумления и увидев, что дядюшка не только позволяет Пруденс обнимать и целовать его, но, кажется, даже приветствует такое поведение, сестры бросились наперебой обнимать пожилого джентльмена и застенчиво целовать в щеку и лысеющую макушку.

Но когда сестры снова уселись в кресла и нерешительно занялись чаем и булочками с тмином, дядя Освальд, нахмурившись, долго рассматривал Пруденс.

Пруденс, глупышка, не сообразила по его взгляду, что она, как говорится, ложка дегтя в бочке меда.

Ее заставила это понять портниха, шившая мантильи. Снимая мерки с девушек, элегантная француженка не переставая болтала:

– Какие у мадемуазель прекрасные фигуры, какие вы изящные, грациозные, поистине как молодые газели! – Когда взгляд портнихи упал на Пруденс, ее губы тут же сжались в знакомую линию. Она на мгновение нахмурилась, а потом с галльской прямотой заявила: – С вами, мадемуазель, будет потруднее. Вы не газель, вы похожи на маленького пони. Но я не отчаиваюсь. Я любую женщину могу сделать элегантной!

Пруденс готова была возмутиться. Она ела не больше сестер, даже гораздо меньше, чем Фейт и Хоуп. Так что это несправедливо, что они стройные и походят на эльфов, а она, видите ли, на... пони.

Тщеславие – это грех, твердо сказала себе Пруденс вечером, укладываясь спать и чувствуя себя разбитой и неуклюжей. Легкомысленно думать, что ее внешность имеет значение. Важно, чтобы одна из сестер скорее нашла себе мужа, и тогда все они, и в особенности Грейс, будут для дедушки недосягаемы.

Но ее внешность имела большее значение, чем она предполагала.

На четвертое утро за завтраком дядя Освальд сделал фатальное заявление. Он принес письмо своего брата, на самом деле написанное Пруденс, и зачитал вслух один абзац:

– «Относительно Пруденс, старшей, у меня другие планы, так что нет никакой необходимости выводить ее в свет. Она может сопровождать сестер и заниматься с ними, так что они не станут докучать тебе своей болтовней». – Он посмотрел через стол на Пруденс и спросил: – Ты знаешь, что задумал твой дед? Мой братец всегда был эгоистом. Продержать тебя рядом с собой до глубокой старости – это очень на него похоже. – Он фыркнул и отложил письмо в сторону. – Я наблюдал, как ты относишься к сестрам. Ты ведь замечательно о них заботишься, правда?

Пруденс заморгала от неожиданной похвалы. Она не могла припомнить, чтобы кто-нибудь сказал ей доброе слово. Дядя Освальд с воодушевлением кивнул.

– Ты добрая, славная девушка, Пруденс Мерридью, и – черт побери! – ты получишь свой шанс! Может быть, тебе недостает ослепительного вида твоих сестер, но я уверен, что мы найдем тебе отличную партию. Есть множество здравомыслящих мужчин, которые ценят в жене не только красоту. Мы найдем тебе мужа, милая, не беспокойся! Ты не потратишь свою жизнь, хлопоча вокруг чужих людей и приглядывая за эгоистичными стариками.

– Но она у... – начала Чарити и умолкла под пристальным взглядом Пруденс.

– Все хорошо, дядя Освальд, – заверила Пруденс. – Пожалуйста, не беспокойтесь обо мне. Я очень довольна своей жизнью. Я рада стать компаньонкой своим сестрам и выходить вместе с ними. Это будет так весело.

Дядя Освальд с жалостью улыбнулся ей:

– Милая, благородная девочка. Тебе недостает красоты, но у тебя поистине прекрасная душа.

Пруденс стиснула зубы и заставила себя улыбнуться. Следующая его фраза стерла улыбку с ее лица.

– Сначала я вывезу тебя одну, без сестер. Если свет будет хлопать глазами, ошеломленный стайкой красавиц, у тебя не останется ни одного шанса. – Дядя решительно кивнул и с удовольствием занялся яичницей. – А когда ты будешь надежно устроена, мы позволим этим бриллиантам ослепить мир.

Сэр Освальд лучезарно улыбнулся внучатым племянницам, и не успела Пруденс придумать что-нибудь, чтобы заставить его переменить намерения, как подали карету, и они отправились за покупками.

Теперь, спустя неделю, проведенную в Лондоне, стало совершенно очевидно, что дядюшка не собирается отступать от своих намерений. Он не намерен представить свету Чарити, Фейт и Хоуп, пока Пруденс не выйдет замуж! И никакие просьбы Пруденс не могли сдвинуть его с этой позиции.

– Простите, – безнадежным тоном сказала Пруденс собравшимся вечером в гостиной сестрам, – хотя дядя Освальд очень добрый и великодушный, на свой лад он такой же упрямый и невосприимчивый к доводам, как дедушка!

– Ты должна рассказать ему о Филиппе, – заявила Хоуп. – Это единственный выход. Как только он узнает, что ты уже помолвлена, он не станет держать нас взаперти.

– Я не могу рассказать ему о Филиппе, – устало объяснила Пруденс. – Я обещала Филиппу, что никому ничего не скажу, пока он мне не разрешит, а ты знаешь, что я никогда не нарушаю своих обещаний.

– А можно нам рассказать дяде Освальду о Филиппе? – спросила Фейт.

Пруденс закусила губы.

– Я бы не стала рисковать. Он может не подчиниться дедушке в мелочах, таких как балы и танцы, но брак – совсем другое дело. Кроме того, он, наверное, решит, что Филипп неподходящая партия – младший сын из ничем не примечательной семьи, без состояния! – Она вздохнула. – И поскольку Оттербери живут рядом с Дерем-Кортом, он может связаться с дедушкой... – Она покачала головой. – Тогда мы все окажемся в катастрофическом положении. К тому же за то, что дядя Освальд приютил нас, дедушка оставит его без гроша – вы же помните, как он постоянно возмущался поведением брата.

– А мне нравится поведение дяди Освальда! – воскликнула Хоуп, кружась в новом платье.

Чарити кивнула.

– Будем надеяться, что он не отправит дедушке счета за мантильи. Тогда он сразу поймет, в чем дело. Но, Пруденс, милая, кажется, дядя Освальд очень романтичен. Неужели он не порадуется, что ты уже нашла себе мужа?

Пруденс состроила гримаску.

– Да, но дядя к тому же амбициозен и немного сноб. Вспомните, как он упоминал герцогов, которых вы, бриллианты, должны ослепить! Так что, не говоря уж о моем обещании, вы разве забыли, что Филипп работает в дедушкиной Восточной торговой компании и что дядя Освальд тоже с ней связан? Вы действительно считаете, что он придет в восхищение от новости, что один из его работников, без гроша в кармане, к тому же постоянно живущий в Индии, больше четырех лет назад тайно обручился с его старшей внучатой племянницей? Я так не думаю!

Сестры угрюмо вздохнули.

– Но это еще не все! Филипп потеряет работу и будет не в состоянии содержать жену, я буду опозорена, и нас всех отправят обратно к дедушке.

– Ну уж нет! Дядя Освальд не такой жадный и противный, как дедушка, – начала Хоуп. – Он определенно...

– Нет, Хоуп, – покачав головой, перебила ее Пруденс. – Прости, но риск слишком велик. Дядя Освальд чудесный человек, но не следует ждать, что он станет заботиться о нашем благополучии больше, чем о своем собственном. Ты знаешь, чего стоило убедить доктора Гибсона, хотя он видел следы побоев! Но я вам обещаю, что что-нибудь придумаю. И скоро.

– Ты всегда даешь обещания, – фыркнула Хоуп.

– И всегда их выполняю, – спокойно ответила Пруденс.

– Ты не возражаешь, если я поговорю с дядюшкой? Потому что я скорее умру, чем вернусь в Дерем-Корт, – пылко заявила Хоуп.

– Конечно, нет, милая Хоуп. Если ты сохранишь мою тайну, я буду рада, что ты попытаешься. – Пруденс комично округлила глаза. – Чем больше я уговариваю дядю вывести вас в свет, тем больше он твердит мне о моем благородстве.

– Нет! Я уже один раз сказал и не намерен терять время на повторение! – решительно заявил дядя Освальд умоляюще глядевшим на него юным прелестницам.

– Но нам разрешили остаться в Лондоне только на один сезон, – возразила Хоуп. – Дедушка ни за что не позволит нам остаться дольше. Он дал нам только несколько недель, чтобы найти мужей. А Пруденсуже почти...

– Ей уже почти двадцать один год, – завершила фразу Фейт.

– И в таком возрасте уже довольно трудно найти мужа, даже с ее прекрасной душой, – торопливо добавила Хоуп, заметив пристальный взгляд Пруденс. – И если нам придется долго ждать, мы тоже останемся ни с чем.

– Чепуха! – бросил дядя Освальд, оторвавшись от газеты. – Таких красавиц, как вы, расхватают сразу же, стоит вам появиться в свете. Не будьте эгоистками. Дайте сестре найти свое счастье.

– Но если мы будем выезжать все вместе...

– Нет! До тех пор, пока ваша сестра не найдет себе жениха, этому не бывать. Наша Пруденс славная девушка, и однажды найдется мужчина, который полюбит ее с первого взгляда, но только если вас рядом не будет, иначе вы его ослепите.

– А меня не волнует, что Пруденс не найдет себе мужа, – подала голосок маленькая Грейс. – Я тоже сомневаюсь, что выйду замуж. Я буду печальной и одинокой старой девой, обманутой единственной любовью, как тетя Гермиона. Я буду разводить кошек и жить воспоминаниями.

– Ты выйдешь замуж, детка, – фыркнул дядя Освальд. – Чтобы я этой чепухи больше не слышал. Подумать только – разводить кошек! Гермиона всегда была странной особой.

Возникло молчание. Сестры обдумывали мрачное будущее.

– Значит, Пруденс действительно должна выйти замуж, прежде чем Чарити станет выезжать? – вдруг спросила Хоуп.

Дядя Освальд раздраженно отбросил газету.

– Я уже сказал, милочка...

– Я хотела только спросить, а если бы она была помолвлена? – торопливо пояснила Хоуп. – И если бы ее нареченный хотел бы немного подождать со свадьбой. Если бы Пруденс была помолвлена, остальные – Чарити, Фейт и я – могли бы дебютировать в свете?

– Если бы Пруденс обручилась, то не вижу причин удерживать вас, но Пруденс не обручена, милая моя, так что перестаньте досаждать мне своими просьбами.

Хоуп торжествующе посмотрела на старшую сестру.

– Видишь! Мы сможем выезжать. Расскажи ему, Пруденс, – горячо сказала Хоуп.

Если бы взгляд мог испепелять, то от Хоуп осталась бы только горстка праха. Пруденс не произнесла ни слова. Как она могла это сделать, когда репутация ее избранника, его средства к существованию и перспективы на будущее зависели от ее молчания? Кроме того, она обещала не раскрывать свой секрет никому, кроме сестер.

Дядя Освальд вдруг подозрительно нахмурился.

– Ты должна что-то сказать мне, милая?

– Нет, дядя, вовсе нет. – Пруденс дрожащими руками пыталась вдеть в иголку пурпурную шелковую нитку.

– Если ты ему не скажешь, это сделаю я, – в порыве страсти заявила Хоуп. – Это нечестно. Почему мы должны рисковать из-за того, что Фи...

– Замолчи, Хоуп! – вскочила Пруденс. – Ты не имеешь права...

– Тихо! – повысил голос сэр Освальд. Он посмотрел на племянниц, и его лицо залилось краской гнева. – Хитрости и обман? В моем доме? Вы обе, – он указал на Фейт и Грейс, – вон из комнаты! Сейчас же! – бушевал дядя.

Девушки выбежали вон.

Пруденс пыталась собраться с мыслями. Чарити или Хоуп в любой момент могут сказать, что она тайно обручилась, и тогда он захочет узнать имя жениха. Пруденс, зная, какой это нанесет вред ее жениху, поклялась хранить тайну, пока Филипп не позволит открыть ее. Нужно что-то делать. Но что?

– Ну, девочки? – Дядя Освальд переводил взгляд с одной внучатой племянницы на другую. Все молчали. Тогда он обратился к Хоуп: – Ну, мисс Хоуп, выкладывай! Твоя сестра тайно обручилась?

Хоуп кивнула и разразилась слезами, Чарити, всхлипывая, вторила ей.

– Господи помилуй! И почему женщины всегда плачут? – проворчал дядя Освальд. – Прекратите этот кошачий концерт. – Подождав, пока шумные рыдания немного стихнут, он обратился к Пруденс: – Теперь, голубушка, придется тебе объяснить, в чем дело. Кто этот негодяй, что заморочил тебе голову и заставил обмануть опекуна?

Пруденс отчаянно искала выход. Она не могла сказать правду. Она обещала Филиппу, что будет уважать его просьбу.

– Э... Уверяю вас, сэр, он вполне приличный джентльмен.

Дядя Освальд фыркнул:

– Приличный джентльмен не станет впутываться в тайные обручения за спиной у старших.

– Он ведет очень уединенную жизнь, и... суета и беспокойства публичного праздника не принесут ему радости.

– Есть большая разница между скромной церемонией и тайной, – презрительно хмыкнул дядюшка. – А теперь хватит ходить вокруг да около. Выкладывай имя этого проходимца!

У Пруденс голова пошла кругом.

– Это... это... – Она не могла выдать Филиппа. Не могла.

– Говори сейчас же!

– Это... – Пруденс буквально из ниоткуда пришло на ум одно имя. Так фокусник вынимает из воздуха цветы и голубей. Накануне вечером она слышала, как две дамы обсуждали знаменитого отшельника и холостяка, который никогда не бывает в Лондоне. – Это герцог Динзтейбл!

В комнате воцарилась тишина. Хоуп и Чарити изумленно уставились на старшую сестру мокрыми от слез глазами.

– Герцог Динзтейбл? – проговорил дядя Освальд, ошеломленный этим известием. – Ты тайно обручилась с герцогом Динзтейблом?

– Да. – Пруденс постаралась радостно улыбнуться, отчаянно пытаясь вспомнить все, что слышала вчера об этом человеке.

– Это тот, которого прозвали Отшельник Нед?

Пруденс кивнула.

– Динзтейбл? Который ненавидит город? Годами не бывает в Лондоне? И живет в какой-то забытой Богом дыре в Шотландии?

Пруденс снова кивнула. Она была довольна собой. Герцог Динзтейбл. Это весьма вдохновляюще. Герцог Динзтейбл мог быть странным, даже эксцентричным, но он сказочно богат. И если он никогда не появляется в Лондоне, дядя Освальд не сможет потребовать у него объяснений по поводу тайной помолвки. Конечно, он может написать письмо, но письма идут долго, и, вероятно, герцог-отшельник не ответит на него. Это передышка, хотя и временная.

– Герцог Динзтейбл? – снова повторил дядюшка, изумленно качая головой.

Пруденс, устав кивать, склонила голову.

– Как ты познакомилась с этим Динзтейблом, если он никогда не бывает в Лондоне?

– Может, он и не бывает в Лондоне, но что мешает ему приехать в Норфолк? – ответила Пруденс, старательно подбирая слова, чтобы не усугублять свой грех новой ложью.

Дядюшка нахмурился.

– Сколько тебе было лет, когда состоялась эта тайная помолвка?

– Около семнадцати, – ответила Пруденс.

Это нельзя было назвать ложью. Разумеется, она никогда не встречалась с герцогом Динзтейблом, но она действительно обручилась в шестнадцать с небольшим лет с Филиппом Оттербери, которого знала всю жизнь. Филипп, взяв с нее слово хранить тайну, отправился в Индию и обещал вернуться оттуда богатым как набоб.

– Тебе было только шестнадцать? – возмущенно воскликнул дядя Освальд. – И ты больше четырех лет ждала, пока этот проклятый герцог разберется, что к чему, и женится на тебе?

Пруденс кивнула. Разве это долго?

– Неудивительно, что твои сестры потеряли терпение! Не могу их за это винить, теперь я возьму дело в свои руки. Какое пренебрежительное отношение к моей внучатой племяннице. Четыре года! Какого дьявола ты мне об этом не сказала?

Пруденс не ответила. Она не могла ему в глаза взглянуть, он был таким добрым, таким великодушным. Как только одна из сестер вышла бы замуж, Пруденс сама бы во всем призналась. Она поклялась, что со временем все ему расскажет.

– Значит, Динзтейбл? – Дядя Освальд, нахмурившись, вышагивал перед камином. – Герцоги, даже беспутные отшельники, не делают предложения шестнадцатилетним крошкам. Ты ему что-нибудь позволила? – Дядя буквально сверлил Пруденс глазами. – Ты понимаешь, о чем я говорю, милая?

Пруденс вспыхнула.

– Он ко мне ни разу не прикоснулся, – заявила она, и это была святая правда.

– Хм... Это было четыре года назад. – Он задумчиво нахмурился. – К чему такая секретность, словно он младший сын какого-нибудь фермера?

Пруденс снова залилась краской. Это была точная характеристика Филиппа.

– Дедушка никогда не позволял нам принимать гостей, что уж говорить о поклонниках.

Дядя Освальд фыркнул:

– Теодор всегда в делах отличался недальновидностью. Как я полагаю, герцог тебе не писал?

– Дедушка никогда не разрешал нам вести переписку, – покачала головой Пруденс.

– Даже тайную? Еще не встречал девушки, которая не ухитрилась бы послать или получить весточку, когда речь заходит о сердечных делах.

Пруденс покраснела и уставилась на пляшущий в камине огонь.

– Вот оно что! Ты их сожгла? Жаль. Письма помогли бы уладить дело. Он не дарил тебе никаких подарков? Украшений или что-нибудь в этом роде?

Пруденс, поколебавшись, вынула из корсажа кольцо бабушки Филиппа. Она носила его на цепочке больше четырех лет.

– Ага! – Дядюшка подался вперед, рассматривая кольцо. – Дешевка, хоть и старинная. Но достойное герцога украшение выдало бы его. Наверное, какая-то семейная реликвия. Это может сыграть свою роль. – Он решительно кивнул. – Если он подарил тебе кольцо, то дело не так плохо, как я думал. Возможно, он попробует выпутаться, но, черт возьми, если он не хотел быть связанным навеки, то не оставлял бы улик. Не буду больше мучить тебя, дорогая. Я все устрою, помолвка станет официальной. Ну и дела! Говорят, у него тридцать тысяч годового дохода.

Пруденс ошеломленно кивнула, надеясь, что погода в Шотландии испортится, дороги раскиснут и письмо сгинет в половодье.

Хоуп, необычайно быстро оправившись от угрызений совести, нерешительно спросила:

– Значит, мы с Чарити и Фейт можем выезжать?

– Что? О чем речь?! Если ваша сестра помолвлена, даже на такой своеобразный манер, не вижу причин, почему бы бриллиантам Мерридью не ослепить общество. – Хоуп издала торжествующий крик, и дядя добавил: – Начнем с мисс Чарити, а потом займемся тобой и Фейт. Пруденс, тебе осталось ждать не больше месяца. Нужно срочно начинать готовиться к свадьбе. Завтра же утром отправлюсь к этому негоднику и все обговорю.

У Пруденс от дурного предчувствия надвигающейся беды сердце ушло в пятки.

– Чч-то вы сказали, дядя Освальд? К кому вы завтра отправитесь?

– К Динзтейблу, разумеется, – ответил дядюшка. – Договариваться о свадьбе. Думаю, церковь Святого Георгия на Ганновер-сквер подойдет. Ну и обо всей суете и чепухе, которую вы, женщины, так любите. Конечно, безобразник скверно поступил, лишив тебя праздника помолвки, но мы выдадим тебя замуж как полагается, милая, не беспокойся.

Пруденс, Чарити и Фейт ошеломленно смотрели на него. Пруденс первая пришла в себя.

– Дядя, герцог Динзтейбл живет далеко на севере Шотландии. Как вы сможете завтра с ним поговорить?

Дядя Освальд усмехнулся и потер переносицу.

– Так ты ничего не знаешь, милочка? Не сомневаюсь, я испорчу этому типу романтический сюрприз. Теперь понятно, почему он нарушил свою многолетнюю привычку. Сплетницы только и делают, что обсуждают его неожиданный приезд в столицу. И даже если он не готовил романтического сюрприза, я его ему устрою! Ему не перехитрить Освальда Мерридью! – Дядя весело потер руки. – Все мамаши, у которых дочки на выданье, позеленеют, услышав эту новость. Моя маленькая скромница Пруденс – герцогиня! Разрази меня гром, мы поймаем еще парочку герцогов! – И, радостно посмеиваясь, он вышел из комнаты.

Три девушки молча переглянулись.

– Что тебя заставило сказать такую нелепость? – покачала головой Чарити. – Теперь мы окажемся в еще более затруднительном положении.

Пруденс упала в кресло и тряхнула головой.

– Сама не знаю. Я ухватилась за соломинку. Я не хотела, чтобы Филипп потерял место, а когда дядя закричал на нас, совсем как дедушка, это имя само у меня вырвалось.

– Он действительно может завтра отправиться к герцогу Динзтейблу? – помолчав, спросила Чарити.

Пруденс в отчаянии тряхнула головой.

– Но я только вчера слышала, что герцог никогда не бывает в свете, поэтому я его и назвала. Говорят, он годами не приезжает в Лондон.

– Пруденс, ты ужасно умная... – начала Хоуп.

– Ты еще смеешь разговаривать со мной? Ах ты, маленькая змея! – оборвала ее старшая сестра. – Это все из-за тебя...

– Знаю, прости меня. Но я была в отчаянии, Пруденс. Мне так хотелось поехать на бал. Я хочу танцевать вальс с молодым красавцем и влюбиться до безумия. Я скорее умру, чем вернусь к дедушке. Медлительность Филиппа нас всех погубит. Я тебя не виню, я бы тоже за него ухватилась, если бы это был мой единственный шанс...

– Я не ухватилась за Филиппа, – негодуя, перебила сестру Пруденс. – И это не было моим единственным шансом! Это был самый романтический момент в моей жизни...

– Единственный романтический момент, – уничтожающе поправила ее Хоуп. – И он случился больше четырех лет назад.

– Я все-таки не понимаю, как дядя Освальд может завтра утром отправиться с визитом к герцогу Динзтейблу, если он живет на севере Шотландии, – жалобно сказала Чарити, не обращая внимания на перепалку сестер.

Пруденс и Хоуп, вспомнив о надвигающемся несчастье, тут же забыли взаимные претензии.

– Когда дядя сказал, что герцог, возможно, готовит романтический сюрприз, он смотрел в газету, – медленно сказала Пруденс. – Вероятно...

Сестры, вырывая друг у друга газету, начали жадно просматривать страницы.

– Вот! – через несколько минут воскликнула Чарити. Глухим голосом она прочитала: – «Нашу столицу почтил своим редким присутствием герцог Динзтейбл, который, оставив шотландское уединение, прибыл в Лондон. Ходят слухи, что герцог намерен жениться».

Она испуганно посмотрела на Пруденс и передала ей ужасную страницу.

Герцог Динзтейбл в Лондоне? Он не был в столице больше десяти лет! Пруденс недоверчиво посмотрела на газету и медленно смяла ее.

– Какая неприятность! Он много лет был совершенно счастлив в своей Шотландии. Почему он теперь приехал?

Обдумывая свалившееся на нее несчастье, она со стоном добавила:

– Что он подумает, когда завтра дядя Освальд явится к нему и попытается заставить жениться на мне?

Возникла долгая пауза.

– Что ты собираешься делать, Пруденс?

Пруденс обдумывала варианты действий.

– Не важно, как я буду выглядеть, у меня нет другого выхода...

– Я понимаю. Милая, дорогая... – Слезы покатились по заалевшим щекам Чарити.

Хоуп тоже начала всхлипывать.

– Теперь он отправит нас к дедушке. Прости меня, Пруденс. Я сказала, не подумав. – Она шмыгнула носом и потянулась за платком.

Пруденс выпрямилась в кресле и удивленно посмотрела на сестер.

– О чем вы говорите? Мы не вернемся в Дерем-Корт!

– Но когда ты признаешься дяде Освальду, он... – заморгала сквозь слезы Чарити.

– Признаюсь дяде Освальду? – воскликнула Пруденс. – Я не собираюсь ему признаваться.

– А что ты еще можешь сделать?

– Разумеется, я поговорю с герцогом Динзтейблом. Другого выхода нет.

Сестры не сразу обрели дар речи.

– Но где и как ты с ним встретишься? И когда? Дядя Освальд хочет поехать к нему завтра утром!

Пруденс мрачно усмехнулась.

– Значит, Пруденс Мерридью придется отправиться к герцогу немного раньше.

– Нанести визит незнакомому мужчине! – ужаснулась Чарити. – В его собственном доме! Без приглашения и без должного представления? Пруденс, это невозможно!

Пруденс расправила плечи.

– Посмотрим!

Глава 3

Ведь деву ту – нет, верно, уж не деву!

Я принял, как корабельщик груз, погибельный для сердца моего!

Софокл[3]

– Мисс Мерридью к его светлости герцогу Динзтейблу. Высокомерный дворецкий неодобрительно взглянул на нее сверху вниз. Пруденс выпрямилась во весь рост и смотрела на его ливрею, стараясь выглядеть уверенно и беззаботно, словно она каждый день наносит визиты незнакомым мужчинам. Незнакомым герцогам. Герцогам-отшельникам.

Дворецкий перевел взгляд на взволнованную горничную Пруденс. Лили, залившись румянцем, не поднимала глаз от беломраморных ступеней лондонского особняка герцога Динзтейбла. Дворецкий снова переключил внимание на Пруденс.

– Его светлость ждет вас, мисс? – спросил дворецкий скучающим тоном.

Пруденс, в свою очередь, попыталась принять томно-усталый вид. Это далось ей не просто, поскольку ее сердце стучало как метроном, но без этой гримасы не обойтись. Приехав в Лондон, Пруденс узнала, что скука стала признаком модной утонченности и изысканности. Чем больше на ее лице будет томной скуки, тем более искушенной в последних капризах моды она будет казаться. Пруденс была уверена, что дворецкий герцога Динзтейбла распахивает двери только перед самыми изысканными модницами.

К тому же от него пахло мускусом. Как можно бояться дворецкого, от которого пахло духами? Пруденс в притворном удивлении приподняла бровь.

– Думаю, его светлость будет очень огорчен, если не встретится со мной.

Дворецкий заколебался.

– Что же вы медлите? – твердым голосом сказала Пруденс. – Идет дождь, моя горничная совсем продрогла.

Дворецкий взглянул на Лили, которая, после того как Пруденс незаметно подтолкнула ее локтем, задрожала.

– Хорошо, мисс. Прошу подождать в Зеленой гостиной, пока я доложу его светлости.

Молча указав Лили на стул в холле, он взял у Пруденс зонт, шляпку, мокрую мантилью и проводил ее в большую комнату, обставленную в египетском стиле.

– Садитесь, мисс. – Дворецкий поклонился и вышел из комнаты.

Пруденс огляделась, выбирая где присесть. Это была непростая задача. Взгляд привлекало зеленое с позолотой канапе в виде ладьи Клеопатры. Резное изголовье украшали изображения водяных лилий, дельфинов и извивающихся аспидов. Другой конец, из черного дерева с позолотой, загибался, словно носок туфли восточного владыки. Канапе опиралось на ножки в форме крокодильих лап.

На таком диване с прямой спиной не посидишь, он так и приглашает привольно раскинуться. Не может же она, развалясь, встретиться с незнакомым герцогом. Ей потребуется все имеющееся у нее достоинство и самообладание.

Осторожно присев на краешек резного кресла из черного дерева, подлокотники которого заканчивались позолоченными львиными головами, она принялась ждать.

Пруденс сидела в самой благородной позе, разгладив платье и перчатки, стараясь успокоить громко стучащее сердце. С буфета на нее бесстрастно взирали египетские боги: Анубис с головой шакала и Гор с головой сокола. Поблизости стояла скамеечка для ног. Ножками ей служили вырезанные из дерева львиные лапы, вверху превращавшиеся в скульптурные изображения весьма нескромно одетых девушек. Пруденс попыталась представить в этой комнате дедушку. Его хватил бы удар, решила она. Эта мысль приободрила ее.

Она никогда в жизни не совершала смелых поступков, кроме тайной помолвки с Филиппом. Но незамужней даме прийти без приглашения в дом к незнакомому джентльмену – это действительно требовало мужества. Даже кучер дяди Освальда был шокирован, когда она поинтересовалась адресом герцога. Девушки, очевидно, не должны интересоваться подобными вещами.

Сфинкс молча взирал на нее со стены. Ее пальцы нетерпеливо барабанили по сумочке. Это была та самая сумочка, что вызвала гнев дедушки. Она немного помялась, когда он в ярости швырнул ее на пол, но была очень дорога Пруденс. И, будучи сделанной в форме египетского саркофага и выдержанная в голубом, зеленом, черном и золотом тонах, очень соответствовала этой комнате.

Грейс была бы потрясена, увидев Зеленую гостиную. Ее маленькая сестренка увидела бы, что далеко не все считают египетский стиль языческим и греховным. Пруденс заметила, что ее пальцы судорожно сжимают сумочку, и заставила их разжаться.

Если она все устроит должным образом, Грейс никогда больше не будут бить за невинные шалости. Все зависит от того, как удастся поладить с герцогом. И дядей Освальдом.

Часы из позолоченной бронзы, украшенные грифонами, шумно тикали на каминной полке. Десятый час. Дядя Освальд, должно быть, уже выпил стакан горячей воды с яблочным уксусом и занялся яйцами-пашот. У нее есть, наверное, двадцать минут. Если дядя Освальд не приедет раньше. Но он человек твердых привычек.

Пруденс в сотый раз расправила на коленях юбки. Она думала о том, как заманчиво быть отважной и безрассудно-смелой, вместо того чтобы всегда стараться казаться незаметной, чтобы не привлекать внимания дедушки. Но чем дольше она ждала, тем больше тревожилась, и смелость ее постепенно таяла.

Она велела себе успокоиться. Ничего плохого не случится, Лили рядом. Кроме того, другого выхода у нее нет.

Часы беспощадно отсчитывали время. Сфинкс бесстрастно смотрел в пространство. Львиные морды оскалились в безмолвном крике.

Где этот чертов герцог? Дядя Освальд будет здесь с минуты на минуту!

– Что тут у нас, Бартлетт?

Пруденс подпрыгнула. В дверях стоял высокий темноволосый джентльмен довольно беспутного вида. Пруденс растерянно заморгала. Она уже видела в Лондоне нескольких герцогов. Этот выглядел совсем не так как подобает обладателю этого титула. Его одежда, хотя и отменного качества, помята. Сюртук накинут кое-как и не застегнут. Небрежно завязанный галстук съехал набок, подчеркивая безупречную модную сорочку. К тому же он, кажется, небрит, красиво очерченный подбородок покрыт темной щетиной.

Она ожидала, что герцог, пусть даже герцог-отшельник, окажется более опрятным. Только герцоги королевской крови могли позволить себе не считаться с приличиями. Но на то он и отшельник. А может быть, она вытащила его из постели? От этой мысли Пруденс покраснела.

Не знай она, кто он, она бы тревожилась, оставшись с ним наедине, поскольку он определенно выглядел мрачным и опасным. Блеску в его глазах не следует доверять ни одной девушке, герцог он или нет, решила про себя Пруденс. Его темные глаза прищурились. Казалось, что он посмеивается над незваной гостьей.

Пруденс выпрямилась на жестком стуле и прижала сумочку к груди.

– Бартлетт? – снова обратился он к стоявшему на пороге дворецкому. – Кто наша очаровательная гостья?

Герцог не спеша прошел в комнату, не спуская глаз с Пруденс. Дворецкий последовал за ним, распространяя запах мускуса.

– Эта молодая особа, сэр, появилась сегодня ранним утром, выразив твердую решимость поговорить с герцогом Динзтейблом. В холле есть еще одна дама, сопровождавшая эту юную особу.

Пруденс возмущенно вскочила.

– Как вы смеете говорить обо мне в таком тоне! Я не молодая особа – я молодая леди! И я не появилась ранним утром, было вполне подходящее время...

Высокий джентльмен насмешливо вскинул бровь, и Пруденс, вспыхнув, поправила себя, припомнив, что, вероятно, вытащила его из постели. К тому же она намеревалась быть скучающей утонченной леди, привыкшей наносить визиты джентльменам.

– Возможно, для некоторых это немного рано, но, когда вы услышите, что я скажу, ваша светлость, я уверена, вы поймете.

– Но... – начал было дворецкий.

– Хватит, Бартлетт, – прервал его высокий джентльмен.

Дворецкий замялся, с сомнением переводя взгляд с герцога на Пруденс.

Выражение его лица привело Пруденс в негодование.

– Ваш хозяин будет со мной в полной безопасности, – дерзко заявила она. – Я не причиню ему вреда!

Высокий джентльмен усмехнулся:

– Ты слышал, что сказала леди, Бартлетт? Я в полной безопасности. Можешь идти.

Дворецкий вышел.

– Какой противный тип! – выпалила Пруденс. – Хотя, полагаю, вы ему именно за это платите.

– Вовсе нет – у него это получается само собой, – сказал герцог. – Хотя должен признаться, что временами я нахожу его... отпугивающие манеры весьма полезными. – Он уселся на канапе в виде ладьи, закинул ногу на ногу и с веселым любопытством уставился на нее. – Чем могу служить, мисс...

Она окинула его критическим взглядом, заметив, что он привольно расположился на канапе.

– Мисс Мерридью. Пруденс Мерридью, – как могла сдержанно сказала она. Взгляд герцога приводил ее в замешательство. – У меня четыре сестры. Я самая старшая.

– В самом деле? – вежливо поинтересовался он.

– Да, и в этом вся проблема, – сказала Пруденс. – Одна из нас должна выйти замуж. – Она нахмурилась, сообразив, что неверно начала свою речь.

Она репетировала ее ночь напролет, пока не выучила наизусть. Но от того, как этот темноглазый мужчина смотрел на нее, все слова вылетели у нее из головы.

– Понятно. И вы воображаете, что это имеет какое-то отношение к герцогу Динзтейблу?

Его слова были абсолютно лишены хоть какой-нибудь вежливости, а в тоне появилась явная резкость. Темные глаза пристально смотрели на нее, и Пруденс почувствовала, что ее нервозность усиливается.

– Да. Нет. Не в прямом смысле. Это моя ошибка. – Она замолчала, сообразив, что не может собраться с мыслями. На нее это не похоже. – Простите. Я заварила ужасную путаницу. Мне очень неловко.

Она встала и прошлась по комнате, чтобы остудить вдруг полыхнувшие жаром щеки. Его взгляд выбивал ее из колеи. Она несколько раз глубоко вдохнула, успокаивая дыхание, и решила, как лучше объяснить. Он прав в своих подозрениях. Она объявила, что помолвлена с ним. Ему вот-вот предстоит встреча с разгневанным дядей Освальдом. Пруденс крепче прижала к груди сумочку, посмотрела на часы и заставила себя продолжить:

– Я должна извиниться, ваша светлость, это все из-за меня. Я действительно не намеревалась впутывать вас в эту историю, только... – Она вздохнула. – Это запутанная история, но я постараюсь сократить ее и изложить голую правду.

Он улыбнулся.

– Отлично. Я предпочитаю голую.

Он ухитрился сказать это с... озорством. Пруденс быстро заморгала и пожалела, что у нее нет веера, за который можно спрятаться. Здесь действительно очень тепло.

– Понимаете, одна из нас должна быстро найти себе мужа. Но только не я.

Темная бровь приподнялась в язвительном вопросе. Пруденс торопливо продолжила:

– Это должна быть одна из моих сестер. Только мой дядюшка решил, что нам нельзя выезжать, пока я не выйду замуж.

– Ясно.

Она вспыхнула и почувствовала, что не может назвать ему причину дядюшкиного решения.

– Да. Поэтому я солгала ему...и... прозвучало ваше имя... простите. Я очень сожалею, правда. Я думала, что это не создаст никаких проблем, поскольку считала, что вы на севере Шотландии! Понимаете, я рассчитывала получить отсрочку. Письма все время теряются.

Его подвижный рот дрогнул, твердый взгляд сменился насмешливым блеском.

– Да, с моей стороны весьма беспечно появиться в Лондоне. Это ставит вас в весьма затруднительное положение. – Он медленно улыбнулся, от чего на время все здравые мысли вылетели у нее из головы.

– Ох, н-нет... – запнулась она. – Вы не могли знать. Но я была потрясена, узнав, что вы здесь. Вы ведь почти не бываете в обществе?

– Нет, – сказал он извиняющимся тоном, – там мало интересных людей.

Часы пробили полчаса, вызвонив мрачно-тревожную мелодию. Пруденс подпрыгнула.

– Не может быть... половина десятого. Уже! – Она снова зашагала по комнате.

– Согласен, нелепое время. – Он зевнул.

Нелепое? Пруденс изумленно уставилась на него. Он явно не понимает безотлагательности ситуации. Если бы он перестал смотреть на нее так – как веселый сатир, она бы ему все четко объяснила.

– Дело в том, ваша светлость, что дядя Освальд сейчас приедет поговорить с вами. В любую минуту. Чтобы потребовать объяснений.

– Так дядя Освальд тоже сердится, что я не остался в Шотландии?

– Ох, да нет! – в полном смятении выпалила Пруденс. – Он, конечно, в восторге, что вы здесь. – Она вспыхнула и, проглотив ком в горле, попыталась собраться с мыслями. – По некоторым довольно сложным причинам, но из альтруистических соображений я позволила дяде сделать определенные умозаключения относительно вас. И меня, – путано объяснила Пруденс.

Она почувствовала, что ее лицо горит огнем. На нее это совсем не похоже, но ситуация просто фантастическая, и то, как этот мужчина окидывает ее взглядом, очень смущает. Он приводит ее в крайнее волнение.

– Определенные умозаключения?

Пруденс бросила на него умоляющий взгляд, снова оттягивая момент признания.

– Поверьте мне, ваша светлость, я никому не хотела доставить неприятности.

– Нет, конечно, нет.

Она заметила, что в его глазах заплясали веселые огоньки. Как он мог смеяться в такую минуту!

Он поднялся, пересек комнату и дернул за висящий у камина шнурок. В ту же минуту дверь отворилась. И на пороге появился дворецкий.

– Пожалуйста, бренди, Бартлетт. И что-нибудь для леди. Ликер? Чай?

Пруденс была изумлена:

– Как можно пить ликер в такую рань?!

Герцог кивнул Бартлетту:

– Чай для мисс Мерридью и бренди для меня. Бартлетт, принеси графин.

– Но вы не можете встретить дядю Освальда с бокалом бренди в руках!

– Милая девушка, боюсь, иначе я его не встречу. Видите ли, для меня сейчас не утро, а конец долгой утомительной ночи. И если мне придется вести трудный разговор, не подкрепившись бренди, я не отвечаю за последствия.

От его слов Пруденс охватило чувство вины. Она вновь собралась с мыслями. Ее ситуацию весьма трудно втолковать и трезвому герцогу.

– Но дядя Освальд питает отвращение к ликерам!

– Тогда предложим ему чаю.

– Пожалуйста, будьте серьезным. Вы себе представить не можете, что сейчас произойдет!

Он рассмеялся, и густой гортанный смех наполнил комнату.

– Я не имею об этом ни малейшего понятия.

Появился Бартлетт с подносом, на котором стояли чайник, блюдо с бисквитами, чашка, сахарница, стакан из толстого хрусталя и высокий хрустальный графин, наполненный медового цвета напитком. Как только он поставил поднос на стол, громом с ясного неба прозвучал стук дверного молотка.

– Не может быть! Он здесь! Дядя Освальд! – вскрикнула Пруденс.

– Бартлетт, я думаю, это стучит родственник этой леди, – сказал герцог. – Проводи его сюда, пожалуйста.

Дворецкий поджал губы и, поклонившись, вышел из комнаты.

– Суть в том, – быстро сказала Пруденс, – что по причине, о которой сейчас нет времени говорить, я сказала ему, что мы с вами тайно обручились...

Его улыбка мгновенно исчезла.

– Обручились!

– Да, простите меня. Это все, что я могла сделать, чтобы заставить его вывозить в свет Чарити и двойняшек Фейт и Хоуп. Это нужно было срочно сделать, хотя я не могу сейчас объяснять вам почему. Но дядя Освальд не позволял им выезжать со мной...

– Как я вижу, у него для этого была веская причина, – с иронией заметил герцог.

– Да. Потому что... – Она залилась краской. – Причина не имеет значения. Значение имеет то, что они не могли вращаться в свете, пока я буду стоять у них на пути. И я подумала, что вы вполне подходите для моей цели, поскольку вы знаменитый отшельник...

– Вы говорите серьезно? – с интересом перебил ее герцог.

– Что? – смутилась Пруденс.

– Знаменитый отшельник.

– Да не я, а вы! Хватит шутить, – возмутилась она. – О Господи! Прошу простить – у меня нервы на пределе! Это вы знаменитый отшельник! Но вы покинули свое убежище, а какой-то несносный сплетник напечатал об этом в газете, и теперь дядя Освальд явился сюда требовать, чтобы вы женились на мне. Немедленно!

– Что?!

Пруденс с удовлетворением заметила, что от его улыбки не осталось и следа.

– Я говорила вам, что это серьезно, ваша светлость. На его лице появилось выражение порочного ликования.

– Да уж, вижу. – Он усмехнулся. – Мне определенно нужно выпить бренди. – Он подошел к столу. – Не желаете чаю, мисс Мерридью?

Из-за двери доносился шум. Дядя Освальд требовал встречи с герцогом Динзтейблом. Пруденс поспешно подошла к герцогу и, успокаивая, положила ладонь на его руку.

– Не бойтесь, – торопливо прошептала она. – Это недоразумение, а не ловушка. Если вы дадите моему дяде понять, что у нас есть взаимопонимание, даю вам честное слово, что постараюсь как можно скорее расторгнуть нашу помолвку. Пожалуйста. Умоляю вас, слушайтесь меня. Доверьтесь мне, ваша светлость. Я не причиню вам вреда.

Он опустил глаза на ее кисть, успокаивающе похлопывающую его по руке.

– Довериться вам?

Он долго смотрел ей в глаза, и Пруденс вдруг показалось, что произошло нечто важное. Он шевельнулся и снова насмешливо посмотрел на нее, словно мгновения внезапно возникшей связи не существовало.

– Что ж, выпускайте своего дракона, милое дитя, – сказал он, поднося к губам бокал.

Пруденс тревожно всматривалась в его лицо. Оно было непроницаемым. На какую-то секунду его долгий взгляд подбодрил ее, словно она могла на него рассчитывать. А мгновение спустя он, казалось, находил эту историю весьма забавной, и визит дяди Освальда его совершенно не беспокоил. Может быть, он считал себя в полной безопасности из-за своего титула?

Она сделала глубокий вдох и собрала все свое мужество в ожидании надвигающейся сцены.

Гидеон искоса с интересом наблюдал за ней. Она привлекательная малышка, решил он, не красавица в традиционном смысле этого слова, но решительная и милая. Простое бледно-зеленое платье подчеркивало ее густые сияющие волосы, светлую кожу и большие серые глаза. Ее строгий стиль и прямой взгляд действовали освежающе.

Но в ее поведении не было ничего аскетичного, как и в его интересе к ней, вынужден был признаться он. Этот маленький упрямый подбородок вскинут навстречу проблемам. Кажется, сунув своей выдумкой незнакомого герцога в жерло кипящего вулкана, эта малышка теперь полна решимости защитить его.

Его это развлекало. Он отхлебнул коньяк и заключил с собой маленькое пари, как далеко она позволит зайти шутке, прежде чем во всем признаться. Конечно, она может оказаться шантажисткой. Но он так не думал. Он слишком хорошо знал женщин подобного сорта.

– Значит, вы защитите меня от своего дяди? – мягко сказал он.

Она быстро повернулась к нему. Широко распахнутые глаза смотрели искренне.

– Конечно.

Это было не только ново, это было неодолимо, и Гидеон не мог с этим ничего поделать. Не раздумывая, он отставил стакан. Схватил незнакомку в объятия и поцеловал. Он думал, что это будет быстрый легкий поцелуй, своеобразная благодарность за озорную шутку, но вместо этого погрузился в неожиданные глубины. У нее был удивительно сладкий и невинный вкус, но она не удержалась от инстинктивного ответа. Совсем не аскетка, подумал он весело и продолжил поцелуй.

Она дурманила ему голову. Он позволил инстинкту руководить собой и сильнее прижал ее к себе, наслаждаясь изгибами ее тела. Ее скованность постепенно прошла, и, когда он почувствовал ее первый неуверенный ответ, его охватил собственнический инстинкт.

Шум за дверью привел его в себя. Гидеон неохотно отпустил девушку, она отпрянула. Вскинув на него глаза и моргая, девушка выглядела просто прелестно и восхитительно. У него возникло большое искушение поцеловать ее снова.

В ее взгляде сквозили неодобрение и настороженность.

– Вам не следовало этого делать.

– Если вы будете так на меня смотреть, я сделаю это снова, – тут же ответил он.

– Вы не посмеете! – с вызовом посмотрела на него Пруденс.

Он спрятал улыбку. Даже ее возмущение было притягательным. Победив желание снова поцеловать ее, он взял бокал и сделал глоток бренди. Дверь с грохотом распахнулась. Пруденс подпрыгнула и схватила Гидеона за руку. Он не сомневался, что она сделала это бессознательно.

– Боже милостивый! – Изысканно одетый пожилой человек замер на пороге, оцепенело глядя на них. – Пруденс! Как ты здесь оказалась?

Несомненно, Это дядя Освальд. Гидеон неторопливо допил бренди, прекрасно сознавая, что пожилой джентльмен сопит и фыркает от возмущения, но, подчиняясь правилам приличия, вынужден ждать, пока хозяин заметит его присутствие. Гидеон позволил себе немного затянуть это ожидание. Мисс Мерридью все еще цеплялась за его руку – бессознательно, предполагал он, хотя не был в этом уверен. Он ждал, когда дядя Освальд заметит ее жест. Это не заняло много времени.

– Какое бесстыдство! – Лицо пожилого джентльмена потемнело, белые брови сердито сошлись на переносице.

Не упуская подвернувшейся возможности, Гидеон обнял Пруденс за талию. Восхитительная талия, решил он, такая соблазнительная, с влекущими изгибами вверху и внизу. Пруденс застыла под его рукой.

– Не смейте прикасаться к моей внучатой племяннице, вы, небритый нахал! – взревел дядя Освальд.

Небритый нахал, не обращая на него внимания, крепче обнял Пруденс за талию и искоса бросил на нее озорной взгляд. Дядя Освальд злобно заворчал, словно рассерженный индюк. Вспыхнув, Пруденс высвободилась из объятий Гидеона и, запинаясь, представила:

– Дядя Освальд, рада представить тебе герцога Динзтейбла. – Она бросила на Гидеона угрожающий взгляд. – Ваша светлость, это мой двоюродный дедушка Освальд Мерридью.

Оставив манеры низкого соблазнителя, Гидеон учтиво поклонился:

– Ваш покорный слуга, сэр Освальд.

– Вы... Ваша светлость... – нечленораздельно пролепетал дядя Освальд. – Значит, это правда. Но... вы определенно не можете быть тем негодяем, который сбил мою племянницу с истинного пути!

– Увы, это я, – смиренно произнес Гидеон. – Вы думаете, я затеял недоброе? Мне это в голову никогда не приходило. «Негодяй» – это уж слишком сильно сказано. Плут, даже бездельник, это я еще могу принять, не говоря уже о небритом нахале, поскольку меня всю ночь не было дома. – Он удрученно провел рукой по покрытой щетиной щеке. – Но негодяй? Определенно нет!

В ответ на эту откровенную провокацию дядя Освальд снова заворчал:

– Какого дьявола моя внучатая племянница метит на вас, сэр?

Почувствовав, что мисс Мерридью затаила дыхание, Гидеон заколебался, потом бросил на нее томный взгляд.

– Не могу сказать, – честно ответил он.

В конце концов, он ничего не знал о ней, кроме того, что ее губы слаще меда. Услышав, что у нее вырвался вздох облегчения, он улыбнулся. Неужели девушка думала, что он ее выдаст? Давно он так не развлекался.

– Вы отрицаете, что силой вырвали у нее обещание?

– Я мог бы это отрицать, но боюсь, вы мне не поверите, – печально вздохнул он.

– Позор! Особенно для человека вашего положения. Вы должны были знать, что девушка слишком юна, чтобы давать подобные клятвы втайне от своего опекуна!

Гидеон взглянул на Пруденс и пожал плечами.

– Мне она не кажется слишком юной.

– Черт побери! Шестнадцать лет – более чем юный возраст!

Гидеон изумленно посмотрел на Пруденс.

– Не может быть, что только шестнадцать! Поверить не могу. Вы выглядите... э-э... более взрослой. – Он окинул взглядом изгибы фигуры, свидетельствующие о зрелости.

– Не увиливайте, молодой человек! Я говорю о том, что произошло четыре с половиной года назад, и вы это прекрасно знаете!

– Четыре с половиной года назад? – беспомощно повторил Гидеон.

Пруденс, заметив заминку, бросилась ему на выручку:

– Конечно, когда мы обручились. Ты должен знать, что в то время мне было шестнадцать.

– Должен? – Он усмехнулся. – Откуда?

– Мы это обсуждали. – Она вновь обрела самообладание. – Ты забыл.

– Должно быть, я тогда думал о другом, – согласился он и мягко добавил: – Так, значит, сейчас тебе... четыре с половиной и шестнадцать... больше двадцати? Опасный возраст. Неудивительно, что дядя Освальд отчаянно стремится пристроить тебя. Ты почти на грани.

Она, прищурившись, посмотрела на него и сжала руки в кулаки, борясь с желанием надрать ему уши. Она просто восхитительна, решил довольный собой Гидеон.

– Но вы, герцог! – гремел дядя Освальд. – Почему вы ждали четыре года, если так хотели девушку?

– Действительно, почему? – Гидеон снова наполнил бокал. – Не желаете выпить, сэр Освальд?

– Травить себя бренди? В столь ранний час? Позор! – Сэр Освальд побагровел.

– Да, мисс Мерридью меня предупреждала. Тогда, может быть, чаю? – Он указал рукой на столик. – Я велю подать свежий.

Сэр Освальд с видимым трудом справился со своим гневом и голосом.

– Нет. Никаких напитков, спасибо. Я пытаюсь понять, – сказал он, – почему нужны были эти тайны, к чему было ходить вокруг да около?

Гидеон поднял брови.

– Разве я ходил вокруг да около? – с опаской спросил он Пруденс. – С моей стороны это большая странность.

Хоть Пруденс и напустила на себя строгий вид, играющие на щеках ямочки выдали ее. Она была обворожительна, разрываясь между озорством и возмущением.

– Черт побери, вы понимаете, о чем я говорю! – стоял на своем дядя Освальд. – Если вы ждали девушку, то должны были одеться подобающим образом. Хоть вы и герцог, но одеты как распутник!

Гидеон, казалось, был глубоко оскорблен.

– Распутник? – Он взглянул на свою помятую одежду, вздохнул и печально посмотрел на Пруденс. – Я ходил вокруг да около и одеваюсь как распутник. Вы все еще хотите выйти за меня, дорогая?

– Нет, совсем нет! – раздраженно отрезала Пруденс. Разговор пошел совсем не так, как она планировала.

Ей следовало бы лучше контролировать направление беседы, но после поцелуя ее мозг, казалось, отказывался мыслить здраво. Вместо того чтобы взять себя в руки и сосредоточиться на деле, она все время возвращалась к скандальному поцелую. Казалось, даже губы еще покалывает от необычных ощущений.

Теперь она пришла в себя, но ситуация уже вырвалась из-под контроля и развивалась непредсказуемо. Если бы этот чертов герцог перестал нести чепуху и дал ей сыграть роль, которую она полночи репетировала, уже все было бы улажено. Вместо этого он, казалось, решил хорошенько повеселиться.

– Хватит уверток! – бушевал дядя Освальд. – Я требую немедленного ответа. Почему вы не поговорили с ее опекуном, как честный человек?

Пруденс открыла было рот, чтобы объяснить.

– Молчать! Я хочу услышать это от него. Черт возьми! Он и так слишком долго увиливал от ответа! – Дядя Освальд повернулся к герцогу: – Ну, сударь, объяснитесь! Почему вы открыто не попросили ее руки – как порядочный мужчина?

Возникла пауза. Герцог искал подходящий ответ. Пруденс затаила дыхание.

– Я стеснялся, – застенчиво сказал двухметровый гигант и заворчал, когда острый женский локоть незаметно толкнул его в ребра. – Грубиянка, – прошептал герцог.

– Грубиян! – воскликнула она, мастерски изображая дрожь в голосе. – Как я ошиблась в его характере! В шестнадцать я была глупа, но сейчас я взрослая...

– И красавица, – прошептал он ей на ухо.

– И не могу выйти замуж за человека, который не отважился встретиться с тобой, дядя, или с дедушкой.

– Особенно с дедушкой! – театрально простонал герцог. – Боже, какой я отвратительный трус!

– Да, – сурово согласилась она. – Теперь слишком поздно, когда дедушка лежит...

– Упокой, Господи, его душу, – благочестиво провозгласил негодник.

– Бедный дедушка лежит больной! – поправила его Пруденс. – И сейчас не в состоянии вести подобные разговоры. – Она решительно посмотрела на дядю Освальда. – Во всяком случае, теперь пелена спала с моих глаз, и я отчетливо вижу недостатки характера его светлости...

– Думаю, на этот раз вам лучше закрыть глаза на недостатки, – тихо пробормотал неугомонный герцог. – Не говорите, что вы их не заметили. Вы меня обидели, так обидели!

Пруденс, давясь смехом, сжала губы, потом продолжила:

– Я не могу выйти замуж за такого труса.

– Я вовсе не трус. А очень жизнерадостный...

– ...который, – она взглянула на него, пытаясь утихомирить, – продемонстрировал столь легкомысленное отношение к жизненно важному делу.

– Вы про дядю Освальда? – пробормотал Гидеон. – Он пугающе серьезен. На мой взгляд, он мог бы быть повеселее.

Пруденс снова охватил приступ смеха.

– Дядя Освальд, – быстро проговорила она, – поразмыслив, я пришла к выводу, что этот человек мне совершенно не подходит, не говоря уже о том, что он... – Она отчаянно старалась придумать финал, подходящую причину, чтобы расторгнуть помолвку.

– Одевается как распутник? Небритый нахал? – тихо подсказал ей герцог.

Она не обращала на него внимания.

– Пьет по утрам бренди? – продолжал Гидеон.

Пруденс ухватилась за эту мысль.

– Я не смогу жить с человеком, который пьет бренди в столь ранний час.

Дядя Освальд, нахмурившись, обдумывал ее слова.

– Очень хорошо. Я разделяю твою точку зрения.

Сэр Освальд посмотрел на герцога, который немедленно принял сокрушенный вид. Он смотрел так жалостно, что Пруденс вновь захотелось рассмеяться. Негодник подмигнул ей.

– Не смейте подмигивать моей внучатой племяннице, прохвост вы этакий! – завопил дядя Освальд. – Она не какая-нибудь распущенная девица, чтобы ей подмигивали такие, как вы... – Сэр Освальд внезапно вспомнил, что этот небритый, небрежно одетый нахал – герцог, и добавил: – Не важно, герцог вы или нет.

– Я вам не помешаю? – послушался от двери мягкий голос.

Пруденс и сэр Освальд удивленно оглянулись. На пороге стоял изящно одетый человек среднего роста. Он – полная противоположность герцогу, подумала Пруденс. Герцог был высок, строен и растрепан. Вошедший мужчина был плотным, коренастым и собранным. Герцог небрит и небрежно одет. Незнакомец опрятен, свежевыбрит, волосы безупречно причесаны, свежая накрахмаленная сорочка просто похрустывает. На вид ему около тридцати.

– Доброе утро, Эдуард, – улыбнулся герцог.

– Здравствуй, Гидеон, – ответил вошедший джентльмен. – Из этой комнаты доносится такой шум. Могу я попросить у тебя объяснений?

– Это частное дело, сэр, – начал дядя Освальд. – Но я благодарю вас...

– Гидеон, – повторил джентльмен, не обращая внимания на Освальда Мерридью.

– Довольно, сэр! – разбушевался дядя Освальд. – Кто, к дьяволу, вы такой, чтобы требовать объяснений, когда я только что сказал, что это наше частное дело!

Джентльмен надменно взглянул на него.

– Кто, к дьяволу, я такой? Я, сэр, Эдуард Пентейт, герцог Динзтейбл, и дом этот мой. А вы кто?

Глава 4

Она упряма, как аллегория на берегах Нила.

Р. Шеридан[4]

Сказанные спокойным тоном слова грянули как гром среди ясного неба.

Дядя Освальд разинул рот, потом взвизгнул:

– Что?! Какого дьявола вы заявляете, что вы герцог Динзтейбл?

Аккуратно одетый джентльмен едва заметно приподнял бровь. Такое движение можно было унаследовать только от многих поколений надменных предков. Дяде Освальду не требовалось дополнительных доказательств.

– Тогда кто, черт возьми, этот растрепанный мошенник? – сердито потребовал он ответа.

Герцог снова приподнял бровь.

– Позвольте представить. Мой кузен лорд Каррадайс. А вы?

– Лорд Каррадайс! – в ужасе воскликнул дядя Освальд. – Лорд Каррадайс? Как?! Я... я наслышан о вас!

Лорд Каррадайс поклонился. Учтивый поклон, подумала сбитая с толку Пруденс, хотя в нем были насмешка, безразличие, забава. Как он смеет так кланяться ее дяде! Она хмуро посмотрела на него.

– Приятно познакомиться...

– Приятно, куда уж там, сударь, – перебил его дядя Освальд. – Я много о вас слышал. Вы – повеса! Прохвост! Бездельник!

– Вы действительно обо мне слышали, – с явным удовольствием пробормотал лорд Каррадайс и снова поклонился.

Пруденс развеселило такое поведение. Едва сдерживая смех, она снова посмотрела на него.

– Как вы смели ввести меня в заблуждение?! – Освальд Мерридью повернулся к герцогу. – Понимаете, ваша светлость, этот... этот...

– Прохвост, – услужливо подсказал лорд Каррадайс. – Распутник. Небритый нахал. Грубиян. Растрепанный мошенник.

– Этот законченный нечестивец, – с достоинством продолжил дядя Освальд, – имел дерзость представиться мне здесь – в этой самой комнате! – вашим именем и титулом.

Герцог вопросительно взглянул на кузена.

– На самом деле я этого не делал, – вежливо сказал лорд Каррадайс.

– Но... – начал сэр Освальд. Лорд Каррадайс поднял руку.

– Возможно, это и не по-джентльменски, но должен напомнить, что меня представила вам ваша внучатая племянница. – Он повернулся к Пруденс. – Мисс Мерридью, слово за вами. – Он насмешливо взглянул на нее, его взгляд выдавал дерзкий, горячий нрав.

Негодяй! Пруденс крепче сжала сумочку. Ему явно доставляет удовольствие ее смущение. Он водил ее за нос и теперь с явным удовольствием наблюдает ее затруднительное положение. Тот факт, что она это заслужила, не уменьшил ее досады. Ей так хотелось запустить чем-нибудь в его красивое лицо.

Неудивительно, что он нисколько не взволновался, когда она сообщила ему о фальшивой помолвке. Он знал, что ему это ничем не грозит – ведь он не герцог Динзтейбл. Он знал, что она будет выглядеть совершеннейшей простофилей. Вот злодей! Он мог бы предупредить ее, объяснить, но нет! Своим молчанием он только усугублял ее ошибку.

В игру играют двое, милорд. Как его назвал герцог? Кажется, Гидеон. Да, его имя Гидеон.

Она невинным взглядом посмотрела на лорда Каррадайса и с недоумением сказала:

– Гидеон, дорогой, я ничего не понимаю. Значит, настоящий герцог не вы, а этот джентльмен? – Она в замешательстве перевела взгляд на настоящего герцога и жалобно улыбнулась. – Но почему вы... – Ее голос артистично сорвался.

Все присутствующие молча обдумывали смысл ее слов. Пруденс с опозданием сообразила, что ее вспыльчивый характер только ухудшил ситуацию.

Дядя Освальд вскочил с кресла.

– Низкий обманщик! Как вы смели так подло обмануть невинную девушку? Воспользоваться чужим именем? Трусливый самозванец! Какой обман! Пытаться ослепить наивное дитя чужим титулом...

– Дитя? – перебил его лорд Динзтейбл.

– Ей было шестнадцать, когда этот мошенник попытался сбить ее с истинного пути. Шестнадцать!

Герцог посмотрел на Гидеона.

Гидеон беззаботно вытащил из кармана тонкую пачку бумаг и принялся просматривать их, не обращая внимания на происходящее. Роль похитителя сердец ему явно нравилась. Он никогда не флиртовал с невинными девицами, это было его правило. К тому же он сомневался, что разбил чье-нибудь сердце. Те особы, с которыми у него случались романы, явно им не обладали.

Он бросил быстрый взгляд на мисс Мерридью, и его удовольствие усилилось. Какая необычная женщина. Хорошего происхождения и действительно невинная, подумал он, несмотря на ее беззастенчивое вторжение в дом к незнакомому мужчине и сообщение о тайной помолвке. А может быть, именно поэтому. Искушенная в жизни женщина не отважилась бы на такой безрассудно-смелый поступок. Гидеон понятия не имел, что за причудливую игру она ведет, но все это его весьма забавляло.

– Вы воспользовались чужим титулом, чтобы вырвать невинное сердце из нежной девичьей груди! – пафосно воскликнул сэр Освальд и в ярости указал на него пальцем.

Гидеон беззаботно бросил пачку бумаг в стоявший у камина ящик для угля и принялся с интересом рассматривать нежную девичью грудь. Ее изгибы тут же были прикрыты парой воинственно скрещенных рук. Он поднял глаза и встретился с пристальным взглядом Пруденс. Ее щеки полыхали огнем, грудь тяжело вздымалась от негодования под зеленым муслином. Маленькая ножка сердито притопывала по паркету. Гидеон фыркнул от смеха.

С Пруденс было довольно. Как он смеет так на нее смотреть? От ярости у нее даже дыхание перехватило. Пора заканчивать эту игру.

– Значит, вы обманули меня! – воскликнула она. Не в состоянии вызвать настоящие слезы, она вытащила из сумочки кружевной платок и прижала его к сухим глазам. – Все это время вы вливали в мои уши ложь! – Она подалась вперед и с беспредельным достоинством произнесла: – Я больше этого не вынесу! У вас нет стыда! Я не могу выйти замуж за человека с таким характером!

Лорд Каррадайс, обладавший не меньшими артистическими способностями, трагически прижал руку к сердцу и отпрянул назад, безмолвно изображая раненые чувства.

Сэр Освальд, нахмурившись, наблюдал эту патетическую сцену. Пруденс оглянулась, отчаянно подыскивая, чем закончить эту историю. И тут ее осенило!

Она выхватила бумаги из угольного ящика.

– Мои письма, – объяснила она сэру Освальду, потрясая бумагами перед носом лорда Каррадайса. – Вы так бессердечны, что сделали это на моих глазах! Так небрежно обойтись с ними! Все кончено, лорд Каррадайс! Я не желаю вас больше видеть! – Она театрально бросила бумаги в огонь. – Как же я была глупа! Отдать свое сердце повесе!

Едва тлевший огонь вдруг ярко вспыхнул, рыжие языки пламени заплясали на корчившихся листках бумаги.

– О, нет, только не это, мои billetsdoux!– с пафосом по-французски воскликнул лорд Каррадайс. – Мои любовные письма.

Гидеон бросился к камину, тщетно пытаясь выхватить из огня обуглившиеся листки. Он обжег пальцы и пробормотал проклятие, когда листок рассыпался в его руках, превратившись в хлопья пепла.

Ошеломленная Пруденс не сводила с него глаз. Листки рассыпались на маленькие искорки и, взлетая над языками пламени, остывали, превращаясь в грустные серые снежинки. Не может быть, чтобы он говорил всерьез. Неужели она сожгла настоящую любовную переписку? Он ведь без всякого интереса взглянул на письма и бросил их в угольный ящик. Все, что летит туда, предназначено огню. Разве не так?

Но он так растерян, огорчен. Чувство вины жгло ей грудь.

Что, если это действительно была любовная переписка? И угольный ящик был уловкой? Он бросил письма туда, чтобы позднее забрать их. Она сама использовала всяческие хитрости и окольные пути, чтобы спрятать от любопытных глаз редкие письма Филиппа. Кроме одного письма, которым она дорожила, письма Филиппа не были романтическими. Слог его весьма прозаичен, и письма всегда представляли собой краткий отчет о его жизни. Но она никогда бы не бросила даже самое скучное его письмо в угольный ящик.

Пруденс закусила губу. Лорд Каррадайс смотрел на догорающие письма. Казалось, он был в полном отчаянии. Даже его выразительные глаза больше не смеялись.

Она внутренне застонала. Почему ей в голову пришла такая безумная идея? Сначала она показалась Пруденс весьма удачной. Должно быть, умопомешательство у них в роду. Дедушка определенно очень... эксцентричен. Но даже он никогда не врывался к незнакомым герцогам с несусветными заявлениями и, уж конечно, не сжигал чужую любовную переписку.

Кто знает, может быть, автору этих писем удалось бы перевоспитать повесу. Она слышала, что любовь на это способна.

Она подумала о дорогом ей письме Филиппа. «Ты – единственная мечта, которая держит меня в живых в этой дыре на краю земли».

В любую минуту лорд Каррадайс может в гневе оставить игру и расскажет о ее дерзкой выходке дяде Освальду и герцогу. Тогда ей придется во всем признаться. Она знала, что за этим последует: ее с позором отправят в Норфолк. И ни ей, ни сестрам больше никогда не удастся сбежать.

Пруденс почувствовала приступ дурноты. Она считала, что придумала очень умный план, но оказалось, что она все погубила.

Лорд Каррадайс тяжело вздохнул. Глаза всех тут же обратились к нему.

– Стоило попытаться, – не обращая ни на кого внимания, печально сказал он.

Пруденс со стыдом вспомнила, что он обжег пальцы. Даже обуглившийся клочок письма возлюбленной лучше, чем ничего.

– Что ж, обман в конце концов должен был раскрыться, – добавил он. – Правда всегда выходит наружу. – Он печально посмотрел на Пруденс.

Обман! Он собирается выдать ее. Пруденс глубоко вздохнула и приготовилась к худшему.

– Простите, что ввел вас в заблуждение, мисс Мерридью.

Пруденс от неожиданности заморгала.

– Ты хочешь сказать, что действительно ввел в заблуждение эту юную леди, Гидеон? – Герцог был удивлен.

Лорд Каррадайс повел плечом и застенчиво потупился.

– Ты же знаешь, Эдуард, обо мне идет слава никудышного бездельника. На девушек твой титул производит гораздо большее впечатление, чем мой.

Герцог прищурился, но ничего не сказал. Пруденс едва дышала.

– Вы, сударь, позорите свое имя! – нарушил тишину дядя Освальд. – Наговорить девушке романтических историй – это одно, а представиться герцогом и тайно обручиться – совсем другое! И это бедное доверчивое дитя ждало, когда вы поговорите с ее дедушкой или со мной – как подобает мужчине – почти четыре с половиной года!

– Четыре с половиной года, четыре с половиной месяца, четыре с половиной минуты... – Лорд Каррадайс томно посмотрел на Пруденс. – Когда любишь, время не имеет значения.

Герцог нахмурился, пристально посмотрел на кузена, потом перевел взгляд на Пруденс.

Пруденс не знала, что делать: то ли расцеловать лорда Каррадайса, то ли придушить! Конечно, она была благодарна ему за то, что он не выдал ее. Но его разговоры о любви могут все испортить. Она разорвала несуществующую помолвку, и он свободен. Если он будет вести себя тихо, она сможет уйти. Дядя Освальд, конечно, разозлился, но это не то несчастье, которое страшило ее минуту назад.

– Пойдемте, дядя Освальд, – тихим голосом произнесла Пруденс. – Я не желаю, чтобы мой безрассудный поступок публично обсуждали. Помолвка расторгнута без ущерба для всех, и я буду вам очень признательна, если мы сейчас же покинем этот дом.

Она взяла пожилого человека за руку и потянула к двери, но сэр Освальд не сдвинулся с места. Он переводил взгляд с лорда Каррадайса на герцога и обратно.

– Значит, так?

Ответа на краткий вопрос Освальда Мерридью не последовало. Пруденс напрасно тянула его за рукав.

– Вы тайно обручились с моей племянницей, прикрываясь чужим титулом, и больше четырех лет морочили ей голову. Она прибежала к вам на тайную встречу, одна, без сопровождения.

– Нет! Со мной Лили! – вмешалась Пруденс.

– Она в холле. Это не в счет, – отмахнулся сэр Освальд.

– Тут был дворецкий. Он был с нами почти все время.

– Фи! Дворецкого можно подкупить.

Из-за двери послышалось сердитое ворчание.

Лорд Каррадайс усмехнулся:

– Подкупить Бартлетта? Это слишком дорого обойдется.

– Как бы то ни было, – сказал дядя Освальд, – девушка достаточно скомпрометирована...

– Нет-нет! – вскрикнула Пруденс, сообразив, что дядя сейчас начнет настаивать на женитьбе. – Никаких компромиссов. Я решительно отказываюсь. Помолвка расторгнута. Я не могу выйти замуж за человека, такого... такого... такого, как этот!

Не в состоянии придумать подходящего эпитета, она с отвращением указала на лорда Каррадайса и сердито посмотрела на него в надежде, что он подыграет ей.

Лорд Каррадайс открыл рот, собираясь высказаться. У Пруденс немного отлегло от сердца.

– А что, если я побреюсь? – услышала она. – Бритый я выгляжу гораздо лучше, – продолжал лорд Каррадайс. – Мой кузен может это подтвердить. Когда я побрит, то почти красавец, правда, Эдуард? – Не ожидая ответа герцога, он повернулся к Пруденс: – Вы сможете выйти за меня, если я побреюсь?

Герцог нахмурился и пристально посмотрел на лорда Каррадайса. Кузен не обращал на него никакого внимания.

Этот человек просто невозможен! Пруденс в упор посмотрела на него.

– Нет! – отрезала она. – Я не выйду за вас, даже если на всем свете, кроме вас, не останется ни одного мужчины! Вы совершенный... отъявленный...

Она сокрушенно развела руками, не находя подходящего слова. Единственное, что приходило ей на ум, – это дядины эпитеты: распутник, прохвост, небритый нахал, растрепанный мошенник. Но она знала, что стоит ей употребить эти слова, и она погибла.

