Book: В мечтах о тебе



В мечтах о тебе

Лиза КЛЕЙПАС

В МЕЧТАХ О ТЕБЕ

Глава 1

Одинокая женская фигура пряталась в тени. Ссутулившись и опустив плечи, женщина понуро прислонилась к стене полуразвалившейся ночлежки.

Выходя из преисподней игорного дома, Дерек Кравен, привычно сощурившись, окинул ее взглядом. Подобные зрелища нередки на лондонских улицах, особенно в трущобах – там, где человеческие страдания в своем пугающем многообразии выставлены напоказ.

От трущоб было рукой подать до роскошного дворца Сент – Джеймс, но короткое расстояние бездонной пропастью лежало между дворцом и обветшалыми домами, стоящими на усыпанных мусором улицах. Здесь жили нищие, проститутки, мошенники, воры… Короче, люди, близкие Дереку Кравену.

Ни одна порядочная женщина не появится здесь, да еще с наступлением темноты. Если она шлюха, то довольно странно одета для особы этой профессии. Из – под серого плаща виднелось платье темной материи с высоким воротником. Просторный капюшон не смог скрыть каштановые локоны, обрамляющие ее лицо. Вполне возможно, что бедняжка поджидала загулявшего мужа. А может, она продавщица, потерявшая в сумерках дорогу?

Люди, удивленно посматривая на женщину, торопливо проходили мимо. Если она не поспешит домой, то можно не сомневаться, ее изнасилуют или ограбят, а чего доброго и убьют. Истинный джентльмен должен был подойти к незнакомке и, посетовав на то, что здесь небезопасно, вежливо предложить ей помощь.

Но Дерек Кравен не был джентльменом. Поэтому он повернулся и побрел прочь по разбитой мостовой. Дерек вырос на улице; родился чуть не на помойки, детство провел в компании проституток, а образование ему заменил “богатый” опыт населяющих трущобы преступников. Он знал, как подкарауливать зазевавшегося прохожего, как отнять кошелек или просто перерезать горло. Впрочем, в подобных переделках женщины редко принимали участие. Они куда лучше управлялись с окованными железом дубинками или чулками, набитыми камнями, которыми женская рука с умопомрачительной грацией сокрушала противников.

Вдруг прямо за собой Дерек услышал шаги. Что – то настораживало его, по спине пополз холодок. Тяжелая поступь явно принадлежала двум мужчинам. Дерек ускорил шаг, мужчины за его спиной тоже. Похоже, они преследовали его. Их мог послать Иво Дженнер, его соперник. Проклиная все на свете, Дерек свернул за угол.

Как Дерек и предполагал – они пошли вслед за ним. Инстинкт и многолетний опыт подсказали ему, что надо действовать; он уперся в землю левой ногой, а правой изо всех сил ударил одного из преследователей в пах – тот охнул и отступил назад. Резко обернувшись, Дерек замахнулся, но увы, не успел… Он почувствовал удар в спину, удар по голове и тяжело осел на землю. Преступники наклонились над его осевшим телом.

– Давай быстрее! – прошептал один из них.

Дерек из последних сил попытался встать. “Бежать, бежать” – мелькнуло в голове, но было уже поздно. Бандиты с ловкостью профессионалов заломили ему руки и, схватив за волосы, полоснули ножом по лицу. Почувствовав во рту солоноватый привкус крови, Дерек закричал. Протестовать, изо всех сил сопротивляться этим бандитам, этой ужасной боли! Но как? Он всегда боялся смерти, боялся, потому что знал, что она настигает его не дряхлым стариком в собственной спальне, а молодым, как говорится, в полном расцвете сил. Он всегда знал, что будет убит.

* * *

Сара остановилась, чтобы еще раз перечитать свои записи. На ней были очки, но девушка все равно щурилась, чтобы разобрать вольные словечки, услышанные этим вечером. Язык улиц быстро менялся, и это немало удивляло ее. Прислонившись к стене, Сара проглядела свои заметки и кое – что поправила в них. Игроки называли игральные карты “картонками”, а полицейских, если она правильно поняла, “громилами”. Однако ей никак не удавалось уловить разницу между “карманником” и “карманщиком” – так именовали уличных воришек. Но разобраться следовало во что бы то ни стало. Ее первых два романа “Матильда” и “Нищий” пользовались грандиозным успехом как раз из – за стилистической выдержанности, где не было места небрежности. И Сара не желала, чтобы ее третий роман, все еще оставшийся без названия, получился хуже двух предыдущих.

Может, выходящие из игорных домов мужчины ответят на ее вопросы? У многих из них была весьма непрезентабельная внешность: они явно не злоупотребляли гигиеническими процедурами. Наверное, спрашивать их о чем бы то ни было не стоило – ее могли не правильно понять. А с другой стороны, ради книги поговорить с ними было просто необходимо. К тому же Сара всегда старалась не судить о людях по их наружности.

Внезапно за углом кто – то жалобно закричал. Девушка хотела было кинуться на помощь, но испугалась. Сложив листки с записями в маленькую сумочку, Сара внимательно прислушалась: поток грубой брани, раздавшейся из – за угла, заставил ее залиться краской стыда. Никто в Гринвуд – Корнерз так не ругался, за исключением, пожалуй, мистера Доусона, который, злоупотребляя пуншем на ежегодном рождественском фестивале, позволял себе много лишнего.

Преодолев страх, Сара все же заглянула за угол. Улица была погружена во тьму, но звуки ударов и стоны говорили сами за себя. Сара, нахмурившись неуверенно поглядела на свою сумочку. Сердце ее бешено колотилось. “Не стоит ввязываться. Это не мое дело”, – уговаривала себя девушка, подходя все ближе и ближе. Теперь ей отчетливо были видны фигуры двух бандитов, зверски избивавших лежавшего на мостовой мужчину.

Увидев в руках одного из мужчин нож, Сара торопливо вытащила из сумочки пистолет. Направляясь изучать трущобную жизнь, она всегда брала его с собой. Правда, стрелять ей пока не приходилось, разве только на стрельбище… Вскинув пистолет, Сара на секунду задумалась.

– Эй, вы там! – наконец крикнула Сара, стараясь придать своему голосу побольше уверенности и силы. – Я требую немедленно прекратить это безобразие!

Один из бандитов обернулся, другой же, не обращая на нее никакого внимания, вновь замахнулся на свою жертву ножом. “Отступать поздно”, – подумала Сара и, закусив губу, прицелилась в бандитов.

– Предупреждаю, я буду стрелять!

Ответа не последовало. Ну что же, может, звук выстрела поможет охладить негодяев?

Сара зажмурилась и нажала на курок… Когда эхо выстрела смолкло, девушка открыла глаза, чтобы посмотреть на результаты своей отваги. К ее великому изумлению, один из бандитов был ранен… О Господи! Пуля попала ему в горло! Он упал на колени, а затем рухнул на землю. Его напарник в страхе застыл на месте.

– Убирайтесь отсюда! – услыхала Сара собственный срывающийся от страха голос. – Или … Бандит не заставил себя упрашивать: мгновение – и он растворился в воздухе, как приведение. Сара осторожно подошла к двум распростертым на земле телам. Девушка вся дрожала от ужаса: неожиданно для себя она совершила убийство… Так оно и есть, выстрел оказался смертельным. Но что сталось с жертвой нападение?

Сара наклонилась к незнакомцу – его лицо было залито кровью; кровью запачканы волосы, костюм, руки… Неужели помощь подоспела слишком поздно?

Сара судорожно сунула пистолет назад в сумочку и зябко поежилась. Ей было уже двадцать пять лет, но ничего подобного в ее жизни прежде не приключалось. Переводя взгляд с одного тела на другое, девушка ждала: вот – вот что – то должно произойти. Кто – то должен прийти сюда, и очень скоро! Чувство вины повергло бедняжку в шок. Господи, как она сможет жить дальше?!

Сара вглядывалась в виновника своего героизма с жалостью и любопытством. Судя по всему, это был довольно молодой человек, дорогая одежда выдавала в нем богача. Вдруг незнакомец застонал. Сара удивленно заморгала и, заикаясь, произнесла:

– С-сэр?

Молодой человек слегка приподнялся и ухватил свою спасительницу за корсаж платья. Свободной рукой он дотронулся до ее щеки; его била мелкая дрожь. Сара чуть было не вскрикнула от ужаса, почувствовав, как теплая, почти горячая кровь незнакомца капает ей на руку.

– Я обезвредила нападающих, сэр, – совладав с собой, вымолвила она и попыталась разжать незнакомцу пальцы, вцепившиеся в ее платье. – Мне кажется, сэр, я спасла вашу жизнь. Отпустите меня… пожалуйста… Прошло довольно много времени, прежде чем Дерек разжал руку. Даже малейшее движение причиняло ему жуткую боль.

– Пособи мне, – стиснув зубы, простонал он.

То, как это было сказано, выдавало в спасенном Сарой мужчине простолюдина. “Такая богатая одежда, и вдруг кокни”, – подумала она.

– Мне, наверное, лучше позвать на помощь… – Не-е, не здесь, – с усилием проговорил незнакомец. – Дурочка… Нас щас же обчистят и… выпустят кишки… Обиженная его грубостью, Сара подумала о том, что незнакомец мог бы и поблагодарить ее. Но может, ему слишком больно?

– Сэр, – терпеливо произнесла она, – ваше лицо… Может, вы позволите мне хотя бы достать носовой платок из сумочки… – Это твоя работа? – Дерек кивнул в сторону убитого.

– Боюсь, да, – ответила девушка.

Высвободив руку, она сунула ее в сумочку и под пистолетом нащупала носовой платочек. Но, прежде чем она успела вытащить руку, Дерек снова крепко сжал ее.

– Позвольте мне все же помочь вам, – настаивала девушка, вынимая из сумочки носовой платок – чистый белый квадратик из льна.

Больше Дерек не сопротивлялся. Сара осторожно прижала сложенный платок к ужасному порезу, который тянулся от брови к самой середине щеки. Обязательно останется шрам. Но глаз, кажется, цел.

– Вот и славно. – Пытаясь улыбнуться, Сара нежно дотронулась до руки незнакомца и вложила в нее свой платок. – Прижмите его покрепче, хорошо? А теперь подождите здесь, я позову кого-нибудь на помощь.

– Нет.

Дерек снова уцепился за лиф ее платья, и костяшки его пальцев дотронулись до нежной девичьей груди.

– Со мной все в порядке. Отведи-ка меня в “Кравен” на Сент – Джеймс.

– Но у меня не хватит сил, и города я не знаю.

– Да это близко… – А что с этим человеком, которого я застрелила? Не можем же мы просто бросить его здесь.

Дерек криво усмехнулся:

– Да черт с ним! Отведи меня на Сент – Джеймс.

Сара хотела возразить, но вовремя одумалась. Похоже, она имела дело с человеком бурного темперамента. И несмотря на рану, сила оставалась на его стороне: рука на ее груди была большой и тяжелой.

Девушка медленно сняло очки и положила их в ридикюль. Затем ее рука скользнула вниз, и она обхватила молодого человека за талию. Щеки Сары горели: ей еще ни разу не приходилось обнимать мужчину, разве только своего отца и Перри Кингсвуда, считавшегося почти что ее женихом. Но ни у отца, ни у Перри не было такого тела. Перри, впрочем, был довольно крепок, но ему далеко до незнакомца.

С трудом встав на ноги, Сара помогла молодому человеку подняться. Она не ожидала, что тот окажется таким высоким. Одной рукой он обхватил ее хрупкие плечи, а другой крепче прижал к лицу носовой платок.

Чувствуя жуткую боль в пояснице, Дерек едва слышно застонал.

– С вами все в порядке, сэр? Я хочу спросить, можете ли вы идти?

– Кто ты такая, черт тебя побери? – Дерек хмыкнул: девушка явно его забавляла своей наивностью.

Сара в нерешительности пожала плечами.

– Мисс Сара Филдинг из Гринвуд – Корнерз.

Молодой человек закашлялся, плюясь кровью.

– А почему ты помогла мне?

Сара обратила внимание на то, что чем больше молодой человек говорит, тем больше в нем виден джентльмен.

– У меня не было выбора, – ответила она, пытаясь расправить плечи. – Когда я увидела, что эти люди делали… – Был ли у тебя выбор, – снова переходя на кокни, грубо оборвал ее незнакомец. – Ты могла просто уйти.

– Отвернуться от человека, попавшего в беду? Это невозможно!

– Да все так поступают!

– Только не там, откуда я приехала, уверяю вас.

Тут Сара, заметив, что они стоят прямо посередине улицы, поспешила отвести незнакомца в сторону, в тень. Это была самая нелепая ночь в ее жизни. Скажи ей кто прежде, что она станет расхаживать ночью по лондонским трущобам в обнимку с избитым и ранним человеком, она бы просто не поверила.

Дерек отнял платок от лица, – кровь текла уже заметно слабее.

– Лучше не убирайте платок, – посоветовала Сара. – Нам надо найти врача. – Девушка была удивлена тем, что незнакомец не спрашивает ее о ране. – Я видела, как они ударили вас по лицу. Но, кажется, порез неглубокий. Если все нормально заживает, то шрама почти не будет… – Это неважно.

Поведение незнакомца разожгло любопытство Сары.

– Сэр, а у вас друзья в “Кравене”? Мы поэтому идем туда?

– Да.

– То есть вы хотите сказать, что знакомы с мистером Кравеном?

– Я и есть Дерек Кравен.

– Тот самый мистер Кравен?! – взволнованно воскликнула Сара. – Тот самый, который создал знаменитый клуб и при этом сам вышел из трущоб, и… А вы и вправду родились в дренажной трубе, как про вас рассказывают? А правда, что… – Потише, черт побери!

Саре не верилось в такую удачу.

– Это просто совпадение, мистер Кравен, но, кажется, мне повезло, – скороговоркой заговорила Сара. – Дело в том, что я пишу роман об азартных играх. Поэтому мне непременно надо было побывать в таком месте ночью. Конечно, Гринвуд – Корнерз – далеко не рай земной, но уверена, подобные вещи лучше изучать в Лондоне. Мой роман – художественное произведение, но в нем будет много описаний людских характеров и мест вроде игорных домов.

– Го-осподи, – простонал Дерек. – Ты получишь все, что хочешь, только если замолкнешь и будешь молчать до тех пор, пока мы не придем.

– Сэр! – воскликнула Сара, едва успев оттащить Дерека от кучи камней, о которые он чуть не споткнулся. “Как он груб, – думала она, – но разве можно обижаться на грубость, когда человеку больно!” – Мы уже почти вышли из трущоб, мистер Кравен. Все будет хорошо.

Судорожно хватаясь за девичье плечо, Дерек с трудом удержался на ногах, в голове звенело, как в пустом колодце, – похоже, что сотрясение мозга… Все силы молодого человека уходили на то, чтобы приноравливаться к шагам Сары. Он уже ничего не говорил своей словоохотливой спутнице и надеялся лишь, что она ведет его в правильном направлении.

В полузабытье Дерек услышал, что Сара обращается к нему, и постарался собраться с силами, чтобы разобрать ее слова.

– … к парадной двери или есть еще один вход?

– Боковая дверь, – прошептал он. – Это там… – Вот это да! Какой огромный дом! – восхитилась Сара, разглядывая клуб.

Центральную часть роскошного здания украшали восемь коринфских колонн, увенчанных большим фронтоном. Весь дом был окружен мраморный балюстрадой. Саре ужасно хотелось войти в здание через парадный вход и увидеть знаменитый зал с витражами, голубым бархатом повсюду и богатыми люстрами. Но, разумеется, мистер Кравен не захочет показываться перед завсегдатаями клуба в таком виде. Поэтому девушка послушно повернулась к боковой двери.

Поднявшись по небольшой лестнице, Дерек не без помощи Сары схватился за ручку и распахнул дверь настежь. К ним тут же подбежал Джилл, один из его работников.

– Мистер Кравен! – воскликнул молодой человек, с удивлением глядя то на хозяина, то на девушку. – О Господи!

– Позови Ворзи, – пробормотал Дерек. Он махнул рукой Джиллу и, по-прежнему опираясь на плечо Сары, направился к винтовой лестнице, ведущей наверх, в его личные покои.

– Помоги мне подняться, – чувствуя замешательство Сары, произнес он.

Девушка не сдвинулась с места. Вскинув удивленно брови, она искала взглядом молодого клерка, но того уже и след простыл: Джилл поспешил выполнять приказание хозяина.

– Пошли, – это уже походило на приказ. – Ты, никак, всю ночь тут будешь торчать?

Сара шагнула вперед, и они стали вместе подниматься по лестнице.

– Кто такой Ворзи? – спросила она, опять обхватывая молодого человека за талию.

– Ворз… все делает… – к собственному удивлению, продолжал объяснять Дерек, едва шевеля губами. – С клубом мне подмигивает… Все ему доверяю… На последней ступеньке он споткнулся и грубо выругался. Сара крепче схватила его за талию.

– Погодите, помедленнее! Если вы упадете, я не смогу вас поднять, – взмолилась она. – Надо подождать кого – то посильнее, кто поможет вам лечь в постель.

– Да ладно тебе, ты сама справишься!

Но впереди было еще несколько лестничных пролетов.

– Мистер Кравен! – Сара укоризненно покачала головой. – Зачем так рисковать?

Она боялась, что ее спутник потеряет сознание и они кубарем покатятся вниз. Пытаясь ободрить и его, и себя, девушка стала говорить все, что приходило ей в голову, лишь бы он не останавливался:

– Ну вот… Мы почти пришли… Давайте же, вы достаточно сильны и сможете пройти еще несколько ступенек… Стойте – стойте!..

Когда наконец им удалось дойти до дверей в покои Дерека, Сара едва дышала от усталости. Они прошли через холл и оказались в гостиной. Первое, что бросилось в глаза, – это мебель, обитая бархатом и парчой. Девушка оторопело смотрела на стены, обитые тесненной с позолотой кожей, на двустворчатые, доходящие до пола окна, из которых открывался великолепный вид на город.



Следуя едва слышным указаниям Дерека, Сара отвела его в спальню с шикарной мебелью, обитой зеленой тканью, и огромными зеркалами, а такой гигантской кровати Сара не видела никогда в жизни. Впрочем, покраснев, девушка отметила про себя, что она вообще никогда не бывала в мужчины. Но при виде того, как Дерек повалился на кровать прямо в одежде и сапогах, смущение быстро прошло.

Молодой человек перевернулся на спину и подозрительно затих.

– Мистер Кравен! Мистер Кравен!

Дерек потерял сознание. Сара склонилась над, казалось, бездыханным телом, не зная, что делать. Быть может, развязать ему галстук? Боже! Какой ужасный шрам… Она внимательно посмотрела на Кравена. Его лицо было немного грубовато, но в нем чувствовалась сила, и сейчас оно было спокойным, правильной формы рот слегка приоткрыт, ровные белые зубы… Ржавые пятна крови, запекшиеся на смуглых щеках; слепившиеся волоски густых бровей и длинных ресниц выглядели как – то особенно жутко.

Сара огляделась вокруг и, не найдя умывальника, взяла стоявший у изголовья кувшин с водой, смочила лежавшее рядом полотенце и прижала его к лицу Дерека. Прикосновение влажной ткани привело молодого человека в чувство, он хрипло вздохнул и открыл глаза. Их ярко – зеленый цвет напоминал о нежной майской траве, о холодном весеннем утре, об изумрудных россыпях первых нераскрывшихся фиалок… Какое – то странное чувство охватило девушку: словно околдованная, она не могла ни двигаться, ни говорить.

Дерек поднял руку и выбившегося из ее прически локона.

– Еще раз… твое имя… – превозмогая боль, прошептал он.

– Сара, – едва слышно ответила она.

Тут в комнату вошли двое мужчин: один маленький, в очках, другой – постарше и значительно выше.

– Мистер Кравен, – заговорил невысокий (это был Ворзи). – Я привел доктора Хиндлея.

– Виски! – выдохнул Дерек. – Из меня чуть душу не вышибли!

– Вы дрались? – озабоченно спросил Ворзи, наклоняясь к хозяину. – Ох, нет! Ваше лицо! – Ворзи неодобрительно посмотрел на Сару. – Надеюсь молодая леди этого заслуживает, мистер Кравен.

– Да не из – за нее я дрался! – возразил Кравен, прежде чем Сара успела что – то сказать. – Это были люди Дженнера. По крайней мере мне так показалось. Они набросились на улице. У них была свинцовая трость и, кажется, нож. А тут эта мышка… как вытащит пистоль да как бабахнет по этим сволочам!

– Что ж, хорошо. – Ворзи приветливо посмотрел на Сару. – Спасибо вам, мисс. Вы очень смелы.

– Вовсе я не смелая, – возразила Сара. – Мне просто некогда было раздумывать: все произошло очень быстро.

– В любом случае, мы вам обязаны. – Ворзи на секунду задумался, а потом добавил:

– Мистер Кравен нанял меня, чтобы я занимался всякого рода неприятностями… и такими, в том числе.

Сара улыбнулась Ворзи. Это был приятный человек, хотя красавцем его не назовешь: мелкие черты лица, редеющие волосы, да еще нелепо сверкающие на носу очки. Казалось, он был абсолютно спокоен, но девушка понимала, каково ему сдерживать себя, чтобы скрыть потрясение, испытанное при виде хозяина.

Ворзи и врач склонились над кроватью и стали стаскивать с Дерека одежду и сапоги. Сара отвернулась. Она хотела было выйти из комнаты, но тут Кравен пробормотал что – то, и Ворзи остановил ее:

– Вам лучше пока не уходить, мисс…?

– Филдинг, – подсказала она, глядя в пол. – Сара Филдинг.

Ее имя заинтересовало Ворзи.

– А вы имеете какое-нибудь отношение к С. Р. Филдингу, писателю – романисту?

– Сара – Роза, – объяснила девушка. – Я подписываюсь инициалами, чтобы сохранить анонимность.

Услышав это, доктор вскинул голову и восхищенно посмотрел на девушку.

– Вы та самая Сара Филдинг?!

– Да, сэр.

Врач оживился:

– Какая честь для меня разговаривать с вами! “Матильда” – один из моих любимых романов!

– Это мое лучшее произведение, – честно призналась Сара.

– Мы с женой целые вечера проводим, обсуждая возможное окончание романа. Быть может, Матильда бросилась с моста, чтобы покончить со своей несчастной жизнью, быть может, она предпочла искупить грехи молодости… – Прошу прощения, – раздался ледяной голос Кравена. – Я вообще – то обливаюсь кровью. А Матильда пускай отваливает.

– Ох, извините! – Сара смутилась. – Доктор Хиндлей, продолжайте осмотр, пожалуйста. – Она посмотрела на Ворзи:

– Где мне подождать?

– В соседней комнате, пожалуйста. Вы можете выпить там чаю и умыться. – Ворзи был сама предупредительность.

– Спасибо, – поблагодарила девушка.

Выходя из спальни, Сара глубоко задумалась. Что же такого особенного было в ее “Матильде”? Книга пользовалась бешеной популярностью. Недавно по этому роману даже написали пьесу и поставили ее в театре. Читатели без устали обсуждали героиню романа, как будто она была реальным персонажем. Казалось, все приходили в неописуемый восторг оттого, что роман не завершен.

Это была история деревенской девушки, которая убежала их дома и ступила на порочный путь проституции. Сара намеренно оставила роман незавершенным. На последней странице Матильда – героиня произведения – стоит на Лондонском мосту и не может решить, покончить ли ей с собою, или посветить остаток жизни тому, чтобы делать людям добро. Читатели, по замыслу автора, должны были сами додумывать судьбу героини. К слову сказать, сама Сара считала, что не важно, умерла ли ее героиня или нет. Главное то, что Матильда осознала свои ошибки.

Словно вспомнив что – то очень важное, Сара всплеснула руками, вытащила из своей сумочки очки, нацепила их на нос и раскрыла записную книжечку. “Отваливает” – записала она новое для себя слово.

Затем девушка медленно стянула с себя плащ и повесила его на спинку стула. У нее было такое чувство, словно ее пригласили во временно пустующее звериное логово. Подойдя к окнам, она отодвинула тяжелые портьеры сливового цвета и выглянула на улицу. Весь Лондон был как на ладони – мир занятых людей, погруженных в собственные проблемы.

Сара перевела взгляд на гостиную и стала рассматривать золоченые рамы зеркал, роскошную мебель, инкрустированные полудрагоценными камнями столики, вазы с живыми тепличными цветами… Что и говорить, комната было замечательная, но уж слишком экстравагантная.

Больше всего на свете Саре нравился маленький домик ее старых родителей, замечательный огород и чудесный сад, за которым трепетно ухаживал почтенный Филдинг. А их небольшой двор и выгон для лошадей, где разгуливала одна – единственная старая серая лошадь по кличке Эппи, грели ей сердце куда больше, чем роскошные лужайки причудливых особняков. Ветхие кресла и диванчик в крохотной гостиной Филдингов никогда не пустовали: к ним постоянно захаживали гости. У родителей Сары было много друзей, и чуть ли не все жители Гринвуд – Корнерз любили навещать это милое семейство.

Особняк Кравена – совсем другое дело. Роскошный, но пустынный дворец. Сара задержалась перед одной из картин, украшавших стены: на ней маслом были изображены какие – то античные боги.

Внезапно из спальни раздался стон, и ругань мистера Кравена потоком обрушилась на доктора, зашивавшего, по всей видимости, рану на лице своего пациента. Сара пыталась не обращать внимания на доносившуюся до ее ушей брань, но любопытство все же взяло верх. Она тихо подошла к дверям спальни и увидела, что Ворзи с доктором Хиндлеем склонились над головой Дерека. Больной, укрытый белой простыней, лежал почти без движения, лишь руки судорожно комкали съехавшее на край кровати одеяло; по всему было видно, что он едва сдерживается, чтобы не оттолкнуть от себя врача.

– Мы дали вам весь опий, мистер Кравен, – проговорил доктор, делая еще один стежок.

– Да эта дрянь на меня не действует. Еще виски!

– Если бы вы потерпели, мистер Кравен, я бы все сделал за несколько минут.

Ответом ему был душераздирающий стон.

– Будьте вы прокляты, а вместе с вами и все ваши кровопускания, вправление костей и лечения!

– Мистер Кравен, – перебил его Ворзи, – доктор делает все возможное, чтобы шрам на лице был не так заметен. Он пытается помочь вам! Пожалуйста, не ругайте его.

– Да нет, все в порядке. По крайней мере, теперь я знаю, чего от него можно ожидать, – спокойно проговорил врач и уверенными, но осторожными движениями стал обрабатывать края раны.

Несколько мгновений в спальне стояла тишина, но потом Дерек снова застонал.

– Дьявол и преисподняя! Плевал я, как это будет выглядеть! Оставьте меня в покое! – Он попытался встать с кровати.

Сара тут же вошла в комнату. Понятно, что Кравен – человек очень темпераментный, но надо заставить его лежать спокойно. Просто стыдно не позволить врачу зашить рану.

– Сэр, – быстро проговорила девушка. – Я знаю, что вам очень неприятно, но вы должны потерпеть. Может быть, сейчас вы и не интересуетесь своей внешностью, но вдруг когда-нибудь потом все переменится. К тому же… – она на мгновение запнулась, – … такой большой и сильный человек, как вы, должен уметь терпеть. Уверяю вас, это даже и сравниться не может с тем, что испытывает женщина во время родов!

Дерека несколько отрезвили слова Сары. Девушка, видно, не мало забавляла его.

– Откуда ты знаешь? – усмехнулся он.

– Я однажды присутствовала при родах – у нас, в Гринвуд – Корнерз. Это тянулось много часов, но моя подруга вытерпела адскую боль, не издав ни звука.

Ворзи с мольбой взглянул на нее.

– Мисс Филдинг, – чуть не простонал он, – вам будет лучше в соседней комнате.

– Да я просто развлекаю мистера Кравена разговором. Может, так ему будет легче… Вас это устраивает, мистер Кравен? Или мне лучше уйти?

– У меня появился выбор? Останься. Мели языком дальше.

– Рассказать вам о Гринвуд – Корнерз?

– Нет, – Дерек стиснул зубы и сдержал стон. – Расскажи о себе.

– Очень хорошо. – Сара подошла к кровати. – Мне двадцать пять лет. Я живу в деревне с родителями… Тут Дерек снова застонал, и она замолчала. Ему было очень больно.

– Продолжай, – грубо приказал он.

Сара лихорадочно припоминала, что еще она может рассказать о себе.

– Ах, да, – вновь заговорила она, я … за мной ухаживает один деревенский молодой человек. Нам нравятся одни и те же книги, хотя у него более изысканный вкус, чем у меня. Ему не нравится то, что я пишу. – Сара подошла поближе и с любопытством взглянула на Дерека. – Так вот… – сказала она и опять остановилась.

Девушка не могла видеть лица своего нового знакомого, но зато прекрасно видела его грудь, покрытую густыми курчавыми волосами. Это зрелище прямо таки заворожило ее. Единственные мужские торсы, которые ей доводились видеть раньше, принадлежали безволосым греческим статуям. У Дерека была узкая талия, мускулистые плечи и руки; ссадины и синяки совсем не портили их, даже наоборот, выглядели чем-то вроде украшения.

– … Мистер Кингсвуд, – продолжала девушка, – так зовут этого молодого человека, – ухаживает за мной уже четыре года. Полагаю, он скоро сделает мне предложение.

– Четыре года?!

Сара немного обиделась: Кравен говорил с ней издевательским тоном.

– У него есть некоторые трудности, – поспешила объяснить она. – Его мать – вдова, кроме сына, о ней некому позаботиться. Дело в том, что они живут вместе. К тому же миссис Кингсвуд не одобряет меня.

– Почему?

– Ну – у … Она считает, что для ее сына просто нет подходящей партии. Все недостаточно хороши. И ей не нравятся мои книги. Проституция, нищета…– Сара пожала плечами. – Но о таких вещах обязательно надо писать!

– Конечно, ты же за это деньги получаешь!

– Да, и довольно приличные для того, чтобы жить с родителями без нужды, – призналась она с улыбкой. – А вы циничный человек, мистер Кравен.

Сара видела, как напряглось тело Дерека, когда игла снова вошла в кожу.

– Да и ты сама была б такой же, если б знала хоть немного о настоящей жизни. Твоя деревня, детка, еще не весь свет. – Боль заставила Дерека забыть о приличных манерах, и он опять заговорил на кокни.

– Гринвуд – Корнерз – замечательное место, – возразила Сара, – но если вы думаете, что я незнакома с другими местами, то смею уверить… И вновь стон Кравена заставил девушку замолчать. На секунду он задержал дыхание, но затем не выдержал и выругался:

– Дьявольщина! Скоко еще?!

– Осталось несколько стежков, – пробормотал доктор.

Дерек, с трудом переводя дыхание, заставил себя вернуться к разговору с Сарой.

– Пишешь, стало быть о шлюхах… Бьюсь об заклад, ты в жизни не хаживала с гусиными потрохами … да с мужиком… Доктор Хиндлей и Ворзи стали укорять Дерека за грубые выражения, но Сара жестом остановила их.

– Не хаживала с гусиными потрохами… – не скрывая своего интереса, повторила она. – Я не слышала такого выражения.

– Да ты и трущоб – то толком не видела.

– Это верно, – девушка согласно кивнула. – Мне надо сходить туда еще несколько раз, прежде чем я решу сказать себе, что я знаю о них довольно.

– Ты туда больше не пойдешь! – заявил Дерек. – Бог знает, как тебе удалось не вляпаться в неприятности. Маленькая дурочка, которая болтается ночами без дела по трущобам… – Последний стежок, – объявил врач.

Дерек облегченно вздохнул.

Ворзи отошел от кровати и обернулся к Саре.

– Простите мистера Кравена, – извиняющимся тоном, с улыбкой сказал он. – Он грубит только тем, кто ему нравится.

– С ним все будет в порядке? – шепотом спросила Сара.

– Конечно. Он очень сильный человек. Ему и не такое доводилось испытать. – Ворзи озабоченно посмотрел на девушку. – Но вы дрожите, мисс Филдинг!

Глубоко вздохнув, Сара недоуменно пожала плечами.

– Не знаю даже почему… Я привыкла к таким волнениям. Все случилось так быстро, – словно извиняясь пробормотала она.

– Вам надо отдохнуть, – сказал Ворзи, – и успокоить нервы глоточком бренди.

– Да, пожалуй… чуть – чуть в чай можно добавить. – Сара взволнованно теребила ручку своей сумочки. – Я остановилась у Гудменов, это друзья моих родителей. Уже поздно, и они, наверно, волнуются.

– Сначала вам надо успокоиться, а затем – карета к вашим услугам. Вы сможете ехать куда пожелаете.

– Ворзи! – прервал своего помощника Дерек. – Кончай болтать! Дай деревенской мышке денег и отправь ее туда, откуда она пришла.

Ворзи начал говорить что-то, но Сара, не слушая его, подошла к кровати.

– Мистер Кравен, – спокойно проговорила она, – с вашей стороны очень мило предложить награду, но у меня довольно денег. Я ни в чем не нуждаюсь. А вот если бы вы позволили мне осмотреть ваш клуб и поговорить со служащими… Я уже говорила вам, что пишу роман, и вы могли бы помочь мне… – Нет, – прервал девушку Дерек.

– Мистер Кравен, по-моему, моя просьба – такая малость. Особенно, если учесть, что этой ночью я спасла вам жизнь.

– Ладно уж, спасла.

Сара опешила.

– Но эти двое пытались убить вас! – в замешательстве воскликнула она.

– Если бы они пытались, я бы уже был на том свете.

– Так, значит, их целью было изуродовать вас?! – ужаснулась девушка. – Но кому это могло понадобится?

– У мистера Кравена много врагов, – вступил в разговор Ворзи. Он был явно озабочен. – Например, некий Иво Дженнер, который владеет таким же клубом. Это наш конкурент. Но неужели Дженнер может совершить что-то подобное?

– Не знаю, – пробормотал Дерек, закрывая глаза. – Возможно, это кто-то другой. Ворзи, отведи-ка ее отсюда.

– Но, мистер Кравен… – запротестовала Сара.

– Пойдемте. – Ворзи взял девушку под руку и чуть ли не силой потащил ее в гостиную.

Оставшись один, Дерек горько усмехнулся.

– Будь ты проклята, Джойс, – прошептал он, дотрагиваясь рукой до швов на лице.

* * *

Когда доктор Хиндлей ушел, Ворзи велел принести чаю и помешал угли в камине.

– А теперь, когда мы одни, – заговорил он, усаживаясь на стул рядом с Сарой, можно и побеседовать. Думаю, нам не будут мешать.

– Мистер Ворзи, пожалуйста, попробуйте объяснить мистеру Кравену, что я ни какая-нибудь надоеда и не причиню ему беспокойства. Мне просто необходимо подробнее узнать о работе клуба!

– Я поговорю с мистером Кравеном, – Ворзи улыбнулся. – И пока мистер Кравен болен, я разрешаю вам посетить клуб. Приходите завтра. Такая привилегия, знаете ли, редко достается женщинам. Исключение – банкеты и званные вечера… Правда, была одна дама, заходившая в клуб, когда ей заблагорассудится.

– Да, я слышала о ней. Кажется, ее зовут Неуемная Лили. Она много лет была любовницей мистера Кравена, не так ли? – Ослепленная своей маленькой победой, Сара не сразу поняла, что этого ей не следовало говорить.

– Все не так просто, мисс Филдинг, – Ворзи озабоченно покачал головой.

Их прервала горничная, которая принесла поднос с чаем и целым блюдом аппетитных бутербродов. Ворзи налил Саре чашку и плеснул туда изрядное количество бренди. Взяв блюдечко с чашкой и бутерброд, девушка откинулась на спинку кресла, глотнула чаю, и блаженное тепло растеклось по ее телу. Ночной кошмар медленно отступал.

