Book: Мышь и три ее сына



Андрей Житков

Мышь и три ее сына

Мышь, мелко подергивая головой, поводила носом из стороны в сторону, высунула мордочку из норы и увидела перед очагом огромного барана, лежащего на боку. Из его плохо остриженной шкуры то и дело выскакивали жгучие черные блохи и сломя голову бросались на поиски нового хозяина. Поленья в очаге догорали, редкие языки пламени с шуршанием и треском еще лизали черное дерево и малиновые камни, но они уже не могли утолить своего вечного голода. Двери запели, и вошел мальчик, замерзший и белый от снега. Одежда на нем звенела, как медный колокол. Он волок за собой большой кожаный мешок, в котором сухо перекатывались куски льда. Холодный воздух коснулся мышиного носа, и она юркнула назад в нору. Но скоро лукавый дух любопытства снова вытолкнул ее на кухню, к бараньей туше, к пышущему жаром очагу, и она увидела, что мальчик держит барана за ноги, а повар засыпает в его утробу большие куски речного льда с застывшими в них пузырьками воздуха. Затем повар взял большую костяную иглу, в ушко которой была вдета прозрачная тонкая жила, и, ловко перебирая пальцами, принялся крупными стежками зашивать шкуру на лысом бараньем брюхе. Когда все было готово, повар с мальчиком взяли лопаты и стали разгребать угли в очаге. Угли тут же напыжились, защелкали, заалели, выбрасывая в трубу тысячи огненных светлячков и языки пламени, сухой и плотный жар пополз по кухне, накаляя ее, как перевернутый таз. Лица людей стали густого малинового цвета. «Дели» мальчика быстро оттаяло и засочилось крупными бледно-голубыми каплями, которые падали в угли, заставляя их надсадно шипеть, словно кто-то посадил в очаг выводок черных гадюк. От одежды повалил густой пар, и мышь подумала, что если повар не прогонит мальчишку от очага, тот сварится живьем. Но вот повар с мальчиком вырыли в углях довольно большую яму и положили лопаты у очага. Они взяли барана за ноги и одним сильным броском закинули тушу в яму — тут же запахло вспыхнувшей шерстью. Мышь сморщила нос — запах ей был крайне неприятен. Мальчик схватил лопату и стал торопливо забрасывать баранью тушу жаркими углями, а повар сел чуть поодаль, налил в глиняную чашку густого зеленого чаю с верблюжьим молоком и стал шумно прихлебывать равнодушно глядя, как мальчишка орудует лопатой. Мальчик засыпал барана, отер рукавом пот со лба и наклонился к тазу с бараньими потрохами. Он взял таз и, уперев его в бок, понес к дверям. Мышь знала, что сейчас поваренок разбросает потроха по двору и скоро, шумно хлопая огромными крыльями, к кухне слетятся бородачи, глаза которых бегают быстрее, чем форель прячется в камнях на дне ручья и видят даже блоху в густой ячьей шерсти. Им все равно, что будет на обед: бараньи потроха, умерший монах или десяток серых кухонных мышей. Мышь знала, что, привечая страшных тварей, люди сами до смерти их боятся, но кто бы смог изменить человеческую природу? Три дня назад она почувствовала, что беременна, и теперь ей предстояло отправиться к храму молить бога о душе для ее ребенка. Дацан был расположен в семи тысячах шагов от кухни с другой стороны горы. Путь до него был труден и опасен: в небе кружили быстроглазые бородачи и канюки, по окрестностным горам рыскали снежные барсы и дикие собаки. Серая мышь была слишком хорошо заметна на снегу! Каждый день она уговаривала себя отправиться к дацану просить бога о душе мужественной и бесстрашной, и каждый день откладывала путешествие, представив себе подстерегающие на пути опасности. Но как раз сегодня был удачный день — пока бородачи будут заняты потрохами, им будет не до мыши, а по дороге она побежит быстрее снежных барсов и диких собак, и даже самих монахов, которые могут бежать днями и ночами, не замечая усталости и боли.

Мальчик отворил тяжелую дверь. Мышь видела, как по «дели» заструилась, закапала на порог черная баранья кровь. "Мальчик всегда будет пахнуть кровью, вяленым мясом, молоком, углями и дымом, даже когда умрет и перестанет приходить на кухню — таков его удел, " — подумала Мышь и побежала к двери, быстро перебирая лапками и стуча по каменному полу коготками. Она стала ждать, пока мальчик разбросает по снегу потроха и бородачи спустятся вниз, чтобы растащить, разорвать, расклевать то, в чем когда-то теплилась глупая баранья душа. Птицы не заставили себя долго ждать — они уселись на снег, принялись скрипуче клекотать, хлопать крыльями и наскакивать друг на друга, стараясь урвать куски получше. "Пора! " — решила Мышь и прыгнула с порога в снег. Она пробежала рядом со страшными, изогнутыми, как кошачьи клыки, когтями, трепеща от ужаса и стараясь не думать о том, что будет, если птицы заметят ее, но бородача были настолько увлечены бараньей требухой, что их быстрые глаза не увидели нахохлившейся от ужаса мыши, катящейся по снегу серым шаром. Мышь выбежала со двора и, оказавшись на протоптанной людьми, яками, буйволами, верблюдами, лошадьми и овцами дороге, перевела дух. Небо над ее головой было похоже на вымытую в молоке бирюзу, солнце нагревало камни, они плакали мутными слезами, но время весны еще не пришло, и слезы, падая в сияющий снег, тонули, делая его рыхлым вязким, как ячменный кисель. Мышь отправилась в путь.

Навстречу мыши бежали двое мальчишек в остроносых мягких сапогах. Подошвы сапог, сделанные из грубой буйволиной кожи, чиркали о наст, выбивая сверкающие на солнце искры.

— Мышь, мышь! Мышь из княжеского дворца! — закричали мальчишки, увидев ее. Снежная пыль осыпала ее шерсть, заставив сердце мелко затрепетать. Мышь прибавила шагу. Мальчишки остановились, пропуская ее вперед, и побежали следом. Они весело смеялись.

— Они живет в спальне и будит князя по ночам, грызя черешневые чубуки его длинных трубок! — кричал, оглушая оттаявшие камни, один мальчишка.

— Нет, она сидит с ним на коврах, если он пьет чай, и ждет, когда крошки борцока упадут с его колен, — спорил с ним второй.

— Я видел ее около кухни, с ее усов капали жирные молочные капли! Это кухонная мышь, смотри, какая она толстая, словно проглотила годовалого верблюда! Мышь, куда ты так торопишься? Поговори с нами! Правда ли, что жена князя похожа на луну и освещает дворец по вечерам, когда съезжаются гости?

Мышь видела луноподобную жену князя, когда она приходила за овечьим сыром, но света от ее лица было меньше, чем от фитиля масляной плошки.

— Князь послала тебя в дацан сообщить о рождении сына? — мальчишки запыхались, но не отставали.

Мышь видела княжеского сына. Был он маленький и пухлый, а лицом походил на спелое яблоко. Его приносили на кухню, чтобы смазать волосы овечьим жиром. Он верещал и бил ногами, и от голоса его скисало молоко, а сковороды и тазы сыпались на пол, как горох из прорвавшегося мешка.

