Book: На тверди небесной



Яна Завацкая


На тверди небесной

Аннотация: Первая книга о Дейтросе, странном и суровом мире. О ситуации выбора - между любовью и благоразумием, войной и благополучием, смертью и предательством. О тех, кто умеет творить.

Часть I.

Между землей и небом - война.

В.Цой.

Мне было 19 лет, когда я впервые узнала о Дейтросе.

Это должно было случиться позже. Они собирались дать мне закончить институт, устроиться, прижиться - они в самом деле меня берегли. Я была им нужна, как плутоний - ядерной боеголовке. Они готовы были ждать. Но это произошло тогда и произошло следующим образом.

Я смотрю в зеркало. Не люблю этого, но сейчас придется. Я не похожа ни на кого в семье. И не красива. По крайней мере, я так думаю. У меня слишком длинный, хотя и тонкий нос. Самый невыгодный цвет волос - темно-русый. А краситься я не хочу. Глаза - серо-зеленые - ничего особенного. Ресницы короткие. А главное - мой невыносимо высокий рост. На физкультуре я стояла первой. Дылда, Шланга, и самое обидное почему-то - Жирафа - эти имена преследовали меня все десять школьных лет. Я научилась опускать плечи и голову, сгибать спину, у меня сколиоз и ужасная осанка - но это лишь ухудшило положение. "Никто из вас, заботясь, не может прибавить себе росту на локоть". А уменьшить? И вовсе немыслимо.

Я выше своих родителей и брата почти на голову. Кроме того, я вообще не похожа на них. Но это неудивительно - я пошла в отца. Естественно, подлеца, я его никогда и не видела. По одной версии, он бросил маму беременной, по другой - мама рассталась с ним из-за алкоголизма. Наверное, отец был высоким и темноволосым. У мамы волосы очень светлые, мой приемный папа и вовсе рыжий. Ни лицом, ни фигурой я нисколько на них не похожа.

Еще этот прыщ возле носа! Сейчас он кажется мне огромным. Он пылает и будто заслоняет собой все лицо. Я накрасилась, но ужасный прыщ сияет ярче помады. Пудра не помогла. Но ведь Игорь что-то нашел во мне… Во мне, никому не нужной и не интересной. Не женственной.

И сегодня я иду к нему. С этим прыщом.

Папа выходит в коридор, посвистывая. Мама не слышит, она всегда ругает его за эту привычку. Папа, как обычно, в веселом добродушном настроении. Он надевает ботинки.

— Ну что, Кать, - говорит он, - на свидание собралась?

Мои щеки так и запылали. На свидание… Если бы ты знал! Разве о таком можно говорить вслух?

Папа всегда так. Он меня совершенно не понимает. Все ему хиханьки да хаханьки. Тройбан за контрольную? - Несчастная, не быть тебе Софьей Ковалевской. Дразнят в школе? - Подумаешь, а ты фигу в кармане держи. Знаешь, есть такая поговорка: хоть горшком назови, только в печку не ставь. С одной стороны, это успокаивает. С другой… Ну почему же он такой непрошибаемый? Он совершенно не способен понять всей тонкости, всей глубины наших отношений с Игорем!

Рекс уже вовсю вилял куцым хвостом и заполнял своим маленьким телом весь коридор. Папа надел на него ошейник. Керри-блю радостно тявкнул и прыгнул на папу. Потом попытался поделиться радостью со мной, но я столкнула его лапы с моей великолепной джинсовой мини-юбки. Не хватало идти к Игорю с пятнами на одежде.

— Пошли, Рикс, - говорит папа. Я выжидаю, пока он скроется за дверью, а желательно - пока выйдет в лифт. Время поджимает, но это ничего. Девушкам, вроде, положено слегка опаздывать. Хотя будет ли Игорь ждать? Паника охватывает меня, но тут же я соображаю, что сегодня он никуда деться не может.

С Игорем Каратаевым мы к тому времени встречались около двух месяцев.

Я безумно его любила. Но как-то странно. Я не думала, что любовь - это так. В школе я была влюблена в одного старшеклассника, но совсем иначе. Саша ничего обо мне не знал, да я бы и не решилась к нему подойти. Любовалась издали. Саша представлялся мне совершенством - он пел под гитару хрипловатым тенором, и глядел тоскливыми большими глазами. Он был спортсмен и романтическая личность. Мне нравилось писать его инициалы "на затуманенном стекле" и в тетрадках, нравилось мечтать по ночам, что вот началась война, и мы с Сашей вдвоем обороняем нашу школу от наступающих врагов (по НВП у меня всегда была твердая "пятерка", автомат я разбирала-собирала быстрее всех в классе). Саша воплощал в себе все светлое и прекрасное, что есть в мире - любимую музыку, весеннее небо, звезды. Я видела его в трагическом мистере Х из оперетты, в любимом герое-летчике из "Двух Капитанов"; декламируя "Письмо Татьяны", я обращалась к нему, и только к нему.

Потом Саша закончил школу, уехал, и постепенно у меня все прошло.

С Игорем было иначе. Его личность, собственно говоря, не так уж интересовала меня. Каждое его слово вовсе не казалось верхом остроумия или мудрости. Игорь не вдохновлял меня, как Саша, на написание жалостных любовных стихов, его имя вовсе не звучало для меня музыкой.

Но каким-то образом я оказалась сильно и дико привязана к нему. Просто физически привязана. В его отсутствие начиналась почти наркотическая ломка. С Сашей все было иначе - для счастья мне вовсе не нужно было находиться с ним рядом. Мне хватало сознания, что Саша вообще где-то есть на свете. Без Игоря я не могла существовать физически, я впадала в тяжелую депрессию уже через несколько часов его отсутствия.

Мне все время казалось, что он нарочно пользуется этим и манипулирует мной, дозируя себя и предлагая по частичкам, как наркоторговец. Я обижалась на него, но что можно сделать? Ведь его и упрекнуть не в чем. Я соглашалась на любые его условия, на все, чего он от меня хотел. Мое сознание не протестовало против такой зависимости - я была тогда убеждена, что это и есть Настоящая Любовь.

С Игорем мы познакомились на вечеринке - он учил меня пить коньяк. Сначала - с кофе и мороженым, потом… в общем, получилось так, что я оказалась изрядно пьяной. Сам Игорь поначалу не произвел на меня впечатления - симпатичный, высокий, белокурый, но не яркий, ничем особым не выделяется. Учится в политехе, живет с родителями, хобби и талантов нет, правда, утверждает, что в доме может починить все. Игорь уже был женат (ему 22), через год развелся. Не слишком начитан. Словом - ничего особенного. Но почему бы не пофлиртовать? А мне, закоренелой неудачнице в личной жизни, надо радоваться, что вообще хоть кто-то обратил на меня внимание.

Игорь в тот вечер проводил меня до дома, зашел со мной в подъезд, и тут - мы оба были навеселе - случился первый в моей жизни настоящий поцелуй. Было мокро и противно, ничего возвышенного и даже приятного. Но еще было сознание, что в моем возрасте давно пора приобрести и такой опыт. Какая разница - с кем? Я догадывалась, что романтическая любовь мне так и так не светит. Мало того, руки Игоря проникли под мою одежду, и… короче говоря, уже в тот первый вечер он позволил себе очень много. В подъезде скрипнула дверь, мы быстренько распрощались. Поутру проснувшись, я ощущала сразу три вещи - во-первых, ужасный стыд при мысли о том, что совершенно посторонний человек делал со мной ТАКОЕ, во-вторых, гордость за себя - какая я все-таки полноценная женщина, и как я могу привлечь мужчину. В третьих, жуткое непереносимое желание снова видеть Игоря, ощутить его руки, губы, его тепло.

Так и началась эта зависимость. Мы встречались почти каждый день. Игорь позволял себе все, я воспринимала его ласки со страшным чувством стыда, почти заглушающим физическое удовольствие (и от этого удовольствия становилось еще стыднее). Но было два момента, заставляющих меня покорно принимать весь этот мучительный стыд: во-первых, невыносимая физическая зависимость от Игоря - не я, а он диктовал условия нашего общения, без которого я медленно умирала. Во-вторых, опять же, гордость за себя, наконец-то обретшую собственного мужчину.

Удивительно, что через два месяца такого общения я все еще оставалась девушкой. Если не морально, то хоть физически. Причина была проста - негде. Игорь как-то не решался лишать меня девственности где-нибудь прямо в парке или в подъезде, да и прохладно еще было. А дома всегда родители или бабушка Игоря.

И вот с этого месяца мой возлюбленный устроился подрабатывать ночным сторожем - в некоей конторе в полном одиночестве. Сегодня он пригласил меня в гости на всю ночь (я собиралась позвонить от него родителям и сказать, что задержалась у подруги и домой ехать уже поздно). Предлогом было обучение меня фотографированию (я и аппарат прихватила). Но на самом деле совершенно ясно, что должно сегодня произойти.

Это уже давно должно было случиться, но таинственным образом дважды срывалось. Один раз неожиданно пришла мама, у нее внезапно заболела голова на работе. Второй раз самого Игоря по пути ко мне (мои ушли в гости на ночь) поймали гопники - я чуть с ума не сошла от беспокойства - и там произошло что-то неясное, как-то они его дико преследовали, но он отделался отобранным кошельком и синяком под глазом.

И вот теперь уже ничто не должно помешать…

Я вышла из квартиры, вызвала лифт. Ужасно стыдно, если подумать, куда и с какой целью я еду! Стыдно и невообразимо пошло. Я еду к мужчине на всю ночь с целью потерять девственность. Тьфу! Я едва не плакала от отвращения к себе и к миру.

Но ведь надо. Во-первых, я люблю Игоря, и я должна… Во-вторых, есть еще и житейские соображения: в моем возрасте стыдно быть девушкой. В этом невозможно признаться кому-либо. Неспособность в девичьей компании глубокомысленно намекнуть "а вот у меня…" - уже перешла все границы допустимого. Я старая дева. Мной никто не интересуется. Подруги сочувственно пытаются помочь мне найти и исправить коренные недостатки моей личности, приводящие к столь печальному результату.

Но с этим я уже привыкла жить, не так уж я честолюбива. Пожалуй, любовь к Игорю - более важный момент. А ведь он мужчина, ему как мужчине необходим этот самый процесс. В конце концов, это не страшнее, чем пойти к стоматологу. Ну подумаешь, небольшая процедура, слегка больно. Ведь это необходимо, чтобы стать Женщиной! И наконец - это произойдет с любимым человеком…

Таким образом я убеждала себя, подходя к трамвайной остановке, влезая в трамвай, пытаясь утвердиться на подножке. Меня притиснули к двери - час пик. И когда трамвай резко затормозил, людская масса вокруг колыхнулась, и грудную клетку сдавило до невозможности дышать. В то же время дверь под моей задницей подалась, и я вылетела из трамвая, чудом умудрившись приземлиться на ноги. Прическа распалась, косметика размазалась, а запах духов "Вечер" смешался с ароматами трамвая и людского пота. Но обо всем этом я подумала мельком, ибо в толпе, вывалившей из вагона, уже распространилась оглушительная новость - дальше трамвай не пойдет.

И вообще трамваев не будет. Впереди повреждены рельсы. Я подошла и зачем-то убедилась лично - повреждены, и очень оригинально: словно кто-то специально вырезал большой кусок из стального полотна.

Да почему же все так глупо получается?

Я едва не плакала. Идти пешком - почти час. Или на автобусе с тремя пересадками, что займет не меньше времени. Что за несчастье такое? Что подумает Игорь? Но что делать - придется все же идти пешком. Было бы идиотизмом сейчас вернуться домой. Я купила себе в утешение сливочное мороженое. Еще эти дурацкие туфли! Я совершенно не умею ходить на каблуках. Какого черта, спрашивается, вырядилась? Как дура. Туфли на шпильках, мини-юбка… Вскоре я почувствовала, что ноги стерты окончательно. Но что делать?

Я ковыляла на своих подпорках, страдая от боли в стертых ступнях, лизала мороженое и думала о том, что Игорь, наверное, нервничает. Потом мне надоело мучиться, я сняла туфли и пошла босиком, держа их в руке.

На все плевать. Мне стало казаться, что сегодня я точно не дойду до Игоря. Весь мир против нас. Его мама категорически против меня (и ее можно понять - сын такой молодой, а уже двух женщин сменил). Бывшая жена строит козни. Игорь нервничает и мечется. И к тому же - дикая цепь случайностей. Сегодня опять…

Может быть, Бог не хочет нашей связи с Игорем?

К тому времени я уже немножко верила в Бога. Я даже прочитала Библию. Ветхий Завет мне не понравился, а Новый - очень даже. Ни в какую церковь, правда, я не собиралась (бабушка крестила в детстве, но это неважно). В голове царила каша из обрывков Нагорной проповеди, смутных ощущений, надерганных из учебников научного атеизма представлений о христианстве. Я была уверена лишь в том, что есть какое-то Высшее Существо (или Существа), или, может быть, Закон? И что все в мире происходит не случайно.

Чем дальше я шла, тем более овладевало мной это странное чувство безразличия ко всему. Мне сегодня не дойти до Игоря. Босые ноги закоченели. Боли я уже не чувствовала.

А судьба уже ждала меня за ближайшим поворотом.

Я вышла из дома, чтобы вернуться другим человеком - так оно и произошло.

Но несколько иначе, чем мне представлялось вначале.

Я дошла до Колхозного рынка, отсюда уже не так далеко до работы Игоря. Но ощущение безнадежности не оставляло меня. Я нисколько не удивилась, когда у рынка ко мне подошел человек, по виду - забулдыга, и спросил хрипло:

— Не скажете, который час?

Я подняла руку, намереваясь взглянуть на часы и ответить, и в этот миг алкаш неуловимо быстрым движением схватил меня за руку - я успела лишь смертельно перепугаться. Потом вспыхнул яркий серебристый свет перед глазами…

На миг все померкло - так бывает при сильном ударе. И я впервые оказалась в Пространстве Ветра. В Медиане.

То есть тогда я не знала, что она называется так.

Шок подействовал так, что я даже не удивилась почти и не испугалась. Да, вокруг возникла полная пустота. Единственное, чем она напоминала наш мир - это силой тяжести. Поверхность, совершенно голая, темно-серая, без следов растительности. Тусклый свет равномерно струился с сероватого небосвода.

Впрочем, у меня и времени не было удивиться. Забулдыга цепко держал меня за руку, а еще я почувствовала резкую боль, словно вокруг моих ребер захлестнулась стальная петля, сдавливая до невозможности дышать. Все дальнейшее время я чувствовала, что если сию секунду эту петлю не снимут, я умру… но почему-то не умирала, только слезы катились градом.

Это был первый раз, когда я ощутила на себе действие шлинга.

Рядом был не только мой первый враг - новые фигуры возникли передо мной в тумане. Они были красивы - белые плащи, сверкающие камни на шлемах. В их руках блестело оружие, напоминающее огненные мечи джедаев, только покороче, не мечи, а длинные кинжалы. А в левой руке каждый сжимал шлинг - я узнала яркий серебристый свет, и теперь было видно, что светится огненно горящая петля.

— Дейтра! Дейтра! - возбужденно говорили они. И потом:

— Справа! Держи!

Это было сказано не по-русски, но почему-то я отлично поняла слова.

В тот же миг произошло следующее: снова запылал вокруг меня яркий свет, будто неоновый (и даже запах был такой, нейтрально-горячий, и чудилось потрескивание). Вторая петля захватила мою правую руку в двух местах, а третья захлестнулась на шее - и это было больно невыносимо, потому что петля все сильнее затягивалась. И тянула меня вправо, но я не могла двинуться, меня крепко держали чьи-то руки. А петли на руке, груди и особенно на шее - жгли раскаленным железом и затягивались все сильнее, я стала задыхаться, в глазах потемнело… Мамочка, за что же мне это, что это значит?!

И тут я увидела совершенно уже дикую вещь, не знаю, увидела глазами или ощутила - огненные петли скользили сквозь мое тело, разрывая его, и сжимали, увлекая за собой, странную белую плотную субстанцию. Этот туман, захваченный петлями, в точности по форме повторял мою руку… голову… Все мое тело, только оно состояло словно из плотного облака.

Рывок - и на мгновение, сквозь непереносимую боль, я увидела свой облачный двойник, покидающий тело, влекомый огненными петлями по воздуху.

Тут же все и кончилось. Боль, свет, тошнота, непереносимый ужас смерти. Меня отпустили, я повалилась на землю. Темно и холодно. Страшная слабость и невозможность двинуться, пошевелить хотя бы пальцем. И где-то вверху, в сумеречном воздухе застыл белый слепок моего тела, охваченный огненными петлями.

То, что произошло дальше, напоминало фантастический фильм. Сумрак пронзили длинные серые молнии - их было множество. На концах, у самой земли они расцветали бесшумными взрывами, словно фейерверки наоборот. Это длилось лишь несколько секунд, а потом я увидела в круговороте молний и взрывов… Прямо в воздухе, непонятно, на чем держась, стоял человек, рядом с висящим моим облачным слепком, и деловито орудовал неким инструментом, снимая, разрывая сверкающие петли, сковавшие моего двойника. Человек этот выглядел очень дико здесь, среди безумной круговерти - одетый в нормальную футболку и джинсы, он был похож на электрика, починяющего проводку. Белые рыцари джедаи куда-то исчезли. Внезапно туманный двойник, освобожденный от петель, сорвался с места и стремительно рванулся ко мне. В глазах стало темно, и через секунду все изменилось. Облачное "я" заняло место в моем теле. Я осознала обстановку.



Парень в джинсах был не один. Со всех сторон меня обступили люди, непонятно откуда взявшиеся. Самые обычные, одетые во что-то полувоенное - мужчины, женщины, даже один старик и один мальчишка-подросток. И все они смотрели на меня.

А я лежала на земле, в какой-то неглубокой ямке, и вид у меня был ужасный.

Эта кошмарная мини-юбка! И ведь вообще-то я не ношу ее почти никогда. Просто сегодня такой день… Так вот, эта моя мини задралась во время падения, притом левая нога зацепилась за выступ на верху воронки (откуда вообще взялась эта ямка - ее же не было?), а вторая нога оказалась согнутой, и в результате я валялась тут на глазах у всех, демонстрируя вывернутые ляжки, и между ними - очаровательные кружевные трусики. Я только сейчас это осознала, и попыталась спасти положение, завозилась, высвобождая левую ногу. В этот момент кто-то сверху подал мне руку. Собственно, тот "электрик", который освобождал моего двойника. Я уцепилась за протянутую ладонь, и одним рывком спаситель поднял меня на ноги.

Я быстро одернула дурацкую юбчонку.

— Добро пожаловать в Дейтрос, Кейта! - произнес кто-то негромко. Опять же - не по-русски, но я это как-то поняла. Тот, кто помог мне встать, все так же напряженно на меня пялился. Кстати, где-то я его видела уже… Может, в Ялте? Или в пионерлагере? Не помню. Карие, напряженно сощуренные глаза, нос с небольшой горбинкой, темные мягкие, чуть вьющиеся волосы. Ростом он слегка превосходил меня, но рядом с другими не казался особенно высоким - они все, надо сказать, выглядели не маленькими.

И все немного похожи друг на друга - словно родственники.

И похожи на меня! Точнее - я на них.

Высокие люди, скорее тонкие, чем кряжистые (правда, из-под коротких рукавов у всех бугрились впечатляющие мышцы). Тонкие длинноватые черты лица, носы с горбинкой у многих, цвет волос - от средне-русого до черного.

— Уходим, - произнес старик, - все свободны, кроме опергруппы, - он кивнул кому-то.

Мой спаситель снова взял меня за руку.

— Не бойся, - сказал он негромко, - мы переместимся сейчас.

Сознание погасло через секунду.

…Не удержав равновесия, я начала падать, но чьи-то руки подхватили меня подмышки - снова он, мой старый знакомый. Легко, как ребенка, он вздернул меня вверх и поставил на ноги.

Теперь мы находились в небольшой комнате. Несколько широких мягких кресел, журнальный столик, торшер, белые странного вида шторы на матовом окне. Единственное украшение голой, изжелта белой стены - довольно большой деревянный крест с искусно вырезанной на нем фигурой распятого Христа.

— Сядем, - произнес старик, по-видимому, главный здесь, командир. Теперь все речи велись по-русски. Старик достал общую тетрадь в клеенчатой обложке, остро взглянул на меня из-под густых бровей.

— Операция завершена, - сказал он, - всем спасибо. Думаю, следует ввести сестру в курс дела. Катя… - старик внезапно сжал мою ладонь своей неожиданно сильной, хоть и морщинистой рукой.

— Меня зовут Квиэр.

Остальные повторили его жест.

— Меня зовут Арисса, - женщина в возрасте, лицо чуть тронуто морщинками, черные вьющиеся волосы пробиты сединой.

— Тэм, - молодая девушка моего возраста или чуть старше, с пышной короткой стрижкой.

— Эльгеро, - парень в упор взглянул на меня, пожал мне руку, и тотчас я ощутила странный поток пронизывающего электрического тепла. Эльгеро улыбнулся, словно ощутив мое внутреннее содрогание.

— А тебя зовут Кейта, - сказал он, - Не Катя. Кейта.

— Кто вы? - выдохнула я, пряча руку.

— Мы твой народ.

— Мы ждали тебя.

— Мы - Дейтрос.

— Что такое Дейтрос? - спросила я, - кто на меня напал? Что это было за облако?

— Облако, точно, - улыбнулся Квиэр, - облачное тело. Оно есть у всех, но не во всех слоях Тверди люди умеют его выделять. На Земле - нет. Движение облачного тела выносит нас в Медиану. Медиана - тот слой, где мы только что были. Где на тебя напали.

— Это были дарайцы, - пояснила Тэм, - их виссом не корми, дай поймать дейтрина.

— Зачем? - я перевела взгляд на нее. Тэм отвела глаза.

За нее ответил Квиэр.

— Не морочьте девочке голову. Постепенно ты все узнаешь, Кейта. Начнем с тебя самой. Ты знаешь что-нибудь о твоем родном отце?

— Знаю. Он бросил маму.

Квиэр медленно покачал головой.

— Он дейтрин, Кейта. Он гэйн - воин. Полюбил женщину Земли. Вынужден был уйти от вас, потому что за ним охотились, и опасность угрожала тебе и матери. Ты позже узнаешь, как это получилось. Ну а мы не бросаем своих, Кейта. Твой отец больше не мог по определенным причинам не мог заботиться о вас. Мы наблюдали за тобой. Корректировали узлы реальности. Ты и твоя мать никогда не нуждались…

В этот миг его прервали. Я увидела, как Эльгеро и Тэм, сидящие против меня, вскакивают, одинаковым жестом выхватывая из-за пояса какие-то штуковины. Затем вскочили и остальные, и одновременно я услышала сзади шум, стук падающего тела и обернулась.

В комнате появился посторонний. Он лежал ничком на полу, правая рука неестественно выгнута, куртка на спине распорота пополам, и кровь в разрыве, даже вывороченное мясо, и волосы слиплись от крови. Меня затошнило. Раненый завозился, пытаясь встать, и ему даже удалось подняться на одно колено. Но тут к пришельцу подскочили Арисса и Эльгеро, подняли, потащили на кресло. Бережно уложили - голова на одном подлокотнике, ноги перекинуты через другой. Теперь я увидела, что и лицо его справа ободрано, словно гигантским ножом кто-то прошелся по виску, скуле и шее, неровно сдирая кожу. Тэм и Арисса молча и профессионально начали действовать - резали полосы откуда-то взявшегося пластыря, заклеивали рану, Тэм воткнула иглу в локтевую вену пострадавшего, стала вводить раствор из большой ампулы.

— Эль, дай кеок, у меня нет.

Эльгеро расстегнул куртку, порылся во внутреннем кармане, протянул ампулу Тэм. Раненый начал что-то бормотать, я не поняла ни слова. Квиэр склонился над ним.

— Ты можешь говорить по-русски?

— Да, - выдохнул парень, - Квиэр… Вейн провалился…

Квиэр изменился в лице.

— Господи!

Арисса разрезала куртку большим ножом, стянула остатки одежды, приложила дощечку к сломанной руке, Тэм начала бинтовать.

— Уже лучше… ничего, - пробормотал раненый. Его зеленоватые глаза упрямо и яростно уставились в лицо Квиэра, - я буду говорить. Остальное потом.

Тэм закрепила конец бинта.

— Мое имя Логар, - сказал раненый, - я был связным Вейна. В Дарайе. Вейна раскрыли с помощью двойного агента… женщина… из дарайцев. Зовут ее Лика Уве. Его взяли позавчера. Сегодня мне удалось найти его. Квиэр, он в атрайде. Я видел его и говорил с ним.

— Хорошо, Логар, - тихо, изменившимся голосом сказал старик, - Что он передал?

— Вейн сказал… - Логар замолчал и продолжил тихо, почти шепотом, - сказал, чтобы вы не предпринимали попыток спасти его. Он с Божьей помощью умрет за Дейтрос и Землю.

— Умрет он, - пробормотала Арисса. Тэм стояла, зажав руками рот.

— Шендак, - непонятно, но с интонацией ругательства произнес Квиэр.

— Мы можем теперь попробовать, - сказал вдруг Эльгеро, при этом глядя почему-то на меня. Квиэр покачал головой.

— Месяц, Эльгеро… Не думаю, что они продержат его в живых больше месяца. А метрику мы сдвинем ну раза в 2-3. За это время подготовить человека с нуля…

Квиэр задумался.

— Я смогу, - сказал Эльгеро, - цена высока. Да и Кейта… если узнает…

— Что ж, - произнес наконец Квиэр, - видите, как сложилась мозаика. Именно сейчас. В ту минуту, когда Кейта с нами. Не прошло и часа, как… случилось то, чего я так давно боялся. Господь устроил все мудро, и у нас появилась надежда. Но Эльгеро, это будет очень жесткая подготовка. Ты действительно готов?

— Главное, чтобы Кейта была готова и выдержала.

Я даже не решалась спросить, о чем они - эти жуткие раны, кровь, непонятные, но страшные разговоры лишили меня дара речи.

Арисса и Тэм осторожно приподняли раненого, перевернули и стали обрабатывать рану на спине. Квиэр посмотрел на меня.

— Кейта… От твоего решения сейчас зависит многое. Один из наших, дейтринов, оказался в дарайском плену. Мы хотим попытаться его спасти. Но проникнуть туда, найти его можно только с твоей помощью. Потому что… Потому, Кейта, что Вейн - твой родной отец.


Так началось мое вхождение в Дейтрос.

В тот же день мы с Эльгеро отправились в Медиану, затем в Килн. Предварительно, конечно, он объяснил мне все, что касается времени. Оказывается, при преодолении Медианы время смещается. Там есть очень сложные закономерности, которых мне пока не понять. По сути, сказал Эльгеро, переход в Медиане - это то же, что движение быстрее света.

Из Медианы можно выйти в любое мгновение земного времени. Теоретически. На практике есть ограничения очень серьезные, и каждый выход в прошлое нужно долго и тщательно рассчитывать, причем с отдаленным прошлым это невозможно вовсе. Но для меня все рассчитали. Мы даже совершили короткий переход, и он продемонстрировал мне мою собственную персону, в той же мини-юбке, растерянно глядящую на часы поздним вечером того же дня, когда я вышла из дома навстречу своей судьбе.

— Когда мы все закончим, ты вернешься в тот же день, вот и все.

— Но я так поняла, что можно и погибнуть?

— Да, можно, - сказал Эльгеро, - в таком случае ты не вернешься.

Меня зацепила обыденность его тона.

— Но ведь мы видели меня там… значит, я вернулась? Ведь это будущее?

— Вероятное, - пояснил Эльгеро, - как только ты умрешь здесь, там оно изменится.

После объяснений Квиэра я уже ничему не удивлялась, меня ничто не шокировало. Мне объяснили не только то, что освобождать придется родного отца, и эта возможность у меня есть, в отличие от всех остальных, потому что я единственная его родственница, оставшаяся в живых, и наше родство должно послужить каким-то ключом, я не поняла, каким. Еще мне сказали, что подготовка будет просто зверской, будет очень тяжело. У нас всего три месяца, а потом мы вернемся во времени назад, больше нельзя, согласно расчетам - иначе произойдет что-то кошмарное. И за эти месяцы я должна стать настоящим бойцом, что очень сложно, учитывая мой нулевой уровень подготовки. Ну и наконец сам по себе поход крайне опасен. Причем рискую я не просто смертью. Дарайцы стремятся не столько убить дейтринов, сколько захватить живыми, а дальше - я не очень поняла, но ясно, что речь шла о чем-то страшном. Кроме того, есть опасность разрушения облачного тела. Без него жить можно. Но недолго. Обычное следствие - смерть от рака, не поддающегося терапии. Впрочем, облачное тело потому и стараются вывести, что в результате физическое получает "шок отделения", временный паралич, и с ним можно делать все, что угодно.

Почему я не поступила, как любой нормальный человек на моем месте, и не вернулась немедленно на Землю? Такая возможность, сказал Квиэр, у меня есть. Дарайцы, конечно, будут охотиться за мной на земле, но Дейтрос будет и дальше меня защищать, по определенным причинам. Почему я согласилась быть с ними? Может, воспитание на примерах пионеров-героев подействовало. Может, жажда приключений - все, что угодно, лишь бы не возвращаться к серой обыденности (об Игоре я и думать забыла). А может, подействовал на меня сам вид дейтр, их глаза, усталые, но полные энергии и решимости, их спокойствие перед лицом смерти и ран, их манера обращаться друг с другом - лишенная сентиментальности, но полная глубокого, без слов доверия и понимания почти телепатического. В тот момент мне показалось, что здесь все именно так, как должно быть, как я внутри всегда чувствовала и считала правильным.

После разъяснений Эльгеро дал мне рубашку и штаны, чтобы переодеться, и мы отправились в Килн - мир, который дейтры охотно использовали для тренировок.


Я ненавижу Килн!

С этой мыслью я проснулась и уже собиралась вскочить на ноги, но вовремя поняла, что до подъема еще есть время. Я проснулась от холода. Железный Эльгеро ("гвозди бы делать из этих людей") спокойно спал рядом на голой земле, свернувшись в клубок. У меня еще ничего не болело, но заболит точно, как только начну двигаться. Ветви хрен знает какого дерева нависали над нами, скрывая чуть посветлевшее небо - да и нас от неба заодно.

Эльгеро открыл глаза, секунда - и он на ногах. Еще секунда (а я, оказывается, уже опять стала задремывать):

— Подъем.

Негромко. Раз-два-три, и я вскочила тоже. Секунда промедления - десять отжиманий.

— Начинай разминку, - скомандовал он. Сам отошел немного и встал на колени в высокой мокрой траве. Я начала вяло (пользуясь безнадзорностью) размахивать руками, преодолевая нестерпимую боль в мышцах. Эльгеро добросовестно молился.

Потом он встал, и мы начали. Какие там пытки у дарайцев бывают? После Килна мне уже ничто не страшно. В запасе у Эльгеро было многое - от обычных отжиманий-приседаний до замысловатых упражнений, чем-то похожих на йоговские, чуть ли не с закидыванием ноги за ухо. После всего этого, как обычно, осталось ощущение, что мое тело пару раз прокрутили через мясорубку, а потом слепили из фарша.

В чем еще беда в этом слое - почему-то очень тяжело все делать. Я ощутила это, едва попала сюда - тело наливается будто свинцовой тяжестью. "А здесь гравитация больше земной почти в два раза", - пояснил Эльгеро. Как это может быть, я не понимаю… Впрочем, кто вообще что-то поймет в этом безумном переплетении миров?

Эльгеро скомандовал.

— Раздеваемся, и сразу в воду.

Никакого купальника на мне, понятно, нет. Трусы… После четвертого дня я решила, что гигиеничнее их просто выбросить. Но какой там к черту стыд… Мы оба просто скинули одежды. Эльгеро подошел к воде (Господи, ну и мышцы у него… а в одежде на вид вроде не Шварцнеггер. И шрамы. Целая куча - на спине много мелких, очень много, на боку один большой и уродливый, на бедре…) Эльгеро прыгнул в прозрачную ледяную даже на вид воду с невысокого обрывчика. Мне ничего не оставалось, как последовать за ним.

Здесь какие-то ключи бьют. Ледяные ключи. Ощущение - голышом на 20градусный мороз. Я отчаянно задвигалась, пытаясь спастись от леденящего холода, это не помогло. Наконец Эльгеро сжалился и вылез на берег. Я вышла, пошатываясь, и стала одеваться.

Еще весь день впереди. Я стиснула зубы. Не думать об этом! (Мне не выдержать до конца месяца!!! Я уже почти научилась жить текущей минутой, не думать о будущем - это слишком невыносимо).

Эльгеро уже в стойке… Я мысленно застонала. Не пойму, зачем он учит меня этим приемам, как это у них называется - трайн. Я могу усвоить технику ударов и блоков, только у меня ведь никогда не хватит силы и скорости реакции, чтобы нанести противнику хоть какой-то вред. Эльгеро в трайне летает так, что отдельные движения не различить. Мы повторили пройденные удары и блоки. Изучили пару новых. Я потренировалась. Потом началось худшее - спарринг. Не знаю, зачем это нужно Эльгеро. Сейчас мы лупим друг друга по правилам трайна, и мне запрещено применять те в самом деле эффективные приемы, которым Эльгеро учит меня в другое время. Ну а в трайне никакого сравнения между нами быть не может. Поэтому Эльгеро просто лупит меня, а мне как-то удается блокироваться и принимать удары в основном на руки. Удары, конечно, вполсилы, Эльгеро мог бы и кость переломить запросто. Но - бьет по вчерашним синякам, ощущения не слабые. Время от времени Эль пробивал мою защиту и наносил удары и по корпусу. Мощный выброс адреналина в крови позволял мне двигаться, игнорируя боль… наконец Эльгеро закончил это избиение, и я повалилась в траву, соображая, что сегодня мне удалось продержаться на ногах и ни разу не упасть. Примерно минуту все болело так, что ни о чем другом думать я уже не могла. Стонать Эльгеро мне запретил сразу, поэтому я не стонала. Потом несколько минут я изо всех сил ненавидела его. Обучение? Черта с два это обучение. Он просто пользуется предлогом, чтобы очередной раз меня отлупить. Он садист, и ему это доставляет удовольствие. Все это подстроено специально, а в конце он меня убьет.

— Подъем.

Я вяло завозилась.

— Раз… два… три.

Я встала на колени и неуклюже поднялась.

— Слишком медленно, - сказал Эльгеро, - мне очень жаль, Кейта, - он кивнул на каменистую площадку, где мы делали упражнения, - 10 штук. Давай.

Я подошла к площадке, опустилась на колени, оперлась руками о землю. Легла. Попробовала напрячь мышцы, но они отозвались такой дикой болью, что я снова рухнула на землю и заплакала. Ну не могу я больше! Пусть он делает со мной, что хочет, я больше не могу. Какие там отжимания! В ушах сильно шумело. Сквозь этот шум я услышала медленные шаги - Эльгеро приблизился ко мне. Почему-то я подумала, что он меня ударит. Но и это мне уже было безразлично.

Он наклонился, взял меня за подмышки и легко, рывком вздернул на ноги. Потом он сделал что-то очень странное - он обнял меня и прижал к себе. Свободной рукой медленно и бережно провел по лицу, стирая слезы.

Это было дико, но боюсь, если бы он ударил меня в тот момент, я бы бросила все к чертям и потребовала немедленно отправить меня на Землю - пусть хоть убивают.

Потом Эльгеро отпустил меня и сказал обычным тоном.



— Десятку потом отработаешь. Сейчас идем в Медиану.

Я уже немного научилась управлять облачным телом. Выход в Медиану дался мне легко. Эльгеро почему-то не устроило место, где мы оказались - на вершине холма. Может, потому что внизу наблюдалось некое копошение. Внимательно вглядевшись в это движение, Эльгеро стал спускаться на противоположную сторону. Я двинулась за ним. Только что случившееся придало мне нахальства, и я окликнула его:

— Эль!

— Да?

— Эль, Медиана - это что-то вроде промежутка среди миров?

— Мир только один, - немедленно отозвался Эль, - но он очень сложно устроен.

— А что такое Медиана?

Я припомнила какую-то читанную книжонку об астральном мире.

— Это астральный мир?

Эль оглянулся на меня и некоторое время не отвечал. Потом он сказал:

— А, понял… Нет, это не то. Мы здесь не можем видеть ангелов и демонов. Это такой слой меж Твердью и воздухом. Да это сложно, позже поймешь.

Мы оказались на дне темной лощины. Впрочем, здесь все одинаковое, темно-серое. Ни растений, ничего живого, мелкие камни - и то редкость.

— Шлингом позанимаемся позже, - сказал Эльгеро, - сейчас попробуем кое-что новое. Итак, слушай… Бой в Медиане - это прежде всего битва воображения. Все, что мы учили до сих пор, понадобится тебе только на Тверди. В Медиане… здесь имеет значение лишь работа твоей фантазии. Твоего облачного тела. Все искусство, литература, живопись, графика, архитектура, музыка - все, к чему ты привыкла на Тверди - плод работы облачка. Здесь же, в Медиане то, что ты придумываешь, воплощается непосредственно. Но это не так просто. Нужно самообладание, сила, вера в себя. Нужен талант. Кей, - он взглянул на меня, - сделать солдата можно из любого здорового человека. Поэта - нельзя. И гэйна нельзя. Однако ты сможешь стать бойцом, гэйной. У тебя есть задатки. Для начала попробуй создать что-нибудь простое. Например, камень. Сначала ты должна ясно представить камень в воображении. Не торопись.

— Глаза можно закрыть?

— Да.

Через некоторое время мне удалось создать что-то похожее на кусок серой пемзы слегка угловатых очертаний. Но Эль, к моему удивлению, одобрил. Насколько безжалостен он был по отношению к моим физическим усилиям, настолько же бережно отнесся к творению. Мы еще потренировались, и в конце концов мне удалось сотворить камень, вполне похожий на природный.

После этого мы занялись подготовкой для Тверди. Кстати, Твердью у них называются миры… то есть слои физического мира, такие, как Земля, Килн или Дарайя. Эль создавал фантомы - точные подобия живых людей (все они странно напоминали дарайцев, белокожих высоких блондинов), На этих немых муляжах я училась наносить по-настоящему эффективные удары - в нос, глаза, кадык. Училась уходить от захвата за руку, за шею, вставать, если собьют с ног. Самым трудным из всего мне показалось бить пальцами в глаз. Но еще позавчера я преодолела этот барьер. Эльгеро, сволочь, создал не фантомов, а извергов каких-то. Один мне чуть плечо не вывихнул. Последний вообще был с ножом, и прежде чем я его обезвредила ударом головой в нос и отобрала оружие, он успел меня пару раз зацепить. Эль уничтожил фантома. Я тяжело осела на грунт, зажимая разрезанное предплечье. Вену, что ли, он задел? Кровь уже на землю капала. Эль подошел ко мне.

— Покажи.

Вытащил аптечку, начал туго бинтовать мне руку.

— Пройдет, ерунда. Правая рука. Со шлингом работать сможешь. Вставай!

Вздохнув, я поднялась. Даже отдышаться толком не дал. Впрочем, шлинг - это не страшно.

Это единственное реальное оружие, употребляемое здесь в Медиане. То самое огненное лассо, действие которого я испытала на себе в первый день. Это оружие производят на Тверди, и оно, в отличие от предметов, созданных воображением, на Тверди не исчезает. Более того, его там можно даже и применять.

Но главным образом шлинг применяют в Медиане.

Здесь легко отделяется облачное тело. А без него человек становится беззащитным - так называемый шок отделения - несколько часов человек не может прийти в себя, подняться. Его легко захватить, перенести на Твердь и делать с ним что угодно, держа облачко, как заложника, в плену.

С первого дня я стала учиться пользоваться шлингом. Я управляла им, набрасывала на муляжи, сначала неподвижные, потом вполне боевые и шустрые. Собственно, скорее из него "стреляют", а не "набрасывают" - это не лассо на самом деле.

Я сняла с пояса шлинг - в неактивном состоянии просто изрезанная узорами деревянная рукоятка. Выпрямилась, ожидая "врагов".

Но их не было. Эльгеро встал передо мной сам.

— Сегодня, - сказал он, - ты должна ощутить сам процесс извлечения облачка. На себе ты уже это чувствовала, повторять не будем. Сейчас ты сделаешь это со мной. Не забудь о темпе. Давай!

Я стояла, не двигаясь.

Слово "боль" для этого процесса даже не подходит. Дикая боль - уже ближе. Парализующая почти до потери сознания, до рвоты… Воспоминания об этой боли вырывали меня ночью из сна, и я дрожала от ужаса, что когда-нибудь мне снова придется испытать на себе шлинг.

— Работай! - зло крикнул Эльгеро, - что стоишь?

Его голос словно подхлестнул меня. Уже привычным движением - прицелилась, выпустила шлинг. Эль не пытался уйти, и я попала с первого раза, ловко захлестнув петлями его шею и грудь.

— Тяни! - приказал Эльгеро. Меня вдруг затошнило. Я отпустила шлинг, огненные петли соскользнули и погасли.

— Что ты делаешь? - спросил Эльгеро. Я молча замотала головой.

— В чем дело? - он подошел ко мне, взял за плечо.

— Эль, - я говорила с трудом, - лучше… на мне. Сделай это со мной. Или… я отжиматься буду, сколько хочешь. Я не могу.

— Можешь, - жестко сказал Эльгеро, - Кей, разозлись на меня! Ну давай, у тебя получится. Злись! Я же тебя мучаю, нет? Ты же ненавидишь меня.

— Нет. Все равно не могу.

Я замолчала. Этого не объяснить. Ударить его - да запросто, с удовольствием даже. Но шлинг… против человека, который стоит и терпеливо ждет, готов принять эту боль. Нет! В бою - другое дело. И то не знаю, честно говоря.

— Шендак! - выдохнул Эльгеро и совершил неуловимое движение… Какие там блоки! Я опомниться не успела, как согнулась, задыхаясь - он ударил меня в солнышко, конечно, слегка. По его меркам - слегка. Едва я смогла вдохнуть наконец, как осознала, что Эльгеро крепко держит мою левую руку, закрутив ее за спину, я согнулась сильнее, уходя от боли, но он внезапно потянул меня за волосы - вверх. От дикой боли в вывернутых суставах я заорала. Он давил все сильнее, безжалостно, звериная ярость и отчаяние овладели мной, и они вывернули мое тело, и темечком я с хрустом воткнулась в лицо Эльгеро.

Он сразу выпустил мою руку.

— Молодец, - сдавленно сказал он, зажимая рукой нос - из-под пальцев струилась черная в сумерках жидкость, - теперь шлинг! Быстро!

Я выхватила из-за пояса оружие, со злостью швырнула его на землю.

— Иди ты, - прошипела я, с ненавистью глядя на Эльгеро, который вновь приблизился ко мне.

— Ладно, Кей, проехали, - сказал он, - я был неправ. Прости. Я ошибся с тобой. Кей… ты будешь работать?

Я молчала, глядя в землю. Он слишком разозлил меня. Теперь я просто из упрямства не стану бросать шлинг. Просто из принципа.

— Кей, у нас нет другого выхода, - заговорил Эль. Сплюнул кровь и продолжал, - Ты должна это сделать. Я не могу взять человека, не умеющего извлекать облачко. Кей! Ради твоего отца.

— Что у тебя с носом? - поинтересовалась я, помолчав.

— Ничего. Ушиб. Я успел отклониться, но не до конца. А ты молодец.

Эль помолчал.

— Кей, - сказал он, - ну прости, а? Я стал бить тебя, потому что рассчитывал разозлить. Так учили нас. С тобой я ошибся. Кей, тебе придется это сделать. Если ты хочешь спасти отца.

— Зачем это делать? - спросила я, - ты же сам говорил, все зависит от воображения.

— Иногда необходимо извлекать облачко, иногда это единственный выход. Против шлинга не действует воображаемая защита, вот в чем дело. Кей… помни о нашей цели.

— Цель оправдывает средства?

— Смотря какие, - ответил Эль, - Кей, чтобы освободить твоего отца, я лично готов на все. Он - наша гордость, легенда. Я мечтал быть с ним рядом, когда был еще пацаном. Я надеялся, что ты будешь работать со мной.

Он осторожно вытер рукой нос. Черные воспаленно блестящие глаза смотрели на меня неотрывно.

— Я работаю с тобой.

— Это война, Кей…

Он вздохнул.

— Я не могу тебе это объяснить. Наш мир давно уничтожен, я привык быть пришельцем. В Лайсе, где я вырос, местные ребята ненавидели нас, лет с пяти я привык к дракам. Мы дрались все - мальчики и девочки. В школе нас за это наказывали. Всегда только нас - не лайцев. Подготовку, которую ты проходишь сейчас, я начал в 12 лет. Ты… ты не испытала в жизни худшей боли, чем разбитая коленка. Тебя учили быть доброй и гуманной. Еще тебя учили, что девочки не должны драться, что женщина - не воин. Кей… за один месяц этого не изменить. Мне очень жаль. Рассказать тебе, что они делают с пленными? И как убивают… А то ты даже не знаешь, как твой отец умрет, и как ему сейчас.

— Не надо, - сказала я. Меня затошнило снова, - давай. Я сделаю, что ты скажешь.

Он прыгнул назад. Я подобрала с грунта свой шлинг. Бросила. Петли легли не так ровно, как в первый раз. Я рванула на себя. Облачное тело слегка вышло, лицо Эльгеро исказилось, он согнулся, насколько позволяли путы, но тут же петли соскользнули.

— Еще! Кидай! - приказал он. Я снова закрепила петли. Потянула. Казалось, это длится целую вечность, у меня не хватит сил. Я рванула, упершись ногами в землю, белый слепок Эльгеро с беспомощно повисшим руками, страшным слепым лицом, медленно поплыл по воздуху.

Эльгеро молча повалился на землю, как подкошенный.

Я сняла петли, призрак рванулся к хозяину. Эльгеро, обретший силу, поднялся на ноги.

— Молодец. Все правильно. В Килн!


Когда мы переместились, сила тяжести снова навалилась стеной, не давая дышать нормально - первые часы после того, как попадешь в Килн, особенно тяжелы. Потом к большой гравитации привыкаешь, и уже вроде ничего… уже все как на Земле или в Медиане - там почему-то вполне нормальная сила тяжести. Но в первые минуты после попадания в Килн меня не сдвинуть с места и домкратом. Правда, Эльгеро с садистским удовольствием все же заставил меня проделать серию упражнений, но потом сразу объявил перерыв. Поздний завтрак или ранний обед. Мы ели всего два раза в день, ели висс - по вкусу он напоминал слабо посоленный рис, а по виду и консистенции - сухари. На самом деле, объяснил Эльгеро, это концентрат, трех сухарей достаточно, чтобы обеспечить все пищевые потребности человека на день. Мы грызли висс, запивая его большим количеством обеззараженной речной воды.

Эльгеро, как водится, не терял времени. Одновременно с едой он заставлял меня вспоминать дарайские глаголы и существительные.

В Медиане языки теряют всякое значение. Происходит, объяснил Эльгеро, непосредственный ментальный контакт. Поэтому я понимала и дарайцев, и Квиэра, отдававшего приказы по-дейтрийски.

Но на Тверди, в разных слоях ее, языки были разными (чаще всего и не один язык на слой). Странствовать по Дарайе, зная один лишь русский язык - довольно затруднительно.

Дейтры, с которыми я встречалась до сих пор, были гэйнами-специалистами по России. Они владели русским языком великолепно. А учили его самым простым и тупым способом, примерно так же, как мы с Эльгеро зубрили сейчас дарайский.

Он заставлял меня повторить ряд из 30-50 слов, при каждой ошибке начиная заново. Затем мы точно так же зубрили целые фразы. Час в обед, полтора часа вечером. Это, конечно, утомительно, но по сравнению со всем остальным еще сносно.

Почему-то после употребления висса жрать хотелось еще больше. Потом это проходило. Пока я сидела, привалившись к стволу, поросшему мхом, не обращая внимания на снующих вокруг древесных жучков, и отчаянно мечтала попросить у Эльгеро еще хоть немного висса.

— Ты слушаешь?

— Да.

— Кто отвлекается, тот много отжимается, - выдал Эльгеро очередной образчик фельдфебельской мудрости, - переходи на прием. Сейчас у нас будет лекция по строению мира.


Эти лекции больше всего меня интересовали с самого начала. Оно и понятно - мои представления о мире внезапно расширились, я поняла, что собственно говоря, ничего не понимаю и не знаю, и конечно, очень многое хотелось услышать - что это за "слои Тверди", где они расположены, что такое Медиана, почему на Земле об этом ничего не известно? Поэтому когда Эльгеро в первый же день пообещал, что будет читать лекции об устройстве мира, я очень порадовалась.

Эльгеро, предварительно помолившись, начал так.

— В начале Бог создал небо и землю…

Затем он стал пояснять эту фразу. Во-первых, "Начало" - это, оказывается, вовсе не временнОе начало, как мы привыкли считать. А это, оказывается, Сын Божий, он же Слово, и он же Начало, и через Него все сотворено. А еще есть Святой Дух, и все они вместе - Отец, Сын и Дух - образуют неделимую Троицу, единого Бога, спаянного Любовью, и Любовь и есть Его сущность. Об этом Эльгеро распространялся долго, затем задал мне проверочные вопросы на усвоение материала. Я ответила, но весьма недовольным тоном - меня совершенно не интересовала вся эта религиозная чепуха.

Потом Эльгеро коротко пояснил, что под "небом и землей" у нас обычно понимали банальную атмосферу Земли и ее же почву. В Писании имелось в виду совсем другое. "Небо" - в Посланиях Апостолов оно еще называется "воздух" - это среда, где нет времени, и где обитают ангелы, души умерших, а также падшие ангелы - бесы. Сам Бог, часть ангелов и святые души находятся вообще где-то вне нашего мира, это тоже Небо - но другое. А вот "Земля" - это Твердь. Но она не проста, а многослойна, то есть существует множество нормальных физических миров, расположенных параллельно друг другу в пятом измерении. Было известно 12 таких слоев, теперь их осталось 11 - после разрушения Дейтроса. 12 обитаемых слоев, но есть еще множество других, совершенно непригодных для жизни. На самом деле слоев, по-видимому, бесконечное число, но добраться до дальнейших представляется пока невозможным. Все известные 12 миров заселены людьми - выходцами с Земли, потомками Адама и Евы.

А вот Медиана, объяснил он, это на самом деле тоже Твердь. Только Твердь небесная, которую Бог и создал вначале. Хотя ее и не принято так называть.

Больше ничего полезного я не узнала! Несчастный религиозный фанатик начал пространно рассказывать мне содержание Евангелия. Намек на то, что я это уже читала, не помог. Правда, Эльгеро рассказывал все это с определенной точки зрения, поясняя каждый отрывок. Так что я взглянула на Евангелие как-то по-новому. После прочтения меня заинтересовало нравственное учение Иисуса Христа, и казалось, что вот эти важнейшие, мощно пронизывающие слова ("А Я говорю вам…") - и есть главное, что Он принес на Землю. Смерть же Его казалась досадной случайностью. Но Эльгеро объяснил, что все не так. Что Учение - Учением, а самая главная фишка там - в том, что не кто иной, не какой-нибудь там учитель-мудрец, а Сам Всевышний Бог явился на Землю, с целью - пострадать и отдать свою жизнь для того,чтобы искупить наши грехи. Это я не совсем поняла. Да, про грехопадение Адама и Евы Эльгеро тоже рассказал. Христос искупил это Своими муками и смертью, и теперь каждый, кто верует, может быть спасен.

Это было по-своему тоже интересно. Но мне хотелось побольше узнать о слоях мира! Что за люди в них живут? Что за цивилизации они создали? Бывают ли они на Земле? Как связана Земля со всей этой системой? Почему в одних слоях люди умеют выделять облачное тело, в других - нет?

На мои вопросы Эль отвечал неохотно. Говорил: "Это все неважно, частности". Сегодня я уже смирилась и молча слушала историю про святую Кейту. Впрочем, это было даже любопытно по двум причинам. Во-первых, меня назвали именно, оказывается, в честь этой святой. Во-вторых, она была первой, кто принес в Дейтрос с Земли христианство. Она участвовала в тогдашней экспедиции на Землю, и там обратилась. По правде сказать, успела она окрестить немногих - дейтрины и тогда были людьми суровыми и даже жестокими, хоть и верили уже в Единого Бога. И Кейта, которая, по их мнению, оскорбила Всевышнего предположением о Его умалении до человеческого уровня, была зверски убита. Но семя было брошено, и вскоре в Дейтросе появилась настоящая Церковь.

— С того момента Дейтрос обрел цель, - сказал Эльгеро и замолчал.

— В чем же цель Дейтроса? - удивилась я. Эльгеро посмотрел мне в лицо.

— Конечно, в сохранении Земли. Ведь Земля - это слой, где родился Христос. Наверное, у Бесконечности не может быть середины, а число слоев бесконечно. Но Земля по-дейтрийски, и на многих других языках с давних пор называлась Трима - середина, центр. Видимо, в этом был пророческий смысл - Земля и в самом деле центр Вселенной, центр всех слоев… Роль ее неописуемо велика. Любой слой можно уничтожить в настоящем без вреда для других. Землю - нельзя. Если будет уничтожена Земля, исчезнет память о Христе. Земля священна. К несчастью, всегда находились те, кто стремится проникнуть на Землю - заменить ее человечество на свое собственное, или, как теперь дарайцы, полностью уничтожить этот слой. Как уничтожили наш. У них теперь есть такое оружие… и они ненавидят Землю, Земля - свидетельство о Боге, Которого они отвергли. Но мы не позволим этого, мы защитим Землю.

Эльгеро говорил об этом спокойным, уверенным тоном. Я хотела задать ему еще вопросы, но он сказал.

— Хватит на сегодня. Теперь повторение. Давай 10 заповедей.

Понятия не имею, какое отношение 10 Моисеевых Заповедей имеют к устройству мира. Но что поделаешь? Приказы хессина не обсуждаются. Вздохнув, я начала вспоминать. Меня уже сильно тянуло в сон - просто усталость. Вспоминалось с трудом. Окончательно я споткнулась на седьмой заповеди, так что Эльгеро в конце концов подсказал мне - не прелюбодействуй. А мне казалось, что до нее еще что-то должно быть. Ясно было, что сейчас он заставит меня повторять все снова, а меня уже одолела страшная лень. Чтобы избежать повторений, я заявила, что не понимаю смысла этой заповеди. Эль посмотрел на меня с легким сочувствием и сказал.

— Да, Кейта, ты не понимаешь. Тебя этому не учили. Единственное, что удерживало тебя от блуда - застенчивость и неумение общаться. В этом Бог тебя одарил. Но в последнее время ты преодолела этот барьер. Мы наблюдали за тобой. Ты ведь блудила даже не из простой похоти, куда хуже - из гордыни, желания быть не хуже других…

Он говорил эти ужасающие слова совершенно спокойно, нисколько не напрягаясь. Мне же кровь бросилась в лицо, я выпрямилась. Гад, какой гад! Сейчас я ненавидела его больше, чем когда-либо до того…И вдруг еще более тошнотворная мысль холодком сковала сердце: мы наблюдали… Что это значит? Они что, наблюдали, как мы с Игорем… Но каким образом, все-таки они не могут наблюдать, оставаясь незамеченными - для этого нужно выйти из Медианы. Но я даже не успела ничего сказать, Эльгеро продолжил свои ужасающие откровения.

— К счастью, мы удержали тебя в последнюю минуту, и ты не успела наделать глупостей.

До меня несколько секунд доходил смысл сказанного. Потом я спросила с тихим бешенством.

— Подожди… на меня же напали дарайцы?

— Мы допустили это. Дали им напасть на тебя, даже точнее говоря, навели их на тебя. Ну конечно, мы держали отряд наготове, чтобы тебя освободить.

Я вскочила. Эльгеро тоже поднялся на ноги.

— То есть все это… все это подстроено вами?!

— Да, - он прямо смотрел на меня.

— И все это - только с целью, чтобы я…

— Чтобы не случилось непоправимого, - твердо сказал Эльгеро, - ты и так зашла слишком далеко в отношениях с этим человеком.

— Да кто… - я задохнулась, в глазах стало подозрительно мокро, - кто дал вам право?! Как вы можете контролировать меня? Ваше какое дело? Что это за полиция нравов?!

— Твой отец просил об этом, - спокойно ответил Эльгеро. Моя злость начала таять. На смену ей приходило отчаянное страшное понимание - так нельзя. Мне врут, меня обманывают. Мной манипулируют. Они шпионили за мной всю жизнь, бесстыдно… А потом устроили это нападение, а ведь я могла и погибнуть…

— По крайней мере, почему нельзя было просто прийти ко мне и все рассказать? Зачем этот спектакль с дарайцами?

— Ты бы не поверила. Не поверила бы, что у нас война, что ты должна стать воином.

— Я никому и ничего не должна, Эльгеро.

— Тебе потом будет стыдно за эти слова, Кей, - сказал он твердо. Черта с два… сейчас, бегу в вашу армию, только шнурки поглажу… такие мысли метались у меня в голове. Я прямо взглянула в глаза дейтрину.

— Эльгеро, вы хотите меня использовать. Для чего?

— Сядь, - попросил Эльгеро, и я послушалась автоматически, а потом разозлилась на себя за это очередное послушание.

— Кейта… ты наша сестра. Ты же сама видишь, Дейтрос - это семья. Большая семья. Наш дом разрушен, нам негде строить новый. Все, что у нас есть - это мы сами. Мы живем в разных слоях, но мы - Дейтрос. Мы не могли оставить и тебя, ты - дочь дейтрина. Да, мы наблюдали за тобой. 10 лет назад я выходил на Землю, чтобы остановить маньяка, подстерегавшего девочек у школы. Я удалил и разрушил его облачное тело. Следующей жертвой маньяка должна была стать ты. 7 лет назад мы сорвали твою поездку на море, в поезде, который - помнишь? - сошел с рельс, была большая катастрофа. Когда твоя мать заболела - тебе было пять лет - мы сделали так, что ее оперировали в областной клинике. Сам профессор Миньковский. Да, Кей, ты вправе обидеться. Все это - не оправдания, ведь ты не просила тебе помогать.

Он умолк. Я сказала, глядя в сторону.

— Эльгеро… пойми, я уже не знаю. Ну хорошо, я верю тебе. Но может, они и тебя используют?

— Меня? Да, Кей, меня используют, - кивнул он. - Нас всех используют. Моего брата Дэйма… ему было 16 лет, и он остался там, в Медиане, прикрывать наш отход. Мы все спаслись, кроме него. Мы его использовали, да? Также и мою мать, и отца, они оба погибли в Медиане. Твоего отца тоже используют, вот уже 17 лет он живет в Дарайе, он рисковал каждую минуту своей жизни… тем, что с ним делают сейчас. А его донесения для нас были бесценными. Меня, Кей… меня тоже использовали много раз.

Я приложила ладони к вискам.

— Ради чего все это, Эль? Вечная война?

— Ради Земли. Я ведь тебе уже это сказал. Нет ничего важнее Земли. На ней воплотился Христос.

Я задумалась. Ну ладно, это их религиозные заморочки, в которые я не очень-то верю. Религий много, не может быть, чтобы в какой-то одной была истина, а в остальных - нет. Но если они на самом деле защищают Землю, пусть по своему невежеству - от дарайцев-извергов с их оружием массового поражения?

— Слушай, Эль… У тебя что-то не сходится. Раз воплощение Христа так важно для всех слоев, не может быть так, чтобы какие-то дарайцы пришли и уничтожили Землю. И больше никто не узнал бы об этом Воплощении, оно стало бы бессмысленным. Неужели Бог не создал бы какую-то защиту?

— Бог и создал защиту, конечно, - кивнул Эльгеро, - Мы, Дейтрос, и должны спасти Землю. Мы и есть защита.

И пока я переваривала эти его слова, Эльгеро вскочил.

— Все, подъем! Кросс…

Как я ненавижу кросс… как ненавижу! И если бы хоть по нормальной дороге. А то - по лесу, по кочкам и ямкам, продираясь сквозь кустарник, оставляющий царапины на щеках, уворачиваясь от гибких и хлестких ветвей, хлюпая по болотцу, карабкаясь по крутому склону вверх,задыхаясь, почти падая… Потом вниз, по полю, то и дело спотыкаясь, вброд через речку. И попробуй только отстань. "Я не могу!" - "Можешь!" Сердце уже выскакивает через горло, вся грудь болит, болит вообще все, дыхание рвет ребра. Господи, да когда же это все кончится?!


Но день каким-то образом все же проходил, и наступал следующий, и так постепенно шло время. И тренировки не проходили даром. Я научилась и владеть шлингом, и кое-как обороняться от нападения на Тверди - во всяком случае, говорил Эльгеро, с необученным противником я справиться смогу. К моему удивлению, в какой-то момент выяснилось, что я уже могу говорить по-дарайски. Плохо, конечно, путаясь, с небольшим словарным запасом, но все же могу. Мы почти полностью перешли на дарайский язык, разве что "лекции о строении мира" Эльгеро по-прежнему читал по-русски.

Кроме всего, мы начали учиться стрелять из пистолета. Я, конечно, не владела этими навыками, но мне было очень интересно. Я и дома любила это дело, мне даже удалось пострелять из АКМ - друг моего папы работал на военной кафедре, и я напросилась на стрельбища вместе с мальчишками. Но пистолет даже в руках не держала ни разу.

"Прицельно, - говорил Эльгеро, - я тебя стрелять не научу, мало времени". Мы просто тренировались быстро и правильно выхватывать пистолет, стрелять, перезаряжать. Из известных мне пистолетов эти пожалуй, напоминали Стечкина - довольно тяжелые и большие, полуавтоматические, стрелять из них можно было и очередями. Назывались они "Дефф", что значило "защитник", и разработаны были в Дейтросе.

Деффы должны были стать нашим основным оружием на Тверди. Эльгеро постепенно открывал мне глаза на предстоящее - мы вряд ли сможем сколько-нибудь успешно скрываться на территории Дарайи. Любой тамошний служитель порядка раскроет нас в два счета - при нашей внешности и моем владении языком. Просто так дейтрины по Дарайе не шастают. Поэтому расчет будет на оборону в случае чего и быстрый уход в Медиану.

По большей части мы все же занимались в Медиане.

— Тебе не научиться воевать полноценно за это время, - объяснил мне как-то Эльгеро, - поэтому будешь работать по методике дарайцев.

— Это как?

— А ты знаешь, почему дарайцы стремятся захватить нас живыми? - спросил Эльгеро.

— Наверное, информация им нужна какая-нибудь, - предположила я. Эльгеро покачал головой.

— Нужна, конечно, но не до такой степени. Дейтра или дейтрин - это большая ценность, Кей. В бою один дейтрин стоит тридцати дарайцев. И знаешь, почему? Они не умеют сочинять. Не умеют придумывать. Это у них врожденное. И у нас-то умеют только гэйны. Знаешь, как воюют дарайцы? Они делают заготовки - маки. То есть сначала они долго тренируются, чтобы научиться создавать какой-нибудь огненный вихрь. И вот, приготовив десяток таких мак, они выходят в Медиану. И применяют то, что заучили дома, против нас… А мы можем импровизировать на ходу, для нас бой - это игра. Понимаешь?

Я задумалась. Родители заставили меня закончить музыкальную школу. Я играла на фортепиано. И вот одни ученики в нашем классе - не то слуха у них не хватало, не то пресловутой фантазии - могли играть очень хорошо, правильно, но только то, что они заучили дома, по нотам. А другие (я относилась к ним) - могли на слух сыграть при необходимости любую песню. Здесь, видимо, было что-то подобное.

— А зачем мы им нужны? Дейтры же не станут воевать против своих.

Эльгеро как-то съежился, будто ростом стал меньше. Видно было, что отвечать ему не хочется.

— Иногда, Кей… Видишь, они людей ломают. Просто ломают. У них много методов разных. Иногда бывает, что ломают успешно. Тогда… дейтрин, даже совсем сломленный, еще может сочинять какое-то время. Не воевать, конечно… он им маки придумывает. Маки - это их оружие, для них это драгоценнее всего. Они могут научиться творить то, что придумал другой. Но у них самих придумать практически не выходит. Поэтому им нужны либо дейтры, либо… у них этим занимаются подростки, у детей еще сохраняется фантазия.

Я покрутила головой. Странно это все…

— Почему же так, Эльгеро? Почему они не могут сочинять? Не может же такого быть, чтобы целый народ…

— Может, Кей, - жестко произнес Эльгеро, - они прокляты Богом, понимаешь? Прокляты. Облачные тела у них есть, а для того, чтобы сочинять, и облачного тела на самом деле мало… Еще кое-что надо в сердце иметь. Ну ладно, кончаем трепаться. У тебя фантазия на уровне, но тебе надо еще позаниматься, прежде чем ты сможешь быстро, прямо в бою творить оружие. Поэтому сейчас ты приготовишь несколько мак, и в случае чего будешь использовать их.

Так мы и поступили. Первым делом я придумала оружие защиты - световую сферу. Защита не всегда эффективна, предупредил Эльгеро, так как тебе надо представить оружие, против которого она настроена - а ты не знаешь, что они применят. Но мы попытались вместе представить самые разные виды оружия, и я надеялась, что сфера выдержит. Надо было лишь научиться создавать ее быстро и уверенно. Еще мы придумали огненные кольца, режущие чужую защиту, плазменных змей, дубинку, работающую по команде (вспомнилась детская сказка). Я предложила еще каких-нибудь монстров, но Эльгеро сказал, что псевдоживые и вообще сложные объекты наиболее трудны для создания, лучше мне пока с этим не связываться.

А самое трудное, объяснил он, это превращаться самому во что-нибудь. Это могут только гэйны мастер-класса. И тут же сам превратился в великолепного огромного льва. Я даже испугалась. Став снова человеком, Эльгеро пояснил, что львиный облик он в бою практически не использует - животное уязвимо, да и придумывать новое он в этом состоянии не может.

Он снова и снова творил фантомов, которые сражались против меня, а я побеждала их - всегда побеждала, хоть и с трудом, - с помощью своих заготовок. Действительно, придумать что-то в бою я могла бы, но вот так, с ходу сотворить… не знаю. Тут вся суть в подробностях. И это похоже на рисование. Я ведь всегда любила рисовать, хотя маму это почему-то возмущало, как "бесполезное для жизни занятие". Вначале смутный образ картины возникает у тебя внутри, ты знаешь, что там будет, как расположено, примерно цвета какие. Но рисовать, воплотить этот образ в жизнь - совсем другое. Для этого, как правильно говорил Эльгеро, и умение нужно, владение рукой, и еще смелость определенная, кураж. Хотя возможно, что главное - то, что отличает гэйнов от остальных - это как раз тот самый смутный образ, возникающий вначале. Технике-то - хоть рисования, хоть создания оружия в Медиане - каждый может научиться…


Наконец Эльгеро все же объяснил мне про парадоксы времени.

Время в разных слоях течет параллельно, причем с одинаковой скоростью.

— Разницы нет, - объяснял Эльгеро, - когда мне было шесть лет, ты родилась. Когда тебе было 10, я впервые начал помогать гэйне, которая контролировала тебя, позже она погибла, а я тебя перенял. И сейчас между нами та же разница в 6 лет.

В Медиане время стоит. Его там просто нет, на Небесной Тверди. Правда, живые объекты, попадающие в Медиану (дейтрины ставили такие опыты на животных) как бы несут на себе оболочку Тверди земной - они старятся так же, как у себя дома. Это называется "биологическим временем".

Кроме того, из Медианы можно попасть в некоторые точки прошлого в любом мире. Но это очень непросто, нужны длительные расчеты. Такой расчет был проделан, например, для меня, так что я смогу вернуться в тот же вечер, из которого меня выдернули. Также дейтры рассчитали, чтобы мы могли три месяца тренироваться в Килне, а затем вернуться назад, сместившись лишь на несколько дней.

— Теоретически выйти в прошлое можно всегда. Но это крайне опасно. Чревато нарушениями причинно-следственной связи, что невозможно.

— Почему невозможно? Неизвестно, как оно отзовется?

— Все гораздо проще, - объяснил Эльгеро, - уже пытались. В момент, предшествующий изменению, человек просто исчезает. Бесследно. Мы не понимаем этого механизма, но он есть. Ты просто не можешь ничего изменить - погибнешь сразу.

— А я не погибну, если вернусь домой? Ведь я вернусь, получается, в прошлое? И могу там что-то изменить?

— Нет, в этом случае - нет. Мы рассчитали все.

А будущее, то, что произойдет дальше, чем наш локальный момент, единый для всех слове - менять можно. Но будущее зыбко и не определено точно. Мало того, предполагается, что будущее не одно… Сад расходящихся тропок. Но на этот счет существует много гипотез.

Выходы в прошлое невозможны дальше определенного промежутка - обычно он ограничен биологической жизнью субъекта. Да и в этом промежутке крайне ограниченны и требуют серьезных расчетов. Вот примерно так я поняла Эльгеро.

Между прочим, оружие, которым уничтожили Дейтрос, было как-то связано с временными парадоксами.


Жизнь постепенно убеждает меня в следующем: даже самая увлекательная деятельность, даже игра постепенно наскучивает и превращается в нудную и тяжелую обязанность.

По крайней мере, когда ты смертельно устал.

Обливаешься потом, а монстры в белых капюшонах все лезут и лезут на тебя… И ты уничтожаешь их огненными кольцами, поджигаешь их одежду змеями,ползущими по земле, а их, кажется, все больше и больше… Да и пошли бы вы все - лучше сдохнуть, чем защищаться. Я уже не могу больше…

Эльгеро движением руки уничтожил монстров.

— Хватит, - сказал он, подошел ко мне, - Присядем.

Мы сели прямо на плотный грунт Медианы.

— Послушай, Кей..

Я вздрогнула, потому что Эльгеро заговорил по-русски. Я уж и отвыкла совсем…

— Кей, ты веришь в Христа?

Я задумалась. Проповедей я слышала более, чем достаточно. Да, теперь можно сказать, что я разбираюсь в христианстве, как заправский богослов. Только вот - верю ли я?

А почему я должна была поверить? Да, Эль много говорил мне о Христе. Но может быть, это сказки…

— Не знаю, - честно ответила я, - звучит это все, конечно, красиво, но…

— Ясно, - вздохнул Эльгеро, - жаль, конечно. Ты была крещена в детстве, мы знаем, но я бы хотел, чтобы ты исповедалась и причастилась. Без веры же это не имеет смысла.

Я пожала плечами. Мне захотелось начать оправдываться. Эльгеро продолжил.

— Ну что ж… придется идти так. Но ты подождешь меня в Лайсе, мне-то необходимо причаститься перед дорогой.


— Твой ключ, - Квиэр надел мне на руку браслет.

Похоже, золотой, но это не так важно. В браслете светился зеленовато-желтый камень, глубокий, как янтарь, но без этих застывших внутри прожилок, весь ровный. В то же время нельзя было его принять за оргстекло. Он настоящий был, живой. Казалось, он дышал и пульсировал незаметно для глаз.

— С его помощью ты сможешь найти отца.

— Как? - спросила я.

— Он начнет говорить. Ты почувствуешь, не сомневайся. Конечно, - добавил Квиэр, - если твой отец еще жив.

Он сжал мою руку. Смотрел мне в глаза. Потом перевел взгляд на Эльгеро.

— Если с ним что-то случится, немедленно возвращайся назад. Сюда, в Лайс по пеленгу. Не пытайся продолжать самостоятельно.

— Кстати, - добавил Эльгеро, - если я буду ранен и, допустим, потеряю сознание, не пытайся меня спасти. Ты только погибнешь сама. Это для тебя пока невозможно.

— Кейта… девочка, - тихо произнес Квиэр, - мы так долго ждали тебя. Постарайся вернуться.

Я посмотрела на Эльгеро. Он вдруг положил руку мне на плечо.

— Мы вернемся, хессин, - сказал он, - и приведем Вейна. Если он жив.

Квиэр обернулся к Эльгеро и широко перекрестил его.

— Господь с тобой, - сказал он, - иди, Эль.

Потом он так же перекрестил меня и обнял.

— Переход, - тихо произнес Эль. Я закрыла глаза.


Мы шли по Медиане часа два. Меня это не удивляло. Каким-то образом, пусть и не самым прямым, пространственная протяженность тверди небесной коррелировала с твердью земной. Медиана не была однородной. В какие-то участки нам не было хода, другие, наоборот, были почти безопасны для нас. В таком безопасном месте мы и тренировались, и за месяц всего дважды издали видели дарайцев. Теперь же мы шли по нейтральным, опасным местам, и как объяснил Эльгеро, только Господь Бог определит, встретим ли мы врагов на пути, и придется ли нам вступить в бой.

Я чувствовала себя неплохо. В последние дни Эльгеро прекратил свои садистские спарринги. Мои синяки почти сошли. Последние сутки я отсыпалась в Лайсе, на кровати и в помещении, проспав не только положенное, но и все время, пока религиозный фанатик исповедовался и причащался. Ретроспективно обучение не казалось мне таким уж кошмарным… Пожалуй, даже приятно будет вспомнить. И все-таки я многому научилась…

Через пару часов Эльгеро присел на землю.

— Передохнем, Кей.

Он достал висс, разломил, протянул мне половину.

— Поешь пока. Может, не скоро придется.

И правда - мы сегодня еще не завтракали. Я начала грызть сухарь. Эльгеро погрузился будто в медитацию.

— Понять надо, - сказал он, наконец очнувшись, - может, здесь уже и войдем… Да нет, думаю, чуть подальше надо пройти.

Как же это сложно, подумала я. Научусь ли я так когда-нибудь? Как можно определить, где входить в нужный слой?

— А потом, вДарайе… Этот Атрайд - он далеко? - я сообразила, что сморозила глупость. Но Эль ответил.

— Атрайд не один, их очень много. Будем искать. Вернее всего, в Кетани, столице.

— А потом?

— Потом я объясню, что делать.

Я умолкла. Да, ничего не остается, как в точности выполнять распоряжения хессина. Сама я ничего не знаю и не представляю даже.

Эль помрачнел.

— Ты еще ничего не умеешь. И должна - в Дарайю. Нет ничего хуже Дарайи, Кей. Гнуски, и те… сволочи, конечно, но они лишь орудия. А дорши…

— Кто?

— Ну дарайцы… мы их так зовем обычно.

— Ничего, - сказала я, уже наслышанная о подлости и жестокости дарайцев. Похоже, Эльгеро ненавидел их до глубины души, и лишь христианские взгляды как-то сдерживали эту ненависть, - Ничего. Мы как хоббиты…

Судя по чуть просветлевшему лицу Эльгеро, с Толкиеном он был знаком.

— Да уж, - вздохнул он, - ты у меня точно, как Фродо.

— А ты Арагорн, - поддразнила я. И Эльгеро не отверг эту мысль, лишь усмехнулся.

— Даже и кольцо у меня есть, - я коснулась браслета.

— Ладно, Фродо, пошли, - Эльгеро встал. Я снова двинулась за ним. Справа от нас тянулась невысокая скальная гряда, слева расстилалась бескрайняя серая равнина. Нет ничего более унылого, чем пейзаж Медианы - лунную поверхность оживляет, по крайней мере, сияние звезд. Здесь слепое серое небо, и голый камень (на самом деле даже не камень, а вещество под названием ретикум) темно-серый до самого горизонта. Здесь не видно теней, и не бывает настоящего света.

Внезапно Эльгеро рванул меня за руку и отпрыгнул сам к скале. В руке у него уже был шлинг. Я встала рядом, вынув свое оружие, и только тогда увидела…

Сверкающие белые плащи…

Джедаи.

О Господи, мне все же придется драться! Я лихорадочно вспоминала свои маки.

— Сфера! - негромко сказал Эльгеро, - И кольца! Приготовиться!