Это невозможно. Вся история вырвалась из-под контроля. Пруденс перепробовала все и теперь видела только один выход из затруднительного положения.

Она упала в обморок.

Для первой в жизни попытки незапланированный обморок вышел вполне неплохо, решила Пруденс. Он определенно положит конец разговору о ее помолвке с лордом Каррадайсом. Единственная проблема состояла в том, что надо было подать сигнал о надвигающемся обмороке дяде Освальду – вздохнуть или отчаянно всхлипнуть. Пожилые мужчины явно не любят, когда на них неожиданно обрушиваются потерявшие сознание дамы.

Дядя Освальд пошатнулся под ее весом и задохнулся. Казалось, он вот-вот уронит ее на пол. С ее стороны было просчетом обрушиться на дядю, вместо того чтобы изящно лишиться чувств на ладье Клеопатры. Пруденс чувствовала, что дядя не удержит ее. Ей понадобилось все самообладание, чтобы продолжать изображать обморок.

Вдруг пара мускулистых рук спасла ее от неминуемого падения. Ей пришлось приложить усилия, чтобы не взвизгнуть, когда ее подхватили над полом и прижали к широкой мужской груди.

Это был не дядя Освальд. И не герцог. Пруденс очень надеялась, что ее спас дворецкий Бартлетт, но он более пухлый. Пруденс осторожно потянула носом – ни намека на запах мускуса. Она снова принюхалась и уловила слабый запах алкоголя, табака, душистого мыла и... какой-то интригующий аромат... Ей трудно было в этом себе признаться, но он был так притягателен. Может быть, это аромат... повесы?

Пруденс неохотно смирилась с тем, что ее тело в отличие от разума мгновенно нашло ответ. Это лорд Каррадайс держит ее. Это у его груди она уютно устроилась. Надо признаться, на очень широкой и удобной груди. Ее ошеломило желание навсегда прильнуть к нему, хотя для этого не было никаких причин. В этой груди бьется бесчувственное сердце.

Дядя Освальд назвал его знаменитым – нет, имеющим дурную славу – повесой, проходимцем и распутником. И лорд Каррадайс этого не отрицал. Казалось, он даже гордился своей ужасной репутацией. И весьма убедительно подтверждал ее.

Пруденс своими глазами видела, что он ничего не воспринимает всерьез. Его не шокировала ее самоуверенная навязчивость. Вместо этого он впутал их обоих в дальнейший обман, добавив к ее вымыслу о помолвке новые сложности и явно не думая о последствиях.

Она не отрицала своей роли, но ею по крайней мере руководило отчаяние. А он участвовал во всем этом для... забавы! Он даже воспользовался ее затруднительным положением, чтобы украсть поцелуй. Больше того, поцелуй не только поверг ее в изумление, но подорвал ее представления о том, как должна вести себя леди.

Пруденс не могла отделаться от мысли, что сильнее прижимается к нему. К чему отрицать, что ощущение – хоть и шокирующее – было восхитительным. Прошло несколько мгновений, прежде чем она попыталась оттолкнуть его.

Всякий раз, когда он смотрел на нее, его темные насмешливые глаза говорили ей, что он понимает ее чувства. Это совсем не по-джентльменски.

Казалось, он имеет весьма слабые понятия о том, как должен вести себя джентльмен. Она предполагала, что повесы должны это знать, а иначе как они будут повесами? Дамы не желают, чтобы их репутация была погублена. Значит, нужно использовать хитрость и обман. Разве не так?

Пруденс вздохнула. Чувствуя призывную силу держащих ее рук, она поняла, как добродетельная леди может желать падения.

Она ждала, когда он отпустит ее, вспомнив, что она «не газель, а пони» и что любому мужчине будет тяжело ее держать. Поэтому она затаила дыхание и ждала... ждала... но он не выказал ни малейшего желания сделать это. Пруденс никогда в жизни не чувствовала себя столь изящной и женственной. Она знала, что на самом деле это не так, но ощущение было неописуемым.

Очень хорошо, что не принято носить дам на руках, иначе в мире было бы гораздо больше греха, решила она.

Крепко зажмурившись, она прижалась к его груди в абсолютной уверенности, что он удержит ее. Если она поднимет веки, то увидит перед собой пару темных смеющихся глаз. И это окажется фатальным.

Пруденс безвольно повисла в его руках, прислушиваясь к шуму в комнате. Бартлетт, судя по всему, раздобыл перья и теперь хотел зажечь их у нее под носом.

Лорд Каррадайс возражал, заявив, что у жженых перьев отвратительный запах.

Бартлетт говорил, что в этом весь смысл.

Лорд Каррадайс ответил, что не желает, чтобы это ужасное событие усугублялось отвратительным запахом. Бартлетт его очень обяжет, если унесет перья, а вместо них принесет стакан воды.

Бартлетт фыркнул. Запах мускуса растаял, и Пруденс решила, что дворецкий отправился за водой.

Дядя Освальд рылся в сумочке Пруденс, причитая, что женщины вечно расстраивают своим недомоганием мужчин – очень расстраивают! Почему, черт возьми, она не взяла с собой нюхательную соль?

Герцог – настоящий герцог, – судя по всему, нашел горничную Пруденс и пытался выяснить, может ли Лили чем-нибудь помочь. Но Лили, совершенно ошеломленная знатной компанией, в которой оказалась, снова и снова повторяла герцогу, путая титулы:

– Я не знаю, ваше высочество. С ней раньше такого не было.

Пруденс снова стал разбирать смех. Она шевельнулась и тут же почувствовала, что ее сжали сильнее.

– Если вы засмеетесь, я брошу вас в камин, вслед за счетами от моего портного, – прошептал лорд Каррадайс, почти прижавшись ртом к ее уху. – Вы прекрасно разыграли обморок. Но если засмеетесь, то все погубите.

Он знал, что она притворяется. И продолжал поразительно интимно держать ее. Пруденс напряглась от возмущения. Вдруг до нее дошел смысл его слов.

Счета его портного? Любовная переписка, которую он с душераздирающим видом пытался спасти из огня, была счетами портного? Она сильнее сжала подрагивающие губы. Он настоящий дьявол. А она-то переживала, что сожгла бумаги. Счета от портного!

– Отпустите меня сейчас же, – прошипела она сквозь сжатые губы.

Лорд Каррадайс и не подумал подчиниться. Вместо этого он встряхнул ее самым провоцирующим образом.

– Отпустите ее сейчас же! – неожиданно громким эхом повторил ее слова дядя Освальд.

– Не беспокойтесь, я ее не уроню, – беззаботно сказал лорд Каррадайс и снова встряхнул Пруденс. – Я просто хочу, чтобы в ее легкие попало больше воздуха. Но если вы настаиваете, я положу ее на диван.

Пруденс почувствовала, что ее опускают на что-то мягкое. Ладья Клеопатры, подумала она. Когда его руки покинули ее, она вздохнула. С облегчением, сказала себе Пруденс.

– Может быть, найти карету и отправить ее домой? – послышался мягкий голос герцога Динзтейбла.

– Да-да! – с явным облегчением воскликнул дядя Освальд. – Ее сестры знают, что делать. Оставим дамские недомогания дамам. Ты, девушка, как там тебя! – обратился он к Лили. – Присмотри за своей хозяйкой, пока... Черт! Я отослал карету домой. Думал, что долго здесь пробуду. – Он повернулся к герцогу. – Может быть, можно найти коляску? Только пусть ваш человек ее сначала осмотрит. А то мне недавно попалась коляска, которая провоняла луком! И пусть проверит сиденья, на тот случай если моей племяннице придется прилечь. Нет, я все сам проверю. После этой суматохи мне просто необходимо выйти на свежий воздух. – Он повернулся к Лили и грозно рявкнул: – Не оставляй ее ни на минуту!

– Да, сэр Освальд, – испуганно пролепетала девушка.

Пруденс знала, что Лили присела в реверансе. Она услышала, что дядя Освальд и герцог вышли из комнаты. Наступила тишина. Она осталась одна. То есть с лордом Каррадайсом и Лили. Это... из ряда вон.

Не двигаясь, едва дыша, прикрыв глаза, Пруденс обдумывала решение. Ладья Клеопатры была удивительно удобной. Она все-таки развалилась на ней, вдруг сообразила Пруденс и с трудом удержалась от смеха.

– Лили, так кажется? – обратился к горничной лорд Каррадайс. – Могу я попросить тебя сбегать на кухню к миссис Хендерсон, экономке, и попросить у нее флакон с нюхательной солью?

– Да, сэр, конечно, но... – Она замялась.

Лорд Каррадайс усмехнулся.

– Ты же не думаешь, что я обижу твою хозяйку, Лили? – вкрадчиво спросил он.

Пруденс пошевелилась. Ни одна женщина не сможет устоять перед таким голосом, что уж говорить о Лили, простой деревенской девушке. Пруденс решила дать Лили повод остаться и тихо застонала, словно вот-вот придет в себя.

– Видите? – же сказал лорд Каррадайс. – Она сейчас очнется. Скорее бегите за солью, милая девушка.

– Но сэр Освальд сказал... Мне нельзя остаться?

– А что, если она снова потеряет сознание, Лили? Ты такая маленькая и хрупкая, ты ее не удержишь. Думаю, остаться лучше мне.

«Маленькая и хрупкая», – возмутилась про себя Пруденс. В Лили добрых девяносто килограммов, как-то она одним ударом свалила с ног нахального лакея. Лорд Каррадайс действительно повеса! Олицетворение зла. Ни слова правды!

– Слушаюсь, сэр, – с обожанием в голосе пролепетала потрясенная Лили. – Так будет лучше. Я сейчас принесу соль, не беспокойтесь.

– И сердечные капли, – заботливым тоном добавил лорд Каррадайс. – Миссис Хендерсон знает какие.

В комнате стало тихо. Пруденс вдруг ногами ощутила тепло. Он имел дерзость сесть на диван рядом с ней! Так близко, что она даже сквозь юбки чувствовала жар его тела. Она осторожно приподняла веки и тут же встретилась взглядом с самыми темными и самыми живыми глазами, какие ей только доводилось видеть. Лорд Каррадайс наклонился к ней, держась рукой за золоченое резное изголовье канапе, не касаясь Пруденс, но поймав ее в ловушку.

– Вам лучше? – улыбнулся он.

«Такие улыбки нужно запретить законом», – подумала ошеломленная Пруденс. Но он, без сомнения, столь же ласково улыбался ее впечатлительной горничной.

– Вы прекрасно знаете, что я не теряла сознания. В сущности, вы должны быть мне благодарны за этот спектакль.

– О, я вам правда очень благодарен, – сказал он, не переставая улыбаться, и она почему-то сразу поняла, что он вспомнил, как баюкал ее на руках.

Пруденс, вжавшись в подушки, пыталась отстраниться от него. Она едва дышала. Он с пониманием улыбнулся ей, словно прочитал ее тайные мысли и желания. Если бы он знал, как они противоречат ее принципам! Защищаясь, она перевела взгляд на его рот. Очень красивый рот. Красиво очерчен и создан для улыбок. И для поцелуев.

– Убирайтесь! – Она уперлась рукой в широкую грудь. – Отпустите меня.

– Не нужно так на меня смотреть, – мягко сказал он. – Слишком поздно пытаться бежать.

И с этими словами он накрыл ее рот поцелуем.

Глава 5

Я... в полном смятении... что может быть соблазнительнее такой сцены...

У. Конгрив[5]

Этот поцелуй был совсем не похож на первый. От того быстрого, украденного поцелуя из ее головы изгладились все мысли, а губы долго покалывало.

Этот был более... более... Вот именно! Более.

Ее и раньше целовали, но так – никогда. Его твердые, уверенные губы лишили ее воли. Такова власть наслаждения. Его горячий бархатистый язык ласкал ее.

Она чувствовала его вкус. Вкус недавно выпитого бренди, но кроме этого, что-то жаркое, дурманящее... неодолимо соблазнительное.

Помимо своей воли она подалась ему навстречу. Ее пальцы запутались в его волосах.

Нужно остановить его... но как это сделать, если от его действий она лишилась здравомыслия... всяких принципов... решимости. Это было волшебно... Должно быть, это грех. Это так... Пруденс была не в состоянии думать. Она могла только держаться за него, беспомощная... завороженная... очарованная захлестнувшими ее ощущениями.

Его язык двигался в медленном неумолимом ритме. Лихорадочный прилив наслаждения захлестнул ее. Она никогда не испытывала ничего подобного. Ее рот и тело были одержимы жаром и наваждением.

Мгновение спустя она поняла, что поцелуй кончился. Она попыталась собраться с мыслями, но лишь моргая смотрела на его рот и удивлялась сумбуру, который он вызвал в ее душе... и еще вызывает. Кто мог подумать, что губы способны сотворить такое? И язык. Ее снова обдало жаром, и она вспыхнула.

Пруденс старалась выровнять дыхание, обрести самообладание, но жаркий взгляд лорда Каррадайса опалял ее сознание. Она не смела поднять на него глаз. Она в состоянии смотреть только на его сбившийся галстук. Но не могла отвести взгляда от его рта.

Она не представляла, что мужской рот может быть таким мужественным и в то же время красивым. Она думала о том, как эти губы привели ее в состояние восторга, и на мгновение прикрыла глаза. Его запах дразнил ей ноздри. Она сможет когда-нибудь это забыть? Слабый запах бренди, одеколона, мужчины, страсти.

Лорд Каррадайс отрезал ей путь к бегству. Везде, где соприкасались их тела, ее будто жгло огнем. Его рука с длинными пальцами покоилась на ее плече, другая так близко от ее левой щеки, что она чувствовала ее жар. Если она чуть повернет голову, ее лицо окажется в его ладони. Он склонился над ней, его грудь всего в дюйме от нее, он дышит тяжело и хрипло, словно после долгого бега. При каждом вздохе его жилет задевает ее грудь. От этого легкого прикосновения незнакомая дрожь пронзает все тело.

Пруденс затаила дыхание и закрыла глаза. У нее не было желания убежать. Она знала, что должна это сделать, но чувствовала сладкую истому... жар, волнение и предвкушение чего-то неведомого.

Она открыла глаза и заставила себя посмотреть на него. Ей нужно его видеть, нужно понять, о чем он думает. Лорд Каррадайс смотрел на нее, и на этот раз в его темных глазах не было насмешки. Он казался... почти потрясенным. Между бровями залегла тонкая морщинка. Он смотрел на нее напряженно и немного озадаченно, словно она была какой-то загадкой, тайной.

– Черт побери, кто вы, мисс Пруденс Мерридью? – пробормотал он.

Этот вопрос подействовал на нее как ушат холодной воды. Пруденс пришла в себя.

– Простите, лорд Каррадайс, я не хотела создавать проблем, – сказала она дрожащим голосом, едва удерживаясь от слез. – Я лгала, чтобы защитить своего настоящего жениха. Он младший сын со скромными перспективами и целиком зависящий от доброй воли моего деда.

– Я не это имел в виду. – Вибрации его голоса отдались в ее теле.

У нее вдруг перехватило горло, и она резко втянула в себя воздух. Ошеломленная вихрем чувств, она пыталась обрести спокойствие. Проглотив ком в горле, Пруденс облизала пересохшие губы. Ошиблась, тут же решила она, когда его взгляд стал жарким, а красивые насмешливые губы изогнулись, выражая незнакомую ей эмоцию. И не успела она слова вымолвить, как он снова поцеловал ее.

Пруденс чувствовала, как ее тело выгибается навстречу ему, рот приоткрылся в ожидании. Ее снова затянуло в темный водоворот, в омут неведомых ощущений. Холодные металлические пуговицы его жилета впивались в тонкую ткань, облегающую ее грудь. Жар и мощь его тела волнами расходились сквозь одежду. Пруденс снова задрожала.

Вдруг его рука легла ей на грудь, лаская и дразня, и от этой незнакомой ласки в ней запульсировала каждая жилка. Пруденс затрепетала и вздохнула. С его губ сорвался какой-то звук.

Он образумил Пруденс – она услышала в этом звуке мурлыканье самодовольного кота. Крайне самодовольного. Было в этом звуке что-то глубокое, обольстительное и... грешное. Она с ужасом сообразила, что делает. Она в доме незнакомого мужчины – незнакомого герцога! Разлеглась на манер падшей женщины на этой странной козетке в египетском стиле и позволяет мужчине, с которым только что познакомилась, ужасные вольности. Более того, знаменитому повесе. Мужчине, которого – она могла судить по тому, как он обошелся с ней, – совершенно не волнуют правила приличия и хорошего тона. Он ведь знает, что она помолвлена.

Боже милостивый! Что она ему позволяет? Она его даже не знает. А того, что ей известно, достаточно, чтобы остерегаться его. Он ввел ее в заблуждение относительно своего имени и титула, насмехался над дядей Освальдом. Он растрепан и небрежно одет. Его подбородок покрыт щетиной...

Пруденс старалась не думать о том, как сладостно эта щетина щекотала ей кожу.

Он всю ночь кутил. Он по утрам пьет бренди. Привкус алкоголя до сих пор у нее во рту. Она почувствовала, как при этой мысли кровь прилила к ее щекам. Он всем известный повеса... и она, Пруденс Мерридью, едва познакомившись с ним, позволила ему невообразимое.

Даже теперь он гладит ее по бедру. Другая рука ласкает грудь. И хуже всего...

Хуже всего не то, что она это позволяет, а то, что ей это нравится. Более чем нравится.

«Женщина, всего лишь не заслуживающий доверия сосуд зла, раба своих низменных инстинктов», – эхом прозвучал в ее голове голос дедушки. Пруденс похолодела. Она всю жизнь боролась с ужасными воззрениями деда. Она не сосуд зла, не беспомощная женщина. Она никогда не была ничьим рабом. Она очень собой гордилась за это.

И вот посмотрите на нее! Беспомощно раскинулась под мужчиной весьма свободных правил и ждет большего!

Хотя она и помолвлена... Как может порядочная помолвленная девушка наслаждаться недозволенными заигрываниями незнакомца? Все ее принципы и убеждения превратились в дым, побежденные обычными уловками повесы.

Лорд Каррадайс наклонился и снова поцеловал ее. Его язык пытался проникнуть сквозь ее сомкнутые губы. Гидеон нежно покусывал ее нижнюю губу, требуя впустить его. Ее тело стремилось открыться ему и позволить все, что он хочет.

«...раба своих низменных инстинктов...»

Это не было для нее первым зовом инстинкта, но она не будет ничьей рабыней. Ее застали врасплох, но она женщина с твердыми принципами. Или пытается ею быть. Пруденс оттолкнула его.

– Отпустите, меня, сэр, – резко сказала она. – Я хочу встать.

К несчастью, ее слова прозвучали слабо, почти мечтательно и совершенно неубедительно. Она ужаснулась, что еще держит в своих ладонях его лицо. Как она могла это допустить?

Гидеон посмотрел на нее, и его взгляд взял ее в плен. Но выражение его глаз вдруг изменилось, в них снова появилась насмешка. Он чуть отодвинулся, глубоко вздохнул и совершенно непростительно рассмеялся.

– Сомневаюсь, что вы можете встать. – В его глазах блеснула уверенность и самодовольная мужская гордость. И чувство собственника.

Он думает, что она в его власти.

Эта мысль, как ничто другое, воскресила ее решимость. Может быть, он повеса, но Пруденс Мерридью не падшая женщина! Даже если она вела себя подобным образом одно или два мгновения. Или три.

Силы небесные! В любую минуту в комнату могут войти Лили или этот отвратительный камердинер – не говоря уже о герцоге или дяде Освальде – и застать ее развалившейся на канапе рядом со знаменитым повесой! Да она скорее умрет.

– Я сказала, отпустите меня, сэр!

На этот раз ее голос прозвучал внушительнее, с удовлетворением заметила Пруденс. Даже если ее тело еще во власти истомы и сладкой дрожи.

Лорд Каррадайс улыбнулся, с вызовом тряхнул головой и сильнее сжал ее в объятиях. Он наклонился, явно собираясь снова поцеловать ее. Она не могла этого допустить. Даже одного поцелуя, хотя ее тело молило об этом. Нужно вырваться из его власти. Чем дольше длится этот интимный контакт, тем слабее ее решимость. И сильнее желание снова испытать прикосновение его рта к ее губам...

Пруденс запаниковала.

– Дайте мне встать! Хватит с меня ваших грубостей, сударь.

Она заметила, что машинально копирует тон дяди Освальда, но это лучшее, что она могла сделать. Лорд Каррадайс вопросительно поднял бровь.

– Грубостей?

– Я хочу встать, сэр, – вспыхнула Пруденс. – Я уже вполне здорова.

– Но это было так восхитительно – привести вас в чувство подобным образом, – дерзко протянул он.

Так вот оно что! Он играет в свои игры! Решительность Пруденс мгновенно ожила.

– Отпустите меня, сэр! – Она подняла руку, чтобы оттолкнуть его. Сумочка по-прежнему болталась у нее на запястье.

– Нет, – улыбнулся он. – Думаю, вас нужно еще немного оживить.

– Пожалуйста, отпустите меня!

Он покачал головой.

– Ну если вы не хотите по-хорошему... – Пруденс ударила его сумочкой по голове.

Раздался стук. Грейс использовала для подарка первоклассный картон и, украсив его египетскими божествами, основательно покрыла сумочку лаком.

– Ой! Черт побери, что...

Она попыталась оттолкнуть его, но он крепко ее держал. Тогда она ударила его снова.

– Проклятие! – Гидеон поднял руку, чтобы перехватить ее сумку, и его объятия ослабли.

Пруденс, воспользовавшись возможностью, неуклюже соскользнула на пол. Она вскочила на ноги, колени у нее дрожали. Поэтому она спряталась за инкрустированным письменным столом из черного дерева, незаметно опираясь на него.

– Как вы смели на меня так наброситься?!

– Наброситься? – Он потер голову. – И у вас хватает духу обвинять меня, после того как вы атаковали меня этой ужасной сумкой? Какого дьявола?

Пруденс не обращала на него внимания.

– Я не такая, как вы, лорд Каррадайс!

Он перестал потирать ушибленный лоб и, взглянув на нее, с насмешливым упреком сказал:

– Думаю, Пруденс, теперь нам обоим понятно, что вам нравятся такие, как я.

И улыбнулся возмутительно притягательной улыбкой. Пруденс игнорировала притягательность и сосредоточилась на возмущении.

– Вы ошибаетесь. Мне решительно не нравятся такие, как вы! – весьма убедительно, по ее мнению, произнесла она.

Его глаза блеснули. И он потихоньку подкрался к ней.

– Уверяю вас, вы ошибаетесь. Думаю, нам нужно снова проверить эту теорию.

Господи! Он снова собирается ее поцеловать. Его глаза вспыхнули жарким огнем, который она уже научилась распознавать. Она не может позволить ему прикоснуться к себе. Пруденс спряталась за стол.

– Прекратите сейчас же! Я не для вас, лорд Каррадайс.

На его лице появилось напускное сокрушенное выражение.

– Ах, но ведь нас просто влечет друг к другу...

– Я сказала вам, что помолвлена! – в отчаянии воскликнула Пруденс.

– Ах да, я совсем забыл, – улыбнулся лорд Каррадайс, снова потирая голову. – Вы помолвлены с герцогом Динзтейблом, или со мной, или с младшим сыном без особых перспектив. Я забыл, с кем именно.

– Вы прекрасно знаете, что я не помолвлена ни с вами, ни с герцогом, – отрезала Пруденс. – Я объяснила, что это была ошибка.

– Ошибкой было оставить у вас в руках этот чертов ридикюль, – удрученно сказал лорд Каррадайс. – Из чего, скажите на милость, он сделан? Из дерева?

– Из картона! Не понимаю, почему вас это интересует, это не ваша забота...

– Именно моя, потому что меня стукнули им по голове! У этой сумки дюжина острых углов, она тяжелая как свинец. И к тому же она просто уродливая. Почему вы носите с собой сумку, которая весит тонну и, на мой взгляд, абсолютно не подходит к вашей обуви?

– Причина, по-моему, ясна даже вам, – язвительно заметила Пруденс. – Девушке в Лондоне просто необходимо иметь под рукой увесистую сумку, разве не так? Особенно когда девушка наносит визиты. Кроме того, она совсем не уродливая. Это подарок, дело рук моей младшей сестренки, поэтому для меня она более ценная, чем вся ужасная и дорогая мебель в этой комнате.

– Я совершенно с вами согласен.

Пруденс взглянула на него, прищурив глаза. Она ни на йоту не верила его словам.

В его улыбке не было и намека на раскаяние.

– Эта мебель действительно просто ужасна. Мать Эдуарда намеревалась лет семь-восемь назад дать обед в стиле фараонов, ожидая, что сын вступит в светское общество. Однако по причинам, которые мы не станем сейчас обсуждать, это оказалось напрасным. И дом теперь наполнен вышедшей из моды мебелью. Самое скверное, что Эдуард совершенно не интересуется мебелью, он оставил все как есть, и это оскорбляет вкус чувствительных людей. Вас по крайней мере извиняет то, что эту отвратительную сумку навязала вам малютка.

– Грейс не малютка, и она мне ничего не навязывала. По счастью, меня очень любят... – Она умолкла и сделала глубокий вдох, стараясь обуздать свой нрав. – Хватит обсуждать мою сумку, – с достоинством сказала она. – Она не имеет никакого значения.

– Посмотрите только на оставленные ею синяки. Пруденс не смогла удержаться и взглянула на его лоб.

Там действительно виднелось несколько слабых красных отметин. Она виновато посмотрела ему в глаза и увидела там насмешливые искорки. В этом повесе нет ни тени раскаяния.

Она сотрет с его лица эту самоуверенную улыбку. Пруденс открыла было рот, как от двери послышалось:

– Я вижу, вы совершенно оправились. – На пороге стоял герцог.

Пруденс задалась вопросом, как долго он здесь стоит. Судя по выражению его лица, по едва заметной улыбке, он довольно давно наблюдал ее общение с лордом Каррадайсом, А она совсем не хотела, чтобы этому были свидетели. Краска смущения залила ей щеки.

– Да, ваша бледность совсем прошла, – произнес герцог таким вкрадчивым голосом, что это только усилило ее подозрения. – Сэр Освальд наконец сумел выбрать подходящую коляску, а ваша горничная ждет вас в холле с нюхательной солью.

– А ваш нареченный проводит вас до двери, – учтиво добавил лорд Каррадайс, – если вы проинформируете, кто из нас им является. – Он протянул ей руку, словно насмехаясь над светскими манерами.

Этот человек просто невыносим.

– Вы прекрасно знаете, что я ни с кем из вас не помолвлена! – Пруденс вскинула подбородок и собралась уйти.

Лорд Каррадайс положил ладонь на ее руку.

– Но если вы тосковали по мне четыре с половиной года, думаю, вы заслуживаете жениха.

– Тосковала? – оскорбилась Пруденс. – Никогда не находила удовольствия в таком бессмысленном занятии! А если такое и случалось, я тосковала не по вам, лорд Каррадайс!

– Но теперь вы лучше меня узнали, – подмигнул он. – Вы будете тосковать по мне, Пруденс. Будете.

Это были оскорбительные слова. Особенно сейчас, когда она еще чувствовала на своих губах отпечаток его рта. И помнила вкус его поцелуев. Пруденс перевела взгляд от искрящихся весельем глаз на сильную руку.

Он совершенно неисправим. И невероятно очарователен. Но она не поддастся этому очарованию, не позабавит легкомысленного повесу.

– Отпустите меня! – сердито сказала она.

– Никогда, любовь моя. Я никогда не расстанусь со своей возлюбленной, – томно возразил он.

– Прекратите! Я сказала вам правду! – воскликнула Пруденс, безуспешно пытаясь выдернуть руку. Она повернулась к герцогу и торопливо объяснила: – Прошу извинить меня за обман, ваша светлость. Последние четыре с половиной года я действительно была помолвлена с человеком по имени Филипп Оттербери. И лорду Каррадайсу известно, почему я не могла открыть это своему дяде! – Она снова попыталась высвободить руку. – А теперь отпустите меня! – И Пруденс в четвертый раз нацелилась сумочкой в голову лорда.

На этот раз Гидеон оказался проворнее. Отпустив ее руку, он пригнулся, и злосчастная сумочка, не причинив никакого вреда, угодила ему в плечо. Рассмеявшись, он посмотрел на Пруденс и увидел, что она не оглядываясь выбежала вон из комнаты. Мгновение спустя хлопнула входная дверь.

– Какая необыкновенная молодая леди, – задумчиво сказал герцог.

– Да уж, – состроил унылую гримасу Гидеон.

– Не думал, что когда-нибудь увижу женщину, которая так решительно тебя отвергнет.

– Я нахожу это довольно пикантным.

– Разумеется. Упрямство всегда было отличительной чертой Пентейтов. – Герцог рассеянно улыбнулся. – Как я понял, несмотря на чепуху, которую наболтал ее пожилой родственник, ваше знакомство с ней весьма недавнее.

Гидеон усмехнулся и посмотрел на стоявшие на каминной полке часы.

– Недавнее – точное слово. Могу сказать, что знаком с Пруденс Мерридью около сорока минут.

Герцог приподнял бровь:

– Она не одна из... твоих...

Гидеон снова рассмеялся:

– Боже правый! Конечно, она не из «моих». Следовало бы лучше разбираться в этом, Эдуард. У меня весьма разнообразные подружки, но среди них нет юных невинных созданий, а мисс Мерридью, без сомнения, юна и невинна. Кроме того, ни одна уважающая себя особа даже в страшном сне не разыграла бы такую абсурдную сцену.

– Да, я заметил, что она не в твоем обычном стиле, – кивнул герцог. – А ты... ты заинтересовался ею, Гидеон.

Гидеон смутился, задумался, но ничего не ответил. Потом беспечно пожал плечами:

– Ты же знаешь, я не интересуюсь невинными крошками.

– Что ж, тогда я, пожалуй, продолжу знакомство с мисс Мерридью.

– Боже милостивый, зачем?

– Ты так быстро забыл цель моего визита в Лондон?

Гидеон нахмурился, закинул ногу на ногу и тщательно разгладил ткань панталон.

– Разумеется, нет. Ты покинул дорогие твоему сердцу горы и пустоши с абсурдной целью сунуть голову в петлю брака.

– Если я сделаю правильный выбор, петли не будет, – мягко улыбнулся Эдуард.

Гидеон фыркнул:

– Правильный выбор? Как ты узнаешь, что он правильный? Как вообще кто-нибудь – не важно, мужчина или женщина – может сделать верный выбор? Мы же с тобой понимаем, что супружество ни для женщины, ни для мужчины не является лучшим выбором?

– Да, но...

– Вступая в брак, никто не знает, что его ждет. Это одна из отвратительных шуток судьбы.

– Вероятно, ты прав, но это должно быть сделано. Я ношу древнюю фамилию, кузен. С этим, как и с титулом, приходится считаться. Мои собственные желания и страхи – ничто по сравнению с этим. Жениться – это мой долг. Как и твой, хотя я знаю, что ты решительно настроен против этого.

– Долг, – снова фыркнул Гидеон.

– Поскольку выбор жены дело не простое, – продолжал герцог, – я тщательно все продумал. И, следуя своему плану, могу свести риск к минимуму. Естественно, мне не нужна красивая жена – мы оба знаем почему. Мне подойдет скромная девушка, с.которой мы станем друзьями. Если с обеих сторон не будет сильных эмоций, риск окажется минимальным. Кроме того, красивые женщины меня нервируют.

– Да, я знаю, – нахмурился Гидеон. – Тогда почему ты говоришь о мисс Мерридью?

Герцог удивленно посмотрел на кузена.

– Во всяком случае, она не красавица.

– Что? – Гидеон выпрямился в кресле. – Согласен, она не банальная светская красотка, а...

– А совсем наоборот. Я нахожу ее весьма заурядной, и это успокаивает.

– Заурядной? – с неудовольствием повторил Гидеон. – Боже мой, да что с тобой происходит? Ты недавно сам сказал, что она необыкновенная.

– Да, конечно, – ласково пробормотал Эдуард. – Я имею в виду заурядную внешность. Весьма скромную.

– Скромную! У тебя что, с глазами не в порядке? Да в ней нет ни тени заурядности и скромности. Эти глаза, волосы, улыбка! Пруденс Мерридью от макушки до кончиков пальцев – настоящая драгоценность!

– Драгоценность, говоришь? – Герцог задумчиво посмотрел на кузена и улыбнулся. – Пусть будет так. Я неправильно выразился. Во всяком случае, она не заставляет меня нервничать.

– Тогда ты совсем глуп. – Гидеон потер голову. – Меня она чертовски волнует! Никогда не знаешь, что эта крошка сделает в следующую минуту. – Он откинулся на спинку кресла, воспоминания о недавнем событии вызвали у него слабую улыбку.

Эдуард переплел пальцы и задумчиво сказал:

– Кажется, она весьма интересуется герцогами. Не вижу причин возражать против ее интереса.

Гидеон, прищурившись, посмотрел на кузена.

– Я бы на твоем месте не обольщался. Не знаю, хочет она выйти замуж за герцога или не хочет, но тебе надо немедленно выбросить ее из головы, Эдуард.

– Да, но, если она интересуется герцогами, это счастливое совпадение. Я герцог и приехал в Лондон, чтобы познакомиться с подходящей девушкой. Если ты вспомнишь, это была твоя идея, Гидеон.

– Должно быть, тогда на меня нашло наваждение.

– Мисс Мерридью – единственная женщина, с которой я познакомился в Лондоне.

– Это легко исправить.

– И поскольку она разительно не похожа на девушек, с которыми мне доводилось встречаться прежде, завтра днем я нанесу визит ей и ее дяде.

– Очень скверная идея, – твердо сказал Гидеон.

– Почему?

Гидеон подыскивал причину, по которой его очень богатому кузену и весьма завидному жениху не следует наносить этот визит.

– Думаю, она помешанная, – наконец сказал он.

Герцог даже рот приоткрыл.

– Ты так думаешь?

Гидеон встал и прошелся по комнате.

– Конечно! Она ворвалась сюда без приглашения, на рассвете...

– В половине десятого.

– Вот именно! На рассвете! Наврала, что обручена с тобой! Потом она приняла меня за тебя, а когда появился ее дядюшка, принялась обвинять меня в вероломстве, схватила счета от моего портного и, размахивая ими перед моим носом, швырнула в камин. Наконец, чтобы выйти из положения, она разыграла обморок, а когда я попытался спасти ее от падения и привести в чувство, что она сделала? Ударила меня по уху этой отвратительной миниатюрной копией египетского саркофага, которая весит тонну, объявила, что помолвлена с кем-то еще, и бросилась вон из дома!

Оба молча вспоминали недавно разыгравшуюся сцену.

– Да, – согласился герцог, – она поразительная, невероятная девушка.

Кузены, переглянувшись, расхохотались. Герцог велел подать кофе.

Они молча наслаждались ароматным напитком, размышляя над событиями сегодняшнего утра. Гидеон не мог отделаться от мысли об украденных у мисс Пруденс Мерридью поцелуях. Или, скорее, о своей реакции на них.

На несколько секунд он почувствовал себя неопытным мальчишкой – простой поцелуй незнакомой девушки потряс его, как ничто прежде.

– Еще чашечку, Гидеон?

Гидеон с трудом возвратился к реальности.

– Нет, спасибо. – Он зевнул. – Пойду спать. Увидимся вечером. Мы пойдем... Куда же мы пойдем? – Он нахмурился. – Ах да, в «Олмак».

– Нет, в «Олмак» мы пойдем завтра вечером, – напомнил ему герцог. – У меня еще есть немного времени, прежде чем, собравшись с силами, я ступлю на эту зыбкую трясину и предстану перед очами мамаш, мечтающих пристроить дочерей.

– Прямо шекспировские страсти на рассвете, – пожал плечами Гидеон. – привычка. Если тебе интересно мое мнение, мой кузен, то не обращай на мамаш внимания.

– Можешь не ходить в «Олмак», если тебя это тревожит.

– Меня это совсем не тревожит, как ты знаешь, но нам нужно туда пойти. Ты хочешь найти подходящую молодую леди, там этого добра хоть отбавляй!

– Да, но ты же знаешь, тебе нет необходимости водить меня за руку. Я вполне способен храбро встретить ужасы ярмарки невест, хотя с твоей стороны очень мило составить мне компанию. Кроме того, в походе в «Олмак» нет большой необходимости. Я уже говорил тебе, что намерен продолжить знакомство с мисс Пруденс Мерридью.

– Мисс Пруденс Мерридью совсем тебе не подходит, – нахмурился Гидеон. – Ты говорил, что хочешь выбрать милую, скромную, спокойную, уравновешенную девушку. У нее нет ни одного из этих качеств. У нее ужасный характер. Ты бы видел, как она набросилась на меня всего лишь за критическое замечание о ее безобразной сумке, и только потому, что эту отвратительную вещь изготовила ее младшая сестра. Если бы у меня была сестра, создающая такие антихудожественные безобразия, я бы не появлялся с ними на публике и не набрасывался на безобидного человека, все преступление которого заключалось в том, что он честно высказывает свое мнение. Герцог Динзтейбл усмехнулся.

– Можешь смеяться, Эдуард, но я тебя предупредил, – серьезно сказал Гидеон, тряхнув головой. – У этой девушки, может быть, масса очарования, сладкое личико, но внутри она настоящая маленькая фурия. В «Олмаке», – Гидеон повел рукой, словно фокусник, достающий из цилиндра кролика, – ты встретишь много девушек. Большинство из них милые, спокойные и уравновешенные, некоторые смертельно скучные, если это то, что ты действительно хочешь. И поскольку ты не желаешь иметь красивую жену – за это не осуждаю! – могу тебя познакомить с полными противоположностями. И почти все девушки там скромнее, богаче и гораздо больше подходят тебе, чем мисс Пруденс Мерридью!

– Я не такой ярый приверженец своих требований, – невозмутимо улыбнулся герцог. – Мне не нужно противоядие от невест. Но мисс Пруденс Мерридью... интересная. И ты знаешь, у меня сложилось впечатление, что она хочет выйти замуж за герцога. И если я не увязну на брачном рынке...

– Она сама не знает, чего хочет! – отрезал Гидеон. – И ты – тоже. Эта женщина не для тебя, Эдуард.

– Боже мой! – всплеснул руками герцог. – Я думал, что не доживу до этого момента! Подумать только, я всегда считал Лондон скучным. Какая твердыня пала!

Гидеон возмущенно посмотрел на герцога:

– Тебе известно, что я себе жену не присматриваю. Долг это или нет, супружество совершенно меня не привлекает. Я могу позволить себе удовольствие пофлиртовать, но не более того. И ты отлично знаешь, что я не заигрываю с невинными крошками.

– Я это знаю, старина, – склонил голову герцог. – Это-то и делает историю еще более интересной.

Гидеон нахмурился, но ничего не сказал. Эдуард ошибается. Твердыня не пала. Возможно, Пруденс его немного встряхнула, но он не намерен продолжать эту историю. Ему не нужно встряски. Он этого не хочет. Он вполне доволен своей жизнью. Дальнейшее знакомство с мисс Пруденс Мерридью навлечет беду. Он слишком здравомыслящий человек для подобных приключений.

– И конечно, еще надо иметь в виду Оттербери, – добавил герцог.

– Ты ей поверил? – презрительно сказал Гидеон. – Немногим раньше она заявила, что помолвлена с герцогом Динзтейблом, а ты знаешь, насколько это соответствует истине! Это всего лишь ее очередная фантазия.

– На мой взгляд, она говорила искренне, – пожал плечами герцог.

– Чепуха! Она всего лишь постаралась поставить меня на место.

– Да, – улыбнулся герцог. – И ей это удалось, не так ли?

Сунув руки в карманы, Гидеон закинул ногу на ногу и пристально смотрел на свои начищенные до блеска гессенские сапоги. Да, черт возьми, удалось. Их маленькая стычка взбудоражила ему кровь. Ни одна женщина столь яростно не отвергала его практически сразу после поцелуя, и ему пришлось признаться, что это его заинтриговало. Раньше здравый смысл всегда удерживал его.

– Не думаю, что она назвала первое пришедшее на ум имя, – усмехнулся герцог. – Такие имена не витают в воздухе. Похоже, что... она долго хранила этот секрет. Возможно, долгих четыре года.

– Четыре с половиной.

Гидеон нахмурился и ссутулился в кресле. Вот главная суть слов кузена. Оттербери. Она швырнула ему в лицо это имя и выбежала из дома. Она действительно помолвлена с этим Оттербери? Его, разумеется, это не интересует. Просто любопытно.

Должно быть, этот Оттербери ничем не примечателен. Обычный обыватель. Но как бы то ни было, наверное, в нем есть что-то чертовски особенное, если такая девушка, как Пруденс Мерридью, ждет его четыре с половиной года...

Герцог поднялся и потрепал Гидеона по щеке.

– Сладкие грезы, кузен?!

– Черт бы тебя побрал, Эдуард, – рассеянно ответил Гидеон.

Герцог, мягко усмехнувшись, вышел. Погруженный в мысли Гидеон смотрел на свои сапоги.

Глава 6

Надеюсь, вы далеки от мысли, что мне просто хочется мужа.

У. Конгрив[6]

Карета отъехала от особняка герцога.

– А теперь, милая, я жду объяснений столь экстраординарного...

Пруденс молча указала глазами на Лили, застывшую рядом с ней с каменным лицом.

Но дядя Освальд был натурой решительной. Люди его поколения слуг в расчет не принимали.

– Ну?

– Я все объясню дома, дорогой дядя Освальд, – пробормотала Пруденс. – Я все еще не очень хорошо себя чувствую. – Ее голос сорвался, и она поднесла к носу флакон с нюхательной солью, напоминая о своем недавнем недомогании.

Освальд Мерридью хмыкнул и умолк.

Получив временную передышку, Пруденс прикрыла глаза. Нужно найти выход из этой запутанной ситуации, причем быстро. Ее маленькая хитрость обернулась большими неприятностями.

Кроме того, ее недомогание было не совсем притворным. Сейчас она едва ли могла рассуждать здраво. Ее тело сотрясала дрожь. От негодования, твердила себе Пруденс. Конечно, она расстроена. А какая женщина не огорчилась бы, если бы с ней так неучтиво обошелся... прекрасный незнакомец... идеальный повеса.

Хотя «идеальный» – неподходящее слово. В нем нет ничего идеального!

У нее все еще дрожали ноги. Тряслись руки. Даже внутренности, казалось, содрогались.

Неудивительно, твердо сказала она себе. Ей пришлось воспользоваться сумкой, чтобы защитить свою честь. Любую леди из приличной семьи подобные переживания выбили бы из колеи.

Но ее это не расстроило, а... воодушевило. Взволновало. Восхитительные ощущения волнами расходились по ней.

– Тебя лихорадит? – спросил дядя Освальд. – Без сомнения, ты заболела...

Пруденс резко открыла глаза и почувствовала, что заливается краской.

– Не всякий день девушке выпадают такие испытания, поэтому я не удивлюсь, что у тебя сердцебиение. – Дядя Освальд наклонился к Пруденс и внимательно посмотрел на нее. – Да, на щеках лихорадочный румянец. А всему виной проклятая ветчина, которую ты ела за завтраком. Красное мясо совершенно не подходит юным девицам. Оно разжигает страсть. Думаю, тебе нужно промыть желудок.

Отказываясь от комментариев, Пруденс откинула голову на кожаную подушку и закрыла глаза. Это не кусочек ветчины разжег ее страсти, это...

Нет! Нельзя думать о лорде Каррадайсе. Ее сжигает негодование, а не страсть! Ей нужно решительно выбросить его из головы. Кроме того, нужно придумать, как выпутаться из создавшегося положения. От этого зависит судьба ее сестер.

Но стоило ей закрыть глаза, она могла думать только о том, как потемнели его глаза, когда его губы коснулись ее рта...

Когда они приехали домой, дядя Освальд объявил, что у нее лихорадка, и велел немедленно отправляться в спальню. Несколько минут спустя он принес Пруденс чашку отвратительно пахнущего травяного отвара, сказав, что это прекрасное слабительное, и велел выпить все до последней капли. Пруденс не оставалось ничего другого, как подчиниться. Она покорно осушила чашку и легла в постель обдумать возникшие проблемы.

Мысли вихрем кружились в ее голове, Пруденс не находила выхода. Но ведь должен же быть какой-то способ поддержать сестер. Она обдумывала все возможные варианты. Наверное, можно устроиться экономкой или гувернанткой... но даже если ей станут хорошо платить, что сомнительно, вряд ли на эти деньги она сумеет содержать четырех сестер. Как ни крути, горькая правда заключалась в следующем: одна из сестер должна выйти замуж. Так или иначе, она должна заставить дядю Освальда изменить свое решение.

Наконец Пруденс занялась тем, что делала всякий раз, когда требовалось найти решение, – начала писать письмо Филиппу. Его долгое молчание могло иметь какое-то значение. С одной стороны, письма из Индии иногда идут годами, а то и вовсе теряются. Но с другой... Что это? Умышленное молчание или случайная задержка? Ей нужно знать свое положение, и все, что она могла сделать, – написать и спросить.

Она закончила письмо как раз перед тем, как к ней в спальню вошла служанка. Увидев, что Пруденс совершенно пришла в себя и встала, девушка присела в реверансе и сказала:

– Мисс, сэр Освальд просил сказать, что, если вы поправились, он будет рад видеть вас в Желтом салоне в четыре часа.

У Пруденс сердце упало.

– Спасибо, Лили. Пожалуйста, передай сэру Освальду, что я приду.

Лили повернулась к двери, но Пруденс остановила ее:

– Лили, у тебя не было неприятностей? Я имею в виду из-за того, что ты меня сопровождала. Ты должна мне сказать, чтобы я могла возместить убытки.

– Нет, мисс. Правду говоря, сэр Освальд поворчал немного, но он знает, что я всего лишь подчинилась вашему приказу.

– Так, значит, никаких неприятностей?

– Нет, мисс. Правда, старик Ниблетт отчитал меня, но это меня не волнует.

– Дворецкий? О Господи! Я с ним поговорю. Мне очень жаль, что я впутала тебя в эту историю, Лили.

– Мисс, не расстраивайтесь из-за старого Ниблетта, – улыбнулась Лили и с притворной скромностью расправила передник. – Он ворчал от ревности. Он никогда не бывал в доме настоящего герцога, а я, невежественная деревенская девушка, была! И разговаривала с герцогом! И его красавец кузен, лорд, назвал меня маленькой и хрупкой! Так что, слово даю, старик Ниблетт ревнует. – Лили подмигнула хозяйке и выбежала из комнаты.

Ровно в четыре часа Пруденс подошла к Желтому салону, сделала глубокий вдох и постучала в дверь.

– Простите, дядя Освальд, – поспешила она объясниться. – Надеюсь, вы не слишком расстроились. Я понимаю, что все произошло по моей вине. Я много думала о том, как могла совершить такую оплошность, и пришла к выводу, что лорд Каррадайс подкупил меня комплиментами, а я приняла их за нечто большее – как говорится, выстроила замок на песке. Девушки в юном возрасте всегда очень романтичны.

Лицо сэра Освальда смягчилось.

– Да, не сомневаюсь, ты к комплиментам не привыкла. Неудивительно, что этот прожигатель жизни так легко вскружил тебе голову.

Смирив гордость, Пруденс кивнула.

– Во всяком случае, я не видела его больше четырех лет, так что беспокоиться не о чем.

– Ты уверена, милая?

– Уверяю вас. Мы впервые встретились сегодня утром. По крайней мере это была правда.

– Что ж, не могу сказать, что мне это нравится. И не могу понять, почему он назвался герцогом Динзтей...

– Это тоже моя вина, – перебила его Пруденс. – Я ошиблась, а он меня не поправил.

– Но позволить тебе четыре с половиной года называть его чужим именем. – Сэр Освальд покачал головой.

Пруденс чувствовала, что краска заливает ей лицо. Доброту дяди тяжелее вынести, чем любые выговоры и окрики.

– Не нужно краснеть, моя дорогая, – хрипло сказал пожилой человек. – Думаю, дело совсем не в именах и титулах, а в любовной чепухе. Я прав?

Пруденс кивнула, ее щеки горели огнем.

– Так я и думал. У этого шалопая весьма свободные манеры! А теперь, прежде чем оставить эту тему, я спрошу тебя еще раз – возможно, в присутствии сестер ты не хотела в этом признаться – этот мошенник неучтиво с тобой обошелся? Ты понимаешь, что я имею в виду, милая?

Пруденс вспоминала, как губы «мошенника» накрыли ее рот. Как его длинные пальцы ласкали ее грудь, и от этого сладостная дрожь охватывала все ее тело, мгновенно воскресая при малейшем воспоминании. Да, она прекрасно понимала, что имеет в виду сэр Освальд. Став совершенно пунцовой, Пруденс понурила голову и тихо сказала:

– Нет, дядя Освальд, лорд Каррадайс меня и пальцем не тронул.

– Хм! Вот уж не ожидал. Такие повесы, как лорд Каррадайс, даром времени не теряют, – угрюмо сказал сэр Освальд. – Жаль.

Пруденс изумленно уставилась на него. Сэр Освальд заметил ее взгляд.

– Этот Каррадайс – лакомый кусочек. Пруденс все еще ничего не понимала.

– Я вовсе этого не одобряю, но если были бы какие-нибудь проделки, то для тебя это было бы неплохо, – объяснил дядя Освальд. – Ты устроилась бы должным образом.

– Но пожелал бы этого лорд Каррадайс? – срывающимся голосом сказала Пруденс. – С его репутацией повесы... не могу себе этого представить.

– Супружество придает повесе респектабельности. Пруденс этого не понимала. Ей казалось, что, если мужчина вступит в брак под давлением обстоятельств, у него не будет ни малейшего желания изменить свои беспутные привычки. Она считала, что в этом случае повеса будет продолжать повесничать. Она жалела женщину, которая станет женой этого повесы, поскольку та наверняка будет несчастной.

Наверняка.

Хотя будут некоторые компенсации, с легкой завистью подумала Пруденс, вспомнив восхитительные мгновения на ладье Клеопатры.

– Но поскольку он не делал попыток затеять какие-нибудь плутни, мы не можем заставить его жениться.

Пруденс возмущенно выпрямилась в кресле.

– Я никогда не позволю заставлять человека жениться на мне, флиртовал он со мной или нет. Сама мысль об этом отвратительна. Это будет просто унизительно.

– Хм! Не стоит называть такую выгодную партию унизительной, дитя мое. Не важно, как до этого дошло, но хорошая партия есть хорошая партия. И не могу отрицать: лорд Каррадайс лучше, чем я мог мечтать.

– Думаю, это было бы ужасно, – горячо возразила Пруденс. – Выйти замуж за мужчину, который не испытывает к тебе никаких чувств, только для того чтобы предотвратить маленький скандал!

– Ты вела уединенную жизнь, – просто сказал сэр Освальд, – и не понимаешь этих вещей. – Он вздохнул. – Но вопрос чисто теоретический, поскольку этот шалопай тебя и пальцем не коснулся и ничего письменно не обещал. Какая удача, что в Норфолке он не столкнулся с твоими прелестными сестрами, – фыркнул сэр Мерридью, – хотя в то время они были совсем детьми. Не могу представить ни одну из этих нежных красавиц в объятиях знаменитого повесы. Хорошо, что это оказалась ты, Пруденс, правда?

Пруденс только посмотрела на него. Даже ради того, чтобы выпутаться из затруднительного положения, она бы не призналась, что слишком невзрачна.

– Да что я говорю! – извиняющимся тоном произнес дядя Освальд. – Я совсем не хотел сказать, что это удача. Ведь он разбил твое нежное сердце. Не привыкшая к восхищению мужчин, ты встретила на своем пути лондонского повесу. Ведь твое сердечко таяло, словно воск, бедная девочка? – Дядя наклонился вперед и неуклюже похлопал Пруденс по колену. – Несколько случайных комплиментов, и ты поверила его пустым словам. Он заморочил твою юную головку.

Пруденс, стиснув зубы, помертвела от обиды. Оттого, что картина была ненастоящей, ей не легче. Лорд Каррадайс вскружил ей голову не в шестнадцать лет, а сегодня утром, когда ей вот-вот исполнится двадцать один. А она действовала не лучше своей доверчивой служанки и позволила... вольности по отношению к себе. Хуже того, она расцветала от его прикосновений.

Она не привыкла к мужским комплиментам. Дедушка относился к ним враждебно, да и Филипп был не склонен к цветистым речам. Дядя Освальд, наоборот, щедро осыпал ее комплиментами, хваля ее благородную душу, но поскольку они переплетались с комментариями по поводу ее скромной внешности, они не могли вскружить ей голову.

Наверное, обманчивые комплименты повесы подействовали на нее. Она действительно таяла как воск в его руках, мягкий податливый воск... за исключением нескольких последних минут, с горечью подумала она.

У скромной Пруденс Мерридью хватило самоуважения, чтобы в конце воспротивиться неотразимому лорду Каррадайсу.

Пруденс вздохнула, когда ее неумолимая врожденная честность напомнила о себе. Не самоуважение заставило Пруденс сопротивляться. Не благоприличие и не добродетель. Только страх, что их застанут, вернул ей здравый смысл. Не будь этого страха, она, вероятно, позволила бы ему все. И наслаждалась бы каждой минутой.

«...раба своих низменных инстинктов...»

Должно быть, это инстинкт, решила Пруденс, вспомнив, как ее тело стремилось к Гидеону помимо ее воли. Восхитительные ощущения, которые она испытала в его объятиях, не имели ничего общего ни с разумом, ни с логикой, ни с принципами, столь важными для просвещенного человечества.

– Полно, Пруденс. – Дядя Освальд снова похлопал ее по колену. – Все мы порой совершаем глупости. – Он добродушно посмотрел на нее.

Пруденс чувствовала, как в глазах закипают слезы. Сэр Освальд внешне так похож на дедушку, но между ними нет ничего общего. За шумными манерами пожилого тщеславного щеголя скрывалось доброе сердце. Почти всю свою сознательную жизнь Пруденс провела в атмосфере враждебной суровости и, как могла, сопротивлялась ей. Против доброты у нее не было защиты.

– Герцог, кажется, славный малый? – спросил сэр Освальд с налетом беспокойства в голосе. – Мне следовало быть с ним повежливее. Я не прочь отбрить такого повесу, как Каррадайс, но не думаю, что надо было дерзить герцогу.

Пруденс неопределенно кивнула. Герцоги ее не интересовали. Ее мгновенно ослепил повеса, у которого морали не больше, чем у кота, и такая улыбка, которую надо запретить законом. Она внезапно почувствовала приступ боли в животе. Дядюшкин слабительный отвар напоминал о себе. Скривив губы, Пруденс быстро поднялась, подумав о том, что хорошо, если бы существовало какое-нибудь средство против повес. Но у нее было подозрение, что лорд Каррадайс в отличие от злосчастного завтрака вряд ли покорится лекарству.

Как только она встала, дворецкий Ниблетт распахнул двери и торжественно провозгласил:

– Герцог Динзтейбл.

Пруденс в ужасе посмотрела на дядю. Почему герцог столь поспешно нанес им визит? Что он скажет? Он потребует объяснений? Что ей ответить? Сопровождает ли его кузен? Затаив дыхание она смотрела на дверь.

Герцог Динзтейбл, одетый в безукоризненный синий сюртук, желтоватые бриджи и сверкающие гессенские сапоги, неторопливо вошел в комнату.

– Добрый день, сэр Освальд. Здравствуйте, мисс Мерридью, – сказал он, учтиво поклонившись.

Слегка озадаченный неожиданным визитом, сэр Освальд, ответив на приветствие, пригласил герцога сесть. Пруденс пришлось снова занять свое место. Никто не бросается вон из комнаты, когда туда только что вошел герцог, а ее проблема не того сорта, что обсуждают в светской беседе.

– Я приехал справиться о здоровье мисс Мерридью, – сказал герцог. – Мисс Мерридью, вы уже оправились от недомогания?

Пруденс, чувствуя, что проклятый отвар дяди Освальда настойчиво напоминает о себе, торопливо заверила гостя, что совершенно поправилась.

Герцог сказал, что ему приятно это слышать. Он завел разговор о погоде и поинтересовался мнением Пруденс.

Пруденс ответила, что для этого времени года погода восхитительная. Такое яркое солнце, такой нежный ветерок, говорила она, лихорадочно соображая, как выйти из комнаты, не нанеся никому обид. Она больше никогда в рот не возьмет дядюшкиных травяных отваров.

Сэр Освальд дернул шнурок колокольчика и велел подать чай. Чай из перечной мяты и простое овсяное печенье. Герцог удивленно посмотрел на него, но ничего не сказал.

Травяной отвар, выпитый Пруденс, снова потребовал к себе внимания, и она резко поднялась. Джентльмены, соблюдая правила этикета, мгновенно встали следом за ней.

Она в отчаянии посмотрела на них.

– Я... мне нужно...

В эту минуту дверь отворилась, вошла Чарити, а следом за ней, оживленно болтая, появились Хоуп, Фейт и Грейс.

– Пруденс, милая, ты здесь, – сказала Чарити. – Мы хотели погулять в парке и искали тебя, чтобы узнать, пойдешь ли ты... ой! – Она умолкла, ошеломленно глядя на гостя.

Герцог Динзтейбл смотрел на нее с не меньшим изумлением. Остальные девушки, перестав болтать, торопливо присели в реверансе.

– О Господи, – пробормотала Хоуп, осторожно выпрямляясь. – Мы не знали, что у вас гость, дядя Освальд.

– Да, мы думали, что Пруденс одна, – добавила Фейт. – Простите, что мы вам помешали.

– Ничего страшного, дорогие мои. Позвольте представить вас нашему знатному гостю, герцогу Динзтейблу.

Девушки, приоткрыв от изумления рты, снова присели в реверансе и испуганно посмотрели на Пруденс.

Пруденс не интересовал их испуг, она была полностью поглощена эффектом, который произвел на ее организм дядюшкин отвар.

– Я... я прослежу, чтобы подали чай. Извините меня, дядя, и вы, ваша светлость, – пролепетала она и пулей вылетела из комнаты.

Сэр Освальд нахмурился.

– Не понимаю, что на нее нашло. За этим мог проследить дворецкий. Для чего тогда, по ее мнению, существуют повара, горничные и лакеи? Не понимаю! – Покачав головой, он продолжил: – Ваша светлость, позвольте представить вам остальных моих внучатых племянниц. Это мисс Чарити Мерридью, вторая по старшинству.

Герцог склонился к руке вновь присевшей в реверансе Чарити.

– М-мисс Чарити.

– А это близнецы, мисс Хоуп и мисс Фейт.

Герцог не шелохнулся. Он держал Чарити за руку, ошеломленно глядя на нее. Чарити, прелестно зарумянившись, осторожно попыталась высвободить руку.

– Мисс Хоуп и мисс Фейт, – громко повторил сэр Освальд.

Герцог вздрогнул, посмотрел на сэра Освальда, отпустил руку Чарити и пробормотал вежливое приветствие близнецам.

– А это самая маленькая, мисс Грейс Мерридью.

– Очень приятно, мисс Грейс, – невнятно произнес герцог. – Мм... Кажется, вы собирались погулять в парке? Все вместе? – Его глаза оживленно блеснули.

– Да, в Гайд-парке. В это время дня там столько важных персон, – бесхитростно ответила Грейс. – Так интересно посмотреть на нарядно одетых людей.

– Да-да, возможно, мы когда-нибудь там встретимся, – сказал герцог, ни на кого не глядя.

Была уже вторая половина дня, когда Гидеон наконец проснулся. Ему нужно было выспаться. Он устал. Ночь напролет он играл в пикет. К тому же довольно много выпил, а от этого его всегда клонило в сон. Но что-то – вернее, кто-то – не давал ему уснуть.

Прелестное создание с огромными серыми глазами и копной медно-рыжих кудрей, чей маленький ротик на несколько незабываемых минут заставил его забыть, кто он... Гидеон улыбнулся собственному каламбуру.

Этому маленькому неукротимому вихрю совершенно не подходило имя Пруденс – Благоразумие. Он снова улыбнулся и сладко потянулся в своей большой широкой постели. Тот, кто назвал ее Пруденс, очень ошибся. Импруденс – Неблагоразумие – ей больше подходит. Он рассмеялся. Мисс Импруденс Мерридью. Ему это нравится. Посмотрим, что она скажет на это, когда они снова встретятся.

Гидеон снова потянулся, радуясь наполнявшей его энергии, и подумал о следующей встрече. Потому что она обязательно будет. И скоро.

Он не мог выбросить из головы эти поцелуи. В те несколько минут с Пруденс он забыл, кто он и где находится. Для него существовала только она...

Он не мог припомнить, когда подобное случалось в последний раз. И случалось ли вообще.

Он увидится с ней снова. В этом нет никакой опасности. Гидеон посмотрел на солнечные блики, скользившие по натертому полу, схватил с прикроватного столика часы и открыл их. Почти четыре. Вполне подходящее время, чтобы нанести визит мисс Импруденс Мерридью и ее дядюшке. Он словно пружина сорвался с кровати, вызвал камердинера, потребовал горячей воды и бритву. И приказал подать фаэтон в половине пятого.

Сегодня утром мисс Пруденс познакомилась с небритым шалопаем, но днем ей предстоит встретиться с безукоризненно светским человеком.

У него нет ни малейшего намерения преследовать ее. Он не тратит время на невинных девушек, а супружество не входит в его планы. Но... ему нужно понять, был ли этот поцелуй счастливой случайностью или нет, узнать, сможет ли он снова забыться от новых ощущений.

Кроме того, ради Эдуарда он должен выяснить, что за игру она ведет.

Его первой мыслью при встрече с ней – на самом деле второй, первой мыслью было «какое прелестное лицо» – было, что это какой-то заговор, чтобы поймать в ловушку его кузена. Он ожидал чего-то подобного после того, как о его кузене упомянули в газете. Молодой, богатый, холостой герцог, недавно приехавший в Лондон, был соблазном не только для мамаш, у которых дочки на выданье, или амбициозных дядюшек.

Но Пруденс несколько раз повторила, что разрывает помолвку. Даже когда легкомысленность Гидеона грозила его собственной голове петлей брака, она отвела эту опасность.

Почему он это сделал? Он тщательно все продумал и не нашел ответа. Должно быть, это от выпитого бренди. Он не мог найти другой причины для своей вспышки безумия. Бренди никогда прежде не доводило его до флирта, грозящего браком.

Слава Богу, Пруденс решительно отвергла его.

Хотя, когда он целовал ее, это была совершенно другая история... Ее нерешительный, удивленный инстинктивный ответ подействовал не только возбуждающе, но и задел какую-то струну в глубине его души.

Ее реакция была так непосредственна, что поразила его. Пруденс была в его власти. Его! Но он никогда не был собственником.

Как это случилось? Как он мог это допустить? Его брови сошлись на переносице. Нужно предупредить Эдуарда относительно бренди. Оно явно производит странный эффект.

Он должен быть благодарен мисс Пруденс Мерридью.

Гидеон не мог представить, чтобы кто-нибудь из его знакомых незамужних леди упустил возможность поймать в ловушку если не его самого, то его состояние. Во всяком случае, число отвергших его женщин было поразительно мало, и это было приятно. Хотя мисс Пруденс Мерридью безоговорочно отвергла его. Несколько раз. Размахивая этим чертовым ридикюлем, как маленькая амазонка, чтобы подтвердить свою точку зрения.

Теперь ему пришло в голову, что ее сумка была чем-то вроде брошенной перчатки. Каррадайсы никогда не уклонялись от вызова.

Гидеон ждал в холле, когда подадут фаэтон. Дворецкий осторожно тронул его за локоть:

– Простите, милорд. На конюшне сказали, что у вашего фаэтона треснуло колесо, так что его придется чинить.

– Черт возьми!

В этот момент в дверях появился герцог. На его лице блуждало странное выражение.

– Эдуард, у моего фаэтона треснуло колесо, а я как раз собирался выехать. Можно взять твою коляску?

Герцог не ответил. С задумчивым видом он позволил Бартлетту снять с себя сюртук.

– Очнись, кузен! Я задал тебе вопрос. – Гидеон критически осмотрел себя в зеркале. – Думаю, тебе сегодня коляска не понадобится. Можно взять ее?

– Хм... конечно, – кивнул Эдуард. – Но коляску перекрашивают. Я пользуюсь ландо моей матери. Скажите Хокинсу, Бартлетт.

Дворецкий, поклонившись, отправил с поручением лакея.

– Ландо! Эта тяжеловесная колымага! Нет, я неблагодарный. Пусть будет ландо. – Гидеон критически взглянул на свое отражение. – Что с тобой, Эдуард? У тебя такой странный вид, – заботливо сказал он, поправляя уголки туго накрахмаленного воротничка. – Где ты был?

– Э-э... ездил с визитом.

– Да? – весело сказал Гидеон, расправляя галстук. – Храбрый мальчик. А я думал, ты боишься. – Он резко повернулся и, прищурившись, посмотрел на кузена. – К кому ты ездил? – спросил он другим тоном.

Эдуард немного смутился.

– Я спешу, Гидеон. Мне нужно снова уехать.

– К кому?

Эдуард вдруг обнаружил на своем сюртуке пушинку и принялся тщательно снимать ее. Когда он снова поднял глаза, его лицо залила краска.

Гидеон нахмурился, его терзали самые мрачные подозрения.

– Ты ездил с визитом к мисс Пруденс Мерридью, так? Эдуард надменно поднял брови.

– Если девушке стало дурно в моем доме, вежливость требует поинтересоваться ее здоровьем.

– Не демонстрируй мне фамильную надменность, Эдуард. На меня это не действует. А что до ее недомогания, ты прекрасно знаешь, что оно было притворным. Не говори мне чепухи. Ты решил тайно опередить меня!

– Тайно опередил? – пожал плечами герцог. – Как вульгарно. Скажи еще – украл. Мы, Пентейты, никогда этого не делаем. Нам это не нужно. Это Каррадайсы известны – какой бы подобрать эвфемизм? – нарушением границ. Разве не так?

– Не подменяй тему. Герцог улыбнулся.

– Милый кузен, ты заявлял, что мисс Мерридью тебя совершенно не интересует, и, естественно, как джентльмен, я поверил твоему слову. А теперь мне действительно пора идти.

– Но ты только что приехал! – Гидеон хмуро смотрел, как кузен надвинул касторовую шляпу с круто загнутыми полями на свеженапомаженные локоны. – Для отшельника ты вдруг стал очень общительным. И куда ты отправляешься? Тебе понадобится ландо?

– Нет, можешь его взять. Я отправляюсь на прогулку в Гайд-парк.

– На прогулку?! Ты никогда не гуляешь! – Гидеон взглянул на висящие в холле часы. – В это время в Гайд-парке толпы народу. Весь свет будет там. Тебе это не понравится, Эдуард.

– Правда? – с отсутствующим видом сказал герцог. – Посмотрим.

Гидеон пожал плечами.

– Потом не говори, что я тебя не предупредил.

Правду сказать, его мало интересовало, куда отправляется кузен. Его больше интересовало, где он был и с кем говорил. И произвел ли на нее впечатление его – черт бы его побрал! – титул.

Он не мог забыть, что Пруденс появилась, объявив о помолвке с герцогом.

Пятнадцать минут спустя Хокинс, кучер герцога, второй раз за этот день отправился на Провиденс-Корт. Ландо остановилось у номера 12. Гидеон быстро оглядел себя, чтобы убедиться, что ничем не похож на шалопая, сделал глубокий вдох, взялся за дверной молоток и тихо постучал.

И стал ждать.

Он вдруг почему-то разнервничался. Для человека с его репутацией и опытом это просто смешно, сказал себе Гидеон. Он нанес сотни утренних визитов. Ну, может быть, немного меньше. Как правило, повесам это несвойственно. Обычно они навещают любовниц, заезжают к друзьям, в клуб, в магазин за парой перчаток. Они оставляют утренние визиты вежливости другим. Хотя смешно называть утренним визит после полудня.

Оказалось, что он слишком туго завязал галстук. Какой идиот так туго накрахмалил воротничок сорочки? Уголки ножами впиваются в кожу, стоит только немного опустить подбородок. Это так, к слову, он не намерен опускать голову. Гидеон с трудом сопротивлялся желанию ослабить тугой воротник.

В конце концов, он взрослый мужчина! Он может выпить с ними чаю. Возможно, ему даже предложат бокал вина.

«Дядя Освальд питает отвращение к алкоголю».

Нет, это будет чай. Он вздохнул. Или... Гидеон почувствовал, что бледнеет. Они не ждут его? Он проглотил ком в горле и почувствовал, что уголки воротничка сильнее впились в кожу.

Какого дьявола так долго не открывают? Он снова потянулся к молотку, как дверь отворилась. Старый дворецкий выжидательно смотрел на него.

– Сэр?

Его рука на мгновение нелепо застыла в воздухе, потом Гидеон справился с собой.

– Лорд Каррадайс к сэру Освальду Мерридью. – Он вручил дворецкому карточку и уже собрался переступить через порог.

– Я должен узнать, милорд, – торжественно провозгласил старик, взяв карточку, и захлопнул дверь.

Гидеон от неожиданности заморгал. Никогда в жизни не захлопывали дверь у него перед носом. Ну, может быть, однажды. Но это была разгневанная женщина, а не старик дворецкий.

– Старый болван, – пробормотал он. Почувствовав себя глупо, словно торговец, поджидавший под дверью, Гидеон принялся, тихо насвистывая, разглядывать свои ногти.

Казалось, прошла целая вечность, прежде чем дверь снова открылась.

– Сэр Освальд дома и ждет вас в Желтом салоне. Гидеон прошел в дом вслед за дворецким и на минуту остановил его.

– А юная леди, то есть юные леди? – поправился он, вспомнив про сестер Пруденс. – Кто-нибудь из них дома? – Гидеон заговорщицки улыбнулся дворецкому.

Дворецкий недовольно посмотрел на него.

– Послушайте, – начал Гидеон доверительным тоном, который смягчил сердце не одного дворецкого. – Я пришел повидать мисс Пруденс Мерридью. Поднимитесь к ней и скажите ей, что я у сэра Освальда. – Он сунул сложенную банкноту в протянутую с готовностью руку дворецкого.

Дворецкий с надменным видом, будто не спрятал только что в карман деньги, распахнул двери, которые явно вели в Желтый салон.

– Должен признаться, что не ожидал вашего визита, – прямодушно приветствовал гостя сэр Освальд.

– Добрый день, – поклонился Гидеон.

– Что? Ах да, добрый день, Каррадайс. Садитесь, садитесь. Я как раз пью оздоровительный чай. – Он вручил Гидеону чашку. – Как я понимаю, вы приехали объяснить неприятную утреннюю сцену. Не говоря уж о ваших взаимоотношениях с моей внучатой племянницей.

