Book: Час бультерьера



Час бультерьера

Михаил Зайцев

Час бультерьера

Часть I

Преступления без наказания

Глава 1

Он — агрессор

Вечерело. Насыщенные ненастьем тучи, похожие на свинцовые дирижабли, чинно и торжественно проплывали над московской окраиной, не спеша двигаясь к центру мегаполиса. Светили белым подслеповатые уличные фонари, сияли желтым отдельные сегменты окон в многоквартирных домах, щедро клонированных по заданию партии и правительства в паре километров от Кольцевой автодороги в прошлом, двадцатом веке на исходе сонных семидесятых.

У обочины проезжей части улицы стоял, скособочившись, средних лет мужчина с тростью. Впрочем, благородным словом "трость" вряд ли позволительно называть дешевую инвалидную палку из числа тех, что обычно покупают одинокие старушки в муниципальных аптеках. Мужчина поднимал палку — голосовал при виде каждого приближающегося легкового авто, но ему не везло, машины проносились мимо.

Голосующий инвалидной палкой мужчина выглядит бедно и несколько чудаковато. Лет ему этак сорок с хвостиком. Рост средний. Лицо без особых примет, ежели не считать за примету щетку усов под носом. На переносице пластмассовая дужка больших квадратных очков со слегка затемненными стеклами, на макушке лыжная шапочка грубой вязки, а из ушей от похожих на таблетки микродинамиков тянутся проводки за отворот лацкана серого в рубчик полупальто. Проводки путаются в складках шарфа и дотягиваются до плеера с радиоприемником во внутреннем кармане коротенького пальтишка. Кирпичик электронной радиомузыкальной игрушки выпирает, будто единственная грудь мифической амазонки.

Левую пятерню, ту, что держит инвалидную палку, согревает тонкая шерстяная перчатка, а правая кисть спряталась в перчатке кожаной, гладкой, угольно-черной. Обтянутые черной кожей пальцы какие-то одеревеневшие, вроде как неживые, и возникает подозрение, что вместо правой кисти у мужчины протез.

Из-под серого полупальто торчат ноги в плохо отглаженных брюках и массивных ботинках на толстой подошве. Причем левая нога немного короче правой, отчего мужчину и кособочит.

Очередной автомобиль промчался мимо кособокой фигуры, и пятерня в шерстяной перчатке перехватила палку, взялась за загогулину ручки. Мужчина повернулся спиной к бессердечной автостраде, заковылял прочь, через полоску газона к асфальту пешеходной дорожки. Он сильно припадал на левую ногу, тяжело опирался на палку и сопровождал каждый шаг широкой отмашкой правой руки с кожаной кистью. Но шагал хромоногий быстро и вовсе не выглядел беспомощным, хотя и являлся, без сомнения, инвалидом второй, а то и первой группы.

Доковыляв до пешеходной дорожки, ступив на асфальт, бодрячок-инвалид остановился в задумчивости, огляделся, вертя головой по-птичьи. По левую руку дорожка тянется в темные дали "спального" микрорайона, однако шагах в десяти от инвалида асфальтовая тропа имеет пешеходный отросток, коий ведет к арке, к туннелю в шестнадцатиэтажной жилой махине. По правую руку Дорожка опять же уводит за горизонт с урбанистическим пейзажем, и с этой стороны идет по направлению к остановившемуся инвалиду, цокает каблучками сапожек по асфальту миловидная девушка, ведет на поводке, выгуливает забавного рыжего мопса.

— Простите, пожалуйста, — обратился инвалид к девушке. — Не подскажете, как бы мне побыстрее до метро добраться?

— Самое быстрое — дворами. — Девушка указала варежкой на асфальтовое ответвление к арке. — Сворачивайте и идите все время прямо. Только... — девушка смутилась, покосившись украдкой на его инвалидную палку, — вы только осторожнее, там, во дворах, с освещением плохо и скользко. Пройдете около трансформаторной будки и по тропинке, через детскую площадку, дойдете до дома восемь. Обойдете его, увидите магазин, и за магазином уже метро видно.

— Спасибо за инструктаж, — кивнул инвалид. — А на общественном транспорте, простите, до метро никак не добраться?

— До троллейбусной остановки идти еще дольше... Фу! Фу, Чубайс! Нельзя!..

Рыжий мопс со столь неожиданной кличкой натянул поводок и принялся сосредоточенно обнюхивать хромую ногу инвалида, норовя засунуть сопливый носик пол брючину.

— Какой у вас милый песик, — улыбнулся инвалид, пристраивая палку под мышкой левой руки, забираясь шерстяной пятерней за пазуху полупальто. — Еще раз большое спасибо за инструктаж. Всего вам доброго. Вам и вашему Чубайсу-шалунишке.

Рука в шерстяной перчатке включила режим радиоприема в плеере, заранее настроенный на определенную волну в FM-диапазоне, рука выскочила из-за пазухи, ловко поймала рукоятку палки, бодрячок-инвалид круто развернулся на здоровой ноге и похромал заданным маршрутом.

Резиновый набалдашник на конце палки отбивал четкую дробь, взлетала и падала, делая отмашку, черная кисть с неподвижными пальцами, а в ушах инвалида в это время звучало: "Делу — время, час — потехе, но с рекламою на "Эхе"!.. Вы по-прежнему слушаете, дорогие друзья, радиостанцию "Эхо Москвы". Рекламный блок, слава богу, закончился, и я продолжаю прерванную на полуслове коммерческой пятиминуткой беседу с нашими сегодняшними гостями. Для тех, кто только что переключился на волну "Эха", с удовольствием сообщаю: сегодня у нас в студии замечательные, долгожданные гости — известный правозащитник Альберт Адамович Кораблев и его очаровательная супруга, его соратница, милейшая Зинаида Яновна. Прежде чем мы ушли на рекламу, Альберт Адамович начал рассказывать о своем молодом друге, о репортере "Частной газеты" Александре Юрьевиче Иванове. Господин Иванов проводил журналистское расследование, изучал деятельность нефтяного концерна "Никос", и он..."

— Эй, ты!.. Хроменький, эй!! — расслышал инвалид громкий окрик. Гораздо более громкий, чем скороговорка ведущего в студии "Эха Москвы".

Инвалид замедлил неровный шаг, дернул проводки, тянувшиеся из-за пазухи к ушам. Говорящие затычки повисли, зацепившись за лацканы полупальто.

— Эй, хроменький! Ну-кося стой, а то и вторую ходулю покалечу! Стой, говорю! Эй!!!

Инвалид послушно остановился у границы пустынной детской площадки, медленно развернулся на окрик. Он как раз миновал упомянутую девушкой с мопсом трансформаторную будку в слабоосвещенном, а на поверку вообще лишенном всякого искусственного освещения проходном дворе, где было не только тревожно и сумрачно, но и безлюдно — никого, кроме хромого слушателя "Эха Москвы" и трех великовозрастных оболтусов под хмельком.

Окликал инвалида самый высокий и самый толстый из них. Он первым заметил одинокого прохожего с палочкой и первым поднялся с лавки, притаившейся за кирпичным кубом трансформаторной будки. Толстяк вразвалочку шел к хромому, а с лавки поднимались двое его дружков. Один тощий, как вобла, с недопитой бутылкой водки в костлявой руке, другой коренастый, ладно скроенный и широкий в плечах.

Инвалид покорно дожидался, пока троица подойдет вплотную. И дождался — толстяк встал четко напротив хромого, как говорится, лицом к лицу. А выражаясь точнее — раскрасневшейся от выпитого ряхой к невозмутимой физиономии с усиками и в старомодных очках. Тощий, который был не просто под хмельком, а под изрядным градусом, покачивался возле уткнувшейся набалдашником в мерзлую землю инвалидной палки, а коренастый занял позицию по правую, затянутую черной кожей, руку от хромого.

— Ребятишки, вы чего, в натуре? — Еле заметная улыбка мужчины с палкой превратилась в откровенно насмешливый оскал. — Меня, убогого, грабануть надумали? Типа, взять на гоп-стоп?

— Чо? По фене ботаешь, да? — дыхнул водочными парами толстяк. — Чо, деловой, да?

— Да как сказать, — пожал плечами инвалид. — В некотором смысле — "деловой". В том смысле, что дел у меня сегодня невпроворот, и лишние базары с вами, алкашами, перетирать я, извините, ребятишки, не намерен. Ясно?!

Короткий монолог на тему возможных трактовок словечка "деловой" ухмыляющийся инвалид произносил тихо и вкрадчиво, а заключительное "ясно" выкрикнул неожиданным фальцетом. Столь неожиданным и на такой высокой октаве, что толстый невольно отшатнулся, а коренастый рефлекторно прижал к груди кулаки, слегка согнул колени и занял характерную боксерскую стойку. Один лишь пьяненький тощий никак не отреагировал, разве что сморгнул тупо лишний раз.

Синхронно с гортанным выкриком инвалид резко согнул в локте левую руку, напряг левую кисть в шерстяной перчатке, сжимавшую загогулину-ручку дешевой, но крепкой палки, и в результате резиновый набалдашник подпрыгнул и угодил аккурат в промежность толстяку.

Толстяк сломался в пояснице, его наклонило вперед, и тут же мясистый нос на багровой роже встретился с качнувшейся навстречу головой в лыжной шапочке.

Боднув в нос толстяка, хромоногий калека одновременно увел голову от прямого боксерского удара широкоплечего крепыша. Твердые пальцы в оболочке из черной кожи стремительно поднырнули под бьющую руку боксера и воткнулись коренастому крепышу в шею, под кадык.

Крепыш с боксерскими навыками выпучил глаза, разинул рот, захрипел. Он упал на землю даже немного раньше, чем рухнул толстяк.

Меж тем согнутый левый локоть инвалида, описав короткую дугу, чиркнул по челюсти тощего. Пьяный выронил недопитую бутылку, тупо уставился вконец остекленевшими глазами на делового инвалида, затем медленно и как-то лениво осел, сначала пал на колени, после упал ничком. И расслабился окончательно.

— Вот ведь незадача, — вздохнул инвалид, поправляя дужку очков на переносице, — американские копы исследовали статистику и пришли к выводу, что на человека с тросточкой гопники наезжают значительно реже... — Победитель гопников замахнулся своим инвалидным оружием. — Вот ведь, в поганой Америке гопота с понятиями, а вы... — резиновый набалдашник со свистом опустился на коленную чашечку толстяка. С сухим щелчком треснул сустав, толстый взвыл от дополнительной порции боли, — а вы, ребятишки, совсем безбашенные и... — Инвалид крутанул палкой над головой. — И алкаши вдобавок... — На сей раз палка поразила предплечье коренастого крепыша. Треска костей не было слышно, но безжалостный набалдашник однозначно сломал боксеру "рабочую руку". — И приходится вас, датых отморозков, основательно калечить. — Инвалид ткнул носком тяжелого ботинка под ребра тощему. — Чтоб, когда очухаетесь малость, не побежали за мной вдогонку, жаждая реванша. — Инвалид секунду подумал и добавил толстому каблуком по разбитой коленной чашечке. — Чтоб не смогли, волки позорные, быстро бегать. Вам все ясно, пьющие твари? И чтоб ни в больничке, ни в ментуре обо мне ни гугу, ясно?..

В ответ лишь жалобные стоны, сопливые всхлипы да выразительное мычание.

— Все ваши беды, придурки, от водки, — назидательно высказался инвалид, возвращая микродинамики обратно в ушные раковины. — Недаром пророк запретил правоверным травиться алкоголем, ох, недаром...

Инвалид поправил проводки, тянущиеся от ушей за пазуху, смачно плюнул на кучу-малу у ног, отвернулся и продолжил прерванный путь к метро, снова используя инвалидную палку по ее прямому назначению, снова широко размахивая рукой в черной перчатке и снова слушая радио:

"...Альберт Адамович, все мы знаем, что вы ярый противник смертной казни, что..." — "Прошу, э-э-э... прошу меня извинить, э-э... за то, э... что я вас перебиваю, но, э-э-э... но вы коснулись больной для меня, э... темы, и я позволю себе сразу, э-э... заранее, так сказать, э... ответить, не дожидаясь, э-э... вопроса. Мы с Зинаидой Янной люди, э-э-э... пожилые и повидали, э... всякого. Тема, э-э... наказания и, э... милосердия для нас, э-э... остра. Да — остра. Э-э... тема. Спаситель учил: ударили по правой, э... щеке, подставь левую. Или, э-э-э... наоборот. Точно, э-э... не помню..."

Умелый боец с инвалидной палкой ковылял к метро, а в ушах у него все звучали и звучали скрипучие "э-э..." знаменитого правозащитника, путаные рассуждения противника смертной казни о распятом боге, о непротивлении злу насилием, о розничной цене за слезу ребенка и прочая схоластика, бесконечно далекая от грубых жизненных реалий текущего ноябрьского вечера.

А впереди уже показался магазин, и за ним уже виднеется железный шест, увенчанный красной литерой М.

"...Э-э-э... милосердие — э-э-это синоним справедливости. Э-э... Господь учил: "По тому, как вы любите друг друга, я знаю, что вы мои..." э... у нас с Зинаидой Янной есть старенький, э... такой же, как мы, старенький "жигуленок" первой модели и, э-э... Зиночка, э... прекрасный водитель, э-э-э, и всякий раз, когда ее, э-э... когда нас останавливают, э-э... сотрудники ГАИ... э-э-э... ГИБДД, э-э... я вспоминаю о начале конца Римской, э... империи, о безнравственности Калигулы, о... об э-э-этом, как бишь его... э-э-э..."

— Э-э-экий вы болтун, однако, Альберт Адамович, — пробурчал себе под нос инвалид, нехорошо улыбаясь и выдергивая из ушей говорящие затычки. — А болтун, как известно, находка для врага...

Инвалид бурчал и на ходу манипулировал проводками, зажав палку под мышкой. Лишенный дополнительной опоры, он хромал особенно сильно. Встречный людской поток, проистекающий из подземелья метро, расступался перед разговаривающим с собой инвалидом, который доковылял почти до самых ступенек в подземку, но вдруг передумал спускаться, ибо заметил среди ларьков, лотков и павильонов поодаль торговое заведение под интригующей вывеской: "Виртуальный Мир".

Инвалид решительно двинулся к дверям в "Виртуальный Мир", торопливо засовывая во внутренний карман полупальто проводки с наушниками, выключая радиоплеер и нашаривая в том же кармане небрежно смятые долларовые купюры.

За дверями заведения с многообещающим названием было тесновато. Но не вследствие обилия покупателей, а потому, что владельцы "Виртуального Мира" не смогли арендовать более дюжины квадратных метров торговых площадей.

Возле стеклянного прилавка шушукались двое отроков, разглядывая разложенные под стеклом CD-диски с игрушками. За прилавком стоял крохотный стол, пол столом системный блок компьютера, а на столешнице клавиатура и плоский, как доска, работающий монитор. У стола сидел молодой рыжий продавец и забавлялся игрой в шахматы с бездушной машиной. Судя по позиции фигур на мониторе, или рыжий, или компьютер в шахматы играл исключительно скверно.

— Молодой человек, — позвал инвалид. — Извините, что отрываю вас от партии, но не могли бы вы уделить мне минуту внимания?

Рыжий с неохотой оторвал взгляд от монитора и задницу от стула, спросил вяло:

— Вы что-то хотели?

— Да! Именно: что-то, — доверительно произнес инвалид, нависая над стеклянным прилавком. — Очень хотел. Подойдите поближе, будьте столь любезны.

Рыжий подошел, заглянул в лицо инвалиду, и с губ продавца сорвалось:

— Ой... А у вас кровь на лбу.

— Правда? — удивился инвалид, нагнулся к стеклу прилавка, глянул поверх оправы очков и на своем отражении в прозрачном стекле увидел капельки запекшейся крови над правой бровью.

Инвалид, конечно же, сразу сообразил, что лоб запачкался брызнувшей из ноздрей толстого выпивохи бурой мокротой, и сразу же придумал, чего соврать продавцу. Точнее — откорректировал ложь, придуманную в тот момент, когда он увидел вывеску компьютерного заведения:

— Мент, собака, в кровь лоб разбил! — Инвалид натянул лыжную шапочку до бровей, спрятал кровавую метку. — Представляешь, сынок, меня, ветерана-афганца, ментовской сержант наградил ударом по лбу за справедливое замечание. Я сделал ему замечание, дескать, нельзя так громко ругаться матом в общественном месте, а он мне в лоб, собака! — Рука в серой перчатке протянула рыжему продавцу мятую стодолларовую купюру. — Помоги мне, сынок! Бери-бери денюжку, не стесняйся. Ради торжества справедливости я последних денег не пожалею!

— За что деньги-то? — Продавец напрягся, отступил от прилавка на полшага. Дядька явно шизанутый, и черт его знает, чего от него ожидать.

— Сынок, есть у тебя в продаже диск с адресной базой данных? Ну, те, где по фамилии можно узнать адрес и телефон любого частного человека, зарегистрированного в Москве?

— Есть.

— Плачу сто баксов! Найди мне адрес известного правозащитника Альберта Адамовича Кораблева. И телефон! Позвоню Кораблеву, подъеду к нему, и вместе с правозащитником решим, как наказать мента за рукоприкладство!

— Мы доллары к оплате не принимаем, — промямлил продавец, искоса взглянув на отроков у прилавка.

Юные покупатели давно забыли о компьютерных играх, разинув рты, они с удовольствием слушали беседу рыжего торговца с хромым шизиком в разных перчатках.

— Плачу двести баксов! — Инвалид торопливо достал из внутреннего кармана полупальто еще одну мятую купюру. — Выдай мальчикам товара на двадцатник гринов за молчание о мелком нарушении финансовых законов и остальное возьмешь себе, сынок, за участие в судьбе покалеченного душманами в Кандагаре ветерана.



Инвалид несколько переигрывал, в чем отдавал себе отчет, но продолжал ломать комедию, оставаясь в гротесковом образе городского сумасшедшего, пока не вынудил-таки рыжего взять деньги.

Ошалевшая от счастья парочка отроков, получив на халяву ворох пиратских дисков, выпорхнула из "Виртуального Мира" в серый мирок московской окраины. Рыжий продавец повесил на дверь табличку "Перерыв 15 минут" и приступил к священнодействию с компьютерным оракулом.

Дисковод сглотнул нужный CD-блин, загрузил поисковую программу, рыжий набрал Ф.И.О. правозащитника, и оказалось, что Альбертов Адамовичей Кораблевых в столице прописано целых четверо.

Инвалид сделал уточнение — интересующий его сын Адама владеет автомобилем "Жигули" первой модели, о чем обмолвился, выступая по "Эху Москвы".

Рыжий сунул в дисковод пиратский CD с базой данных ГИБДД, помудровал с клавишами, выяснил, что "копейками" обладают до фига Кораблевых, но только у одного из них отчество Адамович. И прописан искомый Кораблев — вот повезло инвалиду! — в соседнем микрорайоне.

Рыжий загрузил третий по счету диск с картой Москвы, отстучал адрес А.А. Кораблева, владельца "Жигулей", номерной знак такой-то, на мониторе возникла карта микрорайона, в коем обитает правозащитник.

Инвалид ликовал — всего-то и делов, что проехать одну остановку на метро да поковылять минут десять до дома с дробным номером на бульваре с глупым названием.

И рыжий остался доволен — всего за четверть часа срубил сто восемьдесят баксов, когда еще приключится этакое везение?..

— Спасибо. — Покидая "Виртуальный Мир", инвалид замешкался у дверей. — Спасибо тебе, сынок Чубайс... Ай! Извини!! Извини старика! Ты напомнил мне знакомого рыжего мопса, вот я и оговорился. Извини еще раз за то, что обозвал тебя собачьей кличкой и... И, кстати! Ежели продолжишь доигрывать шахматную партию, от которой я тебя оторвал, учти — независимо от хода черных белой ладье должно "съесть" пешку и тем самым поставить мат негритянскому королю. Победа в партии однозначно за ку-клукс-кланом. Прощай, гроссмейстер! Удачи!

Самое забавное — шахматная программа при выходе из нее "засейфилась", то есть автоматически запомнила позицию на виртуальной доске, и, когда продавец вернулся к монитору, он действительно проиграл после хода белой ладьи и потери своей черной пешки.

Торговец пиратскими CD-дисками чесал рыжий затылок, глядя на монитор; где появилась надпись: "КОНЕЦ ИГРЫ", а инвалид в это время рассчитывался с продавщицей в подземном переходе к метро.

Инвалид купил в ларьке "Зоотовары" маленький, такой, чтоб поместился в кармане полупальто, пакетик с сухим собачьим кормом, тряпичный ошейник и поводок — веревку с карабином на одном конце и петлей для руки на другом.

Запихав поводок с ошейником в свободный карман, прижимая палку левым локтем к ребрам, инвалид сунул в щель турникета "Билет для проезда в метрополитене". Турникет пропустил хромого пассажира на станцию с аскетичным дизайном по моде конца восьмидесятых.

На следующей станции инвалид вышел.

Неполные десять минут, потраченные на ожидание метропоезда и проезд, он использовал для того, чтобы критически осмыслить детали наспех задуманной акции, и остался вполне доволен собой.

Когда рыжий компьютерщик загрузил карту-схему требуемого микрорайона, инвалид подметил около условного обозначения станции метро квадратик, обозначенный картографами, как "Продовольственный рынок", а когда хромал по подземному переходу и увидел ларек "Зоотовары", то подумал, что было бы неплохо заарканить одну из бродячих шавок, коих соблазнительные продовольственные запахи подобных рынков притягивают со всей округи. С собачкой на поводке можно прогуливаться у дома правозащитника, не привлекая к себе лишнего внимания. Обычное дело — хозяин выгуливает четвероногого друга.

Инвалиду повезло — выйдя на свежий воздух из духоты метро, он сразу же отыскал взглядом ничейную псину, лохматого голодного кобелька. Инвалид приманил песика сухим кормом, достал из кармана ошейник с поводком, припал возле радостно виляющей хвостиком собачки на колено здоровой ноги и ловко заарканил животное ошейником.

Он предусмотрительно не стал скармливать псу весь корм сразу. Хромая к месту акции, он периодически останавливался и подкармливал с руки сухими пахучими шариками своего лохматого невольника, не скупясь на ласковые слова. Песик жадно ел, прислушивался к интонациям в голосе человека и мало-помалу начинал к нему привыкать.

Альберт Адамович Кораблев с соратницей и супругой Зинаидой Яновной проживали в кооперативном доме, каковой ежели и отличался от типовых построек эпохи развитого социализма, так самую малость. Дом этот выстроили метрах в ста пятидесяти от улочки с односторонним движением. Полтораста свободных метров когда-то планировалось благоустроить, но грянула перестройка, и площадь осталась бесхозной. Расстояние от фасада кооператива до проезжей части напоминало скверное футбольное поле, бугристое и перечеркнутое извилистыми тропинками. По краям поля пролегли подъездные пути к кооперативному дому. Один из путей в прошлом году разрыли в связи с аварией теплотрассы, да так и не засыпали толком, оставив непроходимым. С прошлого года единственный подъезд к дому местные автомобилисты окрестили "Дорогой жизни". Короче говоря и мягко выражаясь, в весьма и весьма малопрестижном месте, хоть и в трехкомнатной квартире на двоих, проживала известная чета Кораблевых, что, впрочем, положительно сказывалось на имидже пожилых борцов за вселенскую справедливость.

Инвалид прогуливал пленного пса в непосредственной близости от "Дороги жизни", но так, чтобы свет единственного придорожного фонаря не попадал на его колченогую фигуру. Инвалид скупо кормил песика время от времени остатками сухого корма, щедро расточал ласковые слова в собачий адрес. Кораблевы покинули студию "Эха" минут сорок — сорок пять тому назад. Если, конечно, не задержались в коридорах радиостанции поточить лясы с профессиональными радиоболтунами без микрофонов. Ехать Кораблевым из центра сюда, на родную окраину, самое быстрое пятьдесят — пятьдесят пять минут. Если, конечно, они сразу поедут домой и если не застрянут в пробках. Итого, по самым оптимистическим прогнозам получалось, что "жигуль" первой модели, номерной знак которого инвалиду известен, может свернуть на "Дорогу жизни" в ближайшие десять-пятнадцать минут. Разумеется, если чета Кораблевых передвигается сегодня по столице на собственных "Жигулях".

Хромой посмотрел на часы, что притаились на запястье его левой руки под перчаткой, засек время.

Спустя ровно тридцать минут инвалид нагнулся к псу, положил палку на землю и, отстегивая карабин поводка, произнес тихо:

— Ошейник я, считай, подарил тебе за службу, шелудивый. Служба кончилась, давай, дембель, беги в родные рыночные пенаты.

Пес понял, что его обманывали, что звезда его собачьего счастья закатилась, едва поманив фальшивым блеском и оставив на память аркан уже ненужного ошейника.

А человек с палкой спрятал в кармане поводок и похромал к "Дороге жизни". Он хромал медленно, прижимая палку локтем к ребрам, он тянул время. Вот он остановился и присел, чтобы поправить шнурки ботинок, а вот встал и роется в карманах, вроде как что-то ищет, а вот...

А вот и "жигуль"! Вот она, "копейка" с нужным номерным знаком, аккуратно сворачивает, сбросив скорость до минимума, на "Дорогу жизни".

Хромой деловито огляделся. Везет, лишних глаз нету. Хромой пошел через дорогу.

Он шел, опираясь на инвалидную палку, и хромал сильнее, чем обычно, а "Жигули" потихоньку приближались. Он посмотрел в сторону тихоходного авто, и в затемненных стеклах его очков блеснуло отражение фар, и свет ослепил его, и он оступился, поскользнулся и свалился на асфальт, будто брошенная кукловодом марионетка.

Пискнули тормоза, "Жигули" остановились в трех метрах от упавшего инвалида. Щелкнул замок правой дверцы, и из авто выскочил растревоженный Альберт Адамович.

Сухонький старичок-правозащитник, мелко семеня детскими ножками, подбежал к калеке, всплеснул руками, опустился на корточки.

— Э-э... уважаемый, вы, э... ушиблись? — спросил известный правозащитник с неподдельной заботой в скрипучем голосе. — Вы, э-э... серьезно ушиблись?

— Я, кажется... — Инвалид сморщился, приподнимаясь на правом локте, левой рекой поправил дужку очков на переносице, левой же потянулся к колену выпрямленной больной ноги. — ...Кажется, я повредил... О, черт! Как больно!.. Простите! Простите, что чертыхаюсь. Христа ради, но... О, черт! Больно...

— Какое, э-э... несчастье! — Правозащитник скорчил плаксивую мину, повернул петушиную голову к автомобилю, сощурился, ослепленный фарами, и тонко закричал: — Зи-и-инуля! Прижмись к, э-э... бордюру, поставь, э... машину на ручник и, э-э-э... выходи на помощь!

Зинаида Яновна, управлявшая "Жигулями", немного сдала назад, левая пара колес заехала на бордюрный камень, Зинаида Яновна дернула рычаг ручника и полезла вон из машины. Дородная, "кустодиевская женщина", Зинаида, страдающая одышкой и варикозным расширением вен, вылезала из тесного для нее салона с трудом, а ее шустрый супруг тем временем суетился подле пострадавшего.

— Э-э-э... уважаемый, дайте руку. Э-э... попытайтесь, э... подняться. Мы с женой отвезем вас в, э-э... в травмопункт...

— Спасибо, но мне неловко, право, вас утруждать.

Я как-нибудь сам попробую...

— Ни в коем, э-э... случае! Мы, э... вас отвезем обязательно!

— Прямо и не знаю, чем смогу вас отблагодарить за...

О, черт! Больно...

— Господь с вами, какие, э-э... благодарности?! Э-э-это наш долг, помогать, э-э... ближнему.

— Спасибо! Спасибо большое... О, черт! Шайтан! Лишь бы не перелом... Будьте любезны, палочку мою подберите, пожалуйста...

— Крепитесь! Э-э... Зина! Ну где ты там?!

— Иду-иду.

Зинаида Яновна подоспела к месту трагедии и помогла тщедушному Альберту Адамовичу поставить пострадавшего на здоровую ногу. Пожилые супруги, поддерживая инвалида под руки, помогли ему допрыгать до задней дверцы "Жигулей", открыли перед ним дверцу, помогли залезть на спаренные кресла. Инвалид привалился спиной к спинке кресла за водительским, взял у Кораблева свою палку, осторожно погладил рукой в кожаной перчатке больную ногу и вздохнул с облегчением.

Минутой позже вздохнули и супруги. С хрипотцой втянул и выдохнул воздух Альберт Адамович, ерзая в кресле рядом с женой за рулем. Тяжко, надрывно и глубоко, раз, другой, третий, вдохнула-выдохнула вспотевшая Зинаида Яновна. Однако трех глубоких вздохов ей не хватило.

— Сейчас... — произнесла Зинаида Яновна, раздувая мехи легких, — ...сейчас отдышусь... и поедем в травмопункт... — Зинаида Яновна безуспешно попробовала ободряюще улыбнуться отражению инвалида в зеркальце над лобовым стеклом. — ...Сейчас, потерпите немного...

— Зачем? — вскинул брови инвалид. — Зачем же терпеть и куда-то ехать? Не нужно никуда ехать! Сей же час, прямо здесь, в машине, и устроим отделение травматологии вкупе с реанимацией.

Чета престарелых борцов за милосердие еще не успела осознать толком услышанное, а инвалид уже выхватил из кармана собачий поводок. Инвалид действовал одной левой, исключительно ловко и неправдоподобно быстро — секунда, и дряблую женскую шею обхватила петля, еще четверть секунды, и петля затянулась, шнурок-поводок исчез в складках кожи, сдавил набухшие яремные вены.

На третьей секунде Зинаида Яновна потеряла сознание, а инвалид заговорил, обращаясь к шокированному, застывшему, словно внезапно обесточенный робот, бледнеющему на глазах Альберту Адамовичу:

— Ваша дражайшая Зиночка всего лишь потеряла сознание. Пока. Ежели я не ослаблю давление на сонные артерии, спустя пять-семь минут она умрет. Вы ведь не хотите, чтобы она умирала, правда?

— Э-э-э...

— Понимаю, что не хотите. У вас есть мобильный телефон?

— Э-э...

— Понимаю, что есть. Достаньте его. Поспешите, от вашей расторопности зависит сейчас жизнь Зинаиды Яновны.

На удивление твердой рукой Альберт Адамович достал из "бардачка" трубку мобильника. А за автомобильными окошками бибикнула сварливо голубая "Ауди". "Жигуленок" хоть и прижался к краю "Дороги жизни", но все ж таки затруднял движение.

— Альберт Адамович, будьте любезны, наберите, пожалуйста, телефонный номер вашего молодого друга, журналиста Александра Юрьевича Иванова, про которого вы сегодня рассказывали на "Эхе", и попросите его, ежели он вне дома, срочно вернуться. Скажите, что к нему спешит хромой инвалид с палочкой, с коим надобно поделиться результатами журналистского расследования, касающегося нефтяного концерна "Никос". Скажите, что с хромым по имени Семен и по отчеству Андреевич должно быть предельно откровенным, что вы за него, то бишь за меня, за Семен Андреича, ручаетесь репутацией. И, пожалуйста, говорите спокойно, обычным голосом, ладно? Постарайтесь ради Зиночки, хорошо? Договорились?

На диво уверенно Альберт Адамович отстучал номер на клавишах мобилы, прижал трубку к уху, выдохнул:

— Э-э... занято...

— Не везет, — улыбнулся инвалид радушно. — Не везет Зинаиде Яновне. Однако время у нее еще есть. Назовите-ка мне пока адрес Саши Иванова и покажите-ка телефон, я запомню набранный вами только что номер. А после попытаете счастья еще раз. Ну же!..

Альберт Адамович назвал требуемый адрес, продемонстрировал экранчик с телефонным номером и вновь "попытал счастья".

На сей раз счастье правозащитникам улыбнулось. Альберт Адамович дозвонился и постарался, очень постарался говорить повседневным тоном. Альберт Адамович завершил телефонный разговор, отключил мобильник и заслужил похвалу хромого:

— Вы прям-таки образцовый заложник, любезный сэр Кораблев. — Рука в серой перчатке отпустила шнурок-удавку. — Но где же ваши принципы, милейший? Где же самопожертвование? Вы спасли супругу, но сдали мне друга. Разве вам его не жалко? А?.. Знаете чего, а давайте я вас избавлю от неизбежных мук совести. Давайте?

— Э-э-э...

Чего собирался ответить Альберт Адамович Кораблев, так и осталось загадкой, поелику, едва Кораблев проскрипел свое обычное "э-э...", рука в черной перчатке ударила по основанию черепа Альберта Адамовича.

Инвалид покинул гостеприимные "Жигули" за полторы минуты до того, как сознание начало постепенно возвращаться в безвольное большое тело Зинаиды Яновны. Он дохромал до истоков "Дороги жизни", перешел улочку с односторонним движением и скрылся в проходном дворе.

На сей раз обошлось без приключений, в темноте этого двора инвалиду-боевику никто не встретился. Он хромал, полагаясь на свою память, к более оживленной транспортной артерии, чем та, подле которой он познакомился с рыжим мопсом Чубайсом. Он хорошо запомнил карту микрорайона, выведенную на монитор рыжим продавцом из "Виртуального Мира", и прекрасно ориентировался. Он шел, хромал и разговаривал по мобильному телефону.

Мобильник он вытащил из кармана брюк сразу же после того, как хлопнул дверью гостеприимных "Жигулей". Мобильный телефон у бедно одетого инвалида был гораздо более престижной модели, чем ретротрубка правозащитника Кораблева. Хромой на ходу отстучал семь цифр телефонного номера журналиста Иванова, прижал изящную мобилу к уху черной кожаной кистью.

— Алло, Александр Юрьевич?.. Александр Юрьич, мне только что перезвонил Альберт Адамович Кораблев, сказал, что договорился о нашей с вами встрече... Да, меня зовут Семен Андреевич... Да, ваш номер я узнал от Альберта Адамовича... Вы направляетесь к себе домой, я правильно расслышал?.. Замечательно! Скоро буду у вас... Да-да, именно этот адрес мне и сообщил Альберт Адамович... Квартира на каком?.. На тринадцатом этаже, правильно?.. Когда я буду?.. В течение часа, но не раньше, чем минут через сорок. Вы сами-то успеете... Ах, вы совсем рядом с домом, понял. Замечательно. Тогда до встречи. До скорой...

На перегруженной автомобилями магистрали инвалид без проблем поймал "мотор". Простецкого вида курносый водила, глянув на устраивавшегося рядом седока, прошепелявил:

— Мужик, у тя кфовь на лбу.

— Где?.. — Инвалид посмотрелся в автомобильное зеркальце. Его лыжная шапчонка сбилась к затылку, обнажив запекшуюся кровь толстяка-оболтуса. — Вот незадача, ша сотру. — Инвалид плюнул на шерстяной палец.

— Куда помчимся-то?

Инвалид, тщательно стирая кровавую грязь слюной, назвал адрес журналиста Иванова.

— Двести фублей, — предупредил курносый.

— Договорились.... А ну-ка, глянь, брат, всю кровищу я стер?

— Кажись, всю. Чья кфовь-то?

— Баранья. У меня шурин на мясокомбинате раздельщиком туш пашет, я к нему сегодня поутрянке подгребал побазарить, на меня и брызнуло... За сорок минут до места домчишь?

— А то!

Обманул шепелявый. До подъезда дома, где проживал перспективный журналист Иванов, они домчались за час с минутами. И не виноват шепелявый в том, что ехали дольше, а виновны, по его же выражению: "Буфжуи, котофые на "Мефсидесах", честному бомбиле пфоехать не дают".



Попрощавшись с "честным бомбилой", инвалид поднялся по ступенькам бетонного крылечка, набрал номер квартиры журналиста на сверкающей новизной панельке домофона, и вскоре из железного динамика прозвучало: "Семен Андреич?.. Заходите, я открываю..."

Инвалид, называющий себя Семеном Андреевичем.

отворил тяжелую дверь. За дверью, в специально отгороженном загончике, сидела консьержка.

— Я к господину Иванову, — сообщил инвалид консьержке, хоть в этом и не было абсолютно никакой необходимости. — На тринадцатый этаж.

— Проходите, — равнодушно откликнулась консьержка, и он прошел.

Александра Юрьевича Иванова визитер увидал сразу по выходе из кабины лифта. Александр Юрьевич заранее отворил дверь в квартиру и ожидал Семен Андреича у порога.

Журналист Иванов относился к породе людей, про которых говорят: "Кровь с молоком". Высокий, под метр девяносто, косая сажень в плечах, белозубый, с правильными чертами русского лица, он мог бы запросто возглавить роту почетного караула и податься в элитные стриптизеры. Но Саша Иванов предпочел карьеру борзописца и подумывал на досуге о нелегкой доле телеведущего по совместительству. Думая о телевидении, Саша частенько репетировал у зеркала разной степени обаятельные улыбки. Одной из таких приветливо-профессиональных улыбок он и встретил хромого гостя.

— Проходите, Семен Андреич. — Хозяин отступил в глубь прихожей, гость переступил порог и прикрыл за собою дверь. — Рад познакомиться, Семен Андреич. Искренне рад. Рекомендация Альберта Адамовича для меня все равно что знак высшего качества на человеке.

— Ха... — усмехнулся гость, прислонил инвалидную палку к дверному косяку, неподвижными кожаными пальцами правой руки подцепил перчатку на левой. — "Высшего качества", говорите?.. — Гость стянул шерстяную перчатку. — Но я, к несчастью, человек несколько некачественный, некондиционный и посему вынужден предложить вам для рукопожатия левую руку.

Хозяин по привычке, не подумав, протянул навстречу левой ладони гостя правую, и рукопожатие у них вышло несуразное, неправильное. Александр Юрьевич смутился.

— Александр, вы разрешите инвалиду остаться в уличной обуви?

— Да, пожалуйста.

— Спасибо. Я ноги хорошенечко... вот о коврик вытру и... Ага, вижу! Пальто и шапочку вот сюда, на вешалку... Черт, чуть не забыл из кармана плеер-диктофон взять... Палка моя пусть здесь, в прихожей, остается, нуте-с... Ну-с, я готов. Куда прикажете следовать?

— Пойдемте на кухню, если вы не против. Правда, у меня на кухне раскардаш и бедлам. Вы не пугайтесь.

— Не беспокойтесь, меня напугать трудно.

Большую часть малогабаритной кухни занимал длинный и узкий стол, заваленный всякой всячиной. Вокруг стола встали стулья из бамбука, в углу притулился высоченный холодильник, у стены кухонный гарнитур из ДСП и газовая плита.

— Присаживайтесь, Семен Андреич.

Гость опустился на стул у торца длинного стола, сел лицом к зашторенному окну, спиною к входу и к холодильнику, правым боком к плите.

— Сварить вам кофе по-холостяцки?

— Это как?

— Растворимый, без сахара, но зато с печеньем.

— Не откажусь.

Александр Юрьевич зажег газ под пузатым чайником, принялся суетливо разыскивать чашечки, ложки и печенье, а хромоногий гость тем временем с интересом разглядывал всякую всячину на столе.

На столешнице теснились: компьютер-ноутбук с откинутой крышкой-монитором, бронзовая пепельница с окурками, старинный телефон с крутящимся наборным диском, лампа с тряпичным абажуром, высокий стакан с карандашами и шариковыми ручками, стопка блокнотов с закладками и горшок с чахлой геранью.

Гость пристроил плеер, поставил его на ребро между ноутбуком и телефонным аппаратом.

— Признаюсь, я здорово заинтригован просьбой Альберта Адамовича. — Хозяин поставил на стол две кофейные чашечки, банку порошкового кофе "Максвел хауз" и блюдце с печеньем. — Кто вы, Семен Андреич? Чем вызван ваш интерес к "Никосу" и почему...

— Александр! — перебил гость хозяина, изобразив загадочную с оттенком лукавства полуулыбку, поправляя дужку очков на переносице негнущимся черным пальцем. — Я удовлетворю ваше любопытство после того, как вы удовлетворите мое. После того как вы выполните просьбу уважаемого Альберта Адамовича и расскажете обо всем, чего нарыли по "Никосу". Особенно меня интересуют персоналии, руководители нефтяного концерна и приближенная к ним челядь. Конкретно — их охрана.

— Служба безопасности "Никоса"?..

— Удивлены? Понимаю — особенности моего интереса, его, так скажем, специфика вызывает подозрение, согласен. Однако, ежели вы подозреваете во мне террориста, тогда выходит, что мы с Альбертом Адамовичем из одной шайки.

Александр Юрьевич расхохотался.

Хохотнул и гость, вторя хозяину.

— Вообразили, да? Представили меня, хромого инвалида, и нашего общего пожилого друга в одной шайке, да? И, господи прости, вместе с нами еще и Зинаиду Янну представьте с автоматом Калашникова наперевес!.. Ну а ежели говорить серьезно, так я не хочу открываться вам до поры лишь для того, чтобы ваш рассказ не был предвзятым. Понимаете?

— Кажется, да. Что вас интересует в первую очередь?

— Обещанный кофе с печеньем.

— Ну, это-то проще всего. Угощайтесь.

Журналист Иванов погасил газ под пузатым чайником, разливая кипяток по чашкам с кофейным порошком на донышках, между делом посетовал, мол, электрочайник сломался, и абсолютно нет времени на его починку, хоть и поломка пустяковая. Гость пригубил горчайший напиток, хрустнул печеньем, а хозяин включил портативный компьютер и попросил разрешения "подымить". Гость разрешил и, в свою очередь, испросил дозволения включить плеер-диктофон. Двое мужчин на маленькой кухне обменивались вежливыми просьбами, будто киношные интеллигенты из фильмов времен хрущевской "оттепели".

Следующий час с четвертью говорил в основном Александр Юрьевич, отрываясь от монитора лишь ради того, чтобы подогреть кипяток в чайнике, добавить печенья или прикурить новую сигарету. Сведения, "нарытые" журналистом, занимали до хрена байтов на жестких компьютерных дисках. Александр щелкал клавишами и зачитывал отдельные отрывки, "прокручивая" текстовые массивы, добавлял кое-что, не увековеченное на хард-диске, типа: "Начальник службы безопасности, вообще-то, тот еще фрукт. Мандарин переспелый. Кислый фрукт, въедливый", или: "Вице-президент, между нами, еще та штучка, шельма, каких мало. Гусь лапчатый, рядящийся под воробушка", или: "Президент, мой тезка по отчеству, считает себя "белой костью" и держится, как индюк надутый", и т.д и т.п.

Спустя час с четвертью древний телефонный аппарат на столе требовательно зазвонил, оборвав складную речь журналиста на полуслове. Александр Юрьевич извинился перед гостем, снял тяжелую эбонитовую трубку на длиннющем витом проводе, ответил на звонок:

— Да, Иванов слушает...

Смяв ухо старинной трубкой, он молча слушал, бежали секунды, и выражение его лица менялось — все ближе и ближе к переносице смещались брови, взгляд становился все более и более отрешенным, уголки губ сползали книзу, появились розовые пятна на молочных щеках.

Примерно минуту он молча слушал, после чего сказал в трубку упавшим голосом: "Я понял, да..." — положил ее на рычаги телефонного аппарата и, взглянув на гостя шальными глазами, произнес с дрожью:

— Племянница Зинаиды Янны звонила. Кораблевы в Склифе. Альберт Адамович в реанимации, у него перелом шейных позвонков, а Зинаида Янна говорит, что на них напал...

— Какой кошмар! — воскликнул хромоногий гость, не дав хозяину закончить фразу. Восклицая, инвалид нагнулся над столешницей, снял трубку с телефонного аппарата и заявил решительно: — Я должен сделать срочный звонок! — Удерживая трубку кистью в черной перчатке, он дважды крутанул диск указательным пальцем левой руки. — Алло! "Скорая помощь"? Запишите адрес... — Инвалид продиктовал домашний адрес Александра Юрьевича Иванова, адрес той квартиры, где гостил в данный момент. — Записали? Срочно приезжайте! Известный и всеми уважаемый журналист "Частной газеты" лежит у себя в кухне без сознания и... И чуть не забыл! Захватите шины и перевязочный материал! У господина журналиста, помимо прочего, множественные переломы конечностей... Нет, это не ложный вызов... Кто говорит? Я — кто, вы спрашиваете? Я — доктор Пилюлькин, друг Незнайки и Самоделкина... Нет, я трезв, аки стеклышко... Да нет же! Я вполне серьезно...

Александр Юрьевич слушал разговор своего хромоногого гостя с дежурной станцией "Скорой помощи", и мозг господина журналиста отказывался понимать услышанное. Мозг бастовал, но внутренний импульс, именуемый "инстинктом самосохранения", просигналил SOS всем системам организма и вынудил рослое, отменно развитое тело журналиста Иванова действовать незамедлительно.

В теле Саши Иванова словно сработали тысячи пружинок, пальцы схватились за гнутую ручку пузатого чайника и метнули обжигающе горячий, на две трети полный кипятка чайник в хромого насмешника.

Беззаботно болтавший по телефону инвалид с легкостью необычайной увернулся от опасного снаряда. Чайник пролетел над целью, стукнулся об угол холодильника, слетела круглая крышка чайника, зацепившись за гнутую ручку, развернув пузатое нутро, из которого плеснуло кипятком.

Обжигающий маленький водопад хлынул на опустевшее сиденье стула. Инвалид соскочил со стула будто ошпаренный, к несчастью для Иванова, всего лишь "будто".

Гость покинул насиженное место за секунду, не более, до того, как брызнуло кипятком. Гость, быстрый и гибкий, как кобра, умел перемещать себя с поистине змеиной грацией и с фантастической скоростью атакующего змея.

Черные жалящие пальцы воткнулись Иванову в подмышечный нервный узел, мягкие пальцы левой кисти инвалида прилипли к запястью журналиста, к запястью той руки, что метнула чайник и не успела еще согнуться после броска. Поворот запястья, нажим под мышкой, и конечность ломается. Хромая нога гостя цепляет стопу хозяина в домашней тапочке, рывок, и журналист падает. Массивный ботинок на здоровой ноге бьет по войлоку тапочки и дробит стопу. Еще секунда, еще тычок ботинком на хромой ноге в ребра, и дело сделано — журналист лежит на полу, на спине, безопасный для гостя, изувеченный, а инвалид-агрессор стоит над ним и добродушно улыбается.

— К... к... кто т... ты? — спрашивает журналист.

— Ха... — усмехается инвалид, поправляя дужку очков на переносице. — Надо же, а?! Он, живучка такая, еще и разговаривает! Ему давно положено вырубиться, а он, молодчинка, находит силы базары тереть!

— К... кто ты? С... ска...жи... кто?..

— Что ж, скажу. Я — Бультерьер, запомнил? Кликуха такая у меня собачья, сечешь?

— Д... да...

— Вот и чудненько, что просек и что запомнил. Твой ноутбук с базой данных на "Никос" и еще кое-что твое, личное, я реквизирую, свой диктофон-плеер заберу, а входную дверь закрывать не стану, лады? Передавай привет врачам "Скорой" от доктора Пилюлькина по кличке Бультерьер, когда и если они приедут. Ежели, конечно, сумеешь и впредь оставаться в сознании, в чем я лично глубоко сомнева... О! Вырубился. Все, как доктор прописал. Пилюлькин. По кличке Бультерьер...

Глава 2

Она — телохранитель

Здание, принадлежавшее концерну "Никос", расположилось на одинаковом расстоянии и от Кольцевой автодороги, и от Садового кольца. Здание некогда принадлежало министерству, которое переехало ближе к кольцу Бульварному накануне президентских выборов 96-го. Улучшив свое положение на схожей с мишенью столичной карте, говоря образно: угодив в престижное яблочко условной мишени, министерские работники расплачивались кто долгими часами в автомобильных пробках, а кто и печальной необходимостью добираться до работы на метро. С точки зрения автовладельца старое министерское здание располагалось в гораздо более удобном месте. Особенно после пуска отдельных участков так называемого "третьего транспортного кольца".

Всякий раз, садясь за руль своего верного механического коня надежной породы "Форд", Зоя мысленно благодарила работодателей из "Никоса" за то, что у них хватило ума облюбовать местечко для штаб-квартиры концерна аккурат между спальными и деловыми районами мегаполиса. Сворачивая где надо во дворы, объезжая чреватые автоосложнениями перекрестки, наращивая, где можно, скорость и сбрасывая ее, где это неизбежно, в общей сложности Зоя тратила на дорогу до службы не более часа в любое время года и суток, в любой день недели.

Сегодня у нее выдался выходной, но пришлось завести мотор "Форда" ровно за час до того времени, когда должно очутиться на служебной автостоянке подле многоэтажной башни с эмблемой "Никоса" вместо крыши. Ровно в 6.00 утра женщина вставила ключ с пластмассовым брелоком в щель замка зажигания, а уже в 6.42 заглушила мотор. Сегодня обычная пунктуальность обошлась боком. Вереница автомашин должна отправиться к крематорию в 7.00, но, конечно, в действительности траурный забег начнется чуть позже, и, значит, как минимум полчаса придется скучать в машине. Можно, разумеется, выйти, подняться в офис и поскучать там, но неохота.

— Неудачно день начинается, — констатировала Зоя, откинулась на спинку сиденья и включила автомагнитолу, запустила CD-диск с записью последнего альбома "Пинк Флойд".

Откровенно говоря, Зоя вовсе не стремилась поучаствовать в символических проводах коллеги Степанцева в пресловутый "последний путь". Говоря строго, Федор Степанцев не являлся ее "коллегой". Пусть и числился Федя в штатном расписании концерна в той же должности, что и Зоя, — "телохранитель", но на деле выполнял всего лишь декоративные функции пугала. Будь ее воля, Зоя сейчас бы спала в мягкой постели, а не дремала в жестком кресле, однако Евгений Владимирович Пушкарев, возглавляющий службу безопасности "Никоса", велел участвовать в проводах всем подчиненным ему сотрудникам, свободным сегодня от несения службы, вот и пришлось Зое приехать, угробить утро ради траурных формальностей.

Зоин "коллега" Федор Степанцев помер исключительно глупо — переборщил со стероидами и загнулся в качалке под многопудовой штангой. Коэффициент интеллекта — IQ — усопшего Феди измерялся в сотых долях, а масса бицепсов с трицепсами тянула на центнеры. В прошлом году Федор Степанцев занял призовое место на чемпионате Москвы и области по бодибилдингу и на другой же день после церемонии награждения приперся в кабинет начальника Пушкарева с категорическим требованием повысить и без того нехилый оклад. Мол, я, призер, получаю меньше какой-то бабы! Доколе, дескать, будет продолжаться эта вопиющая несправедливость! "Какой-то бабой" Степанцев обозвал, разумеется, Зою, ибо других телохранителей женского пола в "Никосе" просто не было.

Мудрый Пушкарев не стал объяснять тупому амбалу, что должен иметь высокооплачиваемый телохранитель помимо выдающегося здоровья и чего он или она должен или должна уметь. Пушкарев не стал говорить, что "какая-то баба" на самом деле уникальный кадр, что ее присутствие рядом с охраняемой VIP-персоной легко шифруется под сопровождение босса симпатичной секретаршей, что Зоя несет реальную службу, а призеры вроде Феди нужны только для антуража, что она стреляет великолепно с обеих рук, а у качка палец не чувствует курка, что... Короче, Евгений Владимирович Пушкарев, вместо того чтобы попусту тратить время, согласился прибавить к зарплате призера требуемую сумму, но только в том случае, если Федя "сделает" эту "бабу" на ринге.

Дуэль между алчным бодибилдером и "какой-то бабой" состоялась в спортзале, оборудованном в подвале здания штаб-квартиры концерна "Никос" при изрядном стечении свободной от охранной деятельности публики. Зое претило участвовать в воспитательном мероприятии, да еще и в качестве главной воспитательницы, но Пушкарев сказал: "Надо. Дабы остальным неповадно было". И она подчинилась.

Умора, как они смотрелись в паре, Зоя Сабурова и Федя Степанцев. Она — хрупкая женщина под метр шестьдесят с красивой фигурой и смазливым личиком, можно сказать, "девушка", еще вполне можно, хоть ей и тридцать с хвостиком. Он — двухметровый громила поперек себя шире, с мордой, которую принято характеризовать расхожей фразой: "Кирпича просит". И действительно кажется, что, кроме как кирпичом, с его морды не собьешь выражение уверенного в своей физической мощи дебила.

"Слон", — думала она.

"Моська", — ухмылялся он.

Так, с ухмылкой на губах, он и полетел. В буквальном смысле — полетел. Из центра ринга за канаты. Замахнулся на Зою, а она, пока он замахивался, шагнула навстречу, и будто волна пробежала по ее хрупкому телу, и ее мягкие ладони, как бы сбрасывая, отпуская эту волну, толкнули его рельефный торс по направлению вперед и немного вверх. И он полетел, словно мячик...

...Зоя родилась недоношенной и, как утверждали доктора, с неизлечимой болезнью крови. Ее мама преподавала физику в вузе, а папа был инженером. Не "работал инженером", не "занимал инженерную должность", а именно был. Как принято говорить в похожих редких случаях: он был инженером от бога.

Вскоре после рождения дочери удрученному ее болезнью отцу предложили отправиться в длительную командировку за рубеж, в дружественный Вьетнам, и он не смог отказаться. Во-первых, ему посулили денег, во-вторых, и это главное, предстояло внедрять во вьетнамскую жизнь его же авторские инженерные разработки. Папа уехал на целый год, младенец Зоя осталась с мамой и бабушкой.

Во Вьетнаме русский специалист неожиданно серьезно занемог. Очень серьезно, речь шла о жизни и смерти. Дипломированные медики пытались ему помочь, но тщетно, и тогда вьетнамские товарищи отвезли слабеющего не по дням, а по часам инженера в деревню близ Ханоя, к местному знахарю.

Знахарь, играючи, поставил на ноги ценного специалиста, а русский через переводчика поведал светилу народной медицины Востока о дочурке с болезнью крови и спросил у светила совета. Светило покачало лысой головой со смешной бороденкой а-ля Хо Ши Мин и заявило: девочка избавится от "дурной крови" в том случае, если ее ежедневно кормить свежими трепангами.

Где в СССР водятся трепанги? Разве что на Дальнем Востоке. Но отец больного ребенка посчитал, что проще продлить контракт с зарубежными нанимателями и вывезти семью во Вьетнам, чем переезжать из Москвы во Владивосток.

Таким образом, совсем-совсем маленькая советская подданная Зоя Сабурова оказалась в братском Вьетнаме. Папа работал не покладая рук, мама сидела с дитем и каждый день ходила на рыбный рынок за дешевыми — по донгу за штуку — трепангами.

И случилось чудо — девочка избавилась от неизлечимой болезни. Однажды доктор из советского посольства взял у малышки очередной анализ крови и ахнул — нормальная кровь нормального ребенка, никаких, патологий.

Счастливый отец повез дочь к деревенскому знахарю со смешной бородкой. Папа щедро наградил знахаря, а тот, довольный, пожелал осмотреть девочку и нашел, что у нее "слабое хи".

"Хи" по-вьетнамски — это то же самое, что "ки" по-японски или "ци" по-китайски. Это — "внутренняя жизненная энергия". Знахарь посоветовал научить девочку "тайки-куэн", что в переводе означает "кулак великого предела". И не стоит бояться грубого "кулак" в сочетании с романтическим "великого предела". Да, тайки-куэн — это прежде всего один из видов единоборств, придумали его китайцы, на их языке он называется "тайдзи-цюань". Да, техника тайдзи-тай-шоу, что означает "толкающие руки", является грозным оружием, но упражнения по методикам "великого предела" — это еще и самый короткий, самый эффективный и самый безопасный путь гармонизации жизненных сил.

Недаром Великий Кормчий, товарищ Мао, собрал когда-то лучших мастеров тайдзи и повелел создать комплекс упражнений для оздоровления нации.

Недаром созданный по указу Мао комплекс из двадцати четырех плавных движений хитрые западные капиталисты позаимствовали у Красного Китая и заставляют его разучивать тружеников передового капиталистического производства.

Недаром в СССР в разгар перестройки тайдзи-цюань приобрело ажиотажную популярность "... Впрочем, вьетнамский дедушка советовал обучать Зою "великому пределу" в те времена, когда Горбачев целовался с Брежневым... Однако, раз уж зашла речь о тайдзи в СССР, признаемся честно — у отечественных фанатов сего мягкого стиля кунг-фу ни здоровья, ни боевых навыков не прибавлялось, как бы они ни фанатели, поскольку не было у нас Учителей, сравнимых — хотя бы сравнимых! — по классу мастерства с Наставником, коего порекомендовал Зонному папе знахарь из деревушки в окрестностях города Ханоя.

Знахарь поведал, где в Ханое практикует Настоящий Мастер, разрешил при знакомстве с Мастером сослаться на себя, светлейшего, и вскоре мама начала водить малышку Зою на занятия к старику-китайцу.

Он был "хуатяо", Зоин Учитель, то есть китаец, живущий за пределами Поднебесной. К хуатяо коренные жители Вьетнама относятся так же, как российский интернационал к евреям. В том смысле, что кто-то относится к ним адекватно, а кто-то наоборот. Поначалу китайский Мастер просто побоялся — пуганый был — отказать семье советского специалиста, тем паче что русский сослался на авторитетного знахаря из числа национального большинства. Потом Мастер проникся к белой девочке любовью и жалостью. Узкоглазые люди вообще очень чадолюбивы. Затем девочка начала крепнуть и делать первые успехи, и он стал жалеть ее еще больше. Мастер разглядел в ней искру недюжинного ума, он знал, что умным жить в этом мире гораздо труднее, чем всем остальным, отсюда и острая, щемящая жалость, пронзающая иглой его доброе сердце.

Мастер плюнул на табу, на запреты делиться секретами Искусства "великого предела", которые веками оставались достоянием его семьи, и научил малышку притворяться простой, становясь сложной, добиваться своего, соглашаясь со всем, казаться побежденной, когда выигрываешь, и победительницей, когда поражение неизбежно.

Он учил ее без слов. Его вопросами были пассы "толкающих рук", ее ответами — понимание сути его движений. Он учил ее находить в себе все ответы на любые вопросы. Его наука походила на игру, на веселую забаву взрослого с малышом. За малостью лет девочка не осознавала, чему ее учат и что ее вообще учат чему-то. Но она училась, и он ее учил.

Думала ли мать девочки, с умилением наблюдая за "игрой" старого китайца с малышкой, что много-много лет спустя, после смерти Зонного отца, после Зонного неудачного замужества, после того, как Зоин институтский диплом станет никому не нужным в новой России, привитые китайским Мастером навыки подсознательного понимания бытия помогут Зое Михайловне Сабуровой найти сытое место в диких московских джунглях конца двадцатого века? Нет, конечно, ни о чем подобном ее мама не думала, глядя на улыбающегося китайца и смеющуюся маленькую дочурку.

А думал ли бывший спецназовец, учредивший "курсы по подготовке частных телохранителей", что серьезная девушка с высшим техническим образованием, одна из первых откликнувшаяся на его рекламное объявление, окажется лучшим, самым талантливым и самым усидчивым курсантом?

А телохранители по найму из отставных оперов-комитетчиков, думали ли они, что смазливая бабенка с несерьезной справкой об окончании анекдотических курсов, пришедшая наниматься в только что организованное Охранное агентство, вскоре будет приглашена в суперконцерн "Никос", единственная из всего агентства?..

...Бибикнул клаксон, впритирку к Зоиному "Форду" припарковался "Мерседес" Евгения Владимировича Пушкарева. Начальник перелез из водительского кресла в соседнее, опустил стекло на правой автомобильной дверце, Зоя выключила музыку и тоже опустила прозрачную преграду.

— Доброе утро, красавица, — пророкотал басом начальник.

— Шутите? Какое же оно "доброе"? Не на танцы ехать собираемся.

— А я гляжу, ты разоделась как на бал.

— Темно-синий брючный костюм, по-вашему, не годится для крематория?

— Лучше в черный и построже.

— Евгений Владимирович, в четырнадцать ноль-ноль я обязана быть вместе с сыном на цирковом представлении. У отца моего ребенка сегодня премьера номера. Ребенку обещано на нее попасть.

— Намекаешь, что на поминки ты...

— Не пойду, хоть режьте. Заезжаю к маме за дитем и в цирк.

— Из крематория в цирк... М-да, угораздило тебя, Сабурова, родить от клоуна.

— Хуже — от фокусника. Любовь зла, Евгений Владимирович, и она, злорадствуя, маскирует козлов под принцев. Спасибо небесам хотя бы за то, что мой сын унаследовал от своего папаши цвет волос и только... Евгений Владимирович, а кто это? Вон тот, гориллообразный?

Пока они беседовали, из дверей здания "Никос" начался исход сотрудников, которые ожидали условленного времени в офисных помещениях службы безопасности. Всех, кроме одного великана, Зоя прекрасно знала.

— Это, Сабурова, новенький. Взят на должность покойника Феди. Чемпион Москвы по бодибилдингу, между прочим. Первое место в этом году взял.

— Он знал Федю?

— Может, и видел на соревнованиях по культуризму. А может, и не видал покойника ни разу в жизни. Я велел новичку поприсутствовать, чтоб посмотрел, какое шикарное поминальное мероприятие мы закатим, чтобы сразу понимал — мы семья, по-иностранному — "мафия".

— Вы циник, Евгений Владимирович.

— А ты разве нет?

Для скорбящих сослуживцев подали автобус. Специально для тех, кто оставляет личные авто на служебной стоянке в связи с желанием отравиться алкоголем на поминках. Таковых желающих оказалось большинство. Автобус с эскортом из дюжины легковушек тронулся, разумеется, чуть позже назначенного часа, ожидая опаздывающих. Дорога предстояла неблизкая, для прощания с Федором Степанцевым "мафия" арендовала загородный крематорий, самый дорогостоящий и престижный из представленных рынком ритуальных услуг.

Выстроенный целиком из мрамора в тиши подмосковных лесов, вдали от шумных автострад и населенных пунктов, по-домашнему небольшой крематорий обслуживал максимум три группы скорбящих в сутки — утром, днем и вечером. И никакого конвейера, и никаких встреч между группами, все четко, все продумано до мелочей. Основная фишка эксклюзивной кремации заключалась в том, что усопшего сразу же после церемонии прощания предавали огню, как предают земле умершее тело на кладбищах. А наивысшим техническим достижением дельцов престижного ритуала являлось ноу-хау под названием "бездымный процесс". То есть — ни единой зловещей трубы над мраморной постройкой не торчало.

Автобус и кортеж легковых автомобилей припарковались на просторной, охраняемой автостоянке. Более никакого транспорта на стоянке не наблюдалось, а значит, родственники покойного задерживались. Скорбящие сослуживцы пошли по ухоженной сосновой аллее, поднялись по мрамору ступенек, расположились в зале для ожидания. Родственники прибыли вскоре, и церемония началась без промедлений.

Гроб с покойным нарядным Федей Степанцевым лежал на постаменте посередине круглой залы. У подножия постамента теснились венки, с потолка свисало, распластавшись над открытым гробом, нечто черное и бархатное. Играла оригинальная траурная музыка — квартет музыкантов на подиуме за гробом исполнял сочинение современного композитора, написанное по заказу владельцев этого, конкретного крематория. Скорбящие теснились полукругом у стен. Отменно поставленным голосом с профессиональным трагизмом солидный церемониймейстер средних лет толкал речь о невосполнимой утрате.

Зоя покорно слушала церемониймейстера, старалась не смотреть в сторону родственников и мысленно прощала Феде все обиды и сама просила у усопшего прощения, пока в речь церемониймейстера и в ее мысленный монолог не вклинился шепот Евгения Владимировича.

Как-то очень естественно, бочком-бочком, не привлекая к себе особенного внимания, господин Пушкарев переместился поближе к Зое, как-то очень ловко, будто смахивая скупую мужскую слезу, нагнулся к ее уху и прошептал:

— Сабурова, я, старый пень, совершенно запамятовал поговорить с тобой о главном. Слушай, Сабурова, твой подопечный прилетает завтра в девять, с утреца, да?

— Может быть, после поговорим? — прошептала Зоя, оглядываясь украдкой. Нет, никто не заметил, что они с начальником шушукаются в самый-пресамый неподходящий момент. Пока никто.

— А чего время зря терять? Или тебе интересно слушать речугу этого попугая? Или музыка понравилась?

— Вы циник.

— Ага, первый циник на деревне. Слушай, Сабурова, встретишь завтра Николая Маратовича, вверни ему по дороге из Шереметьева, мол, Пушкарев хотел бы пробиться в течение дня к нему на прием, а то к Маратовичу очередь вплоть да четверга будущей недели и...

И тут прогремел взрыв! Рвануло в гробу под лопаткой у покойника. Не то чтобы оглушительно, но звучно. Не так, чтобы особо мощно, однако боковины гроба покорежило и верхнюю половину мертвого тела Феди Степанцева подбросило. С перепугу упал на пол ничком церемониймейстер и закрыл затылок руками. Кинулись врассыпную музыканты. Завизжали женщины из числа родственников.

А мертвое тело Степанцева тем временем продолжало гнуться в окоченевшей пояснице.

— Родственников на улицу! — заорал Пушкарев. — Савельев, обеспечить родственникам медпомощь! Корастылев, останься, осмотришь, сам понимаешь что, сам знаешь на предмет чего. Смирнов, к администрации, узнай, кто подходил к гробу и когда, всех задержи! Наумов и Александров отвечают за порядок на парковке! Родственников в автобус! По машинам свободные и ждать остальных!

Поднаторевшие на ниве безопасности сотрудники выполняли приказы начальника быстрее, чем он успевал их отдавать. Одни бросились открывать двери, другие окружили стайку шокированных родственников. Спец по компьютерам и взрывному делу (редчайшее сочетание) Корастылев шагнул к гробу. Смирнов побежал к запасному выходу, к дверце, за которой скрылись музыканты. Только новичок, чемпион по бодибилдингу, принятый на работу вместо Степанцева, стоял столбом с отвисшей челюстью и, вылупив бельма, таращился на своего предшественника.

Меж тем покойник выпал из гроба с изуродованными боковинами, свалился с постамента, лег на венки, выставив на обозрение спину.

Наряжали мертвеца в морге для обеспеченных в фирменный костюмчик, пошитый специально для усопших на практичном Западе, где резонно полагают, что не фига зря переводить ткань и прикрывать те части отжившего тела, которые все равно никто, кроме кочегаров крематория, никогда не увидит.

Зрелище обнаженной спины цвета хозяйственного мыла с рваной раной промеж лопаток вызвало у гориллообразного чемпиона столбняк.

— Мужчина! — Зоя подскочила к остолбеневшему бодибилдеру, взяла его за грудки, встряхнула. — Мужчина, очнитесь!

— А?..

— Чеши отсюда, я сказала! Бегом, марш! — Зоя подтолкнула чемпиона к выходу и в два прыжка оказалась рядом с ожидающим бомбежек церемониймейстером на полу. — Вставайте и на выход, церемония окончена! Быстро вставайте с пола, простудитесь.

— Больше взрывов не будет? — задал наивный вопрос профессиональный Харон, убирая руки с затылка, отрывая от мраморных плит перекошенное гримасой ужаса лицо.

— Не знаю, — соврала Зоя.

На самом деле она была уверена — бояться нечего. Это же очевидно, как дважды два: цель злоумышленников — превратить трагедию в фарс, хотели бы большего — заложили в гроб не пукалку, а чего посерьезнее.

Вопрос, как они сумели засунуть в гроб пукалку?.. И кто эти чертовы "они"? Кто эти юмористы хреновы?.. И зачем понадобилось устраивать кощунство?.. Как? Кто? На фига?..

Размышляла о злободневном Зоя Сабурова, сидя за рулем "Форда" на парковке в начале аллеи, ведущей к мраморному крематорию. Пушкарев велел взять ситуацию под контроль и ждать. Те, кому было ведено, исполняли приказы начальника, свободные не суетились, не мешали людям работать.

"Ловкости устроителям сегодняшней пародии на теракт не занимать, — думала Зоя, изредка поглядывая на часы. — При желании они могли бы начинить труп тротилом, и взрывоопасное чучело человека рвануло бы в топке крематория. Выдержали бы несущие опоры мраморного строения? Могли бы и не выдержать. И что тогда?.. Тогда был бы скандал огромных масштабов... А что мы имеем на настоящий момент?.. Скандальчик, который останется между нами, между "Никосом" и хозяевами крематория. Обеим сторонам не нужны лишние разговоры... И каков вывод?.. Он очевиден — нас запугивают, нам демонстрируют ловкость и решительность... И цинизм за гранью всякой морали... Черт! Черт побери, уже одиннадцатый час, мы с Лешкой в цирк опаздываем!.."

Небо сжалилось над материнскими проблемами Зои, вдалеке сосновой аллеи нарисовались Пушкарев, Смирнов, Корастылев и двое служителей крематория. Все, кроме Пушкарева, были нагружены ворохом пальто, шуб и полушубков. К автостоянке тащили верхнюю одежду сотрудников "Никоса" и скорбящих родственников, каковая была ими оставлена в смежном с основным круглым залом помещении.

"Сейчас Пушкарев отправит родственников и две трети подчиненных восвояси, — легко догадалась Зоя и повернула ключ в замке зажигания. — Для следственно-розыскных мероприятий я Пушкареву на фиг не нужна, — Зоя плавно тронула "Форд", выруливая к дороге на волю, опустила стекло в автомобильной дверце. — Ну а для меня в настоящий момент время дороже норкового манто..."

Плавный вираж, "Форд" притормаживает, загородив путь Пушкареву и носильщикам верхней одежды, Зоя высовывается в открытое оконце:

— Евгений Владимирович, разрешите мне...

— Езжай, Сабурова.

— Смирнов! Макс, прихвати в офис мои меха, хорошо?

— О'кей, Зоя Михайловна.

— Евгений Владимирович, если что — мой мобильник включен и всегда под рукой...

Рев стосковавшегося по лихой езде мотора, и верный механический конь мчит умелую наездницу из Подмосковья в Черемушки, где у Зоиной мамы гостит внучек Алешенька. Домчались с ветерком и мелкими проблемами, за неуемную прыть четырехколесного коня наезднице пришлось отдать постовым ГИБДД на въезде в столицу хрустящую денежку с портретом американского президента.

Бабушка и внучек дожидались наездницу Зою у парадного, как и было ведено вечно опаздывающей одинокой матерью с редкой профессией посредством мобильной телефонной связи. Два слова бабушке своего сына, одевание "ремня безопасности", специально подогнанного до размеров маленького человека, на ребенка, и снова педаль газа в пол, и вновь гонки.

В окрестностях цирка "Форд" появился без десяти два. Пальтишко, шарфик и шапочку четырехлетнего Леши мамаша закинула на заднее сиденье автомобиля, дабы сэкономить минуты, необходимые на получение номерка в гардеробе. За руку с ребенком пробежались по холодку, Зоя протянула билетерше заранее приготовленные билеты и снова бегом, через фойе, по лестнице, в зрительный зал. И, рассыпаясь в извинениях, вдоль коленок более дисциплинированных зрителей к своим местам. Едва сели — цирковой оркестр заиграл туш, и Зоя с превеликим облегчением вздохнула — успели, слава всем богам! Она сдержала слово, данное маленькому человеку, самому для нее дорогому человечку на всем земном шарике, своему сыну...

Начало цирковой программы Зое не запомнилось совершенно. Как только она перевела дух, мысли ее умчались вдаль от манежа, мысленно она вернулась в крематорий и всей душой посочувствовала Пушкареву, который вынужден был объясняться с родственниками покойного, решать, как поступить с Фединым телом, как быть с поминками, с чего начинать расследование инцидента. Конечно, Евгений Владимирович уже принял все нужные решения, уже тащит на себе груз ответственности, но...

Но вот конферансье, ужасно, кстати, похожий на церемониймейстера из крематория, объявил:

— Выступает лауреат четвертого международного конкурса артистов оригинального жанра Алексей Сабуров!

Зазвенели литавры, сын дернул Зою за рукав и прошептал:

— Мама, а я тоже Алексей Сабуров.

— Да, и ты тоже, — кивнула мама. — Не отвлекайся, слушай дядю во фраке.

Сынок собрался было полюбопытствовать, что такое "фрак", однако литавры уже отзвенели, и конферансье провозгласил праздничным баритоном:

— У нас на манеже... — конферансье взял эффектную паузу, барабанщик заиграл дробь, — папа Карло!

Маленький Леша Сабуров встревожился:

— Мама! Мама, мой папа не карлик!..

— Разве ты забыл сказку про Буратино?

— Я помню! У Буратино был папа карлик, а мой папа...

— Лешка, не морочь мне голову! Смотри — вон твой папа выходит с бородой из ваты и в драных штанах. Смотри-смотри!..

* * *

Из-за кулис вышел артист Сабуров в костюме Деда Мороза, с которого сняли шубу, валенки и оторвали полбороды. Очевидно, именно таким художник — постановщик номера представлял себе столяра Карло из сказки бессовестного плагиатора Толстого (тоже, между прочим, Алексея).

Вслед за весьма спорным образом батьки Карло на арену выскочила Мальвина. Девочка с голубыми волосами, вся из себя в кружавчиках, выглядела далеко не девочкой, а дешевой шлюхой из второразрядного притона. Третьим выбежал пудель, самый настоящий, о четырех лапах, публика догадалась, что это Артемом, однако особо глазастые взрослые недоумевали, отчего Артемон сука, когда, согласно сказке, должен быть кобель.

Черт знает почему оркестр заиграл "Янки дудл". Под звуки народной американской музыки пахан Карло, шлюха Мальвина и сучка Артемон сделали круг почета по арене. "Кончится тем, что дирекция стационарного цирка прогонит моего бывшего за откровенную халтуру к чертовой матери в шапито", — не без злорадства подумала Зоя, пытаясь вспомнить, сколько пятилеток тому назад состоялся четвертый международный конкурс артистов оригинального жанра, на котором иллюзиониста Сабурова премировали дипломом.

Дирижер взмахнул палочкой, оркестр резво сменил тему, зазвучала мелодия ретрошлягера из репертуара Аллы Борисовны про маленького волшебника, эдакого Гарри Поттера застойных времен, с которым даром мучился самый известный маг. Помнится, двухгодовалый Леша, впервые услыхав эту песенку в детской телепередаче, спросил у Зои: "Мама, а "даром" — значит бесплатно?"

Под звуки веселенькой, некогда популярной мелодии чернорабочие сцены, именуемые вежливым словом "униформисты", выволокли из-за кулис картонное бревно, на манер того, что носил по Красной площади Ленин, и бензопилу типа тех, что так любят маньяки из американских ужастиков.

Иллюзионист Сабуров, он же папа Карло, взял в руки пилу, дернул за пусковой рычажок, и — В-Ж-Ж-Ж — пила запела и пахнуло бензином.