На нас стремительно полз белый дым со стороны дарайцев. Но натыкаясь на невидимую сферу, созданную воображением Эльгеро, дым обтекал нас и уходил вверх.

— Огонь! - крикнул Эльгеро, и из моей раскрытой ладони выскользнуло и помчалось, раскручиваясь в воздухе, огненное кольцо. Одновременно выпустил несколько колец и сам Эльгеро.

— Шлинг!

Тотчас мы метнули шлинги. Наши кольца резали и рвали дарайскую защиту, и несколько врагов, я видела, были уже повергнуты на землю. Убиты? Я не думала об этом. Мой шлинг бессильно метался в воздухе, петли Эльгеро захватили одного из врагов… Облачко поплыло по воздуху, а из шлинга уже вырвались новые огненные струи. Эльгеро захватил второго. Правой рукой он не переставая метал кольца, огненные стрелы, которые причудливо изменялись на ходу, вонзались в защиту врага, прошивали дарайцев насквозь. Уже четыре, пять облачков трепыхались в воздухе, охваченные петлями шлинга. И дарайцы пытались метать шлинг, но не решались приблизиться к нам настолько, чтобы удары стали эффективными.

Внезапно земля рядом со мной начала подниматься кверху. Я едва устояла на ногах… Отскочила от расщелины. Щель легла между мной и Эльгеро, который отчаянно сражался - я почти не видела его в туче сверкания и дыма… Раздался грохот, и почти инстинктивно я отпрыгнула - прямо на место, где я стояла, обрушился огромный валун. Машинально я спряталась за ним - а что, все же укрытие… Воздух рядом со мной заискрился. О Господи, они приближаются! Трое дарайцев двигались на меня. Спокойно! Я выпустила кольцо - оно не произвело впечатления. У них мощная защита. Я перепробовала одну за другой свои маки - но подействовал только "веселый ветер", сбил с ног моих врагов и оттащил сразу метров на сто. Но поднявшись, они вновь стали приближаться ко мне. Я снова отшвырнула их ветром. В этот раз враги поступили умнее - они не стали двигаться ближе, остались метрах в ста от меня, и оттуда начали обстреливать световыми сгустками. Или плазменными. Не знаю. То, что моя Сфера от этого не спасает, я поняла сразу. Но правда, зато сгустки не брали камень. Валун плавился с треском, но все еще закрывал меня… чем же остановить их, чем?! Я взмокла от ужаса, а краешком сознания отмечала, что и штаны у меня мокрые, но плевать… Господи, помилуй! - вырвалось у меня. Пламя сверкнуло совсем рядом, запахло палеными волосами. Нестерпимо захотелось вдруг помолиться Богу, в которого я так и не поверила толком. Господи, что же делать? Как мне достать их? Валун плавился на глазах, и я уже чувствовала жар на своем лице, и уже не сгустки пламени, а сплошной поток, казалось, лился на меня, и вдали были едва различимы фигурки дарайцев. Что делать?! Сознание металось в поисках выхода. Эх, сейчас бы… успела подумать я, и немедленно руки ощутили весомую прохладную тяжесть, едва не выронив ее от неожиданности. Это был родной, знакомый АКМ! Мгновенно руки легли привычно - переводчик вниз, передернуть затвор. Я упала и растянулась на земле, уперла магазин в грунт, расставила локти, мигом прицелилась. Ударила короткими очередями под вторую треть фигур…

Ужас так одолел меня, что я продолжала стрелять и тогда, когда белые пятна впереди расплылись и осели на землю, и уже давно прекратился огонь с их стороны. Наконец я опомнилась. Поднялась - в голове гудело. Закинула автомат на плечо. Уничтожать его не хотелось, наоборот, оружие казалось единственной прочной опорой в этом безумном мире. Почему-то ремень автомата больно тер плечо. Неважно… Я сделала несколько шагов.

По другую сторону расщелины все уже тоже закончилось. Эльгеро стоял, чуть расставив ноги, вскинув руки к небу. В десятке метров от него с неба струился град, град из мягких на вид серых шариков. Падая на землю, они упруго подскакивали, падая на поверженные тела дарайцев, шарики проходили сквозь кожу и исчезали бесследно.

Все дарайцы лежали перед Эльгеро. Два или три десятка. Вся земля покрыта белыми плащами - они лежали друг на друге, нелепо вывернутые конечности - там рука, здесь нога - торчали из этой горы трупов. Мне показалось, что кто-то там шевелится… Ну да, возможно, кто-то еще не убит, только ранен. Странный серый дождь прекратился. Эльгеро повернулся ко мне.

— Прыгай сюда.

Я разбежалась и прыгнула через расселину. Автомат больно ударил по спине.

— Это что у тебя? -Эльгеро протянул руку. Я молча показала оружие.

— Молодец, - вялая улыбка, - не зря мы тебя ждали. Молодец!

В воздухе все еще болталось с десяток облачных тел, опутанным шлингом.

— Сейчас, - Эльгеро направился к ним, вынимая на ходу шлинг. Я поняла, что он хочет сделать. Он направил рукоятку на беспомощно висящего пленника - так разрушают облачные тела.

— Эль, - сказала я, - а если его владелец только ранен?

Эль будто не слышал меня, он быстро жег облачное тело, оно таяло в воздухе, исчезая.

— Эль..

Он обернулся ко мне.

— Они не должны жить, - сказал он, - Делай как я! - и опять я послушалась по привычке. Уничтожать облачное тело оказалось легко и даже была в этом извращенная приятность - оно просто таяло под невидимым огнем, исходящим из шлинга. Его владелец, скорее всего, уже мертв. А если нет… Эльгеро лучше знать. Я ведь только первый раз в бою. В бою… я… студентка, умная девочка, мамина и папина дочь… Мы довольно быстро уничтожили все облачные тела. Потом Эльгеро наконец снял автомат с моего плеча и сразу отправил его в небытие. Потом взял меня за руку, и мы переместились.


Килн - я сразу узнала его. Хоть мы и оказались в другом месте, незнакомом. Но этот запах - леса, сырости, чуть подгнившего дерева - прочно запомнился мне. А уж повышенную силу тяжести ни с чем не спутать - меня так и потянуло к земле. Но Эльгеро не остановился сразу - мы шли еще около часа, пару раз спускались к ручью и брели почему-то вброд, несколько раз резко меняли направление. И вскоре я стала чувствовать слабость и боль. Болело левое плечо, грудь и спина слева. Я терпела, уже привыкнув за это время ко всякому… Наконец Эльгеро остановился. Я немедленно повалилась на землю. Хессин подошел ко мне.

— Ты что, Кей?

— Больно, - пробормотала я. Эль присел рядом со мной и вдруг присвистнул.

— Да ты что, милая? Тебя же пожгло сильно, - он коснулся больного плеча, и я застонала.

— Почему ж ты сразу не сказала? - он уже распаковывал свою аптечку.

— Так не больно было сначала, - я и сама не понимала, почему так.

— А, ясно… так всегда бывает.

Эль слегка оттянул мне штаны и всадил шприц-тюбик в ягодицу.

— Сейчас обезболим сначала. Там все спеклось, почистить надо.

Больно было все равно, но терпеть можно. Эльгеро пинцетом чистил мои ожоги от обрывков одежды, сдирая ее вместе с кожей. Вскрыл еще некоторые оставшиеся пузыри. Промыл какой-то штукой (вроде перекиси, а может, это и есть перекись) всю поверхность, потом наложил мазь и стал плотно бинтовать. Остатки куртки он с меня снял. Забинтовал все плечо и почти всю грудную клетку, с запасом.

— Ничего страшного, 1-2 степень. Все заживет без следа, - утешил он, - отдохнем немного и двинемся дальше. Куртку возьмешь мою.

Он надел на меня свою куртку прямо поверх бинта, на голое тело. Сам остался в веселенькой майке - белой с какими-то пестрыми динозаврами. Потом принес мне свою фляжку, наполнив ее водой из ручья - напиться.


— Но ты молодец, Кей. С автоматом - просто молодец.

— Я очень испугалась.

Подумалось, что от меня все еще воняет мочой. Наверняка - штаны уже высохли сами по себе. Но Эль не обращал внимания на такие пустяки. Моя голова лежала на его животе. Мне было тепло - в Килне, видно, окончательно настало лето - и в общем, почти не больно.

— Не боятся только идиоты, Кей.

Левой стороной головы я ощущала где-то в глубинах Эльгерова тела ритмичный стук сердца.

— Что это был за град?

— Что? А, дождь… Я сотворил его на ходу. Я же говорил тебе, они бессильны против нашей фантазии. Они используют лишь маки.

Меня вдруг затошнило, не то от последствий ожога, не то от воспоминания… Вся земля покрыта телами, и нелепо торчащие из груды тел конечности. И мы уничтожаем облачка тех, кто может быть, еще жив.

— Эль… зачем ты убил их всех?

— Да ты что, Кей? - он даже чуть приподнялся, - это же дорши. А как же иначе? Ну ты даешь…

— Они люди.

— Дарайцы? Не уверен. Кей, не болтай чепухи, а? Во-первых, они напали, мы их не звали, правильно? Во-вторых, знаешь… какие они люди? Поступают они как нелюди.

— В чем? - спросила я. Эльгеро выдохнул.

— Они уничтожили Дейтрос. Ты только подумай - в один миг погибли сотни миллионов людей. Нас было там почти два миллиарда в Дейтросе. Осталось… всего ничего. Да и сейчас… ты здесь недавно, Кей, ты просто всего не знаешь…

— Эль, - сказала я, - ты же христианин, нет? Сам же мне рассказывал - надо любить своих врагов.

— А я их люблю, - ответил Эль, - поэтому хочу для них самого лучшего, смерть - это лучшее, что я могу для них сделать. Бог тоже всех любит, однако амаликитян велел истребить…

Мне что-то не нравилось в его странной логике. Но я промолчала. В конце концов, действительно - я многого тут не знаю.

А он меня к отцу ведет. К моему. Нет, я ничего не имею против папы, который меня вырастил, но ведь у меня есть родной отец! Родной. И я хочу знать его. Знать свои корни. Я очень хочу его увидеть.


Меня разбудил легкий толчок и шепот Эльгеро - "Подъем". Ничего еще не соображая, я оказалась на ногах и потянула пистолет из кобуры. Эльгеро уже стоял, держа под прицелом кусты, и в этот миг что-то свистнуло рядом, и я увидела стрелу, воткнувшуюся в ствол ближайшего дерева. Ее расщепленный толстый кончик упруго покачивался, но страшно почему-то не было - я рассматривала стрелу с чисто этнографическим интересом.

Эльгеро крикнул несколько слов. Похоже, по-дейтрийски, я ничего не поняла. Прошло какое-то время. Я услышала легкий шум в лесу, меж деревьев возникли фигуры людей. Один за другим аборигены выходили на просвет. С короткими очень толстыми ногами, коренастые. Типичные дикари, одеты в подобие туник, сшитых из звериных шкур, сандалии, примотанные веревочками, на голове у каждого убор из сшитых вместе свисающих вниз хвостов - не то беличьих, не то куньих. Топорики у пояса, длинные луки, у некоторых и копья в руках. Всего дикарей было около десятка.

До сих пор я питала уверенность в том, что Килн необитаем. Но это ведь явно местные жители. Ни на дейтр, ни на дарайцев не похожи - низкорослые, бледнокожие, с волосами разных оттенков рыжего цвета.

Эльгеро снова заговорил. Отвечал ему - коротко, односложно, помогая себе выразительными жестами - один из дикарей, видимо, вожак. От нечего делать я пока рассматривала килнитов. Не каждый день удается встретить настоящих людей каменного века. А топорики, висящие у них на поясах - таки-каменные, наконечники копий - тоже. Ан нет, у вождя - цельное металлическое копье, на конце прочная заостренная пика.

Наконец Эльгеро закончил свои переговоры. Вожак поднял руку, вывернув ладонь назад. Эльгеро, серьезно глядя на килнита, повторил его жест. В тот же миг дикарей будто волной смыло - только что стояли в просвете, и вот уже без единого звука исчезли, растворились меж деревьев. Эльгеро повернулся ко мне.

— Сядем.

Мы уселись на землю. Из мешка Эльгеро достал висс и протянул мне. Сам перекрестился и принялся грызть свой сухарь.

— Как себя чувствуешь, Кей?

— Ничего.

Плечо, конечно, болело, можно даже сказать - зверски. Но чувствовала я себя не так уж плохо, терпимо. Может, потому что проснулась в стрессе - до сих пор сердце колотится.

— Надо уходить, - сказал Эльгеро, - сейчас пойдем в Медиану.

Я кивнула. В Медиану - так в Медиану.

— Килнит сказал, нас ищут. Отследили. В их деревне были уже.

— Дарайцы?

— Кто же еще? Но это хорошо. Пусть ищут. Я сказал килниту, что мы пойдем на север. На севере - наши места, мы там и занимались с тобой. Вот и пусть ищут на севере, а мы в Медиану и в Дарайю.


Плечо болело ужасно. Только теперь я ощутила ожог по-настоящему. Под повязкой все горело, ломило до самого нутра, к тому же меня пошатывало от слабости.

Я брела за хессином. Уже третий час мы шли по Медиане, куда - я не имела понятия. И так же не знала, когда Эльгеро соизволит остановиться.

Однако, как ни болел ожог, мысль о возвращении казалась невозможной. Скажу честно: вовсе не из сознания долга. Отца я не знала. Даже если его там пытали - эта гипотетическая боль незнакомого человека не могла для меня быть существеннее, чем моя собственная реальная боль. Нет, не чувство долга гнало меня вперед - просто мы так тщательно готовились, так долго, как же теперь вернемся ни с чем? Из-за какой-то досадной случайности в самом начале…

Наконец Эль обернулся ко мне.

— Переход!

Едва мы очутились на Тверди - я еще опомниться не успела - Эльгеро прошипел:

— Шендак!

И правда - вокруг был настоящий шендак. Воняло. Воняло сильно. Вдали виднелись кучи разнообразного мусора, в них копошилось нечто, к чему не хочется приглядываться. Вились тучи мух. Похоже, мы очутились в центре гигантской свалки. Беда еще в том, что после перехода некоторое время облачное тело как бы глухо - нужно минут 5-10, прежде чем мы сможем снова преодолеть барьер.

— Это не Дарайя? - спросила я.

— Не то, что нам нужно… Надо укрытие, быстро. Пригнись!

И Эльгеро рванул куда-то, согнувшись наполовину, на ходу вытаскивая "Дефф". Я последовала за ним. Внезапно Эльгеро упал, мне пришлось поступить так же, вот только прямо под моим носом оказалась мерзкая вонючая лужа. Я почти ткнулась в нее лицом. Спустя несколько секунд мне удалось разглядеть то, что там внутри этой лужи шевелилось. Это были не черви. Это рыба такая была… И тут мой желудок взбунтовался окончательно и выдал всю воду, выпитую в Килне и полупереваренный висс - наружу. Меня рвало прямо-таки со сладострастием. В эту лужу, на выпученные глаза этой рыбы. Или червя. Впрочем, думаю, эти существа только порадовались - все же корм. "Вперед!" - негромко сказал Эльгеро. Мучительно икая, все так же согнувшись, я побежала за ним. Только теперь я увидела цель - жестяную ржавую будку, сильно покосившуюся, похожую на строительный туалет. Она, эта будка, торчала в гордом одиночестве среди равнины, заваленной мусором, а вдали виднелись черные длинные строения. Небо над ними было серым, как в Медиане.

И тут из будки вывалилось…

Я машинально вскинула свой квази-Стечкин, но Эль успел раньше - мягко протукала очередь, Оно взмахнуло в воздухе нелепыми лапищами и повалилось на землю. Эль приказал:

— В будку!

Мы оказались внутри железного стоячего гроба, дверь прикрывалась наполовину. Воняло здесь не так, как снаружи - еще сильнее, почти невыносимо, причем вроде бы мочой и калом - но скорее звериными, чем человеческими.

— Сейчас, - прошептал Эльгеро, - сейчас я смогу.

Меня поразило его лицо - необыкновенно бледное. Сроду не видела его таким. Испугался он, что ли?

— Где мы? - спросила я.

— В Порте… Это гнуски. Это и есть гнуски!

Я осторожно выглянула за дверь.

От гнуска у меня осталось ощущение - гигантская безволосая горилла. Действительно, гнуск был похож на огромную обезьяну. Ростом больше двух метров. Особенно отвратной была бородавчатая неровная голова, лицо, покрытое рыжеватым волосом, бородой - оно слишком напоминало человеческое. Торчащие из пасти клыки. Обезьяньи гигантские ступни - вторая пара рук, только пальцы на них грубые и огромные. Впрочем, и верхняя пара рук выглядела не лучше. Левую я не видела, а правая заканчивалась шестью чудовищными пальцами с когтями вроде звериных. Все это вместе производило впечатление ожившего кошмара - оно слишком было похоже на человека.

— Не дай Бог, - прошептал Эльгеро, - не дай Бог к ним в руки…

— Кто это? - тихо спросила я, - люди?

— Кто знает, сколько в них человеческого. Происходят они от обезьян. Экспериментальные существа… Трудно сказать. Они очень опасны.

Эльгеро взял меня за пальцы. Его рука показалась мне ледяной.

— Я уже могу… Держись за меня. Пошли!

В Медиане Эльгеро чуть пришел в себя. Стал прежним.

— Все. Сейчас мы попадем куда надо.

Мы шли еще четверть часа, кружили, точнее говоря, вокруг одного места.

— Ты как, Кей, в форме?

— Да, - сказала я.

— Идем в Дарайю, - он взял меня за руку, - пошли.


Оказывается, до сих пор я подсознательно ожидала увидеть Мордор.

Медиана, Килн, все эти бои, страшный мир гнусков - все это было лишь преддверие к Главному Кошмару - к Дарайе. Если в виденных мной мирах царили сумерки, в Дарайе должна стоять тьма. По словам Эльгеро, хуже Дарайи и дарайцев нет ничего в мире.

А оказались мы в залитом солнцем светлом весеннем парке. Щебетание птиц ласкало слух, сладковатый запах цветов чуть кружил голову. На деревья и кустарники был наброшен легкий зеленоватый флер, а кое-где распустились в небесной голубизне белые, розовые, желтые костры весеннего первоцвета. Мы выбрались из негустой ухоженной рощи на дорогу - скорее, аллею. Ровная аллея, посыпана мельчайшим розоватым щебнем, причудливые урны и креслица - одноместные белоснежные скамейки - тянутся вдоль нее. Я покосилась на Эльгеро. Одеты мы были цивильно, теперь я понимала смысл этого. Еще в Медиане оружие было убрано в кожаные, с пестрыми наклейками, сумки, висящие на поясе - впрочем, они сконструированы так, что достать пистолет можно мгновенно. Наша одежда была на вид совершенно гражданской, хотя и удобной: на Эльгеро майка с пестренькими динозаврами, на мне зеленая куртка с яркими пуговицами. И все же я остро ощутила нашу чужеродность, наше полное несоответствие этому веселому цветущему миру. То ли вид у Эльгеро слишком напряженный… То ли просто самоощущение - в непропорционально большой куртке на голое тело, изводящая боль в левом плече, вонь - пот и высохшая моча, хроническая тяжелая усталость, грязь, во рту - мерзкое рвотное послевкусие. И постоянная готовность бросить правую руку к поясной сумке, где спрятаны Дефф и шлинг.

— Это и есть Дарайя? - осмелилась я спросить. По-дарайски.

— Да.

— Красиво тут, - поделилась я. Эльгеро ответил глухо.

— У нас тоже был красивый мир.

Аллея закончилась, закончился и лес. Оказывается, мы находились на высоком холме, и отсюда, с большой площадки открывался вид на дарайский город. Эльгеро остановился, и я воспользовалась возможностью окинуть взглядом всю эту красоту.

К самому горизонту убегали ровные россыпи красных и коричневых крыш - небольшие домики и особняки покрупнее. Они утопали в зелени, и зеленые рощицы с синими прожилками ручьев разделяли жилые кварталы. Кое-где виднелись прямые, как стрелки, улицы, а надо городом ветвилась сеть длинных перекрещивающихся мостов - автодорог, по коим двигался беспрерывный поток разноцветных, прозрачных сверху машин. А меж домами транспорта почти не было видно, лишь неразличимые отсюда крошечные человеческие фигурки.

Слева от нас вдали хорошо различался островок, по-видимому, делового центра. Если во всем городе не было заметно ни одного сколько-нибудь высокого здания, этот островок представлял собой скопище фантастических сверкающих голубоватым стеклом высотных зданий, виадуков, лифтов. Архитектура центра казалась причудливой, но по-своему маняще-привлекательной.

— Нам повезло, Кей, - сообщил Эльгеро, - мы в Кетане.

— Это столица?

— Да, и я бы начал поиски Вейна именно отсюда. Идем.

Вниз вела широкая пологая лестница, по которой мы стали спускаться.

— Атрайд находится за городом, - пояснил Эльгеро, - но я бы сейчас не рискнул уходить в Медиану, слишком большое расстояние, мне не взять азимут.

(Я перевожу это дейтрийское слово как "азимут", но следует помнить, что означает оно не совсем то, что у нас - это точные координаты входа на Твердь).

— Мы поедем на поезде.

— А если его там нет, в этом Атрайде? Будем искать в других городах?

— Нет, вслепую искать бесполезно, - чуть помрачнел Эльгеро, - у меня есть связи, задействуем их. Попробуем выяснить, куда его увезли. Но я почти уверен, что он здесь.

— А что такое Атрайд? - спросила я, - тюрьма?

— Вроде того… У них это называется Центр Психологической Реабилитации. На самом деле еще хуже тюрьмы, конечно.

Мы спускались все ниже, наконец пошли вдоль улицы, мимо домов и палисадников, в которых цвели нарциссы и уже почти развернулись цветы тюльпанов, и что-то вроде магнолии, акации. Улица - чистенькая, аккуратно вымощенная плитами - была пустынна. Мимо нас проехал на причудливом велосипеде высокий дараец, к велосипеду, словно кузов, приторочен большой металлический ящик. Навстречу профланировала симпатичная, чуть в возрасте, блондинка, катившая детскую коляску на рессорах, с бархатной обивкой. За блондинкой бежал толстый мохнатый песик неопределенной породы. Молодая мамаша бросила на нас слегка испуганный взгляд.

— По-моему, мы подозрительно выглядим, - заметила я. Эль хмыкнул и вдруг исчез. Через две секунды я обнаружила его справа, у бесхозно стоящей меж заборов цветущей яблоньки. Еще через несколько мгновений он протянул мне букет наломанных веток,усыпанных белыми, сладко пахнущими цветами.

Эль обнял меня - ниже больного плеча, ниже подмышки.

— А ты меня за талию. Вот теперь мы нормально выглядим.

Да, теперь мы выглядели как гуляющая влюбленная парочка. Я ощущала плотность и тепло тела Эльгеро, и тогда меня впервые кольнула мысль - что, если бы это было на самом деле…

Могла бы я полюбить Эльгеро?

Н-да, сложные тогда чувства я испытывала к нему. Любопытно, что все это время я и не вспоминала об Игоре. Видимо, Дейтрос мгновенно излечил меня от этой зависимости. Или любви… Нет, мне не хотелось даже думать об Игоре. А Эльгеро? Он слишком не похож на всех, кого я знала до сих пор. А еще более сложный вопрос - мог бы он полюбить меня? Впрочем, конечно же, нет. Я вообще непривлекательна, а сложившиеся между нами отношения… Вот если бы все было иначе! Если бы я была красавицей, уверенной в своей женской неотразимости, а Эльгеро - моим кавалером, а не учителем-мучителем. Тогда, пожалуй, было бы хорошо на самом деле вот так прогуляться, обнявшись, по тихой солнечной улице, вдыхая запах подаренных им цветов…

Именно по этой улице. Но без подспудного тягучего страха разоблачения и плена. Я ни за что не призналась бы в этом Эльгеро (думаю, он убил бы меня на месте), но мне очень понравился этот мир. Такой чистенький, тихий, сияющий. Богатый. Все эти завитушки у окон, палисадники, красная и белая облицовка домов, чистые дорожки, припаркованные кое-где автомобили с прозрачным верхом. Не то, что с Лайсом или Килном - с моей родной-то страной это невозможно сравнить. Может, где-нибудь в Западной Европе на Земле так живут - чисто и красиво. Здесь в самом воздухе разлит мир и покой.

Никак с этим не вязалась бешеная ненависть Эльгеро к Дарайе. Не хотелось мне ему верить. А может, просто хочется покоя… Вымыться наконец. Принять таблетку от боли, и чтобы мне перевязку сделали. Выспаться. Поесть чего-нибудь нормального, кроме висса. А главное - перестать дрожать от напряжения и ужаса.

Я просто устала от войны.

"Устала?, - спросил насмешливый голос внутри, - ну что ты… Война еще только начинается".

Эльгеро все же задел обожженное плечо, я ойкнула. Он выпустил меня из объятий и заметил.

— Вообще-то дейтрийская внешность все равно нас выдает. Просто так ни один дейтрин по улицам здесь шататься не будет.

Мы вышли на широкий бульвар - но и здесь автомобилей почти не было, всего раза два они попались нам навстречу. Зато люди стали встречаться чаще. После слов Эльгеро меня начал терзать страх - выходит, любой из этих людей может нас заподозрить, уже за одну внешность. Это как в анекдоте: Штирлиц шел по Берлину и думал, что же его так сильно выдает: то ли красная звезда на ушанке, то ли волочащийся за спиной парашют. Какое безумие - добираться до цели прямо через город, если цвет волос и черты лица выдают нас с головой. И почему мы хотя бы не покрасили волосы? Хотя и лица у нас отличаются от местных… Прошедший мимо подросток с татуировкой на голом пузе подозрительно уставился на нас, я вздрогнула. Эль посмотрел на меня.

— Успокойся. Чего дергаешься?

— Эль, а если этот пацан сейчас позвонит в полицию?

— Куда? А, понял. Здесь это называется пайкин - миротворцы. Не бойся, Кей, обыватели не очень-то в курсе, как выглядят дейтры. Ну а просто темноволосые чужаки здесь встречаются.

— А если нас эти миротворцы увидят?

— И они вряд ли сразу сообразят. А если - скорее всего сначала ломанутся проверять у нас документы. Тогда я попытаюсь их убить, и у нас еще будет шанс добраться, не уходя в Медиану.

На этой улице бросалось в глаза обилие рекламы. Как в телевизионной передаче про западный образ жизни. Только здесь реклама круче. На улице уже редко встречались жилые дома, все больше магазины, рестораны, закусочные, кинотеатр - и на каждом светился бесшумный плоский, иногда огромный экран, постоянно меняющий заманчивые яркие картины и рекламные надписи. Хорошо еще, что звук был сильно приглушен и напоминал вкрадчивый шепот, иначе на улице стоял бы невообразимый шум. Экран мясной лавки демонстрировал задумчиво пасущихся животных, похожих на бегемотов, аппетитную вырезку, дымящиеся шницели, горы котлет, фарша, гирлянды сосисок, красивых полуголых девушек, ловко нарезающих мясо. Витрины тоже впечатляли - они были забиты разнообразными колбасами, мясами, ветчиной. В ту пору в моем родном городе колбаса продавалась по талонам, а месяц поста на одном виссе так и не выработал во мне аскетического безразличия к еде. Рядом вывеска бюро туризма демонстрировала заманчивые виды морей, гор, пляжей, на которых возлежали те же голые девицы, беззаботных блондинов в курортных костюмах, девушек в мини-юбках, азартно лижущих мороженое… Эль дернул меня за рукав.

— Не увлекайся.

— Жрать охота, - призналась я. Эль нахмурился.

— Мы же ели сегодня.

— Меня вырвало.

Эль достал из поясной сумки кусок висса, протянул мне. Я со вздохом посмотрела на экран булочной, который как раз демонстрировал умопомрачительный торт со сливками, и откусила безвкусный концентрат.

— Не смотри на рекламу, - посоветовал Эльгеро, - она рассчитана на манипуляцию твоим сознанием. Дьявольский мир…

— Я думала, реклама - это просто ну… чтобы товары продавать.

— Чтобы делать из людей идиотов, думающих только о жратве и шмотках, - зло сказал Эльгеро, - все у них рассчитано. Воспитание потребителей. Это уже не люди - это свиньи, которые хрюкают в своем загоне и ни о чем не думают. Они ни на что не способны уже, у них нет ничего за душой, кроме стремления заработать побольше денег и купить барахла.

Я вспомнила беспомощные мертвые тела дарайцев, уничтоженных Эльгеро, распластанные на земле, сваленные в кучу.

— Как же они воюют тогда?

Эльгеро хмыкнул.

— Те, кого ты видела в Медиане - неудачники, отбросы общества. Пушечное мясо. Те, кому не удается успешно потреблять - ума даже на это не хватает. У них здесь много лишних людей, ведь богатство невозможно дать всем, ресурсы, как и везде, ограничены. А война - хороший способ избавиться от излишков.

На мой взгляд, Эльгеро судил слишком односторонне и озлобленно. Все мои чувства твердили обратное: здесь так хорошо… так чисто и светло, так ласково сияет солнышко. И почему витрины, полные продуктов, и даже пресловутая реклама - это непременно потребительство и свинство? Неужели человек не может быть сытым и при этом нормальным?


Эльгеро оказался прав - через час мы без особых приключений добрались до станции местного трамвая (или поезда… или метро, кто его знает). Это был гигантский стеклянный яйцевидный колпак. Внутри все напоминало обычное метро - рельсы, платформа, с обеих концов станции рельсы выныривали из больших порталов, ведущих под землю. На платформе стояло несколько молодых людей, туда-сюда фланировал пайк-миротворец. Щеголеватая синяя с золотом форма, белый шлем, белые перчатки до локтей. На правой руке дубинка, на поясе кобура внушительных размеров - на вид оружие серьезнее Деффа. Я напряглась, но пайк, вроде бы, даже не смотрел в нашу сторону.

Из туннеля вырвался поезд из двух вагонов обтекаемой яйцевидной формы, соединенных перемычкой. Снизу поезд был серебристым, сверху - полностью прозрачным, как и большинство автомобилей. Мы вошли в вагон вслед за дарайцами. Уселись в уютные высокие кресла, и поезд стал мягко набирать скорость.

Я наслаждалась ездой. Вагоны то ныряли в туннель, то вырывались на простор, проходя высоко над городом, и тогда прозрачный верх открывал нам великолепные виды окрестностей - городские кварталы, парки и сады, холмы и небольшие голубые озерца. В спинки сидений перед нами были встроены рекламные экраны, непрерывно демонстрирующие яркие увлекательные ролики, можно было, видимо, и звук включить - рядом с каждым экраном висели крошечные наушники. Эльгеро попробовал экран выключить, но это ему не удалось.

— Можно, конечно, проводку пережечь, но не будем привлекать к себе внимание, - пробурчал он и уставился в окно. Я заметила, что Эль загибает пальцы на руках, и это, как я уже знала, означало, что он молится.

Через некоторое время к нам подошли.

Забавно, что в этот раз я даже не испугалась. Сработала ассоциация с контролерами - ведь в поезде всегда проверяют билеты, это нормально. А билеты Эльгеро купил на станции. И только когда они были уже рядом, до меня разом дошли две вещи: во-первых, это пайки, во-вторых, их слишком много. Их было четверо, и еще двое стояли в дверях с открытой стороны вагона. Один из миротворцев вежливо попросил Эльгеро предъявить документы.

По инструкции в таких случаях мне полагалось помалкивать и стараться понять ситуацию. Я понимала почти все сказанное. Эльгеро ответил, что документов у нас нет. Пайк предложил пройти с ними. Вставая, Эльгеро коротко взглянул на меня и тихо сказал по-русски - "делай, как я".

Что ж, приказ ясен. Мы двинулись по узкому проходу, впереди двое пайков, затем Эльгеро, я, и еще двое. Пассажиры провожали нас испуганными и возмущенными взглядами.

Оказавшись в тамбуре, Эльгеро сразу прыгнул к стене, выхватывая пистолет. В следующую секунду мягко хлопнули три выстрела, я наконец тоже вынула Дефф, один из пайков схватил меня сзади за шею и за руку, пытаясь вывернуть оружие. Раздались еще два выстрела, и хватка ослабла, я повернулась - прямо на меня смотрел последний оставшийся в живых миротворец - молоденький совсем мальчик, в его бледно-водянистых больших глазах застыл ужас. Но парень был уже на линии выстрела, мой палец мягко, привычно нажал на спуск. Хлопок, пуля вошла мальчишке в лоб, чуть выше бровей. Эльгеро уже возился с дверным механизмом. Внезапно открылась дверь из переднего вагона в тамбур, в дверях стояла женщина-дарайка - полноватая, с завивкой, в ярко-желтом платье. Лицо ее было бледно, глаза широко распахнуты, и рот раскрывался постепенно, как в замедленной съемке. Эльгеро среагировал мгновенно - правой рукой поднял Дефф, выстрелил, левой быстро вытянул падающую женщину в тамбур. Через несколько секунд ему удалось открыть дверь, воздух с грохотом ворвался в тесное пространство. Я задохнулась. Эльгеро махнул мне рукой, я перелезла через сваленные друг на друга трупы миротворцев.

— Будем прыгать! - крикнул Эльгеро мне в ухо, - в озеро!

Я посмотрела вниз - какое озеро?! Там, очень далеко, тянулись городские кварталы. Но вот прямо под нами возникла синеватая гладь большой воды.

— Прыгай! Пошла!

Я замерла на кромке, понимая, что не прыгну ни за что. И тотчас руки Эльгеро безжалостно толкнули меня в спину.

Непереносимый ужас. Меня несло и швыряло в воздухе невообразимо долго, и видно, как-то развернуло головой вниз - я не ударилась о воду. Лишь когда мое движение в давящей холодной глубине замедлилось, я поняла, что жизнь еще не кончена.

Я выбралась на поверхность. Отплевалась, отдышалась и посмотрела вокруг - вдали от меня вынырнула темноволосая голова. Эльгеро махнул рукой и, еле двигаясь в мокрой тяжелой одежде, я поплыла к нему.

— Пистолет выбрось, - сказал он, - одежду снимай и попробуем донести ее до берега.

Через некоторое время нам удалось избавиться от одежды. Эльгеро даже помог мне связать ее в узел. Затем он осмотрелся.

— Плывем туда, - сказал он. Я вообще не видела берега, не до того мне было. Может, это море? И вода, кстати, горько-соленая. Я двинулась за Эльгеро.

Мало того, что он и вообще плавал куда быстрее, у меня еще нестерпимо болело плечо. Я гребла лишь одной рукой, в левой зажала узел с одеждой. Но обожженные места ломило все равно. Эльгеро забрал у меня узел, но это не помогло, левая рука почти не действовала. Я плыла, плача от отчаяния, и мои слезы мешались с соленой водой дурацкого озера. Я плыла и думала о наших шансах. Когда они обнаружат убитых? На следующей станции, через пять-десять минут. Вышлют сразу же, конечно, вертолет, или что тут у них… Скорее всего, уже выслали. Нас расстреляют прямо в воде. Или встретят на берегу.

Странно, но понимая все это, я не могла поверить в собственную смерть. Постичь это - вот-вот, уже сейчас меня не станет.

Ноги заскребли по дну. Мы добрались до берега! И нас еще никто не ждал. Эльгеро сразу бросился к прибрежному кустарнику. Там мы отжали мокрую одежду и натянули ее на себя. Единственным нашим оружием теперь оставались шлинги, да у Эльгеро - боевой нож.

— О Господи, Эль… А если бы озеро было мелким?

— Я знаю это озеро. Это Галь-Дир. Господь нас спас. На земле ты ведь совсем не умеешь прыгать. Оставаться в поезде - через станцию мы бы не ушли, нереально. А теперь - километров пять через лес, и мы в Атрайде.

— Они же нас будут искать… Как еще до сих пор не нашли.

— Ну… я знаю здешних пайков. Пока они раскачаются, пока договорятся…

— У нас теперь оружия нет.

— Шлинги, - сказал Эль, - отобьемся. В случае чего - сразу в Медиану.

Подумав, он добавил.

— Если бы сейчас не озеро, нам бы тоже пришлось сразу в Медиану.


Мы продирались сквозь лес часа два. Эль был прав - не так уж далеко. Но то и дело над головой начинали стрекотать здешние вертолеты, и мы немедленно падали в ближайший кустарник или ямку. В таком режиме мы шли, пару раз залезли в ручей, путая следы. Наконец мы услышали поблизости топот и приглушенный собачий лай - миротворцы вышли на нас.

— За мной!

Эльгеро вынул шлинг и нырнул в ближайший кустарник. Мы дождались врагов. Впереди летела красивая поджарая собака с прижатыми ушами, похожая на бельгийскую овчарку малинуа, но посветлее, песочного цвета. Я так обалдела, что даже не подумала о том, что собачка, вообще говоря, собирается на нас напасть. Эльгеро чуть приподнялся, блеснуло лезвие ножа, сверкнули белые собачьи зубы, хлестнула алая струя артериальной крови. Эльгеро принял собаку на нож. Умирающий пес дергал лапами в конвульсиях у наших ног, в стекленеющих глазах застыли боль и недоумение - ведь он так хорошо выполнил приказ, почему же теперь все так плохо? На поляну перед нами уже выскочили пайки, озираясь, с пистолетами наготове. Эльгеро приказал мне лежать и юркнул прочь, подальше. Что делать - я прижалась к земле и лишь краем глаза видела, как сверкнул шлинг. Беспорядочно застучали выстрелы, пайки палили по Эльгеро. Я встала на одно колено и, выбрав жертву, метнула шлинг тоже. Здесь облачное тело извлечь нельзя, но петли шлинга надежно сжимают жертву. Какое-то время… Я промазала, метнула снова. Тем временем все внимание пайков было отвлечено на Эльгеро, по нему палили, но мой друг действовал быстрее, чем летели пули.

Да, пожалуй на Тверди один дейтрин тоже стоит десятка дарайцев.

Мне удалось взять двоих. Теперь, беспомощно скованные, все пайки валялись на земле. Я подошла к Эльгеро. Он посмотрел на меня и вынул нож. Я поняла все и отвернулась.

Здесь не Медиана, облачные тела извлечь нельзя - что было бы более изысканным и растянутым убийством. Оставлять дарайцев в живых - на это, понятно, Эльгеро пойти не мог. Стрелять - ни к чему новый лишний шум, да и патроны тратить…

— Все, Кей, - Эльгеро подошел ко мне, тяжело дыша. Почему-то вся его футболка пропитана кровью. Не мог аккуратнее убивать?

— Кей… придется паузу сделать, я не смогу… помоги.

Он стал неуклюже стаскивать рубашку, промокшую от крови. Я едва не вскрикнула - в правом боку Эльгеро зияла небольшая дырка, из которой толчками выплескивалась темная кровь. Потом я разглядела на спине выходное отверстие - шире и страшнее, но кровоточило оно не так сильно.

Эльгеро сел на землю. Под его руководством я перевернула одного из убитых, нашла на нем полевую аптечку. Эльгеро отлично разбирался и в дарайских медикаментах. Я натолкала в его рану кровоостанавливающих тампонов. Вроде бы, кровотечение прекратилось. Затем я наложила повязку. Эльгеро скрипел зубами, обливался потом и поминая шендак, требовал бинтовать туже. Потом я вколола ему обезболивающее из шприца-тюбика, и он выпил электролитный раствор, обнаруженный у пайков.

— Вернемся? - решилась я спросить. Эль покачал головой.

— Нет. Прошло навылет, даже ребра не задеты. Я смогу. Пошли!

Я помогла ему подняться. Мы взяли пистолеты миротворцев и по паре магазинов к ним.

— ТИМКи, - сказал Эльгеро, - неплохие пушки.

Они были потяжелее Деффа. Но почему-то теперь я чувствовала себя более защищенной.


До сумерек мы лежали у ограды Атрайда. Эльгеро сказал, что проникать будем в темноте.

Хотя я подозревала, что ему просто было тяжело двигаться. Кровопотеря, боль… Я и сама еле держалась на ногах, повязки уже высохли и теперь сжимали мое плечо, как раскаленный обруч. Мне казалось, что Эльгеро даже заснул. Когда я в следующий раз взглянула на его лицо, глаза были открыты, и губы шевелились. Он молился по-дейтрийски, я не понимала ни слова. Эльгеро посмотрел на меня.

— Эль… - спросила я, - как мы проникнем в Атрайд?

Этот "психологический центр" охранялся лучше любой тюрьмы. Высокая проволочная стена с шипами, за ней метра три - полоса из белого гравия, еще один забор, за ним фланирует охранник-миротворец. И так, видимо, по всему периметру. Мне уже начало казаться, что крутизна Эльгеро не имеет предела, а с пистолетом в руках он и вовсе считает себя непобедимым. Но я все равно не понимала, как Эльгеро собирается лезть через эту стену, убивать часового и при этом избежать пуль. И еще я сильно подозревала, что никакие высокие цели, ни родной отец, ни приказы Эльгеро не заставят меня лезть на эту стену под огонь.

— На Тверди это невозможно, - сказал Эльгеро, - эта белая полоса, видишь, она автоматически простреливается, и ловушки там… газы всякие. Да уже и не нужно это. Пойдем через Медиану.

Я мысленно облегченно вздохнула.

— А там как? Как искать отца?

— Посмотрим, - сказал Эльгеро, - твой ключ, в конце концов, должен сработать.


Ночь была не такой уж темной. Мы выбрались из оврага и зашагали в сторону Атрайда. Я чувствовала себя до того измученной, что и страха уже не было. Да пусть убивают. Или в плен. Уже все равно.

Но почему так светло? Полнолуние, что ли? Что за невезуха… Я подняла голову, чтобы посмотреть на небо, и замерла.

В темном небе Дарайи стояли две луны!

Одна поменьше и почти полная, вторая - крупная, словно изъеденная половинка. Меньший спутник казался чуть красноватым. В сочетании с богатыми россыпями крупных звезд, картина казалась феерической - глаз не оторвать. Эль обернулся.

— Кей?

Совсем не время - но я не удержалась и спросила.

— Здесь две луны?

— А, да… позже объясню.


Мы подобрались совсем близко к ограде. В свете лун поблескивали колючки на проволочной стене, белый гравий контрольной полосы мягко светился. И тишина стояла - почти оглушительная, давила на уши и тревожила.

— Камень молчит, Кей?

Я посмотрела на браслет. Знать бы еще, как именно он должен "говорить".

— Идеально, конечно, если бы мы уже знали. Сейчас будет трудный участок. Для меня. В Медиану точно войти-выйти - тяжело. И там, внутри, тоже весело будет.

Он помолчал.

— Кей, ты хорошо держалась. Делай все, как я говорю. Это сейчас для тебя главное. Я тебя вытащу, только выполняй все сразу и точно.

Мы двинулись вдоль ограды. Спустились с холма, продрались через кустарник. Я все пыталась рассмотреть что-нибудь за оградой, но ничего не было видно, кроме отдаленных белых зданий. Наконец Эльгеро остановился и вынул шлинг. Открыл тыльную сторону рукоятки - там, как я знала, встроен специальный прибор для определения координат, дейтры называли его "келлог". Эльгеро довольно долго возился с этим келлогом. Я думала о том, что нам предстоит. Об Атрайде. Центр психологической реабилитации. Все же здесь слишком много лицемерия, в чем-то Эльгеро прав. Полиция с дубинками и ТИМКами - миротворцы. Тюрьма - вроде больницы. Хотя у нас, наверное, психиатрические отделения, где содержатся, к примеру, маньяки, охраняются не хуже.

Об отце я почти не думала. Увидеть его сейчас казалось мне так же недостижимо, как и в начале пути.

Наконец Эльгеро встал. Выпрямился с трудом. Как он собирается воевать дальше - бегать, драться, со своей раной? Ладно, это он сам разберется.

— Переход!

Медиана. Серый покой. Я люблю тебя, Медиана. Мы защищены. Если на нас нападут здесь - мы сильнее.

Эльгеро посмотрел на келлог. Затем на меня.

— Сейчас мы выйдем где-то в центре Атрайда. Это будет очень опасно. Следи за браслетом, в случае чего сразу сообщай. Нам придется искать Вейна вслепую.

— А какое расстояние должно быть до… до моего отца, чтобы браслет сработал?

— Это индивидуально. У тебя оно, вероятно, мало, ведь ты отца и не знаешь.

Его черные глаза смотрели на меня пронзительно и, казалось, тоскливо. Я почему-то подумала, что так смотрят перед казнью. Эльгеро поднял руку и перекрестил меня.

— С Богом! Пошли!


Мы вышли в центре одного из кубических белых зданий. Внутри здесь все напоминало именно современную тюрьму - длинный прямой коридор, белые стены, ряд прозрачных дверей. Мы постояли какое-то время, пробежали вдоль коридора, и тут завыли сирены и затрещали очереди - из потолка, что ли? Прошло несколько минут напряженного ужаса, и мы ушли в Медиану. Второй заход оказался более удачным, мы оказались меж зданий. Ближайшее к нам было обозначено дарайской цифрой 7. К нему мы и побежали. Эльгеро прикончил бесшумно двух охранников на входе, некоторое время изучал схему, затем с помощью какой-то микросхемы или ключа, взятого у охранника, отомкнул боковой коридор, и мы побежали туда (позже Эльгеро разъяснил мне, что эти мелкие коридоры не простреливаются автоматически). Дальше мы долго петляли по лабиринту узких коридорчиков, кончилось все опять сиренами, пальбой и уходом в Медиану… Я подумала, что это безумие - пытаться таким образом найти отца. Сколько там корпусов - 20, 30? Сколько времени мы потратили на один только седьмой? Но Эльгеро помолился, перекрестился, и мы снова шагнули на Твердь.

Седьмая попытка. Осмотрено три корпуса, один из них не полностью. Когда мы в последний раз вышли меж корпусов Атрайда, сверху грохотали вертолеты, и мы оказались в сплошном огненном кольце, как выжили в течение десяти минут, пока восстанавливалась подвижность облачных тел для ухода в Медиану - я до сих пор не понимаю. Видимо, дело в том, что убить нас они не стремились, надеялись взять живыми. Наконец мы ушли в Медиану. Мы оба тяжело дышали, как после длительного бега, друг на друга уже не смотрели…

— Эль, - сказала я, - нельзя ли в начало ночи переместиться? Вы же умеете в прошлое ходить…

— Нельзя. Мы же не можем рассчитать сами… Давай передохнем пока…

Он сел на землю, но тут же вскочил - прямо перед нами один за другим стали появляться дарайцы. Отследили, значит… Теперь и в Медиане не будет покоя. "Переход!" - крикнул Эльгеро, и мы снова оказались в Атрайде.

В просматриваемом широком коридоре незнакомого корпуса. К счастью, рядом с нами оказался выход в боковой коридор, и когда началась пальба, мы успели вовремя смыться туда. Двое охранников попытались обстрелять нас, но тут же распрощались с жизнью. Мы побежали по коридору, вдруг Эльгеро полетел на пол, я машинально брякнулась вслед за ним, и вовремя - пули засвистели над нами. Эльгеро откатился к стене, я к другой, он уже стрелял, вынув пистолет в кувырке. Я выщелкнула использованный магазин, и в этот отчаянный миг браслет "заговорил"!

Это было так, как будто мою руку окутало ласковое тепло. И легкое покалывание.

— Эль! Здесь! Браслет!!! - завопила я по-русски, одновременно с этим уже видя под рукавом разгорающееся желто-янтарное мерцание камня.

— Лежать! - крикнул Эльгеро и, поднимая пистолет, рванулся вперед. Я уткнулась носом в пол… Секунда, две, три… Впереди трещали выстрелы. Эль вернулся ко мне и схватил келлог.

— Кей, прикрой!

Я вогнала в рукоятку последний магазин, зажимая зубами дрожь, поднялась на одно колено и держала под прицелом конец коридора. Все время, показавшееся мне бесконечным, пока Эльгеро брал точный азимут. Наконец в конце коридора замелькала синяя униформа. Боже, как их много! Я стала стрелять.

— Переход!

Мы мгновенно оказались в Медиане. Там нас уже ждали - видно мы вышли в том же месте, что и в прошлый раз. Все вокруг было синим от униформы пайков, я задохнулась от ужаса, почти автоматически выстрелила очередью, но реальные пули не производили на пайков в Медиане никакого впечатления. Надо мной сверкнул шлинг, я бросилась на землю. И тотчас Эльгеро схватил меня за руку.

Он даже не скомандовал, просто перешел сам - мы мгновенно очутились на Тверди.

Здесь было спокойно. Только за стеной раздавались топот и невнятные крики. И слышно было наше тяжелое дыхание. Мы оказались в небольшой комнате, тускло освещенной, с блестящими белыми стенами. Больше всего это напоминало больничную палату, и аппарат какой-то медицинский стоял у изголовья кровати. На кровати же, под серым одеялом лежал тощий и совершенно седой человек с дико ввалившимися светлыми глазами. Черты его лица выдавали дейтрина. Мой браслет горел и переливался, всю руку словно положили под кварцевую лампу. Больной чуть приподнялся, губы его шевельнулись.

— Вейн, - тихо, с благоговением произнес Эльгеро, шагнул навстречу, - вы можете встать? У нас мало времени.

— Эль, - сказал мой отец и, цепляясь за его руку, откинул одеяло и спустил ноги с кровати. Теперь было видно, что он очень высокий и очень тощий, нелепая желтая пижама с пестрыми мелкими треугольниками болталась на его конечностях, и еще я успела заметить белую нашлепку лейкопластыря на тыльной стороне кисти. Вейн вдруг посмотрел на меня.

— Ключ… Кейта?! - воскликнул он.

— Да, это Кейта, - Эльгеро помог ему встать. Отец держался на ногах нетвердо. Он шагнул ко мне и положил руку мне на плечо. Не то обнял, не то нашел опору.

— Кей… маленькая моя.

Я чуть не разрыдалась - не то от нервного напряжения, не то от интонации, с которой он это сказал.

— Вейн, вы сможете идти? Я должен вас прикрывать.

— Я смогу, Эль, - спокойно ответил отец.

— Где ваше облачко?

— Оно у меня сейчас.

Мне показалось, что Эль облегченно вздохнул.

— Держитесь за Кей. Вы не знаете дорогу. Переход! - скомандовал Эльгеро, и мы оказались в Медиане.


Нас уже ждали - счастье, что Эльгеро в первый же миг накрыл нас непроницаемой сферой защиты. И сразу же испустил, как дракон из пасти, мощный поток огня, разом расчистивший пространство перед нами. Я попыталась сосредоточиться и создать хотя бы Кольца… Или Ветер… Отец сполз на землю, видно, он сейчас ничего создать не мог. Надо мной сверкнул шлинг, и через мгновение я почувствовала боль, поняла, что меня схватили, и тут дарайцы стали вытягивать мое облачное тело, и я о чем уже не могла думать, кроме боли, выворачивающей кишки.

Боль прекратилась, и я без сил повалилась на грунт. Где-то там в высоте трепетало мое белое облачко. И мне было уже все равно… Все кончено.

— Шендак! - орал где-то Эльгеро. И слабый голос отца сквозь грохот в ушах.

— Кей!

Меня куда-то тащат. Я не могу напрячь ни один мускул, я ничего не могу сделать. Мои руки закручивают назад, до боли, и что-то защелкивают на локтях и запястьях. Железное, что начинает немедленно и страшно давить на кости. Последнее, что я увидела в Медиане, неведомо каким образом - было искаженное, полное отчаяния лицо Эльгеро.


Кажется, я начинаю понимать, зачем Эльгеро устраивал спарринги. В чем был основной смысл всей нашей подготовки вообще. Во всяком случае ясно - я-прежняя, студентка института Культуры, та, что существовала до Дейтроса, этого кошмара не выдержала бы и пяти минут. Эта боль сразу показалась бы мне невыносимой. Месяц дрессировки расширил мои представления о собственных возможностях, и даже сейчас я все еще владела собой. Я даже не стонала, хотя от боли в запястьях меня мутило. Руки я уже вообще перестала чувствовать, только нестерпимо давящее железо на запястьях. Я уткнулась горящим лицом в пол и дышала тяжело, не в состоянии думать о чем-то еще, кроме шендака, который мне, кажется, пришел.

Шаги. Кто-то встал рядом. Наклонился. Внезапно железо перестало давить. Щелк - запястья, щелк - локти. Руки так и остались за спиной, в том же положении, сдвинуть их я не могла. Этот кто-то аккуратно переложил мою правую руку. Потом меня подняли за подмышки и переложили на холодную узкую поверхность. Видимо, каталка. Куда-то повезли. Чувствительность стала постепенно возвращаться, руки заломило и закололо. Но вот откуда такая дикая слабость? Нет, не слабость - вялый паралич. Ах да, у меня же нет облачного тела, шок отделения. Интересно, мое облачко разрушили? Я теперь умру?

С меня стаскивают куртку и нестерпимо грязные штаны. Мне уже все равно, только холодно. Но когда они задевают повязку, боль такая, что стона уже не сдержать.

Я лежу под нестерпимо ярким, хотя и рассеянным светом. Мне холодно и страшно. Только теперь я понимаю - я в плену. В дарайском плену. Шендак и еще тысячу раз шендак. Наверное, лучше просто не думать о том, что со мной сделают теперь. Тем более, что я этого в подробностях и не знаю.

Женщина-дарайка в блестяще-желтоватой, видимо, медицинской одежде затягивает мне на руке жгут, вводит иглу в локтевую вену, закрепляет. Капельница - не нашего вида, но в целом понятно, что это такое.

Еще один тоже весь в беловато-желтом. Блестящие инструменты. Вообще-то прежде чем начинать пытки, неплохо было бы меня хоть о чем-то спросить, а? Дараец молча разрезал повязку. Не так уж больно. Хочется спать. Наверное, капают что-то наркотическое, вроде морфия. Что-то там он делает с моим ожогом. Переворачивают меня на бок. Тихо переговариваются по-дарайски, насколько я могу понять - на медицинские темы. Иногда перед глазами поблескивает незнакомый инструмент. Мне больно, но терпеть можно, я только зубами скриплю. Врач накладывает мазь, сверху - салфетки. Клеевую повязку. Он еще не закончил клеить, как плечо полностью онемело, боль исчезла, и я почувствовала себя почти счастливой - как же оказывается, меня достал этот ожог.

В мази, наверное, тоже есть анестезирующий компонент.

Тут они совсем расщедрились - набросили на мое грязное голое тело простыню. И вышли, оставив меня лежать под капельницей. И то ли наркотик сработал, то ли усталость - я тут же закрыла глаза и заснула.


Пробуждение было ужасным.

Нет, чувствовала я себя теперь неплохо. Капельницу уже кто-то отключил, и на место иглы наклеили пластырь. Шок отделения прошел - я вполне могла двигаться. Я даже это немедленно использовала: села, свесив ноги с операционного (или процедурного?) стола, завернулась в простыню до подмышек. Но облачного тела, конечно, мне не вернули - я попробовала сделать движение им, ничего не вышло. Значит, в Медиану мне не спастись.

Голова моя больше не была затуманена усталостью, разум работал ясно и четко. И прекрасно сознавал весь ужас моего положения - я в Дарайе. В плену.

И то, что они не начали сразу меня пытать, а сначала оказали медицинскую помощь - ничего не меняет. Наоборот, еще хуже - значит, планы у них на меня далеко идущие. Господи, что же делать, что со мной теперь будет?

Это, похоже, действительно медицинская процедурная комната. Не очень похожа на земную, но - инструменты в прозрачных ящиках у стены, блестящий желтоватый костюм на плечиках, у стены - сложные приборы с проводками. На моем месте Эльгеро разбил бы ящик, выбрал скальпель поострее и попробовал бы прорваться к своему облачному телу. Но я не Эльгеро…

В этот момент дверь открылась, вошли мужчина и женщина, оба в медицинских костюмах.

Мужчина подошел ко мне и заговорил - совершенно непонятно. Но я догадалась, что язык был дейтрийский.

— Я не говорю по-дейтрийски.

Здорово меня Эльгеро поднатаскал в их языке. Дараец от удивления замолчал.

— Но ты дейтра?

— Да, - не стала я отпираться, - но так получилось.

— Ты хорошо владеешь дарайским?

— Плохо.

— Откуда ты?

— С Земли, - честно сказала я. Дараец внимательно посмотрел на меня.

— Дочь Вейна.

— Да, - настала моя очередь удивляться. Дараец кивнул, сказал что-то женщине и вышел.

— Идите за мной, - холодно произнесла дарайка. Мне ничего не оставалось, как послушаться.


Женщина привела меня в место райского наслаждения - в душ. На повязку надела непроницаемый чехол. Я долго и тщательно мылась, используя даже какой-то пахучий гель для душа. Возле кабинки обнаружилось большое полотенце и пресловутая желтая пижама с нелепыми пестрыми треугольничками. На полу стояли тапки. За неимением лучшего я натянула эту одежду - что еще остается?

Дарайка отвела меня по коридорчику - до боли знакомому - в одну из комнат.

Стеклянная дверь. Нет, это не стекло, слишком прочно - но прозрачно. Весь потолок светится мягко и матово. Застеленная кровать, столик, стул. Здесь тоже все больше напоминает больничную палату, чем камеру.

Я села на кровать и задумалась о своей судьбе. Минут через пять дверь открылась снова - дарайка принесла мне поднос с едой. И это был не висс какой-нибудь! Булочка с маслом и сыром, вареное яйцо, напиток, отдаленно напоминающий чай, незнакомая еда, вроде мясных крошек. Все это показалось мне фантастически вкусным, и я умяла завтрак в два счета.

Я думала об отце. Его лицо, невероятно худое, с черными провалами вокруг глаз, ясно сохранилось в моей памяти. Я и не думала, что он так стар. Маме всего сорок два. Не на 30 же лет он ее старше…

Сколько времени длилось наше общение - минуту, две? Но я видела его. У меня есть отец. Прости, папа Володя, ты хороший, но у меня есть еще и родной отец. Он любит меня. Помнит.

"Кей… маленькая моя".

И сейчас еще комок подступал к горлу от того, как он сказал это. Неужели он меня так помнит? Он ушел, когда мне еще не было двух. Ушел, сказал Эльгеро, чтобы спасти меня и маму. Значит, он держал меня на руках, я прижималась щечкой к его худому лицу и, наверное, говорила "папа". Я рано начала говорить.

Называла ли меня мама так - "маленькая моя"? Не помню. Много лет уже - нет. Никто так меня не называл. Конечно, и мама, и папа Володя любят меня. Но о любви не принято говорить, не принято демонстрировать ее. Ребенка следует воспитывать. За требованиями, недовольством, ворчанием по поводу бардака в комнате или отсутствия приличного жениха - как-то теряется главное.

"Кей… маленькая моя".

Когда меня в последний раз назвали хотя бы Катенькой? Года в три, думаю. Я уже этого и не помню.

Папа, а ведь мы освободили тебя. Не знаю, что теперь со мной будет, да и не так уж это важно. Главное, что наш путь был не напрасным, что ты теперь свободен. Легендарный Вейн. Ты еще принесешь много пользы Дейтросу. А я - что ж… Мы ведь были готовы на смерть и на плен. Меня сразу предупредили…

Только вот - жив ли отец? И Эльгеро? Отбились ли они, сумели ли уйти? Отец совсем без сил… Эльгеро сражался в одиночку, а их было слишком много.


Стеклянная дверь откатилась в сторону. Двое охранников - или как они здесь называются, санитары? Они все носят эти костюмы из блестящей беловато-желтой ткани, хотя на поясе - дубинки и "ТИМКи".

— Выходи. Лицом к стене. Руки за спину.

И снова защелкнули наручники, на этот раз не больно. Ну вот, теперь похоже на плен и тюрьму. Мы спустились вдоль покатого коридора, по лестнице, вошли в одну из неприметных дверей.

Кабинет был, слава Богу, обычный - стол, на нем странный плоский экран (я бы сказала, он похож на монитор персонального компьютера, который я видела в институте у Игоря). Табуретка перед столом. Незнакомый дараец все в той же медицинской одежде. Это, видимо, у них такая униформа. Дараец был в возрасте, и не похож на других. Кстати, только сейчас об этом подумала: практически все виденные мной дарайцы - это высокие атлетически сложенные блондины. А этот был чуть полноватый и немного смахивал на Юрия Визбора, только совсем белобрысый. Он сразу велел охранникам снять с меня наручники и предложил мне сесть на табуретку. После чего сказал по-русски.

— Здравствуй… Екатерина Миллер.

Я вздрогнула. Откуда они знают мою фамилию? От отца? Мне вспомнилась белая нашлепка лейкопластыря на его руке. "Кей, маленькая моя".

— Меня зовут Кейта, - ответила я по-русски.

— Что ж, пусть Кейта, - не стал спорить дараец, - ты ведь не так давно узнала о существовании Дейтроса?

— Да. Кстати, я вообще ничего не знаю о Дейтросе. Ничего не могу вам сообщить. Я общалась только с тем дейтрином, с которым… ну, мы с ним были здесь. Так что… - я умолкла.

Дараец широко улыбнулся.

— Так что допросы бесполезны, и пытать тебя не имеет смысла, не так ли?

Я промолчала. Глупо, конечно.

— Похоже, у тебя создали не совсем верное впечатление о нас. Это понятно - дейтры не относятся к нам положительно. У них есть на то причины. Кейта… я, кстати, не представился. Меня зовут Крадис, я твой куратор. Психолог. Ты находишься в центре психологической реабилитации, Атрайде.

— Я знаю.

— Но не там, где ты думаешь. Мы перевели тебя в другой центр - во избежание.

Сердце тоскливо заныло - значит, они совсем не смогут найти меня. В этой стране, наверное, тысячи таких Атрайдов. Ключ-браслет… но его может использовать только мой отец, а разве он сейчас в состоянии куда-то идти?

— Кстати, ты можешь не беспокоиться, тебе не причинят вреда. Пытки в нашем мире запрещены законом.

— Что вы сделали с моим отцом? - спросила я.

Крадис вздохнул.

— Твой отец болен. Сердце. Он уже немолод, у него давно был инфаркт, ну и в последнее время он несколько сдал.

Все логично…

— Поверь, Кейта, - задушевным тоном произнес психолог, - никто здесь не хочет тебе зла. Разве до сих пор с тобой обращались плохо?

Тут он попал в самую точку. Последние месяцы со мной нигде и никто не обращался так хорошо, как здесь, в плену.

Я пожала здоровым плечом.

— Но почему? Я убивала ваших миротворцев. Мы убили женщину. С вашей точки зрения, я преступник, правильно?

— Неверно, - возразил Крадис, - у нас нет преступников.

— Значит, я диверсант.

— Ну, это зависит от точки зрения. Видишь ли, Кейта, ты плохо представляешь основы нашего общества. У нас нет преступников не потому, что никто не совершает дурных поступков. Просто мы иначе смотрим на это. Совершать зло по отношению к людям или обществу - это поступать, в том числе, и вопреки собственной выгоде. Человек, который так поступает, нездоров. Он обманут или болен - психически или, может быть, психологически. У него есть комплексы или отклонения. Мы лечим эти комплексы, преодолеваем их, и человек выздоравливает. Как можно наказывать или, тем более, казнить человека - ведь человек никогда не бывает в чем-то виноват. Виновата всегда его болезнь, против нее-то мы и боремся. Вот и ты, Кейта… Да, ты была настроена против нас. Но тебя обманули, при этом ловко использовали твои психологические особенности - значит, нужно разобраться в этом. Что-то подлечить, что-то исправить. И ты сможешь стать полноценным, нормальным членом общества… я не говорю обязательно - нашего общества. Ты можешь вернуться на Землю, ведь там твоя семья, мама. Но после того, как твою психологическую матрицу так искалечили в Дейтросе, необходимо что-то предпринять. Пойми, Кейта, я не против тебя, я не враг. Я - с тобой и за тебя.

Он совершенно сбил меня с толку. В общем-то, логичные рассуждения, даже очень интересные. Я тоже как-то размышляла над тем, что многие совершают преступления просто из-за дурных условий жизни и воспитания. Если преступников не наказывать, а именно перевоспитывать… лечить… Наверное, это правильно.

— Почему вы считаете, что в Дейтросе меня искалечили?

Мягкая улыбка. Нет, все-таки похож он на Визбора…

— Ты поймешь это позже.

— Не понимаю… зачем вам со мной возиться? - спросила я напрямую, - я ведь даже не член вашего этого… общества. Зачем меня лечить?

— Если мы просто отпустим тебя, ты вернешься в Дейтрос, и это будет плохо для тебя, и для нас. К сожалению, мы вынуждены вести войну с Дейтросом. Мы должны защитить наш мир.

— Понятно, но почему просто не убить меня? Я же ваш враг, разве нет?

— Нет, Кейта. Вот то, что ты мыслишь в таких категориях, и указывает на тот фатальный надлом в душе, который ты получила в Дейтросе. Человек, личность - это главное, что у нас есть. Для нас ценна каждая личность. Любая. У нас никогда не возникает вопроса, стоит ли возиться с тем или иным человеком. Стоит. Я буду с тобой работать, потому что это моя задача. Я психолог-профессионал, и я уже не одного пациента вернул к нормальной жизни. Я надеюсь на твою помощь и сотрудничество в этом.

Что-то мне во всем этом не нравилось…

— Подождите, - сказала я, - а как насчет моего облачка? Ведь я могу в любой момент получить рак, не так ли? Долго я все равно не проживу.

— Мы поступим, как обычно в таких случаях - время от времени тебе будут возвращать облачное тело.

— А потом извлекать его шлингом? - меня слегка затошнило.

— Не обязательно. Ты можешь самостоятельно, без боли, выделить его. Достаточно нескольких часов раз в два дня. Твоему отцу практически не удаляли облачное тело, по состоянию здоровья - и вот к чему это привело. Но тебе будет хватать небольших сеансов, просто чтобы поддержать иммунитет. Со временем, конечно, все изменится. Ты получишь и облачное тело, и полную свободу. Сейчас пока, пойми меня правильно, мы не можем тебе это предоставить. Мы вынуждены тебя охранять, просто для того, чтобы ты не причинила зла себе же самой.


Меня привели совсем в другую камеру. То есть даже не камеру - не поворачивался язык так назвать это жилище.

У меня сроду не было своей собственной комнаты. Наша квартира была трехкомнатной, и я делила так называемую "детскую" со своим пятнадцатилетним братом. В санатории, где я отдыхала, палаты были четырехместными, в спортивном лагере (я занималась одно время легкой атлетикой) - спальни на 30 коек. Смешно сказать, но здесь, в ужасном дарайском плену, осуществилась мечта моей жизни. Ирония судьбы.

Деревянная кровать под розовым покрывалом, розовые шторки на окне, вид из него на цветочную клумбу и парк. Огромный телевизор со странным плоским чуть вогнутым экраном. Столик с клавиатурой, которая позволяла управлять телевизором - можно было не только выбирать канал (один из доступных 125), но и выбирать, что именно смотреть и слушать, а еще можно было сохранить информацию и записать ее. Ковровое покрытие - я раньше такое видела только в буржуйском каталоге Квелле (папины родственники, русские немцы, пару лет назад эмигрировали и прислали нам каталог в посылке). Стол, стул, письменные принадлежности, книжная полка, на ней - пособия по изучению дарайского языка (что мне, конечно, не помешает), каталоги товаров, вроде того же Квелле, и какие-то книги и проспекты о Дарайе. Шкаф для одежды, почти пустой - мне выдали лишь такую же пижаму на смену, ну еще белье и носки. Прямо в комнате - дверь в душ и туалет. Очень удобно! А вот гулять мне пока не было разрешено.

Но гулять и не особенно хотелось. Мне было чем заняться. По телевизору показывали ежедневно очередную серию интересного фильма про какую-то девушку, которая была бедной родственницей богатой семейной пары, а потом вдруг получила наследство, сын этой семьи женился на ней, родился ребенок, потом его похитили - словом, каждый день что-нибудь новенькое да случалось. Показывали и другие интересные фильмы, например, про больницу - как работают здешние врачи и медсестры, и разные интриги между ними. Это было бы еще лучше, если бы каждые десять минут фильм не перемежался длинными рекламными роликами - сначала они меня развлекали, потом стали раздражать. Новости показывали тоже, но не так, как у нас - очень быстро и невнятно. Причем новости у них тут все были хорошими. Про войну не говорили совсем, пару раз проскользнуло что-то вроде "Наши войска добились значительного перевеса в Сайкре, жизнь в занятых районах нормализуется". Про Дейтрос говорили несколько раз, всегда в сочувственно-осуждающем тоне. Рассказывали, что в Дейтросе при воспитании детей в школе применяются телесные наказания, что приводит к известным психическим отклонениям (об этом говорил здешний маститый психолог). Или что Дейтрос снова пытается перестроить на свой лад жизнь коренных обитателей Килна, занимается прозелитизмом. И когда я все это слушала, известные факты логично укладывались в эту картину. Да, о телесных наказаниях и Эльгеро что-то говорил. И общественное воспитание - с года ребенок уже весь день проводит в "первичной школе", марсене. И прозелитизмом, факт, они занимаются. Даже мне Эльгеро только и делал, что вкручивал истории про Христа. Хотя я просила и объясняла, что не верю, и что мне это не нужно. И вполне можно поверить, что свои ценности и свой образ жизни дейтры навязывают всем подряд. Мне, к примеру, практически навязали.

Зато про здешний мир новости всегда было приятно смотреть. Здесь тоже бывали проблемы - например, снеговые заносы в каких-то областях, и как их дружно и организованно расчищают. Случались аварии на автотрассах, иногда машины даже падали сверху на жилые кварталы. Чаще показывали новости об открытии, например, нового большого магазина в Кетане или репортаж о какой-нибудь школе или спортивном празднике. Много говорили о местном любимейшем виде спорта - сеглоне, как я понимаю, он чем-то напоминал гольф (хотя и о гольфе я имела представление лишь из художественной литературы).

Но что-то я увлеклась… Телевизор все же не главное.

Мне регулярно меняли повязки, и скоро ожог почти зажил. Повязки сняли, теперь все это должно было зарубцеваться и постепенно, как обещал врач, замениться нормальной кожей. Ожог неглубокий, по идее, следов не должно остаться.

Как и обещал Крадис, раз в два дня мне возвращали облачное тело. Побег предотвращался самым простым способом - на меня надевали петли шлинга. И все время, пока облачко было со мной, огненные петли держали меня на Тверди. Но надо сказать, Эльгеро был прав насчет роли облачка в нашей жизни - как только я получала его, у меня вновь просыпалось старое желание рисовать. Я не художница никакая, но иногда у меня получается что-то такое, что производит на людей впечатление. Ну и главное, мне самой нравится. Это целый мир такой - мои картинки. За время пребывания в Дейтросе я почти забыла обо всем этом, а теперь у меня появилось время. Мне дали замечательные восковые мелки, краски - акварельные и еще какие-то вроде масляных, листы разного размера, карандаши и ластики, палитру, кисти - словом, все, о чем только может мечтать художник от слова "худо" вроде меня. И мне было плевать на шлинг и на то, что охранник у дверей в любую секунду готов затянуть петли. Я рисовала небо со звездами и с двумя лунами на нем. Странных людей, и фантастическое оружие, и нормальное оружие я тоже рисовала с удовольствием. И какая-то струнка пела у меня внутри, и я знала, что с этой стрункой как-то связан мой отец. И Эльгеро. Но потом меня выводили в Медиану, и там я добровольно выделяла облачное тело, не было ни малейшего желания испытать на себе шлинг. И без облачка все картины казались мне отвратительными, дилетантскими, и никакой такой струнки я не слышала. Картины уносили, и Крадис их, видимо, изучал.

Еще в моей жизни была ЕДА. Понимаю, это глупо и даже стыдно об этом говорить, но я нигде и никогда не пробовала такой ЕДЫ. Только теперь я понимала, что значит - настоящая сытость. Это когда уже не хочется совсем ничего. Нет, мы никогда не голодали дома, в СССР. Но и не было такого, чтобы ничего не хотелось. Например, у нас в городе никогда не продавали бананов и очень редко - апельсины. А здесь я ела их, и еще какие-то местные фрукты, наверное, им и нет аналога на Земле. Мне приносили еду четыре раза в день. Причем каждый раз - обильную и разнообразную. Мясо под разными соусами, жареное, печеное, курица гриль, рыба под маринадом, омлеты, овощи (я и названий-то их не знала), десерты - взбитые сливки, мороженое, шоколад. Шоколад и орешки оставляли и просто так в комнате - погрызть. Было очень приятно грызть их под телевизор, сидя в мягком кресле. И еще в комнате стояла ваза с фруктами, которую регулярно пополняли. И бутылки минеральной воды и лимонада. А надо сказать, что в моем родном городе в магазинах почти никогда не было лимонада, а вместо шоколада - изредка плитка "Привет". Настоящий шоколад я пробовала в жизни всего несколько раз.

Да, да, я знаю, что все это звучит некрасиво, но будет еще хуже, если я начну рассказывать о том, как поразил меня, и как понравился мне местный унитаз. И вообще туалетная комната. А факт остается фактом - поразил и понравился.

То есть не то, чтобы все это как-то склоняло меня на сторону Крадиса и убеждало в его правоте. Шоколад - шоколадом, а война - войной. Не отказываться же принципиально от всяких вкусностей? "Не стану есть, не буду слушать - подумала и стала кушать". Но все это вкусненькое и приятное как-то расслабляло и внушало исподволь доверие к местной цивилизации - ну не может же быть, чтобы цивилизация, которая произвела такие приятные и удобные вещи, была, как говорит Эльгеро, мерзкой и отвратительной.

Ежедневно я посещала Крадиса, и мы вели долгие беседы о жизни, в результате которых мой кругозор стремительно расширялся. Кроме того, Крадис назначил мне какие-то расслабляющие процедуры - облучение какое-то… я занималась с инструктором по медитации. Проходила сеансы гипноза - мне это не понравилось, но куда денешься? Впрочем, я не замечала, чтобы гипноз как-то на меня действовал, я просто засыпала, и все. Принимала ванны с ароматическими маслами. Все это успокаивало нервную систему, издерганную за последний месяц, и я постепенно начинала смотреть на вещи совершенно иначе. Крадис применял и всякие психологические приемы - ассоциативный допрос, например, или разные игры и тесты. Мы все больше переходили с русского на дарайский язык, которым я овладевала постепенно. А с персоналом я и говорила только по-дарайски.

Я заметила, что с Крадисом мне общаться интересно, и что я уже с нетерпением жду, когда же меня поведут к нему.


После ужина я приняла положенную ванну с запахом мяты и залезла в кровать с вазочкой соленых орешков и стаканом лимонада. Обожаю эти орешки, у меня просто зависимость от них уже наркотическая. Включила телевизор. Выбрала в меню "фильмы" - что сегодня новенького предлагают? Предлагали приключенческий фильм со стрельбой про миротворцев и террористов. Так-так, очень интересно!

Фильм уже шел. Но я переключилась на самое начало - благо, телевизор это допускал. И до самого конца уже не могла оторваться. Конечно, иногда было забавно - например, выяснилось, что ТИМК, оказывается, может палить очередями по 8-10 выстрелов (реально - 2-3), а магазин у него вообще бесконечный. Я ни разу не видела, чтобы миротворцы перезаряжали оружие. Или как герои фильма постоянно получали удары по кумполу, падали без сознания, и тут же вскакивали как ни в чем не бывало и бодро продолжали свои дела.

