Book: Эликсир вечной молодости



Эликсир вечной молодости

Ирина АРБЕНИНА

ЭЛИКСИР ВЕЧНОЙ МОЛОДОСТИ

* * *

— А как искупалась Царевна-Лягушка в волшебной воде первый раз, стала она как прежде… А как искупалась другой раз — стала даже краше и моложе, чем была раньше… И стали они тогда с мужем жить-поживать да добра наживать… Тут и сказочке конец, а кто слушал, тот…

— Молодец!

— Точно… Угадала. Ну, все, дружочек.

Мужчина захлопнул книгу.

— А почитай еще про “Молодильные яблоки”…

— Нет, все, дружочек мой, пора спать.

— Не хочется…

— Пора! Сон до двенадцати — это сон красоты… beauty sleep. Всем известно. Кто ложится спать до полуночи — долго остается молодым. Так что, давай-ка баиньки… Чтобы наутро щечки были у нас свежие-свежие и румяные — кровь с молоком.

— “Кровь с молоком”! Ужасное выражение, правда?

— Что же тут ужасного? Ну, кровь.., с молоком. В общем, характерное для фольклора выражение.., для сказок!

Крепкая мужская рука осторожно накинула на лампу шелковый платок. Разноцветный шелк при этом движении взлетел и распахнулся на мгновение, как крылья экзотической бабочки. Шелковая “бабочка” тут же “сложила крылья”, накрыла лампу, и свет в окне померк.

— Не выключай совсем свет, а то я боюсь.

— Чего ж тебе бояться? Я ведь всегда рядом. Спокойной ночи, дорогая.

— Спокойной ночи!

Когда голоса в спальне затихли, кто-то на улице, под окном, жадно прислушивающийся к этому разговору, неслышно и легко ступая по траве газона, отошел прочь… И через секунду уже растворился в темноте осенней ночи.

А трава сорта “green”, примятая легкими шагами маленьких белых кроссовок, тут же распрямилась, словно никто никогда по ней и не ходил. Трава сорта “green” была чудом садоводческого искусства. Как на воде, на ней не оставалось следов. Трава забывала о тех, кто по ней ступал.

Глава 1

Серая “Тойота” стояла на обочине. Дверца настежь…

Больше всего Светловой не хотелось останавливаться. И она даже попробовала себя убедить, что ничего не заметила. Но из этого фокуса ничего путного не вышло.

В том-то и дело, что заметила. Отлично Анна заметила, что голова водителя “Тойоты” беспомощно лежала на руле. Ничего не поделаешь. Пришлось останавливаться и сдавать назад.

Это оказалась девушка…

Голова ее действительно — Светловой не померещилось! — лежала на руле автомобиля.

Под ногами растеклась лужа крови.

Светлова заставила себя дотронуться до бессильно повисшей, словно плеть, руки.

Холодной руки.

Очень-очень холодной.

Бросить беспомощного человека на дороге — это, конечно, позорно… А бросить мертвеца? Ну, все равно ведь эта девушка уже мертвая… Рано или поздно ее обнаружит милиция. Нет, в общем, тоже ничего хорошего… Бросать неживого — тоже позорно.

Светлова тяжко вздохнула — это ведь надо так вляпаться! И, проклиная свою невезучесть, стала набирать номер на сотовом.

* * *

Милиция приехала довольно быстро. Но даже те полчаса, которые Светлова провела в ее ожидании, были явно не самыми веселыми в ее жизни.

Трасса в это безлюдное время совершенно пуста. Из предутренней туманной дымки выступали шевелящиеся от ветра деревья придорожных лесопосадок.

Мертвая женщина в машине — длинные светлые волосы закрывают ее лицо и тоже чуть шевелятся от сквозняка…

Именно от того, что Светлова не видела лица пострадавшей, ей стало очень страшно. Дотрагиваться до мертвой еще раз Анна не решалась. К тому же девушка явно уже не нуждалась в помощи. А нарушать положение.., хм-м.., трупа до приезда милиции… За это Светлову “товарищи милиционеры” явно не поблагодарят.

И Светлова, поеживаясь от утреннего холода и сырости, оглядывалась довольно затравленно по сторонам — то на качающуюся стену деревьев, то на неподвижную женщину в “Тойоте”.

Вот ее длинные светлые волосы опять зашевелились от ветра, и…

Ощущение ну просто как в детской страшилке:

«А мертвец вдруг как вскочит…»

В общем, обстановочка, когда непонятно даже несуеверному человеку, кого больше следует боятся — живых или мертвых, чистых или нечистых, реальных или призрачных…

Живых, кстати, почти и не было… Один раз пронесся мимо какой-то зачуханный “Москвич”. Причем было видно, как мужчина за рулем, панически оглядываясь, прибавляет скорость, развивая ее до поистине невиданной для этой модели отметки.

"Вот это правильно! — одобрила водилу Светлова. — Вот и умница! Вот так и должны вести себя умные мужчины на дороге: увидел дам, одна из которых явно нуждается в помощи, — и жми на газ! Живее будешь”.

Трусливый “Москвич” растворился в тумане. И опять явилось прежнее ощущение странной зыбкости и призрачности окружающего мира, из которых могло “соткаться” что угодно: хоть шекспировские “пузыри земли”, хоть бандиты с большой дороги.

Потому что это, собственно, и была та самая большая дорога. Трасса федерального значения. Дорога, по которой лежал путь Светловой к морю и отдыху.

Вечно опасаясь ненавязчивого отечественного сервиса, Светлова решила, что вполне одолеет этот путь без ночлега. Она рассчитывала, что если накачаться кофе и гнать почти без остановок, то через двадцать четыре, ну двадцать шесть часов, она прибудет из столицы на побережье. И тогда уж отоспится.

Собственно, так бы оно все и случилось. Еще часов восемь, и Анна уже была бы почти у цели… Да вот взяла сдуру и остановилась — жертва собственной чувствительности и глупости.

Наконец они появились.

Белобрысенький лейтенант в железных круглых, как у террориста-народовольца на портрете в школьном учебнике, очечках, прежде чем бросаться к мертвой девушке в “Тойоте”, цепко и внимательно оглядел живую. Причем, как показалось Светловой, не только цепко и внимательно, но и крайне удивленно. “Тойоту” лейтенант лишь мельком окинул предварительным беглым взглядом…

— Богул, — наконец представился он, очевидно, придя к каким-то своим, особым, ведомым только посвященным, милицейским умозаключениям. — Документы!

Аня протянула права.

— А паспорт?

— Ах, ну да… Вы ведь не гаишник! — Аня полезла в сумку за паспортом.

Лейтенант внимательнейшим образом изучил все странички краснокожей книжечки.

— Что здесь случилось? — Он наконец поднял на Аню глаза.

Аня кивнула на “Тойоту”:

— Я ехала мимо.., смотрю… Ну и остановилась, естественно.

— Естественно? — переспросил белобрысенький с таким насмешливым сомнением в голосе, что Светлова сразу поняла: общение с лейтенантом лично ей ничего хорошего не сулит.

— Да, естественно, — твердо повторила она.

— Значит, ехали мимо…, в четыре часа утра?

— Да.

— Увидели на обочине машину?

— Да.

Белобрысый наконец соизволил обратить внимание на девушку в “Тойоте”. Он дотронулся до ее руки и попробовал найти пульс.

Пульса он, конечно, не нашел — чего нет, того нет — и продолжал неспешную беседу:

— Значит, увидели мертвого водителя и остановились?

— Мне кажется, вы считаете это странным? — не выдержала Светлова.

— А вам это не кажется, — развеял последние надежды Светловой на справедливость белобрысый.

— Но почему?

— Как вам сказать… Я, в общем-то, нечасто встречаю молодых одиноких девушек, путешествующих в это время суток. К тому же… Если даже такая — молодая и одинокая! — девушка и столкнется с чем-то подобным, — белобрысый кивнул на “Тойоту”, — она скорее всего испугается и прибавит газу… А вы, получается, очень храбрая, очень отзывчивая и очень куда-то торопящаяся в четыре утра, так?

В голосе дознавателя было столько сарказма, что Светловой немедленно захотелось дать себе самой хорошего пинка. “Ну, все правильно, товарищ милиционер, ваш сарказм вполне уместен, ох как уместен, ибо дура, она и есть дура!"

— Да, — только и произнесла вслух Анна, вовремя сообразив, что многословие ей только повредит. Потому что многословие обычно сопутствует лживости, испугу, неискренности.

И Светлова решила быть лаконичной и не мешать белобрысому направлять неспешную беседу в нужное тому русло. А она пока понаблюдает, что это будет за русло такое, и подумает, что ей, собственно, делать и как ей из этого дерьма выбираться.

В это время лейтенант приподнял голову мертвой и откинул с ее лица спутавшиеся льняные волосы.

"Почти детское лицо… Лет семнадцать-восемнадцать?” — подумала про себя Аня.

— Обратите внимание, лейтенант, — подчеркнула все-таки Светлова, — что я не уехала с места происшествия.

— Обратил.

— Понимаете, лейтенант, я не уехала отсюда, хотя могла бы… Понимаете, могла бы просто посмотреть и уехать…

— Не могли.

— Точно?

— Более того: это пока самое умное из того, что вы сделали — не уехали.

— Ах, вот что!..

Аня припомнила удирающий во все лопатки “Москвич”.

— Настучали уже, значит?

— Ну, видите ли, мы живем на большой дороге… В какой-то мере тут все — свои. Некоторые товарищи так часто ездят, что просто обязаны дружить со здешней милицией. Помогать, поддерживать… Это даже без альтернативы. Дружим, и все тут.

— Как это вы нежно произнесли — “дружить”… — похвалила Светлова, — Но неужели этот тип в “Москвиче” запомнил номер моей машины? А ведь у него был такой вид, как будто он ошалел от страха.

— Знаете, я тоже обратил внимание, что лучшие свои поступки наши люди совершают именно с испугу.

Не обращая более на Светлову внимания, лейтенант заинтересованно наклонился к раскрытой двери автомобиля и принялся изучать то, что Светлова уже успела уяснить, пока стояла в одиночестве рядом с мертвой девушкой.

Автомобилистка погибла явно от потери крови. Ее красивые длинные ноги выше колен были стянуты жгутом из обычной автомобильной аптечки — мини-юбка этого не скрывала. Но сделано было это либо неумело — недостаточно туго, — либо слишком поздно.

— В общем, довольно распространенный способ ухода в мир иной… — заметил наконец лейтенант, разогнувшись и вздыхая. — Особенно для женщин. Мужчины, как известно, предпочитают стреляться. А женщины — трусихи.., боятся. И выбирают вены.

— Да, но обычно для такого рода прощания с жизнью выбирают ванную комнату, — заметила Светлова. — И делают все-таки надрезы на руках, а не под коленом. Как.., как у… — Светлова не нашла нужного сравнения и бросила фразу на полуслове.

— Ну да, да! — подхватил лейтенант. — Наполняют ванну теплой водой, чик и.., всем привет! Жизнь уходит не спеша… Однако чем плоха дорога? Говорят, сейчас на Западе это самое популярное место для расставания с жизнью…

— Да?

— Слыхали про водителей-призраков? 0-очень популярный, как пишут в газетах, нынче в Европе способ самоубийства. Машина, знаете ли, просто неожиданно выскакивает “на встречку” на автобане. И все расчеты с жизнью, считай, произведены!

— Но тут совсем другое… — заметила неуверенно Светлова.

— Да, другое. Но тоже по-своему изобретательно. Надрез на вене. Под коленом. И длинная серая лента дороги монотонно разматывается впереди. Пустынно, утренние сумерки. Дорога завораживает, отвлекает от неприятных ощущений… Для самоубийства — не хуже ванны.

— Мне сначала показалось, что вы циник, а вы, оказывается, философ, — обронила Светлова.

— Одно другому не мешает. Циники, как известно, — философская школа. Разве вы не изучали в институте или в школе?

— Что-то припоминаю… — Аня все с большим изумлением разглядывала белобрысого. Она так же отметила про себя, что их разговор довольно быстро и непринужденно из официального — в жанре под названием “допрос на месте происшествия” — перетек в доверительный — в жанре “неспешной беседы”.

— Понимаете, — продолжал лейтенант, — ведь за рулем часто засыпают, не так ли?

— Верно.

— Дорога укачивает… Согласны?

— Да.

— А часто и умерщвляет. Почему бы и нет? Этот серый бесконечный клубок разматывается, усыпляет, гипнотизирует… И смерть приходит легко и незаметно… Ведь не случайно многих потенциальных самоубийц удерживает от окончательного решения именно “неэстетичность” самого процесса: кровь, мучения, боль… А тут… Легко и незаметно! Нет, поистине в этом что-то есть!

— Это точно, — пробормотала Светлова. — Вот только — что?

— И уходят силы, уходит жизнь. Наконец голова бессильно падает на руль, — бормотал белобрысый лейтенант. — И едешь, пока хватит бензина и…

— И крови. Это вы хотите сказать?

— Да. Но если не считать этого несколько экзотического способа прощания с жизнью, в общем, обычное для сегодняшних дней происшествие. Депрессия скорее всего. Разочаровалась молодая девушка, устала, надоело бороться за выживание… Может быть, несчастная любовь, финансовые затруднения…

— У владелицы такой машины?

— Может, девушка разорилась? Долги, включенный счетчик, страх расплаты. И вот решила покончить со всем сразу. Собралась в путь… В последний, так сказать, путь…

— Только зачем она разулась?

— Что?

— Я хочу сказать: все, о чем вы говорите, можно было бы сделать и не снимая туфель.

— То есть?

— То есть я хочу обратить ваше внимание, лейтенант, на то, что эта девушка — босая.

— А ведь точно! — лейтенант заинтересованно уставился на босые ступни самоубийцы за рулем.

— Кстати, как вы думаете, где они? — поинтересовалась Светлова.

— Кто?

— Не кто, а что… Туфли!

— А-а… — Лейтенант наклонился, заглянул под сиденье… Пошарил в салоне. — Интересно… — пробормотал он. — Что ж… Будем искать!

— Попробуйте.

— О, с каким недоверием вы это произнесли! Думаете, не найду?

— Да нет, почему же. Я так не думаю. Но если найдете, вас можно будет поздравить с раскрытием преступления.

— Почему?

— Потому что никакое это не самоубийство.

— Чушь! — Лейтенанта явно затягивал спор со Светловой. — Просто она… — Он запнулся.

— Да? Что же именно вам кажется таким простым?

— Возможно, просто была ссора… Девушка выбежала из дома… И решение о самоубийстве было принято спонтанно, под влиянием сильных эмоций.

— Да что вы?! Машина с московским номером. То есть она проехала от дома не одну сотню километров, а потом “спонтанно” покончила с собой? Уверяю вас, проведя столько часов за рулем, человек спонтанно захочет пи-пи, потом поесть, потом спать захочет… А уж потом, если не передумал, — свести счеты с жизнью…. Но это уже будет никак не спонтанно.

— Хорошо… Снимаю слово “спонтанно”. Пусть — обдуманно. Она ехала и обдумывала свое решение. Не обязательно ехала от самой Москвы. Номера в данном случае нам ничего не говорят о том, откуда она ехала.

— Обдуманно? Но мы вернулись к тому, с чего начали! А что все-таки случилось с ее обувью?

— Сколько таких историй! Скандал с дружком в гостинице — и выскакивают из номера в тапочках…

— Ну да, а тапочки она по дороге потеряла… Соскочили. Потому что торопилась.

— Иронизируете?

— Нисколько. К тому же к тапочкам полагается халат. И вряд ли к такому костюму девушка такого класса выбрала бы тапочки… Вообще все у вас не склеивается.. Маникюр у нее свежий, макияж тщательный, на блузке и костюме все пуговицы до единой тщательно застегнуты, а обуться забыла?

— Ну… Хорошо… Пусть она была в туфлях. И в гостях. Возможно, к ней начали приставать… Пришлось уносить ноги. На каблуках особо не попрыгаешь… Сбросила туфли — и босиком!

— И после того как ей удалось унести ноги столь счастливым образом, она решает покончить с собой?!

— Ну, сказался пережитый стресс… Состояние аффекта… Говорят, Некоторые жертвы после такого рода посягательств не хотят больше жить. Развивается склонность к суициду.

— А жгут, которым перетянуты вены?

— Ну, это только подтверждает мою версию!

— Какую именно?

— Сначала была попытка самоубийства. Но потом девушка передумала. Испугалась смерти. И сделала себе эти самодельные жгуты, чтобы остановить кровь… Очень неумелые. Возможно, потому, что у нее уже не хватало сил как следует их затянуть. И доехать до ближайшего населенного пункта она не успела. Не дотянула. Потеря крови.

Лейтенант Богул, пошарив, достал из автомобиля мертвой девицы аптечку, заглянул в нее, перебрал содержимое.

— Ну точно… — пробормотал он себе по нос. — И жгут — из ее аптечки. Сама себе перевязку делала.

— Стас!

Лейтенанта окликнули из патрульной машины.

Аня обратила внимание, что окрик оказался неожиданным не только для нее, но и для лейтенанта — настолько они оба, оказывается, увлеклись разговором.

— Вызов срочный, Стас! Хватит канителиться! По коням!

Коллеги явно напоминали Богулу, что его беседа на обочине дороги затянулась.

— Да подожди ты! — огрызнулся Богул.

— Чего ждать? Там мокруха.., а тут суицид… Элементарный. Отдай труп “Скорой” — и поехали!

— Где я тебе ее возьму, “Скорую”?! А то ты не знаешь, что они иногда только к похоронам успевают. Да и эвакуатора лучше дождаться. Не бросать же иномарку на растерзание.

— А чего с новым вызовом делать будем?

— Ну вот видите… — Лейтенант повернулся к Ане, словно извиняясь за то, что их словесное расследование так бесцеремонно прервали. — Патрульная машина с рацией не может простаивать.

— Я понимаю, — Аня пожала плечами.

— Ладно, вы поезжайте! — крикнул Стас Богул коллегам. — А я еще тут огляжусь… Поезжайте без меня. Меня потом девушка подбросит в город. Все равно ей надо показания давать.



— То есть? — Аня обеспокоенно взглянула на лейтенанта.

— Не волнуйтесь! Как свидетельнице! — Богул усмехнулся.

— Да я, в общем, не волнуюсь.

— Ну, так.., идет?

— Идет. — Аня снова пожала плечами.

Патрульная уехала.

В ожидании, когда погибшую “Скорая” заберет в морг, Богул, присев на заднее сиденье “Тойоты”, с другой, противоположной от места водителя стороны, составлял протокол.

А Светлова еще раз обошла машину. Поколупала на колесе белую крепко схватившуюся глину.

Эх, если б знать, по каким дорогам-дорожкам эта девушка сюда добиралась?! Эта глина явно прилепилась к колесу где-то на дороге проселочной, а не на бетонированной трассе федерального значения!

Кроме того, Светлову очень занимала татушка на руке девушки из “Тойоты”. Девушка-то была холеная и шикарная, а татушка — неумелая… Абсолютно точно — не из дорогого салона, а так, домашнее творчество…. Наколка какая-то. В форме звезды.

* * *

— Эх, и съел бы я что-нибудь… — мечтательно протянул лейтенант, когда “Скорая” наконец уехала, а эвакуатор потащил иномарку в милицейский участок. Асам лейтенант Богул с “временно задержанной” Светловой, погрузившись в ее же машину, тоже тронулись в сторону города.

— “Съел бы”! — передразнила Светлова. — Да я безо всякого сослагательного наклонения, без всяких частиц “бы” натурально умираю от голода! А тут вместо завтрака приходится возить милиционеров к месту их службы. Я есть хочу! — гневно заключила Аня.

— Ужас, сколько у нас общего! Я бы тоже, знаете, не отказался от какого-нибудь омлетика.

— Может, перекусим? — робко предложила Светлова, не очень уверенная, что завтрак с лейтенантом не будет для него нарушением. — А потом я вас отвезу!

— Право, не знаю… — Лейтенант неуверенно покачал головой. — Есть, конечно, хочется. Да я ведь при исполнении.

— Есть тут поблизости какая-нибудь забегаловка? Точнее, заезжаловка? — поторопилась взять быка за рога Светлова.

— Полным-полно! Теперь, слава богу, этих заведений кругом полно. Да вот сейчас, километра через два, как раз будет.

Они свернули возле указателя с перекрещенными ложкой и вилкой.

Это был, по сути, небольшой ресторанчик.

Аня огляделась: свежие скатерти, чисто, даже цветы в кувшинчиках.

— Неплохое место!

— Да уж… Конкуренция! Теперь борются за проезжих с большой дороги.

Девушка, похожая на Марину Влади в старом-старом фильме “Колдунья”, убирала со столов посуду. Она молча приняла у них заказ: кофе, фруктовый салат, яичницу… И чуть позже принесла им с Богулом счет.

За все это время она умудрилась не сказать ни слова.

"Какая вышколенная!” — мельком подивилась Светлова.

Судя по счету, яйца здешние курочки-рябы несли не простые, а золотые. Заурядная яичница получалась супердорогой. Впрочем, уютная обстановка ресторанчика того стоила.

— А что-нибудь похожее у вас тут раньше происходило? — спросила Аня Богула, не в силах забыть серую “Тойоту”.

— Похожее? — Лейтенант изрядно и старательно перчил желток. И не ответил, пока не покончил с этим важным делом. — Нет, ничего похожего, — наконец сказал он.

— Жаль!

— Интересный взгляд на проблему! А мне вот не жаль. Мне и того, что есть, — вот так хватает! Выше крыши! Зашиваемся!

— Значит, не происходило? — разочарованно протянула Светлова.

— Нет. Похожее не происходило, — уверенно подтвердил Анин собеседник. — А вот непохожее — происходило!

— То есть?

— Ну, вы ведь хотите знать, не случалось ли у нас тут чего-то этакого?

— Этакого?

— Ну да, загадочного.., нераскрытого…

— Ужас, как интересно!

— Так вот… Случалось! Тут ведь у нас границы трех областей сходятся. Так вот! Это место у нас в милиции даже “Бермудским треугольником” прозвали.

— Да что вы?!

— Представьте! Утренний ранний час. На обочине дороги стоит дорогая иномарка.

— И что?

— Пустая.

— То есть?

— Да, именно так. Ключи на месте, дверцы открыты. Вообще все в машине на месте, даже мобильный телефон, документы хозяина, пачка сигарет начатая… Все, кроме…

— Кроме?

— Хозяина машины.

— Ах вот почему вы так назвали — Бермудский!

— Ну да! Точно, как на тех кораблях, что пропадали в районе настоящего Бермудского треугольника. Там тоже все на месте, даже обед недоеденный на столе, а команду как корова языком слизнула.

— Морская корова? — уточнила Светлова.

— Морская ли корова, инфразвук ли… Знаете одну из версий? Будто бы волны во время шторма издают звуки таких частот, которые человек не в состоянии выдержать, так они угнетающе действуют на психику человека. Нагнетают панический страх.

— Да, я где-то об этом читала. Якобы из-за этого моряки, не дообедав, и прыгают в ужасе в волны. А тут у вас куда прыгать?

— Некуда, — согласился лейтенант.

— И вообще… Стоит ли из-за одного случая так сразу — Бермудский треугольник! Может, хозяин той иномарки решил скрыться?

— Не из-за одного случая, уважаемая! Случаев таких было несколько. По правде сказать — ужасно много.

— Ужасно?

— Да, ужасно много. Потому я так говорю, что это означает…

Лейтенант сделал внушительную паузу.

— Что? — не выдержала Аня.

— Это означает, что на самом деле их было гораздо больше. Просто остальные случаи остались незафиксированными.

— Почему вы так думаете?

— Ну, представьте: стоит на большой дороге машинка стоимостью эдак в пятьдесят тысяч долларов, полностью упакованная, руль еще хранит тепло человеческих рук… Сколько она простоит? И что с ней сделает тот, кто первым ее обнаружит? Что, в милицию заявит? Нет, разумеется. Значит, вполне возможно, что таких случаев было гораздо больше. Но те машины милиция обнаружить не успевала. Их, возможно, угоняли мародеры. Кто устоит перед брошенной на дороге пустой дорогой иномаркой? Не всякий даже порядочный человек! Согласитесь?

— Соглашусь, пожалуй. А что, все три пустые машины, которые вы обнаружили, были иномарками?

— Все.

— Да, заинтриговали вы меня! — Светлова озадаченно смотрела на радужную кофейную пенку. — В одном вы правы: это поразительно. Обычно находят трупы, выброшенные из машин, и не находят сами машины… А тут все наоборот.

— А вообще-то у нас тут тихо, спокойно. Лет, наверное, уже двести, если не считать этих случаев, никаких серьезных криминальных происшествий, — посчитал вдруг нужным успокоить растревоженную Анну лейтенант.

— Двести? Долго же вы продержались!

* * *

Анна и лейтенант Богул вышли из ресторанчика сытые, довольные. Если уж не жизнью, то, по крайней мере, вкусностью отведанной еды и сытостью. Подошли к машине Светловой.

— Так вас куда подбросить? — поинтересовалась Анна.

— Меня? — На лице лейтенанта появилось странно задумчивое выражение. — Меня-то в отдел. А вот с вами что делать?

— Со мной? Почему вы думаете, что со мной надо что-то делать? Я так не считаю.

— А вот я, извините, считаю.

Выражение лица у Анютиного сотрапезника как-то быстро менялось.. Причем в нелучшую сторону.

Очевидно было, что возникшее между ними расположение, вызванное совместной трапезой, быстро испарилось. Потому что физиономия лейтенанта стала совсем официально-кислой, и…

— Придется вам все-таки задержаться в нашем городе, — наконец изрек он.

— То есть? — У Светловой появилось неприятное предчувствие. — Меня все-таки подозревают?

— Ну что вы! Конечно, нет. Просто нам еще нужно вас расспросить.

— Допросить, вы хотите сказать?

— Нет, именно расспросить. Всего лишь. Пока. Кроме того, нужно оформить все документально. У следователя, если будет возбуждено уголовное дело, могут появиться к вам вопросы. А вы уедете — и ищи вас потом… Я не уверен, что, если мы вас повторно пригласим к себе, вы незамедлительно откликнетесь на наш призыв и примчитесь.

— Да уж! В чем-то вы правы…

Внутренне Светлова согласилась, что лейтенант дальновиден: вряд ли ей захочется побывать в этих местах еще раз.

— Ну вот… Так что по всему выходит, что лучше нам вас пока не отпускать.

— Ничего себе “лучше”!

— Ну, не будем спорить, — миролюбиво заметил лейтенант. — Я вам советую пока устроиться в гостинице. А мы вас чуть позже — у нас сегодня, извините, жуткая Запарка! — вызовем к себе.., поговорить.

— Это не подлежит обсуждению?

— Обсуждать можно все, — философски заметил лейтенант. — А вот изменить… Кстати, вы, собственно говоря, я так и не полюбопытствовал, далеко ли направлялись?

— Далеко.

Светлова решила, что имеет конституционное право не вдаваться в подробности.

Ибо лицемерие ментуры, как выяснилось, не знает предела — ел, пил человек, разговаривал — почти уж по душам! — и вот, пожалуйста!

— Куда и откуда вы направлялись? Извините за настойчивость…

По легкому настороженному прищуру внимательных глаз собеседника Аня поняла, что вопрос этот продиктован не праздным любопытством.

— Я еду отдыхать. Точнее, ехала…

— Неужто на курорт?

— Именно.

— Да вроде не сезон?

— Ну как вам объяснить… Иногда полезно бывает на неделю все бросить. И просто походить по берегу моря, сменить обстановку, посмотреть на пальмы, пусть они уже, возможно, скоро и будут припорошены снегом.

— На пальмы? — Лейтенант снова прищурился. — Да, пожалуй, неплохо бы. Ну да вы не грустите. Хотя у нас, правда, пальм нет. Липы и те почти повырубили.

Машина между тем въехала на городские улицы. Лейтенант говорил Светловой, куда нужно свернуть.

— Вы меня у гостиницы высадите.., я дальше пешком, — попросил он.

— Как прикажете, — согласилась Анна.

— Но вам все равно у нас понравится. Город наш гостеприимный, — обронил Богул на прощание.

— Я заметила.

Светлова достала из машины сумку и направилась к гостинице.

В скучном, неуютном гостиничном номере Анна присела на край застеленной, как в пионерском лагере — подушка треугольником, уголком вверх, — постели и уныло уставилась на казенную в лиловых обоях стену.

Зачирикал любимую мелодию — из мультфильма про розовую пантеру — сотовый телефон. Светлова обрадованно схватила трубку. Словно весточка из другого мира, привычного и любимого!

— Ты где? — поинтересовался Анин муж. На часах было девять утра. Далеко в Москве, в их уютной квартире, Петя проснулся и собирался на работу.

— Я? — Светловой потребовалась некоторая пауза, чтобы сообразить, что следует отвечать. — Я, видишь ли… Я еду.

— Догадываюсь! Где едешь-то?

— Да уже больше половины пути одолела! Скоро увижу море.

— У тебя все в порядке? — подозрительно спросил Петр.

— Да.., да, конечно! Все отлично.

— Ну, ладно…. Держи меня постоянно в курсе. Впрочем, на вас, Анна Владимировна, надежда небольшая. Так что я, уж извини своего назойливого супруга, скоро опять позвоню!

— Хорошо.

Аня огорченно положила трубку на гостиничную кровать и снова уныло уставилась на лиловую стену.

Ничего себе “еду”!

Ехала, ехала… И приехала.

Глава 2

Октябрь… В это время года пальмы на Черноморском побережье, до которого Светлова так и не доехала, действительно, может, уже, пусть ненадолго, припорошило снегом. Год на год не приходится. Погода прихотлива. Но в эту осень до снега было, судя по всему, еще далеко.

Утренняя осенняя зябкая погода в городе, в котором Аня волею судьбы задержалась, в полдень уже сменилась теплым благодатным солнечным деньком, вполне подходящим под определение “бабье лето”.

И город сразу преобразился. От густых, еще не облетевших лип — очевидно, уцелевших от вырубки! — лежала на старых, протоптанных каблуками тротуарах узорчатая тень, окошки в домах чисто поблескивали. Светлова уже почти с удовольствием прошлась по тихим улицам. В конце концов, такой тихий старинный городок чем хуже моря? Там, на море, сейчас, наверное, ветер дует А здесь тихо, солнечно. Хочется добавить: покойно. И если бы не утренняя покойница на трассе, можно было бы так и сказать.

Аня бродила без всякой цели, коротая время, в ожидании, когда ее вызовет лейтенант Богул. Рассеянно разглядывала двухэтажные старинные, очевидно, еще купеческие, дома…

В одном из них белели современно пластиковые окна. Над входом — вывеска “Молодость”.

Оказалось, косметический салон.

Вот! Этим Светлова и займется, чтобы скоротать время. А то никогда у нее “на себя” его не хватает!

Анна толкнула стильную дверь — сразу звякнул, оповещая о ее появлении, невидимый колокольчик.

— Поднимайтесь, поднимайтесь! — услышала Светлова женский голос.

Голос доносился сверху, со второго этажа, на который вела красивая винтовая лестница.

— Не робейте!

Дама-косметичка внимательно оглядела ее кожу.

— Собственно, вам вполне можно и без наших услуг еще долго обходиться. Но начинать ухаживать за кожей следует все-таки заранее. Это должно стать привычкой. Тогда вы встретите возраст во всеоружии.

— О'кей! Я согласна: давайте вооружаться!

— Я бы вам посоветовала… — дама задумалась. Аня терпеливо ждала.

— Время от времени нужен курс. А потом поддерживать.

— Курс?

— Ну да, восемь недель интенсивных процедур — сеансы через день. А потом можно два раза в месяц. Или даже всего лишь раз в месяц. Ну, допустим, сегодня у нас двенадцатое… Значит, в следующий раз я вас назначу на…

Светлова блаженно закрыла глаза. Прохладная кремовая маска обволакивала лицо, пальцы косметички нежно скользили, очерчивая овал Аниноголица…

Какие числа? Зачем все это? О чем говорит эта женщина?! Светлова, слава богу, максимум завтра будет уже далеко-далеко отсюда. Анна хотела усмехнуться, но скользящие пальцы погасили, разгладили эту зарождающуюся усмешку на ее лице.

Долой усмешки, улыбки, ухмылки, а также натужные мысли! Долой удивление, негодование и прочие сильные эмоции, всевозможные гримасы и гримаски! Ибо от всего этого на лице морщины, морщинки и морщиночки… Покой, и только покой. Лицо расслабляется, разглаживается, и вместе с исчезающей мимической морщинкой, которая появилась, пока о чем-то усиленно думала, уходят и соответствующие мысли…

Так и заснуть можно: славно, безмятежно! Покойно. Тьфу! Вот привязалось это слово!

Внизу звякнул колокольчик. Анина фея взглянула на часы и озабоченно пробормотала:

— Извините… Полежите так — с масочкой… Это полезно… А я скоро вернусь.

Она ушла вниз.

А Анну явно клонило в сон. В самом деле, способ релаксации — просто замечательный. Как бы там ни обстояло дело с будущими морщинами, но как отдых — это замечательно!

Снизу неясной бубнежкой доносились голоса.

Второй голос, принадлежащий не хозяйке салона, кажется, тоже был женским.

Неожиданно в нем появилась визгливая нота:

— Но вы мне обещали!

— Но я не волшебница! — возразил тоже уже на повышенных тонах голос хозяйки.

— Значит, вы меня обманывали?

— Ничего я не обманывала!

Теперь разговор перешел уже и вовсе на повышенные тона, и Светловой слышно было каждое слово.

— Мой салон, между прочим, называется всего лишь “Молодость”, а не “Вечная молодость”! И я делаю что могу. А чудес не бывает!

Дверь хлопнула.

Хозяйка вернулась к Анне с сияющей приветливой улыбкой, которую она профессионально прилепила себе где-то по дороге, очевидно, пока поднималась по лестнице. Улыбка была фальшивой, как приклеенные усы, и сильно контрастировала с тревогой и паникой в глазах хозяйки салона.

— Проблемы? — воспользовавшись тем, что дама на взводе, поинтересовалась Анна. Она знала, что в таком состоянии у человека может сорваться с языка то, о чем в другое время он бы предпочел промолчать. Исключительно из праздного любопытства Анна решила опробовать этот прием. — Достают?

Хозяйка только в сердцах махнула рукой. Но нежелание откровенничать с клиенткой соперничало с желанием выпустить пар негодования.

— Сами не знают, чего хотят! — гневно бросила она.

— А чего хотят-то?

— Да чуда желают! Ну, я все понимаю! Но нельзя же всерьез верить, что в таком возрасте можно выглядеть двадцатилетней?! Вот как вы, например. Я что — ее заколдовать должна? Даже если натянуть кожу, как на барабане, все равно глаза выдадут. Зрачок!

— Зрачок?

— Ну разумеется! Даже если все остальное выглядит идеально — на двадцать.., возраст всегда выдаст зрачок. У бальзаковской женщины другой взгляд. Нельзя же бесконечно, до гроба, оставаться наивной, как морковка! Естественно, у нормального человека с возрастом становятся иные глаза, взгляд… Так вас назначать на следующий сеанс?

— Если честно, не стоит, — разочаровала косметичку Аня, — я здесь проездом. В общем, так, из любопытства заглянула к вам, чтобы скоротать время.

— А, понятно. Ну все равно — возьмите визитку. Вдруг задержитесь в нашем городе или еще приедете.

Вежливость не позволила Светловой произнести: “Уверена, что этого со мной больше не случится”. Из вежливости же она приняла визитку и, мельком взглянув, опустила ее в сумку.

"Амалия Кудинова. Косметический салон “Молодость”.

За спиной звякнул колокольчик.

* * *

То, что Светлова попыталась съесть в ресторане гостиницы, поеданию не поддавалось.

"Как же, спрашивается, питаться? — задумалась она. — Как поддержать жизнь в бренном теле? Надо бы поискать чего-нибудь другого”.

Анна огляделась в поисках какого-нибудь Ивана Сусанина, который мог бы выступить в роли ресторанного гида. Но никого подходящего в окрестностях не наблюдалось. А спрашивать у работников ресторана, есть ли в городе место, где готовят хоть немного лучше, чем у них, ей показалось бестактным. Да и вряд ли бы она получила честный ответ.



На ум пришел завтрак в придорожном ресторанчике. А что? Это, в общем, недалеко. Правда, неприятно — ресторанчик-то почти рядом с тем местом, где Анна наткнулась на “Тойоту”. Ну да голод не тетка!

Светлова села в машину и поехала обедать за город.

Вместо давешней молчаливой утренней девушки стол ей накрыла приятная женщина-блондинка, больше похожая на хозяйку, чем на прислугу. Так оно и оказалось — выяснилось, когда завязалась беседа.

— А поужинать у вас можно?

— И позавтракать, и поужинать.., все, что пожелаете!

— О, я тогда приеду! А то в гостинице, где я остановилась…

— А зачем вам ездить туда-сюда? — удивилась блондинка.

— То есть?

— Да ведь у нас мотель!

— Правда?

— Что ж мне вас в заблуждение вводить? Хотите, я вам номера прямо сейчас покажу? Очень симпатичные, скажу без ложной скромности, у нас тут домики.

— Да я верю.

Про себя Светлова подумала, что так уж устроена жизнь: по некоторым деталям почти всегда можно представить и целое. Как Дон Жуан был прав, уверяя, что по пятке можно вообразить донну Анну целиком! Так оно и есть: если скатерти чистые в ресторане мотеля, значит, по всей видимости, и простыни в спальне будут чистые. И наоборот: какой был неказистый номер в той, городской, гостинице, такие же там были и несъедобные обеды.

— Ну, согласны? — прервала ее раздумья хозяйка.

— Согласна.

* * *

Зазвонил Анин сотовый.

— Ну, подходите к нам в отделение! — вежливым и лицемерно приветливым голосом пригласил Анну лейтенант Богул. — Будем разговаривать.

Провинциальная экзотика: РОВД располагался в бревенчатом одноэтажном пятистенке с высоким крыльцом и довольно игривыми резными наличниками. Под окнами зеленела травка, и было полное ощущение, что на крыльце сейчас появится баба в сарафане и кокошнике.

"Может, я ошиблась?” — подумала Светлова.

Но в это время на резном крыльце появился банальный мент в фуражке, и Светлова поняла, что не ошиблась.

Во всем остальном, за исключением крыльца и наличников, — это была обычная ментура. Были и бабы, но не в кокошниках, а тоже в милицейской форме.

— Ну вот, Анна Владимировна, сейчас мы все как полагается запротоколируем, оформим чин-чином ваши показания, — приветливо бормотал Богул, усаживая Анну на ободранный стул. — Кстати, — как бы между делом, шурша бумажками, обронил лейтенант. — Тут у нас новая информация появилась… Мы личность погибшей установили.

— Да?

— Фофанова Нина Викторовна. Проживала:

Москва, Народная улица, дом девять, квартира восемнадцать. Русская. Замужем. Судимая.

— У нее судимость?

— Да. И, очевидно, по малолетке.

— В самом деле?

— Судя по тому, что сейчас ей двадцать, в колонию наша Нина Викторовна аж лет в четырнадцать загремела.

— Да что вы! Что ж такого она Натворила?

— Убийство.

— Вот это да!..

— Ограбили ночной ларек. Продавщица сопротивлялась. Так ее стукнули по голове бутылкой. Летальный исход.

— Фофанова стукнула?

— Это была компания тинейджеров. Кто именно стукнул, установить не удалось.

— А вы откуда же такие подробности узнали?

— Да поговорил кое с кем… В общем, следователь был уверен, что это она — Фофанова убила. Она самая дерзкая из них была, бесшабашная… Остальные подростки под ней ходили. Трусоваты. А этой все было тогда нипочем!

— Тогда? Почему — тогда? Вряд ли она сильно изменилась потом. Пребывание в колонии ее скорее всего только закалило.

— Узнаем, узнаем, — пробормотал Богул, — мы еще утром поставили в известность ее мужа. Очевидно, скоро он уже будет здесь.

— Интересная, должно быть, у вас с ним получится беседа…

— Ну, вот и все! — Лейтенант показал Светловой, где она должна расписаться.

— Все? Я могу уезжать из города?

— Н-нет…

— Что такое, Богул?! Что это означает?

— Честно?

— А вы думали, что я попрошу вас приврать?

— Дело в том, что как раз сейчас решается: давать делу серьезный ход или…

— Ну, понятно! — вздохнула Светлова. — Или остановиться на вашей беспомощной версии — самоубийство!

— Если серьезно раскручивать смерть Фофановой, вы бы нам еще могли пригодиться.

— Понимаю, — Аня опять вздохнула.

— Ну погодите еще денек, — почти умоляюще попросил Богул. И тут же спохватился, что “при исполнении”. — Хотя я могу и официально: на трое суток — в интересах следствия!

— Да идите вы со своими сутками! — Аня махнула рукой. — Жду еще один день.

— А где вас искать, я знаю.

— А вот и не знаете! — Светлова злорадно оглянулась, позволив себе маленькое торжество.

— То есть?!

— Я переменила свой, с позволения сказать, отель.

— Вот как?

— Да.

— И где же вы теперь? В нашем славном городе не столь уж большой выбор, с позволения сказать, отелей.

— А помните, где мы завтракали?

— Ах вот что! Это не отель, а мотель. Мотель “Ночка”!

— “Ночка”? — Аня усмехнулась. — Смешное название. А я даже и не поинтересовалась, как он называется.

* * *

Аня вышла из кабинета Богула.

В коридоре, низко склонив голову и упершись локтями в колени, сидел мужчина. Черный костюм, белые носки, бычий затылок и сумочка-барсетка — широко распространенный от Москвы до самых до окраин стиль.

Не господин ли Фофанов собственной персоной?

Задержавшись на выходе, Аня слышала, как мужчина в черном костюме разговаривает с выглянувшим из кабинета лейтенантом Богулом.

Точно, это и есть Фофанов.

Между тем, когда Аня вышла на крыльцо, выяснилось, что в поросшем мягкой травкой-муравкой уютном милицейском дворике стало тесно от дорогих, с иголочки иномарок. Кроме “Тойоты” Фофановой, теперь здесь стояла еще “шестая” “Ауди”, укомплектованная под завязку. Тысяч на сто, не меньше. Очевидно, Фофанова-супруга. И набитая народом “БМВ”. Надо полагать, спутники-сотоварищи.

«Да, Богулу не позавидуешь, — подумала Светлова. — Фофанова, судя по всему, была та еще штучка. А уж ее супруг!..»

* * *

— Вы не могли бы принести еще апельсинового сока? — попросила Анна.

Девушка-прислуга молча удалилась и вернулась с пакетом апельсинового сока.

— Спасибо.

Девушка, даже не кивнув, взялась за поднос.

— Кажется, сегодня неплохая погода? — улыбнулась ей Светлова.

Девушка молча принялась убирать посуду.

— Неразговорчивая! — пожаловалась Анна.

— Неразговорчивая?! — удивленно взглянул на Светлову водитель-дальнобойщик, обедавший за соседним столиком. — Ну, это мягко говоря…

— То есть?

— Она немая.

— Немая? — Теперь пришел Анин черед изумляться. — А мне это даже в голову не пришло.

— Мне поначалу тоже не приходило. Да я уж тут столько езжу… Поневоле в курсе всех историй.

— А это именно история?

— Представьте! Как мне рассказывали — просто таинственная история. Она, вообще-то, из приюта. А как туда попала — просто загадка.

— Загадка?

— Да. Настоящая загадка! У них тут в городе район есть — частной застройки. Ну, одноэтажки-развалюхи! Так однажды там умерла женщина…

Водитель сделал паузу, увлекшись разрезанием мяса на тарелке.

— Вот как?

— Да-а… — Мясо он наконец разрезал. — Умерла хозяйка как раз одного такого домика-развалюхи. Женщина, надо сказать, еще не старая. И вот, когда дом после ее смерти осматривать стали, вдруг обнаружили там девочку. Словно бы совсем дикую. Ну, вроде как Маугли, хоть и в одежде… И девица эта — ни слова… А ведь она уже большая была — лет пятнадцати.

— И что же?

— Ну, ее того.., в приют поместили. Есть тут у них такое заведение. Вроде немного учили там говорить. А она — ни-ни. Так ее в приюте подержали, сколько смогли. А потом ее Елена, хозяйка этого мотеля, к себе забрала. Ну, она тут у нее вроде посудомойки, подсобной работницы.

"Вот почему, — подумала Анна, — девушка показалась мне похожей именно на Колдунью из фильма с Мариной Влади, а не на какую-то другую красавицу блондинку”.

В этой девушке, кроме схожей с юной Влади внешности, и вправду, было что-то диковатое! Что-то от купринской юной колдуньи, летающей по болотам и лесам и прядающей, как испуганная лошадка, при попытке незнакомцев заговорить с ней.

— Понятно! — кивнула Светлова водителю. — Нюрнбергский младенец. Очередной вариант.

— Какой-какой младенец, вы говорите? — поинтересовался водила, прожевав наконец мясо. — Нюрнбергский?

— Нюрнбергский младенец. Что-то вроде того, что вы имели в виду, когда сказали “как Маугли”. Только городской вариант.

— Это как же так?

— Ну, есть в истории человечества некоторое количество необъяснимых, неразгаданных случаев и таинственных, несколько жутковатых историй. Так вот, например, в городе Нюрнберге обнаружили однажды на улице неизвестно откуда взявшегося обнаженного молодого человека в возрасте эдак лет двадцати… Однако стопы ног у него были как у младенца и речь развита на том же уровне. Откуда он взялся, где находился эти двадцать лет своей жизни, никто не знал, никто не мог ответить на эти вопросы. Ну, вот так и вошел он в историю под именем Нюрнбергского младенца.

— А что… Похоже! Похоже на нашу Немую. Только, говорят, она была одетая.

Водила доел свое тушеное мясо с макаронами — запах шел, кстати сказать, от этого блюда очень аппетитный — и попрощался.

— Пора в путь-дорогу! — пропел он. Аня помахала ему вслед.

С таким слухом и голосом, вообще-то, не следовало бы петь, мимоходом подумала Светлова.

Глава 3

— Хочу вас обрадовать…

Несмотря на то что Богул встретил Анну столь многообещающей фразой, вид у него был отнюдь не радостный.

— Ну, обрадуйте, — столь же тускло, в тон, ориентируясь на выражение его кислого лица, заметила Светлова.

— Дело Фофановой закрывается. Ее смерть квалифицирована как самоубийство. Несколько экзотическое, правда, самоубийство… Но что делать? Современная жизнь становится все сложнее, и смерть, по-видимому, тоже.

— Да что вы говорите? Интересное наблюдение.

— Да. Супруга Фофановой мы поставили в известность.

— А он?

— Ну, а что он? Сказал, что он о нас думает, повернулся резко и покинул наше гостеприимное заведение. Вон видите, штукатурочка немного осыпалась у дверного косяка? Это когда они-с дверью хлопали.

Судя по совсем скисшей физиономии Богула, то, что сказал ему супруг Фофанов, было действительно малоприятным.

— Ну, а что все-таки он вам сказал? — поинтересовалась бестактно Светлова.

Вопрос был явно лишний. Но у Светловой вдруг прорезалась несвойственная ей мстительность — захотелось отплатить Богулу за то, что она застряла из-за него в этой глухомани и испортила себе отдых.

— А вы будто и не догадываетесь что? Ну что Фофанов может сказать? Сказал, что мы менты безмозглые и только, мол, взятки брать умеем. Ну и дальше в том же роде. Вообще-то он лаконичный. Много времени выражение чувств у него, к счастью, не заняло.

— Да, но какие оскорбительные выражения! — лицемерно посочувствовала Светлова. — И неужели вы, грозный Богул, не привлекли его за то, что он вас этак честил? Да еще при исполнении служебного долга?

— Да такого замучишься привлекать! Я еще пожить, знаете ли, хочу.

— Да-да.., конечно, — скорбно в знак согласия закивала Светлова. — Это вам не одинокую беззащитную женщину задерживать. С Фофановым-то особо не разбежишься.

— Ну… Собственно, мы вас больше не задерживаем… Вопросов к вам больше нет. Можете покинуть наш город.

— Я свободна? — обрадовалась Аня.

— Свободны вы были всегда. Свобода и несвобода — это, знаете ли, внутреннее состояние индивидуума.

— Богул, ну как можно быть настолько непохожим на мента? Вы хоть знаете, что вы совершенно не похожи на милиционера?

— Да? А на кого я похож?

— На преподавателя истории.

Богул поправил на переносице свои железные, как у народовольца Желябова, очочки и с неподдельным интересом уставился на Светлову:

— По пятибалльной системе вам, Светлова, пять баллов с плюсом.

— Неужели угадала?

— В точку.

— А чего тут делаете? — Аня обвела рукой своеобразного дизайна интерьер милицейского кабинета.

— Видите ли, в нашем городе единственное место, где платят мужчинам зарплату, — это милиция, а у меня ребенок недавно родился.

— Ах вот что! — Светлова понимающе закивала.

— Именно поэтому я тут и служу.

— Ну что ж, очень рада была познакомиться. — Анна с восторгом освобожденного из неволи пожала лейтенанту руку и направилась к выходу.

— Кстати, Богул, — в дверях Аня оглянулась. — Еще вопрос на прощание: а те дела — по брошенным машинам и исчезнувшим водителям случайно не вы тоже вели?

— Нет. По всем этим делам были разные следователи.

— И все эти дела тоже закрыты?

— Да. За бесперспективностью.

— Ну что ж… До свидания, Богул.

— Счастливого пути!

* * *

"Счастливого пути… Счастливого пути”, — всю дорогу до мотеля бормотала себе под нос окрыленная и освобожденная Светлова. Про себя она решила, что на юг уже дальше не поедет, а вернется сразу в Москву… Ну их, эти путешествия по родному краю, как-нибудь обойдется она без этой экзотики.

В окне ее номера в мотеле горел свет.

И Светловой стало как-то неуютно. Заглядывать в жилище и выяснять, кто там ее дожидается, ей почему-то очень, ну очень не хотелось.

Может, попросить Богула, чтобы он помог ей покинуть наконец-таки этот город?

Анна развернулась и с неудовольствием обнаружила, что темный “БМВ”, торчавшая у ворот, когда Светлова заезжала, разглядывала свет в своих окнах, успела сделать маневр и теперь перегораживала эти самые ворота.

Сумерки окончательно сгустились, и над входом в ресторан приветливо вспыхнула неоновая надпись:

"Мотель “Ночка”.

Sheet! В этом вспыхнувшем слове было что-то вызывающе издевательское. Надо же так назвать! Этот рассчитанный на умиление суффикс. Не просто вам — “Ночь”, или мотель “Потемки”, или “Хоть глаз выколи”, а именно вызывающе ласковое, шутливое, так сказать — ночка… Дошутились….

Вот он, капкан судьбы. Угораздило Светлову перебраться в эту “Ночку”. Жертва собственного чревоугодия! Блинчиков ей захотелось. Жевала бы жесткий, как подошва, антрекот в городской гостинице, зато была бы жива и здорова — кругом там люди, родная милиция, лейтенант опять же неподалеку… Ближе, ближе надо быть все-таки к народу, как можно ближе!

А тут, вокруг этой “Ночки”, — настоящая непроглядная ночь. И только дорога, темнота, пустота…

Светлова достала телефончик и стала поспешно набирать номер. Пусть лейтенант и далеко от “Ночки”, но он, может, хоть поспеет к печальной развязке. Явится сюда хотя бы для отмщения.

— А ну, давай-ка сюда, детка, твою трубочку! — послышался за Аниной спиной голос. И волосатая лапища бесцеремонно забрала у Светловой ее любимый телефончик. Хрупкая крошечная трубка просто утонула, исчезла в ладони этого орангутанга.

— И давай-ка заходи, не стесняйся. Чувствуй себя, как дома.

Громила подтолкнул Светлову к порогу освещенного дома.

— И чтоб мне тебя лишний раз не приглашать! Уяснила?

Светлова оглянулась на темный “БМВ”, из которого, очевидно, и выполз этот громила, пытаясь оценить: много ли там еще осталось таких же экземпляров рода человеческого. И, здраво рассудив, что это, в общем-то, не имеет особого значения — для того чтобы расстаться с жизнью, и одного такого орангутанга достаточно, — решила не искушать судьбу. Вняла настойчивому приглашению и шагнула навстречу своим незапланированным приключениям.

В ее номере на полную громкость работал телевизор: так, очевидно, полагается у бандитов — чтобы не слышно было криков жертвы.

И вообще, номер мотеля показался Ане значительно меньше, чем в прошлый раз, когда она оставляла тут вещи.

Чрезмерный запах парфюма, сияние белых носков на фоне черного костюма… Номер был обитаем.

Громадных габаритов импозантная фигура господина Фофанова заполняла сейчас значительную часть полезного пространства этого, в общем-то, небольшого помещения.

Кстати, теперь эти самые Анины вещи, выпотрошенные из ее дорожной сумки, валялись на диване и на полу. А господин Фофанов задумчиво их разглядывал.

"Какая наглость…” — пробормотала про себя Светлова.

А вслух поинтересовалась:

— Обыск?

— А хоть бы и обыск! — Господин Фофанов перевел на нее затуманенный, задумчивый взгляд.

Впрочем, ей показалось, что слово “задумчивый” следует употреблять по отношению к господину Фофанову с некоторой оговоркой.

Ибо оно происходит от глагола “думать” и все-таки кое к чему обязывает. Между тем есть в природе лица столь каменные и бесчувственные, что их не в состоянии облагородить даже самая искренняя печаль. Даже по усопшей супруге. Ну не отражается печаль на таких лицах — и все тут! Не отражается.

"Хотя… — подумала про себя Светлова, — даже если бы его перекосило от скорби — это тоже, в общем, ни о чем бы не говорило. Поскольку выражение лица часто свидетельствует лишь о способности человека управлять своими лицевыми мускулами… И только”.

— — И что же вы искали?

— — Значит, так… — медленно и внятно начал господин Фофанов, потирая бритый затылок и совершенно не замечая иронических Аниных наскоков. Что, впрочем, подтверждало незатейливую истину: словесная пикировка и состязание в остроумии с бандитами возможны только в детективных фильмах. — Я вас сейчас спрашивать буду, а вы отвечайте. Это понятно?

Аня кивнула.

— Как вы нашли Нину? Рассказывайте.

— Нину?

— Только очень подробно.

Восстановив в памяти то злополучное туманное утро, Светлова принялась за подробное повествование.

— Ну так… — Фофанов, который до того слушал Анну, неподвижно уставясь в пол, поднял наконец на Светлову взор. И столь же безмолвно уставился теперь на нее.

— Вы что же, мне не верите? — заволновалась Светлова от этого безмолвия.

— Если бы я уже решил, что не верю… — Фофанов сжал пудовый кулак.

— Понятно, — поторопилась согласиться Светлова.

— Но я еще не решил, верю я или не верю… Я думаю.

"Неужели?” — вертелось на языке у Светловой, но она сочла за благо язык проглотить.

— В общем, так… Чтобы вам живой отсюда выбраться — придется помогать.

— Помогать?! Но…

— Нет.

— Что — нет?

— Никаких “но”!

— Но…

— У вас, мне сказали, в Москве — детективное агентство? Так вот, из города этого ни шагу, пока не найдете того, кто это с Нинкой сделал! Понятно?

— Но, может, она сама…

— Нет! Не надо мне сказок про мою жену рассказывать. С этого часа… — Фофанов взглянул на часы, — ваше дело — искать!

— Но вы… У вас у самого такие возможности!

— Про свои возможности я сам все знаю. Ваше дело — соображать и искать тех, кто это сделал. Понятно?

— А милиция? Вы что же, совсем не верите в возможности правоохранительных органов?

По каменной физиономии Фофанова промелькнула неожиданная для него хитроватая усмешка.

В общем, конечно, и без этой усмешки было понятно, в какие “возможности” он верит, а в какие нет.

— Это вы о чем? “Всем встать, суд идет”? А “без шансов на раскрытие” не желаете?!

— А может, нужно.., стимулировать активность.., э-э.., наших органов?

— Вам не следует меня учить. Аня кивнула.

— А в общем-то, мне по фигу, кто найдет. Они не могут, давай ты!

И Фофанов снова усмехнулся.

Усмешка легкая, но вполне достаточная для того, чтоб сообразить: не такой уж этот Фофанов и дуболом. Во всяком случае, его сообразительности хватило для того, чтобы понять: за смертью его жены, по всей видимости, скрывается нечто, с чем грубой силой и одним бандитским напором не сладишь. Что-то достаточно изощренное… С чем не справится, скажем, и сам господин Фофанов, даже если он действительно поставит весь этот город на уши.

— — И не вздумайте исчезнуть! Мы будем вас.., навещать.

На шелковое покрывало шмякнулась пачка денег, перетянутая резинкой.

— А это на текущие расходы… Так, кажется, полагается у частных детективов?!

Фофанов опять усмехнулся и вразвалку вышел из номера.

* * *

Послышалась мелодия из мультфильма про розовую пантеру.

— Да, — Аня подняла брошенный на пол орангутангом перед уходом телефон. — Да, Петя, милый, здравствуй!.. Нет, ну что ты…, со мной все в порядке. Да, весь день дышала воздухом… Это чудный пансионат.., народу немного.., в основном тихие, безобидные старички…

Светлова вспомнила рожу орангутанга и передернула плечами. И постаралась, чтобы голос не выдал ее истинные чувства.

— Кто со мной, Петя, за столом? Да старушка одна. То есть не одна, конечно… Одна, и еще одна… И еще старичок. Сейчас же, понимаешь, не курортный сезон, одни пенсионеры отдыхают… Как зовут старушку? Э-э… Нина Викторовна… — Светлова неожиданно для самой себя назвала первое вертевшееся у нее в голове имя. — Фофанова. — Милая-милая старушка и старичок, ее муж, — прелесть. Мы ели на ужин творожники со сметаной и разговаривали о погоде.

Да, Петр, погода тут замечательная! — Аня впилась взглядом в бегущую в этот момент по экрану включенного телевизора сводку погоды. — Двадцать — двадцать два выше нуля…

Ты тоже смотришь телевизор? Нет, ну я-то тебе не про то, что по телевизору, а про то, что тут за окном… Теплый-теплый вечер, просто замечательный сегодня вечер.

Да, я тебе завтра обязательно позвоню. Да, дорогой, до свидания.

Изовравшаяся и измученная, Светлова без сил уронила трубку на постель и закрыла глаза.

* * *

Ей снилось — очевидно, Анна сама не заметила, как заснула, — что напротив нее за столом сидит молодая девушка и, улыбаясь, накручивает на руку прядь длинных светлых волос. Причем понятно, что эта девушка и есть Нина Викторовна Фофанова. И не потому, что у нее такие же длинные светлые волосы, как у той, что была в машине, а просто понятно, как это бывает во сне, что это Фофанова — и все тут.

И вдруг эти волосы начинают седеть, а молодое лицо девушки покрывается тяжелыми морщинами, улыбка превращается в усмешку. И Нина Фофанова вдруг превращается в старуху.

Но не в милую-милую старушку из сочиненной Светловой для Пети, чтобы не волновался, сказки про отдых на берегу Черноморского побережья и творожники. А именно в жутковатую старуху со странной усмешкой…

— Вас, кажется, вчера.., э-э.., беспокоили? — осторожно поинтересовалась у Светловой хозяйка мотеля, когда Аня подошла расплачиваться за номер.

— Так.., немного. Ничего особенного. Аня отвела глаза. Настроение у нее было совсем поганое — самое время поплакаться кому-нибудь в жилетку. Эх, Петя, как плохо, когда тебя нет рядом!

Но не жаловаться же ей, в самом деле, хозяйке мотеля “Ночка”. Этой Елене Ивановне Туровской, хрупкой, изящной — сорок четвертого размера — женщине…

— Абсолютно ничего особенного, — решительно повторила Светлова.

— Да-да… Я все понимаю! Сейчас такие времена. Извините, если я проявила излишнее любопытство. — Елена Ивановна тоже отвела глаза.

Времена, по всей видимости, настали такие, что говорить о них удобнее всего было с отведенными в сторону глазами.

В общем, такие времена, что лучше не задавать лишних вопросов, а если вам все-таки их задали, то не отвечать.

— Вы разве.., не уезжаете?

Скрывая изо всех сил изумление, Туровская посмотрела на деньги, выложенные Светловой на стойку. Сумма покрывала проживание в мотеле на неделю вперед, не меньше.

— Увы! — Светлова не удержалась от этого “увы”. — Я остаюсь. Мне у вас понравилось.

Начало фразы не состыковывалось с ее завершением.

Ну да ладно, пусть думает что хочет.

Уже заходя в ресторан завтракать, в дверях Аня оглянулась и увидела, что Елена Туровская разговаривает со своим мужем. “Наверное, торопится доложить о содержании разговора с беспокойной постоялицей”, — подумала Аня.

Этот мужчина, муж Туровской, мелькал время от времени где-то на заднем фоне мотеля, хлопоча по хозяйственным делам. Но Светлова за все время пребывания здесь так с ним еще и не познакомилась. Успела только разглядеть, что это мужчина солидных габаритов.

«Вот такому, может, пожаловаться? — уныло подумала Светлова. — Это вам не хрупкая Елена Ивановна»

Да что они оба могут против Фофанова?! Тут и чемпион по штанге не поможет. К тому же очевидно, что здешняя жизнь на большой дороге научила их не соваться в чужие дела. Вон как осторожно эта Туровская интересовалась, что там ночью у Светловой в номере происходило! А ведение такого придорожного бизнеса, по-видимому процветающего, требует особого искусства и, несомненно, соблюдения незыблемого правила: “Меньше будешь знать — дольше останешься в живых”.

"Интересно, кто у них “крыша”?” — мельком подумала Светлова. — Ведь в такое время и в таком месте — “здесь и сейчас” — люди, занимающиеся бизнесом, без “крыши” не живут… А они вот живут. И, кажется, неплохо”.

Вот такая информация — о “крыше” — могла бы Анне, возможно, пригодиться.

* * *

Зал ресторана совсем опустел. Светлова не спеша допивала кофе. Усиленно раздумывая, не налить ли ей еще чашечку или это уже будет перебор….

Торопиться Анне было совсем некуда. По той неприятной причине, что она понятия не имела, что ей делать дальше. И как, собственно, решать свои “проблемы”.

Еще одна чашка кофе — это была пока единственная определенность в ее туманном будущем.

* * *

Откуда Фофанов узнал про детективное агентство?

И агентство-то у них с Ладушкиным — скорей больше игра в детективный бизнес, чем настоящее агентство.

И вообще, “агентство” — это громко сказано.

Соучредил его вместе со Светловой Егор Ладушкин, который имел право на такую профессиональную деятельность — у него был диплом какой-то милицейской школы. И произошло это совсем недавно.

Вместе с Гошей Ладушкиным Светлова выполняла однажды поручение одной женщины, пострадавшей от “черного солнца”.

Но, в общем, заказы они с Гошей пока не брали, решив, что заниматься своим агентством будут от случая к случаю. То есть когда такой случай представится. И с условием, что случай этот будет безусловно заслуживающим внимания.

У Ладушкина-то основные заработки шли в другом месте. Он по-прежнему мучился в своих “Неверных супругах”. Основное место работы, так сказать. Скучно, противно.., зато стабильно. Вот уж поистине вечный бизнес — скорей земля перестанет вращаться, чем переведутся подозрительные мужья, жены и супружеские измены…

А то, что с Аней агентство детективное Ладушкин соучредил, так это так.., ради творчества. То есть вдруг появится что-то интересное. А они со Светловой — тут как тут, наготове. Имеют легитимное, как сейчас говорят, законное основание предложить клиенту свои услуги детективов.

И теперь вот это “творчество” Анюте боком вышло.

Недаром Богул изучал ее паспорт. Светлову подвела манера забывать-оставлять в нем всякие бумажки. В краснокожей книжице на сей раз лежала и ксерокопия лицензии на частную детективную деятельность, которую они с Ладушкиным не так давно получили. Разумеется, внимательный лейтенант бумажку изучил, Светловой ничего не сказал, но, безусловно, поимел в виду полученную информацию.

Обмолвился Фофанову…

Может быть, даже намеренно сболтнул. Сам не может задержать Светлову в городе — так хоть таким вот способом. Чужими руками. Не мытьем так катаньем.

А Фофанов решил, что она и вправду детектив.

И вот он, случай — представился.

Право, уж лучше бы не представлялся. Уж как-нибудь Светлова обошлась бы без этих незапланированных приключений!

Да-а, а Ладушкина Анне сюда бы — не помешало.

Аня вспомнила, как Гоша Ладушкин когда-то возник на пороге ее квартиры…

— Кофе? Чай?