– Итак, решено – завтра. Но имейте ввиду, – Ворзи нахмурился, – вы не должны подходить к мистеру Кравену. Задавать ему вопросы то же не следует. Скажу даже больше, я хочу, чтобы вы попросту избегали его. Говорите с кем угодно, только не с ним. Со своей стороны обещаю непременно вам помочь.



От неожиданности Сара даже закашлялась.

– Но почему? Мистер Кравен мог бы рассказать мне много интересного и нужного для моего романа. – Ее удивлению не было границ: чего-чего, а такой предусмотрительности от Ворзи она не ожидала.

– Мистер Кравен очень скрытный человек. К тому же его прошлое – тайна для посторонних. Уверяю вас, он не станет вам рассказывать о себе.

– А вы… Вы можете мне рассказать что-нибудь о нем?

Сара отпила глоток чаю и с мольбой посмотрела на доверенного слугу Кравена.

– Это очень непростая задача. Дерек Кравен – самый сложный человек из тех, с кем мне приходилось встречаться. Он добр, но… – Ворзи хлебнул бренди. – … Боюсь, мистер Кравен слишком часто думает о себе как о конченом человеке. Он пришел из жесткого мира, мисс Филдинг, из такого жесткого, что вы даже и представить себе не можете. О своей матери он знает лишь то, что она была проституткой в Тайгер-Бей – это район доков, где промышляют матросы и проститутки. Она рожала в дренажной трубе, да там и оставила своего первенца. Другие девки подобрали малыша и вырастили его в борделях и притонах.

– Ох, мистер Ворзи, – взволнованно проговорила Сара, – как, должно быть, ужасно оказаться в таких условиях.

– В пять или шесть лет Дерек начал работать помощником трубочиста, – продолжал Ворзи. – Он должен был забираться на трубы и по необходимости спускаться внутрь. Когда мальчик подрос и не мог больше этого делать, он начал попрошайничать, воровать, выполнять кое-какую работу в доках… В жизни мистера Кравена есть несколько лет, о которых он вообще никогда не рассказывает, словно их и не было вовсе. Не знаю, чем он занимался тогда… Впрочем, не сказал бы, что я очень этим интересовался.

Так вот. Непонятно каким образом, но Дерек все же научился читать и писать. Будучи подростком, он освоил ремесло букмекера и именно с той поры решил, что у него будет свой собственный игорный дом.

– Надо же! – воскликнул девушка. – И это у мальчика с таким тяжелым детством!

– Да, – согласился Ворзи. – В те годы ему и крохотного притончика было не построить, а он мечтал о таком необычном и шикарном клубе, вступить в который будет почетно даже для самых высокопоставленных людей.

– Именно такое заведение он и создал, – задумчиво прошептала Сара.

– Да. Мальчишка был без гроша в кармане… Что деньги! У него даже имени не было! А теперь он богаче всех завсегдатаев своего клуба. Никто не знает, насколько он богат. У него есть поместья, виллы, улицы с магазинами и домами, сдаваемыми в аренду; Кравен владеет картинными галереями, яхт-клубами, ипподромами: всего и не перечислишь. И при этом он считает каждый фартинг… – А какова его цель? Чего он вообще хочет в жизни?

Ворзи улыбнулся:

– Я могу ответить вам одним словом – еще! Он, как бы это сказать?.. Вечно голоден, что ли.

Заметив, что Сара допила чай, Ворзи предложил ей еще чашку. Девушка отрицательно покачала головой; бренди, огонь в камине, спокойный голос Ворзи сделал свое дело – ей захотелось спать.

– Мне уже пора, – сказала Сара.

– Я велю подать экипаж, – Ворзи встал.

– Нет-нет, – запротестовала девушка, – Гудманы живут недалеко отсюда, я и пешком дойду.

– Не говорите ерунды. Леди не должна ходить пешком, особенно ночью. И случай с мистером Дереком лишь доказывает то, что ночные прогулки – вещь опасная… Ворзи хотел добавить что-то еще, но слова замерли у него на устах, когда он посмотрел на поспешно вставшую вслед за ним Сару. Каштановые локоны выбились из прически и живописно рассыпались по плечам; отсветы пламени придавали им огненный оттенок. Было что-то трогательное в ее хрупкой, старомодной красоте.

– Господи, в вас есть что-то неземное! – восхищенно промолвил Ворзи. – Как давно я не видел такого невинного женского лица!

– Невинного? – с улыбкой переспросила Сара, покачав головой. – Ах, мистер Ворзи, я много знаю о грехе и пороке… – Тем не менее, к вам они не пристали.

Сара задумчиво закусила губу:

– В этом вы правы… В Гринвуд-Корнерз никогда ничего не происходит, – призналась она. – Я всегда пишу о том, что делают другие. А мне порой так хочется жить по-настоящему. Разве не замечательно попасть в какое-нибудь приключение, испытать необыкновенные чувства… – Сара осеклась и испуганно всплеснула руками. – Ох, не знаю даже, что я такое говорю! Теперь будете плохо обо мне думать.

– Плохо? О вас, мисс Филдинг? – Ворзи ласково улыбнулся. – Избави боже. Только вы, пожалуй, напрасно говорите, что с вами ничего не происходит. И сегодняшний случай тому подтверждение. Ну чем не приключение?

– Пожалуй, – согласилась девушка. И тут вдруг она вспомнила:

– Господи, я же застрелила человека… Но я не хотела этого… – Зато вы спасли мистера Кравена. Его могли бы ужасно изуродовать или даже убить, – мягко возразил девушке Ворзи. – Как только вас начнут мучить угрызение совести, вспомните мои слова.

Доводы Ворзи несколько утешили Сару.

– Вы позволите мне вернуться сюда завтра? – заметно приободрившись, спросила она.

– Я просто настаиваю на этом.

– Ну что ж… – Сара очаровательно улыбнулась Ворзи и, взяв его под руку, позволила проводить себя вниз.

* * *

Дерек вытянулся на кровати. Опиум наконец-то начал действовать, и молодой человек впал в легкое забытье. Впрочем, он по-прежнему ощущал боль и отвращение к самому себе. Уж лучше бы его окончательно изуродовали, превратили бы в настоящее чудовище. А с этим идиотским шрамом поперек лица у него был просто придурковатый вид. Он горько усмехнулся.

Дерек думал о Джойс, но теперь злоба и ярость уступили в его сердце место равнодушно. Хорошо хоть ей не наплевать, и она подстроила это нападение. А, впрочем, не все ли равно?.. “ Странно, – думал Дерек, – у меня есть то, о чем можно только мечтать – деньги, слава, женщины… Как я радовался поначалу, когда видел своих прежних кредиторов, обивающих порог моего клуба в надежде стать его членами. Как забавляла меня суета этих светских господ… Что же случилось?.."

Вот уж года два, как непомерный аппетит Дерека Кравена был полностью удовлетворен, и теперь, по сути, он стал человеком без желаний. Молодым человеком с истерзанной, истосковавшейся душой… Любовь. Ах, если бы она привела его в постель леди Джойс Эшби, он не лежал бы сейчас с изуродованным шрамом лицом. Конечно, Джойс с ее прекрасным телом, кошачьими глазами и белокурой головкой вызвали интерес Дерека, да такой, какого он давно не испытывал к женщинам. Поэтому ему и захотелось приударить за ней… Что и говорить, они провели немало восхитительных ночей. Поначалу он как мальчишка упивался этими бесстыжими любовными играми. Но дело зашло так далеко, что Дерек стал чувствовать себя извращенцем. Испытывая равное отвращение и к Джойс, и к самому себе, он решил прервать их порочную связь. Воспоминания о прежней близости с леди Эшби были ему отвратительны.

– Не может быть! Ты шутишь, – удивилась Джойс, когда ее любовник объявил о своем намерении. – Ты никогда не бросишь меня.

Дерек отчетливо вспомнил их последнюю встречу. Джойс, нагая, лежала на кровати, сбросив с себя смятые льняные простыни.

– А ну, признавайся, на кого ты задумал меня променять? На какую-нибудь глупенькую деревенскую горничную? Или, может, на актриску с крашеными волосами в красных чулках? Ты не сможешь вернуться к таким женщинам, Дерек! Вкусившему от изысканного блюда не захочется простой пищи!

Дерек лишь ухмыльнулся в ответ на ее уверенный тон.

– Да все вы, паршивые аристократки, одинаковы. Ты полагаешь, для меня уж такая большая честь дотронуться до леди? – Дерек насмешливо прищурил свои зеленые глаза. – Думаешь, ты первая баба из светского общества, которая снизошла до меня? Да таких сучек с голубой кровью, как и ты, и не пересчитать.

Прекрасное лицо Джойс с узкой, аристократической переносицей и высокими скулами от гнева.

– Ты лжешь, мерзавец!

– А ты думаешь, откуда у меня взялись деньги на клуб? Они называли себя моими “покровительницами”!

Дерек зло ухмыльнулся и стал натягивать брюки.

Красные губки Джойс сложились в насмешливую улыбку.

– Так, значит, ты – всего лишь шлюха? Мужик-шлюха? – Эта догадка явно развеселила ее.

– Помимо всего прочего, – спокойно согласился Дерек, застегивая рубашку и поворачиваясь к зеркалу, чтобы поправить воротничок.

Джойс соскользнула с кровати и направилась к нему, остановившись на мгновение у зеркала, чтобы полюбоваться на свое обнаженное тело. Она рано вышла замуж за престарелого вдовца и теперь развлекала себя бесконечной чередой любовников. Случавшиеся время от времени беременности она быстро прерывала в самом начале, беспокоясь за свою фигуру; к тому же у старенького графа – ее мужа – были наследники от первой жены. Благодаря уму и красоте Джойс быстро стала любимицей в высшем свете. Она была настоящей хищницей в любовных делах и быстро расправляясь с соперницами, осмелившимися встать на ее пути. Джойс умела несколькими “случайно” оброненными словами и подстроенной цепочкой “совпадений” испортить самую лучшую репутацию и навредить самым невинным женщинам.

Дерек тоже смотрел в зеркало: он понял, что Джойс любуется контрастом своей золотистой наготы с его одеждой. Временами эта женщина напоминала сущего ангела с огромными, печальными глазами, но Дерек знал, какой она бывает в минуты страсти – настоящей ведьмой с горящим взором и хищным выражением лица… В такие мгновения Джойс теряла женскую сущность и превращалась в буйную тигрицу, впившуюся в плоть своей жертвы длинными острыми ногтями. Она была самой распутной женщиной из тех, что ему приходилось видеть; ради удовольствия Джойс была готова на все. Подходящая они парочка, мелькнуло в голове у Дерека – оба заняты лишь исполнением собственных желаний.

Не отрывая взгляда от глаз Дерека, Джойс провела ему рукой от груди до низа живота.

– Ты все еще хочешь меня, – хрипло проговорила она, глядя на его безучастное лицо. – Я чувствую, как сильно ты хочешь меня. У меня еще не было до тебя любовника с таким большим и твердым… Дерек так грубо оттолкнул ее, что Джойс упала на кровать. Впрочем, она не растерялась и, раздвинув ноги, выжидающе посмотрела на него. Но мысли Дерека, казалось, были заняты чем-то другим; до Джойс дошло, что он и не собирается лечь с нею.

– Все кончено, душа моя. – Дерек зевнул Я расплачусь со всеми твоими долгами на Бонд-стрит. Можешь выбрать себе какие-нибудь безделушки у этого легушатника-ювелира и отнести издержки на мой счет, – лениво промямлил Дерек, поправляя черный шелковый галстук и надевая сюртук.

– Зачем ты так? Ты, верно, думаешь, я стану упрашивать тебя?.. – заговорила Джойс. – Может, встать перед тобой на колени?! Тебе этого хочется?

Молодая женщина опять соскользнула на пол и, встав перед Дереком на колени, прижалась лицом к его животу.

– Послушай, Джойс… – Дерек схватил ее за плечи и отстранил от себя.

– Мне больно! – воскликнула она.

– Я не лгал тебе. Я ничего не обещал. Сколько это могло продолжаться, как ты думаешь? Мы оба получили то, что хотели! А теперь все кончено.

Джойс пристально посмотрела ему в глаза.

– Все кончится, когда этого захочу я – не раньше, – злобно проговорила она.

– Так вот в чем дело! – Дерек расхохотался. – Задета твоя гордость. Послушай, Джойс, скажи своим друзьям, что хочешь. Распиши им в самых красочных картинах, как ты меня бросила. Мне все равно.

– Да как ты, паршивый кокни, смеешь со мной разговаривать в таком тоне! Я – то знаю, сколько задниц ты облизал, чтобы попасть туда, где сейчас находишься! И все вы так поступаете! Настоящие джентльмены ходят в такой клуб, да, но они никогда не пригласят тебя и тебе подобных к себе домой, не позволят тебе есть за одним столом, не подпустят тебя к своим дочерям! И знаешь, почему? Потому что они не уважают тебя! Ты для них – нечто вроде грязи, которую надо счистить с обуви, входя в дом. Ты сам из грязи, и в грязь вернешься! Они считают тебя самым низким… – Пусть так, – согласился Дерек, перебив Джойс. – Мне это известно. Побереги дыхание, детка, – он криво усмехнулся.

Джойс вплотную приблизились к нему, поняв, что все ее оскорбления не произвели на Дерека никакого впечатления.

– У тебя нет чувств, не так ли? – вновь заговорила она. – Поэтому никто и не может тебя обидеть. Твое сердце мертво.

– Так и есть, – тихо сказал Дерек.

– И тебе на всех наплевать. Даже на меня.

Его сверкающие зеленые глаза встретились с ее глазами. Дерек ничего не сказал, но ответ был ясен. Отведя руку назад, Джойс размахнулась и изо всех сил ударила Дерека. Он было замахнулся, чтобы наградить ее ответной пощечиной, но вдруг замер… Его лицо помрачнело.

– Я сделаю так, чтобы ты захотел меня, – хрипло говорила Джойс. – Есть вещи, которых мы с тобой еще не делали, я покажу тебе… – До свидания, Джойс.

Дерек повернулся и направился к двери.

Его отказ оскорбил Джойс – как будто он отказался от любимого блюда за ужином. Женщина покраснела от гнева.

– Нет, – заявила она. – Ты не оставишь меня! Если у тебя появилась другая женщина, я ей глаза выколю!

– Другой женщины нет, – раздался его насмешливый голос. – Есть скука. – Тут его светская речь сменилась грубым кокни:

– Или, как вы, тьфу, благородные, выражаетесь – томление.

Она, все еще нагая, бросилась вслед за ним из спальни.

– Вернись… немедленно! Или ты всю жизнь будешь жалеть об этом! Если не я, то и никто! Ты понимаешь меня?! Ты заплатишь за это, Дерек Кравен!

Дерек не принял ее угрозы всерьез, а может, просто не обратил на них внимания. Он всегда делал, что хотел. А теперь настал момент, когда желаний у него больше не было… Чертова скука! Но ведь еще несколько лет назад он даже не знал, что значит это слово. Да-да, скука – болезнь, знакомая лишь богачам, подумал Дерек и горько усмехнулся.

Глава 2

Сара тщательно готовилась к походу в казино. Она надела свое лучшее серо-голубое платье, юбка которого была заложена в три неглубокие складки, а высокий воротник украшали кружева. Гардероб Сары не отличался разнообразием, но все ее немногочисленные платья, сшитые на редкость добротно, были выдержаны в нейтральном стиле, такие туалеты всегда к месту и долго не выходят из моды. Девушка бережно относилась к вещам, а потому ей было досадно думать, что платья крови не отстираются с ее вчерашнего платья.

Вот уж было зрелище, когда прошлой ночью она явилась домой так поздно, да еще в заляпанном кровью платье. В ответ на встревоженные расспросы миссис Гудман Сара спокойно объяснила, что у нее были кое-какие неприятности, пока она занималась своими исследованиями.

– И вам вовсе не о чем беспокоиться – я просто остановилась, чтобы помочь какому – то незнакомцу.

– Но эта кровь… – растеряно пробормотала миссис Гудман.

– Тут нет ни капли моей, – девушка ласково улыбнулась суетливой старушке.

А когда та предложила ей помочь отстирать кровавые пятна, очень обрадовалась. И они вместе сначала замазали их густым раствором крахмала, а утром, когда крахмал подсох, платье и плащ замочили в смеси джина, меда и жидкого мыла, разбавленного водой.

Заколов каштановые локоны шпильками, Сара водрузила на голову кружевной чепец и вполне довольная собой, принялась рыться в своих баулах, пытаясь выудить оттуда легкий плащ.

– Сара! – раздался снизу изумленный крик миссис Гудман. – Прямо у нашего дома остановился роскошный экипаж! Что ты на это скажешь?

Заинтригованная, Сара направилась к дверям скромного жилища Гудманов и распахнула их. Перед домом стояла черная полированная карета с запряженными в нее черными, как смоль, конями. Возле экипажа гарцевали несколько лошадей с верховыми, сопровождающими карету. Кучер, слуга, верховые – все были одеты в штаны из оленьей кожи, сюртуки и треуголки.

К Саре подошла ошеломленная миссис Гудман. В окнах соседних домов маячили изумленные лица здешних обитателей, которые ни разу не видели, чтобы к кому-то в этом районе приезжала такая богатая карета.

– Вот не думала, что доживу до такой минуты, – прошептала миссис Гудман. – Посмотри-ка на физиономию Аделаиды Витербейн! Да она сейчас лопнет от любопытства! Сара, ради Бога, скажи мне, что происходит?

– Не представляю, – ответила девушка.

Не верю своим глазам, они смотрели на лакея, поднимающегося по ступенькам гудмановского крыльца. Ростом он был выше шести футов.

– Мисс Филдинг? – вежливо осведомился лакей.

– Да, это я, – ответила Сара, немного отступив назад.

– Мистер Ворзи послал за вами карету, которая отвезет вас в “Кравен”, как только вы будете готовы.

Миссис Гудман перевела изумленный взгляд с лакея на Сару.

– Мистер Ворзи? Сара, это как-то связано с твоим ночным происшествием?

Сара недоуменно пожала плечами. Прошлой ночью миссис Гудман была просто выведена из равновесия ее поздним приходом, а кровавые пятна на одежде девушки, как говорится, добавили масла в и без того полыхавший костер: объяснять что – либо не имело смысла. Сара лишь успокоила хозяйку, сказав, что волноваться ей не о чем. Однако миссис Гудман была не из тех, кого можно так просто обвести вокруг пальца.

– Все ясно. – Она скептически покачала головой. – Твоя мать написала правду: под невинной внешностью кроется упрямая и скрытная натура.

– Так написала моя мать? – изумленно переспросила девушка.

– Ну, конечно, она писала, выражаясь несколько иначе, но смысл от этого не меняется! Она написала мне, что ты позволяешь себе довольно эксцентричные выходки, что ты своенравна и крайне редко отвечаешь на вопросы, начинающиеся словами “где”, “когда”, “почему”!

Сара усмехнулась.

– Многие почему-то полагают, что они должны и даже обязаны знать обо мне все их интересующее.

… Но эта размолвка произошла вчера ночью. А сейчас, вернувшись мыслями к настоящему, Сара, взяв свои перчатки и сумочку, направилась вслед за лакеем. Миссис Гудман попыталась остановить ее.

– Сара, кажется, будет лучше, если ты позволишь сопровождать тебя… Только ради безопасности, – стараясь сдержать клокотавшее в ней любопытство, старушка важно наступила брови.

В ответ Сара понимающе улыбнулась: ей ли не знать, каково миссис Гудман держать себя в руках.

– Очень мило с вашей стороны предложить мне помощь, миссис Гудман, – проворковала девушка, – но в этом нет никакой необходимости. Все будет хорошо.

Сара подошла к карете и, подняв голову, взглянула на лакея, возвышающегося рядом с экипажем.

– Вы напрасно приехали, – сказала она. – Я собиралась пойти в “Кравен” пешком.

– Карета к вашим услугам, мисс Филдинг. Мистер Ворзи настаивает на том, чтобы впредь вы не ходили по Лондону пешком.

– А зачем нужны вооруженные всадники?

Надо сказать, Сару смутила эта помпезность. Такой экипаж был бы как нельзя кстати какой-нибудь герцогине; скромной же писательнице из небольшой деревушки подобная роскошь ни к чему.

– Мистер Ворзи сообщил мне, что вы имеете обыкновение посещать весьма опасные места, – с этими словами лакей распахнул дверцу экипажа и помог девушке подняться по покрытым ковром ступенькам.

Сара усмехнулась в ответ и, поправляя юбки, откинулась на бархатные подушки.

Едва экипаж подкатил к игорному дому, как навстречу ему выбежал дворецкий, галантно шаркнув ножкой, он препроводил девушку в вестибюль клуба. Еще через минуту появился Ворзи. Он приветствовал Сару с радушием давнишнего приятеля.

– Добро пожаловать в “Кравен”, мисс Филдинг!

Сара была очарована такой встречей. “Ох, до чего же вежливый молодой человек”, – подумала она.

– Как дела у мистера Кравена?

– У него нет аппетита, да и шов его беспокоит, но в остальном все в порядке, – ответил Ворзи, с улыбкой глядя на Сару, которая, забыв о приличиях, в восхищении закружилась в самом центре большого холла.

– Вот это да! – вымолвила она. – О Господи!

Она никогда не видела ничего подобного: мозаичного панно на потолках, сверкающие канделябры, люстры, позолоченные колонны, тяжелые портьеры из темно-синего бархата. Не отрывая глаз от всей этой вычурной роскоши, Сара нащупала свой ридикюль и вытащила оттуда записную книжечку.

Ворзи рассказывал, а девушка лихорадочно писала.

– Я предупредил работников клуба, мисс Филдинг. Они с радостью поведают вам обо всем, что вас заинтересует.

– Благодарю вас, – оторвавшись от своих записей, пробормотала Сара. Ее внимание привлекли резные капители колонн. – Мне кажется, это ионические колонны?

– Архитекторы называют их “скальола”.

Девушка кивнула и снова принялась что-то записывать.

– А кто был архитектором? – не поднимая головы, спросила она. – Это похоже на работу Наша.

– Нет, мистер Кравен полагает, что Нашу не хватает воображения. К тому же мистер Наш занимался тогда разработкой проектов для короля. Вместо него пригласили молодого зодчего Грэхема Гроноу. Перед ним была поставлена задача – построить здание, превосходящее по роскоши Бэкингемский дворец.

Сара рассмеялась.

– Похоже, мистер Кравен никогда не делает ничего наполовину, – заметила она.

– Да, – коротко ответил Ворзи, жестом указывая на дверь главного игрального зала. – Думаю, путешествие по казино следует начать именно отсюда.

Девушка задумалась:

– Это замечательно, но мне бы не хотелось встречаться с посетителями… – Не беспокойтесь, мисс Филдинг. Сейчас слишком рано, большая часть богатых лондонцев еще не встала.

– А мне нравится вставать не рассвете, вместе с солнцем, – весело объявила Сара, направляясь за Ворзи в главный зал. – По утрам лучше всего думается и к тому же… Войдя в огромную восьмиугольную комнату, Сара осеклась на полуслове. Широко открытыми от изумления глазами она смотрела на знаменитый куполообразный потолок, расписанный великолепными картинками. Сверху свисала такая огромная люстра, о каких Сара и слыхом не слыхивала. Центральный стол был расположен прямо под куполом.

Сара вдруг отчетливо представила себе гнетущую атмосферу этой залы: какие драмы разворачиваются здесь каждый вечер, сколько людей чувствуют себя на коне, выиграв много денег, и сколько терпят полное поражение, проиграв все до последнего гроша. Восхищение, злость, страх безумная радость сменяют друг друга с головокружительной скоростью, и все это только из-за того, как ляжет какая-нибудь ничтожная фишка.

Саре сразу пришло на ум несколько идей для ее нового романа, и она стала быстро записывать их в блокнот.

Ворзи терпеливо ждал.

Внезапно девушку охватило какое-то странное чувство. По спине поползли мурашки, она стала писать медленнее… “Нет, это невыносимо!” – подумала Сара и обернулась. У двери никого не было; тогда она посмотрела наверх, на выходящей в зал балкон. Ей показалось, что кто-то наблюдавший за нею быстро спрятался за портьерами.

– Мистер Кравен, – тихо прошептала девушка.

Увидев, что мисс Филдинг перестала читать, Ворзи указал ей на двери по бокам залы.

– Отсюда можно выйти. Продолжим осмотр?

Они побывали в столовых и буфетах, в длинной галерее помещений, предназначенных для игры в карты, в курительных, бильярдных и даже в тайных подвалах, где прятались посетители клуба во время полицейских проверок. Выслушав заинтересованные вопросы Сары, Ворзи с удовольствием рассказал ей о тонкостях азартных игр, об архитектуре здания, о том, какую еду подают посетителям и какие вина они предпочитают.

И все время, пока они путешествовали по огромному, роскошному зданию, Сару не оставляло чувство, что за ними наблюдают. Она то и дело оборачивалась назад в надежде заметить следующего за ними по пятам человека.

Ближе к вечеру в клубе стали появляться люди; в игральных залах забегали слуги; многочисленные горничные со швабрами, ведрами и тряпками натирали до блеска двери, выбивали ковры, чистили камины, приводилось в порядок мебель; официанты с важным видом суетились у буфетных стоек. Вообще клуб ожил.

– Как хорошо здесь все организовано, – заметила Сара, поднимаясь в сопровождении Ворзи по роскошной лестнице с позолоченной балюстрадой.

– Мистер Кравен знал, что делает, – Ворзи с гордостью улыбнулся. – В клубе заняты около сотни слуг, и работа всего игорного дома налажена, как швейцарские часы.

Каждая из шести лестниц вела к шести длинным коридорам, в котором выходило множество дверей. Спрашивая о предназначении этих помещений, Сара заметила, что Ворзи слегка изменился в лице.

– В некоторых из этих комнат… живут слуги, – неуверенно ответил он. – В некоторых иногда остаются наши гости… Ну, а некоторые… м-м-м… в них живут здешние девки.

Сара равнодушно кивнула: ей было известно, что такое “местная девка”. Собирая материалы для “Матильды”, она очень много узнала о проституции. Больше того, девушка испытывала явную симпатию к вынужденным ступить на этот путь женщинам. Она знала, что хоть раз оказавшись на скользкой дорожке, с нее уже невозможно сойти. Кстати, одной из причин, побудившей Сару написать роман о проститутках, было ее желание показать людям, что падшие женщины – вовсе не аморальные существа, как все о них думают.

Мисс Филдинг осуждала тех, кто, заботясь о своем благосостоянии, делал ставку на проституцию – это было еще хуже, чем получать доход то азартных игр.

– А какой процент от заработков девушек получает мистер Кравен? – поинтересовалась Сара.

– Он не берет с них денег, полагая, что их присутствие только на пользу клубу, ведь многим клиентам это нравится. Поэтому девушки все заработанные деньги оставляют себе. Больше того, здесь они находятся под защитой, не платя за проживание, и клиенты у них куда лучше, чем на улице.

– Лучше? – Сара иронично улыбнулась. – Я в этом не уверена, мистер Ворзи. Насколько мне известно, богачи так же часто посещают проституток, как и бедняки, и не меньше бедных распространяют дурные болезни.

– Может, вы хотели бы поговорить с девушками? Уверен, они охотно расскажут о всех преимуществах и недостатках работы в игорном доме. Можете не сомневаться в их искренности. Мне кажется, они считают вас настоящей героиней.

Сара была поражена.

– Меня?!

– Когда я сообщил, что к нам придет автор “Матильды”, девушки очень взволновались. Дело в том, что Табита по выходным читала им роман вслух. А недавно они все вместе ходили смотреть спектакль в театр.

– А можно встретиться с кем-нибудь из них сейчас?

– В это время они обычно спят. Но возможно, позднее… Их прервал хриплый женский голос:

– Ворзи! Ворзи, где тебя черти носят? Я уже весь клуб обегала.

К ним спешила женщина, одетая лишь в мятый белый, полупрозрачный халат. Она было довольно привлекательна, хотя нелегкая жизнь оставила на ее лице заметный отпечаток. Каштановые кудри, похожие на волосы Сары, в беспорядке были разбросаны по плечам. Женщина едва взглянула на мисс Филдинг.

Саре хотелось сказать этой женщине несколько дружеских слов, но из своего опыта она знала, что не так-то просто разговориться с проституткой. То ли из уважения, то ли из чувства стыда продажные женщины избегали разговоров с порядочными и старались не смотреть им в глаза.

– Табита? – спокойно заговорил Ворзи. – Что случилось?

– Да опять этот лорд Ф.! – возмущенно воскликнула она. – Старый козел! Он давеча взял Молли и обещал дать денег за всю ночь! А теперь – ни шиша! Хочет смыться и не платить ни фартинга!

– Я разберусь с этим, – спокойно проговорил Ворзи. Потом он взглянул на Сару, которая по-прежнему что-то строчила в своем блокноте. – Мисс Филдинг, вы не будете возражать, если я вас покину на несколько минут? Вы можете пока посмотреть коллекцию картин мистера Кравена. Она в правой галерее.

– Конечно-конечно, идите, – поспешно сказала Сара.

Внезапно Табита оживилась.

– Так это, стало быть, она и есть? – спросила она у Ворзи. – Это и есть Матильда?

– Нет, – возразила Сара. – Я написала роман под названием “Матильда”.

– Так вы ее знаете? Она – ваша подружка?

Сара была в замешательстве.

– Не совсем. Видите ли, Матильда – художественный вымысел. На самом деле ее не существует.

Эти слова вызвали чуть ли не бурю негодования.

– Не существует? – вскричала Табита. – Да я сама о ней читала! И у меня есть подруга, которая с ней виделась! Они работали на одной улице после того, как лорд Аверсли прогнал Матильду!

– Погодите, дайте мне объяснить… – начала было Сара, но Ворзи покачал головой, дескать, всякие объяснения бесполезны, и быстро увел Табиту вниз.

Задумчиво улыбаясь, Сара направилась в картинную галерею мистера Кравена. На стенах висели полотна Гейнсборо, изображения коня и всадника работы Стаббза, два букета Рубенса и замечательный холст Ван Дейка. Подойдя поближе к одной из картин, Сара в восхищении посмотрела на нее. На картине была изображена женщина, сидящая в большом кресле. Рядом, держа ее за руку стояла маленькая девочка. По всему было видно, что это мать и дочь: одинаково бледная кожа, темные кудрявые волосы и выразительные глаза.

– Ах, какая картина! – воскликнула Сара и, словно не в силах противиться обаянию прелести пары, заговорила вслух:

– Какие вы милые… Хотелось бы мне знать, кто вы?

Проницательная писательница не могла не обратить внимание не блистательную внешность изображенной на картине женщины. Рядом с ней она казалась себе деревенской простушкой. “Да, мистер Кравен привык к роскошным женщинам. Таким, как я, нет места в его жизни, – неожиданно для себя самой подумала Сара. – Интересно, каково это – иметь взгляд, сводящий мужчин с ума?.."

Не было слышно ни звука, но что-то заставило девушку насторожиться, и опять, как и несколько минут назад, по ее спине побежали мурашки. Сара обернулась. Никого. Она осторожно поправила очки.

– Это просто галлюцинация, – едва слышно шепнула самой себе Сара и снова принялась разглядывать картины.

Похоже, смысл всех приобретений мистера Кравена сводился к одному-единственному – произвести впечатление. Конечно, такой человек мог бы себе это позволить. Но нельзя же всю жизнь тешить подобным образом свое самолюбие?..

Засунув блокнот в сумочку, Сара снова огляделась, но теперь ее безотчетная тревога отошла на задний план; теперь она думала над тем, как описать в романе владельца клуба. Может быть, добавить чуть-чуть романтики?.. Например, так: “Он был прямой противоположностью посетителям заведения…” или “Он никому не рассказывал о своей любимой…”.

Внезапно чьи-то руки мертвой хваткой схватили Сару, неслышно открылась потайная дверь, и невидимая сила понесла девушку вперед. Все произошло так быстро, что она не успела и вскрикнуть. Мгновение спустя дверь в галерею закрылась, и Сара очутилась в темном, душном помещении. Таинственный похититель, все еще держа свою жертву за руку, несколько отступил назад.

– Кто?.. Кто?.. – с трудом переводя дыхание, пролепетала девушка.

В ответ ей раздался мягкий, как бархат, мужской голос:

– Что вы здесь делаете?

Точнее, Сара даже не услышала, а почувствовала его голос, его дыхание на своем лбу.

– Мистер Кравен, – задыхаясь и стуча зубами, пробормотала она. – Здесь очень темно.

– А мне нравится темнота.

Сара попыталась успокоиться.

– Вы действительно полагаете, что со мной надо обходиться именно таким образом? – не без иронии спросила она.

– Да нет, я не собирался этого делать. Но ты прошла мимо, и я не удержался.

Негодование Сары не знало границ. Он даже не извинился за то, что так напугал ее!.. Он сделал это нарочно.

– Вы следили за мной! – воскликнула она. – Вы следовали за ними по пятам.

– Я же еще вчера вечером сказал, что я не хочу, чтобы ты приходила сюда.

– А мистер Ворзи позволил мне… – Хозяин клуба я, а не Ворзи!

Саре хотелось было напомнить Дереку, чем он ей обязан, но, решив, что не стоит спорить с ним в этой ловушке, попятились назад – туда, где светилась узкая полоска света у неплотно прикрытой двери.

– Вы правы, – произнесла она покорным тоном. – Вы абсолютно правы. Я… я пойду… Но Кравен не отпускал Сару.

– Скажи мне, мышка, с чего это ты вдруг решила писать об азартных играх?

Нерешительно моргая, Сара попыталась собраться с мыслями.

– Ну что ж… У нас в деревне был один мальчик. Хороший, умный мальчик, получивший небольшое наследство. С этими деньгами он мог бы безбедно прожить несколько лет. Но глупец решил преумножить свое состояние, причем не честным путем, а игрой. И за одну ночь он потерял все. В вашем клубе, мистер Кравен.

– Такие вещи происходят постоянно. – Дерек равнодушно пожал плечами.

– Но на этом он не остановился, – добавила Сара. – Он продолжал играть, надеясь, что сумеет отыграть свои деньги. Он проиграл дом, лошадей, фамильное столовое серебро – все, включая нательный крест… Юноша стал позором Гринвуд-Корнерз. Мне очень хотелось узнать, почему он поступил таким образом. Я спросила его об этом и услышала в ответ: “Остановиться не было сил!” Со слезами на глазах бедняга рассказал мне, что, проиграв абсолютно все, он продал свои ботинки и стал играть в карты босиком! Поучительная история, не правда ли? И поучительная не только потому, что таких, как наш гринвуд-корнерзкий паренек, мягко говоря, немало… – Сара на мгновение задумалась, а затем добавила:

– Рассказ об этих пропащих душах может служить куда более благородным целям, чем ваше личное обогащение.

– Согласен, мисс Филдинг. – Дерек усмехнулся. – Но одна книжонка не остановит человека, который начал играть. И все, что бы вы ни написали, лишь подстегнет игроков!

– Это не правда, – тихо возразила девушка.

– Разве многих убедила “Матильда” не ходить по девкам?

– Я верю в то, что моя книга заставила людей несколько иначе смотреть на падших женщин!

– Шлюхи всегда будут радостно раздвигать ноги перед тем, кто им платит, – спокойно возразил Дерек. – И всегда люди будут проигрывать деньги. Печатай свою книгу об азартных играх! Ты увидишь, сколько пользы она принесет! Посмотрим, заставит ли она хоть кого-то изменить свою жизнь. Скорее мертвец встанет из гроба!

Сара зарделась.

– Неужели вы никогда с жалостью не смотрели на несчастных, уходящих из вашего клуба без денег, без надежды, без будущего?! Неужели вы не чувствуете себя в какой-то мере ответственным за это?

– Их не под дулом пистолета заставляли приходить сюда. Они приходят в “Кравен” играть! И я даю им то, что они хотят. Мне это выгодно. Если бы не я, то кто-нибудь еще сделал бы то же самое.