Да и сам сюжет фильма показался мне нелепым. Семеро террористов-дейтринов (кстати, где они их набрали - лица-то и вправду дейтрийские…) проникли в Дарайю и отправились взрывать какую-то новопостроенную местную АЭС (здесь, оказывается, тоже пользовались атомной энергией), специально с целью уничтожить как можно больше дарайцев. Миротворцы их задерживали. Причем началось все с того, что трое героических миротворцев пытаются задержать врага своими силами, и конечно, погибают в неравном бою. Но при этом - убивают двух дейтринов, и вообще задерживают их до прихода подкрепления. Совершенно нереальная ситуация, если вспомнить, как Эльгеро практически в одиночку (от меня пользы мало) справлялся с шестью врагами. И даже с десятью, даже без пистолета. Потом, конечно, у миротворцев перевес в силах, но почему-то все время так получается, что против дейтр оказывается небольшой отряд пайков, а то и вообще один-два человека. Главным противником дейтр в фильме был какой-то командир пайков, который одновременно конфликтовал со своим начальством, и от которого ушла девушка. И хотя все во мне протестовало, смотреть было интересно - кое-где снято было с юмором, действие захватывало, пусть нереальное, невозможное в жизни, но все же увлекательное по-своему. Белокурый герой фильма то и дело сталкивался с дейтрами в одиночку, и то ему удавалось кого-то из них убить, то он спасался от них, два раза был ранен, но как водится, продолжал погоню. Попутно объясняя окружающим, что если не он, то и никто не остановит этих маньяков.

Но больше всего меня потряс эпизод, где один из дейтринов, оказавшийся в ловушке, схватил красивую белокурую девушку, попробовал вытрясти из нее какую-то информацию, которой она и не знала, и потом сказал, что убьет ее. Это было нелепо, конечно - Эльгеро бы так не поступил, он бы просто убил девушку не рассуждая. Да и вообще с ней бы не связывался, ясно же было, что ничего она не знает, и ловить ее незачем. Киношный дейтрин, мрачно сверкая темными глазами под насупленным лбом, объяснял девушке, что ненавидит всех дарайцев, потому что они уничтожили его мир. И вот в этом его отчаянном объяснении, в его взгляде, горящем ненавистью, почудилась мне на миг какая-то правда… правда, о которой я забыла. Но тут пайк-супермен освободил девушку, поймал дейтрина в плен, и действие пошло дальше. В итоге, конечно, в самый последний момент (террористы уже на территории АЭС, взрыв вот-вот раздастся) главный герой всех спасает, оставшиеся дейтрины убиты, а белокурая девушка становится невестой пайка.

Я выключила телевизор и легла спать. Пожалуй, фильм не очень… неправда же это. Если посмотреть этот фильм, все дейтры - такие сволочи… Да вообще-то они… то есть мы и правда такие. Они ненавидят дарайцев. Эльгеро не составило никакого труда убить женщину, и так же он бы и ребенка убил. Для него дарайцы - вообще не люди. Почему? Может, потому что сам он никогда не жил так счастливо и богато, как они, и… не то, что завидует, просто отталкивает саму мысль о том, что можно отбросить свои заблуждения и…

Да нет, не так это все. В фильме дейтры - просто звери, которых вырастили такими вот зверями… а на самом деле это не так. Хотя что не так? Да не знаю. Выражение глаз. Они просто не такие. Я не могу этого объяснить…

Я проснулась в полночь оттого, что дико колотилось сердце. Села на кровати.

Мне приснился Эльгеро. Не помню точно, что именно, но - Эльгеро.

Я вдруг поняла, что очень хочу его увидеть. И еще мне показалось, что он здесь, рядом со мной, и что он смотрит на меня - непонятно смотрит. Не осуждающе, но как-то печально.

— Эль, - сказала я, - это ты?

Он кивнул.

Мне почему-то даже не пришла в голову мысль, что он собирается меня освободить. Наверное, в глубине души я понимала, что это - лишь видение.

Мне вдруг стало невообразимо стыдно. Как я живу? До чего я дошла? Будто с мозга моего на мгновение упала пелена. Я жру эти орешки и шоколад, пью, разглядываю заманчивые товары в каталогах, размышляя, что я купила бы себе, смотрю эту ерунду по телевизору… И главное - я верю врагам. Я верю этому Крадису, я верю их фальшивым улыбкам и показной вежливости. А если бы Эль и в самом деле видел меня? Господи, как мне стало бы стыдно… А если он придет меня освобождать? А я…

— Эль, прости меня!

— Да ты что, Кей? - тихо сказал он, - за что мне тебя прощать, маленькая? Разве ты сделала что-то плохое?

— Я предаю тебя…

— Нет. Это не предательство. Все хорошо.

— Эль, я предаю тебя тем, что живу… ну ты же знаешь, как я живу сейчас.

Он положил руку мне на плечо. Посмотрел в глаза.

— Кей, успокойся, прошу тебя. Не вини себя. Да, это плохо, но сейчас с этим ничего нельзя сделать. Это оплело тебя, как паутина. Ты выберешься, я знаю, ты сможешь. Кей… - он помолчал, - ты знаешь, я люблю тебя.

Мое сердце заколотилось, и по щекам потекли слезы. Как же я раньше не знала, не понимала этого…

— Эль, - прошептала я, - я очень, очень… ты хороший. Я хочу к тебе. Спаси меня, Эль, забери меня отсюда.

— Детка, я не могу… ты же знаешь, это очень сложно. Я сделаю все возможное. Но потерпи. Они тебя долго продержат в живых, и тебе придется тяжело. Но потерпи, прошу тебя. Ради Дейтроса. Ради меня. Пожалуйста. Мы вытащим тебя, Кей, обязательно.

— Да… - сказала я.

— И помни, Кей, если… что бы с тобой ни случилось - я люблю тебя. Люблю. Я всегда любил тебя, давно уже… очень давно. Ты моя единственная, мой свет. Не сдавайся, Кей, солнышко мое. Я знаю, это тяжело, но не сдавайся. Прошу тебя.

Так он говорил, а может, что-то другое, а может, это был не Эль (но кто же еще?) Я не видела четко его лица, и не слышала слов - лишь примерно. Только теперь я точно знала, что он любит меня. На самом деле - любит.

Я проснулась снова, когда уже забрезжил рассвет. Часы показывали пять. Я вспоминала ночное видение… такие сильные и яркие чувства охватили меня тогда, наверное, в жизни я таких не испытывала. И это ведь без всякого облачка… Впрочем, это была не фантазия, точно. Я слишком явственно чувствовала его рядом. Или все-таки это бред… Не знаю. Я вспоминала фильм. Дурацкий фильм. Почему же я вообще досмотрела его до конца? Да очень просто - мне хотелось смотреть на дейтр и думать о них. Пусть даже чушь какую-нибудь. Пусть про них показывают, что они злые и опасные. И что их надо бояться. Все верно - нас надо бояться. Мы ненавидим Дарайю. Я еще не знаю точно, почему и за что, но мы ненавидим ее. А о том, что у нас в душе - они этого не поймут никогда. Так что пусть боятся. Мне просто хотелось увидеть - хотя бы знакомые, родные лица.

А я ведь совсем не знаю Дейтроса. Мельком видела пятерых-шестерых дейтр, близкое общение - только с Эльгеро. Ну еще Квиэр и отец. И все же Дейтрос - моя Родина. Моя убитая, разрушенная Родина.

И каждое, даже издевательское упоминание о Дейтросе для меня священно.

Вот почему я вчера смотрела фильм. Да никогда им не убедить меня в своей дарайской правоте.

Легкое сомнение шевельнулось - в реальности Эльгеро никогда так не говорил со мной. С чего я решила, что он меня любит? Но я знала, точно знала, что видение мое было правдой. И что Эльгеро именно так и говорил бы, появись у него такая возможность - связаться со мной. Да, в жизни он общался со мной иначе. Но там и ситуации были другие - там я должна быть сильной, стоять рядом с ним, помогать ему. А сейчас я беспомощна, я в плену. Все, чем он мог мне помочь - передать хоть чуточку своей любви. Так раненому солдату говорят - "потерпи, родной". И еще почему-то я знала - то, что мне не приходится страдать физически, ничего не меняет. Я в плену, и я под обработкой - это реальность. Реальность и то, что в любой момент, как только мой куратор сочтет нужным, эту обработку заменят на другую, кто знает, что у них есть в запасе - наркотики, психотропные медикаменты, психологическая ломка. Но и сейчас я в плену, и окружают меня враги, и поэтому он и сказал мне так - "Не сдавайся, Кей, солнышко мое".

Да ведь я люблю его. Я его очень люблю. Он - мой настоящий. Какой там Игорь… какое счастье, что они так вовремя организовали это мое похищение. Как же я сразу не поняла этого? Это Эль - тот, с кем я должна стать одной плотью. Если это не получится, у меня никогда не будет никого другого. Может, он отвернется от меня (на самом деле ведь неизвестно - это видение и реальный Эль не совпадают). Но я все равно люблю его, люблю и буду любить всегда.

Я уже не могла заснуть. И я знала, что не буду жить по-прежнему. Я дейтра, и буду жить как дейтра.

Я встала. Сделала для начала пятьдесят отжиманий - это пока мой потолок. Сделала все упражнения из тех, которым учил меня Эльгеро - все, что смогла вспомнить. Пошла в душ, наскоро смыла пот и, сжав зубы, переключила воду на 20 градусов. Заставила себя постоять так несколько секунд.

Я выдержу, Эль, ты не сомневайся. Они не сломают меня.

Я застелила кровать и села за стол. Достала учебник дарайского языка. Еще ни разу не занималась серьезно, а ведь это необходимо. Начала зубрить. Этим и занималась, пока не принесли завтрак.

— Доброе утро, фелли Миллер, - произнесла Рони чуть обеспокоенно. Я бодро приветствовала ее.

— Как вы себя чувствуете? Вы плохо спали?

— Да нет… правда ночью просыпалась, да.

Рони вышла, и я вдруг подумала, что они, конечно же, наблюдают за мной. Постоянно. Может, через экран того же телека. Приходило ли мне это в голову раньше? Не знаю, я просто об этом не задумывалась. В общем, это и нормально - было бы странно, если бы не наблюдали. Но помнить об этом полезно - ты в плену.

Какое там "сотрудничество для твоей же пользы"…

Эль ведь говорил мне о том, что они ломают дейтр. Именно ломают. Не обязательно пытками. Это просто первое, что приходит в голову - да, человека легко сломать болью (меня, например, в два счета). Но им нужен человек, который добровольно будет сочинять для них маки. По возможности - радостно и с песней, а не потому, что боится боли. Вот они и убеждают меня пока так… Но это может и измениться.

Но если я этому не буду сопротивляться, они сломают меня уже на этом этапе.

Завтрак? Я съела яичницу, паштет с хлебом. Десерт - сливки с вареньем - отодвинула. Вот без сладостей ты обойдешься. Сладости - как наркотик, и ты уже на него почти подсела.

Вместо лимонада выпила воды из-под крана.

— Фелли Миллер, - один из моих охранников возник на пороге, - пойдемте к психологу, уже время…

Да, вежливо они теперь со мной разговаривают. Никаких там "лицом к стене, руки за спину". Но ведь и это было. И об этом полезно помнить.


Крадис был - само благодушие.

— Кстати, Кейта, чтобы не забыть - наверняка тебе интересна история Дейтроса. Вряд ли тебе много о ней рассказали.

По правде сказать, все, что я знала из истории Дейтроса - это как святая Кейта принесла туда христианство. И потом - что Дейтрос был разрушен. Я даже не знала, как именно.

— Можешь почитать вот эту книгу.

Глянцевая обложка, на ней - суровое лицо дейтрина с плотно сжатыми губами, на заднем плане - большое Распятие. "Дейтрос: как это было".

— Ну-сс… на чем мы остановились в прошлый раз?

Я покорно проделала серию упражнений на зрительные ассоциации. Крадис одобрительно кивал головой. Интересно, как эти упражнения должны на меня повлиять? Иногда я понимаю, в чем смысл того, что со мной делают, иногда - совсем нет.

— А теперь цветовой тест.

Увлекательно, между прочим. Надо расположить в порядке убывания восемь цветов - первым ставишь наиболее приятный, и так далее. Но интересно, что в итоге получается довольно точное описание твоего эмоционального состояния. Я проделала тест. Из печатного устройства, стоявшего рядом с "мейном" (это и есть на самом деле персональный компьютер - по сравнению с нами дарайцы продвинулись несколько дальше в разработке таких штук), выполз листок с результатом. Крадис внимательно прочел, лицо его чуть затуманилось, он отложил листок.

— А мне можно? - спросила я. Это и в самом деле любопытно.

Крадис посмотрел на меня.

— Нет, сегодня я бы не хотел, чтобы ты видела результаты. Это неблагоприятно скажется на твоем лечении.

Я подумала.

— Фел Крадис, а можно задать вам вопрос?

— Да, конечно же!

— Вы говорили, что в Дарайе принято лечить преступников. Даже самых… э… тяжелых.

— Да.

— И у вас нет ни смертной казни, ни вообще наказаний.

— Нет, ты уже должна была понять это и из программ телевидения.

— Фел Крадис, а если преступник не излечивается? Ну никак?

Крадис посмотрел на меня удивленно.

— Но таких случаев не бывает!

— Ну я понимаю, в Атрайде можно держать и много лет, пожизненное заключение…

— Нет, почему? Средний срок излечения - год, максимум - пять лет. За пять лет любой, даже самый тяжелый и безнадежный больной, становится здоровым и полноценным членом нашего общества. Это практика.

— И вам, - мой голос стал, кажется, тише, а на самом деле мне просто страшно вдруг стало, - никогда не встречались больные, которые бы не излечивались? Ну, воля оказалась сильнее лечения…

— Кейта, это невозможно. На каждого больного найдется свой метод. Излечиваются все.

Он мягко улыбался, глядя на меня: "И тебя вылечат… и тебя… и меня вылечат".

— А как вы определяете… то, что человек действительно не будет больше преступником?

— О, Кейта, ты ведь не специалист, я не могу объяснить подробно - у нас есть на то методы.

— А дейтры? - не сдержалась я, - те, что попадают вам в руки?

— Как правило, им тоже удается объяснить.

— Но значит - не всем?

— Всем, - сказал Крадис, глядя прямо на меня, - рано или поздно - всем.


Дома… то есть в камере - я раскрыла книгу.

Чтение было увлекательным. Я настроилась на унылый науч-поп, но книга рассказывала о Дейтросе простым и живым языком. Причем, что интересно - нейтральным. Дейтрос не ругали. О нем рассказывали с этнографической точки зрения - вот такие люди там жили, вот такой интересный народец.

Оказывается, дейтры делились на четыре касты. Гэйны - воины - ну это мне уже известно. Священники и миссионеры, а также монахи вообще - хойта. Создатели - аслен - то бишь в далеком прошлом крестьяне и ремесленники, а в наше время инженеры и рабочие. И медар - хранители - учителя, врачи и еще разные социальные труженики.

Дети в Дейтросе всегда воспитывались общественным образом. Мать кормила ребенка лишь до года, а потом он передавался в общественную школу, марсен (ну правда, на ночь чаще всего родители его забирали). Так получалось потому, что в Медиане женщины - не худшие, а часто даже и лучшие бойцы, чем мужчины. Женщины-гэйны даже в самые незапамятные времена были равны мужчинам во всем и независимы. Но детей воспитывать им было совершенно некогда. Дети же других каст поступали в школу обычно позже.

Гэйны и хойта проходили очень суровую и разнообразную подготовку - как физическую, так и умственную. А вот остальные касты жили без особого напряжения, с них спрос не такой большой.

В школах царила полная авторитарность, детей воспитывали в строгости, то и дело сурово наказывали и тщательно следили, чтобы дети придерживались правильной христианской веры. Впрочем, следили и за взрослыми. Была в Дейтросе такая специальная служба - Охраны Веры, на их языке она называлась Верс (а на латыни, наверное, называлась бы инквизицией). Всех, кто высказывал еретические положения, задерживали, и если вина была доказана, следовало суровое наказание - например, ссылка на север, на строительство новых городов и дорог. А на этом строительстве долго не протянешь. Существовала, конечно, в Дейтросе и смертная казнь - и довольно широко применялась.

Простые люди Дейтроса жили в постоянном страхе, как бы чего-нибудь не нарушить. Жизнь их была суровой, сложной - много работы, мало еды. Потребление в Дейтросе поддерживалось на спартанском уровне. А гэйны и хойта несли дейтрийскую веру и в другие слои.

Около девяноста лет назад (не знаю, соответствует ли дарайский год земному? По-видимому, если и отличается, то не сильно) Дейтрос объявил войну Дарайе. Эта война длилась с переменным успехом двадцать лет, миротворческие усилия Дарайи ничего не давали. В конце концов угроза нависла над всем Слоем, и дарайцам ничего не оставалось, как нанести удар первыми. Оружие массового поражения ("Темпоральный винт" - я так и не поняла, что это такое) первыми изобрели, конечно, дейтры, и собирались применить его к Дарайе.

Почти все население Дейтроса, выжившее в итоге, состояло из гэйн и хойта, отчасти аслен - ученых, из тех, кто не находился в тот момент в родном слое. Выжило, по прикидкам, около 80 тысяч человек - довольно много. И с тех пор численность дейтр выросла. Но в современном Дейтросе сохраняются почти все атрибуты и традиции старого общества…

Я отбросила книгу, дочитав ее. Почему-то было неприятно… Очень.

В принципе, они могут и врать. Даже скорее всего, врут, утешила я себя. Надо же им своему населению лапшу на уши вешать.

Тем более, вот что неправда - это то, что дейтры живут в страхе перед кем-то там… перед этим Версом (я даже названия такого ни разу не слышала). Вообще боятся что-то нарушить. Ну никак они не похожи на людей, которые чего-то боятся.

Но…

Но все же подспудно, в глубине души я ощущала - есть в этой книге некое зерно истины. Именно так оно и было… могло быть… То есть кое-что, конечно, приукрашено. Но правда, скорее всего, что была у них инквизиция (и сейчас, наверное, есть), что людей сажали, как у нас в 37 году, за неправильные мысли. Почему-то в это верилось. И военизированность дейтрийская… Вот ведь Дарайя ведет войну с Дейтросом на равных. А посмотришь на этот мир - благолепие, мещанство, колбаса и розовые занавесочки. Курорты.

А дейтрины все сплошь воины, и воспитывают их как аскетов. Может, это и правильно, но… не знаю. Я уже ничего не понимала в этом мире.

Я только не могу предать Эльгеро. Я ведь люблю его, на самом деле. И мой отец - там. Мой родной отец. Я дейтра… может, это плохо, но я не могу этого изменить.


Идиотизм какой-то. Смотреть на этот дурацкий шоколад. И мечтать…

Меня хватило на два дня. Сегодня еще так мило общались с Крадисом, он как-то исподволь внушил мне мысль - не напрягаться… главное - жить легко, без напряжения.

И вот теперь я ловила себя на том, что мне ужасно хочется переключить канал и вместо полезной передачи "Наш мир" - о географии Дарайи, посмотреть наконец, чем же там закончилась перипетия в сериале - главная героиня встретила бывшего воздыхателя, и ее муж заподозрил измену.

И еще мне хочется сожрать наконец этот дурацкий шоколад!

Ну глупо же, более, чем глупо! Что это даст - то, что я сижу и пялюсь на выросшую горку заманчивых шоколадных плиток? Как будто если я съем этот шоколад, я сразу совершу предательство Дейтроса!

Ну ладно! Я схватила плитку, обертка зашуршала мягко-металлически. В конце концов, съем я этот шоколад, не наркотики же в него добавляют. А передачу все же досмотрю. И всякую ерунду смотреть не буду. Я честно пялилась в экран, стараясь понять смысл того, что там говорилось… Какие-то острова… Карту Дарайи бы достать, вот что.

Почему они не вызовут меня? Сижу уже третий день одна, только Крадиса и вижу. Хоть бы на улицу сходить. Я же все равно от них не убегу, куда мне от своего облачного тела? Но я не решилась бы выйти в этой пижаме. Это, видимо, тоже ломка - одиночество, сенсорное голодание.

Да нет, это я сама себя обрекла на сенсорное голодание. Смотрела бы то, что нравится, по телеку - никаких проблем бы не было.

Нет уж, сказала я себе. Выключила телевизор. Сейчас будем заниматься. Да, я уже занималась сегодня два раза. Кстати, мышцы и так уже ничего себе после обучения у Эльгеро, появились. Но для гэйны мышцы лишними не бывают. Так что будем заниматься… Я опустилась на пол, начала отжиматься.

Тяжело.

Двадцать девять… тридцать… Мои руки вдруг подломились, я упала и уткнулась лбом в ковровое покрытие.

А зачем это делать?

Кому и что я хочу доказать?

Есть люди, которым спорт вообще поднимает настроение и так далее. Я к ним не отношусь. Я только устаю - и ничего больше. Мышцы… да выберусь ли я отсюда вообще? Похоже, у меня нет шансов стать гэйной. Ведь Крадис сказал - меня вылечат. И сопротивляться этому бесполезно.

И уж во всяком случае - не так.

Да, он обещал, что я смогу вернуться на Землю. И там просто жить. Или не дадут они мне там просто жить? Им нужны маки. Им нужен такой человек, как я - в отличие от обычных землян, умеющий выделять облачко. Придумывать маки - это не так просто, любой с этим не справится. Это не просто, сидя за столом, придумать какое-то оружие, нужно именно создать его. Создать, выйдя в Медиану.

Но с другой стороны, какая разница… Вернусь на Землю, к родителям. Ну буду время от времени что-то для дарайцев делать. Может, меня оставят в покое…

Господи, ну за что мне все это? Почему все это на меня навалилось? Как было хорошо всего несколько месяцев тому назад… Как я могла страдать - из-за какого-то дурацкого Игоря? Я же не понимала простой вещи - можно жить спокойно… ходить по улицам, смотреть на небо. Не надо делать непонятных и тягостных выборов. Которых никто даже и не ставил передо мной.

Я поднялась, легла на кровать. Нет, не могу. Прости, Эльгеро, ничего у меня не получается. Да почему я так уж уверена, что я дейтра? Ну кровь… так во мне половина земной крови. И выросла я там.

"Не сдавайся, Кей, солнышко мое"

"Маленькая моя"…

Я сжала кулаки, так что отросшие ногти впились в кожу. Да, я помню эти слова… Вот только ничего внутри уже не шевелится. Это ничего не значит. Только эмоции. Решения следует принимать, исходя из разумных соображений.

Подчиниться всему, что со мной делают? Подчиниться собственным желаниям, идти у них на поводу?

Я вспомнила свою первую встречу с дейтрами. В той комнате без окон. А мне ведь тогда показалось, что я впервые в жизни очутилась дома. Именно там, где всегда хотела очутиться. И что ко мне там относятся как к родной. Сейчас я уже почти не помню всего этого, но если бы не это чувство - хрен бы я выдержала месяц тренировок. И все остальное тоже. Значит, оно было правильным?

Я - дейтра. Я хочу быть такой, как они.

Я села на койке. Небо за окном уже потемнело, и одна из лун - Хадис - повисла над рощицей. Больше ничего там не разобрать. Интересно, можно ли разбить окно? Наверняка стекло какое-нибудь броневое, а может, это и вовсе не стекло. Но даже если разбить - какой смысл? Мне не спрятаться в этом слое. И я не могу уйти далеко от облачного тела. Хотя если - то это будет оригинальный замедленный способ самоубийства.

Чем отличаются дейтры от остальных? Судя по местным фильмам-боевикам, здешние солдаты (те, с кем мы встречаемся - хотя почему-то мне это сомнительно) и миротворцы тоже ведут спартанский образ жизни, много занимаются… Может быть, конечно, это лишь в фильмах так. Но вот что у дейтр на самом деле иначе - это вера.

По сути, это напоминает Советский Союз, но не в наше время, а годы этак в 30е. Когда многие пламенно верили в коммунизм. Да и нельзя было не верить-то.

Только что сейчас у нас осталось, в конце 80х? Да ничего. Я, к примеру, в детстве еще как-то воспринимала - там дедушка Ленин, мировой коммунизм. "Туманность Андромеды" читала взахлеб. Верила, что да, вот построим новый мир… Сейчас не осталось ничего. Пустота. Недавно я еще "Архипелаг Гулаг" прочитала, стали теперь все это печатать. Еще Шаламова, еще какие-то книги - в толстых журналах, конечно. Чушь это все, весь этот коммунизм.

А у дейтр - вера христианская. Это совсем другое. Конечно, то, что мне рассказывал Эльгеро - не могла я вот так сразу принять. Слишком уж это дико. И непонятно как-то. Но с другой стороны, если я хочу быть дейтрой, я должна это принять. Поверить. Похоже, они все чокнутые. Да и в книге вот их называют фундаменталистами. А что, если в этом что-то есть?

Я подошла к окну, задумалась. Сумерки уже подкрались незаметно, и внезапно вспыхнул свет. В десять вечера его чуть приглушат, но гореть он будет всю ночь - ничего не поделаешь. Впрочем, мне лично свет не мешает спать. Я развернула еще одну шоколадку.

Бог, который пришел на Твердь. По собственной воле. Который позволил, чтобы его убили. Пожертвовал собой. Ради нас.

Нет, не получается… Да, знаю все, понимаю, но не могу сказать, что да, верю… Откуда мне знать? Религий так много разных. Может, все так обстоит, а может, и совсем иначе. Но я точно знаю, что Бог есть.

Как-то я чувствовала внутри, что все самое лучшее, самое светлое и чистое, что мне случалось изведать в жизни, связано с Ним. А может быть, самое лучшее - это и есть Эльгеро. И отец. И даже моя любовь к Игорю… и к Саше. Даже в этом было что-то настоящее, что-то от великой Реальности, которая никогда не оставляет нас, даже когда мы думаем, что ее нет. Реальность Любви…

Бог есть Любовь, вспомнилось мне.

Поэтому Он и отдал за нас свою жизнь. Все правильно.

Но почему-то я ничего внутри сейчас не ощущаю. Я говорю о тех мыслях, которые были у меня до того… анализирую их, вспоминаю. Но сейчас - какая любовь у меня внутри? Ноль. Разве что любовь к шоколаду.

А что если попробовать помолиться? Ну хорошо, я еще не дейтра. Но если стараться вести себя как дейтра, постепенно станешь ею. И начинать надо не с тренировок - все это ерунда - а с молитв. Ведь Эльгеро, например, часто молится, постоянно даже.

"Отче наш, сущий на Небесах…" Я начала старательно повторять слова, давно заученные. Они звучали внутри чисто и звонко, как стихи, но никакого Отца на Небесах я не ощущала… Однако неважно - я буду повторять эти молитвы, и когда-нибудь… "Господи, - произнесла я мысленно, - если Ты есть… Я честно сказать, не знаю, есть Ты или нет. С детства мне говорили, что нет. Эльгеро - а я ему верю - говорил, что да. Я запуталась. Своих мыслей на этот счет у меня нет совсем. Но если Ты есть - помоги же мне, вытащи из этой ямы. Да пусть лучше убьют, надоело мне все это…"

В дверь предупреждающе постучали. Я резко обернулась. Дверь отползла в сторону, на пороге стояла незнакомая красивая женщина.


Улыбаясь, она вошла в камеру. Светлые дарайские волосы уложены оригинально, зализаны на одну сторону. Весь ее облик был красивым - но искусственным, в стиле манекена. Я даже подумала на миг, что это и не женщина вовсе, а человекоподобный робот. Хотя очень красивый…

Кожа незнакомки светилась, нежная и ровная повсюду, словно фарфор. И ведь даже косметики не так много - ну глаза отведены тенями, может быть, крашены ресницы - слишком уж они темные для блондинки. Чуть тронуты помадой полноватые нежные губы. Безупречную фигуру облегал голубоватый костюм с темно-синими тонкими линиями обшлагов и контуров, которые свободными и стремительными штрихами, уходящими вниз, придавали облику женщины легкую угловатость и резкость. Короткая юбка открывала великолепные стройные ноги.

— Здравствуй, Кейта! - она протянула мне руку с наманикюренными пальцами. Голос женщины был низким, грудным, приятно щекочущим слух, - Я решила с тобой познакомиться уже сегодня. Меня зовут Лика. Лика Уве. Кстати, давай сразу на "ты"?

Я пожала плечами.

Лика Уве… Что-то знакомое почудилось мне в этом имени, где-то я его слышала… неважно.

Мы уселись за стол.

— Я - твой новый консультант. Ты будешь по-прежнему заниматься у Крадиса, но я буду руководить твоей интеграцией. Там, - она подняла красивый палец с лаковым ногтем, - сочли, что тебе уже пора перейти к следующему этапу. Ты делаешь успехи, Кейта!

Интересно, в чем эти успехи заключаются, подумала я, но ничего не сказала вслух.

— Крадис, - Лика чуть наклонилась ко мне и улыбнулась заговорщически, - старый хрен, наверняка уже тебе осточертел?

Я не нашлась, что ответить.

— Ну мы с тобой договоримся, - улыбнулась она, - слушай, ты ведь с Земли? Из какого государства?

— Советский Союз… Россия.

— А тогда, ты совсем ничего не понимаешь в жизни! Слушай, прежде всего сообщу тебе приятную новость: теперь ты член нашего общества. На тебя открыт счет, и ежемесячно ты будешь получать кое-какие деньги. Это так называемое интеграционное пособие.

Наверное, надо было сказать в тот момент, что я не собираюсь интегрироваться в их общество… пусть оставят меня в покое. Но додумалась я до этого значительно позже.

— Всего 500 донов, это немного, но жить и питаться ты будешь здесь, так что достаточно. И прежде всего можно будет выбросить вот это, - она брезгливо поддела пальцами рукав моей пижамы, - вот что, давай-ка сразу закажем тебе что-нибудь - ты ведь уже смотрела каталоги? Я помогу, потому что ты сама не разберешься с заказом.

Через две минуты мы уже азартно листали огромный иллюстрированный каталог. Признаться, я и раньше с удовольствием рассматривала его, поражаясь изобилию товаров, в основном одежды - я такой раньше и не видела никогда. У нас такую одежду можно было разве что у фарцовщика купить, ну или из загранкомандировки привезти. И не так уж все дорого! От 15 до 50 донов. Даже не верится, что теперь я сама могу выбрать себе что-то из этого сказочного каталога!

Лика посоветовала мне не брать сразу много. "Мы потом еще подумаем, как тебя одеть". Глаза разбегались. В конце концов я остановилась на шикарном кружевном белье, двух парах брюк, нескольких кофточках и теплом пуловере - Лика сказала, что в этих широтах наступает осень.

Потом она помогла мне сделать заказ. Тут я узнала много нового о функциях телевизора. Оказывается, это был еще и компьютер такой. Ну то, что информацию в нем можно выбирать, я уже знала давно. А еще он мог соединяться с другими такими же компьютерами (это вроде телефона, пояснила Лика), и через него можно было говорить с людьми или, например, делать заказы.


С Ликой мы отправились в "Салон красоты" - был, оказывается, и такой в Атрайде. И там мне сделали, во-первых, новую стрижку, высоко открывающую шею, уложили волосы, во-вторых, макияж - мое лицо отпаривали, мазали чем-то, потом красили. Все это было довольно интересно и приятно.

— Ну вот, посмотри в зеркало, - улыбаясь, сказала Лика. Я послушалась. Из зеркала на меня уставилась незнакомая девушка, которая совершенно мне не понравилась. Нет, ее внешность и упрекнуть не в чем. Такую взяли бы хоть сейчас на какой-нибудь конкурс красоты или - рекламировать модели в каталоге. Вот именно, на этих манекенщиц я и похожа теперь. Яркие губы, безупречная кожа, изящная фигурка, и сразу видно, что в жизни у этой девушки нет никаких проблем. И никогда не было. Вместо дурацкой пижамы на мне теперь был потрясный пуловер с короткими рукавами и штаны, похожие на джинсы.

Надо же, а я когда-то завидовала таким вот девушкам - "следящим за собой". Хотела такой быть. Сейчас, глядя в зеркало, я понимала совершенно ясно - нет, не хочу.

Пусть все будет по-старому!

— Ну как, нравится?

— Ничего, - промямлила я. В общем-то, конечно, хорошо. Я даже не могу сформулировать, что мне во всем этом не нравится.


Еще в Атрайде обнаружился "Центр здоровья". Там можно было поплавать в бассейне с умеренно теплой водичкой, принять гидромассаж, позаниматься гимнастикой и посетить сауну. После всяких процедур мы часто ели в маленьком кафе при "Центре здоровья", нагуливая обратно граммы, потерянные только что. И разговоры наши были - ни о чем. Просто так, светская болтовня. По крайней мере, так получалось.

— Тебе понравились солевые ванны?

— Ага.

Лика удовлетворенно улыбнулась.

— Они полезны, чтобы повысить упругость кожи.

— Да вроде, - я посмотрела на свою руку, - и так нормальная кожа.

— Понимаешь, Кей, - проникновенно сказала Лика, - для того, чтобы иметь нормальную внешность не только в 19, но и в 25 лет, и в 30, над этим с самого начала надо много работать. Запустишь себя - потом уже не восстановишь, и будешь в 30 расплывшейся бесцветной коровой.

Я не нашла, что ответить, и кивнула.

— Быть женщиной - это тяжелая работа, - улыбнулась Лика. Да уж, подумала я, глядя на ее безупречную холеную кожу, чуть смугловатую после солярия, впитывая ее уверенную улыбку, ты-то в этом разбираешься… Наверное, действительно… Я всегда думала об этом слишком мало. Собственно, поэтому и не пользовалась особым успехом у парней. Наверное, поэтому… Надо было… Я представила, как мне "надо было" жить, и внезапно мне стало очень тоскливо.

Надо, но скучно же… Всю жизнь думать только о собственной коже, фигуре, о том, как ты выглядишь. И это и называется "быть женщиной"? Господи, ну почему я в таком случае мальчиком не родилась?

С другой стороны, в этом есть что-то привлекательное… Все эти процедуры довольно приятны, а может быть, я просто никогда не стремилась заботиться о себе, баловать себя… может, и правда - так и надо жить?

— Я тебя научу, если хочешь, - сказала Лика, - самое главное - это верить в себя. Ты должна быть уверена в собственной неотразимости.


Я причесываюсь утром перед зеркалом. 200 движений массажной щеткой - вперед, назад и по кругу. Это полезно для кожи головы. А может, я все-таки ничего, красивая? Я начинаю привыкать к своей внешности манекенщицы. Вот сейчас еще макияж… Ах да, забыла о самовнушении опять. "Я люблю себя… у меня очень красивые глаза (елки, как раз сейчас они мне не кажутся особенно красивыми), тонкий изящный нос, безупречная линия рта… пышные волосы… я люблю себя… я необыкновенно красива, неотразима, пикантна…"


Постепенно, почти независимо от моего сознания, стали появляться странные и неконтролируемые мечты.

Я представила себе однажды, как хорошо было бы стать простой дарайской женщиной. Жить в небольшой трехкомнатной квартирке с видом на озеро. Выращивать цветы под окном. На завтрак съедать авокадо и козий сыр. Ездить на работу в автомобиле с прозрачным верхом, а потом - в бассейн, на гимнастику или просто на велосипеде в лес. Вечером - телевизор, из двухсот каналов всегда можно найти что-нибудь увлекательное. Или, если будет настроение, можно рисовать… или читать… Вот тут, правда, мое воображение отказывало - что я буду рисовать тогда? И что мне будет интересно для чтения? И смогу ли я жить без того, что волнует меня на самом деле?

Да нет, я не собираюсь, конечно, вести такой образ жизни. Просто это так приятно представить… Полюбоваться этим, как бы со стороны. Красиво все-таки они живут. Может, Эльгеро и правда - просто завидовал?

Хотя это и ему доступно, мог бы сдаться в плен и согласиться сразу сочинять маки. Но наверное, что-то внутри - какой-то, как говорит Крадис, психологический надлом - не позволяет ему этого сделать.

Не знаю…

И у меня есть этот надлом. Может, это болезнь такая.

А с другой стороны, еще лучше - вернуться на Землю. Ведь они говорят, что это можно сделать. Вероятно, я стала догадываться об этом, им нужен агент на Земле. Чтобы жил там постоянно и… скажем, поставлял информацию. А почему бы и нет?

Они наверняка будут хорошо платить. А если иметь много денег, то даже в СССР можно жить неплохо. Мясо и фрукты покупать на рынке, там этого достаточно. Делать заказы в гастрономе - всякие там торты, халва, сыры, хорошее вино. Можно нанять домработницу. Квартиру - купить кооперативную. "Жигули" или даже "Волгу" вне очереди - да запросто. Только вот не стремно ли мне будет жить лучше других, лучше моих подруг, например? Ведь так и подруг не останется… Хотя я как раз могу делить тогда квартиру, например, с Ленкой - у нее проблемы с родителями. И всех пускать к себе. Устроить такую халяву. А еще можно будет поездить по стране. Гитару купить нормальную, моя уже раздолбана до предела… Завести собаку для себя, Рикс - он ведь папин больше. А я бы завела овчарку или кавказца.

Все это можно. Все. И все, что нужно для этого, начинала я понимать - просто выбросить из моей души и моей жизни Дейтрос.

А что мне в этом Дейтросе? Всего два месяца, как я знаю о нем. Жила без него раньше, и дальше проживу.

Отец? Да у меня уже есть папа. Двух отцов мне, пожалуй, многовато будет.

Эльгеро… ну что, просто такой вот эпизод моей жизни. Не скрою, увлекательный эпизод, будет о чем вспомнить.

Нет, я не позволяла себе всерьез думать обо всем этом. Эти мысли как бы скользили по краешку моего сознания. Но вот помечтать о том, как можно замечательно питаться, одеваться, путешествовать и вообще жить - будучи дарайкой или имея в кармане дарайские деньги - это было очень приятно.


Лика вынула сигарету, пахнущую медом, чиркнула крохотной зажигалкой.

— Разве это не вредно? - спросила я, - Занимаешься, занимаешься, а потом куришь…

— А ты мороженое ешь, - Лика ткнула в мою вазочку красивым пальцем. Я улыбнулась.

— Не будь занудой, - посоветовала Лика. Я полюбовалась на произведение искусства в моей вазочке, составленное из мороженого трех сортов, орехов и взбитых сливок. Погрузила ложечку в голубоватый шарик.

— А ты совсем не ешь мороженого? - спросила я.

— Фигура дороже.

Мое тело после гимнастики и сауны было расслабленным, теплым, кровь легко бежала по сосудам. Все-таки кайф… Я подумала о том, чем буду заниматься сейчас. Сегодня у меня сеанс облачного тела. Мне его вернут! Можно будет порисовать что-нибудь. Только вот не хочется… Сейчас бы в кровать, с каким-нибудь легким романом. Я не дочитала, кстати, ту историю…

Все мои рисунки - про войну. Про Дейтрос. Может быть, они этого не понимают, потому что на вид это не всегда ясно. Я могу изобразить просто какой-нибудь пейзажик - унылый, где каждая травинка напряжена под ветром - и никто ведь не поймет, что это - Дейтрос. А мне все меньше и меньше хочется его рисовать.

Может, попробовать что-то другое? Птичек, цветочки…

Так ведь беда в том, что я и дома, в России рисовала всегда только Дейтрос. Я не знала, что это такое, конечно. Только эта война всегда жила во мне. Мир этот, страшный, но прекрасный.

Тот чудный мир тревог и битв,

Где в тучах прячутся скалы,

Где люди вольны, как орлы…

И только его я рисовала всегда, о нем пела, о нем сочиняла изредка стихи.

— Кей?

— Да? - я очнулась.

— У тебя вид мрачный. Встряхнись, - посоветовала Лика.

— Не мрачный, - возразила я, - просто задумалась.

— Ты должна следить за выражением лица, - наставительно произнесла консультант, - не терять контроля. Иначе будешь отталкивать людей.

Я пожала плечами и занялась мороженым. Интересно. Вот Лика - та умеет привлекать людей.

Кстати, интересно, а кто она вообще? Психолог? Работает здесь, в Атрайде?

— Лика, а ты здесь работаешь?

— Не только, - сказала она, - я вольный художник.

— Лика, - решилась я, - если мне разрешат вернуться на землю… Крадис говорил… я стану вашим агентом?

— Агентом? - Лика лениво пожала плечами, - честно говоря, не вдавалась в эти подробности. Да и какая разница?

Я опустила глаза, и тут меня настигло - словно обухом по голове.

Я вспомнила, где слышала ее имя.

Картинка встала перед глазами ясно, будто вчера это было. Раненый дейтрин на полу, Тэм и Арисса делают перевязку. Взгляд упрямый и злой. "Я был связным Вейна. В Дарайе. Вейна раскрыли с помощью двойного агента… женщина… из дарайцев. Зовут ее Лика Уве".

— Уве, - повторила я.

— Ты что? - поинтересовалась консультантша.

— Лика… ты… ты знала моего отца?

Лика молчала некоторое время. Затянулась и пыхнула медовым дымком. Красиво стряхнула пепел.

— Вот как, - сказала она наконец, - да. Я знала его. Не здесь, конечно.

— Ты… сделала так, что его… арестовали, да?

Лика взглянула на меня огромными голубыми глазами.

— Я не знала,что так произойдет. Я просто… Пойми, Кейта, мы познакомились с ним по работе. На телестудии. Я брала интервью, а он… он ведь у нас здесь был высокопоставленным чиновником. Кейта… ты знаешь, я любила его.

Ложечка выпала из моих пальцев и глухо стукнула о столешницу.

— Лика… а он для тебя не староват?

— Почему староват? - удивилась она, - ему сорок восемь лет. Я ведь тоже не девочка, Кейта. Я только так выгляжу.

Врет, подумала я. Очевидно - врет. "Двойной агент". Конечно же, агент, с чего Логар стал бы говорить об этом, даже имя назвал - если бы не был в этом уверен. Но вот то, что любила… А ведь похоже на то. Лика даже выражение лица контролировать перестала.

— Но он же больной…

— Тогда он не был больным.

И выглядел, наверное, иначе.

— Кейта, не будем об этом, - сказала Лика.

— Нет, будем. Я могу увидеть фотографии… или записи, чтобы посмотреть, как отец выглядел раньше?

— Не знаю. Спрашивай у Крадиса. Я выбросила все его фотографии. Это слишком больно, - тихо сказала Лика.

— Как дейтрин может быть высокопоставленным чиновником? - спросила я, - мне казалось, что ино… иностранцев у вас не очень-то допускают к власти.

— Не знаю! - почти вскрикнула Лика, -и оставь меня в покое. Я не хочу об этом говорить, ты понимаешь? Не хочу.


Найти изображения отца оказалось несложно. Удивительно, почему это не приходило мне в голову раньше - видимо, потому, что я еще толком не умею пользоваться этой их телевизорной сетью… то есть компьютерной. Поиск по имени "Вейн" выдал мне много информации о некоем Вейне иль Кэррио, дейтрийского происхождения, тана Оборонной Лиги Дарайи. Как я понимаю, крутое звание, вроде нашего генерала. А что значит "иль Кэррио"? Фамилия? И моя, значит, фамилия - тоже? Я нашла множество публичных выступлений отца. Он говорил что-то о снабжении армии, о недостатке кадров, о миротворческих операциях в неизвестных мне местах. Пару раз и о Дейтросе что-то сказал. И много было информации, связанной со скандалом. Был, оказывается крупный публичный скандал, когда выяснилось, что иль Кэррио - дейтрийский шпион. Но о дальнейшей судьбе его лишь вскользь сообщалось, что - ушел в отставку, направлен на психологическую реабилитацию. Гуманное общество, ничего не скажешь. И открытое - все на виду. Все знают, что шпион, это разоблачение послужило к удовольствию телезрителей.

Но главное - и в самом деле очень сложно было узнать в этом крепком стройном мужчине того старика, увиденного мной в Атрайде. Отец выглядел моложе, к примеру, папы Володи, а ведь тому 43, но уже и брюшко приличное, и болезни кое-какие. Отец же - настоящий дейтрин, седоватый слегка, но подтянутый, сильный, энергия сверкает в глазах. Какая там сердечная недостаточность…

Его довели до этого тяжелого, болезненного состояния здесь, в Атрайде. Хотелось бы знать, что с ним сделали…


— Фел Крадис, - я отодвинула бумаги с очередным тестом, - мне бы хотелось знать, что произошло с моим отцом.

Психолог слегка помрачнел.

— Ты ведь это знаешь. Твой отец был агентом Дейтроса. Был разоблачен. Поскольку его действия были результатом болезненных заблуждений, проходил реабилитацию в Атрайде.

— В чем заключалась эта реабилитация?

— Ведь не я этим занимался. Я не знаю подробностей. А почему ты спрашиваешь об этом?

— Да очень уж разница большая, - пояснила я, - он ведь раньше вовсе не был болен. До Атрайда.

— А я и не говорил, что он был болен раньше. Но в общем-то, естественно… был большой скандал. Психическое потрясение, стресс, инфаркт. Что здесь удивительного?

Шендак, ведь в общем-то, все логично. Откуда я знаю, как выглядят люди после инфаркта? Ну а то, что одно разоблачение может его вызвать - вполне правдоподобно.

— Кейта, - снова заговорил Крадис, - я понимаю твой интерес, конечно. Но учти, что этот человек предал тебя и бросил еще в раннем детстве. Физиологически он тебе, конечно, отец… а вот фактически…

— Бросил?! - переспросила я, - Давайте поточнее: он меня спас. Ваши агенты угрожали убить меня и мою мать…

Я осеклась. Крадис широко улыбался.

— Нет, все-таки дейтры - мастера пропаганды. Девочка, никто не собирался тебя убивать. И такое даже никому в голову бы не пришло. Зачем бы нам было это нужно? Ради вербовки одного-единственного дейтрина? И мы бы после этого могли ему доверять? Чушь какая…

— Вы выследили отца и преследовали его.

— Да, - произнес Крадис, сделав паузу, - даже и не знаю, что тебе ответить. Они преподнесли тебе красивую версию. Только вот истина, к сожалению в другом. Мне даже жаль тебя разочаровывать. А истина - в том, что твой отец самостоятельно нашел на земле наших людей и предложил свои услуги. Перешел на нашу сторону. Возможно, это был с самого начала план командования Дейтроса. Но мы предполагаем, что нет, что дейтры перевербовали его позже еще раз. Потому что, попав к нам, иль Кэррио, конечно, прошел проверку. А пройти ее… наверное, и невозможно, будучи чужим агентом. В любом случае интересы твои и твоей матери, к сожалению, стояли для твоего отца на последнем месте. Он ни разу не вспомнил о вас, хотя ему делали и предложение перевести вас также в Дарайю - он отказался. У него здесь были женщины, он не хотел с вами связываться. Но ты не должна его за это осуждать! Ведь это в обычаях дейтринов. Ты знаешь, что у них вообще нет семьи в нормальном понимании этого слова. Интересы дела или карьеры - однозначно выше интересов ребенка.

Ощущение такое, словно на голову вылили ведро холодной воды. И я мерзну.

Но собственно, почему, какого шендака я должна ему верить?

… Потому что очень уж все складывается в логичную картину. Что значит судьба какого-то ребенка по сравнению с судьбами мира? Это даже и не подлость, это совершенно нормальный поступок гэйна. Воина. Вот то, что он сам предложил - конечно, вряд ли, скорее всего, это был именно план командования с самого начала. Ну прошел он как-то здешнюю проверку… Иначе, если бы он был двойным предателем, никто не относился бы к нему в Дейтросе с таким пиететом. Отец просто пожертвовал мной по приказу из Дейтроса, Дейтрос пожертвовал нашей семьей. Все правильно и логично.

А вот первоначальная версия - что дейтры пожалели меня и маму, и разработали специальный план для внедрения отца, изменили ему задание… Н-да. Слабо верится на самом деле.

"Кей, маленькая моя".

Да что же это - все дейтры, выходит, сами жертвы, жертвы собственной системы, собственного характера? И они могли бы наслаждаться жизнью, жить в мире и благоденствии, если бы не…

Не защита Земли?

— Зачем вы хотите уничтожить Землю? - прямо спросила я.

— Мы вовсе не собирались никогда уничтожать Землю! По отношению к Дейтросу использование темпорального винта было оборонительной акцией и в общем-то, трагической случайностью. А Землю мы защищаем. От проникновения Дейтроса. Конечно, тебя убедили в том, что мы - изверги, которым лишь бы какой-то мир уничтожить. Что ж, можно понять, что дейтры ненавидят нас. Но это не так. Война на Земле идет, но идет за счет тонкого информационного воздействия. И если совсем в общих чертах - то дейтры насаждают там фундаментализм, а мы противостоим этому. Они хотят превратить Землю в свой плацдарм. Вот и все.

Я обхватила виски ладонями. И все это, шендак тысячу раз, тоже звучит логично! Не похожи гуманные, цивилизованные дарайцы на людей, которым лишь бы шарахнуть кого-нибудь темпоральным винтом… или там атомной бомбой. А что такое, по сути, Дейтрос? Тоталитарная система… агрессивная.

Я уже об этом прочитала кучу книжек и смотрела кино.

Почему Эльгеро рассказывал мне так мало? Я очень мало знаю о Дейтросе, чтобы судить, насколько это правда - то, что мне здесь говорят. Может, и правда, там народ запуган и живет в страхе. Я же видела всего нескольких гэйнов. Может, и правда, они хотят завоевать Землю…

Вспомнился фильм о дейтринах. Только это ведь тоже неправда. И не все, что они пишут в своих книгах - правда. Но как разобраться, как понять это? У меня слишком мало фактов. О Дейтросе я знаю лишь со слов Эльгеро, о Дарайе - со слов этого… информация, которую они мне подсовывают. Ведь ясно же, что их цель - переубедить меня. Почему я решила, что они не лгут? Может быть - все это ложь…

— Давай, Кейта, закончим сегодня тест, - мягко сказал Крадис, - и оставим все эти проблемы.

Он подвинул ко мне бумаги. Я тупо смотрела, не видя букв, первый вопрос расплывался у меня перед глазами.

"Представьте, что вы собираетесь поехать на пикник…"

На пикник. Замечательно. Машина с прозрачным верхом. Дорогая какая-нибудь, Алви-45, к примеру. Большая корзина со снедью - как в рекламе. Вымытые красные помидоры, зеленый лучок, желтый душистый хлеб…

Зазвонил телефон, Крадис нажал на кнопку и стал отвечать кому-то там глуховатым голосом.

Вот уж точно - я не оставлю эту проблему. Я должна понять… разобраться.

Еще раз - у меня мало информации о Дейтросе. Слишком мало. Все, что осталось - это впечатление, которое могло быть и ложным.

"Да, Кейта. Нас всех используют".

А может быть, Крадис даже и прав, это тоталитарная ужасная система - только кто сказал, что она неправильна?

Мне дали здесь, в Дарайе, слишком много новой информации. Да, вся она укладывается в логичную систему. И главное - подтверждается где-то на глубинном уровне, уровне телесных ощущений. Обычные рефлексы. Дейтрос - связан с болью, ранами, неудобством, вечным дискомфортом, опасностью, тяжелыми тренировками. Дарайя - с наслаждением и уютом, изобилием, красотой. Но это же, шендак, не критерии истины…

А может быть, и критерии? Ведь игнорировать это - значит, игнорировать очевидное. И ведь даже всяких нищих и бездомных здесь нет, как, например, в Америке. Здесь все устроены, у кого нет средств к жизни - получает пособие. Ведь так, наверное, и правильно…

Все во имя человека, все для блага человека. Так нас учили еще в школе. А здесь это осуществлено уже.

Неудивительно, что им и религия не нужна никакая. Зачем? Религия - опиум для тех, кто живет плохо, утешение. А дарайцы - сильные, самодостаточные люди, которые построили себе красивую жизнь…

Даже со мной, врагом, они обращаются исключительно гуманно, как с равной им личностью. Даже с исключительной заботой и вниманием…

Интересно, Эльгеро врал мне, говоря, что дарайцы хотят уничтожить землю, и что предназначение Дейтроса - ее защитить? Не может быть. Он сам в это верит! Но может быть, и его обманули…

Его обманули.

Его используют, да. И он сам это говорил. У него красивые глаза, вдруг подумала я. Глаза бывают красивыми не из-за цвета, не из-за разреза. Их делает красивыми выражение. То, что смотрит из глаз. "Светильник тела - око". Глаза Эльгеро блестят решимостью и волей. А ведь я всегда буду его вспоминать… думать о нем, рисовать. Петь для него - будто он слышит. Я ведь люблю его. Эльгеро…

Я этого и не понимала, пока мы были рядом. Слишком уж тяжело было. Иногда я на него злилась. А потом поняла, что люблю… Его, и все, что связано с ним. Эльгеро неотделим от Дейтроса. Даже если он обманут…

А почему я решила, что обманут? Эльгеро множество раз бывал в Дарайе. Сталкивался с дарайцами. Конечно же, слышал их пропаганду. Ведь он далеко не глуп - однако почему-то смотрит на все это иначе. Да, я этого не понимаю… Только если выбирать между Эльгеро и всем остальным…

Крадис внимательно смотрел на меня. А я не смотрела на лист задания.

— Ну, Кейта, ты успокоилась? Продолжим работу?

Я опустила руки на колени. Медленно выпрямилась. Заставила себя посмотреть в глаза Крадису.

— Знаете… может, вы и правы. Может, это все так. Но я дейтра. Может быть, это плохо. Значит, я принадлежу к плохому народу. С вашей точки зрения. Но я не могу это изменить. Я останусь дейтрой. И я верю в то, что мой народ прав…

— Хорошо, Кейта, - вяло сказал Крадис, - тогда закончим сеанс. О твоих идеях мы поговорим завтра.


Почему-то я чувствовала себя очень хорошо. Я не знала, что будет дальше. Просто представления не имела. Если бы они хоть говорили со мной об этом, главном! Тогда я могла бы спорить, возражать, уходить в отказ. Но ведь они и не говорят. Они не пытаются меня переубедить, доказать мне что-то. Или пытаются? Ведь вокруг меня так много всякой информации, книг, брошюр, журналов, а телевидение, а компьютерная сеть… Но это так ненавязчиво. И главное - чтобы не дискутировать со мной. Просто донести свою точку зрения. Дискуссии до добра не доводят.

Если бы от меня требовали сию минуту отречься от Дейтроса, это была бы ясная борьба, я сопротивлялась бы. А ведь от меня не требуют этого… Требуют всего лишь выполнять психологические тесты и упражнения, заказывать косметику, плавать с Ликой в бассейне, развлекаться. Даже не требуют, а предлагают. От этого отказываться вроде и глупо…

Но сегодня, видно, я добилась своего. Я заставила Крадиса говорить о главном. Я еще не знала, как мне удастся проделать это снова - но ясно, что я на верном пути. Лику, правда, заставить еще сложнее. Она всеми силами изображает принципиальную блондинку, ничем не интересующуюся, кроме моды, фитнесса и мужчин.

После обеда Лика зашла за мной, но это было сегодня выше моих сил. Я сказала, что чувствую себя нехорошо, так что в спортивный центр пойти не смогу. Лика несколько удивилась и вышла. Я провалялась остаток дня на кровати, читая очередной роман из жизни дарайской молодежи. Кстати, одним из героев был дейтрин, который перешел на сторону Дарайи, оказавшись в плену, и теперь интегрировался в общество вполне успешно - учился профессии, ухаживал за девушками. Правда, он выглядел немного комично со своим акцентом и часто попадал в нелепые ситуации. Но был добродушен и сам смеялся над собой. Себя он называл "дрин" - это, оказывается, местное уничижительное прозвище для дейтринов, но другие этого слова не произносили, да и вообще стеснялись намекать на его национальность.

Принесли ужин. Я встала, и тут у меня слегка закружилась голова. Да и есть не хотелось - совсем. Ну и дела, оказывается, я и в самом деле чувствую себя неважно. Ощущение - будто я простыла. Слегка саднит в горле, начался насморк. Но где и как я могла простыть?! Я ведь довольно крепкая, и даже зверские приемчики Эльгеро - вроде купания в ледяной воде и спанья на земле - никакого впечатления на мой организм не произвели. Возможно, конечно, это из-за стресса. А где я могла простыть сейчас? Мы даже в бассейне уже дня три не были.

Вероятно, сказала я себе, проблема в облачном теле. Иммунитет резко снижен, вот что. Хотя как раз вчера был сеанс… Но как знать, может, проблемы накапливаются…

Голова болела все сильнее. И я просто легла спать пораньше.


Я проснулась около пяти утра - меня тошнило. Со страшной силой. Пришлось кое-как встать, доползти до туалета, и там меня основательно вывернуло. Заснуть после этого уже не удалось. Но и встать казалось невозможным - головная боль, слабость, и потихоньку уже начинали болеть мышцы. Все-таки я где-то подхватила грипп. Может, у них эпидемия? Как обычно, в половине восьмого мне принесли завтрак. Кроме чая, ни на что больше и смотреть не хотелось. Медсестра выслушала мои жалобы, вышла и вернулась вскоре со шприцем. Пояснив, что у меня вирусная болезнь, я, видимо, где-то тут заразилась, и лечение стандартное, с помощью вот этих инъекций. Всадив мне иглу в задницу, она удалилась.

Минут через двадцать началась новая зараза - меня стало ломать уже по-настоящему. Болели суставы. Причем с такой силой, что думать о чем-то другом было невозможно. Голова тоже болела, но на фоне разламывающихся рук, ног и спины это было даже и незаметно. Я попробовала включить телевизор, чтобы отвлечься, но воспринимать пестрое мелькание экрана было почти невозможно. К тому же заслезились глаза. Меня вырвало чаем, прямо на пол, потому что дойти до туалета казалось совершенно немыслимым.


Около четырех часов дня я получила вторую инъекцию, и после этого температура поднялась до запредельных цифр. Мне оставили градусник, удобная штука - приложил ко лбу, и видишь температуру. Так вот, у меня было 110 при норме до 60. Наверное, как у нас 40 градусов. И боль стала такой, что вышибла из меня последние остатки мужества, и я начала тихо выть. Наверное, вчера я преувеличила - никакая я не дейтра. Дейтра бы лежала тихо, закусив зубами подушку, и еще молилась бы про себя. Хотя помолиться - это хорошая мысль… Я стала повторять пару молитв, которым меня научил Эльгеро - "Отче наш" и "Радуйся, Мария", причем по-дейтрийски. И еще десять Заповедей. Ни о каком там Боге я не думала, мне уже было плевать, есть Он или нет - просто ритмичное повторение одних и тех же слов успокаивало и отвлекало. Я повторяла их бесконечно.

Я заметила, что уже боюсь следующей инъекции. Да, я понимаю, что это лечение, и все такое, но почему после них так плохо становится?


— Я умираю?

— Не говори ерунды. Обычная вирусная инфекция. Повернись.

— Не надо.

— Почему? Ты что, хочешь умереть?

— Мне будет плохо… после укола.

— Странно… Ну может быть, симптомы усиливаются. Но это необходимо. Ну давай, повернись быстренько.

— Я пить хочу.

— Потом, после укола.

— Оставьте мне воду здесь, рядом, пожалуйста. Я не могу встать.

— Оставлю.

Мне это кажется, или сам укол такой болезненный, всю ногу сводит? Кажется, раньше так не было.

Вышла. Вода? Она же обещала оставить. Почему же воды нет… Я же сдохну без воды.


Какая гадость - когда тебя рвет, и рвать нечем, горло полностью пересохло. Выходит чуть-чуть желчи. Живот болит от напряжения.

Надо дойти до крана и напиться. Надо дойти. Я попробую. Кстати, хочется в туалет уже. А позвать кого-нибудь - как? Это ведь не больничная палата, звонков не предусмотрено. Орать - бесполезно. Надо дойти. В конце концов, Эльгеро вообще воевал с огнестрельным ранением. На пол слезть можно, вполне. И дальше на четвереньках. С громкими стонами, да плевать уже. Услышат - придут и помогут. Да они ведь за мной наблюдают! Ведь наверняка… Почему же не приходит никто? Ой, мои коленки… и руки не держат. А можно еще ползком. Эльгеро меня учил ползать. Только сейчас я не могу.


Очень холодно. Очень. Суставы закоченели, и мне уже не разогнуться, я лежу в позе эмбриона, пытаясь спастись от холода. На полу, чуть-чуть не дойдя до порога туалетной комнаты. Кажется, штаны уже мокрые. Плевать. Помогите! Крикнуть, что ли, погромче? Или я уже не могу громче? Отче наш, сущий на небесах… У них здесь все болеют. Отец вот болел. Я тоже… Только другим чем-то. Я умру, это теперь уже ясно. Она врет, какая это вирусная инфекция… Что у меня, гриппа не было? Это, может, инфекция, но такая, от которой я сдохну. И почему-то совсем не страшно. Сдохнуть не страшно. И чего я раньше боялась? Черной бездны? Ерунда какая. Я, конечно, не знаю, что там будет, но вот чего точно не будет - этой дикой выворачивающей боли. Почему-то самое страшное во всем этом - что суставы уже не разогнуть, они так и останутся навсегда скрюченными, их можно разогнуть теперь, только сломав кости. И от этой скрюченности как раз дикая боль.


Меня поднимают. Кажется, ругаются, что я поползла сама. Идиоты, а что мне делать было? Никто же не приходил. Ссать прямо в кровать? Не говоря о том, что пить хочется. На кровати легче не становится, хотя немного теплее. Но одеяло тонкое. Мне переодевают штаны и заодно ставят еще один укол. Пробирает ужас - после укола всегда хуже, но куда уж хуже-то? Я даже не успела сказать, что хочу пить. Ладно, хрен с ним, ну не дают - и не надо, ощущение того, что организм полностью иссушен, а во рту вообще раскаленная сковородка - это еще ничего по сравнению с локтями… и позвоночником…

Нет, оказывается, бывает еще хуже. Боль начала пульсировать. И вокруг наступила тьма. Это я ослепла, или просто ночь? Во тьме впереди собирается большой малиновый шар, он катится на меня и бьет наконец, и я кричу от боли, а впереди уже новая волна. Надо не смотреть на нее, не думать об этом. Отче наш… не помню, что там дальше. Это… мой дядя самых честных правил… Когда не в шутку занемог… Вот именно, что не в шутку. Нет, не вспомнить мне сейчас. Эльгеро… А-а!

Нет, не бывает такого гриппа. Это другое что-то. Может, какой-нибудь лейкоз. Самое главное - побыстрее сдохнуть. А видеть я все-таки могу, не ослепла.

Врач. Наверное, врач, хотя кто их разберет, они все в этой медицинской желтоватой одежде. Ну слава Богу, может, хоть он отменит эти дурацкие уколы. И вообще…

— Пить, - говорю я. Врач не обращает на меня никакого внимания. Измерил давление. Отворачивается и говорит что-то непонятное.

Я лежу на холодной узкой поверхности. Мало того, что по-прежнему все болит, еще и нестерпимо холодно. Руки и ноги насилъно разогнуты и привязаны, и от этого я сейчас сойду с ума. Кажется, что если только их развяжут, сразу станет легче, хотя это самообман. Врач колет мне чем-то страшным прямо в левую ключицу. В глазах темнеет от боли, и я слышу дикий хрип. Это я так кричу. А он все терзает мою ключицу, как ворон клювом. И потом я понимаю, что это он мне катетер поставил, рядом со мной капельница, тянется тонкий проводок.

— Я умру?

— Нет, - говорит наконец врач, - просто вирусная инфекция.

— Мне очень больно. Развяжите…

— Придется полежать так, а то со стола спрыгнешь.

— Пить хочу.

Но он уже не слышит. Ушел. Да и зачем мне пить, капельница стоит, жидкость поступает прямо в кровь. Кстати, и не вырвет. Ну а то, что во рту пустыня Сахара, так это ерунда по сравнению с болью. Мои стоны становятся ритмичными. Это просто такой вой, время от времени прерывающийся. Но кажется, это слишком тихо, а громче я уже не могу.

До сих пор не знаю, сколько все это продолжалось. Наверное, несколько дней. Я редко теряла сознание, а о нормальном сне не было и речи. Но наверное, в конце концов, я уснула. Не помню - там, в том страшном месте, или уже здесь? Боль почти прошла. Правда, двигаться почти невозможно, руки-ноги отнялись. Рядом со мной стоит стакан. Вода. Пить уже не хочется, только весь рот и глотка превратились, похоже, в сплошную рану. По ощущениям. Наверное, надо попить, будет легче. Я медленно поднимаю руку. Нет, это не паралич все-таки, конечности двигаются. И даже не очень больно. Я взяла стакан, подняла его, но потом не удержала, и опрокинула прямо на кровать. Не очень приятно… и ругаться они будут. Но что сделать теперь?

Значит, я все-таки выжила.

Если еще не будет таких же приступов. Да не может это быть обыкновенным гриппом. Не бывает так. Хотя откуда мне знать, какие тут у них болезни?

Кстати, они же должны были мне вернуть облачное тело… я помню, они возвращали. Ах да, они его потом и забрали. В Медиане. Прямо шлингом. Незабываемые ощущения.

Эта дура-медсестра (кажется, я начала ее ненавидеть) смазывает мне весь рот и горло какой-то гадостью. Там, внутри, все начинает дико гореть, до шума в ушах и искр в глазах.

— У тебя воспаление во рту. Это пройдет.

Понятное дело, они же не давали мне пить. Там же все пересохло.

А почему они не давали мне пить? Может быть, нельзя. Но можно было хотя бы смочить рот? Хамство, хуже, чем в наших больницах.


Я уже могу смотреть телевизор. Включаю. Идут так называемые "Повседневные разговоры". Какая-то дама в возрасте живет с молодым парнем. Кстати, у них тут вообще нет семьи, как я понимаю, их слова - "кан, кани" - означают вовсе не мужа и жену, а то же, что и "партнер" или "друг". Ведущая перед большой аудиторией заставляет эту даму оправдываться. Ее высмеивают. Она доказывает, что права, и вообще… А между прочим, интересно даже. Раньше я не смотрела эти разговоры, неприятно было. А не все ли равно, что именно смотреть? Нормальные, веселые люди с нормальными человеческими проблемами. Красивая одежда. Сейчас они выйдут из этой студии, сядут в прозрачные автомобили и поедут, наверное, в ресторан. Или домой, в уютную квартиру, обставленную мебелью из каталога. Рекламная пауза. Томная блондинка: мои волосы были сухими и ломкими, но шампунь Риал - и она, волшебно улыбаясь, встряхивает великолепной золотистой гривой.

Мне интересно. Раньше реклама раздражала, а теперь… Все это - жизнь. Настоящая, живая жизнь с шампунями, шоколадом, любовью и скандалами, сексом и автомобилями. Я окунаюсь в нее с наслаждением. О чем я думала раньше? Почему не понимала этого? Все, что угодно - только не холодный стол, капельница и смерть, вгрызающаяся в суставы и голову. Теперь, после того стола, я буду жить иначе. Буду по-настоящему жить! Наслаждаться каждым мгновением… Каждым вкусным кусочком, минутой отдыха. Пусть мне недоступны все их блага, пусть я в Атрайде - но хотя бы телевизор мне доступен…


— Бедная, - Лика улыбается, - но ты уже лучше себя чувствуешь?

— Ну по сравнению с тем, что было…

— Хочешь вот этот фрукт? Ты еще не пробовала. Это называется вайдель.

Вайдель по виду похож на колючую сливу.

— Нет, я не могу… спасибо. У меня воспаление, все болит во рту.

— А, ну это пройдет.

— Что это за болезнь?

— Да обычная вирусная инфекция. Но ты ее перенесла тяжело, видимо, организм другой.

… Интересно, почему я это поняла? Почувствовала, что я совершенно беспомощна здесь, вот почему. Что я здесь ничего не решаю, и ни на что не влияю. Мне могут просто не давать пить. Ну скорее всего, конечно, по халатности, а не специально, но все же. Я полностью завишу от них. Могут привязать руки и ноги. Нет, надо вести себя осторожнее. Слушаться. Для вида.


Вскоре я окончательно выздоровела. Радость от этого нельзя сравнить ни с чем. Если честно, я никогда в жизни еще серьезно не болела. Ну так, грипп, ОРЗ всякие были, и все. Я снова начала посещать Крадиса.

— Однако, задала ты нам работу, - сказал он, - врач уже сомневался в благополучном исходе. Но мы нашли возможность тебя спасти. Синтезировали сыворотку…

Невольная благодарность шевельнулась во мне. Спасли… Все-таки спасали, старались вытянуть. И я выжила. Этого я тоже никогда не забуду.

— Инфекция обычная, но твой организм воспринял ее очень тяжело. Дейтры, видимо, иначе это переносят.

Я кивнула.

Произошло некое изменение - вот что, я перестала воспринимать Крадиса как врага и соперника. Совсем перестала. Хотя, как ни странно, раньше я доверяла ему в большей степени. Я спорила, откровенно высказывала свою точку зрения. Сейчас мне просто не хочется спорить. Если я не согласна с ним, скорее всего, я не права. Это можно обдумать потом. Он просто выполняет свою работу. Мне же нетрудно сделать то, о чем он меня просит - это совершенно нейтральные вещи. А зачем спорить, что и кому это даст?

— Сегодня проведем сеанс расслабления.

…Я лежу в мягком, удобном кресле (и у меня ничего не болит!!) Мне очень тепло и хорошо. Все мои члены расслаблены. Рука Крадиса лежит на моей груди и медленно поднимается-опускается вместе с дыханием. Голос психолога - ласковый, шелестящий, словно морской прибой.

— Тебе хорошо… Ты полностью свободна… Ты лежишь на теплом песке, и солнце ласково греет твои руки, ноги, живот, грудь… Пахнет йодом и морской солью…

Я медленно погружаюсь в теплое бессознательное, в глубину, туда, где я плавала эмбрионом, где уютнейшая пещера, где закладывались самые основы, где я впервые узнала о существовании мира…

Я засыпаю.


Мне по-прежнему ежедневно ставят уколы. Только подкожно, в руку. Это, говорят, для укрепления организма после болезни. Вроде витаминов. Только почему-то голова после них кружится. Ну неважно. Им виднее. Ведь я все равно ничего не могу с этим сделать.

Они лучше знают, что мне нужно. Лика перебирает на столе мои рисунки - я сделала их вчера, когда мне возвращали облачное тело.

— Ты делаешь успехи, Кейта! А можно я этот твой рисунок у себя повешу?

Синие горы и над ними - маленький самолет. А под ними - леса. Мы с ребятами ходили в поход после первого курса.

— Можно, конечно.

Наверное, Лика права. Моя психика как-то изменилась. Стала мягче, спокойнее. Гораздо спокойнее. Наверное, пройдя через близость смерти, любой человек начинает по-настоящему ощущать жизнь. Радоваться простым вещам - цветам, вкусной еде, красивому платью. Рисунки изменились, да. В них больше нет ничего воинственного. Мир цветов - целая планета цветов. Они разумны, они умеют говорить. Их царица - красная роза. Они тихо шепчутся, склоняясь друг к другу прекрасными головками.

Красивая собака, летящая сквозь траву. Она песочного цвета, и ее уши не прижаты злобно к голове, и зубы она не скалит - она улыбается, уши торчком, хвост весело вскинут.

Поезд. В нем люди - женщина в желтом платье, молоденький парень… Поезд едет прямо в радугу, въезжает и растворяется в ней.


Мне разрешили гулять. Сначала мы с Ликой прохаживались по саду, разговаривая о том, о сем. Потом она стала выводить меня в город.

Я купила себе куртку с меховым капюшоном. Одно дело - когда ты носишь красивую одежду в больнице, совсем другое - пройтись по улице, вот такой, упакованной, с малозаметным умело наложенным макияжем, искусно уложенными волосами.

— Ты должна любить себя, - объясняет мне Лика, - наслаждаться своим телом. Ухаживать за ним с наслаждением.

Но город развлекает меня куда больше. Мне интереснее смотреть вокруг, а не демонстрировать себя.

Это не столица, но один из крупных городов Дарайи. Он называется Глирс. Я постепенно выяснила у Лики, что в Дарайе всего одно настоящее государство, и оно занимает почти весь мир. Но есть области и особенно некоторые острова, где люди живут другим укладом. Есть в Дарайе и другие расы, не белокожие блондины - но их немного. Армия нужна не только для того, чтобы защищаться от Дейтроса, но и для того, чтобы поддерживать порядок в тех областях - потому что отсталые народы в основном Дарайю не любят и изо всех сил стремятся напакостить - что-нибудь взорвать, устроить эпидемию. Бактериологическое оружие, как я поняла даже из фильмов, здесь очень распространено. Я видела несколько фильмов на одну и ту же тему - как некие мирные дарайцы (обычно с женщинами и детьми) потерпели крушение в океане или были похищены злобными островными аборигенами, перенесли ужасное обращение и были спасены доблестными военными (или - вариант - как-нибудь спаслись сами).

Но здесь мы - в самом центре материка Бай, в сердце Дарайи, здесь ничего такого с нами случиться не может.


Мы ужинаем в небольшом кафе на пятом этаже торгового центра. У меня уже ноги гудят - только что прочесали гигантский магазин одежды и бытовых товаров. Вообще когда я впервые здесь вошла в магазин - универсальный, который занимал примерно два этажа, каждый этаж площадью - как небольшой городок - у меня был самый настоящий шок. Именно подкосились ноги. А у кого бы не подкосились в моем положении? В моем родном городе в магазине бывал разве что только хлеб регулярно. И молоко. В мясном отделе лежали какие-то субпродукты и сало. Изредка бывала вареная колбаса, но в последнее время и за ней сразу выстраивалась очередь. И давали ее по талонам. Если появлялся сыр, за ним тоже сразу вставала очередь.

Здесь в огромном зале вдоль всех стен тянулись стеллажи, поперек были расставлены открытые витрины - и все это заполнено только разными колбасами и мясом. Вареная колбаса, с жиром и без, копченая самых разных цветов и видов, ливерная, с ободочком из сыра, фигурно нарезанная, ветчина, окорок, корейка… И все это можно было купить, взять, все это было доступно. Конечно, я уже поняла, что в Дарайе - полное изобилие всего, я уже заказывала товары по каталогу. Но видеть это вот так, собранным в одном месте - оказалось выше моих сил.

И то же самое творилось в рыбном отделе, и в хлебном, и в молочном, и в овощном.

Но постепенно я привыкла к этому. Мы уже не первый раз с Ликой посетили этот магазин - огромный пятиэтажный дом в центре города. Первые два этажа здесь занимал тот самый продуктовый магазин. На третьем был тоже гигантский магазин, где продавалась одежда и разные бытовые товары, бытовая химия. Лика сказала, что возможно, скоро мне разрешат переехать в город, и надо купить кое-что необходимое. Мы приобрели кухонный комбайн - там и миксер внутри, и кофеварка, и овощерезка, и даже мясорубка. И еще приспособление для поджаривания хлеба. Еще мы купили гель для душа и шампунь, и еще какие-то штучки для волос. Все это мы отнесли в машину - а машина стояла в парковочном центре, пристроенном прямо к зданию, въезд был спиральный, и все этажи заняты запаркованными автомобилями. Как в фантастике какой-нибудь. А ведь это обыкновенный магазин. Мы миновали четвертый этаж, где располагалось множество маленьких магазинчиков - от зоо до ювелирных, и поднялись на пятый. И здесь были маленькие магазины, и еще - центр отдыха, с небольшими уютными кафе, детской комнатой, где резвились маленькие дарайцы, парикмахерской, массажным кабинетом и приемной врача.

Сначала Лика зашла в какой-то магазинчик с красивой одеждой. На мой взгляд, эта одежда ничем не отличалась от висящей внизу, в огромном супермаркете, но была дороже примерно раз в 5-10. Лика долго щебетала с продавщицей, примерила длинный красный жакет, потом юбку к нему, осталась недовольной, и мы отправились в кафе. Лика взяла себе чашечку кофе. Я как обычно не удержалась - пирожное со взбитыми сливками, бутерброд с лососем, большой стакан лимонада.

— Если хочешь, потом поднимемся на башню, - предложила она. И в самом деле, пятиэтажное здание венчала высокая башня, с которой, говорят, виден весь город. Правда, уже стемнело. Но посмотреть на россыпь огней все равно интересно.


Мы стоим на широкой площадке, голова чуть кружится от высоты. Сейчас здесь нет почти никого - поздно уже. Чуть ниже под нами - ресторанчик, и оттуда тоже все прекрасно видно, но мы залезли на самую верхотуру.