— Кофе и чай. И что-нибудь поесть! Молодой человек, которого ей порекомендовал тогда капитан Дубовиков, так стремительно — оп и пусто! — расправлялся с изящными бутербродиками, с бужениной и карбонатом, что Светлова и мигнуть не успела. “Отлично… — вздохнула тогда Аня, — с такими сотрудниками я, пожалуй, разорюсь, а не заработаю…"

Молодого человека звали Егор Ладушкин.

— Может, вам картошки пожарить? — на всякий случай поинтересовалась тогда Анна.

— Можно, — согласился с готовностью протеже капитана Дубовикова.

— Но чуть позже, хорошо? — попросила Аня. — Сначала поговорим?

— Валяйте! — ее собеседник был покладист. Разговор, в результате которого сей субъект возник на пороге ее квартиры, сводился к тому, что Аня попросила своего друга капитана Олега Ивановича Дубовикова поучаствовать в общем, так сказать, деле:

— Понимаете, товарищ капитан, нужны крепкие мужские плечи для исключительно оперативной, чисто сыскной работы…

Но капитан оказался страшно занятым.

— Вам что же, помощник нужен?

— Получается, что так… Помощник или сотрудник, назовите, как хотите, но одной мне не справиться. И желательно, чтобы он был с чисто ментовским взглядом на жизнь, — попросила тогда капитана Светлова. — Мне самой этого не хватает.

— “Чисто ментовский” — это, разрешите уточнить, что означает? — осторожно поинтересовался капитан Дубовиков.

— Ну, это когда у индивидуума такая картина мира, что все, кто не в погонах, — потенциальные подследственные. А если кто-то еще не задержан, то это временное состояние.

— А, ну-ну. Умеете вы, Анна Владимировна, сказать человеку приятное. Спасибо!

— Да не за что.

— То есть, если Шекспир сказал, что весь мир — театр, то милиционер Дубовиков должен выдать: “Весь мир — изолятор временного содержания”.

— Умри, лучше не скажешь! И, заметьте, не я это предложила…

Иногда это бывает полезно для работы…

Так вот, Гоша Ладушкин, который в результате этого разговора с капитаном возник на пороге Анининой квартиры, был человеком “с чисто ментовским взглядом на жизнь”.

Кроме того, у Гоши, как и полагается классическому сыщику, было в жизни несколько правил.

Так он совсем не любил, когда исчезало то, что должно было бы быть на прежнем месте.

На подозрительное движение и шорох — мгновенная реакция.

Приверженность третьему правилу особенно часто Ладушкина выручала: то, что убегает, следует догнать.

Правило четвертое: и чем быстрее убегает, тем незамедлительнее следует бросаться вдогонку.

Можно было бы, конечно, сказать, что эти правила одобрил бы и любой доберман-пинчер. Но что поделаешь, и сыщикам эти правила бывают крайне полезны. Сходство, может, обидное, но неизбежное. Ибо бывают ситуации, когда на объяснения с окружающим миром времени просто нет.

И сейчас со своим “взглядом на жизнь” и правилами Егор Ладушкин был бы здесь, в Рукомойске, незаменим. Но увы… То, что с Аней здесь случилось, — личное, частное дело. И загружать делового партнера своими личными проблемами она не имеет никакого права.

На каком, собственно, основании вызывать сюда Ладушкина? Не следует путать деловые отношения с дружескими. А у них с Гошей именно партнерские деловые отношения, финансовые в том числе. За то время, что он потратит на спасение Светловой, попавшейся на собственной глупости, он, может, кучу денег заработает, выполняя какой-нибудь стоящий денежный заказ в своих “Неверных супругах”.

С какой стати он должен все бросать и мчаться в этот город, в который ненароком угораздило попасть Светлову? А в том, что так именно и случится, прознай, где она застряла, Петя, или Ладушкин или капитан Дубовиков, Аня не сомневалась.

Нет, сама попалась — сама и выбирайся…

Светлова еще подлила себе кофейку.

* * *

В это время за окном просигналила машина. Причем как-то очень призывно. Что-то вроде “выгляни в окошко — я тут”.

Из кухни вышла на зов немая девушка, подошла к окну и, по-детски встав на стул коленками, приподняла занавески — милые, в цветочках и оборочках, очень уютные, как и все в мотеле “Ночка”.

И Светлова, сидевшая близко от окна и довольно безразлично наблюдавшая за происходящим, чуть не поперхнулась. Да так, что девушка испуганно оглянулась на ее фырканье.

— Кофе очень горячий! — Аня, извиняясь, показала рукой на термос.

Девушка снова отвернулась к окну. А Светлова, забыв про кофе, рассматривала ее ноги…

Ибо совсем близко от себя она видела Немую, стоящую на коленках, и подошвы ее белоснежных кроссовочек, совсем небольшого, наверное, тридцать пятого, детского, размера.., пятки сведены вместе, носки врозь…

А на глубоком рельефе подошвы застыла, засохла грязь.

Да ладно бы грязь.

Глина. Очень белая глина. Ну точно такая, как…

Аня встала, чтобы подойти невзначай к окну и хоть краем глаза увидеть того, кто посигналил из машины Немой.

И опоздала.

Девушка, помахав кому-то рукой, уже уходила на кухню.

И Светлова лихорадочно стала придумывать повод, чтобы пойти туда же, на кухню, и поговорить с ней.

И тут же осеклась…

Вот облом! Как же это немаловажное обстоятельство совсем выскочило у нее из головы?

Просто уникальный случай… Такое с Аней впервые: попробуй, разговори нужного человека, если это немая!

Все-таки есть вещи, к которым трудно привыкнуть. Например, не в состоянии детектив смириться с тем, что нет возможности задавать вопросы и получать на них ответы.

Впрочем, кое-что можно сообразить, и не прибегая к расспросам. Дело нехитрое. Что мог означать этот безмолвный диалог через окно?

Подъехала машина, посигналила. По тому, как девушка бросилась — со светящимся, и явно от счастья, взором к окну, — можно легко угадать: за рулем машины была не женщина!

Итак… Молодая девушка, в самом что ни на есть романтическом возрасте, выглянула в окно — и уже через пару минут, словно убедившись в чем-то, снова опустила занавески. Машина тут же уехала. При этом вид у девушки был отнюдь не разочарованный.

Таким образом, можно догадаться: сигнал, который ей подали, был положительного толка. Возможно, он означал просто: “Да”. И скорее всего речь шла о свидании. Причем о регулярном — на условленном месте. Так что не надо никаких лишних слов, чтобы его назначить или подтвердить.

А достаточно вот такой короткой сценки.

Почему мужчина не зашел в ресторан?

Скорее всего они просто не хотят афишировать свои отношения.

Теперь Светловой, если она хочет узнать что-то еще, нужно не выпускать Немую из поля зрения. Ждать. Попросту говоря — сторожить Немую.

Аня поглядела на часы. Свидания обычно назначают по вечерам. Сейчас — четвертый час пополудни.

Ну что ж… Делать ей, строго говоря, в общем, больше нечего — идей пока никаких! И в полной этой бесперспективности Немая — кажется, единственная ниточка, которая, возможно, куда-то и ведет. Ведь белая эта глина Светловой не померещилась.

Кстати, эта Немая и Нина Фофанова — почти ровесницы.

Почему “кстати”? Возможно, совсем некстати пришло Ане в голову это соображение…

Глава 4

В середине дня “Ночку” навестил Фофанов со своим эскортом. Обедали в ресторане. На Аню господин Фофанов взглянул как на незнакомую. Просто, так сказать, удостоверился, что она не исчезла.

Кстати, может, все эти канувшие в Бермудский треугольник областного масштаба — от того и исчезли, что их “навещали”?

* * *

Ожидания Светловой не оказались бесполезными.

Часов в десять вечера Немая вышла из мотеля и принялась голосовать на дороге. Учитывая, что посудомойка мотеля настоящая красотка, Светлова уже была наготове — за рулем. И действительно, симпатичную девушку посадили в машину почти сразу.

И Аня двинулась по пятам. Следом. На окраине города Немую высадили. Темный силуэт Немой призрачно скользил по пустынной улице, изредка проявляясь в квадратах света, падающего из окон.

Аня же, время от времени ненадолго останавливаясь, ехала потихоньку следом.

Наконец девушка остановилась у явно поджидающей ее в сумраке лип машины.

Навстречу ей вылез рослый брюнетистый тип, заключив ее без промедления в объятия.

Понятно, в чем дело! И смешно. Если не сказать — глупо! Светлова оказалась в довольно странном положении свидетельницы страстного свидания.

Практически не размыкая объятий, парочка умудрилась погрузиться в джип.

Анна уже опасалась не на шутку, что страстные поцелуи Немой и ее дружка — это только увертюра, а вскоре последует и все остальное.

Ребром вставали вопросы этического порядка: наблюдать ли все это? Или уехать? Хорошо хоть на таком расстоянии без подробностей…

Итак, у Немой, оказывается, действительно есть друг. Возможно, это самая “страшная” ее тайна. Ха-ха! Всего-то навсего. И из-за этого Ане придется, что называется, свечку держать? Стать свидетельницей банальной автомобильной любви? Довольно унизительная ситуация.

Не то чтобы целомудрие Светловой совсем этого не позволяло. Главным образом ее смущало другое. Вдруг это окажется бесполезной тратой времени? Вот из-за чего были Анины сомнения.

Правда, возвращаться в “Ночку” было уже и вовсе глупо — так она вообще ничего не узнает.

Но мужчина в машине, на Анино счастье, все-таки разомкнул страстные объятия, и автомобиль с ним и Немой тронулся с места.

И Светлова опять поехала следом. Однако в таком пустынном и безлюдном, а главное, безавтомобильном городе ничего хорошего получиться из этого, конечно, не могло.

Автомобиль впереди прибавил скорость и резко свернул влево. Светлова, тоже прибавившая, чуть не проскочила поворот, резко повернула и.., чуть, лоб в лоб, не въехала в милицейский “газик”. Вот тебе и безлюдный, безавтомобильный город!

Визг тормозов, крепкие, очень крепкие, выражения.

Между капотами осталось расстояние сантиметров в десять. Не больше.

Светлова решила не торопиться навстречу сильным ощущениям. Ей их и так уже хватало с избытком.

Откинувшись в кресле сиденья, она как-то уж слишком рассеянно наблюдала, как из “газика” выбирается фигура в милицейской форме.

Наступил момент, когда непруха идет так плотно, что становится, в общем, уже все равно: крылышки складываются — и можно лететь камнем вниз.

По закону подлости, которая сопровождала ее с того треклятого мгновения, когда она решилась остановиться возле “Тойоты” Фофановой, бутерброд сейчас не только упал маслом вниз, но и размазался так, что не соскребешь и не отмоешь.

Фигура приблизилась, “личико” в фуражке наклонилось к окошку…

— Батюшки! — заерничал до боли знакомый голос.

Час от часу не легче.

— Какие люди!

Ну, разумеется, ничего другого уже и не имело смысла при такой непрухе ожидать. Это был Богул. Светлова невежливо молчала.

— Да что же такое, Анна Владимировна? Даже и не поздороваетесь? Ничего не понимаю. Медом тут у нас, что ли, намазано?

— Насчет меда это вы, конечно, погорячились.

— Неужели?!

— Сказала бы я, чем тут у вас намазано…

— Ну и скажите, скажите! Зачем в себе держать? Зачем отрицательные эмоции копить? Вредно для здоровья. Выговоритесь! А уж мы потерпим — и не такое на рабочем месте слыхивали.

— Да не хочу я с вами говорить.

— Вот как… Причина?

— Противно.

— Замечательная причина. Если бы эта причина считалась уважительной, полмира бы уже онемело. Так что не молчите, настоятельно советую. А то я сейчас как составлю протокольчик!..

— Ну и вперед.

Светлова демонстративно отвернулась.

— Да ладно, Светлова, — миролюбиво и каким-то на удивление человеческим голосом вдруг сказал Богул. — Колитесь! Какого лешего вы тут у нас, в городе, застряли? Я же сказал вам русским языком, что вы можете уезжать!

Еще секунду Светлова раздумывала, стоит ли ей верить в ментовскую человечность. Но выбора у нее все равно не было.

— Мало ли что вы сказали, — неспешно начала Анна свое печальное повествование. — А вот некоторые другие так не считают!..

Повествование оказалось недлинным и давно уже закончилось, а Богул все молчал и смотрел куда-то вбок.

Безнадежная позиция.

Когда люди, от которых ждут помощи, смотрят вбок — это нехорошая примета.

Ну, разумеется, Светлова ничего иного и не ожидала. Но где-то на донышке души все-таки теплилась атавистическая советская, неискоренимая ничем до конца надежда: “Моя милиция меня бережет”.

Но Богул молчал — и все глядел вбок.

— Ну, Аня… — наконец развел он руками, — вы же сами все лучше меня понимаете…

— Да понимаю, конечно! — сочувственно вздохнула Светлова. — А помните, когда-то в милицейском лексиконе было такое замечательное слово “привлечь”? Знаете, этакий очередной бравый Анискин бодро говаривал: а вот я привлеку его сейчас к ответственности!

— Мало ли чего раньше было… Анискин! Вы бы еще Дзержинского вспомнили. Ну сами подумайте: как я могу привлечь Фофанова?! Или чем? Разве что своей мужской красотой… Но очевидно, что ни он, ни я…

— Даже этого вы не можете, — Светлова включила, зажигание. — Беспомощные органы — ничего-то они не могут.

— А знаете, я даже отчасти рад, что вы остаетесь.

— Вот спасибо!

— Получается, что вы не можете отсюда смотаться, пока не раскроете дело Фофановой… Так? А может, оно и правильно… Все-таки у меня хоть и кожа толстая уже стала, милицейская, но как-то не по себе, когда вот так народ исчезает на трассе…

— Неуютно товарищу милиционеру?

— Я, конечно, не могу взять Фофанова за…

— Богул!

— За шкирку взять не могу… Увы! Но поиграть на вашей стороне…

— Отличное предложение от правоохранительных органов, отвечающих за безопасность граждан! Поиграть на моей стороне, говорите?

— А что? Вы против?

— Отчего же? Давайте сыграем.

— Тогда… Перво-наперво опишите-ка еще раз поподробнее дружка этой… Ну, у которой кроссовки грязные…

— Не грязные, а глина на них засохла. Белая.

— Ну, глина — белая, я понял. А дружок?

— А дружок — черный. Кавказец.

— Видите, сколько у нас уже исходных данных… А теперь еще поподробнее.

Светлова стала восстанавливать в памяти зрительный образ парня, вылезавшего из джипа навстречу Немой. Постаралась припомнить то немногое, что удалось разглядеть при свете фар и потом, когда парочка обнималась в скупо освещенном салоне.

— Он что.., кого-то вам напоминает? — наконец спросила Светлова, глядя, как задумался лейтенант.

— Да как сказать… — с некоторым сомнением в голосе заметил Богул, внимательно выслушав Анины описания друга Немой. — С татушкой в виде пистолета молодой человек, говорите?

— Да.

— Ну, сами могли бы догадаться…

— А что?

— Друг-то у нее, как понимаете, не очень… Отнюдь не “мальчик из хорошей семьи”.

— А что — просто из Семьи?

— Именно! Судя по татушке, это Отарик Кикалишвили. У нас в городе преступные кадры солнечной республики, неравномерно рассредоточенные на просторах федерации, представляет именно этот замечательный юноша.

— Насколько замечательный?

— Две судимости. Вымогательства, рэкет.

— Понятно.

— Вот именно, что ничего не понятно. Но, во всяком случае, я могу его вызвать и потолковать.

— Как хорошо быть властью, — восхитилась Светлова. — Это, наверное, совершенно особое ощущение, когда можно взять кого хочешь за.., шкирку — и потолковать?! Правда, Богул?

— Правда.

— Ну, кроме Фофанова, конечно. Его нельзя. Опасно. Это немного портит настроение?

— Немного портит, — миролюбиво согласился лейтенант. — Кстати, колония, в которой отбывала срок Нина Фофанова, здесь неподалеку, — заметил Богул.

— Да?! — изумилась Светлова.

— Да.

Богулу очень нравилось быть лаконичным. Это был, кажется, его фирменный стиль.

* * *

Перед сном уже обязательный телефонный разговор:

Да, Петя, милый, это я.

Нет, ну что ты.., со мной все в порядке.

Да, весь день дышала воздухом…

Я же говорила, это просто чудный пансионат.

Да, Петр, погода стоит замечательная… Двадцать пять выше нуля… Для осени просто замечательно, правда?

Ну что тебе еще рассказать?.. Бродила почти весь день по берегу… Песок таял под ногами у самой кромки воды, размытый волнами. Тут есть одно место… Скалистые обрывы, где вода, кажется, руку протяни — коснешься дна, такая прозрачная, а на самом деле — невероятная глубина…

Нет, ну что ты.., говорю же: со мной все в порядке. Голос? А что? Голос — как голос. Ах да, забыла сказать… Это, наверное, потому грустный у меня голос, что меня немножко обокрали. Да, да, представь! Вытащили из сумки кошелек, пока разгуливала по рынку. Ну, что ты.., разумеется, пустяки… Разумеется, это пустяки по сравнению с настоящими неприятностями… Которых, к счастью, у меня тут нет. Конечно, я понимаю: надо легче воспринимать такого рода происшествия. Но ты ведь знаешь… Кража для нас все-таки больше, чем просто потеря денег. Кража воспринимается человеком как покушение, как попытка разрушить “мой мир”, который я с таким тщанием выстраивал… Ах да — я уже тебе это как-то говорила…

Да, а ели мы на ужин опять творожники со сметаной и разговаривали опять о погоде.

Да, я тебе обязательно позвоню… Да, дорогой, до свидания.

* * *

Светлова приглядывала за девушкой и на другой день…

Увы, Немая никуда в этот день не отлучалась.

Зато уже поздно ночью Светлова увидела, как кто-то кружит вокруг домиков мотеля. Потом этот “кто-то” остановился у освещенного неярким светом — очевидно, настольной лампой — приоткрытого окна и некоторое время там стоял.

В осенней темноте трудно было разглядеть, кто это.

Девушка?

Что она там делала? Подслушивала?

И чье это окно?

Если это было так, то складывалось ощущение, что Светлова следит за ней, а девушка за кем-то еще.

Утром Светлова пошла по территории мотеля прогуляться.

Нелишне было вообще разобраться в расположении помещений “Ночки” — где что находится.

И она разобралась: это было окно хозяев мотеля — Туровских.

Но никакого вчерашнего присутствия подслушивающего здесь человека — следов, примятой травы — не было и в помине.

Неужто Светловой давеча все это померещилось?

Впрочем, эти импортные газоны были чудо как хороши. Они и не мялись, и неувядаемо зеленели, словно нарисованные, несмотря на то что отечественная травка давным-давно пожухла, как и полагается, собственно, траве по осени.

* * *

Очень хотелось кофе… Но, окинув взглядом сквозь стеклянную дверь ресторанчика зал — главным образом для того, чтобы убедиться, что там нет господина Фофанова — в его присутствии даже очень хороший кофе потерял бы свой вкус: только священный продукт переводить! — Аня передумала.

Фофанова в зальчике не было.

Но зато в углу, доверительно склонив головы — классическая позиция при дамском сплетничанье! — за столиком сидели Елена Ивановна Туровская и нарядная приятной полноты дама.

Вот она чуть повернула голову…

И Аня узнала Амалию Кудинову.

Кофе пить Анна все равно передумала.

"Сейчас придется с дамами разделить компанию, болтать. К тому же Амалия начнет завлекать в свой салон”, — подумала Светлова.

Но Анне было сейчас совсем не до салонов.

В этом городе все друг друга знают, все знакомы и все, судя по всему, дружат, — заключила Анна, глядя, как, доверительно склонив друг к другу головы, беседуют эти дамы.

Хотя… Прежде чем отправляться в колонию, где сидела Фофанова, может быть, следует сначала посетить салон красоты. Все-таки визит, несомненно, более приятный. К тому же, беседуя за кофе с двумя дамами сразу, Анна ничего от них не узнает, а вот если по отдельности!..

В конце концов, что Светловой известно об этой “Ночке”, где она коротает теперь волею обстоятельств свои ночки?

* * *

Прежде чем отправляться за сплетнями в салон к Амалии, Анна позвонила лейтенанту.

— Вы, вообще-то, думали про Туровских, Богул? Конкретно про “Ночку” вы думали?

— Да, в первую очередь о “Ночке” я и думал!

— И что же вы думали?

— Классический расклад! Сколько существуют дороги и путешественники — столько же существует и этот род преступлений. Это мы знаем из романов прошлого века. Одиноко стоящие таверны, опоенные путешественники с толстыми кошельками — люди редко путешествуют без денег.

— На этот случай мир изобрел кредитные карты…

— Не имеющие пока широкого распространения у путешествующих по нашим дорогам. Предпочитаем пока по-прежнему, по-старинному, наличку в карманах держать, в чулке… А чтобы добраться до чулка, надо постояльца — того… Да что говорить! Даже, как известно, слово “хулиган” произошло от английской фамилии Хулиганы. Милая английская семейка, которая в далекие времена держала постоялый двор — и мочила своих постояльцев. Грабила и убивала.

— Да, известная история.

— Кроме того, если задуматься… Самая сплоченная шайка.., то бишь преступная группировка — это супружеская чета, любящая, преданная, долгосрочная пара, семья… Это покрепче, чем любые родственные или профессиональные связи. И уж не сравнить с профессиональным преступным сообществом, где надежность и преданность коллег зависят только от страха, выгоды, интересов… Представьте, Аня, что старосветские помещики изменили своим привычкам и пустились во все тяжкие — принялись бы грабить банки? Идеальная команда! Понимают друг друга без слов — не выдадут, не предадут, от пули собой заслонят.

Да чего далеко ходить: Бонни и Клайд!

— Ну да… Или Фофанов и Семерчук.

— Вот-вот!

— Однако…

— Ну вот и я подумал так же… Однако! Однако Туровским-то это зачем? Зачем?! Процветают. Никаких финансовых проблем… Много ли нужно пожилой паре? Из-за чего так рисковать? Такой грех на душу брать?

Больше того, Аня, дорогая… Однажды, когда Туровские заявили о том, что у них в мотеле какие-то мелкие воришки пробовали взломать замки на кухне, я воспользовался моментом, и под видом осмотра места происшествия мы произвели полноценный обыск и обстоятельный осмотр “Ночки”…

— И что?

— Увы… Мы ничего не обнаружили.

— Совсем ничего?

— Ну да… Но ведь не может же такое быть?! Если бы они убивали постояльцев… Какие-то пятна, волоски, волокна, отпечатки… Что-то бы да осталось?

— И ничего?

— Абсолютно.

* * *

— А говорили, что ни за что в нашем городе не задержитесь! — засмеялась Кудинова, радушно усаживая Светлову в удобное кресло своего салона. — Вот уж, право: загад не бывает богат!

И Светлова получила свою порцию “масочек”…

Причем чувствуя, что Анна не сопротивляется, Амалия дала волю жадности и “впарила” ей процедур на такую сумму, что, если бы не фофановские “суточные”, из салона “Молодость” можно было бы уйти практически босиком.

При этом Светлова не была уверена, что по своей эффективности снадобья Амалии чем-то отличались от кремов фабрики “Свобода” по цене копеечной за жестяной тюбик. Зато снадобья Амалии очень отличались по прейскуранту.

"Ну и обдирают же нашего брата клиента в этом Рукомойске! — почти с восхищением подумала Светлова. — А говорят, Москва дорогой город.

Ну, может, по сравнению с Нью-Йорком и дорогой, а по сравнению с Рукомойском — почти бедный…"

Зато теперь Светлова была “своей клиенткой”. Очевидно, признав этот факт, после процедур Кудинова уже почти по-домашнему угостила Аню кофе.

Амалия столько заработала на Светловой, что расходы на чашечку кофе, очевидно, показались ей вполне позволительными.

— Амалия, — устроившись на диване рядом с Кудиновой с чашкой в руках, поинтересовалась Светлова, — а вы с Туровскими давно знакомы?

— Давно.

— Интересная семья?

— Семья — это когда дети. А супружескую пару без детей называют четой.

— Пара — чета? А я как-то даже и не задумывалась никогда. А что они за люди? Такой бизнес у них — непростой, прямо скажем…

У Амалии заблестели глаза. Ей предложили одно из самых упоительных занятий на свете — посплетничать насчет своей подруги и ее мужа.

— Туровские? Да, в сущности, все очень просто. Ничего, надо сказать, интересного. Его главный жизненный приз — жена. Наша Елена Прекрасная. Знаете, у большинства людей обязательно есть в жизни какая-то идея, вокруг которой напрягаются все усилия. Одни детей хотят вырастить замечательных, другому надо дом построить, у третьих — карьера… А у Лени Туровского его наивысшее достижение — завоевание Елены. Она ведь была признанной красавицей. А выбрала его. И ничего удивительного. Она ведь умная и, конечно, поняла, что такой человек, для которого она станет навсегда центром Вселенной, дорогого стоит.

Так и получилось. Есть такой тип людей… Однолюбы высшего пошиба. Неважно, что она уже давно не та, что была в молодости… Ему это неважно! Все равно она по-прежнему остается для него центром Вселенной.

— Неужели она была так красива?

— Бесспорно красива! Леночка, я полагаю, лет с тринадцати знала, что в ее присутствии все женщины ревнивы, а все мужчины неверны.

— А до тринадцати?

— До тринадцати лет она была сущим гадким утенком, заурядной, незаметной девочкой. В одно лето расцвела — уехала на дачу гадким утенком, а вернулась лебедем. В общем-то, Елена — открытие Туровского. Надо сказать, высмотрел ее, еще когда она в школе училась и была тем самым сущим гадким утенком И ждал терпеливо, представьте, пока девочка подрастет. Это тоже, знаете, надо уметь — распознать в неказистом подростке будущую красавицу.

Ну, а бизнес, мотель этот “Ночка”, для Лени — лишь средство для содержания жены красавицы! Важное, но не главное.

— А она?

— Вы хотите знать, любит ли она его?

— Ну я бы не решилась так спрашивать — вопрос чересчур… Скорей… Как она относится к своему браку?

— Видите ли… Я вот знаю одну домохозяйку, просто женщину, очень удачно вышедшую замуж… Так вот, иногда она играет в обществе своего мужа-бизнесмена и его друзей в “Монополию”. Обратите внимание: все игроки за столом — умы! Не последние люди, так сказать, в области бизнеса… Так вот Соню еще никто, заметьте, не обыграл! Она не создавала корпораций, не крутит делами в крупной фирме… Но она — безусловно первосортный бизнесмен. И подтверждение тому, конечно, не игра в “Монополию”, а ее брак!

— Что вы хотите этим сказать?

— Я полагаю, что удачное замужество — это прежде всего безупречно проведенная сделка. Думаю, и Леночка считает так же.

— Вот как?

— Разумеется. Брак у них с Туровским идеальный.

— Вы как-то ядовито это произнесли?

— Ну что вы! Вполне искренне!

"Остается только ответить на вопрос: может ли вообще одна женщина хвалить другую женщину или ее брак — вполне искренне?” — гадала про себя Светлова, покидая гостеприимный — за соответствующую плату, разумеется, гостеприимный — салон “Молодость”.

— Когда вы снова к нам в салон? — поинтересовалась на прощание многомудрая Амалия.

— Скоро! — пообещала Анна.

"Приду еще, приду… — подумала Светлова. — Болтовня Амалии во время всех этих процедур содержит довольно ценные сведения. Плохо только, что массаж расслабляет, слушаешь вполуха, и есть опасность пропустить что-то важное”.

Эту проблему Светлова решила, прихватив с собой во время следующего визита в салон “Молодость” диктофон.

Диктофон лежал в сумке, Светлова — под “масочкой”, а Амалия болтала…

В результате благодаря регулярным косметическим процедурам Светлова стала образцом ухоженности, а благодаря болтовне — образцом информированности

Глава 5

Дверь, как и полагается в таком заведении, с лязгом захлопнулась, в замочной скважине повернулся ключ. И Светлова осталась одна, имея редкую возможность почувствовать, что происходит в душе человека, за которым захлопывается такая дверь.

Правда, комната, в которой Анна оказалась, мало напоминала тюремную. Во всяком случае, стены украшали не плакаты “На свободу с чистой совестью”, их украшали заурядные репродукции, а конкретно — ботанические экзерсисы художника Шишкина.

Светлову согласились тут принять по рекомендации Богула.

Вскоре дверь опять с лязгом отворилась, и на пороге появилась хозяйка здешних мест.

Легенда была такова: Светлова — психолог, собирает данные для своего исследования.

— Я слушаю вас, — молвила хозяйка.

Женщина-майор, начальник колонии, взглянула Анне в лицо с тем особым профессиональным вниманием, от которого даже человеку, не преступившему закон, должно стать неуютно. А каково тем, у кого совесть нечиста? Да, такой взгляд до дна потрошит и вытаскивает наружу даже самые тщательно скрываемые грешки и провинности. Не хочешь, а расколешься и все расскажешь. Впрочем, подумала Светлова, женщины, с которыми начальница колонии общается по долгу службы, вряд ли столь чувствительны. И одного лишь взгляда, даже такого, как у майора, маловато будет, чтобы их пронять.

— Да, убийцы — обычный наш контингент, — спокойно подтвердила хозяйка кабинета. — Вас интересует, склонны ли сами убийцы к суициду?

— Да… Бывают ли случаи, что такого типа люди совершают самоубийства?

— Ну, как вам сказать… Все, конечно, на свете бывает. Но, очевидно, такие, которые убьют, а потом и сами на себя руки наложат, до нас не доходят, вследствие именно этого последнего печального обстоятельства. Я, во всяком случае, таких совестливых и чувствительных убийц не видела. Хотя стаж у меня, надо заметить, немаленький. Работаю тут не первый год.

— То есть самоубийство для них редкость?

— Видите ли, убийцы обычно крайне эгоистичны и сами жадны до жизни. Собственно, все очень просто: для того чтобы раскаяться, убийце надо встать на место своей жертвы. А как раз этого, способности примеривать на себя чужую роль, они начисто и лишены. Потому и совершают такое преступление, как лишение жизни себе подобного. Строго говоря, они не воспринимают своих жертв как “себе подобных”… Оттого и могут убить.

— Значит, вы думаете, что Нина не могла бы покончить с собой?

— Нина?! Семерчук?

— Фофанова…

— Ну, Фофановой она уж потом стала. Для меня она Семерчук. Нинкой Семерчук она ко мне сюда попала, “Семирчучкой отмороженной” для меня и останется. Бестия, каких свет не видывал!

— То есть покончить с собой Нина, вы полагаете, не могла?

— Да что вы! Нина — покончить с собой?! Нет, вы подумайте! — Начальница колонии неожиданно хлопнула себя по бокам на редкость простецким, далеким от официальности жестом — просто как баба у колодца, которой сообщили невероятную деревенскую сплетню.

— А что… Вы считаете, это невозможно?

— Нина и самоубийство? Да эта бестия, конечно, кого хочешь в гроб загонит… Но чтобы сама себя? Вы просто не понимаете, что такое говорите! Это абсолютно исключено. Не тот фрукт, не тот овощ, не на такую напали. Замучитесь дожидаться!

— Однако вот, представьте, дождались и не замучились.

Светлова вкратце изложила начальнице обстоятельства, при которых было обнаружено ею бездыханное тело Нины Семерчук-Фофановой и характерные повреждения на ее теле, приведшие к летальному исходу.

— Ну и дела! — вздохнула женщина-майор. — Но все равно!

— Не верите?

— Не верю. Скорей предположу, что эта имитация суицида. Кто-то поизмывался, убил, а потом инсценировал самоубийство.

— Кстати… Вы разве не знали, что ее нынешняя фамилия Фофанова? Она была замужем. За одним типом… — Светлова замолчала, чтобы заставить себя сдержаться и не давать характеристик известному ей господину.

— Я не в курсе?!

Начальница опять хлопнула себя по бокам.

— Да это у нас, в колонии, считай, их помолвка и состоялась!

— То есть? Что же, Фофанова ходила на танцы в соседнюю мужскую колонию и там познакомилась со своим будущим мужем?

Про себя Светлова подумала, что такой вариант отлично бы объяснил, каким образом соединилась эта сладкая парочка.

— А вот и ни за что не угадаете, как это было!

— Не угадаю?

— Нинка объявление в газете дала… Мол, так и так: молодая интересная, хочет начать новую жизнь, а пока отбывает срок в колонии.

И вдруг, что вы думаете? Приезжает знакомиться по этому объявлению молодой человек — и не какой-нибудь, а на “Ауди”… Бизнесмен! Ведь ее муж бизнесмен?

— Ода!

Светлова опять заставила себя воздержаться от комментариев.

Если под бизнесом понимать бизнес в стиле “нью Раша”: ствол к виску — и гони мне твои бабки и твой свечной заводик, поскольку все это мне понравилось и теперь будет мое, то да! Господин Фофанов, безусловно, бизнесмен новой России: гибкое, продвинутое экономическое мышление, мощный финансовый ум… Сила есть, ума не надо. Новая формация, похоже, выросла из парней, которые когда-то трясли своих одноклассников на выходе из школы, отбирая карманные деньги, а теперь с теми же талантами, но действуют уже в государственных масштабах…

— Ну, что тут у нас было! Что творилось! Тут вся колония на ушах стояла. Девушки как с ума посходили!..

— Поверили в свое счастье?

— Не то слово!

— Говорите, на ушах стояли?

— Не то слово!

«Да, это похоже на господина Фофанова. — Аня незаметно вздохнула. — Не то слово…»

— Тут они у нас и сговорились. Этот бизнесмен и Нина. А свадьбу уж, видно, на свободе играли… Они ведь все-таки поженились?

— Они поженились, — опять вздохнула Аня. И опять про себя подумала, что лично для нее это якобы счастливое событие приобрело теперь самое роковое значение. Недоумевала, за каким лешим Фофанову снова понесло в эти края. Замучила ностальгия по местам, где отбывала срок?

— Ну что ж! Спасибо за крайне полезную консультацию. — Аня стала прощаться.

— Чаю на дорожку не хотите?

— Да я…

— Не бойтесь вы! — Начальница колонии проницательно усмехнулась. — Думаете, раз колония, так чифирем вас потчевать будут?.. Чай у нас как чай… Очень даже вкусный.

Чай у начальницы колонии и вправду оказался недурен. С бергамотом.

"На свободу” Светлова вышла в половине пятого. Именно во столько она оказалась наконец по ту сторону ограды, отделяющей волю от неволи.

Причем вышла на свободу Анна, как и полагается, с чистой совестью. С чистой совестью, которую дает человеку прежде всего чувство исполненного долга.

Все-таки Анна оказалась права, что отработала версию самоубийства тщательно и до конца.

Начальница подтвердила то, во что Анна и сама не верила. Надрезы на венах Нина Фофанова сделала, конечно, не сама, и к суициду они никакого отношения не имели.

* * *

— А что… Логично! — Богул оживился, выслушав Анин отчет о поездке в колонию и, главное, очень заинтересовавший его рассказ о романтическом знакомстве бизнесмена Фофанова и заключенной Семерчук.

— Что ж тут логичного?

— Ну, сама, Аня, посуди, если Фофанов бандит.., зачем ему, спрашивается, жена из института благородных девиц? Какая гармония будет в таком браке? А как же “общность интересов”, “родство душ”?! О чем с ней, приличной девушкой, толковать, если она при слове “замочить” будет в обморок падать? Ну, если сообразит, конечно, что речь идет не о белье… Логично? Тогда, спрашивается, где такому отморозку невесту себе искать? Вот и рассудил наш Фофанов, и, считаю, очень здраво — в колонии! А чтобы молодая была, то, соответственно, в колонии для малолетних преступниц… Как раз подрастет к освобождению.

Впрочем, Фофанов, конечно, мог и не рассуждать подобным образом, а, так сказать, интуитивно пришел к такому мудрому решению. Послушался внутреннего голоса. Увидел он Нинино письмо в газете, и на сердце потеплело: вот она суженая-то!.. Срок мотает. И срок этот уже подходит к концу. Скоро можно и за свадебку! Логично?

— Логично… — вяло согласилась Светлова.

Анна здорово устала от посещения колонии, которая, в общем, находилась не так уж и рядом… И главное, Аня не очень понимала, что, собственно, дает им эта информация о женитьбе Фофанова, кроме новых деталей к уже известному портрету семейной пары Фофанов — Семерчук… Разумеется, они не были законопослушной четой, ячейкой общества. Та еще ячейка!.. Кто бы сомневался, Светлова вот — нисколько. Ну и что?

Важней было другое. То, что Светлова узнала в колонии, не противоречило утверждению самого Фофанова: “Сказок мне про жену не рассказывайте”. Фофанов тоже в самоубийство жены не верил нисколько. Но означало ли это, что он был искренен, поручая Светловой отыскать тех, кто виновен в ее гибели?

Эти надрезы под коленом… Как… Как у… Светлова наконец подобрала сравнение, которое все никак не давалось ей. Что-то это ей все время напоминало… Но что? Теперь Анну наконец осенило. Надрезы эти… Как у охотничьей добычи! Это то, что роднило мертвую Фофанову с жертвой хищника. Неважно, были этим хищником-охотником животное или человек.

Охотничьи племена исстари пользовались этим нехитрым приемом. Заготовленную на охоте добычу не убивали всю сразу. А подрезали сухожилия на ногах, чтобы не убежала, — и оставляли впрок. Так — полуживая — добыча не испортится и без холодильника. То же самое делает и сытый хищник-зверь. Всевозможные питоны и крокодилы придушивают жертву, а окончательно расправляются позже, оставляя добычу свежей для отложенной трапезы. До той поры, когда снова проголодаются.

По повадкам получается убийца — каннибал какой-то… Да еще не имеющий холодильника.

Но самому естественному объяснению гибели Фофановой, которое приходило на ум Анне, эта странная деталь противоречила. Не настолько же Фофанов все-таки зверь, даже если и имел причины сам расправиться с женой?

* * *

— Алло, Петя, милый, это я.

Нет, ну что ты! Со мной все в порядке.

Да, опять весь день дышала воздухом.

Ну что ты, Петр, погода не испортилась.

Не волнуйся! Все отлично. Знаешь, как хорошо, просыпаясь по утрам, чувствовать присутствие моря! Даже когда штиль и до моего окна не долетает шум волн, кажется, до тебя долетает его неслышное дыхание, свежесть его пространства.

Да, а ели мы на ужин…

Конечно, я тебе завтра обязательно позвоню. Да, дорогой, до свидания.

* * *

Однажды в “Ночке” появился Бобочка. Так Аня его про себя окрестила, уменьшительно-ласкательным от Боба.

Бобом звали того орангутанга. Очевидно было, что ему поручили приглядывать за Светловой.

Сам Фофанов славный город Рукомойск, по всей видимости, покинул. Дел у таких людей, понятно, невпроворот.

В разговор с Аней Бобочка не вступал. Просто убеждался, что Светлова на месте, не отчалила.

Ее стерегли, но не слишком, потому что понимали, что бежать для нее было бы бессмысленно. Зная номер машины, они уже узнали о ней все.

Светловой не хотелось ни просить помощи, ни тем более бежать, поскольку все это означало бы привести за собой беду в Москву.

А у Анны было суеверное чувство, что, пока она здесь, в Рукомойске, ее московская жизнь как бы остается в неприкосновенности — такой же свободной от Фофанова, Бобочки и прочих, как и еще несколько дней назад. Ей казалось, что она имеет право вернуться домой, только закончив здесь все свои дела и рассчитавшись подчистую. Это означало, что надо раскрыть загадку смерти Нины Фофановой. И тогда…

Да, тогда Светлова освободится. Правда, при одном важном условии, что виновником смерти Нины не был сам Фофанов.

Именно это и было тем самым “естественным” объяснением гибели Фофановой, которое приходило Анне на ум.

* * *

— Звонила Римма Ивановна, — сообщил Ане Богул.

— Кто это?

— Ну, начальник колонии.

— Да? И что же?

— Они там поговорили с девушками… Провели, так сказать, беседу. И знаешь что…

— Что же?

— По всей видимости, Фофанова ехала тогда в колонию.

— Да?!

— Одна из ее подружек, еще отбывающая срок, призналась, что ждала ее в гости.

— Точно?

— Больше того, в книге запись… У этой девушки было назначено свидание. И именно — с Фофановой Ниной Викторовной.

— А там какое число, Богул?

— Двадцатое октября.

— Вот как?

— Именно! И рано утром двадцатого вы как раз Фофанову на дороге и обнаружили…

Мяуканье доносилась из-под лопуха.

Светлова была довольно равнодушна к животным, но она была неравнодушна к беспомощности и мучениям.

Очевидно, кто-то оставил здесь, у дорожки, ведущей к мотелю, этого крошечного котенка. И пока стояло осеннее тепло и здоровый лопух скрывал его от ворон, страдалец еще держался.

Но сейчас шел дождь, пожухлый, проеденный до дыр гусеницами лопух пропускал холодные капли, и под котенком уже собралась порядочная лужа. Еще чуть-чуть — и можно пускаться в плавание. А плавать слепой и серый не умел, и вообще он уже порядком окоченел.

— Да, крыша у тебя — того… — посетовала Светлова на дырявый лопух, под которым прятался котенок. И взяла страдальца на ладонь. — С прорехами! И вообще… Какая-то слишком сезонная у тебя крыша… А осенью лопухи вянут, видишь ли, милый друг.

Бобочка отреагировал на слово “крыша”.

По всей видимости, наряду с немногими другими это слово было в его сознании ключевым.

Он оглянулся и больше уже не отворачивался, внимательно наблюдая затем, что Светлова делает с котенком. Уехал он, только когда убедился, что Светлова налила котенку молоко.

* * *

У котенка было что-то не в порядке с желудком. Светлова вымыла крошечное обгадившееся существо, завернула его в сухое махровое, нагретое феном полотенце — феном самого котенка она сушить побоялась — еще сдует такого эфемерного! — и, прижимая его к себе, чтобы не замерз, пока сохнет, загляделась в окно.

Ночь за окном была на удивление звездная. Котенок согрелся у светловского живота и мерно урчал. А Светлова под это урчание, глядя на звезды и кривые черные, с опадающими листьями деревья за окном, почему-то вспомнила Сашу Черного:


Никогда у лукоморья

Не кружись, толстяк, вкруг дуба, —

Эти сказки и баллады

До добра не доведут

Вдруг очнешься глушь и холод,

Цепь на шее все короче,

И вокруг кольцом собаки

Чуть споткнешься — и капут


Это были лучшие стихи про котов, которые она знала…

И про людей — тоже.

Утром на подоконнике она обнаружила банку “Китекет”.

«Вот, оказывается, где наше слабое место! — цинично обрадовалась Светлова, думая про Бобочку. — Вот где она — брешь в жестоком сердце!»

Кстати, довольно распространенный вариант: человек, который запросто придушит себе подобного, бывает крайне сентиментален, когда речь заходит о животных.

«Мозг у Бобочки меньше наперстка, — почти ласково думала про себя Светлова, — а сил для напряженной уголовной жизни требуется очень много…»

Такие, как Бобочка, вырастают из детей, которых с рождения окружает тотальная жестокость, включая в первую очередь и их собственных, не имеющих человеческого облика родителей. Если эти родители вообще имеются, что часто бывает даже хуже, чем их отсутствие. И, в общем, порой единственные живые существа, проявляющие к ним доброе отношение, — это собаки да кошки. Отсюда и ответное чувство.

Светловой вообще казалось, что страстно, маниакально жалеют и любят животных обычно те, кто не любит людей. Очевидно, потому, что не видели от них, в отличие от животных, ничего особенно хорошего.

Подобранного серого котенка Анна, не мудрствуя, так и назвала Серым.

* * *

Через некоторое время у Серого нехорошо вздулся живот.

И, как всегда навестивший “Ночку”, Бобочка пришел в невероятное волнение.

По правде сказать, котенок был совсем плох.

Ветеринар в городе, к которому Аня и Бобочка отвезли Серого, быстро поставил диагноз. И пустые глаза Бобочки вдруг затуманило чуть не самой настоящей слезой.

Бобочка достал даже нужное лекарство. Но было уже поздно.

Поездка к ветеринару, а затем и похороны в какой-то мере сплотили Светлову и Бобочку.

Розово-жемчужный закат над полем, на краю которого они хоронили Серого, коньяк из фляжки, красота мира, раздумья о жизни и смерти…

Все это должно было, по Аниному разумению, некоторым образом размягчить железного бандита Бобочку.

И на могилке Серого, понимая, что цинично пользуется моментом, Светлова все-таки решилась задать Бобочке некоторые вопросы. Ибо, вполне искренне жалея беднягу Серого, Анна, прогнозируя свое близкое будущее, не могла не пожалеть и себя.

— А что, Боб, Фофановы дружно жили? Душа в душу?

— А тебе-то что?

— Ну, понимаешь… — Аня не стала крутить, рассчитывая — возможно, совершенно опрометчиво! — на то, что смерть Серого, пусть ненадолго, но сделала их с Бобочкой по-человечески ближе. — Для меня важно знать некоторые детали. Ну, если я хочу понять, что случилось с Ниной…

— А-а.., это тебя волнует…

Бобочка равнодушно отхлебнул из фляжки коньяку. Было видно, что и Нина, и сама Светлова не сильно его волнуют, по сравнению с не пережившим дисбактериоза страдальцем Серым.

— Сначала они с Фофаном жили дружно, последнее время — нет, — тем не менее ответил он словно нехотя.

— А в чем было дело?

— Ну, как сказать…

Бобочка в упор глядел на крошечный бугорок, венчавший могилку Серого на краю огромного поля, и молчал.

— Фофанов Нине изменял? — решила помочь Аня, избрав для примера наиболее распространенный повод для супружеских скандалов.

— Не он.

— Не он?

— Говорю, не он. Она. Гуляла.

— Неужто нашла лучше?

— Не она нашла… Ее нашли. Бобочка глянул куда-то вверх.

— Понятно…

Единственный вариант, при котором такой субъект, как Фофанов, стал бы, хоть и недолго, но терпеть супружескую измену — это если супруга изменяла ему с тем, кто выше, могущественнее и сильнее его. С тем, кто был над ним.

Ну что ж, эта версия вполне вероятна.

В общем, по-видимому, Фофанов хотел супругу наказать, но боялся гнева вышестоящей инстанции — хозяина.

Тогда, значит, он все сделал тайно.

Дождался, когда Нина поедет навестить товарок в колонию.

Догнал, инсценировал самоубийство.

А теперь, когда в самоубийство не поверили, роет землю — организует расследование. Ищет мифического убийцу с помощью Светловой!

Разумеется, он не верит, что Анна в состоянии докопаться до истины, потому и привлек ее к расследованию.

И, разумеется, карта Светловой заранее бита Через некоторое время Фофанов “решит”, что надо наказать детектива за нерадивость и неудачливость, — и все, Анюте конец.

Так что думать Светловой надо не о том, как докопаться до истины. Добиваться тут успеха бесполезно. Стоит Светловой докопаться, и ее тут же саму закопают.

Думать надо о том, что пора сматываться. Поэтому на всякий случай вечером Светлова собрала вещи.

От этой иллюзорной готовности к отъезду ей стало чуть легче. Однако этот детский самообман — иллюзия, что можно закинуть сумку в машину — и адье! — все равно не помогла ей заснуть.

Ну, допустим, она удерет. И что? Фофанов и сотоварищи тут же нагрянут к ней домой — к ничего не подозревающему Петру.

А что делать Пете? Предупредить фирму, что намерен уйти в бессрочный отпуск?! Ни одна фирма, которая платит приличные деньги, не дает своим сотрудникам больше десяти дней отпуска… Хочешь большой отпуск — становись нищим бюджетником и отдыхай до опупения…

«Что жена твоя, Петя, натворила!»

С тем Аня и заснула.

* * *

Телефон разбудил Светлову в три утра. Это был Богул.

— Не хотите прокатиться?

— Далеко?

— Да не очень. Эдак километров с двадцать прогулка.

— Что-то случилось?

— Получается, случилось. Только что позвонил один дальнобойщик знакомый. Там на обочине машина стоит…

— Что, тоже.., такая? — Светлова затаила дыхание.

— Он не знает. Не останавливался. Видел только, что стоит на обочине.

— Что же его насторожило?

— Да ничего особенного, в общем. Только время… Ночью машина на пустынной дороге с выключенными фарами… Ведь люди уже, как бы это сказать…

— Напуганы?

— Ну взволнованы, что ли…

— Слухами земля полнится?

— Кроме того… Мы просили тех, кто постоянно тут ездит, о таких вещах сигнализировать.

— Но, может, там просто кто-то спит или отошел по надобности? Или парочка влюбленная?

— Все может быть. Так вы поедете?

— Разумеется!

* * *

Дорога в этот час совершенно пустынна. И хотя было довольно темно, они заметили иномарку еще метров за сто.

Больше всего им хотелось обнаружить там недовольную их вторжением влюбленную парочку или хмурого, меняющего свечи водителя…

Но машина была пуста.

"Фольксваген-Гольф”. Новенькая. Ключи на месте. Не ограблена.

Богул достал, пошарив в бардачке, документы.

— Свиридова Лидия Федоровна.

В машине был термос.

Лейтенант отвинтил пробку — и над горлышком заклубился теплый пар.

— Кофе, — прокомментировал Богул. — Очень горячий. Нисколько не остыл!

Только человека в машине не было. Исчезла Свиридова Лидия Федоровна.

— Пятая?

— Пятая.

— Ну и ну! — покачала головой Светлова.

— Да, так наша область скоро точно Бермудский треугольник переплюнет!

— Итак, вопрос! Смерть Фофановой связана с этими пустыми автомобилями или нет?

— Нет.

— А я думаю, да.

— Ну и думайте себе на здоровье!

— А вы даже допустить такой вариант не желаете?

— Хорошо, пусть. Не желаю, но… Только ради пробной версии.

— Тогда что их, эти автомобили, объединяет?

— Ничего…

— Совсем ничего?

— Совсем. Разве только бесследно исчезнувшие владельцы этих машин, совершенно разные люди.

— Вы добавите все-таки к ним и Нину Фофанову?

— Ну, хорошо — добавляю… Так вот, все они, включая и Фофанову, повторяю, совершенно разные люди. Разные по возрасту, положение в обществе, роду занятий, комплекции, росту, цвету волос, полу, семейному положению и т.д. Если это работа маньяка, остается предположить только одно: его чем-то сильно раздражают владельцы личных автомобилей! Конкретно — иномарок. Так как ничто иное, абсолютно ничто иное их не объединяет.

— Нет, не правда. А загадочность появления? Много ли столь чудных происшествий насчитывает история вашей тихой глубинки? Сами говорили: лет эдак двести ничего похожего не было. А тут за несколько лет пять явных случаев.

— Ну, если только это…

— Итак, их объединяет единый временной отрезок. Время.

— Да… Последние несколько лет. Точнее, три с половиной года…

— Место?

— В общем, да.., место. Все тот же “треугольник”.

— Что еще?

— И… Все. Больше ничего!

— Все-таки кое-что их еще объединяет… — Светлова наклонилась и пилкой для ногтей отколупнула с колеса засохший кусочек белой глины. — Вот! Полюбуйтесь!

— Чем же тут любоваться?

— Забыли? Точно такая, как на машине Фофановой, и на кроссовках у этой Немой…

— И еще, наверное, в ста двадцати пяти местах нашего города, района и области! Впрочем, я действительно забыл, что белая глина — это ваш, Светлова, пунктик!

— Что касается области — не знаю. А вот города… Я, надо признаться, все время эту глину ищу. С того самого дня, как увидела ее на машине Фофановой. Да что-то больше нигде не видела. Представьте, именно такой — больше нигде нет!

— Ну, так уж и нигде! Где-то же она все-таки есть, эта глина? Надо только хорошенько поискать.

— Вот и поищите! — усмехнулась Светлова. — Я лично могу вас только поздравить: теперь вам будет чем заняться, скучать не придется. Особенно если речь идет действительно о масштабах области… Сколько там Дании, Норвегии и Люксембургов может уместиться на территории вашей орденоносной губернии?

— Ну, с рюкзаком я бродить, конечно, не буду. Не надейтесь! — хитро усмехнулся Богул. — У меня и другие зацепочки есть. Не то что ваша глина. Есть и кое-что еще, кроме этой глины! Я вот, например, уже вызывал для беседы нашего кавказского друга Отарика…

— Ну и как? — насторожилась Светлова, уже зная, как Богул любит сюрпризы.

— Да так… — нарочито лениво не торопился Богул. — Договорились встретиться еще раз. Хотите поприсутствовать на этой следующей встрече?

— Хочу.

— Значит, что-то в этом все-таки есть, чтобы взять кого надо за шкирку — и потолковать?! Полезно? Признаете?

— Ну ладно, Богул… Я, в общем, никогда не сомневалась в полезности ваших приемов. Меня смущает, так сказать, этическая сторона.

— А меня лично уже ни хрена в этой жизни не смущает, — признался Богул. — Если ниточки от этих “бермудских” автомобилей тянутся к Кикалишвили, то это все объясняет.

— Ну, так уж и все?

— Многое!

— Но ведь это не ограбления!

— Как сказать… Все-таки, возможно, кое-что исчезло. Вместе с хозяевами машин. Драгоценности, которые могли быть на женщинах, путешествующих на таких машинах, часы… Мы не знаем, кроме того, в точности, были ли у них при себе крупные суммы денег? Возможно, грабители просто не имели возможности воспользоваться их дорогими машинами. Все-таки для этого надо иметь налаженную цепочку сбыта. А преступники, возможно, в автомобильном деле дилетанты. Но это не значит, что, оставляя дорогие машины, они не грабили по мелочи: часы, бумажники, золотые украшения. Наверняка у многих из пропавших были хорошие часы… А дорогие часы в стране, где и за сто рублей могут замочить, не мелочь.

— У меня ощущение, что все это, Богул, вы говорите не просто так.

— Конечно, не просто. Я вообще непростой… Обратите внимание во время предстоящего разговора на руки нашего друга — наперсника мадемуазель Немой, господина Кикалишвили!

— Кольцо?

— Точнее, вглядитесь, по мере возможности, хоть это и не просто, в его волосатые запястья…

— Часы?

— Именно. Мы точно знаем, что у одного из исчезнувших были именно такие. Родственница оставила описание.

— Совпадение?

— А мы проведем опознание! Вызовем эту родственницу. Съездим к ней сами, в конце концов, если не захочет приехать!

— А Немая? Что с ней делать? Как к ней подобраться? Поговорить бы с кем…

— Неплохо бы.

— Может, с ее хозяевами?

— Ага… Что, думаете, Туровские скрывать от нее станут, что их расспрашивали? А девушка узнает, что ею интересуются, — и тут же все, кто стоит за ней — если стоит, конечно! — будут в курсе и переполошатся. —Еще исчезнет, того и гляди, наша Немая! Нет, никого из тех, кто рядом с ней, информировать о том, что она вызывает у нас интерес, мы не будем… Хозяев мотеля ставить в известность не стоит.

— Но вы же уже “тронули” Кикалишвили!

— Что, я похож на дурака?! Я и виду не подал, что знаю о его отношениях с Немой. Вызвал так — как бы для профилактики, потолковать о делах наших скорбных, о старых проблемах… Поверьте, у таких, как он, кожа не тонкая. Отарик — это вам не законопослушная библиотекарша! Для него такие вызовы в милицию — не сенсация.

— А что же делать? У Немой ведь ни родственников, ни родителей…

— Ну, почему же…

— Приют?

— Вот именно.

* * *

Все-таки Светловой впервые за все время пребывания в этом городе стало чуточку полегче. Впервые за последнее время впереди чуть посветлело.

Эта глина на колесах обнаруженной только что машины некоей Лидии Федоровны Свиридовой воскрешала для Анны надежду…

То есть если то, что случилось с Фофановой, — только одно из звеньев всей цепочки происшествий с автомобилями, — то, возможно, это и не Фофанов убрал свою жену…

Если бы ему надо было наказать жену, при чем тут все остальные?

Зачем ему эта Свиридова Лидия Федоровна, не успевшая выпить свой кофе из термоса?

И если это не Фофанов виновен в смерти Нины… Тогда у Светловой все-таки есть шанс.

Тогда, если Анна докопается до истины, Фофанов ее отпустит подобру-поздорову.

Надо просто докопаться.

Ничего себе — просто…

Глава 6

Снова каменный забор женской колонии — с колючей проволокой.

Римма Ивановна разрешила Светловой беседу “с той девушкой”. Беседу с девушкой, которую ехала в колонию навестить Фофанова.

— Вы только не очень с ней раскисайте! — предупредила Аню начальница. — А то они все трогательные такие.., юные! Пока один на один в темном переулке с ними не окажешься.

Когда Светлову провели в комнату, эта девушка уже ждала. Сидела, чинно положив перед собой руки на стол, — приблизительно так, как полагается в первом классе на уроке чистописания.

Светленькая, аккуратная такая девочка.

Аня села напротив.

— Вы, Люда, сколько времени с Семерчук вместе…

Светлова не решилась употребить слово “сидели” — и запнулась.

— Сидели-то? — помогла ей юная заключенная. Девушка посмотрела на потолок, пошевелила губами…

Правда, пальцы на руках загибать не стала. Она явно умела считать в уме, и это обнадеживало.

— Что же, Нина раньше освободилась?

— Ну да.

— У вас что, срок больше?

— Ага.

— То есть.., намного больше?

Светлова в уме прикинула: Семерчук уже освободилась, замуж вышла, погибнуть уже даже успела — а эта все сидит и сидит… При том, что и у Семерчук срок был немаленький — за убийство все-таки.

— Намно-ого больше, — протяжно подтвердила девушка.

— Что же вы такое натворили?

— Да я это.., с особой изощренной жестокостью. Поэтому мне так много дали.

Светлова не решалась спросить: кого это ясноглазое юное существо — “с особой изощренной жестокостью”?

Но та сама объяснила:

— Бабушку. И отчима с матерью.

— Понятно… — не удержалась от вздоха Светлова.

— А кто это с ней, с Нинкой, сделал? — Девушка подняла на Светлову ясны очи.

Можно было не бояться, что она заплачет. Девчонка, очевидно, просто не умела этого делать — плакать.

— Я не знаю, — честно ответила Светлова.

— Не знаете?

— Хочу узнать.

— А-а!..

— У вас что, дела какие-то с Ниной были? — спросила Аня у юной заключенной. — Зачем она к тебе ехала?

— Да нет, никаких дел… Какие у нас тут могут быть дела?

— Просто она ехала тебя повидать?

— А что? Думаете, если мы такие… — девчонка кивнула на окна с решетками, — уже и нельзя?

— Нет, почему же.., я так не думаю.

— Мы, если хотите знать, настоящими подругами были…

— Я верю. Поэтому и приехала к тебе поговорить о Нине. Расскажешь мне о ней?

— Ну… Не знаю…

— Нина тебе о своей семейной жизни, о муже рассказывала?

— Ну, рассказывала немного, когда приезжала.

— Они как жили с мужем? Хорошо?

— Ну, не знаю…

— Люда, она ведь погибла, не забывай…

— Ну не знаю… Вообще-то, она последнее время говорила, что ребенка хочет завести.., очень. Да что-то там не получалось. Вот это ее волновало.

— А еще что-нибудь можешь вспомнить о Нине? Ну, примечательного?

— Она.., она… — девушка вдруг оживилась. — Она вообще та-акая была! Я таких девочек даже больше и не встречала в жизни… Она, например, выпутываться могла!

— Выпутываться?

— Да, выпутываться. Ну, как бы это сказать… В буквальном смысле!

— Что это значит?

— А вот что…

Девочка вытянула шнурок из кроссовки.

— Давайте я вам руки завяжу.

— Еще чего!

— Ну, вы мне завяжите.

Светлова завязала у нее на запястьях шнурок.

— Вот видите… — Ее собеседница потянула узел. — Не получается у меня. А у Семерчучки такие суставы были… Ну, что ли, гибкие очень… Она могла выпутываться.

Мы даже спорили много раз на это с другими девочками. И Нинка всегда выигрывала. И мы, в общем, с ней неплохо за счет этого жили. Она передачи сколько раз выигрывала! Деньги, конфеты, чай… Ее свяжут — на спор, а она возьмет и развяжется!

Выпутывалась, значит… В буквальном смысле!

* * *

Заехав прямо из колонии к Богулу, Аня застала лейтенанта “заделом”…

— Может быть, какие-то царапины? Какие-то особенности? Браслет, скажем, плохо защелкивался? — допытывался Богул у пожилой женщины, сидящей у его стола.

Лейтенант мельком, не прерывая беседы с женщиной, кивнул Анне, давая понять, что она может зайти.

— Знаете что… — женщина задумалась. — Его часы все время отставали… Ровно на две минуты. Если это действительно его часы, — она кивнула на “Ролекс” перед собой на столе, — то они тоже должны отставать… И.., ровно на две минуты!

Светлова сообразила, что к чему, — посетительница в комнате Богула, очевидно, была родственницей пропавшего год назад владельца машины, вызванная лейтенантом из Москвы.

И речь явно шла о часах, запримеченных Богулом на руке Кикалишвили.

— Ну, это слабая зацепка… — возразил Богул. — Их можно было уже сто раз отрегулировать. Показать хорошему мастеру.

— Он показывал! Все не так просто… Вадик был очень аккуратным человеком. Пунктуальным до минуты… Знаете, в бизнесе иногда и минуты могут оказаться решающими. И он часы неоднократно пытался отладить. Но они словно заговоренные. Две минуты — каждые сутки. Не больше не меньше. Он, в общем, все собирался купить другие… Да все откладывал.., потому что именно эти часы были ему очень дороги… Подарок! К сожалению, другие часы он купить так и не успел. Женщина принялась тереть глаза платком. Понятно было, что теперь у нее и надежды не оставалось на то, что этот пропавший Вадик обнаружится… Если часы нашлись, а хозяина спустя почти двенадцать месяцев так и нет, то это могло означать только одно. А именно: то, что он уже никогда не найдется.

* * *

Когда женщина ушла, Богул взял в руки часы и, сверившись со своими, поставил на них точное время.

— Итак… Проведем эксперимент. Сейчас двенадцать часов сорок минут. Через сутки увидим: отстают эти часы на две минуты или не отстают… Это часы Кикалишвили, — пояснил лейтенант Ане.

— И вы думаете, что именно они принадлежали пропавшему автовладельцу Вадику?

— Увидим!

— А вы уже спросили у Кикалишвили, откуда у него эти часы?

— Пока нет. Еще время не пришло… Чтобы задать ему этот вопрос убедительно, толково, я должен точно знать, что эти часы принадлежали пропавшему человеку. Тогда уж я друга Отарика спрошу так, что он не отвертится. Ну, а задам я этот вопрос сейчас… Что будет? Скажет Отарик: где взял, где взял — купил! И давить пока на него нецелесообразно. Этим приемом тоже нужно пользоваться с умом, в удобные моменты. Что ломать человека без особой нужды… Нет смысла.

Лейтенант убрал часы в сейф.

— Время пошло!

— Кстати, Богул, а каким образом у вас оказались часы Кикалишвили? — удивилась Светлова. — Как вы оформили изъятие?

— Да ничего я не оформлял, — хмыкнул белобрысый лейтенант, — просто попросил на время.

— Ничего себе “просто”! И он согласился? Теперь пришла очередь лейтенанта удивленно поглядеть на Светлову.

— Да… А что? У него были варианты?

— Ах, ну да! — вздохнула Светлова. — Кажется, на наших бескрайних просторах это называется “диктатурой закона”.

— Да бросьте вы подыскивать определения тому, без чего в нашей жизни никак не обойтись! — махнул рукой лейтенант. — Не углубляйтесь в эти дебри. Какая разница, как называется? Важно не как называется, а почему явление существует. И тут мы с вами, увы, ничего изменить не в состоянии. Поверьте уж мне в данном случае как историку.

* * *

Светлова усмехнулась: список ее визитов был на редкость изысканным. И очень насыщенным. Колония… Милиция… Теперь вот — приют!

— Осич Валентина Терентьевна.

Полная женщина с внешностью матери-героини пожала Светловой руку.

— Только, пожалуйста, излагайте вашу просьбу коротко. А то у меня скоро полдник.

— У вас?

— Ну, у детей, я хочу сказать…

— Как к вам трудно попасть! — пожаловалась для начала Аня.

— Совершенно верно.

— То есть, если бы Богул за меня не походатайствовал, вы бы и говорить со мной не стали? — Возможно. Наш приют — это детское учреждение, и оно не может не быть закрытым. Не говоря уж о том, что близкие и родные наших детей — это часто социально опасные личности. Поэтому кто попало войти сюда не может.

— Я уже убедилась.