– В жизни не слыхала такого эгоистичного утверждения… – Я родился в трущобах, мисс Филдинг, и сразу же оказался на улице. Меня воспитывали шлюхи. Молоко с джином – лакомство моего младенчества. И все эти карманники, нищие, воры… Я был одним из них! Я видел громыхающие мимо меня богатые кареты; заглядывая в окна таверн, я не мог оторвать взгляд от пузатых стариков, набивающих свою утробу с жадностью помоечных котов. Уже тогда я понимал – помимо мира трущоб, есть и другой мир. Стать своим в этом другом мире – вот дело, достойное всей жизни. Я поклялся во что бы то ни стало выбраться из ненавистных моему сердцу трущоб… – Дерек грустно усмехнулся. – И ты думаешь, я стану жалеть этих молодых ублюдков в шелковых штанах, которые приходят сюда, чтобы выбросить свои деньги?

Сердце Сары готово было выскочить из груди. Никогда раньше ей не приходилось оставаться в темноте наедине с мужчиной. Женская интуиции подсказывала – надо бежать, опасность рядом. Но где-то в глубине души искорки скрытого удовольствия… как будто она стояла на пороге двери, ведущей в запретный мир.

– С моей точки зрения, – совладав с собою, заговорила Сара, – вы используете несчастных новичков как удобное средство для… оправдания вашего, скажем, не совсем этичного дела. Вы же понимаете, что попираете законы этики, одинаковые для всех людей!

– Ах, этика! – в голосе Дерека послышались нотки раздражения. – Не знаю ни одного человека – ни богатого, ни бедного, – который не попрал бы их за хорошие деньги!

– За себя ручаюсь, – твердо проговорила Сара.

Дерек замолчал. Он ощущал близость этой маленькой женщины в застегнутом на все пуговицы глухом платье. От нее пахло крахмалом и мылом – как и от всех старых дев, которых он имел несчастье встречать… Зачастую это были гувернантки сыночков его богатых клиентов, тетушки, караулящие недотрог-девиц, и те “синие чулки”, что предпочитали прижимать к себе книгу, а не мужчину в постели. Таких женщин называли “на шкафу”, подразумевая под этим, что они похожи на забытые, никому не нужные предметы. Может, их и достанут, но вряд ли они кому-нибудь пригодятся.

Но Сара отличалась от остальных. Прошлой ночью она убила человека. Ради него. Дерек так сильно нахмурился, что шов на лице заныл, словно по нему снова полоснули ножом.

– А сейчас я хотела бы уйти, – заявила Сара.

– Нет.

– Мистер Ворзи будет искать меня.

– Я еще не кончил разговаривать с тобой.

– Мы можем поговорить где-нибудь в другом месте?

– Не-а. – Дерек снова перешел на кокни. – У меня есть кое-что, мисс Филдинг, чево вам позарез нужно, – разрешение бывать в моем клубе. Че вы мне предложите взамен?

– Мне ничего не приходит в голову, – ответила девушка.

– Я ничево не делаю за так.

– А что бы вы хотели?

– Вы ж писательница, мисс Филдинг! Раскиньте-ка мозгами!

Сара закусила губу и призадумалась.

– Если вы и вправду уверены в том, что публикация моей книги лишь увеличит ваши доходы, – медленно произнесла она, – в ваших интересах, чтобы я проводила здесь как можно больше времени. В самом деле, если ваша теория окажется верной, то, когда моя книга выйдет в свет, вы станете еще богаче.

Дерек расплылся в сахарной улыбке.

– Мне приятно это услышать, – заявил он, а про себя не без удовольствия добавил: “Лихо вывернулась девчонка!"

– Значит… вы разрешаете мне ходить в ваш клуб?

– Пожалуй, да, – после минутной паузы нерешительно проговорил Кравен.

Сара облегченно вздохнула.

– Спасибо вам. Как источник материала вы и ваш клуб просто бесценны. Обещаю, что не буду надоедать вам.

– Конечно, не будешь, – окоротил девушку Дерек. – Иначе тебе придется уйти.

Они оба вздрогнули, когда потайная дверь с треском распахнулась. На пороге появился Ворзи.

– Мистер Кравен? Вот уж не ожидал, что вы так рано встанете!

– Понятно, – хмуро буркнул Дерек, отходя от Сары. – Показываешь мой клуб без разрешения? Что-то ты стал уж больно самоуверенным, Ворзи!

– Это моя вина, – вступилась за слугу мисс Филдинг. – Я… я настояла на этом!

Дерек скривил рот.

– Мышка, никто не может заставить Ворзи делать то, чего он не хочет. Никто, кроме меня.

Услыхав голос Сары, Ворзи с беспокойством посмотрел в ее сторону.

– Мисс Филдинг? С вами все в порядке?

Дерек подтолкнул девушку к свету. Она заморгала.

– Вот твоя маленькая писательница. Мы просто разговаривали.

Поправив очки, Сара посмотрела на Кравена, показавшегося ей еще больше, чем прежде. На нем были темно-серые штаны и белоснежная рубашка, как нельзя лучше подчеркивающая его мужественность; коричневый жилет без карманов облегал, словно перчатка. Сара еще никогда не встречала такого элегантного мужчину. Даже Перри Кингсвуд – гордость Гринвуд-Корнерз – был по сравнению с ним пустым местом.

Но несмотря на богатую одежду, никому бы ив голову не пришло, что Дерек Кравен – джентльмен. К тому же зашитая рана придавали его лицу диковатое выражение.

Казалось, зеленые глаза Дерека прожигают Сару насквозь. Перед ней был самоуверенный, сильный мужчина. Он не скрывал, что получает от жизни все самое лучшее. Пожалуй, только солнце оставалось неподвластно ему, да и то лишь потому, что в его намерения не входило спорить с Всевышним.

– Я не собирался показывать вам потайные коридоры, – Ворзи с удивлением смотрел на девушку. – Но уж коли вы оказались в одном из них то мне лишь остается добавить, что таких коридоров, снабженных в изобилии подслушивающими и подглядывающими устройствами, позволяющими следить за происходящим на первом этаже, в клубе великое множество.

Сара с изумлением посмотрела на Кравена.

– Здесь не происходит ничего без моего ведома, – пояснил он. – Так безопаснее для членов клуба и для меня самого.

– Серьезно?

В голосе девушки сквозила едва уловимая насмешка, но Кравену и этого было достаточно.

– Ты можешь увидеть отсюда немало для себя полезного, – тихо произнес Дерек, – поскольку тебе не позволено встречаться с посетителями клуба.

– Но, мистер Кравен… – Если хочешь остаться здесь, придется подчиниться. Никаких разговоров с гостями. И не лезь к столам. – Дерек взглянул на ее ридикюль, в котором явно лежало что-то тяжелое. – Ты по-прежнему с пистолетом? – спросил он удивленно.

– Я всегда готова к неприятностям.

– Что ж, – ухмыльнулся Дерек, – в следующий раз, когда здесь случится заваруха, я буду знать, к кому обращаться.

Сара замолчала, опустив глаза. Сама не замечая того, она стала поглаживать свое запястье в том месте, где его касалась рука Дерека.

Итак, прикосновение мужчины возбудило ее, подумал Кравен, мрачно улыбаясь. Если бы только узнала, сколько недобрых дел он понаделал вот этими самыми руками, то считала бы себя запятнанной навсегда.

Ворзи откашлялся и заговорил деловым тоном:

– Ну, мисс Филдинг, быть может, на этом закончим нашу первую экскурсию?

Сара кивнула и указала на темный коридор.

– А куда он ведет? – спросила она. – Давайте пройдем по нему напоследок.

Ворзи согласно кивнул.

Дерек, глядя вслед своей гостье, крикнул слуге:

– Не своди с нее глаз. А то еще застрелит кого-нибудь!

– Да, мистер Кравен, – едва слышно пробормотал в ответ Ворзи.

Дерек прикрыл потайную дверь, и ее очертания слились с обивкой стен. Внезапно он почувствовал легкое головокружение. Все его тело, превратившееся от побоев в один сплошной синяк, ныло от усталости. Немного поразмыслив, Дерек решил, что разумнее было бы вернуться в спальню.

Спинку и столбики кровати Кравена украшали херувимчики с луками и ныряющие в волны дельфины, покрытые щедрой позолотой, сияние которой оттеняло матовый блеск бархатного полога. Дерек знал, что это – полная безвкусица, но ему было все равно.

– Мое ложе должно понравиться и королю, – заявил Кравен мебельщику, заказывая эту кровать.

Мальчишкой ему часто приходилось спать где-нибудь в подворотне. Как он тогда мечтал о собственной кровати! Теперь у него был собственный дворец… Но ни золото, ни бархат не спасли молодого человека от жгучей скуки, и он мечтал. Мечтал о чем-то, не имеющим ни малейшего отношения к роскоши.

Дерек задремал. Ему снилась Джойс Эшби с ее сверкающими золотистыми волосами, стоящая по колено в кровавой реке.

Он проснулся со странным ощущением опасности. Его нервы были напряжены до предела. Еще не успев открыть глаза, Дерек почувствовал, что в комнате кто-то есть. Он резко откинул одеяло и встал.

– О Господи, это ты! – облегченно вздохнул Кравен, увидя рядом с кроватью женщину.

Глава 3

Леди Лили Рейфорд склонилась над Дереком. Ее темные глаза были полны беспокойства.

– Почему ты не сообщил, что тебя ранило?

– Все не так трагично, чтобы посылать за тобой, – ответил Кравен.

Подобные неожиданные визиты раздражали Дерека, но сейчас он чувствовал благодарность к Лили, ему были приятны ее забота, ее нежные прикосновения к ране на лице. Их отношения, несмотря на частые ссоры, были в высшей степени дружескими. Дереку и Лили редко удавалось остаться наедине вдвоем: муж Лили, граф Вольвертон, отличался пылким нравом и ревновал свою супругу безмерно.

– Тебе лучше уйти, прежде чем здесь появится Вольвертон. – Дерек нахмурился. – Мне сегодня что-то не хочется драться на дуэли.

Лили усмехнулась и села в кресло.

– Алекс доверяет мне, – с достоинством произнесла она. – К тому же он знает, что я слишком занята детьми, чтобы заводить себе любовника… Утром я получила записку от Ворзи, в которой сообщалось, что тебя ранили. Но я же прекрасно знаю, что он вечно недоговаривает; никогда не поймешь, о чем он говорит – о пустячной царапине или о смертельной ране. Я чуть с ума не сошла от беспокойства, – говоря все это, Лили не сводила глаз со шрама. – Ох, бедный Дерек! – не в силах более сдерживаться, воскликнула Лили. – Но кто это сделал?

– Скорее всего что это дело рук леди Эшби, – поправляя съехавшее одеяло, ответил Кравен.

– Джойс Эшби? – Бархатные карие глаза Лили широко распахнулись, и она торопливо заговорила:

– Но почему?.. Дерек, скажи мне, ради Бога, что у тебя с ней ничего не было! Скажи мне, что ты не такой, как все эти дурачки, которые купились на ее крашенные кудри, пухлые губки и пышную грудь! Или… Нет, не говори ничего: я и так все вижу. Ты ее очередная жертва! – Она скривилась и ехидно добавила:

– Это просто написано на твоем лице.

Лили Рейфорд могла позволить себе сказать такое лишь по одной причине – Дерек был ее другом. Иначе она бы не посмела вмешиваться. Впрочем, даже в дружбе не всякое позволено, а в дружбе в Дереком Кравеном и подавно. И сейчас Лили как никогда понимала это. Она видела, с каким трудом Дерек сдержался.

– Убирайся отсюда, – он шутливо метнул в Лили подушку. – Сучка с холодным сердцем!!!

Лили ловко поймала подушку.

– Но как ты мог спать с Джойс, зная, насколько я презираю ее!

– А ты, оказывается, ревнива. – Дерек криво усмехнулся.

Лили притворно вздохнула.

– Нет, у нас не такие отношения. Я обожаю мужа и полностью ему принадлежу. Но ты же нам не чужой. Мои дети называют тебя “дядей”… – Ах, как это все мило… – язвительно произнес Дерек.

– Между нами никогда ничего не было. Когда много лет назад я обратилась к тебе за помощью, ты сам подтолкнул меня к Алексу, за что, впрочем, я очень тебе благодарна.

– Еще бы!

Внезапно возникшее между ними напряжение спало, и они улыбнулись друг другу.

– У тебя ужасный вкус, – заявила Лили, водружая подушку на место. – Я имею в виду женщин.

Дерек прищурился.

– А у тебя весьма необычный способ ухода за больными, – съязвила он. – Ты и прикончить можешь. – Кравен осторожно дотронулся пальцами до швов.

Он не мог серьезно относиться к Лили. Хотя знал, что его подруга абсолютно права. Она была единственной порядочной женщиной, с которой ему приходилось иметь дело. Дерек по-своему даже любил Лили, но никогда не женился бы на ней. У Кравена было весьма смутное представление о семье. Постоянство, ответственность – все, что так нравилось Лили, не укладывалось в его стереотипы. Единственной страстью молодого человека была страсть делать деньги. Если бы место в раю приобреталось за деньги, Дерек умудрился бы торговать вечностью.

Кравен задумчиво посмотрел на Лили. Ее темные цыганские кудри были уложены в затейливую прическу; элегантное платье подчеркивало стройную фигуру. Никто бы не смог догадаться, что она, как и Дерек, прежде была бездомной нищенкой. Именно это связывало их: у них было общее детство, общие воспоминания. Но как только Лили вступила в высший свет, Дерек стал видеться с ней крайне редко: аристократы избегали приглашать его в свои дома, а вот жены этих самых аристократов с радостью принимали Кравена в своих постелях. Для Дерека это было своеобразной местью, но Лили злилась на него за похождения такого рода.

– Скажи мне, что у тебя произошло с Джойс, – заторопила Кравена его приятельница.

– Я порвал с ней… неделю назад, – объяснил Дерек, хмуро улыбаясь при воспоминание о неуправляемом гневе Джойс. – Ей это не понравилось. Полагаю, что она наняла парочку негодяев, которые напали на меня, чтобы сравнять счет.

– А откуда ты знаешь, что это сделал не кто-нибудь другой? Например, Иво Дженнер? Он частенько позволял себе всякие пакости.

– Нет. Эти мерзавцы явно пытались изувечить меня, изуродовать мое лицо. – Дерек сел в постели и провел пальцем по шраму. – Это типично женская месть.

– То есть ты хочешь сказать, что раз уж Джойс потеряла тебя, то пусть ты вообще никому не достанешься? – Лили была поражена. – Да, от такой особы чего угодно можно ждать. Зачем ты вообще связался с ней? Неужели твоя жизнь стала до того скучной и неинтересной, что ты не смог устоять перед чарами этой аристократки?

– Да, – усмехнулся Дерек.

– Уж столько лет я наблюдаю, как ты скачешь из кровати в кровать! И ведь ты хочешь именно тех, кто познатней! Почему? Хотя вопрос риторический. Конечно, приятно, когда лучшие из женщин сами бегают за тобой. Проклятое самолюбие. Мужики вроде тебя смотрят на каждую смазливую мордашку, как на возможную добычу, и это раздражает меня!

– Хорошо, с этого момента я буду спать только с домоседками, на которых никто не обращает внимания. Это успокоит тебя?

– Я тебе скажу, что меня может успокоить, – Лили серьезно посмотрела на Дерека. – У меня сердце разрывается, когда я вижу, каким ты стал циником, как ты на все плюешь! Я бы хотела, чтобы у тебя появилась простая, милая, незамужняя женщина. Я не предлагаю тебе жениться, если уж эта мысль тебе невыносима. Но заведи себе такую душу обретет покой.

Дерек насмешливо ухмыльнулся.

– Мужчины не для этого заводят себе женщин, – заявил он.

– Да что ты! Я могу назвать тебе с полдюжины мужчин, у которых любовницы куда достойнее их жен. Любовницы ценятся за умения понять, а не за способность выделывать головокружительные трюки в постели.

– Откуда ты все знаешь?

Лили пожала плечами.

– Да я сколько раз слышала, как мужчины говорят об этом на охоте, в клубе, за бокалом портвейна после обеда. Они так увлекаются беседой, что забывают о моем присутствии.

– Рейфорд давным-давно запретил тебе ездить на охоту.

– Алекс гордится мною! – возразила ему Лили. – И не пытайся увильнуть от разговора. Тебе определенно нужна любовница.

Кравен рассмеялся и незаметно для себя перешел на свой кокни, от которого никак не мог избавиться полностью:

– Да ты че, крошка, я любой девке по нраву!

Лили нахмурилась.

– Я сказала “любовница”, а не “вертихвостка”. Найди женщину, которая станет тебе настоящей подругой. Ты когда-нибудь думал, что можно проводить ночи с одной и той же женщиной? И не надо строить таких физиономий! Знаешь, какая-нибудь хорошенькая молодая вдова или одинокая старая дева была бы так благодарна тебе за поддержку, защиту! Если хочешь… – Я найду себе женщину по своему вкусу, – холодно прервал Лили Дрейк. – А то еще выберешь какую-нибудь вешалку.

– Кого бы я тебе не выбрала, это будет лучше, чем твоя Джойс Эшби! – Лили вздохнула. – Пожалуй, надо идти. Моя репутация пострадает, если я задержусь у тебя дольше. А принимая во внимание твои отношения с замужними женщинами… – Я не просил тебя приходить, – проворчал Дерек.

Но когда Лили поднялась, он схватил ее руку и запечатлел на ней поцелуй.

– Ты сделаешь то, о чем я тебя прошу? – спросила Лили.

– Я подумаю над твоими словами.

Дерек проговорил это таким тоном, что Лили поняла: он лжет. Тем не менее она улыбнулась и потрепала его черные волосы.

– Вот так-то лучше. В один прекрасный день ты еще поблагодаришь меня за этот совет. – Лили направилась к выходу, но у дверей оглянулась и вопросительно посмотрела на Кравена:

– Дерек… когда я шла к тебе, то встретила какую-то странную особу, которая бродила по задним комнатам и разговаривала с прислугой. Она задавала кучу всяких вопросов и что-то записывала в блокнот.

Дерек откинулся на подушки и положил ногу на ногу.

– Она – писательница.

– Серьезно? А ее книги печатали?

– Это она написала “Матильду”.

– Так это С. Р. Филдинг? – Лили засмеялась и снова подошла к Кравену. – Она же знаменитая затворница! Ради Бога, скажи мне, как тебе удалось заманить ее сюда?

– Она привела меня домой прошлой ночью – после того, как спасла от бандитов.

У Лили рот открылся от изумления.

– Ты шутишь, – пробормотала она.

Увидев ее замешательство, Дерек ухмыльнулся.

– Это еще что! – заявил он. – В самый ответственный момент она выудила из своей сумочки пистолет и одного из них застрелила!

Наступила мертвая тишина, которая прервалась мгновение спустя безумным хохотом Лили.

– Ты должен познакомить нас, – умоляющим тоном произнесла она. – Ах, если бы только она согласилась прийти на один из моих вечеров или хотя бы днем, просто поболтать! Ты должен мне помочь. Уговори ее принять приглашение!

– Достаточно сказать ей, что ты – Неуемная Лили. Она собирает материал для своей книги.

– Как интересно! – воскликнула Лили. – Женщина, которая пишет о проститутках и трущобах, зачастила в клуб Кравена. Можно не сомневаться, что она выведает все твои грязные тайны. Думаю, мы с ней подружимся! Как она выглядит? Старая или молодая? Робкая или открытая?

Дерек пожал плечами.

– Она моложе тебя лет на десять. Спокойная, явно старая дева… – Дерек замолчал, вспоминая, как испугалась Сара, когда он схватил ее за плечи. – Она робка… с мужчинами, – добавил он.

Лили, которая всегда легко находила общий язык с мужчинами, покачала головой:

– Я не понимаю, почему? Мужчины такие прямолинейные, простодушные существа.

– Мисс Филдинг приехала из небольшой деревушки – Гринвуд-Корнерз и ничего не знает о городских мужчинах. Но она в одиночестве бродит по самым гадким лондонским трущобам, надеясь решить тамошние проблемы с помощью “пожалуйста” и “благодарю вас”. Ей и в голову не приходит, что ее того и гляди обворуют или изнасилуют… как же, ведь это невежливо! Знаешь, почему я разрешил ей прийти в клуб и повсюду совать свой нос? Потому что, если бы я этого не сделал, то она бы уж постаралась влезть во все лондонские казино и познакомиться со всеми отъявленными бандитами и ворами! – Сам того не замечая, Дерек говорил все более заинтересованным тоном. – Она почти что помолвлена. Черт его знает, почему ее фигов жених позволяет девке болтаться по всяким притонам, если только он не задумал таким образом от нее избавиться! Чертов идиот! Сказал бы я этому ублюдку, что бывает с бабами, когда они в одиночку болтаются ночами по улицам! Да еще носят с собой пистолет, чтобы потом… – Дерек, – укоризненно сказала Лили. – Твой кокни!

– Виноват, – Кравен развел руками. – Никак не могу отделаться от этой дурацкой привычки.

– Так всегда! Когда ты волнуешься, то забываешь нормальный язык, – заметила Лили.

– Я никогда не волнуюсь.

– Ох, прости, забыла.

Леди Рейфорд подошла к своему другу и заглянула ему прямо в глаза.

Дерек не любил, когда женщины смотрели на него таким взглядом, – дескать, мужчины настолько упрямы, что не могут понять самых простых вещей.

– А мне показалось, что ты собиралась уходить, – нарочито грубо произнес он.

– Да, собираюсь, но это же ты начал говорить про мисс Филдинг – вот я и осталась, чтобы послушать. А что она думает о тебе? Наверняка девушка испугалась, узнав о твоем прошлом?

– Она от него в восторге.

– Думаю, ты приложил все усилия, чтобы обидеть ее.

– Ей это нравится. Она называет это “источником материала”.

– Что ж про тебя говорили и худшее. – Лили с сожалением смотрела на шрам Дерека. – Ах, если бы только она увидела твое настоящее лицо! Когда снимут швы?

– Я не люблю женщин такого типа, – равнодушно заметил Дерек.

– Пора сказать тебе одну вещь, Дерек… Мне никогда не нравились женщины “твоего типа”.

Дерек изобразил на лице изумление:

– А хорошо мы с ней проведем время в постели, – заверил он. – Она будет лежать и всю дорогу что-то записывать. Она… – Тут Дерек замолк, пораженный картиной, мелькнувшей перед его глазами: бледное, обнаженное тело Сары Филдинг рядом с ним… она обняла его за шею, он чувствует ее чистое дыхание… Эта картина была невероятно возбуждающей. Нахмурившись, он попытался сосредоточиться на том, что в этот момент говорила Лили.

– …и самое главное, куда безопаснее, чем связь с Джойс Эшби! Хорошо, если твоя внешность не очень пострадает от этого шрама. Но Джойс еще пожалеет о своей выходке – помяни мои слова… – Лили, послушай меня… – Что-то в его голосе заставило женщину замолчать. – Пусть все останется, как есть. Не делай ничего Джойс.

Лили почувствовала себя неуютно, ощутив его холодную решимость. Они обменялись такими взглядами, какими обмениваются дуэлянты перед началом поединка или картежники, готовящиеся поставить на кон все, что у них есть. Выигрывал обычно тот, кто меньше всего заботился о выигрыше.

– Но, Дерек, – запротестовала она, – не можешь же ты простить Джойс… Она должна заплатить… – Ты слышала, что я сказал?

Дерек никогда не позволял другим расплачиваться за него. Позднее он сам разберется с Джойс. Сейчас ему ничего не хотелось предпринимать.

Лили, прикусив губу, кивнула. Если бы не страх разозлить Дерека, она непременно добавила бы к сказанному кое-что еще. Но надо остановиться – всему есть предел. В их отношениях была определенная граница, которую Лили никогда не решилась бы переступить.

– Хорошо, – тихо сказала она.

Лили погладила щеку Дерека и покорно улыбнулась ему.

– Приходи к нам поскорее. Дети будут в восторге от твоего шрама, особенно Джеми.

Кравен шутливо отдал ей честь.

– Я скажу им, что на меня напали пираты.

– Дерек, – покаянно произнесла Лили, – прости меня, я наговорила много лишнего. Ты дорог мне, и я так переживаю за тебя. Ты перенес такие ужасы, что не по силам обычным людям… – Это все в прошлом, – усмехнулся Дерек, а потом хвастливо добавил:

– А теперь я – один из самых богатых людей в Англии.

– Конечно, денег у тебя столько, что и за всю жизнь не истратишь. Но ведь они не принесли тебе счастья.

Улыбка с лица Дерека исчезла. Как она могла догадаться? Неужели она заметила что-то в его глазах или услыхала в голосе?

В ответ на молчание Дерека Лили вздохнула и тихо вышла из комнаты.

* * *

В течение нескольких следующих дней Саре было позволено беспрепятственно ходить по всем закоулкам “Кравена” – исключение составляли комнаты, посещаемые клиентами казино. Сара была в восторге от того, что в ее записное книжечке оставалось все меньше и меньше чистых листков. Конечно, потом ей придется расширить границы исследований, но пока еще очень много интересного можно узнать и здесь.

Каждое утро заставало Сару в кухне – самом большом и людном помещении клуба. Все работники “Кравена” бывали здесь – от крупье, обслуживающих игорные столы, до проституток, у которых самые напряженные часы работы приходились на ночь.

Кухня была прекрасно оборудована. Над большим рабочим столом, расположенным посередине, висел целый ряд всевозможных кастрюлек и сковородок. У стен стояли бочонки с мукой, сахаром и всякими другими продуктами. На длинных почерневших плитах в кастрюлях томились соусы, распространяя дурманящий аромат.

Кухня была владением некого месье Лабаржа. Несколько лет назад мистер Кравен нанял Лабаржа и его поваров в дорогом парижском ресторане и перевез их всех в Лондон. В ответ на немыслимо высокую зарплату кулинары, стараясь вовсю, готовили такую пищу, какой было не сыскать во всем Лондоне.

Месье Лабарж отличался неуправляемым темпераментом, но в своем деле был докой. Сара поняла, что даже сам мистер Кравен не отважился бы вступить с французом в перепалку. Заметив, что месье Лабарж падок на лесть, девушка изо всех сил хвалили его стряпню, и усы повара топорщились от удовольствия. Сегодня, кстати говоря, месье Лабарж собирался угостить Сару какими-то особыми деликатесами, приготовленными исключительно в ее честь.

В кухне все время царила суета: мальчики-поварята и посудомойки постоянно что-то мыли, резали, чистили, а официанты носились с подносами. Работники вовлекали Сару в свои разговоры, и девушка выслушала множество историй – от невероятно веселых до очень грустных. Все они любили поговорить, и им нравилось, что их рассказы записывает автор “Матильды”. Вскоре они поняли, что особенно интересует девушку. Проститутки просвещали Сару относительно мужчин, посещающих женщин, подобных им. Немало рассказали они и о Дереке Кравене. Особенно Саре нравилось живая болтовня Табиты. И хотя у них был совершенно разный темперамент, девушки походили друг на друга – ростом, сложением, цветом волос и глаз… – Щас я расскажу тебе о тех замечательных господах, что ходят сюда, – начинала всегда Табита, и ее голубые глаза загорались веселым огнем. – Да, потрахаться они любят, только задору маловато. Махнут пару раз хвостом – и дело с концом.

В это утро помимо Табиты за кухонным столом сидели еще четыре проститутки. Мальчики, работающие на кухни, принесли им изысканный омлет а-ля “Матильда” и булочки с хрустящей корочкой.

– Вот это их и приводит сюда, – Табита кивнула на тарелки, – мы да вкусная еда. А торчат они здесь из-за карт.

– А сколько мужчин вы обслуживаете за ночь? – деловым тоном спросила Сара, и ее карандаш в ожидании застыл на бумагой.

– Сколько хочем. Некоторым мы позволяем нажраться внизу, а потом… – “Нажраться”? – переспросила Сара.

Проститутки расхохотались.

– Ну… в общем… эта… – принялась объяснять Виолетта, невысокая, крепкая блондинка, – в общем… эти мужики, как товар… Поначалу их ощипают внизу, а потом… как ево… швейцар отводит их наверх, а уж здесь мы обходимся с ними по-свойски.

– Но это, ясное дело, не касается мистера Кравена. Он к нам не ходит, – добавила Табита. – Он нас не спрашивает, скоко мужиков у нас в койках побывало.

– Он завсегда только с этими фифами спит, – с глубокомысленным видом произнесла Виолетта. – Ну там, с разными графинями, герцогинями… При упоминании о сексуальных предпочтениях мистера Кравена Сара покраснела до корней волос. Чем больше она узнавала о нем, тем более загадочной личностью он ей представлялся. Все попытки разобраться в его душевных качествах разбивались о спокойную невозмутимость Дерека. Будучи прирожденным хозяином игорного дома, он умел находить общий язык с представителями высшего общества, и полусвета. Его обхождение с именитыми клиентами было подчеркнуто вежливым; хотя, впрочем, в нем можно было узреть и легкую насмешку (Сара была абсолютно уверена, что лишь немногих из них он уважал). У Дерека была большая сеть шпионов, сообщавших ему о завсегдатаях клуба абсолютно все: имена любовниц, содержание их завещаний, оценки получаемые их сынками в университетах, ну и, конечно же, размеры предполагаемого наследства этих молокососов.

Немногие осмелились бы поинтересоваться у хозяина клуба о происхождение его шрама. Даже члены королевской семьи и иностранные дипломаты, любившие посидеть за игорным столом, чувствовали себя скованно в присутствии Кравена. Если Дерек шутил, шутку подхватывали с подобострастной показной веселостью; любое его предложение всегда встречалось с наигранным рвением. Положительно, никому и никогда не хотелось портить с ним отношения.

Дерек, при первой же встрече заявившей Саре, что его невозможно вывести из себя, не преувеличивал. Он действительно никогда ни на кого не кричал и не терял самообладания. Кравен был необычайно сложной натурой: высокомерный, насмешливый, общительный и вместе с тем на редкость скрытный… Даже когда он улыбался, в его глазах таилась грусть и горечь… – Ни в какую бабу не тронет, – продолжала свое повествование Табита, – если она меньше, чем баронесса. – Увидев удивление Сары, она расхохоталась. – Видела бы ты его на балах, где выплясывают все эти сучки с голубой кровью! Вот уж они вьются вокруг мистера Кравена. А почему бы и нет? Он такой красавец, настоящий мужик, не то что ихние слюнявые мужья, у которых лишь только карты да выпивка на уме. – Тут Табита понизила голос и доверительно прошептала:

– Он здоров, как бык. Причем во всех местах.

– А ты почем знаешь? – подозрительно спросила Виолетта.

– А у меня подруга есть Бетти – горничная леди Фейрст. – Самодовольная ухмылка и последовавшая вслед за этим многозначительная пауза должны были, по мнению Табиты, придать особый вес ее рассказу. – Она их как-то видела вместе. Лорд отвалил по делам в Шропшир, а они лежат себе в его постели и трахаются средь бела дня.

От подобных откровений Сара чуть было не поперхнулась: карандаш выпал у нее из рук и она, радуясь возможности скрыться от посторонних глаз, проворно нырнула за ним. Сердце ее бешено колотилось. Одно дело – слушать, когда обсуждают незнакомца, и совсем другое – когда говорят о Дереке Кравене… Как она теперь посмотрит ему в глаза? Краснея от смущения, Сара вылезла из-под стола.

– Да ну! – воскликнула одна из девиц, изумленно уставившись на Табиту. – Ну, а Бетти-то твоя не?… – Она как увидела его… так ахнула. А мистер Кравен засмеялся и велел закрыть дверь!

Шлюхи захихикали.

– Между нами, девочками, – продолжала Табита, – я завсегда знаю, какой дружок у моего мужика – по носу определяю. А у мистера Кравена-то отличный, длинный нос.

– Да не, – возразила Виолетта, – не по носу, по ноге смотреть надо.

Все, кроме Сары, развеселились.

– Слушайте, девчонки! Я вот че придумала. – Вся сияя, Табита обернулась к Саре и воскликнула:

– Приведи-ка сюда Матильду! Пусть она познакомится с нашим мистером Кравеном! Вот будет парочка!

У всех собравшихся за столом Табитин план вызвал бурю восторга.

– Да, да, уж она растопит его сердечко!

– Матильда управится с хозяином! – наперебой закричали проститутки.

Даже сам месье Лабарж, который краем уха слушал женскую болтовню, энергично поддержал Табиту:

– Да я для красавицы Матильды такое легкое суфле сделаю, что оно будет в воздухе парить!

Сара нерешительно заулыбалась и беспомощно пожала плечами.

– Боюсь, я не смогу этого сделать. Матильды не существует. Она… она – плод моего воображения, вымысел.

Наступила гробовая тишина. Все изумленно смотрели на Сару. Даже мальчишка-поваренок застыл с ложкой в руках.

– Видите ли, – попыталась объяснить Сара, – создавая свой роман, я часто общалась со многими женщинами и записывала их рассказы. Матильда – собирательный образ… – А я слыхала, что она ушла в монастырь, – перебила ее Виолетта.

– Не-е. – Табита покачала головой. – У ей теперь есть богатый покровитель. Моя подружка видала ее на днях на Бонд-стрит. У ей есть кредит в самых шикарных магазинах, даже у мадам Лефлер.

– А че она на себя напялила? – спросила одна из девиц.

Табита принялась красочно описывать пальто Матильды и лакея, который шел позади. Пока они живо обсуждали наряд мифической Матильды, Сара ломала голову над тем, что же все-таки связывало Кравена и леди Фейрест. Ей хотелось знать, была ли хоть капля любви в основе их связи. Дерек, вне всякого сомнения, имея дело с женами аристократов, удовлетворял свое самолюбие. Ведь понимал же он, что богачи презирают его за простое происхождение… Как, должно быть, насмешливо улыбался Кравен, подсчитывая ночную выручку.

Дерек Кравен вел странный образ жизни. Он одинаково спокойно проводил время и со сводниками, и с ночными сторожами, и с мальчишками, подрабатывающими в клубе, и с самыми знатными из своих клиентов. Но ни с кем из них молодой человек не был близок. Теперь большую часть времени Сары занимали мысли о Дереке. Ей так хотелось знать, кем он все-таки был и чем он все-таки жил.

* * *

Сара наконец оторвалась от своих записей, чтобы откусить кусочек пирожного – месье Лабарж по обыкновению прислал ей целую тарелку лакомств. Пышное тесто с кофейным кремом, казалось, таяло во рту. Даже нежным пальчикам Сары не удалось не раскрошить изящного сердечка их карамели, украшавшего одно из пирожных француза. Девушка аккуратно собрала упавшие на подол платья крошки и положила их в блюдечко.

Сегодня Сара расположилась в одной из комнат личных покоев мистера Кравена за большим письменным столом красного дерева. Стол с немыслимым количеством всяких ящичков и отделений, был завален какой-то мелочью – монетками, записками, игральными костями… Это походило на свалку ненужных вещей. Вот уж такой мелочности от Кравена она никак не ожидала – зачем ему все это?

Внимательно разглядывая наваленные на столе вещички, Сара заметила в самом углу кучу каких-то бумаг. Заинтересовавшись, она принялась разворачивать одну из записок, лежавших там, но остановилась – ей было неловко копаться в чужих письмах.

Девушки вновь принялись за работу. Но сосредоточиться на своих записях ей все же не удалось. Мысли о том, что могло быть в этих бумагах, заставили Сару положить ручку и, сердясь на саму себя за любопытство, вытянуть один листок.

Это была записка для Ворзи:


"Ворзи,

Зомини ковры в комнатах 2 и 4

Лордам Факстану и Раплею откожы в кридитах

Пока не заплотют по щетам.

Пусть Джилл папробуит виски из новай партии”.