Небо… Какое прекрасное звездное небо! Я пытаюсь найти Большую Медведицу - это единственное знакомое мне созвездие. Но почему-то ее нет нигде. И вообще, я не разбираюсь в этом, но кажется, звезды необычно расположены, хаотично как-то. Зато какие они крупные и сияющие! И две луны. Это очень красиво - две луны. Маленькая - она называется Ведар - красноватая и полная, большая, Грона - чуть изъеденный справа желтый диск. И все же как такое могло получиться - отчего в Дарайе две луны? Впрочем, ведь и расположение материков в разных слоях совершенно разное. А календарь и времяисчисление похоже на земное, так же наступает ночь и приходит день, так же - в разных широтах только по-разному - меняются времена года.

А внизу - будто небо опрокинулось и отразилось в воде - сверкает огнями город. Гигантский дарайский город. Глирс. Огоньки то собираются в кучи, то разбегаются и даже совсем исчезают - там, где днем видны рощи. Вдали, у самого горизонта, непроницаемо темная полоса - море.

Холодный ветер налетел на нас, Лика закрылась от него высоким воротником своей кожаной куртки. Я раскрыла рот и подняла лицо навстречу ветру - как хорошо пить его, купаться в нем. Как в воде. Пусть даже он холодный. Это жизнь, это настоящая жизнь!

Мне хорошо. По-настоящему хорошо…

Эльгеро, вдруг кольнуло смутным воспоминанием. И почему-то немедленно затошнило. Ощущение - как после того укола, подкожного. Странно, а я ведь уже давно совсем не вспоминаю его. Я думала, что люблю… Да видимо, чувства у меня непрочные. Ведь как я любила на Земле Игоря, а попала в другую обстановку - и полностью забыла его. Вот и с Эльгеро так же… Мне просто не до него сейчас. Вокруг так много прекрасного и интересного… Правда, наверное, нехорошо, если я все-таки соглашусь на них работать. Ведь они рано или поздно спросят. Нехорошо это…

— Ты о чем задумалась? - спросила Лика.

— Да вот… думаю, почему все так сложилось. Почему вы живете здесь… и так. А мы там - по-другому. А Дейтрос…

Лика сморщилась.

— Слишком много думаешь, Кей. Почему - да какая разница. Ума у вас не хватает. Но тебе-то повезло, ты теперь здесь будешь жить…

Ее голос доносился до меня сквозь пелену ветра, гулко раздавался под звездным куполом.

— Ты сейчас думаешь обо всем этом барахле, о магазинах. Ты всю жизнь провела в нищете, и вот увидела, как нормальные люди живут. Только ведь не в этом суть. К этому привыкают. В другом дело… Ну что ты видела там, у себя? Убогую квартирку с низким потолком, очереди за самым необходимым, хамство, общественный транспорт. Что тебя там ждет - прозябание, с утра до вечера крутиться, как белка в колесе, и даже денег толком не видеть, может, раз в жизни в отпуск съездишь к морю. А что ты можешь увидеть в Дейтросе? Еще хуже все. Война - это только звучит романтично. Через год тебе эта война осточертеет хуже горькой редьки, а деваться-то будет некуда. А здесь - посмотри - здесь настоящая жизнь. Видишь этот город? Море? Там, за морем, еще города, которые ты не видела. Это небо, эти огни - все это твое. По-настоящему твое, ты можешь всего у нас добиться. Вырасти как угодно… Будешь покупать хорошие машины, путешествовать… можно и в другие слои путешествовать, хочешь, к примеру, кругосветную экскурсию по Земле? Или по любому другому слою? Валяться на песке у далекого теплого моря. Взлетать на вертолете к вершинам заснеженных гор… Знакомиться со знаменитостями… Стать известной и уважаемой, о тебе будут снимать передачи, на тебя будут оглядываться. И все это только от тебя зависит, от твоих сил и способностей… Это большая жизнь, Кей. Я предлагаю тебе - большую, настоящую жизнь.

— А если я не смогу? Ну нет у меня сил и способностей. Что тогда?

— Ты не должна даже так думать. Ты сможешь! Но вообще-то у нас и нищие живут лучше, чем любой человек в Дейтросе. Идем вниз?


Ночью я не могла уснуть. Лика, сама того не зная, задела нужную струнку в моей душе (а может быть, и зная. Под гипнозом я могла говорить, что угодно, они могли меня допрашивать - я же потом не помню ничего. Да я и наяву очень много рассказываю о себе, вплоть до воспоминаний младенчества).

Большой мир! Как я мечтала о нем, как ждала! И ведь было у меня предчувствие, что моя жизнь изменится, что она не будет такой, как у миллионов нормальных советских женщин. Как изменится - я еще не знала. Но точно знала, что не буду жить так, как мама - утром в раздраженной спешке на работу, вечером перед телевизором в бигуди.

Первый толчок был у меня перед десятым классом, мы с родителями ездили в Москву. И я втайне от них ходила в МГУ, узнать насчет поступления в следующем году. Как раз вывесили списки поступивших на филфак. И я наблюдала за этими девочками (и редкими мальчиками), в особенности - теми, чьи лица были счастливыми - и думала, как им все-таки повезло… МГУ. Москва! Это большая, настоящая жизнь. Здесь снимаются все фильмы, здесь решается судьба всей страны. Здесь можно встретить на улице известного актера и учиться у знаменитого профессора.

И я мечтала, страстно мечтала поехать учиться в Москву. Но родители отговорили - все равно не сможешь, блата нет, скорее всего, не поступишь, лучше синица в руках… Они были правы - что ж, я отличница, хотя медаль мне и запороли, но не юный гений, которого отхватят везде с руками и ногами. Ну, люблю литературу, люблю читать, люблю рисовать, но таких девочек много. И я поступила в наш институт культуры, на библиотечный факультет.

Еще мне вспоминались иностранцы. Мы как-то немного пообщались с немцами, когда ездили в Псков. Немцы были все поголовно в шортах и длинных балахонистых футболках. Я почти ничего и не помню из того общения, но как интересно, занятно было смотреть на них, таких непохожих, иных… Но не обязательно западноевропейцы - попадая в Москву или Питер я потихоньку с большим интересом наблюдала за неграми или латиноамериканцами. И этот мой интерес объяснялся двумя словами - Большой Мир.

Все они жили в этом Мире.

А я прозябала в сером и скучном уральском городе, на окраине Земли, в самой глухой и безнадежной провинции Мира.

Мне так хотелось видеть этот Мир… людей… самых разных людей. Моря, океаны, горы, ледники. Нет, я не хотела жить в другом месте - мне просто хотелось видеть всю Землю, и чтобы она была - моей. Чтобы моя жизнь не была ограничена двумя кварталами "хрущевок", работой и домом. Чтобы было как в фантастике - ездить и летать по всему земному шару, без всяких границ, взлетать в небо на каких-нибудь флайерах или гландерах.

И вот такой, на самом деле, была Дарайя. Здесь можно летать повсюду. Можно видеть дальние острова и синие горы. Можно добиться всего, взлететь к самым вершинам власти. И про тебя будут снимать фильмы…

И по сравнению с этим Дейтрос… на самом деле… это всего лишь маленькая тускло освещенная комната с Распятием на стене, тьма, вечное ощущение опасности, вечное напряжение… Скорее всего, ранняя смерть в бою.

Смерть. А Дарайя - жизнь.

Какой будет моя жизнь в Дарайе? Наверное, мне все же придется создавать маки. Придется. Не зря же они меня тут перевоспитывают. Да и что я еще умею делать? Ведь ничего больше. Я попыталась представить то, что уже воображала не раз.

…Уютная трехкомнатная квартира. Велосипедные прогулки. Поездки в город на прозрачной машине. В отпуске - поездить по миру…

Возможно, сделать карьеру. Возможно, разбогатеть и прославиться. У меня будет дом, огромный дом, с множеством комнат, несколько шикарных автомобилей. Своя лошадь. Я куплю для нее участок земли. Собственная яхта - я буду на ней плавать по Дарайскому океану.

Путешествия. Экскурсии на Землю. Побродить по городкам старой Европы, увидеть Америку, Вашингтон, Мексику, прекрасные синие Анды и Тихий Океан. Антарктиду. Кенгуру и эвкалипты в Австралии.

Родителям, конечно, можно будет помочь. Я найду способ. Наверняка можно как-то обменять здешние деньги на земные. Я сделаю родителей богатыми, они купят кооператив, машину. На дачу будут на машине ездить. Брату помогу. Подружкам тоже. Может быть, незаметно… Подброшу пакет с деньгами и подпишусь "Фантомас". Да нет, это глупо, конечно, но способ я найду.

Может, выйду замуж… Нет. Не хочу. Никого не хочу. Просто рожу ребенка для себя. Буду покупать ему красивые вещи - удобную коляску на рессорах. Розовую - у меня будет девочка. Кружевные распашонки, бархатные штанишки, шапочки, красивое постельное белье, непромокаемые подгузники, пестрые игрушки, полезные для развития. Потом она пойдет в школу. Нас будут фотографировать вместе для обложек пестрых журналов. У нее будут светлые дарайские волосы и голубые глаза. Это вполне возможно - ведь моя мама блондинка.

Девочка вырастет, будет учиться… Закончит самый крутой университет в Дарайе. Получит ученую степень. Выйдет замуж за киноактера. У меня будут внуки.

Я стану дарайской старушкой - собственно, здесь и нет "старушек" как таковых - здесь есть пожилые крепкие стройные красивые женщины. Они занимаются спортом, следят за своим питанием, путешествуют и наслаждаются жизнью. Вот и я буду такой же. А потом…

"А потом ты умрешь", - сказал насмешливый голос внутри. Я откинула одеяло и села на кровати.

Потом не будет просто ничего. Или будет что-то настолько другое, что вся эта жизнь, все эти радости, предстоящие мне, все равно не имеют никакого смысла.

Радость утекала у меня меж пальцев, словно песок. Почему, почему все устроено так несправедливо и глупо? И какая по сути разница - умереть молодой, от пули или какого-нибудь фантастического огня в Медиане, или же дожить до старости…

Ребенок, достижения - это все ерунда. Что мне за дело будет, мертвой, до всех этих достижений, до продолжения моего рода, даже до всего человечества?

Пожалуй, молодой даже и лучше - смерть, по крайней мере, будет неожиданной. Не будешь годами мучиться мыслью - когда? Когда наступит мой час?

А как они умирают здесь, старики, довольные жизнью? В больнице под мерный стук и писк аппаратуры? Дома? Меня вдруг кольнуло - я ведь видела недавно рекламу!

Включила телевизор.

Разыскать рекламу оказалось нетрудно - в рубрике "Здоровье" была и графа "Смерть". Я пролистала ролики с рекламой разных крематориев. Здесь было принято сжигать трупы. А вот и то, что мне нужно.

"В жизни каждого человека однажды наступает момент, когда тело лишь обременяет, и страдания начинают перевешивать радость. У одних этот момент наступит уже в 60 лет. У других в 90. Неизбежно накопленные к старости болезни, усталость. Кто-то не позаботился вовремя создать себе пенсионные накопления, а после 60 лет истекла возможность получения социальной помощи - вам просто не на что жить. Умер ваш жизненный партнер, и вы чувствуете себя бесконечно одиноким и хотели бы последовать за ним…

Мы поможем вам.

Мы - единственные, кто поможет вам бесплатно и безвозмездно. По желанию, из благодарности и желания помочь согражданам, вы можете завещать свое тело для биологических нужд - производства лекарственных веществ, возможного донорства органов. Но вы не обязаны делать это.

Небольшой укол - и вы заснете, в умиротворении, под любимую мелодию - подобно океанскому кораблю, вы отчалите в Вечность.

Вы освободите себя и своих родных. Сделайте себе последний подарок!

В перечень наших услуг входит также бесплатная юридическая помощь и кремирование".

"Колыбель смерти". Красивое название. Я открыла телефонный справочник, набрала первые буквы… Ага. Только в Глирсе - 16 этих "Колыбелей". Я ткнула в первую попавшуюся. Адрес… реклама. "Ежедневно в наших палатах уходят из жизни около 150 клиентов".

Интересно, а бывают ли случаи, когда в Дарайе человек умирает каким-то иным образом? Кроме смерти на войне или в "Колыбели"? Я вспомнила виденные мной фильмы, прочитанные романы - почему-то нигде речь не шла о больных, старых, умирающих. Вообще как-то страдающих людях. Страдать в Дарайе можно было разве что от неразделенной любви.


— Но это естественно, - Лика посмотрела на меня с недоумением. Тон ее лака сегодня не точно соответствовал тону помады, а был контрастным - металлически-серебристые ногти, алая помада, лишь полоска в центре губ была выкрашена серебром.

— Да, я тоже мечтаю окончить свою жизнь именно в "Колыбели". Это достойный человека способ уйти из жизни. Не валяться дряхлой развалиной, как это делается у вас, ноя, стеная от боли и мешая жить окружающим. Не быть ни для кого обузой. Ни от кого не зависеть.

— Моя бабушка, - мой голос задрожал предательски - не была никому обузой. Да, у нее болели ноги. Но она следила за мной и братом, нас оставляли ей. Да, потом у нее был инсульт… Мы ухаживали за ней. Она лежала…

Я умолкла. Я не могла этого объяснить - в общем-то, после инсульта бабушка уже не представляла никакой ценности с точки зрения Лики. Объяснить это было невозможно. Она даже мудрые советы не могла давать, потому что плохо разговаривала. Просто… вот придешь из школы, а она лежит. Дашь ей поесть, попить, поменяешь простыню, подашь судно. Меня все эти какашки не напрягали. Здоровой рукой она вцепится в твое запястье и смотрит на тебя, смотрит… А иногда скажет "детка". Маме ведь некогда говорить тебе "детка". Или просто посидеть с тобой. И еще от бабушки исходило тепло. Сидишь и чувствуешь, будто купаешься в этом тепле. Не знаю - я очень плакала, когда она умерла все-таки, хотя и говорили - для нее это облегчение, так ей лучше…

Не знаю. Моя жизнь была бы совсем другой, если бы не этот год - я тогда училась в восьмом классе. Наверное, это эгоистично - для бабушки, наверное, было бы лучше, если бы сразу укол - и все. Правда, она сама никогда не говорила об этом и вовсе не хотела умирать. Вернее хотела - но чтобы все по-людски, в свой срок.

— У нас другие обычаи, - сказала Лика, - другая жизнь. К этому надо привыкнуть.

Она говорила уверенно. Наверное, она и права. У них другая жизнь, кто я, чтобы судить ее? По сути в самом деле - глупо жить, когда жизнь представляет собой сплошные страдания. И когда ее можно прекратить. Эльгеро сказал бы, что это грех. Ха-ха, но он же сам как-то обмолвился, что лучше застрелиться, чем попасть в плен, особенно в руки гнусков. Да и глупости все это- грех, не грех. Мракобесие какое-то. Надо головой думать…

— У меня такое ощущение, - сказала я, - что Дарайя - это общество молодых, сильных и здоровых людей.

— Ну что ж, верное ощущение.

— И богатых.

— Да.

— Потому что бедные, старые, слабые и больные… Они просто исчезают. Их нет.

Лика молчала, и я развила свой тезис.

— Бедных отправляют воевать против Дейтроса. Слишком бедных, тех, кто не может найти даже самую простую работу и не выполняет каких-то условий для получения социальной помощи.

— Ну не обязательно, - сказала Лика, - помощь могут получать все. Это не так. Единственное условие - до 60 лет и при наличии справки от врача. А воевать… Видишь ли, у нас профессиональная армия. Одна ее часть - та, что показывают в фильмах и новостях - наши доблестные герои, великолепная техника, и тэ дэ… А вот вторая - от которой пользы больше - это просто те самые люди, с которыми вы сталкивались в Медиане…

— Рыцари джедаи… - пробормотала я.

— Что? А, да. У нас они тоже называются "Белые воины". Романтика… Но вообще в основном "белое воинство" состоит из вангалов.

— Э-э… это кто? - удивилась я. Почему-то до сих пор такого слова не слышала…

— Ах да… Видишь ли, у нас есть очень большая прослойка людей, которые никогда не будут иметь работы. У них недостаточный коэффициент интеллекта, и они обречены на пожизненное получение социальной помощи. Как правило, такие люди рожают много детей - им все равно больше заняться нечем. И если работающие приличные родители стараются дать своим детям полный набор генетических улучшений, то эти люди предпочитают делать бесплатную операцию - их детям проводят комплекс "вангал"…

По моему лицу, вероятно, было видно, что я не понимаю уже ничего.

— Ах да, - сказала Лика, - ты ведь не знаешь, что такое генная инженерия…

— Почему, знаю… мы проходили в школе.

— Но в вашем мире на людях еще даже не экспериментируют. Так вот, ты, наверное, заметила, что мы, дарайцы, в целом более совершенны, чем представители других рас. Не так ли?

Честно говоря, ничего такого я не заметила… ну правда, они красивы, это да. У них нет уродов, толстых или больных каких-нибудь. Почти все - высокие, симпатичные блондины. Но совершенство, наверное, должно предполагать не только внешность?

— У нас всем детям проводят еще до зачатия комплекс возвышающих операций на генах. Собственно, зачатие у обычных людей практикуется в основном искусственное. Дети рождаются идеально здоровыми, красивыми и талантливыми…

— Но маки… если вы все талантливы, почему вам так сложно создавать маки? - спросила я.

— Ну видишь ли… Гены, контролирующие эти способности, пока не определены. А в остальном мы всесторонне развиты, здоровы, совершенны… Кроме вангалов. Видишь ли, у получателей социальной помощи обычно нет денег на искусственное зачатие, их детям проводят бесплатный комплекс, то, что можно еще сделать, когда ребенок в утробе - они вырастают воинами, сильными, с хорошей реакцией, агрессивными и лишенными природного страха.

— Вот как, - пробормотала я.

— Болезни пока встречаются, да. Если наша медицина не справляется с болезнью, такого человека всегда лучше усыпить. И больным детям не позволяют родиться, а если родились - дожить хотя бы до месяца. Да, мы их усыпляем. Мы против страданий. Это плохо, ты считаешь? Ты хочешь, чтобы люди страдали?

— Не знаю…

Как-то все это слишком сложно.

Лика вздохнула.

— Видишь ли, Кей… Лет примерно триста назад наш слой представлял собой жалкое зрелище. Дейтры проникли и к нам, уже давно, и у нас существовала так называемая Вселенская Церковь, которая, как паук, пронизала все общество и мешала прийти к нормальному благосостоянию и счастью. Да, мы и тогда жили неплохо. Но каким был результат? Медицина к тому времени совершила скачок, продолжительность жизни увеличилась. Вырастить ребенка становилось все накладнее, и рожать люди перестали. Наше население на две трети состояло из убогих, больных, инвалидов и стариков. И всем им непрестанно оказывали помощь. Так что нормальные люди уже были лишены возможности жить по-человечески, налоги были такими, что они отказывали себе практически во всем. И не заводили детей. В школах чуть ли не половину составляли дети иммигрантов. Школы закрывались. Что нам было делать - вымирать? Да, все предсказывали нашей цивилизации именно такой конец.

— А при чем тут дейтры? И церковь? - спросила я.

— Потому что именно дейтры везде распространяли это христианство - как заразу. И как раз церковь способствовала нашему падению - именно она внушала общественному мнению, что эвтаназия - страшное зло, что инвалидов надо нянчить даже вопреки их собственной воле, что вместо трех здоровых крепких детей родители обязаны заботиться о родившемся уроде, и даже аборт не смей сделать…

— Но вы это изменили?

— Да, - сказала Лика, - не подумай, что мы перестреляли всех священников. Зачем? Просто постепенно были введены нужные законы. Как ни долби догматами, здравый смысл побеждает…

— Ты думаешь, что это нормально? - спросила я, - вот тебе будет 70 лет, и тебя убьют.

Лика улыбнулась.

— Ты все-таки странная… Я ведь тебе объяснила - не меня убьют. Я могу жить. Я свободный человек. У нас свобода, понимаешь? Но если моя жизнь превратится в страдание, если я стану дряхлой и никому не нужной… Да любой нормальный человек и сам не захочет так жить.

— А если захочет? - спросила я.

— Что ж, у нас свобода…

— Только свобода без пособий для стариков, без больниц и ухода… Ведь ты просто и не сможешь так жить.

Лика перестала улыбаться.

— А что ты хочешь? - тихо спросила она, - побеждает сильнейший. Везде. Это всегда и везде было так. Закон леса. Волки дерутся, самый сильный получает самку и оставляет потомство. Слабый погибает. Что сделало обезьяну человеком?

— Труд, - автоматически ляпнула я, вспомнив Энгельса, которого недавно конспектировала в институте.

— Ничего подобного. Конкуренция. Без нее нет развития. Никакого. Ни биологического, ни социального. Ни научного. Привыкай. Ты выросла в стране, где все якобы были равны, где конкуренцию отменили - ну и видишь, в какой заднице вы оказались. Если ты хочешь пробиться, придется есть других. Иначе никак - привыкай.

Ее губы сверкали кроваво-красным отблеском.

— Человек человеку волк, Кей. Вы почему-то считаете, что нормальное, естественное состояние - это любовь к окружающему миру и людям. Мы же понимаем, что норма - это агрессия. Звериная агрессия и защита своих интересов. Только вот в итоге мы построили полноценное и красивое общество, а вы - в заднице… и любовью у вас и не пахнет, пахнет дерьмом.

Она пыхнула дымом, бросила окурок в пепельницу.

— Становись сильной, Кей. Ты справишься. Ты сможешь. Будь собой, думай самостоятельно. Не надо оглядываться на всех подряд… Не надо верить кому попало. Вообще никому верить нельзя.

— Тогда отпустите меня, - тихо сказала я, - отдайте мне облачко. Отпустите и дайте сделать выбор.

Белые зубы сверкнули меж алыми линиями с серебряной полосой.

— А вот этого не жди, дорогая. Никто и никогда тебя не пожалеет. Забудь это слово - дайте. Никогда ничего не проси. И не жалуйся. Ты должна взять сама то, что тебе нужно… Кстати, тебе не пора на сеанс? Я провожу тебя.


— Мы поможем тебе освободиться от зажимов, - сказал Крадис, защелкивая на моих запястьях металлические держатели. Я покосилась на аппарат, стоящий рядом с кроватью. В общем-то, здесь, в Дарайе, техника не слишком далеко ушла от земной. Если вообще ушла - как знать, наверное, на Западе и у наших военных есть что-то подобное. Если не считать, конечно, оборудования специально для Медианы - тех же шлингов, келлогов. Но этот аппарат казался занесенным откуда-то из другого мира, из космической эры. Полупрозрачный - не то пластик, не то оргстекло, с гибкими гофрированными шлангами, и казалось, без какого-либо пульта управления.

— Может, не надо все-таки? - спросила я. Крадис пристегнул мне и ноги, и улыбнулся.

— Не беспокойся, это не больно, и ничего страшного не произойдет.

Он кивнул врачу, стоявшему рядом, и тот затянул жгут на моей руке. Опять капельница. Сколько же можно, мне тут уже все вены искололи.

— Я обнаружил, что зажимы слишком глубоко у тебя в подсознании. Мы имели дело с дейтрами, но у тебя психология нестандартная - ты выросла в другом мире. И тот мир оказал нестандартное влияние на твое подсознание. Я уже выводил тебя на внутриутробный уровень, но ты слишком сопротивляешься. Нужно медикаментозное воздействие. Не беспокойся, ничего страшного в этом нет. Мы проводим такое лечение и по желанию…

Интересно, подумала я, почему они упорно считают меня больной? Почему во взгляде Крадиса такое сострадание. "Нормальный человек в этой ситуации не захочет жить". Критерии нормы у них другие. Я ненормальна - может, потому, что мне предложили совершенно ясный и очевидный выбор, а я все еще пытаюсь что-то выяснить и понять? Да я в принципе даже и согласна с тем, что Дарайя - куда более правильно и логично, по-человечески устроенный мир, чем Дейтрос… и чем Земля. Мне хочется спать. Тяжелеют веки. Два гофрированных шланга совершают странное движение и нависают надо мной. Раскрываются их окончания - как цветок. Запах озона. Излучение… Они снимут зажимы. Какие зажимы? Да, конечно, я не спорю, человек я далеко не идеальный, у меня множество недостатков, но о каких зажимах может идти речь? Если бы они просто со мной поговорили… объяснили бы мне все. Предложили выбор. Правда, я не знаю, какой выбор сделала бы. Но если достаточно долго уговаривать… Нет, все равно… Кажется, голове становится тепло. Или это иллюзия? Должна ли я что-то ощущать?


Мне всего десять лет. "Жирафа!" - надрываются за спиной мальчишки. Я пытаюсь не обернуться. Мне плевать… плевать… слезы застилают глаза. Моя лучшая подруга говорит - "Но ведь у тебя действительно рост ненормальный".

Я начинаю рыдать… Что я сделала тогда? Кажется, ударила ее портфелем. Сейчас я не могу этого сделать, я рыдаю, и на какой-то миг осознаю - слезы текут по лицу, и нос забило, и я пытаюсь оторвать руки, чтобы вытереть нос, но руки привязаны…

У меня ужасно болит горло. Просто ужасно. Мне плохо. Мама пристает ко мне, и я даже не понимаю, что ей нужно. Я говорю - "Не хочу". Начинаю реветь. Тогда мама раздражается, хватает меня - от ужаса я замираю и перестаю что-либо соображать и несколько раз сильно шлепает по попе. Потом она уходит. Мне кажется, что мир обрушился на меня. Я не хочу жить. Зачем? В этом мире все так ужасно… Меня никто, никто не любит. Ведь это несправедливо!


Я лежу в кроватке, надо мной медленно покачивается красный шар. Красный шар, и мне не достать его. И хочется есть. Они никогда не придут. Я начинаю оглушительно кричать, но никто не слышит. Я умираю. Я умру здесь, и они не придут…


Вот опять нахлынула волна невозможной, нестерпимой боли. Мне нечем дышать. Даже когда ОНО отпускает, я задыхаюсь. Моя голова втиснута в узкую щель, и она, голова, раскалывается… Я умираю. Я не хочу больше. Почему ОНО так давит на меня? В глазах темнеет… ОНО вдруг отпускает и становится очень холодно. Я лихорадочно хватаю ртом воздух, и грудь раздирает дикая, невыносимая боль. Я громко кричу от боли… Я слышу чьи-то радостные голоса - говорят по-русски: "Девочка!"

Я плаваю, и мне хорошо. Мне неописуемо хорошо… Но внезапно все гаснет. Мне больше нечем дышать… Я умираю… Помогите! Я умираю, я больше не могу! Я пытаюсь биться, дергаю руками и ногами! Спасите! И доносятся издали, еле слышно чьи-то голоса: "Да посадите вы ее, не видите, беременная!"

Я умею летать. Это сон? Наверное. Во сне я летала много раз. Вокруг меня - туман, не видно почти ничего. Голос… почему-то совсем рядом. Это Крадис говорит.

— Ты свободна. Ты абсолютно свободна.

— Я абсолютно свободна.

Почему я точно знаю, что должна повторять за ним?

— Ты можешь делать все, что тебе хочется.

— Я могу делать все, что мне хочется.

— Следуй своим желаниям.

— Я буду следовать своим желаниям.

— Ты свободна…

Я на миг прихожу в себя - аппарат висит надо мной, шланги уперлись почти мне в лицо, руки и ноги крепко привязаны, уже затекли. Мне не шевельнуться, не двинуться.

— Я абсолютно свободна.


Лика больше не приходит ко мне. С Крадисом мы занимаемся какой-то малозначащей ерундой. Потом я смотрю фильмы и разные шоу. Можно выиграть миллион, если правильно ответить на несколько вопросов. Когда-нибудь и я поиграю так же. Миллион мне не помешает. Внутри приятная, легкая пустота. Мне хорошо.

Мне легко.

Есть. Спать. Дышать. Двигаться. Наслаждаться каждой секундой этой жизни, ловить ее, радоваться ей.

Я смутно помню прошлое. Была там какая-то чудовищная глупость, о которой не хочется вспоминать. Нет, я помню Землю - мама, папа, Славик, Рикс. Подруги - Ленка и Аля. Наверное, мне надо вернуться туда. Но ведь я больна. Сейчас я и в самом деле серьезно больна - со мной что-то произошло… Нет, я могу вспомнить все - Эльгеро я помню. Игоря я тоже помню! Только не понимаю, зачем и почему мне все это было нужно? Почему я не могла просто жить и радоваться этой жизни?

— Сегодня ты познакомишься с твоим новым куратором.

Мы спускаемся вниз - там компьютерный зал, есть и несколько очень сложных аппаратов с виртуальными шлемами. Я как-то заглядывала туда, еще подумала, что интересно было бы примерить такой шлем. Навстречу нам выходит дейтрин.

Его волосы - совершенно белые, как снег. Просто седые. Он немолод. Но черты лица распознаются безошибочно - это дейтрин. И даже кого-то мне напоминает.

Это что, и есть мой новый куратор?

— Я оставлю вас, - Крадис уходит. Дейтрин протянул мне руку.

— Дэйм. Можешь меня так называть. А ты - Кейта?

— Да.

— Я слышал, что ты не говоришь по-нашему?

— Нет. Я выросла на Земле.

— На Земле? Это интересно. Проходи, садись сюда. Для начала мы поиграем.

Я надеваю виртуальный шлем. Трехмерное, очень ясное изображение - будто на самом деле стоишь на поле боя в Медиане. Реальный пейзаж. Только ощущения от тела выдают, что на самом деле ты просто сидишь в кресле. Звуков нет - никаких. Раздается голос Дэйма.

— Чувствуешь пульт?

Я пошевелила пальцами правой руки - на них было надето нечто вроде перчатки.

— Можешь управлять оружием движениями пальцев. Список мак с той и другой стороны…

По обе стороны от меня вспыхивают как бы табло - на каждом по нескольку десятков разных кнопок.

— Пробуй разные маки, пока не придешь к успеху. За кого хочешь играть? Синие или желтые?

Дэйм объясняет мне, как управлять оружием.

На маленьком экране сшибаются двое воинов - один в синем, один в желтом. Я выбираю за синего оружие. Наношу магическое кольцо вокруг и сферу - от силового оружия. Желтый наносит удар - тонкие иглы пронизывают мою сферу… Синий падает.

— Ничего, у тебя еще шесть жизней.


Игра оказалась увлекательной. Вскоре я натренировалась, и воевала уже за десяток синих против десятка желтых. Наконец Дэйм снял с меня шлем.

— На сегодня хватит.

Он дейтрин… и работает здесь. Почему? Была ли его судьба такой же, как моя? Попал в плен… убедили… Да конечно, убедили, какой человек в здравом рассудке не предпочтет здешнюю жизнь дейтрийской? Почему его имя кажется мне знакомым? И лицо тоже… Да нет, это уже шиза. Я довольно часто встречаю людей, которые кажутся мне давно знакомыми. Вот, например, Эльгеро…

А ведь он, кстати, и похож на Эльгеро.

А почему он не может оказаться родственником? Я выключила телевизор, где шло очередное шоу с какими-то семейными командами. Мне надо подумать. Подумать надо. Только сделать вид, что я не думаю, а занята чем-то другим. Читаю роман. Я повалилась на кровать с книжкой в руках. "Роковая страсть". Прекрасно!

"Она повернулась, губы ее дрожали.

— Передайте моему брату, что я не выйду замуж за этого человека".

Почему он не может оказаться родственником Эльгеро? Но какая, собственно, разница? И кем - отцом? Отец Эльгеро погиб. Мать. Брат…

"Нас всех используют. Моего брата Дэйма… ему было 16 лет, и он остался там, в Медиане, прикрывать наш отход"

Дэйм.

Как я могла забыть? Впрочем, я вообще мало помню. И этот Дэйм не может оказаться братом Эльгеро - тот был старше всего на два года. А этому… Но моему отцу ведь тоже всего сорок восемь!

А как звали отца Эльгеро - может быть, тоже Дэйм? Я ведь не знаю. Брат или отец - оба они вполне могли не погибнуть, а попасть в плен.

Не знаю почему, но мне очень не по себе. Тошнит даже. Я совсем ослабла в последнее время. Любое эмоциональное напряжение вызывает физиологическую нехорошую реакцию. И мне не хочется лежать. Встать, вскочить, скорее все выяснить…

Не занимайся глупостями, Кейта.

Никто не будет тебя жалеть. Ты ведь уже поняла, как надо себя вести, чтобы тебя выпустили отсюда побыстрее? Поменьше рассуждать. Слушаться. Делать вид, что ты всем сердцем - с ними. Да, все это лицемерие. Этот мир и построен на лицемерии. Оно нужно для того, чтобы не вцепиться в глотки друг друга открыто. Чтобы изобразить милосердие, доверие, гуманность, даже любовь. Но это правильно устроенный мир. Попытки сделать как-то иначе всегда приводят к краху. К еще худшей жестокости и агрессивности.

В этом мире каждый - сам за себя. И ты должна быть - за себя. Я пока еще не знаю точно, чего хочу. Одно ясно - я хочу отсюда выбраться. Здесь со мной все время происходит что-то страшное. Я не понимаю этого, но чувствую. Только выбраться за стены - и все будет хорошо… И я добьюсь своего. Они выпустят меня.


Компьютерный зал находится рядом с "переходником" - комнатой, где меня выпускали в Медиану и возвращали облачное тело. Почему для этого нужна специальная комната - догадываюсь, она полностью автоматически просматривается и простреливается. И выход сделан так, что в Медиане изолирован участок, из которого можно попасть только сюда. И отсюда - только в тот участок. Так что сбежать из этой комнаты невозможно. Еще одна защита - кроме шлингов.

Облачное тело они держат не здесь. Доставляют его сюда каждый раз.

Но мы не идем в переходник, в компьютерном зале по-прежнему никого, кроме меня и Дэйма.

На этот раз игра становится более жесткой - я справляюсь в одиночку с десятью "желтыми". И мак еще больше. Через час я изучила почти все имеющиеся маки.

— Поиграем друг против друга? - спрашивает Дэйм, - я за желтых.

Он надевает шлем и садится к соседнему монитору.

Желтые в этот раз ведут себя куда агрессивнее. Они начинают мгновенно - я опомниться не успела. Да ведь это старый боец… Я едва успела натянуть защиту, но желтые применили разлом земной коры (двое моих тут же полетели в трещину), и мгновенно - серный дождь. От дождя я успела защититься, но пока я выбирала защиту, желтые стали один за другим подниматься в воздух и превращаться в сверкающие заостренные кристаллы… Что делать, есть ли защита от этого? Эльгеро говорил, что превращение собственного тела в оружие - почти абсолютно, от него крайне сложно создать защиту. Хорошо еще, что дарайцы, как правило, этого не умеют. Я рассредоточила своих желтых по равнине, сунув второпях каждому по радужной сфере и по броневому щиту. Кристаллы посыпались сверху, как горох… Щиты красиво раскалывались, взметая тысячи цветных искр, и было даже приятно смотреть, как бесславно гибнет моя синяя армия.

Дэйм снял шлем.

— У тебя нет большого опыта, - сказал он, - но от тебя это и не требуется.

Черные глаза внимательно и холодно скользнули по моему лицу.

— Дэйм, - я встала, подошла к нему, - это все на сегодня? Я могу идти?

— Да.

— Эльгеро, - сказала я шепотом. В его лице ничего не изменилось. Потом он произнес громко.

— Сядь в кресло, я хочу тебе еще кое-что показать.

И нагнулся к своей клавиатуре. Оцепенев, я наблюдала за строчками на экране. "Ты знаешь Эльгеро? Эльгеро иль Рой?"

На моем мониторе уже появилась рамка для ответа.

"Не знаю, - набрала я, - я не знаю его фамилии. Но у него был брат Дэйм, который погиб. Давно".

"Нам опасно говорить здесь. Вечером я найду тебя".

— Понятно? - спросил он, все надписи мгновенно исчезли.

— Да, понятно, - ответила я, выбираясь из-за монитора.


Сомнений не оставалось - это брат Эльгеро. Или, может быть, отец. Ему было шестнадцать, сейчас Эльгеро 26. Значит, Дэйму должно быть 28. Да, он выглядит гораздо старше, но сейчас уже и я, наверное, выгляжу старше.

Я едва могла дождаться вечера. После ужина в мою комнату заглянула молоденькая незнакомая мне девушка в обычной медицинской одежде. Показала рукой - выходи.

Я вышла вслед за ней. Мы миновали, как обычно, узкий коридор, а потом вошли в большой отсек грузового лифта. Едва дверь закрылась за нами, девушка сказала.

— Сейчас ты выйдешь из лифта, там будут два коридора. Один уходит чуть вверх, наклонная плоскость. Пройди по нему, в конце сверни налево.

Лифт остановился, и я вышла. Здесь мне еще бывать не приходилось. Девушка уехала вместе с лифтом, я же нерешительно шагнула вперед, в коридорчик, уходящий вверх.

Он больше напоминал гигантскую трубу. Переход стен в потолок был чуть закруглен. Я миновала коридор и оказалась у лестницы. Странно, куда здесь сворачивать - в стену? И тут только я заметила, что за лестницей слева был небольшой проход. Я шагнула туда. Чьи-то руки схватили мою ладонь. В полумраке блеснули черные глаза.

— Садись, Кейта.

Глаза постепенно привыкали к полутьме. Здесь было душновато, но чисто. Сидели мы на небольшой приступке у стены.

— Я Дэйм иль Шан. Ты знаешь Стрижа?

— Кого?

— Ну да.. прости. Он давно уже не Стриж. Мы его так называли, в детстве.

— Дэйм… ты извини тоже. Но Эльгеро говорил, брат был старше его на два года.

— Мне сейчас двадцать восемь.

— Тогда все верно.

— Это произошло двенадцать лет назад.

— Эльгеро говорил, что ты остался прикрывать отход и погиб.

— Да. Это был первый бой Стрижа. Риней - наша хесса - была вынуждена дать ему по башке, отключить и унести на руках. Он собирался остаться со мной. Пацан. Думаю, ему все это запомнилось надолго. Как тесен мир, Кейта. А почему ты, дейтра, выросла на Земле?

Я вкратце передала ему мою историю.

— Так ты и есть дочь Вейна… Надо же. Но тебе не повезло… В первой же операции.

— Дэйм, - сказала я обеспокоенно, - а меня того… не хватятся там?

— Нет, - он покачал головой, - эта девушка, которая приходила к тебе.. Она отключила изображение на пару секунд, а потом заменила запись. Это элементарно делается, она техник. Сейчас они могут видеть на экранах, как ты спишь. Эта система давно уже здесь… не я ее изобрел. Просто понимаешь, многим техникам на посту скучно… А среди пациенток попадаются симпатичные. Иногда удается договориться. Но о нас с тобой никто не должен узнать - дейтрин с дейтрой. Они поймут, что мы не тем занимались.

— Да уж, конечно, - сказала я, передернув плечами от внезапно охватившего меня озноба.

Хотя мне, наверное, и не сделают ничего… А что они мне сделают? Ведь они желают мне только добра, не так ли?

Просто почему-то не хочется, чтобы кто-то узнал обо всем этом… о Дэйме.

— Значит, ты работаешь здесь, у них? Ты придумываешь маки?

— Нет, - Дэйм покачал головой, сейчас он казался еще старше, - я уже давно не могу придумывать маки. По-хорошему, сразу не мог. Но первые три года я держался за счет опыта - я уже видел немало разного оружия, воевал с четырнадцати лет, а это дает преимущество. Но постепенно оружие видоизменилось, и я уже давно ничего не могу создать. Маки будешь придумывать ты. Завтра ты выходишь в Медиану.

Хотя о маках я еще всерьез не задумывалась, упоминание Медианы вызвало во мне радостный толчок. Мне опять вернут облачко…

— Ты тоже заключенный здесь, в Атрайде?

— Здесь пациенты, Кейта. Нет, я давно живу в городе. И облачко мне вернули.

Значит, и мне могут однажды вернуть облачко…

— Дэйм… А ты не хочешь уйти отсюда? Или здесь все-таки хорошо жить?

— Мне некуда идти, - сказал он медленно, словно замороженным голосом.

— Почему?

— Потому что я не имею права вернуться… потому что я… - он замолчал. Похоже, ему просто не хотелось об этом говорить. Но мне-то - мне нужно знать!

— Дэйм… Ты согласился работать на них?

Он посмотрел на меня с невыразимой тоской.

— Кейта… Мне было шестнадцать. Да, я был дейтрин. Но я был еще мальчишка. Да, я все понимал. Но есть… есть вещи, которые сильнее…

— Они уговорили тебя?

— Уговорили? - он помолчал, - Нет. Просто… однажды меня увезли в то здание, на самом краю Атрайда. Мы называем его "бархатный дом". Мне ни разу не развязали рук, потому что я сразу же начинал драться и пробовал убежать. Прорваться к облачку. Кейта… Но там, в том здании… - он замолчал.

— Пойми, у них здесь все построено так, что рано или поздно ты сдаешься. У них богатый опыт, и они действительно умеют это…

— Да, мне тоже так показалось. У них есть очень изощренные психологические методы убеждения.

— Психологические? - тихо спросил Дэйм, - со мной все было проще. Я не говорил с ними. Плевал в лицо. Они утирались. А потом они увезли меня в тот дом. Там не было никакой психологии. Там только боль. Есть пытки, которые следов не оставляют. Или оставляют, но ведь их можно залечить, а потом начать все снова. И так до тех пор, пока от человека не останется безумная… безумная развалина. Кейта, да почти все дейтры, попавшие в плен, оказываются там. Но мне нет оправдания. Потому что на моей памяти трое из попавших туда просто не вернулись. С ними просто не рассчитали, и они как-то смогли умереть. И двое выдержали полгода. Полгода, Кейта. Там…

— Не надо, - я схватила его за руку, - не говори.

Его пальцы мелко тряслись. Он выговорил.

— Они просто делают тебе операцию. Под капельницей, под контролем… Только, конечно, без обезболивания. Они режут до нервного узла…

— Не надо! Я поняла.

— Кейта, я долго держался. Меня били током… подвешивали… Но что толку с моего терпения, если в конце-то концов его не хватило. Когда я оттуда вышел, вот это у меня уже было, - он щепотью захватил свои седые волосы, - Но на самом деле двое выдержали полгода. После этого их казнили. Их отдали гнускам. Не думаю, что гнуски после всего показались им особенно страшными.

Я вспомнила, как дрожал голос Эльгеро - "Все что угодно, только не это".

— Гнуски… их слой контролируется Дарайей?

— Они и живут в Дарайе. В этом же слое. На изолированном острове. Гнуски - гибриды. Плоды экспериментов. Дарайцы давно занимаются генетикой…

— О Господи! - вырвалось у меня.

— Но контролировать гнусков у них толком не получается, так что… Разума у тех нет, послушания, как от собак, не добиться.

— Господи, Дэйм… - я не знала, что сказать ему. Нервный узел. Если бы со мной не то, что делали такое, только намекнули бы на такую возможность… я бы сразу на все согласилась. Но я практически и не дейтра по воспитанию, так что это не утешит его.

— Дэйм, но неужели ты думаешь, что в Дейтросе этого не поймут? Есть же вещи, которых никто не выдержит…

— Кейта… - его голос казался мертвенным, - я делал потом все. Действительно - все. Сломали - один раз и навсегда. Я делал ужасные вещи. Маки… Я могу только представить, сколько дейтр погибло благодаря моему оружию. И я делал еще другие вещи… еще худшие… Мне не будет прощения. Кейта, мне уже все равно. Но тебя - тебя они не возили в то здание?

— Нет, - сказала я, - со мной вообще хорошо обращались. Я тут заболела, так они лечили меня, специально сыворотку синтезировали.

— Заболела? А чем?

Я вкратце рассказала о своей болезни. Дэйм вздохнул.

— Кейта, я здесь тринадцать лет. Я не занимаюсь пациентами, но ведь я не глухой. Детали все равно доходят. Пойми, здесь все устроено так, что каждая мелочь направлена на то, чтобы тебя изменить. Или сломать. Если ты согласилась с ними работать, подчинялась им - они и вели тебя этими методами. В надежде, что позже ты сможешь дольше и эффективнее производить маки. Дейтры в основном не соглашаются, и в основном проходят через… С тобой они действовали мягче. Эта болезнь- для того, чтобы ты смягчилась, смирилась. Захотела просто жить. Перестала задавать дурацкие вопросы.

— Я и перестала. Со временем. Со мной еще проводили сеанс "снятия зажимов".

— Ясно, знаю, что это такое. Знаешь, я жалею, что сразу вел себя так. Если бы я с ними согласился разговаривать, они бы не увезли меня туда… Лучше бы я сразу согласился на все. Ведь все равно… то, что я терпел… я ведь долго терпел, Кейта. Сходил с ума, терял голос от крика, но не сдавался. Это ничего теперь не стоит, потому что кончилось все равно плохо. Кейта…

Он замолчал.

— Что?

— Знаешь, а я ведь в первый раз за все эти годы рассказываю… В первый раз.

— Ты говори, - я погладила его по руке, которую все еще держала в своих ладонях, - говори, ничего.

— Заразили они тебя этой болезнью. Сначала, видно, заразили через пищу, а потом еще в инъекциях добавили. И то, как они с тобой обращались во время болезни - это ж их стандартный прием. Они со многими так делают. Это даже называется "бактериальная терапия".

Я вдруг вспомнила, что на Земле была поражена, узнав, что для излечения психически больных применяется, например, инсулиновый шок - их вводят специально в тяжелое предсмертное состояние.

— Все, что они с тобой делали - все это рассчитано. На то, чтобы тебя подчинить. Но подчинить незаметно, так, чтобы ты верила, что хочешь этого сама. И кнут, и пряник. Все.

— А что делать? - спросила я беспомощно. Дэйм покачал головой. Белки его глаз сверкнули в полутьме.

— Соглашаться, Кейта. Ты не выдержишь. Ты - точно нет. Соглашайся сразу. Чем меньше будет… воспоминаний… тем лучше. Нет ничего хуже, чем так, как я. Сдаться, согласиться… и все равно всю жизнь носить это в себе. Память о боли обычно ослабевает. Но об этой - нет.

Мы замолчали. Я чувствовала - с моего мозга словно пелену сорвали. Как я жила? Как я могла забыть обо всем? Эльгеро… Я ведь его люблю. Как я могла верить им? Да очень просто - меня обманули. Они врали мне. Дарайя, красивая, гуманная, светлая, мгновенно раскрыла передо мной свою темную сторону. Мир сильных, здоровых и молодых. Да я лучше вернусь на Урал и буду жить там - наш мир, и тот добрее и чище этого.

— Дэйм… Надо бежать отсюда.

— Даже не пытайся, - сказал Дэйм, - рано или поздно они поймут, что ты не сдаешься, и… увезут тебя туда, в бархатный дом.

Я промолчала. Сказать, что плевать, пусть везут - у меня язык не поворачивался.

— Не мучайся, Кейта, - повторил он, - тебе не повезло. Прими это как должное и постарайся извлечь из этого что-то хорошее для себя. Пока у тебя еще есть силы…

— Если вас насилуют, - пробормотала я, - постарайтесь расслабиться и получить удовольствие.

— А что делать, - угрюмо сказал Дэйм, - в этой жизни все только и стремятся тебя трахнуть. Лучше сразу вставать так, чтобы самому трахать других. Но если уж попал в такое положение - только расслабиться… Да, Кейта. Сейчас они перевели тебя на третий режим. Это значит - после некоторого контроля они отпустят тебя жить в город. Будешь приходить сюда на сеансы связи с облачным телом. А со временем, может, и тело вернут… Но сначала они должны сделать так, чтобы ты запятнала себя и не могла вернуться в Дейтрос. Поэтому маки ты начнешь производить уже сейчас. Это я так, хотел тебя предупредить. Они еще специально заставят тебя почувствовать свою вину перед Дейтросом… Еще и отчет тебе представят об использовании созданного тобой оружия.

Я промолчала.

— Но только не сопротивляйся. Говорю же - тебе проще будет. Ведь все равно сломаешься.

— Я уже поняла.

— Не обижайся. Я здесь 13 лет…

— Дэйм, а здесь кто еще содержится, кроме дейтр? Неужели наших так много в плен берут?

— Нет, конечно, очень мало. В основном - местные. Тебя что, не просветили еще? У них нет тюрем, вместо этого- лечение. А лечат до тех пор, пока человек полностью со всем не смирится. Многие после этого лечения, конечно, уже ни на что не годны. Но зато могут жить в обществе. Да обыкновенные - воры там, убийцы, насильники. Или просто - с неправильным мировоззрением. Иди, Кейта, тебе пора уже. Да, кстати, если вдруг дело вскроется - постарайся скрыть, что встречалась со мной. Скажи, что тебя привели сюда, а здесь никого не было.

— Хорошо.

— Но сильно не упорствуй, если и выдашь, ничего страшного. Иди. Хотел еще про Эльгеро послушать, да ладно… не до того уже.


Дэйм оказался прав - на следующий день мы отправились в Медиану. Вначале, впрочем, позволили поиграть часок на компьютере. По-видимому, это делалось для того, чтобы я запомнила уже имеющееся оружие.

Как обычно, со мной был Крадис и четверо охранников. И еще с нами отправились Дэйм и двое незнакомцев, одетых в белые тоги "воинов света". Но все они стояли где-то сзади, а я - одна смотрела в серое беспросветное небо и безрадостную долину впереди, ограниченную метрах в пятидесяти от меня мерцающим проволочным забором.

Совсем иначе себя чувствуешь с облачком. Гораздо лучше. Кажется, что облачко дает тебе всемогущество. Ты действительно ни от кого не зависишь. Тебе плевать на все, что происходит вокруг…

Да и просто физическое самочувствие намного лучше.

Внезапно метрах в десяти передо мной возник фантом. Сразу понятно, что не человек - сделан весьма грубо, лицо почти не прорисовано. Эльгеро творил фантомов, почти неотличимых от людей.

Существо вскинуло руки, я мгновенно поставила универсальную защиту, и тотчас сноп синего света, вроде кварцевого, ударил в меня. Ну это старый прием, мы его знаем… Он и в игре был. На всякий случай я добавила еще отражатель. Фантом поспешно укрылся за щитом, чтобы спастись от собственного света, отразившегося назад. Ударил "серой волной". От нее защита почти не спасает. Я снова применила прием из компьютерной игры - вскочив на созданную дощечку, взмыла вверх, уходя от "волн". И оттуда стала уничтожать "волны" "белым лучом". Фантом перепробовал еще несколько довольно простых приемов. Жаль, что я превращаться не умею, сейчас бы ему на голову… Внезапно дощечка подо мной раскололась, да и меня страшный удар сшиб на землю. Я приземлилась на коленки, расшибла их, но мне было не до того - я еще не сталкивалась с таким оружием, и главное - оно невидимо! Я поставила щиты один за другим, но вторая волна нестерпимо больно ударила мне в грудь и живот - ощущение, будто сам воздух стал резать, как нож… Он же убьет меня! Ужас какой… я уже машинально вытянула руки… надо срочно что-то придумать, иначе… Пусть он просто исчезнет. Исчезнет вместе с куском пространства вокруг. Всю материю вырезать, останется вакуум. В одно мгновение я вообразила гигантскую пасть, глотающую материю… Новая волна ударила меня, я повалилась на землю, но в этот миг голова фантома с плечами просто исчезла. Получилось…

— Великолепно, Кейта! - Крадис протянул мне руку, помог подняться. Грудь до сих пор тупо болела от удара.

По-видимому, фантом бил сразу не смертельно - оно и понятно, мертвая Кейта им ни к чему.

— Повтори, пожалуйста, то, что ты сделала сейчас…

"Воины света" приблизились ко мне. И тогда только до меня дошло, что именно я сделала. Я создала оружие. Новое. Я создала маку для них. Другой вопрос, что с первого раза повторить они это не смогут. Они не поймут, что происходило в моей голове, и как это происходило. Им нужно повторить много раз, прежде чем они воспроизведут то, что сделала я.

У нас в классе были девочки, превосходно умеющие срисовать открытку или картинку в альбом. Вот и они так же. Техника у них на высоте. Но придумать что-то совсем новое. Увидеть вещь по-своему…

А самое главное - завершить вот этот процесс, в результате которого возникнет что-то совсем новое, свое, необычное…

Это умеют только гэйны. Говорят, и в Дарайе есть талантливые подростки, и их привлекают к такой работе - только вот с взрослением это у них проходит. Довольно быстро.

Я подняла ладони. Не знаю уж, зачем это нужно… Почему нельзя было создать эту маку просто воображением. Но почему-то мне нужны были поднятые ладони, хотя пасть возникала и сама по себе.

— Это пожиратель материи.

Я вдруг замерла. Дэйм стоял в нескольких шагах от меня. Просто смотрел. Господи, что я делаю? Я ведь даже не подумала об этом. И только что совершила первый шаг… Нет, я еще не научила их создавать эту маку. Еще не все потеряно.

Вот и он - выбор. Все изощренные психологические методики закончились. Меня уже не уговаривают. Мне показали пряники - разнообразные и действительно вкусные. Мне намекнули на кнут. Меня постарались ввести в измененное состояние сознания и что-то внушить. Мне постарались логически доказать, что Дарайя лучше, и что дарайцы во всем правы. И я даже почти согласилась.

Дэйм, мой брат, стоит в нескольких шагах от меня. Он отвел взгляд, понимая, что я буду делать сейчас. Он сам велел мне делать это. И он прав - ошеломляюще прав - можно спорить с чем угодно. Но против лома нет приема. Рано или поздно со мной сделают то же, что сделали с ним. А этого мне не выдержать.

Я начала объяснять воинам, как создать пожиратель материи.

Минут через десять у них начало это получаться.


Крадис одобрительно похлопал меня по плечу. Облачное тело у меня снова забрали, и теперь везли на каталке назад - шок отделения, вялый паралич. Я уже привыкла к этому.

— Да, ты давно не была в городе. Хочешь, выпишу тебе разрешение? Ты можешь и одна погулять. Или лучше с Ликой?

Давненько я не видела Лику.

— Лучше одной.

Крадис сиял, как начищенный медный чайник.

— Очень интересное оружие. Маки этого класса уже существовали, но вот сами детали… Это просто красиво. Ты талантлива. Скажу честно, Кейта, у тебя есть серьезные перспективы. Кстати, позже ты сможешь переквалифицироваться и стать дизайнером компьютерных игр. Это у нас высокооплачиваемая и уважаемая специальность.

Позже… когда потеряю способность создавать маки?

А почему они теряют эту способность? Спросить у Крадиса? Нет уж, я зареклась говорить с ним хоть о чем-то серьезном.

"Для того, чтобы создать оружие, нужно уметь сконцентрироваться, собраться, нужна внутренняя энергия, уверенность в себе".

Так говорил Эльгеро. Но наверное, что-то еще нужно…

"Они прокляты Господом".

Он в этом так убежден… Но ведь дарайцы - его враги, смертельные враги. Это говорит в нем ненависть. А на самом деле - да, их мир непривычен для нас, но он устроен разумно, красиво… может быть, той ценой, которую я бы не захотела платить. Но я не могу судить… не могу. И не может же быть так, чтобы прокляты были все?

Да нет, вот ведь подростки у них могут сочинять маки?

Только это потом проходит. И я даже знаю, почему. Им платят за это, конечно же. Не под угрозой же пыток они работают. Им хорошо платят, ведь маки - большая ценность. И вдруг оказывается, что за деньги можно купить очень многое. За деньги, правда, не купишь вдохновения. Но можно приобрести много вещей, которые с успехом заменят вдохновение, любовь, дружбу. Путешествия, рестораны, публичные дома, хобби, коллекционную одежду, автомобили. И со временем важно становится не то, что интересно придумать, не творчество само по себе, а то, что можно получить за него. Так, наверное, становятся модными писателями.

А с маками такой номер не проходит. Маки, в отличие от книг, бывают только настоящими.

И мне будут платить… Наверное. Хотя теоретически никто не мешает использовать меня, а потом просто убрать.


Дэйма можно было узнать безошибочно - по серебряной макушке, торчащей из ворота молодежной зеленоватой куртки. Старики здесь одевались совсем иначе. Дэйм пялился на рекламу бытовой техники. Я незаметно подошла к нему сбоку. Он повернулся ко мне.

— Привет.

— Привет, Кейта.

Я наслаждалась свободой - впервые мне разрешили гулять одной. В общем, они ничем не рискуют - в Медиану мне не уйти, от своего облачка я и сама не пойду далеко. С Дэймом мы вчера еще договорились о встрече, я коротко сообщила ему о прогулке, он сунул мне в руку записку - где и когда его ждать.

— Постоим здесь немного, - сказал Дэйм, - потом зайдем в кофейню.

— Хорошо.

— Я хотел, чтобы ты рассказала мне об Эльгеро. Как он?

— Я о нем почти ничего не знаю. Я ведь сама с ним познакомилась недавно.

— Все равно. И вот что еще, я упустил в прошлый раз… Как наша мама? Эль говорил что-нибудь? Она жива?

Я опустила глаза.

— Нет. Он говорил… она погибла, восемь лет назад.

Дэйм отвернулся и молчал некоторое время.

— Пойдем, Кейта. Зайдем в кафе.


Мы, конечно, имитировали случайную встречу в городе. Если вдруг за мной есть слежка. В кафе Дэйм быстро провел вокруг меня какой-то штуковиной, она запищала. Дэйм внимательно осмотрел меня и повернул одну из пуговиц.

— Видишь?

Пуговица выглядела и впрямь необычно, сзади были какие-то дырочки. Дэйм сказал.

— Окуни эту пуговку в кофе. Она выйдет из строя.

Я послушалась.

— Вроде, больше жучков нет. Ну рассказывай…

Я стала рассказывать все, что помнила об Эльгеро. Тема была приятная. Об Эльгеро хотелось говорить, как можно больше, хотелось вспоминать каждую деталь. Кофе тоже был очень вкусным. С пенной шапкой сливок, в прозрачной высокой пиале. Дэйм взял себе стаканчик "Лоры", что-то вроде коньяка, судя по запаху. И сидеть здесь было уютно - в самом углу, мы видели все,происходящее в кафе, сами же не бросались в глаза. Вот только мешала непрерывная попсовая музыка, доносящаяся из автоматов, стоящих вдоль стены, эти автоматы мерцали всеми цветами радуги, заманчиво переливались, время от времени к ним подходил кто-то из посетителей - поиграть на деньги. Народу в кафе было немного. Недалеко от нас сидела группа юнцов (и девушек тоже) дикого вида, страшно размалеванных. Причем юношей от девушек отличить было практически невозможно - у всех очень оригинальные стрижки, разных цветов - от ярко-желтого до радужного, разных фасонов - у одного, например, была гладко выбрита половина головы, и на лысине нарисована молния. У другого (это, кажется, все-таки девушка) оставлены лишь волосы от уровня ушей, голубоватыми космами свисающие на шею, а вся голова лысая и выкрашена голубым. Не менее оригинальными были и одежды. Судя по всему, это местные хиппи или панки. У нас в городе представителей этих групп почти не было, но кто это такие - я, конечно, была в курсе. У некоторых эти одежды были просто неприличными - например, одна девушка одета в блузку из узких кожаных ремешков, с большими промежутками между, и в один из промежутков невинно торчали ее соски, тоже выкрашенные - в буро-малиновый цвет. А в основном по одежде можно было принять ребят за бездомных бродяг ("забулдыг", сказала бы моя мама). На штанах красовались живописные заплаты, вылинявшие пятна, безрукавки и рубахи были просто оборваны. Я невольно то и дело, рассказывая, поглядывала в сторону компании. Наконец Дэйм не выдержал.

— Да чего ты на них смотришь все время?

— Интересно, - призналась я, - у нас таких нет.

— В Дейтросе - конечно, нет.

— У нас там, в СССР - тоже. Это какие-то… - я не знала, как "хиппи" по-дарайски и сказала, - уличные дети?

— Нет, почему, - рассеянно ответил Дэйм, - все молодые так одеваются. И татуировки. Это у них молодежная мода. Ты по телевизору не заметила?

— Вообще да, - вспомнила я, - просто не обращала внимания.

— На тебя не косятся только потому, что ты иностранка, и это сразу видно. А если дарайская девушка выйдет из дому не вот в таком виде, ее могут и высмеять на улице. Пойми, здесь каждый носит униформу. На самом деле. Свобода - это только этикетка такая у них. На самом деле каждый соответствует своему общественному положению. Если ты выглядишь не как все, тебя на работу не возьмут нигде, окажешься на дне…

— Но у них же пособия есть…

— Пособия… Да, есть. Во-первых, они очень небольшие, поверь, перспектива всю жизнь просидеть на этом - мало кому нравится. Во-вторых, ты опускаешься при этом на дно. Один раз начал получать пособие - не жди, что когда-нибудь еще кто-то возьмет тебя на работу. Да и в армию не попадешь - туда берут в основном вангалов. У этих же - обычный комплекс.

— Слушай, Дэйм, расскажи мне об этом подробнее. Вангалы - это воины, я знаю… А что еще бывает?

— Воины? Бандиты просто, - буркнул Дэйм, - ослабленный инстинкт самосохранения, садизм, жажда убивать, ну и физические данные улучшены. А знаешь, какой бесплатной генной операции подвергают девочек из низших слоев общества? Комплекс "бидл". Усиленный половой инстинкт и улучшенная внешность.

— Они что, потом проститутками работают?

— А ты как думаешь?

Я замолчала. Очень странный мир эта Дарайя… смогу ли я вообще здесь жить-то? Слишком уж все дико.

Но похоже, выбора нет.

— Здесь нет проституток, - сказал Дэйм, - это устаревшее слово. С негативным оттенком. Свободный образ жизни ведут все женщины. Ну некоторые работают в так называемых массажных салонах или эротических клубах и получают за это деньги. А трахнуть, извини, можно любую просто так. Независимо от того, есть у нее партнер или нет. Да, мужей и жен здесь не бывает - только партнеры.

— Ага, я это поняла по сериалам. Дэйм, - я помолчала, - а хоть что-то хорошее в этой… генетике есть? Ну вот обычные дарайцы, они в самом деле неплохо выглядят.

— Видишь ли, в наше время конкурентная борьба начинается еще до рождения ребенка. Когда-то дальнейший жизненный путь определялся лет в 10 - когда ребенка, в зависимости от его интеллекта, брали в школу определенного уровня. Потом граница сдвинулась до 5 лет, до 3х… А сейчас все решают деньги родителей. Если до рождения, а еще точнее - до зачатия ребенку были проведены определенные генные операции, он сможет занять подобающее место в обществе. Если нет… увы, только рожать вангалов и бидл и сидеть на пособии. А операции эти стоят дорого. Плюс искусственное зачатие, здесь большинство детей так рождается.

— И что получается после таких дорогих операций? - спросила я.

Дэйм кивнул на сидящих рядом размалеванных юнцов.

— А вот это и получается. Идеальное здоровье, внешность… ты же видишь, они достаточно стандартны… Высокие стройные блондины.

— В общем-то, дейтры тоже… высокие тощие брюнеты.

Дэйм усмехнулся.

— А с чего ты взяла, что у нас эти операции не проводятся?

Я ошеломленно замолчала.

— В Дейтросе генетика развивалась быстрее, чем здесь. Вообще они живут на наших технологиях. Другой вопрос, что Верс у нас контролирует, какие именно изменения допустимы. Мы не создаем бидл или профессиональных солдат, да и вообще не усиливаем инстинкты. Все, что делается у нас - касается здоровья, мы лечим наследственные заболевания и мутации, ну и улучшаем физические характеристики тела. А они создают специализации, например, усиливают математические способности или музыкальные… для тех видов деятельности, конечно, которые определены генетикой. Видишь ли, было много литературы о будущем… фантастики… где предполагалось создание людей-монстров с суперзрением, суперреакцией и так далее. На самом деле возможности генетических операций довольно ограничены, самой природой…

Я отметила про себя, что Эльгеро сказал бы "ограничены Богом".

— Человек не может прыгнуть выше головы. Исправить поломки генома можно, а вот создать человека с жабрами или крыльями… для этого в нашем организме нет соответствующих резервов. Так что не забивай себе голову этой генетикой, кроме здоровья, она ничего особенного не дает. Можно еще инстинкты усилить, но из этого ничего хорошего тоже не выйдет.

— Да, - пробормотала я, - кто бы мог подумать…

— А еще кого ты видела? Ты говоришь - Квиэра? Он кто по званию? - Дэйм махнул рукой официантке. Та подошла, и он заказал еще стаканчик "Лоры".

— Не знаю, я не разбираюсь. Да и с ним мы совсем мало сталкивались.

— Я тоже мало его знаю.

Я заметила, что подростки уже изрядно пьяны. У сидящего прямо против меня, с полуобритой головой, глаза просто ехали в разные стороны. Шум за их столиком становился все громче. А ведь пили они только кофе и молочные коктейли…

— Слушай, Дэйм, чем это они так набрались? "Лорой", что ли?

— Да ты что? - удивился Дэйм, - молодые и не пьют обычно. Это же тускан.

— Что?

— Такой… э… наркотик, - пояснил Дэйм, - из разрешенных. Он у нас продается. Привыкание вызывает, но от него не сильно деградируют. Нет ни одного подростка, который бы не принимал…

— Такое ощущение, что они сейчас подерутся…

— Да брось ты. Они всегда себя так ведут. Ну и как вы дальше добирались?

Я дошла до места, где мы с Эльгеро вышли из леса…

— Да, слушай, Дэйм, все никак не могу выяснить - а почему здесь две луны?

— Почему? Да просто у этой планеты два спутника. А то, что солнце иначе светит, и цвет атмосферы немного другой, ты не заметила?

— Как… у планеты… Это же другой слой, - пролепетала я.

— А ты думаешь, в физическом пространстве все слои существуют наложенными один на другой? Дарайя по нашей звездной карте лежит в созвездии Ворона… По земной, подожди… сейчас вспомню - в Орионе, вот. Но ее почти не видно.

— С ума сойти, - прошептала я, - так я сейчас в нескольких как минимум световых годах от Земли.

— Да. Сколько - не знаю, я не астроном. А Дейтрос по отношению к Земле - это 16 Лебедя.

— Значит, к звездам летать не обязательно, - прошептала я. Честно говоря, Дэйм поразил меня до глубины души.

— У нас была космонавтика. Дейтрос - единственный слой, где этим вообще занимались. Не считая Земли. Но у нас были прямоточные двигатели, атомные реакторы на кораблях, мы освоили всю систему, у каждой планеты были искусственные базы, а на Лейросе, это спутник одной из планет-гигантов - построены два города. Нет смысла летать к звездам, до них можно дойти пешком. Но свою солнечную систему проще осваивать в физическом пространстве…

— А Дарайя? Они ведь тоже высокоразвиты…

— Но они не ушли дальше посылки роботов и двух-трех экспедиций, которые проводились с большой помпой. А зачем им это нужно, объясни? - усмехнулся Дэйм,- это совершенно невыгодно.

— Но когда они уничтожили…

— Они просто уничтожили нашу планету. Целиком. Физически. Она ушла в небытие. Выжили только те, кто в тот момент был в других слоях.

— В голове не укладывается… Как такое может быть? Между звездами такие расстояния…

— Да, в физическом слое. А в Медиане - стремящиеся к нулю. Мы и говорим, что число слоев бесконечно… Никто ведь не знает границ Вселенной.

— Вы не могли бы дать мне монетку на автомат? - пьяный (точнее, как это выразиться - находящийся под наркотическим воздействием) юнец пошатывался, глаза его блуждали.

— Нет, - брезгливо сказал Дэйм, - иди отдохни.

— Вы слышали, судари? - парень повернулся к своим, - они меня посылают!

— Посылаем, - не утерпела я, - не сомневайся!

Дэйм дернул меня за рукав. Парень уже орал что-то, и у нашего столика оказались человек пять, остальные стояли сзади, наготове.

— Нам придется уйти, - пробормотал Дэйм.

— Из-за этих?

— Но они дарайцы… Если придут миротворцы, знаешь, кто окажется во всем виноватым?

— Плевать я хотела… - но договорить мне не дали.

— Это дрины, - сказал кто-то, - дринские рожи!

Чья-то рука протянулась, схватила мою чашку с недопитым кофе и перевернула ее - однако я успела вскочить, и на штаны ничего не попало. Обидчик нагло смотрел на меня пустыми водянистыми глазами и довольно лыбился - один его передний зуб сиял золотом, это мода такая… Я ударила почти машинально. Надо же, запомнилось что-то из уроков Эльгеро. Ударила в нос, снизу вверх. Парень немедленно вышел из строя и где-то там вдали хлюпал юшкой, а меня тут же схватили за руки двое. Я пнула одного по голени… Господи, какие они медленные. Дэйм поднялся, взял второго за шкирку и отшвырнул на пол, потом взглянул на меня - его лицо было очень бледным.

— Кей, рванули! Быстро!

Он еще подбежал к стойке бара и бросил на нее купюру. Тем временем девчонка из местных, дико визжа, попробовала вцепиться в меня, и я даже нанесла ей прекрасный удар в солнечное сплетение и успела слегка погордиться собой. Потом мы выскочили, не дожидаясь появления полиции. Дэйм бежал ровно и быстро, а я сразу задохнулась - плоды моей скоротечной подготовки уже потеряны. На углу Дэйм остановился и произнес:

— В разные стороны. Главное, чтобы нас не видели вместе.

И я двинулась дальше одна, в направлении станции городского метро.


А ведь они все фиксируют - и то, что я ищу в компьютерной сети, и смотрю по телевизору. Они наблюдают и делают выводы. Не случайно же, когда я выяснила все об отце, именно тогда, не раньше и не позже, Крадис завел со мной разговор о нем.

Вот и сейчас - последние сутки я в основном читала материалы по генетике. Кстати, здесь очень трудно найти какую-нибудь нормальную информацию. Зато я нашла рекламы разных клиник, где предлагали "улучшенное зачатие" с комплексами разных операций… "а нюх, как у собаки, а глаз - как у орла". На самом деле, видимо, Дэйм прав - возможности человеческого генома тоже ограниченны, и добиться собачьего нюха можно лишь за счет перестройки всего организма и создания монстра… вроде гнуска. Кажется, понятно, что произошло: гнуски - это и есть неудачные плоды экспериментов, попыток создать сверхчеловека. Но они даже полноценного разума не обрели, к сожалению.

Неудивительно, что Крадис ненавязчиво вывел меня на разговор об этом.

— Кей, кстати о генетике… видишь ли, мне бы не хотелось, чтобы у тебя создалось неверное впечатление о нашем обществе. Ты исключительно умная девушка…

Я с удивлением воззрилась на него. Никогда не подозревала о своем исключительном уме. Будь я умной, училась бы в МГУ где-нибудь.

— Тебя интересуют вопросы, которые для женщины обычно малосущественны… Вероятно, тебя тоже подвергли генетической перестройке на ранних этапах развития. Да, в Дейтросе эти методики тоже применяются - они славятся своим шпионажем и великолепно воруют у нас технологии.

— Ну не знаю, - не выдержала я, - любую из моих подруг эти вопросы волновали бы…

— Может быть, - согласился Крадис, - это неважно. Так вот, генетика - это пройденный этап. Несущественный… Кей, а ты когда-нибудь задавалась вопросом, чем живет наше общество. Чего ради оно живет?

Я вытаращила глаза. Странно, впервые Крадис заговорил в таких категориях.

— В отличие от Дейтроса центр и смысл нашего общества - человек. Его счастье, его благополучие, его…

— Развитие, - подсказала я.

— М-да…

— Все во имя человека, все для блага человека.

— Ты схватываешь сразу. Но если у вас в Советском Союзе этот девиз соблюдался лишь на словах, на деле же человек был подчинен некоей надчеловеческой идее - ну скажем, защите Родины или построению коммунизма, то у нас этот девиз реализован. Уже сейчас. У нас уже сейчас, реально есть все возможности если не для счастья, то хотя бы для полного благополучия любого человека. А ты знаешь, к чему мы придем в итоге?

Я пожала плечами. Разве что к какой-нибудь утопии типа "Туманности Андромеды"? Да нет, вряд ли… для этого нужно подчинять человека идее построения коммунизма.

— Генетика, Кейта - это вчерашний день. Примитив. Завтра у нас появятся программируемые молекулы и атомы. Так называемое атомное моделирование. С их помощью можно будет, к примеру, разрушить любой орган и построить его заново. Можно предотвратить старение - клетки будут вычищаться и заменяться новыми… Фактически, уже наше поколение может достичь полного физического бессмертия. Тебе нравится такая перспектива?

— Не знаю, - сказала я, - наверное, да.

Что-то не вяжется во всем этом… не знаю, что, но это кажется глупым.

— И не только бессмертие. Наш завтрашний день, Кейта - это сверхчеловек. Мы называем его трансгомо. Именно этого все мы ждем, и к этому стремимся. Человек будущего - он будет жить среди звезд…

Мне показалось, что где-то я это уже читала. Неважно.

— Он сможет преобразовывать свое сознание в информационную форму и жить внутри компьютерных сетей, купаясь в информационных потоках. Потом выныривать, принимая любое тело, создавая его заново. Он сможет обходиться без воздуха и пищи, он станет создавать любые предметы не только в Медиане, но и здесь, и главное - это ощущение постоянного, не прерываемого ничем, неомраченного счастья… любви, творчества, жажды познания… еще неведомого нам, неописуемого счастья…

— Когда-то казалось, что генетические преобразования смогут это дать, - добавил Крадис, - но теперь ясно, что это лишь первый слабый шажок на дороге превращения человека в трансгомо. Вторым, уже серьезным, станет атомное программирование. Поверь, Кейта, лет через 50 лик мира изменится полностью. Возможно, война между Дейтросом и Дарайей окажется глупым и забытым сном. Трансгомо нет смысла воевать, он - властелин Вселенной.


Мне снился Крадис, парящий в потоках белого пара на фоне усыпанный звездами глубины, прямо в Космосе. Маленький, круглый, похожий на Бормана из "17 мгновений весны". Наверное, генные операции на нем дали некий сбой. Я парила рядом с Крадисом, странным образом раздвоившись - я оставалась собой и наблюдала за всем этим как бы со стороны, другая же сторона моего "я" испытывала неописуемое, постоянное, ничем неомраченное счастье и с идиотской улыбкой описывала круги возле Крадиса. Тоже сияющего, как круглая лампа дневного света.

— Вот видишь, Кейта, - говорил он невнятно, - как прекрасно… - и дальше все было неразборчиво.

— А как же Дэйм? Он тоже стал трансгомо? - спросила я. Лик Крадиса подернулся рябью, словно плохое телевизионное изображение.

— Какое это имеет значение? Разве мы не позаботились о нем? Посмотри, как прекрасна Вселенная, - и он задрал голову к невнятному сиянию вверху, - она вся принадлежит нам.

И я знала, что Вселенная принадлежит и мне, что я, конечно же, не останусь в стороне от прогресса, я стану трансгомо, уж я-то обязательно… Ликование охватило меня. Крадис меж тем превращался в пар, я знала - он переводит свое сознание на информационный уровень, перенося его на сеть молекулярных рассеянных носителей. Это так легко и приятно! Я напряглась так, словно хотела выделить облачное тело, и стала превращаться в пар сама…


— Кейта, ты прекрасно поработала. Твое оружие уже введено в арсенал действующей армии, - сообщил Крадис. Я промолчала. Лика, которая почему-то тоже явилась сегодня, похлопала меня по руке.

— Ну-ну, Кей, не вешай нос. Все будет нормально. Ты двигаешься вперед, а это главное.

— Сегодня, - сказал Крадис, - для тебя будет новое задание. На этот раз - не маки. Кое-что посложнее.