– Да, – сказал Гидеон, обдумывая ответ, отхлебнул чай и чуть не подавился. Какой отвратительный напиток этот оздоровительный чай! – Вы уже говорили с мисс Мерридью?

– Да, – мрачно нахмурился сэр Освальд.

Гидеон снова глотнул травяной отвар, задумавшись, какую историю на этот раз рассказала мисс Импруденс. Он очень надеялся, что она не упомянула о ладье Клеопатры.

– Вам должно быть стыдно!

– Да-да, – поспешил заверить сэра Освальда Гидеон. Судя по выражению лица пожилого джентльмена, диван в египетском стиле был упомянут.

– Мужчина с вашим опытом флиртует с невинной девочкой! Вы должны были знать, что Пруденс, бедное дитя, неверно истолкует ваши намерения.

Ах, вот оно что! Его обвиняют во флирте. Никаких упоминаний о поцелуях на кушетке. Гидеону стало легче дышать, даже галстук, казалось, вдруг ослаб и не сдавливал шею.

– Я понимаю, – сказал он скучающим тоном светского человека и поставил чашку на стол.

Сэр Освальд тут же наполнил ее.

– Вам, человеку, столь опытному в отношениях с женщинами, непростительно флиртовать с юными девушками...

Сэр Освальд продолжал витиеватую тираду, Гидеон смотрел на дверь.

– ...живущая в уединении юная мисс не понимает... записной повеса... – доносились до Гидеона обрывки фраз.

Сколько этот чертов дворецкий будет карабкаться по лестнице?! Пруденс уже должна быть здесь!

Не обращая внимания на разглагольствования сэра Освальда, Гидеон прислушивался, не раздадутся ли за дверью легкие женские шаги. Взглянув на собеседника, он понял по его лицу, что сэр Освальд ждет ответа. Он с трудом вспомнил последние слова хозяина дома. Кажется, что-то о Пруденс.

– Да, сэр, я совершенно согласен.

– Согласны? – Сэра Освальда, казалось, ошеломил этот ответ.

Гидеон победно улыбнулся:

– Конечно.

– Так вот почему вы здесь? Из-за Пруденс?

– Да, именно поэтому я здесь. – Гидеон снова улыбнулся.

Неужели старый осел думает, что Гидеон пришел побеседовать с ним? Конечно, он пришел повидать Пруденс.

– Боже мой! Что творится! – Сорвавшись с кресла, сэр Освальд энергично тряс Гидеону руку. – Отлично сделано, Каррадайс. Я знал, что у вас благородное сердце!

– Что? – Чувствуя, что пропустил в разговоре что-то существенное, Гидеон не отнимал руки.

– А я еще сомневался, когда вы прибыли в праздничном наряде.

– Что?

Гидеон в ужасе осмотрел свой безукоризненный костюм. Праздничный наряд? Он открыл было рот, чтобы объясниться.

Сэр Освальд весело подмигнул ему:

– Старика не проведешь, Каррадайс. Когда мужчина за несколько часов превращается из растрепанного шалопая в элегантного молодого человека, в воздухе пахнет сватовством. Вы не пожалеете. Моя милая малышка Пруденс! Она станет вам хорошей женой! Замечательной женой!

Чтобы отпраздновать это событие, сэр Освальд велел подать вино из одуванчиков.

Гидеон молчал. Он чувствовал себя совершенно опустошенным. Каким образом невинная болтовня с этим старым щеголем привела к тому, что он выразил желание жениться на Пруденс Мерридью? На девушке, с которой он познакомился только сегодня утром и с которой провел меньше часа. Как это произошло? Он мысленно повторял беседу. В его памяти был огорчительный провал. Вот к чему приводит невнимательность.

Ему великодушно позволили ухаживать за Пруденс Мерридью, или, сам того не сознавая, он согласился на большее? У него было большое подозрение, что верно последнее предположение. Уж слишком часто старый джентльмен произносит слово «жена». Гидеон подавил дрожь. Нужно сейчас же это прекратить. Поставить все на свои места. Разъяснить недоразумение.

Но он не мог заставить себя спросить, что они празднуют, чтобы отказаться.

Он сделает это позже, когда восторги сэра Освальда стихнут. Потом он подумал, что не стоит этого делать – Пруденс справится с этим гораздо лучше. Она, как и раньше, отвергнет его, и он снова будет в безопасности. Какое облегчение!

Они успели выпить несколько бокалов самого странного вина, которое ему только доводилось пить. Прошло добрых четверть часа, прежде чем восторги сэра Освальда стихли. Старый дворецкий проводил Гидеона к двери.

Гидеон ступил за порог и вдруг что-то вспомнил. Он потянул дворецкого за рукав.

– Где, черт возьми, мисс Пруденс? Вы передали ей мои слова?

Дворецкий обернулся. На его губах змеилась мстительная улыбка.

– Ее нет. Ни одной из мисс Мерридью нет дома. Они ушли за десять минут до вашего появления.

Улыбка дворецкого стала самодовольной. Он захлопнул дверь перед носом Гидеона. Второй раз за этот день.

– Черт бы тебя побрал! – бормотал Гидеон, направляясь к ландо.

Нет дома! Куда она пошла в час его испытаний? В магазины? В парк? Сейчас, черт возьми, самое подходящее время для прогулок!

Вдруг странное желание Эдуарда прогуляться стало кристально ясным. Гидеон вскочил в ландо:

– В Гайд-парк, Хокинс. И побыстрее!

Хокинса, питающего уважение к карете, на дверцах которой красовался герцогский герб, и знающего герцога и лорда Каррадайса больше двадцати лет, с тех пор, когда они еще детьми катались на пони, можно было склонить к чему угодно. Но только не мчаться рысью в Гайд-парк.

Глава 7

Из-за пустой молвы винить своих друзей не следует напрасно.

Софокл[7]

Ландо миновало кованые ворота Гайд-парка. Карет и людей здесь было не меньше, чем на улицах, по которым они только что ехали. Гидеон вытягивал шею, проклиная низкий экипаж. Сидя в своем фаэтоне, он смотрел бы поверх голов и тут же обнаружил бы вероломного Эдуарда.

– Вот он, черт возьми! Притаился в стайке белокурых девиц. Остановись у тротуара, Хокинс!

Хокинс остановился у запруженной людьми дорожки, Гидеон спрыгнул на землю и стал пробираться сквозь толпу к Эдуарду, стоявшему в окружении воздушных светловолосых созданий. Вокруг этой группы слонялась дюжина молодых людей, некоторые из них имели репутацию отъявленных повес. Гидеон знал, что их цель – очаровательная особа в серебристо-серой мантилье с темно-зеленой отделкой. Его кузен наивно полагал, что надежно спрятал ее среди других девушек.

Как он и предполагал, кузен втайне от него условился о встрече с Пруденс Мерридью! Серая мантилья очень шла к ее прекрасным глазам, а зеленый цвет служил отличным фоном для восхитительных волос. Пара локонов случайно выбилась из-под элегантной шляпки с зеленым пером.

Гидеон в ярости проталкивался через толку зевак. Добравшись до стайки юных девушек, он изобразил на лице удивление и, не скрывая сарказма, изящно раскланялся.

– Эдуард, мисс Мерридью, какой приятный сюрприз. Мисс Мерридью, позвольте вам сказать, что вы прелестно выглядите. – Гидеон раздвинул губы, пытаясь улыбнуться, но напрасно – он сейчас походил на волка, встретившего Красную Шапочку.

– Добрый день, лорд Каррадайс. Спасибо, – спокойно ответила Пруденс. – Позвольте и мне сказать, сэр, что вы выглядите совершенно иначе, чем во время нашей недавней встречи. Более... – Она умолкла, подбирая подходящее слово.

«Элегантно, – предположил Гидеон. – Эффектно. Стильно».

– Аккуратно, – сказала мисс Мерридью.

Аккуратно! Гидеон спрятал досаду за очередным грациозным поклоном. Черт побери, разве девушка не поняла, как долго он завязывал галстук? Неужели она не видит, что это чудо изысканности и стиля? Неужели ей не ясно, что его сюртук столь точно пригнан по фигуре, что он едва может дышать, а воротничок накрахмален так, что его уголки вот-вот отрежут ему голову? И все, что она может сказать по поводу его внешности, – аккуратно!

– Кузен, – вступил в разговор Эдуард, – думаю, ты не знаком с сестрами мисс Мерридью.

– С сестрами?

Гидеон недоуменно оглянулся вокруг и увидел, что к их разговору с большим интересом прислушиваются несколько юных леди: две в розовом, одна в голубом и одна в белом. Все светловолосые, хотя одна скорее рыжая, чем белокурая.

– Позволь представить их, – продолжал Эдуард. Он указал на девушку в голубом: – Это мисс Чарити Мерридью.

Гидеон склонился к ее руке, заметив, что Пруденс чуть нахмурила брови. Ха, она чувствует себя виноватой? Так ей и надо! Если она такой образец добродетели, то не надо было тайком встречаться с Эдуардом.

Герцог указал на двух девушек в розовых туалетах:

– Это мисс Фейт и мисс Хоуп Мерридью. Они, как ты догадываешься, близнецы. А это мисс Грейс Мерридью, самая младшая в семье.

Гидеон склонился к руке каждой из девушек, прекрасно сознавая игру брата. Если Эдуард думает, что стайка этих белокурых созданий отвлечет Гидеона от Пруденс, то он ошибается. И если Эдуард затеял игру, то ему следовало бы знать, что он встретился с мастером подобных дел.

– Я полагаю, вы приехали в Лондон недавно, – улыбнулся сестрам Мерридью Гидеон.

Нежный хор девичьих голосов ответил согласием. Гидеон снова добродушно улыбнулся.

– От вашего присутствия в Лондоне стало светлее.

Он взглянул на Пруденс, ожидая ее реакции. Она смотрела на него, как сердитый маленький ястреб. «Что хорошо для одной, хорошо и для других, мисс Импруденс!» Он одарил улыбкой юных леди.

– Вам здесь нравится?

Одна из сестер-близнецов объяснила, что нравится, но они хотели бы чаще бывать в обществе, чем это им позволяли до сих пор.

Гидеон вспомнил, как Пруденс говорила, что сестры хотят выйти замуж. У него не было возражений. Чем скорее она освободится от заботы о них, тем лучше. Честно говоря, девушки были на верном пути.

– Конечно, конечно, – сказал он. – Думаю, вы не будете против прокатиться по парку в ландо? Мое ландо, то есть моего кузена Эдуарда, стоит у тротуара, мешая движению, а кучер Хокинс бросает на меня испепеляющие взгляды в ожидании, когда можно будет тронуться. Может быть, вы прокатитесь круг-другой? – Он поощрительно улыбнулся.

– Нет, это... – пронзила его взглядом Пруденс.

– Да, спасибо, – хором ответила пара в розовом.

– Это будет восхитительно, – произнесла девушка в голубом, чье имя он забыл.

Его больше занимало то, как солнечные лучи играли на выбившихся из-под шляпки шелковистых локонах Пруденс, окрашивая их в сотни оттенков меди.

– Восхитительно, – пробормотал он и опомнился, когда Пруденс воинственно двинулась к ландо, опередив сестер. Он пошел вслед за ней, с удовольствием наблюдая, как от торопливой ходьбы покачиваются ее бедра.

Как деловитая гувернантка, она присматривала за садящимися в ландо сестрами, с упреком поглядывая на Гидеона: не предложит ли он сопровождать их? Гидеон с трудом подавил улыбку. Конечно, она знала его намерения, понимала, что он старается избавиться от ее сестер, чтобы остаться с ней наедине. Поэтому-то она и собрала их вокруг себя, надеясь избежать его внимания. Но ее стратегия окажется безуспешной. Даже Пруденс понимала, что четверо, а вместе с малышкой в белом – пятеро в ландо не поместятся. Две сестрицы в розовом уже уселись в ландо, девушка в голубом грациозно села вслед за ними, а за ней торопливо последовал герцог.

Гидеон одарил лучезарной улыбкой кузена, усевшегося рядом с девушкой в голубом. Милый старина Эдуард! Семейная преданность наконец восторжествовала! Пожертвовать собой и отправиться кататься в компании беспрестанно щебечущих девушек, чтобы кузен мог продолжить знакомство с мисс Пруденс! Если предел мечтаний Эдуарда – скромная и скучная жена, он найдет ему самую скромную, какие только бывают в светском обществе. Гидеон подмигнул кузену. Эдуард, казалось, ничего не замечал. Он выглядел несколько ошеломленным. Бедняга, он не привык к женскому обществу.

Места в ландо не хватит даже самой младшей из сестер. Гидеон ждал, когда Пруденс это поймет. Для нее в ландо места совсем не было – иначе они будут совершенно неприлично тесниться. Ее сестры явно ждут обещанного удовольствия. Она не может приказать им выйти из кареты.

Вместо того чтобы спрятаться среди сестер, как она, без сомнения, планировала, ей придется расстаться с ними. Среди шумной нарядной толпы единственным знакомым ей человеком был ее лакей, с флегматичным видом стоявший поодаль. Она останется в парке наедине с Гидеоном. В этом нет ни малейшего нарушения этикета, но она тем не менее угодила в ловушку. Правила приличия заставят ее принять предложенную Гидеоном руку и неторопливо прогуливаться, тихо беседуя на глазах всего света и под бдительным оком лакея.

Положив руку на плечо Грейс, Пруденс смотрела, как Фейт и Хоуп осторожно подбирают юбки, чтобы освободить место младшей сестренке. Она заметила, какое впечатление произвели на лорда Каррадайса ее красавицы сестры. Он едва смотрел на них, и это тут же вызвало у нее подозрение. Все обычно смотрели на ее сестер. Они были так красивы, что от них нельзя было отвести взгляд. Но он тут же попытался избавить их от ее опеки, пригласив покататься в своем ландо.

Но эта хитрость ему не удастся! Она не намерена позволять ему катать сестер. У нее достаточно доказательств после... инцидента на ладье Клеопатры, что его репутация повесы вполне заслуженная. Она защитит своих милых, не искушенных в жизни сестер от его заигрываний. Чего бы это ей ни стоило!

– Грейс, милая, садись, – сказала Пруденс. Как только она сядет, в ландо больше ни для кого не останется места. Пруденс бросила на лорда Каррадайса полный триумфа взгляд и... увидела на его лице торжествующую улыбку.

Чему же он так обрадовался? Должен же он видеть, что в ландо для него места не осталось. Она спасла своих прелестных сестер, очень умно устранив его и оставив девочек на попечение его спокойного, в высшей степени респектабельного кузена, герцога... И сама осталась наедине с повесой, вдруг сообразила Пруденс. Она не могла быть его целью.

Но что-то недвусмысленное мелькнуло в его улыбке, когда он помог Грейс сесть в ландо, от чего у Пруденс закипела кровь. Она вспомнила ладью Клеопатры и проглотила ком в горле.

Она не может остаться с ним наедине. Она не одна, твердила себе Пруденс. В парке сотни людей, приличных, порядочных людей, и это подтверждало, что с ней ничего не случится. В ее распоряжении сильный крепкий лакей. Джеймс защитит ее от неуместных заигрываний лорда Каррадайса.

Проблема в том, что ему не нужно заигрывать. От одного его взгляда у нее трепещет сердце. А его медленная, дурманящая улыбка! Господи, что с ней делает его улыбка...

Ей нельзя оставаться наедине с лордом Каррадайсом, даже в многолюдной толпе в центре Гайд-парка, даже когда рядом Джеймс. Это небезопасно. Пруденс потянула Грейс назад, чуть не выдернув ее из ландо.

– Грейс, милая, в карете совсем нет места, – твердо сказала Пруденс. – Если ты сядешь, то помнешь платья своим сестрам. Останься и погуляй со мной, моя хорошая.

Грейс хотела было возразить, но Пруденс потянула ее за руку, и девочка спрыгнула на землю. Нахмурившись, она переводила взгляд со старшей сестры на лорда Каррадайса. Пруденс избегала ее вопросительного взгляда. Грейс хотя и мала, но не глупа.

Ландо двинулось вперед, сестры весело махали оставшимся. Герцог, оказавшись в дамском обществе, выглядел ошеломленным. Пруденс проводила их взглядом и решительно взяла за руку Грейс.

– О нет, так гулять нынче не модно, – сказал лорд Каррадайс. Мгновенно оказавшись между сестрами, он взял каждую под руку. Улыбнувшись Пруденс, он сильнее притянул ее к себе. – Вот как это делается, мисс Мерридью. Разве так не лучше?

Пруденс вздрогнула. Нет, совсем не лучше. Она чувствовала его силу, тепло, исходившее от его тела, запах накрахмаленной сорочки, аромат свежевыбритого мужчины. Так – гораздо хуже.

– Вы же знаете, что я помолвлена, – напомнила она нарочито беззаботным тоном.

Он усмехнулся. От звука его низкого дурманящего голоса, казалось, завибрировала каждая клеточка ее тела. Грейс даже рот открыла от изумления.

– Пруденс! А я думала, что это страшная тайна! Пруденс торопливо переменила тему:

– Лорд Каррадайс очень заинтересовался египетской сумочкой, которую ты сделала для меня, Грейс. Он считает, что она очень необычная.

Гидеон посмотрел на девочку:

– Оказывается, вот кто автор этого... Пруденс сжала его руку.

– Да, Грейс, лорду Каррадайсу весьма понравилась твоя работа. – Она сурово посмотрела на Гидеона. – Разве не так, сэр?

– Да, – ответил лорд Каррадайс. – Очень прочное... э-э... творение. Оно меня потрясло. – Он помолчал и добавил: – Очень потрясло.

Пруденс даже фыркнула от такого бесстыдства. Он с озорством взглянул на нее и задумчивым тоном продолжил:

– Даже не могу припомнить, когда я был потрясен чем-нибудь столь... художественным. – Он отпустил Грейс и задумчиво потер голову. – Должен сказать, твоя работа оказала на меня сильное воздействие. Просто... ошеломляющее! – Он вздохнул и снова взял Грейс под руку. – Не думаю, что ты сделаешь для сестры еще одну сумочку... Если только плетеную. Плетеные сумочки сейчас в большой моде.

Пруденс изо всех сил старалась оставаться серьезной. Это было непросто. Некоторое время они шли молча, раскланиваясь со знакомыми. Наконец Пруденс сумела продолжить разговор:

– Моя сестра очарована древним Египтом, милорд. Как и все мы.

Возможно, если он решит, что каждая из сестер – «синий чулок», то потеряет к ним всякий интерес. Джентльмены не любят ученых женщин; она узнала это от Филиппа.

– Вам действительно понравилась моя сумочка, сэр? – Девочка подозрительно посмотрела на высокого элегантного мужчину.

Гидеон взглянул на создателя орудия своего страдания и смягчился. Девочка, когда хмурилась, очень походила на Пруденс.

– Да, мисс Грейс, Египет вызвал большой интерес, когда Наполеон вторгся в эту страну, хотя мода на египетские штучки сейчас уже прошла.

Личико Грейс погрустнело. Почувствовав, как Пруденс сжала ему руку, Гидеон быстро исправил свою ошибку:

– Легкомысленный мир моды ничего долго не держит в своей глупой голове. Но умные люди будут долгие годы изучать мир древностей.

От признательного взгляда, которым наградила его Пруденс, Гидеон едва не задохнулся. Но за ним последовал столь же быстрый хмурый взгляд, когда он наклонился к Грейс.

Какое непостоянное создание мисс Импруденс. Она все больше и больше очаровывала его.

Пруденс приветствовали две сидящие в карете дамы: леди Джерси и еще одна, которую Гидеон не знал. Гидеон поклонился дамам, но остался на месте. Он не собирался отвечать на расспросы одной из самых болтливых леди, задающей тон в свете. Уже одно то, что она заметила его в парке с мисс Мерридью и ее сестрой, довольно скверно.

Пруденс, однако, была в лондонском обществе новичком и зависела от мнения леди Джерси. Не имея выбора, она шагнула вперед и жестом позвала Грейс. Гидеон, придержав девочку за руку, сказал:

– Нет-нет, поговорите с дамами, мисс Мерридью. Мисс Грейс не возражает остаться и развлечь меня. Правда, мисс Грейс?

Грейс безмятежно согласилась. Пруденс обожгла его подозрительным взглядом и отправилась приветствовать леди Джерси и ее приятельницу.

Гидеон улыбнулся. Теперь он узнает всю правду о так называемом женихе мисс Импруденс. Он задумчиво посмотрел на младшую сестру Пруденс. Девочка – маленький серьезный ангел с рыжими волосами – смотрела на него небесно-голубыми глазами. Ему редко доводилось общаться с маленькими девочками, у него не было ни сестер, ни кузин, но он льстил себе, полагая, что сумеет справиться с женщинами любого возраста.

– У тебя есть кукла, Грейс?

– У меня была кукла, но дедушка ее сжег.

Гидеон не знал, что на это отвечать. Ему пришла в голову мысль о подкупе:

– А ты хочешь новую ку...

– Моя сестра боится оставаться с вами. Она заставила меня гулять с ней, вместо того чтобы отпустить кататься, – не дала ему договорить девочка.

Услышав столь откровенное заявление, Гидеон сконфузился:

– Ну...

– Это вы сказали Пруденс, что вы герцог? – Голубые ангельские глаза не отрывались от его лица.

– Маленькое недоразумение, – беззаботно махнул рукой Гидеон.

– Значит, это вы? Вы сказали, что вы герцог Динзтейбл. – Маленький ангел невинно улыбнулся.

– Да, я, – признался Гидеон, – но это просто... Ой! Что за черт! – Он наклонился, потирая ушибленную голень. – Какого дья... эээ... зачем ты это сделала? Мне больно!

– Хорошо, – сказал ангел. – А я боялась, что новые туфли не очень крепкие.

– Хорошо? – недоуменно повторил Гидеон. – Послушай, я не знаю, что ты делала в провинции, но в Лондоне нельзя пинать тех, кто рядом.

– Почему? – задиристо спросила девочка, воинственно вскинув подбородок!

– Нельзя, и все!

– А что мне делать, если люди этого заслуживают?

Гидеон потер нывшую голень и решил, что это опасная тема.

– И чем же я это заслужил?

– Вы сыграли злую шутку с моей сестрой Пруденс. И...

– Твоя сестра сама кого угодно разыграет... Ох! Прекрати! – Он потер другую голень.

– Моя сестра никого не разыгрывает! Она заботится о нас и защищает нас от дедуш... от всех. Она добрая, хорошая, всегда старается всем помочь, а ей никто не помогает. Она всем рисковала, чтобы привезти нас в Лондон, и придумала замечательный план, чтобы спасти нас. А дядя Освальд все испортил, и бедная Пруденс теперь во всем винит себя.

Но она не виновата, что она такая скромная и...

– Скромная? Почему, черт побери, все твердят, что она скромная?! – раздраженно воскликнул Гидеон. – Вы что, все слепые? Вам нужны очки?

Грейс смотрела на него, что-то обдумывая. Хоть девочка и прекратила свои обличительные речи, Гидеон чуть отодвинулся, не доверяя ее ангельской внешности.

– Вы не считаете Пруденс скромной? – спросила Грейс.

– Конечно, нет! Стремительная. Живая – определенно. Но скромная? – Он фыркнул.

– Вы видели ее рядом с другими? – нахмурилась Грейс.

– С кем?

– С моими сестрами. – Девочка махнула рукой в сторону давно уехавшего ландо.

– С этими белокурыми леди? Я их видел. Ну и что? Девочка вскинула голову и серьезно и решительно посмотрела на него.

– Так вы думаете, что Пруденс хорошенькая... Гидеон сурово посмотрел на нее.

– Вам не удастся так легко сбить меня с толку, маленькая мисс. Если я захочу что-то сказать, то скажу это твоей сестре, а не плохо воспитанной девочке, которая дерется.

Казалось, Грейс удовлетворил этот ответ.

– Дедушка называл меня дьявольским отродьем и исчадием ада.

– Вполне его понимаю. – Гидеон указал глазами на свои ноги.

– Я его ни разу не ударила. Хотя очень хотела, – мрачно сказала девочка. – Я это сделаю, если снова его увижу.

Гидеон округлил глаза.

– Если ты будешь раздавать удары направо и налево, тебя никогда не примут в общество, и уверяю тебя, это очень повредит твоим сестрам.

– А я больше вас не трону, – улыбнулась Грейс, – если вы не станете обижать и расстраивать Пруденс. Я не люблю, когда к ней плохо относятся.

Несмотря на ноющие голени, Гидеон был растроган. Ему бы тоже не понравилось, если бы кто-то обидел Пруденс. Он бы поступил гораздо суровее, чем Грейс. Гидеон протянул девочке руку.

– Уверяю, мисс Исчадие, я не имею ни малейшего намерения обижать твою сестру. Совсем наоборот. А если я это сделаю, то заслуживаю страшной кары. Может быть, немного пройдемся?

Со счастливой улыбкой Грейс взяла его руку.

– Хочешь посмотреть уток? – мягко спросил он. – Здесь есть пруд.

– Нет.

– Тогда не станем наносить им визит. Вместо этого подождем твою сестру на лавочке…

Усевшись, они принялись разглядывать нарядную публику. Гидеон поглядывал на беседующую с дамами Пруденс. Она исподволь наблюдала за ним. Гидеона обрадовало ее внимание. Он улыбнулся Пруденс и похлопал девочку по руке, давая понять, что позаботится о младшей сестре.

Пруденс в ужасе посмотрела на него. Гидеон терялся в догадках, что наговорили о нем ее собеседницы. Сплетни ужасная вещь!

Гидеон задумался над тем, как выведать у Грейс о помолвке старшей сестры. Он не хотел, чтобы девочка снова заподозрила неладное. Его ноги хотели этого еще меньше.

– Лорд Каррадайс, – вдруг прервала его размышления Грейс. – Если бы вы влюбились в кого-нибудь до безумия, то смогли бы, обручившись, уехать далеко-далеко? Вы рассчитывали бы, что вас станут ждать долгие годы, и даже не писали бы интересных писем?

Гидеон повернулся к девочке. Это было именно то, на что он надеялся.

– Ты читала письма, адресованные сестре? Она вспыхнула.

– Только несколько. И только потому, что я переживала за нее. И все-таки... вы бы уехали, если бы влюбились до безумия?

– Не могу сказать, – пожал плечами Гидеон. – Никогда до безумия не влюблялся.

– Но если бы вы обручились, – нахмурилась Грейс, – вы бы покинули леди на четыре с половиной года?

– Это зависит от леди, – снова пожал плечами Гидеон. – Если бы я не хотел на ней жениться, то, наверное, да.

– А если бы это была Пруденс?

Носком сапога Гидеон чертил узор на дорожке. Самое разумное – промолчать. Но он тут же услышал собственный голос:

– Любой мужчина, который оставит на четыре года такую девушку, как твоя сестра, – трижды болван... Кто знает, что она может сделать – в первом же танце очарует какого-нибудь герцога.

– Фи! – толкнула его Грейс. – Это для нас, а не для нее, глупенький!

Гидеон не мог понять, как фальшивая помолвка с его кузеном может принести кому-нибудь пользу. Он задумался, но, вспомнив склонность маленького ангела решительно выражать свое негодование, неуверенно сказал:

– Думаю, ты не станешь мне всего объяснять. Грейс свела брови на переносице.

– Наверное, мне не следует этого делать. Это секрет. Страшная тайна.

– Да, я знаю, – напомнил ей Гидеон. – Как ты помнишь, твоя сестра недавно сказала мне об этом. Мне просто любопытно, как мой кузен герцог угодил в эту историю. – Он улыбнулся девочке, так похожей на старшую сестру, и добавил: – Ну же, мисс Грейс, можете мне довериться. Мои ноги к вашим услугам.

Немного поколебавшись, Грейс сдалась:

– Дело в том, что дядя Освальд разрешит остальным сестрам выезжать в свет только после того, как Пруденс обручится. Она, конечно, не сказала ему, что уже помолвлена, потому что обещала Филиппу этого не делать, а Пруденс всегда выполняет свои обещания.

Гидеон про себя отметил этот интересный факт.

– Когда Пруденс исполнится двадцать один год, а это будет в следующем месяце, – продолжала Грейс, – мы сможем жить с ней, но если к тому времени ни одна из сестер не выйдет замуж, нам не на что будет жить. А если дедушка найдет нас, он вернет нас обратно, и мы никогда не сможем уехать. Знаете, дедушка очень жестокий человек. Мы убежали от него.

Гидеон не слишком поверил этой запутанной истории, но продолжал настаивать:

– Почему ваш дядя решил, что Пруденс должна обручиться первой? Если он так торопится выдать сестер замуж, то почему бы не вывозить их всех вместе?

– Дядя Освальд говорит, что сестры лишат Пруденс шанса на замужество. Знаете, он просто обожает Пруденс. Но он говорит, что, увидев остальных сестер, никто не захочет жениться на Пруденс. Но это нечестно, Пруденс самая милая, смелая и добрая на свете!

Милая малышка, какая добрая у нее душа! Гидеон снова потрепал Грейс по руке. Должно быть, с сестрами что-то не так, если, завидев их, поклонники Пруденс откажутся жениться. Наверное, по этой причине она торопливо усадила их в ландо, чтобы он ничего не заметил.

– Значит... Пруденс нужен жених, чтобы остальные сестры могли найти себе мужей, – медленно сказал он. – Потому что, если одна из сестер в течение месяца не выйдет замуж, вас отправят обратно к дедушке.

– Да. – Грейс вздрогнула и прижалась к нему. – Но Пруденс что-нибудь придумает. Она всегда находит выход.

Гидеон был растроган. Девочка походила на маленького викинга. Что наложило на нее этот отпечаток? Он, успокаивая, обнял Грейс.

– Все будет хорошо. Я... – Он замолчал, поймав себя на том, что готов уверить девочку, что позаботится о них. Что с ним происходит? – У вас нет родителей?

– Они умерли, когда я была совсем маленькой, – объяснила девочка. – После их смерти дедушка забрал нас из Италии... Но заботилась о нас Пруденс. Она всегда обещала, что, как только Филипп вернется из Индии, она заберет нас у дедушки, только...

Снова этот странный взгляд. Гидеон начал всерьез опасаться, что с дедушкой что-то не так.

– Я думаю, он умер, – поделилась своими мыслями Грейс. – Знаете, Индия очень опасная страна. Там много кто может убить человека. Может быть, его ужалил скорпион. Или укусила кобра. Это такая змея, – пояснила девочка, подняв на Гидеона небесно-голубые глаза. – В Индии кобр – а они ужасно ядовитые – держат в корзинках и играют им на дудочках. Возможно, он заразился какой-нибудь ужасной тропической болезнью. Но я думаю, что его съел тигр или затоптал слон, – закончила Грейс с явным восхищением. – В Индии сотни и даже тысячи слонов и тигров. И вполне возможно, что Филипп погиб от их – ведь нельзя сказать от их рук? – клыков или бивней.

Гидеон не был готов рассуждать на эту тему. Он всерьез воспринял бесхитростную речь девочки.

– Почему ты думаешь, что он умер?

– Потому что он не писал Пруденс уже много месяцев. И хотя Пруденс говорит, что почта из Индии идет очень медленно, что в шторм тонут корабли и гибнут люди...

Гидеон прервал жестокую речь:

– Да, почту доставляют очень нерегулярно.

– Да, и Пруденс говорит, что расторгнуть помолвку с человеком, который работает в таких ужасных условиях, как Филипп в Индии, это все равно что нарушить слово, данное отправляющемуся на войну солдату. И я прекрасно понимаю. Это ведь дело чести, правда?

Гидеон задумчиво кивнул. Значит, мисс Пруденс рассматривала возможность расторжения помолвки?

– Раньше он никогда так долго не задерживался с ответом. Вы не думаете, что с ним что-то случилось? Именно сейчас, когда у нас такие большие проблемы.

У Гидеона голова шла кругом.

– Да, как я вижу, у вас действительно большие проблемы.

Пруденс улыбалась и кивала, машинально отвечая на вопросы знакомых дам о ее прогулке в парке со знаменитым повесой. Как могла, она поддерживала светскую беседу, краем глаза наблюдая за сестрой и лордом Каррадайсом. Ей не терпелось вернуться к ним. Грейс все разболтает. Этот человек может очаровать и заставить говорить фонарный столб, а Грейс всего лишь наивный ребенок! Пруденс видела, что ее маленькая сестренка весело смеется и оживленно болтает, а лорд Каррадайс внимательно ее слушает. Что она ему рассказывает?

Пруденс охватили смешанные чувства. С одной стороны, она радовалась, что у Грейс такой счастливый вид. За последний год в Дерем-Корте она стала тихой и болезненной, но нескольких минут в обществе лорда Каррадайса хватило, чтобы она ожила и расцвела. Пруденс даже слышала, как сестренка пару раз взвизгнула от удовольствия. Пруденс задумалась, как давно она это слышала? За одно это она должна быть благодарна лорду Каррадайсу.

Но это не было легкомысленное обаяние. Он был добр к Грейс, внимателен к ее интересу к Древнему Египту. Большинство светских людей посмеялись бы над ее интересом к тому, что больше не модно, а он поддержал Грейс и разговаривал с ней как с взрослой. А теперь с явным вниманием слушает ее. Не многие искушенные в жизни мужчины потрудились бы занимать ребенка. Их глазам привычнее блуждать по парку в поисках более интересных развлечений. Насколько она могла видеть, взгляд лорда Каррадайса если и отрывался от Грейс, то только затем, чтобы посмотреть на старшую сестру. Это тоже заслуживает благодарности, поскольку Грейс нужно знать, что не все мужчины такие, как дедушка...

Что ж, это прекрасные причины, чтобы испытывать симпатию к лорду Каррадайсу. Вместо этого у нее появилось еще более сильное желание избегать его. Ей не нужно предупреждения леди Джерси, что его обаяние фатально, что он настоящая змея. У нее и так не было сомнений в его непостоянстве.

Его роковое обаяние ей известно. Он без всяких усилий притягивал к себе, казалось, воздействуя на неведомые ей самой струны ее женской души. На животный инстинкт, о котором так часто говорил дедушка и в который она не верила, пока не встретилась с лордом Каррадайсом.

Оказаться в лапах инстинкта очень тревожно. Даже в спокойном и здравом состоянии, вне досягаемости его коварных замыслов, Пруденс волновалась. Но когда она оказывалась рядом с ним, инстинкт брал верх.

Но это всего лишь одна сторона опасности. Недолго побыв в Лондоне, Пруденс поняла, что, выросши в атмосфере грубости и жестокости, она совершенно не умеет противостоять доброте. Доброта лорда Каррадайса к маленькой Грейс обладала разрушительной силой. Она грозила подорвать решимость Пруденс.

Какое опасное коварство! Тем более опасное, что Пруденс вовсе не считала это коварством.

Она смотрела, как он согревает добротой Грейс, и пыталась укрепить свою решимость. Доброта – это еще не все. Он вполне способен воспользоваться тем, что разболтала ему Грейс, чтобы поддразнить Пруденс. И беда в том, что он всего лишь дразнит ее, а ее охватывают такие... чувства... которые помолвленная девушка не имеет права испытывать к другим мужчинам.

В его отношении к ней нет ничего серьезного. Да и как это может быть? Он знаменитый повеса, а она не красавица. Ей нечем вызвать его привязанность. Он не уважает чужие принципы. Он знает, что она давно помолвлена с Филиппом. Ему следовало бы понять, что она тверда в своем решении, и никакое обаяние его не поколеблет. Но разве его это интересует?

Она подумала о ладье Клеопатры: возможно, ее ум тверд, но тело так податливо... Этого нельзя допустить!

Как сказала леди Джерси, ему просто скучно, как и всем в лондонском обществе, поэтому он решил, что можно поволочиться за ней. Нравится ему это или нет, Пруденс не намерена стать игрушкой скучающего повесы. Чтобы сохранить душевный покой и самоуважение, ей нужно держаться от него подальше.

Как только позволили правила приличия, Пруденс оставила дам, готовая заявить лорду Каррадайсу, чтобы он шел своей дорогой. Но чем ближе она подходила, тем слабее становилась ее решимость. Ее маленькая сестренка со счастливым видом сидела рядом с лордом Каррадайсом, ее глаза светились от восхищения. Пруденс заморгала. Человек, который доставил радость Грейс, не может быть плохим.

Его глаза тоже поблескивали от смеха и предвкушения. Этот взгляд должен служить ей предупреждением, напомнила себе Пруденс. Именно так он смотрел, когда первый раз поцеловал ее. Именно так блестели его глаза, когда он положил ее на египетскую кушетку.

Она ни на йоту не может ему верить.

– Спасибо, что составили Грейс компанию, – весело сказала она и потянула сестру за руку. – Уже поздно. Нам нужно найти остальных сестер и возвращаться домой. До свидания, лорд Каррадайс.

Она было направилась к выходу, но Грейс не шелохнулась и потянула ее назад.

– Пруденс, мы с лордом Каррадайсом придумали отличный способ решить наши проблемы.

– Очень мило, что лорд Каррадайс так внимателен, – любезно сказала она, бросив на Гидеона взгляд, красноречиво говоривший, что ему пора удалиться. – Но мне бы не хотелось беспокоить его нашими семейными делами. Я уверена, что у него есть дела поважнее, – поторапливала она сестру.

– Вовсе нет. – Гидеон неторопливо шел рядом с ней и совершенно беззаботно добавил: – Мы с Грейс решили, что лучший выход, если мы с вами обручимся – исключительно ради ваших сестер, конечно. Никаких обязательств.

Пруденс остолбенела от неожиданности.

– Вы с ума сошли, лорд Каррадайс! Я никогда не соглашусь на такой абсурд!

Она пошла быстрее, словно пытаясь убежать от этого возмутительного предложения. Лорд Каррадайс по-прежнему шагал рядом с ней, его длинные ноги без всяких усилий успевали за ее торопливыми шагами.

– Почему нет? – спросил он рассудительным тоном.

– Да, Пруденс, почему? Я думаю, что это замечательный план, – с воодушевлением сказала Грейс, прыгая по дорожке.

Пруденс строго посмотрела на сестру, призывая к порядку. В этом плане нет ничего замечательного. Это просто смешно! Она торопливо шла по парку, пытаясь отыскать глазами ландо с сестрами. К несчастью, народу было так много, что ничего нельзя было разглядеть в толпе.

– Боюсь, ваш кучер заблудился.

– Хокинс не может заблудиться. Кроме того, с вашими сестрами мой кузен. Так что не меняйте тему. Мы обсуждаем нашу помолвку, – спокойно сказал лорд Каррадайс.

Пруденс резко остановилась.

– Тише! – Она оглянулась вокруг. – Вас могут услышать. Поскольку никто не знает, что вы шутите, мы действительно окажемся в сложном положении.

– Меня не волнует, если кто-то услышит, – пожал плечами Гидеон.

– А меня волнует!

Взяв ее за руку, он посмотрел ей в глаза и улыбнулся знакомой улыбкой, от которой мгновенно таяло ее сопротивление. Пруденс вырвала руку.

Он немного понизил голос:

– Мы с Грейс согласны. Вашим сестрам нужно выйти в свет до того, как у дедушки заживет лодыжка. Но поскольку дядя Освальд решительно настроен выдать вас замуж первой, а мистер Оттерботтом в Индии возможно, стал причиной несварения желудка у какого-нибудь тигра...

– Оттербери! – поправила Пруденс. – Нет! – Она посмотрела на сестру. – Ты все разболтала?!

– ...или встал поперек дороги какому-нибудь несчастному слону, – невозмутимо продолжал лорд Каррадайс, – вам нужен мнимый жених, чтобы расстроить глупые планы дяди Освальда относительно ваших сестер. Поэтому я смиренно предлагаю вам свои услуги.

– Смиренно! – фыркнула Пруденс. – Это невозможно!

– Почему? Я часто бываю смиренным. И вообще, я крайне застенчив. Спросите любого! Меня считают самым почтительным...

– Я хотела сказать, что невозможно то, что вы предлагаете, – прервала его болтовню Пруденс. – Я не собираюсь этого делать.

– Почему? Грейс я понравился. Вам понравился. Даже дяде Освальду...

– Грейс – впечатлительный ребенок, которого легко ввести в заблуждение! – перебила его Пруденс, не обращая внимания на возмущенный возглас девочки, и с горячностью продолжила: – Вы не можете утверждать, что понравились дяде Освальду. Он вас презирает. Он называл вас прохвостом и небритым шалопаем!

Он провел рукой по подбородку.

– Как видите, я воспользовался бритвой.

– Он еще называл вас нахалом, грубияном и мошенником!

– Брань на вороту не виснет, – беззаботно отмахнулся лорд Каррадайс. – К тому же интонации у сэра Освальда были совсем другие. Человек его возраста в столь ранний час чувствует себя не лучшим образом. Думаю, вы скоро заметите, что он решительно переменился.

– Ну да! – забыв об этикете, отрезала Пруденс. – С чего бы это ему резко менять свое мнение?

Лорд Каррадайс ухитрялся одновременно казаться грешником и невинным ангелом.

– Во всяком случае, – с опозданием добавила Пруденс, – мне вы не нравитесь!

Он укоризненно покачал головой, в его темных глазах притаилась улыбка.

– Ох, Пруденс, а я думал, вы правдивая девушка! Значит, все герцоги побоку?

Пруденс почувствовала, что под его настойчивым понимающим взглядом заливается краской. Вдруг разволновавшись, она отвернулась. Он ей не нравится! Нисколько! Ей не может понравиться такой легкомысленный человек! Ни в коем случае!

– Я уверен, что понравился вам, – проговорил он. – Я очень милый, вы это узнаете. Грейс полюбила меня за несколько минут. Правда, мисс?

Ее вероломная сестренка с восторгом кивнула.

– Даже сэр Освальд полюбил меня, стоило ему познакомиться со мной поближе. Видите, я меняюсь на глазах...

– Даже слишком быстро! – возмутилась она. – Я не давала вам позволения называть меня по имени. Я для вас мисс Мерридью, сэр! И я не хочу фальшивой – или любой другой – помолвки с вами! Пойдем, Грейс! Идем, Джеймс! – Махнув рукой лакею, она потащила за собой упирающуюся Грейс.

Гидеон шел рядом. На ее три торопливых шага он делал всего один.

– Знаете, теперь немодно бегать по парку.

– Я не бегаю! – Пруденс с достоинством замедлила шаги.

– Нет? – спросил он, словно это был самый обыкновенный разговор. – Вы хотите сказать, «мчаться» – более подходящее слово. Я так не думаю, но...

– Я не желаю обсуждать с вами свои слова, – холодно ответила Пруденс, потянув вперед хихикающую сестру.

– Да? А что вы будете со мной обсуждать? Я готов говорить обо всем, о чем хотите.

Его низкий голос напомнил о тех мгновениях, когда из ее головы улетучились все здравые мысли и тело захлестнули восхитительные ощущения. А душу наполнили недопустимые грезы...

Пруденс не могла заставить себя ответить на его вопрос. Смехотворная ситуация, сердито думала она. Все равно что спасаться бегством от тигра, только тигр размашисто шагает рядом, добродушно подшучивая, и смотрит на нее так, что ее в жар бросает. От ярости, конечно. Она стремительно шла к выходу, рядом шел лорд Каррадайс, с другой стороны подпрыгивала Грейс, позади шествовал лакей Джеймс.

Она вдруг что-то вспомнила и нахмурилась.

– Почему вы назвали планы дяди Освальда глупыми? – спросила она и тут же прокляла себя за собственную глупость.

– Выход в свет ваших сестер никак не повлияет на вероятность вашего собственного замужества, – прямо посмотрел на нее Гидеон. – Красавице незачем беспокоиться о привлечении поклонников. Сэр Освальд – человек предприимчивый. И если в бочке меда есть ложка дегтя, он подсластит горечь хорошим приданым.

Слова обожгли ее, словно пощечина. Не то что она не отдавала себе отчета в том, что она невзрачная и нежеланная, она знала это всю свою жизнь. И все же без всякого умысла брошенные слова ранили ее... глубоко и больно.

Это – предупреждение, что она весьма глупо забыла об этом, сказала себе Пруденс. У этого человека довольно мощи, чтобы сломать ее защитные барьеры. Они едва познакомились, а он уже обидел ее беззаботно произнесенными словами, которые – она это знала – были правдой.

Не только ее щеголеватый дядя и лондонская модистка считали ее слишком невзрачной. Так сказал повеса, который знает толк в этом деле. Человек, который поддразнивал ее по любому поводу. Поддразнивал. Флиртовал. Заронил в ее душу глупые неосуществимые мечты. Заставил ее почувствовать себя привлекательной, желанной, почти красивой.

А потом сказал, что она ложка дегтя в бочке меда.

Как она могла подумать, что он добр?

Ей не нужно его притворное восхищение. Не нужно ни глупых обманчивых грез, ни фальшивой помолвки. Она обручена с Филиппом. С Филиппом, которого не волновала ее внешность и который подарил ей кольцо. Четыре с половиной года назад.

Она устремилась вперед, моргая, чтобы отогнать подступившие к глазам глупые слезы. У нее перехватило дыхание. Только бы не расплакаться, это будет так унизительно.

Она споткнулась о булыжник, и Гидеон тут же поддержал ее.

– Что случилось? – спросил он. – Что я...

Она сердито стряхнула его руку.

– У меня голова разболелась. Оставьте меня в покое, – резко сказала она. – Уходите! – Пруденс услышала собственный хриплый голос. – И впредь держитесь от меня подальше, лорд Каррадайс! И от моих сестер – тоже! – Схватив Грейс за руку, она заторопилась прочь.

Гидеон изумленно смотрел ей вслед.

– Что я... – Он посмотрел на лакея и увидел такой презрительный взгляд, что остолбенел. – Что я такого сказал?

Но лакей только покачал головой и пошел вслед за девушками.

Глава 8

Особе высшего круга меньше всего приличествует смеяться. Это столь низменное выражение чувств!

У. Конгрив[8]

– Я всего лишь предложил делать вид, что мы помолвлены, чтобы ее чертовы сестры могли выходить в свет. – Войдя в столовую, Гидеон увидел, что кузен уже сидит за столом, уставясь невидящим взглядом на стоящую в центре стола серебряную вазу с фруктами. – А она прогнала меня и в гневе убежала!

Это было больше чем приступ гнева. Что, черт побери, он такого сказал? Почему она так расстроилась?

– Весьма огорчительно, – ответил Эдуард. – Можно подавать обед?

Гидеон нахмурился. Эдуард, кажется, поглощен собственными мыслями. Вероятно, вихрь лондонской жизни несколько ошеломил его. Но у Гидеона не было времени беспокоиться о кузене. Его слова расстроили Пруденс, и он никак не мог понять – чем. Он постоянно прокручивал в голове их разговор и все равно ничего не понимал.

Нужно выбросить это из головы. Женщины – странные создания и часто расстраиваются непонятно из-за чего. Но почему-то разговор с Пруденс не выходил у него из головы. Гидеон решил посоветоваться с кузеном.

– Я думал, что она именно этого хочет, а она при всех повела себя так, будто я ее смертельно обидел. – Он развернул салфетку и вопросительно посмотрел на герцога. – Даже ее лакей был мрачнее тучи. У меня что, дурная слава?

– Я так не думаю, – покачал головой герцог. – Ты большой любитель пофлиртовать и порой чересчур свободно обходишься с чужими женами, хотя следует признать, они сами вешаются тебе на шею. Но чтобы о тебе шла дурная слава? Нет! Что именно ты ей сказал?

Гидеон расстроенно развел руками.

– Я просто заверил ее, что ее сестры никак не повлияют на ее шансы выйти замуж. Красавица всегда найдет поклонников. И что если в бочке меда есть ложка или ложки дегтя, то сэр Освальд может подсластить горечь хорошим приданым. А она повела себя так, будто я ее оскорбил! – Он покачал головой и, не глядя, положил себе на тарелку что-то с ближайшего блюда. – Кстати, прости, что я навязал тебе ее сестер, но мне хотелось остаться с ней наедине.

Герцог поднял на него глаза и улыбнулся странной улыбкой.

– Ничего. Я не обиделся. Совсем наоборот. – Он задумчиво вздохнул и положил себе на тарелку крабов.

Гидеон машинально положил что-то себе на тарелку.

– Скажи мне, кузен, что с ними не так?

– Не так? – нахмурился герцог. – По-моему, крабы отличные.

– Да не с крабами, а с сестрами. С этими ложками дегтя в бочке меда.

– С ними все в порядке, Гидеон, – недоуменно посмотрел на двоюродного брата Эдуард.

– Может, они косоглазые, неуравновешенные или глуповатые?

Изумлению герцога не было предела.

– Они само совершенство.

– Тогда, должно быть, они страдают судорогами, – пожал плечами Гидеон.

– Ради всего святого, почему ты так думаешь?

– Сэр Освальд явно уверен, что сестры лишат Пруденс шанса на замужество – кстати, об Оттербери он не знает, – поэтому полон решимости выдать ее первой. Несмотря на склонность к болтовне, человек он чрезвычайно практичный. Значит, за его решением что-то стоит. И если он говорит, что сестры лишат Пруденс шанса выйти замуж, значит, с ними что-то не так.

– Нет, его заставляет беспокоиться их внешность.

– Они такие страшные?

– Страшные? – Эдуард замер, не донеся вилку до рта. – Ты что, ничего не заметил?

– Что?

Эдуард недоверчиво покачал головой:

– Сестры Пруденс необыкновенно красивы.

– Красивы? – нахмурился Гидеон. – Ты уверен? Взяв вилку, он посмотрел в свою тарелку. Оказывается, он положил себе тушеные огурцы, которые терпеть не мог.

– Они просто ослепительны, – заверил его кузен.

– Такие же прелестные, как Пруденс?

Герцог даже рот открыл. Придя в себя, он сказал:

– Они гораздо красивее Пруденс. Думаю, в этом и заключается проблема. Любая из сестер, даже маленькая Грейс, затмит Пруденс.

Гидеон некоторое время недоверчиво смотрел на Эдуарда.

– Возможно, я не обратил внимания на остальных, но с Грейс провел добрых полчаса. Она мила и довольно хорошенькая, но ей далеко до Пруденс.

Эдуард лукаво посмотрел на него и удовлетворенно вздохнул.

– Все складывается крайне занимательно.

– Что? – спросил Гидеон, раздосадованный самодовольной улыбкой кузена.

Но герцог не пожелал объяснить.

– Не понимаю, на что ты намекаешь, но ты ошибаешься. Меня не интересует мисс Мерри... как ее там... Ты знаешь мое отношение к браку. Как бы то ни было, речь о браке не идет. Это всего лишь уловка, чтобы помочь ее сестрам выйти замуж. – Гидеон занялся телячьим паштетом. – Я не в состоянии понять, почему это окутано такой тайной, но если для этого нужен мнимый жених, я готов. Я не против помочь ей, пока это игра.

– Какое самопожертвование!

– Можешь насмехаться, но с моей стороны это чистый альтруизм, – сказал Гидеон. – Не многие мужчины, опасаясь неожиданно оказаться у алтаря, рискнут бескорыстно помочь...

– Абсолютно бескорыстно, – пробормотал герцог.

– ...женщине, которая, на мой взгляд, более чем странная, – не обращая внимания на кузена, продолжил Гидеон. – Но, видишь ли, она сирота...

Герцог помолчал.

Гидеон подождал, пока Эдуард успокоится, и строгим тоном продолжил:

– Если ей так отчаянно нужна фальшивая помолвка, что она апеллировала к тебе, то почему бы ей не принять мою помощь?

– Конечно. Обязательно съезди с визитом к ее дядюшке.

– Я уже сделал это сегодня днем, и он вообразил, что я прошу ее руки. Глупец.

– Что ты ему сказал?

– Все так запутано, – махнул рукой Гидеон. – От радости он болтал без умолку, так что я не мог слова вставить, чтобы вывести его из заблуждения. Теперь мисс Пруденс может воспользоваться этим недоразумением. Я не возражаю, если это поможет ее сестрам.

– Они ведь тоже сиротки, – задыхаясь от смеха, выговорил герцог.

– Не понимаю, что тебя так развеселило, Эдуард, – сердито сказал Гидеон.

– Ничего, совсем ничего. Уверяю тебя, – пробормотал герцог, пригубив бокал. – Не думаю, что сэр Освальд получает бренди от этого же поставщика. А может быть, ему досталась плохая партия.

– Он не пьет бренди, – сказал Гидеон. – Сэр Освальд употребляет какое-то отвратительное вино.


Пруденс злилась. Нет, она просто была в ярости. Как только она вернулась домой из Гайд-парка, дядя Освальд собрал всех в парадной гостиной и поздравил Пруденс с большой удачей. Лорд Каррадайс поступил благородно и не расторг помолвку. А поскольку все так об этом просили, заявил сэр Освальд, Чарити может выезжать в свет начиная с сегодняшнего вечера. Он вместе с Пруденс вечером отправляется на музыкальный вечер к леди Остуидер, и Чарити может составить им компанию. Дядя Освальд сказал, что уже послал леди Остуидер записку.

– Должно быть, произошла какая-то ошибка. – Среди всеобщей радостной суматохи Пруденс казалась спокойной. – Лорд Каррадайс мной не интересуется.

По сути, лорд Каррадайс сказал ей, что ее шансы на замужество сомнительны. Что за игру он затеял?

– Совсем наоборот, моя дорогая. Он, оказывается, не такой шалопай, как я о нем думал. У него есть совесть. Он был здесь, в этой самой комнате, нарядно одетый и полон самых решительных намерений. Конечно, я дал свое согласие. Подумать только, двадцать тысяч годового дохода! – Растроганный сэр Освальд обнял Пруденс.

Сияя счастливой улыбкой, с навернувшимися на глаза слезами, он с восторгом говорил о состоянии Каррадайса. Обрадованная Чарити волновалась, в чем она пойдет на вечер к леди Остуидер. Фейт и Хоуп крутились по комнате, предвкушая собственный выход в свет, и щебетали о том, как красив лорд Каррадайс. Пруденс не оставалось ничего другого, как стиснуть зубы и улыбаться.

Негодяй!

Он смеется над ней, это ясно. Сначала он выведал все секреты у десятилетней Грейс, потом предложил фальшивую помолвку и тут же сказал, что она невзрачная и вряд ли выйдет замуж! А теперь... Вдруг Пруденс пришло в голову, что лорд Каррадайс говорил с сэром Освальдом до их встречи в Гайд-парке. Должно быть, это какая-то уловка. Но с какой целью?

Она восстанавливала в уме ход событий, но шокирующее заявление дяди Освальда оторвало ее от размышлений.

– Я немедленно дам объявление в газету!

– Нет! – в ужасе воскликнула Пруденс. – Не надо! Дедушка может это прочесть.

– Почему, моя милая? О твоей победе лондонские кумушки будут судачить несколько лет! Почему не сообщить об этом всему свету? Нам нечего скрывать!

– Конечно. Но дело в том, что... – Пруденс сказала первое, что пришло в голову: – Лорд Каррадайс в трауре.

– Какая жалость, – удивленно посмотрел на нее сэр Освальд. – Я впервые об этом слышу. Кто у него умер, дорогая? И если он в трауре, почему этого не скажешь по его одежде? Он был в голубом – голубом! – сюртуке. Ей-богу, он весьма легкомысленно одевается!

Пруденс лихорадочно искала отговорку.

– Умерла его двоюродная бабушка. Но... она терпеть не могла черный цвет, поэтому просила, чтобы семья не носила по ней траур.

Сэр Освальд поджал губы.

– Ну и нравы нынче! Не носить траур! Кстати, какая именно двоюродная бабушка? Эстелл? Или Гасси? Надеюсь, это не Гасси, хотя если подумать, она приходится Каррадайсу тетушкой. Какое счастье! Я всегда обожал Гасси.

Пруденс с опозданием сообразила, что дядя Освальд, вероятно, знаком со всеми пожилыми родственниками лорда Каррадайса.

– Нет, я не думаю, что это Эстелл или Гасси. Я... кажется, это его двоюродная бабушка, которая вела очень уединенную жизнь... в Уэльсе.

– Ах, в Уэльсе! Ну, тогда все понятно! – сказал сэр Освальд таким тоном, будто речь шла о Монголии. – Ты не помнишь имени? Не носить траур! Странные дела творятся на свете! Что ж, если он хочет скромной помолвки, я возражать не стану. Двадцать тысяч в год! Думаю, за это стоит поднять тост.

– Пруденс, лорд Каррадайс, должно быть, имел ввиду то, что сказал в парке, – прошептала Грейс, пока дядюшка наливал всем вино из одуванчиков. – Что он хочет стать твоим мнимым женихом. Пруденс едва заметно кивнула.

– Да, но почему? Вот в чем вопрос, милая моя Грейс. Почему он хочет фиктивно обручиться со мной? Я совсем ему не доверяю.

– Не думаю, что ему нужна фальшивая помолвка, Пруденс, – серьезно посмотрела на старшую сестру Грейс. – Я думаю, он тебя любит.

– Чепуха! – фыркнула Пруденс. – Что он любит, так это разные игры! Он просто дразнит меня, дорогая. Он крайне легкомысленный! Он знает, что я помолвлена с Филиппом.

Подошедшая Хоуп слышала слова Грейс.

– Конечно, он любит тебя, Пруденс. В парке он глаз с тебя не сводил.

– Он даже не взглянул на Чарити, – добавила Фейт, – и на нас.

Вопросительно подняв брови, Пруденс посмотрела на Чарити, ожидая подтверждения.

– Прости, Пруденс, – покачала головой Чарити, – я ничего не заметила. Меня отвлекли виды парка.

Хоуп и Фейт захихикали и стали перешептываться. Чарити порозовела.

– У Чарити тоже появился обожатель! – с хитрым видом воскликнула Хоуп.

– Не говори глупости, Хоуп – смутившись, сказала Чарити.

– Как? Что я слышу! Юная Чарити тоже одержала победу? – добродушно воскликнул сэр Освальд. – Меня это не удивляет. Ты ослепительно хороша, моя милая. Я уверен, что скоро у всех вас будет масса поклонников! А пока отпразднуем союз Пруденс и молодого Каррадайса! – Сияя улыбкой, сэр Освальд поднял бокал. – За счастливую пару!

Пруденс поставила свой бокал. Она не могла пить даже за мнимую помолвку с человеком, который только и делал, что дразнил ее. Сэр Освальд так радовался, что она выходит замуж за знатного и богатого человека, что ей стало нестерпимо стыдно. Он бы ужаснулся, узнав, что она собирается замуж за младшего сына из ничем не примечательной семьи с весьма скромными средствами.

– Ну же, Пруденс! Выпей, моя дорогая! Вино из одуванчиков укрепляет кровь. За будущую леди Каррадайс! – поднял бокал сэр Освальд.

За это Пруденс могла выпить. Она могла с чистой совестью выпить за его несчастную будущую жену. Она от всей души жалела бедную женщину, кто бы она ни была.

Пруденс послушно выпила и вернулась к таинственному обожателю Чарити.

– А теперь, Чарити, расскажи нам о своем поклоннике. Пруденс не знала, какую игру затеял лорд Каррадайс, но если это поможет сестре устроить свою жизнь, она сделает все от нее зависящее.

– Не волнуйся, милая Пруденс! – воскликнул сэр Освальд. – Мы без труда выдадим Чарити замуж. Она само очарование! Это о тебе я беспокоился, но ты нас всех удивила. Мы тобой гордимся! Двадцать тысяч годового дохода! Какое счастье! Наша маленькая Пруденс устроена! Выпьем, девочки, выпьем.

Он до последней капли осушил бокал.

– Я поговорю с Каррадайсом, когда мы сможем отпраздновать помолвку. Если он не носит траура, не думаю, что его двоюродная бабушка из Уэльса стала бы возражать против небольшого приема.

Пруденс машинально выпила вино из одуванчиков. Пока это останется семейной тайной, никаких трудностей не возникнет. Она была уверена, что расторгнет фальшивую помолвку. И почти не сомневалась, что справится с лордом Каррадайсом. В конце концов, предупрежден – значит, вооружен. Все, что ей нужно делать, – это поддерживать счастливые ожидания и мечты дяди Освальда и выдать Чарити замуж за доброго и любящего человека.

Поэтому нужно узнать о таинственном обожателе сестры. У Чарити есть склонность к самопожертвованию, и это может оказаться для нее роковым. Пруденс не хотела, чтобы ее прелестная сестра пожертвовала собственным счастьем, чтобы спасти сестер.

Брак должен быть счастливым. Пруденс поняла это, наблюдая за собственными родителями. Ее младшие сестры помнили только суровое обхождение дедушки. Чарити отчаянно нуждается в любви. Как и все остальные сестры. Это станет компенсацией за ужасные годы жизни в Дерем-Корте. Пруденс обещала сестрам, что их ждут радость, веселье, любовь и счастье, как у их родителей. Поэтому она решила, что Чарити выйдет замуж только по любви. Если понадобится, Пруденс придумает другой способ спасти сестер от дедушки.

– Чарити, милая, не смущайся, – повернулась к сестре Пруденс. – Расскажи нам об этом джентльмене.

Чарити покраснела.

– Хоуп преувеличивает. Ничего особенного не было, – сказала она. – Просто несколько джентльменов попросили разрешения представиться.

– Ничего особенного! Ну и лгунья! – перебила ее Хоуп. – А тот джентльмен, который с тебя глаз не сводил, и ты с него – тоже?

Щеки Чарити еще гуще порозовели. Она сердито тряхнула головой.

– Это просто... просто... Ты не должна вдаваться в подробности! С его стороны это простая вежливость.

– Кто не сводил глаз с Чарити? – спросила Пруденс. Хоуп открыла рот, но Чарити взглядом призвала ее к молчанию.

– Никто. Хоуп и Фейт болтают чепуху. – Она сердито посмотрела на хихикающих сестер. – Вы как дети!

Но Пруденс не поверила ее возражениям.

– Хоуп, о ком ты говорила?

– Разумеется, о коротеньком и толстеньком герцоге. О кузене лорда Каррадайса. Об отшельнике Неде. О герцоге Динзтейбле.

– Он не толстенький, – набросилась на сестру Чарити. – Ни в коей мере! Он плотный! И сильный! Красивый. Добрый. Умный. И...

– И имеет тридцать тысяч годового дохода! – воскликнул сэр Освальд.

Пруденс в изумлении смотрела на сестру. Она никогда не видела Чарити столь возбужденной. Порывистой. Страстной.

– Герцог Динзтейбл? – спросила она. – Но как... когда?.. Пруденс замолчала. Должно быть, это произошло во время прогулки по парку в ландо.

– Герцог Динзтейбл!!! Пусть подадут еще вина из одуванчиков! Нет, черт побери! Если уж речь зашла о герцоге, нужно нечто особенное! – Захлебываясь от восторга, сэр Освальд дернул шнурок звонка. – Бутылку нашего лучшего вина из первоцвета, Ниблетт. Мы празднуем! Какой день! Барон уже на крючке, и на подходе герцог! Любовь просто витает в воздухе! За пятьдесят тысяч в год, девочки! О Боже! Давно я не испытывал такого потрясения!

Вечер у леди Остуидер! Именно этого желала Пруденс для первого выхода Чарити в свет. Гостей было мало – около пятидесяти человек, – но только избранные. Для дочери леди Остуидер это был первый светский сезон, поэтому мать позаботилась, чтобы среди гостей хватало богатых и достойных молодых людей.

Поприветствовав Пруденс, леди Остуидер расстроилась, поскольку вторая внучатая племянница сэра Освальда оказалась бриллиантом чистой воды. Не подав виду, она с достоинством сказала:

– Нужно было предупредить меня, сэр Освальд.

В ее голосе послышалось едва уловимое раздражение. Однако, будучи доброй женщиной, она сердечно приняла обеих девушек. И если ей неприятно было видеть, как молодые люди, которых она предназначала для дочери, наперебой предлагают Чарити лучшее кресло, лимонад и исполняют все ее прихоти, леди Остуидер ничем не выдала своей досады.

Пруденс с радостным удовлетворением наблюдала суету вокруг сестры. Чарити будет из кого выбрать. Если Фейт и Хоуп ошиблись относительно герцога Динзтейбла, в сети Чарити попадется другая рыбка.

Хотя Чарити на редкость красивая и милая девушка, Пруденс всерьез не верила, что сестра станет герцогиней. Любой герцог предпочтет выбрать невесту из девушек своего круга. Чарити не только внучка ничем не примечательного барона, но и дочь человека, совершившего мезальянс и женившегося на дочери торговца. Последнее дедушка постоянно вдалбливал в головы внучкам. Низкое происхождение имеет значение для герцога?

Какая чепуха, сказала себе Пруденс. Беспокоиться не о чем. Кроме болтовни Фейт и Хоуп, нет никаких серьезных поводов думать, что герцог Динзтейбл заинтересовался Чарити. А румянец Чарити и ее горячность – всего лишь защитная реакция. Если эти разговоры окажутся правдой, Пруденс сделает все для счастья сестры, а пока важно, чтобы вокруг Чарити было больше достойных кавалеров.

Потом придет очередь близнецов Фейт и Хоуп. Что же до нее самой... Пруденс решила, что будет заботиться о Грейс.

Она задавалась вопросом, пришло ли письмо из Индии. Перед отъездом она оставила живущему в деревне брату судомойки деньги и адрес сэра Освальда. Пруденс не знала, насколько хорошо парень умеет читать и писать, а если он ошибся в адресе...

Какая ненадежная вещь письмо, а порой оно несет такой груз ответственности. К тому же на пути его подстерегает столько опасностей...

Тем больше причин верить и оставаться непоколебимой, решительно напомнила себе Пруденс.

– Этот необычный оттенок полыни поразительно вам идет, милая Пруденс, – проговорил ей на ухо бархатный голос.

Она стремительно повернулась.

– Л-лорд Каррадайс?!

От его взгляда ее обдало жаром, хотя ее платье было довольно тонкое, и еще минуту назад ей было прохладно. Пруденс плотнее запахнула шаль.

Он не сделал ни единого движения, но, казалось, его глаза непрестанно ласкали ее.

– Я просила вас держаться от меня подальше, – проговорила Пруденс, чувствуя, как огонь разливается по всему телу.

Он только улыбнулся, и Пруденс поняла, почему женщины совершают глупости, оказавшись рядом с ним. Она не станет одной из них!

– Я по достоинству оценю, если вы перестанете... перестанете... строить мне глазки, – прошипела она, подтягивая выше скромный вырез платья.

На его лице появилось раскаяние.

– Я здесь ни при чем, – признался он. – Это все мои глаза. Они дерзкие и не признают правил приличия. – Его взгляд упал на прикрывавшие грудь скрещенные руки Пруденс. – Вы так красивы, что мои глаза не могут устоять против искушения.

Услышав неожиданный комплимент, Пруденс задохнулась от радости. «Вы так красивы». Она старалась подавить волну удовольствия. Конечно, верить его словам – явная глупость. Пустая лесть срывается с его губ с такой же легкостью, как дыхание. Сегодня в парке он ясно намекнул, что она слишком невзрачна, чтобы найти мужа. Ложка дегтя в бочке меда. Он всего лишь кокетничает, и только наивная провинциалка может поверить в эту игру.

– Вы говорите чепуху, – поджала губы Пруденс. – Сегодня днем, говоря о шансах на замужество моих сестер, вы назвали меня ложкой дегтя в бочке меда и...

– Я ничего подобного не говорил! – возмутился лорд Каррадайс. – С чего бы мне говорить такую глупость?

– Нет, говорили! В парке.

– Не говорил! Я прекрасно помню, что сказал: вам нечего беспокоиться о замужестве – такая красавица, как вы, всегда будет окружена поклонниками. И если с вашими сестрами что-то не так, это не уменьшит ваши шансы на замужество.

Пруденс подозрительно посмотрела на него. «Красавица, как вы». Не может быть, чтобы он так думал. Он просто пытается загладить неловкость.

– Что вы имели в виду, когда сказали, что с моими сестрами что-то не так? С ними все в порядке!

– Эдуард тоже так говорит. Так что вам не о чем беспокоиться. – Он удовлетворенно вздохнул. – Так вот почему вы на меня рассердились! Потому что я оскорбил ваших сестер. Я весь вечер ломал голову, чем вызван ваш гнев. Простите! Не сомневаюсь, что они очень милые девушки, и вы найдете им достойных мужей.

Пруденс не знала, что сказать. Значит, его слова о ложке дегтя относились к ее красавицам сестрам? Ее он назвал красивой. Похоже, он говорил искренне. Он что, плохо видит? Пруденс вопросительно посмотрела ему в глаза.

Он ответил ей томным дурманящим взглядом, которого, как уже убедилась Пруденс, ей следовало опасаться. Его глаза, лаская, прошлись по ней, и Пруденс вздрогнула, но не от холода.

– Я говорил вам, что сегодня вы необычайно хороши в этом платье? – понизив голос, спросил он. – Оно подчеркивает сияние ваших волос и таинственные омуты глаз. Мне кажется, что я тону в них и счастлив от этого.

– Да, говорили. Вы вообще наговорили массу чепухи. К тому же я просила вас держаться от меня подальше. И перестаньте разглядывать меня! – Пруденс старалась говорить суровым тоном, но его комплименты кружили ей голову.

Он мгновенно принял виноватый вид. Но поскольку Пруденс уже видела, что он так же сокрушенно смотрел на дядю Освальда, на собственного кузена и даже на дворецкого, она на эту уловку не поддастся. Его глаза смеялись. В нем нет ни капли раскаяния.

– Я бы перестал, если бы мог. Это все мои глаза. Они не могут устоять. Но я их сейчас побью за развязность. – Он быстро захлопал ресницами, потом посмотрел на нее чарующим, почти грешным взглядом.

Пруденс почувствовала, как дрогнули ее губы. Она старалась сохранить строгое выражение лица. Он неисправимый плут. Ей не следует поощрять его.

Но, Боже милостивый, как она сможет устоять перед ним? Ее суровая жизнь научила сопротивляться жестокости, издевательствам, презрению, но у нее нет защиты от комплиментов, тепла, смеха.

– Вам следует знать, что меня воспитали в самых строгих правилах, – сурово сказала Пруденс.

– В самом деле? – сочувственно спросил он. – Не переживайте. Ошибки воспитания легко исправить.

Его слова внезапно привели ее в чувство. Нужно прекратить флиртовать – да-да, флиртовать, именно этим она сейчас занимается – с лордом Каррадайсом.

– Все меняется. И люди меняются, некоторые из них становятся просто очаровательными, – с легкостью добавил он и с восхищением посмотрел на Пруденс.

От его взгляда ее снова обдало жаром. Пруденс старалась выровнять дыхание. Не все меняется, если не позволить этому случиться. Нужно заставить лорда Каррадайса отойти. Пока он рядом, она не в состоянии рассуждать здраво.