Действительно, первоначальная Анина попытка войти в здание приюта была незамедлительно пресечена охраной. Довольно жестко, надо сказать, будто Светлова пыталась проникнуть в хранилище банка.

И только предварительно созвонившись с директрисой приюта Валентиной Осич и сославшись на просьбу Богула, Анне удалось договориться о встрече. Все это несколько контрастировало с внешностью Осич, с почти материнской теплотой и уютом, исходившими от этой пышной и приятной дамы, что так и хотелось гонимому страннику прислониться к ее пышному плечу и хоть немного отдохнуть. Такая и пожалеет, и приласкает. Правда, с этой женственной теплотой контрастировало и решительное, жесткое рукопожатие Валентины Осич. Неожиданно мужской жест. Как известно, женщины не обмениваются рукопожатиями — во всяком случае, спокон веку, согласно этикету, это было не принято.

— Итак, что вас, собственно, интересует? — Осич мельком взглянула на Аню.

И более, чем закрытость приюта и манера здороваться, Аню кольнул ее взгляд, острый и настороженный.

— Да я, видите ли, психолог, — затянула свою песню Анна. — Собираю материал для исследования. И Стас Богул посоветовал мне обратиться к вам.

— Ну, хорошо, хорошо! — прервала ее Осич. — Все понятно. Что конкретно вас интересует?

Непонятно было все-таки, поверила Осич Светловой или нет. Во всяком случае женщины с таким каменным рукопожатием безропотно “под лапшу” уши не подставляют. Но по каким-то причинам Осич согласилась с Аниной легендой и в ответ тоже затянула свою песню:

— Наше учреждение — детское учреждение нового типа. Дело в том, что обычные детские дома не справляются с многообразием требований, которые выдвигает сегодняшний день. И вот возникла потребность в учреждениях нового типа…

Светлова кивнула с видом человека, разбирающегося в проблеме, что, мягко говоря, не совсем соответствовало истине.

— Поэтому у нас именно приют, а не детский дом, — подчеркнула Осич. — Видите ли… За несколько лет нашего существования мы стали необходимой частью жизни нашего города. Заполнили, понимаете ли, определенную нишу…

— Вот как? Нишу? — лицемерно изобразила крайний интерес к теме Светлова.

— Да! Знаете, например, у нас в городе совершенно прекратились случаи умерщвления новорожденных.

— А что, было и такое? — ужаснулась от неожиданности Светлова — Представьте! Знаете, иногда одинокие матери в отчаянии выбрасывают младенцев в мусорные ящики! Бывает и такое. Вы наверняка читали о таких случаях в прессе. Теперь эти женщины знают, что есть место, где их ни о чем не будут спрашивать. И иногда они просто приходят и оставляют у нас младенца, — просветленно повествовала с тихой радостью в голосе Валентина Осич.

— Да что вы?! — Светлова все никак не могла врубиться, чему тут, собственно, можно так уж радоваться.

— Представьте! Однажды, еще в самом начале нашей работы, как только приют открылся, мы на крыльце дома мальчика новорожденного нашли! Ну а сейчас, знаете, мы даже такие “сени” специальные сделали…

— То есть вы хотите сказать: рожайте, приходите и кладите?

— Ну, вы уж слишком заостряете… Эту проблему, видите ли, репрессивными мерами не решить. Лучше так, чем находить трупики в мусорных баках. Понимаете, мы все должны постоянно двигаться по пути гуманизации нашей жестокой жизни.

Светлова, которую пасли бандиты, энергично закивала, откликнувшись всей душой — ох, не помешала бы нам гуманизация нашей жестокой жизни, не помешала!

— Если у наркомана первым делом спрашивать анкетные данные, он никогда не придет лечиться. Так же и тут. У женщины часто нет иного выхода, как оставить ребенка…

— Да-да, вы правы, конечно. Все это очень интересно.

Светлова все ждала, когда наконец возникнет в разговоре момент, чтобы можно было более или менее непринужденно перевести его на Немую.

Осич сама предоставила Анне такой момент.

— Знаете, — она взглянула на часы, — я уже опаздываю на полдник. Так что идемте со мной.

Светлова с энтузиазмом согласилась. За компотом и булочкой можно было бы поговорить не только о функциях детского учреждения нового типа, но и просто посплетничать.

Но Осич понесло!..

Гордая своим “детским учреждением нового типа”, она уже не давала Светловой вставить и слова… Квохтала упоенно, как наседка:

— Разнообразие причин, по которым дети попадают на улицу, огромно. Да поменьше бы, конечно, нашему обществу этого разнообразия! Вот, например, к нам попала цыганская девочка Кристина, которую ее мама эксплуатировала в попрошайническом бизнесе. А потом, на грани полного истощения детского организма, бросила ребенка на улице.

Аня кивала и думала, когда же можно будет наконец перейти к другой девочке. Девочке-Маугли.

— Вообще-то название “приют”.., дореволюционное такое.., это неофициально. Это нас так в городе зовут. Официально мы именуемся Детским домом временного пребывания № 7.

— Понятно, понятно…

— И такие дома, знаете ли, есть далеко не везде! А точнее — почти нигде их нет. Когда в нашем городе открывали приют, педагоги до всего додумывались сами, потому что аналога — детского учреждения, у которого можно было бы поучиться, не нашли. В других городах ребенок, который по тем или иным причинам оказался вне семьи, но не совершал правонарушения, попадает вместе с малолетними преступниками, преступившими закон, в детприемник.

— Какой ужас!

— А представьте, что ребенок просто уехал покататься на автобусе? За таким взволнованные родители — что-то долго катается! — бывает, прибегают через день-другой. У нас в доме временного пребывания бывают такие — довольно часто. Ну зачем такому ребенку трое суток с преступниками находиться? Там ведь, в детприемнике, и воры, и малолетние проститутки, и болезни всякие. За три дня многому, знаете ли, можно научиться!

— Да-да, — вяло соглашалась Светлова. — За три дня.., многому…

— А бывает, побитые родителями дети являются в милицию и просят: направьте меня в детский дом номер семь! То есть в наш приют. Его в городе знают! Вообще, хочется отметить: даже если ребенок из благополучной семьи, не подвергающийся насилию, приходит и говорит: “У меня конфликт с семьей, я не хочу жить дома” — мы его принимаем в наш приют. Начинается работа психологов с ребенком и родителями по сглаживанию конфликта и решению проблемы. А наш телефон отдел опеки управления образования постоянно печатает в газетах. Это “горячая линия”, по которой может обратиться за помощью любой ребенок, нуждающийся в убежище, или взрослые, столкнувшиеся с подобными ситуациями.

— А вот, говорят, у вас очень интересный случай был… — начала Светлова, все-таки улучив момент — крошечную паузу в бесконечном монологе Валентины Терентьевны Осич.

— Что за случай? Кто говорит? — встревоженно встрепенулась Осич.

— Я слышала, к вам будто бы попала девочка-Маугли!

— А знаете что? — вдруг остановила ее Осич строгим учительским голосом, и Аня поняла, что чувствуют дети, которых эта женщина ставит в угол или куда-то там еще. — Никакими исследованиями вы, голубушка, не занимаетесь! Точнее, может, и занимаетесь, но не теми, о которых изволили поведать. Вам что здесь у нас все-таки нужно?

И Светлова очень ясно представила, как сейчас вызовут охранника — возьмут ее за шкирку и выставят за порог, так и не дав попробовать теплую булочку с изюмом, которая приютским детям полагалась на полдник.

Выставят — это в лучшем случае…

Судя по потемневшим глазам Осич, здесь детей не только ставили в угол. Пожалуй, их даже пороли…

И еще Анна поняла, что Осич вовсе не квохтала упоенно, как наседка, разглагольствуя о своем “детском учреждении нового типа”.

Осич Светлову проверяла. Нудела о “работе психологов с ребенком и родителями по сглаживанию конфликта и решению проблем”, а сама следила за Аниной реакцией. Раскалывала.

— Ну, хорошо, хорошо! — поспешила успокоить директрису Светлова. — Я, право, не понимаю, почему вы так бурно реагируете, Валентина Терентьевна?

И, стараясь быть краткой и понятной, Анна объяснила, что ведется следствие — и крайне важно в связи с этим получить показания немой девушки, бывшей воспитанницы приюта. А единственный человек, который хоть что-то о ней знает…

— Это вы, Осич Валентина Терентьевна.

— Вот это больше похоже на правду! — И Осич, как показалось Ане, с облегчением перевела дух. — Что касается этой девочки… — Осич оживилась. — То тут никакой органики. Я полагаю, это явление психосоматического плана. То есть, думаю, она может говорить. Вас ведь именно этот момент интересует? Точнее… Могла бы говорить, если бы захотела… Для этого нет никаких препятствий физиологического характера. Если бы были устранены некоторые психологические препоны. То, что с ней происходит, не немота, а скорее стойкое нежелание общаться с миром, вызванное, возможно, каким-то потрясением. Вы ведь понимаете, если у человека нет возможности объясниться с помощью слов, но есть желание общаться.., он непременно найдет другой способ… Самый обычный — жестикуляция, язык немых… Заметьте, эта девушка упорно к нему не прибегает.

— Но, может быть, ее не научили? Ведь некому было.

— Может быть. Но… Можно объясняться, указывая на какие-то предметы, подобно туристам, не знающим иностранного языка. Можно попробовать нарисовать что-то на бумаге… Дело не в том, что нет способов вступать в контакт. Дело в том, что она этого не желает. И добиться этого от нее невозможно. Ни заставить, ни уговорить. Хотя…

— Да?

— Хотя… Не хочется сыпать вам соль на раны. Но есть у нас один доктор… Горенштейн Соломон. Может творить чудеса. И готова держать пари хоть на тысячу долларов: возьмись он за дело, немая наша заговорила бы как миленькая.

Светлову несколько поразила сумма, на которую — пусть и погорячившись! — готова была заключать пари скромная служащая детского учреждения, находящегося в ведении городского департамента образования, вечно бастующего, как известно из “Новостей”, из-за того, что им не выплачивают вовремя их нищенские зарплаты.

— Так в чем же дело? Почему вы, Валентина Терентьевна, к нему, к этому Горенштейну Соломону, не обратились?

— Ну, не хочется распространяться на эту тему… Чужие тайны, знаете ли…

— А все-таки? И почему вам так не хочется сыпать соль на раны?

— Да дело в том… У него, как вам сказать.., волчий билет! Ему практиковать нельзя.

— Как это?

— А так. Ни в коем случае нельзя пациентами заниматься. — Осич хмыкнула. — А пациентками — особенно.

— А что такое?

— Ну, это свежая еще история. То ли пациентка Соломону влюбчивая попалась, то ли сам Соломон какие-то чары свои недозволенные применил… Короче, одна банкирша, пациентка Соломона, вдруг мужа решила своего прогнать и за Соломона замуж выйти. Ну, муж не дурак, порядки знает… Раз — и письмо в ассоциацию! А те Соломона за бока. Это ведь строжайше запрещено…

— Что запрещено?

— Ну, шашни с пациентами заводить.

— И что же?

— Ну вот… Роман-то так ничем и закончился. Полюбились — и расстались. У банкирши-то банк, а Соломон так без практики и остался.

— И ему никак нельзя практиковать? Ни-ни?

— Ни-ни!

— Жаль! — Светлова вздохнула. — Печальная история.

— Да, как говорится, нет ничего нового под луной. И нет повести печальнее на свете, чем повесть о докторе Горенштейне и его пациентке.

— А все-таки… Номер его телефона не дадите? А еще лучше — адресок. Осич хмыкнула.

— Хотите попробовать?

Директриса без дальнейших комментариев черкнула на листке несколько строк и протянула Ане.

— Удачи!

Осич явно была довольна, что встреча идет к завершению.

— Позвольте еще один вопрос, — собравшись с силами и приготовившись к лобовой атаке, попросила Аня. — А как эта девушка попала из вашего приюта в мотель “Ночка”?

— То есть?

— Почему вы ее туда отдали?

— Я отдала?! Да вы меня спрашиваете об этом так, будто я отдала ее в бордель, а не в мотель! Мне что — ее на улицу надо было выставить?! По чести сказать, уже надоели подобные вопросы! Не вы одна интересуетесь!

— Правда?

— Не город, а сборище сплетников! Понимаете, она пробыла у нас в приюте почти два года! Мы не имеем права держать детей так долго. По установленным для нас правилам — не больше года.

— Дальше?

— А дальше ребенок должен вернуться или в семью, если с ним проведена работа и созданы условия для его нормального пребывания, либо в обычный детский дом. Либо… — Осич запнулась.

— Либо?

— Либо, если исполнилось шестнадцать лет, — в самостоятельную жизнь… Девочке этой, будем считать, исполнилось. Мы выправили ей документы, адаптировали, как могли — минимально! — к жизни, которой она совсем не знает. Собственно, в этом и состоит наша цель… Адаптировать, устроить на работу, помочь начать самостоятельную жизнь.

— Адаптировать?

— Да! Адаптировать! Это ведь я Немую всему научила… Мыться и все прочее… Такая чистюля теперь стала…

— Да-да… — кивнула Светлова, припомнив белые кроссовочки.

— Мы старались… А куда такую устроишь? На какую работу?! Да с ней что хочешь можно делать — она наивна и дика… Любой мерзавец может воспользоваться… А Леночку я знаю с детства… На нее я могу положиться!

— Леночку? Вы имеете в виду Туровскую? Хозяйку мотеля?

— Именно Туровскую. В девичестве Котикову. Ей как раз была нужна работница в мотель, которая могла бы справляться с самой простой работой. По силам и дикарке. И я могла быть уверена, что под присмотром Елены Ивановны с девушкой ничего плохого не случится… Я отдала! — пробурчала обиженно Осич. — Да Елена Ивановна пылинки с нее сдувает! Отваживает всех ухажеров, которые без серьезных намерений жениться вокруг нашей девушки увиваются…

«Ага.., понятно, почему свидания с Кикалишвили такие тайные…»

— У вас все?

— Кажется, все… Спасибо за аудиенцию. “Как Осич сказала? “Леночку знаю с детства”? — думала Аня, выходя из “детского учреждения”. — Еще одна подружка!

Амалия Кудинова тоже знает Туровскую с детства. В этом городе не просто все знают друг друга… Они знают друг друга с детства!"

* * *

В доме доктора Горенштейна щелкало, свистело, заливалось. В многочисленных клетках, расставленных среди горшков с цветами, переливались разноцветным оперением всевозможные попугайчики и янтарно желтели канарейки. А сам хозяин, несмотря на прохладный осенний, правда, солнечный день, расхаживал по-летнему — в шортах, что придавало ему вид беспечного курортника. И то подкладывал птичкам корма, то подливал цветочкам водички.

Представившись психологом и сославшись на Осич, Аня завела речь о своих мифических исследованиях. И чисто отвлеченно рассуждая о том и о сем, понемногу, стараясь сохранять непринужденность, перешла к случаю с девочкой-Маугли. Немота, знаете ли…

— Любопытный вариант невроза, не так ли, доктор?

Надо сказать, что Светлова уже так сама стала привыкать к своей легенде, что с некоторым опасением думала о том, что постоянное вранье не проходит ни для кого бесследно…

— А как вы думаете, доктор, — ну, чисто теоретически, возможна ли в таком случае коррекция и даже полное излечение?

— Возможно, возможно и полное излечение, — согласился, пощелкав игриво языком — в ответ попугайчикам, — Горенштейн. — Это, правда, случится не быстро, — предупредил он. — Я уж не говорю о том, что это нелегко. Если то, что вызвало у немой девушки потрясение, коренится где-то глубоко в детстве, то добраться до корня проблемы непросто… Понадобится несколько сеансов. Это, знаете, словно многослойную повязку снимаешь, постепенно, слой за слоем, начиная с верхнего, последнего, пока до раны не доберешься…

— Но ведь как интересно! — лицемерно воскликнула Светлова.

— В общем, да… Пожалуй. Для того, кто бы взялся за это, — интереснейший случай!

— Послушайте, но как же?..

— Что “как же”?

— Ведь в основе сеанса — попытка дать пациенту возможность высказать то, что он таит от самого себя?

— Разумеется.

— Но как же она будет высказывать, если не разговаривает?

— А вот это еще неизвестно, разговаривает или не разговаривает. Надо посмотреть, как она поведет себя в гипноидном состоянии… Великий Фрейд был против таких вещей… Но я не Фрейд и, знаете, иногда пользовал…

— То есть вы все-таки думаете…

— Да, я почти уверен, что, если снять внутренний запрет, мы услышим ее голос.

Светлова с трудом подавила внутреннее ликование.

— Соломон Григорьевич, а вы не могли бы…

— Нет, нет и нет! — Горенштейн в ужасе замахал руками, как будто ему привидение на кладбище примерещилось. — Не могу… Не могу, любонька, никак не могу!

— Но почему?!

— Не могу — и все!

Птички щелкали, свистели, цветочки цвели, Горенштейн махал руками.

В своих уговорах Светлова не продвинулась ни на миллиметр.

Гор, как Светлова для краткости стала его про себя называть — надо сказать, этот видный мужчина действительно немного смахивал на вице-президента США, — был непреклонен.

— Кроме того, вы меня обманули! — крикнул вконец разгорячившийся “вице-президент” Светловой напоследок. — Тоже мне психолог-теоретик! Ради отвлеченной теории так не стараются! Врунья какая… Иногда, знаете, прекрасная девушка, чтобы добиться от людей помощи, достаточно сказать правду.

"Остается только выяснить, когда наступает это “иногда”?” — хмуро подумала Светлова.

Она не была убеждена, что ей следует быть до конца откровенной с Гором.

Расстроенная Светлова; у которой, кажется, появился уже было в руках ключ от “буфета со скелетом” — так, кажется, говорят англичане о чужих тайнах, — ехала к Богулу.

"Ключик”, образно говоря, у нее отобрали: Горенштейн отказался наотрез превращать немую девушку в говорящую.

Правда, Соломон Григорьевич не отказался столь же категорично от Аниного предположения, что это действо — ему по силам!

Кислая и расстроенная Анна снова заглянула в милицейский кабинет Богула.

Несмотря на довольно поздний вечер, лейтенант был еще на работе. Листал какие-то толстые папки, лежавшие высокими стопками у него на столе.

— Вот полюбопытствуйте, что я откопал в нашем архиве.

— В архиве? — удивилась Светлова.

— Знаете, — интригующе перелистывая пожелтевшие листы в картонной папке, начал Богул, — похоже, насчет того, что последние лет двести ничего похожего на исчезновение людей в нашей тихой глубинке не происходило, я ошибся… Тут я, Аня, пожалуй, хватил лишку… Двести — это я загнул!

— Неужели?

— Да… Оказывается, и в истории нашей глубинки встречались похожие происшествия. Причем, заметьте, тоже серийные исчезновения. И тоже не раскрытые!

— Не накаркайте!

— И было это не так уж давно. В том смысле, что не двести, а всего лишь пятнадцать лет тому назад.

— И что же это были за преступления?

— Ну, может, и не преступления… Но происшествия точно. Хотя уголовные дела были заведены… Они и по сию пору, надо сказать, не раскрыты.

— Так что же это такое?

— Это исчезновения. Видите ли, на протяжении более чем двух с половиной лет люди пропадали без следа. Как и теперь. А потом все это вдруг прекратилось. Все пропавшие были местными, кроме одной приезжей-командированной. В общем, пятеро человек как в воду канули.

— А где?

— В районе Заводи и реки Чермянки.

— Ну, может, они и вправду канули?

— То есть.., в каком смысле?

— Ну, в воду канули. Все-таки река рядом… В городском районе вблизи реки довольно часты подобные происшествия. Человек гулял, выпил — решил искупаться. Или просто оступился в безлюдное время суток… Ночью, например… А река хранит свои тайны.

— Вы заблуждаетесь насчет того, что река так уж их и хранит. Особенно насчет нашей Чермянки заблуждаетесь. Это, знаете ли, не океан. Анаша Заводь не, Мариинская впадина. В реке, кстати сказать, тяжелее, чем в земле, концы спрятать. Хоть и существует выражение “концы в воду”… Но, как ни странно, по моим наблюдениям, утопленников находят чаще, чем закопанных.

— Любопытное наблюдение. Учту.

— Пользуйтесь на здоровье моим бесценным опытом! Не жалко.

— И что же дальше?

— Так вот, в районе этих развалюх…

— Развалюх?

— Да, а что?

— Вы хотите сказать, что район Заводи и Чермянки это и есть район одноэтажной застройки?

— Да.

— Те самые одноэтажные частные дома?

— Что значит “те самые”?

— Да не обращайте внимания. Просто я хотела сказать: действительно, частные дома?

— Ну да! Другого такого района у нас в городе просто нет. А что такое все-таки?

— Да так… Ничего особенного. — Светлова нахмурилась.

— Только не утверждайте, что печать сосредоточенных раздумий на вашем светлом челе ничего не означает!

— Да нет, почему же… Означает.

— Ну, так не томите!

— Слушайте. Дом, где нашли Немую, нашу девочку-Маугли, находился как раз в районе Заводи и Чермянки. В том самом районе, где, как вы говорите, энное количество лет назад таинственно исчезали люди.

— Любопытно!

— Более ничего похожего в вашем городе не случалось?

— Нет. Кажется, нет.

— И вот сейчас опять начали исчезать люди.

— И что же?

— При этом… На кроссовках Немой, нашей подросшей девочки-Маугли, — белая глина. Как, на машине — без владельца! — найденной только что. Больше такой глины мы нигде не находим.

— Совпадение?

— И вам не кажется заслуживающим внимания, что люди исчезают именно там, где поблизости обнаруживается эта странная девочка?

— Да, но в момент той серии исчезновений ей было года три. Да и сейчас, когда ей лет восемнадцать.., как она могла бы расправиться с таким количеством сильного и взрослого народу? Ведь не это же вы имеете в виду?

— Да я и сама не знаю, что я имею в виду, — кисло заметила Светлова. — Пожалуй, я имею в виду только то, что все это — более чем странно…

— Я, надо сказать, тоже думаю, что вы все-таки правы, — согласился Богул. — За этим совпадением что-то стоит.

— Богул, а вы не могли бы для меня по вашим каналам найти адрес того дома?

— Какого?

— Дома, где обнаружили Немую и откуда ее забирали в приют.

— Пожалуй! Не думаю, что это трудно.

* * *

Когда Светлова утром следующего дня снова звонила в дверь Горенштейна, разноцветные попугайчики все так же беззаботно щелкали и заливались.

Разумеется, Светлова, сгорая от стыда, осознавала всю неуместность своей назойливости… Но по всему выходило, что без Горенштейна Светловой не обойтись!

— Ну вы и липучка! — подивился, обнаружив ее на пороге своего дома, Горенштейн. — Опять по мою душу?

— Опять, Соломон Григорьевич. Горенштейн, еще облаченный поутру в халат, зевая, взглянул на часы.

— Кошмар! Вы что — спать не ложились?!

— Не спится.

— И опять ко мне — за тем же самым?

— Точно так… Понимаете: мне это очень-очень нужно.

— Насколько нужно? Что это, голубушка, означает “очень-очень”? — сварливо поинтересовался Горенштейн. — Моя жена, знаете ли, тоже обычно говорит: “Мне очень-очень нужно”! Как правило, при этом речь идет об очередном платье, без которого она отлично, на мой взгляд, могла бы обойтись!

Прибегая к этому убедительному сравнению, доктор сморщился, как от дольки лимона во рту… Очевидно, воспоминания о диалогах с супругой были — “не очень”.

— Вам вообще-то повезло, должен заметить, что она в отъезде.

— Кто она? — рассеяно поинтересовалась Аня.

— Моя жена, естественно!

— Аа-а… Видите ли… — Светловой было совсем не до Соломоновой супруги. — Речь идет не о платье, доктор… — серьезно заметила Светлова. — А о жизни и смерти!

— Чьей жизни и чьей, извините, смерти? — сухо уточнил Горенштейн.

— Моей жизни и моей смерти.

— То есть?

— Т6 есть, если я не разгадаю одну загадку, мне из этого города не уехать…

— А вы бы хотели?

— Да, знаете..

— То-то, я смотрю, вы тут у нас подзадержались, — вздохнул доктор. — Не по своей, значит, воле у нас гостите?

— Не по своей, — согласилась Анна.

— О-о! Тут я вас, голубушка, понимаю! Ох, как я вас понимаю… — Горенштейн снова вздохнул. — Уж если я кого и понимаю — отлично, заметьте, понимаю! — так это тех, кто хочет уехать из нашего орденоносного города Мухосранска. Очень-очень хочет уехать. Это действительно серьезный аргумент!

— Да?

— Ну, разумеется! Уехать на фиг — и все дела! Куда угодно — только уехать!..

— Ну.., вот я и говорю… — промямлила Светлова, дивясь тому, как доктора разобрало от ее “серьезного аргумента”.

— Так что, девушка… — Горенштейн значительно вскинул свой породистый подбородок. — Пожалуй, ваше “очень-очень” меня убедило.

— Неужели вы согласны?

— Получается, что так.

— Можно я вас поцелую?

— Не стоит, голубушка, — предусмотрительно увернулся от раскрытых объятий Анны доктор. — У меня, знаете, эти неуставные отношения с пациентками-клиентками вот уже где! Так что обойдемся без лишних нежностей.

— Как скажете, доктор! — скромно потупилась Светлова. — Я готова говорить и о деле. Понимаете, фокус еще и в том, что уговорить немую девушку должны вы, Соломон Григорьевич.

— Ну, приехали! Чудненько! Ее еще и уговаривать надо?

— Да.

— Мало того, что я, как врач, категорически отказываюсь от этой затеи, еще, оказывается, и пациентка против! Кому же это тогда нужно, спрашивается?

— Кроме меня, в общем, никому, — скромно призналась Анна.

— По крайней мере, вы откровенны. Это мило.

— Спасибо, Соломон Григорьевич, на добром слове.

— Рано меня благодарить! Допустим, я-то согласен на этот эксперимент… Но я плохо представляю, как мне уговорить эту нашу — точнее, пока вашу — пациентку.

— Понимаете, доктор… Вы должны найти важные доводы, простые, ясные слова, которые не смогут не подействовать, — горячо принялась убеждать Горенштейна Светлова.

Все эти фразы Анна уже не раз прокручивала в голове, готовясь к встрече с Гором.

— Ведь нельзя же сказать, что при всей своей немоте и нежелании общаться девушка отгородилась от мира!

— Не отгородилась? — сдержанно осведомился Гор.

— Уверяю вас, нет! — Аня припомнила страстное свидание Немой с Кикалишвили. — Не могу вас посвятить в известные мне подробности, но, уверяю, не отгородилась. Она любит… Возможно, и любима. В конце концов, ей всего-то восемнадцать лет. Значит, она хочет самых обычных вещей: выйти замуж за любимого человека, родить детей… Объясните ей, что нормальная жизнь возможна — если и она станет вполне нормальной!

— Ну, если так дело повернуть… — неуверенно пробормотал Горенштейн.

— Объясните ей, что она может говорить! Зачем же от этого отказываться? Неужели она хочет, чтобы ее будущие дети тоже молчали? А это вполне вероятно при немой матери!

— Тише, тише, дорогая! Не стоит так пылко передо мной витийствовать. Я ведь не немая мать.

— А ее будущий муж? — не сбавляла оборотов Светлова. — Разве он не будет рад, если его невеста, его будущая жена, наконец заговорит?!

— Кто его знает, — с некоторым сомнением в голосе снова пробормотал Горенштейн. — Некоторым, знаете, нравится, когда жены мало разговаривают.

— Это да, — согласилась Аня. — Это бывает. Анна снова припомнила жениха Немой — с его рэкетирскими тайнами. Возможно, такого криминального Отарика как раз и устраивает, что его возлюбленная — немая.

— Но мы не будем учитывать интересы этого гипотетического мужа, — твердо сказала Аня, — у нас есть свои интересы. И они заключаются в Том, что девушка должна заговорить!

Анна достала фофановские деньги…

— Мне бы хотелось внести задаток.

— Ну, не знаю…

— А вдруг вашей жене что-нибудь “очень-очень” понадобится?

— Это вполне возможно, — без особой радости в голосе согласился с Аниным предположением Горенштейн.

— Только знаете, Соломон Григорьевич…

— Ну, что еще?

— Эта девушка ни в коем случае не должна знать о том, что мы с вами знакомы… И вообще, лучше… Лучше, чтобы вообще никто об этом не знал. Вы меня понимаете?

— Да ничего я не понимаю! — огрызнулся Горенштейн, убирая деньги в бумажник. — Если честно — ничего. Темный лес! Но уж раз договорились, что ж… Буду нем, как рыба. Точней, как наша потенциальная пациентка.

— Может быть, попросить Осич, чтобы она устроила вам с девушкой встречу? Пригласила ее к себе, а заодно и вас, Соломон Григорьевич… И, таким образом, приняла, так сказать, участие в судьбе своей бывшей воспитанницы… Мне кажется, это не должно девушку насторожить…

— Пожалуй… — согласился Гор. — Я мог бы присутствовать — как бы случайно — при их встрече. И изучить, так сказать, пациентку предварительно. И если результаты осмотра меня устроят… Я как бы ненароком предложу девушке попробовать избавиться от немоты, мол, несколько сеансов — и все. Скажу, что мне это интересно как специалисту. А это правда! И что, мол, как давний знакомый Валентины Терентьевны, я готов принять участие в судьбе ее воспитанницы.

— Отлично! — не удержалась от ликования Светлова.

— Да, пожалуй… — пробормотал Гор. — Вот так мы и устроим пробный сеанс.

* * *

В час дня Светловой позвонил Богул:

— Есть! Ровно две минуты! Они, голубчики… Те самые часики! С пропавшего, так сказать, тела…

— Богул, вы гений! — искренне восхитилась Анна. — Итак, остается один маленький вопрос: откуда у Кикалишвили эти часы?

— Ну, это мы у него спросим. Нам — да не ответить! Конечно, ответит — куда он денется? Вы подъезжайте пока… Думаю, разговор с другом Стариком будет интересным.

Когда Светлова наконец появилась в кабинете Богула, рассчитывая увидеть там рядом с лейтенантом “друга Отарика”, физиономия у Богула была довольно постная. А отсутствие Отарика, по всей видимости, означало, что ликования типа “Куда он денется!” явно были преждевременными.

— И где же наш друг Отарик? — осведомилась Светлова, отлично понимая, что есть вопросы, которые режут просто без ножа.

— Да что-то пока…

Богул, делая вид, что страшно занят, куда-то позвонил, что-то сказал…

— Понятно… — вздохнула Светлова. — Пока мы тут проводили эксперименты с часовыми механизмами, Кикалишвили, очевидно, попросту удрал?

— Получается, что так… — вздохнул лейтенант.

— Ну вы и… — Светлова из милосердия не стала заканчивать свою мысль.

— Да мне бы его только найти! — пробормотал Богул. — Уж он мне в два счета все расскажет.

Глава 7

Уговаривание Гора и внезапное исчезновение друга Отарика выпотрошили Светлову окончательно. Только упрямство не позволяло ей признаться самой себе, как же она устала.

— Вы так плохо выглядите! — Елена Ивановна придержала грустную Анну за локоть, когда та прошмыгивала к себе в номер. — Мне кажется, вам здесь у нас не хватает домашнего уюта…

"Мозгов мне не хватает”, — вздохнула Светлова, но вслух только произнесла:

— Не хватает. Вы правы.

— А заходите-ка вечером на чаек. У нас тут все запросто. В дурака играем.

— В дурака?

— Ну да… Подкидного.

"В дурака — это я, пожалуй, осилю, — опять вздохнула Светлова. — Это наш уровень”. И кивнула согласно:

— Спасибо. Загляну.

* * *

— Милости просим! Заходите, заходите… Разрешите представиться: Леонид Алексеевич Туровский, хозяин, так сказать, мотеля “Ночка”, в котором вы изволите гостить. Мы ведь так еще и не познакомились? Хоть вы и надолго уже у нас.., хм-м.., задержались… Ну да мы гостям только рады! А Леночка на кухне хлопочет… Пироги!

Аня с интересом смотрела на лицо человека, которого прежде видела только издалека.

Грубо вылепленное лицо Туровского — и утонченная гармония его красавицы Елены… Квазимодо, получивший красотку Эсмеральду? Нет, не так. Ведь Квазимодо — урод… А лицо Туровского грубовато, простовато… Всего лишь… И только. Но не лишено шарма…

Правда, это лицо кажется еще более грубоватым, простоватым на фоне Елениной красоты.

Скорей так… Царевна и дворник.

Откуда это? А так, кажется, про поэта Максимилиана Волошина и его красивую жену сказала одна маленькая девочка… Удивительно точное определение для некоторого типа супружеских пар! Устами младенца глаголет истина.

Заметив Анин внимательный взгляд, Туровский ухмыльнулся и вдруг подмигнул ей из-под лохматых бровей.

Аня не выдержала — и рассмеялась: против обаяния этого человека трудно было устоять.

Теперь Аня понимала Елену Ивановну, сделавшую в свое время такой выбор.

Он был как медведь. Но как уютный плюшевый медведь, увеличенный до гигантских размеров — бывают такие игрушки выше человеческого роста.

Кудлатая голова…

Опять пришли на ум воспоминания Цветаевой о поэте Максимилиане Волошине… Как он смотрел на Цветаеву из-под буйной шевелюры и хитро спрашивал: “А хотите потрепать по голове?” И Марина удивлялась, как он угадал.

Кстати, действительно, когда видишь такую большую лохматую голову, необъяснимым образом хочется ее погладить, потрепать, как добродушного огромного пса или мишку.

Или, может, Светловой и впрямь уже катастрофически не хватает домашнего уюта?

— Ленечка! — донесся откуда-то, очевидно с кухни, голос Елены Ивановны.

— Извините! Призывают!

Брошенная Туровским на произвол судьбы, Аня заглянула в просторную гостиную…

Посидеть за одним столом с этими людьми отнюдь не помешает. Светлова давно знала: чтобы получить максимум надежной информации, и притом в короткое время, психотерапевты, например, стремятся побывать на обеде в семье своих пациентов. Ну, а детективам и сам бог велел… Потому что даже в семьях, где главенствует закон “когда я ем, я глух и нем”, за обедом все-таки разговаривают. И эти, казалось бы, не важные застольные разговоры для специалиста и постороннего человека порой приоткрывают завесу над такими просто-таки глобальными вещами, как семейная культура и основные ценности дома. Которые, собственно, и определяют судьбу человека. Поскольку эти самые ценности он исподволь впитывает с младенчества.

Гостиная выглядела очень уютно. Круглый стол, огромный абажур. Ну просто картина неизвестного художника под названием “Милая уютная провинция”.

А сколько знакомых!..

Под абажуром, укутанная павловским платком и от этого еще более округлившаяся, почти как ватная кукла, которой в старину накрывали чайник, сидела, разрумянившаяся от чая и плюшек и сама похожая на сдобу, Валентина Осич.

Она добродушно кивнула Светловой.

— Ну вот и опять мы встретились! — произнес женский голос за спиной Светловой. Аня оглянулась. “И многомудрая Амалия тут!"

— Амалия… — Аня уже почти привычно устроилась рядом с Кудиновой с чашкой чая в руках — это была их уже настолько не первая встреча — считай, почти старые знакомые…

— Слушаю, дорогая!

Уютный обломовский диван, на котором они устроились, находился в самом дальнем углу просторной гостиной.

— А Валентину Осич вы тоже давно знаете? — поинтересовалась Светлова.

— Да как вам сказать… Считайте, почти всю жизнь. Ну во всяком случае, очень долго. С детства. — Амалия опять произнесла эту набившую Светловой оскомину фразу. — Три подруги, Валечка, Амалечка и Леночка… Не разлей вода.

— Правда? Как интересно!

— А вот и мое сокровище, Алексей Борисович Кудинов!

Из соседней комнаты, чуть покачнувшись на пороге, появился господин с поблескивающими, как и полагается при классическом бархатном опьянении, глазами. Он торжественно застыл на пороге, явно стараясь обрести равновесие, прежде чем тронуться в дальнейший путь, в глубину гостиной.

Судя по интонации, с которой представила своего супруга Амалия, она его отнюдь не считала своим главным жизненным достижением.

— А что, собственно.., вас не устраивает? — Аня с некоторым недоуменным любопытством взглянула на Амалию.

— Вы хотите спросить, чем я недовольна? И вы хотите сказать, что он хорош собой? — хмыкнула Амалия.

— Ну, в общем, да, — сдержанно заметила Светлова, отнюдь не собираясь вдаваться в разбор достоинств супруга Амалии. Хотя Алексей Борисович и вправду был недурен собой.

— Это не ответ! Он действительно привлекателен! — довольно пылко для супруги со стажем заметила Амалия. И тут же, сникнув, заключила:

— Но это и все.., чем он хорош.

— Приветствую!

Супруг Амалии наконец благополучно пересек гостиную и добрался до обломовского дивана. Опять чуть покачнувшись, он наклонился и попытался поцеловать Ане руку.

Впрочем, Алексей Борисович Кудинов не стал переоценивать свои возможности, то есть пытаться балансировать в таком положении, удерживая и сохраняя равновесие. И благоразумно оставил затею с первой попытки.

— Наслышан, наслышан, мадемуазель детектив!.. — произнес Кудинов.

— Мадам, уж если на то пошло, — хмуро поправила Аня.

Слухи о том, почему она задержалась в Рукомойске, очевидно, с легкой руки Валентины Осич — а также, возможно, Богула, Бобочки и прочих, — распространялись среди жителей города, судя по всему, с потрясающей скоростью.

— Отлично! Мадам детектив! Шерлок, так сказать, Холмс женского пола…

— А правда ли, Анечка, — перебила мужа, скривившись от его юмора, как от кислого, Амалия, — говорят, даже Конан Доил не всегда был точен?

Видно было, что Кудиновой очень хочется, чтобы муж помолчал.

— Говорят, например, что змеи не могут спускаться по шнуру, как в “Пестрой ленте”! — щебетала Амалия. — А по следам от велосипедных шин нельзя определить, в какую сторону ехал велосипедист…

— Да, нам, конечно, такой детектив, который по шинам определяет, не помешал бы! — заметила, усмехнувшись, Елена Туровская. Она уже появилась в гостиной и мимоходом, расставляя чайные чашки, прислушивалась к разговору Светловой и Кудиновых. — Слыхали, господа, опять пустую машину на трассе нашли?

— Ужас! — Амалия зябко повела плечами и почему-то оглянулась на задернутое шторой окно.

— Что-то все-таки очень странное в наших краях происходит!

— Да что странного? Просто убивают и закапывают. Обычное по нынешним временам дело. Как говорится — не доведись жить в эпоху перемен. Разве в наших лесах труп отыщешь?!

— Но зачем им трупы? Машины-то они дорогие бросают!

— Да, господа. Бермудский треугольник у нас образовался — не иначе.

— Честно говоря, я уже одна и ездить боюсь. Особенно по вечерам… Смотришь в сумерках на эту дорогу, и все кажется, что там, за деревьями, что-то ужасное, с чем не совладать, — заметила Амалия. — Валечка, а ты боишься?

— Ну, дрожать пока еще не дрожу, — флегматично улыбнулась полная Осич, — но что-то, ты права, этакое появилось! Невозможно на дороге чувствовать себя спокойно. К тому же все время думаешь: а вдруг это где-то совсем близко?

— Что “это”?

— Ну, не знаю… Я же не знаю, каким образом они исчезают! Возможно, этот “кто-то”, кто все это делает…

— Еще скажи “что-то”… — возмутился Туровский. — Потусторонняя сила! Леночка, и ты боишься?

Туровская молча кивнула, и на ее лбу появилась тонкая морщинка, которой не было видно раньше.

— Ерунда! — хмыкнул Кудинов.

— Почему же, Алексей, ерунда? — поинтересовалась Амалия.

— Да просто мы уже со страху стали наделять это место на дороге таинственной силой! Овеяли, так сказать, определенной славой… Даже возвели в ранг Бермудского треугольника! Что вообще, надо сказать, свойственно человеку — это преувеличивать! Вот уже и наша Валечка говорит: “Невозможно на дороге об этом не думать”! А знаете ли вы тибетскую притчу о потерянной шапке?

— Хоть не страшная?

— Расскажу — узнаешь.

— Ну расскажи!

— Так вот… Одного купца с караваном однажды настиг в пути очень сильный ветер. Вихрь сорвал с купца шляпу и забросил в кусты у дороги…

— Пока не страшно.

— Да… А в Тибете, надо вам сказать, существует поверье: кто подберет потерянный таким образом во время путешествия головной убор, навлекает несчастье на весь караван…

— Любопытная примета! Надо будет иметь в виду.

— Не перебивайте! — возмутился Кудинов.

— Молчим, молчим!

— И вот, следуя суеверному обычаю, купец предпочел считать шляпу безвозвратно потерянной, — продолжал Алексей Борисович. — А надо вам сказать, шляпа была из мягкого фетра и с меховыми наушниками!

— Теплая, наверное?

— Ну да, там же, в Тибете, горы, надо тепло одеваться… Ушки беречь!

— И вот… — Кудинов явно решил не обращать на иронизирующих слушателей внимания. — Сплющенная и наполовину скрытая в кустарнике шляпа совсем утратила свою форму.

— Пропала шляпка!

— Через несколько недель, — героически продолжал Кудинов, — в сумерках один человек проходил мимо места происшествия и заметил очертания предмета неясной формы — нечто, будто притаившееся в кустах…

— Ах!

— На следующий день в первой же деревне, где он остановился на отдых, он рассказал селянам, что видел, как что-то очень странное старалось спрятаться в кустах недалеко от дороги!

Через некоторое время на том же месте странный предмет обнаружили и другие путники. Они не могли понять, что это было, и обсуждали приключение в той же деревне.

Потом еще многие замечали невинный головной убор и рекомендовали его вниманию местных жителей. Между тем солнце, ветер, дождь и пыль сделали свое дело: фетр менял окраску, а ставшие дыбом наушники отдаленно напоминали щетинистые уши какого-то зверя.

От этого вид разлохмаченной шляпы сделался еще страшнее. Теперь уже всех, проходивших через деревню, предупреждали: на опушке у дороги сидит что-то неведомое — не человек, не зверь, и необходимо его остерегаться!

Кто-то высказал предположение, что это “что-то” — просто демон. И очень скоро сей безымянный странный предмет в кустах был возведен в дьявольское достоинство.

Чем больше людей видело старую шляпу, тем больше ходило о ней рассказов. Теперь уже вся округа заговорила о притаившемся на лесной опушке демоне…

Затем в один прекрасный день путники увидели, как тряпка зашевелилась.

В другой раз прохожим показалось, что она старается освободиться от опутавших ее колючек.

В конце концов как-то шляпа помчалась вдогонку за прохожими! И, представьте, они убегали от нее со всех ног вне себя от ужаса.

Шляпа, как утверждают тибетцы, — закончил свою притчу Кудинов, — ожила. Ее оживило воздействие сосредоточенных на ней многочисленных мыслей!

— Она что, эта шапка — в самом деле ожила? — удивилась Амалия.

— Ну, как сказать… В общем, это происшествие, уверяют очевидцы, якобы имело место. И обычно оно приводится в качестве примера, доказывающего, на что способна сконцентрированная мысль. Даже если она бессознательная и не преследует никакой определенной цели.

— Ну, так то Тибет, — зевнув, заметила Осич. — Сказки! По тамошним представлениям, мир, в котором мы обитаем, вообще лишь иллюзия, существующая в нашем сознании. И, стало быть, с помощью концентрации мысли и направленной энергии можно творить что угодно… Может, там шляпа и вправду ожила… А тут вам не Гималаи, слава богу!..

— А я думаю, и наша черноземная полоса от чудес не застрахована, — возразил Кудинов. — Подумай сама… Несколько случайностей сплелись в одну страшную сказку. Но если вся округа будет усиленно верить в нее — она может превратиться в реальность.

— Вы хотите сказать, что никакого “бермудства” в наших краях нет? Но оно может появиться?

— А может, не было, но уже появилось?

— Нет, но все-таки… Я хотела бы знать, куда они исчезают?

— Исчезают, исчезают… — загадочно протянул Алексей Кудинов. — И все они исчезают… Вот, надо заметить, многие исчезали и на пустынных просторах Тибета. Знаете, например, легенда о знаменитом китайском мистике Лао-Цзы утверждает, что в конце своего жизненного пути учитель отправился верхом на быке в Страну Снегов. Перешел границу и исчез. Больше никто его не видел.

То же самое рассказывается и, о Бодхитхарма, и о некоторых его последователях.

— Леша, расслабься ты с этим своим Бодхитхармой, или как там его, — шутливо шлепнула его по руке Осич. — У нас тут все-таки не Страна Снегов, а ордена Трудового Красного знамени Рукомойская область! Терпеть не могу эти ваши увлечения, эту моду на Восток! Уже и по Рукомойску кришнаиты босиком ходят и в бубен стучат! Мы же все-таки русские люди, православные, — заметила Осич, с достоинством кутаясь в свой павловский платок.

— Ну пошла-поехала! — фыркнул Кудинов. — Налейте Вале квасу, пусть помолчит.

— А вот я читала в журнале “Гео” про этот Тибет, — защебетала Амалия, — там такие интересные фотографии.., некоторые просто страшные!..

— Да-да, — кивнул Кудинов. — “От этого вида и демонов должен охватывать ужас”.

* * *

Вечер явно удался… Аня с интересом слушала и наблюдала, как коротает досуг провинция. Вот так они собираются, наверное, из года в год по вечерам — домашним кружком: травят байки, передают друг другу сплетни, страшные или смешные; пьют чай, вишневую и смородиновую наливочку, едят яблочные пироги… Интересно, что они делают еще?

— А ваш муж довольно общителен! — заметила Аня Кудиновой.

— Вы хотите сказать, что для человека, изрядно принявшего на грудь, он довольно складно изъясняется? Это вообще Лешина особенность, — неодобрительно заметила Кудинова. — Даже когда он с трудом передвигает ноги, на его способности говорить и болтать это никак не отражается. Это, знаете, по моим наблюдениям, вообще две разновидности опьянения. Либо ясная голова, но ноги заплетаются, либо существо активно передвигается в пространстве — но уже ничего не соображает! Лыка не вяжет…

— Ну-ну, — Аня с интересом выслушала пояснения опытной женщины. — Главное, чтобы не совпадало — не все сразу… Я имею в виду: и ноги не идут, и голова не соображает… Мне кажется, это — третья и все-таки наиболее распространенная разновидность опьянения.

— Возможно. Но мой Леша вообще — своеобразный. А поскольку пьяная и довольно складная болтовня — естественное, обычное для Алексея состояние, то я слушаю его уже довольно давно — всю жизнь… Правда, с некоторым перерывом.

"С каким перерывом?” — хотела спросить Светлова, но не успела.

Потому что на нее опять, перебив ее размышления, спикировал Кудинов.

— Можно еще историйку расскажу? — поинтересовался он бесцеремонно. — Шаловливую, в духе Рабле? Ну просто чтобы было понятно, насколько там у них, в этом Тибете, все в головах перевернуто!

— Валяйте! — вздохнула Аня. — Валяйте шаловливую!

— Так вот… Однажды один тибетский мудрец и маг, по тамошним понятиям практически святой, брел куда-то по своей извечной привычке к бродячей жизни. И на берегу ручья увидел пришедшую по воде девушку. Не говоря ни слова, старец накидывается на нее с вполне определенными недостойными намерениями…

— Что за история, Алексей? — сморщилась Амалия.

— Не волнуйся! Это не то, о чем ты подумала… Так вот! Девушка, однако, оказалась не робкого десятка — и энергично стала защищаться. А мудрец уже стар. Наконец девчонка вырывается — и бегом к себе в селение рассказывать о своем приключении матери. Матушка поражена: ведь все местные жители придерживаются строгих правил. Никого из них нельзя даже заподозрить в таком! Она просит дочь описать внешность негодяя и неожиданно узнает в описании великого мудреца!

Крестьянка начинает рассуждать: правила поведения, обязательные для простых людей, непригодны для магов, обладающих сверхъестественными знаниями. Он не обязан соблюдать ни нравственные, ни какие-либо другие законы. Его действия диктуются высшими соображениями, недоступными для понимания простых смертных.

"Дочь моя, — наконец сказала крестьянка девушке, — этот человек — великий маг. Все, что бы он ни сделал, — во благо. Вернись к нему, пади к его ногам и сделай все, что бы он ни потребовал”.

Девушка вернулась к ручью. Старец сидел на камне, погруженный в размышления. Она упала ему в ноги и стала умолять простить ее, уверяя, что она сопротивлялась, не зная, кто он. Теперь, мол, она готова сделать все, что он пожелает!

Святой пожал плечами.

"Дитя мое, — сказал он, — женщины не вызывают у меня ни малейшего желания. Дело вот в чем: лама из соседнего монастыря прожил недостойную жизнь и умер в невежестве. Я видел его блуждающий дух, увлекаемый к новому несчастному воплощению. И из милосердия решился предоставить ему для воплощения человеческое тело. Но тяжесть его злых дел перевесила — ты убежала. Пока ты была в селении, осел и ослица там на лугу совокупились. Великий лама скоро возродится в теле осленка”…

Каково?! — Кудинов заразительно расхохотался.

Алексей Борисович явно принадлежал к числу людей, которые первыми смеются над анекдотами, которые сами же и рассказывают.

— Правда, довольно шаловливая историйка? Я вас не смутил?

— Правда, довольно шаловливая, — кротко согласилась Светлова. — Но вы меня не смутили.

— Алексей… — Амалия снова мученически закатила глаза, — тебе не хватает только тела осленка! Все остальное от этого животного у тебя уже есть. Уймись…

— Откуда вы знаете столько тибетских историй? — поинтересовалась Аня.

— Откуда знаю? — Кудинов ухмыльнулся.

— Ну хватит, Алексей, — подошедший Туровский взял приятеля за плечо, — Тебе и в самом деле — твоя жена права! — пора сменить тему.

— Ну надо так надо! Сменим!.. Скажем, что вы, мадам Шерлок Холмс, — поинтересовался иронически у Светловой Кудинов, — думаете о наших таинственных происшествиях?

Аня только вежливо улыбнулась и промолчала. Она повторяла про себя поразившие ее слова кудиновской “историйки”. Правила поведения, обязательные для простых людей, непригодны для магов, обладающих сверхъестественными знаниями… Он не обязан соблюдать ни нравственные, ни какие-либо другие законы. Любопытная точка зрения!

— А вот вы, кстати, слышали, — не отставал от нее Алексей Борисович, — что сэр Артур Конан Доил, создатель главного детектива и сыщика всех времен и народов, увлекался спиритизмом? А, мадам Шерлок Холмс, что на это скажете? — подвыпившему Кудинову явно очень понравилось это дурацкое обращение.

— Неужели? — вступила в разговор Туровская.

— “Увлекался спиритизмом” не то слово… Свято верил! Принимал все за чистую монету.

— Может, и нам попробовать? — вдруг предложила Амалия. — Чем мы хуже Конан Доила?

— Амалька, не дури, я тебя умоляю! По-моему, все это чушь какая-то! — возмутилась Валентина Терентьевна.

— Господа, кто-нибудь когда-нибудь пробовал заниматься спиритизмом?

— Нет…

— И я нет…

— А что? — Туровская в своей обычной кокетливой манере, а-ля девочка-шалунья, всплеснула изящными ладошками.

— А что… — задумчиво, словно эхо, повторила Амалия Кудинова.

— Ну, не знаю! — вздохнула, словно от болтовни малых неразумных детей. Валя Осич.

— А что такого? Право, вполне возможно, — согласился Туровский, который, очевидно, никогда ни в чем не перечил жене.

— Только надо выпить, — уточнил Кудинов, который, как уже поняла Аня, в принципе всегда был согласен на все, если только это “все” сопровождалось хорошей выпивкой.

— А что.., пожалуй! — неожиданно даже для самой себя согласилась Аня.

Амалия поторопилась погасить свет, оставив только одну свечу. И большая комната почти погрузилась во тьму.

"Во тьму суеверия и мистицизма…” — уточнила про себя Светлова.

— Стол должен быть круглый?

— Без разницы… Главное, чтобы призраки являлись настоящие!

— Все-таки мне кажется, что круглый лучше…

— Не возражаю…

— И чтобы все-таки старинный… Мне кажется, современная мебель их отпугивает.

— Кого “их”?

— Ну, призраков…

— Не знаю… Не могу ни подтвердить, ни опровергнуть: никогда с ними, голубчиками, не общался.

— Тише.., не надо так!

— А вы чего.., боитесь? Думаете, кто-нибудь уже близко, на подходе — и готов явиться? Мы же стол еще не вертели!

— А вот шуточки, я считаю, ни к чему! Надо серьезно настроиться, очень серьезно, а то ничего не получится.

— А если серьезно настроиться, то получится? — голос скептика хмыкнул.

Так, перекидываясь репликами и почему-то нервничая, они готовились к этому импровизированному сеансу спиритизма.

«Вот ведь странная особенность, — подумала Аня, — даже если ни на йоту не веришь в такие штуки, отчего-то все равно нервничаешь, зажигая свечи, и все такое… Вообще, готовясь ко всем этим ритуальным гаданиям, сеансу спиритизма и прочему, начинаешь испытывать необъяснимо повышенную возбудимость… Уже одни эти приготовления — темнота и свечи — настраивают на особый лад. Немудрено, что особо впечатлительным действительно может примерещиться что угодно!»

— Так что — вызываем самого сэра?

— Да…

— А я предлагаю его жену. Леди Доил! — взял на себя роль лидера в этой затее Кудинов, явно более других подкованный в вопросах спиритизма. — Известно, например, что на сеансах, которые устраивались в их доме, именно она выступала в роли медиума.

— А у нас кто будет выступать в этой роли?

— Чур не я!

— Инея…

— О'кей, в этой роли будем выступать коллективным “мы”. Только надо всем настроиться посерьезнее, сконцентрировать энергию, поверить в то, что это совершенно вероятно и… — продолжал руководить Алексей Борисович.

— И что — леди Доил.., появится здесь, в комнате?

— Ага.., выйдет из стены или облака дыма, — иронически заметил Туровский.

— Ну, Кудинов так накурил, что из этого облака кто угодно явится!

— Я же предупредил, господа, серьезнее!

— Нет, ну правда, как мы общаться-то с ней будем? Голос услышим?

— Щас! Голос им подавай! Елена Ивановна вообще призрак в натуральную величину в гости ждет. Никаких голосов и никаких призраков!

— А что?

— А то! Скажите спасибо, что вам знающий человек попался. Есть простой и столетиями проверенный способ — постукивания.

— То есть?

— Что это еще за постукивания?

— Например, мы зададим леди Доил какой-нибудь вопрос. Сконцентрируемся. И если она захочет нам ответить, стол может приподняться и стукнуть один или два раза…

— А три?

— Я же просил, Леня, никаких шуточек. Серьезнее. Итак, настроились!

— А что мы спросим?

— Может, про погоду?

— Угу.., скоро ли снег выпадет? У нас что, Гидрометеоцентр уже больше не работает?

— Я тоже считаю, надо что-нибудь серьезное!

— Ну-у.., про личное — не хочется… Еще что-нибудь такое ответит — потом не будешь ночами спать!

— А про общественное — тем более не хочется. И так тошнит, как телевизор включишь. Да и леди этой без пол-литра не разобраться в наших “реалиях”.

— Я же говорю: надо спросить про что-нибудь серьезное и такое.., таинственное!

— А давайте спросим.., про эти машины?

— Ой!

— А что именно?

— Ну хотя бы то, о чем толковали только что: возможно ли, что преступник где-то близко?

— Ой!

— Заладила “ой” да “ой”! Вот говорите "ой” — значит, совесть нечиста, — грозно уставился на Валентину Кудинов.

— Чиста, чиста! — засмеялась Осич. — Я не против: давайте спросим леди. Леди не врут.

— А вы, Анна, согласны? Светлова кивнула. Такая игра ей на руку. В каждой шутке есть доля шутки. В каждой игре есть доля игры. Играешь, играешь… А потом смотришь, а что-то в итоге выходит и всерьез.

Все уселись за стол. Какое-то время понадобилось на то, чтобы затихли последние смешки.

Наконец все положили руки на стол. Освещенные янтарным светом свечи на зеленом сукне круглого столика покоились двенадцать ладоней.

Некоторые пальцы, особенно изящные, женские, вздрагивали. То ли от смеха, то ли от нервного напряжения.

— Итак… Сконцентрируемся на ее имени — леди Доил, на ее мысленном образе! — приказал напряженным шепотом Кудинов. — Она уже знает, что мы ее ждем. Эти призраки.., ну, которые в ближней плоскости, — эти призраки — они недалеко, они всегда рядом. Именно они народу и являются… Если она близко, то быстро выйдет на связь…

"Прямо как про радистку Кэт”, — подумала Светлова.

Наконец все окончательно замерли, в комнате наступила тишина. Только свеча потрескивала.

— Леди Доил! — почему-то строго, как на экзамене, спросил Кудинов. — Вы здесь?

«Все-таки мы дураки… — подумала Светлова, глядя на застывшую в ожидании компанию. Интересно бы сейчас посмотреть на себя со стороны. Очевидно, незабываемое зрелище!»

И в это мгновение спокойно горевший огонек свечи вдруг накренился, как от сильного порыва… Накренился почти горизонтально к плоскости стола. И тут же снова встал прямо в исходное положение.

— Уф-ф! — — над столом пролетел коллективный вздох коллективного “мы”.

— Леди Доил! — ободрение возопил Кудинов. — Вы нас слышите? Скажите!.. То, чего мы все так боимся, — близко?

Свеча продолжала спокойно потрескивать. Леди демонстрировала ноль реакции.

Ничего не происходило.

— Видно, не поняла… — вздохнул Кудинов. — Я ее сейчас напрямую… Прямо про преступников спрошу.

"Неплохо бы!” — подумала, усмехнувшись про себя, Светлова.

Кудинов стал думать, как по-новому сформулировать вопрос, очевидно, и вправду уверенный, что леди Доил не врубилась…

— Тот.., или те.., или та, кто совершает эти преступления, — они близко? — наконец снова спросил Кудинов.

И вдруг!..

Стол наклонился и с резким стуком возвратился в прежнее положение.

— Ой! — пискнула Туровская.

— Батюшки! — Амалия схватилась за сердце.

— Что, право, за шутки? — недоуменно возопила Валентина Терентьевна.

— Какие уж тут шутки… Леди Доил.., сами звали — хмыкнул Туровский.

Он взглянул на жену. Было заметно, несмотря на полумрак, что Туровская заметно побледнела.

— Ну все, хватит… — Он встал из-за стола. Вспыхнула, ярко освещая комнату, люстра.

Все молча, уже почему-то без шуточек, стали подниматься вслед за Туровским.

— Это дело надо перекурить, — пробормотал Кудинов, заметно потрясенный таким решительным подтверждением своих россказней о спиритизме.

— А пирог? — слабым голосом вопрошала гостей Елена Ивановна.

Аня оглянулась.

За ее спиной, очевидно, уже давно наблюдая за происходящим, стояла с фарфоровым блюдом в руках Немая.

Заметив Анин взгляд, девушка поспешно поставила блюдо. Пирог на нем был высок и румян…

И с яблоками.

Глава 8

— Аня, — Богул с сожалением глядел на Светлову, — пребывание в нашем городе влияет на вас не лучшим образом. Вы что, действительно поверили во всю эту чушь?

— Ну, как вам сказать… — попыталась уклониться от столь прямого вопроса Светлова.

— Так и скажите. Кого вы там вызывали? Сэра Артура Конан Доила, если не ошибаюсь?

— Нет, леди Доил, — смутилась Светлова.

— Час от часу не легче!

— Но, Богул, стол.., того…

— Чего — того?

— Действительно приподнялся!

— И что?

— Да так… — Аня пожала плечами. — Это значит, что.., кто-то его приподнял.

«А свеча накренилась от сквозняка, когда, открыв дверь в гостиную, вошла немая прислуга с пирогом, — подумала, ничего не сказав вслух, Светлова. — И вообще.., кто-то решил пошутить!»

* * *

Все-таки, помня, что именно госпожа Кудинова была инициатором общения с призраком леди Доил, Аня заехала в салон “Молодость”.

— Амалия, один вопрос. Это вы во время спиритического сеанса приподняли стол?

— Помилуйте! Я не люблю шуток с призраками. И довольно суеверно ко всему этому отношусь.

— Но.., может быть, вы не шутили?

— Да что вы! — Амалия ахнула. — За кого вы меня принимаете? За отважную и сверхсознательную гражданку, которая ценой жизни помогает родным ментам обнаружить преступника?! Ну вы хватили лишку, Аня, клянусь!

— Даже так — клянетесь?

— Аня! Да тут, хоть все окрестности в кладбище превратись.., я бы никогда… Даже, если бы и точно знала… Что вы! — Амалия почти в ужасе замахала руками. — Я даже подумать о таком боюсь…

— О чем?

— Анечка, — почти жалобно заключила Кудинова, — я трусливая и эгоистичная женщина. Мой покой мне дороже всего. Это без преувеличений. Никакие соображения морали повлиять на эти мои правила жизни не в состоянии. Какой бы помощи вы от меня ни ожидали — вы никогда ее от меня не получите, если это хоть чуточку угрожает моей безопасности и покою. Конечно, это цинично. Но что делать? Уж такова Амалия Кудинова! Вы не обиделись?

— Помилуйте, — успокоила косметичку Аня. — Какие тут могут быть обиды? Предельный цинизм обычно сопутствует кристальной честности. С интересом выслушала откровенные объяснения… Значит, не вы?

— Да нет же!

* * *

«Амалия говорила слишком горячо… — думала Светлова. — И эти фразы… “Даже если бы я точно знала”, “ценой жизни”…»

Но Светловой было сейчас не до нее. К тому же вся эта история со спиритическим сеансом оказалась действительно на редкость — Богул прав! — глупой.

Светловой вообще сейчас было ни до кого. Ибо уговаривание Немой состоялось! Гор назначил девушке первый сеанс.

— А как бы мне так… — жалобно попросила Светлова доктора, — чтобы не присутствовать при этом — и в то же время.., э-э.., быть в курсе?

— Ну надо же! Да вы скоро из меня, голубушка, веревки вить начнете! — возмутился Горенштейн. — Вы только посмотрите на нее! Как бы ей “не присутствовать и в то же время присутствовать”! Да как я вообще терплю ваше присутствие?

— Не знаю, — честно призналась Светлова.

— Ну, хорошо, — явно смилостивившись, хмыкнул Гор, — искренняя вы моя… Посидите вон в той комнате.

Сначала была долгая прелюдия к сеансу, заполненная бархатистым, с явно усыпляющими интонациями голосом доктора. Прелюдия, которая подействовала и на Светлову. Она чуть не впала в какую-то странную дрему — смесь полусна и реальности. Гор был безусловно мастером своего дела, а стена между его кабинетом и комнатой, в которую он определил Светлову, подозрительно тонкой. Может, его супруга специально заказала такую перегородку, чтобы быть “в курсе” того, чем занимается с пациентками влюбчивый доктор?

В общем, у Ани возникла полная иллюзия, что Горенштейн усыпляет непосредственно ее саму.

Потом Светловой показалось, что за стеной заговорил ребенок. Настолько детским, лепечущим был этот голосок.

— Я обещала мамочке, что никому не расскажу, — пролепетал этот голос, явно принадлежащий девушке. Поскольку, кроме нее и Горенштейна, в комнате за стеной больше никого не было. — Я обещала…

Пауза.

Аня затаила дыхание.

— Мама, ну, мама, ну можно мне пойти погулять? Мамочка, ну разреши мне пойти погулять хоть немножко…

Снова пауза…

— Мама, а кто под землей лежит в саду? Там трава и цветы.., там хорошо… Мама, а они никогда не встанут?.. Мама, ведь земля тяжелая! Мама, а ты ему яму глубокую выкопала? Я пойду посмотрю. Нет, пойду!

Мама, я никому не скажу… Мама, не бей меня, я никому не скажу!

Девушка с детским голосом заплакала.

— Успокойтесь, — Аня услышала голос Гора. — Вам не надо ничего бояться! Здесь мамы нет. Никто вас не обидит. Успокойтесь!

— Я.., я никому не скажу.

— Успокойтесь. Я рядом и никому не разрешу вас обидеть. Успокойтесь.

Всхлипывания понемногу затихли.

* * *

— Гор, а откуда у нее этот детский голос? — накинулась на доктора ошеломленная услышанным Светлова, когда девушка после окончания сеанса удалилась.

— Детский голос — это что! Бывает, что, когда в состоянии гипноза человека возвращают в детство, некоторые загипнотизированные и вовсе принимают позу эмбриона! Известны случаи, когда к ним возвращается даже младенческое косоглазие. А вы говорите, “детский лепет”! Вернуть детский голос — это для нас пустяки… Не желаете, кстати, испробовать на себе мое искусство?