Увидев эти крупные каракули, Сара почувствовала жалость к Дереку. Письмо и грамота явно не давалась Кравену. Зато у него отлично обстояли дела с математикой. Несколько раз Сара видела, как он в уме молниеносно складывал, вычитал, умножал, делил, подсчитывал проценты. Молодой человек частенько следил за игроками в карты и всегда точно знал, какие карты выбыли из игры, кто из картежников сколько выиграл и проиграл. Просматривая бухгалтерские книги, он мгновенно складывал в уме записанные в столбик цифры.

У Кравена был еще один необычный дар – он умел читать чужие мысли и всегда знал слабые места тех, с кем имел дело. От его внимания не ускользало ни выражение лица его собеседников, ни перемена интонации.

Из всего этого Сара поняла, что он был не только удивительно наблюдателен, но и независим. Как и Сара, Дерек относился к той породе людей, что не имеют привычки подпускать к себе близко посторонних. Такие, как она и Кравен, умеют жить в одиночку.

Тут Сара вытащила еще одну записку, написанную мелким женским почерком. Это было нелепое грубое послание, прочитав которое, девушка похолодела.


"Теперь на твоем лице всегда будет моя метка. Можешь прийти и отомстить, если осмелишься.

По-прежнему хочу тебя.

Дж."


– О Господи, – прошептала Сара. В том, что под меткой имелся в виду шрам, сомневаться не приходилось. Кто эта женщина? Как мог Кравен связаться с подобной особой?

Может, эта “Дж.” – извращенка, у которой любовь граничит с ненавистью? А вдруг и сам Дерек такой же?

Сара уже проклинала себя за то, что прочитала эту гадкую записку, – она слишком верила в благородство любви. Верила и не хотела сдаваться… – О, как мало я знаю людей, – снимая очки, прошептала девушка. – А что уж говорить о мужчинах?..

Сара задумалась. Ей почему-то вспомнился Перри Кингсвуд. Молодой человек никогда особо не интересовался ни делами, ни настроением своей почти что невесты. Его вообще мало что интересовало все происходящее за пределами Гринвуд-Корнерз. Зато как убедительны были разглагольствования этого, в сущности, провинциала, относительно всех и вся, как упивался он своими лекциями о вреде чувствительности!

Внезапно в дверях появился Дерек.

– Что ты здесь делаешь? – не скрывая раздражения, спросил он.

Сара покраснела.

– Извините, – произнесла она. – Обычно мистер Ворзи любезно предоставляет в мое распоряжение свой кабинет, но сегодня ему самому необходимо работать. Поэтому-то я и оказалась у вас… – Ты что, не могла занять другую комнату?

– Мистер Ворзи знал, что я не могу работать, когда меня отвлекают, порекомендовал мне ваш кабинет как место, где всегда тихо, и я… я сейчас уйду… – Это необязательно.

Дерек подошел к столу и сощурившись посмотрел на Сару, от смущения не знавшую куда себя деть.

– Послушай, сколько у тебя очков? – спросил он.

Казалось, Кравена забавляла застенчивость мисс Филдинг.

– Только две пары, – чуть слышно ответила Сара.

– Неужели? А я было подумал, что их по крайней мере десяток. Куда ни посмотришь – везде твои очки! На книжных полках, столиках, даже на картинных рамках.

– Как только меня что-то заинтересует, я забываю обо всем на свете, – призналась девушка. – Это очень неудобно.

– Что это? – спросил Дерек, заглядывая в блокнот Сары.

– Я … я пишу о трущобах.

Дерек усмехнулся, прекрасно понимая, как смущена девушка его расспросами. Решив пойти дальше в своих “опытах”, он наклонился к ней и впился взглядом в ее грудь и гибкую, прикрытую наполовину кружевным воротничком шею.

– Так-так, что мы тут пишем, – Кравену явно нравилась эта игра. – Городские… улицы зл… – тут он споткнулся, не в силах прочитать сложное слово.

– Зловещи, – подсказала Сара. Выпрямившись, она поправила на носу очки. – Я пытаюсь передать атмосферу трущоб.

– Я бы описал их лучше, – заявил Кравен. – Там темно, противно и воняет.

– Это верно, – согласилась Сара, рискнув посмотреть на него через плечо.

Дерек наклонился так близко, что можно было разглядеть едва пробивающуюся черную щетину на его щеках. Дорогая одежда и приятный, легкий аромат восточных благовоний не могли скрыть его грубоватой силы. По сравнению с ним Перри Кингсвуд казался неоперившемся птенцом.

– А твой ухажер в деревне… как его… Кингсфилд… – словно читая ее мысли, проговорил Кравен.

– Кингсвуд, – поправила его Сара.

– Да, Кингсвуд. Почему он одну отпускает тебя в Лондон?

– Одну? Я живу у Гудманов, а они – очень приличные люди… – Ты прекрасно понимаешь, что я имею в виду, – перебил ее Дерек, присев на краешек стола. – Проводить время с преступниками, азартными игроками, шлюхами – не самое достойной занятие для девицы.

– Мистер Кингсвуд не в восторге от моих поездок, – призналась Сара. – Мы уже не однажды ссорились из-за этого. Но я настояла на своем.

– А ты когда-нибудь говорила ему, чем занимаешься в Лондоне?

– Мистер Кингсвуд знает, что я изучаю… – Да я не о твоих “изучениях”, – опять перебил ее Кравен, глядя девушке прямо в глаза. – Ты скажешь ему, что убила человека?

Сара опустила голову, почувствовав легкое тошноту, что, впрочем, бывало теперь с ней всегда, стоило только вспомнить ту ночь.

– Полагаю, ему не стоит говорить об этом, – стараясь не смотреть в глаза Дереку, ответила Сара.

– Ну, конечно, ты ничего не скажешь. Я себе представляю, какой женушкой ты будешь. Станешь вечно прятаться за спиной бедняги и выделывать такое!..

– Это не так!

– Нет, дорогуша, так.

– Перри доверяет мне! – отрезала Сара.

– На его месте я бы не спускал с тебя глаз. Нет, даже не так! Я бы надел на тебя цепи с ядром, чтобы ты не смылась в какой-нибудь темный переулок в поисках своих любимых головорезов!

Девушка скрестила на груди руки и свирепо взглянула на Дерека.

– Не стоит так кричать на меня, мистер Кравен!

– А я и не… – начал было молодой человек, но осекся. Он и в самом деле кричал, чего с ним никогда не случалось. Потрясенный, он почесал подбородок. Отвага этой маленькой женщины поразила его. Хоть кто-нибудь кроме него понимал, как она нуждалась в защите?! Девушка не должна бродить в одиночку по ночному Лондону, да еще в трущобах! Так же как не должна быть здесь, наедине с ним! Он уже раз десять мог ее изнасиловать!

Продолжая разглядывать свою гостью, Дерек вдруг заметил, что за бесчисленными оборочками и очками скрывается весьма и весьма привлекательная женщина. И не одевайся она, как старая дева, ей бы цены не было. Кравен дотронулся рукой до кружевного чепца Сары.

– Зачем ты носишь эту штуку?

– Как – зачем? – изумленно переспросила девушка. – Чтобы волосы были в порядке.

Держа кружевную оборку, Дерек словно оцепенел. Напряжение между ними возрастало.

– Сними его, – велел он, не сводя с нее глаз.

Сара решилась дара речи. Еще ни разу в жизни на нее никто так не смотрел. От этого взгляда девушку бросало то в жар, то в холод, она ужасно нервничала.

Взяв себя в руки, Сара резко встала и нерешительно попятилась к двери.

– Боюсь, у меня нет времени потакать вашим прихотям, мистер Кравен. Я уже закончила работу. Мне пора. До свидания.

Девушка выскочила из комнаты, оставив в ней свои вещи. Дерек взглянул на маленькую сумочку и стал ждать, когда Сара вернется. Но прошло уже несколько минут, а она все еще не возвращалась. “Ну, да что ж теперь делать, – подумал Дерек. – Придет за своим барахлишком в другой раз”.

Повертев сумочку Сары в руках, Кравен уселся поудобнее в кресло и развязал шелковый шнурок. Несколько фунтов… крошечная записная книжка…карандаш… пистолет… Дерек усмехнулся и пошарил рукой на дне ридикюля. Еще несколько монеток, носовой платок. Развернув аккуратно сложенный квадратик льна, молодой человек хищным жестом прижал его к лицу в надежде вдохнуть опьяняющий запах духов… Но от платка ничем не пахло.

На самом дне сумочки лежали запасная пара очков. Дерек с интересом разглядывал круглые линзы и тонкую металлическую оправу… Кривляясь как мальчишка, он приложил их к носу и посмотрел сквозь стекла на заметки Сары, а затем, сложив очки, сунул их себе в карман. Обнаружив пропажу, она скорее всего подумает, что опять оставила их где-нибудь в галерее.

Уже лет десять, как Дерек не крал ничего из дамских сумочек, но этот случай особенный – очки были маленькой частичкой Сары.

Положив сумочку на стол, Дерек Кравен небрежно сунул руки в карманы и, весело посвистывая, направился к себе в гостиную. Он с удовольствием вспомнил, как накануне Ворзи расхваливал на все лады Сару. Даже в адрес всеми любимой Неуемной Лили его доверенный слуга никогда не произносил столько лестных слов.

– Она настоящая леди, – заявил Ворзи в ответ на какое-то саркастическое замечание хозяина. – Мисс Филдинг со всеми очень добра и вежлива, даже с девками… По вечерам, перед уходом, она всегда с готовностью пишет письма нашим неграмотным работникам; без нее им и в голову не приходило отправить весточку домой. Заметив однажды, что у Виолетты отпоролся подол, мисс Филдинг попросила иголку и, встав на колени, зашила платье. А одна из горничных рассказывала, как мисс Филдинг, увидев ее с охапкой белья, сразу же остановилась и предложила свою помощь… – Может, я должна нанять ее, – съязвил Дерек.

– Мисс Филдинг – самая воспитанная, терпеливая женщина, которая когда-либо переступала порог “Кравена”. И, пользуясь этой возможностью, я должен сказать вам, сэр, что наши работники недовольны.

– Недовольны? – недоуменно переспросил Кравен.

Ворзи кивнул.

– Да. Недовольны тем, что вы обходитесь с ней без должного уважения.

Дерек оторопел.

– Черт возьми, кто платит им жалованье?

– Вы, сэр.

– Тогда передай им, что мне чихать на их мнение! Как я хочу, так и разговариваю с этой фифой! Понял?

– Да, сэр.

Выходя из кабинета, Ворзи с едва заметным неодобрением покачал головой.

"Еще одна жертва ее обаяния, – подумал Дерек. – Ворз – не исключение”. До появления Сары Кравену и в голову не приходило, что его территорию кто-то оккупирует, причем так мягко и так ненавязчиво. Больше того, нанятые им работники с радостью смотрят в рот оккупанту! Все из кожи вон лезут, чтобы только поговорить с ней. Когда она работает в кабинете Ворзи, все на цыпочках ходят мимо и говорят только шепотом: не приведи Господи потревожить писательницу!

"Она сейчас пишет!” – шепнула одна из горничных своим подругам с таким видом, словно в комнате происходило какое-то священнодействие. Это Дерек видел собственными глазами.

Мистер Кравен нахмурился.

– Настоящая леди! – проворчал он.

Дерек привык развлекаться с такими дамами, которым по происхождению и знатности Сара и в подметки не годилась. Но Ворзи был прав: самому себе молодой человек уже давно признался, что Сара Филдинг была единственной настоящей леди из всех женщин, когда-либо им виденных. Ревность, алчность, страсть – казалось, она понятия не имеет об этих чувствах.

Невинность Сары вкупе с отчаянным бесстрашием делали ее легкой добычей для негодяев всякого толка. Девушке нужен был человек, который в случае беды вытащит ее из неприятностей. Похоже, что этот болван Кингсвуд с таким делом не справится. Дерек был абсолютно уверен, что ухажер Сары – худощавый и субтильный молодой человек с классическими чертами лица, чем-то похожий на Байрона. У него наверняка тихий голос и светлые волосы – не то что черная грива самого Дерека. Таким, как Кингсвуд, никогда не придет в голову ввязаться в рискованное предприятие. А в будущем, вне всякого сомнения, предполагаемый жених мисс Филдинг превратится в дородного семьянина, который слишком много пьет за обедом и не дает никому слова сказать. И Сара, как всякая любящая женщина, с кроткой улыбкой будет терпеть этого идиота. Если у нее возникнут проблемы, она решит их сама, лишь бы не беспокоить своего “папулю”. А уж об измене и речи быть не может!.. Только Кингсвуду суждено будет узнать, каково это – спать рядом с доверчиво прильнувшей Сарой. Должно быть, он собирается заниматься любовью в темноте и с закрытыми глазами, под одеялом. Никто не пробудит чувственности Сары, не всколыхнет ее страсти… Дерек остановился у зеркала, торопливо пригладив волосы. Он не узнавал сам себя!

Мысли, поступки, даже манера держаться – все стало иным. “Все это не просто так, думал Кравен. – Что-то должно произойти…” Что-то… Оставалось лишь ждать.

* * *

– Пожалуйста, остановите здесь, – крикнула Сара кучеру и постучала по крыше кареты.

Было восемь утра. В это время Сара обычно приезжала в клуб. Они еще не успели свернуть за угол, к парадному входу, как внимание девушки привлек целый ряд груженных повозок, стоявших у черного входа. Это были не те повозки, на которых в “Кравен” обычно привозили свежие продукты с рынков.

Слуга помог Саре выбраться из экипажа.

– Спасибо, Шелтон. Вы свободны. Я зайду в клуб через кухню.

Мисс Филдинг, зная, что этого делать не стоит, все же, весело улыбаясь, помахала кучеру рукой. Кучер едва заметно кивнул в ответ: накануне вечером он битых полчаса объяснял Саре, что негоже истинной леди фамильярничать с прислугой.

– Вы, мисс Филдинг, должны высокомерно посматривать на нас, и ничего более, – учил он девушку. – И не надо улыбаться мне и лакею. Вы должны держать дистанцию с прислугой, иначе что люди о вас подумают?

Но самой Саре все эти церемонии и правила казались надуманными, пустыми, не говоря уже о том, что ей все равно скоро уезжать домой в деревню.

Сара плотнее запахнула плащ – утро было холодным – и поспешила в клуб. Но тут ее внимание привлекли голоса явно спорящих людей. Заинтересовавшись, она подошла поближе и увидела, как пузатый невысокий человечек бегал взад-вперед перед повозками, размахивая руками и доказывая что-то двум работникам “Кравена”.

Это был торговец вином.

– Да я скорее себе горло перережу, чем разбавлю спиртное водой! – возмущался он, защищая свой товар.

Джилл, умный молодой человек – протеже Ворзи, – выбрал наугад три бутылки. Откупорив их, он внимательно осмотрел содержимое.

– Мистер Кравен недоволен последний партией бренди. Мы не можем подавать клиентам такие напитки, – заявил Джилл.

– Да я вам продал отличный, первосортный напиток! – с чувством воскликнул торговец.

– Может, для таверны он и сгодился бы, но только не для “Кравена”. – Джилл сделал маленький глоток, подержал бренди во рту, а затем выплюнул. – Это подойдет, – он одобрительно кивнул.

– Конечно! Отличное французское бренди, – возмущенно тараторил торговец. – А вы им рот поласкаете, да еще с таким видом, словно я вам эль подсунул дешевый!

– Сбавьте-ка тон, приятель, – одернул его Джилл, заметивший Сару. – Здесь дама!

Торговец не обратил на его слова никакого внимания.

– Да плевал я! Хоть сама царица Савская! Какого черта надо было открывать бутылки!..

– Проверить – никогда нелишне, – спокойно проговорил Джилл.

Оставив спорящих, Сара свернула за угол, и вдруг прямо перед ней выросла огромная темная фигура. Девушка не успела отскочить в сторону и со всего маху врезалась в человека, который нес на плече ящик с бутылками.

– Ох! – воскликнула она.

Человек инстинктивно схватил ее свободной рукой. Хватка была просто железная. Саре пришлось запрокинуть голову, чтобы увидеть лицо незнакомого грузчика.

– Простите меня, я задумалась, – пробормотала она и тут же, опешив, добавила:

– мистер Кравен… Дерек наклонился, чтобы поставить на землю свой ящик, и пристально посмотрел на нее.

– С тобой все в порядке? – спросил он.

Сара кивнула. Неудивительно, что она даже не узнала его сразу, ведь Дерек был всегда так хорошо одет, выбрит, причесан… Сегодня он выглядел совсем иначе. Его подбородок покрывала густая щетина. На мощный торс были натянуты грубый вязанный свитер и замызганная куртка. Шерстяные штаны и стоптанные башмаки явно видали лучшие дни.

– Зачем вы занимаетесь этим? – нахмурившись, спросила Сара. – А как же ваши раны?

– Все отлично, – заявил молодой человек.

Сегодня, неожиданно для самого себя, он понял, что не в состоянии заниматься своим обычным делом – проверять бухгалтерские книги, денежные расписки и банковские документы. У него было плохое настроение, и поэтому стоило немного поразмяться.

Кравен взглянул на Джилла, все еще занятого спором с торговцем, а затем посмотрел на Сару. Ее белый чепец съехал набок; кружева с одной стороны закрывали теперь чуть ли не половину щеки.

– Твоя шапочка съехала, – сообщил Саре Дерек.

– О Господи! – воскликнула девушка и попыталась поправить чепец.

Внезапно Дерек рассмеялся:

– Да нет, ты все не так делаешь! Дай-ка я помогу тебе!

Сара заметила, что его белые зубы были слегка заострены, это придавало его улыбке чуть хищное, но довольно приятное выражение. Именно теперь девушка поняла, чем он с легкостью соблазнял женщин. Его озорная улыбка была необычайна притягательна. Мисс Филдинг смущенно потупилась. Дерек же тем временем развязал ленты и поправил чепчик.

– Благодарю вас, – прошептала Сара и попыталась выхватить у него ленты.

Но Кравен, наоборот, еще крепче сжал пальцы. Глядя на него снизу вверх, девушка увидела, что лицо его стало серьезным. Вдруг одним решительным движением он сорвал чепец и бросил его на землю в самую грязь.

Сара в испуге подняла руки, чтобы удержать волосы, которые могли вот-вот выбиться из заколок. Кравен с удивлением смотрел на ее блестящие каштановые кудри. Некоторые локоны все же не удержались в прическе и рассыпались по плечам.

– Мистер Кравен, – едва могла вымолвить Сара. – Я нахожу ваше поведение неприличным и оскорбительным, не говоря уже о… – Тут девушка изумленно замолчала, потому что Дерек протянул руку и снял с нее очки. – Мистер Кравен, как вы можете… – Она потянулась за очками. – Отдайте! Они мне нужны… Дерек спрятал руку с очками за спину и внимательно посмотрел на Сару. Так вот что она прятала под личиной старой девы…Бледную, светящуюся кожу, сочные, пухлые губы, маленький вздернутый носик. Над чистыми, ангельскими голубыми глазами темнели ровные полукружия бровей. Она была прекрасна. Он так бы и съел ее всю, как спелое яблочко. Дереку безумно хотелось дотронуться до Сары, прижать ее к себе… Спустя мгновение Кравен, взяв себя в руки, поднял кружевной чепец и попытался отряхнуть его. Но старания оказались напрасны – грязь лишь больше размазалась по оборочкам. Девушка выхватила чепчик.

– Я уверена, что это отстирается, – сухо и явно обиженно сказала Сара.

"Она ужасно милая”, – подумал Дерек, не в силах сдержать улыбку. Возвращая Саре очки, он нарочно коснулся ее руки, затянутой в перчатку. Прикосновение было мимолетным, но сердце словно подпрыгнуло у него в груди. Кравену вдруг захотелось сказать Саре что-нибудь очень и очень приятное.

– Не стоит закрывать такие роскошные волосы, мисс Филдинг – не придумав ничего лучшего, проговорил он.

– Мистер Кравен, полагаю, мне не следует принимать близко к сердцу ваши комплименты, – стараясь казаться невозмутимой, отвечала Сара и помолчав добавила:

– Бросить мой любимый чепец в грязь!..

– Он упал, – мрачно проговорил Дерек. – Я не бросал… Я куплю тебе другой.

Сара нахмурилась.

– Извините, но я не разрешаю мужчинам покупать мне одежду.

– Прошу прощения, – буркнул Дерек, всем видом стараясь продемонстрировать раскаяние.

Снова задул холодный ветер, напоминая о приближающемся шторме. Мисс Филдинг посмотрел на серое небо и отерла каплю дождя, упавшую ей на щеку.

– Ты простудишься, – озабоченно произнес Кравен.

Нащупав локоть девушки сквозь плотную ткань плаща, Дерек подтолкнул ее к двери. Сара шагнула в теплую, светлую кухню.

– Что ты собираешься делать утром? – поинтересовался молодой человек.

– Я буду завтракать с мистером Ворзи. Он обещал рассказать о женском комитете, организовавшим сегодняшний бал.

Дерек нахмурился.

– Кто разрешил ему рассказывать о моих клиентах? Тебе незачем знать о наших внутренних делах! Неужели, черт побери, так важно, что делают мои люди, сколько у меня денег и какую щуку я первой брею по утрам?! Более достойного для изучения предмета ты не нашла? – Судорожно вздохнув, Кравен помог Саре снять плащ. Взяв у нее испачканный чепчик, Дерек сунул его в руки пробегавшей мимо горничной. – Сделайте что-нибудь с этим! – Затем он повернулся к Саре и снова взял ее под руку:

– Пойдем со мной!

– Куда?

– Я покажу тебе, как украшен бальный зал.

– О! Это бы было замечательно, – обрадовалась девушка. – Я так жду сегодняшнего бала. У нас в Гринвуд-Корнерз не бывает ничего подобного.

– Если захочешь посмотреть, то лучше всего это сделать с балкона на втором этаже – там будут играть музыканты.

Но Сара была иного мнения:

– Может, там и правда хорошее место, но если я буду стоять в уголке общей залы, то меня никто не заметит.

– Нет, так дело не пойдет.

– Хорошо, тогда я у кого-нибудь попрошу маску и спущусь вниз в ней, чтобы как следует все рассмотреть.

– У тебя нет подходящего платья, мышка.

"Мышка”…Всем сердцем она возненавидела данное ей Дереком прозвище. Но он был прав. Сара поглядела на свое унылое платье и покраснела.

– Я могла бы подыскать что-нибудь, – храбро проговорила она.

Кравена развеселила ее бравада.

– Здесь вечером будут лишь представители полусвета. Аристократы, известные своим скандальным поведением, и иностранцы, потаскухи, актрисы… – Но ведь о них я и пишу!

– Нет, ты не впишешься в такую компанию. Все напьются и распустят руки. Кому взбредет в голову, что ты пришла сюда с иной целью? А поскольку ты вроде бы не собираешься спать с ними, то для тебя будет безопаснее стоять наверху.

– Я в состоянии о себе позаботиться.

– Вас не будет на сегодняшнем балу, мисс Филдинг.

Сара от удивления широко распахнула глаза:

– Вы запрещаете мне прийти на бал, мистер Кравен?

– Нет, скажем иначе. Я не хочу, чтобы ты ходила туда, – прошептал он тоном, от которого дрогнул бы и Наполеон.

Но тут они вошли в центральную залу, и Сара, позабыв об их споре, ахнула. Ей еще не приходилось видеть помещения, убранного столь экстравагантно. Зал был превращен в подобное царство, что-то вроде затонувшей Атлантиды, которой Сара так увлекалась в детстве. Стены были задрапированы темно-синим и зеленым шелком. Написанную маслом картину украшали настоящие морские раковины – для большего сходства с морским дном. Сара медленно бродила по залу, переходя от картин к гипсовым скульптурам, изображающим рыб и русалок с обнаженной грудью. Над самым большим игорным столом свешивался огромный сундук со сверкающими стразами. Голубая дымчатая ткань с серебренными прожилками, развешанная под потолком, создавала еще большую иллюзию подводного царства.

– Как необычно, – прошептала девушка. – Великолепно! Все сделано с такой выдумкой… – Сара медленно огляделась. – Придут гости, женщины в сверкающих платьях, в масках… Я никогда не была на балах. Не считая, конечно, деревенских праздников с танцами. – Девушка рассматривала шелковые драпировки, совершенно забыв про стоявшего возле нее Кравена.

Всю жизнь Сара была спокойным, ответственным человеком и жила, опираясь на опыт других. Ей хватало общения с семьей и друзьями, ведь занятие литературой занимало все ее время. Но теперь она впервые начала сожалеть о том, чего не успела испробовать. Самой серьезной провинностью в жизни девушки было несвоевременное возвращение взятой у подруги книги. Ее сексуальный опыт ограничивался поцелуями Перри. Ни разу за всю жизнь она не пьянела, ни разу не танцевала до утра. А мечтать о платье с декольте ей и в голову не приходило. Кроме Перри, все мужчины в их деревне считали Сару своей сестрой или подружкой. Другие женщины внушали страсть и любовь. Сара – только дружбу.

Однажды, находясь в таком же странном состоянии, как и сейчас, Сара бросилась в объятия Перри. Ей вдруг так страстно захотелось близости с мужчиной, что она стала уговаривать молодого человека заняться любовью. Но Перри отказался, сухо заметив, что порядочной женщине не пристало такое поведение.

– К тому же мы ведь скоро поженимся. Вот только мама даст “добро”… Вслед за этим последовала долгая нудная лекция о грехе и терпении, о вреде экзальтированной страсти и сиюминутного наслаждения. Таков был Перри.

Сара ничего не имела против правильного, размеренного образа жизни, но только почему-то подобные перспективы мало радовали девушку… Отпустив драпировку, она обернулось к не сводившему с нее глаз Дереку.

– В чем дело? – спросил он и дотронулся до ее рукава. О чем ты думаешь?

Сара стояла очень спокойно, ощущая тепло его пальцев сквозь плотную ткань платья. Он не должен стоять так близко… не должен так смотреть на нее. Ей было хорошо рядом с ним. Внезапно Саре пришла в голову дикая мысль, что он может сейчас взять ее на руки и… Но тут перед мысленным взором девушки возникло лицо Перри Кингсвуда. Если только Кравен попробует… Нет, надо оставить эти мысли. Скоро она уедет из Лондона, вернется в свой маленький уютный домик, и все будет кончено. Но можно же хоть раз в жизни позволить себе… – Мистер Кравен, – заговорила девушка, и сердце бешено забилось у нее в груди. – Вы не откажитесь помочь мне в моих исследованиях? – Она глубоко вздохнула и быстро продолжила:

– У нас в Гринвуд-Корнерз нелегко стать опытным человеком. Очевидно, я никогда больше не встречу такого мужчину, как вы… – Спасибо, – сухо ответил Дерек.

– В таком случае… чисто в интересах моего исследования… просто чтобы расширить кругозор… ну и… Я подумала, что, может… вы захотите… В общем, если вы сочтете это возможным… – Сара сжала пальцы в кулаки и заставила себя договорить:

– Поцелуйте меня, пожалуйста.

Глава 4

Соблазн был очень велик: Дерек едва не потерял голову. Молодой человек знавал много женщин, но ни одна из них не волновала его так, как Сара. Обычно любовные интрижки Кравена строились по принципу “ты – мне, я – тебе”, а товаром в этой сделке было удовольствие, простое плотское удовольствие. Такого рода отношения были понятны и самому Дереку, и его партнершам.

Сара Филдинг совершенно не понимала, с кем имеет дело. А ведь Кравен был очень опасен для неопытной девушки. И самое лучшее, что он мог сделать, так это защитить Сару от самого себя.

Дерек осторожно взял девушку за подбородок. Ему казалось, что он держит в руках хрупкую, драгоценную вещь; кожа Сары была мягкой и нежной, словно шелк.

– Мисс Филдинг, – хриплым голосом проговорил он. – Я бы хотел не просто поцеловать вас. – Кравен смотрел, как от смущения девушка потупилась, будто пытаясь скрыть от него синеву своих чудесных глаз. – Я бы хотел увести тебя наверх и остаться с тобой до утра. Но ты… и я… – Дерек покачал головой и по обыкновению насмешливо хмыкнул. – Занимайся своими “исследованиями” с Кингсвудом, мышка.

Он отказывал ей. Большего унижения Сара и представить себе не могла.

– Я… я не просилась в вашу постель, – пытаясь скрыть обиду, спокойно сказала она. Я просила о поцелуе. Один поцелуй – это не так уж и много.

– Нам с тобой поцеловаться – значило бы совершить ошибку. – Дерек отпустил ее подбородок и дружески улыбнулся.

В ответ Сара лишь нахмурила брови. Словно не замечая ее огорчения, Кравен резко повернулся и вышел. Молодой человек больше не мог себя сдерживать; не уйди он сейчас, одним поцелуем девушка бы не отделалась.

Сара растеряно посмотрела ему вслед. Она понимала, что Кравену непросто было уйти; от нее не ускользнуло мелькнувшее в его глазах сомнение. Значит, он сначала обдумал предложение, а затем отказал ей… Огорчение Сары сменилось гневом. Почему он не стал целовать ее? Неужели она так непривлекательна? Перри хоть объяснил свой отказ тем, что не хочет нарушить общепринятых норм. Но Дерека Кравена ничего не извиняло!

Оставшись одна, Сара оглядела богать убранную комнату. Сегодня вечером сюда придут шикарные развратные женщины. Кравен будет танцевать, флиртовать с ними, а после полуночи начнется настоящее веселье, быть может, не обойдется и без скандала. Девушка упрямо насупила брови. Она не хотела наблюдать за балом издалека, она станет другой женщиной, она сумеет завоевать внимание Дерека Кравена!..

Герои ее романов всегда были отчаянно смелы. Особенно Матильда. Если бы Матильда задумала пойти на бал, она бы уж точно попала на него. Пропади все пропадом!

– Я получу от вас поцелуй, мистер Кравен. И вы никогда не узнаете об этом! – решительно прошептала Сара.

Словно испугавшись самое себя, девушка выбежала из залы. Минуту спустя, стоя в одной из галерей “Кравена”, она вдруг вспомнила о Ворзи. Он был единственным человеком, способным ей помочь. Надо во что бы то ни стало разыскать его! Поиски Ворзи не заняли много времени – по утрам доверенный слуга Кравена всегда трудился за письменным столом, разбирая счета и прочую корреспонденцию.

– Ах, это вы, мисс Филдинг, – с улыбкой проговорил Ворзи, приветствуя входящую к нему в кабинет Сару. – Мне сказали, что вы отложили завтрак, потому что мистер Кравен собрался показать вам… – Тут Ворзи умолк, увидев ее лицо. – Мисс Филдинг, что-нибудь случилось? Вы взволнованны!

– Боюсь, что так! Мистер Ворзи, мне нужна ваша помощь!

– Это из-за мистера Кравена? Он обидел вас? – забеспокоился Ворзи.

– Нет-нет! Все гораздо проще. Мне необходимо быть сегодня на балу!

– И всего – то! – Ворзи облегченно вздохнул. – Слава Богу. Я было подумал… Впрочем, это неважно. Обещаю вам, что с балкона… – Я не хочу с балкона! Я должна быть там. Мне нужно где-нибудь раздобыть маску и… платье. Конечно, ничего особенного, но оно должно подходить для такого случая. Вы можете порекомендовать магазин или портного – кого угодно, кто бы мог мне помочь? Я готова заплатить за прокат платья или купить готовое, пусть только его переделают по фигуре… – Мисс Филдинг, успокойтесь. – Ворзи по-отечески взял девушку за руку, пытаясь помочь ей прийти в себя. – Вы так возбуждены… – Ох, мистер Ворзи, если бы вы знали, как я хочу всего лишь на одну ночь стать кем-нибудь другим! – воскликнула Сара.

Ворзи, не отпуская руку девушки, с тревогой посмотрел на нее. Видно было, что ему есть о чем спросить Сару, но он не смел.

– Мисс Филдинг, вы себе даже не представить не можете, что за атмосфера царит на этих балах… Ворзи попытался отговорить Сару от безрассудства, но она слушать его не хотела.

– Отчего же не могу? Могу, очень даже могу!

– Вы не будете в безопасности, – не отступал Ворзи. – Наверняка вас начнут преследовать мужчины… – Я сумею постоять за себя. – Сара нахмурилась. – Мне во что бы то ни стало необходимо попасть на бал! Поверьте, никто не узнает об этом. Даже мистер Кравен. На мне будет маска.

– Мисс Филдинг, маска – вещь коварная. По сути – это небольшой кусочек кожи, картонка и ленты. Но из-за такого вот пустяка многие позволяют себе распустить руки, а потом… – Он остановился и потер очки о рукав. Надо было придумать новый предлог, чтобы разубедить ее, но, увы, особо веских причин в голову не приходило. – Могу я вас спросить, почему вы так упорно стремитесь попасть на бал? Это каким-то образом связано с мистером Кравеном?

– Ничуть! – чересчур поспешно ответила Сара. – Это нужно для моего романа. Дело в том, что я… я задумала описать бал, но поскольку мне никогда не приходилось бывать на баллах, то это прекрасная возможность впитать в себя атмосферу праздника… – Мисс Филдинг, – перебил Сару Ворзи, – я сомневаюсь, что ваша семья и ваш жених одобрят подобный поступок.

– Мистер Кингсвуд еще не мой жених – он не сделал мне предложения. Но вы правы – ни он, ни кто-то другой из моих знакомых не одобрили бы такого поступка, – тут девушка улыбнулась. – Но я же говорю – никто ничего не узнает.

Ворзи пристально посмотрел на Сару, а затем вздохнул.

– Конечно, я бы мог попросить Джилла или еще кого-нибудь приглядеть за вами. Но если мистер Кравен что-то заподозрит… – О, уверяю вас, он никогда не узнает об этом. Я буду очень осторожна, я буду сторониться мистера Кравена, как чумы! Проблема только в портном… Могли бы вы порекомендовать мне какой-нибудь магазин?

– Да, конечно, – пробормотал Ворзи. – Я, кажется, знаю, кто может вам помочь.

* * *

Дерек метался из угла в угол, стараясь не обращать внимание на желание, терзавшее его тело. Ему нужна была женщина… Сара! Он страстно хотел ее с того самого утра, когда она первый раз появилась в его клубе. Дереку нравилось воспитанность, женственность, деликатность мисс Филдинг. Интересно, каково это – держать ее в своих объятиях, заниматься с ней любовью? Больше всего ему бы хотелось никогда не встречать эту девушку. Она вскоре выйдет замуж за своего деревенского поклонника, она будет принадлежать порядочному человеку… И тут Дерек застонал от внезапно охватившей его ревности.

– Мистер Кравен?

Держа в руке серебряный поднос с визитной карточкой, в комнату вошел слуга. Дерек узнал карточку Рейфордов.

– Это Лили? – спросил хозяин.

– Нет, сэр. Лорд Рейфорд.

– Хорошо. Спаси меня Бог от разговоров с женщинами – сегодня их больше чем достаточно.

Во всей Англии было не сыскать другого человека, так непохожего на Дерека, как Александр Рейфорд, граф Волвертон. Алекс всегда держался с таким достоинством, что сомневаться в знатности его происхождения не приходилось. Он был на редкость порядочным человеком. Конечно, и ему в жизни не всегда бывало сладко, он испытал горе и знал о несчастье не понаслышке, но мужество никогда не покидало его. Мужчины ценили в Алексе силу, чувство юмора, женщины – чисто мужское обаяние, ну и само собою, внешность. Рейфорду ничего не стоило завести роман, но он страстно любил свою жену Лили. В свете подобная преданность всегда вызывает насмешки и бесконечные пересуды. Но несмотря на это, многие втайне завидовали Рейфордам и мечтали о такой же любви, как у них. Впрочем, в те развращенные времена дальше мечты дело как-то не двигалось.

Поначалу Алекс лишь терпел дружбу Дерека и Лили, потому что знал: если возникнет необходимость, Кравен жизни не пожалеет, чтобы спасти ее. Но потом мужчины и сами подружились.

