Book: Супермаркет



Супермаркет

Андрей Житков

Супермаркет

Серия первая

Колбаса молочная

Утренняя заря окрасила остывший за ночь асфальт широкой московской улицы в грязновато-красный оттенок. Мертвые, чем-то похожие на гигантские палицы черные деревья с отпиленными ветвями, стоящие по обочинам дороги, заплакали выступившим на спилах прозрачным соком, ожили, затрепетали, потянулись короткими культями к невидимому пока еще за домами солнцу.

По дороге с реактивным воем пронеслись две спортивные “Хонды”, подняв в воздух розовую, словно пудра, пыль. Противно завизжали тормоза, машины скрылись за поворотом, но еще долго были слышны две тонкие, звучащие в унисон, ноты, издаваемые не на шутку разъярившимися движками. Куда так спешили водители, куда неслись? — одному богу известно.

Потом на дорогу с урчанием выползла пузатая поливальная машина с мокрыми оранжевыми боками, мотор взвыл, из брандспойтов хлынули мощные струи, мгновенно превратив пыльные клубы в поток черной грязи, который медленно пополз вдоль поребрика тротуара.

Рыжий кот Максим, сидевший за витриной первого этажа супермаркета, повел ушами. На стекло брызнули мелкие, как бисер, капли. Густая шерсть на спине кота приподнялась. Он повернул голову вслед уползающему по дороге мокрому чудовищу, поднялся и неслышно двинулся по матово поблескивающему полу вглубь торгового зала.

Нет, вся эта шумная, грязная, мокрая уличная жизнь была не для него. Куда приятней ранним утром побродить вдоль прилавков-холодильников, вынюхивая тонкие, дразнящие, сочащиеся из их нутра мясные и рыбные запахи. Нагулять аппетит, а потом припасть к стоящей в углу подсобки миске с ярко-красной вырезкой, урча умять ее и после полдня спать на бухгалтерском сейфе, изредка приоткрывая зеленые глаза и недовольно щурясь, когда вдруг скрипнет дверь кабинета.

— Серафима Дмитриевна, курс доллара опять на восемь пунктов скакнул. Вы вчерашний “Туборг” по какой цене оприходовали?

— Не морочьте мне голову со своим “Туборгом”! У меня баланс! — у главбуха Серафимы Дмитриевны тоже были зеленые глаза. Конечно, не такие красивые, как у Максима… Ей было тридцать пять, она много курила и прятала рано поредевшие волосы под черным париком, который пах пряными духами.

— Как же, сто пятьдесят упаковок! По восемь копеек с баночки.

— У нас что, одна я работаю? Идите к девочкам сходите. Они вас просветят.

“Девочки” Люда и Наташа сидели в соседнем кабинете и тоже были бухгалтершами, правда, не такими главными. Максим иногда просто так, безо всякой для себя выгоды, терся об их по-летнему голые загоревшие ноги и мурлыкал. Нет, правда, ну, что можно съесть в бухгалтерии — японский ластик? Люда с Наташей гладили Максима по шерсти и чесали за ушами.

Кто и за какие заслуги наградил кота человеческим именем, никто не знал. Давно это было. Еще до того, как супермаркет стал супермаркетом — огромным магазином с никелированными воротами, камерами слежения, внимательными охранниками, кондиционерами, современными электронными кассами, мониторами, транспортерной лентой и окошечками для считывания штрих-кодов с товара.

Еще два года назад торговый зал первого этажа был разгорожен на десятки мелких закутков, в которых ютились многочисленные арендаторы, торгуя чем попало: кто бананами, кто джинсами, кто рыбой. Рыба воняла, бананы гнили, а джинсы гроздьями свешивались с прилавков, едва не касаясь грязного затоптанного пола.

Вместе с покупателями в магазин заходили бродячие собаки, обнюхивали пахнущие краской джинсы и ложились под прилавки отдохнуть. Разве это жизнь? Максим тогда скрывался на галерее второго этажа, где в темноте стояли отслужившие свое деревянные прилавки и холодильники “ЗИЛ”, лишь иногда поглядывал вниз через решетку, отгораживающую первый этаж от второго — не убрались ли собаки. Обычно собаки были на месте.

На решетке висел огромный замок. Несколько раз мальчишки-подростки пытались его открыть, надеясь найти среди хлама что-нибудь ценное; они ковырялись в замке стальными проволочками, подбирали ключи, дергали решетку. Максим со страхом наблюдал за ними из-под прилавка. Но замок проржавел, решетка была прочная, и каждый раз подростки убегали не солоно хлебавши.

Когда у магазина появился новый хозяин и начался капитальный ремонт, кот исчез.

В день открытия на стоянке рядом с супермаркетом выстроились в ряд красивые машины, сбежались жители окрестных домов. Приехал даже заместитель мэра, чтобы разрезать алую ленту перед стеклянными дверями. Говорили — в первый день все будет очень дешево. Как это они называли — спецпредложение?

Заместитель мэра с директором щелкнули ножницами, кусок алой ленты лег на подушку. Стеклянные двери открылись, и важные гости вошли внутрь. Заместитель мэра оглядел торговый зал первого этажа.

— Ляпота! — сказал он, улыбаясь.

Директор, в свою очередь, тоже улыбнулся.

— Надеюсь, вы будете нашим постоянным покупателем. У нас действительно разумные цены и высокое качество товаров. Причем отечественных, — подчеркнул директор.

— Непременно буду, — сказал заместитель мэра.

— Всегда милости просим.

И тут из-за кассы показался Максим. В зубах он тащил большую семгу. Хвост рыбины волочился по полу. Завидев людей, кот замер.

— Это что такое? — строго спросил директор своего заместителя.

— Кот, наверное, — глупо ответил заместитель.

— Я вижу, что не собака. Как он здесь оказался?

— На любое новоселье обязательно кота пускать надо. К счастью в доме, — тут же нашлась заведующая торговым залом Анастасия Андреевна.

— Да, верно, есть такая народная примета. Вместе с грязным тазиком, — неожиданно поддержал ее заместитель мэра, и все рассмеялись.

Максим немного постоял, глядя на непрошенных гостей, и неторопливо удалился за прилавок.

— Хозяин! — сказал заместитель мэра.

— Поймать, и чтоб я его больше здесь не видел! — тихо сказал директор своему заму. — Что СЭС скажет?!

— Владимир Генрихович, пять минут! — заместитель отстал от гостей и поманил к себе пальцем начальника службы безопасности, майора милиции в отставке Кулакова.

— Видел? — спросил он.

— Видел, — кивнул Кулаков. — Жирный, собака! И как мы его раньше не углядели?

— Чтоб через минуту не было!

— Евгений Викторович, а куда его девать-то? — растерянно спросил Кулаков.

— Отвези квартала за два и выкини. Пусть живет, — милостиво разрешил заместитель директора.

Начальник службы безопасности достал из нагрудного кармана крохотную рацию и отдал своим людям приказ: изловить кота, не попадаясь на глаза гостям и начальству.

— Как ниндзя… черепашки! Коробку какую-нибудь возьмите, и мне его потом… — Кулаков не знал, что кота зовут Максимом, и просто сообщил по рации приметы нарушителя: здоровый, рыжий, с семгой в зубах.

Кулаков встал невдалеке от стеклянных дверей и принялся терпеливо ждать, поглядывая то на бродящих среди прилавков именитых гостей, то на дожидающуюся своего часа толпу покупателей на крыльце супермаркета. Толпа на него смотрела недоброжелательно.

Минут через десять показался высокий охранник в униформе с картонной коробкой в руках. Лицо и руки охранника были сильно исцарапаны.

— Поаккуратней нельзя было? — недовольно поинтересовался Кулаков, оглядев охранника. — Как ты теперь в таком виде на службу будешь ходить?

— Верткий, гад! — сказал охранник, передавая начальнику коробку. — До свадьбы заживет.

— До какой еще свадьбы? От тебя рыбой воняет!

— А то! Он ее сожрал почти всю. Еле выдрали.

— Иди умойся и приведи себя в порядок! — строго приказал Кулаков. — И чтоб в зале я тебя не видел!

— Есть! — по-военному отозвался охранник.

Кулаков с коробкой направился к выходу.

— Во, не успели магазин открыть, а уже несут! — сказал кто-то из толпы.

Кулаков на провокацию не поддался и торопливо зашагал к своей машине.

Он отвез Максима не за два квартала, как просил зам, а за четыре — подальше от греха. Кот в коробке присмирел и не подавал признаков жизни.

Кулаков остановил машину около мусорных баков, выставил коробку на асфальт.

— Эй, парень, ты живой? — спросил Кулаков.

Из коробки не доносилось ни звука. Кулаков осторожно открыл коробку. Максим смотрел на него горящими огнем зелеными глазами и нервно бил хвостом. В следующее мгновение он резко выпрыгнул из коробки и юркнул между мусорных баков. Кулаков вздрогнул.

— Тьфу ты, мать твою, бывают твари! — Кулаков сел в машину и быстро уехал.

Через час, после небольшого фуршета в честь открытия супермаркета, именитые гости сели в свои красивые машины и разъехались по делам, а в магазин хлынула толпа уставших от ожидания покупателей. Торговый зал и широкая галерея второго этажа, где теперь располагались мебельный, ювелирный, парфюмерный, обувной, меховой, тряпичный и прочие отделы, быстро заполнились людьми, и началась обычная для супермаркета работа. Пищали кассовые аппараты, гремели металлические тележки и корзины, хлопали дверцы ярко освещенных холодильников с напитками, длинноногие девицы в строгих черных костюмах зазывали на рекламную распродажу эксклюзивной косметики из Англии, из мини-пекарни, находящейся в торговом зале первого этажа за стеклянной, ярко разукрашенной рекламой перегородкой, выкатили многоярусную тележку с первой выпечкой. Дети припали к стеклам, с открытыми ртами глядя на плывущие к прилавку румяные, мягкие, дышащие жаром булочки с корицей, изюмом и маком. Дразнящий сдобный запах быстро распространился по огромному залу, заполз в подсобки, цеха и склады, и около стеклянной перегородки мгновенно выстроилась длинная шумная очередь, состоящая в основном из детей и пенсионерок.

Люди, цепляясь друг за друга металлическими корзинами, бродили между прилавков, брали в руки холодные упаковки с полуфабрикатами: замороженными овощами, пельменями, варениками и прочей снедью, читали надписи, изучали ценники, переговаривались, обсуждая качество товара. Кто-то уже наполнил свою тележку всякой всячиной и вез ее к кассе, где его ждала приятная неожиданность — гренадерского роста усатая контролерша вместе с широкой улыбкой вручала каждому солидному покупателю просроченную банку острого кетчупа.

Сзади супермаркет был огорожен высоким металлическим забором с раздвижными воротами и кирпичной проходной, в которой за стеклянной перегородкой сидел вооруженный карабином охранник. В углу стояли три монитора, на них в любой время суток была одна и та же статичная картинка — периметр забора. Лишь изредка картинка оживала — к забору пристраивались то бродячие собаки, то подвыпившие мужики.

Кот Максим крадучись подбежал к воротами и протиснулся в узкую щель между проходной и металлическим столбом. Он пронесся по пандусу и шмыгнул в полуоткрытую дверь подсобки. Максим забрался под металлический стеллаж и решил немного выждать.

— Уважаемые господа, через десять минут наш супермаркет закрывается, убедительная просьба поторопиться с выбором покупок, — прозвучал из динамиков приятный женский голос.

Поздние покупатели, однако, не торопились. Они неспешно примеряли одежду, обувь, приценивались к спальным гарнитурам, нюхали пластмассовые пробки от туалетной воды, бродили по торговому залу первого этажа с пустыми корзинами, копались в холодильниках, разглядывали упаковки, брали товар, потом снова выкладывали его, вызывая у продавцов и кассиров плохо скрытое раздражение. А как иначе? Сейчас эти люди наконец-то что-нибудь выберут и уйдут, разъедутся по своим уютным домам и квартирам, будут готовить ужины, примерять обновки, крутиться перед зеркалами, будут есть, пить, мыться, смотреть телевизор, заниматься любовью или еще чем. А тут, после их неспешного ухода в десятом часу, еще дел невпроворот: нужно сдать деньги, убрать скоропортящийся товар, спрятать золото в сейф. У каждого — свое. А, не дай бог, недостача… Пока развяжешься со всем этим дерьмом, пока доедешь до дому…, а любимый сериал уже кончился, и от мужа пахнет водкой, и дети опять не выучили уроки. Разве это жизнь? Нет-нет, это, конечно, жизнь! Потому что потом будет неделя законных выходных, когда можно отоспаться, проследить за мужем и детьми, постирать, погладить, приготовить. А продукты по закупочной цене? Хоть немного экономии в семейный бюджет. Впрочем, говорят, на оптовых еще дешевле.

Когда супермаркет опустел, в торговом зале появились уборщицы с пластиковыми ведрами и швабрами. Они разбрелись по залу и галерее и принялись за дело. Через месяц Евгений Викторович обещал привезти импортную полировочную машину, так это когда еще будет! А пока — по старинке, по-простому: ведро, швабра и руки. Впрочем, пол в супермаркете был гладкий и ровный, как ледовый каток. Такой мыть — одно удовольствие.

Тетя Валя, уборщица с тридцатилетним стажем, ловко орудовала шваброй, вымывая нанесенную покупателями грязь. Она тихонечко напевала себе под нос: “Ты не шей мне, матушка, красный сарафан…” Вдруг ей показалось, что на нее кто-то смотрит. Тетя Валя подняла голову и увидела на холодильнике со стеклянной дверцей кота Максима. Он призывно мяукнул.

— Максим?! — удивилась тетя Валя. — Ну, чего пялишься? Жрать хочешь?

— Ух ты, здоровый какой! — заметила кота молодая уборщица Саша. — Вы его знаете?

— Как не знать! — улыбнулась тетя Валя. — Он тут еще при гастрономе жил. При хозяйственном жил. При арендаторах. Лет двенадцать уж прошло. Прямо как домовой!

— Кыс-кыс, иди сюда! — позвала Максима Саша.

Максим спрыгнул с холодильника, осторожно приблизился к Саше. Уборщица достала из кармана новенького халата завернутый в целлофан бутерброд с колбасой, отломила маленький кусочек, положила перед котом. Максим понюхал колбасу, брезгливо дернул передней лапой и отправился восвояси.

— Ты посмотри, паразит, не ест! А дорогая ведь — молочная! — удивилась Саша.

— Он такой — привередливый, — улыбнулась тетя Валя.

— Максим, — снова окликнула кота Саша.

Кот замер и оглянулся.

— Ты начальству на глаза не попадайся, а то шапку сошьют, — наставительно сказала ему Саша.

Кот повел ушами и пошел своей дорогой. Сашиного совета он, однако, послушался: ни директор, ни его зам, ни начальник охраны Кулаков Максима больше не видели. Жил он в подсобке под стеллажами, иногда появлялся в бухгалтерии, чтоб поспать на сейфе с деньгами, иногда спускался по пандусу, чтобы пощипать жиденькой травы вдоль забора, разгуливал ночами по супермаркету и чувствовал себя вполне вольготно. Женщины его обожали, и всякая норовила погладить.



Моющие средства

На письменном столе, заваленном тетрадями, учебниками, атласами, ручками, карандашами и прочими принадлежностями, выдающими школьный возраст хозяина, запиликал электронный будильник. Повторяющийся, нудный, режущий уши сигнал мог бы поднять мертвого из могилы, однако темноволосая, коротко стриженая девица пятнадцати лет преспокойно спала под теплым одеялом, уткнувшись носом в подушку; правой рукой она обнимала плюшевого кролика с завязаными узлом ушами. Косые глаза кролика бессмысленно смотрели в потолок. Наконец, будильник сдался и замолк. Но тут же распахнулась дверь и на пороге комнаты возникла мама Нина Владимировна — растрепанная женщина в длинной майке с надписью “Титаник” на груди.

— Аня, у тебя совесть есть?

— Угу, -промычала во сне девица.

— Немедленно вставай!

За дверью послышалось шуршание, щелкнул выключатель. В прихожей усатый мужчина надевал обувь.

— Задники поломаешь, — заметила Нина Владимировна, глядя, как мужчина втискивает ногу в полуботинок.

— У тебя все равно рожка нету, — недовольно заметил мужчина.

— Давно купил бы. Подожди, я ложку принесу, — Нина Владимировна ушла на кухню и появилась со столовой ложкой в руке. — На!

Мужчина напялил полуботинки, поцеловал Нину Владимировну в щеку.

— Завтра позвоню.

— Завтра — это через неделю? — грустно спросила Нина Владимировна.

— Нина, ты же понимаешь — у меня уши кругом. На работе — шеф, дома — стерва моя.

— Уши у него! А у меня, может, климакс. Мне каждый день мужика надо! Завтра не позвонишь, другого себе заведу.

— Нина, ты редкая сука, — со вздохом сказал мужчина, открывая дверь и беря с обувной полки кожаный портфель.

— А ты — частая, — отпарировала Нина Владимировна.

— Пока!

Дверь захлопнулась, и женщина со вздохом повернула ручку замка. Она прошла на кухню, набрала в большую кружку холодной воды. Вошла в комнату дочери.

— Считаю до трех! — сказала она грозно, слегка наклонив кружку над Аниной головой. — Раз, два, три…

— Четыре, — сказала Аня, открывая глаза. Она с визгом соскочила с кровати, успев увернуться от холодной струи. Вода ударилась о подушку и тут же впиталась в наволочку.

— Мам, что за дурацкие привычки! — обиженно сказала Аня, надевая на ноги тапочки. — Сушить сама будешь.

— Не фиг до двух ночи головесить! Сегодня, как миленькая, в десять ляжешь.

— Ага, щас!

Дочь убежала в туалет, потом перекочевала в ванную. Нина Владимировна пощупала мокрую подушку, подняла ее. Под подушкой оказался номер “Плэйбоя”. Нина Владимировна взяла журнал и перелистала.

— Анька, это мужской журнал! — громко сказала Нина Владимировна, чтобы дочь могла ее услышать.

— Ну и что! — отозвалась из ванной Аня. — Между прочим, это я у твоего Валерика сперла. Обнаженное женское тело всем нравится.

— Анька, ты что совсем дура — по чужим портфелям лазаешь? Тело им нравится, понимаешь ли! — тихо добавила Нина Владимировна. Она бросила журнал на Анькину кровать, принялась рыться в учебниках и тетрадях на столе, извлекла из-под них дневник. Перелистала его, пошла с раскрытым дневником к дверям ванной комнаты.

Анька выдвинула из-под раковины маленький табурет, сняв тапочки, взгромоздилась на него. Осторожно надавила указательным пальцем на нижний край одной из кафельной плиток в четвертом ряду сверху. Верхний край плитки вылез наружу. Анька вынула плитку с засохшей мастикой из паза, аккуратно положила ее в раковину. Под плиткой был тайник — в небольшом углублении лежали две пачки перетянутых резинками долларов. Она достала одну из пачек, полезла в карман пижамы, вынула из него мятую пятидесятидолларовую купюру, сняла с пачки резинку…

— Анька, ты мне можешь объяснить, почему у тебя дневник не заполнен? — раздался за дверью голос матери.

От неожиданности Анька вздрогнула.

— Дочь заикой оставить хочешь? — спросила она, перетягивая пачку резинкой и водворяя ее на место.

— Ты мне зубы не заговаривай! Тут красным по зеленому написано — “Заполни дневник! Заполни дневник! Заполни дневник!” Когда заполнишь?

— Зато две пятерки. По русскому и по истории, — Аня аккуратно вставила плитку в паз, прихлопнула ее ладонью. Стоя на табурете, она сняла с себя пижаму, повертелась перед большим зеркалом над раковиной, разглядывая свою стройную фигуру, пощупала выросшую за зиму грудь.

— Ну что, ниче девочка? — тихо спросила Анька и подмигнула самой себе в зеркало.

— А по физике одни трояки. Знаешь, какой я отличницей всегда была?

— Знаю-знаю, мне бабушка про твое золотое детство все уши прожужжала. Мне б легче жилось, если бы ты двоечницей была. Не надо родную дочь грузить. Все равно через полторы недели год кончается, — Аня включила душ, отрегулировала напор, полезла в ванну.

— Тем более подтянуться надо. Давай быстрей, без двадцати пяти уже! — Нина Владимировна со вздохом закрыла дневник и отправилась на кухню готовить дочери завтрак.

Анька вышла из подъезда, глянула вверх, на кухонное окно, в котором торчала растрепанная голова Нины Владимировны, помахала на прощанье матери рукой. На Аньке была разноцветная майка с коротким рукавом и широкие джинсы-шаровары с накладными карманами, за спиной — рюкзак. Она завернула за угол дома, достала из рюкзака “Мальборо лайтс”, щелкнула зажигалкой. Затянулась сигаретой.

В соседнем дворе на детской площадке тусовались подростки — парни и девчонки Анькиного возраста. Курили, громко смеялись, по-детски задирали друг друга. Один парень из компании был старше остальных — коренастый плотный здоровяк Иван. На вид ему можно было дать все двадцать.

Во дворе появилась Анька, подошла к компании.

— Привет, «мойщики” занюханные, выспались?

— Анька, у тебя дэцл есть? — тут же поинтересовался высокий худой парень Миша. — Колбасит, как фантик в толчке.

— Майкл, ты мне дневничок заполни, — в свою очередь попросила Анька. Она достала из рюкзака дневник, открыла его на нужной странице, протянула парню вместе с красной ручкой.

— Чего писать-то? — поинтересовался Миша.

— Пиши… — Анька на мгновение задумалась. — Поставь мне за сегодня по химии трояк и по английскому четверку. А внизу напиши: “Аня, почему опять дневник не заполнен?”— и закорючку.

Миша исполнил все, что она просила. У него был редкий талант — Миша легко копировал любые почерки, подписи, и мог карандашами нарисовать деньги. К счастью, деньги рисовать его никто не просил.

— Класс! — сказала Анька, заглянув в дневник. Она сунула его назад в рюкзак, достала пластмассовый пенал, вынула из него трехцветную ручку, раскрутила ее. Между стержнями был спрятан крохотный кусочек гашиша. — На, траванись, наркоша, — Анька протянула Мише кусочек.

— Блин, ты золото, Ань! Я весь твой, — Миша потянулся к ней, чтоб поцеловать, но Анька отстранилась и брезгливо поморщилась.

— Ты себя в задницу целуй, а то наспидовился со своими “руинщиками”!

— Анют, ты же знаешь, я “герычем” не балуюсь.

— Не знаю! — отрезала Анька.

Миша, ничуть не обидевшись на ее слова, отошел в сторону, закурил, положил на тлеющий табак кусочек гашиша, сунул в рот пластиковую трубочку и втянул в себя легкий дымок, который заструился от сигареты.

— Ань, когда мы уже с тобой поваляемся? — Иван подошел к Аньке, приобнял ее за плечи. — Я тебе сто баксов дам.

— Я тебе сама сто баксов дам, только отвали. Иди вон сними себе на Тверской. Сразу двух получится.

— Так они же бляди! — гнусно заулыбался Иван.

— А я — нет! — Анька достала атлас Москвы, полистала его. — Где “мыть» -то будем, тунеядцы?

Компания сгрудилась вокруг Аньки.

— У нас нельзя. В прошлый раз хорошо “помыли”, — сказал Иван.

— Ну и что? Мы ж родные, местные.

— Охрана взвоет.

— Может, тогда на Маклая “помоем”? Там два “маркета” друг напротив друга стоят. Один “копеечный”, и охранники — лохи, а другой — крутой. Я у них там коньяк за пятьдесят тысяч видела. Только не в зале. Прилавок отдельный с охранником и бабой, коньяк в шкафу, шкаф на замке. Зато камеры нет, и народу никого. Подходишь, охранник тебя сразу взглядом вжик! — как матрешку. У них там товара — на “шестисотый Мерс” хватит.

— Да ладно тебе…здеть-то! Не бывает таких коньяков. Они его высосали давно, а туда “квинтовского” пойла налили, — возразил Иван.

— Замажем на пятьсот “зеленых”, что есть? — тут же завелась Анька.

— Ты пятьсот не потянешь. Давай двести? — предложил Иван.

— Давай! — согласилась Анька.

Слегка “поплывший” от наркотика Миша, посмеиваясь, разбил пари.

— Вот куда такого брать? — вздохнула Аня, глянув в его покрасневшие глаза. — Слушай, Майкл, может тебя сразу ментам сдать, чтоб не мучался?

— Нормальный я, чего ты на меня баллоны катишь?! — возмутился Миша.

— Ладно, со мной пойдешь. Будешь на велике у дверей “маркета” стоять, будто с утра уже нагонялся, а теперь тусуешься. Ты только вспотей как следует, и “колы” попей. Рюкзак чтоб синий был. Понял, нет?

Миша со вздохом кивнул.

— Иван, ты тоже со мной. А то скажешь потом, что я в бутылку подкрашенного спирта налила.

— Так оно и есть, — засмеялся Иван.

— Остальные напротив “маркет” “моют”. Дерьмо не брать! Через полтора часа у рынка. К Самвелу не ходить, понятно? Я сама пойду. А то он сердится.

— Понятно, — нестройно ответила компания.

— Ну что, двинули за коньячком? — Иван, снова приобнял Аньку за плечи.

— Ты не гони, Ванечка, быстро только кошки родятся. Тебе еще удочку купить надо, — сказала Анька, уворчиваясь от объятий.

— Удочку-то зачем? — удивился Иван.

— Ты, Ванечка, карасей в сметане любишь?

— Люблю, наверное, — пожал плечами Иван.

— Вот и я тоже.

День становился жарким. Солнце накалило плотную прорезиненную крышу летнего кафе, расположенного на заасфальтированной площадке около супермаркета на Миклухо-Маклая. Посетители кафе, обливаясь потом, потягивали пиво из банок и бутылок.

Взвизгнули тормоза. Из-под носа у машины вынырнул велосипедист в мокрой от пота майке, оранжевых трусах и бейсболке, повернутой козырьком задом наперед. За спиной у него болтался ярко-синий рюкзак. Водитель “Форда” высунулся в окно и закричал: “Парень, тебе что, жить надоело?” Миша — а это было он — виновато улыбнулся и пробормотал в ответ: “Извините”. Он въехал на площадку, прислонил велосипед к низкой решетчатой ограде кафе, вошел внутрь, отирая бейсболкой пот с лица.

— Мне “Пепси”, литровую, — попросил он у девушки за прилавком.

— Наездился, — улыбнулась девушка, доставая из холодильника пластиковую бутылку.

Миша отвинтил крышку, жадно припал к горлышку. Пил, обливаясь, потом сел за стол, снял рюкзак, положил его на пластиковое кресло рядом с собой. Со своего места он хорошо видел вход в супермаркет.

Прошло минут десять. Миша неторопливо потягивал “пепси” и ждал. Наконец, он увидел, как Анька с Иваном поднялись по ступенькам и вошли в супермаркет. Теперь на Аньке было обтягивающее “мини” и туфли на высоком каблуке. Волосы тщательно уложены в модную прическу, на плече — крохотная сумочка. У Ивана за спиной болтался синий рюкзак, в правой руке он нес телескопическую удочку и сачок.

“Да, блин, на такую девку любой клюнет,” — подумал Миша, оценивающе глянув на стройные Анькины ноги.

Анька с Иваном скрылись в дверях супермаркета.

— Я первой пойду, — тихо сказала Ивану Анька, останавливаясь у киоска с фотоаппаратами недалеко от входа. — Поболтайся пока в зале, тортик купи. Как увидишь, что я подвалила, тоже подваливай и за выпивку базарь. Главное, чтоб она его открыла. Охраннику старайся на глаза не попадаться. Удочку прячь. Ты сегодня как — тупой, нет? Бутылку-то увидишь?

— Умный я, — проворчал Иван, глядя на рекламный стенд с девицей в купальнике. — Камеры там точно нет?

— По-моему, нет. Ну все, а я за фруктами. А ты не суетись. Сегодня ты не “мойщик”, а солидный покупатель, понял? — Анька застучала каблуками по каменному полу.

Она зашла в отдел и попросила взвесить килограмм апельсинов, полкило яблок, три банана, морковь, капусту, лук…

— В ваш пакетик, пожалуйста, — улыбнулась она продавщице.

Выполняя Анькину инструкцию, Иван купил торт, поболтался по залу, поглядывая то на покупателей, то на прилавок винного отдела. Покупатели были заняты выбором котлет, креветок, салатов, по сторонам не глядели и дорогие вина их не интересовали. За все время, пока Иван бродил по торговому залу, к отделу, находящемуся в отдельном закутке, так никто и не подошел. Сбоку над прилавком Иван заметил кронштейн для камеры. На кронштейн был намотан телевизионный кабель, но самой камеры не было.“Умная девочка Аня — сечет “фишку,”— подумал Иван.

Анька огляделась, убедившись, что на нее никто не смотрит, достала из сумочки маникюрные ножницы и слегка надрезала дно тяжелого пакета. Вздохнула, небрежно перекрестилась и решительно направилась к винному отделу.

Иван увидел, как Анька подошла к прилавку, и охранник в черной форме оценивающе на нее посмотрел. “Давай-давай, лохастый!”— про себя подбодрил его Иван.

Он двинулся к отделу. Подошел к прилавку, водрузил на него торт. Действительно, шкаф из дуба на замке, в нем на полках “крутые” напитки: настоящее французское шампанское, коньяки, огромная бутылка виски. Вот он — “Хеннеси” из темного стекла, на нижней полке. До него не больше метра, и очень удобная позиция. Напитки попроще и подешевле стояли вне шкафа на полках. Иван стал изучать ценники: виски, ром, джин, текила… Охранник его не видел, он не мог оторвать взгляда от Анькиной груди, от четко очерченных под легким летним платьем аккуратных сосков.

— Вам чем-нибудь помочь? — поинтересовалась продавщица.

— А можно вот эту маленькую бутылочку посмотреть? — Иван ткнул пальцем в крохотную черную бутылку на средней полке.

— Пять тысяч, — предупредила продавщица.

— Я вижу, — кивнул Иван.

Продавщица открыла шкаф, подала Ивану бутылочку.

Пакет с треском разъехался по шву, и на гладкий полированный пол посыпалась морковь, капуста, яблоки, бананы, апельсины…

— Ой, мамочки! — запоздало взвизгнула Анька. Она присела на корточки над рассыпавшимися овощами и фруктами так, что теперь из-под платья были видны ее белоснежные трусики. Охранник мгновенно взмок. Он тоже присел на корточки и стал помогать Аньке.

— Девушка, больше трех килограммов в такой пакет нельзя, — сказал раскрасневшийся охранник, стараясь не смотреть на ее ноги.

— Как же я теперь все понесу? — по-детски захныкала Анька. — Такие дурацкие у вас пакеты!

— Девушка, не волнуйтесь, я вам сейчас хороший принесу! — охранник вскочил и умчался. Иван проследил за ним взглядом. Охранник скрылся за полками торгового зала.

Анька стала выкладывать овощи и фрукты на прилавок.

— Девушка, немедленно уберите все с прилавка! — строго приказала продавщица.

Анька и ухом не повела.

— Вы русский язык понимаете, нет? — повысила голос продавщица.

Апельсины покатились по прилавку и упали на коробки с вином.

— Да что это такое-то! — окончательно взъярилась продавщица. Она взяла у Ивана бутылочку, поставила ее на полку рядом со шкафом.

“Ты только шкаф не закрывай!”— мысленно приказал продавщице Иван.

Продавщица направилась к Аньке.

— Я сказала — убери все отсюда!

— Что вам, жалко, что ли? — Анька продолжала свое дело. Под прилавок упало яблоко. — Может, у вас пакетики есть?

— Девушка, вы не видите, я занята!

— Да вон же у вас под полками пакетики лежат.

Продавщица присела спиной к Ивану и стала собирать скатившиеся апельсины и яблоки. Иван оглянулся — чисто. Одним движением он выдвинул удочку с петлей, перехватил сачок в левую руку, протянул удочку к бытылке на нижней полке шкафа, под которой был ценник с цифрой 50.000, подставил сачок под полку, подцепил петлей бутылку и сбросил ее в сетку сачка. В следующее мгновение он все убрал под прилавок, присел, переложил бутылку из сачка в рюкзак, сдвинул удочку.

Скандал нарастал. Продавщица стала скидывать фрукты назад на пол.

— Что вы делаете, эй! Вот, блин, коза драная!

— Слушай, ты, проститутка малолетняя, я ведь тебе русским языком сказала!…

— Сама ты проститутка!

— Ах ты, дрянь! Я сейчас вызову нашу охрану. Они тебе быстро мозги вправят!…

— Ага, я сейчас к менеджеру пойду и расскажу, как ты матом ругаешься, он тебя с работы нахрен выгонит!

Продавщица задохнулась от негодования.

— Девушка, вы мне вино продадите? — поинтересовался Иван.

— Да-да, сейчас, — раскрасневшаяся продавщица наконец-то обернулась к Ивану. Она подошла к шкафу, поставила бутылочку на среднюю полку, повернула ключ в замке. — Какое вам вино?

Появился охранник с большим прочным пакетом в руке.

— Дима, эта малолетка мне тут грязные овощи на прилавок складывает и проституткой обзывается! — тут же плаксиво пожаловалась охраннику продавщица.

Охранник рассмеялся.

— Во, бабы, а! На минуту оставить нельзя! Да ладно, Зой, не грейся ты, сейчас все уберем! — охранник быстро скидал овощи и фрукты в пакет, вручил его Аньке. — Девушка, давайте познакомимся, меня Димой зовут.



— Эльвира, — широко улыбнулась Анька.

— Мне “Киндзмараули” за сто тридцать пять, — снова привлек внимание продавщицы Иван.

Продавщица взяла у Ивана деньги, выбила чек, сняла с полки бутылку, подала ему. Делала все автоматически, следя за Анькой и охранником.

— Нет, какая дрянь! — она никак не могла успокоиться. — И этот тоже — кобель!

— Спасибо, — сказал Иван и ушел.

— Девушка, вы мне свой телефончик не дадите? — поинтересовался Дима.

— Конечно, дам, — кивнула Анька.

Миша потягивал “пепси” за столиком. Из дверей супермаркета вышел Иван. Он вошел в летнее кафе, положил рюкзак, удочку и сачок на кресло рядом с Мишиным рюкзаком, поставил на стол торт.

— Быстро сваливай! — приказал он Мише.

Миша взял удочку, сачок, рюкзак Ивана, перешагнул через ограду. Скотчем быстро приторочил удочку с сачком к велосипедной раме, накинул на плечи рюкзак и сорвал велосипед с места. Он понесся по тротуару, ловко лавируя среди прохожих, через пятьдесят метров свернул во дворы.

Иван взял со стола недопитую бутылку “пепси” и стал потягивать темную жидкость.

Из супермаркета вышла Анька с большим пакетом в руке, не торопясь, зашагала по тротуару. Видно было, что ей тяжело. Иван усмехнулся.

Самвэл сидел на раскладном стуле рядом со своей палаткой и дымил сигаретой, легкий ветерок трепал рукава женских блузок, позванивал пряжками кожаных ремней. Покупатель не шел, а если и шел, то какой-то квелый, неинтересный — ни поговорит с тобой, ни поторгуется как следует. Такого обманывать скучно.

— Дэвушка-дэвушка, загляни ко мне, какой белье покажу! Французский, тонкий, шелковый.

Высокая брюнетка только фыркнула в ответ, даже не взглянув на Самвэла, и прошла мимо.

Аньку Самвэл заметил издалека. Была она теперь опять в своей майке и широких джинсах. Несла на плече дорожную сумку. Самвэл цокнул языком.

— Здорово, чернявый.

— Здравствуй, дорогая. Что, опять со своими грачами тряпок “намыла”?

— Мне тетка из Америки посылку прислала. Джинсики, рубашечки. Маме мало, мне велико. Возьмешь за дешево?

— Эй, Аня, куда возьмешь? Видишь, все девушки мимо ходят. Ничего им не надо. Целый день сижу, курю. Заболею так скоро.

— Не заболеешь, ты у нас крепкий мужик, — Аня поставила сумку рядом со стулом, достала сигареты.

— А ты откуда знаешь? — хитро прищурился Самвэл.

— Догадываюсь, — сказала Анька. — Джинсы фирменные. В “маркете” по штуке идут. Я тебе за четыреста сдам.

— Аня, давай лучше в ресторан пойдем. Я тебе хороший белье подарю. Любить буду.

— Самвэл, за совращение малолетних в тюрьму можно сесть.

— Это ты — малолетняя? — громко рассмеялся Самвэл. — Такая банда у нее, попадешься — до трусов разденут, а все в девочках ходит.

— Ну, берешь — нет? А то я себе другого барыгу найду.

— О-ох, какая ты, Аня, вредная, — покачал головой Самвэл. Он поднялся и скрылся в палатке. Анька оглянулась и вошла следом.

Они сидели во дворе в крохотном деревянном домике, стоящем посреди детской площадки, и в полумраке пили коньяк из горлышка — Миша, Иван и Анька.

Иван оторвался от бутылки, шумно засопел, сунул в рот лимонную дольку.

— Ну как? — поинтересовалась Анька. — Скажешь, дерьмо?

— Да, неплохая “конина”, — кивнул Иван. — Не зря я удочкой махал.

Анька взяла у него бутылку, сделала маленький глоток и поморщилась. — Бабки гони, Иван.

— Какие еще бабки? — Иван состроил удивленную мину. — Тебе “конины” мало? Каждый глоточек баксов тридцать стоит.

— Ты мне зубы не заговаривай — тридцать! Мы с тобой на двести “зеленых” мазали.

— Да? А не пятьдесят? — снова сыграл “под дурака” Иван.

— Миша, скажи-ка! — приказала Анька.

— Да, Ваня, двести, как с куста, — кивнул Миша, забирая у Аньки бутылку.

Иван со вздохом полез в карман джинсов, протянул Аньке две стодолларовые купюры. — Солишь ты их, что ли?

— Я, может, на квартиру коплю. Достала меня мать со своим любовником!

— Наши “шнурки” кого хочешь достанут, — вздохнул Миша.

— Он к тебе клеится, что ли? — с ревнивой ноткой в голосе спросил Иван.

— Да нет, жизни учит, — усмехнулась Анька. — Зайдет в комнату и давай пургу гнать — как себя порядочной девушке надо вести.

— А то смотри, я его приглажу — мало не покажется!

— Только попробуй! — Анька отобрала у Миши бутылку и сделала два больших глотка. Шумно выдохнула, потрогала кончиком языка онемевшее небо. Иван перочинным ножом отрезал от лимона дольку, протянул ей, но она отрицательно мотнула головой. — Может, у матери это последний шанс, а ты — приглажу! Ладно, я пошла.

Анька выбралась из домика и, накинув на плечо рюкзак, зашагала со двора.

— Зачем ей квартира? Выскочит замуж за какого-нибудь буржуя, нарожает ему тыщу спиногрызов, будет теткой, как все, — сказал Миша, глядя вслед Аньке.

— Ты, Миша, много-то на себя не бери! — Иван зло глянул на друга. — Лучше свое “Хеннеси” хряпай.

Нина Владимировна сидела на диване перед тихо мурлыкающим телевизором, рассеянно перелистывала “Плэйбой”. “Им только тело подавай, ляжки, сиськи, — думала она, разглядывая обнаженных девиц. — Душа им, козлам, даром не нужна! Подумаешь, красотки! У меня, между прочим, не хуже фигура была. Да и сейчас ничего. Валерик-то балдеет. Даром, что ли, от своей стервы бегает. Интересно, сколько они на этих фотках зарабатывают?”

Щелкнул замок входной двери, и Нина Владимировна торопливо закрыла журнал, отложила его в сторону.

— Аня? — крикнула она.

— Нет, это конь в пальто из школы пришел, — отозвалась из прихожей Анька.

— Ты где шляешься? Одиннадцатый уже.

— С Маринкой в парке гуляла.

— Смотри, нагуляешь! Я твоих детей нянчить не собираюсь. Сама воспитывать будешь.

— Мать, заткнись, а! — Анька швырнула рюкзак на свою кровать, прошла на кухню, подняла со сковороды крышку, сунула в рот остывшую котлету.

— Что получила? Опять тройка? — прокричала из комнаты Нина Владимировна.

— Господи, как вы меня все достали! — пробормотала Анька, хлопая дверью ванной комнаты.

Микрокомпьютер

Евгений Викторович отнял от уха телефонную трубку, поставил галочку напротив названия крупной оптовой фирмы и написал слово “НАШИ”. На трубке остался влажный след. В шестнадцатилетнем возрасте он переболел сильнейшей ангиной, которая дала осложнение на сердце. С тех пор Евгений Викторович начал толстеть, сделался рыхлым, обрюзгшим и всегда задыхался, поднимаясь по лестнице выше третьего этажа. Но самое неприятное для него и для окружающих заключалось в том, что он непрерывно и обильно потел. Потел Евгений Викторович в любую погоду и в любом месте: и в мороз, и в жару, во время весенней грозы и осеннего ненастья, в своем “Мерседесе” и в водах Средиземного моря, где обычно проводил неделю-другую отпуска, и в офисе, и на улице, и в постели, и во время важных совещаний. И ведь ни пил, ни курил, всегда придерживался довольно строгой диеты, постоянно занимался на тренажерах! Евгений Викторович плавился, истекая потом, как горящая свеча — парафином. Соленые капли, то и дело скатывающиеся по лицу, темные пятна под мышками на рубахах и пиджаках — все это привлекало внимание окружающих, вызывало у них сочувствие, раздражение, брезгливость, неприязнь, и, конечно, не добавляло заместителю директора мужского обаяния. Иногда, поймав фальшиво-сочувственный взгляд своих подчиненных, Евгений Викторович начинал их ненавидеть. Впрочем, был он отходчив, любил женщин и собак.

В дверь постучали.

— Давайте! — сказал Евгений Викторович.

На пороге возник длинноволосый парень с полиэтиленовым пакетом в руке. Было ему не больше двадцати. Он нервно дергал головой и теребил пуговицы своей летней длиннополой рубашки на выпуск.

— Здрасьте, — робко кивнул парень.

— Ну, коробейник, что ли? — недовольно поинтересовался Евгений Викторович. — Как тебя сюда охрана пустила?

— Я сказал, что к вам, — парень прошел вперед, присел на стул. — Я вам компьютерную штучку принес.

— Не надо! — грубо сказал Евгений Викторович, чувствуя, как по шее стекает крупная соленая капля. — Детей у меня нет, а сам я в эти штучки не играю. Так что давай отсюда!

В это мгновение пискнул селектор.

— Евгений Викторович, зайди ко мне, пожалуйста, — раздался голос директора.

— Сейчас, — Евгений Викторович выпроводил парня и закрыл дверь кабинета на ключ. “Ходят тут, оболтусы!”— раздраженно думал он, идя по коридору и потея.

Владимир Генрихович поднялся из кресла, рукой показал заму на кожаный диван, перед которым стоял журнальный столик с закусками.

— Коньячок будешь?

— Давай, — согласился Евгений Викторович, подумав про себя, что коньяк его хоть немного взбодрит.

Директор достал из бара бутылку, рюмки, плеснул в них коньяку.

— Женя, я сегодня в Грецию лечу.

— За шубами? — догадался Евгений Викторович.

— Да, на фабрику. С Ксандополо договорился на тридцатипроцентную скидку.

— Не сезон, Володя. До декабря висеть будут. Деньги из оборота уйдут. Моль поест.

— Пусть висят. Мы их лавандой пересыпем — ни одна тварь не тронет. Ты хоть знаешь, сколько у нас за прошлый сезон шуб и жакетов ушло?

Евгений Викторович пожал плечами.

— Двадцать семь. Это мало?

— Немало, — согласился Евгений Викторович.

— Из-за разницы в закупочной цене мы пятнадцать процентов прибыли потеряли. Район у нас престижный, сам знаешь. Люди состоятельные, и мы должны соответствовать. Чтобы пришла какая-нибудь там толстая сучка в бриллиантах, а у нас, как в Греции, все есть. Кстати, насчет оборотных средств можешь не беспокоиться — у меня заначка “левая”.

— Ты директор — тебе виднее, — сказал Евгений Викторович, вытирая платком пот со лба. Он подумал, что Генрихович, конечно, не просто так в Грецию намылился. Ждет его там зазнобушка. Молодая, красивая и, наверняка, рыжая. Директор у них рыжих любит. Даже сорокалетняя Анастасия Андреевна в каштановый цвет перекрасилась, чтобы директор на нее внимание обратил. Да только не в коня корм. Уж он его вкусы знает.

— Магазин на тебе. Персонал дрючь, чтоб жизнь медом не казалась. За бухгалтерией следи. Впрочем, не маленький, сам знаешь.

— Знаю, — кивнул Евгений Викторович, поднял рюмку. — Ну, семь футов под килем!

— Седина в бороду — бес в ребро, — пошутил Владимир Генрихович и выпил коньяк.

Рядом с кабинетом зама все еще ошивался нескладный нервный парень с пакетом в руке.

— Ты меня не понял, что ли?! — удивился Евгений Викторович.

— Извините, пожалуйста, не с того начал, — сказал парень. — Вам Моргун привет передавал.

— Черт, что ж ты мне вместо привета всякие компьютерные штучки суешь! — Евгений Викторович мгновенно вспотел. — Заходи, — он открыл кабинет, пропустил парня вперед. — Чай, кофе? Есть хочешь?

— Я из дому, — парень опустился на стул. — Показать?

— Давай.

Парень полез в пакет и вынул из него небольшую жестяную коробку из-под печенья.

— Моргун говорил, у вас с кассовыми аппаратами проблемы. Умные больно — все помнят.

— Есть такое дело, — кивнул Евгений Викторович.

— Тогда вам эта штука очень даже пригодится, — парень открыл жестянку и извлек из нее небольшую черную коробочку, от которой отходили разноцветные проводки со штекером. — Это микрокопьютер, подсоединяется к порту кассы. После чего ваш аппарат перестает что-либо помнить, но при этом работает исправно, выбивает чеки, высвечивает сумму покупки на мониторе, пищит, трещит — в общем, все как положено. Снимаете кассу, а там денежки совсем другие. Понятно объясняю?

— Не очень, — покачал головой Евгений Викторович. На самом деле он “врубился” еще до того, как парень начал свои объяснения. — Я в ваших компьютерных делах — полный “лох”. — Тебя как зовут?

Парень вздохнул, посмотрел на влажный лоб Евгения Викторовича.

— Меня Досом зовут. По имени операционной системы.

— Ты хакер?

— Стопроцентный.

— А лет тебе сколько?

— Девятнадцать. Вот смотрите, есть у вас “левый” товар, который через кассу не надо проводить, подключаете к аппарату мою штуку…

— Дос, ты сам-то понял, что сказал? Нет у меня никакого “левого” товара и не будет никогда. Мы фирма солидная, с законом в ладах, и такой ерундой заниматься не будем.

— Я говорю — допустим. Виртуально, так сказать.

— Ну ладно, допустим, — согласился Евгений Викторович. — Ну и что? Это значит, что мне не только товар левый иметь надо, но и кассиров, потом что в конце смены они должны всю выручку поделить. На законную, для отчетности, и “левую”. Бабы, они знаешь, какие болтливые? Знают двое — знает и свинья.

— Свинья разговаривать не умеет, только хрюкает, — Дос потер переносицу, задумался. — А бабы — это да. Впрочем… А если весь “левый” товар под другим штрих-кодом пойдет? Как только касса такой штрих-код “считала”, мой компьютер получает сигнал и автоматически включается, как только подотчетный — вырубается. И кассирша ни сном, ни духом. Деньги сдала, а потом бухгалтер или вы, допустим, их красиво поделили.

— Слушай, Дос, а ты, я смотрю, соображаешь, — усмехнулся Евгений Викторович. — Хорошо, допустим, у меня есть “левый” товар. Времени на разработку и внедрение?

— Максимум неделя.

— Хорошо. И сколько это твоя штучка будет стоить?

— Пятьсот баксов, — не задумываясь, сказал Дос.

— Однако, — покачал головой зам. Он взял коробочку, повертел ее в руках. — Вот эта финтифлюшка по цене большого компьютера?

— Евгений Викторович, она ста больших компьютеров стоит. На “машине” в игрушки играть, да в “Интернете” лазить, а эта… Кроме того, я гарантирую безотказную работу в течение трех лет.

— У тебя трудовая книжка есть? — поинтересовался Евгений Викторович.

— Откуда? — пожал плечами Дос. — Я пока еще студент.

— Прохладной жизни. Иди купи себе чистую, — Евгений Викторович полез а карман пиджака, достал из него бумажник, выкинул на стол пятидесятирублевую купюру. — Устрою тебя рабочим в мясной цех. Для отчетности. Врубился? А коробочку свою сюда давай, — зам сунул коробочку в ящик стола.

— А деньги? — спросил Дос.

— Утром стулья — вечером деньги, — пошутил Евгений Викторович. — Я сначала должен увидеть, как она работает.

Дос взял со стола купюру и, не попрощавшись, вышел. Зазвонил телефон, Евгений Викторович снял трубку и приложил ее к вспотевшему уху.

Был второй час ночи. Охранник за стеклянной перегородкой пил крепкий кофе, курил и всматривался в крохотный экран переносного телевизора, который стоял сверху на одном из мониторов. Шла двадцать третья минута второго тайма — матч “Реал”— “Манчестер”. Вообще-то по инструкции держать в охранном помещении телевизор было строжайше запрещено. За нарушение начальство могло наказать деньгами и даже уволить. Все равно держали. Днем прятали в стенной шкаф с одеждой, а поздно вечером, когда супермаркет пустел и все начальство разъезжалось по домам на своих блестящих иномарках, доставали и смотрели все подряд: матчи, клипы, эротические фильмы, новости. И так из смены в смену, из ночи в ночь. При пересменке сдавали не только пост, но и телевизор, который был куплен охранниками вскладчину. “Работают шесть каналов: ОРТ, НТВ, ТВ-6, ТВЦ, РТР и “Культура”. Как ни крути антенну, на втором канале рябь, а по нему сегодня крутой боевик с Чаком Норисом в главной роли.” А что еще делать? Тупо уставиться в мониторы, на которых всегда одна и та же картинка — ярко освещенный забор с изредка появляющимися бродячими собаками и пьяными мужиками, — читать газеты, до одурения надуваться кофе? Особенно было тоскливо после трех, когда все каналы заканчивали свою работу, а в глаза хоть спички вставляй… Кулаков смотрел на нарушение сквозь пальцы, хорошо понимая своих людей.

Послышался шум мотора. Охранник оторвался от экрана телевизора и посмотрел в зарешеченное, покрытое специальной серебристой защитой небольшое окно — благодаря защите снаружи охранника видно не было, зато он мог спокойно наблюдать за всем происходящим около ворот.

К воротам, урча и фыркая, подкатил “Камаз” — длинномерная тентованная “фура”. Охранник посмотрел на лежащую под плексигласом на столе записку. “КАМАЗ — С 537 АЯ. Около 2.00. Без документов.” Глянул на пыльный номер на мятом бампере, на водителя. Водитель кивнул невидимому охраннику. Охранник нажал на кнопку. Ворота со скрежетом отъехали в сторону. “Камаз” вполз во двор. Развернулся и стал медленно пятиться к пандусу. Двери склада открылись, и из них показались грузчики с тележками. “Камаз” замер. Громыхнул задний борт, потом машина сдала еще немного. Началась разгрузка. Водитель выбрался из кабины машины, усталой походкой направился к дверям склада. В руке у него были какие-то бумаги, свернутые трубочкой.

— Начальство-то где? — поинтересовался он.

— На склад зайди, — посоветовал ему один из грузчиков.

Евгений Викторович сидел на пластиковом стуле внутри склада, на коленях у него лежал кожаный “кейс”, на “кейсе” — несколько листков, в которых он делал пометку, когда очередная тележка с товаром проезжала мимо него. “Фасоль красная в банках — 24 упаковки…”

— Здрасьте! — поздоровался водитель, протягивая бумаги.

Евгений Викторович окинул водителя взглядом, кивнул ему в ответ, взял бумаги, стал их внимательно изучать. С его лба на лист капнула крупная капля пота.

— Ты своим передай, что ста процентов “нала” у меня нет, пускай они там не заморачиваются. Пятьдесят на пятьдесят.

— Я ваших дел не знаю, — пожал плечами водитель. — Мое дело — привезти. Вы лучше моему начальнику записку напишите

— Никаких записок я писать не буду! Еще не хватало!…— тут же рассердился Евгений Викторович. — Пятьдесят на пятьдесят запомни — и все! На вот, — он открыл “кейс” и вынул из него полиэтиленовый пакет, протянул его водителю.

— Спасибо, — кивнул водитель.

Мимо прогремела очередная тележка.

— Сколько там? — крикнул Евгений Викторович грузчику.

— Семнадцать, — отозвался грузчик.

Евгений Викторович сделал в своем листке пометку: “Соус “Хайнс” в ассортименте — 17 упаковок…”

— Как добрались, без приключений? — неожиданно смягчился Евгений Викторович.

— В городе дважды тормозили, — вздохнул водитель.

— Ну и?

— Ну и…, как обычно, — усмехнулся водитель и потер грязными средним и указательным пальцами о большой, показывая, что пришлось раскошелиться.

— Сколько?

— Пятьсот, — вздохнул водитель.

— Дерьмо! — Евгений Викторович полез в карман пиджака и вынул из него бумажник. Протянул водителю новенькую пятисотрублевую купюру.

— Значит, пятьдесят на пятьдесят? — уточнил водитель, складывая купюру вдвое и пряча ее в нагрудный карман.

— Именно так, а иначе сейчас с вами никто работать не будет.

— Ну, я потопал, — водитель дождался кивка Евгения Викторовича, развернулся и вышел со склада.

Он забрался в кабину и заглянул в пакет. В пакете были банковские упаковки с деньгами. Водитель достал одну из них, повертел в руке, бросил назад в пакет.

— Тут корячишься-корячишься, как кобыла в ярме, а они… — вздохнул водитель.

Через час разгрузка была закончена. “Камаз” выехал со двора, грузчики закрыли двери склада, и Евгений Викторович с ними рассчитался из своего толстого кошелька.

Серафима Дмитриевна возвращалась по вечернему Арбату к себе домой. Жила она на Смоленке, на первом этаже, в двухкомнатной запущенной квартире. Полгода назад у нее умерла мама, и она осталась совсем одна. Муж ушел от нее к молодой двадцатилетней девчонке — длинноногой крашеной продавщице из магазина письменных принадлежностей. Теперь у них уже было двое детей — мальчик и девочка. Серафима иногда встречала разлучницу в сквере у Сенной. Пятилетний пацан, пыхтя, катил коляску со спящей сестрой, а сзади вышагивала ярко накрашенная мамаша. Она потолстела, подурнела и ноги у нее стали теперь вроде бы покороче. “Ничего, придет время, и тебя бросит”, — злорадно думала Серафима, обходя продавщицу с детьми стороной.

Под арбатскими фонарями гуляли парочки и шумные компании. Серафима вдруг вспомнила, что забыла на работе пакет с продуктами, а в холодильнике у нее шаром покати — взглянула на часы. Гастроном закрылся пятнадцать минут назад. “Придется в ночной идти, — подумала Серафима, останавливаясь перед яркой вывеской “Пиццерия”. Из открытых дверей “Пиццерии” доносилась романтическая волнующая музыка. — Черт возьми, а почему бы нет? И ничего готовить не буду! Кому готовить-то?” Она вдруг испугалась, что вместе с пакетом оставила на работе и кошелек, открыла сумку, порылась в ней, извлекла кошелек и раскрыла его. Денег было полно. Серафима шагнул к дверям “Пиццерии”.

Услужливый официант пододвинул стул, помогая ей сесть, подал меню.

— Прекрасная пицца со свежими анчоусами, — сказал он, широко улыбнувшись. — Советую.

— Анчоусы — это?…

— Рыбки, — снова улыбнулся официант. — Маленькие. Вот такие, — он на пальцах показал размер рыбок.

— Давайте лучше что-нибудь традиционное, — покачала головой Серафима Дмитриевна. — Вот эту, с ветчиной и помидорами. И салат “Цезарь” с креветками.

— Пить что-нибудь будете?

Серафима глянула в карту вин. Цены, конечно, были запредельные, но в нее вдруг вселился бес мотовства, и она заказала себе целую бутылку красного итальянского вина.

Салат “Цезарь” ей не понравился, потому что был приправлен острым виноградным уксусом, а вино пришлось по душе, и Серафима тремя глотками осушила целый бокал.

— Извините, можно нарушить ваше одиночество? — раздался мужской голос.

Серафима Дмитриевна подняла взгляд и увидела седоволосого мужчину средних лет в хорошем костюме.

— Просто свободных столиков больше нет, — виновато улыбнулся мужчина. Серафима оглянулась — действительно, все столики были заняты компаниями и парочками.

— Конечно, присаживайтесь, — Серафима перехватила его любопытный взгляд и с ужасом подумала о том, что ее черный парик сидит не так, как положено. Она прикоснулась к вискам — нет, челка на месте.

Мужчина сел напротив нее, тут же появился официант и подал ему меню.

— У нас прекрасная пицца с анчоусами…, — начал свою “песню” официант.

— Я рыбы не ем, — сухо оборвал его мужчина. — Принесите лучше бутылку вина и оливки. Они у вас не очень соленые?

— Прекраснейшие, высший сорт. Какого вина?

— Такого же, как у моей очаровательной соседки, — улыбнулся Серафиме седоволосый.

Серафима Дмитриевна засмущалась и покраснела. Официант исчез.

— Как вино? — поинтересовался мужчина, доставая из кармана пиджака сигареты.

— Мне нравится, — сказала Серафима. — Терпкое.

— Обычно женщины предпочитают что-нибудь сладенькое. Ничего, если я закурю? — мужчина посмотрел на Серафиму так, что у нее по спине пробежали мурашки.

“Удав, удав! Сожрет сейчас и не подавится! Черт, я уже хочу его!”— подумала она, чувствуя, как сердце сбивается с ритма. — Конечно, курите. Я и сама… А женщина я — очень необычная.

Появился официант с пиццей и второй бутылкой вина.

— Приятного аппетита!

— Спасибо. В каком смысле? — удивился седоволосый, глядя на Серафиму.

— Я не люблю сладкого, не боюсь щекотки, не соблюдаю диет, не хожу на шейпинг и курю, как лошадь.

— Ну, зачем же так пренебрежительно? — покачал головой мужчина. — Себя любить надо. По-моему, вы очень милая и приятная, э-м… женщина.

“Интересно, баба хотел сказать или девушка?”— подумала Серафима Дмитриевна.

— Меня, кстати, зовут Евгением Викторовичем, — улыбнулся мужчина, наполняя свой бокал. — Позвольте вас угостить?

Серафима Дмитриевна хихикнула.

— Смешное имя или предложение?

— Мой начальник тоже Евгений Викторович, но на вас совершенно не похож. Спасибо, вино у меня еще есть.

— Ну что же, не всем быть похожими на начальников, — седоволосый поднял бокал. — За вас, очаровательная незнакомка!

Из пиццерии они вышли через час с небольшим, и Серафима вдруг поняла, что сильно опьянела — ноги почему-то подворачивались, а арбатские фонари раскачивались, будто со Смоленки дул сильный ветер.

— Вы позволите вас проводить? — вежливо спросил Евгений Викторович.

— Пожалуй, придется, — криво усмехнулась Серафима. Она взяла кавалера под руку. — Тут недалеко.

Они шли медленно, и Евгений Викторович читал ей Заболоцкого.

В ботинках кожи голубой,

В носках блистательного франта,

парит по воздуху герой

В дыму гавайского джаз-банда.

“И не пошлый вроде бы”, — все думала о мужчине Серафима Дмитриевна, глядя на его классический профиль. Евгений Викторович был доцентом МГУ и работал на кафедре русской литературы. По его словам, он овдовел три года назад — жена умерла от рака — и с головой погрузился в работу: писал статьи, делал докторскую, занимался с абитуриентами. “Совсем как я, — думала Серафима. — С утра до ночи бухгалтерия, бухгалантерея, бухгарнитур… Господи, какая же я пьяная!”

Они подошли к Серафиминому подъезду.

— Все, спасибо вам за проводы, — Серафима Дмитриевна набрала код замка.

— Сима, можно я зайду к тебе на минуту? — тихо спросил Евгений Викторович.

— Нет, ну что вы, поздно уже! Мне завтра рано вставать, — Серафима Дмитриевна оглянулась и увидела его одухотворенный нежный взгляд. Она вздохнула и вошла в подъезд, оставив дверь открытой.

— Семь часов тридцать девять минут, — металлическим женским голосом сказал будильник на прикроватной тумбочке. Потом раздался победный крик петуха. Серафима открыла глаза и с ненавистью посмотрела на будильник. Она повернула голову. Подушка рядом была пуста. Она все еще пахла его дорогим одеколоном.

— Женя, — позвала Серафима Дмитриевна. Она спустила ноги с кровати, поискала тапочки. Тапочек не было. У кровати валялись ее туфли, парик, одежда, белье. Она вспомнила, как все было, и тихонько застонала. — Женя, — позвала она громче.

Никто не отозвался. Серафима соскочила с кровати и бросилась в коридор. Она заглянула на кухню, в ванную, в туалет, в комнату матери. Здесь стоял затхлый запах засушенных цветов, полуистлевших покрывал и подушек. Сквозь пыльные шторы пробивался солнечный свет. Взгляд Серафимы упал на комод. Ящики были выдвинуты. Она похолодела. В нижнем ящике, под постельным бельем, у нее была спрятана приличная “заначка” — в бархатный сезон Серафима Дмитриевна собиралась в круиз по Средиземноморью. Она бросилась к комоду, сунула руки под белье — нету! Вытряхнула белье из ящика, стала его перебирать, полезла в другой ящик, все еще не веря в случившееся и полагая, что по рассеянности могла сунуть деньги куда-нибудь еще. Денег не было. Она опустилась на кровать и закрыла лицо руками.

— Боже мой, какая же я дура! — сказала она, стараясь не разрыдаться. “Прежде чем реветь, надо все проверить”, — подумала Серафима. Она прошла в свою комнату и только теперь обнаружила, что исчезла ее любимая магнитола с компакт-дисками классической музыки. Серафима обожала классическую музыку, особенно Шопена. Это было выше ее сил, и слезы сами брызнули из глаз. “Шопен-то тебе зачем, суке приблудной?” — бормотала Серафима, глотая слезы и шаря в шифоньере. Конечно, ни норкового жакета, ни нового полупальто. Даже черное дорогое белье забрал, которое она в своем супермаркете со скидкой купила!

Теперь оставалось проверить только сумку. Ее она оставила в прихожей на тумбочке у зеркала. Серафима Дмитриевна намеренно медленно направилась в прихожую, оттягивая момент последнего разочарования, не заглядывая в сумку, перевернула ее. Звонко упала мелочь и раскатилась по полу, косметичка, массажная щетка, и все! Конечно… Хоть бы на хлеб, поганец, оставил!

Серафима в сердцах швырнула сумку об пол и пошла к телефону. Теперь надо отпрашиваться с работы на полдня, звонить в милицию. Потом приедут оперативники, им придется все объяснять, они, конечно, будут переглядываться и про себя посмеиваться над незадачливой, сексуально озабоченной дамочкой, составят протокол и уедут, оставив ее ни с чем.

Неожиданно Серафима замерла на полпути к телефону и тут же почувствовала, как с ног до головы покрывается противным холодным потом, словно при болезни после питья антибиотиков. “Фак ю! — совсем как в американских фильмах выругалась Серафима. — Там же вся “черная” бухгалтерия была!”

Она вернулась в коридор, подняла с полу сумку и еще раз осмотрела. Нет, ну бумаги-то ему зачем? Солить он их будет, что ли? Или продавать кому? В бумагах этих сам черт ногу сломит. Серафима бросилась к телефону.

— Евгений Викторович, у меня “ЧП”! — закричала Серафима в трубку, услыхав холодное “алло”.

— Что там у тебя стряслось? — Евгений Викторович с утра был не в духе — лег он под утро и еще с полчаса мучался бессонницей, чувствуя, как мокнет под спиной простыня.

— Бухгалтерию украли!

— Как ее украсть-то можно? — удивился Евгений Викторович.

— Я ее домой взяла, хотела “бабки” подбить — вам для отчетности.

— “Черную”? — уточнил заместитель директора.

— Ее.

— Сумочку вырвали, или как?

Как? Ну вот, теперь придется ему все объяснять, и он тоже будет про себя посмеиваться. Ой, стыдно!

— Мужик у меня ночью был. Вор. Все украл. Все, — неожиданно просто сказала Серафима.

— Ты его хоть запомнила?

— Запомнила. В гробу помнить буду.

— Имя спросила?

— Да, Евгений Викторович.

— Ну, что-что, Евгений Викторович! — взорвался на другом конце провода заместитель директора.

— Его Евгением Викторовичем зовут! — снова начиная рыдать, пробормотала Серафима.

— Ты издеваешься надо мной, что ли?

— Нет, — Серафима Дмитриевна шмыгнула носом. — Тезка ваш.

— Значит так, — голос зама сделался спокойным. — Ментуру не вызывай. Через полчаса, максимум через час к тебе подъедут люди. Ты им опишешь этого мудилу — и на работу! Ты хоть понимаешь, что случилось?

— Понимаю, — сквозь слезы вздохнула Серафима Дмитриевна. — ЧП.

— Я не знал, что ты шлюха, Сима, — сказал Евгений Викторович на прощание и повесил трубку.

— Сам ты…! — всхлипнула Серафима.

В Афинах, как всегда, стояла несносная жара. Владимир Генрихович спустился с трапа самолета и подумал, что его заместитель здесь растаял бы через минуту, как мороженое на сковородке.

Алиса в шортах и легкой майке ждала его в конце таможенного коридора. Она крепко обняла его, и он затрепетал. Директор вообще легко возбуждался.

Алиса была рыжей двадцатипятилетней красоткой из ансамбля Песни и Пляски какого-то там мухосранского округа. Прошла огонь, воду и медные трубы, а полгода назад встретила Генриховича на выставке торгового и холодильного оборудования на Красной Пресне. Он бродил по выставке с сотовым телефоном в руке. Телефон беспрестанно пиликал. Она была рекламной девушкой представительства фирмы “Кайзер” и, как живой манекен, стояла в томной позе внутри огромного четырехкамерного холодильника, широко улыбаясь. На ней была мини-юбка и, несмотря на то, что холодильник был отключен, у Алисы зуб на зуб не попадал.

— Красавица, ты там в каком виде: в замороженном или свежем? — спросил тогда директор.

— Вам-то какое дело? — сквозь зубы процедила Алиса и подумала: — “Вот, козел! Сейчас менеджер увидит, что я с посетителем разговариваю — и хана! В контракте четко написано: во время работы — ни слова!”

— Может, я тебя отсюда забрать хочу?

— Пятьсот долларов, — тихо сказала Алиса, кося взглядом на стол, за которым кайзеровский представитель болтал о чем-то с солидной дамой.

— Ты что, проституцией занимаешься? — нахмурился Владимир Генрихович.

— А вы что, не видите? Третий день уже. Как рабыня Изаура.

— Долларов за сто, наверное?

— Марок — не хотите?

— Ну, это, красавица, себя не любить! — разочарованно протянул Владимир Генрихович и отвернулся.

“Уйдет сейчас, гадина!”— подумала Алиса, глядя в широкую спину Владимира Генриховича. Она выскочила из холодильника и бросилась за ним.

— Фрейлен, фрейлен, битте на место холодильник! — закричал ей вслед кайзеровский менеджер.

Алиса обернулась и показала ему неприличный жест.

— Сам сиди, пингвин пузатый!

Менеджер растерянно взмахнул руками и отстал.

Вот так они и познакомились с Владимиром Генриховичем, а через неделю он предложил ей стать его официальной любовницей. С него — полное материальное обеспечение, с нее — преданная любовь до особого распоряжения и больше никаких мужиков. Обычно он называл ее рыжей бестией.

— Ну, как ты тут без меня? — спросил Владимир Генрихович, садясь с Алисой в “такси”.

— Скучно, — вздохнула Алиса и добавила:— Без тебя.

— То-то! — наставительно произнес директор. — Я за шубами.

— Сейчас только их и носить, — улыбнулась Алиса. — А мне купишь, нет?

— Она тяжелая — сломаешься еще, — рассмеялся Владимир Генрихович.

— Ну вот, значит шубы мне не будет! — надулась Алиса и прикусила его за ухо.

— Ой, ты что, больно! — директор прикоснулся к мочке. — Ладно уж, сделаем рыжей бестии шубу.