Униформисты положили картонное бревно посередине арены, Мальвина сделала книксен, пуделиха встала на задние лапы, а фокусник Сабуров, размахивая смердящим и жужжащим инструментом, приготовился выпиливать Буратино.

Оркестр стих, шлюха Мальвина захлопала невероятно длинными накладными ресницами, изображая испуг, гавкнула пуделиха, и фокусник полоснул бешено вращающимися зубчиками по картону. И раздался глухой, как из гроба, крик. Кричал спрятавшийся в бревне Буратино. Кричал так, будто его и правда режут по живому. А из-под зубьев пилы вместе с картонной трухой вдруг полетело что-то бурое и липкое.

Фокусник Сабуров отшатнулся от бревна, бросил на арену жужжащую пилу. Позабыв об изяществе, Мальвина подпрыгнула, ойкнула и схватилась руками за разукрашенное гримом личико. Поджав куцый хвост, припустила за кулисы пуделиха, ей навстречу бежали озабоченные униформисты и побледневший конферансье.

— Нестандартный ход, — расслышала Зоя вальяжный комментарий взрослого зрителя, сидевшего рядом выше. — Оригинальное режиссерское решение номера, но не для дневного детского представления.

— Деда! Деда, а... А он Булатину... Он Булатину насмелть залезал?.. — спросил вальяжного дедушку внучек, задыхаясь от радостного восторга.

Чего ответил сведущий в режиссуре деда кровожадному внуку, Зоя уже не расслышала, потому что рядом с ней отчаянно зарыдал сынишка Леша.

Лешка рыдал навзрыд, галдели, кто радостно, кто испуганно, дети, вставали с мест и уводили особенно впечатлительных малышей родители. Из оркестровой ложи удивленно взирали на круг арены дирижер и оркестранты, из-за кулис подглядывали циркачи и должностные административные лица, униформисты ловили самопроизвольно вращающуюся, жужжащую бензопилу. Фокусник Сабуров мял лицо ладонями, Мальвина сдернула с головы фиолетовый парик и кричала: "Врача! Позовите врача", конферансье, склонившись над бревном, добавлял: "И носилки! Врача и носилки! Срочно", а в сумочке у Зои завибрировал мобильник.

"В крематории трагедия превратилась в фарс, в цирке фарс превратился в трагедию..." — подумала Зоя, одной рукой приобняв рыдающего сына, другой доставая трубку мобильника.

— Алло.

— Зоя Михайловна?

— Да, с кем я разговариваю?

— С Семеном Андреевичем.

— С каким Семеном Андреевичем?

— А что, вы знакомы с несколькими?.. Ха! Это я шучу. Я большой любитель крепкой шутки. Скажите-ка, Зоя, что вам больше понравилось: утренний фокус с покойником или неудавшаяся выдумка вашего бывшего супруга с Буратино?

Зоя сильнее прижала к себе сынишку, огляделась по сторонам. Нет, ни одного подозрительного типа с мобильником возле уха не увидела.

— Але, Зоинька! Вы меня слышите?

— Кто вы?

— Вы бы знали, дорогуша, как мне надоел этот скучный вопрос! Я ведь уже представился, запамятовали? А кто я в более глобальном, так сказать, смысле, вы скоро узнаете. Ваш шеф, Евгений Владимирович Пушкарев, безусловно, скоро, очень скоро возьмет мой след.

— Что вам от меня нужно?

— Вот это вопрос по существу! Для начала мне нужно, чтобы вы вернулись к личному транспортному средству марки "Форд". Мне нужно для начала, чтобы вы покинули помещение, где имеются иные средства связи, кроме вашего мобильника. Я не хочу, чтобы вы сразу, прямо сейчас, связались с шефом службы безопасности "Никоса" и доложили о моем звонке. Сядете в машину, закончим разговор, вы подумаете и решите, стоит ли вообще разглашать факт нашего приватного общения, договорились?

— Знаете что, Семен Андреич, я не...

— Тс-с, дорогая! Будьте паинькой, ладно? В конце концов, вы же не одна, правда? С вами ребенок, о нем подумайте.

— Угрожаете? — Зоя вновь внимательно огляделась. Сняла руку с плеча сына, свободную от мобильного телефона руку, нащупала в сумочке рукоятку пистолета.

— О, да! Да, Зоя Михайловна, угрожаю! А что мне еще прикажете делать, чтобы добиться от вас понимания?

— Хорошо... — Пистолетную рукоятку пришлось отпустить, чтобы снова обнять ребенка за плечики. — Хорошо, Семен Андреич, мы уходим... Леша, вставай! Леша, мы уходим!..

— Не слушается мамку пацан?.. Але, Зоя! Вы куда пропали?

— Я на связи, — поспешно откликнулась Зоя, пробираясь к фойе. Сумочка с оружием болталась на лямке, перекинутой через ее плечо, свободной рукой Зоя тянула вслед за собой зареванного Лешку. — Идем, Леша... Алексей, быстрее!..

— Зоинька, вы особенно не переживайте, ладно? Вы лучше мне посочувствуйте — дабы добиться от вас понимания, я провел такую адовую работу, врагу не пожелаю! Вчера целый день шатался, сегодня чуть свет примчался в крематорий, оттуда опрометью в цирк, и все ради того, чтобы произвести на вас, на вас одну, впечатление... Зоя, что вы сейчас делаете?.. Але, Зоя?

— Иду к выходу.

— Вместе с беби?

— Вместе.

— Отлично! А что творится на арене?

— Долго рассказывать.

— И не надо. Вы уже на подходе к фойе?

— Почти.

— Поспешите, пожалуйста.

— Мы спешим.

— Зоинька, поверьте — в машину вы сядете вместе с сыном живые и здоровые, я повторяю — моя цель...

— Я поняла — шантаж.

— Умница! Вы вышли в фойе?

— Да, мы идем к выходу.

— Зоинька, я очень надеюсь, что вы не задержитесь возле вахты на выходе, чтобы попросить жестом у вахтеров бумажку и написать, типа, вы вынуждены болтать по мобиле с негодяем, который...

— Мы прошли вахту, выходим на улицу.

— Поспешите к машине, на улице холодрыга.

— Мы на улице. Вы за нами наблюдаете?

— Возможно.

— Мы идем к машине. Если вы...

— Тс-с, Зоинька! Никаких "если"! Подойдете поближе к "Форду", увидите, что один из "дворников" прижимает к лобовому стеклу белый бумажный прямоугольник.

— Вижу прямоугольник.

— Возьмите его. Это фотография. Сейчас вы видите ее изнанку. Берите фото и садитесь в машину... Да! И, пожалуйста, поберегите нервы вашего беби, сделайте так, чтобы он не увидел, ха, лицевой, так сказать, стороны фото.

— Спасибо за заботу о моем ребенке.

— Ха! А вы мужественная женщина, Зоинька.

— Не оскорбляйте меня. Женщина должна быть женственной.

— Браво! Я вами восхищаюсь. Вы уже в машине?

— Садимся. — Зоя отпустила Лешку, достала из сумочки ключи с брелоком сигнализации, открыла дверцу. — Леша, залезай... Лезь, живо... Алексей, достань с заднего сиденья свои вещи и одевайся... Алло, вы слушаете?

— Внимательно прислушиваюсь, уловил хлопок дверцы. Вы за рулем, сынуля хнычет рядом, не желает одеваться...

— Не хнычет, а плачет. А я... Я любуюсь фотографией...

На цветном, стандартных размеров фото запечатлена физиономия четырехлетнего Лешки, единственного сына Зои Сабуровой, который сейчас утирает слезы в кресле рядом с водительским. На фото Лешка мертвый. В детском лобике дырка от пули с запекшейся по краям кровью. Кожа у ребенка на фотографии с синеватым оттенком, глаза закатились...

— Аде, Зоя!

— Я вас слушаю.

— Мне нравится металл в вашем голосе. Как вам фото?

— Цифровое изображение, обработанное на компьютере и распечатанное на цветном лазерном принтере в стандартном формате фотографии. Ничего особенного.

— Браво, Зоинька! Ни одной истерической нотки! Однако признайтесь честно — вам страшно?

— Чего вы от меня добиваетесь?

— Веры! Я хочу, чтобы вы поверили, что компьютерные фантазии, коими вы в данную минуту любуетесь, могут воплотиться в действительность. Я сумел пошутить в крематории, напакостить в цирке, достать номер вашей мобилы, фото вашего беби, я сумею и воплотить...

— Хватит угроз. Допустим, я испугалась. Дальше что?

— Вы, конечно, можете рискнуть и попытаться спрятать ребенка, скажем, за границей...

— Но вы и там его достанете, я поняла. Что дальше?

— Я уловил нотку иронии в вашем мелодичном голосе. Она, эта нотка, мне не нравится. Помните, в самом начале нашей беседы я обмолвился, типа, Пушкарев скоро нападет на мой след? То была отнюдь не случайная оговорка. Смею надеяться, что уже сегодня к вечеру мудрейший Евгений Владимирович Пушкарев будет в курсе, что Семен Андреич наехал на вашу фирму. Я могу и приврать, но, ежели вы от него узнаете мои тактико-технические характеристики, вам будет гораздо проще простить себя за маленькую уступку кровожадному Бультерьеру...

— Кому?

— Бультерьер — моя кличка. На меня делали миллионные ставки, мне вылизывали ботинки, мною пугали генералов спецназа, я... Но будет хвастаться. Пусть Пушкарев вам обо мне все расскажет. Я засветился специально, чтобы вы поняли... Гм-м... как бы выразиться поизящней... Ага! Придумал! Согласитесь, Зоя, умный боец-легковес априори не станет тягаться силами с Майком Тайсоном, правда?

— Я польщена. Вы потратили море энергии, чтобы напугать слабую женщину. Будем считать, что я трепещу от ужаса. Чего вы добиваетесь? Что я должна сделать?

— НЕ сделать! Вы НЕ должны завтра поутру ездить в Шереметьево-2, НЕ должны встречать Николая Маратовича Казанцева, вице-президента концерна "Никос". Вам нужно отказаться от участия завтрашним утром в охране тела господина Казанцева, милая вы моя телохранительница. Вы...

— Как же, по-вашему, я...

— Стоп! Дайте мне закончить, пожалуйста! Вы поведаете Пушкареву об инциденте в цирке, покажете ему фото и... Да хотя бы заявление об уходе напишите, ваши проблемы, как вы откажетесь от завтрашних должностных обязанностей... Но! Одно веское "но"! Про текущий телефонный разговор, чур, молчок!

— Зрители в цирке видели, как я ответила на звонок, как...

— Полноте вам, Зоя! Кто станет их допрашивать?

— Хотелось бы знать, как вы проверите — доложила я о вашем звонке Пушкареву и не вышла завтра на работу, или...

— Зоинька! Зайчик мой, я уверен — вам многое хотелось бы знать, однако знать вам положено только то, что меня ОПАСНО обманывать, СМЕРТЕЛЬНО ОПАСНО... Как там Лешка? Плачет или уже успокоился?

Зоя посмотрела на сына. Леша устал источать слезы. Малыш сердито надул щеки и сосредоточенно боролся с одежками. Глядя на нахохлившегося малыша, пытающегося одеться, Зоя лихорадочно соображала: "Я отказываюсь завтра встречать Казанцева, и?.. И меня заменят. Кем?.. — Перед внутренним взором Зои промелькнул воображаемый список с фамилиями коллег. — Кто-то из наших — сообщник этого суперкрутого негодяя с собачьей кличкой?.. И его осведомитель..."

— Алле, заинька! Как пацан?

— Взрослеет на глазах.

— Молодец!.. Зоя Михайловна, я еще раз убедительно прошу молчать о нашем с вами телефонном общении.

Засим, как говорится, разрешите откланяться. Душевно надеюсь, что материнские чувства победят эфемерное чувство долга. Пока, моя радость. Берегите сына, он у вас славный.

В трубке запикало. Зоя отключила телефон, тут же подал голос ребенок:

— Мама, почему...

— Лешка, — перебила сына встревоженная мама, — ты у меня мальчик или девочка? Ты, Леша или Глаша?

— Я мальчик! — обиделся Лешка. — Я не девчонка, я мальчик!

— Вот и докажи маме, что ты парень, — сказала Зоя, помогая ребенку закончить трудный процесс облачения в верхнюю одежду. — Сиди тихо, как волчонок в засаде. Не мешай маме думать. — Зоя взялась за ремень безопасности. Специально подогнанная эластичная лента зафиксировала малыша в кресле.

— Мам, а кто тебе звонил?

— Дед Пихто.

— А кто такой...

— Дед Пихто — брат Деда Мороза. Спрашивал, какой подарок подарить Лешке на Новый год. Сказал, что болтунам подарков не привезут.

— Неправда, я слышал...

— Леш, давай-ка рот на замок, как договорились.

— Мама, а куда мы поедем?

— Пока не знаю, — откровенно призналась Зоя, поворачивая ключ в замке зажигания.

— Я не хочу обратно к бабушке!

— Леша, мы ведь договаривались — ты молчишь, как рыбка.

— Как волчонок!

— Да, как волчонок...

По уму, надо бы отвезти его обратно к бабушке да там и оставить. Чтобы шантажист, если он следит за Зоей, поверил — она сдалась, он ею манипулирует, цель достигнута.

"Что может случиться завтра по дороге из Шереметьева с вице-президентом Казанцевым? — думала Зоя, тронув авто, вписываясь в плотный и пестрый столичный транспортный поток. — Его убьют?.. Похитят?.. Предатель-телохранитель убьет Казанцева и скроется с места преступления?.. Предатель вместе с машиной и вице-президентом выедут из Шереметьева и исчезнут?.." Перед мысленным взором Сабуровой вновь возник список возможных замен. Фамилии тех, кто поедет завтра встречать Казанцева, если она откажется. Около дюжины фамилий. Пушкарев остановится всего лишь на одной из кандидатур. Невозможно, чтобы у шантажиста была целая дюжина сообщников. Значит, шантажист как-то позаботился о том, чтобы выбор пал на нужного ему человека. Как?..

Вверенный заботам Зои вице-президент Казанцев возвращался из загранкомандировки, куда летал без телохранителя. Николай Маратович справедливо полагал, что в Брюсселе специфические услуги Зои Сабуровой ему не понадобятся. Второе лицо в концерне, Николай Маратович Казанцев относился к вопросам личной охраны со здоровым юмором и часто говаривал: "Да кому я нужен, ответственный за бюрократию?" В отличие от президента "Никоса" Казанцев практически не участвовал в политико-финансовых игрищах, довольствуясь ролью высокопоставленного исполнителя.

Зоя взглянула в зеркальце заднего вида. Есть слежка?.. Не поймешь — слишком много четырехколесных объектов на дороге. Зоя перестроилась в крайний правый ряд, крутанула руль на первом же повороте.

Следом за "Фордом" свернули "Москвич" и "Запорожец". Зоя прибавила скорость, еще поворот, еще, и "Форд" едет по кривому сонному переулку один-одинешенек. Зоя вздохнула с облегчением, как вдруг сзади возник в меру потрепанный, натужно тарахтящий мотором "Опель".

Зоя сбавила ход, готовая пропустить "Опель", да не тут-то было! Шельмец "Опель" отказывался перегонять "Форд" с женщиной за рулем. Водила в "Опеле" гнал тарахтящего автоконька, точно во что бы то ни стало решил протаранить впередиидущий "Форд".

Переулок изогнулся дугой, Зоя вывернула руль, плавно вписалась в поворот, а настырный "Опель", поворачивая, наддал газу и действительно чуть не врезал передним бампером в задок "Форда".

Поворот пройден, следующий метрах в полутораста, выскочить, что ли, на свободную встречную полосу и тормознуть?.. Пожалуй, это выход — пускай кретин-водитель ее таки перегонит, гонщик чертов, чтоб его черти съели... Черт!

Черт подери! Едва Зоя повернула руль, как из-за поворота навстречу вылетел "мерс"! Быстрее назад! Обратно в свой ряд! У водилы в "Опеле" есть еще пара-тройка секунд, чтобы тормознуть и избежать... Но кретин в "Опеле" ни фига не притормаживает!.. Черт возьми, да он же специально подставляется!..

— Лешка, держись!..

Как ни старалась Зоя, а ее "Форд" все-таки зацепил крыло настырного "Опеля". Визг тормозов, и все три машины встали. Прижался к обочине "Форд", за ним, метрах в шести, остановился ушибленный "Опель". Встречный "Мерседес", проехав пару десятков метров, ухитрился развернуться на сто восемьдесят градусов в тесноте переулка и замер сзади за "Опелем". Ухари в "Опеле" гнали "Форд" и, ясен перец, поддерживали с "мерсом" в засаде мобильную связь, а в результате налицо и пострадавшие и свидетели. Все разыграно как по нотам.

Разумеется, Зоя могла и не останавливаться, однако, черт их знает, устроителей ДТП, вдруг за поворотом еще какой-то сюрприз?..

— Леша, как ты? — Зоя наклонилась к ребенку. — Все нормально, сын?

— Мама, мы попали в аварию?!

— Нам, мальчик, устроили аварию плохие дяди.

— Мама, дяденьки нас...

— Спокойно, малыш. Мама все уладит, — улыбнулась Зоя, накинув на плечо тоненький ремешок изящной дамской сумочки. "Молния" расстегнута, доступ в шелковое нутро ридикюля открыт, а там, помимо мобильника, бумажника, помады и пудреницы, лежит приятно тяжеленький скромных размеров "ППС" — "пистолет специальный самозарядный", широко известный в узком кругу специалистов под шифром "Вул".

— Я на минутку, малыш. — Зоя открыла автомобильную дверцу, ступила каблучком на холодный асфальт, поправляя ремешок сумочки на правом плече.

А из "Опеля" уж вылезла четверка коротко стриженных мужиков и двинулась, корча злобные рожи, к "Форду".

— Твою мать! Ты мне тачку, бля, помяла! — заголосил возглавляющий делегацию лопоухий мужик.

— Сльшь-ка, мать! Ты попала, бля, круто! — заявил отстающий на шаг от лопоухого мужичок с золотым зубом.

— На штуку баксов по крайняку! — объявил сумму "попадалова" мужик с кривым носом.

— Водить научись! — посоветовал замыкающий шествие мужичонка.

Мужики из пострадавшего "Опеля" подходили к Зое, а из "Мерседеса" вылезали свидетели "попадалова", оцененного в одну тысячу американских долларов. Свидетели — точь-в-точь той же масти, что и негодующая четверка, дураку ясно — все это мужичье из одной компании. Скорее всего Зоя нарвалась на таганскую братву, поднаторевшую устраивать "попадалово" лохам-автолюбителям, на пиратов с большой дороги, этаких реальных каскадеров, чисто конкретных.

Случайно нарвалась или по воле шутника-шантажиста? Этот вопрос мучил Зою, вынуждал быть собранной, готовой к любым неожиданностям.

— Глянь! Сама глянь — крыло теперь рихтовать, красить! — Подходя к "Форду", лопоухий замедлил шаг.

Кстати, невооруженным взглядом видно было, что вышеупомянутое крыло братишки правят да красят раз по пять на дню.

— Ща ментов выпишем, ваще на пять штукарей влетишь! — заверил золотозубый со знанием дела.

Вполне возможно, между прочим, что менты на ближайшем посту ГИБДД в доле с каскадерами и их реально "выписать" в шесть секунд.

— На хер ментов! — примирительно махнул рукой кривоносый. — На хер ей права терять. Штукарь нехай отслюнявит и катится. Свидетелей — полна улица, менты, в натуре, ее еще и посадят! На хер нам бабу в цугундер сажать, а? Разве ж мы звери какие?

Свидетелей — Зоя огляделась — вокруг не видать. За исключением штатных в "мерее". Переулок тих и безлюден. Это настораживает, как и то, что не слышно шума моторов за поворотом.

— Мелкого с собой возишь, дура! — Замыкающий делегацию "братков" мужичонка заглянул в салон Зоиного "Форда". — Пацаном, блин, рискуешь!..

Про ребенка это он зря высказался. Реплика прозвучала более чем двусмысленно: то ли имелось в виду, что дура-баба рискует ребенком, так как недостаточно классно управляется с автомобилем, то ли прозвучала угроза втянуть "мелкого" в конфликт.

Зоя привыкла всегда исходить из худшего.

— Спокойно, граждане. — Она, особенно не спеша, сунула руку в сумочку, взялась за рифленую пистолетную рукоятку. — Сейчас все разрулим, как говорится...

Куцый ствол скомкал шелк подкладки, тонкий женский палец нажал на спуск.

"Вул" тем и ценен, что стреляет практически бесшумно. Еле слышный хлопок, и цилиндрическая пуля массой 9,3 грамма проделала дыру в модной женской сумочке, пролетела мимо лопоухого, золотозубого, горбоносого и раздробила голень горлопану, который посмел вякнуть про ребенка.

Горлопан ойкнул, ахнул, споткнулся на ровном месте, присел на корточки, схватился за раздробленную кость, отвлек на себя внимание "братков", и когда те подняли глаза обратно на Зою, то, к неописуемому всеобщему удивлению, увидали дырочку в ее сумочке и женскую руку, из этой сумочки выскользнувшую, и пистолет в этой твердой, холеной руке, и пальчик с маникюром, готовый снова спустить курок.

— Спокойно, мужчины, — скорее попросила, чем потребовала Зоя. — Спокойно, не то баба-дура, в натуре, перестреляет вас всех к чертям собачьим. Всем стоять "смирно", кто пока может. Всем смотреть и слушать. Номерные знаки моего "Форда" запомнили? По ментовской базе пробьете, кому принадлежит тачка, и, как полагается, заявите претензию. Забьем "стрелку", устроим толковище по понятиям, выясним, кто, чего и сколько кому должен. Въезжаете в тему?

— Базаров нет... — промямлил лопоухий, загипнотизированный дырочкой на конце ствола.

— За что брателлу? — спросил золотозубый, указав жестом на раненого.

— Обижаешься, что он, а не ты маслину схавал? — ответила вопросом на вопрос Зоя, с показной беззаботностью убирая пистолет в сумочку со свежей дырочкой.

Золотозубый промолчал, молчал и кривоносый, и свидетели из "Мерседеса" застыли, точно на картине Репина "Не ждали".

— За мной не ехать, — строго велела Зоя, без лишней суеты уселась в водительское кресло, аккуратно прикрыла автомобильную дверцу, положила руки на руль, озябшие ноги на педали.

"На девяносто девять и девять десятых процента эти козлы всего лишь случайные бандиты с большой дороги, а не рядящиеся под них соратники шантажиста, — подумала Зоя, свернув за угол извилистого переулка и никаких сюрпризов там не обнаружив. — Эх, да чего мелочиться?! На все сто процентов это просто козлы. Мелкота с Таганки. — "Форд" выехал из переулка на улицу с деловито снующими автомобилями, спешащими прохожими и огнями рекламы. — Все на свете ерунда, суета сует и томление духа, но за Лешку, черт побери, страшно... Слава богу, я сумела обуздать страхи и сразу их всех не уложила. А могла бы и перестрелять всю бригаду, дура-баба..."

— Мама!

— Что, сынок?

— Мама, я боюсь...

— Не бойся, сынок. Все будет хорошо, парень. Мама рядом.

— Мама, куда мы едем?

— Сын, я решила, что нам с тобой надо съездить ко мне на работу.

— Зачем?

— Холодно, я заберу свою шубку...

Глава 3

Он — террорист

Тяжелая, полная луна висела низко-низко над горизонтом.

Он стоял, прислонившись спиной к шершавому стволу сосны, и дремал. Ночью выпал снег, а к утру потеплело, и он стоял по щиколотку в слякотной жиже, он промочил ноги, но простуды не опасался. Его тренированный организм легко справлялся с природными напастями, и он привык, давным-давно привык игнорировать капризы окружающей среды.

Сосна, что служила опорой его спине, росла в паре метров от малопопулярной асфальтовой дороги, пересекающей жиденький лес. Сосна торчала метрах в пятнадцати от крутого поворота слева и метрах в двадцати от еще более крутой дорожной извилины справа.

В шаге от приметной сосны тянулась, петляла меж редких деревьев тропинка, сейчас совершенно незаметная из-за темноты да слякоти. Неказистая эта тропинка пользовалась куда большей популярностью у местных жителей, чем асфальтовая, в две полосы дорожная лента у автовладельцев. По этой тропке пожилые жители забытой богом и администрацией деревеньки ходили к ближайшей железнодорожной станции с ее магазинами, аптеками, средствами связи и прочими благами цивилизации. Случалось, старушка отправлялась в путь засветло, чтобы вернуться к обеду. Случалось и так, что на пересечении тропки с асфальтом старушка вынужденно останавливалась, дабы пропустить диковинный иностранный автомобиль, мчавшийся в смрадный город из экологически чистой "зеленой зоны".

Человек, который дремал, прислонившись спиной к сосне, надеялся, и не без оснований, что сегодняшним ранним утром, более похожим на ночь, слякоть задержит ретивых пожилых пешеходов, и он будет единственной "старушкой", с которой повстречается кортеж новых хозяев здешнего тихого пасторального бытия.

Ну а ежели его надежны не оправдаются, не беда — приближение нежелательного пешехода он услышит и... И, значит, пешеходной помехе, какого бы возраста и пола она ни была, сегодня не повезло. Очень не повезло...

Он зевнул, посмотрел на циферблат наручных часов. Большая и малая стрелки, слабо фосфоресцируя, почти сошлись в одну линию, почти перечеркнули диск циферблата. Скоро, совсем скоро шесть, а значит, автокортеж господина президента нефтяного концерна "Никос" уже выехал за охраняемые пределы коттеджного поселка, и минут через пять-десять станет слышен шум моторов как минимум трех автомобилей. Сегодняшним слякотным утром господина Юдинова, Михаила Юрьевича, повезут на службу, разумеется, под усиленной охраной.

Человек с клюкой тщательно поработал с лицом, гладко побрился, наложил морщины и тени, поддел под платочек седой женский парик из натуральных волос.

Неподалеку был припрятан мотоцикл, двухколесный агрегат с шипованными шинами. Прежде чем приступить к переодеванию старушкой и накладке с гримом, человек с клюкой закатил мотобайк в пологую ямку на противоположной от приметной сосны стороне асфальтовой автодороги и аккуратно уложил его набок. Повесил на руль шлем с прозрачным забралом, а рядом с рогаткой мотоциклетного руля положил предусмотрительно моток крепкой "альпинистской" веревки. Если все пройдет, как и задумано, без веревки на втором этапе акции не обойтись.

Но, чу!.. Чу — тарахтят моторы! Едет! Едет кортеж с Юдиновым, с президентом нефтяного концерна!

Ожидающий отлепился от сосны, припал на колено, положил на мокрую землю инвалидную палку и нагнулся к прямоугольной фанерной коробке без крышки. Коробка стояла между выпирающих из почвы влажных сосновых корней. В таких коробках граждане отправляют посылки родным и близким, подобные фанерные короба продаются в некоторых почтовых отделениях.

Он сунул левую руку в ящик для посылок, коснулся плотного ряда пальчиковых батареек, аккуратно, чтобы не задеть мешанину проводков, нащупал колесико таймера. Механический таймер от стиральной машины крепился к днищу варварским способом, посредством гвоздей и изоленты, однако крепеж был надежным. Он сместил колесико таймера, совсем немного, на пару-тройку минутных делений, послушал, как тикает часовой механизм, прикоснулся к двум толстым, хорошо заизолированным проводам, что перевешивались через фанерный край, стелились по земле, расползались по влажной мякоти в разные стороны, один вправо, другой влево. От этих двух проводов в частности и от содержимого "посылки" вообще во многом зависело, доживет ли до рассвета отчаянный персонаж с инвалидной палкой, нарядившийся старушкой.

"Мерседес" в авангарде свернул, фары высветили дорогу за крутым поворотом, и водитель увидел сгорбленную старушку с клюкой, успевшую доковылять до белой разделительной линии на асфальте. Водитель повернул руль вправо, намереваясь объехать бабушку по своей полосе, но старуха безмозглая вдруг всполошилась и, вместо того чтоб продолжать ковылять через дорогу, решила вернуться. Бабушка попятилась от белой линии, повернула сморщенное, как печеное яблоко, лицо к приближающемуся автомобилю, заморгала, ослепленная фарами.

Водитель за рулем первого из трех "мерсов" яростно выматерился и вывернул руль влево. Пусть Баба-яга, тетеря глухая, пятится, он выскочит на встречную и...

И тут она передумала возвращаться! Чтоб ее, дуру старую!!! Дебильная бабка, маразматичка, самоубийца, дернулась в ту же сторону, куда и машина!

Водила ударил по тормозам, вывернул баранку руля обратно вправо, но...

Но для маневра уже не хватило времени!..

Старуха, безмозглая идиотка, уронила клюку, отклячила задницу и выставила перед собой ручонки в детских варежках, как будто собиралась остановить дрейфующую по асфальту машину. Варежки шлепнули по капоту, старую подбросило, она подпрыгнула и перевернулась в воздухе, как акробатка, выполняющая сальто. Вращающуюся над капотами бабку швырнуло на лобовое стекло согбенной спиной, она широко растопырила ноги в валенках не по размеру, пуговицы на ее пальто не выдержали, их вырвало с корнем, а бабка, колобком прокатившись по овалу стекла, слетела на асфальт и так же, колобком прокатилась по асфальту. Перекатилась через белую разделительную полосу и замерла.

Второй "мерс" остановился, едва-едва не боднув бампером первый. Последний автомобиль той же престижной марки встал как вкопанный метрах в шести примерно от багажника второго.

Трюкач-лицедей с навыками мастера спорта по акробатике лежал на левом боку, поджав ноги в промокших валенках, прижавшись щекой в гриме к шершавому асфальту. Он был собой доволен — всего-то коленки зашиб, плечо потянул. Останутся, конечно, синяки, вспухнут, разумеется, гематомы, но это не беда. Сейчас самое главное, что он лежит, притворившись мертвой старушкой, в самой идеальной позе из всех возможных. Лишившееся пуговиц во время исполнения трюка пальто накрыло его, как плащ, и спрятало левую руку, пальцы которой освободились от неудобной варежки и незаметно для сторонних наблюдателей залезли под голенище валенка и взялись за рукоятку "стечкина". Всего-то и осталось, что дернуть посильнее за рукоятку, порвать широкие полоски скотча, с помощью коих оружие держится за мягким голенищем, и все, и можно стрелять.

Уцепившись за невидимую для телохранителей Юдинова рукоятку лучшего из отечественных пистолетов, зачем-то снятого с производства, он лежал, закатив глаза, и слушал, как открываются дверцы автомобилей.

Сначала открылись обе дверцы первого автомобиля, спустя секунду задняя левая последнего. Значит, Юдинов в средней машине. Само собой, на самом безопасном месте — за креслом водителя.

Шаги по асфальту. Судя по звукам, к притворщику-трюкачу спешат раз, два, три... Четверо. Трое из первого "Мерседеса", один из последнего. Кто-то из охранников-телохранителей в машине с Юдиновым, ясен перец, связывается сейчас по мобиле с московским начальством и, как полагается, докладывает о нештатной ситуации на маршруте. Вне всяких сомнений, начальство распорядится одному или паре хлопцев остаться рядом со сбитой бабулей, связаться со "Скорой", с милицией, и все такое, а остальным немедленно продолжить прерванный путь.

Четверка покинувших комфортабельные салоны сотрудников службы безопасности "Никоса" подошла к якобы мертвой бабушке. Один из четверки нагнулся, осторожно дотронулся кончиками пальцев до полоски кожи на шее между облезлым кроличьим воротником и белесым платочком. Нагнувшийся пытается нащупать пульс. Пора?

Пора, пожалуй. Таймер от стиральной машины в фанерном ящике отсчитывает последние секунды. Притворщику пора оживать, а мужикам из службы безопасности — наоборот. Что ж, такова се ля ви, назвался телохранителем — будь готов рассчитаться за высокие гонорары собственным живым телом.

— Бабка вроде живая! Я вроде чувствую — у нее жилка на шее вроде пульсирует. Давайте-ка, перевернем ее, что ли...

И тут псевдобабка сама, без всякой посторонней помощи, резво, очень резво перевернулась с боку на спину. Переворачиваясь, она рванула... то есть — рванул, нет более резонов изображать старушку, маскарад окончен, он рванул пистолет из-за войлочного голенища, затрещал, отпуская оружие, липкий скотч, боек ударил по капсюлю, выстрел!

Наклонившийся к притворщику сотрудник так и не успел выпрямиться, свалился, стукнувшись простреленным черепом об асфальт.

Еще выстрел! И еще один ответственный за безопасность падает с простреленной головой.

Еще! Еще! И последняя пара из четверки, покинувшей автомобили, гибнет на боевом посту. Надежные бронежилеты под элегантно-строгими пиджаками их не спасают, ибо притворщик стреляет в их ответственные лица.

Четыре выстрела за две с четвертью секунды, минус четыре патрона из боекомплекта "стечкина", плюс эффект неожиданности, и в итоге у президента нефтяного концерна "Никос" осталось только семеро защитников. Неплохо для начала.

Нельзя было останавливаться всем трем автомобилям! Нельзя! Надо было, чтоб тормознул около сбитой старушки только третий "мерс", только последний. Но сбил-то псевдобабушку первый! А за рулем первого автомобиля сидел человек, хоть и прошедший спецподготовку, однако вовсе не робот. Кабы еще кто другой, а не бабка старая подвернулась под колеса, быть может, и не остановился бы "Мерседес" номер один, может быть, и не нарушил бы водитель должностных инструкций. Ну а шоферу главной, второй машины просто пришлось давить на педаль тормоза. Теоретически он смог бы запросто объехать "мерс" в авангарде, если в выскочил на встречную, куда полетел трюкач-притворщик с лицом и в одеждах старухи, который все рассчитал, все продумал. Духу не хватило у шофера главного авто крутануть резко баранку, рискуя проехать колесами по сбитой "бабусе". И конечно! Конечно же, нельзя было сразу четверым сотрудникам бежать к "пострадавшей"!

Подвел, подставил под пули профессионалов охраны пресловутый ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ ФАКТОР!

Меж тем защищали и охраняли господина Юдинова отнюдь не полные лохи. Как только грянул первый выстрел, средняя, главная в кортеже машина рванула с места на предельно возможной стартовой скорости. Спец, управлявший "Мерседесом" с президентом "Никоса" на борту, с ювелирной точностью повернул баранку руля, проехал по белой разделительной линии, стараясь не задевать срезанных пулями коллег, толкнул "мерс" номер один, помял ему бок, размозжил свои крыло, фару и практически вырвался на дорожный просмотр к тому моменту, как таймер в "посылке" у приметной сосны тикнул в последний раз.

В толстых щупальцах проводов, что тянулись в разные стороны от фанерного ящика, возник слабый, но вполне достаточный для срабатывания электродетонаторов сигнал. Оглушительно рвануло сзади и спереди от маленькой автомобильной пробки, за пройденным поворотом и перед следующим дорожным изгибом. Опрокинутые направленными взрывами, попадали и, точно шлагбаумы, перегородили дорогу деревья. И сзади и спереди образовались очаги густого серого дыма, самые настоящие "дымовые завесы". И слабого ветерка хватило, чтоб погнать клубы дымов навстречу "Мерседесу" с господином Юдиновым.

А "стечкин" тем временем продолжал стрелять. Стрелок в валенках, в пальто с облезлым воротником, в варежке на правой руке жал на спуск без всяких пауз.

Шофер "Мерседеса" в авангарде, тот, что считал себя убийцей нерасторопной дебильной бабушки, последним из четверки обступивших притворщика на асфальте получил пулю в голову и еще падал, еще опрокидывался на уже стартовавший "мерс" номер два, а безжалостный свинец в это же время дырявил лобовое стекло третьей, замыкающей машины и крал еще одну жизнь у еще одного шофера. Взрывы валили деревья, пухли клубы дымов, а пули уже прошили резину колес основной, президентской машины, уже били по дверце лучшего из водителей главного из "Мерседесов". Ветерок подхватил дымы, а свинцовый дождь снова сместился, снова забарабанил по стеклам авто в арьергарде и снова украл жизнь, и еще одну, и еще...

Стрелок опорожнил магазин "стечкина", рассчитанный на двадцать патронов, за тридцать секунд, сократив количество противников до минимума.

В замыкающей машине способных к сопротивлению, не осталось. Только мертвые и тяжелораненые. В машине, что изначально шла в авангарде кортежа, лежал на задних сиденьях живой, здоровый парень двадцати девяти лет от роду по фамилии Перловский. Выпускник МГУ, биатлонист-разрядник, бывший "краповый берет", любимчик начальника службы безопасности Евгения Владимировича Пушкарева и слывший большим умницей, Перловский сейчас никак не мог сообразить, что ему надо или малость приподняться, или чуть повернуться на бок. Он лежал на животе и безуспешно пытался вытащить из подмышечной кобуры-"босоножки" разрешенный для ношения частной охраной пистолет системы "ИЖ-17". За несколько лет безупречной службы в "Никосе" Перловский впервые попал под обстрел, никогда ранее, с момента основания, на первых лиц концерна серьезно не наезжали. Даже в эпоху бандитского беспредела девяностых.

В президентском "Мерседесе" старший группы охраны, сидя в кресле рядом с только что застреленным шофером, сумел изогнуться так, что дотянулся-таки ногой до педали тормоза, сумел затормозить и вовремя дернуть ручник. Машину с простреленными колесами развернуло багажником к стрелку и ударило шлагбаумом поваленного взрывом дерева, но, слава богу, она устояла на всех четырех опорах. Ударило "мерс" не так чтобы особенно сильно, однако изогнувшийся утрем старший все же пострадал — кость спасшей положение ноги то ли треснула, то ли сломалась, и в бедре что-то хрустнуло. Михаил Юрьевич Юдинов, целый и невредимый, если забыть о паре синяков и стремительно подскочившем артериальном давлении, а также игнорировать психическое потрясение, валялся бревном в тесном промежутке меж задними и передними сиденьями. Сверху на президента лег телохранитель, которого звали Валерой, который связался по мобиле с Пушкаревым в самом начале инцидента, как только кавалькада "Мерседесов" остановилась. И было это всего две без малого минуты тому назад. Валера устроился в службу безопасности "Никоса" весной прошлого года, до этого служил в Чечне по контракту. Валера сохранял ледяное спокойствие и досадовал лишь на то, что при отчаянном стартовом рывке он уронил, потерял мобильник, что мобила закатился скорее всего под передние кресла и он, Валера, не успел закончить докладывать Евгению Владимировичу Пушкареву о нападении на маленькую автоколонну.

Обе иномарки с живыми людьми быстро, прискорбно быстро окутало дымом. Ни хрена за стеклами не видать, ни черта не понятно, как и чего предпринимать, уж слишком, чересчур нештатная ситуация. Однако бездействие смерти подобно.

Перловский наконец сообразил приподняться на локте, наконец схватился за оружие. Снял "ИЖ" с предохранителя, стиснул всеми десятью пальцами, продолжая лежать на сиденьях, поднял вооруженные руки над головой и открыл пальбу наобум, выстрелил в стекло задней левой дверцы раз, другой, третий... Пули калибра девять миллиметров долбили стекло окна в автомобильной дверце, чиркали об асфальт, застревали в стволах деревьев на другой стороне дороги.

Ах, если бы не дымовая завеса! Тогда был бы смысл рискнуть и взглянуть за окно прежде, чем стрелять абы куда. Тогда в Перловский пренепременно увидел, как хитрожопый террорист, израсходовав запас патронов в обойме, вскакивает и в два с половиной прыжка оказывается рядом с замыкающим "Мерседесом", как сволочь двуличная суетится возле бензобака, как срывает с головы белесый старушечий платок, превращает его в фитиль, как шарит, ищет в кармане пальто зажигалку.

— Валера, это кто стреляет? — спросил скороговоркой старший, кривясь от боли в бедре и в лодыжке.

— Сейчас — Перловский. Остальные из той тачки вышли и спеклись, Перловский один в ней оставался, я помню.

— Валер, я в капкане. Ноге каюк. Уводи Михал Юрича. Я ща пушку... ща достану и пошумлю, как Перловский. Повезет — отвлеки на себя...

— Куда "уводи"? — перебил старшего Валера. — Не поймешь, сколько вокруг этих, бля, "старушек". Под ихние пули уводить шефа?

— А варианты? Ждать, пока...

Взрыв!!! На сей раз реплику старшего оборвал взрыв, гораздо более мощный, чем те, что валили деревья. Взорвался бензобак замыкающего "Мерседеса" с тяжелоранеными. Ярко-рыжая вспышка слепит глаза даже сквозь фильтры дымовой завесы. Взорванный "Мерседес" подбросило вверх, перевернуло кверху колесами, и тяжелая машина со страшным скрежетом рухнула на дорожную твердь. Ощутимо, как при землетрясении в несколько баллов, содрогнулась крытая асфальтом почва, фонтаны пламени взметнулись до небес, жаркие воздушные волны, шрапнель мелких обломков, раскаленные желтые брызги разметало вокруг во все стороны от эпицентра взрывного землетрясения, от бесформенной груды искореженного металла.

Осколочный град забарабанил по крыше машины, из которой Перловский вел беспорядочную стрельбу наугад, полопались стекла, поломались, покрошились, будто это и не стекла вовсе, а тонкая, малопрочная слюда, в салоне сделалось нестерпимо душно, запахло паленой резиной, бензином и жареным мясом. Перловский перестал дышать, вжался в диванчик автомобильных кресел, разжал пальцы, выронил "ИЖ" и накрыл затылок ладонями. Он молил бога, чтоб этот ад кромешный поскорее закончился. Не важно как — спасением или смертью, но только, пожалуйста, скорее! Как можно скорее!

А в салоне президентского "мерса" хладнокровный Валера, ухватившись одной рукой за шкирку господина Юдинова, другой открывал автомобильную дверцу.

— Старшой, мы уходим!

— Бегите, Валера! К лесу! В темноту!

Распахнув дверцу, Валера сунул освободившуюся руку под полу форменного пиджака для телохранителей. Несколько мешковатого пиджака, чтоб налезал свободно на бронежилет. Балерин пиджак шили на заказ, но он топорщился под мышкой, поскольку Валера терпеть не мог ношение кобуры, где и как полагается. Личный, нигде не зарегистрированный "ТТ" Валеры торчал вороненой загогулиной у него за брючным ремнем.

Взявшись за любимое оружие, Валера поторопил Юдинова:

— Шеф! Шеф, пошевеливайтесь!..

— Валера, он в шоке! Не хер с ним разговаривать! Тащи шефа, а я постреляю маленько.

— Удачи, старшой!

— Пшел на хер!..

Михаил Юрьевич Юдинов находился в состоянии, близком к обморочному. Мозг президента нефтяного концерна отказывался верить в реальность происходящего. Вплоть до жуткого взрыва с землетрясением и вулканическим выбросом мозг еще что-то, как-то соображал, а шарахнуло по барабанным перепонкам, и остаточные способности мыслить отшибло напрочь. Президентское драгоценное белое тело с жировыми отложениями на пояснице, с проблемной печенью, пахнущее редким австрийским одеколоном, безропотно подчинилось грубым рывкам сильной руки телохранителя. Глаза Михаила Юрьевича зажмурились еще в самом начале инцидента, когда началась стрельба, неразбериха и Валера повалил его в узкую щель между сиденьями. Глаза закрылись, да так и не открывались.

Добровольно ослепший и оглохший олигарх почувствовал, как его выволокли из ставшего таким неуютным, таким почему-то угловатым салона иномарки. Он старательно перебирал ногами, он инстинктивно боялся упасть, его тело боялось задохнуться, повиснув на строгом ошейнике воротника, точнее, воротников — демисезонного пальто от Гуччи, пиджака и сорочки от Армани. Кулак Валеры сжал, скомкал все три воротника и удавку галстука в придачу. Кулак у телохранителя был большой и жилистый.

Михаил Юрьевич почувствовал твердь под ногами и смело шагнул, но вскоре щиколоткам стало мокро, и каблуки модельных полуботинок "Саламандер" заскользили. Влекомое телохранителем тело задело плечом гибкое молодое деревце, ветки зло хлестнули лицо с закрытыми глазами, с красными пятнами от подскочившего давления на гладко выбритых щеках. Сердце господина Юдинова раскололось на две части и колотилось в висках, возле оглохших ушей. И когда возле левого виска просвистела пуля, охраняемое тело господина президента вдруг почувствовало огромное облегчение. Его, это тело, вдруг перестали душить, оно получило свободу расслабить колени и полежать хотя бы минуту на отрезвляюще холодной земле.

Террорист ожидал появления хранителя президентского тела и самого президента, сидя на корточках в темноте придорожного леса. Устраиваясь среди молоденьких, метровых елочек, усаживаясь в позицию, именуемую "позой орла", он расправил, раскинул полы старушечьего пальто и втянул голову в плечи, дабы беглый взгляд не смог узнать в темном силуэте характерного для человеческой фигуры очертания. Он сменил обойму "стечкина" и весь обратился в слух. У него был острый, тренированный слух.

Если б телохранитель Валера, презрев всякую логику, потащил Юдинова через открытое пространство к дальней стороне дороги, у него остался бы шанс переиграть террориста. Если бы да кабы...

Старший, кривясь от боли в травмированной ноге, снова клацнул затвором. Старший метил в лобовое стекло и нажал на спусковой крючок синхронно с первым шагом президента по асфальту дороги. Старший, как и обещал, хотел открыть "отвлекающий огонь", в котором, если откровенно, смысла не было. Разве что лишний шум чуть заглушит шаги беглецов. Старший секунд тридцать-сорок назад надавил на дугу спускового крючка, но механизм дал осечку.

Старший выругался и секунд двадцать возился с отказавшимся стрелять оружием. Долго возился, мешала боль в ноге, застрявшей около педалей, и неудобная поза, необходимость сидеть изогнувшись, чтоб лишний раз ногу в капкане не беспокоить. Старший произвел кое-как необходимые манипуляции с пистолетом, дослал патрон в патронник и одновременно со щелчком затвора услышал выстрел "стечкина". Старший сразу все понял и опустил готовый к стрельбе ствол.

Все! Аллес! Финал! Финиш! Чуда не случилось, Юдинова, считай, похитили. Валерку жалко до слез, но... Но пришла пора подумать и о себе. Возможно, чудо-то как раз и случилось! Чудо, что случилась осечка! Знак свыше!

"Единственная надежда уцелеть — прикинуться, что склеил ласты, и затаиться", — думал старший, роняя на грудь уставшую разгоряченную голову с перекошенным лицом, пытаясь расслабиться. Старший уговаривал себя, мол, похитители олигарха не станут терять драгоценное время на контрольные выстрелы в проигравших битву за юдиновское тело. Он почти что себя уговорил, старший проигравшей команды, почти расслабился, а во внутреннем кармане пиджака возьми да заверещи, удивительно не ко времени, трубка мобильника! В отличие от коллег старший недолюбливал режим вибровызова, предпочитал, чтоб в кармане не трепетало, а улюлюкало громко и мелодично. Вот она и заулюлюкала, вместо того чтобы завибрировать. И старший совершил фатальную, непростительную ошибку — полез в карман отключать мобилу...

Террорист, навострив уши, шел к отвоеванному безвольному телу господина Юдинова и освобождался от старушечьих одежд на ходу. "Раз из президентского "мерса" конвоировать Юдинова вышел только один охранник, значит, в той лайбе больше никого теплого не осталось, — думал террорист, выбрасывая накладные груди. — В другой-то лайбе остался свидетель, — думал он, застегивая ремешок часов на запястье. — Придурок расстрелял все патроны и сейчас небось лежит ни жив ни мертв. Шайтан с ним! Пусть живет, пускай расскажет начальнику Пушкареву, как одинокая старушенция в считаные минуты расправилась с отрядом частной охраны. Пущай рассказывает, мне это на руку".

Он взглянул на циферблат со слабо светящимися стрелками. Он уложился в заранее намеченный временной промежуток. Он усмехнулся, представив себя на месте свидетеля его триумфа, о котором только что думал. Ему-то, свидетелю гибели сослуживцев, поди ж ты, жалкие минуты показались часами.

Дабы не тратить времени на пустяки, вместо того чтобы снять, он разорвал на себе женское платье, стер подолом грим с лица и... чу!.. Расслышал трель мобильника.

Он замер, весь обратившись в слух. Средство мобильной связи сигналило в президентской лайбе. Мобильник сыграл единожды музыкальную тему из "Крестного отца" и заткнулся. А что это означает? Одно из двух: либо мобилу отключили, либо на звонок ответили. Кто? Наверное, раненый и, вероятно, вооруженный. Второй живой свидетель. Нужен второй свидетель?.. Не-а, на фиг!

Он ухватил рукоятку "стечкина" за войлочным голенищем и заодно стряхнул валенок с ноги, обутой в мужской ботинок на толстой подошве.

Перловский услышал одиночный выстрел в лесу за ближайшей дорожной обочиной. Мелодию из "Крестного отца" он не слышал, а последующие выстрелы "стечкина" прозвучали совсем близко и вывели Перловского из состояния покорного ожидания приговора Судьбы.

Град осколков более не барабанил над головой, выбитые взрывной волной стекла осыпали лежащего на заднем автомобильном диванчике молодого человека и скатывались с его спины при малейшем движении. Просочившийся в салон дым щекотал ноздри. Вместо "Мерседеса" сзади — костер. Трещат, как дрова в печке, все материалы, способные гореть, о трупах товарищей в смятой, пылающей машине лучше не думать.

Перловский приподнялся на локте. Битые стекла посыпались водопадом, цепляясь за складки пиджака и брюк. Царапая пальцы о битое стекло на полу салона, Перловский ощупью искал потерянный "ИЖ". Где же пистолет?.. Вот! Вот он, возле дверцы, под спинкой водительского кресла.

Сколько осталось... ешкин кот! Нету! Не осталось патронов! А ведь казалось, что не все заряды израсходованы. Выходит, что одновременно со взрывом замыкающего "Мерседеса" вылетел и последний патрон! Скверно выходит! На редкость скверно. И запасной обоймы нету ни шиша! Что ж делать-то, а?..

"Думай! Думай, дурак! Думай, дубина! Думай!.." — в голове крутится одна и та же фраза, одно и то же слово, но пользы от попыток настроить мозговые извилины на рабочий лад — ноль. Дельных мыслей — ни одной!..

Перловский выглянул в разбитое окошко, в которое стрелял наобум, попусту расходуя патроны. Повернул голову влево, вправо... Или померещилось, или действительно мелькнул в просвете разгоняемых ветром дымов странный силуэт, толстый, о четырех ногах, две идут по асфальту, две болтаются, будто парализованные...

"Это кто-то взвалил на спину еще кого-то и тащит на другую сторону дороги", — догадался Перловский.

Кто-то тащил кого-то, фактически уже перетащил, пересек полосу асфальта за шлагбаумом упавших деревьев, за источником клубящихся дымов, гонимых ветерком.

Минула секунда, и Перловский сообразил, кто есть кто. Минута, другая, и Перловский взялся за ручку автомобильной дверцы.

"Неужели я, один и без оружия, решусь преследовать террориста, похитившего Михаил Юрьича?.." — удивлялся своей решимости Перловский, сгорбившись, осторожно выбираясь из машины.

Террорист нес президента "Никоса", горбясь под его тяжестью. Михаил Юрьевич был высок ростом, любил побаловаться пивком и пренебрегал диетами, а модный фитнес вообще ненавидел, отчего к своим пятидесяти растолстел и потяжелел изрядно. Террорист на всякий случай тюкнул президента костяшками пальцев по так называемому "заушному бугру", прежде чем взваливать его тушу на плечи. Можно было, конечно, обойтись и без ударного наркоза, шокированный гипертоник Юдинов и так был никакой, но, как говорится, береженого бог бережет. Случается, что в экстремальной ситуации напуганный до смерти, до обморока человек ни с того ни с сего перевоплощается в истерика-берсеркера.

Террористу предстояло хлопотное дело — надо было дотащиться до спрятанного возле тропинки к железнодорожной станции мотоцикла, подобрать заранее приготовленную веревку и связать сначала руки, свисающие с плеч носильщика, после обмотать веревкой себя и президента, зафиксировать узлами жирную ношу за спиной, а потом вместе с живой ношей взобраться на мотоцикл.

Ох, не зря придумана поговорка: "И на старуху бывает проруха", ой, не зря! Эта самая загадочная "проруха" все ж таки настигла террориста. Уж после того, как он окончательно вышел из образа старушки, снял старушечьи одежды, стер старческий грим. Он тащил Юдинова, а тот, свинья, сопел в ухо, прямо в ухо носильщику. И стонал вдобавок время от времени, боров поганый. Стоны да сопения ой как мешали слушать шорохи леса, звуки с дороги, глушили все шумы, как когда-то "глушилки" КГБ вещание вражеских радиостанций. Кашель Перловского похититель Юдинова не услышал.

Перловский сдуру вдохнул полной грудью, и в горле запершило от дыма. Стоя на коленях около трупов товарищей, в первую очередь расстрелянных "старушкой", Перловский закашлялся громко и надрывно. Кашляя и отхаркиваясь, Перловский продолжал ощупывать трупы, искать оружие.

У застреленного первым в кобуре под мышкой он нашел пистолет "глок-17", весьма популярный в середине 90-х. Поискал бы еще, нашел бы в пиджачном кармане и заявление, из коего следовало, что "глок" найден минувшей ночью и нашедший везет его сдавать органам правопорядка.

У застреленного последним из четверых поспешивших к сбитой "бабушке", у водителя "мерса", в котором ехал и сам Перловский, он нашел в кобуре на поясе "ИЖ", точную копию своей "пушки", но с полным магазином.

Откашлявшись, с двумя пистолетами, Перловский на цыпочках перебежал дорогу. За асфальтом сплошь кустарник, молодая поросль, лужи, ошметки талого снега, черные и противные! Переться напролом, шуму будет... Но чего это там, левее, за проплешинами?.. Ого, да это же тропинка! Быстрее! По асфальтовой кромке к тропинке!

Перловский ступил на тропу, выставив перед собой оба пистолета. С этой стороны дороги задымления практически нет, луна светится достаточно ярко, чтобы различать путь. Пламя, пожирающее перевернутую при взрыве бензобака машину, трещит за спиной, слышны лесные шорохи и... И слышно впереди, в редколесье, какое-то копошение!

Готовый открыть огонь в любую минуту, Перловский двинулся по тропинке крадучись, стараясь не задевать веток по сторонам, наступая на пятку, плавно переваливаясь на носок, затаив дыхание, напрягая глаза.

С каждым шагом подозрительные звуки все ближе и ближе. Вот уже и прищуренные глаза видят... Не поймешь, чего они видят: темное, длинное, с двумя горбами, рогатое... Ба! Да это же мотоцикл с седоками!

Впереди, метрах в семи-восьми, на тропинке мотоцикл. За рогатку руля держится байкер в шлеме с прозрачным забралом, одетый в короткую кожанку, в черные джинсы и ботинки на толстой подошве. Байкер только что выкатил мотоцикл на тропу, только что уселся в седло. Диво, как ему удалось сесть и усадить Михаила Юрьевича Юдинова на место пассажира у себя за спиной. Юдинова веревочные кольца прижали пузом к спине байкера.

"Ему кто-то помогал вязать Юдинова", — подумал Перловский, прислушиваясь, оглядываясь, поднимая пистолеты, целясь... Блин! Шурика лысого попадешь в похитителя, не задев похищенного!.. Обнаружить, что ли, себя, рвануть к мотоциклу, рискуя нарваться на пулю мотоциклиста или его невидимого помощника?.. Ну?! Рискнуть или...

Поздно! Мотоцикл рыгнул выхлопными газами, движок затарахтел, колеса закрутились, и мотоцикл помчался прочь по тропинке.

Следующую минуту Перловский потратил на поиски помощника террориста. Рискуя, между прочим, быть обнаруженным, двигаясь с минимальной предосторожностью, в основном надеясь на слух и на удачу.

Стремглав пролетели шестьдесят секунд, затих вдалеке рокот мотоциклетного мотора, испарился запашок выхлопных газов, и Перловский, вспомнив подходящее моменту изречение старика Конфуция: "Трудно найти черную кошку в темной комнате, тем более если ее там нет", опустил руки, выпрямил спину. Заковыристо матерясь, Перловский развернулся кругом и побежал к дороге, к огню и дыму, проверять, а вдруг кто живой, в смысле раненый, из ребят остался. Если кто выжил, надо оказать посильную помощь и обязательно надо связываться с Пушкаревым, докладывать о похищении президента, о трупах, о светопреставлении со стрельбой и взрывами.

"Тропинка, по идее, должна вести к железной дороге, — думал Перловский, подбегая к асфальту. — Пушка-рев свяжется с ментами на железнодорожной станции и организует перехват мотоциклиста-террориста!"

Перловский бежал, не замечая, что во врезном боковом кармане его пиджака давно вибрирует, требуя к себе внимания, трубка мобильного телефона. Перловский вспомнил о своем мобильнике и ответил на виброзвонок Пушкарева, лишь выбежав на асфальтовую плоскость, и в то же самое время, когда Перловский произнес "алло", мотоцикл с необычной парочкой в седле свернул с проторенной тропки на бездорожье.

Иное бездорожье гораздо более пригодно для верховой езды на мотоцикле, чем некоторые пешеходные тропки. Меньше брызг из-под колес, мотоциклетная фара высвечивает пунктир колеи, сохранившейся назло оттепели с ночи, после перегона мотоцикла к месту акции, маршрут следования знакомый, деревья редки, и можно слегка прибавить газу.

Мотоцикл совершал плавные виражи по комфортному бездорожью в течение двадцати с лишним минут, пока не вырулил на убогую дорожку, более похожую на просеку. Здесь, на дорожке-просеке, стоял, дожидаясь мотоциклиста, задрипанный "жигуленок"-"шестерка" с номерными знаками, испачканными грязью. Разухабистая дорожка вела в никуда, терялась в жидком редколесье, заезжали сюда разве что наиболее отчаянные моторизованные грибники, оттого автомобиль и стоял открыто, без всякой маскировки.

Спец по террористическим акциям остановил мотоцикл, проворно соскочил с седла вместе с нагрузкой в виде бесчувственного президента, раскладным ножом перерезал веревочные путы и сноровисто крутанулся на каблуках, подхватил оседающее наземь тело господина Юдинова.

Юдинова он запихнул на задние сиденья "Жигулей". Прежде чем сесть за баранку, проверил карманы похищенного и быстро обнаружил то, чего искал, — мобильный телефон. Он бросил находку в сторону сослужившего службу мотоцикла. Он подозревал, что опытный Пушкарев распорядился снабдить мобилу радиомаячком, потому она не звонит и не вибрирует, начальник службы безопасности "Никоса" надеется, что мобила останется в кармане Большого Босса. Напрасно надеется.

Повернув ключ в замке зажигания "Жигулей", террорист, ухмыльнувшись, произнес историческую фразу:

"Поехали", и "жигуленок" нехотя забуксовал. Пришлось терять время — снимать с Юдинова барское пальто, бросать его под левое заднее колесо, стаскивать с Михаила Юрьевича пиджак, чтоб помочь преодолеть слякотную ямку правому заднему колесу. Ночью, когда он загонял сюда "Жигули", было ощутимо прохладней, и почва нормально держала автомобиль.

Он повторил хрестоматийное "поехали", вторично поворачивая ключ в замке зажигания, и "жигуленок" медленно, нехотя поехал, цепляя днищем земляные шишки, переваливаясь с боку на бок по-утиному. Хвала небесам, безобразно раскисшая к утру дорожка-просека коротка, всего-то один поворот-загогулина, и автомобиль выехал на грунтовку.

По грунтовке, случалось, гоняли грузовики от железнодорожной станции к шоссе, поэтому грунтовка относительно проходима, хоть и ухабиста. На ухабах "жигуленок" кувыркался минут десять и относительно благополучно добрался до заасфальтированной четырехполосной трассы, до цивилизованного шоссе. Но стоило повернуть с грунта на асфальт, как впереди, в каких-то пятидесяти метрах, обнаружилась разноцветная милицейская машина со "светомузыкой" на крыше и надписью из трех букв на корпусе: "ДПС".

Патрульная машина припарковалась у кромки шоссе, она потихонечку жгла бензин, обеспечивая работу систем обогрева, и за рулем ее прел упитанный лейтенант, равнодушно взирая сквозь сонный прищур на мельтешение габаритных огней, на движение двоеточий фар и подфарников за лобовым стеклом. А на открытом воздухе, на холодке, прислонившись задницей к багажнику казенной машины, дымил сигаретой субтильный сержант, вооруженный полосатым жезлом.

Курильщик в сержантских погонах малость удивился, узрев "Жигули", съехавшие с грунтовки. Какого лешего, интересно, "шестерка" поперлась в сей сумрачный час по зыбкой грунтовке? Не то чтобы очень интересно, однако почему бы и не удовлетворить собственное любопытство, благо всего-то и требуется, что взмахнуть разок магическим полосатым жезлом. И сержант величаво махнул черно-белой волшебной палочкой.

Повинуясь мановению жезла автодорожной власти, "Жигули" притормозили. Щелкнул замок правой передней дверцы, из "шестерки" выглянул улыбающийся по-свойски симпатичный мужик.

— Командир! — Мужик весело подмигнул сержанту сразу обоими глазами. — Прости засранца, командир! Тороплюсь!

Улыбчивый засранец бросил под ноги сержанту горсть мятых денежных купюр и какой-то тяжелый, продолговато обтекаемый предмет размером со спелый лимон, после чего нагло хлопнул автомобильной дверцей. Ветерок поволок мятые купюры по асфальту, а "жигуль" оборзевшего торопыги попер далее по шоссе, причем все быстрее и быстрее.

Субтильный сержант прям-таки опешил от столь вопиющего неуважения к своей служивой персоне. В "горячих точках" дорожный полицейский, естественно, не бывал и тяжелый предмет размером со спелый лимон не идентифицировал, зато денежные купюры оскорбительно малого достоинства разглядел отчетливо. В сержантской душе зрел всплеск неистового негодования, меж тем "лимонка" закатилась под днище разноцветной служебной машины, и ухнул взрыв.

Граната взорвалась исключительно удачно для террориста в "Жигулях". Сработай детонатор на мгновение раньше, и патрульную машину выкинуло бы за обочину. Но взрывчатая смесь сдетонировала возле заднего правого колеса, и машину "ДПС" швырнуло на шоссе, "светомузыкой" об асфальт, развернуло, она загородила движение и запылала свечой в предутреннем сумраке.

"Жигулям" оставалось проехать метров сто до развилки, когда сзади ухнуло и в зеркальце за бортом вспыхнуло. "Жигули" за секунды преодолели стометровку, повернули на ответвление в две полосы от четырехполосной транспортной артерии, взобрались на пригорок, съехали вниз, миновали просыпающуюся деревеньку, бензозаправку, прибавили скорость, проскочили железнодорожный переезд, попетляли по лабиринту улиц захудалого поселка, выкатили на другое шоссе, пошире того, где горела машина "ДПС", и повернулись задним бампером к столице. Справа мелькали хвойные деревья и верстовые столбы, слева шел плотный автомобильный поток по направлению к мегаполису, "жигуленок" удерживал скорость около восьмидесяти километров в час и позволял себя обгонять более ретивым авто.

"Шестерка" серого цвета с заляпанными грязью номерами съехала на обихоженную лесную дорогу минут через сорок после поворота задом к Москве. В небесах уже угадывался рассвет, луна исчезла, тучи-дирижабли, позавчера атаковавшие город, уныло плыли обратно, гонимые антициклоном. "Жигули"-"шестерка" проехали полкилометра по дороге сквозь пышный еловый лес, повернули на примыкавшую к дороге лесную поляну и остановились, чихнув мотором в последний раз.

В теплое время года любители бесшабашного отдыха на природе жарили здесь, на этой поляне, шашлыки, пили водку и мусорили где ни попадя. Ежели проехать еще километр по сопряженной с поляной дороге, то откроется вид на садовые участки, где любители шашлыков под водочку поддерживали порядок и мусорить остерегались. Зачем же гадить на родных участках, когда для этого существует бесхозная полянка?

Террорист остановил "Жигули" возле углубления в почве, где с лета гнили отходы активных отдыхающих. Он вышел из автомобиля, открыл багажник, там лежал труп парнишки лет двадцати с сережкой в мочке уха, в яркой куртке, стильных брюках, в выпендрежных ботинках на платформе. Террорист нагнулся к мертвому молодому франту, бережно его поднял, перенес в салон, усадил мертвеца в кресло водителя. Он снял с покойника куртку на искусственном меху, бросил ее на соседнее сиденье, закатал рукав ядовито-зеленого свитера, обнажил локтевой сгиб покойника. Он открыл "бардачок", взял оттуда разовый, использованный шприц, уронил его под ноги мертвого паренька. Он вытащил из "бардачка" еще одну "эфку", гранату, прозванную народом "лимонкой", сунул "эфку" в карман своей кожанки, а из кармана выскреб горсть мятых долларов и бросил валюту в "бардак", поверх доверенности на "Жигули", оформленной на имя покойного паренька.

Ежели обнаружат серый "жигуль" в течение ближайших часов, то возникнет соблазн у тех, кто его обнаружил, стырить баксы и слинять по-тихому, не связываясь с ментами. А ежели стырят и настучат о трупе в ментуру, так когда еще та пожалует. А если быстро пожалует, то все равно без помощи патологоанатома хрен догадаешься, что паренька сначала придушили и бездыханному ввели смертельную дозу героина в вену на локтевом сгибе.

Закончив возиться с мертвым, террорист занялся полуживым президентом.

Михаил Юрьевич Юдинов мало-помалу отходил от ударного наркоза, тихо, очень-очень тихо стонал, мелко, будто виброзвонок в мобильном телефоне, дрожал и, как это ни странно, потел, хоть и остался без пальто, без пиджака, в одной тонкой сорочке, расстегнувшейся на тугом, жирном животе.

— Ваше высочество! Вы того! Вы, типа, крепитесь! — прикрикнул на Юдинова его похититель. — Ваше сиятельство! — Похититель похлопал похищенного по щекам. — Вы, типа, возьмите себя в руки, а то на руках мне вас носить затруднительно, тяжеловес вы наш. Ну-ка, ваше степенство, держитесь-ка за меня, и... и раз, два, взяли! Раз, два, сели!.. А теперь, типа, прошу и помогаю покинуть карету. И раз, два, встали!..

Кое-как удалось вытащить-выволочь господина Юдинова из автомобиля, поставить на ноги. Похититель поднырнул под руку похищенному, обхватил обширную талию.

— Ваше преосвященство, ну-ка, ножками-ножками, ать-два! Ать-два! Обопритесь на меня и шагаем, ваше благородие! Широко шагаем, в ногу, ну-ка...

Зомби по фамилии Юдинов, навалившись на живую подпорку, с превеликим трудом сделал первый шаг затекшей ногой, затруднился на втором шаге, но далее пошел бодрее, правда, и навалился на плечи сопровождающего сильнее.

— Ох, и тяжелый же вы, ваша милость! Ох, и наели ж вы пузо, ваше высокоблагородие, за счет обездоленных масс... Ну-ка, осторожней, господин олигарх! В лес входим, ноги выше! Глядите, не спотыкайтесь, а то прямо не знаю, как вас подниму, сдюжу ли...

Юдинов разлепил мутные очи и попробовал смотреть под ноги. Безусловно — перед глазами все плывет, искорки мелькают, голова кружится. По щекастому лицу президента, белому с красными, как от ожогов, пятнами, хлестнула еловая ветка, следующая, и опять колкая ветвь, и еще, и снова. Его вели в бурелом, в настоящую чащу. Зачем?

— Скоро придем, ваше высочество, — обнадежил похититель. — Мужайтесь, уже скоро.

— Яа-а... — застонал Юдинов, — ...я больше...

— Можете! Сможете, глубокоуважаемый! Надо смочь. Смогли нефтяной концерн создать, сможете и до землянки дойти.

— До...

— Правильно: должны! Молодец, правильные слова пытаетесь говорить!

— До... докуда?..

— Ах, вы об этом... Повторяю: до землянки.

— Ка... — Юдинов всхлипнул, поднатужился, но, кроме слога "ка", ничего более произнести не сумел.

— Что значит "ка"?.. Какать? Вы хотели сказать... в смысле — попроситься... Ой? Какой же я недотепа! Понял! Ну конечно! Вы хотели спросить: "Какой землянки?!" Да? Типа, что за землянка такая-сякая является конечной целью нашего марафона. Угадал? Ну, ясен перец, угадал! Объясняю — поляна, где мы бросили автомобиль, примыкает к дороге, которая ведет к садовому товариществу. Накануне зимних холодов в товариществе садоводов-огородников пустынно, пустует и землянка, что спряталась в окрестной лесополосе. Ее, эту землянку, соорудили наследники товарищей садоводов, по-своему, по-ребячьи, решая проблему отцов и детей. Отличнейшая, я вам доложу, землянка у детишек получилась! В самодельном, не побоюсь сказать, "подземном доме" отроки и отроковицы, сбежав с огородов, спешат потерять девственность, затянуться первой в жизни сигаретой, отведать спиртного и так далее и тому подобное. Потерпите, поднатужьтесь, ваше благородие, в землянке нам с вами будет хорошо, даю гарантию.

— За... зачем вы... — Юдинов споткнулся, зацепившись носком за торчащий из земли корень.

— Осторожно! — Похититель плотнее прижался к похищенному и сам чуть не потерял равновесие. — Я ведь просил: будьте внимательнее! Слушайтесь меня, я вам, барин, добра желаю.

— Зачем... вы... меня... мучаете?.. — выдавил из себя Юдинов, упираясь, отказываясь шагать, делая попытку отстраниться от похитителя.

— Я, вас?! — возмутился подкупающе искренне конвоир господина президента. — Помилуйте, ваше благородие! Это вы меня замучили! Идете, как пьяный, прям стыдно за вас!.. Ну-с, барин, че ж вы встали-то?! Пошли! Финишная прямая! Вона, за теми елками наша вожделенная землянка... Ну?.. Ать... Я сказал: ать, я говорю: два! Ать, два! Ну же...

— Я отказываюсь вам подчиняться! — неожиданно четко и твердо заявил господин Юдинов, расслабил колени, обмяк, намереваясь упасть.

— Не удержу! Стойте! Хуже будет! — Сгорбившись под тяжестью Михаила Юрьевича, террорист исхитрился протиснуть пятерню ему между ног, ухватил Юдинова за мошонку и сжал кулак.

— А-а-о-о-у-у!.. — завыл Юдинов, передумав падать, вытягиваясь в струнку и как бы трезвея.

— Что, бо-бо? — Садистская хватка ослабла. — Больно вашему величеству? Будете меня слушаться, батюшка барин, или...

Юдинов поспешил кивнуть, по сморщенному лбу Михаила Юрьевича скатилась соленая капля и сорвалась с кончика носа, глава "Никоса" более не благоухал зарубежной парфюмерией, от него разило потом и страхом.

— Пошли. — Тиски пальцев, терзавших мошонку, разжались. — Пойдем, боярин. А на тот случай, ежели тебе вдруг опять захочется покапризничать, помни — сначала я раздавлю яйца, затем, для симметрии, выдавлю глазные яблоки, ибо они тоже шарообразные и их тоже пара. Ты... ой! Прошу пардона — вы, ваше степенство, и не подозреваете, какой я выдумщик. Чикатило отдыхает! И пусть! Пусть себе отдыхает, а нам, милостивый государь, надеть ать, два, левой! Ать, два, дружно!

Меж заплетающихся ног Юдинова болело, но в мозгу прояснилось. Колени дрожали, а в мозговых извилинах забушевали, разбуянились мысли: "Я — трус! Я — баба! Меня унижают, ведут, как барана на бойню, а я... Я — баран, баба, трус!.."

Террорист почувствовал напряжение в мышцах жертвы, изменение ритма сердцебиения, частоты дыхания и сделал вывод: в организме похищенного просыпаются скрытые резервы, организм мобилизует силы, еще немного, еще чуть-чуть, и у господина президента случится приступ боевой истерии.

"Я был совершенно прав, когда нокаутировал "заушный бугор" их благородия", — похвалил себя террорист и произнес:

— Вашу дочку, ежели не ошибаюсь, Ниночкой зовут? Весьма, знаете ли, сексапильная у вас доча. Я бы не отказался ее...

Похититель провоцировал у пленника всплеск звериной ярости, готовился ее погасить и добился своего.

— Мер-р-завец!!! — зарычал Юдинов медведем, и тут же, моментально, собранные в щепоть пальцы ударили взбесившегося Михаила Юрьевича в грудь, под левый сосок.

Выпученные глаза остекленели, из открытого, кричащего рта закапала слюна, Михаил Юрьевич Юдинов потерял сознание, а следом и равновесие. Наркоз от щадящего воздействия на хитрую точку под левым соском длится гораздо меньше по времени, чем обморок после тумака по черепу за ухом, однако достаточно, чтобы дотащить размякшую тушу президента до землянки, которая вот она, во-о-он, за тем ельником, метрах в десяти-пятнадцати впереди.

Секунду террорист размышлял, стоит ли переть тушу его величества на закорках, как тогда, на месте проведения акции, или тащить Юдинова волоком. Решил тащить и, взяв президента за ноги, как будто уцепившись за оглобли телеги, поволок. Голова господина Юдинова подскакивала на неровностях почвы, руки волочились за головой, расстегнувшаяся сорочка, зацепившись за сучок с жалобным треском порвалась по шву. Полное, местами еще чистое, кое-где все еще розовое тело президента "Никоса" выглядело как никогда плачевно.

Подземный притон сопливых подростков, как и обещал террорист, производил весьма положительное впечатление — замаскированная снаружи дверь-люк, шесть квадратных метров полезной площади, залитый цементом пол. Из него в центре торчит бревно-подпорка, упирается в дощатый потолок. Рядом с деревянной колонной, поддерживающей потолок, встали полосатый матрац и самодельный столик из листа фанеры. На фанерной столешнице примостилась керосиновая лампа.

Сначала террорист с зажигалкой в руке спустился в землянку один, поджег фитиль керосиновой лампы и только потом втащил в "подземный дом" Юдинова. Оттабанил президента на матрац, глубоко вздохнул, резко выдохнул и... И подарил себе минуту отдыха. Сел на цементный пол, привалился спиной к бревну-подпорке.

Переносить с места на место президентское тело сразу после расстрела его телохранителей было не так утомительно, поелику и сил в запасе оставалось больше, и предстояло драпать, а бега с препятствиями всегда возбуждают, всякий раз отменно стимулируют.

Меж тем очередной промежуточный этап операции "Олигарх" можно считать успешно завершенным. Можно расслабиться, заслужил, но на минуту всего лишь. Грядут следующие этапы, гораздо важнее пройденных.