– Я пришел узнать, не преувеличивает ли моя женушка, рассказывая о твоем шраме, – начал Алекс, едва войдя в комнату. Затем он осмотрел лицо приятеля:

– Я бы не сказал, что оно стало лучше.

Дерек усмехнулся:

– Отвали, Волвертон.

Они уселись перед камином, держа в руках бокалы с бренди. Алекс взял предложенную Дереком сигару, зажег ее и с удовольствием затянулся. В сигарном дыму его серые глаза словно засеребрились.

– Как это случилось? – кивая на шрам, спросил Алекс. – Я уже наслышался сплетен об этой истории; надо сказать, публика изъясняется на сей счет в довольно нелестных для тебя выражениях.

– Это не важно, – пристально посмотрев на друга, заявил Дерек.

Алекс вальяжно откинулся на спинку стула.

– Ты прав. Шрам – ерунда, как, впрочем, и сплетни. А вот то, что преступление совершено по приказу леди Эшби, думается, заслуживает внимания. Если уж она сделала это, то вряд ли остановится и перед чем-нибудь похуже. – Алекс махнул рукой, заметив, что Дерек пытается его перебить. – Дай мне закончить. Тебе есть о чем подумать. Джойс – непредсказуемая женщина; она опасна. Я знаю ее много лет. Мне, к счастью, удалось избежать с ней романа, но ты… – Все уже кончено, – с деланным равнодушием Дерек пожал плечами. – Я смогу справиться с Джойс.

– Я в этом не уверен. Надеюсь, ты не считаешь, что она так просто отстанет от себя? Насколько мне известно, Джойс умудрилась превратить в ад жизни всех своих мужчин. Хотя этот случай – первый, когда она прибегла к физической расправе. – От отвращения Алекса передернуло. – Несмотря на красоту Джойс, мне бы никогда не пришло в голову с нею спать. Она какая-то бесчувственная. Похожа на красивую, ядовитую змею. Какого дьявола ты с ней связался? Впрочем… тебе лучше знать.

Дерек задумался. Молодой человек был скрытен и не имел привычки откровенничать, но Алексу он доверял.

– Да, я знал о ней немало, – признался Дерек, – но меня это не заботило. Я встретил Джойс на приеме в честь лорда Авеланда. Мы немного поболтали, и мне подумалось тогда, что это будет неплохим развлечением… – Кравен хмыкнул. – Наша связь началась в ту же ночь.

Алекс как-то странно поморщился – казалось, ему неприятен весь этот разговор, но не продолжить его он не может.

– Ну… и какова она? – наконец-то спросил он, не в силах сдерживаться и не задать этого чисто мужского вопроса.

Дерек криво усмехнулся.

– Весьма необычна. Ей нравятся поиграть – всякие там замысловатые позы, извращения… Нет ничего такого, чего бы Джойс не сделала. Сначала мне это нравилось. Неприятности начались, когда она стала надоедать мне. Ей, видите ли, не хотелось расставаться со мной. – Дерек скривил рот. – До сих пор не хочется.

Алекс отпил бренди, а затем, подняв бокал, задумчиво посмотрел сквозь него на Кравена.

– Дерек, – пробормотал он, – у моего отца были весьма близкие отношения с лордом Эшби. И хоть лорд Эшби уже стар, у него вполне ясный рассудок. Я бы мог попросить, чтобы он приструнил Джойс, пока она не натворит чего-нибудь пострашнее.

– Нет, – коротко ответил Дерек. – Счастье, если старый козел не наймет кого-нибудь, что порешить меня: вряд ли он будет в восторге, узнав, что я спутался с его женой. Не вмешивайся, Волвертон.

Алекс, привыкший решать чужие проблемы, был раздражен отказом.

– А с чего ты взял, что я спрашиваю твоего паршивого разрешения? Ты, между прочим, вечно лез в мои дела!

– В данном случае твоя помощь неуместна.

– Ну хотя бы прими мой совет. Прекрати ты спать с чужими женами. Найди себе женщину. Сколько тебе лет? Тридцать?

– Я не знаю.

Алекс удивленно моргнул и задумчиво посмотрел на приятеля.

– На вид тебе лет тридцать. Давно пора жениться и вести размеренный образ жизни.

Дерек в притворном ужасе приподнял брови.

– Жена?! Маленькие Кравены? Господи, нет!

– Ну хотя бы заведи себе любовницу. Женщину, которая знает, что нужно мужчине. Вроде Виолетты Милер. Она, кстати, недавно порвала с лордом Фонтмером. Ты же видел Виолу раньше – красивая, умная женщина. Я бы на твоем месте сделал все, чтобы ее следующим покровителем. Поверь мне, она стоит того, чтобы за нею ухаживали.

Дерек Кравен раздраженно пожал плечами – ему явно хотелось сменить тему разговора.

– Женщина моих проблем не решает и даже наоборот.

Алекс усмехнулся.

– С постоянной женщиной ты будешь в безопасности и, если будет чем заняться, станешь меньше проигрывать.

– Несчастные любят компанию, – хмуро буркнул Кравен.

– Верно.

На этом неприятная для Дерека тема была закрыта.

– Ждать ли сегодня чету Рейфордов? – поинтересовался Кравен, когда разговор зашел о предстоящем бале.

Алекс рассмеялся.

– Нет, я не в восторге от толпы негодяев и потаскух, именуемой полусветом. Хотя, похоже, Лили любит подобные сборища.

– Где она сейчас?

– У портнихи – примеряет новые платья. В последнее время Лили почти всегда расхаживает по дому в штанах. Дело дошло до того, что наш сынишка спрашивает, почему мама не носит платьев. – Алекс нахмурился. – А этим утром Лили, ничего не объясняя, стремглав умчалась из дома: ей принесли какую-то записку. Она даже не соизволила мне ее прочитать. Похоже, моя супруга ввязалась в какое-то темное дело. Черт бы ее побрал – она доведет меня до рукоприкладства!

Дерек едва не рассмеялся: он знал, что Алекс не позволит и волоску упасть в очаровательной головки его любимой Лили.

* * *

– С. Р. Филдинг! – воскликнула Лили с радостным смехом, схватив Сару за руки. Глаза Лили светились от восхищения. – Мисс Филдинг, вы даже не представляете себе, в каком я восторге от ваших книг! Мне так близка Матильда! Как будто обо мне написано!

– Так это с вас написан портрет? – удивилась Сара. – В галерее мистера Кравена.

Увидев оригинал, Сара поняла, что художник на редкость точно передал сходство, только на картине женщина выглядела строже, ибо изобразить притягательность миссис Рейфорд и живой блеск ее глаз было бы не под силу и Рафаэлю.

– А маленькая девочка на картине – моя дочка Николь, – с гордостью проговорила Лили. – Она красавица, правда? Портрет написан несколько лет назад. Художник не хотел продавать его, но Дерек предложил такую не правдоподобную сумму, что он просто не смог устоять. Дерек утверждает, что нет такой вещи, которую нельзя купить за деньги. – Лили пожала плечами. – И порой мне кажется, что он прав.

Сара слегка улыбнулась.

– Мистер Кравен очень циничен.

– Да вы и половины о нем не знаете, – затараторила Лили. – Но давайте перейдем к делу. Если я правильно поняла Ворзи, нам необходимо бальное платье.

– Мне, право, неловко, леди Рейфорд… Огромное спасибо за то, что вы согласились помочь мне.

Ворзи договорился, чтобы Сару отвезли к мадам Лефлер – самой лучшей портнихе в Лондоне. Там она должна встретиться с леди Рейфорд и полностью на нее положиться.

– Леди Рейфорд знает о женской моде абсолютно все. Вы можете доверять ей, мисс Филдинг, – заключил Ворзи.

Сара прекрасно понимала, что вряд ли Ворзи был в восторге от ее платьев. Впрочем, скромность гардероба объяснилось вовсе не отсутствием вкуса – ей просто не хватало денег на более изысканные туалеты.

И вот мисс Филдинг сидела в прославленном салоне на Бонд-стрит, декорированном серо-розовой парчой и зеркалами в золоченных рамах. Девушке казалось, что она попала чуть ли не в королевские покои; даже приветливые улыбки помощников портнихи не помогали ей успокоиться. Сара приходила в ужас, прикидывая, во что ей обойдется сегодняшний каприз; девушка знала: завтра она будет сокрушаться по поводу истраченных денег, завтра она снова станет осмотрительной. Но это завтра, сегодня же… – Пожалуйста, называй меня Лили, – попросила леди Рейфорд. – Мне не составит труда помочь выбрать платье, особенно, если учесть, как я тебе обязана.

– Мадам? Я что-то для вас сделала?

– Ты спасла Дерека! Даже не подумала об опасности!.. Да я на всю жизнь у тебя в долгу! Дерек – самый близкий друг нашей семьи. – Лили весело засмеялась. – Он – довольно интересный мужчина, ты не согласна? – И прежде чем Сара успела ответить, Лили повернулась и обратилась к стоявшей в дверях женщине:

– Итак, Моник, сколько времени потребуется, чтобы превратить мисс Филдинг в сногсшибательную красавицу?

Портниха подошла к ним и приветливо поздоровалась с Лили – по всему было видно, что знакомы они давно. Затем она повернулась к Саре. Такая известная и популярная женщина, как Моник Лефлер, конечно, имела право на высокомерность. Но Моник, наоборот, была очень приветливой и располагала к общению.

– Cherie. – Моник окинула Сару взглядом профессионала. – М-м-да… – пробормотала она. – Поработать придется немало. Но я приму этот вызов! Леди Рейфорд правильно поступила, приведя вас ко мне. Обещаю, когда мы закончим, вы будете неотразимы!

– Может быть… вы бы могли найти что-нибудь подходящее для меня… – слова Сары потонули в гомоне белошвеек, поспешивших на помощь Моник. Лили, улыбаясь, отошла в сторону.

– Кора! Мари! – распоряжалась портниха. – Ну-ка принесите платья! Быстро, не теряйте времени!

Сара изумленно смотрела на растущую перед ней кучу шелковых и бархатных платьев разнообразнейших оттенков.

– Откуда все это? – воскликнула она.

Моник потащила девушку в соседнюю комнату, обставленной мебелью в стиле “рококо”. Окна украшали тяжелые портьеры с кистями, а зеркала были еще массивней, чем в передних комнатах.

– Это платья леди Рейфорд. – Портниха решительно повернула Сару спиной к себе и расстегнула ей лиф. – Я разрабатываю все модели ее платьев. А как только графиня придумывает что-нибудь новое, весь Лондон на следующий же день перенимает ее выдумку.

– Но не могу же я взять платье леди Рейфорд… – Да я их ни разу не надевала, – перебила Сару Лили, входя в комнату. – И сейчас мы переделаем какое-нибудь по твоей фигуре. – Леди Рейфорд обратилась к портнихе:

– Черное или фиолетовое платья ей не подойдут. Белого тоже не надо слишком невинно. Нам нужно что-то вызывающее, экстравагантное.

Платье Сары упало на пол. Девушка изо всех сил старалась не смотреть на себя в зеркало – так уродливы были ее рубашка, толстые белые чулки и нелепые панталоны. Моник скептически осмотрела белье Сары, затем, похоже, сделав в уме какую-то заметку, взяла одно их платьев и повертела его в руках.

– Может, это? – предложила она, прикладывая блестящее розовое платье к полуодетой девушке.

У Сары перехватило дыхание – она в жизни не видела ничего красивее. Рукава и подол платья украшали шелковые розы; зауженный книзу короткий лиф завершался впереди серебряной каемкой и шелковыми оборочками.

Лили задумчиво покачала головой.

– Очаровательно, но слишком уж целомудренно.

Сара подавила разочарованный вздох. Ей показалось, что ничего более прекрасного быть не может. Моник с деловым видом отбросила платье и стала рыться в остальных.

– Вот это, персиковое. Ни один мужчина не сможет оторвать от него взгляда. Ну-ка примерьте, cherie.

– Но его надо очень сильно переделывать, – пробормотала Сара, пытаясь с помощью Моник и Коры натянуть на себя платье.

Платье было сшить по изящной, гибкой фигурке Лили, а посему пышные формы Сары – высокая грудь и круглые бедра – несколько не подходили для этого наряда… Такие фигуры были в моде лет тридцать назад, теперь же носили платья в стиле греческих туник, что девушке явно не годились.

Моник расправила платье на Саре и стала застегивать лиф.

– Да, у леди Рейфорд современная фигура – такие сейчас в моде. У вас же, Cherie, фигура не по моде, а по мужчинам. Задержите-ка дыхание, пожалуйста.

Сара глубоко вздохнула, и ее едва прикрытая пышная грудь была затянута в узкий лиф платья. Подол широкой юбки украшали лепестки тюльпана. Саре не верилось, что она видит в зеркале свое отражение. Полупрозрачное платье, с низким вырезом, словно специально сшитое для того, чтобы соблазнить мужчин, было немного широковато в талии, но зато прекрасно подчеркивала ее соблазнительную грудь.

Лили просияла.

– Да ты просто потрясающе выглядишь! – воскликнула она.

Моник с удовлетворением оглядела писательницу.

– Что ж, – произнесла она, – немного переделать, и будет впору. Лучше и не придумаешь.

– Не уверена, – заявила леди Рейфорд, обходя вокруг Сары. – Может, просто потому, что я предпочитаю более строгие линии… – Лили замолчала и с решительным видом покачала головой. Сердце Сары екнуло. Нет, нам оно не подойдет.

– Но почему? – Девушка была явно огорчена.

Лили бросила на портниху многозначительный взгляд, и та немедленно нашла предлог выйти из комнаты. За ней последовали ее помощницы. Сару удивил их внезапный уход, и она смущенно поправила складки на подоле.

– Может, расставим все точки над “I”? – заговорила Лили, не переставая перебирать наряды. С недовольной гримаской она отбросила в сторону фиолетовое и сиреневое платья. – Почему Ворзи написал мне, что тебе жизненно необходимо попасть на бал?

– Мой роман, – пробормотала Сара, отводя глаза. – Я собираюсь описать бал.

– Понятно, – Лили улыбнулась. – Что ж, мне ничего не известно о том, как пишут романы. Но я отлично знаю человеческую натуру… Признайся, тебе хочется, чтобы кое-кто обратил на тебя внимание.

– Нет-нет, миледи, – поспешила возразить Сара.

– Лили, – поправила ее графиня.

– Лили, – послушно повторила девушка. – Я даже не думала привлечь чье-то внимание. Я почти что помолвлена с мистером Перри Кингсвудом из Гринвуд-Корнерз.

– Ах вот как, – графиня дружелюбно улыбнулась. – Значит, я ошиблась. Понимаешь… я было подумала, что ты испытываешь какой-то интерес к Дереку Кравену.

– Нет! Он совсем не такой человек… – Сара замолчала и посмотрела в глаза Лили. – Совсем не такой.

– Конечно. Прости меня. Я ошиблась.

Сара попыталась сгладить неловкость:

– Не то чтобы я плохо думала о мистере Кравене. Он уникальный, удивительный человек… – Не стоит ходить вокруг до около, Сара. Он просто не возможен. Я лучше всех знаю Дерека. Он скрытен, себе на уме, одинок. Он почти такой же, какой пять лет назад была я… Выйдя замуж за лорда Рейфорда, я сильно изменилась. – Лили зашла Саре за спину и стала расстегивать платье. – Давай-ка попробуем вот это, из голубого бархата.

Казалось, Лили потеряла всякий интерес к разговору об Дереке и полностью переключилась на растегивание мелких пуговиц.

Сара нахмурившись, выбралась из чудесного платья. Молчание несколько затянулось.

– Но с чего ты взяла, что мистер Кравен одинок? – не выдержала в конце концов девушка. – Он всегда окружен людьми, у него толпы поклонниц!

Лили скорчила гримасу.

– Дерек никому не доверяет, – заявила она. – После того, как его бросила мать, после жуткого детства в трущобах это неудивительно. Мне кажется, он не самого высокого мнения о женщинах, да и вообще обо всех!

– Тогда ты – исключение, – промолвила Сара, вспоминая чудесный портрет в галерее Дерека.

– Мы давно дружим, – сообщила Лили, а затем многозначительно добавила:

– Но не более того. Ах, я знаю все эти сплетни, но наша любовь – чисто платоническая. Впрочем, неважно… Просто мне хочется, чтобы ты знала правду.

Сара испытала невероятное облегчение. Под пристальным взглядом Лили она, всегда так умевшая скрывать свои чувства, вдруг захотела рассказать этой незнакомке все без утайки. “Я вовсе не для романа иду на бал, – готова была выкрикнуть ей Сара. – Я отправлюсь туда потому, что мистер Кравен считает меня деревенской мышкой, но я докажу ему, что это не так! И я едва узнаю себя…"

– Мистер Кравен запретил мне приходить на бал, – услыхала Сара собственный голос.

– Да? – переспросила Лили. – Что ж, я не удивлена!

– Он утверждает, что среди представителей полусвета я не буду в полной безопасности. Но почему? Мне приходилось бывать и в борделях, и в грязных трущобах казино… Со мною ни разу ничего не случилось! Между прочим, я спасла его, а он… – Сары чуть не расплакалась от обиды.

– Ты абсолютно права!

– И с того самого момента, как я здесь оказалась, – продолжала Сара, он все время хочет отправить меня поскорее в Гринвуд-Корнерз.

– Да, я знаю, – проговорила Лили, помогая надеть своей новой подружке голубое платье. – Дерек хочет избавиться от тебя, потому что боится влюбиться.

Сара недоверчиво покачала головой:

– Влюбиться? Уверяю тебя, он никогда не думал обо мне как о женщине!

– Ты ошибаешься. – Лили многозначительно улыбнулась. – Дерек всегда трусит, когда дело касается чувств. Стоило ему привязаться к одной из своих многочисленных любовниц, и от тут же бросал ее. Познакомившись с ним, я сначала думала, что он весьма ограниченный человек, неспособный к любви, доверию, нежности. Но теперь-то я знаю, он просто слишком замкнут, слишком напуган… Он боится самого себя. А теперь, как мне кажется, для него настало время все изменить… В последние дни Дерек сам не свой. Похоже, стена, которую он воздвиг вокруг себя рушится.

Сару безмерно взволновали откровения Лили!

– Леди Рейфорд, – заговорила она, – я что-то не понимаю, что вы от меня хотите. Я люблю мистера Кингсвуда и собираюсь за него замуж… – Сара, – мягко перебила ее Лили, ты очень поможешь Дереку, если сможешь этим вечером показать ему, что он не такой уж непобедимый. Я бы хотела, что бы ты, или кто-нибудь еще, нащупала брешь в его броне. Вот и все. – Лили тепло улыбнулась. – А потом ты вернешься в Гринвуд-Корнерз к своему мистеру Кингсвуду, который, я уверена, достойный молодой человек, я же начну подыскивать подходящую Дереку женщину. – Графиня засмеялась. – Эта женщина должна быть сильной, строгой и в высшей степени терпеливой – короче, чуть ли не святой. – Лили отошла в сторонку, еще раз оглядела Сару и довольно усмехнулась. – А вот это действительно подходит!

* * *

Сара и Лили сидели в карете Рейфордов и попивали по очереди бренди из серебряной фляги Лили. Сара выглянула в окошко из-за шторки, с любопытством разглядывая приглашенных; дамы – в роскошных платьях и масках, украшенных перьями, бриллиантами и лентами, их кавалеры – все в черном. (Гости “Кравена” подражали в одежде лондонской знати.) Из окон струился яркий свет, и даже на улице было слышно, как играл оркестр.

– Надо подождать еще несколько минут. Не стоит появляться там слишком рано, – мельком взглянув на толпу приглашенных, заявила Лили.

Сара плотнее закуталась во взятый напрокат плащ, и потянулась за флягой. Бренди было крепким, но мягким; его огненный вкус успокаивала нервы.

– Наверное, мой муж сейчас ломает голову, гадая, куда я подевалась, – заметила Лили.

– Что ты ему скажешь?

– Не знаю еще. Но скажу что-то очень близкое к правде. – Лили весело усмехнулась. – Если я начинаю врать, Алекс всегда быстро выводит меня на чистую воду.

Сара улыбнулась. Лили Рейфорд с удовольствием рассказывала о своем необычном прошлом и с легкостью давала оценки всем и вся. Надо сказать, ее мнение о мужчинах было, мягко говоря, нелицеприятным.

– С ними так легко справится, – продолжала Лили. – К тому же они предсказуемы. Если что-то дается мужчинам без труда, они и внимания не обращают на это. Но вот если возникают какие-то препятствия и трудности, они с ума сходят, чтобы их преодолеть.

Обдумывая слова Лили, Сара пришла к выводу – леди Рейфорд абсолютно права. Перри Кингсвуд знал, что, сделав Саре предложение, он не получит отказа. Наверное, не будь Перри так уверен в ней, он не стал бы тянуть с помолвкой целых четыре года. “ Когда я вернусь в Гринвуд-Корнерз, – думала Сара, – я стану совершенно другой женщиной. Я стану такой же уверенной и независимой, как Лили”. И уж тогда-то Перри не куда будет деться.

Довольная своим решением, Сара глотнула еще бренди.

– Тебе лучше остановиться, – посоветовала Лили.

– Но это так приятно.

– Довольно, Сара. Бренди – крепкий напиток. К тому же пора надевать маску. И не нервничай.

– Замечательная маска, – Сара любовно погладила черные ленты.

Моник смастерила восхитительную маску – черный шелк, тончайшее кружево, да еще и сапфиры, так чудесно подходившие к голубому бархату.

– А я и не нервничаю вовсе, – заявила Сара.

И это было правдой.

Ее словно подменили. Бархатное платье, ушитое точно по фигуре, с таким низким вырезом, что грудь едва не выскакивала наружу, широкий шелковый пояс, застегнутый на золотую пряжку, и прекрасно подчеркивающей тонкую талию, делали Сару неотразимой. Маска, закрывавшая всю верхнюю часть лица, словно специально подчеркивала ее пухленькие губки, которые по настоянию Моник и Лили пришлось немного подкрасить красной помадой. Волосы Сары были узлом затянуты на затылке, лишь несколько локонов оставались свободными. Духи с запахом розы и еще каким-то приятным лесным ароматом как нельзя кстати подходили к ее туалету.

– Полный триумф, – заявила Моник, довольная преображением девушки. – Прекрасная, соблазнительная, но еще свежая и молоденькая… Ах, дорогая, сегодня вечером вы одержите немало побед!

– Ты просто потрясающе выглядишь! – воскликнула Лили, светясь от удовольствия. – Представляю, какой переполох она поднимет! Думаю, завтра утром, Моник, ты узнаешь все сплетни.

– Да уж, конечно! Все побегут сюда, чтобы узнать, кто она такая.

Пока две дамы расточали друг другу комплименты, Сара с интересом рассматривала в зеркале незнакомое отражение. Перед ней была опытная и обольстительная женщина.

– Нет, сегодня я не буду мышкой, – загадочно улыбаясь, прошептала она. – Вы даже не узнаете меня, мистер Кравен.

Услыхав голос Лили, Сара перестала грезить наяву и вернулась в реальность.

– … Если случится какая-нибудь неприятность, – наставляла ее Лили, – сразу же зови Ворзи.

– В этом нет необходимости, – уверенно произнесла девушка и подняла к губам флягу, чтобы сделать еще один большой глоток.

– Но ты лучше сразу подойди к Ворзи и скажи ему что-нибудь. А то он не узнает тебя.

Сара торжествующе рассмеялась:

– Как и мистер Кравен.

– Что-то мне не нравится твой взгляд, – озабоченно проговорила Лили. – Сара, будь осторожна. На таких вот балах случались разные истории. Хорошо, если история оканчивалась свадьбой, как у меня с Алексом… Ну-ка, отдай флягу. Ты уже достаточно выпила.

Сара с неохотой вернула бренди, и Лили продолжила свою лекцию.

– … Ни в коем случае не держи никаких пари, а то и глазом не успеешь моргнуть, как окажешься в постели какого-нибудь негодяя. И запомни: ходить в задние комнаты нельзя. Гости частенько направляются туда, чтобы побаловаться… ну, ты понимаешь, о чем я… – Ворзи не говорил мне об этом.

– Наверное, он был слишком смущен, – хмуро произнесла Лили. – Эти комнаты специально обиты мягкой тканью: кричи, не кричи – тебя никто не услышит. К тому же там презабавная мебель, уж чего только на ней не выделывают.

– А откуда ты все это знаешь?

– Да так, слышала. – Лили усмехнулась с таким видом, что стало понятно – кое-что она испытала и на себе. – Ну ладно, выходи из кареты, кокетка!

– Спасибо тебе. – Сара вдруг стала очень серьезной. – Спасибо за все. Но лучше бы ты позволила мне заплатить за платье, за шелковое белье, за… – Даже слышать об этом не хочу, – перебила ее Лили. – Просто как-нибудь расскажешь мне о бале. Этого будет вполне достаточно.

И Лили пожала Саре Филдинг на прощание руку.

Лакей помог девушке выбраться из кареты, и она стала подниматься по ступенькам. У нее как-то странно кружилась голова, но, может, это от бренди?

Ночь была волшебной и… жутковатой… Саре казалось, что мраморные ступень под ее ногами движутся, как зыбучие пески во время пролива. Сегодня с ней непременно что-то произойдет. Неважно, каким будет утро; главное, что в эту ночь сбудутся ее самые несбыточные мечты.

– Мадам? – У входа в клуб лакей невозмутимо остановил Сару: в его обязанности входило проверять пригласительные билеты.

Сара очаровательно улыбнулась ему, снимая черный плащ и выставляя напоказ свою соблазнительную фигуру, затянутую в голубой бархат.

– Добрый вечер, – поздоровалась она, стараясь говорить чуть ли не на октаву ниже. – Вы, наверное, Эллисон. Мисс Филдинг говорила мне о вас.

Эллисон, который рассказал писательнице о себе буквально все, начиная от болезни матери и кончая своей любовью к пирогам с почками, явно не узнал ее.

– Так вы – гостья мисс Филдинг?

– Мы очень близки, – стараясь не выдать себя отвечала Сара. – Она приглашала меня на сегодняшний бал. – Девушка пожала плечами. – Впрочем, если я явилась некстати… – Одну минутку, мадам. – По всему было видно, что слуга сгорает от любопытства. – Могу я узнать ваше имя?

– Не думаю, что мне следует называть его, – доверительно поклонившись ему, отвечала Сара. – Боюсь, как бы мое имя не сказало больше, чем мне хотелось бы.

От волнения Эллисон порозовел, как младенец. “Боже правый! – мелькнуло у нее в голове. – Прекрасная, таинственная женщина, непостижимым образом связанная с мисс Филдинг…"

– М-м-мадам, – запинаясь, заговорил он, – да неужели…? Позвольте узнать, вы – Матильда?! Та самая Матильда?!

Сара кокетливо повела бровями.

– Вполне возможно, – немного манерно растягивая слова, ответила она.

Девушка отдала лакею свой плащ и проследовало в клуб. Ей было не стыдно за ложь. В конце концов, кому как не создательнице Матильды сыграть эту роль?!

Троица молодых повес, краем ухо слышавших разговор Сары с лакеем, тут же увязались за таинственной гостьей.

– Ты слышал? – шептал один возбужденно. – Пусть меня повесят, если она не Матильда!

– Может, это просто маскарад? – сомневался его приятель.

– Я знаю что говорю! Не так давно одни мой знакомый провел в Бате с ней целый вечер… По описанию это точно она.

– Матильда не могла быть недавно в Бате. Я слышал, что она путешествовала по континенту в обществе родственника Беркли.

– А это было до или после того, как она ушла в монастырь?..

Сара не замечала спорящих. Увидев Ворзи, стоявшего в центре главного зала, она направилась прямиком к нему. Но дорогу ей то и дело преграждали мужчины, предлагавшие принести пунша, приглашавшие потанцевать, – словом, делающие все, чтобы привлечь внимание очаровательной особы. Кто-то сунул ей в руку бокал, она с улыбкой взяла его, глотнула горячего, щедро заправленного корицей пунша, а затем грациозно поправила как бы случайно выбившейся из прически локон.

– Джентльмены, – грудным голосом заговорила девушка, – вас так много, и я, конечно, польщена вашим вниманием, но зачем говорить хором? Я не могу слушать всех сразу!

Мужчины не унимались, с еще большим энтузиазмом стараясь обратить на себя внимание Сары.

– Мисс, позвольте проводить вас к игорному столу… бокал вина?

– … конфет?..

– … если бы вы позволили пригласить вас на танец?..

Сара, кокетливо покачав своей очаровательной головкой, сокрушенно вздохнула:

– Вынуждена отказать, господа! Меня ждет мой добрый приятель; боюсь, как бы ему не стало худо – я и так опоздала на полчаса.

– Если кому сейчас и поплохеет, так это мне! – воскликнул один из кавалеров.

Но Сара, даже не взглянув на шутника, решительно направилась к Ворзи. Минуту спустя она встала прямо перед ним и, победно улыбаясь, сделала книксен.

– Ну что? – спросила девушка.

– Добро пожаловать в “Кравен”, мадам, – и бровью не поведя, равнодушно ответил Ворзи.

Он с таким усердием осматривал зал, ища кого-то взглядом, что Сара была вынуждена подойти к нему ближе.

– У вас неприятности? – оставив свою деланную манеру говорить, спросила она. – Вы кого-нибудь ищите?

Ворзи так и подпрыгнул от неожиданности. Он сорвал с себя очки, яростно протер их и снова нацепил на нос. Вид у него был совершенно ошарашенный.

– Мисс Филдинг? – шепотом спросил он. – Это вы?!

– Конечно, я. Неужели вы меня не узнали? – Сара так и светилась от радости, от удовольствия. – Как вам нравится? Я изменилась, верно? Спасибо леди Рейфорд.

Ворзи, казалось, потерял дар речи и только развел руками, уставившись на свою роскошную собеседницу, на ее восхитительную фигуру, он пребывал в полной растерянности. Сара тем временем схватила бокал у проходившего мимо лакея и с жадностью глотнула пунша.

– Как вкусно! – воскликнула девушка. – Здесь так тепло, не правда ли? И такая прекрасная музыка, что я едва могу устоять на месте. Я буду танцевать сегодня вечером – и вальс, и кадриль, и… – Мисс Филдинг, – совладав, наконец, с собой, выдохнула Ворзи, – пунш слишком крепок для вас. Я попрошу Джилла принести что-нибудь безалкогольного.

– Нет, я буду пить то же, что и все. – Сара слегка наклонила голову, завораживая Ворзи легким ароматом своих духов. – И не называйте меня мисс Филдинг. Сегодня вечером здесь нет никакой мисс Филдинг.

Управляющий лишь беспомощно пожал плечами и, снова сняв очки, стал нервно вертеть их в руках. В несколько секунд он придумал целую речь, которая должна была заставить Сару покинуть бал. Ему и в голову не приходило прежде, что Сара Филдинг может превратиться в такую соблазнительную кокетку. Она словно родилась заново – изменился голос, движения, манеры. Казалось, даже черты ее лица стали другими.

К тому времени, когда Ворзи наконец-то вновь водрузил свои очки на нос, Сары уже и след простыл. В сопровождении двух денди, которые умудрились выглядеть одновременно и развязными, и утомленными жизнью, она поспешила в банкетный зал. Доверенный мистера Кравена начал лихорадочно сигналить Джиллу – он надеялся, что вдвоем им удастся предотвратить грозящую катастрофу. Ведь если только мистер Кравен увидит мисс Филдинг… Заметив безумную жестикуляцию Ворзи, Джилл поспешил к нему.

– Неприятности? – спросил молодой человек.

– Здесь мисс Филдинг! Надо немедленно разыскать ее!

– Наверно, она, как обычно, прячется где-нибудь в уголке, – не видя причин для беспокойства, спокойно отвечал Джилл.

– Сегодня вечером мисс Филдинг сама не своя, – выразительно заговорил Ворзи. – Дело принимает опасный оборот, Джилл.

– Вы говорите так, словно ее появление здесь сможет кому-нибудь помешать, – засмеялся Джилл. – Она же такая тихая, маленькая старая дева… – Эта тихая, маленькая старая дева способна весь клуб перевернуть с ног на голову! – воскликнул Ворзи. – Найди ее, Джилл, найди, прежде чем это сделает мистер Кравен. На ней голубое платье и черная маска.

– Да по крайней мере две дюжины женщин в подобных нарядах, – заметил Джилл. – И не думаю, что я смогу узнать ее без очков. – Потом он взял Ворзи под руку и заговорил заговорщическим тоном:

– Это все ерунда, вот послушайте лучше, что я узнал… Возможно, здесь находится Матильда! Сама Матильда! Хотел бы я теперь поговорить с мисс Филдинг, которая утверждала, что Матильды на самом деле не существует!

– Разыщи ее, – повторил Ворзи.

– Матильду?

– Мисс Филдинг!

– Попытаюсь, – неуверенно произнес Джилл и пошел прочь.

В поисках голубого платья мисс Филдинг Ворзи, нервно постукивая ногой о ногу, оглядывал толпу. Он уже подумывал, не подключить ли к поиску писательницы других служащих казино, как вдруг услышал голос, от которого мурашки побежали у него по спине.

– Ищешь кого-нибудь?

Судорожно глотнув воздух, Ворзи посмотрел на самого Дерека Кравена.

– Сэр? – едва смог вымолвить слуга.

– Мне известно, что она здесь. – Сквозь прорези в маске были видны горящие яростью зеленые глаза Кравена. – Я только что видел ее. Болтается тут, задает вопросы… Надеюсь, я смогу сдержаться – не укокошить эту сучку и не располосовать ее физиономию таким же шрамом.

До Ворзи, наконец, дошло, что Кравен говорит о леди Джойс Эшби.

– Леди Эшби осмелилась явиться на бал! – с равным чувством облегчения и ужаса воскликнул он, забыв на мгновения все проблемы, связанные с Сарой Филдинг. – Выгнать ее из клуба, сэр?

– Нет, пока нет, – хмуро ответил Дерек. – Сначала я поговорю с ней.

Джойс Эшби притаилась у массивной колонны, наблюдая за веселящийся толпой, как кошка за мышами. На ней было платье из золотистого шелка в цвет ее светлых волос, маска из золотистых и серебряных перьев прикрывала узкое породистое лицо.

Внезапно она почувствовала жгучую боль – чья-то большая рука потянула ее сзади за волосы. Невидимый человек тянул все сильнее и сильнее, заставляя обернуться. Джойс застонало от боли. Затем она внезапно смолкла.

– Дерек, – прошептала леди Эшби, не двигаясь с места.

– Ты упрямая потаскуха… – заговорил низким, полным ненависти голосом Кравен. Он с такой силой дернул Джойс за волосы, что она выгнулась назад и снова застонала.

– Я хотела увидеть твое лицо, – скулила она. – Поэтому и пришла. Я хотела объяснить… – Мне известно, почему ты здесь.

– Дерек, я была не права. Но ты не оставил мне выбора, ты вынудил меня сделать тебе больно.

– Скажите пожалуйста!..

– Я не могу допустить, чтобы ты покинул меня, – упрямо твердила Джойс. – Не могу. Со мной никогда не считались, меня бросали все мужчины, от которых я зависела. В первый раз мой отец… – Меня это не интересует, – перебил ее Дерек.

Но Джойс настойчиво продолжала:

– Нет, нет, ты только послушай!.. Меня силой выдали замуж в пятнадцать лет. Моему жениху было столько же, сколько моему дедушке. Я с первого взгляда возненавидела этого распутного старого козла. Ты только представь себе его залезающим ко мне в постель со своим!.. – ее голос стал напоминать шипение змеи. – Его морщинистая кожа, гнилые зубы, трясущееся тело… И каким пылким любовником он оказался! Я умоляла отца отказать этому старику, но как можно! Моя семья мечтала о нашем браке, ведь Эшби очень богат… Я пообещала себе, что буду получать от жизни только одно удовольствие. Я никогда никому не позволю требовать от меня отчетов: не хочу быть похожей на тех сученок, что, выйдя замуж, тихо покрываются плесенью в своих захолустных домах!… И пусть я надоела тебе, пусть! Но отпустить, позволить с такой легкостью отбросить меня – никогда!!! Меня нельзя бросить, понимаешь, ты, самодовольная деревенщина!