— Что же ты молчишь? Поговори с нами, княжеская мышь!

Но Мыши было некогда разговаривать с мальчишками — она торопилась к своему богу. Вот из-за горы показался дацан, и мальчишки отстали.

— Я говорил, что она бежит с известием от князя! — тяжело дыша, сказал один мальчишка.

— Нет, она бежит молиться, — возразил ему другой.

Мышь, поджав когти, ступила на деревянный пол. Она увидела пятки лежащего ниц монаха. Монах молился, и от усердия его пятки приобрели вишневый цвет. Мышь приблизилась к ним и ощутила исходящий от ступней жар, будто монах наглотался горячих углей. Мышь обошла его и, стараясь унять быстрый бег крохотного сердца, заглянула в его закрытые глаза. На мгновение она увидела его бога — был он большой, страшный и круглолицый, такой же красный, как монашеские пятки, а глаза его сверкали золотом солнца. Мышь пала ниц, закрыла глаза и принялась усердно молиться. Ее Мышиный бог был серого цвета, усы его топорщились, он водил носом и в гневе бил хвостом о крашеные деревянные балки под крышей храма, от чего все в округе тряслось и дрожало, заставляя монахов в ужасе разбегаться. Но сейчас его желтые глаза были полузакрыты, хвост лежал на балке, лапы покоились на свисающем до колен животе, и по всему было видно, что он в благодушном настроении. Мышь попросила его о сыне, который был бы сильнее северного ветра, срывающего крыши с домов и камни со склонов, мужественней буйволицы, защищающей своего детеныша от стаи голодных волков, быстрее бородачей и канюков, кружащих в небе, ловчей и изворотливей гадюки, заползшей в гнездо кекликов, хитрее и коварней человека с его большой головой и вертлявым языком. Бог открыл один глаз и произнес: «Будет». Мышь пообещала ему зерна, овечьего сыра и вяленой верблюжатины, после чего поднялась и побежала к выходу. Она опять увидела пятки монаха, но теперь они были сиреневого цвета, словно наступили на усыпанный черникой куст, и Мышь подумала, что угли в животе у монаха превратились в золу. Она снова обежала его, приблизилась к лицу и лапкой приподняла правое веко. В уже помутневшем глазу Мышь увидела его круглолицего бога, который поднимался на гору, волоча за собой что-то похожее на изношенное «дели». Потом он исчез. «Значит, у бородачей сегодня будет много еды», — подумала Мышь и побежала своей дорогой.

Родила Мышь Тигра. Беспомощный, слепой, тыкался он мордочкой в ее живот, вжимая в стену, жалобно пищал, выпрашивая молока. Мышь, как полагается, вылизала его от макушки головы до кончика хвоста и стала думать, как прокормить сына.

В кухне было тихо. Она выглянула из норы и увидела на полу большие тазы, до краев наполненные молоком. В одних было ячье густое, жирное, тягучее, похожее на затянутое облаками солнце, в других — коровье, белое, как первый снег, в третьих — овечье, отдававшее соком медовой травы, в четвертых — верблюжье, подернувшееся морщинистой пленкой. Мышь торопливо заработала зубами, выгрызая в стене дыру побольше, чтобы сын мог через нее пролезть. Потом она вернулась в нору и, подпихивая его в бока, заставила выбраться наружу. Тигр, почувствовав запах молока, заковылял к тазам. Мышь запрыгнула на край таза с ячьим молоком и, обмакнув в него хвост, опустила его сыну. Тигр принялся с урчанием обсасывать матушкин хвост. Потом Мышь забралась на таз с верблюжьим молоком, затем — с коровьим. Наевшись, Тигр тут же уснул, и Мышь выбилась из сил, заталкивая его назад в нору. Она с ужасом думала о том, что сейчас войдут люди, увидят ее неуклюжего сына и заберут себе. Но Мышиный бог следил за людьми и дал мальчику войти в кухню только тогда, когда весь Тигр уже был в норе и только его тонкий черный хвост еще торчал из дыры в углу.

Мальчик вкатил в кухню огромный котел, который был чуть меньше его самого и гулко гремел о каменный пол. Поваренок, кряхтя и пыхтя, как медведь, волочащий в гору колоду с медом, водрузил котел на очаг, взял глиняную миску и ковш и зачерпнул из каждого таза понемногу молока. В миску мальчик положил корку ржаного хлеба, кусочек кирпичного зеленого чаю, немного коры, тальника и проросшей пшеницы. После он достал из-за пазухи большую круглую серебряную серьгу с колокольчиками, от которых по кухне прокатился тонкий переливчатый звон, и запел. Он пел о том, что у луноподобной жены князя родился сын, чей голос похож на серебряные колокольчики, но он пока еще беспомощнее щенка и слабее мыши, а потому его матушка отдала самую большую, самую лучшую серьгу, чтобы приготовили тарак. Мальчик выпьет тарака и станет сильнее южного ветра, несущего листья из леса, мужественней горного барана, сталкивающего снежного барса со скалы, быстрее орла, наполнившего крылья ветром, изворотливей ужа, хитрее врагов князя… Мальчик опустил серьгу в миску, и звон колокольчиков увяз в молоке. Затем он вылил из тазов молоко в котел, влил закваску и размешал все длинной деревянной лопатой. Мышь посмотрела на своего спящего сына и с удивлением обнаружила, что он заметно вырос.

На следующий день Тигр открыл глаза и увидел свою мать.

— Какая ты у меня маленькая, матушка, — сказал Тигр. — Тебе не прокормить меня.

— Что верно, то верно, сынок, — со вздохом согласилась Мышь.

— Ничего, я сам смогу добыть себе еды, недаром бог сделал меня таким сильным, — с этими словами Тигр вылез из норы.

Была глубокая ночь. Редкие, чуть тлеющие угли в очаге скудно освещали кухню. Тигр огляделся и увидел длинные тонкие ленты вяленого мяса, которые висели на нитях под самым потолком. Тигр присел, выпрыгнул вверх и ухватился зубами за одну из лент подлинней. Нити порвались, и мясо посыпалось на пол… Скоро от княжеских запасов ничего не осталось. Мышь выглянула из норы и укоризненно покачала головой.

— Люди очень рассердятся, когда увидят такое. Как бы не было беды, сынок. Скорее прячься в норе, — сказала она.

— Нет, матушка, твоя нора мне мала. Я уйду в лес, где никто не сможет обидеть меня, — Тигр выдрал из бока клочок шерсти и протянул матери. — Если вдруг случится беда и я тебе понадоблюсь, возьми вот это, заберись на гору и пусти по ветру. Он принесет мне дурную весть.

Ранним утром, когда мальчик с большой вязанкой дров за спиной открыл дверь кухни, он увидел огромных размеров тигра, лежащего на полу, вокруг него валялись пустые котлы и сковороды. Глаза тигра горели зеленым огнем, он нервно бил большим полосатым хвостом о каменный пол, готовясь к прыжку. Мальчик бросил вязанку и с воплями бросился прочь. Тигр вышел во двор, втянул носом сладкий весенний запах гор и побежал по дороге к чернеющему у подножия гор лесу.