— Спасибо, док, — сдержанно поблагодарила, отказываясь от интересного предложения доктора, Светлова. — Право, не стоит… Вдруг что-нибудь не заладится, когда вы захотите вернуть меня обратно в теперешнее состояние?

Перспектива вернуться домой после всех приключений в Рукомойске еще и с младенческим косоглазием совершенно не вдохновила Светлову. Бедный Петр, только этого ему не хватало! Ее младенческого косоглазия! Все остальное Аня уже, кажется, в качестве сюрприза ему преподносила.

— Лучше объясните, что вы все-таки с ней делаете, Гор? — попросила Светлова.

— Ну как вам сказать… Тут ведь необходимо некоторое введение в тему.

— Я — вся внимание!

— Видите ли, у этой девушки неспособность говорить — это всего лишь симптом. А симптомы великий Фрейд в подобных случаях считал символами воспоминаний о каких-то переживаниях.

Чтобы объяснить, как это происходит, Фрейд прибегал, например, к такому сравнению…

Монументы и памятники, которыми украшают города, тоже представляют собой символы воспоминаний. Так, в Лондоне недалеко от Лондон-Бридж уходит ввысь колонна, которую называют Монументом. Она должна служить напоминанием о великом пожаре, который в 1666 году уничтожил большую часть города. Этот памятник — символ воспоминания. Но что вы скажете, задавался вопросом Фрейд, о таком лондонском жителе, который и теперь бы стоял перед Монументом и оплакивал пожар своего любимого города, с тех пор многократно отстраивавшегося и представшего в гораздо более блестящем виде, — вместо того чтобы спешить по своим насущным делам?

Подобно этому непрактичному лондонцу ведут себя и невротики. Не только потому, что вспоминают давно прошедшие болезненные переживания. Но и потому, что они аффективно привязаны к ним и не могут отделаться от прошедшего.

— Каково же было прошлое этой девушки? — чуть ли не шепотом спросила Светлова. — Какой же силы были ее переживания?

— Возможно, что-то ужасное, с чем девочке не хватило сил справиться. Видите ли, как известно, невроз — это своеобразный монастырь, в который уходят теперь те, у кого нет сил справляться с жизнью.

* * *

Назвать этот дом развалюхой язык не поворачивался. Справный кирпичный особнячок. Заборчик свежепокрашен, дорожки подметены, сарай крепкий, на большом висячем замке.

Это был адрес дома, в районе Заводи и Чермянки, который разыскал для Ани Богул.

Именно здесь, в этом доме года три назад нашли одичавшую грязную девочку лет пятнадцати, мертвую женщину, грязь и запустение…

Из дома вышла хозяйка и очень решительно направилась к остановившейся у забора Светловой:

— Вам чего?

— Да вот.., смотрю. Сказали, что дом продается.

— Кто это вам такое наболтал? Ничего тут не продается. Сами недавно купили.

— Да?! Ну… Значит, ошибочка вышла…

Аня через плечо хозяйки оглядывала участок.

— Уютно у вас! — похвалила она. — Красиво.

— А как же! Когда руки приложишь — всегда уютно. А вы бы видели, что тут было, когда мы эту недвижимость приобрели!

— А что тут было? — стараясь не выдать своего неподдельного интереса, поддержала беседу Светлова.

— Ужас! Хаос и мерзость запустения! Дом весь заново перестроили. Даже фундамент.

— Даже фундамент?

— Да, представьте.

— А вы ничего такого не обнаружили, когда дом перестраивали?

— Какого “такого”?

— Ну, странного…

— Знаете что, голубушка, — колюче взглянула на Светлову хозяйка особнячка, — а по-моему, это вы странная!

Она захлопнул калитку.

И, бормоча себе под нос классическое “ходят тут всякие…”, стала удаляться в направлении своего славного справного пятистенка.

"Дом новый. А сад старый…” — подумала Светлова, глядя с улицы через забор на кряжистые раскидистые яблони. На некоторых из них еще висели кое-где крупные тяжелые плоды.

— Это антоновка! — подсказал ей старичок прохожий, семенящий мимо. Он заметил, как неотрывно Анна смотрит на эти наливные яблочки, и остановился поболтать. — Они аж до заморозков могут провисеть. Чем дольше, тем лучше.

— Неужели до заморозков?

— А то! Чего мне брехать? Какой смысл…

— И то правда, — согласилась Светлова.

— Вот и я говорю! Такой всегда урожай завидный на этих антоновках. Ну прямо аж ветки гнутся… Страсть какой богатый урожай.

«Стало быть, не нашли ничего странного, когда дом перестраивали, — думала про себя Светлова, краем уха слушая разглагольствования старичка. — Дом новый, а сад старый. И как там сказал опытный товарищ Богул? “Утопленников находят чаще, чем закопанных”? Может, все-таки есть смысл получше поискать закопанных?»

Но нет, пока рано. Ведь ни в чем нет уверенности. Надо посмотреть, что будет на следующем сеансе у Горенштейна. Что еще они услышат от странной красавицы?

* * *

Господин Фофанов между тем не появлялся в Рукомойске уже целую вечность. Ту самую вечность, которую Светлова, напротив, тут уже проторчала!

Да в общем, что ему, этому Фофанову, когда есть наместник — Бобочка. Даже нельзя из-за этого помечтать, что он, Фофанов, о Светловой забыл.

"А где же ваше.., э-э.., начальство?” — время от времени интересовалась Аня у Бобочки. Но Бобочка туманно смотрел вдаль поверх ее головы и оставлял вопросы без ответа.

Что не мешало ему тем не менее ежедневно Светлову навещать. Проверять, на месте ли подопечная” не дала ли деру из Рукомойска.

"Бобочке следовало родиться японцем, — думала Светлова, встречая неизменно своего тюремщика, — они такие же добросовестные: император уже, возможно, давным-давно сделал себе харакири, а японский солдат все несет службу, если никто не отменил приказа”.

Если Боб не заставал Светлову в “Ночке” утром, то непременно приезжал вечером.

В конце концов, чтобы не терзать друг друга, они уговорились о контрольном времени. Полдне. Светловой “по возможности, но желательно” было в это время находиться на месте, в “Ночке”.

При этом услышать голос по телефону Бобочке было недостаточно: он, опасаясь технического подвоха — пленка, и все такое… — должен был убедиться воочию, что Светлова не удрала.

И Светлова старалась к полудню заехать в мотель. Приезжала, включала телевизор и пила кофе, поджидая контрольного визита Бобочки.

В общем, это время никак нельзя был назвать потерянным. В полдень по телевизору шли передачи про животный мир, которые Светлова очень любила и считала необычайно познавательными из-за удивительного сходства с миром человеческим.

* * *

На сей раз телевизионная передача была про рептилий.

На экране огромный питон демонстрировал свои возможности: растягивался, как эластичный чулок, заглатывая кролика.

— Возможности питона огромны. Он может проглотить самую невероятную добычу. Но, впрочем, и у него иногда случаются оплошности…

Вот этот питон, — ласково комментировал голос диктора за кадром, — проглотил опоссума. И не смог двинуться с места. Он перегрелся на солнце — и издох.

"Вот такие дела! — Аня вздохнула, слушая диктора. — Что ж… И на старуху бывает проруха. Может быть, этот питон был старухой? Ведь, наверное, среди них тоже есть питоны-старики, питоны-старухи, питоны-девушки… Все как у людей”.

Светлова выключила телевизор: созерцание издохшего питона доставляло мало радости. Хотя пример поучительный. Поистине, нет большей мудрости, чем умение соизмерять свои желания со своими возможностями.

Проглотить-то он может все. Проглотит — и не подавится. А вот уползти вовремя в тень… Не смог! Засветился. Вывод: добычу нужно выбирать по силам. Не зарываться. Опоссум — это для него оказалось чересчур. Надо было ограничить питону свое меню кроликами.

Впрочем, это не противоречит некоему жизненному закону: на каждого питона найдется рано или поздно свой опоссум, который тяжким грузом утянет его за собой в небытие.

"О ком это я? — устало потерла виски Аня. — Получается, что уже не о питоне… А опять об этом злополучном деле с Фофановой”.

Добыча оказалась не по зубам.

Вот в чем, очевидно, дело.

Нинка Семерчук была оторва, каких свет не видывал. Начальница колонии рассказывала о ней чудеса. По ее словам, Нинка из любой передряги выберется — зубами уцепится, но выберется, выплывет, вырулит.

Вот она и вырулила. Правда, все-таки не дотянула до спасения.

И это отличает ее от всех остальных.

Те машины были пустыми, потому что их владельцам не удалось выбраться из брюха питона… А Семерчук-Фофановой удалось.

Есть такой тип людей, которых ничто не останавливает. Они так про себя и говорят: “Живой или мертвый, но я это сделаю”. Да, есть ведь такая фраза: “Живой или мертвый”.

Так, по всей видимости, и получилось: пусть мертвой, но Семерчук удалось вырваться. А остальным — нет. Питон их переварил и уполз в тень дожидаться новой добычи.

Если Фофанова и исчезнувшие автовладельцы — жертвы этого Питона, тогда понятно, почему очередной “бермудский” автомобиль появился на трассе почти сразу после того, как Аня обнаружила мертвую Фофанову.

То есть… Фофанова, значит, и вправду, ускользнула. И Питону понадобилась замена. Поэтому между другими исчезнувшими автомобилистами были интервалы. Кстати! Кстати, почти равные были интервалы.

А между Фофановой и последним случаем времени прошло — всего ничего.

Периодичность, кстати, получается, как у маньяка.

Но зачем ему эта добыча?

Выгоды он никакой не получает. Она ему, видимо, совсем и не нужна. Он оставляет дорогие машины своих жертв на дороге. Бросает, как пустые консервные банки, содержимое которых съедено. Это означает, что деньги его не интересуют.

Но тогда что его интересует?

Маньяк? Безумец, которому просто хочется убивать? Но почему жертвы такие разные? Ничего общего, ни одного объединяющего штриха! Нет чтобы все исчезнувшие были девочками по имени Женя или мальчиками по имени Костя. Ничего похожего! Все совершенно разные. А так не бывает.

Деньги ему, стало быть, не нужны. Нужны сами жертвы. Но для чего?

Ну для чего, для чего…

Самое банальное: скажем, органы для трансплантации.

Но такое совершают опять же ради денег…

А деньги ему не нужны. Брошенный на дороге “Рейнджровер”, уж наверное, стоит не меньше запасных почек. Круг замкнулся.

Кстати, вот это бы их здорово объединяло, если бы речь шла о пропаже машин. Все до одной машины — дорогие.

Но машины, получается, тут ни при чем.

Что же все-таки объединяет владельцев этих автомобилей в меню Питона?

Ага!.. Меню!.. Батюшки, неужто каннибал? Не к ночи будь помянут!

И то сказать, его жертвы все такие разные, но зато все одинаково съедобные. И это их, конечно, сильно объединяет.

Фу!.. Светлова проверила задвижки на окне.

Додумаешься же до такого на ночь глядя!

Нет?

А что же тогда?

Проблема в том, что перечень пунктиков, на которых у человека может съехать крыша, поистине бесконечен. Он может быть каннибалом, он может быть садистом… Тут, увы, его возможности так же, как у питона, огромны.

"Почему я все время говорю “он”? — укорила себя Светлова. — Может быть, это она?

Может быть, конечно, и “она”. Не исключено.

Говорю “он”, потому что мысленно уже прозвала его для себя Питоном”.

* * *

— Горенштейн говорит, — объяснила Анна лейтенанту Богулу, — что ему нужно еще минимум три сеанса, чтобы добиться хоть какого-то положительного результата. Причем, между ними, этими сеансами, должны быть непременно некоторые временные интервалы.

— Так… Значит… Иного пути, как ждать и сидеть сложа руки, выходит, у нас просто нет?

— Но почему же…

"Вы, например, можете продолжать разыскивать упущенного вами Отарика”, — хотела съязвить Светлова, но удержалась от этого проявления вредности. Анна знала, что это “больное место” Богула — он и так нервничает по этому поводу и ищет Кикалишвили изо всех сил.

— Во всяком случае, мы вовсе не обязаны сидеть все это время сложа руки, — только и заметила Светлова.

— Интересная мысль… И что же?

— Вы обратили внимание, Богул, что вызов родственницы одного из тех, кто исчез в вашем “треугольнике”, дал нам очень много новой информации?

— Обратил.

— А не заняться ли нам, с мелким, так сказать, ситом в руках для просеивания, и другими потерпевшими? Представим всерьез, что все они — звенья одной цепи, а не так, как подходили к этим делам раньше, когда они были все разрознены. Представим. И вплотную займемся! Кто там у нас еще, кроме владельца отстающих часов, среди пропавших значится?

— Ну… Есть, например… Шматриков Вячеслав Егорович. Ехал из пункта А в пункт Б.

— Получается, что просто ехал мимо?

— Да.

— И исчез по дороге. Не сумев преодолеть вашего “бермудского” отрезка…

— Есть и женщина…

— Да? Интересно!

— Кривошеева Галина Александровна…

— И тоже ехала из пункта А в пункт Б?

— Да как сказать… В общем, ее муж именно это и утверждал.

— Но что-то вас тогда смутило?

— Да как-то странно он это утверждал. Неубедительно.

— Глаза отводил?

— Что-то вроде…

— Не верите ему?

— Чувствуется, что лжет. Вроде бы приличный человек.., из тех, что и врать-то не умеют. Ну и не получалось у него это — врать!

— Что же не надавили в свое время?

— Ну, как-то не имело прежде смысла. Мало ли куда женщина ехала. Создается ощущение, что цель их путешествия не имеет отношения к тому, что с ними случилось. Кстати, это еще один признак, который их объединяет.

— Что-то вроде кирпича на голову? Стихия?

— Да…

— А вот это напрасно! Напрасно вы, Богул, зациклились на этом объяснении. Может быть, именно это и уводит вас в сторону. Надо с ними, родственниками и близкими пропавших, еще поговорить. Может быть, как раз цель путешествия и имеет отношение к тому, что с ними случилось. Этой целью и стоит поинтересоваться.

— Ну что ж… Попробуйте… У меня лично нет особой охоты встречаться с родными потерпевших. Комплекс вины уже развился. Получается, помочь ничем не можем, а только тормошим понапрасну… Бередим больное место.

— Ну, что ж.., хорошо. Я попробую сама встретиться с Кривошеевым, — пообещала Анна.

* * *

Но сначала, обнаружив, что у Богула есть телефон супруги господина Шматрикова В.М., “ехавшего мимо”, Светлова решила недолго думая им воспользоваться.

— Алло!

Ей ответили сразу.

— Госпожа Шматрикова?

— Слушаю.

— Извините за беспокойство.

— Вы уже побеспокоили. Теперь постарайтесь излагать короче.

Светлова вняла совету и совсем кратко поинтересовалась:

— Госпожа Шматрикова, а вы не могли бы приехать к нам?

— К кому это еще к “нам”?

— К нам, в город Рукомойск.

— Куда-а?!

— В город Рукомойск, — мужественно повторила Аня, сознавая всю чудовищность своей просьбы. Она уже по первым интонациям оценила эту мадам Шматрикову, с мобильником в руке, разговаривающую с ней, может быть, из Парижа, а может быть, из ресторана “Три пескаря”. Интонации тянули на сюрреалистические цены из меню именно этого ресторана… То есть цены, существующие сами по себе, без всякой связи с реальностью.

— А что это за город такой? — все-таки поинтересовалась Шматрикова.

Аня поняла, что мадам старается быть вежливой.

— Это город, где произошло исчезновение вашего супруга.

. Аня постаралась ответить как можно официальное: не “исчез”, а “произошло исчезновение”, чтобы хоть таким-то образом повлиять на сложную даму.

— А где это? Город Руко.., что?

Аня поняла, что объяснять ей географическое положение города Рукомойска довольно бессмысленно. Госпожа Шматрикова никогда не приедет в этот город, даже если ей прислать поводыря и эскорт мотоциклистов.

Город Рукомойск и госпожа Шматрикова существовали даже не на разных планетах — в разных измерениях.

И сколько бы Аня ни старалась, дальнейший разговор будет состоять из “а кто это?”, “а что это?”, “а где это?”, “а зачем это?”, и так далее, и тому подобное.

— А можно мы к вам приедем? — предложила Светлова, в общем-то совсем не рассчитывая на успех.

— Кто это — мы?

— Мы — это представители правоохранительных органов города Рукомойска.

Было слышно, как в трубке фыркнули в ответ на эту усложненную словесную конструкцию.

Что ж.., получи, Анюта!

— Вообще-то вы довольно смешливы, — позволила себе обидеться Светлова. “Для вдовы”, — добавила она про себя.

— Нет, но… Девушка, не обижайтесь… Но… А куда вы приедете?

— К вам.

— А где я сейчас, как вы думаете, милая девушка? Я говорю с вами по мобильному — и сама не знаю, где я через полчаса буду. Куда вы приедете, хотела бы я знать?

"Я бы тоже не отказалась”, — уныло подумала Светлова.

— Но все-таки.., можно? — упорно повторила она.

— Не можно.

— Ну, ладно. Давайте поговорим по телефону?

— Мы и так с вами говорим по телефону. Но вы еще ничего толком не сказали, хотя мы потеряли уже кучу времени.

"И денег!” — хотелось добавить Светловой, но она понимала, что для Шматриковой это “не вопрос”.

— Что мог делать в нашем городе… — Аня уже и сама не заметила, как у нее появилось это “нашем”, — ваш муж?

— В вашем городе?

— Да.

— Что мог делать в вашем городе мой муж? — Мадам Шматрикова залилась каким-то странным смехом. — Ни-че-го, — произнесла раздельно по слогам, отсмеявшись вдоволь, смешливая вдова.

И повторила:

— Ничего!

— Но все-таки… Поясните, какова была цель его поездки? Ведь куда-то же ваш супруг ехал?

— Он ехал по делам. Не вижу смысла объяснять, по каким делам, потому что это не имеет к вашему Рукомойску никакого отношения. И он ехал мимо! И уверяю вас, со скоростью не меньше ста километров в час. Мимо! Мимо вашего города! Все?

— Не все… Я бы хотела еще…

— А я бы не хотела. Все.

У Кривошеева тоже был телефон. Но, впечатленная диалогом с госпожой Шматриковой, Аня решила больше не искушать судьбу.

С полсотни километров до городка Путятинска, где проживала до своего исчезновения Галина Кривошеева, Аня доехала за час.

Это был уже и вовсе крошечный населенный пункт. По сути, с единственной — главной! — улицей и некоторым количеством ответвлявшихся от нее закоулков, поросших желтеющими лопухами.

В маленьких, вросших в землю домиках шевелились занавески, когда Анна не торопясь ехала, пробираясь по путятинскому бродвею.

В одном из окошек занавески были подняты — за чистым стеклышком, обнявшись с цветком герани и подперев подбородок кулаком, сидела женщина. С очень круглым и совершенно бессмысленным лицом. Каким-то непостижимо спокойным — на взгляд горожанина, — даже будто бы застывшим. Она смотрела на улицу, на лопухи, на Аню. У нее был вид человека, который подперся кулачком лет эдак сто назад, да и замер в этом положении навеки.

Аня поняла, что это фирменный стиль Путятинска — жить, глядя на улицу в окно.'..

Глава 9

На удивление, домик у Кривошеева оказался образцом немецкого коттеджного строительства. Весь напичканный внутри импортной мебелью и техникой.

— Как у вас.., справно… — похвалила Аня.

— Да, — безразлично подтвердил хозяин и задумчиво провел рукой по своим “аристонам”, “оставляя на серой пыли глубокий след”, — техника хорошая. Вот только электричество все время выключают. Тут у нас, в Путятинске, с этим.., э-э.., несостыковочка.

— Пожалуй, — согласилась Аня. — Тут у вас несостыковочка.

И с огорчением подумала о том, что “общество, потребления” в Путятинске построить будет ох как непросто. Поскольку, как только проснувшийся для потребления гражданин начинает зарабатывать деньги и покупать дорогостоящие плоды материального прогресса, входя в азарт и желая все большего и лучшего, его тут же обламывают. Вырубают на фиг электричество, и остается он с этими плодами в темноте и недоумении, в прежнем вековом унынии и сонливости.

Под лестницей Светлова заметила красивый дорогой маленький велосипед с толстыми красными шинами — явно “для самых маленьких”. Рядом в корзинке — крошечная хоккейная клюшка и мячик…

— Разве у вас есть дети? — удивилась Светлова. Она-то знала от Богула, что супруги Кривошеевы были одиноки.

— Да нет. Это так… — Кривошеев махнул рукой. — Просто так.

Детские игрушки… Велосипед… Аня сделала вид, что приняла такое объяснение как должное.

Хотя это было нелегко. Что могло означать это “так”?

А Светлова умирала от любопытства: откуда столь необычный для Путятинска стиль жизни? И ведь и супруга его, Галина Кривошеева, исчезла из-за руля иномарки, а не какой-нибудь там “Таврии”.

— Шампиньоны… Тюльпаны… — объяснил Кривошеев. — Вожу в Москву. Я и раньше, в старые времена баловался… “Выгонял” к праздникам. Спекулянтом тут слыл. А теперь, когда можно, — побольше развернулся.

— Ах, вот что…

— Да вы, собственно, по какому делу? — столь же безразлично поинтересовался хозяин. — Разве не по поводу шампиньонов?

Больше всего щупленький рыженький Кривошеев был похож на уставшую лисичку. Гоняли, гоняли ее всякие волки всю жизнь по лесу — и вот она перед вами. Спасшаяся, но вся такая апатичная, безразличная.., глаза ни на что не глядят.

И Светлова решила опять последовать совету Гора: сказать правду. Однажды с Гором это ей уже помогло.

— Нет… Я не за шампиньонами, — замирая, призналась Светлова. — Я… Сергей Алексеевич… Видите ли… Я… Могу только просить вас… Понимаете: мне это очень-очень нужно. Мне очень нужно знать, куда ехала в тот раз ваша жена?

Кривошеев, не ставший от этого признания ни на йоту менее безразличным, молча рассматривал Аню.

Было ли это странное молчание равнозначно предложению “выйти вон”?

Аня на всякий случай поднялась из-за стола.

— Вы, конечно, отлично понимаете, что я не могу вас заставить быть откровенным, Сергей Алексеевич. Но… Видите ли… Обстоятельства сложились столь неприятным для меня образом, что и мое собственное благополучие сейчас зависит от того, будет ли раскрыта тайна исчезновения вашей супруги.

На столе перед Кривошеевым лежал раскрытый толстый роман, герои которого, наверное, изъяснялись приблизительно тем же слогом, которым неожиданно для себя самой заговорила вдруг Светлова.

Возможно, такие вещи называются наитием.

Возможно, именно это и подействовало.

Аня представила, как он, распродав свои шампиньоны, сидит тут один вечерами в темных комнатах, оборудованных бездействующими сплит-системами, среди неработающих компьютеров и галогеновых светильников, — и читает при свече роман в зеленом переплете, герои которого говорят друг другу: “Обстоятельства сложились столь неприятным для меня образом, что и мое собственное благополучие и ваша тайна переплелись самым тесным образом, и теперь…"

Ждет ли он, что жена еще вернется? Каким-нибудь “образом”?

Светловой показалось, что уже не ждет. Отсюда и это безразличие.

Возможно даже, мир этих высокопарных романных героев из зеленой книжки стал для него более реальным, чем жизнь родимого города Путятинска. А Светлова умудрилась сейчас со своим высоким слогом в эту “вторую реальность” вписаться — стать там своей.

Возможно, именно это и подействовало.

— Ну, хорошо… Ладно! Кривошеев опустил голову.

— Однако вы должны пообещать, что не будете никому и никогда ссылаться на то, что я вам скажу. Эта информация лично для вас. И то потому, что вы частное лицо и не сможете меня.., привлечь.

Видите ли… Галя, моя жена, хотела ребенка. Понимаете, это как закон подлости, столько женщин вокруг мечтают избавиться от беременности… А она бы с радостью взяла такого ребеночка себе… Но как скрыть? У нас маленький провинциальный городок.., райцентр… Бездетность — как клеймо. Усыновить, взять приемного? Так все глаза потом протычат и ребенку приемному, и родителям.

Галя прочитала как-то в газете, что есть приюты, куда приходят юные несовершеннолетние мамы с новорожденными. И все стала мечтать: вот взять бы у такой девочки ребеночка? Но так, чтобы никто не узнал. Походить некоторое время с подушечкой под платьем, потом уехать как бы “к родственникам в деревню”. И вернуться с ребенком. Галя даже написала этой журналистке письмо. Ну, не впрямую, конечно, а с намеком написала, чтобы та ее познакомила с одной из таких девиц. Но ничего не получилось, на Галино письмо никто не ответил. В общем, мы даже не знали, с какого конца к этому делу подойти.

И тут Гале сказали, что есть женщина, которая могла бы помочь.

Вот, собственно, к ней она и ехала.

* * *

Аня медленно шла по улице к машине.

Итак, Галина Александровна Кривошеева не ехала мимо города Рукомойска.

Она ехала именно в город Рукомойск, к какой-то женщине, которая помогла бы ей тайно усыновить ребенка.

К Осич?..

Светлова даже остановилась посреди улицы.

В городе была только одна женщина, которая могла бы это сделать… Причем без особых сложностей.

Сама же и рассказывала Валентина Терентьевна, что новорожденных, подкидышей, им в приют подкладывают прямо на порог.

Да и просто девочка, которая накануне родов пришла в приют к Осич поплакаться на судьбу… Что стоит такую уговорить передать ребенка, скажем, другой женщине?

Осич вполне может забрать такого ребенка, и, не оформляя, отдать, скажем, Кривошеевой. Все довольны, мама, освободившаяся от забот о ребенке, Кривошеева, ставшая наконец матерью, и Осич.

Осич получает деньги — и потому довольна.

Вот и мотив.

Представим, что деньги получены, а подходящего случая все нет. В конце концов, детей подкладывают на порог не каждый день и не каждый день находятся девочки, которые могут оставить младенца, повернуться и уйти.

А Кривошеевой обещано! Деньги Осич получены.

Галина же, судя по рассказам мужа, женщина нервная, плохо владеющая собой. Вот-вот — и начнет скандалить, шуметь.

И Кривошеева исчезает.

Как все складно!

А что тогда Нина Фофанова?

А Нина Фофанова, судя по рассказу ее уголовной подруги, тоже хотела ребенка.

И тоже были проблемы. И не обращалась ли она тоже за помощью к Осич?

А остальные?

А возможно, никаких остальных… Остальные — каждый сам по себе. Шматриков ехал мимо. Отлично. Пусть так. Возможно, за ним вообще охотились от самой столицы — у богатого человека много причин исчезнуть.

А что тогда этот Вадик с часами? Тут-то что? Часы его каким-то образом оказались у Кикалишвили?

А глина? Белая глина, которой нигде нет? Кроме как на колесах “Тойоты” Фофановой, на кроссовках Немой и последней обнаруженной машине без владельца. На машине Свиридовой.

Все. Приехали.

Аня выключила двигатель. Все-таки в размышлениях дорога пролетает быстро.

Вот и он — ее, почти уже родной, мотель “Ночка”.

* * *

К счастью, вечером Осич на этот раз у Туровских на чаепитии не было.

"К счастью” — потому что Аня не выбрала еще тактику поведения с этой дамой.

Игра в подкидного дурака. Абажур. Чай. Опять эта уютная, милая, безмятежная провинция. Пироги.

Перед сном звонок домой в Москву. Разговор с Петром. Виртуозное вранье про отдых на побережье и прогулки по морскому песку.

"Так уже оно и идет почти привычно — одно за другим”, — подумала Светлова.

Это было ужасно, но это было именно так: жизнь в Рукомойске становилась привычной. Как там Анна обмолвилась ненароком в разговоре с госпожой Шматриковой: “У нас в Рукомойске”?.. Ха-ха! Не смешно, однако. Как бы Светловой насовсем тут не остаться!

* * *

Так и не решив, даже к утру, говорить ли ей самой с Осич или лишь поставить в известность о том, что она узнала, лейтенанта, предоставив ему самому заняться Валентиной Терентьевной, Аня решила начать день с того, чтобы завернуть к Горенштейну.

— Как там продвигаются дела, Соломон Григорьевич?

— Подвигаются, но плоховато. Девушка очень закована в свои страхи. Только обрывки каких-то странных воспоминаний разрешает себе. Очевидно, невероятной силы был шок!

— Объясните все-таки, на что мы можем рассчитывать?

— Понимаете, для этого мне следует рассказать вам, скажем, о знаменитом случае с пациенткой Брейера.

— Пациенткой Брейера? Я вся внимание… Горенштейн взял из книжного шкафа растрепанный толстый том, полистал его и начал читать:

— “Вначале пациентка Брейера бормотала какие-то слова… Казалось, что они относятся к каким-то впечатлениям и мыслям, занимающим ее ум. Врач попросил ее запомнить эти слова.

Затем в состоянии гипноза повторил ей эти слова, чтобы побудить ее сказать что-нибудь еще на эту тему. Больная пошла на это и воспроизвела перед врачом то содержание психики, к которому относились упомянутые слова. Это были описания ее состояния в то время, когда она сидела у постели смертельно больного отца, который, как было известно врачу, уже давно умер. Она рассказывала о странных фантазиях, которые в то время испытывала. И, рассказывая о них, больная как бы от них освобождалась, возвращаясь при этом на некоторое время в нормальное состояние”.

Гор сделал паузу и взглянул на Светлову:

— Вам это что-то напоминает?

— Напоминает, — согласилась Светлова. Гор продолжил чтение:

— “Летом во время жары больная сильно страдала от жажды, так как безо всякой понятной причины она с известного времени перестала пить воду. Она брала стакан с водой, но, как только касалась его губами, тотчас же отстраняла, как страдающая водобоязнью. Мучительную жажду больная утоляла только дынями и фруктами.

Однажды под гипнозом она рассказала о своей компаньонке, англичанке, которую не любила. Рассказ больная вела со всеми признаками отвращения. Она рассказала о том, как однажды вошла в комнату этой англичанки и увидела, что ее отвратительная маленькая собачка пила воду из стакана. Тогда она ничего не сказала, не желая быть невежливой.

После того, как в состоянии гипноза больная высказала это отвращение, она потребовала пить. Пила без всякой задержки много воды и проснулась со стаканом воды у рта. Это болезненное явление с тех пор пропало совершенно”.

— О'кей! Я поняла: больная пила без всякой задержки и проснулась со стаканом, — вздохнула Светлова. — Но отвращение к воде из-за того, что в стакан залезла мерзкая собачка, — это одно, а немота — совсем другое, — заметила она недоверчиво.

— Да погодите вы, нетерпеливая моя!

— Извините.

Гор опять стал читать:

— “В небольшом событии с собачкой своей компаньонки она подавляла из вежливости свое отвращение. В то время, как она бодрствовала у постели своего больного отца, она непрерывно была озабочена тем, чтобы не дать заметить отцу своего страха и своего горя.

Все травмы пациентки Брейера, которая, кроме отвращения к воде, страдала еще и параличом руки, а также еще и утратила способность говорить, относятся к тому времени, когда она ухаживала за своим больным отцом. И симптомы ее болезни могут быть рассмотрены как знаки воспоминания о его болезни и смерти.

Так однажды, сидя у постели больного отца в" большом страхе за его жизнь, она положила руку на спинку стула и вдруг наяву впала в состояние грез. Увидела, как со стены сползла большая черная змея с намерением его укусить. На лугу за их домом действительно водились змеи, которые теперь послужили поводом для ее галлюцинации. Она хотела отогнать змею, но ее рука, повисшая на спинке стула, оказалась парализованной… Когда змея исчезла и больная захотела — в большом страхе! — молиться, у нее не было слов”.

— Похоже на случай с Немой, — согласилась Светлова. — Какой-то сильный страх, переживание и необходимость сильно подавлять некое свое желание, да? Возможно, она подавляла именно желание говорить? И все это и послужило причиной ее немоты. Действительно, очень похоже на классическую “пациентку Брейера”. Один к одному!

— Ну, не совсем. “Пациентка Брейера” не смогла молиться ни на одном из известных ей языков, до тех пор пока ей не пришел вдруг в голову английский детский стишок. И тогда она смогла молиться на английском.

— Ну да… А девочка из деревянного покосившегося домика в Рукомойске не знала английских стишков, и вопрос, на каком языке молиться, перед ней не стоял. Она не знала языков, не умела молиться. Она, едва научившаяся говорить, вовсе замолчала. Ее немота — это симптом ее воспоминаний о чем-то очень страшном?

— Думаю, да! Но!.. — Гор опять заглянул в книгу:

— “Если больная вспоминала в гипнозе, по какому поводу и в какой связи известные симптомы появились впервые, то удавалось совершенно устранить эти симптомы”.

— А мог бы помочь ее излечению, скажем, сеанс в условиях.., реальной обстановки?

— Реальной обстановки? — Гор с удивлением взглянул на Аню.

— Да.

— А вы можете.., и это?

— Надо подумать. Я еще должна над этим поработать.

* * *

— Богул! Что вы думаете о Валентине Осич?

— Валентине?! Вы что, с ума сошли?!

— Ах да, Богул, я ведь вам так и не рассказала о том, как я посетила славный городок Путятинск и господина Кривошеева!

Рассказ Светловой Богул выслушал в гробовом молчании.

— Несколько неожиданно, — наконец сказал он. — Все-таки Валентина такая добродушная, милая, мягкая… Как бы добрая…

— Вот именно, “как бы”! Внешность обманчива. Особенно у преступников. Возможно, такие приятные внешне люди и идут на преступления, учитывая, что их благообразная внешность может служить им хорошей маскировкой. Мол, кто на меня, такого “белого и пушистого”, подумает?! А какой-нибудь Квазимодо, зная, что его из-за злодейской внешности заранее подозревают, напротив, старается жить законопослушно и осторожно.

— Ну как вы любите.., строить теории!

— Факт остается фактом: Осич занимается бизнесом, связанным с продажей детей. Человек, способный решиться на такой бизнес, уже — априори! — не имеет моральных ограничений. И, значит, по мере того, как преступная круговерть его затягивает, становится способным на что угодно! А уж когда речь заходит о том, чтобы спастись, замести за собой следы… Такому преступнику и вовсе не до сантиментов!

— Но как Осич это делала? Ведь ликвидировать человека, не оставив никаких следов, — мало сказать, непросто…

— А что, если.., ей помогала Немая?

— Немая?

— Да! Ведь эта белая глина на ее кроссовках о чем-то говорит?

— Да не так уж много она и говорит, эта ваша глина. Но, допустим. В общем-то, почему бы и нет… Но… Даже учитывая, что Осич помогала Немая. Все равно непросто это исполнить. Где? Каким образом?

— Этого, увы, мы пока не знаем…

— Вот видите…

— Понимаете, Богул… Именно учитывая то, что ей помогала Немая… Мотель “Ночка”! Немая ведь работала в мотеле… Удобное место.

— На что вы намекаете?

— Ну, я не то чтобы намекаю… Но хорошо бы… А что, если я как бы не поставив вас в известность.., на свой страх и риск?

— Да вы с ума сошли! Вы что — с печки свалились? С какой стати? Вы хотите провести в “Ночке” обыск?!

— Ну, хорошо, хорошо, не волнуйтесь вы так, Богул! Я же сказала: я сама.

— Что все-таки это означает — “я сама”? Светлова уклонилась от ответа.

— Нет, определенно вы тут у нас повредились в рассудке! То Осич в убийцы записали, то обыск в “Ночке” затеваете!

— Ну, это мы еще увидим, кто повредился, — обиделась Светлова.

— Кстати, с Осич я буду работать исключительно сам, — строго предупредил Богул на прощание. — Даже близко к ней не подходите. Еще чего доброго… Этак вы весь наш город на уши поставите!

— Тогда, если вас это не затруднит, господин лейтенант, — попросила Светлова, — покажите сотрудникам приюта фотографию Нины Фофановой, может, кто опознает? Нина, знаете ли, тоже мечтала о ребенке. Может, Осич и ей “помогла”, так же, как Кривошеевой?

— Кстати, я не обещал исполнять все ваши желания.

"Кстати, кстати”, — передразнила Анна лейтенанта, распрощавшись. Кстати, ей очень не понравилось, что Богул, прежде охотно включавшийся в “ход ее мыслей” — и это с первого же дня их знакомства (очевидно, у них был родственный интерес к “новеллам тайн”), сейчас просто в штыки принял версию с Осич. Встал на дыбы, можно сказать. И это было очень заметно.

В общем, Анна пожалела, что дала ему обещание “даже близко” не подходить к Осич.

И как потом оказалось, пожалела не напрасно.

* * *

И Светлову определенно обидели слова Богула: “Вы тут у нас повредились в рассудке… То Осич в убийцы записали, то обыск в “Ночке” затеваете!"

Уж чему-чему, а “осмотру помещения” старинный приятель капитан Дубовиков Аню научил…

С московским капитаном Олегом Ивановичем Дубовиковым Аню связывали не столь давние детективные расследования вокруг театра “Делос”.

Про себя Светлова называла капитана “майор Вихрь”. Хотя он был всего-навсего капитаном…

Нравился Светловой когда-то, в ее детстве, такой старый фильм — про разведчика майора Вихря. Там все были смелые-смелые, бесстрашные-бесстрашные. Всегда приходили на помощь друг другу. И было понятно, даже маленьким девочкам — ну, собственно, им-то главным образом и было это понятно, — едва титры начинали ползти по экрану, что ничего плохого случиться с такими героями фильма не могло. И — вот магическая сила искусства! — с маленькими девочками, сидящими у телевизора, тоже ничего плохого не могло произойти. Ну хотя бы потому, что были на свете такие люди, как сероглазый смелый Вихрь.

Так вот, Олег Иванович Дубовиков был ну в точности этот Вихрь — сероглазый, высокий, мужественные черты лица… Только не разведчик, а просто капитан в отставке.

У капитана Дубовикова был свой фонд. Точнее, общественная организация “Помощь в розыске пропавших”. Подвижники, добровольно посвятившие себя… — и так далее. Возможно, те, кто обращался в фонд, разделяли эту киноиллюзию вместе с Аней Светловой, потому что, как Аня знала, фонд Дубовикова пользовался в народе немалой популярностью. К тому же основанной не на рекламе, в которую вложены большие деньги, а на том, что дороже денег, — молве и слухах.

Анины разговоры с Олегом Ивановичем обычно страдали только одним недостатком — каким-то невероятным военным лаконизмом…

"Нет”, “нет”, “да” , “нет” — не диалог, а просто какие-то ответы на референдуме.

Но даже по той, скупо оформленной словами информации, которую он сообщал Анне, видно было, какую огромную работу фонд проводил.

И вот теперь даже краткое воспоминание о капитане Дубовикове скрасило нелегкое и напряженное существование Светловой в Рукомойске.

Сознание, что там, в Москве, есть капитан-майор Вихрь, смелый-смелый, бесстрашный-бесстрашный, всегда приходящий в нужный момент на помощь другу, вселяло в Светлову уверенность, что ничего плохого случиться с ней не могло. Ну хотя бы потому, что жили на свете такие люди, как сероглазый смелый капитан Дубовиков, он же майор Вихрь.

* * *

Между тем Анне, пообещавшей Гору “сеанс в условиях реальной обстановки”, предстоял нелегкий разговор с нынешней хозяйкой дома в районе Заводи и Чермянки.

Мало сказать — нелегкий…

Светлова явилась ей в образе потенциальной покупательницы дома — ну чтоб сразу не прогнала! — которой очень приглянулся этот дом и которая, несмотря на всю нелюбезность дамы в их предыдущую встречу, решила все-таки попытать счастья с покупкой.

Обремененная пакетами со вкусной снедью и подарками, с самой любезной из своих улыбок на лице, Анна заявилась в гости к новой хозяйке.

Анна подбиралась к домовладелице и так, и эдак. Но все было напрасно.

— Копать?! — завопила хозяйка, как только поняла, куда клонит Светлова. — Перерыть мой яблоневый сад?!

Светлова предприняла еще одну попытку аргументированного убеждения. И еще одну. Ссылалась на некие “геодезические исследования” и еще на какую-то муть.

Напрасно!

"Как же мне тут все надоело! Весь этот рукомойский кретинизм, перемешанный с криминалом!” — взвыл внутренний светловский голос, в то время как она сама продолжала лицемерно и радушно улыбаться мегере, владеющей домом.

— Ну ладно! — с интонациями, не обещавшими ничего хорошего, наконец сказала Светлова, вставая из-за стола, уже послав подальше свой внутренний голос, все-таки убеждавший ее проявить терпение и любезность. — Откроем карты! Вы что хотите, чтобы ваши дети играли на лужайке, травка которой проросла из человеческих костей? Какую садовую мебель вы собираетесь покупать? О чем вы, уважаемая?! Представьте, что миленький плетеный столик будет стоять у вас на могилах! А это именно так!

— Чего?! — Челюсть у домовладелицы тихо отпала.

— Могу пообещать вам только, что проведем “раскопки” ночью. Ну, в общем, для того чтобы на “представление” собрался не весь город, а как можно меньше народа.

Хозяйка дома закрыла рот, собираясь с мыслями…

В итоге она потребовала от Светловой и другого обещания.

* * *

— Я беседовал с Валентиной Осич, — кисло сообщил Светловой Богул. — Ну, в общем.., это правда — насчет ребенка, которого обещали Кривошеевой.

— Вот видите!

— Но к исчезновению Кривошеевой Осич не имеет никакого отношения!

— Вы уверены?

— Алиби у Осич. Стопроцентное!

— То есть?

— Машину Галины Кривошеевой нашли на трассе рано утром. Пустой. А последний раз саму Галины Кривошееву видели работники приюта в кабинете Осич. Осич и Кривошеева разговаривали. И разговаривали спокойно. Секретарша Осич приносила им кофе. И узнала теперь Галину Кривошееву по фотографии.

— Никаких сомнений?

— Никаких. Но секретарша утверждает не только это. Она клянется, что после ухода Кривошеевой Осич неотлучно находилась в приюте почти сутки.

— Как так?! Что за самопожертвование на работе?!

— В тот день сразу у двоих детей обнаружили корь. Резко поднялась температура, тяжелая форма, переполох среди персонала и все такое…

— И что же?

— А Осич в приюте полновластная хозяйка, вникает во все сама, важные дела никому не перепоручает.

Пока вызвали врачей, пока больных перевели в изолятор, провели дезинфекцию спален, пока установили полноценный карантин, чтобы в приюте не началась эпидемия кори, пока обследовали остальных детей… В общем, так и получается, что в тот день Осич с работы домой так и не утла. Так что Валентина Терентьевна по поводу своей непричастности к исчезновению Кривошеевой, похоже, не врет…

— А что секретарша, которая подтверждает алиби Осич аж на целые сутки, сама все эти сутки тоже провела в приюте?

— Нет, она вечером, как обычно, ушла домой. Но другие работники приюта, находившиеся там: дежурные воспитатели, охрана — те, в чьи обязанности входит ночное дежурство, — тоже говорят, что Осич из приюта ушла только к концу следующего рабочего дня. Осич ночевала в приюте. Что, в общем, случается с ней не так уж и редко, учитывая специфику работы детского учреждения. Для этого у Осич рядом с кабинетом есть даже специальная комната отдыха.

— Так… То есть к тому времени, когда Осич наконец ушла с работы, брошенную машину Кривошеевой без самой Кривошеевой уже давным-давно обнаружила милиция?

— Точно так.

— Все равно… Нет никой уверенности, что Осич из своей комнаты отдыха, пока охрана и дежурные думали, что она спит, не отлучалась! У нее ключи от всех дверей в этом здании. Там есть выход с черного хода, выход на улицу через кухню… Окно, в конце концов…

— В приюте решетки на всех окнах… Мало ли что может произойти… У многих воспитанников приюта остались “на воле” социально опасные родители и приятели-подельники.

— Думаю, что у Осич все-таки была возможность уйти незаметно.

— Но очень ненадолго!

— Хорошо, пусть ненадолго. Но возможность уйти — теоретически! — была. И также была возможность убедить того, кто ее уход мог заметить, дать вам такие показания, какие ей нужны. Вы сами говорите, что она в приюте полновластная хозяйка!

— У меня сложилось впечатление, что сотрудники приюта давали показания в пользу Осич не по ее наущению, а вполне искренне.

— Впечатление! Чего стоят эти “впечатления”… И потом, почему, совершая такую подсудную сделку с Кривошеевой, Осич принимает ее спокойно в своем кабинете? Да еще просит секретаршу кофе принести!

— Ну, вы знаете, если бы они встречались в лесу или таинственно переговаривались в кафе на виду у всего города, это бы больше бросалось в глаза. А так… У Осич десятки посетителей за день! В общем потоке Кривошеевой ничего не стоило затеряться. Если бы не это ее последующее исчезновение, никто бы и не обратил на этот визит никакого внимания! Зачем же отказываться от кофе? Кроме того, не будем забывать: совершая свои сделки по передаче детей, Осич чувствовала себя достаточно неуязвимой.

Она же не отдавала детей на сторону, за них отвечала по должности. Она выступала лишь как частное лицо. Как посредник! На уровне “одна женщина мне сказала, а я вам передаю”…

И даже с моральной точки зрения Осич чувствовала себя чистой! Что плохого в том, что Кривошеева стала бы счастливой матерью? А ребенок обрел бы заботливых родителей? А юная негодница-мамаша, избавившись от новорожденного, получила шанс начать жизнь с чистого листа? Что во всем этом плохого?

— Да, в общем, ничего… — вздохнула Аня. — Если не считать того, что Кривошеева в итоге куда-то запропастилась…

— Кстати… Нину Фофанову никто из сотрудников приюта не опознал. И Валентина Терентьевна утверждает, что никогда эту девушку не видела.

* * *

Почему Богул так страстно защищает “благородные деяния” Осич?

Может, она и ему ребенка организовала? Ведь говорил же он недавно, что у него родился ребенок.

Светлова даже напросилась к лейтенанту в гости…

Итоги визита оказались совершенно неожиданными.

В домике Богула была куча мала! И все малмала меньше!

Светлова была потрясена детолюбием лейтенанта. Да, столько ребятишек, конечно, даже разворотливая приютская бизнесменша Осич ему бы не организовала!

Наверное, все-таки все сам.

Тогда почему лейтенант так защищает Осич?

Ноги, точнее, колеса машины сами собой снова привели Светлову к приюту.

Анна сидела неподалеку в машине и ждала, сама не зная чего.

Эта женщина подошла неожиданно. Наклонилась к окошку.

— Только не выдавайте меня! — зашептала она торопливо.

— Не выдавать?

— Я вам все расскажу… Вы даже не представляете, какая она…

— Да о ком вы?

— О нашей директорше!

От женщины пахло кухней.

Из того, что она торопливо бормотала, следовало, что Осич очень жестокая… Впрочем, и Светловой еще при первом визите в приют показалось, что детей в угол та — ставит!

Итак… Не слишком ли Аня доверилась Богулу? И не выходит ли так, что, когда речь заходит об Осич, все алиби, которые проверяет Богул, становятся стопроцентными?

Светлова заторопилась в милицейский пятистенок-застенок.

— Богул! — Аня влетела, забыв постучать — так ей хотелось поскорее объясниться по поводу своих подозрений, — в комнату лейтенанта.

Навстречу, столкнувшись с ней в дверях лоб в лоб, выпорхнула дама в кожаном Пальто.

Эту женщину, торопливо покинувшую кабинет — как-то слишком уж торопливо, — Светлова явно где-то уже видела.

Очевидно, Анна вошла слишком неожиданно, Богул тоже чересчур торопливо — обычно этот человек был крайне размерен и нетороплив в движениях — сунул что-то под бумаги, лежащие у него на столе.

— Богул! — опять возопила Светлова. И Аня рассказала Богулу о поварихе, не сводя, впрочем, глаз с письменного стола лейтенанта.

— Да перестаньте вы! — Богул поморщился.

— Но почему? Почему вы так пренебрежительно относитесь к этой информации?

— Да какая там информация! Уверяю вас… Поверьте, как человеку, поработавшему в школе! Детские учреждения — одни из самых склочных. Рабочие коллективы буквально раздирает от склок. А подставить человека на такой работе ничего не стоит — пара пустяков… Достаточно намекнуть, пустить сплетни, что бьет детей или что-нибудь похуже того — любит девочек или мальчиков, — и все, конец репутации. Как ни оправдывается обвиняемый, такие пятна не смываются до конца. А Осич — директор, она нанимает, она увольняет… Финансы, кухня и все прочее… Этот ваш источник — он случайно не на кухне работает?

— На кухне…

— Ну вот видите! Стоит директору выловить кого-нибудь, кто с куском масла с кухни уходит, — и в ответ шквал доносов: такая-сякая.., детей на горох ставит!

Он поправил стопку бумаг.

Но из-под нее все равно выглядывал приятного зеленого цвета краешек купюры.

Богул мимолетным движением передвинул папки на столе, и краешек купюры, выглядывавший из-под бумаг, исчез.

А Светлова уже вспомнила, где она видела женщину, торопливо покинувшую перед ней кабинет: в городском магазине “24 часа”. Точно!

Эта сцена соединилась, как кусочки мозаики, с усмешкой и словами Туровского… Аня как-то спросила Леонида Алексеевича, не донимает ли “Ночку” рэкет. “У нас все спокойно, — ответил он тогда. — А как это делается… Вам ли не знать?"

Неужели он имел в виду дружбу с лейтенантом?

Светлова все гадала, кто “крыша” Туровских. А ларчик-то открывается, оказывается, просто… Лозунг “Моя милиция меня бережет”, модифицировавшись, остался в силе.

Эта самая “крыша” все это время разъезжала с Анютой, можно сказать, под ручку. Наша милиция и есть наша “крыша”. Как говорится, зачем доверять бандитам то, что можно делать самим? Богул и есть “крыша” владельцев мотеля Туровских.

Так же, как и Осич… И Кудиновой! Стас получал с них деньги и был обязан в случае чего — защищать.

— Знаете что, Богул, я настаиваю… — с железными интонациями в голосе заявила Светлова, сделав вид, что не заметила манипуляций с купюрой. — Давайте прошерстим всю эту компанию исчезнувших. Всех родственников вызовем. Побеседуем обстоятельно.

— Только им и дел, что сюда ехать… Для некоторых из них это уже давнее дело — года три прошло…

Богул деланно зевнул и посмотрел в окошко.

— А для кого-то, возможно, и срока давности не существует. Помнят об исчезнувших и хотят найти виновников. Так что попробовать нам никто не запрещает. Я бы обратила главное внимание на причины, которые позвали в путь этих людей. Возможно, выяснится что-то любопытное. Вот как, например, в случае с Кривошеевой! Она ведь, как выяснилось, мечтала о ребенке. Там ведь среди пропавших еще, кажется, женщина есть?

— Разве?

— Ну вот.., видите! — Аня изучила список. — Айвазян.

— Разве это не мужчина?

— Представьте — женщина! Как вы могли это запамятовать?

— А при чем тут я? Я вообще этим делом не занимался! Это когда было-то!.. Сто лет назад.

— И не сто вовсе. А два года всего-навсего. Возможно, эта женщина тоже ехала к Осич? Если она тоже имела намерение незаконно получить ребенка и исчезла, то сомнений не остается. За всеми этими исчезновениями стоит Осич. — Чушь! — отрезал Богул.

И Светлова поняла: он врет.

Теперь клятва, которую она дала лейтенанту — не подходить и близко к Осич! — не имела никакого значения.

И Светлова устремилась в приют.

Сейчас она прижмет ее к стенке: отвечайте, Валентина Осич, Айвазян вы тоже обещали ребенка?

— Ничего похожего! — разочаровала Анну Валентина Осич с торжеством в голосе. — И вовсе эта женщина, Айвазян, ехала не ко мне. Я тут ни при чем.

Торжество было искренним.

— А кто тут “при чем”?

— Ну.., открою вам тайну. Она ехала к небезызвестной вам хозяйке нашего городского салона красоты.

— К Амалии? — изумленно воскликнула Аня.

— А что вас так удивляет? Амалия Кудинова у нас личность популярная. Из других городов к ней в салон приезжают. Шагает в ногу со временем — самые современные процедуры. Прогрессивная — так говорят — косметология!

— Насколько прогрессивная? — со стальной ноткой в голосе поинтересовалась Светлова.

— Ну…

— Не скрытничайте.

— Да я не знаю.., насколько… И вообще, имею ли я право об этом распространяться?

— Имеете, имеете! — успокоила собеседницу Светлова.

— Понимаете… — Осич еще молчала, но на ее лице уже появилось то затаенно-радостное выражение, с которым одни люди разоблачают других, выдавая их гнусноватые тайны. — Если бы вы взглянули на эту Айвазян, вы бы сразу поняли, к кому она ехала. Ну явно не ко мне! С такой физиономией у человека может быть только одна забота — как такую физиономию поправить! Тут уж не до приемных детей…

"Хорошо сказано: “если бы взглянули”! Когда точно известно, что взглянуть на эту Айвазян уже никак нельзя, поскольку исчезла она бесследно два года назад”, — подумала Светлова.

— А все-таки, что произошло? — поинтересовалась Аня.

— Ну, Амалечка наша несколько увлеклась личным обогащением. Знаете, обычная нынче вещь: так хотим денег, что забываем обо всем.

"Кто бы говорил…” — подумала, слушая Осич, Светлова.

— Про эти уколы биогелем не слыхали никогда? Просто эпидемия по стране пошла. Представьте, у женщины с возрастом образуются складки.., около губ, например… А ей хочется свежего, подтянутого личика. И вот косметологический укол гелем — и физиономия расправляется, как надувной шарик. Простейшая манипуляция, а стоит минимум тысячу долларов. Притом что сам гель — дешевка.., копеечный. Какой Амалечке доход! И пациентке удобно: быстро, никакого стационара, операций. И все бы хорошо…

— Нет? Не все?

— Да гели-то эти — дрянь. Паршивые. А укол-то — вслепую! Без предварительной эндоскопии. Оборудования такого дорогого нет в наличии. Уколол не туда — и все! Рожу разносит так, что на улицу выйти нельзя.

Аня с некоторым удивлением наблюдала за Осич. Обычно сдержанная в словах и благочинная в разговоре, Валентина Терентьевна совершенно преобразилась — она говорила грубо, зло, совершенно не жалея милую подругу Амалию.

В чем же дело?

А в том дело, что на кону стояла репутация Валентины Терентьевны Осич.

Маленький город — один раз опозорился и пропал! Осич напугана тем, что ее имиджу благородной милосердной директрисы и благочинной патронессы приюта приходит конец! И это приводит ее в такое волнение, что она не щадит даже подругу.

— Укол — вслепую? Это и случилось с Айвазян?

— Да. Укол, который ей сделала Амалия, оказался неудачным. Пациентка скандалить начала. А Амалька ее все успокаивала: мол, подождите еще пару месяцев.., все нормализуется.

Ну, бедная женщина, видно, подождала-подождала — и снова нашу Амалию решила навестить. Да не доехала, видать… Запропастилась куда-то.

— Не догадываетесь, куда?

— Ни малейшего понятия.

— Может, туда же, куда ваша “партнер по сделке” Кривошеева?

— Может быть… Но я клянусь! Ни малейшего понятия.

* * *

Светлова закрыла за собой дверь кабинета директора приюта Валентины Терентьевны Осич. И очень хотела хоть на несколько секунд возле этой двери задержаться,' поскольку ясно слышала, как в своем кабинете Осич тут же сняла трубку телефона.

Директор приюта явно кому-то торопилась перезвонить!

Хотела предупредить Амалию, которую сама же сгоряча заложила?..

Но тут в коридоре появились приютские дети, и Светлова, пристыженная любопытными и чистыми детскими взорами, удалилась, не подслушивая.

Глава 10

Все-таки… Зачем Осич сама настучала Ане на подружку Амалию? Зачем рассказала Ане про ее манипуляции с гелями, про Айвазян?

Струхнула? Поспешила перевести стрелки? Когда пугаются и торопятся выйти сухими из воды, то делают глупости — топят всех кругом, не разбирая.

"Синдром женской дружбы” и типичное “поведение уличенной женщины”? Нечто похожее на поведение женщины, уличенной супругом в измене. Обычно, как утверждают психологи и очевидцы, это происходит по одному сценарию:

" — Как ты могла, у всех жены — порядочные женщины! — вопит разъяренный супруг. — А у меня, оказывается, такая-сякая… Брала бы пример со своих подруг! Вот приличные женщины!..

— Ах так? У всех приличные? А ты знаешь, что делают эти подруги?!"

И далее следуют иллюстрации из жизни подруг, подтверждающие тезис: “Так знай, идиот, что я у тебя еще не самая плохая”.

Человеку вообще нестерпимо сознавать, что он хуже всех — гораздо легче, когда есть еще хуже.

Женская дружба, во всяком случае, такого испытания не выдерживает. Поэтому лучший способ обнародовать свою тайну — конечно же, рассказать о ней лучшей подруге.

Впрочем, женщине всегда легче, когда ее репутация гибнет не в одиночестве, а в компании с репутацией лучшей подруги…

Стоп! Но тут не какие-то там романчики… Тут бизнес, деньги, жестокие тайны — и использование самых крайних способов для того, чтобы эти тайны сохранить. В таких случаях женщины ведут себя как мужчины. И никакого “типичного поведения уличенной женщины” не может быть и в помине.

* * *

Сестра исчезнувшей женщины по фамилии Айвазян, едва услышав от Светловой по телефону слово “биогель”, принялась кричать не останавливаясь — горячо и по-армянски.

Перед Светловой стояла непростая задача — направить этот кипучий темперамент и справедливый гнев в нужное русло. И Анне это удалось.

В итоге разгневанная сестра Айвазян прибыла в Рукомойск из Москвы уже следующим утром. Разыскала Аню в “Ночке” и передала ей то, что Светлова у нее просила.

И теперь Светлова летела в милицейский теремок, как на крыльях.

Но Богул выслушал информацию более чем равнодушно.

— Да? — рассеянно переспросил он, перебирая бумаги на столе. — Айвазян приезжала к Кудиновой? Что ж… Знаете, говорят, за красотой женщины готовы ехать хоть к черту на кулички…

— Какие кулички, Богул?! Они едут сюда, к вам в город, за который вы отвечаете, а не на какие-то там кулички! И тот, о ком вы только что упомянули, возможно, находится здесь, а не на этих ваших куличках!

— Возможно, — Богул задумчиво глянул в окно. — Знать бы только, как он выглядит — хотя бы фоторобот! — или адресок, где прописан.

— О да, тогда работа милиции заметно бы облегчилась! — заметила Светлова, теперь позволив и себе ехидство в голосе.

— И потом… Откуда вы знаете, что Осич не врет? И что вся история про Айвазян не есть ее выдумка?

— Не есть, не есть…

Аня достала из сумки фотографии.

— Вот это мне дала родственница Айвазян. Они специально ее сфотографировали после того, как Кудинова сделала ей гелевый укол. Готовились к суду.

— Н-да! — мрачно протянул Богул, перебирая снимки. — Личико — не очень. А может, она с рождения такая?

— Предугадала ваш вопрос!

Аня достала другую порцию фотоснимков.

— А это наша Айвазян, жертва прогрессивной косметологии, до того, как Кудинова сделала ей укол!

— Да, баба была как баба, — вздохнул Богул, проглядывая внимательно фотоснимки. — И дернуло ее себя усовершенствовать! Ну что ж… Наличием флюса такие разительные изменения физиономии, конечно, не объяснишь. Похоже, Осич не врет.

— Так!

Лейтенант Богул решительно встал из-за стола:

— Сейчас мы поедем в салон Кудиновой! Аня с удивлением глядела на решительного лейтенанта. Впервые за все последние дни странного, с увертками и недомолвками поведения Богула он напоминал ей Богула первых дней их знакомства.

Было ясно, что он что-то решил. Сбросил с себя какие-то путы.

— Богул! — собралась с духом Светлова. — Скажите честно… Вы были “крышей” для Амалии и Осич?

Богул чуточку окаменел.

— Точно, Богул? Лейтенант молчал.

— Ведь ничего особенно криминального, да? — продолжала тепло и участливо Светлова. — Так, некоторый заработок? Разумеется, вы ничего не знали о том, чем они занимаются. Просто брали деньги за профилактику — на тот гипотетический случай, если кто-нибудь да наедет на ваших подопечных? Вы бы их тогда взялись защищать… Вы даже скорее всего были уверены, что ничего такого никогда не случится. Так зачем отказываться от денег, от мзды за “крышу”, если так принято? И вдруг оказалось, что дамы, возможно, причастны к криминалу… Поэтому-то вы и препятствовали мне, когда дело дошло до Осич и Амалии?

— Ну, в общем… Да, — нехотя согласился лейтенант. — В чем-то вы правы. Но, заметьте, когда я понял, что все очень серьезно… Я перешел на вашу сторону, Аня. Я, в общем-то, всегда был на вашей стороне. Исключение — некоторые мои действия, которые я предпринимал поначалу для того, чтобы не вовлекать Кудинову и Осич в это дело.., оградить их… Все-таки понимаете…

— Понимаю. Деньги-то вы с них брали.

* * *

Салон “Молодость” был на замке. Дома Амалии Кудиновой тоже не оказалось.

— Уехала. Куда — не знаю. Она мне ничего не говорит.

Хозяин дома и супруг многомудрой Амалии, Алексей Борисович Кудинов, как всегда, едва держался на ногах. Даже говорил на этот раз с большим трудом.

Но фразы эти повторял с редкими для пьяного человека последовательностью и упорством.

— Уехала, уехала Амалия… Куда — не знаю. Она мне ничего не говорит, — повторял он как заведенный…

И Светлова с Вогулом, сделав плавный разворот, отправились куда глаза глядят.

Чтобы хоть по крайней мере не маячить подозрительно рядом с салоном.

— Может быть, вечерком, поближе к ночи в салон заявиться?

— Может быть…

— А что, если поговорить пока еще раз с Осич?

— Интересно, как?

— Очень просто…

— Не вижу тут ничего простого. Она может отказаться явиться в милицию. Какие у меня основания ее вызывать на допрос?

— При чем тут допрос? Не знаете, как назначают встречи? Позвоните — и предложите увидеться…

— Как — просто так и предложить?!

— Не “просто”! Скажите, что все знаете. И если не приедет, то.., в общем, припугните, вы же все-таки из милиции!

— А если мы ошибаемся? Представляете, каким я буду выглядеть дураком?

— А вот это не самое страшное! Выглядеть дураком лучше, чем мертвецом!

— Знаете, я все-таки как-то не уверен…

— Отказываетесь?

— Пока да, отказываюсь от этой авантюры.

— О'кей.., хорошо! Поедем тогда в “Ночку” выпьем кофе. При свете дня, мне кажется, многомудрая Амалия все равно вряд ли появится. А я вам пока кое-что еще расскажу.

* * *

Чтобы скоротать время, Аня еще раз, в деталях, пересказала Вогулу свои разговоры с Кривошеевым и с Осич — насчет гелей.

— Не может этого все-таки быть, — удивлялся Вогул. — Чтобы Кудинова порешила эту свою клиентку, а Валя Осич — Галину Кривошееву.

— Может! Теперь понимаете, что к чему?

— Все равно как-то не верится.

— Хватит предаваться сомнениям, — решительно сказала Светлова. — Теперь настала очередь действовать. Теперь пришла пора встреч.

* * *

Наконец и Богул решительно поднялся с кресла, где сидел уютно с чашкой кофе.

— Надо ехать.

— Один даже и не думайте, — предупредила Аня лейтенанта. — Я, видите ли.., никак не могу это пропустить.

— Ну хорошо… Только подождете меня в машине, если я буду с Амалией разговаривать. Я, в общем-то, разумеется, не думаю, что это займет много времени. Но если мы появимся вдвоем — все испортим. Эта женщина вряд ли станет откровенничать в вашем присутствии. Другое дело со мной. Мне, думаю, удастся ее разговорить.

«Неужели? — постаралась скрыть свое изумление Светлова. — Отчего Богул так уверен, что Амалия станет откровенничать именно с ним.., и наедине?»

— Богул! Надеюсь, вы понимаете, что это опасно?

— Это совсем не опасно.., пока подозреваемый Не догадывается, что мы его подозреваем.

— А вы думаете, Осич Амалию еще не предупредила?

— Думаю, Валентина не посмела признаться милой подруге, что выдала ее со всеми потрохами.

— Ну что ж, будем рассчитывать именно на это.

Поплутав по переулкам, они наконец выехали к салону красоты “Молодость”.

Машину остановили невдалеке, так, чтобы ее не было видно из окон. Зато всех входящих и выходящих из салона видно было отлично.