Резкий вдох, медленный выдох, и подъем, и шаг к самодельному фанерному столику, под ним заранее спрятанный целлофановый пакет с аксессуарами для дальнейшей работы. В первую очередь следует переложить содержимое пакета на зыбкую столешницу. Шуршание целлофана, и в оранжевом свете керосиновой лампы заблестели никелированные наручники, железная длинная цепь с крупными звеньями, тлеющий фитиль отразился в пластмассовых корпусах двух мобильных телефонов, одного нормального, другого с изуродованной наборной панелью, следующей на фанерный квадрат легла продолговатая картонная коробочка, за ней прозрачный пакетик, полный лекарств, замыкает ряд баночка кока-колы.

Юдинов пошевелился, скрипнули пружины матраца. Похититель президента взял со стола цепь, поддел пальцем наручники. Он обмотал цепь вокруг деревянного столба-подпорки, в пару крайних звеньев просунул дугу наручников, щелчок, и один из браслетов превратился в нестандартно большое звено цепи. Второй щелчок, и левое запястье господина Юдинова окольцовано, Михаил Юрьевич прикован к бревну, фигушки вырвется.

Пора заняться здоровьем господина прикованного президента. Из прозрачного пакетика на фанеру высыпаются упаковки лекарств, похититель выбирает самое радикальное лекарственное средство для понижения артериального давления и, демонстрируя навыки профессионального медбрата, открывает рот пленнику, сует таблетку под язык их благородию.

— Нет уж! Нет, ваше благородие! Чур, не плеваться! Сосите таблетку, она вам поможет... Ау-у! Ваша милость, вы меня слышите? Вернулась способность слышать, а?.. Эй, Михал Юрич, глазки-то откройте. Просыпайтесь, ваше величество, вас ждут великие дела.

— Где... где я?..

— Запамятовали, монсеньор? Вы в плену у изувера. Вы в зиндане. Пошевелите ручкой, слышите звон цепей?

— Мы в землянке?..

— Чудесно! Вы все вспомнили! Да, мы дошли. Точнее, я дошел, а вы, сачок вы этакий, прокатились за мой счет.

Но забудем о прошлом, побазарим за будущее, о'кей? Последняя моя реплика во время нашего с вами, синьор Помидор, общения на природе касалась принцессы Нины, вашей дражайшей дочери, помните? Вы ведь не хотите, чтобы она хоронила папу? Вы, догадываюсь, мечтаете выжить и отомстить мне, извергу, садисту и убийце. Правильно я говорю, ваше степенство?

Вяло дернулась рука Юдинова, окольцованная браслетом наручников. Звякнули цепи, скрипнул матрац. Михаил Юрьевич повернул взъерошенную голову, поглядел на столб, вокруг которого обвилась цепь, на столик из фанеры, на своего весельчака-мучителя и молвил отрешенно:

— Сколько вам надо?

— Вот! Вот наконец-то конкретный вопрос делового человека. Много надо, однако чемоданы с зелеными двадцатками меня не устраивают. Я слыхал, дескать, в вашем рабочем кабинете есть сейф, а в сейфе брюлики, денежный эквивалент коих огромен. Помогите мне добыть эти бриллианты — и останетесь живы.

— В сейфе хранится бриллиантовое колье, реликвия нашей...

— Вашей семьи! — подхватил весельчак-террорист. — Вашего рода. Да, я знаю эту историю. Вы нажили капиталы, и к вам обратился антиквар, предложил купить драгоценность, якобы принадлежавшую до семнадцатого года вашей дворянской фамилии. Почему вы храните колье на работе, ваше благородие? Отчего не держите фамильную реликвию в домашнем сейфе? Не доверяете жене? Я слышал, у вас с супругой сложные отношения в последнее время. Сочувствую вам, монсеньор, бабы, они...

— Желтая пресса преувеличила стоимость колье, — перебил Михаил Юрьевич изверга-собеседника окрепшим голосом. — Я отдал за украшение всего полмиллиона. На черном рынке вам за него дадут не больше ста тысяч.

Как я вам завидую, ваше высокоблагородие, самодержец нефтяного крана! Ах, как бы я хотел так же буднично произносить: "Всего полмиллиона!" Слыхали поговорку: "У кого суп жидкий, у кого бриллианты мелкие"? Сто тысяч баксов для меня, сирого, огромная, фантастическая сумма. Однако давайте забудем на некоторое время о делах. Обратите внимание, ваша светлость, вы только что изволили разговаривать членораздельно и вполне вменяемым голосом. Моя таблетка помогла, ваше самочувствие улучшается. Будьте любезны взглянуть сюда, — похититель ткнул пальцем в россыпь лекарственных упаковок на столике, — здесь представлены в широком ассортименте разнообразные медицинские препараты. Валидол, дибазол, но-шпа и так далее. Это все для вас, цените мою заботу. А вот — банка американской воды, чтоб было чем запить лекарство, чем жажду утолить. А вот это... — он снял крышку с картонной коробочки, — вот, извольте полюбопытствовать, здесь, в коробке, лежит ровно восемь, так сказать, "снаряженных" одноразовых шприцев из пластмассы. Приглядитесь, видите, один "баян" помечен красным маркером, остальные пронумерованы зеленым фломастером. Видите, цифры на пластмассе шприцев? Приглядитесь, вот на этом нарисована единица, на этом двойка, и так далее... Будьте любезны ручку, ваше сиятельство, я уколю вас шприцем с красной отметиной. Не бойтесь, больно не будет.

Разве мог Юдинов противиться инъекции? Нет, конечно. Игла вонзилась в вену на локтевом сгибе, Михаил Юрьевич стоически пережил укол.

— Вам не холодно, господин Юдинов? В одной-то рубашке, да к тому же рваной и промокшей, вам должно быть прохладно, ваше сиятельство. Потерпите, скоро согреетесь. Вещество, которое я вам ввел, постепенно разогреет члены. Через часик вы почувствуете приятное тепло, к вечеру у вас начнется жар, к утру вы умрете, ежели не примете должные контрмеры. Я ввел вам довольно редкий яд пролонгированного действия. В одном из семи оставшихся, пронумерованных зеленым фломастером "баянов" находится антидот, то бишь противоядие. В остальных шести шприцах средство, которое в ходу у ветеринаров. Живодеры колют его животным, и те издыхают в страшных муках. Вам следует взять единственный спасительный шприц и ввести антидот не позднее полуночи. Сумеете сами себя уколоть?.. О всевышний, о чем я спрашиваю? Современные дети запросто попадают иголкой в вену, а уж вы-то, взрослый человек, и подавно справитесь с элементарной медицинской процедурой... На ваш естественный в сложившихся обстоятельствах вопрос: "В котором конкретно из семи представленных шприцев находится антидот?" — я отвечу по телефону. Вот, полюбуйтесь, вот лежит на фанере совершенно нормальный мобильный телефон, а вот, с ним рядышком, трубка с искалеченной панелькой. Видите, у изуродованной трубки осталась лишь та кнопка, которую надобно нажимать для того, чтобы ответить на поступивший звонок. Сами с этой трубки вы позвонить не сможете, для того ее и уродовали. Этот неполноценный телефончик, это одностороннее средство мобильной связи, я оставлю вам, ваше олигархическое величество. А с исправного телефона я сей же час позвоню Евгению Пушкареву, начальнику службы вашей безопасности, и расскажу про яд, про антидот, ну а вы подтвердите мои слова, о'кей? Убежден, вам будет приятно услыхать знакомый голос Пушкарева и перекинуться с ним парой слов. Ну а потом, после того как вы все подтвердите, я продолжу разговор с Женей Пушкаревым и сообщу ему условия дальнейшей игры. По завершении телефонных переговоров мы с вами еще кое-чего обсудим по мелочи, после этого я вас покину. Исправный телефончик, ясен перец, я заберу с собой. Останетесь в одиночестве, не стесняйтесь, кушайте валидол, пейте кока-колу и ждите моего звонка. Отрицательных побочных эффектов лекарства из аптеки не вызовут, не волнуйтесь. Вам, ясен пень, не возбраняется рискнуть и выбрать один из семи шприцев наугад, но я бы на вашем месте дождался звонка. С Пушкаревым, я уверен, мы обо всем договоримся, и до полуночи я обязательно свяжусь с вами, ваша милость, позвоню и назову номер шприца с антидотом. Вот, пожалуй, и... Ах, да! Я, разгильдяй, совершенно позабыл об этикете и до сих пор вам не представился! Обязательно! Вы слышите? Непременно скажите Пушкареву, что вас похитил Семен Андреевич Ступин по кличке Бультерьер... Ну-с, напомните-ка мне номер Женьки Пушкарева.

Глава 4

Она — заложница

Бабушка маленького Леши, мама Зои Михайловны Сабуровой, спала на кровати возле окна, Лешка сопел во сне на диване у стены. Шторы опущены, уютно светит ночник, журчит сантехника в ванной, как будто сверчки поют, еле слышно гудит холодильник, убаюкивает спящих.

В который раз Зоя мысленно поблагодарила первых лиц "Никоса" за смекалку. Золотые головы высокого начальства озаботились устроить в главном здании нефтяного концерна "гостевой этаж", наплевав на желтую прессу, в которой тут же появились статьи с заголовками типа: "Комнаты свиданий рядом с кабинетами олигархов". Мудрые руководители превратили многоэтажку в самодостаточный микромир. Здание штаб-квартиры "Никоса" с некоторой натяжкой, но можно сравнить со звездолетом на старте, с автономным космическим кораблем на стартовой площадке, расположенной в исключительно удобном районе столицы.

Зоя тихонечко вышла из "гостевого номера", где спали ее близкие, в куцый коридорчик. По ковровой дорожке, глушащей шаги, дошла до выхода в холл с лифтами. За дверью, у лифтов, сидел, облокотившись на полированную столешницу, уставившись в раскрытую книгу, ее коллега, опытный профи личной охраны Петр Гринев.

Слуга царю, отец солдатам, Евгений Владимирович Пушкарев прекрасно понимал, что творилось на душе у подчиненной ему Сабуровой, когда она вчера, во второй половине дня, примчалась в "Никос" вместе с сыном. Она рассказала про цирковые "фокусы", показала обработанную на компьютере фотографию Лешки, пересказала вкратце содержание телефонной беседы с неким С.А. Ступиным, продемонстрировала дырочку от пули в изящной дамской сумочке, и Пушкарев не поскупился, выделил на работу по "проблеме Сабуровой" многоопытного Гринева. Петр сгонял за Зоиной мамой и со вчерашнего вечера бдит за порогом "гостевого этажа", охраняет уязвимых членов семейства Сабуровых. Часовой — чрезмерная предосторожность, конечно, однако Зоя благодарна и Пушкареву и Гриневу безмерно.

— Все нормально, Зоя Михайловна? — спросил Петр, отрываясь от книги. — Навестили своих?

— Нормально, спят. — Зоя подошла к лифтам, нажала кнопку вызова.

— Вчера ваша матушка полночи бодрствовала, ко мне приходила. Я с медпунктом связывался, снотворное ей заказывал.

— Медики тоже на службе?

— Евгений Владимирович дал команду: всех в ружье. Медикам проще — им сон разрешается. Я так думаю, ну и правильно — им еще предстоит нас с вами отхаживать. В прошлом году я после двух бессонных суток на стимуляторах шесть часов под капельницей валялся.

— Усложняет Пушкарев — ты, Петя, мог бы и подремать на посту. Штурма здания, надеюсь, не будет. Какой смысл травить тебя стимуляторами?

— Вы сказали: "штурм здания"? Ну и шуточки у вас, Зоя Михаловна.

— Петя, я ведь просила — говори мне "ты".

— Нельзя, Зоя Михайловна. Вы — красивая женщина, начну вам тыкать, и возникнет соблазн за вами, прошу прощения, приударить. А служебные романы — вред общему делу.

— Ладно, Петр... Как вас по отчеству?

— Без отчества, Зоя Михаловна. Просто Петя и, ради бога, без "вы". Мне так привычней.

— Ладно, как скажешь...

Лифт опустился двумя этажами ниже, за раздвижными дверями точно такой же холл, точно такой же полированный стол у двери с табличкой "Служба безопасности". Место привратника за столом пустует, нынешним вечером сотрудникам силовой структуры нефтяного концерна некогда охранять самих себя, все поголовно задействованы на объектах, на выездах, в деле. И даже декоративным бодибилдерам нашлось занятие — "шкафы" стоят у входа в здание, на часах.

Зоя пересекла холл, потянулась к дверной ручке, но дверь сама распахнулась, из офисных коридоров вышел Максим Смирнов с сигаретой в зубах.

— Привет, Макс. — Зоя посторонилась. — Вернулся?

— Пять минут назад притащился. — Смирнов прикурил. Закрыл за собой дверь с табличкой "Служба безопасности". — Зой, обожди спешить. Ты нынче у нас при Пушкареве?

— Ага, ни на шаг от себя не отпускает.

— К нему вице-президент пожаловал. Беседуют конфиденциально.

— Николай Маратович?

— Точно так, господин Казанцев, твой подзащитный в мирное время. Я за минуту до Казанцева приперся, пальто снял, и меня попросили. Я и доложиться Пушкареву толком не успел.

— Ты вернулся из больницы, где журналиста лечат?

— Оттуда.

— Как Иванов?

— Терпимо. Досталось Александру Юрьевичу по первое число, но, могу спорить, обойдется с нашим Юрьевичем, и Саша Иванов еще и не такое напишет про Юдинова. Злой журналюга, как моя теща с похмелья. Сначала вообще со мной общаться отказывался, ментов звал, обзывался, прокурором грозил. Сучонок.

Максим стряхнул пепел на пол.

— Зой, от похитителя ничего?

— После единственного утреннего звонка Пушкареву — тишина.

— Слушай, а времени-то... — Максим взглянул на запястье. — 22.31.

— И антидот, со слов террориста, следует ввести не позже двенадцати. — Зоя со вздохом провела рукой по лицу, по волосам. — Макс, не смотри на меня. Я чертовски устала, выгляжу, наверное, как лахудра. В душ хочется.

— Все-таки не бабское это дело, служба бе...

— Ну-ну! — Зоя строго оборвала Смирнова. — Поговори еще у меня! В лоб получишь, не покажется.

— Зой, я ж по дружбе, я ж сочувствую. Тебе больше всех досталось, ты...

— Думай, чего говоришь! Вспомни о ребятах, сопровождавших Юдинова. Им досталось по свинцовой пуле.

— Кроме Перловского, — напомнил Макс.

— Которому тоже не позавидуешь. Парень пережил ужас и кошмар, а областные мусора, мудаки, колют его на причастность к акции.

— Все еще колют?

— Ну. И ФСБ в очереди на Перловского стоит. Подмосковные мусора и чекисты совсем обнаглели. Пушкареву парня отмазать никак не удалось, уж все телефоны оборвал и все без толку.

— Зой, пока меня не было, что-нибудь новое в районе акции нашлось?

— Ни черта. Мотоцикл мусора забрали, они же ищут свидетелей по взрыву тачки "ДПС" в том районе. У них версия, что и гаишников грохнул наш зубастый Бультерьер.

— Как пить дать его работа, в этом я с мусарней солидарен. Надо в с Корастылевым пересечься, спросить, чего нового нарыл наш хакер-самоучка про собаку Бультерьера. — Максим бросил окурок, затоптал его каблуком. — Слышь, Зой, а твои вчерашние автокаскадеры прорезались?

— Звонил их бригадир, долго и нудно просил прощения, денег предлагал, клялся, что...

Распахнулась дверь в офисные помещения службы безопасности, хлопнула по стене, в холл с лифтами выбежал Евгений Владимирович Пушкарев. Начальник охранников и ответственный за безопасность сжимал в кулаке вытянутой руки трубку мобильника. Зоиного мобильника, она сразу же узнала свою трубку и сразу вспомнила, что забыла телефон в кабинете у Пушкарева.

Евгений Владимирович бежал к лифтам, чуть было не пробежал мимо Зои со Смирновым, но, заметив их, осадил прыть, ткнул кулаком с трубкой в сторону женщины и воскликнул:

— Сабурова! Бультерьер звонит! Требует тебя, со мной отказывается контактировать, грозит отключиться.

Зоя взяла трубку, косясь на распахнутую дверь, видя, как по офисному коридору к предбаннику лифтов широко шагает вице-президент "Никоса", господин Казанцев, хмурый, сосредоточенный, будто спешит на казнь, и за ним, отстав на шаг, следует свита телохранителей, дожидавшихся хозяина за порогом кабинета Пушкарева.

— Да, я слушаю. — Зоя прижала трубку к уху и услышала знакомый по вчерашним "цирковым" переговорам насмешливый мужской голос.

— Але, Зоинька? Что ж вы, Зоинька-Заинька, к аппарату не подходите? Прячетесь за широкой спиной Женьки Пушкарева?

— Я готова вас выслушать, — произнесла Зоя сухо.

— Зоинька, а готовы ли вы со мной увидеться? Утром я проинформировал господина Пушкарева относительно правил дальнейшей игры, я пообещал перезвонить вечером и сообщить свои условия, я потребовал безоговорочного подчинения всем моим притязаниям, и вот первое из них: мы с вами, Зоинька, как и вчера, устанавливаем неразрывную телефонную связь, я говорю вам, чего делать, вы меня слушаете и исполняете мою волю. Озвучьте, пожалуйста, Жене Пушкареву мое первое условие, будьте столь любезны.

Зоя громко, четко и беспристрастно повторила слова террориста. Она повторяла, а вокруг теснились коллеги-телохранители из сегодняшней свиты вице-президента Казанцева. Сам вице подвинул плечом Макса Смирнова и встал напротив Зои. Пушкарев стоял сбоку, прижимался ухом к трубке в ее руке.

Из уст Зои прозвучали "претензии" похитителя в ее пересказе, Пушкарев отстранился от трубки, заглянул женщине в глаза и прошептал:

— Сабурова, я не вправе тебе приказывать, я...

— Евгений Владимирович, у нас нет выхода, — перебила начальника Зоя.

— Вам выпишут премию в размере годового оклада, — ляпнул Казанцев и тут же смутился, потупился, сообразив, что с языка сорвалась несусветная глупость.

— Ах-ха-а... — засмеялась трубка. — А я все слышал! Вам обещали денюжки за смертельный риск! Рад за вас, мадам Сабурова, однако к делу. Будьте любезны выйти на улицу. К вечеру похолодало, меж тем, будьте любезны, не тратьте бриллиантовые секунды на одевание в теплые одежды. Идите в чем есть и без всяких сумочек.

— Хорошо. Я вызываю лифт и спускаюсь. Я буду одна и без оружия.

— Умница! Вы все-все, сразу-сразу понимаете. Самую суть. Вы сейчас где?

— Возле лифтов.

— Ах-а-ха... Как удачно!.. О, пардон! Наоборот — как неудачно то, что вы, матушка барыня, уже у лифта. Нас с вами, мой свет, могут заподозрить в сговоре, и плакали ваши премиальные в размере годового оклада, а-ха-ха...

Пока трубка смеялась голосом террориста, подошел лифт. В кабину вместе с Зоей зашел Пушкарев, жестом попросил Казанцева с личной охраной остаться на этаже, жестами, беззвучно артикулируя, приказал Максу Смирнову срочно связаться с группами наблюдателей, которые притаились на улицах, в парадных соседних со зданием "Никоса" домов, в припаркованных вокруг территории "Никоса" автомашинах.

— ...ха-а-ха... Зоинька, вы уже в лифте?

— Да, нажимаю кнопку первого этажа.

— Умница! Женька Пушкарев рядом с вами?

— Да.

— Заинька, на улицу вам предстоит выйти в гордом одиночестве, иначе я отключусь и больше не позвоню.

— Мы поняли.

— Очень-очень надеюсь, что и вы, и ваш шеф все-все понимаете правильно.

Лифт остановился на первом. Пушкарев, обгоняя Зою, выскочил из кабины, побежал к проходной. Мельтеша ногами и часто оглядываясь, Евгений Владимирович выхватил из кожаного футляра, притороченного к брючному ремню, сходную по размерам с мобильным телефоном, но более технологичную, без дизайнерских прибамбасов, рацию.

Пушкарев бежал, что-то бубнил в микрофон рации, а Зоя, ежесекундно отставая от начальника, размеренно шла, прижав к уху трубку. Она была в том же, что и вчера, темно-синем брючном костюме, местами заметно мятом, со свежим пятном от кофе на рукаве. Ей не во что было переодеться, со вчерашнего дня она не покидала здания. В силу обстоятельств ей пришлось участвовать в бесконечных ночных бдениях подчиненных Пушкареву аналитиков, пережить тяжелый разговор с мамой, присутствовать при общении Пушкарева с прикормленными "Никосом" милицейскими, фээсбэшными, военными чиновниками. Минувшие сутки выбили Зою из привычной колеи, она тратила лишние нервы, она вымоталась, устала. И, как это ни странно, шагая сейчас на встречу со зловещей неизвестностью, Зоя вдруг, совершенно для себя неожиданно, почувствовала огромное, гигантское облегчение. Трепотня, мешанина мыслей, суета и отчаяние от бессилия повлиять на ситуацию — все это позади, в прошлом, уже в прошлом. Время кусать губы, глотать стимуляторы и поглощать кофе литрами, слава богу, прошло. Предстоит ДЕЙСТВИЕ, настоящая жизнь, грядет кульминация.

— Але, Зоя!.. Зоинька, вы на связи?

— Да.

— Ух ты! Всего-то короткое "да", но я уловил свежую нотку в вашем голосе. Вы возбуждены?

— Нет.

— Совершенно?

— Абсолютно.

— Завидую вам, матушка. А я, знаете ли, волнуюсь перед нашей очной встречей. Калеки вроде меня всегда комплексуют на свиданиях с очаровательными сеньорами... Але, Заинька, вы где сейчас находитесь, расскажите.

— Приближаюсь к проходной.

Около рамки металлоискателя стоит запыхавшийся, раскрасневшийся Пушкарев. Рацию Евгений Владимирович зажал под мышкой, в руках держит блокнот, под ногами у Пушкарева валяется черный фломастер. На разлинованном листке блокнота с логотипом "Никоса" в уголке крупная надпись печатными черными буквами: "ПУСТО". Зоя кивнула, значит, "наружка" пока не засекла говорливого хохотунчика по кличке Бультерьер.

— Зоя, але! Вы скоро выходите?

— Считайте, я на воздухе.

Она миновала рамку металлодетектора, прошла через отключенный турникет, спустилась на три ступеньки. От ступенек до вертушки прозрачных дверей в два ряда выстроились "шкафы"-бодигарды. Зоя бодро прошла сквозь молчаливый строй добрых молодцев — культуристов, толкнула дверную панель.

— Зоинька, вам не очень холодно?

— Ерунда. — Она с удовольствием вдохнула студеный уличный воздух. — Куда мне дальше идти?

— Прямо, Зоинька. Ать, два, выходите с территории "Никоса" на тротуар для простых смертных.

Зоя обошла овал клумбы с искусственной едко-зеленой травой, пошла мимо столбиков с кокетливыми фонариками к закрытым ажурным воротам. Сотрудник внешней охраны, фамилию которого Зоя запамятовала, вышел из сторожевой бетонной будки, открыл железную калитку свободной от коробочки рации рукой и, глядя на Зою грустными глазами, произнес вполголоса: "Ни пуха ни пера". В ответ Зоя махнула свободной от телефона рукой, дескать, пошел к черту.

— Алло, я вышла за территорию.

— Отлично. Поверните направо и вперед прогулочным шагом.

Зоя повернулась правым боком к ограде, пошла, оглядываясь по сторонам. На проезжей части автомобилей раз, два и обчелся, вдалеке спина одиночного прохожего.

— На меня все оборачиваются, — соврала телефонной трубке Зоя. — Я нелепо выгляжу, без верхней одежды, без головного убора, но с мобильником. Долго мне так идти?

— Идите, Зоинька, гуляйте. Вальяжно, типа, гранд дама — морж, совершающая моцион перед сном. Я планировал подобрать вас прямо у ворот, попал, извиняюсь, в пробку, выбился из графика. Последние годы в Москве прям-таки какая-то автотранспортная эпидемия. Легковушки плодятся и множатся не по дням, а по часам. Сплошные заторы в любом районе, в любое время суток.

— Вы едете на машине?

— Уже приехал, хвала Аллаху. Оглянитесь, я подмигну вам фарами.

Зоя остановилась, посмотрела через плечо и увидела мигание фар. К ней подъезжала красная "Тойота".

— Зоинька, я сейчас припаркуюсь рядышком с вами, и вы садитесь. В моей тачке правый руль, сядете в переднее кресло, которое у меня соответственно слева, — сказала трубка, и уже запикали короткие, противные гудки.

Красная машина японского производства прижалась к бордюру и встала. Зоя обошла капот, дернула ручку автомобильной дверцы, села в кресло рядом с водительским и с откровенным интересом посмотрела на человека за рулем.

Первое, что бросалось в глаза, — маска на его лице. Резиновая маска из магазина "Приколы", копирующая черты смазливого американского киноактера Тома Круза. Довольно грубо сработанная карнавальная поделка, но, глядя, скажем, из машины в соседнем ряду или мельком глянув с тротуара, фиг догадаешься, что человек в "Тойоте" нацепил маску. Тем паче что поверх чужого резинового лица надеты темные очки, парик (тоже грубо сделанный, из того же, наверное, прикольного магазина), поверх парика натянута лыжная шапочка, а шея укутана шарфом, прикрывающим нижние края маски под подбородком.

Правая рука человека в маске лежит на руле, кисть обтянута черной кожей, пальцы какие-то неживые, одеревеневшие. В левом кулаке зажата граната-"лимонка" с выдернутой чекой. Из левого уха, путаясь в искусственных волосах парика, свисает проводок с утолщением микрофона. Провод тянется за лацкан длиннополого коричневого плаща, очевидно, к мобильному телефону во внутреннем кармане. За минуту буквально, продолжая управлять машиной, человек с неживой правой рукой умудрился закончить разговор с Зоей, вооружиться гранатой и набрать другой телефонный номер.

Из-под резиновых губ Тома Круза, застывших в лукавой полуулыбке, звучит чуть приглушенный голос. Зоя сразу же догадалась, что разговаривает ее взрывоопасный сосед по автосалону с Пушкаревым.

— ...да, она только что села ко мне в машину... Чего? Не слышу?! Ошибаешься, Женя, мы с Зоинькой-заложницей никуда не поедем. В моей здоровой руке граната, а под плащом у меня экстрамодная деталь современного гардероба, именуемая "поясом шахида". Вместе с заложницей, гранатой и взрывчаткой я собираюсь заглянуть в гости, зайти в твою епархию, Женя, в здание "Никоса"... Что ты сказал? Повтори, плохо слышно... Понял, отвечаю: я кое-чего заберу, и мы уедем. Чего и откуда я заберу, сообщу, войдя в здание... Не слышу, скажи еще раз... Теперь слышу. Да! Именно так — заберу кой-чего, вернусь к машине вместе с заложницей, проверю наличие "хвостов", ежели их не будет, прокачу Зойку до места, где меня поджидает резервный автомобиль, свяжу Зойку с Юдиновым и скажу заветный номер шприца с антидотом... Чего? Громче говори... Нет, Женя! Сей же момент связываться с Юдиновым мы не будем, прости... Ась? Жень, я ведь просил — говори громче... Да, расслышал твой вопрос. Я тебя понимаю, однако посуди сам, какие я могу дать гарантии, кроме честного слова? Сомневаешься в моей честности, вели снайперам меня кокнуть. Пиф-паф, ой-ей-ей, и я роняю гранату, и бах-бабах вместе с Зоинькой. Короче, ты думай, а мы с попутчицей пойдем помаленьку. Время поджимает, у Юдинова остался всего час в запасе.

Он оттопырил мизинец, поднес руку с гранатой к уху и выдернул проводок, заканчивающийся малюсеньким динамиком.

— Зоинька, а я знаю, о чем вы сейчас думаете. Вы прикидываете, как бы ловчее выбить из моего кулака "эфку", наподдать ей, чтоб откатилась подальше, вырубить меня, инвалида, и пасть ниц, пережить взрыв. В замкнутом пространстве машины чудить с гранатой, согласитесь, безумие. А на воздухе... Будьте любезны, откройте "бардачок".

Зоя открыла, краем глаза заметила в зеркальце заднего вида похожий на танк джип с затемненными стеклами. Джип подъехал и припарковался сзади за "японкой".

— Зайка моя, полагаю, в драндулете у нас за багажником ваши отборные хлопцы, да? Дураки какие! Я бы сдал назад, подкатил прямо к воротам, а теперь придется вытряхнуться на тротуар и тащиться пешочком. Не дай бог встретится впечатлительный случайный прохожий. Бедолагу, того и глади, кондрашка хватит. Вообразите, как мы с вами будем смотреться со стороны — хромой Том Круз с протезом кисти правой руки и красавица, прикованная браслеткой наручника к моей левой руке с гранатой. Зоинька, вы заметили наручники в "бардачке"? Вы поняли, чего от вас требуется?

— Где ключ от "браслетов"? — спросила Зоя, защелкивая дугу наручников у себя на правом запястье.

— У меня. — Он протянул ей кулак с гранатой. — Окольцуйте меня, и вылезаем, богу помолясь. Успокойтесь, когда все кончится, я вас раскольцую.

— Я спокойна.

— Вижу и восхищаюсь. Вас, думаю, несколько раздражает пиканье сотового телефона во внутреннем кармане моего плаща. Потерпите, скоро произойдет автоотключение... Ну-с, лезем из машины на тротуар? За мной, Зоинька, со стальными нервами и милой, сердитой мордашкой. Аида.

Вылезли. Пошли. Он — сильно припадая на левую ногу, делая широкую отмашку черной кожаной кистью, она — прижимаясь к нему плечом, чтоб не так была заметна граната в его лишенной перчатки руке.

— Заинька, смотрите-ка! Ах, какая досада. Глядите-ка, забор вокруг вотчины вашего "Никоса" огибает пьяная компания и прет прямо нам навстречу.

Пьяных гопников увидали и секьюрити, что прятались в джипе. Все четыре дверцы танкообразного автомобиля отворились, джип спешно покинуло пятеро одинаково одетых мужчин. Один из пятерки побежал трусцой к пьяницам, остальные окружили скованную наручниками пару.

— Отлично, Зоинька! Ваши хлопцы работают на пять с плюсом. Зайка моя, а почему, интересуюсь, не видать окрест мусоров, ребятишек из группы "Альфа" и прочих мужчин в погонах? Вы не сообщили обо мне кому следует или Женька Пушкарев договорился с силовиками, чтоб не путались под ногами?

— Или, — коротко ответила Зоя.

Секьюрити застопорил поддатую топоту на изрядном расстоянии от ворот, из коих Зоя так недавно вышла и к которым возвращалась вместе с хромой живой бомбой, окружаемая мрачными коллегами. Гопники грубо и громко ругаются, видимо, секьюрити придется пускать в ход кулаки, но, возможно, он просто извинится и исчезнет. Драка необязательна — Зоя и хромоногий уже заходят в калитку. Прежде них вошел на огороженную территорию сопровождающий из джипа, следом заходят еще двое, последний остался на пешеходной дорожке за воротами.

— Заинька, когда я подъезжал к вам, я заметил, что на земле "Никоса", за оградой ворот, светятся фонарики, а глядите-ка, их все выключили! Молодчина Женька Пушкарь, рубит фишку. Нам с вами иллюминация ни к чему. И, знаете, сопровождение нам тоже не нужно...

Произнося приставку "не", хромой молниеносно взмахнул полноценной ногой. Распахнулись длинные полы коричневого плаща, ботинок на толстой подошве взлетел выше головы в маске. Говоря слово "нужно", террорист обрушил массивный каблук ботинка на широкое плечо идущего впереди. Зоя вздрогнула, услыхав сухой хруст ломающейся ключицы. Ее коллега, добродушный парень Арам Аратюнян, которого, как и остальных, она сразу узнала, едва он выпрыгнул из джипа, сдавленно вскрикнул, теряя равновесие и упругость в коленях. Сломав ключицу, каблук царапнул позвоночник Арама, замер на уровне поясницы и поразительно мощно толкнул Аратюняна. Причем не просто оттолкнул секьюрити абы куда, а задал определенный вектор полета. Арам пролетел метр с небольшим, и его шибануло о фонарный столбик. Или толчок был рассчитан с ювелирной точностью, или Араму просто не повезло, но о вертикаль столба он стукнулся пострадавшим плечом. Аратюнян закричал жалобно, как ребенок, осел, свалился у подножия столба и притих неподвижный, лишившийся чувств.

Ударная нога хромого встала на каблук, плавно перекатилась на носок, маска Тома Круза повернулась к сопровождающим скованную наручниками парочку.

— Исчезните, вертухаи, — приказала маска. — От вас на версту разит табачищем, в то время как рядом со мной милое создание с дурманящим запахом женщины. — Сквозь прорези в маске, через затемненные стекла очков на Зою посмотрели смеющиеся глаза. — Зайка моя, вы напряглись, расслабьтесь. Продолжаем путь, моя королева, роза души моей. Правда, весьма забавно хачик забодал фонарик? Вам понравилось?

Зоя промолчала. "В здании мама и Лешка, — думала Зоя, шагая в ногу с хромым, приближаясь к проходной. — Урод колченогий мелет языком без умолку, а о моем ребенке ни разу не вспомнил, как будто не было вчерашнего шантажа, фотографии мертвого Лешки, зловещих намеков. Черт знает чего у него на уме, от этой хромоногой твари можно ожидать любой изощренной гадости..."

Зоя воздала хвалу всем богам и божкам, идолам и идолицам за то, что хоть как-то контролирует Бультерьера, ибо это еще с какой стороны посмотреть, кто к кому прикован — она к человеку-бомбе с собачьей кличкой или наоборот. У нее, черт побери, есть, остается возможность погибнуть и уничтожить его ценою собственной жизни.

Они, скованные одной цепью, еле-еле втиснулись в одну из четырех секций вращающихся дверей. Он хихикал и комментировал вынужденную близость. Она его не слушала. Зоя планировала, как бы ловчее дернуть рукой в стальном браслете, одновременно выполняя зацеп хромой ноги и подбив бедром. Ее задача — упасть сверху, накрыть собой "пояс шахида"... Момент! А разве она видела напичканный взрывчаткой пресловутый "пояс"? Нет! При ударе ногой, при ходьбе полы его плаща распахивались, видна была ширинка черных джинсов, и все! Все, что выше, оставалось прикрыто плащевкой! А есть ли "пояс"?..

Вертушка дверей позади, впереди ступеньки, турникет и рамка металлодетектора. "Шкафы"-бодигарды испарились, в прямоугольнике рамки маячит одинокая фигура Евгения Владимировича Пушкарева.

— Кого я вижу! — воскликнул Бультерьер с резиновым лицом Тома Круза, останавливаясь. — Стоп!.. А кого я, собственно, вижу? А?.. Зоинька, это кто такой строгий нас там поджидает?

— Моя фамилия Пушкарев, — пробасил Евгений Владимирович. Он стоял, широко расставив ноги, засунув руки в накладные пиджачные карманы, расправив плечи. — Вы вошли в помещение. Что дальше?

— Полюбуйтесь. — Бультерьер сунул обтянутые черной кожей одеревеневшие пальцы в прорезь плаща на груди, резко дернул, пуговицы выскочили из петелек, и плащ распахнулся полностью.

Зоя вытянула шею, повернула голову — талию Бультерьера действительно опоясывала грубая тряпка с кармашками для тротиловых шашек. Помимо цилиндров взрывчатки Зоя заметила путаницу бесцветных проводов на правом боку, небрежно припаянные к двум проводкам клеммы, торчащие из пластмассового квадратика с пуговкой кнопки.

— Нравится, Зайка моя? А вы небось успели заподозрить Тома Круза во лжи, подумали, что я блефую, говоря про "пояс шахида".

Зоя промолчала.

— Что дальше? — повторил вопрос Пушкарев.

— Мы с Зоинькой-заложницей идем дальше, к лифтам. Мы поднимаемся на последний этаж, к кабинету Михал Юрича Юдинова. Ты, Женя, прям щас мчишься опрометью незнамо куда и догоняешь нас в президентском кабинете, имея при себе ключи от личного сейфа Юрьевича. Ферштейн?

— И все? — Густые брови начальника службы безопасности изогнулись удивленной дугой. — Выпотрошишь сейф, и все?

— Ты разочарован. Женя? — усмехнулся Бультерьер под маской кинозвезды. — Да-с, родной! Возьму кой-чего из сейфа, и далее события будут разворачиваться по уже оговоренной с тобой схеме.

Пушкарев хмыкнул, развернулся кругом и побежал к лифтам.

— Пошли и мы, Заинька... Ух ты! Да у вас, вот диво, турникетик прям, типа, как в метро, и рамочка того же типа, что в аэропортах. Ух, как здорово — камера под потолком. Нас снимают! Улыбнитесь в объектив, Зоинька... По уму у вас все тут устроено. Особенно мне понравилась придумка Юдинова хранить ключи от сейфа на работе, отдать их в ведение службы безопасности, а шифр от того же сейфа держать в голове. Двойная страховка получается, очень разумно.

Они подошли к лифтам. Над крайними левыми сомкнутыми створками зажигались и гасли выпуклые цифры — лифт поднимал Пушкарева на этаж службы безопасности. Черный кожаный палец ткнул кнопку вызова около сомкнутых створок среднего лифта. Створки расступились.

— Прошу в кабину, Зоинька-Заинька. Надеюсь, Женька поторопится и нам не придется скучать, ожидая...

Он болтал, гнал пургу не переставая, а кабина лифта приближалась к "гостевому этажу", и Зоя мысленно молилась богам и дьяволам, всем высшим существам, кого удалось вспомнить.

— ...утомился! Гранату тискать надоело до одури. Скорей бы все закончилось, правда, Зоинька? О, вы бы знали, как потеет пупок под "поясом шахида". Я человек в возрасте и...

Проехали "гостевой этаж". Но вместо того чтобы почувствовать облегчение, Зоя подумала о том, что предстоит еще и спускаться. Еще раз придется молить идолов и богов, предлагать душу дьяволам, только бы все как-нибудь обошлось.

— О! Прибыли, Зоинька! Выходим.

В холле последнего этажа никого. Видимо, Пушкарев успел, поднимаясь в лифте, связаться по рации с дежурным на президентском этаже и отдать приказ о срочной эвакуации через "черный ход", о побеге вниз по внутренней, "пожарной" лестнице.

Дверь в святая святых, в коридор, ведущий к кабинету президента "Никоса", распахнута настежь.

— Сегодня у вас, Зоинька, день открытых... Пардон! Вечер... или, правильнее сказать, ночь открытых дверей. Вы, как местная обитательница, будьте любезны, укажите путь в кабинет их превосходительства, господина Юдинова.

— Кабинет в конце коридора.

— Вижу! Дверца из мореного дуба, табличка с регалиями их благородия отливает золотом. Ай, какая прелесть, ай, какой солидон!

Дубовая дверь с золотой табличкой оказалась заперта.

— Вот тебе и "ночь открытых дверей"! Ах, какая досада. Верно подмечено народом: "Не скажи "гоп", пока не перепрыгнешь".

Хромой взбрыкнул здоровой ногой, вместо боевого крика типа восточного "кийя" выкрикнул залихватское "гоп"! Тяжелый каблук ударился о медную замочную скважину, "язычок" замка вырвало из косяка, дверь открылась.

В кабинете президента нефтяного концерна Зоя бывала редко. Кабинет был огромен и темен. Казалось, что стоишь у порога спортивного зала.

— Зоинька, как бы нам свет здесь... Ага, нащупал протезом выключатель. Да будет свет!

Вспыхнула хрустальная люстра. Заиграли хрустальными гранями графины с питьевой водой на столе для заседаний. Блики яркого света отразились в эбоните старорежимньк телефонных аппаратов на зеленом сукне стола президента. Заиграло всеми цветами радуги мозаичное панно напротив зашторенных бархатом окон. Дизайнеры оформили кабинет главы "Никоса" в имперском стиле "Сталинский ампир". Случалось, и министры робели, впервые попадая в гнетущее роскошество ушедшей Великой эпохи побед и свершений.

— Ух, какая красотища! Прямо, как на станции метро "Новослободская"! Зойка, подружка, а где же заветный сейф? Чтой-то я его не вижу. Где он?

— Понятия не имею.

— То есть?

— Я не знаю, где...

— Я знаю! — раздался за их спинами сочный бас Евгения Владимировича Пушкарева.

Пушкарев бесшумно вышагивал, топтал густой ворс ковровой дорожки в коридоре. Левая рука оттягивает накладной карман пиджака, на указательном пальце правой висит колечко, на колечке болтается ключ.

— Я знаю, где спрятан сейф. Свяжите меня с Михаилом Юрьевичем, назовите номер шприца с антидотом, и я открою сейф. — Пушкарев остановился у порога кабинета, крутанул кольцо с ключом на пальце.

Террорист за порогом расхохотался:

— А-ха-а-ха... Ну, ты и жук, Женька! Ну, ты и жучара! Я, пожилой, усталый инвалид, дал маху, позабыл спросить у Юдинова, где замаскирован сейф, а ты, жук, пользуешься моей промашкой! Какой ты смелый. Женя, я тащусь.

— Кончай пустые базары, чмо! — Бас Пушкарева зазвучал на полтона выше. — Ты выпотрошишь сейф, и у тебя останется заложница. Тебе мало Сабуровой? Боишься, что я ею пожертвую? Хорошо. Давай, я добуду еще одни "браслеты" и прикую себя к Зое. Не согласен, тогда давай, взрывайся. На верхних этажах только добровольцы, сдохнем вместе. По-любому, пока не разрешится вопрос с Юдиновым, сейфа тебе не видать.

— Зоинька, и ты согласная "сдохнуть" вместе?

— Да.

— Мама дорогая, я вляпался в компанию героев! Зоя, я вам настоятельно рекомендую найти жениха по фамилии Космодемьянский и...

— Кончай фуфло гнать! — разозлился Пушкарев, насупил брови. — В холле этого этажа схоронились мои люди с "пушками", у них приказ грохнуть тебя, если нарисуешься один, без Сабуровой. Пожарная лестница заблокирована. Сабурова, если он обнаглеет и стукнет меня ногой по морде, мочи его на хер.

— Сдаюсь! — Террорист по кличке Бультерьер поднял руку в кожаной черной перчатке. — Верю, Женька, мадам Сабурову ты не спишешь в утиль лишь ради того, чтобы устроить мне кирдык. Искомый "баян" с противоядием имеет порядковый номер девять!.. Шучу — номер шесть. Доставай мобилу, жук Евгений, так уж и быть, продиктую номер телефона, подаренного мною дворянину Юдинову. И кстати! Господа герои, кто-нибудь из вас способен объяснить мне, трусливому злодею, почему потомственный дворянин предпочел иному декору рабочего кабинета вульгарный соцарт?

— У богатых свои причуды. — Евгений Владимирович вынул из кармана левую руку с мобильником в кулаке.

— Ха! У богатых верные слуги, готовые за них костьми лечь. Стучи по клавишам, лакей юдиновский, диктую номер.

Игнорируя оскорбление, Пушкарев связался с Юдиновым. Презрев бурные и многословные протесты хромой гадины, Евгений Владимирович не только сообщил Михаилу Юрьевичу, в котором из семи шприцев находится антидот, но и начал задавать вопросы, спросил об окружающей землянку местности, сколько, по ощущениям господина Юдинова, минут занял путь через лес к землянке, спрашивал о том, что могло бы помочь поискам похищенного, однако долгого телефонного общения, к сожалению, не вышло — заряд аккумулятора в оставленной президенту "Никоса" трубке иссяк секунд через сорок — сорок пять. Замолкнув на полуслове. Пушка-рев запихнул свою мобилу обратно в карман. Одарил инвалида-террориста полным презрения тяжелым взглядом и продефилировал по туркменским коврам к дальнему краю настенной мозаики.

На мозаичном панно изображена тундра — северное сияние фоном, буровые вышки на первом плане и лубочный олень в дальнем углу. Евгений Владимирович дотронулся до кусочка мозаики в центре зрачка рогатого животного. Квадратный фрагмент панно с оленьей мордой опустился на манер откидного столика и завис параллельно полу, пестрой картинкой вниз. Гладкая поверхность мозаичной изнанки уперлась одной из граней откидного квадрата в бронированную панель цвета хаки с замочной скважиной и рядом вращающихся ручек. Над ручками прозрачные оконца, в них цифры.

— Ух ты! Глянь, Зой! Сейф типа ячейки камеры хранения на вокзале! Класс!

— Шифра я не знаю, — произнес Пушкарев, вставил ключ в скважину сейфового замка, повернул дважды.

— Классный сейф! Оригинальный. Женька, ты сделал свое дело, тебе пора. Канай отсюда. Забирай с верхних этажей добровольцев-комсомольцев и жди нас внизу, у турникетов. Мы скоро.

— Ты должен понимать — моя задача найти Юдинова. Ты должен сузить площадь поиска до разумных пределов.

— Я никому ничего не должен, Женя... Заинька, айда к сейфу.

— Ты должен...

— Цыц!.. Ну, хорошо! Уговорил, уломал, черт кучерявый. Ищите их высокоблагородие в районе дачного товарищества "Рассвет".

Пушкарев схватился за рацию в футлярчике, притороченном к брючному ремню, и пошел прочь.

— Зоинька, вы заметили? Ваш босс даже не соизволил высказаться, типа, мужайся, Сабурова, мысленно мы вместе. Даже не взглянул на вас ободряюще, оставляя нас вдвоем... Зайка моя, не сочтите за труд, помогите однорукому бандиту, поверните колесики так, чтобы получилось число девятнадцать тысяч триста двадцать три. Это шифр к сейфу... Вот смеху-то будет, ежели господин Юдинов меня обманул и сейф откажется открываться...

Юдинов назвал правильную числовую последовательность.

— Опа!.. Сим-сим открылся, ура! — Неподвижная кисть, затянутая черной кожей, выгребла из сейфа на откидной столик с мозаичной изнанкой ворох папок "Для бумаг", россыпь компьютерных дискет. — Где же то, что нам надо?.. Вот оно! Зайка, будьте любезны, откройте-ка вот этот пенал из красного дерева.

Свободной от наручников рукой Зоя откинула крышку продолговатого деревянного футляра и зажмурилась, бриллиантовый блеск ее ослепил.

— Оно! Отлично! Мадам, я вас сердечно прошу, сомните, приспустите шарфик под личиной Тома Круза и украсьте бриллиантовым ошейником потную шею Бультерьера.

Для того чтобы надеть и застегнуть драгоценный ошейник, Сабуровой понадобились обе руки. Хромоногому пришлось приподнять и оттопырить левый локоть, расположив запястье в вороненой браслетке на уровне спрятанного под париком затылка. Ему пришлось позволить женщине встать за спиной. Выпустить ее из виду и отчасти из-под контроля.

Зоя возилась с застежкой ожерелья и боролась с соблазном зафиксировать сжимающие гранату пальцы, выкрутить правую руку с неживой черной кистью, убрать ее подальше от кнопок на "поясе шахида". Она и не надеялась оказаться в столь выгодной позиции, причем по его же просьбе.

На сверхмалой дистанции, в так называемой "слепой зоне", совсем иные расклады и возможности. Появился шанс нейтрализовать террориста, сохранив собственную жизнь. Чертовски реальный шанс, хоть и рисковый, конечно. Проблема лишь в том, чтобы не ошибиться, оценивая степень риска.

— Мадам, учтите — я обладаю телепатическими способностями, я читаю ваши мысли. Вспомните, как лихо я уделал хачика, и не вздумайте сомневаться в моих боевых навыках. Подумайте хорошенько, стоит ли подвергать себя опасности, ведь вы не одиноки в этом мире и ответственны не только за себя, но еще и за маленького человека по имени Леша.

Про ребенка — это он зря сказал. Пальцы ее окольцованной браслетом руки обхватили кулак с гранатой. Она поднырнула под его оттопыренный локоть, и они оказались лицом к лицу. Ее свободная рука схватила кожаную кисть, она нанесла скользящий удар по резиновой переносице Тома Круза, сбила очки, сместила маску, сместились и прорези для глаз, он лишился способности видеть. Ее колено согнулось, метя ему в промежность.

Он увернулся, сбил ее колено бедром. Он извивался, словно скользкий, беспозвоночный червь. Его кулак выскользнул из захвата, его оттопыренный, поднятый кверху локоть опустился. Он бил вслепую, однако его локоть щелкнул точно по "заушному бугру" женщины.

У нее за ухом полыхнуло болью, в ушах зазвенела тонко бесконечная нота ля, в глазах потемнело. Она перестала чувствовать свое тренированное, красивое тело. Сознание ее затуманилось...

...Очнулась Зоя в машине. На переднем пассажирском сиденье. Стекла опущены, лицо холодит ветер, в глазах туманно, запястья свободны, но руки онемели, лежат на коленях как чужие, рядом крутит правый руль по-прежнему улыбающийся Том Круз, только без очков, а далеко позади что-то возмущенно улюлюкает, какие-то знакомые резкие звуки бьют по ушам, усиливая головную боль.

— Очухались, мадам? — Сквозь прорези в маске на нее посмотрели внимательные глаза. — Ах, какой же геморрой вы мне устроили! Очки разбили, это раз. Пришлось безрукому с вас браслеты снимать, зажав ключик в зубах, это два. Носить вас пришлось, это три. А каково утомленному террористу таскать на руках отнюдь не девочку-заложницу, а? Женька увидал, как вас, цацу такую, куколку неподвижную, из лифта выношу, и прям позеленел весь, зубы мне показал, рацию кулачищем едва не раздавил. Ну, думаю, финита ля трагедия! Сейчас, думаю, придется взрываться. Сейчас, воображаю, полетят брюлики вместе с кишками во все стороны. Обошлось, Аллах спас. Вы, мадам, удивительно вовремя застонали, и до Женьки, бабуина разъяренного, дошло, что вы живая... Как самочувствие, Зайка моя?

В глазах прояснилось, Зоя увидела в зеркальце заднего вида мигание и поняла, что за улюлюканье терзает барабанные перепонки.

— За нами погоня?

— Да-с, Зоинька! Шельма Пушкарев нарушил договоренности, пустил за нами "хвост", ну, я и психанул, выбросил за борт гранату. Признаюсь вам — держа в кулаке гранату, переключать скорости было совсем неудобно. Так же неудобно, как и в обычной машине с левым рулем, когда переключаешь их культей правой руки, когда на калечной руке нету протеза. А знали в вы, как трудно было завести машину, держа и ключ и гранату. О, как мне надоела эта "лимонка"! Признаюсь — от гранаты я избавился не без удовольствия. "Хвост" ваших сослуживцев отрубил, но менты не дремлют! Кто сказал, что "гибель"... пардон! Владимир Владимирович разрешил в обиходе называть их по-старому: гаишниками... Кто сказал, что гаишники даром жрут хлебушек с икоркой? Тот сказал, кто ни разу не выкидывал в окошко гранату, отрубая "хвосты"! Спустя минуты после взрыва сзади нарисовались первые патрульные тачки, а сейчас по пятам катит целый табун ментовских автомобилей! Все переулки по ходу движения перекрыты, нас гонят, будто дичь какую, на набережную Москвы-реки. Но вы не волнуйтесь, Зоинька. Прорвемся! Я хоть и однорукий, а с транспортом управляюсь — Шумахер позавидует. Я и на мотоцикле могу, и на вертолете. Хожу без палки плохо, а на транспорте да в протезе я — бог!.. Опаньки! Глядите-ка, дорога впереди пуста совершенно! Сдается мне, нас ждет грандиозная подляна...

Поворот к "Мосфильму" невозможен — его перегородили машинами "ДПС". "Тойоту" гонят на Бережковскую набережную, где некуда особенно сворачивать, где не перехитрить погонщиков, где можно скрыться разве что под водой, нырнув с бетонного трамплина в реку.

— Мы на набережной, Зоинька!.. Опа, глядите-ка! Вот и подляна, видите! Впереди, видите? "Ежик", колючая лента поперек асфальта! Помните фильм... Нет, откуда?! Откуда вам, такой молоденькой, помнить фильмы про Фантомаса. У Фантомаса была машина, которая умела превращаться в самолет. Вот бы нам такую, правда?.. Ахтунг, Зайка моя! Вспомните про Ихтиандра и постарайтесь выжить! Вы мне, клянусь, очень симпатичны. Надеюсь, мы еще встретимся!.. Не на этом, так на том свете...

Он вдавливал педаль газа в пол и говорил, говорил говорил, до последней роковой секунды, пока не вывернул руль круто вправо. Японская машина перелетела через поребрик тротуара, сбила ажурную ограду между бетонных столбиков, повисла на мгновение в воздухе и упала в мутные воды Москвы-реки, подняв фонтан грязных брызг.

Глава 5

Они — мстители

— ...и, наконец, последняя версия: "Импровизация". Фигурант прогуливался и слушал радио, передачи "Эха Москвы". Он...

— Он что, прогуливался с радиоприемником?

— С радиоплеером. Изучив протоколы допросов продавца торговой точки "Виртуальный Мир", мы поработали в том районе с потенциальными свидетелями, с владельцами домашних собак. Выгуливают собак регулярно, зачастую в одно и то же время, они...

— Это ясно! Опустите подробности.

— Слушаюсь. Нашлась свидетельница, она видела инвалида и заметила у него наушники. Он прогуливался...

— Прогуливался?!

— Простите, я ошибся в формулировке. Он голосовал у обочины, ловил машину, затем обратился к свидетельнице с вопросом, он спросил, как добраться до метро. Со слов свидетельницы, предположительно, фигурант, цитирую: "Спешил, но не особенно". Как раз в это время на радиостанции "Эхо Москвы" выступал правозащитник Кораблев. Мы делаем допущение, предполагая, что он слушал "Эхо", мы...

— Покороче излагайте! Без лирических отступлений.

— Мы достали запись беседы с Кораблевым. Правозащитник упоминал журналиста Иванова и его интерес к "Никосу". Фигурант принял информацию к сведению, на его пути возник павильон "Виртуальный Мир". Фигурант начал импровизировать. С помощью продавца-консультанта он узнает адрес Кораблевых. Домашний адрес правозащитника оказался в базе данных пиратского CD-диска. Также он узнает марку и номер машины Кораблева. С продавцом из "Виртуального Мира" он расплачивается фальшивыми долларами. Продавца задержали в обменном пункте, он дал показания, и мы...

— Я просил излагать покороче.

— Фигурант заставил Кораблева сработать на себя, вышел на журналиста Иванова. Фигурант продолжительное время вел с Ивановым устную беседу, о содержании которой журналист говорит скупо, ссылаясь на посттравматические факторы. Фигурант похитил у журналиста ноутбук с информацией, касающейся "Никоса", в том числе и с текстом статьи про бриллиантовое колье, и со статьями про...

— Откуда такая уверенность? А если Иванов врет? Где доказательства, что журналиста реально избил и обокрал фигурант?

— Во-первых, фигурант представился Иванову. Во-вторых, консьержка в парадной журналиста видела инвалида, и описания совпадают с...

— Откуда фигурант узнал о похоронах сотрудника службы безопасности? О бывшем муже Сабуровой?

— О похоронах, возможно, из устной беседы с Ивановым. Господин журналист рыл под "Никос" денно и нощно, отслеживал каждую мелочь, связанную с концерном и его сотрудниками. Про фокусника Сабурова, вероятно, была информация в компьютере. Про премьеру новой цирковой программы, наверное...

— Возможно! Вероятно! Наверное! Слишком много допусков, вам не кажется?

— Я излагаю версию и вынужден делать допущения. В соответствии с версией "Импровизация" журналист Иванов — источник информации, полный и всеобъемлющий. И единственный. Вам должно быть известно, что определенные силы оказывали на журналиста недвусмысленное влияние, науськивали Иванова на "Никос", ожидая ответных реакций. Иванова, говоря попросту, подставляли. Он нарыл горы информации, он был и есть...

— Пусть так! Пускай Иванов — источник. Проехали, продолжайте.

— В крематорий фигурант явился до приезда скорбящих, представился родственником усопшего. Он назвал имя покойника и...

— И ему поверили! Дальше.

— Инвалиду позволили возложить цветы, он пожелал побыть наедине с усопшим, воспользовался...

— Избавьте меня от малоаппетитных подробностей! Достаточно про крематорий!

— Из крематория фигурант отправляется в цирк. Показывает обложку журналистского удостоверения вахтеру у служебного входа, просит вызвать иллюзиониста Сабурова. Пресса не балует артиста Сабурова вниманием.

Цирковой артист приглашает инвалида с удостоверением за кулисы, рассказывает о премьерном номере, показывает инвентарь. Фигурант улучил момент для...

— Понятно — он испортил инвентарь. Непонятно, как он с первого взгляда разобрался в устройстве инвентаря и почему его саботаж остался незамеченным.

— Я могу все объяснить. У нас есть схема конструкции и письменные комментарии Сабурова. Мы...

— Проехали! Вы разобрались в нюансах, этого достаточно. Верю вам на слово. Проехали цирк, дальше?

— Дальше он отправился в компьютерный салон "Белый ветер". Скачал с ноутбука заранее им же обработанную фотографию сына Зои Михайловны, распечатал фото на принтере. Фото ребенка имелось в архиве, собранном Ивановым. Журналист работал против нас как настоящий разведчик. Опускаю множество подробностей, но позволю себе заострить ваше внимание на трех итоговых фактах. Во-первых, ноутбук. Описания портативного компьютера журналиста Иванова и работников "Белого ветра", которые...

— Ясно! Это был компьютер Иванова, в нем было цифровое изображение ребенка, что косвенно подтверждает — Иванов как источник информации более чем компетентен.

— Во-вторых, работающие в "Белом ветре" люди заметили, что инвалид приехал на автомобиле "Тойота" красного цвета, с правым рулем. В-третьих, в "Белом ветре" он оставил фальшивые доллары, как ив...

— Достаточно! Как он раздобыл мотоцикл и "Жигули"?

— В ночь перед акцией в Подмосковье погиб байкер из стаи "Ночных волков". Погибший остановился...

— Из какой "стаи", я недопонял?

— Байкер был одним из членов неформального объединения фанатов мотоцикла "Ночные волки". Он ехал из Подмосковья, где проживал и работал автослесарем, на "стрелку" в Москву, на Воробьевы горы. "Волки" кучкуются на смотровой площадке Воробьевых гор. Погибший остановился для того, чтобы справить естественные надобности, и...

— И "волка" настиг Бультерьер.

— В рамках версии "Импровизация" мы считаем, что Бультерьеру повезло повстречаться с "волком". Завладеть "Жигулями" было гораздо проще, чем достать мотоцикл. Если бы ему не повезло, он...

— Он за одну ночь раздобыл и "Жигули" и мотоцикл? И перегнал их к месту акции? И вы называете это "Импровизацией"? Импровизацией одиночки?

— Он по сути своей импровизатор и одиночка. Я изучал его прошлые дела. Семен Андреевич Ступин по кличке Бультерьер всегда действовал, руководствуясь обстоятельствами, всегда в одиночку. Он находится во всероссийском и международном розыске. Его искали практически все отечественные силовики, и МВД, и ФСБ, и частные, и засекреченные структуры. С недавних пор его разыскивает Интерпол, и ходят слухи, что...

— А костюм старушки? А оружие? Землянка? Шприцы? Каким образом все это вписывается в версию "Импровизация"?

— Чужая одежда, грим, маска, парик, боезапас, убежище вблизи садоводства, фальшивые деньги — все это у него было до того, как он услышал выступление Кораблева на "Эхе". В розыске находятся также его гражданская жена и малолетняя приемная дочь. Бультерьер спрятал женщину и девочку, копил силы и средства, ждал подходящего случая и, когда...

— Копил силы и средства? Каким образом? Откуда взялись фальшивые доллары? Откуда оружие? Я не понимаю.

— Вероятнее всего, он наращивал свой материальный потенциал поэтапно. На первом этапе грабил мелкую шушеру, реализуя второй этап, наезжал на малочисленные бандитские группировки. Наверное, он успел поконфликтовать и с более серьезными преступными элементами. Он вступал в конфликты только с теми, кто предпочитает разборки без вмешательства властей. Он, возможно...

— Я снова слышу: возможно, наверное, вероятно! На кого записана "Топота", вы выяснили? Химический анализ ядов дал зацепки для поисков? Установлено точно, жив ли Бультерьер? От водолазов ничего нового?

— Владельца "Тойоты" нашли менты. Владелец прописан во Владивостоке, в две тысячи первом он продал машину по доверенности гражданке Армении. Повторный химанализ проводили позавчера чекисты. Мы знаем результаты, они прежние. Во всех семи шприцах был цианид. Фигурант обманывал, говоря про антидот. Михаил Юрьевич был обречен. Отравляющее вещество, которое господину Юдинову ввел фигурант, имеет биологическую природу, более точные характеристики выявить не удалось. Водолазы продолжают искать тело Ступина. Я лично считаю, что мы понапрасну тратим деньги, оплачивая подводные поиски. Фигурант жив. Он в точности повторил свой же трюк многолетней давности. Однажды он уже имитировал собственную гибель точно так же, как и в нашем случае. И, что особенно примечательно, в том же самом месте, на Бережковской набережной. В нашем случае температура воды была много ниже, но нельзя забывать, что мы имеем дело с особенным человеком. Бультерьер является...

— Я читал досье на Ступина, составленное... Вы его составляли?

— Досье писал Корастылев. Часть материалов он хапнул с закрытых сайтов, с...

— Обязательно заниматься воровством в Интернете?! Платите мусорам сколько попросят, оплачивайте чекистов, вы не ограничены в средствах.

— Николай Маратович, время работает против нас, а ломануть сайт гораздо проще и быстрее, чем...

— Благодарю за доклад! Вы свободны. Идите, работайте.

Максим Смирнов, стиснув зубы, чтоб сдержать красноречивый вздох, опустив глаза, чтоб скрыть их колючий блеск, собрал со стола бумаги, запихнул почеркушки и распечатки в прозрачную пластиковую папку. Максим ненавидел, когда его перебивают, будто двоечника у доски, а Николай Маратович Казанцев имел такую дурную привычку при общении с подчиненными. Максим встал, отодвинул стул и, кивнув Евгению Владимировичу, пошел к выходу из самого главного кабинета "Никоса".

Смирнов закрыл за собой новенькую дубовую дверь с новым замком. Казанцев оторвал зад от кресла номер один у самого главного в "Никосе" стола, обошел столешницу со множеством телефонных аппаратов, прошелся вдоль мозаичного панно и уселся за стол для заседающих, напротив Евгения Владимировича Пушкарева.

— Евгений, мы остались с глазу на глаз. Впервые с... — Николай Маратович запнулся, кашлянул, поправил узелок галстука. С Пушкаревым он говорил совершенно в иной тональности, доверительно, на равных. — ...Скажи мне откровенно, Евгений Владимыч, ты веришь, что мы споткнулись об этого хренова отморозка-супермена по вине дурного случая?

— Хотелось бы верить, Николай Маратыч, — ответил Пушкарев, смяв лицо ладонью, сдерживая зевок.

— Хреново выглядишь, Евгений.

— Сплю мало, по два-три часа в сутки.

— Приказать подать кофе?

— Врачи запретили все стимулирующие, вплоть до чая и кофе. Перебрал я стимуляторов, когда... — Пушкарев вздохнул, глубоко и порывисто. — Когда эта собака дикая нас опускала.

— Евгений Владимыч, объясни ты мне, тупому, как такое получилось, что этот хренов журналист знал про "Никос" то, что я не знаю?

— Помнишь, Николай Маратыч, с чего начались фокусы Бультерьера?

— С похорон.

— Точно, с них. Федя Степанцев стучал журналисту. Я это выяснил и... — Пушкарев взял паузу, поймал взгляд Казанцева, улыбнулся грустно, сморщив лоб и уголок рта. — И я принял меры, в результате которых Федя околел. Решение о радикальных мерах я принял самостоятельно и сам их осуществил. Твой предшественник на посту президента, царство ему небесное, запрещал вмешиваться в деятельность журналиста Иванова. Он считал, что журналиста используют, чтобы нас раздразнить, вынудить на ответные ходы. Он велел игнорировать дразнилку, наплевать на происки конкурентов. Кто еще, кроме Феди, стучал и стучит Иванову, я пытался и пытаюсь выяснить на свой страх и риск, без санкции Юдинова. Неужели ты, Николай Маратыч, не говорил с Юдиновым на эту тему?

— Бог с тобой, Евгений! Юдинов был стратегом и самодержцем, а я кто? Я — бюрократ. Мое дело — бумажки подшивать, налоговикам мозги мутить, с фондами морочиться. Знал бы ты, как мне хреново в кресле президента. Я всерьез подумываю об отставке, дружище Евгений. Я не создан для политических интриг, вот в чем моя проблема.

— Николай, ты должен отталкиваться от того факта, что подавляющее большинство господ акционеров втайне радуются смене президента на вице. Большинство проголосует против твоей отставки.

— Евгений, окстись! На чужих костях счастья не построишь.

— Жизнь продолжается, Николай Маратович, и у всех нас она закончится могилой. Мертвым — царствие небесное, живым — думы о бренном.

— Проехали гробовую тему! Ты говорил, что хотел бы воспринимать Бультерьера как импровизатора-одиночку.

— Хотел бы, другие-то версии уж больно паршивые. Пускай его наняли, ну и что? Много ли заказчиков громких акций топчут зону? Нам выгодно принять в качестве основной версию "Импровизация", тем более что она до смешного похожа на правду.

— До смешного — это в том смысле, что мы выставляем себя на посмешище? Нас уделал один-единственный инвалид-отморозок, чего в этом ДЛЯ НАС смешного?

— Смешно пропустить удар пьяного дистрофика и жалко тех, кому набил морду Майк Тайсон. Бультерьера ловят давно и серьезно. Поймали однажды, а он ушел, да еще и семью свою увел. Мы обнародуем популярность Бультерьера среди сыщиков силовых ведомств. Мы проплатим прессу, телевизионщиков, раздуем пургу, превратим Бультерьера в пугало вроде Бен Ладена, только еще более страшного, потому, что он сумасшедший маньяк-одиночка, а значит, он вездесущ, он враг для всех и каждого. Иванову придется нам подыгрывать. Кораблев, если выкарабкается из реанимации, станет нашим союзником в этом деле. Силовики сошлются, как и всегда, на недостаточное финансирование и тоже скажут нам спасибо.

— Почему он назвался?

— Кто?

— Бультерьер. Почему он назвал свое настоящее имя? Назвался, но заявился в маске! Нет ли в этом какой-нибудь подоплеки, какой-то ловушки?

— Не думаю. С его приметами рациональнее сразу заявить о себе. Типа вот он я — неуловимый Фантомас, непобедимый Зорро. А морду под маской прятал, очевидно, для того, чтобы скрыть результаты последней пластической операции. С теорией Максима Смирнова о поэтапном наращивании им жирка я не согласен. Я думаю, не все так просто и прямолинейно. Бультерьер живет по своим, особым законам со своей специфической логикой. Фальшивыми баксами, например, он специально расплачивался, чтобы мы проследили его кровавый путь с самого начала. Абсурд выставляется напоказ, чтобы мы искали мотивацию и пришли к ложному выводу о его вменяемости. Абсурдно, что он затеял маленькую войну ради горстки брюликов на золотой цепочке, но и в этом присутствует определенная логика. Мы ожидали стандартных требований типа чемодана с баксами, а он предпочел реальную бриллиантовую синичку жирному зеленому журавлю. Штук сто "зеленых" он срубил по-любому, за вычетом накладных расходов. Сразу сбывать с рук брюлики он не станет, заляжет на дно, а мы...

Николай Маратович Казанцев выпрямил спину, поднял кверху указующий перст, закатил очи долу, и Пушкарев оборвал монолог на полуслове. Николай Маратович пожевал губами, смежил веки. Как когда-то Архимеда в ванне, его внезапно настигла некая архиважная мысль, он ее формулировал, а Пушкарев терпеливо ждал. Прошла минута, томительная для Пушкарева и полная внутреннего напряжения для Казанцева. Поднятый кверху перст дрогнул и поменял положение, указал на Евгения Владимировича. Веки новоиспеченного президента "Никоса" открылись, Николай Маратович Казанцев торжественно произнес:

— Его надо убить!

— Кого? — не понял страдающий от хронического недосыпания Пушкарев, сомлевший малость за минуту ожидания откровений Казанцева.

— Бультерьера! Любой ценой! Я соглашусь дать интервью телевидению, я обмолвлюсь, что "Никос" в вопросе борьбы с террористами разделяет позицию Израиля. Месть за террор! Смерть за смерть! Без суда и следствия! Когда Бультерьер сдохнет, все поймут, что это наших рук дело! Мы завоюем симпатию общества, мы припугнем конкурентов. Мы сделаем это!

Пушкарева несколько смутило сияние глаз и патетика Казанцева. Евгений Владимирович, скрывая очередной зевок, кашлянул в кулак, после чего напомнил осторожно:

— Не исключено, что Ступина раньше нас поймают менты или чекисты. Если мы сделаем ему громкую рекламу, они будут стараться как никогда.

— Он должен умереть при задержании, погибнуть в тюремной камере, все равно где! Он сдохнет не своей смертью, и все вспомнят мое интервью!

— Вряд ли я смогу обещать, что достану его на Лубянке. С "Матросской тишиной" проще, но гарантировать убийство Ступина, взятого под стражу, я не могу.

— Тогда мы должны прыгнуть выше головы и раньше остальных достать Бультерьера, которого сами же разрекламируем! И без церемоний — сразу мочить! Насмерть! Замочим и... Хы-хы-хы!.. — Казанцев засмеялся, краснея, брызгая слюной, возбуждаясь пуще прежнего: — Замочим и подбросим труп в сортир!

Пушкарев улыбнулся за компанию. Возражать новому президенту "Никоса", по крайней мере сейчас, пока тот возбужден, Евгений Владимирович поостерегся.

— Всех людей, все твои силы надо срочно задействовать на розыске! Всех до единого!

И все же придется мягко, но возразить:

— Николай, всех поголовно запрягать в хомут розыска — только делу вредить. Большинство моих людишек в вопросах сыска ни ухом ни рылом, они будут только мешать компактной группе профессионалов. Единственный сотрудник из всех телохранителей, кого бы я подключил к сыскарям, — Зоя Сабурова. Тебе известно, какой у нее характер, и к Бультерьеру у Сабуровой личные счеты. Ее присутствие в розыскной группе настроит ребятишек на хороший лад. Третьего дня я навестил Зойку в больнице, она ничего, поправляется. Ноги-руки целы, сотрясение и моржевание обошлись без последствий. Злая, — Пушкарев улыбнулся, — как бультерьериха. Жалуется, что измучилась вся от навязчивого желания поквитаться с хромоногим уродом.

Часть II

Разрушитель

Глава 1

Я — местный

Слежку я почуял не сразу, но, думаю, она появилась относительно недавно. Я свернул на еле заметную тропинку, которую поначалу принял за обычную звериную тропу, пошел по ней, по тропе-тропинке, и спустя какое-то время почувствовал затылком пристальный человеческий взгляд.

Разумеется, я не оглянулся. Я хромаю, как и хромал, в прежнем направлении по подозрительной тропинке. Разве что чуть сильнее, чем раньше, опираюсь на костыль и постепенно увеличиваю амплитуду махов свободной, калечной рукой. Ну и сутулюсь понемногу. Резко менять характер ходьбы, едва почуяв слежку, негоже. Однако и шагать столь же браво, как я шагал, тоже неправильно. Надобно постепенно изменяться, дабы у того, кто за мною крадется, медленно, но верно складывался комплекс ложных впечатлений об объекте слежки. Типа, ковылял инвалид бодренько, когда на него глаз положили, вовсе не от того, что он, убогий, силен, как бык, и вынослив, как вол, а потому всего лишь, что отдохнул недавно на приволье. Надобно постепенно делать вид, что инвалид с самодельным костылем и с грубоватым самопальным протезом вместо кисти правой руки начинает уставать, бедолага.

На самом-то деле, с тех пор как вышел до свету, я еще ни разу не устраивал привала. На ногах я уже часов восемь, а усталости ноль. Сказываются зимние тренировки, которые я устраивал для своих девочек, личным примером вдохновляя их на физкультурные подвиги. Окружающие на нашу ежедневную физкультуру поглядывали косо, крестились двумя перстами, шушукались и явно нас осуждали, но бог с ними, с окружающими. Увы, их бог не поощряет физическую культуру, ему более угодны строгие диеты и всяческие воздержания.

Вообще-то мне незачем было сворачивать на эту еле заметную тропинку, по которой я сейчас иду, чувствуя затылком чужой взгляд, горбясь, типа, от тяжести сидора за спиной, загребая грязь кирзачом на хромой ноге и размахивая в такт ходьбе надежно сработанным железным крюком вместо правой кисти, типа, как у пиратов, воспетых классиками подростковой литературы. Путь мой по таежному бездорожью вообще-то пересекал строго перпендикулярно эту тропинку, я поддался соблазну обойти с редким для тайги комфортом ложбинку, где еще только начинал таять слежавшийся снег, и спустя полсотни шагов по ровному и сухому увидел изуродованные топором деревья.

Пострадавшие от топора елки по краям тропинки. Покуда нижние еловые лапы не обрубили, они, эти цепкие лапы, изрядно мешали двуногим и прямоходящим тварям. И, что интригует, колючую помеху на изначально звериной тропе вооруженные топорами люди впервые устраняли где-то порядка года тому назад, а позже не поленились рубануть по вновь подросшим лапкам. То есть люди этой тропой пользуются достаточно регулярно. Вопрос, что это за люди? Кто, черт подери, шляется по тайге с топором далеко-далече от так называемого цивилизованного жилья?

"Браконьеры осваивают дальние таежные дали", — пришла в голову в первый момент совершенно абсурдная мыслишка. Слишком долго я обитал в городах и успел отвыкнуть от здешних реалий. Словосочетание "дальние дали" смешно и абсурдно для любого настоящего таежника. Зеленый океан тайги без какой-то особо специфической надобности бороздить просто глупо. Легко и непринужденно можно заплутать у самой кромки океана, которая мало чем отличается от пресловутых "дальних далей". Уж ежели кто и забирается в "дальние дали", так это неспроста. Ближайший очаг пропахшей бензином цивилизации в чертовой прорве километров у меня за спиной, так куда же ведет тропинка? Я решил это выяснить, отклониться от первоначально намеченного курса и, пройдя пару кэмэ по загадочной тропке, отойдя изрядно от обезображенных елок, впервые почувствовал затылком чужой пристальный взгляд.

Прогуляться по тропинке-загадке меня вынудило отнюдь не праздное любопытство. До цивилизации отсюда о-го-го, а до поселения, где я со своими девочками перезимовал, всего-то восемь часов пути. Рукой подать, по таежным меркам. Приютившие мое беглое семейство люди ничего не говорили про стежки-дорожки, по которым разгуливают чужаки, и всякое соседство с кем бы то ни было ни для меня, ни для божьих людей, у которых мы перезимовали, крайне нежелательно.