Пруденс прошла в комнату, где гости собирались послушать концерт. Лорд Каррадайс последовал за ней. Дважды она просила его держаться подальше! И он не обратил на это ни малейшего внимания. Она припомнила другие обиды.

– У меня к вам есть еще претензии.

– Думаю, есть занятие интереснее, чем сводить счеты. – Он крадучись прошел вперед.

Пруденс обернулась, бросив на него убийственный взгляд.

Он от удовольствия зажмурился.

– Боже, ну и гримаса. Вы съели что-нибудь невкусное, дорогая? – заботливо спросил он, весело прищурив глаза. – Не удивлюсь, если это отвратительный чай вашего дядюшки.

Подумав об отваре, которым напоил ее дядя Освальд, Пруденс вспыхнула, но вспомнила, что лорд Каррадайс не был свидетелем ее бегства из гостиной.

– Хотела бы я, чтобы дядя предложил вам что-нибудь похуже чая! – бессердечно заявила она. – Что-нибудь ядовитое.

– Он так и сделал. Угостил меня отвратительным вином из одуванчиков. Это просто ужасно.

– Как вы посмели втайне от меня договориться с дядей о мнимой помолвке?

– Я? Это поразительно! – удивился лорд Каррадайс. – А я все время думал, что это вы, явившись в дом моего кузена, объявили о помолвке!

– Да, – еще больше покраснела Пруденс.

– Вот именно! – Он с таким бесстыдством посмотрел на нее, что Пруденс возмутилась.

– Я знаю, что поступила дурно. Но я уже несколько раз извинилась за это. Поскольку вы столь невоспитанны, что напоминаете мне об этом, я могу повторить: весьма сожалею, что впутала вас в свои дела.

– Но, Пруденс, – его голос походил на густой горячий шоколад, – я счастлив впутаться во все, что вас...

– Я не давала вам позволения называть меня по имени, – чопорно перебила его Пруденс, видя по глазам, что он собирается сказать нечто совсем неподобающее.

Он подвел ее к креслам.

– Да, не давали, и, на мой взгляд, вы абсолютно правы, – сказал он, подвигая ей кресло. – Это имя вам совершенно не подходит. Я не стану его произносить.

Одно дело – самой не любить собственное имя, и совершенно другое, когда кто-то посторонний считает его неудачным. Но Пруденс решила не вступать в полемику. У нее есть еще одно дело. Она позволила усадить себя в кресло и сказала:

– А теперь о вашем визите к моему дяде...

– Это его расстроило? – не давая ей закончить, спросил лорд Каррадайс и сел рядом.

– Нет.

– Сэр Освальд расстроен, озабочен, обижен, разгневан? Пруденс стиснула зубы.

– Конечно, нет, но...

– Значит, он вполне доволен?

Пруденс воздержалась от ответа. Трудно делать выговор, признав, что ее пожилой родственник от восторга пришел в экстаз.

– Что бы ни думал сэр Освальд, у вас нет права полагать, что я соглашусь на помолвку, – сердито сказала она.

– Нет.

– Это довольно скверно... – начала было она. – Что вы сказали?

– Нет.

– Что нет?

– Я не полагал, что вы согласитесь на помолвку, – сказал он. – Не помню, чтобы я сделал такое предложение. Мне это и в голову не приходило.

Пруденс напряженно смотрела на него, не в силах понять, шутит он или говорит правду. По его лицу ничего невозможно понять. Ему все кажется забавным.

– Это была идея сэра Освальда, – пожал плечами лорд Каррадайс и вытянул длинные ноги. – Увидев меня, как он выразился, «в праздничных одеждах» и вспомнив историю нашего с вами четырехлетнего знакомства, сэр Освальд решил, что я пришел просить вашей руки. Я этого не делал, но ваш родственник счел, что дело решённое. – Лорд Каррадайс недоуменно приподнял брови. – Скажите, он всегда не в ладах с логикой?

Пруденс не знала, куда глаза девать. История весьма правдоподобна... Она могла легко представить, как дядя Освальд ухватился за ошибочное решение. Но если в этом кто-то и виноват, так это она сама. Именно она запутала всех своей ложью.

Пруденс посмотрела на окруженную поклонниками Чарити. Если она и сожалела о своей лжи, то не жалела о ее результатах. Даже если один из них – слишком близкое знакомство с лордом Каррадайсом. Она почувствовала, как горячая волна поднимается в ней.

Пруденс повернулась к нему.

– Я снова должна извиниться.

– Не стоит, – беззаботно махнул рукой лорд Каррадайс. – С тех пор как Грейс в парке мне все объяснила, я решил не расторгать нашу помолвку. Так что кипучая энергия вашего пожилого родственника не должна вас смущать.

Пруденс отвлеклась, наблюдая за Чарити, поэтому ей понадобилась минута-другая, чтобы понять смысл его слов.

– Вы решили... Что вы решили?

Он снова улыбнулся. И от этой улыбки у нее зашлось сердце, хотя ей хотелось задушить лорда Каррадайса.

– Я решил закрыть глаза на то, как вы обошлись с моими любовными письмами, и простить вас. Поэтому мы по-прежнему помолвлены. В этом мы с вашим дядей Освальдом полностью согласны.

– Это были не любовные письма. Это счета от портного. И мы не помолвлены!

– Но пожилой джентльмен решил, что сжечь любовную переписку – это так романтично. И я с ним согласен, портной безбожно завышал цену. К тому же я вам нужен, Имп.

– Вы мне не нужны! Как... как вы меня назвали?

– Имп. Это сокращение от Импруденс, это имя вам гораздо больше подходит. Тот, кто назвал вас Пруденс, очень ошибся. В вас нет ни капли благоразумия и осторожности! – Он с явным одобрением наблюдал ее возмущенную реакцию, а потом с учтивой любезностью добавил: – Вы так бурно дышите, что это открывает вашу грудь.

Пруденс тут же перестала дышать. Он улыбнулся так соблазнительно. Словно маня к пороку.

– Очень красивая грудь. Вам пойдут открытые платья.

– Я не...

– Тут не о чем спорить, вы прекрасно знаете, что я вам нужен.

– Ничего я не знаю! – прошипела она. – Тише! Мисс Остуидер сейчас будет играть на скрипке.

Он успокаивающе положил ладонь на ее руку и пробормотал:

– Не нужно признаваться в этом здесь и сейчас. Вы можете подождать, пока мы останемся наедине.

Его пальцы щекотали ей кожу, по спине побежали мурашки. Она яростно стряхнула его руку.

– Я больше никогда не останусь с вами наедине, лорд Каррадайс, – холодно прошептала она.

Подавшись вперед, он тихо спросил:

– Это вызов? Я люблю вызовы. Итак, вы признаете, что я вам нужен?

Его горячее дыхание опаляло ей щеку. Он сидит чересчур близко.

Она отодвинулась.

– Я этого никогда не признаю!

Он бросил на нее жаркий взгляд и прошептал:

– Это будет наш маленький секрет. Я люблю секреты.

Глава 9

В моих губах, в глазах ты-видел вечность,

Блаженством был изгиб бровей.

У. Шекспир[9]

Концерт начался. Гидеон закинул ногу на ногу и положил руку на спинку стула, на котором сидела Пруденс. Его пальцы почти касались ее шеи. Знает ли он, что она почти не в состоянии думать и говорить, оттого что он так близко?

Конечно, знает. Он ведь повеса. Волновать добродетельных дам одним своим присутствием для него обычное занятие. И еще бесстыдными разговорами. Пруденс решительно не желала разделить участь таких дам. Она сосредоточилась на концерте и демонстративно не обращала внимания на то, что его рука задевает ее открытую шею. Если она и вздрогнула, то это от сквозняка!

Через некоторое время он наклонился вперед и прошептал ей на ухо:

– Если бы не наша помолвка, ваша сестра сейчас не сидела бы рядом с моим кузеном, не пила бы отвратительный ликер леди Остуидер и не слушала бы это ужасное пиликанье, которое девица со скрипкой назвала творением Моцарта.

– Тише, это дочь хозяйки дома.

– Да, но, судя по звукам, она наступила на кошку, а я не одобряю жестокого обращения с животными и насилия над ушами слушателей. Но мы отвлеклись, – напомнил он. – Мы обсуждали необходимость нашей помолвки.

– Я отвлеклась! – возмущенно прошептала Пруденс, но тут же прикусила язык.

Она не попадется на эту приманку. Это невежливо по отношению к хозяйке дома и неразумно в ее положении. Он говорит правду. Если бы дядя Освальд узнал, что она никогда не была помолвлена с лордом Каррадайсом, Чарити не сидела бы сейчас в окружении весьма достойных джентльменов. Пруденс взглянула на сестру. Пора переменить тему.

– Скажите, кто этот джентльмен, что стоит сейчас рядом с моей сестрой? – прошептала Пруденс.

Лорд Каррадайс оглядел собравшихся вокруг Чарити мужчин.

– Который? Там их целая толпа. Светловолосый джентльмен рядом с ней – это Карвер, слащавый худышка в отвратительном сюртуке из желтого бархата – молодой Хоуптон, а невысокий, по левую руку от нее, – герцог... Разве вы не с ним были обручены?

– Благодарю вас, – холодно ответила Пруденс.

Мисс Остуидер закончила пьесу. Раздались вежливые аплодисменты. Она снова подняла смычок, и лорд Каррадайс тихо застонал. Когда мисс Остуидер снова принялась терзать Моцарта, Гидеон наклонился вперед и, почти касаясь губами уха Пруденс, прошептал:

– Кто бы ни был ее учитель музыки, его следует повесить, утопить и четвертовать, и чтобы она в это время играла ему реквием.

Пруденс не смогла сдержать сдавленный смешок.

– Умоляю вас, не надо быть столь легкомысленной и смеяться над таким серьезным произведением, – строго проговорил Гидеон. – Кошки бы душу отдали за такой концерт.

Она снова хихикнула, и на них зашикали. Его рука, лежавшая на спинке стула, дрогнула, и Пруденс почувствовала легкое прикосновение его пальцев. Жар разливался по ее телу. Она попыталась стряхнуть его руку.

Он отступил, но тут же вновь начал описывать кончиком пальца крошечные круги на ее плече. Восхитительные ощущения лишили ее чувства реальности. Пруденс вздрогнула. Неужели плечи так чувствительны? Она подвинулась вперед. Палец продолжил ласку. Пруденс попыталась уклониться.

– Если вы еще подвинетесь, то свалитесь со стула, – прошептал Гидеон.

Остаток концерта Пруденс просидела, напряженно выпрямившись, сжимая лежащую на коленях сумочку. Она с удовольствием стукнула бы лорда Каррадайса сумкой, но обстоятельства не позволяли. Она ничего не могла поделать. Этот человек неисправим. Он просто бессовестный. Пруденс старалась сосредоточить внимание на мисс Остуидер. Это было невозможно. Искорки наслаждения от той точки, где он касался ее плеча, разлетались по всему телу. Пруденс, как могла, боролась с этим ощущением.

Второй палец присоединился к первому.

Пруденс с видом оскорбленной добродетели выпрямилась, придвинувшись к спинке стула. К несчастью, она наткнулась на Гидеона, и теперь уже все пять пальцев дарили ей сладостно-мучительные ласки. Она тут же, сгорбившись, наклонилась вперед, чтобы нарушить контакт. Есть вещи, которые гораздо важнее элегантности.

Он чуть подвинулся, и его пальцы снова коварно прошлись по ее плечу, вызывая вихрь сладостных ощущений. Волны жара накатывали на нее одна за другой, сопровождаясь нарастающей злостью.

Наконец скрипка мисс Остуидер взвизгнула в последний раз, и объявили перерыв. Пруденс вскочила со стула и заторопилась прочь от лорда Каррадайса. Он тут же догнал ее и бесцеремонно взял под руку.

– Вы все еще возмущены возобновлением нашей помолвки?

– Я не возмущена. И не желаю обсуждать с вами это. Равно как что-либо другое. С меня довольно вашего общества, благодарю вас! – Она попыталась высвободить руку.

Гидеон не обратил на это внимания.

– Однако, мисс Имп, вам нужно быть с кем-то помолвленной. В конце концов, вы не можете вечно ждать молодого человека, который уехал и позволил слону растоптать себя. Этот Оттерклог очень легкомысленный тип. Он совсем о вас не думает. Вам нужен кто-нибудь надежный. Вроде меня.

– Надежный? Вы? – Пруденс едва слышно фыркнула и вежливо раскланялась со знакомыми. – Его фамилия Оттер-бери.

Гидеон жестом указал на свою стройную фигуру.

– Во всяком случае, я слону под ноги не попадался.

– Сомневаюсь, что даже слон смог бы справиться с вами, – парировала она. – Кроме того, Филиппа не затоптал слон.

– Откуда вы знаете? – Гидеон двинулся вперед, увлекая за собой Пруденс.

– Я узнала бы это от его матери. Мы соседи в Норфолке.

– Ну, тогда его съел тигр.

– При чем тут ти... – начала было Пруденс. – что за глупый разговор!

– Совершенно с вами согласен, но вы первая упомянули этого Оттерботтома. Понятия не имею, зачем мы напрасно тратим время, обсуждая какого-то молодого человека, отправившегося жить к слонам, – должно быть, он повредился рассудком. Если бы вы были моей нареченной, я бы никогда не покинул вас, Пруденс.

У нее дух захватило. Его слова так заманчивы, глубокий густой голос звучит так искренне. Его рука такая горячая и сильная, такая надежная опора для ее затянутой в перчатку кисти. Свежий запах его одеколона дразнит ноздри. Она пыталась внушить себе, что это последствия его грешной ласки.

Как такие легкие прикосновения могут произвести столь ошеломляющий эффект?

Пруденс оглянулась вокруг. Она даже не заметила, как лорд Каррадайс сумел отвести ее к нише, которую скрывали пурпурные бархатные шторы. Пруденс скользнула за них в надежде незаметно прислониться к стене или опереться о подоконник, но запуталась в складках бархата. Потянувшись через ее плечо, лорд Каррадайс отодвинул одну штору в сторону. Пруденс осмотрелась. За шторами скрывалась дверь. Гидеон, крадучись, подошел к Пруденс так близко, что она чувствовала его теплое дыхание. Пытаясь ускользнуть от него, Пруденс открыла дверь. За ней была небольшая комната. Задернув пурпурные шторы, он закрыл за собой дверь, и Пруденс услышала, как повернулся ключ в замке.

Звуки бала стихли, Пруденс слышала только стук собственного сердца.

Как мало времени прошло с тех пор, когда она поклялась, что это больше никогда не повторится, и она снова наедине с лордом Каррадайсом.

Едва дыша, возбужденная, потеряв уверенность в себе, Пруденс смотрела ему в лицо. Его бездонные глаза, казалось, затягивали ее в свои темные омуты. Сейчас в них не было насмешки, предупреждавшей, что надо спасаться бегством. Он наклонился, и Пруденс вдруг поняла, что сейчас он поцелует ее.

Она подняла руки, чтобы оттолкнуть его, но они вместо этого просто легли на его грудь. Он обнял ее за талию и притянул к себе, прижимаясь к ней всем телом.

О, как бы сейчас ей пригодился картонный ридикюль Грейс! Ну почему она взяла с собой шелковую сумочку?

– Лорд Каррадайс, – начала она.

– Гидеон, – поправил он и, прежде чем она успела сказать хоть слово, накрыл ее рот поцелуем.

Кончик его языка скользил по ее губам, дразня, исследуя, пытаясь проникнуть внутрь. Сначала мягкий и нежный, он становился все требовательнее.

Пруденс чувствовала, что тает от сладкой атаки его рта. Она всегда считала поцелуй простой встречей губ... но в этих поцелуях не было ничего простого.

Она думала, что его поцелуи ей уже знакомы. Как она ошибалась!

Сладостная дрожь медленно расходилась по ее телу. Она задохнулась, когда он завладел ее ртом, сливаясь с ней, лишая ее здравого смысла. От восторга у нее закружилась голова.

Она ощущала его вкус, необыкновенный, дурманящий вкус Гидеона. И вкус страсти. Она чувствовала ее в нарастающей настойчивости его поцелуев, в его лихорадочных объятиях, на его горячих губах. Его страстную жажду. Жажду, вызванную ею, Пруденс Мерридью.

Сильную, ошеломляющую жажду.

Она поглотила Пруденс. Затронула что-то в глубинах ее души, и последние бастионы сопротивления рухнули. Схватив его за плечи, она поцеловала его в ответ. Это входит у нее в привычку.

Пруденс провела руками по его мускулистой груди. Его сердце гулко стучало под ее ладонью. У нее ослабли колени, и она прислонилась к нему, ища поддержки.

Она обвила руками его шею, потом запустила пальцы в его волосы.

Его рука скользнула за ее корсаж.

Пруденс похолодела. Она тут же вспомнила, кто она. И свой долг.

– Нет, – прошептала она.

Он чуть отступил и, кажется, что-то понял по ее лицу, потому что его рот мрачно скривился. Дыхание стало хриплым. Темные глаза горели. Его страсть была, как всегда, сильной и мощной.

Он провел пальцами по ее щеке, подбородку. Это легкое прикосновение казалось изысканной лаской.

Пруденс очень старалась не поддаваться его нежности. Она изо всех сил старалась не утонуть в темных безднах его глаз, настойчивых и полных жажды. Она твердила себе, что следовало опасаться легкой улыбки, заигравшей на его губах, когда он заметил, как она дрогнула под его рукой.

Но она не могла заставить себя уйти.

Его прикосновения пробуждали в ней чувства, которые жаждали выхода. Чувства, которые она не могла, не должна, не желала испытывать.

По отношению к нему.

Она облизала губы и попыталась собрать всю свою решимость. Ее оказалось до смешного мало. Но совесть пришла на помощь Пруденс. Отстранившись, она на дрожащих ногах двинулась к двери. Поворачивая ключ в замке, она вспомнила, как он сказал, что любит вызов.

– Это нечестно, – прошептала она.

– Что нечестно? – мягко спросил он.

– Искушать меня. Играть мной, моими чувствами.

Он открыл рот, чтобы ответить. Пруденс была уверена, что он скажет что-то дерзкое, насмешливое. Она этого не вынесет. Эмоции захлестнули ее, поэтому, не дав ему заговорить, она резко сказала:

– Я уже говорила вам и повторяю – я несвободна. Я знаю, вы думаете, что я лгунья и...

– Вот уж нет! Вы понятия не имеете, о чем я думаю. Но могу сказать вам, мисс Имп, я вовсе не считаю вас лгуньей.

Она от удивления рот приоткрыла. Как это может быть, после всего, что она ему наговорила?

Он чуть приподнял ее подбородок, и ее губы сомкнулись.

– Та чепуха, которую вы наговорили своему дядюшке, не в счет. У вас для этого были серьезные причины. Но вы честный человек, это редкость в лондонском обществе. Я не могу забыть то утро в доме герцога, когда вошел ваш дядя. Вы вполне могли поймать меня в западню, заявив, что я скомпрометировал вас. И хотя сам я не слишком удачное приобретение, вы тем не менее могли получить состояние и титул.

Лорд Каррадайс небрежно улыбнулся. Его грудь все еще тяжело вздымалась. Пруденс старалась смотреть в сторону.

– Вы обещали мне, что это не ловушка, и сдержали свое слово. Я не знаю ни одной женщины, которая бы так поступила, мисс Имп. Ни одной женщины, чьим обещаниям я бы поверил.

Она подавила тяжелый вздох. Разочарование смешалось с облегчением.

– Тогда, пожалуйста, не играйте со мной, не соблазняйте меня. Я понимаю, что у вас это вошло в привычку, но, честное слово, я этого не вынесу! Я не из вашего мира. Я не умею играть в эти игры и не знаю, как...

Она резко оборвала фразу. Она уже готова была признаться, что не знает, как устоять перед ним. Это оказалось бы смерти подобно.

Он помолчал немного, потом спросил:

– Почему вы думаете, что это игра?

– Потому что это не может быть ничем другим, – просто сказала она. – Вы сказали, что доверяете моим обещаниям. Я дала слово Филиппу Оттербери. – Она смотрела на него, ожидая, что он поймет ее слова.

Гидеон ничего не сказал. Только слегка нахмурил брови.

Она вытащила спускавшуюся в лиф платья тонкую золотую цепочку, которую постоянно носила. На ней висело старомодное золотое кольцо с большим красным камнем.

– Это обручальное кольцо прабабушки Филиппа. Оно переходит в семье из поколения в поколение. Оно – свидетель святой клятвы, которую я дала Филиппу и которую не нарушу, как бы ни волновали меня ваши соблазнительные ласки. – Она вспыхнула и добавила: – Я связана с Филиппом невидимыми узами, и это кольцо их зримый символ. Я ношу его четыре с половиной года. Я никогда его не снимаю. Вы можете это понять, лорд Каррадайс? – Она серьезно смотрела на него. – Вы можете это уважать?

– Постараюсь, – медленно сказал он. В его кривой улыбке сожаление смешалось с самоуверенностью. – Хотя, признаюсь, мои дурные привычки могут взять верх.

Пруденс с дрожью вздохнула. Он не может с собой справиться. Даже его оправдания звучат соблазнительно. Она как талисман сжала в руке кольцо, подаренное Филиппом.

– Значит, будем друзьями? – отважно предложила она. Он подавил угрюмый вздох.

– Хорошо, пусть будет так, но если об этом станет известно, моя репутация будет погублена.

На губах Пруденс появилась дрожащая улыбка. Гидеон взял Пруденс под руку.

– Разумеется, наша мнимая помолвка остается в силе, – добавил он, – хотя за пределами семьи это должно оставаться страшной тайной. – Он отдернул пурпурные бархатные шторы, выпуская ее в зал. Пруденс хотела было сообщить ему о своей последней выдумке – его воображаемом трауре, но ей помешали.

– Какой вы проказник, лорд Каррадайс – кажется, я узнаю вашу божественную фигуру – где вы прятались?

Эти слова сопровождались легким смехом и понимающим взглядом. Темноволосая дама с декольте, вдвое большим, чем у Пруденс, положила ладонь на руку Гидеона.

Он тут же поклонился, вновь обретя свою легкомысленность и шарм.

– Миссис Краудер, вы сегодня чертовски очаровательны. Красный – определенно ваш цвет.

Слишком много комплиментов, сердито подумала Пруденс, когда им помешали. Цвет полыни – идеально подходит для нее, а красный – для миссис Краудер. Так можно пополам разорваться.

Лорд Каррадайс представил Пруденс, но миссис Краудер, хоть и была безупречно вежлива, явно решила, что с ней не следует считаться. Вскоре их окружили друзья миссис Краудер. Судя по всему, они были друзьями и лорда Каррадайса.

Все женщины были красивы или необыкновенно привлекательны. Весьма изящные и утонченные. Мужчины со скучающим видом переводили взгляд с Пруденс на лорда Каррадайса и обратно. Она видела их понимающие взгляды и боролась с желанием залепить пощечину.

– А теперь, дорогой Каррадайс, – воскликнула миссис Краудер, – вы должны рассудить нас и дать ответ на вопрос, который мы обсуждаем!

– Да, пожалуйста, – горячо поддержала ее леди, имени которой Пруденс не запомнила, – вы тонкий знаток дамских туалетов.

Пруденс старалась сохранять на лице доброжелательное выражение.

– Вы должны решить, что хуже: нелепый тюрбан леди Бентик, столь щедро украшенный плюмажем, что она напоминает лошадь, запряженную в погребальные дроги...

– Или чепец вдовствующей герцогини, украшенный кружевом, зелеными бархатными почками и цветущими маргаритками, так что он похож на вершину холма в весеннюю пору!

– Мы заключили пари! – наперебой защебетали дамы.

– Пожалуйста. Будьте судьей, лорд Каррадайс, – без промедления сказала Пруденс. – Я вижу, моя сестра делает мне знаки. Мне нужно поговорить с ней.

Это было почти правдой. Кроме того, ей нужно познакомиться с джентльменами, оказывающими знаки внимания Чарити.

Стоя рядом с сестрой, Пруденс наблюдала за компанией, окружившей лорда Каррадайса и миссис Краудер. Там было много смеха, много шампанского и, к ее досаде, много прикосновений. Дам так и тянуло к нему, а однажды миссис Краудер фамильярно потрепала его по щеке! Пруденс стало ясно, что лорд Каррадайс и некоторые из окружавших его дам были – а возможно, и сейчас остаются? – в очень близких отношениях.

Пруденс не понравилась миссис Краудер и ее друзья, но она была благодарна за то, что они напомнили ей о грозившей опасности забыться. Лорд Каррадайс известный обольститель. Женщины вокруг него сбились в стайку, смеялись, кокетничали, то и дело касаясь его.

И он флиртовал с ними. Потому что он таков, твердо сказала себе Пруденс. Она не осуждала его за это, просто он такой. Он повеса. А раз так, его нельзя принимать всерьез.

И нельзя ему доверять.

Гидеон смотрел, как Пруденс опекает сестру, и про себя улыбался повадкам маленькой наседки. Он неохотно отпустил ее. Ему не хотелось, чтобы она уходила, но еще меньше хотелось, чтобы она разговаривала с миссис Краудер.

У Терезы Краудер был отвратительный язык и дурной глаз сплетницы. А ее друзья – распущенные и глупые. Ему не хотелось видеть в их кругу Пруденс. Он позволил себе пройтись с компанией по залу, с улыбкой вспоминая разговор с Пруденс и удивляясь, что он нашел в Терезе Краудер и неужели ему нравилось ее пустое и скучное окружение?

– Примите мои искренние соболезнования, Каррадайс, – раздалось у него за спиной.

Изумленный Гидеон обернулся.

– Соболезнования? Из-за чего?

На лице сэра Освальда мелькнуло болезненное выражение.

– Думаю, вы хотели сказать – из-за кого, Каррадайс. То, что делает с языком молодежь, просто ужасно. – Он с одобрением посмотрел на строгий черный вечерний костюм Гидеона. – У вас хватило такта не надевать ярких одежд. Я сторонник того, чтобы уважать волю усопших.

Гидеон беспомощно смотрел на собеседника. Уважать волю усопших? Кто умер? Может быть, старый щеголь толкует о Браммеле, который ввел моду на черные вечерние костюмы и недавно исчез из общества?

– Но я всегда ношу вечером черное, – сказал он. – Но он не умер, сэр Освальд. Он живет где-то на континенте, скрываясь от долгов.

Сэр Освальд нахмурился.

– Скрываясь от долгов? Нет причин носить траур по людям, которые бегут от долгов, Каррадайс. Или что они делают в Уэльсе? Весьма странно!

Гидеон был в полном недоумении и решил не обращать внимания на упоминание об Уэльсе.

– Я говорю о Браммеле, – пояснил он.

– О Браммеле? А он здесь при чем? Какого черта мы о нем говорим?

– Разве не вы сказали, что он умер?

– Нет! А он умер? Меня это не удивляет. Жить с чужеземцами – рискованное занятие. Я знаю это по собственному опыту. Бедняга Браммел. Что с ним случилось? Наверное, от пьянства? – Сэр Освальд неодобрительно поджал губы и покосился на бокал шампанского, который держал Гидеон.

У Гидеона возникло такое чувство, будто он оказался в сумасшедшем доме.

– Я не говорил, что он умер, – осторожно сказал Гидеон. – Насколько мне известно, он все еще здравствует и живет на континенте.

Кустистые белые брови сэра Освальда поднялись от негодования.

– Послушайте, я это знаю, черт побери! Это всему свету известно. Причем давным-давно! Какого дьявола вы рассказываете мне новости, которые уже плесенью покрылись?

Гидеон осушил бокал и оглянулся в поисках слуги. Чтобы поддерживать эту беседу, ему нужно что-то покрепче шампанского. Но не бренди.

– Прошу извинить, сэр Освальд. Начнем сначала. Кто умер?

– Ваша двоюродная бабушка, конечно!

– Двоюродная бабушка?

– Да. Печальная новость. Примите мои соболезнования, Каррадайс. Я не знал ее лично, но уверен, что это большая потеря. Когда похороны?

Гидеон открыл было рот, чтобы объяснить, что, насколько ему известно, Эстелл за границей и шокирует родню тем, что путешествует без компаньонки с итальянским графом.

Маленькая запыхавшаяся девушка скользнула между ними. У прелестной, раскрасневшейся мисс Мерридью вид был явно виноватый. Ну конечно! Если его разговор с сэром Освальдом превратился в полную бессмыслицу, за этим стоит мисс Имп. К этому пора привыкнуть.

Гидеон улыбнулся, взял ее под руку и сделал знак официанту.

Сэр Освальд благосклонно отнесся к этому жесту.

– Пруденс, дорогая моя, я только что спрашивал Каррадайса о похоронах. Они пройдут в Уэльсе, полагаю? Никогда не бывал на валлийских похоронах.

– Думаю, это будет очень скромная церемония в узком кругу, – торопливо сказала Пруденс. – Ведь так, лорд Каррадайс? – Пруденс настойчиво посмотрела на него, ожидая поддержки.

– Да, сэр Освальд, – кивнул Гидеон. – Это будет такая скромная церемония, что, можно сказать, ее почти не будет. – Пруденс отнюдь не ласково сжала его руку. И он торопливо добавил: – Там будут только ближайшие родственники. Уэльс, знаете ли.

Сэр Освальд понимающе кивнул. Рука Пруденс расслабилась.

– А какая двоюродная бабушка скончалась? Сначала я подумал, что Эстелл, и очень расстроился. Но Пруденс сказала, что нет. Я не знал, что у вас есть родственники в Уэльсе.

– Она вела очень уединенную жизнь, – сказала Пруденс.

– Очень уединенную, – согласился Гидеон. – Семья почти не поддерживала с ней отношений.

Появился официант с напитком, который заказал Гидеон. Сэр Освальд, приподняв брови, многозначительно посмотрел на Гидеона. Гидеон, не зная, что делать, повторил его гримасу.

Кустистые брови сэра Освальда поползли еще выше.

– Так вот в чем дело?! Ее выслали в Уэльс? Теперь я понимаю, почему все держится в тайне. Я вас понимаю, Каррадайс. И больше об этом слова не скажу – тут кругом дамы. Пруденс, милая, неужели ты собираешься отравить свой организм этим ужасным напитком? – Он забрал у нее бокал шампанского. – Я думал, вы закажете ей лимонад, Каррадайс! Я посылал леди Остуидер освежающий напиток из ревеня. Сейчас велю лакеям принести его тебе. Он прекрасно действует на кровь. – И сэр Освальд торопливо отошел.

Пруденс повернулась к Гидеону, нахмурившись и очаровательно надув губки. Гидеону хотелось поцеловать ее. Он быстро оглядел зал.

– В чем дело? – встревожилась Пруденс.

– Проверяю, заметит ли кто-нибудь, если я вас поцелую. Она отступила на шаг.

– Вы не посмеете этого сделать! Вы сказали, что перестанете дразнить меня. Мы договорились быть друзьями.

Он с оскорбленным видом посмотрел на нее.

– Я имел в виду дружеский поцелуй.

– Вы знаете, что я имела в виду. – Пруденс сделала достойную похвалы, но безуспешную попытку сжать рот в твердую линию.

Гидеон пожал плечами и, напустив виноватый вид, сказал:

– Привычки не так легко изменить, мисс Имп.

Он внимательно смотрел на нее, на его губах играла улыбка. Сейчас Пруденс на три четверти состояла из гнева и на одну – из прелестного волнения. Когда она пыталась принять строгий вид, на щеках помимо ее воли появлялись ямочки. Он сделал небольшой шаг вперед, сокращая разделявшее их расстояние. Пруденс подняла сумочку, не высоко, не привлекая ничьего внимания, но напоминая ему, как она поступит, если потребуется. Маленькая мисс Имп готова сражаться с большим повесой. Он скорбно вздохнул.

– У вас нет вкуса к приключениям, мисс Имп?

– Не называйте меня так! И не смейте делать ничего неподобающего! А теперь скажите, почему дядя Освальд решил, что вашу двоюродную бабушку отправили в Уэльс?

– Понятия не имею, – пожал плечами Гидеон. – Я ее никуда не отправлял, а если бы и попытался, то совершил бы большую ошибку. Моя двоюродная бабушка Эстелл – женщина большой силы духа. Ее бы никто никуда не отправил. Правда, однажды какой-то кавалер попытался это сделать, но... о бедняге больше никто не слышал.

– Но дядя Освальд говорил...

– Прекрасная вещь – брови. Стоит кому-то таинственно повести ими, как у остальных появляются самые разнообразные предположения. Я понятия не имею, что ваш почтенный родственник думает о моей воображаемой бабушке или тетушке, меня это мало волнует. Главное, он оставил эту тему.

– Да, слава Богу. Вы думаете, женские брови тоже могут подавать такие сигналы?

– Нет, для этого им не хватает густоты, – авторитетно заявил он.

– Густоты?

– Да, так принято говорить. А теперь, пока дядя Освальд ищет вам отвра... простите, восхитительный напиток, я надеюсь, вы соизволите объяснить, зачем понадобилась моя внезапно почившая в Уэльсе родственница? Не считайте меня неблагодарным. Это весьма необычный подарок. И я бы не проявлял вульгарного любопытства, если бы вы не доставали моих родственников буквально из воздуха, как фокусник.

– Умоляю вас, прекратите! Не надо постоянно твердить об этом. Я знаю, что виновата, мне надо было сказать вам об этом раньше, но меня отвлекли.

– Вот как, отвлекли?

У него очень самодовольная улыбка, решила Пруденс.

– Да, ваша знакомая в немыслимом красном платье, – уточнила Пруденс. – Дело в том, что дядя Освальд хотел дать объявление в газете о нашей помолвке. Вы в трауре – это единственное, что я могла придумать, чтобы остановить его. Простите.

Гидеон с восхищением посмотрел на нее.

– Нет, вы поступили совершенно правильно. Так, значит, я в трауре?

– Да, но вам не нужно носить черного. Я сказала, что ваша двоюродная бабушка питала отвращение к этому цвету и завещала не носить траурных одежд, танцевать и так далее.

– Это «и так далее» меня очень успокаивает, – заверил ее Гидеон. – Вы удивительно находчивая девушка.

Пруденс покраснела.

– Я думала, что вы считаете меня ужасной лгуньей, но...

– Совсем нет! – воскликнул Гидеон. – Мы с вами недавно об этом говорили. Ваша находчивость просто восхищает. Пруденс закусила губу.

– Но вы серьезно скомпрометировали меня, мисс Импруденс, и теперь должны это компенсировать.

– Компенсировать? Каким образом? – спросила Пруденс с подозрением глядя на его оскорбленное лицо. – Скомпрометировала вас? Я не думала, что такое возможно.

Гидеон взял ее руку в свои ладони.

– Меня невозможно скомпрометировать?! – воскликнул он, глубоко возмущенный. – Как вы можете такое говорить? Сначала вы изобразили меня глупым поклонником, которому не хватает слов. Но всем известно мое отвращение к глупости и мое красноречие. Потом вы разбили сердце моему портному, бросив его любовные письма в огонь. Теперь между делом вы убили мою родственницу и отказываете мне в праве соблюдать траур...

– Это были счета, а не любовные письма, – возразила Пруденс.

– Для моего портного это одно и то же, – сурово ответил Гидеон. – А теперь позвольте проводить вас к столу. На ужин подадут крабов, куропаток и тарталетки с лимоном. Позвольте составить вам компанию, я полон решимости получить компенсацию за то, что вы опорочили мое имя.

Пруденс упрямилась.

– Кажется, вы сказали, что мы будем друзьями, – напомнил он.

– Да, но наши взгляды на дружбу отличаются, как день и ночь.

– Тогда вы должны немедленно научить меня, пока я не опозорился, вновь взявшись за старые привычки. А пока вы предложите мне ваше видение дружбы, я предложу вам крабов. Это пища богов. – Он решительно взял ее под руку и повел к столовой, по дороге объяснив: – Вы будете питать мой ум, а я – ваше тело.

Как он это сделает? Этот вопрос не выходил у Пруденс из головы, пока лорд Каррадайс вел ее к столу. Он не только победил ее решительные намерения не сидеть с ним рядом за ужином, но и заставил ее смеяться. Он ухитрится даже невинное поглощение крабов превратить в соблазнительный обряд, она в этом нисколько не сомневалась!

Она решила обойтись хлебом с маслом. И может быть, съесть одну тарталетку с лимоном.

Глава 10

Так, не в силах я жить ни с тобой, ни вразлуке с тобой,

Сам желаний своих не в состояньепостичь.

Овидий[10]

Прошла только неделя, как Чарити впервые вышла в свет, а она уже имеет успех, с гордостью думала Пруденс. Теперь, на своем первом балу, Чарити, сама грация и красота, словно пушинка, плыла в сложных фигурах танца. Только Пруденс понимала, что значит едва заметная морщинка на мраморном лбу сестры. По крайней мере Чарити не высовывает кончик языка, как это обыкновенно бывает, когда она очень сосредоточена.

Дни, предшествующие балу, все пять сестер усиленно занимались с учителем танцев, снова и снова повторяя сложные па, пока не выучили их наизусть. Будет ужасно неловко, если Чарити и Пруденс перепутают или забудут фигуры танца. Они были решительно настроены не выглядеть скромными провинциалками, которыми на самом деле были. Они даже разучили считавшийся неприличным вальс, хотя не думали, что им придется его танцевать.

Учитель танцев напрасно тратил свой пыл, с печальной улыбкой подумала Пруденс. Сестры Мерридью могли танцевать на глазах у света с достаточной грацией и мастерством. Но ей самой несколько раз пришлось танцевать с настоящими увальнями, поэтому оборка ее нового бального платья ужасно пострадала. Ее нужно в нескольких местах подколоть.

Чарити, казалось, с каждым движением обретала все большую уверенность. Глядя на сестру, Пруденс улыбнулась. Кто мог подумать, что после детства, когда сделать танцевальное па или тихонько напеть мелодию означало получить жестокие побои от дедушки, ее сестра обладает столь непринужденной грацией? Чарити чувствовала себя в бальном зале как дома, словно готовилась к этому всю жизнь, как другие присутствующие здесь девушки. Танец кончился, и тут же несколько джентльменов наперебой бросились к ней с лимонадом, стараясь угодить. Чарити, казалось, их внимание совсем не докучало.

Глядя, как сестра застенчиво отвечает на мужскую галантность, Пруденс почувствовала прилив гордости. Ее младшая сестра – воплощение красоты, уверенности и грации. Это была победа над дедом и его жестокостью. Ее сестра походила на розу, которая большую часть жизни провела в суровых условиях, но, согретая лучами солнца, раскрыла свои нежные лепестки, на которых превратности судьбы не оставили следов. Пруденс молилась про себя, чтобы злоключения не оставили следов в душах ее остальных сестер.

Она так внимательно смотрела на Чарити, что сразу поняла, когда в зал вошел герцог Динзтейбл. Должно быть, их глаза встретились, потому что Чарити в одно мгновение из смущенной дебютантки тут же превратилась в сияющее создание. От нее, казалось, исходил свет.

Пруденс заморгала от неожиданности. Она никогда не видела сестру такой. Чарити просто светилась.

Пруденс переводила взгляд с сестры на герцога и обратно. Герцог смотрел на Чарити точно так же, как она смотрела на него, – как зачарованный. Для них двоих в зале больше никого не существовало.

Значит, вот как случается любовь с первого взгляда? Так было с их родителями. Один взгляд – он понял, что пропал. Так обычно говорил папа. Мама смеялась и отвечала, что ей понадобилось по крайней мере три пристальных взгляда, прежде чем она решила, что папа – единственный. Папа смеялся, целовал маму и называл ее медлительной красавицей. «Медлительная?» – притворно возмущалась мама. Да она просто разборчивая! Потом они переглядывались, снова смеялись и целовались.

Пруденс вздохнула. Хотя она тогда была ребенком, она никогда не забудет эти пылкие, волшебные взгляды. Взгляды любви.

А теперь ее красавица сестра и застенчивый герцог обменивались такими же обжигающими, магическими взглядами. У Пруденс застрял ком в горле. Именно об этом она мечтала для своих сестер: о такой любви, как у их родителей, любви, которую помнила только Пруденс. И которая однажды блеснула для нее самой.

Она наблюдала, как герцог склонился к руке сестры, как Чарити обворожительно улыбнулась, и молилась про себя, чтобы эта волшебная сказка стала реальностью.

Пруденс отхлебнула ликер. Она боялась, что ее стремление обезопасить сестер от жестокости деда повлияет на Чарити и она примет первое же предложение. Но если все обернется реальностью и если герцог сделает предложение, о самопожертвовании речи не будет.

Похоже, герцог очень порядочный человек. Это все, что она о нем знала. Спокойный и немного застенчивый. В нем безошибочно угадывалось достоинство и осознание своего положения. Он с такой нежностью смотрел на сестру, что у Пруденс на глаза навернулись слезы. И Чарити так же смотрела на него.

За этот взгляд сестры она готова на любую ложь.

Герцог не повеса, как его кузен. Из газет она знала, что герцог приехал в Лондон, чтобы найти себе жену. Пруденс прикрыла глаза и снова прочитала молитву. Когда она подняла ресницы, герцог вел Чарити к террасе, оберегая ее, словно она хрупкий цветок, нуждающийся в защите и внимании.

Нет, слава Богу, герцог не повеса, как его кузен, лорд Каррадайс. Он чистосердечный и искренний.

Тогда почему она чувствует себя такой... обездоленной?

Вспомнив про отпоровшуюся оборку, Пруденс отправилась в небольшую гостиную, предназначенную исключительно для дам. Вытащив из новой плетеной сумочки, которую сделала для нее Грейс, булавки, Пруденс начала приводить в порядок платье.

– У вас оторвалась оборка, мисс Мерридью? Хотите, я помогу вам?

Это была миссис Краудер, с которой Пруденс познакомилась на вечере у миссис Остуидер. Не дожидаясь ответа Пруденс, миссис Краудер взяла у нее из рук коробочку с булавками. На ней сегодня снова было красное платье. Сверкающее переливами шелка, низко вырезанное, оно образовало на полу огненное озерцо, когда миссис Краудер опустилась на колени.

У Пруденс не было выбора. Она поблагодарила миссис Краудер и стояла неподвижно, пока та быстрыми уверенными движениями подкалывала оборку.

– Так будет держаться.

Миссис Краудер поднялась, словно из огненного кольца. Пунцовый шелк платья языками пламени облизывал ее гибкую фигуру.

Пруденс в атласном кремовом платье с вышитыми по краю белыми и зелеными подснежниками казалась рядом с ней застенчивой школьницей.

– Спасибо. – Пруденс снова надела вечерние перчатки и собралась вернуться в зал.

– Не торопитесь, дитя мое. – Миссис Краудер положила ладонь на руку Пруденс.

– Простите? – подняла брови Пруденс, надеясь, что это придало ей надменный вид.

Ей не нравилась миссис Краудер и ее тон. Пруденс попыталась двинуться, но миссис Краудер крепко держала ее. Они были не одни в гостиной, и Пруденс не хотела устраивать сцену.

– Просто маленький совет одной женщины другой.

Не понимая, о чем речь, Пруденс снова вскинула брови.

– Думаю, ситуация требует большей уединенности. – Миссис Краудер провела Пруденс в пустовавшую смежную комнату.

– Какая ситуация? – спросила Пруденс, раздосадованная тем, что позволила этой женщине действовать. Но правду сказать, она не знала, как этого избежать, оставаясь в рамках приличий.

– Ситуация с лордом Каррадайсом. Вас видели с ним несколько раз.

– Не понимаю, какое это имеет значение...

– Мы с ним друзья. Можно сказать, близкие друзья, – проворковала миссис Краудер, томно проведя рукой по складкам своего платья.

Пруденс застыла. Если бы она отважилась устроить маленькую сцену в гостиной, ей бы не пришлось участвовать в этом отвратительном разговоре.

– Поэтому я думаю, будет честно предупредить вас, юная леди, что мужчины очень легкомысленные создания. Он, конечно, всего лишь забавляется с вами, но...

– Откуда вы знаете, что он всего лишь забавляется? Может быть, и нет, – перебила ее Пруденс, внезапно рассердившись. Она знала, что на самом деле это так, но не позволит этой гарпии поучать ее. – А может быть, это я решила немного позабавиться?

Миссис Краудер рассмеялась резким презрительным смехом.

– Не говорите мне, что он всерьез обратил на вас внимание! Он на это не способен, дорогая! – произнесла она тоном искушенной женщины, увещевавшей школьницу.

Пруденс в глубине души была согласна с ее словами, но они больно задели ее. Приподняв бровь, она спокойно поинтересовалась:

– Почему?

Миссис Краудер улыбнулась, прихорашиваясь.

– Если бы вы хоть что-нибудь знали о дражайшем Гидеоне, мое дорогое дитя, вы бы не задавали таких вопросов.

Эту женщину просто переполняет самодовольство. Пруденс не могла этого снести.

– Вероятно, вы неверно истолковали ситуацию, миссис Краудер.

Пруденс принялась критически разглядывать свои перчатки, словно разговор ей наскучил. Она сняла их, расправила и снова надела.

Миссис Краудер, прищурившись, наблюдала за ней. Пруденс возилась с перчатками, пока не почувствовала, что миссис Краудер сейчас взорвется от нетерпения, и добавила:

– Что вы скажете об этих перчатках? В их покрое что-то...

– Перчатки не имеют к делу никакого отношения! – огрызнулась миссис Краудер.

Пруденс посмотрела на нее и задумчиво покачала головой:

– О, я с вами не согласна. Пара элегантных перчаток может подчеркнуть красоту бального платья... или испортить эффект. О чем мы говорили? Ах да. Вам известно, что «дражайший Гидеон», как вы его назвали, – давний друг нашей семьи? – Она снова поправила перчатки и беззаботно добавила: – Полагаю, вы не знаете, что наши матери в юности были близкими подругами... Иначе вас бы не удивило, что он дружески опекает меня и сестер. – «Это совсем не ложь, – решила Пруденс, – это просто предположение».

Эти слова стерли улыбку с лица миссис Краудер.

– Вы знали его мать? Тогда вы должны знать, что случилось. Это старый скандал.

Пруденс понятия не имела, о чем идет речь, но решила не осложнять ситуацию дальнейшим обманом. Она снова надменно повела бровями. Брови весьма полезная вещь, даже и без присущей мужчинам густоты, решила она. По их движениям много можно прочитать.

Миссис Краудер нахмурилась и сказала, в основном обращаясь к самой себе:

– Понятно, почему герцог Динзтейбл ухаживает за вашей сестрой. Если ваша мать знала леди Каррадайс, то она была знакома и с герцогиней. Тогда вы должны обо всем знать... – Она выпрямилась и энергично добавила: – В таком случае вы должны знать, что Гидеон никогда не женится и почему. А поскольку он никогда не проявлял интереса... – она с пренебрежением посмотрела на Пруденс, – к дебютанткам, вам не следует питать иллюзий.

– Иллюзий? Относительно лорда Каррадайса? – Пруденс скептически усмехнулась и открыла дверь. – Боже милостивый! Какая странная идея! Успокойтесь, миссис Краудер, я не питаю никаких иллюзий относительно лорда Каррадайса. – Это была абсолютная правда. Пруденс выплыла из комнаты.

– Мисс Мерридью! – окликнул ее лорд Каррадайс. Она задавалась вопросом, что он слышал из неприятного разговора.

– Сэр Освальд и ваши сестры волнуются, куда вы пропали, – натянуто сказал он. – Вам нужно внимательнее выбирать компанию на приемах, мисс Мерридью. Извините, миссис Краудер. – Он поклонился.

Миссис Краудер звонко рассмеялась:

– Как забавно – повеса Каррадайс в роли дуэньи. Клянусь, если я об этом расскажу, мне никто не поверит. Я вижу, вы говорили правду, мисс Мерридью. Ваши матери могли бы вами гордиться.

К возмущению Пруденс, миссис Краудер, проходя мимо, фамильярно провела длинными пальцами по руке лорда Каррадайса. И он этому не воспротивился!

– Черт возьми, что происходит? Почему вы разговариваете с этой женщиной? – Лорд Каррадайс властно взял Пруденс за руку и потянул мимо зала по коридору в маленькую комнату и решительно запер дверь.

Пруденс удивленно смотрела на него. Кажется, он знает в этом доме каждый укромный уголок. Он настоящий повеса! И еще имеет дерзость критиковать ее поведение!

С молчаливым вызовом глядя ему в глаза, Пруденс принялась снимать белые атласные перчатки. Она сердито дергала за каждый палец. Он не сводил с нее глаз, и по чуть заметному трепету его ноздрей можно было понять, что он не одобряет ее поведение. Его пристальный взгляд и молчание воспламенили ее гнев.

Пруденс сняла перчатки и сунула их в сумочку. Она была готова к сражению.

– Что вам за дело, с кем я разговариваю? Несмотря на уверения миссис Краудер, вы не моя дуэнья.

Гидеон разозлился. Он беспокоился из-за ее отсутствия, волновался, как бы кто-нибудь из присутствующих на балу повес не увлек ее, воспользовавшись ее неопытностью. Он с нарастающей тревогой искал ее на террасе, в саду, в многочисленных маленьких комнатах и тайных альковах.

И нашел ее в обществе Терезы Краудер! Вид его бывшей любовницы, беседующей с Пруденс, вызвал у Гидеона реакцию, которую он не потрудился обдумать. Она так соблазнительно стягивает перчатки! Он был насторожен и возбужден. Не слишком удачная комбинация.

Насмешливо брошенное слово «дуэнья» все еще задевало его. Но он услышал собственный голос:

– Она для вас неподходящая компания!

Это прозвучало так ханжески, что его раздражение только усилилось.

– Неподходящая компания? Тогда зачем вы нас познакомили?

Он не знал, что на это ответить.

– Это была ошибка.

– Я думала, она ваш друг. Она сказала, близкий друг. Гидеон стиснул зубы.

– Да... нет... это уже кончилось. Черт побери, Пруденс, я пришел не для того, чтобы спорить с вами! Вы невинная девушка. Поэтому поверьте мне на слово, миссис Краудер и ей подобные – неподходящая для вас компания. Куда вы идете?

Прищурившись от возмущения, она попыталась прошмыгнуть мимо него. Он загородил ей дорогу.

Пруденс сердито толкнула его в грудь.

– Я ухожу! Поскольку миссис Краудер и ее друзья – неподходящая для меня компания, разве к вам это не относится, лорд Каррадайс? Ведь вы ее близкий друг! Значит, вы еще менее подходящая компания! И... – Она решительно толкнула его маленькими кулачками в грудь. – Я ухожу! Во всяком случае, пытаюсь!

Гидеон смотрел на нее, ошеломленный ее словами. Она права. Он тут же вспомнил неловкость, которую испытал в тот вечер, когда она, пусть на короткое время, встретилась с людьми, которых он называл своими друзьями. Но они не были настоящими друзьями. Просто компаньоны по скуке. И по пороку.

– Я не нуждаюсь в опеке, – выговаривала ему Пруденс. – Я не такая невинная, как вы себе представляете. И вы не имеете права решать, с кем мне разговаривать, а с кем – нет.

– По сравнению с этой компанией любая порядочная женщина невинна, – округлил глаза Гидеон.

Его слова еще больше распалили гнев Пруденс. Сначала он сравнивает ее со своей эффектной любовницей, а потом называет Пруденс порядочной женщиной! С таким же успехом он мог назвать ее скучной и неинтересной. В ее почти детском платье со скромными подснежниками!

Если бы на ней было пурпурное шелковое платье! Тогда бы она ему показала!

Но Пруденс тут же подумала, что этот цвет не идет к ее волосам. К тому же тонкий как паутинка шелк слишком облегает фигуру. Жизнь так несправедлива!

Но она все-таки ему покажет! Без колебаний она потянулась вверх, притянула его голову к себе и звучно поцеловала его в губы. В спешке ее губы скользнули вбок, и поцелуй получился довольно неуклюжим, поэтому она повторила его, вспомнив, как он целовал ее. Во второй раз она точно попала в цель.

Пруденс целовала его и почувствовала знакомую сладкую дрожь, когда он ей ответил. Она вспомнила о красном платье и поцеловала его так распутно, как только могла себе представить.

Вспоминая его поцелуй, она проникла языком в его рот, ритмично лаская его. Она снова ощутила привкус вина и... Гидеона. Их языки сплелись во взаимной ласке. Гидеон застонал и попытался перехватить контроль над ситуацией, но Пруденс ему этого не позволила.

Она сжимала его голову и целовала так, словно от этого зависела ее жизнь. Он было поднял руки, уронил их и обнял ее, крепче прижимая к себе. Он гладил ее по спине, потом положил руку ей на грудь. Он прижал ее к себе, и она почувствовала его сильное возбужденное тело.

Она взяла его лицо в свои руки. Пруденс все сильнее приникала к нему, восхищаясь соприкосновением их тел, всю себя вкладывая в поцелуй.

У нее начали подгибаться колени, и Пруденс сообразила, что она вот-вот дойдет до черты, откуда уже не будет возврата. Собрав все самообладание, она прервала поцелуй и вырвалась из объятий Гидеона.

Они стояли лицом к лицу, тяжело дыша, словно после быстрого бега. Насмешливые чертики исчезли из его глаз, он ошеломленно смотрел на нее, что вызвало у Пруденс глубокое удовлетворение. Она ожидала от поцелуя шока, как это всегда бывало после поцелуя с лордом Каррадайсом. Но на этот раз не только она была потрясена. Он буквально впал в оцепенение.

Она чувствовала триумф женственности. Оказывается, она не такая уж скучная и унылая!

Гидеон потянулся к ней, но она отступила назад, разглаживая платье дрожащими руками.

– Нет. Довольно. Я всего лишь хотела показать, что не так наивна, как вы полагаете.

Удивленный взгляд исчез. Прищурившись, лорд Каррадайс возразил:

– Если вы таким образом хотели убедить меня, что подходите к кругу друзей Терезы Краудер, то ошиблись. Эти поцелуи не доказывают ничего, кроме вашей наивности.

– Вы невозможны!

Пруденс раздраженно топнула. Она знала, что испортила первый поцелуй. Но второй и третий удались на славу, она едва не потеряла голову! Она вложила в них все, что знала. А он все еще считает ее невинной крошкой, которую нужно оберегать!

Он хищно улыбнулся, словно прочитав ее мысли, и подошел ближе.

– Не надо огорчаться. Вы восхитительно целуетесь. Но если вы хотите усовершенствовать мастерство, то всегда можете потренироваться со мной. В конце концов, мы помолвлены.

Она отошла на несколько шагов и, уперев руки в бока, посмотрела на него.

– Это фальшивая помолвка, если вы помните. Даже слепому видно, что мы не подходим друг другу. Мы постоянно ссоримся.

Он с улыбкой шагнул к ней.

– Я бы не назвал это ссорой. А если вы так считаете, то ссора не всегда признак несовместимости. Это может быть признаком... страсти.

Пруденс фыркнула и двинулась дальше.

– Мои родители никогда друг другу резкого слова не сказали. И мы с Филиппом – тоже.

Гидеон язвительно поднял брови.

– Насколько я понимаю, вы с Оттербутом вообще словами не обменивались Должно быть, вам было ужасно скучно. Кажется, он действительно очень скучный человек. Так вы говорите, что он толком и поссориться не умел?

Он прав, вдруг подумала Пруденс. Она даже представить не могла столь волнующей стычки с Филиппом. Ее спор с лордом Каррадайсом был весьма... страстным. А что до поцелуя по ее инициативе... Ее уверенность развеялась как дым. Она бы никогда так не набросилась на Филиппа! Что на нее нашло? Проклятый характер! Как она так легко поддалась на провокацию?

Лорд Каррадайс знал способ прокрасться к ней в душу. Он даже не пытался сломать ее защитные барьеры. Он просто скользнул под них и использовал их себе на пользу. Это... это непостижимо. Она никогда бы не позволила этого другому мужчине. Филипп только однажды сломил ее оборону, применив мужскую силу. Лорд Каррадайс ни разу не воспользовался физической силой. Он действовал более хитро: пробуждал ее низменные инстинкты...

У нее все еще остаются сомнения, думал Гидеон, пристально глядя на нее. Относительно Оттербери, надеялся он, а не по отношению к нему самому. Но если Пруденс сомневается в нем, то есть только один способ развеять эти сомнения. Растопить их поцелуями. Он осторожно приблизился к ней, и не успела она увернуться, как он снова схватил ее в объятия и обрушил на нее вихрь поцелуев.

Она лишь возмущенно пискнула. Он почувствовал, как она старается не поддаваться. Пруденс проиграла сражение. Он целовал ее, пока она не поняла это.

– Видите, – мягко сказал он, отпустив ее. – Если это ссора, то, надо признать, весьма забавная.

– Ничего я не стану признавать, – высокомерно возразила Пруденс, стараясь не выдать своего смущения. – И не буду обсуждать с вами Филиппа. Следуя вашей рекомендации, в будущем я стану внимательнее выбирать себе компанию. – Она язвительно улыбнулась, имея в виду отнюдь не миссис Краудер и ей подобных. Пруденс с вызовом расправила перчатки. – А теперь я должна вернуться к сестре.

Не дожидаясь его реакции, она выпорхнула из комнаты, как маленький взъерошенный ястреб.

Гидеон не спешил вернуться в бальный зал. Сев, он обдумывал произошедшее. С одной стороны, этот сценарий ему более чем знаком: несколько украденных поцелуев, тайные ласки в укромном уголке на балу или на приеме. Но с другой...

Боже! Кто бы мог поверить, что мужчина с его опытом будет потрясен неуклюжими поцелуями, вызванными гневом, как утверждала Пруденс. Один поцелуй даже промахнулся мимо его рта.

Но они привели его в настоящее замешательство. Потому что эти неловкие поцелуи принесли с собой нечто, потрясшее его до глубины души.

Он не хотел мнимой помолвки. Он по-настоящему хотел Пруденс. Как возлюбленную, а не как любовницу. Из этого сложного положения есть только один выход.

Через некоторое время Гидеон встал и вышел из комнаты. Он бродил по бальному залу словно зачарованный. У него кружилась голова. Все его жизненные планы пошли прахом. Он покинул бал и пошел по темным улицам. Через некоторое время он оказался у дома кузена и понял, что не помнит, как до него добрался. Он мог бы стать легкой добычей для хулиганов и разбойников.

Но какое это имело значение, когда все его жизненные принципы внезапно оказались ниспровергнуты?

Следующим вечером он принялся в туманных выражениях обсуждать это с кузеном.

– Нашел что-нибудь подходящее, Эдуард?

Герцог изумленно посмотрел на него. Его мысли блуждали где-то далеко.

– Что подходящее? Гидеон взглянул на кузена.

– Ты же искал подходящую невесту. – Он нахмурился. – «Подходящую» – какое ужасное слово! Должно быть, это очень трудно. Наши родители шли к браку в полной наивности. И чем все это кончилось!

Эдуард печально улыбнулся.

– Я знаю, но теперь пришел к выводу, что нам не остается ничего другого, как последовать примеру родителей: жениться и попытать счастья.

– Что? – Гидеон сел. – Ты хочешь сказать...

– Да, Гидеон, я нашел подходящую невесту. – На лице герцога появилось счастливо-глуповатое выражение.

– Отлично! – Гидеон наполнил бокал герцога. – И кто эта девушка? Я ее знаю?

Эдуард заколебался.

– Если ты не возражаешь, я не хотел бы упоминать ее имени, пока я не поговорю с ней и не получу ответ.

– Тебе не следует бояться, что я стану повсюду болтать об этом. Черт побери, кузен, я думал, ты меня лучше знает.

– Конечно. Я не раздумывая доверил бы тебе свою жизнь. Но я... не хочу искушать судьбу.

– Что ж, если ты впал в суеверие, это твое дело. Не думаю, что тебя отвергнут. Скажи хотя бы, я ее знаю?

Кузен обдумывал ответ.

– Да, ты встречался с ней несколько раз.

– И она именно такая, как ты хотел? Скромная, тихая, скучная... э-э... послушная? Не вызывает никаких неприятных эмоций?

– Не совсем. Но она создана для меня.

– Отлично! Значит, приятная и скромная? Губы герцога насмешливо дрогнули.

– Тебя, во всяком случае, ее красота не поразила.

Она простушка, решил Гидеон. Он слыл знатоком женской красоты. Вполне естественно, что кузен не желал обсуждать свою избранницу. В конце концов, он собирается на ней жениться. Гидеон вертел в руках бокал портвейна, глядя сквозь рубиновое вино на пламя свечи, и перебирал в уме всех скромных дебютанток этого года. Пришлось бы вспомнить очень многих, чтобы определить, кого выбрал его кузен. В этом году девушки, дебютирующие в свете, весьма невзрачны, решил Гидеон. На ум ему пришла только одна красавица – мисс Пруденс Мерридью, но Эдуард не обращал на нее никакого внимания.

– Какие у тебя планы на завтра, Эдуард? Собираешься поговорить с отцом девушки?

– Нет. Я должен сопровождать сестер Мерридью в цирк Астли и обещал пообедать с Федерстоном.

– В цирк Астли? – поднял на него глаза Гидеон. – Почему вы туда собрались?

Герцог пожал плечами.

– Когда на прошлой неделе об этом зашел разговор, юные леди очень этим заинтересовались. Они видели мало лондонских достопримечательностей, и мисс Хоуп и Фейт выразили горячее желание увидеть наездниц. Поэтому я предложил сопровождать их.

– А мисс... Пруденс тоже примет в этом участие? – небрежно спросил Гидеон.

– Думаю, да. Она воодушевилась не меньше сестер, когда Чарити рассказала им об этом.

Гидеон вертел в руках бокал.

– Похоже, тебе трудно придется, Эдуард. Один джентльмен – в окружении большой компании юных и впечатлительных девушек. Может быть, тебе помочь?

Кузен улыбнулся.

– Гидеон, как это мило с твоей стороны. Но не нужно обо мне беспокоиться. Я сумею справиться. Не такие уж они впечатлительные девушки. Так что, старина, не меняй своих планов.

– О, в них нет ничего такого, чего нельзя отменить, – стоял на своем Гидеон. – Я не намерен оставить тебя наедине с юными леди. Я еду.

Герцог несколько минут молча смотрел на него, а потом сказал с едва заметной резкостью в голосе:

– Я тронут твоим сочувствием, Гидеон. Какое самопожертвование!

Почувствовав иронию в словах герцога, Гидеон опустил глаза. Он поставил бокал и раздраженно провел рукой по волосам.

– Черт возьми! Эдуард, я не знаю, что делать. Я попал в очень затруднительное положение. Ты даже не представляешь!

– Думаю, что я все понимаю. Знаешь, ты не одинок. Гидеон, вздрогнув, посмотрел на него.

– Ты хочешь сказать, что твоя скромная избранница...

– Она – бриллиант чистой воды. Вероятно, она самая красивая девушка в лондонском свете, – хмуро сказал Эдуард. – И хуже всего то, что я от любви потерял голову. Произошло то, чего я опасался, и я ничего не могу с этим поделать.

– Боже милостивый!

Гидеон взял графин и наполнил бокалы.

– Да. Мы с тобой оба клялись не допустить этого. Как это случилось, Гидеон? Как? После стольких лет? Я жил спокойной жизнью и был совершенно счастлив, и вдруг все перевернулось.

Гидеон печально покачал головой.

– Да, все именно так. Тонешь в ее глазах и счастлив.

– Да, и это после одного взгляда! И вопреки всем моим планам.

– Так было и со мной, – вздохнул Гидеон. – Я некоторое время сопротивлялся, но теперь... одурманен!

– Я хочу послезавтра поговорить с ее двоюродным дедом, – со вздохом сказал Эдуард.

Слова кузена медленно дошли до сознания Гидеона. Красавица с двоюродным дедом! Гидеон сорвался с кресла.

– Ты сказал, поговорить с двоюродным дедом? Черт возьми, Эдуард. Ты не можешь тоже любить Пруденс. Но если это так...

– Нет, успокойся, кузен, – развеял его тревогу Эдуард, – это не Пруденс. Все гораздо хуже. Это Чарити.

Гидеон рухнул в кресло. Только через несколько минут до него дошло сказанное Эдуардом.

– Чарити? Не может быть? Нет... Ее сестра... Эдуард кивнул:

– Да, пересудам конца не будет. История повторяется. Как только об этом станет известно, у нас не будет ни минуты покоя. – Он уныло вздохнул. – Ты знаешь, как я ненавижу суету!

Глава 11

Дети мои!

Станем любить не словомили языком,

Но делом и истиною.

Апостол Иоанн

– Ничего подобного в жизни не видела! – воскликнула Хоуп, когда карета подъехала к дому дяди Освальда. – Музыка, спектакль, всадницы... И наездник, который стоял на спине у лошади. Как мне хочется так попробовать!

– Он даже не держался за повод, – поддержала сестру Фейт. – По-моему, он очень красив, какой-то особой, дикой красотой, правда?

Дверца кареты распахнулась. Гидеон спрыгнул с подножки и подал руку дамам. Первыми вышли близнецы Хоуп и Фейт, за ними последовала Пруденс. Она оперлась на его руку, но не поднимала на него глаз. Гидеон подозревал, что она не в состоянии это сделать. Ему пришло в голову, что его маленький ястреб ошеломлен своим порывом и поцелуями на балу. Насколько он разбирался в женском поведении, она была подавлена и своим явным ответом ему, и несвойственным ей поступком. Поэтому она притворялась, что ничего не случилось. Пруденс изо всех сил старается изобразить, что они вовсе никогда не встречались, усмехнулся про себя Гидеон. Но если она думает, что строгая церемонность заставит его сохранять дистанцию, ее ждет разочарование. Она просто прелестна, когда изображает надменную королеву, которая не видит никого вокруг. Если она обойдется с ним с еще большей высокомерностью, он снова ее поцелует.

Гидеон задержал ее руку чуть дольше, чем требовалось. Пруденс, не поднимая глаз, ждала, когда он отпустит ее. Наконец она подняла ресницы и посмотрела на него, тщетно пытаясь высвободить руку. Он поднес ее руку к губам, повернул, отогнул край перчатки и поцеловал, не спуская с нее насмешливых глаз.

На ее щеках вспыхнули алые пятна, она резко вырвала руку и отошла в сторону. Служанка выбежала на мокрый тротуар и сунула в руку Пруденс листок бумаги.

Гидеон повернулся помочь следующей девушке, но кузен опередил его.

– Мисс Чарити, – благоговейно проговорил Эдуард. Чарити вложила изящную руку в перчатке в его ладонь и вышла из кареты.

– Вам понравился спектакль? – серьезно спросил герцог.

Он все еще держал Чарити за руку, хотя она вполне благополучно спустилась с подножки кареты. Гидеон усмехнулся про себя. Лондонские тротуары такие неровные.

Чарити просияла улыбкой от удовольствия.

– Лошади – умнейшие животные. Они без слов знают, что делать. Если бы мне сказали, что лошади могут танцевать с таким мастерством и изяществом, я бы не поверила. Подумать только, я видела балет всадников! Спасибо, ваша светлость, что пригласили нас на спектакль. Вы доставили нам такое удовольствие! Это незабываемое впечатление.

Она улыбнулась, и Гидеон вдруг заметил ее сходство с Пруденс. Теперь понятно, почему его кузен считает Чарити бриллиантом чистой воды. У нее такая же улыбка, как у Пруденс.

– Это вы мне доставили удовольствие, – ответил, покраснев, герцог.

Гидеон сочувственно посмотрел на кузена, заметив его зачарованный взгляд, явную беспомощность и увлеченность. Да, они оба попались на крючок.

Гидеон повернулся, чтобы подать руку Грейс, но она без посторонней помощи спрыгнула на тротуар и дружески взяла его под руку.

– А мне больше всего понравилась сцена сражения, – объявила она. – Весь этот дым, пушки, храбрые и ловкие солдаты.

Но Гидеон уже не прислушивался к словам девочки, заметив, что Пруденс стоит, словно громом пораженная. Она побелела, как скомканный листок бумаги, зажатый у нее в руке. Пруденс чуть покачнулась, словно внезапно ослабла.

Бросившись вперед, Гидеон поддержал ее за талию.

– Что случилось, Пруденс? Плохие новости? Вам нехорошо?

Пруденс не заметила, как он держит ее, и не обратила внимания на то, что он назвал ее по имени. Это говорило о многом. Встряхнув листок бумаги, она мрачно сказала сестрам:

– Это от миссис Бартон.

Такое впечатление, что весело щебечущие птенцы вдруг увидели перед собой змею, подумал Гидеон. Радостное возбуждение девушек внезапно сменила гнетущая тишина.

Фейт и Хоуп прижались друг к другу, машинально взявшись за руки. Они не сводили глаз с Пруденс. Грейс побледнела, как и самая старшая сестра. Пруденс отстранилась от Гидеона и обняла маленькую девочку. Чарити стояла, закусив губу, потом, покинув герцога, торопливо подошла к Пруденс и встала с другой стороны от Грейс. Самая старшая и самая младшая оказались в окружении сестер.

Быстро переглянувшись, Гидеон и Эдуард подошли к девушкам, как раз вовремя, потому что услышали объяснения Пруденс.

– Миссис Бартон не известно, как он обо всем узнал. Она думает, что проболтался новый чистильщик обуви. Но, так или иначе, когда она писала эту записку, – Пруденс снова заглянула в листок, – это было позавчера, он велел приготовить карету для долгого путешествия. Он едет в Лондон искать нас. Она послала эту записку с одним из помощников конюха, который бывает на почте. Наверное, он уже недалеко.

Девушки в ужасе озирались вокруг, словно этот таинственный «он» мог быть повсюду. Пруденс проглотила ком в горле и твердым тоном продолжила:

– Все в порядке. Обещаю вам, с нами ничего не случится.

– Нам нужно бежать, Пруденс? – тихо спросила Чарити.

Старшая сестра, поколебавшись, кивнула:

– Не вижу другого выхода.

– Разве дядя Освальд нам не поможет? – спросила Грейс.

– Он бы обязательно это сделал, милая, – взволнованно сказала Пруденс. – Но он в финансовом отношении зависит от дедушки и так добр к нам, что, думаю, нам не следует подвергать его риску потерять средства к существованию.

– Он не такой сильный, как дедушка, и совсем не жестокий, – без обиняков сказала Хоуп. – Дед его просто изобьет, оставит без денег и займется нами.

– К тому же, если ему все рассказать, он может нам не поверить, – добавила Фейт. – Ведь никто не верил. Даже доктор Гибсон, пока не увидел Грейс собственными глазами.

– Кроме того, – рассудительно добавила Чарити, – Освальд уехал, а дедушка может появиться с минуты на минуту.

– Что происходит, Пруденс?

Гидеон с тревогой всматривался в ее лицо. Черт возьми, она страшно напугана! И остальные – тоже. Он хотел снова обнять ее, но она была окружена сестрами. Он сжал кулаки. Черт побери, что случилось? И почему они думают, что побег – это единственный выход? Гидеон переглянулся с кузеном, но тот только пожал плечами.