Мальчик привел к кухне десяток слуг, вооруженных копьями и ружьями. Слуги остановились поодаль от дверей и стали кричать, пытаясь выманить зверя. Мальчик прятался за их спинами и повторял испуганно: «Он там, он там!» Наконец, двое слуг с ружьями наизготовку подошли к дверям кухни, осторожно заглянули в распахнутую дверь.

— Нет там никого!

И все тут же с облегчением вздохнули и стали подтрунивать над мальчиком:

— Это тебе спросонья показалось. Это была кошка, а не тигр. Вот скажем князю, чтобы заставил тебя по ночам кухню сторожить!

А мальчик все прятался за спинами слуг и повторял, испуганно глядя в черный проем:

— Он там! Он там!

Мышь снова была беременна. Она чувствовала, как растет в ее чреве плод. Она знала, что нужно идти к дацану и просить Мышиного бога дать ей еще одну душу. Было лето, и в кухне терпко и пряно, сладко и горько пахло горными травами. Большие и маленькие их пучки висели по стенам, у потолка, распаривались, благоухая, в чанах. Повар с мальчиком готовили с утра до ночи с перевалов сошел снег, и ко дворцу зачастили гости их навьюченные тюками с подарками лошади то и дело гремели копытами и ржали неподалеку от кухни. Крупные мухи роями вились над едой, сердя повара и мальчишку. К ночи они успокаивались, и тогда было слышно, как сверчки перетирают еще не высохшую сочную траву в серую пыль. Дорога к дацану теперь была еще опасней, чем весной: змеи повылезали из расщелин и грелись на камнях, поджидая добычу. Нужно было торопиться — с каждым днем ноша в чреве Мыши становилась все тяжелее.

Мышь выглянула из норы, увидела открытую дверь, в проеме которой с назойливым жужжанием вились мухи. Появился мальчик с тонкой дымящейся трубкой во рту, и рой рассыпался. Мальчик повзрослел, возмужал — теперь над его верхней губой пробивался пока еще едва заметный пушок. Он нес в руках двух обезглавленных кекликов. Куропатки запоздало били крыльями, пытаясь вырваться, и роняли на пол брусничные капли крови. Мышь увидела, как остатки жизни ушли из кекликов вместе с брусничными каплями крови. Мальчик бросил куропаток на камни, присел на корточки и стал торопливо ощипывать. Мышь устремилась к дверям. Она пробежала между лошадиных ног, с опаской глядя, как под копытами вминается в землю сочная трава, устремилась прочь со двора.

По дороге на низкорослой мохнатой лошади ехал старик. Он похлопывал ее по бокам тонкой бамбуковой палочкой, понукая, но лошадь была упряма и не торопилась. Старик увидел Мышь.

— Эй, Мышь! — окликнул ее старик. — Куда бежишь? Поди утащила из княжьего амбара пару зерен и теперь тащишь в свою нору? Погоди, отдышись, расскажи, что там во дворце? Говорят, жена князя стала черна лицом, сыплет на себя мелом и моется верблюжьим молоком, чтобы не засмеяли гости.

Мышь видела луноподобную жену князя, когда она приходила на кухню за отваром белены и полыни. Было белее снега лицо ее, потому что поселилась в нее злая тоска и ела изнутри, как червь — яблоко.

— А княжеский сынок, говорят, подрос, таскает учителей за бороды. Подрастет еще, будет воевать направо-налево, всю Поднебесную завоюет! — не унимался старик.

Мышь видела княжеского сына. Опрокинул он на кухне котел с тараком да чуть и не захлебнулся в нем.

— Что же ты не поговоришь со мной, Мышь?

Некогда было Мыши разговаривать со стариком — бежала она к своему Мышиному богу. Старик свернул с дороги и погнал упрямую лошадь по горной тропе. Лошадь ржала и шарахалась из стороны в сторону под бамбуковой палочкой, не желая идти вверх.

Крутились на ветру, поскрипывали, потрескивали барабаны с молитвенными бумажками. Пусто было в храме. Мышиный бог лежал на балке под крышей, подперев голову лапой, его страшный хвост покачивался из стороны в сторону, глаза были закрыты. Мышь пала ниц и стала молиться. Попросила она его о сына, который был бы прекрасней вечернего заката над ледниками, нежнее, чем палевые лепестки подснежников на горных склонах, ярче, чем свежая кровь на снегу, изящней форели в холодном ручье, красивее новой жены князя, от взгляда которой у мужчин перехватывало дыхание и холодный озноб пробегал по телу. «Будет», — лениво сказал бог, чуть приоткрыв один глаз. Мышь пообещала ему свежий борцок, черемши и сладких ягод, после чего поднялась и побежала.



Недалеко от монастыря Мышь услышала громкие крики и людской говор, идущий откуда-то снизу. Она подбежала к краю дороги и глянула вниз. Мышь увидела мужчин и женщин, столпившихся над упрямой лошадью. Лошадь лежала на камнях, придавив собой старика. Старик странно улыбался уже мертвым ртом. Один из мужчин поднял валявшуюся поодаль бамбуковую палочку и с силой хлестнул ею по лошадиному крупу. У Мыши закружилась голова, и она отпрянула от края дороги.

Родила Мышь Павлина. Был он голый, уродливый, с большой головой и огромными глазами. Павлин разевал клюв и тонко попискивал, прося еды. Мыши приходилось туго: она бегала из норы через кухню в кладовые, из кладовых через кухню в нору, таская за щеками зерна. По дороге разжевывала их в молочного цвета кашицу, которую и совала птенцу в клюв. Он был ненасытен, этот ее второй сын, — не успев проглотить еду, уже снова пищал и просил еще. От беготни Мышь осунулась и похудела.

Через неделю Павлин заметно подрос и узнал свою мать.

— Матушка, совсем не похожа ты на меня, — сказал Павлин. Голос у него был резкий и громкий.

— Тише-тише! — шепотом попросила Мышь, испугавшись, как бы не услыхал его на кухне мальчишка и не заглянул в нору.

Но мальчик ничего не слышал. Он толок чай, заливал его холодной водой, варил в котле, вливал растопленное масло с мукой, сыпал пряности — черный перец горошинами да лавровый лист — и напевал себе под нос. Он пел о новой жене князя, что была похожа на необъезженную кобылицу с густой черной гривой. Много бы нашлось смельчаков, которые захотели б объездить ее, но всякого сбросила бы она с себя и растоптала горячими копытами, и только славный князь обуздал ее. Теперь носила она в себе его сына. Родится мальчик красивее зимнего восхода в горах, нежнее, чем шерсть у ягненка, ярче, чем клинок меча на солнце, изящнее соболя на тонкой ветке, прекрасней, чем бабочка в брачном наряде… Он сварил чай и понес котел в княжеские покои. Через открытую дверь Мышь увидела, что наступила ночь и яркие звезды висят над горами, как светлячки в траве.

— Теперь можешь говорить, сынок, — кивнула Мышь.

— Тесная у тебя нора, матушка. Не выходишь ты во двор и не видишь белого света. Что там? — спросил Павлин.