Они лежали в кровати. Кондиционер бесшумно разгонял по комнате свежую прохладу. Владимир Генрихович перевернулся на спину и вздохнул.

— Ты сегодня какой-то не такой, напряженный, — Алиса провела указательным пальцем по его переносице.

— Почему? Как всегда. Ни хуже, ни лучше.

— Я же тебя знаю.

— Ты имеешь в виду мое физическое тело? Да, это верно, ты его знаешь, как свои пять…

— Володь, не будь пошлым. Ты понял, о чем я. Мужики никогда не рассказывают бабам о своих делах. Не царское это дело. Да и бабы знать не хотят. А ты не скрывай, расскажи. Я все пойму. Господи, как я к тебе привязалась! — Алиса так крепко обняла директора, что он крякнул.

— Да, в общем-то нечего рассказывать. Работа есть работа, — Владимир Генрихович задумался. — Сколько себя помню, всю жизнь торговал. И товароведом был, и овощным магазином заведовал. Знаешь, Алиса, что такое овощной магазин? Это беда. Все гниет, все портится, продавщицы — бабы грязные, хитрые, воруют и матом ругаются. Потом у нас в стране бизнес начался. Я и “редкими землями”, и деревообрабатывающими станками торговать пытался. Четыре сделки из ста. Сахар из Америки вагонами возил, а сам все тосковал по своему собственному магазинчику, чтобы было, куда приткнуться, где голову прислонить. Хотел, как в старые времена, снова себя директором почувствовать. А тут, потный Виктор Евгеньевич подвернулся. Сколько, говорит, тебе не хватает на красивую жизнь? Я прикинул, подсчитал — четверть миллиона надо было еще в “супермаркет” вложить. Ну, вот и вложили. Такую “крышу” сделали, что из-под нее только на кладбище носят! Неучтенный товар проводят, “черный” нал в подсобках делят. Вижу я все это, вижу, а сказать ничего не могу, потому что сам согласно своей доли получаю. Так что директор я теперь чисто номинальный, не лучше товароведа или экспедитора. Им нужно было имя честное, незапятнанное — мое. И чтоб все дырки в торговле знал. Если что случись, меня и убьют, и посадят.

— Володя, не грузись, — Алиса положила голову директору на плечо, провела рукой по его животу. — Если совсем не покатит, возьмешь свою долю и уйдешь. Будем где-нибудь на островах черепах ловить.

— Никуда я от них не уйду, — вздохнул Владимир Генрихович. — Это система. У моего супермаркета нет дверей с надписью “выход”.

Торт “Полет”

Лерочка работала в супермаркете третий месяц. Жила она в двух кварталах от магазина с мамой и папой в обычной двухкомнатной квартире с выцветшими обоями. Мама, Тамара Алексеевна, — бывшая продавщица хлебного магазина, отсидевшая в свое время за крупную недостачу, а ныне честная пенсионерка, учила ее жизни. Папа тоже учил. Папа был, как все — пил и гулял за двоих, но потом вдруг резко сдал, стал хвататься за бока и голову, а после микроинсульта в одночасье стал почти монахом. Кривя морщинистый рот, он читал жене с дочерью проповеди:

— Посмотрите на меня, девки! Жизнь дается человеку один раз, и надо прожить ее так, чтобы не было мучительно больно… Больно мне девки, больно. Ты, Лерка, блядская твоя душа, мужиков на переправе не меняй. Они, как добрый конь, борозды не портят. Как найдешь жеребца, так и рожай. А то помру и внуков не увижу. И в своем сраном “маркете” никогда не воруй, пускай лучше мужик твой ворует! Ему сидеть, тебе передачки таскать, а не наоборот. Такая доля бабская.

— Да нету у меня никакого мужика! — краснела и смущалась Лера. — Что ты опять заладил свое, папа?!

— Ты его, мудака старого, не слушай. Он тебя только пить научит, — начинала свои наставления мама. — В торговле работать и не воровать — просто глупо! С умом надо. С охранниками познакомься, полюбезничай. И вовсе не обязательно в постель лезть. Что ты там возьмешь, полкило вырезки? Полкило этих на хороших весах ты за два часа себе сделаешь, никто и не заметит ничего. Там двадцать грамм, там тридцать…

— Мам, ну что ты несешь? — возмущалась Лера. — Это когда ты работала, у вас весы были: пятьдесят граммов туда-сюда, только ножку подвинтить, а у нас — электронные, точнейшие, и вес, и сумму они тебе сами покажут.

— Электронику тоже подкрутить можно, — не сдавалась мама.

— Ой, мама, тяжело мне с вами, — вздыхала Лера, прихлебывая из чашки терпкий чай. — Я тебе сколько раз говорила: у нас с этим очень строго. Евгений Викторович сказал, поймают — в двадцать четыре часа без выходного пособия.

— Ой-ой, как страшно — без выходного! А то у нас в Москве больше магазинов нет! У самого рыльце в пушку. Видела я его. Преет все время, как батон в кульке. И глаза бегают. Ты полкило вырезки унесешь, а он целыми машинами возит!

Лере быстро надоедали глупые родительские разговоры, и она уходила из кухни в свою комнату, хлопнув дверью. Может, оно, действительно, поскорей выскочить замуж да и уйти из этого обрыдлого дома. Бросить стариков? И что? Будут они здесь на свою пятсотрублевую пенсию жить? Отец вон еле ходит — нагулялся!

Родили Леру поздно. Ее старший брат был морским офицером и погиб во время учений на Черном море. Лера его теперь почти не помнила. Было сейчас Лерочке двадцать шесть. Все ее подруги — одноклассницы давно уже за богатыми, и не очень, мужьями, нарожали детей и сидят по домам, варят манную кашу. А она — все как порченая, после училища -работа, работа, работа… Стариков кормить, себя содержать. Вот все ее женихи и разбежались. Ладно хоть супермаркет у них не круглосуточный, а то пришлось бы до утра за прилавком время с охранниками коротать. А они все такие козлы похотливые!

Сегодня Лера проснулась от того, что на кухне загремела сковорода. Она взглянула на часы. Пора вставать. Пока умоешься, пока накрасишься… Сегодня был какой-то особый день, но какой, она не помнила.

На кухне мать в старом халате и спущенных чулках пекла оладьи.

— Лерочка, иди покушай.

— Мам, я еще даже не умылась. И вообще — не хочу!

— С утра обязательно покушать надо. Целый день на ногах. Не задерживайся сегодня.

— Ладно, сейчас, — Лера скрылась в дверях ванной комнаты.

— И папе бутылочку в своем маркете хорошую прихвати! — крикнула вслед ей Тамара Алексеевна.

— Куда ему пить-то? Отпил свое, — проворчала Вера, открывая тюбик с зубной пастой. Тьфу ты, черт, и надо же было забыть! Сегодня девятнадцатое — значит у отца день рождения. Пятьдесят восемь или пятьдесят семь, или пятьдесят шесть? “Стыдно, девушка, стыдно!”— сказала самой себе Лера.

Умывшись, она вернулась в свою комнату и полезла в сумочку. Денег было в обрез. Ну, на бутылку отцу она, конечно, наскребет, а вот подарок — никак! Взять в долг, чтоб вычли из зарплаты? В долг Лера никогда не брала. Это было против ее правил. А может, действительно, воспользоваться мамиными советами? Она-то в этом деле собаку съела.

Лера села перед туалетным столиком и стала краситься…

Сергей Моисеев решительно стукнул в дверь кабинета начальника службы безопасности.

— Да? — отозвался из-за двери Кулаков.

— Разрешите? — Моисеев вошел и увидел, что Кулаков пьян. Он, раскрасневшийся и потный, сидел в кресле, подперев голову рукой, и бессмысленно смотрел на экран телевизора. На экране под звуки “забойной” музыки прыгали полуобнаженные девицы.

— Чего? — спросил, не оборачиваясь, Кулаков.

— Я это… к своим обязанностям сегодня приступаю. Вы меня просили зайти для инструктажа, — сказал Сергей.

— А, — Кулаков развернулся в кресле. — В каком подразделении, говоришь, служил?

— Оперативник я. Бывший, — уточнил Сергей.

— Все мы тут бывшие, — криво усмехнулся Кулаков. — За что уволили? Не за пьянку?

— Ну что вы! — густо покраснел Сергей. — По ранению.

— А, значит, боевой пацан. Это, конечно, хорошо. Только у нас особо воевать не с кем. Куда ранило?

Сергей показал на нижнюю часть живота.

— Серьезно, прям как Пушкина, мать его! Тебя случайно не Александровичем зовут?

— Нет, Владленовичем. Хорошо хоть выжил.

— Бандюки?

— Пьяница домашний. Засел с ружьем около окна и давай во все стороны палить. Пока группа захвата двери ломала, я его отвлечь пытался. Вот он меня и приголубил.

— Дурное дело — не хитрое. Ладно, Владленович, об оперативной работе забудь, слушай сюда! Поставлю я тебя пока что в торговом зале на первом этаже около запасного выхода. Последнее время участились случаи краж, ты там повнимательней будь. Что продавцы, что покупатели — одного поля ягода. Норовят на халяву с товаром проскочить…

Через пятнадцать минут Сергей Моисеев вышел из кабинета начальника службы безопасности и зашагал по коридору. На поясе у него теперь висела длинная резиновая дубинка. Одна из дверей в коридоре была полуоткрыта, до Сергея донесся визгливый женский голос:

— Евгений Викторович, честное слово, нечаянно! Я поработать дома хотела! Кто же знал, я думала — человек хороший.

“Так, кажется тут нечто трагическое из семейной жизни,”— подумал Моисеев, задерживаясь около дверей.

— За нечаянно бьют отчаянно! Ты хоть знаешь, как можно воспользоваться “черной” бухгалтерией? Можно на нас “наехать”, можно за нее денег попросить, можно в ОБЭП пойти — получите с улыбкой стопроцентное доказательство. Ты у меня первой сядешь, шлюха чертова! Если ребята твоего любовничка через три дня не найдут, пеняй на себя! Как свинью, под нож пущу! Ты его им точно описала?

— Высокий, седовласый, глаза у него редкие — зеленые.

— Седовласый! Что ж ты по зеленым глазам определить не могла, что ворье?

Женщина за дверью всхлипнула. Сергей посмотрел на табличку. “Главный бухгалтер”. “Ага, тут семейной жизнью и не пахнет! — усмехнулся он. — Тут сплошной криминал и подпольная экономика”. Впрочем, все это его никаким боком. Его дело — двери запасного выхода сторожить.

Сергей спустился в торговый зал и грустно вздохнул. Вот она, новая и неизведанная жизнь в новом качестве — рядовой охранник столичного супермаркета. А еще два месяца назад с “пушкой”, как заяц по полям, бегал. Куда теперь? В стойло. Весь живот, суки, исполосовали!

Сергей встал около дверей.

— Лера, антрекотики смочи! — прогремел на мясной цех густой бас Маргариты Александровны — Лериной напарницы.

— Ладно, — Лера нацепила на себя фирменный халат с эмблемой супермаркета, взяла поднос с антрекотами и сунула его в раковину. Сейчас они постоят, разбухнут и будут потяжелей. Лера всю эту кухню знала, не маленькая! И как из белого хлеба красивый мясной фарш сделать, и как берцовую кость за вырезку выдать. Недаром с восемнадцати лет по разным магазинам. Но по сравнению с Маргаритой Александровной чувствовала она себя неопытным слепым щенком, который тычется носом в пустую миску, тогда как рядом стоит полная, с едой.

Лера достала поднос из раковины, слила лишнюю воду и направилась из цеха к мясному отделу.

Маргарита Александровна возвышалась над прилавком большой горой. Она ловко орудовала совком, накладывая пожилой покупательнице ярко-красный говяжий фарш.

— Лерочка, отбей ценничек — двадцать восемь пятьдесят.

Лера подошла к аппарату, пощелкала по кнопкам. Из аппарата вылез кусок ленты, на котором была обозначена сумма. Лера оторвала от ленты защитную бумажку, сохраняющую клеевой слой, прилепила ленту к полиэтиленовому пакету с фаршем.

— Хорошие котлетки получатся. Кушайте на здоровье, — прогремел на весь зал голос Маргариты Александровны.

Настоящий покупатель шел ближе к вечеру. Подойдет вразвалочку к прилавку, ткнет в витрину пальцем с золотой печаткой, одновременно разговаривая с женой или любовницей по сотовому телефону: ему и вырезку, и свиную ногу, и мяса для шашлыка; а сейчас по залу болтались одни только пенсионерки да домохозяйки, которым дома занять себя нечем. Еще хорошо — старуха почти на тридцатку фарша взяла, другая завалящего товара рублей на восемь попросит, да еще полчаса выкобениваться будет: то ей запах не тот, то цвет, то вкус, а потом и вовсе ничего не возьмет.

— Маргарита Александровна, у моего отца день рождения сегодня.

— Ну? — продавщица уперла руки в бока. — Говори, чего хочешь?

— Да нет, ничего. Мне бы хороший торт купить, побаловать хоть стариков.

— Зарплату всю на мужиков спустила? — прогремела Маргарита Александровна.

— Нет, — Лера покраснела. — Я себе туфли купила и костюмчик стильный.

— Стильная она у нас, видите ли, на торт для любимых родителей бабок нет. Ладно. Денег я тебе, конечно, не дам — у самой не густо, а записочку в кондитерский напишу. Девочки тебе хороший торт выберут, свежий.

— А деньги когда?

— Потом как-нибудь отдашь. Чай, не первый раз замужем, — Маргарита Александровна густо хохотнула и принялась что-то писать на клочке бумаги. — Не дура, надеюсь, через кассу не понесешь?

— Ну что вы! — снова смутилась Лера. — Я с восемнадцати лет в торговле.

— Оно и видно — антрекот как следует вымочить не смогла! — Маргарита Александровна взяла поднос с антрекотами и вышла из отдела. Лера встала вместо нее за прилавок.

“Ладно, сейчас Марго вернется, схожу за тортом и отнесу продукты домой. Пусть у отца сегодня будет праздник”, — думала Лера, рассеянно глядя на снующих по торговому залу покупателей.

Сергей Моисеев маялся около дверей запасного выхода, который вел через подсобку во двор. Выход был закрыт на металлическую скобу, которую мог снять даже младенец. Он прохаживался взад-вперед, наблюдая за покупателями в торговом зале.

Его внимание привлек пожилого вида мужчина, который как-то воровато озирался по сторонам. Он скрылся за высокими прилавками с крупой. Сергей отошел от дверей и встал в проходе, чтобы видеть мужчину. Пожилой стал накладывать в тележку пакеты с овсом и манкой. Затоварился и покатил тележку по проходу.

Все, дальше не его зона. В том конце прохода тоже стоит охранник, который отследит старика, если он вдруг вздумает выкинуть какой-нибудь фортель. Вон он — маячит с рацией в руке. Сергей отметил про себя, что система безопасности в супермаркете продумана неплохо. То пространство торгового зала, которое не могли “перекрыть” камеры наблюдения, контролировалось охраной. Охранников было немного, но они почти всегда видели друг друга и, заметив подозрительную личность, могли связаться по рации и попросить отследить покупателя на выходе. Сергей подумал-подумал и решил не вызывать напарника. Интуиция сыщика ему подсказывала, что старик не будет воровать.

Сергей вернулся к запасному выходу. Он подошел к дверям и вдруг заметил, что скоба теперь висит на одной створке двери. Сергей на мгновение замер. Пока он следил за стариком, кто-то успел открыть дверь. Впереди еще подсобка, двор, проходная, но кто его знает, как там — заметят ли воришку? В голове Сергея тут же мелькнула мысль, что старик и тот второй, который только что выскочил из зала, работают на пару — одна шайка-лейка. Старик своим подозрительным поведением отвлек охранника, а второй выскочил за дверь. Сергей, распахнул двери, выхватил дубинку и побежал.

По пандусу торопливо шла девушка в легком платье. В одной руке у нее был пакет с продуктами, в другой — коробка с тортом, на плече болталась дамская сумочка.

— Девушка, остановитесь! — крикнул вслед ей Сергей.

Лера обернулась.

— В чем дело?

Сергей приблизился к Лере, спрятав руку с дубинкой за спину. Он ожидал увидеть мужика, в крайнем случае, подростка, но никак ни хрупкую девушку.

— Почему вы покинули торговый зал через запасной выход?

— Странный вопрос. Я здесь работаю. В мясном отделе.

— Карточку покажите! — приказал Сергей.

Лера достала из сумочки карточку продавца, сунула ему под нос. Сергей немного расслабился — своя.

— И все-таки, почему вы покинули зал через запасной выход? Вы обязаны пробить товар в кассе и выйти через ворота. С другой стороны супермаркета. Видите — знак. Через проходную нельзя выносить товар.

На дверях проходной висел круглый знак с красной каймой, на котором была изображена перечеркнутая сумка.

— Я пробила, — сказала Лера, не глядя в глаза охраннику. — Все куплено, как положено.

— Чеки покажите, пожалуйста, — вежливо попросил Сергей.

— Нету у меня чеков, они на кассе остались, — Лера начинала нервничать.

— Хорошо, давайте пройдем к кассе и найдем ваши чеки. Думаю, они никуда не делись. Если все оплачено, выйдете с остальными покупателями через главный вход.

— Никуда я с вами не пойду! — заупрямилась Лера. — У меня обед. Целый час, между прочим. Вон мой дом, — она кивнула на возвышающуюся шестнадцатиэтажку в соседнем дворе.

Сергей взял девушку под локоть, пытаясь увлечь за собой. Лера дернула рукой. В пакете предательски звякнули бутылки.

— Спиртное тоже оплачено? — наглая девица начинала заводить Сергея. Он почувствовал неприятное жжение внизу живота.

— Все оплачено. Я всех ребят из охраны знаю, а вас нет. Кто вы такой?

— Вы не видите, я тоже охранник! Сергей Моисеев, — представился он. — А не знаете, потому что я первый день.

— Оно и видно, что первый, — насмешливо сказала Лера. — Вот идите в зал и охраняйте там. И нечего меня за руки хватать!

Лера развернулась и пошла по пандусу к проходной.

— Девушка, вернитесь! — жжение внизу живота все усиливалось. Он вдруг почувствовал, как прилила к голове кровь. Двор поплыл перед глазами в оранжевом мареве летнего солнца. Сергей припустил за нарушительницей. Он снова схватил ее за локоть, девушка резко развернулась и хлопнула его коробкой с тортом по плечу. С коробки слетела крышка, и торт плюхнулся на асфальт, развалился на куски. То ли ленточка на коробке оказалась надрезана, то ли просто была плохо завязана… Лера на мгновение замерла над останками погибшего торта, потом набросилась на Сергея с кулаками.

— Ах ты, скотина, дрянь! Дерьмо собачье! У меня день рождения у отца! Да я тебе сейчас!…

Сергею не составляло труда избегать ее слабых ударов. Он ставил блоки, и Лера только отбивала себе пальцы.

— Девушка, хватит! Прекратите! Девушка, я силу применю!

Из кирпичной будки показался охранник с карабином. Через окно он видел всю сцену с самого начала.

— Эй вы, ну-ка немедленно прекратите свою тусню! Я сейчас Кулакова позову! — закричал он им. Сергей отвлекся на охранника. В это мгновение Лера ударила Сергея по низу живота.

Сергей согнулся пополам и взвыл. Боль острой иглой пронзила его тело, оранжевый двор в одно мгновение почернел и расползся до размеров Вселенной. Рука с дубинкой сама поднялась над головой. Кажется, он ударил ее раза три, а, может, четыре — Сергей точно не помнил. Когда он пришел в себя, Лера без сознания лежала на асфальте, странно повернув голову. К нему бежал охранник с карабином в руке.

— Ты что, охренел, скотина! Это же Лерка из мясного! — накинулся он на Сергея.

— Да, кажется, я охренел, — устало сказал Сергей, опускаясь на колени рядом с девушкой.

— Я смотрю, они цапаются, думаю — Лерка со своим мужиком разбирается, а тут ты… Мудак… — охранник нажал на кнопку рации. — Лев Дмитриевич, у нас на заднем дворе “ЧП” — охранник с продавщицей подрался!

— “Скорую” надо вызвать, — сказал Сергей, не видя ничего перед собой. Он попытался приподнять голову Леры. — Девушка, вы живы?

“Скорая” приехала через семь минут. К этому времени Леру отнесли на проходную, положили на жесткий топчан в закутке, на котором обычно отдыхали охранники. Лера пришла в себя. Она огляделась, не понимая, где находится, попыталась сесть, но не смогла — тут же опустила голову на плоскую подушку.

— Кружится! — объяснила она шепотом. — Ой, мамочки, больно как!

Сергей около проходной нервно курил одну сигарету за другой.

Приехала “Скорая”. Тут же поставили диагноз — сильнейшее сотрясение мозга — и увезли Леру в больницу.

Кулаков вышел из кирпичной будки, прикурил от зажигалки.

— Ну что, герой, тебе сразу накатить или очухаешься маленько? — спросил он.

— Лев Дмитриевич, я сам не знаю, как получилось, — Сергей старался не смотреть начальнику в глаза. — Прямо в рану заехала. Я ведь всю жизнь с бандюками…

— Моли бога, чтоб она заяву не накатала, — Кулаков затянулся сигаретой. — Ладно, не грейся, я своих в обиду не дам. Отмажем.

— Я вроде по инструкции… — Сергей тяжело вздохнул и пожал плечами.

— Ты в на оперативной работе тоже все инструкции делал? — насмешливо спросил Кулаков. — Дурак ты, Моисеев.

— Дурак, — кивнул Сергей. Он вдруг вспомнил лежащую на асфальте девушку с неестественно повернутой головой, и снова почувствовал нестерпимую боль в животе…

Серия вторая

Ламинированная карточка внештатного журналиста

На Аньке были стильные брюки, широкий кожаный пояс и легкая блузка с вышивкой. Она была ярко накрашена, чтобы выглядеть старше своих лет. В ушах — серьги, на плече — сумка. Анька, не торопясь, бродила между стоек, передвигала плечики с одеждой, снимала одни, другие, рассматривала, щупала ткань.

— Я вот эту блузочку еще примерить хочу, — в который раз обратилась она к продавщице-консультанту. — Как вы думаете, мне пойдет?

— Девушка, вам в столь юном возрасте многое пойдет, — консультанта — белокурую женщину средних лет в очках — начинала раздражать эта красивая, стильная и привередливая девица.

В сумке у Аньки запиликал сотовый телефон. Она достала трубку.

— Алло! А, Кешуня, здравствуй милый! Нет, ты знаешь, я сейчас очень занята. Кое-что купить надо. Ага, ну, если хочешь, заедь за мной в клуб. Не хочу я никакого боулинга! Лучше ирландский паб. Знаю я, как ты не любишь джин! Видела! Учти, сегодня я твой “Мерс” не поведу. Он у тебя какой-то зверский! Сто пятьдесят “кэмэ” — это не для меня. Я, может, сама расслабиться хочу, — Анька рассмеялась. — Знаю, что ты настоящий мужик. Только это… сегодня нельзя. Ну че ты, глупый, что ли? Дела у меня всякие…

Консультантша отвернулась от нее и отошла. Анька тут же потянулась к стойке и сняла еще одни плечики с фирменной блузкой.

— Ну, все, милый, бай-бай! — Анька сунула телефон в сумку. — Ладно, сейчас посмотрим, как она мне, — она направилась к примерочной кабинке. Задернула шторки, оставив крохотную щель, чтобы видеть продавщицу. Та занялась другой покупательницей — длинноволосой девушкой лет двадцати двух.

Одну вешалку Анька повесила на крючок, с другой сняла блузку, одним движением переломила хрупкие пластмассовые плечики, сунула их в сумку. Извлекла из-за широкого пояса лезвие и аккуратно спорола с блузки магнитную защиту. Блузка перекочевала в ее сумку. Анька глянула в щель между шторами. Продавщица что-то объясняла длинноволосой. Та кивала.

— Ну-ну, — сказала Анька. Она сняла плечики с крючка, раздернула шторы и вышла из кабинки.

— Ну как, девушка? Вам понравилось? — поинтересовалась продавщица.

— Нет, к сожалению, это не мой стиль, — поморщилась Анька, вешая плечики на стойку. — Очень жаль, — она неторопливо направилась к выходу. Продащица недовольно глянула ей вслед и снова занялась длинноволосой.

Анька сидела на скамейке в сквере и курила “Мальборо”. Скоро должны были подвалить ее “мойщики” с товаром. В уме она прикидывала, сколько можно будет сегодня взять у Самвэла за тряпье и вспоминала свой последний поход в школу.

Ее классная — учительница истории Вера Ивановна — сидела за столом и проставляла годовые оценки в дневники. Скрипнула дверь, Вера Ивановна подняла голову. На пороге стояла Анька в скромном платье. Была она бледна, всклокочена, под глазами — темные круги.

— Ой, Павликова, сколько лет, сколько зим! — ядовито улыбнулась классная. — Ну что, останемся на второй год или хочешь из школы со справкой уйти?

— Болела я, Вера Ивановна, — хриплым голосом сказала Анька. Она робко приблизилась к столу, протянула с десяток мятых справок. — Такая беда. Вы же знаете, порок у меня. Врачи говорят, до сорока лет не доживу. В санатории я была.

— Бедненькая ты моя, Анечка! — покачала головой классная, изучая справки. — Порок у нее, а от самой за версту табачищем прет. Не стыдно, Павликова? Давно я хотела с твоей мамой поговорить. Почему у вас телефон не отвечает?

— Не надо с мамой! — мотнула головой Анька. — Она этого не переживет. У нее, может, последний мужик в жизни образовался. А вы ее доченькой по башке!

— Анна, прекрати со мной разговаривать в таком тоне! Ты не со сверстниками во дворе! Садись!

Анька опустилась на стул, посмотрела в карие глаза Веры Ивановны.

— Нет, правда, давайте решим мою горькую участь без кровопролития, — сказала она.

— Не получится, Павликова. Никак не получится. Даже если я, закрыв глаза и скрипя сердце, тебе по истории трояк натяну, по остальным никак не выйдет. Хоть убейся. У тебя ведь ни по одному предмету годовой оценки нет.

— Да нет, Вера Ивановна, ошибаетесь. Я экстерном все предметы на этой неделе сдала. Даже физику. Одна только история и осталась.

— Все ты врешь, Павликова! — возмутилась Вера Ивановна, она быстро перелистала журнал. — Посмотрим, физика… — палец скользнул по строчкам с фамилиями. — Ничего не понимаю! Вчера еще пусто было! Откуда у тебя трояк, Павликова? — удивилась учительница.

— Я же говорю — сдала, — улыбнулась Анька. — Своим ученикам нужно доверять.

Вера Ивановна снова принялась листать журнал, и везде, на каждой страничке она находила напротив Анькиной фамилии годовые оценки — четверки, тройки, выскочила даже одна пятерка — по литературе.

— По физкультуре у меня освобождение, — напомнила Анька.

— Павликова, правда, экстерном? — с сомнением в голосе просила Вера Ивановна.

— А то! — Анька скорчила смешную гримасу. — Не такая я дура, какой на первый взгляд кажусь, — она вспомнила лысого физика, который обалдел от ее бутылки армянского коньяка и, расчувствовавшись, неловко чмокнул в щеку.

— Историю учила?

— Вы же обещали, закрыв глаза, скрипя сердце, — напомнила Анька.

— Неужели тебе по истории трех баллов хватит?

— Ага, — кивнула Анька головой.

— Обидно, — покачала головой Вера Ивановна.

— А чего обидно-то? Мне ничего не обидно. Жизнь прекрасна и удивительна.

— Обидно, что такая умная, талантливая девочка, и так распустилась! — вздохнула Вера Ивановна, выводя “ 3” по истории.

— А это вам! — Анька протянула Вере Ивановне маленькую коробочку с французскими духами.

— Анна, ты с ума сошла! — возмутилась учительница. — Это же взятка!

— Не взятка, а подарок от чистого сердца, — возразила Анька. — Бабушка из Франции прислала. Настоящие!

— Забери немедленно!

— Не-а, — мотнула головой Анька. Она выложила на стол классной свой дневник, поднялась и вышла.

Вера Ивановна взяла коробочку, раскрыла ее, втянула носом нежный аромат духов, потом встала из-за стола, подошла к окну. Она видела, как Анька пересекла школьный двор, села в поджидающие у ворот “Жигули”.

— Ну, конечно, так я и думала! Наша Павликова стала проституткой, — с горечью в голосе сказала Вера Ивановна.

— Девушка, можно с вами поговорить? — раздался за спиной женский голос. Анька вздрогнула и обернулась. Перед ней стояла длинноволосая девушка, та самая — из супермаркета.

— Ну, чего надо? — грубо спросила Анька, оглядев девушку с ног до головы.

— Я журналистка, — девушка вытащила из сумочки ламинированную карточку с цветной фотографией и продемонстрировала ее Аньке. — Внештатный сотрудник “АиФа”. Оксана Павленко. Я видела, как вы… — журналистка сделала паузу, подбирая слово, — взяли плечики с блузкой.

Анька усмехнулась.

— Ну и что? Как взяла, так и повесила. Чего тут особенного?

— Вы меня не бойтесь. Я не собираюсь никуда заявлять: ни охране магазина, ни в милицию. Мне поручили сделать большой материал о “мойщиках”.

— А кто это такие? — скорчила глупую гримасу Анька.

— Это вы, девушка, — Оксана присела на скамейку рядом с Анькой, вынула из сумочки сигареты. — Зажигалка есть?

Анька протянула журналистке свой “крикет”.

— Давайте заключим джентльменское соглашение и перестанем притворяться, будто друг-друга не понимаем, — предложила Оксана. — Мне нужна информация, вам — деньги. Обещаю, что не назову ни конкретного места, ни имен. Скажите, сколько?

Анька пожала плечами. — Разве вам, журналистам, верить можно? Как там говорят — древнейшая профессия?

— Вторая древнейшая профессия, — поправила Оксана. — Я к ним не отношусь. Я дам вам свои телефоны, адрес, если что-то не так, разберетесь.

— А не боитесь? — с любопытством посмотрела на журналистку Анька.

— У меня про воровские профессии уже с десяток статей. Как видите — ничего, — усмехнулась Оксана.

Анька заметила идущих к скамейке Мишу и Ивана. У Ивана на плече была большая дорожная сумка.

— Это ваши? — перехватила ее взгляд журналистка.

— Да нет, это ваши, — сказала Анька. — Вот настоящие “мойщики”. Видите, затарились, еле несут. У них интервью и возьмите. А я так — девушка на выданье.

Журналистка рассмеялась.

— Ты, я смотрю, умница.

Миша с Иваном подошли к скамейке, Иван поставил сумку рядом с Анькой. — Посылочка от бабушки.

— Здрасьте, — сказал Миша, кинув взгляд на журналистку.

— Это че, подруга твоя? — поинтересовался Иван.

— Ага, журналистка, хочет про вас забойную статью написать, как вы на пару с Мишкой супермаркеты “моете”.

— Ага, уборщики мы, — весело кивнул Иван. — Образования не хватает, приходится по вечерам подрабатывать. Знаете, какие там площади? Намахаешься за вечер шваброй — руки отваливаются. У Мишки вон и мама, и папа уборщики. У них династия. А у меня мама в МГУ английский преподает. Ду ю спик инглиш?

— Йе, я ду, — сказала журналистка. — Ребята, хватит дурака валять. Каждый из вас получит по пятьсот рублей, если расскажете, как вы супермаркеты “моете”.

— Что-то вы нас, девушка, недорого цените, — покачала головой Анька. — Вот если б пятьсот баксов!

— К сожалению, у меня таких денег нет, — вздохнула журналистка. — Ну что, договорились, нет? А то я поду других “мойщиков” поищу.

— Погоди, не гони, — Анька пристально посмотрела на журналистку. — Дай подумать.

— Нет, правда что ли, будем базарить? — вопросительно посмотрел на Аньку Иван.

— Не будем, — покачала головой Анька. — А вот показать можем. Говорят, лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать. Так?

— Так, — кивнула головой Оксана.

— Ребята немного “помоют”, а ты потом статью напишешь. Только деньги вперед!

Оксана полезла в сумочку, достала из нее три пятисотрублевки, отдала деньги Аньке. Анька посмотрела все купюры на свет, две протянула “подельникам”.

— Анька, а чего мыть-то? — спросил Иван.

— Наш, родной.

— Так ведь были уже сегодня. В одну воронку бомба дважды не падает. Кулаков нас “опустит” нахрен!

— Я сказала — наш! — повысила голос Анька. — Джинсов намоете, нижнего тряпьеца. Самым варварским способом. Ты меня понял, нет? — она выразительно посмотрела на Ивана.

— Как скажешь, — пожал плечами Иван, потом “допер”. — А, ну ладно. Только я не пойду. Пускай пацаны занимаются, — он кивнул Мише с Оксаной — Ну что, потопали?

Они поднялись со скамейки и пошли по аллее. Анька долго смотрела им вслед, потом встала, закинула сумку на плечо и пошла своей дорогой.

Миша с Оксаной поднялись на галерею второго этажа, где находились отделы с мебелью, одеждой, аппаратурой и прочей промышленной всячиной.

— Джинсы вон там, в углу, — объяснил Оксане Миша, кивнув на отдел с металлическими воротцами. — Заходить туда не надо. Сейчас пацаны придут, все сама увидишь. Ты в ту сторону-то не смотри, охранник зырит. Лучше вниз смотри, где булочки пекут.

Они встали у пластиковых перил галереи и стали наблюдать за тем, как в печь заезжают металлические поддоны с очередной партией сдобных булочек.

Когда Оксана обернулась, Миши рядом уже не было. Она поискала его глазами — тщетно.“Черт, неужели кинули? — расстроилась журналистка. — Ну да, а как же без этого? На то они и “мойщики”! Просто, как щенка!” Ей стало безумно жалко полутора тысяч. Но тут она заметила в отделе двух парней лет четырнадцати-пятнадцати, которые копались в джинсах, лежащих стопками на деревянных полках. Вот один из них оглянулся на охранника, на продавщицу, потом вдруг схватил несколько пар джинсов и шмыгнул к выходу. Второй, как ни в чем не бывало, остался у полок. Запищала металлическая рамка на выходе, определяя товар с неснятой магнитной защитой. Парень понесся по галерее, ловко лавируя среди прохожих. Охранник бросился за ним, на ходу сообщая по рации о случившемся.

— Держи! — крикнул Оксане парень и швырнул ей джинсы. Девушка инстинктивно их схватила, но тут же бросила на пол. Она, как завороженная смотрела, как парень сбегает по лестнице, как бросается ему наперерез еще один охранник, но парень легко увертывается, сбрасывает вторую пару джинсов, охранник поднимает их, замешкавшись, теряет скорость, и вот парень уже на улице. Оксана подскочила к огромному окну и увидела, как “мойщик” вскочил на желтого цвета горный велосипед, который держал для него наготове приятель, и с бешенной скоростью понесся по улице. На крыльцо выскочили двое охранников, долго смотрели ему вслед, переговариваясь с кем-то по рации. “Высший класс!”— подумала Оксана, отходя от окна.

— Девушка, это ваши джинсы? — перед Оксаной возник охранник из джинсового отдела.

— Нет, конечно. Вы разве не видели? Вор мне их швырнул, — сказала Оксана.

— Кому попало “мойщик” товар швырять не будет, — возразил охранник, поднимая с пола джинсы. — Пройдемте, пожалуйста, в комнату охраны, — он взял Оксану под локоть.

— Зачем? — спросила журналистка, холодея.

— К сожалению, мы вынуждены вас обыскать, — вздохнул охранник.

— Это произвол! Что вы себе позволяете? Я внештатный сотрудник “АиФа”! — повысила голос Оксана.

— Девушка, пожалуйста, не надо привлекать внимание. Для вашей же пользы, — охранник сжал ее локоть пальцами, как клещами, и Оксана поняла, что придется подчиниться.

— Хорошо, отпустите, я сама.

— Пожалуйста, — охранник отпустил ее локоть и показал на дверь в дальнем конце галереи.

В комнате охраны за мониторами сидел охранник в униформе. На мониторах был виден торговый зал, бутики галереи второго этажа. На столе перед мониторами лежали две рации, стоял телефон.

— Что, опять “помыли”? — спросил он, поворачиваясь к Оксане и охраннику.

— Запарили уже! Вызывай Кулакова. Пусть сам разбирается.

— Вроде симпатичная девушка, а связались со всяким дерьмом, — сказал охранник за мониторами, набирая номер телефона. — Не стыдно?

— Я журналистка, — повторила Оксана. — Здесь какое-то недоразумение. Вор швырнул в меня джинсами, чтобы отвлечь внимание, неужели вам не понятно?

— Нам-то все понятно… Алло, Лев Дмитриевич, у нас тут опять “мойщица” объявилась. На этот раз поймали. Ага, Ладно, — охранник повесил трубку. — Сейчас подойдет, — повернулся в кресле. — Ну что, девушка, давайте все из сумочки на стол, — он вынул из ящика стола магнитную рамку, подошел к Оксане и, не касаясь одежды, провел ею спереди и сзади. Рамка не пискнула.

— Хорошо, сейчас вы убедитесь… — Оксана стала копаться в сумке. — Это что такое? — в руках она держала комплект нижнего белья в целлофане.

— О, вот и замечательно! — оживился охранник. Он провел рамкой по пакету, и рамка пискнула — на рукояти зажегся красный сигнал. — Ну вот видите, воруете, а говорите — журналистка!

— Черт, это ж мне подкинули! — пробормотала Оксана. Она принялась лихорадочно рыться в сумочке, выискивая свое удостоверение, вытряхнула содержимое сумки на стол. Удостоверения не было.

— Все говорят — подкинули, — усмехнулся охранник. — Знаем мы ваши песни!

В комнату вошел Кулаков. Он, даже не взглянув на журналистку, прошел к столу, повертел в руках белье.

— Что, даже на трусы заработать не можешь?

— По какому праву вы со мной так разговариваете? Я журналистка! — возмутилась Оксана.

— Удостоверения у нее нет, — доверительно сообщил охранник за мониторами.

— Понимаете, я сейчас все объясню, — голос у Оксаны задрожал. — Я хотела сделать материал о “мойщиках”. Ну, и сегодня вышла на одну девицу. Она блузку в “одежде” сперла. Чернявая такая, красивая. Пообещала, что покажет, как в супермаркетах “моют”. Ну, и подставили. Журналистское удостоверение украли, а ваше белье подбросили. Поверьте мне, это правда.

— Девка как выглядит? — спросил Кулаков.

— Черненькая. Высокая. Красотка, — вздохнула Оксана.

— Кто? — повернулся Кулаков к охраннику за мониторами.

— Да, есть такая. Анькой зовут. Аккуратная девочка. Только врет она все, два раза на дню никто не ворует.

— Да не вру я, честное слово, не вру! — чуть не плача сказала Оксана. — Вы в “АиФ” позвоните, у них спросите. Они вам скажут, что давали такое задание. Оксана Павленко.

— Ну что, поверим? — спросил Кулаков у своих подчиненных.

— Я бы не поверил, — покачал головой охранник у мониторов. — У нее на роже написано — воровка. Лев Дмитриевич, ментов вызывать?

— Не надо ментов! — довольно резко сказал Лев Дмитриевич. — Мы с этой бабочкой своими силами разберемся. Пошли в мой кабинет! — приказал он Оксане.

Был одиннадцатый час ночи. Оксана неровной походкой шла по двору супермаркета. Она прошла через проходную, и охранник с карабином заметил, что у девушки красные глаза, припухшие веки и губы. Пьяная в хлам! Три минуты назад он получил от Кулакова приказ девицу не задерживать. Не задерживать, так не задерживать, ему-то что! Мало ли, каких блядей они в супермаркет водят!

Оксана оказалась на пустыре за воротами и огляделась. Шмыгнула носом, достала из сумки носовой платок, высморкалась. Направилась к автобусной остановке.

Сзади послышался свист. Оксана оглянулась. Перед ней стояли Иван и Миша. Миша выдувал изо рта розовые жвачные пузыри. Он был обкурен.

— Ну что, журналисточка, как тебе материал? Понравился? — ухмыльнулся Иван.

— Суки вы! — тихо произнесла Оксана.

— Нет, мы не суки, мы — “мойщики”, а ты больше сюда рыло свое не суй, а то в следующий раз мы его тебе обрежем. Поняла?

— Да, теперь-то я поняла, кто вы такие есть, — вздохнула журналистка. — Материал сделаю — на весь мир ославлю. Все в вас, говнюков, пальцами тыкать будут!

— Ты давай тут не бухти, а то не уедешь никуда! — грозно предупредил Иван.

— Удостоверение хочешь? — Миша извлек из кармана ламинированную карточку, поднял ее вверх, сказал громко: — Кто хочет быть внештатным сотрудником “АиФа”? Журналисткое удостоверение по дешевке отдам.

Какая-то девушка на остановке звонко рассмеялась, услышав Мишино предложение.

— Сколько? — спросила Оксана.

— Давай так, сто баксов за “откат”, — предложил Иван.

— Что значит, за откат? — не поняла Оксана.

— Ты нас не трогаешь, не пишешь — забыла. А мы — тебя. Согласна?

В это время к остановке подрулила “маршрутка”, Оксана бросилась к дверям машины.

— Нет, не согласна! Засуньте его себе в жопу! — крикнула она на прощание.

“Маршрутка” отъехала от остановки, Иван с Мишей смотрели на удаляющиеся красные огни “габаритов”.

— По-моему, она дура, — сказал Иван.

— Да нет, принципиальная, тварь, — возразил Миша. — Статья для нее жизни дороже. Да и пошла ты!… — он швырнул ламинированную карточку в темноту сгущающейся ночи.

Гнев народа

Евгений Викторович сидел в своем кабинете и пил утренний, бодрящий чай из трав. День обещал быть жарким, и он взял с собой две запасных рубашки и с десяток больших платков. В кабинет постучали.

— Врывайтесь, — сказал Евгений Викторович.

Вошел Кулаков. Он был возбужден.

— Продавцы взбунтовались, — сказал он просто.

— Чего так? — пока еще спокойно поинтересовался Евгений Викторович.

— Из-за вчерашнего. Охранник Моисеев продавщицу из мясного по башке дубинкой стукнул. В больнице с сотрясением сейчас, — напомнил заму Кулаков.

— Знаю-знаю, — закивал Евгений Викторович. — Так ведь не без греха — воровала.

— Ну, вот они и бузят.

Евгений Викторович глянул на часы. До открытия супермаркета оставалось тридцать пять минут. Если через тридцать пять минут они не откроются, будет скандал. Иди объясни покупателям, мол, у нас забастовка из-за драки охранника с продавщицей! Не поймут-с. Нужно было идти, поговорить с народом, наобещать горы золотые.

— Ладно, пошли, — Евгений Викторович поднялся из кресла и направился к дверям.

Действительно, в торговом зале, рядом с мясным отделом, бурлила толпа, состоящая из продавцов, кассиров и рабочих цехов. Охранники держались отдельно, они стояли чуть поодаль, рядом с колбасными прилавками, испуганно поглядывая на продавцов. Был среди охранников и Моисеев. Заправляла всем, конечно, Маргарита Александровна. Ее трубный голос разносился по всему супермаркету, проникал в подсобки, цеха, склады и был слышен даже во дворе.

— Произвол, безобразие! Почему мы должны оплачивать товар через кассу? Где обещанные скидки, где закупочная цена? Из-за какого-то несчастного торта за полтинник Лерку до полусмерти отмудохали!

— Девушки, — сказал Евгений Викторович, подходя поближе, но потом заметил, что в толпе полно мужиков — рабочих, рубщиков, грузчиков. — Господа, попрошу минуту вашего внимания, — он отер со лба пот. — То, что вчера произошло — вопиющее безобразие! Я приму меры, и виновные будут строго наказаны.

— Да вот же он стоит — наказывайте! — закивали на Моисеева продавщицы.

— Розгами, что ли, или плетьми? — пошутил Евгений Викторович.

— Дубинкой, как он Лерку огрел! — закричали продавщицы.

— Физическим насилием мы ничего не добьемся. Охранник действовал согласно инструкции, другое дело — превысил свои полномочия, применил по отношению к продавщице грубую силу!

— Она его в живот кулаком ударила, а он бандитами раненый, — тихо объяснил Евгению Викторовичу Кулаков.

— Парень с бандитами всю жизнь воевал, отвык, можно сказать, от женской ласки, вот и… — Евгений Викторович сделал неопределенный жест.

В толпе раздались нестройные смешки, которые тут же смолкли.

— Уволить его к чертям собачьим! А уж насчет уголовного дела пускай Лерка решает, — сказала Маргарита Александровна.

— Погодите-погодите, девушки, за что? За то, что человек свой долг выполнил, не дал ворованное из магазина вынести? — вступился за Моисеева Кулаков.

— Ой, наворовала тоже! — язвительно сказала Маргарита Александровна. — Я молчу, сколько у нас начальство ворует. На второй склад опять завоз был. Не знаю, как вы там все это называете, только по ночам к нам “Камазы” с неоприходованным товаром ходят.

Евгений Викторович взмок. Он же говорил: знают двое — знает и свинья. Стоило только поконфликтовать охране с работниками, тут и началось! А еще документы пропали! Отчетность вся. Как теперь отделить зерна от плевел?

— Откуда такая информация? — спросил он, удивленно подняв брови.

— От верблюда, — усмехнулась Маргарита Александровна. — Сорока на хвосте принесла. Евгений Викторович, да будто бы вы первый день родились!

— Понятия не имею. Все это не моя компетенция, — Евгений Викторович подумал о том, что должен немедленно позвонить Моргуну.

— В общем, не будем мы работать, пока не получим гарантий. Охранник должен быть уволен, потом скидки на продукты пускай больше сделают, и касса тоже чтоб своя была, если уж обязательно через кассу проводить.

— Хорошо, — кивнул Евгений Викторович, делая в блокноте пометки — она записывал фамилии “забастовщиков”. — Все будет. Только я сейчас вас умоляю, не подведите под монастырь — начните работу вовремя! Покупатель-то ни в чем не виноват. А мы пока и приказ оформим, и кассу отдельную поставим. В этом месяце премия двадцатипроцентная будет. Неплохо поторговали.

— Ладно, чего там! Начнем. Не подведем, — загудела толпа.

— Вот и чудненько, — Евгений Викторович обернулся к Кулакову. — Пойдешь со мной — разговор есть.

Зам проследил за тем, как продавцы и кассиры разошлись по своим рабочим местам, кивнул Кулакову, мол, пошли. Они поднялись наверх, в кабинет Евгения Викторовича.

— Слыхал? — спросил зам.

— Да, слыхал, — опустив голову, сказал Кулаков. — Только увольнять я его не буду. Обещал в обиду не давать, а теперь что? Не по-мужски как-то.

— А что делать?

— Надо Моисеева во двор посадить. Пускай на проходной за забором следит. Там его продавщицы сроду не увидят.

— Ты все-таки, Лева, своих псов попридержи, здесь нормальные люди работают, не бандюки какие-нибудь. Нет, но какова сучка, эта Маргарита!

— Может, нужны особые меры?

— Может, — кивнул Евгений Викторович. — Что там у тебя вчера с ворами произошло?

— Да так, попалась одна бабочка. Все врала, что журналистка, ну я ей крылышки слегка и помял… — Кулаков рассмеялся, но тут же замолк, перехватив неприязненный взгляд зама.

— Ты мне смотри тут! Чтоб больше никаких “мойщиков”! И охранников своих предупреди, если они еще будут с ними в доле работать, поувольняю всех к чертям собачьим! И тебя, между прочим, в первую голову. Понял?

— Как не понять, — кивнул Кулаков.

Евгений Викторович снял телефонную трубку и стал набирать номер.

— Алло, Федор, тут у нас ЧП небольшое. Народ бузит, будто воруем много. Надо как-то это дело разрулить.

Сергей сидел на стуле в комнате охраны, обхватив голову руками. Настроение у него было отвратительное. Какое оно еще могло быть? Заместитель директора ясно сказал — уволить. Не успел проработать и дня, как все кончено. На оперативной работе всегда все по своим местам — вот он враг, вооруженный, опасный, готовый тебе выстрелить в спину, и ты за ним охотишься, как гончая. А здесь? Ой, как перед девчонкой стыдно! Отвык он за двенадцать лет оперативной работы от человеческой жизни, стал стал каким-то нелюдем, занудой, бирюком. И ранение тут вовсе ни при чем. Не может он со своим гневом совладать, душит он его, слепит. Чуть не по нутру — кулаком в морду, по привычке.

Вошел Кулаков. Сергей поднялся со стула.

— Заявление на имя директора писать?

— Эх ты, кулема! — усмехнулся начальник. — Я же тебе обещал — в обиду не дам! Будешь теперь на проходной со двора сидеть. Карабин получишь. Смотри только не пуляй в кого попало. Испытательный срок тебе — месяц.

— Может, мне все-таки лучше уйти, раз весь коллектив против? — с сомнением в голосе спросил Сергей.

— Уйти ты всегда успеешь. Поработай-ка лучше. Все приказы Евгения Викторовича выполнять беспрекословно. Он у нас почти как бог.

— Я уже понял, — усмехнулся Сергей. Он сразу узнал этот голос. Именно он вчера обещал отправить женщину под нож, если не будут найдены бумаги двойной бухгалтерии.

В палате было сумрачно и тихо. Лерочка попыталась открыть глаза. Смотреть она могла только через узкие щелочки — лоб и веки заплыли огромным синяком. Боль пульсировала где-то в затылке. Она различила силуэт матери на стуле.

— Мам, это ты?

— Да, девочка моя, — мать взяла ее за руку и всхлипнула. Рука у Тамары Алексеевны была горячая. — Как ты? Сильно болит.

— Да нет-нет, уже ничего, — говорить было тяжело — каждое слово отдавалось болью.

— Это я, Лерочка, виновата, — всхлипывая, произнесла мать. — Научила на свою голову. Видишь, как!

— Ничего ты, мам, не виновата. Это я — дура. Надо было просто денег занять. Неужто на день рождения отца не дали бы?

— Тут, пока ты спала, милиционер приходил. Просил заявление написать. Ты напиши. Он попозже зайдет.

— Мам, не буду я никакого заявления писать. Зачем? Сама виновата.

— Напиши, доча, напиши. Надо этого козла вонючего посадить. Не всем им безнаказанными ходить!

— Он не козел, — тихо возразила Лерочка. — По-моему, у него там рана…

— Где рана?

Лера не ответила. Она вдруг опять вспомнила, как все вчера произошло, как ударила она охраннника в живот, и как сузились от дикой боли его зрачки, и как побледнел он, весь покрылся холодным потом, перестал что-либо соображать.

— Тебе что-нибудь покушать принести?

— Не хочу, — вздохнула Лера. — Как папа?

— Переживает. Идти хотел, я его не пустила. Не дай бог, опять в башку вдарит!

— Правильно, пускай дома сидит.

В палату постучали.

— Да, войдите, — сказала Тамара Алексеевна.

Дверь приоткрылась, и в палату заглянул Моисеев. Лера сразу его узнала. Как не узнать!

— Здрасьте! — робко сказал Сергей. — Мне бы Леру.

— А вы кто? — подозрительно глянула на него Тамара Алексеевна.

— Я тут передачку от коллектива, цветы… принес, — Сергей подошел к кровати и протянул Лере букет роз.

“Наши розы, маркетовские”, — подумала Лера, принимая цветы. Она вдруг поняла, что не испытывает к нему никакой ненависти. Будто не он ее вчера бил, а какой-то другой человек.

Пакет он передал Тамаре Алексеевне. Некоторое время помялся в нерешительности, не зная, как начать. Тамара Алексеевна заглянула в пакет, стала выкладывать на тумбочку фрукты.

— Мед, это хорошо, — сказала она. — С медом мы быстро поправимся.

— Лера, вы меня простите, пожалуйста, если можете, — наконец начал Сергей.

Тамара Алексеевна подняла на него удивленные глаза.

— Вам, наверное больно было? — тихо спросила Лера.

— Погоди-погоди, Лерочка, так это тот самый козел и есть? — Тамара Алексеевна взметнулась со стула. — Да как ты посмел сюда зайти! Ты, дерьмо собачье, хрен на выселках! Еще и передачку притащил! Думает, мы от его цветочков растаем, заявление в милицию писать не будем! На вот тебе, выкуси! — мать стала тыкать в лицо Сергея кукишами, потом она сгребла все фрукты назад в пакет, выхватила у дочери розы. Пакет Тамара Алексеевна сунула ему в руку, цветы швырнула в лицо. — Вали отсюда, козел!

— Извините, — Сергей вышел за дверь, не подобрав цветы.

В коридоре он подошел к болотного цвета стене, прислонился лбом к холодной шершавой поверхности. Дико болела рана на животе.

— Мам, зачем ты так?

— Затем! — Тамара Алексеевна подняла розы, поломала их, стараясь не уколоться о шипы, и выбросила в мусорную корзину. — Цветы я тебе и сама могу купить. Не нищие. Хорошо, отца нет, а то драка была бы.

— Да нет, он сильный, — вздохнула Лера.

— Кто, отец?

— Нет, Сергей.

— Козел этот? А откуда ты знаешь, как его зовут? — Тамара Алексеевна подозрительно посмотрела на дочь. — Говорили, первый день на службу заступил. Вы что, знакомы?

— Уже да, — усмехнулась Лера и тут же поморщилась от боли. — Слышала я, как его начальник охраны распекал.

— Ой, дочка, пиши-ка лучше заявление. А то сухим из воды выйдет, — вздохнула Тамара Алексеевна.

— Не буду, — упрямо сказала Лера.

Маргарита Александровна возвращалась после работы. В руках женщина несла два пакета с едой. После сегодняшнего скандала работникам сделали скидки на продукты до тридцати процентов. Говорили, будто ниже закупочной цены. Врут все. Кто же себе в убыток будет торговать, даже если своим?

Жила Маргарита Александровна недалеко от супермаркета, и на работу, и с работы предпочитала ходить пешком, чтобы, как она сама говорила, “жир немного растрясти”. Идти, правда, было тяжело — болели ноги, но она обычно раз по пять отдыхала на скамеечках возле домов, болтала со стариками “за жизнь”.

Семья у Маргариты Александровны была большая. Двое сыновей, один уже женился, невестку в дом привел, ребенка ждут, муж — “дальнобойщик”… И все крупные, все под два метра ростом, всем еды по ведру в день, как сенбернарам. Не натаскаешься!…

Маргарита Александровна тяжело опустилась на скамейку рядом с подъездом девятиэтажки, перевела дух.

К тротуару причалила “девятка” стального цвета, из нее вылезли два здоровых парня в майках и шортах — типичные “быки” с мощными шеями и бицепсами.

“Ишь, отъелись, боровы!”— подумала Маргарита Александровна, глядя на парней.

Один парень сел на скамейку справа от Маргариты Александровны, другой — слева. Маргарита Алексеевна слегка пододвинулась. Она тут же поняла, что парни подсели неспроста.

— Ну что, тетка, базар есть! — сказал тот, что сел слева, и смачно сплюнул на ей под ноги.

— Я вас, мальчики, не знаю, — натянуто улыбнулась она парням.

— И не дай бог узнать! — усмехнулся парень справа. — Какие у тебя проблемы, тетка?

— Никаких, — пожала плечами Маргарита Александровны.

— Хочешь, чтоб были?

— Упаси бог!

— Ну, тогда рот-то не разевай, а то мало ли, какие неприятности случиться могут. У тебя вон невестка брюхатая. Сейчас, говорят, плохо рожают, с осложнениями.

— Ребята, да вы что! Я разве что-то говорю! — голос у Маргариты Александровны задрожал и стал на удивление тихим, будто она горло застудила.

— Я еще не все сказал, тетка! — грубо оборвал ее парень справа. — Младший у тебя на машине ездит. Хорошая машина, и сын хороший. Смотри, чтоб не разбился! Жалко будет.

— Мальчики, м-м-мальчики, п-п-п-пожалуйста, н-н-не н-н-надо! — губы у Маргариты Александровны затряслись, еще немного, и из глаз брызнут слезы.

— Ну, я думаю, ты все поняла, тетка! — парни поднялись со скамейки и направились к машине.

Мотор взревел, “девятка” сорвалась с места, оставив после себя облачко гари и пыли.

Маргарита Александровна минут пять сидела в оцепенении, тупо глядя на то место, где только что стояла бандитская машина. Показалось ей все это, или на самом деле?… Нет-нет, конечно, на самом деле, и как страшно — будто окунули в холодную воду с головой и дышать не дают! “Господи, все-все про меня знают! — думала Маргарита Александровна. Она встрепенулась — Они же домой поехать могут!”

Она с удивительной для своего веса легкостью вскочила со скамейки, подхватила пакеты и припустила по двору почти бегом, тряся своими мощными телесами.

Мать ушла, и Лерочка осталась одна. Она хотела заснуть, но сон не шел. Из крана в умывальнике капала вода. Равномерно, монотонно, раздражающе. Лерочка хотела встать и закрыть кран, но врачи вставать категорически запрещали. Она лежала, слушала стук звонких капель о раковину и думала о сломанных розах в мусорной корзине.

Так прошло много времени, было уже сумрачно, и Лера поняла, что не уснет, если не закроет кран. Она повернулась на бок, осторожно спустила на пол ноги, села на кровати. Вроде ничего, голова не кружится, не тошнит. Взялась за металлическую спинку рукой, встала. Сделала пару мелких шагов по направлению к умывальнику, и тут палата качнулась, как палуба океанского лайнера, перевернулась на бок, в глазах потемнело…

Лера очнулась на своей кровати, под одеялом. Кран больше не капал. Рядом она различила силуэт сидящего мужчины.

— Лера, Лера! — звал он ее по имени.

— Вы кто?

— Я — Сергей. Знаете, нехорошо все получилось. Я вовсе не для того заходил, чтоб вы заявление не писали. Пишите, ради бога. Может, отсижу — легче станет. Стыдно мне, Лера. Привык всю жизнь со всякой швалью возиться и никак отвыкнуть не могу. Я ведь двенадцать лет преступников ловил. А тут не смог человеческую душу разглядеть. Уперся в свою инструкцию, как баран! — говорил Сергей быстро и нервно, видимо, боясь, что Лера его прервет. — Простите меня, Лерочка.

На кровать лег свежий букет роз с мокрыми от воды черенками. Лера коснулась нежных бутонов и улыбнулась.

— Может, вам и вашей семье помочь чем надо? — продолжал Сергей. — Я могу. Лекарства какие? У меня есть знакомые, все достанут. Вы только не вставайте больше.

— Ладно, не буду, — пообещала Лера.

— Ну, я пойду, вы спите, — Сергей едва коснулся ее руки, поднялся. — Спокойной ночи.

— Спокойной, — сказала Лера, закрывая глаза. Она все еще не могла поверить, что он вернулся, и снова принес цветы, несмотря на дикий скандал, устроенный матушкой. Упрямый! И не врет, судя по всему…

Сергей шел по больничному коридору. Навстречу ему попались два здоровых парня в белых халатах. Сергей наметанным взглядом оперативника сразу различил в них “быков”. Обернулся им вслед. Парни на мгновение задержались перед Лериной палатой, вошли внутрь.

Сергей немного постоял, раздумывая. А вдруг не “быки” вовсе, а медики? Хирурги? Он повернулся и, стараясь не спешить, направился к Лериной палате.

— Ты, девочка, забудь про все! Если менты спрашивать будут, говори оступилась, башкой о поребрик стукнулась, — говорил парень, наклонясь над изголовьем. От него пахло пивом и табаком. Лера с ужасом смотрела в его холодные, немигающие глаза, тошнота подступала к горлу.

— Мужики, чего вам от девушки надо?

Парни обернулись. На пороге стоял Сергей.

— Ты кто, врач? — поинтересовался парень.

— Врач. А что? После семи посещение больных запрещено.

— Иди своей дорогой, врач. Это моя невеста. Мы сейчас с ней еще минут пять побазарим и уйдем.

— Нет, так дело не пойдет, — Сергей шагнул вперед. — Давайте-ка быстренько отсюда!

— Мирный, объясни-ка врачу что почем!

Второй парень двинулся на Сергея. Сергей понял, что должен начать первым, иначе его “вырубят” одним ударом. Он пнул противника в пах. Парень застонал и согнулся пополам. Следующий удар Сергей нанес сверху, по шее, укладывая “быка”.

— Ух ты, боевой врач оказался! — насмешливо произнес первый парень. Он резко развернулся и нанес Сергею мощный удар в челюсть. Моисеев осел на пол.

— Не надо! Не надо! — подвывала Лера, с ужасом наблюдая за происходящим.

— Ничего, поучим твоего врача немного! Здоровее будет, — сказал парень.

Второй поднялся с пола и начал с остервенением пинать Сергея ногами.

— Помогите! Помогите! — тихо скулила Лера.

— Хватит! — остановил его первый. — Ну что, девочка, все поняла? Если вякнешь, так опустим… Белый свет в овчинку покажется!

Как только парни вышли, Лера нажала кнопку вызова медсестры. Она вдавливала кнопку в металлическую панель и все шептала: — Помогите! Помогите!

Жемчужина в консервной банке

Около таможенных стоек они попрощались. Алиса знала, что дальше — запретная зона, “табу”. Их не должны видеть вместе, потому что, как много раз объяснял ей, взбаломошной и ревнивой, Владимир Генрихович, появится повод для пересудов и сплетен, а им это ни к чему. Ему — поскольку наверянка найдутся доброжелатели, желающие ему быстрой “кончины” в качестве директора столичного супермаркета, ей — для дальнейшей “карьеры” в личной жизни. Те же доброжелатели нашепчут на ушко ее будущим мужьям и любовникам: Алисочка-то в подружках у Калюжного ходила. Такой роман, такой роман! Феерия плоти! Но на самом деле, все это так — для отмаза, для глупой и красивой девчонки. Владимир Генрихович не боялся сплетен и знал, что директором “супермаркета” он будет до тех пор, пока этого хочет его криминальная “крыша”. Авторитетам стоит только пальцем шевельнуть… И никакие деньги тут не помогут. А про любовницу они наверняка знают. Знают, посмеиваются, обсуждают, сидя где-нибудь в шикарной сауне с проститутками. Впрочем, ему все равно — пускай обсуждают! Кто еще вперед слетит? Вот в чем вопрос. Он — профи, а они… дерьмо! Просто Владимир Генрихович никогда не путал божий дар с яичницей. Любовница любовницей, работа работой. Сейчас, переступив границу таможенной зоны, он уже работал, и присутствие рядом женщины, которую постоянно хочешь, было ему ни к чему.

В зале прилета его поджидал водитель Юра. Он заулыбался, завидев Владимира Генриховича. Обменялись рукопожатиями.

— Здрасьте, как слетали?

— Ничего. Купил все, что хотел. Как там у нас? Представляешь, закрутился, даже позвонить некогда было.

— У нас… — Юра задумался, стоит ли сходу огорчать начальника, решил — нет. — Все хорошо у нас. С Евгением Викторовичем на рыбалку ездили.

Водителя в супермаркет они с замом специально наняли для того, чтобы иногда развлекаться без оглядки. Рабочий день у него был ненормированный. Одна из обязанностей Юры заключалась в том, что он должен был терпеливо дожидаться окончания банкетов и пикников, а потом развозить начальство по домам или куда оно пожелает. За это ему хорошо платили.

— Как рыбалка?

— Вот такие лещики, — Юра развел руки, показывая размер рыбы.

Владимир Генрихович рассмеялся.

— Такие только акулы в детстве бывают. Вас, рыбаков, могила исправит.

— Это точно, — улыбнулся водитель. — Домой?

— Надо еще товар получить.

— Много товару-то?

— На сто двадцать семь тысяч “баксов”. Не оставлять же его здесь!

— Ого! — Юра присвистнул.

— Я уже договорился, растаможку за полчаса сделаем.

Юра взял сумку Владимира Генриховича и направился к выходу.

Сергей Моисеев предстал перед ясные очи майора милиции в отставке Кулакова. Кулаков оглядел его с ног до головы, укоризненно покачал головой.

— Эге, парень-то у нас совсем безбашенный, как моя дочка говорит. И когда только все успевает: и продавщиц лупить, и сам получать? Где это тебя так причесали? — спросил Кулаков, глядя на расплывшиеся по лицу Моисеева синяки.

— Ничего страшного, Лев Дмитриевич. С хулиганами во дворе подрался. К девчонке моей пристали, — объяснил Сергей.

— М-да, видать, не навоевался. Ну-да, ладно, на проходной тебя никто видеть не будет. Начальству на глаза не попадайся, а то меня с утра уже Евгений Викторович спрашивал, как там наш герой, который за частную собственность, как за свою, вступился?

— Ничего, герой, — Сергей улыбнулся.

— Оно и видно. Значит так, служишь сутки через двое, как положено, с девяти утра. Твоя задача — следить за периметром забора и пропускать на территорию машины с грузом. Вся документация у тебя перед глазами. Могут быть и особые распоряжения, но о них после. Усек?

— Так точно. Только через трое суток положено, — заметил Сергей.

— На положено, сам знаешь что, — рассмеялся Кулаков и похлопал Сергея по плечу. — Принимай пост.

Сменщик сдал Сергею оружие, телевизор, объяснил правила прохождения машин на разгрузку, и Моисеев заступил на дежурство. Он сидел, тупо смотрел на мониторы и вспоминал вчерашний безумный вечер.

Очнулся он от того, что кто-то поднес к его носу ватку с нашатырным спиртом. Мотнул головой, открыл глаза, непонимающе посмотрел на склонившуюся над ним медсестру.

— Молодой человек, милицию вызвать? — почему-то шепотом спросила медсестра.

Перед глазами тут же встали откормленные морды “быков”, снова мелькнул огромный, со сбитыми костяшками, кулак.

— Господь с вами, девушка, — сказал Сергей, потрогав опухшую скулу. — Мы с друзьями этот вопрос в рабочем порядке решим, — он поднялся, чувствуя, как ломит все тело, и увидел Леру. Лера беззвучно рыдала, закрыв лицо руками.

Сергей подошел к ней, хотел ласково погладить по голове, но вовремя вспомнил, что ей может быть больно.

— Лерочка, все в порядке! Я жив — здоров. Видите?

Лерочка отняла руки от лица, посмотрела на Сергея.

— Господи, как я испугалась!

— Кто это был?

Лера пожала плечами.

— Говорили, чтоб я забыла все. О поребрик головой упала, — девушка утерла слезы.

— Значит, из супермаркета бандюков послали, — догадался Моисеев. — Ну, ничего, я их рожи на всю жизнь запомнил. Девушка, — обратился он к медсестре, — вы не могли бы мою невесту в другую палату перевести?

Лера удивленно посмотрела на Сергея. Сергей ей подмигнул.

— Куда я ее ночью переведу? Итак в отдельной лежит. Ее мать с главным договаривалась.

— Лучше бы в общую, где народу побольше.

— Без врача я ничего не могу, — сказала медсестра.

— Ну, в таком случае, я буду здесь дежурить до утра! — заявил Моисеев.

— Молодой человек, это категорически запрещено! — повысила голос медсестра.

— Не слыхал я такого запрета. — возразил Сергей. — Родственникам всегда у постели дежурить разрешают.

— Вы же пока не родственник.

— Как это не родственник! — притворно возмутился Моисеев. — Еще какой родственник!

Еще после пяти минут препирательств медсестра сдалась и ушла, оставив Сергея вдвоем с Лерой.

— Не бойся ничего, я с тобой! — сказал Моисеев, сжимая руку девушки в своей.

— Я уже не боюсь, — прошептала Лерочка.

Под утро он заснул сидя на стуле.

Сергей клюнул носом и открыла глаза. Черт возьми, этак ему не продержаться сутки после бессонной ночи! Раньше, пока был молодым и горячим, бывало на оперативных приходилось не спать по двое, а то и по трое суток, и ничего — всегда как огурец! Это все ранение: антибиотики, снотворное, ленивая сытая жизнь в “эмвэдэшном” госпитале!

Сергей залез в ящик стола, достал банку растворимого кофе. Поискал глазами электрочайник.

Через проходную шел мужчина средних лет в дорогом костюме.

— Молодой человек, вы куда? — спросил Моисеев.

— Я директор, — коротко бросил мужчина, едва глянув на охранника.

Сергей на мгновение замер, потом встал, открыл дверь во двор.

— Молодой человек, — снова позвал Моисеев мужчину.

Владимир Генрихович обернулся. На его лице было плохо скрытое раздражение — ну, чего тебе еще? Ясно сказано — директор!

— Вы меня не узнаете?

Владимир Генрихович всмотрелся в лицо Сергея, наморщил лоб, что-то припоминая.