– Нам нужно уехать, и сейчас же, – ровным голосом сказала Пруденс. – Спасибо миссис Бартон, мы предупреждены и к тому времени, когда дедушка здесь появится, мы уже будем в пути.

– Что вы задумали?

Гидеон пытался поймать взгляд Пруденс, но она смотрела только на сестер. Как заботливая наседка, она собрала их у лестницы в холле.

– Девочки, поднимитесь наверх и соберите вещи. Положите и мои вещи, если сможете. Хоуп, возьми мою шкатулку. Я все организую. И оставлю дяде Освальду письмо, в котором все объясню. А теперь торопитесь. Если он нас поймает, все пропало!

Не успели Гидеон с Эдуардом слова вымолвить, как Чарити, Фейт и Хоуп взбежали по лестнице.

– Грейс, милая моя, будет замечательно, если ты немного поторопишься, – подгоняла Пруденс.

Грейс согнулась, прижав к груди руки.

– Ой, Пруденс, что, если...

Гидеону показалось, что девочка вдруг стала меньше ростом. Бледная, перепуганная, беззащитная. Он почувствовал, как сильнее сжимаются его кулаки.

Пруденс обняла девочку.

– Он нас не найдет, Грациэла, обещаю тебе. Я... я его скорее убью, чем позволю забрать нас обратно. А теперь беги, собирайся. Мы уедем, как только я найду карету. – Она легонько подтолкнула девочку к лестнице, и Грейс побежала наверх.

Гидеон схватил Пруденс и повернул лицом к себе.

– Черт побери, в чем дело? Насколько я понял, ваш дед едет в Лондон. Почему вы его так боитесь?

– Простите, у меня нет времени объяснять, – уклонилась от ответа Пруденс. – Нам нужно уехать отсюда. Мне нужно раздобыть денег. Найти карету. И написать письмо.

– Но я хочу знать...

Она в полном смятении выскользнула из его объятий.

– Нам нужно ехать! Пожалуйста, уходите! Благодарю вас за заботу, лорд Каррадайс, и за вашу доброту, ваша светлость, но мы должны...

– Да черт с ней, с моей заботой! Я никуда не пойду! – отрезал Гидеон. – Вы что, полагаете, я оставлю вас в беде? Что бы там ни было, я к вашим услугам. Что нужно делать?

Пруденс не верила своим ушам. Она изумленно смотрела на лорда Каррадайса.

– Вы... хотите сказать... – запнулась она. – В-вы нам поможете?

Его лицо смягчилось, он нежно отвел с ее лба упавшую прядь.

– Глупышка Имп. Вы же не думаете, что, увидев вас в такой растерянности, я спокойно пойду по своим делам?

Пруденс пожала плечами. С тех пор как в одиннадцать лет она осиротела, никого не волновали ее огорчения, и никто не предлагал ей помощи. Закусив губу, она молча смотрела на него, чувствуя, как в глазах закипают слезы.

– Пожалуйста, любовь моя, не надо плакать. Позже для этого будет масса времени, если захотите. Чего бы вы ни пожелали, я всегда рядом. – Его улыбка вышла довольно унылой. – Я вам помогу! И не пытайтесь возражать.

– Я тоже хочу предложить помощь, – добавил герцог. Лицо Пруденс сморщилось, но она справилась с собой.

Она отчаянно заморгала, отгоняя подступившие слезы, и постаралась принять деловой вид.

– Спасибо. Я буду очень благодарна, если вы найдете нам карету. Нам нужно немедленно уехать, а дядя Освальд отправился к друзьями Ричмонд.

– Какую именно карету? – спросил Гидеон. Пруденс недоуменно посмотрела на него.

– Куда вы планируете ехать?

– Не знаю, – покачала она головой. – Я так далеко не загадываю. Прочь из Лондона. Это зависит...

Это зависит оттого, сколько денег она выручит. Она давно собиралась продать драгоценности матери, но все время оттягивала этот момент, надеясь, что это не понадобится. Вот чем обернулось ее промедление!

Гидеон посмотрел на герцога.

– Как насчет старой дорожной кареты твоей матери? Она немного старомодная, но крепкая, в ней хватит места для пяти юных леди и их багажа. На всякий случай прихвати мой фаэтон.

– Верное решение, – согласился герцог. – Сейчас же еду домой и за всем прослежу.

– Да, Эдуард, прикажи слугам собрать наши вещи. И возьми деньги. Не помешает быть наготове.

– Отличная мысль. – Герцог поспешил к двери.

– Знаете, Эдуард обычно ездит в коляске, – начал Гидеон, повернувшись к Пруденс, – а ландо слишком... – Он умолк.

Пруденс, нахмурившись, всецело сосредоточилась на своих мыслях и совершенно не замечала его присутствия. Ее волосы, обычно собранные в узел, упругими завитками выбивались из прически. Несколько крошечных веснушек проступили на побелевшем лице, как хлебные крошки на свежем снегу.

Она выглядела маленькой, встревоженной и прекрасной. От печального выражения ее глаз у него сжалось сердце.

– Все будет хорошо. Скажите, что нужно делать, – произнес Гидеон ободряющим тоном. – Я в вашем распоряжении.

– Нам нужно как можно быстрее уехать из этого дома. Пока девочки собирают вещи, а ваш кузен занимается каретой, мне нужно написать письмо дяде Освальду, а вы можете... – Она нахмурилась. – В сущности, вам сейчас нечего делать, если только вы не против помочь складывать вещи.

– От меня в этом деле будет не много пользы, – вздохнул он, – конечно, если вас не пугает, что все наряды помнутся, но я могу отнести вещи вниз. – С мрачным юмором он добавил: – Я надеялся, что моим рыцарским порывам найдется иное применение. Роль носильщика мне в голову не приходила. Вы уверены, что не нужно убить какого-нибудь дракона?

Он сказал это в шутку, но ее лицо помрачнело, глаза затуманились. Он не мог этого вынести и обнял ее. Она ненадолго припала к нему, потом отступила, словно стараясь вырваться из сладкого плена.

Гидеон провел пальцем по ее щеке.

– Расскажите мне о драконе, Пруденс, – мягко сказал он. – О вашем дедушке. Почему он наводит на вас всех такой ужас? Я думал, вы ничего не боитесь.

Избегая его взгляда, она покачала головой и ничего не сказала.

– Грейс, кажется, в ужасе, – сказал он. – Я всегда считал ее неустрашимым маленьким викингом.

Он видел, что Пруденс не хочет рассказывать. Она была решительно настроена справиться со всем собственными силами. Гидеон столь же решительно стремился узнать, почему беззаботно щебечущие счастливые девушки вдруг смертельно испугались и замолкли.

– Что испугало отважную Грейс? – мягко настаивал он. – Что заставило мою маленькую бесстрашную мисс Импруденс бежать прочь? – Он гладил ее с нежной настойчивостью.

Пруденс вздрогнула и прикрыла глаза. Потом, проглотив ком в горле, просто сказала:

– Дедушка очень жестокий.

– Он всех нас бил, – сказала с порога Хоуп. – Сильно, часто, из-за всякого пустяка. Фейт – если она пела, меня – за то, что я левша. Он бил хлыстом Пруденс, а недавно так же обошелся с Грейс. Я его ненавижу! Пруденс, вот шкатулка. Фейт спрашивает, можно взять кашмирские шали?

В комнате воцарилось молчание. От слов Хоуп, произнесенных деловитым тоном, у Гидеона кровь стыла в жилах. Бьет хлыстом Пруденс? У него это в голове не укладывалось.

Пруденс отстранилась от него, к ней почти возвратилось былое оживление. Она взяла из рук Хоуп полированную деревянную шкатулку.

– Спасибо. Если хотите, возьмите шали. Они не только красивые, но и теплые, в дороге могут пригодиться. Торопитесь.

Хоуп убежала. Пруденс села за стол, достала перо и начала писать. Она не смотрела на лорда Каррадайса, но могла видеть его краем глаза.

Он замер. Слова Хоуп потрясли его, поняла Пруденс.

У нее не было времени успокаивать его. Кроме того, говорить не о чем. Что было, то было, и нечего роптать. Надо думать о настоящем, а не о печальном прошлом. А сейчас надо написать письмо дяде Освальду.

Бедный дядя Освальд. Утром он покинул дом, звенящий от девичьего смеха. Когда он вернется, дом будет пуст. Он прочитает историю их лжи и обмана. Ему предстоит встретиться с разъяренным старшим братом.

Плохая благодарность за его доброту, щедрость и великодушие. Пруденс поклялась загладить вину перед ним, когда придет время.

Она продолжала писать. Лорд Каррадайс замер позади нее словно соляной столб. Несколько долгих минут он стоял неподвижно. Потом она почувствовала, как он шагнул к ней. Он обнял ее за плечи и повернул лицом к себе.

– Он бил вас хлыстом?

Его голос был глубоким и мягким. Но в нем звучали ноты, которых она прежде не слышала. Она думала, что он способен лишь смеяться и любезно болтать о милых пустяках.

Она ошиблась.

– Почему он бил вас? – снова спросил он с мягкой настойчивостью. – И почему его никто не остановил?

Правду сказать, его гнев немного пугал ее. Пугал и в то же время успокаивал. Потому что хотя Пруденс и не понимала этого безмолвного холодного гнева и никогда не испытывала ничего подобного, она сознавала, что он вызван исключительно заботой о ней. Это тоже было ей незнакомо. На сей раз гнев защищал, а не атаковал.

Пруденс не могла разобраться в чувствах, которые породил его отклик, не знала, как отвечать. Она неловко передернула плечами и попыталась склониться к письму.

– Это чепуха. У него глупое предубеждение против моих волос, – пробормотала она.

– А что с ними?

– Он считает, что их цвет – это знак дьявола. Знак того, что я злая, грешная и... порочная.

Пруденс невидящим взглядом смотрела на письмо. В обвинениях дедушки была доля истины. Он имел основания осуждать ее, только не за цвет ее волос, а за... другое.

Она услышала быстрый вздох Гидеона и почувствовала, как его ладонь, успокаивая, легла на ее шею. Его длинные сильные пальцы скользнули в ее растрепавшиеся кудри, высвобождая их из распустившегося узла.

– Какие красивые волосы, Пруденс, – пробормотал он, лаская ее кудри. – Они прекрасны. Как закат в осеннем лесу. Как расплавленная медь. В жизни не видел таких красивых волос.

Буквы перед глазами Пруденс задрожали и стали расплываться. Конечно, он сказал так, чтобы успокоить ее, но все-таки... наверное, ее волосы ему хоть немного нравятся... иначе как бы он придумал такие красивые сравнения... «Как закат в осеннем лесу. Как расплавленная медь».

Она спрятала эти слова в потаенном уголке своей души.

Он поцеловал ее в шею, и Пруденс вздрогнула от удовольствия, поддавшись его нежности. О, куда подевался ветреный повеса, когда он так нужен? Она могла сопротивляться... только ему.

Но это лорд Каррадайс с поэзией и нежностью на устах и с праведным гневом в сердце.

Пруденс все еще не могла заставить себя посмотреть на него. Она не знала, почему так стыдится того, что он узнал ее печальную тайну. Ей хотелось, чтобы никто не знал, как жестоко бил ее дед.

Она чувствовала себя... опороченной. Она знала, что для этого у нее нет причин, что у деда не было морального права избивать ее.

И все же... все же...

Она не невинна. Она не такая, как Грейс и ее сестры.

Четыре с половиной года назад Пруденс по собственной воле нарушила правила, которые ее дед считал священными. Ее поступок толкнул его от обычной суровости к преднамеренной жестокости. Физическое наказание стало для нее своеобразным искуплением греха.

Именно это заставляло ее стыдиться. Словно между ней и дедом существовало некое низкое согласие...

Но когда он взялся за Грейс, этого она вынести не смогла. И снова начала бороться.

Лорд Каррадайс подошел и встал рядом с ней, ожидая, когда она поднимет глаза. Пруденс склонилась над письмом, пряча выступившие на глазах слезы.

– Пруденс, моя Пруденс, – нежно сказал он.

Она на мгновение прикрыла глаза, отгоняя слезы. Он медленно опустился перед ней на колено. Взял ее руку в свои теплые и уверенные ладони, наполняя ее своей силой. Их лица находились на одном уровне, она могла судить об этом, потому что его теплое дыхание касалось ее губ.

Пруденс прерывисто вздохнула и открыла глаза.

И утонула в темных бездонных глубинах его глаз. В них не было ни загадочного огонька, ни насмешки.

– Пока я жив, никто не тронет и волоса на вашей голове, моя Пруденс, и не причинит вреда вашим сестрам.

Это была клятва. Пруденс почувствовала себя средневековой королевой, которую рыцарь называет дамой своего сердца и объявляет себя ее вассалом. Она смотрела в его горящие глаза и видела в них утешение, заботу, любовь.

Слезы наконец хлынули у нее из глаз, потому что у нее нет права на его утешение и его любовь. Она принадлежит Филиппу, связана с ним обещанием, которое дала в церковном дворе, и более поздним обещанием, даже более священным. Подаренное им тяжелое кольцо висело на цепочке, даже сейчас напоминая о грузе данных обетов.

– Посмотрите, что вы наделали, – пожаловалась она, тщетно пытаясь найти носовой платок, и смущенно смахнула слезы. – Я почти никогда не плачу. А сейчас на это просто нет времени. Ради моих сестер и самой себя мне нужно быть сильной.

Он вытащил белоснежный платок и мягко промокнул ее слезы, пока она пыталась стереть их руками.

– Я знаю, – тихо сказал он. – Вы сильная. Но меня не волнует, с кем вы помолвлены. В этот момент вы под моей защитой. И так будет до конца моих дней, если вы того пожелаете.

Она горестно покачала головой, он приподнял ее подбородок и печально улыбнулся.

– Не тревожьтесь, милая. Я не забыл про Оттершенкса. И не хочу ни на чем настаивать в столь неподходящий час. Просто знайте, что во всякой беде вы не одни. – Он поднес ее руку к губам и поцеловал почтительно, почти благоговейно, подтверждая свою клятву.

Пруденс всхлипывала, прижав к лицу его платок, не в силах пошевелиться.

– А теперь... – Он встал и совершенно иным голосом сказал: – Вы не должны пренебрегать помощью легкомысленного шалопая и склонного к полноте герцога. Знаете, когда мы стараемся, то становимся грозными защитниками. – Он легко погладил ее по спине и мягким тоном добавил: – Вытрите слезы, мисс Импруденс. Нам нужно закончить письмо, собрать вещи и победить дракона!

На ее губах появилась дрожащая улыбка. Иметь молодого, сильного друга, неподвластного влиянию ее деда, к тому же стремящегося встать на ее защиту, – для нее это было внове.

– Насколько я понял, сэр Освальд не знаком с ситуацией.

Пруденс кивнула и, немного застыдившись, пояснила:

– Нет. Мы его обманули, когда приехали. Я... написала ему письмо, подделав дедушкин почерк. Дядя Освальд радушно принял нас и проявил столько доброты, сколько мои сестры не видели со смерти наших родителей. – У нее перехватило горло, она не могла говорить. – Дедушка – наш официальный опекун до моего совершеннолетия. Это будет через неделю. Согласно воле моего отца, когда мне исполнится двадцать один год, опекуном сестер стану я. – Она не упомянула, что ей придется их содержать.

– Тогда почему не попросить поддержки у сэра Освальда?

– Я не могу его просить. Мои сестры правы. Дедушка в ярости без колебаний поднимет руку на дядю Освальда. Однажды он чуть не убил конюха за пустяковую оплошность.

– Но...

– Хотя дедушка – старший брат, он сильнее и крепче, поскольку регулярно занимается охотой. А младший, дядя Освальд, в основном ведет сидячий образ жизни.

– Я не позволю ему тронуть сэра Освальда. Она слабо улыбнулась и покачала головой.

– Спасибо, но это еще не все. Как младший брат, в финансовом отношении дядя Освальд полностью зависит от доброй воли дедушки. Я не вынесу, если ему придется влачить жалкое существование из-за того, что он помог нам.

Судя по всему, лорда Каррадайса это не убедило, поэтому Пруденс продолжила:

– Дядя Освальд, вероятно, способен не подчиниться дедушке, но, не имея собственных доходов, он не сможет помочь нам. И хотя я получу деньги от продажи драгоценностей, я не смогу обеспечить дяде Освальду жизнь, к которой он привык. Знаете, он довольно экстравагантен. – Она решительно тряхнула головой. – Нет, будет гораздо лучше, если мы просто спрячемся от дедушки, пока мне не исполнится двадцать один год. А если Чарити и... – Она замолчала. Герцог Динзтейбл еще не сделал ее сестре предложения. Это может кончиться ничем. – Ваш кузен сказал, что он нам поможет. В некоторых случаях герцоги весьма полезны, разве не так?

– Да, – сказал лорд Каррадайс, – и кузены герцогов – тоже.

На ее губах мелькнуло подобие улыбки. Гидеон продолжил:

– Итак, мы отправляемся в путешествие. И какова наша цель?

– Об этом я еще не думала, – призналась Пруденс. – Я только хотела уехать, прежде чем дедушка появится здесь. И... и мне надо продать несколько украшений. У меня мало...

– Вам не нужно продавать ваши безделушки, – начал он. – Я могу предложить...

– Простите, но я не могу принять от вас деньги, – решительно прервала его Пруденс и уже мягче добавила: —

Я ценю вашу помощь, лорд Каррадайс, и буду рада воспользоваться каретой вашего кузена. Но мне совершенно не подобает брать у вас деньги.

– Чепуха! К черту правила этикета...

– Я приберегла украшения специально для этой цели, – стояла на своем Пруденс. – И буду вам очень признательна, если вы поможете мне их продать, потому что, должна признаться, я не знаю, с чего начать. – Она взволнованно посмотрела на него. – Это не означает, что я не ценю...

Гидеон нахмурился, вздохнул и уныло улыбнулся.

– Вы совершенно правы. Простите. Мне не следовало задевать ваши принципы. Я помогу вам продать ваши безделицы, хотя это против здравого смысла. Заканчивайте письмо, дорогая. Я слышу в холле голос кузена, а это означает, что карета ждет вас.

Он вышел из комнаты, чтобы обсудить с кузеном дальнейшие планы.

Пруденс не потребовалось много времени, чтобы закончить письмо. Она запечатала его воском, надписала и поставила на каминную полку в гостиной.

Вещи были собраны и уложены в старомодную, но действительно большую дорожную карету герцога Динзтейбла. Кучер лорда Каррадайса стоял рядом с щегольским фаэтоном, запряженным парой великолепных серых рысаков.

– Нам с мисс Мерридью надо уладить кое-какое дело в Лондоне, – объявил лорд Каррадайс. – Мы поедем в фаэтоне и догоним вас.

– Надеюсь, для меня найдется местечко, мисс Пруденс, – раздался сзади громкий голос. – У дверей дома стояла Лили, прижимая к груди узелок. – Пусть лучше с меня заживо тупым ножом кожу сдерут и крысы сожрут потроха, чем встретиться со старым лордом Деремом!

– Конечно, мы тебя не оставим, – заверила ее Пруденс. – Ты поедешь с нами.

Лили посмотрела на карету с гербами на дверцах, потом на модный фаэтон и заколебалась.

– Вы в какой карете поедете, мисс?

– Лили, тебе лучше ехать в большой карете, с герцогом, – мягко сказал лорд Каррадайс. – А мы с мисс Пруденс поедем в фаэтоне.

Пруденс хотела было сказать, что ей нужна компаньонка, но он многозначительно указал глазами на деревянную шкатулку. Пруденс стихла. Он прав. Ей не нужны свидетели позорной необходимости продать украшения матери. Хватит того, что об этом знает лорд Каррадайс. Но Лили, хоть у нее и добрая душа, станет сплетничать. Кроме того, убеждала себя Пруденс, все это займет около часа. В открытой карете, в присутствии конюха ей никакая компаньонка не нужна.

Лили переменилась в лице.

– Разве я не нужна вам и мисс Пруденс, милорд?

– Конечно, нужна. Но думаю, что герцог будет вам искренне признателен за помощь. Один мужчина в окружении стольких девушек... Он полагается на тебя, Лили, – подкупающе улыбнулся Гидеон.

– Хорошо, если я нужна герцогу, я согласна, – сказала Лили тоном человека, привыкшего к беспомощности аристократии.

Вручив свой узелок конюху, она уселась в карете, вспыхнув от радости, когда герцог помог ей подняться на ступеньку.

Джеймс, их верный лакей, стоял в тени, наблюдая за отъездом, и изо всех сил старался сохранять беззаботный вид. Пруденс увидела в его глазах тоску и поняла, что он слишком горд, чтобы попросить взять его с собой.

– Джеймс, мы не намерены тебя оставлять, – мягко сказала она. – Если хочешь, поедем с нами.

– Спасибо, мисс. Конечно, хочу! – проворно поклонился и помчался вверх по лестнице для слуг за своими пожитками.

– Трубочиста вы тоже пригласите? – пробормотал лорд Каррадайс, и Пруденс нахмурилась.

Но его взгляд был теплым, в нем светилось понимание и одобрение. Поэтому Пруденс объяснила:

– Джеймс был нашим единственным другом... – она подняла на Гидеона глаза, – до сих пор.

Ком в горле мешал ей говорить. В Норфолке многие знали об их положении, но притворялись слепыми, оставив пять девочек на милость жестокого, временами теряющего рассудок старика. Пруденс откашлялась и продолжила:

– Джеймс много раз рисковал собой, чтобы защитить нас, особенно Грейс. Мы не можем оставить его на растерзание дедушке.

– Конечно, нет, – нежно сказал Гидеон. – Если ваше первое имя Благоразумие, то второе – Верность. Так, мисс Имп?

Джеймс с узелком в руках спешил вниз. Бросив свои пожитки к остальному багажу, он уселся рядом с кучером. Хорошо, подумала Пруденс. Присутствие герцога весьма полезно, но силачом он не выглядит, к тому же его внимание в основном обращено на Чарити. Если Джеймс с ними, то для Грейс и близнецов он станет надежной защитой.

Сидевшие в карете сестры, казалось, уже не слишком тревожились, все они предвкушали волнующее путешествие.

Дворецкий угрюмо наблюдал за всеобщей суетой. Он дернул за рукав лорда Каррадайса и что-то тихо пробормотал. Пруденс вопросительно подняла брови.

– Ниблетт беспокоится, что мы с кузеном похищаем вас и половину слуг в придачу, – пояснил ей лорд Каррадайс. – Надеюсь, вы сумеете его убедить.

– Никто никого не похищает, Ниблетт, – заверила дворецкого Пруденс. – Мы уезжаем по неотложному семейному делу. Я оставила в гостиной письмо сэру Освальду. Пожалуйста, проследите, чтобы оно попало к нему в руки, когда он вернется. Я напишу, когда мы доберемся до цели.

– И где же она находится, мисс? – поинтересовался дворецкий.

– Я все написала, – расплывчато ответила Пруденс. Даже если бы она знала конечный пункт их путешествия, то не сказала бы об этом Ниблетту. Он из тех слуг, что любят посплетничать, и за грош выложит все дедушке.

– О, Ниблетту можно сказать, дорогая.

Пруденс отчаянно пыталась поймать взгляд лорда Каррадайса. Но он рассеянно смотрел в сторону.

– Мы с кузеном тщательно планировали эту поездку. Сначала мы заедем ко мне, поскольку мне нужно кое-что забрать. А потом мы отправимся в мое поместье. В Дербишир, – услужливо добавил он. – А оттуда на север, во владения моего кузена Динзтейбла, в далекую Шотландию. Пруденс застонала.

– Ниблетт не выдаст нас, моя дорогая, – уверил ее лорд Каррадайс. – Правда, Ниблетт? – Он протянул дворецкому сложенную банкноту.

Ниблетт важно поклонился, скрипучим голосом пробормотал согласие и без тени смущения сунул деньги в карман. Пруденс охватил страх.

– Лучше бы вы этого не делали, – сказала она, когда Гидеон помогал ей сесть в фаэтон. – Ниблетту нельзя доверить никакого секрета. Если кто-нибудь предложит ему самую ничтожную сумму, он все разболтает.

– Я уверен, что Ниблетт сделает именно то, что мы хотим. – Гидеон решительно взял ее за руку. – Доверьтесь мне, мисс Импруденс, я прекрасно разбираюсь в людях.

Пруденс его слова не убедили.

Надев перчатки, лорд Каррадайс взял в руки вожжи. Он кивнул кузену, тот ответил, и большая карета загромыхала по булыжной мостовой. Пассажиры замахали руками. Лорд Каррадайс окликнул грума, тот отпустил уздечку, вскочил на запятки, и фаэтон покатил к Провиденс-Корту.

Ниблетт ухмыльнулся и закрыл дверь.

Глава 12

В тот миг, как я увидел вас впервые,

Моя душа взметнулась вам навстречу,

Отдав меня вам в рабство навсегда.

У. Шекспир[11]

Колеса фаэтона грохотали по булыжной мостовой. Пруденс незаметно прижала руку к груди, у самого сердца тяжело покачивалось подаренное Филиппом кольцо.

Это он должен был помогать ей сейчас, а не лорд Каррадайс.

Это Филипп должен являться ей в ночных грезах и дневных мыслях, а не... лорд Каррадайс.

Когда они свернули в лабиринт узких улиц, газовые фонари на мгновение осветили его профиль. Пруденс сидела неподвижно, отстранившись от него, но всякий раз, когда высокий фаэтон покачивался, она легко касалась его плеча. Она старалась не обращать внимания на тревожное чувство, возникавшее после каждого мимолетного контакта, пыталась держать спину прямо, но это было непросто. На самом деле ей хотелось прильнуть к его руке, физически ощутить его силу и поддержку.

В стороне от главных улиц стояла пугающая тишина. Хотя они в этот час были не одни на улице, в открытой карете они были единственные. Пруденс вздрогнула, хотя ночь была не слишком прохладная.

Она немного откинулась назад, чтобы лучше видеть профиль лорда Каррадайса, и украдкой поглядывала на него, растревоженная своими мыслями. Несколько последних недель она делала все, чтобы выбросить его из своего сердца и ума. Пруденс постоянно твердила себе, что он легкомысленный и не заслуживает доверия, а она глупая, вероломная и порочная, как говорил дедушка.

Леди Джерси и другие предупреждали ее, что лорд Каррадайс всего лишь заигрывает с ней, пока не найдется более интересного развлечения. Ей говорили, что так всегда поступают скучающие светские люди: заведут себе какую-нибудь игрушку, а когда она наскучит, оставят ее без объяснения причин и при следующей встрече даже не узнают. Таков этот обманчивый мир.

И тем не менее сегодня она без колебаний доверила таким людям безопасность сестер и свою собственную: отъявленному повесе и его кузену, слывущему мизантропом. И сейчас она в темноте наедине с повесой и совершенно не страшится за собственную репутацию. Его присутствие и слова поддержки так успокаивают.

Кто бы мог подумать, что повеса превратится в источник силы и покоя? Было трудно устоять перед его уговорами прежде... А теперь становится еще труднее.

– Это далеко? – спросила она. Он искоса посмотрел на нее.

– Вы имеете в виду ювелира? Нет, это рядом, как раз за углом.

Серые рысаки замедлили бег и свернули на узкую улочку, где дома лепились друг к другу. Это был один из тех районов, где газового освещения не было. Если бы не фонари кареты, темнота была бы непроглядной. Ни в одном из домов не горело ни огонька.

Пруденс прижала к себе полированную шкатулку.

– Никогда не думала, что в столь поздний час можно продать украшения. Вы уверены, что это можно сделать?

Он улыбнулся и пустил лошадей шагом к высокому узкому дому.

– Уверен. Я много раз имел с ним дело. Он не станет возражать, что мы его потревожим.

Пруденс кивнула. Острые края шкатулки впивались ей в грудь. Это глупо, твердо сказала она себе. Она давно знала, что придется продать украшения матери, и когда этот момент настал, она цеплялась за последние материальные напоминания о родителях.

Лорд Каррадайс проворно спрыгнул на землю, привязал лошадей и протянул руку Пруденс. Набрав в грудь воздуха, она вложила свою руку в его ладонь, но, к ее удивлению, он лишь поцеловал ей руку.

– Будет лучше, если я отправлюсь к Ситчу один, – сказал он. – Дайте мне шкатулку, я все улажу.

– Не надо меня жалеть... – начала она.

– Дело не в этом. Ситч – хитрая бестия. Если он увидит, что в столь поздний час к нему пришла женщина, то поймет, что дело неотложное, и снизит цену. Совсем другое дело, если я зайду к нему по дороге в игорный дом обменять несколько безделушек на наличные. Он к таким визитам привык. – Лорд Каррадайс протянул руку к шкатулке.

Пруденс в последний раз подняла крышку, вынула стопку носовых платков и нащупала потайной замочек.

– Шкатулка с двойным дном, – пояснила она. Несмотря на темноту, Пруденс заметила, как приподнялись его брови.

– Это было необходимо. Дедушка обыскивал наши вещи. Когда мне было одиннадцать, он забрал мамины бриллианты. Сказал, что она падшая грешница, а ее украшения – мерзость Иезавели. – Ощупывая дно шкатулки, Пруденс быстро взглянула на Гидеона. – Только это не так! Она была милой, доброй, красивой, а он – грешный и злой. – Сделав глубокий вдох, она продолжила: – Я сшила из чулка кошелек для оставшихся маминых украшений и прятала его под нижними юбками. Они принадлежат моим сестрам и мне, а не ему! Но было трудно постоянно носить их, они довольно тяжелые. Поэтому я попросила помощника конюха сделать в этой старой убогой шкатулке фальшивое дно.

Пруденс подняла на Гидеона глаза, ее взгляд был почти озорным.

– Она стояла открытой у всех на глазах, на моем туалетном столике, наполненная носовыми платками, и дедушка ничего не заподозрил, хотя и понимал, что драгоценности спрятаны. Отец моей матери был богат, хотя и не знатного происхождения. Она забрала украшения, когда они с папой убежали.

– А, тайный брак.

– Нет, брак по любви, – поправила его Пруденс. – Они очень любили друг друга. Мамин отец не хотел, чтобы она связала свою жизнь с беспутной аристократией, а дедушка не желал, чтобы его сын женился на простолюдинке. Поэтому они убежали в Италию.

Найдя наконец потайную пружину, Пруденс подняла фальшивое дно шкатулки. Она погрузила пальцы в маленький клад фамильных сокровищ. Пруденс знала их наизусть. Вот сапфировое ожерелье и серьги... такие яркие, синие. Как глаза у мамы и Чарити. Пруденс всегда мечтала, что Чарити наденет их на свадьбу, как мама...

Вот тяжелое, прохладное жемчужное колье, которое мама так любила. Пруденс прикрыла глаза, вспоминая, как папа застегивал его на изящной маминой шее. Замочек был тугой и застегивался с трудом. По этому поводу всегда было много шуток и смеха. Но всякий раз, застегнув колье, папа целовал маму в затылок... смех стихал... и воздух в комнате, казалось, начинал странно вибрировать.

Ребенком Пруденс этого не понимала, но вдруг, спустя годы, сидя в фаэтоне на темной лондонской улице, она поняла, что за напряжение охватывало тогда ее родителей.

Страсть.

Открыв глаза, она увидела, что лорд Каррадайс молча смотрит на нее. И когда глаза их встретились, казалось, воздух зазвенел и завибрировал.

Время остановилось. Гидеон протянул ей руку, ей очень хотелось взять ее. Но когда она подняла руку, один из рысаков всхрапнул и норовисто забил копытами. Пруденс ухватилась за борт фаэтона, а лорд Каррадайс пошел помочь груму.

– Это крыса, милорд, большущая, – услышала она голос Бойла. – Попала прямо под копыта.

Пруденс вздрогнула. Она смотрела на лорда Каррадайса. Поглаживая лошадь по шее, он бормотал что-то успокаивающее, грум успокаивал вторую лошадь.

Момент упущен. Пруденс нужно верить, что он никогда не повторится. Она последний раз взглянула на содержимое шкатулки и заморгала, отгоняя жгучие слезы. Подлинным наследством матери были ее дочери. Что значат оправленные в металл холодные камни по сравнению со счастьем ее детей? А память... память в ее сердце, а не в этой старой шкатулке...

– Вы ничего не хотите оставить?

Пальцы Пруденс сжали медальон. Он был сломан, хотя замочек, без сомнения, можно починить. Медальон был из золота и довольно большой, так что за него можно выручить хорошую сумму. Пруденс открыла медальон. Бросив последний взгляд на миниатюрные портреты, она молча повторила клятву, которую дала умирающей матери, – позаботиться о сестрах.

– Нет, ничего, – попыталась сказать она, но слова застряли в горле.

Тряхнув головой, она дрожащими пальцами закрыла медальон и хотела положить его в шкатулку. Портреты не похожи, сказала она себе.

Гидеон остановил ее, удержав руку, сжимавшую медальон.

– Оставьте это. – Его голос прозвучал неожиданно хрипло. – Если понадобится, вы сможете продать его позже, а пока оставьте.

Ее пальцы благодарно сжали старую золотую вещицу. Пруденс осторожно закрыла шкатулку и вручила ее Гидеону.

– Я уверена, вы получите за них хорошую цену, – прошептала она.

Черт побери, подумал Гидеон, неужели она счи тает, что он из тех мужчин, кто станет торговаться из-за дамских безделушек? Он был так взволнован, что почти выхватил у нее шкатулку. Было невыносимо видеть ее столь уязвимой и все же решительно настроенной не принимать его помощь.

Он дернул шнурок. Дверной колокольчик заливисто зазвенел, будя обитателей дома. Через несколько минут наверху отворилось окно, и выглянул старик Ситч в ночном колпаке.

– Кто там? – дрожащим голосом спросил он.

– Каррадайс, – коротко ответил Гидеон.

Что-то проворчав, старик исчез и через несколько минут открыл дверь.

– Раньше вы в такое время не приходили ко мне, милорд! Надеюсь, ничего не случилось?!

Гидеон сунул ему в руки шкатулку.

– Все почистить, закрепить оправу... сделайте что нужно, чтобы привести в порядок.

– Почистить и привести в порядок? – Ситч посмотрел на украшения и озадаченно почесал затылок. – Вы пришли в такое время, чтобы почистить драгоценности?

– Поправить оправу и отремонтировать, – отрывисто добавил Гидеон. – Я сегодня ночью срочно уезжаю из Лондона и хочу, чтобы к моему возвращению все было сделано.

– Вы не бежите из страны, милорд?

– Бегу из страны? О Господи! Нет! – изумленно воскликнул Гидеон и сообразил, что нужно придумать какое-то объяснение. – Мне нужно немедленно уехать, но я вспомнил, что обещал отдать починить эти украшения. Откладывать нельзя. Они понадобятся, когда я вернусь.

– Отлично, милорд! Они снова будут сиять и сверкать и порадуют маленькую леди. – Ситч подошел к двери и распахнул ее.

– Здесь нет никакой маленькой леди! – многозначительно сказал Гидеон.

Ситч всматривался в улицу. В фаэтоне, напряженно выпрямившись, сидела Пруденс. Она выглядела взволнованной, встревоженной и, на взгляд Гидеона, совершенно прелестной.

– Да, милорд. Это игра света. Я не видел никакой маленькой леди.

– Добрый человек! Гидеон вышел.

Когда Пруденс увидела его, на ее лице отразилось такое облегчение, что ему потребовалось все его самообладание, чтобы не схватить ее в объятия, чтобы поцелуями стереть тревогу. Вместо этого он забрался в фаэтон, сосредоточенно напевая веселый мотив.

– Держите, – лаконично сказал он. – Надеюсь, на ваши нужды хватит. – Он вытащил из кармана пальто толстую пачку денег.

У Пруденс глаза округлились.

– Должно быть, в Лондоне самые высокие цены. Вы получили больше, чем я ожидала. Спасибо.

Он пожал плечами, немного смущенный ее неуместной благодарностью.

– Я много лет имею дело с Ситчем. И знал, что он не занизит цену. А теперь надо торопиться, чтобы догнать Эдуарда и ваших сестер. – Он взял вожжи. – Вы всю дорогу собираетесь держать деньги в руках или положите их куда-нибудь?

Пруденс изумленно посмотрела на него.

– Ах да! Конечно!

Отсчитав шесть банкнот, она положила их в свою сумку, украшенную египетским орнаментом. Гидеон с интересом ждал, что она станет делать с остальными.

– Пожалуйста, отвернитесь, – смутившись, сказала Пруденс.

Он вопросительно посмотрел на нее, потом пожал плечами.

– Отвернись, Бойл, – приказал он груму и сам повернулся, насколько это позволяло сиденье фаэтона.

Места для маневра было немного. Какое несчастье, что он родился джентльменом! Гидеон просто умирал от желания узнать, куда она спрячет остальные деньги. Он чувствовал, как она суетится за его спиной. Маленький острый локоть угодил ему в плечо.

– Простите, – выдохнула она. – Не поворачивайтесь, я еще не закончила.

Судя по положению ее локтя, ее корсаж пополнел на несколько сотен фунтов, решил Гидеон. Он усмехнулся про себя. Неужели она думает, что там можно спрятать такие деньги! У нее восхитительные формы, но они слишком деликатны, чтобы скрыть толстую пачку банкнот.

– Не поворачивайтесь! – прошипела она.

Он услышал шелест ткани, на колени ему волной упал бархат мантильи и муслин платья. Гидеон улыбнулся. Насколько он догадывается, мисс Импруденс Мерридью выставила напоказ свои ножки. И хотя на улице темно и пусто, это все-таки улица. Он снова улыбнулся.

– Замерзли, мисс Имп? – пробормотал он.

Ответом ему был возмущенный вздох и торопливо сдернутая с его колен ткань платья.

– Я же просила вас не подсматривать! Если бы вы были джентльменом...

– Успокойтесь, мисс Имп. Я не обманщик.

– Тогда как...

– Как вы просили, я повернулся к вам спиной. Но я же не глухой. Когда эти волны, – он указал на складки мантильи и платья, – упали мне на колени, я обо всем догадался.

– Да, это правда, – призналась она, – мне пришлось немного приподнять юбки. Но здесь никого нет, а деньги теперь надежно спрятаны.

– Весьма разумно. А теперь можно мне повернуться?

Она тихо фыркнула, Гидеон принял этот звук за разрешение и, повернувшись, свистнул груму. Лошади пошли шагом.

– Сколько стоит ваш корсаж? Я полагаю... – он прищурился, – пятьсот фунтов.

Пруденс заморгала и со слабым возгласом прижала руку к груди.

– Вы подсматривали, вы... вы мошенник!

Она в гневе стукнула его в плечо, но он рассмеялся, отрицая обвинения.

– Вовсе нет! Я догадлив! Это единственное, в чем вы меня можете обвинить. Вы задели меня локтем. Ваша рука находилась в таком положении, что сообразить было нетрудно.

– Допустим. – Пруденс, прищурившись, посмотрела на него. – Но откуда вы знаете, что в моем корсаже пятьсот фунтов?

Он многозначительно посмотрел на нее, словно говоря: «Догадайтесь, моя дорогая».

Она заморгала. Он, должно быть, заметил... что ее корсаж изменился в размерах. Значит, он разглядывает ее! Внимательно и пристально! Нет, он действительно не джентльмен!

– Вот именно, – сказал он, словно прочитав ее мысли. – Я заметил перемены в вашем корсаже.

– Вы... вы... Это... возмутительно!

– Я знаю, – сказал он извиняющимся тоном, но Пруденс не поддалась на уловку. – Я же вам говорил, какое беспокойство доставляют мне мои глаза, – продолжал он. – Они так тревожатся. Ради собственного блага им надо быть поспокойнее.

Пруденс, нахмурившись, молчала, решая, то ли сохранять равнодушное достоинство, то ли удовлетворить любопытство. Лошади рысью миновали три дома, прежде чем любопытство одержало верх.

– Что вы хотите этим сказать? На мой взгляд, в ваших глазах нет никакой тревоги! Насколько я вижу, они бесстыжие и самоуверенные!

Около рынка царила сутолока, спешили торговцы с тележками и тачками. Гидеон пустил лошадей шагом.

– В этом-то и заключается их трагедия. Вся эта самоуверенность напускная. Они очень печалятся. Особенно о вашем корсаже. – Он помолчал немного и добавил: – А если что-нибудь вывалится? Это очень тревожно.

Задохнувшись от возмущения, Пруденс хмуро посмотрела на него, плотнее запахнула мантилью и скрестила на груди руки.

– Вы неисправимы!

Но Гидеон видел, что, хоть она и смотрит на него надменно, в уголках ее рта появились ямочки.

– На вашем месте я бы не возмущался, – беззаботно сказал он. – Вас это все время выдает.

Возникла долгая пауза. Пруденс обдумывала его слова.

– Не возмущаться? О чем вы говорите? Не думаю, что я на это способна.

– Способны. Вы все время себя выдаете.

Она с любопытством повернулась к нему, не понимая, о чем идет речь.

– Чем?

– Вас выдают ямочки.

Она резко отвернулась и принялась разглядывать дорогу.

– Смотрите, они опять появились. Всякий раз, когда вы пытаетесь сердиться, изображать школьную учительницу и поставить меня на место, у вас на щеках появляются ямочки и выдают вас.

Ямочки исчезли с ее лица и тут же появились снова, когда Пруденс попыталась изобразить холодное достоинство.

– Я нахожу это восхитительным, – проговорил он и обнял ее, чтобы поддержать, когда лошади рысью свернули за угол.

Закутавшись в пышную мантилью, она не могла сопротивляться.

– Я прокляну себя, если вы вывалитесь из фаэтона, – пробормотал он, теснее прижимая ее к себе. – Это так неэстетично, не говоря уже о том, что опасно.

Она нерешительно попыталась вырваться, потом вздохнула и позволила себе опереться на него. Ее твердый взгляд говорил, что она не потерпит дальнейших посягательств. Но через несколько минут молчаливой напряженности Пруденс расслабилась и, прижавшись к нему, покачивалась в такт карете.

Гидеон улыбнулся. За все их знакомство они не были так близки.

Они миновали заставу. Гидеон правил рысаками одной рукой, не в силах оторваться от Пруденс. Она бы снова рассердилась на него, узнай, что он не продал украшения. Да будь он проклят, если стал бы продавать дорогие ей безделушки только ради того, чтобы соблюсти бессмысленные правила этикета.

Сначала он хотел продать их без лишних размышлений. Что такое, в сущности, украшения? Кусок холодного металла и блестящие камушки, декоративная форма коммерческой сделки. Он по собственному опыту знал, что мужчины и женщины постоянно продавали и покупали драгоценности. Бриллиантовое ожерелье в знак любви, сапфировые серьги в знак просьбы о прощении, изумрудный браслет как молчаливое прощание. О, женщины постоянно разглагольствовали о символах любви, но он всегда думал, что это чепуха, вежливая ложь, чтобы прикрыть жадность.

До сих пор.

Он вспомнил, как нежно рассматривала Пруденс содержимое шкатулки, с какой тоской перебирала украшения, словно молча прощалась с ними. Женщины, которых он знал, вряд ли бы расстались с сапфировым ожерельем и серьгами. Это, безусловно, красивые и дорогие украшения. Но для Пруденс труднее всего было расстаться со старым поцарапанным медальоном с двумя любительскими портретами внутри.

Хотя вокруг было темно, он знал, что на ее глазах были слезы, когда она держала в руках медальон. Он понял это по ее охрипшему голосу и уклончивому взгляду.

Слезы. Из-за старого медальона с двумя скверными портретами. Он плохо их разглядел, но один был мужской. Ее родители? Или Оттербери? Если бы она тогда не боролась со слезами, он бы спросил ее об этом. Но сейчас неподходящий момент.

Огни Лондона скоро исчезли вдали. Фаэтон быстро миновал несколько спящих деревень. Только луна да фонари кареты освещали им путь. Стук копыт разносился по окрестностям, нарушая тишину и тревожа собак, которые отвечали заливистым лаем. Пруденс казалось, что весь мир спит, только они двое бодрствуют.

Осиротев, она мало путешествовала и, сказать правду, фаэтон его светлости казался ей ненадежным. Очень легкомысленно нестись в ночи сломя голову, не зная цели, поэтому ее радовало когда свет луны прорывался сквозь тучи.

Луна! Она недавно поднялась над горизонтом тяжелым золотистым шаром и светила им точно в спину.

– Лорд Каррадайс, луна светит нам в спину! – воскликнула она.

– Именно так.

Пруденс дернула его за рукав.

– Но луна встает на востоке!

– Да, это очень романтично. Вы не находите?

– А Дербишир находится на севере.

– Совершенно верно, мисс Мерридью, – похвалил ее лорд Каррадайс. – Как я вижу, у вас хорошие познания в географии. Может быть, поиграем в вопросы и ответы? Я бы с удовольствием поговорил о географии, а вы? – Он взял ее под руку и весело продолжил: – Знаете, в Шотландии есть городок, чье название переводится как «упавший козел». Можно только предполагать, за что благородное животное отдало свою жизнь...

Пруденс высвободила руку и раздраженно сказала:

– Но вы сказали Ниблетту, что мы поедем в ваше поместье в Дербишире. Тогда почему, вместо того чтобы ехать на север, мы мчимся на запад?

– Потому что если мы хотим поужинать, то нам надо торопиться. Вы проголодались? Должен сказать, что я...

– Господи! О чем вы говорите?

– Вы хотите сказать, что не хотите перекусить?

– Конечно, хочу, но...

– Тогда нам следует поспешить. Нехорошо заставлять леди голодать.

Он погнал лошадей, и Пруденс снова пришлось уцепиться за его рукав, на этот раз чтобы не потерять равновесия. Ей было действительно страшно, но она ухитрилась твердым голосом потребовать:

– Лорд Каррадайс, я настаиваю, чтобы вы объяснили, почему мы едем на запад.

Гидеон повернулся к ней, и луна осветила его озорную улыбку.

– Мой кузен послал слугу, чтобы заказать комнаты и поздний ужин в «Синем пеликане» в Мейденхеде. Это не слишком далеко от Лондона, нам не стоит путешествовать по ночам, как почтовые кареты.

Услышав, что герцог и ее сестры тоже направляются в Мейденхед, Пруденс немного успокоилась, хотя выбор места показался довольно странным.

– Если мои сестры в безопасности, то меня мало беспокоит, можно ехать ночью или нет. Но дело не в этом! Почему Мейденхед? Какое это имеет отношение к Дербиширу?

– Никакого, – согласился лорд Каррадайс, явно озадаченный ее настойчивостью.

– Но вы сказали Ниблетту, что мы отправляемся в Дербишир, и заплатили кучу денег, чтобы он не проговорился!

– Я сказал, что вы можете доверять моему умению разбираться в людях. Но вы не обратили на это внимания! – Гидеон попытался печально потупить взгляд, изображая, что его огорчило ее недоверие, но не мог удержаться от улыбки.

Пруденс от изумления открыла рот.

– Вы хотите сказать, что заплатили Ниблетту, но... обманули его, зная, что ему нельзя доверять?

– Я в него верю, – обиженно посмотрел на нее лорд Каррадайс. – Верю, что он тут же все расскажет.

– Откуда вы знали, что он возьмет деньги?

Он напустил на себя важный вид, но Пруденс это не обмануло.

– Вы и раньше пытались его подкупить! – догадалась она.

– Вы очень сообразительны, мисс Имп, – сделал невинное лицо лорд Каррадайс.

Пруденс удовлетворенно кивнула:

– Я так и думала. Подкупать слуг очень дурно, но в этом случае вы поступили правильно. Будем надеяться, что Ниблетт не изменит своим привычкам. Будет большим несчастьем, если он решит промолчать.

– Этого не произойдет, – пробормотал лорд Каррадайс, поправляя вожжи. – Я дал ему только пять гиней.

– Пять гиней? – в ужасе воскликнула Пруденс. – Но это слишком много!

Она хорошо знала, сколько можно купить на эти деньги, и ей казалось глупой недальновидностью потратить такую сумму, чтобы сбить с толку не стоящего доверия дворецкого.

– Чепуха. Это заставит его понять, что информация крайне важная. Поверьте мне, мисс Имп, Ниблетт ценит себя гораздо дороже пяти гиней. И оскорбленный ничтожностью суммы поспешит проинформировать вашего дедушку о цели нашего путешествия. Поэтому если ваш дедушка погонится за нами, то отправится прямиком в Дербишир, а мои слуги, получив указания, отправят его в Шотландию. Возможно, он решит, что это слишком далеко, и откажется от своих намерений.

Пруденс вздрогнула.

– Он погонится за нами, – тихо сказала она. – Тут нет сомнений.

Лорд Каррадайс нахмурился, услышав в ее голосе печальную уверенность, и положил ладонь на ее стиснутые руки.

– Он может гнаться за вами, но он вас не найдет, – твердо заверил он.

Охваченная дурными предчувствиями, Пруденс уныло посмотрела на него.

– Дедушка так легко не отступится. Он умеет запугивать людей. И вашим слугам может внушить благоговейный страх.

– Сомневаюсь, – сказал он, но, увидев, что ее это не убедило, продолжил: – А если, паче чаяния, он нас настигнет, обещаю вам, он вас пальцем не коснется. Со мной вы в безопасности, моя Имп, и ваши сестры – тоже.

Его глубокий голос звучал твердо и уверенно, и Пруденс, несмотря на свои страхи, немного успокоилась. Нужно убрать руки, подумала она, но не смогла заставить себя это сделать. Казалось, через его ладонь в нее перетекают его сила и уверенность. Она испытывала ошеломляющее желание прижаться щекой к его плечу, словно это могло хотя бы на время переложить все ее беды и заботы на его широкие сильные плечи.

Но она не могла этого сделать. Это всего лишь минутная слабость. Лорд Каррадайс думает, что его помощь, галантность, великодушие могут что-нибудь изменить. Он думает, что она нарушит данное Филиппу обещание, и это только вопрос времени. Но ведь лорд Каррадайс привык к женщинам, которым ничего не стоит нарушить клятву, даже супружескую.

Для Пруденс эта клятва священна.

И даже если ее чувства изменились, даже если то, что она когда-то питала к Филиппу, всего лишь бледная тень чувств, что она сейчас испытывает к лорду Каррадайсу, она не предаст многолетнюю верность Филиппа. Они соединили свои жизни, хотя и не в глазах общества и закона. Филипп дал ей кольцо, и она приняла его, принеся клятву пред очами Бога.

Их узы скреплены кровью.

Если она когда-нибудь придет к лорду Каррадайсу – а в глубине души она сознавала, что хочет этого, – она придет к нему свободной, с чистой душой и открытым сердцем, а не как клятвопреступница. Любовь слишком драгоценна, чтобы пятнать ее ложью.

Пруденс спрятала руки в складки мантильи. Она справлялась с собой раньше, справится и теперь. Даже если дедушка найдет их и прибегнет к помощи закона, чтобы вернуть сестер обратно, она не подчинится. Ей скоро исполнится двадцать один год.

И если Чарити и герцог поженятся – а Пруденс надеялась, что так и будет, – возможно, герцог поможет ей заставить дедушку отдать им деньги.

Лорд Каррадайс может попытаться, но герцог, особенно если он станет родственником, обладает большей властью. Если герцог и Чарити поженятся.

А пока сестер будет опекать Пруденс.

Наверное, дедушка не настолько разъярен, чтобы снова избить ее до потери сознания...

Пруденс проглотила ком в горле. Не стоит останавливаться на своих страхах. Страх лишает силы. Если она будет сильной, дедушка с ней не справится. В тот раз она была больна и чувствовала себя потерянной и покинутой. Он поймал ее, когда она была наиболее уязвима. Больше она этого не допустит.

Глава 13

Вечерний звон обуходящем дне…

Все остается в сумерках, и мне...

Т. Грей[12]

Они сменили лошадей в Брентфорде и теперь ехали медленнее, поскольку запряженная в фаэтон пара была не так хорошо подобрана и выучена, как рысаки лорда Каррадайса. За городом простиралась бесконечная унылая равнина, залитая холодным серебристым светом луны.

– Ханслоу-Хит, – сказал лорд Каррадайс, почувствовав, как Пруденс сильнее сжала его руку.

Пруденс решила, что спокойнее ехать, держась за руку Гидеона, – конечно, исключительно для безопасности. У легкой кареты прекрасные рессоры, но она покачивалась и подпрыгивала на неровной дороге.

– Кажется, об этой пустоши идет дурная слава? – спросила Пруденс.

– Да, из-за разбойников. Но не надо тревожиться, мисс Имп. В наши дни эта проблема почти решена. С тех пор как полицейские с Боу-стрит создали верховые патрули, большинство преступников изловили, а остальные начали зарабатывать на жизнь другим способом. Так что разбойники поджидали здесь путников в те времена, когда джентльмены носили гофрированные воротники. Теперь все в прошлом. Кроме того, самое опасное время суток – сумерки, а они давно миновали.

– Мне доводилось встречаться с бандитами, – сказала Пруденс. – В Италии, когда я была ребенком, мы много раз сталкивались с ними. В некоторых районах страны люди из поколения в поколение влачили нищенское существование. И разбой был единственным способом выжить для семьи, а иногда и для целой деревни.

– Правда? – тон Пруденс удивил Гидеона. – Судя по вашей интонации, в этом нет большой беды. Вам нравилось в Италии? Бандиты, разумеется, не в счет.

– Да, там было замечательно. Мы были там так счастливы. – Она вздохнула. – Везде, где нам довелось жить, казалось, всегда светило солнце, распускались цветы, звенели песни и смех. Люди все время пели. Не думаю, что так было на самом деле, но казалось, что они все время поют. И слуги, и крестьяне в полях часто пели за работой. Мама и папа любили музыку, и мы, дети, каждую среду вечером устраивали для них концерт. Мы выучили множество народных песен и пели и по-английски, и по-итальянски. И мама всегда пела малышам колыбельные. – Пруденс улыбнулась своим воспоминаниям.

– Вы помните так много? Вы ведь были ребенком, когда там жили?

– Да, но, когда мы уехали, мне было одиннадцать, так что я много помню. Я постоянно рассказывала об этом младшим сестрам, так что они тоже помнят. Очень важно помнить счастливые времена, – добавила она. – Это придает силы, когда времена... меняются. Конечно, когда мы были детьми, нам доставалось все лучшее. Знаете, итальянцы просто боготворят детей. Думаю, мы были ужасно избалованы.

– Я бы этого не сказал, – усмехнулся Гидеон. – Должно быть, вы с сестрами составляли прелестный маленький хор. А играете вы тоже хорошо?

Пруденс помолчала, глядя на легкие тени облаков, скользившие по освещенной луной пустоши, потом откровенно сказала:

– Нет. В этой области мы удручающе невежественны. Дедушка не одобряет музыку. Он считает ее грехом, за исключением церковной, но даже... – Она передернула плечами. – Мы жили в Италии совершенно иной жизнью, чем в Англии.

Пруденс вздрогнула, вспомнив, каково было вернуться из теплой Тосканы в холодный пустынный Норфолк. Пять недавно осиротевших девочек, оставленные на милость сурового, полного ненависти, порой теряющего разум старика...

– Холодно, мисс Имп?

Не дожидаясь ответа, Гидеон обнял ее и плотнее укутал меховой полостью.

– Нет, я не замерзла, – сказала она, но позволила его руке задержаться и даже слегка прислонилась к нему.

Пруденс знала, что не должна этого делать, но залитая мертвенным лунным светом пустошь и воспоминания о прошедшем детстве навевали на нее уныние и тоску. Теплая рука Гидеона и его сильное тело успокаивали и внушали уверенность.

Кроме того, она устала. Пруденс посмотрела на освещенный серебристым светом профиль Гидеона. Ни намека на сонливость. Он, вероятно, привык к ночному бодрствованию. Она вспомнила, как впервые встретилась с ним. Он вернулся домой в половине десятого утра и называл это окончанием вечера.

Было в этом ночном путешествии, в тенях и лунном свете, в мерном стуке копыт нечто, что очень способствовало сближению.

– Расскажите мне о своем детстве, – сказала она. – О родителях.

Гидеон мгновенно напрягся, так, что даже лошади сменили аллюр. Он вернул их к обычному шагу, и, когда посмотрел на Пруденс, его лицо исказила гримаса.

– Детские годы были довольно счастливыми, – сказал он после недолгого молчания. – Думаю, это было обычное детство: няни, гувернантки, учителя и тому подобное. Меня учили читать и писать, ездить верхом и охотиться. А когда мне исполнилось восемь лет, меня отправили в школу.

Пруденс нахмурилась. Слуги, наставники, уроки... а в восемь лет отправили в школу! Она не считала это счастливым детством.

– Вы были счастливы в школе?

– Разве в школе можно быть счастливым? – пожал плечами Гидеон. – Там было неплохо. Эдуард, мой кузен, тоже был там. Мы практически ровесники.

– Должно быть, вам обоим это было приятно. Все-таки не так одиноко, – сказала она. – А ваши родители?

Казалось, его лицо окаменело.

– Они не были счастливы, – наконец ответил он. – Их брак был ошибкой.

– О! – Пруденс хотелось узнать больше, но на его лице было столь неприветливое выражение, что она не отважилась задать вопрос.

Гидеон взглянул на нее и сильнее прижал к себе.

– Можно сказать, они поплатились за это. Последовала долгая пауза. Пруденс чувствовала его напряжение и не задавала вопросов.

– Думаю, вы слышали эту скверную историю, – наконец сказал Гидеон. – Когда Эдуард стал ухаживать за вашей сестрой и... – Его голос сорвался. – Старые сплетни вспыхнули с новой силой, и какой-нибудь доброжелатель вам обо всем поведал. Возможно, вы слышали правду. – Он набрал в легкие воздуха и сказал беззаботным тоном, словно его это не касалось: – Моя мать сбежала с отцом Эдуарда, когда нам было по четырнадцать лет.

Должно быть, Пруденс издала какой-то слабый звук, потому что он посмотрел на нее.

– Да, это очень страшно. Был ужасный скандал. Они были сестрами, мать Эдуарда и моя. От этого вся история стала еще хуже.

– Да, – прошептала Пруденс. – Двойное предательство: сестры и мужа.

Мерный стук копыт разносился по пустоши. Поднялся легкий ветерок, не холодный, но свежий, он гнал тучи по ночному небу.

– Для вас с Эдуардом, наверное, это было ужасно. Гидеон небрежно пожал плечами, но не ответил. Пруденс не обманула его беззаботность. Ему хотелось поговорить об этом серьезно.

– Как ваш отец это пережил? – помолчав, спросила она. Он дернул вожжи и ответил:

– Он бросился в погоню, но потерял их на континенте. Он очень любил мою мать.

В беспечном вроде бы тоне Гидеона сквозила горечь. Они молча проехали несколько миль. Пруденс чувствовала исходившее от него напряжение. Он не закончил свою историю. Пруденс положила руку ему на колено и прижалась к нему, предлагая безмолвное успокоение.

Ветерок усиливался. Лошади резво бежали по дороге.

Наконец Гидеон сказал:

– Он вернулся домой сломленным человеком, стал отшельником...

Пруденс закусила губу и сильнее сжала его колено. Гидеон посмотрел на нее.

– В конце концов он застрелился.

Туго намотанные вокруг руки вожжи врезались в кожу. Но он не понукал лошадей. Он пытался восстановить самообладание.

Что тут сказать? Пруденс могла предложить ему лишь человеческое тепло. Она обняла его, потянула к себе. Он шевельнулся и понемногу расслабился.

Через некоторое время Гидеон сказал сдавленным тоном:

– Он просто не вынес потери... Он любил ее. Действительно любил. И утрата довела его до сумасшествия. Убила.

Пруденс прижалась к его груди, обняв его и молчаливо успокаивая. Гидеон все сильнее притягивал ее к себе. Перед ними расстилалась пустошь, унылая, не знавшая забот крестьянина, поросшая низкорослым кустарником и чахлыми деревцами.

– Должно быть, для вас это было ужасно, и для вашего кузена тоже. И для тетушки.

– Да, она слегла, а когда узнала, что они оба погибли на континенте, она...

– Они оба погибли, ваша мать и отец герцога?

– Мм... да, – кивнул он. – Через полгода после побега они утонули в Женевском озере, лодка перевернулась. Именно тогда отец застрелился. Когда понял, что не осталось даже надежды вернуть мою мать домой. – Словно обращаясь к самому себе, Гидеон добавил: – Я всегда считал отца сильным человеком...

– Он и был сильным человеком, – мягко убеждала его Пруденс. – Но ему была нужна ваша мать. – Она с тревогой посмотрела на окаменевший профиль Гидеона. – Все мы нуждаемся в любви. Любовь не слабость, она прекрасный и удивительный источник силы. И если люди теряют голову, когда она уходит, их можно понять.

– Вы же не потеряли голову, когда умерли ваши родители.

– Потому что я была ребенком и не понимала, как изменится моя жизнь. Кроме того, мне пришлось присматривать за младшими сестренками. Грейс была совсем малюткой, и у меня не было времени на печальные размышления.

Пруденс замолчала. Ей пришло в голову, что у отца лорда Каррадайса был сын, который страдал не меньше, которому нужна была любовь и поддержка.

Сестры Пруденс тоже нуждались в любви и поддержке. И любя их, Пруденс залечивала свои душевные раны.

Кажется, страдания маленького Гидеона не остановили его отца. Где был Гидеон, когда его отец застрелился?

Казалось, он прочитал ее мысли, потому что сказал:

– Он был один в доме, когда сделал это. Мне сказали, что выстрел был точным. – Помолчав, лорд Каррадайс продолжил: – Когда они сбежали, а отец бросился за ними в погоню, я был в школе. Я так и не увидел его... не попрощался. Никто не сказал нам ни слова, пока не пришло известие, что они утонули.

– Это ужасно.

– Думаю, нас решили не расстраивать, к тому же по этому поводу было много сплетен. Однако все усилия были напрасны.

Почувствовав, как нарастает напряжение Гидеона, Пруденс прижалась щекой к его плечу. Он посмотрел на нее, и на его лице мелькнуло неясное, не поддающееся описанию выражение.

– В свете любят посплетничать. Свет живет такими событиями. Так или иначе, дети обо всем узнают.

Пруденс посмотрела ему в лицо. Казалось, оно совсем окаменело, когда он сказал:

– Нам с Эдуардом пришлось выслушать от других мальчиков много страшных историй о побеге наших родителей. Не говоря уже о скандальных деталях. – Он горько рассмеялся. – Конечно, мы не поверили ни одному слову. Мы были убеждены, что наши родители преданно любят друг друга. Эдуард верил, что его отец – человек чести, что моя мать... обе наши матери – добродетельные жены и «цена их выше рубинов», как говорится в библейской книге притч Соломоновых. Вы знаете, каковы дети. – Он уныло повел плечами. – Мы не раз дрались, защищая честь моей матери, пока воспитатель Эдуарда не сказал нам правду: мама действительно убежала с дядей Фредериком.

Пруденс ужаснулась. Бедные мальчики были предоставлены сами себе и оставались в полном неведении, пока им не сообщили ужасную новость.

– После этого вы отправились домой?

Лорд Каррадайс с горькой иронией посмотрел на нее.

– Нет, кому нужно, чтобы в такой момент двое несчастных мальчиков болтались под ногами? Мы остались в школе до Рождества.

Пруденс крепче обняла его. В такие моменты нужно, чтобы рядом были родные люди. Но она по собственному опыту очень хорошо знала, что на родственников не всегда можно опереться. В драматические часы часто пренебрегают нуждами детей.

– Для вас обоих это, наверное, было ужасно.

– Для Эдуарда больше, чем для меня. Он страдал от дурной славы. Сплетни, намеки, издевки буквально изводили его. Знаете, мальчики в этом возрасте очень жестоки, а он гораздо чувствительнее меня.

Пруденс в этом сомневалась. У одних чувствительность и ранимость проявляются внешне. Другие прячутся в защитную раковину и делают вид, что их ничего не трогает, но в душе глубоко страдают.

– Эдуард, глупый, показал им, что их насмешки его задевают. Всякий раз он просто взрывался. По его виду этого не скажешь, но спокойный мягкий Эдуард может превратиться в тигра. Во всяком случае, в те дни он был таким. Он дрался с каждым обидчиком! Напрасно, конечно! Разумеется, я дрался вместе с ним, хотя понимал, что в этом нет ни грамма пользы.

Гидеон тряхнул головой.

– Я все время твердил ему, чтобы он не обращал на них внимания и старался смеяться над ними... Показать мальчишкам, что тебя что-то задевает, – значит тут же спровоцировать драку. Эдуард страдал... действительно страдал... Несколько месяцев он ни с кем, кроме меня, не разговаривал. Мы не обсуждали случившееся. Ни один из нас не начинал разговора об этом... И наконец... наконец пришло Рождество...

– Вы приехали домой и...

Лорд Каррадайс перебил ее:

– Папа застрелился за два дня до моего приезда. Пруденс тихо всхлипнула. За два дня до его приезда. За два дня до Рождества. Он должен был знать, что сын приезжает. Бедный, бедный маленький мальчик приехал домой и застал...

– Что вы тогда делали? Мать герцога... Он покачал головой:

– Нет. Она заболела и почти год не вставала с постели. Тишину долго нарушали только стук копыт и скрип фаэтона на ухабах дороги. Гидеон снова тряхнул головой и легким, чуть дрожащим голосом сказал:

– Когда я уезжал в школу, папы не было дома. Меня провожала мама и слуги. Когда я в следующий раз приехал домой, мама, папа и дядя Фредерик... все... умерли, и слуги называли меня хозяином. – Он передернул плечами и бодрым тоном добавил: – Была масса дел. Пока папа искал маму, имение пришло в запустение.

Его слова глубоко тронули ее. Пруденс ясно представляла себе эту картину. Юный Гидеон, четырнадцати лет от роду, приезжает домой растерянный, подавленный, его родители погибли при обстоятельствах, которые мальчику мало понятны. Его ближайшая родственница, родная тетя, слегла от горя, кузен ушел в себя. И весь свет упивался их трагедией, множа разнообразные сплетни.

Фаэтон свернул. Быстро бегущие по небу тучи закрыли луну.

Слуги называли несчастного мальчика хозяином и ждали его распоряжений. Никто не успокоил его, не обнял, не позволил выплакаться или излить свою ярость.

Так несчастный чувствительный мальчик стал легкомысленным, дерзким, насмешливым мужчиной, намеренным показать миру, что его ничего не трогает и не задевает. Теперь Пруденс это поняла. Она молча обнимала его, ее лицо было мокрым от слез.

– После похорон я не видел Эдуарда несколько месяцев. Он не вернулся в школу в Оксфорд и получил домашнее образование. Вдали от злых языков и досужих сплетен он буквально похоронил себя в отдаленном поместье в Шотландии. Фактически он стал отшельником, как вы назвали меня при первой встрече. – Нарочито легким тоном Гидеон сказал: – Кажется, это было так давно... Смотрите, дорожный камень. Через милю будет Кранфорд-Бридж, и мы благополучно минуем пустошь. До Мейденхеда останется чуть больше десяти миль, но вам это известно, у вас способности к географии.

Он старался изменить тему, но Пруденс хотелось знать больше.

– Мать герцога еще жива?

– Да, она выжила. Даже однажды попробовала привезти Эдуарда в Лондон, но все напрасно. Нет, не все. – У него вырвался короткий сухой смешок. – Приехав в Лондон, она превратила дом в модный египетский кошмар и встретила богатого как Крез американца. Он женился на ней и увез в Бостон. Он был в восторге от того, что женился на герцогине, а она радовалась возможности отделаться от старого скандала и в чужой стране начать новую жизнь.

– Так что вы и ваш кузен остались одни, – тихо сказала Пруденс.

Они проехали через спящую деревню Лонгфорд, в Колнбруке разбудили на постоялом дворе конюха и, хорошо заплатив ему за беспокойство, сменили лошадей. Ночь стояла ясная и холодная. Хотя Пруденс устала от долгого путешествия и бессонной ночи, мозг ее лихорадочно работал. За короткое время она сильно привязалась к Гидеону... и это лишило покоя ее душу.

– Впереди Солт-Хилл, – сообщил Гидеон. – По другую сторону холма находится Мейденхед.

Несколько миль они ехали молча. Пруденс прижалась к его плечу, как маленькая нахохлившаяся сова. Гидеон и не догадывался, что она почти спала. Для нее это был долгий мучительный день, она не привыкла к бессонным ночам и устала от тревоги. Подъем на холм оказался тягучим и долгим даже для легкого фаэтона, но меньше чем через час они будут в «Синем пеликане», где Эдуард уже заказал комнаты и ужин.

Пруденс выпрямилась, сонно зевнула и чуть отстранилась от Гидеона.

– Мы уже проехали Виндзорский замок? Думаю, его видно с дороги.

– Нет, он чуть дальше.

– Бедный король. Интересно, как он... Из темноты вдруг послышался стук копыт.

– Что это?

Два всадника выскочили на дорогу и понеслись вниз с холма прямо на фаэтон, словно его и не было. В последнюю минуту один из них чуть свернул в сторону и промчался мимо, другой правил прямо на карету. Он остановился всего в нескольких дюймах. Гидеону потребовалось все его самообладание, чтобы удержать испуганных лошадей на склоне холма.

– Черт возьми, вы соображаете...

– Кошелек или жизнь!

Голос прозвучал с пугающей ясностью. Возникло минутное замешательство. Испуганные лошади встали на дыбы. Нижняя часть лица преградившего им дорогу всадника была замотана темным шарфом. Длинное дуло пистолета блестело в лунном свете, нацеленное на пассажира фаэтона.

На мисс Пруденс Мерридью.

У Гидеона сердце похолодело. Пробормотав проклятие, он пытался успокоить лошадей и услышал, как на запятках шевельнулся грум.

– Спокойно, Бойл, – властно сказал он. – Я сам справлюсь с лошадьми. Не слезай.

– Ясно, сэр, – проворчал Бойл. – Успокоиться и ждать.

Гидеон кивнул. Бойл все понял. Гидеон говорил не о лошадях. Сзади, под сиденьями, лежали два ружья, предназначенные именно для таких случаев. Из ответа Бойла следовало, что оружие у него в руках и он бдительно ждет первой же возможности применить его.

При других обстоятельствах перспектива схватки доставила бы Гидеону удовольствие, взбудоражила кровь, пощекотала нервы. Но от присутствия мисс Пруденс, неподвижно сидевшей рядом с ним и явно перепуганной, им овладело незнакомое, несвойственное ему чувство осторожности. Грабители заняли удобную позицию: один остановился прямо перед фаэтоном, другой – в нескольких ярдах сзади, ниже по дороге. В такой позиции грум мог справиться только с тем, кто был позади.