Мне хотелось завыть. Если бы хоть не это дружелюбие и приветливость. Пусть бы они называли меня "дринской рожей" и орали на меня. И вообще выражали те чувства, которые на самом деле ко мне испытывают. Только ведь беда в том, что они и чувств никаких не испытывают. Я для них - объект работы. Не удастся работа со мной - значит, можно будет меня списать. Как сломанный компьютер. Ну сначала попробуют, наверное, в "бархатный дом" отправить… И если сейчас их улыбки искренни, то скорее всего, потому, что они радуются своему успеху со мной. Я сделала правильный выбор.

Только Дэйм раскрыл мне глаза на то, что выбора-то никакого нет.

Молчи, Кей, молчи… не обращай внимания. Здесь каждый сам за себя, здесь нет и не бывает даже искренней ненависти. Улыбайся, изображая безразличие.

— Мы вернем тебе облачное тело, но в Медиану выходить не будем. И ты подумаешь вот над таким вопросом. Дадим тебе бумаги, карандашей, тебе легче представить все визуально. Дело в том, что Дейтрос действует против нас в первую очередь идеологически. Они агрессивно пытаются проникнуть в наш мир, занимаясь прозелитизмом своей религии.

— Я слышала, что эта религия раньше и у вас существовала…

— Ну, это было давно, - возразил Крадис, - и мы не считаем ее сколько-нибудь разумной. Думаю, тебе знакомы основные положения этой религии, и ты находишь их нелепыми. Ну какой разумный, нормальный человек может поверить в такой бред - Бог, который стал человеком… Посмертное воздаяние - рай или ад. Наконец, это жертвоприношение Бога самому себе. Верования на уровне дикарей Килна, вот им пристало иметь такие взгляды. Но не современным нормальным людям. Но так как дейтры очень активны и агрессивно занимаются прозелитизмом, всегда находятся те, кто к ним прислушивается. У нас то и дело возникают эти… христианские секты. Так вот, о чем мы попросили бы тебя подумать. Сейчас все наши разработчики заняты этим. Основное, чем дейтры воздействуют на население - образ самого основателя этой религии. То есть этого Христа, в которого они верят, будто это сам Создатель Вселенной. Конечно, в каждом человеке, как известно, есть высшее Я, которое можно назвать Богом, но Создатель Вселенной не может быть оформленным разумом, это нонсенс. Но всегда приятно думать, что кто-то тебя любит и даже, как они говорят, пожертвовал чем-то за тебя. При этом можно даже сквозь пальцы смотреть на нелепость такой жертвы - если это даже был просто продвинутый дух, чего ему стоило отключить болевые ощущения и умереть, зная, что смерти для него нет. Но безумие заразительно, увы… Образ Христа приятен для самолюбия людей, и надо сказать, психологически он очень вреден. Но об этом позже - главное, мы хотим попытаться создать противовес. При этом мы пробуем, во-первых, создать аналогичные и красивые образы других возвышенных духовных лидеров. Потому что всегда будут люди определенного психологического склада, которым такой лидер нужен. И во-вторых, надо попытаться сделать образ Христа комическим и малопривлекательным. По возможности, высмеять его. Ты знакома с основными положениями их религии. Так вот, не попытаешься ли ты изобразить этого дейтрийского Бога в каком-нибудь нелепом и смешном положении? Ты ведь рисовала карикатуры?

Я кивнула.

— Но… я не знаю, получится ли…

— Ну во всяком случае, ты попробуешь. Я понимаю, это сложная задача, и мы не станем ждать от тебя слишком много. Может быть, родится какая-то идея, которую подхватят другие…

Мы уже встали, уже шли по коридору. Крадис, чуть позади я и Лика. Лика утешающе положила руку мне на плечо. Мне очень хотелось ее сбросить, но ведь так не принято… Я должна вести себя так, как здесь, у них положено. Я не знала, что и как буду рисовать. Без облачного тела тяжело - ни одной, даже похабной творческой мысли в голову не приходит. И честно говоря, задание казалось мне отвратительным. Что-то в этом было… еще худшее, думалось мне, чем производить оружие. То есть логически рассуждая, оружие - страшнее. Из него будут убивать дейтр, моих братьев. А это - всего лишь карикатура… Но это ведь будет предательство того, что особенно дорого Эльгеро. За что он, не задумываясь, отдал бы жизнь. А как он поступил бы на моем месте? Отказался бы наотрез, это точно, и даже ценой пыток. Но… Дэйм вот тоже отказывался, а неужели он слабее Эльгеро? Наверняка нет, иначе он не остался бы в свои 16 лет один в Медиане, наедине с толпой врагов, не спас бы других. Но есть вещи, которые ни один человек выдержать не может. И какой смысл сопротивляться, если точно знаешь, что тебя все равно быстро сломают… Дэйм прав. Выбора у меня нет.

Да, я-то не верю в этого Бога… не знаю. Иногда мне уже казалось, что начинаю верить, но по-хорошему - нет. Но Эльгеро, он-то верит…


В переходнике, откуда мы всегда выходили в Медиану, поставили стол. На нем - лист бумаги, карандаши. Дэйм уже ждал нас. Он лишь коротко на меня взглянул, даже не кивнул и не улыбнулся. Еще в комнате стояли четверо охранников с ТИМКами. Лика и Крадис заняли удобные кресла напротив меня. Дэйм, конечно, остался стоять… Дринская рожа, она и есть дринская рожа.

Вошел еще один охранник, зацепившись за огненную петлю шлинга, он вел за собой мое драгоценное облачное тело. Мгновение - и я ощутила его внутри. Как хорошо… Закрыв глаза, я наслаждалась ощущением всемогущества.

— Задание ясно, Кей? - спросил Крадис. Я мгновенно вернулась на землю и уныло кивнула.

— А это тебе для вдохновения, - Лика приподнялась и прикрепила к стене напротив меня картинку. Картинка изображала Распятие. Крест, похожий на тот, что я увидела, впервые попав в Дейтрос. Бог, в которого верил Эльгеро, скорчился на кресте, из Его пробитых ладоней текла кровь. Смогла бы я выдержать, например, такое? Меня передернуло. Нет. Даже и думать нечего. Но ведь Он же был Бог…

Я посмотрела на Дэйма. Лицо его не выражало ничего. Крадис и Лика слегка улыбались - поощрительно так - но их взгляды показались мне напряженными. Почему они все сидят здесь? Я почувствовала себя как на экзамене.

Впрочем, без разницы.

— Мы тебе не мешаем, Кей? - спросила Лика. Я покачала головой.

— Нет, мне все равно.

И тут меня осенило. Мерзко осенило, похабно. Но я придумала, что буду рисовать. Крадис прав, обыграть надо ту идею, что всемогущему Богу ничего не стоило, в общем-то, распяться, отключил ощущение боли, да и дело с концом. А дураки снизу смотрят и обливаются слезами… Надо нарисовать Его на кресте, но так, чтобы одна рука была свободна… и в ней Он может держать, например, сигаретку… И разговаривать при этом, обращаясь наверх - что-нибудь вроде "ловко мы их всех провели"… Над фразой надо будет еще подумать. Меня вдруг затошнило.

Да нет, не верю я во все это. Просто ощущение, что ты убиваешь такое высокое и светлое, выше которого ничего нет и быть не может. Карандаш выпал из моих пальцев.

Я снова посмотрела на Дэйма. Показалось мне, или в самом деле в его глазах появилось страдание? И они блестят так подозрительно.

Возможно, он и сам это делал… Что-нибудь подобное.

"Соглашайся, Кей. У тебя нет другого выхода".

Я взяла карандаш и стала старательно вычерчивать подножие Креста. Тщательно выполнила тень. Чуть заштриховала дерево. Даже самой понравилось. Нет, все-таки есть у меня техника.

Да ладно, Кей… действительно. Ты уже переступила черту. Ты создала что-то реальное, из-за чего, возможно, погибнут дейтры. Ты уже работаешь на них. А это - всего лишь символ, не более того. И ты в него даже не веришь. Просто противно. Но мало ли что противно? Да, мерзко до того, что я бы лучше умерла, чем стала рисовать такое. Но тебе ведь не смерть предлагают в качестве альтернативы. А то же самое, фактически. Ну посопротивляешься ты немного дольше, это же тебя все равно не будет оправдывать.

"Что толку от моего терпения, когда все равно все закончилось плохо?"

Нет, не получится из меня Зои Космодемьянской. Ну никак.

Я заметила, что просто срисовываю картинку со стены. Как обычно, у меня получалось чуть по-своему… сведенные в дикой судороге ноги. Тело чуть угловатое, голова запрокинута назад… Струйки крови, текущие по лицу. Ему же этот венец натянули, а там шипы. Я вдруг почувствовала, что мне уже все равно.

Просто все равно, что будет со мной.

Я судорожно сжала карандаш, и взявшись второй рукой, переломила его пополам.

Потом я встала.

— Я не могу…

Наверное, в такие моменты надо говорить что-нибудь возвышенное или хотя бы просто послать всех матом. Но я так и не смогла выдавить из себя чего-нибудь, кроме жалкого "Я не могу". И еще добавила "простите". Мало того, у меня еще и слезы текли по лицу, я совершенно этот процесс не могу контролировать.

— Почему не можешь, Кейта? - мягко спросил Крадис. Я посмотрела на него - слезы, как пелена, застилали зрение.

— Потому что я верю в Него.

— Ну-ну, неправда, - возразил психолог, - я же тебя знаю, Кейта. Ты никогда ни во что не верила. Не может такого быть.

Я промолчала. Заговорила Лика.

— Кейта, пойми, это очень важно. Это задание означает для тебя - преодоление того рабского, что было вложено в тебя в Дейтросе. Ты должна это сделать. Просто должна. Переступи один раз через себя, и ты станешь нормальным человеком. Докажи, что ты свободна! Докажи хотя бы самой себе!

— Нет… я люблю Его, - это я почти прошептала.

— Кейта, ты же разумный человек. Ты понимаешь, что все это бред.

— Посмейся над собой, - это Лика, - посмейся, пойми, что нет вещей, которых можно было бы считать священными. Ничто не должно господствовать над человеком, никакие догмы, никакие образы. Ты свободна…

Я посмотрела на нее. Мне хотелось смеяться, но ясно, что это истерика наружу просится. Нет.

А ведь она права, я и на самом деле свободна.

— Кейта, - мягко сказал Крадис, - пойми, если ты сейчас не согласишься сделать это… пусть у тебя даже не получится, сделай хоть как-нибудь!.. Если ты не согласишься, ты отбросишь себя на несколько ступеней назад. Ты уже почти выздоровела. И тебе придется вернуться и повторить все заново.

— Пусть, - хрипло сказала я.

Лика вздохнула.

— Кей, ну я прошу тебя, не делай глупостей. Пойми же, что это серьезно. Ведь ты же хотела сама строить свою жизнь. Понимаешь, есть вещи, без которых нельзя обойтись. Переступи через себя - и ты получишь все, чего хотела.

А чего я хочу? Смех едва не вырвался наружу.

Дэйм стоял рядом с одним из охранников, заложив руки за спину, поза его казалась напряженной. Он не сводил с меня глаз.

— Кейта, - снова заговорил Крадис, - на этот раз лечение будет другим. Ты понимаешь, на что обрекаешь себя? Тебя переведут в другое здание. Возможно, понадобятся крайние меры… Твоя психика искалечена очень тяжело, как я вижу. Мы, конечно, все равно сможем помочь тебе. Но для тебя это будет… крайне неприятно и болезненно.

Почему-то мне и теперь было все равно. Все еще. "Они просто делают операцию… только без обезболивания, конечно. Режут до нервного узла…"

Да, это очень больно и неприятно.

Улыбка все-таки вырвалась.

— Кейта, я вижу, ты не понимаешь, - сказал Крадис,- дело очень серьезно. Мы применяем в таких случаях обыкновенную физическую боль, в предельной дозе. Рано или поздно такое лечение всегда приводит к успеху.

— У вас же запрещены пытки, - напомнила я.

— Это лечение.

— Понятно.

— Но ты еще можешь доказать, что не нуждаешься в таком лечении. Просто попытайся сделать то,о чем тебя просят… два-три штриха… Кейта, это можно было бы сделать даже без облачного тела.

— Кей, - заговорила Лика, - Пойми, ведь то, о чем мы просим тебя, никому не принесет вреда. Ни одному живому человеку. Неужели для тебя так важна всего лишь какая-то картинка? - она ткнула в Распятие наманикюренным пальцем.

— Бог, - сказала я, - живой. Я люблю Его.

Крадис слегка кивнул, и сейчас же на мне захлестнулась петля шлинга.

И в тот же миг началось.

Я сообразила, что происходит, лишь тогда, когда один из охранников уже падал, а Дэйм стоял рядом со мной, держа ТИМК в правой руке, а в левой мой стул. Остальные охранники уже успели достать оружие, но Дэйм швырнул стулом в одного из них, и сразу дал очередь… И через 12 лет, сломленный, давно забывший тренировки, он оставался гэйном. Он добил и последнего охранника (тот запутался в стуле, и его выстрел ушел в потолок). Дэйм забрал у ближайшего убитого шлинг, и стал сдирать с меня петли, держа одновременно под прицелом Крадиса и Лику… нет, Лики не было - он ее убил, что ли? Кажется, под столом виднеется ее белый жакет. Дэйм сунул мне в руку пистолет, Крадис замер на месте, как вкопанный - даже упасть не хватает ума… Лицо его было совершенно белым, я никогда еще такого не видела, абсолютно белые губы, они тряслись. Потом рука его потянулась к мобильному телефону, торчащему из кармана. Но Дэйм метнул шлинг. Я застыла, не опуская оружия, еще не понимая, что происходит - все случилось слишком быстро. Крадис замер, скованный огненными петлями. Дэйм одним прыжком оказался рядом с убитым охранником, пистолет уже у него в руках… И в ту же секунду - я опомниться не успела - мелькнуло из-за стола ярко-алое - помада Лики, и полыхнуло огнем. И громыхнула очередь. Мой палец почти машинально надавил на спуск, и пули со страшным грохотом раскололи столешницу, я не видела, что произошло с Ликой, задело ли ее… Я видела только Дэйма. Он падал. Всего-то полсекунды, наверное, я смотрела на него, а запомнилось это надолго - левой рукой, выронив шлинг, он пытался зажать грудь и живот, словно кровь останавливал, а она хлестала сквозь пальцы, сочилась, и весь его зеленоватый пуловер потемнел и тяжело повис, промок от крови, и еще я увидела его лицо, посеревшее, искаженное болью. Я мельком глянула на Крадиса - тот был скован, на Лику, она тихо возилась на полу… Ее только задело пулей, белый жакет на плече был взорван черным и красным. Я бросилась к Дэйму.

Лицо его уже обескровилось совсем, почти как у Крадиса, жизнь стремительно ускользала прочь, и он почему-то все еще улыбался. Глаза были не черные, а сероватые, будто дымкой подернуты. Но я поняла, что он видит меня.

— Кей… уходи… скорее, - прошептал Дэйм. Я скосила глаза на его рану - лужа крови под ним стремительно увеличивалась. Нет, все кончено… Надо было что-то сказать ему, что-то сделать, но я не знала - что. Он уже не слышал меня, уже уходил. И в один миг вдруг неожиданно расслабился, веки перестали дергаться, и я поняла, как выглядит тело, когда душа покидает его.

Я подобрала шлинг. Потом выпрямилась, закрыла глаза и совершила переход в Медиану.


Уже там, в сером пространстве, в загоне, огражденном рядами колючей проволоки, я сообразила, что Эльгеро обязательно убил бы Лику, а Крадиса, скорее всего, прихватил бы с собой как заложника. Но не возвращаться же теперь за ними? Да и не хотелось мне убивать. Ужасно не хотелось. Я не чувствовала к ним никакой ненависти. И почему-то было у меня легкое разочарование… Я ждала чего-то другого, совсем другого. Но раз уж так получилось, надо уходить.

Надо уходить и возвращаться к своим. В Дейтрос.

Но что делать с этой проволокой? Они умно поступили - просто оградили участок в Медиане, и не выйти из него. И еще каким-то образом сделали так, что попасть отсюда можно только назад, в Переходник. Даже не знаю, как это можно сделать. А на выстрелы там сейчас прибегут. Может быть, Лика вызовет помощь. Какого шендака я не убила ее…

Я помчалась к проволоке. Надо уходить… Я уйду, Дэйм. Не зря же ты умер. Я постараюсь уйти. Или пусть убивают, по крайней мере, я больше не попаду в Атрайд. Я почти спиной почувствовала погоню, а потом и услышала топот - они все еще надеялись взять меня живой. Целились, видно, шлингами… Коротко обернувшись, я пальнула несколько раз одиночными из ТИМКа, хотя, скорее всего, результата не было. Бежать, скорее. Несколько десятков метров еще отделяло меня от преследователей. Проволока.

По ней, говорят, ток пропущен…

Я повернулась. Охранники бежали ко мне.

Да какого черта! Я же дейтра.

Почва под ногами пайков внезапно стала ярко-белой. Раскаленной. И медленно, как ковер, стала сдвигаться. У них нет защиты против такого - я не видела подобных мак. Один за другим, с дикими воплями, мои враги валились на землю… Можно было просто превратить почву в раскаленную лаву, чтобы они сгорели. Так они лишь слегка обожгутся, температура - как у хорошего утюга. Но мне так не хочется убивать. Я повернулась к проволоке. Гигантский голубоватый сверкающий кристалл возник у меня в руках. Алмаз. Его острой гранью я перерезала настоящее железо, как ниточку.

Отбросив кристалл, я побежала в пролом.

Уйти. Куда угодно. В Атрайд я уже не попаду, остальное неважно. Уйти и запутать следы. Внезапно ощутила признаки Врат - здесь можно было уйти куда-то. Я взяла ТИМК, на всякий случай, в правую руку. Закрыла глаза.


Успела еще подумать, что в принципе, есть шанс попасть на какой-нибудь Юпитер. Если слои - это просто планеты. Ведь планет, непригодных для жизни, значительно больше.

Я ощутила тепло. Ласковое, даже жгучее слегка. Под ногами - белый песок, такой мягкий, что хочется немедленно скинуть ботинки. Запах морской воды, и вкрадчивый шелест прибоя. Невнятный людской гомон вокруг…

Дарайцы. Похожие на негатив - очень загорелые с белыми волосами, почти голые, в пестрых шляпах и купальниках. Замерли вокруг меня - они еще в шоке. Поспешно расползаются подальше, оставляя пустое пространство, в центре которого я стою - на пуловере пятна крови, кровь размазана по лицу, в руке здоровенный пистолет. Какой-то ребенок дико заорал, мать схватила его на руки и понесла подальше.

Да, не очень повезло. Хотя могло быть хуже. Надолго здесь не останешься, сейчас вызовут миротворцев. Уже прошло немного времени, и в то же самое место Медианы я не попаду. Но лучше еще и в пространстве сменить положение. Я побежала по песку, неловко переваливаясь, полоса передо мной мгновенно пустела, отдыхающие разлетались в стороны. Наконец я почувствовала себя в силах совершить переход и ушла в Медиану.


Слава Богу, местность вокруг была неузнаваемой. Я попала в другое место. Здесь меня не найдут. Медиана бесконечна, мой след никто уже не возьмет. Они не станут искать меня здесь.

Надо успокоиться, вот что. Успокоиться и решить, что делать дальше.

Я села на небольшой камушек. Показалось мне, или в Медиане стало светлее? Словно сквозь небесный серый купол сочится свет. Я пересчитала патроны, выщелкивая их по одному из магазина. Двенадцать штук. Надо поэкономнее, конечно, будет.

И шлинг у меня есть.

Нет воды. Еды тоже нет, но главное - нет воды.

Вспомнилось, как Эльгеро объяснял мне, почему так получается: воображаемое оружие в Медиане способно нанести реальные повреждения телу, а вот созданная вода и пища впрок не идут. То есть можно чего-нибудь выпить или съесть, и на короткое время даже возникнет чувство сытости. Но тело не обманешь - если реальной воды в нем не добавилось, жажда придет снова и очень быстро.

Что же касается оружия, объяснял Эльгеро, его действие, как полагают ученые, зависит от внушения. Как известно, под гипнозом, к примеру, человеку легко внушить, что прижатая к его руке палочка раскалена, и человек получит реальный ожог. Вот так же действует и наше оружие. Странно при этом то, что оно действует не только на тело, но и на почву, и главное - на реальные физические предметы. Вот как мне только что удалось разрезать проволоку…

Ладно, оставим это. Не до философии сейчас. Надо добывать воду, вот что. И думать, как найти дорогу обратно.

Боже мой! Ну пусть я каким-то чудом попаду в Килн или Лайс. Но каждый из этих слоев - целая планета. Я видела лишь небольшой уголок. Маловероятно, что попаду точно туда. А в любом другом месте… Как и кого я там буду искать?

Можно еще вернуться на Землю…

Наверное, это вариант для меня - вернуться на Землю.

Правда, небезразлично, из какого места Медианы я совершаю переход. И я понятия не имею, как эти места определять. В шлинге есть какой-то еще прибор для этого, но я не знаю, как им пользоваться.

Все равно. Все лучше, чем сидеть в Атрайде. Боже мой, и я уже была готова им поверить… Да уж, они желают мне добра. Несомненно.

Посидев еще немного, я выработала план действий - буду идти по пустыне и время от времени совершать переход, пытаясь попасть на Землю. То есть буду представлять при этом родной город. Правда, не знаю, что будет, если я совсем удалюсь куда-нибудь… Но что делать, не сидеть же на месте.

И еще надо по возможности, попав в какой-нибудь мир, запастись водой и продовольствием.


Удивительное состояние. Я ничего не боюсь. Совсем ничего.

Казалось бы, положение мое - хуже некуда. Я не знаю, куда идти, не представляю дороги. Первые несколько попыток совершить переход оказались неудачными, и даже воды и продовольствия найти не удалось. Я поела в Медиане, сотворив воображением вполне реальный шоколад и минеральную воду, но уже минут через десять жажда и голод усилились еще больше - обманутый организм требовал реальной пищи. На Тверди меня ждали только опасности, в магазине последние восемь патронов. Дарайцы, в отличие от меня, в Медиане ориентируются, и вполне могут меня отследить и поймать, а что мне грозит в этом случае - представить несложно.

И все же мне было хорошо. Радостно. Так радостно, как никогда еще в жизни не было. Все, что творилось вокруг, казалось такой мелочью по сравнению с этой внутренней великой радостью и счастьем.

Почему-то я была уверена - ничего со мной не случится. Точно - ничего. Все кончится благополучно, хотя я еще не знала - как. Или, точнее, любой конец, даже мучительная смерть, сейчас казался мне благополучным.

Это было похоже на любовь. Но не такую, как с Игорем. И даже не такую, как с Сашей. Моя любовь, как свет, заливала весь мир, она была радостью, но радостью спокойной, без единой тревоги, без ожидания, без страха - она была здесь и сейчас. Помню, что тогда я молилась, да. Но молилась я глупо, потому что никаких нужных слов еще не знала - кроме "Отче наш". Я просто шла по пустыне и улыбалась по-идиотски, время от времени говоря про себя "Господи, Господи! Как хорошо, что Ты есть! Как я рада, я Тебя так люблю!" Потом я на время забывала об этом, но радость не оставляла меня, она во мне дремала, свернувшись клубком, как пушистый теплый котенок.

Сейчас трудно было представить, как я прожила 19 лет, ничего не зная о Нем. Не думая о Нем никогда. Как я могла любить каких-то мальчиков, вообще хоть что-то в мире, не зная, что есть Он. Как я могла слушать рассказы о Господе и оставаться равнодушной.

И еще я где-то внутри тихо удивлялась тому, что произошло со мной, и тому, как внезапно и быстро это случилось.

А ведь я уже давно могла бы причаститься. Как мне хотелось сейчас принять эту Тайну, так хотелось, что даже и думать об этом было страшно, я даже и не верила, что мне такое тоже будет доступно когда-нибудь… Просто хотелось поцеловать Крест. Ну пусть это лишь символ того Креста. Вот я и поцелую его. Хотелось встать на колени перед Ним. Просто войти в храм. Да хоть что-нибудь сделать, просто оказаться рядом, постоять, посмотреть на Его изображение. И как глупо, что совсем недавно Эльгеро предлагал мне все это, а я отказалась сама…

И даже Эльгеро - я чувствовала, что очень люблю его, даже еще сильнее, чем раньше, но скорее потому, что на него падает отсвет той великой Любви, которая озаряла меня сейчас.

Потому, что он связан с Христом.

И Дейтрос связан.

И я принадлежу к Дейтросу, и всегда буду принадлежать к нему.


Мне удалось достать воды - точнее, просто напиться. Войдя в незнакомый слой (подозреваю все-таки, что это Килн - ведь я и не могу попасть в слой, где еще не была ни разу), я нашла ручей и напилась прямо из него, рискуя подхватить дизентерию или что-нибудь похуже. Правда, потом я заметила, что на водопое есть еще кое-кто, а именно семейство каких-то крупных кошачьих, вроде леопардов, которым сильно не понравилось мое присутствие. Мне пришлось расстрелять пять из оставшейся дюжины патронов.

С едой было хуже. Через пару дней я не выдержала и создала виртуальный бутерброд. С сыром. И стакан чая. На минуту я даже ощутила насыщение, но потом подступил такой дикий голод, что даже слезы вышибло. Больше я так не экспериментировала. Вошла снова в этот незнакомый слой, похожий на Килн, долго перебирала там разные растения, нашла какой-то корешок, вроде белой морковки. На вкус он оказался сладковатым. Вроде бы, я не отравилась - набрала побольше этой морковки и вернулась с ней в Медиану.

Ничего у меня не получалось. Я все пыталась вернуться на землю, но неизбежно попадала в какие-то совершенно незнакомые места - Килн или Лайс, а может быть, и сама Дарайя. Возможно, из этих мест Медианы и нельзя попасть на мою родную планету.


Несколько раз мне попадались люди.

Не дарайцы и не дейтры. Но в конце концов, обитаемых миров много. Эль говорил - двенадцать известных, а на самом деле, наверное, бесконечность.

Раза четыре я различала вдали какие-то силуэты, бежала к ним - но они исчезали раньше, чем я могла их настичь. Однажды встреча была совсем удивительной. Я миновала небольшую скалку, и увидела - в воздухе - плавает кругами стая розовых рыб с блестящей чешуей. Плавниками они махали, словно крыльями. Я, в совершенно обалделом состоянии подошла ближе, и вдруг увидела в центре миража человека, который сидел на земле, подогнув под себя ноги.

На всякий случай я создала сферу, вдруг рыбы ядовитые или решат на меня напасть. Приблизилась. К сожалению, этот обитатель Медианы вряд ли был способен к нормальному общению.

Да и вряд ли был с Земли. Кожа и волосы очень темные, почти черные, глаза мутно-бессмысленные, и вообще похож на алкоголика в запое. Одет был парень в нечто вроде грязного и дырявого синего плаща, перетянутого веревочным кушаком в поясе. По одежде я и решила, то он вряд ли с Земли. А если - то откуда-нибудь из Азии. Но вряд ли, слишком уж ненормально выглядел этот плащ. Рыбы внезапно исчезли. Я огляделась. Да нет, нормально все…

В Медиане, как известно, мы должны понимать друг друга. На каком бы языке ни говорили. Я обратилась к создателю розовых рыб.

— Здравствуй. Ты откуда?

Он ничего не ответил мне, похоже, он просто меня не видел.

— Здравствуй! - сказала я погромче. Наклонилась к незнакомцу. И тут внезапно лицо его исказилось ужасом - так, будто он увидел вдалеке, за моей спиной, что-то кошмарное, и губы испустили такой дикий, непередаваемый вопль, то я мгновенно отскочила, опасаясь за собственные барабанные перепонки.

— Ты что?!

Незнакомец не переставал вопить, глядя вперед с ужасом, но не двигаясь с места. Я посмотрела в ту сторону еще раз… И тут кошмар материализовался.

— Дьявол! Дьявол! - прорвалось сквозь дикие вопли темнокожего. Да, это было страшненько. Но на дьявола не так уж похоже. Впрочем, мало ли какие у них представления об этом персонаже?

Это было нечто вроде гигантского мохнатого паука, ростом примерно с трехэтажный дом, и на каждой его лапе, толстой, как телеграфный столб, висело псевдочеловеческое лицо, похожее на застывшую театральную маску, а дальше, где тело паука, клубилось что-то черное, блестящее, вроде связки копошащихся червей… И еще все это издавало смрад. Словом, испугаться и в самом деле было чего. Я выпрямилась и ударила чудовище Белым Огнем.

Одна из самых простых мак. Паук вспыхнул мгновенно, ножки его подломились, страшные лица исчезли в пламени. Через несколько секунд чудовище исчезло бесследно. Тем временем темнокожий перестал орать. Мне показалось, что он спит. Я наклонилась к нему, пытаясь потрясти за плечо, но прямо под моей рукой он начал исчезать. Он уходил из Медианы. Я не успела опомниться, а рядом со мной уже никого не было. Одна только ровная, словно асфальтированная поверхность Медианы, и вдали - россыпь белого щебня.


Миры на самом деле очень мало населены. Плотность населения невысокая. Наверное, смотря где. Вот в Дарайе, по крайней мере, там, где я жила, людей очень много, даже нет, собственно, мест с нетронутой дикой природой.

А в Килне людей крайне мало.

Поэтому я очень редко натыкалась на поселения, входя на Твердь. Чаще всего я вылезала в джунглях или в пустыне, в горах каких-нибудь. Удивляло то, что я ни разу не оказалась посреди океана, а ведь наверняка не только на Земле большую часть поверхности планеты занимает вода.

Все же есть в этих блужданиях какие-то закономерности. Не все происходит случайно.

Иногда я думала, что теперь вполне смогу написать фантастическую книгу. Или приключенческую. Много необычного и опасного попадалось мне в мирах Тверди. И каждый раз приходилось спасаться. Но каким-то образом удавалось доставать воду и даже кое-что из пропитания. Я подумывала о том, чтобы поохотиться и убить какое-нибудь мелкое животное, но случая так и не представилось. Однако в некоторых местах мне удавалось набрать корешков, ягод или даже орешков. Пробовала я их с содроганием сердца, но почему-то решила, что вкусное ядовитым быть не может. Конечно, голод мучил меня, я сильно похудела, но все же не умирала. И постепенно у меня сложилась уверенность, что жить так вполне можно. Хоть десятилетия. Блуждаешь по этой пустыне, временами выходишь на Твердь и запасаешься.

И тут подступило уныние.

То есть даже не уныние еще, а его предвестник - беспокойство. Как-то я проснулась и поняла, что давно уже не видела во сне Землю.

И даже Дарайю или Дейтрос.

Я вообще не видела снов, где фигурировали бы люди. Все та же пустыня… чудовища, явно созданные воображением. Безлюдные миры с буйной первозданной природой. Что же это, неужели я совсем одичала?

Неужели все кончилось так глупо, и это мой удел до конца жизни - бродить по мирам, не встретив ни одного человека, с которым можно хоть как-то поговорить?

Но я хочу домой…

Я вдруг поняла, что должна вернуться. Потому что иное было бы нелепо. Моя жизнь - она не бессмысленна, и все происходящее в ней - совершенно не случайно. Теперь я видела это явственно. Наша жизнь похожа на тщательно написанный роман, и нелогичных сюжетных ходов в ней не бывает. Бывают, как в хорошем романе, неожиданные и резкие повороты, но и они подчиняются определенной закономерности. Наша жизнь - произведение искусства. И я даже знаю - чьего.

Если предположить, что все происходит в мире случайно, то конечно, легко может оказаться так, что я вечно буду блуждать среди миров.

Но я почему-то знала внутренне, что это не может быть так. Просто потому, что это было бы некрасиво. Это не соответствовало бы внутренней логике сюжета моей жизни. Я увижу людей, обязательно увижу… но когда и как?

— Господи, - произнесла я вслух, пасмурно, сидя на бесплодной почве Медианы, - сколько же можно так блуждать?


Шум не снился мне. Там грохотало что-то вдали. Похоже на грозу - но в Медиане ведь не бывает осадков. Я с трудом вылезла из ямки, в которой провела ночь. Уничтожила виртуальную постель.

Отсюда, с вершины невысокого холма, все было видно очень хорошо. Долина передо мной буквально покрыта белым - точно манной небесной, но это были бойцы Дарайи. И там, дальше, я разглядела дейтр. Их было двое. Они стояли спина к спине, крошечные издали темные фигурки. Вокруг них что-то клубилось, сверкало, грохотало. Шел бой.

Я обернулась назад, почти интуитивно, и увидела, что и за холмом долина покрыта белым - еще одно подразделение "воинов света" спешило на помощь своим.

Я создала виртуальную летающую доску и легко соскользнула с крутого уступа. (Много позже я увидела такие доски в американском фильме "Назад в будущее"). А не стать ли мне невидимой? Не слишком хорошо, если дарайцы не дадут мне даже пробиться к своим. Я еще не умела преображать себя, но создала вокруг односторонне прозрачную сферу, снаружи она имела цвет неба и была почти неразличима на его фоне, да никто и не обращал на меня внимания.

… Один из дейтринов, молодой черноволосый парень, создал огненных змей, которые шипели и жалили всех, кто пытался приблизиться на расстояние броска шлинга. Несколько дарайцев безуспешно пытались уничтожить этих змей. Меж тем дейтры создавали новое и новое оружие… безуспешно. Синяя волна накатилась на ряды дарайцев и погасла. Шипы выскакивали меж "воинов света" прямо из земли, и некоторые оказались пронзенными, дарайцы отшатнулись - но их было слишком много. Взрывы чего-то непонятного то и дело гремели средь их рядов - но существенного впечатления тоже не производили. Парень явно устал, а его напарница, темноволосая девушка, была ранена, стояла на одном колене, штанина, мокрая, видно от крови, закрутилась вокруг второй ноги, но как-то дейтра еще держалась. Временами она хваталась за товарища, но удерживала равновесие, вытянув вбок раненую ногу.

Их слишком много…

Я начала бить, не выходя из сферы невидимости. Почему-то мне вспомнился недавно читанный Экзюпери - как он на своем самолете-разведчике оказался в лучах прожекторов над ночной Францией. И из моей сферы вниз полился свет. Несколько потоков - зеленый, белый, алый. Зеленый расслаблял члены, парализуя их, белый, высокотемпературный, жег, алый - убивал на месте.

Потоки скрестились. Это было очень красиво - над полем воинов в белых плащах, над серой Медианой играющие световые потоки, они сливались, образуя новые невиданные цвета, они падали на лица, на одежду… и там, внизу, дарайцы замирали и падали под этими потоками. На миг моя решимость ослабла, и потоки как бы застыли, но я снова взглянула на дейтр… умирающих, почти обреченных. И даже не на смерть обреченных, на плен. Как Дэйм. Стиснув зубы, я снова послала свои потоки.

Не все зависит от оригинальности оружия. И от убойной силы его возможных аналогов на Тверди. Точнее, мало что зависит. Ты можешь создать банальный меч-одноручник, и он окажется эффективнее атомной бомбы. Важнее всего сила и энергия, вложенная в оружие. Я выспалась и была свежей и бодрой. Я была готова на все, чтобы спасти дейтр. Под моими потоками войско дарайцев дрогнуло и начало отступать.

Я увидела, что и дейтры подхватили мои потоки - и с их стороны лились разноцветные снопы лучей, убивая и уничтожая отступающих дарайцев.

По мне никто не стрелял - в принципе, сфера всего лишь маскировала меня, различить ее в небе было можно. Но видимо, дарайцы совершенно растерялись. Они бежали к невысоким холмам, где я ночевала, один за другим они исчезали, переходя на Твердь. Наконец я уничтожила сферу и с небес спикировала к дейтрам. Парень шел вслед за врагами, добивая оставшихся, не успевших сбежать. Девушка теперь лежала на земле, обхватив руками раненую голень.

— Спаси тебя Господи! - прошептала она, глянув на меня. Опять этот странный феномен - я не знала слов, но как-то поняла смысл.

Я присела рядом с ней. Черт возьми, ну и что теперь делать?

— Что там? Как Бен?

— Он справляется. Только там еще один отряд, за холмом. Надо уходить, - сказала я.

— Дождемся Бена.

Девушка с трудом вытащила откуда-то из кармана небольшой плоский ящичек. Бросила мне. Я открыла… Ну да, она ведь думает, что я дейтра. Я должна понимать, что с этим делать и как оказывать помощь раненым.

К счастью, уже вернулся Бен.

— Надо уходить, - сказала я. Он кивнул мне и нагнулся к своей напарнице.

— Кровит? До Тверди дотерпишь?

— Да. Уходим!

Только я не знаю дороги! - предупредила я. Парень поднял девушку на плечи.

Пошли. Тут недалеко до Врат.


Автомобиль двигался мягко и быстро. Настоящий вездеход, даже лесные грунтовые дороги, изрядно сжиженные мокрой погодой, он преодолевал, не снижая скорости.

Мы с Беном почти не разговаривали. Да, на Тверди мы могли общаться по-дарайски, многие дейтры этот язык изучают. Но просто не хотелось говорить. Я уже рассказала свою историю. Лиссу мы оставили в госпитале в Зоне (оказывается, в Лайсе дейтры живут в специально выделенных для них резервациях), и теперь ехали в другую Зону, в Ласнир, где, во всяком случае, находился сейчас мой отец. И наверное, Квиэр. И Эльгеро.

Бен и Лисса возвращались из разведки и были застигнуты дарайцами в Медиане. Я подоспела как раз вовремя. Все кончилось для нас благополучно. Жизнь Лиссы тоже вне опасности, хотя ранение и серьезное.

О чем еще говорить, все и так ясно.

Я просто смотрела в окно, на мелькающий пейзаж - нет, не похоже на Землю. Или просто на Россию не похоже? Очень много желтого и рыжего. Камни с фиолетовыми прожилками, остроконечные, словно крыши гномьих избушек. Почему они здесь такие? В сероватом воздухе парят паутинки, кружат, падают на землю. Лес, этот странный лес, остролистый, желтовато-рыжий, но не осенний, не умирающий - живой. Просто цвет другой преобладает, хотя кое-где и зелень есть. Пожалуй, Дарайя более похожа на Землю.

Один раз за окном мелькнула странная очень толстая мохнатая змея. Ее короткая черная шерсть отсвечивала глянцем. Очень хотелось разглядеть подробнее, но Бен быстро вел машину.

Временами мы проезжали населенные пункты. Дома с одинаковыми совершенно круглыми крышами-куполами. Конструкции из металлических балок неизвестного мне назначения. Играющие дети - вполне обычные дети, разве что одежда непривычная. С такими вот детьми Эльгеро дрался, когда сам был мальчишкой.

То и дело я доставала из кармана и грызла плитку орехового концентрата. С медом. Это тебе не висс. На самом деле очень вкусно. Хотя конечно, в Зоне нас покормили нормально.


Бен попросил разрешения и включил музыку. Собственно, это даже не музыка была, а запись каких-то псалмов, насколько я могла разобрать. Я не понимала дейтрийского. Но явно это было нечто религиозное. Некоторое время я пыталась вслушиваться, потом просто отключилась.


Машина остановилась за воротами. Бен полез разбираться с часовым, предъявлять какие-то документы. Я задумчиво смотрела вперед, на белые низкие коробки домов и высаженную меж ними молодую поросль. Какой-то человек быстро шел по дорожке к нам. Очень быстро. И что-то в нем показалось мне знакомым.

Эльгеро!

Я мигом оказалась на земле. Побежала к нему. Странный, непонятный порыв, секунда - и Эльгеро уже держал меня в объятиях.

Время застыло.

— Деточка, - разобрала я сквозь колыхание и шорох громадных глыб Времени, - деточка… ты жива.

Он отпустил меня. Вытер глаза ладонью.

— Кей… я не верил, что ты выберешься. Мы собирали экспедицию… на свой риск.

— Все равно вряд ли бы получилось, - сказала я. Губы слушались почему-то плохо.

— Да… твой отец. Он не может. Мы не могли бы использовать ключ. А найти тебя так…

— Что с отцом?

— Он болен… ничего. Он будет жить. Но воевать - уже нет.

— Сердце?

— Да. Ему сорвали сердце. Совсем. Ничего. Как ты?

— Я нормально.

— Пойдем, - он взял меня за руку. Я обернулась на Бена. Тот улыбнулся и помахал мне рукой. Ну ясно… пристроил наконец, теперь можно и своими делами заняться.

Эльгеро что-то крикнул ему по-дейтрийски, тот ответил. Я еще раз помахала Бену, и мы двинулись по дорожке - покрытой словно очень твердым красноватым асфальтом.

Нет, не асфальтом… не знаю.

— Что ты ему сказал?

— Сказал спасибо за тебя. А он ответил, что это тебе спасибо, потому что ты их спасла.

Я вдруг вспомнила.

— Эльгеро… я это… я в церковь хочу. Можно? Ну это… причастие.

— Можно, - сказал Эльгеро, крепче сжав мою руку.


Дейтрийский храм напоминает готику. Те же стрельчатые высокие окна, только вот без витражей - обычное матовое стекло. И самый верх купола - всегда прозрачный, так что сверху льется неистовый свет. Мы вошли в церковь святого Стефана, и у входа стояла скульптура - весьма натуралистичная. Это был даже не святой Стефан, которого раньше Эльгеро мне показывал на старинных картинках. Это был какой-то дейтрин по виду. Он стоял на коленях, в одной рубашке, весь уже в ссадинах, вокруг валялись камни, Стефан молился, сложив руки и глядя в небо. Только вот выражение его лица напоминало Эльгеро во время молитвы - вид у него был не как у убиваемого ягненка, а скорее, как у связанного, но не сдавшегося внутренне льва. И еще была странная радость в глазах умирающего святого.

А впрочем, он, наверное, и радовался.

Еще там была прекрасная статуя из белого камня - Богородица с Младенцем. А над алтарем висело огромное Распятие. Мне сразу захотелось встать перед Ним на колени. И просто побыть рядом. Но Эльгеро уже шел ко мне в сопровождении высокого, чуть седоватого священника-дейтрина в черном облачении.

— Вот, Кейта, познакомься. Отец Тим.

Я не знала, как в Дейтросе принято обращаться к священникам и глупо сказала.

— Здравствуйте.

Руку, однако, протягивать не стала - кто знает, как положено у них? Отец Тим чуть улыбнулся.

— Пойдемте, Кейта? Вы хотели поговорить со мной?

Мы оставили Эльгеро у алтаря - он тут же встал на колени и начал молиться. А мы с отцом Тимом оказались в небольшой комнатке, здесь ничего не было - два стула, столик и Распятие на стене. На столике лежала Книга, с чеканкой на черной обложке - серебряным крестом. Я подумала, что наверное, это Библия.

— Садитесь, Кейта… Как я понял, вы уже крещены, в детстве?

— Да, но… там, на Земле. В православной церкви.

— Это неважно, крещение считается. Вы были в плену, как я понял?

— Да.

— С вами произошло что-то?

Я кивнула. И начала рассказывать - казалось, этого, происшедшего со мной, так много, что и всей жизни не хватит рассказать об этом. Конечно, я говорила только о главном, о том, как Господь коснулся меня. Все остальное сейчас казалось мне совершенно не важным. Да оно и было неважным, ведь даже во время моих блужданий по пустыне я ни о чем ином и не думала.

Но рассказ получился совсем коротким. И даже скучным. Что тут, в самом деле, говорить? Мне предложили нарисовать карикатуру на Бога. Я подумала и поняла, что не могу, потому что Бог есть на самом деле. Я вдруг почувствовала, что Он есть. И до сих пор Его чувствую рядом. Отец Тим воспринимал рассказ спокойно, не удивляясь, с непроницаемым лицом. Потом он сказал.

— Что ж, я рад за вас.

И стал задавать мне простые вопросы по Катехизису. Я еще помнила занятия с Эльгеро, да и то, что забыла, каким-то волшебным образом само появлялось у меня в голове. Я знала эти ответы. Отец Тим кивнул.

— Вам нужно исповедоваться, Кейта?

И посмотрел на меня внимательными светлыми глазами. Мне стало ужасно неловко. Он прав - надо, конечно, исповедоваться. Раз уж я теперь хочу жить с Господом. С этого надо начать. Но страшно… Как это делается вообще? Я ляпнула.

— Да… Но я не знаю, как.

Отец Тим дал мне небольшую книжечку для подготовки и вышел. В книжке перечислялось множество вопросов, на которые следовало ответить. Я знала уже, какие бывают грехи в принципе. Но ответы на вопросы неприятно меня поразили - оказывается, за свою жизнь я успела нагрешить очень здорово. К счастью, отец Тим предусмотрительно оставил мне и карандаш с листочком бумаги - не записывая, я бы нипочем не запомнила все.

Откровенно говоря, пока я готовилась, о Господе не думала совершенно. Думала я о том, как бы не опозориться перед отцом Тимом. Как сформулировать весь этот кошмар… Ведь если подумать, нет вообще ни одного греха, который мне не был бы свойственнен. Даже людей я уже убивала. Хотя здесь у меня были некоторые сомнения - вот Эльгеро постоянно кого-нибудь убивает, и что, он все время в этом кается? Но глупо же каяться, зная, что ты убьешь снова. Однако в разделе про убийства был и еще один вопрос - желали ли вы кому-нибудь смерти? И вот на него я могла ответить совершенно положительно - да. Во-первых, я желала смерти себе - лет в 14… когда меня и в классе дразнили, и с подругой мы переругались, и с Сашей трагедия. Я совершенно серьезно думала о самоубийстве, и если бы была возможность умереть по желанию, просто закрыв глаза, я бы обязательно ею воспользовалась.

Во-вторых, я желала смерти нашей учительнице химии, которая меня просто достала, и вообще была очень подлой личностью. Мне хотелось, чтобы она просто куда-нибудь исчезла. А в десятом классе выяснилось, что у нашей Марганы злокачественная опухоль, и что ужасно - на словах-то я охала и ахала, а вот внутренне радовалась…

Ну и так далее. Лень вообще была моим любимым грехом, а еще чревоугодие, и гордыня точно была, и зависть, а про наши отношения с Игорем и говорить нечего… В общем, когда я список грехов закончила, я просто ужаснулась и поняла, что просто не знаю, как все это рассказывать отцу Тиму. Что удивительно - ведь до сих пор я считала себя вполне нормальной, неплохой девушкой. Нисколько не хуже других. А тем, как я вела себя в Медиане, с Эльгеро и потом в плену - даже где-то гордилась. Думаю, не каждая из моих знакомых так бы вот смогла. Но… сейчас я вдруг отчетливо поняла, что мне за себя ужасно стыдно. Наверное, таких, как я, больше вообще нет. Уж в Дейтросе - точно нет, они все такие герои… И как это все рассказывать священнику?

Дура, сказала я себе сурово, а как же Господь Иисус? Ведь Он же прекрасно все это про тебя знает. И что удивительно, Он все равно к тебе пришел. Хотя ты и дура такая… Так чего уж скрывать… Да и не священнику ты это рассказываешь, а самому Господу.

В общем, я кое как настроилась, пришел отец Тим. Сел на стул, я встала рядом с ним на колени и в первый раз в моей жизни исповедовалась. Мне почему-то стало легко, и я ничего не стала скрывать, а все рассказала совершенно честно. Про мои приключения отец Тим сказал, что убийство на войне грехом не считается. А вот про все остальное посоветовал мне регулярно молиться. А также посещать еженедельно богослужения и исповедоваться как можно чаще. Кроме того, он велел мне ежедневно читать несколько молитв по специальной книжечке, которую он даст, а еще выучить по ней же все основные молитвы. Потом отец Тим отпустил мне грехи, и я вдруг почувствовала, что их на самом деле больше нет. Мне стало так легко и весело, и вообще никаких проблем в жизни не осталось.

Отец Тим подарил мне молитвенник, на дейтрийском языке, правда. Но я сказала, что все равно буду изучать родной язык, так что можно и начать с молитв.

Потом мы с Эльгеро пошли в ближайшую столовую и перекусили.

Оказалось, что в Дейтросе нет денег. Наверное, это и есть коммунизм? Не знаю. Мы проходили, что коммунизм можно построить только имея очень развитую материальную базу. Здесь эта база была гораздо хуже, чем в той же Дарайе. Примерно как у нас в Союзе, где-нибудь в небольшом городишке.

Только везде на стенах Распятия, разные картины на религиозную тему и статуи святых. Вот и в столовой у входа на возвышении стояла статуэтка Богородицы, убранная цветами. А на стене, как водится - крест. В зале чистенько, столики старые, кое-где выщербленные, но не грязные, и на всех - солонки и салфетки. Мы встали в небольшую очередь к окну раздачи. Народу в зале было немного. Кое-кто в обычной одежде - куртки, штаны, было двое молодых то ли монахов, то ли священников в облачении, несколько парней и девушек в рыжем камуфляже - гэйны, наверное. Эльгеро поставил себе на поднос тарелку с супом, потом еще одну - с салатом и взял кусок хлеба. Я последовала его примеру - все равно не знаю, что у них здесь съедобно. Эльгеро вздохнул.

— Опять мяса нет… пост давно кончился, а с мясом проблемы.

На третье мы взяли по стакану чая и что-то похожее на вафли. Платить ничего не нужно было.

— Все же свои, - пояснил Эльгеро, расставляя на ближайшем столике тарелки.

— А если кто-то чужой придет?

— А кто? - мой друг улыбнулся, - дарайский шпион?

Я сама засмеялась, представив такую ситуацию. Потом вспомнила Дэйма и подумала, что надо поскорее рассказать Эльгеро о нем. И обо всем вообще. Мы ведь даже парой слов не успели перекинуться - сразу в церковь. Эльгеро прочел молитву, я неумело перекрестилась. Мы принялись за еду. Суп оказался гороховым и довольно вкусным. Или мне так казалось… Не знаю уж, почему, но здесь все было на удивление родным и даже вроде знакомым. Вот в Дарайе - красиво, хорошо, приятно, но… очень уж все чужое, непривычное. А здесь… хоть я и не знаю языка, и не понимаю, о чем там болтают эти веселые ребята за соседним столиком - но будто я уже сто лет здесь живу. Почему так? Голос крови? Или на Россию похоже? Да вроде и не понять, чем похоже-то… вроде все другое.

— Эль, - сказала я, - а ты знаешь, я ведь Дэйма встретила.


После ужина мы погуляли немного по городку - в ожидании службы. Зашли в книжный магазин - здесь тоже все было бесплатно, но выдавалось лишь по личному удостоверению, которое Эльгеро носил с собой. Он тут же взял для меня русско-дейтрийский самоучитель - чего только тут, в магазине, не было. Затем мы пошли, собственно, на нее. Эльгеро хотел, чтобы я причастилась сегодня, чтобы сразу же увезти меня в соседний городок, к отцу, где я и буду ночевать.

И я причастилась. Много говорить об этом не буду, потому что как-то не хочется.

Эль пошел к священнику - чтобы сразу заказать заупокойную службу по своему брату.

А я полистала самоучитель и попробовала разобрать по-дейтрийски "Отче наш". И после этого мы отправились на стоянку местного автобуса - из двух вагонов, напоминающего маленький поезд.

Почему-то мне казалось, что отец уже снова изменился, и я ждала увидеть не того обессилевшего старика, а подтянутого и бодрого сил военного, которого видела в дарайских передачах.

Увы, чудес здесь не происходило. Отец, конечно, выглядел получше, чем в тюрьме… то есть Атрайде. И все же был седым, чуть сгорбленным и передвигался по квартире медленно, иногда придерживаясь за стенки.

Квартира его выглядела очень чистой, почти стерильной и в ней не было ничего лишнего. Коридор пуст совершенно, лишь вешалка для одежды на стене да подставка для обуви. В "гостиной" - или уж не знаю, как назвать эту комнату - широкий стол, на нем несколько аккуратных стопок книг и закрытых сложенных тетрадей, карандашница с причиндалами. Вдоль всех стен - стеллажи с книгами. Несколько стульев. На краю стола - монитор, я уже знала по Дарайе, как это называется, и рядом небольшой ящичек, видимо, компьютера. Никаких там цветов, ковриков, кресел - все строго функционально. Пол совершенно стерилен. Единственное украшение - Распятие на стене (войдя, Эльгеро перекрестился на него, и я сделала то же самое).

Отец двинулся в кухню - наливать чай. Но я опередила его и, конечно же, помогла. К чаю у него были только белые сухарики, ничего больше.

— Не успел взять, - сказал он, - сегодня до вечера в штабе торчать пришлось…

В каком штабе? - подумала я. Я ведь ничего не знаю о том, чем занимается мой отец… папа… Вот папой его называть как-то странно. Ведь есть же папа Володя.

Надо привыкать. Это и есть мой настоящий отец. Странно, почему-то сейчас меня совсем не занимал вопрос - ушел ли он от меня и мамы специально… или чтобы нас спасти. Наврали мне в Дарайе или нет. Да пусть и специально ушел… У него же приказ был, и от его работы так много зависит. И нас потом обеспечивали, нам помогали. А может, и правда, так получилось, и он ушел, чтобы нас спасти. Неважно это.

— Ну теперь рассказывай, - сказал Эльгеро, когда мы уже сидели за столом и хрустели сухариками, - все по порядку. Давай. Кстати, завтра тебе придется это делать в Версе. Но нам тоже интересно.

— В смысле… в Версе? - осторожно спросила я.

— Ты же из плена вернулась. Нам нужна вся возможная информация о Дарайе. К тому же тебе придется пройти проверку. Ну что ты не шпион, - пояснил Эльгеро. Отец положил ладонь на мое предплечье.

— Не беспокойся, Кей. Это не страшно. Просто расскажешь все. Ничего не будет.

Я посмотрела на него и хотела сказать, что не беспокоюсь. Мне просто все равно. Я хочу быть с ними. Мне с ними хорошо, не знаю даже - почему. И я начала рассказывать. Отец сидел слева от меня, Эльгеро - справа, и они казались мне очень похожими. Словно Эльгеро - тоже сын Вейна и мой брат. Хотя у папы глаза, как у меня, серые, а у Эльгеро - темные и блестящие. Но что-то общее - дейтрийские черты, длинные тонкие носы, некоторая суховатость скул, словно их лица выдублены ветром, закалены ливнем и пламенем. Когда я дошла до своей "инфекции" и подозрительных уколов, Эльгеро и отец, не сговариваясь, схватили меня за руки - каждый со своей стороны. Они переглянулись, и я посмотрела на каждого из них, и мы вдруг расхохотались, взрывая нервное напряжение. Эльгеро отпустил мое запястье, а отец обнял за плечи.

— Ничего, Кей… говори дальше, - он снова стал серьезным, - это бывает у них. У них много чего есть…

— Папа, - сказала я, ощутив вдруг прилив нежности, - а ты? Что они сделали с тобой? Ты очень изменился, я видела тебя в записях.

— Да ничего, Кей, - пробормотал отец, - Со мной сложно что-либо сделать. Я думаю, они это сразу понимали. И все же попробовали, надо отдать должное - упорные люди.

Я вдруг поняла, что он ничего мне рассказывать не будет. Просто не будет, и все. А я расскажу, потому что мне не хочется держать это в себе, и хочется поделиться с ними, и почему бы вообще-то и не рассказать?

— Ты правда был знаком с Ликой?

— Да, - сказал отец, - она меня разрабатывала. Я слегка засветился, когда сорвал одну их крупную операцию в Килне. И они снова начали меня отслеживать. Ну… Лика успешно выдавала себя за влюбленную журналистку, ищущую интеллектуального и прочего общения. Я прокололся. Понял слишком поздно.

Видимо, подробностей не будет, поняла я. И стала рассказывать о том, как Крадис раскрывал мне глаза на подлинную сущность отца и его отношения к семье.

— На самом деле было и то, и другое, - сказал отец, - но началось все именно с попытки перевербовать меня. Я связался с руководством, мне предложили принять решение… Беда в том, что если бы я остался с вами на Земле, дарайцы убрали бы и меня, и скорее всего, вас тоже. Я был опасен.

— Вейн был очень опасен, Кейта, - добавил Эльгеро, - он был… он великий гэйн. В смысле, талант… он был тогда очень известен и у нас, и в Дарайе.

— Дело не в этом, я им был опасен просто на Земле. В силу положения, которое занимал. Если уточнить… - отец замолчал, словно задумавшись, и я не выдержала.

— То что?

— Если уточнить, то я мог тогда повернуть ход событий так, что… Советский Союз не рухнул бы, а перешел на другой путь развития.

Я едва не вскочила.

— Как - рухнул бы?! Ты про что?

Отец посмотрел на меня.

— Кей, вскоре Советский Союз будет разрушен. Начнутся войны… Нет, Зеркальск это не затронет. Почти. В общем, вариант плохой.

Я молчала, не зная, как переварить новость.

— Это точно? - спросила наконец. Отец кивнул.

— Да, это почти наверняка. Мы просмотрели варианты.

— Но пап… как ты мог это остановить? Ты же не в Политбюро… и даже не секретарь обкома. Ты же был простым инженером там, у нас.

— Это неважно, - отец махнул рукой, - такие вещи делаются не людьми у власти… Кей, запомни, чаще всего от тех,кто у власти, не зависит ничего. Так вот, дарайцы все это тогда просчитали, и должны были меня убрать тем или иным способом. Наша семья была обречена, Кей… Причем если я соглашался на смерть, то вам грозила большая опасность - они могли начать с вас. А вот перевербовка, мнимая, конечно, была вполне реальным вариантом вас спасти.

Они стали расспрашивать меня дальше, и я рассказала все. И про Дэйма - уже второй раз. И про свой побег. Хотя больше всего мне хотелось узнать подробности о потрясающем сообщении отца - вскоре Советский Союз будет разрушен.

А что же начнется тогда?

Ядерная война?

Конец света?

Выходит, вся эта перестройка, то, о чем шумят в последнее время, и что мне казалось вполне хорошим явлением - приведет к таким вот последствиям?

Но почему именно "будет разрушен" - и кем?


Мы разговаривали за полночь. Обо всем. О разрушении Советского Союза и о Земле. О Дэйме. Эльгеро вспоминал о нем, рассказывал. О маме. Я так и не поняла, любит ли отец мою маму, почему женился на ней, что там у них вышло… Но он просил рассказать о моих родителях - как там они, как живут.

Я еще не знала, что рассказывать о случившемся в плену мне придется не один день, и не два, а неделю. И эту неделю я буду жить в помещении Верса - в камере, то бишь. Хотя и не запертой, и не охраняемой. И мои рассказы будут записываться на видеокамеру, и еще мне будут цеплять на кожу всякие проводки - вроде детектора лжи, или что-то подобное. И сбивать с толку всякими неожиданными вопросами, и чуть ли не до слез доводить подозрениями, что вовсе я не сбежала из плена, а внедрена сюда как агент - и соответствующим тоном беседы.

Много позже я поняла, как мне повезло, что в самом начале мне разрешили встретиться с Эльгеро и отцом и провести хоть один денек на свободе. Собственно, не то, что повезло, а встретились три фактора - показания Бена, я ведь действительно выручила их в Медиане, причем я еще положила кучу дарайцев при этом. Ну и то, что я - дочь Вейна, который на самом деле приличная шишка в Дейтросе, живая легенда, и все такое.

Еще позже до меня дошло, что когда все подозрения были сняты, и следователь торжественно пожал мне руку, и меня выпустили из Верса, на самом деле контроль за мной продолжался еще очень долго. Причем отец и Эльгеро не только знали об этом контроле, но как бы еще и не сами писали донесения обо мне. Впрочем, конечно, ничего плохого обо мне написать было нельзя - я ж вовсе не была дарайским шпионом.


Дейтрос - он такой.

Иногда невыносимый, страшный, чуть ли не ненавистным становится. К концу допросов настроение у меня совсем уже упало. То есть я даже понимала, что все это нормально… наверное… и так должно быть. Только надоело все. Дарайю я вспоминала с ужасом, но и Дейтрос мне вовсе не нравился, утешением была мысль, что вот все кончится - и я вернусь на землю. Все равно ведь надо вернуться как-то, ведь родители там. А на земле - да плевать на все. Забуду все эти миры, как кошмарный сон. И я смотрела на следователя в упор и в четырнадцатый раз пыталась объяснить, почему не делала попыток уйти из плена до того, как Дэйм погиб на моих глазах, освободив мне путь.

Даже говорить про Дэйма с этим плешивым типом в узких очках было противно.

Но вот я вышла из Верса и живу у отца уже второй день. И Дейтрос не кажется больше таким отвратительным. Эльгеро уехал на какое-то очередное задание. Папа недавно вернулся из штаба, где торчал весь день - а я поджарила картошку, прибралась (что было несложно при папиной стерильности) и занималась изучением дейтрийского языка. Ну и рисовала немного.

Мы поели. Папа взял было тарелки, но мне его было всегда так жалко - он ведь еле ходит… а работает еще. Я схватила посуду сама, понесла на кухню.

— Я вымою, пап.

По моей лени я бы, конечно, предпочла не мыть сразу, что там, две тарелки… даже начинать смешно. Можно подождать, пока подкопится в раковине… Но папа ждать не будет. Я вытерла тарелки сухим полотенцем. Поставила на полку. Для каждой вещи - свое место. Если папа ослепнет, к примеру, ему будет совсем не сложно ориентироваться в квартире, здесь уже и я с закрытыми глазами все смогу найти, что нужно. Интересно, подумала я, а долго ли я смогла бы выносить папину аккуратность? Наверное, если бы мы стали жить с ним, рано или поздно он начал бы меня пилить… Это уж точно. Вообще многого требовать от меня. Хотя трудно почему-то представить его на месте моих земных родителей. Мамы. Я радуюсь, когда их нет дома - значит, можно творить все, что угодно, ходить на ушах, кровать оставлять неубранной до вечера, рисовать, сколько влезет, музыку включать…

Здесь у папы тоже не очень-то побесишься… Значит, было бы так же. Я бы с тоской ждала его прихода с работы и очередных нотаций. Сознавая, что он, конечно же, прав… но и я ведь в чем-то права. Ведь нельзя всю жизнь провести только за "правильными" делами, иногда хочется просто… поиграть, порисовать… может, конечно, это по-детски, и это должно когда-нибудь пройти.

Во всяком случае, я не могу, не умею быть правильной. Не получается у меня. Даже если бы я полностью со взрослыми согласилась.


Папа сидел на диванчике и рассматривал мой сегодняшний рисунок. Остальные наброски я уже в мусор отправила. А это получилось, хотя и не до конца. Карандашом. Девушка в доспехах рыцаря. Я не очень-то в них разбираюсь, но у папы есть книжка про крестовые походы на Земле, я посмотрела там. Все равно рисунок приблизительный. Меч на бедре. Взгляд… Может быть, получилось то, что лицо у девушки - совсем детское, слегка круглое, и глаза круглые. И совсем не воинственные. Вообще вид какой-то обычный, и кудряшки на лбу. Взгляд тоже почти детский, пронзительный, как будто она смотрит на кого-то, кого очень любит и кому верит. Но доспехи. И меч. И вышло как-то очень правильно все.

— Жанна Д Арк, - полувопросительно сказал отец. Я пожала плечами.

— Может быть… я не думала. Да, может быть.

И тут же поняла - что да, она. Жанна. Я про нее тогда еще совсем ничего не знала, ну только то, что обычно проходят в школе.

Отец отложил рисунок. Я села рядом с ним, поджав ноги, и он положил руку мне на плечо.

Так, как будто мы привыкли так сидеть и обниматься, как будто я сидела раньше у него на коленях, когда была пятилетней соплюхой.

Ну и что, что в это время он спасал мир, работая в Дарайе.

А все-таки я люблю Дейтрос. Идеальных миров не бывает. Везде свои сложности… и у нас, в СССР. И на хваленом Западе наверняка они есть. Про Дарайю умолчим, это вообще ужас. Но Дейтрос я люблю. Хотя бы потому, что в нем живет папа.

— Ты знаешь, пап, - сказала я, - мне сейчас вдруг подумалось… Мы с тобой ведь совсем друг друга не знаем. А ты мне все же родитель. И там, на земле… понимаешь, родители очень многого от меня требуют.

— Ну это естественно…

— Да. Но я не могу… не получается. Я в самом деле безалаберная, и не убираю в квартире… вернее, убираю, но не всегда. И плохо. И за собой не слежу совсем. Поэтому у меня нет парня, и никому я даже не нравлюсь. Только всякие идиоты на улице, бывает, пристают. Я вообще не женственная, так мама говорит. И еще я занимаюсь всякой ерундой. Лучше бы, например, занималась английским, это полезно для будущего. А я рисую вот… мои рисунки, они же никому не нужны. Я же не художник. Лучше бы я связала что-нибудь, но я вязать не люблю. И не хозяйственная… И вообще я…

— Понятно, - сказал отец терпеливо. Интересно, зачем я все это ему рассказываю?

— Ну вот, пап, понимаешь, я боюсь, что ты во мне разочаруешься. Я не очень-то хорошая дочь.

— Да нет, нормальная, - отец улыбнулся. И я вдруг поняла, что он совершенно не воспринимает мои слова всерьез.

— Ну пап… понимаешь. И в комнате у меня бардак. А у тебя вот такая чистота. Я боюсь… Ты ведь наверное тоже начнешь с меня требовать, требовать всего…

Отец перестал улыбаться.

— Да, Кей.

Он повернулся ко мне, и глаза - такие же, как у меня, зеленовато-серые. И очень глубокие.

— Да, Кей, я потребую очень многого. Ты даже не представляешь, как много… Впрочем, представляешь, в Дарайе тебя кое-чему научили.

Я опустила голову. Да уж… почему он сказал - в Дарайе? Я же не про то совсем. Я про обычную жизнь… про быт.

— Я… собственно, Кей, требовать этого нельзя. Но я жду от тебя. Да, если хочешь, я скажу, чего я от тебя жду…

Он помолчал.

— Если понадобится отдать свою жизнь за то, чтобы жили другие, чтобы ты сделала это.

Он придвинулся чуть ближе, обняв меня сильнее. И добавил шепотом.

— Чтобы ты об этом помнила и каждый день жила так, как будто смерть уже рядом… и уже спрашивает тебя, чего ты стОишь.

Мы так и сидели молча дальше. Он ничего не сказал, и я не спросила. И так, кажется, все уже было ясно.


На следующий день мы отправились с отцом в Штаб. Потому что когда-то же наконец должна решиться моя судьба.

Здесь, в этой Зоне Лайса было лето. Но я вначале думала, что осень - деревья рыжие, золотые, красноватые. Да, теперь я знала, что здесь все время так, что это хлорофилл на Лайсе (или В Лайсе?) какой-то неправильный, и даже не хлорофилл, а другой какой-то филл… И деревья - если издали смотришь, вроде обычные тополя и осины. Но как подойдешь, все, кончается сходство с земным. У некоторых листья словно в трубочку свернуты, а некоторые деревья вообще без ствола, гигантский пучок рыжеватых листов. И так далее… Лучше не приглядываться, тогда вокруг будто холмы, испестренные осенними красками. И теплынь, жара даже… Соседка отца, Венда, принесла мне легкое платье, зеленое, оно мне чуть великовато, но это ничего, я затянула поясок, а юбка до щиколоток - это даже красиво.

И отсюда, из окна кабинета Квиэра, виднелись холмы и дальний лес, рыжий с золотистыми и алыми прожилками, редкими всплесками темной зелени. Самая настоящая осень.

Квиэр не сидел за своим столом, а перебрался к нам - мы все погрузились в большие мягкие кресла вокруг журнального столика. Чем-то похоже на тот день, когда я впервые попала в Дейтрос.

Квиэр. Арисса - она, оказывается, тоже какая-то известная хесса, и тоже занималась мной. Отец и я. Эльгеро еще здесь не хватало, но он на задании… да и возможно, это не его компетенция, мою судьбу решать. Хотя я бы очень хотела его сейчас видеть. Очень.

И Распятие на стене. Наш Господь.

— Вначале мы послушаем тебя, Кейта, - сказал Квиэр, - после всего, что произошло… Ты можешь выбрать свой путь. Никого нельзя сделать гэйном насильно. Да, у тебя есть задатки. Но ты, думаю, уже понимаешь, с чем связана принадлежность к касте гэйнов.

Я кивнула молча.

— Эта война - пожизненно. Но ты лишь наполовину принадлежишь к Дейтросу. Ты можешь просто вернуться на Землю. Думаю, твой отец все равно и там будет тебя поддерживать…

— Я хочу быть гэйной, - ответила я, не колеблясь. Квиэр внимательно посмотрел на меня и кивнул.

— Тебе придется пройти обучение.

Я пожала плечами.

— Да, конечно… - холодок пробежал по спине при воспоминании о "дрессировке", которой занимался со мной Эльгеро. Но что же поделаешь, гэйна - так гэйна.

— Только, - сказала я, - честно говоря, не знаю, как с мамой… с родителями… Мама ведь знает об этих мирах, о Медиане?

— Нет, - сказал отец, - я пытался рассказать, но понял, что…

Да уж. Мама никогда не приняла бы такого бреда… Есть люди, очень привязанные к реальной жизни, они просто не могут воспринять некоторых вещей, выходящих за рамки привычного. Для их психики это было бы угрозой.

— Мне бы не хотелось… причинять им боль. Ну… чтобы я просто исчезла… Я не хочу так.

— Это хорошо, - сказал Квиэр, - и вот как раз об этом мы хотели бы с тобой поговорить.

И он начал объяснять. Дело в том, что им, конечно, нужны простые гэйны, тем более, у меня явный талант. Но еще больше им нужны агенты. На разных мирах, но в особенности - на Земле.

Коротко Квиэр сказал и о том, что земная история тесно связана с влиянием других миров. Некоторые вещи без этого влияния и не объяснить. И попытки уничтожения Земли предпринимаются не только военные, война ведется изнутри нашей цивилизации… информационная, тихая, незаметная. И для этого тоже нужны агенты. Как, впрочем, и контрагенты - для отслеживания действий дарайцев. И кто же идеально подходит для такой работы, как не я - земная девочка, которая на Земле хорошо адаптирована, выросла, которую никто даже не заподозрит в чужеродности (как бы не так, хотела я сказать… подозревали, и сама я часто чувствовала себя иной. Но все же он прав - настоящая дейтра выглядела бы на Земле совсем дико).

Но с другой стороны, я должна стать и гэйной, обучение мне необходимо.

И я его пройду. Мы выберем возможность, и я пройду обычную школу для гэйн, квенсен. Но жить и работать буду на Земле. Временами связываясь, конечно, с дейтрами, навещая отца… и он может навещать меня.

Все было уже в целом ясно, и перспектива эта мне очень даже нравилась. Почему бы и нет? Я смогу быть с родителями, с подругами и вообще с привычными местами - Россия ведь тоже мне Родина, как ни крути - расставаться не придется. Но и с Дейтросом тоже. Он войдет в мою жизнь.

Арисса добавила.

— Если получится так, что на Земле у тебя появится семья, это будет неплохо.

Я вдруг вспомнила Игоря. И что-то царапнуло нехорошо. Нет, правильно, что меня остановили тогда. И теперь я знала, что расстанусь с ним. Никакой любви, никакой зависимости от него уже не оставалось. Я вполне могла посмотреть на него объективно - и ничего он уж такого из себя не представлял. Ну высокий, красивый, да… технику умеет чинить.

Но все же… какая уж тут семья. И не удержавшись, я сказала.

— Ну да… Если вы, конечно, не сочтете нужным прекратить мои отношения с будущим женихом еще в зародыше.

"А то вдруг мы нарушим устои дейтрийской нравственности" - но этого я уже не добавила, слишком уж дерзко.

— Кейта, ты в обиде за наше вмешательство? В твои отношения с Игорем Каратаевым? - спросил Квиэр. Я пожала плечами. В обиде? Да нет… Дейтрос - он такой. Его надо принимать таким, какой он есть. Даже если не все нравится.

— Но это было необходимо.

— Да-да, я понимаю.

— В другом случае мы не стали бы вмешиваться.

— Дело в том, Кейта, - сказала Арисса, положив руку мне на запястье, - что Игорь Каратаев - такой же, как ты. Он полукровка. Он уже завербованный и сознательный агент Дарайи.


Часы лениво вздохнули и пробили последний, одиннадцатый удар. Сделав все-таки небольшую паузу. Сколько их ни подтягивай…

Старые уже часы, бабушкины.

Рикс бросился ко мне, когти заскребли по джинсовой мини-юбке, соскальзывая на голую ногу. Я сбросила пса на пол и, нагнувшись, приласкала его. Щелкнула дверь туалета. Что-то загремело в коридоре, и послышалось сдавленное "Ежкин кот, да что же это?" Папа Володя вышел в гостиную, почесывая живот.

— Кать, это ты, что ли, свои туфли поставила поперек прохода? Шею можно свернуть.

— Да, пап, наверное, я… извини.

Я медленно пошла в коридор. Босиком. Туфли мои на шпильках так и пропали… А поперек коридора действительно лежали мои старые, черные без каблуков. Наверное, упали с обувной полки. Я убрала туфли.

— Кать, ты чего так долго-то? Мы уже с ума начали сходить… У мамы голова разболелась.

— Я позвонить хотела, но не получилось.

Не могли уж сместить время так, чтобы я попала сюда хотя бы в 10… Мои родители все еще убеждены, что в 19 лет я обязана возвращаться домой "вовремя", желательно, еще до 9.

— А где мама?

— Таблетку выпила, лежит.

— Кать… - папа Володя вдруг взял меня за руку и внимательно всмотрелся, в его глазах родилось удивление, все растущее, - с тобой что случилось-то?

— Ничего, пап. Почему ты так спрашиваешь?

— Не знаю даже… такое ощущение… ты как-то изменилась. Может, тебя инопланетяне подменили, а?

Вечно он со своими шуточками.

Я улыбнулась и пожала плечами.

— Спокойной ночи, пап. Я спать пойду.

По дороге заглянула в родительскую спальню. Мама ровно дышала. С ума они сходили, ага. Дрыхнет уже. Ну и слава Богу. Я посмотрела на мамино лицо, спящее, с ровными правильными мелкими чертами. Совсем на мое не похожее. Такое родное. В это невозможно поверить, но отец, мой настоящий отец, Вейн любил ее… вот эту женщину… целовал вот это лицо. Почему так получилось? И что произошло потом? Не мое, наверное, дело.

Я вышла из спальни. Брата дома не было - ночевал у друга. Его диван не расправлен. Я стащила покрывало со своей кровати. Мой взгляд упал на зеркало - оно большое у нас, встроенное в платяной шкаф.

А ведь и правда изменилась.

Под легкомысленными рукавчиками ясно обрисовались бицепсы. Юбка болталась на мне - я здорово похудела. И все тело было какое-то… легкое, цепкое, гибкое. Не то, что раньше. И очень изменилось лицо. Оно тоже похудело и вытянулось еще больше, но теперь оно не казалось мне противным - нормальная дейтрийская рожа. Дринская. А глаза казались огромными, может, и правда, ввалились. И выражение их изменилось как-то. Интересно посмотреть на себя в зеркало, и увидеть, что изменилось выражение твоих же собственных глаз. Наверное, я выгляжу старше… гораздо старше, чем была. Ну да, я стала старше на полгода… И на дарайский плен. И на целую войну.

Неудивительно, что папа Володя так поразился. Но предпочел не копаться и даже не заметить происшедших со мной изменений - так проще. Так легче жить дальше… Не привлекая лишних сущностей для объяснения непонятных явлений. Просто - ну ушла дочка из дома, а через три часа вернулась. И выглядит как-то иначе. Освещение ночное, настроение, то да се…

И мама предпочтет не заметить.

Это же как мне придется их теперь беречь, вдруг поняла я. Любить и беречь.

И даже вздохнула от навалившейся вдруг на меня ответственности.


И резко развернулась к окну, ощутив движение в комнате, и сразу потянув руку к поясу. За шлингом, которого не было.

На подоконнике сидел Эльгеро.

Он улыбался. А лицо его было все сплошь перемазано грязью и зеленой тиной. И на щеке блестела кровью большая царапина.

— Эль, - выдохнула я.