Перезимовали мы — я, моя жена Клара и дочка Машенька — в поселении у староверов. Правда, сами себя они называют вовсе не "старо", а правоверами.

Наше с девочками путешествие из столицы златоглавой в глушь таежную длилось дольше, чем хотелось бы. На скорости наших перемещений ощутимо сказался тот печальный факт, что все мы, даже Машенька, находимся во всероссийском розыске. Меня разыскивают за деяния, квалифицированные как преступления, Клару и Машеньку ищут заодно. Я бы не очень удивился, если бы узнал, что мне до кучи пришили еще и похищение гражданки Клары и ее дочурки Маши.

Конечная цель нашего бегства от цивилизации с ее законами и судами — райское местечко на берегу тихой таежной речушки, где еще мой дедушка построил пригодный для долгой и счастливой жизни домик-пряник, а также запас всякую-разную утварь и даже кой-чего для ума припрятал, типа книжек самой разнообразной тематики. Конечно, "райским" сие обихоженное дедом местечко является пока что только для меня, Кларе и Машеньке еще только предстоит научиться жить в полной гармонии с природой, что ох как непросто. Редким супругам удается обрести гармонию в отношениях, а уживаться с природой гораздо сложнее, чем с человеком, для этого надобно полюбить не только бабочек, порхающих над лужайкой возле песчаного бережка речушки с кристально чистой, удивительно вкусной родниковой водой, но и влюбиться в комаров, что так нуждаются в твоей кровушке. Любить не только и не столько цветение, но и принять всем сердцем неизбежность и великолепие гниения. Надо стать органичной частью Великого Целого, не забывая при этом, что Мир иллюзорен, и преисполниться благодарностью за то, что, перерождаясь тысячекратно, мы имеем шанс вырваться из плена страданий, обрести обещанное Буддами наивысшее блаженство покоя.

Однако пока нам, грешным, покой лишь снится, только искренняя любовь без всякого лукавства и оговорок способна вершить чудеса. И я не просто так долгими зимними вечерами раз за разом пересказывал Машеньке сказку про красавицу и чудовище, а Кларе надоедал советами, мол, присмотрись повнимательнее, как отшельники-правоверы строят свой быт и отношения в общине.

Про тайную общину правоверов, спрятавшуюся в дебрях тайги и живущую в завидной гармонии с окружающей их действительностью, я узнал от деда. Во времена оны мой интересный дедушка здорово помог однажды правоверам. Было дело, на поселение людей божьих случайно наткнулись беглые зэки и... Впрочем, это длинная история, давняя, и рассказывать ее я не буду. Скажу лишь, что в финале стародавней истории о том, как старикан-японец, мой приемный дед, спас от набега зэчар позорных затаившуюся в лесах паству христову, состоялся исторический разговор Мастера ниндзютцу и старосты отшельников, и благодарный староста поклялся именем божьим отблагодарить деда, а дедок мой интересный привел в общину внука малолетнего, то бишь меня, и ответил, дескать, его, Семку, и отблагодаришь, когда время придет.

Иногда мне кажется, что помимо всего прочего дед обладал еще и даром ясновидения. Время пришло, и я появился вместе с семьей в таежном оазисе чуждой мне веры. Давно в могилах и дед мой, и тот староста, что объявил общинников должниками, а память жива-живехонька. Стоило мне назваться, и правоверы вспомнили о неоплаченном долге.

В таежном поселке мы пережили зиму. И вот что примечательно — с тех пор как я подростком побывал здесь впервые вместе со своим героическим дедом, поселение разрослось, и качество жизни поселян заметно улучшилось. Перезимовали мы гораздо проще и сытнее, чем я рассчитывал. Я не спрашивал, а спросил бы, так вряд ли бы мне ответили, но сильно подозреваю, что есть еще где-то в тайге похожие поселки, иначе откуда бы взялось столько генетически полноценного приплода у правоверов, а? Видать, вся сеть таежных оплотов правой христовой веры как-то контактирует, обмениваются отшельники женихами и невестами, существуют себе параллельно с пропахшей бензином цивилизацией и... И ведать не ведают, что недалече от одного из оплотов старинной веры появилась подозрительная тропа.

Тайга хранит множество тайн, и самая злободневная на сегодня — что ж это за хоженая тропа такая, на которую я свернул и по которой хромаю? И кто за мной, черт его подери, следит?

Человек крадется за мной на редкость бесшумно, ощупывает меня взглядом, и чего же он видит? В смысле — кого? То есть — как я выгляжу? Нормально выгляжу: одет в телогрейку, сидор за плечами, ватные штаны заправлены в кирзачи, на голове шерстяная шапочка фасона "пидораска", морда бритая, протез в виде крюка и Т-образный костыль под мышкой. Обычный, ха, инвалид, иду себе по таежным дебрям, никого не трогаю и очень надеюсь, что мой Т-образный костыль наблюдатель не идентифицирует как оружие. А другого оружия не видать, оно спрятано.

Костыль я смастерил по образу и подобию китайского "гуайцзы". Словечко "гуайцзы" так и переводится: "костыль". Считается, что некий Ли Гуан по прозвищу "хромой Ли" когда-то, чертову тучу лет тому назад, первым придумал приделать верхнюю перекладинку к посоху, и таким образом получился гуайцзы. Правда, лично я думаю, что хромоногие китайцы задолго до вышеупомянутого Ли пользовались аналогичными костылями, и заслуга Гуана лишь в том, что он изобрел технику использования гуайцзы в бою.

Само собой, я вооружен не только костылем. В сидоре за плечами помимо бритвенной остроты ножика в ножнах, которым я в том числе и бреюсь, кроме кремневого огнива для разведения костра, котелка, кружки и запаса круп, лежит еще и боевой арбалет "Литл Джо", сделанный в Британии. Увы, "Литл Джо" упакован в разобранном виде.

В поселке остался мощный арбалет "Биг Джо", снабженный прикладом, прицельной рамкой, имеющий автовзвод и автоподачу болтов. Модель "Литл" так называемого "пистолетного типа", то бишь с рукояткой, как у пистолета, без всякой автоматизации, с простеньким целиком. Собираясь жить в тайге долго и счастливо, я сознательно отказался от огнестрельного оружия, дабы избавить себя от проблем, связанных с боеприпасами. Преимущество арбалетов в том, что они стреляют цельнометаллическими болтами, их можно эксплуатировать сколь угодно долго. К тому же болт имеет еще и самостоятельную ценность — при желании я могу использовать его как сякен, то есть взять в руку и метнуть.

И еще у меня на поясе любимое оружие — "кусари". Сиречь цепочка с двумя грузилами на концах. Кусари спрятано под ватником, арбалет разобран, болты и ножик в сидоре, короче — вооружился я более чем нормально для трехдневного перехода, но, за исключением костыля, оперативно задействовать арсенал хрен получится. Ведь я совершенно не рассчитывал на нечаянную встречу с двуногим хищником, шел проведать райское местечко у тихой речушки, расконсервировать домик-пряник, выстроенный дедом, произвести ревизию оставшейся после деда аптеки, сушеных трав и кореньев, посуду помыть, дровишек заготовить, с утварью всякой разобраться, короче — шел, как мирный квартирьер, подготовить место жительства для своего семейства, а вона как оно причудливо вышло-то, иду и чувствую себя дичью, и тяжелый человеческий взгляд прям-таки давит на затылок.

А вокруг — весна! Ранняя, без насекомых, с первыми беременными почками, с последними ошметками снега, с сухим шуршанием под ногами на возвышенностях и хлябью в низинах, с робкой травкой и смелым пением птиц, с ярким солнцем, еще не жарким, но уже теплым. Авитаминозное, но чудесное время года. Преддверие биологического взрыва природы.

Ельник давно остался позади, по краям тропинки вековые сибирские сосны, которые ошибочно называют "кедрами". К дереву кедру, упомянутому в Библии и произрастающему в Палестине, сосна сибирская отношение имеет весьма и весьма отдаленное. Кедром нашенскую сосну обозвали казаки, пришедшие покорять Сибирь под началом Ермака. Тропинка круто сворачивает, и я вместе с ней. И выхожу на полянку размером с площадку для игры в волейбол. И вижу домик посреди полянки типа охотничьей заимки. Этакая избушка на сваях, будто на курьих ножках, стоит ко мне дверцей, к лесу задницей. Свежесрубленная избушка, максимум пара лет от роду. Замедляя шаг, рассмотрел избушку, крутанул головой и замечаю...

М-да... С добрым утром, тетя Хая, вам посылка из Шанхая... Замечаю трех китайцев на краю поляны. Двое стоят чуть впереди с правого края поляны, один параллельно им на левом краю. Одевались китайцы в том же бутике, что и я, на них телогрейки да кирзачи, только на головах не "пидораски", а кроличьи шапки-ушанки. В руках у желтокожих автоматы системы "Калашников". Три ствола и узкие глаза смотрят, естественно, на меня.

Заметив китайцев с автоматами, я останавливаюсь.

Крюк-протез держу чуть на отлете, слегка опираясь подмышкой на костыль. Лицо у меня без всякого намека на какое-либо выражение. Ни страха, ни удивления, ни отрешенного спокойствия уверенного в своих силах мужчины, никакого поддающегося дешифровке выражения на лице.

Одинокий китаеза с левого края поляны двинулся мне навстречу. Грамотный маневр — он приближается и не пересекает линию огня соплеменников напротив. Примечаю оттопыренный боковой карман телогрейки одинокого автоматчика. Из кармана торчит куцая антенна. Расклад понятен — тот хрен, который меня засек и отслеживал, который сверлил взглядом мой затылок, связался по рации с этой троицей, и мне устроили теплую встречу. Кстати! Взгляд за спиной я ощущать перестал. Вышел на полянку, и тяжесть в затылке исчезла.

Вот бы узнать, сидит ли еще кто-то в избушке на курьих ножках, или Магелланов тайги с автоматами всего четверо?

Китайский автоматчик остановился в пяти шагах слева от меня, убогого. Опустил ствол, направил его на мои колени и спросил по-русски, без всякого акцента:

— Ты почему один?

Ничего вопросик, да? А сколько, интересно, меня должно быть? В смысле — нас? И, самое главное, кого "нас"?

Отвечаю неопределенно:

— Так получилось.

— Ты один все не унесешь, — говорит китаец и так подозрительно-подозрительно на меня смотрит. Ясен перец, его напрягает, что я один, а нас должно быть больше. Чтоб унести "все". Логика ясна, а дядька сообразительный.

— Чего не унесу, здесь припрячу, — отвечаю я, слегка растянув губы в улыбке. — Потом мы за этим вернемся.

— Ты мне не нравишься, — заявил китаец, брезгливо скривив рот в ответ на мою радушную улыбку.

— А я, знаешь ли, не баба и не пидор, чтоб тебе, чурка, нравиться. — Моя улыбочка перефазовалась в оскал, я встретился с китаезой взглядом, и черт его знает, чем бы закончилась наша визуальная дуэль (я уже прикинул, куда и как прыгать, ежели чего), но тут на дальнем конце поляны возник еще один персонаж.

Ясен пень, именно этот, вновь появившийся, вышедший из-за кулис леса персонаж следил за мной, мучил вниманием мой затылок. Этот, четвертый китаец довел меня до поляны, подставил под стволы соплеменников и по-быстрому прочесал окрестности, выясняя, нет ли еще кого лишнего из двуногих рядом. Одет этот китаец как и остальные, за одним исключением — на ногах у него нечто вроде онучей. Огнестрельного оружия при нем нету, но на правый кулак намотана цепочка. Он намотал цепочку на ладошку, сжал в кулаке грузило, приделанное к одному из концов цепи. Другое грузило болтается. Сантиметров тридцати цепь с грузилом на конце висит свободно. А сантиметрах в десяти от утяжелителя на конце цепи имеется нестандартное звено. Из череды одинаковых звеньев в цепи заметно выделяется одно большое, ощетинившееся острыми металлическими шипами. Ежели такой цепочкой захлестнуть вооруженную руку врага и резко дернуть, то длинные шипы нестандартного звена обязательно проткнут одежду, вопьются в мясо, порвут мышцы, и вражья рука пренепременно выпустит оружие. У меня под телогрейкой на поясе очень похожая цепочка-кусари, с точно такими же цилиндрическими гранеными утяжелителями на концах, но лишенная каких бы то ни было нестандартных звеньев. В эпоху раннего Средневековья, заимствуя у китайских линь гуй идею кусари, мои духовные предки ниндзя отказались от использования всяких разных нестандартных звеньев, в том числе и шипастых. Этот, четвертый китаец — линь гуй! То бишь — "лесной дьявол"! Эти существа и меня обучали боевым искусствам по весьма и весьма схожим методикам. Мы с ним, черт побери, одной крови.

Елочки-моталочки! Вот уж не думал, не гадал, что когда-нибудь встречусь с настоящим линь гуй, со всамделишньш лесным дьяволом! Этот четвертый китаец с цепочкой от старинного унитаза, чтоб его черти съели гораздо опаснее троих остальных с автоматами Думаете, всуе, для красного словца сравниваю какую-то странную цепь с автоматами Калашникова? Ни фига! Я действительно меньше боюсь пуль, чем этой цепочки в умелой руке. Почему? О'кей, объясню. Так уж и быть, открою еще один секретик.

Писатель Богомолов, написав книгу про подвиги СМЕРШа "В августе сорок четвертого", обнародовал термин "качание маятника". Сей термин обозначает метод уклонения от пуль — стремительные, "рваные" передвижения по сложной, малопредсказуемой траектории с прыжками и перекатами. Дело в том, что во время формирования школы СМЕРШ привлеченные спецы по сути, создавали компиляцию из самых разнообразных боевых систем, и, в частности, идею "маятника" они позаимствовали у японских ниндзя. Еще во времен? загнивающего царизма, во время русско-японской войны приемы, похожие на "маятник", победившие Россию желтокожие враги, что называется, "засветили" а специалисту порою достаточно однажды мельком увидеть сакральное, чтобы врубиться в принцип и понять смысл Меж тем оригинал всегда лучше копии, и "калашей" мейд ин Чайна я, потомственный ниндзя, скорее опасаюсь, чем боюсь, а прообраз моей любимой кусари скажем прямо, откровенно стремает.

Стремно, блин! Напрягает меня этот четвертый чертов китаец. Реально напрягает. Ишь, как пялится на мой костыль. Ишь, как вдет-то, будто скользит лаптями по земле весь из себя такой сплошь гибкий да пружинистый собака. И уж ежели я обозвал его "собакой", так уточняю его породу. Он — питбультерьер, право слово, я же просто Бультерьер, понятно, в чем разница? Нет?.. Кому непонятно, тем завидую — спокойно живете, господа без реальных напрягов, чтоб их и так, и этак, эти проклятые неожиданные напряги!

Лесной дьявол прошел к автоматчику, который со мной базарил, и произнес несколько слов на гортанном китайском языке. Китайскую мову я, худо-бедно, разумею, но и без всякого перевода ежу понятно, что линь гуй сказал основному, дескать, хромоногий ходок приковылял на полянку один-одинешенек, без всяких "хвостов" и, мол, вокруг полянки с избушкой на курьих ножках двуногой живности не наблюдается.

Выслушав дьявола, основной автоматчик закинул "калаш" за плечо. Двое китайцев на правом краю поляны опустили стволы и расслабились.

— Пойдем, — позвал основной, повернувшись ко мне спиной и направляясь к избушке.

— Как скажешь. — Я пожал плечом и похромал вслед за китайским знатоком русского языка.

Проходя мимо дьявола, я хмыкнул, глядя на цепь в его кулаке, и сделал соответствующее выражение лица — вздернул оттопыренную губу, приподнял бровь. Моя веселая гримаса вкупе с задорным "хм-м" должна означать что-то типа: "Во, какая у тебя цепуга-то диковинная, братишка! Во, невидаль-то какая!.." Я гримасничал, а лесной дьявол серьезно и вдумчиво рассматривал мой костыль, видать, строил догадки — то ли это случайно у хромоногого калеки оказался инвалидный инвентарь, смахивающий на знакомый китайскому дьяволу гуайцзы, то ли это, в натуре, гуайцзы, сделанный не только ради вспоможения хромой ноге, но и для боя. Дед мне рассказывал, что для линь гуй характерна патологическая подозрительность.

Дьявол с цепугой пропустил меня вперед, отпустил на три шага и двинул следом, вновь терзая взглядом мой чувствительный затылок с тренированным рудиментом третьего глаза. Снялась с места и пара автоматчиков на краю поляны, что является вопиющей безграмотностью с точки зрения тактики и стратегии. По уму, этой парочке следовало бы остаться под открытым небом, еще лучше, затеряться среди деревьев на краю поляны и контролировать оттуда избушку, вместо того, чтоб тащиться под ее, избушки, крышу вместе со всеми. Видать, слишком верят в силы лесного дьявола его компаньоны, раз чихают на элементарные меры предосторожности при встрече с неизвестным.

"Дураку ясно, что здесь, на этой поляне, происходят достаточно регулярные встречи, — думал я, прихрамывая и тяжело опираясь на гуайцзы. — Из разговора с основным понятно, что кто-то приходит за каким-то грузом. И обычно этот "кто-то" не один, ибо для одиночки груз слишком тяжел. И еще вывод: за грузом, случается, приходят разные люди. Иначе я, незнакомец, был бы атакован лесным дьяволом сразу, как только он меня засек".

Мои размышления оборвал говор китайца-полиглота. На сей раз основной китаеза заговорил по-английски и гораздо громче, чем раньше. В английской речи я разбираюсь лучше, чем в китайской, реплику основного на русский мой проверенный мозг перевел совершенно автоматически:

— Мистер! Откройте дверь!

Скрипнул засов, и дощатая дверь с гнутым гвоздиком вместо дверной ручки распахнулась. В пустом проеме, за порогом сказочной избушки, нарисовался "мистер" — высокий, на голову выше меня, мужик англосакской наружности, навскидку лет тридцати восьми — сорока от роду. Прикинут по фирме, в стиле "милитари", в костюмчик туриста с закосом под военную униформу. На нем короткий куртец цвета хаки со множеством карманов и "молний", непромокаемые зеленые штаны заправлены в ботинки на толстой подошве с высокой шнуровкой, ремень у него с вороненой пряжкой, на пряжке тиснение — герб Соединенных Штатов, к коже ремня приторочена большая красивая кобура у правого бедра, а на башке у мужика шерстяная "пидорка" вроде моей, только цвета салата и с блеклым трафаретом на лбу: "USA".

— Все в порядке? — спросил иностранный мужик по-английски, разумеется. И его произношение развеяло последние мои сомнения: это американец.

Совсем обнаглел штатник! Шляется по тайге с пистолетом на боку, обозначив гражданство гербом на пузе и буквами во лбу, типа — раз "USA", значит, мне все можно и все побоку, я круче всех, меня крышует самая-пресамая Супердержава на всем земном шарике.

— Все в порядке, — повторил по-английски китайский толмач с другой, с утвердительной интонацией.

Американец со своего высока оглядел меня с головы до ног, особенное внимание уделив хромой ноге, округлил глаза, заметив крюк, торчащий из правого рукава телогрейки, и, снова обратившись к толмачу-основному, воскликнул, естественно, по-английски:

— Он больной!

То есть я — больной, ферштейн?

— Он, наверное, хороший проводник, хорошо знает тайгу, — ответил на родном иностранцу языке китаец, подходя к лесенке, что вела к распахнутой двери.

— Нужны здоровые грузчики! Зачем мне хороший проводник? — рассердился американец. — Зачем, когда есть быстрая дорога через тайгу?

Во дает блаженный! Еле-еле заметную тропку называет "хайвей"!

— В России беда с дорогами, — отбрехался китаец, начиная подъем по крутизне примитивных ступенек.

Молодец, переводчик! С юмором у основного китаезы, как только что выяснилось, все о'кей, а у его собеседника, как оказалось, не очень. Сбитый с толку гражданин США серьезно растерялся и, обдумывая последнюю реплику узкоглазого толмача, отступил в глубь избушки и освободил вход.

"Что ж у нас получается? — размышлял я, поднимаясь вслед за основным, чувствуя затылком напряженный взгляд дьявола. — Америкос собрался и далее сопровождать загадочный груз, передача коего должна состояться здесь и сейчас?"

Груз я узрел, как только переступил порог избушки. При закрытой двери в помещении должно быть темновато — сквозь мелкие оконца-бойницы свет едва-едва сочится, — однако дверь за спиной нараспашку, и я прекрасно вижу три здоровенных рюкзака, килограмм по пятьдесят поклажи в каждом как минимум.

Рюкзаки с грузом покоятся на дощатом лежаке у противоположной от входа бревенчатой стены. Под лежаком валяются рюкзачки поменьше, видимо, с личными вещами и запасами еды походников. Посередине избушки стоит на четырех деревянных ногах щербатый стол. На столешнице пластмассовые кружки, плошки, обертки от лапши быстрого приготовления. Возле стола простенькие лавки. В углу, справа от входа, маленькая поленница сухих дровишек. В левом углу цилиндрическая печка-"буржуйка". Коленчатый дымоход выходит в оконце над печуркой. На теплой крышке печурки стоит остывающий чайник. Неплохо устроен передаточный пункт. Уютно, и даже потолок не царапает макушку, и даже пол не скрипит. Обстоятельно, с любовью все построено и устроено.

Америкаш отступил к лежаку. Основной китаец сместился в угол, поближе к печке, автомат как болтался, так и болтается у него на плече. Лесной дьявол остался стоять подле дверного косяка, рука с цепочкой опущена, грузило на конце цепочки болтается ниже колена, зрачки дьявола неподвижны, его рассеянный взгляд словно опутал меня паутиной внимания. Я же, войдя, прислонил к стеночке костыль, да там его и оставил, дабы не дразнить интерес дьявола. Я доковылял до стола и уселся на лавку, сел спиною к столешнице, поджав правую ногу, вытянув левую — хромую, оперевшись о торец столешницы локтями. Подтянулись отстающие автоматчики. Вошли, "калаши" поставили рядышком с моим костылем, подошли ко мне, встали по бокам.

Я сижу с наглой рожей, а все остальные стоят и смотрят на меня вопрошающе, ждут чего-то. И, к величайшему моему сожалению, я, кажется, догадываюсь, чего они от меня ждут.

— Где деньги? — задал наконец-то давно ожидаемый мною вопрос сведущий в лингвистике основной узкоглазый.

Понял, не дурак. Хотя, наверное, и дурак бы понял — он хочет получить плату за груз. Ничего себе, ситуация, да? И, что самое смешное, при мне вообще ни монетки, ни купюры. Даже ради шутки не имею возможности предложить косоглазому за сто пятьдесят кэгэ товара хотя бы один железный российский рубль.

Молча убираю локти со стола, стряхиваю с плеч сидор, кладу его на столешницу. Пара китайцев, что стояла по бокам, тут же оживились, затопали сапогами ребята, засуетились, мигом освободили пространство на столешнице, сдвинули к краю свои кружки да плошки, распотрошили мигом мой сидор, вывалили на стол все его содержимое.

Потрошители проявили беглый интерес к разобранному арбалету, комплекту болтов и ножику в ножнах, развязали горловины холщовых мешочков с крупами, обследовали с быстротой тараканов остальной скарб и, ясное дело, никаких дензнаков не обнаружили.

— В чем дело? — Основной нервно сдернул с плеча "калаш", нацелил на меня ствол. — Деньги где?!

— Разве я сказал, что деньги в сидоре? — Мои брови удивленно взлетели, глаза глумливо подмигнули. — Ты чо психуешь, желтый? Ты вначале товар дай проверить, а после и за лавэ побазарим, справедливо?

— Встать! — приказал китаец по-русски и по-китайски велел дьяволу с цепочкой меня обыскать.

Дьявол поманил меня пальцем левой, свободной от средневекового оружия руки. При этом он выставил вперед левую ногу, встал ко мне вполоборота, спрятал от моих наглых глуповатых глаз вооруженный правый кулак.

Встаю, хромаю по направлению к дьяволу в китайском обличье. Костыля при мне нету, и теперь он косит щелочкой глаза на протез в виде металлического крюка. Но аналогичных протезов в Древнем Китае не носили, и поэтому мой крючок его не слишком напрягает. А зря.

Подошел к дьяволу, встал в позицию лоха, нарочито подставил пах под его выдвинутый вперед левый лапоть. Поворачиваю голову к переводчику, вопрошаю:

— Ну? И какого лешего ентот хрен с бугра меня пальчиком подманил?

Повернув голову, вопрошая, замечаю боковым зрением, как один из пары китайцев возле стола заканчивает сборку арбалета из комплектующих. "Литл Джо" собирать еще проще, чем конструктор "Лего". Специально так все устроено, чтобы и самый тупой спецназовец в самых отвратительных походных условиях смог на раз-два-три запросто управиться с разборкой и сборкой "Джоника". Китаец собрал арбалет на раз. С детским любопытством вылупил узкие зенки на фирменную диковину, тянется к комплекту болтов, не иначе, собирается заряжать "Литл Джо".

— Расстегивай ватник, — приказывает основной, поднимает для пущей убедительности ствол "Калашникова", целится мне в голову.

Дьявол коротко, на родном, естественно, китайском языке выругал основного, сказал, чтоб тот опустил "трещотку". Правильно сказал — мы же рядом стоим, я и дьявол, дрогнет палец на спусковом крючке, и пуля-дура, энная по счету в очереди, вполне может задеть предусмотрительного линь гуй. Я в на месте лесного дьявола еще бы и другу возле стола запретил баловаться с арбалетом на всякий случай.

Переводчик послушно опускает автомат, а я послушно расстегиваю верхнюю пуговицу телогрейки и затылком чую внимание американца, который стоит у лежака с грузом-товаром и шумно сопит слегка, самую малость простуженным носом.

— Быстрее! — торопит основной.

— А ты не гони, не запрягал, — огрызаюсь сварливо, однако пальцы моей единственной пятерни со второй пуговкой справляются побыстрее. — Вертухаи, мать вашу, — ругаюсь я, расстегивая третью, предпоследнюю пуговицу. — Приятно, блин, издеваться над старым, больным человеком, а? Суки желтожопые! Товар посмотреть — хер, а деньги им, на-кося, выложи. Ух, и хитрожопые вы, желтожопые...

Продолжаю ругаться вполголоса, несу полную чушь, ахинею, щедро вставляя матюги в словесный понос, расстегиваю последнюю пуговку. Полы телогрейки расходятся в стороны, точно занавес открывается, и линь гуй видит опоясавшую мою талию цепочку, хитрый узелок ниже уровня пупка и два почти точь-в-точь таких же утяжелителя как и на цепуге у обалдевшего на секунду дьявола.

Ой, вру! Какая, к черту, "секунда"? Едва последняя пуговочка расстегнулась, счет пошел на сотые доли секунды, как во время серьезных спортивных соревнований, с единственной разницей — в спорте борются за приз, а в наших играх победитель получает в награду право продолжать жизнь.

Боевые искусства учат: если нанести четыре удара за одну секунду, то кулаки превратятся в невидимки. Человеческий глаз их не фиксирует. Шесть кадров кинопленки запечатлеют удар, а глаз не успеет. Почему шесть? Да потому, что скорость вращения бобины с пленкой в кинокамере равняется двадцати четырем кадрам в секунду. И кабы нас с дьяволом сняли на пленку, а после на монтажном столе просматривали отснятый материал кадр за кадром, то киномонтажер смог бы отследить, как балдеет на первых четырех кадрах линь гуй, как я наношу невидимый для него удар, уложившись в необходимые для полной невидимости шесть заветных кадриков. Его недоумение, длившееся всего-то четыре кинокадра, эта смехотворно малая фора позволила мне обмануть и обогнать инстинкты искусного бойца.

Я бил с правой. Вместо правого кулачка у меня крюк-протез, им-то я и ударил. Я бил снизу вверх, сильно. Крюк проткнул шею дьяволу над горбинкой кадыка, прошил мягкие ткани под нижней челюстью и вылез из дьявольского рта, вышибив передние зубы. Как будто рыболовный крючок подсек нижнюю губу кашалота.

Его левая, выставленная вперед нога дрыгнула, норовя ударить мой услужливо подставленный пах еще до того, как выбитые изнутри зубы покатились по полу. Сработали все ж таки рефлексы Мастера, но и я, хвала Будде и спасибо дедушке, отнюдь не подмастерье.

Скручиваюсь в бедрах, сбиваю ляжкой разящий китайский лапоть и тяну резко попавшуюся на крючок челюсть.

Слишком резко потянул, вырвал челюсть лесного дьявола с мясом. С точки зрения анатомического устройства человеческого черепа — ничего удивительного и особо сложного, адепты стиля Вин Чун так вообще умеют вырвать челюсти врагам всего-то двумя согнутыми крючком пальцами. А вот с точки зрения эстетического восприятия — жуткое, леденящее душу зрелище! Кабы выше обозначенный воображаемый киномонтажер досмотрел до конца гипотетический секундный отрезок кинопленки, то последний, двадцать четвертый кадр вызвал бы у киношника шок и трепет. Такого и в фильмах Стивена Сигала не увидишь, в которых особенно часто смакуются открытые переломы и прочая анатомическая жуть. Отвратительное зрелище — еще живой китаец с открытой рваной раной вместо нижней челюсти, откуда кровь хлынула прямо-таки фонтаном, замахивается, представляете, цепочкой с шипастым звеном! Дьявол еще пытается прихватить меня с собою за компанию в путешествие на тот свет! Вот что значит настоящая выучка! Вот что такое мастер!

Мой левый локоть разгибается, а мои коленки подгибаются, и цепь рассекает воздух у меня над головой, а моя ладошка отталкивает без пяти секунд покойника. Он обречен погибнуть, если уж не от болевого шока, то от потери крови. Я толкнул его в сторону основного автоматчика, мощно и целенаправленно. Дьявол без нижней челюсти врезался в основного так, словно бильярдный шар ударил по шару. Основного швырнуло прямиком на печку-"буржуйку" в углу. Печка устояла, остывающий чайник опрокинулся. Горячая водица выплеснулась на руки, сжимающие опущенный стволом вниз автомат.

Смотрю на автоматчика, а боковым зрением вижу летящий в меня арбалетный болт. Какая удача, что моя левая рука вытянута и ладонь открыта! Успеваю, черт подери, поймать болт в последний, предфатальный момент!

У того китайца, что баловался с "Литл Джо", обнаружился самый настоящий талант к арбалетной стрельбе. Я перехватил болт в каком-то жалком сантиметре от височной кости. Стальное острие уже коснулось моей шерстяной шапочки, когда я остановил болт. Я сжал в кулаке стальную стрелку и тут же метнул ее обратно. И болт воткнулся в глазницу талантливому арбалетчику. Китаец с занозой в глазнице роняет арбалет, орет нечеловеческим голосом, а я прыгаю.

Второго китайца возле стола я достал ударом хромой ноги в прыжке. Каблук кирзового сапога раздробил ему скулу, но погиб он в результате смещения шейных позвонков. Проще говоря — я сломал ему шею.

Хромая нога ломает шею, полноценная конечность касается каблуком пола, амортизирует, перекатывается с пятки на носок, и я падаю грудью на стол, где разбросано много всякой всячины из моего выпотрошенного сидора.

Грудь на столе, руки в стороны, хватаю зубами ножик в ножнах, дотягиваюсь кулаком до арбалетного болта, застрявшего в глазнице орущего китайца. Забиваю кулаком, как гвоздь кувалдой, болт поглубже, крик и жизнь китайца прекращаются, а я упираюсь лбом в плоскость столешницы и выполняю перекат через голову. Преодолеваю преграду стола кувырком и оказываюсь на расстоянии вытянутой ноги, лицом к лицу с американцем.

Штатник разинул слюнявое едало, его непослушные пальчики с аккуратно остриженными ногтями скребут застежку кобуры у бедра, взгляд его вытаращенных, как у Сильвестра Сталлоне, глаз прилип к полукругу человеческой плоти с зубами, нанизанному на крючок моего протеза.

Я крутанулся на каблуках и схватился единственной пятерней за рукоять ножика. Правой ногой с разворота нокаутирую глазастого американца, засадив ему плюху торцом каблука по заушному бугру, а левой рукой выдергиваю ножик из зажатых в зубах ножен и швыряю его в дальний угол избушки, в автоматчика-переводчика.

Лезвие полетело, жужжа и вращаясь, точно пропеллер мультяшного Карлсона. Хорошее лезвие, прочное. Как-то, обучая малышку Машеньку искусству метания острых предметов, я этим самым лезвием с десяти шагов пробил насквозь пару дюймовых досок. Еле выдернул потом нож из дубовых досок, правда.

Лезвие бжикнуло, блеснуло и застряло в черепе основного автоматчика. Будто рог у него во лбу вырос. По самую рукоять вошел в череп ножик.

Разжимаю зубы, ножны падают на пол... Фу-у-у... Наконец-то можно вздохнуть спокойно. Четыре китайца за четыре секунды плюс бонус, штатник в нокауте, для моего возраста это запредельно. Рекордный результат для калечного ветерана кровавых разборок. Устал, блин, как старая проститутка после юбилейного субботника в ментовской сауне... Фу-у...

Стою, чуть согнувшись, и дышу, как рыба, выброшенная на берег, а секунды убегают в вечность. Негоже...

Стряхиваю с протеза отвратительно зубастый шматок, подхожу, пьяно пошатываясь, к нокаутированному американцу. Мне в как следует отдышаться, утихомирить сердцебиение и мандраж в мышцах, а нельзя, надо сначала штатника обезоружить и упаковать, пока он в отрубе валяется.

Иностранец свалился на лежак. Ноги остались на полу, а остальное попой кверху свалилось поперек рюкзаков, битком набитых контрабандным товаром. Что это за товар? И мне хотелось бы знать. И не только, чего в рюкзаках, но и вообще все подробности подпольного транзита. Для того и оставил в живых штатника, чтоб допросить с пристрастием.

Нагибаюсь к нокаутированному, крюком цепляю ткань пижонистой куртки на его левом плече, тяну помаленьку, переворачиваю мистера мордой кверху. Тяжелый, падла. Торец каблука лишь чиркнул ему по черепу за ухом, и продолжительность гарантированной отключки после такого щадящего мазка обычно не превышает минуты. Вроде и минута уже прошла, даже две с хвостиком пробежали, а штатник до сих пор кислый, точно жмурик.

Тут бы мне и насторожиться на предмет его уж слишком, уж чересчур неживой вялости, а я... Дурак я старый, вот я кто! Выжатый лимон безмозглый!..

Куртка, подцепленная крюком-протезом, собралась складками, складки натянулись, безвольное увесистое тело медленно повернулось на бок и вдруг обрело волю!

Американец ожил, увы и ах, совершенно, абсолютно неожиданно для меня, старого придурка, слишком уставшего после рекордной взрывной активности...

...Ух, и хитрюгой же он оказался, ухарь звезднополосатый! Нокаута у него не было! Легкий нокдаун всего лишь и последующая имитация обморока, вот чего было! Я-то дурак дураком, а Рэмбо пакостный сообразил вовремя прикинуться ветошью и момент подгадал правильный для внезапного воскрешения! Ох, не прост американец! Ой, как же я в нем ошибался! Позор моим сединам...

Толпа отчаянных мыслей промчалась по моим дефективным мозговым извилинам со скоростью гоночного болида, а наперегонки с мыслями мчался навстречу моему потному лицу кулак хитрющего иностранца, кулак, по величине сравнимый с перезрелым кокосом! А крюк, зараза, зацепился за его фирменную куртку и полностью лишил подвижности правую руку!

Предплечьем левой сбиваю его кокосообразный жесткий кулак, удар второго кулака пропускаю. И в башке сразу сделалось мутно. Оказывается, он еще и в боксе кое-чего соображает, этот суперхитрец, забугорный поц! Последнее, чему я успел удивиться, — сразу трем приближающимся его кулакам. Понимаю, что это у меня в глазах троится, пропускаю третий удар, и в голове наступает долгая, тошнотворная ночь...

Очнулся от головной боли. Чувствовалось, что по тыкве били умело и не раз, и не три, а значительно больше, дабы продлить состояние моего наркоза. Я очнулся, глаз не открыл, сосредоточился на ощущениях.

Череп раскалывается, однако вроде бы не тошнит. Это отрадно, ежели и есть сотрясение мозгов, то в легкой форме. Самое отрадное, конечно, в том, что я живой и вроде бы целый. В смысле — обошлось без сломанных костей и проникающих ранений. Даже вставные, бешено дорогие зубы, и те все в целости и сохранности. Но, черт побери, почему мне так холодно?.. Озноб?.. С чего это вдруг?.. И жестко как-то лежать, неудобно, узко...

Прошло несколько секунд, способность ориентироваться в собственных ощущениях восстановилась полностью, и я узнал, что лежу в чем мать родила на узкой лавке, одной из тех, что стояла возле стола, голые ноги под лавкой связаны крепко-накрепко в щиколотках, руки тоже завернуты под лавку, на левой, полноценной, руке браслетка наручников защелкнута стандартно, на правой наручник режет кожу под набалдашником протеза.

— Я слышу — у вас, товарищ, изменился дыхательный ритм, — произнес по-русски, догадайтесь, чей голос. Иностранный акцент почти неуловим, его русская речь, как фальшивая купюра: не знаешь, что это фальшивка, можешь и за родную принять. — Вы вернулись в сознание, товарищ. Откройте глаза. Хватит притворяться, копируя мой актерский прием. Это вам не поможет, товарищ.

Открываю глаза, поворачиваю голову на голос и вижу, что в избушке произошла некоторая перестановка, пока я, ха, "спал". Хвала Будде, пока что не "вечным сном", но весьма похожим на оный.

Басурман американский — факел статуи Свободы ему в жопу, да с поворотом, да чтоб по самые гланды! — перетащил все трупы в тот угол, где находилась поленница дров, стол задвинул поближе к лежаку, освободил пространство возле печки-"буржуйки", установил на свободном пятачке две лавки параллельно одна другой, на дистанции полутора примерно метров лавка от лавки. На одной лавке лежу я в костюме Адама, на другой, поближе к печурке, сидит он, и ему прекрасно видны мои связанные под лавкой ноги и, главное, скованные руки. В правом кулаке у америкоса пистолет, большой и красивый, в левом полешко. Еще несколько полешек валяется около печурки, а в самой "буржуйке" весело пляшут желтые огоньки пламени, и чайник, что стоит поверх печки, уже закипает.

— Ду ю спик инглиш? — спрашиваю американца и вежливо растягиваю рот до ушей.

Шутку он не оценил, даже глазами не улыбнулся.

— Разговаривать будем на вашем языке, товарищ.

— О'кей, мистер. Будем спик рашен. О чем будем спик?

— Кто вы и откуда, товарищ? Из какого учреждения?

— Пардон, я не въехал. Что значит, "из какого учреждения"? Учреждения у нас бывают исправительные, бюрократические, еще бывают...

— Вы собрались ваньку валять? — Он, не глядя, швырнул полешко в жерло печки. Попал. А чайник уже шипел, вот-вот из носика пар повалит.

— Что значит "ваньку валять"? Дуньку Кулакову знаю, а про Ваньку впервые слышу.

— Из какой вы конторы? — Он привстал с лавочки, взялся за деревянную ручку чайника.

— Чай пить будем, мистер?.. Ой! Ой, поставьте чайник на место, пожалуйста! Я понял! Понял-понял, чего вы удумали! Не надо на меня кипятком брызгать! Ненавижу кипяток, терпеть не могу яйца вкрутую! Особенно свои собственные! — Я напряг усталые мышцы, изогнулся буквой "зю", насколько позволяла узость доски, отодвинул подальше от иностранца с чайником свои, интеллигентно выражаясь, "чресла". И чуть было не опрокинулся вместе со скамейкой.

— Товарищ, не упустите возможности умереть без мучений, — очень серьезным голосом молвил американец, подумал немного и вернул чайник на место. Из носика повалил пар, под крышкой забулькало. Штатник опустился обратно на лавку. Деловито продолжил допрос: — Кто вы? Откуда? Говорите правду.

— О'кей. Клянусь говорить правду и только правду. Я — местный. Клянусь возможностью умереть безболезненно. Живу я здесь, в тайге. Андестенд?

Он помрачнел, снова потянулся было за чайником, но передумал, остался сидеть, расставил ноги пошире, сгорбился, положил локти на колени.

— Я догадался, почему вы, товарищ, ведете себя, как скоморох. Вы стараетесь меня разозлить. Вы лелеете надежду, что я потеряю над собой контроль и сгоряча вас застрелю. — Он задумчиво почесал пистолетным дулом у себя за ухом, там, куда я его опрометчиво щадяще ударил. — Вам не получится вывести меня из равновесия, товарищ скоморох.

— У вас не получится, — улыбнулся я.

— Чего у меня не получится?

— Вы сказали: "вам не получится", а надо говорить: "у вас не получится". Может, все ж перейдем на английский? Право слово, я неплохо гутарю на вашей мове.

— Что вы неплохо делаете на море?

— Не важно, игра слов. Нуте-с, хау дую ду? Нес?

— Ноу. Говорить будем по-русски. Воспользуюсь возможностью попрактиковаться с носителем языка.

— Ха! Какой же вы практичный народец, американцы, однако. А что ж вы с китайцем, которого я прикончил последним, не практиковались? Желтый прекрасно владел великим и могучим.

— Чем?

— Русским языком.

Он впервые улыбнулся. Правда, довольно кисло.

— Кто кого допрашивает, товарищ? Вы меня или я вас?

— Извините, конечно, но я вам, мистер, вовсе не "товарищ".

— В России, обращаясь к офицерским чинам, по-прежнему употребляют слово "товарищ". Назовите ваш чин, и двусмысленность в обращении исчезнет.

— Ни фига себе! — Я действительно удивился. Так, что даже о своем плачевном положении забыл на секунду. — А с чегой-то вы взяли, что я офицер, а?

— Умело ваньку валяете, товарищ офицер. — Его кислая улыбочка стала послаще. — Собираетесь утверждать, что вы из мафии? Как у вас говорят: из организованной преступности?

— У нас говорят проще: бандит.

— Вы есть бандит?

— И рад бы соврать, да обещал только что говорить правду и только правду. Я — местный житель. Случайный человек на вашем пути.

— Да? — Его улыбка стала приторно-сладкой. — Совсем случайный местный?

— Век воли не видать.

— Сегодня утром над тайгой летал вертолет, сегодня днем появились вы, товарищ. Ваша внешность вызывает жалость, но вы безжалостны. Вы — профессионал, товарищ. Вы оставили меня жить, чтобы допросить, товарищ...

— Прапорщик, — сжалился я над его настойчивостью. — Последний мой чин — прапорщик. Честное слово. А теперь не могли бы вы на минуточку забыть про товарища прапорщика и рассказать поподробнее про вертолет, а? Пожалуйста, мистер. Сердечно прошу.

Появление "вертушки" над нашенской глухоманью, доложу я вам, событие экстраординарное. Можете мне не верить, однако за минувшую зиму я дважды наблюдал в небе так называемые "летающие тарелки" и меньше удивлялся, чем сейчас, услыхав про вертолет.

— Ваньку валяете, товарищ прапорщик?

— Дался вам этот чертов Ванька! Мне правда интересно про вертолет! Клянусь тем сортиром, в котором наш президент обещал замочить всех на свете! Вы его видели?

— Вашего президента?

— Вертолет! Какой модели был вертолет? Вас с вертолета заметили? А то, знаете ли, вашу заимку засекут, вышлют экспедицию и, глядишь, мою берлогу найдут. Спаси и сохрани, тьфу-тьфу-тьфу, чтоб не сглазить. Напрягитесь, мистер! Вспомните про вертолет, прошу.

— Вы ударили меня по голове и теперь мне ее морочите. — Приторная улыбочка вновь обрела кислинку. — Я имею последнее к вам, товарищ, серьезное предложение: я обещаю устроить вам королевскую смерть в обмен на вашу серьезность и откровенность.

— Какую смерть? Королевскую? Это как? Чем и куда?

— Вы умрете от передозировки кокаина.

— Угу. Андестенд. Значит, груз, он же товар, это "кокс". Стольник за понюшку, то бишь сто баксов за грамм, насколько я знаю. Кокаин-анестетик, при длительном приеме от него мозги текут, однако я что-то не слышал, чтоб "коксом" можно было за раз нанюхаться до смерти. Не слыхал я, мистер, про королевскую кому, а вы?

Кислая улыбочка испарилась с иностранного чела. А на перекипающем чайнике запрыгала, забеспокоилась крышка, звеня и выдыхая пар. И носик чайника чисто труба паровозная, да еще и кипятком плюется.

Американец вздохнул красноречиво. Дескать: "Ну что ты с ним (со мной) поделаешь?" Мол: "сам напросился". Вздохнув выразительно, америкаша оторвал зад от лавки. В правом кулаке — пистолет, левая взялась за отполированную деревянную ручку над подпрыгивающей крышкой.

— Ой! Ой, не надо! — заверещал я, извиваясь связанным телом. — Ради бога, не надо садизма! — Я изогнулся буквой "зю", стыдливо пытаясь спрятать пах. — Плиз, мистер!..

Падать вместе со скамейкой мне без мазы — можно травмировать плечо и ляжку, левый бок или правый, в зависимости от того, в какую сторону рухну вместе с лавкой. Изображаю букву "зю", соблюдая баланс, прячу свое мужское достоинство, тем самым провоцируя иностранца подойти поближе.

Не помню, кто написал "Сказки дядюшки Римуса", однако на всю жизнь запомнил ту сказочку, в которой пойманный Братцем Лисом Братец Кролик умолял: "Делай со мной все, чего хочешь, только не бросай в терновый куст". Естественно, Братец Лис швырнул Кролика в означенный куст и травоядный спрятался от хищных лисьих зубов в колючках. Надеюсь, и мне сия примитивная уловка поможет. Простодушно надеюсь всей душой, и, кажется, не зря.

Хитер американец, но воистину: "на всякого мудреца довольно простоты"! Купился мистер! Шагнул поближе! Желает не просто плеснуть на меня кипяточком, а прицельной струйкой попасть на мои причиндалы, которые я пытался уберечь. Он сделал шаг ко мне, верещащей букве "зю", и теперь ему не видать мои скованные наручниками руки под лавкой. Ура!

Протез присобачен к культе надежно, за долю секунды его фиг отстегнешь. Зато расстегнуть браслеты за секундочку — запросто! Я в совершенстве владею этим элементарным фокусом, и он частенько меня выручал. Ежели приспичило и на боль в суставах наплевать, то освободиться от браслетов сможет каждый дурак, для этого надо всего лишь... Пардон! Некогда толковать о фокусах — штатник делает второй шаг, и чайник уже приподнял, и вот-вот из носика польется жгучее на мои половые органы.

Шутки шутками, а я реально испугался! А вдруг он в натуре успеет ошпарить мою мужскую гордость?! Это ж... Нет! Даже вообразить страшно!..

Расстегнутые браслеты наручников падают на пол. Из положения лежа спиной на лавке оперативно перехожу в положение сидя. Меняя позицию, бью железным крюком протеза в раскаленное днище чайника, а левой рукой снизу хватаюсь за пистолетное дуло.

Несколько капель кипятка все-таки падают на мои обнаженные живот — хвала Будде, выше пупка! — и плечо. Остальное выливается в морду гражданину Соединенных Штатов.

Была такая попсовая песенка: "Его по морде били чайником и заставляли танцевать". Во времена моей ранней молодости про чайник и морду голосили малолетки у пионерских костров, ближе к концу девяностых прошлого века ту же песенку исполняла какая-то девичья поп-группа, названия я не помню, и она звучала буквально на всех продовольственных рынках Москвы. Ни будучи подростком, ни убеленный сединами, я никогда не мог понять, какова связь между ударом кухонной посудой по морде и танцами. Сейчас понял.

Крутейший кипяток выплеснуло в гладкую иностранную морду, и штатник забарабанил каблуками по полу, будто бы отбивая чечетку, степ по-ихнему. Его плечи задергались, как у абрека, танцующего лезгинку. Бедра штатника ходили ходуном, словно у исполнительниц танцев живота. И все это танцевально-интернациональное происходило без всякого голосового сопровождения, ибо танцор задохнулся от обилия ощущений.

Короче, загадочную метафору из стародавней песенки я разгадал, а теперь о грустном, о его эксклюзивном пистолете.

"Пушка" у него была неизвестной мне модели, вполне возможно, изготовленная на заказ в единственном экземпляре под стандартный патрон. В общем, выпендрежная у него была "пушка". Я ухватил толстое дуло и, само собой разумеется, стал его выворачивать дырочкой кверху и так, чтобы сломался палец на спусковом крючке. Я выворачивал "пушку", понятия не имея, что она способна стрелять очередью, по типу уважаемого мною "стечкина". Я знать не знал, что идиот оружейник додумался установить фиксатор спускового крючка. То есть — раз его нажал, и он зафиксировался, и та-та-та, пока патроны не кончатся. Идиотизм! Короче, заваливаю дуло, а палец ошпаренного американца прежде, чем хрустнуть в суставе, давит на спуск и, щелк, спусковой крючок клинит, и та-та-та... А я, дурак, продолжаю начатое движение по инерции, в результате дырочку на конце дула разворачивает на сто восемьдесят градусов, и та-та — пара последних пулек попадают в грудь танцующему янки.

Они упали — американец, чайник и пистолет. Два неодушевленных предмета и один пока еще с душой, но ненадолго. А я ведь так надеялся душевно побеседовать с ошпаренным Рэмбо и все, что мне интересно, подробно выяснить. Жаль, не судьба. Правда, жалко...

Штатник обзывал меня "безжалостным", он ошибался. Я устроил ему "королевскую смерть". Едва освободил ноги от веревок, как был голым, побежал к рюкзакам, набитым наркотой. Вскрыл первый подвернувшийся под руку рюкзак, вытащил один из запаянных целлофановых пакетов, одну килограммовую расфасовку "кокса", вернулся к смертельно раненному и, надорвав целлофан, припорошил обожженное лицо серебряным инеем драгоценного белого порошка.

Сыпал порошок и думал: "Грамм "кокса" стоит стольник, в рюкзаках порядка ста пятидесяти килограммов, это что ж получается? Пятнадцать "лимонов" баксов за весь товар?.. Ну, ладно, допустим, оптовая торговля предполагает скидку, и все равно до фига бабок получается. А они на полном серьезе искали деньги в моем невеликом объемом сидоре..."

Думается мне, что господа нехорошие наркоолигархи расплачиваются друг с дружкой за товар посредством банковских переводов, то есть безналичными деньгами, а курьеры-носильщики расчет ведут в наличных. Хоть и просил у меня китаец деньги "за товар", но, думается мне, это он так, для красного словца, товар помянул всуе. На передаточных пунктах одни носильщики платят другим за рисковую работу и так далее, по цепочке. Дошел товар... в смысле — донесли товар до получателя, и осуществляется банковский перевод. Или в корне наоборот — сначала стопроцентная предоплата, после товар пошел, в смысле его понесли. Или... Впрочем, какая мне разница? Мне их система взаимозачетов по барабану, у меня другие проблемы...

Высыпав "кокс" на раны умирающему янки, я почувствовал легкое головокружение. В башке кружится вследствие щадящего, однако, сотрясения мозгов. В принципе, хорошо бы полежать денек-другой, а то помните, чем закончил Мухаммед Али? Болезнь Паркинсона у боксера случилась, аукнулись многочисленные нокдауны да нокауты.

Остерегаясь резких движений, я присел на лавочку, сел в позу знаменитого мыслителя работы месье Родена и пригорюнился. Да-с, господа, попал я в переделку. Куда ни кинь, всюду клин. Рано или поздно — скорее рано, чем поздно — здесь появятся те, кого ждали убиенные мною китайцы. Я могу сжечь избушку вместе с наркотой и трупами, могу бросить все как есть, могу... Чего бы я ни делал, ОНИ могут начать рыскать по тайге, рано или поздно — скорее поздно, чем рано — ОНИ могут набрести на поселение правоверов. Кстати, и райское местечко, где я с семьей собираюсь жить не тужить, по таежным меркам не так уж и далеко.

Что ж делать-то, а?..

Кем был этот американец? Ревизором наркоолигархов?..

Что за вертолет барражировал утром над этим районом? Тропку наркокурьеров засекли и тралят океан тайги с воздуха?..

А голова кружится все сильнее и сильнее. Нельзя делать резких движений, надо бы отлежаться...

Как бы и на все вопросы найти ответы, и беду от таежных поселений отвести, и отдохнуть заодно для профилактики здоровья?..

Ха! Мечта всякого российского человека — хочется и рыбку съесть, и задницу не покорябать...

Сижу голый, в классической позе мыслителя, вокруг трупы, под рукой наркоты до фига и больше, на чертову кучу миллионов, мышцы противно ноют, в голове форменная карусель, в сердце страх за близких мне беззащитных людей, сижу и думаю, ищу выход из безвыходной ситуации. Жду озарения...

Глава 2

Я — иностранец

Меня несут бережно. Носилки самодельные и малоудобные, зато носильщики очень стараются передвигаться без рывков, не трясти, не беспокоить меня лишний раз. Голова моя лежит на мягком, отдыхает, и головокружение практически прошло. Голова поправилась. Правда, побаливает распухший после боксерского удара американца подбородок, и подбитый им же глаз распух, и на макушке набухла огромная шишка, но это все ерунда, главное, под черепной коробкой все в норме, и дорогущие вставные зубы целы. И вообще все негативные ощущения с лихвой компенсирует комфорт, ибо к следующему перевалочному пункту наркотрассы я перемещаюсь лежа, окруженный вниманием и заботой.

Как уже неоднократно бывало в моей многотрудной жизни, я таки нашел оригинальный способ разом решить хитросплетение всех своих замысловатых проблем. И помогло мне отыскать единственно верное решение вовсе не мистическое озарение, помогла элементарная логика.

Штатник, кем бы он ни был, собирался сопровождать товар и далее, расставшись с китайцами, в компании нашенских наркокурьеров, правильно? Ясен перец, нашенские предупреждены об экспедиторе-иностранце. Так почему бы мне не занять вакантное место иностранного сопровождающего, а? Скажете, что кто-то из нашенских в принципе может знать америкашу в лицо, да? Ну и пусть, наплевать. Ежели так, тогда я другой американец. Откуда я взялся? Ха! Приду в сознание окончательно и обязательно все-все расскажу.

Решив заделаться бессознательным иностранцем, я прежде всего оделся. Для чего отыскал под лежаком рюкзачок с личными вещичками янки. Увы, его сменные одежды оказались мне велики. Однако на лежачем и раненом несоответствие размеров не очень-то и заметно, согласитесь. Я облачился в сменку из рюкзачка, разул присыпанный кокаином труп, обулся. Труднее всего оказалось справиться со шнурками — голова, зараза, все кружилась и кружилась. Шикарные ботинки мне тоже велики, но натирать ими лишние мозоли, хвала Будде, мои планы не предполагают.

Обутый и одетый, я распотрошил рюкзачки с вещичками китайцев и обнаружил то, чего искал — солидных размеров нож наподобие мачете. Этим подходящим тесаком я отсек правые кисти рук всем покойникам, кроме лесного дьявола и Рэмбо.

Пришлось сделать несколько ходок в лес. Во время первой я отволок подальше от полянки погибшего янки, во время следующей туда же притащил лесного дьявола. Американца и дьявола я, можно сказать, похоронил в братской могиле. Вот только холмика на могилке нету, наоборот — есть ямка, засыпанная талым снегом.

Работа могильщика спровоцировала сильный приступ головокружения, а когда он прошел, я спохватился, да поздно было. Эх, по уму, надо было сразу, в одной яме закапывать и трупы, и отсеченные кисти рук, и рюкзаки с наркотой, и все остальное, подлежащее захоронению.

Вторую яму я рыл довольно долго. Работать мачете, как лопатой, это, я вам доложу, трудотерапия еще та, врагу не пожелаю. Рыл и нервничал — я вдруг не успею осуществить все, что задумал? Вдруг нашенские наркокурьеры уже на подходе к полянке? Голова кружилась, нервотрепка подстегивала, ямищу вырыл о-го-го, слоненка можно похоронить.

Кинул в ямищу два из трех рюкзаков с товаром — один нетронутый и тот, откуда я позаимствовал расфасовку "кокса", дабы подсластить минуту смерти американца. Еще кинул в яму отсеченные кисти, еще оторванную челюсть линь гуй, еще походный рюкзачок со скарбом кого-то из китайцев, туда же бросил свой костыль и оружие лесного дьявола и наручники. Все это закопал и тщательно замаскировал могильник.

Собрал обратно в сидор свое барахло, выдернул из глазницы китайца, проявившего талант к арбалетной стрельбе, убивший его болт, вытер об одежду покойника и тоже спрятал в сидоре, рядом с остальными болтами, крупами, "Литл Джо", цепочкой-кусари, ножиком, который едва вытянул из черепа основного китайского полиглота, и т.д. и т.п. Все, короче, свое запихнул в сидор. Последним пихнул протез, с сожалением сняв его с кисти. Разбухший сидор надежно спрятал под корнями сосны сибирской, место запомнил, вернулся в избушку.

Возвращаясь, опять спохватился — мачете забыл закопать, до сих пор тяжелое лезвие в левой руке. Размахнулся хорошенько и швырнул мачете подальше. И снова карусель в голове бешено закружилась.

Вернувшись под негостеприимную крышу, едва не свалившись дорогой, немного полежал на лавочке, пока карусель под черепом не утихомирилась. Успокоил головокружение и занялся инсталляцией. Говоря проще, разложил трупы трех китайцев, посмертно лишенных кистей, по приглянувшимся мне местам. Передвинул мебель. Свалил с лежанки последний рюкзак с "коксом", опрокинул лавки, создал композицию "После боя", поглядел придирчиво на дело рук... пардон, на дело руки своей, вздохнув, приступил к обработке правой культи.

Пока раскладывал трупы, нашел в кармане у китаезы со сломанной шеей вполне приличный перочинный ножик, более чем пригодный для предстоящей неприятной работы, острый-преострый, чисто бритва. Еще острее, чем нож в моем сидоре. Я продезинфицировал бритвенной остроты лезвие на огне и, стиснув зубы, срезал со своей культи первый лоскут кожи. Вместе с тонким слоем мяса. Кровь полилась тонким ручейком на пол, а я бросил срезанное в топку печки-"буржуйки", и вновь... Черт! Больно даже вспоминать, правда.

Как и любой нормальный человек, я чувствую боль. Спасибо любимому японскому дедушке за то, что научил когда-то дружить с болью, договариваться с ней при помощи специального дыхания и регулирования потоков энергии в страдающей плоти. Я резал собственное мясо, дышал, как учил дедушка, и спокойно взирал на кровоточащий обрубок.

Именно обрубок! Предплечье должно выглядеть точно так же, как и у трупов, которым я рубил запястья, отрубая кисти.

Когда же вид культи меня полностью удовлетворил, когда она стала реально выглядеть свежим обрубком, я наконец-то... Нет, прежде чем расслабиться, я метнул ножик. Наугад, в один из трупов. И расслабился наконец-то. Разрешил карусели внутри черепной коробки кружиться как ей заблагорассудится, лег на спину, закрыл глаза.

Я лежал, положив руки на грудь, сжимая пальцами кровоточащее предплечье. К сожалению, жгут нельзя было накладывать — гости могли появиться в любую минуту, пришлось останавливать кровь пальцами-жгутиками. Кровушка сначала текла, потом капала на фирменную американскую одежду, и это неплохо, это лишний штрих к образу. Я был доволен собой, я успел сделать все, чего хотел, я был готов к появлению земляков-наркокурьеров. Я лежал, отдыхал и представлял, что увидят гонцы за кокаиновой "дурью", когда войдут в избушку.

Они войдут и увидят четыре неподвижных тела, живописно расположившихся в пострадавшем после побоища интерьере. Они ожидают увидеть американца? Плиз — вот он я, прикинут по фирме и зубы, как у всех поголовно янкисов, неестественно правильные, вставные, и морда моя избитая сойдет за иностранную. Как только они войдут, я полностью расслаблюсь, превращу себя в полное подобие покойника.

Они увидят один рюкзак с грузом вместо трех и могут недосчитаться одного из походных рюкзаков. Думаю, нашенские наркокурьеры знакомы с лесным дьяволом или хотя бы о нем наслышаны. Подозреваю, дьявол помимо прочих выполнял еще и работу проводника. Уверен, ходоки с нашей стороны замечали пристрастие дьявола к экзотическому холодному оружию, а на представших их взорам трупах ни единой огнестрельной раны. Они увидят ОДИНАКОВО изуродованные правые руки у меня и китайцев, они вспомнят о том, что в Чечне боевики отрезают уши убиенных для отчетности. Они увяжут воедино исчезновение большей части груза, отсутствие лесного дьявола, раны от холодного оружия и обрубки вместо правых кистей.

Чечены режут уши, а дьявол правые кисти рук. Дьявол всех замочил, рубанул конечности, дабы отчитаться о содеянном перед... Не важно, перед кем, замнем для ясности. Дьявол запасся вещественными доказательствами собственного изуверства. Взвалил на себя сто кэгэ наркотиков, прихватил походный рюкзачок и... Не многовато ли для одного сотня килограммов груза с гаком?.. А может, его в этой избушке сообщник поджидал! Точно! Его ждал сообщник, и посему здесь, а не где-то у костра на тропе во время промежуточной остановки, дьявол мочил, резал, грабил. Похоже на правду? С некоторой натяжкой — да, вполне...

Все произошло в точности, как я себе нафантазировал. Они вошли, увидели, заматерились. Они — четыре кряжистых мужика с охотничьими ружьями, типичные местные охотники. Лесного дьявола они, невежды, называли "каратистом", и про уши, отрезаемые вайнахами, они вспомнили, и версию про сообщника, честное слово, сгенерировали через пару минут после того, как переступили порог.

Я застонал — и выяснилось, что один иностранец выжил каким-то чудом. Но находится без сознания. Вокруг меня началась суета. У пришельцев нашлись йод и бинты, жаль только, что идиоты ни хрена не смыслили в оказании первой медицинской помощи. Я бредил по-английски, скалил вставные зубы, морщил аристократический нос, а они, обормоты, забрызгали культю йодом и прямо на рану намотали бинт.

Остальных одноруких они закопали на полянке, рядышком с избушкой. По-хозяйски прибрали вещички убиенных с особой жестокостью китайцев, взяли единственный рюкзак с "коксом", смастерили носилки для меня, бессознательного, угли в печурке затушили и отправились в обратный путь на ночь глядя.

Меня несли бережно, и наш маленький караван двигался, пока совсем не стемнело. Закатилось солнышко, мужики устроили привал. Носилки поставили недалече от костра, накрыли меня всяческим тряпьем, дабы согрелся, ночи-то еще, ух, какие студеные. Мужики расселись вокруг костра, заварили чифирь, пахнуло свеженарезанным салом, черствым хлебом, и потекли словеса, завязался весьма интересный для меня, притихшего на носилках, разговор.

Начался он с подробного обсуждения кровавой драмы в избушке — перевалочном пункте. Возникла тема цыган. Мужик с хриплым голосом высказал версию, дескать, городские цыгане, толкающие "дурь", причастны к произошедшему, и был безжалостно осмеян. Отсмеялись, хлебнули чифирчику, заели сальцом да с хлебушком, у меня аж слюнки потекли, и всплыл вопрос: "Хто ентот-то, заграничный?" То бишь: "хто" такой я. Выяснилось, что все знают, дескать, груз в этот раз сопровождает "заграничный" экспедитор-фирмач, а на фига, никто не в курсе. Поматерили дружно "бугров", кои "простых людей" пользуют втемную, и обсудили вертолет, который вчерась кружил над таежным океаном. Мужик с хриплым голосом предположил, дескать, "енто мусорки беглых зэков шукают". Хриплый напомнил, как "в том году" с зоны сдернули зэчары и как их "шукали с воздуху". На сей раз смеяться над версией Хриплого не стали, согласились, типа, похоже, в натуре, зэков ищут. Закурили и переключились на обсуждение общей для всех судьбы-судьбинушки. И я сделал вывод из обрывочной информации о нелегкой доле наркокурьеров, что все четверо мужиков проживают в том же городе, где жируют на "герыче" вышеупомянутые цыгане. "Душные менты" крышуют цыганскую наркомафию, а этих мужиков, которые горбатятся на другую мафию, менты пасут, подозревают, что вовсе не на охоту они время от времени ходят в тайгу. Мужики дружно порешили, мол, вскорости надоть завязывать с подработкой курьерами, откапывать заработанные деньги, сниматься с обжитого места вместе с семьями и линять на хрен. Поспорили, куда лучше слинять, Хриплый убеждал остальных, дескать, перебираться надоть поближе к Сочи. Его опять осмеяли, погутарили про Краснодарский край, про Ростов-папу и Москву-столицу, поспорили, кому первому не спать, дежурить у костра, решили большинством голосов, что Хриплому, и разговоры иссякли, сменились похрапыванием.

Под утро я очнулся ненадолго, вняв требованиям своего организма. Застонал громко-громко, всех перебудил, на ломаном русском попросил помочь, поднялся с носилок, помогли, я пописал, рухнул обратно на носилки, закатив глаза, трясущимися губами попросил пить, дали, не отказался и от хлебушка с салом, сытно рыгнул и вновь с удовольствием отрубился. Вставая на ноги, я, естественно, кособочился, и, само собой, мою хромоту мужики списали на еще одну травму, полученную во время побоища.

Меня понесли дальше по едва заметной, промерзшей за ночь тропке, в животе приятно урчало, я дремал и прислушивался к репликам, коими обменивались мои носильщики, анализировал услышанное, дополнял информацию, полученную у костра, и мало-помалу разбирался в организационных вопросах кокаинового графика.

Наркокурьеры проживают в городишке, который находится в трех сотнях верст от того перевалочного пункта, куда меня переносят столь бережно. Существует несколько групп по четыре наркокурьера в каждой. Руководит мужиками-курьерами некто по кличке Лысый. По приказу Лысого та или иная группа отправляется якобы в тайгу охотиться. Законно охотиться или браконьерствовать, в данном случае не важно. На крайняк мужики с кем надо делятся охотничьими трофеями, и за браконьерство во всей области никто по сию пору еще ни разу не сел и даже штрафа не заплатил.

На самом деле они садятся в лодки и сплавляются вниз по реке, что течет близ городка и мельчает далеко-далече, исчезает в таежных болотах. Они плывут вниз по течению 300 км, добираясь почти до болот, останавливаются у перевалочного пункта, который промеж себя именуют "Камень". На перевалочном пункте "Камень" их поджидает кто-то по кличке Леший. Иногда Леший идет вместе с мужиками до перевалочного пункта "Поляна", чаще передает деньги для китайцев и ожидает возвращения курьеров с товаром на "Камне".

Обменяв товар на деньги, мужики возвращаются. Как правило, на "Камне" их уже поджидают другие наркокурьеры, коих мои носильщики называли Студентами. Леший участвует в обмене товара на деньги. Часть денег Студентов Леший оставляет себе, остальные делит между мужиками. Также Леший снабжает "охотников" дичью, дабы было чем оправдаться за поход в тайгу.

С дичью и деньгами мужики плывут вверх по течению. Мои носильщики горячо, долго и утомительно для меня спорили, у кого из них лодка лучше, а у кого лодочный мотор помощнее. Где-то невдалеке от городка "охотники" выключают лодочные моторы и разбредаются кто куда, идут прятать деньги. Заработки они хранят в банках.

Хриплый уже две банки сменил, раньше хватало двухлитровой, теперь и трехлитровая мала. Хриплый, прежде чем зарыть банку с деньгами, обматывает ее холстиной, остальные над ним посмеиваются, остальные свои герметичные банки для пущей герметичности в целлофановые пакеты запаковывают.

Беспроцентный долларовый вклад в надежных банках Лысый трогать не велит. Мужики побаиваются Лысого, он обещал вырезать их семьи, ежели кто надумает какой мухлеж или сболтнет лишку по пьянке. При этом Лысый легко соглашается, если тот или иной подчиненный ему курьер попросится "на пенсию", но ставит условие — вали с бабками и семьей куда подальше и, где и как капитал зарабатывал, молчи, не то гроб. И гробики для жены и деток. Везде, мол, предателя достанем.

Моя косточки Лысому, особенно болтливый Хриплый посетовал, мол, и захочешь властям сдаться, а некому, дескать, менты в городке куплены цыганами. Вчерашняя цыганская тема в новой интерпретации сегодня получила и новое развитие. Я узнал, что цыгане почти открыто торгуют денно и нощно "герычем", сиречь героином. К любому цыганскому особняку на окраине подходи, стучи в калитку, и откроется оконце-кормушка. Сунул в кормушку лавэ, получай дозу. Несправедливо — цыгане внаглую жируют, а честным наркокурьерам, которые своих, городских пацанов и пацанок "дурью" не травят, приходится на вокзале грузчиками горбатиться, чтоб до выхода "на пенсию" семью прокормить.

Мы остановились на следующий ночлег, и снова я очнулся, временно вернулся в сознание, помочился с посторонней помощью, чифиря глотнул по настоянию Хриплого: "Пей, интурист, оно тебе пользительно", рубанул сальна с черствым хлебушком и, сказавши: "Таньк ю", прилег на свое ложе да глазки закатил, имитируя возвращение в беспамятство. Разговорчики у костра этой ночью были мне малоинтересны. По барабану мне тарифы на погрузочно-разгрузочные работы железнодорожных бичей-грузчиков и проблемы с безработицей. Убаюканный беззлобным матом, я вскоре заснул сном здорового, полного сил младенца.

Утром меня растолкал Хриплый, предложил позавтракать. Имитируя слабость и сумеречное состояние сознания, я все же пожевал хлеба, запил чаем, поднялся на нетвердых ногах, отлил, благодарно, с натугой изобразил голливудский смайл, после чего пал обратно на носилки и застонал весьма натурально.

Зашипели угли костра, присыпанные талым снегом, меня на носилках подняли, Хриплый высказался в том смысле, что к полудню дочапаем до "Камня". Его подняли на смех, типа до "Камня" нам хилять и хилять, ранее вечера не дотащимся. Хриплый обиделся: "Спорим, дочапаем ранее?" И они поспорили, трое против одного, поставив на кон по сотке баксов с рыла.

Меня несли вперед ногами, голова лежала на возвышении, сквозь шторки ресниц я прекрасно обозревал окрестности. Я и увидел и почувствовал, как тропинка пошла круто в горку, и, разумеется, услышал, как обрадовался Хриплый: "Во, бляха муха! Чо я вам говорил? Во, ща подымемся и до "Камня" ранее обеда дочапаем". Остальные промолчали, а Хриплый завел речь о том, что можно было в и не останавливаться вчерась на ночлег, тогда в ужо об этот час плыли в на лодках к дому.

Хриплый разглагольствовал, а я услышал журчание воды, заметил, как поредела тайга, и вскоре сквозь ресницы разглядел то, чего наркокурьеры обзывали "Камнем".

Оказывается, "Камнем" они нарекли утес, нависающий над узкой, но полноводной речкой. Выдающийся живописный скалистый утес, поросший местами сизыми бархатистыми мхами. На подступах к мшистой глыбе, отдаленно похожей на сильно преувеличенный постамент памятника Петру Первому в Санкт-Петербурге, произрастали редко разбросанные рукою художника высоченные, ровные, будто античные колонны, сосны. Они росли на темно-зеленом ковре мягкого мха, чуть бугристом, с подпалинами. Пейзаж — аж дух захватывает! Красотища неописуемая, и только дело рук человеческих, постройки меж сосен, слегка портят первозданное великолепие дикой природы.

Человеческих построек целых три штуки: терем-теремок на фундаменте из булыжников, теремок поменьше и сарайчик. Надежные, обстоятельные строения, видать, сей перевалочный пункт один из ключевых на маршруте транспортировки груза.

"Интересно, почему здешний отшельник по кличке Леший не пошел с мужиками встречать американского экспедитора? Ведь трепались мужики, иногда и Леший ходит на встречу с китаезами", — подумал я и точно вслух вопрос задал. Словоохотливый Хриплый, обращаясь к мужику, что нес единственный рюкзак с "коксом", заметил, мол. Леший небось ужо столы накрыл и баньку подготовил, ужо готов встретить интуриста по первому разряду, як посла какого, а посол иностранный вона какой едет, рюмку с вилкой теперича одновременно поднять не сможет, с ширинкой еле справляется, когда оживает.

Значит, вон тот теремок поменьше — банька?.. Ух ты! Как здоровски устроился Леший! Взяв упреждение на место и секретность обитания, можно смело сказать — уровень жизни выше таежного среднего. Мотель "Тайга" пять звезд, право слово.

А вот и сам Леший показался. А за ним из пятизвездочного терема выходят Студенты.

Леший удивительно похож на Карла Маркса — бородища и патлы у него в точности, как у автора умной книжки "Капитал". И лоб похож, и носик, и кожа чистая, как на хрестоматийных парадных портретах Основоположника. Тот, классический Карл написал "Капитал", а этот, наш современник, сколачивает реальный капитал, контролируя наркотрафик. Ухоженная мохнатость на лобастой башке у этого Карла по кличке Леший только подчеркивает его интеллигентность. Глазки у Лешего умненькие, курточка на меху фасонистая, сапожки хромовые, и в зубах сигаретка с фильтром.

Не пойму, отчего дубль Основоположника называется Лешим, не подходит ему эта кликуха совершенно, а вот Студенты, группа из четырех курьеров, коим должно тащить "дурь" далее по маршруту, соответствуют групповому прозвищу полностью. Все четверо — этакие "вечные студенты", знаете такой тип? Дяденьки, задержавшиеся в развитии, любители очков-"велосипедов" а-ля Джон Лен-нон, приверженцы неряшливой бородатости и стройотрядовских шмоток, поклонники бардовской лирики.

Леший и Студенты вышли из главного терема после того, как сиплый залихватски свистнул. Они выходили гордые, неторопливые, готовые к встрече иностранного гостя, и как увидали носилки и всего один пузатый рюкзак, так вся их показушная солидность в момент исчезла. Интеллигентные наркодельцы побежали навстречу к простоватым мужикам, обремененным носилками с раненым и не обремененным обычным количеством единиц груза. Леший на бегу сыпал вопросами. Сиплый на ходу сбивчиво отвечал, другой носильщик из нашей компании помогал Сиплому, делая дополнения, седовласый Студент-очкарик помогал Лешему, уточняя вопросы, короче, базар еще тот, галдеж и карканье, как на знаменитом одесском Привозе.

* * *

Студенты зачем-то отобрали у мужиков носилки со мною, полуживым. Едва меня при этом не уронили, черти. Бег трусцой и вопросы-ответы, гам, галдеж и базар продолжились, меня понесли в центральный терем. Диво дивное, чудо чудное, но буквально за каких-то пять минут, пока перемещались гурьбой к терему, Леший в общих чертах уяснил, что за картина предстала пред очами мужиков на перевалочном пункте, именуемом "Поляна". Вопросы Леший задавал дельные, хоть и всуе, и дурацкие уточнения Студента в очках были лишними, и ответы следовали зачастую невнятные, с глупыми дополнениями, а общая картинка все ж таки нарисовалась.