— Моисеев? — произнес он удивленно.

— Он, — расплылся в улыбке Сергей.

— Черт возьми! Ты как здесь? — директор подошел к охраннику, и они обнялись.

— Получается, теперь у вас служу, — смущенно сказал Сергей.

Владимир Генрихович отстранился, глянул в его лицо.

— Кто это тебя так?

— Ничего страшного — семейные разборки. Значит, поднялись-таки. Вон какой супермаркетище отгрохали!

— Можно сказать — поднялся, — кивнул Владимир Генрихович, вздыхая. — А ты, получается, из органов ушел?

— Если б знал, что к вам, давно бы ушел, — улыбнулся Моисеев опухшими губами.

— Завтра после дежурства зайди ко мне, поговорим о делах. Переведу куда-нибудь на теплое местечко. Не надо тебе здесь. Ты меня тогда из дерьма вытащил, сейчас я тебе помогу.

— Владимир Генрихович, кто старое помянет, тому глаз вон… Я тут, пока вас не было уже натворил делов! Просто вам не доложили еще.

— А кто забудет, тому, сам знаешь что… Мне на твое здешнее творчество наплевать! Завтра в девять, как штык!

Сергей посмотрел вслед поднимающемуся по пандусу директору, вернулся на свой пост. За воротами уже сигналила фургонная“Газель”.

Случилось это лет шесть или семь назад. Сергей сейчас уже точно не помнил. Был тогда у Владимира Генриховича овощной магазин. Вложился он в него, превратил обветшалый подвал, где в подсобках грязь комьями, плесень на стенах и крысы величиной с кошку, в овощной минимаркет с сияющими чистотой холодильниками и прилавками. С фермерами договора на поставки заключил. У него там и картофель мытый, и морковь отборная, и зелень свежая — чего только нет! Бандиты увидели такое дело и тут же наехали — плати “десятину”. Одни наехали, другие, третьи — никак между собой его минимаркет поделить не могли, будто на нем свет клином сошелся. Владимир Генрихович тогда еще “совковскими” иллюзиями жил, не понимал, что его специально таким образом мытарят, хотят весь магазин к рукам прибрать. Для острастки машину сожгли. Директор от их беспредела взвыл и обратился к “операм”. Те посмеялись над его наивностью и тоже сказали: “Плати, защитим.” Владимир Генрихович согласился, не раздумывая, но на этом его беды не кончились. Бандиты уступать не хотели и, прознав, что директор задумал сменить “крышу”, занялись им плотно. Сначала с ним отказались работать фермеры, потом оптовые базы, потом вообще кто-либо. Тут уж менты ничего поделать не могли. Он и теперь не сдался — стал возить овощи из Твери. “За морем телушка — полушка, да рубль перевоз.” Тогда его просто похитили, запихали в машину возле собственного дома, когда он вечером возвращался после работы. К ним в оперативную часть прибежала зареванная жена и сообщила, что ей позвонил неизвестные — требует за мужа сто тысяч долларов. Сумма абсолютно фантастическая. Если только весь магазин вместе с продавщицами продать. Сергей тогда подумал, что, скорей всего, директора уже и в живых нет — закопали где-нибудь за городом с проломленной головой. К счастью, он ошибся. “Впряглись” они по полной программе: с “наружкой”, с группой захвата, с автоматчиками — все, как положено. Первый раз “лоханулсь” — взяли ту квартиру, с которой Владимира Генриховича час назад увезли. Там двое бандюков оказалось. Стали их “колоть”, где директора держат, а они, как воды в рот набрали — никакие методы не помогали. Сергей пошел к начальству, стал настаивать на проведении общегородской операции. И тут снова жена прибежала — бандиты “забили стрелку”. За городом, недалеко от Горьковского шоссе. Сергей тщательно изучил карту района и пришел к выводу, что, если директор жив, держат его где-то поблизости, в одном из домиков дачного поселка. Он убедил начальство сработать на опережение. И началась котовасия… Правда, без стрельбы, но зато с мордобоем — слишком много крови бандюки ребятам попортили. Переломали их так, что они сами к “каретам” пополам согнувшись шли. Когда Сергей спустился в подпол дачного домика и осветил заросшее щетиной лицо Владимира Генриховича, тот заплакал. Потом была грандиозная пьянка в ресторане с осетрами, поросятами, заливным и прочими разносолами — проставился директор за спасенную жизнь. Очень он Сергею понравился своим упрямством. Настоящий мужик! Напившись, обнимал его за плечи, зазывал к себе в магазин: заходи, Серега, бери бесплатно все, что душа пожелает… Через пару месяцев Моисеев зашел. Магазина уже не было. Вместо него в подвале расположился склад. Другой хозяин — толстый армянин с золотой цепью на шее — сказал — нерентабельно. Слишком дорогой был магазин… Задавили-таки. Все усилия псу под хвост!

Сергей пил кофе и устало смотрел на мониторы. Забор был ярко освещен предзакатным солнцем, внизу разлеглась стая бродячих собак. Собаки водили ушами и с остервенением выгрызали из свалявшейся шерсти блох. Моисеев взглянул на часы и вздохнул.

Послышался шум мотора. Он глянул в окно, и увидел “девятку”, которая резко затормозила у ворот. Посмотрел на номера, сверился со списком машин, которые следовало пропускать на территорию беспрепятственно. “Девятка” была в списке. Сергей нажал на кнопку. Машина въехала во двор. Из нее выбрались двое парней и скрылись за дверями склада. Сергей их узнал. Это были вчерашние “быки” из больницы. Моисеев достал из кармана куртки блокнот и мелким почерком записал номер машины.

— Ну что, нашли брачного афериста, который мою бухгалтершу трахнул? — поинтересовался Евгений Викторович у “быков”.

Парни расположились в креслах с пакетами сока в руках.

— Дохлое дело, начальник. Он — “тихуша”, с “братвой” никаких дел не имеет. Зачем ему “братва”, когда он сам себе и “авторитет”, и “шестерка”, — сказал один из парней, потягивая сок.

— Парни, вы поймите, у меня из-за этого дела башка пухнет, — Евгений Викторович тяжело вздохнул. — Хорошо, если он лох, а вдруг это спланированная операция?

— Если операция, тебя еще вчера бы под белы рученьки в “воронок”. Лох, начальник, лох, — усмехнулся парень. — “Папа” бригадиру сказал, чтобы ты эту туфту из своей башки выкинул и дальше свои дела делал.

— Моргуну хорошо — ему бы только деньги считать, а я задницу каждый день подставляю.

— Сам вызвался, — парень допил сок и забросил пустой пакет в мусорную корзину. — Никто тебя за морковку не тянул. Как там наш директор поживает? А то “папа” в беспокойстве.

— Поживает, — Евгений Викторович плеснул себя в стакан минералки, залпом выпил. — С любовницей за шубами съездил. Хочет осенью свой бизнес сделать.

— Из наших денег или из своих? — поинтересовался парень.

— Свои вложил.

— Может, это и хорошо, что из своих, — задумчиво сказал парень. — Главное, чтоб не мешал. У него — связи, у нас — деньги. “Папа” передал, чтобы ты с его людьми побольше тусовался. Не повредит.

— Ребята, найдите афериста, а? — жалостливо попросил Евгений Викторович. — Я вам отдельно побашляю. В обиде не будете.

Парни переглянулись.

— И что там у тебя за бухгалтерия такая? — подозрительно спросил “бык”.

Была ночь. Часы над стеклянной стойкой показывали четверть второго. Сергей смотрел на экран телевизора. На экране переворачивались и горели полицейские машины, раздавались выстрелы, выли сирены, катались по асфальту горящие люди — обычный американский боевик. От пяти чашек крепкого кофе сна ни в одном глазу.

Он думал о Лере. Как она там, в больнице? Перевели ее в общую палату или нет? Хорошая девушка. Почему он ее сразу не разглядел? Мудак — в живот раненый. А дела-то у них в супермаркете темные. Боятся сор из избы выносить. Наверняка припугнули всех, кто вчера насчет “левого” склада вякал. Это они умеют. В любом деле так — против начальство рот не разевай, зубы потеряешь.

К воротам подкатил груженый тентованый “Камаз”. Сергей глянул в окно, на номера, на темный силуэт водителя в кабине. Под плексигласом лежала записка: “Камаз” пропустить без документов.” Вот оно, подтверждение слов той огромной, похожей а бегемота, тетки из мясного отдела. Как ее там — Маргарита Александровна?

Сергей нажал на кнопку, и ворота со скрежетом отъехали в сторону. “Камаз” въехал во двор и развернулся. Из дверей склада показались грузчики. Сергей достал блокнот, записал номер машины.

Водитель “Камаза” вошел на склад. Евгений Викторович, как всегда, сидел в кресле и делал пометки в своих бумагах.

— Здрасьте, — поздоровался водитель. — Мои вам звонили?

— Звонили-звонили, — поморщился Евгений Викторович. Сегодня днем действительно был неприятный разговор с оптовым складом. “Пятьдесят на пятьдесят” их, конечно, не устраивало. С безналичных денег приходилось платить налоги. А он в своем супермаркете за весь “левый” товар имел “черную” наличку, которую только в большой широкий карман положить — и никакого тебе геморроя с налоговиками. И на оптовом складе они это прекрасно понимали. Обидно, конечно, — Документы на товар давай!

Водитель протянул ему бумаги, Евгений Викторович их перелистал.

— Последний раз работаем, — сказал он водителю, доставая из “кейса” пакет с деньгами.

— Так моим и передать?

— Так и передай. Скажи… Впрочем, я сам им позвоню, — Евгений Викторович отвернулся, давая понять, что разговор окончен.

Алиса готовила ужин и одновременно по телефону утешала плачущую подругу, которой изменил муж. Утешала она ее как-то неумело, дежурно, бесчувственно. Та, видимо, это понимала и утешаться не хотела.

В дверь позвонили.

— Ларочка, извини, ко мне пришли. Я тебе минут через десять перезвоню, — сказала Алиса, положила трубку и облегченно вздохнула.

Она ожидала увидеть Владимира Генриховича. На пороге стоял посыльный в кепке с вышитым на ней зелеными нитками кенгуру. В одной руке он держал большой букет кремовых роз, в другой — коробку, перевязанную шелковой лентой.

— Добрый вечер, фирма “Визит”. Девушка, это вам! — протянул посыльный Алисе коробку с букетом.

— От кого? — спросила Алиса, принимая подарки.

— Отправитель захотел остаться инкогнито, — улыбнулся посыльный, довольно нахально разглядывая девушку.

— Странно, — пробормотала Алиса. Она зашла в прихожую, порылась в кармане плаща. Протянула посыльному мелочь “на чай”, но парень отрицательно мотнул головой.

— Ни в коем случае! — сказал он. Алиса ждала, что посыльный попрощается и уйдет, но он не уходил. — Девушка, вы меня извините, ради бога, можно вас в щечку поцеловать?

— Еще чего! — возмутилась Алиса. — У вас что, какие-то проблемы?

— Нет, — смутился посыльный. — Просто впервые в жизни вижу такую прекрасную девушку.

— Вы каждой клиентке такое говорите? — сердито спросила Алиса.

— В первый раз, — еще больше смутился парень.

— Ну ладно уж! — Алиса подставила щеку, и парень неловко в нее ткнулся.

— Телефончик там есть, если что — звоните! — сказал он на прощание и убежал.

“Странный какой-то посыльный! — подумала Алиса, закрывая входную дверь. — И подарок странный. Никогда Володя ей ничего не посылал. Сам лично дарил.”

Алиса положила букет на стол рядом с мойкой, сорвала с коробки ленту. В коробке была консервная банка.

— Что за маразм! — произнесла Алиса. Она потянула за кольцо банки. В банке оказался раствор, в котором лежала раковина, которая довольно легко открылась. В раковине была крупная жемчужина темно-сиреневого цвета. Алиса замерла в восхищении.

Налюбовавшись жемчужиной, она положила раковину на стол, взяла букет, выискивая в нем записку. Записки не было. Нет, все это, конечно, приятно, но должен быть хотя бы намек — от кого.

Раздался телефонный звонок. Алиса взяла трубку.

— Алиса, вам понравился мой подарок? — голос был незнакомый, бархатный, приятный.

— Очень, — искренне созналась Алиса. — А вы кто?

— Ваш пламенный поклонник.

— И как этого пламенного поклонника зовут?

— Неважно. Вы только не пугайтесь, ради бога. Мне от вас ничего не нужно. Настанет время, и вы все сами поймете. До свидания, Алиса, — в трубке раздались короткие гудки.

“Странный тип, — подумала Алиса. — Не может такого быть, чтобы мужику ничего не было нужно!”

Она набрала номер подруги.

— Лариска, слушай тут такое дело!… У меня новый поклонник объявился!

Стопроцентный апельсиновый сок

Анька проснулась довольно рано и долго разглядывала лежащего рядом на подушке косоглазого кролика. Потом сильно надавила пальцем на кроличий нос и поднялась. У нее было прекрасное настроение. Вчера поздно вечером, когда мама Нина Владимировна уснула крепким сном, она заперлась в ванной комнате и подсчитала “баксы”. Получилось четыре тысячи триста пятьдесят. Совсем неплохо, если учесть, что “мыли” они не каждый день и ни в каких развлечениях себе не отказывали. Анька вспомнила, как вчера, вся мокрая от пота, отплясывала на “крутой” дискотеке вместе с Иваном.

“Иван, конечно, парень неплохой: прикинутый, продвинутый, сильный, но это герой не моего романа, — подумала Анька, накидывая на плечи халат. — Мой, видно, еще не родился.”

Она заглянула в комнату матери. Нина Владимировна мерно похрапывала, лежа на спине. Вчера Валерик в который раз не пришел, и мать плакала. Конечно, она никогда не сознается, что из-за него, будет упрямо твердить, что из-за дочери, беспутной шалавы, которая мотается непонятно где до самого утра и хочет ее в гроб вогнать. Но Анька-то знала, из-за кого. Все бабские слезы из-за мужиков. Не знала, догадывалась.

Анька подогрела чайник, навела себе растворимого какао, полезла в холодильник. Сделала бутерброды с сыром. Прежде чем сесть за стол, пощупала купальник на веревочке, протянутой поперек кухни. Купальник высох. Сегодня они большой компанией собирались на Пироговской водохранилище. Иван обещал сделать шашлыки. Шашлыки-машлыки, вина, конечно, возьмет, “музыку”. А еще ей хотелось апельсинового соку. Настоящего, с мякотью, чтобы крохотные дольки лопались на зубах. Без сока она будет чувствовать себя не человеком…

Нина Владимировна появилась в коридоре. Заспанная, с красными глазами.

— Анюта, чего такую рань?

— Купаться едем, — объяснила Анька. — Опять вчера из-за своего козла ревела?

— Анька, не смей называть Валеру козлом! — строго сказала мать. — Сама знаешь, он человек подневольный. Ты там здорово не загорай, в тенечек прячься. Уже вон облезла вся, как весенняя ондатра.

— Я твой крем для загара возьму, — сказала Анька, откусывая бутерброд.

— Еще чего! — возмутилась мать. — Пускай тебе крем твои мужики покупают!

— Сколько тебе говорить — нету у меня мужиков! — сразу завелась Анька.

— Нету, так будут, — печально сказала Нина Владимировна. — Вы ж теперь все акселераты, дети сексуальной революции. Ешь давай, не отвлекайся, а то пища плохо усваивается, — мать скрылась за дверью туалета.

Анька быстро доела бутерброды, сдернула с веревочки купальник и пошла одеваться.

Компания уже тусовалась в соседнем дворе. Не было только Ивана. Анька со всеми поздоровалась, уселась на скамейку рядом с Мишей.

— Ну, как ты, Майкл? Все колбасишься? Или с утра уже противоломочного средства принял?

— Тебе все шутки шутить, — печально вздохнул Миша. — Злая ты.

— Я — добрая. Злой тот, кто тебя на эту дрянь посадил. Где Иван?

— На рынок за мясом пошел. Скучаешь?

— Вот еще! — фыркнула Анька. — Вчера хуже горькой редьки надоел!

— Вижу, скучаешь, — сказал Миша. — Его-то с утра никогда не ломает. Он — сильный, я — слабый. Вы слабых не любите никогда.

— Много ты в любви понимаешь! — сказала Анька. — Ехать надо, а то потом по жаре тащиться — сдохнем! Ребята, кто-нибудь мне сок апельсиновый купил?

Компания молчала.

— Так, все понятно. Сам о себе не позаботишься, никто о тебе не позаботится. Закон джунглей, — она полезла в карманы шорт, выгребла деньги. — Так, это на дорогу туда-сюда, это на мороженое. Пятнадцать рублей, — цокнула языком. — Не хватает, однако. Майкл, побашляй!

— Откуда? — пожал плечами Миша. — И Ивана все деньги. Он у нас казну держит.

— Ну, блин, что за жизнь! — нахмурилась Анька. — Последней радости лишают! Ладно, вы тут пока Ивана ждите, а я сейчас, — она сорвалась со скамейки и побежала со двора.

— Анют, ты куда? — закричал вслед ей Миша.

— Супермаркет открылся. Сок сворую! — крикнула Анька.

Она вошла в искусственную прохладу супермаркета, огляделась. Народу было мало. Охранник Олег, с которым они всегда работали в доле, стоял около касс. Анька ему кивнула, но охранник чуть заметно мотнул головой — нельзя! Анька потусовалась около киосков с игрушками, видеокассетами, вернулась на исходную позицию. Олег жестом показал — выйдем отсюда! Сам вышел первым, за ним Анька.

Олег встал на ступеньке и закурил. Анька пристроилась рядом.

— В чем дело, Олег?

— Ты больше у нас не “мой”. Вчера в “АиФе” статья вышла, обосрали с ног до головы. Начальство греется. Директор с замом охране такой пистон вставили! Владимир Генрихович поехал в редакцию разбираться. Хочет, чтобы опровержение писали. Троих уже уволили. Еще одна кража, и всех поменяют к хренам собачьим! Нашего брата на улице тысячами болтается.

— В “АиФе”? — Анька тут же вспомнила о длинноволосой журналистке, которую они так классически “подставили” и “кинули” на бабки. — Че, плохая статья?

— Почитай. Кулаков у них там главная сука. Начальник службы безопасности с “мойщиками” в доле! Бред! Да он никогда по мелочи пачкаться не будет! Будто мало ему платят! Смотри, Кулаков с утра нализался, того и гляди кому-нибудь по рогам заедет.

— Ерунда какая-то! Что же нам теперь в родном “маркете” не поворовать? Мы же свои, местные.

— Погодите месячишко, уляжется все. Нам тоже не в кайф, если сюда чужие “мойщики” набегут. Беспредел начнется. Вас-то мы знаем, родные.

— Олег, мне апельсинового соку надо.

— На сок денег нет? — удивился охранник.

— Не хватает, — вздохнула Анька.

— Сколько?

— Рублей пятнадцать.

Охранник полез в карман куртки, вынул две десятки. — Держи, халявщица! Не воруй только.

— Спасибо, — Анька сунула купюры в карман и вошла в супермаркет. На входе она взяла металлическую корзину, стала бродить между прилавков и полок, изучая ценники и товары. Поглядывала на кассирш, на охранника в другом конце зала. Подняла взгляд на камеру в проходе, показала язык. Так Анька дошла до холодильников и полок, заставленных литровыми пакетами с соком. Она влезла в холодильник, вынула из него стопроцентный апельсиновый сок, положила его в корзину. Хотела было уже направиться к кассе, но тут ее внимание привлекла полуоткрытая металлические двери. Двери распахнулись, и рабочий в синем халате выкатил в торговый зал большую тележку, заставленную ящиками с пивом. Он потащил ее за собой по проходу, загораживая Аньку от охранника и камеры. Анька знала, что с той стороны подсобка, еще одна дверь, двор, проходная. Через проходную она пулей проскочит! Никто даже опомниться не успеет.

— Хрен вам, сопливые! — зло сказала Анька и нырнула в подсобку. Она вынула из корзины сок, бросила корзину на стеллаж, побежала по коридору, там была еще одна дверь, Анька открыла ее и оказалась в небольшой темной комнате, заставленной коробками и ящиками. Услышала чьи-то торопливые шаги, нырнула внутрь. Неожиданно дверь за ее спиной захлопнулась. Анька подергала за ручку — тщетно. Стала нащупывать в темноте замок. Замка не было. — Эй, блин! — пнула по двери ногой. С другой стороны двери послышались голоса.

— Ну что, как тебе там? — спросил кто-то насмешливо.

Анька замерла, боясь шелохнуться.

— Анюта, ты совсем дура, или как? — раздался за дверью голос Олега. — Я же тебе на сок денег дал!

— Клептоманка она, — засмеялся второй, незнакомый. — Ты ей хоть тысячу дай, она все равно попрет. В крови это у них.

Анька молчала.

— Может, отпустим ее, а? Ну, малолетка несмышленая, что с нее взять? — сказал Олег. — Первый раз — не пидорас.

— Олег, ты слышал, что Кулаков сказал? “Мойщикам” концлагерь, чтоб на всю жизнь охоту отбить.

— Так он же пьяный!

— Ничего, протрезвеет. Разберется. Мне мое место дороже какой-то сопливой девки.

Охранники ушли. Анька тяжело вздохнула, шагнула в сторону, уперлась коленом в коробку. Еще раз дернула дверь. Бесполезно. Попыталась найти замочную скважину или хотя бы щелочку, чтобы глянуть, что там — снаружи. Но не было ни скважины, ни щелочки. Она стала проигрывать в уме разные варианты “отката”. Слезы, сопли, больная умирающая мама просит апельсинового соку. Пенсию задержали, денег в доме нет. Папа алкоголик все пропил. Она не сама, ее заставили. Кто? Вот уж, действительно, дура набитая! Клептоманка! А с другой стороны — что они ей сделают из-за несчастного пакета за двадцать семь рублей? Поорут, да и отпустят с миром!

Анька успокоилась, нащупала клапан, открыла пакет и стала неторопливыми глотками пить холодный апельсиновый сок, раскусывая крохотные дольки.

За дверью раздались неровные шаги. Кто-то, сопя и вздыхая, пытаясь открыть замок с другой стороны.

Во дворе появился Иван. Он нес на плече тяжелую сумку с продуктами, в руке — магнитолу. Подошел, окинул взглядом шумную компанию.

— Анька где?

— За соком в супермаркет убежала, — отозвался Миша. — Говорит, сворую.

— Идиотка! Я же ей два пакета купил, апельсинового, — Иван сплюнул, нахмурился. — Давно?

— Минут пятнадцать уже. Ты не дергайся, сейчас вернется.

— Ладно, подождем, покурим, — Иван сел на скамейку, достал из кармана сигареты.

Они выкурили по две сигареты, Аньки все не было.

— Может, она передумала? А мы греемся, — предположил кто-то.

— Конечно, у Аньки семь пятниц на неделе.

— Безбашенная она. Встретила подругу, треплется, а мы тут ее жди! Поехали уже!

— А ну-ка, чижье, цыц! — прикрикнул на компанию Иван. — Хотите, валите на свое водохранилище. Вот вам сумка с “хавчиком”, а я буду Аньку ждать!

— Может, правда поедем…? — начал было Миша, но, увидев глаза Ивана, смолк.

— Идите, идите. Мы попозже подъедем, — Иван пододвинул к Мише сумку.

— Все, двинули! — Миша вскинул сумку на плечо, и шумная компания устремилась со двора.

Иван вынул из кармана еще одну сигарету.

Нина Владимировна сидела у экрана телевизора, ковырялась вилкой в тарелке с остывшим ужином. Шла французская комедия с Пьером Ришаром. Зазвонил телефон, Нина Владимировна сняла трубку.

— Алло, Иван? Нет, Аня не подходила. Ты уже пятый раз звонишь, совесть надо иметь! Хорошо, подойдет, я обязательно передам, — она положила трубку, покачала головой. — Вот тоже фрукт банановый! Взрослый мужик, а клеится к малолетке! Вчера с ним болталась, сегодня еще с кем-то, ой-ей-ей! — Нина Владимировна посмотрела на часы, сегодня Валерик уже точно не придет. Совсем от рук отбился! А, может, завел себе другую подружку, помоложе? Ну ничего, Анька заявится, я ей, шалаве, всыплю!

Щелкнул замок входной двери. Нина Владимировна отставила тарелку, решительно поднялась с дивана, вышла в прихожую.

Анька сидела на тумбочке, покачиваясь, пыталась стянуть кроссовки.

— Ты что, пьяная?

— Не-а, — мотнула головой Анька и чуть не упала с тумбочки.

— Нажралась! — всплеснула руками Нина Владимировна. — В пятнадцать лет нажралась! А что дальше будет?

— Мне уже почти шестнадцать! — плохо ворочая языком, сказала Анька.

— Ой, боже мой, боже мой, вот что значит — мужика в доме нет! Совсем распоясалась! — Нина Владимировна помогла Аньке снять кроссовки, подхватила ее, поволокла в комнату. — У тебя и майка на левой стороне! Побью, ей богу побью, скотину!

— Нечаянно! Купались мы на водохран… в общем! — сказала Анька.

Не снимая одежды, Нина Владимировна уложила дочь на кровать, накрыла покрывалом.

— Я тебе тазик принесу, — Нина Владимировна сходила в ванную, вернулась с тазом. Анька уже спала. Мать поставила таз на пол рядом с изголовьем. — Непутевая ты у меня! Ну, ничего, завтра я с тобой поговорю, дрянь такая! — она нежно погладила Аньку по волосам.

Нина Владимировна залезла в Анькину сумку, достала купальник, сигареты, зажигалку. Чиркнула зажигалкой.

— Ишь ты, дорогие курит! — удивилась Нина Владимировна, затягиваясь сигаретой. — Купались они! А купальник-то сухой.

Она прошла в комнату, сняла трубку, набрала номер.

— Иван? Ты Аньку не ищи. Дома она — спит. Не знаю, ничего не знаю! Завтра звони, — Нина Владимировна положила трубку и расплакалась.

Шелковый шнурок

Владимир Генрихович уселся в своей удобное кресло и стал разбирать бумаги на столе. Бумажную работу он не любил, предпочитал ей живое дело с людьми, с товаром, а потому накапливались бумаги эти у него целыми кипами, и приходилось потом все разбирать, но никуда от них не денешься, хоть тресни!

В дверь постучали.

— Да-да! — поднял взгляд Владимир Генрихович.

Вошел Сергей Моисеев.

— Разрешите?

— Ты прямо как в своей ментовке, — засмеялся директор. — Присаживайся. Коньяк будешь?

— С утра? — удивился Сергей.

— Да хоть с ночи! — Владимир Генрихович поднялся, подошел к бару, достал бутылку коньяка. — Ну, как тебе работается, Сережа? Почему раньше не зашел?

— Спал. Отдежурил свое и вырубился прямо в будке на топчане. Потом в больнице был. Закрутился. Слабый стал. Старый.

— Какие твои годы! Хотя… при такой работе. Поведал мне Евгений Викторович о твоей нелегкой судьбе. Ты был абсолютно прав, и нечего на этот счет себе глупостями башку забивать. Если каждый по торту домой унесет, сам знаешь, что с супермаркетом будет. Итак все разворовали. И ладно бы ничье, народное, как говорится, а то кровное, мое, заместителя моего… Реально четверо нас здесь, хозяев. Привыкли, понимаешь ли, как в старые времена… Не волнуйся. Коллектив успокоился, все уж и забыли про тебя, работают, как миленькие. Продавщица выпишется — уволим.

— Не надо! — сказал Сергей, насупившись.

Владимир Генрихович налил в рюмки коньяку. Они чокнулись.

— Ну что, вздрогнули, спаситель ты мой. Сколько лет не виделись — шесть? -Владимир Генрихович опрокинул в себя рюмку, зажмурился. — Как это не надо? Что ты такое говоришь? Надо, Сережа, надо! Чтоб другим неповадно было.

— Не надо! — упрямо повторил Сергей. — Вы же их опустили тут всех, как “петухов” в зоне. Люди слова сказать боятся. Пашут за свою грошовую зарплату по двенадцать часов и трясутся, что их на улицу выкинут.

— Не такая уж у них грошовая зарплата. Другие этого не имеют, — рассердился директор. — И зачем им слова говорить, если не их это дело? Пускай работают.

— Значит, вы теперь с бандюками, Владимир Генрихович? На той стороне? А шесть лет назад все иначе было.

— Сережа, так у нас с тобой разговора не получится. Ты вроде раньше попокладистей был, погибче. Я хотел тебе работу другую предложить.

— С бандитами я никогда покладистым не был, — возразил Сергей. — Раньше вы от их “крыши”, как от огня, шарахались, а теперь сами в доле. Большая хоть?

— Маленькая. Тебе-то что?

— Ничего, коготок увяз — всей птичке пропасть. Видел я, как по ночам “левый” товар возят. Его тут, наверное, две трети. Или больше? Хороший бизнес. Только не ваш, судя по всему. Короче, лучше меня увольте, а Леру Логинову не трогайте.

— Ты что, влюбился, Сережа? — Владимир Генрихович хохотнул, налил себе еще коньяку. — Точно! По глазам вижу, что влюбился! Во, дает. Сначала отлупил девицу почем зря, а теперь подъезжает! Сложная штука — жизнь. Взаимно хоть? Или безнадежно?

Сергей молчал.

— Ладно, если так, пусть работает.

— Спасибо, — Сергей помолчал, вглядываясь в покрасневшие глаза директора. — Владимир Генрихович, я тут придумал кое-что. У зама “двойная” бухгалтерия пропала. Ее раньше бандитов найти надо. И тогда от них легко можно будет уйти. “Закроем” всех, опомниться не успеют.

— Предлагаешь опять в русскую рулетку сыграть? А в барабане все патроны? Нет, я больше в эти игры не играю, — покачал головой директор. — Женю посадят, а он меня, как нитка за иголкой потянет. Не может директор о “левом” складе не знать. Я что, на идиота похож? — Владимир Генрихович вздохнул. — Не хочу я, Сережа, сидеть.

— Да как вы не поймете, Владимир Генрихович, сидеть-то вы и не будете. Уберут они вас, как только представится такая возможность. Потому что не в системе вы, не их человек. Чужой. Одно неверное движение… Евгений Викторович вас и “закажет” вместе с вашей долей. Опередить вы их должны. Зам ваш с бандитами двойную игру ведет. Как говорится, ласковое дитя… А Серафима ему все считает: и“левую” бухгалтерию, и “правую”, и бандитскую. Тройную.

— С чего ты взял?

— Наблюдательный я, Владимир Генрихович, работа такая… была. За ту ночь, когда я дежурил, две машины пришло. Не будут бандюки по два раза товар возить. У него собственный склад есть, личный. На этом и сыграть.

Владимир Генрихович посерьезнел, закупорил коньячную бутылку, пододвинулся к Серею.

— Как был ты ментом, так им и остался. Горбатого могила исправит. А ну-ка, расскажи!

Серафима Дмитриевна устало брела по Арбату. Настроение у нее было такое гнусное, что она утром даже парик не стала надевать. Явилась в бухгалтерию в своем естественном облезлом виде, девки только рты пораскрывали. Сделали вид, будто не знали ничего, лицемерки! Она теперь всегда так ходить будет — пусть смотрят! Бухгалтерии нет, мужика нет, детей нет — кончена жизнь!

Серафима Дмитриевна замерла посреди улицы и даже на несколько мгновений перестала дышать, потому что увидела тезку их зама — зеленоглазого Евгения Викторовича, который шел под руку с пышнотелой дамой и что-то нашептывал ей на ухо.

Серафима Дмитриевна еле сдержала себя, чтобы не броситься наперерез ворюге и не позвать милиционера. Нет — нет, теперь она была холодная, расчетливая женщина и поэтому просто пошла следом за “счастливой” парой, одновременно копаясь в сумке и выискивая телефонную карточку. Головорезы, которые тогда приезжали от Евгения Викторовича и допрашивали ее, оставили телефон на тот случай, если она вдруг случайно встретит своего “хахеля”, ну вот он и представился, этот долгожданный случай! Но каков наглец, этот псевдодоцент из МГУ, разгуливает под руку с дамой почти на том же самом месте, где неделю назад познакомился с ней! Неужели он не боится ни обманутых женщин, ни милиции? Или милиция с ним заодно?

Парочка свернула в Калошин переулок и дошла до Сивцева Вражка. Серафима Дмитриевна очень боялась, что ее заметят и, то и дело, пряталась за спинами прохожих. Но Евгений Викторович не оглядывался.

Пышнотелая дама остановилась у подъезда одного из домов. Серафима Дмитриевна отвернулась и сделала вид, что разглядывает витрину магазина. Краем глаза она наблюдала за происходящим. Евгений Викторович поцеловал даме руку, и она вошла в подъезд. Серафима полагала, что история повторится, но нет, Евгений Викторович постоял немного у захлопнувшейся двери и зашагал своей дорогой. По переулкам он направился к Остоженке.

Когда вор скрылся в одном из подъездов, Серафима заметалась по улице в поисках телефона-автомата. Разволновавшись, она не заметила, как ровно через минуту Евгений Викторович вышел из подъезда и зашагал в обратном направлении. Зато его прекрасно видел Сергей Моисеев.

Сергей пересек улицу и неторопливо двинулся за седым мужчиной.

Алиса забыла про театр. Ну, забыла и забыла! Никто ей сегодня не напомнил, вот все и вылетело из ее ветреной головки! Вчера тот самый нахальный посыльный с кенгуру на кепке принес ей два билета на “Льва зимой” в “Сатирикон”, дождался поцелуя в щечку вместо чаевых и сообщил, что инкогнито у них не появлялся, а просто позвонил по телефону, попросил купить билеты и доставить их по адресу, поэтому описать его внешность он не может. “Какой-то бред, ей богу!”— подумала Алиса, засовывая билеты за раму зеркала в прихожей. Театр она любила и, даже в юности, как всякая девчонка, мечтала стать актрисой, но ходить в храм искусств с незнакомым мужиком, который, может быть, страшнее обезьяны… И почему два билета, а не один? А если она не придет, как собственно говоря, и произошло? Или этот извращенец предполагал, что она возьмет с собой подругу, предпочитающую “ля мур де труа”?

Алиса вспомнила о билетах уже в десятом часу, подошла к зеркалу, вынула их из-за рамы и порвала в мелкие клочки. Она включила “видик” и, невнимательно глядя какую-то американскую мелодраму, стала дожидаться звонков: от Владимира Генриховича и от своего тайного воздыхателя. С Генриховичем у них, конечно, был договор — никаких мужиков. Ну, так их и не было. Пока не было. А если даже и появится один — никто об этом не узнает, кроме подруги Лариски. Вот только кто он: прынц с голубыми яйцами или извращенец пострашнее обезьяны? Алиса мучалась догадками.

Первым позвонил незнакомец.

— Ну, как вам спектакль, Алиса?

— Замечательно. Только лев там какой-то облезлый и без хвоста, — тут же начала врать Алиса.

Незнакомец рассмеялся.

— А подруге вашей понравилось?

Алиса вздогнула. Прямо телепат какой-то!

— Она не пошла. Ребенок заболел.

— Очень жаль. Ну, ничего. В следующий раз, — незнакомец, не попрощавшись, повесил трубку.

— В следующий раз? Мужик, что тебе от меня надо? — закричала Алиса в тоненько пиликающую короткими гудками трубку. Она решила рассказать о всем случившемся Владимиру Генриховичу, но уже через пять минут передумала.

Сергей Моисеев вдавил кнопку звонка. За дверью послышались шаги. Дверной глазок стал темным.

— Кто там?

— Откройте, милиция, — сказал Сергей и махнул перед глазком обложкой от несуществующего уже удостоверения.

Защелкали замки, и дверь открылась. На пороге стоял седоволосый Евгений Дмитриевич. Сергей улыбнулся и, не дав мужчине опомниться, ловко отодвинул его, прошел по темному коридору прямо в комнату.

В комнате было уютно и чисто. Бесшумно работал телевизор. В старом кресле сидела горбатая старуха с редкими волосами. Она через выпуклые линзы очков, не мигая, смотрела на экран.

— Здравствуйте, — поздоровался с ней Сергей, но старуха не ответила.

— В чем дело? — возник за спиной Сергея оторопевший Евгений Викторович. — Вы мне еще раз свое удостоверение покажите.

Сергей понял, что нужно “брать быка за рога”.

— На прошлой неделе вы, уважаемый, подломили квартиру одной несчастной дамочки и взяли у нее очень нужные нам бумаги. Насчет ценностей лично у меня к вам претензий нет. Мне нужны только бумаги.

Евгений Викторович рассмеялся.

— Я так и думал! Так и думал, что очень скоро ко мне придет человек именно за этими замечательными бумагами. Представляете, каждый вечер по Арбату ходил, Серафиму Дмитриевну высматривал, куда же, думаю, она пропала. Слегла из-за расстройства, может? Нельзя же в ее возрасте питать иллюзий. А у меня, между прочим, ноги больные. Артрит. Вы присаживайтесь, — он отодвинул от стола стул, приглашая гостя сесть. — Чай будете?

— Я к вам не чаи гонять пришел. Вы хоть понимаете, насколько вы рискуете собственной головой?

— Нисколько не рискую, молодой человек, — улыбнулся Евгений Викторович. — Я ведь не дурак. Барахла, денег и бумаг дома не держу. И ни ментам, ни вашим тупоголовым “быкам” на понт меня не взять. Против меня ваши насильственные методы не годятся, молодой человек. Потому что боли я не боюсь, а смерти для меня не существует. Я — гений, я — бог, я — царь! — с этими словами Евгений Викторович подошел к комоду, вынул из него острую спицу и проткнул ею щеку, так что спица вылезла у него изо рта. — Впечатляет? — спросил он, кривя рот.

“Какой-то сумасшедший, этот бог!”— подумал с раздражением Сергей. — Сколько стоят бумаги?

Мужчина вынул изо рта спицу, приложил к дырке в щеке ватку с одеколоном.

— Все и ничего. Все, потому что некоторым индивидам они нужны, как воздух, а ничего, потому что мне, например, они не нужны вовсе. Я ровным счетом ничего не понимаю в бухгалтерских бумагах. Единственное, что удалось мне прояснить, что Серафима Дмитриевна считает прибыль с неучтенного товара. Там нигде не было налоговых отчислений. И очень большие партии, между прочим. Мои седые волосы даже дыбом иногда вставали от фигурируемых цифр.

Сергей вздохнул.

— Вам очень повезло, товарищ бог, что первым к вам пришел я, а не те, как вы говорите, тупоголовые “быки”. Они бы вас просто грохнули, даже не поговорив как следует.

— Ну вот, вы тоже не верите в бессмертие души, — грустно улыбнулся Евгений Викторович. — А я смотрю, у вас большая конкуренция. Всем нужны бухгалтерские бумаги. Убрать меня никто не сможет, потому что есть один надежный человечек, который, в случае моей кончины, немедленно отнесет ваши бумаги в Отдел по борьбе с экономическими преступлениями, сокращенно ОБЭП — слыхали такую аббревиатуру? — и, глядишь, завтра-послезавтра многие из вас окажутся в СИЗО, где в каждой камере по сорок человек. Особенно, конечно, Серафиму Дмитриевну жалко. Она такая хрупкая женщина… Двадцать тысяч долларов.

Сергей даже присвистнул.

— Вы что, шутите? Бумаги нужны, но не до такой степени.

— Вот вы и поторгуйтесь, до какой степени они вам нужны. Ну, хорошо, пятнадцать.

— Не знаю — не знаю, — покачал головой Сергей, глядя на сидящую перед беззвучно работающим телевизором старуху.

Евгений Викторович перехватил его взгляд.

— Она глухая, как тетерев. Между прочим, замечательная женщина. Всю жизнь “щипала” чужие карманы и ни разу не сидела в тюрьме. Представляете?

— Такое очень редко бывает, — сказал Сергей. — Позвонить от вас можно?

— Пожалуйста, — Евгений Викторович подал Сергею телефонную трубку.

Моисеев набрал номер Владимира Генриховича.

— Алло, Владимир Генрихович… Володя, в общем, наш общий друг нашелся, и бумаги у него. Он просит за них пятнадцать тысяч “баксов”.

— Он что, охренел? — возмутился на другом конце провода директор. — Они и тысячи-то не стоят. А через несколько дней и вовсе не будут нужны. Весь товар уйдет, деньги поделим, и грош им цена! Иди попробуй докажи, что там на складе было, а чего не было!

Сергей прикрыл ладонью телефонную трубку.

— Через пару дней бумаги будут не нужны, — сказал он Евгению Викторовичу. — Больше штуки директор не дает.

— Тогда я и продавать не буду. Пускай останутся, как память о Серафиме Дмитриевне, — вздохнул Евгений Викторович.

— Володя, за тысячу отказывается продавать, — сказал в трубку Сергей. — Реальную цену скажите!

— Хорошо, пять. Меньше не уступлю.

— Пять, — произнес в трубку Моисеев. — Может, возьмем? Тогда твой зам и вся его братия наши с потрохами.

— Ладно, — вздохнул Владимир Генрихович. — Приезжай за деньгами.

Сергей положил трубку.

— Мне нужен час, чтобы смотаться за деньгами, — сказал он Евгению Викторовичу. — Я могу взглянуть на бумаги?

— Ишь, какой хитрожопый! — улыбнулся Евгений Викторович. — На ксерокопии можете взглянуть.

Он удалился в коридор, вернулся через несколько секунд с бумагами. Сергей, хоть и не был большим специалистом в бухгалтерском деле, но с бумагами такого рода уже сталкивался, и понял, что это именно то. В бумагах были указаны закупочные цены, сроки реализации товара, полученная с каждой партии сумма прибыли, доли участников… Все имена закодированы под специальными значками. Самая большая доля была, конечно, у господина под знаком “Z”.

— Ну-с, убедились, — нетерпеливо сказал Евгений Викторович.

— Да, ждите. И приготовьте, пожалуйста, все экземпляры документов, чтобы потом не было недоразумений. Для вашей же безопасности, — уточнил Сергей. Он отдал бумаги и устремился к входной двери.

Когда дверь за ним захлопнулась. Евгений Викторович посерьезнел. Он подошел к креслу старухи, склонился над ее ухом, сказал громко:

— Мать, бумаги-то Симкины — сплошная туфта. Я думал их минимум штук за десять толкнуть, а едва пять вытянул. А риск какой! Голова-то одна, а бандитов много. Правильно ты говорила, каждый порядочный вор должен владеть только одной профессией. Нельзя быть дилетантом.

— Что нельзя? — переспросила старуха.

— Сейчас гулять поедем, говорю, — прокричал Евгений Викторович. — Оставаться здесь нельзя. Он может сюда “быков” привести. А вечером мы переедем к Ксюше.

— Ксюша? — переспросила мать.

— Да-да, Ксюша! В тесноте да не в обиде. Денег у нас теперь много. Буду тебя бананами кормить.

Евгений Викторович вышел в коридор, вернулся со складным креслом-каталкой. Он переодел мать, пересадил ее в кресло, потом стал быстро собираться. Вытащил из шкафа вещи, скидал их в дорожную сумку. С трудом сдвинул с места тяжелое кресло матери. Отковырнул паркетину. Под ней были документы и деньги. Он рассовал их по карманам, пошарил рукой, извлек из-под пола револьвер с укороченным стволом “бульдог”, патроны в упаковке. Евгений Викторович нервно разорвал упаковку, зарядил патроны в барабан, сунул “бульдог” во внутренний карман ветровки. Бухгалтерские документы он положил сверху в сумку.

Через минуту Евгений Викторович уже осторожно спускал по ступенькам кресло с неподвижно сидящей старухой. Выкатил кресло из подъезда и, не торопясь, повез его по тротуару.

Лера сидела на на больничной кровати. Рядом на тумбочке стояли многочисленные банки с остатками домашнего обеда: с салатами, котлетами, с разбухшей в компоте курагой. Стекшие на лицо синяки теперь пожелтели, и вид у Леры был такой, будто она заболела гепатитом. С одной стороны от кровати на стуле сидела Тамара Алексеевна, с другой — молоденький старший лейтенант. Милиционер держал на коленях папку, на которой были разложены листочки.

— Валерия Федоровна, ваша мать утверждает, что все-таки было избиение со стороны охранника Моисеева.

— Было-было! — оживилась Тамара Алексеевна. — Вы разве не видите?

— Не было, — вздохнула Лера. — Мама ничего не видела, откуда она может знать?

— Интересное дело — не видела! Приходил ведь он к тебе, при мне приходил. Просил заявления не писать.

— Мама, не ври! — строго посмотрела на мать Лерочка. — Да, приходил, цветы принес. Фрукты.

— Женщины, вы бы между собой сначала договорились! — рассердился старший лейтенант. — Так было избиение или нет?

— Было! Не было! — хором ответили Лера с матерью.

— Я с пандуса упала, — стала объяснять старшему лейтенанту девушка. — Там у нас с заднего хода пандус такой высокий, куда “Газели” под разгрузку заезжают. Вот такой где-то высоты, — Лера провела рукой по плечам. — Я на обед торопилась и засмотрелась на кота. У нас кот в магазине живет. Рыжий, здоровый. Максимом зовут. Ну, и оступилась. А когда очнулась, меня уже в “Скорой” везли. Слава богу, охранник с проходной увидел, что я упала.

— Это как же упасть-то надо! — покачал головой милиционер, подозрительно глядя на Лерино желтушное лицо. — Хорошо, а зачем к вам охранник Моисеев приходил?

— Это мой жених, — краснея, сказала Лера.

— Ну, дочка! — всплеснула руками мать.

— Тамара Алексеевна, я так понимаю, делать мне здесь нечего, — старший лейтенант сложил в папку бумаги и поднялся. — В общем, если все-таки передумаете, телефон мой у вас есть. Звоните. До свидания, — милиционер отдал на прощание честь и вышел.

— Лера, опомнись! — тут же стала наступать на дочь Тамара Алексеевна. — Какой он к тебе, к черту, жених! Он же садист, у него на роже написано! Если он тебя так при знакомстве так поколотил, что дальше будет? Или вы давно знакомые уже? Было что-нибудь, а ну, говори!

— Мам, отвяжись, а! У меня голова разболелась, — поморщилась Лера.

— Ты родной матери довериться не хочешь? Э-э, а я-то ее ростила-ростила, думала, будет мне на старости лет опора! — Тамара Алексеевна встала и стала собирать с тумбочки банки. — Жених он ей! Да я твоего жениха на порог не пущу, пусть только явится! Смотри, свяжешься с ним, будете под забором жить!

— Мама, прекрати! — закричала Лера. Она легка и закрылась с головой одеялом.

— Будете-будете! Мы с отцом даже пальцем не шевельнем, чтоб вам помочь! Надумала же, за садиста замуж! Он ее дубинкой по голове, а она его любит! Дура! — Тамара Алексеевна, гремя сумкой с банками, вышла и хлопнула дверью.

Лера сняла с головы одеяло и тяжело вздохнула. С соседней кровати на нее с любопытством смотрела старуха в платочке.

— Ты, девка, не слушай никого, — прошамкала она беззубым ртом. — Я с моим Андрюшенькой в шешнадцать лет из дому сбежала и всю жизнь счастлива была, пока не помер.

Седоволосый Евгений Викторович неторопливо вкатил коляску с матерью в небольшой сквер. Сел на скамейку рядом с девчонками-подростками, которые потягивали пиво из бутылок. Со скамейки хорошо был виден подъезд. Если покупатель появится не один, а с бандитами, у Евгений Викторовича будет время уйти вглубь сквера, где его за кустами никто не увидит. Девицы снялись со скамейки и ушли, неприязненно поглядывая на старуху. Старуха, не мигая, смотрела через толстые линзы очков.

— Мама, ты не устала? — поинтересовался Евгений Викторович.

Мать не ответила.

— Ну, ничего, нам молодой человек сейчас денег принесет, и мы теперь купим шикарный слуховой аппарат. Немецкий. Идет? Будешь даже тиканье часов по ночам слышать, — Евгений Викторович оглянулся на подъезд. Прошло уже минут сорок, как “молодой человек” уехал за деньгами.

“Девятка” неторопливо катила по улице. На переднем сидении рядом с “быком” сидела Серафима Дмитриевна. Ее редкие волосы растрепались, она была возбуждена. Второй парень сидел сзади, насмешливо поглядывал на растрепанную Серафиму и одну за другой заталкивал в рот жевательные пластинки.

— Нет, ну какая наглость! — возмущалась Серафима, затягиваясь сигаретой. — Разгуливает с бабой, как ни в чем ни бывало!

— Ты, дура! Документы ему твои продать надо, вот он и “светится”, как фонарь на перекрестке, а что у тебя взял, так у него давно нету ничего: ни денег, ни барахла, — отозвался с заднего сиденья парень, разжевывая сладкий ком.

— Да, кроме того, этот хмырь уверен, что в ментовку ты не сообщала. А вдруг с вещами и бумажки найдутся?

Машина проезжала мимо сквера. Серафима Дмитриевна увидела сидящую в инвалидном кресле старуху в больших очках, рядом на скамейке сидел седоволосый мужчина. Он обернулся.

— Да вот же он! -закричала Серафима. — Это он! Ну, я ему сейчас, суке…!

Парень подрулил к тротуару.

— Сидеть! — приказал он Серафиме Дмитриевне. Обернулся к напарнику. — Пошли?

— А че, я готов, — сказал второй, доставая из кармана длинный шелковый шнурок. Шнурок он намотал на кисти рук, открыл дверцу, выплюнул из рта жвачку.

Парни, оглядываясь, пересекли улицу и вошли в сквер. Серафима Дмитриевна со своего места наблюдала за происходящим. От волнения ее потряхивало, и она глотала и глотала табачный дым, скуривая сигарету до самого фильтра.

Парни обошли Евгения Викторовича стороной и приблизились сзади. Один из них сел на скамейку, другой остался за спиной.

— Здрасьте, — поздоровался тот, который уселся на скамейку. Он задрал голову к небу. — Наверное, сегодня дождь будет.

— По прогнозу не обещали, — сказал Евгений Дмитриевич, покосившись на парня.

— Мужик, документики отдай, — просто сказал парень.

Евгений Викторович вздрогнул. Ведь он все время следил за подъездом, как же они его так ловко вычислили?

— Какие еще документики? — спросил он, опуская руку во внутренний карман ветровки.

— Те, что ты на Смоленке у бабы взял.

Тут Евгений Викторович сообразил, что “быки” вовсе не от того мужика, который заходил к нему сорок минут назад — конкуренты. Он глянул на сумку, стоящую между ним и парнем. “Бык” перехватил его взгляд.

— Оно, конечно, можно, только стоить будет, — сказал он.

— Сколько? — поинтересовался парень, глядя в сторону.

— Десять тысяч “баксов”, — тихо сказал Евгений Викторович. — По-моему, это сходная цена для такой вещи.

— Ты что, с дуба рухнул, мужик? — усмехнулся “бык”. — За такие деньги я тебе их сам нарисую.

— Вряд ли, — покачал головой Евгений Викторович. Он отвернулся, плечом прикрывая внутренний карман с “бульдогом”, взвел курок. — Десять тысяч — красная цена.

— А в сумочке у тебя что, мужик? — парень положил руку на дорожную сумку.

— Бельишко. В прачечную ходил, — сказал Евгений Викторович.

— Может, посмотрим? — парень потянулся к “молнии”.

— Не надо! — угрожающе сказал Евгений Викторович, вынимая из кармана “бульдог”, но все еще держа его под полой ветровки. — Учтите, кинуть вам меня не получится и грохнуть тоже. Я — бог, я — царь… Он отодвинул полу, и “бык” увидел направленный на него револьвер. Со стороны прохожим не было видно оружия, потому что от любопытных глаз Евгения Викторовича прикрывала инвалидная коляска. — Убери руку с сумки и вали отсюда. А надумаешь купить бумажки, приходи, я тебе назначу.

— Рисковый ты, мужик! — криво усмехнулся парень.

Второй “бык” за спиной Евгения Викторовича оглянулся, сделал едва заметное движение, и шелковый шнурок сдавил горло седоволосого прежде, чем он успел опомниться. Первый попытался перехватить руку с револьвером. Грохнул выстрел. Прохожие на улице испуганно заозирались, выискивая глазами причину грохота.

Серафима Дмитриевна в машине вздрогнула. Она увидела, что к машине бегут парни, при этом один из них держится за бок и двигается как-то боком. У другого в руках были ее бумаги. Она узнала их издали.

Раненый плюхнулся на заднее сиденье, второй “бык” уселся за руль. Машина тут же с ревом сорвалась с места.

— Мальчики, высадите меня, пожалуйста! — запричитала Серафима, едва не плача.

— Сиди, дура! — прикрикнул на нее парень за рулем. — Держи свою гребаную бухгалтерию! — он сунул ей в руки бумаги. — Ты как там? — встревоженно обратился он к напарнику.

— Ниче-ниче, — отозвался напарник. — Кишки цепануло. Гони, не оглядывайся. Тачку поменять надо.

— Некогда менять! Надо тебя в больничку, пока не вытек весь!

— Накроют, нахрен! “Перехват” введут. Не уйти! — раненый парень тяжело задышал. — Ой, течет, сука! Ты посмотри, какое чмо, со стволом гуляет и с коляской!

— Отгулялся уже, падла!

— Мальчики, отпустите меня! — причитала Серафима Дмитриевна, испуганно глядя то на одного парня, то на другого. Она видела, как на заднем сидении из-под “быка” расплывается большой темное пятно.

— Заткнись! Ты у нас теперь прикрытие! — сказал парень за рулем.

Сергей Моисеев попросил водителя “такси” остановиться в квартале от нужного подъезда. Он выбрался из машины и зашагал в сторону дома Виктора Евгеньевича. Огляделся. Около подъезда не было ни машин, ни подозрительных личностей.

Он поднялся по лестнице на третий этаж, позвонил в дверь. Никто не открывал. Он позвонил еще раз и еще. Припал ухом к деревянной двери. В квартире не раздавалось никаких звуков. Он подождал еще немного, позвонил снова. Стал спускаться по лестнице. Пощупал пачку долларов в кармане. Странно! Может, с матерью гуляет?

Сергей спустился вниз, вышел на улицу и оглянулся. Его внимание привлекли милицейские машины с мигалками, которые были припаркованы у тротуара рядом со входом в сквер. Там собралась довольно большая толпа. Моисеев двинулся туда, уже что-то предчувствуя.

Он пробился через толпу к отцеплению и увидел сидящую в кресле старуху. Она смотрела своим немигающим взглядом. Ее глаза из-за линз очков показались ему огромными. Над ней склонился капитан милиции с планшеткой в руке.

— Как же вы ничего не видели? Вы хоть выстрел слышали? — кричал он старухе.

Сзади, на скамейке, запрокинув голову, сидел Евгений Викторович. На его шее вздулась багровая полоса. Щелкал фотоаппарат, работала видеокамера, под скамейкой на песке валялся “бульдог”. Чуть поодаль старший лейтенант допрашивал двух девиц подросткового возраста. Девицы кивали головами и опасливо косились на труп. Сергей опустил взгляд и увидел пятна крови на асфальте. Он отошел от толпы, следуя по кровавым следам. Недалеко от поребрика следы кончились. Здесь совсем недавно стояла машина. Вот он, смазанный след от протектора, когда она тормозила.

Моисеев побежал к телефону-автомату. Набрал номер.

— Алло, Володя, слушай внимательно! Мужик наш с бумагами умер. Документы завтра уже могут быть в ОБЭПе. Мне на твоих “подельников” наплевать, но я не хочу, чтобы у тебя из-за них были неприятности. Поэтому давай подсуетись. Сам знаешь, что делать.

— Ты ему деньги успел отдать или нет? — спросил Владимир Генрихович.

— Не успел. “Быки” опередили.

— Слава богу, — вздохнула трубка. — А то пропали бы деньги.

— Ну, ты и сквалыга! — рассмеялся Сергей. Он повесил трубку и оглянулся. Старуха все также сидела в кресле, рядом с ней капитан что-то записывал. Моисееву показалось, что старуха на него смотрит. Он отвернулся и торопливо пошел по улице.

“Девятка” подкатила к тротуару. “Бык” оглянулся на своего напарника на заднем сидении. Тот лежал на боку с закрытыми глазами. Пол и сиденье были залиты кровью.

— Эй, Гуня, ты как? — спросил “бык”.

Напарник не ответил. Тогда парень протянул руку, приложил два пальца к шее.

— Все, отвоевался, — вздохнул он.

Серафиму Дмитриевну трясло, и она боялась оглядывать назад.

— Что же теперь будет? — пробормотала она, срывающимся голосом. — В милицию надо…

— Угу, еще в прокуратуру скажи. Значит так, Сима, ты с нами не была, никуда не ездила. Сидела в своей бухгалтерии, кредит с дебетом считала. Поняла, нет?

Серафима Дмитриевна затравленно кивнула.

— Бумаги я лично Евгению Викторовичу отдам, — парень взял у нее документы, — а то ты их в таком состоянии еще раз профукаешь. Видишь, какой с твой бухгалтерией геморрой!

— Как же я без бумаг? — испуганно спросила Серафима Дмитриевна.

— Иди давай, — сказал парень. — Лучше всего — домой. Выпей водки, расслабься. Трахнись с кем-нибудь. В общем, забудь обо всем. А я тут как-нибудь без тебя “разрулюсь”. Надо Гуню похоронить.

— Да-да, — кивнула Серафима Дмитриевна, вылезая из машины. — Забуду. Постараюсь забыть.

Она пошла по улице, втянув голову в плечи. Ей было очень плохо, тошнота подступала к горлу. Серафима Дмитриевна плохо соображала, где она и куда идет.

“Бык” из машины наблюдал за ней.

— Вот ведь паскуда, да! — обратился он к умершему напарнику. — Все беды, Гуня, из-за баб, согласись.

“Сникерсы”и “Марсы”

Заместителю директора супермаркета Евгению Викторовичу спалось обычно плохо. Его не мучили угрызения совести, бессонница или комары, которые залетали из близлежащего парка. Против комаров у зама был “Фумитокс”, против бессонницы — таблетки, против угрызений совести -утешительная фраза: “Все воруют, и ничего…” Спал он плохо, потому что просто отвык от той спокойной жизни, которой живет большая часть работающего населения Москвы и ближнего Подмосковья: звонок будильника, утренний кофе, езда в переполненном транспорте или в машине по забитым дорогам, нормированный рабочий день, а если и ненормированный, то все равно — день, кофе в офисе или бутылка водки на стремянке, перерыв на обед, нетерпеливое ожидание конца рабочего дня, часы, стрелки которых, кажется, замерли на одном месте, поход по магазинам, дети, внуки, мужья, сериалы, разговоры, похмелье… Как он им завидовал, как хотел жить другой, счастливой, жизнью беспечного человека, знающего, что в начале или конце месяца на его стол ляжет конверт с деньгами! Человека, которому не надо принимать ответственные решения, потому что за тебя их уже приняли другие. Человека, в чьей голове не вертятся бесконечные вереницы цифр и названий ассортиментного перечня, не нужных ни уму ни сердцу. Может, эта самая черная зависть и не давала ему спать спокойно? Еще лет пять назад был он абсолютно счастливым человеком, потому что работал на оптовом складе, который закрывался в семь, и редко — в восемь, если очень много машин под загрузку. Закрыл, опечатал, сдал под охрану и гуляй себе смело, как белый человек. Как говорится, не корысти ради… Но жажда обеспеченной, сытой жизни, желание личного рая на Земле заманчивей счастливого спокойствия человека, за которого все решили. Какой он, этот рай? Большая квартира, наполненная вещами, обеспечивающими полный комфорт, большая дача, наполненная вещами, обеспечивающими…, большая машина… На определенном этапе занятий бизнесом всегда появляется естественное желание превратить маленькое в большое, расширить границы жизненного пространства до размеров, которые теперь тебе кажутся естественными, увеличить ареал, пометить территорию… Беспечное спокойствие полуазиата исчезает, суетливое европейское сознание входит в тебя, как нож в масло, потому что ты к этому изначально готов — слишком много вокруг соблазнов, и кайф от того, что можешь позволить себе то, чего не могут другие, больше кайфа от выпитой под настроение бутылки.

Во что превратилась его беспечная жизнь? В бесконечную работу, которая как снежный ком растет с каждым днем, в звонки, договора, нервотрепку — не дай бог, сорвут поставки, в деньги, которые, как известно, любят счет. Считаю, считаешь, считает… Сколько их, новых и замусоленных, бумажек прошло через его руки! В голове не укладывается. Только сладостный Морфей, наконец, смежит твои веки, как вдруг в дальнем уголке суетливого сознания всплывает номер какой-нибудь “Газели”, которая должна была прийти сегодня с парфюмерией, или накладная, или сумма “черного нала” за поставку кетчупа. А ночные разгрузки? Сплошной стресс! Стресс можно снять спиртным и физическими нагрузками. Евгений Викторович предпочитал второе.

Обычно они работали с крупными оптовыми складами — так выгодней и дешевле. Постоянные поставщики, постоянные связи. Постоянство давало ощущение некоторого, кажущегося, спокойствия, но часто звонили мелкие торговцы, а то и сами производители, предлагали товар. В свое время, когда все только налаживалось, они с Владимиром Генриховичем решили — не отказываться от таких предложений, если, конечно, они не совсем идиотские — стараться договариваться и работать со всеми. Ну, вот вчера, например, позвонили и предложили водные мотоциклы японского производства. Их что, на галерею затаскивать, или поставить между прилавков мясного и молочного отдела? Да и отдела спорттоваров у них нет. Хотя… Евгений Викторович сам не отказался бы прокатиться на таком где-нибудь в Строгино, лихо летя по водной глади и чувствуя свист ветра в ушах — он так хотел быть наравне с молодыми и сильными, чувствовать восхищенные взгляды женщин — вот ведь мужик — крутой! Зависть… Зависть — вот что движет всем подлунным миром. А не сделать ли им отдел спорттоваров на первом этаже где-нибудь в уголке вместо киоска с прессой? Да нет, не сделать — места мало. Да и кто позволит продавать мотоциклы рядом со сливочным маслом?

Раздался телефонный звонок. Евгений Викторович включил бра над кроватью, сощурившись, посмотрел на часы. Был второй час ночи. Ну, конечно, заснуть тебе дадут только на том свете!

— Алло?

Звонил охранник с проходной.

— Евгений Викторович, тут машина пришла с товаром, “Бычок”, — уточнил охранник, — а у меня тут никакой записки. Какие будут указания?

— Номер какой? — недовольно поинтересовался заместитель директора.

Охранник сказал номер машины. Евгений Викторович наморщил лоб, припоминая все свои последние договоренности.

— Спроси у шофера, какой товар! — приказал он охраннику.

Послышалось шуршание. Телефонная трубка брякнула о стол. Евгений Викторович услышал музыку. “Телевизор смотрит, подлец!”— подумал он.

— Кондитерские изделия. “Сникерсы” и “Марсы”, — произнес охранник.

— Все понятно. Спроси у него, где он до сих пор шлялся? Машина должна была прийти в шесть.

Опять зазвучала музыка.

— Сломался по дороге. Чинился, — сказал охранник. — Говорит, звонил вам, предупредил, что задержится.

— Пусть не врет! — рассердился зам. — Никто мне не звонил и ни о чем не предупреждал! К теще не блины, наверное, ездил. Документы у него на товар есть? В порядке?

— Вроде. Что мне с ним делать? Ни грузчиков, никого сейчас. Пускай до утра ждет?

— Ладно, пропусти. Сейчас подъеду, — Евгений Викторович вздохнул, положил трубку и стал одеваться. Сна как ни бывало…

Было ранее утро. Анька вышла из подъезда с большой сумкой на плече. На ней был спортивный костюм, на ногах кроссовки, на голове — соломенная шляпа. Типичная дачница. За ней из двери показалась Нина Владимировна. Она несла в руках два больших прочных пакета. Анька с Ниной Владимировной пересекли двор и вышли на улицу.

Они ехали на дачу. Вчера вечером Нина Владимировна закатила дочери скандал — все время шляется, матери совсем не помогает. Ни по дому, ни по хозяйству — никак. Овощей да фруктов на рынке ненапокупаешься! А летний день целый год кормит, Дача у них под Загорском, не ближний свет! Когда управиться? Когда разговор заходил о помощи на даче, Анька обычно дерзила, ругалась с матерью, говорила, что лучше все продать, чем на проклятый огород всю жизнь угробить. Но в этот раз, к удивлению Нины Владимировны, она быстро согласилась поехать, почти не спорила. Странно!

Ехали долго: сначала на автобусе, потом в метро к трем вокзалам, потом больше получаса ждали электричку. Электричка замерла, не доезжая до Мытищ и долго стояла. Народу было много, вагон накалился от утреннего жаркого солнца, сгустилась духота.

Лоб Аньки покрылся холодным потом, она вдруг почувствовала, что сейчас грохнется в обморок.

— Мам, мне плохо! — пролепетала она, испуганно глядя на мать.

— Потерпи немножко! — сказала Нина Владимировна. — Сейчас поедем, ветерок подует, и все будет хорошо.

— Мне плохо! — повторила Анька. — Я больше не могу!

— Ну а что делать-то? — растерялась Нина Владимировна.

Анька встала и принялась пробираться к дверям тамбура. Нина Владимировна пошла за ней следом.

Электричка, наконец, тронулась. Через несколько минут замерла около мытищинской платформы. Анька вывалилась из вагона, еле волоча ноги отошла в тень козырька, оперлась рукой о столб.

— Да что с тобой? — Нина Владимировна поставила пакеты на платформу.

— Кошмар какой-то! — отерла ладонью пот Анька.

— Ну вот, теперь следующую еще сорок минут ждать! — рассерженно произнесла Нина Владимировна. — Конечно, если вести разгульный образ жизни: курить, пить и…

— Мам, заткнись, а! — попросила Анька слабым голосом. Она потихоньку приходила в себя.

В следующей электричке было посвободней, и они спокойно уехали.

На крупном оптовом складе кипела жизнь. То и дело под загрузку к воротам подъезжали машины “Газели”, “Зилы”, “Камазы”. Урчали автокары-погрузчики, нося на стальных “руках” коробки и упаковки с продуктовыми товарами. Грузчики работали быстро, как заведенные, обливаясь потом, загорелые водители курили в ожидании, травили анекдоты.

В небольшом вагончике, где располагался складской офис, было накурено. Все время хлопала входная дверь. Люди приходили, оформляли накладные и уходили.

В отдельном закутке сидел директор — большеголовый мужчина лет пятидесяти. Он внимательно изучал какие-то бумаги. Напротив него на стуле парился водитель “Камаза”. Утирал пот большим засаленным платком.

— Что, отказались они от нас? — спросил директор.

— Отказались, — кивнул водитель.

— Ну и ладно, — директор отложил бумаги в сторону. — Подумаешь, фифа! Мы себе сто таких Евгениев Викторовичей найдем! Продукты всем нужны. Теперь только со стопроцентной предоплатой работать будем.

— Это верно, — кивнул водитель.

— Ладно, иди отдыхай, — кивнул директор.

Водитель ушел, а директор достал из ящика стола калькулятор и стал что-то высчитывать, исписывая лист бумаги столбцами цифр.

Он задумался. Конечно, Евгений Викторович повел себя не по-джентльменски: сначала наличку урезал, а потом и вовсе “пошел в отказ”. Устное соглашение есть устное соглашение, его к делу не подошьешь. То ли его ОБЭП прищучил, то ли налоговики что-то пронюхали… Испугался? Да нет, он не из робких, и “крыша” у него солидная, под такой можно жить припеваючи. Что-то иное. “Живых” денег пожалел. А у них под “супермаркет” четверть склада забита, причем у большей части товара срок реализации вот-вот кончится. Растаможка через “своих”, накладные расходы, хранение — просто труба! А если проверка? Четверть склада. Арестуют весь товар, и всю прибыль псу под хвост! Взять да и наехать на этот зажравшийся супермаркет! Позвонить в ОБЭП? Только палка — она о двух концах. Другим может и тебя ударить. Поприжмут их — откуда “левый” товар взяли? От верблюда. Жди тогда вооруженных гостей.

Директор снял телефонную трубку, набрал номер.

— Здравствуй, дорогой! — сказал он, вздохнув. — Тут такая неприятная ситуация у меня получилась с одним магазином…

Нина Владимировна заржавевшей ножовкой распиливала толстую доску. Анька пропалывала грядки. Она была в купальнике, на ногах — калоши с носками.