— Привет, Кей…

Я подошла к нему.

— Где это ты так вывозился?

— Да в Килне пришлось… мордой в грязь немножко. Но у тебя я умываться не буду, уж извини. Не хочется с твоими родителями знакомиться.

— Подожди, - я вышла на кухню, вернулась с мокрым кухонным полотенцем и стала стирать грязь с лица Эльгеро, осторожно обходя пораненное место. Потом чистым концом смыла и кровь, и аккуратно промокнула царапину ваткой с йодом. Эльгеро сидел смирно и улыбался. Улыбка не исчезла даже когда я дезинфицировала ссадину, хотя слезы слегка выступили.

— Спасибо, - сказал он, - так приятно… когда кто-то о тебе заботится.

— Это тебе спасибо, Эль… что ты пришел. Ты чаю хочешь?

— Нет, я на минуту к тебе… мне нельзя долго. Просто соскучился. Захотелось тебя повидать. Ну что, Кей, решили, что ты будешь работать здесь?

— Да. Но я еще должна пройти обучение.

— В Дейтросе. Логично, - согласился он.

— Ты ведь тоже бываешь на Земле… ты же говорил, вы занимаетесь Землей… потому и русский знаешь.

— Да я больше тобой занимался. В смысле, был твоим куратором. Теперь не знаю, что поручат. Но если не возражаешь, я тебя буду навещать иногда. Только надо, чтобы обо мне не знал никто.

— Могила, - сказала я, - ты же меня знаешь.

Эльгеро осторожно положил руку мне на плечо. Я стояла с ним рядом. А позади, за окном, стояло полнолуние, и белый свет мягко лился на нас, на подоконник, ложился квадратами на пол.

— У Дейтроса тоже была луна, - сказал он, - одна.

— Эль, мне бы хотелось, чтобы ты никогда не уходил… вот так бы стоять с тобой всегда. И больше ничего не надо.

Я прикусила язык - откровенность была неожиданной для меня самой. Какая я дура… Но Эльгеро вдруг ответил тихо.

— И мне бы хотелось, Кей. Ты прости меня…

— За что?

— За все. Что так получилось. Что ты оказалась в плену. Я потащил тебя туда. И не смог потом спасти. Что тебе столько пережить пришлось…

— Ну ничего ведь страшного, Эль. Не как с Дэймом…

— Все равно. Прости.

— Да я наоборот, Эль. Я спасибо тебе хочу сказать. Я рада, что теперь я… в Дейтросе. Все иначе. Все так, как должно быть со мной. И потом, то, что я… Господа нашла, это же тоже благодаря тебе. Я бы никогда… или очень поздно поняла бы, что наш Господь…

— Это счастье, - тихо сказал Эль, сжимая мое плечо, - это настоящее счастье.

Он достал из сумки шлинг, протянул мне.

— Знаешь что, пусть будет. Оружие, оно никогда не помешает.

— Мне бы здесь пистолет не помешал.

— Со временем сделаешь разрешение, мы поможем достать пистолет. О связи уже условлено?

— Да, конечно.

— Думаю, мы увидимся скоро…

— Да, Эль. Я буду о тебе помнить.

— И я о тебе. Все, Кей… ты знаешь, как по-дейтрийски "до свидания"?

— Не знаю… я слышала, всегда говорят "Дейри". Бог с тобой.

— Да. И еще "гэлор". Это значит - мы встретимся.

Он взял меня за руку.

— Дейри, - прошептала я, - гэлор.

— Дейри.

Он медленно отпустил мои пальцы. Я зажмурилась и кожей почувствовала исчезновение тепла - Эльгеро ушел. Скользнул в Медиану. Я открыла глаза. Ничего - только черная рукоятка шлинга лежала на подоконнике.

И в черном небе, затмевая звездные узоры, сиял белый шар полной Луны.

Часть II

Заросшей дорогой, усеянной переживаниями, воображением, раздумьями и порывами, шел Любящий в поисках своего Возлюбленного; и сопутствовали ему по воле его Возлюбленного, опасности и тревоги, дабы воспарили его раздумья и порывы к Возлюбленному, стремящемуся к тому, чтобы любовь влюбленных в Него была высокой

Раймунд Луллий, "Беседы о Любящем и Возлюбленном".


В кои-то веки агенту Дейтроса выпадает возможность повидаться с родителями.

И пусть ради этого придется делать крюк в сотню километров, и в Кельн я приеду к самому рандеву и не успею отдохнуть и посетить мессу в знаменитом соборе, навестить родителей - это святое.

Жаль только, что Славку я не увижу, моего непутевого братца… то есть тьфу, не Славку, а Рихарда. Тупой чиновник-поляк на въезде в Германию заявил, что имени "Ростислав" не существует, и записал его как Рихарда. Теперь братец учится на каких-то там курсах для студентов и людей с высшим образованием, углубляет знание языка.

…Проснувшись, я несколько секунд соображала, где нахожусь. Видимо, спала очень глубоко. На ноги вскочила сразу, по привычке, приобретенной в квенсене, и уже стоя пыталась осознать обстановку. Не гостиница - слишком домашний уют, барахло (не мое) свалено на кресле, зеркало потрескалось. Не Дейтрос - чересчур вычурная мебель, занавески с оборками. Кольнуло страхом, мать моя - неужели Дарайя? Тьфу ты… да конечно же, я у предков.

Мама, понятно, закрыла окно, в комнате было душновато. Я отодвинула цветочные горшки и распахнула одну створку. Застелила кровать. На зеркале висел мой Розарий, это Аллин мне его подарил. У него хобби такое - Розарии делать. Из крупных и грубых бусин, распятие серебряно-черное. Слишком большой, чтобы носить его на шее и вообще при себе - для этой цели у меня есть колечко на пальце, с десятью выступами и крестиком. И все же очень удобный Розарий - где я его повешу, там и дом для меня.

Глядя на это маленькое распятие, я встала на колени и помолилась, как положено утром.


Из родительской спальни доносилось деликатное постукивание молотка - папа Володя что-то уже мастерил с утра. Ах да, шкаф собирает. Папа Володя - мастер на все руки. А здесь, в Германии - настоящий рай в смысле всяких там электродрелей, шурупов, дощечек, цепочек, деталек. Из строительного гешефта папу Володю можно вытащить только на аркане. Теперь вот он решил самостоятельно построить новый платяной шкаф. И то - старый взяли бесплатно в "Каритасе" (как и почти всю мебель), и он уже почти развалился, чем чинить, проще построить новый. Я заглянула в спальню.

— Доброе утро, пап.

— Привет, засоня, - отозвался он, пыхтя (как раз прилаживал друг к другу разноцветные детали). Приятно было наблюдать за его ловкими, точными движениями. Папу Володю хлебом не корми, дай что-нибудь помастерить - настоящий аслен-производственник. А в рыжих коротко стриженных волосах уже пробилась седина - это ведь за последний год…

— Как думаешь, Кать, подойдут сюда эти ручки?

Папа приставил дверную ручку к дверце и посмотрел на меня вопросительно. Он отлично знает, что я ничего в этом не понимаю, и я это знаю. Но ведь надо же что-то сказать.

— По-моему, нормально.

Интересно, ему хорошо здесь? В самом деле хорошо? Там, дома, он был не последней величиной в своем КБ - карьеры не сделал, однако, если реально что-то не ладилось, только он мог решить техническую проблему. А здесь… Найти работу по специальности в 50 лет - нереально. Мама нашла для него нелегальное место садовника - два раза в неделю он ездит, стрижет траву в чужом садике. Да, папа Володя оптимист, он никогда не унывает, все свободное время строгает, пилит, прибивает, мастерит что-то для дома…

Именно этого он и хотел? Так ему и нравится жить? Спрашивать об этом у нас не принято, да и если спросишь - не ответит честно. Может быть, он и себя об этом не спрашивал.

Да и мама, собственно… Больше тридцати лет преподавательского стажа. Кандидат наук. Кафедра географии. Теперь она работает уборщицей, тоже три раза в неделю, и ничто другое ей не светит.

И они чужие здесь. Не так чужие, как мы, дейтры, в Лайсе - там мы на равных с местным населением и живем отдельно. Пожалуй так, как иностранцы в Дарайе - второй сорт. Понаехавшие. Перед любым немцем заискивают, ищут его компании - если удастся выпить пивка с соседом, это целый повод для гордости. А дружат только со своими. Поддерживают друг друга, по знакомству помогают найти место уборщицы, няни или на стройке, кирпичи таскать.

Наверное, все это компенсируется материальными ценностями - квартира здесь тоже трехкомнатная, но не в пример просторнее и удобнее, чем наша хрущевка в Зеркальске. В секонд-хэнде можно покупать подержанное барахло по весу - десять марок килограмм. А супермаркеты… Да и вообще, летом вот предки на Мальорку собираются.

А ведь я бы поддержала их там, в России. Для родителей - я занимаюсь бизнесом. Деньги у меня действительно есть. Но в последний год завод, где работал папа Володя, перестал функционировать, КБ закрыли. Ничего другого по его специальности не было. А торговать папа Володя не умеет. Ну не умеет, и все. Вот некоторые его коллеги продают на рынке носки и сигареты. А он не может. Маме зарплату задерживали месяца на три. Практически, если бы не мои вливания, непонятно, как бы родители вообще жили. И Славка (тогда еще Славка). Я бы поддержала их и дальше, но на фоне всего этого - пришел вызов…


В кухне вкусно пахло кофе. Мама так и не приучилась жить по-немецки, например, завтракать бутербродами. На завтрак - обязательно каша либо макароны. "Чтобы желудок работал". Сегодня вот - яичница с колбасой. Мама ставит передо мной полную тарелку, на которую я гляжу с некоторым сомнением - удастся ли одолеть столько?

— Ничего-ничего, ешь! - мама угадывает мою мысль, - сама знаешь, завтрак съешь сам, обедом поделись с другом…

Тяжело вздохнув, я перекрестилась. Мама промолчала. Она уже начала, похоже, смиряться с моим христианством. Первая реакция была примерно такой: "Катя! - убитым голосом, - Ты вообще в жизни прочитала хоть одну научную книгу?"

Теперь все терпит - и Розарий, и молитвы перед едой.

— Когда теперь-то появишься? - спрашивает мама. Я пожимаю плечами.

— Понятия не имею. Знаешь, работа такая.

— Вот знаешь, доченька… Я, конечно, рада, что ты зарабатываешь неплохие деньги. Но ведь это еще не все в жизни…

Ну все, начались нравоучения.

— Может, тебе уже оставить эти разъезды? Получить нормальное образование…

— Мам, я же закончила институт.

— Я имею в виду - здесь. Кому здесь нужен твой диплом библиотекаря? Ты можешь пойти в Fachhochschule, поучиться еще, и… Ну и кроме того, пора уже и о личной жизни подумать, не так ли? Тебе уже 26. И что ты, ради этих денег так всю жизнь и будешь прыгать, как кузнечик, с места на место?

Я с усилием запихала в себя кусок яичницы. Рекс уже занял позицию под столом у моих ног. Отлично. Незаметно отщипнув колбасу, я отправила ее под стол, где кусок был немедленно перехвачен мокрой бородатой пастью.

— Да и деньги-то не такие большие…

— Почему только ради денег? Мне нравится моя работа.

— Угу, - расстроенно говорит мама, - а потом они тебя вышвырнут, и останешься ты - без нормального образования, без семьи, одна. И без денег, между прочим. Что-то ты не очень там разбогатела.

Я бы могла сказать, что устроюсь в России, ведь я работаю якобы в русской фирме. Но как-то надоело оправдываться все время. А может, это гордыня? Наверное… Спокойно. Спокойно. Как там отец Тим говорил? "Господи, помоги мне спокойно и с любовью перенести несправедливые упреки".

— И перестань скармливать яичницу собаке!

— Ма… я не хочу больше.

— Ну не ешь. Знаешь, кто ты? Ты - старая дева.

— Мам, ну ты чего? В наше время 26 лет…

— Ну ладно, детей сейчас вообще не рожают. Но не иметь даже друга в твоем возрасте! Это о чем-то говорит.

— У меня много друзей.

— Я имею в виду другое, ты прекрасно меня понимаешь.

Другое… а нужно ли оно, это другое? Я уже и не знаю, люблю ли я Эльгеро. Наверное, это не любовь. Не знаю. Беда только, что кроме него, мне совсем-совсем никто не нужен. Все остальные сильно проигрывают в сравнении с ним. Не могу же я жить с человеком и все время сравнивать его с Эльгеро. А ему, опять же, "другое" вроде бы совсем не нужно. И уж если - то не со мной. Кто я? Еще неопытный агент, как сказали бы в России - "молодой специалист". И кто он… Красотой или другими женскими качествами я тоже, вроде бы, похвастаться не могу.

Нет, лучше уж забыть о "другом".

Спокойно… мама права. Я никчемность, старая дева и ничего из себя не представляю. Ну и что? Господь любит меня и такой. Ему ничего этого от меня не нужно.

— Ну и чего ты улыбаешься? - раздраженно спросила мама.

… и все же досадно. Не сложились у нас отношения. Нет, не сложились. Мама никогда в жизни не обнимет меня - ну разве что при встрече коротко, половина наших разговоров - это пилежка. Ощущение такое, будто она совсем меня не любит. Хотя я знаю, что конечно, любит. Просто не умеет выражать любовь. Но и я по отношению к ней - не могу. Не умею. Не могу преодолеть робость, подойти первой, обнять… Может, когда она будет немощной старушкой, тогда? Сейчас и всю жизнь определяла наши отношения она. Я же была ребенком, да и сейчас я - ее ребенок.

— Я, по крайней мере, вырастила двоих детей. А ты что? Кстати, - мама переключается, видно, по ассоциации, - ты не передашь посылочку? Наши знакомые тоже в Германию переехали. Причем, твои знакомые.

— Это кто?

Мама плюхнула на стол передо мной чашку чая.

— А помнишь Игоря Каратаева?

Внутри разом все холодеет.

— Игорь? В Германии? Разве он немец?

— Да, его мама, оказывается, тоже немка.

Ну что ж, в нашем уральском городе довольно много русских немцев. Такое совпадение вполне возможно… почему бы и нет. Да конечно же, это совпадение. Не будь его, возможно, Игорю нашли бы другую возможность переехать сюда. Скажем, по работе.

— Так вот, его маме из России передали лекарства. Ты не завезешь? Ты же в Кельн едешь.

— А они где живут?

— Какой-то маленький город, тоже в нашей земле, не помню.

— Давно?

— Да несколько месяцев. Только лагерь прошли, вот нашли место…

— Ага… - говорю я, чтобы выиграть паузу. Лихорадочно соображаю. Если они знают моих родителей - вот уже и связались с ними - неважно, путем простого совпадения или специально искали, то прятаться бесполезно. Да и вообще прятаться глупо. Или попробовать? Меня-то они не найдут, мое имя на Земле не числится ни в одном учреждении, даже банковский счет под псевдонимом. Возьмут родителей в заложники. Блин… Если понадобится, конечно. Без крайней необходимости они не пойдут на эти меры.

— Так завезешь лекарства?

— Подожди, надо подумать…

— Чего тут думать?

Я макаю в чай "Принценролле". Прятаться стоило бы, чтобы показать, что я ничего не знаю об Игоре. Но тогда уж как раз лучше согласиться. Сделать вид, что Игорь - просто мой старый знакомый, и ничего другого я о нем не думаю. А что? Явиться с открытым забралом. Что он мне сделает, единственный дараец-полукровка? Засада? Не думаю, вряд ли. Значит, они знают о том, что я навещаю родителей… значит, мне не следует больше их видеть. Запретят ведь… как плохо-то.

Как с отцом, собственно. Он нас и покинул ради нашей же безопасности. Наверное, и мне придется стать бессердечной дочерью.

Так-то меня не поймаешь на Земле, я нигде не живу и не числюсь. А вот у родителей -могут. Но я у них бываю не часто, и дарайцы не могут себе позволить содержать засаду много месяцев. Это только если бы я была крупным агентом, а кто я - так себе… Да, есть еще вариант взять их в заложники, но это вряд ли.

Я же дейтра, и они это понимают. Они помнят Кларена и Рейту иль Шанти.

Не стоило бы все же рисковать - ведь на засаду можно нарваться, а сумею ли я отбиться - еще вопрос. Они же подготовятся к встрече с дейтрой.

Но и отказываться завезти лекарство - совсем уже как-то…

Вот что, я возьму его и отправлю по почте. И дело с концом. Это мои предки по русской привычке почте не доверяют, лучше - из рук в руки. А немецкая почта работает надежно. Можно заказную бандероль…

— Хорошо, мам, я сделаю.


Дождь барабанит по лобовому стеклу. Машина едва пробивается сквозь сплошной поток ливня. У всех горят фары, но это слабо помогает. Автобан похож на реку, и мы пробиваемся вброд. Я меняю кассету. Знал бы кто, что я слушаю в пути. Но кому какое дело до этого?

Забота у нас простая,

Забота наша такая:

Жила бы страна родная,

И нету других забот…

С поправкой: родной страны уже нету. Она уже не живет. И все равно…

Дейтрам вне Земли безразличны наши политические перипетии, наши споры о коммунизме, о том, о сем. Им эта песня понравилась. Рэсс ее перевел. Я, конечно, слушаю сейчас по-русски, но все равно.

Пускай нам с тобой обоим

Беда грозит за бедою.

Но дружбу мою с тобою

Одна только смерть возьмет…

Более, чем конкретные вещи, стоят за этими словами. И помнится, как мы это пели - например, после похода к Сэйли. Я, помнится, положила голову на живот Аллина, и так мы валялись без сил и пели, Касс лежа перебирал струны клори. В Килне - при двойной-то тяжести. Нам нужны песни. И то, что я притащила с Земли, очень даже пригодилось. Когда поешь, то идти на самом деле намного легче. И жить вообще. Это правда. А мы ведь все умеем петь. Мы же гэйны.

Гэйн - это воин, да. Но не в том же смысле, что на Земле. Не только в том же смысле.

Не думай, что все пропели,

Что бури все отгремели.

Готовься к великой цели,

А слава тебя найдет.

И снег, и ветер,

И звезд ночной полет.

Меня мое сердце

В тревожную даль зовет.

Сочиняли же когда-то на Земле такие песни. Сейчас - в сегодняшней России или в Германии - и представить невозможно. Какая там тревожная даль?

Какая великая цель?

Запел Высоцкий. "Мне этот бой не забыть нипочем, смертью пропитан воздух…" Одна из немногих его военных песен, которые я хотя бы могу слушать. Высоцкий, он гений, это безусловно, но он и в своих песнях был актером. Перевоплощался в героя. И вот например, взять песню, которую я обожала в детстве - "Он не вернулся из боя". Ее же слушать невозможно! На втором как минимум куплете начинаешь реветь со страшной силой. "То, что пусто теперь - не о том разговор. Вдруг заметил я - нас было двое. Для меня будто ветром задуло костер, когда он не вернулся из боя". Начинает трясти.

Нет… не надо. Дальше идут мои любимые детские песни. "Ночь прошла, будто прошла боль…". "Встань пораньше, встань пораньше…". "Крылатые качели".

Позабыто все на свете,

Сердце замерло в груди.

Только небо, только ветер,

Только радость впереди.

Детский голос такой пронзительный. И ведь было это, было… Это мы качались в весеннем парке. Это у нас была впереди только радость. Только ветер. И чем все это кончилось? Какая радость теперь впереди у ребятишек в России? А у моих сверстников? Радость - карьеру сделать, деньги заработать? Это в лучшем еще случае.

И ведь мне-то, можно сказать, повезло. Я-то нашла свою Радость. И у меня-то по-прежнему впереди Небо. А Ветер - он вокруг. Только жесткий это Ветер оказался, ледяной Ветер Медианы. Пространства Ветра.

Только все равно сжимается внутри колючий комок - от этих слов.

Детство кончится когда-то,

Ведь оно не навсегда.

Станут взрослыми ребята,

Разлетятся кто куда.

А пока мы только дети,

Нам расти еще, расти.

Только небо, только ветер,

Только радость впереди.


Номер в отеле "Европа" оказался весьма неплохим, уютным и с видом на Собор.

Обед в местном ресторане мне тоже очень понравился, к тому же выяснилось, что на мессу я успеваю, только надо будет уйти с самого конца, быстренько причаститься и уйти сразу.

Я швырнула рюкзак в шкаф. Нет смысла раскладываться, когда не знаешь, вернешься ли вообще. Села перед окном в кресло. Вот он, Собор, люблю его - летящие в небо стремительные узкие башни, словно из темного кружева. Я раскрыла книгу - точнее, эйтрон по-дейтрийски. Такие вещи, вроде бы, уже и на Земле появились. Или еще нет? Маленький компьютер, по размеру и весу не больше обычной книжки, а внутри - целая библиотека. Сама собой, нечаянно открылась "Дорога ветров". Поэтический сборник.

В Дейтросе почти нет поэтов. И писателей нет, и художников. Ну разве что кто-то, дожив до преклонного возраста или получив инвалидность, только этим и занимается. И композиторов нету.

Одни только гэйны. Хессан не может себе позволить потерять хоть одного человека, способного создавать оружие в Медиане. Гэйны - на вес золота.

Поэтому каждый, в ком теплится хоть искра таланта, в итоге оказывается в Медиане, с оружием в руках против строя дарайских "воинов света".

А всякие там стихи, романы, песни, картины - это всего лишь побочный продукт от производства оружия. Никто им никакой цены не придает. Вот и в этом сборнике большая часть стихов вообще анонимна.

Города. Города,

Где мы счастливы были когда-то,

Растворяются в омуте дней,

Все смутней

Силуэты вдали, и тем горше утрата,

Чем они растворились сильней.

Перекрестки. Дома.

Острым скальпелем вырезать, что ли,

Эту память - осколки во мгле?

И не счастья уже, а всего лишь спасенья от боли

Нам осталось искать на земле.

"А всего лишь спасенья от боли". Я знаю, о чем это написано - о погибшем Дейтросе. Наверное, поэт старый, и стиль не современный, и тема… Кажется, он сам знал Дейтрос. Может быть, родился и вырос в нем. А ведь прошло так много лет. Я никогда не видела Дейтроса, и никто из живущих ныне его не видел. Этой боли уже и нет, растворилась. Одно только плохо, конечно, то, что все мы - пришельцы, навсегда останемся чужими в чужих мирах.

Дейтрос - это мы.

И все же он прав, неведомый мне гэйн, может быть, эти строки-то писавший после боя, привалившись к рюкзаку, свернувшись в клубок, чтобы сохранить тепло. Он прав - какое там счастье бывает на земле? На Тверди? Да и в Медиане тоже. В этом и разница: цель жизни дарайцев - добиться счастья, наша - избежать боли. Впрочем, если хочешь на самом деле идти за Христом, и боли-то избегать не следует.

Мои пальцы скользнули по панели управления. Почитаю-ка я лучше Фому. Мой любимый Фома Кемпийский. Между прочим, он переведен и на дейтрийский, как и многие наши святые отцы - но я читаю его по-русски.

"Не думай же, что нашел ты истинный мир, когда не чувствуешь никакой трудности, что совсем хорошо тебе, когда ни от кого не терпишь сопротивления, что достиг ты совершенства, когда все с тобой бывает по твоему желанию. И не мечтай, что есть в тебе что-либо великое или особенно ты в любви у Бога, когда чувствуешь себя в великом благоговении или в великой сладости; ибо не в том познается истинный любитель добродетели, и не в том состоит совершенство для человека.

— В чем же. Господи?

— В том, что себя приносишь от всего сердца в жертву воле Божией и не спрашиваешь, что твое ни в малом ни в великом, ни во времени ни в вечности, так чтобы всегда, и в благополучии и в несчастье, оставаться тебе в благодарственном хвалении, не изменяя лица своего и все измеряя единою мерой. Если и в тот час, когда отнимется от тебя внутреннее утешение, ты будешь так тверд и долготерпелив в надежде, что станешь готовить свое сердце к новому терпению, еще тяжелее прежнего; если станешь не себя оправдывать, что страдаешь недостойно, а Меня оправдаешь и восхвалишь во всех судьбах Моих о тебе: тогда вступишь ты на истинный и правый путь мира, и будет тебе без сомнения надежда, что снова в радости узришь лице Мое. А когда достигнешь в полноту презрения к себе самому, знай, что вкушаешь ты все обилие мира, какое только возможно в земном житие твоем."


Мне всегда нравились мессы в Кельнском соборе. Спасибо кардиналу Майснеру, ортодоксу и ретрограду, не поддающемуся реформаторам нынешнего католицизма, да пошлет ему Господь долгих лет и здоровья! Наш обряд, конечно, отличается от католического, тем более нынешнего. Но немало и общего. Что приятно в Кельнском соборе - пение обычно грегорианское, поет хор. Я заранее встала поближе, чтобы успеть выскочить из Собора - к шести нужно быть в точке встречи. А здешние мессы длятся не менее часа, в отличие от обычной ситуации в Германии, когда мессы сокращают до 40 минут и даже до 30.

Когда все двинулись к Причастию, я вскочила и невежливо начала продвигаться к выходу. Испытывая некоторый стыд, я пробиралась меж рядов, возносящих последнюю молитву, и позади скамеек, но в пределах бархатного каната, отделяющего верующих от туристов, увидела Эльгеро.

Он стоял на коленях, но увидев меня, сразу поднялся. Я подошла к нему скрыто - то есть так, как если бы оказалась рядом с ним случайно и вижу вообще первый раз в жизни. И проходя мимо, не глядя на него, бросила по-немецки.

— Es ist so dunkel hier.

Это был пароль. Встреча и была назначена на соборной площади, и я не знала, кого именно увижу. Сердце радостно забилось, когда Эльгеро ответил правильно.

— Die Erde ist dunkel, das Licht kommt vom Himmel*

И добавил по-дейтрийски, беря меня за руку.

— Привет, Кей. Значит, это ты?

— Ага, - отозвалась я, и сердце запрыгало внутри, как мячик.

— Ну пойдем. Ты жрать хочешь, нет? Может, зайдем тут в пиццерию, там и детали обговорим. *Здесь так темно. *Земля темна, свет льется с небес.


— Видишь ли, в чем дело, - Эльгеро ловко разрезал свою пиццу с салями, и отправлял куски в рот, - Дарайя - общество, по сути, стабильное и самодостаточное. Тамошняя идеология - она уже устойчива. Как в brave new world. Христианство им проповедовать - ну примерно так же, как нам сейчас выйти и проповедовать здесь, скажем, религию древних греков на полном серьезе. Для них это дикость дремучая. Конечно, есть люди, которые пытаются и там… да. Но всерьез их никто не принимает, а кончают они в атрайде. Генетически улучшенные дарайцы счастливы своей судьбой, специализированные - вангалы там всякие - тоже довольны, а неполноценные, вроде иностранцев - это слишком мелкая группа. И вообще идеология Нового Мира там уже вполне реализовалась. Иное дело на Земле. Здесь христианство очень сильно, ну а основную цель дарайской информационной войны ты знаешь… Церковь, она мешает. Сильно. Христиане вообще мешают. Поэтому тактика у дарайцев здесь другая. Для Дарайи достаточно отрицания и высмеивания Христа. А вот для Земли… здесь они применяют другую методику: да, Христос существовал. Конечно же, как великий учитель, один из многих - ну там, Аллах, Будда, Кришна. Все они - воплощение вселенского Абсолюта, то бишь, пантеизм банальный. Понятно, при этом нужно вообще не читать то, что написано в Евангелиях, но ведь люди читать обычно и не любят. Или объявляется, что Евангелия искажены.

— Это я слышала.

— Вот. То есть Христос - есть, но Он - совсем не такой, каким его представляет Церковь, сборище закоренелых мракобесов с окровавленными руками…

— Господи, почему с окровавленными-то?

— Ну как же, инквизиция, крестовые походы…

— А, понятно.

— Так вот, сейчас не установить, возникла эта идея на Земле, или же это с самого начала дарайский информационный вирус. Но сейчас они эту идею широко используют. И мы с тобой начнем работать как раз с людьми, которые этим занимаются. То есть завтра начнем.

— Я думала, сегодня уже…

— Нет, их съезд начинается завтра в 10. Сначала я планировал пройтись по гостиничным номерам, где они живут, но видимо, выгоднее будет явиться прямо на съезд.

— А что за съезд?

— Европейских целителей-биоэнергетиков.

— Ах, вот что… - протянула я.

— Мы будем работать с оккультистами. Видишь ли, собственно земные оккультисты - это небольшая часть населения, вред от них есть, но локальный. В общем, это сугубо земное дело… Они занимают свою маленькую нишу в инфопотоках, и на общее положение дел слабо влияют. Но дорши пытаются сейчас распространить их идеологию - Нью Эйдж - на Землю вообще. То есть сделать ее одной из господствующих. Я принес тебе кое-какие материалы, прочитай их сегодня.

Эльгеро вытащил из своего дипломата маленький ноут-бук. То есть я сразу поняла, что это вовсе не земной компьютер, а обычный эйтрон, только в неуклюжем ноутбуковском корпусе. Для конспирации, надо понимать.

— А завтра…

— Я коротко объясню тебе, когда мы выйдем. Не здесь.

Я вздохнула и съела последний кусочек пиццы. Я взяла себе "гавайскую", с ананасами. И молочный коктейль. Довольно вкусно.

— Эль… у меня, кажется, проблемы начинаются.

Я рассказала об Игоре. Эльгеро нахмурился.

— Да, ты права. Но я бы не исключал вариант случайности. То есть, безусловно, его переезд в Германию связан с агентурной деятельностью - но не обязательно с тобой. Может, он должен отследить тебя, а может, и нет.

— Но они знают, что мои родители здесь.

— Но о тебе - почти ничего. А если ты наладишь с ним контакт, они обязательно установят наблюдение через этот канал.

— Ладно, - сказала я, - отправлю эти лекарства бандеролью.

— А что за лекарства-то? - заинтересовался Эльгеро, - в Германии лекарств мало, что ли?

— Да обычные. Фестал, нош-па, еще что-то подобное. Понимаешь, люди хотят принимать то, к чему привыкли. Здесь есть, наверное, аналоги, но как их найти? А к врачу идти - это очень сложно, долго, надо объясняться по-немецки, да и не выпишет он того, что нужно. Вот и занимаются самолечением.

Надо же! Хоть что-то я знаю лучше Эльгеро…

— Может, как-нибудь это использовать… - задумался он.

— Для работы с эмигрантами?

— Хм… вообще с эмигрантами мы мало работаем. Это изолированная группа, очень мало влияющая на процессы как здесь, так и в России. Тупиковая группа по сути.

Мне стало слегка обидно за родителей… хотя Эльгеро прав. Тупик. И мои родители попали в духовный тупик, оказавшись здесь.

— А с Игорем я подумаю, - пообещал Эльгеро, - попробуем выяснить, для чего он здесь, и, может быть, нейтрализовать.


Вот и не надо думать, как наилучшим образом использовать свободный вечер - информации, которую мне дал Эльгеро, хватит часов на восемь быстрого чтения.

Только очень уж это скучно. Но что поделаешь? Намек начальника - приказ для подчиненного. Читать придется. Хотя бы просмотреть все по диагонали, а то завтра спросит о чем-нибудь… будет неловко.

И я читала - о Сатья Саи Бабе, индийском аватаре, о мадам Блаватской и теософах, о Штайнере и его педагогической системе, о необуддизме, Рамакришне, крийя-йоге, словом - обо всех сколько-нибудь известных на Западе эзотерических направлениях. Информация была частично на русском, а в основном - на английском, что усложняло дело - в обычной жизни я английским почти не пользуюсь, так что знаю его с пятого на десятое.

Но я не могла удержаться - положила рядом лист бумаги и время от времени делала наброски карандашом. Чтобы не заснуть совсем.

Я изобразила Эльгеро. Он сидел на земле и улыбался. По-моему, мне удалась эта улыбка, время от времени я отрывалась от записей, чтобы посмотреть на нее еще раз. Может быть, не по форме, а по сути - то самое выражение… Он на меня так смотрел однажды. Когда меня ранило в бою с гнусками. Я тогда думала, что умру, но мне это было уже все равно, потому что Эльгеро смотрел на меня вот так. Только он тогда не улыбался. Но выражение глаз было такое же. А вот сейчас я нарисовала его с улыбкой. Если бы он не был старше меня на 10 лет… Мы могли бы оказаться в одном квенсене. Мы были бы - как брат и сестра. Как с Аллином, Эйнаром, Лоренсом. Мы бы могли хохотать вместе, петь, веселиться. Сейчас, может, Эльгеро пришел бы ко мне сюда, и мы бы хорошенько напились. А что теперь? Вот вижу его впервые за два года… да, точно, за два. "Я принес тебе кое-какую информацию… завтра начинаем в 10".

Хотя Эльгеро вообще, кажется, не пьет. Или пьет?

Он ведь у нас железный. Весь такой правильный, деваться некуда.

Потом, вопреки правилам, я стала рисовать обстановку вокруг Эльгеро. Дейтрос. Не наш, изгнанный Дейтрос, а настоящий. Каким он был когда-то. И не так уж много сохранилось картин, фотоснимков, фильмов - никто же не ожидал гибели мира, не готовился. Мне казалось, Дейтрос - та странная туманная местность, которую я видела в снах. Деревья… перепадки, заполненные туманом, и по горло в тумане бредут люди, взявшись за руки. Редкие диковинные строения. Церковь с пирамидальным ровным куполом, такие же и в Лайсе построены. Здесь суть - не во внешнем, не в том, как выглядят все эти здания, и вся эта природа, суть в том, чем они наполнены. Не знаю, удается ли мне это передать. Наверное, да, некоторые мои изображения Дейтроса очень ценились среди ребят. А наполнены они - покоем. Покоем и тишиной.


Завтракали мы в маленькой уютной кофейне, в двух кварталах от зала, где предполагался конгресс. На всякий случай - чтобы не нарваться на его участников. Конечно, особых участников, которых мы можем заинтересовать, и которые могут принять меры к прослушиванию.

— Операция будет обычная, - сказал Эльгеро по-русски, - мы просто выявим среди них дарайских агентов. Выведем в Медиану.

Я кивнула.

— В Медиане - уничтожить?

— Нет. Нам нужны пленные. Я пока не представляю даже примерно, сколько их будет. Но вряд ли больше двух десятков. В этом случае надо постараться сохранить человек 8-10. Если их меньше - то вообще не убивать. Извлечь облачки, связать и доставить в Верс. Не здесь, а в Лайсе. Здешний участок Медианы граничит с Лайсом, я покажу тебе карту.

Эльгеро достал келлог, замаскированный под земной мобильный телефон, показал мне на экранчике выходы в Медиану и местную раскладку. Положил прибор на стол, налил себе еще кофе. Я кивнула, внимательно рассмотрев карту.

— А зачем так много пленных?

— Много - только для того, чтобы наверняка взять кого-то из руководства, - пояснил Эльгеро, - работа с пленными - не наша задача. Еще вопросы есть?

— Да… - я поколебалась, - Эльгеро, а почему ты занимаешься этим? Ведь это не твоя область, мне казалось? Да еще обычная полевая работа… Не по чину тебе, не так разве? Извини, если это мне не положено знать.

— Все нормально, - сказал Эльгеро, - видишь ли, наша контрстратегия почти не занимается оккультистами, считается, что оккультная идеология не связана с дарайскими фантомами. Идея это исключительно моя. Собственная. Поэтому и проверять ее поручили мне, а исполнители сейчас у меня все в разгоне. Хорошо вот тебя дали, - он улыбнулся, морщинки у блеснувших глаз так залучились, что у меня дрогнуло сердце. Дали меня - совершенно случайно? Или нет?

— Если все окажется правдой, возможно, мне позволят заниматься контрстратегией, - сказал Эльгеро, - если хочешь, могу взять тебя в отдел. Ты ведь, я слышал, стала хорошим фантом-оператором?

— Да. У меня есть собственный большой проект для России, - сказала я, - но я не постоянно им занимаюсь.

— Стратегия и контрстратегия - это наиболее выгодный вариант работы, - сказал Эльгеро, - не будешь распыляться на мелкие акции на Тверди.

— Да я-то рада бы. Как начальство скажет.


Входя в зал, я нагнулась, перевязать шнурок. С расчетом, так, чтобы оказаться возле ряда кресел. Тример скользнул из рукава в ладонь. Щель я присмотрела давно уже, удобная щель под сплошным рядом кресел, там прибор не будет заметен. Я сымитировала потерю равновесия, протянув руку с тримером, схватилась за ножку кресла, и быстро засунула прибор в укрытие.

Отлично.

Остальные два прибора установит Эльгеро. Я прошла на свое место на последнем ряду. Зал поднимался уступами, отсюда все будет видно, как на ладони. Вскоре Эльгеро, протиснувшись по ряду, сел вместе со мной.

— Сколько еще до начала? - безразлично спросил он по-немецки. Я глянула на часы, ответила. Европейские целители собирались вокруг. Пестрый народ, интересный. Особенно дамы. Прямо перед нами - дива лет пятидесяти, огненно-рыжие волосы костром раскиданы по плечам, на плечи и бюст наверчены немыслимо яркие ткани. На каждом пальце - длинный маникюр с ярко-сиреневым лаком и по одному-два перстня. Как неудобно, наверное! А вот высохшая, как палка, исключительно тощая черноволосая дама в вязаном пончо. Глаза вдохновенно горят. Вот старичок с реденькими седыми баками и кустиками волос на лысине. Одет как бомж, но это ни о чем не говорит - бедные люди сюда не попадают. Все эти целители очень неплохо зарабатывают на своем ремесле.

— Интересная тема: биоэнергетический массаж в сексологии, - сказал Эльгеро, просматривая программу. Я фыркнула. Эльгеро строго взглянул на меня.

— Автор - австриец, я его не знаю.

В самом деле, надо делать вид, что мы заинтересованы. У нас и легенда разработана, якобы мы тоже целители. Не случайно Эльгеро заставил меня изучить материалы.

Но хорошо, что никто к нам не пристает с разговорами. Боюсь, можно и опозориться. Слишком уж я далека от всего этого. Впрочем, Эльгеро с его основательностью наверняка знает все и может отлично выдать себя за компетентного целителя.

Черные блестящие глаза Эльгеро сканировали пространство, он успевал изучить каждого, кто прошел мимо, каждую очередную пышноволосую ведьму - все они были немолоды, молодые еще не добились успехов и права поехать на съезд, и все они были не от мира сего. И не от горнего мира - от иного, где шабаши на Лысой горе, где обезьяны пляшут вокруг костров. Каждого благообразного целителя в демократическом свитере и в джинсах или реже, в дорогом костюме.

Эльгеро успевал при этом разговаривать и со мной - по-немецки, безразличным тоном участника съезда, делящегося впечатлениями со своей дамой.

— Обрати внимание, Кей, как много Индии, Тибета - вообще востока. Посмотри в программу. Крийя-йога, тантра, аюрведа. Это говорит о многом.

Да, вчера я убедилась, что Индия и вообще Восток - своеобразная Мекка оккультистов. Хотя скорее они просто используют традиционные религии Востока, по сути своей - жестокие, нечеловеческие, страшные, для оправдания все того же образа Нью Эйдж. Прав Эльгеро. Это дарайский образ. Интересно, кто из этих, проходящих мимо - агент? Ведь должны они здесь быть, наверняка должны - крупный съезд.

Разве отличишь? Дорши, как и многие европейцы - высокие светлоглазые блондины. Кто угодно может быть.

Смешное, кстати, название, особенно сейчас оно мне таким кажется: дорш по-немецки - это треска.

Когда мы погрузим зал в Медиану, все, что заметят земляне - темная тень беспокойства, легкая тревога, словно гигантская птица взмахнула над ними крылом. Они не умеют отделять облачное тело. К их счастью или горю. А вот дорши - непроизвольно окажутся там. Для своих соседей они просто исчезнут. Шок, конечно. Но на мероприятии вроде этого - даже неплохо. Целителям будет что порассказать.


Доклад оказался неожиданно интересным.

Дама выглядела более привычно, чем многие в зале. Деловой костюм песочного цвета, жидкие светлые волосы. Астролог из Нидерландов, Хендрике Юргенс. Она говорила по-английски.

— Переход к Эре Водолея, - вещала астролог, - несет изменения глобального масштаба во всех сферах жизни. Глобальные изменения происходят и в Высших Мирах. Недаром этот процесс, называемый сменой эонов, предсказатели древности охарактеризовали как "конец света". Старые, отжившие установки рушатся, им на смену приходят новые. Большинство из Вас наверняка ощутили трудности последних лет, многих посетило чувство неуверенности: а что будет дальше? Удивляет количество смертей, несчастных случаев, террористических актов, стихийных бедствий. Это Космос производит отбор, и от нас уходят те люди, чье сознание не готово к переходу в новый эон, не готово расстаться с прошлым и принять новые идеи.

Мы должны донести до людей эти новые идеи, и помочь им в совершении внутренней трансформации, необходимой для перехода в новую эру.

Предыдущая эпоха Рыб характеризовалась жесткой зависимостью человека от его социальной группы, от общества, от религии. Поощрялся религиозный фанатизм, нетерпимость к чужой вере, отказ от "мирского", жертвенность, всевозможные запреты. Эзотерические знания держались в тайне, и были доступны немногим. Большинству же людей вместо истинных знаний о законах Вселенной, Космического равновесия предлагались религиозные догмы.

Наступающая Эра Водолея несет свободу, но не следует понимать ее как вседозволенность. Это свобода выбора человека, свобода его самовыражения при единственном ограничении - соблюдении Закона Космического Равновесия. Появляются и будут появляться новые религиозные и философские течения, и эзотерические направления. Наступающая эра говорит и о ненужности жертвы.

Самопожертвование, отказ от своих интересов, от личного развития не будет вознаграждено; напротив, такие люди будут наказаны. Эзотерическая наука вышла, наконец, из подполья и стремится к занятию должного для себя места. Происходит возрождение древних традиций, но уже на новом, более высоком уровне…

Я скосила глаза на Эльгеро. Однако не в бровь, а в глаз. Как точно он увидел в этом дарайский след! Такое ощущение, что я слушаю Лику Уве, дарайского психолога, снисходительно объясняющую мне, как нелепа наша дейтрийская жизнь.

Только чудом можно объяснить, как я тогда все же не поверила им. Ведь я ничего и не знала о Дейтросе. Не было ни Аллина, ни нашего квенсена. Друзья не гибли на моих глазах. Не была я тогда и верующей - совсем. И тогда, тогда мне уже пришлось защищать Дейтрос - внутри себя.

Чудо. Любовь. Дэйм. Память об Эльгеро. А по сути - Господь. Ведь Он ни на минуту не сводил с меня глаз, не выпустил моей руки.

— Эшеро Медиана, - тихо сказал Эльгеро. И активировал дистанционный пульт триангеля. Я вскочила, зажмурилась, выхватывая из кармана шлинг.

Медиана!

Поле было ровным, почти идеально ровным. К западу уходила невысокая скальная гряда - там должен быть выход в Лайс, судя по карте. Прямо перед нами, в нескольких точках, вскакивали с земли ошеломленные дорши. Шесть человек. Неотличимые от обычных европейцев. С изумлением я узнала среди них только что выступавшую голландку Юргенс. Мы уже бежали, готовя шлинги - подойти на расстояние броска. Эльгеро выпустил из руки огонь, огненное кольцо, второе, третье. Кольцо опоясало дарайца поблизости, но тот умело погасил огонь - уж не знаю как, не заметила. Они все ж умеют как-то сражаться в Медиане. Я метнула шлинг. Рванула привычным движением. Дорш свалился на землю, его облачное тело заколыхалось в воздухе. На ходу обрезая петли, я понеслась к следующему.

Двоих нам довольно долго пришлось преследовать. Ту самую Юргенс и еще одного красавца. Они создали что-то вроде летающих мотоциклов - несомненно, маки, и улепетывали на них. Эльгеро применил трансформацию, превратившись в орла, я обошлась методом попроще, изобретя реактивную сверхскоростную летающую метлу. Гм, это бы противнику больше пристало. Ну да ладно. Струя плазмы ударила из прутьев метлы, и, продираясь сквозь плотный воздух, я в несколько мгновений нагнала Юргенс, сбила ее шлингом. Заботливо подхватила тело, беспомощно летящее на землю. Посмотрела вверх - гигантская хищная птица несла в когтях последнего дорша. Он еще даже шлингом не был спеленут и трепыхался, бедный, словно птенчик в хищных когтях орла. Опустившись к земле, Эльгеро бросил дорша, я тут же накинула на него шлинг и потянула - лицо врага исказилось от боли, и облачко освобожденно взлетело. Эльгеро трансформировался обратно.

— Собирай всех, - распорядился он, - я за конвоем.

Он вскочил на мою реактивную метлу, видимо, оценив творение, и понесся к западу, к выходу в Лайс. Ну да - самим тащить шестерых пленных, да еще их облачные тела - слишком много возни.

Вздохнув, я осмотрелась. Короткий бой уже утомил меня. Но что сделаешь - надо работать. Первым делом я согнала в кучу облачные тела, неподвижно висящие в воздухе.

— Эй, - позвала Юргенс. Я обернулась к ней. Женщина с ужасом смотрела на свое облачко. Боялась, что я разрушу его, видимо так.

— Вам что? - она все еще оставалась для меня европейской целительницей, и как-то странно было бы назвать ее на "ты".

— Что вы сделаете с нами?

Юргенс лежала совершенно неподвижно. Ну да, шок отделения, паралич, он продлится несколько часов. Некоторые могут и говорить в этом состоянии. Это все индивидуально.

— Верс, - сказала я, Юргенс тихо застонала. Я отвела взгляд. Не хватало еще только начать их жалеть. У меня с этим быстро. Я нагнулась, подняла ее руки и связала их приготовленным шнурком. Мелочь, а все же предосторожность. Вдруг она выйдет из паралича не вовремя?

Спокойно, уговаривала я себя, таща под мышки следующего дарайца - их надо было сложить рядышком. Спокойно, ты только подумай, что было бы с тобой, если бы наоборот - они захватили твое облачко! Вспомни Дэйма. Вспомни Нессу, тело которой мы нашли в Килне. Долбанная война, до чего же я все это ненавижу!

Вдали уже показался Эльгеро с группой гэйнов. Пленных забрали. Один из гэйнов, будто пастух овец, гнал полупрозрачные облачные тела вслед за их хозяевами, подпуская направляющую струю из шлинга. Мы смотрели им вслед.

— Вот и все, - Эльгеро повернулся ко мне, - благодарю тебя. Все очень хорошо получилось.

— Ты на Твердь сейчас?

— Я в Лайс. Мне важно присутствовать при работе с пленными. А ты возвращайся в Кельн. Дальнейшие указания тебе передадут.

Эльгеро улыбнулся. Протянул мне руку. Мне так хотелось задержать его крепкую сухую ладонь - в своей. Я жадно смотрела, не стесняясь, в его лицо. Увидимся ли еще? И когда? Когда еще у меня будет такое счастье - видеть его, говорить с ним. Сражаться рядом с ним?

— Так ты не забудь, - мой голос предательски дрогнул, - насчет отдела. Я хочу заниматься контрстратегией.

Квенсен. Год первый.

То, что время обучения в квенсене - те три года - было самым счастливым временем в моей жизни, и что это больше уже никогда не повторится - я поняла гораздо позже.

Нас было двадцать два человека в сене с коротким названием Дор. Я Кейта иль Дор. Далеко не сразу я поняла, что все эти "иль" - вовсе не фамилии, и передаются вовсе не от родителей. Мой отец - Вейн иль Кэррио. Что ж поделаешь, если для дейтр изначально важнее не семья, а… скажем так, профессиональное или боевое братство. Хотя к своим детям и родителям они относятся куда лучше, как правило, чем земляне.

Нас было двадцать два, а к концу обучения осталось 17. Неизбежные почти потери. Дейтрос не может позволить себе беречь учеников и не использовать их в боевых действиях. Иногда - приходилось.

Тем более, что сен у нас был необычный. Общее образование у дейтр заканчивается к 12 годам, после этого - профессиональное. В этом возрасте обычно уже видны основные наклонности, можно определить касту. Но ошибки бывают, да. Их можно потом исправить - вот в таком сене, как наш. Где средний возраст учеников был приблизительно мой - 20 лет. И за плечами у всех (кроме меня, разумеется) было уже профессиональное образование и годы работы в другой касте. Аслен - инженеры, техники, ученые, или медар - врачи, учителя. У некоторых уже и семья была, и дети. У Вильде даже трое малышей. И все же она решилась сменить касту. Она и жила с нами, только ей чаще давали отпуск, почти каждый день.

Для меня рассчитали сдвиг метрики. Это значило, что я могу вернуться после обучения в свое прошлое, и прожить те же годы заново на Земле. Не слишком удобно рассчитали, но ведь метрика пространства-времени под меня, к сожалению, подстроиться не может. Получилось, что на Земле я все же должна отсутствовать почти полгода. Пришлось для родителей срочно придумывать "практику за границей", учить английский - все равно для агента необходимо; показывать какие-то фальшивые документы. Мало того, наш агент на Земле вел за меня переписку с родителями все время моего отсутствия…

Парадокс, как мне объяснили, произойти не мог, так как повторно прожитое мной время на Земле не характеризовалось ничем особенным, я ничего в мире не должна была менять - просто закончила институт и немного пожила с родителями. Впрочем, я ничего в этих парадоксах не понимаю и не пойму никогда, аминь.

Сильно развитые мышцы я объяснила занятиями, конечно же, атлетической гимнастикой. А что касается оставшихся шрамов, почти неизбежное, к сожалению, следствие нашей работы, я просто избегала раздеваться при родственниках. Тем более, что видеть их теперь приходилось не так уж часто.


Да, десять часов работы в сутки. И какой работы! Мы буквально валились с ног к концу дня. Да, плюс еще постоянное патрулирование нашего участка и время от времени - бои с дарайцами. Время от времени нас бросали, как резерв, в очередную дыру, и воевали мы как в Медиане, так и на Тверди, как с помощью воображения, так и увы, с помощью обычного огнестрельного оружия. Но ведь мы все самостоятельно, уже будучи взрослыми и в здравом уме, решили стать гэйнами…

В 12 лет дети не выбирают свой путь - их направляют. Мне всегда было интересна психология учителей, которые отбирают среди 12летних мальчиков и девочек самых способных… самых талантливых (а такие дети нередко слабоваты физически и неуклюжи), способных хорошо рисовать, петь, музицировать, сочинять - и определяют их в касту гэйн. Зная, что через пару лет именно этих детей, наименее приспособленных к миру, самых неловких, погруженных в себя, живущих творчеством - бросят в мясорубку нашей вечной войны. И далеко не все доживут хотя бы до конца обучения.

Ничего. Талантливые дети родятся снова. Их в Дейтросе много.

Нет, я прекрасно понимала детей - предложи мне кто-нибудь такое в 12 лет, да я бы полетела как на крыльях. Но вот - тех, кто их отбирает?

А впрочем, многие профессии содержат в себе такой элемент, который довольно трудно понять извне, и который далек от гуманизма. И уж особенно - профессия гэйна.

Да, мы убивали доршей. В количествах. И рука не дрожала. И жалко не было - нисколько. Ну поначалу-то конечно… А потом все это становится нормой, особенно, когда начнешь терять друзей.

Да, по меркам земных гуманистов мы были извергами и убийцами.

И даже по меркам других каст Дейтроса наша жизнь была тяжела невероятно. Хотя в Дейтросе расслабиться не дают никому.

И наши друзья - а есть ли кто-нибудь ближе и роднее, чем братья по сену - иногда гибли.

Да, все это так - и все же никогда в жизни я не смеялась так много, и так искренне, никогда в жизни я столько не пела, как это было во время обучения в квенсене. И как ни странно - тогда я рисовала даже больше, пожалуй, чем сейчас.


На уроке Шишинды рисовать не осмелился бы никто. Рима ходит по кабинету, вдоль наших столов, выстроенных буквой П, постукивая по столам указкой, метая подозрительно-нервные взгляды. На ее предмете с некрасивым названием ТБДМ (тактика боевых действий в Медиане) царит полная тишина. Коррада не пишет и не посылает по кругу анекдоты и короткие рассказы, посвященные преподавателям вообще и Риме иль Шеш в частности. Вильде и Рэсс не перекидываются самолетиками. Я не рисую карикатур. Шишинда умеет поддерживать дисциплину. Не то, что, к примеру, отец Алесс (при воспоминании о нем у меня портится настроение - не хочу тащиться к нему на исповедь, но пока я в квенсене, выбора нет, у нас один духовный папаша, назначенный сверху). О Шишинде ходят нехорошие слухи - что сама она, окончив квенсен, ни разу и не принимала участия в тех самых боевых действиях в Медиане, которым обучает нас. Я в эти слухи не верю (хоть и хотелось бы верить), не может такого быть - но в бою она точно не была очень давно.

— А теперь приготовьте четвертные листки бумаги, о которых я говорила на прошлом занятии…

Шишинда - современный замечательный преподаватель-методист. Она постоянно изучает педагогическую литературу, как дейтрийскую, так и на других языках, и применяет разные новаторские методы для обучения нас… Это, правда, не очень удобно, потому что все время приходится приносить какие-нибудь специальные карандаши, блокноты, перепрограммировать эйтроны или келлоги. А если забудешь, что неудивительно - ничего хорошего тебя не ждет. Лоренс, сидящий справа от меня, конечно же, забыл… К счастью, у меня два листочка. Я быстро подсунула один из них Лоренсу, взглянувшему на меня с признательностью. И тут же поймала неприязненный взгляд Шишинды.

— Лоренс, я должна это понимать так, что вы забыли подготовиться? - спросила она. Бывший археолог смущенно опустил глаза. Оправдываться бесполезно и даже это будет себе во вред. Шишинда проплыла мимо. Это, конечно, мелочь, просто недочет Лоренса будет взят на заметку. Где-то там, под копной рыжеватых кудряшек, в мощном, как гиперэйт, мозгу Шишинды на всех нас заведены личные дела, в коих копятся и записываются мельчайшие наши ошибки и промахи. Когда мера их перейдет некую известную одной Шишинде границу - а ты об этом еще и не подозреваешь - грянет нечто весьма неприятное для тебя.

Между прочим, меня она сейчас тоже - однозначно! - взяла на заметку.

— Два вопроса по теме сегодняшнего занятия! - объявила Шишинда, - пишите, кто сколько успеет до сигнала. Итак, вопрос первый! Назовите шесть разновидностей типичного светового оружия. Вопрос второй - порядок применения светового оружия при работе в группе.

Написав первый вопрос, я не могу не оторваться и не взглянуть на класс. Так интересно наблюдать за народом. Аллин - он сидит прямо против меня - строчит азартно, прикусив кончик языка. Он совсем маленький, Аллин, похож на мальчишку-подростка. Маленькая собачка - до старости щенок. Но на самом деле - очень сильный, не слабее того же здоровяка Эсвина. Раньше они с Эсвином дружили, а сейчас что-то… Лекки, как всегда, сидящая рядом с Аллином, пишет быстро и уверенно, на лице ее своеобычное чуть скептическое выражение, носик наморщен. Мне вдруг приходит в голову картинка… Нет, некогда! Дописывать надо… Интересно, кому и зачем все это нужно? Ну может быть, конечно, систематические знания о том, какое существует виртуальное - то есть выдуманное оружие, и как его в Медиане применять, как-то и влияет на нашу боеспособность… Не знаю. Не верится. Какой там "порядок применения"? В бою всегда такой бардак бывает, что…

Сигнал бьет по нервам. Голос Шишинды перекрывает оглушительный писк.

— Сдавайте работы! Сдавайте! - она приближается ко мне, - Да, Кейта! Я прошу вас во время этой паузы зайти ко мне в преподавательскую.

И чего это Шишинде снова от меня понадобилось?


Во дворе гоняют мяч юные квиссаны. Пацаны и девочки 13-14 лет. Красиво - засмотришься. Они тут все двигаются красиво. Я так не умею, я не выросла в Дейтросе, меня не дрессировали в здешней школьной системе с годовалого возраста. И разделения никакого нет, мальчишки и девочки играют вместе. У них по-другому устроены головы, чем у нас, их воспитывают иначе. Ну еще бы, попробуй внушить будущей гэйне, что она в чем-то "от природы" уступает мужчинам, долго такая девочка не проживет. Не знаю, как я-то умудрилась выжить до сих пор.

— Кейта!

Голос подействовал на меня как звук сирены, я резко повернулась, сдерживая сердцебиение. Спокойно, Кей. Спокойно.

Эльгеро иль Рой. Никакой он тебе не друг больше, и не друг отца, и даже не тот человек, который три месяца дрессировал тебя персонально в Килне и потом сражался вместе с тобой в Дарайе. Преподаватель. Точнее - один из лучших гэйнов, элита, старший офицер Европейского отделения штаба Тримы. Не тебе чета. Тебе до него, дорогая квисса, как до неба.

Я, как положено, наклонила голову и сказала.

— Приветствую, хессин Эльгеро. Вы к нам надолго?

— Да вот, попросили курс прочитать. Отпуск называется, - улыбнулся Эльгеро, - как у тебя дела-то?

— Спасибо, хессин, хорошо.

Я вдруг сообразила, что меня сейчас, скорее всего, будут разносить по кочкам. Позор-то какой… Так-то ладно, ерунда, но - при нем?

И все-таки здорово, что Эльгеро опять будет читать у нас лекции. Он уже это делал в прошлом году, до сих пор весь сен вспоминает. Помимо прочего, это очень интересно.

Да, помимо прочего…

Господи, почему у него такие блестящие и цепкие глаза? Почему, когда он смотрит, кажется - прямо в душу, на донышко сердца заглядывает?

— Как отец, Кей?

— Хорошо, - отвечаю я машинально, хотя чего уж хорошего, только из больницы вышел опять. Врачи не обещают, что он протянет еще долго, - болеет только.

— Эль?

Женский голос, и он мне сразу не понравился. Просто сразу же! Незнакомка подошла к Эльгеро и властным жестом взяла его под руку.

— Эль, пойдем, ты же торопился, вроде бы?

Ненавижу красавиц. Просто не выношу. У нас в сене все девчонки симпатичные. Но у них скорее внутренний свет, это другое совсем. А тут - в Дейтросе нечасто такое увидишь, кукла настоящая. Каштановые волосы уложены волосок к волоску. Уж точно не гэйна, наши никогда не делают причесок - бесполезно. Чувственные красные губы, голубые глазки, кукольное лицо, серьги, тьфу. Еще косметику бы ей - и совсем дарайка. Господи, и чего это я взъелась на бедную женщину?

— Да-да, - сказал Эльгеро, - сейчас пойдем. Это твоя будущая подопечная, из взрослого сена, зовут ее Кейта.

Красавица кивнула мне.

— Я Шилла иль Гарн, ваш новый психолог.

Ясно, она из медар, значит. Наш психолог, старый Шамор, недавно на покой удалился как раз. Под ручку с Эльгеро красавица исчезла в преподавательской. А через минуту выглянула Шишинда.

— Кейта? Проходите.


— Смещены все понятия! - разглагольствует Рима иль Шеш, глядя на меня и постукивая карандашиком по столу, - вы совершенно не хотите и не умеете работать, Кейта. Я буду вынуждена поставить вопрос на педсовете. На занятиях вы рисуете карикатуры. Это просто безобразно…

Я не спорю. Спорить с преподом - себе дороже, заработаешь дисчасы. Отмалчиваюсь.

Что с нами сделать, с квиссанами? А ничего. В младших ступенях дейтрийской школы наказания довольно впечатляющие, могут и побить, если иначе ученик воспитанию не поддается. Но в квенсене ничего такого нельзя. Нас берегут. У нас инструмент для работы тонкий - душа, а ее розгами не переделаешь, и насилие вызывает одну реакцию - гэйн перестает работать в Медиане. Теряет способность к творчеству и гибнет. Поэтому даже дисчасы, отсиживание ареста в подвальном помещении, нам дают очень осторожно и только при серьезных провинностях.

Да и если честно - чем можно напугать человека, который не раз побывал под огнем? Чем нас еще-то можно напугать - здесь? Ничем. И Шишинда это понимает. Вот и разоряется для порядка, используя все свои невостребованные творческие способности бывшей гэйны.

— Вы бездельничаете, пользуясь своей безнаказанностью. Вы считаете возможным издеваться над преподавателями, как вам угодно! Вы думаете, что вам все позволено, а учиться не обязательно? Так вы ошибаетесь! Я вас научу уважению к старшим!

Да, напугать и даже произвести впечатление на гэйна, который регулярно сражается в Медиане - нельзя. Мало ли что она там орет - я отлично знаю, что это же самое она говорит всем, и серьезно относиться к ее словам нельзя. Это для порядка. Просто выбрала себе очередную жертву. Только вот сейчас она на меня впечатление все-таки произвела.

Эльгеро сидит в углу, за столом, по соседству с фарфоровой красавицей. Я почти не вижу его. Во всяком случае, не смотрю. Может быть, и он на меня не смотрит - но ведь он не может этого не слышать!

Только не реветь, повторяю я себе в тысячный раз. Прикусываю губу до боли. Заставляю себя дышать глубоко и ровно. Не хватало еще тут разреветься, это будет просто конец всему, это будет такой позор, которого я потом не переживу.

— На вас жалуются все преподаватели! Объясните мне, почему вы позволяете себе рисовать на занятиях? Я слушаю вас, Кейта. Объясните.

Какое там - объясните! Если я сейчас открою рот, у меня точно начнется истерика. И это будет конец всего.

Почему, почему он должен все это слышать? И эта красавица? Теперь он будет считать, что я хуже всех… он-то не знает, что Шишинда то же самое говорит любому, кто ей попадется под руку. Это Эльгеро, такой правильный, такой идеальный, он, наверное, в жизни ни одного занятия не пропустил и ни одного взыскания не получил. Что он теперь подумает обо мне? И в глазах этой идиотки я тоже буду худшей в сене, каким-то монстром.

— Кейта, я вас слушаю!

Как на допросе. Привязалась. Я почувствовала соленый вкус - все-таки прокусила губу. Открыла рот наконец.

— Хет Рима, - сказала я жестко и уверенно, голос совершенно не дрожал, - вы не думали о том, чтобы перейти на работу в Верс? Вам там будет проще, чем с нами. Возможностей больше.

— Вы обнаглели, - выдохнула Шишинда, - пять часов ареста.

— Есть пять часов ареста, - согласилась я и, получив разрешение, пошла к двери. По дороге взгляд мой упал на красавицу Шиллу, которая с ясным взором и важным видом сидела за столом, заполняя какую-то ведомость. Она даже не подняла на меня глаз, проигнорировала, будто какое-нибудь насекомое. Плевать, подумала я, но настроение снова окончательно испортилось.


Отец Алесс не нравился мне, как исповедник. Да и никому он не нравился. Я предпочитала попасть к отцу Тиму - но это только в отпуске, отец Тим аж в другой зоне. Как преподаватель, отец Алесс тоже ни у кого энтузиазма не вызывал. Но что сделаешь? Именно он был прикреплен к нашему квенсену, именно он обязан быть нашим отцом… отца не выбирают. Хотя в отношении отца духовного это правило мне совершенно не нравится. Но что сделаешь?

Мерный голос отца Алесса усыплял. Тем более, что полночи сегодня я проторчала в патруле. Так что я не из вредности рисовала на него карикатуры - иначе я бы уснула, и уж тогда мне точно не миновать ареста.

— Как учил великий триманский святой отец Томас из Аквины…

Длинная тощая фигура… скелет… я вдруг вспомнила, как в школе еще рисовала серию "Жизнь скелетов". Началось все с антиникотинового плаката для школьной стенгазеты - я там изобразила скелет с сигареткой в зубах. А потом мне понравилась идея, и я изобразила целую серию… альбом дома где-то валяется. Скелеты на прогулке. Комната скелета. Танцплощадка… Я быстро набросала знакомый контур. Скелет с воздетыми руками… и нимбом вокруг черепа. И крылышки. Физиономия удивительно похожа оказалась на отца Алесса - с его-то провалами впавших щек… аскет наш. Говорят, впрочем, что у него хронический панкреатит и язва. Он даже не постится толком, нельзя.

Ногу скелет поставил на кафедру, и стоял в вещательной позе… прикольно по-моему получилось. Я фыркнула и тут же с опаской посмотрела на Алесса - не заметил ли? Нет, вроде.

— Различается вечернее и утреннее познание ангелов…

Шендак, как это скучно. Все написано в книге, открой и прочитай. Лекции Леши - так его прозвали с моей подачи между прочим - ничем от написанного в книге не отличались. Но сидеть надо все равно. И делать вид, что слушаешь.

Майри коснулась моей руки. Записка. Я, честно глядя на вещающего Лешу, накрыла записку ладонью и ловко двумя пальцами развернула ее. Скосила глаза.

Очередной анекдот, все ясно. Я окинула взглядом ребят, сидящих полукругом. Те, что уже прочли записку, безмолвно хихикали. Черные глаза Каррады подозрительно блестели. Скорее всего, она и запустила…

"Умерли Тринн, Мартис и Алесс, приходят к воротам Рая. Апостол Петр говорит Тринну - зайди-ка в кабинет. Через полчаса Тринн выходит пристыженный - да, говорит, с дисчасами я перебрал немного. Заходит Мартис. Вышел через час, растроенный, говорит - пожалуй, насчет техники я зря придирался иногда. Заходит Алесс. Тринн с Мартисом ждут, ждут… проходит три часа, четыре. Наконец решили заглянуть в кабинет. А там апостол Петр уже за голову схватился, тычет в Библию и оправдывается: "Да я же сам это написал! Честное слово, я!".

Я сжала губы, чтобы не улыбаться откровенно. Ткнула соседа - Рэсса - в локоть, он опустил ладонь под стол. Я осторожно вложила записку в его пальцы. Потом скатала собственную карикатуру и передала Майри - тоже по кругу.

— Кейта!

Я вскочила. Прохладные водянистые глаза Алесса смотрели в упор.

— Назовите доказательства бытия Божия по святому Томасу из Аквины…

Холодок пополз вдоль позвоночника. Странная это штука - страх. Обычно это просто реакция на неожиданность. Как только начинаешь разговаривать с отцом Алессом, так сразу чувствуешь себя в чем-то виноватой. Ну вообще-то да, я толком его не слушала. Наказание я заработала честно. Но… какие доказательства бытия Божия? Он же что-то про ангелов начинал. Про бытие Божие мы на той неделе проходили!

— Э… - промямлила я. Ту тему я надеялась подзубрить к экзамену… шендак…

— Надо полагать, вы не знаете, - начал отец Алесс. Его лоб собрался в знакомые складки. Я стиснула зубы. Сейчас начнется.

И кончится наверняка арестом - а то как же? Отец Алесс мелочами не ограничивается. Я вдруг поймала взгляд Аллина с первой парты - он всегда сидел впереди почему-то. Сочувствующий взгляд, и сразу внутри будто потеплело. Он такой, Аллин.

— Ну же, я слушаю, квисса.

И в этот крайне неприятный для меня миг внезапно резанула по ушам сирена.

Тревога!

Через несколько секунд я была уже у окна, накидывая куртку и шлем. Схема выхода давно отработана. Лишь часть квиссанов покидает класс через дверь. Лоренс передо мной рванул оконную раму, вот его ботинки на подоконнике, вот я взлетаю вслед за ним и прыгаю вниз. И бегу, бегу, встраиваясь в ряд квиссанов в рыже-буром камуфляже. На тот случай камуфляж, конечно, если воевать придется прямо на Тверди и в Лайсе.

Интересно, что там отец Алесс делает. Наверное, махнул рукой и сел за стол, наблюдая, как ученики покидают класс. Ему что, он - хойта, его тревога не касается. Грызет, наверное, локти с досады, что не засадил меня. К следующему уроку придется зверски готовиться. И не только сегодняшнее, но и всего Томаса повторить. Конечно, с отца Алесса станется спросить за весь курс вообще.

Сирена уже отвыла свое, а на площади перед школой тяжело осели несколько Россов - транспортных вертолетов. Ого, дело серьезно! Вслед за Лоренсом, бегущим впереди, я взлетаю по веревочной лесенке. В утробе вертолета темно и сыровато, как в склепе, как в пузе гигантской рыбы. Аллин оказывается рядом со мной.

— Я за тебя помолился, - шепчет он обескураженно, - но я же не думал, что Господь именно так сделает!

Я хмыкнула. Да, молитвы Аллина обычно доходят. Вот только иногда весьма неожиданным образом. Нам уже раздают оружие. Для работы на Тверди, опять же. Привычно ложится в руку приклад Клосса, автомат совсем маленький, короткоствольный, если с земными сравнивать, ближе всего к "Кедру", наверное. Бьет точно метров на 50, магазин на 30 патронов, легкий - меньше двух кило. Ну а шлинг всегда у пояса. Лекки тоже оказалась рядом со мной, точнее, напротив, она деловито, нахмурившись, что-то подкручивает в своем шлинге. Мотор уже грохочет, и говорить почти невозможно. Тринн, наш хессин, выбирается в проход и пытается объяснить задачу. До меня долетают лишь отдельные слова. Проникновение… в районе Викса… сяти человек… вывести в Медиану… Ладно, разберемся на месте, там все будет видно. Я натягиваю лямки парашюта. Еще и десантироваться придется, не просто так. Эсвин, сидящий рядом, говорит мне на ухо своим густым баритоном - достаточно громко, чтобы перекричать грохот.

— Как-то святой Риши побывал в монастыре дассенов, а если ты помнишь, дассены, как триманские бенедиктинцы, всегда были учеными и временами своей ученостью очень гордились…

Лекки сосредоточенно крутит рукоятку шлинга, крутит, и Аллин наклоняется к ней и что-то говорит. И я знаю, что - давай, я сделаю. А Лекки, конечно же, отнекивается и отвечает, что она сама прекрасно справится. Хотя учитывая, что Аллин был раньше мастером оружия и творил шлинги, могла бы ему и доверить…

— И Реймос сказал настоятелю - да, брат мой, конечно, у меня есть для тебя рукопись Смида. Настоятель, конечно, обрадовался, но виду не подал, и сказал Риши: как смеешь ты, необразованный аслен, обращаться ко мне, будто к равному. Риши очень покраснел и потупил взор…

Шлинг Лекки все-таки перекочевал в руки Аллина, неожиданно большие и крепкие для его хрупкого вообще-то мальчишеского телосложения. И Аллин что-то там очень ловко и быстро подкручивает и так же быстро говорит - его губы шевелятся, и я жалею, что не могу одновременно слышать Эсвина и того, о чем они говорят с другой стороны.

— И Риши ответил: нет, святой отец, рукописи у меня нет. Тогда настоятель велел ему открыть суму, что Риши тут же исполнил - и никакой рукописи там не оказалось. Тогда настоятель не поверил Риши и приказал обыскать его самого и келью, где он останавливался. Ничего, кроме списка Священного Писания, не нашли.

До нас доносится взрыв хохота с другого конца скамьи. О чем они там? Я остро жалею, что не могу слышать еще и их, хотя история святого Риши меня уже захватила. Это правда, или Эсвин, как всегда, сочиняет на ходу?

— В тот же час Риши попрощался с дассенами и отбыл в Кнарр. Доподлинно известно, что рукопись Смида была доставлена им в Кнарр именно в этот день. Эта история долго распространялась последователями Риши как чудесная и считалась одним из чудес, которые Господь совершил по просьбе святого. На самом же деле именно так был изобретен и опробован метод транслокации предметов в Медиану…

Я улыбаюсь. А вот уже и сигнал. Широкая спина Эсвина заслоняет проход. Ледяной холодный ветер бьет спереди. Вот Эсвин проваливается, и я занимаю его место. Опять страшно - это всегда страшно, но что поделаешь? Я прижимаю руки к груди крест-накрест, и зажмурившись, падаю вниз.

В небо. Непреодолимая сила разворачивает меня, швыряет и несет куда-то. Наконец удар - парашют. Слава Богу. Теперь только бы не попали с Тверди, если будут стрелять. А стрельба уже слышна, и очень хорошая. Я хватаюсь за стропы, правлю в сторону леска, откуда доносится перестрелка. Наконец земля бьет по ногам. Я выпутываюсь из парашюта, хватаю "Клосс".

Треск и грохот - это из леса. Наша задача - не выбить доршей из рощи, а зажать их там и выдавить в Медиану. Главное - не выпустить их из леса сейчас. Я пробираюсь вдоль кустов, пригнувшись. За мной идет кто-то, оборачиваюсь - это Эйнор. Вот и конец кустарника, а впереди - метров пятьдесят открытой местности. Неутешительно. Единственное укрытие - слева, за небольшим бугорком. "За мной", - говорю я, и мы ныряем за этот холм, прижавшись к земле.

— Они там, - шепчет Эйнор.

Его слова тонут в грохоте, одновременно я вжимаюсь в землю изо всех сил, как будто это еще может помочь, пахнет огнем и гарью, пожаром пахнет, и через несколько секунд я понимаю, что нас не задело осколками. Шендак!

— Огонь! - командую я и, чуть приподняв голову, жалю короткими очередями по ответным вспышкам огня между смутно-желтоватыми стволами деревьев.

Эйнор тоже стреляет рядом. Так мы несколько минут "переговариваемся" с дарайцами в лесу, а потом падает новая граната, уже совсем близко от нас, и мы снова вжимаемся в землю. Опять пронесло. Нет, так нельзя. Но и отойти сейчас нельзя - прорвутся.

— Кей!

Эйнор, вскочив на одно колено, палит куда-то в левую сторону. Батюшки, да ведь это дорши, ползут прямо по открытке, видно их плохо в камуфляже, и они далеко. Я тщательно ловлю движущуюся точку в прицел, стреляю. Есть.

— Ложись!

Шендак! Целый ряд взрывов впереди. Господи, пронеси! Пронеси, Господи! Какого черта нас выпустили с этими "клоссами", как бы сейчас пригодился подствольник! Надеялись на то, что сразу выйдем в Медиану? Но надо ждать, пока подтянутся все, пока установят триангуляр. Нас же перебьют здесь, как цыплят!

Рев, перекрывающий грохот пальбы. Неузнаваемый голос иль Тринна.

— Эшеро Медиана!

Предупредительная команда. Я закрываю глаза, сразу успокаиваясь. Дорши же сейчас в панике. Переход в Медиану. Триангель - три прибора по углам рощи - установлен, и сейчас сработает, перенося все живое, бывшее на этом участке Тверди - в Медиану. Эшеро! Перенос. Он бьет по глазам, поэтому мы жмуримся - и наконец открываем глаза, одновременно вскакивая.

Здесь нет никакого леса, разумеется. Впереди - толпа доршей, на глазок - около сотни. Цепочка моих друзей, я различаю вдали мощную фигуру Эсвина и маленькую - кажется, Лекки. В следующую секунду бой начинается - земля передо мной поднимается вверх и горит, и ничего не видно за этим огнем, дарайцы создали завесу.

Им сейчас надо прорваться и уйти, в любую сторону, лишь бы покинуть это место. Топография Медианы здесь такова, что выход возможен только в Лайс. Но уже в двухстах метрах отсюда в это время есть открытый выход в Дарайю, и несколько других - в Килн, в Руанар. Я закрепляю автомат на спине, это несколько секунд, одновременно обдумывая следующий ход. Эйнор уже поливает завесу водопадом, но это не приносит эффекта, этот огонь водой не затушить… вакуум, само приходит решение. Не так-то просто. Работа на молекулярном уровне - не для таких ситуаций. Но я знаю, что делать. Поднимаю руки. Прямо надо мной возникает гигантская воронка. Черная дыра, со свистом втягивающая в себя воздух. Вместе с огнем. Завеса дрогнула, покачнулась и потекла вверх, сжимаясь, прямо в воронку. Эйнор, кажется, понял мою идею, и теперь поддерживает ее. Это основа тактики, которой научила нас не Шишинда - поддерживай ту идею, которая эффективнее, неважно, кому она принадлежит. Еще кто-то подключается справа, и слева, и вот уже завеса растаяла впереди, но тем временем дорши, накрытые полупрозрачным щитом, двинулись на прорыв. Завеса уничтожена почти повсюду, и теперь мы начали работать на поражение.