— Черное небо и звезды, как светлячки, — сказала Мышь.

— Это страшно?

— Страшно одному, безразлично другому. Одних бог делает сильными, других — слабыми, одних — красивыми, других безобразными. Мне он дал мою мышиную долю жить в норе, почти не видя белого света, и бояться всякого…

— Но мне дал он другую долю! — птенец с гордостью взглянул на появившиеся два дня назад изумрудные перья на боках и вышагнул из норы.

На кухне он огляделся и увидел на стенах и под потолком пучки сушеных трав с семенами и ягодами. Он захлопал крыльями, пробуя силы, и взлетел под потолок. Там начал он ощипывать ягоды и дробить клювом семена. сухая трава посыпалась на пол частыми дождем. Мышь высунулась из норы и закричала:

— Немедленно спрячься! Придут люди, увидят такое и посадят тебя в клетку с куропатками, чтобы съесть за обедом!

— Что ты, матушка, я со своим хвостом не помещусь в твоей норе. Лучше уж улечу я в лес, где никто не сможет меня обидеть, Павлин выдрал из бока маленькое изумрудное перышко. — Если вдруг случится с тобой беда, возьми его, пусти по ветру, и он принесет мне дурную весть.

Ранним утром, когда заря едва-едва окрасила верхушки гор в цвет неспелой земляники, мальчик пришел растапливать очаг с куском сухой коры под мышкой. Открыв двери кухни, он увидел густо усыпанный обломками сухой травы пол и большого изумрудного павлина с раскрытым хвостом, который едва не доставал до потолка. Мальчик на мгновение растерялся, но потом распахнул «дели» и, широко раскинув полы халата, пошел на павлина, повторяя ласково: "Кле-кле-кле-кле-кле-кле-кле! " Павлин с шумом, похожим на взмах меча, сложил огромный хвост и взлетел. Он пролетел над головой мальчика, едва не коснувшись его макушки. Мальчик ухватил павлина за хвост. Павлин выволок мальчика из кухни во двор и стал поднимать в небо. Мальчик глянул вниз, на стремительно удаляющуюся землю, и от страха разжал руки. Он упал в сено и не ушибся.

Лошади на привязи у кухни жевали овес. Мальчик указал пальцем на большую зеленую точку в утреннем небе. «Ну, теперь-то вы видели, что он там?» — воскликнул он. Лошади жевали овес и безразлично смотрели на мальчика большими карими глазами.

Мышь забеременела в третий раз. Случилось это осенью. Травы в горах высохли и сгорели, камни по ночам стали обрастать плесенью измороси, лужи на дороге покрывались толстым слоем льда, в который вмерзали желтые листья, труха, сор и даже конские следы. Днем лужи оттаивали под лучами тусклого солнца, и осенний ветер гонял по ним мелкую рябь. Вода в ручьях замедлила свой бег, стала густой и тягучей, как уваренный сироп. На кухне пекли медовые лепешки с сушеной черемухой. Мальчик с поваром возились у жаркого очага с большими сковородами. Они подкидывали лепешки на сковородах, те, золотистые, как пчелы, и румяные, как хурма на морозе, кувыркались в воздухе и плюхались в кипящее масло, распространяя по кухне дурманящий, сводящий с ума сладкий запах. Дышащие жаром стопки лепешек поднимались из широких мисок, стоящих на полу, на высоту человеческого роста. Мышь знала, что сейчас, пока мальчик с поваром заняты делом, самое время бежать в дацан, просить у Мышиного бога о третьей душе, пускай крохотной, больной, убогой, слепой и никчемной… Мышь побежала к дверям кухни, по дороге отхватив от нижней лепешки небольшой кусочек в подарок своему богу. Она пролезла в щель между косяком и дверью и, оказавшись во дворе, поежилась от холода. Двор был пуст, небо — чисто, дорога лежала перед ней серым шершавым языком. Мышь побежала по ней, чувствуя биение второго сердца внутри себя.

Недалеко от дацана на обочине дороги сидела прекрасная женщина. Она была одета в богатое «дели» и высокую шапку, отороченную седым соболем. Ее густые черные волосы жирно блестели на солнце, глаза, похожие на дикие спелые сливы, были затуманены болью, рот полуоткрыт. Приблизившись к ней, Мышь увидела выпирающий из под «дели» живот.

— Чем тебе помочь, женщина? — участливо спросила Мышь.

Женщина только махнула на нее рукой и застонала. Но через несколько мгновений боль прошла, она отерла рукавом пот со лба, глянула вниз и уже приветливо улыбнулась.

— Хотел мне князь дать коня и охрану, а я сбежала тайно от всех и чуть не родила. Нет, видно не время еще. Смотри-ка, у нее лепешка!

Мышь протянула румяный кусочек, женщина взяла его и съела.

— Где ты ее взяла?

— На дворцовой кухне. Их пекут для тебя и для твоего будущего сына.

— Да, скоро уже, — кивнула женщина.

— А правду ли говорят, что первая жена князя, похожая на луну, сошла с ума и сейчас ее держат в клетке, боясь, что она, как снежный барс, убьет всякого, кто встретится ей на пути, или бросится со скалы в глубокую реку, как рыба, оставленная без присмотра?

— Все врут! — закричала женщина, краснея. — Жена князя выпила отвара из белены и полыни. Она отдала мальчишке с кухни свою серебряную серьгу, сказала, что умрет прежде, чем поспеет тарак, настоенный на украшении, и просила помянуть ее.

— Значит, ее больше нет?

Молодая жена князя ничего не сказала и только сердито сдвинула густые брови.

— А правда ли, что сын князя вырос, стал силен и красив, и может поднять на плечи лошадь?

— Что ты, Мышь! Совсем ты глупа и безумна! — снова закричала женщина. — Лошадь не может поднять безобразного Сухе, потому что он толст, как осенняя куропатка, а лице его покрыто прыщами и больше походит на бараний зад! Вот родится мой сын и сможет поднять на плечи лошадь, и красив будет, как рябина зимой! — неожиданно новая жена князя расплакалась. — И зачем ты подошла ко мне, Мышь? Зачем спрашивала о глупом? Иди своей дорогой и никогда больше не попадайся мне на глаза!

Мышь фыркнула и побежала дальше.

— Вот они, люди! Ревут по пустякам! Никогда больше не буду с ними разговаривать!

Поджав когти, Мышь осторожно ступила на деревянный пол. Пятеро монахов, закрыв глаза, молились богу. Мышь отошла от них подальше в угол и пала ниц. Мышиный бог сидел на полу, поджав лапы, его ужасный хвост стоял торчком, желтые глаза были широко открыты.

— Знаю — знаю, — сказал бог, не дав Мыши произнести и слова. Сейчас ты попросишь умного, как я, красноречивого, как я, мудрого, как я. Но где, скажи на милость, взять мне такую душу? Отдать свою?

— Что ты, что ты! Мне не нужен ни сильный, ни умный, ни красивый. Мне нужен сын, который просто будет любить меня.