Гидеон мог, конечно, рискнуть и броситься вперед на грабителя. Но Пруденс застыла без движения, глядя на длинное дуло пистолета, поэтому Гидеон ничего не мог предпринять, чтобы не подвергать ее опасности. Он молча клял себя за то, что не взял свои пистолеты. Мисс Пруденс была так встревожена необходимостью срочного отъезда, что это лишило его здравого смысла. Он просто забыл об оружии! Непростительное легкомыслие! Он – глупец, которому призрак любви вскружил голову, – отправился в путь безоружным и этим поставил под угрозу жизнь своей любимой!

– Черт побери, вы соображаете, что делаете? – проворчал он, обращаясь к грабителю. – Деревня совсем неподалеку. Если вы станете стрелять, выстрелы услышат.

– Может быть, – согласился разбойник. – Но они вряд ли выберутся из-под теплого одеяла, а у меня резвая лошадь. Так что, ваша милость, отдавайте свои ценности, мы поедем своей дорогой. – Дуло пистолета вдруг нацелилось на Гидеона. – И не делайте глупостей, милейший. Не двигаться! Вы не забыли про моего напарника? Пока он спокойно наблюдает. Но он очень нервный. У него палец постоянно на курке. И стоит вам двинуться ко мне, он тут же выстрелит.

Гидеон держал руки так, чтобы грабитель мог их видеть: в одной – вожжи, другую положил Пруденс на колено, пытаясь успокоить ее. Черт бы побрал этого грабителя, парень явно не дурак! Он расположился так, что Пруденс оказалась между ним и Гидеоном. Стоит Гидеону что-нибудь предпринять, как Пруденс тут же попадет под перекрестный огонь. Он оказался в безвыходном положении.

– Ну же, мисс, отдавайте свои побрякушки, и поживее!

Пруденс не издала ни звука. Гидеон краем глаза наблюдал за ней. Она сидела, напряженно выпрямившись, одной рукой прижимая к себе сумку, другую спрятала в складках мантильи. Он перевел взгляд на ее лицо. Она была поразительно бледна, но, может быть, это от лунного света. От выражения ее лица у Гидеона сердце упало. Она не намерена расставаться с деньгами. Он видел это по выражению ее глаз, по тому, как упрямо сжались губы.

– Не спорьте с ним, Имп, – спокойно сказал он. – Ваша безопасность не стоит пустяковой суммы, что лежит в вашей сумочке. – Он говорил довольно громко, чтобы грабитель мог его слышать.

Она посмотрела на него, вложив во взгляд весь свой мятежный дух. О Господи, подумал в смятении Гидеон. К чему рисковать собой из-за такой ничтожной суммы, когда большая часть денег спрятана у нее под юбками? Нужно как-то отодвинуть ее, прежде чем он схватится с грабителем. Возможно, если они начнут спорить из-за сумки, это отвлечет грабителя. Гидеон надеялся, что Бойл справится с разбойником, который стерег их сзади.

– Послушайте, сестрица, я знаю, что это ваши деньги на личные расходы. Это все, что вам дали на три месяца, – сказал он притворно сварливым тоном, – но правда, они того не стоят. Сейчас же отдайте сумку.

Услышав, как грабитель фыркнул, Гидеон повернулся к нему и заискивающе улыбнулся.

– Моя сестра немного пуглива. – Он многозначительно сжал Пруденс колено.

– В семьях это случается, сэр, – насмешливо сказал разбойник. – А теперь давайте деньги. Моему терпению приходит конец.

Гидеон вытащил из кармана кошелек и бросил его грабителю. В нем было всего несколько гиней. Основная часть денег была спрятана в потайном кармане его пальто.

– Я заберу коробку, что лежит у вас на коленях, мисс.

Пруденс полоснула грабителя взглядом, но без сопротивления отдала египетскую сумочку. Гидеон вздохнул с облегчением. Слава Богу! В конце концов она решила действовать разумно.

– Отлично. А теперь я хочу получить цепочку, что блестит на вашей хорошенькой шейке.

Гидеон почувствовал, как напряглась Пруденс. Он вдруг вспомнил, что на цепочке висит обручальное кольцо. Господи, она станет сопротивляться. Если бы грабитель был с его стороны фаэтона!

– Поторапливайтесь! – рявкнул стерегущий их сзади сообщник.

– Видите, мой товарищ теряет терпение, а когда он нервничает, мисс, его палец сильнее давит на курок. Курок очень подвижный, так что при малейшем движении прогремит выстрел. Так что отдавайте золотую цепочку!

– Не отдам. Это моя цепочка, и вы ее не получите, Гидеон внутренне застонал. Она собирается обречь себя на погибель из-за чертова кольца этого проклятого Оттербери. Он незаметно намотал вожжи на ручной тормоз справа от себя и высвободил руку.

– Что ты сказала? – задохнулся от возмущения разбойник. – Ты что, не видишь, что пистолет нацелен прямо тебе в сердце, детка? Сейчас же отдавай цепочку!

Пруденс вскинула подбородок.

– Нет. Она не представляет ценности, и вы не выручите за нее больших денег, но для меня она очень дорога, и я вам ее не отдам. – Она положила руку на грудь.

Грабитель от неожиданности заморгал и тихо выругался.

– Ах ты, маленькая упрямица! Ну что ж, в таком случае я сам справлюсь. – Он подъехал ближе к карете и наклонился, чтобы схватить Пруденс.

Это дало Гидеону шанс. Одной рукой он оттолкнул Пруденс назад, чтобы броситься на грабителя.

Что-то ударило его в плечо, и Гидеон, упустив грабителя, упал на дорогу, получив удар по голове. Загремели выстрелы, послышались крики. Лошади вставали на дыбы и били копытами, карета дергалась вперед и назад. Гидеон, не понимая, почему не может подняться, ухитрился откатиться в сторону, чтобы не попасть под копыта. Но боль в плече вдруг вспыхнула с такой силой, будто он катился по раскаленным углям. Воздух сотрясали проклятия, потом послышался топот копыт, и наступило относительное затишье.

– Придержите лошадей, – услышал он голос Пруденс. – Иначе они растопчут вашего хозяина.

Гидеон слышал, как Бойл что-то ответил, но слов было не разобрать. Послышался шелест ткани, и внезапно он почувствовал острый запах пороха и аромат гардении. Аромат Пруденс. Ангел с обликом Пруденс смотрел на Гидеона, его прекрасный облик, окруженный золотистым сиянием, был расплывчатым. Гидеон, как зачарованный, всматривался в видение.

– Подержите фонарь, чтобы я могла осмотреть рану, – решительно сказал ангел.

Золотистый ореол сместился, и Гидеону пришлось прищуриться, поскольку фонарь светил ему прямо в глаза.

– Он жив, – сказала Пруденс и тихо пробормотала: – Простите... простите... Я не думала... – Она неумело расстегивала пуговицы его жилета, потом распахнула рубашку. – О Господи, кровь!

Кровь? Гидеон резко открыл глаза и посмотрел в ее милое лицо. Трудно было понять, то ли она явно рассержена, то ли безумно встревожена. Он попытался улыбнуться и похлопать ее по руке, чтобы утешить.

– Не двигайтесь, умоляю вас! – сказала она. – От движений будет только хуже.

С этим он не мог спорить. Что бы это ни было, плечо чертовски болело. Послышался странный треск, и она что-то сильно прижала к его плечу.

Такое впечатление, что кто-то ткнул его раскаленной кочергой.

– Простите! Я знаю, что это больно, но я должна это сделать, чтобы остановить кровотечение.

Гидеон понятия не имел, что она делает, но если она хочет ткнуть в него раскаленной кочергой, он это заслужил, за то, что забыл пистолеты. Гидеон собрал силы, чтобы не застонать. Казалось, прошла целая вечность, прежде чем нажим немного ослабел, но плечо жгло все сильнее. Сняв пропитанную кровью ткань, Пруденс всматривалась в рану. В поле зрения Гидеона появилось лицо его грума.

Гидеон попытался что-то сказать, но язык почему-то не слушался его.

– Похоже, поверхностная рана, – сказал Бойл.

– Это хорошо, правда? То есть это совсем не хорошо и рана выглядит ужасно. Я хотела сказать, хорошо, что кость не задета.

– Да. Но одно дело – кости, – сказал Бойл, – а другое, что он может и при такой ране умереть от потери крови.

Послышался слабый женский вскрик, и Гидеон почувствовал, как его плечо сжали сильнее. Сознание то оставляло его, то возвращалось. Он смутно слышал, как Бойл сказал:

– Простите, мисс, не хотел вас тревожить, но я солдат и знаю, что говорю. Нужно положить его в фаэтон и как можно скорее доставить к ближайшему хирургу. Но сначала посмотрим, как остановить кровотечение. Если мы сможем привязать эту салфетку...

Острая боль пронзила Гидеона. Словно издалека до него донеслось:

– Так, мисс, хорошо. Туже, это остановит кровь...

Он смутно увидел склонившееся лицо Пруденс, и раскаленная кочерга с новой силой впилась в его плечо.

Когда он снова открыл глаза, то услышал, как Бойл сказал:

– Я привязал лошадей, мисс. Подвиньтесь, я посмотрю, смогу ли его поднять.

Поднять? Разве он беспомощный ребенок? Гидеон попытался убедить Бойла, чтобы тот не вздумал делать ничего подобного. Спасибо, он сам может забраться в карету! Но пока его заплетавшийся язык пытался что-то выговорить, сильные руки Бойла подхватили Гидеона. И он провалился в темноту.

Пруденс тревожно всматривалась в лорда Каррадайса. Он все еще был очень бледен, хотя и не так, когда Бойл и несколько сонных конюхов внесли его предыдущей ночью в «Синий пеликан» и положили на диван в гостиной. Тогда он был бледен как смерть.

Она никогда не забудет эту страшную поездку. Грум, нахлестывая лошадей, гнал их через холм и остановился у первого же дома, чтобы, разбудив обитателей, выяснить, где можно найти врача. Им сказали, что ближайший живет в Мейденхеде, в пяти километрах. И они снова помчались так быстро, на что были способны уставшие лошади. Вокруг стояла непроглядная тьма. Бойл, щелкая хлыстом, сыпал проклятиями, карета качалась и подпрыгивала на ухабах. Лорд Каррадайс лежал в ее объятиях, истекая кровью.

Пруденс одной рукой поддерживала его безвольное тело, прижимая к груди его голову. Другой рукой она держала наложенную на рану повязку. Теплая густая кровь, постоянно сочившаяся из раны, покрывала ее пальцы.

Она была так несчастна, напугана, виновата. Если он умрет...

Но он не умер.

Теперь он лежал в постели, и его густые ресницы темными полумесяцами выделялись на бледном лице.

Его голова и плечо были забинтованы, под спину подсунуты высокие подушки. Для тепла его сверху прикрыли парчовым халатом. Выше пояса на нем ничего, кроме халата, не было. Хирург не велел одевать его, пока не затянется огнестрельная рана. Ей сказали, что ему очень повезло, что пуля задела только мягкие ткани. Но даже самая пустяковая рана всегда влечет за собой опасность инфекции и лихорадки, сказал хирург. И велел следить за температурой. Что касается раны на голове, пока больной не очнется, нельзя поставить диагноз.

Пруденс легко коснулась груди Гидеона. Кожа была теплой и сухой, ни жара, ни испарины. Это хорошо или плохо? Она прижала к его груди всю ладонь. Как приятно.

Слишком приятно. Она никогда не касалась нагой мужской груди, даже ее не видела. Она не видела даже Филиппа, когда они были близки, что уж говорить о других мужчинах. В Дерем-Корте даже рабочие на фермах всегда были одеты с ног до головы, несмотря на жаркую погоду.

Ее пальцы скользнули по пружинистым завиткам волос. Они темной стрелкой спускались к животу и скрывались под туго подоткнутой вокруг талии простыней. Как восхитительно быть рядом с ним! Не следует так очаровываться, одернула себя Пруденс, ее задача следить, не повысилась ли у него температура. Но она ничего не могла с собой поделать.

Гидеон открыл глаза.

Пруденс наклонилась и положила ладонь на его руку.

– О, Гиде… лорд Каррадайс, слава Богу! Я так беспокоилась. Как ваше самочувствие?

Лорд Каррадайс слабо улыбнулся: она чуть не назвала его по имени.

– Прекрасное, оттого что вижу вас, моя Пруденс. Она в тревоге нахмурилась.

– И все-таки как вы себя чувствуете? Вы ужасно бледны. Гидеон похлопал ее по руке.

– Все хорошо, дорогая, – солгал он.

Она конвульсивно сжала его пальцы, и он действительно почувствовал себя значительно лучше.

Пруденс смотрела на него, на ее выразительном лице отражались обуревавшие ее чувства: облегчение, страдание, вина, тревога. Складка меж ее бровей стала глубже. Черт бы побрал этого грабителя!

– Простите... – начал он.

– Я так сожалею о том, что случилось, – горестно выпалила она. – Я правда не думала, что вы будете ранены.

Гидеон стиснул ее руку. Если бы у него были силы, он бы прижал Пруденс к себе и развеял все ее тревоги.

– Пожалуйста, не хмурьте свои прелестные бровки из-за моей раны. Я совершенно здоров. Нападение бандитов для меня чепуха, только одна рыжеволосая красавица может сломить меня.

При этих словах она почему-то вздрогнула и отвела глаза. Не успел Гидеон спросить, что ее встревожило, как она сказала:

– Я знаю, знаю... Я очень сожалею. Уверяю вас, я всей душой жалею о случившемся. Я бы все отдала, чтобы этого не произошло.

Ее страстный тон вызвал у Гидеона улыбку. На лице Пруденс отразилась крайняя степень вины, она была так искренна в своем горе, что это могло свидетельствовать только об одном. Его галантное стремление защитить ее сломило оборонительные барьеры благопристойности. Его действия заставили мисс Пруденс признать, что их связывает нечто большее, чем банальный флирт. И теперь ее мучает чувство вины, что она его недооценивала. Ради этого стоило получить пулю в плечо. Он нежно погладил ее пальцы.

– Так вы наконец признаетесь? – мягко сказал он. – Вовремя, мисс Имп.

Она отдернула руку.

– Конечно, признаюсь. Я полностью признаю свою вину. Но и вы не можете отрицать, что в случившемся есть и толика вашей вины. Почему вы тогда бросились вперед?

Бросился вперед? Гидеон недоуменно нахмурился, пока не сообразил, что она говорит о нападении грабителей. Он мужественно посмотрел на нее и объяснил:

– Вы были как раз между этим негодяем и мной. Извините, но мне пришлось перескочить через вас, чтобы схватить его.

– Но если бы вы хоть как-то намекнули мне, что собираетесь делать, подали бы тайный сигнал, то этого бы не произошло...

Роль защитника ему очень идет, решил Гидеон. Ему доставляли удовольствие ее женские переживания, ее забота о его самочувствии.

– Дорогая моя, если бы я вас предупредил, что бы это изменило?

– Если бы я знала, что вы броситесь на грабителя, – с горечью сказала она, – я бы постаралась не попасть в вас.

Гидеону понадобилось время, чтобы вникнуть в ее слова.

– Вы бы постарались не попасть в меня? – Его брови сошлись на переносице. – Что, черт побери, вы хотите сказать? В меня стрелял этот негодяй, грабитель! Вы не имеете к этому никакого отношения!

Она покачала головой:

– Нет. Это я стреляла в вас. Я целилась в граби...

– Вы стреляли в меня? – Лорд Каррадайс был ошеломлен, на его лице отразилось недоверие. – Вы стреляли в меня?

– Да, милорд.

– Из чего? Этот негодяй Бойл дал вам оружие?

– Нет, у меня был пистолет моей матери.

– Пистолет вашей матери?

– Да, я спрятала его под мантильей. Видите, он маленький и удобный.

Она наклонилась и вынула из стоявшей рядом с кроватью корзинки маленький серебряный пистолет. Гидеон было потянулся за ним, но его рука застыла в воздухе.

– Все в порядке, – заверила его Пруденс. – Он не заряжен. И я его почистила.

Он исподлобья посмотрел на нее.

– Спасибо, мне доводилось держать в руках оружие. – Гидеон взял пистолет и внимательно рассмотрел его.

– Родители всегда имели при себе оружие, когда мы путешествовали по Италии, даже в коротких поездках. Я вам рассказывала, что мы несколько раз встречались с бандитами, когда я была ребенком. Разве вы не помните?

Он неопределенно махнул рукой.

– Естественно, я его сохранила, – сказала Пруденс.

– Естественно. Пистолет вашей матери... – Гидеон положил оружие, откинулся на подушки и закрыл лицо руками. – Продолжайте, – сказал он глухим голосом.

Пруденс с сомнением посмотрела на него. Казалось, он внезапно ослаб, его грудь вздымалась от прерывистого быстрого дыхания.

– Он, конечно, был в моей сумочке, но...

С губ лорда Каррадайса сорвался приглушенный звук.

– Вам хуже, сэр? – наклонилась к нему Пруденс.

Он покачал головой и, не отнимая рук от лица, пробормотал:

– Нет-нет. Продолжайте, пожалуйста.

Она нахмурилась, но выпрямилась и скрестила руки.

– Хорошо. Как только грабитель появился перед фаэтоном, я вытащила пистолет из сумочки и спрятала под мантильей. Я очень сожалею, что так вышло. Я не хотела стрелять в вас...

– Ну, поскольку вы не хотели... – Его плечи затряслись.

– Вы смеетесь! – уличила его Пруденс. Гидеон убрал руку, открыв смеющееся лицо.

– Кто? Я? Да как я могу смеяться над такой ситуацией? Вот те на, меня ранила леди, которую я пытался защитить от разбойников. А я-то считал себя галантным кавалером, рыцарем, который получил пулю, пытаясь защитить слабую женщину! – Его темные глаза блеснули озорством. – А слабая женщина чуть меня не прикончила!

Пруденс нахмурилась, и он тут же добавил жалобным тоном:

– Я ранен. Вы перепутали смех с болью, ужасной болью. Мне нужно утешение. Мой пульс то затихает, то беспорядочно частит от боли. Положите свою головку сюда, мисс Пруденс, послушайте, как колотится мое сердце. – Одной рукой он похлопал себя по груди, другой притянул Пруденс ближе.

Она недоверчиво посмотрела на него. Чувство вины боролось в ней с досадой и тревогой. Он шутит, дурачится, но... он ранен. Она никогда не видела такого кровотечения. Из-за чепухи, которую он болтает, ей кажется, что он меньше страдает от боли, чем это есть на самом деле... В конце концов, он из тех людей, что прячут глубокие чувства за шуткой. Может быть, нужно проверить его пульс? Она не шелохнулась, и Гидеон глубоко вздохнул.

– Как я вижу, вас совсем не волнует, что я могу умереть. В конце концов, вы не собирались в меня стрелять.

– Конечно, не собиралась, – вознегодовала она. – Я целилась грабителю в правую руку. Но голова его лошади все время закрывала мне обзор. Именно поэтому я вынудила его подойти ближе...

– Вынудила его подойти ближе? – Гидеон снова упал на подушки и молча смотрел на нее. – Вы хотите сказать, что ваша безумная выходка была умышленной уловкой, чтобы заставить вооруженного грабителя подойти к вам ближе?

Пруденс избегала его обвиняющего взгляда.

– Не совсем умышленной. Просто я не собиралась отдавать ему то, что висело у меня на цепочке.

– Это чертово кольцо! Пруденс вспыхнула.

– Нет, не кольцо. Но должна признать, грабителю моя хитрость показалась убедительной, и он двинулся ко мне.

– Убедительной! – фыркнул Гидеон.

– Да! И мой план удался бы, если бы вы не кинулись вперед, задев мою руку, и поэтому... поэтому пуля угодила не в того, кому была предназначена.

– Не в того... – Гидеон откинулся на подушки и провел слабой рукой по лбу. – Какое облегчение. А то я уж испугался, что вы пришли ко мне в спальню, чтобы прикончить меня.

Пруденс посмотрела на него строгим взглядом школьной учительницы.

– Я могу передумать и так и сделать!

– Вы суровая женщина, мисс Пруденс, – томно сказал он. – А шишка у меня на голове – тоже ваших рук дело?

Поскольку он не помнил, что произошло, совесть заставила Пруденс рассказать всю историю до конца.

– Нет, разумеется. Когда я... э-э...

– Выстрелили в меня, – услужливо подсказал Гидеон.

Пруденс укоризненно посмотрела на него, в ее взгляде упрек мешался с чувством вины.

– Я знаю! Не нужно это без конца повторять! – Она разгладила морщинку на одеяле и продолжила, избегая его взгляда: – После того как вы вывалились из кареты, испугав лошадь грабителя...

– Какая невнимательность с моей стороны! Пруденс сердито взглянула на него, и он удовлетворенно откинулся на подушку.

– Лошадь от испуга встала на дыбы. То ли она вас ударила, то ли ваши собственные лошади, потому что...

– Наверняка мои собственные. Кажется, все сговорились надо мной посмеяться.

– Чепуха! Мы все очень расстроились...

– Даже лошади?

– Особенно лошади. Должно быть, они очень волновались, когда кто-то свалился им под копыта, а кругом гремели выстрелы.

Веселое выражение тут же исчезло с его лица. Гидеон схватил Пруденс за запястье.

– Вы сказали «выстрелы»? Этот негодяй стрелял в вас? Он с тревогой смотрел на нее, и Пруденс почувствовала, как от его трогательной заботы заливается краской. Она не привыкла к мужской заботе и находила это невыразимо привлекательным.

– Нет, – тряхнула головой она. – Стрелял Бойл. Он в суматохе сумел прицелиться в обоих грабителей. Они испугались и умчались прочь. Наш грабитель, – доверчиво добавила она, – так испугался, что бросил мою сумочку, и Бойл нашел и вернул ее мне. Какая удача, правда?!

Посмотрев на нее, Гидеон сухо сказал:

– Исключительная удача, – и закрыл глаза. Воцарилось молчание. Пруденс задавалась вопросом, о чем он думает.

Он сверлил ее пристальным взглядом.

– Что вы имели в виду, когда сказали «нет, не кольцо»?

Пруденс смущенно повела плечами.

– Я тогда уже отдала грабителю кольцо. Я сняла его раньше. Оно было в моей сумочке.

Гидеон не сводил с нее изумленного взгляда, и она, защищаясь, добавила:

– Я не стала бы рисковать человеческой жизнью из-за кольца, даже если оно дорогое и является фамильной драгоценностью семейства Оттербери. Поэтому я его отдала. Филипп бы меня понял.

Лорд Каррадайс сел, но не успел он задать вопрос, как Пруденс обвиняющим тоном сказала:

– А что касается риска для вашей жизни, я не думала, что вам грозит какая-нибудь опасность, поскольку между вами и пистолетом грабителя была я. Но вам в голову пришло прыгнуть вперед, и вот результат! Если уж бранить кого-то за безумный риск...

– Но, черт возьми, Имп, это мое дело защищать вас! Конечно, я бросился на этого злодея. Когда он упомянул о кольце, я понял...

– О цепочке, – поправила его Пруденс. – Он упомянул только о цепочке. И я не ожидала, что вы станете защищать меня. Спасибо, я сама могу за себя постоять. Я делала это много лет.

Гидеон бросил на нее гневный взгляд. Какого дьявола он связался с этой женщиной? Как же, она сама может за себя постоять! Его невыносимо раздражал тот факт, что она позаботилась о том, чтобы защитить себя, а он этим пренебрег. Пытаясь справиться со своими чувствами, он рассудительным тоном сказал:

– Я тогда был уверен, что на цепочке висит кольцо, и понял, что вы, насколько я вас знаю, с ним не расстанетесь! – Неожиданная мысль пришла ему в голову. – Пока мы выясняем обстоятельства дела, вы не объясните мне, почему собственной рукой отдали кольцо, которое, по вашим уверениям, было символом святой клятвы? Вы сказали мне, что не снимали его больше четырех лет, поэтому я подумал...

– Да, я знаю. – Она торопливо вскочила. – И совсем этому не рада. Но, в конце концов, священна клятва, а не кольцо. Кольцо всего лишь знак, но оно символизирует то, чего нельзя украсть, – мое обещание выйти замуж за Филиппа.

– Это не объясняет, почему вы его сняли. – Гидеон был уверен, что в этом есть какое-то значение. Должно быть.

К его радости, она залилась краской и начала поправлять его постель, хлопоча вокруг него, как растревоженная наседка. Расправив одеяло в изножье кровати, куда он не мог дотянуться, она сказала:

– Я сняла кольцо еще в Лондоне, когда вы зашли в тот дом продать драгоценности.

Она отдала грабителю кольцо Оттербери.

– Так вы рисковали жизнью ради простой золотой цепочки?

Он смотрел, как, опустив голову, чтобы скрыть румянец, Пруденс подтыкает одеяло вокруг его ног с такой тщательностью, словно от этого зависит ее жизнь.

– Видите ли, я не собиралась использовать пистолет, пока грабитель не решился бы выстрелить в кого-нибудь из нас. Но когда он заметил цепочку и потребовал, чтобы я ее отдала...

– Вы не можете поправить тут одеяло? Оно запуталось. Не раздумывая, Пруденс подошла к изголовью кровати и, расправляя постель, объяснила:

– Я просто не могла это отдать, как не смогла продать. Я хочу сказать, что это представляет ценность только для меня и моих сестер. Для нас это бесценно.

– Ах, так лучше, – пробормотал Гидеон. – И еще, пожалуйста, расправьте вот эту складку, вот здесь...

Она наклонилась, чтобы натянуть простыню.

– Поэтому я рискнула, и хоть это произошло не умышленно, вы пострадали, о чем я искренне сожалею.

– О, все в порядке, мисс Имп. Я выжил. Если я чуть подвинусь, а вы наклонитесь, то сможете расправить это.

Пруденс послушно наклонилась над ним, стремясь разгладить несуществующую складку. Она задела его, и Гидеон почувствовал исходивший от ее волос легкий запах гардении.

– Покажите мне, что у вас на цепочке, – прошептал он ей на ухо.

Поколебавшись, она вынула из корсажа старый медальон. Ну, конечно, это был медальон. Гидеон помнил, какое у нее было лицо, когда она положила его к другим украшениям, предназначенным для продажи. Помнил, как она баюкала старый поцарапанный медальон в ладонях. Помнил ее отчаянное нежелание расставаться с ним. Тогда это резануло его, хотя он знал, что она ничего не потеряет.

Пруденс подняла руки, чтобы снять цепочку через голову, но Гидеон остановил ее:

– Не надо, не снимайте. Я хорошо разгляжу его отсюда. Он притянул ее к себе, и Пруденс, полулежа, устроилась рядом с ним на кровати.

– Замочек сломан, – сказала она. – Думаю, его можно починить. – Ее пальцы переплелись с пальцами Гидеона, когда она открыла медальон.

Они молча рассматривали медальон. Гидеон почувствовал, как ее тело расслабилось рядом с ним. Ее запах дурманил ему голову, ее тепло согревало его. Его дыхание стало хриплым. Он заставил себя сосредоточить внимание на двух миниатюрных портретах, вставленных в медальон. Они так много для нее значат. Старомодно причесанные мужчина и женщина. Миниатюры были написаны не слишком умелой рукой. Он ломал голову, кто это. Ему было интересно, нарисовала ли она эти миниатюры сама. Он задавался вопросом, сможет ли с ней расстаться...

– Это мама и папа. Единственное их изображение, что у нас есть. – Пруденс ласково провела большим пальцем по краю медальона. – Сходство не очень большое. Их нарисовал итальянский юноша, который жил в деревне и мечтал стать художником. Папа ему покровительствовал... – Ее голос сорвался и сменился всхлипываниями.

Гидеон не мог этого вынести. Стараясь успокоиться, Пруденс сказала:

– Я знаю, что не должна была так глупо рисковать, но мысль, что я никогда...

– Шш... – мягко протянул Гидеон и, приподняв ей голову, поцеловал.

Глава 14

За такое сердце всякая женщина кинется в огонь и в воду.

У. Шекспир[13]

Пруденс не шевелилась.

Гидеон, не оставляя ей времени на раздумья, накрыл ее рот своими губами, мягко, властно, нежно, так чтобы не спугнуть ее. Она минуту поколебалась, потом ее тело обмякло, и она скользнула в его объятия. Острая боль пронзила его плечо. Не обращая на боль внимания, он обвил Пруденс руками и почувствовал, как она начала отвечать на его поцелуи, робко, неуверенно, удивленная нарождающейся страстью.

Она целовала его нежно, осторожно, словно он лежал на смертном одре, а не страдал от небольшой раны. Да он готов получить дюжину таких ран за еще один ее поцелуй. У нее был вкус тепла... слез и... слабый привкус зубного порошка. Боже, какая она сладкая. Он не мог насытиться ею.

Постепенно его поцелуй становился все настойчивее. Его ошеломили горячность и щедрость ее робкого ответа. Гидеон ждал этого момента со времени их последнего поцелуя, но все же он застал его врасплох. Стремительный, пьянящий водоворот... чувств. Давно знакомых и поразительно новых.

Скольких женщин он целовал? Гидеон не помнил. Его это не волновало. Ни одна из них не походила на Пруденс.

Она взяла его лицо в свои ладони и возвращала ему поцелуи. От прикосновения ее маленьких прохладных рук и нежных влажных губ что-то дрогнуло у него внутри и начало таять. Ему хотелось кричать на весь мир и в то же время сохранить свою тайну. Неужели существует женщина, способная заставить его почувствовать себя могущественным и одновременно таким... таким беспомощным? Гидеон этого не знал и был не в состоянии думать. Он мог только целовать ее, обнимать... и бороться с желанием овладеть ею. Хотя они были в его постели и одни в комнате, момент был неподходящий. Он знал это.

Где его хваленая техника обольщения? Он не мог вспомнить простейшего приема. Его вел сейчас только инстинкт, новое болезненное чувство...

Ее пальцы запутались в его волосах, новая волна нежности захлестнула его. Гидеон ласково, но настойчиво раскрыл ей губы, делая поцелуй глубже. Он чувствовал себя мальчишкой, впервые познающим радости жизни, и в то же время умудренным старцем. Когда это он довольствовался лишь объятиями и поцелуями? И когда поцелуй не был всего лишь первым шагом в замысловатом танце соблазна и удовольствий? Его тело помнило все движения и молило о них, даже если разум отказывался повиноваться.

Так откуда эти нелепые сомнения и колебания? Гидеон чувствовал, что может соблазнить ее в одно мгновение. И больше всего в жизни он жаждал обладать ею, сделать ее своей, плоть от плоти. И все же... все же...

Каждый ее робкий неумелый поцелуй был дорог ему, каждое прикосновение ее руки к его щеке, волосам, шее. Он дорожил тем, как доверчиво прижалось к нему ее тело, невинное, не ведающее о том, какой эффект производит на него. В этом и заключалась проблема. Гидеон предпочел бы дюжину робких искренних поцелуев ночи страсти, после которой останется сожаление. Возможно, на всю жизнь. Мисс Пруденс должна прийти к нему с чистым сердцем и по велению собственной души. Чтобы потом было не о чем жалеть.

Вот в чем разница, вдруг сообразил Гидеон. Он хочет провести с этой женщиной всю жизнь и не намерен спешить и рисковать ради сиюминутного удовольствия. Он обуздает свои желания и станет смаковать каждое мгновение, наслаждаться каждой ее малейшей лаской, каждым неумелым и наивным поцелуем.

Поэтому он разжал объятия. Он видел, как Пруденс медленно приходит в себя, как затуманенный взгляд распахнутых серых глаз обретает сосредоточенность и она начинает отдавать себе отчет в собственных действиях.

– Ах! – воскликнула она. – Боже мой!

Она вскочила и начала расправлять постель, бросая на него быстрые смущенные взгляды и тут же отводя глаза. Наконец она остановилась, набрала в грудь воздуха и посмотрела ему прямо в глаза.

– Нам... мне не следовало этого делать, – сказала она.

– Почему не следовало? – Видя ее возбуждение, Гидеон не мог удержаться от улыбки. – Почему?

Пруденс вздохнула.

– Вы знаете почему. Я не свободна.

– Всего несколько поцелуев, – пожал плечами Гидеон. – Вы придаете им слишком большое значение, – беспечно сказал он. – Вы были так огорчены. Я просто успокоил вас.

Она размышляла над его словами, ее брови недоверчиво сдвинулись.

– Это настоящая причина?

– А что же еще?

Его взгляд опровергал беззаботный тон его слов. Или это ее собственные домыслы? Ее собственные желания? Пруденс терялась в догадках. Внутри у нее все дрожало после того, что он назвал успокоением. Если это успокоение... тогда она ничего не понимает...

– Вам нужно снова проверить температуру. Я уверен, что у меня жар.

Гидеон взял ее руку и положил себе на лоб. Нежная улыбка противоречила ярким огонькам, вспыхнувшим в глубине его глаз. Он повернул ее кисть и прижал к своему лицу. Его щека легла в чашу ее ладони, ее пальцы коснулись его лба. Он был прохладный, ни жара, ни испарины. Пруденс не шевелилась. Ей вдруг сдавило грудь. Кончики пальцев лишь задели густые темные волосы, как ее охватило неодолимое желание снова запустить руки в его шевелюру. Она не могла заставить себя пошевелиться.

Его ладонь, теплая, сильная, властная, легла поверх ее руки. Он медленно потянул ее руку вниз по теплой небритой мужской щеке.

В голове Пруденс смутно мелькнула мысль, как легкая щетина может так волновать. Она придавала Гидеону мрачный, опасный и волнующе мужественный вид. Пруденс вздрогнула, когда он потерся небритой щекой о ее руку как большой ленивый кот. Его взгляд не отрывался от ее глаз, завораживая, околдовывая. Он медленно вел ее руку вниз к твердой линии челюсти, пока ее пальцы не коснулись его губ.

Гидеон замер, и это показалось ей вечностью, она ждала, словно на краю пропасти, чувствуя под своими дрожащими пальцами его горячие твердые губы. Он медленно повернул ее руку, так что ладонь накрыла его рот. Он поцеловал ее ладонь, и ей показалось, что она тает, как льдинка под жарким солнцем. Он снова поцеловал ее, и у нее начали подгибаться колени.

Это ее и спасло. Когда у нее задрожали ноги, грозя падением, Пруденс выхватила руку, чтобы обрести равновесие. Во всяком случае, так она потом себе говорила.

Она тяжело опустилась в ногах кровати и ухватилась за спинку, стараясь восстановить самообладание.

Она хотела рассердиться, но не смогла.

Пруденс пыталась убедить себя, что он бесчестно воспользовался своим преимуществом больного и ее доверчивостью, но сама в это не верила. Правда состояла в том, что ей хотелось снова оказаться в кольце его рук, чтобы он снова целовал ее – в губы, а не в ладонь. А потом она сама бы поцеловала его ладонь, чтобы увидеть, охватит ли дрожь все его существо, как это случилось с ней.

Но она не могла этого сделать.

Она, может быть, и желала быть свободной, чтобы любить лорда Каррадайса, но не была ею. Она дала Филиппу святое обещание. Они обменялись кольцами и...

И они связаны клятвой верности.

Обещания не легко давать. Пруденс не часто что-нибудь обещала, но, когда это делала, всегда держала слово. Она мало чем распоряжалась в своей жизни. Она не могла выбирать, где и с кем ей жить, что есть, с кем видеться, во что одеваться. Не могла изменить того, как обращаются с ней и с ее сестрами. Единственное, чем она могла распоряжаться, – это собственной честью.

В любом случае с Филиппом ее связывает не только священная клятва. Старое мучительное горе снова всколыхнулось в ней. Трясущимися руками она принялась суетливо переставлять предметы, стоявшие на столике у кровати. Некоторые моменты слишком болезненно извлекать из памяти.

– В чем дело? – нахмурился лорд Каррадайс, видя ее внезапную нервозную активность.

Сознавая, что он не спускает с нее взгляда, Пруденс выхватила у него из-под головы подушку и принялась яростно взбивать ее, пряча за ней лицо.

– Ой! Осторожнее! Вы не забыли, что меня лошадь копытом по голове ударила? А теперь скажите, что вас расстроило?

– Ничего, – пробормотала она и занялась другой подушкой.

Физическая деятельность заглушает эмоции. Когда человек занят, на размышления времени не остается.

– Не делайте вид, что ничего не случилось, – настаивал Гидеон. – Ваши глаза как зеркала из дымчатого хрусталя, в них отражаются все ваши чувства и эмоции.

Пруденс замерла с подушкой в руках. Зеркала из дымчатого хрусталя... Никто прежде не говорил ей таких красивых слов. Она всегда считала, что ее серые глаза скучные и бесцветные, но зеркала из дымчатого хрусталя... Она резко отвела взгляд, подумав, что глаза могут выдать ее мысли. А если они выдадут мысли, то могут разоблачить тайны...

Гидеон потянулся и взял Пруденс за руку.

– Расскажите мне.

У Пруденс мелькнула мысль, что нужно ему все рассказать. Она не знала, сможет ли вынести после этого его взгляд, но могла бы все рассказать, и тогда все будет кончено. Иначе она не сможет противостоять нежной атаке на ее добродетель. Пруденс смотрела в его темные, полные тревоги глаза, и трусость заставила ее немного оттянуть этот момент.

– С вашей стороны нечестно пренебрегать моими принципами и игнорировать то, что я сказала вам о своей помолвке.

– Разве вы не слышали, Имп, что в любви все средства хороши...

– Но все преимущества на вашей стороне! – перебила его Пруденс.

Гидеон коснулся повязки на ране и томно посмотрел на нее.

– Правда?

– Да! И перестаньте на меня так смотреть. Вы прекрасно понимаете, о чем я говорю. Филипп не может с вами соперничать. Он далеко за морями, а вы здесь. – Гидеон не скрывал своего удовлетворения, поэтому она возмущенно добавила: – Вы всегда рядом. Он был почти мальчиком, когда я видела его в последний раз, тогда как вы искусный и умелый соблазнитель. Очень умелый!

Гидеон состроил гримасу.

– Не гримасничайте. Вы знаете, что это правда, нравится она вам или нет. Милые комплименты легко слетают у вас с языка...

Гидеон демонстративно вытер рот.

– ...а бедный Филипп пишет скучные, деловые письма. Но не все мужчины родились поэтами, поэтому с моей стороны было бы низостью оставить его только потому, что он не сумел вскружить мне голову комплиментами, а вы... – Пруденс замолчала, увидев по его глазам, что сказала слишком много. – Как бы то ни было, это не имеет значения. Я не настолько низкая и бесчестная, чтобы обмануть Филиппа в его отсутствие, так что, с вашего позволения, впредь оставим эту тему.

По лицу Гидеона было видно, что он этого не позволит.

– Если он не вскружил вам голову, я не имею в виду комплименты, этот человек вам не подходит, Имп. Долг и честь слишком скучное основание для супружества. О, я знаю множество таких пар, но вы заслуживаете большего, моя Пруденс. Вам нужно быть любимой, вы заслуживаете глубокой, всепоглощающей любви. Любви мужчины, который вскружит вам голову.

– Мне нужно идти, – сказала Пруденс. – Я велю подать вам полдник.

Меж его бровей пролегла легкая морщинка.

– Что-то еще вас беспокоит, и я намерен это выяснить. Мне не нравится печальная тень в ваших глазах, моя Пруденс.

– Я не ваша Пруденс, – возразила она, найдя убежище в правилах этикета.

Гидеон не спорил, но лишь улыбнулся ей той мужской улыбкой, от которой, к ее досаде, таяло ее сердце.

– Не ваша! – возбужденно повторила Пруденс. Он удивленно приподнял бровь.

– Не понимаю, почему вы настаиваете на этой чепухе! Я думала, мы согласились оставить эту тему, – добавила она.

Гидеон бросил на нее горячий, влекущий взгляд.

– Я не соглашался.

– Этот вопрос не обсуждается. Я не могу ничего сделать, пока не увижу Филиппа или не получу от него письмо. Простите, но дело обстоит именно так. Кроме того, между ним и мной... – Она вдруг замолчала. – Не обращайте внимания.

– Не буду, если вы тоже не станете этого делать, – согласился он. – Но я не отпущу вас, Пруденс. Я не стану докучать вам, но знайте, я буду ждать, пока вы не послушаетесь своего сердца.

– Фи! – Звук получился слабым. Пруденс набрала в грудь воздуха и твердо сказала: – Чепуха! Почему вы решили, что знаете мое сердце?

Он улыбнулся обезоруживающей улыбкой.

– Вы – мое сердце. – Он взял ее руку и поцеловал. – Наши сердца бьются в унисон. Я знаю это, я, который в подобное никогда не верил. И вы это знаете.

Она покачала головой, но была слишком потрясена его словами, чтобы что-нибудь сказать. «Наши сердца бьются в унисон. Я знаю это, я, который в подобное никогда не верил». Это означает именно то, о чем она подумала? Что он, знаменитый повеса, теперь поверил в любовь... даже после того, что случилось с его родителями? Из-за нее?

Господи, как все запуталось! Она дала слово одному мужчине, и долг и честь обязывают сдержать обещание. И все же... все же... О, непокорное сердце!

Даже если бы Гидеон не был повесой, если его слова правдивы и он, возможно, питает к ней чувство... он, не знает всей ее истории. А если узнает, то может изменить свое мнение о ней. Пруденс попыталась успокоить себя здравым размышлением. Напрасные старания... Мнимое успокоение...

Ей хорошо известно, что в отношении некоторых вещей мнения дедушки и общества полностью совпадают.

– Не мучайте себя, моя дорогая, – сказал он. – Я знаю, что вы свято храните обещание, данное Оттерботтому, и еще больше люблю вас за это. До сих пор мне не часто приходилось сталкиваться с верностью слову, поэтому я это высоко ценю. Но я буду ждать вас.

Пруденс молча смотрела на него. «Я еще больше люблю вас за это». Почему он это сказал? Он не любил бы ее, если бы знал...

Нужно ему все рассказать. Это единственный выход. Тогда он прекратит свои нежные ухаживания, от которых у нее разрывается сердце. Проглотив ком в горле, Пруденс глубоко вздохнула и закрыла глаза.

Нет, она пока не может этого сделать. Не сейчас. Она не сможет ухаживать за ним, если он станет смотреть на нее с разочарованием. Или с осуждением. Или того хуже...

Пруденс никогда не принимала близко к сердцу те эпитеты, которыми постоянно награждал ее дедушка. Но если их произнесет Гидеон или даже только подумает, эти слова заживо сдерут с нее кожу. Ей хочется дольше побыть рядом с ним. Она знала, что это трусость, но она в силах сказать ему правду, пока он не поправится. Тогда она с чистой совестью снесет его осуждение. Пруденс в последний раз расправила его постель и повернулась, чтобы уйти. Он поймал ее запястье.

– Доверьтесь мне, Имп. – Его глубокий голос был полон нежности и искренности.

Ее сердце застыло в груди холодным тяжелым камнем. Помертвев, она прикрыла глаза. Он прав. Пора. Она не может больше оттягивать этот момент. И если он... узнав ее историю... если он... Что ж, за ним смогут ухаживать ее сестры. Она знала, что они с радостью это сделают.

– Хорошо, поскольку вы настаиваете, я расскажу.

Пруденс вытащила стоявший в углу комнаты тяжелый деревянный стул и села в нескольких шагах от кровати. Если Гидеон будет рядом и дотронется до нее, она не сможет выполнить задуманное.

Сложив руки на коленях, она смотрела на него, в последний раз впитывая его теплый, ничем не омраченный взгляд. После того, что произойдет, у него будет совсем другой взгляд, и она не думала, что сможет посмотреть ему в глаза. Пруденс набрала в грудь воздуха, губы ее задрожали... она готовилась сжечь за собой мосты.

– Я никогда не думала, что кто-нибудь из нас выйдет замуж. Дедушка говорил, что наша кровь испорчена и не к чему позориться и плодить полукровок.

Гидеон застыл. Но прежде чем он успел что-нибудь сказать, она жестом остановила его и продолжила:

– Мы знали... знали, что не полукровки. Просто дедушка ненавидел нашу мать и считал ее происхождение позорным. Но в ней не было ничего дурного, – пылко добавила Пруденс. – Она была красивая, милая и... – Она умолкла и глубоко вздохнула. – Мама не благородного происхождения. Ее дед начинал мясником, а его сын, наш дед, тоже занимался торговлей мясом. Поэтому дедушка со стороны отца считал их простолюдинами, хотя и чрезвычайно богатыми. Нас это, конечно, не волновало, но дедушка, исходя из своих предубеждений, не позволял нам нигде бывать, кроме церкви. Но если была возможность, службу проводили в нашей домашней часовне. Поэтому мы росли, практически не зная других людей.

Владения родителей Филиппа находились рядом с дедушкиными. Мы не были знакомы с ним, поскольку он и его старший брат учились в школе. Но в церкви мы встречались с его матерью, миссис Оттербери, поэтому знали о нем. Однажды мы вышли на прогулку и повстречали его. Его лошадь захромала, и, чтобы сократить путь, он вел ее через Дерем-Корт, где мы жили. Пожалев лошадь, конечно, мы начали разговаривать. О, вы не представляете, как замечательно было говорить с кем-то, кроме сестер, с моим ровесником! – Ее глаза вспыхнули от воспоминаний. – В тот день я прошлась с ним до границы наших владений, и мы все говорили и говорили, обо всем и ни о чем.

– Сколько вам тогда было? – перебил ее Гидеон, почувствовав нелепую зависть к ее воспоминаниям.

– Около пятнадцати, – ответила Пруденс. – Потом мы часто встречались. Конечно, тайно. Его мать время от времени наносила нам визиты, но в них не было ничего особенного, поскольку она не брала Филиппа с собой. И хотя дедушка терпеть не мог ее визитов и всегда был с ней до неприличия резок, у него не было повода отказать ей от дома. – Она снова улыбнулась, вспоминая прежние дни. – Миссис Оттербери очень добрая и, чтобы навестить нас, не обращала внимания на грубость.

Гидеону пришло в голову, что миссис Оттербери сразу оценила выгодную перспективу, открывшуюся перед ее младшим сыном. Сестры Мерридью имели хорошее приданое. Любая амбициозная мамаша снесет гораздо больше, чем грубое обращение, чтобы обеспечить своего сына. Пруденс была слишком неискушенной, чтобы разглядеть за внезапной дружелюбностью соседки холодный расчет.

Не ведая о его циничных умозаключениях, Пруденс продолжала:

– Младшие сестры любили ее визиты. Они плохо помнили маму и папу. А миссис Оттербери была такая милая и добрая, от нее веяло... материнским теплом. Знаете, она временами прижимала их к себе. Это было просто замечательно, маленьким девочкам так нужны забота и внимание.

– И большим – тоже, – мягко сказал Гидеон и протянул к ней руку.

Она покачала головой, но ее румянец усилился.

– Вы ведь думаете, что нас с Филиппом, кроме кольца и клятвы, связывают только детские воспоминания? Нет, большее. Я не планировала вам этого рассказывать... но если я это сделаю, вы поймете и перестанете...

– ...ухаживать за вами, – подсказал Гидеон. Пруденс бросила на него взгляд, который он не мог расшифровать.

– Позвольте мне объяснить.

– Хорошо. – Гидеон откинулся на подушки, сложил руки и приготовился слушать.

– Отъезд Филиппа в Индию был внезапным. Я понятия не имела, что он куда-то собирается, пока до отправления не осталось два дня.

Отъезд в Индию не сиюминутное решение, подумал Гидеон. Это не поездка на дилижансе в Лондон. Путешествие в Индию занимает долгие месяцы. И перед этим нужно о многом позаботиться: заказать каюту, подобрать одежду, купить лекарства от тропических болезней. Список дел бесконечен. Он готов был биться об заклад, что Филипп долго готовился к путешествию, просто он не посчитал нужным поставить в известность Пруденс.

– Это было очень огорчительно, – сказала Пруденс. – Я не знала, увижу ли его снова, в Индии ужасно опасно.

– Мисс Грейс мне рассказывала, – пробормотал Гидеон.

– Филипп хотел, чтобы я вышла за него замуж и поехала вместе с ним, но я была слишком юная, чтобы выйти замуж без позволения опекуна. К тому же дедушка становился все более... – она замялась, – суровым. Поэтому я не могла оставить сестер с ним, а Филипп сказал, что Индия очень опасна для маленьких девочек.

– А для шестнадцатилетней – нет?

– Конечно, нет, я ведь не беспомощная и слабая. Кроме того, Филипп сказал, что защитит меня от опасности.

Гидеон старался не фыркнуть. В конце концов, критиковать не его дело.

– Но нам пятерым не на что было ехать, даже если рассчитывать на мое приданое. Папа завещал нам деньги, даже если мы выйдем замуж без благословения, как вышло у него с мамой. Понимаете?

Гидеон кивнул. Он действительно все понимал. Оттербери хитростью пытался заставить выйти за него одинокую шестнадцатилетнюю девочку, зная о ее богатом приданом.

– Филипп сделал мне предложение у Пирамиды, так мы называли могилу мамы и папы. Не смотрите на меня так, это не настоящая могила. Но мы с сестрами сложили пирамидку из камней в углу фамильного кладбища Мерридью. Это рядом с домашней часовней, поэтому, кроме членов семьи и садовника, там никто не бывает. Мы посадили вокруг Пирамиды цветы и, когда нам было одиноко и горестно, приходили поговорить с родителями. Знаете, это успокаивало. Мы рассказывали им свои девичьи секреты и приносили зубы Грейс.

– Зубы? – недоуменно нахмурился Гидеон.

– Каждый ее выпавший молочный зуб торжественно добавлялся в Пирамиду. Выпавший зуб для ребенка всегда волнующее событие, но в Дерем-Корте это никого не интересовало. А мама и папа всегда нас слышали. Во всяком случае, мы так думали. – Пруденс улыбнулась, ее глаза немного затуманились.

– Оттерлогс там сделал вам предложение? – спросил Гидеон. – «Хитрый мерзавец», – подумал он.

– Да, он сказал, что позволение родителей самое главное, и тогда... – Она замолчала, услышав тихий стук в дверь.

– Как там наш раненый герой? – послышался нежный женский голос.

Гидеон тихо выругался.

– Это Чарити! – объяснила Пруденс, явно взволнованная тем, что их прервали. – Я... я им не сказала, что я вас ранила! Они думают, что это дело рук грабителя!

Гидеон кивнул.

– Я не выдам ваших кровожадных наклонностей, мисс Имп. Черт побери, она вот-вот должна была объяснить, какую власть имел над ней этот чертов Оттербери. Гидеон был не в настроении принимать посетителей, но видел, что Пруденс ухватилась за эту возможность прервать свою исповедь, как утопающий хватается за соломинку.

Сорвавшись со стула, она открыла дверь. Чарити на цыпочках вошла в комнату, держа в руках накрытый поднос.

– Он очнулся? – прошептала она.

– Я очнулся, мисс Чарити, – ответил Гидеон.

– Он очнулся! – В приоткрытую дверь виднелись золотистые девичьи головки, и через мгновение сестры Пруденс и его кузен оказались у его постели.

Пруденс, вдруг заметив нагую грудь Гидеона, быстро натянула простыню ему до подбородка и решительно подоткнула ее под прицелом четырех пар любопытных девичьих глаз.

– Как ты себя чувствуешь? – спросил Эдуард. Гидеон подмигнул ему, и кузен немного успокоился.

– Бедный храбрец! Слава Богу, вы идете на поправку. Я принесла вам вкусную горячую кашку.

Чарити поставила поднос и приподняла полотенце. В чашке с носиком, из которой обычно кормят больных, плескалась жиденькая овсяная каша на воде.

Гидеон поморщился. Он не собирался это есть.

– Посмотрите, ему больно! – воскликнула Фейт. – Вы очень храбрый, сэр.

– Вам очень больно? – спросила Хоуп.

– Конечно, – презрительно ответила ей Грейс. – У него же было сильное кровотечение. Все в доме было перепачкано кровью, даже лучшая хозяйская софа. Она совершенно испорчена! – с восторгом объявила девочка. – Сколько вы убили злодеев, лорд Каррадайс? Пруденс нам ничего не рассказывает.

– Грейс, милая, довольно, – торопливо прервала ее Пруденс. – Мы ведь не хотим утомить лорда Каррадайса, правда?

– О, лорд Каррадайс не возражает, – пробормотал раненый. – Немного усталости от приятного...

Пруденс вспыхнула и схватила чашку.

– Овсянка поможет вам восстановить силы, сэр.

– Нет, спасибо. Лучше немного мяса и бургунд...

Умелые руки ловко сунули носик чашки ему в рот. Гидеон попробовал выплюнуть его, но отвратительная каша медленно и безжалостно вливалась ему в горло.

Его гости задержались всего на несколько минут, но Гидеон вскоре понял, что действительно утомился. Пруденс мгновенно это заметила.

– Думаю, нашему герою нужно немного поспать, – объявила она.

Когда визитеры покинули комнату, она вернулась к нему, расправила подушки и укрыла его одеялом. Как ребенка, подумал он с неудовольствием.

– Спите, – прошептала она и провела рукой по его лбу. Он поймал ее руку и прижал к своей щеке.

– Я так и не узнал ваш секрет, дорогая. Но что бы вы мне ни сказали, это ничего не изменит. Вы вели уединенную жизнь... – Он устало поднял руку. – Не спорьте со мной. Я уверен: то, что вы считаете скандальным и непростительным, такому человеку, как я, не покажется ужасным. Это ничего не изменит. Я подожду.

Он откинулся на постель, и Пруденс повернулась, чтобы уйти, но его слова остановили ее.

– Если понадобится, я буду ждать вас, пока не состарюсь и поседею. Но в конце концов я добьюсь вас, моя Пруденс. И вы придете ко мне с открытым сердцем. Придете.

Пруденс оцепенела. Он будет ждать ее, пока не состарится и поседеет? От его взгляда у нее гулко застучало сердце. Она вытянула дрожащую руку, чтобы отстранить его, хотя он не сделал даже малейшего движения по направлению к ней.

– Но вы повеса, – прошептала она. Гидеон долго смотрел ей в глаза.

– Да. Но если повеса влюбится, то полюбит навсегда. – Он дал ей время вникнуть в его слова и торжественным тоном добавил: – Не стоит меня за это презирать. Иногда иметь под рукой повесу полезно.

Пруденс удивленно нахмурилась.

– Полезно? – Какое странное слово. – Что вы хотите сказать? Какая мне польза от повесы?

– Я могу каждую осень аккуратно собирать опавшие листья.

Она не сразу поняла, что это шутка. Ее губы дрогнули от смеха и от слез. Ну что с ним поделаешь? Как можно любить такого насмешливого и легкомысленного человека?

Как можно его не любить?

Пруденс вышла из комнаты.

Глава 15

Но средства лжи истощила все наконец...

Овидий[14]

Бат уступами поднимался из зеленой долины, солнце золотило дома, ряды которых карабкались по горе, словно ступени древнеримского амфитеатра.

– Я и не подозревала, что Бат так красив. Он просто восхитителен! – воскликнула Пруденс.

Хоуп и Фейт разглядывали окрестности через окно кареты, Пруденс и Грейс не отрывались от другого окна. Лорд Каррадайс, откинувшись на сиденье и небрежно набросив на плечи сюртук, чтобы скрыть повязку, снисходительно поглядывал на юных леди, рассказывая о встречавшихся по пути достопримечательностях.

– Правда! – согласилась Грейс. – Меня сбило с толку название! Бат! Навевает мысли о бане, – объявила она, наморщив нос. – Кто бы мог подумать, что за скучным названием скрывается очаровательное место.

– Ах, это название романтично само по себе, мисс Грейс, – пояснил лорд Каррадайс. – С древних времен люди приезжали сюда искупаться в минеральных источниках и попить целебной воды. Даже древние римляне оценили это место и построили здесь замечательный город. Мисс Грейс, вы можете представить себе храброго римского центуриона, купающегося здесь после схватки с северными варварами?

– Да! Он смывает кровь после сражения! – кивнула Грейс, вздрогнув от восторга.

– Какая кровожадная особа! – усмехнулся лорд Каррадайс. – Думаю, они смывали кровь задолго до Бата.

– Кажется, что римляне еще здесь, – сказала Фейт, – настолько величественны и прекрасны некоторые здания.

Действительно, в архитектуре преобладал классический стиль, город гордился своим решительным римским характером.

Когда лорд Каррадайс настолько окреп, что можно было тронуться в путь, они покинули Мейденхед и отправились дальше, остановившись на ночь в Хангенфорде, чтобы наутро прибыть в Бат. Сейчас Пруденс с сестрами и лорд Каррадайс ехали в карете герцога. Герцог и Чарити умчались вперед в фаэтоне. Лили и Джеймс сидели наверху кареты, наслаждаясь видами и хорошей погодой.

Путешествие неожиданно оказалось веселым и радостным и больше походило на экскурсию или пикник, чем на тайное бегство от законного опекуна. По дороге не произошло никаких неприятностей, ни ран, ни стычек с разбойниками. Лорд Каррадайс, которого, казалось, рана не беспокоила, оказался на редкость интересным попутчиков. Он рассказывал забавные истории, так что девушки не могли удержаться от смеха. Он учил младших сестер сочинять иронические стишки о том, что с ними произошло в пути: например, об официанте, который чихнул над суповой миской и потом удивлялся, что к супу никто не притронулся, увы! Лорд Каррадайс решительно настаивал, что необходимо придумать рифму к слову «увы», и утверждал, что, когда был ребенком, все так говорили!

Он со стоном требовал уврачевать его раненую гордость пением, а когда выяснил, как мало песен они знают, принялся учить их. Так что они приехали в Бат счастливым смеющимся хором.

Пруденс была готова расцеловать его. Никогда после смерти родителей ее сестры столько не смеялись. Это больше всего убеждало ее в том, что она поступила правильно. Даже если все окончится неудачей, у них были мгновения счастья.

Карета медленно двигалась по крутым улицам Бата. Девушки во все глаза смотрели на достопримечательности этого все еще фешенебельного курорта. Чарити и герцог опередили их на несколько часов, выехав раньше на легком быстром фаэтоне.

Девушки высовывались из окон, восхищаясь видами.

– Боже правый! – вдруг воскликнула Хоуп. – Не может быть. Нет, я уверена! Пруденс, посмотри! Это Филипп!

– Какой Филипп?

– Филипп Оттербери, глупая. С каким Филиппом мы еще знакомы?!

– Не может быть. Он в Индии.

– Значит, он вернулся, – горячо возразила Хоуп. – Он там, на улице. Удаляется от нас, видишь? В коричневом сюртуке и шляпе с загнутыми полями!

Пруденс, как и все ее сестры, выглянула из окна кареты.

– Я не вижу никого в коричневом сюртуке.

– Там молодой человек в сюртуке бутылочно-зеленого цвета. Он немного похож на Филиппа, только гораздо ниже его, – подсказала Фейт.

– Да не в бутылочно-зеленом, бестолковая! В коричневом! Ой, он свернул за угол. Неужели никто из вас его не видел?! – раздраженно воскликнула Хоуп.

Но никто не видел молодого мужчину, даже отдаленно напоминавшего Филиппа Оттербери.

– Должно быть, ты ошиблась, Хоуп. – Пруденс села и расправила юбки. Ее буквально трясло.

– Нет! Это Филипп, я в этом уверена! – стояла на своем Хоуп.

– Как ты могла узнать его через столько лет? – спросила Фейт. – Мы так давно его видели, что я даже не помню, как он выглядит.

– Правда? – нахмурилась Хоуп. – А я его помню.

Он был очень красивый.

Лорд Каррадайс нахмурился.

– Этот мужчина выглядел совсем как он... – продолжала Хоуп, – такой же красивый, только старше, стройнее. И загорелый, – добавила она, ее уверенность явно уменьшилась.

– Хоуп, милая, даже я с трудом помню, как выглядит Филипп.

– В самом деле? – пробормотал лорд Каррадайс. – Очень интересно.

Пруденс не обращала на него внимания.

– Я уверена, что этот мужчина в коричневом сюртуке походил на Филиппа. Но мы уехали из Дерем-Корта всего полтора месяца назад. Если бы Филипп возвращался домой, то миссис Оттербери рассказала бы об этом всему свету, как только узнала. Ты ведь ее знаешь. Вся округа узнала бы о его возвращении через час после того, как миссис Оттербери получила письмо. Даже если письмо пришло в день нашего отъезда, мы бы узнали об этом.

– Это правда, – вздохнула Хоуп. – Наверное, это все-таки не он. Что ему делать в Бате?

Фейт обняла сестру.

– Просто мы так много думали о Филиппе, что тебе хотелось, чтобы он оказался здесь. Незначительное сходство черт подвело тебя.

Хоуп кивнула.

– Если бы Филипп был здесь, он бы спас нас.

– Вместо этого нас спасает лорд Каррадайс! – пылко заявила Грейс. – Я предпочитаю быть спасенной им, а не Филиппом!

– Спасибо, мисс Грейс! Человеку свойственно надеяться, что его скромные усилия кто-нибудь оценит, – пробормотал лорд Каррадайс.

Он печально вздохнул, и все посмотрели на рану, которую он получил, спасая их. Только ему и Пруденс было известно, кто на самом деле ранил его.

– О, сэр, – воскликнула Хоуп, – надеюсь, вы не считаете меня неблагодарной!

– Нет-нет, мисс Хоуп, вовсе нет, – махнул рукой лорд Каррадайс. – теперь посмотрите налево, вот Милсон-стрит, на которой находятся все модные магазины.

Девушки устремили взгляды в том направлении, что он указал, а Гидеон, откинувшись на сиденье, с любопытством посмотрел на Пруденс.

Пруденс почувствовала, что краснеет. Грейс, сама того не зная, произнесла вслух мысли своей самой старшей сестры. Пруденс действительно предпочитала, чтобы ее спас лорд Каррадайс, а не жених. Уставясь в окно, она пыталась выбросить эту мысль из головы.

– Приехали, – сказал лорд Каррадайс.

Карета тянулась мимо особняков, построенных из светлого золотистого камня, величественной дугой огибавших парк, окруженный металлической оградой.

– Какой дом, сэр? – бойко спросила Грейс.

Дом? У Пруденс тревожно кольнуло сердце. Она поступила беспечно, согласившись на это. Они не могут остановиться в доме лорда Каррадайса или у герцога. Под одной крышей с неженатым мужчиной? Это недопустимо. Причем этот холостяк не приходится им родственником. Холостяк с репутацией повесы! Даже если ее сопровождают четыре сестры. Это просто невозможно.

В поездке с лордом Каррадайсом и герцогом Динзтейблом не было ничего предосудительного. Даже придирчивые блюстители правил этикета не нашли бы, к чему придраться – пять девушек путешествовали с горничной и лакеем в сопровождении двух холостяков. Пруденс отбросила мысль о ночной поездке с холостяком и его грумом. В конце концов, это была открытая карета. К тому же в ней могли поместиться только двое. Кроме того, была крайняя необходимость. Наконец, об этом никто не знал...

Но жить под одной крышей, пусть даже короткое время, с этими джентльменами – нет! Этому не бывать. Даже если Чарити выйдет замуж за герцога, Пруденс не желала, чтобы потом шептались, что герцога заставили жениться, поскольку он скомпрометировал девушку.

Они остановятся в отеле. Или снимут комнаты у респектабельной хозяйки.

– Думаю, нам не... – начала Пруденс.

– Три дома с желтыми дверями – наши, – перебил ее лорд Каррадайс, отвечая на вопрос Грейс. – Слева – мой, правый – моего кузена, а в среднем живет наша тетя Августа. Она нас ждет, я послал ей записку, пока залечивал рану. Я уверен, тетя Гасси вам понравится. Она самая лучшая из семьи наших матерей. – Взглянув на Пруденс, он мрачно добавил: – Если бы тетя Гасси в то время не жила в Аргентине, сомневаюсь, что наши родители что-нибудь затеяли бы. Но она лишь недавно вернулась в Бат и, проведя много лет за границей, нашла его скучным. Она в восторге от идеи принять гостей.

– Вы хотите сказать, что мы будем жить в доме вашей тетушки? – Пруденс с облегчением вздохнула. – Не у вас и не в доме герцога?

Гидеон укоризненно посмотрел на нее, но ничего не сказал. Хоуп и Фейт вышли из кареты. Когда и Грейс вслед за ними спрыгнула на землю, он покачал головой с видом оскорбленной добродетели.

– Жить со мной или с герцогом? Я шокирован подобным предположением, мисс Имп! Может быть, я и повеса, но сохранил какие-то понятия о правилах приличия. К тому же вы не согласились бы жить в доме Эдуарда. Его мать и этот дом превратила в египетский кошмар. Рим снаружи, Египет внутри. – Гидеон передернул плечами. – Боюсь, любой, кроме Эдуарда, в этом доме покончил бы с собой. Но мой кузен к этому привык.

Он легко выпрыгнул из кареты и подал Пруденс руку. Когда она ступила на землю, он наклонился и прошептал ей на ухо:

– В действительности я планировал, что вы поселитесь у меня, исключительно ради того, чтобы защитить вас. Но Эдуард был против. Он такой щепетильный, просто ярый приверженец правил этикета! А ведь мы родственники! —

Подмигнув, Гидеон подал ей здоровую руку.

Пруденс молчала. Она была не в состоянии говорить. Спазм стянул ей горло. Лорд Каррадайс давно планировал поселить их у своей тетушки. Она начинала понимать ход его мыслей. Стоило ей начать о чем-то тревожиться, как он совершал что-нибудь неподобающее и дразнил ее, отвлекая от волнения... За самоуверенностью и дерзостью скрывались доброта и забота.

Пруденс молча поднялась по ступеням.

Желтая дверь распахнулась, и на пороге появилась невысокая полная дама, одетая в пурпурный с золотом шелк.

– Леди, рад представить вам мою тетю, леди Августу Монтигуа дель Фуэго. Тетя Гасси, позвольте представить вам мисс Мерридью. Это мисс... – начал Гидеон, Но тетушка прервала его:

– Не сейчас, милый, тут слишком холодно. Входите, мои дорогие, входите! Должно быть, вы проголодались!

Она кружилась вокруг сестер как вихрь, подталкивая их к двери, и без умолку говорила.

– Сюда, милые! Какие же вы очаровательные... Да-да, отдайте Шубриджу ваши мантильи и шляпы. Сейчас же подайте чай, Шубридж. Гидеон, Боже мой, что у тебя с рукой? Шубридж, подайте чай в заднюю гостиную, там гораздо уютнее. И еще, Шубридж, меня ни для кого нет дома... Кто-нибудь хочет кое-куда зайти? Нет? Что значит молодость!

Тетя Гасси перевела дух и, прежде чем кто-нибудь успел вставить слово, продолжила:

– А теперь, мои дорогие, кто из вас Пруденс? Должно быть, это вы. Конечно, такие красивые глаза. Гидеон, милый мой, ах ты, негодник, я просто в восторге! – Она заключила изумленную Пруденс в нежные объятия и, повернувшись к племяннику, добавила: – Я жду объяснений, почему у тебя эта зловещая повязка?!

Пруденс виновато вздрогнула. Знает ли эта удивительная женщина, что во всем виновата Пруденс? Она открыла было рот, чтобы во всем признаться, но их гостеприимная хозяйка болтала без умолку:

– И почему я до сих пор жду, когда меня поцелует самый озорной мой племя... Ох! Отпусти меня сейчас же, несносный мальчишка! Нельзя...

Гидеон одной рукой подхватил тетушку и закружил ее над полом.

– Тетя Гасси, тетя Гасси, я вами всегда восхищаюсь. Вы не меняетесь! – сказал он, пылко расцеловав тетушку в пухлые щечки.

– Отпусти меня, безобразник! – Монтигуа дель Фуэго болтала в воздухе изящными ножками.

Четыре младшие сестры Мерридью, открыв рот, наблюдали эту сцену. Первой хихикнула Грейс, к ней присоединились близнецы Фейт и Хоуп. Пруденс была настолько сбита с толку, что только молча смотрела на происходящее. Она видела, как лорд Каррадайс, смеясь, кружит маленькую пухлую даму, держа ее сильной рукой. Но своим внутренним взором в тайниках своего сердца она видела в его объятиях совсем другую особу...

– Не бойтесь, тетя Гасси. – Гидеон снова закружил ее. – Вы легкая как перышко. Моя рана не настолько серьезна, чтобы я не мог на глазах у всех обнять свою тетушку!

– Фи! – фыркнула леди Августа, вырвавшись из его объятий. Она походила на хлопотливую наседку с взъерошенными перьями. – Меня волнует не твоя рука, а собственное достоинство!

Гидеон расхохотался и снова обнял ее.

– Скверный мальчишка! Знаете, у него всегда были отвратительные манеры, – обратилась она к Пруденс, оттолкнув племянника. – Прекрати, Гидеон! Займись лучше чем-нибудь полезным и усади твою юную леди! Хотя бы сюда! – Леди Августа указала на пунцовый диван.

Гидеон поклонился и с преувеличенной галантностью повел Пруденс через комнату.

Пруденс, слегка одурманенная потоком слов, послушно пошла с ним под руку.

«Твою юную леди». Пруденс чувствовала себя самозванкой. Она села на софу. Лорд Каррадайс сел рядом с ней. Очень близко. Она сквозь одежду чувствовала тепло его тела и немного отодвинулась.

– Я вижу, вы только в карете готовы прижиматься ко мне, – едва слышно пробормотал он.

Пруденс укоризненно посмотрела на него, но ничего не сказала. Его слова воскресили в ее воображении – а он не сомневался, что так и будет, – долгие часы их путешествия вдвоем. В некоторых отношениях Гидеон совершенно беспринципный. Он подвинул ногу, и Пруденс снова почувствовала его тепло. Она опять отодвинулась и положила между ними сумочку. Он демонстративно испустил тяжелый вздох.

Леди Августа, сияя, обняла пухлой рукой Грейс.

– Должно быть, ты маленькая Грейс, самая младшая в семье. Ох, через несколько лет ты разобьешь не одно сердце! Ты так похожа на Чарити, только цвет волос другой. Кстати, Чарити с Эдуардом приехали несколько часов назад, но их нет, у них какие-то дела в городе. Гидеон, ты не сообщил мне, что сестры тоже красавицы! Неудивительно, что у вас с Эдуардом не было шансов устоять. Сестры! Весь свет заговорит об этом! Но нам это безразлично...

Пруденс озадаченно посмотрела на нее. Гидеон нахмурившись, подался вперед, и тетушка, спохватившись, торопливо затараторила:

– Нет-нет, молчу... Грейс, девочка моя, подвинь сюда это маленькое уютное кресло. Оно мое самое любимое. Садись, ты согласна? – Грейс, улыбнувшись, кивнула и порывисто сжала руку гостеприимной хозяйки. – Ах ты, моя милая! – Леди Августа заключила девочку в объятия. – Я так рада, что вы ко мне приехали. Мои шалопаи племянники иногда поступают правильно. Мы прекрасно проведем время! – Она потрепала Грейс по щеке и материнским жестом пригладила выбившийся рыжий локон. – Какие красивые у тебя и у твоей старшей сестры волосы! Знаете, я всегда мечтала иметь тициановские локоны.