На щит дарайцев валятся бомбы, разрывы так и пляшут на щите - но строй не размыкается. Огненные стрелы, грязевые потоки, далеко впереди кто-то создал "белых призраков", которые пытаются проникнуть под щит, напасть на доршей. Все это пока неэффективно. Эффективность оружия не заключается в его оригинальности. Только в энергии, вложенной в него. Можно сделать лук со стрелами - но талантливо, а можно бездарно - атомную бомбу, и лук окажется эффективнее бомбы. Я пустила ветер, отдавливая доршей назад… не очень эффективно, их надо уничтожить, а не отталкивать. Пусть ветер будет ядовитым. Струи приобрели зеленоватый оттенок хлора. Перед глазами сверкнуло, и я вовремя успела отскочить, на несколько метров с перепугу - огненная плеть хлестнула по тому месту, где я стояла только что. Идиотка, я перестала поддерживать собственную защитную капсулу, увлекшись "газовой атакой". Дорши отвечают заученными маками, ничего нового, но и ничего приятного - огненные плети, стрелы, "синий туман", "шквал-бомбы". Что же еще придумать… Под моим взглядом с неба на дарайцев сыплются "козьи какашки", и кажется, пронизывают щит, но я еще не придумала, что они будут делать - вот что, разрываться при падении… Внезапно страшный удар обрушивается сверху, и земля больно бьет с размаху, лежа я осознаю, что "огненная плеть" все же настигла меня, но ничего не случилось, капсула выдержала, только боль от удара - удар механический, а не термический, а упасть мне удалось правильно. Я вскакиваю. Обстановка уже изменилась.

Очень ясно я вижу вдалеке маленькую фигурку Аллина, он стоит, чуть расставив ноги, вскинув руки вверх, и из его ладоней бьют высоко в небо фонтаны разноцветных сверкающих игл. Иглы радужными струями взлетают и падают на строй дарайцев.

Это очень красиво. Необыкновенно красиво. Это так чудесно, что хочется повторить. И я вскидываю ладони. И теперь уже все мы, все наши создают фонтаны сверкающих игл, серебристые, алые, голубые, радужные потоки, они скрещиваются, звенят и падают сверху на дарайцев, начисто потерявших самообладание - они убивают.

Пронизывают всю дарайскую защиту. Пронизывают их броники, шлемы, кожу, и пройдя огненным штрихом сквозь внутренности, тают в земле. На дарайцев лучше не смотреть. Им уже не уйти. Они корчатся под сверкающими струями, так красиво придуманными Аллином. Смертельная красота. Убивающая красота. Господи, наверное, мы уроды, но сейчас об этом лучше не думать.

Он умеет сочинять, этот маленький бывший мастер оружия.

Нам даже шлинги не понадобились в этот раз. Дарайцы лежат, и мы подходим ближе. Огонь. Высокотемпературная плазма - чтобы побыстрее, чтобы когда эта бело-голубая завеса пройдет над участком, там остались одни лишь высохшие черные головешки. Чтобы добить и раненых - всех до одного. Я вкладываю последние силы в смертельный, всесжигающий огонь.

— Отходим! На Твердь!

…мы валимся на желтую сочную траву Лайса.

— Все целы? Ребята, все целы?

— Корраду вот зацепило.

— Да ерунда, - говорит Коррада, бледная, с перемазанным гарью лицом и счастливой улыбкой, болезненно морщась и прижимая к себе левую руку.

— Все живы!

Только теперь - смертельная усталость, как будто после многодневных боев на Тверди, все мы выложились, сравнительно короткое напряжение - ну да, бой длился не больше часа - вымотало нас до предела.

— Аллин, ты гений, - бормочет кто-то. Аллин падает рядом со мной.

— Ну ты даешь, - говорю и я. Если бы не он, мы бы долго провозились. Дарайцев было слишком много. Они бы прорвались. Пришлось бы добивать по частям, использовать шлинги, гнаться за ними. По возможности мы обязаны уничтожать врага до конца. Если бы мы не делали этого - давно бы рухнула вся оборона, дарайская армия не в десятки, в сотни раз больше нашей.

А так - не только в том дело, что мы их уничтожаем, но еще и в том, что они редко решаются на такие вот вылазки.

Сравнительно редко, конечно.

— Гений, - зло сказал Аллин, - конечно! И теперь мне опять скажут, что мой долг торчать в гэйнах.

Я не знаю, как его утешить, и просто тихонько глажу по руке. Страдания Аллина мне чужды и непонятны. Но ведь ясно, что человек и в самом деле страдает.


Странно у него судьба сложилась, у этого маленького дейтрина, недоростка, щуплого, с нежным лицом, совсем не похожего на высоких и сильных дейтринов-мужчин.

После тоорсена, в 12 лет, он был определен в касту аслен, а именно - в мастера оружия. Это редкая и очень почетная специальность. Круче даже гэйнов и даже хойта. Не каждый способен быть мастером оружия. Это не инженер-оружейник, производящий какие-нибудь там "Клоссы" или "Деффы". Мастер - человек, способный создавать шлинги. И другие вещи, связанные с войной в Медиане - келлоги, например, еще разные приборы. Но в основном шлинги - единственный физический предмет, способный воздействовать на облачное тело.

Они производятся только штучно, и это высокое ремесло. Мастер оружия должен быть немного гэйном - обладать высокоразвитым воображением и способностью творить образы. И в отличие от гэйна, которому это не обязательно, мастер еще должен быть и мастером - работать руками.

Аллин успешно прошел обучение и создавал шлинги. Три года. Но где-то уже в процессе работы его настигло Призвание.

Он понял, что должен стать хойта. Священником, проповедником. Лучше всего - миссионером. Но самое главное - хойта. Посвятить свою жизнь одному только Христу. Никогда не брать в руки оружия. Проповедовать Истину. Молиться. Служить одной только Истине.

Однако в Дейтросе у человека сложновато с правом выбора. Аллин подал заявление на пересмотр своего призвания. Рассмотрение дела - с психологическими обследованиями, допросами самого Аллина и его окружения, совещаниями - длилось больше года.

Наконец был вынесен вердикт: Да, совершена ошибка. Аллин переводится в сословие гэйнов.

Это при том, что как раз у касты священников границы весьма прозрачны. В 12 лет в хойта направляют очень немногих - и в это сословие принимают позже, и в 20 лет, и в 40. Беда в том, что в Дейтросе хойта - это только монахи и монахини. Никаких там сочетаний "священник и отец семейства", обязательный целибат, жизнь почти всегда в монастыре. Некоторые ощущают свое призвание поздно. Чаще всего их просьбы удовлетворяются.

Это Аллину не повезло.

В данном случае, конечно, роль сыграла вечная установка Дейтроса: не общество для человека, а человек для общества. Может быть, это прискорбно, но у нас это так. Общество - или какие-нибудь бюрократы в комиссии - сочло, что Аллин куда полезнее в качестве солдата, гэйна.

Да и правда - за годы отрочества Аллин развился в совершенно потрясающего поэта. Вплоть до того, что даже его имя стало в Дейтросе известным - а такое случается редко, все мы в основном - творцы, но творцы анонимные. Талант же Аллина был подобен взрыву - и не только стихи, но и великолепные романы, рассказы, песни, баллады, его дар был щедрым, он разбрасывался, он не жалел источника, бьющего изнутри.

Я сама познакомилась с его стихами еще до того, как мы с Аллином оказались в одном сене. И плакала, помнится, над этими стихами, целую ночь.

В моих садах поют дрозды,

Порою трели их чисты,

Порой - на голос Твой похожи.

Порой они из темноты

Бензопилой по голой коже.

Я знаю - это все не Ты.

Ты говоришь - и здесь Я тоже.

Пишу твой зов, а Ты зовешь.

Не перевод - сплошной подстрочник.

О том, как бьет в скале источник,

И как легко, когда идешь

С Тобой на пир, равно - под нож,

И равно светлы день ли, ночь ли…

Я знаю - Ты меня не рвешь.

Ты мне вправляешь позвоночник.* *Алан Кристиан

Но в Дейтросе не бывает поэтов. И писателей тоже не бывает.

Там есть только гэйны.

Я не очень понимаю, зачем Аллину так уж обязательно быть хойта, и кто мешает молиться и служить Господу, учась в квенсене или сражаясь в Медиане. Я знаю одно, если его убьют - а любого из нас могут убить в любой момент - мир опустеет. Не только для меня, потому что он мой брат, и я люблю его. Мир опустеет для многих. Поэтому мне бы очень хотелось, чтобы он стал хойта - их тоже, случается, убивают, но реже. И пусть он был бы не миссионером, а жил в каком-нибудь тихом, лучше созерцательном монастыре… и чтобы у него оставалось время писать.

Но это мое мнение.

Аллину же было довольно-таки плевать на то, что его убьют. Он мечтал стать именно миссионером, и даже проповедовать, может быть, в Дарайе, а уж погибнуть мученической смертью за Христа - это и вовсе было его потаенной мечтой.

Он просто хотел быть хойта. Даже не то, что хотел - он был уверен, что должен стать священником. И все его страдания, все, что отравляло его жизнь и все, что он тащил на исповедь - было связано только и исключительно с этим (зависть к кому-либо, ставшему хойта, уныние от того, что его никогда не сделают хойта, злость на кого-либо, сказавшего, что зачем тебе, дескать, быть хойта…)

Поэтому сейчас я остереглась вообще говорить об этом - Аллина легко случайно обидеть. Просто погладила его по руке, а тут уже застрекотали вертолеты, и нам надо было грузиться в них, чтобы лететь назад, в школу.


Земная Твердь.

В Падерборн я вернулась к ночи. Забавно - живу-то здесь всего полгода, а город уже воспринимается как родной. Вечная перемена мест - увы, это удел агента.

Мы снимаем квартирку на троих, недалеко от центра. Я привычно запарковала машину у бордюра (могут ли женщины летать в космос? Конечно, могут, ведь там не надо парковаться боком). Прихватила пару купленных в Кельне сувениров. Взбежала на третий этаж.

По легенде, для квартирных хозяев и соседей, мы - студенты, обучающиеся в местном университете. Впрочем, стараемся общаться с людьми поменьше. В подробности отношений двух девушек и парня, живущих в одной квартире, здесь никто не лезет - и слава Богу. Если бы они узнали правду - все равно бы не поверили. Отношения между нами самые интимные. Я, младшая и самая неопытная гэйна - командир группы, ксата по званию. Остальные двое - рядовые и мои ассистенты. Дверь мне, конечно же, открыла Ашен (по легенде - Лаура). Она коротко обняла меня.

— Ну как?

— Все в порядке, - я по русскому обычаю скинула в коридоре свои говнодавы фирмы Рибок. Инза (он же Мартин) выглянул из-за перегородки, отделявшей кухню от гостиной.

— Кей! Здорово! Живая? Хоть бы позвонила, что ли.

— Нечего эфир загружать, - сказала я, плюхаясь на диван и развязывая сумку. И сразу укол досады - сверток лекарств, ведь так и забыла отправить его в Кельне с почты. А теперь когда?

— Ты кушать-то будешь? - засуетилась Ашен, - сегодня Инза дежурный, сделал свою фирменную штанью. Только из итальянских макарон.

— Да здравствует штанья! - обрадовалась я. Инза готовил вполне сносно, - а вот гостинцы!

Я плюхнула на стол красивые четки - стеклянные шарики, но очень уж приятные, небесно-голубые с прожилками. Книжку с фотографиями из сокровищницы Собора. Сверток с пирожными, купленными там же, в Кельне.

— Налетай!

— Спасибо, - Ашен быстро прибрала себе четки, - это у меня уже восьмые.

— Ты как хомяк, - буркнул Инза, выходя из-за перегородки с дымящейся сковородой в руках, - и кстати, хоть бы помогла тарелки таскать. Дежурный вам не раб, между прочим.

Я вскочила.

— Да ты сиди, хесса, сиди, с дороги же.

— Да уж ладно, я в машине и так сидела.

Мы быстренько накрыли на стол. Инза разложил свою штанью по тарелкам. Со штанами это блюдо ничего общего не имеет, кроме названия. Это очень вкусно, хотя из земных продуктов получается не совсем аутентично. Туда входят макаронные пластинки - как для лазаньи, разные овощи, сыр обычный и моцарелла, грибы и оливки, а суть - в особом соусе, который Инза научился как-то составлять из земных, триманских продуктов. На правах единственного мужчины здесь - как бы заменяющего священника, он прочел молитву. Мы принялись за еду. Операция не была секретной, и я с удовольствием рассказала ребятам о случившемся.

Приятно рассказать. Все живы-здоровы. Мы даже не убили ни одного человека. Дарайца. Я не люблю убивать и не понравится мне это никогда. Идея новая - интересная и перспективная. Жаль только, нельзя называть имя Эльгеро, а мне бы хотелось поговорить о нем.

В конце концов, им полезно знать о новой контрстратегической операции. Будут отслеживать теперь рекламу Нью Эйдж.

Инза разлил вино по бокалам - сухое "Дорнфельдер" из Пфальца, здесь мы становимся гурманами. Методом проб и ошибок выяснили, что именно это вино нравится всем троим.

— За победу! - привычно сказал Инза. Неважно, за какую именно. Всегда - за победу. Она ведь нам всегда нужна. Одна на всех, мы за ценой не постоим. Мы выпили. Потом за погибших. У нас нет традиции "третьего тоста", за погибших мы пьем во вторую очередь. А дальше уже - как придется.

— И когда нас только в Питер переведут опять? - с тоской сказала Ашен. Я взглянула на нее.

— Тебе-то что? Ты ж не русская, в отличие от меня.

— Питер мне нравится больше, - ответила девушка. Я кивнула.

— Мне тоже. Но что поделаешь, как начальство скажет…

В Питере была наша вторая "точка", оттуда тоже легко топографически попасть к построенному мной Городу в Медиане. Там мы и работали первый год. Но сейчас начальство сочло, что удобнее держать и обеспечивать нас в Германии. Может быть, из-за нестабильности русской политической ситуации. Или благодаря дарайской активности. Не знаю уж.

Лицо Инзы в свете ночной лампы казалось птичьим - острый длинный нос, тонкий профиль. Глаза опять отливали кошачьей зеленью. Ашен рядом с ним казалась даже слегка полноватой, хотя вообще у дейтр фигуры скорее астенического типа. Но Ашен нормостеник, притом маленькая и крепкая. Доброе круглоглазое лицо сердечком. А вот Инза - типичный дейтрин, для гэйна, пожалуй, кажется слишком хрупким, но это обманчивое впечатление. Я в который раз подумала, что они бы хорошо выглядели парой. Но это лишь казалось - за годы совместной работы Инза и Ашен так и остались просто друзьями. Впрочем Ашен с ее добродушием подружится с кем угодно. У Инзы не так давно погибла невеста. А вот у Ашен жених был - тоже гэйн, только работал он в Лайсе. Свадьба была назначена через полгода. На среднем пальце Ашен носила тонкое серебряное колечко.

В который раз, глянув на это колечко, я вспомнила, что видимо, скоро Ашен уйдет от меня. И пожалела об этом. Привязалась я к ним обоим. И к Инзе с его легким высокомерием. И к Ашен, которая могла успокоить и разрешить любой конфликт - пожалуй, иначе мы бы с Инзой уже переругались. Я пожалела - и тут же выругала себя за эгоизм. У Ашен своя жизнь. Она выйдет замуж, родит ребенка. Будет счастлива. Не всем же такое мучение, как мне. Поживет с ребенком годик в Лайсе, в мирной зоне. Потом, может, родит еще. Нам, женщинам-гэйнам, все-таки везет - бывает в жизни несколько лет перерыва на рождение малышей. Дети нужны Дейтросу. До такой степени нужны, что любую, самую талантливую гэйну охотно отпустят рожать.

Мне вот, наверное, это не понадобится. Я зажмурилась и выгнала кошек, которые наладились было опять драть сердце когтями. Взглянула для успокоения на стену, где висела моя картина. В последнее время я попробовала себя в акварели. Картина называлась "Полдневные тени". Вдохновило меня на это стихотворение Инзы.

Тени. Прозрачны. Текучи, как песок.

Бегут наискосок

На уголок забвенья…

Сиреневые призрачные фигуры женщин на голубоватом фоне, воздевающие руки к треугольному солнцу. Странно для меня -я никогда так не рисовала. Просто захотелось попробовать себя в новом жанре. Ребятам понравилось, и картина заняла почетное место в гостиной.

— Еще? - Инза снова разлил вино, опустошив бутылку. В его бокале оказалось чуть больше, он аккуратно перелил часть излишка в мою, часть - в бокал Ашен. Придирчиво рассмотрел уровень вина в каждом бокале. Удовлетворился дележкой и произнес, - выпьем за любовь!

— О да, за любовь! - радостно подхватила Ашен. Я глотнула вино, почти не заметив. За любовь. Что бы сказал на это Аллин?

— А вот что писал Раймунд Луллий… - я прищурилась, вспоминая, - "Спросили у Любящего, где обитает Возлюбленный его. И ответил он: найдете его в том доме, что всех других превыше, и найдете его в любви моей, в страданиях моих, в слезах моих".

Ребята помолчали. Потом Ашен всплеснула руками.

— Инза, а стих? Кей, он такой стих написал! Почитай сейчас же! Ну пожалуйста!

Инза блеснул зеленым глазом. Сел вполоборота к нам. Глядя куда-то в стену, сквозь стену - начал медленно и по-актерски читать.

Не уверен. В деталях, числах, движеньях губ.*

Точки: отсчёта, кипения, и - над i переменчивы точно количество пальцев рук - не упрятать в перчатку и не собрать в горсти.

Слово (было уже!). Из хаоса вышел хлам, и из хлама взросли бамбуки и вбили клин.

Педантичный топограф разрезал вcё пополам, но забыл про ничейную плоть между ян и инь.

Из горячих отверстий забил речевой поток.

Ты, эффектно срывая скальп, завершил стриптиз.

Слово - не воробей, а скорее всего, патрон, и озвученный ангел срывается уткой вниз… *Н.Ребер

Мы помолчали с Ашен. Потом я сказала.

— Я вижу, вы тут не теряли времени, пока меня не было.

— Да уж конечно! - воскликнула Ашен.

— Но завтра, - я подняла палец, - завтра идем в Медиану. Так что читаем Вечерню и спать! Инза, тащи книжку.


Инза спит у нас в гостиной, мы с Ашен - в спальне. Третья комната опутана колючкой и заминирована - на тот случай, если кто-то прорвется из Медианы. Здесь наш постоянный выход. Здесь мы работаем.

Я натягиваю броник и нахлобучиваю шлем. Из оружия только шлинг и Дефф в кобуре. Вот так. И только так. Сегодня Ашен идет со мной, Инза дежурит дома. Сейчас мы будем заниматься тем, для чего, собственно, меня и держат на Триме.

Стратегией. Нет, конечно, меня готовили как агента, и иногда используют таким образом. Я идеально вписываюсь в земную жизнь. Но раз уж оказалось, что я в состоянии создавать настоящие фантомы, раз у меня такой талант - значит, меня используют для стратегии. Лишь благодаря этому таланту я сделала карьеру - за 2 года звание ксаты, а вскоре обещали и повысить до шехины. Стратег или фантом-оператор, как мы это называем, в сравнении с обычным гэйном - все равно, что пилот стратегического бомбардировщика в сравнении с пехотинцем.

Или даже еще круче. Еще больше разница.

Квенсен. Год второй.

Эльгеро как раз и начал у нас удивительный курс, который назывался "Методика стратегического воздействия на социум".

Это было в начале второго года обучения. Помню, как я была потрясена тогда, впервые узнав, чем занимаются гэйны на Земле, кроме физической защиты ее на поле боя с помощью виртуального оружия. Что это так, только небольшая часть работы. И не внедрение в элиты, этого мы практически не делаем. Есть гораздо более эффективные методы изменения социума. Незаметные.

Ими, правда, владеют далеко не все гэйны.

Оказывается, вовсе даже не любовь, и не голод правят миром (хотя их влияние порой неоспоримо). Миром правит информация. Она закодирована в образах и символах. Так, целая цивилизация на Земле выросла и победила под образом Креста. Но это, так сказать, образ высочайшего уровня, создание коего одному только Богу и доступно. А есть еще и другие уровни, низкие, те, что создают люди. Не без помощи облачного тела, конечно. И не без участия Медианы. Да, у землян перекрыта способность выходить в Медиану и отделять облачное тело, но на уровне интуиции земляне прекрасно Медиану воспринимают.

Несколько столетий назад было обнаружено, что некоторые творцы - не все, конечно - способны воспринимать образы, создаваемые в Медиане искусственно, и отражать их в своих произведениях. Не случайно бурный расцвет беллетристики, и в частности - фантастики и мистической литературы разного рода приходится именно на последние века. Ни дарайцы, ни дейтры не преминули воспользоваться новооткрытой возможностью.

Скажем, Великая Октябрьская революция, а перед тем - Февральская, случились не потому вовсе, что, как мы учили в школе, низы не хотели, а верхи не могли. И вовсе не из-за прибавочной стоимости и не из-за того, что пролетариату нечего терять, кроме своих цепей. Экономика здесь вообще ни при чем.

Революция в России случилась потому, что Некрасов написал поэму "Мороз, красный нос", а Чернышевский - оптимистическую утопию "Что делать". Потому что Лев Толстой писал гневные статьи о голоде и о нищете, а Чехов - рассказы про Ваньку Жукова и девочку-прислугу. Алексей же Максимович, весь устремленный в Медиану, вдохновенно передал созданные безымянным гэйном пламенные образы революционеров и борцов - будь то Буревестник, Сокол или Данко.

Они, великие, и тысячи других, менее заметных, и создали в России ту атмосферу, когда толпа рукоплескала суду, оправдавшему террористку Засулич, когда революционная интеллигенция - духовная верхушка народа - жаждала перемен, и создала-таки эти перемены - во многом себе же на голову.

Писатели, поэты, художники, разумеется, свободны и самостоятельны в своем творчестве. Они не копируют наши творения, ни в коем случае. Но так же, как один Крест породил множество самых разнообразных изображений и всяческих художественных интерпретаций, так же - хотя и в значительно меньшей степени - хороший, устойчивый образ, созданный гэйном в Медиане, оказывает влияние на многих чувствительных творцов на Земле. При этом сам творец может быть во много раз гениальнее гэйна, создавшего образ. И творение его - поэма, роман, картина - оставит далеко позади то, что сотворил бесхитростный вояка-гэйн.

Революция в России, как объяснил Эльгеро в историческом экскурсе, оказалась совместным проектом Дарайи и Дейтроса. Хотя инициировали процесс, разумеется, дарайцы.

Собственно, так происходит и с любым проектом на Земле. Кто-то инициирует, запускает процесс - а кто-то пытается обратить его себе на пользу.

Разрушение православной державы было ни в коей мере не выгодно Дейтросу.

Но коли уж оно стало неизбежным, приходилось действовать в двух направлениях: с одной стороны, гэйны тормозили революционное движение, создавая противодействующие образы Православного Царства (ах, как был светел и красив проект Нового Христианина, отражением которого стал почти один только Алеша Карамазов!) С другой - старались направить уже существующее движение в выгодное для нас русло. Мечты Чернышевского о светлом будущем почти полностью были скопированы с дейтрийских образов, Чернышевский был слабым писателем, зато отличным приемником. Что было важно для Дейтроса в революционной ситуации? Не дать революции стать буржуазной. Разрушить идеалы накопительства, потребления, капитализма, парламентской демократии, а уж тем более бред сексуальной революции. Создать взамен образы самопожертвования ради людей, общинности, взаимопомощи, дружбы, любви, государства-семьи, совместного труда на благо Родины.

Получилось в итоге - то, что получилось. Взрывная смесь.

Весь наш сен отнесся к этим экскурсам академически. Ну, Трима. Ну, российская революция. Кого это так уж лично задевает?

Меня задевало лично.

— Но почему? - я чуть ли не орала на бедного Эльгеро, тем более, что чувство субординации у меня тогда было слабо развито, а Эльгеро ко мне питал слабость и никогда не осаживал, - почему вы допустили такое? Зачем тогда нужны были потом все эти репрессии? А преследование Церкви - это же преступление!

— Кейта, все это делали не мы, заметь. Мы не вмешиваемся в ход исторических событий. Мы лишь демонстрируем образы. И поверь, наши образы были красивыми. А то, как люди смогли их воплотить, интерпретировать - это совершенно другой вопрос. И кроме того, дарайцы все это время продолжали создавать свои образы, и страну действительно раздирала противоречивая информация. Все время существования Советского Союза - это непрерывная война, как на информационном уровне, так и на физическом. И потом, не забудь, что экономические закономерности тоже нельзя не учитывать. Скажем, необходимость для страны готовиться к войне… - тут Эльгеро умолк.

— Да, а Гитлер?! - немедленно завопила я, - Это тоже был светлый, красивый образ, созданный нами?

— Нет, - твердо сказал Эльгеро, - германский нацизм от начала и до конца, почти полностью, был создан и инспирирован Дарайей. Мы пытались влиять. Но у нас тогда не было сил, мы в России едва справлялись. Словом, у Гитлера от нас почти ничего и не было.

— Странно, - сказала я саркастически, - а ведь кажется, похоже на Советский Союз, нет? Тоже диктатура. Тоже большое строительство. Лагеря…

Эльгеро вздохнул.

— Квиссаны, я повторяю, проект нацизма от начала и до конца - дарайский. Это проект мелких лавочников и крупных промышленников. Социальный дарвинизм - в точности Дарайя, уничтожение слабых, инвалидов, неполноценных. Национальный эгоизм. Бредовые антинаучные проекты вроде анэнэрбе. Сама идея о превосходстве одного народа над другим. Бюргер, трескающий сосиски с пивом - как венец мироздания! Мелкий предприниматель - как опора нации… Там даже не пахло Дейтросом. Я бы сказал, Гитлер, который был неплохим художником и тонко чувствовал Медиану, умудрился собрать буквально все худшие дарайские образы, которыми была насыщена атмосфера Европы и США, всего англо-германского корня - и воплотить их так, что даже англосаксам икнулось.

Тут я замолчала, вспомнив почему-то Алексея Маресьева, Сашу Матросова, Зину Портнову и прочих героев моего детства. Если в конце концов я оказалась здесь, и я защищаю Дейтрос, и никто не упрекнет меня в трусости - может, нужные книги мы в детстве читали? И наверное, правда, Дейтрос - сквозь все глупости, злобу и жестокость людей - просвечивал нам когда-то.

Земная Твердь. Продолжение.

В рабочей комнате у нас стоит кушетка, кресло для дежурного, аптечка висит на стене. На всякий случай. Если бы сюда к нам заглянула полиция или квартирохозяин, думаю, у них был бы шок. Но квартира выкуплена нашим штабом.

С Богом! - Инза помахал нам рукой и небрежно плюхнулся в кресло. Раскрыл эйтрон на коленях. Нацепил на ухо переговорник. Связь Тверди с Медианой невозможна, но отсюда Инза в любой момент может связаться с нашим штабом. При необходимости, конечно.

Из рабочей комнаты поддерживается постоянно действующий выход в Медиану. Самым простым способом - через "горячий след". Это требует постоянной работы приборов, массу электроэнергии, но зато удобно.

Мы переходим в Медиану. И сразу же впереди - сверкающие башни Города. Городская стена, белоснежная, с цветными вкраплениями камней (основание первое - яспис, второе - сапфир, третье - халкидон… тьфу ты, это меня уже заносит. Конечно, у меня не так). Даже сердце запело, как только я увидела Город. И глянув на Ашен, я увидела на ее добром лице легкую улыбку.

Ей тоже нравится мой Город! А кому он не нравится?

Сейчас многие, многие люди видят его во сне. Или ночью перед экраном, картинкой в воспаленном мозгу. Или еще как-то. В основном, конечно, в России, но как знать, может, и в Европе тоже кто-то есть. И я горжусь своим Городом - им есть, на что посмотреть. Есть, чем восхититься. Ведь он же очень-очень красивый у меня получился. Весь сияющий, прозрачный, белый. Это не Город Солнца. Это другой. Совсем другой, новый. Такого еще не было.

Это не потому, что я такой гений. Совсем нет. В России, тем более, в мире, есть множество людей куда талантливее меня. Просто так получилось, что я выхожу в Медиану. Образы, созданные мной, всем видны. Воздействуют на всех. Я рисовала этот Город, в квенсене еще начала, потом уже здесь, работая мелким агентом-исполнителем. Потом попробовала в Медиане. И вот начальство одобрило, оказалось - очень в тему этот мой Город, очень нужен он сейчас России, разодранной и полуживой после всех социально-экономических потрясений.

Такая уж судьба у России - строить Город. И если один образ сломан, надо создать другой. Не единственный, конечно - есть и будут другие образы. Но и этот мой признан правильным и уместным. Многие этого о России не понимают. Но она должна строить Город, и если она этого делать не будет - умрет. И это то, что в ней прекрасно и ценно, так же, как в нас, в Дейтросе ценна единственная наша функция - защитить Землю. Ведь у народов, как и у людей, есть свое собственное, неповторимое призвание.

За годы Город мой так разросся, что теперь его охраняет уже целая шеха - 34 человека. Это много, очень много при нашей-то численности. Но и Город мой Стратегический отдел считает одним из главных фантомов для России. Его очень важно сохранить. От этого, может быть, зависит, куда в дальнейшем пойдет Россия, как будет развиваться. Народами управляет ведь не экономика с политикой. Народами управляет мечта. Или ее отсутствие.

— А вон идет Таан, я с ним поговорю, - Ашен вопросительно смотрит на меня. Я киваю.

— Да, конечно. Я иду в город.

Моя ассистентка направляется к командиру охраняющей шехи. Тридцать человек постоянно дежурят у Города - да и не зря, атаки бывают нередко. Но Ашен - вроде телохранителя, она будет держаться рядом со мной. Сейчас поговорит с шехином Тааном иль Гори. Ладно, это их дела - я иду к своему Городу.

Если просто пачкать бумагу красками или карандашом - это наслаждение, то какое же ни с чем не сравнимое счастье - творить образы в Медиане! Не оружие создавать, вкладывая в него желание уничтожить врага, а красивый, настоящий образ, полный любви и света. Я работаю сегодня над жилым комплексом. Он состоит из множества маленьких замков, окруженных садами. Каждый замок приходится лепить отдельно. Я просто стою на своей летающей доске, скрестив руки, и воображаю. Представляю. Вот еще один домик, словно из голубоватого хрусталя. Рядом будет расти араукария. И еще один. Куда бы его пристроить? Я пробую так и сяк… домик течет и плавится - я не удерживаю образ "на весу". А комплекс, пожалуй, уже завершен. Хватит. Я обернулась и перекрестилась невольно на три башенки, увенчанные золотыми крестами - храм святого Иоанна Крестителя, в самом центре Города. Я сделала его слегка похожим на православные храмы - для России же все-таки работаю. Хотя дейтрийские мне нравятся больше. Получилась помесь. Но это не так важно. Все равно те, кто воспримет мой образ, расцветят его своими красками, опишут своими словами, придумают собственные мелодии и архитектурные формы.

Воспринимаются ведь не подробности. Общее настроение. То, что я сейчас леплю детали - я делаю это лишь для того, чтобы насытить Город, сделать его полнее и ярче. Реальнее. Легче для восприятия.

Со временем я создам и жителей этого города. Они будут похожими на дейтр. Они уж наверняка будут характеризоваться "жесткой зависимостью человека от его социальной группы, от общества, от религии", как сказала бы эзотерическая дарайка-голландка Хендрике Юргенс. Более того, у них еще будет широко распространено "самопожертвование и отказ от своих интересов". Но Бог ты мой, какая любовь будет царить в стенах этого города! Такая любовь бывает, когда ты видишь, что товарищ твой упал, обливаясь кровью, и кидаешься к нему, и видишь с облегчением, что он жив и будет жить - и вот то, что испытываешь в этот момент, это будет у них постоянно. Всегда. Каждый день. Или хотя бы так - как мы втроем, когда сидим вечером, и Ашен тихонько наигрывает на клори, а потом Инза читает свои зубодробительные стихи. Этим пропитан здесь каждый камень, каждое дерево и травинка. Я это испытываю, когда создаю Город. Еще такое бывает, когда выйдешь из церкви, и хочется обнять любого человека, идущего навстречу, любого нищего, некрасивого, старого. Так будет здесь, в Городе. Мне даже легче дышится здесь. Я сама удивляюсь, как у меня получилось такое, даже странно, ведь вроде бы я отнюдь не отличаюсь добродетелями.

Конечно, это всего лишь картинка. Мы не можем творить совершенно, в отличие от Бога. Но пусть будет эта картинка. И это тоже защита Земли. Не все же творцам на Земле ловить лишь дарайские образы. Потребление, удовольствия, достижения нелепых суетных результатов. Творить рекламу и яркие упаковки, черпая вдохновение из дарайских разработок. Голливудские мордочки или большеглазых героев анимэ, не целиком, но по большей части заимствованных из тех же лабораторий Дарайи.

Воспринять мою картинку смогут только те, у кого в душе тот же самый дейтрийский огонь. Тот, кто понимает. Они смогут передать ее дальше.

Если Господь не созиждет дома,

Напрасно трудятся строящие его.

Если Господь не охранит города,

Напрасно бодрствует страж

(пс.127(126))

В общем-то, некоторые подобные образы создаются общей фантазией, но я привыкла работать в одиночку. Это очень тонкая работа, очень сложная. Дело ведь не в камнях и деревьях - каждый может творить в Медиане. Каждый гэйн, во всяком случае. Здесь та же история, что и с обычными произведениями искусства на Тверди: не каждую книгу можно писать в соавторстве, ну а картину - тем более. Я же художник. Я всегда работаю одна. Здесь, в Городе, каждый камень пропитан моей мечтой. Именно и только моей. Моим восприятием. Город - это лучшее, что есть во мне. Может, другие могут делать это лучше - только вот никто не создал подобного цельного образа. А чужие детали будут выглядеть здесь неуместно. Поэтому Ашен с Инзой - всего лишь мои ассистенты, а Город я создаю в одиночку.

Треть шехи охранников сейчас дежурит - медленно фланирует над Городом и вокруг на маленьких разнообразных летательных аппаратах, двое парят в вышине, превратившись в белых птиц. Это очень красиво. Но ведь мы, гэйны, любим выпендриться, что уж говорить. Мы любим красоту. У этих птиц наверняка очень острое зрение, и они заметят даже малейшее движение в Медиане на многие километры вокруг. Дарайцы не подойдут к Городу.


Мы медленно бредем к точке выхода - если мы хотим снова оказаться в нашем рабочем кабинете, где попало на Твердь не сунешься. Ашен улыбается мне молча. А меня пошатывает, и я хватаюсь за ее плечо.

— Что, много времени?

— Да уж конечно. Мы с Инзой уже сменились.

— Ого!

Они меняются раз в шесть часов. Пока один караулит в Медиане, другой на Тверди может отдохнуть, перекусить, там все-таки спокойнее. Значит, я уже больше двенадцати биочасов здесь? Ничего себе дела. Но никогда не замечаешь времени, когда работа идет хорошо.

— А я сегодня закончила восточный квартал.

— Да, я видела. Дома немного странные, - нерешительно говорит Ашен, - то есть красиво, но как в них жить…

— А изнутри их форму можно менять, - объясняю я. Мы останавливаемся. Переходим на Твердь.

— Все в порядке?

Инза подхватывает меня за плечи. На Тверди, в Германии ночь. Сколько же это времени?

— В порядке, - говорю я, - и жрать хочется, сил нет.

— Тогда пошли, - говорит Инза, - я сейчас разогрею пиццу.

Меня усаживают. Тащат пиццу. Крепкий чай. Пицца исходит паром. Я жадно в нее вгрызаюсь. С тунцом и луком, как я люблю. Инза разливает "Дорнфельдер". Самое то. Самое то после работы - нажраться и спать.

— Иной раз вот так думаешь, - говорит Инза, - мы тут их держим, как марионеток, на нитях. Мы создаем образы - они их ловят и пишут… и пишут. Думают, что они творцы, а на самом деле…

— А на самом деле люди разные, Инза, - я давлюсь куском пиццы, - есть и творцы. Есть те, кто на наши фантомы, знаешь, кладет с прибором. И это хорошо, потому что иначе земляне бы всякой самостоятельности лишились. Есть те, кто только сам может сочинять. Кто независим и ничего от других не принимает. Просто наблюдает жизнь. А есть - талантливые… гениальные даже. Прекрасные компиляторы. Только вот создавать они могут лишь в реальности, созданной другими. Например, нами. И это еще хорошо, если нами…

— Верно, - согласилась Ашен, - среди доршей есть тоже вполне неплохие писатели… сценаристы. Художники. Беда их только в том, что свое собственное они создать не могут. Они изучают чужое - мифы, например, или созданный чьим-то воображением мир, интерпретируют его по-своему, и… даже хорошо получается. Иногда лучше, чем у самостоятельных творцов. Только одно они не могут - оружие создавать… Для этого самостоятельность нужна. Чтобы создать что-то настолько реальное, что может убить.

— А вы никогда не думали, - Инза режет пиццу неторопливо, аристократически, - что и мы только интерпретируем чьи-то фантомы. Что есть еще и более высокая Твердь, чем Медиана. Или может быть, это Воздух… Что настоящие фантомы создаются - там. А мы их уже ловим.

— Может и так, Инза, - говорю я, - только это бесплодные все рассуждения. Проверить это нельзя все равно. Давайте лучше выпьем за Город!


Квенсен. Год первый.

От занятий в этот день нас, конечно, освободили. Народ пошел отлеживаться и зализывать раны. Я же - куда деваться - направилась в мрачный застенок, то бишь подвальное дисциплинарное помещение.

Пять часов - это не шутка, где я потом наскребу это время? Учитывая, что в воскресенье Господне сидеть под арестом разрешается лишь по особому приказу начальства.

Собственно, ничего такого уж страшного в нашем мрачном застенке нет. Я записала у дежурного время прибытия, сдала все имеющиеся у меня предметы. В арестантском помещении запрещено заниматься чем-либо, кроме молитвы, так что четки нам оставляют при желании. Я села на пол у стеночки - мебель здесь не предусмотрена, под тускло горящей лампочкой, привалилась к углу и почти сразу же заснула. Спать, конечно, в таком состоянии неудобно и холодно, но сейчас я слишком устала, чтобы обращать внимание на мелочи.

Проснулась я от холода. Во сне сползла, конечно, на пол, свернулась калачиком, и ледяной бетонный пол сделал свое дело. Несколько секунд я лежала, стуча зубами и проклиная все на свете. Потом здравый разум взял верх, я встала, кряхтя, и занялась отжиманиями и приседаниями на одной ноге. Вернув себе бодрость и подвижность, я подошла к двери и постучала.

— Да? - лениво отозвался дежурный, пятнадцатилетний пацан из параллельного сена.

— Сколько я сижу уже?

По правде сказать, я надеялась, что проспала весь срок.

— Час двадцать минут.

Опаньки. Холод разбудил меня раньше, чем я успела хотя бы отдохнуть.

Вздохнув, я снова села у стены и стала молиться, поворачивая колечко на пальце.

Вот Аллин, например, или там Лекки - они вполне могут молиться и пять часов подряд. Но я, видно, по грехам, лишена такой благодати. На один Розарий меня вполне хватило. Я начала следующий, но вскоре мысли мои плавно перешли к совершенно другим предметам, и в конце концов я сдалась. Думалось, конечно, об Эльгеро (а я всегда о нем думаю).

Нет, нередко случается, что девочки влюбляются в каких-нибудь недосягаемых личностей - киноактеров, героев. Влюбляются в учителей и вышестоящее начальство. В моем случае - стоящее настолько выше, что уже ни о какой реальной возможности сближения и думать не приходится. Эльгеро - стаффин, а по земным меркам это примерно то же, что полковник. Я пока не добралась даже до звания действующего рядового гэйна.

Но ведь когда мы познакомились с ним, я и не подозревала об этом. Тогда звание Эльгеро еще не было настолько высоким. Операцией по моему выращиванию он начал руководить, будучи еще только ксатом, а когда я попала в Дейтрос, Эльгеро дослужился до зеннора, но мне тогда это было все равно. Я ничего не понимала в званиях, для меня Эльгеро был просто наставником, учителем-мучителем, с которым мы бок о бок провели три месяца в Килне. Несмотря на все издевательства, которым он меня в то время подвергал, я все же очень ему благодарна, потому что он многому меня научил. Это ведь он ввел меня в Медиану, научил пользоваться шлингом и создавать оружие. Да и вообще научил всему. Можно сказать, сделал совершенно другим человеком. Я ведь по натуре человек совершенно не волевой, до тех пор куда ветер дунет - туда меня и клонило. После общения с Эльгеро, казалось, появился во мне стальной стержень - не сломать и даже не согнуть. Такой стержень, собственно, есть у любого гэйна - это дейтрийское воспитание. Только у меня оно продлилось всего несколько месяцев, и полностью, почти исключительно связано с Эльгеро.

А потом совместная операция, поход в Дарайю, и хотя Эльгеро, конечно, командовал, вел он себя очень демократично. Он вообще такой. Не привык подчеркивать свое начальственное положение. Пользуется им только для дела, по необходимости. А в свободное время всегда болтал со мной на равных.

Откуда же мне было знать тогда, какое положение он занимает в Дейтросе?

Впрочем, ведь и я - дочь шемана, прославленного Вэйна иль Кэррио. Но в Дейтросе родственные связи не значат совершенно ничего. А сама по себе я даже пока не гэйна.

Правда, я и люблю-то его странно. Никаких страданий, например, особых у меня нет. А ведь они, наверное, должны быть? Я просто знаю, что вот где-то есть Эльгеро, что когда-нибудь я его увижу, и мне от этого хорошо.

Хотя вот сейчас появилась какая-то тень, и она мне мешает. Казалось бы - так прекрасно! Эльгеро приехал. Прочитает у нас курс. Почему же так неприятно внутри, так мерзко? Шишинда? Да, опозорила она меня, но с другой стороны, не глупый же человек Эльгеро, не может он все это всерьез воспринять. Или воспримет?

Но даже и не в этом дело. Я вдруг поняла, что мне мешает. Эта красавица фарфоровая, психолог задрипанный. Слишком уж по-хозяйски она взяла Эльгеро под руку. Кто она ему вообще?

Да мало ли кто? Тетя. Кузина. Товарищ по работе. Подруга детства, в марсене на горшках рядом сидели.

Не похоже это на Эльгеро, сказала я себе. Не такой он человек. Конечно же, не такой! Если уж он до сих пор не женился - а обычно дейтрины женятся рано - то вряд ли и собирается. Для Эльгеро главное - его Дело. Можно еще представить, что он случайно женится на какой-нибудь соратнице, между делом. Но иметь рядом совершенно чуждого ему человека (за километр же видно - нет между ними ничего общего, и никогда его эта расфуфыренная кукла не поймет), из другой касты - это на Эльгеро совершенно не похоже. Нет-нет, заверила я себя, надо быть полной дурой, чтобы подозревать между ними какие-то там близкие отношения.

Как ни странно, эти мысли меня успокоили.

Однако близился вечер. Я снова замерзла, а двигаться было лень. И хотелось жрать. Просто смертельно хотелось. Мои благие намерения покончить сегодня с дисчасами постепенно таяли. В конце концов я постучала в дверь. Дежурный уже сменился - теперь там стояла девочка из того же сена, неправдоподобно маленькая, с двумя черными косами, а нос густо усыпан веснушками.

Хоть убей - не могу даже представить ее ни в Медиане, ни тем более, с "Клоссом" в руках на Тверди. А ведь она на втором году обучения, как и мы, и тоже участвует в войне. Все-таки дейтры - настоящие изверги и сволочи. Убить нас мало.

— Вам что? - пискнула дежурная.

— Сколько времени я сижу, не подскажешь?

— Два часа пятьдесят две минуты, - серьезно ответила девочка.

— Открой, - попросила я, - через восемь минут.

— Да выходите сейчас, - дверь со скрежетом отъехала в сторону, - я вам запишу три часа.

Прочно вбитая дейтрийская субординация - хотя я точно такой же курсант-второгодок, девочка никак не могла обратиться ко мне, старшей по возрасту, на "ты".

— Спасибо, - я радостно помчалась по лестнице наверх.

Два часа уж как-нибудь досижу завтра.


В общаге - тренте - собрался весь сен. Ну конечно же - как не отметить сегодняшние события? Такой бой не каждую неделю случается, а мы еще и все живы остались.

Настроение в тренте царило приподнятое. Как всегда, мы собрались в женской половине, здесь у девушек нашего сена была отдельная комната на десять коек. Только две из них обычно пустовали в последнее время. Вильде почти всегда уходила спать домой, ей разрешали - все же трое маленьких детей, им по вечерам нужно общение с родителями. А одна койка была тщательно заправлена, украшена вышитым покрывалом и белоснежной полоской свернутой простыни, и никто на нее даже не садился - здесь раньше спала Несса, сейчас казалось - самая красивая, самая талантливая, самая необыкновенная из всех нас, она два месяца назад не вернулась из Килна.

Мы старательно обходили эту койку. Но сейчас об этом не думалось. Сейчас нам было хорошо. В центре спальни, на койку Шеты брошена широкая фанерка. На фанерке сервированы разносолы, которыми ребята разжились, пока я отбывала свое наказание. Неплохо вышло, видимо, кто-то вышел из дейтрийской зоны и закупился у лайцев - а может, посылку получил недавно. Хлеб явно из нашей столовой, а еще копченое мясо кружками, сочные фиолетовые луковицы, груды мелко порезанного салата с яйцами, кольца машани, лайского овоща, свежее масло, длинные рыжие томаты, золотистые гороховые стручки. И конечно, по такому случаю кто-то достал заначенную бутыль шеманки - нашего гэйновского самогона (на русский я бы перевела это название как "генералка"). Градусов пятьдесят - после этого и водка покажется лимонадом. Разливали, как водится, по колпачкам фляжек - они есть у всех, и разлив честный. Только вот несколько тостов уже прошло без меня. Я перекрестилась, опрокинула в себя колпачок огненно-жгучей отравы и быстренько начала набивать живот вкусной лайской едой.

Это не часто так бывает, что и бой прошел, и все живы-здоровы. Коррада разве что сидит, радостно улыбаясь и прижимая к животу перебинтованную руку. Обстоятельства и выпитая шеманка сделали свое - в обществе царила эйфория. Эсвин с Реймосом по очереди рассказывали анекдоты, общество радостно и оглушительно ржало, каждый раз при этом я думала, что сейчас прибежит вахтерша и устроит нам веселье. Но сидящий рядом Эйнор подлил мне в третий раз, и опрокинув в себя колпачок очередной раз, уже вместе со всеми ("Давайте за хессина Миро, если бы не он, сидели бы мы сейчас все как люди дома, и ходили бы на нормальную работу!"), я почувствовала, что обстановка вполне клевая, а хохот не слишком тихий и не слишком громкий, как раз такой, как нужно. Все начали вспоминать, где они были бы сейчас, если бы не начальник квенсена хессин Миро. Вот, например, Айза бы сейчас проектировала мосты, а Касс занимался темпоральными расчетами, он у нас великий математик. Коррада заметила, что сейчас бы не ее гоняли на кроссе и занятиях по трайну, а она бы гоняла детишек в тоорсене, занимаясь с ними пятиборьем. А ты бы что делала, Кей? - спросил кто-то, и я начала мучительно соображать, что бы я могла сейчас делать. И где. К сожалению, шеманка не способствовала прояснению ума. Я бросила это нудное занятие, тем более, что никто уже особо и не интересовался моей альтернативной биографией. Мы выпили еще по колпачку, за Триму и ее благополучие, и Эсвин, сидящий рядом, обнял меня за плечи. Правда, при этом он слегка на меня навалился, а Эсвин - это та еще туша, надо сказать. В конце концов я навалилась на Эйнора, сидящего с другой стороны и даже положила голову ему на плечо. Наши музыканты между тем уже подстроили инструменты - четыре клори, двенадцатиструнных инструмента с полукруглым корпусом, две флейты, и забацали мелодию, и мелодия эта показалась мне такой несказанно красивой, что я сидела и всхлипывала, и размазывала сопли по лицу прямо рукой.

Потом мы уже пели все вместе, и получалось даже очень складно и красиво. Пели мы, как водится, привычные дейтрийские песни.


Мы уходим за грань, мы уходим

В серой рвани сверкают разряды.

Сомневаться и плакать не надо,

Мы уходим в белесый туман.

Там опасные призраки бродят,

И со смертью нам не разминуться,

Но возьми, если хочешь вернуться,

Шлинг на пояс, удачу в карман.

Наши клористы старались вовсю. В Дейтросе нигде не услышишь такой музыки, как в компании гэйнов. Нет, конечно, кое-кого записывают официально, остальные касты тоже нуждаются в искусстве. И только мы получаем то самое искусство прямо из первых рук. От тех, кто и должен его творить, и в любом нормальном мире только этим бы и занимался. А здесь занимается смертоубийством. Но об этом легко удается на время забыть, особенно по пьяни.

Мы спели балладу на стихи Аллина, про смелого гэйна Шетана, прославившегося три столетия назад. Потом Вита вылезла вперед.

— Раз уж мы об Аллине, я тут сочинила недавно. Кстати, а где он?

— В церкви, - ответила Лекки. Мы все дружно замолчали и даже слегка протрезвели - от укоров совести. Я, конечно, знала, почему Аллин в церкви. Он всегда так, после боя. В другое время он всегда рад выпить с нами, но сейчас принес это желание в жертву. В жертву за убитых. И за их же души сейчас и молится. Хойта, что и говорить.

— Ну ладно, я все равно сыграю. Это про триманскую святую Агнессу, она была казнена еще в древнем Риме за исповедание Христа.

Вита заиграла вступление, все затихли, только Эйнор сопел мне в затылок.

Голос у Виты был несильный, но очень нежный, да еще и профессиональный, она пела и в церковном хоре у нас.

Ах, тот, кто чувства не скрывал,*

Кольца в ночи не целовал,

Любовь по имени не звал

Украдкой, втихомолку.

Кто тайно крестик не носил,

Кто рыб в песке не рисовал -

Ах, тот, кто тайно не любил,

В любви не знает толку!

Кто уст запретом не смирил,

Их раскрывая лишь в мольбе,

Ах, тот, кто тайно не любил,

Не знает, что за счастье,

На слезы маме, в смех толпе,

В спокойствии или в борьбе

Века молчанья о Тебе

Расторгнуть в одночасье.

Сказать о всем, вступая в круг

Пред тысячами жадных глаз,

Раскрыть любовь в единый раз,

Навек расторгнув узы.

И будет много их у нас,

Свидетелей в наш первый час,

Свидетелей, мои милый друг,

Для брачного союза.

Но каждой тайне - свой черед.

Не знает радостный народ,

Ни тот, кто смерть с листа зачтет,

Кто об измене молит.

Ни даже тот, кто меч возьмет,

Кому особенный почет,

Что он к тебе меня влечет,

И стыд не нужен боле. *Алан Кристиан. "Святая Агнесса".

Я и раньше, конечно, знала этот аллиновский стих, только вот сейчас он привел меня в полное оцепенение. Не то количество выпитого, не то само по себе содержание песни вогнали меня в ступор. Не могу сказать, что в этот момент я о чем-то думала, но вот что я знала точно - каким-то таинственным образом содержание этой песни для меня отныне навсегда связано с Эльгеро.

Я о нем думала. Опять.

Хотя понимаю, что Аллин имел в виду, конечно же, совсем другое. Но и это другое - оно тоже подразумевалось и нисколько не мешало моей мысли об Эльгеро. Я бы тоже могла так, как Агнесса. Я не только могла бы, но даже и было у меня такое - в Дарайе, ведь почувствовала же я тогда, шендак, что есть у меня Любимый, и это навсегда, и за него не то, что умереть, даже в лапы гнусков, и то с радостью пойдешь. А Эльгеро? Почти то же самое. Я его так же вот люблю. И никакого тут нет противоречия.

— Кей, не реви, - Эсвин стащил чье-то грязное полотенце со спинки кровати и заботливо вытер мне лицо и даже высморкал нос.


Сама не знаю, зачем я потащилась провожать парней, вместе с несколькими девчонками, которые еще держались на ногах. Впрочем, дошла я только до первого этажа, преподавательского. Там меня потянуло в уборную. Когда я вышла из сего заведения, голова слегка прояснилась. В сумрачном холле было пусто, и я собралась было громко запеть "На холмах, холмах зеленых", но негромкий звук смутил меня. Кто-то все же был здесь, в полутемном пустом коридоре. На преподавательском этаже был отделен небольшой уголок с кожаными диванчиками и лайской желтолистой пальмой в кадке, которая, видно, символизировала уют. Оттуда и послышался шорох. Я обернулась. Там сидел кто-то, на этих диванчиках, дело обычное - какая-то пара. Сама не знаю, что заставило меня остановиться и вглядеться.

Да, там было темновато, но глаза уже привыкли, а свет все же падал с лестницы. И это узкое, горбоносое лицо я бы узнала в любой толпе, но все же не сразу поверила. Слишком уж это было страшно. Я несколько секунд смотрела на них, прежде чем окончательно убедилась.

Да, это был Эльгеро. И ненавистная мне Шилла, психологиня. Кукла фарфоровая. Идиотка. И сидели они в обнимку, губы к губам, она у него на коленях, и расстояния между ними почти не было. Тут меня настиг нелепый, иррациональный страх, что он сейчас тоже увидит меня (а может, уже видит?), и я очень осторожно, по стенке, как на занятиях по полевой разведке, скользнула к лестнице и помчалась к себе, наверх.


После полевых занятий Тринн, куратор нашего сена, подошел ко мне и сказал.

— Кейта, вам необходимо показаться психологу. Сегодня или завтра.

— Есть, - ответила я неохотно.

— После выходных доложите о выполнении.

Вот так, дорогая. И никакого тебе отца Тима - он уехал в монастырь, и теперь ты его долго не увидишь. А исповедоваться Алессу? Дело привычное. Я испытываю сильную зависть и ненависть к одной женщине, которая… с которой… тут я, конечно, начну реветь. Алесс будет терпеливо ждать за шторкой. Я люблю одного человека, а он на меня не обращает внимания, а любит ту женщину, и мне от этого плохо. Все ведь банально, правда? Отец Алесс, скажет какую-нибудь благоглупость и конечно, отпустит, в чем проблема. Даст какую-нибудь епитимью. Я с удовольствием ее выполню. Если бы существовали епитимьи вроде разбить себе голову об стену или прострелить ногу, это было бы сейчас самое то.

Может, отвлекло бы как-нибудь. Но так не бывает. Может быть, конечно, я перестану ненавидеть Шиллу. Но от боли меня никто и ничто не избавит.

Почему я не узнала об этом еще до последнего боя? Может, меня убили бы там. Если бы я работала так, как сегодня на занятии - вполне возможно, убили бы. Какая там защита? Сегодня меня Касс чуть не угрохал в учебном поединке в Медиане. Даже сам испугался.

Нет, работать я могу. Мы все же учимся, и я знаю множество мак, заготовок, мы даже их классификацию изучаем на тактике. Правда, они получаются у меня слабыми и низкоэнергетичными. И о том, чтобы придумать что-то новое, не идет даже и речи. Я совсем как дараец. Сволочи, что они со мной сделали? Шилле ведь не надо ходить в Медиану и воевать. Могла бы… впрочем - что могла бы? Это-то и самое худшее - она ничего плохого мне не сделала. И вообще не сделала ничего плохого. И ненавидеть ее совершенно не за что. Вот если бы она была негодяйкой, подлой тварью, было бы куда проще.


Иногда я просто ненавижу Дейтрос.

Вот как сейчас. Сижу перед знакомой дверью психолога и ведь знаю, что там свободно. Но не могу заставить себя войти.

Как же я ненавижу все это…

Ведь всем, просто всем на тебя плевать! Ты - рабочая скотина. Твое дело - продуцировать образы. Ты можешь загнуться, никто даже не отреагирует. Даже друзьям по большому счету все равно - они слишком замотанные, уставшие, занятые. Если тебя убьют или покалечат, они немного попереживают, конечно. Принесут цветы на могилку или передачу в госпиталь. А уж что у тебя на душе творится - это совершенно никого не волнует.

А уж о начальстве и говорить нечего! Оно задергается лишь тогда, когда увидит, что образы у тебя получаются плохие. Боевая эффективность снизилась. И что, кто-нибудь попробовал хотя бы спросить, поинтересоваться, что со мной? Почему я так? Нет - идите к психологу, доложите о выполнении. А как объяснить, что вот как раз именно к ЭТОМУ психологу я меньше всего хочу идти, и что мне это совершенно точно не поможет?

Бесполезно объяснять. Не поймет. Это все равно, что свинье объяснять тонкости вкуса цитрусовых. Посмотрит, как на идиотку, и в конце концов все равно прикажет идти.

Положено.

Психолог для того и поставлен, чтобы гэйнам мозги вправлять. Это его работа, вот пусть он и разбирается.

Можно, конечно, не ходить просто. Потянуть время. Наврать что-нибудь Тринну. Ну накажет - отсижу, подумаешь. Но ведь рано или поздно все равно заставит, а психолог у нас теперь в школе один, все равно мне Шиллы не миновать. Лучше перетерпеть, решила я. Впервой ли? Что я, барышня кисейная? Ну зайду, наплету ей что-нибудь, выслушаю, главное ведь - поприсутствовать. А со своими проблемами мне все равно разбираться самой.

Я решительно встала, постучала в дверь.

— Войдите.

Шилла, все такая же фарфорово-ухоженная, волосок к волоску, кожа как у младенца, сидела в кресле, положив ногу на ногу. Предполагается, что в психоконсультации у нас создан уют, способствующий расслаблению, откровенности и психологической разгрузке. Уют заключается в журнальном столике и разбросанных вокруг глубоких креслах. Я, например, напрягаюсь, когда сижу в таком кресле, потому что встать с него меньше, чем за секунду, нельзя, и чувствуешь некоторую беспомощность. Но наверное, этот уголок проектировали медар, а не гэйны.

Я уселась, как положено, в кресло напротив Шиллы. И одета психологиня как-то по-дарайски - глубокое декольте, кожаная юбка-макси с разрезом до бедра. И каблуки! Я поймала себя на том, что рассматриваю Шиллу, пытаясь понять вкус Эльгеро. Вот, значит, что ему нравится. Очень странно, никогда бы не подумала.

Все-таки мужчины - странные существа. Мне их никогда не понять. А еще говорят, что они логичны. Но как нелогично любить вот такую красавицу на каблуках, а не равную себе гэйну. Если бы красавицы были более покорными и больше уважали мужчин - можно понять, но ведь и это не так. Они только себя и любят. Это женщины-гэйны уважают мужчин, даже очень, потому что точно знают - мужчины сильнее хотя бы физически, а это многого стоит.

Потом, красота ведь ничего не гарантирует, даже качества, извиняюсь, сексуальной жизни - и то не гарантирует. Внешняя красота здесь ни при чем совсем. А в остальном от таких красавиц и вовсе никакого проку нет.

Нет, какая уж там логика у мужчин… В любви они точно руководствуются чем-то совсем непонятным. Отчего сами же потом и страдают.

А было бы мне легче, если бы Эльгеро полюбил нормальную гэйну? Вроде, например, Виты, той уже 26. Или Луны, нашей преподавательницы военной истории?

Да, было бы легче, подумала я. Именно! Тут бы я его хоть поняла. И смирилась бы. Впрочем, как знать?

Шилла безлично-мягко улыбнулась. Придвинулась ко мне.

— Я у вас недавно, - сказала она, - и мы еще с вами незнакомы. Меня можно называть просто Шилла. А вы…

— Кейта иль Дор, квисса.

— Очень рада, Кейта. Вы как-то напряжены, правда? Может быть, налить чайку?

— Нет, спасибо, хета Шилла.

Еще чего не хватало.

— Кейта, я не знаю, как работал мой предшественник, но я предпочитаю гражданское обращение. Постарайтесь в этом кабинете забыть, что вы солдат, давайте поговорим с вами как женщина с женщиной, - Шилла улыбнулась.

Ага, щас. Именно этого только и не хватало. Если я буду говорить с тобой, как женщина с женщиной, то в конце из тебя может и отбивная получиться, с кровью.

Разумеется, я не забыла о том, что я - солдат. Поэтому тоже ответила улыбкой.

— Постараюсь.

— У вас что-нибудь случилось?

— Нет. Наш куратор, Тринн, счел, что я работаю недостаточно эффективно и направил меня к вам. В смысле, что моя эффективность в Медиане снизилась.

— А вы как оцениваете, у вас действительно хуже получается?

— Ну… наверное, - сказала я.

— А почему, у вас есть предположения?

— Наверное, просто усталость, - быстро сказала я. В кабинете у психолога вообще давить на усталость - самое то. Прикинуться бедненькой, замученной, глядишь- и отпуск дадут. К отцу съезжу наконец. Прежний психолог, Шамор, приятный такой дедок был, с ним и чайку можно было попить, и за жизнь потрепаться, и методик никаких он не применял, а уж рекомендации на отпуск раздавал - только намекни.

— Нагрузка большая в последнее время?

— Да просто мне не везет. То дисчасы, то отрабатывать много надо. Три дня назад был бой в Медиане, тоже выложилась. Я думаю, - запустила я пробный шар, - что мне бы как-то отвлечься надо, отдохнуть. И все само пройдет.

— Само вряд ли пройдет, - сказала Шилла, - надо найти причины ваших проблем. В чем корень. Какая у вас специальность была раньше?

— А вы мое досье посмотрите, - посоветовала я. И замерла. Вот этого - не надо.

В досье и про Эльгеро все написано. И про нашу с ним совместную операцию тоже. Но Шилла уже раскрыла на коленях свой эйтрон. По мере чтения брови ее ползли все выше. Я вздохнула и решила плюнуть на это дело - ну и пусть знает. Там же не написано, что я его люблю. И об этом она от меня не услышит. Шилла закрыла эйтрон и покачала головой.

— Но до сих пор у вас все неплохо получалось, Кейта. Значит, если сейчас какие-то проблемы… вы давно виделись с отцом?

— С отцом у меня все нормально. Здоровье у него слабое, но сейчас ничего. Виделись мы две недели назад.

— Может быть, - Шилла понизила голос, - ваши триманские родственники… вы не поддерживаете с ними контакт?

— Нет. Я их не видела полтора года.

Шилла неуверенно кивнула.

— Может быть, конфликты с друзьями? Или… влюбленность? - спросила она с легкой улыбкой. Я пожала плечами - ничего подобного, мол.

Шилла начала задавать мне дальнейшие вопросы. И чем дальше шла беседа, тем больше со злорадством я убеждалась в том, что избранница Эльгеро еще и отвратительный специалист. Как такое получается в Дейтросе, где казалось бы, каждому подбирают специальность точно по способностям - не знаю. Однако так получилось. Не вопрос, я не легкий орешек в данном случае. Я замкнулась и выставила на поверхность фальшивую личность - туповатую стандартную девицу логического склада, просто замотанную учебно-боевой нагрузкой. Детство? Да пожалуйста. Я даже не собиралась рассказывать ничего откровенно, зато обильно снабдила Шиллу сведениями о Земле, Советском Союзе, пионерской и октябрятской организациях. Мама, папа? Все нормально, даже прекрасно. Влюбленности? Да, была в школе, давно прошло все. Творчество? Рисовать люблю, но не так, чтобы сильно. Никаких подробностей я выдавать не собиралась.

Но ведь даже в Дарайе, в плену, где меня держали насильно, и где у меня были все основания сопротивляться, спецы-таки раскалывали меня на полную откровенность, и даже почти убедили в том, что они правы…

Вообще-то я ведь довольно мягкий человек, пластичный, легко поддаюсь влиянию. Вопрос лишь в том, что Шилла этого не умеет. Она людей даже и не чувствует - психолог тот еще.

Я смотрела на нее, наблюдала сквозь тщательно простроенную маску тупой гэйны, и думала только об одном: и вот ЭТО Эльгеро целует и обнимает. Не укладывалось в голове. Нет, я не строю о себе иллюзий, ну кто я такая для него? Девчонка, младше на 10 лет. Подопечная, потом ученица. Не красавица. Не слишком умная. Не особенно талантливая, словом, ничего такого во мне нет, за что меня можно любить. Это Бог любит нас просто так, а Эльгеро любить меня не за что. Он никогда не давал мне повода думать, что любит меня. Разве что мои собственные фантазии… разве что тогда, когда я вернулась из Дарайи, он обнял меня и сказал "детка". Но любовь тут ни при чем, это понятно.

Но - вот ЭТО? Вот это фарфоровое личико с полными чувственными губами? Неужели это приятно целовать? И о чем они разговаривают? О чем Эльгеро, самый лучший человек в мире, может разговаривать с такой, как она?

Я же помню его руки. Я так хорошо их помню, как будто это совсем недавно было. Какие они сильные. Какие ловкие и умелые. Какие теплые. Помню, как он мне бинтовал плечо, как мы дрались с ним в спарринге, как спали рядом на земле, в Килне. И вот этими руками он - ее обнимает?

Да что между ними общего-то? Никак не пойму. Отчего-то эта невозможность понять выматывала больше всего.

Шилла подалась вперед.

— Кейта, я думаю, мы проведем с вами сеанс погружения.

И указала на кушетку.

Шендак, у нас такого и в заводе не было. Шамор никогда не применял разных там "методик" - это все дарайские штучки. Не лез в душу. Не копался. Не применял гипноза или там дестабилизирующего излучения. Никаких приборов вообще. Это когда пленных допрашивают - вот там да, все это применяется в полной мере. Или в Версе. Там тоже работают психологи. Только Шиллу туда вряд ли возьмут, хреновый она работник. А там результат нужен, думала я, влезая на кушетку. Шилла надела мне на голову шлем детектора, подключила эйтрон. Я только теперь увидела, что у нее и ногти ухоженные, хотя, конечно, без лака, не красятся женщины в Дейтросе совсем. Однако ногти аккуратно подпилены и поблескивают. Шилла уставилась мне в лицо голубыми глазками.

— Смотрите на меня, Кейта, не отводите взгляд…

Лицо - чистенькое, ухоженное, ненавистное, расплывается белым пятном. Белым, и синим, и радужные разводы.

— Я ничего не вижу.

— Не бойтесь, это гипноизлучение. Расслабьтесь. Кейта, я просто хочу вам помочь. Расслабьтесь, вам станет легче.

Сволочь! Я вцепилась пальцами в края кушетки, казалось, сейчас свалюсь на пол - так сильно кружится голова… И сопротивляться уже нет сил.

— Кейта, успокойтесь. Я поставлю вам укол, не бойтесь.

Холодок ватки со спиртом, жгут резко пережимает руку. Боль от иглы. Сволочь, да когда же она найдет вену? Понимаю, вены у меня плохие, но ты ж профессионал! Фу-у, кажется, все.

Может, она раньше и работала в Версе? Судя по методам - да. И уволили ее явно за профнепригодность. Не вопрос, в Версе разрешено многое. Но если ты спрашиваешь санкцию на пытки чуть не для каждого подследственного - какой же ты, к черту, психолог? Вот и могут перевести в квенсен, здесь, конечно, никаких жестких методов, но ведь с тебя и взятки гладки.

Со мной она ничего не сделает, я ей не подследственный. Но судя по тому, как затошнило, и какая пустота настала в голове, Шилла сочла необходимым "расслабить" меня с помощью легкого наркотика. Говорят, на третьем году у нас будут занятия по психической устойчивости, нас будут учить сопротивляться таким вещам - на случай попадания все-таки в плен. Сейчас я этого еще совсем не умею. Зато у меня есть реальный опыт - в Дарайе. И в Версе, после возвращения - тоже. Так что хрен ты чего от меня получишь, Шиллочка. Сволочь. Тупая девица снова выплыла наружу. Она ничего не знает ни о каком Эльгеро. Она ничего не чувствует - она вообще чувствовать не умеет. Все, что она любит - это пить в компании, начинающая алкоголичка. И убивать дарайцев. Да, хорошая идея. Я очень люблю убивать. Поэтому у меня так хорошо получается виртуальное оружие. Мне доставляет наслаждение, да, я это очень люблю. Я садистка. Да, я всегда наслаждалась сексуальными фантазиями, где убивала и мучила врагов разными способами. Кроме того, я даже реализовала это в жизни. Нет, не в Дейтросе - кто бы мне здесь позволил и как? На Земле, у нас там с этим свободно. Наркотик меня действительно расслабил, и я несла такую чушь, что сама себе поражалась.

Самое смешное, что Шилла принимала все это за чистую монету. На миг кольнуло - а если узнает Эльгеро? Если он подумает обо мне такое? Да нет, она, конечно, сволочь, но профессиональную тайну хранить обязана.

Самое главное - не сказать ничего о нем. Не произнести его имя. Не заорать, глядя в это довольное, сытое, ухоженное лицо - "Я люблю его, сука, люблю, и я убью тебя, если ты еще хоть раз к нему подойдешь!" Пусть я его недостойна, пусть я ему не пара, но ты-то - тем более нет!

— Расслабьтесь, - скомандовала Шилла и начала нести какую-то чушь про то, что вот как хорошо, что я была откровенной, и мы смогли наконец-то вскрыть тайные причины моих проблем, и теперь она сумеет мне помочь, безусловно, сумеет.

Я встала. Покачнулась.

— Садитесь в кресло, Кейта. Я вам все-таки налью чаю.

Психологиня заботливо налила мне крепкого в тонкую белую чашечку.

— Вы не должны стесняться своих побуждений, - сказала она, - к сожалению, вы вынуждены их подавлять, у нас иначе нельзя, но вы действительно можете позволить себе сублимировать свои наклонности в работе…

И она понесла еще подобный же бред. В конце концов сказала.

— Кейта, а вы не задумывались о том, чтобы выйти замуж? Основная беда многих дейтр - это сексуальная нереализованность. Ваша жизнь стала бы более гармоничной. Возможно, вам удастся найти мужа с сексуальными интересами, которые будут совпадать с вашими…

Я пообещала, что подумаю над этим, едва сдерживая демонический хохот.


Мне было плохо. Просто плохо. Теперь я действительно расслабилась. Мы валялись за церковью, на пригорке, на желтой траве - здесь, в Лайсе, словно всегда осень. Но желтая трава - не высохшая, она живая. Просто другой хлорофилл. Мы лежали на траве, и я была благодарна Аллину, безмерно благодарна, потому что он мог бы и не ходить со мной, потому что у него тоже не было времени, а он вот тут лежал рядом и выслушивал весь бред, который я могла ему сказать.

— Она же дура, понимаешь? Дура набитая. Идиотка. Кукла. У нее же мозгов нет!

Аллин сидел рядом со мной, подтянув ноги к подбородку.

— Ну дура… и что? Тебе с ней детей не крестить.

— Я к ней на процедуры должна ходить еще!

— Так тебе же хорошо, Кей. Ты же можешь это рассматривать как добровольно принятое страдание ради Господа!

— Ну ладно, Бог с ними, с процедурами. Отболтаюсь. Не в этом дело. Она же дура, ты не понимаешь разве?

— Понимаю, а тебе-то что до нее?

— Так Эльгеро же… - полным страдания голосом говорю я. Аллин кладет узкую прохладную руку мне на лоб.

— Все пройдет, Кей.

Я замолкаю. А он говорит тихонько, глядя вдаль.

— Это очень трудно, уметь отпустить человека. Поначалу, когда любишь, очень хочется захватить его целиком. Обладать им, понимаешь? Иметь его. Как вещь. А ведь он человек, и он должен быть свободен. Это его жизнь. Его! Он сам решает, кого любить, сам делает ошибки… или не ошибки. А любить просто так, без обладания - это очень тяжело, я знаю. Это почти никто не может, только Господь это может и святые.

Я не могу с ним согласиться, но мне становится легче уже от звуков его голоса. От ладони, лежащей на лбу.

Просто спокойнее.

— Это же неправильно, - говорю я, - это какое-то всеобщее равнодушие получается! Я тебя люблю, но мне все равно, что ты там делаешь, с кем ты… я это могу пережить, что хочешь, то и делай. Так же не должно быть, Аллин! В раю так ведь не будет?

— Конечно, там будет иначе. Там вообще никто не страдает, - соглашается Аллин. Потом говорит.

— Тебе исповедоваться надо, Кей. Тебе легче будет, правда.

— Дак у кого? У Леши?

— Да хоть бы и у Леши. Ты же Господу исповедуешься.

— Ладно, схожу, - вяло говорю я. А ведь правда - легче стало. Как будто холодной водичкой в жару полили.

— Аллин, знаешь, тебе и правда надо быть хойта. Не понимают они ничего совсем! Из тебя бы такой духовник вышел!


Земная Твердь.

Я думала, на совещание со мной поедет Инза, но он отболтался - зуб у него болит. К зубному назначено. Ну что ж, мне совершенно все равно, с кем ехать. Мы с Ашен погрузились в наш "Гольф" цвета мокрого асфальта. Ашен не понимает русского, поэтому я поставила на дорогу диск средневековой музыки, и мы на пару наслаждались латынью. Которую обе почти не понимали. Впрочем, большую часть двухчасового пути мы все-таки трепались, конечно.

В Касселе "Гольф" кружил по городу еще около получаса. Мы поставили машину на огромной парковке у магазина, прошли метров двести пешком и оказались в одном из милых немецких жилых кварталов, где по струночке выстроены сахарные и пряничные домики с вылизанными палисадниками. Прежде чем войти, я набрала на мобильнике номер и произнесла пароль. Мы приблизились к домику с рельефной блестящей серой штукатуркой, позвонили в дверь.

— Кто там?

— Катрин и Лаура фон Падерборн, - ответила я.

— Не идет ли дождь? - немецкий язык спросившего был безупречным, куда чище моего. Мне с моим бездарным произношением приходится изображать эмигрантку из России, коей я, впрочем, в определенном смысле и являюсь. А этот дейтрин выучил немецкий куда лучше меня.

— На небе ни облачка, - вздохнув, произнесла я пароль второго уровня. Дверь отворилась. Молоденький парнишка отступил в сторону.

— Оружие сюда, - он показал на стол, - сами, пожалуйста, руки вверх и к стене.

Обычные дела. Вздохнув, я подняла руки и наблюдала, как парнишка водит вдоль моего тела раструбом сканера. Затем он вернул нам Деффы и шлинги. Жестом указал вглубь дома.

— Проходите. Сейчас начнется уже.

Руководитель европейской секции отдела информационных операций стаффа Веррина иль Гран уже сидела за столом и приветствовала нас поднятой рукой. Мы ответили вежливым кивком. Гостиная была полна народу. Ашен тут же плюхнулась рядом со знакомым дейтрином, завязав с ним оживленную беседу. Я увидела на диване медноволосую девушку с раскрытым эйтроном на коленях. С ней мы были неплохо знакомы. Я подошла и села рядом. Большие зеленоватые глаза немедленно уставились на меня.

— О, Кейта! Привет.

— Привет, шехина, - сказала я, пожимая ей руку, - как жизнь? Как поживает твой подопечный?

— Да неплохо, скоро уже четвертая книга выйдет, - улыбнулась Шаан иль Меро. Она была на хорошем счету в отделе, хотя и создала всего один небольшой, но по-настоящему яркий образ.

… Однажды молодая безработная англичанка, филолог по образованию, ехала в поезде. Внезапно прямо в воздухе перед ней появился мальчик. У мальчика были черные, встрепанные волосы, глаза зеленые, и очки на носу. На лбу у мальчика был зигзагообразный шрам. Англичанка остановилась, уцепившись за поручень. Она еще успела разглядеть на плече своего видения - белую полярную сову.