В отличие от избушки китайцев вход в терем предваряло культурное крылечко под козырьком, а вход в "залу" — просторные сени. Меня заволокли на крыльцо, пронесли через сени, в так называемом зале носилки вместе со мной, несчастным и жалким, уложили на стол. Здесь тоже, как и в той избушке, стол находился в центре помещения. Но возле стола не лавки, а стулья, самодельные, но симпатичные. И вместо печурки здесь нормальная русская печь, вместо лежака, одного на всех, удобные двухъярусные нары. Имеются сундук в углу, буфет с посудой напротив печки и окна настоящие, со стеклами, за занавесками в цветочек. И полочка с книгами, представьте себе, присутствует.

— Все вон! — приказал Леший. — Очкарик, останься.

Мужики, с которыми я уже успел сродниться, и курьеры студенческого вида, толкаясь, вышли в сени, оттуда на крыльцо. По ступенькам крыльца забарабанили сапоги, гомон разговоров все тише и тише. В "зале", в тишине и уюте, нас осталось трое — я на столе, будто покойник, хозяин Леший и интеллигент в очках, в редкой бороденке, с "Калашниковым" на узком плечике.

— Очкарик, достань бинты, вату, антибиотики, нашатырь, — продолжил командовать Леший, нагибаясь ко мне, тревожно вглядываясь в мое лицо, сохранившее свежие следы побоев.

Очкарик перевесил автомат с плечика на спинку стула, подошел к сундуку, откинул крышку, полез шуровать во внутренностях. Большущее спасибо Очкарику — оружие болтается на кожаном ремешке слева от меня, то есть со стороны моей полноценной руки. Леший стоит с другой стороны, нагибается ниже, дышит мне в лицо мятой. Завидую Лешему, давненько я не чистил зубы.

Леший нагнул мохнатую голову еще ниже, чуть ли не по слогам произнося каждое слово:

— Сэр, вы меня слышите?

Еще бы я его не услышал! Прямо в ухо орет. Отвечаю:

— Йес, оф кос. Слышу, не глухой.

Я решил ожить сразу, без всяких актерских преамбул. А чего тянуть-то, правда? На фига?

Я ему ответил и схватил полноценной рукой Лешего за бороду. Запустил растопыренные пальцы в густую растительность, сжал волосы в кулаке и рванул на себя. И головой мотнул так, чтобы нос ему своим лбом свернуть набок. И коленку согнул, чтоб одновременно с носовым хрящиком хрустнули ребра хозяина пятизвездочного приюта наркокурьеров. И согнутый локоть калечной руки повернул таким образом, дабы напоролся на него Леший желудком. И он напоролся чем надо, и у него хрустнуло все, что должно было хрустнуть.

Разжимаю кулак, толкаю основанием ладони сокрытый под бородой подбородок Лешего — похожий на Карла Маркса наркоделец летит кубарем.

Хватаю автомат, благо он под рукой. Сжимаю кулак на конце ствола, соскакиваю со стола и бью Очкарика автоматом, аки дубиной. Очкарик поворачивается к сундуку спиной, ко мне очками и получает удар прикладом в висок. Приклад выдерживает, висок — нет. Тело Очкарика валится в открытый сундук, а душа его отлетает к небесам. Шагаю к распростертому на полу Лешему, перехватывая автомат стволом вперед, крепким прикладом под мышку. Шаркаю хромой ногой, мыском бью Лешему за ухо. Не сильно, чтоб душа его осталась в теле, но сознание "уснуло" на время.

Снимая оружие с предохранителя, устанавливая режим стрельбы одиночными, хромаю в сени, стволом открываю дверь на крылечко, перешагиваю порог.

Как я и ожидал — наркоинтеллигенция дистанцировалась от наркопролетариев. То есть Студенты топчутся впереди и справа, раскуривая "Мальборо", а мужики гужуются впереди — слева, смолят "Приму". Семь голов повернуты к крылечку. Стреляю.

Двум Студентам пули разбивают лбы, третьему затылок, третий пытался удрать. Поворачиваю ствол влево, командую мужикам по-иностранному:

— Хенде хох! Шнель, маза фака!

Мужики демонстрируют удивительную смышленость. Враз смекнули сиволапые — ежели их сразу, вместе с наркоинтеллигентами не пришили, знать, не хер и выпендриваться. Руки подняты до горы, без лишних команд мужики выстроились в линейку.

Говорю на ломаном русском с вкраплением иностранщины:

— Один ля мужик, плиз, опускайт хенде хох, энд шнелер собирайт все ружье. Бистро-бистро, мать ваша фак.

Сиплый первым сообразил, чего требует иностранец, осторожно опустил руки, скинул двустволку на землю, обошел остальных, снял с них ружья, покидал все стволы в одну кучу.

— Гут! Зер гут, — похвалил я. — Плиз, майн друга, — указываю забинтованной культей на Сиплого. — Ю, майн фройнд, снимайт каждый ля мужик ремешок из штаны, ферштейн? Бистро-бистро привязать каждый синьер к дерево, андестенд?

— Яволь, — сглотнув судорожно, кивнув услужливо, ответил Сиплый.

Процедуру привязывания ремешками к деревьям подельников Сиплый произвел за пять неполных минут. Сиплый старался, каждого "ля мужик" материл, чтоб плотнее спинами к деревьям прижимались, сильней руки за спины выворачивали, обнимая ими дерева. Сиплый вязал надежные узлы на запястьях товарищей, я лично, спустившись с крылечка, принял у него работу.

— О'кей, моя друга! Теперь ю стенд ап, андестенд?

Сиплый протянул мне свой сыромятный ремешок, подтянул штаны, встал спиной к сосне, завел руки за спину, прижал локти к коре, и я в момент зафиксировал Сиплого, ловко орудуя левой, удерживая "калаш" под мышкой, и пообещал всем пленникам:

— Все мужик будят живая, если будят стенд ап тихо. О'кей? Одна ля мужик не будят тихо, все мужик аллес капут!

— Нешто мы без понятия? — обиделся Сиплый. — Мы люди маленькие, семейные, нам капут никак невозможно, нам надоть детишек, киндеров, кормить.

Вряд ли натуральный иностранец врубился бы в смысл тирады Сиплого, но говорил Сиплый столь жалостливо, что в его полную покорность сильному уверовал бы и зверь дикий. И остальные мужики, солидарные с Сиплым, ему поддакивали, кивали головами, мямлили типа:

"Не губите, мы на все согласные, нам побоку, перед кем гнуться, мы и так гнутые".

Удовлетворенный состоянием и настроениями простого народа, я вернулся в терем-теремок. Поднял и усадил на стул Лешего. Он еще не оклемался, сидеть самостоятельно не мог, пришлось привязать Лешего к спинке стула, точнее — прибинтовать.

Бинты я отыскал в сундуке, вытащив оттуда Очкарика. В сундуке отыскались огромные залежи лекарственных препаратов и сопутствующей продукции. Одних бинтов столько, хоть госпиталь учреждай. Кое-что из аптечного богатства я переложил на стол. Обшарил карманы мертвого Очкарика и присвоил классную зажигалку "Zippo". Проинспектировал буфет, отыскал и выставил на столешницу початую бутылку водки. Прогулялся в сени и там пошуровал, нашел подходящую дощечку, вернулся в "залу" с досочкой под мышкой, ведром, до краев полным чистой водой, и кружкой, присобаченной к ведру посредством цепочки.

Скованные одной цепью ведро с питьевой водой и кружку для питья поставил на стул по соседству с мебелью, к коей прибинтовал Лешего. И сам оседлал стул по соседству, предварительно раздевшись до пояса. И занялся своей правой калечной рукой.

Морщась, отодрал от раны на культе старый, пропитавшийся йодом и кровью бинт. Обработал рану перекисью, просушил. Прижал к предплечью найденную в сенях досочку, подходящую по размеру, взялся за чистые бинты.

Вспомнилась бессмертная комедия "Бриллиантовая рука". Скоро, очень скоро моя правая конечность будет выглядеть, как... Ага! Уже выглядит, как у Семен Семеныча Горбункова. Типа, в гипсе. Кто не знает, тот вовек не догадается, что на самом деле я таким образом сокрыл свою особую примету — отсутствие правой кисти. Вскоре я покину перевязочный пункт "Камень", размахивать культей-приметой мне не в кайф, пусть лучше будущие случайные свидетели рассказывают о моей якобы загипсованной конечности.

В сенях, я приметил, висит на гвоздике просторный плащ-дождевик, темно-серый, с капюшоном. Сходил еще раз в сени, надел плащ на голое тело, нормально — рукава широкие, пусть пока рука в фальшивом гипсе прячется в рукаве. А в кармане плаща спрячу скрученную из бинтов петельку. Придет время, накину петлю на шею и суну в нее забинтованную руку. И Семен Андреич Ступин будет вызывать ассоциации с Семен Семенычем Горбунковым.

Возвращаюсь из сеней, глядь — Леший глаза открыл, разбитым носом хлюпает, зрачками вращает. Пора приступать к допросу. Присаживаюсь рядом с Лешим, спрашиваю:

— Говорить можешь? Хочешь? Будешь?

— Вы — русский? — удивился Леший запоздало, слизнул языком кровавую соплю с губы, брезгливо сплюнул.

— Я — агент Интерпола, — вру, оскалив вставные зубы в улыбке.

— Вы меня не убьете? Нет?

— Хм-м... — Врать ему — язык не поворачивается, и правду говорить нельзя. — А на что ты, гражданин по кличке Леший, интересно, рассчитывал, когда подписался участвовать в транспортировке отравы? На долгую жизнь и обеспеченную старость, да?

— Вы меня убьете... — В его глазах, в его голосе обреченность.

И надо бы ему соврать, очень надо для дела, а не могу! Беру со стола зажигалку, откидываю металлический колпачок, кручу ребристое колесико, высекаю пламя.

— У меня к тебе всего один вопрос, сука: где прописан Лысый? Адрес, как пройти, как найти, говори быстро, а то... — Подношу огонек зажигалки к его пышной бороде, пахнет палеными волосами.

— Я расскажу вам все! Ф-ф-фу... — Леший оттопырил верхнюю губу, дует на пожирающий его бороду огонек. — Фу-у-уф...

Ставлю зажигалку с чадящим фитильком на стол, беру кружку на цепочке, черпаю из ведра, выплескиваю воду в лицо Лешему. Капельки катятся по свернутому набок носу, по окровавленным усам, по густой бороде, шипит, погибая, огонек в волосах, еще острее пахнет паленым.

— Я все вам расскажу! Все! Я готов свидетельствовать в суде! Я знаю все точки на трассе! Я скажу вам, кто... Зачем вам водка?! Что вы хотите сделать? Не надо!..

А он догадливый. Я бросил кружку в ведро, взял початую, откупоренную водочную бутылку, поднял ее, и содержимое медленно, тонкой струйкой полилось ему на макушку. Пахнуло спиртным. Хуже нет сочетания запахов спиртного и паленого. Водка журчала, тошнотворная смесь запахов усиливалась, патлы Лешего липли к щекам, борода впитывала спиртосодержащую влагу, как губка.

— Учти, я намерен проверить все, что ты расскажешь про Лысого. — Отбрасываю пустую бутылку, она катится по полу, а я берусь за зажигалку. — Я оставил в живых городских мужиков, они...

— Спросите у Хрипатого! — перебивает Леший. — Он из всех самый умный, он подтвердит, что я говорю правду! Он на соседней с Лысым улице живет. Я все скажу правильно! Все! Положите зажигалку! Я вас не...

— Адрес Лысого! — цежу сквозь зубы, играя ребристым колесиком "Zippo". — Говори быстро, а то...

— Улица имени Ермака! Дом... Номера не помню! Крайний дом, у огородов! С голубыми наличниками! Номер вам Хрипатый скажет! Я все расскажу! Все остальное! Все, что хотите! Кому угодно!..

И он заплакал. Он и знать не знал, и ведать не ведал, что я только прикидываюсь садистом, что его ждет "королевская смерть".

Глава 3

Я — мент

Мотор на корме работает отменно, как часы. Точнее, как очень громкий секундомер, механизм коего вращает вместо стрелки, и гораздо быстрее, гребной винт. Лодка плывет весело против течения, я поминутно оглядываюсь, утес, названный "Камнем", быстро удаляется, мотор-секундомер отсчитывает последние мгновения до взрыва: 5, 4, 3, 2, мгновение и... Ба-ба-бах-ах-ах-х...

Грянул взрыв, и нависшая над речкой глыбина утеса ухнула в воду. Брызги до небес, облако пыли, оседающая вслед за камнем земля, гулкое, протяжное эхо. Ну, вот и все, исчезла примета под названием "Камень", и плоскость, пригодная для посадки вертолета. Хрен теперь где поблизости сумеет приземлиться винтокрылая машина. Впрочем, взрыв я устроил вовсе не ради того, чтоб уничтожить примету наркокурьеров и напакостить гипотетическим вертолетчикам. Уничтожение и пакость — сопутствующие эффекты. Взрывом развеяло в пыль изрядные запасы оружия и боеприпасов. И того и другого в сарайчике, что выстроен меж теремком и банькой, отыскалось немерено. Ну не оставлять же все это богатство нетронутым, правда? Тем паче что среди прочего нашлась и самодельная бомба с часовым механизмом.

Я отвязал от сосны сиплого мужика по прозвищу Хрипатый, попросил его на иностранной тарабарщине перенести добро из сарайчика в грот, обнаруженный мною у основания утеса. Хрипатый, разумеется, охотно согласился ишачить, сразу, без лишних вопросов. Единственный вопрос, который задал мне Хрипатый: "Как ваше имя? Имя ваше какое, интересуюсь". Я удовлетворил его интерес, назвался Гарри Поттером.

Хрипатый ишачил под молчаливым присмотром Гарри Поттера. Перетаскал и стратегический боезапас, и автоматы Студентов, и двустволки мужиков, все перенес в грот. Расспрашивать Хрипатого, уточняя городской адрес Лысого, я не стал, зачем? Я уверен — Леший дал верную наколку. И как подойти незаметно к домику с голубыми наличниками, сообразительный Леший подробно объяснил, прежде чем отведал, каковая она, "королевская смерть". Правда, я не собираюсь подбираться к Лысому незамеченным, но все равно, спасибо Лешему за сотрудничество. "Спасибо", конечно, на хлеб не намажешь, однако я, благодарный, не пожалел для Лешего "кокса", прежде чем сделал контрольный выстрел. Вообще-то, можно было и без контрольного пиф-паф обойтись, это я так, перестраховался. Помер Леший от передозировки, и, по-моему, справедливо, что наркодельца убили наркотики, очень справедливо.

Я использовал Хрипатого в качестве ишака и после вырубил его в сарайчике. Хрипатый очнется вскоре, развяжет узлы на запястьях земляков, и мужики пешочком отправятся к дому. Их плавсредства я притопил, предварительно выбрав для себя лучшую из лодок.

Между прочим, кроме оружия и боеприпасов, в сарайчике хранилось и много всего другого полезного, в том числе и целый гардероб разнообразных одежд, вплоть до маскарадных. Я подобрал себе и штаны, и сапоги, и телогрейку впору, прибрал к рукам и маскарадный костюм, шитый персонально для Лешего, с которым мы, хвала Будде, одних приблизительно габаритов.

Костюмчик в узелке, рюкзачок с найденными в хозяйстве Лешего крупами, чаем, алюминиевой кружкой и прочими мелочами, а также с американскими дензнаками, которые пришлые Студенты должны были передать местным мужикам, и некоторым количеством упаковок "кокса" — все это добро лежит на носу. Ближе к корме я положил канистру с горючим и рюкзак, откуда позаимствовал кокаин. Я специально пронес пузатый рюкзак с наркотой мимо мужиков, привязанных к деревьям, чтоб они его видели, чтоб знали — товар Гарри Поттер присвоил так же, как и их деньги. Я сижу на корме, правлю лодкой и закусываю. Еще триста верст переть против течения, еще успею утопить наркоту, когда придется останавливаться, чтобы подкормить горючим лодочный мотор, а пока сам поем свежих яств. Готовясь к встрече иностранного экспедитора. Леший создал целый ряд кулинарных шедевров, их-то я сейчас и поедаю, аж за щеками трещит.

Плыву, жую, представляю, как мужики будут шагать вдоль речного бережка. Суток восемь им предстоит топать, а то и дольше. Доберутся до мест, где находятся их банки, их денежные вклады, откопают запасы и, едва появятся в городе, сразу же дадут женам команду: уезжаем отсюда срочно! Само собой, "срочно" растянется на недельку. Ясен пень, экстренные сборы сразу четверых грузчиков могут вызвать подозрение и у их коллег, и у правоохранительных органов. Возможно, коллегам-курьерам мужики и шепнут про Гарри Потгера, но мусорам ни словечка не скажут, даже ежели те каким-то образом прознают про замаринованные в банках баксы. Неохота мужикам на зоне пайку хавать, ежу ясно. Наркомафия, кто в сомневался, рано или поздно мужиков достанет, и, я уверен, с мафиози наркокурьеры будут предельно искренни, озадачат больших боссов сказочкой про Поттера с отсеченной жестоким китайцем кистью правой руки.

Наевшись от пуза, посочувствовав устроителям наркотрассы, коим откровения мужиков свернут мозги набекрень, я подробно прокачал в уме план предстоящих вскоре деяний и весь отдался созерцанию.

И было чего посозерцать, право слово! Чудо, что за пейзаж! Красотища, как в первый день творения. Птички чирикают аж громче мотора, солнышко светит ярче, чем вчера, а от воды веет приятной свежестью. Небо — сплошь ультрамарин! Весна!..

...Жаль, ночью Весна сама на себя не похожа. Особенно под утро молодуха Весна становится несносной. В преддверии утренних сумерек пышущая многообещающим здоровьем в разгар дня молодка жутко похожа на свою унылую сестренку по имени Поздняя Осень.

Хромаю по окраине городка. Не таясь, хотя к дому Лысого можно было подобраться и огородами. Но после того как побываю у Лысого, я планирую совершить променаж по городу, и все равно придется светиться, так зачем же, спрашивается, тратить лишнее время на дебютные тайные перемещения? Правильно — незачем.

Заплечный мешок заметно увеличился в объеме и потяжелел, к изначальному содержимому прибавились свернутые тугим клубком плащ, телогрейка, теплые штаны и свитер. Лямка мешка режет левое плечо, правое плечо свободно, ибо на правой руке фальшивый гипс. Мешок похож на горб, а сам я смахиваю на Квазимодо в милицейской форме.

Я закатал правый рукав милицейской рубахи, я немного порвал рукав, когда пропихивал в него свой "гипс", однако надрыв незаметен. Милицейский китель я надел по-гусарски: левая рука в рукаве, правый рукав свободно болтается, китель застегнут на одну пуговицу, поверх него "гипс" висит на скрученной из бинтов веревочке, которая трет мне шею. Правый капитанский погон съехал за спину, левый смят лямкой мешка. Зато стандартная милицейская кобура хорошо видна, в ней — стандартный "Макаров". Завершают ансамбль ментовские форменные брюки, заправленные в сапоги, и фуражка с кокардой.

Во внутреннем кармане кителя лежит ментовская ксива с фотографией Лешего. Я долго не узнавал его на фото, поскольку фотографировался для липового удостоверения наркоделец в одних усах и с короткой стрижкой. Кстати, помимо ментовского карнавального костюма в памятном сарайчике имелась еще и форма офицера внутренних войск, опять же с фальшивой ксивой в кармане, снабженной фото Лешего, но уже без усов. Нормально придумал Леший, правда? Превращается из патлатого бородача в стриженого усача и какое-то время перемещается по нашей доверчивой Родине под личиной мусора; сбривает усы и становится армейским офицером; снимает армейскую форму, и он уже честный гражданин. Здорово, да?

Противно моросит мелкий дождичек, под ногами хлюпает размякшая грязь, из-за заборов убогих частных владений меня, мента-Квазимоду, с разной степенью служебного рвения облаивают собаки. Редко в каком окошке горит свет, и фонарей на одноэтажной окраине, разумеется, ни единого. Ежели какая страдающая бессонницей старушка и разглядит сквозь забрызганное дождичком стекло и темень одинокого прохожего с рюкзаком, то прежде всего запомнится ей, что я мент, а потом все остальное.

Так-с... кажись, во-о-он те хоромы под крышей, крытой шифером, схожи по описанию с жилищем Лысого. Подхожу ближе, щурюсь... Кажется, наличники выкрашены в голубой цвет. И собаки за низким забором нету, что тоже является приметой. Воровато оглядываюсь, перепрыгиваю через заборчик.

Лысый маскируется под одинокого военного пенсионера, перебравшегося в таежный городок, дабы коротать остаток дней за любимыми забавами — охотой и рыбалкой.

Поднимаюсь на крылечко под жестяным козырьком, стучусь в дверь... Тишина за дверью. Стучу громче и настойчивее, слышу шаркающие шаги.

— Кого черт принес? — спрашивает сварливый голос за дверью.

— Друга, — отвечаю неискренне. — Я от Лешего.

— Заходи. — Дверь скрипнула, приоткрылась. Слышу, как хозяин поспешно отходит подальше от двери.

Захожу, вспыхивает лампочка под деревянным потолком, щурюсь, сквозь прищур вижу Лысого.

Надо ли говорить, что человек с такой кличкой лыс, как бильярдный шар? Надо, ибо его лысина меньше всего ассоциируется с шаром. Голый череп весь какой-то бугристый да шишковатый, впервые вижу этакую халтуру природы.

Лысый высок и крепок, встречать незваного гостя вышел в трусах и с обрезом. Трусы семейные, до колен, две дырочки обрезанных стволов направлены мне в живот.

— Заряжено картечью, — предупреждает Лысый.

— Это правильно, — киваю понятливо, обвожу взглядом сени. — От картечи в этой тесноте спасения нету.

— Дверь замкни.

— Момент. — Скидываю рюкзак с плеча на пол, поворачиваюсь беззащитной спиной к вооруженному хозяину, закрываю засов.

— Ты кто таков будешь? — Стволы внимательно следят, как я отворачиваюсь от двери, как нагибаюсь к брошенному у ног рюкзаку.

— Я-то? — Нагнулся, берусь левой кистью за лямку вещевого мешка, снизу вверх, из-под козырька фуражки гляжу в дырочки на конце коротких стволов. — Я — капитан Пронин, внук майора Пронина.

Заметно шевельнув бедрами и незаметно кистью, швыряю тяжелый рюкзак. Быстрее, чем он спускает курки. Объемистый вещмешок подбивает стволы снизу, заряд мелкой металлической дряни уходит в песок, стонут поверженные доски, разбивается лампочка, грохот бьет по ушам, по носу шибануло кисло-сладким запахом пороха.

Выполняю практически фехтовальный выпад, на блин фуражки сыплется тонкое стекло разбитой лампочки, и пусть, лишь бы за шиворот не попало. Рука-рапира метит и попадает в горло хозяину домика с голубыми наличниками. Сомкнутые пальцы пробивают гортань, рука опускается, подхватывает с пола рюкзак. Разворачиваюсь кругом, бью на развороте ногой по бугристой лысой голове, нога чувствует смещение шейных позвонков, не совместимое с жизнью. Рюкзак повис на локтевом сгибе левой руки, единственной пятерней открываю засов, толкаю дверь, прыжком перемещаюсь на крылечко и спрыгиваю на мокрую землю. Короткая пробежка, перемахнул через заборчик, закинул рюкзак за спину и чинно хромаю вдоль темной улочки, ежусь под дождичком.

Пока разбуженные сдвоенным выстрелом соседи Лысого проснутся, пока повылезают из теплых постелек, я успею доковылять до тех домов, обитатели которых не расслышали канонаду. Пока ближайшие соседи лысого покойника будут пялиться в окна, безуспешно пытаясь разглядеть хоть что-то, пока будут думать, стоит ли выходить под дождь, во тьму, я буду уже далеко.

Иду, ковыляю, а в небе первые предрассветные проталины. Прибавляю скорость, дышу ритмично и воображаю, как застремаются наркобоссы, узнав про смерть здешнего лысого эмиссара. Ах, как они застремаются!

Ушел от дома убитого мною эмиссара километров на несколько, иду все время околицей и начинаю нервничать — неужели Леший меня обманул? Неужели соврал, отвечая на мой второй вопрос? Мог и соврать, скотина. Я же говорил ему, мол, всего один вопросик к тебе имею, а узнал адрес Лысого и придумал второй вопрос. Ответить правильно на первый его сподвигнул страх, а на второй... Нет! Не соврал Леший, правильно меня сориентировал в городской топонимике — небо посерело самую малость, и зрение угадывает в относительном далеке очертания кирпичных гигантских дворцов за высокими заборами. Я иду в правильном направлении.

Не стоит задерживаться возле самого высокого дворца со множеством нелепых архитектурных излишеств. В сей дворцовой постройке "герычом" не торгуют. В этой главенствующей над остальными шикарными крепостями не иначе царствует местный "боро". Цыганское словечко "боро" представители других национальностей часто путают с более привычным "барон", отсюда и ошибочное "цыганский барон". В корне ошибочное, так как "боро" у цыган в отличие от "барона" у дворян вовсе не титул, а скорее должность, причем выборная. "Боро" в переводе на русский означает "Большой". С большой буквы Большой, пардон за каламбур. "Большого" выбирают старейшины рода на общей сходке. Он что-то типа президента, и его резиденция должна соответствовать должностному наименованию.

Прохожу мимо самой большой цыганской цитадели, иду в конец цыганской улицы. Хотя "улицей" компактное поселение цыган на окраине таежного городишки называть нельзя. Классическая улица предполагает наличие двух рядов жилых построек с дорогой посередине, а здесь имеет место быть один ряд, справа от меня. Слева — кусты да одичавшие яблони. Видимо, когда-то встарь тут, слева, теснились крестьянские домишки, которые стерло с лица земли беспощадное время, а яблоньки пожалело. И возник дикий яблоневый сад, который, я думаю, до появления цыган пользовался большой популярностью у местных мальчишек и влюбленных. Сейчас же он, этот садик, ясен перец, популярен прежде всего среди городских наркоманов. Очень удобно — пробираешься садиком, шмыг к калитке крайнего цыганского дома, обменял деньги на дозу героина и обратно под яблоньку, колоться.

Иду вдоль ряда цыганских дворцов-крепостей, перебрасываю рюкзак из-за спины на грудь, залезаю здоровой рукой во внутренности вещевого мешка, достаю оттуда упаковку "кокса" и как раз подхожу к последнему, крайнему в ряду цыганскому забору. Точнее — к последней краснокирпичной высоченной стене, огородившей крайний цыганский участок с двухэтажным каменным доминой посередине.

Прохожу мимо крепкой калитки с "кормушкой" типа тех "кормушек", что врезают в двери тюремных камер. Стучит наркоман в цыганскую "кормушку", посмотрит на него сквозь "глазок" черное цыганское око, узнает, и произойдут между наркошей и чавелой товарно-денежные отношения. Сколько денег перекочевало туда и сколько героина оттуда — страшно даже представить.

Двигаясь к кирпичному углу, прижимаюсь поближе к стенке, чтоб из темных дворцовых окон на втором этаже меня сложнее было заметить. Перекидываю упаковку "кокса" через стену, на цыганском участке лает, судя по всему, пес никак не меньше сенбернара.

Лезу за следующей упаковкой и думаю: "Вот обалдеют чернобровые, найдя во дворе мои подарки! То, что с неба свалился благородный кокаин в целлофане, они определяют на раз и, уж конечно, в уборную подарочек хрен выбросят. Рано ли, поздно ли, но устроители тайной таежной наркотрассы прознают про то, что городские цыгане разжились их законным товаром, и тогда..."

Додумать приятную мысль до логического конца, а также выудить из вещевого мешка вторую упаковку дурманящего зелья мне помешал звук за углом — быстро приближающееся натужное гудение автомобильного мотора.

Вытаскиваю пустую руку из вещмешка, перекидываю рюкзак за спину, спокойный и вальяжный заворачиваю за угол, меня слепят фарами...

Тш-шы-ы — шумят, пробуксовывая, колеса, автомобиль останавливается, разворачиваясь ко мне капотом, останавливаюсь и я, стоим — авто поперек дороги, я у стены, в свете фар, будто в лучах прожекторов. Фары тухнут и... Ба! Вот это удача! Предо мной встал желтый "мусоровоз" с голубой надписью "Милиция" на борту и синей мигалкой на крыше. Вот повезло так повезло! А я-то голову ломал, когда планировал операцию, кого бы мне скомпрометировать наркодолларами. Вот кому я их подсуну: ментам-братишкам, крышующим цыганщину!

Под дождичек из теплого салона вылезают два сержанта, более никого в "мусоровозе" нету, и это радует. Заметили сержанты, что я хромой? Вряд ли, я ведь только свернул за угол и сразу встал по стойке "смирно". Они запомнят только мою правую руку на перевязи в "гипсе", мою рожу с бледным синяком под глазом, оставленным мне на память американцем, и мой капитанский чин. Прежде всего — чин.

Звездочки на смятом лямкой рюкзака погоне охладили пыл в буквальном смысле наехавших на меня ментов.

— Здравь жла, — козырнул сержант средних лет, пытливо вглядываясь в мою физиономию. Городок маленький, все всех знают, тем паче коллег по силовым ведомствам, и тут вдруг новая физия возникла рядом с цыганской епархией.

— Привет, — козырнул в ответ "гипсом", улыбаюсь доверчиво. — Как здорово, братья, что я вас встретил! Не в службу, а в дружбу — подвезите до вокзала, а?

— А вы... — мнется второй сержант, совсем мальчишка, лет двадцати максимум.

Предвосхищаю мальчишеский вопрос:

— А я тут проездом, из варяг в греки. Я, братки... — Я шагнул, намереваясь обойти капот "мусоровоза", поскользнулся на первом же шаге, взвыл: — У-у-у!.. Япона мать! У, блин! Ногу, блин, вывихнул! Левую! Ну-у-у у вас и дороги, японска матерь!..

Теперь моя хромота оправданна. И заодно инициатива в общении мною перехвачена. И временно сняты с повестки дня всякие скользкие вопросы, поскольку я уже поскользнулся и мне так больно, так больно, прям дыхание перехватывает.

— Братки, а можно мне в тачку ужо сесть? — спрашиваю, а сам вовсю хромаю к дверце "мусоровоза", оттесняя мальчишку-мусора плечом, скривив морду, демонстрирую, как ноге больно. Машинально скидываю с плеча рюкзак, сую его мальчишке. — Во, блин, судьба! Неделю, как из больницы с рукой выписали, и, блин, ногу свихнул! Во, подляна, мужики! Во, блин!..

Причитая, ругаясь, так и не получив формального приглашения, забираюсь в "мусоровоз", сажусь на заднее сиденье, вытягиваю левую ногу, массирую ляжку.

— ...горелый блин! Я, мужики, покамест на больничном, мамку приезжал проведать. От мамкиной деревни, Варяги называется, слыхали? Нет? От Варяг до вашего города на попутке добрался и... — И я не смог с ходу сочинить, почему очутился в городе ночью, на фига приперся в цыганский район. Фантазия отказала, и я застонал, заматерился, нагнулся, помассировал грязное голенище сапога.

Я матерился и массировал лодыжку через сапог, а несколько растерянные мусора залезли на передние сиденья. Мальчишка не знает, куда деть мой вещмешок, к себе на колени положить или ко мне на заднее сиденье. Сержант, мой ровесник, положив руку на руль, садится ко мне вполоборота.

— ...блин! Ну-у подляна, а? Во, как поскользнуться можно на ровном месте! Во!.. Ой, братья, я ж вам, извините, свою ксиву еще не предъявил. Пардон, мужики, ща представлюсь по полной форме. — Разгибаю спину, скалюсь, типа, от боли, лезу левой за пазуху.

Сгибаю неторопливо локоть, оттопыриваю пальцами лацкан кителя, и на выдохе, локоть мой стремительно разгибается. Сомкнутые пальцы мелькнули в теплом, пропахшем бензином воздухе, ребро ладони, ударившись о яремную вену на шее мальчишки, отскочило к шее сержанта в летах. Я оттопырил большой палец и прицельно вонзил его в ямку под мочкой уха сержанта за рулем. Ткнул рулевому в нервный узел, сжал кулак, костяшками пальцев рубанул по затылку молодого. Кулак отскочил от кантика фуражки мальчика и сделал вмятину в фуражке дяди милиционера. И все, дело сделано, оба сержанта, мальчик и дядя, под наркозом.

Выдох был долог и резок, вдыхаю с удовольствием полной грудью, насыщаю легкие кислородом и... Ой!.. Рация, встроенная в приборную панель, заговорила столь неожиданно, что я даже вздрогнул.

— Михалыч, Васька, вы где? — спросила рация и сообщила: — Малой в участок прибег, на улице Ермака, говорит, стрельбу слыхали... Михалыч, Васька, прием, вашу маму!..

Я привстал, дотянулся до тумблера рации, выключил приемно-передающее устройство — оно чуть было не сделало меня заикой. Отобрал у мальчишки свой рюкзак, засунул под брезент свою умелую руку, зачерпнул охапку денежных упаковок, что валялись на донышке рядом с упаковками кокаина. Вытянул энное количество упаковок с баксами и запихал деньги за пазуху мальчишке. Снова пошарил в рюкзаке, выудил еще охапку, высыпал под ноги рулевого сержанта и вылез из автомобиля.

Я было собрался швырнуть цыганам оставшиеся пакетики с кокаином, но услыхал цыганский говор за высокой кирпичной стеной, закинул рюкзак за спину и потрусил во тьму дикорастущих яблонь, поторопился скрыться, затеряться среди деревьев. Метров пятьдесят я бежал, мелко перебирая ногами, дальше двинулся шагом.

Иду, хромаю, разгребаю сапогами влажную прошлогоднюю траву, хлюпаю по лужам, утопаю по щиколотку в грязи, кланяюсь каждой ветке и представляю, как отходят от моего наркоза господа сержанты, как они кашляют хрипло, мнут шеи, ойкают от боли в затылках, как обнаруживают банковские упаковки валюты. Много, до фига упаковок, целое состояние для таежного захолустья. Поменьше, конечно, чем у мужиков-наркокурьеров в банках накопилось, и все же капитал. Даже крышуя цыган, господам сержантам скопить этакий капитал ну никак не светит. Вне всяких сомнений — о моем щедром подарке сержантам местное милицейское начальство до поры не узнает. До поры! Шило в мешке утаить и то проблема, а попробуйте утаить манну небесную, ценный дар лукавого драчуна в капитанских погонах. Конечно, сержанты придумают побасенку, объясняющую их разбитые затылки, и обо мне умолчат. Конечно, дадут друг другу слово, мол, баксы сразу не тратим и т.д. и т.п. Но роль подпольного миллионера Корейко требует слишком много жертв, а соблазн побаловать себя тратами ох как велик! Или бдительные сослуживцы, или склочные соседи, кто-то обязательно заметит, что скромные сержанты вдруг крупно приподнялись на бабки. Поползут слухи, доползут до майоров и подполковников, сержантов припрут к стенке, как они меня приперли к красно-кирпичной стене бампером "мусоровоза". Даже если они честно про меня настучат, кто поверит в сказку про драчуна-дарителя?..

Хромать все труднее и тяжелее. Все реже шуршит под ногами прошлогодняя трава, все чаще и глубже попадаются лужи. Подул ветерок, колыхнул дерева, и острая яблоневая веточка едва не вонзилась мне в глаз, зараза. Когда же наконец кончатся эти яблоневые заросли, когда же... Вижу! Вижу просвет и предрассветный свинец в небе над ровным участком на возвышенности. Скользя подошвами по глине наклонной плоскости, карабкаюсь к просвету. Докарабкался, вышел на дорогу.

Сзади спит последние часы городок, горят, словно свечки на погосте, отдельные точки окон. Впереди, на расстоянии до километра от того места, куда я вышел, дорога врезается в черный массив лесов. Под ногами трещины на умытом дождем асфальте. Справа и слева вдоль дороги грязь и распутица. Топать к массиву леса по асфальту, открыто и не таясь, вообще-то нежелательно, но уж больно не хочется месить сапогами придорожную грязь. Эх, где наша не пропадала, прогуляюсь-ка я по ровному, отдохну от разврата распутицы.

Городок остался за спиной, шлепаю по асфальту, мысленно подвожу черту под своими нелепыми на первый взгляд деяниями. Если честно, то и на второй и на все последующие взгляды, как ни крути, с какой стороны ни рассматривай, все мои последние деяния ужасно нелепы, однако так и задумано, чего собирался, то и совершил. Больше всего остального люди боятся непонятного, а серьезные Боссы с большой буквы зачастую от непоняток впадают в самую настоящую панику. Верьте мне, знаю, о чем рассуждаю, есть опыт.

Я сделал так, что теперь с большой, с очень большой, с огромной натяжкой, однако можно предположить, мол, и городские цыгане, и крышующие их менты — все каким-то боком причастны к разгрому промежуточных пунктов на наркотрассе. Предположить, дескать, кто-то ПРОСТО ТАК, за здорово живешь, разбрасывался упаковками денег и кокаина, сложно, логика в версии "просто так" отсутствует напрочь, меж тем она, эта самая логика, и состоит в частичном ее отсутствии. Непонятки, одним словом. Чем больше, тем лучше, тем страшнее. Плюс целенаправленное убийство Лысого, плюс сказка про Гарри Поттера, и так далее, и все остальное, в числителе всего до фига, в знаменателе страх и ужас.

Моя цель — добиться того, чтобы по тропке до взорванного "Камня", до перевалочного пункта наркотрассы под названием "Поляна" и далее, далее, далее вновь ходили только звери, чтобы избушка на сваях и терем-теремок медленно ветшали в отсутствие человека, чтоб устроители наркотрассы, поджав хвосты, рубили концы, чтоб позабыли, где находится таежный океан, опасный для них, для Боссов наркокортелей, как и любой другой океан в бурю. Опасный, как и все непонятное, неведомое, могучее, постоянно бурлящее. И я уверен, я достиг своей цели, пресловутые Боссы предпочтут долгим, чреватым шумом огласки разбирательствам учиненных мною инцидентов тихое бегство подальше от таежного океана, от мест моего лесного обитания.

Что же касаемо цыган с их героином и ментовской "крышей", так это безобразие городское, и оно меня, пардон, не касается. Я не Робин Гуд и не Дон Кихот, мне прежде всего о семье заботиться следует, пускай горожане сами решают свои проблемы, флаг им в руки.

Скоро дойду до подлеска, скину промокшую милицейскую шкуру, переоденусь с удовольствием, уничтожу маскарадный костюм и оставшиеся упаковки "кокса", а после придется вновь появиться на "Поляне", навестить избушку на ножках-сваях и откопать свое припрятанное добро.

Я хромал по шоссе, размышлял о насущном, как вдруг услышал рокот мощных моторов. Мне навстречу движется автоколонна, что делать? Конечно же, сваливать как можно быстрее с дорожной плоскости. Подхожу к кромке асфальта и вижу слева то ли гигантских размеров лужу, то ли маленький пруд. Перебегаю полоску асфальта, справа от дороги тоже самое — мутная вода пруда-лужи. И я совершил ошибку! Я подумал: "А может, ну их на фиг, водные процедуры? Еще неизвестно, какая там глубина, быть может, и недостаточная, чтобы скрыться, пусть и лежа, под водой полностью. Неохота нырять в грязную неизвестность. Ну мелькнет в свете фар фигурка одинокого полуночника, ну и фиг ли с того? Авось пронесет..."

Соблазнительная мыслишка, магическое авось потянули за собой цепочку доводов и контрдоводов. Правильно кто-то сказал: много думать — вредно. Не всегда, разумеется, но иногда очень вредно. Особенно ежели слово "много" становится синонимом словечка "долго" и тянет за собой печальное слово "поздно".

Двоеточие фар головного грузовика четко обозначилось впереди по курсу. Все, абзац, поздно нырять носом в лужу. Хромаю, сочиняю легенду на тот случай, если...

Да нет! Нет! Глупость! Какого черта крашенным в цвет хаки грузовикам, явно приписанным к какой-нибудь ВЧ, очевидно, с солдатиками в кузовах, крытых брезентовыми тентами, какого хрена автоколонне военных тормозить подле одинокого ходока и... Головной грузовик бибикнул, мигнул фарами, и пискнули тормоза, и заскрипела резина следующих за головным грузовиков. Поравнявшись со мной, колонна остановилась. Открылась правая дверца кабины головного грузовика, на асфальт спрыгнул военный в чине майора.

— Полезай в кабину! — гаркнул на меня товарищ майор командным голосом. — Как проехать до вокзала, покажешь! Давай-давай-давай! Лезь-лезь-лезь, чо рот разинул?!

Лезу в кабину грузовика, в спину толкает, торопит товарищ майор. Влез, кинул рюкзак под ноги, кивнул прыщавому солдатику за баранкой, пробормотав: "Здрасть", и присел на одну ягодицу, постаравшись занять как можно меньше места.

— Подвиньсь! — командует майор, пихая меня в бок, захлопывая за собой дверцу. — Газуй, рядовой! Чо сопли жуешь?!

Грузовик дергается, рыча движком, меня тряхнуло и чуть не скинуло на рычаги управления, в поисках баланса я едва сдержался, едва не ухватился машинально за рулевое колесо. Тесно, душно, нервно, единственный плюс среди множества минусов — нет нужды притворяться, имитируя растерянность, без всякого притворства я крайне смущен и озадачен, ни фига не понимаю! Кроме того, что меня сочли за местного, городского мента.

— Я это, — спешу снять возможные вопросы. — Это самое, из больницы я вчерась выписался. Отметили это дело, и я это, к мамке в деревню двинул, типа, погостить у...

— А мне накакать, куда ты двинул с утра пораньше! — перебивает майор, толкая меня бедром. — Подвигайся! Давай-давай! Ишь ты, расселся тут, мокрый весь. Чо, зонтик купить жаба душит? — одарил меня брезгливым взглядом и гаркнул строго солдатику за баранкой: — Рядовой, газуй! Газуй-газуй! Шибче. — И мне басом, в ухо: — Начальство твое милицейское, я тебе точно говорю, снимут к херам кошачьим! По рации хер с вами свяжешься, по телефонам хер дозвонишься! Я тебе точно говорю — провалю задержание, уедут дальше суки, ваши ответят, точно тебе говорю! А ты думал, я жопу подставлю? А вот и хер вам! Все ответят!..

И тут до меня доходит: войска ловят беглых зэков! Как же я сразу-то не сообразил, дурень я старый! И американец трепался про вертолет, и наркокурьеры вспоминали вертушку и про побег из зоны разглагольствовали.

— Я в больничке слыхал про зэков, ага! — киваю головой, заламывая милицейскую фуражку лихо на затылок. — Ага, слыхал. И про начальство вы все правильно говорите, ага. Дурни они, я согласен. Это ж, если беглые из зоны кого в городе мочканут, это нам всем такой геморрой, спаси господь! Не понимаю только, почему со связью возникли вдруг...

— С какой на хер зоны?! — перебивает майор, прямо-таки сатанея. — Слыхал звон, да не знаешь, где он! С поселения рванули, суки! С "химии" сдернули, сучары! Инкассатора завалили, кассу сняли, и ноги! Инкассатору бритвой от уха до уха, точно тебе говорю! А кто-то, сука какая-то, знал бы кто, убил бы, настучала журналюгам, и они, шакалы, с самой Москвы едут снимать про то, какие мы все тут раздолбай! Звезды с погон градом полетят, точно тебе говорю!

— Так это, — силюсь вспомнить уголовную географию здешней местности. — Так, "химия", в смысле — поселение, это ж черт знает где, за тридевять земель. Это же, это самое...

— Самое это! — перебивает, передразнивает меня майор, брызгая слюной, вращая глазами навыкате. — Вперед смотри, говори, куда сворачивать! Опоздаем на станцию, на тебя задержку спишу, точно тебе говорю! Больной — не больной, а ответишь! На твой больничный, точно тебе говорю, всем накакать! Меня, понимаешь, полкан в хвост и в гриву, а я чо? Негр? Я вам всем чо, козел отпущения? Хер! Точно тебе говорю. Я чо, обязан все дороги наизусть ездить? Хер! Ты — местный хер, твоя забота, чтоб мы вовремя успели! Ты гляди, куда мы едем, капитан! Глаз подбитый на жопу натяну! Гляди — развилку проезжаем!

— До вокзала лучше в объезд города пилить, быстрее будет, — ляпнул я первое, что пришло в голову, глядя в зеркальце заднего вида на силуэты цыганских дворцов. — Окраиной до рельсов доедем, а там направо и пилим вдоль путей до станции.

На самом деле я понятия не имею, ни малейшего, доедем ли мы по этой шоссейке до железнодорожных путей и где вообще в городишке расположен вокзал, который майор называет "станцией".

— На станции точно такой же бардак, как и везде! Точно тебе говорю! Хер я на станцию дозвонился! Довели страну дерьмократы и журналисты херовы до ручки, а отвечать кому? Майору Зайцеву?!

И так далее и тому подобное. Через слово то "хер", то присказка "точно тебе говорю", злоба в голосе, сплошные восклицательные знаки в конце предложений. В его горячих речах было больше эмоций, чем смысла. Точно вам говорю! Майор закипал, будто чайник, ерзал, пихал меня в бок, краснел и потел. Увы, мирно расстаться с нервным майором вряд ли получится. Вот если бы мы вдруг добрались до станции минут через несколько, тогда, возможно, я бы сумел исчезнуть тихонечко, без скандала и разборок. Но шоссе, будь оно трижды проклято, неожиданно для всех нас, сидящих в кабине головного грузовика, вильнуло в сторону от городских окраин, и майор-невротик на секунду заткнулся, выпучил глаза так, словно собрался взглядом продырявить сначала лобовое стекло, потом меня, раздул страшно ноздри, надул грудь и, выдыхая, заорал мне в самое ухо:

— Капитан! Какого?! Хера какого, я тебя спрашиваю, шоссейка от города уходит?! Ты, Сусанин недоделанный, я тебя, точно тебе говорю, под арест за пособничество! Раком поставлю! Как фамилия?! Документы! Предъявите документы, гражданин капитан! Под трибунал пойдешь, точно тебе...

Бью локтем под дых товарищу майору. Он сидит справа от меня, бью локтем забинтованной руки, рвется скрученная из бинтов веревочка, на которой болтается фальшивый гипс, майор сгибается пополам, слетает фуражка с его потной головы, жестом фокусника достаю "Макаров" из кобуры, бью рукоятью по плешке в потных волосах майора и целюсь в прыщик на щеке солдатика за рулем.

— Руль держи ровнее, — прошу рядового сердечно и очень надеюсь, что зигзаг, который сделала наша головная автомашина, водила следующего за нами грузовика расценит как обычную шоферскую небрежность коллеги.

Солдатик выровнял руль, побледнел, косит глазами на пистолет в моей левой руке.

— Я из ФСБ, — вру, копируя проникновенные интонации Вячеслава Тихонова в роли Штирлица. — Мы давно следим за майором Зайцевым, сынок. — Вздыхаю и продолжаю ледяным голосом Шварценеггера в роли Терминатора: — Ежели вы, рядовой, не имеете отношения к махинациям преступного майора, вам бояться нечего Но если вы с ним заодно, вас отдадут под трибунал, так и знайте! И не пытайтесь меня подкупить, слышите!

Вещаю с умным видом заведомую чушь, глупость полную. У солдатика за баранкой отвисает челюсть, у майора пухнет шишка на плешке. Наивный рядовой в шоке, психованный майор в отрубе, а я в дерьме по самые не балуйся. Во внутреннем кармане моего... то есть не моего конечно, чужого милицейского кителя лежит ксива с фотографией Лешего, вовсе на меня не похожего; в ногах валяется мой... то бишь опять не мой, трофейный рюкзак с баксами и наркотой; за моими плечами, за переборкой кабины, за бортом крытого брезентового кузова сидят в обнимку с оружием военные, до фига и больше... М-да, ситуация...

— Товарищ из ФСБ, впереди переезд.

— А? Что вы сказали, рядовой?

— Подъезжаем к железнодорожному переезду.

— Вижу, сынок. Вижу.

В ярком свете фар четко виден дорожный знак — красный треугольник и внутри нарисован смешной маленький паровозик. Вижу предупредительный знак и слышу протяжный вой паровозной сирены. Щурюсь, вглядываюсь в темноту, вдалеке угадывается длиннущая колбаса товарного состава. Колбаса приближается, солдатик переключает скорости, притормаживает.

— Сынок, у тебя под рукой есть чего подходящее, чтоб лобовое стекло разбить?

— Разбить?

— Ага, вдребезги.

— Монтировка есть.

— Останавливайся поближе к рельсам и давай сюда монтировку.

Железнодорожный переезд шлагбаумом не оборудован, о чем и предупреждал дорожный знак, и это хорошо. Рядовой остановил грузовик все же далековато от рельсов, и это плохо. Солдатика за баранкой придется вырубить, это печально.

— Вот, возьмите монтировку.

Чтоб ее взять, мне придется убрать пистолет в кобуру.

— Извини, рядовой, — тычок пистолетным рылом в солнечное сплетение солдатику, — ты ни в чем не виноват, но... — кулаком, утяжеленным пистолетной рукояткой, коротко по солдатскому затылку, роняю пистолет себе на колени, подхватываю выпадающую из ослабевшей руки монтировку, — но жизнь поганая штука. Будда Шакьямуни честно всех об этом предупреждал.

Справа — плешка майора-невротика, слева — голова рядового, упавшая на рулевое колесо. И я между ними — эгоист, вынужденный вырубать, в общем-то, хороших, наверное, людей. Совестно...

Некогда распускать нюни! Монтировку под мышку, "Макаров" в кобуру, лямки рюкзака на локтевой сгиб забинтованной руки, монтировку в кулак. Замахнуться и ждать!

Ждать пришлось недолго, всего пару секунд. Железнодорожный состав, сигналя сиреной, перечеркнул пейзаж за лобовым стеклом. Загремели колеса на стыках рельсов, потянулись одна за другой открытые платформы, груженные лесом. Бью железкой по стеклу, порчу казенное имущество, надеюсь, что служивым в кузове железнодорожные шумы помешают расслышать грохот в кабине. Я бы и рад покинуть тесную для троих кабину тихо и цивилизованно, воспользовавшись предназначенными для этого дверцами, однако в этом случае меня точно заметят господа военные в кабинах сзади стоящих грузовиков, что крайне нежелательно. Ситуация вынуждает заниматься вандализмом.

Сползаю по спинке сиденья, приподнимаю задницу и вышибаю потрескавшееся стекло сдвоенным ударом ног. Бросаю монтировку, толкаю сиденье подошвами, выбираюсь на капот.

Ветер чуть не сдул фуражку, ловлю головной убор, сую фуражку за пазуху, стою на капоте враскорячку, пригнувшись, прижав к груди забинтованную руку, рюкзак болтается, цепляясь за согнутое колено, вагоны громыхают, дождевая морось слепит глаза.

Щурюсь, считаю вагоны — один, второй, пятый. Вот ведь какая подлая насмешка судьбы! Только что мелькали открытые платформы с бревнами, и нате вам — сплошняком вагоны поперли! Запрыгнуть с капота на крышу вагона — даже для меня, потомственного, можно сказать, племенного ниндзя задачка невыполнимая.

Поворачиваю голову, еще сильнее щурюсь от ветра с дождиком и вижу все те же вагоны, вагоны, вагоны, товарные унылые вагоны, грязно-коричневые, как старые гробы в забытых могилах. Неужели больше ни одной платформы не будет? Блин, полный абзац!.. Прыгать обратно в кабину, садиться за руль и, как только товарняк проедет, бить по газам, пытаясь оторваться от колонны?.. Вместе с живым вооруженным грузом, да?.. Ха! Похоже, я круто влип! Похоже... Ура!!!

Ура! Показался хвост состава, и я вижу замыкающий пассажирский вагон, а перед ним... нет — целых четыре платформы, груженные бревнами. И, что особенно радует, куртизанка Судьба, вдоволь надо мной поиздевавшись, приготовила поистине царский подарок: последняя из четырех платформ, к которой прицепили замыкающий, нестандартный для товарняка пассажирский вагон, почти пуста, бревен на четвертой платформе гораздо меньше, чем на остальных, этакая вполне пологая горка, надежно зафиксированная тросом.

Сгибаю колени, спину, плотнее прижимаю забинтованную руку к груди, переношу вес тела на здоровую, опорную ногу, вдох, шаг хромой ногой наискосок, по ходу поезда, толчок здоровой ногой, лечу...

Нога коснулась бревна, шибануло левым боком о древесину, рука поймала в кулак трос-фиксатор, инерция перевернула тело спиной к бревнам, вишу, уцепившись за трос клещом, трос мокрый, цепляться трудно, сползаю вниз, скользят, теряя опору, каблуки, вот уже ноги болтаются в пустоте... Стиснув зубы, расслабив все мышцы, кроме бицепсов, трицепсов и прочего левой руки, подтягиваюсь... Нахожу опору для ног. Вздыхаю с облегчением. Живой. И рюкзак со мной. Только фуражка выкатилась из-за пазухи, унесло серый блин с козырьком ветром под колеса. И единственная ладошка теплая от сукровицы. И с пальцев кожу содрал.

Видели шоферы грузовиков, вставших за головным, как я прыгал? Нет, однозначно. Мог кто-то заметить, как я болтался, уцепившись клещом за трос? Маловероятно, ибо еще достаточно темно и свет фар только сгущает мрак на периферии обзора. Кто-нибудь, обнаружив мои безобразия, обязательно выдвинет версию, мол, безобразник прополз по капоту, заполз под нижний бампер, пролез под машиной и ползком с асфальта в чисто поле и стрекача.

Стою, прижавшись спиной к бревнам, практически лежу на покатой бревенчатой горке, дышу. Отдышался, рывком крутанулся на каблуках, повернулся к бревнам пузом и карабкаюсь на верхушку горушки из спиленных древесных стволов. Вскарабкался, ползу к купейному, замыкающему состав, аккуратненькому вагончику. Мокрый весь, грязный, ладонь в крови, бинт цепляется за небрежно стесанные сучки.

Скоро, очень скоро замелькают по обеим сторонам железнодорожного полотна городские постройки. В принципе можно рискнуть и прикинуться серым бревнышком, однако, раз уж имеется в зоне досягаемости привилегированный купейный вагон начальника железной дороги, раз повезло, надо пользоваться, надо спешить в тепло и сухость купе.

То, что этот, прицепленный последним к товарному составу пассажирский вагон имеет честь катать начальника дороги, я понял сразу, едва его разглядел. И сразу, еще до прыжка с капота грузовика, вспомнил закадычного институтского друга Игоря Рыбкина. Мы с Игорьком учились в одном вузе, в одной группе, вместе пересдавали экзамены, злоупотребляли портвейном "Кавказ" по два рубля сорок две копейки за ноль семь, любили посидеть за кружечкой пива и во время, и вместо, и после учебы. Поддерживали мы отношения и после окончания вуза, получив дипломы инженеров. Из инженеров с окладом сто двадцать рэ начали превращаться в инженеров с перспективами, и тут СССР потерпел поражение в "холодной войне". Замаячили новые, в отличие от прежних весьма мрачные перспективы. Мне повезло устроиться инструктором рукопашного боя, Игорю повезло больше, Игорька по большому блату пристроили проводником вагона начальника дороги. Ох, как я ему завидовал! Черной завистью. Лафа, а не работа, честное слово! Стаж идет, пятнадцать суток в вагоне и сорок пять законных суток отдыхаешь. Зарплата порядка четырехсот у.е. в месяц, свободного времени навалом, мечта лентяя, право слово. Зимой, как правило, вагон на приколе, забота проводника его протапливать периодически, и всего делов. В теплое время года железнодорожные шишки отправляются кататься, вагон цепляют к товарняку, и вперед: весной за молодой картошкой, летом на море загорать, осенью за грибами. Дотянет товарняк привилегированный вагон до места назначения, загонят его в тупичок, и гуляй — не хочу, пей — не могу. Официально, конечно, все эти разъезды называются "инспекцией на местах". Сейчас, конечно, рановато отправляться с инспекцией за первой картошкой, однако Игорек, помню, рассказывал, дескать, случается и ради реальных служебных надобностей приходится отправляться в дорогу. Редко, но и такое бывает, правда.

Где-то сейчас Рыбкин Игорь, друг моей беспечной молодости? Остался в моей прежней жизни, в размеренном бытии малоприметного, законопослушного обывателя. Ползу по бревнам и вспоминаю Игорька. Как много можно вспомнить всего-то за полторы минуты. Как приятно вспоминать добрых друзей, даже ушибленный о бревна бок меньше болит...

Я ожидал, что придется взламывать дверь в торце сановного вагона. Я ошибся — дверь оказалась незапертой. Вхожу в тамбур и сочиняю, чего соврать коллеге Игоря Рыбкина и железнодорожным шишкам. Складная импровизация сочинялась на раз, за секунду. Совру, будто бы я сутки спал мертвецки пьяный в товарном вагоне, куда меня, только что выписавшегося из больницы, запихнул из лучших побуждений собутыльник, дабы я из областного центра на халяву в свою провинцию укатил, денег сэкономил. Плохо, что перегаром от меня не пахнет, ну, так и майору я врал про пьянство, и сошло без всяких достоверных запахов, авось и сейчас сойдет. Смещу акценты в рассказе на то, как я выбирался из товарного вагона и перебирался через четыре платформы с лесом. Только бы городишко, где я нынешней ночью набедокурил, состав прошел без остановки! Мне бы еще чуть-чуть везения, ну, пожалуйста!..

Вхожу в придуманный образ, захожу в тамбур, освещаемый подслеповатой лампочкой, и вижу справа, в уголке возле окна, курящую девушку. Молодая, личико кукольное, золотые волосы заплетены в тугую косу, худенькая, слегка субтильная, одета в свитер и джинсы, заправленные в хромовые сапоги, явно ей великоватые. Златокудрая наяда в сапогах стоит, прислонившись узким плечиком к стенке, взирает на меня голубыми детскими глазами, собрав пухлые губки бантиком. И меж тонких музыкальных пальцев красавицы тлеет пролетарская "беломорина".

— Не пугайся, дочка, — поворачиваюсь к девушке, которая, между прочим, вовсе не выглядит испуганной. — Я, дочка, в товарном вагоне, по соседству, так получилось, заснул вчера пьяный... — Только приступил к изложению своей легенды, как открывается дверь, за коей теплый коридорчик с чередой раздвижных дверей купе.

Умолкаю, поворачиваю голову и вижу в проеме открывшейся двери мясистого мужи... О, пардон! Вижу полную, мужеподобную даму. Кабы не кофта с юбкой да арбузы грудей, честное слово, любой бы спутал ее с мужчиной. Даме лет сорок, лицо... Нет, стесняюсь лицо рассматривать. Имея подобный фейс и капельку ума, дама должна обижаться, когда ее пристально рассматривают.

— Здравия желаю, — кивнул бабище, сопроводив кивок чуть виноватой полуулыбкой. — Прошу пардону, дама, за... Ой-й!!!

Извиниться за вторжение и беспокойство не успел — мысок хромового сапога златокудрой наяды ударил меня промеж ног.

Ой-й, как... Не-а, не больно. Это другое, совсем другое ощущение. Описать всю гамму ощущений после удара в промежность весьма затруднительно. Поддаются описанию лишь сопутствующие самопроизвольные телодвижения: колени мои подогнулись, задницу я отклячил, обе руки, и с ободранной ладошкой, и забинтованная, потянулись к пострадавшим гениталиям, все способное морщиться на лице сморщилось.

А молодая красавица вновь бьет сапогом и метит, садистка, по забинтованной руке. И бабища в дверях разворачивается ко мне боком, и я вижу ее руку, которая доселе пряталась за жирной спиной, вижу заточку в ее кулаке и татуировку на тыльной стороне кулака, голубые буквы на красноватой, пористой коже: "ВОРОНА".

Скованный неописуемыми ощущениями, я все-таки сумел подставить под удар сапога наяды прибинтованную к предплечью дощечку, а чтобы спастись от заточки, мне пришлось падать.

Как стоял, согнувшись, таким и падаю на лопатки. Лопаткам больно, зато самодельное холодное оружие проходит мимо. Бабища, дура, атаковала с подшагом, а я, шлепнувшись, поймал исцарапанной ладошкой ее щиколотку, дернул ее шагнувшую ногу вперед и вверх, и жирная туша грохнулась навзничь. И классно, доложу я вам, грохнулась! Приложилась филейной частью о порожек, забаррикадировала выход в тамбур новому персонажу, костлявой тетке с чем-то типа молотка, мне плохо видно, что за ударный инструмент в длинной руке подоспевшей к месту расправы новой ведьмы.

Я согнулся, получив сапогом в пах, и из внутреннего кармана кителя выпала ментовская ксива; я упал и потерял свой рюкзак. Вещмешок откатился прямо под ногу златокудрой красавицы, наяда по-футбольному, пыром, ткнула рюкзак сапогом, и он, пролетев метр, шмякнулся о мое сморщенное лицо.

Деваха грамотно использовала ту секунду, когда рюкзак закрывал мне обзор, подскочила ближе, наступив на случайно раскрывшуюся ментовскую ксиву, размахнулась ножкой, намереваясь вновь проверить на прочность мой пах, задумала повторить свой дебютный успех.

Принципиально не согласен с ее задумкой! Превозмогая специфические ощущения в промежности, блокирую хромовый сапожок. Грязная подошва моего простецкого сапога встречает хромовое голенище, останавливает ногу садистки, носком другого сапога цепляю подколенный сгиб безжалостной женской конечности, подошвой толкаю от себя, носком тяну к себе, и девица теряет равновесие, летит ко мне в объятия.

Она попыталась в полете дотянуться маникюром до моих глаз. Разумеется, фиг я ей позволил трогать органы зрения. Я сбил забинтованным предплечьем обе шаловливые ручонки и заодно развернул нападающую красавицу попкой к себе. Она пала мне на грудь, я обнял ее калечной рукой за горло, подбородком надавил на затылок, чтоб придушить малость, охладить девичий пыл, и левой рукой вырвал из кобуры "Макаров".

Отталкиваюсь ногами, отползаю вместе с заложницей в уголок, "пушка" контролирует вход в холодный тамбур из уютного жилого коридорчика. Жирная бабища пытается подняться, заточка все еще в ее татуированном кулаке; костлявая тетка на заднем плане замахнулась, собралась метнуть через голову товарки в нас с девушкой что-то вроде молотка, до сих пор не могу разглядеть, что конкретно, девушка с пережатой яремной веной перестает трепыхаться, не мешает более целиться, и я плавно нажимаю на спуск.

БАХ — и во лбу костлявой ведьмы появилась дырочка. Тетка заваливается на бок, глухо бьется о ковровую дорожку, коей выстлан вагонный коридорчик, то, чего она не успела метнуть. А бабища, вооруженная заточкой, уж почти поднялась, уже стоит враскорячку. Толстая оглядывается, глядит на убитую костлявую, замирает в позе кавалериста.

— Ковырялка, бросай "пику"! — приказываю толстой кавалеристке и снова нажимаю на дугу спускового крючка.

БАХ — и пуля свистит в сантиметре от мясистого, рыхлого носа. Ударившись в металл переборки меж тамбуром и коридорчиком, пуля рикошетит с визгом. Воровка разжимает татуированный кулак.

Татуировка "ВОРОНА" расшифровывается просто и незамысловато: "ВОР ОНА", то есть — воровка. Я дешифровал наколку и моментально понял, ху из кто, куда и на фиг. Товарищ майор, помнится, называл "суками" виновных в ограблении инкассатора, я-то думал, майор "суками" обзывает преступников, а оказалось, он всего лишь так грубо, но верно обозначает половую принадлежность преступниц. Откуда, из каких оперативных данных товарищу майору стало известно, что эти суки захватили спецвагон — я, разумеется, без понятия. Ясен пень, захват произошел не сразу. Иначе зачем бы рыскали над тайгой вертолеты. Подозреваю, что нашлись свидетели захвата, и они знали, что зэчек ищут. Причем ищут с ОБРАЗЦОВО-ПОКАЗАТЕЛЬНЫМ размахом, широкомасштабно, где надо и где не надо... Впрочем, чего я думаю и о чем подозреваю, не суть важно, главное — мне известно, что майор не сумел связаться с городскими силовиками, не сможет остановить состав на станции, но на следующей остановке захватчицам кранты стопроцентно. А то и раньше, а то и на следующем перегоне... Блин горелый, мне еще повезло, что у них нет ни фига огнестрельного оружия, а то бы валялся я сейчас не с обнимку с девкой, а с пулей в голове... Все ж таки я везунчик, правда.

— Отпусти Балерину, цветной, — цедит сквозь гнилые зубы воровка, глядя на меня с такой ненавистью, какой я давно не встречал.

— У девахи погоняло Балерина? — уточняю, ослабив захват на тонкой шее и переориентируя пистолет, прижимая ствол к виску Балерины. — У вас любовь, да? Дюймовочка-воровка любит постельный балет? Па-де-де с хрупкой подружкой и все такое прочее?

"Дюймовочка" в центнер весом так на меня глянула, что последние сомнения развеялись — у них любовь.

Ха! Не зря, знать, с языка совершенно машинально сорвалось: "Ковырялка". Знать, интуитивно я сразу уловил аромат настоящей женской любви. Как это у них, у зэчек говорят?.. Вспомнил: "Попробуешь пальчика, не захочешь мальчика". Это только в порнофильмах все лесби сплошь секси, вот она передо мной, жирная правда жизни, стоит враскоряку, воняет потом и сопит помидорообразным носом.

— Ковырялка, шаг вперед! — командую сухо и строго. — Нагни мослы, расстегни и поковыряйся в моем рюкзаке! Аккуратно, слышь? Нашаришь на донышке кой-чего в целлофане — вытаскивай. И чтоб без сюрпризов, слышь? А то прострелю башку твоей Балерине на фиг!

Воровка покорно шагнула к моему рюкзаку, присела на корточки, глядя на меня, точнее — на "Макаров" в моей руке, ощупывает рюкзак, ищет застежки на брезентовом верхнем клапане.

— Нас трое, — сообщает воровка, щупая крепежные ремешки вещмешка. — Каргу ты замочил, цветной.

— Успокаиваешь меня? Типа, двое вас осталось — ты и Балерина? Спасибо за информацию, но ежели паришь, если какая курва еще объявится, так и знай — мочкану Балерину.

Воровка справилась с ремешками верхнего клапана, развязала веревку, стянувшую горловину вещмешка. Она не понимает ни фига, зачем я заставляю ее лезть в рюкзак, но послушно исполняет волю "цветного", то бишь мента. На отсидках ее выдрессировали, приучили к послушанию. Воровка запустила руку в рюкзак по локоть, слежу за ней и спрашиваю:

— Бугры живы?

— В купе связанные, — докладывает зэчка.

— Держите железнодорожных начальников заложниками?

Воровка молчит, она нашарила "кокс", тащит из рюкзака целлофановую упаковку с белым порошком.

— Что, мадамочка? Небось видала, как я с капота военного грузовика на поезд сиганул, и решила, мол, я крутой мусор?

Она молча вытащила упаковку с кокаином, глянула на нее и вновь смотрит на "Макаров".

— Все! Все, чего в целлофане на дне рюкзака, вытаскивай, дура! Дура ты, баба! Нешто, будь я цветной, стал бы я при полном параде, в форме милицейской, исполнять цирковые номера, а? Сама подумай, дура, — разве так мусора работают, а?

Вагоны по рельсам катятся медленно, за мутными стеклами тамбура мелькают силуэты городских построек. Очнулась придушенная Балерина, скосила кукольные глазки, срисовала "пушку" и сообразила, что дергаться бесполезно. Воровка вытащила из рюкзака последнюю упаковку с наркотой.

— Застегни рюкзак, дура! Догадалась, чего ты из моего вещмешка вынула?

— "Дурь"? — Воровка смотрит на меня недоверчиво.

— И какая, пальчики оближешь! Чистейший "кокс", ясно? Я — честный фраер, ясно тебе? Жертвую "кокс" в вашу, девочки, пользу в качестве компенсации за убитую. Дуры вы, девочки, ясно? Нет? А ну-ка. Ворона, подними с полу ментовскую ксиву, глянь на фотку.

Продолжая сидеть на корточках (фу, как же некрасиво она сидит!), воровка поднимает растоптанное Балериной удостоверение, смотрит на разворот.

— Срисовала фотку? А теперь на меня глянь, как опер на терпилу.

Она рассматривает мое лицо пристально.

— Похож? — спрашиваю, усмехаясь.

— Не... — мотает башкой лесбиянка.

— То-то! — Отталкиваю от себя Балерину, прыжком встаю на ноги, держу пистолет у бедра, командую: — Обе встали и отошли в угол!

Поднимается с корточек жирная воровка, держит ксиву в татуированной руке. Встает Балерина, женщины пятятся к противоположной от меня двери, за окном которой все тянется и тянется город. Жмутся к углу, Ворона обнимает Балерину за плечи, и столько нежности в этом жесте — с ума сойти! Любовь, ядрена вошь...

— Балерина, отлипни от мамки, отфутболь мне рюкзак, у тебя это здорово получается. А ты, толстая, порви к чертям ментовскую ксиву, слышь? Порви и выбрось.

Девушка отошла от любимой женщины, которая терзает фальшивое удостоверение Лешего, легонько пнула хромовым сапожком рюкзак. Нагибаюсь, продолжая удерживать лесбиянок на прицеле, подхватываю рюкзак. Летят на пол лоскуты порванного удостоверения. Рвать картон трудно, когда беглых лесбиянок поймают, когда обыщут вагон, легавые обязательно найдут клочки, сложат и, возможно, идентифицируют Лешего по фотографии.

А за окнами все еще город, тянется и тянется. Покидать вагон рано, так почему бы не навешать лесбиянкам лапши на уши, чтоб они потом перевесили мою лапшу на лопоухие уши прокурорских работников? И чтоб майор Зайцев не мучился, гадая, кого же он такого крутого подобрал на пустынном шоссе.

— Слушай сюда, девчонки! Кликуха моя — Циркач, я, как уже было сказано, честный фраер в натуре. Ну и мокрушник немного, да, грешен, каюсь. Но в душе — чистый фраер, правда. Срок тянул в Мордовии, недавно откинулся. Еще на нарах вписался в крутую тему. Ссученные менты и цыгане из городка, который мы сейчас проезжаем, в той же теме, ясно? Накладочка, слышь, вышла — другой заместо меня должен был к здешним цветным на "стрелку" прихилять. Потому и фотка в липовой ксиве чужая, ясно? Мусорки снабдили меня формой, а ксива получилась гнилая, с рожей того кореша, вместо которого я нарисовался. Вот здесь, — я тряхнул фальшивым гипсом, — под бинтами спрятана карта, ее мне на "стрелке" "боро" дал, в смысле — барон цыганский. Карта местности, ясно? Меня за городом, в лодке, в моторке, бригада ждет. Я карту получил, форму, и мы на лодке должны плыть вверх по течению, до истоков, ясно? А форма ментовская, чтоб на хер посылать смело всех случайных встречных, коль таковые нарисуются у бережка речушки, понятно, а? Плывем до истоков и дальше пехом до места, обозначенного на карте. — Я специально вру про местность в сотни километров от разоренной наркотрассы. — Там, в лесу, прикопан зенитный комплекс. Типа, переносной. Забыл, как точно называется. Там над лесом самолеты раз в месяц летают, нагруженные золотом, из Владика в Москву. Прикинули, девочки, какая тема крутая? Ваще, атас, да?..

И я подробно рассказал, как "хромал к лодке, где меня пацаны ждут", объяснил, почему "хромал", тем, что "навернулся, блин, на ровном месте, ногу, блин, подвернул", пожаловался: "Хромаю, блин, зырю — автоколонна", ну и так далее. И зачем я им все это рассказываю, буквально заставляя слушать, удерживая на прицеле? Они в спросили, я в не ответил, зачем, честное слово. И в придуманной наспех истории про зенитные комплексы и самолет, груженный золотом, концы с концами, если честно, сходятся плохо, очень плохо. Например, совершенно непонятно, на фига я ценную карту местности под бинтами прячу. И слабовата мотивация относительно нужности милицейской формы. И почему у меня с собой наркотики, я не объяснил. И расплатился за убитую подругу "коксом" чересчур нарочито, фактически всучил преступницам наркоту, но! Одно веское "но"! Как известно, ежели врать с размахом, то люди непременно подумают: "Неужели ВСЕ это неправда?" И начнут головы ломать. И запутают сами себя окончательно.

Чего-чего, а путать свои следы я умею. Правда, было дело, перестарался однажды и крепко попал на крючок, однако нынче расклад принципиально иной. Вскоре я нырну в океан тайги, и у государства крючков не хватит меня вылавливать. Что же касаемо мафии, так этот пугливый и осторожный спрут, как я уже говорил, предпочтет отстраниться от участия в ловле опасного хищника. Тем паче что я лишний раз напугаю спрута мафии, оставив на полу вагона с заложниками и мертвой преступницей рваную ксиву с фото Лешего, а в руках у лесбиянок упаковки с мафиозным "коксом". Короче — что ни делается, все к лучшему. Одно плохо — в паху до сих пор свербит, давненько я не пропускал столь сильных ударов по столь нежным органам, ай, как неприятно, ай, как стыдно. За то, что я проморгал такой удар, мой милый дедушка-японец устроил бы мне такую трепку, так бы меня наказал, представить страшно...

Глава 4

Я — вор

Верно подмечено народом — прикидываться больным нельзя, симулянту аукнется. И я живой тому пример. Я столь талантливо имитировал вывих ноги, так грамотно дурил ментов, так гениально симулировал, что разрыдался бы и сам Станиславский. Я притворялся, и вот результат — реально вывихнул ногу. Причем правую, полноценную конечность. Спрыгнув с поезда, как учили, все сделал правильно — и сгруппировался, и под откос скатился мячиком, встал, сделал шаг и, представляете, поскользнулся! Стопу правую подвернул, в лодыжке прострел, я аж вскрикнул. Кое-как, на хромой левой, скачками, добрался до кустарника, что произрастал в пяти примерно метрах от железнодорожной насыпи. Скрипя зубами, стянул сапог с травмированной ноги, глянул на припухшую стопу и громко, с душой выматерился. Серьезная, блин, анатомическая неприятность приключилась, чтоб ее и так и этак! Надо срочно принимать меры.

Дернул стопу, поработал костоправом, промассировал особым образом мышцы и связки, воздействовал на кой-какие хитрые акупунктурные точки, сделал что можно и нужно, осталось наложить тугую повязку. Бинт, намотанный на руку, совсем измочалился и стал непригоден, я скинул китель, снял милицейскую рубашку, порвал ее на лоскуты, с грехом пополам наложил повязку.