— Лукавишь, Мышь! У людей научилась этому гнусному ремеслу! — рассердился бог, и его хвост качнулся вправо. — Хорошо, я дам тебе то, о чем ты мечтаешь. К людскому богу недавно приходила беременная женщина, и он наделил ее именно такой душой. Хочешь, я отберу ее у нее?

Мышь вспомнила о прекрасной женщине, сидевшей на обочине недалеко от дацана, и закричала:

— Нет-нет, не отбирай у нее нерожденную душу! Возьми неприкаянную, что рыщет по свету в поисках хозяина!

— Нет у меня таких! — глаза Мышиного бога сверкнули, и его ужасный хвост качнулся влево. — Знаешь ли ты, маленькая, ничтожная серая мышь, что ничего из ничего не бывает? Отобрав у другого, могу дать я тебе душу! Я тебе уже дал самую прекрасную и самую сильную из душ, а теперь ты воротишь носом и просишь о том, чего сама не знаешь! Ненасытна ты, как баранья утроба! Ступай прочь и не смей больше появляться мне на глаза! — Бог ударил хвостом о пол, проломив его. Монахи и Мышь подпрыгнули в ужасе. Мышиный бог ударил хвостом по деревянному столбу, и дацан затрясся, готовясь развалиться. Монахи и Мышь бросились к выходу, разбежались в разные стороны.

Мышиный бог бесновался недолго — не успела Мышь добежать до поворота, а он уже остыл, забрался на балку под крышей храма, его желтые глаза закрылись, а хвост свернулся кольцом.

Мышь перевела дух и огляделась — беременной женщины нигде не было видно.

— Женщина, женщина! — стала звать ее Мышь. Она побежала к краю дороги и глянула вниз — на камнях пара горных баранов обгладывала верхушки веток дикого орешника. Мышь побежала по дороге что было сил. Она искала молодую жену князя до вечера, прячась от бородачей и канюков в расщелинах, но так и не нашла.

Родила Мышь мальчика и назвала его Цаггареллом. Мальчик, как сумасшедший, дрыгал ногами и руками, а лицо его было как спелое яблоко. Мышь целыми ночами носилась по кухне в поисках еды для младшего сына. Был он ненасытен, а, наевшись, хватал матушку и сжимал в ладошке, норовя выдавить, как лимон, или таскал за хвост, так что у Мыши темнело в глазах. Рос Цаггарелл медленно.

Однажды Мышь отправилась в княжеские кладовые, чтобы добыть для младшего сына немного овечьего сыра и сушеных ягод, а когда вернулась, ребенка в норе не нашла. Она бегала по кухне и звала его до тех пор, пока не пришли повар с мальчиком, чтобы сварить для князя утренний чай. Мальчик рассказал повару необыкновенную историю, которая случилась с ним ночью, и Мышь все узнала.

Мальчик, зная, что по ночам на закрытой кухне творятся чудеса — звери и птицы появляются, как духи, из воздуха, жара и колдовства, — решил спрятаться в самом большом чугунном котле, что стоял в дальнем углу кухни. Котлом этим давно не пользовались — был он такой тяжелый, что и пятеро не смогли бы сдвинуть его с места, разве что слону он был под силу. От времени котел прохудился и весь потрескался. Вдоволь начихавшись от скопившейся в котле пыли, мальчик припал глазом к большой трещине в стенке и стал терпеливо ждать.

Скоро огонь в очаге догорел, и кухня погрузилась в темноту. «Сейчас он появится», — думал мальчик, трясясь от страха, и представляя себе то Дракона, то Буйвола, а то и самого Мышиного бога — говорили, что пострашнее он большого Тигра, бьет хвостом и носит на груди ожерелье из человечьих черепов. Неожиданно мальчик услышал плач младенца и решил, что по двору прошла кормилица с княжеским сыном и его голос донес ветер через трубу очага, но плач раздался снова — настойчивый, громкий, как голос медной трубы, в которую дуют монахи на праздниках. Тогда мальчик вылез из котла, подбросил в очаг коры и стружки. Огонь тут же весело заплясал, обрадованный подарку. Мальчик подошел к тому месту, откуда доносился плач, и увидел младенца наполовину вылезшего из мышиной норы. Он вопил, и от его крика падали сковороды, скисало молоко и взметались из очага к небу тысячи огненных светлячков. Мальчик помог младенцу выбраться из норы, взял на руки и стал покачивать. Скоро младенец замолчал и заснул. Мальчик направился к дверям кухни, повторяя шепотом: "Вот он! Ну вот же он! "

Скоро весь о чуде облетела дворец, князь призвал мальчика к себе и велел рассказать, как все было. Потом князь с большой свитой пришел на кухню, велел осветить дыру в углу, сам встал на четвереньки и, приложив щеку к каменному полу, долго смотрел в нору, удивляясь, как младенец мог там поместиться. Он пожаловал мальчику семь тяжелых серебряных монет и отдал приказ воспитывать найденыша вместе со своими сыновьями.

Услышав историю мальчика, Мышь заплакала. Не был ее младший сын ни сильным, ни красивым, ни умным, досталась ему чья-то невзрачная, убогая, хромая, никчемная душа, но был он плоть от плоти ее, и не могла она бросить мальчика в беде. Мышь почистила шерстку, смазала овечьим жиром хвост, завила колечками усы и отправилась в княжеские покои.

Молодая жена князя снимала с себя дорогие одежды, собираясь лечь спать, когда увидела крохотную серую мышь, которая бежала по пологу кровати, быстро перебирая лапками.

— Мышь! — закричала женщина.

От ее крика Мышь упала с полога прямо на шелковое одеяло, расшитое драконами. В спальне появился князь. Не долго думая, он снял тяжелый сапог и запустил им в Мышь. Мышь увернулась от сапога и запищала как можно громче:

— Князь, я мать того мальчика, которого принесли тебе сегодня.

— Ты? Мышь? — князь расхохотался. — Этого не может быть!

— Это правда. Принесите его сюда, и он тут же узнает свою матушку.

Князь подошел к кровати и сдернул одеяло. Драконы шумно изогнули спины, выпустили из пастей огонь, и Мышь оказалась на ковре.

— Ладно, если он не признает в тебе мать, я утоплю тебя в миске с кунжутным маслом, — князь хлопнул в ладоши и велел появившемуся слуге принести ребенка.

Когда младенца принесли, он спал, и князь ухватил его за нос. Мальчик проснулся и заплакал. Князь поднес его к Мыши. Увидев матушку, Цаггарелл весело угукнул, схватил ее и стал давить, как лимон. Мышь едва на задохнулась в его жаркой ладони.

— Теперь ты мне веришь? — спросила Мышь, когда мальчик ее отпустил.

— Он принял тебя за игрушку. Чудес не бывает.

— Тогда я скажу тебе, что есть у меня еще два сына: Тигр и Павлин.

Князь громко расхохотался.

— Тигр и Павлин! Павлин и Тигр! — повторял он сквозь смех. Тебе бы сказки сочинять, Мышь!… И где же они? — спросил он, утирая выступившие на глазах слезы.

— В лесу, где никто не может их обидеть.