Джойс едва успела перевести дыхание, как Дерек сорвал с себя маску и схватил ее за подбородок.

– Посмотри на плоды своей любви, – усмехнулся он. – Ты довольна?

Леди Эшби не могла отвести глаз от шрама.

– Я виновата перед тобой, милый, – с раскаянием, в котором, однако, сквозило удовольствие, прошептала она.

Кравен вновь одел маску.

– Убирайся отсюда, – голос молодого человека звучал устало. Казалось, леди Эшби была околдована им.

– Я все еще хочу тебя… – страстно произнесла Джойс.

– Мне никто не нужен, – грубо оборвал ее Дерек. – В особенности такой заношенный кошелек, как ты.

– Вернись ко мне, – просила она. – Я сделаю твою жизнь божественной. – Ее улыбка была угрожающей. – Дерек, ты все еще красив. Мне бы не хотелось видеть исполосованным не только твое лицо.

– Ты первая женщина из тех, что мне доводилось встречать, которая угрозами заманивает мужчину в постель. – Стрела попала в цель: она густо покраснела. – Не попадайся больше на моем пути, Джойс, – сквозь зубы процедил Кравен. – Или ты проклянешь тот день, когда появилась на свет.

– Твоя месть желаннее твоего равнодушия.

Дерек с отвращением отвернулся от Джойс и подозвал слугу, разговаривающего неподалеку с какой-то женщиной. Слуга мгновенно подбежал к своему хозяину.

– Выкинь ее отсюда, – приказал Дерек, толкая к нему леди Эшби. – Если еще раз увижу здесь эту сучку, тебе не поздоровится.

– Понятно, сэр, – слуга кивнул и, взяв непрошеную гостью за руку, потащил ее к выходу.

Чувствуя себя омерзительно, Дерек схватил у проходящего лакея бокал пунша и, морщась, одним махом осушил его. Кравен не любил сладкого, но алкоголь сделал свое дело: ему удалось немного расслабиться. Он знал, что скоро в нем шевельнется жалость и станет совсем гадко от самого себя. Так было всегда, когда Дерек пытался отомстить своим врагам, – было бы верхом лицемерия притворятся, что он лучше Джойс Эшби.

Выкрики, доносившиеся из главного зала, становились все громче. Дерек решил посмотреть, в чем там дело. У центрального стола собралась небывалая для клуба толпа. Игра была в самом разгаре. Наплыв играющих не нарушил заведенного здесь порядка. Все шло своим чередом: крупье сгребал игральные кости, специально нанятый человек громко сокрушался о больших потерях банка – это всегда подогревало игру – официанты внимательно следили за тем, чтобы у гостей не пустовали бокалы. Два швейцара, в задачу которых входило отвести желающих “к девочкам”, терпеливо поджидали своих клиентов. Однако покидать игральный зал пока никто не хотел.

Целая толпа мужчин всех возрастов и сословий собралась вокруг единственной женщины. Она стояла возле стола и из стаканчика бросала на стол кости.

Красотка умудрялась флиртовать одновременно, по крайней мере, с дюжиной игроков.

Дерек невольно улыбнулся. Много лет, с тех самых пор, как Лили перестала наведываться на балы в “Кравен”, он не видел, чтобы какая-нибудь женщина привлекала к себе столько внимания. Интересно, откуда взялась эта девица, гадал молодой человек. Он знал всех женщин, недавно приехавших в Лондон, но эту не видел ни разу. Наверное, она жена какого-нибудь дипломата или известная куртизанка – красные, манящие губы, точеные обнаженные плечи, белевшие над открытым корсажем бархатного платья, блестящие каштановые кудри. Она часто смеялась, соблазнительно закидывая назад голову. Как и все присутствующие, Кравен был заворожен красотой этой женщины, ее соблазнительной фигурой, высокой грудью, тонкой талией и чудным платьем, выгодно отличавшимся от бесформенных нарядов остальных женщин, сшитых в греческом стиле.

– Я предлагая тост за самый известный бюст Лондона! – закричал лорд Бромлей, известный столичный повеса.

Собравшиеся вокруг стола мужчины со смехом подняли вверх свои бокалы. Официанты бросились на кухню за новой партией напитков.

– Мисс, – умолял женщину один из гостей, – прошу вас, бросьте за меня кости.

– Ну что ж, пусть удача сопутствует вам! – воскликнула дама и так замахнулась, чтобы бросить кости, что ее бюст возбужденно заколыхался. Восторженный вздох пронесся по толпе. Дерек решил вмешаться. Или малышка не понимает, как она действует на мужчин, или делает это нарочно. Но как бы то ни было, он хотел поговорить с ней.

* * *

Сара бросила кости, и выпала тройка.

– Ставка – тридцать к одному! – выкрикнул крупье.

Но крупье никто не слышал: все наперебой упрашивали прекрасную незнакомку бросить кости еще раз. Однако, прежде чем обольстительница смогла произнести хоть слово, сильные руки схватили ее сзади за талию и выудили из толпы.

Мужчины было запротестовали, но, признав в похитителе незнакомки самого Дерека Кравена, мгновенно стихли. Страсти окончательно улеглись, когда местные проститутки, воспользовавшись моментом, направились к осиротевшим вдруг кавалерам.

Сара медленно подняла глаза, лицо ее похитителя было скрыто маской.

– Вы оторвали меня от игры.

– Но из-за вас в моем клубе вот-вот мог разгореться скандал.

– В вашем клубе? Стало быть, вы – мистер Кравен. – Она кокетливо улыбнулась. – Но в мои планы не входило нарушать порядок! Я могу исправить положение?

Дерек внимательно посмотрел на нее.

– Пройдемся, – предложил он.

– И все? Я-то думала, что вы предложите мне что-нибудь поинтереснее.

– Похоже, вы разочарованы?

Она пожала плечами.

– У вас такая репутация, мистер Кравен… мне казалось, от вас можно ждать чего угодно.

Дерек улыбнулся. Такой улыбкой он ни разу не улыбался Саре Филдинг.

– Ну, – протянул он, – есть шанс, что вы почувствуете себя обязанной мне.

Сара рассмеялась:

– О! Это вряд ли возможно.

Внезапно девушке показалось, что она себя выдала: ее голос чуть дрогнул, и Дерек вполне мог узнать его.

– Кто вы? – очень внимательно глядя на незнакомку, спросил Кравен.

Сара вызывающе закинула голову вверх.

– Разве вы меня не знаете?

Лицо молодого человека стало серьезным.

– Собираюсь узнать, – ответил он.

Розовый туман стал рассеиваться; Сара постепенно возвращалась к реальности. Она вдруг почувствовала себя неловко и отступила от Дерека в сторону.

– Может, я приехала сюда не одна, – заявила девушка, уповая лишь на то, чтобы недавняя бесшабашность снова вернулась к ней. Нужно было выпить еще. – И вообще, может, я замужем.

– Вы не уйдете отсюда ни с кем, кроме меня.

Сара засмеялась, и притворилась напуганной.

– Меня предупреждали о таких мужчинах, как вы.

Кравен наклонился к самому ее уху и прошептал:

– Надеюсь, вы не слушали этих людей.

Он осторожно провел губами по чувствительной и нежной щечке; Сара закрыла глаза и задрожала всем телом. Девушка хотела было собраться с силами и отстраниться от соблазнителя, но вместо этого придвинулась еще ближе к нему – она была не в силах противиться его воле. Дерек нежно куснул ее за ухо и тихо проговорил:

– Пойдем со мной.

Сара, словно завороженная, не могла сдвинуться с места. Но он все-таки сумел отвести девушку в соседнюю залу – туда, где пары кружились в вихре вальса. Обняв ее за талию, Дерек приготовился к танцу. Так вот какова быть в такой близости с мужчиной, ощущать на себе его взгляд, горящий желанием.

– Вы никогда не были здесь раньше, – сказал Дерек.

– Вы ошибаетесь.

Кравен покачал головой:

– Я бы запомнил вас.

– По сути, – прошептала Сара, – я и сейчас не здесь. На самом деле ничего этого нет. Вы просто попали в мой сон.

– Серьезно? – наклонившись совсем близко к ней, произнес Дерек. – Тогда спи, детка, не просыпайся. Я хочу побыть в твоем сне подольше.

Глава 5

Кравен крепко обнял Сару за талию, и они закружились в бесконечном вальсе. Казалось, молодой человек подыгрывает ей, как “покорительнице сердец”: он откровенно флиртовал с ней, свирепо глядел на мужчин, засматривающихся на нее, и заранее сожалел о разбитых ее сердцах. Когда вальс все-таки кончился и заиграли кадриль, Дерек с Сарой отошли в сторонку – выпить пунша. Но веселье вокруг оказалось настолько заразительным, что Сара не выдержала и снова потянула своего кавалера танцевать.

Но Дерек даже не сдвинулся с места.

– Нет, только не кадриль, – заявил он. – Ты же едва на ногах держишься, ангелочек.

– Ангелочек? – переспросила Сара, развязно опираясь на плечо Дерека. Конечно, леди не должна так себя вести, но вряд ли на балу кто-нибудь обратит на это внимание. – А вы даете прозвища всем вашим женщинам?

– У меня нет никаких женщин.

– Я вам не верю, – усмехнулась девушка и сильнее прижалась к нему.

Дереку пришлось слегка придержать свою даму, поскольку мисс немного покачивалась.

– Скажи мне, как тебя зовут, – спросил он.

Сара покачала головой.

– Это секрет, – она кокетливо сжала губки.

Кравен нежно поцеловал ей ручку и уверенно проговорил:

– Я это выясню, прежде чем закончится бал.

Снова зазвучал вальс, и Сара вопросительно посмотрела на Дерека.

– Ну хорошо, – ответил он на ее немой вопрос. – Пойдем. Но только учти, один танец и я сорву твою маску.

Сара даже испугалась: ей казалось, сними она этот кусочек картонки, и все очарование волшебной ночи исчезнет. Но отговаривать кавалера значило лишь удвоить его любопытство. Надо было как-то отвлечь Кравена.

– Ну, далась вам эта маска! – жеманно воскликнула девушка.

– Я хочу видеть твое лицо.

– Лучше я расскажу вам о своем лице. У меня есть два глаза, нос, рот… – Чудесный ротик… – прошептал Кравен и осторожно провел пальцем по ее губам.

Вся радость Сары от того, что ей удалось обвести Дерека вокруг пальца, исчезла. Его нежные прикосновения заставили девушку забыть обо всем на свете.

Но эта ночь была всего лишь игрой, а Дерек Кравен был лишь обычным негодяем… Тогда почему же она так трепетала от его ласк? Ах, если бы музыка никогда не кончалась! Если бы Перри хоть когда-нибудь так же обнимал ее!.. Если бы… – Мне так хочется танцевать!.. Долго-долго, – услышала она свой собственный голос.

– Ты только скажи, ангелочек… – с вожделением глядя на Сару, прошептал молодой человек.

Кравену казалось, что он не сможет разомкнуть рук даже тогда, когда вальс закончится. Он не хотел рисковать и отпускать эту женщину, ниспосланную ему самим Провидением, и чтобы обладать ею, не надо было прилагать усилия, работать, страдать, воровать… Ничего не требуя взамен, она сама давалась ему в руки. От желания у Дерека кружилась голова. Наверное, она чувствует то же самое. Незнакомка была прекрасна, опытна… Наверняка она поймет его с полуслова. Не то что та, другая, своей невинностью непохожая на него, как не похож лед на пламя.

Кончился вечер. Ночь вступила в свои права, а гости все прибывали и прибывали. Титулованные особы, повесы и проститутки – словом, все были увлечены поиском случайной связи. Раньше Сара просто сгорела бы от стыда, слушая двусмысленные шуточки амурничающих молодых людей (впрочем, молодыми были не все). Теперь же, выпив изрядное количество пунша, она не замечала сальностей и от души хохотала над пошлыми намеками своих воздыхателей.

Дерек, боясь потерять из виду Сару, в конце концов вывел ее из толпы и одним взглядом разогнал жаждущих танцевать с ней кавалеров. На эту ночь он выбрал себе женщину и не собирался пускать никого на свою территорию.

– По-моему, мы не успели договориться о ваших исключительных правах на меня, – обиженно надувая губки, заметила Сара и села на уютную банкетку, спрятанную за одной из мраморных колонн.

Дерек расположился рядом. Запах бренди, смешанный с ароматом легкого одеколона, исходивший от него, одурманивал девушку.

– Ты хочешь быть с кем-то еще? – лукаво улыбаясь, спросил молодой человек.

Сара задумалась.

– Нет, – в конце концов ответила она. – Больше ни с кем на свете.

И это была правда. Только эта ночь… Больше она никогда не сможет быть с ним. В его взгляде было столько желания!.. В какой-то момент ей захотелось бежать отсюда, бежать, бросив все. Ведь немыслимо, чтобы она оставалась в этом притоне, да еще в компании записного проходимца, но… Этот проходимец собирался поцеловать ее.

Дерек, осторожно взяв в свои большие ладони ее точеную головку, наклонился так близко, что шелк и бархат их масок соприкоснулись… Вот, наконец, его губы нашли ее. Как холоден был этот поцелуй. Казалось, он пробует губы своей избранницы на вкус. Сара даже подумала, что поцелуй Дерека ничем не отличается от поцелуев Перри.

Но в одно мгновение все переменилось. Губы его вдруг стали горячими, просто обжигающими. Девушка неожиданно для себя почувствовала, как его язык проник ей в рот. Неужели все так целуются? Пораженная, Сара уперлась руками Дереку в грудь и едва не оттолкнула его. Молодой человек поднял голову и взглянул на нее. В глубине его глаз полыхало пламя.

– Не надо… перед всеми, – прошептала она, махнув рукой на толпу.

Впрочем, до них никому не было дела; все были заняты собою. Внезапно, схватив Сару за руку, Дерек не церемонясь повел ее прочь из зала, мимо игральных комнат, столовой, подсобных помещений… Музыка становилась все тише и тише. Сара с трудом поспевала за ним, сознание стало проясняться.

– Куда… – едва успела вымолвить она.

– В задние комнаты.

– Мне это совсем не нравится… Дерек и не подумал замедлить шаг.

– Наконец, мы останемся вдвоем.

– З-зачем?

Он подтолкнул ее к какой-то двери, и они оказались в тускло освещенной комнате. Сара разглядела обитые шелком стены, крошечный круглый стол, два золоченных кресла, роскошную ширму с расписными экранами и шезлонг. Она в панике хотела уйти, но дверь оказалось уже заперта. Кравен обнял ее нежно и зашептал:

– Успокойся. Я просто хочу остаться с тобой.

– Но я не… – Погоди.

Молодой человек поцеловал Сару в шею и сильнее прижал к себе.

Постепенно Сара успокаивалась; страх покидал ее. Вскоре весь мир, кроме этой комнаты, стал казаться чем-то нереальным и фантастически далеким – она ощущала лишь тепло его кожи, его руки, гладившие ее. И несмотря на свою внешность, вся греховность происходящего была для нее очевидна. Однако Кравен знал, как обнимать женщин, и она, закрыв глаза, потянулась к нему… Усадив Сару к себе на колени, Дерек попытался расстегнуть лиф ее платья. Но, наконец, осознав, чем может закончиться их уединение, Сара испуганно отпрянула от него.

– Я… я слишком много выпила… Мне надо идти… – сбивчиво бормотала она.

Дерек тихонько засмеялся и снял маску. Он стал нежно целовать ее голую шею, плечи… Сара, задыхаясь, пыталась вырваться, но молодой человек крепко держал ее в своих объятиях. Шепча что-то ласковое, он вдруг упал на шезлонг, увлекая ее за собой. Сара еще слабо отбивалась, а Дерек уже уверенным движением расстегнул ей платье, полностью обнажив прекрасную девичью грудь, необыкновенную красоту которой подчеркивал золотистый полумрак комнаты. Прильнув губами к ее соску, он целовал его до тех пор, пока Сара, застонав от наслаждения и изогнувшись как кошка, не вцепилась в его густую шевелюру.

Изощренные любовные ласки Дерека сводили девушку с ума, она словно таяла в его опытных руках. Вот он встал перед ней на колени, сжав своими ногами ее бедра, и новое, доселе неведомое наслаждение захлестнуло девушку настолько, что она едва осознавала происходящее. И вдруг на мгновение опомнившись, она все же нашла в себе силы прошептать тихое, но упорное “нет!”.

– Ну хорошо, – не поднимая головы, пробормотал Кравен. – Не снимай маски. Мне не важно, кто ты такая.

– Я не могу… Его дыхание словно огнем обжигало ее кожу. Еще немного, и эта чудесная ночь превратится в катастрофу… – Никто не узнает. Только ты и я, раздвинь ноги, прошептал Дерек.

Сару пугало происходящее, но противиться она не могла – ее желание было слишком велико… Чувствуя, что женщина готова сдаться, Дерек страстно поцеловал ее. Он торжествовал и радовался удаче – пусть одну ночь, но они будут вместе. Ему будет хорошо с ней, и она поможет ему забыть… Он даст ей все то, чего не дал Саре Филдинг… Сара… Какого черта он даже сейчас думает о ней?! Возможно, оно и лучше… Эта женщина напоминала ему Сару. У нее была такая же бледная кожа, сквозь легкий аромат духов так же чувствовался знакомый запах крахмала; она была так же сложена… такого же роста… Кравен замер. Ему показалось, что его изо всех сил ударили в грудь, – до такой степени он был потрясен. Молодой человек словно окаменел. Ни ее прерывистое дыхание, ни ее стоны не могли заставить его думать о чем-то другом.

– Нет, это не ты, – сдавленным голосом произнес он. – Нет, разрази тебя гром, это не… Сара попыталась увернуться, но Дерек трясущейся рукой сорвал с нее маску. Она смотрела ему прямо в глаза, видя, как бледнеет его смуглая от загара кожа.

– Мистер Кравен… – облизывая пересохшие от волнения губы, прошептала Сара.

– Да ты посмотри на себя!.. Господи… – Дерек с трудом оторвал взгляд от ее нежной груди и припухших от поцелуев губ. – Я же запретил тебе приходить сюда. Так почему же?.. – с угрозой в голосе спросил он.

– Исследования, – запинаясь уверила девушка, как будто это слово могло все объяснить.

– Господи!

На его лицо было страшно смотреть: казалось, еще немного, и он убьет ее.

Ни на что не надеясь, Сара все же попыталась защищаться.

– Я ни хотела, чтобы дело заходило так далеко, – беспомощно бормотала она. – Извините. Все произошло так быстро. Я была пьяна. Все казалось мне каким-то нереальным. А ты был таким… Я… Я не знаю, как это произошло… Мне очень, очень жаль… правда… Она замолчала, понимая всю нелепость ситуации, и попыталась встать. Но Дерек снова всем телом навалился на нее.

– Лежи спокойно! – приказал он, пожирая взглядом ее грудь. – Ты… и твои исследования!..

"Исследования!” Он произнес это слово так, словно оно было самым страшным ругательством в его лексиконе.

Прекрасно понимая, что мисс Филдинг здесь не место, что ее нужно отпустить, а еще лучше выдворить из клуба вообще, Дерек попытался встать. Но тело отказывалось повиноваться, нервы были напряжены до предела; ему казалось, что он отдал бы все, что имел, только бы овладеть ею. Тяжело дыша, почти задыхаясь, молодой человек боролся с охватившим его диким желанием.

– Мне так хотелось быть непохожей на себя, – оправдывалась Сара. – Хотелось быть такой женщиной, которую бы ты… с которой тебе хотелось бы… с которой тебе хотелось бы танцевать… И даже теперь я не жалею о том, что сделала. Может быть, ты и не находишь привлекательной Сару Филдинг, но, по крайней мере, тебе понравилась та незнакомка, которая незваной пришла на бал и ловко тебя обманула… – Ты думаешь, я тебя не хотел прежде? – голос Дерека дрогнул.

– А что еще, по-твоему, я должна была думать, когда сегодня утром ты отказался меня поцеловать… – Так вот в чем дело? Ты захотела отомстить, потому что я не… – Кравен усилием воли заставил себя сесть. Его трясло как в лихорадке. Незаметно он перешел на кокни:

– Да я как недотраханный кабель, с тех пор как ты суда заявилась… – Недотраханный кабель? – оторопело переспросила девушка.

– Ну, которого отрывают от суки, када они еще не дотрахались… – Дерек схватил лицо Сары обеими руками и заглянул ей прямо в глаза. – Я хотел тебя утром, кокетка! Я хочу тебя с таво дня, када впервые увидел! Лежи спокойно! – Он так грубо выкрикнул последние слова, что Сара сжалась от ужаса. – Не двигайся, или я за себя не ручаюсь! Послушай меня! Я хочу избавиться от тебя… Для твово же блага! И не возвращайся суда никагда!

– Никогда?

– Да. Отправляйся назад в свою деревню!

– Но почему? – спросила Сара. Слезы унижения брызнули из ее глаз.

– Потому что я не могу… – Дерек замолчал, хрипло дыша. – Господи, только не реви!

Не двигайся! Не реви! Не возвращайся! Сара смотрела на него полными слег глазами. Она чувствовала себя отвратительно.

– Я не хочу уезжать, – прошептала она.

Дерека всего передернуло – он едва сдерживал себя – так велико было его желание. Он не хотел лишать ее невинности, не хотел причинять ей вреда, но она была так близко… – Сара, чего ты хочешь? Этого? – Он снова всем телом обрушился на нее, с силой прижимая к шезлонгу. – Это ты от меня получишь. Сейчас пересплю с тобой и отправлю назад к твоему Кингстону – обесчещенную! Так неужели же ты хочешь соединиться с таким, как я?!

Кравен замер, ожидая, что Сара начнет молить его отпустить ее с миром. Вместо этого она судорожно вздохнула и, подняв ноги, скрестила их у него за спиной. Дерек вытер большим пальцем слезу у нее на щеке. Сдавленный стон вырвался у него из груди. Наклонившись вперед, он лизнул солоноватый след ее слез. Это должно было случиться; видно, Господь лишил их обоих разума… Уже не владея собой, Дерек нащупал под юбкой девушки панталоны и тихонько потянул их вниз, покрывая тем временем грудь и шею Сары горячими поцелуями. Она воплощала собою все, что ему нравилось в женщинах: была красива и загоралась, как сухой хворост от огня, под его опытными, развратными руками. Кончиками пальцев Кравен гладил нежную кожу живота, бедер, спускаясь все ниже и ниже. Вот он нащупал шелковистые волосики, и его рука скользнула вниз… Девушка вздрогнула от испуга, но Дерек дарил ей неведомые доселе ощущения, и страх постепенно проходил. Тело послушно следовало его немым приказам. Сара выгибалась, издавая страстные стоны… Время остановилось.

– Сара, – шептал ей на ухо Дерек, – Сара, Боже мой, как я хочу тебя, Сара… – Мистер Кравен! – раздался спокойный мужской голос, внезапно разрушив очарование волшебного момента.

Поняв, что в комнате кто-то есть, Сара похолодела от ужаса. Она попыталась сесть, но Дерек, наоборот, уложил ее, прикрывая собою.

– В чем дело? – сердито крикнул он.

Ворзи был смущенным. Отвернувшись в сторону, он начал торопливо говорить:

– Я бы не осмелился беспокоить вас, мистер Кравен, но пошли слухи, что в нашем клубе находится сам Иво Дженнер. Зная, как он жаждет напакостить вам, решил предупредить… – Уходи! – выкрикнул Дерек. – Я проверю… Если Дженнер действительно здесь… – немного помолчав, не без сарказма добавил он. “Похоже, Ворзи явился сюда спасать мисс Филдинг”, – мелькнуло у него в голове.

– Сэр, следует ли вызвать карету для… – Ворзи замялся, не желая вслух произносить имя Сары.

– Да, – сухо ответил Дерек. – А теперь убирайся.

Доверенный слуга закрыл за собой дверь. Обняв Кравена за плечи, Сара уткнулась лицом ему в грудь. Впервые в жизни девушка ощущала боль от неудовлетворенного физического желания. Было больно, как никогда, и, казалось, лекарства от этого недуга нет. Она ждала грубого насилия, а получалось все наоборот… – Недотраханный кабель… – с невеселым смешком повторил он. – Еще несколько минут – и с тобой все будет в порядке.

Сара, застонав, прижалась к нему всем телом.

– Я… я задыхаюсь… – дрожа, произнесла она.

Дерек положил руку ей на живот и поцеловал Сару в висок.

– Успокойся, – прошептал он. – Спокойно.

Почувствовав, что девушка потихоньку приходит в себя, Дерек резко отпрянул от нее.

– Оденься! – велел он, а сам сел, уперев лоб в ладони. – Как только ты будешь готова, Ворзи отведет тебя к карете.

Сара принялась натягивать платье. Дерек краем глаза наблюдал за ней, пока она не прикрыла груди. Затем он поднялся, чтобы застегнуть штаны и рубашку. Подойдя к зеркалу, молодой человек повязал галстук и поправил руками взъерошенные волосы. Несмотря на дурацкую ситуацию, выглядел Дерек вполне пристойно. Зато Сара знала, что ее внешний вид оставляет желать лучшего; платье помялось, кудри в беспорядке падали на плечи. Она едва сдерживала слезы. Но ей все же удалось говорить спокойно:

– Может быть, нам обоим удастся забыть эту ночь.

– Надеюсь, – хмуро отвечал Дерек. – Но то, что я тебе сказал, остается в силе. Не возвращайтесь сюда, мисс Филдинг! – Подойдя к двери, он с яростью набросился на Ворзи, стоявшего в коридоре:

– Если бы это был не ты, а кто-то другой, я бы застрелил его! А сначала всю морду бы изукрасил!

С этими словами Дерек Кравен, даже не обернувшись, хлопнул дверью.

Сара надела свою маску и медленно поправила платье. Чувствовала она себя ужасно: ей пришлось зажать рот рукою, чтобы не разрыдаться. Жалость к себе самой разрывала девушке сердце; жалость и ненависть к человеку, который только что отказался от нее.

– “Не возвращайся сюда!” – повторила она с горечью его слова.

Сара и раньше, случалось, злилась на Дерека, но ни разу не испытывала к нему такой ненависти. Еще несколько недель назад ей и в голову бы не пришло, что она способна так рассвирепеть.

"У него были десятки женщин, но как только он чувствует, что начинает привязываться к своей нынешней пассии, то немедленно бросает ее и находит себе новую…” – внезапно вспомнила Сара слова леди Рейфорд. Возможно, в эту минуту Дерек уже ищет себе другую, более подходящую женщину… Одна эта мысль заставила девушку побледнеть от гнева.

– Что ж, мистер Кравен, – произнесла она вслух дрожащим от ярости голосом, – если вы меня не хотите, то я смогу найти человека, который захочет иметь со мной дело. Ч-черт бы вас побрал! Вас и Перри Кингсвуда в придачу! Я не ангел, и не святая, и я… я больше не желаю быть “хорошей женщиной”! Я буду делать то, что мне нравится, и никто мне не помешает!

Сара со злостью посмотрела на дверь: за ней стоит Ворзи, который отведет ее к карете. И никакая сила не заставит его разрешить ей остаться.

Нахмурившись, девушка оглядела комнату. Помнится, Ворзи, рассказывая о таких вот комнатах, говорил, что в каждой из них есть потайная дверь, через которую можно убежать от полиции. Он даже показал ей комнату, где потайная дверь пряталась за книжным шкафом. Здесь шкафа не было, но стенные панели по очертаниям напоминали шкаф… Сара быстро стянула перчатки и бросилась к стене. Она принялась лихорадочно прощупывать края панелей, нажимать, постукивать… Ей необходимо найти другой выход! И когда надежда уже стала угасать, она обнаружила крохотную задвижку. Девушка торжествующе отодвинула ее, панель тронулась с места, открывая вход в темный коридор. Радостно вскрикнув, Сара шагнула в темноту и захлопнула за собой дверь.

Пробираясь ощупью по узенькому, темному проходу, девушка услышала звон посуды и серебра. Шум этот временами прикрывал повелительный голос месье Лабаржа. Француз гневно распекала какого-то поваренка, который сплоховал, полив рыбу не тем соусом.

Не испытывая ни малейшего желания очутиться в кухне, Сара прошмыгнула мимо тайной двери, ведущей в царство Лабаржа. Проплутав еще некоторое время по темному коридору, она оказалась у небольшой дверки, которая, по ее расчетам, вела в маленькую игральную комнату, куда гости клуба заглядывали крайне редко. Девушка прислушалась, а затем осторожно взглянула в замочную скважину. Похоже, в комнате никого не было. Сара толкнула дверь, и та, заскрипев, отворилась. Она вошла в комнату, подобрала юбки, чтобы не прижать их дверью и радостно вздохнула.

– Ужас как интересно, – раздался неожиданно мужской голос.

Сара резко обернулась и увидела перед собой незнакомого человека довольно плотного телосложения. Лицо чисто выбрито; надо лбом курчавилась рыжая шевелюра. Мужчина снял маску: у него было привлекательное, но потасканное лицо, орлиный нос и кривая усмешка. Судя по акценту, это был настоящий кокни. Вместо “о” он произносил долгое “а-а-а” – в точности, как Дерек несколько минут назад… Во взгляде незнакомца явно крылось коварство, но улыбка была довольно приятной, и Сара решила, что ей нечего бояться: еще один кокни в дорогой одежде.

Девушка пригладила растрепавшиеся волосы и, задумчиво улыбаясь, спросила:

– Вы прячетесь от кого-нибудь? – она кивнула на запертую изнутри дверь.

– Возможно, – ответил незнакомец. – А ты?

– И я, – пробормотала Сара, убирая непослушный локон за ухо.

– Ат мужика?

– От кого же еще? – ответила Сара вопросом на вопрос. – А почему прячетесь вы?

– Скажем, мне не по душе Дерек Кравен.

Девушка внезапно рассмеялась.

– И я тоже! – воскликнула она.

Незнакомец ухмыльнулся и кивнул на бутылку с вином, стоявшую на одном из столов.

– Давай за это выпьем, – предложил он, протягивая бокал с вином девушке. Сам незнакомец взболтал содержимое бутылки и приложил горлышко к губам, задрав голову вверх. Такое обращение к дорогим напиткам привело бы француза в ужас. – Атличная вещь, – заявил он. – Хотя по мне – один черт, что пить.

Сара, закрыв глаза, глотнула из бокала.

– За здоровье мистера Кравена, – с усмешкой сказала она.

– Надутый индюк – наш мистер Кравен. Хоть, по правде говоря, я никогда не оскорбляю человека, чье вино пью.

– Все в порядке, – заверила незнакомца Сара. – Оскорбляйте его, сколько вам угодно.

Незнакомец одобрительно оглядел девушку.

– А ты ничего, – заявил он. Че, наш Кравен тебя бросил?

Мисс Филдинг почувствовала, что ее самолюбие уязвлено.

– Нам и рвать-то с ним было нечего, – призналась она, снова поднося ко рту бокал с вином. – Мистер Кравен меня не хочет.

– Казел! – выругался мужчина, а затем дружески улыбнулся девушке. – Пойдем со мной, моя крошка, и ты быстро его забудешь.

Засмеявшись, Сара покачала головой:

– Мне так не кажется.

– Да ты не смари на маю рожу, – с сожалением произнес человек. – Меня несколько раз вышибали отседова.

Когда Сара поняла, что незнакомец решил, будто неприятен ей из-за своего неприглядного вида, она торопливо стала разубеждать его:

– Нет-нет, дело совсем не в этом. Я уверена, что многие женщины находят вас привлекательным и… у вас, я смотрю, такие сильные руки. Вы никогда не были боксером?

Надувшись от важности, он ударил себя кулаком в грудь:

– Да я и щас магу от любого мокрое место аставить! То-то народу собиралось на мои матчи… Сассекс, Ньюмаркет, Ланкашир… – Незнакомец с гордостью показал на свой нос:

– Мне ево три раза ломали! Да на моей морде ни одной целой косточки нет! А однажды мне чуть мазги не вышибли, во!

– Как интересно! – воскликнула Сара. – Я ни разу не встречала боксера. И никогда не была на боксерском поединке.

– Я тебя сважу! – Мужчина встал в стойку и пару раз взмахнул кулаками – так, как это делают боксеры. – Ничего нет лучше харошей драки, особенно если дело доходит до краски! – Заметив, что девушка не поняла его последних слов, он пояснил:

– До крови!

Сара вздрогнула от отвращения.

– Я не люблю вида крови.

– Это самое главное! Уж я-то умел пролить краску! Удар слева и… ф-ш-ш-ш… – Незнакомец изобразил, как из носа рекой льется кровь. – Да и плотют больше, если морда в кровь разбита. А че, бокс сделал меня богачом!

– А чем вы сейчас занимаетесь?

Мужчина хитро подмигнул:

– Присматриваю за азартными играми в одном заведении на Болтон-Роу.

Закашлявшись, Сара поставила бокал с вином на стол:

– Вы хотите сказать, что держите казино?

Мужчина галантно взял ее руку и поцеловал кончики пальцев.

– Иво Дженнер к вашим услугам, миледи, – представился он.

Глава 6

Сара подняла маску и недоверчиво взглянула на своего собеседника. Когда Дженнер увидел лицо девушки, хитрый огонек в его глазах сменился возгласом восхищения:

– Какая ты красавица!

Внезапно Сара расхохоталась.

– Иво Дженнер? Я вас совсем не таким представляла. Вы довольно привлекательны!

– Я до того привлекателен, малышка, что ты у меня сегодня с радостью скинешь трусики!

С этими словами он шагнул к Саре и щедро наполнил ее бокал вином.

– А вы, похоже, большой шалун, мистер Дженнер?

– Так и есть, – с готовностью согласился он.

Сара не обратила внимание на вино и, прислонившись к стене, сложила руки на груди.

– Я думаю, у вас хватит ума уйти отсюда как можно скорее – мистер Кравен ищет вас. Зачем вы пришли сюда? Чтобы сделать какую-нибудь пакость?

– У меня и в мыслях этого не было! – воскликнул Иво.

Казалось, подобное оскорбило его.

– А я слыхала, что вы постоянно засылаете в “Кравен” своих шпионов и, когда в клубе особенно много народу, сообщаете об этом полиции. Говорят даже, что в прошлом году вы учинили здесь пожар!

– Все это вранье, – буркнул Дженнер, не отводя глаз от полуобноженного бюста своей собеседницы. – Нет доказательств.

– Кое-кто даже говорит, – продолжала Сара, – что вы наняли людей, напавших на мистера Кравена в трущобах и изувечивших его лицо.

– Нет! – возмущенно воскликнул Иво. – Это не я! Все знают о страсти Кравена к аристократкам. Это ему баба какая-нибудь подстроила. – Он фыркнул. – Потяни кошку за хвост, она начнет царапаться! Вот что случилось с рожей Крави! И вообще, может, это твоих рук дело, крошка!

– Нет, – Сара раздраженно махнула рукой. – Нет, хотя бы потому, что во мне нет ни капли голубой крови… Я не интересна мистеру Кравену.

– Тада я в тебя еще больше втюрился, киска.

– К тому же, – развязно продолжала девушка, – мне бы и в голову не пришло уродовать мужчину только потому, что он меня не хочет. Я бы не стала преследовать того, кто от меня отказался. Мне гордость не позволит так себя вести.

– Ух ты какая! – воскликнул Джаннер. – Уж лучше забудь про Крави. Я отведу тебя кое-куда получше этого. Айда в мой клуб!

– Пойти туда с вами? – переспросила Сара, делая глоток вина.

– Или ты предпочтешь остаться здесь? – съязвил он.