Отпиленный кусок доски упал на землю. Нина Владимировна подняла его, скрылась в доме. Раздался стук молотка. Мать меняла ступеньки лестницы, ведущей на второй этаж. Старые за тридцать лет основательно прогнили. Место тут низкое, вязкое. Дом потихоньку в землю уходит, все гниет. Надо бы мужиков, чтобы дом на кирпичи поднять. Денег уйма. А где их взять?

Анька разогнула спину. В глазах потемнело. Она пошатнулась, опустилась на корточки, оперлась руками о жирную землю, почувствовала, как к горлу подкатывает тошнота. Третий раз за сегодняшний день. Что-то с ней было не в порядке. Болезнь, инфекция. Было уже такое однажды. Она в детстве слабенькая была. Ничего не ела. Насильно с ложки кормили. А однажды “прикололась” к тресковой печени и отравилась, да так, что пришлось почти месяц в больнице проваляться.

“Ничего, ничего, жара спадет, и всю мою болезнь как рукой снимет, — стала мысленно утешать себя Анька. — Надо взять себя в руки. А мать-то у меня молодец!”

На пороге дома появилась Нина Владмировна с ножовкой в руке.

— Анюта, пойдем чего-нибудь перекусим, — предложила она.

— Пойдем, — согласилась Анька, глотая ком.

Иван вошел в супермаркет. Здесь было прохладно, по торговому залу бродил вспотевший народ, попискивали машинки, считывая штрих-коды, в кафетерии шла бойкая торговля молочными коктейлями и мороженым. Галдела по-летнему полуголая детвора.

Иван взял себе бутылку пива, отошел в сторону, встал около книжного киоска, стал неторопливо отхлебывать из бутылки. Смотрел по сторонам. Вот он заметил охранника Олега, который неторопливо шел по проходу, приветливо махнул ему рукой. Олег отвернулся, сделав вид, что не заметил Ивана.

Иван поставил недопитую бутылку на пол и решительно направился в торговый зал.

— Молодой человек, у нас вход с другой стороны! — окликнул его охранник, но Иван только махнул рукой и ринулся по проходу. Охранник недовольно посмотрел ему вслед, но останавливать не стал.

— Олег! — окликнул Иван.

Охранник обернулся.

— А, привет! — сказал он, оглянувшись по сторонам. — Ты просто так зашел или…? Смотри, у нас теперь не воруют. Все очень строго.

— Просто так, — кивнул Иван. — Мне с тобой поговорить надо.

— Не могу я с тобой долго разговаривать — служба, — объяснил Олег.

— Пять минут.

— Ну, ладно, если пять, — охранник опять оглянулся, опасаясь появления Кулакова. Они неторопливо двинулись по проходу.

— Что с Анькой случилось?

— С какой еще Анькой? — охранник спрятал глаза.

— У нас одна Анька — Павликова, — сказал Иван. — Будто не знаешь!

— Да тут столько Анек ходит! — пожал плечами Олег. — Я за ними не слежу. Некогда мне.

— Темнишь, Олег, думаешь не вижу! — Иван посмотрел на охранника недоброжелательно. — Пошла Анька сок покупать и исчезла на весь день, а теперь бегает от меня, как от чумы. Во двор носа не кажет. Не гуляет. “Мойщиков” забросила.

— Слушай, Иван, мне ваши заморочки до одного места, — сказал Олег. — У меня своих хватает.

— Да нет, ни до одного… — Иван прищурился. — Ты про свои пятнадцать процентов забыл? Или напомнить, сколько раз мы под твоим прикрытием “мыли”? Кто по пьянке плакался, что детей кормить нечем?

— Это что, шантаж или так — разборка? — недобро ухмыльнулся Олег.

— Понимай, как хочешь. Что тогда было?

— Дура она, твоя Анька, — произнес Олег со вздохом. — Я ей денег дал, а она…

— Поймали?

— Ну да, — кивнул Олег. — Только я тут ни при чем. Лоханулась она. Слишком уж наглая.

— Ментов, конечно, не вызывали?

— Когда мы ментов вызывали, парень? Вызовешь, а потом тебе же за это начальство по башке настучит. Сор из избы не выносят.

— Ладно, дальше что?

— А что дальше? — пожал плечами Олег. — Я же говорю — ни при чем! Я, как всегда, около касс в торговом зале работал. Потом уже вернулся в комнату охраны, мне мужики и рассказали, что еще одна “мойщица” попалась. Кулаков с ней лично разбирается.

— Что значит — лично? — нахмурился Иван.

— Ну, не знаю. У себя в кабинете внушение делает. Жизни учит. С пацанами понятно — навтыкать им по почкам, чтобы жизнь медом не казалась. А с девками… Да нет, не бил он ее, не бойся. Поговорил, наверное, по душам, мол, если еще раз… У нас теперь новая установка: всех, кто уже был в краже замечен, на порог “маркета” не пускать.

— Как это не пускать?

— Ну так, разворачиваешь перед входом и — гуляй, Вася!

— Ой, Олег, что-то ты недоговариваешь! — Иван взял с полки упаковку с гречневой крупой, повертел в руке, положил на место.

— Иван, ты пойми, мне служба дороже этих ваших пятнадцати процентов. Выпнут меня, и что? Умыться? Я ведь ничего больше не умею, кроме как в охране… Пока новую службу найду, моя семья с голоду сдохнет. Да еще Кулаков подгадить может: пошлет по телефону “волчий билет” — ни в одну порядочную фирму не возьмут. Знаешь, какие у него связи по “ментовской” линии?

— Понятно — испугался, значит, не прикрыл! Вот ее и поймали.

— Дуру не прикроешь. Все, твои пять минут прошли, — Олег отвернулся, зашагал прочь.

— Ну, ладно, я тогда с вашим Кулаковым побазарю, как он там лично разбирается, — сказал вслед ему Иван.

Олег, не поворачиваясь, пожал плечами — мол, твое дело, Ваня!

Журналистка Оксана Павленко сидела за компьютером в “ньюс-руме”. Был вечер, и все редакционные уже разошлись по домам, а у нее в послезавтрашний номер материала на пол полосы, как говорится, начать да кончить. Зам. главного всю статью красным маркером перечеркал — стилистика не понравилась, говорит, слишком много эмоций и мало фактов. Интересно, куда она свои эмоции спрячет? Публицистика — это дело такое — с кровью сердца. Их так на журфаке учили…

“Сухарь!”— мысленно обозвала Оксана заместителя главного редактора.

“Наезды” начались после того материала о супермаркете. Приперся сам директор, Владимир Генрихович, кажется? — у них с заместителем был долгий полуторачасовой разговор, потом ее “вызвали” на ковер и велели писать опровержение. Мол, факты оказались непроверенными, недостоверными, статья не была объективна, потому что сама журналистка в погоне за сенсацией совершила незаконные действия, которые подпадают под какую-то там статью уголовного кодекса. Оксана отказалась. Был скандал. Опровержение написали без нее, после этого началось: то один материал завернут, то другой, то третий. Раньше шел разговор о “штате”, теперь никто даже не заикается. Она уже даже стала подумывать о том, что заместителя просто “купили”, а главный все это дело покрыл. Да нет, бред какой-то! Солидная газета не будет пачкаться… А, может, наоборот — припугнули? В общем, дело темное… Договорились.

На столе зазвонил телефон. Оксана сняла трубку.

— Слушаю.

— Здрасьте, Оксану Павленко можно к телефону позвать? — раздался в трубке девичий голос.

— А кто ее спрашивает? — осторожно поинтересовалась Оксана.

— Знакомая одна, — ответила девица.

— Я слушаю, — Оксана посмотрела на экран монитора, заметила опечатку, подвела курсор, стерла лишнюю букву.

В трубке замолчали. Было слышно только легкое дыхание.

— Ну, говорите же, что вы хотели?

Раздались короткие гудки. Оксана положила трубку, задумалась. Голос был до боли знакомый. У Оксаны была хорошая память на голоса. Ну, конечно, это та самая девица — бандерша, как окрестила ее про себя Оксана. Малолетняя красотка с замашками воровского “авторитета”. Жестокая, расчетливая, безжалостная. Придет время — она через чью-нибудь жизнь переступит.

“Ну, и что им еще от меня надо? — подумала Оксана, глядя невидящим взглядом в текст на экране. — Мало опустили? Странный у нее какой-то голос. Не такой, как в прошлый раз. Не наглый. Скорее — виноватый. Может, все-таки что-то случилось?”

Евгений Викторович устало откинулся в кресле своего автомобиля. Ворота отъехали, и он вырулил со двора супермаркета. Глаза сами собой закрывались. Он так и не смог уснуть прошлой ночью. После внеочередной ночной разгрузки по вине водителя, не проверившего исправность машины перед рейсом, он возвращался домой, чертыхаясь. Ладно бы “левый” товар, деньги с которого осядут в его карманах, а то — обычный, законный, со всеми документами, оформленный по всем правилам. Какие-то гребаные шоколадки, которых он терпеть не может! Его остановили “дэпээсники”, долго проверяли документы, приказали открыть багажник, дверцы, совершенно наглым образом обыскали всю машину. Евгений Викторович пробовал с ними и договориться, и поругаться — менты были неприступны, как сфинксы.

Домой он приехал возбужденный, принял ванну с успокаивающим настоем трав, но так и не заснул. Через три часа надо было тащиться назад на работу.

Евгений Викторович вырулил на широкую оживленную улицу, не торопясь, поехал по крайней правой полосе, боясь заснуть за рулем. Впереди резко затормозила “Ауди” с номерами, покрытыми густым слоем пыли. Евгений Викторович нажал на тормоз. Дремотное состояние тут же улетучилось. Евгений Викторович высунулся в окно, чтобы простыми русскими словами сказать водителю “Ауди” все, что он думает по поводу подобной езды, но не успел — из стоящей впереди машины выбрались двое. По их массивным шеям Евгений Викторович сразу определил род их занятий. Он понял, что удирать поздно — придется разговаривать.

— Слушай, начальник, базар есть, — сказал один из “быков”, наклоняясь к окошку.

— Вы чьи? — осторожно поинтересовался заместитель директора.

— Мы — ничьи, мы — сами по себе, — сказал “бык.”

— Тогда вы лучше обо всем с Моргуном поговорите, — посоветовал парням Евгений Викторович. — Он вам все растолкует.

— Знаем мы все про Моргуна — хороший человек, — кивнул “бык”. — Нам он ни к чему. С тобой побазарить надо. Душевный разговор получиться может.

— Ребята, я вас не знаю, поэтому боюсь, — откровенно признался Евгений Викторович.

— Ладно, отвали! — приказал своему напарнику “бык”. Второй парень сел назад в “Ауди”. “Бык” обошел машину, Евгений Викторович открыл ему переднюю дверцу, парень плюхнулся на сиденье рядом с замом. Машина дрогнула. “Килограммов сто двадцать, наверное,”— подумал Евгений Викторович.

Если честно, он вовсе не боялся этих “ничьих” “быков”, и не потому, что не был трусом — как раз трусости в нем было предостаточно, — а потому, что прекрасно знал, что “наехать” на него никто не сможет, разве что Моргун когда-нибудь отвернется. Ну, так они с Моргуном давние “кореша”, сопливыми пацанами во дворе в войнушку играли…

— В общем, развести одно дело надо, начальник, — сказал “бык”.

— Какое дело? — поинтересовался Евгений Викторович.

— На тебя Дохаев “баллоны катит”, будто ты ему денег за товар задолжал.

— Я? Дохаеву? — удивился Евгений Викторович. — Я с ним за весь товар сполна рассчитался.

— Он говорит — нет. На складе у него твой товар, ты заказал, а теперь брать не хочешь.

— Ах, на складе, — усмехнулся Евгений Викторович. — Тогда все понятно.

— Ну, как поступим? Сам ситуацию разрулишь или кого из людей Моргуна пошлешь? — спросил “бык”.

— А что, сам Дохаев побоялся со мной встретиться?

— Дел у него очень много. Он к нам за помощью обратился, — объяснил “бык”.

Евгений Викторович задумался. Дохаев жадный — это понятно. “Черный” нал ему как воздух нужен. Иначе зачем нужен был бы такой склад? Через банк работать — прибыли чуть. Но к людям Моргуна обращаться нельзя, потому что у Евгения Викторовича свой личный интерес имеется. Погорячился он с этим оптовиком. Не продумал. Сам пожадничал.

— Сам разрулю, — кивнул Евгений Викторович. — Только сейчас не могу. Чуть позже. Тут у меня неприятности с ОБЭПОм. С ним разберусь, тогда возьму свой товар со склада.

— А если мы твои “неприятности” проверим? — спросил “бык”.

— Это — пожалуйста, — пожал плечами Евгений Викторович. — Только зачем мне врать? Так своему Дохаеву и передайте.

— Ну, смотри… — “бык” выбрался из машины, зашагал к “Ауди”. Евгений Викторович смотрел ему вслед.

“Ауди” отъехала от тротуара. Евгений Викторович облегченно вздохнул. Ну, Дохаев, вот идиот! Даром что башка большая! Неужели некому было товар спихнуть? На принцип пошел. Устные договоренности вспомнил! Ну, ладно, теперь-то он навсегда в “черном” списке, никто из крупных магазинов у него даже заплесневелой ириски не возьмет! Может, ребятам из ОБЭПа помочь с “левым” оптовым складом? Нет-нет, это было слишком рискованно, слишком явно — все карты на виду. Дохаев сразу все в одну ниточку свяжет и молчать, конечно, не станет. Сам себя накажешь. Видимо, все-таки придется у него последний раз товар взять. Но только потом…

Мысли заместителя директора супермаркета Евгения Викторовича и директора оптового склада Дохаева иногда походили друг на друга как однояйцовые близнецы, особенно, когда дело касалось “наказания” зарвавшегося партнера.

Иван сидел на скамейке, курил и наблюдал за воротами проходной заднего двора супермаркета. Ему мешали пацаны лет десяти, которые крутились неподалеку от скамейки. Они шумно спорили по поводу какой-то “военной” игры в стиле “Бэтмана” или “Синдбада”. В конце концов, Иван не выдержал ора и грозно цыкнул на пацанов. Они убежали. Отвлекшись, он не заметил, выехавшей из ворот машины Кулакова. Увидел ее тогда, когда машина уже выворачивала со двора на улицу. Хотел броситься наперерез, и уже, было, побежал, но вдруг замер, как вкопанный — рядом с Кулаковым сидела какая-то черноволосая девушка. Солнце светило в лобовое стекло “Фольксвагена”, и девушка была в темных очках, так что лица ее он разглядеть не сумел. Иван решил, что рядом с Кулаковым Анька, и в груди стало неприятно холодно от ревности и злобы.

Кулаков сунул в магнитофон кассету, подмигнул молоденькой продавщице из парфюмерного отдела. Из динамиков заструилась мягкая романтическая мелодия.

— Ну как, Анжела, нравится?

Анжела хихикнула.

— Отстой. У тебя ничего позабористей нет, чтобы оторваться? — на вид девушке было лет девятнадцать. На ней была короткая кожаная куртка, туфли с тупыми скошенными носками, легкая блузка. Пиджак с блестками девушка сняла и положила себе на колени.

— Позабористей? — усмехнулся Кулаков. — Покопайся там в бардачке.

Анжела начала перебирать кассеты.

— Ну что, куда прокатимся? — спросил Кулаков.

— Я в ресторан хочу, — сказала Анжела, — чтобы там музыка была.

— Ну что ж, это можно, — кивнул Кулаков. — А потом поедем в одно уютное местечко…

— Трахаться, — хихикнув, подсказала Анжела. — Только учти: без “резины” я не буду.

— Анжела, не будь такой вульгарной! — погрозил ей пальцем Кулаков. — Тебе не идет!

— Сам ты…! Нечего баб в подсобках зажимать! — рассмеялась Анжела. -По-человечески все можно сделать. С комфортом и безопасно, — добавила она.

“Паркер” с золотым пером

Анька соскочила с кровати и, топая босыми ногами, понеслась к туалету. Она распахнула дверь, склонилась над унитазом. Ее вырвало. Анька спустила воду, оперлась рукой о стену. Тошнота не проходила, а, кроме того, сильно кружилась голова. Она опустилась на унитаз, отерла тыльной стороной ладони рот. Волосы прилипли к мокрому от пота лбу.

В проеме появилась заспанная Нина Владимировна.

— Анька, ты чего? — спросила она встревоженно. — Тебе плохо?

— Ой, нехорошо. Тошнит, — вздохнула Анька, посмотрев на мать страдальческим взглядом.

— Тошнит? Ну-ка, пойдем! — Нина Владимировна помогла дочери подняться, обхватила ее за талию, повела в комнату, уложила в кровать, коснулась лба. — Мокрая вон вся. У тебя когда последний раз дела были?

— Какие дела? — спросила Анька, испуганно глядя на мать.

— Сама знаешь — какие! — грозно сказала Нина Владимировна.

— Не было, — вздохнула дочь.

— А, ну, поздравляю тебя, доченька с первой беременностью. Замечательно просто -в шестнадцать неполных лет!

— Мам, да не придумывай ты! Отравилась я. Мы вчера в кафе курицу ели, вот и это… Несвежая, видимо.

— Ну-ну, кому другому рассказывай — курицу! Матери-то не надо врать! Думаешь, у меня такого не было? С первых дней. Дикий токсикоз. В обмороки падала. Отец твой боялся одну на улицу отпустить. Где-нибудь да обязательно завалюсь. Так что ты — моя дочь. И все прелести этой жизни тебе еще предстоит испытать. Ну, и кто он, этот козел?

— Никто! — Анька отвернулась к стене.

— Ванька? — спросила мать.

— Нет, не Ванька.

— Вот шалава, а! — вздохнула Нина Владимировна. — Уже и не Ванька у нее! Ведь учат вас с малолетства, “Плэйбои” она читает, эротику глядит, а предохраняться не научилась!

— Мам, заткнись! Я аборт сделаю, — сказала Анька, глядя на косоглазого кролика.

— Угу, сделаешь ты! Я тебе сейчас сделаю! Хочешь на всю жизнь пустобрюхой остаться? — закричала Нина Владимировна. — Во-первых, без разрешения матери ни черта ты не сделаешь, а во-вторых…, только попробуй! Своими руками удавлю, шалаву!

Анька уткнулась в подушку и заревела.

— Мам, ну почему так, почему? Что я такого сделала? Почему ты меня не любишь?

— Ну-ка, прекрати выть! — прикрикнула на дочь Нина Владимировна. — Раньше надо было думать, когда с мужиком ложилась! Люблю я тебя, дуру беспутную, а потому ничего с тобой сделать не дам! Для твоего же блага. Выносишь, выкормишь. Вместе воспитывать будем. Сама, в конце концов, воспитаю! Может, пацан родится. Будет в доме хоть один мужик. А то с девками одна беда — сама видишь!

Анька села в кровати, крепко обняла мать. Из ее глаз катились крупные слезы.

— Мужик твой знает?

— Нет, — всхлипнула Анька, утирая пальцем нос. — Нету у меня его.

— А, ну понятно! Козлячья порода! Все они такие. Видать, на роду нам с тобой написано в одиночках ходить. Ой, что я говорю! Дура старая! Какие, Анюта, твои годы, все у тебя еще будет, и муж, и детки, семья хорошая, дружная, и дом — полная чаша. А ребеночка можно на мое имя записать, будто он тебе братик или сестричка, чтобы у мужиков потом лишних вопрос не возникало. А если уж полюбит…

— Думаешь?

— Будет, Анька, все будет!

Мать и дочь сидели на кровати, обнявшись, плакали, и было им так хорошо и уютно, как никогда.

Раздался звонок в дверь. Нина Владимировна посмотрела на будильник, стрелки которого показывали третий час ночи, и нахмурилась.

— Кого еще черт принес! У нас все дома! — она помедлила немного, звонок повторился. Нина Владимировна пошла открывать.

Она посмотрела в глазок. На лестничной площадке стоял Валерик собственной персоной. Нина Владимировна вздохнула и щелкнула замком.

— Здравствуй, Нинуль, — пьяно улыбнулся Валерик, вваливаясь в прихожую.

— А, явился — не запылился! — сказала Нина Владимировна. — Ну, и где мы шлялись, интересно знать?

— Нинуль, извини, банкет, понимаешь! Начальник докторскую защитил, ну вот и… Помнишь, я тебе про него рассказывал? Семен Арнольдович, — Валерик заглянул в Анькину комнату. — Анюта, не спишь? Лови апельсинчик! — он швырнул апельсин на Анькину кровать.

— Спасибо, — буркнула Анька.

— Валерик, ты куда это в своих грязных ботинках поперся? — грозно окликнула его Нина Владимировна.

— Щас-щас, — Валерик вернулся в прихожую. — А это тебе Нина, — он вытащил из портфеля банан и протянул Нине Владимировне, хихикнув.

— Ты сюда зачем пьяный пришел? — спросила Нина Владимировна, не собираясь брать банан.

— Как… зачем? — искренне удивился Валерик. — Ты ведь у меня любимая женщина, можно сказать.

— А можно и не говорить! У меня дочь малолетняя, шестнадцати еще нет, а ты врываешься в пьяном виде к ней в спальню… И потом, что за манеры! Ни позвонит, ни предупредит, заявился, будто здесь его, как манны небесной, ждут! На банкете-то у Семена Арнольдовича ни одной шлюхи не нашлось? Или уже не котируешься?

— Нин, ну что ты на меня собак спустила! Я, можно сказать, летел на крыльях любви, а ты… — Валерик потянулся к Нине Владмировне, чтобы ее поцеловать, но она отстранилась. Только сейчас Валерик заметил, что у Нины Владимировны красные глаза. — Ты плакала?

— Смеялась. Тебя это не касается. В общем, давай-ка, милый, иди к своей стерве, на банкет — куда хочешь! И забудь сюда дорогу! А то повадился.

— Нин, ты что? Ни с того, ни с сего. Так с мужиками нельзя обращаться! У нас нервная структура хрупкая. Я ведь и заболеть могу.

— Да хоть бы и сдох! Не велика потеря, — сказала Нина Владимировна. Давай-ка, давай-ка! — она стала напирать на Валерика, подталкивая его к входной двери.

— Ниночка, ну прости, дурака! — как-то по-детски захныкал Валерик. — Некогда было. С работой закрутился. До ночи на испытаниях сидел. Что же меня теперь…?

— Телефон набрать трудно было? Объяснить все! Давай-давай! — Нина Владимировна вытолкала Валерика за дверь и захлопнула ее перед его носом.

— Нина, у меня на машину денег нет, третий час уже! — сказал Валерик, припав к двери.

— Раньше надо было думать, когда перся! Альфонс несчастный, — вздохнула Нина Владимировна. — Пешочком дойдешь.

Анька сидела на кровати и ела апельсин. Вошла Нина Владимировна.

— Выгнала? — спросила Анька, протягивая матери дольку.

— Выгнала, — вздохнула Нина Владимировна.

— Потом жалеть будешь, — сказала Анька.

— Может, и буду, — Нина Владимировна опустилась на краешек кровати.

— Тогда иди догони, чтобы потом не жалеть, — посоветовала Анька.

— Гордость надо иметь, Анюта. Что ж я его выставила, а теперь буду по улицам гоняться?

— Ну, не знаю, — пожала плечами Анька. — Я думала, ты его любишь. Ничего вообще-то мужик. Безбашенный только. Да и денег не зарабатывает. Так, для разводу.

Нина Владимировна рассмеялась над Анькиными словами.

— Слушай, на чем же он доедет, а? Денег-то у него нет, — она вдруг вскочила, выбежала в прихожую, надела на ноги босоножки и, как была, в халате с оторванной нижней пуговицей, побежала догонять несчастного Валерика.

С утра у кассирш супермаркета была настоящая нервотрепка. Их собрал Евгений Викторович и сказал, что в кассовых аппаратах обнаружился какой-то дефект, который следует немедленно исправить, иначе может произойти сбой, и мониторы будут показывать не те цены. Для исправления дефекта якобы приехал специалист по кассовым аппаратам. Специалист этот — безусый и довольно наглый юнец — тут же заявил, чтоб никто над его душой не стоял, когда он будет копаться в аппаратах. А как не стоять, если в кассе уже выручки тысячи на три? А если у “специалиста” руки загребущие? Потом с магазином не рассчитаешься! Однако Евгений Викторович взял сторону юнца и даже прикрикнул на кассирш, чтобы они не мешались.

Дос по очереди вскрывал кассы, копался в аппаратах и извлекал из них какие-то черные коробочки с проводками. С каждой кассой возился он минут по пятнадцать, по двадцать, не давая работать. Кассирши нервничали и злились, Дос не торопился. Он хорошо знал свое дело.

Алиса набрала код на двери подъезда, послышался писк. Она втащила в подъезд тяжелые пакеты, вызвала лифт.

На лестничной площадке девушку поджидал посыльный с кенгуру на кепке. В руках у него был полиэтиленовый пакет и ветка орхидеи в упаковке.

— Здрасьте, — широко улыбнулся ей парень. — Я снова к вам, милая девушка.

— Давно ждете? — поинтересовалась Алиса.

— Минут сорок, — вздохнул посыльный. — Снова ваш инкогнито.

— Появлялся? — Алиса открыла дверь своим ключом. — Как он?

— Нет, не появлялся. Приходил какой-то пацан, передал пакет и орхидею. Девушка, можно я к вам зайду на минутку?

— Это еще зачем? — нахмурилась Алиса, подозрительно глянув на посыльного.

— Извините, конечно… — засмущался посыльный, — Пока вас ждал, захотел в одно место.

— А! Конечно, конечно, — улыбнулась Алиса. — Проходите, — она впустила парня в прихожую, включила свет в туалете. — Вот сюда.

Посыльный положил пакет и цветы на тумбочку, скрылся за дверью туалета. Алиса открыла пакет. В нем оказались две коробочки и комплект французского нижнего белья. Алиса унесла пакет в спальню, вскрыла упаковку с бельем. Белье было черное, кружевное, шикарное. В таком только “ВИП”— мужиков соблазнять.

Алиса прислушалась. Посыльный открыл воду в ванной. “Довольно наглый тип, — подумала она. — Сообщить на фирму, что он по туалетам клиенток ходит, и выкинут к чертям!”

Парень заглянул в спальню, когда Алиса разглядывала трусики.

— Ух ты! — восхищенно произнес он, краснея. — У вашего инкогнито классный вкус!

— Это у меня классный вкус! — отпарировала Алиса.

Парень мял в руках свою фирменную кепку. Его густые пепельные волосы стояли торчком, и Алисе вдруг захотелось их причесать. Она сама не знала, почему возникло такое желание. Но оно было таким острым…

— Ну, я пошел. Закройте за мной дверь, — сказал посыльный.

— Подождите. Нельзя же ходить таким лохматым, — Алиса взял с туалетного столика массажную щетку, приблизилась к парню, провела по его волосам. — Какие у вас волосы непослушные. Наверное, вы упрямый, как осел.

— Есть немного, — еще больше смутился посыльный. Он обнял ее за талию, притянул к себе.

Алиса не сопротивлялась. Посыльный неловко ткнулся в ее губы. “Боже, что скажет Владимир Генрихович! — подумала Алиса, сама целуя парня. — Ничего не скажет, потому что я ему ничего не скажу,”— успокоила она себя. Алиса крепко обняла посыльного.

— Какой ты наглый! — томно сказала Алиса между поцелуями.

— Есть немного, — повторил парень.

Он стал наступать на нее, Она попятилась, с визгом упала на кровать. Парень навалился на нее, попытался расстегнуть молнию на юбке, стал целовать ее грудь через блузку.

“В грязных кроссовках на чистую постель! — думала Алиса, закрыв глаза. — Надо бы ему об этом сказать!” Но сказать она уже ничего не могла, потому что желание что-либо говорить прошло…

На полу валялись кроссовки, брюки, рубаха, фирменная кепка с кенгуру. Алиса лежала под одеялом, положив посыльному голову на грудь. Парень гладил ее по волосам и целовал в макушку. Звали его Кириллом. Алисе почему-то было хорошо, как никогда.

— Должен тебе признаться, ты у меня первая за всю мою недолгую жизнь, — прошептал посыльный.

— Врешь, — улыбнулась Алиса.

— Честное слово, — посыльный вздохнул. — Первая и единственная. Мне так хорошо с тобой!

— Ну что ж, приятно, если так. Мне тоже хорошо, — Алиса поцеловала его грудь. — Мы не должны больше встречаться. У меня есть мужчина, и он не хочет меня ни с кем делить.

— Кто он? — с ревнивыми нотками в голосе спросил посыльный.

— Директор супермаркета.

— А, ну все понятно! — разочарованно протянул парень. — В этом мире всем правят деньги. Девушкам не нужны нищие посыльные. Старикашка, поди?

— Нет, не старикашка. Ему тридцать шесть, жена, двое детей. Нормальный мужик. Не без тараканов в голове, конечно. Мне он дорог.

— Алиса, брось его, а! Давай будем вместе. Я бизнесом займусь. У меня брат кетчупом торгует. Давно к себе звал. Вот увидишь, я раскручусь и буду богатым, как Крез.

Алиса рассмеялась. — Не болтай ерунды! Ты же сам не веришь в то, что говоришь. Все равно ничего не получится. Ты себе подыщешь молоденькую, красивую. О ней и заботься, а мамочкой я тебе быть не хочу.

— Ну, зачем сразу мамочкой? — обиделся посыльный. — Я с семнадцати лет самостоятельный.

Раздался телефонный звонок. Алиса поискала глазами трубку, поднялась, взяла ее с туалетного столика, снова улеглась в кровать. Она строго посмотрела на посыльного и приложила указательный палец к губам.

— Алло?

— Вам доставили подарки? — поинтересовался бархатный приятный голос.

— А, это вы! — усмехнулась Алиса. — Хорошо, что не позвонили пятью минутами раньше.

— Не застал бы? — спросил мужчина на другом конце провода.

— Нет, не застали, — сказала Алиса. — Послушайте, зачем вам? Мне уже все это становится неприятным, я чувствую, будто что-то вам должна. Давайте сделаем так: я отдам вещи посыльному, а вы мне больше не звоните и ничего не присылайте. У меня муж очень ревнивый.

— Алиса, во-первых, ревнивого мужа у вас нет, во-вторых, не принимать подарки поклонника — это “моветон”, в-третьих, мне ровным счетом ничего от вас не надо, и у вас не может быть каких-либо обязательств по отношению ко мне. Вы никому ничего не должны, — отозвался мужчина. — Кстати, в этот раз подарок не только для вас, но и для Владимира Генриховича.

Алиса вздрогнула. Ну да, конечно, этот инкогнито сначала все про нее разузнал. Не просто так! Ему что-то нужно от Володи.

— Я искренний поклонник его талантов. Он отличный руководитель, прекрасно разбирается в торговом деле. Вы оба мне очень симпатичны, и я очень хотел бы, чтобы все у вас было хорошо.

— Вы извращенец? Вам нравится смотреть на чужое счастье? — спросила Алиса с вызовом.

— Нет, я не извращенец, я ваш друг, — вздохнул незнакомец. — Искренний и преданный друг. В общем, “Паркер” вы ему подарите от своего имени. У него, кажется, на будущей неделе день рождения?

— Кажется. А почему бы вам самому не передать ему подарок? Раз вы ему друг?

— Это неудобно. У нас другие отношения, и он может воспринять подарок как взятку.

“А, ну теперь все встало на свои места!” — подумала Алиса. Ею хотят воспользоваться для того, чтобы сделать свои дела с Владимиром Генриховичем.

— Слушайте меня внимательно, вы, искренний и преданный друг! Подарки ваши я верну посыльному, а вы мне больше не звоните и ничего не присылайте. Все равно дверь не открою! А будете настырничать, обращусь куда надо!

— Это необдуманный поступок, Алиса, — вздохнула трубка. — Зря вы так! Я хочу вам добра. Вам и Владимиру Генриховичу.

Алиса швырнула трубку на кровать.

— Инкогнито звонил? — ревниво поинтересовался Кирилл.

— Козел! А я ничего понять не могу: подарки какие-то, ничего от меня не надо! А он, оказывается, под Володю клинья подбивает.

— Правильно-правильно, с самого начала не надо было никаких подарков брать, — кивнул посыльный.

— Да ты-то молчи! — рассердилась на него Алиса. — Не знает даже, кто мне эти гребаные подарки присылает! Инкогнито! Все заберешь и отнесешь на фирму. Телефон-то его есть?

Посыльный пожал плечами. — Мне про телефон ничего не говорили.

— В общем, пускай все забирает. Вставай давай, у меня еще дел по горло, — Алиса поднялась сама, направилась в ванную. Посыльный восхищенно смотрел на ее голую спину.

Он вскочил, бросился следом за Алисой в ванную. Послышался визг, треск обрываемой занавески, потом раздался звонкий Алисин смех. В ванной включили душ.

Снова зазвонил телефон. Он звонил настойчиво, долго, но никто так и не подошел.

Был конец рабочего дня. Покупателей было немного. Народ уже затоварился и рассосался по домам. Кассирши собирались “снимать” кассы. Делали они, обычно, это по очереди, чтобы не было толкучки.

К стеклянным дверям супермаркета подкатило несколько “легковушек”, из них выбрались люди в штатском. Их было человек пятнадцать. В руках у людей были папки, кейсы, портфели. Люди вереницей зашли в магазин.

В это же время с задней стороны супермаркета к проходной подкатил “Урал” с зарешеченными окнами. На проходную вошли вооруженные автоматами люди в “камуфляже”, сунули под нос охраннику удостоверения Отдела по борьбе с экономическими преступлениями.

— Ребята, мне о вас надо начальству сообщить, — потянулся к телефонной трубке испуганный охранник.

— Только вздумай! — угрожающе произнес один из “обэповцев”. — Открывай ворота, а то сейчас разнесем тут все нахрен!

Охранник надавил на кнопку, ворота открылись, и “Урал” въехал во двор.

Один из “обэповцев” остался на проходной, другие устремились следом за машиной. Все, кто был в “Урале”, повыскакивали из него, побежали по пандусу, ворвались на склады, в цеха, в подсобки.

Люди в штатском почти одновременно подошли ко всем кассам супермаркета.

— Кто-нибудь, пригласите, пожалуйста, директора, — попросил один из них, видимо, главный, показывая кассиру удостоверение.

— Директор сейчас в Серпухове, — пролепетала кассирша.

— Значит, заместителя пригласите, — кивнул “обэповец”.

— Анастасия Андреевна, здесь ОБЭП, — крикнула кассирша срывающимся голосом. — Евгений Викторович нужен.

Анастасия Андреевна бегом устремилась к дверям зам. директора. Скоро появился Евгений Викторович. Он был на удивление спокоен и даже издали улыбнулся “обэповцу”.

— В чем дело? — поинтересовался он, внимательно изучив предъявленное удостоверение.

— К нам поступили сведения, что через ваш магазин проходят большие партии неучтенного товара, — начал “обэповец”, он полез в папку, вынул из нее бумаги. — Вот постановление прокуратуры о проведении тотальной проверки в вверенном вам учреждении, так сказать.

Евгений Викторович изучил бумаги.

— Что вы собираетесь искать? — поинтересовался он у “обэповца”.

— Вы и сами знаете, — усмехнулся “обэповец”. — Неучтенный товар, который по бумагам не проходит, “черный” нал. Поэтому сейчас мы одновременно “снимем” все кассы, опечатаем склады и займемся проверкой бухгалтерии.

— Я так понимаю, это до утра, — вздохнул Евгений Викторович.

— Боюсь — подольше, чем до утра, — покачал головой “обэповец”. — Пока все не проверим… Давайте будем кассы снимать. Миша, проверь аппараты на наличие “жучков”.

— Что еще за “жучки”? — нахмурился Евгений Викторович.

— Компьютерные, — объяснил “обэповец”, чтобы “черные” деньги через кассу не проводить, — ехидно посмотрел на заместителя директора. — Скажете, у вас их нет?

Серафима Дмитриевна тихо сидела в своем кабинете за калькулятором, что-то считала. Она то и дело ошибалась, путалась, цифры черными блохами скакали в глазах. Серафима знала, что так нельзя, что нужно взять себя в руки, собраться, иначе она тут такого насчитает…! Но не могла, не получалось: расплывающаяся кровавая лужа, здоровый парень, тихо умирающий на заднем сидении автомобиля, гадкие слова его напарника “Трахнись с кем-нибудь. Забудь!” — все никак не шли из головы. Ужасные воспоминания все крутились и крутились, не давая работать.

Когда к кабинет ворвались люди в камуфляже, она вскочила, в испуге опрокинув стул. Следом за ними вошел мужчина в штатском с папкой в руке. Евгений Дмитриевич сегодня с утра предупредил: могут быть “гости”, все “лишние” бумаги ликвидируй. Оставь только подотчетные. Она все сделала, но сейчас вдруг испугалась, что в таком состоянии могла что-нибудь забыть, что-нибудь оставить. А вдруг они по поводу того погибшего парня, сейчас закуют ее в наручники, поведут на глазах у продавщиц и грузчиков к милицейской машине, как какую-нибудь преступницу? Ну да, она и есть преступница, потому что из-за нее человек погиб. Двое. Какой ужас! Какой стыд! Дерьмо!

— Серафима Дмитриевна, поспокойней, — сказал мужчина в штатском. — В целях вашей личной безопасности не советую вам покидать кабинета до окончания проверки. Все документы, пожалуйста, на стол.

Серафима Дмитриевна трясущимися руками открыла сейф, вынула из него папки с документами, выложила перед “обэповцем”.

— Пожалуйста.

— Что у вас там? — спросил он, показав пальцем на встроенный шкаф.

— Моя одежда, старая документация, — сказала Серафима Дмитриевна, чувствуя, как нервно дрожит голос.

— Тоже сюда давайте, — кивнул мужчина. Он открыл лежащую сверху папку и стал быстро просматривать бумаги.

— Сколько? — спросил “обэповец”, когда его напарник закончил считать последнюю стопку денег. Он смотрел на дрожащие руки кассирши.

— Сейчас, — отозвался напарник, подсчитывая на калькуляторе сумму. — Восемнадцать тысяч триста сорок два семьдесят копеек.

— На кассе сколько? — “обэповец” сам заглянул в окошечко, на котором высвечивалась общая цифра. — Одиннадцати рублей не хватает. Ерунда какая-то получается! На одиннадцать рублей у вас даже пива не купишь. Как там у остальных? Надо посмотреть, — “обэповец” двинулся вдоль касс.

У остальных было не лучше — недостача — копейки, лишних — тоже копейки.

Подошел Евгений Викторович, спросил, пряча улыбку: — Ну, как у вас дела, товарищ майор?

— Как сажа бела, Евгений Викторович. По вам сразу видно — порядочный человек. И директор у вас, наверняка, такой же.

— Нету “черного” нала? Вот видите, вас неправильно информировали. Бывает. Я могу отпустить персонал по домам?

— Нет, не можете, — сердито сказал “обэповец”. — Будем склады проверять.

— Пожалуйста, — пожал плечами заместитель директора. — Пойдемте.

Кот Максим из-под стеллажа наблюдал за людьми, которые беспрестанно сновали туда-сюда, разговаривали, гремели какими-то железками, висящими у них на плечах, открывали и закрывали двери, ругались, спорили, курили. Он никогда не видел такого количества людских ног в одинаковых ботинках.

Норковая шуба

Посыльный Кирилл зашел в большое здание редакции на улице Правды. В руке он нес коробку с тортом и корзину с цветами. Занял очередь к внутреннему телефону, покрутился около киоска с книгами. Когда очередь подошла, он набрал номер, записанный на клочке бумаги.

— Здрасьте, доставка. Ваш заказ. Спуститесь, пожалуйста, — попросил он в трубку. Подошел к широкой стойке, разделяющей пространство холла на две части, стал терпеливо ждать, поглядывая на дежурного милиционера за конторкой.

Двери лифта разъехались, и по ступенькам спустилась темноволосая девушка с сотовым телефоном в руке. Она подошла к Кириллу.

— Это вы — доставка? — спросила она.

— Угу, — Кирилл водрузил на стойку корзину с коробкой. — Ваш заказ.

— Сколько я вам должна? — поинтересовалась девушка.

Кирилл протянул ей листочек с суммой. Девушка полезла в карман джинсов, извлекла из него кошелек с деньгами.

— Сдача есть?

— У нас все есть, — улыбнулся Кирилл. — День рождения, что ли?

— Юбилей у главного редактора, — объяснила девушка. — Цветы свежие, не завянут?

— Свежайшие, только что оранжереи, — соврал Кирилл. — Своими руками рвал.

Девушка рассмеялась.

— Вы до скольки сегодня работает? — спросил Кирилл. — Наверное, будет грандиозный банкет.

— До шести. А на банкет меня никто не звал. Только начальство.

— Понятно, — сказал посыльный. — Меня, между прочим, Кириллом зовут. А вас?

— Катя, — улыбнулась девушка.

— Вы сегодня что вечером делаете? Можно вас встретить после работы? Посидели бы где-нибудь, прогулялись. Погода хорошая.

Катя посмотрела в глаза Кириллу.

— Вообще-то я сегодня в кино собиралась. В “Кодак” на премьеру.

— А, с кавалером, — вздохнул Кирилл. — У такой девушки не может не быть кавалера.

— Да нет, как раз одна. Если хотите, можете составить мне компанию.

— С удовольствием, — обрадовался Кирилл. — Тогда я жду вас здесь ровно в шесть, идет?

— Идет, — кивнула Катя на прощанье.

Кирилл вышел из здания редакции, пересчитал деньги. Одну сотенную купюру сунул в другой карман.

У тротуара его дожидалась цельнометаллическая “Газель”. Водитель за рулем увлеченно читал детектив.

— Ну что, поехали? — спросил он у Кирилла. — Что там, свадьба?

— Банкет. С классной девкой познакомился, — сказал посыльный. — Сегодня с ней в кино идем. В “Кодак”.

— Там билеты очень дорогие, — предупредил водитель.

— Это ничего, — сказал Кирилл. — Она в койке все мои бабки отработает.

Водитель рассмеялся, тронул машину с места.

— Везет же тебе на телок, Кирилл. Молодой, наглый. А я своей жене, с которой больше двенадцати лет прожили, даже изменить не могу. Не с кем.

— К каждой телке свой подход нужен. Тактика. Ничего, мы тебе подыщем какую-нибудь. Есть у меня одна. Богатая, стерва! Сама накинется, глазом моргнуть не успеешь.

— Во-во, мне как раз такую и надо! А то я с ними разговаривать не умею, — весело сказал водитель.

Когда Кирилл с Катей вышли из кинотеатра, небо было затянуто тучами. Накрапывал противный мелкий дождь.

— А у меня зонтика нету, — вздохнула Катя. — На работе забыла.

— Черт, и у меня тоже нет. Могу кепку дать, — предложил Кирилл.

— А сам как?

— Не сахарный, не растаю.

— Нет, это не решение проблемы, — покачала головой Катя. — Ты меня не провожай. Я сама до метро добегу.

— Так не годится. Куда тебе?

— В Строгино.

— Ого, не ближний свет! Может, лучше ко мне зайдем. Кофейку с мороженым хряпнем. У меня настоящий джин есть. Я тут недалеко живу, сразу за Садовым.

— Какой ты, однако, прыткий! — сказала Катя. — Нет-нет, я домой поеду. Меня родители потеряют.

— Очень жаль, — вздохнул Кирилл. — С такой прекрасной девушкой познакомился. Любовь с первого взгляда, можно сказать. Ты не бойся, я честный и порядочный. На пять минут, только кофейку попить.

Катя посмотрела на него одновременно с любопытством и недоверием.

Дождь усилился. Кирилл снял кепку, напялил ее на Катю. — Сейчас тачку поймаем, подожди! — он выскочил на проезжую часть и тут же остановил частника.

Кирилл копался с ключами у входной двери. Катя одергивала прилипшую к телу мокрую блузку. Ее взгляд упал на дверной косяк с несколькими звонками.

— Так у тебя коммуналка? — спросила она удивленно.

— Что, разочаровалась? Не всем же в отдельных квартирах жить, — вздохнул Кирилл, вставляя ключ в замочную скважину. — Ты не думай, я зарабатывать умею. У меня брат майонезом торгует. Давно звал. Сейчас вот раскручусь и куплю себе отдельную где-нибудь на Щукинской рядом с тобой, — он взял Катю за руку и повел по темному, заставленному коробками и велосипедами коридору.

Комната, разделенная на две половины деревянными полками с книгами, была порядочно захламлена. Везде: на столе, на стульях, на полу стояли полуразобранные телевизоры, приемники, компьютеры, видеомагнитофоны. Запылившиеся детали и блоки лежали на полках, на холодильнике, на подоконнике.

Кирилл снял со стула телевизор, обмахнул тряпкой пыль.

— Садись, Катя, я сейчас чайник поставлю.

Катя осторожно опустилась на стул и огляделась.

— Ты что, аппаратуру чинишь? — спросила она.

— Ну, типа того, — кивнул Кирилл, залезая в холодильник. Он стал выкладывать на стол продукты. — Хобби называется. Люди несут, а отказывать я не умею, — он взял чайник и вышел за дверь.

Катя подошла к окну, стала разглядывать двор с чахлыми деревцами по периметру детской площадки. Двор был уставлен машинами.

Скрипнула дверь, и девушка обернулась. На пороге стоял высокий широкоскулый мужчина в хорошем костюме. У мужчины были черные, как смоль, густые волосы. На пиджаке и в волосах поблескивали редкие капли. Мужчина рассматривал Катю, Катя — мужчину.

— Кирилл где? — спросил мужчина, проходя вперед.

— На кухне. Сейчас придет, — сказала Катя.

— А ты кто ему?

— Я? — Катя на мгновение задумалась. — Знакомая, а что?

— Ничего, — мужчина сел, продолжая рассматривать Катю.

— А вы кто? — в свою очередь задала она вопрос незнакомцу.

— Дружок я его, — криво усмехнулся мужчина. — Самый что ни есть лучший. В комнате появился Кирилл.

— Сейчас вскипит… — увидев мужчину, он осекся. — Извините, вам кого?

— Тебя, козла, — сказал мужчина, поднимаясь со стула. Он подошел к Кириллу, схватил его за ворот рубахи, сдавливая шею. — Тебе вчера одна баба “Пакер” с золотым пером дала. Куда ты его дел?

— Никуда не дел, — прохрипел Кирилл, наливаясь багровым румянцем. — Она сказала, не нужен он ей, я и подумал… — Кирилл полез в карман рубахи, достал ручку. — Возьмите!

Мужчина отпустил Кирилла, взял “Паркер”, открутил колпачок, внимательно осмотрел перо.

— Ничего не трогал? Не писал? Не откручивал? — спросил он грозно.

— Нет-нет, — мотнул головой Кирилл. — Даже не касался. Я хотел завтра на фирму вернуть, чтоб хозяина нашли, кто посылал, — уточнил он.

— А что ж сегодня не отдал! — мужчина сунул ручку во внутренний карман пиджака. — Смотри мне, щенок! — он сделал едва заметное движение, и Кирилл кулем повалился на пол.

— Что вы делаете? — закричала Катя.

— И ты тоже смотри!… — погрозил ей пальцем мужчина и вышел.

Катя бросилась к Кириллу. Он был без сознания. Она убежала на кухню, вернулась со стаканом воды, побрызгала Кириллу на лицо. Он открыл глаза, не понимающе глянул на Катю, тут же сморщился от боли. Девушка помогла ему подняться, усадила на стул.

— Кто это был? — спросила она у Кирилла.

— Откуда я знаю, — сказал Кирилл, держась за живот. — Вот скотина, а!

— Он сказал, что друг. Ты у него ручку украл, что ли?

— Ничего я не крал. Первый раз вижу. Слушай, у тебя никаких таблеток от боли нет?

— Нет, — помотала головой Катя. Она оглянулась на окно. — Дождь, кажется, кончился. Ладно, я пойду.

— Погоди, не уходи пока. Видишь, мне плохо, — Кирилл нагнулся вперед. — Боксер он, что ли? Там на плите чайник кипит — сними! Кофейку попьем.

Катя ушла и вернулась с чайником в руке. Она поискала глазами подставку — не нашла, положила на стол тряпку, которой Кирилл сметал пыль со стула, поставила чайник.

— Черт возьми, пожалуй, я знаю, кто это был! — неожиданно произнес Кирилл.

— Кто? — заинтересованно спросила Катя, насыпая в чашки кофе.

— Инкогнито. Поклонник одной стервы, которой я от него посылки таскал. Вот и познакомились, здрасьте!

Сергей Моисеев замер на пороге палаты — Лерина кровать была пуста. Плоский матрас и подушка с пожелтевшим от времени наперником. С соседней койки на него внимательно смотрела старуха в платочке.

— Выписали сегодня твою бабу. Молодая, здоровая, нечего больничную площадь занимать! — сказала она грубо. — А то больным места нет.

— Давно? — спросил Сергей.

— Часа два назад. За ней мать приходила. Ругала тебя всяко. Говорит, бандит ты с большой дороги, — старухе явно доставляло удовольствие говорить гадости. — А твоя-то переживает!

— Спасибо, — Сергей выскочил за дверь и понесся по больничному коридору.

Сегодня утром после дежурства он зашел к Владимиру Генриховичу, чтобы отдать деньги. В кабинету у директора сидел Евгений Викторович. Он потел и рассказывал об “обэповской” проверке.

— … все склады чистенькие оказались, ни одной лишней баночки, ни одной лишней упаковочки. Все согласно документам. В общем, утерлись они. А страху нагнали, сволочи! Серафиму до сих пор трясет — никак в себя прийти не может.

— Сережа, проходи, — кивнул Моисееву Владимир Генрихович. — Присаживайся.

— Спасибо тебе, Моисеев, — улыбнулся ему Евгений Викторович. — Недаром тебя Кулаков так отстаивал. Нам бы всю охрану из таких мужиков.

— Вы своим “быкам” “спасибо” скажите, — произнес Сергей, не глядя в лицо заместителю директора. — Напортачили выше крыши! Зачем, спрашивается, было мужика убирать? Кому он помешал? Не убрали бы, и документы б в ОБЭП не ушли. А теперь потянется хвост на семь верст. Где одна проверка, там и две, где две, там и десять. Думаете, так они вам просто и сдались! Дыма без огня не бывает.

Евгений Викторович побледнел.

— Ничего я ни про какого мужика не знаю! — сказал он испуганно. — Я тут винтик в механизме, Владимира Генриховича замещаю.

— Да-да, конечно, — вздохнул Сергей. — Владимир Генрихович, я тут деньги принес, — он полез в карман, достал завернутую в бумагу пачку, положил ее на стол.

— Сережа, деньги можешь себе оставить. Все-таки ты нам очень помог, — сказал директор.

— Мне чужого не надо, — мотнул головой Сергей и вышел.

Евгений Викторович посмотрел ему вслед.

— По-моему, ты его своим панибратским отношением распустил, — произнес он. — Ишь, позволяет себе!

— Он прав. Женя, ты передай Моргуну, что мы пока не можем “левый” товар брать. Риск большой. Пускай все уляжется.

— Я-то передам, но что он скажет? — пожал плечами Евгений Викторович. — Что же нам теперь, поджав хвост сидеть и ждать проверок? Итак слишком много потеряли.

— Главное — голову не потерять, а денег заработаем, — задумчиво сказал директор.

Анька с большим пакетом в руке пересекла двор. Шла медленно, была бледна, под глазами обозначились большие припухшие круги. Со скамейки около подъезда поднялся Иван, двинулся ей навстречу.

— Анюта, привет! — сказал он, забирая у нее пакет. — Ты от меня бегаешь, что ли?

— С чего ты взял, что я бегаю? — произнесла Анька, отводя взгляд. — Некогда мне сейчас. Мамаша на даче пропадает, весь дом на мне.

— Хозяйством занялась? — подозрительно посмотрел на нее Иван. — Не приходишь, не тусуешься с нами. Что случилось?

— Ничего не случилось, — вздохнула Анька. — Завязала я. Надоели вы мне все хуже горькой редьки.

— Темнишь, Анюта. Случилось что-то, — покачал головой Иван. — “Мойщики” без тебя распоясались. Шмонаются, где хотят. Казны общей нет. От Самвэла отвалились, нашли себе каких-то барыг мелких.

— А ты что, не мужик? Не можешь пацанов в узде держать? — спросила Анька с вызовом. — Навалял бы им, чтоб свое место знали и не тявкали!

— А мне это надо? — пожал плечами Иван. — Майкла вон на “дэцэле” менты взяли. Статью шьют за распространение. Всего-то грамм, а они рогом уперлись — денег хотят, чтоб дело закрыть.

— Блин, хреново! Где он сейчас? — встревоженно спросила Анька.

— Отпустили под подписку. Дома сидит, во двор носа не кажет. Боится, что в “зону” закроют.

— Помочь надо человеку, — сказала Анька. — Много просят?

— Немало. Пятьсот “зеленых”.

— Я триста дам. Для Майкла не жалко. А ты сколько можешь?

— Я-то? — Иван кашлянул, помолчал. — У меня, Анюта, сейчас бабок нет. Я их в одно дело вложил. Хотим с мужиками ночной клуб сделать: с дискотекой, бильярдом, баром — все чин-чинарем. У нас сам Моргун “крышей” будет. Ни одна падла не “наедет”.

— Понятно все с тобой, — вздохнула Анька, забирая у Ивана пакет. — Тогда у пацанов денег нарой. Пускай скинутся. Друг все-таки, — она закрыла глаза, покачнулась, шумно сглатывая слюну. Подошла к скамейке, устало опустилась на нее.

— Что с тобой, Аня? Тебе нехорошо.

— Голова закружилась. Ничего, с нами, бабами, это бывает. Идти мне надо, — Анька встала и медленно пошла к своему подъезду.

— Что тогда в “маркете” произошло? Тебя поймали? — спросил Иван, глядя ей в спину.

— Никто меня в “маркете” не ловил. Надоели вы мне все! — повторила Анька.

— Поймали тебя, Аня, я знаю. Олег говорил. Что они с тобой сделали?

— Пошел ты, знаешь, куда…? — Анька хлопнула подъездной дверью.

Иван постоял немного, глядя на закрывшуюся дверь с номерами квартир на пластмассовой табличке, с выдохом ударил кулаком по стволу рябины.

— Ну, суки, все равно я узнаю! Тогда я вам…! — он подул на кулак и решительно зашагал со двора.

Алиса крутилась перед зеркалом в новом платье. Красивое, модное, открытое. Рядом на диване расположилась ее подруга Лариса. Для Алисы она шила редко, но всегда попадала “в точку” — делала именно то, что ей очень нравилось.

— Слушай, не слишком вызывающе? — спросила Алиса, разглядывая себя в зеркале. — По-моему, грудь сильно открыта.

— С каких это пор ты стесняться начала? Красивую грудь мужикам и показать не грех. Тем более, сейчас все так носят — “секси”. Можешь шелковый шарфик накинуть. Сиреневый какой-нибудь, — посоветовала Лариса.

Алиса направилась к шкафу, открыла створку. Шарфиков у нее было много, но таких, чтобы гармонировали с платьем… Придется идти в магазин.

— Ларис, ты посиди пока здесь, я в “Готовое платье” сгоняю. Быстренько. Через полчаса вернусь, — сказала Алиса, стягивая с себя новое платье и надевая джинсы с легким джемпером.

— Давай я с тобой, — предложила Лариса. — Выбрать помогу.

— Оно бы хорошо, конечно… Видишь, Володя должен звонить. Ты ему скажи, чтоб он за мной через полтора часа заезжал.

— В кабак пойдете? — завистливо спросила Лариса.

— Пойдем. День рождения у человека. Я в его тусовке появиться не могу — пол Москвы потом шушукаться будет. Поэтому решили в узком кругу — в любовничьем, так сказать, чтоб никто не видел. А потом ко мне приедем.

— Что подаришь?

— Себя подарю… Может, галстук модный. Вообще-то у него все есть.

— Счастливая ты, Алиска, — вздохнула Лариса. — А мой — козел вонючий!… Приперся опять, духами воняет, как майская роза. Слушай, подруга, найди мне тоже какого-нибудь “крутого” любовника, а? Какого тебе не надо.

— Где ж я тебе их наберу? — пожала плечами Алиса. — Мужика искать надо, пасти, окучивать. Ладно, попробую. Все, Володе скажешь… Пока-пока, — она надела туфли и выскочила за дверь.

Лариса прошла на кухню, закурила сигарету. Потрогала электрочайник, щелкнула кнопкой, полезла в шкаф за банкой кофе.

Она пила кофе и невнимательно листала “Космополитен”, когда в дверь позвонили. Лариса удивленно вскинула брови — неужели Владимир Генрихович уже подъехал? — пошла к дверям. В глазок она увидела незнакомого мужчину лет под сорок в форменной кепке, на которой был вышит кенгуру. В руках мужчина держал большую коробку. Это был водитель “Газели”.

— Вам кого? — тихо спросила Лариса.

— Вам подарок опять, — отозвался мужчина. — Вы откройте, барышня, мы люди подневольные. Нам приказали — мы доставили. А иначе придется коробку на лестничной клетке оставить. Ее здесь сопрут, а потом к нам претензии.

— Хорошо, — Лариса открыла дверь и мужчина вошел в прихожую.

— Здравствуйте, девушка.

— А что там, в коробке? — полюбопытствовала Лариса.

— Это нам неведомо, — сказал, улыбаясь водитель. — Нам прислали, мы доставили. Куда поставить?

— Туда, наверное, — кивнула на спальню Лариса. — Здесь места нет.

Водитель пронес коробку в спальню, поставил ее на пол, еще раз улыбнулся, доставая квитанцию о доставке. — Здесь вот распишитесь, барышня. Лариса вывела в листке закорючку.

— Вы разрешите, я у вас водички попью? В горле пересохло, — попросил водитель.

— Пожалуйста, — Лариса пошла на кухню, вернулась со стаканом холодной воды.

Водитель залпом выпил воду, вернул стакан Ларисе. Она поставила его на туалетный столик.

Водитель не уходил.

— Что-то еще? — дежурно поинтересовалась Лариса.

— Барышня, я бы с вами об одном интересном деле переговорить хотел, — водитель приблизился к Ларисе, снял кепку, бросил ее на туалетный столик.

— О каком еще деле? — слегка напряглась Лариса.

— Видите ли, мужчина я не то чтобы холостой, но… как бы это сказать — почти. В общем, так ничего еще, никто до сих пор не жаловался. Мне тут посоветовали к вам… подъехать. Говорят, вы это дело любите.

— Вы что, белены объелись? Кто посоветовал? В каком смысле — подъехать? — Лариса отступила на шаг, но водитель тоже шагнул вперед. Лариса ощутила исходящий от него запах довольно дорогой туалетной воды.

— В прямом — подъехать! Я как вошел, во мне сразу все затрепетало, горячо стало в груди, будто печка ракочегарилась, — водитель попытался обнять Ларису, она вывернулась и выбежала из комнаты. — Барышня, чего же вы от меня шарахаетесь? Или поиграть хотите? Я согласен поиграть, — засмеялся водитель и побежал следом за Ларисой.

Он настиг ее в прихожей, обхватил за талию, попытался поцеловать в губы.

— Прекратите немедленно, я сейчас закричу! — воскликнула Лариса, отбиваясь от водителя.

— Кричите, кричите, я люблю, когда женщины кричат, — шептал он, пытаясь залезть к Ларисе под платье.

Лариса, поняв, что дело приобретает серьезный оборот, что было сил отпихнула водителя, тот отлетел, но тут же с рычанием набросился на нее снова. И тут она увидела на обувной полке Алискины красные туфли на подбитой металлом “шпильке”. Лариса схватила туфлю и “шпилькой” ударила водителя по лбу. Он взвыл и схватился за голову.

— Ох, сука, что ж ты делаешь-то?! — водитель отнял ото лба руку, по его лицу заструилась кровь. — Идиотка, череп мне пробила!

— Если вы сейчас же не уберетесь, я вызову милицию! — грозно сказала Лариса, держа туфлю наготове.

— Как же я в таком виде пойду! Ватку хоть дай! — запричитал водитель. — Блин, ласковая, называется!

— Кто это вам сказал, что я ласковая? — спросила Лариса, одергивая платье. — Я еще та стерва! Скажите спасибо, что топора под рукой не оказалось! Ладно, ждите здесь. И не дай бог, хоть шаг отсюда сделаете! — предупредила Лариса и с туфлей в руке пошла искать вату и йод.

Когда она вернулась в прихожую, водитель сидел на тумбочке, держась за рассеченный лоб. Лариса приложила смазанную йдом ватку к ране. Водитель шумно втянул ртом воздух.

— Так кто это вас надоумил ко мне пристать?

— Напарник мой, Кирилл. Говорит, хозяйка ласковая, всем, это… как бы это сказать…?

— Дает, — подсказала Лариса.

— Ну, типа того, — вздохнул водитель.

Неожиданно Лариса рассмеялась.

— Ты чего? — удивился водитель.

— Во, Алиска дает! Во, дает! Вот где стерва-то! — не могла остановиться Лариса. — Ну, молодец! А я — клуша старая!

Водитель смотрел на нее недоумевая.

— Ну-ка, дай! — Лариса отняла ото лба водителя ватку, осмотрела рану. — Ничего, ерундовая царапина. Только кожу рассекла. Дурак ты, не к той пристал. Не хозяйка я. Подруга ее, а хозяйка в магазин за шарфиком ушла.

— Е-мое! — протяжно произнес водитель, при этом выражение лица у него стало абсолютно глупым. — Вы, барышня, простите, ради бога! Что же это такое? я ведь не знал! Я думал, вы — это она. А все наоборот. Ну, Кирилл, я тебе сейчас вломлю по первое число! — он поднялся с тумбочки и, беспрестанно кланяясь и извиняясь, направился к входной двери. — Ох, я тебе вломлю, гаденышу! Ох, я тебе вломлю! — водитель закрыл за собой дверь. Лариса припала к глазку, услышала и увидела, как разъяренный водитель густо матерится и трясет кулаками, ожидая лифта.

“Да, этому Кириллу не позавидуешь,”— весело подумала Лариса, возвращаясь на кухню к своему остывшему кофе. Потом ее одолело любопытство, что же такое может быть в этой большой коробке, принесенной сексуально озабоченным посыльным, она прошла в спальню, открыла крышку и…

Сергей Моисеев робко позвонил в дверь Лерочкиной квартиры. Долго никто не открывал, потом послышались шаркающие шаги. Дверь приоткрылась. На Сергея уставился небритый, с заплывшими глазами, старик. От него попахивало водкой.

— Вам кого? — спросил он, оглядев незнакомца с головы до ног.

— Здравствуйте, я могу увидеть Леру? — Сергей сразу понял, что перед ним Лерин отец.

— У Леры постельный режим. А чего вам от нее надо? — поинтересовался отец.

— Навестить хотел, — сказал Сергей.

— С работы, что ли? — спросил отец, открывая дверь пошире. — Ну, заходи, раз пришел. А водки у тебя, парень, случайно, нет? А то племя бабское прячет ее от меня по всем шкафам. Рыщу, как волк в поле.

— Водки нет, — сказал Сергей, — но если сильно хочется… — он вдруг подумал, что через водку эту, пожалуй, сможет наладить контакт с отцом. А потом, глядишь, и все остальное приложится…

В коридоре появилась Тамара Алексеевна.

— С кем это ты тут шушукаешься, Семен? Опять на поллитру соображаешь? — спросила она, включая свет. Увидела Сергея, всплеснула руками. — Здрасьте, явился! И как только совести хватило в дом войти! Вот, Семен, познакомься, этот тот самый бандит с дубинкой, который нашу Лерочку в больницу отправил.

— Что-о? Это он? — лицо отца вытянулось, глаза тут же налились кровью, как у быка. Он, несмотря на свой маленький рост, тут же набросился на Сергея, схватил его за грудки, стал трясти. — Да я тебя, падлюку сейчас жизни лишу!

Сергей одним движением оторвал его руки от своей груди, оттолкнул пьяного старика от себя. Но Лерин отец наскочил снова.

— Леру позовите! — попросил Тамару Алексеевну Моисеев, отмахиваясь от настырного старика.

Но мать вдруг распахнула входную дверь и отчаянно завопила на весь подъезд:

— Спасите — помогите, убивают!

Лерин отец умудрился заехать Сергею по носу, и у Моисеева пошла кровь.

— Да уберись ты! — прикрикнул на отца Сергей, толкнув его снова. На этот раз старик упал на пол.

— Ай, убивают! — еще истошней завопила Тамара Алексеевна.

Дверь напротив открылась, и в проеме показалась широкая физиономия здорового мужика.

— Тамара, что случилось? — поинтересовался мужик, не выходя за порог своей квартиры.

— Ворвался вон, бандит, который Лерку мою чуть не убил! Помоги, Саня! — попросила Тамара Алексеевна.

— Щас, оденусь только, — сказал Саня, прикрывая дверь.

Сергей понял, что пора убираться, пока Саня не оделся и не ввязался в драку. В это мгновение в коридоре появилась Лерочка в домашнем халате.

— Что вы орете, как сумасшедшие? Я только заснула. — она увидела Сергея с разбитым носом. — Что произошло?

— Лерочка, это тебе. Выздоравливай поскорей, — Сергей поставил на пол пакет с фруктами и быстро вышел, прикрыв за собой дверь. Он сбежал по лестнице, прикрывая нос ладонью. Вышел во двор, тяжело вздохнул, глянув на Лерины окна. Закинул голову, пытаясь остановить кровотечение.

“Черт, ну что это за жизнь! Только, понимаешь, влюбился в девушку! И вот тебе на! — родители ненавидят лютой ненавистью, с кулаками бросаются, соседей на помощь зовут! И ведь ничего им не объяснишь, никак не договоришься! Даже слова сказать не дают!”— горестно думал Сергей, глотая соленую теплую кровь.

Скоро кровотечение остановилось, и он пошел со двора, стараясь не думать о том, какой у него теперь замечательный видок: опухший нос, красные руки и запекшаяся в ноздрях кровь. Вышел на улицу, зашагал своей дорогой.

— Сергей! — услышал он знакомый голос и обернулся. Лера успела переодеться. Теперь на ней было джинсовое платье, на голове шляпка. Застарелые желтые синяки все еще не прошли, и лицо было припухшим. — Подожди меня!

Моисеев побежал ей навстречу, обнял крепко, прижал к себе.

— Лерочка! Что же ты…? Тебе нельзя. У тебя постельный режим.

— Я с тобой пойду, — сказала Лера.

— Как же родители? Они меня на порог больше не пустят.

— Я с тобой пойду, — упрямо повторила Лера.

— Ну, хорошо. Поедем ко мне, — согласился Моисеев. — Только обещай мне, что будешь соблюдать постельный режим.

— И ты тоже обещай, — неожиданно рассмеялась Лера.

Обнявшись, они пошли по улице. Прохожие на них оборачивались.

Краем глаза Сергей заметил, что к ним наперерез направляется милицейский наряд.

— Московская милиция. Ваши документы, пожалуйста, — дежурно козырнул сержант.

Моисеев полез в карман, достал карточку охранника. Милиционер долго ее тщательно изучал, назад Сергею не вернул.

— А у девушки? — спросил он.

— Я с собой ничего не взяла, — испуганно сказала Лера.

— В таком случае, придется пройти в отделение, — устало сказал милиционер.

— Мужики, давайте без этого обойдемся, а? Я сам бывший мент, — начал было Сергей.

— Вы на себя в зеркало смотрели? Лицо свое видели, нет? Где и с кем подрались? Девушка у вас тоже избитая. Он вам кто, муж? — спросил милиционер.

— Жених, — пролепетала Лера, глядя на Сергея.

— Мужики, ну я вас по-человечески прошу! Семейная драма. Мы сами во всем разберемся, — попытался объяснить Моисеев.

— Все понятно, — кивнул сержант. — Давайте без препирательств в отделение, там мы про все ваши семейные драмы и расскажете.

Сергей вздохнул, поняв, что договориться не удастся. Он обнял Леру.

— Ты не бойся, все будет нормально, — прошептал он на ухо девушке. — Быстро отпустят.

Они двинулись за сержантом по улице, сзади шествовал второй милиционер с автоматом на плече.

Лариса стояла перед зеркалом в длиннополой норковой шубе. Она поворачивалась то передом, то боком, то спиной, гладила мягкий мех, любовалась собой, восхищенно цокая языком. Сунула руки в карманы, достала из правого узкий кожаный футляр. Щелкнула замком. В футляре оказалась ручка “Паркер” с золотым пером. “Такая, наверное, тысячу долларов стоит, — подумала Лариса, разглядывая ручку. — А сколько стоит шуба — подумать страшно. Вот у Алиски мужики так мужики, нечего сказать!”

Открылась входная дверь, вошла Алиса.

— Подруга, ты где? — позвала она Ларису. — Володя звонил?