— Приведи сюда хотя бы одного из них, и я отдам тебе сына, отпущу вас всех с подарками, а перед твоей норой всегда будут лежать сушеные кузнечики, зерно и овечий сыр. Если же ты не сделаешь этого, я велю затопить твою нору кипящим бараньим жиром, а канюки, бородачи, кобры и гадюки будут охотиться за тобой повсюду, так что не прожить тебе и дня.

— Хорошо, ты увидишь одного из моих сыновей, — пообещала Мышь. Она выбежала из княжеских покоев и забралась на большой валун у обочины дороги, с которого хорошо был виден черный лес в долине. Мышь разжала лапку с клочком тигриной шерсти. Ветер подхватил клочок, поиграл им, то подбрасывая в небо, то прижимая к скалам, и понес к лесу. Мышь сидела на валуне и терпеливо ждала.

Тигр точил когти об огромное дерево. В лесу, охотясь на диких кабанов и косуль, он вырос, возмужал, и не было никого его сильней во всей округе. Когда Тигр издавал грозный рык, большие шишки срывались и падали с могучих кедров, листва трепетала на ветвях, все живое пряталось по норам и гнездам, а трава стелилась под его лапами мягким ковром.

Подул ветер, верхушки деревьев закачались, и лес тревожно зашумел. Тигр втянул носом воздух и почувствовал знакомый матушкин запах. Запах был горький и отдавал отчаянием. Тигр дернул огромным хвостом, сбивая с трав семена, и большими прыжками устремился к горе, на которой стоял княжеский дворец.

Мышь увидела своего старшего сына, который желтым огнем бежал по горной дороге. На пути встречались ему люди — всадники и пешие — стада овец и коз, яков и баранов. Люди в ужасе разбегались и прятались за камнями, но Тигр не замечал их, как не замечает летящая пуля ужаса тех, кто ее слышит. Он огромными прыжками перемахивал через сбившиеся стада. Животные видели над собой его белое брюхо и мощные лапы с поджатыми когтями, с которых сыпалась дорожная пыль, и затем облегченно вздыхали сегодня смерть пролетела мимо, едва задев их своим горячим дыханием.



Тигр увидел на валуне матушку и поклонился ей. От бега он даже не запыхался, только кончик его огромного хвоста нервно подергивался и трепетал.

— Что случилось, матушка? — спросил Тигр.

— Люди отобрали у меня моего младшего сына, твоего брата. Велели тебе прийти, объявить, что ты мой сын.

— Кто посмел обидеть тебя и моего брата? — крикнул Тигр и издал такой страшный рык, что с гор посыпались камни, все двери во дворце распахнулись настежь, а монахи, решив, что Мышиный бог опять прогневался на них, в ужасе бросились из дацана.

Князь обедал, когда услышал страшный тигриный рык. Двери распахнулись и вбежали испуганные слуги. Они доложили, что у ворот дворца стоит огромный тигр, а на его голове сидит крохотная серая мышь, та самая, что назвалась матерью мальчика. Князь рассмеялся и велел слугам встретить Тигра как следует.

Тяжелые массивные ворота распахнулись, и Тигр вошел во дворец.

— Добро пожаловать, господин Тигр! Добро пожаловать! повторяли слуги, низко кланяясь и пятясь. — Князь приготовил для вас царское угощение.

Тигр вошел в большой, ярко освещенный зал и увидел перед собой освежеванную газель на ярком ковре.

— Осторожно, сынок, люди хитрее, чем мы думаем, прошептала Мышь.

— Люди трусливее, чем мы думаем, — возразил Тигр. Он осторожно снял Мышь с головы и, посадив ее на пол, ступил на ковер. Обнюхал косулю и стал жадно рвать зубами нежное мясо. Вдруг ковер вместе с Тигром взлетел под потолок — под ярким ковром хитрые слуги спрятали прочную сетку, к углам которой были привязаны веревки, продернутые через балки под потолком. Тигр так увлекся едой, что не заметил, как слуги дернули за веревки. Теперь он дико рычал, выл, рвал когтями и клыками в клочья яркий ковер, грыз сетку, но сеть оказалась прочнее его зубов и когтей.

Вошел князь. Увидев Тигра в сетке под потолком, он рассмеялся:

— Понравилось ли тебе мое угощение, старший сын Мыши?

В ответ Тигр издал рык, от которого у всех слуг во дворце слетели шапки, а во дворе фазаны и кеклики в вольерах упали замертво.

— Посадить его в клетку, и пусть мои гости любуются им. А потом снимите с него шкуру и сшейте моим детям шубы! приказал князь и отправился в свои покои. Мышь устремилась за ним.

— Князь, князь, — пищала она, — зачем ты поймал моего старшего сына? Ты не держишь своего слова, князь!

— Ну что ты, Мышь! Нора твоя цела и не затоплена жиром. Перед ней уже лежат сушеные кузнечики, зерно и сыр. Что тебе еще надо для счастья?

— Отпусти моих сыновей, — плача, попросила Мышь.

Князь остановился и задумался на мгновение.

— Хорошо, будь по-твоему. Я отдам тебе мальчика и Тигра, отпущу восвояси с подарками, если ты покажешь мне своего среднего сына — Павлина. Изумительные дела творятся в Поднебесной, если мыши рожают птиц!

— Ты снова обманешь меня, князь!

Князь присел на корточки перед Мышью и посмотрел ей а глаза.

— Хочешь, я поклянусь перед своим богом, что сделаю, как сказал?

Мышь кивнула, и князь тут же поклялся.

Мышь выбежала из дворца, забралась на большой валун у обочины дороги и разжала лапку с павлиньим перышком. Ветер подхватил его, поиграл немного и стремительно понес в сторону черного леса.

Средний сын мыши Павлин, сложив огромный хвост, бродил по осеннему лесу, выискивая в траве упавшие с деревьев ягоды. Живя в лесу, стал он еще прекрасней: на голове его вырос прекрасный венец, который сиял на солнце синим огнем, тело налилось слепящим изумрудно-фиолетовым цветом, а хвост стал выше самых высоких деревьев, когда Павлин поднимал его с шумом звенящего в траве ветра, птицы замирали в небе, звери останавливали свой бег, припадая к земле и прижимая уши, а люди закрывали глаза ладонями и падали ниц, полагая, что в чащобе родился бог, затмивший собой небесное солнце.

Павлин поднял голову и увидел летящее по ветру перышко. Оно искрилось и переливалось тревожным изумрудным цветом. И он понял, что с матушкой случилась беда. Павлин издал громкий скрипучий крик, от которого с деревьев посыпалась черемуха, захлопал крыльями и взлетел над лесом. Он поднимался в горы, оглядывая дорогу под собой. Люди, лошади, овцы и яки — все задирали головы и восхищенно смотрели на огромную птицу с длинным хвостом, которая летела к княжескому дворцу.

Павлин увидел сидящую на валуне матушку, опустился и поклонился ей.

— Какая беда приключилась с тобой? — спросил Павлин Мышь.

— Люди отобрали у меня старшего и младшего моих сыновей, твоих братьев. Велели тебе прилететь, объявить, что ты мой сын.