Попивая вино, Сара задумчиво разглядывала Иво Дженнера. Ей стало лучше. А с ним, может, что-нибудь получится, подумала она. Здесь у нее ничего не выйдет: Ворзи и работники казино не оставляют ее ни на секунду. А если пойти с Джаннером, то можно будет продолжить свои “исследования” игорных домов. Конечно, Дженнер не из тех людей, которым стоит доверять. Но и Дерек Кравен не лучше. К тому же подружиться с главным противником Кравена – неплохая месть Дереку.

Опять надев маску, Сара решительно кивнула Иво:

– Хорошо, мистер Джаннер. Айда, как вы говорите, к вам в клуб.

– Иво. Зови меня Иво, – широко улыбаясь, Дженнер, последовав ее примеру, натянул маску. – Надеюсь, нам удастся смыться незаметно.

– Придется остановиться у главного входа. Мне нужно взять свой плащ.

– Тогда нас не пропустят, – предупредил Иво.

– Не думаю, усмехнулась Сара. – Сегодня ночью мне везет.

Дженнер ухмыльнулся и предложил девушке руку.

– Мне тоже, кошечка.

Под руку они спокойно направились к выходу. Дженнер ловко маневрировал в толпе, оттирая плечом от Сары навязчивых кавалеров и отвечая смехом и шуточками на их выкрики. Благополучно добравшись до главного входа, Сара попросила Эллисона принести ей плащ.

Увидев ее, Эллисон покраснел от восторга.

– Мисс Матильда! Неужели вы так рано уходите?

Сара хитро подмигнула слуге.

– У меня появилось более заманчивое предложение. Я поеду в другой клуб.

– Понятно, – голос слуги дрогнул от возмущения. – Значит, принести ваш плащ?

– Да, пожалуйста.

Эллисон бросился за плащом Сары, а Дженнер подтолкнул ее в уголок.

– Так, стало быть, тебя зовут Матильда? – как-то странно произнес он.

– Получается, так.

– Так вот ты кто! Матильда! Не та ли, о которой написана книга?

– В некотором роде.

Саре было неловко называть свое настоящее имя. Никто не должен знать, что достойная мисс Сара Филдинг явилась на бал в казино, напилась пунша и связалась с человеком, имеющим такую репутацию, как Иво Дженнер. Если только ее мать или Перри Кингсвуд что-то узнают… Девушка пришла в ужас от этой мысли.

Заметив неуверенность Сары, Иво взял поданный Эллисоном плащ и почтительно накинул его ей на плечи. Подняв роскошные волосы девушки вверх, он выпустил их наружу.

– Матильда, – выдохнул он. – Женщина, которую хочет каждый англичанин.

– Это преувеличение, мистер Дженнер… то есть Иво… – Дженнер? – переспросил слуга, услыхавший последние слова Сары. – Нет, только не он. Мисс Матильда, не хотите же вы сказать, что уходите с этим дебоширом… – Все в порядке, – спокойно проговорила Сара. – На самом деле мистер Дженнер очень милый человек.

Эллисон яростно запротестовал:

– Мисс Матильда, я не могу позволить, чтобы… – Она идет со мной, – перебил его Дженнер, глядя в глаза лакею. – И попробуйте пасти раззявить!

Иво Дженнер подхватил девушку под руку и вывел ее на улицу.

С помощью Иво и слуги, одетого в потертую ливрею, мисс Филдинг забралась в черную карету Дженнера, довольно чистую и презентабельную, но все же сильно уступавшую каретам Дерека Кравена. Сара слегка улыбнулась: как быстро она успела привыкнуть к роскоши! Хорошая еда, французские вина, послушная прислуга… – словом, все, что она нашла в игорном доме Дерека… все, что так отличалось от Гринвуд-Корнерз!

Девушка растеряно поглядела на свое изрядно помятое платье. Как могла она так подвезти Ворзи и леди Рейфорд – ее развязное поведение непростительно. Это было непохоже на Сару. Она сильно изменилась за последние дни, и не в лучшую сторону. Кравен был прав: ей следует вернуться к себе в деревню, и чем раньше, тем лучше. Если только родители узнают обо всей этой истории… А Перри… Девушка вспыхнула от стыда и смущения. Перри станет презирать ее. Молодой человек полагал, что тот достоин уважения, кто умеет владеть собою, своими чувствами, – будь то любовь, ненависть, страсть. Их надо скрывать и ни в коем случае не давать им воли.

Сара устало откинулась на подушки. Наверное, мистер Кравен теперь презирает ее. Помимо своей воли она вспомнила его жаркие поцелуи, нежные прикосновения. Дрожь пронзила ее тело, сердце застучало в груди… Прости меня, Господи, думала Сара, но я не жалею о содеянном. Никто не отнимет у нее этих чудесных воспоминаний, и в унылой деревенской глуши она будет вспоминать объятия Дерека Кравена, как самые счастливые мгновения своей жизни. А когда старухой станет, покачиваясь в кресле-качалке и слушая веселый смех своих внучат, она вспомнит об этой волшебной ночи, улыбка тронет ее увядшие губы, которые страстно целовал когда-то один из самых безнравственных людей Лондона.

Размышления мисс Филдинг были прерваны гомоном толпы, собирающейся у “Кравена”. Нахмурившись, она выглянула в окошко и увидела, что здание клуба окружают какие-то люди.

– Что происходит? – спросила она, когда карета Дженнера отъехала от казино. – Это полицейские?

– Возможно.

– Значит, в клубе облава? Во время бала?

Светло-голубые глаза Дженнера засветились от удовольствия:

– Похоже на то, – ехидно хмыкнул он.

– Это ваших рук дело! – воскликнула Сара.

– Моих? – с невинным видом переспросил он. – Да я просто владелец игорного дома, крошка.

Но довольная улыбка выдала Дженнера.

– Ах, мистер Дженнер, как вы могли так поступить? – возмутилась Сара, когда карета громыхала по булыжной мостовой. – Не представляю, что теперь будет! Бедному мистеру Кравену сегодня и так хватает неприятностей… – Бедному мистеру Кравену? – возмущенно переспросил Иво. – Ах, эти бабы! Так ты уже на его сторону переметнулась?

– Я ни на чьей стороне, – осуждающе покачивая головой, заявила Сара. – Насколько я понимаю, вы с ним два сапога пара.

* * *

– Облава! – крикнула кто-то, когда полицейские входили в клуб.

Безудержное веселье бала тут же превратилось в ужасное столпотворение. Гости метались по комнатам, а служащие казино лихорадочно прятали карты, кости, накрывая тканью игорные столы. Полицейские обыскивали помещения, пяля глаза на полуодетых проституток. Стражи порядка то и дело незаметно опрокидывали бокал-другой хорошего вина и торопливо жевали выставленные в буфетной изысканные кушанья – на скудное жалованье лондонского полисмена так не поешь никогда в жизни.

Дерек наблюдал за происходящим из угла центральной комнаты.

– Что за ночь, – пробормотал он.

Этот подлец Иво Дженнер отлично все рассчитал. Но что облава? Ерунда. Привычное недоразумение. А вот то, как обошлась с ним Сара Филдинг, приводило его в ужас. Кравена бросало то в жар, то в холод; еще ни одна женщина не позволяла себе так унизить его. О, как бы он хотел отомстить ей!..

Слава Богу, теперь-то он отделался от нее. Не будет больше соблазнов, невинных взглядов поверх очков, записей в тетрадочке, идиотских вопросов и этих дурацких “исследований”. Теперь-то ей не удастся повсюду совать свой нос… Опустив руку в карман, Дерек осторожно сжал крохотные очки Сары.

– Мистер Кравен, – окликнул его Ворзи. – Дженнер… Дерек задумчиво посмотрел на рыскающих по его клубу полицейских.

– Я достаточно плачу этим сволочам, чтобы таких вещей не происходило, – холодно заметил Кравен.

– Похоже, Дженнер платит им больше, – отвечал ему Ворзи, ловя на себе ледяной взгляд хозяина. – Я только что говорил с Эллисоном. Он сильно расстроен.

– Мои слуги не бывают расстроены.

Ворзи пришлось задрать голову, чтобы взглянуть в глаза возвышающегося над ним Кравена.

– Но сегодняшняя ночь – исключение, – Ворзи сокрушенно вздохнул.

– Да что, у нас облав раньше не было?!

– Дело не в облаве. Эллисон расстроился совсем из-за другого: он только что видел женщину, представившуюся как Матильда, которая вышла из клуба в сопровождении Ива Дженнера.

– Так Дженнер ушел? Хорошо. По крайней мере, хоть не придется давать этой маленькой твари по морде.

– Мистер Кравен, прошу прощения, но вы меня не поняли. Он… – Че я не понял? Он с какой-то бабой по имени Матильда? Да я десяток девок найду, которые выдают себя за Матильду! Это же маскарад, Ворзи! И вообще, не приставай ко мне со всякой ерундой! Пойду разберусь, в чет там дело… – С этими словами Дерек направился к полицейским.

– Матильда и мисс Филдинг – одно лицо, – вслед хозяину хмуро буркнул Ворзи. Дерек замер, а затем потряс головой, словно не веря своим ушам.

– Повтори, что ты сказал.

– Мисс Филдинг удалось обмануть меня. Очевидно, она ускользнула в потайную дверь, которая ведет к игральным комнатам. Та самая Матильда, которая только что ушла в сопровождении Иво Дженнера, одета в голубое платье, у нее длинные каштановые волосы, не говоря уже о паре… – Ворзи всплеснул руками и показал себе на нос.

– Дьявол и преисподняя! – взревел Дерек Кравен. – Нет, только не с Дженнером! Я убью его, если он к ней прикоснется… – Изрыгая страшные проклятия, Кравен стал размахивать руками.

– Похоже, они уехали в коляске Дженнера, – продолжал Ворзи, отходя на несколько шагов. Он уже много лет знал своего хозяина, но никогда не видел его в таком состоянии. – Эллисон сделал вывод, что они направились в клуб мистера Дженнера. Сэр… может, вы хотите выпить?

Дерек был в ярости.

– Я же велел ей убираться отседова в свой чертов Гринвуд-Корнерз, а вместо этого она сматывает с Дженнером. Да лучше бы она надумала ночью голяком прогуляться по трущобам! – Дерек взглянул на Ворзи. – Оставайся с полицейскими здесь! – велел он. – Заплати этим чертовым полицейским, чтобы они убирались!

– Вы пойдете к Дженнеру? – спросил управляющий. – Но вам не пробраться мимо полицейских. Они окружили клуб!

– Я везде смогу пробраться, – холодно заметил Кравен. – А когда я найду мисс Филдинг… – Дерек осекся и так посмотрел на Ворзи, что у того мурашки поползли по спине. – Ты помогал ей, не так ли? Она не смогла бы попасть на бал без твоего согласия. Если с ней что-нибудь случится, я застрелю тебя и всех остальных в этом чертовом клубе! Всех!!!

– Мистер Кравен! – возразил Вози. – Никому и в голову не приходило, что она будет вести себя так безрассудно.

– Как же! Да все было ясно с того самого дня, как она сюда заявилась. Она так и нарывалась на неприятности. И не без твоей помощи ей наконец это удалось!

– Мистер Кравен… – попытался возразить Ворзи.

– Довольно, – оборвал его Дерек. – Я разыщу ее. А ты… ты молись, чтобы с ней ничего не случилось… Или я отправлю тебя к чертям собачьим!

* * *

Карета тихо ехала по мостовым, а Сара терпеливо выслушивала хвастливые рассказы Дженнера о его многочисленных победах на ринге, о его силе, почти смертельных ранах, им полученных. В противоположность Дереку Иво Дженнер был простоватым малым, который не забывал ни на минуту о своем происхождении. Иво предпочитал жить в том мире, откуда он пришел, – вместе с его грубоватыми людьми и нравами. Ему было наплевать, откуда текут к нему денежки: из шелковых кошелечков или из засаленных карманов. Над Кравеном он то и дело открыто потешался.

– Шпарит этими грамотными словами… будто радился жентельменом… Тьфу! И шлендрает по своему паганому клубу, как индюк! – говорил Дженнер Саре.

– Да вы просто завидуете! – пыталась его урезонить девушка.

– Завидую? – Иво всего перекосило. – Да как я могу завидовать мужику, что одной ногой стоит на Сент-Джеймс, а другой – в Ист-Энде?! Разрази его триппер! Этот придурок даже не знает, кто он такой!

– Так вы полагаете, что он не должен общаться с людьми более высокого происхождения? Я бы назвала такое отношение снобизмом, мистер Дженнер.

– Как хошь, так и называй, – огрызнулся Иво.

Да-а, этот человек и впрямь был завистлив. Только теперь Сара начала понимать, в чем разница между соперниками в деле. Дженнер был воплощением того, чего Дерек Кравен так старательно избегал. Каждый раз глядя на Иво, Кравен видел карикатуру на свое прошлое. А Дженнеру не давало покоя, что Дереку удалось из уличного прощелуги превратиться в богатого и могущественного человека.

– Если вы так уж равнодушны к мистеру Кравену и к его успеху, то почему… – начала было Сара, но вдруг карета резко остановилась. Девушка изумленно открыла рот, услышав за окном какие-то вопли, визг, звон разбитого стекла и даже взрывы. – Что происходит?

Дженнер отдернул шторку и высунулся наружу. Он издал невнятный звук: то ли смех, то ли рык. Сара забилась в угол.

– Да тут целая толпа! – заорал Дженнер, открывая дверцу, и, обращаясь к побледневшему кучеру и слуге, спросил:

– Скоко их?

Слуга что-то невнятно промямлил в ответ, и Сара услышала, как Дженнер велел кучеру объезжать толпу.

Дверца захлопнулась, и карета стала резко разворачиваться. Когда дверцу кареты попало несколько камней, девушка безумно испугалась. Казалось, еще немного и разнесут карету в щепки.

– Что происходит? – снова спросила Сара.

Дженнер не отрываясь смотрел в окно и довольно ухмыльнулся, глядя н озверевшую толпу. Похоже, происходящее ничуть его не тревожило, а даже наоборот – доставляло удовольствие.

– Люблю хорошую талпу! Да… Пару раз я бывал предводителем такого сборища. Щас мы находимся в самой гуще.

– Почему они кричат?

Дженнер ответил, не поворачиваясь:

– Че ты не знаешь о Ред-Джеке?

Ред-Джек – Кровавый Джек – был печально известным разбойником с большой дороги, который получил свое прозвище за то, что лишил жизни по меньшей мере дюжину человек, нападая на них на дороге, соединяющей Лондон с Дувром.

– Я слышала о нем. Он, кажется, сейчас в нью-гейтской тюрьме – ждет казни, – сказала Сара.

Дженнер расхохотался.

– Он больше не в тюрьме. Порешил себя давеча – надул свово палача.

– Так вы хотите сказать, что людей волнует его самоубийство? Но почему? Раз он уже мертв… – Да ты че? Казнь – атличный спектакль! Даже дети и старые бабки приходят глянуть, как повешенный дергается на веревке. Они лишились этого зрелища и хочут крови! – Иво пожал плечами и с симпатией посмотрел на толпу. – Они сегодня его откопали, штоб кишки ему выпустить. И я говорю: пущай люди повеселяца!

– Веселятся расчленяя труп?

Сара пришла в ужас от одной этой мысли и с негодованием взглянула на Дженнера. Впрочем, до ее чувств ему дело не было, – он от всей души веселился, глядя, как толпа пьет, гуляет, орет и бьет стекла. Внезапно экипаж остановился, и десятки рук потянулись в небольшие окошки кареты: толпа вознамерилась перевернуть экипаж.

– Кучер смылся, – заявил Иво. – Мне было интересно, скоко это все продлица.

– Господи! – воскликнула Сара, глядя на него широко распахнутыми от ужаса глазами. – Они же разорвут нас на куски!

– Не бойсь. Со мной ты в безопасности. – И он потряс перед ее носом своими огромными кулачищами.

Озверевшие люди лезли на крышу кареты, которая в конце концов не выдержала и провалилась. Сара истошно завопила. Господи, куда же подевался ее ридикюль? Она была совершенно беззащитна без пистолета. Тут дверь экипажа оторвали, и девушка оказалась лицом к лицу с осатаневшей толпой.

Дженнер с энтузиазмом принялся за дело и вмиг уложил троих нападающих. Он двигался, как пловец, раздавая удары направо и налево. Сара бросилась за ним. Девушка, стараясь не отставать, вцепилась в его шерстяную куртку. Каким-то чудом им удалось-таки выбраться из самой гущи толпы.

– Мистер Дженнер, – взмолилась Сара, – помогите мне уехать домой.

Иво лишь рассмеялся в ответ; глаза его возбужденно горели.

– Че, поди не нравится тебе эта заваруха?

Сара оглянулась на экипаж Дженнера.

– Лошади, встревожилась она, увидев, как какие-то люди отстегнули упряжку от кареты и увели лошадей.

Дженнер помрачнел:

– Мои кони! Да я за них целое состояние атвалил! – Иво бросился вслед за ворами. – Эй, вы, стойте! Это мои кони!

– Мистер Дженнер! – закричала девушка, но он, казалось, уже забыл о ней.

Итак, Иво Дженнер бросил ее посреди улицы.

Сара брела вперед, пробираясь между грабителями, растаскивающими краденные вещи. Откуда-то сверху пролетела бутылка и, упав на землю, разбилась вдребезги. Девушка в ужасе прижалась к стене. В надежде отыскать сторожа или патруль Сара свернула за угол, в тень. Она даже не знала, куда идет; она лишь надеялась обойти толпу и не угодить прямиком в воровское логово. От прежней бесшабашности не осталось и следа – ей было страшно.

– Черт, – выдохнула Сара. – Черт, черт, черт!

– Эгадз, а это что такое? – услышала вдруг девушка.

Она остановилась, увидев перед собой тень высокого мужчины. Человек был прекрасно одет – ясное дело, кто-то возвращается из “Кравена”. Эти люди пьют, играют в разные игры, посещают проституток – и все равно считаются джентльменами… Впрочем – пустое! Сара, позабыв обо всем на свете, кинулась к незнакомцу. Вдруг он поможет ей выбраться?

– Сэр… Но незнакомец, видно, был не расположен проявлять благородства.

– A мог, друзья, посмотрите, какую хорошенькую потаскушку я здесь нашел! – воскликнул он, обращаясь к замаячившим за его спиной спутникам.

Сару в одно мгновение окружила троица подвыпивших молодых людей. Столпившись вокруг нее, они громко обсуждали внешность девушки.

– Сэр, я заблудилась, – встревожено заговорила Сара. – Пожалуйста, проводите меня, или… или хотя бы посторонитесь и дайте пройти!

– Киска моя, – произнес один из молодых людей, расплываясь в похотливой улыбке и хватая девушку за талию, – я отведу тебя как раз туда, куда нужно.

Сара отскочила в сторону, но попала в объятия другого повесы. Она стала вырываться, но мужчины крепко держали ее и хохотали во все горло.

– Куда мы отведем эту крошку? – громко спросил один.

– На мост, – отвечал второй. – Я знаю там отличное местечко. Мы, как и полагается истинным джентльменам, сделаем все по очереди. А если куколка начнет орать и сопротивляться, сбросим ее в Темзу.

Мужчины дружно расхохотались.

– Пустите меня! Я не проститутка! Я не… – кричала Сара.

– Конечно, ты хорошая девушка, – стал успокаивать ее один из нападающих. – Хорошая, молодая потаскушка, которая не откажется поразвлечься с тремя молодыми людьми.

– Нет!!!

– Не беспокойся, малышка, мы тебе понравимся. Мы – отличные ребята. И не одна проститутка ни разу не оставалась недовольной нами.

– Не-е, шлюхи никогда на нас не жаловались, правда, друзья?

– Верно говоришь!

– Да ты сама нам захочешь заплатить после… Гогоча во все горло, подвыпившие гуляки потащили отбивающуюся Сару с собой.

Раздраженный сопротивлением девушки, один из повес со всего маху ударил ее по лицу.

– Не валяй дурочку, – заявил он. – Мы же не собираемся тебя убивать – просто оттрахаем, да и дело с концом.

Никогда в жизни Сара Филдинг не издавала таких звуков. Страх придал ей силы; она вырывалась, царапалась, кусалась, визжала… Но все безрезультатно. Распоясавшиеся молодчики продолжали волочить ее по улице. Вдруг девушка упала и изо всех сил вцепилась в бордюр тротуара. Неожиданно темная фигура, двигавшаяся с кошачьей ловкостью, мелькнула перед ее глазами. Послышался свист дубинки, и двое нападавших со стоном упали на землю. Третий, отступив на шаг, заорал:

– Что ты делаешь? Какого черта? Ты, свинья невежественная… на виселицу захотел?

Прижавшись к стене, Сара с ужасом следила за происходящим. Сначала она думала, что это Дженнер вернулся за ней. Но, вглядевшись, поняла – перед ней Дерек Кравен. В тусклом свете фонарей его лицо пылало от гнева; с необыкновенной легкостью он размахивал направо и налево дубинкой – любимым оружием обитателей трущоб. На Сару молодой человек даже не взглянул.

– Забирай своих приятелей и проваливай отсюда! – сквозь зубы процедил Дерек, обращаясь к единственному устоявшему на ногах противнику.

Двое мужчин с трудом поднялись с земли. Один прижимал руку к животу, а другой держался за окровавленную голову. Третий, которого не достала дубинка Дерека, уловил в говоре Кравена уличный диалект. Он не сдвинулся с места.

– Одет-то ты хорошо, но, видать, настоящий кокни. Любишь, стало быть, яркие перышки? Я дам тебе денег – купишь себе еще одну тряпку. Только отдай нам эту шлюшку – Отваливай!

– Я даже готов поделиться, если тебе тоже хочется попробовать… – Она моя, – прорычал Дерек и угрожающе приподнял свое грозное оружие.

Двое раненых пошли прочь. Третий злобно смотрел на Кравена.

– Тупоголовый осел! Ладно, забирай свою потаскуху!

И сделав красноречивый, вульгарный жест руками, он присоединился к своим дружкам.

Сара поднялась на ноги и пошла к Дереку, стоявшему в нескольких футах от нее. Его лицо было таким свирепым, что Саре подумалось, что он, пожалуй, похож на самого сатану. Девушка не успела опомниться, как сильные руки схватили ее и усадили на выросшего словно из-под земли коня. Бока лошади блестели от пота. Сара молчала. Дерек поправил поводья и ловким движением вскочил в седло позади нее. Левой рукой он крепко прижал девушку к себе.

Лошадь пустилась легким галопом. Перед глазами мисс Филдинг мелькали какие-то полуразвалившиеся хижины, помойки, грязные улицы. Закрыв глаза, Сара лениво подумала о том, куда везет ее Дерек – обратно в клуб или… Она обернулась к нему и уткнулась лицом в его шерстяной плащ. Лошадь с удивительной легкостью несла своих седоков. Подскакивая в такт галопу, Сара все крепче прижималась к Дереку. Как ей было хорошо у него на груди! Девушка твердо знала, что с ним ее никто не обидит, с ним она в безопасности… Странный, непонятный человек, отдавший любимую женщину кому-то другому. Ворзи поведал ей историю о том, как Дерек, по сути, затолкал Неуемную Лили в постель графа Волвертона.

– Мистер Кравен боялся, как бы ему самому не полюбить Лили, – рассказывал Ворзи, – вот почему он отдал ее графу. Он приложил немало сил, чтобы у них завязалась прочная связь. Мистер Кравен не умеет любить; любовь для него – слабость и глупость. Поэтому женщины так и липнут к мистеру Кравену. Каждая надеется стать единственной, которая сумеет покорить его сердце. Но это невозможно. Он всегда начеку… Слабость и глупость. Этой ночью девушка была и глупа, и слаба. Ей так хотелось извиниться перед Дереком, но слова замерли у нее на устах: ей было слишком стыдно… Сара прильнула к нему, закрыв глаза и представляя себе, что время остановилось, что они едут по бесконечной дороге – вперед к безбрежному морю, бездонному небу и мерцающим звездам… Вскоре Дерек остановил коня у небольшого парка, окруженного тихими улицами. Огонь тускло мерцал в уличных фонарях и отбрасывал неровный свет на дорогу. Молодой человек спрыгнул на землю и протянул руки, чтобы помочь Саре. Она неуклюже соскользнула с седла на землю. Как только девушка встала на ноги, Дерек тут же отпустил ее и пошел прочь.

Сара кинулась вслед за ним. Девушка хотела заговорить, но не могла: ей казалось, что все ее оправдания смешны и нелепы. Кравен тоже молчал, словно ждал, что она заговорит первой. Тут Сара вдруг разрыдалась.

– Я так виновата… – едва удалось вымолвить ей.

Остановившись, Дерек мгновенно оказался рядом с ней; он тихонько гладил ее плечи и руки, а затем стал похлопывать по спине с таким видом, словно тушил огонь.

– Ну-ну, не надо… не плачь, – приговаривал Дерек. – Все в порядке. Черт возьми! Не надо… плакать… Но Сара продолжала рыдать, и молодой человек не знал, что делать. Он умел совращать женщин, очаровывать их, преодолевать их сопротивление… Словом, умел все, кроме одного – Дерек Кравен не знал, как их утешать. Ему никогда не приходилось этого делать.

– Ну успокойся… – говорил от таким тоном, каким Лили успокаивала своих детей. – Ну-ну, не плачь… Сара доверчиво уткнулась своей головкой в широкую грудь Дерека. Он хотел было оттолкнуть девушку и даже поднял руки, но вместо этого, неожиданно для себя, изо всех сил прижал ее к груди.

– Мисс Филдинг… – с усилием проговорил Дерек. – Сара… Девушка все плакала и плакала.

Кравен выругался и прижался губами к ее макушке. Он изо всех сил старался не думать о холодной ночи, о мокрой траве, о близком рассвете… Но желание разгоралось в нем все сильнее и сильнее. Дерек не мог стоять равнодушно, прижимая к себе такую желанную ему женщину. Нет, он не джентльмен, он всего лишь негодяй, который спал с немыслимым количеством женщин! Молодой человек грубоватым жестом погладил волосы Сары.

– Все хорошо, – опять пробормотал он. – Все в порядке. Не надо больше плакать.

– Я… я бы ни за что не ушла с мистером Джненнером, но я так рассердилась… на тебя за… за… – Да, знаю, – сказал Дерек, вытаскивая из кармана носовой платок и неуклюжим движением утирая ей слезы. – На. Вытри сама.

Сара взяла платок и высморкалась.

– Спасибо… – Дженнер обидел тебя?

– Нет, но он бросил меня прямо в этой толпк… – Ее подбородок опять задрожал, и Дерек, испугавшись нового потока слез, забормотал:

– Тихо-тихо… Все позади… Я сверну этому Иво Джненнеру шею, но сначала я расправлюсь с тобой… Рука Дерека скользнула Саре под плащ и стала нежно ласкать ее хрупкую шею.

Сара всхлипнула.

– Ты спас меня… Я так благодарна тебе!

– Чепуха, – Дерек ласково улыбнулся. – Мы теперь квиты.

– Нет-нет… – возражала Сара.

– Я же говорю – чепуха! Я не мог поступить иначе… Мне следовало догадаться, что это ты. – Дерек оглядел ее залитое слезами лицо. – А, может, я и догадался… Сара постепенно успокаивалась, ей было так хорошо с ним! Одну руку Дерек положил девушке на грудь, другой прижимал ее к себе.

– Откуда это платье? – спросил Кравен, и его дыхание белым облачком поднялось вверх в морозном воздухе.

– Леди Рейфорд.

– Ну конечно, – молодой человек язвительно хмыкнул. – Это платье как раз в ее стиле.

Дерек провел пальцем по лифу платья, а затем его рука, скользнула вверх, коснулась нежной девичьей груди; соски Сары напряглись, кровь застучала в висках.

– Леди Рейфорд была очень добра, – стараясь скрыть свое волнение, поспешно заговорила она. – Ты не должен ругать ее. Прийти на бал – только моя идея. Это моя вина, других виноватых нет… – Думаю, без Ворзи и Лили у тебя ничего бы не вышло. – Дерек продолжал гладить ее грудь. – Тебе холодно?

– Нет, – прошептала Сара в ответ, чувствуя, что все ее тело горит, словно она хлебнула какого-то варева, которое было куда крепче самого крепкого вина Дерек нежно посмотрел Саре в глаза.

– Я хочу, чтобы ты забыла все, что произошло этой ночью.

– Почему?

– Потому что завтра ты вернешься в свою деревню. Там ты выйдешь замуж за своего мистера Кинсфилда.

– Кингсвуда, – поправила его девушка.

– … вуда, – нетерпеливо повторил он.

– А вы? Вы тоже все забудете, мистер Кравен?

– Да, – резко отстраняясь от нее, произнес Дерек.

Девушка ждала, что Дерек вот-вот соберется уходить, но, похоже, он не торопился.

– Разве мы не вернемся в клуб? – спросила Сара.

– Зачем? Веселье смолкло – спасибо твоему дружку Дженнеру. Игра закончилась, гости разошлись… и, к счастью для тебя, кончился пунш.

Сара густо покраснела.

– Пунш был очень крепким, – призналась она.

Молодой человек рассмеялся, вспомнив ее пылавшие щеки и неровную походку.

Успокоенная тем, что Дерек больше на нее не сердится, Сара скрестила на груди руки и посмотрела на улицу. Ей казалось, что откуда-то издалека ветер доносит до них вопли разъяренной толпы. Неужели этим дикарям все-таки удалось поиздеваться над трупом?.. Вспоминая пережитый ужас, девушка содрогнулась. Не спускавший с нее глаз Дерек недоуменно поднял брови.

– Что случилось? – спросил он.

И Сара рассказала, как Иво Дженнер отнесся к безумному замыслу толпы. Кравен выслушал ее, но ничуть не удивился.

– Но как же могут люди так себя вести? – спросила Сара. – Неужели на смерть можно смотреть с удовольствием? Я не понимая этого!

– А я, когда был еще мальчиком, понимал.

От изумления Сара разинула рот:

– Ты ходил смотреть на казнь?.. Но это не нравилось тебе! Не могло нравиться!

Дерек пожал плечами.

– Теперь не нравится, но сказать, что никогда не нравилось, увы, не могу.

Сара была потрясена. Она, конечно, понимала, что он вырос в трущобах, в мире зла и греха, что воспитывали его в борделях, в игорных домах и на улицах. И все же… Неужели, когда страдаешь сам, чужие страдания не трогают сердца?

– О чем же ты думал, смотря, как вешают человека? – спросила Сара.

– Я думал о своей удаче. Ведь вешали не меня! Я был всегда голоден, у меня даже горшка ночного не было. Зато вокруг моей шеи не обвивалась веревка палача… – И тебе становилось легче от этого?

– Мисс Филдинг, всю жизнь я обманывал и воровал – еду, джин, иногда даже женщин… Сара покраснела.

– А честный труд? Ворзи говорил, что ты работал.

– Работал, да. Честно? – Дерек покачал головой и горько усмехнулся. – Тебе лучше не спрашивать меня об этом.

Сара помолчала, а затем твердо сказала:

– Нет, я хочу знать… – Для твоего романа?

– Нет. – Сара нетерпеливо дотронулась до его руки. – Пожалуйста. Ты должен мне поверить, я никому не расскажу твою историю.

Дерек пристально посмотрел на нее и опустил глаза.

– Я подрабатывал помощником трубочиста до тех пор, пока не вырос. Для шестилетнего мальчика я был совсем не велик, но все равно настал день, когда я не смог выбраться из трубы. – Дерек горько улыбнулся. – Ты себе не представляешь, каково это – застрять в дымовой трубе? Однажды я все-таки застрял.

– И как же тебе удалось выбраться? – в ужасе спросила Сара.

– У меня под ногами зажгли пучок соломы. Я все тело ободрал, но сумел все-таки выскочить… Потом я стал работать в доках – грузил ящики и корзины. Временами приходилось чистить и потрошить рыбу или собирать в конюшнях навоз, а затем относить его на причал. Я не знал, что такое ванна. – Взглянув на Сару, он усмехнулся. – От меня так несло, что даже мухи дохли.

– Господи! – прошептала девушка.

– Иногда я воровал кое-что из груза и продавал свою добычу нечистым на руку торговцам. Словом, я ничем не отличался от обычного трущобного мальчишки. Чтобы выжить, мы все немного подворовывали.

Но был среди нас – Джем… Костлявый паренек с лицом мартышки. Однажды я обратил внимание на то, что паренек этот живет, пожалуй, получше нас. У него была теплая куртка, он всегда досыта ел, даже девчонки у него водились… Как-то раз я подошел к нему и спросил, откуда он берет деньги. – Лицо Дерека изменилось, став в одно мгновение грубым и злым; вся его привлекательность в словно испарилась. – Джем был со мной откровенным. Последовав его примеру, я занялся в некотором роде… воскрешением… – Ты… обратился к церкви? – пытаясь уяснить, о чем говорит Дерек, спросила Сара.

Молодой человек недоуменно взглянул на нее, а затем истерично расхохотался. Когда девушка спросила его, в чем дело, он не сразу смог справиться с собой.

– Я… ох! – хохотал Дерек, вытирая выступившие на глазах слезы. – Я поставлял кости!

– Не понимаю… – Грабил могилы. Выкапывал трупы и продавал студентам-медикам, – перестав смеяться, объяснил Кравен. – Ты удивлена, не так ли? И возмущена!

– Я… – Сара не могла прийти в себя. – Я… То есть, не могу сказать, что меня это обрадовало.

– Да уж куда там. Не очень-то приятное дельце. Но я – отличный вор, мисс Филдинг. Джем всегда говорил, что я при желании могу спереть ресничку с глаза самого дьявола. Мне удавалась эта работенка, бывало за ночь я добывал троих.

– Добывал?

– Ну, да. Раскапывал могилы и добывал… По закону хирурги и студенты-медики могут использовать только трупы приговоренных к смерти преступников. Но смертных приговоров не так уж много. Поэтому мне платили за то, чтобы я ходил на больничные или приютские кладбища и выкапывал свеженьких покойничков. Хирурги обычно называли их “образцами”.

– И как долго ты этим занимался? – с дрожью в голосе спросила Сара.

– Почти два года – до тех пор, пока я сам не стал похож на эти самые трупы. Бледный, худой, как сама смерть. Весь день я спал, а ночью отправлялся на дело. Работать при полной луне было опасно – слишком светло – того и гляди пристрелят кладбищенские сторожа. Когда я не мог идти на ночной промысел, то просиживал целые вечера в углу какой-нибудь таверны и пил, стараясь забыть о своей гнусной работенке. Потревожив столько спящих вечным сном мертвецов, я стал постоянно думать о том, что их души преследуют меня.

Дерек говорил абсолютно спокойно, словно все это не имело к нему никакого отношения. Лишь легкий румянец выдавал его волнение. Смущение, отвращение к самому себе, злость… Сара могла лишь догадываться о том, что испытывает он, вспоминая свое безрадостное детство. И почему вдруг захотелось признаться ей в таких вещах?

– Мне кажется, что внутри я был мертв, – продолжал Кравен. – Или, может, был каким-то недочеловеком. Но нужда в деньгах подгоняла меня – до тех пор, пока один мой ночной кошмар не положил всему этому конец. После него на кладбище я больше не появлялся.

– Расскажи мне, – тихо попросила Сара, но Дерек отрицательно покачал головой.

– После этого я стал заниматься другими делами – почти такими же дурными, но все же не такими жуткими. Ничего не могло быть хуже, чем выкапывать мертвецов… Сквозь облака проглядывала луна, освещая небо серо-фиолетовым светом. Наверное, та ночь, после которой он перестал вскрывать могилы, походила чем-то на эту. Глядя на человека, стоящего рядом, Сара вся как-то съежилась. Кравен был прав – она возмущалась. К тому же не приходилось сомневаться, что молодой человек рассказал о многом, но далеко не обо всем.

Сара старалась изо всех сил понять его, не бояться. До какой же степени наивна она была! Ей и в голову не приходило, что Кравен мог заниматься такими ужасными делами… А ведь среди разрытых им могил вполне могли быть и могилы ее родных, членов ее семьи! Дерек осквернил память умерших, он заставил страдать множество людей. Расскажи ей раньше о таком человеке, она бы в жизни не подумала, что его можно простить.