— Скоро будет.

Лариса выпорхнула из комнаты в шубе.

— Ну как? — спросила она Алису.

— Классно! Откуда это? — нахмурилась Алиса. — Посыльный?

— Да, — кивнула подруга.

— Черт, я же просила! — Алиса скинула туфли прошла в комнату, — Сейчас я им позвоню, я им устрою!

— Погоди-погоди, ты чего вдруг завелась? Это же тебе подарок. И “Паркер” еще. На туалетном столике лежит.

— “Паркер”? — Алиса прошла к столику, открыла футляр, глянула на ручку. — Нет, русского языка он, видимо, не понимает! Ну, они у меня еще попляшут, сволочи!

Лариса замерла, ничего не понимая, скинула с себя шубу, аккуратно свернув, положила ее назад в коробку.

Алиса лихорадочно набирала номер.

— Твой посыльный меня тут чуть не изнасиловал, — сказала Лариса, усмехнувшись. — Говорил, хозяйка всем дает.

— Кирилл? — удивилась Алиса. — Черт, занято у них!

— Не знаю, — пожала плечами Лариса. — Лет сорока. Здоровый мужик. Как прижал к стенке. Вон шапочка осталась, — она кивнула на кепку с вышитым кенгуру.

— Нет, это не Кирилл. Другой. Кирилл совсем еще пацан.

— Да-да, точно, — закивала Лариса. — Он говорил — напарник. Ты с этим пацаном спала?

— Было дело, — вздохнула Алиса, снова принялась набирать номер. — Мужик этот на тебя набросился, что ли?

— Как конь. Еле отвертелась. Твоей шпилькой ему по лбу заехала, тогда только успокоился.

— Они там все маньяки, наверное. Ну, никак не дозвониться! — Алиса швырнула трубку.

— А шуба от кого? — поинтересовалась Лариса. — Еще один…?

— Поклонник. Мне бы его хоть краем глаза увидать. Судя по всему, какой-то странный тип. Ручка, кстати, для Володи предназначена. Мой поклонник дарит моему мужику подарки, маразм!

— Да, нехилый у тебя поклонник, — задумчиво сказала Лариса. — Действительно, странный.

Раздался звонок в дверь.

— Черт, это Володя! я еще не одета! — встрепенулась Алиса. — Коробку убрать надо! — она засуетилась, раздвинула дверцы встроенного шкафа, Лариса подтащила к нему коробку с шубой, вдвоем они засунули ее внутрь.

— Подруга, ты слишком много знаешь. Я тебя умоляю, молчи! — попросила Алиса, направляясь к входной двери.

Владимир Генрихович был с букетом роз. Он обнял Алису. Она его крепко поцеловала.

— Я так соскучилась!

— Я тоже, — улыбнулся Владимир Генрихович. — Ты еще не одета? Сейчас-сейчас, я быстро. Мне Лариска такое платье сшила — отпад! — Алиса схватила платье, сумку, убежала в другую комнату.

Владимир Генрихович вошел в спальню.

— Здрасьте, — смущенно поздоровалась Лариса.

— Добрый день. Ну что, как у вас, Лариса, дела? — поинтересовался директор.

— Какие наши дела? — вздохнула Лариса. — Это у вас дела. А мы трудимся. Утюгами торгуем.

— Тоже неплохо. Если хотите, можете ко мне в супермаркет небольшую партию завести. У меня район большой, богатый. Такие товары хорошо идут, — Владимир Генрихович протянул Ларисе визитную карточку. — Звонить лучше с утра. А потом я в бегах.

— Спасибо, поблагодарила Лариса, пряча карточку в сумку.

Взгляд Владимира Генриховича упал на туалетный столик.

— Ух ты, настоящий “Паркер”! — сказал он восхищенно.

— Ой, Алиса вам сюрприз сделать хотела, а не получилось. Тоже мне, конспираторша, — оставила на самом видном месте! — покачала головой Лариса.

— Классный подарок. Лучше не бывает.

В спальне появилась Алиса. Она была в вечернем платье, на шее — полупрозрачный лиловый шарф. Губы ярко накрашены.

— Потрясающе! — Владимир Генрихович выставил большой палец. — Ты неотразима! Пусть хоть один мужик сегодня на тебя посмотрит — зарежу! — последнее слово он произнес с кавказким акцентом. Владимир Генрихович подошел к Алисе, поцеловал ее в щеку. — Большое спасибо за подарок.

— За какой подарок? — не поняла Алиса, несмотря на то, что Лариска делала ей за спиной Владимира Генриховича знаки, показывая на туалетный столик с футляром.

— За “Паркер”, — директор продемонстрировал ручку.

— А, это… — сказала Алиса. — Да, это тебе любимый. С днем рождения!

— Не получилось сюрприза, — констатировала Лариса. — Ну ладно, вы тут собирайтесь, а мне пора, — на прощание она хитро подмигнула подруге.

Пистолет Макарова

Был поздний вечер. На заасфальтированной площадке рядом с супермаркетом тусовалась молодежь. Парни и девчонки катались на роликовых коньках. Ездили “змейкой”, с воплями и визгом прыгали со ступенек лестницы. Был сооружен небольшой трамплин из обитой железом двери и положенных на бок стоек ограждения. “Роллеры” разгонялись и, поджав ноги, взлетали в воздух, вызывая восхищение и зависть даже у взрослых, которые шумными компаниями сидели под зонтиками летнего кафе.

Начальник службы безопасности Кулаков вышел через проходную заднего двора, обошел супермаркет, попутно оглядывая двери и огромные толстые стекла, поблескивающие в темноте. Вечером он выпил лишнего и не рискнул сесть за руль своего “Фольксвагена”. Впрочем, сейчас было самое время слегка проветриться, прогуляться, прийти в себя. Обэповская проверка его, конечно, мало тронула, но после нее атмосфера в супермаркете накалилась до предела. Директор с замом начали цапаться по пустякам, видимо, что-то не поделив или о чем-то не договорившись. Они по очереди, то один, то другой “наезжали” на Кулакова. Говорили, что грош цена его славному ментовскому прошлому, если он ни черта о предстоящей проверке не знал. Интересно, кто же ему такое скажет? Раньше и не было такого отдела — ОБЭП. ОБХСС был, так они за социалистическую собственность боролись. А теперь каждый за себя бороться должен. Береги карманы, как говорится. С Кулакова требовали безупречной работы службы, стопроцентной поимки “мойщиков”. Говорили, что из-за воровства несут большие убытки. Ловит он их, ловит. Как миленьких ловит. А даже когда и не ловит, они сами с повинной идут. Смешные люди! Вот на прошлой неделе профессор попался. Зашел в отдел игрушек и утянул прямо с прилавка надувного крокодила. И ведь как утянул — никто ничего не заметил! Потихоньку выпустил из крокодила воздух, сунул его за пазуху и был таков! Через час жена его пришла, принесла ворованного крокодила. Вся красная, нервничает, волнуется, говорит, муж у нее настоящий клептоман. Куда бы ни пошли: в гости, в магазин, на банкет, в театр — хоть ложку, хоть кусок сахару, но обязательно прихватит. Никак не может с собой совладать. А ей потом ходи и извиняйся. Каких же он там наук профессор? Филологических, кажется. Интересно, а у своих студенток он лифчики ворует?

Кулаков улыбнулся. Не верил он ни в какие там “воровские” болезни. Все это от лукавого. Человек — он или вор, или не вор. Третьего не дано. Большая часть населения, конечно, воры, потому что с малолетства приучена к тому, что взять чужое вовсе не грешно, а, может, даже и престижно. Никто тебя за это к позорному столбу не поставит, потому что у самих рыльце в пушку…

“Вот поганцы, стойки ограждения приспособили! — подумал Кулаков, глядя, как взлетают в воздух на роликах подростки. — Им только дай волю, весь магазин по камешкам разнесут.”

Среди роллеров он заметил знакомого “мойщика” из Анькиной компании. Кулаков остановился чуть поодаль от подростков, закурил сигарету, и стал за ними наблюдать.

— Боря, — позвал он негромко, когда парень, сделав очередной прыжок, разгоряченный и красный, проезжал мимо.

Парень притормозил, всмотрелся в лицо Кулакова.

— А, здрасьте, — кивнул он. — Нравится?

— Очень, — соврал Кулаков. — Ты просто ас! Долго учился?

— Ролики — плевое дело, — презрительно сморщился Боря. — В этом году на коньки встал.

— Не может быть! — притворно удивился Кулаков.

— Я вот скоро на “тачке” научусь, — похвастался Боря. — У вас какая машина?

— Фольксваген “Пассат”. Да она у меня старенькая, как вы там говорите? — отстойная.

— А у моего отца “Дэу”. Только он ни фига не дает поучиться. Боится, что я куда-нибудь въеду или с пацанами без его ведома кататься начну.

— Правильно боится, — кивнул Кулаков. — Вы вон из стоек трамплин себе сделали, а ведь на место потом не поставите. Как пить дать не поставите!

— Да ладно, поставим мы. Я ребятам скажу, — сказал Боря и уже собрался отъехать от Кулакова, но начальник службы безопасности его остановил.

— Слушай, вообще-то я тебя могу вождению поучить. Знаешь, какой у меня водительский стаж? Тридцать лет, считай. Я вижу, ты парень смышленый. Быстро научишься.

— Правда? — обрадовался Боря. — А когда?

— Завтра часам к восьми подъезжай с заднего двора, там где проходная. Минут сорок порулишь.

— Все, заметано! Четко буду.

— Да, вот что, — Кулаков сделал небольшую паузу, вглядываясь в горящие глаза подростка. — Вы тут постоянно тусуетесь?

— А то! Каждый вечер. Иногда до ночи, часов до двенадцати, пока “шнурки” спать не загонят.

— “Шнурки”— это…?

— Предки, — усмехнулся Боря.

— Ну и народ постоянный вы тоже знаете? Пьянчуг всяких там, бомжар?

— Конечно, они тут все — постоянные. Никуда не денутся, пока “боты не двинут”.

— В общем, просьба такая к пацанам. Последить за всякими там машинами и прохожими, которые “маркет” “пасут”. Особенно рядом с проходной. А я вам за это немного деньжат подкину на жвачку, да и вообще… всем, которые наши, в “маркете” будет раздолье. Понял, о чем я?

— Ну, а чего ж не понять? — усмехнулся Боря. — Менты или бандиты, их пасти.

— Ну что, сможете?

— Запросто. Мимо муха не проскочит. Всех “левых” — сразу же на крючок.

— Ну, тогда — хоп? — Кулаков протянул Боре руку.

— Хоп! — Боря ударил по его руке и помчался на роликах к трамплину. В следующее мгновение он уже взлетел в воздух с воплем: — Банзай!

Кулаков еще немного постоял, глядя на тусующихся подростков, и отправился домой.

Сергей Моисеев сидел за мониторами на проходной и читал “Мадам Бовари”. Вообще-то был он небольшой поклонник подобной литературы, но это была любимая Лерочкина книга. А он очень хотел во всем соответствовать любимой девушке: знать ее книги, фильмы, привычки, чувствовать то, что чувствует она, понимать, предугадывать желания… Пока служил оперативником, читать и вовсе не приходилось — некогда, разве что сводки, протоколы и дела. Когда лежал в госпитале, “расчитался” от нечего делать, и теперь, как без наркотика, не мог без этого, без Лерочкиной “Бовари”.

— Привет, Сережа, — за стеклянной стойкой Моисеев увидел Владимира Генриховича. Был он в новом дорогом костюме и весь светился счастьем.

— С днем рождения прошедшим, — улыбнувшись, сказал Моисеев.

— А чего сам на банкет не пришел? — Владимир Генрихович зашел к нему в комнату, посмотрел на мониторы с застывшей картинкой.

— Так я ведь теперь не один. Невеста у меня. Куда же я без нее пойду? Помните Леру из мясного?

— А, она, — кивнул Владимир Генрихович. — Потрясающе! Подтверждение поговорки: “Милые бранятся — только тешатся”. На свадьбу-то пригласишь? Или как?

— Вас — обязательно, — сказал Сергей.

— Опять “выкаешь”? Сколько раз просил говорить мне “ты”! Раньше-то мы с тобой безо всяких экивоков общались.

— Так то раньше, — вздохнул Моисеев. — Вы… то есть ты тогда не такой “крутой” был, а даже наоборот… — Сергей замолчал, подбирая слово.

— Опущенный? — подсказал Владимир Генрихович. — Да-да, опущенный, именно так. А вот теперь им меня опустить не удастся. Помнишь наш разговор по поводу склада Евгения Викторовича?

— Конечно, помню, — кивнул Моисеев.

— Он все свою линию гнет, что нам без “левого” товара не прожить. Все понятно: на него Моргун давит, да и свой личный интерес тоже немаленький. Опять меня подставляют. Следующую проверку менты проведут, тщательно подготовившись, и, что надо, обязательно найдут. Тогда — “секир мне башка”. А если я сейчас кулаком по столу ударю и всех их пошлю куда подальше, значит меня уберут. Поэтому, пока нас не опередили, мы должны первыми начать. Соберем компромат и “закроем” их всех на длительный срок по “зонам” усиленного режима. А потом и “крышу” поменяем. Как Моисеев, могут твои бывшие коллеги быть моей “крышей”, или нет?

— Я слышу голос не мальчика, но мужа, — рассмеялся Сергей. — Конечно, будут, куда денутся. Им ведь нужно деньги зарабатывать, а с такой зарплатой не то, что семью кормить, ноги протянешь.

— Ну что, поможешь мне во второй раз?

— Я уже помогаю, — кивнул Моисеев. Он достал из кармана форменной куртки блокнот, открыл его, показал директору. — Вот здесь номера тех машин, которые привозят “левый” товар. Машин немного, все номера повторяются. Но четкой схемы завоза нет. Бывает, целую неделю ни одной машины. Специально, чтобы не так просто было вычислить. Только все это белыми нитками шито. Я тут немного покумекал на досуге и понял, что вот эти три машинки Моргуна, а вот эта Евгения Викторовича. Если хотите, можем вашего зама прямо сейчас спихнуть. Стоит только Моргуну на ушко два слова шепнуть, мол, ваш человечек за спиной у группировки свои дела проворачивает, и…

— Ты, Сережа, не торопись. С поспешностью, сам знаешь, что… А если Моргун сразу не поверит и начнет нас проверять. Думаешь, Евгений Викторович будет сложа руки сидеть?

— Не думаю, — сказал Сергей. — Нужно, чтобы “папа” все своими глазами увидел. Что зам твой из “общяковских” денег свой бизнес делает, вот тогда ему точно “крышка”.

— А делает ли он его из воровских денег? — с сомнением покачал головой директор.

— Делает-делает, — прошептал Сергей. — Я его натуру уже хорошо изучил. Он жмот и своими деньгами рисковать не станет. А чужие пропадут — не так жалко.

— Ладно, у меня тоже коке-какой материал имеется. Сергей, ты поосторожней тут, — погрозил пальцем Владимир Генрихович. — Сам знаешь, какие они, эти “братки”.

— Я постараюсь, — кивнул Моисеев. — Кто не рискует, тот…

— Не ест икру, не пьет шампанское и не трахает баб, — добавил директор.

— Вот-вот, дайте мне еще недельку, и мы тут такую операцию проведем, куда там нашему ОБЭПУ!

Они попрощались, и Владимир Генрихович зашагал по двору, по-хозяйски оглядывая пустые поддоны и ящики под навесами.

Кулаков снял наушники, отложил их в сторону, нажал кнопку, выключая диктофон, и улыбнулся. Он знал, что “не все спокойно в Датском королевстве”, но вот теперь убедился в этом окончательно. Прослушивание кабинетов и проходной он устроил по собственной инициативе, ни с кем не советуясь, никому не докладывая. Сам! Лет пятнадцать назад был у него такой опыт, когда пришлось “слушать” крупных мошенников, собирающихся “кинуть” на инкассации один московский универмаг. Был он тогда “засланным мальчонкой”, крутился среди всякой швали, спал с их девицами и чувствовал себя очень вольготно. Пока его товарищи ночью глаз не сомкнут, караулят, выслеживают, ловят бандитов, он жрет в три горла, катается на машине, меняет баб, купается в море, пользуясь всеми благами бандитской жизни, и при этом постоянно находится “под прикрытием”, в относительной безопасности. Именно тогда товарищи научили его ремеслу “подслушки”. Для этого нужен самый обыкновенный телефон, с обыкновенными проводами и обыкновенной трубкой. Ну, а если не обыкновенный, а радио-…, так еще проще, только сумей настройся на определенную частоту… Зачем, спрашивается, прослушивал и не боялся ли праведного гнева начальников в случае разоблачения? Если бы Кулакову задали этот вопрос, он не задумываясь на него ответил: а затем, что привык за годы шакальей ментовской службы никому не доверять и зарабатывать деньги там, где их только можно заработать, а в торговом деле на одних только разговорах можно неплохо “капусты нарубить”, потому что торговля — это всегда недомолвки, обман, “кидалово”, подлог. Может, в какой другой стране это и не так, все на честном слове и доверии, а у нас… Успех у того, кто хитрей, умней и изворотливей.

Теперь Кулакову предстояло решить для себя, на чью сторону встать: на сторону директора или на сторону зама. А это был очень непростой вопрос. Реальная власть принадлежала, конечно, не Владимиру Генриховичу, а тому, кто никогда, ни разу, не показывался в супермаркете — “вору в законе” Моргуну, у которого была самая большая доля. Кулаков не знал, какая точно, но догадывался, что никак не меньше шестидесяти процентов. На втором месте по значимости был Евгений Викторович. Пока директор занимался товарами, он занимался деньгами, зарабатывая чистую прибыль для себя и для других. И только на третьем месте, по мнению Кулакова, стоял директор. Он, конечно, уважал Владимира Генриховича, ценил его таланты и способности руководителя, но основные капиталы были не у него. А деньги в наше время, как известно, решают все. Вот только сколько может стоить информация? Пять, десять тысяч, двести? И спросить-то не у кого. А, может, сыграть с господами в двойную игру? Двойная игра вдвойне опасней, потому что обе стороны могут тебя за задницу цепануть… В общем, начальник службы безопасности сейчас находился в роли Буриданова осла, не зная к какому “берегу пристать”, вот, правда, умирать с голоду он вовсе не собирался…

Анька вышла из дому и неторопливо пересекла двор. Когда он скрылась за углом дома, со скамейки у подъезда поднялась плотная фигура. Это был Иван. Он пошел следом за Анькой.

На улице он специально “отпустил” ее от себя подальше, чтобы не быть замеченным. Пошел медленно, как бы прогуливаясь, купил в киоске бутылку пива. Посасывая из горлышка пенную жидкость, он прошел за ней несколько кварталов. По дороге Анька несколько раз присаживалась на скамейки во дворах, отдыхала, переводила дух. Даже издали Ивану было видно, что ей тяжело идти.

Анька поднялась на крыльцо и скрылась за дверями двухэтажного здания, пристроенного к жилому дому. Иван подошел к крыльцу и прочитал надпись на большой стеклянной табличке: “Женская консультация. Часы приема…”

Он потоптался около крыльца, не зная, дожидаться ее или нет, решительно зашагал прочь.

Во дворе на детской площадке на качелях сидел Миша. Качели со скрипом покачивались взад-вперед. Миша был бледен и печален, под глазами — большие темные круги: на то сходящие синяки, не то следы неправедной жизни.

Иван подошел к нему, подал руку. Миша лениво ее пожал.

— Ну что, Майкл, дело закрыли? — поинтересовался Иван.

— Да, все на мази, — ответил Миша. — За отсутствием состава преступления.

— Ну вот, считай, мы с Анькой тебя вытащили. А то парился бы сейчас в СИЗО на нарах с урками.

— Спасибо. По гроб обязан, — сказал Миша печально.

— Тебя что, опять колбасит? — спросил Иван. — По-новой начал?

— Да нет, мать большие бабки за лечение заплатила. Теперь каждый день хожу лечиться. Уколы ставят — очень больные. Вся задница синяя.

— К наркоте не тянет?

— Да нет, вроде.

— Вот и хорошо, зато опять человеком станешь, — подбодрил друга Иван. — У меня к тебе дело есть.

— На сто миллионов?

— На двести. Судя по всему, Анька у нас беременная.

— Да ну! — удивился Миша. — Быть этого не может! Она же у нас недотрога, как Татьяна Ларина, — он помолчал, что-то соображая. — От тебя, что ли, жеребца?

— Неважно. Короче, Майкл есть у меня соображения по поводу “маркетовской” охраны. Козлы они там все. Опускают нашего брата, как хотят, и никто жаловаться не идет, потому что боятся. А я не боюсь, у меня вон сам Моргун “крышей” служит, плевал я на них с десятого этажа. Короче, дело есть. И ты мне в этом деле должен помочь.

— А что делать-то? — поинтересовался Миша.

— Надо этих козлов наказать как следует.

— Да ты что? Как же мы их накажем? — покачал головой Миша. — Мы -кто? “Мойщики” вшивые, а у них и рации, и оружие. Они все бывшие менты или “гэбэшники”. Крутые!

— Ну, не такие уж они и крутые, какими кажутся на первый взгляд, — задумчиво сказал Иван. — Знаешь, как у нас говорят, крутыми бывают только горы.

— Учти, я теперь у ментов на привязи. Чуть что — сразу опять в кутузку упекут. И уже никакие деньги не помогут. Первый раз прокатило, второй — хрен. Мне так и сказали, когда домой отпускали. До малейшей провинности.

— Ты перед ментами будешь чист, как стекло. Все сделаем так — комар носа не подточит. И потом — ты у нас теперь с Анькой в должниках.

— Ну, не знаю, — пожал плечами Миша. — Деньги я вам отдам постепенно.

— Отдавать ничего не надо. Лучше помоги с акцией.

— Зуб даешь, что все будет чисто? — Миша недоверчиво посмотрел на Ивана.

— Сто зубов дам, — кивнул Иван.

— Ладно, — согласился Миша. Он слез с качелей. Иван показал на маленькую деревянную избушку посреди детской площадки. Они влезли в нее, и Иван подробно рассказал Мише о своем плане.

Евгений Викторович подошел к окну своего кабинета. Из него был хорошо виден задний двор с навесами, под которыми хранилась пустая тара. Во дворе стояли машины начальства: его, директора, начальника охраны, зав. отделами, зав. залом. Он долго стоял у окна, рассматривая балконы жилых домов напротив. Вот из дверей показался Сергей Моисеев. Он вальяжно потянулся, подняв руки вверх, несколько раз присел, разминая руки, покрутил головой. Немного размявшись, охранник снова скрылся внутри кирпичного домика.

Евгений Викторович вернулся к столу, на котором лежала прозрачная аудиокассета. Заместитель директора взял кассету в руку, посмотрел на пленку. Кассета была наполовину перемотана.

— Вот ты, оказывается, каков, Сергей Моисеев! — ухмыльнулся Евгений Викторович. — А ведь с виду не скажешь!

Он положил кассету на стол, снял трубку и набрал номер.

— Алло, мне Моргуна, пожалуйста. Евгений Викторович. Хорошо, подожду, — он отер платком вспотевший лоб. — Привет, слушай, появилась в нашем стаде паршивая овца. Хорошо, пастух у нас хороший, опытный, быстро ее заприметил.

Кирилл стоял в очереди к телефону. Очередь двигалась медленно, и он нервничал — поглядывал то на часы, то на двери лифта. Наконец он добрался до горячей и потной от множества ладоней трубки, набрал номер редакции.

— Алло, здравствуйте, мне Катю, пожалуйста. А, Катя, это Кирилл. Ну как тебе премьера? Мне тоже — не очень. В общем, я тебя внизу жду. Поговорить надо, — он повесил трубку, подошел к уже закрывшемуся книжному киоску и стал изучать обложки.

Катя спустилась через пять минут. Кирилл ее обнял и попытался чмокнуть в щеку, но девушка дернула плечами, отстранилась.

— Ты меня прости за прошлый раз, — сказал Кирилл. — Кто же знал, что все так получится?

— Да уж, — усмехнулась Катя. — Друзья у тебя. Меня потом трясло всю дорогу от страха. Как ты? Не болит?

— Уже нет. Синяк остался, — Кирилл коснулся своей груди. — Может, мы сегодня куда-нибудь забуримся? Дискотека, бар, ресторан?

— Сегодня, к сожалению, никак. У меня слишком много дел, — быстро произнесла Катя, не глядя на Кирилла. Она потянула на себя дверь, вышла в тамбур. Кирилл бросился вперед, распахнул вторую дверь перед девушкой. Они оказались на улице.

— Ты не хочешь меня больше видеть? — спросил Кирилл.

— Честно говоря — нет, — помотала головой Катя. — Первое впечатление всегда самое яркое. И обманчивое, — добавила она через паузу. — Так оно и вышло. У меня другой круг общения, и я не хочу больше ввязываться ни в какие криминальные истории.

— Ну да, собственное благополучие всегда ближе чужой беды, — криво усмехнулся Кирилл. — А если бы меня тогда этот бандит замочил?

— Да кому ты нужен? Мелкий воришка! — зло сказала Катя.

Кирилл обиделся.

— Я не воришка! Я порядочный и честный человек. Несчастный только, — вздохнул он.

— Что-то на твоем лице не видно особого несчастья, — отпарировала Катя, быстро идя по улице в сторону метро.

— Мне никогда с девушками не везет. Только, понимаешь ли, влюбишься, и тут обязательно случится что-нибудь непредвиденное: то девушка окажется валютной проституткой, то поезд переедет.

— Тебя уже и поезд переехал? — ехидно спросила Катя.

— Ага, в прошлом году. Бежал за одной девушкой, хотел в любви объясниться, а он как выскочит, как выпрыгнет — и все! В Склифе два часа уши пришивали. Видишь, какие бледненькие, — Кирилл пальцем оттопырил правое ухо, продемонстрировал Кате.

Девушка рассмеялась. — А инвалиды мне тем более не нужны — я тебе не нянька. Пускай обо мне заботятся, пока молодость не прошла.

— Вот я и хочу о тебе заботиться, — сказал Кирилл, уже понимая, что сегодняшний вечер безвозвратно потерян для личной жизни.

— Ну ладно, я подумаю, но не сейчас — неожиданно смягчилась Катя. — А сегодня, правда, очень много дел. Пока, — она помахала на прощание рукой и скрылась в темной утробе метрополитена.

Кирилл остался стоять на верхней ступеньке лестницы. Мимо него тек нескончаемый людской поток. Его толкали, на него ругались, что он стоит посреди дороги. А он вдруг впервые за свою недолгую и неправедную жизнь испытал чувство, похожее на ревность. Интересно, к кому или к чему он так ревновал: к Катиным делам, которых, скорей всего, на самом деле, нет?

Сергей Моисеев сдал пост сменщику, рыжеволосому двухметровому детине со смешной фамилией Подопригора, вышел на улицу. Дул холодный пронизывающий ветер, и Моисеев поежился в своей курточке. Сегодня Лера должна была пойти в поликлинику. Больничный продлевали уже в пятый раз. Головные боли, головокружение. Врачам все это не нравилось. Сегодня должны были сделать компьютерную томографию головного мозга, и, если все будет в порядке, выписать на работу. Сергей за Леру очень переживал.

Жили они счастливо и не ссорились. За каких-нибудь две недели запущенная холостяцкая квартира бывшего “опера”, где обычно собирались они с ребятами после работы попить водки да поболтать о ментовских делах, превратилась в уютное гнездышко с веселыми занавесками на окнах, прихватками, расписными тарелочками, вазами, разделочными досками и прочей, приятной для глаза. чепухой, какую могут извлечь из шкафов и кладовок только женские руки. Лера его не слушалась и постельный режим не соблюдала. Целыми днями она драила, чистила, мыла то плиту, то пол, то окна, выгребая столетней давности грязь, которую Сергей, честно говоря, и не замечал. Сегодня Моисееву было поручено купить продукты к ужину, и он отправился на рынок.

Потолкался среди прилавков с громогласными носатыми торговцами, приценился к мясу. Вышел он с рынка только через час с двумя большими пакетами в руках. Подошел к остановке, стал дожидаться своего автобуса. День только начинался. Ветер стих, и из-за туч показалось жаркое солнце.

К тротуару причалила стального цвета “девятка”. Задняя дверца открылась. Из машины вылез здоровый парень — Сергей его сразу узнал — один из “быков”. Именно его тогда он уложил двумя ударами на больничный пол в Лерочкиной палате.

— Сергей Моисеев? — уточнил парень, подойдя вплотную.

— Ну я, — кивнул Сергей.

— С нами поедешь — дело есть, — сказал “бык.”

— Никуда я не поеду, — мотнул головой Моисеев. — Мои дела на сегодня уже закончились. Сутки я отдежурил, пост сдал, теперь к жене домой спешу.

— Ты Владимиру Генриховичу по зарез нужен, — тихо сказал парень.

Но Сергей сразу почувствовал подвох.

— Мы с ним вчера утром виделись и обо всем поговорили, — сказал Моисеев.

— То вчера было, а сегодня обстоятельства изменились. Неприятности у него из-за тебя, — парень явно не хотел привлекать внимание людей на остановке, разговаривал тихо и фальшиво ласково, как со старым другом.

— Я домой приеду и ему позвоню, — Сергей хотел отойти туда, где было побольше народу, но “бык” ему не дал. Парень обнял его левой рукой за плечи, и Моисеев вдруг почувствовал, как в правый бок ему уперся ствол. Он глянул вниз — обычное табельное оружие — “Макаров”. Оружие спрятано в широком рукаве джинсовой куртки, со стороны никто ничего и не увидит.

— Поехали! — сказал парень, широко улыбнувшись.

— Придется, видимо, — вздохнул Сергей, направляясь к машине. Он влез в салон машины и поздоровался. Всего “быков” было трое. Один сидел за рулем, другой на заднем сидении. Парень с пистолетом влез в машину, локтем прижал Сергея к спинке сиденья.

— Ты, мудила с Нижнего Тагила, лучше с нами шутки не шути, — предупредил он Моисеева. — А то мужики у меня нервные, на работе подорванные.

— Я уже догадался, — сказал Сергей, глянув на пистолет, который парень сунул в кобуру под мышкой. — Куда едем-то?

— Скоро узнаешь, — загадочно произнес “бык”.

Машина сорвалась с места и понеслась по оживленным московским улицам. Водитель был настоящим асом. Он на большой скорости обгонял плотный поток машин из нескольких рядов, лавировал, ловко вклинивался в любую “дырку”. Сергей сидел, зажатый с обеих сторон “быками” и глазел по сторонам. Скоро он понял, что везут его за город.

В его голове прокручивались мысли. Конечно, имя директора было упомянуто не просто так. Или Владимира Генриховича “расколол” его зам, или он сам пошел на попятную, испугавшись рискованной игры с мафией, но в таком случае он гад, предатель, и от прежней дружбы осталась только мелкая пыль… Или что-то еще, что они не могли ни учесть, ни предвидеть… А что еще? Их разговор можно было просто подслушать, и тогда весь план с опережающим ударом — коту под хвост. Ну, конечно, как он сразу не догадался! Нашпиговать проходную “жучками” для профессионалов — плевое дело. Пять минут работы. Значит, охранники на проходной все время находились под наблюдением. Они следили за периметром забора, по ночам пропускали машины с “левым” товаром, а в это время следили за ними, как за подопытными крысами, всегда ожидая подвоха. Ну что же, неплохая организация торговли, Евгений Викторович!

Машина благополучно миновала пост ГИБДД около Кольцевой автодороги и выскочила на Ярославское шоссе. Сразу за Яузой около Мытищ свернули направо.

Машина остановилась около ворот коллективного сада. Водитель выбрался из машины, загремел ключами, открывая большой замок.

— Вы меня на земляные работы везете? — с усмешкой поинтересовался Сергей. — Хотите, чтоб я клубничку пособирал?

— Пособираешь сейчас у нас! — угрожающе произнес парень с пистолетом.

Машина въехала в ворота, неторопливо покатила по узким дорожкам сада. Кругом на своих участках в земле копались дачники. “Ну, значит, стрелять не будут, — с облегчением подумал Сергей. — Зачем же им шум поднимать? Остаются только “тихие” способы.” “Тихие” способы эго тоже нге устраивали, и он лихорадочно думал, как выкрутиться из складывающейся ситуации.

Машина замерла у крайнего участка рядом с забором. Около забора была навалена большая куча навоза. “Как раз для таких лохастых охранников, как я, могилка!”— с горечью подумал Моисеев.

Его вытащили из машины, ввели в дом.

— Сумочки мои не забудьте, у меня там продуктов рублей на триста! — предупредил Сергей, стараясь придать голосу беззаботный тон. Выходило у него не очень — голос дрожал, выдавая животный страх.

Его провели в крохотную кухню с плитой, работающей от баллона с газом. “Бык” открыл крышку погреба, толкнул Сергея вниз. Моисеев скатился по ступенькам, больно ударившись локтем о деревянную подпорку.

Сквозь щели между рассохшимися досками пола проникал слабый свет, и глаза быстро привыкли к темноте. Сергей про себя усмехнулся тому, что ситуация повторяется. Только в прошлый раз в погребе сидел Владимир Генрихович, а он выступал в роли спасителя. Теперь же спасать было некому. Разве что Лерочка к вечеру забьет тревогу, не дождавшись его домой с продуктами. Интересно, что им надо? Его смерти, или они просто хотят его как следует запугать, чтобы он к “супермаркету” ближе чем на километр не подходил?

Половицы сверху заскрипели, послышалось шипение. С легким хлопком вспыхнула конфорка. Судя по всему, все трое “быков” гужевались на кухне — готовили еду. Сергей сглотнул слюну. Он ничего не ел со вчерашнего вечера. Дурная привычка жрать все подряд в любой ситуации появилась у него во время службы в ментовке. В оперативной части спокойно почти никогда не бывает, всегда нервотрепка, всегда плохо осознаваемое чувство, что до следующего завтрака можно не дожить, а потому надо насладиться маленькими жизненными радостями сполна, пока есть такая возможность.

Проиграв возможные варианты дальнейшего развития событий, Моисеев неожиданно для себя успокоился. Никакого дерьма он бандитам пока что не сделал, а напротив, предупредил их о проверке ОБЭПА, а то где бы сейчас сидел этот потный Евгений Викторович — уж явно не в своем уютном кабинете! А разговоры с директором о смене “крыши” и упреждающем ударе, так это всего лишь навсего разговоры! Мало ли, о чем глупый, раненый в живот охранник может болтать со своим начальством? С таким же успехом они могли бы поговорить о военном перевороте в Непале.

Загремели тарелки, ложки, стаканы, и Сергей Моисеев загрустил. Он вспомнил о своей любимой Лерочке, которая ждет его дома и грустит, поглядывая на часы…

Владимир Генрихович подписывал бумаги в своем кабинете. Из под золотого “паркеровского” пера легко вылетали замысловатые завитушки его автографов. Серафима Дмитриевна сидела напротив директора и следила за его работой.

— Что-то вы неважно выглядите, Сима, — сказал Владимир Генрихович, подписав последнюю бумагу. — Что с вашими волосами7

— Парик сняла, — с вызовом сказала бухгалтерша. — Просто удивительно, как с такой работой я еще не в Кащенко лежу!

— Да ну, бросьте, теперь уже все “устаканилось”, — улыбнулся Владимир Генрихович. — Больше вам не придется так нервничать. Скоро все встанет на свои места и будете спокойно дебет с кредитом сводить.

— Ваши слова, да богу в уши, — сказала Серафима Дмитриевна. — А, может, вы меня пока отпустите на отгулы или в отпуск? Хотя бы на недельку. Я бы съездила в санаторий подлечиться.

— Ну нет, — покачал головой Владимир Генрихович. — Сейчас я вас отпустить никак не могу. Сначала надо со всеми финансовыми бумагами разобраться. А то тут такого накручено! Концов не найти! Потерпите еще хотя бы недельки две.

— Через две недельки лето кончится, — вздохнула Серафима Дмитриевна.

— Бархатный сезон — самое милое дело. Не так жарко, и народу поменьше, — возразил директор.

— До бархатного сезона я не доживу!

— Ну ладно, неделю тебе дам. Все дела передай девочкам. Люде. Она, вроде, посерьезней.

— Спасибо, Владимир Генрихович, век вашей доброты не забуду! — заулыбалась Серафима. Он собрала бумаги, послала директору воздушный поцелуй и выпорхнула за дверь

“Да совсем Сима сдала без мужика, — подумал Владимир Генрихович. — Может, на юге себе кого найдет?”

Он вдруг почувствовал недомогание: в глазах потемнело, к горлу подступила тошнота. Владимир Генрихович, переборов слабость, поднялся из кресла, подошел к бару, налил себе рюмку коньяку. Залпом выпил. Крепкая жидкость тут же загнала неприятное ощущение куда-то вглубь. Директор взял себя в руки, сел за стол.

Прошло часа три или чуть больше. Моисеев на ощупь обследовал погреб и убедился, что средств самозащиты в нем нет: ни палок, ни штырей, ни лопат. Шаги наверху смолкли, потом послышался шум отъезжающей машины. “Все они свалить не могли, — подумал Сергей. — Одного гада с “пушкой” наверняка оставили.” Он забрался на ступеньки, попробовал глянуть сквозь щель в крышке. Крышка была закрыта половиком, поэтому разглядеть ему ничего не удалось. Все-таки эти “быки” были удивительно самоуверенными — даже не обыскали пленника. Ждать у моря погоды он больше не собирался…

Сергей пошарил по карманам, вынул ключи от квартиры. Один ключ представлял собой длинный штырь с бороздками — вставил его в замок, повернул на девяносто градусов, дверь и открылась. Ну что же, в крайнем случае, сгодится и он. Моисеев снял с брюк ремень, кулаком стукнул по крышке. Послышались шаги.

— Чего надо? — по голосу Сергей узнал “быка”, который наставил на него пистолет.

— В туалет, — просто сказал Моисеев.

— В баночку сходи, — сказал “бык”. — Там полно пустых.

— Нет, серьезно! Вы меня долго будете здесь держать?

— Сколько надо, столько и продержим. Тебе теперь некуда торопиться, парень, — послышались удаляющиеся шаги.

Моисеев начала барабанить в крышку. Полетела тонкая густая пыль, от которой он расчихался.

— Мужик, ты не понял, что ли? — снова раздался сверху голос “быка”. — Ты мен телевизор смотреть мешаешь.

Сергей продолжал барабанить.

— Ну ладно, я тебя сейчас поучу! — предупредил парень, отодвигая засов. Он поднял крышку. Сергей отодвинулся в сторону, встал сбоку от лестницы. “Бык” начал спускаться вниз, склонив голову. Сергей одним движением накинул на шею “быка” ремень, упал, выставив вверх правую ногу и перебросил парня через себя. Тот упал на какие-то ящики, больно ударившись, взвыл. В следующее мгновение Моисеев, зажав в кулаке штырь с бороздками, набросился на него, ударил, куда пришлось, попал в лицо. “Бык” попытался его ударить, но в темноте промахнулся. Сергей нанес еще один удар штырем, потом свободной рукой провел мощный апперкот. На несколько мгновений “бык” вырубился. Моисеев нащупал под мышкой кобуру с пистолетом, выхватил оружие, успел взвести “Макарова”, в это мгновение парень уже пришел в себя, схватил его за руку с пистолетом, попытался провести прием. Палец сам вдавился в спусковой крючок. Грохнул выстрел, затем второй. Противник слегка оглох. Сергей ткнул ключом в руку противника, на мгновение хватка ослабла, и ему удалось освободиться. Он прекрасно понимал, что силы неравные, и, пока парень не очухался, нужно успеть выскочить из погреба. Моисеев вскарабкался по ступенькам, хлопнул крышкой погреба, задвинул засов. Он прислушался. Парень внизу пришел в себя, страшно матерясь, полез наверх. Сергей представил себе, как по его лицу струится кровь.

— Я выстрелю! — предупредил “быка” Моисеев.

— Ну, сука, держись! — раздалось снизу, щелчок и тут же в полу и в потолке образовалось пулевое отверстие. Сергей понял, что у противника оказался второй “ствол”. Он выбежал из кухни, пробежал через комнату, держа “Макарова” наготове, выскочил на крыльцо. Огляделся. Поблизости никого не было. Моисеев сунул пистолет за пояс брюк, и, как заяц, бросился через грядки к дороге.

На кухне раздавались выстрелы.

— Я тебя достану, сука, я тебя достану! — кричал разъярившийся “бык”. Одна пуля вошла в днище газового баллона в углу кухни.

По дороге, дребезжа, будто вот-вот рассыплется, пылила старенькая “Нива”. Сергей замахал руками, приказывая остановиться. Пенсионер в выцветшей кепке высунулся из окна.

— Случилось что?

— Милиция! — Сергей сунул под нос старику обложку от несуществующего удостоверения. — В Москву срочно! — Сергей открыл дверцу и плюхнулся на сиденье. — Гони!

— Куда гони? — недовольно нахмурился пенсионер. — На пожар, что ли? Не видишь, машина еле ходит?

В это мгновение за их спинами грохнул взрыв. На дорогу полетели осколки стекол, куски рам. Дачный домик около забора запылал, как свечка.

— Мать моя женщина! — испуганно оглянулся пенсионер и рванул “Ниву”вперед.

Лерочка сидела на кухне. На столе лежали вышитые цветами салфетки, на которых стояли пустые тарелки. Девушка то и дело поглядывала на часы. Суп в кастрюле давно остыл, котлеты с лапшой засохли на сковородке, и она уже начала злиться на Моисеева.

Щелкнул дверной замок. Лерочка встрепенулась, поднялась с табурета. Сергей вбежал на кухню, крепко обнял девушку.

— Господи, дома-дома, цела! — зашептал он, покрывая ее лицо поцелуями.

— Что случилось? — испуганно прошептала Лера. — Ты где был?

— Уходим! — Сергей бросился в комнату, вытащил из-под кровати большую дорожную сумку, открыл шкаф, стал скидывать вещи.

— Куда уходим? Что случилось? А суп? — посыпались вопросы.

— Потом — суп! Некогда — суп! — бормотал Сергей, подсчитывая деньги. — Мне нужно срочно сваливать, а тебе лучше пожить у родителей!

— Как — у родителей? — на глаза Лерочки навернулись слезы. — Они же меня съедят!

— Не съедят — родная дочь! Лерочка, переодевайся быстрей, каждая минуту дорога.

— Ты меня бросаешь, да? — спросила Лера, скидывая халат и напяливая на себя черную кофту.

— Господи, не бросаю я тебя, не бросаю! Сейчас некогда, по дороге объясню! — закричал он, раздражаясь на ее медлительность.

Они выбежали из квартиры, Сергей захлопнул дверь. Он подхватил девушку на руки и побежал вниз по лестнице.

— А суп? Он прокиснет, — твердила Лерочка, прижимаясь к груди Сергея.

Минут через семь на лестничную площадку пятого этажа, где была расположена квартира Моисеева, поднялись двое. На одном была кожаная куртка, другой был одет в хороший костюм.

— Тихо открой! — приказал мужчина в костюме, заклеивая оберткой от жвачки глазок двери напротив.

Парень в куртке вынул из кармана связку отмычек, глянул на замки. Отмычку подобрал в течение пятнадцати секунд.

— На нижний не закрыто, — тихо сообщил он напарнику, поворачивая отмычку.

— Очень хорошо, — мужчина в костюме вынул пистолет. — Вперед!

Они вбежали в квартиру, осмотрели комнату, заглянули в туалет, в ванную, на кухню.

— Суп теплый еще, — сказал парень, прикасаясь к кастрюле. — И тарелки на столе. Обедать собирались, — парень взял поварешку, поднял крышку кастрюли, зачерпнул суп, хлебнул жижи. — Ничего у него баба готовит.

— Поешь-поешь, раз проголодался, — второй, в костюме, вынул из кармана пиджака сотовый телефон, набрал номер. — Привет, это Гуня. Фраер наш свалил со своей бабой. Судя по всему, недавно. Ничего страшного, далеко не оторвется.

В дверь позвонили. Парень в куртке так и присел с поварешкой в руке. Суп полился на пол.

— Тихо ты! — цыкнул на него напарник. Он сунул телефон в карман, на цыпочках направился к входной двери. Заглянул в глазок. На площадке перед дверью стояла Тамара Алексеевна. В руках у нее были тяжелые сумки.

— Лерочка, открой, это я — мама! — громко произнесла Тамара Алексеевна.

Мужчина покачал головой и отошел от двери.

Тамара Алексеевна позвонила еще несколько раз, вздохнула, поставила сумки на пол.

— Интересно, куда они могли пропасть? — сказала она самой себе. — В магазине сказали — дома. Вот свинья, таскает девочку! Ведь сказано — постельный режим!

Тамара Алексеевна подошла к двери напротив, позвонила. Послышались шаркающие шаги.

— Кто там? — спросил из-за двери старушечий голос.

— Это…, — замялась Тамара Алексеевна. — Я мама вашей соседки напротив.

Из двадцатой квартиры.

— Нету у нас напротив никакой соседки, — возразила старуха. — Я вас не вижу! Зачем вы глазок пальцем закрыли?

Тут Тамара Алексеевна заметила на дверном глазке обертку, сорвала ее.

— Теперь видите? Лерочка сюда недавно переехала, к Моисееву Сергею.

— К Сереже? — старуха, наконец-то решилась открыть. Загремели замки. Она осмотрела женщину, прищурившись. — Женился и мне ничего не сказал!

— Можно у вас эти сумки оставить? Я Лерочке вещи привезла, а их дома нету. Не тащить же все снова домой?

— Вещи, — покачала головой старуха. — А вдруг у вас там бомба спрятана, я откуда знаю?

— Да вы что, какая бомба? — возмутилась Тамара Алексеевна. — Не верите, посмотрите, пожалуйста! — она расстегнула обе сумки. — Смотрите, смотрите, не стесняйтесь!

— Да ладно-ладно, — махнула рукой старуха. — В прихожей вон оставьте. А я вечером им позвоню.

— Вот спасибо, — Тамара Алексеевна занесла сумки в прихожую, застегнула молнии.

К сумкам тут же подошел огромный белый кот, принялся их обнюхивать.

— Брысь! — прикрикнула на кота старуха. Кот, выгнув хвост, опрометью бросился прочь. — Все метит, все! Такой подлец! И ведь гуляет во дворе каждый день, — объяснила она.

— Вы уж за ним проследите, пожалуйста, там хорошие вещи, — попросила Тамара Алексеевна. — До свидания!

— Да ладно уж, — вздохнула старуха, закрывая за Тамарой Алексеевной дверь. — Нет, ты посмотри-ка, женился и мне ни слова не сказал! А я ему обеды варила!

Старуха ногой задвинула сумки в угол, собралась было покинуть прихожую, но тут ее ушей коснулся звук открываемой двери напротив. С удивительным для ее возраста проворством старуха подскочила к своей двери, припала к глазку. Она увидела двоих мужчин, которые вышли из двадцатой квартиры. Они захлопнули дверь и стали быстро спускаться по лестнице.

— Угу, ишь ты, дома у них никого! — прошептала старуха. Она подошла к сумкам, расстегнула, и стала в них рыться.

Мороженое “На бис”

Анька сидела на лавочке в джинсовом комбинезоне и легкой курточке, поеживалась. Дул по-осеннему прохладный ветер, срывая с деревьев первую пожухлую листву. Липовый листок, крутнувшись в воздухе, застрял между реек скамейки. Анька взяла его в руку и смяла в крохотный комочек. Вчера врачиха сказала ей, что токсикоз может длиться всю беременность — сорок недель! Мрак! Ей столько не выжить!

Она увидела идущую по аллее журналистку. Оксана Павленко была не одна. Рядом с ней, ссутулившись, вышагивал высокий парень с непослушными вихрами на голове. Он что-то оживленно рассказывал девушке, смешно размахивая огромными руками. Оксана была увлечена рассказом, и Аньку не заметила.

Анька поднялась со скамейки и двинулась следом за парочкой.

— Я ему говорю: у меня на полосу шикарная аналитическая статья про подпольный бордель с малолетками, а он мне — это неактуально, это неинтересно, это избито. Как, говорю, избито, когда он существует, действует и процветает? И милиция на эту дрянь ноль внимания? — горячился парень. — Ксюша, ты мою статью читала, скажи, избито? Ну, избито?

Оксана неопределенно пожала плечами.

— Если честно — сыровато. Материал интересный, но как-то ты его не очень умело подал. Уж больно ты смачно все описываешь. Не знаю, как бабам, а мужики, когда прочитают, у них слюни потекут, тут захочется это заведение посетить. Скажем так — пафос не тот.

— Да какой там пафос? — возмутился парень. — Чистая уголовщина! Они их из других городов целыми командами на автобусах возят! Паспорта отбирают!

Оксана со вздохом отвела взгляд и увидела Аньку, которая стояла вполоборота у театральной афиши, стараясь не смотреть в их сторону.

— Вадим, ты извини, пожалуйста, у меня встреча, — торопливо произнесла Оксана, дежурно кивнула на прощание и подошла к Аньке.

Парень постоял немного, растерянно глядя вслед Оксане, тяжело вздохнул и пошел своей дорогой.

— Здравствуй, — сказала журналистка. — Ты меня ждала или просто так гуляешь?

— Просто так, — сказала Анька.

— Ладно, не ври! — резко сказала журналистка. — Пойдем присядем на скамейку, поговорим.

Они сели на скамейку, Оксана достала сигареты.

— Курить будешь?

— Мне сейчас нельзя — бронхит, — вздохнула Анька. — А иногда так хочется, просто сил никаких нет!

— Ты что, в положении? — тут же догадалась журналистка.

Анька посмотрела на нее с каким-то детским испугом. Какая прозорливая!

— Да нет, просто… Ну да, есть немного, — неуверенно кивнула она.

— Этого немного не бывает. Или есть или нет, — усмехнулась Оксана.

— В общем, я просто хотела вам деньги вернуть, — Анька полезла в карман куртки, вынула из него купюры. — Вы нас извините, пожалуйста, что так в прошлый раз получилось. Нехорошо.

— Да уж, конечно, что хорошего? — сказала журналистка. — Деньги убери, они ваши. Статья про “мойщиков” давно вышла, так что заработали.

— Нет, а как же…? — растерялась Анька. — Мы еж вас подставили!

— Отрицательный опыт — тоже опыт. Научили. Что это ты вдруг ни с того ни с сего добренькой стала? Попалась?

Анька снова с испугом посмотрела на журналистку — мысли она ее читает?

— Ничего я не попалась! Неудобно просто. Вы нам деньги, мы вам — подлянку.

— Грехи искупаешь? Хочешь своему будущему ребенку счастливую судьбу? Чтоб твою “грязь” на своих плечах по жизни не нес?

— Хочу, — призналась Анька. Он не совсем поняла, что имела в виду журналистка, когда сказала о “грязи” на плечах. — Кто же этого не хочет?

— Просто ангел, а не женщина, — рассмеялась Оксана. — Только не так это просто — свои прежние грехи искупить. Тут, моя милая, помучаться надо, пострадать. Деньгами не отделаешься!

— Может, возьмете? — Анька заглянула в глаза Оксане, и журналистка увидела, какие они красивые — карие, с темными крапинками.

— Нет, не возьму, — Оксана задумалась. — Ладно, если хочешь доброе дело сделать, пойдем в кафешку зайдем, покормишь меня из этих денег, заодно расскажешь, что там с тобой в “супермаркете” случилось, — она поднялась со скамейки, пошла по аллее. Анька осталась на месте. Смотрела на нее как-то затравленно, по-собачьи. — Ну, чего ты сидишь? Передумала?

— Нет-нет, пойдемте! — Анька вскинулась, торопливо зашагала за журналисткой.

Владимир Генрихович почувствовал себя нехорошо: опять потемнело в глазах, руки сделались ватными. Он испугался, что потеряет управление автомобилем, перестроился в правый ряд, притормозил у тротуара.

В зеркало заднего вида он увидел, что к машине, помахивая жезлом, направляется “гаишник”. “Только этого еще не хватало!”— с тоской подумал Владимир Генрихович, вытирая покрывшийся холодным потом лоб.

— Нарушаем? — наклонился к окошку инспектор и представился.

— Плохо мне что-то, — поморщился Владимир Генрихович, вздыхая.

— Плохо — не надо за руль садиться, — заметил инспектор. — Вы сплошную линию пересекли. Выйдите из машины.

Владимир Генрихович подчинился. Его обдало запахом гари от рванувшихся на зеленый свет автомобилей. Он закашлялся, глотнул серый воздух, и тут его вырвало прямо на сапоги инспектору.

— О, как все запущено! — покачал головой милиционер. — Придется вам в трубочку дыхнуть. Давайте мне сюда свои права!

Владимир Генрихович отдал инспектору права и поплелся следом за ним к милицейской машине.

Сергей Моисеев видел все случившееся. Он стоял чуть поодаль у аптечного киоска, якобы изучая ценники на лекарствах, на самом деле — внимательно смотрел по сторонам. Директора Сергей поджидал специально. Он знал, что Владимир Генрихович всегда ездит домой именно этой дорогой. До Моисеева директор не доехал каких-нибудь тридцати метров.

Сергей оглянулся, двинулся к машине директора. Подойдя, еще раз оглянулся, тронул ручку задней дверцы. Дверца оказалась открыта. Видимо, подгоняемый инспектором, в спешке, Владимир Генрихович забыл щелкнуть кнопкой пульта дистанционного управления. Сергей открыл дверцу и быстро влез в машину. Он осмотрелся и, подогнув колени, лег на заднее сиденье, укрывшись плащом директора.

Через несколько минут Владимир Генрихович вернулся к машине, завел мотор, тронулся с места. Вид у него был очень бледный.

— Володя, — позвал Сергей, поднимаясь с сиденья.

Владимир Генрихович вздрогнул, увидев в зеркале Моисеева.

— Ты прямо как черт из табакерки! — рассмеялся он нервно. — Что случилось, почему ты не вышел на работу?

— За мной охотятся, — просто сказал Сергей.

— Кто?

— Не знаю точно, они мне ничего рассказать толком не успели, но думаю — люди Моргуна. Евгений Викторович и Моргун — одна ниточка. Кто-то узнал о нашем с тобой разговоре на проходной. Может, и не только о нем. Не знаю.

— Тебя пытались убрать? — встревожено спросил Владимир Генрихович.

— Отвезли за город и посадили в подпол, — объяснил Моисеев. — Потом я убежал.

— А с твоими прошлыми делами это никак не связано? Бандитские обиды? Месть?

— Да нет, это наше дело, — Моисеев оглянулся, выискивая глазами “хвост”. — Одного “быка” я узнал. Он к Лере в палату приходил, и на проходной я его видел. К заму твоему шастает. Шастал, — уточнил Сергей.

— Ты его грохнул, что ли? — удивился директор.

— Сам себя грохнул. В общем так, Володя, если они все узнали, недолго нам с тобой по этому свету ходить. Все равно достанут. Я Леру к родителям отправил, сам — в бега.

— А если к своим, бывшим, за помощью? — с сомнением в голосе спросил Владимир Генрихович.

— Не будь наивным. Пока что у нас против них ничего нет.

Директору опять сделалось плохо. Он, на этот раз стараясь внимательно глядеть на разметку, перестроился, затормозил. Когда машина остановилась, Владимир Генрихович уронил голову на руль, закрыл глаза.

— Что с тобой? Тебе плохо? — спросил Моисеев, оглянувшись.

— Не знаю, — простонал директор, чувствуя, как наливается чугунной тяжестью голова, а в глазах мелькают разноцветные точки и штрихи, а к горлу снова подкатывает тошнота. — Четвертый раз за сегодняшний день! Наверное, какая-то инфекция.

— Они только и ждут, когда ты свалишься, — вздохнул Сергей. — Давай-ка лучше я за руль сяду.

— Нет-нет, не надо. Все прошло, — покачал головой Владимир Генрихович. — Сейчас пройдет.

— Володя, я тебя умоляю, будь осторожен! Бог со мной, выкручусь, не велика пешка! Они могут тебе аварию устроить, из-за угла выстрелить. У тебя даже охраны нет!

— Можно подумать, что охрана спасет, если тебя “приговорили”, — усмехнулся директор.

— Бывает, что и спасает, — сказал Моисеев. — Хоть что-то, а то ходишь “голый”, как мишень. Я бы тебя сам охранял, но сам понимаешь…

— Ладно, завтра найму двух человек. Есть у меня одно хорошее агентство, мы с ним ценные грузы перевозили, Владимир Генрихович снова тронул машину с места.

— Если мы будем сидеть, сложа руки, нас все равно рано или поздно уберут, — произнес Моисеев. — Надо немедленно предпринять ответный ход. Сам иди к Моргуну и расскажи ему про личный “левый”склад зама, который он от него скрывает.

— Мне завтра в Екатеринбург лететь. “Самоцветы” обещали нам большую партию лечебной косметики. Говорят, лучше заграничной. Хотелось бы посмотреть.

— Не знаю, плохо это или хорошо, — покачал головой Моисеев. — Только охрану возьми. Им на чужой территории убрать тебя легче. Можно на местных “отморзков” списать.

— Ладно, возьму, — кивнул головой Владимир Генрихович. На этот раз он не успел ничего почувствовать — сознание ушло из него быстрее молнии. Правая рука соскользнула с руля, машину повело влево.

— Володя! — закричал Моисеев, но Владимир Генрихович его уже не слышал. Его голова безжизненно скатилась на бок.

Сергей соскочил со своего места, схватился за руль, пытаясь выровнять машину, но не успел. Машину тряхнуло, раздался грохот — они въехали в заднее левое крыло красной “восьмерке”. Посыпались стекла.

— Ты че, совсем баран? Водить научись! — выскочил из “восьмерки” разъяренный водитель — щуплый усатый человечек в джинсовой куртке.

Моисеев щупал пульс Владимира Генриховича и не находил его.

— “Скорую” вызывай! — громко крикнул он человечку. — Быстрее, человек умирает!

Человечек заглянул в окно, увидел вытекшую изо рта Владимира Генриховича розовую пену, бросился наперерез машинам к ближайшему телефону-автомату.

Валерик сидел на кухне в расстегнутой рубахе и за обе щеки уплетал жареную цветную капусту с грибами. Нина Владимировна сидела рядом, подперев голову рукой, и любовно смотрела на своего проголодавшегося “мужика”.

— Тебе еще положить? — спросила она, когда тарелка опустела.

— Ага, немножечко, — кивнул Валерик.

Нина Владимировна взяла его тарелку, подошла к плите, ложкой разделила еду на сковородке на две неравные части — побольше для Валерика, поменьше — для Аньки.

— Пивка нет? — поинтересовался Валерик.

— Есть-есть, — улыбнулась Нина Владимировна. Она залезла в холодильник, взяла с нижней полки бутылку “Клинского”— светлого. Открыла, налила пиво в стакан.

— Вот она — жизнь! — воскликнул Валерик и сделал крупный глоток. — Хоррррошо!

— Когда к своей стерве пойдешь? — ревниво поинтересовалась Нина Владимировна.

— А вот возьму и не пойду! — хитро подмигнул Нине Владимировне Валерик и слегка хлопнул ее по ягодице.

— Да ладно тебе, раскобелился опять! В десять? В одиннадцать?

— Ни в десять, ни в одиннадцать. Может, я к тебе переехал? — Валерик допил стакан и налил себе еще.

— Чего это вдруг? — Нина Владимировна замерла, еще не веря его словам.

— Не вдруг. Слава богу, три года уже.

Нина Владимировна опустилась на табурет, внимательно посмотрела на Валерика. — А как же мы тут втроем уместимся. Вчетвером, то есть, — поправилась она.

— В тесноте да не в обиде, — снова подмигнул ей Валерик. — Да ладно, Нина, не грейся ты! Моя с тещей на целую неделю на дачу свалили. Отпуск у нее. До воскресенья я теперь свободен.

— Как кобыла на привязи, — добавила Нина Владимировна зло. — Шуточки у тебя. А я-то уши развесила — переедет! Допивай свое пиво и пойдем уже, а то скоро Анька заявится.

— Угу, — кивнул Валерик, глотая пиво.

Нина Владимировна ушла в комнату, скинула халат, улеглась в расправленную постель. Появился Валерик с недопитым стаканом. Поставил стакан на пол, скинул рубашку, улегся рядом, прижавшись к Нине Владимировне всем телом. Валерик поцеловал ее в ухо, и Нина Владимировна сладостно вздохнула.

— Хоть неделя, а наша!

В прихожей щелкнул замок.

— Анька! Одевайся быстрей! — Нина Владимировна первой соскочила с кровати, накинула халат, бросила на постель рубашку Валерика. Ногой она пнула стакан, и пиво, пенясь, поползло по полу. — Ну, мать твою! — выругалась она. — Не понос, так золотуха! — она застегнула халат, вышла в прихожую. Чмокнула дочь в щеку. — Ну, как ты? В консультацию ходила?

— Угу, — сказала Анька и улыбнулась. — Плод развивается нормально.

— У тебя такой вид счастливый, — у Нины Владимировны почему-то сами собой навернулись слезы.

— Да так, дело одно хорошее сделала, — Анька сняла кроссовки и тут только заметила туфли Валерика.

— Трахаетесь? — спросила она шепотом.

— Аня, что за грубые слова! — притворно возмутилась Нина Владимировна. — Валерий Петрович поживет у нас до воскресенья.

— Мне-то что! — пожала плечами Анька. Она заглянула в комнату матери, поздоровалась с Валериком. Он сидел на диване и делал вид, что увлеченно смотрит какую-то детскую передачу.

Анька прошла в свою комнату переодеться.

— Есть будешь? — спросила Нина Владимировна.

— Неохота, — покачала головой Анька.

— Что значит — неохота! — возмутилась мать. — Ты ведь теперь не одна. Себя голодом моришь, так хоть ребенка накорми! Исхудала вся, одни глаза остались.

— Мам, я уже поела, — раздражаясь, сказала Анька. — А мороженого нет?

— Одному — пивка, другой — мороженого. Ну, что бы вы без меня делали! — широко улыбнулась Нина Владимировна, отправляясь на кухню. Она достала из морозильника пластиковый стаканчик, взяла с мойки чайную ложку, принесла Аньке мороженое.

— О, класс! Черная смородина! — восхищенно сказала Анька, взглянув на крышку. — Спасибо, мам!

— Ты на мороженом съехала, я — на икре с мелом, — произнесла Нина Владимировна весело, глядя, как Анька, жмурясь от удовольствия, отправляет ложку за ложкой в рот.

— Как это — на икре с мелом? — удивленно уставилась на нее Анька.

— Мел жрала. Я тогда на четвертом курсе училась. Приду раньше всех в аудиторию, наберу с доски мела и жру потихоньку, пока не затошнит. Не хватало, видать, чего-то в организме. А на икру у нас с твоим отцом денег не было.

— Он же противный! — сморщилась Анька.

— Это он щас противный, а тогда слаще меда казался! — Нина Владимировна цокнула языком и удалилась.

Анька доела мороженое, улеглась поверх покрывала на кровать. Она лежала и улыбалась, вспоминая сегодняшний разговор с журналисткой. Оксана дала ей свою визитную карточку, просила звонить и запросто приходить в гости. Кажется, у Аньки появилась новая подруга. Умная подруга. Мудрая.

Она подняла глаза, на пороге комнаты стоял Валерик. Он прошел, уселся рядом с кроватью на стул.

— Ну, и как ты думаешь свою дальнейшую жизнь? — поинтересовался Валерик, листая географический атлас.

— В смысле? — сделала Анька удивленное лицо.

— В смысле учебы. Твои сверстники в сентябре в школу пойдут, а ты куда? Не бросишь, надеюсь? Ребенок ребенком, но и о своем будущем подумать надо.

— Мама! — Анька вскочила с кровати, бросилась вон из комнаты. Забежала на кухню. Нина Владимировна пила чай. — Ты зачем Валерику про ребенка сказала? Я ведь тебя просила! — закричала Анька на мать.

— Да как же…? — растерялась Нина Владимировна. — А то он слепой — не видит! Шила в мешке не утаишь.

— Э-эх, — с укоризной вздохнула Анька. — А я-то думала! Козел драный! — она зашла в ванную комнату, закрылась на шпингалет.

— Аня, не смей так о взрослых говорить! — прикрикнула на дочь Нина Владимировна.

— Драный, драный! — зло отозвалась из ванной комнаты Анька. — И ты тоже! Вот уйду от вас к Ваньке — будете знать!

— Значит, все-таки, Иван? — громко спросила Нина Владимировна.

— Три Ивана, — ответила Анька.

В кухне появился Валерик атласом в руке. Нина Владимировна покачала головой, глядя на него, покрутила пальцем у виска. — Тебя кто за язык тянул? Просила ведь! — сказала она с укоризной.

— Ну да, я не скажу, кто скажет? Ты? Она тебя вон в грош не ставит! Ребенку учиться надо.

— Ой, господи, как мне с вами, дураками, тяжело! — вздохнула Нина Владимировна, отхлебывая из чашки чай.

Сергей Моисеев, накинув на плечи белый халат, ходил взад-вперед около дверей реанимационного отделения. Он был крайне подавлен и удручен. По дороге к больнице врач “Скорой” поставил предварительный диагноз — сильнейшее отравление. Пищевое или еще какое, он сказать точно не мог. Нужны были анализы. Владимира Генриховича на каталке завезли в двери реанимации, и вот уже два с половиной часа никаких известий. “Отравление? Да у него же отборные продукты. Все свежайшее, из первых рук!”— думал Моисеев, поглядывая на освещенный мертвенно синим светом блестящий коридор за стеклянными створками. О себе он сейчас совсем не думал. Пока там еще бандиты возьмут его след!… Лишь бы Лерочку не тронули! Ей были даны строжайшие инструкции: к дверям близко не подходить, на телефонные звонки не отвечать, постараться продлить в поликлинике больничный хотя бы на неделю, сославшись на головокружение и сильные боли. Он будет звонить ей завтра специально условленным звонок. Два набора, ровно через три минуты еще один, через пять — еще. Только на пятый раз Лерочка должна снять трубку.

Из дверей реанимации вышел пожилой, кряжистый, как столетний дуб, врач в салатного цвета рубахе с закатанными рукавами.

— Доктор, ну что? — бросился навстречу ему Моисеев.

— Я хотел бы с вами поговорить, — врач взял его под локоть, повел по коридору. — Вы, насколько я понимаю, брат?

— Друг, — уточнил Сергей. — Я с ним в машине ехал…

Врач махнул рукой, давая понять, что всю историю знает прекрасно.

— В таком случае, вы должны все рассказать жене. Позвоните ей немедленно.

— Что? — Сергей вдруг понял, что с Владимиром Генриховичем что-то очень серьезное.

— Сильнейшее отравление кадмием. Состояние критическое. Шансов — один из ста. Мы делаем все возможное, но, сами понимаете… — врач тяжело вздохнул и развел руками.

— Кадмием? — удивился Сергей. — Откуда он взялся?

— Это вы у меня спрашиваете? Отравление такой степени может произойти только при непосредственном контакте с металлом. Судя по всему, через слизистую полости рта. Не дома, конечно. Это исключено. Такое возможно только где-нибудь на заводе, в цехах по переработке цинковых руд, не знаю… Где работает больной?

— Он директор супермаркета, — сказал, пораженный известием Моисеев.

— Ума не приложу — откуда в супермаркете кадмий? — пожал плечами врач. — Во всяком случае мы немедленно сообщим о происшествии в СЭС. Они проведут во всех помещениях магазина необходимые исследования. Нужно обязательно выявить источник отравления. Иначе, сами понимаете, могут быть другие жертвы.

— Доктор, ну хоть один шанс!… — умоляюще посмотрел на врача Моисеев

— Я же сказал — только один, — врач подал Сергею руку. — Да, вот еще что: заберите-ка одежду больного. Сейчас вам ее вынесут.

Врач исчез за стеклянными створками, а Сергей опять начал расхаживать взад-вперед около дверей.

“Кадмий, кадмий, кадмий! — крутилось в его голове. — При непосредственном контакте! Бред какой-то, ей богу! Откуда ему взяться? — Моисеев вдруг замер. — Ну да, кадмий. В его практике уже был такой случай — известного банкира отравили каким-то тяжелым металлом, зарядив его в телефонную трубку. Умер, не приходя в себя. “Мадам Бовари”, мышьяк, судороги… Тихая смерть на больничной койке, и не надо никаких киллеров с автоматами и винтовками, автомобильных аварий, крушений самолетов и прочих дурацких эффектов.

Вышла санитарка и передала Сергею большой полиэтиленовый пакет с вещами.

— Спасибо, — сказал Моисеев, забирая пакет.