Было около одиннадцати вечера, и улицы города уже совершенно обезлюдели.

Ждать пришлось долго.

* * *

— Не боитесь, Богул? — с некоторым, явно проглядывающим ехидством поинтересовалась Светлова.

— Ну, эта-то встреча, полагаю, все-таки не опасна, — натянуто рассмеялся Богул.

— А вот мне кажется, — твердо сказала Светлова, — что эта встреча как раз очень и очень опасна.

— Да ну? — Богул усмехнулся ее серьезному виду. — А, впрочем… Что ж… Тогда… Стрелять-то умеете? — Лейтенант достал из кармана небольшой “браунинг”.

— Нет, Богул, не умею.

— Эх, вы.., а еще детектив!

Он протянул Анне показавшийся Светловой очень тяжелым пистолет.

Тем не менее Аня постаралась как можно увереннее взять его в руку.

— Ну, если что.., нажмете вот это… — Богул передернул затвор.

— Вот это?

— Ну, вы пока-то не нажимайте! Он все-таки заряжен.

— Значит, нажимать вот здесь? — как старательная ученица, постаралась запомнить Аня.

— А-а! — Богул отмахнулся. — Просто держите в руках. Попугаете, если что… Надеюсь, пистолет нам не понадобится…

Он вполне поверил в притворство Светловой, — в ее неумение стрелять. Но по-прежнему, Светлова это чувствовала, не верил в виновность Осич и Кудиновой.

Анна и сама себе уже не верила, но никакой другой вариант не объяснял сцепления фактов и произошедших событий. Только на этих женщинах сходилось столь многое — как ни немыслимо было это предположить.

— Надо попробовать блефовать, — вздохнула Аня. — Нам ничего не остается, как блефовать и утверждать, что мы все раскрыли. И тогда, если мы правы, подозреваемый тоже раскроет себя. Испугается, начнет защищаться. Защищаться для него — значит нападать. А нападать — значит выдать себя.

— А если мы не правы?

— Если мы ошибаемся.., то сразу увидим по ответной реакции, по поведению человека. Мы ничего не теряем. А вот если будем бездействовать, потеряем все.

Анна вспомнила свой страх перед Питоном.

— Нет, лучше бояться, но действовать, чем дрожать от страха, ничего не предпринимая.

* * *

Они прождали почти до трех часов ночи.

— Ну вот! — вздохнула Аня, завидев машину Кудиновой.

— На ловца и зверь бежит, — заметил Богул.

— Амалия собственной персоной! — Анна уже хотела было выскочить из машины и устремиться навстречу.

— Погодите! — удержал ее Богул.

У Кудиновой был “Форд-Дивизион”, огромный, пять метров в длину — высокому мужику не надо наклоняться, чтобы сесть за руль такого автомобиля. С тонированными стеклами. Не узнать такую дорогую и огромную машину было невозможно. Из такой машины — вполне для этой цели подходящая! — могла бы высыпать И стая братвы.

Светлова в который раз удивлялась такому выбору Кудиновой. Впрочем, о вкусах — особенно когда речь идет о выборе машины — не спорят.

Сейчас огромный автомобиль остановился у дверей салона “Молодость”.

Дверца отворилась.

Ей не хватило длины ног, чтобы достать до земли, и она грузно спрыгнула на землю.

Именно из-за ее невысокого роста и полноты ей было бы бессмысленно надевать маску, гримироваться: не узнать ее было невозможно.

Как попала к ней машина Амалии?

Вот она спрыгнула на землю… Как тяжелая старая жаба…

Потопталась… Подождала чего-то… Посмотрела на закрытую дверь салона “Молодость”.

И опять погрузилась в машину.

— А вы спрашиваете, как назначить встречу, — усмехнулась Светлова.

— Ну кто бы мог подумать… — прошептал Богул.

— Чего она тут, интересно, выведывала? — удивилась Светлова.

Этот грузный сутуловатый силуэт был хорошо им обоим знаком.

Тяжелую полную фигуру Валентины Осич спутать с кем-нибудь другим было чрезвычайно затруднительно.

* * *

На следующий день Валентина Терентьевна Осич как ни в чем не бывало отвечала на телефонные звонки в своем директорском кабинете. Уж Богул и Светлова не замедлили с тем, чтобы в этом убедиться.

Зато Амалия так нигде и не появлялась.

Итак, Амалия, кажется, сбежала.

Осич, правда, никуда не сбежала…

А зачем? Валентина Осич, напротив, держалась уверенно и даже вызывающе. У нее было стопроцентное алиби. Оно, это алиби, было настоящим. Его ей, как оказалось, вовсе не Богул организовал. Все ее сотрудники в один голос подтверждали, что Осич на момент исчезновения Кривошеевой была в приюте. Осич находилась там целые сутки: “от и до”.

И видно было, что никто не подучивал этих людей из приюта это говорить.

Это было правдой.

"Что ж.., могло быть и так”, — рассуждала Светлова. Впрочем, это не означало, что кто-то, кто работал на Осич, не убрал в это время Кривошееву. Например, Немая, для которой Осич, как “вторая мама”…

А что же наша хрупкая многомудрая Амалия? Ну что ж, у нее в отличие от подружки Осич — алиби нет. Уже за одни эти манипуляции с гелем ее можно отдать под суд… Вот Кудинова и сбежала.

Другое дело — бизнес с передачей детей, которым занималась Осич. Тут какие доказательства? Разоблачений тут Валентина Осич не боялась.

Кривошеев ясно предупредил Аню, что никогда и нигде не подтвердит то, что рассказал только ей лично.

* * *

"Я тычусь, как слепой серый котенок, во что-то, о чем не имею ни малейшего представления, — с безнадежностью думала Светлова, стоя у окна в своем номере. — Потому что все они прожили тут всю жизнь и знают друг о друге всю подноготную, а я свалилась сюда, как с облака! И такова эта их рукомойская жизнь, что за кого бы я ни принялась — тут же будут вскрываться какие-то нечистые истории, выплывать какие-то грехи, каждого из которых вполне достаточно, чтобы один человек попробовал избавиться от другого. Осич — от Кривошеевой. Амалия — от Айвазян. Фофанов — от Фофановой. У каждого свой скелет в буфете. И этому нет конца.

Осич.

Амалия.

Немая.

Кикалишвили.

Туровские.

Фофанов.

Богул, в конце концов…

Все они вызывают подозрения, и при этом, что бы поодиночке или в сговоре ни натворили, они не оправдывают этих подозрений. Одному человеку или двум — это не по силам… И нет ответа на вопрос: каким образом в течение нескольких лет, как в черной дыре, как в Бермудском треугольнике, возле города Рукомойска исчезают бесследно — абсолютно бесследно! — один за другим люди? Много людей…

Нет, не оправдывают подозреваемые моих подозрений. Ибо то, что происходит, бросает тень даже не на человека… А на что-то сверхъестественное и неодолимое — треугольник ли, вроде Бермудского, саму ли дорогу.

Дорога виновата? Дорога-убийца?..

Дорога-убийца, а водители — призраки?.. Кажется, Богул произнес эти слова — “водители-призраки” — при их первом знакомстве возле машины с мертвой Фофановой?

Ну, разве что так… А то больше и объяснений других нет”.

За окном посигналила машина.

Бобочка! Почитай, уже почти как лучший друг! Приехал Светлову проверять. По парню можно сверять часы. Ответственный товарищ, ничего не скажешь. Что ни день, обязательно заедет, проведает. Светлову это даже перестало раздражать. Еще немного, и наступит полная гармония в их отношениях. Говорят, террорист и заложник, проведя вместе энное количество времени, начинают неизбежно испытывать друг к другу симпатию, психологи даже находят этому объяснение.

Интересно, пристрелил бы ее Бобочка, если бы она попробовала из Рукомойска удрать?

Очевидно, не имеет смысла это проверять… Светлова приветливо помахала из окна ручкой.

А Бобочкина машина в ответ помигала фарами, развернулась и уехала.

До завтра. Боб, добросовестный тюремщик!

Светлова прижалась лбом к прохладному, запотевшему от дождя оконному стеклу.


Вот такие вот дела…

Вдруг очнешься: глушь и холод,

Цепь на шее все короче,

И вокруг кольцом собаки…

Чуть споткнешься — и капут.


Между тем Анины переговоры с хозяйкой дома в районе Заводи и Чермянки подошли к завершению.

Точкой отсчета в сложных и долгих переговорах стали фофановские деньги: компенсация, потребованная хозяйкой дома за моральные страдания, которые ей предстояло пережить.

— Знаете, может, мне после того, что вы затеваете, вообще придется отсюда уехать, — резонно заявила женщина Светловой. — Сбежать от позора на Северный полюс придется. Так вот — дайте на переезд!

Судя по сумме, которую бедная женщина запросила, переезжать она собиралась действительно на Северный полюс.

Окрыленная хотя бы такой невеликой удачей, Светлова направилась к лейтенанту…

— Богул, хотите войти в историю криминалистики?

— Не хочу.

— Почему?

— Потому что не хочу вообще ничего! Ни в какую “историю” и никаких историй! Хочу жить спокойно и без происшествий. Я устал, закопался в мелочовке, суете. Мне все надоело…

Аня с сочувствием смотрела на Богула, которого явно выбило из колеи то, что Кудинова, так же, как “друг Отарик”, тоже ускользнула из-под самого носа… И, главное, то, что он до сих пор не может разыскать никого из них. И было это, без всяких оправданий, результатом грубейших промахов, допущенных лейтенантом.

— Душераздирающая исповедь, Богул! Сочувствую. Но такое состояние, знаете ли, пагубно для личности… Вам надо взбодриться. Хотите раскрыть преступление века в вашем городе? Уж-ж-жасную тайну?

— Не хочу!

— Не сопротивляйтесь, Богул.

— Говорят вам, не хочу, — уже менее напористо возразил лейтенант.

— Неужели самому не интересно? Может, вы и детективы читать не любите?

— Ну, люблю.

— Я так и думала. А знаете, как в старину называли детективы? “Роман тайн”, “новелла тайн”…

— Ну…

— Не спешите отказываться!

— А в чем подвох?

— Да, в общем, сущие пустяки..

— А именно?

— Надо разрешение на эксгумацию.

— Ну, какова! — Богул даже задохнулся от светловской наглости.

— Шучу! Какая там эксгумация! Эксгумация — это когда хоронили. А когда просто закопали, то просто надо немного покопать…

* * *

Луна светила так ярко, что можно было обойтись и без фонарей.

Хозяев попросили остаться в доме. Но видно было, что они не спали, и в темных окнах то и дело приподнимаются занавески.

— Хорошо, хоть соседи не в курсе и спят, — пробормотал Богул. — А то бы тут уже на наше ночное представление столько народу сбежалось! Представляете, если мы ошибемся, каким станем всеобщим посмешищем?

— Не ошибемся, — уверила его Светлова. — Это тот самый сад.

Горенштейн с немой девушкой сидели в стороне на скамейке.

Немая с любопытством озиралась по сторонам…

— Спросите у нее, Соломон Григорьевич… Ну, вы ведь умеете с ней “разговаривать”… Знакомо ли ей это место? Знает ли она этот дом, этот сад?

Аня видела, как Горенштейн взял Немую за руку и стал ей что-то вполголоса говорить. Видела, как девушка в ответ отрицательно закачала головой.

Наконец Соломон Григорьевич очень решительно попросил всех отойти как можно дальше.

Аня слышала, как изменился его голос, когда он стал говорить с Немой.

Очевидно было, что его воздействие на пациентку от сеанса к сеансу стало очень сильным и все более уверенным. Потому что уже через несколько минут свершилось в очередной раз чудо… Немая заговорила! И Аня снова услышала, как из уст девушки вырывается тот прежний детский лепечущий голос:

— Мама, я никому не скажу! Мама, не бей меня, я никому не скажу! Нет, нет, я только подружке сказала, где папа лежит. Когда мы с Танечкой играли, я ей сказала;.. Но я, мамочка, ей больше ничего не скажу!

Мама, ну, мама, можно мне пойти погулять?! Мамочка, ну разреши мне пойти погулять хоть немножко!

Мама, а папа под землей лежит в саду? Там трава и цветы.., там хорошо… Мама, а папа никогда не встанет?.. Мама, ведь земля тяжелая, как же папа встанет? Я пойду к нему… Пойду…

Неожиданно девушка встала со скамейки и сделала несколько шагов…

На считанные секунды она приостановилась, а потом уверенно пошла между деревьями. Наконец снова остановилась… Обхватив вдруг голову руками, забилась в рыданиях.

— Я обещала мамочке, что никому не расскажу! — всхлипывала девушка. — Я обещала… Истерика становилась все сильней… И Горенштейн поспешил вывести свою пациентку из гипноза.

— Все в порядке, Мариночка! — он успокаивающим жестом приобнял ее за плечи. — Все закончилось! Вам не надо ничего бояться! Здесь мамы нет. Никто вас не обидит. Успокойтесь!

Скворцова как будто очнулась, изумленно озираясь по сторонам. Теперь у нее снова был вид человека, который попал в совершенно новое, незнакомое для него место.

И вдруг она судорожно схватилась за локоть Соломона Григорьевича, боясь оступиться, в темноте.

— А ведь только что она двигалась здесь так, будто знает здесь каждую ямку, каждую впадинку, скрытую густой травой! — заметил Богул.

— Детские впечатления самые четкие. Самые яркие и долговечные. Это называется импринтинг. То, что узнал, увидел в детстве маленький ребенок, впечатывается в его сознание навсегда. Но последующие потрясения, внушенный ей страх, внутренний запрет на определенные действия не дают Немой возможности, когда она в сознании, воспользоваться этими воспоминаниями. Они будто закрыты от нее же самой на крепкий замок… Закрыты запретами и страхом.

Но в гипноидном состояния запрет снимается и девушка как бы возвращается в то время и тот возраст, когда еще “умела” разговаривать. Вы были свидетелями того, как она сразу узнала и этот сад, и это место, где когда-то увидела то, о чем ей, по-видимому, строжайше запрещено было рассказывать посторонним.

Это ее сад, ее дом.

— Да… Как она уверенно двигалась между деревьями, несмотря на то что сейчас ночь! — Тем более, я полагаю, тогда тоже была ночь.

— Когда?

— Ну, когда случилось то, что она видела. Да, тогда, конечно, тоже была ночь. Такие вещи при свете дня не делаются.

— Какие — такие?

— Сейчас увидим…

Два молодых крепких милиционера, которых привел с собой Богул, взялись за лопаты.

Трава, дерн, мягкая черная земля сада… Лопата входила в нее, словно нож в масло.

Тишина, и без того полная на этой тихой окраине провинциального города, стала почти абсолютной. Даже собаки вдалеке, словно почувствовав важность момента, перестали брехать.

Все, кто был в это время в саду, затаили дыхание. И в этой звенящей тишине наконец раздался долгожданный звук: лопата чиркнула обо что-то твердое.

— Теперь осторожнее!

Что-то забелело среди поблескивающего под луной развороченного чернозема.

— Кость?

Богул наклонился над ямой, смахивая резиновой перчаткой с припорошенного предмета землю.

— Кости, — кратко прокомментировал лейтенант.

— Вы думаете?

— Поверьте менту! Это не захороненное животное. Это человек.

Ирина Арбенина —CSO-00Скелет с осторожностью переместили на полиэтилен.

— Надо закопать эту яму, чтоб не оставалась до утра и не привлекала внимания любопытных! — скомандовал Богул.

Милиционер копнул лопатой землю.

И она опять чиркнула!

— Ну-ка, дайте взглянуть, — снова согнулся над ямой Богул. — Может, фрагмент отделился?

Но через некоторое время среди развороченной земли снова забелели кости.

— Смотрите, еще!

— А ну, давайте-ка еще покопаем!

— Э-э, да тут, кажется, филиал городского кладбища…

— Ужас какой-то!

— Господи, еще! И еще!..

В утренней предрассветной дымке луна побледнела, растворилась и наконец совсем растаяла в небе…

Сонный, срочно разбуженный по телефону и вытащенный из дома и постели патологоанатом собирал рассыпающиеся скелеты “в комплекты” и упаковывал в полиэтилен, чертыхаясь, нумеровал эти мешки, стараясь не сбиться со счета.

Милиционеры копали, сменяя друг друга, и только успевали вытирать со лба пот.

К утру этих черных полиэтиленовых мешков стало восемь. И в каждом находился человеческий скелет.

И это уже были не скелеты из английского буфета, вошедшего в пословицу, а как теперь говорят — скелеты “реальные”.

— Все женщины и один мужчина, — заключил Богул, оглядывая ряд страшноватых на вид мешков.

— Правда?

— По всей видимости… Патологоанатом так считает.

— Вы думаете, этот мужчина и есть Скворцов?

— Повторюсь — по-видимому…

— Не уверены?

— Да нет, конечно! Мы можем только попробовать реконструировать те мрачные события, которые имели место быть здесь лет пятнадцать назад… Реконструировать их на основании того, что нам известно из уголовных дел, открытых в то время.

— И на основании того, что Марина Скворцова говорила доктору Горенштейну во время их сеансов, — добавила Светлова.

— Да, именно так.

— Итак, Богул?

— Жила-была семья… Скворцовых. В частном одноэтажном домике в районе реки Чермянки. Жили замкнуто, тихо. С соседями почти не общались. Мама, папа, дочка.

— Дочка — это Немая?

— Она не Немая. И у нее есть имя. Марина Скворцова.

— Ну, а дальше-то что?

— Глава семьи был тихий, спокойный человек. Примерный семьянин. Заботливый. Ну, во всяком случае, днем. Это мы знаем со слов его дочери, которая называет в беседах с Горенштейном папу “добрым и спокойным”.

— Днем — да, возможно. А ночью?

— А ночью… Ночью он, очевидно, выходил на охоту.

Богул кивнул на ряд черных мешков.

— Вы считаете, что Скворцов и есть тот самый маньяк, из-за которого исчезали женщины в районе Заводи и Чермянки пятнадцать лет назад?

— Как видите… Очевидно, именно их мы и обнаружили!

— То есть… Скворцов и есть автор серии тех нераскрытых преступлений?

— Думаю, что да. Мы знаем из архивов социальных служб, что Скворцов Глеб Степанович, одна тысяча девятьсот сорок шестого года рождения, проживавший по адресу: улица Речная, дом тринадцать — частное владение…

— Вот и не верь после этого в число тринадцать! — не удержалась от вздоха Светлова.

— Итак, мы знаем, что этот Скворцов Глеб Степанович, — повторил Богул, — работал кондуктором на рейсовом автобусе. Удобно, не так ли, Светлова? Конечная остановка — на окраине города. Удобно? Что скажете?

— Для маньяка — удобно, — согласилась Светлова, — хотя я не понимаю, почему вы спрашиваете именно меня. Я что, специалист по конечным остановкам?

— Итак… — продолжил Богул. — Конечная остановка на окраине города. Ночь. Одинокая припозднившаяся девушка-пассажирка. А Скворцов, судя по фотографии, сохранившейся в архиве паспортного стола, приятный на вид мужчина…

— Эка вы все раскопали! Даже фотографию нашли, — подивилась Светлова.

— Итак, приятный мужчина Скворцов… На вид к тому же, как мы уже знаем со слов дочери, “добрый и спокойный”. Что, впрочем, крайне характерно для всякого настоящего маньяка. Знакомился с припозднившейся девушкой-пассажиркой и, очевидно, приглашал к себе домой…

— Откуда такое предположение?

— Извините, Светлова, за несколько черный юмор. Но как видите, — Богул снова кивнул на ряд черных мешков, — они все здесь! У него дома. Стало быть, были приглашения — и приглашения этими девушками бывали приняты.

— Да… Возможно. А те, кто мудро отказывался, наверное, до сих пор живы-здоровы и, возможно, понятия не имеют, что им угрожало.

— Итак, он вел девушку к себе домой. В этом районе в полночь, когда приходит последний автобус, уже полная тишина. Все спят. На улицах темно. Ни фонарей, ни освещенных окон в домах. Дочь и жена Скворцова тоже спят.

— И?..

— Он убивал этих женщин и закапывал у себя в саду. Да! Поэтому так они и исчезали.., бесследно.

— А потом?

— А потом жена Скворцова однажды узнала, что здесь происходит…

— Проснулась посреди ночи?

— Почему бы и нет? Рано или поздно это должно было случиться.

— И что?

— Ну, сами подумайте, что ей было делать?

— Возможно, она попыталась его остановить?

— Возможно. Но безумие остановить словами и уговорами невозможно.

— Сообщила в милицию?

— Донесла то есть? На мужа, на отца своего ребенка? Ну, не говоря уж о том, что это непросто… Но даже если бы она это сделала… Каково это — продолжать жить в небольшом городе женой маньяка?! А ребенок? Да им бы тут жизни не стало! Родственники погибших девушек их бы растерзали…

— Да-да, вы правы! Конечно! И она, эта несчастная жена, решилась на…

— Да, и она решила все устроить сама. Нашла единственный, казавшийся ей возможным способ сохранить тайну и остановить безумца.

— Она сама убила своего мужа?

— Да. Я думаю, да. И, убив, сделала с ним то же, что он делал со своими жертвами: закопала рядом с ними.

— А девочка?

— От дочери Скворцовых все, что произошло, не осталось, очевидно, в тайне. Она стала свидетелем — маленьким свидетелем этой трагедии.

— Да, и девочка пережила, по-видимому, такое потрясение, которое не прошло бесследно для ее психики, — вздохнула Аня.

— Вы имеете в виду ее немоту?

— Ну да! Теперь-то все становится понятным… Все эти ее слова “мамочка, не бей.., я никому не скажу”… Мать все время, очевидно, запугивала ее, требовала молчать, никому ничего не рассказывать, хранить семейную тайну — “смотри, не проговорись!”.

— И она замолчала?

— Да. Думаю, с ней случилось не только это… Как вы представляете себе, Богул, их жизнь после убийства отца?

— Ну-у, полагаю.., что та странная чудовищная жизнь, которую вела эта семья до того, как Скворцова убила своего супруга, и после его смерти, не стала легче. Обе, я думаю, окончательно одичали. Страх перед соседями… Вообще вся эта жизнь на могилах — постоянный страх разоблачения, сознание вины за совершенное убийство… Они, очевидно, почти совсем перестали общаться с окружающим миром. Женщина, как мы знаем, нигде постоянно не работала, жила случайными заработками, кормились в основном они с огорода, девочка, когда подросла, в школу не пошла. Девочка вообще не выходила из дома, не общалась ни с кем, кроме матери. Думаю, поначалу это было связано со “сдвигом” старшей Скворцовой — она боялась, что ребенок проговорится… Ну, а потом такая жизнь стала для них привычной.

— Но как же соседи? Неужели ничего не замечали? Исчезновения мужа, например? И как это никто не поинтересовался, почему девочка не ходит в школу?

— Видите ли… Скворцова-старшая была, мягко говоря, не слишком приветлива с соседями. Говорят, даже не здоровалась. Тем более уж в гости не ходила и к себе не звала, у забора не болтала.

Когда муж исчез, обмолвилась, что он уехал на заработки, куда-то на юг, вроде в Дагестан или даже Чечню. Никто не удивился. Здесь в городе ведь работы нет, зарплаты мизерные, и мужчины часто уезжают калымить в южные хлебные края. Нанимаются в хозяйство к богатым кавказцам. А что не все возвращаются или возвращаются не скоро, этим уже никого не удивишь. Если по каждому такому уехавшему на заработки и не вернувшемуся уголовное дело заводить, скоросшивателей у милиционеров не хватит.

Про дочку Скворцовых соседи слышали, что больная она, потому и из дома никогда не выходит и с детьми на улице не гуляет. А что касается школы… То это ведь раньше по домам учителя ходили и дошкольников переписывали в канун сентября, а теперь не до того. Теперь все зависит от семьи, позаботится — пойдет ребенок в школу. Запьют — забудут, что ж, такова, значит, судьба, планида. Такие “домашние” дети сейчас не редкость.

А в общем, можно сказать, что Скворцовых постигла обычная участь семьи маргиналов. Таких стараются не замечать — дикие, опустившиеся, кому они интересны? Да и вообще, ну кто сейчас интересуется чужой жизнью? Особенно тех, кто сошел с дистанции? Не до того людям, самим бы выжить.

Говорят, что, когда старшая Скворцова умерла, только спустя неделю наконец заметили, что она вовсе не выходит со двора. Вызвали наконец милицию… И то, что здесь, в этом доме увидели, более походило на жизнь в пещере. Дикая, не умеющая говорить девочка, мертвая, пролежавшая несколько дней женщина, грязь, запустение… Девочку отдали в приют. Там Валентина Осич немного привела ее в порядок.

Но этот порядок, возможно, был только внешним… Мы же не знаем, насколько то, что с ней случилось, изуродовало ее изнутри. Немота только внешний признак пережитого ею потрясения — убийства отца, о котором запрещала ей говорить мать. Но на что способна такая девочка?

— А вы, Гор, как думаете? — Аня переадресовала вопрос подошедшему доктору.

Горенштейн уже отправил свою “разгипноти-зированную” пациентку домой и теперь был свободен.

— Как вам сказать… — Доктор задумался. — Видите ли, друзья мои, Марина очень любила отца. Это безусловно. И, возможно, в той трагической ситуации встала на его сторону. Ведь Скворцов, если не считать некоторого “отклонения”, был нормальным, заботливым, любящим отцом. К тому же дети всегда оправдывают родителей, что бы те ни делали.

— То есть вы хотите сказать, что ее не смущало то, что он делал?

— Может быть, и не смущало. Она, напомню, была совсем маленькой девочкой, которая еще не знала, что такое хорошо и что такое плохо. А папа, возможно, объяснил ей, что то, что он делает, совсем не страшно.

— И в какой-то момент, скажем, года три назад, Марина Скворцова, возможно, после какого-то происшествия, ставшего дополнительным катализатором, решила продолжить папино “дело”? Яблоко от яблоньки.., да? Возможно, она не сама решила, не сама додумалась… Возможно, ей сделали предложение, от которого она не смогла отказаться, правда? Какой-то человек, которому она не могла отказать, авторитету которого доверяла безусловно? Это мог быть возлюбленный… Или какая-нибудь “вторая мама”?

— Ну, милая, дорогая Аня, таких допущений делать я не имею никакого права! — довольно резко отрезал Гор.

— Соломон Григорьевич, — осторожно спросила Аня, — а Немая рассказывает вам обо всем — до донышка?

— Не думаю… По-моему, есть что-то, на что у Немой существует еще более сильный запрет, чем на детские впечатления. И она начинает биться буквально в истерике, едва только об этом заходит речь.

— Это когда вы спрашиваете о ее сегодняшней жизни?

— Да.

— А говорить она по-прежнему может только с вами — и в состоянии гипноза?

— Увы…

— И.., как же все будет дальше?

— Надо продолжать работать. Она перспективная.

Глава 11

Милиционеры наспех присыпали разрытые под яблонями ямы.

Трагически вздыхая, хозяйка дома проводила “гостей” до калитки и заперла ее вслед за ними на крепкую щеколду.

Эта бедная женщина — впрочем, надо признать, недурно поправившая свои финансовые дела, — конечно, даже и не подозревала, насколько она окажется правой. Ну, насчет того, что после раскопок ей тут, может статься, житья не будет.

Так оно и вышло. Такой домик, подумала Светлова, теперь вполне может стать музеем криминалистики — музеем под открытым небом.

И поток любопытствующих и жадных до ужасов граждан не иссякнет на долгие годы.

Только вряд ли такая дама переедет теперь из Рукомойска. Анна подозревала, что хозяйка дома просто станет брать плату за посещение.

* * *

Луна, висящая на ветках яблонь, побледнела. Светлова хотела только одного — спать, спать и спать.

Эх, проспать бы эдак часиков двенадцать!..

* * *

Но не тут-то было… Уже в десять утра ее разбудил телефон. Едва услышав в трубке: “Это Богул”, Аня поняла: что-то случилось.

— Отарик нашелся! — с трудом скрывая ликование, сообщил Богул.

— Что вы с ним делаете? — забеспокоилась Аня.

— Я его, представьте, не съел! Тоже мне… Заступница! Я его.., расспрашиваю. Всего лишь! Только вот приступил…

Расстояния в городе были еще те… Через полчаса Светлова была уже в милицейском пятистенке. Слово, вместо которого Светлову так и тянуло постоянно говорить: “застенке”.

И ровно столько же, минут тридцать, понадобилось Богулу, чтобы получить ответ на бесконечно интересующий его вопрос.

Наверное, это был самый короткий допрос в мире… Рекорд для Книги Гиннесса.

У стола сидел напуганный и какой-то немного растрепанный Отарик.

— Это он сам.., явился сюда такой непричесанный, — торопливо предупредил Богул, уловив Анин подозрительный взгляд. — Я его только спрашивал.

— А он только отвечал! И потому такой помятый. Понятно… Ну и что он сказал? Откуда у него часы?

— Держитесь крепче!

— Держусь.

— Немая подарила.

— Что?

— Да, представьте… Романтический подарок от любимой девушки.

— Так… Интересно.

Богул покосился на Кикалишвили и подмигнул Светловой:

— Может, покурим?

Некурящая Светлова ответила взглядом на многозначительное подмигивание Богула.

— Покурим.

Лейтенант вышел следом за Светловой в коридор.

— Ну, что вы обо всем этом думаете? — сразу спросил он.

— А девушка не намекала ему, хотя бы жестами, откуда у нее появилась возможность делать такие подарки?

— Вы хотите знать, не рассказывала ли она ему о часах?

— Да, откуда появились у нее такие часики?

— Ну, разумеется, Аня, я не дурак. Первым делом, знаете ли, поинтересовался.

— И?

Лейтенант иронически хмыкнул:

— “Жестами”! Скажете тоже… Это почти как шутка Фоменко на “Русском радио”: “Мальчик жестами объяснил, что его зовут Хуан”.

— Мне уже не смешно, — Светлова вздохнула. — Я совсем запуталась с этой Немой… Ну? Так что он сказал?

Богул покачал головой:

— Нет. Кикалишвили клянется, что ничего не знает о том, откуда она взяла такие часы. Хоть и не отрицает, что находился с Немой в романтических отношениях.

— Интересно, как он с ней все-таки общался?

— Увы, они говорили только на языке любви, а на этом языке историю появления часов да еще с подробностями, необходимыми для следствия, не расскажешь!

— Получается, напрасно мы радовались, что Отарик нашелся. В общем, — это…

— Да, в общем, вы правы.., это тупик. — Богул взглянул на Светлову с самой кислой из всех имеющихся в его арсенале гримас и произнес слово, которое вертелось неотвязно в голове у нее самой: тупик.

— Богул, но почему вы все-таки ему верите, этому Старику? Насчет часов? Может быть, он врет, что это Немая ему их подарила?

— Скорей всего не врет.

— Как так?

— А так… Вы еще кое-чего не знаете.

— Поясните.

— Фамилия его все карты нам путает.

— Кикалишвили?

— Ну да… Я тут навел справки дополнительные… Оказывается, он двоюродный брат знаменитого Джимми… Кузен, так сказать.

— Джимми? — с недоумением взглянула на Богула Светлова. — Не понимаю…

— Это очень известная в криминальном мире личность.

— Что за личность?

— Да есть такая знаменитая парочка… Два угонщика автомобилей, наркоманы Джимми и Джонни.

— Угонщики автомобилей?! — ахнула Светлова.

— Представьте… Увы! Угонщики автомобилей. Грузины. Работают в Москве. Обычно они отслеживают покупателя автомобиля. Ждут, когда тот заедет купить сигнализацию — как правило, так все покупатели делают. Пока хозяин занимается покупками, они за пять минут выбивают окно…

— Ювелирно, — похвалила Светлова.

— Да, в мастерстве парочке не откажешь. Кстати, это фирменный стиль именно грузин угонщиков. Например, ингуши ленятся вскрывать авто. Они просто-напросто выбрасывают водителя из машины. Грубо, но и эффективно… А вот грузины работают ювелирно.

— Ну и дела!

— Вот и я говорю… Спрашивается, имея такого кузена, вы бы бросили на дороге дорогущую иномарку?

— Вопрос в самую точку…

— Что же это получается?! Кузен Джимми, понимаете ли, трудится не щадя живота, выслеживая где-то там в Москве лопоухих автовладельцев, а Отарик тут у нас разбрасывается доставшимся ему добром? Ему что, брату трудно позвонить?

— Да… — Светлова вздохнула. — Наверное, я бы не бросила при таких условиях машину… Но у меня, к счастью, нет таких кузенов.

— В общем, это тупик. Отарик явно ни при чем в этой истории с часами.

— Ну, хорошо: пусть Отарик Кикалишвили не причастен к исчезновению этих людей… Потому что, если бы виновен был он, исчезали бы прежде всего автомобили. При таких-то родственных связях… Пусть так. Согласна.

— Еще бы вы не согласились…

— Хорошо. Пусть Отарик Кикалишвили чист и светел, как облачко на майском небе, синем-синем, чистом-чистом… Но…

— Что — но?

— Неужели вы все-таки отпустите Отара Кикалишвили?

— Наверное.

— Не знаю, почему, но мне это совершенно не нравится! — Аня вздохнула. — Кстати, она скоро должна там быть.

Лейтенант задумчиво кивнул: мол, понял, что речь идет о Скворцовой и докторе Горенштейне.

— Как, думаете, там сложатся дела? — спросил он. — Не приближается ли эта канитель к завершению?

— Как дела? Придется ждать, пока Горенштейн найдет возможность поговорить о часах с нашей загадочной девушкой. Получается, что иного выхода у нас нет.

— Время, однако, работает в данном случае не на нас, — заметил лейтенант. — Впрочем, я понимаю, что давить на вашего Гора бессмысленно.

Аня посмотрела на часы:

— Я, пожалуй, поеду.

* * *

Впрочем, оказалось, что торопилась Светлова к Гору напрасно.

Когда Анна появилась в доме доктора, наполненном, как всегда, птичьим щебетом и запахом цветов, оказалось, что Марина Скворцова еще не пришла.

— Не знаю, не знаю, дорогая, — только и развел руками в ответ на Анины торопливые вопросы доктор Горенштейн. — Откуда мне знать, где она и почему опаздывает? Мое дело — сеансы, ваше — обеспечить посещаемость. Что вы тут детский сад развели? Я что, следить за ней должен? Бегать, искать, за ручку приводить? Она уже девочка большая.. А у меня и других забот хватает.

— Доктор, — попросила Светлова, — а не могли бы вы, пока мы ее ждем, почитать мне еще ту вашу книжечку?

— Какую еще книжечку, дорогая?

— Ну, про пациентку, которая пила много воды…

— Про пациентку Брейера?

— Да…

— А что вас так в ней заинтересовало?

— Видите ли… В общем… Скажите, Гор, а не может ли случиться так, что с одним и тем же человеком повторяется нечто очень похожее?

— Поясните.

— Ну, некто вляпывается в одно и то же…

— Очень доходчиво пояснили свою мысль! Насколько я понимаю, вас интересует точка зрения Фрейда на “повторение”? Характерное для невротиков навязчивое повторение?

— Точно! Меня ужасно интересует именно навязчивое повторение!

— Ну, видите ли… Всем известны люди, у которых отношения с другими людьми складываются по одному и тому же образцу.

— То есть?

— Ну… Это и “несчастные благодетели”, которых постоянно покидают неблагодарные питомцы… И влюбленные, у которых романы всегда заканчиваются одинаково. И мужчины, которых непременно предают друзья и “раз за разом” у них рушится “настоящая мужская дружба”…

— Да-да… — согласно кивнула Светлова. — Бывает!

— Но мы, в общем, мало удивляемся этому “возвращению одного и того же”, когда находим черту характера, которая и приводит к повторению этих финалов, снова и снова приводит к повторению одинаковых ситуаций и переживаний. Или когда мы наблюдаем активные действия такого человека, которые — всем окружающим это понятно! — именно так и должны каждый раз заканчиваться.

— Ну, в общем, конечно: черта характера и собственные действия такого человека “возвращение одного и того же” объясняют, — согласилась Светлова.

— Однако гораздо большее впечатление на нас производят случаи, когда такой человек переживает нечто пассивно и никакого его влияния на ситуацию не наблюдается… И тем не менее его судьба снова и снова повторяется!

— Вот-вот!

— Классический пример, приведенный еще стариком Фрейдом: судьба женщины, которая три раза подряд выходила замуж, причем все ее мужья заболевали и ей приходилось ухаживать за ними до самой их смерти.

— И что же?

Гор открыл книгу и торжественно прочел:

— “На основании таких наблюдений над судьбой отдельных людей мы найдем в себе смелость выдвинуть гипотезу, что в психической жизни действительно имеется тенденция к навязчивому повторению…"

Он сделал многозначительную паузу:

— “Во всяком случае, взвесив все обстоятельства, мы можем уяснить многое, касающееся того, что можно было бы назвать судьбой, и перестанем ощущать потребность во введении нового таинственного мотива”.

Горенштейн захлопнул толстый том.

— Вы думаете, Гор, то, что произошло с девушкой, это фрейдовское “возвращение одного и того же”?

— Я ничего не могу утверждать.

— Впрочем, можете не отвечать. Вы уже и так много сказали. Гораздо важнее для меня теперь предположение, что роль Немой при таком “повторении” может быть и пассивной.

"Не обязательно — совсем не обязательно! — что в этих исчезновениях людей, — подумала Светлова, — Марине Скворцовой отведена роль активного действующего лица”.

— Не желаете еще пример — на этот раз из литературной классики, который любил приводить старик Фрейд?

— Давайте… Не помешает.

— Так вот, дорогая… У Торквато Тассо в его романтическом эпосе герой нечаянно убивает свою возлюбленную Клоринду, когда она сражается с ним, используя вооружение рыцаря-неприятеля.

— Бедняжка…

— После похорон возлюбленной Клоринды убитый горем герой проникает в страшный волшебный лес и разрубает там своим мечом высокое дерево. И вдруг из раны этого дерева потекла кровь! И он слышит голос Клоринды, душа которой заключена в этом дереве. Она жалуется, что он снова причинил ей боль.

— Дважды, бедняжка!

— Я именно об этом вам и толкую.

— Интересно! — вздохнула Светлова. — Похоже, однако, что ваши здешние леса не менее страшные и волшебные…

— Ну, вы уж так напрямую все не воспринимайте, дорогая! — обеспокоенно взглянул на Светлову доктор Гор. — У нас тут, конечно, кое-что случается… Но все-таки… Держитесь, милая моя!

— Изо всех сил, — пообещала Светлова. Аня посидела еще с полчаса, распивая с Горенштейном чаи, но девушка так и не появилась.

Ощущение было не из приятных: прежде Немая не пропускала ни одного сеанса. Это случилось с ней впервые.

— Соломон Григорьевич, — попросила Аня перед уходом, — когда вы снова станете с ней общаться… Спросите, откуда у нее часы, которые она подарила своему другу Отару Кикалишвили…

— Это так обязательно — про часы?

— Да, увы.., обязательно. Это очень важно.

* * *

Сквозь ночной сон опять — телефон.

— Выходите! Мы возле “Ночки”.

Голос Богула.

— Мы — это кто? — зевнула Светлова.

— Увидите.

— Что случилось-то?

— Увидите.

— Да что вы заладили: увидите, увидите!.. Все-таки вы, Богул, милиционер, а не Дед Мороз… Ваша любовь к сюрпризам давно меня настораживает…

— Переживете.

— Машину, что ли, опять нашли на вашей “бермудской” трассе?

— Говорю вам: поторапливайтесь.

— Не скажете — никуда не пойду! — надулась Светлова.

— Еще раз говорю: напяливайте мигом свои шмотки — и выходите! — В трубке послышались гудки.

— Упрямый, как осел, бесцеремонный, как мент! — Светлова, чертыхаясь, натянула джинсы и куртку и, поеживаясь, вышла на улицу.

В милицейском “газике” у ворот, кроме водителя и Богула, неожиданно оказался Кикалишвили.

Едва Светлова забралась в машину, “газик” дернулся с места — разумеется, с присущей этой модели автомобиля “грациозностью и плавностью”…

Светлова, чертыхнувшись, потерла ушибленный локоть и вопросительно поглядела на Богула.

— Вот послушайте, Светлова, что он говорит! — кратко кивнул на друга Отарика лейтенант Богул.

И Кикалишвили, как заученное стихотворение, затараторил, повинуясь этому кивку, словно приказу, то, что повторял уже, по-видимому, не раз:

— Мы договорились с Мариночкой встретиться, как всегда. Я ее ждал на обычном месте. Мы там встречались, а потом ехали сюда…

Между тем, свернув с трассы на песчаную, шишкинскую, белеющую в темноте дорогу, милицейский “газик” с Богулом, Светловой и Кикалишвили въехал в приятный на вид живописный сосновый лесок.

— Я ее ждал, как мы договорились… На обычном месте!

Аня кивала, слушая рассказ Отарика Кикалишвили.

Светлова припомнила, как однажды она уже стала свидетельницей свидания Кикалишвили и Немой. Так вот куда они потом заторопились!..

Понятное дело: автомобильная любовь… Не нужно никаких гостиниц и мотелей. Джип — и в лесок.

— Но ее все не было… — тараторил Кикалишвили. — А потом… Не знаю, почему, но я потом сюда приехал.

— Не знаете, почему? — с инквизиторским дружелюбием в голосе уточнил Богул.

— Я не знаю… То есть знаю! — испугался Отарик. — Потому что я везде Мариночку искал — и уже не знал даже, где еще ее искать! Ее нигде не было. И почему-то, уже не зная, куда еще ткнуться, заехал сюда. И думал, может, мы разминулись? Я ведь опоздал! А что, если она решила поехать прямо сюда, в лес? Ну вот… И я тоже поехал в этот наш лес. Подъезжаю, выхожу из машины. А она…

Милицейский “газик”, повинуясь указаниям Отарика, попетлял между деревьями и остановился.

За окнами была полутьма, из нее выступали темные, резкие, подсвеченные луной силуэты деревьев и кустов.

— Выходим! — скомандовал Богул.

Они вылезли из “газика”. Хлопнули дверцы.

— И что? — почему-то шепотом спросила Аня. — Я ничего не вижу…

Наверное, действительно ничего, кроме деревьев, не было… Но в тишине, которую не нарушал больше шум двигателя, раздавался странный жутковатый звук…

Это был скрип, исходивший откуда-то сверху.

И Ане, как в детстве, когда пугаешься всему непонятному, отчего-то захотелось вдруг зажмуриться… Она подняла голову.

Толстый сосновый сук немного надломился под тяжестью болтающегося на толстой веревке тела Немой. И потому при порывах ветра, когда мертвое тело раскачивалось, сосновый сук скверно и надсадно скрипел.

Теперь Светловой хотелось не только зажмуриться, но и заткнуть уши.

«Да что же это за территория такая “бермудская”, — с некоторым ужасом думала она, — по которой можно передвигаться, только закрыв глаза и заткнув покрепче уши?!»

Тем не менее, несмотря на “некоторый ужас”, Анна успела все-таки обратить внимание, что и друг Отарик, несмотря на свой мужественный волосатый и бандитский вид, тоже пытается заткнуть уши.

Только Богул деловито отдавал водителю распоряжения.

"Не повезет его будущим ученикам, — мимоходом и отстранение заметила про себя Светлова. — Нервы стальные — как раз для педагогической работы! Такого учителя двоечникам-мучителям кнопками под зад не пронять… Сам кого хочешь в бараний рог скрутит”.

Водитель между тем подогнал “газик” под дерево. А Богул забрался на крышу машины и принялся не торопясь рассматривать веревку, захлестнутую на шее удавленницы.

Скрип между тем продолжался.

— Да снимите же вы ее! — взмолился Отарик.

— Да, щас.., как же! — хмыкнул лейтенант. — Разбежался! А улики? Узел, веревка?.. Мне что, и посмотреть нельзя?! Что ж ты ее не снял, когда нашел? Я еще это постараюсь выяснить…

— А что выяснять-то?

— Так что ты меня, дорогой, не торопи, а то, пожалуй, я начну интересоваться, почему ты так торопишься.

— Да я.., я же.., неужели вы думаете?! — испуганно зачастил Отарик.

— К тому же, — Богул вздохнул, впервые выдав свои чувства, — ей уже не поможешь. Судя по степени окоченения, — он дотронулся до руки удавленницы и остановил раскачивание жуткого маятника, — ей уже давно не поможешь.

— Ужасно! — Светлова отвернулась.

— У тебя что, денег на квартиру нет, что ли? — набросился вдруг Богул опять на Отарика. — Почему вы в лесу-то встречались?

— Да нет, что вы… Не в этом дело, не в деньгах. Просто… Ну иногда так было удобнее. Быстрее. Пока до города доедешь… Время! А в мотеле, сами понимаете, ей неудобно. Она ведь там работает. Что хозяева скажут?!

— Ну, что хозяева скажут — это мы выясним, — сурово пообещал Богул. И уже почти угрожающе добавил:

— Мы все выясним — не беспокойся!

— Да я и не беспокоюсь, — парировал Отарик, пробуя изобразить беспечность.

Но удавалось ему это плохо.

Глава 12

"Насчет “выясним” — это, конечно, сильно сказано, — уныло думала Светлова. — Что уж мы там выясним? Вот это уже настоящий тупик! Немая уже теперь никогда не станет говорящей и никому ничего не расскажет. Ни доктору Горенштейну, никому. А ведь, считай, были мы с лейтенантом Богулом в двух шагах от цели. Еще немного — и, возможно, услышали бы от девушки объяснение загадок. Если это не самоубийство, то… Тот, кто это сделал, рассчитал все правильно.

Но кто это мог сделать?

Ну… Ее мог убить сам Кикалишвили. Потому что, скажем, никакие она ему часы не дарила и он все-таки причастен к этим историям с автомобилями. И все это — про часы — он наврал, чтобы выйти сухим из воды.

Был уверен, что, поскольку она немая, это сойдет ему с рук. А теперь, возможно, Кикалишвили узнал, что работа Гора подвигается, и решил девушку убрать, чтобы она не смогла его опровергнуть. Возможно, когда Светлова с Богулом в коридоре разговаривали, Отарик подслушивал.

Правда, в лесу Кикалишвили выглядел совершенно потрясенным и очень испуганным. И это все было, кажется, искренним, не сыгранным.

Или…

Как там говорил Гор? “Она была совсем маленькой девочкой, которая еще не знала, что такое “хорошо” и что такое “плохо”. А папа объяснил ей, что то, что он делает, совсем не страшно.

И в какой-то момент, скажем, года три назад, Марина Скворцова, возможно, после какого-то происшествия, ставшего дополнительным катализатором, продолжила папино “дело”… Семья маньяков!.. Кажется, наука уже выяснила, что это возможно.

Плохая наследственность? Так?

Она могла сделать это сама. Сама могла повеситься… Не смогла нести дальше, так сказать, непосильный груз вины за свои преступления.

Чушь! Не сама! Веревка захлестнута на такой высоте, что лейтенанту пришлось забираться на крышу “газика”, чтобы снять тело.

Стало быть, кто проделал то же самое до него — должен был тоже забраться на крышу машины.

Чтобы девушку повесить.

И это так очевидно и так бросается в глаза… Ну, ничего не боятся!

А почему? Хотят запугать?..

Кого? Ну, тут и к гадалке ходить не надо.

Ясно — кого!"

Вечером того же длинного дня, так страшно на рассвете начавшегося, Аня опять зашла к Туровским.

Пахло ванильными свежевыпеченными булочками. Светловой даже показалось, что они еще не знают, что случилось с Немой. Но потом Анна поняла — они намеренно… Знают. Но все равно пекут булочки. Главным образом для того, наверное, чтобы отключиться от своих мрачных мыслей.

Поэтому опять будет, как обычно, игра в подкидного дурака. Абажур. Чай…

Симпатичные Туровские и эта уютная, милая, безмятежная провинция!

Впрочем, часть этой милой, безмятежной провинции — и сбежавшая Амалечка Кудинова, и добродушная, приторговывающая детишками толстушка Осич.

Пока Туровские по-супружески дружно рука об руку хлопотали на кухне, вытаскивая противни с булочками, Светлова, несколько разнежившаяся в ванильном аромате, размышляла.

Итак, что же? Валечка и Амалечка?

Ну и что?

Допустим, в том, что Осич убирает Кривошееву, есть практический смысл. Жестокая, преступная, но логика.

Добавляем сюда Амалию Кудинову, которая, скажем, в свою очередь, убирает несчастную, подурневшую благодаря ее косметическим усилиям Айвазян. В этом тоже есть практический смысл. Опять — жестокая, преступная, но логика.

Осич — Кривошееву.

Кудинова — Айвазян.

Вот вам уже и цепочка таинственных исчезновений.

Может, одна другой помогала?

Вот вам уже и преступное сообщество.

Валечка и Амалечка…

И что делать с остальными?

Шматриков?

Вадим Алексеев?

И, наконец, Нина Фофанова?

Ответ — Немая. Маниакально — наследственно! — кровожадная девушка.

Немая могла быть подручной Осич, помощницей. У нее плохая наследственность: склонность к убийству в крови.

А Осич для Немой все равно что мать. Непререкаемый авторитет. И вот Немая, очевидно, все и делала.., всю грязную работу.

А теперь ее убрали.

Потому что благодаря Горенштейну девушка стала опасной: она еще немного и заговорила бы. То есть стала бы давать показания.

Осич девушку и убрала.

Аня даже, непроизвольно, только подумав об этом, заткнула уши, потому что скрип дерева, на котором раскачивалась Немая с ремнем на шее, до сих пор преследовал ее.

Или — нет?

Это могли сделать сразу обе. Сообщницы Осич и Кудинова, использовавшие странную девушку для расправы со своими клиентками и теперь заметавшие следы.

Но Осич сама рассказала Светловой о Горенштейне.

Очевидно, Осич была уверена, что он ни за что не согласится на сеансы. А поскольку Светлова все равно рано или поздно узнала бы о мастерстве Соломона Григорьевича, такая подсказка в помощь Светловой даже отводила от Осич подозрения.

* * *

— А вот и мы! — Улыбающиеся супруги появились в дверях гостиной.

Пахло ванильными свежевыпеченными булочками. Особый теплый свет на лицах…

Неспешный разговор ни о чем, скатерть — шелковистое касание бахромы, сопутствующее воспоминаниям о детстве какого-нибудь литературного персонажа — “Детство Никиты” или что-то в этом роде.

Глянец тасуемой новой карточной колоды.

Но и здешний уют уже померк — его омрачала гибель девушки. Бегство Кудиновой.

— Вообще-то, она была странной… — заметила Туровская, наливая Ане чай.

— Вы о ком? Об Амалии?

— Нет, ну что вы! Я, кстати, вовсе не думаю, что Амалечка, как все вокруг толкуют, сбежала. Я уверена, что она просто уехала по каким-то своим важным и неотложным делам и не успела никого предупредить. Может, даже она что-то Алексею и сказала… Но вы ведь знаете, какой он.., спьяну мог и не запомнить! Нет, когда я говорю “странная”, я имею в виду нашу Марину.., эту немую девочку…

— Да никакой она не была странной! Обыкновенная девчонка. Только несчастная, — возразил Туровский.

— Ленчик, ты пристрастен. Она тебе просто нравилась, поэтому ты не хочешь признать мою правоту. Но если по правде…

— Ну кто мне может нравиться, кроме тебя? И Леонид Туровский таким влюбленным взглядом посмотрел на жену, что Аня поверила: это сущая правда.

— Нет, нет! Что-то в ней было…

— Плохая наследственность? — иронически хмыкнул Туровский — Ну, что-то вроде… И я не вижу в этом ничего смешного! Весь город полнится слухами о том, что раскопали в доме, где она выросла.

— Да?

— Ужас! А ведь яблоко от яблони недалеко падает.

— Некорректное сравнение. Людей нельзя сравнивать с растениями, животными… Когда пишут:

"она как волчица” и тому подобное — все это литературщина. И по сути — неверно. Человек — это человек…

— Ты бы знал, что там в садике у этих “человеков”! Я не удивлюсь, если окажется… Что все эти случаи… Ну, о которых, знаете, болтают….

— Леночка, окстись! Это была хрупкая девушка. Как это возможно, чтобы такие преступления совершило такое эфемерное существо?!

— Хрупкая?! — Елена Ивановна даже чуть порозовела от негодования. — Да если хочешь знать, люди с аномалиями… Известно, например, что умственно неполноценные люди обладают огромной — нечеловеческой! — физической силой!

— Ну уж, нечеловеческой, — засмеялся Туровский. — К тому же она была абсолютно полноценна в смысле интеллекта. И даже, я бы сказал, — довольно смышлена…

— Но она была немой! А любая нерасходующаяся энергия куда-то направляется. По другому назначению. То, что не расходуется в одном месте.., непременно прибавляет силы в другом. Закон сохранения энергии.

— Любопытно, какое же место ты имеешь в виду?

— Нечего надо мной подшучивать! Это бесспорный факт, например, что дебилы и идиоты обязательно отличаются повышенной сексуальной энергией! Причем специалисты это связывают именно с недорасходом энергии в плане умственной деятельности… А она все время молчала, молчала…

"А что.., пожалуй”, — подумала, слушая рассуждения Елены Ивановны, Светлова. В частности, Аня сразу припомнила неистовые, просто ошалелые объятия девчонки с Кикалишвили, — кстати сказать, по словам Богула, известного в городе своей репутацией “кролика”. Репутацией “юноши — в любую секунду своего существования готового к оплодотворению”. Может, и правда, у девушки Марины было, как бы это помягче выразиться, не все в порядке с “энергией”?

— Это твои собственные догадки? — продолжил между тем “научную дискуссию” супругов Леонид Алексеевич.

— Представь, мои!

— Очаровательно! Тебе остается только привести еще в качестве доказательства пример дворника Герасима. “Муму”! Он ведь немой и, как следствие, надо полагать — обладал недюжинной физической силой. — Туровский иронично хмыкнул. — Ну просто один к одному — наша Марина Скворцова!

— А что?! И правильный ты привел пример. Жаль, что я сама не вспомнила. Но я приведу другой пример…

— Мы просто затаили дыхание…

— Так вот… Ты знаешь тот вентиль в бойлерной, тот, который все время заклинивает? И я еще всегда зову тебя, чтобы его повернуть? А ты идешь за гаечным ключом и так далее…

— И что же?

— Так вот, представь, тебя нет… А я чертыхаюсь, пытаюсь повернуть этот дурацкий вентиль… Плююсь, ругаюсь, естественно…

— Ну, всем известен твой “нрав”…

— А наша Мариночка услышала мои вопли. Подходит летящей походкой. Берется белыми рученьками за этот фигов вентиль — и легко, непринужденно так его поворачивает!.. А тяжелые подносы, которые она играючи таскала с утра до вечера — и при этом была свежа как роза?! И все это, надо заметить, с той же летящей походкой!

— И как ты представляешь это себе?

— Что “это”?

— Ну, как она все это проделывала.., со своими жертвами?

— Не так уж и сложно!

— Ну-ну… — иронически ободрил жену Туровский. — Слушаем внимательно. Знаешь, я тут читал рецензию на фильм “Умирать легко”. Автор рецензии высказал остроумное мнение, что фильм “Умирать легко” следовало бы назвать — “Убивать нетрудно”. Я бы вообще всем детективам дал такое название… Тому, который ты сейчас сочиняешь, оно бы точно подошло!

— Да ты лучше послушай… В общем, ты же знаешь: ее охотно подсаживали на дороге? Так ведь?

— Да, я замечал.

— Очаровательная юная девушка… Редкий водила откажется, чтобы такая девушка составила ему компанию, правда?

— Верно.

— Ну, а дальше все повторялось по известному ей с детства сценарию. Она, видно, как папочка, маньяк Скворцов, гасила свой приступ безумия, убивая жертву.

— Как?

— Ну, это не так уж и важно. Душила, например.

— Хороший пример, ничего не скажешь! А куда девала?

— Ну, я же говорю — как папа!

— Закапывала, значит?

— Да, и возможно, это было для нее не менее, а может быть, и более важной частью ритуала, дающего выход приступу безумия. Именно закапывала!

"Да-да.., пожалуй… — внутренне согласилась с ней Светлова. В ушах у нее до сих пор стоял детский лепет, раздававшийся на сеансе у Горенштейна: “А ямка глубокая? Я пойду посмотрю…” — Безусловно у ребенка уже тогда проглядывался некий патологический интерес”.

— И вот — машина оставалась на дороге, а тело исчезало, — продолжала Туровская.

— Где? Как? Куда оно, это тело, исчезало?

— Лес… Кругом леса! Выбирай любую елку и закапывай.

— И она тащила на себе… Или волоком? Тяжелое тело?

"Под центнер весом, как, например, у пропавшего Шматрикова”, — уточнила про себя Аня.

— Почему нет? Известно, что, например, молоденькие санитарки, в которых было не более сорока пяти килограммов, вытаскивали с поля боя здоровенных мужчин, весивших значительно больше, чем сами эти девочки.

— По всей видимости, наша Марина далеко их тащила? Ведь у дороги не закопаешь, правда?

— Правда…

— "Копала глубокую яму?

— Я уже говорила о ее необычной физической силе.

— По времени — на такое должно было уходить не меньше половины ночи!

— А я, надо тебе признаться, иногда видела, как она выскальзывает по ночам! — торжествующе обнародовала явно припасенный сюрприз Туровская. — Только раньше не хотела тебе говорить… Боялась, что ты ее выгонишь из мотеля.

Аня хотела хоть немного реабилитировать Немую, упомянув о ее свиданиях с Кикалишвили, на которые та выскальзывала по ночам. Но решила не мешать захватывающему диалогу супругов.

— Ленечка, а ты помнишь дело, — продолжала Туровская, — одного из самых кровожадных маньяков столетия? Ну помнишь — по телевизору фильм показывали?

— Не припоминаю что-то.

— Когда он был маленьким, его мамаша работала в суде и часто приносила домой судебные дела с фотографиями — жертвами кровавых преступлений. И вот, представь, мальчик разглядывал их со все возрастающим интересом, любопытством и, как оказалось, удовольствием… И в итоге…

— Да-да? Мы затаили дыхание…

— И в итоге у повзрослевшего свихнувшегося молодого человека на счету оказалось с десяток ужасных преступлений…

— Ужас!

— Он резал и кромсал свои жертвы так же, как те тела на фотоснимках из суда, которые ему показывала мамочка. Вот вам и детские впечатления!

* * *

"Похоже, похоже на правду, — думала Светлова. — Похоже, однако, и — не более!

Допустим, белая глина на кроссовках — оттуда, где Скворцова “копала ямку”… Но почему — точно такая же на колесах машин? Ведь они оставались на дороге, на асфальтированной трассе, где нет никакой глины…

Или она заезжала на машине жертвы куда-то в лес, оставляла там труп, потом возвращала машину на место? Тогда неплохо бы это место найти. Там же должна быть и белая глина…

Почему же Скворцова не сумела справиться с Ниной Семерчук-Фофановой? Шматрикова — мужика здорового! — одолела… А Фофанову — нет?

Но то, что Немая причастна, — это, пожалуй, правда.

Итак…

Осич убирала Кривошееву не сама. И Амалечка убрала Айвазян не сама.

Осич, которая для Немой “вторая мама”, использовала для этого девушку… Точней, использовала ее кровожадность. Питон хочет кролика? Укажем ему на этого кролика!

Возможно, они просто сами направляли в мотель тех, от кого они хотели избавиться.

Осич — Кривошееву.

Кудинова — Айвазян.

Но Питону парочки кроликов было мало…

И далее Немая уже промышляла сама — без указки “второй мамы”.

Так исчезли:

Шматриков.

Вадим Алексеев.

И, наконец, та же участь ожидала Нину Фофанову… Но она отчего-то не исчезла.

Теперь Немой больше нет. Амалия сбежала.

Одна Осич как ни в чем не бывало живет припеваючи”.

Светловой давно следовало навестить Горенштейна. Анна, увы, не была у него с тех пор, как трагически погибла Марина Скворцова.

К тому же Светловой пришло в голову, что она вообще страшно неблагодарная.

И Анна заехала в цветочный магазин, чтобы в знак своей признательности доктору пополнить его цветочную, дорогую его сердцу коллекцию.

Светлова выбрала какой-то очень редкий и очень дорогостоящий цветок в горшке. Так ей, во всяком случае, объяснила девушка-продавец.

С трудом удерживая в руках тяжелый этот горшок, Светлова заторопилась в дом доктора Горенштейна.

Дверь почему-то открылась не сразу… Наконец после третьего звонка она резко распахнулась…

На пороге стояла крепко накрашенная дама… Взгляд ее был полон холодного презрения.

От недоброго предчувствия у Анны сжалось сердце.

Видимо, это и была супруга доктора, про которую, увы, ввиду ее долгого отсутствия Светлова совсем запамятовала.

И как же эта супруга оказалась некстати!

— Здравствуйте! — растерянно промямлила Аня. Дама молча смотрела на Светлову.

— Как вы только осмеливаетесь сюда являться? — наконец изрекла она.

— Я?

— Да! Я попрошу вас, голубушка, больше сюда не приходить!

И прежде чем дверь захлопнулась перед ее носом, Светлова успела увидеть огорченное, растерянное лицо доктора Горенштейна, промелькнувшее в коридоре за спиной крепко накрашенной дамы.

Вне себя от возмущения, Светлова все-таки опять нажала кнопку звонка.

Дверь снова отворилась.

— Мне Соломона Григорьевича, — начала Аня.

— Собственно, я передала вам слова Соломона Григорьевича — больше сюда не приходить! — так же холодно и зло глядя на нее, сообщила супруга Горенштейна. — Я бы сама и вовсе не стала с вами разговаривать! Мало того, что вы чужих мужей пытаетесь соблазнять, еще и девушку несчастную до могилы довели! Как вы могли втянуть моего мужа в эту историю?

Она презрительно кивнула на цветочный горшок, который Светлова продолжала растерянно держать в руках.

. — Цветочков принесли! Неплохие. Не поскупились! Впрочем… Совести у вас, видно, совсем нет! Это ясно!

— О чем вы говорите? — изумилась Светлова.

— Таким, как вы, наверное, все равно, по какому поводу покупать цветы — к свадьбе или похоронам, не так ли?

И дверь снова захлопнулась.

— Дорогая! — Анна слышала за дверью возмущенный голос Гора, явно возражавший супруге. — Как ты могла.., как ты могла поверить в эти сплетни? Как ты могла выгнать эту девушку? Вообще… как ты могла, ничего не сказав мне, вмешиваться в мои дела? И так.., так говорить с ней!

— Учти, Соломон, из-за нее ты попал в беду!

— Боже мой! Виктория! Кому ты поверила! Неужели нашей соседке? Единожды солгавши.., знаешь, как там дальше?!

— Ну ты слишком строг к нашим соседям. Я понимаю, что у нас возникло какое-то охлаждение в отношениях… Но это бывает в семейной жизни… Каждый из нас небезгрешен, и иногда так получается.., ну ты понимаешь? Маленькая случайная ложь вовсе не значит, что человек способен на клевету.

— “Маленькая случайная”! — горько повторил Гор. — Дорогая, ты еще наивнее меня! Конечно, можно солгать… Но не в таких вещах…

Голоса выясняющих отношения супругов, удаляясь, стали тише.

В общем, Светлова была бы не Светлова, если бы не позвонила еще раз.

Расчет оправдался. На этот раз после долгой, очень затянувшейся паузы ей открыл сам Гор.

Очевидно, в непростой борьбе, но ему все-таки удалось нейтрализовать свою разбушевавшуюся супругу.

"Неужели Гор запер ее в ванной?” — с некоторым удовлетворением и даже злорадством подумала Светлова.

Впрочем, она не стала тратить время на выяснение этих щекотливых подробностей.

— Слушаю вас, — сухо и страшно официально поприветствовал Светлову Гор.

Было очевидно, что он уже знает о смерти Марины Скворцовой.

— Соломон Григорьевич, — робко начала Аня. — Понимаете… Я все не решалась вам этого сообщить…

— Напрасно, — горько заметил Гор. Аня сделала паузу, набираясь храбрости:

— Вы еще не все знаете, Гор… Я не хотела вам, этого говорить, Соломон Григорьевич… Но это было не самоубийство. Доктор, видите ли, Марину Скворцову убили.

— Так… — Горенштейн низко опустил голову. — Это точно?

— Скорее всего…

— Значит, взяли мы с вами все-таки, любонька, грех на душу? Насколько я понимаю, самое предосудительное, что собиралась сделать эта девочка, — это заговорить? Не так ли? Право же, в нашем мире безопаснее быть немой. Опять я вляпался, стало быть.

— Да, я знаю, Соломон Григорьевич. Простите. Если можете, простите, что я вас втянула в новую неприятность.

— Да что вы такое знаете?!