Разобравшись с ногой, я облегчил рюкзак, вытащил гражданскую трофейную одежду. Оголился, милицейский маскарадный костюм закопал под кустом, там же зарыл кобуру и бинт. Переоделся в гражданское. Сунул пистолет в рюкзак, осмотрел культю придирчиво. Осмотром остался доволен, ранка на обрубке предплечья зарубцевалась. Гораздо хуже выглядит моя единственная левая пятерня, ободранная о трос. Орудуя пострадавшей рукой, еле-еле натянул сапог на пострадавшую ногу поверх тугой повязки. Портянку с травмированной ноги пришлось пихнуть в боковой кармашек рюкзака, а значит, грядет еще неприятность — еще и мозоли на пальцах правой конечности натру, вот зараза!

Встал, закинул фабричного производства вещмешок за спину, сделал шаг, другой, третий... И смех и грех! Хромой на обе ноги, я передвигаюсь, будто... Нет! Не могу найти подходящего сравнения. Фигово я передвигаюсь, одним словом. Медленно и нелепо.

Нашел под кустами палку, приноровился на нее опираться и двинул через поле со скоростью старой морской черепахи, выброшенной штормом на пустынный берег.

Кустарник тянулся вдоль железнодорожной насыпи и где-то в километре по ходу поезда сливался с довольно жиденьким лесным массивом. За кустами поле, за полем тоже деревья.

Доковылял до деревьев, поменял палку на более крепкую, иду, размахивая культей, и хмурюсь — лесок вокруг совсем-совсем редкий.

Даже двигаясь со скоростью престарелой черепахи, вышел на опушку с другой стороны лесного островка через десять минут после того, как вошел под сень деревьев. Стою, прячусь в редком подлеске, любуюсь открывшейся панорамой.

Не иначе, я стою на берегу доисторического моря, высохшего в позапрошлую геологическую эпоху. Предо мной гигантская пологая впадина. Далеко-далеко, на дне впадины, километрах в десяти, словно водоросли во время отлива, переливаются изумрудом сосновые дебри. По пути к изумрудной бесконечности тайги тут и там разбросаны островки деревьев, большие и маленькие. Меж тем островком, на опушке которого стою я, и следующим, километрах в трех, притулилась деревушка. И не деревушка даже, а скорее хуторок. Раз, два... пять дворов всего. Левее, в паре километров, отгородившись от мира плебеев высокой стеной, расположилось трехэтажное поместье. Другого определения, кроме как "поместье", к сей постройке подобрать трудно. Этакое дворянское гнездо с колоннами, портиками, балкончиками, с примыкающими аккуратными хозяйственными постройками, с вишневым садиком и круглым прудиком. Новодел под старину, причуда "нового русского", пожелавшего иметь коттедж в классическом стиле славного крепостного прошлого.

Я увлекся созерцанием псевдодворянского гнездышка и, честное слово, вздрогнул, когда услышал ржание справа. Шагаю вправо, раздвигаю ветки и вижу лошадок. Три клячи со связанными передними копытами щиплют прошлогоднюю сухую траву на границе лесного острова и поля.

Если в еще вчера какой ясновидец мне сказал, мол, завтра станешь конокрадом, я бы рассмеялся надменно в лицо кудеснику. Я обрадовался чрезвычайно, сообразив, каким образом можно с комфортом добраться до далекой изумрудной тайги.

Обрадовался и воровато покосился на хутор. Прищурился, разглядел крестьян, копошившихся во двориках. Посмотрел на проезжую дорогу, которая тянулась поперек полей, через хутор и упиралась в ворота, закрывающие доступ на обустроенные гектары поместья. Кстати, на территории "новорусского" имения я не заметил автомобилей.

"Проскочу через поля, и догнать меня можно будет только на внедорожнике, — подумал я, наивный, и улыбнулся еще шире. — Есть у крестьян внедорожники? Не-а! А у "новых русских"?.. Не видать!"

Кладу палку на землю, достаю из рюкзака пачку долларов, сую в карман телогрейки, достаю пистолет, затыкаю за пояс, последним достаю из рюкзака пакетик с сахаром. Ничего, обойдется организм без глюкозы, важнее лошадку ублажить, вон ту, пегую. Пегая выглядит порезвее остальных. Домчусь на ней до таежных дебрей и отпущу, пусть домой, в родной хлев, возвращается. Взяв пакетик с сахаром в зубы, высыпаю сладкое на единственную исцарапанную ладонь. Крадусь поближе к лошадкам. Приманиваю сахаром приглянувшуюся мне клячу, глажу культей лошадиную шею, лошадиные губы слюнявят мою ладонь. Сахар съеден, кляча довольно фыркает. Сгибаю колени, распутываю узлы веревок, стреноживших животное. Развязал, теперь самое трудное — взобраться на лошадь.

Средневековые ниндзя, мои духовные предки, в верховой езде, увы, не преуспели. Дико дорогостоящим гужевым транспортом на Островах пользовались исключительно самураи, антиподы ниндзя. Посему у меня отсутствуют напрочь какие-либо специфические навыки джигитовки. Пару раз в жизни приходилось сидеть на лошади, но в седле. И один из этих пары раз чуть было не закончился моим позорным падением, когда скаковой жеребец вдруг, что называется, "понес".

Надеюсь исключительно на покладистость крестьянской лошадки и на свое обостренное чувство баланса. Отталкиваюсь хромой ногой от почвы, прыгаю на лошадиный круп, припадаю грудью к нечесаной гриве и шепчу в ухо кляче:

— Но, родная, но! Слышишь? — Тискаю коленками лошадиные бока. — Но, пошла! Слышь, поскакали, а? — Легонько бью клячу каблуками по бокам. — Скачем направо, о'кей?

Хвала Будде, поскакали. Однако не туда, куда я просил. Я собирался объехать хутор справа, а животное поскакало галопом прямо к родному хлеву.

— Эй, подруга! — Шлепаю левой ладошкой по лошадиной морде, поворачиваю морду в нужную мне сторону. — Эй, ты! Не шали, подруга, слышишь?

Наконец лошадка уразумела, чего я от нее добиваюсь, и поскакала куда я хотел. Но по-прежнему галопом, что весьма ощутимо сказывалось на моих ягодицах.

— Подружка, давай пожалеем мою попу. — Я ласково постучал культей по лошадиной заднице.

Сообразительная попалась лошадка, перешла на рысь. Я сел прямее, поправил лямки рюкзака на плечах. Хотел попросить подружку-лошадку перебирать копытами пошустрее, но передумал.

Новизна ощущений при езде верхом заключается в том, что совершенно не видны ноги животного, сидишь высоко, и кажется, будто бы плывешь, паришь над землей. Страшновато с непривычки и необычно.

Лошадка приближается к дороге, которая пересекает хутор, и меня, всадника-конокрада, замечает бабка, обитательница крайней хаты. Бабка открывает окошко, ложится грудями на подоконник и голосит что-то неразборчивое фальцетом. Из хаты выскакивает бодренький такой дедок, хватает длинный такой дрын и, матерясь, бежит к плетню.

Лошадка пересекает дорогу, дедок перелезает через плетень. Оглядываюсь, вижу еще несколько крестьянствующих субъектов обоего пола и разного возраста. И все бегут ловить конокрада. Основная масса крестьян бежит наперерез всаднику, дедок с дрыном наяривает сзади. И, что настораживает, скорость бегунов вполне сравнима со скоростью лошади. Но я не зря сунул в карман американские халявные деньги, я предвидел проблемы.

Вытаскиваю доллары, жестом сеятеля пускаю их по ветру, благо ветер дует в нужную сторону. Зеленоватые купюры летят, весело шелестя, навстречу прытким крестьянам.

Банальнейший из всех существующих прием ухода от наступающей на пятки погони срабатывает и в моем случае. Правда, отчасти: все, кроме старика, вооруженного дрыном, ловят уже не меня, а баксы, однако принципиальный старикашка продолжает погоню, игнорирует долларовую приманку.

— И-я-а-а-ха-а! Но!! Пшла!!! — кричу как резаный в лошадиное ухо.

Кобылка с перепуга перешла с комфортной рыси обратно на опасный для ягодиц галоп, гораздо более лихой, чем раньше. Оглянуться, глянуть на спринтера-дедушку не могу. Обнимаю лошадиную шею руками, тискаю коленями вздымающиеся бока, стараюсь, изо всех сил стараюсь усидеть на скользком хребте.

Позвоночник животного ритмично бьет меня по заднице, рюкзак бьется о мой позвоночник, моя щека трется о пахучую шкуру клячи.

— По-по-ме-ме-д-д-лен-н-е-е... — прошу душевно лошадку, лязгая зубами от тряски. — Бу-бу-дь-дь че-че-ло-ло-ве-ве-ко-ко-м-м, ско-о-ско-ти-и-на-на...

Скотину пришлось уговаривать целых десять минут. Чудо, что я не прикусил язык, умоляя ее утихомириться. Кляча сменила гнев на милость, галоп на рысь, я оглянулся и увидел принципиального дедушку далеко-далеко позади. Едва усидел на испуганной криком лошади, но нет худа без добра — ушел от погони. Сажусь прямо, еду на спине животного под горку, мимо одного из лесных островков.

Миновали маленький лес, впереди поле, еще островки леса, и уже ближе изумрудный большой лес, тайга. Главное — открытое пространство пересечь, а в тайге уж как-нибудь пройду километра два и дам травмированной ноге отдохнуть часов несколько, а потом сделаю массаж стопы, нащупаю особенно болезненные точки и осторожно их промассирую большим пальцем. К ночи смогу намотать на стопу портянку, к утру забуду о травме. Надо будет еще и поцарапанной ладошкой заняться на привале, не побрезговать и провести курс уринотерапии.

Солнышко греет затылок, лошадка споро перебирает копытами, сижу расслабленный на коньке-горбунке, планирую медицинские процедуры и вдруг слышу какие-то подозрительные звуки позади за спиной. Оглядываюсь... Едрить твою мать!..

Меня нагоняют всадники! Пять кавалеристов растянулись в цепочку. Вьется пыль из-под копыт гнедых породистых жеребцов. В седлах молодые мужчины, одетые в нечто типа ковбойских костюмов. За плечами у четверых статных всадников торчат ружейные стволы. Четверо с ружьями простоволосы, у пятого на голове широкополая фетровая шляпа, а на широком поясе пижонская кобура, из которой торчит перламутровая рукоять никелированного револьвера.

Расстояние между мной и пятеркой красивых всадников сокращается с каждой секундой. Хватаюсь за пистолет — БАХ! — стреляю в небо, пугаю выстрелом лошадь до полного безумия и падаю грудью на гнутую шею лошади, тычу культей в лошадиную морду, направляю припустившую совершенно сумасшедшим галопом клячу к ближайшему островку леса.

Откуда взялись всадники, я догадываюсь не сразу. Сначала оценил, насколько они потенциально опасны, после дошло, что молодые господа — скорее всего отдыхающие из поместья, из "новорусского" дворянского гнезда. Вероятно, мне просто-напросто жутко не повезло. Полоса невезения началась, когда я подвернул ногу, и продолжается, зараза. Наверное, кто-то из господ от нечего делать глазел в окошко на верхнем этаже помпезного особняка, узрел пантомиму с моим и крестьянским участием и обрадовался неожиданной возможности развлечься погоней за конокрадом. Обрадованный молодчик кликнул сотоварищей, челяди приказали седлать срочно племенных скакунов, господа облачились в соответствующие костюмы, вооружились, и вот оно — счастье всамделишной погони! Для них погоня не что иное, как веселая азартная игра, с аппетитным перечным привкусом риска, мне же, сами понимаете, не до игрушек.

Пуля взрыхлила землю впереди-слева. По кобыле стреляют, черти! Меня, ха, собираются живьем брать, а на крестьянскую лошадку им начихать, развлекается молодежь.

Сильно подозреваю, что имение принадлежит богатенькому папашке кого-то из конных молодчиков. Папенька в поте лица крутит бизнес, а сынок с приятелями оттягивается на пленэре.

Следующая пуля просвистела сантиметрах в двадцати от моего правого плеча. Высоко взял стрелок или я ошибся? Или меня вовсе не собираются брать живьем?

В руке пистолет, а отстреливаться не могу. Во-первых, потому что не обучен стрелять на скаку. И скакать-то тоже не обучен, помните? Едва удерживаюсь на хребтине галопирующей клячи. Во-вторых, мочить золотую молодежь нельзя, себе дороже выйдет. Богатенький папенька молодого трупа — это вам не расчетливо-трусливый мафиозо, это не отягощенная излишками бюрократов тихоходная государственная машина, это Монте-Кристо а-ля Русь, свободный в тратах и алчущий мести. А стрелять в породистого скакуна мне жалко, я животных люблю.

До островка деревьев в чистом поле остались сущие пустяки — метров полтораста. И преследователи на таком же примерно расстоянии. В последний раз бью кобылу каблуками по бокам и вглядываюсь в быстро приближающийся лесок. Впереди — островок сухостоя. И высокая и низкая, вся растительность мертва. Может быть, островок пострадал от каких-то сельскохозяйственных химикатов? Может, над ним — ха! — летающая тарелка зависала? Может... Кабы не погоня, если бы проезжал сейчас мимо чахлой растительности чинной рысью, то поломал бы голову над загадкой сухостоя забавы ради, но придется, увы, ломать сухие ветки, вламываться в древесную мертвечину.

Кобыла на всем скаку разворачивается левым боком к иссохшему подлеску. Лошадь отнюдь не дура, чтобы врезаться грудью в сухие заросли, скачет вдоль сухостоя. Соскакиваю с кобылы, как будто с гимнастического снаряда, именуемого "конем". Кобыла отворачивается от меня и скачет к родному хутору, а я приземляюсь на хромую ногу и, не щадя травмированной стопы, пру напролом, пожалуй, с той же скоростью, что и скакал, даже несколько быстрее лошади. Немощные, ломкие веточки смыкаются за спиной, и я тут же меняю характер бега, далее бегу медленнее, передвигаюсь бесшумно. Петляю, по возможности стараюсь не задевать веток, от боли в правой стопе хочется волком взвыть, в глазах темнеет от боли, но я терплю, терплю, терплю и, хвала Будде, вознагражден за долготерпение — сквозь невольные слезы, которых ничуть не стыжусь, вижу поваленное дерево. Наверное, ветром повалило сосну, вырвало из земли с корнями. Знатное корневище, большое, за ним и спрячусь.

Падаю в ямку, в лужицу на дне ямки, надо мной нависает переплетение ветвей. Вдыхаю через нос, воображаю, что выпускаю воздух через распухшую стопу. Резкий вдох, медленный выдох, вдох еще резче, выдох еще медленнее, еще резче, еще медленнее, и боль в ноге утихает. Лежу, навострив уши, жду звуков быстрых шагов, ожидаю, когда молодые люди спешатся и отправятся на мои поиски. Я готов сыграть с ними в прятки, я буду последовательно устранять из игры игрока за игроком, покуда не от кого будет прятаться.

Убивать, калечить развлекающихся молодчиков я не собираюсь, достаточно с них и долгосрочной ударной анестезии.

Сглупили молодые люди — собираясь в конную погоню, надо было взять с собой собачек. Должна же быть в имении свора, правда? Стиль и дух резиденции диктуют обязательное наличие помещичьей псарни. Собачки, глядишь, и кобылу, клячу крестьянскую, остановили бы в чистом поле. А успел бы я доскакать досюда и в подмоченном ночным дождичком сухостое спрятаться, так собачья свора и здесь здорово помогла бы молодым-красивым, изрядно усложнив задачу мне, старому-битому.

Посмеиваюсь над самоуверенными молодыми людьми в том числе и в терапевтических целях — смешки гонят прочь из организма послевкусие боли. Эмоциональная таблетка с положительным зарядом всегда меня выручала, спасала почти от любых невзгод. Посмеиваюсь, лежу, жду. И ожидание что-то подозрительно затягивается.

Голосов всадников мне отсюда не слышно. Хоть и слаб ветерок, а колышет сухие ветки, которые, словно погремушки доя грудных младенцев, создают шумы при малейшем колебании воздуха. Сотни погремушек вокруг, так называемый "белый шум" забивает уши, но человеческие шаги, безусловно, я услышу. Вопрос только, почему я их не услышал до сих пор? Чего ожидают молодчики? Чего боятся?.. Блин! Ну конечно! Я же стрелял! Они видели пистолет в моей руке! Ответ на вопрос, почему они боятся заходить в зачахший лесок, в буквальном смысле лежит у меня на ладони, огнестрельный ответ системы Макарова! Прежде чем скрываться от глаз преследователей, надо было расстрелять всю обойму и выбросить "пушку"! Элементарный ход, а я его не сделал! Жди теперь их хода, жди и надейся, что он будет глупым!

Они поступили, к моему сожалению, довольно-таки умно. Они подожгли лес. Причем сразу с нескольких сторон. Окропленное ночным дождичком мертвое дерево горело вяло, и я, учуяв запашок гари, какое-то время еще надеялся, что большого пожара не случится. Однако вскоре последние надежды иссякли, ибо с подветренной стороны к центру острова пополз едкий белый дым. С подветренной стороны пожар разгорался, крепчал, набирал силу стремительно.

Поджариваться заживо, откровенно признаюсь, неохота. Придется покинуть пылающий остров. Выщелкиваю обойму, кидаю ее в лужицу. В карман, в левый, перекладываю часть упаковок с долларами. Передергиваю затвор, патрон из ствола летит под ветвистый корень. Вешаю рюкзак на правое плечо, иду, хромая на обе ноги, и дым тянется за мной вдогонку, хромаю по направлению ветра.

Сдерживая кашель от проникшего в легкие дыма, подхожу минут пять спустя к, образно говоря, бережку, фигурально выражаясь, островка. Сквозь редкие сухие ветки разглядываю молодца в широкополой фетровой шляпе.

Резинка, что удерживает стильную шляпу на затылке молодого человека, врезалась в гладко выбритый подбородок с породистой ямочкой; меж зубов, таких же идеально ровных, как и у меня, торчит тонкая коричневая сигарета; в правом кулаке молодого человека блестит никелированный револьвер, в левом корявая палка, к концу которой смотанным в жгут носовым платком привязаны клок сухой травы и кусочки бересты.

Березовая кора чадит, трава дымит, молодой человек пытается поджечь с помощью самодельного факела подлесок. За поджигателем наблюдает приятель, расположившийся верхом чуть поодаль. Приятель держит ружье под мышкой и уздечку коня спешившегося человека с факелом.

— Не стреляйте, волки! — закричал я, зашуршал ветками, размахнулся и швырнул под копыта породистых коней со всадником и без свой разряженный "Макаров". — Я безоружный, в натуре! Я сдаюсь!

Молодой человек в шляпе бросил факел, поднял выше ствол револьвера и пятится, отступая. Его приятель в седле перехватил ружье свободной от уздечки рукой, прицелился в меня и звонко засвистел. Забеспокоился, заплясал под всадником конь, заржал жеребец, которого всадник держал под уздцы. Посвист всадника созвал сюда, к этой точке на местности, и остальных троих из той же компании. В зоне видимости появился еще один всадник с ружьем и свободным от седла конем, ведомым под уздцы, появился пеший молодец с ружьем и факелом, прискакал молодой человек с ружьем за плечами, с сигаретой в зубах и с зажигалкой в руке.

— Менты позорные! — кричу истерично, хромаю напролом, вытаскиваю левой рукой из кармана пару упаковок баксов. — Винтите меня, волки позорные. — В слове "волки" делаю ударение на последнем слоге, поднимаю кверху руки, выхожу в поле.

Пятеро пригожих молодых людей взирают на меня без всякой опаски, с некоторым научно-исследовательским интересом. Как натуралисты на диковинное существо. Все пятеро приблизительно одного возраста, где-то около тридцати. Весьма, кстати, специфический мужской возраст. Климакс юности. Некоторые, разменяв тридцатник, остаются сущими пацанами, а другие способны дать фору по части жизненного опыта и адекватного восприятия действительности по-настоящему матерым седовласым дядькам.

— Нате! — разыгрываю истерику, швыряю баксы под ноги молодым, здоровым, чистым, в меру пахнущим дорогим парфюмом, в меру пропахшим конским потом ребятам. — Нате вам лавэ, волки позорные! Мильтоны гнутые! — Стряхиваю с плеча рюкзак, падаю на колени, скалюсь. — Делайте со мной чего хотите, только по почкам не бейте, га-а-ды-ы!.. — Опускаю голову, гляжу исподлобья, кусаю губы, краснею, трясусь как в лихорадке.

— Мы, как бы, — смущаясь немного, произносит молодец в шляпе. — Мы не имеем, как бы, отношения к милиции. — Он смущен потому, что приходится объяснять очевидное и объясняться с истериком, с юродивым. Он мельком взглянул на деньги, посмотрел на мою культю и убрал револьвер в кобуру. — Мы видели, как ты лошадь, как бы, угнал...

— Я украл клячу! — Валюсь с колен на бок, вытягиваю ноги, сажусь, трясущейся рукой стягиваю правый сапог, морщусь при этом страшно. — Украл! Я — вор в законе! Глядите вы... вы все... — Судорожно разматываю тугую повязку, демонстрирую обществу опухшую, посиневшую стопу. — Видали? Эту ходулю подвернул, а эту, — хлопаю себя по ляжке другой ноги, — эту вывихнул! — Хлопаю исцарапанной ладонью по рюкзаку. — В мешке есть еще лавэ. Все забирайте! Если вы люди, а не мусора, отпустите Христа ради. Если кто из вас на зону загремит, не дай вам боже, скажите, мол, коронованному вору Алмазу было от вас вспоможение, и вам зачтется, падлой буду! Алмаза на всех зонах, все держащие знают.

— Алмаз, я правильно расслышал? — спросил всадник, тот, что с ружьем за спиной. — Кличка такая — Алмаз? Правильно?

— Клички у псов! Окрестили меня, коронуя под Магаданом, Алмазом в восемьдесят втором годе, на третьей ходке, когда вы, вы все пешком под стол ходили. Вы еще писали сидя, а я уже пайку хавал. — Я поднял правую руку, потряс культей. — На правой клешне была у меня наколка, баклан Тузик по малолетке колол, царство ему небесное. Я тогда же, по малолетке, зарок дал, что боле никаких наколок носить не буду, и держал зарок крепко, хоть и страдал, когда в хату к лохам мусора сажали, где блатных только по наколкам и узнают. Была у меня одна-единственная наколка-примета, память о Тузике, загнувшемся в карцере. Кореш Тузик, земля ему пухом, наколол перстень с алмазом и лучи от перстня до ногтя и по всей клешне. — Я грустно и многозначительно хмыкнул. — В карты перстень, вишь, вместе с лучами проиграл.

— Проигранную татуировку вместе с рукой... — выпучил глаза другой всадник. — Отрубили вместе с рукой?

— Сам рубил, — отвечаю я, вздохнув тяжко, сплевываю сквозь зубы. — Пацаны, в натуре, войдите в положение старого зэка. Впервые в жизни, гадом буду, прошу и унижаюсь. — Я более не впадаю в истерику, не трясусь и не краснею. Я говорю устало, с горечью в голосе, как бывалый пьяный боцман с перспективным матросом. — Полный край, пацаны! Амба! Ходули не ходят, обрубок клешни, вишь, разодрал и, во, гляньте, ладоху подрал, когда с паровоза спрыгнул, — продемонстрировал им ладонь, махнул ею вяло, вздохнул еще глубже, еще тяжелее. — Лавэ есть, а счастье у петуха в жопе! Я было на "химии" приподнялся, во, — открываю рот, щелкаю пальцем по искусственным зубам, — во, видали? Фарт потер и челюсть вставную себе справил, мои-то жевалки все цинга в Анадыре съела, фартило кайфово, долю ништяковую от бычарной карусели имел в элементе. Жил, как чух в стакане, а судьба-сучара взяла и попутала меня, старого. Я, дурилка больная, запал, пацаны, на бабу молодую. — Сделав паузу, почесав культей в затылке, тянусь вроде бы машинально, к серым лоскутам, которыми была забинтована опухоль на стопе. Дотянулся и продолжаю: — Клевая чувиха, из нашенских, зэчка. На погоняло Балерина откликается, — рассказываю и бинтую стопу не спеша. Вроде и не ведаю, чего творю, типа, весь сосредоточился на рассказе, а ногу перебинтовываю чисто автоматически. — Запал я на Балерину в натуре, и подписала она меня, медуза гладкая, инкассатора брать. А бабцы, ох, и лютые организмы, скажу я вам! Балеринка моя на скочке, возьми и мочкани того инкассатора насмерть. Я ж без понятия был, что она каленая штампа в натуре. Я к ней чувства имел, а она меня через фуфыч кинула...

И, бинтуя опухшую стопу, натягивая осторожно и медленно сапог на забинтованную ногу, вещая на весьма специфическом диалекте, я поведал молодым людям о том, как Балерина меня кидала "через фуфыч", как за моей спиной "крутила шуры с ковырялкой".

Что такое "фуфыч", чего означает "бычарная карусель", от которой вор в законе Алмаз имел "долю ништяковую", кто такой "чиф в стакане", кто такая "каленая штампа", я, честно говоря, знать не знаю, ведать не ведаю. Многие слова и словосочетания я изобретал по ходу рассказа. Натуральным жаргоном современных воров я, увы, владею весьма и весьма скверно. Зато было время, я любил полистать на досуге "Толковый словарь великорусского языка", составленный Владимиром Ивановичем Далем, и, помню, вычитал в словаре, дескать, существовал в старину такой феномен — "офеньский язык", и пользовались им, придумали его "офени", сиречь торгаши мелкие, коробейники, разносчики и иже с ними Представители старорусского малого бизнеса, изобретая свой цеховой язык, зачастую просто коверкали обиходные, общепринятые слова до неузнаваемости, но иногда придумывали и оригинальные термины. И все ради того, дабы свободно общаться между собой в присутствии покупателей, чтобы слаженно и дружно дурить лохов. Поофеньски "лох" означает "покупатель". От офеньского языка и произошла "блатная феня", язык для своих, для посвященных. Для избранных, если хотите.

Я болтал с молодыми людьми как с посвященными. Я, "вор в законе", таким образом выказывал уважение и "золотой молодежи". А они, молодые сливки "новорусского" общества, слушали и балдели в натуре. Им хорошо, у них сегодня удачный день, у них приключение. Будет что вспомнить за виски с содовой и чем похвастаться перед девчонками своего круга.

Я болтал, точнее "ботал", а они слушали и мало-помалу забывали об оружии. Вот уже и другой всадник закинул ружьишко за спину, и третий конный молодец последовал его примеру. У молодого человека в шляпе револьвер давно в кобуре, у второго пешего ружье все еще в руках, но палец с курка снят.

Спасибо от меня лично авторам-исполнителям так называемого "русского шансона", авторам "воровских романов" и кинофильмов в жанре "блатной романтики", а также всем журналистам, ретиво эксплуатирующим тюремную тему. Созданный вами, уважаемые деятели культуры, яркий образ воровского авторитета я легко задействовал и, разбудив интерес у слушателей, усыпил бдительность окруживших меня молодых людей, троих конных и двоих пеших.

Итак, сапог на ноге, во рту пересохло от болтливости, с разгорающегося островка леса тянет дымком, кони недовольно фыркают, а люди, затаив дыхание, внимательно слушают сказку старого зэка. Я сижу на земле, прямо напротив меня стоит молодчик в шляпе, и на поясе у него револьвер в открытой кобуре. Правее лежит мой рюкзак и перебирает копытами конь под всадником. Левее два всадника, и каждый из них держит под уздцы по одному коню с пустыми седлами. Еще левее стоит малый с ружьем в руках, ружейный ствол опущен. И все вокруг, кроме коней, внимают моим бредням.

— ...короче, пацаны! Фуфыч вылез моржевый в натуре. Облапопамили лавэ, кинули на пальцах, и выпало мне с паровоза прыгать. Ядреный корень. — Поднимаю ладонь резко, нервно растопыриваю пальцы, медленно сгибаю колени, культей опираюсь о землю в сантиметре от лямок рюкзака. — Вы ж, пацаны, видите, — шевелю растопыренными пальцами, — отростков на единственной лапе у меня всего пять. Ежу ясно, кинули на пальцах, я и проигрался. Спрыгнул с паровозу и обе ноги покалечил. Амба, пацаны! Заместо счастья — жопа.

Помянув жопу, отрываю ее толчком от земли, а культей подхватываю рюкзак, сую культю в петлю лямки. Оторвался от тверди земной, как ракета на старте, и растопыренной, заранее поднятой пятерней выхватил револьвер из открытой кобуры молодого человека в шляпе, коленкой правой, вывихнутой ноги ударил обезоруженного в пах, крутанул над головой рюкзак и, стряхнув лямку с культи, метнул вещмешок в правого всадника.

Поворачиваюсь к пешему с ружьем, стреляю. Пуля попадает в казенную часть ружья, молодец, ойкнув, роняет оружие. В это же мгновение вещмешок вышибает из седла всадника справа, и сгибается пополам пеший напротив, пах коего узнал твердость и остроту моей коленки.

Делая шаг, жестко ставлю наземь травмированную стопу, стопе больно, но я терплю. Бью с подшагом, с до-воротом бедрами, бью культей по морде коня под ближайшим всадником. Оказывается, и коня можно нокаутировать, ежели удар поставлен, если бить умеючи, во всю силу, суммируя собственный вес и технику. Конь падает, валится на бок, и вместе с ним, ясное дело, падает всадник. А тот конек, коего падающий всадник держал под уздцы, эти самые "уздцы" вырывает из кулака человека, громко заржав, встает на дыбы.

Швыряю револьвер в лицо самому левому всаднику. Перламутровая рукоятка рассекает молодцу правую бровь. Кровь из рассечения спустя секунды зальет глаз, и фигу парниша сумеет прицелиться.

Хватаю уздечку вставшего на дыбы коня и, оттолкнувшись от рыхлости земной, с лихостью молодого Михаил Сергеича Боярского в роли Д'Артаньяна запрыгиваю в седло. Грудь на гриву, задницу в седло, попал ногами в стремена, дернул уздечку, развернул ретивого хвостом к дымящемуся островку, и поскакали!

Скакать, стоя в стременах, гораздо удобнее, чем сидя на голой лошадиной спине. И скаковой конь в отличие от крестьянской лошадки приучен нести седока, слушаться человека, подчиняться. Правая стопа побаливает, а в остальном — нормально. Я доволен собой, я спокоен. Пригожие молодые люди получили щадящий урок, им хотелось пощекотать нервишки, пережить приключение, они его и пережили. И нету ни фига поводов для мести у "новых русских" папашек пострадавшей самую малость "золотой молодежи". И нельзя забывать, что у молодцев остались в память обо мне деньги. Они еще залезут в рюкзак, пересчитают, сколько там тугих банковских упаковок, и присвистнут. Они еще выпьют "Мадам Клико" за мой счет, и, многократно обсудив случившееся, назовут СЕБЯ победителями. И, само собой, в ментуру молодые люди обращаться побрезгают, равно как и крестьяне, которым я тоже подарил энную сумму "зеленых".

Сзади бабахнул выстрел, но я лишь улыбнулся. Попасть в меня с такого расстояния, когда в венах бушует адреналин, извините — нереально. К тому же коня можно задеть, а он породистый, и они должны сообразить, что животное я в конце концов вынужден буду отпустить, что обслуга поместья, вне всяких сомнений, разыщет и вернет рано или поздно брошенную коняшку.

Снова бабахнуло, я улыбнулся шире. Мало того, что от адреналина у них трясутся руки, так еще и у одного с разбитой бровью кровушка сочится, у другого в паху щекотка, двое упали и ударились больно, а менее всех пострадавший лишен оружия.

Боялся ли я погони? Нет, конечно. Во-первых, на всех коней не хватит, а они — компания. Во-вторых, даже если четверо решатся скакать вдогон, то один конь после нокаута будет отставать, и вообще у меня уже солидная фора. И с каждой минутой моя фора все увеличивается и увеличивается.

— Но! Но, пшел! — понукаю скакуна.

Конь и без моих понуканий шел рысью со скоростью хорошего гоночного мотоцикла. Я старался не думать о грустном, о том, что остался без всякого оружия, еды и пожитков. Я радовался, что выкрутился из довольно замысловатой ситуации. Увы, я рано радовался...

Оглядываюсь и вижу дым столбом, сухостой разгорается, вижу маленькие, совсем маленькие фигурки людей, молодые люди на том же месте, где и были, погони нет, но молодец в шляпе достает из-за пазухи... Неужели в сей дикой местности действует мобильная связь?! Не-а, у него в руке вовсе не мобильник, это портативная рация! Сейчас пригожий малый в фетровой шляпе свяжется с поместьем и?.. И что-то будет, по крайней мере для меня нежелательное и неприятное. В чем же я провинился перед Ея Величеством Судьбой? За что, зачем мне все эти напряги?..

— Но! Но, пшла!.. То есть — пошел!

Конь, послушный и покорный, заработал копытами чаще. Впереди очередной лесной островок, скачу в объезд, вновь оглядываюсь — дым гуще, гигантский костер разгорается, человеческие фигурки стали совсем махонькими, люди стоят и чего-то ждут. Чего, интересно?.. А до изумрудной тайги еще ох как далеко. Гораздо дальше, чем от пылающего острова до поместья.

Конские бока вздымаются и опадают в такт бегу, то есть очень часто, животное старательно молотит землю копытами, слишком старается, как бы не загнать раба о четырех копытах.

— П-р-р-р! Извини, приятель-конь, за то, что напрягал. — Слегка натягиваю узду. — Переключай, слышь, скорости. Ежели мне, твоему седоку, суждено в следующем перерождении появиться на свет конем, не хочу, чтоб мою карму отягощала вина за твою, брат, гибель.

Конь благодарно — или мне показалось? — фыркнул и бежит чуть медленнее. Успокоил коня и оглядываюсь. И ничего, ничегошеньки не вижу, кроме белесых клубов дыма. Оно и к лучшему. Скачу дальше, глядя в дали, покачиваюсь в седле, мысленно воздействую на акупунктурные точки, которые отвечают за состояние правой стопы. Еду и готовлюсь сам не знаю к чему. С радостью, с открытым сердцем готовлюсь соответствовать любой ситуации. Как конь подо мной, так и я покоряюсь капризам Судьбы. Госпожа моя. Судьба моя, тебе известно, как улучшить мою карму, и я тебе, чертовка, полностью доверяю.

За спиной — тишина. ПОКА тишина... Ничего не происходит этакого, но предчувствия имеют место быть, а они меня обманывают редко. Все ближе и ближе бесконечность тайги ко мне, калечному оборванцу с навыками древнего Искусства самураев ночи. Уже можно различить отдельные деревья, разглядеть разухабистую, в две колеи, дорогу, проложенную параллельно изумрудной таежной массе, и, хорошенько прищурившись, став похожим на моего узкоглазого дедушку-японца, фиксирую ответвление от ухабистой дорожки, которое тянется в пучину деревьев. Ничего удивительного — человеческое жилье относительно близко от этой кромки таежных просторов, человеки прорубили просеку, проложили дорогу среди вековых деревьев когда-то, по какой-то своей человеческой надобности. Они, суетливые человеки, забыли о жизни в гармонии с природой, они, как дети несмышленые, все норовят...

Я не успел до конца сформулировать назидательную и философичную мыслишку, ибо появился внешний звуковой раздражитель, который вывел меня из состояния созерцания и задумчивости... Я услышал шум автомобильного мотора, я посмотрел через плечо, увидел джип-внедорожник. Предчувствия меня не обманули. Мозг живо разгадал загадку джипа.

Собственно, никакой загадки и не было! Я сразу подозревал, что пацан в шляпе связался по рации с поместьем. Слуги, ориентируясь на дым, оперативно пригнали джип. Слуги заберут коней, а молодые люди продолжат приключение, сменив стиль охоты. Теперь им известно, что я невооружен и очень опасен. Теперь их игра называется "МЕСТЬ за доверчивость". Они намерены стрелять на поражение, без всяких разговоров. У них сафари, у меня опять проблемы.

Разрыв между мною и преследователями сокращается медленно, гораздо медленнее, чем когда я галопировал на кляче, а они скакали на породистых рысаках. И на сей раз впереди отнюдь не островок деревьев, а океан. Но у молодых людей в джипе явное преимущество — возможность бить из всех стволов на поражение. А у меня травма стопы плюс дефицит времени — да, я первым окажусь в тени деревьев, однако всего лишь на пять-шесть минут максимум опередив моторизованную погоню.

— Друг Холстомер, поднажми, ага? — прошу коня и терзаю его лоснящиеся от пота бока каблуками сапог.

Конь постарался, поднажал, однако и джип увеличил скорость, таким образом, разрыв остался прежним.

— Скачи по гипотенузе, вон туда, где дорожка в леса убегает, — объясняю коню, дергая за уздечку.

Переориентировал скакуна, оглядываюсь. Джип пылит особенно сильно, синхронно разворачиваясь за мною, оборванцем на ворованном коне. В открывшееся автомобильное оконце высунулась рука с ружьем, раздался выстрел, и рука чуть было не выронила оружие. Ха! Пуля, она, конечно, дура, но если еще и стрелок дурак, то, сами понимаете, бояться нечего. Попасть в цель из окошка автомобиля, который прет по бездорожью, затея совершенно безумная. Только Глебу Жеглову такое под силу, только в кино, и бездорожья, кстати, в том кино не было.

Уж слышны птичьи трели, уже чувствуются таежные запахи, но и рокотание иностранного мотора слышнее, и запашок выхлопных газов я ощущаю. Конь прыгнул через рытвины на дороге, что тянется параллельно деревьям, я удержался в седле без всяких проблем, вспомнил, каково было сидеть на голой спине крестьянской клячи, и мысленно поблагодарил древнего гения, изобретателя конской упряжи, и заодно современных изготовителей аксессуаров для верховой езды.

— Стоп! Ты куда скачешь?! Поворачиваем в тень! — Теряю секунды, направляя коня, который почему-то не хочет скакать по дороге в лес. И чем она ему не угодила? Нормальная дорога, джип по ней проедет запросто.

Верхушки деревьев заслонили солнце, животное ощутимо сбавило темп, но это даже к лучшему. С обеих сторон дорожки густые заросли малинника, и за серым весенним малинником частокол деревьев. Сижу в седле прямо, не обращаю внимания на рокот мотора, который все громче и громче, верчу головой, мое внимание сосредоточено на поиске узких ответвлений от широкой лесной дороги. Опыт подсказывает, что от подобных дорожек должны разбегаться по сторонам тропинки.

Ага! Вот она, тропинка! Уходим влево. Тяну уздечку, разворачиваю коня, он понимает, чего я от него добиваюсь, поворачивается, однако копытами перебирает еле-еле, отказывается животное скакать во весь опор по узкой тропинке категорически.

Сухие веточки малинника царапают наши, мои и коня, ноги. Мы свернули на тропинку, и в ту же секунду повернул на проезжую лесную дорожку джип. Я успел увидеть, как поворачивает машина, и молодые люди в джипе, вне всяких сомнений, заметили хвост верхового животного.

Конь вяло перебирает конечностями, несет меня со скоростью пешехода, капризно фыркает. Животное-раб показывает норов, демонстрирует, что и у него есть характер. Тропинка впереди петляет, это хорошо. И петляет круто, это очень хорошо. У первого же поворота растет раскидистый ясень, толстые ветки ясеня нависают над тропинкой, и это просто замечательно. Слышу, как газанул джип, молодчики спешат к тропинке, на которую мы с конем повернули, и это неплохо. Крепкий сук ясеня прямо надо мной, встаю на цыпочки в стременах, цепляюсь за сук левой рукой, поджимаю ноги и — прости меня, приятель конь! — подтянувшись на толстой перекладине, покинув седло, шлепаю хромой ногой по заднице животного и кричу что есть мочи, ору, напрягая голосовые связки, аки Тарзан:

— Йя-я-я-ха-а-а!!! Но-о-о!! Пше-ол!..

Получившего ощутимый шлепок, оглушенного диким криком коня будто ветром сдуло. Мгновение, и он скрылся за поворотом, и слышно, как копыта часто-часто колотят по земле. Я вишу, раскачиваюсь, качнулся вперед, качнулся назад, отпускаю ветку-перекладину, разворачиваюсь в воздухе на сто восемьдесят градусов, спиной к повороту, за которым скрылся конь, лицом к дороге за кустами малинника. Приземляюсь на хромую ногу, пружиню коленкой. Травмированную стопу берегу, заранее поднимаю повыше. Колено-амортизатор согнулось до упора, ладонь накрыла, смазала след от подковы, кувырок через голову, и я возле придорожной поросли малинника. Скатываюсь с тропинки, прячусь за кустом, и спустя пару секунд буквально за тем же кустом, только с другой стороны, останавливается джип. Шумно открылись автомобильные дверцы, из машины высыпали разгоряченные молодые люди, возбужденно загомонили:

— Сюда свернул!

— Нет, дальше!

— Сюда! Вот, видишь, следы подков!

— За ним! Аристарх, ты останешься!

— Я?! Поче...

— Потому, Арик! У тебя, Арик, глаз заплыл! Ты сегодня не стрелок...

Шуршание тонких веточек малинника, топот ног совсем рядом со мной, осторожно поворачиваю голову, наблюдаю, как мимо бегут недобрые молодцы. Возглавляет погоню молодец в шляпе, в правом кулаке у него револьвер, в левом "ПМ". Уж не мой ли?.. Нет, его "Макаров" блестит от смазки. Значит, связавшись со слугами в поместье, молодой хозяин велел не только пригнать джип, но и привезти дополнительное и взамен порченому оружие. Следовательно, Аристарх с рассеченной бровью стопроцентно вооружен до зубов, как и те трое, что бегут следом за лидером в шляпе. У одного, помимо ружья в руках, за поясом торчит "стечкин", у другого ружье за спиной, а в руке "узи", у замыкающего — аж целых две израильские трещотки, по одной в каждой руке. Ясное дело — "закон об оружии" писали для простых граждан. Не ясно только, почему сразу "золотая молодежь" вооружилась скупо и без фантазии. Если бы, собираясь в погоню за конокрадом, они взяли с собой трещотки, то крестьянской кобыле точно была бы хана, и меня бы смогли зацепить очередью, а по породистому рысаку стрелять очередями они, ясен пень, не решились...

Скорее всего молодой хозяин, получив по яйцам, связался по рации с охраной "новорусского" дворянского гнезда, а не с простыми слугами, как я думал раньше. Имея богатую недвижимость в этаком медвежьем углу, владельцу имения приходится содержать отменно вооруженную охрану. Охранники примчались на джипе, и молодой хозяин заставил их отдать автоматическое оружие вместе с машиной. Сочувствую охранникам — чего случится, и разбирайся потом с папой молодого ухаря, объясняй, что с самого начала не хотел отпускать мальчиков играть в ковбоев, а уж арсенал и подавно у тебя отняли, обозвав "шестеркой" и прочими обидными словами...

Четверо до зубов вооруженных молодых людей скрылись за поворотом, побежали вдогонку за животным, я же считаю в уме до трех и начинаю действовать. Надо бы до пяти хотя бы сосчитать, еще лучше секунд десять выждать, а нельзя! Ибо следует вырубить Аристарха до того, как он заглушит мотор. А то вдруг Арик вытащит ключи из замка зажигания и засунет себе в какой-нибудь задний карман. И нет никакой гарантии, что я сумею отключить сторожа джипа бесшумно, и пока буду искать ключ у него по карманам, могут успеть прибежать обратно автоматчики и пистолетчик, и положение мое осложнится чрезвычайно.

Выкатываюсь на тропинку, из положения лежа под кустиком в положение стоя на четвереньках. И, оттолкнувшись хромой ногой и полноценной рукой, выпрыгиваю на дорогу. Прыгаю прямо на Аристарха, который стоит, разинув рот, у излучины тропинки.

Арик стоит, опустив правую руку, в правом кулаке зажата рукоять "узи". Левая рука согнута, под мышкой зажат ружейный приклад, палец на дуге спуска. Разбитая бровь Аристарха заклеена пластырем, не иначе из автомобильной аптечки. Глаз под пластырем и правда заплыл, другой глаз смотрит на меня, как око закоренелого атеиста на спустившегося с небес бога.

Культей выбиваю из его руки ружье, пальцами хватаюсь за трещотку "узи", высоко вскинув травмированную ногу, бью несильно, как во время щадящего спарринга, каблуком под выпученный рыбий глаз.

"Узи" я отобрал ювелирно — указательный пальчик мальчика сорвался с крючка и согнулся в воздухе, сделать пиф-паф не получилось. А ружье почему-то выстрелило! Оно не должно было выстрелить, я вышибал его с тем расчетом, что и правый указующий перст снесет с дуги спускового крючка, но... Мудро, очень мудро высказался однажды Майк Тайсон: "У всех есть план боя, пока не начался бой".

Мои планы скорректировал выстрел. Бабахнуло, пуля ушла в землю, и я добиваю Аристарха жестче, чем планировал, ибо спешу. Бью его культей вниз живота, сверху вниз, скользящим ударом, разворачиваюсь к нему левым боком и бью локтем другой руки в скулу. Арчи летит, падает спиной на капот джипа, спина его скользит по капоту, я же тем временем закидываю в салон, на сиденье рядом с водительским, отвоеванный "узи" и прыгаю за руль. Ноги — и хромая и травмированная, руки — и полноценная и не очень — работают быстро и слаженно. Джип поехал задним ходом, и Аристарх соскальзывает наконец с капота, падает в дорожную пыль. Хвала Будде, упал Аристарх удачно, шея, конечности, ребра — все цело, свалился, будто игрушка неодушевленная, и лежит как неживой. Но на самом деле он жив, только нокаутирован до потери сознания, да челюсть, наверное, треснула, остальной организм в ажуре. Кабы не досадный выстрел, я бы без особой спешки усыпил его бережно и нежно. И наращивать темп, гнать джип задом наперед на чреватой авариями скорости не пришлось бы, кабы не выстрел.

Я рисковал, я спешил, а все равно не хватило времени на то, чтоб, выехав задом из тени деревьев на залитое солнцем поле, развернуться и помчаться вдоль кромки леса до того, как на лесную дорожку вернутся заинтригованные выстрелом молодые люди. Я заканчивал разворот, когда они появились. В принципе, будь за рулем я же образца, скажем, года двухтысячного, я бы шустрее управился с машиной и все бы успел.

Я нынешний справляюсь с автомобилями чуть медленней, чем я прежний. Попробуйте сами управлять машиной, имея культю вместо правой кисти, сожмите правый кулак и попробуйте. И поймете, каково мне приходится за рулем, почему я теряю секунды.

Только развернул джип боком — на дорожку выбежала четверка, догонявшая коня. Они бы и без всяких выстрелов побежали обратно, услышав рев мотора, однако громкое ба-бах ружейного выстрела заставило их возвращаться стремглав, бить личные рекорды по бегу на короткие дистанции.

Кручу, точнее — докручиваю баранку, поворачиваю голову, наблюдаю появляющихся в зоне видимости одного за другим молодых людей и думаю: "Все! Туши свет, сливай воду. Сейчас они откроют шквальный огонь, и кранты джипу. Колеса полопаются, требуха под капотом вдребезги, а возможно, и моя требуха тоже..."

От расстрела меня и машину спас безжизненный с виду Арик. Аристарх отвлек на себя внимание друзей ровно на ту секунду, коей мне архинедоставало.

Жму на газ, и джип, будто мишень "бегущий кабан", уходит из опасной зоны обстрела. Только что справа была дорожка в перспективе и виднелись фигуры стрелков, а сейчас справа лес, слева поле. Выруливаю на разухабистую колею, что тянется вдоль кромки океана тайги, и вздыхаю свободно. Дело в том, что многократно упомянутая мною кромка волниста, и параллельная ей колея тоже. Проехал сотню-другую метров и уже не вижу в зеркальце заднего вида поворот на лесную дорожку, его заслонила вечнозеленая растительность. Ежели парни и побежали за джипом вдогонку, увы... то есть — ура, они опоздали, на мушку им меня уже не взять.

Едва я вздохнул с облегчением, едва собрался чуть сбросить скорость, как слышу далекое, противное: "Би-и-ип!" Поворачиваю голову — слева мчит по полю, мне наперерез, близнец угнанного мною джипа. Внедорожник, точь-в-точь такой же, как и тот, за рулем которого я вздыхаю, где-то на расстоянии километра, катит под горку и приветливо бибикает, сволочь.

Конечно же, это спешит выслужиться охрана "новорусского" поместья! Лишившись колес, пистолетов и трещоток, охранники отвели в имение ценных скакунов и решили проявить служебное рвение. Лизоблюды выкатили из гаража джип номер два, взяли новые трещотки и пистолеты и приехали подстраховать молодых господ.

Сбрасываю скорость не чуть, как собирался, а до минимума. Удерживаю баранку культей, перекладываю израильскую трещотку с соседнего сиденья на колени. Я сижу в господском джипе, стекла его запылились, издалека фиг разберешь, кто за рулем и сколько вообще человек в салоне, это хорошо. Молодые люди бегут сейчас по лесной дорожке, питая глупые надежды взять-таки меня на прицел. Скоро они добегут до открытого пространства, и холуи в джипе номер два их заметят, это хреново. Однако существует зазор между хорошо и хреново, приблизительно равный минуте. Мне надобно вписаться в оставленный милостивой Судьбою зазор и максимально эффективно использовать отпущенную минуту.

Останавливаю машину. Мотор, само собой, не глушу. Опускаю боковое стекло, берусь пятерней за рукоять "узи". Краешек опущенного стекла использую как опору для ствола, щурюсь, прицеливаюсь старательно, жду, когда цель подъедет ближе, стреляю.

Первая короткая очередь уходит в "молоко", зато вторая рвет резину покрышек обоих передних колес. Джип номер два тормозит, а я бросаю "узи" на колени и еду дальше, постепенно увеличивая обороты двигателя. Именно — постепенно! Спешу уехать, а не удрать.

Ответной стрельбы ПОКА я не боюсь. Пока вооруженная челядь в джипе номер два материт спесивых молодых господ. Покамест оскорбленные в лучших верноподданнических чувствах охранники думают, что "золотая молодежь" столь радикальным способом дала понять, мол, мы сами с усами и в опеке не нуждаемся. Пока они думают, что в джипе номер раз сидят господа, я не...

А вот теперь я боюсь угодить под пули! Ибо истекла подаренная судьбой минута, и я услышал одиночный выстрел в той стороне, позади, где лесная дорожка выходит в поле, и увидел, как из вставшего глыбой джипа номер два выходит чувак с биноклем на шее, с пистолетом в руке.

Глаза боятся, руки делают: рука, лишенная кисти, придерживает рулевое колесо, рука с исцарапанной ладонью берет "узи", высовывает трещотку на воздух, жмет пальцем на спусковой крючок. Стреляю не целясь, пугаю чувака, взявшегося за бинокль. Чувак падает ничком, прикрывает голову локтями, "узи" в моей отважной руке сплевывает последнюю гильзу и замолкает.

Швыряю бесполезную трещотку на заднее сиденье, жду, когда пугливый чувачок и остальные притаившиеся в подбитом джипе охранники сообразят, что у меня кончился боезапас. Жду ответной стрельбы. Жду, жду, жду, жму на газ, уж отъехал порядочно, а по левому флангу все тихо. Почему?..

Елки-палки, неужели?! Оглядываюсь... так и есть! Рация валяется на заднем сиденье! Когда швырнул туда трещотку, услыхал, как оружие обо что-то твердое стукнулось, но некогда было смотреть, обо что конкретно, оказалось — о прямоугольник рации! Дурак в шляпе или, не подумав, оставил переговорное устройство в машине, или рация случайно вывалилась у него из-за пазухи, когда он спешно, суетясь, сжигая адреналин, покидал джип! Визуальный контакт между охраной в джипе номер два и господами у опушки есть, а радиоконтакта ни фига нету. Охрана зрит четверых молодых людей, но помнит, что на джипе номер один уезжают пятеро! "Черт их поймет, господ, — думают охранники. — А вдруг пятый разумом помутился, тачку угнал и палит из трещотки куда ни попадя?" Сомнения слуг из господской охраны дарят мне, весьма возможно, жизнь. Я сворачиваю параллельно с очередным изгибом кромки лесов, и джип номер два пропадает с глаз, его от меня и, самое главное, меня от него заслонили деревья...

Километра три я ехал с отменным комфортом, затем начались серьезные ухабы, и спустя еще пару километров жалкая пародия на проезжую дорогу превратилась в полосу препятствий. Но джип с честью оправдал прозвище "внедорожник", осилил все препятствия, и под колесами сначала снова появилась колея, а после заскрипел гравий. Из-под колес убегала уже не пародия на жалкое подобие проезжего тракта, а более чем пристойная для здешних краев трасса. И это меня настораживало, это значило, что недалече человеческое жилье. Следовательно, пришла пора тормозить, пора бросать машину и уходить на своих двоих в таежную чащу. Хватит с меня на сегодня, надоело контактировать с цивилизованным человечеством, в лес хочу, в тишину и покой таежных далей.

Останавливаю машину, глушу мотор и напоследок мародерствую, ищу чего-нибудь полезное для меня, для лесного человека, хромого лешего. Открываю "бардачок", в нем полный бардак. Выгребаю бардак на свободное сиденье. "Атлас автодорог" мне на фиг не нужен. Презервативы возьму. Сигареты мне ни к чему. Зажигалку беру. Этой дряни мне не надо. Эту фигню забираю. Это на хрен. Вот это, может, и пригодится... Все? Ага, все подчистую выгреб, одна газетка на днище осталась. Однако давненько в "бардачке" не убирали, газетку на донышко подстелили, подозреваю, аж в прошлом году. Вона, как газетка пожелтела. А возьму-ка я газетную подстилку себе, скомкаю и в карман, пригодится, когда стану костер разжигать, ибо... А это чего за едрить твою мать?!

Я оскорбил чью-то маму, вытащив пожелтевшую газетенку-подстилку и машинально прочитав заголовок на первой полосе: "УБИТЬ БУЛЬТЕРЬЕРА". Я жадно вчитался, вгрызся глазами в худосочный шрифт под жирным заголовком. Я читал и матерился по-черному.

Что за херня, а? В то время как я вместе с семьей сибаритствую на лоне дикой природы, какая-то ушлая сволочь имитирует хромоту, учится носить перчатку на правой руке, изображая протез, называется моим именем и ссорится аж с целым нефтяным концерном!

Разумеется, про имитацию хромоты и протеза в статейке ни слова. Само собой, хромого якобы на левую ногу, лишенного якобы кисти правой руки, того, кто назвался Бультерьером, ясен перец, идентифицировали со мной. Вот, черным по белому, то есть серым по пожелтевшему, прямо так и прочитано: "Ступин С.А". Кто ж меня так круто подставил, а? Неужели те два генерала, которых я обвел вокруг единственного среднего пальца?.. Могли! Обведя их вокруг пальца, посадил генералов, образно говоря, в лужу, и они, униженные и оскорбленные, придумали, как мне отомстить. У самих-то руки коротки достать Бультерьера, а у нефтяного концерна капитал и амбиции!..

А нефтяники — молодцы, право слово! Собственно, те, кто меня подставил под удар олигархов, на это и рассчитывали, на то, что олигархи примут единственно верное решение в спровоцированной ситуации. Правильно пострадавшие от Бультерьера нефтяники намекнули журналюгам, мол, абзац Семену Андреевичу Ступину, дескать, разыщем хромого негодяя и мочканем. Типа, найдем Бультерьера в уборной, так и в сортире замочим на фиг. Логика олигархов ясна и понятна. Помню, рассказывали знающие люди, как в одна тысяча девятьсот восемьдесят втором ливийские террористы похитили группу советских граждан. Спустя некоторое время руководители террористической организации получили по почте посылки с гениталиями своих сыновей. Отправители посылок — юмористы из ГРУ. И что же вы думаете? Похищенных отпустили с миром, и более никто не покушался на граждан СССР...

М-да... Как говаривали древние: покорного Судьба ведет, а непокорного тащит. Ея Величество Судьба, заботясь о моей карме, вывела таежного отшельника на тропку наркокурьеров, рикошетом я попал в коррумпированный городок, и оттуда Судьба не дала уйти спокойно, послала навстречу колонну грузовиков, закинула в поезд, подвернула мне ногу и тормознула меня конного, и все ради того, чтобы я нашел эту пожелтевшую газетенку...

В газете прописано, что мой веселый двойник "пропал без вести", однако служба безопасности нефтяного концерна не очень верит, что сие означает смерть Бультерьера. Интересно, каким таким образом моя копия "пропала без вести"? Как двойник обрубил концы, куда исчез?..

БАХ! Бабахнул выстрел, и в заднем стекле дырка! И в спинке свободного кресла рядом со мной тоже дырка, и опущенная только что крышка "бардачка" тоже пробита. Вздохнув до того, как пуля ворвалась в салон, на выдохе поворачиваю ключ в замке зажигания, ставлю ноги на педали.

БАХ! Еще одна дырка в заднем стекле, и дырочка в стекле лобовом. Мотор ревет, еду, смотрю в зеркальце заднего вида.

БАХ! Зеркальце вдребезги, но я успел срисовать ковбоя. Настырный молодой человек в фетровой шляпе скачет на жеребце, на котором и мне довелось поскакать вдоволь. Скачет и стреляет из револьвера. А я-то, дурень, совсем позабыл, что угнанный мною рысак теперь свободен и на нем вполне можно продолжить погоню!..

Вдавливаю педаль газа до упора и думаю: "Я опасался мести "новорусского" папаши сего неуемного ковбоя, а, как оказалось, надо было, и давно, бояться расчетливо мстительных олигархов, по сравнению с коими владелец имения в сибирской Тмутаракани все одно, что муравей рядышком со слонами..."

БАХ! Мимо... Какой же все-таки дурачок этот ковбой в шляпе! Я ведь преподал, и ему в том числе, урок, продемонстрировал, как надобно останавливать автомашины при помощи автоматического оружия, стреляющего очередями, а он все равно бабахает из любимого револьвера, и отнюдь не по колесам.

БАХ! Мимо, но выстрел звучит по-другому. Ковбой поменял револьвер на "ПМ". Меж тем мой отрыв увеличивается. Джип взлетает на холмик, и на горизонте замечаю очертания деревеньки. Фигово. Притащу на хвосте Зорро в деревню, того и гляди он сдуру поранит кого из местных жителей, пытаясь всадить пулю в затылок старому вору по кличке Алмаз.

Нарисовались у горизонта силуэты приземистых домиков, и кромка леса резко отступила от дороги. Справа по борту наметилась круглая покатость и... Что это такое блеснуло на солнце?.. Вода! Речка! Возможно, та самая, воды которой я бороздил на лодке наркокурьеров.

Узкая, но полноводная река, изгибаясь змеей, приближается вплотную к круче, по верхушке которой проложили дорогу. Противоположный речной берег пологий, весь заросший разнообразной растительностью, густое переплетение веток и веточек нависает над самой водой. Около противоположного берега можно вынырнуть незаметно, хлебнуть кислорода и, снова спрятавшись под свинцовой водой, плыть, плыть по течению, по изогнутому фарватеру туда, где речушка прячется меж деревьев. Можно спрятаться в тайге вместе с речкой. Легко.

Однажды я уже падал, держась за руль автомашины, в речные воды. Опыт имеется, и весьма позитивный. Не грех, честное слово, повторить сейчас однажды проделанный трюк. Горячий ковбой, его приятели, в том числе и нашедший вдоволь приключений на свою голову Аристарх, и охрана "новорусского" поместья, пусть все думают, что вор Алмаз не справился с управлением, утопил и себя, и машину, и труп утопленника унесло течением. Поворот руля — и концы в воду!..

Часть III

Наказания за преступления

Глава 1

Она — ищейка

В полуподвальном, невеликих размеров спортивном зале разминался крепко сбитый мужичок с интеллигентным, изъеденным глубокими морщинами лицом, в застиранном, заслуженном кимоно, небрежно подпоясанном черным поясом. Мужичок сосредоточенно и азартно выполнял махи ногами, попеременно то левой, то правой. Коротковатые, свободного кроя киманошные штаны задирались до коленок при каждом махе, и Зоя успевала заметить на бледных икрах каратеки сизые узлы варикозных вен. Мужику в кимоно давно перевалило за сорок, быть может, и юбилейный полтинник он уже справил. У ветерана боевых искусств проблемы с варикозом и со зрением — на лавке возле "шведской стенки" лежат выпуклые очки в старомодной черепаховой оправе. Недавно Мастер начал лысеть и учиться заимствовать космы за ушами для маскировки голой маковки. Выглядит мужик не ахти, но, черт побери, его ноги взлетают и опускаются совершенно прямыми, ни чуточки не сгибаясь в коленях, и позвоночный столб во время выполнения махов остается прямым, как флагшток. Мах абсолютно прямой ногой при полностью закрепощенных спине и пояснице способен исполнить отнюдь не каждый каратека из нацепивших поверх кимоно кушачок цвета безлунной южной ночи.

Каратека заметил женщину за порогом спортзала, прекратил размахивать нижними боевыми конечностями, подслеповато прищурился.

Красивая женщина. Одета простенько и со вкусом, в футболку, бриджи, плетеные туфельки, и все три детали туалета гармонируют по тону. Минимум косметики, украшений нет вообще. Стоит, скромно потупив взор, ждет, пока на нее обратят внимание.

— Вы ко мне? — спросил обладатель черного пояса, одергивая кимоно.

— К вам, добрый вечер. — Зоя церемонно поклонилась, сбросила туфельки, как и положено, босая, переступила порог и снова коротко поклонилась, отдавая дань додзю, сиречь помещению "для постижения Истины".

Зоя специально готовилась к визиту в додзю сенсея Коробова, для чего навела справки относительно каратешных условностей. Зоя старалась произвести положительное впечатление с самых первых минут знакомства.

— Вы по объявлению? — спросил сенсей, поправляя, центруя узел черного пояса.

Зоя знала о том, что Коробов регулярно размещает в газете "Из рук в руки" бесплатные объявления о дополнительном наборе в секцию "окинавского карате-до". Знала и о том, что откликаются на объявления единицы, и секция под руководством Михаила Валерьевича Коробова убыточна. Вряд ли секция просуществует до осени — летом приток занимающихся минимален, а отток катастрофичен. Вряд ли осенью сенсей-индивидуал Коробов сможет арендовать тот же дешевый подвальчик, ибо к сезону цены за аренду подскочат и подвальчик из дешевого превратится в недосягаемый для каратешного сенсея, чьи тренерские услуги отвергают серьезные федерации. Зоя знала, что федерации не хотят связываться с Коробовым из-за того, что он когда-то возглавил клуб восточных единоборств "Дао", где числился инструктором рукопашного боя С.А. Ступин по кличке Бультерьер.

Впервые Бультерьера объявляли в розыск как без вести пропавшего, его считали погибшим и разыскивали спустя рукава.

Второй раз Бультерьера объявляли в бессрочный розыск после того, как случились кровопролитные заморочки с неким Колей Малышевым, который и привел давным-давно в клуб "Дао", где сам числился инструктором, пресловутого Ступина. На этот раз работников клуба таскали на допросы, куда следует и не следует, и допрашивали с образцово-показательным рвением. Допрашивали учеников, соратников, родственников подчиненных Коробову инструкторов и сэмпаев, таскали на допросы до кучи и друзей Михаила Коробова из разнообразных спортивных федераций. В результате подопечные Михаила Валерьевича завязали с единоборствами, а сам Коробов для тусовки профессионалов восточного мордобоя превратился в изгоя.

Знала Зоя и то, что, едва началась раскрутка "Дела Юдинова", на Михаила Валерьевича Коробова снова круто наехали государевы люди. Опричники в чинах да в погонах кололи сенсея на предмет возможных связей с нелегалом Бультерьером, создавая без пяти минут банкроту дополнительные жизненные трудности.

Меж тем сенсей прогнал взашей Макса Смирнова, когда следак из "Никоса" явился на поклон к Михаилу Валерьевичу и предложил уладить все неприятности с опричниками и посулил крупную сумму зеленых денег, и все это в обмен всего лишь на обстоятельный разговор о Бультерьере, о характере, привычках и причудах С.А. Ступина, какие запомнились М.В. Коробову.

— Нет, я не по объявлению, — Зоя вытащила из кармана бриджей фотографию смеющегося сына Алеши. — Моему ребенку угрожает опасность, — Зоя протянула фото Коробову.

Зоя знала, что в позапрошлом году сенсей Коробов впервые в жизни побывал в загсе в качестве жениха, причем под руку с беременной невестой. Зоя знала, что молодая жена Михаила Валерьевича в прошлом году благополучно разрешилась от бремени. Зоя надеялась, что, как и всякий испытавший радость отцовства лишь на склоне лет. Коробов отличается ярко выраженным чадолюбием, она надеялась, что нежные чувства в стареющем мужском сердце распространяются не только на родное чадо.

И Зоины надежды оправдались! Коробов машинально взглянул на протянутую фотографию, и строгие черты его интеллигентного лица сразу же помягчели, а в подслеповатых глазах появилась не замеченная Зоей ранее теплота.

— Михаил Валерьевич, выслушайте меня! Моего сына и мою маму спрятали за границей, при них неотлучно находится симпатизирующий мне охранник, однако... — Зоя спрятала в карман фото живого-здорового Лешки и вытащила фотографию, обработанную на компьютере хромоногим уродом. — Вот, взгляните. Вот зримая угроза. Фото моего мертвого сына было подброшено человеком, назвавшимся Ступиным Семеном Андреевичем. Михаил Валерьевич, вы, без сомнения, уже догадались, что я сотрудница службы безопасности "Никоса". — Зоя вытащила из заднего кармана бриджей пачку распечаток на фотобумаге. — Посмотрите вот это. Распечатки сделаны-с видео, съемки велись в темноте, в инфракрасном спектре. На распечатках пофазно запечатлено, как назвавшийся Ступиным наносит удар ногой моему коллеге из службы безопасности концерна. Меня интересует — узнаете ли вы характерную для Ступина ударную технику? К сожалению, в том помещении, где назвавшийся Бультерьером вырубил меня, отсутствуют камеры наблюдения, но я опишу вам, как он меня...

— Уходите! — оборвал Зоину скороговорку престарелый каратека, крутанувшись на пятках, демонстративно поворачиваясь к женщине спиной. — Ступин, каким я его помню, не мог опуститься до угроз маленькому ребенку. Уходите! С минуты на минуту появятся мои ученики, мне некогда разговаривать, я занят, у меня тренировка.

— Михаил Валерьевич! Уважаемый! И я сомневаюсь в том, что это был Ступин! Прошу вас только об одном — взгляните на распечатки, сравните динамику движений негодяя, который искалечил моего коллегу, с техникой боя Семена Ступина, которого вы запомнили как человека с определенными моральными принципами. Выслушайте, прошу вас, мои личные впечатления о боевых навыках хромого негодяя. Помогите мне утвердиться в сомнениях, помогите Ступину! Кроме вас, уважа...

— Уходите! — вновь перебил Зою ветеран с черным поясом, продолжая демонстрировать женщине не по годам прямую спину. — Я сказал: Ступин не мог угрожать ребенку. Это все. Втянуть меня в задушевную беседу со слезой у вас, ищейка из "Никоса", не получится. Благодаря Сене Ступину я, слава богу, в курсе — чтобы разговорить свидетеля, легавые маму родную не пожалеют. Я из-за Сени много чего натерпелся, но я продолжаю считать себя его другом, и я отказываюсь с вами, с высокооплачиваемой ищейкой, сотрудничать.

— Вы считаете Бультерьера другом? — Зоя схватила Коробова за плечо, дернула, разворачивая к себе лицом. — Так помогите же другу, черт бы вас подрал! Пусть я ищейка, легавая, проститутка при олигархах, но я, одна-единственная, вопреки общему мнению, отрабатываю версию подставы. Помогая мне, вы поможете другу.

— Я вам не верю. — Коробов дернул плечом, освобождаясь от захвата. — У меня дед сидел при Сталине, и я, слава богу, натерпелся от разных следователей. Сначала жалобите, а потом... Уходите! У вас нет санкций, чтобы мучить меня вопросами. Слава богу, мы строим правовое государство, вы не имеете права здесь находиться и... И я буду жаловаться! Я пойду в общественную приемную партии "Яблоко". Я Немцову письмо напишу! Мое терпение лопнуло, так и знайте!

— Мудак, — высказалась Зоя с чувством, повернулась спиной к его красноречивой спине и пошла на выход.

На улице Зою ждал личный телохранитель Перловский за рулем казенного "Мерседеса". Телохранитель для профессиональной телохранительши, пускай и временно исполняющей обязанности ищейки, все одно — нелепость, масло масленое. Телохранитель телохранителя — язык сломаешь, обхохочешься, однако новый президент "Никоса", господин Казанцев Николай Маратович, велел начальнику своей службы безопасности, Пушкареву Евгению Владимировичу, обеспечить Сабуровой Зое Михайловне охрану, мотивировав сие тем, что Сабурова, дескать, слишком ценный носитель воспоминаний и ощущений, оставшихся после ее тесного общения с разыскиваемым фигурантом.

— Удачно, Зоя Михална? — спросил Перловский, заводя мотор.

— Где моя сумочка? — ответила вопросом на вопрос Зоя, усаживаясь в пассажирское переднее кресло.

— Сзади лежит. Куда поедем, командуйте.

— Отвези меня домой, Шурик. Для разнообразия отдохну сегодня вечером, тем более что завтра в пять утра ты у меня, и мы поедем в Шереметьево-2.

— Кого-то встречаем? — Перловский, плавно тронув машину с места, посмотрел на соседку с откровенным любопытством. По статусу Шурику Перловскому не положено участвовать в розыскных мероприятиях, но Сабурова нет-нет, да поделится с коллегой какой-либо версией частного следствия, своей или чужой, нет-нет, да и поинтересуется мнением Шурика.

— Завтра поутру возвращается на Родину Коля Малышев, старинный приятель Семена Ступина. После того как Ступин в первый раз нырнул на дно, с Малышевым произошло кое-что неприятное, и Семен Андреич вынырнул, разобрался с проблемами друга, хотя мог бы кайфовать дальше на комфортабельном дне. Есть у меня подозрения, что Ступин в последние годы поддерживал отношения с Малышевым.

— Находясь в розыске, встречался со старым другом?

— Да, подозреваю, что встречался.

— Зоя Михална, а Малышев, он кто по профессии?

— Был тренером. Это он познакомил Коробова со Ступиным, привел Семена Андреича в клуб "Дао". Потом Малышев пережил несколько суровых операций после ранения, и ему пришлось завязать с единоборствами. Теперь он работает в российских посольствах за границей.

— В посольстве? Кем?

— В посольствах, я не оговорилась. Коля катается по всему миру, он печник. Судя по тому, что Малышева выпускают, несмотря на его косвенную причастность к геморрою спецслужб по фамилии Ступин, из Коли вышел печник хай-фай класса.

— На фига в посольствах печник?

— Печки класть, проверять, как они функционируют. Электрические уничтожители бумаг, они, конечно, хороши, пока электричество есть, но печь надежнее. В ситуациях форс-мажора секретные документы жгут в печке.

— Ядреный корень, вот бы узнать, у кого этот Малышев печному делу учился! Пошлю все на фиг, выучусь на печника и буду по заграницам кататься. Здорово!

— В Африке, Шурик, в какой-нибудь задрипанной Руанде, где СПИД и малярия такие же обыденные неприятности, как у нас насморк, совсем не здорово.

— Зоя Михална, вы обмолвились, мол, этот Малышев был ранен. Его ранение как-то связано с давнишними заморочками Бультерьера?

— Связано, Шурик. История длинная, завтра, так уж и быть, по дороге в аэропорт я тебе ее расскажу. Ну а сейчас, Саша, я снова, в сто тысяча первый раз, попрошу тебя вспомнить тот момент, когда ты видел, как похититель волочет Юдинова к мотоциклу.

— Ой, Зоя Михайловна! Не могу я больше! Замучили вы меня совсем с этим проклятым моментом. В сто тысяча первый, второй и третий разы отвечаю: не помню я, хромал похититель с президентом на закорках или не хромал. Не помню! Хоть утюг мне на пузо ставьте, не помню, и все тут!

— Ну а мотоцикл ты помнишь? Ты видел, как двигается правый локоть похитителя на мотоцикле? Я не спрашиваю про кисть в черной перчатке, я прошу вспомнить движения его правой руки. Человек с протезом вместо кисти должен компенсировать неподвижность механической конечности, фиксирующей руль, движением локтя.

— На мотоцикле с протезом вместо кулака ездить вообще невозможно.

— Корастылев говорит, что возможно.

— Вы спрашиваете мое мнение, я отвечаю: невозможно.

— Я не спрашиваю, а прошу вспомнить, как двигался его локоть. Между прочим, сам Бультерьер сказал мне, что научился одной рукой управляться с мотоциклом.

— Когда сказал?

— За секунды до аварии.

— Прямо так, дословно и сказал: "одной рукой управляться"?

— Не помню...

— Вот видите! И у вас с памятью проблемы, а от меня требуете невозможного.

— Я, Шурик, очнулась в "японке" Бультерьера с шишкой за ухом, с тошнотой в горле и рябью перед глазами. Ножки, ручки меня не слушались, я и себя-то смутно помню перед прыжком в японском гробу о четырех колесах, да в студеную водичку... Шурик, ты куда свернул? Забыл, что с этой стороны моего дома теплоцентраль ремонтируют?

— Ядрена вошь, забыл!..

Перловскому полагалось сопровождать живой охраняемый объект в подъезде, в лифте и осмотреть жилище объекта охраны. Но, разумеется, всякий идиотизм имеет свои пределы. И.о. ищейки, телохранитель Сабурова, простилась с телохранителем Перловским, выйдя из машины.

Заходя в подъезд, кивая консьержке, ожидая и поднимаясь в лифте, доставая из сумочки ключи, открывая дверь, Зоя думала об отпечатках пальцев Бультерьера (в архивах МВД, ФСБ и других силовых учреждений они имелись, а на месте последних преступлений ни одного четкого, подлежащего идентификации), о голосе шантажиста, убийцы и грабителя, назвавшегося Бультерьером (записи голоса С.А. Ступина имелись в тех же архивах, а телефонные переговоры с фигурантом накануне и в день убийства Юдинова записаны не были, сравнивали голос на слух, по памяти), о физиологических параметрах человека, скрывавшего лицо под маской Тома Круза и известного ранее под кличкой Бультерьер (на глазок — совпадают. Чертовски совпадают. Но на глазок)...