Четыре пары девичьих глаз уставились на пышные рыжие локоны на макушке леди Августы.

Проведя рукой по волосам, она рассмеялась:

– Дорогие мои, это не натуральный цвет! Но я всегда говорила: что упустила природа, то исправит парикмахер. На самом деле цвет моих волос – унылый серо-бурый, и, естественно, я не могла с этим смириться. Серой мышкой я никогда не была!

Вдруг в голове Пруденс эхом прозвучали слова леди Августы: «Ты не сообщил мне, что сестры тоже красавицы».

Тоже? Фраза не выходила у Пруденс из головы. Не важно, как она выглядит. Эти слова, кажется, означают, что лорд Каррадайс говорил леди Августе... о ней. Что он ей сказал? И, главное, почему?

Ведь вряд ли знаменитые повесы рассказывают своим тетушкам о легком флирте? И что леди Августа имела в виду, когда сказала: «Неудивительно, что у вас с Эдуардом не было шансов устоять. Сестры! Весь свет заговорит об этом!» Пруденс могла думать только об одном: это намек на то, что отцы Гидеона и Эдуарда женились на сестрах.

Леди Августа, подхватив под руки близнецов Фейт и Хоуп, повела их по комнате.

– Вы похожи как две капли воды. Кто из вас кто? Нет-нет, я сама догадаюсь. Должно быть, вы – Фейт, потому что вы не сводите глаз с пианино. Ваша сестра сказала, что вы любите музыку. Конечно, моя дорогая, можете играть сколько хотите. – Она повернулась к Хоуп. – А вы, должно быть, Хоуп! Располагайтесь в шезлонге. На досуге я научусь вас различать. Какие красавицы! Это будет ослепительный дебют!

Ошеломленные близнецы, подчиняясь импульсивной хозяйке, позволили усадить себя в шезлонг.

Все наконец уселись, леди Августа плюхнулась в ближайшее кресло и, сияя улыбкой, обвела всех взглядом.

– Эдуард мне уже немного рассказал вашу историю. Девочки, я поговорю с вами попозже и все разузнаю. Гидеон! – Она топнула изящной ножкой. – Сколько раз нужно тебя просить?! Что у тебя с рукой?

– Если вы дадите мне вставить слово, тетя, я тут же все расскажу! – Останавливая поток возможных возражений, Гидеон поднял руку. – Я был ранен в стычке с грабителем. Рана легкая, пуля задела только мягкие ткани. Не пугайтесь, тетя Августа, ничего страшного!

Леди Августа округлила глаза.

– Ох уж эти мужчины! Понятия не имеют, как рассказать историю! Мисс Мерридью, я на вас рассчитываю, вы мне потом все расскажете. Как я понимаю, вы при этом присутствовали.

– Конечно, – ответил лорд Каррадайс. – Без нее это приключение было бы не таким волнующим.

– Ой, расскажите! – подалась вперед леди Августа. Пруденс, прищурившись, посмотрела на лорда Каррадайса. Они договорились, что для всех будет лучше, если случившееся останется их маленьким секретом. Если узнают, что это она ранила лорда Каррадайса, то она станет предметом сплетен и пересудов. И хотя Пруденс не волновало, что о ней станут говорить, она не хотела привлекать внимание к себе и сестрам. Они ведь скрываются.

Гидеон ответил ей невинным взглядом.

– Тетя Гасси, джентльмен никогда не станет об этом рассказывать.

– Чепуха, Гидеон! – отрезала леди Августа. – Мы родственники. Кроме того, ты должен объяснить своей тетушке, как ты получил рану. Это твой долг племянника!

Леди Августа весьма энергичная особа, решила Пруденс. Она снова посмотрела на лорда Каррадайса, мечтая, чтобы он промолчал, поскольку ни на йоту ему не доверяла. В его глазах вспыхнули озорные огоньки.

Он с нарочитой неуверенностью посмотрел на Пруденс и сказал:

– Прости, дорогая тетя, но это будет не по-джентльменски. – Гидеон снова посмотрел на Пруденс и добавил: – Кроме того, это неинтересно. Что может быть интересного в криках и обмороках?

Пруденс задохнулась от возмущения. Какой негодник! Представить ее глупой слабонервной девицей не лучше, чем сказать правду! Даже хуже! Она пристально посмотрела на него.

Лорд Каррадайс торопливо продолжил:

– Но потом она великодушно пожертвовала нижней юбкой, чтобы остановить мне кровь, за что я ей навеки благодарен.

На леди Августу этот рассказ не произвел впечатления. Фыркнув, она сказала Пруденс:

– Да, разбойники опасны, но я никогда не считала обморок подходящей тактикой. Вот если нужно избежать неловких вопросов, он весьма полезен. В Аргентине мне много раз доводилось попадать в стычки с бандитами, и я твердо убеждена, что в подобных случаях помогают только холодный рассудок и демонстрация силы.

– Да, мэм, – пробормотала Пруденс, поклявшись про себя придушить лорда Каррадайса, как только представится подходящий момент.

– Не огорчайтесь, дитя мое. – Голос леди Августы смягчился. – Вы не виноваты. В этой стране женщин благородного происхождения учат быть только слабыми красивыми куклами. Какая чепуха! Я в поездках всегда имею при себе пистолет. И вы хорошо сделаете, если станете поступать так же!

– Да, леди Августа, я так и сделаю, – сказала Пруденс, мрачно взглянув на лорда Каррадайса.

Он ответил ей улыбкой пожилого благодушного дядюшки.

– Милая девочка! – просияла леди Августа. – Вот это характер. Если хотите, я научу вас пользоваться оружием. У меня есть маленький, но надежный пистолет, сделанный на заказ.

– Спасибо, леди Августа, – вежливо сказала Пруденс. – Я очень ценю ваше предложение. Я бы нашла применение маленькому пистолету. Прямо сейчас.

Лорд Каррадайс издал сдавленный звук и попытался замаскировать его кашлем.

Прищурившись, леди Августа переводила взгляд с племянника на сидевшую рядом с ним чопорную молодую леди.

– Ого! Даже так? Гидеон, ты и сейчас такой же шалопай, каким был всегда. Не беспокойтесь, дорогая. Я уверена, что этот негодник вас оклеветал. И не спорь, Гидеон. Я вижу это по озорным чертикам в твоих черных глазах. Меня тебе никогда не удавалось обмануть! – Она повернулась к Пруденс. – Как я понимаю, он наговорил тут массу чепухи.

– Тетя! – прижал руку к груди Гидеон. – Вы ранили меня в самое сердце!

– Это только подтверждает мои слова, – фыркнула леди Августа. – Мисс Мерридью, мы поговорим об этом позже, и вы мне все расскажете – да? Это не простое любопытство, уверяю вас, я – само благоразумие.

У Гидеона снова вырвался сдавленный звук.

– Я хотела сказать, когда это касается семьи! – с достоинством добавила хозяйка дома.

Семьи? Пруденс вскинула голову и судорожно переводила взгляд с лорда Каррадайса на его тетушку. Что он ей рассказал? Он сказал леди Августе, что они помолвлены? И поэтому леди Августа радушно приняла в свой дом пять незнакомых девушек?

– Семьи? – спросила она.

Нужно сейчас же прояснить ситуацию. Она не может под фальшивым предлогом воспользоваться великодушием леди Августы. И не может на глазах у обожающей Гидеона тетушки притворяться, что помолвлена с лордом Каррадайсом. На щеках у Пруденс вспыхнули красные пятна.

– Леди Августа, думаю, вы должны знать...

– Тетя Гасси, конечно, имела в виду неофициальную помолвку Эдуарда с вашей сестрой, – вкрадчивым тоном перебил ее лорд Каррадайс.

Пруденс от неожиданности заморгала.

– Тетя Гасси приходится тетушкой и ему, ведь она родная сестра наших матерей.

– О! – только и вымолвила Пруденс. – Конечно!

Она готова была сквозь землю провалиться. В этот момент двери распахнулись, впустив Шубриджа и нескольких лакеев с подносами. Запах свежеиспеченных бисквитов поплыл по комнате, отвлекая от темы разговора. Леди Августа принялась разливать чай, щедрой рукой подкладывая всем бисквиты, джем и пышно взбитый крем.

Пруденс ела и пила молча. Конечно, нет никакой необходимости притворяться перед его тетушкой, что между ними что-то есть. Этот вымысел больше не нужен. Он был предназначен для дяди Освальда, но теперь цель достигнута. Чарити вышла в свет и нашла себе мужа. Как только она выйдет замуж, то позаботится о младших, пока Пруденс не вступит в права наследства.

Пруденс медленно откусила кусочек бисквита. Игра окончена. Лорд Каррадайс свободен и теперь волен поступать, как пожелает. Он может откланяться, оставив сестер Мерридью на попечение своей тетушки и кузена, и вернуться к прежней, достойной порицания и полной удовольствий жизни. Это будет таким облегчением.

Он больше никогда ее не потревожит. Ей больше не придется мириться с чепухой, которая так легко слетает с его языка. Не будет больше его насмешливых, дразнящих взглядов, недозволенных поцелуев и ласки, от которых трепещет сердце и тает тело. Жизнь вернется к обычному размеренному ритму.

Это будет облегчением. Будет, она в этом уверена. Когда-нибудь она привыкнет к этой мысли. Вот в чем беда его легкомысленности и веселья: к ним привыкаешь. Ее жизнь была такой унылой и лишенной радости, пока... в нее не вошел лорд Каррадайс. И проблемы, казалось, отступили. Вглядываясь в его темные смеющиеся глаза, Пруденс верила, что ее никто и ничто больше не обидит. Глядя в эти глаза, она была готова поверить во все, что угодно, даже в то, что она красавица. Ее зеркало, однако, было более честным, а здравый смысл – правдивым.

Проблема заключается в том, что он нужен ей больше, чем она – ему. И теперь он волен уйти.

Гидеон видел, что Пруденс снова встревожилась. Легкая морщинка пролегла у нее между бровями. Ему не нравилось, что она из-за чего-то волнуется. Его пальцы стремились разгладить эту морщинку. Он готов жизнь посвятить, чтобы эта морщинка больше никогда не появлялась.

Если бы только она это ему позволила!

Попробуй поговори с ней об этом! Он провел большую часть жизни так, что все считали его легкомысленным, ничего не принимающим всерьез человеком. И когда он впервые захотел, чтобы кто-то понял, что это притворная поза, Пруденс не смогла этого сделать. Она не верит его словам и решительно настроена держать его на расстоянии вытянутой руки. Даже сейчас он чувствовал, как она отклоняется в сторону, словно их соприкосновение может ее скомпрометировать.

Ему почти хотелось, чтобы она была немного скомпрометирована. Тогда, черт побери, он с легкостью овладел бы ею. Нет, не стал бы. Она должна прийти к нему по собственной воле, без принуждения, без страха и сомнения. Вот в чем дело.

Потому что по собственной воле она дала клятву Оттербери. Не Гидеону. Гидеон всего лишь слабая замена, случайный попутчик!

Дверь открылась, и вошли Чарити и герцог.

– Отлично! – воскликнула леди Августа, – Вы как раз вовремя. Шубридж, подайте еще две чашки.

Гидеон посмотрел на кузена. Эдуард, казалось, изменился: он выглядел гораздо увереннее, хоть и был взволнован.

– Где вы были? – небрежно спросил Гидеон.

Чарити и герцог переглянулись, словно провинившиеся школьники. Герцог вопросительно посмотрел на Чарити, она молча кивнула, от волнения прикусив губу.

– Мы разговаривали с епископом, – объявил Эдуард.

– С каким епископом? И зачем?! – воскликнула тетя Гасси.

– С епископом! – недовольно протянула Хоуп. – Я думала, в Бате есть места поинтереснее епископского дворца.

– Дворец епископа находится в Уэллзе, а не в Бате, – сказала леди Августа. – не говорите мне, что вы ездили...

Но Гидеон сразу все понял.

– Ты получил ее?

Кузен кивнул и похлопал по карману.

– Что получил? Прекратите говорить загадками, негодные мальчишки, и объясните все толком, – рассердилась тетя Гасси. – Чарити, милая, о чем они говорят?

Покраснев, Чарити виновато посмотрела на Пруденс и тихо сказала:

– Эдуард показывал мне город, когда услышал, что в Бате гостит епископ. Он сказал, что нам следует воспользоваться такой возможностью и получить лицензию. Чтобы не ездить в Уэллз.

Воцарившуюся тишину нарушил голосок Грейс:

– Какую лицензию? Для чего?

– Чтобы вступить в брак, не дожидаясь церемонии оглашения имен, – дрожащим голосом сказала Пруденс. – О, Чарити, ты выходишь замуж!

В комнате началось столпотворение. Пять женщин, вскочив с мест, кинулись обнимать Чарити, наперебой засыпая ее вопросами и поздравлениями. Забытый чай остывал в чашках.

Гидеон подошел к Эдуарду, стоявшему чуть в стороне от кружка взволнованных леди.

– Поздравляю, кузен. Думаю, ты будешь с ней счастлив. Эдуард, просияв улыбкой, кивнул.

– Никогда не верил, что буду счастлив от того, что женюсь. Ты же помнишь, Гидеон, мы оба поклялись избежать этого. Но с Чарити все изменилось. Я не могу представить жизни без нее. Она... она само совершенство, правда?

– Для тебя – да, – сказал Гидеон. – Должен сказать, что ты выглядишь настоящим счастливчиком. – Он задумчиво посмотрел на кузена и добавил: – Не думаю, что ты уже сделал дело.

Пруденс услышала последние слова.

– Что? Что вы сказали? Уже сделал дело? – Она посмотрела на Эдуарда, потом повернулась к Чарити: – Только не говорите, что вы уже поженились! Чарити, ведь это не так?

Эдуард притянул к себе невесту.

– Я уверен, что уговорил бы старика немедленно нас обвенчать, все-таки герцогский титул имеет свои преимущества. – Он посмотрел на Чарити, которая уютно устроилась в его объятиях. – Но моя невеста не хотела торопиться.

– Конечно, не хотела, глупый ты мальчишка! – воскликнула леди Августа. – Она не хочет поспешной свадьбы в этом забытом Богом уголке. Она хочет заказать наряды, разослать приглашения, дать торжественный завтрак...

– Нет, – мягко прервала ее Чарити. – Меня это совершенно не занимает. Я была бы рада обвенчаться немедленно. Скромная церемония – это то, чего мы оба хотим. К тому же благодаря щедрости дяди Освальда у меня много новых платьев.

– Тогда в чем причина отсрочки, дитя мое?

– Я хотела, чтобы мои сестры были рядом, – просто сказала Чарити. – Мы все так долго ждали этого дня... – Она вспыхнула и тихо добавила: – Только я никогда не ожидала, что это будет такое счастье.

Гидеон заметил, что серые глаза Пруденс наполнились слезами.

– Ты ведь счастлива, Чари? – тихо прошептала старшая сестра.

– Да, Пруденс, – с повлажневшими глазами ответила Чарити. – Очень. – Она вытерла глаза и добавила: – Я никогда об этом не мечтала. – Она теснее прижалась к плечу герцога. – Все как ты обещала.

– Ох, Чарити...

Гидеон подал Пруденс носовой платок. Она вцепилась в него, ничего не видя от слез. Отобрав платок, Гидеон принялся вытирать ей глаза, не обращая внимания на ее слабые попытки оттолкнуть его.

– Не волнуйтесь, Имп, – мягко сказал он. – Все глаза обращены на невесту. На вас никто не смотрит.

– А вы? – сказала она дрожащим от слез голосом.

– Да, но я ничего не могу с собой поделать. Даже если захотите, вы не сможете заставить меня не смотреть на вас. Вы такая красивая, когда плачете.

Эти слова почему-то вызвали новый поток слез, и Гидеон снова принялся вытирать их.

Леди Августа нахмурилась и посмотрела на девушек.

– Из этого толку не будет, поэтому сядем у камина, и пока этот джентльмен вытирает слезы вашей сестре, обсудим наши наряды. Грейс, детка, не волнуйся, на свадьбе всегда плачут! Такова традиция. – Она улыбнулась сестрам. – Как я рада, что вы приехали погостить у меня. Знаете, я тут смертельно скучала. В те времена, когда я еще не покинула страну, Бат слыл фешенебельным местом, но теперь город наводнили люди, о которых прежде и не слыхивали. Какие-то дурно одетые женщины, унылые старички. И знаете, что хуже всего?

Девушки отрицательно покачали головами.

– Здесь никогда ничего не происходит! – Леди Августа откинулась на спинку кресла и обвела всех победным взглядом. – По крайней мере так было, пока здесь не появились сестры Мерридью. – Повысив голос, она спросила: – Эдуард, когда свадьба?

– В следующую среду, – небрежно ответил герцог, занятый своей невестой.

– В среду?! Осталась всего неделя! – Всплеснув руками, леди Августа вскочила на ноги. – Пойдемте, девочки! Нужно столько сделать! Одно дело – приватная церемония, но нельзя же появляться на ней кое-как одетой. Ваша сестра считает, что у нее достаточно платьев, но ей предстоит стать герцогиней. А вы будете свояченицами герцога. Если это не повод пройтись по магазинам, то я не знаю, что и придумать! – И она выплыла из комнаты вслед за сестрами-близнецами и Грейс.

Гидеон посмотрел на кузена и Чарити.

– Думаю, нужно ненадолго оставить их, – пробормотал он.

Пруденс, все еще немного ошеломленная, кивнула и под руку с лордом Каррадайсом вышла из комнаты. Он провел ее по коридору в маленькую уютную комнату, отделанную в золотых и голубых тонах. Не успев ничего понять, Пруденс уже сидела на софе, в кольце сильных мужских рук.

– Нет, я не... – слабым голосом начала она.

– Шшш... – прошептал он, прижимая ее к своей груди. – Позвольте мне обнять вас. Только чтобы успокоить. Никто не увидит, и обещаю вам, я буду воплощенное приличие.

– Не думаю, что блюстители этикета высоко ценят ваши понятия о приличиях, – усмехнулась сквозь слезы Пруденс.

Даже оставаться с ним наедине неприлично, особенно когда он держит ее так. Но ее это не волновало. Как чудесно побыть с ним, хоть короткое время. Только для того, чтобы успокоиться, твердила себе Пруденс, уверяя себя, что питает к нему лишь дружеские чувства.

– Расскажите об обещании, о котором упомянула Чарити.

– О, я обычно говорила им это, когда наступали совсем мрачные времена.

Гидеон легко погладил внутреннюю часть ее руки, и восхитительная дрожь пробежала по ее телу.

– Расскажите, – мягко настаивал он.

– Мама и папа были очень счастливы вместе, – начала Пруденс. – Мы жили в Италии. Думаю, потому что им пришлось тайно пожениться. И они, и мы были счастливы... пока они не умерли...

– Что с ними произошло?

– Лихорадка. Они подхватили ее в городе, где провели в гостях около недели. Папа умер в городе, очень быстро. А когда мама вернулась с этой ужасной вестью, с первого взгляда было понятно, что она тоже больна. – Пруденс вздрогнула от воспоминаний. – Слуги тут же распознали болезнь и разбежались. Я нашла Кончетту, нашу няню, она-то и сказала мне, что все ушли.

Гидеон обнял ее за плечи, и Пруденс позволила себе прижаться к нему. Только чтобы успокоиться.

– Я уговорила Кончетту забрать с собой малышку Грейс и девочек.

– И вы, сама еще ребенок, остались ухаживать за матерью?

Пруденс кивнула.

– Но она все-таки умерла...

Слезы потекли по лицу Пруденс, и Гидеон крепче прижал ее к себе.

– Умирая, мама взяла с меня слово, что я присмотрю за сестрами. Она обещала, что как бы ни повернулась наша жизнь, каждая из нас найдет любовь и счастье... – Пруденс потерла глаза, смущенная всплеском эмоций. – Когда мы переехали к дедушке, в нашей жизни не стало солнца, любви, смеха, радостные мгновения выпадали крайне редко. Поэтому, когда становилось совсем уж плохо, я обещала сестрам, что в один прекрасный день мы снова заживем, как тогда в Италии. И в нашей жизни будут солнце, смех, любовь и счастье.

– Понимаю.

– Да, – вздохнула Пруденс. – И Чарити первая из них нашла любовь и счастье.

– В самом деле? – пробормотал Гидеон, заправляя ей за ухо выбившийся локон. – Почему вы сказали «из них». Разве вы не верите, что это обещание распространяется и на вас?

Пруденс заколебалась.

– Не думаю, что я рождена для счастья.

– Почему нет? – мягко спросил он.

– Ну... я думала, что нашла... – Ее голос сорвался.

– Вы думали, что нашли любовь, когда вам было шестнадцать, – сказал Гидеон глубоким голосом.

Она кивнула.

– И потом вы поняли, что ошиблись. Что этот Оттербери, как сказано в Библии, оказался «колоссом на глиняных ногах», и с такими же мозгами в придачу.

– Нет! Я больше не желаю об этом говорить, – сказала Пруденс, решительно стараясь выпрямиться.

Гидеон позволил ей сесть прямо, но, взяв за плечи, повернул лицом к себе. От резкого движения руки его рана заныла, но он не обратил на это внимания. Пристально глядя ей в глаза, Гидеон неторопливо сказал:

– Он оставил вас, Имп. Оставил на милость вашего дедушки, который, по словам ваших сестер, бил вас хлыстом. Ваш Оттерклогс знал об этом?

Пруденс опустила глаза.

– Так он знал и оставил вас!

– Нет! – прервала его Пруденс. – Пока Филипп не уехал, дедушка не был таким жестоким.

Гидеон не сводил с нее глаз.

– Что произошло после отъезда Филиппа, Имп? – тихо спросил он. – Что заставило вашего деда так сурово обходиться с вами?

– Я была... – Гримаса горя исказила ее лицо. Пруденс попыталась вырваться. – Нет, не могу!

– Вы можете все сказать мне, любимая, – нежно настаивал он. – Что случилось после отъезда Филиппа?

– Тогда... Я узнала... – Она на мгновение прикрыла глаза, судорожно проглотила ком в горле, набрала в грудь воздуха и сказала: – Я узнала, что у меня будет ребенок. Вот что связывает меня с Филиппом, а не только обещание.

В сущности, она не сама это поняла. Это дедушка заметил, что несколько дней подряд ее мутит и завтрак не лезет ей в горло. Это дедушка распознал симптомы, которые были ей неведомы. Это он сообщил, что как блудница, которой он ее всегда считал, она родит ублюдка.

Это худший день в ее жизни. До сих пор она никому не говорила об этом, кроме Филиппа. Даже ее сестры ничего не знали.

Теперь она сказала Гидеону. Не дожидаясь его реакции, она выбежала из комнаты.

Глава 16

Для женщины любовь – вся жизнь,

Для мужчины – лишь эпизод.

Мадам де Сталь

В смятении Пруденс взбежала по лестнице. Сама не зная почему, она не смогла посмотреть ему в глаза. Пока она шла в свою комнату, в ее памяти всплыли слова ее деда: «Ни один мужчина не пожелает подобрать объедки после другого».

Именно так будет смотреть на нее теперь лорд Каррадайс. Как на объедки после другого? Она передернула плечами. Нет! Этот отвратительный образ вбил ей в голову жестокий, повредившийся рассудком старик. Она не так глупа, чтобы в это поверить. Она не объедки. Она Пруденс Мерридью, возможно, заурядная личность, но все-таки...

Пруденс снова передернула плечами. Отвратительное выражение. Нужно сейчас же изгнать его из памяти.

Она распахнула дверь в спальню, но один вопрос мучил ее, словно больной зуб. Изменит ли это мнение лорда Каррадайса о ней? А если да, то как?

Будет ли он так же тянуться к ней, зная ужасную правду?

Она скоро это узнает. Хотел ли он ее вообще? Ее много раз предупреждали, что он живет настроением одного дня. Он любил азарт погони. И она предоставила ему эту возможность.

Сомнения теснились в ее душе. Многочисленные предупреждения эхом отдавались в ее памяти. Если его слова звучат искренне, это не значит, что он сам искренен. И то, что ей хочется ему верить, не означает, что ему можно доверять. Сколько девушек губят свою жизнь только потому, что верят словам мужчин. Нужно быть совершенно глупой, чтобы поверить влекущим словам знаменитого повесы, правда? Чем сильнее влечение, тем больше опасность...

В этом нет сомнений.

«Единственное применение, которое мужчина может найти для таких, как ты, это сделать тебя шлюхой!»

Прочь! Прочь эти гнусные мысли! Пруденс зажала руками уши, словно это могло остановить всплывавшие в памяти слова деда.

Лорд Каррадайс никогда о ней так не подумает, твердо сказала она себе. Он не безумный, жестокий старик. Он более сострадательный и все понимает. Он не воспользуется тем, что знает ее тайну. Пруденс была в этом уверена.

Ее чемодан стоял на низкой полке у кровати, шляпа лежала на постели. Пруденс вошла в спальню и тихо закрыла за собой дверь.

У нее вдруг дрогнули колени, и она села на кровать. Лорд Каррадайс однажды сказал, что она слишком невинна для компании таких женщин, как Тереза Краудер. Хотя миссис Краудер когда-то была его любовницей, он говорил о ней без уважения.

Пруденс думала о том, как тяжело ему было сдерживаться и проявлять даже подобие приличий по отношению к ней. Теперь, когда он знает, что она не добродетельная девица... он все еще думает, что Тереза Краудер и ей подобные – неподходящая для нее компания?

Конечно, думает, решила Пруденс. Он добрый. Он не ханжа и не лицемер, как многие в светском обществе. Хорошо, что он знает ее тайну, знает те постыдные узы, что связывают ее с Филиппом.

Она сняла короткий жакет и повесила его в шкаф. Дедушка нарисовал ужасную картину страданий падшей женщины.

Если бы она не потеряла ребенка, то узнала бы об этом на собственном опыте. Дедушка вышвырнул бы ее вон, невзирая на пятно на фамильном имени. Он назвал смерть ее младенца Божьей карой.

На глазах Пруденс выступили горькие слезы. Ее заставили горевать молча, втайне от всех. Ослушайся она, и ее сестры пострадали бы из-за ее греха даже больше, чем она. Она была обречена молчать и никому не сказала о ребенке. Только Филиппу в двух письмах, которых он, должно быть, не получил, поскольку ничего не ответил. Она провела много времени у символической могилы родителей, выплакивая свое горе, пока глаза не стати сухими. И добавила в Пирамиду мелкие камешки – за ребенка...

Наливая воду из большого кувшина, Пруденс задумалась: был бы у нее хоть малейший шанс встретить лорда Каррадайса, если бы дед выгнал ее из дома? Нет, конечно! Она умерла бы от голода где-нибудь в канаве. А может быть, пошла бы к миссис Оттербери, и тогда бы Филипп прислал за ней.

Только Филипп не прислал. Пруденс ополоснула холодной водой лицо. Почему? Она в сотый раз задавала себе этот вопрос.

Мама говорила, что нужно воспользоваться шансом на счастье. Жизнь давала Пруденс такой шанс. Но она отказалась бежать с Филиппом, потому что не могла оставить сестер. Она сделала свой выбор.

И поэтому ее ребенок умер.

Нужно с этим жить.

Ребенок! Гидеон был ошеломлен. Он знал, что придется преодолеть барьеры, чтобы завоевать Пруденс, но такого не ожидал. Он был уверен в своей способности отвоевать ее у Оттербери. Но у ребенка?! С ребенком он не мог соперничать. Он чувствует, что ребенок связывает ее с Оттербери.

Он ощутил приступ гнева. Что за негодяй этот Оттербери – сделать юной наивной девушке ребенка и оставить ее, чтобы заработать состояние!

Гидеон задумался о ребенке. Он жив? Многие младенцы не доживают до первого дня рождения. Он пытался вспомнить, что именно она сказала. «Это связывает меня с Филиппом, а не простое обещание» Это означало ребенка. Она сказала «связывает», а не «связывало». Значит, ребенок жив.

Это девочка или мальчик? И где сейчас ребенок? Не в Норфолке – она бы не оставила свое дитя с дедом. Значит, ребенка отобрали у матери и спрятали подальше от любопытных глаз, отдали на воспитание за несколько гиней? В таких случаях это обычное дело.

Только Пруденс редкое преданное создание. Она не отреклась от мужчины, который оставил ее наедине с последствиями своей похоти, оставил на долгих четыре года. Если она не забыла такого человека, то как она может забыть собственное дитя? Никогда. Такая женщина, как его Пруденс, на это не способна.

Она видится с ребенком? Ей это позволено? Она хотя бы знает, где он? Это мальчик или девочка? Гидеон представил себе крошечную девочку с глазами Пруденс. Он надеялся, что это не девочка. Он не мог вынести мысли, что маленькая девочка с личиком Пруденс растет одинокая и нелюбимая. А если это мальчик... Он представил себе малыша с рыжими кудряшками, решительным взглядом и упрямым подбородком Пруденс.

О Господи, все это невыносимо. Нужно сейчас же поговорить с ней.

– Черт возьми, тетя Гасси, она со мной не разговаривает! Я уже несколько дней не могу остаться с ней наедине даже на минуту.

– А чего ты ждал, глупый мальчишка? Она занята. И я тоже. Ты забыл, что ее сестра и мой племянник послезавтра женятся?

– Но это важно.

– Фи! – отмахнулась леди Августа. – Поговоришь с ней позже. Свадьба бывает раз в жизни. И не смотри на меня так, негодник, я не виновата, что оба моих мужа умерли! Женщины выносливее мужчин. И прекрати отвлекать меня! Нужно сделать массу дел. Даже небольшая церемония требует огромной подготовки!

– Не понимаю я этого, – недоуменно посмотрел на нее Гидеон. – Все, что нужно для свадьбы, – это невеста, жених, священник и пара свидетелей. Поэтому у Пруденс должно быть много свободного времени...

– Именно это сказал мне Эдуард! – округлила глаза тетушка. – Вы, мужчины, совсем ничего не понимаете? Это самый важный день в жизни молодой женщины. Независимо от того, будет пятьсот гостей или пять, Чарити должна всю жизнь вспоминать этот день без сожалений. Все произошло так быстро. Едва она вышла в свет, как весь Лондон оказался у ее ног. – Леди Августа покачала головой. – Такому прелестному созданию нужно было немного расправить крылышки, почувствовать власть своей красоты, прежде чем обвенчаться и уехать в глушь. Я уверена, что Эдуард, скверный мальчишка, так и поступит.

– Не знаю, какие у них планы, – пожал плечами Гидеон, – но, на мой взгляд, Чарити очень счастлива, а Эдуард просто парит в облаках. Но мне нужно поговорить с Пруденс, а она меня избегает.

– Ты, видно, не понимаешь, что тебе говорят, – развела руками тетушка. – Не задерживай меня. Нужно проследить, чтобы заказали самое лучшее – цветы, шампанское, блюда. Чтобы дом Эдуарда привели в порядок, не говоря уже о нарядах невесты.

– Она сказала, что у нее полно платьев.

– Ты думаешь, я позволю этой прелестной крошке выйти замуж в платье, которое она уже надевала? – презрительно посмотрела на него леди Августа. – Что с тобой, Гидеон? Ты забыл, с кем разговариваешь? – Она неодобрительно покачала головой. – Я должна блюсти свою репутацию, чтобы потом не говорили, что я опекала самую красивую девушку в Англии и позволила ей выйти замуж в старом платье.

– Пруденс красивее. К тому же платья Чарити не старые, она сказала...

– Оставь меня, глупый мальчишка. Я не могу попусту терять время на разговоры с человеком, у которого только одно на уме. – Она отмахнулась от него как от назойливой мухи и собралась выйти из комнаты.

– Тетя Гасси!

Леди Августа обернулась, ее черные глаза блеснули озорством.

– Ну что, попался, повеса Каррадайс? – Она вскинула голову и с пониманием посмотрела на него. – Или станешь утверждать, что мысль уложить мисс Пруденс в постель не приходила тебе в голову?

К собственной досаде, Гидеон почувствовал, что краснеет.

– Черт возьми, конечно, приходила, только я хотел сделать это более благородным способом.

– И это говорит мужчина, который клялся, что никогда, никогда не женится. – Она посмотрела на племянника и рассмеялась. – Да ты покраснел! Записной повеса краснеет!

– Если я и покраснел, то только от ваших ужасных манер, тетя Гасси. – Гидеон призвал на помощь чувство собственного достоинства. – Вряд ли тетушке следует смеяться над увлечением племянника! Время, проведенное в Аргентине...

Тетя Гасси расхохоталась:

– Распутник читает лекцию о правилах хорошего тона. Мне это нравится. Если уж повеса влюбится, то навсегда. – Она потрепала его по щеке. – Милый мальчик, не нужно рассказывать мне о своих намерениях, благородных или не очень, я всего лишь твоя тетушка. Поговори об этом с мисс Пруденс и больше не отнимай у меня времени! Мне нужно организовать свадьбу!

– В том-то и дело! – возразил Гидеон. – Она на меня даже не смотрит!

Но тетушка уже умчалась из комнаты, как боевой парусник, подгоняемый сильным ветром.

– А как насчет этой ленты? Как ты думаешь, она подойдет к твоему новому платью или нет? Или она немного другого оттенка? – Сестры Мерридью склонились над лентой.

– Пожалуй, нет, у нее лиловый оттенок. Может быть, эту, Чарити? – предложила Фейт.

Чарити нерешительно покусывала губы.

– Возьмите все ленты, у окна приложим их к лоскутку ткани, – нашла выход Пруденс.

Они столпились у окна, прикладывая ленты к кусочку небесно-голубого атласа от свадебного платья Чарити.

– Думаю, синий подходит лучше всего... – начала Чарити.

– Смотрите! Филипп! Вот! Вот! – вдруг закричала Хоуп. – Вон там, Пруденс! На улице! Я тогда не ошиблась!

Пруденс посмотрела, куда указывала сестра, и похолодела. Это был Филипп. Здесь! Прогуливался по улицам Бата! Лента выскользнула из ее ослабевших пальцев. Словно в тумане она слышала восклицания сестер, пытаясь собраться с мыслями. Филипп не в Индии. Он здесь, в Бате. В Бате! Но как? Когда он вернулся? Она пыталась найти в этом какой-то смысл, но он ускользал от нее.

– Иди, Пруденс! Что ты стоишь?! Беги, догони его, – торопила Хоуп.

Пруденс отвернулась от окна и заморгала. У нее закружилось голова. Ее даже слегка подташнивало. Внутри была пустота.

Сестры, улыбаясь, тормошили ее.

– Правда замечательно, Пруденс?! – воскликнула Чарити. – Филипп и не подозревает, что ты здесь. Какой приятный сюрприз для вас обоих! Филипп будет потрясен.

– Да, – ошеломленно сказала Пруденс. Она старалась прийти в себя. – Интересно, что... Я хотела сказать, почему...

Она выглянула из окна. По противоположному тротуару разгуливал Филипп Оттербери, собственной персоной. Небрежно помахивая тростью, он изучал сквозь монокль витрины магазинов.

– Поторапливайся! – подгоняла ее Чарити, забрав у Пруденс последнюю ленту. – А то он снова исчезнет.

– Да-да, сейчас.

Пруденс выбежала на улицу и резко остановилась. Что она ему скажет после стольких лет? Она сделала еще несколько шагов к нему и снова остановилась. Многочисленные вопросы лишали ее уверенности. Почему он в Бате, а не в Норфолке? Почему он не написал, не дал ей знать, что возвращается? Как давно он в Англии? Он был в Англии, а ее письма шли в Индию? Именно поэтому он не отвечал ей последние несколько месяцев?

– Иди! – подтолкнула ее Хоуп. – Он прямо напротив, Пруденс! Да что с тобой? Эй, Филипп! Филипп Оттербери! – окликнула она и помахала рукой, не обращая внимания на любопытные взгляды.

Филипп обернулся и с легкой улыбкой оглядел улицу. Когда он заметил девушек, то раскрыл рот, монокль выпал у него из глаза. Он быстро оглянулся, словно проверяя, не видит ли его кто, потом застыл и смотрел на Пруденс.

Она в ответ смотрела на него. Филипп не двинулся с места. Почему? Она окинула его взглядом. Он изменился, как тогда и говорила Хоуп, стал стройнее, загорелее, и не такой высокий, как ей помнилось. Но это был Филипп. Он был красив, даже более красив, чем она помнила, хотя и не так высок. Его тщательно уложенные золотистые волосы, контрастируя с загорелой кожей, казались даже светлее.

Филипп вернулся в Англию.

– Он выглядит очень элегантно, правда? – услышала Пруденс голос Фейт.

Действительно, он был одет по последней моде. На нем были бледно-желтые бриджи, высокие сапоги и бутылочно-зеленого цвета сюртук с расширенными плечами, узкий в талии, украшенный большими серебряными пуговицами. Высокий ворот рубашки туго накрахмален, галстук завязан вычурным узлом. Наряд дополняла шляпа с высокой тульей, в руках – черная, покрытая лаком трость. Пруденс не помнила, чтобы Филипп интересовался модой, но, кажется, теперь это его занимает. В конце концов, прошло больше четырех лет...

Словно в трансе Пруденс медленно двинулась к нему. Почему он неподвижен? Что означает выражение его лица?

И вдруг они оказались лицом к лицу.

– Филипп, – сказала Пруденс и, не зная, что делать, протянула руку.

Он быстро огляделся вокруг, потом, нахмурившись, взял ее за руку.

– Пруденс, девочка моя дорогая, это ты! Я думал, что ошибся! Что ты делаешь в Бате?

Пруденс заморгала. За долгие годы она сотни раз представляла себе этот момент. В ее представлении разыгрывались разнообразные сцены в самых различных местах. Ни одна из них не имела ни малейшего сходства с будничной встречей на улице.

– Мы с сестрами гостим здесь у друзей. Я могу задать тебе тот же вопрос, Филипп.

Он снова оглядел улицу и торопливо сказал:

– Я тоже, я тоже. Навещаю друзей – как говорится, колониальное знакомство. Всего лишь знакомство. Тебе не о чем беспокоиться. – Он посмотрел мимо нее. – Боже милостивый! Твои маленькие сестрички так выросли!

– Прошло больше четырех лет.

Он от души рассмеялся. Словно это была остроумная шутка.

– Четыре года! Как время летит! – Он энергично пожал ей руку. – Я рад видеть тебя, дорогая, очень рад. Хотя хотел бы, чтобы наша встреча произошла не в столь публичном месте. Поверить не могу, что ты в Бате. Забавное совпадение.

Кажется, он очень нервничает, подумала Пруденс. Она сама тоже разволновалась и все не могла поверить, что это Филипп. Что он в Бате, а не за тысячи миль отсюда.

– Как твоя мама, Филипп? Она тоже здесь?

– Нет, она дома, с отцом. А у кого вы гостите?

– Ну... – Пруденс старалась придумать какое-нибудь невинное объяснение ее присутствия в Бате. – Чарити выходит замуж.

– Чудесно! За кого?

– За герцога Динзтейбла. Филипп вздрогнул.

– Боже правый! За герцога! Просто прекрасно. Я должен ее поздравить.

Он махнул рукой столпившимся сзади девушкам. По его сигналу они взволнованно заторопились вперед, только Грейс осталась на месте. Когда они подошли ближе, он изумленно оглядел сестер и воскликнул:

– Что же ты не сказала, что Чарити выросла красавицей! Она настоящий бриллиант! Неудивительно, что она подцепила герцога, несмотря на происхождение вашей матери. В сущности, все твои сестры прехорошенькие, Пруденс.

– Что ты хотел сказать о происхождении моей матери? – возмущенно начала Пруденс, но подбежали сестры и засыпали Филиппа вопросами. Разговор перешел в другое русло.

Он вернулся в Англию пару месяцев назад. Да, спасибо, его мать чувствует себя прекрасно. Да, он был в Норфолке и крайне удивился, что их нет дома. И конечно, был ужасно разочарован, что не повидался с ними, особенно потому, что младшие выросли такими красавицами. Ха-ха-ха.

Нет, он ничего не слышал о скарлатине. Хотя теперь ему кажется, что его мать что-то говорила об этом. Конечно, он не заезжал в Дерем-Корт, их дед очень негостеприимный. Кроме того, поскольку их не было дома... Как он узнал, что их нет дома? Должно быть, кто-то из слуг сказал, он не помнит кто. Во всяком случае, кто-то об этом упомянул. Скарлатина? Да, может быть, в связи с этим? Но никто не предполагал, что они отправились в Бат, он бы это помнил! Значит, лорд Дерем отправил их в Бат пить целебные воды? Но никто не говорил... Он слышал, что старый лорд сломал... Что они сделали?

Убежали от лорда Дерема?

Он повернулся к Пруденс.

– Ты с ума сошла, Пруденс? Убегать от законного опекуна? Пять незамужних девушек? Никогда в жизни не слышал ничего подобного! Какой неразумный поступок!

Раздался хор объяснений и оправданий. Филипп поднял руку и сказал:

– Могу я спросить, кто помогал вам в этом безрассудстве? Вы не понимаете, как это отразится на вашей репутации?

Пруденс взглядом утихомирила сестер и спокойно ответила:

– Девочки преувеличивают. Никаких драматических событий не было, Филипп, хотя, кажется, ты так думаешь. До недавнего времени мы жили в Лондоне у нашего двоюродного деда, сэра Освальда Мерридью. В Бат нас сопроводил будущий муж Чарити лорд Динзтейбл. Мы остановились в доме леди Августы Монтигуа дель Фуэго, так что, как видишь, нашей репутации ничто не угрожает.

– Вот именно! – выступила вперед Грейс, воинственно уперев руки в бока. – Нечестно так говорить с Пруденс, когда ты не знаешь, что произошло! Если уж на то пошло, ей бы не пришлось нас спасать, если бы ты был там! Пруденс всегда о нас беспокоилась, и она бы не допустила, чтобы произошло что-нибудь дурное с нами или с нашей репутацией. Правда, Пруденс? Кроме того, в Бат нас проводил лорд Каррадайс, – добавила она. – И он спас Пруденс от разбойников, и он любит Пруденс, и он просто замечательный!

– Каррадайс? Никогда о нем не слышал! – Филипп посмотрел на девочку. – Ты ведь Грейс? Почему бы тебе не погулять и не посмотреть витрины, пока мы с твоей сестрой обсуждаем взрослые вопросы?

Чарити посмотрела на Филиппа, потом на сестру и поспешно сказала:

– Да, пойдемте, девочки. Филиппу и Пруденс надо поговорить с глазу на глаз. Пруденс через несколько минут нас догонит.

Грейс и Хоуп были этим недовольны. Но Чарити мягко настаивала и уговорила их уйти. Филипп повернулся к Пруденс:

– На мой взгляд, все это очень скверно, Пруденс. Скарлатина, разбойники! Побег! Не понимаю, почему кто-то решил, что тебя надо спасать! А эти так называемые друзья, у которых вы остановились? Я никогда не слышал об этом Каррадайсе и не могу сказать, что я в восторге от того, что ты путешествуешь в его компании. Где ваш двоюродный дед? А что до этой леди Монтигуа, как ее там... Что это за имя, я тебя спрашиваю?

– Это аргентинская фамилия.

– Я понял, что она не англичанка, – фыркнул Филипп.

– Леди Августа Монтигуа дель Фуэго самая что ни на есть английская тетушка герцога Динзтейбла, – сухо объяснила Пруденс. – Ее второй муж был аргентинцем, овдовев, она вернулась в Англию.

– Ах вот оно что! Ну, если она тетя герцога, тогда, думаю, все в порядке.

– Да. Она необычайно добра к нам, Филипп, и я не желаю, чтобы о ней говорили неуважительно, – сказала Пруденс таким тоном, что Филипп заморгал от удивления.

– Я не хотел... – начал он.

– Я уверена, что не хотел, – энергично сказала она. – Но улица неподходящее место для обсуждения этого и других вопросов. Ты можешь навестить меня в доме леди Августы сегодня днем.

– Э-э... Да, очень хорошо, – неловко поклонился Филипп.

– Вот ее адрес. – Пруденс нацарапала на листке несколько слов и сунула его в руку Филиппу. – Я жду тебя сегодня днем. Когда тебе удобно?

– Э-э... – Он оглянулся, словно ища подсказки. – В два?

– Хорошо, в два. До встречи, Филипп. Нам многое нужно обсудить, – решительно сказала Пруденс и пошла догонять сестер.

Филипп молча смотрел ей вслед.

Когда они вернулись в дом леди Августы, у Пруденс дрожали ноги, хотя вся прогулка не заняла больше пяти мнут. Сестры всю дорогу обсуждали неожиданную встречу с Филиппом, строили догадки, что привело его в Бат, обсуждали, как он изменился и как красиво одет, а главное, что его возвращение значит для них и Пруденс. Казалось, они думали, что все их проблемы разрешились.

Пруденс не произнесла ни слова. Если бы ее спросили, то ей пришлось бы ответить, что она рада видеть Филиппа. На самом деле она была потрясена неожиданной встречей. У нее было ощущение, что он... предал ее, не сообщив о своем возвращении. Он давно в Англии?

Она медленно поднялась в свою спальню. Даже самый большой оптимист, наблюдая уличную сценку, не подумал бы, что это неожиданная встреча давно разлученных судьбой возлюбленных, нашептывал ей внутренний голос. Но она все еще носит его кольцо. А он явно считает, что как будущий муж имеет право делать ей выговор по поводу ее поведения.

За столько лет разлуки они оба повзрослели и изменились. Он стал более уверенным в себе. И она – тоже. Это вполне естественно.

Но что Филипп ждет от нее? Сказал ли он родителям о своей помолвке? Она для него все еще «единственная мечта, которая держит его в живых в этой дыре на краю земли», как он когда-то написал? Что-то непохоже, но впечатление бывает обманчивым. Кажется, он не испытал прилива радостных эмоций, но, в конце концов, на улице не обнимаются. Ничего удивительного, что их встреча вышла довольно неловкой. А если он все еще хочет жениться на ней? Что ей делать?

У Пруденс сжалось сердце.

В два часа они встретятся наедине, и все будет решено, говорила себе Пруденс. Она посмотрела в зеркало, рассеянно поправив прическу.

Когда она думала о встреченном на улице щеголевато одетом незнакомце, она ничего не чувствовала. Она не чувствовала, что обручена с ним. Не чувствовала с ним никакой связи. Хотя у них был общий ребенок.

Гидеон уже больше часа не отходил от окна, ожидая возвращения Пруденс и ее сестер. Он принял решение, и ему не терпелось с ней поговорить. Он немедленно женится на ней и тут же отыщет ее ребенка. Ребенок будет усыновлен и станет жить с ними. Конечно, пойдут разговоры. Если разразится скандал, он распустит слух, что это его дитя. И весь свет станет восхищаться великодушием и милосердием Пруденс, которая без лишнего шума приняла его незаконнорожденного ребенка.

Если ее горестный взгляд навсегда исчезнет, его нисколько не волнует, что станут болтать в свете.

Наконец Гидеон заметил на улице сестер Мерридью, они оживленно что-то обсуждали. Только не Пруденс. Гидеон видел, что она не принимает участия в разговоре. Было довольно трудно разглядеть под шляпкой ее лицо, но ему показалось, что она бледна и взволнована.

Гидеон сбежал по лестнице, толкнул дверь соседнего дома и передал записку, прося мисс Пруденс поговорить с ним. Он ждал ее, меряя шагами гостиную.

Пруденс замерла. Ее рука лежала на ручке двери. Она чувствовала опустошение. Сначала неожиданная встреча с Филиппом на улице, а теперь это. Несколько дней подряд ей удавалось избегать Гидеона, но сегодня события выбили ее из колеи. Нужно поговорить с лордом Каррадайсом, прежде чем она встретится с Филиппом.

В его записке написано «конфиденциально». Что это значит? Нечто, о чем он не хочет говорить на публике или в присутствии сестер? Пруденс надеялась, что он не станет обсуждать тему ребенка. Настоящий джентльмен никогда бы об этом не упомянул. Лорд Каррадайс не такой, как дедушка, совсем не такой. Он может не одобрять ее безнравственный поступок, но он добрый. Он не станет ее осуждать.

Пруденс почувствовала дурноту. Он должен понять, что она сначала должна поговорить с Филиппом, все выяснить, прежде чем думать о чем-либо другом. А когда все будет кончено...

В холле пробили часы. Половина второго. Филипп будет здесь через полчаса. Ей нужно очень быстро поговорить с лордом Каррадайсом. Она не вынесет, если он еще будет здесь, когда появится Филипп.

Пруденс пригладила волосы и поправила платье. Внутри была болезненная пустота. Нервы, сказала она себе. Она сделала глубокий вдох и вошла в комнату.

Лорд Каррадайс торопливо подошел к ней. Слишком близко, чтобы оставаться спокойной.

– Вы бледны! – воскликнул он. – В лице ни кровинки.

– Ничего не могу с этим поделать, – неловко ответила Пруденс и отступила на шаг.

Если он коснется ее, она сломается. Нужно беречь силы. Гидеон шагнул к ней, она почувствовала слабый запах его одеколона. На его лице отразилась озабоченность.

– Я знаю, это моя вина, Пруденс. Жалею, что настоял на том, чтобы вы рассказали о своем прошлом. Я хотел сказать, жалею, что расстроил вас, а не о том, что узнал вашу историю, но...

– Я рада, что вы нашли ее поучительной, – сдержанно сказала Пруденс и снова отступила.

– Поучительной? – нахмурился он. – Странно. Не обращайте внимания...

– Не буду.

Гидеон странно посмотрел на нее и подошел ближе.

– Пруденс, не имеет значения...

– Думаю, имеет!

Он решительно и властно взял ее за плечи.

– Конечно, имеет. Я хотел сказать, что для меня это ничего не меняет. Я хочу, чтобы вы были рядом со мной! Позвольте мне заботиться о вас, защищать вас. Я...

Она так этого ждала. Душа ее пела от счастья, что этот мужчина сказал такие слова.

Но она еще помолвлена. Она дала слово Филиппу. Как она может говорить о любви, не расторгнув помолвки?! Если она сможет ее расторгнуть...

Она должна это сделать.

– Пока я помолвлена, я не могу вам ответить! – Пруденс отступила, чуть задыхаясь.

– Вас не волнует этот Оттерботтом! Вы его не любите! Вы не можете любить мужчину, который бросил вас в таком положении и уехал на долгих четыре года. Оставив вас на милость...

– Филипп вернулся. Гидеон открыл рот.

– Вернулся? – Его черные брови сошлись на переносице. – Где он? Когда он возвратился в Англию?

Это главный вопрос, подумала она.

– Он здесь, в Бате, – сказала Пруденс. – Он будет здесь, – она посмотрела на каминные часы, – через двадцать минут.

– Здесь, в Бате? – потрясенно спросил Гидеон, но взял себя в руки и настойчиво сказал: – Дважды нельзя войти в одну реку, Пруденс. Вы не видели его с шестнадцати лет. Если вы и любили его тогда, это было слепое увлечение юной девочки. Если бы вам позволили бывать в свете, сомневаюсь, что вы обратили бы на него внимание. Насколько я понял из рассказов ваших сестер, ваш дед содержал вас почти как узниц. Я слышал, что узники дружат даже с мышами и крысами, настолько им одиноко. Оттербутс и был для вас такой крысой. Но теперь вы не в тюрьме и...

– Оттерб... Филипп не крыса. Он...

– Только крыса могла бросить женщину, которая ждет ребенка, Имп, – безжалостно сказал Гидеон.

Возникла короткая пауза. Пруденс не знала, что сказать.

Ей нужно поговорить с Филиппом. Нарушить данное ему обещание сейчас, не поговорив с ним...

Нет. Она дала слово. Нужно поговорить с ним, прежде чем упасть в объятия другого мужчины.

Такие восхитительные... манящие объятия... перед которыми невозможно устоять...

Ей как-то удалось справиться с собой. Пожав плечами, Пруденс сказала:

– Но теперь он вернулся.

И она понятия не имеет, что ей делать.

– Это его не извиняет. Если бы я вернулся... нет, я бы вас никогда не оставил.

Настойчивость Гидеона начала раздражать ее, хотя и грела ей сердце. Пруденс хотелось, чтобы он ушел, дал ей возможность поговорить с Филиппом, и тогда бы она во всем разобралась. Вместо этого Гидеон подталкивал ее к признанию, к объяснению в любви, которое она не готова сделать. И она не хочет, чтобы ее к этому подталкивали. Даже Гидеон.

– Ба! – сумела выговорить она. – Вы знаменитый повеса. Вы, должно быть, бросили десятки, даже сотни женщин! – Ее голос прозвучал несколько неуверенно.

Она шагнула за маленькую скамеечку для ног. Ей необходима дистанция между ними.

В его глазах сверкнули озорные смешинки.

– Если быть точным, тысячи. О моих достижениях ходят легенды. – Гидеон медленно подкрадывался к ней.

– Я не знаю, сколько... – начала она и замолчала, поняв, что их беседа превращается в фарс. – Филипп ничего не мог сделать. Обстоятельства...

– Мог, Имп.

Гидеон перешагнул через скамейку и взял обе руки Пруденс в свои ладони. Она попыталась высвободить руки, но он сильнее сжал их. Он ласково смотрел на нее, озорные искорки пропали из его глаз.

– Кстати, о мифических толпах оставленных мною женщин. Я никогда не соблазнял невинных девушек и не имел дела с женщинами, которые хотели от меня большего, чем легкий флирт.

Пруденс смотрела на него, пытаясь понять, что он ей говорит. У нее болела голова. Мозг лихорадочно работал. Филипп будет здесь с минуты на минуту. Гидеон что-то говорит о крысах и о соблазне. Может быть, она не поняла его признания? И он пытается объяснить, что она для него тоже легкий флирт?

– Признаюсь, это не делает мне чести, – продолжал он, – но я ни одну женщину не заставил пожалеть, что она познакомилась со мной, и ни одну не оставил с ребенком.

Его слова остановили вихрь ее мыслей. Почему он снова заговорил о ребенке? Она больше не могла этого выносить. Пруденс, словно защищаясь, подняла руку.

Нужно сохранять дистанцию.

– Умоляю вас, больше не говорите на эту тему. Я жду Филиппа. И больше не могу ни о чем думать.

– Этого не может быть.

– Это правда.

Гидеон еще больше встревожился. Пруденс отстраняется от него, он видел это по выражению ее глаз, по ее напрягшемуся телу. Что еще он может сказать, чтобы убедить ее? Она должна согласиться. После стольких лет он наконец нашел настоящую любовь и не вынесет, если она откажет ему только потому, что дала слово Оттербери. Но она определенно отказывается. Кажется, все умения обольщать женщин покинули его. Она не «женщины», она – Пруденс. Вот в чем все дело. Прекрасная, уникальная Пруденс. Его возлюбленная.

Он не мог просто уйти, отдав ее Оттербери. Но ему придется это сделать, он это знал. Увидев Пруденс через столько лет, Оттербери влюбится в нее с новой силой.

Ему нужно сейчас завоевать ее, прежде чем Оттербери возобновит свои ухаживания. У Оттербери все козыри на руках: кольцо, клятва, которую Пруденс хранила четыре года, ребенок.

А Гидеон мог предложить ей только сердце повесы. Сердце, которое, по его собственному признанию, прежде никогда не было постоянным.

Гидеон лихорадочно искал слова, которые могли бы ее убедить, но все слова были уже сказаны. И они оказались бесполезными.

Может, обратиться к поэзии? Это язык любви. Шекспир? Но он не мог вспомнить ни строчки. Гидеон снова сжал руки Пруденс:

– Забудьте Оттербутса. Станьте моей...

Вряд ли это поэзия. На счастье, ему в голову пришла строчка из Марло, и он процитировал:

– «Приди, любимая моя! С тобой вкушу блаженство я»[15]. Пруденс, смутившись, посмотрела на него и покачала головой.

– Ребенок будет жить с нами и... – торопливо уверял он. В ее глазах снова появилось странное выражение, которое Гидеон уже начал узнавать.

– Что случилось, Имп? Господи, я снова все испортил. Что я на сей раз сказал?

Она покачала головой и отвернулась.

– Пруденс, скажите мне. В чем дело?

Она подняла дрожащую руку, словно стараясь удержать его на месте.

– Вы меня неправильно поняли. Ребенка не было, живого... Дедуш... я заболела, и мой... – Она проглотила ком в горле. – Мой ребенок родился мертвым, раньше срока. Я больше не в силах этого выносить, – добавила она. – Пожалуйста, уходите. Филипп будет здесь с минуты на минуту. – Пруденс пошла к двери.

– Я никогда не чувствовал ничего подобного ни к одной женщине, – хрипло сказал Гидеон. – Вы нужны мне, Имп. Больше, чем кто-либо и что-либо в моей жизни. – Он снова потянулся к ней, но Пруденс отступила, покачав головой.

Это слишком. Слишком много мыслей терзают ее ум, слишком много чувств переполняют душу. У нее сердце разрывалось. Ей нужно побыть одной, нужно время, чтобы подумать.

– Простите, я не могу. – Она выбежала из комнаты.

Гидеон как слепой вышел из дома тетушки. Он был разбит. И еще больше влюблен. Год назад он бы не поверил, что такая женщина, как Пруденс, может существовать.

Она просто не могла нарушить клятву. Не имеет значения ни то, что она дала слово человеку, который ее оставил, ни то, что свидетель этой клятвы мертв.

Гидеон подумал, что все женщины, которых он знал, нарушали данное ими слово. Он подумал о собственной матери, которая с легкостью давала и нарушала обещания и в грош не ставила ни клятву, которую дала мужу, ни долг перед сыном. Не говоря уже о том, что она сбежала с мужем родной сестры.

Как сын подобной женщины мог понять такую девушку, как Пруденс?

Он мог ее не понимать, но как же он ее любил!

Он, бездельник, повеса, который не давал обещаний и не хранил верности женщинам! Он, пустой, эгоистичный и даже немного тщеславный человек! Он ее не понимал. И не заслуживал.

Но он от нее не откажется! Отдать ее Оттербери? Судьба давала Оттербери шанс сделать Пруденс счастливой, но вместо этого он покинул ее в самой ужасной ситуации, в какую только может попасть женщина, оставил на милость сурового и жестокого родственника. Оттербери не заслуживает уважения. Может быть, более достойному человеку Гидеон ее бы уступил.

Нет, мрачно подумал он. Никогда! Он никому ее не отдаст!

Пруденс нужно счастье. И Гидеону нужно стать единственным, кто может ей его дать. Он подходящий человек для этого. Единственный.

И Гидеон дал клятву, первую в своей взрослой жизни. У этой клятвы не было свидетелей, он даже не произнес ее вслух. Но он вложил в нее всю душу: он женится на Пруденс Мерридью и всю жизнь посвятит тому, чтобы для нее сбылось обещание, которое она дала сестрам: обещание солнца, смеха, любви и счастья.

Глава 17

Любовь никогда не умирает от голода,

Но ее часто убивает пресыщенность.

Нинон де Ланкло

Часы в холле тикали с мучительной медлительностью. Часовая стрелка медленно подползала к цифре «два». Пруденс расхаживала по верхней площадке лестницы. В ее голове эхом отдавался разговор с лордом Каррадайсом. После того как он ушел, она ни о чем другом не могла думать. Она его правильно поняла. «Приди, любимая моя! С тобой вкушу блаженство я».

Это явно признание. Он ее любит. Возможно, даже больше, чем она – его.

Пробило два. Пруденс взглянула в зеркало и поправила выбившийся локон. Она оделась тщательно, стараясь придать себе безмятежный вид. Влажными руками она расправила юбки. Она сможет выполнить свою задачу.

Как только утих бой часов, звякнул дверной колокольчик. Даже мальчиком Филипп отличался пунктуальностью. Это одна из его добродетелей.

Дворецкий Шубридж вяло пошел к двери, по дороге он остановился и со сводящей с ума неторопливостью поправил букет в вазе. Когда колокольчик звякнул снова, Шубридж величавым жестом распахнул дверь. Пруденс посмотрела вниз. С лестничной площадки входа в дом не было видно, но она услышала тихий рокот мужских голосов, потом шаги по полированному паркету и, наконец, в поле ее зрения появился Филипп. Он переоделся, заметила Пруденс. Шубридж взял у него пальто, высокую касторовую шляпу и черную, с серебром, резную трость, прежде чем проводить его в гостиную. Волосы Филиппа были тщательно завиты и напомажены по последней моде. Сапоги блестели, сюртук плотно облегал фигуру. Филипп стал светским щеголем.

Пруденс проглотила ком в горле. Четырехлетняя прелюдия подошла к концу. Набрав в грудь воздуха, она медленно пошла вниз по лестнице.

Годами она воображала себе возвращение Филиппа и жила ожиданием встречи. Сейчас она могла думать только о Гидеоне и его словах, которые заставили ее сердце – увы, слишком поздно! – петь от счастья. По иронии судьбы, когда Гидеон произносил эти слова, она думала о предстоящем разговоре с Филиппом.

Пруденс вспомнила, какое у него было лицо, когда она попросила его уйти. От волнения она почувствовала себя неловко. Все-таки он мог бы подождать, когда она придет к нему со свободным сердцем. Свободной, чтобы сказать ему «да». Она бы это сделала.

Она повторяла про себя согревавшие душу, прекрасные романтичные слова:

Приди, любимая моя!

С тобой вкушу блаженство я.[16]

Пруденс не сомневалась, что если кто-то и может подарить ей блаженство, то это Гидеон. От этой мысли она вздрогнула. Строчки стихотворения эхом отдавались у нее в голове, когда она спускалась по ступенькам.

Цветы вплету я в шелк волос И ложе сделаю из роз.

Ложе из роз. Конечно, там могут случайно оказаться и шипы, но с Гидеоном кто их заметит?

Зажгу на башмаках твоих Огонь застежек золотых.

Ей не нужно золотых застежек на башмаках. Это слишком экстравагантно. Не говоря уже о том, что давно не модно. Когда она будет свободна, она придет к нему босой!

Пруденс подошла к двери гостиной. Пора оставить грезы о безрассудной любви, мечты о блаженстве на ложе из роз с темноглазым смеющимся мужчиной. Сначала надо разобраться с тем, что она совершила в жизни, и только потом двигаться дальше.

– Здравствуй, Филипп, – сказала она, входя в гостиную.

– Моя дорогая Пруденс! – Филипп положил руки ей на плечи и осторожно поцеловал в обе щеки.

Словно покинув собственное тело, Пруденс глазами стороннего зрителя бесстрастно наблюдала их встречу. От Филиппа пахло чем-то экзотическим, наверное, пачулями и мускусом. Так благоухал дворецкий лорда Динзтейбла. Как странно и как нелепо в объятиях долгожданного жениха вспоминать чьего-то дворецкого.

Филипп наконец отпустил ее.

– Ах, Пруденс, Пруденс! – воскликнулон. – Как ты выросла! – Он посмотрел на нее и поцеловал в губы.

Охваченная чувством вины, Пруденс вытерпела это. Он не так целовал ее в прошлом. Теперь его губы стали настойчивыми и требовательными. Пруденс крепко сжала рот.

Его пыл сбил ее с толку. Она этого не ожидала. А следовало бы. По его мнению, они еще помолвлены.

Он разжал объятия, и Пруденс быстро отступила назад.

– Я вижу, ты все такая же застенчивая мышка. Пруденс попыталась улыбнуться, чтобы смягчить свой отказ.

– Это было так давно, Филипп. Прости...

– Должен сказать, что ожидал более теплого приема, малышка Пруденс, – сказал он. – Если помнишь, когда ты была девочкой, мы делали гораздо большее.

– Только один раз. К тому же я этого не хотела, – возразила она. – И последствия...

Она не закончила фразу. Нечестно встречать его жалобами и упреками. К чему, после стольких лет разлуки. С тех пор много воды утекло. С этим мужчиной у нее все кончено.

– Извини, Филипп, – смягчила она тон. – Мы не такие, как прежде. Нам нужно снова познакомиться друг с другом. Много произошло с того дня, когда мы обручились.

Филипп нахмурился.

Пруденс вытащила из лифа платья цепочку с кольцом.

– Все эти годы я берегла твою фамильную драгоценность. Его, казалось, ошеломили эти слова.

– Ах да. Хорошо.

Она ждала этого момента. Сняв кольцо с Цепочки, Пруденс сказала:

– Филипп, прости, но я больше не могу носить твое кольцо. Я не могу выйти за тебя замуж.

Наступило короткое молчание. Филипп положил руки ей на плечи и повернул лицом к себе.

– Ты расторгаешь помолвку? – недоверчиво спросил он. – После того как четыре с половиной года носила мое кольцо?

Пруденс, сглотнув, кивнула. Это первое обещание, которое она нарушила.

– Почему?

Пруденс ничего не сказала. Она молча протянула ему кольцо. Филипп взял его и, тщательно осмотрев, взвесил на руке, словно проверяя вес.

– Тяжелое.

– Оно ведь переходило из поколения в поколение твоих предков по женской линии?

– Предков? Ах да, да, конечно.

Филипп вертел в руках кольцо, не зная, что с ним делать.

– Лорд Дерем знает об этом?

– Если ты имеешь в виду кольцо – нет. Я спрятала его, как ты велел. Если тебя интересует, знает ли он о нашем обручении, то тоже нет. Но в любом случае это не имеет значения, мы покинули его дом и никогда туда не вернемся.

– Да, твои сестры говорили сегодня утром, что вы убежали. Поразительная глупость, Пруденс! Он твой законный опекун!

– Скоро он не будет моим опекуном. Как только мне исполнится двадцать один год, я получу право на наследство, и мы навсегда избавимся от необходимости жить с ним.

– Но к чему эти истерические выходки и риск навлечь на себя его неудовольствие? А если он лишит тебя наследства? Это крайне неразумно, Пруденс, крайне неразумно!

Пруденс недоверчиво смотрела на него. Она писала Филиппу, как жестоко обращается с ними дед. Она даже сообщила ему еще более страшное, то, о чем до сих пор никому не рассказывала.

– Ты знаешь, что с дедушкой было невыносимо жить, – медленно сказала она. – Я часто писала об этом. Ты не мог этого забыть.

– Я достаточно разбираюсь в людях, чтобы распознать чрезмерную женскую чувствительность, – отмахнулся Филипп.

Пруденс заморгала. Чрезмерная женская чувствительность?

– Старому человеку нелегко, когда у него на руках пять девочек, – не обращая на нее внимания, продолжал Филипп. – Если он немного старомоден, это вполне понятно. А дисциплина еще никому не повредила. К тому же он теперь, наверное, очень стар. Он долго не протянет. Стоило бы потерпеть. У него ведь куча денег.

– Так вот почему ты не писал... – медленно сказала Пруденс.

– Не придирайся, Пруденс. Должно быть, я не получил писем, в которых ты об этом писала. Ты же знаешь, как плохо доходит в Индию почта. – Филипп избегал ее взгляда. – Во всяком случае, если бы я поступил, как ты умоляла, и приехал за тобой, то к тому времени ты уже забыла бы о своей маленькой проблеме. Ну и дураком же я тогда выглядел бы!

Филипп, казалось, не понимал, что выдал себя. Он получил самое важное письмо.

– Значит, ты просто пренебрег тем, что я написала.

– Не будь упрямой, Пруденс. Я был на краю света. Ты не представляешь, с какими трудностями мне пришлось столкнуться в Индии.

– Но когда я сообщила тебе... ребенок... – Она не могла говорить.

Филипп покраснел.

– Шшш... не надо говорить о таком деликатном деле. Случилось несчастье, но это, несомненно, к лучшему.

Пруденс поразили эти слова. Она подошла к окну и невидящими глазами стала смотреть вдаль. Ей так хотелось поделиться своим горем с ним, отцом ребенка, а он, оказывается, не испытывает никаких чувств.

Пруденс вдруг резко повернулась к Филиппу.

– Так ты считаешь, что ради денег мы должны были остаться с дедушкой? И закрыть глаза на его жестокость? – Она смотрела ему прямо в лицо. – Это была жестокость, Филипп, а не дисциплина, как ты выразился.

Он неловко переминался с ноги на ногу.

– Женщины склонны преувеличивать. Если бы ты знала, какие страдания мне пришлось пережить в Индии, чтобы заработать деньги...

– Значит, для тебя главное – деньги? Ты считаешь, что ради денег нам следовало все стерпеть. Ты не послал за мной, когда я в тебе так нуждалась, потому что ты был занят зарабатыванием денег. Ты всегда был такой? Я была слепа?

– К чему было беспокоить тебя финансовыми проблемами, когда мы встречались? – пожал плечами Филипп и снисходительно добавил: – Женщины известны своей непрактичностью и наивностью.

Пруденс фыркнула. Неправильно истолковав это, Филипп поторопился заверить ее:

– Мы, мужчины, находим это очаровательным. Признаюсь, в последний год я пел другую песню, поскольку казалось, что твой дед потерял все свое состояние. Компания почти обанкротилась, мы переживали трудные времена. Но четыре или пять месяцев назад все круто изменилось. Ты не поверишь, компания стала процветать. У твоего деда по-прежнему куча денег, поверь мне!

Пруденс почувствовала тошноту. Как она могла думать, что этот напыщенный, корыстный человек – любовь всей ее жизни? Должно быть, корысть всегда была ему присуща. Как она этого не разглядела? Его совершенно не волновал их ребенок! Он получил письмо и даже не потрудился ответить. Ее ребенок был «деликатным делом», а его смерть – «к лучшему».

Пруденс едва смотрела на него, и то лишь для того, чтобы соблюсти правила вежливости. Гнев и горечь предательства клокотали в ней, грозя вырваться наружу, сжигая все на своем пути. Ей хотелось наброситься на него. Она не могла говорить.

Не обращая внимания на ее состояние, Филипп сел, разгладил элегантные бриджи и критически осмотрел комнату.

– Если ты не хотела оставаться в Дерем-Корте, то почему не остановилась у родственников? У двоюродного деда, например? Не понимаю. Это люди, у которых ты живешь, заморочили тебе голову постыдными мыслями о независимости? Должен тебе сообщить, что я навел справки, и мне совершенно не нравится, что ты здесь обитаешь! Остановиться у женщины, которую ты не знаешь! У вдовы какого-то типа из Аргентины! Боже милостивый, Пруденс! Как ты могла поступить так неосмотрительно?

Пруденс изо всех сил сдерживалась.

– Леди Августа...

– Судя по словам моих... моих гостеприимных хозяев, эта твоя леди Августа дель иностранка в один прекрасный день просто приехала в Бат. Никто о ней до этого не слышал. Ее нет в Книге пэров и баронетов. Помяни мое слово, она авантюристка!