— Ну, что у вас уже был инцидент. Что вы влюбчивый… И у вас с какой-то пациенткой был роман… С банкиршей, кажется.

— Нет, ну какова?! Что же это вы такое несете?! Кто вам поведал всю эту чушь? — Гор испуганно оглянулся, явно не забывая о своей накрашенной супруге.

— Кто поведал? Ну кто… Осич!

— Нет, ну вы только на них на всех поглядите! Осич посмела сказать вам, что я влюбчивый?

— Ну да!

— Кто бы давал такие оценки! Сама, как кошка, влюблена! И без малейших, причем заметьте, шансов на успех.

— Влюблена? Осич? Вот уж никогда бы не подумала!

— А вы вообще, кажется, мало думаете. Представьте, влюблена, как пятнадцатилетняя девчонка!

— В вас, что ли, Соломон Григорьевич?

— Избави бог!

— А в кого же?

— Да в нашего придорожного Челентано — Туровского.

— В Туровского?! — Аня изумленно уставилась на Горенштейна. — Неужели это правда?!

— По-вашему, я похож на человека, который любит приврать?!

— Осич по-настоящему, — Аня интонацией подчеркнула это слово, — влюблена в Туровского?

— Не то слово! Готова ради него на любое преступление!

— На любое? И… Скажем, на лжесвидетельство?

— Фи! Это разве преступление для любящего человека? Даже если бы вы спросили: на убийство — я бы ответил: да!

Глава 13

Оставив негостеприимный отныне дом Горенштейнов, в который ее на этот раз дальше порога не пустили, Аня растерянно брела к машине.

Теперь она точно припомнила свой имевший место быть некоторое время назад разговор с Осич.

На вопрос Светловой, не останавливалась ли Кривошеева в мотеле “Ночка”, Осич — тогда! — изумленно подняла на Аню свои светлые добродушные глазки:

— Ну, откуда же я знаю, дорогая моя?! Дело было так… Кривошеева приехала ко мне в приют. Я сказала ей, что пока ничего не получается. Мамочка, подкинувшая нам в приют ребенка, раздумала и прибежала за ним обратно. Я сказала ей, чтобы она ехала домой, к себе в город, и ждала моего звонка.

А куда эта Кривошеева, выйдя от меня, поехала на самом деле — откуда же мне знать?

Вот так Осич ответила тогда Светловой.

А на самом деле Осич, возможно, это знает. Возможно, Кривошеева решила остановиться переночевать в “Ночке” и только наутро отправиться в обратный путь?

* * *

И Светлова поторопилась к Валентине Осич. Непременно, непременно следовало ее навестить!.. Но, к сожалению, Светлова не успела…

* * *

Осич жила в многоквартирном доме. Поэтому взрывное устройство было вмонтировано в радиотелефон, соединенный с домофоном. Входящий набирает код определенной квартиры, и следует взрыв. Таков был принцип работы этого устройства.

Именно так кто-то попробовал убрать Осич. Валентина Терентьевна вернулась с работы домой как обычно и набрала код своей квартиры.

И это в корне меняло дело! Валентина из разряда главной злодейки, таким печальным образом, перешла в разряд жертв!

* * *

— Осич? — В приемном покое больницы стоял резкий запах нашатыря. — Она в очень тяжелом состоянии.

— Неужели нет надежды?

— Да что вы! С такими повреждениями?!

— Можно мне с ней поговорить?

— Попробуйте… Попытка не пытка.

— Вы кого имеете в виду? Надеюсь, не пациентку? — уточнила Аня у представителя “самой милосердной профессии”. По правда сказать, Светлова всегда придерживалась мнения, что цинизм медицинских работников, впрочем, так же, как любой другой профессиональный цинизм, не имеет границ.

— Да нет… Помилуйте. Пациентке в общем уже все равно. Она — на обезболивающих.

Аня вошла в палату.

Валентина Осич лежала с открытыми глазами. Когда Светлова наклонилась к ней, краешек века у Осич дрогнул.

— Я должна вам кое-что сказать, — прошептала она. — Эта женщина, Айвазян… Амалия посоветовала ей тогда остановиться в “Ночке”… И.., и еще я.., я отправила туда Галю Кривошееву. А Елена.., она…

— Елена? — переспросила Светлова.

— Елена… Елена… — только повторяла Осич из последних сил.

— Я все поняла, поняла… Успокойтесь!

— Елена, — снова почти неслышно прошептала Осич.

— Это она? — спросила Аня.

Осич закрыла глаза. Что могло означать только одно — “да”.

— Валентина Терентьевна, вы меня слышите? — Анна наклонилась к лицу умирающей.

Но веки у Валентины Осич даже не дрогнули. Она больше не слышала Аню. И не могла ей ответить.

* * *

По больничному коридору навстречу покидающей больницу Светловой шел Кудинов. Шел, как всегда, покачиваясь.

Цветочки, которые он нес в палату своей старой приятельнице и подруге сбежавшей жены, несколько пообвяли… Будто он находился с этим букетом в пути дня три — не меньше…

«Печально, — подумала, глядя на него, Светлова. — Пьяненький, никудышный супруг Амалии… И ее дышащий на ладан салон “Молодость”, доходность которого приходилось поддерживать сомнительными противозаконными услугами. Поистине ни один из этих двух видов бизнеса не удался Амалии!»

Кстати, Кудинов не производил впечатления человека, сильно огорченного исчезновением супруги. Или хотя бы удивленного этим обстоятельством.

И цветы для Осич, которые он нес в больницу, получились слишком запоздалые — уже к похоронам.

* * *

Итак, Кудинова отправила Айвазян в “Ночку”. Точно так же и Осич, когда к ней приехала Кривошеева, посоветовала той остановиться в мотеле. Правда, Осич была влюблена в Туровского, и она этот факт от Светловой намеренно скрыла, чтобы оградить мотель “Ночку” от ненужного внимания милиции.

Но теперь, перед смертью, ей было все равно, и Валентина решила больше не молчать, облегчить душу — сказать правду.

Что она имела в виду, называя Елену?

Ну, в общем, это могло означать только одно.

* * *

Анна вдруг вспомнила одну из своих бесед с Амалией в салоне “Молодость”.

Недолго думая — все-таки какая она предусмотрительная! — Светлова достала диктофон, который брала с собой на косметические процедуры, и нажала кнопку…

На секунду Ане показалось, что кассета вроде бы остановлена не на том месте, где это сделала она, когда в последний раз пользовалась диктофоном.

Неужели кто-то был в ее номере и слушал диктофон?

Кто?

Да нет! Скорее всего Анна ошибается: наверное, все так и было. Хотя разве запомнишь? Но, в общем-то, следует иметь это в виду на будущее — надо запоминать такие вещи!

И Светлова, немного успокоившись, стала слушать пленку:

" — Амалия, помните, вы говорили, что Елена — открытие Туровского. Высмотрел ее, еще Когда она в школе училась, и ждал терпеливо, пока та подрастет? — услышала Аня свой собственный, записанный на пленку голос.

— Да-да, точно… Разглядел наш Иван-царевич в лягушонке — Елену Прекрасную. Или, уж не помню точно, в кого там, в сказке, лягушка превращается, когда ее добрый молодец о землю ударяет?

— Я сказку, к сожалению, не помню. Помню только анекдот. Знаете? Ударил добрый молодец о землю лягушку. Превратилась она в красавицу. Поженились они. Живут счастливо, поживают. А люди спрашивают: “Ну, раскрасавица она — это видно. А умная ли?” — “Да как сказать… — отвечает муж. — Видно, все-таки сильно ударилась”.

— Ха-ха!.. Смешно.

— И насчет раскрасавицы я тоже все-таки не разделяю принятых у вас восторгов, Амалия. Все-таки что-то от лягушки в вашей Елене осталось. Как ни превращалась она в красавицу, а, видно, до конца не получилось. На мой взгляд, в ее лице есть что-то отталкивающее. Не могу точно сформулировать что, какой-то штрих… Именно лягушачье, жабье. Очевидно, нельзя так уж без последствий превращаться в лягушку или в козленочка и прочее… А потом снова — в человека. Что-то лягушачье после таких метаморфоз остается, наверное, насовсем?

— Ну, про козленочка — спорить не буду. Может, вы и правы… Столько кругом народу, про который можно с уверенностью сказать: козленочками они точно когда-то побывали! А вот про лягушек — поспорю!

— Что, я не права?

— Это вы по молодости так наивны… Совсем, я вижу, не разбираетесь в таких вещах! Любая женщина постарше сказала бы вам, в чем тут дело.

— В чем?

— У Елены — это последствия многочисленных подтяжек. Результат вмешательства косметологов. Лифтинг, который сами же косметологи иногда называют жабингом. Нельзя без конца тянуть кожу к ушам — неизбежно появляется этот “жабий” растянутый рот, это лягушачье, как вы говорите, выражение лица.

— Любопытно!

— Не то слово! Понимаете, Елена ведь у нас была не только Прекрасная… Но и Неувядаемая. Очень долго не сдавалась и оставалась молодой. Просто на удивление! И вопреки времени. И вдруг словно обвал. Разом… Ну так иногда бывает. Я-то в косметическом салоне насмотрелась… Знаете, одни стареют постепенно, незаметно, как бы изо дня в день… А некоторые этакими скачками. Причем… Иногда ведь с женщинами вещи просто необъяснимые случаются. Ну все понятно: уход, уровень жизни, стрессы, болезни, образ жизни, дурные наклонности и привычки, я уж не говорю о пороках… Все это имеет значение. Понятно, что у тех, кто ставит в каждой графе плюс — преимущества… Но есть, поверьте, и что-то сверх этого! Я, например, знаю женщину, которая сегодня выглядит моложе, чем десять лет назад. Совершенно удивительное явление… Как будто стрелки часов вспять пошли. Мистика!

А у Елены нашей Прекрасной все наоборот. Держалась, держалась — и вдруг… Как будто обвал! Словно дом с красивым фасадом изнутри жуки проели, и разом вся красота осыпалась. Я бы сказала, что это случилось так внезапно и резко, что иначе как мистикой или колдовством каким-то — ну если бы я в это верила! — не объяснишь. Ну, в общем, он переживал это ужасно.

— Он? Туровский?

— Ну да…

— Неужели это для него было так важно?

— А как же! Он, как игрок, который все поставил на одно. Понимаете, он все поставил на ее красоту. Он не стал делать карьеру. У него, в общем, нет близких друзей. Нет детей. Причем он сам не захотел — боялся, что это испортит ее великолепную внешность. Они всегда жили очень уединенно. Такое ощущение, что ему ни с кем не хотелось делиться… Представьте, что какому-то зачуханному коллекционеру вдруг чудом досталась “Весна” Боттичелли. И вот он, одурев от радости, запирает ее в своем доме на восемь замков.., и все! Отныне его жизнь состоит из того, что он любуется шедевром… Вот это Туровский и его Елена Прекрасная.

Да, вот так оно все и было… Почти без преувеличений. А она… Она вдруг начала стареть.

И ладно бы постепенно… Все-таки, когда изо дня в день по чуть-чуть и люди все время бок о бок, рядом… Вроде не так заметно.

— А сама Елена Ивановна, что же — очень переживала?

— Ну, не радовалась, конечно. Это мягко говоря…

— И что, она до сих пор не успокоилась?

— Понимаете, она вообще очень изменилась… Я, честно говоря, думала, что она спокойнее воспримет возраст. Примет как должное. Смиренно…

— Да-да…

— Ведь Леночка за свою жизнь собрала столько вздохов восхищения, что, в общем, должна была успокоиться на этот счет! Но, видно, все мало. Это началось с ней где-то года три назад…

— Что именно?

— Ну, она словно с цепи сорвалась…” Анна выключила пленку с откровениями Амалии, которые та произносила во время косметических процедур…

Теперь, когда Анна была уверена, что Кудинова виновна и сбежала, ей чудилось в ее голосе что-то подозрительное, и она вслушивалась в него критически. Ей стало казаться, что она различает в нем какие-то новые интонации. И это были незнакомые интонации. Хотя, безусловно, она слышала голос Амалии не один раз.

Аня снова включила диктофон:

" — Ну, она словно с цепи сорвалась…

— Что вы имеете в виду?

— Ну, такая, почти не контролируемая злоба по отношению к тем, кто моложе… Иногда создавалось такое ощущение, что она просто сейчас бросится и загрызет… Я уж ее успокаивала, успокаивала… И потом… — Амалия замолчала.

— Вы что-то знаете, Амалия?

— Я бы не хотела об этом говорить.

— А все-таки!

— Ну… Ходили всякие слухи… Что, мол, романы с проезжающими по большой дороге стала крутить не только юная красотка Немая… Говорят, что-то стали замечать и за Еленой. Знаете, это бывает: красота уходит, и женщина бросается во все тяжкие. Но у нее все как-то странно. В частности, был такой случай… Один юный красавчик.., очень за ней увивался…

— И что же?

— Да потом исчез…

— Как это?

— Да так! Исчез — и все! Больше его никто не видел!

— Не понимаю… Уехал, наверное?

— Может, и уехал… Извините, прервемся — у меня телефон звонит…"

* * *

Светлова выключила зашуршавший пустой пленкой диктофон.

В голосе Кудиновой, в последних фразах этого диалога, теперь Анне слышался неподдельный несыгранный страх.

Или все-таки — сыгранный?

Но в самом деле… Так ли уж Елена спокойна, как кажется окружающим в мотеле?

В истории женских преступлений мотив этот — злость стареющей красавицы по отношению к молодым и красивым — далеко не на последнем месте. Стоит поверить знатоку криминальной души Чезаре Лоброзо. Кокотка Stakenburg начала свой преступный путь в сорок два года, когда ее оставили поклонники. “Я терпеть не могу девочек”, — говорила состарившаяся красавица, истязая этих самых девочек. А одна из самых страшных преступниц маркиза Brinvilliers украсила свой послужной список тем, что отравила свою дочь исключительно из ревности к ее молодости и красоте.

В конце концов, мотель “Ночка” — удобное место.., действительно очень удобное место.

И не значит ли это, что все происходило с использованием мотеля “Ночка”?

Однако Богул уверяет, что проводил там тщательнейший осмотр — и ничего!

А что, если все-таки Немая действительно выполняла поручения именно своей хозяйки? Туровская могла ей и приказать! Ведь девушка работала у нее.

Возможно, для Туровской эти убийства были чем-то вроде возможности выпустить пар ярости?

На обстоятельства ведь нельзя злиться — например, что толку злиться на старость? А выход ярости — необходим.

Недаром по улицам ходит столько людей, которые кажутся способными укусить — в буквальном смысле слова — своего ближнего. А некоторые и вовсе загрызть.

Собственно, именно это слово и употребила многомудрая Амалия.

Почему Аня раньше не обратила должного внимания на эти слова Амалии?

Светлова тогда был занята обдумыванием подозрений относительно Фофанова. Потом Анна подозревала Немую, потом Осич, потом саму Амалию…

До милой, изящной хозяйки мотеля “Ночка”, так сказать, просто руки не доходили!

Да и мотив этот — злость стареющей красавицы по отношению к молодым и красивым — не показался Анне тогда достаточно убедительным мотивом.

При чем тогда, например, исчезнувший Шматриков — пожилой мужик под центнер весом? Чем он мог Елену Ивановну раздражать?

Но теперь… Теперь погибла Осич, и были ее предсмертные слова — прямое указание на Елену.

А кто тогда подорвал Осич?

Сначала Светлова решила, что это, возможно, дело рук сбежавшей Амалии: месть за то, что Осич рассказала про Айвазян, выдала ее. Версия, прямо скажем, не слишком сильная… Ах, где же она, кстати, интересно, прячется, эта многомудрая Амалия? Поговорить бы…

Но Осич перед смертью сказала: “Елена”!

Валентина Терентьевна не упоминала Амалию. В общем, можно считать, что ответ был дан.

Возможно, Валентина только потому и заговорила со Светловой, что поняла, кому обязана этим взрывом… Елене?

Конечно, смерть Осич все равно не снимает подозрений с самой Осич.

Скажем так: они действовали втроем. И возможно, Елена играла в этом преступном женском трио не последнюю роль. А может быть, даже и не вторую.

Их трое.., даже четверо. Отсюда и то, что так трудно Анне и Богулу подогнать расправы с жертвами под один мотив.

Потому что у каждой из этого преступного сообщества — свой мотив.

Скажем так… Жили-были три подружки.

Одна запуталась в финансовых трудностях — косметический салон прогорает. Пришлось идти на сомнительные процедуры. А потом избавляться от скандальной клиентки.

Другая и вовсе замешана в сделках с продажей детей.

Третья — без финансовых затруднений. Зато сходит с ума, расставаясь со своей молодостью и исключительной красотой.

А тут еще дочка маньяка на подхвате… Всегда под рукой.

Итак, они действовали втроем. Плюс Скворцова.

И тогда становятся ясными мотивы расправы почти со всеми жертвами, в том числе и с господином Шматриковым. Он, понятное дело, детей у Осич для усыновления не просил и в салон к Кудиновой не заглядывал. Елену красотой своей несравненной и молодостью не раздражал. Просто ехал толстяк мимо — и заглянул в мотель.

И “достался” Немой — дочери маньяка!

Только вот остро встает вопрос: почему в таком, как доказала сама себе Светлова, слаженном коллективе все с такой легкостью закладывают по очереди друг друга?

Осич с воодушевлением рассказывает о проделках Амалии с гелем. Амалия намекает изо всех сил на странности стареющей подруги Елены. Елена разглагольствует о плохой наследственности Немой.

Опять “синдром женской дружбы” и типичное “поведение уличенной женщины”? И вообще женская болтливость…

Однако, в конце концов, каждая из проболтавшихся поплатилась за это.

Осич рассказала про Амалию и ее гели — и погибла.

Амалия болтала о Елене — и исчезла.

Немая могла заговорить — и ее нет.

Осталась Елена.

Тогда становятся в этом свете особенно интересны Еленины обвинения в адрес Немой.

Значит, это она? Решила всех убрать? И повесить все грехи на Немую?

Что-то в этом есть…

Нет, ну в самом деле… Может быть, раз уж Елена на такое способна, то, прежде чем Осич, Туровская действительно убрала и Немую? Потому что девушка знала обстановку в мотеле, “местность”, так сказать, как свои пять пальцев, и была наблюдательна?

В конце концов, человек, который постоянно находится рядом двадцать четыре часа в сутки, не может что-нибудь да не заметить? Особенно если есть что замечать!

Она ведь была немая, а не слепая.

Аня вспомнила некий силуэт — “кого-то”, подслушивающего под окнами спальни Туровских. Теперь стало понятно, что это была Немая.

Очевидно, Туровская взяла ее к себе в работницы, именно потому, что рассчитывала на ее немоту. Немая дикая девчонка — даже если что и заметит, никому ничего не расскажет.

Интересно, что, кроме Немой, никто больше постоянно в “Ночке” не работал.

Так.., вызывают Туровские работников по мере необходимости.., время от времени.

Но чтобы оставаться в “Ночке” надолго, постоянно ночевать, жить…

Только бессловесной Марине Скворцовой Туровская это позволила!

Стоит обратить внимание, что и постояльцы в мотеле, по определению, могут быть только временными: ночь, две — не больше. Утром уезжают.

Кроме Немой — плохо кончившей свои дни! — задержалась надолго в “Ночке” еще только…

Еще задержалась надолго в “Ночке”… Светлова!

Аня поздравила себя с этим не слишком оптимистичным умозаключением.

Стало быть, и она, Анна, ходит по краю? И вот еще что. Очень-очень, кстати, любопытна рассказанная Еленина история — про этот вентиль в бойлерной…

* * *

Все служебные помещения в “Ночке” закрывались на ключ. До магнитных карточек мотель еще “не продвинулся” — у Туровских была изрядная связка ключиков.

Ключницей в шутку называла себя Елена Ивановна, гремя этой связкой. И они вечно препирались с мужем: у кого эта связка?

Светлова подошла к стойке, за которой хозяева мотеля обычно регистрировали постояльцев. Здесь же рядом стояли автоматы с шоколадками и пепси-колой.

За стойкой никого не было. А ключи эти самые лежали.

Анна опустила в автомат монету. Когда бутылка пепси выкатилась, Светлова оглянулась по сторонам. Никого! И несколько неожиданно для самой себя — очень рискованно! — взяла в руки связку ключей.

У нее в запасе, может быть, есть минут двадцать, подумала Светлова.

Пока — если вдруг ключи кому-то понадобятся! — Туровские будут выяснять, где они… Пока они будут искать друг друга — так бывало уже не однажды, — спрашивать, вспоминать, где оставили связку…

А может, и этих двадцати минут у Ани не было… Еще неизвестно!

И сумеет ли Светлова как ни в чем не бывало вернуть связку ключей на место?

Аня быстро подошла к бойлерной.

На улице уже было темновато. А у нее как раз светлая куртка.

Довольно заметным она получается взломщиком…

Минут десять ушло на подбирание ключа… Который — из столь многих?

Наконец один подошел. Светлова толкнула дверь, вошла внутрь.

Нащупала выключатель у двери. Вспыхнул свет. Конечно, фонарик был бы естественнее в такой ситуации. Впрочем, у Светловой был свой расчет: эту “иллюминацию” видно издалека…

Аня перевела дух и огляделась.

Вот она, эта бойлерная…

Светлова ничего не понимала в ее устройстве, поскольку у нее не было загородного дома.

Анна изучающе осмотрела все, что могло подходить под определение “вентиль”. Осторожно попробовала кое-что повернуть и тут же возвращала, поворачивая в исходное положение.

Наконец, отчаявшись, начала крутить все подряд, приготовившись к худшему — если она выведет из строя сложнейшую и дорогостоящую систему, ей не поздоровится.

Но все было бесполезно.

Все рукоятки, ручки, ручечки и вентили поворачивались легко и свободно.

Кроме одного…

Его Светлова, сколько ни крутила, повернуть не смогла.

Звать Туровского с гаечным ключом она, естественно, не стала.

Итак… Рассказ о Немой, с “нечеловеческой силой” поворачивающей запросто заклинивший вентиль, оказался правдой. А вовсе не Леночкиной сказкой.

Или исправный вентиль таким образом уже “починили”?

Светлова вышла из бойлерной.

Вернулась к стойке. Там по-прежнему никого не было.

Положила ключи.

Показалось ли ей, что, когда она, пересекая пространство двора, шла от бойлерной к мотелю, в одном из окон шевельнулась занавеска?

Показалось или нет?

* * *

Зато Светловой точно не показалось, когда на следующий день поутру она обнаружила, кто пожаловал в “Ночку”…

Это был не глюк, а господин Фофанов собственной персоной.

Несколько, правда, припухший, какой-то очень помятый, сильно, можно сказать, изменившийся, но в общем вполне узнаваемый господин Фофанов.

"Какими судьбами?” — хотелось завопить Светловой при виде старого знакомого, но она вовремя удержалась от этого детского юмора.

— Как дела? — бросил на ходу господин Фофанов Светловой, как ни в чем не бывало.

— Дела? — Светлова просто остолбенела от этого милого приветствия.

— Да…

— Да, в общем, в двух словах не расскажешь, — промямлила она.

— А в трех? — продемонстрировал чувство юмора господин Фофанов.

— Э-э…

— Ну, ладно, потом поговорим, — пообещал Фофанов, направляясь к мотелю. — Жду вас в четыре в ресторане. Пообедаем?

— Пообедаем, — кисло согласилась Светлова, у которой отсутствовали другие варианты ответа.

Бобочка, как обычно, последовал за своим начальством, но вдруг отстал и остановился.

— Это.., я чего хотел тебе сказать-то, — глядя в упор на Светлову маленькими свиными глазками, сказал Бобочка. — Если ты думала, что это сам Фофан жену свою — того… Так не думай. Он как раз переживает очень сильно. Поняла? Как отвез ее хоронить в Москву, так и пьет с той поры очень сильно… Не он это, поняла?

"Спасибо, Боб!” — хотела поблагодарить Светлова, но передумала. Слова типа “спасибо” и “извините” в Бобочкином кругу считались неприличными — западло.

— Вы бы котенка себе завели, — посоветовала вместо благодарности Светлова.

— Не могу.

— Почему?

— Жизнь беспокойная.

— Понятно, — Аня понимающе кивнула. Ответственный мужик Бобочка. При беспокойной жизни, в которой все время свистели пули, заводить кого-либо, по его мнению, — значило оставлять после себя сироту. А безответственности Боб не хотел, что было, конечно, в его положении логично.

Итак… Значит, Фофанов запил с горя! И, как ни странно, Светлова теперь Бобочке поверила.

Впрочем, от этого ей было не легче.

* * *

До четырех времени было навалом. Светлова поехала в город и, чтобы запить неприятный осадок, оставшийся от лицезрения господина Фофанова, заглянула в первую же попавшуюся ей на пути приличную кофейню. Крайне необходим был хороший кофе! Предстоящий разговор с Фофановым наводил на Светлову настоящую тоску. Пожалуй, Анна согласна была уже на все, только бы освободиться и выбраться наконец из Рукомойска. Право, на все — на любую глупость.

— Только не надо делать глупостей… Всегда можно найти выход… — Это произнес вдруг совсем рядом фантастически знакомый мужской голос.

Светлова огляделась по сторонам. Она узнала бы этот голос из тысяч других, потому что именно из-за этого голоса она торчала в Рукомойске, не решаясь уехать и привезти беду в Москву.

— Например, наша фирма в таких случаях… — продолжал свой монолог любимый голос.

Светлова растерянно оглядывалась, решив, что сходит с ума.

Но с ее головой все было в порядке: голос мужа Пети доносился с телеэкрана, мерцавшего в углу небольшого уютного зальчика кофейни.

На стойке бара зазвонил, ожив, телефонный аппарат.

— Погодите минутку, пожалуйста, — попросил ее официант, которому она собиралась заказать кофе. И он отошел, чтобы взять трубку.

Светлова впилась глазами в экран телевизора. Ее муж, Петя, сидел в кресле напротив телеведущего и рассказывал о своей фирме.

— А теперь звоночки, господа! — телевизионный ведущий улыбнулся в камеру, прямо Светловой. — Напоминаем, что мы в прямом эфире и в гостях у нас сотрудники известной фирмы “Мобил моторе”. Напоминаю наши телефоны… Вы можете задавать любые вопросы.

— Я к вашим услугам! — официант положил трубку и вернулся к Светловой.

— Э-э… — Анна приветливо и как можно спокойнее улыбнулась ему. — Пожалуй, я выпью кофе. И знаете что.., разрешите от вас позвонить?

За спиной шумела кофеварка… Светлова набрала код Москвы и еще раз продиктованный телеведущим номер… Гудки, гудки, гудки… Ужас сколько народу в этот утренний час мечтало пообщаться с фирмой “Мобил моторе”!

Официант поставил рядом на стойку бара кофе.

Чашка резко стукнула о блюдце. Светлова почему-то вздрогнула.

— Это междугородный, но я вам заплачу, не волнуйтесь, — пояснила она официанту.

— Да я не волнуюсь.

— Спасибо.

— Вы сами не волнуйтесь, — спокойно посоветовал парень. — Дозвонитесь! Обязательно… Пейте кофе.

Светлова сделала глубокий вдох и вдруг успокоилась. “Если когда-нибудь в жизни у меня все будет хорошо, я непременно вспомню об этом человеке”, — пообещала она себе.

И в это время трубку на другом конце провода сняли.

— Алло! Мы вас слушаем.., вы в эфире.., говорите!

Прямо перед со собой на экране она видела лицо ведущего, отвечающего ей в эфире.

Она столько могла бы сказать сейчас Петру!.. Она готова была рассказать все… Именно теперь благодаря волшебной случайности она решила, что наконец может ему все рассказать… Как она думала о нем все это время, как мечтала о возвращении домой, как надеялась на чудо — вдруг он сам догадается и приедет ее выручать!..

И вот теперь, когда наконец она решила ему все это сказать, — их слушают миллионы людей… Телезрителей, собирающихся утром на работу…

— Алло… — тихо произнесла Светлова.

— Это девушка! — прокомментировал ведущий, услышав ее голос. — Петр, вам часто звонят девушки и молчат? Петр улыбнулся:

— Бывает.

— Как вас зовут, дорогая? — радостно возопил ведущий.

— Девушка, — ответила Анна так же шепотом, удивляясь своему спокойствию.

— Чем вы занимаетесь, безымянная девушка? Собираетесь сейчас на работу или в институт?

— Нет.

— Любопытно… Что же тогда?

— Я…

Она, как во сне, видела нахмурившееся лицо Петра. Как он жестом остановил веселого телеведущего. Он, кажется, узнал… Она не могла в это поверить, но он узнал ее шепот…

Он произнес тревожно:

— Алло?

Светлова растерянно молчала.

Еще секунда — и она положила трубку.

Ерунда.., минутная слабость.

Конечно, она справится с проблемами сама.

Светлова рассеянно взяла остывшую чашку — и вспомнила другое маленькое кафе. Оно называлось “У Рыжего”.

И какой там был легкий вкусный запах чистоты и ванили. И маленькие белоснежные в оборочках занавески на окнах. Экран телевизора так же мерцал в углу. Сияющая хромом стойка бара.., фрукты в плетеных корзинах. Безупречно чистая поверхность мраморных круглых столиков…

Анна вспомнила, как, забыв обо всем на свете, блаженствуя, пила там маленькими глотками чудесный горячий кофе, который приносил рыжий официант…

Это было ее любимое место в городе. Когда ей становилось совсем грустно, она, еще учась в университете, приходила туда. Сидела в уголке с чашкой кофе и уносилась мыслями к высокому светловолосому парню, которого заприметила на приемных экзаменах и про которого, еще когда поступала в университет, подумала: вот если он подойдет к ней, то начнется такая любовь, такая любовь…

И любовь началась… И стали они мужем и женой…

А теперь вот она сидит в другом кафе в странном городе Рукомойске и видит мужа только по телевизору.

И Светлова, отставив остывший кофе, унеслась мыслями в тот далекий уже день, когда в кафе “У Рыжего” появилась неожиданно та посланница с розами.

Как Анна изумленно вглядывалась тогда в темную улицу. И сердце у нее непривычно колотилось.

— Да вон там он остановился… Такая, ну, не новая машина, далеко не новая… На той стороне улицы.'.. — объясняла Анне девушка-посланница.

И Анна выбежала тогда из дверей кафе, вглядываясь в уже сгустившиеся сумерки.

Машины не было.

— Видно, уже уехал, — огорчилась девушка, — но вот только что здесь был, честное слово…

И Аня растерянно стояла тогда посреди тротуара. Мимо, задевая ее, торопились вечерние прохожие.

На шелковистых нежных лепестках чайных роз нежно поблескивали прозрачные дождевые капли. Снег в Москве на глазах превращался в первый весенний дождь…

Теперь Светлова вспоминала тот день, и никогда ей еще не было так грустно от воспоминаний.

Неужели Петя никогда уже больше не подарит ей розы? Не подарит — потому что никогда ей уже не выбраться из этого Рукомойска!

Глава 14

Вернулась из города Светлова к четырем. Заняла в ресторане “Ночка” столик. Фофанова еще не было.

— А у нас сегодня вкусненькое! — Елена, как всегда, радушно ей улыбнулась.

— Вот как…

— Грибки в сметане!

— Не знаю…

— Соглашайтесь! Не пожалеете.

— Ну… Пожалуй… — Аня вспомнила несчастного Кривошеева с его шампиньонами и вздохнула.

— Вот и отлично. Правильный выбор. Только придется немного подождать.

— А я и не тороплюсь, — кисло заметила Светлова. — К сожалению.

Светлова смиренно ожидала заказ.

"Немного подождать” растянулось минут на сорок.

А Фофанова все не было.

— Не помешаю?

Надо же! Тот самый водила, который первым рассказал Анне про Немую.

Интересно, он знает, что случилось с девушкой?

— Не помешаете… Подсаживайтесь.

— Спасибочки.

— Опять проезжаете мимо?

— Опять! Это моя дорога! Мой обычный маршрут. С некоторых пор.

— С каких?

— Вам будет неинтересно. А вы? Все тут?

— А я все тут, — уныло согласилась Светлова.

— Понравилось?

— До ужаса.

— Уже заказали? — Водила взял меню.

— Уже.

Дальше на Светлову, видно, опять снизошло наитие. Впрочем, однажды ей этот прием здорово помог, а все успешное не грех повторить.

Поэтому Анна открыла свою распухшую от всевозможных фотографий сумку и достала фотоснимок Нины Фофановой.

В конце концов, водила, оказывается, все время тут ездит.

— Вы случайно никогда не видели в этих местах вот эту девушку? — Аня протянула дальнобойщику фото.

Ей показалось на мгновение, что лицо водилы окаменело, когда тот взглянул на снимок.

Но это продолжалось не более секунды.

— Видал однажды, — с прежним добродушным выражением лица заметил он — Вот как?

— Да, я запомнил. Потому что тогда случилось что-то вроде небольшого скандальчика. Девушка сказала ей: “Эй, бабушка, нельзя ли побыстрее? Или у вас уже быстро не получается? Тогда пора на пенсию!"

— Кому сказала?

— Да хозяйке мотеля!

— И что же?

— Да Туровскую просто передернуло. Мне даже показалось, что Елена Ивановна просто-напросто сейчас бросится на девчонку с канцелярскими ножницами, которые лежали рядом на стойке, где она выписывала квитанцию. Муж, правда, успокоил ее — обнял за плечи и увел.

— А Елена Ивановна не могла вернуться?

— Почему не могла? Могла, наверное… Светлова задумалась, не слушая дальнейших рассуждений своего сотрапезника — водила переключился на погоду, потом на цены на бензин.

"У Елены Туровской нет корыстного материального мотива для убийств — их общий с мужем бизнес процветает, в отличие от салона Кудиновой. Ей не надо было, как Амалии и Осич, идти на сомнительные, уголовного плана сделки и предприятия.

Но она “сорвалась с цепи”!” — думала Светлова. Есть такой показатель психологического здоровья человека: если каждый свой новый возраст он воспринимает спокойно, не конфликтно, находя в нем свои плюсы и преимущества, и продолжает жить в душевном равновесии и с удовольствием — значит, с ним все в порядке.

Если же в новый возраст он вступает с горькими сожалениями, депрессиями, ожесточением, то… То это говорит о некоторых патологических отклонениях в развитии личности.

Иногда про женщину говорят: “Она тяжело стареет”.

А про Елену ее подруга и вовсе сказала: “Как с цепи сорвалась”!

Фофанова могла просто раздражать Туровскую своей юностью и красотой. К тому же по повадкам девочка была сущий неотесанный тинейджер.

"Надо же!.. Этот шофер видел, как они разговаривали у стойки портье! Как удачно, что он появился снова, а я догадалась показать ему фотографию Фофановой”.

Светлова думала о своем, уже не слушая рассуждений водилы о погоде и бензине.

И вдруг Анна энергично потерла виски — ей почудилось — видимо, от перенапряжения последних дней! — что у нее начинаются глюки: карман джемпера у водилы шевелился!

— Ой! — только и успела вскрикнуть Светлова, потому что из кармана сначала показался розовый нос.., потом…

— Хомячок! Ионыч, — пояснил водила. — Мой компаньон. Знаете, чтобы не заснуть, поговорить с кем было в пути.., вот хомячок мой… Ионычем кличут.

— Сюда нельзя с животными, — строго произнесла Елена Туровская, сгружая с подноса Анину тарелку.

— Это не животное, — только хмуро и обронил водила, очевидно, не считая нужным вдаваться в более подробные объяснения.

В общем, Светлова тоже не находила ничего замечательного в том, что какая-то мышь средних размеров ползала во время обеда по столу.

Она уже в который раз в жизни напомнила себе, что, когда тебя спрашивают “не помешаю?”, вовсе не обязательно так любезно кивать.

Осторожно отодвигаясь от Ионыча, Аня взяла в руки вилку и нож. Но она даже не успела отведать коронное Еленино блюдо.

— Ой! — только и успела опять ойкнуть Светлова.

Дело в том, что, явно привлеченный аппетитным грибным запахом, Ионыч споро подсеменил к Аниной тарелке и ткнулся носом в то, что на ней лежало. Защечные мешочки у толстого зверька энергично задвигались.

Очевидно было, что, живя на природе — на своей исторической родине, — хомячки питаются именно грибами.

— Извините! Извините! — водила перехватил Ионыча своей огромной ладонью. — Просто я ему разрешаю есть со своей тарелки, и он, по-видимому, решил…

— По-видимому…

— Если вам неприятно, я вам закажу сейчас замену.

— Ну, в общем… Никогда, знаете, не ела из одной тарелки с хомячком, — хмуро согласилась с его предложением заменить блюдо Светлова.

Но водила ее уже не слушал.

Он с ужасом смотрел на свою огромную ладонь, на которой, дергаясь в конвульсиях, мучился, откинувшись на толстую спинку, Ионыч.

— Я.., что я наделал! Может, я его сильно схватил?! Придушил ненароком?

А Светлова с недоумением смотрела на свою тарелку с грибами…

Впрочем, смотрела она недолго.

— Я заменю.

Елена довольно оперативно подхватила оскверненную Ионычем тарелку и быстро унесла на кухню.

Между тем конвульсии несчастного зверька прекратились.

Ионыч затих.

— Он что — умер? — с недоумением и ужасом возопил водила.

— Кажется, да. — Светлова никогда не видела, как спят хомячки. Но на глубокий и крепкий сон это явно было не похоже.

Анна уже почти с ужасом смотрела на то место на столе, где только что стояла тарелка… В чем дело? Что сие означало? Покушение?

Ионыч храбро погиб вместо нее, отведав грибков?

Вряд ли дело в том, что в Еленино блюдо затесалась нечаянно какая-нибудь поганка. Хомячок все-таки почти дикий зверь.., зверь просто обязан в поганках разбираться.., и уж никак не может ему от поганок поплохеть. Ионыч ел с таким аппетитом!

Значит… Значит, это был настоящий яд, не случайно попавший в тарелку! И судя по скоропостижности того, что случилось с Ионычем — из разряда быстродействующих. То есть без шансов на спасение!

И что это означает? Неужто кое-кто перешел в наступление?

Неужели?..

"Лифтинг-жабинг…” — пробормотала Светлова, припомнив определение Кудиновой.

Впрочем, сейчас ей казалось, что Туровская и на свет появилась с этой жабьей, до ушей, ухмылкой, не сулящей ничего доброго.

Светлова резко встала из-за стола и поспешила на кухню.

Судя по всему, Туровская всерьез пыталась отправить Анну на тот свет…

Вот это грибочки!

Может быть, может быть… Чего не сделаешь, Елена Прекрасная, ради спасения, правда?

Значит — горячо. Фокус с бойлерной подействовал.

Интересно, что она всыпала в эти грибочки для Светловой?

А водила с Ионычем, получается, Светлову спасли. Один — ценой своей маленькой жизни… А водила — тем, что по случайности оказался рядом и имел в компаньонах такого героического хомячка. Спасители!

Впрочем, с той же степенью точности можно утверждать, что с грибами было все в порядке. И эти домыслы — всего лишь фантазии на детективную тему…

А Ионыч погиб, потому что водила действительно, не соразмерив силы, слишком туго его схватил? Нажал ненароком на какую-нибудь там хомячью сонную артерию… Или — что там у них? Перехватило дыхание у бедняги — и вот результат. Много ли грызуну надо?..

Проверить это уже было невозможно.

Как Туровская объяснила заявившейся на кухню Светловой, грибы, которые она тут же унесла, уже выброшены на помойку.

— А это что у вас за книга? — разочарованная ее ответом, Светлова заглянула в раскрытую книгу, лежащую рядом с плитой. — По книжке готовите? Поваренная?

— Да это так… — Елена немного смутилась. — Читаю из любопытства — в свободные минуты…

— Вот как?

Анин взгляд невольно упал на выделенные жирным шрифтом строчки: “Некоторые сведения об отравленных пище и питье и веществах, делающихся вредными, когда они потребляются в пищу одновременно”.

— Любопытная книженция!.. — заметила Аня.

— Знаете, ждешь, пока что-нибудь закипит — и от скуки страницу-другую пролистываешь…

— Можно я тоже одну-другую пролистаю? — Аня, не дожидаясь, пока ей откажут, прихватила бесцеремонно книжку и удалилась из кухни.

* * *

А Фофанов в ресторане “Ночка” так и не появился.

* * *

Вскрытие хомячка, увы, не состоялось. Анин спаситель, водитель-дальнобойщик, устроил над бездыханным телом зверька настоящую истерику — рыдал и сокрушался, как по ближайшему родственнику. И все повторял:

— Опять, опять, опять…

Когда Светлова попыталась заикнуться о том, чтобы “провести исследование” — так она, стараясь помягче выразиться, назвала вскрытие, чтобы не травмировать ухо сокрушенного горем человека, — ей показалось, что он ее сейчас убьет.

— Не дам! — заорал водила. — Резать Ионыча не дам!

И не дал.

Возможно, он Ионычу устроит пышные похороны, думала Светлова. Если, конечно, не мумифицирует. С такого станется. Кстати, говорят, что лаборатория при Мавзолее, которая этим занимается, сильно нуждается в деньгах и принимает частные заказы.

Мумия Ионыча… Это сильно!

Впрочем, в истории любви человека к мумиям чего только не случалось…

Вот, например, португальский король Педро даже выкопал свою любимую жену из земли, чтобы короновать на престол. При этом придворные должны были во время церемонии коронации целовать ей руку.

* * *

— Теперь, Анюта, присядь, чтобы не рухнуть, я тебе сейчас что-то новенькое сообщу, — предупредил Богул.

— Я вся внимание!

Светлова послушно присела на казенный стул в кабинете Богула.

— Ну, проверили мы этого Бритикова, с которым ты грибы ела… Как ты думаешь, кто он такой, этот твой спаситель-избавитель — благородный рыцарь с хомячком?

— Кто?

— Вот именно! Кто?! Угадай с трех раз!

— Богул, у вас такая торжествующая физиономия, что и дураку понятно: тут и с сотой попытки не угадаешь…

— Так вот! Ваш спаситель-избавитель, это, оказывается, не кто иной, как брат.

— Брат?

— Вот именно!

— А чей брат? — осторожно поинтересовалась Аня. — В общем-то, все мы, в конечном счете, братья и сестры… Особенно если считать и дальнее родство — с Адамом и Едой.

— А вот чей он брат — тут и кроется самое интересное!

— Не тяните, лейтенант!

— Так вот! Бритиков Анатолий Изотович — родной брат своей сестры…

— Потрясающая фраза! Клянусь, Богул, лучше не скажешь…

— Своей сестры… Бритиковой Маргариты Изотовны…

— А это кто такая?

— А вот такая! — торжествующе возвысил голос лейтенант. — Бритикова Маргарита Изотовна — продавец ларька…

— Да что вы, Богул!

Светлова ухватилась за край стола и оценила, насколько был прав Богул, предусмотрительно предлагая ей присесть и держаться покрепче.

— Именно так и не иначе!

— Неужели та самая продавщица?!

— Да, та самая продавщица из ночного ларька, которую укокошила развеселая компания тинейджеров во главе с Ниной Семерчук, впоследствии Фофановой.

— Вот это да! — изумленно выдохнула Светлова.

— Разделяю ваше изумление.

— А что же он тут делает, этот Бритиков Анатолий Изотович?

— Ну, если он при встрече скажет вам, что осматривает достопримечательности нашего края, то не верьте… И, знаете, почему?

— Почему?

— Потому что в нашем крае достопримечательностей нет. Культурная, так сказать, пустыня.

— И поэтому…

— Да, и поэтому я собираюсь сам с ним встретиться и невежливо поинтересоваться, что он тут, собственно говоря, делает, если речь не идет о достопримечательностях?

— А вы не догадываетесь?

— Думаете, мстит за сестру?

— Думаю, да.

— Значит, Фофанова — его рук дело?

— Вполне возможно. Он так странно обмолвился: “С некоторых пор — это моя дорога! Обычный маршрут”. Теперь мне стали понятны его слова. Возможно, Бритиков специально выбрал этот маршрут, чтобы постоянно бывать там, где отбывают срок те, кто убил его сестру. И, возможно, он знал, что Фофанова приезжает в колонию.

— Но это.., как бы сказать.., не совсем нормально, — Богул почесал в затылке.

— Да чего уж там нормального! Скорее всего он не в себе — крыша поехала. Убийство сестры стало тем пунктиком, на котором он свихнулся. И он Нину убил. И при этом выбрал для нее мучительную, медленную смерть.

— Да, тогда, если убийца Бритиков, понятно, почему Фофанова умерла так странно… Это все объясняет.

— Конечно!.. Для мстителя такая изощренность в выборе способа умерщвления — подходит. “Вот помучайся, как я мучаюсь…” Он, очевидно, — просто сумасшедший. Но если это он — это ужасно…

— В каком смысле?

— В таком!.. Это путает все, что выстроилось с таким трудом.

— А что у вас выстроилось-то, я не понял?

— Богул! — вдруг спохватилась Светлова, не ответив на вопрос лейтенанта. — Ведь Фофанов сейчас в городе! Нельзя, чтобы Фофанов узнал про этого парня. Он наверняка рассудит точно так же, как и мы. Пойдет по той же дорожке. И тогда Бритикову не позавидуешь… Несдобровать ему!

— Надеюсь, от меня он этой информации не получит.

— А вдруг Фофанов уже знает?

Богул пожал плечами:

— Откуда?

* * *

Несмотря на то что Богул и Светлова потратили столько пыла на версию “Бритиков-мститель — убийца Нины Фофановой”, Анатолия Изотовича Бритикова органы Рукомойска решили все-таки не задерживать. Не было, в общем, у них для такого задержания никаких оснований. Как доказать связь между его появлением на трассе и смертью Нины Фофановой, органы Рукомойска понятия не имели.

И Бритиков мог отправляться со своим рефрижератором и куриными окорочками на все четыре стороны.

Тем не менее, когда поутру Светлова подошла к своей машине на паркинге мотеля, рефрижератор Бритикова стоял там, как и накануне. Анатолий Изотович, судя по всему, отчего-то не уехал.

В общем, это было кстати.

Потому что Светловой хотелось выяснить у Бритикова одну деталь, показавшуюся ей внезапно очень важной.

Накануне за злопамятным обедом с грибочками, когда Бритиков опознал Нину на фотографии и утверждал, что видел ее в мотеле “Ночка” бранящейся с Туровской, он — это редкость для свидетеля — вспомнил и точную дату этой сцены.

"Ну, это просто, — объяснил Бритиков. — Конечно, это было девятнадцатого. У меня ведь график: я должен быть с грузом в определенный час в определенном месте. Поэтому я точно знаю даже даты моих остановок на отдых. Если хотите, могу уточнить по сопроводительным документам на груз… Но, в общем, я и так помню”.

Теперь, когда милицией была установлена личность самого Бритикова, стало ясно, что перепутать убийцу своей сестры он никак не мог.

И Светловой пришло в голову: неплохо бы, чтобы Бритиков описал Нинин наряд или, как говорят теперь, “прикид”. Такая девушка наверняка переодевается несколько раз на дню, и вряд ли бы она стала разгуливать в одной и той же юбке двое суток подряд.

Но если Нина девятнадцатого была одета точно так же, как рано поутру, когда Светлова обнаружила ее мертвой за рулем, значит — тогда все и случилось! Разъяренная Туровская вернулась — и…

И сейчас Светлова сможет найти этому подтверждение или опровержение.

Когда Аня подошла к машине Бритикова, Анатолий Изотович сидел на своем водительском месте.

Голова его лежала на руле.

Точно так, как у Нины Фофановой.

Бритиков был мертв.

И это было равносильно тому.., как если бы тот, кто его убил, оставил автограф.

Светлова поднялась на подножку — дверь кабины рефрижератора была открыта.

Анна приподняла голову Бритикова — бедного неудачливого мстителя, заглянула в остановившиеся зрачки.

В том, что Бритиков был убит, сомнений не возникало.

Судя по характерным признакам, его задушили.

В это время из подъехавшей “Ауди” высадились Фофанов и Бобочка.

И остановились, спокойно наблюдая за происходящим.

Вот ведь что!.. Господин Фофанов, кажется, сдержал свое слово поставить город на уши!

— Вы что, дурак? — не удержалась Светлова от упрека тому, кто оставил такой страшный автограф. Хотя дурость демонстрировала как раз она сама: такая непочтительность по отношению к Фофанову могла стоить ей жизни. Но вопрос, не болван ли господин Фофанов, был крайне актуальным. — Зачем вы это сделали, Фофанов?! Я уж не говорю обо всем остальном… Но мы ведь теперь ничего не узнаем!

— Чего?

— Ничего! Ничего мы теперь не узнаем. Но у вас, очевидно, мания величия: вы уверены, что у вас и “мертвые заговорят”. Так вот, не заговорят! Не обольщайтесь. Мертвые не разговаривают.

У Фофанова был вид человека, который провел нелегкую ночь. Лицо его еще больше припухло, глаза в красных прожилках.

Фофанов переводил взгляд с мертвого Бритикова на живую пока еще Светлову.

И как показалось Светловой — с вполне искренним недоумением.

— Жаль, что это сделал не я! — наконец произнес Фофанов, очевидно, уразумев, из-за чего такой переполох.

— Я могу теперь отсюда уехать? — поинтересовалась Светлова. — Вы ведь, кажется, все выяснили?

— Не все, — коротко ответил Фофанов. Повернулся и пошел к ресторану “Ночка”.

* * *

В своем, уже до чертиков ей надоевшем номере мотеля Светлова листала позаимствованную, точней, изъятую на кухне у Туровской книгу.

Книга называлась “Жуд-Ши”.

"Неблагополучным считается, если кто отправляется в дорогу четвертого, шестого и девятого числа лунного месяца, во время затмения солнца и луны.., и в ночное время…” — с интересом прочитала Светлова в открытом наугад томике.

Все-таки беда с этими народными приметами. Вроде ничего такого не было, когда Аня планировала эту поездку на курорт, а надо же, как вляпалась.

"Не предвещает также ничего хорошего, если во время сбора в дорогу приходится слышать и видеть брань, плач, убийство, драку, пожар или если путнику пересечет дорогу змея, обезьяна, выдра или кошка”.

Ни драки у них с Петей “на, дорожку” не было, ни пожара, ни кошки, ни обезьяны… А вот поди ж ты — дернуло Аню притормозить возле этого зачуханного Рукомойска. И теперь не знает, как выбраться!

"Дурными предзнаменованиями считается, если безо всякой причины тухнет огонь и бьется посуда”.

Ну, это — да…

«Хорошим считается, когда по дороге в изобилии встречаются съестные припасы, сады, монастыри, красивые места, веселые пиры, нравственные люди, домашний скот, дети, родные, приветствующие ласковыми и радостными словами…»

Впрочем, с хорошими приметами у Светловой тоже не заладилось. Ни тебе веселых пиров, ни домашнего скота. Был Серый — и тот помер. С “нравственными людьми” — вообще большие проблемы. Богул, конечно, уже как родной стал и, что ни ночь, приветствует Светлову “ласковыми и радостными словами” типа: “собирайтесь по-быстрому и выходите”.

Аня, вздохнув, пролистала книгу дальше и с интересом остановилась на подзаголовке “Сновидения”:

"Сновидения бывают шести родов. Видят во сне то, что видели наяву, то, что слышали, то, что имели, то, что чувствовали, то, что надеялись сделать, и, наконец, бывают сны, которые предвещают заболевание.

Сны с начала ночи, как легко забываемые, не имеют последствий.

Сновидения под утро, ясно восстанавливаемые памятью, исполняются.

Сновидения, предвещающие болезнь:

Если некто видит, как он едет верхом на кошке, на барсе, на обезьяне, лисице, на мертвеце. Если он едет на восток без одежды верхом на медведе, на лошади, на муле, на свинье, на верблюде. Если он видит, что на голове у него выросло дерево, на котором птица свила гнездо, если из сердца его выросли дерево или цветок.., если нашел железо и золото и продал, отдал подати и повинности…"

Вот тебе раз! Отдал подати и повинности? То есть заплатил налоги, стало быть? А еще говорят:

"Заплати налоги и спи спокойно”.

Так.., что еще? Какой еще сон, кроме уплаты налогов, бывает не в руку?

«Съеден рыбами, был одет в красную или пестрые одежды, брил усы и бороду, пировал с умершими и вообще весело проводил с ними время…»

Ну, и формулировочка… “весело проводил время с умершими”!

"Хорошим предзнаменованием считается, если приснится небожитель, известные и знатные по происхождению люди, самцы домашнего скота, пожар”.

"Ничего такого!” — вздохнула Светлова. Нет, не снились, кажется, ей на дорожку ни пожар, ни самцы домашнего скота, ни хотя бы вице-спикер парламента.

Далее…

«Хорошо, если приснится, что пришлось одеваться в белую одежду, находить разные семена, зонтики и другие предметы роскоши, что поднимаешься в гору и на стену крепости, достаешь плоды с дерева, едешь верхом на льве, на лошади, на слоне, на быке.., что переезжаешь через реку и едешь на запад и на север, что избегнул опасности, победил врагов.., что угощаешь отца и мать, что молишься…»

Эх, заснуть бы — и найти во сне зонтик или “другие предметы роскоши”! А то снятся всякие кошмары про девушек-старух…

Аня, вздохнув, заглянула в предисловие и поняла, откуда такие несоответствия с реальностью.

Автор книги “Жуд-Ши” жил в четвертом веке до нашей эры, в жаркой местности, где водились слоны и обезьяны. А потом, оказывается, эту книгу перевели на тибетский, и стала она основным пособием по врачебной науке в Тибете! Во как!

И зачем Туровская это читает? Влияние Алексея Борисовича Кудинова?

Светлова принялась листать дальше:

"Основные взгляды врачебной науки Тибета гласят, что как благосостояние организма человека, так и расстройство его находятся в зависимости от трех основных причин, которые, в свою очередь, зависят от степени физического и умственного развития человека: от неумения пользоваться своими страстями; от отсутствия истинной доброты; от незнакомства с врачебной наукой в частности и от незнания вообще”.

И далее в том же роде…

«Кого следует упитывать, того не следует слишком заставлять голодать, а кого следует заставлять голодать, того не следует упитывать…»

Логично…

"Нельзя надеяться на выздоровление, особенно если окружают больного лица трусливые, легкомысленные, торопливые, нервные, раздражительные, хватающиеся за все, безнравственные, ведущие неприличные и неприятные разговоры”.

Что ж… Светлова тоже это замечала: есть люди, в компании с которыми выздороветь практически невозможно. Заболеть — это пожалуйста…

А вот интересные строчки… Это, наверное, Туровской Кудинов посоветовал прочесть:

"Вино, выпитое в избытке, изменяет нрав, заставляет терять благоразумие и стыдливость.

Действие вина имеет три периода. В первом периоде опьянения теряют благоразумие и стыдливость, стараются сохранять спокойствие и воображают, что говорят правду.

Во втором периоде делаются похожими на взбесившихся слонов и совершают безнравственные и безрассудные поступки.

В третьем периоде теряют сознание, падают, как мертвецы, и решительно ничего не помнят”.

Ну просто один к одному описание Алексея Борисовича Кудинова!

Впрочем, хватит веселиться…

Светлова нашла наконец-то страницу, на которой книга была открыта, когда Аня навестила Туровскую на кухне ресторана “Ночка”.

Вот! “Некоторые сведения об отравленных пище и питье и веществах, делающихся вредными, когда они потребляются в пищу одновременно”.

Итак… “Простокваша, употребляемая с молодым вином, рыба вместе с молоком, молоко с ягодами, яйца с рыбой, гороховый кисель с простоквашей, мед с растительным маслом, свежее масло, сохранявшееся свыше десяти дней в медной посуде…"

Нет, не то… Чушь какая-то!

«…Если до переваривания принятой пищи была принята другая пища; если после принятия неудобоваримой пищи человек сердится или если он употребляет пищевые вещества, к которым не привык…»

Опять ерунда какая-то…

А вот, кажется, то, что Анна ищет:

"Отравленная пища имеет особенный цвет, запах и вкус. Брошенная в огонь, при сгорании, отравленная пища дает дым, похожий на цвет павлиньих перьев, горение сопровождается особенными звуками. Лебедь и ворон при виде этого пламени издают особенные крики, а павлин чрезвычайно радуется. Такая отравленная пища, данная собаке, вызывает воспаление в желудке и рвоту”.

Замечательно!.. Жаль только, Светлова не видела, какого цвета был дым от этих грибков: цвета павлиньих перьев или нет. Стопроцентная по точности экспертиза! Еще бы послушать, как лебедь при этом кричит…

«Лица, положившие отраву в пищевые вещества, страдают сухостью во рту, сильно потеют, волнуются, боятся всего, не могут сидеть на одном месте. Они то грустят, то смеются, оглядываются по сторонам…»

Это про Туровскую? Впрочем, кажется, Туровская, когда Аня навестила ее на кухне, была совершенно спокойна. Не грустила, не смеялась и не оглядывалась по сторонам.

* * *

Время от времени Анна отрывалась от книги “Жуд-Ши”, чтобы передохнуть. Но вместо отдыха тут же переносилась мыслями к самым последним трагическим происшествиям.

"У Фофанова был вид человека, который не имеет отношения к гибели Бритикова. Притворяется? Но с какой стати такому отморозку притворяться — по такому случаю? И к тому же перед Светловой?

К чему такие церемонии?

Уж, наверное, бедолага Бритиков на счету такого человека, как Фофанов, не первый и не последний. Не тот случай, чтобы притворяться.

Впрочем, это дело лейтенанта Богула разбираться: убил Бритикова Фофанов или кто-то другой.

Интересно, Богул Фофанова задержит?.."

Обдумывая все это, Светлова мельком взглянула на часы… Двенадцать.

Через полчаса она почти автоматически снова отогнула рукав и поглядела на циферблат.

Полдень прошел. Половина первого… Что-то было не так! Ей хотелось еще почитать про “лиц, положивших отраву в пищевые вещества”, и про то, как они “волнуются и не могут сидеть на одном месте”, но что-то скребло на душе. Светлова тоже определенно не могла усидеть на одном месте. Что-то было нет так!

Ведь полдень… Рабочий полдень.

Рабочий он — обычно для Бобочки. А Бобочка не появился.

И что-то еще отсутствовало. Был какой-то изъян, ущерб в “картине мира”… Какая-то тревожащая деталь!

Ага! Анна не видела вечером “у водопоя” могучую фигуру господина Фофанова. Вот отсутствие, оказывается, какой детали ее подспудно скребло и тревожило!

Ну да ладно… Этот — ладно. Семнадцать причин, по которым он мог отсутствовать… Первая — напился еще до ресторана.

А вот Бобочка… Бобочка точный, как часы. Нет, не как часы. Сравнение избитое и неверное. Вот часы, обнаруженные на руке Кикалишвили, например, всегда отстают…

Бобочка, точный, как служащий, дорожащий своим рабочим местом. Точный, как клерк в офисе престижной фирмы. И не появился!

Светлова закрыла книгу. Натянула туфли и поехала к Богулу. Первое, что она увидела в “коридорах власти”, — это был Бобочка с растерянными, как у потерявшегося малыша, глазками на заплывшей, отнюдь не как у малыша, физиономии.

Он как раз выплывал из кабинета Богула.

— Бо!.. — окликнула его Светлова. Но тот только махнул рукой и быстрым шагом — быстрым, учитывая, конечно, его громоздкую комплекцию, удалился прочь.

Светлова услышала, как хлопает у пряничного милицейского крыльца дверца его машины. Мотор!

— Богул, что тут творится?

— А… Мои поздравления! Сюрприз для невольниц!

— Это вы про меня?

— Разумеется. Свобода, мне кажется, уже встречает вас радостно у входа. Сегодня Юрьев день для крепостных. Можете собирать свои манатки.

— А что такое?

— Да такое-растакое…

— То есть?

— Фофанов исчез.

— Батюшки! — ахнула Светлова. — Неужели?

— Наше исчадие ада куда-то провалилось.

— Куда?

— Может, по принадлежности? Туда, куда исчадию и полагается?

— А где это находится, вы случайно не знаете?

— Случайно не знаю. Если б знал, то не принял бы заявления о розыске.

— Неужели от Бобочки заявление?

— Ну так! Кто, спрашивается, у господина Фофанова самый близкий и родной человек? Охранник, конечно.

— Богул, а вдруг я уеду, а Фофанов вернется?

— Что-то мне плохо в это верится…

— Вы думаете?

— Почти уверен: попал господин бандит в наш “Бермудский треугольник”. Не иначе… Затянуло.

* * *

Все это было похоже на обрушившийся поток.

Сначала грибы и бедняга Ионыч.

Потом Бритиков.

Потом исчез Фофанов.

Что случилось?

Что случилось, Светлова не знает. Но когда это случилось — очевидно. Точнее — после чего.

После того, как Светлова побывала в бойлерной.

Как бы там ни было, но по времени это и стало тем моментом, после которого обрушился смертоносный поток.

Глава 15

Ужас заключался в том, что Светлова могла теперь ехать домой со спокойной душой: никто ее больше не задерживал.

Но она не могла ехать. Потому что никакой спокойной души не было и в помине.

Ощущение, что где-то близко свернулся кольцами и лежит, поджидая свою добычу, тот, кого она назвала Питоном, не давало ей шанса закинуть сумку с вещами в машину и тронуться по направлению к столице.

А в то, что это Леночка Туровская, Светловой все-таки не верилось. Просто не по силам такое осуществить Елене Ивановне, не по силам! Она ведь даже не Немая. И уж тем более не немой Герасим, переворачивающий телеги…

Аня, усмехнувшись, вспомнила разглагольствования Туровской об особой физической силе умственно отсталых и прочих дефективных.

А у Елены Ивановы — ну, никаких дефектов… Совершенная во всех отношениях дама! Не дама, а произведение искусства, несколько, правда, устаревшее, скорей — антиквариат… Откуда у нее такие силы?

Ну, от силы — отравы в грибы подсыпать, ну, радиотелефон, соединенный со взрывным устройством, в подъезде организовать… Но повесить Немую? Справиться с Фофановым?!

Даже если ей помогает скрывающаяся Амалия. Даже если это и так, все равно что-то не сходится.

Чего-то или кого-то тут не хватает!

И что теперь дальше делать? С какого конца подбираться к Питону? Если это, конечно, Питон, а не энное количество отморозков, отдельно стоящих за каждым из автомобильных преступлений. Ну вот опять вернулась на круги своя…

И опять, распаковав вещи, Анна набрала Петин номер.

— Да, дорогой… Гуляла по берегу… Замечательно…

Бедный Петя. Если бы он понял, до какой степени она умеет врать, — развелся бы тут же.

Нет, Петя Стариков, конечно, не дурак и подозревает о способностях своей супруги… Но масштаба.., он оценить, к счастью, не может.

Да, масштабности ее бесконечного вранья он и представить себе не может!

* * *

Итак… Не найдены ни пропавшие люди, ни их тела, ни того, что бы от них могло остаться. Вообще ничего не найдено. Ни от кого ничего не осталось. Ни руки, ни ноги. Никакая собака ничего случайно не отрыла и своим хозяевам, чтобы те сразу побежали в милицию, не принесла.

Просто как этот китаец Лао-Цзы в Стране Снегов — перешли некую границу и исчезли. Больше никто их не видел.

Эта “бермудская” составляющая, по идее, должна быть очень важной особенностью этого дела. Исчезли полностью. Будто затянуло в какую-то неведомую черную дыру. Как в мясорубку.

Это значит, у него должен быть какой-то безупречный способ сокрытия…

Не у всякого есть дом, в фундамент которого можно что-нибудь этакое замуровать. Не у всякого есть стройка, на которой работают с бетоном…

Не у каждого. И это, хоть и немного, но сужает круг подозреваемых.

У него такая возможность — безупречный способ сокрытия — есть.

* * *

И надо искать способ сокрытия и место сокрытия.

* * *

Вместо долгожданного отъезда из Рукомойска Светлова опять заявилась в милицейский “теремок”.

— Богул, я могу вас попросить?

— Нет, нет! Не можете! — отрезал лейтенант.

— Мне нужны некоторые, не скрою, конфиденциальные данные о…

— Даже ничего не произносите. Нет, нет и нет.

— Так, значит?! Ну, ладно. А скажите тогда, Богул… Не вы ли случайно — дело теперь, конечно, прошлое — поведали Фофанову про детективное, агентство?

Лейтенант отвел глаза в сторону:

— Я не специально. Случайно вышло.

— Вот как? Случайно?

— Видите ли.., когда Фофанов тут орал, что менты такие-сякие.., ну непрофессиональные… Ничего, мол, не умеем.., что, мол, когда государство — то ничего хорошего, а вот когда частный сектор… Я и сказал: вон он ваш частный сектор.., частный детектив! Вы, Аня, как раз только что с ним тогда в коридоре столкнулись… К ней и обращайтесь, если мы такие.., непрофессиональные! Пошутил.