Вскоре женщина начала писать первую книгу о мальчике со шрамом. Через несколько лет ей самой и мальчику предстояло приобрести всемирную известность*… *История позаимствована из реального интервью Дж.Роулинг.

А совсем молоденькой гэйне Шаан иль Меро - вне очереди присвоенное звание шехины и широкую славу в узких кругах. Не то, чтобы созданный ею образ был уж очень могучим - но на Европу, Англию и Америку воздействовать в последние годы очень трудно. Исключительно трудно. Почти невозможно найти яркий образ, который прошиб бы всю эту Голливудщину. Кто-то пытался внедрить дейтрийские ценности хотя бы в голливудские фильмы, но это не всегда хорошо получалось.

Мы торопливо, шепотом обменялись новостями. Ашен пересела поближе ко мне. Заседание началось.

Веррина потребовала отчета от каждой из групп. Я коротко в свою очередь рассказала о Городе и последних событиях. У нас все было благополучно. Через несколько человек очередь дошла и до Шаан - она работала и жила вообще-то в Бельгии. В последний раз совещание состоялось во Франции, ближе к ней, это сейчас нам повезло, почти ехать не пришлось.

Шаан коротко доложила о состоянии дел. Образ ей все время приходилось поддерживать. Им увлеклась не только Роулинг, но и многие другие люди. Даже некоторые живущие в России писатели не могли удержаться от того, чтобы не вставить в произведения хотя бы белую полярную сову - и вместе с ней несколько эмоциональных подтекстов, вложенных Шаан в образ мальчика-волшебника.

— У вас, шехина, намечаются проблемы, - заметила начальница, - в частности, сейчас отдел информационной безопасности разрабатывает гипотезу о том, что созданный в целом образ Нью Эйдж на Земле также берет начало в Медиане, а именно - в созданных дарайцами фантомах. В связи с этим надо заметить, что именно ваш образ время от времени эксплуатируется нью-эйджерами. Я боюсь, вам не удалось в достаточной степени насытить фантом христианскими мотивами.

Шаан выпрямилась. Обиду и гнев выдавали ее чуть покрасневшие скулы.

— К сожалению, хесса, мы не можем нести полную ответственность за земное восприятие наших фантомов. Каждый приемник передает лишь ту часть эмоциональной нагрузки, которую он способен воспринять. В частности, если христианство на Триме вырождается в массовых масштабах, мы не можем исправить это только с помощью наших фантомов. А если, как здесь сказано, еще и дарайцы воздействуют образами Нью Эйдж, то какой бы ни была насыщенность фантома, очевидно, что… - Шаан умолкла.

— Я и не предъявляю претензий вам, шехина. Но вы должны продумать возможность полностью отделить созданный вами фантом от идей Нью Эйдж…

После общих отчетов речь зашла о России. Как обычно. Россия - наша головная боль. Во-первых, как ни странно, потому что на нее воздействовать пока легко. Во-вторых, потому что мы так и не нашли полноценную замену прежним образам. Может быть, вот мой Город послужит такой заменой? Найдутся люди, которые увидят и услышат мой фантом, и претворят его в идеи, в мечты и планы? Такие, чтобы зажгли души хотя бы приличной части населения…

Пока ничего нет. Хесса рассуждала долго и скучновато. Я отвлеклась, разглядывала сидящего напротив меня дейтрина, кажется, его звали Тао. Мы с ним виделись в Питере, и там его имя было - Сашка. Пили с ним водку с томатным соком. Я знала, что Тао-Саша работает над космическим фантомом. В России традиционно высок интерес к Космосу. Клиентами Тао были производители всяких-разных космических опер. В их российском варианте. Между прочим, не так легко для дейтрина - придумать такой фантом и еще воплотить его в Медиане. Космонавтика не развита даже на Дарайе. На самом Дейтросе выходы в реальный физический космос уже начались, они уже неплохо освоили спутник планеты и собственную систему… к сожалению, канувшую в небытие вместе с Дейтросом.

Жаль, погиб знаменитый шехин, фантом-оператор, некогда создавший мир "Звездных войн" - они нам отлично послужили.

Надо будет подойти к Тао, поболтать немного. Эх, и правда - когда нас переведут в Питер? В России мне работать легче. Там и стены помогают, и воздух, и родная речь. Хотя с другой стороны, здесь меньше расслабляешься. Чувствуешь себя, как Штирлиц.

Между тем началось обсуждение русского национализма. Двое из наших продуцировали фантомы, в которые была вложена эта идея. Мне лично она не нравилась. Только совершенно нерусский человек мог такое придумать. Русский, который уже ощутил себя братом в единой семье народов, вряд ли захотел бы вернуться к мононациональному состоянию. Да и что такое национальный эгоизм - явно не дейтрийская идея. Говорила Файни, одна из операторов, создающих националистические образы.

— На мой взгляд, лозунг "Слава России" - это прекрасно. В отсутствие других лозунгов, во всяком случае. Подумайте, мы должны постараться консолидировать сейчас эту нацию. Мы не должны допустить ее разрушения. А оно уже близко.

Веррина покачала головой.

— Есть другие мнения. Пожалуйста, шехин Сайвер.

Сайвер поднялся.

— То, что вы называете национализмом, - сказал он, - это процесс вторичного этногенеза. Это регресс. Русский этнос не только давно сформировался, но и уже перешел на следующую стадию - нации. Нация - это объект истории, это гораздо более крупное и сложное образование, нежели этнос. А вы хотите опустить русских на уровень этноса. На уровень межстайных разборок за территорию и чистоту крови. Как дикари в Килне.

— Очень хорошо, - с ехидством сказала Файни, - но мне непонятно, почему то, что допустимо для украинцев или эстонцев, вы считаете недопустимым для русских.

— А кто вам сказал, шехина, что мы считаем национализм допустимым для украинцев или эстонцев? Ведь это совершенно не наши образы.

— Вот именно, - кивнула Файни, - это дарайские образы. И еще ненависть к России. Вы только послушайте! - она раскрыла свой эйтрон и прочла:

"Убивать, убивать, убивать! Залить кровью всю Россию, не давать ни малейшей пощады никому, постараться непременно устроить хотя бы один ядерный взрыв на территории РФ - вот какова должна быть программа радикального Сопротивления, и русского, и чеченского, и любого! Пусть русские по заслугам пожинают то, что они плодили.

Смерть русским оккупантам! Смерть изуверской кровавой империи!"

— Это некий маргинал, конечно, но… Вы хотите, чтобы их действительно начали убивать так? Наша группа считает, что единственным противодействием этому является русский национализм.

— Единственным противодействием этому, - сказала Веррина, - является работа отдела контрстратегии. Это они должны отслеживать вражеские фантомы и их уничтожать. В дела землян на Тверди мы не вмешиваемся, понимаете? Мы занимаемся только стратегией. Если штаб прикажет - мы сами пойдем воевать за Россию. А сейчас мы должны думать о стратегии. А ваши фантомы - проигрышны в долгосрочной перспективе.

— Это ваше мнение, хесса? - спросила Файни, - или же…

— Это пока мое мнение. Пока. Я довожу его до вашего сведения. Возможно, вам удастся найти новые грани и повернуть национализм в другое русло. Когда штаб отдаст приказ, будет поздно, как вы понимаете.


Я вспоминаю отца.

Мой отец, Вейн иль Кэррио, тоже был когда-то фантом-оператором. Давным-давно, когда я еще была маленькой. Как и я, он был подготовлен в качестве агента, адаптирован к России. Но талант фантом-оператора оказался важнее.

Новый мир. Мир будущего. Где каждый будет счастлив. Где стыдно - быть обывателем. Больше всего ценится знание и труд. Вот только Вейн иль Кэррио, как и многие другие операторы, все старался, пробовал вложить в эти образы будущего - Христа. Бесполезно. Почти никто не слышал этого, не понимал, не мог воплотить. И даже те, кто воплощал, редкие писатели или художники - их просто не печатали. Не допускали к читателю.

Отец много чего мне порассказал в последние наши встречи с ним. Когда я уже стала сама фантом-оператором. Теперь можно, теперь я понимаю все. То, что Союз рухнет, стало ясно уже за 20 лет до событий - так просчитали дейтрийские аналитики. Оставалась небольшая возможность. Наши работали над этим. Но еще интенсивнее работали дарайцы. Информационная война шла на всех уровнях. Худо то, что и земляне доросли до информационных стратегий, причем доросла не наша сторона, другая - и она в большей степени находилась под воздействием Дарайи.

Отец рассказал - сам он не участвовал в этом, но позже узнал все - что в последние годы Союз уже не пытались спасти. Вся работа по образам светлого будущего, даже по красивым историческим образам была свернута.

Все, чем занимались теперь фантом-операторы Дейтроса - было создание образов добра. Любви. Милосердия. Христианских образов. Мне почему-то вспоминались фильмы из детства - "Белый Бим, черное ухо", "Письма мертвого человека". На переднем плане теперь были не яростные пассионарии. Были творцы, которые пытались говорить о добре, о жалости, растревожить сердце.

Если бы эти фантомы не были созданы, крушение Союза вызвало бы тотальную гражданскую войну. Она шла бы и в нашем уральском городе, и в Сибири. Распался бы не только Союз, но и сама Россия. Отец показывал мне расчеты и прогнозы - даже у меня, дейтры, мороз бежал по коже. Какие там гнуски… Почему-то война в России, стрельба на улицах наших городов, бомбежки - все это казалось страшнее, чем война в Лайсе. Мы, дейтры, в конце концов, привыкли. Для нас это естественно - воевать. Мои братья рождаются и растут как солдаты - или как обеспечивающие общий фронт. Но Россия… Может быть, еще потому мне было страшно, что ведь и основная наша дейтрийская цель - защита Земли. Сам Дейтрос погиб ради того, чтобы Земля осталась целой. И когда я представляла разрушенные российские города, это означало, что самая главная ценность Дейтроса уничтожается.

К счастью, распад Союза произошел относительно мягко. Да, он обошелся в миллионы человеческих жизней. Но начнись война - все было бы еще хуже. Южные окраины Союза, почти недоступные воздействию наших фантомов (хотя работа над этим велась уже десятилетия), все же вступили в войну, и результаты оказались страшными.

А так - Россия выжила, и можно было начинать новый раунд. Строить новые фантомы. На другой основе. Ждать, как Россия их воспримет. Рушить фантомы дарайцев. Дарайя строила образы, гибельные даже для самого физического существования страны.

— Одной из наших ошибок при построении Советской власти, - говорила Веррина, - является тотальное отторжение старого. У нас тогда работала целая плеяда знаменитых, лучше сказать, гениальных операторов. Все их фантомы содержали элемент абсолютной новизны. Все положительное, что накопилось в Российской Империи, отбрасывалось и объявлялось устаревшим. Анализ показал, что это было неверное решение. Внимание всем, кто работает на Россию. Фантомы не должны содержать осуждения прошлого. Во-первых, подобные фантомы есть у дарайцев, взять хоть знаменитый Архипелаг…

Я хмыкнула. Да уж. Вряд ли кто-то в России подозревает, что прототип творений Солженицына существует в Медиане. Нет, были и реальные лагеря, и реальные заключенные, и Солженицын писал свои книги на основе жизненного опыта. Но вот особый этот взгляд, особая точка освещения - они возникли потому, что видел знаменитый зэк перед собой не реальный как раз лагерь, где все сложно и неоднозначно, а видел дарайскую карикатурную антиутопию - страну, затянутую колючей проволокой, тщательно выстроенную в Медиане. Пережившую множество наших атак и много раз восстановленную.

Прошлое тоже можно моделировать. Кто владеет прошлым, владеет настоящим. Мы тоже старались, разумеется - образы Великой Отечественной, Гражданской, "комиссары в пыльных шлемах"… Мы старались. Но нам не удалось. Возможно, просто потому, что нас мало, слишком мало. А может быть, потому, что люди там, на земле, не смогли понять нас. А еще вернее - потому что если Господь не созиждет дома, напрасно трудятся строящие его. А с чего же Господь поможет им, если они так дерзко и решительно Его отвергли?

— В-третьих, - говорила Веррина, - пытайтесь опираться на образы шестидесятых годов. И строить на их основе. Те, кто моделирует прошлое - стройте его положительным. Пусть они поверят в себя. Пусть они осознают, что у них все получится. Что они не проиграли, это лишь временная передышка.

Я взглянула на Ашен, которая старательно слушала, сложив руки на коленях. Как она воспринимает все это? Неужели ей интересно? Ведь это чужая, чужая ей страна. Это мне все - как скребком по сердцу.

Квенсен. Год первый.

На Рождество мне дали отпуск, как и большинству, отец был очень рад. Времени у него было мало. Несмотря на сердечную недостаточность - ему и ходить было трудно теперь, он работал в штабе чуть ли не круглыми сутками. Но Рождество… Мы вернулись из церкви, и впервые за много дней мне было хорошо. Ничего не болело внутри. Я была глупой когда-то. Злилась, ненавидела, ревновала Эльгеро. Теперь я понимаю все. И мне легко.

Я испекла торт. Мы пили - не шеманку, конечно, желтое лайское вино. Прозрачное и крепкое. В Дейтросе не знают обычая рождественских елок, но тоже украшают комнату - серебряными звездами и вырезанными из бумаги ангелами, обернутыми в блестки орехами и яблоками. Я все же, по земному обычаю, поставила в вазу несколько веток лайского дерева шан - не хвойного, здесь нет хвойных и вообще голосеменных, но похожего чем-то на ель, с длинными острыми листьями, густо-желтыми, с пахучими шишечками на концах.

Одна из веток щекотала мне висок. Я отвела ее. Взглянула на отца. Он почти и не ел ничего. Смотрел на меня. Глаза его теперь казались большими - провалились, и вокруг глаз почти постоянно темноватые мешки. И лицо в морщинах. Только что челюсти еще крепкие, а так - будто ему за восемьдесят.

— Ты чего не ешь, пап? - спросила я. Вдруг кольнуло - почему мы видимся так редко? Как хочется быть с ним. Жить с ним. Я нужна ему. Маме с папой Володей - нет, они еще молодые, они хорошо устроены. А ему… Как он приходит с работы, поднимаясь по лестнице полчаса. По несколько минут стоя на каждой ступеньке. Никто не ждет его. Есть ли у него силы приготовить хотя бы ужин? Ведь вряд ли…

Но ведь он и сам не согласится на то, чтобы я жила тут с ним, и ухаживала и готовила ему. Нет. Я должна быть в квенсене. Дочь Вейна должна служить Дейтросу.

— А вкусный торт, - сказал отец, - я помню… Наденька его тоже пекла. Ты от мамы научилась?

Я вздрагиваю. Потому что никогда не слышала, чтобы мою маму называли Наденькой.

— Да, - говорю я, - это наш фирменный…

Отец ковыряет вилочкой торт. Улыбается.

— Расскажи хоть, как у тебя жизнь там, в квенсене? Гоняют?

— Да ничего, нормально, - я вдруг вспомнила про Эльгеро, - пап, а ты не знаешь, где Эльгеро сейчас?

Я прекрасно догадываюсь, что Эльгеро сейчас на Земле, там, где ему и положено быть. Я о другом хочу спросить. Женился ли он уже? Мне ведь приглашения на свадьбу не пришлют. Но папа, конечно, не понимает меня.

— На Земле, работает. Я тоже давно о нем ничего не слышал.

И я все-таки не решаюсь спросить о личной жизни Эльгеро. Ладно. Это не мое дело.

— Папа, - говорю я, - а вот скажи… как получилось, что ты сошелся с мамой? Мне кажется, вы совсем не подходите друг другу. Не представляю просто тебя - с ней. Извини уж.

Вопрос мне кажется слишком нахальным, я опускаю голову, но отец говорит.

— Что ж, может, ты и права, Кей. Не очень-то подходили мы друг другу. Видишь… я тогда был молодым. Мы, дейтрины, не очень долго раздумываем, когда женимся. Еще сто лет назад пары в основном составляли родители и духовник. Но и сейчас, если сравнить с вашим, земным подходом, мы гораздо меньше колеблемся и выбираем. И расстаемся реже. Тем более - гэйны. У аслен и медар еще есть время и силы всем этим заниматься, у нас просто нет. А с мамой… Она меня тогда любила. В общем, тогда я был молодой, красивый. Было за что, наверное. Она тоже была очень хорошенькая. Добрая. Если хорошая девушка любит - отчего бы и не полюбить тоже и не жениться? Ну и не так все плохо, жили же. Если бы не Дарайя, так бы и жили.

Я опускаю голову. Что ж, не зря вопрос задавался, и ответ понятен.

Если красивая, порядочная, кажущаяся доброй и милой девушка-медар, психолог, худо-бедно владеющий методикой коммуникации, тебя любит - отчего бы тоже не полюбить в ответ?

А то, что я, я люблю его так давно и страшно - он этого просто, наверное, и не понимает. Да. Это же не Аллин, который каждое твое движение чувствует. Это простой бесхитростный военный, одна извилина - и та от фуражки. Вот если бы я как-то могла ему намекнуть… сказать… да хоть письмо написать, "Я вас люблю, чего же боле" - он не Онегин какой-нибудь, он, может, и женился бы. Какая ему разница - на ком? Нужна ведь жена какая-то.

— А у тебя как? - спрашивает отец, - замуж не собралась еще?

— Было бы за кого, - бормочу я и разливаю вино по бокалам, - давай, пап, еще выпьем, что ли. Твое здоровье!


Земная Твердь.

Совещание закончилось к вечеру. Те, кто жил далеко, оставались ночевать. Нас с Ашен отпустили одними из первых.

Есть еще не хотелось, обед был поздний. Ашен взглянула на меня.

— Сразу домой?

— Ну конечно, - сказала я, - выспимся завтра, потом в Медиану.

— Если хочешь, я поведу, - предложила она. Я покачала головой. Люблю водить машину. Мягко тронув с места, я вырулила на улицу. Еще минут двадцать - и вот мы на вечерней автостраде. Это очень красиво - автострада в сумраке, навстречу тебе течет река золотых огней, а впереди - противопоток, точно такая же река огней алых. И вверху тихо мерцают тусклые европейские звезды. Ашен, кажется, начала задремывать. Я покосилась на нее и поменяла диск. Резкий и низкий голос Ольги Арефьевой разом стряхивал с меня сон.

А на небе один был приют

Для тех, кто был убит на войне.

А для тех, кого скоро убьют,

Строились города в стороне.

Лай-ла-ла.

А на небе под номером семь

Роллинг стоун встретил Божию Мать.

Он так хотел остаться совсем,

Но ему было надо назад.

Лай-ла-ла. Лай-ла-ла-ла, ла-ла, - подпела я, сонно придерживая руль одним пальцем.


"Мерс" шел сзади, поджимая, как какой-нибудь "Мессершмитт". Не люблю я такого. У меня скорость 160, а ему, видите ли, в темноте и в дождь надо быстрее. Но мы не гордые, мы уступим. Я ушла было на правую полосу, и внезапно резко вдавила тормоз - прямо передо мной из левого ряда встроился "Ниссан Патрол".

Теперь уже зазвенел тревожный звоночек. Затормозить я успела. "Ниссан" почему-то шел очень медленно. Не к добру. Я вырубила музыку. Ашен широко раскрыла глаза.

— Что-то случилось?

— Шендак, похоже, - я попыталась выйти влево, чтобы обогнать еле ползущий "Ниссан", но из "мертвой зоны" чуть показался мерс, и снова ушел в нее же. Я обернулась, ловя его зрением. Кажется, мы влипли. Я стала сбрасывать скорость. 80. Медленнее нельзя, сзади уже накатывает, как доисторический ящер, блестя огромными глазами-фарами, гигантский грузовик. Обе машины - Ниссан и Мерс сбросили скорость одновременно со мной!

— Пасут, - спокойно констатировала Ашен. Что ж, надо думать, что делать. Я нырнула вправо, на широкую обочину перед ограждением, но японец набирает скорость быстрее - еще несколько секунд, и он снова оказался передо мной, а "Мерс" съехал на правый ряд и продолжал меня поджимать.

— Шендак! Мать твою, - запас дейтрийских ругательств все-таки показался мне слишком скудным. Ашен молчала - не знала, что делать, да и не хотела мешать. Я за рулем, к тому же я и командир, и принимаю решения.

Шендак, где же следующий съезд с автобана?

— Где съезд?

Ашен пощелкала пальцем по навигашке.

— Два триста.

— Шендак!

Надо было уходить уже. Бросать машину и уходить. Дарайцы не идиоты - на съезде нас не могут не ждать, раз уж взялись пасти. Там наверняка стоят еще 2-3 машины. Лучше уходить сейчас. Наша скорость все падала. Грузовик позади "Мерса" недовольно гуднул, пронзив ночь воем динозавра, и стал неповоротливо уходить на левую полосу, обгоняя идиота, ползущего уже на 60. Надо уходить. Но я держалась, как добросовестный летчик второй мировой, смешно сказать - хотела сохранить машину. Впрочем, как и тому летчику, отвечать за нее мне тоже придется, доказывать, что иного выхода не было.

— Готовься, - коротко сказала я. Схватила иконку Казанской Богоматери, укрепленную на стекле, сунула в карман. Вот и съезд, я резко свернула, пытаясь все же обойти "Ниссан" справа, но навстречу мне сверкнули чужие фары. Здесь никто не может ехать навстречу, это дорши. Они ждали нас, видимо, у дороги, в прикрытии. Я бросила руль и крикнула, закрывая глаза.

— Эшеро Медиана!

В следующую секунду автомобиль наверняка врезался либо в доршей, либо в металлическую полосу ограждения - если те успели свернуть. Думаю, что успели. Мы с Ашен едва удержались на ногах, оказавшись в Пространстве Ветра.

Мама! В глазах бело от дарайских плащей, и сразу же вокруг нас засвистели шлинги. Сейчас, ага! Я бросилась на землю, уворачиваясь от петель. Создала вокруг непроницаемую сферу, и обрушила на врагов "огненный дождь". Увидела краем глаза, что Ашен все же поймали - мне удалось увернуться только чудом. Но теперь "воинам света" было не до шлингов, они спасались от яростно хлещущих огненных струй. Я бросилась к Ашен, метнула стрелу в дорша, который держал ее на шлинге, порвала петли, спутавшие подругу. Мы встали спина к спине и только теперь смогли оценить обстановку.

Нас, безусловно, ждали. И выкрутиться не получится - пространство белеет чуть ли не до горизонта. Ашен между тем создала красивое и еще не виданное мной оружие - в воздухе зажужжали зеленые гигантские шмели, они кидались на врагов и жалили, легко проникая под защитную сферу. Вот так всегда, лучшие образы создаются в обстановке, когда и оценить их почти некому. Я быстро соображала. Да, какое-то время мы продержимся. Несколько минут. Их слишком много.

— На Твердь! - скомандовала я.

На Тверди было немногим лучше. Мы почти не переместились. Я кубарем скатилась по склону, вверху что-то горело, несло паленым - видимо, наша машина. Ашен вскочила на ноги. Прямо перед нами влажно темнела вечерняя роща.

— Вперед, - мы рванулись в лес. Хоть какое-то прикрытие. Слева застрекотал автомат, и мы автоматически упали. Я выхватила в падении свой Дефф. Утешение небольшое, но лучше иметь в руках что-нибудь стреляющее.

Только теперь я заметила, что лежим мы в раскисшей грязи. Шендак! Ну что делать… Мы стали пробираться через рощу. Лучи прожекторов скользили в переплетениях деревьев - нас искали. Там и сям раздавались очереди. Они готовы стрелять по нам, значит, их цель - не захватить нас в плен. Они собираются нас просто убить. Это им, конечно, проще сделать. Едва луч подползал к нам, мы падали, вжимаясь в землю, в грязь, в колючие ветви. Четверть часа… продержаться четверть часа, и снова в Медиану, а там постараться уйти до следующих врат. Да, там страшно, но там мы сильнее противника.

Казалось, прошли часы. Я два или три раза пыталась шевельнуть облачным телом - ничего не выходило. Так сразу в Медиану не выйдешь. Мы уже почти добрались до края рощи - дальше была дорога, поле кукурузы, и вдали мелькали огоньки машин на шоссе. Можно, конечно, уйти в кукурузу…

— Эшеро Медиана!

Обстановка в Медиане ничуть не стала лучше. Но теперь мы не позволили шлингам коснуться нас. Ашен сразу выпустила своих шмелей, и я, не в силах уже придумать ничего лучше, поддержала ее. Шмели были ядовитыми. Они жалили, мгновенно убивая… нет, лучше не так - они пронизывали тело, превращаясь в ярко-зеленую ядовитую нить. Я бросила короткий взгляд на склон, кажется, свободный от доршей.

— Уходим влево! Медленно!

А быстро и не получится. Внезапно сверху на меня обрушился черный вихрь. Воронка. Защита выдержала, но сообразила я это, уже лежа на земле, и новые маленькие вихри летели на меня сверху. Торнадо. Сейчас… сейчас… я стала сбивать эти вихри ураганным ветром. Противопотоком. И не поднимаясь на ноги, покатилась по склону вниз.

Там ждали дорши. Я вскочила и метнула в них снопы огня. Интересно, как изменилось наше местоположение на Тверди? Рискнуть? Ашен встала рядом со мной, она уже забыла о шмелях и разворачивала в воздухе над доршами конструкцию вроде светового шатра. Я сосредоточилась на защите, смотреть на работу Ашен было интересно. Шатер вдруг сложился, и мне показалось, что само пространство схлопнулось, поглотив десятка два врагов.

— Вперед!

Мы пробежали еще несколько метров, временами останавливаясь и спасаясь от мак противника. Пожалуй, должно быть достаточно. И "горячий след" здесь еще действует.

— На Твердь!

Квенсен. Третий год.

Стояла поздняя осень, в Лайсе она некрасива - желто-красная листва просто буреет, сохнет и быстро облетает. Мы сидели в классе - тактику отменили, а уходить куда-то смысла не было - трепались о жизни. Коррада притащила "Дейтрийскую правду", просматривали колонку новых назначений. Нас уже лихорадило - распределение в конце года. Куда отправят - Бог весть. "Дан приказ ему на Запад, ей в другую сторону", - вертелось в моей голове. Впрочем, со мной-то все ясно. Меня готовят на Землю, куда же еще. Под начало к Эльгеро - хорошо бы. Он в отделе агентурного обеспечения. Буду агентом, выполнять разные задания, прикрывать наших.

Привыкну к тому, что в штабе будет иногда Шилла появляться. Уже о ней думается без боли. В конце прошлого года ее от нас перевели куда-то. Не знаю, встречается с ней Эльгеро или нет, может, они и поженились уже. Хотя позавчера он опять приехал к нам в школу - но без нее. Но мало ли, что ему здесь нужно? Лучше уж об этом не думать.

Аллин сидит и мрачно смотрит в сторону. И тоже понятно, почему, распределение - больная тема. Эх, как его утешить? Непонятно.

"Я знаю, Ты меня не рвешь, Ты мне вправляешь позвоночник".

— Я бы хотел в экспедицию, - говорит Эсвин, - именно в поисковую. Охранять. Туда гэйны всегда нужны, по Медиане же ходить…

— Да, нам очень нужен свой мир. Вот смотрите, - Коррада тычет в разворот газеты, - опять лайское правительство отказало в отделении новой зоны для Дейтроса. Мы у них как бельмо на глазу.

— Их можно понять, - сказал Касс, - мы опасны. Из-за нас в Лайс и ломятся дорши.

— Да ладно уж, они все равно ломятся только в наши зоны, Лайс-то им зачем.

— А мы знаете, как с лайскими дрались, в тоорсене, - вздохнула Шета, с короткими, не по-дейтрийски пепельными волосами, - у них там целая банда была, в соседней деревне. Придут с цепями, с кастетами. А мы приноровились палки использовать, у нас тогда трайн-о-шин преподавали, с деревянным мечом или с простой палкой. Мы себе все вытесали такие и ходили. Старались, конечно, аккуратно, но иной раз кому-то из лайских и кости поломаешь… Ох и драли же нас потом!

— Да это у всех было, - сказал Эсвин, - они вообще нас как-то не любят. А я бы хотел в поисковую. Представляете, идешь, идешь, открываешь миры разные…

— Я с тобой, - сказала Вита, - тоже хочу. И потом поселиться в новом Дейтросе. Целый мир - и наш, представляете? Как это было, наверное, здорово…

В ее голосе - след тоски. Вечная, знакомая дейтрийская тоска - изгнанников. Нет своего мира. Нет его.

Но может, еще найдется? "В доме Отца Моего обителей много"…

— Гэйны!

Тринн влетел в кабинет - бледный, я его таким и не видела.

— Гэйны, тревога! Берем оружие для Тверди и защиту в максимальной выкладке! Пошли!


В брюхе вертолета я оказалась совсем рядом с Тринном. Поэтому мне хорошо слышно все, что он говорит.

Такого еще не было на нашем веку - в Лайс прорвались гнуски!

Они вошли в Шавар, одну из дейтрийских жилых зон, в поселок. Дарайцы-таки решились использовать этих чудовищ. Сейчас они уже почти уничтожили поселок, уничтожили воинскую часть, которая там размещалась, и четыре шехи, брошенные на помощь, и вот-вот выйдут за границы зоны - в Лайс. Убивать, потому что ничего другого гнуски делать не умеют.

Если мы не остановим их, отношения Дейтроса с Лайсом, и без того натянутые, станут катастрофически плохими. Но это еще ладно. Там ведь около трех тысяч гнусков. Пока неясно, какого масштаба разрушения они способны произвести…

На мне пуленепробиваемый шлем, плотно охвативший голову и челюсти, бронежилет. Теперь у меня уже не Клосс, а нормальный Шит (хорошее название для автомата! Хотя по-дейтрийски это просто бессмысленная аббревиатура), тяжелый, с подствольником, а еще и Дефф под мышкой в кобуре. И патронов достаточно, и гранат 12 штук. Даже двигаться со всем этим тяжеловато, но ничего, все это пригодится. Сейчас вряд ли удастся легко и просто вывести гнусков в Медиану - там они почти беззащитны, конечно, но ведь они уже рассредоточились. Отлавливать и выводить по одному, небольшими группами. Как получится.

В Шавар сейчас со всех сторон забрасывают гэйнов, курсантов, рядовых, офицеров - кого попало. Лишь бы остановить. А зубы так и стучат. Проклятые гнуски… Аллин сложил руки и молится. А ведь это правильно. Один его вид действует успокаивающе, и я тоже начинаю молиться, поворачивая колечко на пальце. На все воля Божья. Ну смерть - значит, смерть, что ж теперь?

Я спрыгиваю на землю прямо из вертолета, лесенок не предусмотрено, некогда. Быстро пристраиваюсь к своему сену. И вдруг вижу вдалеке - Эльгеро. Он в соседней машине был. Он с нами. Ну да, естественно, если бросают всех - то всех. И даже крутого стаффина с Тримы. Эльгеро командует, строит кого-то там, кажется, младший сен. А мне тепло от мысли, что он тоже здесь. Даже кажется, что ничего плохого не случится.

Вот за ребятишек, если честно, очень уж страшно. Я с Земли. Я никак, никогда не смогу привыкнуть к тому, что в 14 лет уже можно воевать. Они же под тяжестью автоматов шатаются. И хоть бы против гнусков-то их не кидали! В Медиане, конечно, талантливая 14летняя девчушка даст сто очков вперед любому дарайскому боевику.

Но их кидают и против гнусков, на Тверди. Они - взрослые. Квиссаны.

— А это что? Кто?

Чья-то морда со зверским выражением. Три золотые нашивки, какой-то зеннор. Прямо передо мной.

— Что это за часть? Откуда?

— Квенсен, Чарона, - отвечаю я.

— Квенсе-ен? - зеннор выкатывает глаза, я поспешно добавляю.

— Сен иль Дор, переквалификационный.

— А, ясно, - на морде облегчение и понимание. Ну да, квенсен - это хрупкие, маленькие бойцы, дети. Явно не мы, - командир ваш где, шендак? Что стоите?

— А вон, вон, хесс Тринн, - я показываю на Тринна, который как раз цепляет переговорник под шлем.

Еще немного - и вперед. Ждем до команды.


Мы очень долго не видели гнусков.

Мы просто шли через поселок - нам поставили задачу, вместе с младшими сенами, зачистить его. Шли, изо всех сил стараясь не смотреть по сторонам. Смотреть было нужно - если гнуски здесь остались, то они прятались. И смотреть было невозможно. Такого никто из нас еще не видел.

Люди убивают не так.

Даже дорши. Хотя это они только у себя в Дарайе гуманисты. Как-то мы видели деревню в Килне, после того, как они там прошлись. Воины света. Армия добра. Несколько раз наши попадали в плен там, в Килне, и мы потом находили их тела. Да, это было страшно.

И все же это выглядело не так. Там все же хоть какая-то логика чувствовалась в зверствах. Там это можно было не простить, конечно, но понять.

Шендак! Вот теперь затошнило и меня. Я, к сожалению, успела разглядеть, почти запнувшись за ЭТО. Это не просто оторванная детская ручка. Не взрывом. Эту ручку со вкусом выкрутили из сустава, аккуратно так. Эсвин хватает меня за плечо.

— Кей! - предупреждающе, - Не смотри!

Я и не смотрю! Шендак, я не смотрю! Хотя эти части от старательно разобранных живых человеческих тел просто так себе разбросаны по улице. Лучше смотреть на здания. Дверь не просто выбита или сорвана с петель, в ней художественно вырезана сюрреалистическая рваная дыра. Половина дома разрушена, руины дымятся. Кажется, на полу чья-то голова. Не смотреть. Что-то свисает сверху, болтается на ниточке, я едва успеваю увернуться, и меня снова тошнит, потому что это - глаз.

Видно, на глазном нерве. Как это у них получилось? Я останавливаюсь, и меня все же выворачивает прямо на пол. Не я одна такая. Нервы у нас крепкие, опыт большой, но это…

Детки-вандалы, забрались в игрушечный магазин и поломали, разобрали, порвали все, что могли.

Аккуратно разложенные на столе собачьи лапки - все четыре. И хвост. Все аккуратно выкручено из суставов, на концах - кровавое, закрученное в спирали мясо. Голова собаки - без глаз - брошена под стол.

А между тем мы идем правильно, грамотно, по стеночке, внимательно прислушиваясь. Откуда-то с улицы доносится пальба. А так - ничего. Только к стеночке не прикасаться. На ней намазано что-то. И можно догадаться, что, только лучше не догадываться.

Шендак. Мать твою.

Здесь никого нет. Никого.

— Дальше, - говорит Эсвин, - следующий дом.

Он ведь всегда спокоен, здоровяк, огромная, совершенно непробиваемая туша. Только сейчас я чувствую, как даже его трясет.

Мы осторожно выходим из дома. Я вдруг понимаю, какая мертвая здесь тишина. И что это такое - мертвая тишина. Мертвая.

Откуда-то доносится пальба и редкие взрывы, но они лишь усиливают тишину.

У соседнего дома нас накрыло - вначале был залп, мы успели разлететься, Эсвин в кусты, я за угол. Потом я увидела, как надвигается ОНО. Я уже видела гнусков своими глазами, но зрелище убило меня все равно. Оно - покрытая шерстью гора мяса. Клыки. Когти. Оно слишком похоже на человека. Руки затряслись, но я успела поднять "Шит", и его уже разорвало, из здоровенной дыры в туловище забил почти черный поток крови, и гнуск зашатался, а я снова метнулась за угол, потому что по мне хлестнуло огнем, и даже слегка задело, стреляли из огнемета, и куст, как в Библии, запылал, но Эсвин уже выкатился оттуда, и палил по гнускам, лежа на животе, из небольшой канавки. Тварь с огнеметом стояла уже прямо передо мной, надо мной, как гора, и щерила гигантские клыки, а ведь этими клыками они и рвут, только сначала ему надо меня обездвижить, а черта с два, я бросила на землю тример, "эшеро Медиана", обойдешься без предупреждения. Мы с гнуском оказались в сером темном пространстве, и я облегченно вздохнула, на автомате накидывая на себя радужную сферу и выпуская "синие стрелы". Гнуски в Медиане беззащитны, хуже доршей - они даже маки производить не могут. Ярость моя была такой, что обычные "синие стрелы" разорвали тело гнуска буквально на куски. Я передохнула несколько секунд и держа "Шит" наготове, вернулась на Твердь. Там уже ситуация исправилась - на помощь подоспели Майри и Лоренс, и расстреляли остальных гнусков. Эсвина все же зацепило огнем, челюсть, висок, плечо обгорели, куртка на плече спеклась в черную массу. "Фигня, - сказал он, - пошли дальше".


…мы лежим за разваленной низкой стеной и периодически стреляем, ждем, когда наши зайдут с другой стороны. Рядом со мной теперь Аллин. Его лицо - светлое, полудетское - перемазано грязью и, кажется, кровью. Глаза на этом фоне - сияющие и огромные. Полные боли. Эсвин справа шипит и ругается.


Мы бежим через площадь, и сзади стреляют, но укрыться негде, бежать, только бежать. "Я задержу", - Аллин оборачивается, падает, стреляет с колена. Мы бежим. Слишком страшно. Ничего не соображаю… Поскальзываюсь - это что-то склизкое, чьи-то внутренности, выдранные гнуском. Укрытие. Падаем. Я оборачиваюсь наконец, Аллин лежит посреди площади, ничком, скорчившись. Двое гнусков неторопливо приближаются к нему, тянутся когти… а ведь он, может быть, еще жив! Я выскальзываю из укрытия.

— Сидеть тихо! Я сделаю!

Остальные не двигаются. Можно пальнуть гранатой, но ведь Аллин, может быть, еще и жив. Господи, да лучше бы я сдохла! Почему ж я не осталась задержать гнусков, почему - он? Господи, как не хочется идти-то, как не хочется - один из гнусков бросил Аллина и двинулся на меня. Ближе. Так их не взять. Надо ближе. Перехватывает горло. Я вдруг вижу, как чудовище медленно поднимает тело Аллина, держа его за ногу, заносит лапу с когтями… Одним прыжком я оказываюсь рядом, швыряю тример. "Эшеро Медиана", но когда серый спасительный туман обволакивает нас, я с ужасом вижу, как обезьяна бросает Аллина на землю, а в руке у нее - кровавый кусок… от Аллина кусок?! Аллин ворочается на земле и, кажется, кричит. Обезьяна снова подхватывает его, как тряпичную куклу, на этот раз - за шею, и тут я выхожу из оцепенения наконец и выпускаю "серую ленту", лента обволакивает гнуска, стискивает его, Аллин летит на землю. Шея? Я кидаюсь к нему. Лучше пока не выходить из Медианы. Может быть, его можно спасти.

Аллин жив. Он шипит сквозь зубы - "шендак". Слава Богу!

— Ты что? Что он сделал?

— Нога, шендак!

Я бросаю взгляд на его ногу. Оторвана ступня. Просто вывернута из сустава. Аллина колотит, конечно. И рана на голове, от которой, он видно, и упал, волосы слиплись от крови, но вроде не хлещет.

Рву с себя сумку. Так, шприц-тюбик с кеоком, индивидуальный пакет.

— Лежи! - ору я,- не дергайся!

А он, конечно, дергается. Сейчас, подожди, сейчас. Представляю, какая боль. Но в первую очередь кровотечение. Перетянуть культю. Самое трудное - это удержать ногу, потому что Аллин изо всех сил пытается ее выдернуть, он, видно, мало что соображает, да и просто больно. Я прижимаю ногу всем телом и накладываю жгут. Потом кое-как, как уж получается, бинтую. Туго. Теперь кеок, наркотический анальгетик. Слегка оттягиваю Аллину штаны и всаживаю чуть ниже поясницы шприц-тюбик.

— Сейчас. Сейчас легче будет.

Второй пакет. Я бинтую голову. Аллин уже слегка затих и только стонет.

Хорошо, что мы хоть в Медиане в безопасности. Ладонью я стираю с лица раненого мокрую смесь из грязи, крови, слез.

— Все хорошо, солнышко. Все хорошо. Будешь жить.

Аллин вцепился мне в запястье, шендак, какие у него пальцы сильные. Сейчас руку оторвет, как гнуск. Но я не отбираю руку, я глажу его по волосам.

— Сейчас легче будет.

Шендак, мне же возвращаться надо. Там же наши.

— Аленький, солнышко, ты здесь оставайся. Вода у тебя есть. Мы тебя заберем потом.

— Я сейчас… я встану… подумаешь, это же нога только.

— Сдурел? На Твердь не ходи! Понял?

Вот что, надо еще один тюбик. И обезболит получше, и заодно этот герой не будет рваться никуда.

— Не надо, зачем?

— Надо, Федя, надо, - говорю я и всаживаю ему еще один кубик кеока.


Я вываливаюсь на Твердь - и как раз вовремя, трое гнусков зажали наших в этой долбанной развалине, и я сзади стреляю из подствольника, и раз, два, три - гнуски взрываются один за другим, но уцелевший, ощерясь, идет на меня, а в Медиану мне уже не выйти, надо ждать четверть часа, но сзади подлетает Майри, "Эшеро Медиана!" - и вместе с гнуском исчезает…


Мы осматриваем следующее здание. Здесь не видно убитых. Но та же зловещая тишина.

Легкий хруст, шепот Эсвина "стой!". Бурая шерсть впереди. Я выхватываю ручную гранату, и швыряю ее вперед, в соседнее помещение, и успеваю еще различить гигантскую когтистую лапу. Эсвин осторожно заглядывает внутрь. Останавливается на пороге.

— Двоих… - бормочет он. Я подхожу. Да, двое гнусков убиты. Один буквально в клочья разорван, второй просто лежит ничком, а под ним расплывается лужа крови - очень темной, но все-таки красной. А у стены - женщина, дейтра, не наша, просто гражданская женщина, в желтом платье, высоко задранном, и на ногах длинные царапины, борозды, шея неестественно выгнута, голова закинута назад. Ее тоже прошило осколками. Но может быть, она была еще жива. Шендак, может быть, осколки и убили ее.

— Пошли.

Мы проверяем еще подвал. Все чисто. Выскакиваем из дома. Дневной свет почему-то бьет по глазам. Перед нами - последнее здание на улице, потом пустырь. Из здания - толпа, в основном подростки-квиссаны, и кто-то там еще. Я вижу Лекки, она подбегает ко мне.

— Кей! Аллина не видела?

— Видела. Он в Медиане сейчас валяется, ранен.

— Ох ты ж… сильно? - бормочет она.

— Да, но выживет. Ничего. Что у вас?

— Нормально. Дорша взяли вон.

Теперь я вижу, что двое мальчишек-квиссанов, лет шестнадцати, держат на шлингах действительно дорша. Человека. Воин Света в изодранной серой форме, спеленут петлями, хромает и выглядит довольно жалко. Облачное тело болтается сзади, девочка-квисса держит его на шлинге. И несколько взрослых там - Корраду я вижу и еще пару незнакомых дейтринов, гэйнов-рядовых.

Ну в общем, да, гнусков не выпустили бы совсем без контроля. Кто-то ими управлял. Вот этот, значит, и наблюдал за процессом. Ярость и омерзение охватывают меня. Редко, очень редко мне случалось испытывать такую ненависть. "Воина света" между тем прижали к стене, один из гэйнов приставил дуло к его шее. Что-то там спрашивает, я не слышу ничего. И дорш что-то отвечает. Выглядит он жалко. Мерзость какая. Раздавить таракана. Что там от него можно получить, какую информацию, и так уже все ясно. Стрелять надо! Хотя правильнее, конечно, сдать его в Верс. Гэйн бьет пленного с размаха - кулаком в челюсть. Вот так, а теперь стреляй. Убить сволочь. За всех, растерзанных гнусками. Этого мало, но хоть что-то. Вот и гэйн решил, что этого мало. Девочка-квисса старательно сожгла облачное тело - теперь парень все равно не жилец. Между тем его начали бить. Я посмотрела на Лекки - та отвернулась в сторону, сморщилась, как от боли. Да, мне в общем, тоже противно. И Эсвин стоит в сторонке. Противно, но осуждать наших я не могу. После всего, что мы видели здесь, в поселке. Дорш упал на землю, воплей уже не слышно. Его бьют ногами. Коррада где-то там. И подростки. Ногами, прикладами. В наушнике я слышу глухой, словно сквозь мокрую вату, голос хесса Тринна.

— Внимание, иль Дор! Иль Дор, сбор на главной площади через семь минут. Повторяю, иль Дор!

— Идем, - Эсвин дергает меня за рукав, - отходим!

— Коррада, - я киваю на толпу. Эсвин стоит около секунды, потом начинает пробиваться сквозь ожесточенную массу подростков, рвущихся в середину - хоть один удар, хоть раз пнуть это чудовище, двинуть прикладом, хлестнуть, раздавить ненавистного гада. Потом кто-то кричит команды, толпа раздвигается, рассредоточивается, чудом превращаясь в управляемую небольшую мобильную группу, а на земле остается лежать дараец - то, что от него осталось, кровавая, изодранная масса. Мне это - слишком. Я с Земли. Я так не могу. Но они - гэйны. Они - могут и так. Пусть не все, тоже не все - но могут. И будь я проклята, если я их за это осуждаю.

— Иль Дор, пошли! За мной! - кричит Коррада. Мы движемся к площади, на которую, грохоча винтами, уже садится транспортный вертолет.


Гнуски прорвались в Лайс. Тошнотный комок давно уже стоит в горле, и это уже привычно, как пот, заливающий глаза, как свинцовая усталость, которую преодолеваешь, перекусываешь зубами и - вперед, швыряешь тело снова и снова вперед… Только трупы, разодранные куски тел здесь - лайские, не наши. И от этого почему-то еще противнее. Как будто убивать дейтр, гражданских, ни в чем не виноватых дейтр - это нормально, а вот лайцев - нет. Но мне не до психологических тонкостей. Как было бы хорошо просто накрыть этот городок тримерами, перенести в Медиану - да он слишком велик, и гнуски разбегутся. Или просто авиацией раздолбать - но здесь наверняка остались живые люди, лайцы.

Состояние свинцовой тупости. Я просто лежу, и мне хорошо от этого. Мы все лежим, врывшись носом в землю, под стеной полуразваленного дома. Напротив, через улицу - здание, где засели гнуски. Но мне уже все равно, главное - не надо вставать. Можно просто полежать. Не двигаться.

Нас десять человек, половина сена. Эсвин лежит рядом, сопит в землю. Он уже не говорит ничего. Даже он. Ни у кого больше нет сил.

И команда хесса.

— Иль Дор, вперед! Эшеро!

Самое трудное - встать. На ноги. Вставай, сволочь, говорю я себе. И поднимаясь, перехожу в Медиану. Бежать через улицу - самоубийство, сразу накроют огнем. Зато после перехода мы четверть часа должны оставаться на Тверди, и не удастся легко справиться с врагом, гнуски же - не дарайцы, на Тверди они куда сильнее нас.

Изменив свое местоположение в Медиане, мы возвращаемся на Твердь. Я почти тыкаюсь в широкую спину Эсвина. И пасть нависает над нами - гигантская, смрадная пасть. Эсвин стреляет и потом валится куда-то вбок. Я судорожно жму на спуск. Обезьяна падает. Слава Богу! Треск очередей, но здесь, во дворе больше не видно никого. Не выпуская из виду местность, я бросаюсь к Эсвину. С трудом переворачиваю его - ну и туша. Глаза Эсвина - светлые, удивленно открыты и смотрят в небо. Изо рта течет струйка крови. Грудь его разворочена полностью. Все. Стиснув зубы, я кидаюсь вперед, к двери, к зданию, где засели проклятые гнуски, где ребята уже ведут бой.

Это был мирный городок, старинный, очень красивый. Желтые дома, по-лайски расписанные рамки вокруг окон. Палисадники. На центральных улицах - мостовая из круглых обточенных камней. Пусть и на границе с дейтрийской зоной, с зоной, где живут страшные гэйны, куда то и дело прорываются из Медианы дорши - но городок этот давно не знал войны. Очень давно.

— Вы, двое! Да, вы. Какая часть?

— Квенсен Чарона, иль Дор.

— Квенсен Чарона, иль Герро, - отвечает девочка лет пятнадцати, она так же смертельно устала, как и я, и пошатывается под тяжестью автомата.

— К центру, - говорит зеннор иль Риго, его лицо кажется запорошенным серой пылью, а может, так оно и есть, - идите к центру, там уже чисто, посмотрите, не осталось ли раненых на площади. Доложить мне. Идите!

И вот мы идем, очередной раз забыв, что идти-то уже не можем. Мы загребаем ногами, но идем осторожно, по стенке, сканируя взглядом местность, в готовности в любой момент среагировать - стрелять или уйти в Медиану. Но в городе тихо. Город уже почти пуст. Выжившие лайцы эвакуированы. Гнуски уничтожены. Девочка идет за мной не торопясь. Я для нее - старшая.

— Как тебя зовут? - тихонько спрашиваю я.

— Ивик.

Ивик - Ивенна, Иоанна. Жанна или Яна. Или Джоан. Очень даже триманское имя. В большей степени, чем мое.

— Я вас видела в квенсене, - тихо говорит девочка.

Я тоже ее видела, но вряд ли запомнила. Там таких девочек много, разве всех углядишь? Странно, что мое лицо ей хорошо знакомо, но наш сен - особенный.

— Тяжело, да? - говорю я, - скорее бы уж кончилось.

— Да, - соглашается Ивик, - тяжело.

Я не умею быть командиром. Старшей. Мне жалко Ивик, потому что по-моему, в 15 лет (или ей 16?) человек не должен воевать. Не должен быть гэйном. Они очень взрослые, эти детки. Они, как правило, не занимаются сексом - кто бы им позволил, зато у большинства уже есть жених или невеста, вот и у Ивик кольцо на тонком и грязном пальце. После операций или полевых учений они так же, как мы, пьют шеманку, закрывшись в комнате общежития. И они давно уже разучились играть.

— Ничего, сейчас вернемся, и наверное, все уже.

Это я не ее утешаю - это я себя. Сколько гадости я видела сегодня - а ничего в памяти нет, ничего даже не болит, опустошенность и усталость. Заболит потом. Когда я отдохну…

— Ложись!

Мы швыряемся под стену, хватая автоматы. В Медиану лучше лишний раз не соваться, пока есть возможность. Черно-бурый силуэт впереди, и огонь, я стреляю экономно, короткими очередями, хотя их так просто не возьмешь, гадов. Они там засели, с той стороны улицы. Все же плохо зачистили город. Внезапно прямо передо мной обрушивается что-то - мерзко воняющее, огромное, теплое, обрушивается, и я вижу, что Ивик бьется в лапах гнуска. Он сверху… из окна… Дрожащими руками я выхватываю тример, но в этот миг что-то очень тугое и плотное забивает мне грудь, очень больно, все легкие забиты так, что не вдохнуть, в глазах темнеет, и я закрываю глаза, потому что в общем, уже все равно, и все исчезает вокруг.


Вокруг все еще темно. И грудь так же плотно забита. Но дышать можно, только очень коротко. Я так и дышу - коротко и часто. Боль сильная. Теперь кажется, что в груди торчит кол, и этот кол меня и пригвоздил к земле. Это рана. Это просто рана, меня подстрелили. Может быть, я умру. А темно - потому что уже вечер. И вокруг никого нет. Если скосить глаза, то справа видны чьи-то волосы, голова. Кто-то лежит рядом. Я осторожно поворачиваюсь. Да, это и есть голова. Девочка. Ивик. Но только голова, больше ничего нет, голова оторвана, и глаза выдраны из орбит. Я отвожу взгляд. Почему они не убили меня? Им кто-то помешал? Вполне возможно.


Я все еще живу. И все еще ночь. Уже почти не больно, или я просто привыкла. Но пошевелиться невозможно. Наверное, надо помолиться. Мне холодно, просто очень холодно, я задубела. А вверху - черное небо и звезды, лайские звезды, яркие. Какие там молитвы-то бывают? Господи, помилуй меня грешную. Господи Иисусе, Сыне Божий. Или вот еще - Отче наш, сущий на небесах. Да святится имя Твое, да приидет Царствие Твое. Какая же я все-таки идиотка, ведь сейчас я сдохну, и даже перед смертью я не могу хотя бы осмысленно произнести молитву, ведь даже не соображаю, что несу. И мне уже все равно. И не страшно. По крайней мере, будет не больно и не холодно. Кому я это говорю? Тебе. Ты сидишь рядом со мной, держишь меня за руку. Ничего, что я молиться совсем уже не могу? Можно, я просто поговорю с Тобой, то есть говорить я не могу, а мысленно - Ты же меня все равно слышишь? Да, я знаю, что слышишь. Да, я потерплю еще. Мне очень больно, мне плохо, но я могу еще немного потерпеть. Ты только не уходи от меня. Только не уходи. Ты вот опять ускользаешь, но ведь Ты меня заберешь к себе?

Шорох. И снова я в реальности, в грубой, холодной, болезненной реальности, и кто-то склоняется надо мной. Бог ты мой, это же Эльгеро!

— Кей?

— Я-а, - оказывается, я даже говорить могу, то есть сипеть. Говорить не получается. Но как хорошо, что он здесь!

— Кей, что с тобой? - он расстегивает на мне пуговицы, что-то там отдирает, мне больно.

— Да, не очень хорошо. Сейчас, подожди.

Он начинает меня мучить. И зачем это все нужно? Неужели нельзя оставить меня в покое? Он крутит мое неповоротливое тяжелое тело, что-то там затягивает, разворачивает бинт, рвет ткань, колет в бицепс шприц-тюбиком.

— Сейчас легче будет, Кей. Сейчас, потерпи.

А-а-а… я тут так хорошо, спокойно лежала. Оставь же ты меня в покое! Зачем все это делать? Мне так больно, что я уже не переставая, ору - то есть на самом деле, конечно, получаются только тихие стоны и охи, но мне кажется, что ору.

Наконец он укладывает меня на какую-то доску. Сдергивает с себя куртку и накрывает меня, укутывает сверху. Я молча жду, пока внутри все успокоится.

— Сейчас, Кей, надо подождать. Тебя так нельзя трогать. Скоро вертолет придет.

— Не уходи, - прошу я.

— Я посижу с тобой. Я за тобой пришел, Кей. Я тебя искал.

— Там… девочка.

— Она убита, Кей.

Я и сама знаю, что она убита. Там одна голова.

— Здесь больше нет никого. Я тебя искал. Ты будешь жить, Кей.

— Пить, - говорю я. Эльгеро колеблется. Потом подносит к моим губам колпачок.

— Не пей, только смочи рот. И плюй. Не пей, плохо будет.

Я послушно полоскаю рот и плюю. Плюнуть удается недалеко. Эльгеро стирает мне слюну с подбородка.


Он все еще сидит со мной. И все еще ночь. Я ничего не вижу почему-то, туман. Из тумана - лицо Эльгеро, узкое, смуглое, с блестящими черными глазами.

— Кей, - он гладит меня по голове, - тебе больно?

— Ничего, - говорю я.

— Потерпи еще немного. Сейчас.

— Эль, - говорю я. Никакой он теперь не стаффин, не хесс иль Рой. Теперь можно и так, - я умру?

— Нет, Кей. Не сдавайся. Живи. Не сдавайся, пожалуйста. Кей, я не смогу без тебя. Я тебя люблю, Кей. Всегда любил.

Я даже слегка прихожу в себя.

— Эль, ты же эту… у тебя же… эта, Шилла.

— Уже давно нет. Это была ошибка. Это было недолго. Она уже давно замуж вышла. Я тебя, Кей… только тебя. Не сдавайся, пожалуйста. Не закрывай глаза. Можешь еще потерпеть?

Конечно, могу. Какой вопрос?


Эльгеро раза два зашел ко мне, пока я лежала в госпитале. Две операции. Три месяца. Как я потом умудрилась нагнать программу и закончить учебу вместе со своим сеном - поражаюсь. Впрочем, для меня составили индивидуальный план.

Эльгеро зашел всего раза два, и держался весело, приветливо, болтал о том, о сем, но я не решалась назвать его иначе, чем "хесс". Приезжал отец и прожил рядом со мной почти неделю. И потом еще приезжал по воскресеньям. Постоянно заходили, конечно, ребята из сена.

Про Эльгеро мне не все было понятно, но ведь он же вообще-то работает на Триме, так что у нас бывает редко. Когда бы ему ко мне заходить? Я иногда вспоминала ту сцену - как он сидел со мной в развалинах, пока не пришел вертолет и меня не потащили на носилки, и я окончательно уже вырубилась. Но чем дальше, тем больше эта сцена казалась мне нереальной. У меня вот такое же было в Дарайе в плену, мне все мерещился Эльгеро, будто он со мной разговаривает. Наверное, и сейчас примерещилось. "Тебя люблю", "только тебя" - бред же?

Но мне рассказывали, что он действительно меня спас. Что когда уже операция была закончена почти, и он освободился - специально взял мотоцикл и поехал меня искать. В освобожденный лайский городок. Хотя бы мое тело, или хотя бы голову - чтобы убедиться в смерти.

Ну что ж, ведь у него особые отношения с моим отцом, и естественно, что ради Вэйна иль Кэррио можно поискать тело его дочери, может быть, он чувствовал некую ответственность.

Когда я уже начала вставать, ходить, как-то в больницу прискакал на протезе Аллин. Маленький и весь сияющий. Он показывал мне, как ловко, почти не хромая, научился уже ходить на своей палке с резиновым "копытом". Ему не надо было доучиваться в квенсене - калек не берут на войну.

— Ты знаешь, - сказал он, тихо сияя, - а мне ведь дадут перевод! Отец Майс сказал, что уже почти стопроцентно. Уже все решено. Я буду хойта!

Он говорил без умолку. Про свой монастырь, о котором давно мечтал. В зоне Шиван. Он в этот монастырь ездил чаще, чем к матери - по нескольку раз в год. Все каникулы почти там жил. Там его все знали и любили, и туда его точно возьмут. Он будет учиться в семинарии. Он уже документы собирает! Семинария там же, в Шиване. Уже разговаривал с начальством. Шутил, что будет поп с копытом, поднимешь рясу - а из-под нее копыто торчит, вот страху-то! Он был так безумно счастлив этим своим увечьем, его просто несло. Он ни о чем другом даже говорить не мог, только о предстоящем бытии в качестве хойта. Разве что когда мы вспомним о погибших - помолчит немного расстроенно, и потом опять - про монастырь.

А мне было и хорошо. Я тоже не хотела ни о чем говорить. И хорошо, что не надо искать темы, что не надо вспоминать ни о чем. Или говорить о своем - что у меня-то хорошего? О своем как начнешь говорить, так все и болит. Потому что так и вспоминается - Эсвин, неуклюжий и огромный, и удивленно открытые глаза смотрят в небо. Еще там Вильде погибла из нашего сена. Оторванная голова Ивик рядом со мной, пустые глазницы. Да и все остальное - сам бой, следы деятельности гнусков, забитый насмерть пленный дараец, холодный кол в груди - все это болело внутри и не проходило, и впереди-то, главное, у меня ничего хорошего не было. И Эльгеро не было. Впереди - все та же война. Вечная. Да, я сама это однажды выбрала и не откажусь. Ничего другого мне тоже не надо. В том-то и беда, что - не надо. Чего бы и мне не попроситься в хойта, в монахини? Так ведь и не хочется. Это мое, война эта. Это мой путь. Только уж очень мерзкий и холодный, и плохо мне, плохо… И пусть Аллин говорит, болтает, улыбается. Пусть хоть кому-то на свете будет хорошо.

Потом еще пришел муж Вильде, Касс. Бывший математик. Поэт. Просто оказался в городке, и решил заодно навестить меня. Меня все почти так навещали. Мы сидели втроем - я, Аллин и Касс, в палате. Моя соседка, пациентка со сложным переломом руки, куда-то ушла. Аллин как-то притих, видно, наша двойная тяжелая тоска уже оказалась ему не по силам, уже не переломить ее радостью.

— Ты бы сыграл что-нибудь, - попросила я Касса. Тот кивнул и взял клори. Пробежался по струнам длинными, тонкими пальцами.

— Сочинил я. Недавно.

Эта песня была сделана из боли. Как и большинство песен. И стихов. И романов. И рисунков. Всего, что мы делаем. Ведь в конце-то концов, это наша задача - создавать образы, а материалом для них почти всегда и служит боль. Это звучит очень красиво, беда только в том, что эту боль приходится самому же и испытывать, переносить, терпеть, стискивая зубы, и это уже совсем непоэтично и довольно мерзко.

А мелодия получилась простая. Если бы я могла уже громко говорить и пользоваться голосовыми связками, я даже могла бы подпеть.

Между небом и землей - тоска.

Снова белая, как снег, мгла.

Ты не помнишь, как печаль легка.

Ты не помнишь, как любовь зла.

Между небом и землей - война.

И разрывы, в душу твою мать.

Ты не помнишь крови и огня.

Ты не помнишь, как меня звать.

Ты лежишь за облаками льда.

Ты летишь за океаном тьмы.

Зелена в твоей руке вода.

Отраженьями в воде стоим - мы.

Твердь земная.

Кажется, нам повезло. Вокруг никого не видно и не слышно. Городок впереди тихо сиял огнями. Мы выбрались с поля на дорогу. Пошли по обочине к городу.

Ну да, естественно - здесь они не могут окружить нас так, как в Медиане. Не могут же они посреди Европы развернуть боевые порядки. Это будет выглядеть как минимум подозрительно. Но значит, нам все же удалось уйти. Мы довольно быстро отдышались.

— Соображения есть? - спросила я Ашен. Та пожала плечами.

— Как-то выследили. Думаю, надо найти надежное место и связаться с начальством.

Ашен, как всегда, мыслила практично. Впрочем, вариантов и нет. Конечно, связаться, хотя бы сообщить о том, что происходит. Я же размышляла - почему так? Как они нас отследили - не от самой же точки совещания пасли? А если от самой - значит, взяли и остальных? И начальство наше? Если я сейчас позвоню… Мы почти дошли до заправки Арал, сияющей в ночи голубыми огнями. Если я позвоню, это, с одной стороны, может нас демаскировать - но с другой, что делать-то? Мои размышления прервало курлыканье мобильника. Я нацепила переговорник на ухо. Голос Инзы узнала сразу.

— Я по объявлению. Это вы продаете подержанные унитазы? - поинтересовался Инза. Я улыбнулась от радости и облегчения.

— Да, и умывальники тоже! Инза, нас пасут.

— Я в курсе, ксата, - ответил Инза, - звоню по поручению стаффы иль Гран, буду вас выводить. Как обстановка?

— Плохо, - сказала я, - нас прижали на автобане, машину пришлось бросить. На местности было не меньше шехи доршей, по нам стреляли. В Медиане засада, тьма тьмущая, еле отбились. Сейчас на Тверди в районе… м-м… города Хамм. Противника пока не видно. Что делать будем?

— Значит так, - бодро сказал Инза, - распоряжение стаффы, в Медиану ни в коем случае не выходить. Оставайтесь на Тверди. Сейчас в Медиане очень опасно. Езжайте немедленно, как можно скорее, в Дортмунд. Адрес там я сейчас продиктую, запоминай. С вокзала езжайте порознь.

Инза продиктовал мне адрес. Навигашку из машины мы не успели прихватить, но можно купить на заправке карту, это не проблема. Дортмунд не так уж далеко отсюда, в случае необходимости угоним машину, решила я.

Мы все же решили быть честными и сначала, не без труда поймав такси, добрались до местного вокзала. Поезд отходил ровно через десять минут.

Честно говоря, не очень-то хотелось снова брать машину - они где-то поблизости, они снова нас выследят, а от последнего "воздушного боя" у меня до сих пор поджилки тряслись. Не особо-то нас учили владеть техникой. К тому же в поезде меньше вероятность вообще, что нападут. Что нас спасает - то, что дорши, как и мы, не заинтересованы в раскрытии. Все мы тщательно скрываем от землян нашу деятельность. Причин тому много. Самое элементарное - каково землянам узнать, что есть миры, в принципе им недоступные? На самом деле, теоретически доступные - через космос, но ведь не так, как нам. И как они отреагируют на это - уж наверняка постараются нас всех перебить, то есть затруднят деятельность и дарайцам, и нам. Может, так оно было бы и лучше - мы бы предпочли вообще не вмешиваться в развитие Земли. Разве что охранять из Медианы. Но дорши все равно продолжат строить свои фантомы, их придется рушить, создавать свои - вот только базу на Земле уже не сделаешь, все усложнится.

Словом, никто не хотел уходить с Земли, и конспирацию старались соблюдать и дарайцы, и мы.

Народу в вагоне, несмотря на поздний час, было довольно много. Мы сели на счетверенное сиденье, напротив нас дремал пассажир с ноутбуком на коленях, и пожилая дама плотно прижимала к себе сумочку. Только сейчас мне пришло в голову, что в поезде другое плохо - мы подвергаем опасности и пассажиров. Вряд ли дорши будут аккуратны - все равно ужасающее преступление в поезде завтра попадет в газеты. Мороз пробежал по коже… будем надеяться, что все обойдется. Помоги нам, Господи! Я уставилась в окно, но там ничего не было, кроме непроницаемой тьмы и отражающихся в стекле наших тревожных физиономий.

— Как думаешь, уйдем? - спросила меня Ашен. Я покосилась на ее бледное лицо, чуть пухловатые щеки, ямочки, острые подбородок. Ашен выглядела спокойной. Да и я не слишком нервничала - ситуация штатная. Бывает. Правда, не понятно ничего - почему они начали нас пасти? Это связано именно с нашим проектом, или же с совещанием - и что тогда с остальными? Ладно, узнаем позже. Сейчас главное - четко выполнять распоряжения Инзы, который взялся нас вести.

— Уйдем, - я успокаивающе похлопала ее по руке, - впервой, что ли? Давай карту посмотрим.

И я развернула план Дортмунда, купленный на заправке.


Вокзал Дортмунда возвышался перед нами таинственной тусклой громадой. Мы медленно шли к зданию. Путь в город все равно только один. Дальше мы договорились разделиться, как и велел Инза, и ехать по отдельности. Судя по карте, от вокзала туда добираться довольно далеко. Мы решили, что я сразу возьму такси, Ашен поедет на трамвае. Если же начнут "пасти", я всегда успею выйти из такси в Медиану, не подвергая опасности шофера. Ну разве что опасности умереть от удивления…

— Пока, - я сжала руку Ашен.

— С Богом, - взволнованно ответила она. Я зашагала к стоянке такси, заглянула в окошко - пожилой благообразный шофер читал "Почту Вестфалии".

— Добрый вечер. Поедем?

— Садитесь, - обрадовался таксист. Я плюхнулась рядом с ним на сиденье.

— Швайцер Аллее. Как ехать, я не знаю, только адрес.

— Понятно, - бодро сказал шофер, - Аплербек.

Он тронул машину с места. Я коснулась кольца с четками, медленно поворачивая его. Святая Мария, матерь Божья… Сейчас и в час смерти нашей, аминь. Иногда понятия "сейчас" и "час смерти" так близки! За окном успокаивающе мелькали фары, тормозные огни, голубые, зеленые и алые рекламы, лунно-тусклые фонари. Мы выкрутимся, подумала я. И в этот раз выкрутимся. Все будет хорошо. Там нас встретят, в этом Аплербеке. Помогут уйти. Возможно, уйти придется в Лайс и какое-то время отсиживаться там. Или воевать за Город - если целью врага является именно его разрушение. А ведь это вполне может быть. Почему-то не хотелось мне в Лайс. И вообще вся эта история дурно пахнет. Я отдала себе отчет, почему - из-за родителей.

Да, они знают, что дейтры не ведутся на заложников. Как правило. Хотя я не представляю, просто не представляю, как поступлю. Смотря что будет стоять под ударом. Если только я и моя жизнь… Но если не только жизнь - если они все-таки не уничтожить меня хотят? Не знаю.

Но иногда ведь они применяют такие методы. Например, они же шантажировали отца. Я знаю, что если бы начальство не перестроило планы, отец не остановился бы и перед нашей смертью. Знаю, но лучше не думать об этом. Хотя, наверное, он прав.


Это было 140 лет назад. История, известная в Дейтросе каждому школьнику.

Ро-шехина Рейта иль Шанти и шехин Кларен иль Шанти работали тогда в отделе боевых операций на Триме.

XIX век. Милый, патриархальный строй. Винтовки Крнка и Бердана. Авиации никакой. Оружие дейтр и дарайцев на полвека, если не больше, опережало земное. На Дарайе и Дейтросе уже были построены ядерные электростанции и прогремели первые ядерные взрывы. Тогда же, собственно говоря, был изобретен темпоральный винт. Сам он громоздок и сложен, а принцип его действия прост до крайности. Если, конечно, вообще можно считать простыми манипуляции со временем.

Дело в том, что во времени мы перемещаться можем. Но для этого надо войти в более глубокий слой Медианы. Не переместиться в ней физически, а войти как бы на следующий ее уровень, с помощью облачного тела. Но временнЫе перемещения используются крайне редко. Так как для них необходимы сложные расчеты, и перемещение пусть и в недавнее прошлое может вызвать серьезный парадокс (есть некая "критическая масса" парадокса - то есть на самом деле задавить бабочку полгода назад - это не опасно, а вот убить человека - уже очень даже серьезно).

Однако в некоторых случаях это используют. Но не более, чем на два-три года - далее уже очень сложно просчитать. И кроме того, человек просто не способен проникнуть на более глубокие уровни Медианы. Для этого нужна дополнительная энергия.

Что такое темпоральная капсула? Это по сути бомба, взрыв, но направленный, скорее, как в ядерном реакторе. Эта мощнейшая энергия используется для того, чтобы переместить содержимое капсулы в глубинные слои Медианы, и оттуда - на Твердь. Маршрут задается электронным устройством - перед взрывом. После актвивации взрывного устройства поменять что-либо невозможно, капсула в любом случае переместится в глубокое прошлое.

Правда, есть проблемы с содержимым капсулы. Переместить таким образом живой объект нельзя. И более-менее хрупкий и сложный - тоже. Все, что можно перенести - однородный минерал или кусок металла. Но и то хлеб. Например, небольшая металлическая камера, наполненная пылью, а в пыли - боевой штамм какого-нибудь холерного вибриона. Пусть даже эпидемия будет небольшой. Хотя с боевым штаммом - пусть тогда еще не существовало генной инженерии - это маловероятно. Смерть хотя бы ста человек, но тысячу лет назад, приведет к необратимым нарушениям причинно-следственных связей. Пространство, как и просчитано нашими учеными заранее, на этом участке схлопнется. Пораженный мир исчезнет без следа. Есть, правда, и вероятность схлопывания Вселенной - есть и такая гипотеза. Практика ее не подтвердила, к счастью.

Уничтожить Землю для дарайцев было бы столь же выгодным результатом, как и уничтожить на Земле саму память о Христе. Память, которая так мешает им жить. К счастью, на их пути встали патрульные - Рейта и Кларен иль Шанти и их небольшое подразделение. Они вступили в бой с превосходящей силой противника. Но случилось непоправимое - дарайцы успели запустить механизм управляемого взрыва. Остановить его было уже невозможно. Рейта и Кларен смогли завладеть капсулой. Но прекратить процесс было не проще, чем остановить взрыв брошенной гранаты с выдернутой чекой. До взрыва и переноса капсулы на Землю на тысячу лет назад оставалось несколько минут. Все, что было доступно патрульным - перенастроить электронный механизм переноса, изменив координаты. Отправить капсулу не на Землю, а в какой-нибудь иной мир. Если просто сбить координаты, последствия будут непредсказуемы и крайне опасны. Может быть нарушено равновесие самой Медианы, что повлечет за собой гибель многих миров. Это Рейта и Кларен понимали.

Но как известно, из каждого конкретного участка Медианы возможен выход лишь в определенные точки Тверди. Так называемые "врата". Из того места, где находились Рейта и Кларен, на Твердь вели всего двое "врат". Одни - на Триму, куда и была направлена темпоральная капсула. Другие ворота выходили на Дейтрос.

Капсула оказалась в их руках Рейты и Кларена. У них было несколько минут на решение.

Ни мне, ни одному другому человеку не представить, что пережили дейтры в этот момент.

Самое, может быть, страшное - то, что оба они после всего этого выжили.

Дейтрос или Трима. Сама жизнь, кровь, корни, да просто родные и близкие. Или то, ради чего все это существует. Надо быть больше, чем сумасшедшим фанатиком, чтобы делать такой выбор. Гораздо больше, чем камикадзе или шахидом. Но Дейтрос существует ради защиты Тримы.

Рейта и Кларен сделали свой выбор. Механизм был перенастроен. Капсула ушла в прошлое. Дейтры говорили позже, что сразу же сделали попытку переместиться в родной мир - чтобы погибнуть вместе с ним. Поздно. Врат на Дейтрос больше не существовало - как и самого Дейтроса.

Остались лишь около восьмидесяти тысяч дейтринов, рассеянных по разным мирам и по Медиане. Путешественников, исследователей, миссионеров, и конечно, гэйн. Дейтрос - это мы. Сейчас нас уже почти полмиллиона. Нам тесен Лайс, который нас приютил. Но Бог так и не дал нам пустой и пригодной для жизни планеты, хотя ее поиски ведутся постоянно.

Я не знаю, как они жили потом. Как они жили с этим грузом. Был процесс, и оба иль Шанти были оправданы, их поступок признан верным и даже вошел в учебники. Рейта погибла через несколько месяцев после случившегося. А вот Кларен жил еще четыре десятилетия - но гэйном он уже не был. Вскоре после процесса у него начались проблемы с психикой, с которыми так и не удалось справиться, и остаток жизни Кларен провел в постоянной борьбе с маниакально-депрессивным психозом в психиатрической лечебнице в Лайсе.

Какой была бы альтернатива? Гибель Земли, вероятнее всего, привела бы и к гибели Дейтроса. Ведь не стало бы ни только настоящего и будущего Земли - не стало бы и ее прошлого. А что такое Дейтрос без христианства? Изменения явно перешли бы порог критической массы, Дейтрос исчез бы точно так же. Дарайцы одним ударом убивали оба мира. Однако это стало ясным уже позднее. В тот день, в тот миг, 140 лет назад Рейта и Кларен всего лишь выбирали между жизнью собственного мира - и Земли. И видно, вопреки логике, вопреки всем этим правильным рассуждениям, груз оказался слишком большим. Неподъемным для человека. Жить, зная, ЧТО уничтожено твоими собственными руками - оказалось невыносимо. И надо сказать, я в этом Рейту и Кларена понимаю.

Здание было двухэтажным, довольно старым. Я осмотрелась - вроде бы, никого нет поблизости. Позвонила у двери.

Открыл сам Инза. Я не ожидала увидеть его здесь, но и не слишком удивилась. Хотя что-то было не так - он смотрел в сторону, на стену, словно там было что-то интересное. Я даже проследила за его взглядом зачем-то.

— А, заходи, скорее! - негромко сказал он. Я вошла и, повинуясь его приглашающему жесту, двинулась вглубь коридора. Инза почему-то не включал свет - неважно. Одна дверь, вторая.

— Входи, - сказал Инза у меня за спиной. Передо мной была небольшая гостиная официального вида - вытертый теппих на полу, кожаная старая мебель. Похоже на комнату ожидания в каком-нибудь медицинском учреждении. Или у адвоката. Я не успела додумать эту мысль, и вообще ничего не успела - легкий шум сзади, и мое тело мгновенно потеряло подвижность. Я ощутила знакомую боль, и только потом увидела на себе петли шлинга и осознала, что некто тянет за шлинг - не рывком, не сильно, чтобы вынуть облачко, а так, чтобы обездвижить и дать мне почувствовать положение.

Адреналин плескался в крови, колотилось сердце и в глазах потемнело - хуже нет, когда такое состояние, а сделать ты уже ничего не можешь. Я закусила губу, стараясь справиться с собой. И новый толчок адреналина едва не заставил меня покачнуться и упасть. Инза?!

Он зашел спереди. Да, ведь кроме нас, зде