— Кто посмел обидеть тебя и моих братьев? — крикнул Павлин и с шумом смертоносного клинка раскрыл свой огромный хвост, заслонив солнце. Золотисто-зеленый свет от его великолепных перьев заструился в окна дворца, ослепив слуг, упал в масляные светильники, потушив их, проник сквозь крохотные щели в темницы и чуланы, осветив их, как днем.

Князь ужинал, когда к нему прибежали слуги и доложили, что у ворот дворца стоит Павлин, чей хвост затмил солнце, а на его спине сидит серая Мышь, которая назвалась матерью мальчика и Тигра. Князь рассмеялся и велел слугам попотчевать гостя как следует.

Ворота перед Павлином распахнулись, и слуги, широко улыбаясь, пригласили его во двор.

— Добро пожаловать, господин Павлин! Добро пожаловать, отведайте княжеского угощения!

Посреди двора стояло большое деревянное корыто, доверху засыпанное рожью, овсом, коноплей и просом.

— Осторожней, сынок, люди коварней, чем мы считаем, прошептала Мышь.

— Красота сжигает в человеке коварство, как огонь горькую полынь. Они не тронут меня, матушка, — сказал Павлин, снял со спины Мышь и принялся за зерно.

Скоро Павлин почувствовал в себе небывалую силу, захлопал крыльями и, распушив огромный хвост, принялся скакать перед слугами по двору, словно перед курочками в брачную пору. Но удивительная сила оказалась призрачной и скоро растаяла, как лед в лужах. Неожиданно у Павлина подкосились лапы, и он упал посреди двора, уронив хвост. Слуги со смехом бросились к нему, подняли и отнесли в вольер с фазанами, где и заперли.

Мышь забралась на корыто, разгрызла одно просяное зернышко и поняла, что случилось — зерно насквозь было пропитано горькой водкой, как слова князя ложью.

Князь вышел во двор посмотреть на спящего Павлина и сказал:

— Постройте ему вольер из бамбука, пусть радует красотой моих гостей, а потом сделайте из его перьев украшение для моей молодой жены.

Мышь поняла, что не найти у князя правды, и побежала, плача, со двора. Она бежала к дацану молить Мышиного бога о помощи.

Мышиный бог лежал на боку, отвернувшись лицом к стене. Его страшный хвост был распластан по полу.

— Случилось с моими сыновьями несчастье… — начала Мышь.

— Знаю! — перебил ее Мышиный бог.

— Князь поклялся отпустить сыновей, но нарушил слово. Накажи его.

— Я не волен распоряжаться его судьбой: он не клялся мне ни в чем. Но есть Людской бог, который владеет его судьбой и судьбой твоего младшего сына. Наберись терпения и жди — придет время, — сказал Мышиный бог, не поворачивая головы.

— Когда гостям надоест любоваться моими сыновьями, князь снимет со старшего шкуру на шубы детям, а хвост среднего сделает украшением для жены!

— Ты сама отказалась от ума и мудрости для своего младшего сына. Досталась ему никчемная хромая душа. Ничего не остается тебе — только ждать.

— Чего ждать? — спросила Мышь, но Мышиный бог не ответил ей — он заснул.

Мышь, поджав когти, осторожно вышла из дацана.

И стала Мышь ждать, хоть и не знала — чего. Дни шли за днями, бесконечные гости князя не переставали восхищаться силой и ловкостью Тигра, красотой и изяществом Павлина. Они цокали языками, качали головами и вели льстивые речи, будто нет ничего на свете прекрасней княжеских зверей и птиц. Слухи о божественных Тигре и Павлине облетели дальние края, и даже тайские принцы не поленились оседлать своих домашних слонов и отправились в дальний путь глянуть на чудо.

Дни шли за днями. Цаггарелл рос вместе с сыновьями князя, со старшим уродливым Сухе и младшим прекрасным Болсо. Вместе с ними играл, учился, охотился и спал. Часто ходил он в зверинец князя полюбоваться Тигром и Павлином. Когда мальчик подходил к клеткам, Павлин с шумом, похожим на скрип деревянных повозок, раскрывал хвост, а Тигр терся головой о прутья и урчал.

— Здравствуй, младший брат, — говорил Тигр.

— Здравствуй, младший брат, — говорил Павлин.

Поначалу мальчик пугался и отбегал от клеток, полагая, что Павлин собирается его клюнуть, а Тигр, стоит только протянуть руку, проведет по ней когтистой лапой. Но потом он привык и полюбил братьев, и теперь, когда Павлин раскрывал огромный хвост, бросал ему сладкие зерна, а Тигра подкармливал кусочками вяленого мяса.

— Здравствуй, младший брат, — говорил ему Тигр.

— Привет, — отвечал мальчик.

— Здравствуй, младший брат, — говорил ему Павлин.

— Привет — привет, — отвечал мальчик.

Дни шли за днями. Мышь старилась. Шерсть ее поблекла, поседела. Она часто приходила к клеткам, посмотреть на сыновей, забиралась в княжеские покои — глянуть на младшего. Она видела, как тускнеет и облезает павлиний хвост, как уходит сила из тигриных лап, как резвясь и балуясь растет мальчишка, не прибавляя в уме. Что она могла сделать, маленькая, беспомощная серая Мышь? Ей оставалось лить слезы и ждать, когда Мышиный бог придет за ее душой.

Дни шли за днями. Однажды случилось такое: Цаггарел вместе с сыновьями князя сидел на уроке. Учитель рассказывал мальчикам о Древнем Китае. Неожиданно младший сын князя прекрасный Болсо — с воплем вскочил со своего места и принялся кататься по полу, вереща и плача.

— Что с тобой? — испугался учитель.

Старший сын князя — уродливый толстый Сухе — сунул руку за шиворот брата и вытащил ящерицу с оторванным хвостом. Он швырнул ящерицу в Цагаррелла, а затем все трое сцепились, как подросшие волчата в норе: стали кататься по полу, рычать, царапаться и кусаться. Учитель кинулся разнимать дерущихся. Вдруг Болсо страшно закричал — у младшего сына князя по лицу ручьями стекала кровь — Цаггарелл в драке откусил Болсо полщеки. Мальчишки и раньше частенько дрались не в шутку, но такое было впервые. После происшедшего драка прекратилась сама собой, и учитель бросился за князем.

Вошел князь со слугами. Слуги накинули на шею Цаггарелл кожаный ремень.

— Ты, мышиный сын, жалкий ублюдок! Я вытащил тебя из норы, обул, одел, накормил, воспитал вместе со своими сыновьями, ни в чем не делая различия! Так ты платишь за мою доброту! Всыпьте ему как следует и посадите в клетку рядом с его братьями!

Цаггарелла очень жестоко наказали и посадили в клетку рядом с братьями. Как сына Мыши его кормили кузнечиками и сырым зерном. По ночам, когда становилось нестерпимо холодно, Цаггарелл забивался в угол клетки и, с головой укрывшись «дели», дожидался утра, чтобы забыться сном в нежных лучах утреннего солнца.

— Крепись, брат! — говорили ему Павлин и Тигр. — Мы бы отдали тебе шкуру и перья, если б могли.

— Ничего-ничего, я потерплю. А шкура и перья вам еще пригодятся, — бормотал Цаггарелл, стуча зубами от холода.