— Пошутили?

— Ну, вроде как.., пошутил.

— Вот гад!

— Я?!

— А то кто же?! Вы, конечно! А вы думали, я похвалю ваше чувство юмора?! Пошутил он! Да с Фофанова — что взять?! Он живет, как умеет — как мама воспитала и пионерская организация.., его она еще успела воспитать! Но вы же должны были меня, как гражданина, защищать! А вы взяли — и подставили! Из-за вас я тут торчу?! Отвечайте, из-за вас?

— Клянусь, не нарочно.

— Не верю! Думаю, что где-то в подсознании вы все-таки…

— Ань, никакого подсознания!

— Ну, не знаю. Однако вот вам случай искупить…

— Так вы к этому все и вели? — вздохнул Богул.

— В общем, да.

— Ну, хорошо. Валяйте! Что там у вас? Искуплю.

* * *

Туровских Анна, как всегда, застала вечером коротающими досуг под абажуром. Елена Ивановна, подперев кулачком щеку, слушала, а Леонид Алексеевич читал жене. Вслух.

— Так и живем, как в прошлом Веке. Телевизор не смотрим, зато книжки вслух читаем по вечерам. Была такая, Анечка, знаете, семейная культурная традиция в прошлом веке. Верно, дружочек?

— Да, я люблю, когда Леня читает, — кивнула Туровская.

«Ну надо же! Как трогательно, — подумала Светлова. — Все эти “дружочек”, “читаем вслух”!»

Вообще в отношении Туровского к жене много почти отеческого — он иногда разговаривает с ней, как с ребенком.

— Что же вы читаете? — Светлова взяла со стола красивый “подарочный” том. — Неужели сказки?

— И сказки тоже.

"Боже, какой трогательный.., сумасшедший дом”.

— Как это ужасно!.. Ну, с этим водителем рефрижератора, — заметила Аня вслух. — Вы его хорошо знали, Леонид Алексеевич?

— Кто ж его тут не знал, — усмехнулся Туровский.

"Ну, разумеется: все, кроме меня!” — чертыхнулась Светлова.

— Бритиков появился здесь еще в то время, — объяснил Ане Туровский, — когда эта девчонка Фофанова.., ну та, которая потом покончила с собой на дороге.., когда она еще сидела в колонии. Все плакался и говорил: вот сестры не вернуть, а эти убийцы отсидят немного — закон у нас гуманен по отношению к малолетним! — и выйдут, как ни в чем не бывало. Ну, мол, они выйдут — а я встречу. И воздам им должное.

— Даже так? — Аня сделала вид, что удивлена.

— Ну, знаете ли, он был из тех, кто много болтает и кому собственная болтовня дает возможность чувствовать себя лучше.

— Вот как?

— Ну, разумеется, когда эта девушка вышла на свободу, он, видно, не решился, — заметил Леонид Алексеевич. Причем Светлова не поняла: с осуждением или с одобрением он это произнес. — Это ведь не каждый может на такое пойти. Правосудие вершить!

— Да-да…

— Потом он стал ездить тут все время, стал убеждать себя, что дождется, когда выйдут другие. Так все ездил, болтал и тешил себя мыслью, что все-таки отомстит убийцам сестры.

— Говорят, они встретились тут у вас, в мотеле? Бритиков и Фофанова? — заметила Светлова, краем глаза косясь на Туровскую.

— Да, — спокойно подтвердил Леонид Алексеевич.

— Как вы думаете.., этот Бритиков… Что же, он ничего не предпринял, когда увидел Фофанову? Он же с ней “мечтал” встретиться? Из-за этого и ездил тут все время?

— А он, по-моему, этакий Гамлет на рефрижераторе — все ездил, играл в слежку и думал: отомстить или не отомстить.

— Гамлет на рефрижераторе?

— Конечно, он бы никогда не решился.

— Нет?

— Но эта игра в месть, думаю, избавляла его от чувства вины. Он успокаивал себя тем, что “все-таки отомстит”. Разумеется, подобные люди никогда не решаются на такое.

"А какие решаются?” — хотела спросить Светлова, но передумала.

— Да нет… — после паузы заключил Туровский. — Бритиков только играл в Гамлета. И жестоко, конечно, так говорить, но напрашивается слово: “доигрался”!

* * *

— Гор, — навестив по дороге к Богулу доктора Горенштейна, поделилась своим удивлением Светлова, — Туровский, что же, правда читает своей пятидесятилетней жене сказки перед сном?

— Дорогая моя! Если бы вы могли проникать, как в “Хромом бесе” Лессажа, сквозь стены домов, вы были бы потрясены, Аня: к каким только фантазиям, приемам и уловкам не прибегают люди, чтобы хоть немного сгладить острые углы своих отношений, чтобы сделать семейную домашнюю жизнь, часто похожую на ад, более или менее переносимой. И это, в сущности, совсем неважно, что и как они делают… Лишь бы это облегчало людям жизнь.

Понимаете, Елена Ивановна в силу своего возраста и характера — очень ранимая, раздражительная, срывающаяся, уязвимая… Как врач, скажу: она все время на грани…

Знаете, некоторые элементы игры, которые возвращают такого человека в детство, в тот покой и защищенность, которыми он когда-то, в начале своего жизненного пути, обладал… Ну, если, конечно, обладал! Если оно у него было — это спокойное счастливое защищенное детство! Так вот, некоторые элементы такой игры оказывают порой неплохой психотерапевтический эффект.

Если хотите, Туровский действует мудро. Все эти слова “дружочек” и прочее, которые кажутся вам смешными… И чтение сказок перед сном… Все это нисколько не хуже успокаивающих таблеток и микстур.

— Такой “Новопассит”? “Если вы не можете заснуть, если мучает тревога…”?

— Да! Кстати, благотворное действие успокаивающего родного голоса общеизвестно.

* * *

— Богул, что это?

— Это искупление.

Светлова читала распечатанные данные на “Кудинова Алексея Борисовича, владеющего ниже перечисленной собственностью…”, и брови у нее ползли вверх.

— Несмотря на все ваше хитроумие, Светлова, такую штуку вы бы сами никогда не раздобыли. Это может только власть.

— Вы, что ли?

— Я, — скромно подтвердил лейтенант — Ну да! Вы ведь в вашем Рука-руку-мойске — царь и Богул! Откуда это у вас?

— От налоговиков. Конфиденциальная информация.

— Вот и сдавай им после этого декларации!.. Ты сдал, спишь спокойно, а тебя уже самого сдали — заинтересованным лицам. Причем с потрохами!

— Не преувеличивайте.., это только в интересах следствия.

— Что это?! Мини-заводик по переработке субпродуктов… Кафе-харчевня “Огонек”…

— Именно так.

— А где это все у него?

— Поедем поглядим?

— Надо же! Я попросила у вас, Богул, распечатки на всех участников нашего спиритического “круглого стола”… Притом, что Осич уже нет в живых. Но меньше всего я ожидала сюрпризов от Кудинова! Мы-то думали: пропащий выпивоха, а у него — сколько всего… А он — вон какой богатенький Буратино! Загородный какой-то “Огонек”! Кафе-харчевня… Назовут же в самом деле — вот уж поистине смешение французского с нижегородским! Как же здесь у вас в Рукомойске любят эти ласковые словечки: огонек, ночка…

— Угу… И — Леночка!

— Поглядим, что там за “Огонек”…

* * *

Дорога свернула в лес.

Несмотря на то что дорога была лесная, выглядела она очень прилично.

Лишь в одном месте машина запрыгала: здесь она была перерыта — новый аккуратно уложенный асфальт был снят, а ямы присыпаны землей. Очевидно, тянули какие-то трубы.

— Интересно, каков он, этот “Огонек”? — Светлова задумчиво смотрела по сторонам на плотную стену темных старых елей. — Знаете, Богул, я в детстве много раз, когда читала всякие волнующие КНИЖКИ, так это ясно себе представляла… Зеленые ставни, огонек, крыша под черепицей, вкусный запах очага. Фырканье лошадей, запах сена, экипаж, путник с дорожным саквояжем… То ли постоялый двор, то ли придорожный трактир… Кожаный тяжелый кошель с дукатами, который путник прячет под подушку… Потом шаги на лестнице, предательский скрип шаткой ступеньки, свеча оплывает в чьей-то руке…

— Ну да… Я же говорю: английское семейство убийц… Знаменитые Хулигэны!

— Богул, а как так получилось, что вы не знали ничего про этот “Огонек”? У вас же тут вся недвижимость под контролем, разве нет?

— Да я слышал, конечно, что некоторое время назад появилось некое заведение. Неплохое. Занятное. Можно поужинать вкусно — и все такое. С элементами экзотики. Но все как-то недосуг было сюда заехать. В общем, я не очень вникал. Это, видите ли, не моя.., территория.

«Понятно… Умно выражаясь, эта территория не входила в “ареал”, с которого Богул имел право взимать мзду. “Жизненное пространство” поделено в Рукомойске очень четко!»

— Все понятно, Богул, — Аня вздохнула. — Могу только сказать: из всех мздоимцев, которых мне доводилось видеть, вы — самый симпатичный. Миленький такой.

— Благодарю. Мне приятно. Знаете старый анекдот? Парень устроился на работу в милицию. Проработал месяца три, а за зарплатой не приходит. Его спрашивают: ты чего за зарплатой не приходишь? А он говорит: “А я думал — пистолет выдали и крутись, как можешь”. — Смешно.

* * *

Светлова и Богул вышли из машины. Перед ними высился деревянный частокол в стиле “рашн деревяшн”, на воротах — резная досочка-вывеска: “Огонек”.

Светлова хлопнула дверцей машины — и от неожиданности замерла.

— Богул! — шепотом окликнула Анна.

Лейтенант оглянулся…

Анна кивнула на колеса машины: на колесах была белая глина.

Видимо, она попала на колеса на том отрезке дороги, где машина запрыгала на разрытой земле.

Значит, Кудинов?

— Богул… А что он вообще делает, когда не пьет, этот Кудинов? — поинтересовалась Светлова, разглядывая затейливый забор и вывеску.

— Э-э… А вы думаете, так бывает?

— Но все-таки… Не преувеличивайте. Наверное, все-таки бывает!

— Ну.., у него изначально — руки золотые. — Лейтенант Богул задумался над характеристикой Кудинова. — Есть такое выражение “руки золотые”… Что-то там мастерит, строгает, пилит.

— А что он пилит-то, если не секрет?

— Я не думаю, что это будет принципиальное уточнение. Знаете, это тип людей, которые все время что-то чинят, пилят и мастерят, и им не так уж и важно, что это. Для них это занятие — вроде наркотика. Они как что-нибудь увидят — сразу начинают это чинить. А потом сразу — пить. Чтобы не случилось ненужной паузы — отрезка времени, за который успеваешь оглянуться на свою жизнь. Чтобы не успеть задать себе некоторые неприятные вопросы.

— Например?

— Ну, типа “и зачем это все?”.

— И типа “в чем смысл жизни”?

— Ну, вроде того…

Богул вынул деревянную щеколду и распахнул ворота “Огонька”.

— Э, да тут целый музей деревянного зодчества! Чего только нет! — воскликнула Светлова.

— Ну вот, теперь вы видите, чего наш Кудинов все время пилит, — заметил Богул. — Я же говорил: золотые руки!

В самом деле, территория кафе-харчевни “Огонек” была, по сути, миниатюрным заповедником деревянного зодчества. И, очевидно, в авторском исполнении “зодчего Кудинова”.

За оградой из вбитых в землю кольев, которую без проблем преодолели Светлова и лейтенант Богул, располагались всевозможные миниатюрные теремки и беседочки, пеньки и скамеечки…

Самое большое здание тоже было срубом из толстых бревен.

Аня заглянула в один из теремков, и над головой у нее тут же зазвенело.

Она подняла голову, разглядывая колокольчики над входом.

— Какая-то дикая смесь из тибетских колокольчиков и русских сказок, — заметила Светлова, закончив осмотр. — По-видимому, такая же, как у Кудинова в голове. Новый загородный архитектурный стиль.

— Да такой красоты придорожной сейчас везде хватает, — поддержал “архитектурную” тему Богул. — Пеньки в виде скамеечек и скамеечки в виде пеньков. Зато, я думаю, на такую клюкву проголодавшиеся проезжие с большой дороги должны хорошо клевать. Если здесь еще и хорошо кормят, а хозяин встречает гостей босиком и в косоворотке, то коммерческий успех обеспечен.

Лейтенант Богул достал сигареты и присел на резную скамью. И еле удержал равновесие, чтобы не свалиться на пол:

— Ах ты…

— Что там такое?

— Да тут у него все с хитростью… Вроде как садишься и падаешь, но на самом деле, не падаешь! Шутка, наверное, такая.

— Ну такие шутки-приколы для загородного отдыха всегда были в традиции. Как, например, в Петергофе: наступаешь на что-то, а тебе фонтанчик — в физиономию. Или, знаете, как в ресторане “Мефисто”: там в туалете — хихикают…

— Кто?

— Ну, предполагается, что привидения. Тоже шутка такая.

— Может быть, это и шутки всякие… Может быть… Например, как в русских народных сказках? Там молодца напоили, спать на лежанку положили, а лежанка — кувырк! И летит молодец неизвестно куда.

— Все-таки он, по-видимому, действительно умелец?

— Да уж.., леший его забери!

— Не одобряете?

— Не люблю я, Анюта, этих умельцев.

— Отчего, Богул? А вот женщины обычно таких мужчин — “золотые руки” хвалят: хозяйственный и все такое…

— Ну, я ведь не женщина, а мент. Какие-то, понимаете ли, они, эти “золотые руки”, обычно непрозрачные. Все время что-то там строгают, мастерят и мурлычут себе под нос. Чего они там себе мурлычут, спрашивается? Что там у него в башке.., какие тараканы?

Вот у нас одно дело недавно закрыли… Один такой умелец все мебель мастерил, мастерил, все под нос песенки себе мурлыкал… Тихий такой, безобидный. Ну, те самые “золотые руки”, в общем. А потом старушке своей голову взял да отчекрыжил — ив кастрюлю положил. И сел телевизор смотреть. Ну, не пенсионер, а просто Саломея какая-то ветхозаветная!..

Вот поэтому я их, Анюта, не одобряю. Непроницаемые они, непредсказуемые. Очень уж в себе! Слишком много времени наедине с острыми колющими и режущими инструментами проводят.

— Пожалуй… Хотя обобщения подобного рода редко бывают верны.

— А вам что же, Аня, нравятся, которые сами мебель мастерят?

— Да нет, Богул. Если честно, у меня на редкость пошлый вкус: мне больше нравятся мужчины, которые покупают мебель в магазине “Икеа” и расплачиваются при этом кредитной картой.

— Да, — согласился лейтенант, — эти все-таки более предсказуемые. Хотя…

— Что такое?

Лейтенант усмехнулся:

— Обобщения редко бывают верны!

* * *

Ни одного человека на территории “заповедника деревянного зодчества” Светлова и лейтенант Богул не встретили. Тишина здесь действительно стояла, как в заповеднике.

Возможно, это было связано с утренним временем — слишком рано. Такие кафе-харчевни оживают обычно к середине дня, а по-настоящему — к вечеру. Когда съезжается расслабляться народ и начинается гульба.

Дверь в харчевню была закрыта, но Богул достал какие-то подозрительные ключики и с легкостью отомкнул закрытую дверь.

— Отмычки это у вас, что ли? — поинтересовалась Светлова.

— Фу! — Богул отмахнулся. — Откуда вы слова-то такие знаете? Отмычки! Просто так — для пользы следствия.

* * *

Осмотр “Огонька”, в общем, не дал ничего особенного.

Кроме, может быть, некоторой информации о странной изобретательности владельца этого заведения, дающей почву для догадок. Атак.., сплошное разочарование. Богул аккуратно замкнул дверь “Огонька”.

— Дайте хоть поглядеть, чем это вы пользуетесь “для пользы следствия”. — Аня протянула руку за “ключиками”.

— Ну поглядите, поглядите! Богул разочарованно вздохнул, окидывая прощальным взором “Огонек”.

— Ни-че-го, — раздельно, по слогам произнес лейтенант, покидая вместе со Светловой сие занятное заведение.

* * *

Хозяин кафе-харчевни Алексей Борисович Кудинов, когда его навестили вернувшиеся из “Огонька” Светлова и лейтенант, был, как обычно, в подпитии.

— Я не могу допрашивать его в таком состоянии. Это запрещено правилами, — вдруг неожиданно щепетильно заявил Богул, взглянув на не вяжущего лыка Алексея Борисовича.

— А я могу! — сказала Светлова. — У меня уже нет правил. При наличии стольких трупов все правила куда-то испарились! Осталась только целесообразность.

Но непреклонный Богул, как всегда, страшно занятый своей милицейской текучкой, все-таки уехал.

А Светлова осталась в квартире Кудинова.

Анна и Богул, по-видимому, как-то незаметно поменялись амплуа. Богул под влиянием постоянного зудения Светловой о “неевропейской дремучести, тотальном неуважении к человеку и совковом беззаконии” стал говорить о каких-то правилах. А Светлова, доведенная до точки всем, что случилось с ней за последнее время, уже стала забывать такие слова, как “уважение к правам” и “правила”, и готова была ради целесообразности на что угодно.

Это означало, по-видимому, что действительность была всесильна — она подминала под себя приезжего, с какими бы правилами он сюда ни заявлялся.

Но право же, сейчас Светлова, глядя на пьяного Кудинова, не знала, что лучше: когда человек трезв и понимает, что говорит, и не несет всякий бред, но при этом хорошо контролирует себя и, если не хочет, не проговорится!.. Или когда он вот такой: расскажет обо всем, что ни спросишь. Даже о самом, так сказать, сокровенном. Что было и чего не было!..

При взгляде на Кудинова невольно приходили на ум строчки из “Жуд-Ши” — про “три периода”.

Как там? В первом периоде опьянения теряют благоразумие и стыдливость, стараются сохранять спокойствие И воображают, что говорят правду.

Во втором делаются похожими на взбесившихся слонов и совершают безнравственные и безрассудные поступки.

В третьем теряют сознание, падают, как мертвецы, и решительно ничего не помнят.

К счастью, Кудинов еще не добрался до второго и тем более до третьего периода. Но стоило ли радоваться, что он уже достиг первого, когда воображают, что говорят правду?

— Алексей Борисович, “Огонек” вам давно принадлежит? — поинтересовалась Светлова, заставив выпить Кудинова две чашки очень крепкого кофе.

— Огонек? — Кудинов уставился на Светлову, как баран на новые ворота. — Какой еще, на хрен, огонек?

— Кафе “Огонек”. Или кафе-харчевня — как вам больше нравится…

— А-а.., кафе! Много будешь знать — скоро состаришься. А ведь не хочется, правда?

— Пока не знаю.

— Огонек, говоришь… — Кудинов ухмыльнулся. — Заметьте, как Леша Кудинов нужен — пожалуйте, Лексей, к нам на огонек… А как Леша больше не нужен — проваливай, Кудинов, никакого огонька. Жизнь — подлая штука. А все женщины одинаковы. И такие же подлые, как жизнь… И я вам вот что скажу… А может, и хорошо, что так все вышло? Я ведь…

Он наклонился к Аниному уху:

— Боюсь! Поняла? Натурально боюсь!

— Кого вы боитесь, Алексей Борисович?

— Кого… Ха-ха.., так тебе все и расскажи. Кого Алексей Кудинов боится, он никому никогда не признается, — пробормотал Кудинов.

И вдруг вскочил на ноги и заорал:

— Я боюсь? Да ты что?! Никого я не боюсь! Всех замочу, если что!

Конечно, белая глина на подъезде к “Огоньку” реально свидетельствовала о том, что Кудинов может замочить. И если не всех, то многих. Это точно.

Но, глядя на бьющего себя в грудь, качающегося и бесконечно пьяного Кудинова, Светлова мало в это верила.

Но… Анна еще раз напомнила себе: все “впечатления” от человека бывают очень обманчивыми.

Даже если этот пьяный бред — не спектакль… Вполне возможно, что в ином своем состоянии Кудинов и способен на то, во что Светловой не верилось.

В конце концов, она никогда не видела его трезвым. Возможно, в состоянии трезвости Леша Кудинов — само воплощение хладнокровия, собранности, изощренной жестокости и хитроумия!

И вообще… Гораздо более, чем “впечатления”, важны и заслуживают внимания факты.

А факты таковы: Кудинову принадлежит сверхподозрительное и уединенное в лесу заведение — кафе-харчевня “Огонек”.

На подъезде к “Огоньку” — та самая белая глина.

Кудинов — супруг сбежавшей Амалии.

* * *

— Аня! Я должна сообщить вам нечто совершенно исключительное! — Елена Ивановна остановила Аню, как всегда, ухватив за локоть. Но на этот раз ее пальцы, лежащие на сгибе Аниного локтя, были как-то слишком напряженно сжаты. Словно их свело судорогой. Можно сказать, не взяла за локоток, а практически впилась, будто боялась, что Светлова вырвется.

— Что-то случилось?

— Несомненно.

— Что же именно?

— Идемте со мной.

Туровская повела ее по коридору, ведущему к служебным помещениям.

Аня тут, в общем, уже неплохо ориентировалась. Именно здесь находилась комната Немой.

Они действительно остановились возле двери этой комнаты.

И Туровская явно подрагивающей рукой достала связку ключей и открыла дверь.

— Понимаете… Милиция уже осматривала, конечно, после ее гибели эту комнату. Но получается, правда, что они увидели не все…

— Не все?

— Да, я устроила сегодня большую уборку и… Елена Ивановна наклонилась к батарее отопления, просунула между ее ребрами тонкие, изящные пальчики и протянула Светловой блестящую вещичку.

Это снова были часы. На этот раз — дамские.

— А можно мне их взять с собой? — попросила Светлова.

— Конечно, конечно! Ведь истина должна восторжествовать!

— Спасибо.

— Вы удивлены?

— Воистину! — совершенно искренно выдохнула Светлова. — Ничего более удивительного я в своей жизни еще не видела!..

— Сергей Александрович!

Аня снова была в гостях у Кривошеева. Начала она с него просто потому, что Кривошеев находился от Рукомойска по расстоянию ближе других родственников пропавших женщин. К тому же с ним был контакт.

Если не повезет, конечно, придется беспокоить и остальных. Свиридовых… Айвазянов…

— Взгляните! Вы не узнаете эту вещь? Хозяин дома посмотрел на часы — и тут же закрыл лицо ладонями.

— Это Галины часы, — едва слышно пробормотал он.

* * *

Светлова вышла из дома Кривошеевых, мало сказать, потрясенная.

Вот и ответ, зачем Туровская бросила тень подозрения на Немую после ее самоубийства!

Хозяйка мотеля “Ночка” хотела отвести их от себя.

Тогда, за чаем, когда Аня после гибели Немой навестила хозяев “Ночки”, Елена Туровская разыграла все, как по нотам…

Задумка была, конечно, неплоха: ей надо было обвинить Марину Скворцову, но Елена слишком хитра, чтобы делать это напрямую. И вот — создала иллюзию, будто полна всяческих нелепых идей насчет “яблоньки и яблони”, свято верит в наследственность. Несмотря на то что Туровский противоречил жене и был недоволен, она — наперекор! — развила эту тему, тему причастности Немой к исчезновениям людей: “Вся в папу, а папа у девочки страдал шизофренией”.

Как будто неизвестно, что это заболевание передается по мужской линии…

А теперь еще и “нашла” в комнате Немой часы исчезнувшей Кривошеевой.

Одного Елена Ивановна только не учла в своем стремлении повесить все исчезновения людей на “дочь маньяка” Скворцову. Не учла, потому что не могла об этом знать…

Светлова уже осматривала комнату Немой.

Но тогда между ребрами батареи не было этих часов. Уж чему-чему, а осмотру помещения старинный приятель Дубовиков Аню научил! Не было там, не было этих часов! И вообще никаких часов не было!

Так откуда же взяла их Елена Ивановна? Ведь часы действительно принадлежали Кривошеевой.

Ясно, откуда. У самой Кривошеевой.

Значит, Елена?

* * *

— Мы, кстати, у Кудинова кое-что обнаружили, — сдержанно, но “с чувством”, как об очередном своем сюрпризе, сообщил Светловой Богул.

Лейтенант отказался от расспросов пьяненького Алексея Борисовича, но, как оказалось, времени даром не терял.

От “осмотра помещения”, то бишь квартиры Кудинова — скорее всего несанкционированного, — “правила” Стаса Богула не удержали.

— Что же именно вы нашли?

— А то… Следы работы со взрывчаткой.., вот что!

— Так вы думаете, что это он Осич взорвал?

— Говорю же, умелец! Золотые руки!..

— Ой, золотые! Вы уже поинтересовались у него, что и откуда взялось? И как он эти “следы” объясняет?

— Пока нет. Не хочу его вспугнуть. За Кудиновым станем следить, — пообещал Богул. — И уж если он поедет в свой “Огонек”, будем, разумеется, особенно начеку.

— Богул, это ваше “начеку” — действительно начеку? Или — как с Кикалишвили и Кудиновой? Кикалишвили вы, помнится, тоже не хотели раньше времени тревожить. Ну да Отарика хоть нашли, а Кудинову так и нет — словно в воду канула.

— Вы несправедливы, — обиженно заметил Богул. — Кстати, вы постоянно акцентируете внимание на моих промахах, а вот когда я сообщаю вам информацию, о которой вы без меня и мечтать бы не смели, вы, Светлова, принимаете это как должное. Простого “спасибо” от вас не дождешься.

— Например, Богул?

— Например, я знаю, что вы усиленно сейчас обдумываете версию Туровской. А вам не приходило в голову, что Амалия могла оговорить Туровскую? Ну, я имею в виду эти ваши с ней беседы на пленке, которую вы дали мне послушать… Так вот. Я вообще склонен думать, что ее откровения с вами насчет Елены Ивановны — это ее месть. Не смогла она Туровскую простить.

— Что вы имеете в виду?

— А вы как думаете?

— Теряюсь в догадках.

— А вы не теряйтесь! Знаете ли вы, что Кудинов и был тем самым мужчиной, к которому Елена однажды — был в ее жизни с Туровским и такой, оказывается, эпизод — уходила от мужа?

— Откуда такие сведения?

— Осич когда-то мне рассказывала. Она очень переживала за Туровского и любила всем поплакаться…

— Да, да.., слыхала — Валентина Терентьевна была в него влюблена, — пробормотала Светлова рассеянно, потому что думала уже о другом.

Информация, сообщенная Богулом, все ставила наконец на свои места. Вот что, оказывается! Вот кого не хватало в этом раскладе!

Не хватало физически сильного Кудинова с его, странным заведением под названием “Огонек” — в лесу, на отшибе.

Поодиночке они не тянули на Питона… А вот вдвоем, Елена и Кудинов…

Елена, возможно, привлекала из мотеля на этот “огонек” жертвы.

Амалия, конечно, могла оговорить Туровскую… Но как быть с часами, принадлежавшими Галине Кривошеевой? Откуда-то они у Туровской появились?

Ведь она, как сказала Амалия, с цепи сорвалась…

— Кстати, Богул, — Анна проникновенно взглянула на лейтенанта. — Что касается простого “спасибо”, которого от меня якобы не дождешься. Вы даже не думайте, что я недооцениваю вашу грандиозную роль, если уж на то пошло… Большое вам человеческое спасибо!

— На здоровье.

— И вот еще что. Вам что-нибудь известно о том молодом человеке, который увивался вокруг Елены и потом странным образом исчез?

— Проверить?

— Угу… Если можно…

— Можно. Продолжаю искупать.

* * *

Значит, Елена. А Кудинова она заставляла помогать. Покорного, слабовольного в силу своего запущенного алкоголизма и по-прежнему, очевидно, в нее влюбленного Кудинова. Что он там толковал? “А как Леша больше не нужен — проваливай, Кудинов, никакого огонька. — .. Жизнь — подлая штука. А все женщины одинаковы”.

В общем, ясно, что Алексея Борисовича она сделала своим помощником. Потому что на самостоятельного злодея он никак все-таки не тянул.

В общем, все, кажется, ясно… Ясно — и ужасно!

"Кого Алексей Кудинов боится, он никому никогда не признается”, — Аня снова припомнила бормотания Кудинова.

Но если это так, то это трагедия!

Анна вспомнила чудесного грустного и умного Туровского, его фантастическую влюбленность в жену.

Что с ним будет?!

Приедет Богул, выведет Елену под белые рученьки, закованные в наручники, и сопроводит в черный “воронок” — на потеху всему городу.

Но ведь есть же какие-то способы иначе решать такие проблемы? Что толку во всех этих арестах, если она, по-видимому, больна.

Ее бы можно было поместить в какую-нибудь частную клинику на Западе, где больной человек сидит годами в комнате с окнами в сад… Туровский сможет там ее навещать. Все лучше, чем весь ужас совковых судебных процедур.

Туровкий небеден. Он мог бы сам решить этот “вопрос”.

По-человечески выходило, что Светловой следует с Леонидом Алексеевичем поговорить.

Поговорить — и отправляться наконец домой восвояси.

Остальное ее больше не касается, Кудинов и все прочее. Все остальное — это работа Богула. Его “ареал”. Что, в конце концов, она нанялась им тут их криминальные авгиевы конюшни расчищать?!

Глава 16

И Светлова, между всем прочим, все-таки решила готовиться к отъезду домой.

То есть она хотела хоть немножко загореть — необходимо было обзавестись “алиби” для Пети. Как бы Светлова.., как бы возвращается с курорта! Отдохнула, так сказать. До изнеможения.

К ее удивлению, оказалось, что солярий кудиновского салона ежедневно был открыт для посещений!

Амалия так и не нашлась, но выяснилось, что салоном “Молодость” уже заправляет некая дама.

Эта дама объяснила Анне, что салон “практически” перешел к ней за долги: исчезнувшая Амалия сильно ей задолжала…

И теперь дама не скрывала, что, прибрав к рукам салон “Молодость”, пытается хоть как-то, открыв его для посещений, отработать, покрыть свои убытки'.

"Так что.., если желаете, загорайте!” — любезно пригласила она Светлову.

И Светлова приглашение приняла.

* * *

Загар вполне мог получиться недурным, ровным, только, увы, не золотистым. А несколько темноватым. К сожалению, у искусственного загара не бывает тех особенных сияния и свежести, которые кожа приобретает только на свежем морском ветерке. Поэтому “солярный” загар, даже очень искусный, всегда можно отличить от настоящего. А если человек устал, то искусственный загар странным образом только подчеркивает эту усталость.

Некоторые Анины знакомые, злоупотреблявшие этой процедурой, в середине московской зимы казались ей похожими на замученных жизнью цыганок, а не на вернувшихся с Карибского моря любимиц судьбы.

Вот и она туда же..: Светлова похлопала себя по щекам: какие уж там свежесть и сияние.., после такого “отдыха”!

Но для оправданий перед Петей и “алиби” сойдет.

* * *

Радоваться загару Светловой мешало одно соображение.

Почему Кудинов, такой небедный, как оказалось, человек, имеющий и доходный мини-заводик, и построивший дорогой “Огонек”, отдал за долги салон “Молодость”, словно считал себя вконец разорившимся?

Повинуясь импульсу, Аня набрала номер телефона Кудинова.

И — о чудо! — Алексей Борисович показался ей внезапно вступившим в полосу трезвости. Неужели на него так подействовала потеря “Молодости”?

Этот миг удачи следовало ловить! Ведь он мог оказаться только “мигом”.

"Сейчас возьмет — и снова напьется!” — не без оснований заволновалась Светлова.

— Алексей Борисович, не хотите повидаться? — без всяких предисловий и объяснений предложила Аня.

— Может, и хочу… — на редкость мрачным и подавленным, но в общем совершенно трезвым голосом сообщил Кудинов.

— А давайте встретимся в вашем “Огоньке”! — по принципу “куй железо, пока горячо” предложила Светлова.

— Давайте в нашем “Огоньке”, — хмыкнул как-то странно Кудинов. — Дался вам этот “Огонек”!

На всякий случай — впрочем, не на “всякий”, а именно на тот, что Алексей Борисович и есть главное действующее лицо всей трагической эпопеи с исчезновениями людей: следы работы со взрывчаткой, обнаруженные Богулом в его квартире, о чем-то да говорят! — Аня с многозначительной интонацией предупредила, что “многие люди” в курсе того, куда она направляется.

— Ну и фиг с ними.., с вашими людьми. К ее удивлению, Кудинова это предупреждение оставило пофигистски равнодушным.

— Мне-то что с того? — пробурчал он мрачно. — В курсе они, видите ли! Да пошли они все со своим “курсом”!

И Светлова договорилась встретиться с Кудиновым в “Огоньке”.

Прежде чем решиться на тяжелый разговор с Туровским, ей хотелось еще раз кое-что у Алексея Борисовича уточнить.

* * *

«Дался.., дался мне этот “Огонек”, — вздыхая, думала Светлова, скоренько собираясь на эту встречу. На сей раз в понятие “сборы” входили проверка боеготовности верного “Макарова” и вечные проблемы с размещением — более или менее непринужденным! — этого предмета в дамской сумочке. — В том-то и дело, что никак он мне не дается этот “ваш-наш” “Огонек”!»

На самом деле, несмотря на предупреждение, которое Светлова сделала Алексею Борисовичу Кудинову, “многие люди”, которым следовало бы знать, куда направляется Светлова — а именно лейтенант Стас Богул, — пребывали в данный момент насчет ее намерений в полном неведении.

Но Светлова решила не брать это в голову.

Потом, после встречи с Кудиновым, Светловой в славном городе Рукомойске предстоял еще только этот один, очень важный и нелегкий разговор с Туровским.

А дальше — она умывает руки.

И город с таким идиотским названием как нельзя лучше для этого действия подходит!

* * *

Аня сворачивала на уже известную ей дорогу в лесу — ту самую, где колеса автомобилей пачкает белая глина, — когда запищал телефон.

— Нашелся красавчик, нашелся! — сообщил Светловой в трубку Богул. — Тот, Еленин ухажер, обнаружился. Ну тот, о котором Кудинова толковала. Помните, вы просили проверить?

— Конечно, помню.

— Так вот… Жив-здоров. Живет себе припеваючи. В своем городе. Никуда он таинственно не исчез! Просто он женился. Решил, что дамы бальзаковского возраста — это все-таки не его конек. И свинтил из нашего Рукомойска.

— Спасибо, Богул.

— Вы вообще-то где?

— Так, Богул… Еду. — Ане не хотелось именно сейчас посвящать лейтенанта в подробности задуманного. Вряд ли в его присутствии разговор с Кудиновым получится непринужденным.

— А-а… Ну, ладно. У меня тут тоже кое-какие дела.

— Пока…

— Пока!

"Нашелся… Нашелся тот красавчик! Ох, лучше бы не находился… А что, если Елена — это все-таки не самое важное действующее лицо? И не простившая подругу Амалия действительно вполне могла ее оговорить?..

И часы Кривошеевой могли в самом деле остаться от Немой.., просто завалиться за батарею. И ссора с Фофановой могла закончиться ничем… — Светлова вздрогнула. — Что, если все-таки главное действующее лицо и вправду — сам Кудинов?"

Если это так, то Светлову осенило явно поздновато.

Что сулит ей сцена в “Огоньке”? Не окажется ли она финальной?

В довершение к своим сомнениям Светлова, взглянув на часы, а затем — на садящееся между деревьями солнце, вдруг поняла, что забыла перевести стрелки.

Это были сутки перехода с летнего времени на зимнее.

И, таким образом, получалось, что она опережает Кудинова на час…

"Предупреждают, предупреждают по телевизору: не забудьте, не забудьте! И все равно, растяпа, совсем из головы выскочило… Тоже мне — детектив! Ну, правда, и телевизор в последние дни некогда было особо включать. Совсем некогда.., даже погоду послушать — это сущая правда. — Светлова вздохнула. — Ладно.., ничего.., подожду… Огляжусь там лишний раз.., не помешает”.

* * *

Тяжелая деревянная — дуб, не иначе! — входная дверь кафе-харчевни была, как и в прошлое их с Богулом посещение, закрыта.

"Интересно, когда это миленькое кафе вообще работает? И бывают тут вообще посетители? Где, кстати, табличка с указанием времени работы?

Может, тут — “глубокий эксклюзив”? Особые ужины, банкеты для своих и “ви ай пи”? Хотя какой в Рукомойске “ви ай пи”?.."

Светлова достала чудесную отмычку Богула, которую в прошлый раз, когда они посещали это “заведение общепита”, взяла посмотреть и “забыла” лейтенанту вернуть.

И, поторапливаясь, поскольку до прибытия Кудинова у нее — счастливая случайность? — был всего час, она попробовала, повторяя действия Богула, отрыть дверь.

И дверь открылась.

В “Огоньке” был главный большой зал, стилизованный, по-видимому, под некий “зал для пиршества” владельца, скажем, больших охотничьих угодий. Зал, где после пышной охоты устраиваются не менее пышные пиры и ужины.

Это было просторное низкое помещение с толстыми, темного дерева балками под потолком. На стенах звериные головы, оленьи рога…

Как можно с аппетитом ужинать в обществе этих оскаленных морд, Светлова понимала с трудом. Ну да о вкусах не спорят.

В данном случае речь шла о вкусе хозяина этого заведения.

Зал украшал большой камин.

Очевидно, когда он полыхал, это мрачноватое помещение становилось немного уютнее. Но сейчас огромный — пропорционально просторному залу — камин зиял черным, прокопченным чревом, из которого неприятно тянуло запахом золы и дыма.

Причем это не был запах прогоревших золотистых смолистых чурочек…

Какой-то иной… Тяжелый и зловонный…

Узкие окна зала были закрыты снаружи ставнями. И, в общем, в охотничьем зале было, мягко говоря, темновато… Если бы не мерцающие где-то в глубине свечи, можно было сказать, что и попросту темно.

Светлова пошла на этот свет и с замиранием сердца обнаружила, что оттуда — из полумрака — навстречу ей тоже движется какой-то силуэт.

Еще шаги еще…

И…

Светлова отшатнулась — навстречу ей шла Туровская.

А за ней — шлейфом — тянулась красная полоса.

Что-то похожее Светлова видела только на антирекламных роликах Гринписа: манекенщица в мехах идет по подиуму, а за ней тянется кровавый след — мол, глядите и ужасайтесь: это кровь зверюшек, ценные шубки и шкурки которых вы, ироды, носите на своих плечах!

Но этот красный след был не от убиенных зверюшек…

Впервые за все время пребывания в Рукомойске Светлова приготовила “Макаров”. Даже с Фофановым она этой крайней меры избегала.

Елена шла прямо на нее…

— Остановитесь! — приказала Светлова, пытаясь разглядеть, что у Туровской в руках. Возможно, нож? Или, может быть, бритва.., лезвие какое-то острое?..

Ибо на некотором расстоянии в полумраке, где мерцали свечи, Аня ясно видела некое возвышение и на нем распростертое человеческое тело. Оттуда и тянулся за Туровской этот след…

Но — или разглядеть Анне ничего не удалось, или руки у Туровской были пусты.

— Стоять! — еще раз громко приказала Светлова.

От ее окрика Елена резко остановилась.

Встрепенулась, как разбуженная птица… И Светловой показалось, что ее открытые глаза стали другими — видящими: наверное, Светлова вывела ее из транса-.

Елена Туровская, хлопая своими красивыми длинными ресницами, словно очнувшись от глубокого сна, смотрела на Анну…

И вдруг ужасно закричала.

Ее устремленный теперь мимо Светловой взгляд был полон ужаса.

Аня резко оглянулась.

Позади нее стояло чудовище.

Нечто, про что и вправду можно сказать словами, которые однажды были произнесены здесь, в Рукомойске: “От этого вида и демонов должен охватывать ужас”.

Чудовище цвета бычьей крови, с оскаленными клыками, вытаращенными глазами… На лоб свисали ярко-черные и ярко-красные волосы — двойной вихор.., две закрученные тугие пряди — красная и черная.

Светлова от неожиданности едва сообразила, что это была маска.

Огромная, в три раза больше головы человека. Обычного человека, на котором эта маска была надета.

А в том, что это был человек, Светлова, несмотря на испытанное потрясение, не сомневалась.

В руках чудовища, занесенных выше головы для замаха, сверкнул кривой, странной формы нож. По-видимому, какого-то ритуального назначения…

Светлова выстрелила вверх.

Но чудовище, словно не слыша выстрела, продолжало двигаться прямо на нее.

Для Светловой наступил час икс. Ведь она никогда не была до конца уверена, что сумеет выстрелить в человека… Даже при том, что его лицо спрятано под маской. Даже — под такой маской!

Но выстрел все равно раздался.

Его сделал Богул.

Да! Это был невесть откуда взявшийся белобрысый нежданно-негаданно появившийся лейтенант.

С пистолетом в руке он подошел к упавшему на колени и корчившемуся от боли существу в маске и защелкнул на его заведенных назад руках — довольно лихо и профессионально заведенных! — наручники.

Теперь человек в маске лежал на боку, корчась от боли в простреленной ноге.

Светловой было жалко Кудинова, несмотря на все, что тот сделал. Это ведь больно, когда руки в наручниках, а ты даже не можешь зажать раненое кровоточащее колено.

Анна отвернулась, чтобы этого не видеть.

И ахнула. В дверях стоял Кудинов!

Очевидно, приехавший точно в назначенный час — по-новому, зимнему времени! — и на час после Светловой.

Он-то стрелки перевел…

Но сколько всего за этот час тут произошло?!

Значит?..

Анна ошеломленно оглянулась на чудовище в маске.

В это время Богул неторопливо, стараясь не запутаться в растрепавшихся красно-черных длинных прядях — очевидно, они были из настоящей шерсти какого-то экзотического животного, — сорвал маску..,.

— Вы?! — ахнула Аня.

Туровский только сверкнул глазами из-под своей спутавшейся кудлатой шевелюры.

Совпадение, наверное! Но пряди его собственных волос упали ему на лоб точно так же, как только что свисал книзу черно-красный вихор маски…

Кто-то включил свет.

Задул свечи.

Милиционеры, приехавшие с Богулом, накрыли пленкой человеческое тело, распростертое на ритуальном возвышении.

— Кто это, мы узнаем, судя по всему, только обнаружив машину на трассе, — поморщился Богул. — Скорее всего она уже стоит где-то там… Верно, Туровский?

Туровский молчал.

Богул запечатал в пакет кривой, с трудом уместившийся туда нож. И озадаченно потер затылок, разглядывая огромную маску.

— А с этим я что буду делать? Как ее упаковывать? Как везти? Как мне с таким вещественным доказательством управиться? Может, на себя надеть и к начальнику заглянуть? Сразу место освободится для карьерного роста.

Он потрогал страшные клыки маски:

— Откуда такая?

Туровский по-прежнему молчал.

— С Тибета, — коротко обронил по-прежнему стоящий у дверей Кудинов.

Он отлепился от косяка и подошел к Елене. Про нее все забыли. А помощь ей нужна была даже больше, чем ее мужу: она вся дрожала.

— А что за шерсть такая? — Богул, прежде чем упаковывать маску, подсобрал аккуратно в кучку ее растрепавшийся черно-красный шерстяной вихор.

— Ячья, — объяснил Кудинов.

— Чего?! Я — чья?

— “Ячья” — это значит шерсть яка… Бык такой. В горах живет.

— Бык?

— Ну, животное… Копытное, понимаете?

— Понимаю. Про копытных-то я понимаю… Ое-е-ешеньки.., грехи наши тяжкие.., чего только не насмотришься на этой работе милицейской! Мало нам быков — уже вот и до яков добрались!

Между тем Туровский с неподдельным страхом смотрел на маску, которую Богул непочтительно держал за вихор.

— Она… Она очень сильная, очень опасная… — вдруг пробормотал он. — Осторожнее… Вы увидите.., это настоящая сила.., магия. Он ведь меня не простил… Там, где я был, ее очень боятся… Напрасно я не побоялся.., он наказал меня, понимаете? Он стоит высоко в горах. Его обличье страшно… Страшно! Понимаете? Его украшает древняя жуткая цепь из черепов… Одной рукой он держит чашу из человеческого черепа, в другой — ритуальное оружие…

У Светловой не было больше сил вслушиваться в бессвязное бормотание Туровского. Все, что случилось в “Огоньке”, совершенно ошеломило ее. И она не находила этому никаких объяснений. Бормотание Туровского тоже никакой ясности не добавляло.

— По-видимому, речь идет о ритуальном оружии, похожем на то, что вы изъяли в качестве вещественного доказательства, как вы думаете, Богул? — спросила Аня.

— Очевидно, да. А перед нами, надо понимать, господин шаман собственной персоной. И скорее всего он сам под воздействием какого-то галлюциногена. Возможно, того же самого, которым он — но в других дозах! — приводил в бессознательное состояние тех, кого заманивал на обед в “Огонек”… Что вы подсыпали в ваши фирменные блюда, Туровский?

Тот даже не повернул головы.

— Впрочем, у нас еще будет время поговорить с Леонидом Алексеевичем обо всем поподробнее, когда он придет в себя.

— Богул, — спохватилась Светлова, — а как вы тут оказались?

— Да, в общем, ничего сложного.

— Вы следили за мной?

— Что я, с ума сошел? Зачем?! Вы ведь и так все мне рассказываете, как партнеру по расследованию… Не так ли? Или не все?

— Иногда я вру, — призналась Светлова, растроганная моментом — своим спасением, уместным появлением Богула и его мужественным поведением. — Но дело сейчас не в этом. Как вы тут все-таки оказались?

— Да ведь я сказал вам! Но вы почему-то не обратили внимания… Помните, я говорил вам: будем следить за Кудиновым.

— И что?

— Да ничего. Он поехал в “Огонек”, а мы поехали за ним.

— И все? И вы не знали, что тут происходит?

— И все. И мы не знали, что тут происходит.

— Вы так спокойны!..

— Ну что вы!.. Не скрою, я порядком, когда отворил дверку, был ошеломлен этим спектаклем. — Богул кивнул в сторону корчащегося от боли Туровского — Богул, вы, конечно, немедленно окажете ему помощь?

— Сейчас! Как же! — хмыкнул Богул. Но все же, сменив гнев на милость, под укоряющим взглядом Светловой быстренько перестроился:

— То есть я хотел сказать — сейчас мы окажем ему помощь.., разумеется!

— А вообще.., спасибо вам, Богул. Вы ведь меня, можно сказать, почти спасли.

— Ну что вы! Не за что! Можно сказать, вы меня почти смутили! На здоровье, Светлова! Ведь это наша работа, — скромно принял изъявление Аниной благодарности Богул. — Могли бы мы, конечно, эту работу выполнить и пораньше.

Лейтенант задумчиво почесал “репу”:

— А помните, Светлова, я вам рассказывал, что мы осматривали “Ночку”, когда произошли первые исчезновения и подозрения невольно пали на Туровских, как владельцев мотеля “Ночка”? В “Ночку” тогда якобы залезли какие-то воришки… И мы приехали по вызову, а заодно и осмотр произвели?

— Помню, конечно.

— И почему тогда я выкинул Туровских из головы? Мол, ведь не может же такое быть! Если бы они убивали постояльцев, какие-то пятна, волоски, волокна, отпечатки… Что-то бы да осталось. Но “Ночка” оказалась тогда чиста! И я…

— И тогда вы стали со спокойной совестью брать с них мзду за свое милицейское покровительство. Все-таки, мол, честные люди, супруги Туровские — не убийцы какие-то…

— Ага! — рассеянно согласился Богул. Видно было, что на ум ему сейчас пришло кое-что поважнее. — А вот теперь я даже думаю, что никаких воришек не было. Туровский все просчитал и со своим хитроумием решил предупредить и рассеять возможные подозрения, которые, вполне вероятно, могли возникнуть у милиции насчет придорожного мотеля. Поэтому-то и дал нам возможность тщательно осмотреть “Ночку”.

А сам готовил свои кровавые шоу в другом месте.

Глава 17

Это был Анин прощальный визит к доктору Горенштейну — перед ее отъездом.

В доме доктора по-прежнему беззаботно щелкали и заливались попугайчики и канарейки — все трагические происшествия в Рукомойске нисколько не отразились на их настроении.

А супруга Гора опять была в отъезде. И это как раз заметно отразилось на настроении и гостеприимстве доктора.

— Как Туровский? — первым же делом спросил у Ани Горенштейн, как только открыл ей дверь. Весть об аресте Туровского давно разнеслась по Рукомойску.

— Его допрашивают.

— И что он?

— Бормочет о каких-то демонах.

— О демонах?

— Ну да.., о демонах.

— Любопытно!

— Как же так. Гор? Вот вы занимаетесь с пациентами — можно сказать, выворачиваете человека наизнанку… Почему же так? Почему облик человека — его слова, его глаза, в конце концов, в которых якобы можно прочитать душу, оказываются такими обманчивыми?

— То есть?

— Зачем тогда люди придумали эти сказки, вроде “глаза — зеркало души” и тому подобное? Вам не кажется, что мы вообще живем в мире лживых и не очень умных утверждений, которые принимаем за чистую монету только потому, что их повторяли на протяжении жизни несколько предыдущих поколений? Мир совсем иной, а мы все твердим и твердим всякие благоглупости! Почему абсолютные злодеи годами кажутся нам милейшими людьми? И никому это даже в голову не приходит?

— Вы имеете в виду Туровского? — прервал взволнованный и маловразумительный Анин монолог Горенштейн.

— Разумеется.

Аня как могла подробно рассказала Гору, что ей довелось увидеть в “Огоньке”.

— Помилуйте, человек всю жизнь прожил здесь в маленьком городе — у всех на глазах…

Горенштейн удивленно приподнял черные лохматые брови:

— А я вовсе и не говорил, что он всю жизнь прожил здесь!

— То есть?

— То есть Леонид Алексеевич уезжал. Его два года в наших краях не было.

— Вот как?

— Да, представьте. Они поссорились с Еленой Ивановной. Он уехал. Был где-то на Востоке… Непал, Тибет, Гималаи… Вернулся, несомненно, другим.

— Каким?

— Каким, вы спрашиваете… — Гор задумался.

— Ожесточенным?

— Да нет… Я бы сказал.., скорей, владеющим собой…

— И они тогда с женой помирились?

— Да, Елена Ивановна к нему вернулась. С той поры жили-поживали.

— Мне никто не говорил, что он отсутствовал столько времени, был в чужих краях…

— А вы, наверное, не спрашивали. Вряд ли кто-то стал бы скрывать.

— Пожалуй… Я действительно не спрашивала! “Наваждение… — укорила себя Светлова. — У Туровских — идеальной пары — был такой вид, будто они всю жизнь прожили на одном месте!

Эти пироги, абажуры, чтение вслух.., бахрома на скатерти, в конце концов! Милая, уютная провинция. Они казались старосветскими помещиками, которые никогда не расставались и никогда никуда не уезжали… Настолько устойчивый имидж, что.., мне даже не пришло в голову поинтересоваться, а так ли это на самом деле? Действительно ли это было так? Хотя уже тибетские байки его ближайшего приятеля Кудинова должны были бы насторожить…"

— Понимаете ли, — продолжал Гор. — Я не вижу в его бормотаниях о демонах, как вы изволили выразиться, ничего странного. Тибет, где он провел столько времени, в сущности страна демонов. Если судить по тамошним поверьям и легендам, то приходится сделать вывод: злые духи по численности явно превышают человеческое население этой страны. И надо отдать им должное.., зловредные это, в сущности, создания!

— Зловредные?

— Насколько я понял, они принимают тысячи разных личин, обитают на деревьях, скалах, в долинах, озерах, источниках… Они охотятся на людей, животных. И чем только не промышляют…

— Чем же?

— В частности, даже похищают у людей дыхание! Они им, видите ли, питаются! И вообще… Слоняются без устали по степям и лесам.., и тому подобное…

— Слоняются?! Демоны?

— Ну, в общем, путешественник всегда рискует на любом повороте тропы оказаться с ними лицом к лицу. И знаете… Такой порядок вещей вынуждает тибетцев постоянно поддерживать с ними, демонами, отношения. И тамошние люди, судя по всему, как-то приспособились! Например, Туровский рассказывал, что в функции ламы вполне официально входят обязанности “подчинять демонов, перевоспитывать, а в случае непокорности обезвреживать и уничтожать”. Ну просто как у нас врагов народа…

— Туровский вам это рассказывал?!

— Ну да… В общем, для тамошних тибетских жителей демоны — это дело обычное. В обморок при контакте с ними местные люди не падают.

— Не падают, значит?

— Но… Понимаете, иное дело — человек другой культуры. “Наш человек”, который проводит в чужих краях среди чужеземцев, их обычаев и веры, — долгое время…

— Откуда вы все это знаете, Гор?

— Пришлось почитать, поизучать. Дело в том, что некоторое время назад, уже снова поселившись, по возвращении из странствий, в Рукомойске, Леонид Алексеевич Туровский обращался ко мне.

— За врачебной помощью?

— Представьте, да. Он, видимо, почувствовал в какой-то момент, что с ним происходят вещи, с которыми лучше не оставаться один на один.

— А вы?

— Я начал его было консультировать. А поскольку, как я сразу понял, корень происходящих в нем изменений психики скрывался в его странствиях, его двухгодичном отсутствии, то мне, разумеется, пришлось подробно беседовать с ним об этом, расспрашивать о Тибете, много читать, консультироваться у знающих эту культуру и страну людей. Словом, входить в тему.

— И что же? Вы консультировали его, а потом?

— А потом… Все сошлось разом! Как теперь понятно — трагическим образом. Меня из-за глупой “лав стори” лишили возможности иметь практику — и я просто не имел больше права лечить Туровского. А он, видимо, уже не считал необходимым обращаться к другим врачам: все же меня он знал лично, доверял, я не был для него посторонним человеком. А другие… Тем более что для визитов к другим врачам ему понадобилось бы ездить в Москву.

Когда мы спустя некоторое время случайно увиделись, Туровский сказал мне, что все в порядке — он вполне избавился от своих наваждений. Мол, видно, это просто были издержки акклиматизации после возвращения на родину. Сказал, что все с ним в порядке.

— И вы поверили?

— Наверное, это моя оплошность! Но я был слишком занят своими неприятностями. И вы правы… Когда пациент “нашего профиля” еще чувствует, что с ним что-то не в порядке, отдает себе в этом отчет — это значит, что не упущено еще время для излечения и коррекции. А вот когда больные уверяют, что с ними “все в порядке” и “они совершенно нормальны — еще понормальнее вас!” — врачу следует держать ухо востро!

— Значит, он уверял вас, что с ним все в порядке?

— Знаете, у них там, в Тибете, существует довольно популярный анекдот. Один юноша просит отшельника быть его духовным наставником. Учитель соглашается и желает, чтобы ученик прежде всего приобрел навыки концентрации сознания. “Чем вы обычно занимаетесь? — спрашивает он жаждущего озарения ученика. “Я пасу яков”. — “Хорошо, — говорит учитель, — сосредоточьте свои мысли на яке”.

Новый ученик располагается в пещере, как это у них там принято, и начинает тренировку. Через некоторое время учитель отправляется к предающемуся медитации ученику и зовет его, приказывая выйти к нему. Ученик слышит зов, встает, хочет покинуть свое убежище. Но “медитация” уже достигла намеченной цели: он уже отождествил себя с объектом, на который были направлены его мысли. И до такой степени с ним слился, что потерял ощущение собственной личности.

Барахтаясь на выходе из пещеры, будто стараясь преодолеть какое-то препятствие, ученик заявляет: “Я не могу выйти, мне мешают рога”.

Он почувствовал себя яком…

Боюсь, что Туровский уже не смог покинуть свою “пещеру”, где предавался своим “медитациям”. Он потерял ощущение собственной личности и, судя по всему, очень здорово слился…

— С кем?

— Трудно сказать, с кем конкретно.

— А эта маска? Вы что-нибудь в этом понимаете? Можете как-то объяснить этот странный карнавал с вполне реальными человеческими жертвами?

— Да, мы говорили об этом с Туровским когда-то довольно много, и он рассказывал мне интересные вещи. Скажу одно: безусловно, он имел возможность присутствовать на церемониях, имеющих отношение к демонам.

— Что это значит: “имеющих отношение к демонам”?

— Ну.., эти церемонии совершаются там во многих местах.., с большей или меньшей торжественностью. Однако колдовство не любит яркого света и толпы. И, говорят, в глуши гималайских лесов, там, где бывал Туровский, они особенно впечатляют.

— А этот.., как его.., этот самый Махакала? Извините, даже выговорить трудно… Ну этот, которого Туровский все время упоминает?

— А “этот самый Махакала”, как вы изволили выразиться, — довольно популярный в тех местах персонаж!

— Вообще-то… Я тоже что-то читала о нем, кажется, в журнале “Гео”.

— Ну и отлично! А я вам, информированная моя, кое-что добавлю. В Тибете вообще много божеств и богов, импортированных, так сказать, из Индии. При переселении они несколько поутратили в весе и влиянии. Тибетцы превратили их в демонов. Махакала из всех них — наиболее популярен.

— Звезда?

— Вроде того. Его первоначальной сущностью, если быть точным, был один из образов Шивы — с функциями разрушителя мира.

— Разрушителя мира?

— Именно! Говорят, ламы-маги могут держать Махакалу в подчинении. Но уже их слугам и вообще толпе Махакала внушает настоящий ужас.

У Махакалы есть жилище. Это место, где хранится круглый год его маска. А надо вам сказать, что маска — это и есть сам Махакала. Так как тибетцы свято верят, что именно в ней он и обитает.

— Вот как?!

— Среди служек в монастырях, где находится такое хранилище маски, ходят слухи о зловещих чудесах.

— Зловещих?

— Да, дорогая моя! Так порой сквозь створки шкафа, где будто бы томится в заключении это страшное существо, просачивается кровь…

— Ужас!

— Порой, открывая шкаф, монастырские служки находили в нем смертные останки — человеческий череп или сердце. Как они, спрашивается, могли объяснить их появление в шкафу?

— То есть это нужно ему, Махакале?

— Более того: он без этого не может!

— Правда? — ужаснулась Светлова.

— Вы меня спрашиваете? — усмехнулся Гор. — Я рассказываю то, что описал не один чужестранец, побывавший там, а многие. Но за что купил — за то и продаю.

— Расскажите еще про эту маску… Поподробнее!

— Ну.., что еще сказать? Во время особой ежегодной церемонии маску извлекают из хранилища. И помещают в темную пещеру рядом с храмом, специально отведенную для Махакалы и ему подобных.

— И что же?

— Заметьте, какие при этом предпринимаются меры предосторожности! Пещеру сторожат двое послушников. Чтобы помешать Махакале ускользнуть, они без передышки читают магическую формулу. В ночную пору бедные мальчики, сами убаюканные собственным же монотонным напевом, борются с дремотой, дрожа от ужаса, поскольку убеждены, что малейшая оплошность с их стороны даст демону возможность выйти на свободу, и тогда они неминуемо станут его жертвами.

— Значит, пещеру сторожат?

— Но даже такая “свобода”, предоставленная извлеченному из затворничества Махакале, беспокоит крестьян окрестных деревень. Все время, пока он в пещере, они рано запирают свои жилища, матери умоляют детей возвращаться до захода солнца и тому подобное…

— И, как вы думаете, Гор… Зная все это, видя и находясь, безусловно, под воздействием этих суеверий и страха, мог Туровский решиться на кражу? Неужели такую маску Туровский похитил, забрал с собой?

— Ну, если это так, то.., безусловно, только первоначальный скептицизм чужестранца позволил ему это сделать.

— Скептицизм чужестранца?

— Однако полагаю, что этот скептицизм, знаменитые хладнокровие и ирония Туровского, если он похитил маску, со временем стали убывать. Постоянно находясь рядом с этим, прямо скажем, впечатляющим предметом, он безусловно мог испытывать его влияние. Добавьте сюда личные потрясения. Я имею в виду его странные отношения с женой. Очень сильные, запредельно сильные эмоции, владеющие им…

— Вы что. Гор, и правда, верите, что этот Махакала в этой маске сидит?

— Понимаете, сами тибетцы говорят, что боги, божества и демоны помогают или вредят только тем, кто в них верит. Поэтому лама или шаман никогда не возьмет к себе в ученики человека, страдающего неверием. А Туровского, насколько я знаю, взяли…

— Вот как?!

— Я думаю, Туровский, находясь долгое время по влиянием этих страхов, этой атмосферы, начал погружаться в нее все больше и больше. А когда поверил, Махакала и его маска, как и предупреждают тибетцы, могла начать действовать. Во всяком случае, руководить его действиями. Заставлять совершать необходимые ей, как он считал, действия.

— Жертвоприношения, например?

— И даже жертвоприношения. Собственно, здесь нет ничего противоречащего, например, психологии.

— Ну да, тот шкафик, в котором служки монастырские находили черепа… По-видимому, на Туровского эти сказки произвели впечатление. Он поверил, что маске Махакалы нужны жертвы.

— Не забудьте, Тибет — это страна, где, скажем, смерть от страха так же естественна, как в автомобильной катастрофе.

— То есть?

— Ну, представьте, что некто, как тот юноша, вообразил себя яком. А потом появился тигр!

— Понятно…

— А в общем, теория моя такова: не всем дозволено погружаться в чужой и странный мир. А те, кто все же решается, — должны делать это с опасением и предосторожностями. Концентрация странного и необъяснимого может оказаться слишком сильной для жителя Рукомойской губернии, привыкшего к пресному вкусу огурчиков. Сознание может и не выдержать подобной встряски.

Случай с Туровским, может быть, самый необычный, но далеко не единственный…

Моим коллегам то и дело приходится врачевать людей, для которых увлечение другой, экзотической культурой и обрядами не проходит безболезненно. Новые образы оказываются для них слишком сильными и непривычными.

— Вы имеете в виду всякие секты? Васю Иванова, который бреет голову и начинает стучать в кришнаитский бубен?

— Я имею в виду явление более широкого плана. Знаете, голубушка, у вас никогда не будет аллергии на белокочанную капусту. И картошка вам не повредит, и огурчики. Потому что и вы, и ваша бабушка, и ее бабушка тоже — уплетали их за милую душу. А вот от бананов у некоторых возникает изжога. А от цитрусовых высыпает сыпь. А киви — одна моя приятельница и вовсе отравилась. Переела. Что же говорить о чужих демонах, если даже от заморских фруктов случаются неприятности?

— И что?

— А ничего! Старая медицинская мудрость — болезнь надо лечить в том климате, в котором заболел. А плоды, поставляющие организму столь необходимые витамины, желательно употреблять те, что произрастают в исторической и естественной среде обитания. Они лучше усваиваются — и никаких красных пупырышков на коже.., как от цитрусовых!

— Ой, вам ли, Соломон Григорьевич, возносить такие панегирики во славу черноземной полосы?

— Ой, нам ли! Я, знаете ли, уже рукомойский Соломон Григорьевич. И моя бабушка лопала здешние огурчики, и ее бабушка… А у нас вообще принято.., чтоб по женской линии. Вот все хочу уехать, уехать — и все сижу тут… Врос, наверное! Птичек вот щебетание слушаю. Тем и счастлив.

— Ну и не логично… — хмуро заметила Светлова, — вам тогда петухов черноземных надо разводить. Ваши попугайчики — тоже птицы заморские. И вообще… Все равно люблю апельсиновый сок — и никаких у меня пупырышков!

— Да на здоровье — если нравится.

— Однако, Гор… Почему в доме Туровских и в “Ночке” так мало что напоминало о роковом путешествии хозяина? Обычно люди, напротив, выставляют напоказ сувениры, привезенные из дальних краев, диковинки, связанные с их странствиями…

— В общем, действительно не много, — задумчиво заметил Гор. — Я думаю, это оттого, что странствие в Тибет было связано в сознании супругов с самой несчастливой полосой жизни — с их расставанием… И очевидно, они не хотели себе об этом лишний раз напоминать. Скорее, напротив, стремились изгнать из памяти все, что было связано с отсутствием Леонида Алексеевича. Как будто ничего и не было. Как будто и не существовало той печальной паузы в их жизни, и они всегда жили душа в душу.

"Старосветские помещики без изъяна”, — подумала Светлова.

— К тому же Туровский вряд ли хотел привлекать внимание кого бы то ни было к своей потаенной жизни, связанной именно с его странствиями.

"Хотя почему же “не много”… А “Жуд-Ши”? — вспомнила Светлова. — А болтовня друга семьи Кудинова? В общем, все в пределах объяснимого: преступник всегда скрывает и молчит. Особенно о том, что может пролить свет на его потаенную деятельность. У него рот на замке. Болтают его близкие и друзья… Поэтому так важны косвенные указания…

Друг Кудинов, с которым Туровский, конечно, много толковал о своих странствиях и который, безусловно, был под впечатлением его рассказов, — тот, например, говорил о Стране Снегов без умолку”…

К сожалению, Аня сочла это “трепотней” на модную тему и отнесла на счет трепотни “завзятого болтуна и любителя баек”.