— Пакетик-то десять рублей стоит. Мой он, собственный, — произнесла санитарка, видя, что Сергей собирается уйти.

— Почему же так дорого? — удивился Моисеев.

— Потому что американский. У них там в Америке все дорого, — тут же нашлась санитарка.

— Держите, — Сергей протянул ей десятирублевую купюру и зашагал по коридору.

По дороге ему попался холл с креслами и пальмами в кадках. Сергей опустился в кресло, достал из пакета брюки, пошарил по карманам. Пустой кошелек, мелочь — ничего существенного. Он достал пиджак. Сунул к себе в карман записную книжку Владимира Генриховича — может пригодиться. Во внутреннем кармане пиджака обнаружил “Паркер” с золотым пером. Очень дорогой. Моисеев внимательно осмотрел ручку, открутил колпачки. Ничего особенного. Только в верхнем колпачке крохотная дырочка. “Неужели во всех “Паркерах” такие дырочки?”— подумал Сергей, крутя колпачок в руках. “Паркер” у Владимира Генриховича появился недавно — после дня рождения. Интересно, кто ему подарил ручку? Моисеев сложил вещи назад в пакет, сунул ручку в карман и направился к выходу.

Был вечер. Боря с рюкзаком за спиной и болтающимися по бокам роликами обошел со всех сторон стоящий у проходной “Фольксваген” Кулакова, попинал передние колеса. Из дверей проходной появился охранник в форме.

— Парень, тебе чего от машины надо? — спросил он.

— Мы с вашим начальником ездить учимся, — гордо произнес Боря. — Он сейчас подойти должен.

— Ты его племянник, что ли? — охранник достал сигарету и закурил.

— Ага, племянник — двоюродный, — уточнил Боря.

— Все равно отойди. Юрий Дмитриевич выйдет, тогда будешь пинать что хочешь.

Боря показал охраннику язык и отошел на безопасное расстояние. Охранник скрылся за дверью.

Сегодня он должен был поехать на Кулаковском “Пассате” в пятый раз. Боря уже научился трогаться, обозначать поворот, плавно выжимать сцепление, переключать с “нейтралки” на первую скорость, а с первой на вторую, ставить машину на “ручник”. Кулаков был классным учителем, терпеливым, спокойным, вот если бы все тетки в школе были такими!

Из двери проходной появился Кулаков.

— Привет, роллер, — он протянул Боре руку. — Как дела?

— Ничего, потихоньку, — уклончиво ответил паренек.

— Я сегодня долго не могу. Внучку должны из Калуги привезти, — объяснил Кулаков. — Минут сорок, ладно?

— Ладно, — со вздохом кивнул Боря.

Они сели в машину. Боря за руль, Кулаков рядом.

— Ну что? — спросил начальник охраны, включая зажигание.

— Дежурили те же“тачки”. Две, — сказал Боря, вынимая из рюкзака блокнот. — Вот номера. И мужики те же сидели, — он вырвал листочек из блокнота, протянул Кулакову.

— Камеры у них не было? — поинтересовался Кулаков.

— Камеры не заметили. А вот за пивом они бегали — это точно. Четыре бутылки за день выпили.

— М-да, не очень-то радостные известия, — покачал головой Кулаков.

— Что, “пасут” вас ментяры? — спросил Боря.

— Нахватался словечек: “пасут”, “ментяры”! — недовольно сказал начальник охраны. — Тебе сколько лет-то?

— Четырнадцать, — гордо произнес Боря.

— Четырнадцать, а до сих пор русского языка не знаешь, — покачал головой Кулаков. — Пора бы уже!

— У нас учителка по русскому “отстойная”, — сказал Боря. — Только и знает анекдоты на уроках рассказывать.

— Вот это плохо! — Кулаков посмотрел на приборную доску. — Сколько бензина в баке?

— Половина, — Боря показал пальцем на стрелку. — А че плохо-то? У нее зарплата рублей семьсот. Вот и остается анекдоты рассказывать, чтобы не заплакать.

Кулаков рассмеялся. — Ладно, поехали. По дворам прокатимся. Включай поворот, выжимай сцепление. В зеркальце посмотри!

— А чего в него смотреть? Все равно там никого нет, — заметил Боря.

— А вдруг есть? Вот и зевнешь. Все движения должны быть отработаны до автоматизма, понял?

— Ага, — Боря перевел рычаг коробки передач из нейтрального положения на первую скорость. Тронул машину с места.

— Не дави сильно, не дави, — учил его Кулаков. — Видишь, она сама идет.

Машина въехала в соседний двор и неторопливо покатила по асфальту.

Миша с Иваном сидели на скамейке около крайнего подъезда. Миша держал в руках дистанционный пульт. Такие обычно бывают у радиоуправляемых моделей автомобилей.

— Майкл, ты точно знаешь, что он здесь поедет? — нервно спросил Иван, вглядываясь в дальний конец двора. — Там же другой выезд есть, прямо на улицу.

— Точно, — кивнул Миша. — Он всегда этой дорогой ездит, вон через ту арку, так ему до дома короче.

— Ну, смотри, блин, если проколешь…! — Иван замолчал.

— Да вот же он, а ты греешься! — кивнул Миша на вырулившую из-за угла машину.

— Давай-давай, козел, не сворачивай! — зло произнес Иван и сплюнул.

— Ванька, он, по-моему, в машине не один, — заметил Миша сбоку от водителя второго человека.

— Какая нахрен разница — один — не один! Взял с собой такого же козла из охраны! Все они говнюки! Если ссышь, давай сюда пульт, я сам все сделаю.

— Ладно-ладно, — кивнул головой Миша, наблюдая за машиной. — Сейчас они в арку въедут.

Действительно, машина довольно неуклюже развернулась и въехала в арку между шестым и седьмым подъездами.

— Жми! — прикрикнул на Мишу Иван. — Жми, я сказал!

Миша вдавил в пульт кнопку.

В салоне автомобиля что-то щелкнуло, Кулаков оглянулся, и в это мгновение из-под сидения водителя под крышу взметнулся столб пламени. Кулаков инстинктивно отпрянул.

— Стоять! — закричал он, но Боря с испугу вдавил педаль акселератора в пол, машина рванулась вперед. Подросток истошно закричал, чувствуя, как на нем загорается одежда. Кулаков вытянул ногу, нажал педаль тормоза. Мотор заглох. Он дернул ручку двери и выскочил на улицу, вытягивая за собой за шкирку пацана. Боря кричал “Мамочка! Мамочка!”— и истошно выл. Кулаков оттащил его от машины, повалил на землю, стал сбивать с одежды огонь, засыпать парня пылью. Он то и дело поглядывал на пылающий салон автомобиля. Огонь уже выбивался из-под капота. Когда одежда на мальчике была потушена, Кулаков бросился назад к автомобилю. В багажнике у него был огнетушитель. Но тут он вдруг вспомнил, что ключи остались в замке зажигания и понял, что “Фольксваген” не спасти — весь салон уже был охвачен гудящим пламенем. Он отбежал назад, подхватил подростка и бросился с ним подальше от автомобиля. Через несколько секунд хлопнул взрыв, от которого машина слегка подпрыгнула. Взрыв этот не только закоптил арку до угольной черноты, но и вынес несколько стекол в лоджиях на первом этаже.

— Ноги-ноги-ноги! — сказал Иван, снимаясь со скамейки после того, как рвануло.

Миша сунул пульт дистанционного управления в свой рюкзак, и “мойщики”, стараясь не слишком торопиться, зашагали со двора.

Около арки собралась большая толпа зевак. Пожарные пеной заливали черный остов “Фольксвагена”. Кулаков наблюдал за их действиями, сидя в машине “Скорой помощи”. Медсестра смазывала его обожженное лицо какой-то мазью. Другая машина с воем отъехала от места происшествия. В машину влез врач с пластиковым чемоданчиком.

— Ну, как вы? — спросил он Кулакова безразлично.

— Да я-то ничего, — вздохнул начальник охраны. — Парень как?

— Плохо, — поморщился врач. — Ожоги второй и третьей степени, будет нужна пересадка. Вам бы тоже лучше проехать в больницу.

— Да нет, я отказываюсь, — помотал головой Кулаков. — Лицо — это ерунда. Мне здесь надо быть.

Он поблагодарил медсестру за помощь и выбрался из машины. Направился к толпе, всматриваясь в лица.

Подкатила милицейская машина, из нее выбрались трое: капитан и двое сержантов в бронежилетах с автоматами.

— Чья машина? — спросил капитан, глядя на остов.

— Моя, — вздохнул Кулаков.

— Юрий Дмитриевич! — обрадовано сказал капитан, протягивая руку.

— Он самый, — Кулаков ответил вялым рукопожатием. — Я вас что-то не припомню.

— Ну, конечно, мы вместе с вами в Ялте отдыхали пять лет назад.

— Да-да, — механически кивнул Кулаков, так и не вспомнив капитана.

— Ну, что у вас тут приключилось?

— Пацана я водить учил. В салоне что-то рвануло. Похоже на взрывное устройство, — предположил Кулаков.

— Взрывное? — капитан состроил кислую мину. — Кому-то дорогу перебежали?

— Да никому я ничего не перебегал! — зло сказал Кулаков. — Пукалка с бензином. Похоже, пацаны местные.

— Ну, если местные, мы их быстро вычислим — глазом моргнуть не успеют, — попытался успокоить Кулакова капитан.

Две банки джина

Перед входом в магазин на Новом Арбате Моисеев оглянулся. Никаких подозрительных личностей поблизости. Люди попивают пиво в летнем кафе. Ветер треплет искусственные цветы на заборчике у входа.

Войдя в магазин, Сергей посмотрел на табло, на котором стрелками были указаны отделы. Двинулся вдоль стеклянных витрин. Немного поплутав, он нашел то, что искал. За изысканно освещенным прилавком скучала молоденькая продавщица. Сергей присмотрелся к ручкам, лежащим за стеклом.

— Ни хрена себе! — не удержался он от комментария по поводу цен.

— Молодой человек, не ругайтесь, пожалуйста, — попросила продавщица. — И не нависайте над прилавком буквой “Г” — это неприлично.

— Извините, — Сергей выпрямился. Глазами он отыскал ручку, очень похожую на ту, что лежала в его кармане. — Вот эту можно посмотреть? — попросил он продавщицу.

Девушка смерила его подозрительным взглядом.

— Вот же она, на витрине. Смотрите.

— Мне нужно внутри посмотреть, — стал настаивать Сергей.

Продавщица поискала глазами охранника, который, заложив за спину руки, стоял у магнитных стоек на выходе.

— Саша, подойди, пожалуйста, на минуточку сюда, — позвала она охранника.

Саша вразвалочку двинулся к отделу. Сергей оценил его могучие плечи и ручищи, полускрытые рукавами пиджака. “Борец, наверное,”— подумал Моисеев.

Продавщица крохотным ключиком открыла витрину, вынула из нее футляр с “Паркером”, протянула Сергею.

Моисеев вынул ручку из футляра, свинтил колпачки. В верхнем никаких дырочек не было, да и пустого пространства в нем было больше где-то миллиметров на пять. “Тайничок”, — догадался Моисеев. Под неусыпным оком охранника он завинтил колпачки, вернул ручку на место, в футляр. Продавщица выставила“Паркер” на витрину.

Моисеев достал из кармана “Паркер” Владимира Генриховича.

— Девушка, можно у вас проконсультироваться? Это настоящий “Паркер”? — спросил он у продавщицы.

— Конечно, настоящий, — кивнула девушка, уже совсем иначе глянув на Сергея. — Очень дорогой.

— Что дорогой, это я знаю, — вздохнул Моисеев. — А вот такие дырочки у “Паркеров” бывают? — он продемонстировал продавщице едва заметное отверстие.

— Никаких дырочек у “Паркеров” не бывает и быть не может! — оскорбилась за фирму девушка. — Значит у вас “паленка”, а не “Паркер”, молодой человек!

— М-да, скорей всего, — согласился Сергей. — Девушка, а вы, случайно не знаете, где тут ближайшая СЭС. Санэпидемстанция, — расшифровал он.

Продавщица посмотрела на него, как на идиота.

В дверь позвонили.

— Кого там еще черт принес! — Нина Владимировна включила свет и посмотрела на часы. Было без пяти минут двенадцать. Валерик зажмурился от света и широко зевнул.

— Мужик твой, наверное? — пошутил он.

— Какой, к черту, мужик! С одним-то справиться не могу! — Нина Владимировна накинула халат и направилась к входной двери. — Кто там?

— Это Иван. Аню можно? — послышался голос за дверью.

— Иван, ты знаешь, сколько сейчас времени?

— Знаю, двенадцать. Очень надо, Нина Владимировна.

Мимо Нины Владимировны в туалет прошлепал Валерик в семейных трусах, походя похлопал ее по “филейным частям”.

— Ладно, — Нина Владимировна открыла дверь. — Совести у тебя нет!

— Простите, пожалуйста, — сказал Иван, входя в прихожую. Одну руку он держал за спиной.

— Анюта, к тебе гость! — Нина Владимировна стукнула в Анькину дверь.

— Какой еще гость? — раздался недовольный голос Аньки.

— Каменный, — пошутила мать. — Иван, кто еще может так поздно? — она ушла в свою комнату, хлопнула дверью.

Анька, щурясь от света, вылезла в прихожую. На ней был халатик, под которым уже угадывался маленький живот.

— Привет, Аня, — кивнул ей Иван. Он вынул руку из-за спины, протянул ей букет роз.

— Ты с ума сошел? Утром-то нельзя было? — сердито спросила Анька. — Завтра мне всыплют за тебя.

Иван жестом показал, что им лучше уйти из прихожей в кухню. Анька щелкнула выключателем.

— Ну, чего ты хотел? — спросила она, прикрывая кухонную дверь.

— Ты вот что, Анют, выходи за меня. Так лучше будет, — сказал Иван, потупив взгляд.

Анька прыснула со смеху.

— Ты, Ваня, сегодня много на грудь принял?

— Не пил я! — набычился Иван. — Я вообще теперь не пью. Ты не думай, я не какой-нибудь там лох. Мы с ребятами завтра ночной клуб открываем. Деньги будут. Сначала квартиру поснимать можно. Потом купим. Все сделаю!

Валерик сидел на унитазе и читал “Спид-инфо”. Зз стеной, примыкающей к кухне, раздались невнятные голоса. Валерик положил газету на пол и припал ухом к стене.

— Иван, не будь дураком, беременная я, не видишь, что ли! — вздохнула Анька.

— Знаю. Ну и что! — упрямо сказал Иван. — Меня это нисколько не колышет. Ребенка на мое имя запишем, и все дела. Никто никогда не догадается.

— Ой, блин, ну ты просто атасный мужик! — Анька села на табурет, взяла из вазы засохшее овсяное печенье, откусила. — И давно ты это знаешь?

— Давненько. Ты не думай, козла того я наказал. Долго помнить будет.

— Какого козла? — побледнела Анька.

— Какого надо. Мы с Майклом его тачку малость подкоптили. Шашлыков хотели поесть.

— Ой, Иван, какой же ты все-таки мудак! Ну как за такого уголовника можно замуж выходить, а?

— Я за тебя кому хочешь шею сверну, — Иван тоже взял из вазы печенье, сунул его в рот, захрустел. — Анюта, ну, пожалуйста, выходи, я тебя очень люблю!

Анька рассмеялась. — И в любви ты тоже по-мудацки признаешься, — потом вдруг посерьезнела. — Иван, не надо было этого делать. Я тебя не просила.

— Сделано уже. Назад не воротишь, — нахмурился Иван. — Он, значит, будет наших девчонок трахать, а мы ему улыбаться — нате вам, здрасьте!

— Иван, заткнись! — рассердилась на него Анька. — Иди вообще отсюда, я спать хочу!

— Ладно, — согласился Иван. — Только ты мне скажи.

— Ну, ладно, знаешь, что порядочные девушки должны в таких случаях говорить?

— Что? — глупо спросил Иван.

— Я подумаю.

— Ну и че?

— Ну, вот я и подумаю, — снова рассмеялась Анька. — Дурацкий ты какой-то, ей богу! Иди!

Иван взял еще одно печенье и вышел из кухни.

Анька закрыла за ним дверь, улеглась в кровать. Сердце в груди тревожно трепетало. Щеки горели. Вот смеху-то! — мужик ей сегодня предложение сделал.

Сергей вышел из дверей СЭС, пересек тротуар и поднял руку, ловя машину. Ему нужно было срочно в больницу. В СЭС подтвердили его худшие опасения. В верхнем колпачке “Паркера” оказался крохотный контейнер с кадмием. В ручке был хитроумный, не видимый на первый взгляд механизм, который открывал контейнер только тогда, когда владелец “Паркера” начинал писать, надавливая на перо. Барышни В СЭС слегка охренели, когда открылась тайна ручки. Тут же стали звонить в милицию, чтобы сообщить о случившемся. Уголовное преступление было на лицо. Теперь оставалось выяснить только одно — кто подарил Владимиру Генриховичу эту ручку. Впрочем, Сергей догадывался — кто. Ну, а если найдутся свидетели и удастся доказать, что Евгений Викторович в день рождения преподнес своему директору смертельно опасный подарок, тогда ему долго горевать возле тюремной параши. Попытка убийства — это вам не шуточки! А, может, уже и не попытка…! Сергей нахмурился.

Он подошел к дверям реанимационного отделения, потоптался немного, высматривая в коридоре врачей и медсестер.

— Извините… — Моисеев попытался остановить молоденькую сестричку со спрятанными под колпак волосами. — Врач у вас тут такой кряжистый. Седой…

— Всеволод Станиславович? — озорно глянула на него медсестра. — Сейчас позову.

Врач вышел минут через двадцать.

— А, это вы, — узнал он Сергея. — Жена приезжала, мы пустили ее на пять минут. В обморок грохнулась.

— Он не пришел в себя? Мне бы спросить буквально пару слов.

— В коме. Мы заменили кровь… Да вряд ли, молодой человек. Вы настройтесь на худшее.

— Источник отравления мы нашли — ручка “Паркер”, — сообщил врачу Сергей. — Вопрос, кто ему ее дал?

— Хорошенькое дело! — усмехнулся врач. — Значит, хорошо спланированное преступление? И как изящно! — он покачал головой. — На конкурентов по бизнесу не похоже. Шерше ля фам, как говорят французы.

“Старик, живущий иллюзиями, — подумал Сергей. — Сейчас жизнь человеческую меряют не любовью, а деньгами. А, может, он и прав? Евгений Викторович не такой дурак, чтобы самому дарить ручку. Вполне вероятно, для этой цели он нашел прекрасную дарительницу”.

Идя по больничному коридору, Сергей проигрывал в голове различные варианты. Однажды он видел в машине Владимира Генриховича рыжую девицу. Девица хохотала, а директор смотрел на нее влюбленным взглядом.

Сергей достал из кармана записную книжку, стал ее листать с конца. Напротив некоторых телефонов значились только инициалы. Напротив других — подробно фамилия, имя, отчество, домашний адрес и чем занимается. Опт, бакалея, джинсы, парфюмерия, золото, меха. Листая книжку, Сергей дошел до буквы “А”. На второй страничке губной помадой был записан телефон безо всяких инициалов. Сергей хмыкнул и поискал глазами автомат.

Анька с матерью ушли на рынок. Валерику было поручено начистить картошки и пропылесосить паласы в комнатах. Нина Владимировна сказала так: “Раз ты у нас здесь вроде варяжского гостя, изволь помогать. С паршивой овцы хоть шерсти клок.” На эти слова Валерик обиделся, но виду не подал.

Он пылесосил палас в Анькиной комнате, когда в дверь позвонили. Валерик выключил пылесос и пошел открывать.

На лестничной клетке стоял чернявый старший лейтенант с широким лицом.

— Участковый Гайниев, — представился “старлей”, отдавая честь. — Вы здесь проживаете?

— Да нет, — замялся Валерик. — Я тут в гостях, понимаете ли.

— Документики ваши можно посмотреть?

Валерик пригласил старшего лейтенанта войти, пошел в комнату за паспортом. Участковый внимательно изучил паспорт, вернул его владельцу.

— А хозяева где? — поинтересовался он, оглядываясь. — Мать с дочкой, кажется, да?

— На рынок ушли, — сообщил Валерик.

— Вы давно здесь гостите?

— Четвертый день. А что, возбраняется?

— Да нет, что вы! Документы в порядке, гостите сколько угодно. Просто сейчас мы выясняем обстоятельства одного преступления. Вчера была сожжена машина начальника охраны нашего супермаркета. Здесь, на соседней улице. Начальник утверждает, что сделать это мог кто-то из местных “мойщиков”. Так называют тех, кто ворует в магазинах, — пояснил участковый. — Может, слыхали что-нибудь интересненькое? Анька-то девица оторвяжная, во дворе с парнями все время тусуется. Случайно ничего по этому поводу не говорила?

— Да нет, вроде, — пожал плечами Валерик, чувствуя, что начинает волноваться. — Она у нас теперь дома сидит, за ум взялась. К школе готовится.

— Значит, ничего?

— Ничего, — покачал головой Валерик.

— Ну, ладно, тогда извините, — участковый козырнул на прощание.

Валерик закрыл за ним дверь. Он направился было в комнату, чтобы включить пылесос и продолжить уборку, но остановился на полпути, наморщил лоб и громко произнес вслух: “Хрен вам, ублюдки!”

В следующее мгновение Валерик уже опять открывал входную дверь. Участковый стоял у дверей квартиры справа, давил на кнопку звонка.

Услышав звук открываемого замка, он обернулся.

— Товарищ старший лейтенант, я кое-что вспомнил, — сказал Валерик, высовываясь из дверей. — Зайдите к нам на минуточку.

Алиса глянула в дверной глазок. На лестничной площадке стоял Моисеев.

— Вам кого? — спросила девушка.

— Я вам звонил. Мы с вами договорились о встрече, — сказал Сергей.

— А, это вы, — Алиса открыла дверь. — Пожалуйста, проходите. Обувь можете не снимать — у меня грязно.

Моисеев прошел в гостиную, огляделся.

— Кофе будете? -спросила Алиса гостя.

— Не откажусь, — кивнул Сергей, разглядывая постеры в рамках.

Алиса ушла и через минуту появилась с подносом, на котором дымились крохотные чашки с кофе.

— Так что случилось? — спросила Алиса, отхлебывая напиток.

Сергей не знал, с чего начать: то ли с отравления Владимира Генриховича, то ли с подарка. А вдруг она его безумно любит и сейчас начнет реветь как белуга?

— Хорошие у вас картинки, — кивнул на постеры Моисеев. — Дорогие, наверное?

— Да что вы! Это же обычные плакатики, — усмехнулась Алиса его невежеству.

— Владимир Генрихович сейчас находится в коме в реанимационном отделение токсикологии. Его отравили кадмием, который находился в ручке “Паркер”. Вы случайно не знает, кто подарил ему эту ручку? — скороговоркой, безразлично сообщил Моисеев.

Алиса побледнела, позеленела, покраснела. Губы задрожали. Из ее руки выпало блюдце с ложкой, благо что на палас, перевернулось вверху дном.

— Почему в коме? — задала Алиса глупый вопрос. Из глаз выкатились слезы.

— Потому что его хотели убить, — просто сказал Сергей. — Кто подарил ему ручку? Наверняка он вам ею хвастался, показывал. Сказал — кто.

Алиса мотала головой, бессмысленно глядя в одну точку.

— Господи, я так и знала, что-то будет. Сердцем чувствовала! — сказала она, наконец, утирая слезы.

— Это вы ее подарили? — догадался Моисеев. — И кто ее вам дал?

— Видите ли, полтора месяца назад у меня странно и неожиданно появился загадочный поклонник. — начала Алиса свой рассказ. — Я от него отбрыкивалась, как могла…

Серафима Дмитриевна лежала на пляже, подставив южному горячему солнцу свою веснушчатую спину. Ласково шумели волны, слышались крики детворы, упруго отскакивал от рук играющих волейбольный мяч. Серафима улыбалась с закрытыми глазами. Проклятая двойная бухгалтерия осталась там, в далекой пыльной Москве, а здесь только фрукты, крик чаек, вода, поджаренные на солнце полуобнаженные тела. Тела, тела, тела. Хоть бы какой завалящий сморчок посмотрел на нее! Нет, даже сморчки теперь любуются семнадцатилетними девицами в умопомрачительных купальниках, пускают слюни и владеют ими в своих мыслях. На глазах у Серафимы люди знакомятся, танцуют, гуляют — возникают кратковременные курортные романы, которые она так люто ненавидит. “Вот, милочка моя, раз тебе не нравятся все эти плотские утехи безо всякой любви, никто к тебе и не подходит. Глаз не горит, флюиды не исходят, все корабли проплывают мимо! А клюет на тебя одно только жулье, видя твою беззащитность,”— Серафима Дмитриевна до того расстроилась от дурных мыслей, что ей даже расхотелось купаться.

Она поднялась, встряхнула махровую простыню, сунула ее в плетеную сумку и зашагала с пляжа с босоножками в руке. Все, с нее хватит! Хватит этого ленивого и скучного города, где только трахаются и пьют, не давая пищи для пытливого бухгалтерского ума, — пора уезжать, тем более, что через два дня ей нужно быть на работе.

Серафима Дмитриевна зашла в летнее кафе, заказала себя порцию шашлыка. Она ела шашлык и с презрением наблюдала за прогуливающимися парочками.

Кирилл поджидал Катю в холле. Мимо спешили озабоченные люди. Бегали курьеры, бомжеватого вида мужчина в кепке выяснял отношения с дамой из бюро пропусков, возмущался, что ему не выдают пропуск в редакцию без паспорта. Катя задерживалась, и Кирилл поглядывал на часы.

Наконец девушка вышла из кабины лифта. На ней была короткая юбка и модный длинный пиджак с большими лацканами. Кирилл направился ей навстречу.

— Привет, какова сегодня культурная программа? — спросила Катя, подставляя щеку для поцелуя.

— Культурной программы сегодня нет, — слегка растерялся Кирилл.

— Ну, так не годится, — поморщилась Катя. — В твою коммуналку с разобранными телевизорами? В койку?

— Можно зайти в кафе, кофейку попить, — еще больше смутился Кирилл. Он стал шарить по карманам, выискивая деньги.

— Хочешь, анекдот? Женщина жалуется подруге: муж приходит с работы, щи и в койку, щи и в койку. И так каждый день. Подруга ей советует — потребуй от него культурной программы.

— Знаю, — кивнул Кирилл. — Ты Рембрандта читала?

— Не читала, — рассмеялась Катя.

— В койку! — потешно скомандовал Кирилл, заставив оглянуться пожилую редакторшу с хозяйственной сумкой в руке.

Вышли из здания редакции. Катя взяла Кирилла под руку, и они прогулочным шагом направились вниз по улице.

Серафима Дмитриевна открыла калитку и вошла в заросший зеленью двор. Пахло жареной рыбой и молодым вином. В беседке с плетеным куполом, заросшим виноградной лозой, сидела незнакомая компания. Разговаривали, громко смеялись.“Еще одни курортники!”— неприязненно подумала Серафима, поздоровавшись с компанией. Из летней кухни показалась хозяйка — пышнотелая женщина со здоровым румянцем на щеках. Она несла блюдо с большими кусками рыбы. Завидев Серафиму Дмитриевну, улыбнулась.

— Накупались? А ко мне сегодня брат из Питера приехал. Присаживайтесь к столу — попразднуем.

— Да нет, спасибо. Что-то голова разболелась, — соврала Серафима, вешая простыню на протянутую между абрикосом и стеной дома наискосок веревку.

— Вот мы ее сейчас и вылечим, — сказала хозяйка, дыхнув на Серафиму винным запахом.

— Нет-нет, вряд ли, — Серафима Дмитриевна открыла дверь небольшой побеленной пристройки.

В комнате было душно. О мутное окно бились жирные мухи. Серафима распахнула окно, взяла полотенце и стала гонять мух. Потом она открыла створку шкафа, сняла с вешалки платье и стала переодеваться.

— Серафима Дмитриевна! — раздался в окне незнакомый мужской голос.

— Ой! — бухгалтерша прикрывшись створкой, выглянула из-за шкафа. В окне торчало незнакомое, раскрасневшееся от выпитого лицо. Правильные, благородные черты лица, небольшая бородка.

— Здрасьте, — поздоровался мужчина, улыбаясь. — Я брат хозяйки, Валентин. Майя сказала, вы из Москвы?

— Из Москвы, из Москвы, — пробормотала Серафима Дмитриевна. — Вы мне дадите переодеться или нет?

— Извините, — лицо исчезло из окна.

Серафима видела, как мужчина отвернулся, закурил сигарету.

“А ничего у Майи братик — симпатичный”, — думала она, застегивая молнию на платье. Серафима уже поняла, что от приглашения не отделаться.

Она вышла во двор, еще раз оглядела мужчину. Мужчина посмотрел на нее оценивающе. “Жалко, парик с собой не взяла, — подумала Серафима. — А, наплевать!”

— У меня в Москве много друзей, — сказал брат, туша сигарету об абрикосовый ствол. — Вы в каком районе живете?

— В центре, на Смоленке, — уточнила Серафима.

— Угря копченого любите? — поинтересовался мужчина. — Я с Селигера привез.

Они направились к заставленному закусками и напитками столу.

Кирилл открыл дверь своей комнаты, включил свет. На этот раз в комнате было убрано. Полуразобранные телевизоры и видики составлены в угол, пол вымыт, на столе — чистая скатерть и ваза с цветами.

— Прошу! — пригласил Кирилл Катю.

Девушка села на стул. Кирилл вынул из пакета пластиковые коробочки с готовыми салатами, булку хлеба, две банки с джин-тоником, упаковку с антрекотами.

— Ты пока телевизор посмотри, а я все приготовлю, — предложил Кирилл, щелкая пультом дистанционного управления. — На! — он вручил Кате пульт.

Катя взяла пульт, стала переключать каналы. Кирилл схватил со стола упаковку и исчез.

Вообще-то Кирилл Кате нравился. Внимательный, настырный, но при этом слегка смущается, боится сказать или сделать не то. Сразу видно, что влюблен. Приятно. Остаться у него сегодня, что ли?

Катя прислушалась к доносящимся с кухни звукам. Загремела сковородка.

Серафима Дмитриевна сидела за столом рядом с Валентином. Он постоянно подливал ей домашнего белого вина из большой бутыли. Смешил компанию родственников и курортников, рассказывая новые анекдоты и случаи из жизни. Хозяйка Майя сидела напротив и подмигивала Серафиме, кивая на Валентина, когда тот отворачивался. “Ну-ну, вы меня еще сосватайте!”— думала Серафима Дмитриевна, потягивая вино.

Было поздно. Цикады неумолчно звенели со всех сторон. Пьяная компания потихоньку развалилась. Родственники отправились по домам, осоловевшие курортники расползлись по своим халупам. Валентин пошел провожать родственников. Майя начала убирать со стола.

— Я вам помогу! — встрепенулась Серафима Дмитриевна.

— Сиди отдыхай, — махнула на нее рукой хозяйка. — Всего-то неделя у тебя. Уедешь в Москву, там и наломаешься на своей работе.

— Это точно, как белка в колесе, — сказала Серафима Дмитриевна. — Веселый у вас брат.

— Веселый, — вздохнула хозяйка. — Болтается, как не пришей к кобыле хвост. Вроде все при нем: и внешность, и работа хорошая, а вот не везет по жизни! Прибрала бы к рукам.

— Нет-нет, мне этого не надо, — смутилась Серафима Дмитриевна. — У меня уже есть.

— Жаль, — сказала Майя, наливая в таз горячей воды. — Полотенчико твое я убрала, а то ночью дождь обещали. В следующем году надумаешь — приезжай. Я тебе скидку сделаю.

— Спасибо, — кивнула Серафима. — До следующего года еще дожить надо.

Скрипнула калитка, Серафима Дмитриевна оглянулась. К беседке, помахивая веткой, шел Валентин.

— Ну ладно, я пойду, поздно уже. Спокойной ночи, — сказала Серафима, вставая из-за стола. Она торопливо направилась к своей пристройке.

Не включая света, Серафима Дмитриевна нашла в темноте зубную пасту, мыло, полотенце, вышла на улицу умыться.

— Серафима Дмитриевна, что ж вы убежали? — раздался в темноте голос Валентина. — Посидели бы еще?

— Господи, испугали вы меня! — вздрогнула Серафима. — Я спать хочу, — она выдавила на щетку пасту, стала чистить зубы.

Валентин за ее спиной вздохнул. “Ну, сейчас начнется! — подумала Серафима Дмитриевна, подставляя руки под струю воды. — Жалобы на несчастную, неудавшуюся личную жизнь, вранье с три короба. Знаю, проходили уже в этом году!”

Она закончила умываться и обернулась с полотенцем в руках. Валентин, не говоря ни слова, приблизился к ней, схватил за талию, попытался поцеловать в губы.

— Не надо, не надо! — попыталась отпихнуть его Серафима Дмитриевна. -Мокрая я! — почему-то сказала она.

— Хорошо, что мокрая, — шепотом произнес Валентин, покрывая ее шею поцелуями.

Кирилл с Катей сидели за столом. Кирилл ухаживал за девушкой, подкладывая в ее тарелку салаты, мясо, подливая в бокал джин из банки.

— Ты меня откормить хочешь, как рождественского гуся? А потом зарезать на Новый Год? — рассмеялась Катя. — Я уже больше не могу — объелась.

— Кушай-кушай, не обедала сегодня, наверное? — участливо спросил Кирилл, заглядывая Кате в глаза.

— Почему? Нам пиццу приносят, — сказала Катя.

— Пицца — это не еда. Кирилл подлил в ее бокал джина. — Это хороший, английский.

В дверь позвонили. Катя вопросительно посмотрела на Кирилла.

— Это не ко мне, — объяснил он. — Ко мне — три звонка.

— Смотри! А то как в прошлый раз… — произнесла девушка. — Уголовник малолетний!

— Прошлого раза не будет! — твердо сказал Кирилл.

В дверь постучали. Кирилл удивленно поднял брови, растерянно посмотрел на Катю, пожал плечами. — Странно, я никого не жду. Да-да!

Дверь открылась. На пороге возник Моисеев.

— Ты Кирилл? — спросил Сергей, забыв поздороваться. Решительно подошел к столу, сел.

— Ну, я. А чего вам надо? — Кирилл насторожился и весь как-то съежился.

— Посыльным работаешь?

— Нет, а кто вы такой? — взвился Кирилл, придя в себя.

— Уголовный розыск, — Моисеев махнул перед его носом обложкой. — Ты видел мужика, который посылал Алисе Черниковой подарки?

— Какой еще Алисе Черниковой? — Кирилл сразу догадался, о ком идет речь, и покраснел.

— Ты только мне лапшу на уши не вешай, парень! — грозно сказал Сергей. — Ты трижды привозил ей подарки от неизвестного поклонника. — Кто он? Ты его видел? — повторил Моисеев вопрос.

— Никогда, — мотнул головой Кирилл, растерянно глядя на Катю. Девушка сидела с каменным лицом.

— Как “Паркер” вернулся к Алисе? Она ведь тебе его отдала, — напомнил Моисеев.

— Ну да, отдала, — кивнул Кирилл. — Просила, чтобы я вернул этому… инкогнито ее.

— Значит, ты все-таки его видел? — Моисеев наклонился к Кириллу. — Ну, говори, не бойся!

— Да не боюсь я, — Кирилл, нервничая, отхлебнул из бокала джину. — Я ее в фирму должен был вернуть. Но не вернул. Думал, никто не спросит.

— Спросили? — догадался Моисеев. — Кто к тебе приходил, мужик? Опиши его.

— Черненький такой, скуластый. Глаза у него очень неприятные, злые. Он меня в живот ударил. Вон Катя видела, — кивнул на девушку Кирилл.

— Правильно, чтоб чужого не брал. Фоторобот сможешь составить?

— Давно это было. Не запомнил я, — вздохнул посыльный.

— Ты должен, парень, должен! Этой ручкой человека убили.

— Как это — ручкой? — не поверил Кирилл.

— Просто. Закачали туда яду и все! Ты хоть понимаешь, что к тебе киллер приходил?

— Киллер? — посыльный стал белее бумаги. — Настоящий киллер?

— Более чем. И ты с твоей девушкой — единственные люди, которые его видели. Врубился, куда я клоню?

Неожиданно Катя разревелась. Она соскочила со стула, схватила свою сумку и со всхлипываниями выбежала из комнаты. Кирилл с Моисеевым бросились за ней.

— Девушка, стойте! — закричал Сергей.

Хлопнула входная дверь. Кирилл замер около нее, постоял немного, покачиваясь с пятки на носок, повернулся к Моисееву.

— Ну, кто, кто, кто вас просил именно сегодня прийти? — пошел он на Сергея, сжав кулаки, глаза его сверкали бешенством. — Как сговорились, блин! Киллеры! Следаки! Сволочи! — Кирилл зашел к себе в комнату, хлопнул дверью.

Моисеев на мгновение оторопел, потом открыл дверь. Кирилл сосал джин прямо из банки.

— Ты пойми, парень, вы со своей девушкой… Как ее зовут?

— Катя, — сказал Кирилл, отрываясь от банки.

— Вы с Катей сейчас в опасности. Вы — свидетели. Теперь понял? Знаешь, где она живет?

— Где-то в Строгино, — вздохнул Кирилл. — Адреса я не знаю. Телефон рабочий знаю. Эх вы, такая девушка!

— Никуда твоя девушка не денется. Говори телефон!

Кирилл продиктовал телефон и стал напяливать ботинки.

— Вы меня потом назад домой на машине отвезете? — спросил он Моисеева.

— Нету у меня никакой машины! На метро поедем, — сказал Сергей.

Кирилл посмотрел на него удивленно.

Серафима Дмитриевна проснулась среди ночи, повернула голову и увидела, что подушка рядом пуста. Она соскочила с кровати, щелкнула выключателем, бросилась к шкафу. Вытащила сумку, стала в ней рыться, проверяя документы и деньги. Вид у нее был безумный.

— Сима, что с тобой? — в дверях возник Валентин в трусах.

— О, боже! — Серафима Дмитриевна закрыла лицо руками, опустилась на пол. — Я думала -опять!

— Что опять? Что с тобой? На тебе лица нет! — Валентин подошел к Серафиме, подхватил ее на руки, понес к кровати. Уложил, стал покрывать поцелуями.

— Где ты был? Где ты был? — шептала Серафима Дмитриевна.

— Да что случилось-то? — удивленно спросил Валентин. — В туалет я выходил.

— Просто у меня очень печальный опыт общения с мужчинами, — вздохнула Серафима.

Валентин снял с ее плеча бретельку ночной рубашки, стал целовать грудь.

— Свет! — слабо попросила Серафима Дмитриевна, закрывая глаза.

— О, черт!

За столом в беседке, увитой виноградом, сидела хозяйка. Она курила и смотрела на горящее окно пристройки.

— Курортница! — презрительно усмехнулась Майя, затягиваясь сигаретой. — Все вы одним миром мазаны!

Меховые изделия

Моисеев связался со своими бывшими сослуживцами, и они ему помогли. С помощью Кирилла был составлен фоторобот предполагаемого киллера. Возбуждено уголовное дело по факту покушения на убийства. Владимир Генрихович в себя так до сих пор и не пришел. Сергей прекрасно понимал, что времени у него мало и что рано или поздно “быки” вычислят его. Надо было на время куда-нибудь смотаться из Москвы. Кириллу он посоветовав пожить пока у кого-нибудь из родственников. Растерянный Кирилл только кивал и тяжело вздыхал по поводу своей Кати.

Моисеев вышел из ворот управления, огляделся. Стал шарить по карманам в поисках телефонной карточки. Первым делом он позвонил своему другу детства Лене Стародубцеву и попросился пожить на даче в Ивантеевке.

— Живи, конечно, какой базар! — отозвался Леня. — Только мы с женой и дочкой будем на субботу-воскресенье наезжать. Жена у меня девушка суровая, гостей на дух не переносит, так что придется тебе в выходные где-нибудь в другом месте кантоваться. Пойдет?

— Ладно, что-нибудь придумаю, — вздохнул Сергей. — И на том спасибо. Когда можно за ключами заехать?

— Да прямо сейчас и заезжай, — сказал Леня.

Потом он позвонил Лерочке, как договаривались, условными звонками — пять раз с определенными интервалом времени между звонками. Она сняла трубку.

— Лерочка, слушай меня внимательно и не перебивай! — скороговоркой произнес Сергей. — Я буду у друга в одном хорошем месте. Адрес запиши, — он хотел продиктовать адрес, но вдруг подумал, что бандиты могут прослушивать телефон. — Нет, не надо адреса, — на ходу переиграл Моисеев. — Я тебе лучше перезвоню и договоримся, где встретиться. Не беспокойся за меня, и ничего не бойся.

— Да как же не бояться! — всхлипнула Лерочка. — Ты там осторожней, ладно?

— Ладно-ладно, — на Сергея нахлынули воспоминания недавнего прошлого. Он вспомнил, как Лерочка стирала ему рубашки и готовила обеды, лежала на его груди, и он чувствовал теплый запах ее волос. — Целую. Все будет хорошо. Ты только береги себя! — он повесил трубку и пошел прочь от будки, забыв телефонную карточку.

Был второй час ночи. Супермаркет замер в полутьме. Внизу, в торговом зале мерно урчали холодильные установки, а на галерее второго этажа было тихо.

Кот Максим шел по хозяйственному отделу, принюхиваясь к синтетическим запахам, исходящим от порошков, банок и ковриков для ванн. Запахи были ему неприятны, и он ускорил шаг.

Около мехового отдела кот замер, присел, прижав к голове уши. Ему послышался странный шорох, который донесся из-за двери закрытой подсобки. Раздался щелчок замка, кот опрометью бросился под стойку с шубами.

Из подсобки вышли трое в масках. У двоих в руках были большие дорожные сумки, третий нес металлическую стремянку и видеоплеер с длинным шнуром. Он подставил стремянку под кронштейн с камерой наблюдения, взобрался на нее, таща за собой шнур, отсоединил штекер. Потом он присоединил к штекеру магнитофонный шнур, кивнул второму, который присел в ожидании под стремянкой. Второй нажал на кнопку. В видеоплеере тихо заработал мотор, зашуршала пленка. Теперь уже не таясь все трое направились к дверям опечатанного склада. Один из них достал из кармана большую связку ключей и стал подбирать их к замку. Другой пальцем сорвал бумагу с печатью. Бумага звонко треснула, заставив кота вздрогнуть. Со своей задачей взломщик справился довольно быстро. Металлическая дверь склада бесшумно открылась. Все трое исчезли в его темной утробе. Их не было минут семь.

Трое снова появились в меховом отделе. Их дорожные сумки теперь были забиты до отказа и раздулись до невероятных размеров, будто в каждой было по сто батонов молочной колбасы. Грабители, неслышно ступая, прошли мимо кота. Максим выглянув из-под стойки, смотрел им вслед.

Они прошли по галерее второго этажа, спустились вниз. Приблизились к огромному стеклу витрины. Снаружи послышалось урчание двигателя.

Максим побежал посмотреть, что будет дальше. Он глянул вниз и увидел, что к витрине пятится тентованная “Газель” с откинутым задним бортом. Такие часто заезжали на задний двор, привозили косметику и мыло в коробках. Машина замерла рядом с витриной, осветив ее огнями стоп-сигналов. В следующее мгновение произошло что-то страшное. Один из троих, которые находились в супермаркете, поднял руку с каким-то большим и тяжелым предметом, сделал резкое движение. Раздался звон разбитого сткела. Посыпались осколки. Грабитель склонил голову и закрылся от осколков полой куртки, потом махнул еще раз, и еще более громкий звон прокатился по всему супермаркету. Максим бросился по галерее, подальше от страшного шума.

Кот не видел, как люди в масках побросали сумки в “Газель”, заскочили в нее, закрыли борт, опустили тент. Взревел мотор. Машина отъехала от супермаркета, развернулась и понеслась по пустынной ночной улице.

По супермаркету прошелестел ветер, влетевший в магазин через разбитые стекла. На вешалках качнулись легкие платья, в отделе игрушек в руках у одетых в бархат гномов тревожно зазвенели невесомые колокольчики, запоздало затрещал огромный звонок в комнате охраны. Кот понял, что произошло что-то ужасное.

Владимир Генрихович открыл глаза и увидел жену, спящую в кресле возле кровати. Жена во сне похрапывала. Он опустил взгляд на руку и заметил, что на сгибе локтя вся она покрыта следами от иголок. И сейчас ему в вену была воткнута толстая игла, от которой к капельнице тянулся длинный пластиковый шланг. Игла покоилась на его руке на специальной плоской подушечке. В банке с лекарством к поверхности один за другим поднимались небольшие пузырьки. Владимир Генрихович тяжело вздохнул. Он почти не чувствовал своего тела и даже глянул на свой живот, скрытый мягким одеялом, чтобы убедиться, что там внизу что-то еще есть.

Жена захрапела громче, и Владимир Генрихович поморщился. Он вспомнил то последнее, что осталось в его голове перед тем, как он потерял сознание: голос Моисеева, оживленное шоссе, впереди правое заднее крыло “восьмерки”. Больше ничего. Сколько он уже здесь? Попытался поднять левую руку, чтобы взглянуть на несуществующие часы, но не смог — безумная, раздражающая слабость.

— Наташа! — позвал Владимир Генрихович жену. Голос был слабый и чужой, будто его подменили, пока он лежал без сознания. — Наташа, хватит храпеть!

Жена открыла глаза, уставилась на него в удивлении.

— Господи, Володя, наконец-то! — произнесла она шепотом. Соскочила с кресла, бросилась из палаты.

Владимир Генрихович оглядел палату. Красивые шторы на окнах, в углу на тумбочке большой японский телевизор, рядом с кроватью — приемник, в углу — бесшумно работающий холодильник. “Интересно, сколько стоит такая палата в сутки?”— подумал Владимир Генрихович, поднимая взгляд к большой люстре под потолком.

Жена привела в палату дежурного врача и медсестру. Врач склонился на Владимиром Генриховичем.

— Вы меня слышите? Как вы себя чувствуете? — спросил врач.

— Я ничего не чувствую, — ответил Владимир Генрихович.

— Еще бы! — усмехнулся врач. — От вас мало что осталось. Скажите спасибо Всеволоду Станиславовичу, он вас с того света вернул. Ничего, сейчас дела пойдут на поправку, — подмигнул он директору. Повернулся к медсестре. — Физраствор, гемодез, глюкозу — подкормите его как следует. Есть хотите?

Владимир Генрихович отрицательно покачал головой.

— Ничего, скоро у вас появится волчий аппетит, вот увидите. А вы ничего, крепкий малый, жить очень хотите.

— Хочу, — слабо улыбнулся директор.

— Вот и прекрасно. Завтра к вам придет лечащий и все расскажет, — врач направился к двери. — А вы, Наталья Александровна, можете теперь спокойно поспать.

— Спасибо, — всхлипнула жена, размазывая руками слезы по щекам.

— Ну, хватит реветь уже, не видишь — жив? — сердито произнес Владимир Генрихович.

Супермаркет был ярко освещен. Горели все лампы. Около разбитой витрины стояло несколько милицейских машин. Работала оперативная группа. По меховому отделу, заложив руки за спину, расхаживал толстый человек в мундире майора милиции. Он следил за тем, как работают его люди. Рядом топталась зав. отделом Людмила Ильинична.

— Как же так? Как же так? — твердила она срывающимся голосом. — А камера?

— Не видите — камера! — недовольно глянул на нее майор. — На мониторе симпатичная картинка — пустой отдел и никаких воров!

В отдел ворвался взмыленный Евгений Викторович.

— Я — заместитель директора, — представился он, пожимая руку майору. — На даче был, мне туда и сообщили.

“Рука мокрая,”— подумал следователь, неприязненно глядя на Евгения Викторовича.

— Много украли? — спросил зам у Людмилы Ильиничны.

— Почти все, что Владимир Генрихович из Греции принес, — всхлипнула зав.отделом. — Мы только одну шубу продать успели.

— Вот беда-то! — Евгений Викторович всплеснул руками. — Ведь говорил я ему — не сезон! А он уперся!

— Где, кстати, ваш директор? — поинтересовался майор.

— Видите, беда у нас: Владимир Генрихович находится сейчас в больнице. Сильнейшее отравление. Исполняю обязанности пока что я. Что вы можете сказать? Есть надежда найти преступников?

— Пока что я вам ничего не могу сказать, — скривился майор. — Одно только ясно, что действовали они не без помощи ваших сотрудников.

— Да что вы такое говорите! — возмутился Евгений Викторович. — У нас вся охрана такая надежная! Бывшие ваши сотрудники, между прочим.

— Ну, это еще ни о чем не говорит. В семье не без урода. Кто-то записал на кассету вид отдела ночью, передал преступникам. Кто-то из вашей охраны. Больше некому. Да и потом… надо было знать, сколько чего на складе. На сколько, говорите, меха?

— На сто двадцать одну тысячу, — вздохнула Людмила Ильинична и добавила: — Долларов.

— Мы в протокол ваши доллары вносить не будем. Вы шубами в рублях торгуете?

— В рублях, — кивнул Евгений Викторович.

— В рублях и сосчитайте, — майор отвернулся и направился к своим оперативникам.

— Подождите, — остановил его заместитель директора. — Вы говорите, из охраны кто-то помогал. Начальник службы сейчас приедет, может, мне и остальных всех вызвать?

— Неплохо бы, — кивнул майор. — Тут одних допросов суток на трое, — вздохнул он. — Вы бы лучше сами подумали — кто. По горячим следам легче раскрывать.

Евгений Викторович задумчиво наморщил лоб.

Сергей Моисеев жил на даче своего друга в Ивантеевке. Жил тихо, как мышь: зашторил окна и старался света не зажигать, но в первый же вечер был замечен бдительными соседями. Последовали долгие объяснения, пришлось даже показать обложку от несуществующего ментовского удостоверения, после чего соседи успокоились. Правда, тут же повадился ходить к Сергею местный алкоголик — Анатолий Степанович. Он всегда приносил с собой чекушку, выставлял ее на стол и предлагал выпить, полагая, что “приняв на грудь”, Моисеев растает и выставит свое — не меньше поллитры. Но Моисеев прокололся только один раз. Во второй вечер он не без труда выпроводил незваного гостя, и так приходилось выпроваживать его все время, придумывая каждый раз новые отговорки: то печень болит, то хозяева вот-вот приедут, то настроения никакого нет. Анатолий Степанович обижался, но не отступал. Каждый вечер, около восьми, раздавался настойчивый стук в дверь. Одна была от пьяного соседа польза — в его доме был телефон.

Сергей все время звонил в больницу и справлялся о здоровье Владимира Генриховича. Когда ему сообщили, что директор пошел на поправку, он очень обрадовался. Звонил он также знакомым ментам, которые занимались этим делом, но здесь новости были неутешительные. Чернявый и широкоскулый исчез, будто его ветром сдуло. Единственное, что ему пообещали, что выставят охрану у палаты директора, если, конечно, им заплатят. Сергей пообещал, что заплатят.

Моисеев скучал без Лерочки, беспокоился за нее, страдал. Его рука сама тянулась к телефонному диску, но каждый раз он уговаривал себя не звонить, потому что бандиты могли его вычислить, а с другой стороны — он так за нее боялся! С каждым днем его тоска становилась все мучительней и горче.

— Итак, подведем первые итоги оперативно-розыскных мероприятий по ограблению мехового отдела супермаркета, — майор обвел взглядом своих подчиненных, которые сидели за длинным столом в его кабинете. — Итог первый: грабителей было трое, действовали они решительно, нагло и скрылись в неизвестном направлении на “Газели”. Итог второй: ограбление было тщательно спланировано не без помощи охраны супермаркета. Проверка алиби охранников дала следующие результаты: алиби есть у всех, кроме одного человечка по имени Сергей Владимирович Моисеев, который незадолго до ограбления перестал выходить на работу. Вопрос, почему он перестал выходить на работу до ограбления, а не после? Ответ: потому что свою часть преступного дела он уже сделал, записав на видеомагнитофон вид пустого мехового отдела, узнав о товаре на складе, подобрав к нему и к подсобке, где спрятались преступники перед закрытием магазина, ключи. Спрашивается, как простой охранник мог узнать о меховом складе, забитом дорогим товаром? Сорока ему на хвосте принесла? Нет, не сорока, милые мои господа оперативники, а сам директор магазина Владимир Генрихович, на которого, кстати, совсем недавно было совершено покушение. Зачем, спрашивается, солидному директору простого охранника в свои тайны посвящать? Затем, что является Моисеев его лучшим другом с давних пор — в свое время от бандитов “отмазал.” А лучшему другу можно даже про малолетнюю любовницу рассказать. Итог третий: Моисеев в своей квартире в настоящее время не проживает, а где-то бегает. Отсюда возникает версия, а не он ли, прекрасно понимая, что его преступный замысел откроется, своего лучшего друга Владимира Генриховича отравил? Итог четвертый: в связи со всеми вышеизложенными соображениями я хочу просить прокурора дать санкцию на обыск в квартире Моисеева и его арест. Господа сыщики, извольте высказать свои соображения на этот счет. Есть другие версии?

— Все логично. Конечно, Моисеев, кто еще? — шумно заговорили “господа сыщики”.

— Вот и прекрасненько, — обвел их взглядом майор. — Значит, готовьте оперативную машину и группу захвата.

Сегодня Моисеев не выдержал и напился с Анатолием Степановичем. Напившись, они отправились гулять вдоль по улице. Гуляли и орали народные песни. Анатолий Степанович орал, а Сергей только подпевал, поскольку не знал слов. После исполнения классического репертуара — “Ой, мороз-мороз…” и “Черный ворон” Анатолий Степанович был загнан сварливой женой в дом.

Сергей постоял, посмотрел, как уводят пьяного соседа, открыл калитку и пошел следом.

— Маша, можно я от вас позвоню? — спросил он с порога, стараясь говорить внятно.

— Я-то думала, вы человек трезвый, милицейский работник! — с укоризной сказала Маша, запихивая Анатолия Степановича в постель. — А вы — туда же! А ведь первое время не пили с ним.

— Сорвался, — со вздохом сказал Сергей. — Работа у меня тяжелая.

— А у кого она легкая? — спросила Маша. — У меня, думаете, легче? Днем наломаешься, а вечером с этим охламоном воюешь! Ну, звони давай, чего сидишь? Бабе звонить-то будешь?

— Невесте, — сказал Сергей, потупив взгляд.

— Ну-ну, в таком-то виде невесте только звонить! — покачала головой Маша.

— Сто лет ее не видел. Не могу больше. Знаете, какая она у меня, у-у! — Сергей стал накручивать телефонный диск, дождался гудка, повесил трубку.

— Занято, что ли? — недовольно поинтересовалась хозяйка.

— Занято, — кивнул Сергей.

Он, несмотря на то, что был изрядно пьян, полностью выполнил им же разработанную инструкцию — позвонил пять раз через определенные промежутки времени.

— Алло, Сережа? — раздался в трубке Лерочкин голос.

— Милая моя, как же я соскучился! — запричитал Моисеев в трубку. — Не могу больше без тебя! Приезжай.

— Ты пьяный, что ли? — встревоженно спросила девушка.

— Да нет, немножко совсем. С тоски, — признался Сергей.

— Я сейчас не могу приехать, поздно уже. Мама не отпустит, — сказала Лерочка.

— Хоть завтра с утра. Часов в десять, ладно? Я тебя к станции встретить выйду.

— Ну, ладно, — согласилась Лерочка. — Продуктов купить?

— Не надо. Здесь все есть.

— Ты только не пей больше, — попросила девушка на прощание.

— Не буду, — пообещал Сергей.

Он повесил трубку, весело посмотрел на хозяйку. — Приедет!

— Иди спи! — строго сказала ему Маша.

Дверь в квартиру Моисеева была нараспашку. Около нее дежурил милиционер с автоматом.

В комнате работала группа. Рядом с дверным проемом топтались понятые: старуха — соседка из квартиры напротив и очкастый парень с третьего этажа. Оперативники перебирали вещи в шкафу, копались в тумбочке под телевизором, рыскали в диване.

— Ничего подозрительного за своим соседом не замечали? — поинтересовался один из них у старухи.

— Да как же! В прошлый раз тетка две сумки с вещами принесла, а потом из его квартиры двое вышли с бандитскими рожами, — начала рассказывать словоохотливая старуха.

— Товарищ капитан, сюда! — раздался из ванной голос оперативника.

— Пройдемте, — пригласил понятных капитан.

Лейтенант простукивал рукояткой молотка отделанную керамической плиткой ванну.

— Пустота там, товарищ капитан, сообщил он. — А никакой дверцы нет. Обычно со стороны раковины оставляют дверцу, чтобы доступ к трубам иметь. Мало ли что.

— Ладно, ломай! — разрешил капитан.

Капитан ударил молотком по плиткам. Несколько плиток треснуло, в разные стороны полетели мелкие крошки. Под плиткой был фанерный щит.

— Поаккуратней нельзя? — попросил капитан.

— Сейчас все будет, как в аптеке, — кивнул лейтенант, копаясь в инструментах, разложенных на полу. Стамеской он подцепил щит за край, чуть стукнул молотком. Щит слегка отошел на сторону. Лейтенант взял в руку фонарик, посветил вовнутрь.

— Есть! — сказал он радостно.

Скоро на свет появился соболий жакет и две норковых шубы. Все это было тщательно упаковано в полиэтилен.

— Ой, дурак, Моисеев, — вздохнул капитан с сожалением. — А ведь какой опер был! Ас! Он себе что думал, что не найдем?

Меховые изделия были принесены в комнату, и довольный, вспотевший лейтенант сел за стол писать протокол.

Миша, не отрывая ног от земли, покачивался на качелях во дворе. Было по-осеннему холодно, и он поеживался. Они должны были встретиться с Иваном. Иван обещал устроить его в ночной клуб охранником при условии, что Майкл больше никогда ни анаши, ни “герыча”, ни других наркотиков в рот не возьмет. Миша был согласен на все, лишь бы начать уже работать, а то дома мать совсем прижала — следит за каждым его шагом, все время упрекает, что пришлось много денег на лечение потратить. Иван не шел, и Миша начинал замерзать.

Наконец в дальнем конце двора появился Иван. Он шел, не торопясь, курил сигарету.

— Привет, Майкл, — Иван, улыбаясь, подал руку. — Тусуешься?

— Угу, один, как лифчик на ветру, — усмехнулся Миша. — Чего это ты такой довольный?

— А ничего, — хлопнул друга по плечу Иван. — Мы сегодня с Анькой заявления подали. Понял, да?

— Чего, серьезно, что ли? — искренне удивился Миша.

— А ты думал! Будет у нас спиногрыз, как ты говоришь.

— И когда только все успеваете! — покачал головой Миша. — Жить-то где будете?

— Квартиру пока снимем, — сказал Иван.

— Хорошо вам, — вздохнул Миша. — Любовь — морковь. А меня совсем задолбали. Ты со своими корешами поговорил?

— Да, договорился, — кивнул Иван. — Можешь завтра к работе приступать. Только учти!… — он погрозил Мише пальцем.

— Иван, я ведь тебе обещал. Ты мое слово знаешь. Я теперь леченый — калеченый, здоровый как бык.

— Ну-ка, дай! — Иван сжал Мишину руку так, что тот взвыл. — Ну вот, а говоришь — здоровый! Качаться надо, Майкл. Там у нас тренажерный зал есть. Будешь по три раза в неделю тренироваться. Лично прослежу.

— Есть, генерал! — улыбнулся Миша. — А сегодня, может, немного бухнем в честь вашей с Анькой помолвки?

— Давно уж мы помолвились, — рассмеялся Иван. — Ладно, давай. Я сегодня угощаю, — он полез по карманам в поисках денег.

В это мгновение во двор въехали два милицейских “Уазика”. Они покатили по дороге. Один из них на мгновение замер у третьего подъезда, потом с урчанием влез на паребрик, направился в сторону детской площадки.

— Менты! — первым заметил “Уазики” Миша.

— Ну и что! — усмехнулся Иван. — Мы ничего плохо пока что не делаем.

“Уазик” затормозил рядом с качелями, из него выскочили четверо вооруженных автоматами милиционеров, бросились к Ивану с Мишей. Иван первым оказался на земле с заведенными назад руками. Миша сорвался и побежал. Один из милиционеров догнал его, подсек подножкой. Миша кубарем покатился по гравию. В следующее мгновение на его запястьях защелкнулись наручники.

— Эй, братаны, за что? — заорал Иван, морщась от боли.

— Мы тебе не братаны, говнюк! За машинку сожженную, за пацаненка в реанимации! — объяснил ему мент, двинув носком ботинка в бок. — Теперь мы вас, ребята, надолго закроем! Похлебаете баланды, покукарекаете “петушками”!

Ивана подняли с земли, поволкли к машине.

— Эй, не трогайте Майкла! — завопил он, оборачиваясь. — Не виноватый он ни в чем! Это все я один придумал!

— Конечно, один! — усмехнулся мент, вталкивая Ивана в машину.

Второй “Уазик” подъехал к площадке. Мишу подняли, повели к машине. Его лицо было в крови — падая, он сильно оцарапался о камни.

— Мужики, я, правда, ничего не делал! Правда, не делал! — твердил Миша, слизывая языком кровь. Его впихнули в машину.

“Уазики” поурчали немного у детской площадки и поехали со двора. В это время из подъезда вышла Анька с мусорным ведром в руке. Иван видел ее из зарешеченного окна задней дверцы. Он крикнул ей, что его забрали, но она не услышала.

Владимир Генрихович быстро шел на поправку. Он уже мог есть самостоятельно, только понемногу. Ссохшийся, сморщившийся желудок не принимал большое количество пищи. Прикроватная тумбочка вся была заставлена банками с дорогими испанскими соками.

Директор сидел на кровати, подложив под спину подушки, и смотрел телевизор. Дверь открылась, вошла жена. Владимир Генрихович успел заметить широкую спину милиционера с автоматом за дверью.

— Здравствуй, Володя, — кивнула Наташа, выставляя на тумбочку продукты.

— Ты не носи больше ничего. Пропадает, — сказал Владимир Генрихович.

— Ничего, что пропадает, персоналу отдавай, а я тебе все свежее принесу, — Наташа села рядом с кроватью, взяла его за руку, погладила. — Руки до сих пор холодные, а раньше горячий был, как печка. Это все чужая кровь в тебе — не греет.

— Не говори ерунды! — поморщился Владимир Генрихович. — Как дети?

— Все хорошо. Приветы тебе из Англии передают. Я им ничего не говорила.

— Правильно, — кивнул директор. — Сережа Моисеев не звонил?

— Звонит, справляется. Все у него в порядке. Живет где-то за городом. Я сказала, что охрана у тебя теперь есть.

— А с магазином что? Звонила Викторовичу?

Наташа подумала, сообщать ли мужу о крупной краже в меховом отделе, решила — не стоит.

— Торгуют. Все своим чередом. Прибыль в этом месяце хорошая была, на семнадцать процентов выше нормы.

— Здорово, — счастливо улыбнулся Владимир Генрихович. — Мне никто не звонил?

— Девица какая-то. Я спросила, что передать, она трубку повесила.

Владимир Генрихович подумал об Алисе. Сюда она, конечно, не придет. Даже если и придет — кто ее пустит? Кто она такая? Лучше бы пришла, конечно. Он бы ей в глаза посмотрел. Ничего, потерпит. Еще немного. Потом выпишется и поговорит с ней по душам — чья эта идея — такой замечательный “Паркер” подарить.

— Я на следующей неделе на выписку попрошусь, -сказал Владимир Генрихович.

— Да ты что, с ума сошел, какая выписка! Слабый еще совсем, едва ходить начал! Не терпится себя на работе угробить? — стала возмущаться жена.

— Хватит уже валяться. Дел накопилось — невпроворот. Это все за счет старых запасов прибыль. Они кончатся, кто будет новые договора на поставки заключать?

— Ну, не знаю я, как с тобой бороться? Бросил бы свой чертов магазин. Все соки он из тебя высосал! Едва концы не отдал! Приходил ко мне следователь, спрашивал, кого подозреваю. Кого я могу подозревать? Никого.

— Правильно, — кивнул Владимир Генрихович. — Ты помалкивай. Все равно, ничего не знаешь. Я не знаю, а ты уж и подавно. Ко мне тоже приходили. Двое. Все равно никаких доказательств нет. Вот выпишусь, тогда и займусь этим делом.

Действительно, к нему уже раза три приходили следователи, допрашивали, по часу, по полтора, но он каждый раз прикидывался дурачком — не знаю, не видел, не слышал. Не мог же он им про Алису рассказать!

— Ты иди скажи врачу, что я выписываться буду! — приказал Владимир Генрихович.

— Володя!

— Иди-иди! — прикрикнул на жену директор.

Жена тяжело вздохнула, встала и вышла за дверь.

Милиционер разглядывал Наталью Александровну с любопытством. “И чего пялится?”— подумала она, подходя к больничному окну.

За окном дул ветер, таская по дорожкам желтые и красные хвосты из листьев. Наталья Георгиевна постояла немного, глядя на пустой больничный двор, вернулась в палату.

— Ну что, сказала? — спросил Владимир Генрихович.

— Сказала, — кивнула головой жена. — Лечащий врач категорически против. Говорит, вся ответственность за непредвиденные последствия будет на мне.

— Не ври, — прикрикнул на жену Владимир Генрихович. — Ничего ты не сказала! Я сейчас поднимусь и сам скажу!

— Ладно, лежи, сейчас! -Наталья Александровна обреченно вздохнула и вышла из палаты.

Лера из окна электрички смотрела на пробегающие перед глазами подмосковные городишки, дачи, перелески. Рядом с ней на сидении стояла большая сумка, в которой были домашние пирожки с разными начинками, плов, жареная курица, яблочный пирог. Пирожки настряпала Тамара Алексеевна, а пирог испекла она сама. Пирог этот у нее всегда хорошо получался.

Отношения с родителями в последнее время поменялись к лучшему.

После ее возвращения от Сергея последовали долгие объяснения, скандалы, разборки. Она, конечно, не могла всего объяснить, да и незачем было. Соврала, что Сергей нашел другую работу, которая лучше оплачивается и не связана с охраной. Правда, все время приходится ездить по командировкам. Мать долго крепилась, ворчала, кляня Моисеева последними словами, а потом в один прекрасный день вдруг расплакалась, обняла дочь и сказала, что теперь видит, какая у нее настоящая любовь, а потому благословляет их с Сергеем отношения и желает личного счастья. Просила только отцу ни слова об этом разговоре, а то, мол, прибьет за предательство родительских интересов. Родительские интересы — чтоб ребенок был сыт, здоров и счастлив. Еще через несколько дней “сломался” отец. Дождавшись, когда мать уйдет в магазин, подошел к Лерочке на кухне, обнял, поцеловал в макушку и спросил якобы недовольным тоном: как там твой оболтус с дубинкой поживает? Лерочка сказала, что все у них хорошо. Отец приложил палец к губам, вынул из банки с крупой “заначку” — чекушку “Столичной”, выпил стакан, а потом стал уговаривать дочь не валять дурака и выйти за Моисеева замуж. Просил только матери ничего не говорить — а то на выпивку не даст за отступничество от семейных принципов.

Лера улыбнулась. Какие они у нее смешные, прямо как дети!

Электричка сбавила ход перед станцией. Это была Ивантеевка.

Лера вышла из вагона, огляделась, подождала, пока схлынет людской поток. Она посмотрела в один конец платформы, в другой — Сергея не было видно. Замерла в растерянности, не зная, что делать, куда податься. Адреса у нее не было. На глаза уже навернулись слезы обиды.

Сергей возник на платформе так неожиданно, что она вздрогнула, как черт из табакерки. Обнял Лерочку, крепко поцеловал в губы.

— Миленькая моя! Любимая!

— Сережа! — прижалась к нему Лера.

— Ты извини, что я так! Смотрел, нет ли за тобой людей лишних, — шепотом объяснил Моисеев, касаясь губами ее уха.

— А я уж испугалась, — вздохнула девушка. — Думала, бросил, не пришел.

— Я тебя никогда не брошу, — сказал Сергей. Он взял у нее сумку. — Ничего себе, тяжесть! Гири у тебя там, что ли?

— Пирожки. Мама испекла, — улыбнулась Лерочка. — Я им сказала, что ты в командировке. Всего на один день приехал.

— Умничка! — Сергей поцеловал ее, и они пошли по платформе.

По ступенькам на платформу поднималась шумная компания молодых людей. Моисеев оглянулся. Сзади за ними шли трое дюжих молодцов. Он все понял и отпихнул Леру от себя: — Беги!