Из разговора мальчика с поваром Мышь узнала о том, что случилось во дворце, и прибежала к клеткам.

— Здравствуй, матушка, — обрадовались ей Тигр и Павлин.

— Так вот значит, чей я сын, — улыбнулся Цаггарелл, глядя на Мышь. — Пришло, матушка, время помочь своим детям.

— Как же я помогу вам, такая слабая, старая и безобразная? — вздохнула Мышь.

— Красота и сила здесь ни к чему. Залезай ко мне в клетку!

Мышь забралась в клетку, Цаггарелл взял ее на ладонь, поднес к губам, и она подставила свое крохотное ушко…

Ключи от покоев, клеток и темниц князь всегда носил на поясе в кожаном мешке и никому никогда не доверял. Даже ложась в постель с молодой женой, не снимал он с себя этот пояс. Вот и сегодня, как всегда, он проверил ключи, поправил пояс, широко зевнул и, погасив светильники, со вздохом улегся в постель. Первый сон опустил его веки, и увидел князь себя на спине белого верблюда, несущего его в райский сад. Вот уже возникли перед его глазами в сладком розовом тумане райские деревья, склонившие до облаков свои ветви под тяжестью плодов. Вот уже сорвал он божественную смокву, вот уже почувствовал на языке ее нежную, тающую мякоть… Сквозь сон донесся до него крик жены:

— Мышь, мышь! Опять она здесь и бегает под одеялом!

Князь зажег светильник и откинул одеяло. С женой они внимательно осмотрели всю постель, но никакой мыши не нашли.

— Вечно тебе все кажется! — проворчал князь, укладываясь снова. — Все потому, что ты пьешь на ночь слишком много тарака!

Второй сон смежил его веки, и увидел он большую цветущую липу, а в ней дупло и диких пчел, которые поили его сладким медом. От медовой сладости язык князя сделался тяжелым и разбух, как семя в воде.

— Мышь, мышь! — снова закричала жена. — Она бегает по мне!

Князь снова зажег светильник, а жена скинула с себя рубаху и долго трясла ее, но никакой мыши не было и в помине.

— Если ты не дашь заснуть меня в третий раз, я посажу тебя в клетку с моей первой женой! — закричал разъяренный князь.

Третий сон опустил его веки, но на этот раз он увидел свою первую жену. Была она в праздничном «дели», расшитом золотом, а в ушах ее покачивались огромные серебряные серьги, нежно звеня крохотными колокольчиками. Вела она князя по густой, пряно пахнущей траве к холодному ручью. Травы ломались и стелились под их ногами, выделяя млечный сок. Вдруг в траве крохотной тенью мелькнула серая мышь. Князь снял с ноги сапог и запустил им в нее, и тут, уже не во сне, а наяву, почувствовал, как кто-то, цепляясь крохотными коготками за кожу, бежит по его ноге.

— Мышь, мышь! — закричал князь и вскочил с кровати. Он опять зажег светильник, скинул с себя пояс и ночные одежды, принялся трясти их, но мыши как ни бывало. — Все ты, жена! Будут теперь всю ночь мерещиться мыши! — в сердцах сказал князь, налил себе крепкого травяного настою и залпом выпил, после чего снова надел на себя ночные одежды с поясом…

В четвертый раз видел он во сне пегую кобылицу, что несла его с горы во весь опор. Но вот она рассыпалась под ним на сотни крохотных мышей, и они с писком побежали в разные стороны, заставляя сердце князя замирать. Он хотел проснуться, но уже не мог…

Мышь бежала что было сил, в зубах несла она связку ключей. Мышь забралась в клетку к младшему сыну. Цаггарелл взял у нее ключи и стал подбирать к замку.

— Положила ли ты, матушка, вместо ключей железные прутики, как я просил? — спросил он.

— Положила, положила, — кивнула Мышь.

Цаггарелл отпер свою клетку, а затем клетки братьев.

— Сейчас я разорву князя в клочья! — зарычал Тигр, оказавшись на свободе.

— А я выклюю ему глаза! — закричал Павлин.

— Тс-с! — Цаггарелл приложил палец к губам. — Ждите меня у ворот, я сейчас, — и он исчез в темноте…

Очень скоро Цаггарелл вернулся и сказал:

— Теперь бегите.

— Разве ты не пойдешь с нами в черный лес, что стоит под горой? Там никто не посмеет обидеть тебя! — сказал Тигр.

— Нет, — покачал головой Цаггарелл. — Мне не нужен черный лес, что стоит под горой. Мне нужен дворец, слуги, и эта клетка, — с этими словами он забрался в клетку и защелкнул замок на решетке.

— Что ты делаешь, глупый? — в голос воскликнули Мышь, Тигр и Павлин.

— Когда-нибудь я сменю клетку на покои, буду князем и приглашу вас в гости, братья, а пока — прощайте!

— Прощай, наш младший брат! — сказали Тигр с Павлином.

— Бегите же, и пусть Мышиный бог принесет вам удачу! сказала Мышь.

Тигр с Павлином обнялись с матушкой. Павлин шумно взмахнул крыльями и поднялся в небо, а Тигр огромным прыжком перемахнул через дворцовые ворота и побежал по дороге. Мышь смотрела им вслед, пока они не скрылись в бледно-розовом тумане наступающего утра. "Глупей моего младшего сына никого нет на земле! " — думала Мышь.

Вскоре она почувствовала, что силы покидают ее, и заспешила к норе. Когда она уже была на кухне, вбежал мальчик. Нет, был он теперь не мальчиком, а мужчиной — усы его торчали острыми иглами и борода вилась бараньим руном.

— Знаешь ли ты, кухонная мышь, что случилось? — закричал он, увидев ее. — Кто-то открыл темницу, и луноподобная жена князя вошла в спальню и зарезала его, как кеклика! Теперь уродливый Сухе будет нашим князем! Гостей приедет! Сколько нужно еды к поминкам и праздничному пиру!

— Ты ошибаешься, — покачала головой Мышь. — Луноподобная жена князя, звеня серебряными колокольчиками в серьгах, отвела его к ручью, они прыгнули в воду, стали радужными форелями и уплыли по течению далеко — далеко, где вода, холодна, как лед на вершинах, и быстра, как расшалившийся ветер.

— Опять ты, Мышь, рассказываешь сказки! Смотри, будешь врать, затоплю твою нору бараньим жиром! — засмеялся молодой повар. Мышь юркнула в нору, а он принялся снимать с нитей вяленое мясо для поминального ця.

«Пусть не достало моему младшему сыну ума, но зато нет никого хитрее и коварнее его на свете. И кто знает, может, скоро все начнут молиться ему, как Людскому богу», — подумала Мышь, закрывая глаза. И тут она увидела Мышиного бога, который поднимался в гору, волоча за собой что-то, похожее на крохотное изношенное «дели», а его страшный хвост стоял торчком. «Пусть моя душа достанется лучшему из людей», — подумала Мышь напоследок.


home | my bookshelf | | Мышь и три ее сына |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 2
Средний рейтинг 4.0 из 5



Оцените эту книгу