— Гор, скажите.., а как там Туровская? Аня знала, что после ареста мужа Елену Ивановну поместили в больницу с диагнозом “нервное потрясение” и Гор ее навещал. Впрочем, в качестве обыкновенного посетителя.

— Ну, в общем, состояние Елены Ивановны, прямо скажем, не очень, — заметил Гор. — Слишком сильное потрясение — и очень ранимый возраст.

— Там, в больнице, ей помогут?

— Возможно, ей помогут абсолютный покой и время. Впрочем, не знаю. Пока она на транквилизаторах.

— Как вы думаете… Как Туровская все это воспринимала? То, что он сделал с этими людьми? И, главное, с Амалией? Это ведь ее лучшая подруга!

— Елена, полагаю, ничего не знала…

— Гор, насколько это возможно?

— Возможно. Известно, что в состоянии транса женщины легко переносят — не замечают! — даже ужасную боль при совершении обряда инициации, например.

— Но она.., она шла мне навстречу.., там, в этом “Огоньке”!

— У некоторых племен женщины и вовсе танцуют в состоянии транса. Туровская, разумеется, полностью выключалась во время его спектаклей с жертвоприношениями. Когда он выводил ее из этого состояния — следы совершенного ритуала уже были заметены.

Очевидно, Туровский в значительной степени владеет этими приемами. Этим, кстати, объясняется и его влияние на психику человека. Сейчас, знаете ли, даже наука признает научное, а не мистическое объяснение этой способности шамана — “вчувствоваться” в человека, которым он “занимается”. Измененное сознание, объясняемое напряженной работой задней половины головного мозга.

— Гор, задняя половина — это звучит как-то не очень…

— Почему? Это научное определение.

— Если бы мне сказали, что я думаю задней половиной, я бы, наверное, обиделась.

— Ну что делать, дорогая… Привыкайте к научным терминам!

* * *

За то время, что прошло с момента ареста Туровского, Аня так и не видела его. Она вообще не была уверена, что ей это нужно. И все-таки накануне отъезда Светлова решилась.

Богул разрешил ей свидание с подследственным.

Было тяжело и страшно открывать дверь в комнату, где находился закованный в наручники человек.

Светлова представила сверкающий из-под спутанных волос взгляд, бессвязное бормотание…

Но в комнате, залитой солнечным светом — “Последний, наверное, в эту осень солнечный день!” — мельком подумала Аня, — находился совершенно нормальный, на сторонний взгляд, человек. Спокойный, аккуратно причесанный, несколько задумчивый.

И только тень от решетки на окне, расчерчивающая солнечный свет на полу в клетки, напоминала о том, кто этот спокойный человек.

А в общем он был прост и мил, как обычно. Как всегда все то время, что Аня гостила в мотеле “Ночка”.

И если бы Аню вдруг кто-нибудь убедил, что все произошедшее в последние дни и особенно то, что случилось в “Огоньке”, — всего лишь сон, она бы с готовностью поверила в это. И снова стала бы пить с Туровским чай и болтать о том о сем.

Но никто не собирался убеждать Светлову в том, что это был сон, и она сама знала, что это не так.

И беседа им предстояла вовсе не “о том о сем”.

* * *

Однако Светловой не хотелось начинать с главного. Серьезный разговор никогда не стоит начинать с главного.

Перед “самым главным” собеседник иногда застывает, как вкопанный, как заробевшая лошадка перед барьером, который ее принуждают взять.

Важный разговор лучше начинать с мелочей. А к главному надо переходить непринужденно, при удобном случае и как бы между прочим.

— Леонид Алексеевич, — Аня заставила себя улыбнуться, — вы специально оставили тогда ключи на стойке?

Туровский, очевидно, не ожидавший, что разговор начнется с такого вопроса, некоторое время с интересом смотрел на Светлову. Наконец его губы дрогнули в усмешке.

— Ну, разумеется… Я не так рассеян, как вам, может быть, показалось.

— Вот как?

— Представьте! Когда Елена рассказала вам историю про бойлерную — вполне искренне, надо заметить, рассказала… Я счел ее, эту историю, довольно удачной — в том смысле, что вам можно было легко ее проверить.

И предполагал, что это придет вам в голову. И оставил их. А когда вернулся, ключей не было. Кроме того… — Туровский снова усмехнулся и с видом превосходства сделал многозначительную паузу…

— Да?

Наблюдая эту самодовольную усмешку Туровского, Аня подумала о том, как важно дать человеку возможность в разговоре самоутвердиться и почувствовать свое превосходство. Насколько собеседник становится тогда откровеннее и податливее.

В общем, ничто не делает человека таким глуповатым, как чувство самодовольства. Стоит лишь подумать: какой я умный, какой предусмотрительный, какой я молодец — и ты тут же оказываешься сущим дураком.

— Кроме того… — Туровский снова усмехнулся:

— Вы забыли в автомате бутылку пепси-колы, Аня… Так торопились!.. Тогда я поднялся на второй этаж, откуда из окна виден весь двор. А уж когда вы включили в бойлерной свет… Непростительная ошибка для человека, считающего себя детективом…

— Увы, я не считаю себя таковым! — Аня вздохнула. — У вас несколько преувеличенное представление о моем самомнении. Видите ли… Это я так… Просто время от времени вляпываюсь…

— Ах вот как, оказывается, называется этот род занятий.., этот жанр! “Вляпываюсь”! Ну, в общем, в любом случае.., сочувствую: вам пришлось тогда в бойлерной поволноваться! Наверное, ощущаешь себя воришкой, когда крадешься с чужими ключами, да, Светлова?

— Скорее, чувствуешь себя приманкой. Брать ключи и красться с ними, разумеется, рискованно и, мягко говоря, не совсем умно. Но у меня появилось желание спровоцировать “кого-то”. Я даже подумала потом, что, включив — так явно! — свет в бойлерной, несколько перегнула палку.

— Хотите сказать, что вы меня обыграли?

— Если да, то с плохим счетом. Результат, конечно, был — вы начали активные действия и в итоге себя бы обнаружили… Хотя, идя на эту провокацию с ключами, я думала, честно сказать, не о вас. Не о вас я думала. Я подозревала Елену Ивановну. Но результат был. Только.., сколько в результате этого “результата” народу полегло на этом нашем поле боя… От Ионыча до Фофанова.

Могу только добавить, чтобы закончить историю с бойлерной, что, когда я действительно рассчитывала на то, что вы ничего не заметите, — вы и не заметили.

— Что вы имеете в виду?

— То, что мне удалось осмотреть втайне от вас, Леонид Алексеевич, комнату Марины Скворцовой. И ничего, подтверждающего ее причастность к исчезновениям людей, я там не нашла. И представьте мое изумление, когда ваша супруга продемонстрировала мне позже якобы спрятанные там дамские часики.

— Вот как!

— Так что то, что вы заставили жену подсунуть в комнату Немой эти часы Галины Кривошеевой, чтобы обвинить девушку во всех преступлениях, — стало вашей серьезной ошибкой.

— Ну что ж.., возможно, я ошибся и с Мариной Скворцовой.

Туровский, задумавшись, смотрел в окно на солнечный свет.

"Итак, Немая знала, что происходит в “Ночке”, — воспользовавшись паузой в разговоре, думала Аня. — Недаром Туровский обмолвился однажды, что, на его взгляд, “девушка была смышленой”.

Аня вспомнила некий силуэт — “кого-то” подслушивающего под окнами спальни Туровских. Теперь стало понятно, что это была Немая. Наверное, девушка подозревала: что-то происходит с хозяевами мотеля. Что-то, что связывалось у нее со страшными воспоминаниями детства. Нечто похожее — страшное и кровавое…

Вот оно, фрейдовское повторение. Выпадает же так на одну жизнь — такое повторение. И одного-то раза — чересчур. А тут… Несчастная девчонка!

Наверное, Немая потому и согласилась на сеансы Гора — чтобы больше не оставаться наедине с этим страхом, чтобы поделиться, рассказать.

Потому что однажды она обнаружила, что происходит в “Огоньке”. Возможно, Немая обнаружила там одну из жертв Туровского… Или следы ритуальных жертвоприношений… Или даже сама стала свидетельницей страшной сцены…

Может быть, это случалось не раз.

Может быть, однажды девушка не удержалась и забрала приглянувшиеся ей часы погибшего.

Диковатая девчонка простодушно хотела сделать красивый и дорогой подарок Отарику Кикалишвили. На такой роскошный подарок денег ей было вовек не накопить. А понятия о том, что такое “хорошо” и “плохо”, у нее были все-таки размыты, нечетки. Забрать часы убитого она могла. Но убить — вряд ли…

Таково объяснение, каким образом часы одной из жертв Туровского оказались у Кикалишвили.

Но накануне последнего сеанса Горенштейна, когда обретшая дар речи Немая уже могла бы все это рассказать, ее не стало.

Скорее всего Туровский следил за ней. Знал, что Кикалишвили часто опаздывает на свидания.

Подошел к девушке, поджидавшей своего возлюбленного, и передал, что Кикалишвили якобы просит ее отправляться сразу на место их обычного свидания — в сосновый лесок неподалеку от мотеля “Ночка”.

Возможно, Туровский ее сам туда и подвез. По дороге придушил и подвесил на сосне, инсценировав самоубийство.

В общем, Туровский, обративший внимание на сообразительность девушки, ее и убрал.

— Леонид Алексеевич, — Аня прервала затянувшуюся паузу. — Марина Скворцова, насколько я понимаю, поплатилась за свою сообразительность?

— Что вы подразумеваете под сообразительностью? Если то, что девчонка следила за мной, как какой-то Пинкертон, то да. Тогда можно сказать и так: да, она за это поплатилась. Видите ли… У девочки было какое-то патологическое любопытство по отношению к моей.., хм.., так сказать, деятельности. В этом я действительно вижу фрейдовскую связь между прошлым ее семьи и ее поведением в настоящем. Во всяком случае, когда я узнал о ваших раскопках в саду дома ее родителей.., мне многое стало понятно в ее поведении. Но понять, извините, еще не значит простить. Оставлять ее в живых было нецелесообразно.

— Кстати, как вам удалось убедить Елену Ивановну сделать это?

— Что именно, извините?

— Ну, подсунуть в комнату Немой эти часы Галины Кривошеевой, чтобы обвинить девушку?

— Видите ли… Леночка свято верила в “наследственную склонность” Марины к убийству и ее виновность… Понимаете, это не Леночка, а я подсунул в комнату Марины Скворцовой часы. Потом “помогших “найти” и убедил жену, что, если она сообщит об этом вам, она якобы только поможет правосудию. Ну, в общем, убедить человека в чем-либо — это всего лишь дело техники.

— Да, ваш дар убеждать и внушать мне известен.

— Не думаю, что в полной мере.

— Кое о чем все-таки догадываюсь. Скажите, это вам тогда из приюта позвонила, чтобы предупредить о том, что мы едем к Кудиновой, Валентина Осич?

— Да, Валя Осич позвонила и рассказала мне о вашем с ней разговоре. И о том, что она проболталась вам сгоряча о проделках Амалии с биогелем и об этой Айвазян.

Осич вообще все мне рассказывала. Она была немножко глупая и влюбленная. Ну, то, что Фрейд называет “логическим ослеплением”, характерным для влюбленных в их отношении к объекту любви.

— Бедная женщина!

— Однако я по-настоящему переполошился, когда узнал, что Амалию Кудинову подозревают в убийстве Айвазян! Ведь она могла, начни ее Богул допрашивать, сразу рассказать, что отправила Айвазян на постой ко мне в “Ночку”.

— Да уж.., не зря вы всполошились!

— Мне стало понятно: если Амалию прижмут, она не будет, чтобы спасти себя, молчать о своих подозрениях.

— И что же вы сделали?

— Когда я понял, что сейчас вы поедете к Амалии, я позвонил ей и срочно попросил подъехать: сказал, что Леночке плохо.

Она приехала…

В общем, Амалия заслужила то, что с ней случилось.

— Неужели?

— Знаете, во-первых, мне не понравилась ее шутка со столом на спиритическом сеансе. И я тогда уже подумывал, чтобы ее наказать.

Потом, эти ее наезды на Леночку. Я регулярно прослушивал ваш диктофон с ее монологами, когда вас не было в мотеле.

Поэтому, когда понял, что сейчас вы приедете к ней и станете расспрашивать об Айвазян, я решил: даже лучше, если Амалия исчезнет. Тогда создастся впечатление, что она сбежала. А раз сбежала — значит, виновата.

Аня внутренне ахнула, поражаясь его спокойствию. Она уже знала, что вслед за “Огоньком” милиция осмотрела мини-заводик по переработке субпродуктов, записанный на Кудинова, но фактически принадлежащий Леониду Алексеевичу.

После тщательной экспертизы некоторые следы Амалии были найдены именно там.

Вот каким страшным образом объяснялось исчезновение Амалии! Никуда она, оказывается, не сбегала.

На эластичном сетчатом “рукаве” для упаковки окороков и ветчины.., бр-р.., были найдены микроскопические частицы кожи и крови.., той же группы, что и у Кудиновой.

— Нет. Мне нисколько не жаль эту дрянь, клеветницу и сплетницу! — спокойно повторил Туровский. — Не то что Валю Осич. Право… Валю мне не хотелось убивать… Поэтому я и способ выбрал такой. Я не хотел этого видеть. Не хотел видеть, как это происходит. Не то что с другими. , — Это была ваша главная ошибка.

— Разве?

— Лучшего способа снять подозрения с Осич, чем покушение на нее и ее смерть, вы и придумать не могли.

Если бы Валентина Терентьевна осталась жива-здорова, подозрение, что исчезновение Кривошеевой — ее рук дело, так и осталось бы в силе. Вы поторопились.

— Вот как?

— Вам следовало понадеяться на преданность и молчание влюбленной женщины, которой, как вы сами справедливо заметили, и была Валентина Терентьевна.

— Разве она не сказала вам, что отправила эту женщину, Кривошееву, ко мне в “Ночку”?

— Нет. Точнее, она сказала это, только когда уже умирала в больнице, и только, я думаю, потому, что умирала. А умирала она от ваших рук.

— Что ж… Жаль. Возможно, я действительно поторопился.

— Занервничали?

— Одно то, что все раскроется — и Леночка обо всем узнает…

— Только это вас и волновало? Леночка? Он мог не отвечать на этот вопрос. И так все было ясно… Он и не ответил.

— А Бритиков? Что с ним, Леонид Алексеевич, произошло?

— Я его не убивал.

— Вот как?! Неужели Фофанов все-таки это сделал?

Туровский только мрачно усмехнулся в ответ.

— Стало быть, вы не имеете к смерти Бритикова никакого отношения?

— Я этого не говорил. “Не убивал” и “не имею отношения к его смерти” — это разные вещи.

— Значит.., это вы сказали Фофанову?

— Да.

— Как же это случилось?

— В тот раз.., было уже поздно.., точнее, уже рано. Под утро Фофанов был сильно пьян, засиделся в “Ночке”. Я знал, что Бритиков собирается уезжать. Видел, как он расплатился и пошел к машине. А Фофанов как раз вышел из ресторана. И я сказал Фофанову, указав на Бритикова: у такого человека мог быть сильный мотив расправиться с вашей женой! Ну, в общем, объяснил Фофанову, что Бритиков — брат той женщины… И вполне, мол, тянет на роль мстителя…

— Ну да.., вы же это знали… Про мотив.

— Именно. Я как-то вам уже рассказывал. Когда живешь у большой дороги, становишься хранителем многих тайн. Бритиков часто откровенничал со мной, когда останавливался в мотеле. Рассказывал и про сестру, и про девушек, которые ее убили. Называл фамилию Фофановой.

До поры до времени эта информация была мне не нужна, просто ни к чему. А потом, как видите, пригодилась.

— Да уж… Вижу. Пригодилась. Чем он вам помешал-то, этот Бритиков?

— Видите ли… Бритиков видел, как они поругались тогда в мотеле, Леночка и эта девушка. У меня и сейчас в ушах стоит наглый голос этой девчонки! Я точно все помню. Она сказала моей жене: “Эй, бабушка, нельзя ли побыстрее? Или у вас уже быстро не получается? Тогда пора на пенсию!"

И Деночку это вывело из себя. А этот Бритиков — он все это видел, он присутствовал при этом. Бритиков мог об этом эпизоде вам рассказать, мог рассказать, что Фофанова была в мотеле. Поэтому я не колебался, когда появилась возможность его устранить.

— Он и рассказал. Вы опоздали.

— Возможно. А кроме того; я это сделал на всякий случай. Я боялся, что Бритиков будет сильно возникать с этим своим идиотским хомячком. Доискиваться, копаться в этой истории с грибами. Он бы мне покоя не дал. Притом, что для него наша дорога — обычный маршрут. Так и ездил бы он тут, разыскивая убийц своей сестры и убийц хомячка. Ну вот, я и решил воспользоваться моментом. А момент оказался, как вы понимаете, крайне удобный.

— И что же было дальше? После того, как вы указали Фофанову на Бритикова?

— Ну… Фофанов просто рассвирепел, когда я указал ему на Бритикова.

Там, на паркинге, все и случилось.

Фофанов его просто придушил.

Потом затолкал в кабину его же машины, положил голову на руль и сказал: “Сиди теперь, как она!"

Да… Такие вот дела… Слушая Туровского, Светлова думала: выражения — “у него был вид человека, который не врет” или “вид человека, который этого не совершал” или “я думаю, что он говорит правду” — просто не имеют права на существование. А выражение лица — категория, которая вообще не должна учитываться при расследовании. Что ей там тогда показалось? Что Фофанов с искренним недоумением смотрит на убитого Бритикова?!

Туровскому теперь нет смысла врать. Жертвой больше, жертвой меньше ему припишут — для Леонида Алексеевича это уже не актуально. Его ждет пожизненное. А жизнь все равно одна. Две не отсидишь — что бы ни совершил. А Бобочка? А что Бобочка… Честнейший парень. Он ведь не говорил Светловой, что его шеф не убивал Бритикова. Бобочка сказал ей только, что Фофанов не убивал свою жену. И это было правдой. Бобочка сказал лишь то, что посчитал возможным ей сообщить. Кстати, и Фофанов, возможно, не лгал. Вполне ВОЗМОЖНО, что наутро он напрочь не помнил, что сделал несколько часов назад, будучи до одурения пьяным. Это к тому, что люди могут вполне искренне лгать по разным причинам, в том числе и сами искренне заблуждаясь. Для расследования важно, что лгут они при этом с искренним выражением налицо. И детектив, который этому доверяет, — полный идиот. Все! Отныне больше никаких “у него был такой искренний вид”, “я ему поверила” и тому подобной околесицы.

— А сам Фофанов? — Аня с трудом заставила себя взглянуть в лицо Туровскому. — Как он исчез?

— Пришлось.

— Что, так близко подобрался к разгадке?

— Фофанов к разгадке?! Не смешите! Этот мастодонт с мозгами курицы. Куда ему!

— А что же?

— Неужели не понятно?

— Непонятно.

— Мне нужно было, чтобы вы уехали наконец отсюда.

— Ах вот оно что!

— Лучше бы это до вас пораньше дошло.

— Ну, извините бестолковую, не догадалась.

— Да я понял, что надо от вас избавляться. Слишком вы в наших краях загостились. С грибами, однако, не вышло. Вторая попытка покушения могла показаться подозрительной.

И тогда в голову пришло самое простое: зачем вас убивать, если вы можете просто уехать? Вы уедете, если расчистить вам для этого путь, убрав Фофанова, подумал я.

— Понимаю. Вы так старались. Убрали Фофанова. Освободили мне дорогу домой. А я не уехала. Понимаю степень вашего разочарования!

— Понимаете?!

Глаза Туровского блеснули тусклым желтым огнем, от которого, даже несмотря на то что Леонид Алексеевич был в наручниках, Светловой стало не по себе.

— Где уж вам понять… — Из его горла вырвался звук, отдаленно напоминающий человеческий смех:

— Степень нашего разочарования!

Светлова выдержала долгую паузу, чтобы дать ему успокоиться.

Хотя больше всего на свете ей хотелось сейчас встать и уйти — настолько стало уже не по себе рядом с этим человеком. Но она постаралась взять себя в руки.

— А как получилось, что вся ваша недвижимость: и завод, и “Огонек”, — все принадлежит Кудинову?

— Как? Да я сам записал это “все” на него. Все! Кроме “Ночки"

— И не побоялись? Он ведь алкоголик.

— Видите ли… Психологически Леша Кудинов находится в полной зависимости от меня, — спокойно объяснил Светловой ее страшный собеседник.

— Неужели?

Видно было, Туровского покоробило то, что в его власти усомнились.

— Я понимаю, вам трудно в это поверить. Но.., видите ли… Некоторые люди от природы наделены способностью к довольно сильной концентрации мысли. А психические тренировки, практикуемые в тех местах, где я побывал, развивают эту концентрацию до удивительной силы… До удивительной! Намного превосходящей ту, которой награждает человека природа.

Представьте, например, что подаренный кинжал совершает смертельное для своего нового обладателя движение и убивает его!

— И вы этому научились? — не удержалась от вопроса Аня.

— Ну, разумеется, подобного я не достиг — на это уходят годы тренировок, отшельничества, учения у наставников…

Но кое-что из того, чем наградила меня природа, развил безусловно… В некоторой степени — да, безусловно!

— В какой степени, если не секрет?

— Понимаете, — продолжал Туровский, словно не слыша ее вопроса. — В тех краях как само собой разумеющееся воспринимают то, о чем в других местах земного шара привыкли узнавать только из сказок.

Путем внушения человек развивает в себе такие способности и силу, что может даже на расстоянии приказывать совершить любое угодное для него действие — людям, животным, демонам, духам и прочим…

— Богатый выбор. Туровский усмехнулся:

— Из всего этого соблазнительного перечня я выбрал Лешу Кудинова.

— И у вас получилось? Приказывать ему на расстоянии?

— Зачем же на расстоянии? У нас тут и расстояний-то в Рукомойске — кот наплакал, все рядом. В общем-то, ничего особенного мне от него не было нужно. И, разумеется, применить все, что я умею, на Кудинове не составляло большого труда. Тут и чудес никаких нет. Леша — легкая добыча: мягкий, внушаемый человек — без стержня в жизни и без царя в голове.

Ну, вот вам пример. У Леши Кудинова, как всем известно, руки золотые. И я попросил его смастерить ни мало ни много — взрывное устройство, смонтированное с радиотелефоном.

— Да, я знаю, что он, к сожалению, это сделал.

— Ну, не буду преувеличивать… Я, конечно, не посвящал его в подробности. Не говорил ему, разумеется, что это покушение на Валю Осич. Сказал только, что мне это надо. Просто для того, чтобы кое-кого немного попугать. Мол, это связано с бизнесом. Ну, а уж устанавливал взрывное устройство в подъезде Осич я сам. Леша мне только объяснил, как это сделать. А я прикинулся монтером из сервисной конторы, которая профилактику домофонов осуществляет. И вот так оно все и вышло. А в общем, он все равно ни в чем не мог мне отказать.

Не скрою, это его подчинение и его зависимость тешили меня. Хотя я и не держал, наверное, это особенно в голове. Но отчасти бессознательно все же мстил Кудинову за то, что мне пришлось пережить, когда Леночка к нему ушла. Хотя он был в этом совсем не виноват — она так решила, она выбрала!

— Надо полагать, вы испробовали свои способности к внушению не только на нем?

— Полагайте что хотите. — Туровский усмехнулся.

— Но почему… — Аня запнулась, — почему вы не стали…

— Почему не мог таким же образом воздействовать на Леночку?

— Да.

— Увы… Очевидно, можно заставить летать кинжал, но невозможно заставить женщину, которая разлюбила, снова полюбить. Моих возможностей для этого — тогда! — оказалось явно недостаточно.

Все уже сказано на эту тему: “Но для женщины прошлого нет, разлюбила, и стал ей чужой”.

Леночка ушла к Кудинову не потому, что его любила, а потому, что разлюбила меня. Выбрала Лешу, потому что это вечная проблема Рукомойска — не из кого выбирать. С генофондом положение аховое.

Возможно, я мог повлиять на Кудинова и заставить отказаться от Леночки, но вот ее — я не мог заставить тогда ничего. Даже выпить со мной кофе.., не говоря уж обо всем остальном!

Впрочем, тогда, до отъезда в Лхасу, я не мог повлиять даже на такого, как Леша…

Знаете, почему столько людей, выросших в европейской культуре и традициях, все-таки обращаются к восточным практикам? Почему Тибет так манит? Потому что не хочется до конца жизни бессмысленно болтаться, как цветок в проруби! Приходишь в ярость от своей беспомощности. Это унизительно — зависеть все время от болезней, желаний, воли других людей, мужчин и особенно женщин. Тибет дает силу управлять своим телом, своим здоровьем, своими желаниями, своими мыслями, своей жизнью…

— И чужими тоже?

— Да. Безусловно.

— Вы хотите сказать: у вас все это получилось? — спросила Светлова.

— Что именно?

— Ну.., управлять своими желаниями, своими мыслями, своей жизнью?

Туровский промолчал.

"Это и есть ответ, — подумала Светлова. — Он потерпел крушение в главном. Этим и объясняется его удивительная откровенность. То, что он так подробно все рассказывает. Ему уже все равно… Нет никого откровеннее людей, которым уже нечего терять”.

— Когда я вернулся через два года, Леночка уже вдоволь накушалась Лешиной болтовни, его беспомощности, безденежья, его пьянства. И она вернулась ко мне. Но не потому, что полюбила вновь, а снова по той же неизбывной для Рукомойска причине — отсутствия выбора.

В общем, можно сказать, что все было именно так. А можно сказать и по-другому.

Возможно, она снова полюбила меня, и все случилось именно так, потому что я решил воспользоваться кое-чем понадежнее и посильнее, чем сила моего внушения.

Туровский проницательно взглянул на Светлову:

— Вы видели маску Махакалы? Запомнили ее? Аня кивнула:

— Вряд ли когда-нибудь забуду.

— Что не по силам человеку — по силам божествам.

— Вы не хотите рассказать, что с вами случилось?

Но Туровский словно не слышал ее.

Некоторое время он молчал, и Светлова понимала, что не следует прерывать это молчание даже вздохом.

Наконец он начал говорить:

— Это случилось со мной там.., в августе. Конец июля — начало августа — это время “саун”. Траурное время без богов. В это время боги, по мнению тамошних жителей, удаляются для медитаций в подземный мир, в царство змей. И люди остаются без защиты. Наверное, и я был тогда беззащитен!

Сон богов — это время, когда происходят несчастья, болезни, смерти. В том числе и болезни рассудка.

Иначе как болезнью, расстройством ума я не могу объяснить то, что посмел решиться на это.

Дело в том, что я был допущен к некоторым шаманским тайнам, в круг избранных.

Видите ли, шаманизм никак нельзя назвать смесью шарлатанства и знахарства.

Это что-то древнее. То, что существует на земле тысячи лет.

И то, что появилось на свет раньше всех других богов, еще в те времена, когда первобытные люди жили в пещерах.

Например, бога Шиву жители Тибета считают первошаманом.

Когда я в первый раз увидел шамана — своего будущего наставника! — во время обряда, я был ошеломлен.

Его лицо совершенно переменилось. На лбу проступила толстая жила, как проволока.

Хош! Он бьет в свой магический барабан. И.., только что он был здесь — и вот он уже путешествует по другому миру, отблески которого наблюдатели видят на его лице.

Хош! Он проносится сквозь врата сознания. Барабан затихает — он уже там.

Глаза смотрят вверх, вниз, по сторонам. Он прокладывает себе путь в невидимом мне мире.

Я не сводил с него глаз. Я понимал: то же самое люди видели и тысячи лет назад…

Ну, в общем, это все не фантазии, поверьте, это все соответствует реальности.

Это древняя практика, когда люди и боги становятся очень близки. В религии этого нет. Шаман в тех местах, где я постигал истину, может быть буддистом, может быть индуистом. Но когда солнце заходит и он берется за свой барабан — это уже не имеет никакого значения.

«А солнце как раз опускалось за лес, когда я подъехала к “Огоньку”, — подумала Светлова. — Ну точно поспела к началу! Это называется: “А вы, Светлова, как всегда, вовремя!»

— Понимаете, Аня, все дело в том, что шаманом человек становится по призыву божества, духа. Он не может выбирать это занятие по своему желанию. Это не профессия. Духи сами избирают человека и извещают об этом, насылая шаманскую болезнь. Обычно это слуховые галлюцинации, видения, головная боль…

Это началось уже после первого года моей жизни в горах. Очень хорошо помню, как это было.

Бесконечный теплый дождь. Белая от пены бурная река. Я обливаюсь потом под плащом, поднимаясь в гору.

Террасами — на склонах гор — поля с молодым рисом: женщины несут корзины фруктов, домишки с крошечными двориками; огромная, ростом с деревья — как в галлюцинациях наших наркоманов — конопля…

И вдруг все словно растворяется в воздухе…

Фигуры людей вокруг исчезают. И рядом появляется другая фигура. Крупнее, чем человеческая. Черный безликий расплывчатый силуэт — точно за матовым стеклом.

Позже, когда я спросил того, кто потом стал моим наставником: “Что это было?”, наставник довольно улыбнулся.

"Ты видел его”, — сказал он. “Кого?” — “Гуру Ринпоче”. — “Шиву?” — спросил я. Он улыбнулся и кивнул.

Ринпоче, или Ринпотше, как еще иногда говорят, это значит Драгоценный.

Потом были другие видения. Сильная, мучительная головная боль…

Все это прошло, когда я дал согласие.

Мне объяснили, что, если бы я отказался, я мог бы поплатиться за отказ жизнью. Не своей, а кого-нибудь из близких. Отказываться нельзя. Выбора, в общем, нет.

А самый близкий человек для меня — Леночка.

— А потом?

— А потом…

Туровский замолчал, словно собираясь с силами.

— Мой наставник был единственным шаманом в округе, кто осмеливался надевать эту маску. Когда я впервые уговорил его показать мне маску, надеть ее на себя, он сказал: “Надо стать перед ней на колени, прежде чем посмеешь надеть, и попросить: “Хранитель мира, я собираюсь надеть твое лицо без всякой причины. Прости мне это”…

Так полагается.

Я запомнил его слова.

Потом я впервые увидел, как он совершает обряд с маской.

Шаманов, осмеливающихся надеть маску божества Махакала, очень немного. В тех местах, где я путешествовал, были сотни шаманов, а осмелился ее надеть только один.

И еще я. Я тоже осмелился это сделать! И еще большее безумие — я осмелился ее похитить, увезти с собой.

Видите ли.., я очень хотел вернуть Леночку. И надеялся, что маска, ее сила мне помогут… Ведь ради любви можно сделать все? Правда?

— Я не знаю, — просто ответила Аня.

— А я знаю!

— Но жена ведь вернулась к вам, Леонид Алексеевич, почему же тогда… Почему вы не успокоились? Зачем было все, что вы делали потом?

— Видите ли, когда человек остается наедине со своим страхом, его ментальность мало отличается от ментальное™ его предков, такими, какими они были тысячу или двести лет назад…

— Разве?

— И тогда современный человек мало чем отличается от жреца майя, требующего заколоть невольников, чтобы пошел дождь.

— Это вы про страх перед засухой?

— И совсем этот современный человек не отличается от герцогини Монтеспан, верящей, что принесенный в жертву младенец вернет ей любовь и расположение короля…

— Вы говорите — страх?

— Ну, я имею в виду самые разные его обличья… Например, страх потерять любимого человека… Или страх перед старостью…

— Страх перед старостью?

— Леночка начала стареть. Разумеется, это естественно. Нет ничего обычнее, зауряднее этого процесса. Всем положено — рано или поздно. Но для меня это стало отчего-то громом среди ясного неба. Я был стерт в порошок, уничтожен… Я похитил маску! Я хотел вернуть Леночку, понимаете?

Но в тот миг, когда я был убежден, что достиг того, чего хотел — Леночка снова со мной и теперь навсегда, до конца жизни! — я должен был испытывать ликование победы.., ведь я вернул ее! Оказалось, что демон маски, вернувший мне ее, зло посмеялся надо мной! Вместо желанной красавицы я получил старуху. Он словно издевался надо мной! “Ты думал, что будешь теперь счастливо коротать свои дни у домашнего камелька, любуясь ее прекрасным лицом? Изволь! Получай! Только теперь изо дня в день ты будешь смотреть на ее морщины и немощь!” И вот… Я стал приносить маске жертвы… Но она требовала больше и больше! Я старался… Приносил ей жертвы, а она…

Светлова не смогла удержаться от глубокого вздоха, слушая этого монолог.

Как же бедная Амалия ошибалась! Она-то подозревала, что Елена “с цепи сорвалась”.

Как подруга Елены и косметолог, Кудинова считала, что за теми неприятными метаморфозами, которые происходят с внешностью прекрасной Елены, безусловно скрываются психологические трагедии.

Амалия только не догадывалась, чьи!

Неприятные для многих женщин изменения внешности для Елены, как считала Амалия — а вслед за ней, и под ее влиянием, так же стала думать и Светлова, — стали катастрофическими.

И тут им надо было бы сказать себе: стоп!

Ведь Кудинова поначалу сама удивлялась такому повороту в жизни своей подруги. Сама же Амалия признавалась, что ожидала другого — предполагая, что Елена примет старость спокойно. Предполагала, что Елена Прекрасная не слишком будет брать это в голову. Что ей, в общем, все должно быть по фигу… “Собрала столько вздохов восхищения за свою жизнь, что уже хватит! Ну, стареет — с кем не бывает… Неприятно.., но не более того!"

И именно это предположение и было правильным!

И она же, Амалия, ясно сформулировала, для кого эта метаморфоза с внешностью Елены могла стать катастрофической…

"Ах ты! — Если бы Светлова могла хлопнуть себя по лбу, ну точно хлопнула бы. — Ведь Амалия не раз произносила эти слова: “главный жизненный приз”, “свет в окошке”…

Про кого это все было сказано самой же Кудиновой?

Про Леонида Алексеевича Туровского. Вот про кого!

"Он как игрок, который все поставил на одно. Понимаете, он все поставил на ее красоту. — Сейчас Аня в точности вспомнила то, что говорила ей когда-то Амалия. — Он не стал делать карьеру. У него не было близких друзей. Нет детей… Представьте, что какому-то зачуханному коллекционеру вдруг чудом досталась “Весна” Боттичелли. И вот он ее, одурев от радости, запирает в своем доме на восемь замков.., и все! Отныне его жизнь состоит из того, что он любуется шедевром. Вот это Туровский и его Елена Прекрасная”.

Вот что нужно было Анне делать… Чтобы понять ход мыслей Туровского, Светловой следовало как минимум сопоставить его жизненную катастрофу с трагедией коллекционера, лишившегося Боттичелли. Тогда бы Анна поняла силу его диких страстей и ужасных фантазий. И не стала бы доверять его имиджу “придорожного милашки Челентано”.

— Знаете, они вообще очень коварные… Они обожают эти перевертыши… — забормотал вдруг торопливо и бессвязно Туровский. — Иногда идешь в горах.., впереди огонь.., присаживаешься к костру, у которого греется одинокий путник.., и вдруг путник превращается в.., это ужасно.., потому что это они…

— Кто они? — спросила Аня.

— Они? Демоны, конечно…

Туровский уставился куда-то в пространство.

А Аня уже отказывалась понимать, где в его сознании проходит грань между умным, строго логичным и склонным к иронии Леонидом Алексеевичем Туровским и погруженным в невероятные суеверия, дрожащим от безумия и ненависти обладателем маски.

И было ли это безумием? Или истинным погружением в мистический и тем не менее реальный мир, который существовал где-то на краю земли, среди снежных вершин и тысячелетних тайн, — мир, который Светлова совсем не знала?

Мир, которому столько недюжинных людей — не чета Светловой, от Рерихов и Дэвид-Ниль до красавчиков Бреда Пита и Ричарда Гира — отдали ГОДЫ своей жизни, свое восхищение и искреннюю веру в чудеса, которые он может творить.

— Я хотел умилостивить, задобрить демона, который превращал ее в старуху. Но он обманул меня. Он мне мстил за то, что я посмел украсть его маску.

И мне ничего не оставалось, как пытаться умилостивить его снова и снова. А это означало — жертвоприношение!

— Значит, так все это и произошло с Ниной Фофановой? Она тоже была вам нужна для жертвоприношения? — спросила Светлова.

— Та мерзкая, неотесанная девчонка? Фофанова? Она привела меня в ярость! Она была очень молодой. И — идеально здоровым человеком — такие сейчас редкость. В “Жуд-Ши” сказано, что кровь здорового человека — алая и чистая, как у кролика, — и смывается простой водой… У нее была именно такая кровь!

Мне легко было бы все убрать и вымыть потом.., после… Но она убежала.

— Неужели вас нисколько это не ужасало? Убить такое юное существо?

— Говорю же вам… Та сцена привела меня в ярость! Она оскорбила Леночку!

Но, в общем, эта девчонка совсем не нужна была мне тогда. Он, — Туровский повел глазами куда-то вверх, — был еще сыт! Время для жертвы еще не пришло. Но девчонка привела меня в ярость. В общем, наверное, это не было жертвоприношение в чистом виде — я еще и хотел ее наказать. Мне было обидно за Леночку.

Аня вздохнула. К каким досадным ошибкам приводило ее то, что она все время не учитывала отношения Туровского к жене! Наверное, это потому, что у Светловой нет ребенка и она не может понять того, о чем ей когда-то говорила ее мама:

"Болезни или несчастье ребенка переживаешь больше, чем свои” — и это не общая фраза. Просто происходящее с ребенком гораздо тяжелее. Сознание, что ничем не можешь помочь тому, кого любишь больше всего на свете, и больше себя в том числе, — нет ничего мучительнее этого. Каждый, кто беспомощно качал на руках страдающего от боли ребенка, это знает”.

А Леночка была для Туровского всем — и ребенком в том числе.

— Что-то, похожее на сцену с Фофановой, происходило и со всеми остальными? Например, со Шматриковым? — снова продолжила задавать вопросы Анна.

— Кто это?

— Не помните?

— Запамятовал. Наверное, просто пришло время — демон требовал жертвы, пора было его умилостивить. И к тому же, кажется, как я сейчас припоминаю.., этот человек попал в “Огонек” случайно. Вдруг, проезжая мимо, проголодался и завернул пообедать. Да… Так он и сказал, когда заказывал обед. Что, мол, никто не знает… Надо бы позвонить…

А там, в “Огоньке”, вы, наверное, обратили внимание — телефон не прозванивает.

— Обратила.

— Ну вот. Так оно все и случилось. Если честно, то подробности… Видите ли… Я о них уже обо всех забыл!

Глава 18

После разговора с Туровским Светлова вышла совершенно подавленной. Но даже такая ужасная ясность была лучше мистического тумана, окутавшего “Бермудский треугольник”. Теперь можно было подвести итог всей этой истории.

Итак, первой жертвой, когда Туровский начал убирать опасных для него свидетелей, стала Марина Скворцова.

Горенштейн, что он и не отрицает, рассказывал о том, как идет лечение Марины Скворцовой, своей знакомой Валентине Осич. А она все передавала Туровскому.

Поэтому, когда тот узнал, что в лечении наступил переломный момент и девушка может заговорить, он сразу решился на убийство.

Затем, после ликвидации Немой, Туровский торопится убрать Осич. Потому что именно она знала, что Кривошеева накануне своего исчезновения поехала на постой в “Ночку”. Стоило Валентине Осич проболтаться — и он оказался бы в поле зрения Богула как человек, последним видевший Галину Кривошееву.

Бедная влюбленная Осич, толстая и добропорядочная, изо всех сил хранила это в тайне. И только покушение открыло ей глаза на то, как опасен объект ее любви. Вовсе не подругу детских лет Леночку Туровскую заподозрила умирающая Валя Осич в этом взрыве. Некоторые нехитрые логические заключения пылко влюбленной и, стало быть, слепой и глупой женщины все-таки имели место быть. Взрыв в кои-то веки отрезвил ее.

А нехитрые логические заключения, которые пришли ей в голову, по-видимому, были таковы.

Валентина Терентьевна предупредила Туровского о своем разговоре со Светловой, о том, что рассказала Ане о биогелях и Айвазян. И сразу вслед за этим подруга Амалия исчезает. Якобы уезжает…

Скорее всего Осич, выждав некоторое время, начала волноваться. Так вышло, что накануне своего исчезновения Амалия оставила ей свою машину. Осич попросила у нее “Форд-Дивизион”, чтобы свозить нескольких детей из приюта — в качестве награды за пятерки — на представление в городской цирк. В такую машину много ребятишек помещается…

И именно поэтому Валентина Терентьевна волновалась: куда Амалия может без своей машины далеко уехать?

Тем более что на городском вокзале ей сказали — в городе все неплохо друг друга знали, — что Амалия и на поезд билет не брала.

Осич побывала у Амалии дома, прождала до ночи, слушая невразумительные объяснения Кудинова.

Потом поехала в растерянности к салону. Именно тогда видели ее возле салона “Молодость” Богул и Светлова.

Осич хотела вернуть машину, и — добрая и чувствительная женщина — она все-таки хотела покаяться перед подругой за то, что выдала ее проделки с гелями Светловой.

Убедившись, что Амалии нигде нет, Валентина Терентьевна в недоумении уехала. И почти наверняка Осич заговорила о странном отъезде Кудиновой с Леонидом Алексеевичем.

Возможно, он сумел успокоить ее.

Но уж когда она узнала об ужасной смерти Марины Скворцовой…

Валя Осич была отнюдь не злым человеком. Она была доброй. Занималась приютом и детьми искренне, от сердца. И действительно была привязана к немой девушке, для которой стала, без всякой иронии, второй матерью. И то, что Марину нашли в лесу повешенной, ее наверняка невероятно потрясло.

Очевидно, Осич была близка к тому, чтобы поделиться своими сомнениями относительно Туровского с Богулом.

И Туровский это почувствовал.

Он понял, что Осич, возможно, больше не станет скрывать то, что она посоветовала Кривошеевой остановиться в “Ночке”.

И тогда он заказал Кудинову хитроумное устройство.

И прогремел взрыв.

Конечно, переломным моментом на пути к разгадке было решение Светловой “разговорить немую” — недаром Анна так старалась, уговаривая Гора. И, разумеется, ужасно, что Марина, по сути, поплатилась за это жизнью. Но именно испугавшись того, что Немая заговорит, Туровский и сделал первый неверный ход и начал обнаруживать себя.

Он убил девушку.

И покатился снежный ком!.. Одна смерть влекла за собой другую. Почувствовав, что Осич и в самом деле на грани того, чтобы поделиться своими сомнениями с Богулом, и более не уверенный, что она станет молчать, Туровский избавился от Осич. Но таким образом он убрал главное подозреваемое лицо. Человека, у которого, как казалось Светловой, был самый серьезный мотив для совершения преступлений.

Это была роковая ошибка Туровского. Правда, у него уже не было выбора: оставлять женщину в живых было бы для него не менее опасно.

Это, кстати, закономерно случается с великими преступниками: жизнь как бы уже не оставляет им выбора, наступает некий критический предел в их деяниях.

Сделаешь глупость — и попадешься. Не вделаешь — тоже выйдет глупость, потому что все равно попадешься.

К сожалению, Анна разговаривала уже с умирающей Осич, у которой не оставалось сил даже на последние предсмертные слова.

Когда Валентина Осич повторяла имя “Елена”, она, конечно, хотела спасти свою подругу, подозревая, что та в опасности…

Возможно, только это и заставило Осич предать свою любовь к Туровскому и выдать его тайну Светловой.

А Светлова решила, что Осич Елену обвиняет.

Теперь стало понятно, что тогда, в больнице, на вопрос: “Это Елена?”, подразумевающий виновность Туровской, Осич вовсе не ответила Светловой “да”.

То, что Осич закрыла глаза, вовсе не означало знак “согласия. А лишь то, что она обессилела: она просто навеки закрыла глаза, оставив Анин вопрос без ответа.

После гибели Осич на пути к разгадке, по сути, наступил критический момент.

Сыщики после взрыва стали озираться в поисках кого-то, кто бы тянул на роль главного подозреваемого, мощного и хищного, того, кто мог бы это сделать.

И на какое-то время, когда взоры Светловой обратились к “Ночке”, она колебалась в выборе.

Елена или Туровский?

Но произошло трагическое недоразумение.

Осич произнесла перед смертью имя Елены. И Светлова устремилась в неверном направлении.

Мало кто вообще в криминалистической практике устоял перед так называемыми предсмертными разоблачениями: записками, последними словами и указаниями.

Почему-то всем кажется, что умирающий человек непременно стремится во что бы то ни стало помочь следствию найти виноватого и торопится оставить указания.

Хотя кто это может знать: что кажется самым важным человеку в его предсмертный миг?

И сколько раз это вводило мир в заблуждение.

He избежала подобной участи и Светлова. Теперь, после гибели Осич, все ее подозрения пали на Туровскую.

Кроме того, сыграли свою пагубную роль и обычные человеческие слабости — ее симпатии и антипатии.

Туровский ей нравился — “бесконечно обаятельный”.

А Елена, напротив — со своим застывшим из-за подтяжек лицом, похожим на маску с лягушачьей улыбкой, — не нравилась.

Хотя на самом-то деле маска, в буквальном и переносном смысле, была у Туровского.

Не исключено, что Светлову все-таки на уровне подсознания раздражали и вызывали невольную ревность все панегирики во славу прекрасной Елены, якобы суперкрасавицы.

Если это так, то теперь Светлова будет знать о себе, что она, увы, не ангел, в присутствии которого можно без последствий расхвалить какую-либо женщину. Такое испытание скорее всего оказалось Анне не по силам, что, безусловно, никак не в пользу женщины-детектива.

В итоге Елена превратилась в объект подозрений — не то что ее обаятельный супруг.

Ну, это еще раз к тому, как обманчива внешность.

Увы, ничего невозможно поделать с людьми: несмотря на всю очевидную пагубность такого подхода, по Аниным наблюдениям, мир все равно блюдет свои выводы на основании именно этого довода — симпатичен ему некто или антипатичен.

Долгое время на протяжении этого расследования Анна была убеждена, что ее противники Кудинова, Осич, Немая… Даже Богул, Разумеется, Анна вполне допускала вероятность: “при чем” может оказаться и мотель “Ночка”, как удобное место для совершения преступлений.

Мотель, думала она, могут через Немую использовать Осич, с которой Туровские дружат, или Кудинова.

Но они, Туровские, ничего не знают.

Супруги всего лишь жертва собственной доверчивости и заблуждений.

"Они тут ни при чем! — рассуждала тогда Анна. — Им это ни к чему”.

И даже когда Светлова начала подозревать, то не самого Туровского, а Елену Прекрасную.

У детектива создалась иллюзия, что все опасны, кроме Туровского.

Она даже собиралась искать у него помощи. Готовилась к откровенному разговору. Страшно подумать, чем бы закончился этот разговор!..

Вот такие дела… Сначала кажется, что картинка ясная и простая. Две супружеские пары, Туровские и Кудиновы, и “друг дома”, степенная Валентина Терентьевна Осич. Все давно знакомы, давно дружат. Размеренная, скучноватая, без происшествий провинциальная жизнь.

А потом оказывается, что это только на первый взгляд. Впрочем, наверное, как и всегда бывает жизни.

"Преданная подруга детства” Амалия Кудинова, оказывается, затаила обиду на Елену за то, что когда-то к ней убежал ее муж. Она не упускает случая оговорить Елену, бросить на нее тень. Слова Амалии, ее оговоры и стали причиной серьезных заблуждений Анны.

Другая подруга, немолодая степенная и разумная Валентина Терентьевна, оказывается, была влюблена, как девчонка, в Туровского и из-за этого скрывала первостепенно важную для дела информацию.

Особая же сложность в расследовании состояла в том, чтобы увязать смерть Нины Фофановой с исчезновениями других автовладельцев.

И для того, чтобы это получилось, понадобилось появление последней жертвы — автомобиля “Фольксваген-Гольф” Лидии Свиридовой, на колесах которого была обнаружена точно такая же редкая белая глина, как и на машине Нины Фофановой.

А поначалу гибель Нины, обстоятельства которой насильно заставил Аню расследовать Фофанов, существовала в представлении Богула, да и Светловой, как бы совершенно самостоятельно, не в связи с другими преступлениями.

Еще одна трудность заключалась в том, что невозможно было даже подумать, что такой никчемный человек, как Кудинов, владеет “Огоньком” и заводом. Тут расчет Туровкого был более чем верен. Он идеально “замаскировал” свою недвижимость, которой успешно пользовался для того, чтобы совершать свои преступления и бесследно прятать концы в воду.

А Нина Фофанова ехала в колонию навестить подружку. Свидание было, как уже известно, разрешено ей в девять утра.

По-видимому, Нина решила остановиться переночевать в “Ночке”. Там же из-за ее грубости произошла стычка с Еленой Ивановной.

А потом Туровский предложил Фофановой “экзотический ужин” в “Огоньке”: что, мол, скучать одной в номере весь вечер?

К своему несчастью, мужа она по телефону предупреждать об этом не стала: Фофанов и так бешено ее ревновал, и отношения между супругами были тяжелые.

"Экзотики” на ужине действительно оказалось более, чем Нина могла себе представить. Но, даже почувствовав неладное, позвонить Фофанова уже не могла: там, в лесу, рядом с “Огоньком”, оказалась какая-то странная “яма”, где телефон не прозванивает. Чуть дальше, на дороге, это сделать еще можно, а рядом с “Огоньком” — уже нет. Почему — неясно. Возможно, причуды сотовой связи. А может, и происки всесильного опасного Шивы, точнее, одного из его обликов, действующих в образе “разрушителя мира”. В данном случае разрушителя сотовой связи “Билайн”.

Это объясняет и то, почему многие жертвы Туровского, имея телефон, не смогли сообщить о надвигающейся опасности. Возможно, Туровский потому и выбрал подобное место для строительства “Огонька”?

Если его потенциальные жертвы не додумывались предупредить знакомых и близких еще на трассе о том, что отправляются на экзотический ужин, в “Огоньке” они этого уже сделать не могли.

На экспромте — не дать потенциальной жертве оповестить кого-либо! — Туровский и строил свой кошмарный план. Если намеченная жертва успевала позвонить и уведомить кого-нибудь из знакомых или близких или просто упоминала в разговоре ориентиры, где его искать, — по-видимому, намеченный ритуал отменялся.

Атак… Ехал человек по трассе, останавливался заправиться, перекусить, переночевать в мотеле. И ему предлагали роскошный экзотический ужин в “Огоньке”. Если владелец автомобиля не успевал никого предупредить по телефону — план Туровского начинал действовать.

Большую роль здесь играло обаяние самого Туровского и его поистине магическое умение вызывать почти мгновенно в незнакомом человеке — Аня испытала это на себе! — доверие и расположение.

И человек просто исчезал. Потом, ночью, иномарка незаметно возвращалась на трассу.

Почему исчезали именно владельцы иномарок? Дело было не в самих машинах. Просто люди, которые могли позволить себе купить дорогую иномарку, могли позволить себе и дорогой ужин в загородном ресторане. Владелец старого “жигуленка” не согласился бы так шиковать.

Всех исчезнувших объединял уровень благосостояния и размеры кошелька.

А что касается Фофановой… То Туровский не учел ее удивительной способности выпутываться. Особой гибкости, которой природа изредка наделяет цирковых артисток, выступающих с номерами “женщина-каучук”, а также магов-иллюзионистов, продолжающих дело Гудини, и участников телепередачи “А вам слабо?”.

Связанная и теряющая кровь Фофанова тем не менее сумела освободиться от пут. Выскользнула из “Огонька”… У нее хватило сил сесть за руль своей еще стоящей поблизости машины. Нина даже сумела добраться по лесной дороге до трассы и почти доехать до города Рукомойска.

Недаром в колонии ей сделали наколку в форме звезды. У зеков это означает несдающаяся, непокорная, бунтарка…

Там, на трассе, силы Фофанову покинули. Возможно, она, будучи еще живой, прождала на дороге помощи еще какое-то время — из-за того, что водители редких проезжавших мимо машин шарахались с испугу и торопились прочь, не желая навлекать на себя неприятности.

Пока наконец не появилась Светлова, строившая планы отдохнуть недельку на южном побережье…

Сейчас Светлова вдруг отчетливо вспомнила свой сон — “на новом месте”, в мотеле “Ночка”, — кошмар, который привиделся ей после памятного разговора с Фофановым, когда он доходчиво объяснил Анне, в каком она оказалась капкане.

Ей приснилась тогда девушка, превращающаяся в старуху. Прекрасная Нина — и одряхлевшая злобная ведьма.

Сон оказался в руку…

Это было вроде как указание на Туровских.

Туровский с помощью мистического обряда хотел передать молодость Нины своей стареющей жене, чтобы остановить ее старость.

Еще один из способов, рецептов омоложения, которых на протяжении веков человечество перепробовало с избытком. Может, больше, чем со всеми остальными бедами, даже больше, чем с болезнями, голодом и холодом, люди боролись именно со старостью, пытаясь остановить то, что остановить невозможно.

На сей раз это был мистический кровавый ритуальный способ…

Способ Туровского.

Возможно, появись Светлова чуть раньше — Нину еще можно было спасти.

А Туровский…

Туровский уже не мог остановиться.

Он принялся поджидать и заманивать новую жертву.

Ею и оказалась последняя в этом печальном списке владелица “Фольксвагена-Гольф” Свиридова.

Леонид Алексеевич на сей раз лишь несколько усовершенствовал свои действия — вместо веревки, которой он связывал прежде тех, кто попадал к нему в ловушку, учитывая неудачу с Фофановой, он стал “применять” для опутывания своих жертв эластичную сетку для окороков и ветчины. Благо мини-заводик по переработке субпродуктов в его распоряжении имелся. А это “получше” фундамента или подвала, которыми пользовался для того, чтобы скрыть трупы убитых, знаменитый английский преступник, и значительно надежнее ямки в саду маньяка Скворцова.

Безотходное производство.

К счастью, Богул и Светлова положили этому списку предел.

Эпилог

— Богул, а вы что же — не знали, что Туровский.., э-э-э.., путешествовал так долго?

— Светлова, а вы случайно не думаете, что человек, заложивший камень в основание этого города в одна тысяча пятьсот двадцать втором году, — это я и есть? Вы что думаете, я тут летопись веду со дня основания? Нашла старца Нестора Когда ваш Туровский “э-э-э.., путешествовал” — я, между прочим, еще под стол пешком ходил! Они тут, ваши Туровские, Кудиновы; Осичи, — целую жизнь прожили, а я, можно сказать, жизнь только начинаю… Откуда я мог все знать про их жизнь?

— Неужели только начинаете? А вид у вас, по правде сказать, какой-то.., нафталиновый. Будто вы и правда тот камень закладывали…

— А это следствие вдумчивого отношения к жизни, — не растерялся лейтенант. — У вас, не обольщайтесь, тоже с занудством — все в порядке. А к старости вообще будете абсолютная мегера.

— Кто? Я мегера?!

— Нет. Мегрэ.

— Ну, “Мегрэ” — еще ничего. А “абсолютная Мегрэ” — звучит не очень…

Стояла уже настоящая глубокая бесконечная серая осень с непрекращающимся дождем. Впереди в туманах и сумерках тянулась лента дороги, по обеим сторонам которой рекламные щиты напористо зазывали в придорожные кафе, рестораны и мотели.

Всевозможные “Ночки”, “Ласточки” и “Огоньки”.

— Это дорога в ад… — сказал, обращаясь, кажется, больше к себе, чем к Светловой, Богул. И замолчал. А потом замурлыкал знакомый мотивчик.

— Куда — дорога?

— Крис Ри. Знаете, есть такая песенка… Отчего-то популярная особенно у нас в России. “This is the road to hell”… Что, как известно, означает: “Это дорога в ад”. Уже лет десять песенка не стареет…

— Он имел в виду дорожную пробку во время сильного дождя…

— Ну так уж получается, что когда кто-то что-то пишет, он имеет в виду одно, а те, кто его слушает или читает, обычно — совсем другое.

— Тонко вы это подметили! — удивилась Светлова.

— Понимаете, у провинции есть одна особенность. Поскольку делать тут совершенно не хрена, некоторые — ну, не каждый третий, правда, но есть такие, — которые много читают…

— Ах вот оно что!

— Вы никогда не читали Итало Калвино?

— Никогда.

— Я так и думал… Вот послушайте, что он пишет.

Богул достал карманного формата толстую книжечку:

— “Ад для живых — это не то, что еще когда-то наступит, и если он действительно существует — это ад, в котором мы ежедневно живем, который мы сами создаем, живя все вместе. Есть два способа не страдать от этого. Первый из них без труда удается освоить большинству людей: принять этот ад таким, какой он есть, и стать его частью настолько, что он перестает быть заметен”. Богул замолчал.

— А второй?

— А второй — это сложно…

— Очень?

— Очень. Калвино считает, что это требует постоянного внимания и обучения.

— Что же нужно делать?

— “Искать и распознавать кого-то или что-то, что не является этим адом, суметь поддержать его, чтобы это продлилось, и найти для него место”.

— Может, это и правильно, — вздохнула Светлова, подумав о Пете. — Я вот распознала и нашла место.

— Ну что вы все вздыхаете? Не понравилось вам у нас? — Лейтенант усмехнулся. — А то оставайтесь… Насовсем! Город у нас старинный… Воздух чистый. Липы высокие.., и еще не все вырубили… Дома недорогие..

— Да, — кивнула Аня. — А юмор у вас — черный…

— Ну так уж и черный?

— Нет, Богул, я хочу в Москву… Город хоть и сумасшедший, но там сумасшествие явное, открытое… Бежит народ с горящими глазами — и не скрывает своей шизанутости. Некогда тратить время на всякие ухищрения. А тут у вас безумие какое-то подспудное — за семью замками… Сверху все такое миленькое, безмятежное, тишь да гладь. А за занавесочкой — такие тараканы!

Вот и вы, Богул, растолстеете, перестанете читать этого своего изысканного Итало Калвино, а станете большим милицейским начальником, будете брать взятки…

— А я и так их беру…

— Я имею в виду настоящие — большие взятки. Что уж вы там берете — так, детишкам на молочишко…

— Ну, в общем, да… — согласился лейтенант. — Эфемерно.., в соотношении к потребностям.

— В общем, будете наслаждаться властью. То есть тем, что любого можете взять за шкирку, когда вам заблагорассудится. В общем, займете в городе свое место… Новая Осич торгует детьми, новая Амалия Кудинова — шарлатанскими снадобьями, вы — правосудием… Каждый занимается свои делом.

Вот Туровского только уже не будет — он, конечно, чересчур уж вышел за рамки.., дозволенного. Но, согласитесь, и чувство его — любовь к Елене Прекрасной — было за рамками обычного. Необычная была любовь! Очевидно, когда начинаются сверхсильные эмоции, легко пропустить момент, когда едет крыша.

— Возможно.

— А все-таки, Богул.., согласитесь… В общем, реакция Туровского на старость жены — необычна для такого типа семьи? Для пары, которая — ну, просто один к одному — классические “старосветские помещики”. Ведь они из тех, кому нужно все время находиться рядом, дотрагиваться, чувствовать присутствие партнера и подпитываться таким образом энергией партнера. Кому психологи не рекомендуют расставаться на время отпуска и отдыхать друг от друга на уик-энд.

Ведь обычно муж в такой паре не замечает старости жены. Психологи объясняют это тем, что он смотрит на нее сквозь призму своей молодости. То есть он видит ее такой, какой помнит. Смотрит и видит ее такой, какой знал двадцать пять — тридцать лет назад. Он не замечает морщин и лишних килограммов, потому что он как бы видит перед собой девушку, в которую когда-то влюбился. Образ девушки, которую он когда-то встретил, заслоняет реальный облик состарившейся жены.

— Да, это так. Но не забывайте, в их браке была пауза в несколько лет. Был, по сути, развод. Так что это не классический брак старосветских помещиков.

Я думаю, так бы оно и было: он бы видел ее, как вы говорите, сквозь “призму своей молодости” — не случись того разрыва… Его странствий.

Известно: чтобы увидеть то, чего не замечал, достаточно уехать и вернуться. И наоборот: люди не замечают даже самых разительных перемен в своем партнере, если не разлучаются и видят друг друга ежедневно. Родители не замечают, как дети становятся взрослыми, супруги в упор не видят, как один из них сходит с ума от прогрессирующей шизофрении…

— Кстати, Богул. Эта белая глина — она, говорят, очень редкая. А у вас тут целое месторождение, получается, рядом с “Огоньком”. Советую вам основать фарфоровый заводик… Будете Гарднером, Поповым или Кузнецовым. Все лучше, чем…

— Я понял. Можете мысль не развивать.

— Молчу.

— Идею дарите?

— Не жалко. Я точно не воспользуюсь..

— А я посмотрю… Может, назову месторождение вашим именем.

— Не стоит. Нескромно. Все-таки это вам не “копи царя Соломона”! Кстати, царю Соломону привет передавайте.

Так они переговаривались, а дорога все вилась и вилась впереди…

— Ну вот вам и Крис Ри… Как по заказу! — Аня сделала радио погромче. — Все-таки вы правы — неувядающая песенка… Эх, хорошо ее, Богул, слушать во время дождя в дорожной пробке под Парижем!

— А Тибет?

— Что Тибет?! — Аня даже вздрогнула.

— В Тибет не хочется?

— А в Тибет не хочется! Думаю, то, с чем сталкивается там житель средней полосы, иногда оказывается его рассудку не по силам. И вообще, Богул… Умеете вы застать врасплох и подкрасться незаметно!

— Ну, не волнуйтесь — Париж так Париж. Так оно и будет. Я в вас как-то уверен.

— Спасибо.

— А меня тут высадите…

Богул, шурша своим огромным милицейским дождевиком, выбрался из машины.

— Ну все, Светлова, пока…

— Пока-пока…

— Удачи!

— Удачи и вам…

И Богул зашагал куда-то в дождь… Куда, Аня не сочла возможным поинтересоваться. Жизнь у милиционеров — сложная и материально плохо обеспеченная.

А Светлова поехала под дождем в Москву.

Запиликал телефон… И это означало, что нужна новая порция рассказа об отдыхе на побережье. И о том, как хорошо возвращаться домой…

Ну это не имело уже значения — порцией “вранья во благо” больше, порцией меньше.

Потому что возвращаться домой и правда хорошо.

Больше она не станет ни думать, ни вспоминать об этой истории.

Одно лишь только…

Кто все-таки толкнул стол тогда на импровизированном спиритическом сеансе в доме у Туровских?

Кто?

Возможно, Амалия…

Возможно, Кудинова толкнула стол на спиритическом сеансе, стараясь таким образом сообщить Светловой о своих догадках — насчет того, кто может быть причиной исчезновения людей. И подписала таким образом себе приговор.

Во всяком случае, раньше Светлова была уверена, что это сделала Амалия. И все-таки, кто это сделал — по-настоящему так и останется тайной.

Возможно, это, сделала и Елена. Елена Прекрасная, догадывавшаяся о некой чудовищной потаенной жизни, которую вел ее супруг и, в общем, измученная этой тайной.

В пользу этой версии говорит то, что подсказка была точной. А Кудинова, в отличие от Елены Прекрасной, все-таки не имела возможности много знать. Так, догадывалась кое о чем, подозревала свою подругу… Скорее интуитивно. Доказательств и фактов у Амалии не было.

Но Елена в прощальном разговоре с навестившей ее в больнице Аней отказывалась от этого предположения напрочь. Отрицала до конца, что толкнула стол на спиритическом сеансе.

Возможно, потому, что ее супругом — узнай он об этом признании — такой ее поступок был бы расценен как предательство, которого бы он не перенес.

Если бы Туровский узнал, что его пыталась выдать жена, а не Амалия, которую он, по сути, за это и убил… Жена, для которой он пошел на такие невероятные преступления! Ну, в общем, это был бы для него удар в самое сердце.

Если, конечно, предположить, что оно, сердце, еще у него есть.

В общем, так и непонятно, чья рука приподняла и толкнула тогда ломберный столик…

Амалии?

Елены Прекрасной?

Возможно, даже вышедшего ненадолго из повиновения Алексея Кудинова?

А может быть, это все-таки сделала леди Доил?


home | my bookshelf | | Эликсир вечной молодости |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 14
Средний рейтинг 4.9 из 5



Оцените эту книгу