Захлопнув за собой дверь, очутившись дома, Зоя переключилась с аналитических размышлений на мысли с сиюминутном. Она опять, который день подряд, позабыла, что надо бы наконец сподобиться и заглянуть в маркет. В холодильнике — шаром покати. Идти в ночник или заказывать пиццу с доставкой на дом неохота. А это значит, что опять придется жевать гречневую кашу без хлеба, запивать кипятком с пакетиком чая "Липтон". Если, конечно, отыщется завалящий пакетик чая.

Зоя стряхнула с ног туфельки, швырнула сумку на полку под зеркалом в прихожей, сняла через голову футболку и, расстегивая бюстгальтер, пошла в ванную.

Возле душевой кабины в комнате, по инерции называемой "ванной", хотя никакой лохани для отмокания в ней и в помине нету, выяснилось, что в банном хозяйстве Зои Сабуровой возник дефицит свежих полотенец. Досадуя, Зоя вздохнула, метнула комок негодного полотенца в разинутый зев стиральной машины, куда только что полетели футболка и бюстгальтер, и направилась из кафельной каморки с фирменной душевой кабиной, с розовой раковиной и стиральной машиной обратно в прихожую, чтобы оттуда пройти в одну из трех, в спальную комнату к платяному шкафу, на полках которого, возможно, есть еще запасы свежих полотенец.

Зоя улыбнулась — вспомнить, каково общее количество банных полотенец в ее хозяйстве, оказалось не менее сложно, чем воскресить в памяти последние минуты общения с человеком в маске Тома Круза.

С отстраненной улыбкой на губах Зоя вошла в спальную комнату. В спальне минимум мебели — шкаф во всю стену, ложе с водяным матрацем, столик у изголовья. Зоя подошла к шкафу, отворила деревянные створки. Повезло — на второй снизу полке лежит одинокое свежее полотенце. Зоя взяла махровую банную принадлежность, закрыла шкаф, повернулась к выходу из комнаты и закоченела, как будто участница старинной детской игры "замри-отомри".

Секунду Зое казалось, что в дверях привидение. Секунду она надеялась, что ЭТО в дверном проеме оптическая обманка, иллюзия. Но нет! Нет, к сожалению! В дверном проеме стоит человек из плоти и крови. Мужчина. На нем сандалии, легкие летние брюки, рубашка с короткими рукавами. В левой руке тонкая металлическая тросточка, правое предплечье заканчивается розовой культей. Левая нога короче правой, оттого мужчину слегка кособочит. Он коротко острижен, у него малоприметное, загорелое лицо. Его глаза улыбаются.

— Здравствуйте, Зоя. — У него тихий, спокойный голос, обычный, стандартный мужской баритон. — Я ожидал вас в гостиной. Я позволил себе проникнуть в вашу квартиру, извините. Нам нужно поговорить, Зоя.

До дверного проема, что загородил хромой и однорукий с глазами улыбающейся змеи, от шкафа, где закоченела Зоя, прикрыв голую грудь махровым полотенцем, около двух с половиной метров пустого пространства. Скомканное длинное полотенце весит достаточно — грамм четыреста — для того, чтобы пролететь эти два с лишним метра быстрее, чем их преодолеет Зоя.

Она швырнула полотенце ему в лицо, сорвалась с места. Она умела быть быстрой. Она сумеет избежать былых ошибок. Она будет очень быстрой, более быстрой, чем тогда, в кабинете президента "Никоса", возле вскрытого сейфа. Тогда она ошиблась — она вошла в слишком близкий контакт. С хромым и одноруким разумнее держать дистанцию. Не следует подставляться под его локти, разумно атаковать, сместившись к его неполноценной, менее подвижной ноге.

Она — морская волна, гонимая бурей. Ее мягкие ладони концентрируют энергию шторма.

Он взмахнул тростью. Металлический набалдашник на конце тросточки взметнулся вверх, подцепил махровый комок, перебросил полотенце за спину хромому.

А тем временем ее бедра вильнули, смещая тело, и она атаковала его сбоку, со стороны больной ноги. Высоко над ее головой поднятая, подцепившая полотенце трость, а она, Зоя Сабурова, в низкой, совсем низкой стойке. Она буквально стелится по полу. Одна ее ладошка нацелена в область его сердца, другая толкает его хромую ногу в колено.

Она выполняла движение под названием "Женщина, которая ткет". То, что это движение имитирует работу ткачихи, Зоя узнала из книг. Зоя училась у китайского Мастера с вьетнамской пропиской, будучи малышкой неразумной, динамика самого легендарного из всех мягких стилей кунг-фу стала ее природной моторикой, ее естеством, а в отрочестве ей было ужасно интересно листать учебники по тайдзи-цюань, коих на перестроечных книжных лотках появлялось немерено, и узнавать, как что называется из арсенала ее умений.

В кабинете президента "Никоса" хромоногий уклонился от атакующего движения в пах под названием "Одинокий золотой петушок", изогнувшись червяком. Хромой на пороге Зоиной спальни ушел от атаки ткачихи гораздо более замысловатым образом.

Ее ладони достигли целей, от бедер к ладоням, к углублениям между большими и остальными женскими пальцами хлынули потоки физической и метафизической энергий. По всем законам физики, анатомии и боевой околонаучной мистики врага должно было швырнуть со страшной силой на дверной косяк, однако ловкач с тросточкой, презрев обязательные для остального человечества законы, закрутился юлой вокруг оси здоровой ноги. И его бешеное вращение погасило, свело на нет энергию спаренного толчка.

Совершая полный оборот вокруг правой, опорной ноги, ускоряясь невероятно, пронзительно скрипя подошвой правой сандалии, Зоин оппонент согнул, "зарядил" для контратакующего удара хромую ногу. Центробежная и сила его мускулов суммировались, разящая нога распрямилась, "выстрелила".

Зоя спаслась от ураганного удара, сменив прежнюю позицию на "Обратную стойку кнута". Пропустила атакующую конечность над собой и ответила "Ударом кнута". Хромой резво блокировал "кнут", использовав прием, очень похожий на известный Зое под названием "Красавица смотрится в зеркало". И тогда Зоя выполнила телодвижение "Белый журавль хлопает крыльями", но Бультерьер обесценил ее усилия, уйдя в "Позу кошки".

Словесная стенограмма их боя похожа на построчный перевод средневековой поэзии Дальнего Востока. Рисунок схватки напоминает... "Черт побери! Мы деремся, как герои фильмов Джеки Чана!" — промелькнула ошеломившая Зою мыслишка, вспыхнула догадкой в безумно малом временном промежутке меж очередных па единоборческой пляски.

Он играл с Зоей. Он задал сверхтемп их парному "танцу", при этом он свободно дышал, а ей, чтобы соответствовать ритму схватки, приходилось испытывать кислородное голодание. Он легко, играючи, блокировал ее атаки, как будто предвидел их, он атаковал, не давая ей расслабляться, он ее выматывал, он ее подчинял или...

Ну конечно же, "или"! Он ее успокаивал! Он сам подчинился ее манере ведения боя, с каждым прожитым в бешеном ритме мгновением она все отчетливее осознавала, что он играет, блефует, он просто-напросто не хочет ее травмировать, а хотел бы...

"Трость!" — осенило Зою. Он продолжал удерживать трость. Он держал тросточку "обратным хватом", прижимая древко к предплечью, он сменил "прямой хват" на обратный, когда вращался юлой, сразу после того, как перебросил через голову полотенце. Он умудрился парировать и ИЗОБРАЖАТЬ атаки, не задевая ее металлом трости. А хотел бы, давно бы, сразу использовал преимущества импровизированного оружия, вместо того чтобы их нивелировать.

Зоя оттолкнулась босыми пятками от паркетного пола, отлетела к ложу, к водяному матрацу, покрытому пушистым ласкимо.

— Ну все! Хватит! — сварливо выкрикнула на выдохе Зоя, села на мякоть матраца, смяв ласкимо, скрестила руки, спрятав от мужских глаз голые груди. — Хватит комедии, довольно клоунады!

— Тайки-куэн, правильно? — спросил хромой, прислоняясь спиной к дверному косяку и перехватывая тросточку таким образом, чтоб на нее можно было опереться, использовать по прямому инвалидному назначению. — Вы изучали тайдзи-цюань с вьетнамским акцентом, я угадал?

— Угадали, — произнесла Зоя, получая громадное удовольствие от того, что может наконец отдышаться.

— О, как обязаны мы, россияне, гражданам маленького Вьетнама! О, скольких Мастеров и Мастериц восточных единоборств, наших соотечественников, помог взрастить дружественный Вьетнам! Вас, девушка Зоя, немножко недоучили, было бы время, я бы помог полностью раскрыть заложенный в вас потенциал.

— Вы Семен Ступин? Вы тот, под кого косил хромоногий урод... Черт! Извините за "урода". С языка сорвалось.

— Отчего же, все верно — урод моральный косил под меня, изуродованного жизнью физически. — Он расслабился окончательно, его плечи опали, его улыбающиеся глаза закрылись, а губы тронула ласковая полуулыбка. — О, Великий Будда! Слава тебе, носитель Мудрости! А я-то боялся, что придется долго и муторно объяснять девушке Зое ху из кто. Боялся, что придется говорить о моем железобетонном алиби, требовать сравнений моей искалеченной персоны как образца для подражания с наглым подражателем. Девушка Зоя, ежели вы такая умница, зачем же набросились на меня с кулаками... пардон, с ладонями?

— Представьте — вы у себя дома, оборачиваетесь и видите призрак, чертовски похожий на ненавистного вам урода морального.

— Понятненько — сначала призраку по мордасам, потом разборки с нокаутированным привидением. Женская логика в действии. Не обижайтесь, девушка, я вовсе не половой шовинист, я пошутил.

— Как вы проникли в квартиру?

— Элементарно. Ловкость рук... то бишь руки, и замок вскрыт. Консьержка внизу меня не видела, а запоры на чердачных дверях — смешное препятствие для старого лазутчика.

— Почему вы появились у меня? Отчего не обратились к Пушкареву?

— К Евгению Владимировичу? Читал о нем в газетах. Судя по едким характеристикам журналистов — хороший мужик. По-моему, только ленивый не писал про трагедию "Никоса". Из газетных статеек я и узнал о том, что вы находились ближе остальных к моему преступному двойнику. И близнецы, бывает, отличаются друг от друга, а уж ваш друг Ступин, — он коротко поклонился Зое, — отличается от вашего врага лже-Ступина, вне всяких сомнений. Рост ПРИБЛИЗИТЕЛЬНО одинаковый, голоса ПОХОЖИ, и остальное похоже приблизительно. Я собирался обратить ваше внимание на отличия копии от оригинала, хвала Будде, делать этого не пришлось, мы сэкономили время.

— Вы обмолвились про "железобетонное алиби", — напомнила Зоя.

— О, да. Обмолвился. Алиби — еще одна причина, почему я пришел к вам, девушка Зоя. Оно есть, в смысле — алиби. Кабы внешний осмотр моей неказистой персоны вас не убедил, я бы его, алиби, изложил. Предварительно взяв с вас слово, что мое изложение останется между нами, что вы никому более не перескажете историю про логово Бультерьера далеко-далеко от Третьего Рима, от города Москвы. В логове до сих пор скрываются родные мне люди, жена и дочка. В принципе это не совсем мое логово. Помимо жены с дочкой там...

— Не нужно, Семен Андреич, — прервала Зоя его монолог. — Я все поняла, не нужно говорить лишнее. Я не хочу знать ваши тайны. Я изучала ваше досье. Не могу сказать, что вы мне очень уж симпатичны, слишком кровавый след за вами тянется. Вы жертва обстоятельств, я понимаю, вас травили, вы защищались. Бультерьер не кусается, он кусает, и бог вам судья, и хватит об этом. Господин Ступин, какова цель вашего появления? Чего конкретно вы хотите от меня? Ведь вы чего-то от меня хотите, да?

— О да, девушка...

— Не называйте меня "девушкой", ладно?

— Пардон, сударыня. Госпожа Сабурова, прежде всего я бы хотел вернуться в гостиную, сесть в кресло. Можно? Вы одевайтесь пока, а я подожду вас в гостиной.

Опершись на трость, он отвернулся от Зои, поковылял в комнату для приема гостей.

Зоя обошла ложе, покрытое ласкимо. Странно — под ее ногами половицы скрипели, а Семен Ступин стучал палочкой по половицам, но шагал, хромал абсолютно бесшумно. Зоя открыла ближнюю от окна створку шкафа. Здесь, на верхней полке, хранились вышедшие из моды, зато чистые шмотки. Из середины разноцветной тряпичной стопки Зоя вытянула футболку-размахайку цвета спелого апельсина. Вместе с футболкой из шкафа вывалился нож.

Выдающихся размеров ножик с выгравированной на клинке мордой Рэмбо Зоя поймала за рукоять прежде, чем он брякнулся на пол. Этот пижонский сувенирный тесак папа Сабуров, дурак и сволочь, подарил сыночку Леше на день рождения. Нет, ну правда — дрянь какая фокусник Сабуров! Соображал, гад, что малец придет в восторг от такого подарочка, а маме Зое придется отбирать у ребенка "игрушку".

"Что-то с памятью моей стало", — процитировала мысленно Зоя строку из патриотической советской песенки. Она совершенно забыла, куда спрятала от Лешки провокационный подарок, и удивилась, обнаружив оружие среди трикотажа.

"Пожалуй, с этакой "игрушкой" можно было бы нехорошо удивить господина Ступина. Пускай он считает меня недоучкой, однако с этакой "игрушкой" можно было бы рискнуть и потребовать реванша", — подумала Зоя, взвешивая нож в руке. Тяжелый. Зоя хмыкнула и сунула "игрушку" обратно на полку.

Женщина есть женщина. Или Золушка, или королева.

Причем каждая Золушка мечтает о короне, с коей фигу-две добровольно расстанется Ея Величество Королева. Зоя не без оснований считала себя королевой рукопашной схватки, а ее дважды приспустили. Лже и настоящий Бультерьеры попинали, образно говоря, ее королевскую корону. Обидно, черт побери! Эх, надо было сенсею Коробову морду начистить. И соперник достойный, вона как он ходулями грамотно махал, и самооценка повысилась бы. Эх, черт бы все подрал!..

Зоя надела футболку через голову, поправила волосы, перешагнула угол мягчайшего из возможных, чертовски дорогого королевского ложа и, нарочито громко стуча пятками, пошла в гостиную.

Ступин сидел в кресле у круглого журнального столика, сидел нога на ногу, спиной к двери, глядя в окно.

— Из ваших хором, Зоя, открывается изумительный вид.

— Ни черта изумительного. — Зоя прошла мимо незваного гостя, присела на стул с другой стороны столика, загородив вид из окна. — Я бы с удовольствием переселилась на пару этажей ниже. Просыпаться и видеть небо над крышами надоедает.

— Вы не правы. Должно быть, закат смотрится дивно. Жаль, летом солнце заходит поздно, и вряд ли я успею насладиться зрелищем.

— Ваш голос, ваша манера построения фраз чертовски напоминают голос и манеру вашего двойника-садиста.

— Чертовски, да? А знаете, Зоя, я тоже чертовски часто употребляю словечко "чертовски".

— Это вы к чему?

— Это я к тому, что, возможно, голос и манеры совпадают случайно, а возможно, и нет. Возможно, импровизировал гениальный актер с навыками профессионального диверсанта, а возможно, операцию "Бультерьер-два" готовила к осуществлению целая группа мазуриков. Я в розыске. Мои приметы известны, их популяризируют. Узнать о хромом и одноруком Сеньке Ступине мог и одиночка, и группа товарищей. Иной вопрос, как в одиночку провернуть то, что было сделано.

— А вы бы смогли справиться в одиночку?

— Я — да. Однако, не сочтите за хвастовство, таких, как я... — Ступин растопырил пальцы левой, единственной, пятерни, — ...чтобы пересчитать таких, как я, — хватит пальцев одной руки.

— Как вы узнали мой адрес?

— С легкостью необычайной. Подежурил недалече от многоэтажной каланчи "Никоса", засек пацана-тяжеловеса с мордой ящиком, перехватил его по дороге к дому и допросил. Не бойтесь, обошлось без пыток. Из газет я узнал ваши имя и фамилию, пацан сообщил мне ваше отчество и еще кое-чего. А дальше совсем просто — радиорынок в Митине, компьютерный CD-диск, сработанный пиратами, с адресами граждан, и вот я здесь.

— Что с пацаном?

— Жив, здоров. Он у вас вратарем работает, дежурит на проходной сутки, через двое. Ваше начальство не успеет его хватиться, завтра он сам объявится и расскажет о возвращении Бультерьера. О наличии в природе двух Бультерьеров я пацану объяснять не стал, сами понимаете.

— Ни черта я не понимаю, Семен Андреич.

— У меня железобетонное алиби, Зоя Михайловна...

— Об этом вы уже...

— Не перебивайте меня, пожалуйста. Об этом, об алиби, я готов говорить с вами и только с вами, но... — Ступин щелкнул пальцами, улыбнулся грустно, — ...но фишка в том, что я предпочту смерть широкому обнародованию своего алиби. Меня убьют, или я сам погибну при задержании, не важно. Главное — у злоумышленников, которые меня подставили, сойдутся концы с концами, ферштейн?

— Допустим.

— О'кей, едем дальше. Возникает вопрос: кто такие злоумышленники и чего им надо? Уж, конечно, не бриллиантовое колье, согласитесь. Про колье журналюги писали подробно, и, думается мне, его ценность они малость преувеличили. Максимум, чего сможет выручить за колье мой двойник — сто тысяч баксов. Светиться ради ста тысяч глупо, согласитесь.

— Допустим, согласна.

— Хрестоматийное правило сыска гласит: ищи, кому выгодно. Кому выгодна смерть Юдинова? Николаю Маратовичу Казанцеву! Он занял пост президента, он заявил о том, что Юдинов будет отомщен, он... Чему вы смеетесь, Зоя?

— Я не смеюсь, я улыбаюсь. Я сдерживаюсь, чтобы не засмеяться. Вы совершенно не представляете, что за человек Николай Маратович. Ему это президентство на фиг не надо. Он твердо решил на ближайшем совете акционеров поставить вопрос о своей отставке и заявил об этом.

— Когда ближайший совет?

— Через месяц.

— Я не могу столько ждать. Все на рогах, все меня ищут, неровен час, нащупают ниточку, которая ведет к дорогим мне людям. Я должен заявить о себе прямо сейчас. Сегодня, с вашей помощью.

— Ни фига не пойму!

— Зоя, могли бы вы поручиться жизнью собственного ребенка за... Ой, молчу-молчу! Зря я про ребенка ляпнул, простите, пожалуйста, и расслабьтесь. Не нужно стрелять в меня льдинками из глаз, метясь в сердце. Виноват извините. Сформулирую по-другому: вы могли бы поручиться собственной репутацией за господина Казанцева?.. Не спешите отвечать! Подумайте. Вспомните день свадьбы, разве вы, невеста, думали тогда, что ваш жених окажется... гм-м... Вам лучше знать, кем он оказался, почему вам пришлось разойтись.

— Ежели вы ставите вопрос столь жестко, то однозначно я не могу поручиться за Казанцева.

— И, следовательно, скрепя сердце можете допустить, что он причастен к гибели Юдинова?

— Разве что чисто теоретически.

— Теория — пшик! Словеса и демагогия! Эксперимент — вот настоящий критерий истины, не так ли?

— К чему вы клоните?

— Я вас вербую, Зоя. Вы мне нужны. Вот что я предлагаю: как только мы расстанемся, а это случится через минуты, я и так у вас, извините, засиделся, вы срываетесь с места и мчитесь в "Никос". Вы сообщаете, дескать, к вам на квартиру явился Бультерьер. Явился без маски, образно говоря — с открытым забралом. Явился и сказал, дескать, я есть я, меня подставили с помощью двойника. Про алиби я и не заикнулся, про Казанцева тоже. Я сказал, что желаю разобраться с подставой, но испытываю острый информационный голод. Я потребовал, чтобы вы скачали на дискету закрытые следственные материалы и не позднее завтрашнего дня оставили их в "почтовом ящике".

— В каком "почтовом ящике"?

— Об этом позже. Можете сказать, что я не требовал, а просил, взывая к вашему милосердию, ища у вас сочувствия. Можете, наоборот, заявить, дескать, я вас шантажировал. Не суть важно. Главное — я требую от вас компьютерную дискету с закрытой информацией, меня интересует, до чего сумели докопаться частные и государственные ищейки.

— Допустим, я соглашусь участвовать в авантюре. Допустим. И что случится?

— Ежели я прав и у Казанцева рыло в пуху, тогда Николай Маратович вмешается в деятельность подчиненной ему службы безопасности и пошлет в засаду к "почтовому ящику" своих людишек, то есть посторонних головорезов, не имеющих ни малейшего отношения к штатным костоломам.

— Головорезов из той же компании, что и фальшивый Бультерьер?

— Я не ошибся в вас, Зоя. Вы, ха, чертовски умная женщина. Между прочим, я мог бы быть и менее откровенным, мог бы в натуре потребовать принести дискету, и баста. Да, Зоя, Казанцев снарядит в засаду головорезов из той же компании, что и мой веселый двойник. Казанцеву нужен мой труп. Алиби, помните? Мое алиби — моя тайна. А вдруг я сойду с ума и шарахну железобетонным алиби по хитроумной, но шаткой идейной конструкции господина Казанцева? Вдруг я скурвлюсь и сдам к чертям собачьим дорогих мне людей из... Не важно.

— Что случится, если вы ошибаетесь и в засаду пошлют моих сослуживцев?

— Потому я с вами и откровенен, чтобы не калечить зазря посторонних компашке Казанцева персоналий. Я скажу, а вы запомните номер сотового телефона. Ежели я ошибся — позвоните, оставьте сообщение, и я снова возникну из ниоткуда и мы поговорим, как жить дальше. Теперь о "почтовом ящике", запоминайте...

"Почтовым ящиком" Ступин называл дупло в стволе старого дуба. Дуб рос в пятистах шагах от заасфальтированной двухполосной дороги в дальнем Подмосковье. Следовало ехать до приметной березы-великанши с раздвоенным стволом, что притулилась справа у дороги, ежели двигаться от Москвы. Припарковавшись возле березы, следовало идти по лесу строго перпендикулярно асфальту, идти и считать шаги. Пять сотен шагов плюс-минус дюжина, и упрешься в могучий дубовый ствол и увидишь дупло невеликих размеров. До дупла легко дотянется взрослый человек среднего роста.

Ступин подробно объяснил, как добраться до искомой дороги, где и с каких шоссе сворачивать, выехав из Москвы. Закончив инструктаж, Ступин попросил Зою повторить услышанное, по ходу повторения сделал ряд замечаний и уточнений, назвал номер мобилы с автоответчиком для односторонней связи, после чего поднялся с кресла.

— Что ж, обо всем договорились, сударыня Зоя. Засим разрешите откланяться.

— Уходить будете через чердак по крышам? — спросила Зоя, вставая со стула и позволяя себе улыбнуться.

— Зачем же? — улыбнулся в ответ Ступин. — Пройду мимо консьержки, пущай меня запомнит. Не провожайте меня, Зоя, не надо.

Отстукивая редкую дробь тросточкой, он похромал в прихожую.

— Постойте! — окликнула Зоя. — Погодите, а как же... а если...

Он остановился в дверях, оглянулся.

— Само собой разумеется, Зоя Михайловна! Само собой, ежели мои догадки подтвердит жизнь и вы мне поможете заполучить "языка" из компании Казанцева, разумеется, я появлюсь у вас снова и сообщу, что за сила НАМ противостоит. Ведь мы с вами в одной команде! Ведь так?

Зоя не нашлась, что ему ответить. В ее душе, у нее в голове бушевала буря сомнений. Не то чтобы особо яростная, поглощающая естество целиком, сопровождаемая туманом в сознании и брызгами отчаяния, но все же буря...

— Так, — ответил вместо нее инвалид по кличке Бультерьер. Сказал, будто гвоздь вбил, и вышел из гостиной.

Стук-перестук тросточки в прихожей, щелчки открываемых замков, хлопок закрывшейся двери. Зоя осталась одна в квартире.

Тик-тик — тикают тихо-тихо настенные часы. Ж-ж — жужжит случайно проникшая с лестничной клетки в жилой простор жирная муха. Зоя борется с бурей мыслей, преодолевает шторм чувств. Что он ей предложил — предательство?.. И да и нет... Хочет ли она наказать того... нет — тех, кто шантажировал ее, угрожал ее ребенку?.. Однозначно — да!.. Можно ли верить Ступину так же, как верят в него его друзья, тот же Коробов, например?.. Хотелось бы... Очень... Очень-очень-очень...

Зоя встряхнула головой, сбрасывая с плеч лишний груз сомнений, шагнула к подоконнику, где стоял домашний радиотелефон, взяла трубку с пумпочкой антенки, женские пальцы пробежались по клавишам, набирая номер, она прижала трубку к уху.

Гудок... еще один... третий...

— Алло, да! Пушкарев слушает...

— Евгений Владимирович, от меня только что ушел Ступин.

— Алло, Сабурова! Громче, плохо слышу. Какой Сукин?

— Сукин сын Семен Андреевич Ступин. Бультерьер. Хромой и однорукий.

— Что?! Сабурова, щас!.. — Она услышала, как Пушкарев, отстранив трубку от лица, выкрикивает распоряжения: "Машину к Сабуровой!.. Куда?" Из микрофона Зоиной трубки звучит вопрос: — Ты где?

— Дома!

— Домой к Сабуровой машину, срочно! С охраной!.. Алло, Сабурова, к тебе едут! Рассказывай пока, слушаю! Подробно рассказывай!..

— Он требует дискету.

— Кто?

— Бультерьер.

— Какую, японский городовой, дискету?! Алло! Подробно рассказывай, я сказал! С начала! Как появился, чего делал. Излагай по порядку.

— Ладно. Излагаю...

Зоя начала изложение, стоя у окна, глядя в небесные выси и согревая щекой пластмассу стационарного радиотелефона с домашним номером. Посланные за Сабуровой коллеги примчались поразительно скоро. Зоя прервала разговор, досказав наполовину — наполовину! — выдуманную историю до середины. Быстренько — три минуточки! — приняла душ, в ускоренном темпе — как пожарный! — переоделась, в рекордные сроки — пять минут всего! — "сделала лицо", привела в порядок — семь минут гудения фена, и пошли все к черту, лахудрой Зоя никуда не поедет! — волосы, продолжила прерванный разговор с начальником, спускаясь по лестнице, — Корастылев, пока Зоя собиралась, успел снять показания с консьержки, молодец какой! — тиская мобильник, закончила рассказ, полный подробностей, сидя в машине, уже когда машина подъезжала к зданию "Никоса".

Коллеги-секьюрити проводили Зою до дверей кабинета Евгения Владимировича Пушкарева. За дверями до отрыжки знакомая казенная обстановка и никого. "Шеф побежал к Казанцеву с докладом", — догадалась Зоя. Последние месяцы, первые месяцы своего президентства, Николай Маратович Казанцев засиживался на президентском рабочем месте допоздна, а то и ночевал в "Никосе", на "гостевом этаже". В работоголика Казанцева превратили, конечно же, не только заморочки, связанные с поисками Бультерьера, хотя по поводу этих поисков Николай Маратович устраивал две ежедневные летучки, утром и вечером. После смерти Юдинова у "Никоса" возникли некоторые проблемы делового характера, что неизбежно и закономерно. Бразды правления штука такая — попадают в другие руки, и, покуда не появятся на новых руках мозоли, бразды удерживать архитрудно.

В гордом одиночестве Зоя слонялась по кабинету начальника службы безопасности. Постояла у окошка, раздвинув пальцами полосочки жалюзи, посмотрела, как солнце садится в тучи. Села за начальственный стол, пощелкала клавишами ноутбука господина Пушкарева. Забавно — Зоя смогла бы сейчас запросто скопировать все практически информационные материалы, наработанные следствием. Была б только с собой дискета, а времени навалом.

Зоя скучала в кабинете Евгения Владимировича около часа. Коротала время, тыкая маникюром в клавиши ноутбука, раскладывая пасьянс на жидкокристаллическом мониторе.

Она была совершенно спокойна. Бурю в душе и в голове сменил полный штиль. Решение принято, и нечего зря теребить душу, незачем напрасно напрягать мозг. Зоя сработала, как и просил Бультерьер. Настоящий Бультерьер. Оригинал, которого подставили. Она могла бы, конечно, поступить и по-другому, например... К черту! Штиль так штиль! И не фига зря гнать волну, нельзя волноваться, бесполезно. Что сделано, то сделано. Аминь... Черт, валет трефовый мешает, пасьянс не складывается...

Топот в офисном коридорчике, отрывистые, невнятные голоса, дверь открывается, в казенную вотчину входит хозяин.

— Сабурова, чем ты тут занимаешься?

— В картишки с вашим компьютером играю, Евгений Владимирович.

— М-да, нервишки у тебя — позавидуешь.

— Вы от Казанцева?

— От него... Сиди, Сабурова. Оставайся в моем кресле, а я сюда вот сяду, на стул для посетителей... Кушать хочешь?

— От кофе не откажусь.

— Я заказал. Скоро кофейник принесут, колбаски, сырка. Перекусим и по рюмашке тяпнем, оттянемся. Чего глазами хлопаешь? Отдыхай, Максику Смирнову поручено найти добра молодца, который разболтал Ступину твои данные, Корастылева я подрядил Максу в помощь, усилил группу Перловским. Шурик давно рвется в бой, Смирнов с ним созвонится, захомутает, Перловский будет счастлив. Остальных я отпустил отдыхать. Наслаждайся покоем и спокухой, Сабурова. Казанцев отстранил службу безопасности от операции по захвату Бультерьера возле "почтового ящика".

— То есть?

— Есть то, что есть. Есть приказ президента "Никоса". Три богатыря — Смирнов, Корастылев, Перловский — роют носом землю, ищут похищенного Бультерьером вратаря, остальные отдыхают. Ловить Бультерьера будут люди Казанцева.

— Какие люди?

— А я знаю?!

— И как это понимать, Евгений Владимирович?

— Как мудрость верховного руководства и никак иначе. Не хотел тебе говорить, Сабурова, но придется. В службе безопасности "Никоса" есть засланные казачки. Среди нас есть и были Штирлицы, которые стучат черт знает кому о наших внутренних делах. Слишком ответственное дело — захват Бультерьера, чтобы рисковать, подключать к операции подчиненных мне людей. Такова логика Казанцева, и он прав.

— Но если вы отпустили всех отдыхать, то...

— Отставить! Не учи отца, сама знаешь чему. Контингент отпущен с формулировкой: набираться сил для великих дел. Ребят, которые везли тебя ко мне и слушали невольно твой телефонный доклад, я изолировал на гостевом этаже. В Смирнове, Корастылеве и Перловском я уверен. К тому же перед ними стоит задача искать вратаря без уточнений о личности похитителя. А вообще-то, Сабурова, я не обязан перед тобою отчитываться.

— Люди Казанцева устроят засаду возле "почтового ящика", да?

— Скорее всего — да. И все, и хорош меня допрашивать. Я и так сказал тебе больше, чем следовало. Ты сегодня ночуешь на гостевом этаже. Покушаем, коньячка тяпнем, и ты онемела, ясно? Ни с кем ни слова. Пока я не разрешу рот разевать.

Зоя закусила губу. С одной стороны, все произошло в точности, как и предсказывал Ступин, с другой — резоны Казанцева понятны, логичны и объяснимы.

"Кто я? — думала Зоя. — Предательница, в течение получаса завербованная хромым Мастером боя? Или я единственная из всех сотрудников "Никоса", вступившая в борьбу с НАСТОЯЩИМ врагом?.."

Буря забушевала в душе с утроенной силой. Страшно вдруг заболела голова, заломило в висках. Ни разу, никогда в жизни Зое еще не было так паршиво, как сейчас. Так из ряда вон погано. Хоть плачь, хоть вой, хоть вешайся!..

Глава 2

Мы — охотники

Улыбнувшись консьержке, я вышел на улицу и похромал за угол. Интересно, смотрит ли сейчас в окно Зоя Сабурова? Склонив голову, прижавшись лбом к стеклу, прищурившись, ищет ли она глазами мою махонькую, плохо контрастирующую с асфальтовым фоном, колченогую фигурку? Хреново ей сейчас, сочувствую и всем сердцем надеюсь, что я ее уболтал, что она примет правильное решение, нужное. Нужное для меня.

Поворачиваю за угол, ковыляю к припаркованному недалече "Запорожцу" модели "ушастый". Машинка, простуженно чихнув мотором, пукнув выхлопом, двинулась мне навстречу. Поравнявшись со мной, "ушастый" притормаживает, складываюсь пополам, залезаю в кабину чуда хохлацкой автомобильной техники, и узкоглазый молокосос за рулем давит на газ что есть мочи. "Запор" катится по асфальтовой дорожке на пределе доступных для этакой развалюхи скоростей. Стрелка спидометра дергается между цифрами 40 и 50.

— Ким Юльевич, а ну как я тебя выпорю за лихую езду на антикварном транспорте? А ну как движок не сдюжит и взорвется к чертям собачьим? Сбрось-ка скорость, автогонщик.

— Отец волнуется, — оправдывается Ким, однако стрелка спидометра смещается к цифре 20. — Семен Андреевич, я хочу побыстрее успокоить папу.

— Плохо же ты, Кимушка, своего батьку знаешь. Сбрось-ка, дружок, еще скорость до чирика. Едем чинно и солидно, сообразно возрасту автомобиля. Соответствуем картинке с чайником на заднем стекле.

Юлик, папаша корейского юноши Кима, дожидается нас в соседнем дворе. Мы договорились — ежели собеседование с девушкой Зоей пройдет нормально, я сажусь в "Запорожец", а если не очень, то я хромаю в соседний двор к "Волге" Юлика, отпрыск коего остается в припаркованном за углом "ушастом" и некоторое время бдит, смотрит, как быстро и кто примчится к Сабуровой или же когда она сама выпорхнет на улицу. С другой стороны Зоиного дома ремонтники раскопали трубы теплотрассы, и как ни крути, а мимо узких глаз Кима фиг бы кто проскочил.

Ради пущей конспирации малец Ким заранее потрудился закрутить романтическую интрижку со смазливой отроковицей, проживающей на втором этаже интересующего нас жилого дома, и еще вытребовал у папаши поддельные документы со своей фотографией и с узбекской фамилией, и светошумовую гранату требовал на случай, если придется отрываться от погони. Джеймс Бонд, право слово! Шило в заднице и черт-те что в мозгах у парнишки. Серьезное дело предстоит, а он в шпионов играет. Шебутной пацан, однако он мне нравится. На него глядючи, узнаю себя в молодости. Даром что у нас разный разрез глаз, но и у меня точно так же пылал взор в его прыщавом возрасте, и кулаки чесались биться за Справедливость с заглавной буквы.

Что же касаемо папаши корейского вьюноши, с ним у нас отношения более сложные. Для Кима я кто? Для пацана я Великий мастер, прошедший огонь, воду и канализационные трубы современной действительности. А кто я для Юлия? Для человека, который в первый день знакомства представился: "Зови меня Кореец". Для корейца по кличке Кореец я инструмент отчасти. А отчасти — друг. По его милости я стал калекой, с его же помощью приобрел больше, чем потерял. В философско-бытовом плане, конечно. Кисть правой руки мне уже никто не вернет, и хромать я буду до самой смерти.

И в то же время, ежели настигнет меня костлявая старуха с ржавой, затупившейся от веков работы косой, скажем, через час, я уверен — кореец Юлий позаботится о дорогих мне женщинах, о Кларе и ее дочке Машеньке. Моей, пусть и не родной дочери.

И нельзя забывать, что, помогая мне, спасая меня, Кореец одновременно спасает и себя. Второй раз, между прочим, спасает. Впервые он... Хотя, пардон: история о наших былых заморочках — в прошлом. История укрощения Бультерьера длинная, и она уже однажды мною рассказана.

Вернемся-ка, господа, в злободневное настоящее. Точнее — к предисловию сегодняшнего, теплого по-летнему московского вечера.

Когда концерн "Никос" раздул рекламную антикампанию, посвященную кровожадному Бультерьеру, кореец с погонялом Кореец и древнеримским имечком Юлий встревожился не меньше моего. Как уже я намекал выше — мы связаны Судьбой, мы вынуждены помогать друг другу. При этом мы еще и друзья, что... Миль пардон! Я опять углубляюсь в многоступенчатость и сложность наших взаимоотношений.

Короче говоря, Кореец встревожился, отрядил специальных людей искать меня в бескрайних таежных просторах, а сам занялся сбором дополнительной информации касательно инцидента с "Никосом".

Надобно сказать, что Юлику всегда было кем командовать. И в бытность его командиром при погонах, и после ухода в отставку. Всегда были и есть в его распоряжении специальные люди. Не так, чтобы очень уж много, однако достаточное количество. И, к чести Юлика, спешу обмолвиться — он рискует своими людьми только в исключительных случаях. К примеру, предстоящую операцию нам придется провернуть вдвоем. Ким-оболтус не в счет, у пацана роль в грядущих событиях ответственная, однако без риска для жизни... Прошу прощения, я опять не о том. Операция еще предстоит, мы с Юликом подробно разработали... Опять я сбиваюсь с мысли! А виновата в мешанине мыслей пресловутая предстартовая лихорадка, чтоб ее и так и этак...

В общем, найти меня в таежных далях соратникам Корейца не удалось. Покамест я сам не нашелся, Юлик продолжал копить информацию, но ни фига практически не накопил сверх общедоступного. Однажды утром я возник у Юлика на ранчо, как чертик из табакерки, и вплоть до полудня следующего дня перечитывал газетные вырезки, просматривал видеозаписи телевизионных передач, слушал аудиозаписи радиопрограмм. Знатную PR-кампанию против сволочи Бультерьера замесил господин Казанцев. Снимаю шляпу в восхищении.

Более суток я смотрел, читал и слушал, потом поспал часок — снились ужасы — и снова слушал, на сей раз живую речь Юлика. Он поведал мне о некоторых своих аналитических выводах, поделился парой гипотез, выдвинул тройку версий. Не могу сказать, что я сразу и во всем с ним согласился, но... Все!

Все! Мой внутренний монолог пора заканчивать. Прелесть мысленных скороговорок, обращенных к воображаемым собеседникам, в том, что за пару минут успеваешь высказаться и подвести черту под прошлым, подготовиться к старту в будущее. Вслух и с живым собеседником общаться порой ой как не просто, а воображаемый слушатель — он заведомо тебе симпатичен, терпелив и благожелателен. Этакий халявный психоаналитик, который...

— Семен Андреич! — Ким нажатием на педаль остановил "ушастого", окончательно прервав мои вербально-повествовательные мысли.

— Да, я вижу. Вон он, твой папка, маячит за тонированным лобовым стеклом "волжанки". Арриведерчи, недоросль. Все помнишь, как и что делать?

— Все, Мастер.

— Не называй меня "Мастером", о'кей? Слово "мастер" у меня ассоциируется в последнее время с вечно бухим начальником бригады маляров.

Я выкарабкался из "запора", сделал пять с половиной шагов вдоль газончика и с превеликим удовольствием забрался в салон самой престижной советской автомашины. После убожества кабины "ушастого" я почувствовал себя прям-таки кронпринцем в шикарной карете.

— Чего ты сказал такого Киму на прощание, от чего у сына физиономия вытянулась? — спросил Юлик, запуская мотор.

Под капотом "Волги" размеренно загудел движок отнюдь не отечественного производства.

— Чего сказал? — переспросил я, ерзая, устраиваясь в переднем кресле для пассажиров. Переспросил и усмехнулся. — Ха! Да так, ерунду. Воспользовался моментом, чтоб лишний раз полечить твоего отпрыска от возвышенного романтизма.

— Благодарю за участие в воспитании сына. Мастер Семен.

— Ха!.. Не за что, мастер-ломастер Гай Юлий Кореец.

Коробка "Волги" с фирменной начинкой от лучших мировых автопроизводителей разъехалась с ушастым недоразумением и покатилась вон из тихого московского дворика к смердящему бензином проспекту.

— Не нравится мне твое веселое настроение, — произнес Кореец, сворачивая на простор проспекта, поворачивая в сторону МКАД.

— Юлик, ты играешь в покер?

— Нет, я не люблю карты.

— Напрасно. Житие наше весьма схоже с карточными играми. Слишком многое зависит от того, какая масть пришла, какую ставку объявляешь, как умеешь считать и блефовать. А блефовать, Юлик, лучше всего улыбаясь. Слабый — плачет, сильный — смеется заранее. Последним смеется тот, кто к игре в жизнь относится с улыбкой.

— Ты блефуешь, — кивнул Кореец. — Ты прячешь за улыбкой прочие чувства, а меня учили при любых раскладах оставаться невозмутимым. Как Будда.

— Это где ж ты видел невозмутимого Будду? Все его канонические изображения улыбаются...

Мы ехали за город и философствовали. Обменивались фразами и фразочками, развлекались, играя в словесный пинг-понг. Пересказывать Корейцу мою трепотню с Зоей Сабуровой — бессмысленно, ибо раз я подъехал к "Волге" на "Запорожце", значит, считаю целесообразным реализовать операцию под кодовым, предложенным мною ради шутки названием "шок и трепет".

Мы оба прекрасно понимали, что "шок и трепет" легко обернется "провалом и позором" в том случае, ежели сударыня Зоя решит поступить как-то по-своему, учудит нечто отличное от того, о чем я ее просил. А о чем я ее просил, Корейцу было, конечно же, известно, ведь это он детально разрабатывал план операции, искал место для "почтового ящика", придумывал систему для связи и так далее и тому подобное.

— Приготовься, Семен. Подъезжаем.

Я стиснул коленями металлическое древко инвалидной тросточки, сильно надавил на загогулину для руки, с трудом ее повернул. Рукоять-загогулина повернулась относительно древка ровно на девяносто градусов, раздался тихий щелчок, и пружина, препятствовавшая вращательному движению, перестала тягаться силами с моей единственной пятерней. Далее рукоять тросточки можно было вращать легким движением пальца. И ежели повернуть ее еще на девяносто градусов, то сокрытый в полости древка заряд бабахнет — мало не покажется. Разнесет в клочья, к чертовой бабушке, и меня грешного, и Юлика, и "Волгу".

Существовала смехотворно малая, однако, вероятность того, что Зоя Сабурова связалась с начальством "Никоса", едва за мною захлопнулась дверь на лестничную клетку, и начальство сразу же направило к приметной березе в пятистах шагах от дуба с дуплом группу боевиков или же связалось с подмосковными ментами, а могло выйти на связь и с областным отделом ФСБ, не суть важно, кто теоретически, чисто теоретически, может перегнать нашу "Волгу", с какими силами, каких ведомств, опять же — чисто теоретически, мы можем столкнуться возле березы-маяка, однако можем. Пусть и теоретически, пускай и с вероятностью, близкой к нулю. И ежели таковое столкновение, увы, случится, вступать в бой не имеет смысла. Учитывая тот факт, что Казанцеву нужен труп Бультерьера, проплаченные менты, коррумпированные фээсбэшники (а с робингудами из мусарни, с донкихотами из ЧК "Никос" вряд ли тесно сотрудничает) или боевики без чинов и званий, без разницы, кто конкретно будет стрелять на поражение, нас однозначно станут поливать шквальным огнем, и придется нам с Корейцем постараться успеть самоликвидироваться. Придется успеть исчезнуть с планеты Земля таким образом, чтобы не утруждать лишними хлопотами патологоанатомов. Поворот загогулины рукоятки, трах-бах, и мы распались на атомы. И отрубили все путеводные нити следствию, те ниточки, что тянутся к нашим родным и близким.

Дорога, по которой мы финишируем, как я и обещал Зое, асфальтовая, двухполосная. По бокам лес. Редкий, по таежным меркам, чащоба, по стандартам Подмосковья. Добрый десяток километров вокруг ни единого крупного поселения. На похожей, мало популярной лесной асфальтовой дорожке мой двойник перебил охрану господина Юдинова, ныне покойного президента нефтяного концерна "Никос". Эта и та дороги в неожиданно приличном для области состоянии и судьбу имеют схожую. Та — ведет в вотчину россиян с достатком много выше среднего, эта тянется до громадной проплешины в лесах, до поляны искусственного происхождения размером с пару футбольных полей. Полянка образовалась в девственных лесах, в "легких столицы", лет несколько тому назад. По мере того как она образовалась, к ней тянули дорогу. Лесорубы и дорожники закончили работу одновременно, настал срок поработать землеустроителям, строителям и архитекторам, однако случился облом — фирма, купившая участок леса под застройку, поссорилась с налоговиками и до сих пор судится, пытаясь отстоять свое право на приватизацию лесных угодий. Несчастные фирмачи дышат городским смогом и верят, что когда-нибудь возведут все же на далекой лесной плешке шикарный коттеджный поселок. Ну-ну. Блажен, кто верует...

О! Вот и береза! Вот он — живой путеводный маяк с рогулькой ствола. Со здоровенной такой рогулькой. Этакая щедро припудренная листьями рогатка для великана. Конечная точка моих сегодняшних автомобильных путешествий, промежуточная точка на маршруте Корейца, точка отсчета шагов к дубу — "почтовому ящику".

— Поздравляю, Юлик, — самоубийство откладывается на неопределенное время. Вишь, птахи лесные только что с березовых веток вспорхнули? Знать, птичек-невеличек мы напугали, и никто другой. Соображаешь? Мы первые добрались до места.

Пугая облюбовавших березу-великаншу птичек, "Волга" красиво развернулась на сто восемьдесят градусов и остановилась, прижавшись к асфальтовой кромке у противоположной относительно приметного дерева стороны дороги. Я вернул рукоять-загогулину в исходное, безопасное положение, передал хитрую тросточку Корейцу.

— Будь здоров, Бультерьер, — попрощался Кореец, пряча трость между сидений.

— И вам не хворать, — ответил я, толкая плечом дверцу автомобиля.

Как только я вышел, "Волга" умчалась. Микроскопическая вероятность нежелательной встречи Корейца за рулем "волжанки" с моторизованным противником на затерявшейся в лесах асфальтовой дорожке все еще оставалась, и Юлик что есть мочи жал на газ, спешил свести ее, эту микровероятность, к абсолютному нулю.

Мне тоже не помешает поспешить. Но, прежде чем перейти на ту сторону дороги, где растет двуствольная береза, мне надобно прогуляться по лесу с этой стороны. Мое наипервейшее дело — переодевание и экипировка. С этой стороны дороги в десяти шагах от асфальта мы с Корейцем сегодня утром спрятали подходящую мне по размеру спецодежду и кое-какие спецсредства. А в пятнадцати шагах от схрона с одежками и оружием нами было спрятано две... Впрочем, об этом позже.

Шаг с асфальта, прыжок через низкий кустарник, два шага по сухим иголкам, согнувшись, чтоб не царапали макушку мертвые ветки погибающей сосенки, пара приставных шажочков, бочком, меж младых осин, широкий и длинный шаг, дабы не смять высокую траву, не оставить следов, заключительная тройка шагов по мхам — и вот она, елочка, под которой вещички.

Заползаю под еловую лапу, разгребаю валежник, достаю холщовый мешок цвета хаки, в нем герметично запаянные вчера вечером с помощью утюга целлофановые пакеты. Рву целлофан самого пухлого пакета, вытрясаю из него комбинезон.

Накануне Юлик долго и настырно уговаривал меня хотя бы примерить сей выдающийся спецкостюмчик. Была и альтернатива комбинезону — милейшая женщина, супруга Юлика, по моим эскизным наброскам скроила и сшила униформу, более привычную для адепта ниндзютцу. Я, чисто из вежливости, внял уговорам Юлика, напялил на себя разрекламированный им комбинированный костюмчик, сработанный по древним лекалам корейских лазутчиков-сульса и основательно модернизированный с учетом современных возможностей, напялил, влез в комбинезон, как в мягкий скафандр, подогнал по размеру с помощью разнообразных шнурков да петелек, и, честное слово, даже от одной мысли, что придется снимать этакий замечательный трикотаж, на глазах, правда, едва-едва не навернулись слезы.

Комбинезон сидел как влитой, как будто я в нем родился. Где надо — топорщился, где необходимо — облегал. Капюшон, снабженный вшитыми защищенными пластинами из пластмассы и амортизирующим возможные удары войлоком, буквально прилип к черепу. Нижнюю часть лица прикрыла мягкая ткань, не мешавшая дышать и в то же время выполнявшая роль респиратора. Вырез для глаз — идеален, а тонюсенький поролон на лбу будет впитывать пот! И сеточка из серой марли на ушах — шедевр! Все слышно, и маскирует уши, и защищает от сора, типа, от песка, липкой грязи. Капюшон облепил лицо, защитил затылок, но ткань на макушке сморщилась, обвисла, стушевала силуэт головы. Так же растушеван и общий силуэт тела. Комбинезон сшит из разных по фактуре тканей, что тоже ретуширует внимание случайного наблюдателя. Упругая пластмасса и войлок защищают не только череп, но и позвоночник, суставы, пах. Второй скелет, вторая кожа, право слово! Днем не жарко, ночью не холодно! Движения не стеснены, а цвет! А запах! Цвет — серая гамма, которая сольется и с камнем, будет незаметна и в листве, потеряется на фоне дерева. Запах — особый изыск. Ткань вымачивали в настое из трав, сваренном по старинному рецепту. Едва уловимый человеческим носом аромат нивелирует естественный запашок тела.

В комплекте к комбинезону придавалась и обувь. Безразмерные, мягкие чеботы, которые легко подгоняются под габариты стопы с помощью тесемок. Подошва — слой войлока, слой кольчуги и поперечные, пригнанные один к одному холщовые колбаски, набитые песком.

Честно признаться, полусапожки с раздвоенным мыском под названием "тоби", используемые ниндзя, гораздо удобнее и функциональнее, но где их взять? Жена Юлика сапожному делу не обучена.

А еще в комплект входили чудо что за перчатки! Из серой кожи, тонкие везде, кроме кончиков для пальцев. На кончиках — утолщения. Специально, чтоб хвататься за острое. Правая перчатка, увы, мне, калеке, не понадобилась...

Из какого же это фильма?.. Ага, вспомнил! Кино называлось "Выход дракона", в главной роли Брюс Ли. Глупейший фильм, но с забавной режиссерской находкой — у антипода Брюса Ли, у главного злодея, отсутствовала кисть руки, как и у меня. Помню, как злодей менял протезы, будто насадки к миксеру. То грабельки какие-то прицепит, то ножи, умора! Я же придумал на сей раз прицепить вместо правой кисти... Что бы вы думали, глубокоуважаемый воображаемый слушатель, покорно внимающий моим внутренним монологам? Спорим, не угадаете?.. Я придумал приладить к культе правой руки нечто вроде контейнера с разного рода оружием. Приспособление для компактного хранения, увы и ах, довольно ограниченного, однако более чем эффектного и эффективного боевого арсенала помог смастерить Юлик. Оно получилось похожим на обычный деревянный футляр размером с несуществующую кисть. Я научился бесшумно и легко открывать протез-контейнер, в коем к магнитной пластине липли разные мелкие оружейные разности из вороненой стали, брать которые голой рукой без чудо-перчатки весьма и весьма затруднительно, порезаться можно запросто, а то и палец проколоть.

Я натягивал комбинезон, прилаживал к куцему правому предплечью деревянный протез со спрятанным внутри арсеналом, прятал повседневную одежду, пачкал землей открытые участки кожи возле глаз и мысленно подводил черту под недавним прошлым. Мы основательно подготовились к необычной охоте на охотников, мы должны победить, мы сможем!..

Все я готов. Шуршу прошлогодней листвой, заметаю свои следы, отворачиваюсь от разлапистой елки, иду, хромаю обратно к асфальту. Перешагиваю высокую траву, пробираюсь боком между молодых осинок, согнувшись, лезу под сухими, ломкими ветками засохшей сосенки, прыгаю через низкий кустарник, перебегаю дорогу, исчезаю за двумя березовыми стволами, произрастающими из одного корневища. Отсюда до дуба с дуплом пятьсот шагов по прямой.

Передвигаться по прямой в тайге — задачка невыполнимая, а в подмосковных чащобах при некоторой сноровке двигаться относительно легко. Двигаюсь, считаю шаги. Хотя мог бы и не считать, мог бы идти зигзагом. Я досконально изучил здешний ландшафт, не раз, не два и не три мы с Корейцем приезжали сюда, репетировали кульминацию операции "шок и трепет". Но я ковыляю строго по прямой и веду отсчет шагов. Я представляю себя на месте противника, который появится здесь впервые, я смотрю вокруг придирчивым, чужим, вражеским взглядом.

Сосчитав до четырехсот пятидесяти, я разглядел крону и ствол дуба промеж листвы и ветвей маленьких и больших, пышных и чахлых осин и ясеней. Отсчитал еще тридцать четыре шага, и дуб с оспиной дупла предо мной во всей своей могучей красе. Шагнул четыреста восемьдесят пятый раз и остановился.

Вокруг дуба полянка. Аккуратная такая полянка, поросшая шелковистой травкой. По краям полянка бугрится. Дальний край за дубом особенно бугрист и гол, без всякой практически растительности. За дальним бугром начинается овраг, заросший крапивой. Я встал прямо напротив дерева с дуплом, стою среди подлеска, юные гибкие деревца с меня ростом, путаница трав и папоротники по колено. Стоит ли говорить о том, что по дороге к дубу я не оставил следов и сейчас исхитрился встать так чтобы примятая стопами трава распрямилась, едва я отойду? Наверное, не стоит лишний раз хвастаться. Я остановился в самой гуще подлеска, слева и справа деревца мельчают и редеют, превращаясь в сущие прутики. Слева от дуба холмистый край поляны особенно густо порос папоротником. С левого края идеальное место для засады. Справа — бугры более пологие, папоротник карликовый, растет убогими пучками, на одном из бугорков здоровенная куча муравейника. С правого края место, совершенно непригодное для устройства засады.

Выхожу на открытое пространство поляны. Под ногами твердь, потому и пустует пространство, тонкого сантиметрового слоя почвы только и хватает, чтобы травке тимофеевке уцепиться корешками. Лишь былинный дуб посередине лет эдак триста тому сумел укорениться на каменистой тверди.

Поворачиваю направо, ковыляю к муравейнику. Обхожу вавилонскую башню мурашей, здесь, прямо за муравейником, буквально в шаге от копошащейся кучи я и залягу в засаде.

Местечко для засады я, само собой, выбрал и подготовил заранее, отдав предпочтение методу маскировки под названием "узура-гаку-рэ-но-дзютцу", что в вольном переводе с японского означает "искусство укрываться подобно маленькой перепелке".

Сотни лет назад ниндзя подметили, что птичка перепелка прячется, втискиваясь в небольшие неровности почвы. Сметливые ниндзя уловили суть метода и научились прятаться, заполняя естественные бреши и пустоты, научились таиться между тесно растущими деревьями, меж камней, скрываться в ямках, заполнять собой углубления. Метод перепелки творчески развивался, и ниндзя мало-помалу наловчились зарываться в землю, самостоятельно создавая требуемые пустоты. Ниндзя прятались под землей, как под водой, оставляя на поверхности лишь самый кончик фукия — духовой трубочки, оружия для плевка иглами, пригодной также, само собой разумеется, и для того, чтобы через нее дышать.

Дыхательно-плевательная полая трубка фукия лежала там, где я ее и оставил, — под горстью сухих дубовых листьев, в тридцати сантиметрах от муравейника. Лежала, обмотанная длинной и тонкой веревкой, плетенной из конского волоса, с грузилом на конце, гибким оружием ниндзя под названием "мусибинава". Как название сего оружия звучит по-корейски, Юлик мне говорил, вручая веревку с грузилом, но я запамятовал.

Орудуя единственной полноценной кистью, я перемотал веревку из гривы кобылиц с трубочки на ладонь. Мусибинава я намотал таким образом, чтоб удерживать мизинцем свободный конец веревки, а ребристое, не великих размеров грузило на конце мотка разместилось аккурат между большим и указательным пальцами. Закончив с мусибинава, я взял в зубы, как мундштук для сигареты, полую трубочку. Нижнюю часть моего лица прикрывает тонкая материя, но ткань тянется, и удерживать зубами трубку вполне удобно. В полости трубки особой рецептуры растительный клей удерживает острую металлическую иглу. Тупой конец иглы имеет некоторое утолщение, которое мешает доступу воздуха при использовании трубки в качестве дыхательной, однако необходимо для того, чтобы вытолкнуть иглу, когда придет пора использовать фукия в качестве пневматического оружия. Тысяча извинений за малоаппетитные подробности, но, когда придет время, я размочу слюной удерживающий иглу клей, и фактура ткани на губах не будет сей интимной процедуре особенно препятствовать.

Ну вот и все, пожалуй. Я в последний раз посмотрел на поле будущей брани глазами врага, я добавил последние детали к экипировке, мочевой пузырь и кишечник пусты, в желудке принятая накануне визита к Зое таблетка, которая притупляет чувство голода, дыхание само перестраивается на замедленный ритм, осталось слегка выдвинуть нижнюю челюсть, изменив прикус таким образом, чтобы трубочка фукия задралась кверху, на манер трубок ныряльщиков, закрыть глаза, и все, можно нырять в ямку с пеплом, подныривать под ювелирно сработанный поверхностный слой.

Ямку, схожую с неглубокой могилкой, под мои весьма стандартные габариты мы с Корейцем вырыли неделю тому назад. Хвала Будде, слой рыхлой почвы за холмистой границей поляны позволил вырыть достаточно глубокую ямочку. Вырытая земля уехала в багажнике "Волги" на ранчо Юлика, а с ранчо мы привезли аж два мешка с древесным пеплом. Оболтус Ким две ночи не спал, жег костры и собирал пепел, который и заполнил на две трети могильный объем. Последнюю треть займу я, пепел уплотнится, и все будет о'кей.

Над пеплом со вчерашнего дня лежит маскировочный слой, изготовленный опять же Кимом по моей указке и под моим бдительным надзором. Работой Кима я остался более чем доволен. Он склеил, листочек к листочку, веточку к веточке, травинку к травинке, этакое невесомое покрывало. Клеил особенным составом. Покрывало из лесного сора и сейчас-то фиг заметишь, а грядущей ночью оно вообще распадется на составляющие его элементы и полностью сольется с окружающей поверхностью. И комочки земли, приклеенные к листикам да палочкам, лягут прослойкой между мной и пеплом.

Да! Едва не позабыл! Ким, молоток, придумал пропитать отдельные веточки и травинки сахарной водой. Вот, вижу, муравьи уже нашли дорожку к лакомству. Я постараюсь забраться под сотканное Кимом "одеяло" и не потревожить караванные пути мурашей. А если и потревожу, так они не обидятся и не перестанут бегать за вкусненьким.

Последний раз гляжу в небо. Вечерние небеса чисты, как в первый день творения. И синоптики обещали сушь в ближайшие дни. Промокнуть в пепельной могиле я не очень боюсь, однако сушь более благоприятствует нашим с Корейцем планам.

Ложусь на землю, на живот, вытягиваюсь рядом с заполненной пеплом ямой, лежу параллельно ей, у самого края. Лежу и вижу муравейник, а за ним виднеется богатырь-дуб. Аккуратно засовываю руку под склеенное Кимом "одеяло", поддеваю маскировочное покрытие ногой, приподнимаю на сантиметр, пропихиваю под "одеяло" бедро. Закрываю глаза и медленно-медленно заползаю в пепел. Заползаю по краю так, чтобы не прессовать пепельное наполнение, закапываюсь в серой субстанции.

Ну вот я и в могилке. Пепел справа, слева, сверху, а над пеплом склеенный Кимом маскировочный шедевр.

Меня не видно с поверхности, я исчез. Над землей остался торчать только самый кончик трубки, выступающий на миллиметры буквально...

В американском полнометражном мультике про ветхозаветного Моисея сорокалетние странствия евреев по пустыне ужаты до четырех минут. Вот и я рискну, попробую описать ночевку в могиле, уложившись в два нижеследуюших абзаца.

Из всех сигнальных систем организма функционировал лишь слух, зато более чем на сотню процентов. Пепел мешал слушать, и я вынужденно напрягал слуховой нерв, повторяя про себя предназначенную для этой цели мантру, компенсировал с помощью эзотерических приемов искусственного происхождения тугоухость.

Я находился в состоянии не сна, не бодрствования. Я оцепенел, как пресмыкающееся на льду. Я весь превратился в ожидание...

...Я услышал ИХ утром. Расслышал характерное пение утренних птиц, гимн пернатых восходящему солнцу, и услыхал ИХ.

ОНИ двигались со стороны оврага, а вовсе не с дороги в пятистах шагах от дуба и от меня. Я воскресил в голове крупномасштабную карту местности. Скорее всего ОНИ добрались на колесах до заброшенного хуторка в семи километрах с той стороны, откуда ОНИ двигаются. Доехали, сошли и чешут через лес, ориентируясь по компасу.

ОНИ круче, чем мы с Юликом подозревали. ОНИ раздобыли аэрофотосъемку картографов конкретно этого района области и, вооружившись лупой, нашли приметную березку с раздвоенным стволом. ОНИ страхуются круче, чем мы. ОНИ заходят с тыла.

Я услыхал лай, расслышал тихий окрик. Лай прекратился. ОНИ взяли с собой собаку, значит, не исключают вариантик, при котором их противник Бультерьер устроит засаду возле дуба.

Собака гавкнула шагах в пяти-шести от моей лежки. Человек, урезонивший ее тихим окриком, двигается точно на меня, он уже шагах в трех-четырех. ОНИ передвигаются по лесу умело, со знанием дела, ИХ можно услышать только тогда, когда бегство уже исключается.

Мягкий, частый шелест — собака, судя по звукам, крупная псина, обогнала ближайшего ко мне ходока, подбежала к муравейнику. Около муравьиной кучи собака долго не задержалась, и я ее понимаю — вынюхивать землю там, где возятся муравьи, занятие чреватое, того и гляди, насекомое окажется в ноздре. Чаще прежнего топоча лапами, псина поворотилась и поскакала через поляну к папоротнику возле другой кромки.

Собачка, вне всяких сомнений, учуяла аромат слежавшегося пепла, однако осталась к нему равнодушна. Что же касается меня, так я искренне говорю спасибо, большое-пребольшое спасибо древним корейским лазутчикам-сульса за то, что придумали нейтрализующий людские запахи состав. Я, хвала демонам, не пахну.

Псина убежала, но шаги ближайшего ходока, словно колокола, бьют через беруши пепельной прослойки по обостренному с помощью внутренней психотехники слуховому нерву. Произвожу первое шевеление за много часов оцепенения, шевелю языком, смачиваю слюной ткань, прикрывшую рот, через нее полость трубки, чувствую, как отклеилась стальная игла, как ее утолщенный конец коснулся языка. Коплю воздух в легких, оставаясь плоским блином под прослойками над спиной.

В том, что двуногий враг не замечает моего схрона, я уверен абсолютно. Кабы чего его смутило, изменился бы, хоть как-то, характер шагов. Единственная для меня опасность — ежели он ненароком наступит на плоскость могилки. Тогда МОЖЕТ заинтересоваться: что это такое плотное под слоем мягкого? У него в руках — кто в сомневался! — оружие, и, конечно же, огнестрельное. А ну, как он вздумает поворошить ногой могильник, гладя пальцем дугу спускового крючка и направив ствол в землю? Нет уж! Лучше ожить сразу же, едва и если он на меня вдруг наступит. Если, едва и вдруг...

Средневековые ниндзя, мои духовные предки, прятались в ямках, наполненных пеплом, прямо посереди дорог. Идут себе разряженные, будто павлины, самураи, гордые понтярщики, которым встречного крестьянина зарубить ради хохмы только в радость, идут бандюки в законе, бряцают оружием, только серая пыль из-под модных сандалий, и вдруг перед ними, прямо из-под земли, появляется фигура в сером балахоне! Эффектно, правда? А ежели еще на конце веревки из конского волоса или цепочки-кусари привязано не просто грузило, как у меня, а утяжелитель, обмотанный ватой и пропитанный горючим составом, и ежели дело происходит вечером, и ниндзя, выскакивая, поджигает с помощью кремня горючий состав, так вообще праздник! Вращая цепь или веревку вокруг себя, ниндзя как будто окружен огненной сферой, и распальцовщики-самураи мочат шелковые штаны прежде, чем позорно сдохнуть...

Враг прошел между мной и муравейником. Ближе ко мне, чем к муравейнику. Очень близко. Так близко, что просевшая от его веса земля слегка сместила трубочку с острой иглой внутри. Но прошел. Мимо.

Кажется, их пятеро. Точно — пятеро! Пятерых и собаку мой неординарный слуховой аппарат идентифицирует четко. Они идут цепью. Враг, что прошел вплотную — второй в цепочке, если считать с того конца, куда направлены мои пятки. Первый враг перемещается метрах в семи-восьми, на безопасном для меня расстоянии. Третий пересекает поляну. Четвертый лавирует в зарослях папоротника, явно стараясь не помять "зеленку". И, наконец, пятого я еле слышу, он дальше остальных за поляной с дубом, за зонтиками папоротников на том краю полянки.

Цепочка прошла, оставив меня за спинами. Куда они двигаются? К дороге, конечно. А я-то, дурак, хромал от дороги и пытался смотреть свежим взглядом противника. Недооценил я врагов, каюсь. Бона как они здорово сориентировались, вышли прямехонько к искомому дубу. А углубились-то в лес далеко-далече и засветло. Матерые черти.

Я необычная личность, но ничто человеческое мне не чуждо. В душе вспыхнула искорка паники — а вдруг они найдут наши с Юликом тайнички на другой стороне дороги? Найдут мою повседневную одежку, а в пятнадцати шагах от первого схрона пес учует и... Я погасил провокационную искру усилием воли. От нервотрепки, хочешь — не хочешь, нарушается ритм дыхания, а я и так имею минимальный доступ воздуха сквозь смехотворно малые зазоры между утолщением на конце иглы и полостью трубки.

Ни фига они с той стороны дороги не найдут! Юлик чего-то там, возле схронов, помнится, сыпанул. Я, помню, вместо того чтоб спросить: "Чего сыплешь? Чем запахи перебиваешь, спец по вонючему?" — только улыбнулся уголком рта, мол, ну-ну, перестраховщик, старайся коли не лень. У сульса бзик на запах, и это меня, дурака, всегда веселило. Не ожидал я, что противник усилит собственные ощущения собачьим носом. Честно признаюсь — не ожидал. Остается надеяться, что Юлик сыпанул, чего надо, щедро...

Вот ведь зараза! Не помню, хорошо ли я прикопал целлофан со своими "гражданскими" одежками! Ну как сквозь елочные иголки проглядывает моя небрежность?..

Стоп, Ступин! Угомонись. Слышишь? Они возвращаются! Все, раз, два... Нет, не все! Возвращаются четверо и собака. Один, совершенно очевидно, спрятался на другой стороне асфальтовой дорожки таким образом, дабы визуально контролировать березу.

Обязательно на той стороне дороги, напротив березы. По эту сторону у кромки шоссе прятаться нелогично. Фиг его знает, а вдруг машина остановится не совсем рядом с березой? А шоссе-то прямое, как из засады у этого края асфальта разглядишь того, кто их интересует, кто приедет к "почтовому ящику"? Здравая логика подсказывает — враг устроил наблюдательный пункт по ту сторону асфальта. Именно наблюдательный, ибо стрельбе наверняка будет мешать автомобиль.

И самое главное — раз возвращаются четверо, идут, слышу, особенно не таясь, значит, наши секретки по ту сторону дороги не обнаружены!

М-да, я-то ожидал, что враги изначально поведут себя гораздо проще. Подъедут, ожидал я, враги ранним утром на тачках, устроят простенькую засаду подле дуба — "почтового ящика", и лишние на тех же тачках отъедут. Хренушки сбылись мои ожидания! Не хватало еще до кучи, чтоб враги выбрали место для засады возле дуба, руководствуясь принципом "от противного", как и мы с Юликом. Вот смеху-то будет, ежели они сейчас возьмутся мастерить нечто вроде моей могилки в наименее пригодном для укрытия месте, то бишь рядышком, впритирку с моим окоченевшим телом!..

Фу-у... пронесло. Ребятишки обустраивают засаду в гуще папоротников. Правильно, там наличествует вполне удобное углубление. Я аж присвистнул, когда Юлик мне его показывал — пролежень, как будто специально самой природой предназначенный для засады, надежно укрыт зелеными зонтиками, с боков и сзади залежи сушняка, бесшумно к засаднику фиг подкрадешься, и обзор сквозь стебли травы прямо-таки идеальный, дуб с дуплом "почтового ящика" как на ладони.

Слышу, песик дергается. Полагаю, собаку взяли на короткий поводок. На грани слышимости звуки, которые я трактую как шлепки оземь снятых с плеч рюкзаков и звяканье рюкзачных застежек. Предполагаю, что местечко для засады они доведут до полного совершенства посредством хранящихся в рюкзаках маскировочных сеток.

Мне удалось расслышать шуршание, как я думаю, вытряхиваемой из рюкзака сетки, а вообще слуху изрядно мешали отдельные, вполголоса сказанные врагами слова и короткие предложения.

И вот что офигительно интригует — мои антиподы переговариваются на каком-то арабском, мать их в душу, наречии...

Так-с, одного голубчика они обустроили. Отмечу — быстренько они его упаковали, с завидной сноровкой. Знать, не впервой ребятишкам, трущим базары на арабском, в котором я ни в зуб ногой, укладывать кореша в засаду.

Чего они теперь делают?.. Не пойму. Кажется, трое оставшихся и собака на привязи забрались в овражек, что прямо за дубом, если идти и смотреть со стороны асфальтовой дороги.

Ага, понял! В овражке они оставят еще одного засадника! Круто работают арабоговорящие враги. Все логично — они сумели отыскать дуб, двигаясь с неожиданной стороны, значит, и я в принципе могу появиться оттуда. Узрит меня, хромого, потому и легко узнаваемого, человек в ложбинке, и возьмет на мушку. А появится почтальон со стороны асфальта, так засадник в овраге подстрахует товарища в папоротнике...

Жаль, я полный профан в арабской мове. Дока в специфике Дальнего Востока, я позорный двоечник во всем, что касается Востока Ближнего. Сказки тысячи и одной ночи никогда меня, выражаясь на молодежном сленге, "не зажигали". Ближний Восток у меня ассоциируется исключительно с Беней Ладеном, Яшей Арафатом и Саддамом Хусейном.

Жалко, ни хрена я не понял из подслушанных, обрывочных разговоров. Однако прощальное собачье "гав" расшифровал однозначно — беспокоится собачка за остающихся двуногих друзей, ее уводят, тянут за поводок, и она выражает собачью обеспокоенность. Неужто животная интуиция ей подсказывает, мол, остаются хозяева дожидаться смерти, а?..

Ну да и шайтан с ней, с собакой. Не о том думаю. Пора подводить промежуточные итоги, а мне псину жалко, обреченную потерять хозяев.

Итак, итоги. Промежуточные и этапные. Что мы имеем?

Во-первых, сударыня Зоя таки сработала на меня, и наши с Юликом глобальные подозрения целиком и полностью подтвердились. Враги — люди со стороны, посторонняя и загадочная "сила икс". В чем, в чем, а в этом я теперь уверен на все сто... не буду мелочиться, на все двести процентов. Ибо отказываюсь верить, что в службе безопасности "Никоса" найдется пяток арабоговоряших сотрудников. Отрадно, что Николай Маратович казанцев заглотил грубо сработанный крючок, съел фуфло про дискету, а с другой стороны, что еще ему оставалось, а?..

Во-вторых, мы имеем троицу досягаемых врагов и пару отчаливших в резерв. Один следит за объектом "береза", второй за дуплом "почтового ящика", третий контролирует "черный ход" к дубу, двое ушли далеко и надолго. Визуальный контакт между оставшимися в засадах отсутствует, а как насчет радиосвязи? Думаю, поддерживают...

Из "во-первых" радует, что на начальном этапе операции мы с Юликом, что называется, "попали в масть". Из "во-вторых" огорчает, что троица засадников рассредоточилась.

Подведя промежуточный итог, я снова впал в оцепенение, вошел в состояние не сна, не бодрствования, отключил все лишние системы организма, оставив функционировать только слух. Я ожидал услышать Зоины шажки, ожидал, что она появится и бросит пустышку в дупло. Этого не случилось...

Спектакль с появлением Зои на сцене боевых действий они решили не разыгрывать. И правильно. Они числят меня одиночкой, они полагают, мол, мне слабо установить слежку за Сабуровой, выяснить, поехала ли она к "почтовому ящику", убедиться, дескать, все происходит по моему плану и... перехватить ее по дороге, например... Эко я хватил! Перехватить пресловутую дискету по дороге к "почтовому ящику"! Для подобного мероприятия понадобится уйма специального народа. Самая большая хитрая хитрость, на которую способен одинокий Бультерьер, так это нанять какого-нибудь наркомана, дабы наркоман за дозу "герыча" смотался в лес и пошарил в дупле. Отсюда вывод: появится на мушке хромоногий с протезом вместо правой кисти (один появится или в компании, без разницы) — мочить его на хер, крошить пулями в капусту, а ежели в окрестностях дуба с дуплом нарисуется полноценный одиночка (либо компашка без наличия инвалида), тогда лови, хватай, учиняй допрос, выпытывай, где Семен Ступин, заочно приговоренный к смерти...

Короче говоря, день прошел, наступил вечер, а Зоя так и не появилась. Арабоговорящие враги терпеливо ожидали в своих засадах Бультерьера либо появления кого бы то ни было возле "почтового ящика", я же в своей уютной могилке дожидался наступления темноты.

О том, что моя могилка без холмика окутана мраком, сообщили внутренние "биологические часы" и подтвердили лесные шорохи. Тишины абсолютной, стерильной в лесу не бывает никогда. В сумраке, днем, в ночи лес звучит по-разному. Разная активность у разных насекомых, одни птицы замолкают, едва солнце коснется верхушек деревьев, другие приветствуют восход луны.

Ни капли не сомневаюсь — у моих противников приборы ночного видения. Далекий наблюдатель за березой-маяком и враг, засевший в овраге, мне, как говорится, по барабану. А человек, что залег в папоротнике, сволочь такая-сякая, видит сейчас в зеленом, неестественном свете через прибор на лбу и дуб и муравейник. Холмики с моего края поляны отчасти должны помешать наблюдению за моей плоской могилкой, однако, увы и ах, лишь отчасти. Что ж, я сам выбирал место для своего временного захоронения, мне и разбираться с трудностями.

Для начала следует оживить оцепеневшие мышцы и мускулы. Лежу паралитиком уже больше суток, весь из себя такой же деревянный, как и протез-контейнер вместо правой кисти, и за все это время единожды пошевелил языком. Пожалуй, с языка и начну оживать.