Но Лерочка не поняла его, замерла в недоумении. На Сергея набросились повалили на платформу лицом вниз, завели руки за спину.

— Что вы делаете? — Лера попыталась наброситься на молодых людей, но ее схватили чьи-то крепкие руки, оттащили в сторону.

— Все в порядке, девушка, милиция! — перед ее глазами возникло открытое удостоверение, которое она не успела толком рассмотреть.

Подкатила белая “Волга”, Моисеева впихнули на заднее сиденье. Машина сорвалась с места и скрылась за поворотом.

— С вами все в порядке? — поинтересовался милиционер, поднимая сумку с продуктами.

Лерочка расплакалась.

— Вы позволите, я взгляну, что в сумке? — вежливо попросил милиционер.

— Пирожки, — сказала Лерочка сквозь слезы.

Нина Владимировна открыла дверь квартиры, поставила сумку на обувную полку. Из Анькиной комнаты донесся приглушенный стон. Мать сняла туфли, толкнула дверь. Анька лежала на кровати, подогнув ноги и вдавливая в лицо подушку.

— Анюта! — Нина Владимировна бросилась к дочери, отняла от ее лица подушку. У Аньки были заплаканные глаза. — Что с тобой?

Анька в ответ снова застонала.

— Где болит?

— Та-ам! — с трудом произнесла Анька.

— Давно это у тебя? — встревоженно спросила мать.

— Нет, только что!

— Я “Скорую” вызову. Потерпи немного! — Нина Владимировна бросилась к телефону. Набрала “ 03”. — Алло, девушка, угроза выкидыша! Какой телефон? Черти что! — быстро записала в блокноте номер телефона, набрала номер. — Алло, “Скорая”! У нас угроза выкидыша. Девочке шестнадцать лет, да! Восемнадцать недель! Не знаю я насчет кровотечения! Приезжайте скорей, дочь умирает! — она быстро продиктовала адрес, бросила трубку, побежала к домашней аптечке. Стала искать сосудорасширяющее. Нашла таблетки, набрала в стакан воды, бросилась в Анькину комнату.

— Доченька, выпей таблеточку, поможет! — сказала она, приподнимая Анькину голову. Анька проглотила таблетку, запила, поморщилась.

— Что же с тобой, маленькая моя? Ведь нормально носила! Никакой угрозы не было!

— Мам, Ивана посадили! — всхлипнула Анька.

— За что? — удивилась Нина Владимировна.

— Из-за меня! Он у одного козла машину сжег, а там ребенок был!

— С ребенком?! — воскликнула Нина Владимировна, внутренне холодея.

— Да нет, живы все! Их с Майклом менты повязали! Мне пацаны со двора сегодня рассказали. Я пришла домой, тут все и началось! Ой, мамочки, больно как!

— Потерпи-потерпи, пройдет сейчас! — стала гладить Нина Владимировна дочь по голове. — Не от Ивана, от козла ребенок-то? — догадалась она.

— От козла, — печально вздохнула Анька.

— Ну, ничего — ничего, и козленочка воспитаем, — подбодрила Аньку Нина Владимировна. — Как — проходит, нет?

— Вроде бы полегче стало, — кивнула Анька, прислушиваясь к своим ощущениям.

Минут через десять раздался звонок в дверь — приехала “Скорая”.

Охранник на проходной издали заметил директорскую “Вольво”, предупредительно нажал на кнопку. Ворота открылись, и машина, не сбавляя скорости, въехала во двор. Первыми из нее выбрались двое дюжих охранников, под их широкими пиджаками легко угадывались кобуры с пистолетами. Один из них открыл заднюю дверцу и помог Владмиру Генриховичу выйти из машины. Директор опирался на трость с серебряным набалдашником. На нем был новый дорогой костюм. Один охранник прикрыл директора сзади, другой — спереди. Так они вошли в супермаркет.

“Испугали Генриховича, — подумал охранник, зевнув. — Тут любой испугается. Хорошо, когда на охрану деньги есть. А когда их нет, в гроб ложись? — он глянул на монитор — к забору с задней стороны пристроилось сразу трое пьяных мужиков. Один из них опирался о забор рукой. — Вот паскуды, скоро здесь дышать нечем будет! Взять да и подвести к забору ток. Как только взялся, врубил двести двадцать — и ваши не пляшут!”— зло подумал охранник, доставая из стола старую газету.

Владимир Генрихович зашел в торговый зал, посмотрел, как идет торговля. Все продавщицы с ним здоровались, улыбались, справлялись о здоровье. Подошла Анастасия Андреевна. Робко пожала его руку. Тоже поинтересовалась самочувствием.

— Ничего-ничего. Здоровье у меня теперь отменное — закалился в борьбе с кадмием, теперь любое ядовитое вещество по плечу, — пошутил он весело.

— Ой, шуточки у вас, — расплылась в улыбке Анастасия Андреевна. — Не поймали бандитов-то?

— Ловят, — нахмурился директор, вспоминая об Алисе. — Как дела?

— Неплохо, — кивнула Анастасия Андреевна. — Люди из отпусков поприезжали, товар за милую душу пошел. А за булочками нашими, говорят, даже иногородние приезжают.

— Да ну! — недоверчиво покачал головой директор. Насчет иногородних Анастасия Андреевна, конечно, малость загнула — кто же за булками в Москву поедет? Хотела директору приятное сделать.

В сопровождении охранников Владимир Генрихович поднялся на второй этаж, прошелся по галерее, осматривая непродовольственные отделы. Здесь тоже все здоровались с ним, приветливо улыбались. Только продавщицы мехового отдела как-то странно прятали глаза.

Владимир Генрихович подошел к Людмиле Ильиничне, взял ее под локоть.

— Как вы себя чувствуете? — поинтересовалась заведующая.

— Да ничего-ничего, — уже начал раздражаться директор. — Почему товара в отделе мало? Где шубы? Пора их уже выставлять. Через полмесяца сезон. Покупатель уже идет.

— А… — замялась Людмила Ильинична. — Так ведь… — она поняла, что директор ничего не знает. — Владимир Генрихович, нас обокрали.

— Как обокрали? — побледнел директор. — Когда обокрали?

— Вам никто ничего не сказал? И следователь не приходил? Странно!

— Ну-ка, открывай склад! — приказал директор Людмиле Ильиничне. — Показывай все!

Людмила Ильинична подошла к дверям склада, повернула ключ в замке. Владимир Генрихович зашел внутрь, прошелся вдоль пустых стоек. На складе стоял сильный запах лаванды.

— Все, что я из Греции привез? — спросил Владимир Генрихович, недобро глядя на заведующую.

— Да, — вздохнула она. — Нашли только десятую часть. У охранника Моисеева. Он и навел грабителей.

— Моисеев? — не поверил своим ушам Владимир Генрихович. — Быть этого не может!

— Да как не может, когда у него на квартире товар нашли! Две шубы и жакет. Не вернут, пока следствие не закончится.

Владимир Генрихович сглотнул слюну и опустился на стул рядом со стеллажом. В глазах у него потемнело. Он не мог поверить во все сказанное. В голове не укладывалось. Потерять собственного товара на сто двадцать тысяч — это уже слишком!

— Вам плохо? — сочувственно поинтересовалась Людмила Ильинична.

— Нет, мне очень хорошо! — съязвил Владимир Генрихович. — Какого черта мне до сих пор никто ничего не сказал! Ну, Наталья!… Моисеев где сейчас?

— В тюрьме, наверное, — пожала плечами заведующая.

— В СИЗО, — уточнил директор. — Нет, это не он. Подставили Серегу! — сказал он, стукнув наконечником палки об пол. Меня чуть не грохнули, его — посадили. Ну что же, пойдем ва-банк, господа бандиты!

Заведующая смотрела на директора недоумевая — о чем это он говорит?

Сначала в кабинет директора вошли двое охранников, тщательно оглядели его, заглянули в стенные шкафы и в ванную комнату, затем — Владимир Генрихович.

— Это что, каждый раз такая процедура? — поинтересовался директор у одного из охранников.

— Каждый, — кивнул парень. — Мы обязаны гарантировать безопасность.

Владимир Генрихович тяжело вздохнул.

— Ладно, гарантируйте, если должны.

Охранники покинули кабинет, и директор уселся за свой стол, пододвинул к себе папки с бумагами.

Вбежал Евгений Викторович. — Ну, дорогой ты мой, сколько лет, сколько зим! — расплылся он в улыбке, подавая руку. — Наконец-то здоров и весел!

Директор на рукопожатие не ответил. Евгений Викторович нахмурился.

— Что случилось?

— Почему мне до сих пор не доложили о краже? — спросил он зама.

— Ну а… — замялся Евгений Викторович. — У тебя состояние было тяжелое. Боялись навредить.

— У меня уже две недели никакого тяжелого состояния! — веско заметил директор.

— Ну, виноват, хотел как лучше! — вздохнул зам.

— И вот что удивительно — украли только мой товар, который я за свои кровные покупал. Остальное не тронули.

— Нет, ну, хороший мех был, качественный. Поэтому. Твой же друг Моисеев, — начал было Евгений Викторович, но перехватив жесткий взгляд директора, замолк.

— Все бы хорошо, только Моисеев в это время был совсем в другом месте, — сказал Владимир Генрихович.

— Володя, давай я тебе все объясню. Уголовный розыск всю их схему уже раскрыл!

— Не надо мне ничего объяснять! — оборвал зама директор. — Я пойду на Петровку, там и выслушаю все объяснения.

— Как хочешь! — пожал плечами Евгений Викторович. — Только при задержании у твоего Моисеева нашли пистолет. А ствол этот, между прочим, за убитым ментом числился. Так что вот он какой, дружок!

— Не смею тебя больше задерживать! — сказал Владимир Генрихович. — Иди!

Евгений Викторович вышел из кабинета с недовольной миной на лице. Он пошел по коридору, оглянулся на дежурящих у дверей охранников. “ Ну и ладно, все равно этот Моисеев теперь надолго сядет!”— подумал зам.

После очередного допроса “с пристрастием”, Моисеева ввели в камеру. Из него выбивали признание в краже из супермаркета какого-то немыслимого количества дорогих шуб. Он, конечно, ничего не признавал. Куда хуже было с пистолетом. Рассказ о похищении, потасовке с “быком” и взрыве дачи под Мытищами вызывал у “следаков” дикий смех. Сергей знал, что рано или поздно они все проверят, выяснят, но пока это случится, у него все здоровье кончится — только на кладбище вперед ногами. Дико болел живот, опущенные почки, печень. На него уставились полуголые худые люди. В камере, как всегда, было душно и жарко, воняло грязными и потными телами — хоть топор вешай.

— Пустите калеку, от легавых пострадавшего, — попросил кто-то за Сергея. Ему уступили место, он лег на нары, свернувшись калачиком. Закрыл глаза. “Ничего, ничего, все страдания рано или поздно кончатся, и наступит счастливое будущее,”— утешал себя Моисеев. Перед глазами стояло лицо плачущей Лерочки. Да, конечно, это она привела тогда в Ивантеевку ментов. Но за ней нет никакой вины. Он во всем виноват. Сорвался, напился, позвонил — вычислили! Только не бандиты, а эти! А он-то грешным делом подумал, что “вяжут” его Моргуновские “быки”. Хотя… еще неизвестно, что лучше. Лучше вообще об этом не думать. То, что его подставили, он понял сразу, еще не доехав до СИЗО.

— Слушай, мужик, ты, случайно охранником в “маркете” не работал? — услышал Сергей чей-то голос. Он открыл глаза, рядом с ним сидел полуголый Иван. Моисеев оценил его мощные бицепсы и накачанный торс.

— Работал, а что? — устало спросил Моисеев.

— Да нет, просто я тебя на проходной однажды видел. Хоть одна знакомая рожа, а то — тоска!

— Ну, посмотри теперь на знакомую рожу, — усмехнулся Сергей. — Тебя-то за что?

— Да так, у твоего начальника тачку сожгли, — вздохнул Иван.

— У Кулакова? — удивился Сергей.

— У него. Козел редкостный. Таких в детстве душить надо. Иначе потом люди страдают.

— Душили-душили, душили-душили… — почему-то вспомнилось Сергею. — Хорошая у тебя статья, парень. А у меня — лучше.

— Какая? — поинтересовался Иван, но Моисеев не ответил. Он снова закрыл глаза, представил себе Лерочку, вспомнил, как целовал ее последний раз. Сердце заныло.

— Я все равно здесь сидеть не буду — в побег уйду, — прошептал Иван, наклоняясь к Сергею. — Давай вместе когти рванем?

Сергей открыл глаза, посмотрел на парня.

— Тебя как зовут-то?

— Ваней, — Иван протянул руку, Моисеев ее слабо пожал.

— Ты, Ваня, дурака не валяй! Любой побег опять этой камерой закончится. Или другой, похуже. Уж поверь мне на слово.

— Все равно уйду, — упрямо повторил Иван. — Гадом буду!

“А, может, оно, правда…? — подумал Моисеев. — Скоро начнутся следственные эксперименты, его повезут в “супермаркет” прикованным наручником к какому-нибудь здоровому менту. Хорошее место для игры в “казаки — разбойники”. Но без помощи с воли об этом даже думать нечего!”

— Ладно, ты не ершись, Иван. Такие дела с кондачка не делаются. Обкашляем все на досуге. Без лишних ушей, без глаз, — сказал Сергей, отворачиваясь от парня.

— А почему у тебя все-таки статья лучше? — поинтересовался не знающий “законов” Иван.

— Потому что шьют мне мех крупным оптом на сто двадцать кусков “зеленых”, — ухмыльнулся Моисеев, не открывая глаз.

Ботинки мужские

Черноволосый и широкоскулый мужчина внимательно огляделся, прежде чем войти в подъезд большого “сталинского” дома. Он нажал на кнопки кодового замка. Дверь открылась со щелчком. Его взгляд упал на коробку, стоящую в углу под лестницей. Он осторожно приблизился к ней и заглянул внутрь. В коробке был строительный мусор.

Черноволосый вызвал лифт, а сам стал быстро подниматься по лестнице. Между пятым и шестым этажами он выглянул в запыленное подъездное окно. На балконах дома напротив сушилось белье, снизу, с детской площадки, доносились звонкие голоса. Девчонки и мальчишки бросались друг в друга камешками. Черноволосый вздохнул и стал подниматься выше.

На лестничной площадке он ненадолго задержался перед металлической дверью с большим, похожим на переливающуюся цветами радуги линзу, глазком. Прислушался. Достал ключ и очень быстро, одним движением, открыл соседнюю дверь.

По длинному коридору на трехколесном велосипеде катался мальчишка лет четырех. Завидев черноволосого, он зарычал, подражая звуку автомобильного двигателя, и ринулся на мужчину, явно собираясь сбить его с ног.

Черноволосый отскочил в сторону, мальчишка ловко отвернул от стены и снова зарычал, норовя наехать на модные ботинки мужчины.

— Артем, у тебя совесть есть? — спросил черноволосый.

— Нету, — смешно ответил Артем.

— Оно и видно. Здравствуй, — мужчина полез в карман и достал из него маленькую шоколадку. — Держи!

Мальчик схватил шоколадку и надавил на педали, устремляясь в другой конец коридора.

— А мама где? — поинтересовался черноволосый.

— Нету, — снова ответил Артем.

В коридоре было три двери. Одна из них была опечатана, другая полуоткрыта, в замке третьей торчал длинный ключ.

Когда мальчишка скрылся за углом коридора, мужчина заглянул в полуоткрытую дверь. На полу и на широкой кровати, застеленной истертым китайским пледом, были разбросаны детские вещи. В углу около окна чуть слышно работал телевизор. На телевизоре, свесив хвост и закрыв глаза, лежала большая персидская кошка.

Черноволосый повернул длинный ключ в замке, вошел в свою комнату. В комнате было пустынно: узкий шкаф, полутораспальная кровать с деревянными исцарапанными спинками да крохотный столик со стулом у окна. Мужчина запер дверь и приблизился к зашторенному окну.

Окно выходило на широкую улицу, по которой сплошным потоком двигались автомобили всех мастей и марок. Тревожно зазвенел вывернувший из переулка трамвай. Мужчина вздрогнул.

Он переоделся в домашнее, напялил на ноги тапочки и пошел на кухню.

По кухне с рычанием и ревом по кругу ездил Артем. Его рот и щеки были густо измазаны шоколадом.

— Артем, ты можешь помолчать хотя бы пять минут! — попросил его черноволосый.

— Нет, — сказал Артем и с рычанием выехал в длинный коридор. Черноволосый поднял с полу шоколадную обертку, бросил ее в мусорной ведро под раковиной. Он поставил на конфорку чайник, залез в духовку, вынул из нее сковороду.

Его продукты в холодильнике лежали отдельно, в большом полиэтиленовом пакете. Мужчина достал сыр, ветчину, пакет замороженного картофеля, коробку с котлетами “по-киевски”. Он заглянул в стоящую на плите кастрюлю с супом, втянул в себя густой и вкусный запах, вздохнул, опуская крышку на кастрюлю. Черноволосый налил на сковороду подсолнечного масла и, когда оно накалилось и тонко затрещало, положил пару котлет, высыпал картофель.

Раздался телефонный звонок, в это же мгновение в кухню с ревом опять въехал Артем, едва не сшибив устремившегося к телефону мужчину с ног.

— Слушай, брат, знал бы, что ты будешь на меня постоянно наезжать, ни за что бы не купил тебе велосипед! — сказал мужчина. Он подошел к телефону, поднял трубку, но не сказал ни слова — просто слушал.

— Алло, алло! — прокричал в микрофон мужской голос на другом конце провода.

— Ну? — сказал тогда черноволосый.

— А, ну слава богу, объявился! — сказал голос. — Ну что, тебя, наверное, можно поздравить — наш общий друг выписался из больницы.

— Как это выписался? — спросил черноволосый.

— Просто так. Вот что значит молодой здоровый организм. Не дай бог, мне так заболеть — немедленно бы умер.

— Да, рак — это дело серьезное, — вздохнул черноволосый. — Но бывают иногда совершенно удивительные случаи, когда одной ногой человек в могиле, а потом раз! — и через неделю в городки с пенсионерами играет.

— Это не тот случай, — мрачно сказал голос. — Слушай, надо бы встретиться поговорить.

— Хорошо. Когда?

— Дай подумать, — трубка замолчала. — Все не так просто.

Черноволосый посмотрел на дверной косяк, на котором были две жирные отметки синей пастой: “Артем — 3 года”, Артем — 4 года”. Он взял с телефонной полки ручку, повернулся к косяку спиной, чуть поднял голову, коснувшись белой поверхности затылком. Чиркнул ручкой по косяку. Под неровной синей полосой вывел корявыми буквами: “Дядя Ч. 38 лет”.

— Ну?

— Значит так, давай-ка через полчасика подкатывай к фонтанчику у Большого. Там сейчас хорошо, симпатичные девушки гуляют.

— А мальчиков там симпатичных не гуляет? — усмехнулся Черноволосый.

— Кому что, — сказала трубка.

— Ладно буду. Только ты там поаккуратней, глазками смотри, — черноволосый повесил трубку, принюхался и вдруг вспомнил про котлеты с картофелем на сковороде. Он рванул по коридору к кухне.

От сковороды шел черный дым. Черноволосый сдвинул сковороду с конфорки, выключил газ. Артем на своем велосипеде с любопытством смотрел на “дядю Ч”.

— Ты же видел, что горит! — прикрикнул на него черноволосый. — Выключить -то не мог?

— Мама не разрешает, — сказал Артем.

— Ах, ну да! — вздохнул черноволосый. — Ты же у нас еще маленький.

Он варежкой-прихваткой взял сковороду, вытряхнул подгоревшие котлеты с картошкой в мусорное ведро.

— Ну вот, поужинали, можно и на свидание идти, — сказал мужчина, выходя с кухни. — Умойся, ходишь грязный, как черт!

Черноволосый быстро переоделся и закрыл дверь своей комнаты на ключ. Прежде чем выйти из квартиры, он вынул из кармана “Орбит”, разжевал одну подушечку, приклеил ее к косяку рядом с надписью “Дядя Ч. 38 лет” сверху налепил пятидесятидолларовую купюру.

— Это маме, — объяснил он удивленно взирающему на его манипуляции Артему.

Все скамейки, расположенные вокруг фонтана, были плотно забиты людьми. Черноволосый показался со стороны ЦУМа, в людском потоке пересек улицу. Много народу — это и плохо, и хорошо. Хорошо, потому что легко затеряться в толпе, плохо — точно также легко не заметить соглядатая со свинцовым взглядом.

Черноволосый стал прохаживаться взад-вперед, глазея по сторонам. Народ пил пиво и веселился. Краем глаза он еще издали заметил среди людей Евгения Викторовича. Заместитель директора никогда не опаздывал.

Черноволосый намеренно отвернулся, якобы не видя Евгения Викторовича.

— Ну что, прозевал? — Евгений Викторович хлопнул черноволосого по плечу.

— Прозевал, — соврал черноволосый.

— Еще профи называется! — усмехнулся заместитель директора. — Ну что, куда пойдем?

— Туда, — черноволосый махнул рукой в сторону ЦУМа, откуда только что пришел. — Я там уже все прощупал. Ситуация под контролем. Ресторан называется “Елки-палки”.

Евгений Викторович рассмеялся. — Именно то название, которое нам нужно. Потому что иначе нашу с тобой работу не назовешь.

— Надеюсь, слушать нас не будут.

Черноволосый с Евгением Викторовичем пересекли улицу, обогнули ЦУМ и галерею магазинчиков. Вошли в ресторан.

Девушка в русском сарафане поздоровалась с ними.

— Вы будете вдвоем?

— Да. Нам, пожалуйста, где-нибудь в уголке, чтобы никто не мешал.

Девушка провела гостей во второй зал, посадила в закуток рядом с печью, отгороженной от остального пространства ресторана деревянной перегородкой.

Черноволосый оглянулся по сторонам. За соседним столиком сидела парочка влюбленных. Они настолько были увлечены сами собой, что ничего вокруг не замечали.

Евгений Викторович выложил на стол сигареты и зажигалку. Пододвинул все это к черноволосому. Тот отрицательно помотал головой.

— Извини, забыл.

Он, действительно, забыл. Давно они не виделись.

Познакомился Евгений Викторович с черноволосым случайно, во время “стрелки” у Моргуна. “Стрелка” была в закрытом для посетителей частном клубе. Их тогда было трое: “папа”, Евгений Викторович и черноволосый. Моргун пригласил его специально для того, чтобы “заказать” одного очень влиятельного человека из банкиров, который хапнул лишнего на большой афере и теперь не хотел “делиться”. Вообще-то все “заказы” Моргун делал с глазу на глаз, но тут уж так получилось — не выгонять же пьяного Евгения Викторовича из-за стола! На самом деле, был он вовсе не пьян, а просто притворялся пьяным, потому что прекрасно понимал, что потом, при случае, можно всегда отпереться: “Ничего не знаю, ничего не помню, ничего никому не скажу — был нетрезв”. Потом получилось так, что они вместе оказались в туалетной комнате. Евгений Викторович заметил, как тщательно черноволосый моет руки.

— Извини, парень, ты не возьмешься за один выгодный заказ? — спросил Евгений Викторович, глядя в зеркало на макушку киллера. Черноволосый поднял голову.

— Нет, я работаю только со своими, а вас совсем не знаю, — помотал он головой.

— Это будут очень хорошие деньги, — сказал Евгений Викторович.

— Деньги — это дело десятое. Они меня интересуют постольку-поскольку. Просто средство к существованию.

— Дело в том, что мы с Моргуном большие друзья. Я мог бы попросить его… Но дело несколько щекотливое, конфиденциальное, интимное. Я бы даже сказал — нежное, как хорошая туалетная бумага.

— Неплохое сравнение, — улыбнулся черноволосый.

— Поэтому нашему боссу лучше бы ничего не знать. Между нами, девочками, так сказать.

— Я пока что еще не девочка. И вряд ли ей стану в ближайшие лет сорок, — пошутил киллер.

— Хорошо, — кивнул Евгений Викторович. — А убрать надо мальчика.

— Я же сказал — вряд ли, — черноволосый высушил руки под феном, направился к выходу.

— Дело в том, что я тут придумал кое-что интересное и очень необычное, И вопрос даже не в деньгах… — киллер обернулся и Евгений Викторович ему подмигнул.

Появился официант.

— Вы уже что-нибудь выбрали? — спросил он, согнувшись перед столом с блокнотиком в руке.

— Да, нам семужку, свинину, две “телеги”, — стал заказывать Евгений Викторович.

Когда официант с блокнотиком исчез, заместитель директора вынул из кармана пиджака сложенную вчетверо бумагу, положил ее на стол перед черноволосым.

— Что это? — поинтересовался киллер.

— Это наш супермаркет. Схема. Сейчас “гарсон” нас оставит в покое, и я расскажу поподробней.

— Вся беда в том, что после случившегося наш любимый мальчик вряд ли останется без охраны, да и на предметы, его окружающие, будет смотреть очень пристально, — сказал черноволосый, засовывая зубочистку в хвост чучела петуха, восседающего на деревянной стойке. — Поэтому нежный вариант больше не проканает, остается традиционный. Единственное, что меня действительно радует — любая охрана — даже состоящая из двухсот человек с пристреленными автоматами и оптикой, не может обеспечить стопроцентной гарантии безопасности никому, даже президенту. Максимум девяносто процентов. Десять процентов наши. А, может, даже и больше.

— Ну что же, на них и поставим, — кивнул Евгений Викторович.

Появился официант, принес заказ. Пока заместитель директора отлучался к “шведскому столу” за закусками, черноволосый развернул бумажку, принялся ее изучать.

Евгений Викторович поставил тарелку на стол.

— Смотри, охрана будет “вести” его от порога квартиры до порога работы. Так? так. Бронированная у него машина или нет, я не знаю. Сейчас за хорошие деньги любую “тачку” можно одеть в броню. На улице есть два варианта: около подъезда собственного дома, при выходе из машины где-нибудь в городе. Но они проблематичны. Ты сам можешь обследовать близлежащие дома. Во-первых, у него во дворе охрана на каждом шаг. Консьержи, дворники, дети. По соседству нет никаких высоток, поэтому всякие крыши отпадают.

— По городу мне его тоже будет трудно поймать. Понадобится куча времени, чтобы отследить его постоянные маршруты. Да и машину мою могут засечь.

— Вот поэтому и остается… — Евгений Викторович ткнул пальцем в бумажку. — Только со двора не суйся. Заблудишься во чреве, как Иона. Там у нас склады и подсобки, цех упаковки, холодильники, — палец заместителя директора скользил по схеме. — Коллектив у нас хоть и большой, но все друг друга хорошо знают, чужака тут же заметят и, естественно, поинтересуются, что он тут делает. Поэтому выход один — войти в супермаркет вместе с остальными покупателями, затеряться в толпе.

— Просто смешно, — ухмыльнулся черноволосый. — Ты мне все объясняешь, будто первоклашке. Не бойся, я свое дело крепко знаю.

— Да нет, не очень-то, — покачал головой Евгений Викторович. — Прокол совершенно глупый и какой-то нелепый.

— Маленькая доза, хорош врач. Вообще-то это не мое было предложение. Ты, наверное, шпионских книжек начитался.

— Я их вообще не читаю, — улыбнулся Евгений Викторович, снова подзывая официанта. — Мне, пожалуйста, пива маленькую кружечку похолоднее.

— Сейчас сделаем, — кивнул официант.

— А здесь что? — скользнул пальцем по схеме черноволосый. — Мелковато нарисовано.

— Здесь? — Евгений Викторович повернул к себе бумажку. — Здесь галерея с различными отделами. Есть отдел с радиоаппаратурой, косметика, парфюмерия, меха, одежда, обувь, игрушки, — хозяйственные товары, ковры, светильники, — перечислял он, тыкая пальцем то в один, то в другой квадратик. — Джентльменский набор.

— Значит, торговый зал первого этажа открыт взорам тех, кто ходит по галерее по твоим отделам? — спросил черноволосый.

— Получается так, — кивнул Евгений Викторович.

— А перегородки второго этажа непрозрачные? Перила какие?

— Перила высокие, чтобы дети, не дай бог, вниз не навернулись. Перегородки непрозрачные, с разной рекламой, которую отовсюду видно.

— Вот это уже получше, — кивнул киллер.

— Ты с ума сошел! Чем же это лучше? А если кому вздумается посмотреть наверх, на те же рекламные щиты на галерее?

— Долго он у вас висят?

— Не знаю точно, — пожал плечами Евгений Викторович. — Года два наверное. Наши поставщики, клиенты, автосалон с нами договор заключил.

— Во-первых, большинство покупателей на них давным-давно не смотрит. Поначалу смотрели, а теперь нет — привыкли. Закон психологии. Они воспринимают их лишь как раздражающее глаз пятно. А во-вторых, даже если кто посмотрит наверх, тот ничего не увидит, потому что видеть будет нечего — все дело должно занять не более нескольких секунд. Подготовка долгая, а само исполнение… — черноволосый махнул рукой, мол, даже говорить об этом с дилетантом не стоит.

Черноволосый открыл входную дверь. Из комнаты вышла бледная женщина с одутловатым, испитым лицом — мама Артема. Ее короткие нечесаные волосы стояли на голове торчком. На худом теле, как на вешалке, висел грязный халат неопределенного цвета.

— Здрасьте, — кивнула она черноволосому.

— Наташа, вы мои деньги за комнату взяли? — спросил он, показывая пальцем на дверной косяк.

— Вы бы их еще на потолок прилепили, на побелку, — насмешливо сказала женщина. — Отвалилась ваша бумажка, а может и Артем сам до косяка добрался, — женщина полезла в карман халата и вынула мелкие клочки пятидесятидолларовой купюры. Сначала американского президента изрисовал, а потом…

— Печально, — вздохнул черноволосый. — Мальчишка совсем распустился.

— Совсем, — согласилась женщина. — Плохая я, видимо, мать. И заводить не стоило, так ведь дети, они сами заводятся. Дурное дело — не хитрое.

— Это точно, — согласился черноволосый. — Спит?

— Спит, — кивнула женщина.

Черноволосый полез в карман в кошелек, вынул еще одну пятидесятидолларовую купюру, протянул хозяйке. — Теперь мне ваша комната в два раза дороже встала.

— Ну, а что я могу поделать? — пожала плечами женщина. — Вам, видимо, по жизни не везет.

— Иногда везет, иногда нет, — отозвался мужчина, открывая свою комнату. — Обычно, все-таки везет.

Он, по привычке, подошел к окну, глянул на опустевшую к вечеру улицу. Запер дверь, снял ботинки, напялил на ноги стоптанные домашние тапочки. Не включая света подошел к кровати, приподнял один край и рывком сдвинул в сторону. Начал разбирать старые паркетины со следами ножек. Сунул руку в образовавшуюся дыру, вынул оттуда небольшую сумку. С треском разъехалась “молния”. Черноволосый извлек из сумки винтовку, любовно погладил холодный ствол.

Раздался стук в дверь.

— Сейчас, минутку! — черноволосый спрятал винтовку сумку, сумку сунул в платяной шкаф, быстро выложил паркетины, рывком вернул кровать на место. Подойдя к двери, щелкнул выключателем. Сощурился от яркого света.

На пороге стояла Наташа.

— Вы со мной выпить немного не хотите? — спросила она.

— Да что вы, я не пью! — категорично сказал мужчина.

— Я знаю, — печально вздохнула женщина. — Ну, хоть посидите за компанию. А то что же я, как алкоголичка последняя одна буду пить!

“Можно подумать, что это не так,”— мелькнуло в голове у киллера. Вслух он сказал: Хорошо, только не очень долго. Мне завтра на работу рано вставать.

В комнату незаметно проскользнула персидская кошка, шмыгнула под шкаф.

— Вы мне так и не сказали, где работаете, — произнесла женщина, откровенно разглядывая его крепкую фигуру.

— Разве? — притворно удивился черноволосый. — Да я, собственно говоря, устроился недавно. В супермаркет, охранником. Работа не очень пыльная и доход стабильный.

— Ну что же, пойдем? Я салатика подрезала, — женщина подмигнула ему и направилась на кухню. Черноволосый запер дверь на ключ и пошел следом за ней.

Когда люди ушли, кошка выбралась из-под шкафа, начала обнюхивать углы и вещи хозяина. Скоро она добралась до его ботинок, стоящих у порога. Сунула морду внутрь, понюхала. Потом присела над правым ботинком, приподняла хвост…

Девять граммов сердца

Алиса вздрогнула, когда раздался звонок. Она не сразу подошла к входной двери, подождала секунд десять. Звонок повторился. Сердце учащенно забилось в груди.

В глазок Алиса увидела троих мужчин. Двое охранников и Владимир Генрихович с тростью. Алиса передернулась, будто по ней провели электрический ток. Она вдруг подумала, что сейчас ее убьют. Зачем ему эти два здоровых лба?

— Кто? — спросила Алиса, на всякий случай отходя от двери.

— Алиса, не бойся, открывай. Это я, — раздался изменившийся голос директора.

— А что с тобой за люди? — встревожено спросила Алиса.

Владимир Генрихович весело рассмеялся.

— Да не бойся ты, это охрана. Они останутся на лестничной клетке.

Алиса помедлила немного, раздумывая, щелкнула замком. Охранники отодвинули ее с дороги, мгновенно осмотрели всю квартиру, даже во встроенный шкаф заглянули. Сделав свое дело, они удалились на лестничную площадку. Владимир Генрихович прошел в гостиную, сел на диван.

— Ну, что ты как гостья из будущего? — спросил он у Алисы. — Присаживайся. Поговорим о делах наших скорбных.

Алиса попыталась по голосу определить его настроение. Она прекрасно понимала, что разговор предстоит нелегкий. Был у нее тут уже его дружок — Моисеев. Чуть душу не вытряс!

— Будешь что-нибудь пить? — спросила Алиса, глянув на трость с массивным наболдашником.

— Мне теперь, милая моя, пить нельзя. От здоровья одни только воспоминания остались, — сказал Владимир Генрихович.

— Тогда, может, сок? — Алиса ушла на кухню и вернулась со стаканом и литровым пакетом виноградного сока. Налила сок в стакан. — А я, пожалуй, выпью для храбрости, — она подошла к бару, достала из него початую бутылку “Мартини”, черный ром. Налила себе полбокала, разбавила все это соком. Выпила залпом, словно воду. Выдохнула.

— Ну, теперь говори!

— Я думал, ты мне что-нибудь скажешь, — пожал плечами Владимир Генрихович.

— Я уже все сказала твоему другу, как его там…? Моисееву, — Алиса откинулась на спинку дивана, положила ногу на ногу. — Он из меня чуть душу не вытряс.

— Плохо тряс, — усмехнулся Владимир Генрихович. — Кто дал тебе эту ручку? Или ты ее в моем супермаркете купила?

— Не знаю — кто, — сказала Алиса. — Я, правда, не знаю. Мне прислали ее с посыльным. Я отослала назад, а потом она снова вернулась. Я не хотела ее тебе дарить, но ты сам ее схватил — вспомни. У тебя же была розовая мечта — иметь настоящий “Паркер”, но из-за денег жаба душила. Тебя всегда душила жаба, большая, зеленая, скользкая. Ты даже мне шубы в Греции не купил, хоть и обещал. Все для своего сраного магазина! — Алиса раскраснелась то ли выпитого, то ли волнения. — А этот гад мне ее просто так кинул, как кидают пятак нищему на улице. Хочешь посмотреть? — Алиса поднялась, выбежала из гостиной.

Владимир Генрихович услышал звук открываемой двери встроенного шкафа. Алиса вернулась в гостиную в шубе, покрутилась перед ним. — Ну как, мне идет?

— Дай-ка посмотреть! — Владимир Генрихович встал, опираясь на трость, остервенело сорвал с плечей Алисы шубу. Алиса упала. Он стал разглядывать этикетку на подкладке.

— Ты что, мне же больно! — заплакала Алиса. — Чуть руки не выдернул.

— Это моя шуба, из моего магазина. Вот “лэйбл” Ксандополы, я его из тысячи отличу. Когда твой е…рь подарил ее тебе? Когда? Ну, говори же, скотина! — Владимир Генрихович не удержался и замахнулся на Алису тростью. Алиса в испуге вскрикнула. Владимир Генрихович взял себя в руки, опустил трость.

— Это было давно, до того как… В твой день рождения, честное слово, не вру! Лариска у меня была. Она и впустила посыльного с коробкой. Ты можешь все проверить, если хочешь, — залепетала девушка испуганно.

— Ладно, верю. Он специально ее купил в моем магазине. Черт, как же хорошо они все продумали! Просто гениально, как хорошо! Ладно, ты мне не нужна, можешь не дергаться, мне нужен он, потому что один человек сейчас из-за этого дерьма сидит в тюрьме, и я должен его во что бы то ни стало вытащить. Как мне его найти? Телефон, адрес — давай быстро, иначе я позову своих орлов.

— Честное слово, Володя, я не знаю ничего. Я никогда с ним не спала и даже краем глаза не видела. Он — инкогнито. Шуба — это его последний подарок. А больше он ничего не посылал и не звонил.

— Врешь?

Алиса с закрытыми глазами мотнула головой. — Я тебе никогда не врала! У меня никого не было, никого никогда! Я строго соблюдала условия нашего договора — никаких мужиков. У Лариски спроси — она все знает. Она моя лучшая подруга.

— Бабы всегда между собой договорятся, — вздохнул Владимир Генрихович. — Я его все равно найду. Пускай это будет стоить мне всех моих денег, найду!

Директор поднялся, собираясь идти. Алиса подползла к нему, обхватила за ноги и завыла.

— Володенька, я тебя люблю! Я тебя так люблю, ты даже представить себе не можешь! Ты думал, я в больницу не ходила? А я ходила! Спрашивала, как ты там. Под окнами часами стояла. Думала, вдруг ты в окошко выглянешь. А ты не выглянул ни разу! Там же у тебя под дверью мент с автоматом стоял. Что бы я ему сказала? Что любовница, да? Кто бы мне поверил? У меня и документов никаких нет — ничего, что я твоя, твоя, твоя, ничья больше! И твою Наталью я видела, как она тебе пакеты таскала. Завидовала ей черной завистью, что она может тебя видеть каждый день, а я — нет. Ревновала. Знаешь, как я испугалась, когда Моисеев мне все про тебя рассказал? Всю ночь проревела, думала -с ума сойду! Почему ты мне не веришь? Почему ты всем остальным веришь, а мне нет? Я тебя так люблю! — Алиса уткнулась в его колени мокрым от слез лицом.

— Потому что они не дарили мне “Паркера” с ядом. Ладно, вставай, неудобно мне, — Владимир Генрихович помог Алисе подняться с пола, глянул на ее вымазанное тушью лицо. -У, как все запущено! Быстро в ванную — умываться!

Он отвел ее в ванную.

— Залезай под душ, смой с себя всю грязь, а то вывалялась вся, как свинья! — приказал он Алисе. Алиса послушно разделась и полезла в ванну. Владимир Генрихович невольно залюбовался ее красивой фигурой.

Он закрыл дверь в ванную комнату, прошел в спальню, скинул с кровати покрывало, стал неторопливо раздеваться…

Охранники маялись у дверей квартиры Алисы. По инструкции, чтобы не мозолить глаза соседям, они должны были сидеть в машине и ждать, когда Владимир Генрихович позвонит им по сотовому и скажет, что собирается выходить. После этого они должны проверить подъезд, подняться на нужный этаж, вывести босса, посадить его в машину… Но на этот раз шеф приказал им остаться у дверей. Что ж, он начальник, ему виднее…

За дверью раздался женский крик, потом еще один, еще…

Один из охранников припал к двери ухом, улыбнулся.

— Трахаются они там, как кошки, — сказал он.

— А зачем еще к бабе ходят? — усмехнулся второй.

Владимир Генрихович вышел из дверей Алисиной квартиры через час. Все его лицо было покрыто мелким бисером пота. Он посмотрел на охранников. Охранники отвели глаза.

— Вот такая беда, ребята, — слабоват я стал после болезни. Больше двух раз не могу, — сказал Владимир Генрихович и рассмеялся.

Моисеев шел по коридору следственного изолятора, заложив руку за спину.

— Лицом к стене стоять! — скомандовал “вертухай”, открывая очередную “калитку”.

— Слушай, браток, — тихо сказал Сергей. — Корешу на волю маляву передай!

— Побашляй сначала, — также тихо сказал конвоир.

— У меня нет. Он тебе и побашляет. Знаешь, какой у меня кореш крутой? Хочешь — двести “зеленью”, хочешь — триста.

— Ладно, давай, — согласился конвоир.

Моисеев сунул в руку конвоира крохотный бумажный шарик.

— Адрес в записке.

— Пошел! — скомандовали Моисееву, и Сергей двинулся по коридору дальше.

Машина Владимира Генриховича выехала со двора супермаркета. Директор увидел, как наперерез ей бросился какой-то парень лет двадцати с небольшим. Он махал рукой, пытаясь остановить машину. Охранники, не раздумывая, схватились за кобуры с пистолетами.

— Погодите! Погодите! — прикрикнул на них Владимир Генрихович. — Притормози-ка! — приказал он водителю.

Охранники вылезли из машины, быстро обыскали парня.

— Разговор есть, начальник! — обратился парень к Владимиру Генриховичу, заглядывая в машину.

— Ладно, — директор выбрался из “Вольво”, отошел чуть в сторону. Охранники внимательно наблюдали за парнем.

— Я из “Матросской тишины”, где ваш кореш сидит, — объяснил парень. — Он вам маляву передал, — парень вынул из кармана бумажник, вытащил из него мятый листок, протянул Владимиру Генриховичу.

Да, это был почерк Моисеева. Директор его запомнил еще с тех пор, когда был пострадавшим, а Сергей простым ментом, заполняющим протоколы. Текст представлял собой какую-то белиберду. “Зашифровано,”— догадался директор, глянул на парня. Конвоир стоял в выжидательной позе.

— Сколько? — спросил Владимир Генрихович.

— Пятьсот. Баксов, — через паузу уточнил парень.

Владимир Генрихович, не торгуясь, полез в бумажник, отсчитал деньги. Он вернулся к “Вольво”. Охранник предупредительно распахнул перед ним дверцу. Владимир Генрихович сел, и машина тронулась.

Директор развернул записку, еще раз перечитал: “Володенька, принеси передачку — перчику, что-нибудь поострее, покусачей. А я на полной луне плохо сплю -замучили клопы да блохи. Снятся коридоры, двор, проходная, “что в люди вывела меня”. А тут сквозняки. Для здоровья главное, чтобы двери хорошо закрывались. Так хочется на твоей машинке прокатиться, аж руки чешутся, жалко, что ты ее разбил.” Дальше шел адрес супермаркета и указание на то, что директор ездит на “Вольво”.

Владимир Генрихович расправил записку на ладони, задумался. Конечно, в записке была зашифрована совершенно конкретная инструкция, и никакие “перчики” Моисееву в камере не нужны. “Перчики… поострей, покусачей”. Да, покусачей. Вот оно, ключевое слово к фразе. Конечно, ему придется перекусывать “браслеты”. Как же он их перекусит?

— У тебя наручники есть? — поинтересовался директор у охранника.

— Есть, — с готовностью отозвался охранник, снял с пояса наручники.

“Ну и как ты их перекусишь, в каком месте? — подумал директор, крутя в руках “браслеты”. — Тут нужны электроножницы по металлу, не меньше. И то вряд ли”.

Далее шла фраза о полной луне. Полная луна — она и есть полная луна. Фаза месяца. Но это не один день, а целая неделя. Вот если бы было написано полнолуние. А вдруг он не мог это написать в целях безопасности? Получается несколько дней, и в эти дни должно что-то случиться. Если Моисеев просит приготовить что-то кусачее и острое, значит надеется на встречу. Свидание в тюрьме невозможно, значит встреча может произойти… может произойти… Где же она может произойти? Черт, ну, конечно, в супермаркете, где еще? Как же он забыл о том, что всегда бывает следственный эксперимент, на котором преступник должен показать, каким образом он совершил свое преступление. Вот тогда становится понятна и третья фраза о коридорах. Ему нужно будет выйти во двор, через проходную, а по дороге должны быть двери, которые закрываются, то есть с крепкими замками. Зачем двери? Ага, двери не для него, а для ментов, которые его будут вести. В случае погони нужно создать на их пути препятствия. Ну да, а за проходной Сергея будет ждать машина.

Владимир Генрихович занервничал — а вдруг он что-то не так понял? Может, стоит перестраховаться, сделать лишнее, с запасом, чем потом кусать локти и выть над коченеющим трупом. Ладно, он сделает.

— Календарь есть? — спросил Владимир Генрихович у охранников. Один из них полез в карман пиджака, вынул маленький календарик с голой девицей. Владимир Генрихович уставился в него. — Кто знает, когда ближайшее полнолуние?

Охранники и водитель пожали плечами.

— Так, ладно, — Владимир Генрихович знал, кому звонить. Алиса всегда увлекалась астрологией, какими-то картами и прочей мистикой. “Это все потому, что делать тебе абсолютно нечего, — обычно говаривал Владимир Генрихович. — Пошла бы поработала на алюминиевый завод”. Алиса смеялась — почему именно на алюминиевый? Потому что на чугунном работа тяжелее… Владимир Генрихович вынул из кармана сотовый и набрал номер. — Алиса, как хорошо, что ты дома!

— Для тебя я всегда дома! — вздохнула в трубке Алиса.

— Когда ближайшее полнолуние?

— Полнолуние? — удивилась вопросу Алиса. — Тринадцатого. А потом третья фаза луны где-то неделю. Ты что, занялся естественной системой оздоровления?

— Да нет, не занялся пока. Другому человеку помочь надо. Точно тринадцатое?

— Конечно, вчера календарь смотрела. Сегодня опасность нервных срывов и обострения сердечно-сосудистых заболеваний. Так что ты себя сильно не перегружай.

— Постараюсь, — пообещал Владимир Генрихович и отключил трубку. Значит, где-то пол недели до тринадцатого и пол недели после. А сегодня уже десятое. — Вот что, ребята, возвращаемся-ка мы назад в супермаркет! Забыл замки в двери врезать.

Машина резко развернулась и поехала в обратном направлении.

После очередного допроса Моисеев опустился на нары рядом с Иваном, с трудом повернулся на отбитый бок, сказал шепотом:

— Ну вот, Ваня, теперь я могу с тобой обсудить кое-что. Только ты реши для себя: стоит ли овчинка выделки. Может, проще срок отмотать, чем потом всю жизнь по щелям прятаться?

— Давай говори, — кивнул Иван.

— На допросе ты должен расколоться на одно дело. Кража из супермаркета.

— Фу, что это за дело! — сморщился Иван. — Долларов на сто? За это, наверное, и статьи-то нет.

— На сто, Ваня, но не долларов, а тысяч долларов. И работал ты в этом деле со мной. Вместе мы взяли “маркет”. Для того, чтобы тебе поверили, ты должен очень убедительно врать. Я тебя научу — как. Только смотри, все точно запомни, не проколись. Тогда мы с тобой пойдем по одному делу и, вполне вероятно, на следственный эксперимент нас повезут вместе. Единственное но, как только они узнают, что в одной камере сидят “подельники”, я тебя больше не увижу. Только ты учти — они могут и не поверить. Или повезут тебя на эксперимент отдельно. Тогда все наши усилия псу под хвост. Отражаешь, нет?

Иван кивнул.

— Ну, тогда слушай свою легенду…

С утра день был пасмурный, накрапывал мелкий дождь. По улице, следом за надрывно урчащим “Зилом” — фургоном, ехала “шестерка”, в которой сидели следователи в штатском. За “шестеркой” полз милицейский “Уазик”.

— Тринадцатое сегодня, — сказал, зевнув, следователь, сидящий рядом с водителем. — Несчастливое число.

— Предрассудки это все! — возразил ему тот, который сидел сзади. — День как день, ничего особенного. Если эти гопники быстро справятся со своим заданием, можно будет где-нибудь пивка попить.

— Пивка — это верно. Только под зонтиком, чтоб протоколы не замочить, — подмигнул коллегам следователь. — Может, раскрутим директора “маркета” на выпивку, как никак мы ему три шубки уже нашли, тысяч на пять-то они потянут.

Машины подъехал к супермаркету с заднего двора. Ради проведения следственного эксперимента галерею второго этажа пришлось закрыть для покупателей. Перед лестницами поставили стойки ограждения, на которых висели таблички “Учет”.

Из фургона вывели Моисеева, из “Уазика” — Ивана. Следователи приковали обоих подследственных к себе наручниками и повели через служебные помещения на второй этаж. По дороге Сергей лихорадочно соображал. Во дворе остались две машины с вооруженными конвоирами, бежать этим путем равносильно самоубийству. Он -то полагал, что их подвезут к главным дверям. Значит, надо придумать что-то другое, но что? И все ли понял из его записки Владимир Генрихович?

Сергея с Иваном завели в комнату охраны, уставленную мониторами. Следователь произнес перед камерой формальные фразы о том, что проводится следственный эксперимент по такому-то делу.

— Приступайте, Моисеев, — кивнул он Сергею. — Только, пожалуйста, комментируйте свои действия.

— Подождите, а этого-то здесь тогда не было, — кивнул на Ивана Моисеев. — Он в другом месте был.

— Где?

В это мгновение в комнату охраны зашел Владимир Генрихович.

— Добрый день, я директор, — представился он следователям. — Это вы мне звонили, да?

— Да-да, — закивал следователь. — Сейчас приступаем.

— Нет, каковы ублюдки! — деланно презрительным взглядом смерил Владимир Генрихович Ивана и Сергея. — Моисеев, когда я тебя на работу брал, ты что мне говорил, а? А через день тебя уже на бакалейном складе поймали! Я ведь тогда тебя пожалел, думаю, человек один раз оступился…

— Товарищ директор, с подследственным вообще-то разговаривать нельзя, — вмешался в разговор следователь. — Пожалуйста, встаньте в сторонке и не мешайте.

— Пожалуйста, — недовольно пожал плечами Владимир Генрихович.

“Так, значит идти надо будет через бакалейный склад. Ну да, он непосредственно выходит во двор. Прямо на складе должно быть то, что поможет ему избавиться от наручников. Иван должен ждать его где-то поблизости. Например, в подсобке, примыкающей к складу”, — думал Сергей, приступая к следственному эксперименту. Вот только две машины с конвоирами его очень беспокоили.

— Ну вот, этот, — кивнул на Ивана Сергей, — ждал меня в подсобке около бакалейки.

— Отведите его туда! — приказал следователь.

— Дима, покажи дорогу, — попросил одного из охранников Владимир Генрихович.

Ивана увели.

— За столом, как всегда, сидел охранник, — Моисеев кивнул на охранника, следящего за мониторами. -Я вошел. Поздоровался. Привет! С собой у меня была бутылка “Столичной”, в которую я подмешал какого-то сильнодействующего снотворного. Названия сейчас уже не помню, — Сергей уселся на стул рядом с охранником. — Ну, что, может бухнем, чтоб не скучно было? — спросил он его. Охранник посмотрел на него удивленно. — В общем, он согласился. Мы достали стаканчики, — Сергей выдвинул ящик стола и, действительно, извлек из него пару пластиковых стаканов. — У него были какие-то бутерброды. Стали выпивать!

— Вот скотина! — не удержался Владимир Генрихович. — Он еще моих людей спаивал!

— Минут через десять его отрубило. Он даже не успел понять, что случилось. С собой у меня была видеокассета, — следователь подал Моисееву кассету. — Я вытащил из магнитофона служебную, с записью, вставил свою, — Сергей проделал всю операцию, но почему-то его кассета в видеомагнитофон не влезала.

— Другой стороной, — подсказал ему с усмешкой следователь, глянув на оператора.

— Да, извините, волнуюсь, — Моисеев перевернул кассету, вставил ее в видеомагнитофон, нажал на кнопку записи. — Мне нужно было записать не больше пятнадцати минут. Как раз то время, чтобы ребятам успеть все сделать и уйти.

— Так, есть, — кивнул следователь. — Пятнадцать минут прошло. Что далее?

— Далее, вытаскиваю кассету, — Моисеев нажал на кнопку “еджекта”, кассета с характерным звуком выскочила из видеомагнитофона. — Встаю и иду к подсобке.

— Иди! — приказал следователь. — А как же камеры слежения, которые тебя запишут.

— Я иду в “мертвой зоне”, — сказал Моисеев. — Не запишут.

— Ну, давай.

Все, кроме охранника, покинули комнату. Сергей неторопливо повел прикованного к нему следователя по коридорам. Оператор шел то сбоку, то забегал вперед, снимая подследственного. Было видно, что работа ему эта очень нравится.

Сергей ускорил шаг. Они прошли по коридорам, вошли в одно помещение, в другое. Следственная группа немного подотстала. Нужно было избавиться от оператора. Сбоку Сергей увидел табличку, оставшуюся еще со времен царя Гороха “Бакалейный склад”. В это мгновение за его спиной щелкнул замок. Тяжелая створка металлической двери закрылась перед носом следственной группы. Сергей сильно пнул оператора в живот. Тот споткнулся о какой-то ящик и упал вместе с камерой. Следующим движением Сергей втолкнул растерявшегося следователя в бакалейный склад, и вторая дверь за ними тоже захлопнулась.

— Ключ! Где ключ!? — заорал начальник следственной группы. Кто-то убежал за ключом. Он не стал ждать, достал пистолет, все отошли на безопасное расстояние, и начальник выстрелил по замку.

Сергей понимал, что времени у него — секунды. Сейчас “следак” очухается, выхватит пистолет… Он нанес короткий и мощный удар в челюсть. Нокаут. Следователь повис на его руке. Тут взгляд Сергея упал на стоящую посреди склада небольшую гильотину, какие обычно применяют для рубки металла. Она уже была включена. Сергей подтащил обмякшего следователя к гильотине, положил на платформу свою руку с наручниками. Рука следователя легла рядом. “Блин, как же резануть, чтобы парня не зацепить?”— лихорадочно соображал Моисеев. Он повернул руку следователя, подвел палец к красной кнопке, зажмурился, мысленно прося Бога, чтобы пронесло. Вдавил кнопку. Гильотина с лязгом опустилась вниз, вминая и разрезая наручники а две части. На мгновение Сергею стало очень больно. Он открыл глаза. Из-под наручника выступила кровь, но ни его, ни следователя руки гильотина не задела.

Сергей пошарил глазами по складу, увидел рядом с гильотиной электрошокер и дубинку, такой он когда-то ударил бедную Лерочку. Моисеев схватил дубинку и электрошокер, толкнул дверь и оказался в подсобке. Следователь, прикованный наручником к Ивану, уставился на него в удивлении. Главное — фактор неожиданности. В следующее мгновение он упал, “вырубленный” электрошокером.

— Быстро на склад! — крикнул Ивану Серей, подхватывая “следака” под мышки. Он подтащил его к гильотине. Страшно лязгнуло большое лезвие. В следующее мгновение они выскочили со склада и захлопнули за собой еще одну металлическую дверь.

Грохнул выстрел. Дверь загремела, на склад ворвалась следственная группа. Главный сразу оценил ситуацию, увидев лежащих около гильотины “следаков”.

— По рации сообщить во двор! — скомандовал он подчиненным. — Окружить магазин!

Иван с Сергеем оказались во дворе. На них были синие халаты грузчиков.

— Медленно иди! — приказал “подельнику” Моисеев. Они, не торопясь, спустились по пандусу. Конвоиры стояли у машин, курили, о чем-то разговаривали. На Сергея с Иваном внимания они не обратили.

— В милицейском “Уазике” запищала рация.

— Ходу! — скомандовал Сергей и первым бросился к проходной. Иван устремился за ним. Тут их заметили конвоиры. Один из них бросился за беглецами, передергивая затвор автомата, второй схватил трубку рации.

— Да, вижу! Огонь на поражение!

— Стой! Стреляю! — закричал первый конвоир.

В это мгновение Сергей скрылся в дверях проходной.

— Привет! — удивился охранник за стойкой, увидев Моисеева. Сергей выскочил на улицу.

Иван уже был в дверном проеме, когда прогремела автоматная очередь. От дверного косяка отлетели щепки, зазвенело выбитое стекло. Охранник упал со стула на пол, передернул затвор карабина. Иван сделал один шаг по узкому коридору проходной и упал лицом вниз.

Сергей уже был на улице. Он оглянулся и увидел, как во второй двери появились большие рваные дыры. Над головой звонко пропели автоматные пули. Он инстинктивно пригнулся. Моисеев понял, что возвращаться за Иваном бесполезно. Он подскочил к стоящей рядом с забором “девятке”, рванул дверцу. Ключ зажигания был в замке. Он повернул его. Мотор завелся с полоборота. Моисеев выжал сцепление и рванул машину с места.

Автоматчик перешагнул через лежащего Ивана и выскочил на улицу. Он увидел, как “девятка” пронесла по узкой дорожке соседнего двора, взвизгнули тормоза, и она скрылась за поворотом. Стрелять он не стал, потому что во дворе было много пенсионеров.

Автоматчик вернулся на проходную, присел над Иваном, щупая горло.

— Твою мать! — выругался он, перевернул Ивана. На груди, там где был карман рубахи, было кровавое пятно. Конвоир, брезгливо морщась, расстегнул рубаху. Из кармана выскользнула порванная пулей окровавленная пятикопеечная монета. — Готов! — горько вздохнул автоматчик.

Начальник следственной группы сидел в кабинете Владимира Генриховича. Он пил кофе и дымил сигаретой.

— Ну, может вы мне объясните, как так получилось, что все двери на пути моих ребят закрывались изнутри? — спросил он, меряя директора подозрительным взглядом.

— Честное слово, это какое-то недоразумение! У нас последнее время очень много воруют, я на прошлой неделе вызвал плотника, чтобы он вставил замки. Тот, видимо, пьян был, не так все сделал. Конечно, двери сами не должны захлопываться! — горячо оправдывался Владимир Генрихович.

— А гильотина на бакалейном складе? Срочно понадобилось рубить макароны или консервные банки?

— Да нет, у нас в прошлом году ремонт был. Видимо, рабочие оставили, — сказал директор. — Вот кладовщик и прибрал.

— Слушайте, Владимир Генрихович! Может вы чего-то недопонимаете? — зло сказал следователь. — Вы только что стали организатором побега одного опасного преступника, а также косвенно виноваты в смерти второго. Это же статья, причем довольно солидная.

— Да нет, никаких побегов я не организовывал. Просто стечение обстоятельств. Моисееву повезло, второму, не знаю, как его там зовут, — нет. Вам тоже не повезло.

— А если я докажу? — вопросительно посмотрел на директора следователь. — А я ведь докажу, и тогда вы будете иметь бледный вид и потные ноги.

— Попробуйте, — пожал плечами Владимир Генрихович.

— Они вас обворовали, а вы им пособничаете! — с гневными интонациями произнес следователь.

— Моисеев меня не обворовывал! Я его много лет знаю! Его умело подставили, и все! А в СИЗО его просто убили бы! — неожиданно жестко сказал Владимир Генрихович.

Следователь достал из папки листы протокола, ручку.

— Ну что же, давайте поговорим.

У проходной стояло несколько милицейских машин, работала оперативная группа. Щелкал фотоаппарат, снимала видеокамера. Следовательская “шестерка” стояла чуть поодаль. Следователи мрачно смотрели на царящую о проходной суету.

Подошел начальник, открыл заднюю дверцу, уселся на сидение.

— Ну что, попили пивка? — спросил он с горькой усмешкой.

— Ну да, — отозвался с переднего сидения следователь. — Я же говорил — тринадцатое!

Кетчуп острый

Черноволосый и скуластый мужчина сидел за рулем в машине, припаркованной к тротуару, и попивал из банки “Спрайт”. Его взгляд был направлен на ворота проходной заднего двора супермаркета. Мужчина увидел “Вольво” с темными стеклами. Машина подъехала в воротам. Ворота со скрежетом отъехали в сторону. Машина въехала, и ворота тут же закрылись.

Мужчина посмотрел на часы, вынул из кармана куртки записную книжку и на задней страничке, которая уже была испещрена разными записями, сделал еще одну: “8.30. — 4?” Он спрятал книжку в карман и выбрался из машины.

Черноволосый, не торопясь, обогнул супермаркет и подошел к стеклянными дверям. Вместе с остальными покупателями он вошел в торговый зал первого этажа, взял металлическую корзину, стал ходить между прилавков, выбирая продукты. Его взгляд все время устремлялся вверх, на подвешенные к кронштейнам камеры.

Мужчина набрал полную корзину разных продуктов, рассчитался на кассе, переложил продукты в пакеты.

Теперь он по правой лестнице поднялся на галерею второго этажа, двинулся вдоль отделов. В мебельном мужчина задержался. Его внимание привлекли недорогие изящные итальянские спальни светлых оттенков. Он принялся ходить между кроватями, комодами и шифоньерами с зеркалами. Поинтересовался у продавщицы, сколько будет стоить доставка. Продавщица ответила ему, что в пределах города бесплатно.

Бродя в мебельном отделе, черноволосый оглянулся, убедился, что продавщица занялась другим покупателем, быстро протиснулся между шкафов и оказался возле перил. Отсюда он был не виден никому из покупателей, бродящих по галерее второго этажа. Сзади его прикрывала мебель, справа — непрозрачная, украшенная рекламой перегородка косметического отдела, слева — отдел игрушек — полки, заставленные коробками с “Барби”. Торговый зал первого этажа лежал перед ним как на ладони. Видны были двери запасного выхода, двери в подсобные помещения. Увидеть его можно было только снизу, из зала, но озабоченные покупками люди не смотрели вверх — их взгляды были прикованы к прилавкам.

Вот одна из дверей открылась, и в зале, в сопровождении двух дюжих охранников, с тростью в руке появился Владимир Генрихович.

Черноволосый посмотрел на часы, достал записную книжку. На этот раз он сделал следующую запись: “9.11 — 3”. Охранники оглядывались по сторонам и довольно умело прикрывали директора. Черноволосый, на всякий случай, присел, скрывшись за перилами.

Владимир Генрихович быстро проинспектировал работу продавцов и исчез в дверях с охранниками. “9.22 — 3”.

Черноволосый выбрался из-за шкафов, провел рукой по шелковому покрывалу, которым была застелена изящная итальянская кровать с завитушками в стиле “роккоко”.

— Ну что, выбрали себе что-нибудь? — поинтересовалась у него продавщица.

— Я еще посмотрю, — ответил мужчина.

Он быстро прошел по галерее, купил в отделе игрушек маленького Мики-Мауса в кепке за двести двадцать рублей, спустился вниз.

Черноволосый вышел из супермаркета, обогнул здание. Нажал на кнопку пульта. Машина пискнула и мигнула огнями стоп-сигналов. Мужчина сел в машину, бросил пакет с продуктами на заднее сидение, Микки-Мауса посадил на приборную доску, улыбнулся, глядя на симпатичную мордашку. Машина сорвалась с места…

Владимир Генрихович снял телефонную трубку. Молчание.

— Сережа, это ты? — догадался директор.

— Володя, нам нужно поговорить, — раздался на другом конце провода голос Моисеева. — Я тебя буду ждать, как обычно”, — раздались короткие гудки.

“Боится, что слушают, — догадался Владимир Генрихович, опуская трубку. — Где, как обычно? Обычно они безо всякого геморроя встречались в кабинете директора. Теперь не тот случай. Как обычно?” — Владимир Генрихович вспомнил свою последнюю поездку перед тем, как попасть в больницу. Именно тогда они встречались. Как обычно? Состояние у него тогда было ужасное, и теперь он уже плохо помнил, где именно Сергей сел в его машину. Кажется, был “гаишник”, которому он облевал сапоги. Владимир Генрихович наморщил лоб, вспоминая свой маршрут. Он ехал с севера по Проспекту Мира, свернул на Сущевский вал. Ну, конечно, именно там, где-то за Шереметьевской, недалеко от троллейбусной остановки. Так он сегодня и поедет, один, без охраны. Если им надо, пускай следуют за ним на другой машине. Предварительно надо немного помотаться по городу, нет ли сзади “ментовского” хвоста.

Владимир Генрихович притормозил у остановки, Моисеев прыгнул на переднее сидение, директор сорвал машину с места.

— Привет! — Сергей подал руку.

— Обниматься после победы будем, — сказал Владимир Генрихович, глядя в зеркало заднего вида. На расстоянии сорока метров сзади шла машина с охраной. — На вот тебе, — он вынул из кармана пиджака пачку сторублевых купюр, протянул Моисееву, — на первое время. — Как по улицам-то ходишь? Менты не останавливают?

— А я почти и не хожу, — отозвался Моисеев. — Выскочил на пять минут из подъезда. Конечно, у всех нарядов мой портретик имеется. Да только не на того напали! Я ментов за километр вижу, потому что сам такой! Теперь слушай меня внимательно, Володя, киллер до сих пор не найден. Вряд ли он успокоился после неудачной попытки, поэтому без охраны старайся не ездить и не ходить. Теперь так, вполне вероятно, что он может появиться в одном месте. Мне с моими уголовными проблемами за ним ни за что не уследить. Он там до сих пор не появлялся, но вполне вероятно, что… Твои ребята надежные, оружием хорошо владеют?

— Очень. Со ста метров в глаз белке попадают, — пошутил Владимир Генрихович. — А если серьезно — оба служили в спецназе.

— Это хорошо. Надеюсь, они с ним справятся. Будет он в наших руках, мы из него все выбьем, будь спок. Я несколько замечательных методов знаю.

— Садистских? — поинтересовался директор.

— Всяких, — кивнул Сергей. — Твои ребята работают с киллером, а я отправлюсь к Моргуну.

— Ты что, с ума сошел!? — удивленно посмотрел на Моисеева директор. — Тебя же там замуруют в какой-нибудь фундамент.

— А другого выхода нет. Иначе наш Евгений Викторович опять выйдет сухим из воды. Тут надо как следует подумать, — Сергей потер переносицу. — А если нам двойной финт ушами сделать? И вашим и нашим подмахнуть? Опустить слегка этого Моргуна, чтоб хотя бы на время вспомнил, что деньги — дело пустое, а жизнь одна.

— И как ты собираешься опустить вора в законе? — насмешливо спросил директор.

— Притормози-ка! — попросил Моисеев.

Владимир Генрихович затормозил у поребрика, Моисеев выбрался из машины и подошел к киоску с закусками. Он взял себе несколько “хот-догов”, бутылку минералки, пару пакетов сока. Вернулся в машину. — Поехали!

Директор поглядывал, как Моисеев с жадностью запихивает в рот сосиски с булками.

— Хочешь? — спросил с набитым ртом Сергей.

— Да нет, спасибо, я этим не питаюсь, — покачал головой Владимир Генрихович.

— Ну, как хочешь, — пожал плечами Моисеев. Он открыл минералку. Вода вспенилась и полилась из бутылки. — Извини, кажется, я тебе тут сиденье и пол залил.

— Ничего, высохнет.

— Давно ты ничего не ел?

— Вообще-то — со времени побега. В СИЗО ведь денег не дают. Все ты, Володя, предусмотрел, все правильно сделал, только забыл в бардачок денег сунуть. Хотя бы сотню на разживу.

— Действительно, забыл, — покачал головой Владимир Генрихович.

— Сытый голодного не разумеет, — усмехнулся Моисеев. — Ну вот, слушай, как мы на этот раз сыграем…

Черноволосый включил сигнал поворота, вдавил педаль назад делая крутой вираж. Выровнял машину, и в это мгновение раздался милицейский свисток. В зеркало мужчина увидел бегущего к проезжей части милиционера с жезлом. “Откуда ты, козел, взялся!”— зло произнес черноволосый и затормозил. Он выбрался из машины до того, как сержант подбежал, скрестил руки на груди. Милиционер козырнул, представился. Черноволосый протянул ему водительские права.

— Что же вы нарушаете? — укоризненно сказал милиционер. — Если нет поста, значит, можно лихачить?

— Ничего я не нарушал, — пожал плечами мужчина.

— Да как же! Там “зебра”, пешеходы. А вы их не только не пропускаете, да еще поворачиваете с заносом. А если шибанете кого боком?

— Ну ведь не шибанул. Слушай, сержант, давай мы с тобой мирным путем договоримся. Полтинник безо всяких бумажек.

— Полтинник только на зуб положить, — сказал милиционер, открывая планшетку.

— Хорошо, сотню на два зуба положишь, — улыбнулся черноволосый и полез в карман.