– Чепуха... – начала Пруденс, но Филипп отмахнулся.

– Мне ее показали на улице. Да у нее такие волосы, которых устыдилась бы и цирковая танцовщица. – При этих словах он взглянул на рыжие локоны Пруденс. – И она красит лицо. Тоже мне, леди! – фыркнул он. – Они там сами себе придумывают титулы.

– Неправда! Она...

Филипп снова высокомерно махнул рукой.

– Прислушивайся к тем, кто лучше тебя разбирается в людях, Пруденс. Люди, у которых я в гостях, ее не знают, а мой здравый смысл подсказывает остальное.

Пруденс воинственно скрестила руки. Она едва удерживалась от желания залепить ему пощечину. Как она могла быть такой слепой в шестнадцать лет? Страшно подумать, как может заблуждаться человек.

– Вдобавок есть серьезные сомнения относительно герцога, с которым помолвлена твоя сестра, – заявил Филипп. – Мой гостеприимный хозяин приходится троюродным братом тетушке одного герцога и разбирается в таких вещах. Мои хозяева знакомы почти со всеми важными персонами в лондонском свете. Им известно, что герцог Динзтейбл живет уединенно на севере Шотландии и ни с кем не видится. Думаю, это тебя убедит. – Филипп откинулся на спинку кресла и самодовольно посмотрел на Пруденс. Она не ответила, и он добавил: – Твой так называемый герцог, должно быть, мошенник.

– Нет, он отшель...

– В хорошую же историю ты впутала свою сестру! Держу пари, что, как только Чарити вступит в права наследства, ее новоиспеченный муж окажется безродным авантюристом.

– Пустая болтовня! – отрезала Пруденс. – Твои хозяева ошибаются.

– Они чрезвычайно респектабельные люди, с большими связями и хорошим состоянием, – возразил Филипп. – Что касается лорда Каррадайса, они о нем слышали. И все, что они слышали, не делает ему чести, поверь мне! Он повеса, распутник...

– Вздор! – возразила Пруденс. – Он был повесой, я знаю, но по отношению к нам он добр и великодушен, и я не желаю, чтобы на него клеветали...

– Ты, кажется, совсем ничего не понимаешь, Пруденс. Неудивительно, что его фатальное обаяние так на тебя подействовало.

С Пруденс было довольно.

– Если хочешь знать, да! Так подействовало, что я собираюсь выйти за него замуж.

Филипп открыл рот от изумления, но быстро овладел собой.

– Так вот в чем дело! Ах ты, бедная обманутая девочка! Такие повесы, как Каррадайс, не женятся. Они соблазняют девушек, а потом их бросают.

От его вопиющего лицемерия у нее перехватило дыхание. Подняв брови, Пруденс с негодованием посмотрела на него. Сообразив, что сказал, Филипп покраснел.

– Это другое. Я дал тебе кольцо.

– Оно все оправдывает? Что ж, теперь я его тебе возвращаю.

– Чтобы выйти замуж за Каррадайса? – усмехнулся Филипп и положил кольцо на стол.

– Да, он предложил мне это час назад, в этой самой комнате.

– Предложил или сделал предложение?

– Предложил.

– Что-то я не слышал раскатов грома, свидетельствующих, что мир перевернулся. Он действительно это сказал? И многословно?

– Конечно, сказал. Что ты имеешь в виду?

– Он действительно сказал: «Ты выйдешь за меня замуж»? Употребил такие слова, как «супружество», «лицензия на брак», «церковь», «свадьба»?

Пруденс покачала головой:

– Нет, но...

– Что именно он сказал?

Пруденс не хотела повторять нежные слова Гидеона, но была полна решимости защитить его и заставить Филиппа понять.

– Он сказал, что любит меня. Умолял позволить позаботиться обо мне, защитить меня. – Никто в жизни не говорил ей таких слов.

– Защитить! – с издевкой сказал Филипп. – Ты знаешь, что это значит? Взять женщину под свою защиту означает сделать ее своей любовницей.

– Он не это имел в виду! Он хочет жениться на мне!

– Это ты так думаешь. Он ведь этого не говорил? Какая ты наивная, Пруденс, – покачал головой Филипп. – Как, по-твоему, повесы соблазняют девушек? Заставляют их вообразить, что женятся. Повеса Каррадайс слишком умен, чтобы бросаться словами, за которые придется отвечать. Если он не произнес «брак» или «свадьба», поверь мне, он не поступит благородно.

– Поступит, – спорила Пруденс. – У него честные намерения. Ты просто не понимаешь.

– Полагаю, ты сказала ему о своей... неосторожности. Он имеет в виду ребенка. Пруденс вскинула голову.

– Да, сказала.

– Тогда все понятно, – кивнул Филипп. – Он знает, что ты – использованная вещь и не нужно обращаться с тобой как с добродетельной девушкой.

– Это не так! – Ее голос дрожал и срывался. – Ты не понимаешь!

– Все я понимаю. Зачем покупать корову, если можно получать молоко даром?

– Ты просто отвратителен! – Пруденс подбежала к окну, пряча эмоции.

Филипп, конечно, отвратителен, но его слова потрясли ее, хоть она и не хотела себе в этом признаться. Они вторили ее опасениям относительно намерений Гидеона.

За окном ложился туман, поднимавшийся из холодных ущелий.

Неприкрашенная правда заключалась в том, что Гидеон не произнес традиционных в таких случаях слов. Он не сказал: «Ты выйдешь за меня замуж?» Он сказал: «Приди, любимая моя! С тобой вкушу блаженство я».

Пруденс прижалась пылающей щекой к холодному стеклу окна. Почему Гидеон так поступил? Почему не сказал старые как мир слова?

Эти мысли, словно кислота, разъедали ее прежнюю уверенность.

Пруденс обернулась. Филипп, в модном сюртуке и чересчур пестром галстуке, самодовольно развалился в кресле. Она никогда себя высоко не ценила, а теперь совсем упала в собственных глазах. Перед ней живой пример ее умения разбираться в людях. Это ужасно.

У нее остались только чувства. Она любила Гидеона, действительно любила. И знала, что он хочет, чтобы она была рядом. Но в какой роли?

Филипп посеял в ее душе семена сомнения, и они пустили корни.

– Вот что вышло из твоего побега! Тебе нужно немедленно вернуться к деду, туда, где тебя уважают.

– Меня уважают здесь как никогда в жизни. Я никогда не вернусь в Дерем-Корт.

– Этот человек соблазнит тебя!

– Я тебе не верю! – пожала плечами Пруденс. Она не хотела показывать, что слова Филиппа запали ей в душу.

Филипп, раздраженный тем, что его доводы не подействовали, несколько раз прошелся по комнате. Нахмурив брови, он обдумывал ситуацию.

– Значит, ты решила бросить меня ради человека, о котором идет слава повесы.

– Да. Прости, но это так.

– Ты понимаешь, что тем самым выставляешь меня на всеобщее посмешище?

– Почему? Наша помолвка была тайной, о ней мало кто знает.

Помолчав, Филипп покачал головой.

– У меня тоже есть гордость. Кроме того, люди, у которых я остановился, могут сделать определенные выводы, поскольку я наводил для тебя справки.

– Не надо было этого делать.

– Не согласен. Как теперь выпутаться из этого положения с наименьшими потерями? Я должен блюсти свою гордость.

– Да, ты это говорил, но...

– Поскольку ты бросила меня, то, считаю, будет справедливым, если ты на первое место поставишь мои интересы.

Я не желаю попасть в неловкое положение. Я собираюсь пробыть в Бате еще неделю. Думаю, с твоей стороны это будет не большая жертва, если я попрошу тебя на следующей неделе не появляться в публичных местах? Чтобы случайно не встретиться и не спровоцировать ненужные вопросы.

– Не понимаю, почему может возникнуть неловкость. Ведь наша помолвка была тайной.

– Мне лучше знать, Пруденс, – отмахнулся Филипп от ее возражений. – Кроме того, я не хочу, чтобы мое имя связывали с беспутными сомнительными людьми, с которыми ты завела знакомство. Нас с тобой будут связывать хотя бы как соседей по Норфолку, а я не желаю ничем смущать своих гостеприимных хозяев.

– Беспутными и сомнительными? Да как ты смеешь оскорблять добрейших...

– Каррадайс неподходящая компания для тебя и твоих сестер, – оборвал ее Филипп. – Как и этот фальшивый герцог и его танцовщица тетушка.

– Это я танцовщица? – послышался от двери мелодичный голос. – Какая прелесть! Думаю, в молодости мне бы понравилась мысль стать танцовщицей. Они такие забавные. – Леди Августа с веселой улыбкой вошла в комнату. – Только танцы иногда слишком утомительны и требуют много энергии. Выйдя замуж, я нашла более приятное применение своим силам.

Скрытый смысл ее слов был столь же очевидным, сколь шокирующим. Филипп обиженно выпрямился. Он взглянул на яркие волосы и оживленное лицо, явно знакомое с пудрой и румянами. Однако хорошие манеры взяли верх, и Филипп надменно поклонился.

Леди Августа, в свою очередь, рассматривала гостя. Ее взгляд коснулся вычурного галстука, туго накрахмаленного воротничка рубашки, густо расшитого жилета, затянутого в талии сюртука. Ее улыбка стала еще шире.

– Как я понимаю, вы и есть тот самый мистер Оттерклогс, о котором мы столько наслышаны.

– Моя фамилия Оттербери, мадам. Я понимаю, что у вас есть преимущество передо мной.

– Конечно, – усмехнулась леди Августа и, сопровождаемая томным шелестом пурпурного шелка, опустилась на софу. – Садитесь, мистер Оттербанкс, садитесь. – Она похлопала рукой по софе. – Долгожданному жениху мисс Мерридью ни к чему строго соблюдать здесь церемонии.

Явно напуганный этим дружеским приемом Филипп резко сказал:

– Что до этого, мадам, мы с мисс Мерридью решили расторгнуть наше прежнее неофициальное соглашение.

– Пруденс, дорогая, ты это сделала! – восхищенно всплеснула руками леди Августа. – Поздравляю!

Надменность Филиппа возросла.

– Для тебя это неподходящая компания, – повернулся он к Пруденс.

– Я с тобой не согласна, – холодно ответила Пруденс.

– Ты стала очень своевольной, Пруденс. Леди это не подобает, – тихим голосом сердито сказал он.

– Фи! – послышался с софы презрительно-насмешливый голос. – Абсолютный вздор, мистер Оттербанкс. Если вы так ухаживаете за девушками, то неудивительно, что вы до сих пор не женаты.

К удовольствию Пруденс, краска залила щеки Филиппа.

– Мое семейное положение вас не касается, мадам, – отрезал он. – Потрудитесь оставить меня с мисс Мерридью наедине, будьте добры.

– Не буду, – сладким тоном ответила леди Августа. – Я несу моральную ответственность за эту юную леди и вижу, что общение с вами наедине не пойдет ей на пользу. К тому же, мистер Оттертош, – она поднялась с софы, – я думаю, что вам пора нас покинуть. Шубридж покажет вам дорогу. – Она дернула за шнурок звонка.

– Я уйду, мадам, – процедил Филипп, – поскольку вы продемонстрировали, что понятия не имеете о том, как вести себя в обществе. Меня это нисколько не удивляет! Моя фамилия Оттербери, а не Оттербанкс или Оттертош. – Он повернулся к Пруденс и уже тише добавил: – Подумай о своем долге передо мной. Добрая воля твоего деда очень важна для моего финансового положения. Я настаиваю, чтобы ты вернулась в Дерем-Корт.

– Никогда! – сквозь зубы бросила Пруденс. Стиснув зубы, Филипп какое-то время смотрел на нее, потом примирительным тоном сказал:

– Хорошо, у тебя есть на это причины. Но по крайней мере ты воздержишься от появлений на публике в Бате? – Он тихо добавил: – Если тебя увидят с этой женщиной, это не пойдет тебе на пользу.

– Уверяю тебя, леди Августа самая...

– Не будем спорить, – прервал ее Филипп. – Обещай мне нигде не появляться. Твоих сестер это тоже касается. Ты можешь сделать мне эту маленькую уступку? Если уж ты решила после стольких лет дать мне отставку, то сделай хотя бы это.

Обдумывая его просьбу, Пруденс смотрела на него. Неделю не появляться на балах и раутах не велика потеря, если это утешит его задетую гордость. Кроме того, они заняты подготовкой к свадьбе Чарити. На увеселения времени не останется.

– Хорошо, – кивнула она. – Я согласна.

– Ты обещаешь? Никаких публичных выходов на следующей неделе?

Пруденс снова кивнула, и Филипп с большим облегчением вздохнул.

– Хорошо. В таком случае я могу удалиться. – Он повел бровями в сторону леди Августы. – До свидания, мадам. – И последовал за Шубриджем.

Леди Августа, прищурившись, смотрела ему вслед. Как только за Филиппом закрылась дверь, она сказала:

– Попомни мои слова, этот человек что-то скрывает. У него есть собственные причины для того, чтобы ты нигде не появлялась. И они не имеют ничего общего ни с его уязвленной гордостью, ни с моим мнимым прошлым танцовщицы.

Пруденс взяла кольцо, которое Филипп оставил на столе. У нее было большое желание швырнуть его в окно, но оно передавалось в семье Оттербери из поколения в поколение. Она могла злиться на Филиппа, но при чем тут его родственники? Миссис Оттербери была очень добра к Пруденс и ее сестрам. Пруденс снова повесила кольцо на цепочку и, поймав взгляд леди Августы, объяснила:

– Я отдам ему кольцо при следующей встрече. Я носила его долгие годы, несколько дней ничего не изменят.

День в среду занялся теплый и солнечный. Пруденс проснулась рано, хотя мало спала ночью. Она лежала в постели, глядя, как пылинки танцуют в солнечном луче. Сегодня первая из сестер Мерридью выходит замуж. Интересно, мама и папа об этом знают?

– Пруденс, ты проснулась? – приоткрыла дверь в спальню Чарити. – Я так волнуюсь, что спать не могу. Можно к тебе?

– Конечно, милая.

В одно мгновение Чарити оказалась около кровати и юркнула под одеяло. Она порывисто обняла сестру.

– Я думала, что испугаюсь, но оказалось, что не могу дождаться, когда все свершится. И еще мне немного грустно. Мы уже не будем такими, как были. Я стану замужней дамой. Пруденс, ты можешь в это поверить?

– Не только замужней дамой, ты будешь герцогиней, – рассмеялась Пруденс.

– В этом я совсем не уверена, – надула губки Чарити. – Я себя не чувствую герцогиней.

– Но ведь ты выходишь замуж за герцога?

– Да! – восхищенно прошептала Чарити. – Он такой замечательный, Пруденс. Такой сильный, добрый... милый, благородный, прекрасный мужчина. – Она вдруг заморгала, стряхивая повисшие на длинных ресницах слезы. – Не могу поверить, что такой человек любит меня. Я никогда не думала... никогда не верила, что смогу стать такой счастливой. – Она судорожно сжала в объятиях сестру. – Спасибо тебе, Пруденс. Спасибо! Если бы не твоя храбрость, не знаю, что с нами стало бы. И вот мы здесь, светит солнце. Я влюблена и счастлива, как и мечтать не могла. Это сделала ты, Пруденс! Твое обещание сбылось, и я от всего сердца благодарю тебя за это.

У Пруденс защипало от слез глаза, она прижала к себе сестру. С ее плеч словно сняли тяжелый груз. Они все преодолели. Мрачные дни жизни с дедом навсегда остались позади. Чарити влюблена и сегодня выходит замуж. Сестры Мерридью больше не одиноки и беззащитны. Все будет хорошо. Должно быть.

– Девочки, вы проснулись? – просунула в дверь яркую голову леди Августа. – Вставайте, еще столько дел. Какой прекрасный день для свадьбы!

Чарити сияла. В небесно-голубом атласном платье, богато отделанном светлым кружевом, она выглядела так, что у всех дух захватывало. Она будто светилась изнутри. Платье было точно под цвет ее глаз. Маминых глаз, подумала Пруденс. На мгновение она пожалела, что продала мамины сапфиры. Они бы так подошли Чарити. Пруденс отбросила эту грустную мысль. Сегодня не о чем жалеть. Если бы она не продала сапфиры, то сестры Мерридью здесь бы не оказались...

Они все выглядели прелестно, ее сестры, как нежный букет весенних цветов. Фейт и Хоуп в платьях нежнейшего бледно-розового оттенка выглядели очень повзрослевшими. Грейс, как и Пруденс, была в светло-палевом платье, отделанном по краю бантами из голубых лент.

– Какие вы все красавицы! – воскликнула леди Августа, появившись в темно-бордовом платье с отделкой цвета морской волны, что совершенно не гармонировало с ее волосами. – Это преступление, настоящее преступление прятать вас в здешней глуши. Но я успокаиваю себя тем, что сама займусь вашим выходом в свет!

Пруденс удивленно посмотрела на нее.

– Неужели ты думаешь, что я вас отпущу, Пруденс? Давно мне не было так хорошо. После свадьбы я стану Чарити тетушкой, а вы все – моими племянницами. У меня не было детей, Бог не дал. А теперь... это все равно что иметь пять дочерей. – Леди Августа быстро заморгала и сердито добавила: – Проклятые свадьбы! Они всегда приводят меня в сентиментальное настроение. Но я не заплачу! Клянусь. Если я это сделаю, краска потечет с ресниц. Ну и вид у меня тогда будет! – Она посмотрела на Пруденс и подмигнула. – Неужели ты думала, что мои черные ресницы натуральные?

– Я ни минуты в этом не сомневалась, мэм, – рассмеялась Пруденс.

Леди Августа повернулась к Чарити.

– А теперь я хочу тебе кое-что подарить. Я выходила в этом замуж в Аргентине, это подарок моего мужа. Она принадлежала его матери. – С этими словами леди Августа развернула изумительной красоты фату из белоснежных кружев и осторожно накинула ее на белокурые локоны невесты. – Прекрасно, моя дорогая, просто прекрасно. Ты выглядишь как ангел. О Господи, не надо было мне красить ресницы. – Она вытащила отделанный кружевом батистовый платочек и осторожно приложила его к глазам. – Твое платье очень оригинальное, – продолжила леди Августа. – Мы можем гордиться портнихой. Я не ожидала, что мы сумеем найти здесь искусную мастерицу.

– Главное, что платье голубое, – вставила Чарити, – значит, все в порядке.

– Не совсем, моя милая. Мой племянник Каррадайс прислал это утром. Он сказал, что мисс Пруденс очень бы хотелось, чтобы ее сестра отправилась под венец в этом... – И она вытащила из коробки сапфировое ожерелье и такие же серьги.

Пруденс изумленно посмотрела на нее.

– Но они... они...

От нахлынувших эмоций она не могла говорить. Откуда он узнал? Как смог догадаться, что значат для нее, для всех сестер эти украшения?

– Мамины сапфиры, – прошептала Чарити. Повернувшись к младшим сестрам, она объяснила: – Мама выходила в них замуж. Это был свадебный подарок папы. Теперь мама и папа с нами на моей свадьбе. Как чудесно, что лорд Каррадайс прислал их. Ты его просила, Пруденс?

Пруденс лишь покачала головой, ее сердце было слишком переполнено, чтобы говорить.

– Кареты ждут нас. Едем в аббатство, – энергично распорядилась леди Августа. – Грейс и близнецы поедут в первой карете вместе со мной. Пруденс с невестой – во второй. Задержитесь на несколько минут, Пруденс, невесте полагается немного опоздать.

– Но, мэм! – воскликнула Чарити.

– Чепуха! Жениху полезно немного подождать. Мужчин надо держать в напряжении, запомните это, леди. Никогда не позволяйте мужчинам считать, что вы всегда под рукой!

Батское аббатство было залито солнцем. Епископ, согласившийся провести церемонию, стоял у алтаря величественный и невозмутимый в роскошном расшитом облачении. Эдуард, бледный и взволнованный, ожидал прибытия невесты. Гидеон слонялся около него.

Двери распахнулись, и под высокими сводами церкви поплыли торжественные звуки органа. Ни Гидеон, ни Эдуард этого не заметили. Они не сводили глаз со своих возлюбленных.

Пруденс смотрела на него. Ей хотелось поблагодарить его за сапфиры, рассказать, что значит для сестер его жест. Но церемония началась, и момент был упущен.

Епископ начал службу с долгой и путаной проповеди о святости брачных уз, о том, какие серьезные обязательства они накладывают. Казалось, конца этому не будет. Его паства постепенно стала рассеянной.

В огромной старинной церкви Пруденс ощущала себя незаметной песчинкой в величественной схеме мироздания. Странно, но это ее успокаивало. Ее ум и сердце были заполнены Гидеоном. Его глаза ласкали ее. Она старалась избегать его взгляда. Ей нужно поговорить с ним, выяснить, что он хочет. Но она не могла обсуждать подобные темы на свадьбе сестры.

Пруденс внимательно следила за малейшими нюансами его мимики.

Филипп прав? Или она когда-нибудь будет стоять перед алтарем рядом с лордом Каррадайсом?

Епископ все говорил и говорил... К собственному удивлению, Пруденс один раз даже зевнула. Она мало спала накануне. Смутившись, она попыталась внимательно слушать.

Наконец епископ произнес знакомые слова:

– Кто отдаст эту женщину в жены этому мужчине?

Пришла ее очередь. Набрав в грудь воздуха, Пруденс выступила вперед. Как старшая сестра, в отсутствие родственников мужского пола, она выдавала замуж младшую.

– Я...

– Я! – прозвучал, отдаваясь эхом под сводами церкви, мужской голос.

В едином порыве все обернулись.

– Дядя Освальд!

Действительно, это был сэр Освальд. Одетый в щегольской костюм, держа шляпу под мышкой, он шел по проходу. На его лице сияла улыбка.

Дядя Освальд здесь, в Бате? Откуда он узнал, когда и куда надо приехать? Пруденс обернулась и вопросительно посмотрела на лорда Каррадайса. Он отрицательно покачал головой. Казалось, он удивлен не меньше остальных.

Дедушка тоже приехал? Пруденс охватили дурные предчувствия. Дядя Освальд светится от радости, сказала она себе. Можно ли доверять его улыбке? Он ответил на вопрос епископа «Я!». Это не могло быть уловкой. Пруденс в тревоге посмотрела на дверь. Следом за дядей Освальдом никто не вошел.

– А дедушка? – шепнула Пруденс, когда сэр Освальд подошел к алтарю.

Он покачал головой и похлопал ее по руке.

– Я отправил его в Дерем-Корт, – тихо сказал он, – разве вы ничего не знаете... – Он вдруг замолчал. – Боже милостивый! Это Гасси Манинхам? Я думал, она в Аргентине.

– Да, если ты имеешь в виду тетушку Гидеона и Эдуарда, это леди Августа Монтигуа дель Фуэго, – ответила Пруденс, удивленная столь внезапной переменой темы.

– Где ее муж? – прошептал сэр Освальд.

– Она в прошлом году овдовела и несколько месяцев назад вернулась в Англию. – Пруденс была совершенно сбита с толку. – Как ты узнал о свадьбе, дядя Освальд? Как ты нашел нас?

– Овдовела? – пробормотал сэр Освальд и громко сказал: – Продолжай, Чаффи, я уже сказал, что отдаю свою красавицу внучатую племянницу замуж, так что заканчивай.

К всеобщему изумлению, величавый епископ весело ответил:

– Если ты закончил болтать, Оззи, я сейчас тоже закончу. Я думал, ты никогда не приедешь. Ни разу в жизни так не мучился ожиданием. – Он подмигнул Пруденс и обычным звучным голосом завершил свадебную церемонию.

Пруденс не верила собственным ушам. Чаффи и Оззи? Длинная и путаная проповедь была всего лишь уловкой, чтобы затянуть время? Должно быть, епископ послал за дядей Освальдом. Как он догадался, что они сбежали? И почему послал за дядей Освальдом, а не за дедушкой? И почему вдруг дядя Освальд заинтересовался леди Августой больше, чем свадьбой собственной внучатой племянницы? Все это очень странно.

Глава 18

Соедините руки и сердца.

У. Шекспир[17]

– До свидания! До свидания!

Карета, нагруженная багажом, громыхая по булыжникам, покатилась вниз по улице. Герцог Динзтейбл и новоиспеченная герцогиня, прощаясь, махали руками, высовываясь из окошек. Пруденс, Хоуп, Фейт и Грейс, высыпав на улицу, выкрикивали прощальные слова и наставления почаще писать. Леди Августа и сэр Освальд стояли на ступенях дома. Лорд Каррадайс смотрел вслед отъезжающим, перегнувшись через перила балкона. На его лице блуждала странная улыбка. Пруденс на мгновение задумалась, что она означает, но, взволнованная отъездом сестры, тут же отвлеклась от этой мысли.

Все смотрели вслед карете, пока она не скрылась из виду. Охваченная чувством утраты, Пруденс инстинктивно повернулась к Гидеону. Во время свадьбы она с ним и словом не перекинулась. А из-за решения Чарити и герцога немедленно отправиться в Шотландию, к негодованию леди Августы, пришлось сократить торжественный завтрак. Так что сейчас Пруденс впервые представилась реальная возможность поговорить с лордом Каррадайсом.

Но как спросишь у человека, доставившего своим великодушным жестом столько счастья сестре, не хочет ли он сделать тебя своей любовницей? А если это действительно так, что на это ответить?

К тому же ей нужно расплатиться с ним за сапфиры. Пруденс надеялась, что у нее осталось достаточно денег.

Но прежде чем она успела поговорить с Гидеоном, ее перехватил сэр Освальд:

– Ну, юная леди, думаю, пора объясниться. Не выпить ли нам чаю? А ты тем временем объяснишь, почему, черт возьми, с самого начала не сказала, что вы убежали из Дерем-Корта!

– Чаю, дядя Освальд? – спросила Пруденс, стараясь отвлечь его. – Я думала, вы не любите чай.

– Я привез Гасси пакет своей лучшей ромашки, так что хватит уверток, милочка, пойдем в дом!

Пруденс смиренно последовала за ним в дом леди Августы.

– Вы меня защищали? – изумленно промолвил сэр Освальд. – Вы думали, что я завишу от брата?

– А разве нет? – озадаченно спросила Пруденс. – Он всегда жаловался, как дорого вы ему обходитесь.

– Что? – поднял брови сэр Освальд.

– И проклинал ваш экстравагантный образ жизни.

– Могу себе представить. Он всегда скряжничал, когда приходилось тратить деньги на приятную жизнь. Но когда это коснулось бизнеса...

– Бизнеса? – повторила Пруденс. – Я думала, его бизнес процветает.

– Как бы не так! – снова фыркнул сэр Освальд. – Так было десять лет назад, пока мы не разделились. Когда я перестал удерживать его от безумных проектов и сумасбродных афер, компания покатилась вниз! У него совершенно нет деловой хватки. Спустил хорошие деньги на абсурдных спекуляциях.

– Но...

Сэр Освальд снова удивленно покачал головой.

– Поверить не могу, вы защищали меня. Пять молоденьких девушек убежали бог знает куда, подвергая себя страшной опасности, только чтобы защитить меня! – Он вынул большой платок и шумно засопел.

– Конечно, мы хотели вас спасти от гнева дедушки, дядя Освальд, – растрогалась Пруденс. – Всякий раз, читая о вас в светской хронике, он приходил в ярость и грозился лишить вас последнего пенни. А когда мы приехали к вам, вы были так добры и великодушны, приняв нас без возражений, хотя для вас это было нелегко.

– Это замечательно, дорогая, – взволнованно сказал сэр Освальд, – что вы приехали ко мне. Даже не помню, когда я так радовался. Моя жизнь одинокого старика текла до вашего приезда скучно и вяло. – Он снова прикрыл лицо платком, засопев от эмоций.

Тронутая Пруденс перевела разговор на менее волнующие темы:

– А бизнес, дядя Освальд? Вы сказали, он пришел в упадок...

– Я не мог допустить, чтобы принадлежащая семье компания разорилась из-за скверного руководства. Хотя лично ко мне это не имело отношения, но это было бы плохо для всех нас. Для тех, кто работал на нас больше тридцати лет. Я выкупил ее несколько месяцев назад и готов похвастаться, что дела снова пошли в гору.

Пруденс вспомнила, что Филипп сказал то же самое. Только он не упоминал о дяде Освальде.

– А работники знают, что теперь вы участвуете в деле? – спросила она.

– Нет, к чему устраивать шумиху? Не хочу, чтобы стало известно, что я занимаюсь торговлей, хотя это принесло мне титул.

– Титул? – озадаченно переспросила Пруденс.

– Боже мой, дитя мое, разве ты ничего не помнишь из школьных уроков? Я ведь сэр Освальд Мерридью, так? Младший сын барона обычно не имеет титула сэр, правильно? – Он с довольным видом откинулся на спинку кресла. – Я ничего не получил ни от отца, ни от старшего брата. Все заработал сам, включая титул. – Заметив недоумение Пруденс, он пояснил: – На службе Короне, больше я ничего не скажу. – Он приложил палец к губам. Пруденс была совершенно ошеломлена.

– Так вы не зависите от милости дедушки?

– Разумеется, нет! – фыркнул сэр Освальд. – Если хочешь знать, все как раз наоборот. Из-за своих безумных затей старый болван остался без гроша. Он был по уши в долгах, пока я его не вытащил.

– Дедушка был в долгах? – изумилась Пруденс. – Так это вы нас всех содержали? Даже до того как мы приехали в Лондон? Мы вам так обязаны...

– Вздор, вздор! Ничем вы мне не обязаны! Какая глупость, – шумно запротестовал смущенный сэр Освальд. – Куда мне еще тратить деньги, одинокому бездетному вдовцу? Все в конце концов достанется вам, девочкам, так что не тревожься, моя дорогая. Если кто зависит от чьей-то милости, так это твой дедушка. Так я ему и сказал, когда на прошлой неделе он явился ко мне в Лондон, захлебываясь от ярости, – усмехнулся сэр Освальд. – Я отправил его обратно и предупредил, что если он снова покинет Дерем-Корт и явится ко мне без приглашения, то я оставлю его без гроша! – Сэр Освальд возмущенно посмотрел на Пруденс. – Знала бы ты, как он поливал тебя грязью из-за цвета твоих волос! Он и раньше это делал? Поднимал на вас руку?

Пруденс от радости не могла говорить. Вскочив, она порывисто обняла дядю Освальда. Она ожидала, что дедушка появится здесь с минуты на минуту, но, оказывается, ему велено безвылазно сидеть в Дерем-Корте. Пруденс почувствовала невероятное облегчение и удивительную свободу. Чарити замужем и счастлива, дедушка больше не представляет для них угрозы. Впервые за долгие годы будущее виделось ей в розовом свете. Она почувствовала, как дядя Освальд, успокаивая, неуверенно похлопывает ее по спине. Справившись с собой, Пруденс отступила назад.

– Так что, мисс? Он дурно с тобой обращался? Пруденс больше не хотела лгать, поскольку отпала необходимость скрывать правду. С другой стороны, рассказать этому милому великодушному человеку, как жестоко с ними обращался его брат, – значит еще больше расстроить его. Дядя Освальд почувствует себя ответственным за случившееся и будет мучиться от чувства вины. Она не видела смысла ворошить прошлое.

– Он был сторонником строжайшей дисциплины, – сказала Пруденс, вспомнив точку зрения Филиппа. – Когда у него на руках оказались пять девочек, он временами терял терпение. Не будем больше говорить о нем, дядя Освальд. Или мне следует называть вас дядя Оззи?

– Я вас удивил? – усмехнулся сэр Освальд. – в том, что я учился вместе со стариной Чаффи. Поверить не могу, что он сделался епископом. В школе он был ужасным сорванцом. Когда Динзтейбл и Чарити пришли за лицензией, Чаффи почуял неладное. Конечно, узнал мою фамилию. Зная, что мои внучатые племянницы гостят у меня в Лондоне, он очень удивился, когда одна из них оказалась в Бате, да еще с просьбой о лицензии на брак. Он послал мне записку, и я примчался. Как я мог допустить, чтобы девочку некому было вести к алтарю?! – Его улыбка исчезла, и сэр Освальд неодобрительно поджал губы. – Не могу сказать, что свадьба мне понравилась, Пруденс. Конечно, церковь большая, красивая, замечательно, что служил епископ, но в остальном эта скромность совершенно недостойна герцога и такой красавицы, как твоя сестра Чарити.

– Но Чарити и Эдуард именно этого и хотели, – заверила его Пруденс. – Скромная церемония, на которой должны присутствовать только родственники. Я знаю, Чарити была потрясена вашим приездом. И мы все – тоже. – Она вскочила и поцеловала его в щеку. – Вы так дороги нам!

Сэр Освальд снова смущенно засопел и вытащил платок.

– Дорогая моя девочка! Когда мы выдадим тебя за Каррадайса, устроим грандиозную свадьбу. В церкви Святого Георгия на Ганновер-сквер! Службу вести пригласим Чаффи, к слову сказать, он прекрасно смотрится в пурпурном облачении. И устроим грандиозное торжество. И конечно, перед этим дадим бал, чтобы объявить о помолвке.

Когда умерла его двоюродная бабушка в Уэльсе? К тому времени траур у Каррадайса, думаю, закончится. Пруденс проглотила ком в горле. Пришло время признаться, что ее помолвка с лордом Каррадайсом была хитростью. Не лучшая стратегия, виновато подумала она, глядя на сияющего улыбкой пожилого человека. Он такой хороший. Дядя Освальд ужаснется, узнав, что все его усилия выдать ее замуж прежде сестер были для них источником огорчений.

Пруденс открыла было рот, но дядя Освальд, сжав в руке влажный платок, улыбнулся ей такой обезоруживающей улыбкой, что она не смогла сказать правду. Но, поскольку ее будущие отношения с лордом Каррадайсом довольно туманны, она не могла оставить сэра Освальда в заблуждении.

– Мы с лордом Каррадайсом поссорились, – выпалила она. – Так что, боюсь, свадьбы не будет ни на Ганновер-сквер, ни где-либо еще.

С этим покончено. Пусть не вся правда, но главное сказано.

К ее удивлению, дядя Освальд лишь усмехнулся.

– Фи! Милые бранятся – только тешатся, – сказал он. – Такое случается со всеми парами, когда первое волнение проходит. Что произошло? Каррадайса пугает, что ловушка захлопнулась? Не тревожься, он ведь повеса. Его мучают опасения, что он лишится свободы, но...

– Дело не в этом, – покачала головой Пруденс.

– Ты струсила? Это меня удивляет. Повеса, это понятно. Но ты... – Сэр Освальд пристально посмотрел на нее. – Ты меня не обманываешь? Если... э-э... тебя смущает супружеский долг, Гасси тебе все объяснит.

– Нет-нет! – заверила его Пруденс, смущенная тем, что обсуждает подобные темы с пожилым мужчиной.

Дядя Освальд решительно тряхнул головой.

– В таком случае это маленькая размолвка, попомни мои слова. Мальчишка влюблен. Клянусь жизнью. А когда Каррадайс появляется в дверях, ты так сияешь, милая моя, что свечей зажигать не надо.

Господи, неужели ее чувства для всех столь очевидны? Вот что происходит, когда Гидеон смотрит на девушку так... словно она единственная в мире. Это все его темные бархатные глаза... они заставляют девушку чувствовать себя особенной... прекрасной... Желанной...

Только что значит «желанной»?

Пруденс закусила губу.

– Простите, дядя Освальд, но с нашей помолвкой с лордом Каррадайсом определенно покончено. А теперь я должна... должна ненадолго уйти. Спасибо, что приехали на свадьбу. Вы не представляете, какое для меня облегчение, что вы уладили дело с дедушкой. Спасибо вам и за это. – Пруденс снова поцеловала его в щеку и поспешно вышла из комнаты.

В какую путаницу она попала! Она уже расторгла две помолвки.

Пруденс заколебалась. Наверху ее ждала постель, узкая, холодная, одинокая. Лорд Каррадайс сейчас вместе с остальными в гостиной. Ей нужно поговорить с ним, но не удастся сделать это наедине. Сейчас только и разговоров о свадьбе и неожиданном приезде дяди Освальда. Ей придется сидеть и мило улыбаться, словно сомнения не раздирают ее, и болтать о пустяках. А взгляд бархатных глаз Гидеона будет ласкать ее, а острый язычок – поддразнивать.

Она поднялась в спальню. Все, что ей нужно, – это выпить горячего шоколада и хорошенько выплакаться.

– Мы приглашены на маленькую вечеринку к моей подруге Мод, леди Госфорт, – объявила леди Августа, размахивая только что полученным письмом.

Это было на следующий день после свадьбы, когда все собрались в гостиной.

– Я знавала Мод в прежние времена, когда еще не уехала в Аргентину. Я не виделась с ней целую вечность. Она пишет, что приехала в Бат пару дней назад и только сейчас узнала, что я здесь. Она настаивает, чтобы я пришла, а если у меня гости, чтобы обязательно взяла их с собой. – Леди Августа положила письмо на каминную полку. – Замечательно. Мод всегда знает последние сплетни. Освальд, ты ведь знаешь леди Госфорт?

– Разумеется. Весь свет знаком с Мод.

. – Это именно то, что нам нужно, – небольшое развлечение. Нет ничего хуже свадьбы без праздника, это навевает печаль! Девочки, вы тоже должны пойти. Прости, Грейс, но ты еще слишком мала. Но Фейт и Хоуп – обязательно, хотя вы еще не выезжаете в свет. Маленькая вечеринка в Бате в кругу семейных знакомых вполне сотте ilfaut. Поторапливайтесь, девочки, мы отправимся в восемь. Освальд, могу я попросить тебя сопровождать нас?

– С удовольствием, Гасси, – поклонился сэр Освальд, – с удовольствием, дорогая. Мне нужно зайти в соседний дом переодеться.

Уезжая с Чарити, герцог Динзтейбл оставил свой дом в распоряжение сэра Освальда, так что вполне естественно, что леди Августа пригласила его к чаю. Лорд Каррадайс тоже был приглашен, но какие-то дела – или благоразумие – не позволили ему присоединиться к ним.

Пруденс не знала, хотела она его видеть или нет. Как она сумеет держать его, что называется, на расстоянии вытянутой руки, когда единственное ее желание – броситься к нему в объятия?

Фейт и Хоуп вслед за сэром Освальдом выбежали из комнаты, возбужденно обсуждая, что надеть. Пруденс неуверенно поднялась. Она пообещала Филиппу, что неделю не будет появляться в публичных местах. Оставалось еще три дня.

Может ли маленькая частная вечеринка считаться «публичным местом»? Нет, решила Пруденс. Сомнения Филиппа относительно респектабельности леди Августы и герцога – совершеннейшая чепуха. Во всяком случае, ее будет сопровождать дядя Освальд, куда уж респектабельнее?

Пруденс побежала наверх переодеться.

– Вы выглядите прекрасно, моя Пруденс, – тихо пророкотал знакомый голос, когда она незадолго до восьми спускалась по лестнице. – Впрочем, вы всегда красивы.

Она посмотрела вниз. Гидеон. Лорд Каррадайс. Его темные волосы поблескивали, теплый взгляд не отрывался от нее. У нее перехватило дыхание, к глазам подступили слезы. Конечно, это его обычная манера, но когда он смотрит на нее так, ее обдает жаром и она на самом деле чувствует себя красавицей. А ее платье действительно красивое – темно-синее с серебряным узором и такой же отделкой по краю.

– Спасибо, – пробормотала Пруденс. – Я не знала, что вы тоже идете, лорд Каррадайс.

Ну как тут спросишь: «Кстати, вы позавчера намеревались жениться на мне или предлагали стать вашей любовницей?» Она надеялась, что соблюдение правил вежливости – лучший выход из создавшегося положения.

Гидеон стоял у подножия лестницы, одетый в черные бриджи, белый жилет и черный сюртук и выглядел чертовски элегантно. Должно быть, он уже снял повязку, поскольку на безупречном сюртуке не было ни морщинки. Эта мысль принесла Пруденс облегчение: нанесенная ею рана зажила.

Кроме Гидеона, в холле никого не было. На его свежевыбритых щеках лежала едва уловимая темная тень, как это бывает у брюнетов и которую Пруденс находила такой привлекательной. У нее побежали мурашки, когда она вспомнила прикосновение его небритой щеки. Держась за перила, она медленно спускалась по лестнице, надеясь, что ее лицо не вспыхнуло предательски, как говорил дядя Освальд.

– Да, тетя Гасси прислала мне записку, сообщив, что намечается визит и от меня требуется сопровождать дам. Я не посмел отказаться. Моя тетушка – страшная особа, когда сердится.

– Я это заметила, – сдержанно сказала Пруденс.

Когда она спустилась на последнюю ступеньку, он подошел и взял ее за руку, словно она хрупкое, изнеженное создание. Сквозь перчатку Пруденс чувствовала его силу, жар его тела. Гидеон взял висевшую у нее на руке расшитую серебром мантилью и, встряхнув, закутал в нее Пруденс. Его руки обнимали ее, и не успела она сообразить, что он собирается делать, как Гидеон нежно поцеловал ее в шею. Дрожь пробежала по ее телу, Пруденс понадобилось все ее самообладание, чтобы не упасть в его объятия.

Она заставила себя сохранять хладнокровие и сказала зазвеневшим от напряжения голосом:

– Мы можем поговорить завтра утром наедине?

– Конечно, – ответил он и тихо добавил: – Не бойтесь, Имп, я не стану вам докучать. Я и сейчас не хотел вас тревожить, но вы так восхитительны. Как ангел в серебристом облаке. Простите, я не мог удержаться.

Пруденс не знала, что сказать. Когда молчание неприлично затянулось, она вспомнила, что не поблагодарила его.

– Я должна поблагодарить вас зато, что вы прислали сапфировое ожерелье. Не знаю, как вы его разыскали и как догадались, что из драгоценностей, которые я продала, искать надо именно его. – Она подняла на Гидеона глаза. – Эти сапфиры наша мама надевала на свою свадьбу, они так много значат для Чарити и... для меня.

На его лице мелькнуло болезненное выражение.

– Не надо, Имп. Знаете, я не хочу...

В этот момент на лестнице появились Хоуп и Фейт в бледно-желтых муслиновых платьях и шумно потребовали от лорда Каррадайса восхищения. Гидеон с готовностью это сделал, сестры пришли в восхищение от его щедро расточаемых шутливых комплиментов. Перегнувшись через перила, Грейс с завистью смотрела на них.

Лорд Каррадайс заметил ее.

– Здравствуйте, мисс Исчадие! – поприветствовал он Грейс. – Думаю, завтра днем нам следует съездить на ярмарку. Здесь неподалеку, в одну деревню. Вы не составите мне компанию?

Грейс с радостью согласилась, глаза ее вспыхнули от радости.

Пруденс прикусила губу. Конечно, он предложил ее маленькой сестре утешение, поскольку ее не берут на вечеринку. Это же Гидеон. Как можно перед ним устоять?

Леди Августа спускалась по лестнице в восхитительном платье из зеленого атласа. На ее шее искрилось ожерелье из оправленных в золото изумрудов. Черная с золотом шаль была задрапирована на испанский манер.

Вошедший сэр Освальд замер от восхищения.

– Она великолепна, Бог мой, великолепна! – пробормотал он.

Гидеон слегка подтолкнул локтем Пруденс, и она перевела взгляд на его тетушку. Леди Августа роскошным жестом небрежно поправила шаль и улыбнулась, удовлетворенная произведенным эффектом.

– Все готовы? – спросила она. – Тогда идем.

Хотя вечер был теплым, а до дома леди Госфорт совсем недалеко и вполне было можно пройтись пешком, леди Августа приказала подать портшез.

– Я знаю, это немного старомодно, – объяснила она девушкам, – но мне в детстве это так нравилось. Это выглядело чудесно – леди несли в паланкине как восточную принцессу, а ее чичисбей шел рядом и нес веер. Черт, забыла взять веер. Ладно. Освальд, ты мой главный чичисбей, притворись, что у тебя в руке веер, хорошо?

К удивлению Пруденс, сэр Освальд жеманно улыбнулся и изобразил, что несет невидимый веер. Фейт и Хоуп, переглянувшись, захихикали. Все это действительно напоминало восточную сказку: впереди четыре ливрейных лакея несли леди Августу, за ними следовал сэр Освальд в компании Фейт и Хоуп в одинаковых муслиновых платьях, дальше Пруденс под руку с лордом Каррадайсом, замыкал процессию лакей Джеймс.

Они свернули за угол.

– Вы сказали, что будет небольшая вечеринка, мэм! – воскликнула Пруденс.

Перед домом леди Госфорт собралась толпа. Кто-то ждал своей очереди, чтобы войти, кто-то пришел просто поглазеть. Леди Гасси выглянула из паланкина.

– Я имела в виду – маленькая по понятиям Мод. Пруденс принужденно засмеялась, но у нее мелькнуло в голове, что подобная вечеринка – именно то, что Филипп называл «появляться на публике». Однако было поздно думать об этом, поскольку они уже подошли к двери.

Внутри, несмотря на неподходящий для приемов ранний час, была ужасная толчея, и Пруденс поняла, что вечеринка в самом разгаре. Холл и гостиная были заполнены весело переговаривающимися гостями. Леди Госфорт, высокая и статная дама с римским профилем, стояла у подножия лестницы, приветствуя гостей. Пруденс она показалась суровой и неприступной. Взгляд леди Госфорт упал на них.

– Гасси! – пронзительно вскрикнула она.

– Моди!

Забыв церемонии, две пожилые дамы обнимались, как взволнованные школьницы, без умолку болтая. Однако появление новых гостей заставило леди Госфорт вернуться к обязанностям хозяйки дома.

– Останься со мной, Гасси, дорогая, я тебя со всеми познакомлю. Мы так давно расстались, что теперь ты должна быть рядом. – Она посмотрела на лорда Каррадайса, державшего за руку Пруденс, когда та присела в реверансе. Пристальный взгляд ее голубых глаз задержался на Пруденс, потом скользнул по ее сестрам. – Я вижу, вы времени даром не теряли, Каррадайс, и собрали самых лучших красавиц. Поздравляю, сэр Освальд, ваши ангелы-близнецы произведут настоящую сенсацию, когда появятся в свете. Веселитесь, девушки. Гасси, останься со мной. Я хочу обо всем узнать.

Гасси с удовольствием согласилась, пообещав, что позже присоединится к девушкам и Гидеону.

В гостиной было множество народу. Толпа отделила их от сэра Освальда. Лорд Каррадайс, придерживая Пруденс за локоть, вел ее вперед, Фейт и Хоуп следовали за ними. Гидеон постоянно раскланивался со знакомыми, большинство из них были женщины. Многочисленные джентльмены, переводя взгляд с Фейт на Хоуп и обратно, протискивались к ним, вспомнив, что знакомы с лордом Каррадайсом, и требуя, чтобы он представил их новым красавицам. Наконец Гидеон и девушки добрались до более свободной комнаты, распахнутые французские двери которой вели на террасу и дальше в сад. В комнате был небольшой альков, где стояло несколько стульев.

– Если вы подождете здесь, – сказал лорд Каррадайс, – я раздобуду какие-нибудь напитки. Бокал шампанского, мисс Пруденс? А для вас, мисс Хоуп и мисс Фейт, – миндальный ликер.

Он был безупречно вежлив. Пруденс задумалась, почему ей от этого так одиноко. Вызывающее у нее сомнения соблюдение формальностей было самым безопасным поведением, не грозящим никакими огорчениями. Но вместе с тем навевало печаль. Она была не в настроении веселиться на этом празднике. Пруденс смотрела вслед исчезнувшему в толпе Гидеону.

Тут же их окружила группа джентльменов. Они столпились вокруг Хоуп и Фейт, засыпая их вопросами, чтобы привлечь внимание красавиц. Пруденс быстро отнесли к низшему сорту. Она почувствовала себя компаньонкой сестер, кем и собиралась, в сущности, быть, но вернуться к роли невзрачной скромницы оказалось труднее, чем она предполагала. Не то чтобы она хотела, чтобы все эти молодые люди толпились вокруг нее, но...

Она хотела только одного человека и молилась про себя, чтобы он так же желал ее. Но пока это неизвестно...

Пруденс отошла немного в сторону, с удовольствием наблюдая, как рады ее сестры первому выходу в свет и своему успеху. Хоуп так давно к этому стремилась. Она не тот неуклюжий подросток, каким была в Дерем-Корте. Теперь она – сама грация и очарование. И Фейт – тоже, на свой скромный манер. Она буквально светится от радостного волнения.

Неужели прошло чуть больше полутора месяцев, как они вырвались из тюрьмы Дерем-Корта, от жестокости деда? Тогда подобный вечер был безнадежной мечтой.

На днях у Пруденс день рождения, ей исполнится двадцать один год.

– Пруденс, что ты здесь делаешь? – Филипп, казалось, был испуган.

Пруденс с извиняющейся улыбкой начала объяснять, но Филипп прервал ее:

– Я думал, что могу положиться на твое обещание, и вот результат! Ты здесь, когда я именно это запретил!

– Ты не вправе мне что-либо запрещать, – возразила Пруденс. – Признаю, я согласилась на неделю воздержаться от участия в публичных мероприятиях, но я полагала, что это небольшая закрытая вечеринка. Во всяком случае, так мне сказала леди Августа.

– Ты знаешь, какую беду ты навлекла, появившись здесь? Ты должна немедленно уйти!

– И не подумаю! Никакой беды в этом нет, Филипп. Ты преувеличиваешь. Никто не знает о нашем... нашем прошлом.

Филипп быстро оглядел комнату.

– Ты должна уйти. Поверь мне, Пруденс. Ты понятия не имеешь, как будет губительно для меня, если тебя увидят здесь, с этой женщиной.

– Вздор! Она давняя подруга леди Госфорт. И я не уйду, особенно теперь, когда Фейт и Хоуп так рады. – Ее голос смягчился. – Посмотри, Филипп, как они счастливы. Это их первая взрослая вечеринка, вообще первая, и я не испорчу им праздник.

– О Боже, она не может быть подругой леди Госфорт! Ты должна сейчас же уйти! Если ты этого не сделаешь, это поставит под угрозу все, чего я добился.

– Не уйду! – стиснула кулаки Пруденс. – Ты слишком боишься глупых сплетен. Уверяю тебя, леди Августа более чем респектабельная дама.

Филипп смотрел на нее, в его взгляде смешались злоба и разочарование. Пруденс не опустила глаз.

– Привет, спорщики, – раздался веселый голос. – Ваше шампанское, мисс Мерридью. – Лорд Каррадайс вручил ей высокий бокал, взглянул на Филиппа и лукаво посмотрел на Пруденс. – Вы нас не познакомите, мисс Мерридью?

– Лорд Каррадайс, мистер Оттербери, – бесхитростно сказала Пруденс.

Изобразив несказанное изумление, лорд Каррадайс протянул Филиппу руку:

– Прежде всего позвольте поздравить вас со счастливым избавлением, мистер Оттершанкс.

Пруденс чуть не подавилась. Со счастливым избавлением? От нее? Но она еще не успела сказать Гидеону, что расторгла помолвку с Филиппом. Какая дьявольская у него улыбка. Она ему ни на йоту не верит! Пруденс полоснула Гидеона взглядом.

Филипп холодно поклонился:

– Моя фамилия Оттербери. Ваш слуга, лорд Каррадайс. – Он посмотрел на Пруденс и с подозрением добавил: – Могу я поинтересоваться: с избавлением от кого?

– От тигра, конечно. – Лорд Каррадайс неторопливо отхлебнул шампанское.

– Простите? – удивленно посмотрел на него Филипп. Пруденс наконец сообразила, о чем речь. Сжав губы, она пыталась сохранить невозмутимое выражение.

– Или это был слон? – нахмурился лорд Каррадайс. – Ах да, вы угодили под слона. Должен сказать, вам повезло, это почти незаметно. Конечно, голова у вас довольно странной формы, но никто не догадается, что это из-за слона, уверяю вас.

Пруденс фыркнула и постаралась замаскировать смех кашлем.

– Мисс Мерридью, осторожнее с пузырьками шампанского, – заботливо сказал лорд Каррадайс.

– Не понимаю, о чем вы говорите, – еще более натянуто сказал Филипп.

– Я слышал, вас съел тигр или затоптал слон. А вы, оказывается, здесь! – любезно улыбнулся Гидеон. – Вы расскажете нам о своем чудесном спасении? – Взяв Пруденс под руку, лорд Каррадайс посмотрел на Филиппа с явным восхищением.

Филипп посмотрел на руку Пруденс, лежащую на рукаве Гидеона, и нахмурился.

– Мисс Мерридью, вам пора. Эта компания, – Филипп многозначительно посмотрел на лорда Каррадайса, – вам не подходит.

– Мистер Оттербери желает, чтобы я отправилась домой, лорд Каррадайс, – объяснила Пруденс. – Он боится, что мое присутствие здесь в компании вашей тетушки и вашей дурно отразится на нем.

– На вас? – с удивлением повернулся к Филиппу лорд Каррадайс.

– Моя... моя гостеприимная хозяйка в родстве с леди Госфорт, – чопорно сказал Филипп. – И я подумал, что ее светлость может... – Потеряв уверенность под взглядом лорда Каррадайса, он запнулся. – Знаете, леди Госфорт приходится тетей герцогу, – смутившись, закончил он.

– Конечно, знаю. Они с тетей Гасси давние подруги, – дружелюбно пояснил Гидеон и добавил: – Тетя Гасси тоже приходится тетушкой одному герцогу. И в свое время была свояченицей другого герцога.

– А-а! – сдавленным голосом протянул Филипп.

– Мистер Оттербери считает, что герцог Динзтейбл самозванец, – услужливо подсказала Пруденс.

Филипп попытался было возразить, но с его губ сорвались какие-то нечленораздельные звуки.

– Подумать только! В самом деле? Самозванец! – в восторге воскликнул лорд Каррадайс. – Нужно сейчас же рассказать об этом леди Госфорт! Это ее развеселит, Она ведь его крестная!

Побагровев от унижения, Филипп, словно задыхаясь, потянул за ворот рубашки.

– Меня ввели в заблуждение. Надеюсь, вы не обиделись, милорд.

– Нет, конечно, нет, Оттершанкс. Друг мисс Мерридью – мой друг. Вы знаете, она свояченица герцога.

– Оттербери, – хрипло сказал Филипп.

– А я кузен герцога, а когда-то был племянником другого герцога. Пока он не умер. Мертвые герцоги считаются?

Филипп что-то пробормотал и снова поклонился. Пруденс, пряча лицо, наклонилась над бокалом, буквально сунув нос в шампанское.

– Вот вы где, Пруденс и Каррадайс, – послышалось сзади. – А я-то думал, куда вы скрылись. Фейт и Хоуп тоже веселятся. В задней гостиной танцы, Пруденс, если вы с Каррадайсом хотите присоединиться, я присмотрю за девочками. – Сэр Освальд заметил Филиппа, собиравшегося потихоньку улизнуть. – Добрый вечер, сэр.

Филипп скованно поклонился и хотел уйти. Но Пруденс доставила себе большое удовольствие, удержав его и представив как джентльмена, недавно вернувшегося из Индии.

– Из Индии? У меня там тоже есть кое-какие интересы. И что вы делали в Индии, Оттербери? Моди, Гасси, вот вы где! – воскликнул дядя Освальд. – Пруденс с Каррадайсом отправляются танцевать.

– Тогда и мне надо пойти с ними, – сказала леди Августа.

– Не нужно, Гасси, – остановил ее сэр Освальд. – Обрученным на частной вечеринке компаньонки не нужны.

– Обрученным?! – воскликнула леди Госфорт. – Каррадайс обручен?

– Ха! Я тебя удивил, Моди? Хотя ты всегда узнаешь все новости первой, правда?

– Обручен! – изумленно повторил Филипп.

– Нет-нет! – торопливо уверяла всех Пруденс. – Это ошибка. Я не помолвлена с лордом Каррадайсом.

– Помолвлена! – возразил дядя Освальд.

– Нет! Я вам говорила, что с этим покончено. – Пруденс виновато посмотрела на лорда Каррадайса. – Простите.

– Чепуха! – объявил дядя Освальд. – Обычная размолвка влюбленных. Когда вы вместе, вокруг сразу пахнет весной.

– Мы не помолвлены, – в отчаянии сказала Пруденс. – Правда не помолвлены.

– А я всегда думал, что от вас пахнет гарденией, – сказал ей лорд Каррадайс. – А мой одеколон имеет легкую ноту сандала. Должно быть, он выветрился, это едва уловимый оттенок. Но вы явно пахнете гарденией. И лунным светом.

Пруденс сердито посмотрела на Гидеона, он ответил ей улыбкой. Ей хотелось встряхнуть его. Она совершенно запуталась, надо признать, по собственной воле. И все, что он может сделать, – это сказать, что она пахнет гарденией и лунным светом?

– Значит, твой дядя заставил его жениться? Отлично сделано, – пробормотал Филипп так, что его могла слышать только Пруденс.

Пруденс вздрогнула.

В глазах лорда Каррадайса мгновенно вспыхнули огоньки.

– Вы что-то сказали, Клоттербери? Скажите это вслух. Если вам не нравится, что Пруденс обручилась со мной, скажите мне это в лицо.

– Я не помолвлена с вами, – простонала Пруденс.

– Конечно, помолвлена, – возразил сэр Освальд. – Но какое до этого дело молодому Клоттербери? Клоттербери, объяснитесь!

Филипп только молча раскрывал рот, как вытащенная из воды рыба.

– Когда состоялась помолвка? – требовательно спросила леди Августа, отвлекая внимание сэра Освальда от Филиппа. Тот облегченно вздохнул.

– Несколько недель назад. Каррадайс явился ко мне нарядный как картинка и попросил моего позволения. Я его дал. Они помолвлены. И делу конец. Об этом публично не объявляли из-за его тетушки из Уэльса.

– Повеса Каррадайс наконец попался! – восхищенно воскликнула леди Госфорт.

– Почему я об этом ничего не знаю, Гидеон? – Леди Августа была явно огорчена, что не первой узнала эту ошеломляющую новость. – И что это за тетушка из Уэльса?

– Тетя Ангарад, – торжественно сообщил ей Гидеон.

– У тебя нет никакой тети Ангарад! – немного подумав, заявила леди Августа.

– Нет, – горестно согласился Гидеон. – Она умерла. Чувствуя, что разговор может перейти в опасную плоскость, Пруденс громко сказала:

– Мы с лордом Каррадайсом не помолвлены. – Она повернулась к Гидеону, взглядом умоляя о помощи. – Это недоразумение. Правда, лорд Каррадайс?

Он молча смотрел на нее, на его лице блуждала странная улыбка. Его глаза потемнели и вдруг стали серьезными. Воцарилась тишина. Все ждали его ответа. Пруденс вдруг сообразила, что он не собирается помогать ей. Он намерен из глупого благородства подтвердить помолвку, чтобы спасти ее репутацию.

Но она не допустит, чтобы он угодил в брачную ловушку из-за нескольких фраз на вечеринке, устроенной знаменитой светской сплетницей. Это несправедливо. Она своей ложью уже не раз впутывала его в опасные истории. Пора отпустить его на свободу, отпустить всех, сказав правду.

– Единственный мужчина, с которым я была помолвлена, – это Филипп Оттербери! – громко объявила она. Вспомнив, что его кольцо все еще у нее, она вытащила из корсажа цепочку. – Видите? Это кольцо подарил мне он.

– Клоттербери? – вспылил сэр Освальд. – Но ты только сейчас с ним познакомилась!

– Ты не можешь предпочесть его Гидеону! – воскликнула леди Августа.

– Какая прелесть... – начала было леди Госфорт.

– Замолчи, Мод! – в унисон приказали сэр Освальд и леди Августа.

Филипп задохнулся от такого неуважения к тете герцога, потом съежился, сообразив, что все смотрят на него с разной степенью враждебности.

– Это правда, Клоттербери?

Он вымученно улыбнулся и замялся, не зная, что сказать.

– Да, правда. – Пруденс вышла вперед и взяла Филиппа за руку. Он попытался вырваться, но она его не отпускала. – Видите? Это кольцо в семье Оттербери передается из поколения в поколение, его дарили при помолвке.

У Филиппа перехвалило дыхание. Все глаза были обращены на него. Он пытался что-то сказать, но слова не шли. Кашлянув, он наконец произнес:

– На самом деле это не так.

– Нет? – ошеломленно посмотрела на него Пруденс. – Но... ты мне это говорил. Оно передается из поколения в поколение.

Позеленев, Филипп покачал головой:

– Нет. – Он сглотнул. – Я купил его у ростовщика. Оно из латуни.

Пруденс заморгала, пытаясь вникнуть в его слова.

– Ты шутишь. Я носила это кольцо больше четырех лет, – прошептала она.

Пруденс смотрела на Филиппа, но он избегал ее взгляда. Он совершенно позеленел.

Из латуни! Купил у ростовщика! Гидеон поймал ее потрясенный взгляд, зная, что значит для нее это кольцо. Четыре года словно оковы носила она эту дешевую безделушку, навлекая на себя гнев деда, и даже рисковала из-за него жизнью, когда на них напали грабители. Побрякушка от ростовщика. Символ любви, называется! Чтоб этому Оттербери в аду гореть!

Подойдя к Пруденс, Гидеон взял из ее ослабевшей руки кольцо и отдал его Филиппу.

– Я думаю, довольно. Глупые шутки кончились, моя Пруденс, хватит. Мы помолвлены. – И на глазах у всех он властно поцеловал ее в губы.

Она попыталась вырваться из его объятий и молча смотрела на него.

– Ах вот вы где, мистер Оттербери, – раздался в тишине игривый голос. – Я уже рукой махнула на свой миндальный ликер. А теперь все отправились к столу. Мне что, умереть от голода и жажды, прежде чем вы обо мне вспомните? – Дама в голубом люстриновом саке бесцеремонно взяла Филиппа под руку, кивнула леди Госфорт и, улыбнувшись, с легким недоумением сказала: – Боже, какие все серьезные. А я думала, это очень веселая вечеринка. – Она была совершенно уверена во всеобщем одобрении ее слов.

Оттербери, молча хватая ртом воздух, стал зеленее прежнего.

Гидеон следил за реакцией Пруденс. Ясно, что она понятия не имеет, кто эта молодая женщина. Он задавался вопросом, понимает ли Пруденс, что эта дама беременна. Складки платья не скрывали гордую выпуклость ее живота.

– Э-э... простите... Я сейчас же провожу вас к столу, – пробормотал Филипп. – Идем, – поторапливал он даму, так что подозрения Гидеона только усилились.

Он преградил незнакомке дорогу.

– Вы нас не познакомите, Клоттербери?

– Оттербери, а не Клоттербери, – весело хихикнула дама. – Люди часто путают фамилию, но такой забавной ошибки я еще не слышала. А вы... – Она перевела взгляд с Гидеона на Филиппа, который не произнес ни звука. Его лицо стало мертвенно-бледным.

– Я Каррадайс, – учтиво поклонился Гидеон. – Это мисс Мерридью, ее двоюродный дед сэр Освальд Мерридью, моя тетя леди Августа Монтигуа дель Фуэго. Как я догадываюсь, леди Госфорт вы знаете.

Незнакомка при каждом имени приседала в реверансе и, видя, что Филипп не собирается ее представить, гордо сказала:

– А я миссис Оттербери. – И словно у кого-то оставались сомнения, уточнила: – Миссис Филипп Оттербери.

Пруденс замерла. Гидеону хотелось обнять ее, защитить от этого олуха Оттербери и его пустышки жены. Он взял ее холодную безвольную руку, продел под свой локоть и, успокаивая, положил сверху свою ладонь.

– Поздравляю, Оттербери, и вас, миссис Оттербери. Тайное венчание, Оттербери?– холодно спросил он.

– Господи помилуй, конечно, нет, – рассмеялась жена Филиппа. – Почему мы должны были тайно венчаться?

– Понятия не имею, – сурово сказал Гидеон и посмотрел на Филиппа. – Как я понимаю, вы недавно поженились?

Миссис Оттербери снова хихикнула.

– Боже милостивый, нет. – Она жеманно опустила взгляд на свой округлившийся живот, нарочито медленно провела по нему рукой и сказала: – Мы поженились больше полугода тому назад, в Индии.

Послышался легкий вздох и шелест шелка. Пруденс потеряла сознание.

Глава 19

Когда разум отчаивается, любовь надеется.

Дж. Литтлтон

Гидеон, готовый увести Пруденс прочь при первых же признаках недомогания, подхватил ее. В его голове на долю секунды промелькнула мысль, что ее обморок, как и в прошлый раз, лишь выход из неловкой ситуации. Но Пруденс обмякла в его руках, она действительно потеряла сознание. Неудивительно, в ярости подумал Гидеон.

Пруденс с наивной отвагой предъявила всем кольцо Оттербери. Гидеон знал, почему она так поступила. У нее был такой же вид, когда он впервые поцеловал ее. Так смотрят, когда готовы броситься со скалы или сжечь за собой мосты. Она тогда сказала, что не расставит ему ловушку. Она дала ему слово и намерена выполнить обещание.

Дав обет верности, она уже оказалась в глупом положении.

Скверно, что этот наглец Оттербери женился, не сообщив ей об этом. Еще хуже, что это открылось на вечеринке, в присутствии посторонних. Пруденс походила на бабочку, заживо проколотую булавкой и выставленную в коллекции на всеобщее обозрение. Все ее чувства и мысли стали очевидны. Сцена была тяжелой для всех, чьи клятвы верности когда-либо были грубо и публично попраны. Для всех, кроме самодовольной жены Оттербери, не скрывающей признаков материнства.

Нет более жестокого напоминания о потерянном и тайно погребенном ребенке Пруденс.

Гидеон прижимал ее к себе, беспомощную, лишившуюся чувств, и не хотел отпускать. Ему хотелось увести ее отсюда в свой дом и побыть с ней наедине. Он хотел уложить ее в свою постель и дать ей выплакаться, жаловаться, горевать. Он не хотел оставлять ее одну. Если уж какая-то подушка должна промокнуть от ее слез, пусть это будет его подушка. Он хотел быть тем единственным, кто успокоит, утешит ее, осушит ее слезы, станет лелеять ее и любить.

– Отпусти ее, – раздался за его спиной женский голос. «Никогда», – подумал Гидеон.

– Ей нужен воздух и моя нюхательная соль. Положи ее на эту софу, – увещевала его тетя Гасси.

Гидеон неохотно подчинился, опустил Пруденс на софу и нежно гладил ей руку, пока леди Августа распорядилась принести нюхательную соль.

Через минуту Пруденс пришла в себя. Через две отвергла его руку, поблагодарила его тетушку и поднялась на ноги. Чрезвычайно бледная, но держась очень прямо, она повернулась к вероломному Оттербери и его жене. На ее лице появилась слабая улыбка.

– Примите мои поздравления, – сказала она, – и с бракосочетанием, и с предстоящим радостным событием. Филипп, думаю, твоя мама счастлива. Теперь понятно, почему она последние несколько месяцев к нам не заглядывала.

Филипп неловко кивнул, чувствуя себя весьма неуютно. Тут кроется еще какая-то история, сердито подумал Гидеон.

Пруденс ничем не выдала, какой удар ей был нанесен. Ни следа горечи в голосе. Она необыкновенная, гордо подумал Гидеон. Он подвинулся ближе, на случай если ей понадобится поддержка, и взял ее за локоть. Он тут же почувствовал ее напряжение, она вибрировала как натянутая тетива. Пруденс незаметно отстранилась. Она не хочет его.

– Должно быть, вы уже заждались ужина, миссис Оттербери, – доброжелательно сказала она.

– Да-да, конечно. Пойдем, дорогая. – Филипп торопливо вывел жену из комнаты.

– Скользкий тип, – сказала леди Августа. – Я знала, что он что-то скрывает! Просил тебя неделю сидеть дома, чтобы спасти его уязвленную гордость! Притворялся, что не хочет, чтобы тебя видели вместе со мной, а на самом деле пытался предотвратить встречу жены с невестой! И он думал, что ему удастся этого избежать?

– Они планировали завтра уехать из Бата, – сказала леди Госфорт.

– Тогда все ясно! – фыркнула тетя Гасси. Пруденс покачала головой.

– Теперь это не имеет значения, – сказала она слабым голосом. – Я бы хотела уйти. У меня ужасно разболелась голова. Извините меня, леди Госфорт.

– Конечно, моя дорогая.

– Дядя Освальд, леди Августа, могу я оставить на вас Фейт и Хоуп? Девочки так счастливы. Мне не хочется портить им праздник.

– Конечно, милая, – хрипло произнес сэр Освальд. – Не беспокойся об этом.

– Может быть, мне пойти с тобой? – спросила леди Августа.

– Нет-нет, благодарю вас, – покачала головой Пруденс. – Мне хочется побыть одной. – Только крайняя бледность и слабая дрожь в голосе выдавали ее состояние.

– Я провожу вас! – объявил Гидеон.

– Нет! – Сообразив, что слишком остро отреагировала на его предложение, Пруденс смягчилась: – Спасибо, лорд Каррадайс, не нужно. Мне достаточно нашего лакея Джеймса. Он преданный и сильный человек и поддержит меня, если вдруг понадобится помощь. Хотя она не понадобится, я в этом уверена.

Пруденс хотелось поскорее исчезнуть. Глубоко смущенная своей реакцией на новость Филиппа, она мечтала остаться одна и разобраться в своих чувствах. Меньше всего ей хотелось иметь дело с лордом Каррадайсом сейчас, когда она в таком жалком состоянии. Он захочет утешить, обнять ее. Он всегда так делает. И она тут же упадет в его объятия и выплачет все свои обиды. Ну и жалкое же она будет создание, если позволит себе это. Но она этого не допустит. Она не хочет его жалости. Ничьей жалости.

– Не будем спорить. Я провожу вас, – настаивал Гидеон.

– Благодарю вас, не нужно, – твердо ответила Пруденс. Она начала сердиться. Неужели ей не позволят спокойно покинуть это ужасное место?

– Возьми мой паланкин, – предложила леди Гасси. – Отличная вещь. Если ты снова почувствуешь слабость...

– Спасибо, леди Августа, я действительно предпочитаю немного пройтись. Уверяю вас, я уже хорошо себя чувствую, и легкая прогулка на свежем воздухе пойдет мне на пользу.

– Но вы не можете... – начал лорд Каррадайс. Пруденс жестом остановила его.

– Здесь недалеко, а ночь теплая. Я замечательно прогуляюсь.

Пруденс встала и подняла соскользнувшую на пол шаль. Лорд Каррадайс взял шаль у нее из рук и накинул ей на плечи. Пруденс заставляла себя не откликаться на властный призыв его заботливых рук. Ей нужно подумать. Но она не в состоянии этого сделать, пока он рядом.

Кроме