Прижимаю кончик языка к верхнему нёбу, замыкаю тем самым магистральный энергетический канал организма. Сосредотачиваюсь на точке дань-тянь. Гоню потоки внутренних энергий параллельно позвоночному столбу. Мысленно отдаю приказ конечностям: ощущайте тепло! И теплая волна движется от кончиков всех пятнадцати моих пальцев, от коленей и локтей к животу, к точке дань-тянь. Меняю темпоритм дыхания, изменяется скорость кровообращения.

Шевелю пальцами ног, двигаю пальцами руки. Напрягаю и расслабляю голени, предплечья, бедра, шею, живот, косые мышцы спины. Морщу лоб, строю гримасы лицом. Оживаю, будто личинка в коконе, слежу за тем, чтобы микродвижения не сотрясали облепивший меня пепел чрезмерно, чтоб поверхностный слой оставался непоколебим.

Ожил. Преобразовал тело из деревянного в гуттаперчевое, но застывшее в прежней позе трупа. Слушаю лес.

Легкий ветерок нет-нет, да и взбаламутит листья с травами. Как будто волны шумят, словно слабый морской бриз: ш-ш-ш совсем-совсем тихо, Ш-Ш-Ш погромче и снова ш-ш-ш... Амплитуда звуковых колебаний от тихонечко до тихо. Ловлю момент апогея звуковой амплитуды и на выдохе выталкиваю, выплевываю иголку из трубки. Иголка, которая не понадобилась в качестве боеприпаса, падает, оторвавшись от земли на какие-то жалкие сантиметры. Дышать сразу же становится легче.

Вписываюсь в звуковую фоновую амплитуду, на вдохе чуточку приподнимаюсь, и пепел скатывается со спины к бокам, а с боков под приподнявшийся на миллиметры живот. И так, миллиметр за миллиметром, приближаю себя к поверхности земли, плавно меняя угол наклона дыхательной трубки, чтоб продолжал выступать над землей лишь самый-самый кончик.

Спустя примерно час с четвертью приближаюсь к поверхности достаточно для того, чтобы начать пятиться. Выползаю из могилы, подобно раку. Шум листьев — и пару миллиметров вверх, и сантиметр назад. Шумок затихает, и я замираю.

Так ли уж внимательно наблюдает враг за дальним от него, за моим краем поляны? Полноте! Зачем, собственно, ему наблюдать? За муравьиной кучей? Он надеется более на слух, чем на зрение, он в радиоконтакте с наблюдателем за асфальтовой дорогой, его страхует товарищ, притаившийся в овраге. Вне всяких сомнений, он устал пялиться в окуляры прибора ночного видения. Он сейчас, как лягушка, которая среагирует только на резкое движение, на отчетливые изменения в ландшафте, на вновь появившийся объект. Я же двигаюсь плавно, в ритме шумов и собственного глубокого дыхания. Я выползаю из ямки, и ландшафт меняется, однако медленно-медленно, в том же темпе, как распускается цветок на рассвете, как поворачивается цветочная головка вслед за солнцем. Я выползаю, распластанный, слившийся с поверхностью и физически и метафизически. Процесс выползания-отползания отнимает у меня более трех часов, две трети короткой летней ночи.

И последний предсумрачный час я опять же ползу, но уже только назад. Проем пологой могилки пуст, ветерок усилился, я смещаюсь к стволам березок, за которыми шелестят плакучими ветками взрослые деревья. Мрак начинает сереть, и я, серый, заползаю, наконец-то, в березовый островок и получаю, хвала Буддам прошлого, возможность перемещаться быстрее.

Ползу сквозь березовый молодняк со скоростью сорок сантиметров в минуту, сорок пять, пятьдесят, метр, полтора, прячусь за ствол взрослого дерева, и можно вставать, можно отлепиться от почвы. Вставая, делаю шаг к следующему стволу. Колени держу сильно согнутыми, грудью касаюсь коленей. Еще один шаг, и колени разогнулись, спина выпрямилась. Шаг хромой ноги, и я готов к бесшумному бегу по пересеченной местности. С поляны, с места лежки врага меня теперь и ясным днем в бинокль не разглядишь. Бегу, выкладываюсь по максимуму, использую последние минуты ночной мглы.

Трубочку-фукия, дыхательно-плевательную, я оставил в массах прессованного пепла, едва мой нос оказался над поверхностью. Веревка с грузилом, мусибинава, по-прежнему в боевой готовности, намотанная на левую ладонь. Тяну воздух носом, выдыхаю сквозь неплотно сжатые губы. Язык прижат к верхнему нёбу. Глаза различают оттенки мрака. Ноги получили мысленный приказ не наступать на ломкие веточки. Бегу, мелко перебирая ногами, уклоняясь от взбаламученных ветерком листиков берез, потом ясеней, затем подныривая под еловые лапы, бегу к асфальтовой дороге, но не напрямик, все время забирая левее.

Я должен пересечь асфальтовую границу так, чтоб вражеский "пограничник" меня не засек. Прикидываю угол его обзора, взяв за точку отсчета главный объект его наблюдений, и делаю вывод — надобно выйти, выбежать к дороге как минимум в километре от перпендикуляра к дубу.

По черной саже неба время мазнуло мелом, поблекли россыпи звезд, побледнел серп луны. Я, хромой марафонец, добежал до чуждого лесу асфальта и не стал притормаживать, зачем? Чего я увижу, высунув голову из "зеленки"? Лишь искусственный монолит дороги да сизую дымку туманов.

Отталкиваюсь от поросшей травой земли, сильно наклоняюсь и пролетаю над убогой придорожной канавкой и приземляюсь сразу на три конечности, и очертания моего тела схожи со звериными. На всякий случай изображаю зверя с раненой правой, поджатой передней лапой, стрелой проношусь по асфальту и вновь оказываюсь в лесу, и опять становлюсь прямоходящим, и снова бегу, обгоняя утро.

Бегу по дуге, делаю крюк по лесу. Я хочу подобраться с тылу к нашему с Юликом тайнику. Не к тому схрону, где упокоилась моя повседневная одежда, а к тому, что в пятнадцати шагах за ним, к тайнику № 2.

Бегу и пытаюсь прикинуть, где же по эту сторону асфальта засел враг-наблюдатель. Сомневаюсь, что он спрятался прямо напротив объекта наблюдения, напротив березы-великанши о двух стволах. Напрягаю память и вспоминаю — далее вдоль дороги, с этого края, метрах в тридцати с гаком от березы-рубикона на том краю, имеет место быть изобилие огромных, прямо-таки фантастически огромных лопухов. Вспоминаю офигенную колонию охренительных лопухов и успокаиваю себя: в эпицентре событий, возле дуба, ОНИ выбрали наиболее комфортные места для засад, следовательно, и наблюдателя должны усадить в самое благоприятное природное укрытие. Сам собой напрашивается каламбур про лопуха в лопухах, но...

Но не стоит недооценивать врага. Интересующий меня тайник № 2 в двадцати пяти шагах, ежели стоишь строго напротив двуствольной великанши, повернувшись к ней, к березе-маяку, и к дороге спиной. Ежели встать на кромке асфальта таким образом, то лопухи и будут в тридцати с лишним метрах по правую руку. Спрашивается: на каком расстоянии от лопухов, то бишь от наблюдателя, у которого ушки на макушке, находится искомый тайник № 2?

Хрен знает! Короче, враг засел достаточно близко, и следует действовать тихо, как мышка.

А действовать предстоит много! Первое действо — подобраться к тайнику и не наступить на валежник. С этой, тыльной стороны, откуда я и приближаюсь к цели, трескучего валежника под ногами видимо-невидимо. Перехожу с бега на шаг, изображаю балерину на раскаленной сковородке. Скачу на пуантах с пенька на холмик, с холмика на пенек. Прискакал. Пуантам больно, зато тишина мертвая.

Тайник № 2 Юлик оборудовал по высшему разряду. Не в лом ему было раздобыть и привезти особенного сорта глину и пачкаться, размазывая ее по мшистым внутренностям ямы, в которой, согнувшись пополам, и я бы легко поместился, и уж для двух клеток с голубями там было из ряда вон просторно.

Яма, очевидно, образовалась после взрыва шального снаряда немецко-фашистских оккупантов. Годы сгладили ее края, тень способствовала росту мхов, глина закрыла доступ в яму опасных для голубей пресмыкающихся. Часть мхов со дна ямы Юлик педантично срезал для того, чтобы замаскировать воронку сверху. Он не только глину привез, он притащил с собой досочки, выпиленные по размеру. Доски прикрыли яму, мох лег на доски. В досках остались щели для доступа воздуха, мох замаскировал и эти щели тоже. Чтобы лисица, например, не учуяла птиц под мхом и досками, Юлик щедро окропил тайник чем-то пахучим. Не знаю, водятся ли окрест лисы, но вражью собаку это пахучее обмануло.

Приметы — трухлявый пенек и кривая рябина — воскресли в памяти точные координаты столь классно замаскированного тайника с голубями, что даже я на его поиски потратил лишних шесть минут. Опускаюсь на корточки между пеньком и рябинкой, протыкаю указательным пальцем мох, цепляю торец доски.

Голубки на месте. Ха! А где же им еще быть? Клетки надежные, зиндан на славу, не вырвешься. Да и нету у них особенной охоты вырываться, ибо есть у голубков чего поклевать и откуда попить. Однако томятся они здесь со вчерашнего утра, и одна из птиц совсем квелая. Правильно Юлик поступил — подстраховался, припас двух почтовых голубей. Один сомлел, а второй ничего, бодренький, он-то и принесет от меня послание.

На этапе планирования операции я было запротестовал: "На фига усложнять? На фига геморрой с голубями? Чай, в двадцать первом веке живем, рация куда надежней, чем птица". Но Юлик меня переубедил: "Сканеры для прослушки эфира стоят на Митинке пару сотен "зеленых". Что мешает противнику лежать, ждать появления хромого Бультерьера и слушать между делом, на всякий пожарный случай, эфир?"

Юлик оказался прав, враг нам попался крутой, матерый, и я не удивлюсь, ежели наблюдатель недалече коротает время, шаря по эфиру.

Я выбрал из пары кандидата на должность пернатого фельдъегеря, взял диктофон, который лежал между голубиных клеток. Для этого пришлось освободить ладонь от намотанной на нее боевой веревки с потенциально разящим грузилом.

Я вытащил клетки из ямки, а сам в нее забрался. Я буду шепотком излагать диктофону наши проблемы, однако пускай мой тишайший говор изолируют еще и края, обмазанные глиной, и парочка оставленных мною досок над головой.

Рассказ о диспозиции врага, о вражеских особенностях и повадках отнял пять минут. Еще пятиминутка понадобилась, дабы надиктовать план дальнейших действий, который давно созрел у меня в голове, и сориентировать напарника корейской национальности во времени.

Высказавшись, я вытащил из кассетоприемника мини-кассету размером со спичечную этикетку, помогая здоровой руке деревянным протезом, открыл клетку с бодрым голубем, с грехом пополам, с лишними нервами и суетой приладил все же мини-кассету к лапке птицы благо на лапке имелись колечко и тряпичный мешочек на липучке. Вздохнув облегченно, я отпустил птицу-почтальона.

Птица радостно захлопала крыльями, по спирали облетела несколько раз кривую рябинку и взмыла в светлеющую высь. Менее чем за час почтовый голубь доберется до ранчо Корейца, где его прилета дожидается мальчишка Ким. Сын встретит птичку, отцепит кассету и свяжется с папой самым банальным образом — позвонит отцу на мобилу. Кореец-младший даст прослушать Корейцу-старшему мою аудиокассету и аудиоинструкции. Юлик сейчас находится в мотеле, в семидесяти пяти километрах от меня. Час полета птицы, включая возню с ее лапкой Кима, десять минут мобильной телефонной связи отца с сыном, полчаса езды по пустынным дорогам, итого — сто минут примерно. Ориентировочно спустя сто минут с сего момента "Волга" Юлика резко затормозит в тридцати предполагаемых метрах от наблюдателя в лопухах...

Я, добрый материалист, выпустил на свободу вторую птицу, которая, кстати, оживилась, наблюдая, как освобождали ее товарку. Я снова поменялся местами с клетками, сам вылез, а их спрятал в ямке. Накрыл ямку досками, особенно не заботясь о маскировке, все же накрыл дощатый настил мхами. Намотал обратно на ладонь веревку из конского волоса и побежал.

Я бежал обратно тем же путем, по той же траектории. Бежал, припадая на хромую ногу, поглядывая в небо.

Когда я пересекал асфальт тем же манером, по-звериному, горизонт позолотили солнечные лучи. Летом светает, увы, слишком рано.

До березового островка средь ясеней, ольхи и елок я бежал в полный рост. В этом березняке я встал на ноги, отправляясь туда, здесь же опускаюсь на четвереньки, прибежав обратно.

Ползу на четвереньках, вокруг белые столбы березовых стволов. Слева, за березовым молодняком, открытый участок, присыпанный мелким сором, и просевшая, пустая могила, в которой я провел более суток, которая выглядит сейчас просто вмятиной в почве. За малозаметной вмятиной муравейник, за ним полянка, дуб, папоротник. Впереди тоже молодые деревца, за ними начинается овраг, поросший крапивой и кустами дикой бузины. Я ползу на четвереньках к оврагу, припадая к земле все ниже и ниже, перемещаясь все медленнее и медленнее.

Поют ошалело птицы, приветствуя восход светила, крепчает ветерок, колышется крапива в овраге, трепещут листики бузины. Зародившийся в темноте ветерок провоцирует уже не тот легкий бриз, что был ранее, отчетливой амплитудой звуковых колебаний, а создает устойчивый шумовой фон. И рваные паруса туч появились в уголке небесного ультрамарина. Вопреки обещаниям синоптиков и назло моим собственным прогнозам, погода стремительно портится. Ученью говорят: "Глобальное потепление", а я говорю: глобальная неразбериха творится с погодой в последние годы, черт знает что творится...

Слившись воедино с гребнем оврага, распластавшись на гребешке, я хорошо вижу квадратный метр склона, где крапива колышется иначе. Что-то мешает кусачей траве колыхаться от корня. Что-то или кто-то.

Особенный квадратный метр высоченной крапивы, менее густой, кстати, чем на остальном склоне, находится аккурат под пышным, нависшим козырьком кустов бузины. Куст вцепился корнями в косую плоскость обрыва, вырос под прямым углом к этой плоскости, в результате и получился вышеупомянутый мохнатый козырек. Сдается мне, под сенью зеленого козырька, в редкой, необычно качающейся крапиве, и засел враг.

Минуло пятьдесят минут с того момента, как я отправил весточку с голубем. Хватит ли мне трех четвертей часа, чтоб подобраться вплотную к врагу, оставаясь незамеченным? Должно хватить.

Переваливаю за гребень, ползу. Со скоростью черепахи по склону у самого краешка оврага. У краешка крапива еще реже, чем на подозрительном квадратном метре. Ввинчиваюсь в крапиву.

Наша с Юликом задача — взять "языка". На этапе планирования я ошибочно надеялся, дескать, караулить Бультерьера останется один персонаж, возможно, изрядно опытный, однако вдвоем с Юликом мы его с гарантией повяжем. Жизнь внесла свои коварные коррективы, и задачка здорово осложнилась. Голубок унес мои инструкции напарнику, в соответствии с которыми он попытается взять парня в папоротнике, а я займусь человеком в овраге. Два "языка", конечно же, лучше, чем один, но и дуэль сложнее синхронизированных действий в паре. Тем паче дуэль с серьезным и непонятным противником...

Я оказался прав — враг бдел под козырьком бузины. Одетый в камуфляж армейского образца, крутой мен лег спиной на крутой склон. Ноги слегка раздвинул, чтобы не мять лишнюю крапиву. Несколько Крапивин торчали, прижавшись к его торсу, несколько прижались к бедрам. Он положил под голову свернутую калачиком маскировочную сетку. Свободные концы сетки спадали с плеч, прикрыв ему грудь и живот. Сетка крупной вязки с вкраплениями искусственных тряпичных листьев и с пучками совсем как настоящей травы из пластмассы. Под сеткой угадывается автомат с откидным прикладом, раскрашенным под стать остальному камуфляжу. Автомат лежит у него поперек пуза, толстая колбаса глушителя просунута в прореху маскировочного сетчатого покрывала и целится в никуда. Я переоценил его — враг бдит с ленцой. Неужто его положили здесь только для того, чтоб страховать основного засадника в папоротнике? Неужели ему даже не выдали прибор ночного видения?

Нет, выдали. Вон лежит под камуфляжным боком нестандартный, незнакомой мне конструкции прибор, вон один лупоглазый окуляр высовывается из-под искусственного листика, пришитого к маскировочной сетке.

Лицо врага и часть головы мешает подробно разглядеть оттопыренная веточка бузины и стебелек крапивы. Смещаюсь на дюйм, позволяю себе вытянуть шею, щурюсь. Теперь вижу его морду во всей красе, вижу всю голову целиком.

Морда у пацана раскрашена, как у героя-милитариста из американского патриотического кино. Часть волос спрятана под темно-зеленой банданой. Из уха за шиворот тянется проводок. Из-за шиворота к губам протянулась гнутая скобка с толщинкой микрофона на кончике. Мысленно смываю боевую раскраску с его лица и снимаю бандану. И удивляюсь.

Пацану лет двадцать восемь — тридцать, нос у парнишки классической славянской картошкой. Типичны для славянина и скулы, и светло-русый цвет волос, явно не крашенных. Однозначно славянской масти пацан, откуда ж тогда знание арабского и предпочтение языку сарацинов?.. Загадка природы...

Слышу рокот мотора на дороге! Отчетливо слышу чуждый шумам леса звук работы двигателя внутреннего сгорания. Это Юлик! Несется на "Волге" с фирменным движком.

Арабоговорящий славянин шевельнул губами. Не иначе ответил, скорее всего наблюдателю, который сообщил пацану о приближающейся машине чуть раньше, чем я ее услышал.

Парень приподнял автоматный ствол, помешкал с минуту и чуть согнул ноги в коленях, уперся каблуками армейских ботинок плотнее в землю. Ежели рация прикажет, пацан вскочит, скинет с плеч маскировочную сетку и поменяет дислокацию, поспешит подстраховать товарища.

Они считают себя охотниками и даже не подозревают, что давно уже, с самого начала, являются дичью. Они ошибаются в главном, они заведомо в проигрыше, но...

Но и до нашей с Юликом победы еще далеко. Расслабляться нельзя, враг коварен и непонятен, хрен знает, какой фокус у них в запасе...

Ветер шумит листвой и травами, однако визг тормозов слышен даже отсюда, с расстояния около полукилометра от асфальта дороги. Это Кореец разыгрывает шоу специально для наблюдателя в лопухах. Представляю, как "Волга" вдруг резко тормозит, совершенно неожиданно для наблюдателя, как машина идет юзом, а передняя правая дверца открывается, и некто прыгает из автомобиля в кусты.

Прыгать Юлик обучен здорово. Фигу-две наблюдатель просек, что за личность, хромая или нет, скрылась за дорогой, за кустами. Стекла в машине тонированные, и хрен поймешь, остался кто в тачке или она остановилась пустая.

Веревка-мусибинава жмет ладонь, кончики моих пальцев, защищенные дополнительными прослойками кожи, отпускают грузило, венчающее веревку. Бесшумно сбрасываю боевую веревку с руки, меняю хват, теперь держу кончиками трех пальцев кончик веревки, а грузило лежит в углублении на расслабленной ладошке.

Меня, охотника с оружием, зарекомендовавшим себя веками успешного использования, отделяют от дичи, вооруженной пукалкой, придуманной менее ста лет тому назад, поросли крапивы и оттопыренная ветка бузины. Я лежу метра на четыре выше на склоне и немного правее. Лежу и ожидаю условного сигнала от Юлика.

Медленно, трусцой убегают в вечность минуты. Губы врага неподвижны, возможно, наблюдатель объявил режим радиомолчания. Когда я начну работать с пацаном, нельзя допустить, чтобы он даже шепнул что-либо в микрофон. А как это сделать? Как не допустить утечки информации в эфир? Хрен их знает, а ну, как у них предусмотрена система кодов? Шепнет пацан арабскую цифру, скажет, типа, "раз", и наблюдателю-слухачу сразу ясно — пацана вяжут, берут в полон.

Возможно ли вырубить его мгновенно?.. А если он все же успеет выдохнуть "раз"?.. Или, допустим, "пять", что будет понято как "вырубаюсь"... Рубануть его так, чтоб уж наверняка?.. Опасно — могу переборщить и поиметь вместо пленника обвешанный трофеями труп... М-да, задачка... Эх, кабы в паре с Юликом, вдвоем одного работать. Эх, если бы да кабы...

Лежу, думаю, напрягаю подкорку, шевелю извилинами. Минуты побежали быстрее, перешли на галоп. Когда думаешь напряженно, время всегда убыстряет бег.

КРИК ВЫПИ! Громкий, резанувший по ушам! Это условный сигнал Юлика! Это значит, что, пока я подгонял время скрипом мозгов, Кореец подготовился к нападению на чувака в папоротнике; Это значит, что Юлик начал работать, и, следовательно, начинаю активно действовать я!..

Крик выпи еще режет уши, а я уже в прыжке, а грузило на конце веревки, обгоняя меня, уже просвистело в воздухе, уже опустилось стремительно по нисходящей косой дуге и, обойдя оттопыренную ветку бузины, уже ударило по скобке с микрофоном возле губ противника.

Крик выпи еще не затих, а скобка, заканчивающаяся утолщением микрофончика, уже сломана пополам. И враг еще не успел даже разлепить губы, и еще не видит меня, хромоногого прыгуна.

Обожаю скакать вниз по склонам горным козлом! Оттолкнулся, чем хочешь, по направлению вперед и вниз, и летишь, будто снаряд, гораздо быстрее автоматного ствола, который судорожно дернулся тебе навстречу.

Ломая скобку с микрофоном, грузило царапнуло по раскрашенной щеке пацана, он рефлекторно скосил глаза и инстинктивно дернул стволом. Маскировочная сетка мешает движению цилиндра глушителя, а меня поросль крапивы совершенно не тормозит.

Лес еще не ответил эхом на сумасшедший крик выпи, а я уже падаю на противника, уже пикирую, словно нетопырь, любимец ночи.

Правой ногой сбиваю толстый автоматный ствол, правым коленом прижимаю цевье огнестрельного оружия к животу врага, правым локтем фиксирую его левое плечо, прижимаю его руку к земле. Левой ногой притормаживаю, чтоб не скатиться с пацаном в обнимку по склону в овраг, левым локтем бью его по правому локтевому сгибу, чтоб сбить его кисть с автоматной рукоятки, чтоб его указательный или средний палец сорвался с дуги спускового крючка.

Выражаясь борцовскими терминами, "туше"! Он на лопатках, я сверху. Все его конечности под контролем моих конечностей, автомат поперек, между нами, дырочка на конце глушителя смотрит вбок, его палец соскользнул со спуска.

Эхо протяжно вторит крику болотной выпи, ветер уносит эхо, а пацан, запрокинув голову, тянет в себя воздух через ноздри, его челюсти разжимаются, сейчас он закричит что есть мочи. То есть — он собирается крикнуть, перекричать ветер, заорать, сообщить о своем бедственном положении товарищу в папоротнике, который — я в этом уверен! — уж секунды три как находится, стараниями Корейца, в состоянии не менее плачевном. А может быть, пацан мечтает докричаться до лопуха в лопухах?.. Фигушки! Кричать я ему не позволю!

Опережаю противника, открываю рот быстрее, чем он, нагибаю голову и хватаю зубами его плохо выбритое горло.

Моя нижняя часть лица, в том числе и рот, как вы помните, затянута тонкой и мягкой тканью, которая совершенно не мешает работе моих челюстей. Ну разве что совсем чуть, разве что несколько притупляет резцы, и это даже хорошо. Я вовсе не собираюсь грызть его горло. Я прикушу его нежно и бережно, всего лишь сделаю так, чтобы его крик застрял у него в горле.

Крик застревает, челюсти пацана сжимаются, так и не успев толком разжаться, и... Что за черт?!. Он подо мной расслабился, как готовая ко всему проститутка! Весь размяк, расслабился, а зубами скрипит и как-то странно ворочает нижней челюстью из стороны в сторону... Что за фигня, а?..

Елки-моталки! Что это его затрясло, как эпилептика в припадке?! Ба! Да он умирает!!! У него агония! Почему? С чего в это вдруг? Я ж ни фига ему не повредил, ни одного внутреннего органа не затронул!..

Отпускаю его горло, поднимаю голову и вижу, как с его губ стекает кровавая струйка. Откуда взялась у него во рту кровь, мать его перемать?!

Кончики моих пальцев по-прежнему машинально удерживают кончик боевой веревки. Разжимаю щепоть, отбрасываю веревку, хватаю пацана с выпученными, тухнущими глазами за нижнюю челюсть, тяну, открываю ему пасть.

Вот ведь сволочь, а?! Во рту у сволочи осколки тонкого гнутого стекла. У него во рту была ампула с быстродействующим ядом, он раскусил ампулу и порезал губу, повредил язык...

М-да, опять сам собой сочинился каламбур: "язык" повредил себе язык. Или лучше так: труп "языка" с окровавленным языком... Блин! Если бы я позволил ему заорать! Глядишь, он бы и выплюнул вместе с криком ампулу с ядом в случайном экстазе...

Его тело перестало агонизировать, глаза окончательно потухли, а кровь продолжала сочиться. Скоро его тело начнет коченеть, глаза стекленеть, а кровь свернется. Одним добровольным жмуриком стало больше на планете Земля. Пардон за цинизм, но тухнущая дичь мне, охотнику, не нужна.

Подбираю запутавшуюся в крапиве веревку, поднимаюсь со свежего самоубийцы, подпоясываюсь боевой веревкой и, завязывая в узелок у пупка веревочные кончики с утяжелителями, иду-бреду в горку, к гребешку оврага. Иду не таясь, в полный рост, не спеша.

Хромая больше обычного; сутулясь, я взошел на гребень, поковылял к дубу. Кореец ждал меня на полянке, переминаясь с ноги на ногу, как боевой конь, остановленный на скаку.

Кореец одет в точно такой же комбинезон, как и я. Большую часть его лица не видно, но в узких глазах отчетливо читается досада.

— Что, Юлик, твой тоже отравился9

— И твой?

— Да, и мой слинял на тот свет.

— Интересно.

— Очень.

— Мой — типичный русак.

— И мой далеко не араб.

— Еще интереснее.

— Ребус! Шарада, блин.

— Семен, ты позаботился о нарушении радиосвязи с наблюдателем?

— Обижаешь, Юлик. Связь первым делом вырубил.

— И я тоже. Наблюдатель остался в изоляции. Его действия, по-твоему?

— По-моему, он не станет себя обнаруживать. Во всяком случае, пока кто-то из нас не нарисуется возле машины, не попытается сесть в "Волгу". По-моему он свяжется через радиоэфир с теми голубчиками, которые ушли вместе с собакой и...

— Берем наблюдателя? — перебил меня Юлик глупым вопросом.

— Как? Каким образом ты возьмешь живым чудака у которого ампула с ядом промеж зубов? Теоретически можно, конечно...

— Подожди! — Кореец жестом попросил меня замолчать.

— Думаешь, на роль пассивного наблюдателя согласился более жизнелюбивый и мы сумеем...

— Подожди! Смотри, чего у меня есть.

Эким я рассеянным становлюсь с годами. На Юлике-то, оказывается, вовсе не точно такой же комбинезон. Такой же, но не точно. У него присутствует лишняя деталь — большой накладной карман вроде сумки кенгуру. Юлик развязал узелок, другой, открыл карман и достал экзотического вида гранату типа банки сгущенки без этикетки с длинной ручкой и еще с каким-то навороченным клапаном с противоположной от ручки стороны.

— Смотри, Ступин: спецсредство израильского производства, газовая граната. Формула газа...

— Как ты отваживаешься ее на себе носить, а если в упал и эта жестяная каракатица тебе под ребра?

— Не перебивай. И не смейся. Газ усыпляющий, действует...

— Почему ты мне раньше ее не показывал?

— Молчи и слушай! Я узнал из сообщения голубиной почты, что их больше одного, вскрыл двойное дно в багажнике "Волги" и...

— Там ничего более полезного не нашлось, кроме этой штуки?

— Теряем время, Ступин! Выслушай меня внимательно. Газ без цвета и запаха, по плотности схож с сигаретным дымом. Ветер...

— Вот именно, ветер, Юлик! Ветер! Ты правильно сделал, что не метнул в папоротник гранату. Чего доброго сам бы наглотался газа, как...

— Семен, мать свою! Я...

— Понял-понял! Ты предлагаешь схватиться за гранату, как утопающий за соломинку, швырнуть ее в лопухи, где...

— Заткнись же наконец! Видишь...

— А она громко бабахает?

— Тихо! Корпус остается цел, слетает верхняя плоскость, и все. Но не в этом дело! Видишь клапан на верхней плоскости? Если отжать клапан, газ выходит вообще бесшумно, конструкторы об этом позаботились, тонкой струйкой, невидимым дымком сочится наружу. Если б я предполагал наличие яда у человека в папоротнике, я бы...

— Ты безумный гений! Гений, но безумный. Я понял — ты хочешь подобраться вплотную к наблюдателю, поймать ветер и пустить газ по ветру, усыпить лопуха медленно, да? Теоретически все гениально и просто, однако практически...

— Ступин, у тебя есть другие предложения?

— Ха! Уел! Что ж, беги, пробуй. Смотри, осторожней. А то действительно наглотаешься газа, и враги умрут от хохота.

— Мне понадобится время.

— Конечно! Наблюдатель скоро свяжется, ежели уже не связался, с теми, которые ушли с собакой. Они приедут, и я их отвлеку.

— Не убивай их сразу, тяни время.

— Попытаю счастья хотя бы одного взять живым.

— Шансов мало. У них...

— Да, и у них, конечно, "заряжены" ампулы с ядом, но я все же попробую. Учти, Юлик, на все сто процентов я не уверен, что наблюдатель сидит именно в лопухах.

— Учел.

— Усыпишь его, сразу кричи как иволга, ежели сдохнет — крикни выпью. Да погромче кричи, хорошо?

— Ты меня услышишь. Будь здоров, Ступин.

— Обязательно буду.

— Я...

Его последние слова унес ветер.

Ветер крепчал с каждой минутой, погода портилась гораздо быстрее, чем я ожидал. В овраге ветрам негде было особенно разгуляться, а здесь, на поляне, гуляй — не хочу. И, что характерно, всего-то за пять минут нашего с Юликом торопливого трепа лесное волнение увеличилось как минимум на один балл. Еще не шторм, однако фоновый шум уже здорово мешает прислушиваться к отдельным звукам, создает слуховые галлюцинации, напрягает.

Размазанные по небу облака зашторили солнце, на взволнованный ветром лес опустилась тень. Только бы дождя не было! Хлынет ливень, и привет сомнительной импровизации Корейца с многофункциональной газовой гранатой...

Юлик убежал, а я, глянув в небо, хмыкнул и поковылял к дубу — "почтовому ящику". Я решил спрятаться, воспользовавшись "тануки-гакурэ" — "способом барсука".

Дуб, как уж не раз отмечалось, могуч, толст и величав. Нижние ветви высоковаты, фиг допрыгнешь. Однако дупло-то в зоне досягаемости.

Цепляюсь полноценной рукой за впадину дупла, подтягиваюсь, стопа нащупала щербинку в коре, отталкиваюсь. Предплечье калечной руки сую в дупло, вытягиваю здоровую руку, палец вцепился в еще одну щербинку, подтягиваюсь. Ставлю ногу в дупло, отталкиваюсь... Оп-ля! И я повис на нижнем суку. И — раз!.. Подъем — переворот, и я уселся на ветвь толщиной с молодую анаконду. Сидеть удобно, но надо лезть выше. Лезу... Залез на самую верхотуру. Видно меня с земли? Пока — да...

Открываю деревянный протез-контейнер, заменивший мне кисть правой руки. На донце контейнера магнитная пластинка, к ней липнут трехмерные сюрикены, именуемые "араэ", что значит "град" в переводе на русский.

Самый большой араэ из имеющегося в контейнере набора представляет собой шипастый шарик с зажигательной смесью внутри, он называется "дзеарараэ". Достаточно чиркнуть о любую твердую поверхность выступающий над шипами запал, и спустя две секунды острые шипы полетят во все стороны под аккомпанемент оглушительного "бабах!".

Втыкаю шипастый шарик с запалом в кору дерева. Закрываю, возвращаю в исходное положение протез-контейнер. Как учит "способ барсука", плотно прижимаюсь к стволу. Я мало похож, если честно, на зверька барсука, я более схож с рыбой камбалой, расплющенный на шершавой коре. Запрещаю себе всякое шевеление, кроме движения мыслей. Вот теперь меня с земли фиг заметишь, хрен разглядишь. А мне сквозь колыхание дубовой листвы нормально видны и поляна, и поросли папоротника, в коих упокоился, к досаде Корейца и моей, враг-фанатик.

Прижимаюсь щекой к коре, а подбородком к груди. Скосив глаза, приобняв дерево, расплющив грудь, слежу пока что за капризами розы ветров и, от нечего делать, представляю себя на месте Корейца.

Ветер, гад, безобразно переменчив. То всклокочет "зеленку", причесывая на пробор, то взъерошит, словно волосы панка, а то пригладит к земле утюгом. Роза ветров капризничает, и с каждым новым ее капризом мне все меньше и меньше верится, что Юлик сумеет осуществить идею с направленной газовой атакой.

Пробую определить алгоритм, найти хоть какую-то закономерность в изменении воздушных потоков и слышу равномерное гудение. Джазовая импровизация переменчивых ветров здорово мешает прислушиваться. Когда по асфальту катила "Волга" Юлика, я слышал ее гораздо отчетливее. Однако мой незаурядный, развитый годами упражнений слух все же отслеживает далекое гудение, и я догадываюсь — едет одна машина. Иномарка — мотор работает как часы — большая и грузная. Не иначе, джип.

Джип едет с малой скоростью, приближается... Вот! Вот сейчас, наверное, он поравняется с "Волгой". Вот он объехал "Волгу"... Останавливается?.. Нет! Немного притормозил и поехал дальше... Набирает скорость... Уехал, укатил в сторону проплешины для коттеджного поселка...

И как сей маневр следует понимать? А так, что из джипа соскочил на малом ходу один из врагов. Другой остался за рулем. Или другие. В принципе врагов может быть и более пяти, запросто... Одно отрадно — джип увез с собой кого-то, и, следовательно, пока кто-то не вернется, у Юлика остается в запасе время. Кореец просил меня "потянуть время", вместо меня его тянут враги, и это отрадно...

О, Великий Будда! У тебя учился я терпению, но мне, блин горелый, начинает надоедать эта затянувшаяся охота, столь схожая с шахматной партией!..

Вот бы понять — сошел враг-разведчик совсем один или со знакомой мне собакой?.. Я бы на его месте спрыгнул вместе с собакой, но то — я, а у НИХ могут иметься свои резоны...

Кстати, ежели ИХ более пяти, то и выскочить из джипа мог вовсе не одинокий разведчик, а, скажем, пара...

Цель десанта — прежде всего разведка. Им или ему для начала важно выяснить, отчего с товарищами в засаде прекратилась радиосвязь, после доложиться и только потом действовать по обстоятельствам. А сие означает, что его или их, разведчика или разведчиков, я обязательно увижу, глядя вниз с верхотуры на заросли папоротника.

Труп в папоротнике мне виден, когда ветер особенно сильно нагибает зеленые ажурные зонты. От дуба до трупа далековато, однако если пробежать пару шагов по веточке, в которую упирается моя нога, если прыгнуть, то...

Слышу! Ветер изменил направление, и я слышу, как бежит разведчик, десантировавшийся из джипа, как он прет напролом. Один! Без собаки!

Откуда такая отчаянная беспечность?.. Быть может, это уловка — впереди бежит камикадзе, а за ним крадется дублер?.. Очень может быть...

Враг вышел, можно сказать — вломился на поляну, продрался сквозь подлесок, как бесцеремонный, дурной кабан. Враг одет в новенькие шмотки, купленные в магазине "Охота и рыбалка", этакий оживший манекен с витрины. Вот только в руках у него вовсе не охотничье ружье, а старый добрый "АКМ". Морда, как и у остывающего в овраге пацана, курносая, волосы светлые, боевой макияж отсутствует, но присутствует динамик в ушной раковине и скобка с микрофончиком возле губ. Враг с повадками камикадзе, как будто мишень "бегущий кабан", появился на поляне, показал себя, продемонстрировал и свернул к папоротнику.

Если это уловка, ежели дичь в костюме охотника — манок для хищника, то я со своей живой наблюдательной вышки обязательно должен увидеть второго десантника-разведчика, которому должно подкрадываться к поляне. Однако я никого больше, кроме кабана-камикадзе, не вижу.

Дублера нет! У обочины асфальта стоит пустая "Волга", связи с засадниками нету, и на разведку прется нарочито бесцеремонно один-единственный дурак с автоматом! Дурак как будто нарочно подставляется, зачем?..

В голове моей сплошные вопросительные знаки, меж тем моя полноценная рука ползет по стволу дуба, цепляя шершавость коры, и натыкается на трехмерный сюрикен, на дзеарараэ, на стального ежика с запалом. Кончиками пальцев в серой перчатке, кожаными утолщениями на этих самых кончиках расшатываю сюрикен, тяну, отдираю стального ежа от коры. Отодрал.

А кабан-камикадзе тем временем, щурясь на ветру, разгребает ногами папоротник. Еще секунда, максимум три, и он наткнется на мертвого засадника. И сообщит в микрофон о находке.

Моя пятерня в серой коже поднесла сюрикен к протезу правой кисти, я чиркнул запалом по дереву протеза-контейнера, размахнулся и метнул дзеарараэ. Метнул так, чтобы ежик взорвался, перелетев через голову разведчика-камикадзе, ибо взрыв за спиной заставит его оглянуться, а мне этого не надо. Метнул так, чтоб бабахнуло у самой земли, под ногами разведчика, ибо взрыв выше увеличивает риск смертельного поражения разлетающимися иголками.

БА-БАХ!!! Ежик взорвался! Сюрикен я бросил как и куда надо, я это умею, но... Ветер! Ветер, предатель, в последнее мгновение горения запала резко изменил направление и нарушил крутизну падения маленькой шипастой бомбы! Ветер смягчил падение дзеарараэ воздушной подушкой, и разящие стальные колючки разлетелись значительно выше уровня земли, сантиметров в пятьдесят над почвой взорвалась бомбочка!

Крыть суку-погоду отборным матом некогда, бабахнуло, и я отталкиваюсь грудью от дубовой коры и разворачиваюсь к ней затылком, балансируя на веточке, о которую опиралась нога. Отталкиваюсь, разворачиваюсь и бегу по тонкой веточке, как цирковой канатоходец по проволоке. Веточка гибко сгибается под моей тяжестью, сгибаюсь, наклоняюсь и я. Ветка вот-вот сломается, толчок ногой, и я нырнул вниз, вперед и вниз, словно с бортика бассейна.

Когда прыгаешь, равно как и когда падаешь с высокого дерева, самое главное — избежать столкновения с нижними, толстыми ветвями. Я прыгнул в том же направлении, куда метнул сюрикен, вписался в пространство между листьями, я летел колобком, вращаясь, прижав колени к груди, обхватив голени руками, вжав голову в плечи, я летел как надо, как учили.

Последний переворот через голову в воздухе, слегка разгибаю колени навстречу травке, касание, коленки пружинят, кувырком по земле вместо фатального удара о твердь, пластмассовые пластины, вшитые в комбинезон, амортизирующие войлочные прокладки помогают, очень и очень, сберечь мои старые кости, кувыркаюсь, кувыркаюсь, кувыркаюсь, качусь через поляну к папоротникам, отталкиваюсь правой, здоровой ногой, прыгаю. Вперед и вверх! В прыжке преодолеваю холмистое препятствие на краю поляны. А что же враг с автоматом?

А врага оглушил бабахнувший сюрикен. Он глядел под ноги, когда бабахнуло впереди. Он не видел, откуда свалился стальной ежик. Стальные иголки впились в его тело. Куда конкретно, я пока не знаю, я нападаю со спины. Его спина и коленки малость размякли, его руки вскинули "АКМ", палец утопил спуск, и длинная автоматная очередь поливает свинцом ни в чем не повинные дерева, подрастающие вдали за зарослями папоротников.

Каламбур: длинная автоматная очередь коротка. Только лишь в состоянии шока мало-мальски сведущий человек опорожняет автоматный "рожок" единым нажатием спускового крючка.

"АКМ" захлебнулся, изрыгнув последнюю пулю, тут как раз и я подоспел.

Сбиваю его с ног, опрокидываю мордой в папоротник. Прилипаю к его спине животом, падаю вместе с ним. В падении обхватываю правой, калечной рукой его телеса. Локоть у него на груди, торец деревяшки протеза уперся ему в подносовой шип, при помощи протеза я запрокинул ему голову. Левая пятерня легла ему на подбородок и отжала нижнюю челюсть, пальцы, как распорки, влезли между зубов. Мизинец и указательный пальцы не дают зубам щелкнуть, а большой и средний ищут в слюнявой пасти стекляшку ампулы с ядом. Ищут и находят! Я лежу, мну папоротник широко раскинутыми ногами, подо мной враг, рядом, совсем рядом, валяется самоубийца, раскусивший ампулу в тот момент, когда Юлик его скрутил. Я вырываю из слюнявого рта оглохшего после взрыва, шокированного противника целехонькую стекляшку с ядом и бью его лбом по заушному бугру.

Готово! В смысле — готов голубчик! Героически умереть я ему не позволил, я его оглушил, он без сознания. Осталось посмотреть, куда вонзились стальные иглы взорвавшегося ежика, оказать первую медицинскую помощь, надеюсь, очень надеюсь, легкораненому, и все! Есть "язык"! Попался!

Слезаю с податливого, как размокшее белье в ванне, врага, переворачиваю его на спину, и улыбка на моем уставшем лице, самодовольная улыбочка под тряпочкой, прикрывшей мои губы, трансформируется в гримасу боли.

На врага больно смотреть, честное слово. Игольчатый осколок сюрикена попал ему в глаз, под веко. Курносый парнишка еще жил, когда я его повалил наземь. Я дернул его башку, и острая иголочка шевельнулась, стальной шип сместился, взрезал глазное яблоко изнутри, белок залило кровью. Но погиб паренек вовсе не от кровоизлияния в глаз. Другая игла, маленькая да удаленькая, в полном соответствии с законом подлости, продырявив одежду, воткнулась точно под левый сосок. Накрыв его грудь локтем, я накрыл и иголку. Мы упали, ударились оземь, иглу, будто гвоздик, вбило в сердце... Торец иглы поцарапал мне локоть, а я в пылу борьбы этого даже не почувствовал.

Ветер, сволочь, продолжая издеваться, задул мне соринку в глаз. Я сморгнул, потер веко тыльной стороной кожаной кисти, выматерился и посмотрел в небо.

В небе появилась черная клякса грозовой тучи. Все правильно, все в полном соответствии с первым законом подлости, который гласит: наиболее вероятно то, что наименее желательно...

Внезапно мои упаднические философские размышления оборвал далекий крик иволги! Опровергая законы подлости, преодолев шумовые препоны непогоды, ушей достиг условный сигнал Юлика. Наблюдатель на той стороне дороги пленен! Невероятно, но у Юлика все получилось!

Я вскочил, перепрыгнул покойников в папоротнике и побежал к дороге. Памятуя о бесшабашном поведении последнего жмурика, я приближался к асфальту зигзагом и зорко поглядывал по сторонам. А вдруг все же из джипа десантировались двое? Один, изображая тупую мишень, на самом деле героически жертвовал собой, дабы усыпить мою бдительность, а второй... Второй вполне может поджидать меня подле "Волги"... В смысле не меня, а того человека, что выпрыгнул чуть ли не на ходу из "Волги". Нас двое, я и Юлик, а противник об этом не догадывается и воюет как с одиночкой. В этом наше преимущество.

Впрочем, ежели подле "Волги" засел враг, который, вне всяких сомнений, находится в радиоконтакте с наблюдателем, коего пленил Юлик, то... Тьфу! Голова пухнет от этих "ежели"! Надоело воевать, разыгрывая нечто вроде шахматной партии. Ужасно хочется все упростить, низвести до уровня крестиков-ноликов. А коли очень хочется, так немножко можно: три боевые единицы врага превращены в нули, и на наблюдателе можно смело поставить жирный крест!

Но расслабляться, праздновать победу рано. На бегу раскрываю протез-контейнер. Хватаю в щепоть сразу три тюарарэ. Сей тип стальных ежиков гораздо миниатюрнее дзеарараэ и без всяких запалов. Маленькие, ощетинившиеся шипами шарики предназначены исключительно для метания в физиономии оппонентов. Я умею метать тюарарэ так, что гарантированно попадаю в "яблочко" с восьми-десяти метров. В безветренную погоду, разумеется...

Находясь в движении, зыркая по сторонам, закрыть наполовину опустошенный контейнер рукой, в которой держишь сюрикены, весьма и весьма неудобно. Только я справился, и — чу! Слышу равномерный гул мотора, джип возвращается на асфальтированную авансцену театра военных действий.

Опять, ха, пытаюсь решить в уме простенькую задачку для младших классов средней школы: из пункта "А" в пункт "Б" едет джип со скоростью более 100 км в час, из пункта "Д" к "Б" бежит хромой Бультерьер, быстро, бесшумно, но зигзагом. Спрашивается — кто раньше окажется близ пункта "Б", то есть около березы, около "Волги" Юлика, в тридцати метрах от лопухов?

Если по пути меня не помножит на ноль какая-нибудь сволочь и с учетом коэффициента оптимизма, выходило, что раньше в пункте "Б" окажусь я.

Я добежал до придорожных кустов, перешел на шаг, раздвинул кустарник локтями и увидел джип. Я угадал на слух — это действительно был джип! Причем с "тремя харитонами", с тремя буквами Х в номерном знаке. "Три харитона" — это круто, это как минимум пять тысяч баксов за номера и гарантия, что менты тачку не остановят.

Слева, в трех шагах, два ствола той самой березы, о которой уже так много сказано. Слева — береза-маяк, береза-двустволка, береза-великанша. За ней, в пяти метрах, стоит на асфальте "Волга". Справа, наискосок, на другой стороне дороги, в тридцати примерно погонных метрах от меня те самые лопухи, в которых предположительно прятался вражеский наблюдатель, которого точно пленил Юлик. А где сейчас Юлик?.. А черт его знает! Джип, ревя мотором, приближается, и моему партнеру в военизированных играх с математико-шахматным уклоном следует затаиться, что он и делает.

Затаился и я. Отпустил раздвинутую на пару сантиметров путаницу кустарника, сел на корточки, вооруженную сюрикенами щепоть изготовил к работе.

Джип едет, рассекая встречные воздушные потоки, разогнавшись до скорости гоночного болида. Джип сбрасывает скорость, подъезжая к лопухам. Поравнявшись с лопухами, джип тормозит. Джип несет юзом, пах-чет паленой резиной, визг такой, что хочется заткнуть уши. Четырехколесного монстра с эмблемой автогиганта "Мерседес" на капоте проносит мимо меня, мимо березы, разворачивает наискось, и он останавливается, царапая крыло "Волги" бампером.

Открывается передняя дверца, перепрыгнув колени водителя, на асфальт выскакивает овчарка. Собака, гавкнув, поворачивает лобастую шерстяную морду, смотрит, как выбирается из машины человек.

Человек, мужик лет около сорока, без головного убора, с короткой стрижкой, с физиономией типичного уроженца Рязанской области, напялил поверх армейского камуфляжа бронежилет, поверх бронежилета пояс с тротиловыми шашками и парой болтающихся проводов, "пояс шахида". Мужик тянет за собой противодиверсионный сорокапятимиллиметровый гранатомет "непрядва", вообще-то, предназначенный для метания зарядов с борта корабля, для борьбы с "боевыми пловцами", с "пираньями" и "тюленями".

Абсурдные сочетания средства личной защиты — бронежилета и приспособления для самоуничтожения — "пояса шахида" вызывали по меньшей мере недоумение. Меж тем недоумевать некогда, поелику шахид в бронике с рязанской рожей вылез из машины чрезвычайно быстро, хлопнул дверцей, отбежал от борта автомобиля и готовится пальнуть из гранатомета по лопухам, возится неумело с предохранителем.

Остался ли еще кто-то в джипе? Лобового стекла мне не видать, а боковые стеклышки так заляпаны грязью, будто приморожены инеем. Раз мужик целит в лопухи, значит, я угадал — наблюдатель, с коим, разумеется, прекратилась радиосвязь, прятался именно там, в лопухах. Враг посчитал, что наблюдатель обнаружен, и надеется уничтожить того, кто его обнаружил.

Глупая надежда, конечно. Но что, если Юлик с пленником по каким-то неведомым мне причинам, вопреки здравой логике, все еще там, в лопухах...

Мои лихорадочные рассуждения утратили всякий смысл, когда с другой стороны дороги, отнюдь не из лопухов, а из орешника, что рос гораздо ближе, почти что на против тех кустов, где я приготовился метать сюрикены, вылетела граната, столь похожая на консервную банку.

Неужели у Юлика было с собой целых две гранаты, маде ин Израиль, а?.. Газовая граната, сработанная мудрыми потомками Моисея, тихонечко, едва-едва слышно пукнула, находясь еще в воздухе. С тихим пуком отделилась крышка "консервы". Кругляшку крышки подхватил, завертел ветер, более тяжелые цилиндр с ручкой стукнулись об асфальт в метре от обутых в армейские ботинки ног гранатометчика.

Овчарка подпрыгнула, поймала зубами крышку, которой играл ветер. Мужик с крупнокалиберным оружием, игнорируя покатившуюся по асфальту "консерву", начал разворачиваться всем корпусом к орешнику, опуская при этом жерло гранатомета.

Юлик сошел с ума! Радиус поражения фугасной гранаты около четырнадцати метров! Плюс "пояс шахида"! Плюс бензин в баках автомобилей! Сейчас шизанутый отморозок разберется с предохранителем и жахнет гранатой в орешник, что растет совсем-совсем рядом, и привет! Мало не покажется! Все на хрен погибнем! Березу-великаншу разнесет в щепки, а от кустов орешника, где засел Юлик, даже пепла не останется!

Раздвигаю протезом переплетение веточек, кричу: "КИЙЯ!!!" Мечу горсть сюрикенов, отталкиваюсь здоровой ногой, лечу к асфальту.

Мужик среагировал на мой истеричный крик, дернул башкой и вместо того, чтоб воткнуться в коротко стриженный затылок, стальной колючий ежик попал ему в щеку. Я брал упреждение на ветер, однако, к сожалению, в цель угодил только один сюрикен.

Протезом, а затем предплечьем калечной руки амортизирую встречу с асфальтом. Кувырок через голову, и я рядом, я вплотную с гранатометчиком, я возле его ног, лежу на асфальте. Оружие нацелено точно на меня, с предохранителем враг справился, кладет палец на спуск...

Прогоняю волну по телу, "встаю" на лопатки, при этом бью хромой ногой по гранатомету, а здоровой по гранатометчику. Хромая нога изменила прицел оружия, нацелила гранатомет на верхушки деревьев, на грозовую тучу у горизонта. Здоровая нога дотянулась носком до щекастой морды и попала по сюрикену. Стальной ежик еще глубже впился в его щеку, иголки достигли зубов, хрустнула челюсть.

ТА-ТА-ТА — затарахтел автомат. Стрельба ведется из джипа! Под пулями крошатся грязные боковые стекла. Пули рвут листья орешника. Стреляют туда, откуда вылетела граната! Валю мужика с порванной щекой, сломанной челюстью и гранатометом. Накатываюсь на его ноги и заваливаю бугая. Хватаю здоровой рукой оружие, ударом протеза ломаю мужику предплечье. Здоров бычара! Все еще в сознании, болевой шок ему нипочем. Когда моя хромая нога изменила прицел гранатомета, сместился и его палец на спуске, а как сломалась его правая рука, так пальчик вообще перестал действовать. Выстрелить он не может, но способен бороться и хочет, паскуда, соединить проводки у пояса, взорваться вместе со мной к такой-то матери!

БАХ! — Одиночный выстрел с той стороны дороги! Это Юлик! Кореец бросил гранату и под прикрытием "зеленки" забежал за джип, обошел вражескую машину с фланга. Выстрелил, не иначе, из "ТТ", трофейного оружия, которое Юлик отобрал у плененного наблюдателя. Хватило одного выстрела, чтобы автоматная очередь умолкла.

Борюсь с гранатометчиком, дешифрую звуки перестрелки и успеваю подумать: "Интересно, почему автоматчик в джипе сразу же не начал палить по орешнику, едва оттуда вылетела "консерва" с газом?.. И еще интересно, почему до сих пор в меня не вцепились собачьи зубы, а?.."

Бью деревяшкой протеза бугая в висок. От души бью и наконец-то чувствую, как он размякает. Нокаут!.. Ха! Еще бы! Протез сломался, культя болит, но и височная кость бугая не выдержала.

Елки-моталки... Проломил мужику череп и у самого под сводами черепа в уставших мозгах какая-то муть... Елы-палы! И перед глазами мутно... Смутно вижу лежащую на боку овчарку. Вытянулась псина поперек дороги в метре от меня, язык высунула, дышит размеренно, спит?.. Спит! Уснула! Между мной и овчаркой катится "консерва", газовая граната, пустая, разумеется. Газ, которым и я надышался, без цвета и запаха и, разумеется, невидим... Последнее, что вижу, прежде чем наступает газовая анестезия, — смутные контуры гордо вышагивающего по асфальту Юлика...

Глава 3

Они — ассасины

— ...и связь с парой в засадах возле дуба оборвалась, и они предприняли неординарный ход: они послали на смерть разведчика. Ты его убил, и они...

— Стоп! Я-то как раз собирался взять его живьем, но...

— Не перебивай меня, Ступин! Слушай! В разведку пошел смертник. Ему предписывалось погибнуть, и он погиб. Далее ты, по их расчетам, должен был вернуться к "Волге", где...

— Пардон! Не я, а тот персонаж, который вынырнул из "Волги", которого из лопухов не удалось разглядеть подробно.

— Да, правильно. Они хотели убедиться, что тот персонаж — это ты. Бультерьер. Они придумали следующее: подъезжает джип, из него выходят два смертника, подставляются и героически погибают. Потом из...

— Стоп, Юлик! Стоп! Из джипа вылез...

— Один! Да, один. Но по плану гибли двое.

— И собака.

— И она. Дверцы джипа нараспашку, на асфальте трупы людей и животного, тишь, гладь да божья благодать. По их расчетам, персонаж, победивший всех и вся, должен был забыть об осторожности и явить себя во всей красе.

— То есть дать себя рассмотреть во всех подробностях из лопухов, да?

— Да, тут вступил бы в игру гражданин в лопухах, которого ты обозвал "наблюдателем".

— Они собрались пожертвовать еще троими только ради того, чтоб создать комфортабельные условия для наблюдателя?

— Да.

— Ни фига себе тактика!

— Они исходили из того, что противник у них один и не догадывается о присутствии врага в лопухах.

— Понял: козырной туз в рукаве.

— Вот именно — туз, а не шестерка с глазами.

— Он же координатор, он же и главное действующее лицо, правильно?

— Верно. Он не предполагал, что в лесу орудуют двое, ты и я. Он не догадывался, что мы знаем о его присутствии и месте его дислокации. Когда я к нему подобрался, я сразу понял, что моя идея усыпить его направленной струёй газа — гнилая идея. Пока я к нему подбирался, ветер разыгрался нешуточный и постоянно менял направления, а я...

— Юлик, не томи! Говори скорей, как же, черт тебя подери, тебе удалось его повязать-то, а?

— До абсурда просто. Взорвался твой сюрикен, эхо взрыва достигло лопухов, и он тут же связался по радио с гражданами в джипе. Ветер шебуршил лопухи, создавал шумовые помехи, ему приходилось повторять одно и то же по нескольку раз, говорить громче и стараться произносить слова как можно более внятно, а этому мешала ампула у него за щекой. И тогда он...

— Выплюнул ампулу на ладонь!

— Угадал. Он на время избавился от помехи с ядом во рту, и я воспользовался благоприятным моментом. Мне просто повезло.

— Нам! Нам повезло, Юлик.

— Да, нам. Ты прав. Поимели-таки "языка" козырной масти. С тузом прекратилась связь, и граждане в джипе поспешно изменили генеральную линию поведения, функцию туза в рукаве взял на себя гражданин, затихарившийся в машине.

— Юлик, ты прекрасно, ха, оперируешь карточной терминологией. А врал, типа, не уважаешь картишки.

— Не иронизируй, пожалуйста. Я полагаю, когда из джипа вылезал гражданин с гранатометом, тебе было не до иронии.

— Ха! Еще бы! У меня аж челюсть отвисла, как увидал чудака в бронике и в "поясе шахида"!

— Смертник хотел выглядеть неадекватно, отсюда и абсурдное сочетание бронежилета и тротиловых шашек. Долго наблюдать за поведением психа с гранатометом, согласись, не хочется. Его хочется побыстрее устранить. Устраняя психа — обнаруживаешь себя, и в дело вступает гражданин в джипе.

— Юлик, а какого хрена ты себя обнаружил, метнув газовую "консерву"?

— Я совершил ошибку — оставил "языка" в лопухах. Смертник нацелил "дуру" на лопухи, и я...

— И ты рискнул мной! Ты же предвидел, что я...

— Нет! По-другому! Я тобой не рисковал, я на тебя рассчитывал. Почему, как тебе кажется, автоматчик сразу же не открыл огонь по кустам орешника, откуда вылетела граната?

— Для меня это загадка.

— А для меня — нет! Ты заявил о себе сразу же, как только обнаружил себя я. Они узнали, что нас двое и мы рядом. Вероятность того, что один из нас Бультерьер, которого необходимо уничтожить любой ценой, сразу же возросла практически до ста процентов. Смертник, обвешанный взрывчаткой, действительно собирался пальнуть из "дуры" себе под ноги. Ты ему помешал! А пальнул бы — и тебе, и мне, и автоматчику в джипе — кранты. Автоматчик просто-напросто молился, уверенный, что вот-вот вознесется на небеса. Когда же он увидел, что переход в лучший мир откладывается, заработал в первую очередь по орешнику. Ты-то был у него перед самым носом, тебя бы он всегда успел расстрелять, но посчитал, что физически сильный смертник вполне может...

— Стоп! Хватит о тонкой душевной организации автоматчика! Тебе, кстати, Юлик, ставлю высший балл — из кустов орешника на фланг ты переместился ужас как быстро. Я так уже не умею. Скажи наконец главное — кто ОНИ? Что за фрукты с нами воевали?

— Позволь, я сначала похвастаюсь. Разреши к пятерке за быстроту присовокупить плюс за предусмотрительность и тем самым загладить мою вину за то, что бросил "языка" в лопухах, хотя надо было отнести его подальше от дороги.

— Ладно, хвастайся. Только коротко.

— Прежде чем погрузить тебя, одурманенного газом, спящего, в мою "Волгу" и перевезти сюда, ко мне на ранчо, я допросил "языка". Я воспользовался старинным дедовским способом — наркотиками в сочетании с гипнозом. Все, о чем рассказывал "язык", я записал на диктофон. "Язык" высказался, ответил на мои вопросы, и я сунул ему в рот его же ампулу. И помог ее раскусить. Как ты понимаешь, не сегодня, так завтра пять трупов и джип разыщут. Найдут и твою духовую трубку в пепле, иголки взорвавшегося сюрикена, ежей, которых ты метнул в гранатометчика. Наши секретки, твою одежду, клетки для голубей я забрал с собой. Когда я отъезжал, началась гроза, ливень смоет лишние следы. Я твердо убежден — противная сторона сделает вывод, что орудовал один ты. Бультерьер. Тебя пытались убить, но не вышло. Русский ниндзя ушел от смерти, сея смерть. Но, по их мнению, ниндзя Ступин, одинокий хромой супермен, понятия не имеет, кто ему противостоит... Да, кстати, овчарку я забрал себе. Она здесь, на ранчо. Собака не виновата, что ее бывшие хозяева были нашими врагами.

— Юлик, я завидую твоим нервам. Ты допрашивал "языка", а в любую минуту могли появиться... Не знаю, кто, пока ты не скажешь, с кем же мы, мать их, бодаемся.

— Риск оправдан. Мы знаем, кто они, а они не знают о том, что мы это знаем.

— Ха! Помню, смотрел когда-то итальянскую кинокомедию под названием "Он знает, что я знаю, что он знает". Смешная была комедь, между прочим.

— Напрасно иронизируешь. Мы опережаем их на один ход.

— На два — им неизвестно, что нас двое... Ха! Нас два с половиной, ежели считать вместе с Кимом.

— Нас гораздо больше. Напрасно ты забываешь о верных мне людях. Вскоре я их задействую.

— Погоди о друзьях! Закончи про врагов. "Язык" говорил на... Ха! Каламбур: "язык" говорил на арабском языке?

— Он говорил по-русски. На родном ему языке. Арабский — язык их веры.

— Они фанаты ислама?

— Семен Андреич, заруби себе на носу: ислам — религия миролюбивая. Самая миролюбивая из всех мировых религий. Американская пропаганда намеренно коверкает идеи ислама, засоряет мозги обывателям. В Коране есть ответы на неизбежные вопросы, которые возникают при вдумчивом чтении Библии. Далеко не единичны случаи, когда православные священники и католические ксендзы, подробно познакомившись с Кораном, принимают ислам. Это религия добра, мудрости и красоты. В более знакомом тебе христианстве тоже существует вероотступничество и сектантство. Вспомни хотя бы об извращенцах-хлыстах, к которым принадлежал половой гигант Гришка Распутин. Вспомни о...

— Юлик! Прошу пардона, опять тебя перебиваю, но будь другом, кончай религиозную пропаганду. Я убежденный буддист, а буддизм, по сути, не что иное, как одна из форм научного атеизма. Ближе к делу, Юлик! Враги — сектанты?

— Да, они — ассасины.

— Кто?

— Наберись терпения, выслушай. В седьмом веке новой эры последователи ислама разделились на два течения: ортодоксов, считающих Мухаммеда посланником бога, и шиитов, почитающих Али, последователя Пророка. Чтобы выжить, шиитами была создана мощная тайная организация, которая и породила Орден ассасинов. Уместны параллели с Орденом тамплиеров в Европе, с индийскими душителями тутами, но...

— Но не будем отвлекаться!

— А стоило бы. Есть мнение, что и туги, и тамплиеры самоорганизовались, взяв за образец ассасинов. В переводе с арабского слово "ассасин" означает "стражник секретов". Во главе "стражников секретов" стоит "халиф", то есть единственный властелин, который для ассасинов подобен живому воплощению бога. Орден делится на миссионеров, по-арабски "даис", включает в себя проживающих в миру "друзей", на арабском "рафик", и "федави", то есть "верных". Эта последняя группа состоит из специально натренированных убийц. Их иногда называют "арабские ниндзя". Главного в отряде федави называют "сайд", он... Ступин, чему ты столь глумливо улыбаешься?

— Кино вспомнил. "Белое солнце пустыни". Помнишь: "Ты зачем убил моих людей. Сайд?"

— Твоя ирония неуместна. Я подозреваю, что создатели фильма не просто так выбрали имя для супермена песков, блестяще сыгранного Мишулиным.

— Ты серьезно подозреваешь, что...

— Ступин! Сам просил не отвлекаться. Замнем тему кино. Слушай дальше про дверных". Средневековых федави готовили по методикам, знакомым и тебе, ниндзя, и мне, сульса. Их учили владеть любым оружием, рукопашному бою, их обучали акробатике, актерскому мастерству и всему остальному, необходимому для лазутчика. Они проделывали такие фокусы, на которые не отваживались твои духовные японские предки и мои корейские прапращуры.

— Например?

— Чтобы проникнуть во вражескую крепость, федави давали возможность взять себя в плен, в надежде бежать из-под стражи.

— Понятно: папа-саид не жалел братков-федави, щедро жертвовал покорными бычками, прошедшими промывку мозгов.

— Ошибаешься, Ступин. Федави совсем не дрессированные бычки, готовые идти на убой по глупости. Командир, сайд, в профессиональном плане, в плане техники ремесла убийцы даст фору рядовым, простым федави и, как следствие, более ценен для халифа, но в плане духовном он мало чем отличается от остальных. Промывка мозгов у ассасинов происходит по сложной, многоступенчатой схеме. Были времена, когда ассасины специально распространяли ложные слухи о том, что федави законченные наркоманы, выжившие из ума фанатики, готовые...

— Юлик! Я верю! Верю, что они классно морочили головы и своим и чужим. Верю, что в Средние века они классно дрались и все такое прочее, однако те ребятки, которых мы с тобой сделали, в искусстве боя соображают на три с плюсом, в то время как Лжебультерьер был весьма и весьма нехилым бойцом. Неувязочка получается.

— Считается, что ассасинов смыло волной монгольского нашествия. Монголы уничтожали все мусульманские поселения на пути к Западу. Ассасины тогда базировались в Персии. Хулагу, полководец Чингисхана, разгромил и Персию, и ассасинов. Факт исчезновения "арабских ниндзя" тебе подтвердит любой историк. Но я как бывший офицер спецслужб, не чуждый проблематики религиозного экстремизма, ответственно заявляю — в начале века ассасины воскресли из исторического небытия. Они эволюционировали, они полностью отказались от расовых предрассудков, они снизили планку подготовки для рядовых федави, и саид, которого я повязал, тоже был далек от совершенства, но у них появилась и новая штатная боевая единица: "маджнун", что в переводе с арабского означает "одержимый силой". Ценность одного маджнуна для секты приравнивается к цене ста рядовых федави или десяти саидов.

— Прям как на базаре. Как на невольничьем, ха, рынке.

— Да, они — невольники совести. Их совесть — Орден. А маджнун — совесть Ордена. Он имеет право карать любого единоверца. Он никому не подчиняется, кроме халифа. Он владеет всем объемом тайных знаний и техник.

— Понятненько. Он типа особиста, да? Этакий религиозный смершевец, да? И на всех генералов, окромя генералиссимуса, ему плевать, и на политруков он клал с прибором, да? И наезжал на "Никос", маскируясь под меня, калеку однорукого, именно этот... как, бишь, его... моджахед...

— Маджнун! Прекращай паясничать, Ступин. Раздражаешь.

— Пардон. Извиняюсь за хорошее настроение. Виноват. А скажи-ка, дружище Юлик, я правильно разумею — все, о чем ты вещал до сих пор, есть прелюдия к откровениям одурманенного наркотой "языка", да? Нет?

— О том, что тебя изображал маджнун, я узнал от "языка". Хотя мог бы и сам догадаться.

— Я правильно понимаю — на российском криминальном рынке появилась еще одна...

— Нет! Ассасины не работают по найму.

— Уж не хочешь ли ты сказать, что, ха, Коля Казанцев, ха, тоже из этих?..

— Не я! Это сказал "язык". Под гипнозом, усиленным наркотическими средствами, не врут. Николай Маратович Казанцев — рафик, так называемый "друг", сектант, живущий в миру.

— Фига себе!.. Слушай, я не верю! Бывший комсомольский работник на заводе-гиганте во времена СССР, кооператор во времена перестройки, удачливый бизнесмен сегодня, и вдруг — сектант, да еще с мусульманским душком!

— Я собирался тебя просветить на предмет методов промывки мозгов, по части методик работы "даис", то бишь "миссионеров", но ты меня перебил и поэтому...

— Казанцев — занятой, деловой человек! Какие на фиг миссионеры? Где, когда, как они могли его зацепить?

— Вот, ты опять меня перебиваешь! Вместо того чтобы дать волю суетным мыслям, ты лучше подумай, Ступин, прикинь, какую пользу могут извлечь сектанты, имея в "друзьях" первое, теперь уже первое лицо в "Никосе".

— Что толку прикидывать? Кто нам поверит? Ежели я сам не в силах поверить, что...

— Мы предоставим доказательства! Я узнал от "языка", где их база. Я знаю, где их "российский филиал". А существуют еще и "европейский филиал", и "американский филиал", и еще "филиалы", соображаешь? Я... то есть мы знаем, где искать доказательства, а они не знают, что мы знаем! Им необходимо вести бухгалтерский учет, иметь списки своих приверженцев. Мы добудем их документацию, и случится такой скандал, что все...

— Забудут о Семене Андреиче Ступине по кличке Бультерьер? Ха! Я так не думаю. Я думаю, наоборот, все...

— Ступин! Не слишком ли ты себе льстишь?

— Возможно, ты прав. Возможно, слишком... И-эх, черти полосатые! А ведь, мать их, как ни крути, придется лезть на эту долбаную "базу"! Ничего другого, блин горелый, не остается, как лезть в огонь за каштанами... Слышь-ка, Юлик, а что мы будем делать с Зоей? Я обещал Сабуровой любовь и полное взаимопонимание.

— Как только Сабурова объявится у себя дома, к ней придет Ким и попросит Зою Михайловну скрыться.

— В смысле?

— Сабурова должна исчезнуть. Ким ей это объяснит и поможет осуществить. Представь себя на месте противника: Бультерьер явился к Зое, потребовал дискету с информацией и вместо "посылки" от сотрудницы "Никоса" поимел проблемы с вооруженными камикадзе. Согласись, логично, что Бультерьер обиделся, мягко выражать, на женщину, и...

— И замочил ее? Похитил?

— Пускай они ломают головы над этими вопросами. Пускай ведут розыскные мероприятия в Москве и области. Пусть ищут черную кошку в темной комнате.

— Угу, дошло. Меня ищут здесь, а я уже... Где? Где базируется долбаный "русский филиал" меркантильных вероотступников?

— В Прибалтике. Маскируются под реабилитационный центр для воевавших в Ичкерии федералов, которые по религиозным соображениям перешли на сторону чеченов, в результате чего объявлены в розыск и от этого сильно страдают психологически.

— Как жалостливо! Я сейчас разрыдаюсь.

— На твои крокодиловы слезы у нас нет лишнего времени. Пока ты приходил в себя после газового наркоза, я связался с преданными мне людьми и дал команду готовиться к негласному вояжу в бывшую братскую республику.

— Ха! Давненько я не бывал в Прибалтике... Слушай, Юлик, а вот интересно — хватает ли у тебя преданных людишек, чтоб оккупировать, допустим, Эстонию?

— Напрасно иронизируешь, Ступин. Корейская диаспора в России вполне сравнима по численности с населением Эстонии.

— М-да, понятненько. Глупость спросил. Среди пары миллионов твоих соплеменников с российскими паспортами, конечно же, отыщется десяток-другой сульса, и кабздец эстонской государственности...

Глава 4

Он — одержимый

Он сидел у стены, облокотившись спиной на мякоть подушек. Он сидел, скрестив ноги в отлично отглаженных брюках, расстегнув верхнюю пуговицу пиджака и пуговку на воротнике белой рубашки. Как и все, кроме имама, он носил европейские одежды. Как и старик-имам, он, входя в помещение, не снял обувь. Полуботинки остальных шестерых мужчин остались за дверью, в коридоре.

Старик имам, облаченный в шелковый зеленый длиннополый халат и белоснежную чалму, восседал на подушках справа. Напротив, на ковре, покрывавшем всю площадь пола, сидели полукругом, поджав под себя ноги, шестеро будущих даис. Имам говорил, а шестеро будущих миссионеров внимательно слушали старческий вкрадчивый голос.

Он тоже слушал имама вполуха и исподволь, сквозь ресницы разглядывал избранных.

Ему нравились открытые, симпатичные лица напротив. Не знаешь, нипочем не догадаешься, что эти шестеро добрый десяток лет служили халифу в качестве федави. Другие "верные" гибли, а этих небо лишило счастья умереть за халифа. Наместник божественного халифа, глава здешней общины, старик-имам выбрал именно этих шестерых из дюжины им подобных, обделенных благодатью смерти во имя Божественного. Вглядываясь в лица избранных, он, маджнун, одобрял выбор мудрого старца.

Имам говорил о сокровенном на языке Пророка. Старец подробно комментировал первую, наиглавнейшую заповедь миссионера: "Не сей на скале", а он, маджнун, закончив разглядывать, изучать внешность слушателей, скосил глаза и посмотрел в окно, дабы полюбоваться закатом.

За большим окном во всю стену неописуемое великолепие для тех, кто привык искать и находить прекрасное в обыденном. Приплюснутый шар заходящего солнца окрасил багрянцем шершавые верхушки сосен, свинцовый северный воздух чист и прозрачен. С высоты третьего этажа не видно обихоженной человеком земли, и кажется вот он — мир, сотворенный богом во всем первозданном великолепии. И хочется забыть о захудалом городишке всего-то в пяти километрах от сего благословенного места.

Каждое утро автобус привозил из недалекого городка за лесом вежливую обслугу для Центра психологической реабилитации преследуемых по религиозным мотивам. Местные власти всячески опекали центр. Даже круглосуточное дежурство полиции организовали у въезда не территорию. Каждый вечер автобус увозит обслуживающий персонал и привозит смену полицейскому караулу. С флегматичными прибалтами удобно дружить. Особенно когда они догадываются, против кого дружат.

Друзья прибалты, разумеется, ОБО ВСЕМ не догадываются и с удовольствием закрывают глаза, когда очередная группа "реабилитируемых" на время или навсегда покидает центр. Такса за легкую слепоту властей измеряется в у.е. и остается твердой.

Они вообще забавные, эти прибалты. Они установили в столовой скрытые микрофоны и сами же намекнули, где не следует болтать лишнего. Они поселили в Центре реабилитации пяток своих врачей-терапевтов с явно военной выправкой и, смущаясь, заверили — доктора по-арабски ни бум-бум. Они устроили налоговые льготы для спонсора, на средства которого существует центр, хотя никто их об этом никогда не просил. Они настоятельно предлагали помощь в возведении мечети на территории центра, хотя "реабилитируемые" и не собирались ничего возводить. А неделю назад местные власти по собственной инициативе в качестве гуманитарной помощи центру затеяли ремонт чердачньк перекрытий и теперь под крышей целый день стучат молотки, визжат пилы, копошатся чистенькие и трезвенькие прибалтийские работяги.

За окном интеллигентно бибикнул автобус — обслуга уезжала, происходила смена полицейского караула, пунктуальный водитель торопил флегматичных ремонтников Багровое солнце медленно растворялось в свинцовом сумраке. Слегка охрипший от долгого говорения имам заканчивал перечислять заповеди миссионеров. Завтра старик повторит слушателям то же самое. Послезавтра ночью избранных приведут сюда же, в эту же комнату, и они опять услышат из уст старца те же слова. И так месяц за месяцем, иногда днем, иногда ночью, иногда утром, иногда под вечер, перед или вместо молитвы, пока избранные не поймут сакральный смысл обманчиво простых истин, высказанных добрым и вкрадчивым старческим голосом.

За стеклом окна бледный овал солнца подернулся свинцовой дымкой. Слыш