Сержант посмотрел в лицо нарушителю, неожиданно нахмурился. — Извините, давайте все-таки, квитанцию. Он отвернулся от мужчины, сунул руку в кармашек планшетки, извлек из него несколько фотографий, перетасовал. На одной из них — фоторобот — лицо было очень похожим. Просто один к одному. Сержант сунул фотографии назад в планшетку, повернулся к черноволосому. — Квитанции кончились. Придется вам со мной пройти.

— Куда пройти? — нахмурился мужчина.

— Да вот же пост, видите? — милиционер показал на спрятавшийся за деревьями “Зил-бычок” с будкой сзади — передвижной милицейский пост. Сейчас в машине никого не было. Напарник сержанта куда-то отошел.

— Ладно, — согласился мужчина и первым пошел к будке. Следом заторопился сержант. На всякий случай, он расстегнул кобуру на поясе.

Черноволосый зашел в будку, сержант за ним. Дверь за ними закрылась. Буквально через секунду, мужчина вышел из будки, прикрыл дверь, оглядываясь, заспешил к своей машине. Рванул ее с места.

Напарник сержанта, паренек с детским лицом — только что после армии, подошел к “Бычку” с двумя стаканчиками шоколадного мороженого в руках. От одного стаканчика он уже отъел половину. Паренек огляделся, выискивая глазами сержанта, нажал ручку двери будки, влез внутрь.

Сержант сидел на привинченном к полу стуле, уронив голову на стол. На полу валялась планшетка с рассыпанными веером фотографиями разыскиваемых преступников. Парень сунул стаканчик в рот, подобрал с полу планшетку, положил ее на стол.

— Семеныч, ты чего, притомился? Задрых? — спросил парень, тронув напарника за плечо. — Мороженку поешь.

Сержант не ответил. Паренек схватил его за плечо, пытаясь повернуть к себе, милиционер с грохотом упал со стула. Из его рта вытекла темная струйка крови. Паренек поперхнулся мороженым, а потом истошно закричал…

Дос бродил по компьютерному рынку на Савеловской, иногда останавливался около вывешенных на дверях офисов и магазинчиков прайс-листов, изучал их, заходил внутрь, осматривал оргтехнику, справлялся у консультантов о деталях. Вынимал из накладных карманов широких джинсов мятые купюры, покупал какие-то схемы, платы, блоки, небрежно пихал все это в болтающийся на плече рюкзак.

Так, делая покупки, обошел он весь рынок, выбрался на улицу, вяло поднял руку, останавливая “частника”. Поехал домой.

У дверей квартиры Дос вынул из кармана ключи, на пол посыпались крупные купюры. Он нагнулся, чтобы их поднять. Увидел чьи-то ноги в старых пыльных ботинках. Он даже не слышал, как владелец пыльных ботинок спустился с лестничного пролета, вскинул испуганный взгляд. Перед ним стоял небритый человек с горящими каким-то диким огнем в подъездной полутьме глазами. Это был Сергей Моисеев.

— Слушай, парень, нужно одно важное дело обсосать, — сказал Сергей тихо.

— Какое еще дело? — испуганно спросил Дос, нащупывая в кармане курточки газовый баллон.

— Такое. Я по поводу супермаркета, в котором ты рабочим в мясном цеху подрабатываешь, — усмехнулся Моисеев. — С такими длинными и грязными ногтями тебя за версту к продуктам подпускать нельзя. У тебя, наверное, и санитарной книжки-то нет.

Дос спрятал за спину левую руку. Ногти у него действительно были грязные — ножницы куда-то подевались, и он их третий день не мог найти.

— Ногти как ногти — подумаешь! — с вызовом сказал Дос. — Вам-то чего? Вы из Санэпидемнадзора, что ли? Сами вон грязный.

Моисеев рассмеялся.

— У меня, брат, обстоятельства такие, что… Ты меня, парень, не бойся. Я тебе зла не желаю. Охранником я на проходной сидел, через которую ты все время шастал с умным видом. Не помнишь?

— Да, кажется, припоминаю, — кивнул Дос, вынимая руку из кармана.

— Может, тогда в квартиру пустишь? А то здесь разговаривать неудобно.

Дос кивнул, открыл дверь, впустил Моисеева в квартиру.

— На кухню проходите, — сказал он. — А я сейчас.

Сергей прошел на запущенную кухню, с отвалившейся плиткой, отошедшими обоями, грязной, почти черной, раковиной и не менее грязной двухконфорочной плитой. На столе среди хлебных крошек паслись тараканы. Судя по всему, людей они не боялись.

— Дос, ты же сейчас богатым человеком стал! — крикнул Моисеев. — Почему же так все запущено?

В комнате Дос выкладывал на стол разные детали.

— Некогда мне хозяйством заниматься, — отозвался парень.

На столе, на полу, даже на стуле в углу стояли системные блоки компьютеров. Один из них, большой, со снятым корпусом, равномерно гудел, помигивал огонек, показывая, что жесткий диск находится в работе.

Дос щелкнул по клавишам доски. На экране появилась заставка. Перечеркнутое красной линией слово из трех букв, а внизу подпись: “У нас дома не матерятся”.

Парень “покопался” в “ящике” электронной почты, нет ли от кого из друзей посланий, пошел на кухню.

— Дело ваше денег стоит? — вяло поинтересовался Дос, смахивая со стола рваной тряпкой крошки вместе с тараканами.

— Ты их все равно тратить не умеешь, — сказал Моисеев, опускаясь на стул.

— Ну, смотря что вы понимаете под словом “уметь”, — усмехнулся Дос. — Все мои кровные на “железо” уходят, а это настоящее вложение капитала. Вот увидите, пройдет еще пара лет и я куплю себе дом где-нибудь в престижном районе Лондона.

— Англию любишь? — спросил Моисеев.

— Туманный Альбион, — уточнил Дос. — Ладно, не томите со своим делом. Чай будете? — Дос подошел к плите, потряс в руке желтый чайник, проверяя, сколько в нем воды, включил газ.

— Я тебе верю. Все у тебя будет: и дом, и Альбион, и белокурая красотка с английским “r” на зубах. Только если ты, Дос, сейчас себя умно поведешь.

— Интересное начало делового разговора, — покачал головой Дос.

— В общем так, начнем с печального. Ты, Дос, совершил уголовное преступление. Наверное, все хакеры их рано или поздно совершают.

Слишком велик соблазн залезть в чужой карман, как какой-нибудь “щипач” с бритвой в переполненном автобусе.

— Какой я, к черту хакер! Я в мясном цехе бефстрогановы режу, фарш кручу, — усмехнулся Дос, разливая по чашкам чай. — Идите докажите, что это не так.

— И доказывать ничего не надо, — сказал Моисеев, цедя сквозь зубы бледно-желтую жидкость, чтобы не попали чаинки. — Перед проверкой ОБЭПа ты снял с касс свои “жучки”, которые считали деньги за товар по-своему. Это видели все кассирши, если взять тебя за шкирку и предъявить им, каждая ткнет пальцем — это он! Слишком много свидетелей, Дос. Евгений Викторович тогда слегка разволновался, поспешил, вот и подставил тебя. Доказательства неопровержимы. Я также знаю, что “жучки” ты больше на кассы не ставил. Что, Дос, говори?

— Что-что? — разволновался Дос, услышав, что его подставили. Он понял, что Моисеев многое знает. — Вы кто, мент?

— Да, мент, — кивнул Моисеев. — Из оперативно-розыскного отдела.

— Ага, что-то не очень похож, — покачал головой парень. — Скорее отстойный бандюга из какого-нибудь Бобруйска.

— Можешь звать меня бандюгой, ментом, лохом, задницей. Хоть горшком назови, — пошутил Моисеев. — На самом деле я — Сергей.

— Дима, — кивнул Дос, подавая узкую руку.

— Ну вот, оказывается у тебя имя человеческое есть. Чай у тебя, как ты говоришь, отстойный. Сейчас нормальный сделаю, — Сергей встал и удалился в туалет. Он вылил из чашки остатки чая в унитаз, вернулся, поставил на плиту чайник. — Кроме твоего “железа” существует на свете еще много прекрасных вещей, без которых жизнь была бы бледной и неинтересной.

— Знаю, — кивнул Дос. — А вы меня отмажете, если Евгения Викторовича накроют?

— Отмажу, — пообещал Моисеев.

— В общем, “жучки” я, действительно, больше не ставил. Сидел я как-то в “Интернете” и вдруг подумал, что “жучки”— это все туфта, техника вчерашнего дня, потому что их всегда можно в аппарате найти. Нужна централизованная система управления кассовыми компьютерами. Все машины надо объединить в локальную сеть, а все операции двойной бухгалтерии будут происходить вне пределов торгового зала, Где-нибудь в кабинете зама стоит обычный компьютер, который и производит все вычисления. Когда считывается штрих-код одного типа, он “вносит” сумму в одну колонку, когда другого — во вторую. Сам ведет двойную бухгалтерию, а при этом никто из персонала ни сном, ни духом, как говорится. И кассы “чисты” от какого-либо криминала. Потом только выручку поделить. Этот компьютер можно, кстати, так закодировать, что при попытке несанкционированного входа вся программа по двойной бухгалтерии сотрется без следа.

— А если этот самый компьютер поставить не в кабинете зама, а где-нибудь вне пределов супермаркета, например, в квартире, никто в жизни ни о чем не догадается, хоть весь ОБЭП подключай.

— Вот именно! — озорно усмехнулся Дос.

— Да, должен согласиться — ты голова, — покачал головой Моисеев, ополаскивая заварочный чайник кипятком. — И где же стоит этот замечательный компьютер: в кабинете у Евгения Викторовича?

— Нет. Зачем ему себя подставлять? Он таких вещей не любит. У бухгалтерши — Серафимы Дмитриевны, — уточнил Дос. Она, кстати, может об этом и не знать — программа работает в режиме “закрытого окна”.

— Это вряд ли, — покачал головой Сергей. — Она, насколько я знаю, у зама доверенное лицо. Если уж и сажать, так всю компанию, чтобы им вместе веселей было. На, попробуй, — Моисеев подал Досу чашку.

Дос отхлебнул чай, пожал плечами — ничего особенного.

— Поколение “некст”, — вздохнул Моисеев. — Вам бы все синтетику употреблять. Ладно, первый вопрос мы с тобой обкашляли. Я сразу понял, что ты парень смышленый, и сам себе не враг. Если при проверке заместитель расколется и будет все на тебя валить, мы тебя “прикроем”. Скажем, что разработка не твоя, просто и ты ничего о программе не знаешь. Просто наняли наладчика, а, чтобы все было законно, оформили рабочим. В домашнем компьютере у тебя эта программа есть?

— Есть, конечно, — кивнул Дос.

— Немедленно уничтожь, чтобы никаких следов. Теперь — второе: ты Моргуна знаешь?

Дос вздрогнул.

— Вижу — знаешь, — сказал Моисеев. — Давно знаком?

— Да нет, случайно все как-то получилось, — Дос положил в чашку три ложки сахару, размешал. — Друг у меня есть. Школьный. За одной партой сидели. Он качался с детства, с бандитами дружил. В общем, сейчас он в этих… как это называется?

— В “шестерках”, — подсказал Моисеев.

— Ну да, в них самых. У Моргуна в охране служит. Как-то я его во дворе встретил. Сказал, что деньжат хочу подзаработать, нет ли какой у них работы по моей специальности. Он еще смеялся, что на мозгах у нас много не заработаешь. Только на силе. А потом все-таки замолвил за меня словечко. Я этого Моргуна один раз видел. Типичный бандит, только прикидывается добреньким. Разговаривал со мной ласково, обещал горы золотые, ну вот…

— Мне с вашим Моргуном очень познакомиться охота, — сказал Моисеев, прихлебывая из чашки ароматный чай.

Было утро. Перед открытием супермаркета у стеклянных дверей, как всегда, толпился народ.

Мужчина припарковал свою машину на том же месте, что и в прошлый раз, недалеко от проходной заднего двора. На нем был невзрачный серый костюм, на плече — небольшая сумка спортивного типа. Черноволосый остался сидеть за рулем, курил, ждал, поглядывал по сторонам.

Владимир Генрихович подъехал только около девяти. “Вольво” скрылась за воротами, мужчина выбрался из своей машины и зашагал к главному входу.

В этот раз он не стал заходить в торговый зал первого этажа, а сразу поднялся на второй. Ходил по разным отделам, высматривая какие-то товары. Каждые десять секунд его взгляд устремлялся вниз, на двери, из которых в прошлый раз выходил Владимир Генрихович с охранниками.

Сначала в зал вышли охранники, внимательно огляделись, затем появился Владимир Генрихович. Черноволосый заспешил к мебельному отделу. Поднялся на подиум с мебелью, увидел знакомую продавщицу. Она увлеченно рассказывала что-то своей подруге из соседнего отдела. Черноволосый убедился, что на него никто не смотрит, юркнул за шкаф. Протиснулся к перилам. Владимир Генрихович разгуливал по залу, прикрываемый охранниками. Ну, ничего, голова-то его сверху, как на ладони. Мужчина, не снимая сумку с плеча, присел у перил, расстегнул молнию, вынул винтовку с откидывающимся прикладом и глушителем. Приклад металлически щелкнул, черноволосый снял с оптического прицела крышку, приложил приклад к плечу. Прицелился. Его палец замер на спусковом крючке. У этой винтовки был очень легкий спуск.

Черноволосый поймал в прицел голову Владимира Генриховича, затаил дыхание. Сзади его кто-то подтолкнул. Палец автоматически нажал на крючок.

Пуля с пением вошла в стекло перегородки, за которой была супермаркетовская мини-пекарня, и застряла в одной из булочек с маком.

Черноволосый резко обернулся. Об его зад терся огромный рыжий кот, при этом он отчаянно мурлыкал.

— Пошел вон! — мужчина остервенело отпихнул кота рукой, выглянул из-за перил. Охранники с пистолетами в руках, прикрыв Владимира Генриховича быстро уводили его из зала. Значит, пуля прошла совсем рядом, и они ее услышали. Второго выстрела не будет. Нужно немедленно уходить. — Скотина! — прошипел на Максима черноволосый. Он закрыл оптический прицел, сложил винтовку и сунул ее назад в сумку, стал торопливо пробираться между задних стенок шкафов. Торопливо пошел по галерее.

Максим недоумевал. Почему этот человек с металлической штуковиной в руках так на него разозлился, отпихнул? У кота здесь еще вчера все было помечено. И от подошв ботинок незнакомца шел именно этот запах, свой, родной. Максим решил, что с этими странными людьми с железками в руках дел лучше не иметь. К ним с лаской, а они тебе пинка под зад! С женщинами все-таки в этом отношении проще.

— Держи, скотина! — молодая мама протянула шестилетней девочке теплую еще булку. — Всю душу вымотает! Больше тебя никогда с собой в магазин не возьму! Что сказать надо?

— Спасибо, — девочка счастливо улыбнулась. — А соку купишь запивать?

— Соку ей еще! — проворчала мама. — Ладно, куплю. Не в сухомятку же, — она подошла к прилавку с соками, взяла маленькую упаковку яблочного.

— Мне персиковый! — потребовала девочка.

Мама со вздохом взяла другую упаковку. Проколола трубочкой сверху дырку, дала ребенку. — Аккуратно пей, не облейся!

Девочка откусила булку, втянула в себя через трубочку густую жидкость.

— Пошли давай, отец заждался! — скомандовала мама.

Они двинулись к выходу. Девочка ела булку, пила сок. Неожиданно лицо ее перекосила гримаса боли. Она выплюнула что-то изо рта и громко разревелась.

— Что с тобой? — нагнулась к ней мама.

— Ой, больно-больно! Что-то твердое! — произнесла девочка сквозь слезы. Она бросила недоеденную булку на пол, пальцем потрогала кровоточащую десну. — Зуб сломался!

— А ну, покажи! — приказала мама.

Девочка открыла рот, полный непрожеванной булки, и мама увидела, что переднего зуба нет.

— Ну, не реви, не реви! — начала успокаивать она девочку. — Это молочный выпал, а на его месте другой вырастет, настоящий. Вот увидишь!

— Точно вырастет? — недоверчиво спросила девочка, утирая слезу.

— Точно! — кивнула мама. — Что ты выплюнула, зуб?

— Железка какая-то.

Мама наклонилась и подняла с полу пулю. Она разглядывала ее, все не веря в то, что видит.

— Это что такое? — возмутилась она, наконец, привлекая внимание покупателей. — Вы видели, пуля в булке! Безобразие! И это называется лучший супермаркет! Лучшие в Москве булочки! Где начальство? Где пекари? Дочка, идем жаловаться! — и она решительно зашагала в другой конец зала, где находилась мини-пекарня.

— Идем! — кивнула дочка, трогая кончиком языка то место, где еще минуту назад был зуб.

“Тяжело на свете октябренку Пете, бьет его по роже пионер Сережа,”— обычно приговаривал Кирилл, когда жизнь поворачивалась к нему задницей. А поворачивалась она так частенько. Вот и на этот раз… Ему стоило невероятного, огромного труда уговорить Катю встретиться с ним снова. Девушка все время бросала трубку, не желая с ним разговаривать. В нем уже не осталось никакой похоти! Поначалу думал: вот еще одна девочка в коллекцию, в блокнот, еще одна победа на фронте сексуальной революции, а теперь все куда-то ушло, пропало, дважды срывавшиеся свидания, неудовлетворенность и тоска родили в нем совсем другое чувство. Он не знал, что это такое и мучался, ворочаясь в кровати по ночам. Даже на других девиц перестал смотреть, хотя раньше так и стрелял глазом по сторонам. Он очень беспокоился за нее, хотел предупредить, что ей может угрожать опасность, быть с ней рядом — ведь тот странный мент без машины ясно тогда сказал — киллер, а они — единственные свидетели. Кириллу на Петровке обещали дать охрану, и он, действительно, несколько раз замечал за собой неспешно едущую машину с людьми. А, может, ему это только казалось? Во всяком случае, заходил в подъезд он теперь осторожно, внимательно осматривая темные углы, никогда не ездил в лифте, потому что лифт всегда можно остановить, выглядывал в окно, изучая двор с детской площадкой — не болтаются ли под грибком подозрительные личности, поздно домой не возвращался. В общем, осторожничал… Постепенно чувство опасности притупилось, он стал опять задерживаться по вечерам, даже познакомился с одной потасканного вида девицей. Впрочем, она на него не произвела впечатления. Катя все не шла ни из головы, ни из сердца. В конце концов, отчаявшись дозвониться, он подкараулил ее на выходе из редакции, побежал следом, как собачонка, оправдываясь, объясняя все. Катя скрылась в метро, даже не глянув в его сторону. Он предпринял еще пять попыток, пришел с огромным букетом роз, потратив на цветы четверть своей зарплаты. Смягчилась Катя только после того, как он пригласил ее на концерт Баскова. Она как-то обмолвилась — любимый певец. Он запомнил.

После концерта они оказались у него, он отключил звонок, запер все двери, и потом они всю ночь без продыху занимались любовью, а утром оба опоздали на работу — проспали. После этой ночи он окончательно потерял голову, забыл обо всем на свете — красавицу Алису не вспоминал даже в дурных снах.

Скоро Катя переехала к нему вместе с вещами, и Кирилл окончательно успокоился.

Кирилл с Катей, обнявшись, шли по улице. Они были навеселе. Сегодня у Катиной подруги был день рождения, который она решила отметить в ирландском пабе, там-то они и насосались как следует под звуки рожков и волынок. В голове Кирилла все еще крутились ирландские мелодии, и он что-то мурлыкал себе под нос.

— Слушай, Кирилл, у нас ведь дома жрать нечего, — вдруг вспомнила Катя. — Давай зайдем в магазин, купим чего-нибудь.

— Давай, — согласился Кирилл.

Они зашли в ночной магазин. У тротуара остановилась невзрачного вида “пятерка”. В ней сидели охранники Владимира Генриховича. По его приказу, за отдельную плату, конечно, они “пасли” ребят по вечерам, причем так незаметно, что те до сих пор ничего не подозревали об “опеке”.

— Давай возьмем сосиски, сыр, кетчуп и немного сыра. Я завтра пиццу сделаю, — предложила Катя, глядя на витрину. — Знаешь, как я пиццу делаю? Лучше итальянцев.

— Ну, ладно, — пьяно кивнул головой Кирилл. — Делай. Только кетчуп надо брать вон тот, в стеклянной банке. Острый.

— Он же дорогой, — возразила Катя.

— Ну и что, зато классный! Я с ним летом шашлыки жрал. Три шампура съел. Четвертый не смог. Давай-давай, не жадничай! Если будешь жадничать, еще и пива возьму!

Продавщица упаковала им продукты в пакет, и они вышли из магазина.

Кирилл открыл входную дверь. “Под крылом самолета о чем-то поет зеленое море тайги,”— пропел он шепотом. Катя рассмеялась. Они прошли в свою комнату, Кирилл поставил пакет с продуктами на стол. Они стали целоваться.

— Иди мойся! — приказала ему Катя.

Кирилл убежал в ванную комнату, и скоро донесся шум льющейся воды. Катя сняла с постели грязное белье, застелила все чистое. Она стала складывать продукты в холодильник. Большая банка кетчупа не влезала на полки, расположенные на дверцы, и она поставила ее сверху, на холодильник.

Скоро в комнату вбежал Кирилл. Голова у него была мокрая, он обернул полотенце вокруг бедер.

— Банзай! — крикнул Кирилл, с разбегу бросаясь на кровать.

— Смотри, сломаешь — на новую денег нет! — предупредила его Катя.

— Мы ее с тобой вместе сломаем! — весело заорал Кирилл.

Катя быстро приняла душ, вернулась в комнату. Закрыла дверь на ключ.

— Ну, иди же сюда скорей! — вожделенно застонал в кровати Кирилл.

Черноволосый объехал дом с трех сторон, выискивая пожарную лестницу. Пожарная лестница была с внутренней стороны дома, со двора. А во двор он сунуться не мог. Еще два дня назад он заметил, что по вечерам, когда парень с девкой возвращаются с работы или гулянки, за ними постоянно плетется невзрачного вида “пятерка”, то обогнет, то отстанет, но никогда не выпускает парочку из вида — игры в прятки для детского сада.

Черноволосый прекрасно видел, как “пятерка”, обогнав парня с девкой, въехала во двор, из нее выбрался человек, скрылся в подъезде, через минуту он появился снова.

“Подъезд проверяет! — усмехнулся черноволосый, трогая машину с места. — А я в него и не пойду.”

Мужчина остановил машину недалеко от дома. Посмотрелся в зеркало. М-да, слишком выразительное у него лицо, запоминающиеся черты. Он взял с заднего сидения парик с редкими седыми волосами, шляпу, болотного цвета стариковский плащ. Напялил все на себя. Зачесал волосы за уши — так естественней. Выбрался из машины, согнувшись вперед, зашагал к дому.

Охранники в машине взглядом проследили за седым стариком с небольшой спортивной сумкой в руке, который скрылся в дверях соседнего подъезда.

Зайдя в подъезд, черноволосый распрямился и стал быстро подниматься вверх по лестнице. Через пару минут он уже был на последнем этаже и, взобравшись на металлическую лестницу, ковырялся в чердачном замке. Замок щелкнул. Черноволосый поднял люк, повесил замок на одну из скоб, закрыл его. Он исчез в чердачной темноте. Люк плавно опустился.

Голуби испуганно встрепенулись, черноволосый пошел по чердаку, освещая себе путь фонариком. Вот он, люк соседнего подъезда. Он присел над ним, вынул из сумки монтировку, попытался зацепить за край. Люк был, конечно, закрыт, но имел небольшой люфт, когда он приподымался, было видно основание скобы, к которой крепился замок. Черноволосый вынул из сумки большую отвертку и попытался просунуть ее в щель между люком и скобой…

— Фу! — Кирилл устало откинулся на подушку. Катя провела рукой по его мокрому лбу, рассмеялась.

— Вот если б ты так свои посылки развозил! — сказала она.

— Там я тружусь за деньги, а здесь — ради собственного удовольствия. Вот и вся большая разница, — Кирилл отер пот о наволочку, добавил:— И твоего тоже.

— Ну что же, я довольна! — рассмеялась Катя. — Мне в ванну надо, — она надела на себя длинную майку и затопала босыми ногами по комнате.

Кирилл лежал счастливый, подложив руку под голову, и улыбался. Он опустил вниз руку, стал нащупывать стоящую на полу бутылку с пивом, вспомнил, что она осталась в ногах. Перевернулся, сунул ноги под свою подушку, лежа на животе, стал отхлебывать пиво.

Черноволосый без труда открыл входную дверь. В коридоре было темно, только из под одной двери пробивалась тонкая полоска света. Он включил фонарь и неслышно пошел по коридору.

Перед дверью Кирилла черноволосый достал из сумки винтовку, но на этот раз откидывать приклад не стал. Он полагал, что дверь в комнату закрыта, присел, вглядываясь в нижнюю скважину. В скважине изнутри торчал ключ. Черноволосый взялся за ручку, дверь отворилась. Он слегка удивился этому обстоятельству, зашел в комнату с оружием на изготовку.

Кирилл замер. В лунном свете он увидел силуэт незнакомого человека в шляпе. Ему показалось даже, что он перестал дышать.

Черноволосый сделал шаг вперед и дважды бесшумно выстрелил. Из подушек полетел пух. Кирилл впился в простыню с матрасом, будто собирался их прокусить. В правой ноге он ощутил возникшую адскую боль, но вскрикнуть побоялся, мгновенно решив, что киллер выстрелит еще раз — на звук. В одну секунду перед его закрытыми глазами промелькнули какие-то немыслимые фантастические сцены любовных утех с Алисой, с другими девушками. Первая любовь в детском саду, какие-то смеющиеся люди на его дне рождении, а вот и он сам, лежащий в коляске и бессмысленно глядящий на взрослых. Кирилл слышал теперь даже дыхание убийцы, трепетание пальца на спусковом крючке. Он хотел закричать киллеру, чтобы тот его пожалел, не убивал, оставил в покое, хотел позвать на помощь, но дыхание перехватило, и он вдруг ясно осознал, что буквально сейчас, через несколько секунд, даже мгновений — умрет.

Черноволосый сделал шаг вперед. Под его ногой предательски скрипнула половица. В это мгновение за его спиной открылась дверь. Катя увидела силуэт замершего мужчины, ее рука сама потянулась к банке кетчупа на холодильнике — она не видела ее даже краем глаза, знала только, что она там, тяжелая, стеклянная, большая.

Черноволосый обернулся, и Катя сразу узнала его, несмотря на парик и шляпу. Он не успел даже вскинуть винтовку, как она наотмашь ударила его тяжелой банкой в висок. Удар получился таким сильным, что она больно отбила себе руку, а банка треснула, и из нее в глаза черноволосому брызнул острый кетчуп. Он упал, даже не вскрикнув, рука выронила винтовку со сложенным прикладом.

— Сука! — произнесла Катя, тряся отбитой рукой. — Кирилл! Кирилл! Ты жив?

— Катя, я ранен! — простонал с постели Кирилл.

Катя зажгла свет, подняла с полу винтовку, бросилась к Кириллу, стала ощупывать его.

— Где? Где Где?

— В ногу, — прохрипел он.

Она откинула подушку и увидела, что другая сторона ее, и матрас, и простыня — все пропитано кровью.

— Я в “Скорую” и в милицию! — сказала Катя. Она с винтовкой в руке побежала к двери.

— А как же этот? — испуганно спросил Кирилл, морщась от боли.

— Сука! — зло сказала Катя.

Охранники скучали. Один курил, другой щелкал кнопочками “Геймбоя”, гоняя по трассе гоночную машину. Игрушка трещала, звенела, пищала и жужжала.

— Ну хватит уже! — не выдержал его напарник. — Как по башке, блин! Ты ведь на работе.

— Ладно, ладно, — вздохнул “игрок”, выключая “Геймбой”. — А что делать-то?

— Думаю, на сегодня представление окончено. Детки улеглись в кровать, а наш милый друг сидит где-нибудь в ресторане с девкой и жрет за троих. За нас с тобой! — уточнил охранник.

— Ладно, по домам. Мы свои бабки отработали, — охранник завел машину и уже собрался тронуться с места, как вдруг во двор влетела милицейская машина и почти сразу же следом за ней “Скорая помощь”. Из милицейской выскочили менты в бронежилетах, касках и с автоматами, из “Скорой” — медики с носилками. Они бросились в подъезд.

— Не понял! — произнес охранник. — У кого-то инфаркт от ножевого ранения?

— Подождем? — предложил первый.

— Подождем, — согласился второй.

Они стали ждать.

Прошло чуть больше трех минут. Дверь подъезда открылась, и милиционеры выволокли на улицу закованного в наручники черноволосого, уже без парика и шляпы, но в плаще. Все его лицо было вымазано кетчупом. Черноволосого грубо затолкали в машину.

Потом появились медики. На носилках лежал бледный Кирилл. Рядом бежала заплаканная Катя. Впихнули носилки. Катя забралась в машину.

И “Скорая” и милицейская уехали также быстро, как и появились, оставив после себя сизую гарь.

— Слушай, тебе не кажется, что парень с девкой уделали этого киллера как щенка? — спросил охранник за рулем.

— Кажется, — согласился напарник. — А мы с тобой, брат, — лохи!

Костюмчик на заказ

Черный “Мерседес” с затемненными стеклами на большой скорости несся по улице. На расстоянии метров тридцати от него следовала “БМВ”, набитая людьми. “Мерседес” плавно подкатил к подъезду, с висящей под козырьком камерой наблюдения. Взвизгнули тормоза “БМВ”. Из нее выскочили “быки”, один из них побежал открывать дверцу первой машины, остальные рассредоточились на подступах к крыльцу.

Из “Мерседеса” выбрался высокий и почти совершенно лысый человек с круглым, ухоженным лицом. На нем было дорогое длиннополое пальто. Он подал руку белокурой девушке в мини-юбке и меховом жакете. Жакет был расстегнут. Под ним виднелась белоснежная, блузка с вышивкой и глубоким, почти до живота, вырезом. Девушка взяла мужчину под руку, и они направились к крыльцу.

Моисеев отделился от рекламного стенда у края тротуара, поняв, что ближе подойти не сможет, позвал громко: — Моргун!

“Быки” напряглись, сунув руки под мышки, лысый повернулся, подслеповато прищурился. Он подал “быкам” едва заметный знак, чтобы они расступились, снял с локтя руку девушки, направился к незнакомцу.

— Ты кто? — спросил Моргун.

— Я Моисеев, — просто сказал Сергей. — Охранник из супермаркета.

— А, Моисеев! — прищурил один глаз Моргун, что-то припоминая. — Ну да, как же. Тебя же ребята за Кузю приговорили. Ты в тюрьме должен сидеть на нарах. И как ты до сих пор жив?

— Выскочил я из тюрьмы-то. Кореша, правда, потерял, — Моисеев покосился на “быков”, на красотку с выглядывающей из-под блузки грудью. — Базар у меня к тебе есть важный. Может, примешь, приговоренного напоследок?

— У меня были другие планы, — Моргун посмотрел на девушку, та ему белоснежно улыбнулась. — Ну, ладно, пошли. Десять минут тебе дам. Хватит, чтоб надышаться?

— Хватит, — кивнул Моисеев.

Охранники обыскали Сергея и подпустили к Моргуну. Они стали подниматься по ступенькам крыльца.

Девушка в растерянности осталась стоять посреди улицы.

— Ты тоже иди! Песенку мне споешь! — приказал ей Моргун.

Они оказались в большом просторном холле. Потолок был украшен лепниной, большая люстра с электрическими свечами висела под потолком. К ним бросился служащий в строгом костюме, принял у Моргуна пальто, а у девицы жакет. Моисеева он будто не заметил.

— Это частный клуб, — объяснил Моргун. — Я здесь иногда ужинаю и развлекаюсь. Есть хочешь?

— Да нет, вроде, — пожал плечами Моисеев.

— Ничего поужинаешь, — махнул рукой Моргун. — Пойдем!

Они прошли через бильярдную, уставленную дорогими дубовыми столами, спустились по лестнице вниз.

Внизу был полумрак. Посреди комнаты с массивными старинными сводами стоял большой стол, уставленный различными напитками и закусками. В канделябрах по углам горели свечи. Мягких стульев было всего два, но тут же появился человек, который втащил третий стул.

— Садись ко мне поближе, — приказал Моргун Моисееву. Он опустился на стул, тут же появился вышколенный официант, подал ему карту вин.

— Не надо мне этого! — раздражительно отпихнул от себя карту Моргун. — Водочки налей и гуляй себе. Не видишь, разговор у меня с человеком?

Моисеев пододвинул свой стул поближе к Моргуну. Девушка села на другом конце стола. Официант взял со стола запотевший графин с водкой, разлил ее по рюмкам и удалился.

— Ну ладно, чтоб аппетит был хороший! — Моргун поднял рюмку и опрокинул ее в себя.

Моисеев последовал его примеру.

— Ты кушай-кушай, не стесняйся, — сказал Моргун, показывая рукой на стол. — Наверное, в “Матросской тишине” плохо кормят?

— Плохо, — кивнул Сергей. — Я даже похудел.

— Да, я тоже полгода там парился. Восемь лет назад это было. “Закрыли” меня тогда основательно. У меня там кореш по соседству жил. Его дом окнами прямо на СИЗО. Бывало подойду ночью к решеточке и кричу: “Нохрин1 Нохрин!” Нохриным его звали. Он на балкон выйдем, мы с ним о свободе райской и поговорим. С крыши упал. Ты кушай-кушай!

— Я так и рассказать ничего не успею, — сказал Моисеев. — Пройдут мои десять минут.

Моргун рассмеялся. — Десять минут, это так — для красного словца. Не торопись никуда, а девка никуда не убежит. Всю ночь работать будет. Хочешь, и тебе выпишем?

— Да нет уж, не надо мне их, — покачал головой Моисеев. — Невеста у меня.

— Вот все вы менты такие, — поморщился Моргун. — На словах у вас принципы, а сами проституток в отделениях на халяву трахаете.

— Я такими вещами не занимался. Да и мент я бывший, — сказал Сергей.

— Да нет, вся эта отрава у тебя до смерти в крови, — усмехнулся Моргун. — Водки мне налей.

Моисеев разлил водку по рюмкам.

— За кореша выпьем, которые с крыши упал. Скажи, зачем бежал?

— Чтобы справедливость восстановить. Подставили вы меня по-крупному, а я ведь ничего против вас не сделал. О проверке ОБЭПА предупредил, частную собственность вашу, как собака на цепи стерег.

— А “крыша”? — напомнил Моргун.

— “Крышу” свою супермаркет потеряет вместе с товаром и деньгами, — веско сказал Моисеев.

— Это еще почему? — нахмурился Моргун.

— Потому что ОБЭП теперь магазин все время пасет. А Евгений Викторович от жадности никак остановиться не может. Склад у него свой, товар свой, люди свои. И отдает он вам не все. Сколько вы в сентябре машин с товаром отправляли?

— Откуда ж мне помнить? Этим у меня человечки занимаются.

— Ну ладно, я скажу, — Моисеев достал из кармана бумажку, развернул ее. — Ваших машин было четыре. А всего девять. Пять Евгения Викторовича. Свой бизнес он за ваш счет держит. Свои оптовики у него, своя бухгалтерия, свой счет, вот поэтому он так и задергался, когда бумаги пропали. Испугался, что узнаете.

— Ну, хорошо, проверю я это дело, — кивнул Моргун.

— Он же вас перед ОБЭПОМ подставляет. Накроют супермаркет — и все!

— Ничего, другой бизнес заведем, — спокойно сказал Моргун.

На самом деле, Сергей прекрасно видел, что Моргуна его слова здорово зацепили: он перестал пить, нахмурился, ковырялся вилкой в тарелке, разгребая какой-то китайский салат. Нужно было подлить масла в огонь.

— Ты приказал директора убрать?

— Нет, не было такого приказа, — помотал головой Моргун. — Мужик он хороший, дело знает, пасть не разевает. Зачем же мне свою корову дойную валить?

— Ну вот, значит, опять за твоей спиной, — кивнул Сергей. — Заму-то он как кость поперек горла.

— Да, интересный ты мужичок, Моисеев, — усмехнулся Моргун. — Смелый больно. Кузю зачем пришил? Что он тебе плохо сделал?

— Взорвался ваш Кузя вместе с газовым баллоном, — сказал Сергей. — Пострелялись мы с ним немного, как дуэлянты, он и промахнулся. То ли искра, то ли гнев господен, царствие ему небесное.

— Аминь, — перекрестился Моргун. — Наливай, что ли, ментяра!

Была поздняя ночь. У поребрика тротуара стояли две машины: “Мерседес” и “БМВ”, около них скучали “быки”. Переговаривались о чем-то, травили анекдоты, ржали.

Дверь клуба отворилась, на лестницу, поддерживаемый служащим в строгом костюме, вышел Моисеев. Он бессмысленно посмотрел на парней у машин, громко рассмеялся

— Ребята, примите дружка! — попросил служащий “быков”.

Двое парней подошли к Сергею, подхватили его под руки, повели к машине.

— Ну, что, поговорил? Теперь тебя можно “мочить”? — поинтересовался у Моисеева один из парней.

— Не, мужики, теперь меня мочить никак нельзя, — возразил Сергей. — Моргун приказал доставить меня, куда хочу!

— По-моему, он фуфло гонит, — засомневался один из парней.

— Набери “папу”, — предложил другой.

— Да, чтоб он меня послал? Нет уж! — покачал головой “бык”. — Ладно, садись, фраер!

Моисеев уселся в “БМВ”, “бык” включил зажигание.

— Ну, куда надумал?

— В “Матросскую тишину”, — Сергей с трудом произнес название.

— Шутишь? — не поверил ему “бык”.

— Не-а, — пьяно мотнул головой Моисеев. — Я свое дело сделал. Теперь — не мое.

Дежурный по КПП через окошечко увидел новенькую “БМВ”, которая подрулила к тротуару рядом с СИЗО. Из нее выбрался изрядно пьяный мужик, направился к дверям. Машина отъехала. Мужик надавил кнопку звонка. Потом еще раз, еще…

— Чего надо, мужик? — спросил у него дежурный.

— Моисеев я, — заплетающимся языком произнес Сергей. — Пустите назад в тюрьму!

Евгений Викторович вышел из ванной комнаты, на ходу вытираясь большой махровой простыней. После массажа и двухчасовых занятий в тренажерном зале он чувствовал себя обновленным. Смазал подмышки дорогим дезодорантом, сел в кресло перед телевизором, стал щелкать пультом.

Раздался телефонный звонок. Евгений Викторович поискал глазами трубку. Она лежала на телевизоре. Он лениво встал, взял трубку.

— Алло!?

— Узнал я о тебе много интересного, Женя, — послышался в трубке голос Моргуна.

— Привет. Что, злые языки? — поинтересовался Евгений Викторович.

— Да нет, удивительно добрые оказались, — сказал Моргун. — Ты себе когда костюм последний раз шил?

— В том году, наверное, — пожал плечами Евгений Викторович. — А что?

— Ну, так ты себе новый сшей, белый. Может пригодиться, — посоветовал Моргун и повесил трубку.

Евгений Викторович долго смотрел на пиликающий телефон, аккуратно положил трубку на стол. Приятные ощущения улетучились. Он опять вспотел.

— Ну, и какая же сука…? — спросил он самого себя. — Понятно, какая! Ну, ничего, мы еще посмотрим, кто кого?

Вечером народу в супермаркете было много. На стоянке недалеко от главного входа в ряд стояли припаркованные машины. Большими хлопьями падал первый снег, капоты и крыши машины быстро покрывались белоснежными шапками, придавая им одинаково чудаковатый вид. Хозяева машин возвращались с покупками, ворча доставали из багажников большие щетки и резкими движениями сметали всю эту чудаковатость на землю, в грязь.

— Уважаемые господа, через десять минут наш магазин закрывается… — раздался в динамиках приятный женский голос.

Сразу ко всем кассам магазина направились серьезные мужчины в штатском… Другие серьезные мужчины в этой время направились к подсобкам и складам.

Евгений Викторович сидел в своем кабинете.

— Можно к вам? — заглянула Серафима Дмитриевна.

— Заходи, — кивнул заместитель директора. — Что там у тебя, бумаги? Давай подпишу.

— Вот, — Серафима Дмитриевна протянула Евгению Викторовичу лист.

— Что это такое? — спросил Евгений Викторович, еще не начав читать.

— Заявление об уходе, — объяснила Серафима.

— Ты с ума сошла, Сима! Кто же мне всю бухгалтерию вести будет?

— Возьмете другую тетку, — пожала плечами Серафима. — Я устала.

— Что значит — устала? Ты только что в отпуске была. На юг ездила! — возмутился Евгений Викторович.

— Вот то-то и оно, что ездила, — загадочно сказала Серафима. — Я теперь в другой город уезжаю.

— О чем ты? В какой другой? — все еще не понимал Евгений Викторович.

— Замуж выхожу за питерца и уезжаю от вас навсегда. Вот так!

— Подожди, у тебя же здесь квартира, мать, родственники. Работа, в конце концов! Где ты там себе такую работу найдешь?

— Во-первых, матери у меня уже нет, могли бы поинтересоваться, а во-вторых, такой работы я искать себе не буду, хватит! Меня теперь муж кормить будет!

— Сима, я тебя умоляю! Я ведь без тебя, как без рук! Что же ты меня без ножа режешь? Ну, хоть замену себе подготовь, научи девочек двойную бухгалтерию вести. Нельзя же так просто взять и уйти!

— Можно! — упрямо сказала Серафима. — Можно просто так взять и уйти, потому что я хочу, наконец-то, счастья, а не всех этих ваших цифирек и бумажек!

— Я тебя в течение месяца все равно никуда не отпущу, так и знай! — завелся Евгений Викторович. Он положил ее заявление в папку с остальными. — Иди работай и не валяй дурака!

— Евгений Викторович! — на глаза Серафимы Дмитриевны навернулись слезы. — Он меня там ждет, а вы…! Уведут, пока я тут…!

— Иди-иди! — приказал заместитель директора. — Позвони ему, объясни ситуацию, если любит, должен понять.

Серафима Дмитриевна всхлипнула и вышла из кабинета. Евгений Викторович вынул из стола папку с документами, стал ее изучать.

Зазвонил телефон, Евгений Викторович снял трубку.

— Да?

— Евгений Викторович, у нас опять проверка, боже мой! У меня все ваши бумаги здесь! — раздался в трубке взволнованный голос Серафимы Дмитриевны. — Вы в торговый зал спуститесь, там вас требуют.

— Тю-тю-тю! — произнес Евгений Викторович, вешая трубку. Он поднялся, открыл сейф, вынул из него пачки денег, торопливо сунул их в портфель. Выглянул в окно. Во дворе стояли только свои машины.

“Ишь ты, в этот раз изнутри залезли! Без предисловий! — усмехнулся Евгений Викторович. — Ищите, Шура, ищите!”

Он оделся, вышел из кабинета, повернул ключ в замке. Спустился вниз, увидел у выхода человека в форме с автоматом. Евгений Викторович резко развернулся, побежал назад. Если все выходы перекрыты, остается торговый зал первого этажа.

Он спустился в торговый зал, быстро пошел между прилавков.

— Евгений Викторович, вас там ждут, — напомнила ему молоденькая продавщица.

— Знаю-знаю, — Он направился к металлическим воротцам у входа. Здесь не было ни касс, ни контролеров. Заложив руки за спину, стоял охранник.

— Здрасьте, — кивнул он заместителю директора.

— Меня здесь не было, — бросил ему на ходу Евгений Викторович.

Вместе с последними покупателями он покинул супермаркет, обошел его, подошел к проходной.

— Выгони-ка мне машину! — скомандовал Евгений Викторович охраннику на проходной.

— Вы же знаете, я не могу свой пост покидать, — возразил охранник.

— Выгони машину, я пока тут подежурю! — зло произнес заместитель директора. — Заплачу я тебе за это, заплачу!

Охранник не стал спорить с начальством, взял у Евгения Викторовича ключи и направился к его машине.

Он подогнал машину к воротам. Никто его не остановил. Евгений Викторович сел за руль. Ворота со скрежетом отъехали в сторону, он сорвал машину с места.

Евгений Викторович ехал быстро, обгоняя большую часть автомобилей. Он зачем-то оглядывался, хотя прекрасно знал, что никакой погони нет, да и быть не может! Пока они там еще разберутся с кассами да складами! Нужно было взять себя в руки, успокоиться. Лучше всего пока отсидеться на даче, не на его, конечно, собственной, на чужой. Кто вспомнит про его бывшую тещу? С женой он развелся восемь лет назад…

Евгений Викторович вырвался из города и вздохнул с облегчением. Впереди лежала ровная широкая дорога, правда, снег подтаял, и было скользко.

На соседней полосе рядом с ним пристроилась новенькая “БМВ”. Парни из машины посмотрели на него. Один из них сделал неприличный жест. “Езжайте, езжайте,”— махнул им рукой Евгений Викторович. “БМВ” ушла вперед. Дальше от города трасса постепенно становилась пустой. Евгений Викторович еще наддал. До тещиной дачи было километров сто пятьдесят, не меньше.

Впереди из мрака опять вдруг вынырнула “БМВ”, Евгений Викторович посигналил, чтоб не маячили перед носом. “БМВ” вильнула, опять поехала рядом. Неожиданно водитель машины резко сдал вправо. Евгений Викторович тоже крутанул руль. “БМВ” шла почти вплотную. Он решил наддать еще и оторваться, но у него ничего не вышло. У новенькой машины был мощный двигатель. Евгений Викторович махнул рукой пассажиру справа, чтоб от него отстали. Но парни не послушались. Они все ближе прижимали его к обочине. Евгений Викторович резко затормозил. Машину на скользкой дороге занесло. Он стал выкручивать руль в сторону заноса, чтобы выровнять свой “Рено”. И в это мгновение “БМВ” резко развернулась и толкнула его машину в бок. За счет приданного ускорения машина Евгений Викторовича съехала в кювет и пару раз перевернулась. Крыша с треском вмялась в большую березу. Евгений Викторович успел понять, что “БМВ” не просто так ехала по соседней полосе.

Из “БМВ” выбрался “бык, пошел к “Рено”, опасливо косясь на лежащую на боку машину, боясь взрыва. Взрыва не было — мотор заглох и ничего не загорелось.

“Бык” заглянул сверху в смятое окно, увидел лежащего в крови Евгения Викторовича с неестественно запрокинутой головой. Он подпрыгнул, с трудом протиснулся в машину, выбросил на снег портфель. Выбрался сам, подхватил портфель, побежал к своим.

— Ну что? — спросил его водитель “БМВ”.

— Грязный, потный, мертвый, — сообщил “подельникам” парень, открывая портфель с деньгами. — Сказали ему — купи костюм! Жадность фраера сгубила.

“БМВ” развернулась и понеслась назад в город.

Памперсы

— Тужься, девочка, тужься! Давай, давай, давай! — акушерка марлей отерла мокрый Анькин лоб.

Анька старалась изо всех сил. Ей было очень тяжело. Последние месяцы она провела в больнице на сохранении. Ей давали таблетки, кололи, лекарства витамины и спиртовые уколы, чтобы сосуды расширились и не было спазмов. Часто Анька лежала пьяная на больничной койке и посмеивалась над тем что, в свои шестнадцати “бухает” почти каждый день. Груди у нее разбухли до невероятных размеров и были почти, как у тех девиц из Валериковского журнала, только не такие красивые…

Анька истошно заорала — до того ей было больно.

— Старайся, девочка, старайся, сейчас пойдет! — уговаривала ее акушерка.

Мама Нина Владимировна отдала всю свою зарплату этой тетечке с добрым лицом, чтобы она ни на миг не отходила от ее дочери, помогала, холила, оберегала, чтобы не разрезали потом до пупа…

Анька больно укусила себя за руку чуть выше запястья и вдруг почувствовала, что ей стало немного легче, как будто она начала избавляться от чего-то. Она поптылась приподнять голову, чтобы увидеть, что там такое происходит, но не смогла — совсем не осталось сил — все выкричала, выплакала, отдала.

— Ну вот и хорошо, хорошо, хорошо! — снова раздался голос акушерки. — Все уже, все, все, все! Немножечко осталось!

Потом раздался громкий и одновременно тонкий крик ребенка, известившего мир о своем прибытии. Теперь Анька окончательно поняла, что он родился.

— Ну, вот и все, девочка! Мальчик! Мальчик! Мальчик у тебя! Богатырь! Орел! Бабник! Вот он! — акушерка поднесла ей ребенка, и Анька увидела его сморщенное, как печеное яблоко, личико, удивилась тому, какой он красный, маленький и некрасивый. Мальчик… Акушерка положила ребенка ей на грудь, и Анька осторожно его обняла.

Охранники Владимира Генриховича сидели в машине около Алисиного подъезда.

— Что-то зачастил он сюда, — сказал один из них, настраивая радиоволну.

— Любовь зла — полюбишь и козла, — засмеялся второй. — Тебе-то что?

— Да нет, ничего. Так просто, — пожал плечами первый. — — По-моему, девка эта его просто использует.

— Все девки нас просто используют, — усмехнулся второй.

— Ну, не скажи! Это только богатых, “папиков”. А с нас, нищих, что возьмешь? Только шерсти клок?

— Не знаю-не знаю, — задумчиво сказал второй. — Моя — по полной программе! Магазины, дом, дача, машина, дети. Магазин, дом, дача… Замкнутый круг, а по бокам толстые решетки.

— Ты — мужик, ты — должен, — сказал первый охранник. — Кто же будет семью обеспечивать?

— Да ладно, обеспечивать! А все эти домашние дела, которые напополам? — охранник завелся. — Я согласен обеспечивать! Не отказываюсь! Только пускай мне дадут хоть немного жизненного пространства? Почему у них на Западе бабы к полной экономической независимости стремятся?

— Почему? — поинтересовался второй.

— Да потому что это унизительно — все время кого-то о чем-то просить и ждать, когда сделают. Лучше ни от кого не зависеть. А то сели и поехали!

— Это ты так говоришь, потому что в Америке не живешь, а там бы через неделю взвыл от их самостоятельности! — заметил напарник. — О, водила наш идет. Видишь, продуктов накупил.

Действительно, подошел водитель Юра с тяжелым пакетом в руке. Водитель загрузил пакет в багажник.

— На оптячок сходил. Хорошие здесь цены, — сказал он, усаживаясь в машину.

— Ты, Юра хотел бы, чтоб твоя жена самостоятельная была? — поинтересовался у него первый охранник.

— А зачем? Для блядства? Пускай лучше, как коза на веревочке, от меня зависит.

Запиликала трубка сотового телефона.

— Да? Хорошо, Владимир Генрихович! — первый посмотрел на часы. — Долго он сегодня старался: почти два часа.

Охранники выбрались из машины и направились в подъезд.

Когда Владимир Генрихович вышел из квартиры, они уже стояли около дверей.

— Ну, как оно сегодня, побольше вышло? — подмигнул директору первый охранник.

Владимир Генрихович посмотрел на него, недоумевая. Второй охранник тоже удивился.

— Еще раз позволишь себе подобные высказывания, считай, что ты уволен! — веско сказал директор.

Он повернулся и стал спускаться вниз.

— Так вы сами тогда по этому поводу шутили! — смутился первый охранник.

— Когда тогда? — обернулся директор. — Тогда это было тогда. А сейчас — это сейчас. Выполняйте свои функции!

Второй охранник покрутил пальцем у виска за спиной директора, давая понять первому, что он — полный идиот. Разве можно так с начальством!

Действительно, тогда это было тогда. А сейчас -это сейчас. Как-то нежданно-негаданно Владимир Генрихович понял для себя, что любит эту взбалмошную и глупую девчонку несмотря ни на что, а какие у нее там были дела, пока они не виделись? — так это ему наплевать. Отравить хотела? — ну и что же — не она одна! Он ей взял да и простил все в одночасье. Любовь и Смерть — неразделимы. Любовь и Смерть всегда вдвоем, щека к щеке, ноздря в ноздрю. Стремление к Любви и стремление к Смерти — всю жизнь он идет к этому, идет, идет. Вот и пришел. На том свете побывал и все равно простил…

Он сел в машину, стараясь не глядеть на вспотевшего от ужаса охранника, приказал: — Поехали!

— Аня! — раздался с улицы голос Нины Владимировны.

— Анюта! — второй был Валерика.

Анька поднялась с кровати, напялила на ноги шлепанцы, на плечи накинула теплую шаль, подошла к окну. От окна сквозило. Не переставая, тоненько завывал холодный ветер. Анька поежилась. Надо же было родить ранней весной, когда самые холода и вьюга! Нет, чтоб попозже, летом.

Анька глянула вниз. Нина Владимировна приветливо помахала ей рукой.

— Ну, как ты там? — крикнула она.

— Ничего, — одними губами сказала Анька, улыбнувшись.

— Тебе что-нибудь надо?

— Ничего, — опять произнесла Анька.

— Я говорила со врачом. Через два дня тебя выпишут!

— Ну что ты орешь на всю больницу! — рассердилась Анька. — Теперь все будут знать, что шестнадцатилетнюю мамашу через два дня выпишут. И так ходят, смотрят с любопытством. Хотя, что тут любопытного? Дело-то житейское. Другие вон до тридцати пяти не рожают, и ничего — довольные.

— Ты смотри, не застудись. Холодно у вас там?

— Не холодно, не холодно, — раздраженно сказала Анька. — Идите давайте! — она махнула рукой. — Мне долго нельзя стоять.

— Покажи мальчонку! — попросила Нина Владимировна.

Валерик топтался с ней рядом, курил и глазел по сторонам.

— Показывала уже. Нечего там смотреть. Насмотришься еще! — Анька снова махнула рукой, приказывая уходить.

— Передачку тебе принесут, — сказала Нина Владимировна на прощание. — Иди давай, простудишься!

Она повернулась, зашагала с больничного двора. Валерик поспешил за ней следом.

— Ты чего, расстроилась? — спросил он, пристраиваясь сбоку.

— Да нет, все хорошо, — пожала плечами Нина Владимировна. — Просто грустно.

— Мне на работу надо бежать, — смущаясь, сказал Валерик. — Ничего?

— Беги-беги, — кивнула Нина Владимировна.

Валерик повернулся и пошел.

— Валера! — неожиданно окликнула его Нина Владимировна.

Валерик остановился, повернулся к ней. Подошел, понимая, что она хочет сказать что-то серьезное.

— Давай тоже родим? Девочку.

— Нина, ты с ума сошла! Куда нам их столько? Надо теперь Анькиного поднимать! Я ведь не семижильный — там, тут, здесь.

— Ну да — везде, — подытожила Нина Владимировна.

— Нет, ну если очень хочешь… — Валерик развел руками.

— Нет-нет, не хочу. Я пошутила. Иди давай, а то опоздаешь!

Нина Владимировна стояла и смотрела, как Валерик перебежал улицу на красный свет, заскочил в полупустой автобус. Он помахал ей рукой из автобуса, но Нина Владимировна не ответила. Она развернулась и пошла своей дорогой.

Около мясного отдела выстроилась небольшая очередь. Лерочка вилкой накладывала бифштексы в пакет яркой даме, которая нетрепливо барабанила по прилавку пальцами.

— Пожалуйста!

— Мне, девушка, бефстроганов грамм четыреста и вон ту лопаточку, — указала на витрину стоящая за дамой пожилая женщина. Лерочка подошла к витрине, увидела стоящего около нее мужчину. Мужчина намеренно низко опустил голову, но она все равно его сразу узнала.

— Сергей?

Моисеев поднял взгляд и улыбнулся. — Хотел сюрприз сделать.

— Сергей! — слезы сами брызнули из глаз. Лерочка растерянно оглянулась — выход из отдела был далеко. Она подбежала к прилавку, вскарабкалась на него, спрыгнула с другой стороны, бросилась Сергею на грудь, уже не сдерживаясь. Очередь с изумлением смотрела на продавщицу.

— Тебя отпустили? Ты вернулся? — твердила Лерочка, прижимаясь к нему.

— Скостили за помощь МВД. Мои бывшие ребята за меня и заступились. Да нет, не бывшие. Настоящие, — поправился Сергей. — Это вот тебе, — он достал из кармана коробочку, протянул Лере. Лера открыла ее. В коробочке было обручальное кольцо.

— Спасибо! — она тут же примерила кольцо. Оно чуть болталось на пальце. — Откуда у тебя деньги? Ты же в тюрьме был.

— Да ты не бойся. Мне Владимир Генрихович помог. Ну что, пойдешь за меня?

— Он еще спрашивает! Я тебя так ждала, так ждала! И мама с отцом тоже. Они за тебя переживали. Не веришь?

— Почему же — верю, — кивнул Моисеев.

— Нет, ну это безобразие! — возмутилась наконец толстая тетка в конце очереди. — Мы тут стоит ждем, а она с мужиком обнимается!

— Граждане покупатели, подождите еще немного. Не видите, я из тюрьмы вернулся?

От этих слов Сергея вся очередь как-то напряглась, отодвинулась и даже, кажется, стала меньше.

— Вы как хотите, а я к заведующей иду! — сказала тетка. — Вы скажите, что я занимала, — обратилась она к стоящему впереди мужчине. Мужчина кивнул.

Тетка вернулась через минуту с Анастасией Андреевной.

— Вот, пожалуйста, полюбуйтесь! — кивнула она на целующуюся парочку.

— Ну а что вы хотите, жених их тюрьмы вернулся, — подтвердила слова Сергея заведующая. — Пусть пообнимаются. Да вы не нервничайте так, я вас сейчас быстренько обслужу, — она обогнула отдел, зашла за прилавок, улыбнулась покупателям. — Что вы хотели? Полкило вырезки? Пожалуйста!

В классе было на удивление тихо. Писали итоговую контрольную работу по истории за год. Шесть рядов, шесть вариантов. Вера Ивановна расхаживала между партами и заглядывала в исписанные листки. Она не тешила себе иллюзиями насчет результатов работы, но все-таки надеялась на лучшее.

— Ребятки, осталось пятнадцать минут, — предупредила она десятиклассников.

Дверь отворилась, и в класс вошла Анька.

— Павликова, ты? — удивилась Вера Ивановна.

— Я, — кивнула Анька. — Собственной персоной.

— У тебя же… — Вера Ивановна замолчала, не зная, как лучше при детях сказать про малыша. Господи, да они раньше ее все знали! От них и узнала.

— Я от директрисы, — сообщила Анька. — Душевный разговор. Она мне свободное посещение сделала. Хочу — хожу, хочу — нет. Вот, к вам пришла.

Класс оживился, начались перешептывания, смешки, кто-то кого успел двинуть учебником по спине.

— Дети, у вас десять минут! — предупредила Вера Ивановна. — Пойдем, Павликова, в коридор.

Они вышли, Вера Ивановна оставила дверь открытой, подумав, что, все равно, сейчас спишут.

Они отошли к окну рекреации.

— Ну, как ты, Павликова? — участливо спросила Вера Ивановна. — Тяжело тебе?

— Мама помогает, — улыбнулась Анька. — Говорит, есть у нас с тобой сын. Она у меня замечательная! Лучше всех. Другая бы сожрала, — она посмотрела на часы. — Мне через сорок минут кормить.

— Да нет, Аня, мать всегда поймет, — вздохнула Вера Ивановна. — Как назвала?

— Иваном, как еще? — пожала плечами Анька. — Сначала он мне таким уродом показался, а теперь смотрю — ничего парень!

— Аня, разве можно так о сыне? — покачала головой Вера Ивановна. — Родила — люби, какой бы ни был.

— Я и так люблю. Вы мне задания дайте, — попросила Анька. — Я эктерном за год сдам.

— Как в прошлом году? — рассмеялась Вера Ивановна.

— Нет, по-настоящему. У меня сейчас пока с деньгами туговато, — Анька вздохнула. — Памперсы, коляска, туда-сюда. Молока много. Доит он меня, как корову.

— Эх, Анька, удивительно ты легкое существо. Просто даже завидно, — вдруг сказала Вера Ивановна. — Я бы не смогла так.

— Да ладно, смогли бы, если надо. Мы, бабы, все можем, в отличие от мужиков…

— Да, ты можешь — верю. Смотри, школу не бросай! — погрозила ей пальцем Вера Ивановна. — А то застонешь, что трудно.

— Я и не бросаю. Вы задания дайте.

Вера Ивановна посмотрела на часы. — Ты подожди немного. Вместе пойдем. Я к вам зайти хочу, маленького посмотреть.

— Пожалуйста, — кивнула Анька.

Прозвенел звонок, Вера Ивановна поспешила в класс. Через несколько сепкунд из дверей классы вырвалась большая галдящая толпа. Одноклассники окружили Аньку со всех сторон и начались расспросы…

Миша покачивался на качелях. Рядом в песочнице под неусыпным оком мамаш, сидящих на скамейке, возились малыши. Они то и дело задирали друг друга, сыпали в глаза песком, дрались, ревели. Мамаши разнимали драчунов, разводили их по разным углам детской площадки, но те, поскучав немного в одиночестве, снова бежали навстречу друг другу.

Качели заунывно поскрипывали. Миша увидел, как из подъезда вышла Анька, вытянула за собой коляску. Она пошла по дорожке, свернула на детскую площадку. Подошла к мамашам, приветливо с ними поздоровалась. Завела разговор. Миша напрягся — не замечает она его, что ли? Но Анька замечала — просто делала вид…

Поговорив с мамашами минут десять, она подошла к нему.

— Ну что, откинулся, урка малолетняя? — сказала Анька насмешливо.

— Привет, — кивнул Миша. — Хорошо выглядишь, Анют!

— Издеваешься?

— Нет, правда.

— Ну, ладно, расскажи — чего, как?

— Мать квартиру на однокомнатную поменяла. Всем дала, кому только можно было. Иван по делу организатором пошел, а я так — типа ничего не знал. Будто втянул он меня.

— Ну да, втянул! — с горечью в голосе сказала Анька. — Что теперь с него взять? Бежал-то он, дурак, зачем, не говорили?

— Зачем-зачем? — проворчал Миша. — Ежу ясно — зачем. Тебя хотел увидеть. Правильно говоришь — дурак.

— Перестань качаться — ребенка разбудишь! — цыкнула на Мишу Анька.

Миша встал с качелей, заглянул в коляску.

— Ишь ты! Спит! — сказал он с завистью. — На тебя похож.

— На себя. Слушай, Майкл, ты наших пацанов давно не видел?

— Да где же я их увижу, когда я в СИЗО, они — здесь!

— Не долбишь хоть?

— Нет, я теперь с этим делом завязал. И так после отсидки здоровье никудышное.

— Можно тебе одно важное дело поручить?

— Поручай, — с готовностью сказал Миша.

Анька оглянулась на мамаш, кивнула Мише, чтобы он шел за ней, повезла коляску с детской площадки.

— Ты собери всех наших ребят, — попросила Анька, когда они отошли подальше. — Снова хочу “мойщиков” организовать.

— Зачем тебе это? — удивился Миша.

— Странный вопрос! — усмехнулась Анька. — У тебя ни котенка, ни гусенка, а мне этого кормить надо, — кивнула она на коляску. — Деньги нужны, Майкл. Будешь у нас теперь вместо Ивана менеджером.

— Деньги всем нужны, — согласился Миша. — Только я воровать больше не буду.

— А тебе и не надо будет воровать, — сказала Анька. — Пускай они воруют, а мы тобой барыгам будем товар сдавать. Деньги поделим.

— Вообще-то можно, — согласился Миша.

— Вот и ладненько, завтра всех к девяти. Если не пойдут, других пацанов найди, помоложе, — Анька на прощание подмигнула Мише и пошла по дорожке.

Миша долго смотрел ей вслед, пока она не скрылась за углом дома.

KITeКAT

Кот Максим принюхался. В этом большом мешке с нарисованной кошкой, стоящем на полке в отделе зоотоваров, было что-то такое, что его одновременно очень дразнило и раздражало. Очень хотелось посмотреть. Но мешок был запечатан.

Максим обошел мешок, тронул лапой. Внутри что-то мелкое, круглое. Вообще-то он никогда не позволял себе ничего лишнего. Хозяин все-таки! Питался тем, что давали, даже рыбу из холодильников теперь не таскал. Кормили его хорошо и сытно, но вот сейчас появилось вдруг непреодолимое, страстное желание непременно заглянуть внутрь этого большого и загадочного мешка с нарисованной кошкой. Максим крутанулся, пытаясь поймать собственный хвост, и жалобно мяукнул. Он знал, что потом могут быть неприятности, но ничего поделать с собой уже не мог. Кот вцепился в мешок зубами, стал с остервенением рвать прочную упаковку, Мелкие кусочки упаковки он выплевывал на пол. Когда в мешке появилась небольшая дырка, он принялся работать когтями. Мешок разъехался, и на пол с треском посыпались сухие кругляшки.

Кот спрыгнул с полки, обнюхал высыпавшийся корм. Пахло хорошо, съедобным. Он осторожно попробовал один кругляшок, и неожиданно ему понравилось. Кот присел над едой и стал грызть корм, ворочая большой головой.

Все съесть он не смог — не хватило сил. Наевшись, кот отошел подальше от отдела, сел в укромном уголке, стал умываться, бойко работая шершавым языком. Вылизался, широко и сыто зевнул. Вспомнил, как вчера его напугали.

Он как раз плотно пообедал и искал себе теплое местечко, где бы вздремнуть. В торговый зал вошли люди. Их было много. Они смеялись и громко разговаривали. Впереди под руку шли двое: продавщица из мясного отдела и охранник с проходной. Продавщица почему-то была не в халате, как обычно, а в пышном белом платье, которое шуршало о пол. В руках она держала большой букет ужасно вонючих цветов. Наверное, она специально обрызгала их духами в парфюмерном отделе, чтобы привлечь к себе побольше мужчин. Продавщицу эту Максим любил, потому что она всегда кормила его очень вкусной вырезкой. Охранник тоже был не в форме, а в черном костюме, белоснежной рубашке и галстуке. К нему Максим относился совершенно равнодушно. На проходной нечем было полакомиться. Впрочем, охранник в последнее время больше там не сидел, а расхаживал по залу и ругал других охранников. Выгнали его, наверное, с проходной за какую-нибудь провинность. Может быть, чье-нибудь мясо съел?

Эти двое прошли по залу к большому столу, на котором стояли разные вкусные вещицы, пузатые и стройные бутылки. Продавщица с охранником сели во главе стола, а все остальные устроились по бокам. Загремели ножи и вилки. Максим знал, что люди сейчас начнут запихивать себе в рот разные вкусности и пить из рюмок и фужеров вино, которое находится в бутылках. Вино Максим не любил и всегда фыркал, учуяв его запах, а вот от кусочка буженины, пожалуй, не отказался бы, несмотря на то, что недавно плотно пообедал. Один человек, которого все всегда почему-то называли очень ласково и длинно, встал и начал что-то говорить. Кот заинтересовался, что же будет дальше, и выглянул из своего укромного уголка. И тут произошло нечто ужасное: люди открыли пузатые бутылки, а те вдруг ни с того ни с сего начали громко хлопать, и белые пробки полетели высоко вверх. Одна из пробок упала прямо перед носом Максима. Он сиганул в укрытие, притаился, прижал к голове уши. Через некоторое время, когда бутылки успокоились, опять выбрался на свет, осторожно понюхал пробку. Ну, конечно, тот же противный сивушный запах! Другого он от людей и не ждал…

Люди сидели очень долго, кричали, пели песни, а продавщица с охранником под их крики обнимались и целовали друг друга в губы. Как это они делали, в голове у Максима не укладывалось. Это ж умудриться надо! Скоро люди ему надоели, и кот ушел в бухгалтерию, улегся на сейф с деньгами.

Близилось утро. Объевшийся кот вальяжно прошелся по торговому залу первого этажа, по обыкновению пометил холодильники и прилавки. Подошел к витрине недалеко от стеклянных дверей, сел и стал смотреть на пустынную улицу.

Солнце было еще где-то там, за домами. Но его нежный теплый свет уже коснулся стволов деревьев, лег на пыльный асфальт. Отрубленные ветви отросли мелкими густыми побегами, на которых трепетали пока еще мелкие зеленые листья.

Кот знал, что сейчас из-за угла должна появиться пузатая машина с мокрыми оранжевыми боками, она тут же утробно заурчит, загудит, завоет и пустит из-под себя мощные холодные водяные струи, которые смоют с дороги всю пыль и грязь, густым мутным потоком унесут ее куда-то вниз по улице…

Кот терпеливо ждал и водил ушами, прислушиваясь к привычным звукам за спиной. Вот машина появилась, загудела. На большие, блестящие стекла супермаркета брызнули мелкие капли…


home | my bookshelf | | Супермаркет |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 5
Средний рейтинг 4.2 из 5



Оцените эту книгу