Но… Дерек Кравен, несмотря ни на что, был добр, благороден, честен… Честен с самим собой. Сегодняшняя ночь служила тому ярким подтверждением. Разве после всей этой истории с ее розыгрышем с этим мерзавцем Дженнером смела она рассчитывать на его помощь, на его участие? Однако Дерек был в эту минуту с ней… Сара покачала головой – она не знала, что и думать.

Кравен отвернулся от девушки, но вся его поза была вызывающей. Казалось, он ждет, что она начнет проклинать его. Но вместо проклятий Сара молча подошла к Дереку и осторожно поправила прядь черных волос, упавших ему на лоб. Когда она дотронулась до его лица, Кравену показалось, что у него перехватило дыхание. Все его мышцы напряглись. Он посмотрел Саре прямо в глаза.

– Дурочка ты маленькая. Мне не нужна твоя жалость. Я лишь хочу сказать… – Это не жалость вовсе… – Сара быстро отдернула руку.

– Я пытаюсь объяснить тебе, глупенькая, что разница между мной прежним и мной нынешним невелика, это всего лишь одна большая куча денег.

– И хорошо, если тебе их достаточно… – Нет, – горячо возразил Дерек. – Их всегда не хватает. Если бы ты пережила то же, что и я, то поняла бы.

Сара нахмурилась: неожиданно для себя самой она рассердилась даже больше, чем Дерек.

– Нет, я все понимаю! Вы имели волю к жизни, мистер Кравен! Как я могу ругать вас за это?.. Да, – продолжала она, немного помолчав, – мне не по душе то, чем ты занимался, но я не лицемерка. Родись я в трущобах, то наверняка стала бы проституткой! У бедных весьма небогатый выбор. И я восхищаюсь, слышишь, восхищаюсь тем, что тебе достало сил вылезти из грязи!

– Да? – хмуро проговорил Дерек. – Сегодня ты спрашивала меня о женском комитете. Я расскажу тебе о нем. У большинства мужей есть любовницы, и они ночь за ночью проводят время у них, забывая своих жен. Вот я и стал обслуживать незаслуженно обиженных жен… За деньги, разумеется. Я был таким же хорошим любовником, как и вором.

Сара побледнела. Заметив это, Дерек нарочито весело улыбнулся.

– Ты по-прежнему от меня в восторге?

Тут Сара вспомнила проституток, с которыми она общалась, работая над “Матильдой”. У них были в точности такие же, как сейчас у Кравена, глаза – мрачные и печальные глаза людей, не верящих в лучшую жизнь.

– Когда мне понадобились деньги для моего клуба, – продолжал Дерек, – я стал шантажировать их. Ни один порядочный человек не захотел бы узнать, что его жена связалась с таким типом, как я. Но вот что любопытно: несмотря на шантаж, они не переставали встречаться со мной. Наша “дружба” продолжалась до тех пор, пока клуб не был построен. Мы прекрасно понимали друг друга – я и мои дамы.

– А леди Рейфорд? – хрипло спросила Сара.

– Нет, она не была в их числе. Я и она никогда… – Дерек сделал нетерпеливый жест и стал ходить вокруг Сары, не приближаясь к ней, как будто из разделяло огненное кольцо. – Я не хотел этого от нее.

– Потому что ты о ней заботился. – Не услышав ответа на свое замечание, девушка продолжала:

– И она – одна из тех, кто заботился о тебе… включая Ворзи, Джилла и даже девушек из твоего клуба… – Ну да, потому что я плачу им жалованье… Задетая саркастическим замечанием Дерека, Сара еще больше нахмурилась.

– Мистер Кравен, вы упорно не желаете принимать моего доброго отношения к вам, а я не хочу слушать ваших насмешек.

Шагнув навстречу Саре, Кравен схватил ее за руки и торопливо заговорил:

– Я хочу, чтобы ты уехала домой. Ты здесь постоянно в опасности. И пока ты в Лондоне, главная угроза для тебя – я.

Молодой человек жадно смотрел на ее волосы, милое лицо, ясные глаза. Внезапно застонав, он прижал Сару к себе, зарылся лицом в ее шелковые кудри. Сара закрыла глаза, и Дерек тихо заговорил ей прямо в ухо:

– Ты должна уехать, Сара… потому что я хочу тебя, хочу до исступления… Я хочу уложить тебя к себе в постель, чтобы вдыхать аромат твоей кожи. Я хочу твоей невинности. Господи! Мне страшно подумать, что кто-то еще дотронется до тебя!

Сара нежно погладила его щеку.

– А что, если я хочу того же? – прошептала она.

– Нет! – яростно воскликнул Дерек. – Если ты станешь моей, то возненавидишь себя. Я не могу сделать тебя счастливой!.. Но только не думай, что я не хочу тебя! – Он еще крепче прижал к себе Сару. Его возбужденная плоть словно обжигала ее, заставляя изнывать от желания. – Это – для тебя, – пробормотал он. – Только для тебя.

Кравен схватил руку Сары и приложил к своей груди. Она почувствовала, как бешено стучит его сердце.

– Мужчине ни к чему подобное безрассудство, и даже если сам дьявол попробует уговорить меня прикоснуться к тебе, у него ничего не выйдет! – горячо проговорил Кравен.

– Пожалуйста! – простонала Сара, и было непонятно, то ли она хочет, чтобы он отпустил ее, то ли, наоборот, не дал ей уйти.

Казалось, молодой человек находится на краю безумия. Он со стоном припал к ее губам.

– Мистер Кравен, – отстранившись от него, прошептала Сара. – Дерек!

Некоторое время он не двигался, а лишь хрипло дышал, глядя на девушку. Затем, совладав с собою, Дерек осторожно поцеловал ее веки.

– Я забуду тебя, Сара Филдинг, – сурово произнес он. – Чего бы мне это ни стояло.* * *

Дерек Кравен решил проводить Сару до дома Гудманов сам. Он усадил ее на седло перед собой, и девушка уткнулась лицом в его широкую грудь. Несмотря на зимнюю стужу, его тело пылало, как огонь. Доехав до дома, они остановились, и Дерек помог Саре спешиться.

Пошел легкий снежок. Пушистые хлопья, кружась, падали на землю, на каштановые кудри Сары… Шрам на лице Дерека стал более заметным. Сара притянула его голову к себе и нежно поцеловала Кравена в лоб. У нее перехватывало горло, глаза застилали слезы.

Дерек Кравен так отличался от галантных кавалеров, о которых она мечтала в прошлом! Он был грубоватым, невоспитанным… Рассказывая о себе, он делал все, чтобы оттолкнуть ее. Он хотел, чтобы она ушла с его дороги. Но вместо этого Сара Филдинг стала только ближе ему… Подойдя вместе с девушкой ко входу в дом, Дерек в свете фонаря еще раз оглядел ее спутанные волосы, чувственные губы, горящие щеки.

– У тебя такой вид, – он слегка улыбнулся, – будто тебя измордовал целый полк изголодавшихся по женщинам матросов.

Сара не сводила с него глаз.

– Я никогда больше тебя не увижу, верно? – тихо спросила она.

Вместо ответа Дерек с величайшей осторожностью взял руку Сары и бережно поднес ее к губам. Он глубоко вздохнул, силясь что-то сказать, но так ничего и не сказал.

Затем Кравен выпустил пальцы Сары и посмотрел на нее долгим, проникающим в самую глубину души горьким взглядом.

– Прощайте, мисс Филдинг, – хрипло проговорил он.

С этими словами молодой человек повернулся и пошел прочь. Сара видела, как он легко вскочил на коня, пришпорил его, поскакал и быстро исчез в ледяном тумане.

Глава 7

На следующий день после возвращения в Гринвуд-Корнерз Сара вышла прогуляться по замерзшему полю, отделявшему их скромный дом от всей деревушки. Девушка полной грудью вдыхала морозный воздух, напоенный аромат снега и сосен.

– Мисс Филдинг! – окликнул ее звонкий мальчишеский голосок. – Как вы съездили в Лондон?

Сара обернулась и увидела Билли Эванса, сына мельника.

– В Лондоне было замечательно, – ответила она мальчугану. – Но почему ты еще не в школе?

Девушка насмешливо взглянула на Билли: она прекрасно знала, что паренек не упустит случая прогулять уроки.

– Меня послали за одной книгой к священнику, – весело ответил Билли. – А как ваш роман, мисс Филдинг?

– Пока в самом начале, – призналась Сара, – но все же думаю к лету его закончить.

– Скажу об этом моей маме. Она обожает ваши книги, хоть ей и приходится прятать их от папы.

– Но почему?

– Он не любит, когда она читает. Папа говорит, что, начитавшись всякой ерунды, мама того и гляди убежит, как Матильда.

Они расхохотались, и Сара взъерошила рыжие волосы мальчика.

– Она никогда не сделает этого, Билли, – заверила его девушка. – К тому же, если ты знаешь, роман кончается тем, что Матильда стоит на мосту и раздумывает, не прыгнуть ли ей вниз. Вот к чему может привести бегство из дома!

Билли широко улыбнулся:

– Надеюсь, вы больше не уедете от мистера Кингсвуда, не так ли?

Сара наклонилась к мальчику.

– Ты думаешь, он скучал без меня? – спросила она заговорщическим тоном.

Мальчуган залился краской смущения.

– Спросите его сами! – буркнул он и побежал прочь.

– Непременно! – крикнула его вдогонку Сара.

Девушка вздохнула с удовольствием, к которому, однако, примешивалась легкая грусть. Здесь все было родным и знакомым. Она знала все тропинки, луга, ручейки этих мест; она знала всех обитателей родной деревушки, знала истории их семей.

Гринвуд-Корнерз – замечательное место. Но нынешнее возвращение Сары в родной край отличалось от предыдущих. Вместо облегчения и радости она испытывала грусть – как будто какая-то часть ее души осталась там, в далеком Лондоне. Даже улыбки любящих родителей и их радость по поводу ее возвращения не могли скрасить печаль девушки. И ей очень хотелось встретить Перри: Сара надеялась, что, увидев его, она развеселится. Но чем ближе была их встреча, тем сильнее билось ее сердце.

У Кингсвудов был очаровательный увитый плющом дом, построенный в классическом стиле. В комнатах, выдержанных в охристых, коричневатых и зеленоватых тонах, не было ничего лишнего. В теплое время года мать Перри большую часть времени проводила в саду, занимаясь любимыми цветами. Зимою же, уютно устроившись у жарко пылающего камина гостиной, она вышивала гладью. Перри, разумеется, не выходил из библиотеки, где он постигал глубины исторической науки и зачитывался поэзией древних.

Сара постучала в дверь, соскабливая о край ступеньки грязь со своих ботинок. Через мгновение перед девушкой возникла сама Марта Кингсвуд. Мать Перри была привлекательной женщиной с серо-голубыми глазами и некогда светлыми волосами, которые с годами чуть потускнели. Радостное выражение ее лица тут же испарилось, едва она увидела, кто к ним пожаловал.

– Ну что, набродяжничалась? – вместо приветствия проворчала она.

Встретившись взглядом в недовольными глазами Марты, Сара весело улыбнулась.

– Я не бродяжничала, – объяснила она. – Я работала над будущей книгой.

Сара Филдинг тут же вспомнила слова своей матери, сказанные несколько лет назад: “Будь очень внимательна, Сара, когда разговариваешь с этой женщиной. Я знаю Марту с детства. Сначала она сделает все, чтобы ты стала доверять ей, а потом использует твои же слова против тебя”. – “Но я никогда не давала ей повода плохо ко мне относиться, мама”, – говорила тогда девушка. – “Перри обратил на тебя внимание. Этого довольно вполне”.

Немало воды утекло с тех пор, и Сара не раз убеждалась в справедливости материнских слов. Марта овдовела через несколько лет после рождения Перри, и с той поры вся ее жизнь была посвящена ребенку. Она явно ревновала сына к Саре, тем самым ставя и себя, и девушку в довольно неловкое положение. Перри же философски относился к материнской ревности, прекрасно понимая, что будь его избранница пядей во лбу, ничего все равно не изменится. Оставалось надеяться на то, что после женитьбы мать ослабит свою жестокую хватку. “Мы все сможем прийти к взаимопониманию, – не раз говорил он девушке. – И пожалуйста, не относи ее придирки на собственный счет. Ей в принципе не может нравиться девушка, за которой я ухаживаю”.

… Марта стояла в дверях с таким видом, словно не хотела пускать Сару в дом.

– Когда же ты вернулась? – ехидно спросила она.

– Вчера вечером.

– Полагаю, ты явилась сюда, чтобы повидать моего сына, – спокойно проговорила Марта, но в ее тоне, однако, чувствовалась угроза.

– Да, миссис Кингсвуд.

– Надеюсь, в следующий раз ты подумаешь о том, что можешь помешать его утренним занятиям.

Марта всем своим видом давала понять, что со стороны Сары было верхом неприличия являться в столь неурочный час. И прежде чем девушка успела ответить, Марта шире распахнула дверь и жестом пригласила войти.

В надежде, что мать Перри не последует за ней, Сара бегом побежала вверх по ступенькам. Как было бы замечательно, думала она, если бы ей удалось хоть несколько минут побыть наедине с Перри. Девушка добежала до библиотеки – уютной комнаты, оклеенной обоями с изображением розовых, красных и коричневых птиц. Вдоль стен высились стеллажи из красного дерева, уставленные рядами книг.

Молодой человек, сидящий за письменным столом розового дерева, увидев Сару, встал и радостно улыбнулся ей.

– Перри! – воскликнула Сара и бросилась ему навстречу.

Перри с добродушной усмешкой обнял девушку. Он был стройным молодым человеком среднего роста, с необычайно изящными руками и плавными, даже грациозными жестами. Саре всегда нравилось смотреть, как он пишет, играет на фортепьяно или лениво перелистывает книгу. Закрыв глаза, она вдохнула запах его одеколона и довольно улыбнулась.

– Ох, Перри!

Девушке было спокойно и уютно в его объятиях – так, словно и не было тех божественных дней в Лондоне.

Но память сыграла с ней скверную шутку – перед глазами Сары всплыло лицо Дерека Кравена; она почти физически ощущала его сильные, страстные объятия, услышала, как он шепчет ей на ухо: “Я хочу держать тебя до тех пор, пока твое тело не сольется с моим… Я хочу уложить тебя в свою постель…"

Сара откинула голову назад.

– Дорогая! – прошептал Перри. – Что с тобой?

Сару слегка знобило.

– Да так, ничего… сквозняк… – Глядя на Перри, девушка попыталась выкинуть из головы слова Дерека. – Ты такой красивый, – прошептала она.

Перри, довольный рассмеялся.

То, что во всем Гринвуд-Корнерз не встретишь молодого человека, более привлекательного, чем Перри Кингсвуд, было правдой. Его золотистые, с медным оттенком волосы были, пожалуй, чуть длинноваты; большие, сияющие голубые глаза завораживали своей глубиной. Словом, настоящий байроновский, романтический герой.

Взглянув на дверь и убедившись, что за ними никто не подсматривает, Перри быстро наклонился и чмокнул Сару в щеку. Но девушке тут же вспомнилось лицо со шрамом, зеленые глаза, настойчивые губы Дерека, которые с такой силой впивались в ее рот… – А где же твой чепец? Мне так нравилось твое личико, выглядывающее из кружевных оборочек, – весело спросил Сару Перри.

– Я решила не надевать его сегодня, – ответила она и нахмурилась, заметив, что Перри убрал с ее плеч руки. – Нет… Не отпускай меня. Обними еще, – попросила она.

– Скоро сюда придет мама, – предупредил он.

– Знаю, – буркнула она и отошла на шаг назад. – Просто я так по тебе соскучилась.

– И я тоже, – Перри кивнул на расписную боковую кушетку. – Давай присядем и поговорим, дорогая. Полагаю, мамочка вот-вот принесет нам чаю – я слышу, как она хозяйничает на кухне.

– А мы не могли бы побыть некоторое время наедине? – прошептала девушка, забыв об остром слухе Марты. – Мне надо кое-что сказать тебе.

– Дорогая, мы же всегда будем с тобой вдвоем – ты и я, – голубые глаза Перри засияли пуще прежнего. – Час или два в обществе моей матери – пустяк по сравнению с целой жизнью!

– Конечно, – согласилась девушка.

– Ну вот и славно, моя дорогая!

Мисс Филдинг уселась на упругие подушки, лежавшие на кушетке. Перри взял ее за руку.

– Что ж, похоже, поездка в Лондон увенчалась успехом. – Тут Перри улыбнулся и со смехом добавил:

– У моей мамы какие-то нелепые представления об этих твоих вояжах. “Откуда приличная девушка может знать столько о падших женщинах?” – то и дело спрашивает она. И мне довольно нелегко убедить ее, что ты не проводишь время в дешевых тавернах и борделях! Мамочка просто не представляет себе, какое у тебя богатое воображение!

– Спасибо, милый, – пробормотала Сара, смущенно глядя на черные с позолотой подсвечники, стоящие у противоположной стены.

Сара никогда не врала Перри; она попросту избегала говорить с ним о своих “исследованиях”, а если и говорила, то лишь намеками, и ее рассказы были довольно скучны. Да Перри и не задавал ей лишних вопросов, довольствуясь скупыми рассказами девушки. Но мать молодого человека с подозрением относилась к ее поездкам.

– К тому же, – продолжал Перри, – я – то знаю, что моя дражайшая Сара большую часть времени проводит в залах библиотек и музеев. Разве это не так?

Перри просто весь лучился от радости, а Сара чувствовала, как ее шею и лицо начинает заливать краска стыда.

– Да… м-м-м… Да, Перри, мне надо кое-что тебе сказать. Пока я была в Лондоне… В общем, я раза два возвращалась очень поздно. Миссис Гудман грозилась написать моей маме и своим друзьям в Гринвуд-Корнерз, что я – довольно шумливая особа, этакий сорванец в юбке.

Перри остолбенел.

– Сара Филдинг – сорванец?! – воскликнул он. – Да все, кто тебя знает, будут потешаться над ее словами.

Девушка облегченно улыбнулась:

– Я рада, что ты не собираешься обращать внимание на слова миссис Гудман.

Перри погладил ее руку.

– Возможно, старые сплетницы и будут распространять о тебе слухи – из-за того, что ты написала какую-то там “Матильду”! Но я знаю тебя лучше других, дорогая. Мне известны все твои мысли, все твои желания, и я постараюсь, чтобы тебе незачем стало сочинять всяческие невероятные истории: у тебя буду я и дом, полный детей, не будет только свободного времени. О чем еще мечтать женщине?

Сара изумленно посмотрела на него:

– Ты хочешь сказать, что мне лучше бросить писать?..

– Я принесла чай!

В комнату вошла Марта, держа в руках серебряный поднос, на котором стоял чайный сервиз, целых три поколения служивший семейству Кингсвудов.

– Мамочка, – сияя проговорил Перри, – как ты только догадалась, что именно это нам нужно? Садись с нами, а Сара расскажет нам о своей поездке в город разврата.

Заметив неодобрительный взгляд Марты, Сара пересела подальше от Перри.

Миссис Кингсвуд поставила поднос на круглый столик, стоящий перед кушеткой. Сама она уселась на стул.

– Сара, что же ты не разливаешь чай? – елейно спросила она, всем видом давая понять, что гостье дарована неслыханная честь.

Но Сара насторожилась – она слишком хорошо знала Марту. Предчувствия не обманули девушку: как только она налила в хрупкую фарфоровую чашку чай, добавила молоко и сахар, Марта воскликнула:

– Да нет же, Перри так не любит!

Сара вопросительно взглянула на молодого человека.

– Ты вроде пьешь чай и с сахаром, и с молоком?

Он слегка пожал плечами.

– Да, но… – Ты налила молоко в последнюю очередь, – заговорила Марта, прежде чем Перри смог ответить. – Мой сын предпочитает, чтобы сначала в чашку наливали молоко, а уж потом добавляли туда чай. От этого вкус чая совершенно иной.

Решив, что миссис Кингсвуд шутит, девушка взглянула на Перри. Но тот лишь беспомощно ей улыбнулся. Сара заставила себя равнодушно пожать плечами.

– Что ж, – слегка дрожащим голосом произнесла она, – я постараюсь запомнить это, миссис Кингсвуд. Не представляю, как это я проглядела такую важную вещь – за столько-то лет.

– Наверное, тебе стоит быть повнимательнее к привычкам моего сына, – сказала Марта, довольная своим урокам. – К тому же запомни, пожалуйста, что я пью чай без сахара, но с молоком и молоко тоже следует наливать в первую очередь.

Сара послушно налила Марте сначала молоко, а потом чаю. Затем, положив себе в чай несколько ложечек сахара, она уселась на свое место за столом.

– Надеюсь, в Лондоне ты исправно ходила в церковь? – спросила девушку миссис Кингсвуд и так сильно сжала губы, что они превратились в едва заметную полоску.

Соблазн солгать был очень велик, но все же Сара покачала головой и произнесла извиняющимся тоном:

– У меня не было времени.

– Не было времени, – тихо повторила за ней Марта. – Хм. Я благодарна Всевышнему, что он не отвечает нам такими словами, когда мы обращаемся к нему со своими молитвами. Как бы Господь ни был занят, он всегда находит для нас время. И я полагаю, нам следует поступать так же.

Сара сокрушенно кивнула, вспомнив, что Марта Кингсвуд регулярно ходит в церковь. Всю свою сознательную жизнь женщина всегда являлась на службу за пятнадцать минут до начала и садилась в первом ряду. Уходила миссис Кингсвуд, разумеется, последней и тоже не сразу: она чувствовала себя обязанной сообщить преподобному Кроуфорду свое мнение о службе.

– Ни я, ни Перри никогда не пропускали воскресного богослужения, – говорила Марта. – Так же поступал и мистер Кингсвуд, когда был жив. И жена Перри не будет пропускать церковную службу. Она может не прийти в церковь в исключительной ситуации.

– В случае смерти? Каких-то природных бедствий? – невинным тоном спросила Сара, не обращая внимание на встревоженного женским разговором, вернее ее репликой, Перри.

– Именно так, – подтвердила Марта.

Сара молчала: вся ее радость от встречи с Перри исчезла. Она пришла сюда, чтобы повидаться с ним, а не выслушивать нудные наставления его мамаши. Почему сам Перри молчит? Неужели ему приятнее сидеть в обществе Марты?..

Девушка попыталась сменить тему разговора:

– Расскажите мне лучше, что происходило в Гринвуд-Корнерз, пока меня не было. Как подагра мистера Доусона?

– Гораздо лучше, – ответила Марта. – Он уже смог надеть туфли и немного ходил.

– Его племянница Рэчел позавчера обручилась с Джонни Честертоном, – добавил Перри.

– Как замечательно! – воскликнула Сара. – Честертонам повезло – Рэчел такая чудесная девушка.

Марта холодно кивнула.

– Да, она тихая, скромная, всегда держится в тени. Именно о такой невесте для своего сына всегда мечтал покойный мистер Кингсвуд. Уж ей-то никогда не придет в голову привлекать к себе внимание… как делают некоторые молодые женщины?

– Вы намекаете на меня? – невозмутимо поинтересовалась Сара.

– Нет, я просто говорю о Рэчел.

Сара медленно поставила чашку с блюдцем на стол и взглянула на Перри, покрасневшего от бестактности своей матери.

– Удивительно, почему ты до сих пор не проводил такого сравнения, – на душе у Сары кошки скребли, но она не подавала вида.

За своего сына ответила Марта:

– Милочка! Да когда же ему сравнивать? У него даже на занятия времени не хватает: вечно кто-то мешает.

Сара почувствовала, как кровь ударила ей в голову.

– Быть может, это вы? Или все-таки я? – Резко встав, она схватила свой плащ. – Прошу прощения. Думаю, мне пора.

За спиной она услышала язвительный голос Марты:

– Какая грубость! Мы же просто мило беседовали.

Перри принялся успокаивать свою мамочку, а Сара, как ошпаренная, выскочила из библиотеки. Она никогда так не злилась на Перри и всегда терпела выходки его матери. Но теперь почему-то терпение ее лопнуло. Проклиная все на свете, девушка со всех ног кинулась домой. Вскоре она услышала, что Перри бежит за ней. Он даже не надел куртки.

– Мне даже не верится, что ты могла так взорваться! – воскликнул Перри. – Сара, остановись, давай поговорим хоть минутку!

Девушка даже не замедлила шага.

– Я не расположена “мило беседовать”.

– Не сердись на мою маму.

– При чем тут мама? Я сержусь на тебя – ты и пальцем не пошевельнул, чтобы защитить меня!

– А что я могу сказать ей? Что она не имеет право высказывать собственного мнения в собственном доме?! Ты слишком многого хочешь!

– Она была невыносимой.

Перри тяжело вздохнул.

– Мама действительно была резковата сегодня, – признался он. – Не знаю даже из-за чего.

– Думаю, из-за меня. Так всегда бывает. Неужели ты не замечал, как она меня не любит? И не полюбит ни одну женщину, с которой ты захочешь связать свою жизнь!

– Отчего ты так раздражена? – удивленно спросил Перри. – Вовсе на тебя не похоже! Должен прямо сказать, тебе это не к лицу, Сара!

Поскольку дело уже было начато, Сара с огромной радостью решила его продолжить.

– Да что ты? – язвительно переспросила она. – А я считаю, тебе не к лицу твое молчание и то, что ты позволяешь своей матери так со мной обходиться. Запомни, Перри, я не стану закрывать глаза на ее издевку!

Лицо Перри стало угрюмым.

– Я не хочу с тобой ссориться, Сара. Прежде нам удавалось избегать скандалов.

Глаза девушки загорелись:

– Объяснить тебе – почему? Я думала, что если буду все тихо терпеть и все пойму, то ты в конце концов сделаешь мне предложение. Я ждала, ждала несколько лет, Перри, а ты все свалил на свою мамочку! Она должна меня одобрить! Но она никогда не благословит нашу помолвку! – Сара нетерпеливо смахнула слезу. – Ты все время просил меня подождать – как будто у нас куча времени! Но времени всегда мало, Перри! Уже многие годы мы могли быть вместе, но мы упустили эти годы! Неужели ты не понимаешь, как ценен каждый день, каждый миг с любимым человеком? Некоторым никогда не преодолеть разделяющее их расстояние! Им остается только мечтать друг о друге! Но как глупо, как нелепо жить с любимым рядом и вместе с тем быть так далеко от него! – Сара прикусила дрожащую губу, а затем продолжила:

– Позволь мне сказать тебе кое-что, Перри Кингсвуд! Не думай, что я буду ждать тебя вечно!

– Ты о чем? – спросил он, ошарашенной ее тирадой.

Девушка остановилась, переводя дыхание.

– Если ты бы хотел меня, то не был бы так далек, и не позволил бы никому становиться между нами! Ты бы уже давно соблазнил меня!

– Сара! – воскликнул Перри. – Я никогда не видел тебя в таком состоянии. Ты на себя не похожа. С тобою что-то случилось в Лондоне?

– Нет. Просто я кое-что поняла. – Приходя постепенно в себя, она взглянула на Перри. – Я пришла к решению, Перри.

– Ах, вот как! – Молодой человек пытался изобразить негодование. – Но я никому не позволю управлять мною.

– Да ну? Похоже, ты позабыл о своей матери. Она все сделала для того, чтобы встать на нашем пути. Я никогда не хотела, чтобы ты выбирал между мной и ею, но теперь я вижу – иного выхода нет. – Сара глубоко вздохнула. – Я хочу выйти за тебя замуж, Перри. Я хочу заботиться о тебе, хочу быть любящей женой. Но нашей “дружбе”, или как там еще назвать это, что происходило между нами, должен быть положен конец! Если ты в ближайшее время не сделаешь мне предложения, добрых отношений между нами не будет!

Перри побледнел. Сара видела, как в его глазах поднимаются злость и обида, но ничего не сказала.

Задул холодный ветерок. Перри, одетый лишь в рубашку и жилет, задрожал.

– Мне холодно, – пробормотал молодой человек.

И не говоря больше ни слова, он повернулся и поспешил к своему дому, туда, где поджидала его мать.

* * *

Как всегда, вид родного домика, стоящего на невысоком холме, успокоил Сару. В доме было четыре комнаты; накрытая тростниковой крышей уборная находилась в саду. Неподалеку от уборной стоял сарай, в котором держали лошади и телеги. Пожилые родители Сары жили в этом доме почти сорок лет, после того как получили его в наследство от ее дедушки и бабушки. И какие бы беды и неприятности не происходили в их жизни, в этом доме царил мир и спокойствие.

Подойдя к дому, Сара увидела, что во всех окнах ярко горит свет. Это могло означать лишь одно – у них гости. “Ох, как некстати!” – подумала девушка. “Добрые” друзья ее отца могли сидеть у них часами, разговаривая и выпивая несметное количество чашек чаю. Она любила гостей, однако сейчас ей хотелось побыть одной. Но делать нечего! Сложив губы в радостную улыбку, Сара, уверенно толкнув дверь, вошла в дом. Как она и предполагала, все стулья и диван в комнате были заняты гостями – Хьюзами, Браунами… Сидел там и недавно овдовевший Арчи Барроуз.

– Здравствуй, доченька. Что-то ты рано вернулась, – приветствовал Сару Исаак, ее отец.

Он был невысокого роста, с широкими плечами и копной серебристо-серых волос. Увидев дочь, он радостно улыбнулся.

– Отведай-ка пирожков, которые принесла миссис Хьюз.

– Нет, не хочется, спасибо, – сказала Сара, в то время как мать помогала ей снять плащ. – Мне хочется отдохнуть после прогулки.

– Посмотрите! – воскликнула миссис Браун. – У бедняжки щеки совсем покраснели от холода. Сегодня такой противный ветер!

– Да, верно, – пробормотала Сара, решив не объяснять, что это вовсе не ветер, а объяснение с Перри заставило ее щеки пылать огнем.

– Как поживает молодой Кингсвуд? – поинтересовалась одна пожилая дама, и все тут же посмотрели на Сару с величайшим интересом. – Хорош, как всегда?

– Очень, – с усилием выдавила из себя Сара, улыбнулась и отправилась к себе в комнату.

Усевшись на узенькую кровать, девушка скрестила на коленях руки и уставилась на висевшую на стене картину. Эту акварель нарисовала одна ее подруга – Мэри Маркум; она была одного возраста с Сарой, но уже давно вышла замуж за местного кузнеца, и у них было трое чудесных детей. Жалость к себе волной поднималась в сердце Сары – никогда прежде она не чувствовала себя такой одинокой. Стиснув зубы, чтобы не разрыдаться в голос, девушка утерла слезы, рекой струящиеся из глаз.

Тут в комнату вошла Кэти.

– Что случилось? – спросила она, усаживаясь рядом с дочерью.

Хотя лицо пожилой женщины избороздили морщины, ее темно-карие глаза были по-прежнему молодыми и живыми. Серебристые кудряшки весело падали ей на лоб.

– Но… твои гости… – начала было Сара.

– Что ты… Они вполне счастливы, слушая в сотый раз анекдоты твоего отца. Впрочем, некоторые из его побасенок настолько стары, что их сейчас можно выдавать за свежие.

Женщины усмехнулись, но затем Сара с несчастным видом покачала головой.

– Мне кажется, я совершила ошибку, – призналась она и рассказала матери о ссоре с Кингсвудом и о своем ультиматуме ему.

Кэти задумалась, поглаживая руку Сары.

– Почему ты думаешь, что это ошибка? Ты поступила так, как считала нужным. Если будешь слушаться своего сердца, то никогда не ошибешься.

– Не знаю, мама. Еще несколько дней назад мое сердце нашептывало мне весьма странные вещи.

Миссис Филдинг сильно сжала ее руку.

– О мистере Кравене? – спросила она.

Сара изумленно уставилась на нее:

– Откуда ты знаешь?

– Просто я слышала, как ты говоришь о нем. Что-то необычное было в твоем голосе, чего я раньше никогда не слыхала. – Хотя Сара совсем немного рассказала о казино и его владельце, ей следовало бы знать, что Кэти обязательно догадается о большем, чем ей рассказывают.

– Мистер Кравен – весьма порочный человек, мама, – потупившись, пробормотала Сара. – Он совершил много ужасных поступков.

– Но что-то в нем привлекает тебя, не так ли, доченька?

Слезы тихо потекли по щекам девушки.

– Если бы хоть кто-то заботился о нем и любил его, научил бы его еще в детстве отличать хорошее от плохого, то он стал бы замечательным человеком. Замечательным, – повторила Сара.

Она вдруг представила себе, каким бы стал Дерек, родись он в одном из семейств в Гринвуд-Корнерз. Наверняка это был бы красивый упитанный мальчуган с зелеными глазами. И вместе с другими детьми он бы играл, шалил, бегал по их чудесным лугам… Но тут же картина перед ее глазами растаяла, и ей на смену пришла другая – щуплый, забитый ребенок, застрявший в дымоходе. Заломив руки, Сара горячо заговорила:

– Знаешь, управляющий мистера Кравена говорил мне, что его хозяин едва ли не конченный человек. И иногда мне кажется, что это правда.

Кэти внимательно посмотрела на дочь.

– Сара, а мистер Кравен признавался в своих чувствах к тебе?

– Ах, нет! – поспешно ответила девушка. – По крайней мере, вы с папой ни за что бы не одобрили того, что он мне говорил.

Сара залилась краской, и мать удивленно посмотрела на нее.

– Ну конечно, – усмехнувшись, промолвила Кэти, – мы бы, пожалуй, не одобрили… внебрачных отношений, – не совсем уверенно пробормотала она.

Сара запустила пальцы в свои пышные волосы, разрушив простенькую прическу, и вынула шпильки, которые, казалось, впилась ей в кожу.

– Не стоит нам говорить о мистере Кравене, – устало улыбнулась она. – Мне хотелось бы связать свою жизнь только с Перри. Больше я никому не нужна. Но, похоже, и этой возможности устроить свою жизнь у меня теперь нет.

– Не знаю… – задумчиво произнесла Кэти. – Я считаю, что ты поступила верно. В глубине души Перри вовсе не желает всю жизнь провести в обществе своей матери. Ему не стать настоящим мужчиной до тех пор, пока он не начнет жить самостоятельно, без подсказок. По сути, Марта держит его в клетке. И вот что меня беспокоит, доченька: вполне возможно, что вместо того, чтобы вырваться из неволи, он затянет туда и тебя.

– Нет! – вздрогнув, воскликнула Сара. – Я этого не вынесу! Я не смогу жить под каблуком его матери.

– Но тебе об этом стоит серьезно подумать, – мягко сказала Кэти. Благослови вас Господь. – Пожав руку дочери, Кэти тепло улыбнулась ей. – А теперь вытри слезы, деточка, и выходи к гостям. Миссис Браун опять расспрашивала про Матильду, а я вечно забываю, что мне надо ей отвечать.

Сара, мрачно взглянув на мать, послушно направилась вслед за ней в гостиную.

* * *

Весь следующий день прошел в стирке и приготовление “горшочка с перцем” – острого блюда из мяса, рыбы и овощей. Мелко шинкуя морковку, репу и лук, Сара весело болтала с Кэти. А потом они принялись петь тоскливые любовные баллады с плохими концами, столь популярные в Гринвуд-Корнерз. В конце концов Исаак не выдержал и закричал из гостиной:

– Господи, ну неужели ни одна из вас не знает хоть какой-нибудь песни, в которой никто бы не умирал и не терял навеки любимую?! С утра у меня было замечательное настроение, но из-за вас я того и гляди зальюсь горючими слезами!

– Гимны тебе подойдут? – спросила Сара, бросая нарезанные овощи в кипящую воду. Чуть позже они добавят туда баранину с рыбой и заправят все изрядным количеством кайенского перца.

– Давай! Все, что угодно, но только чтобы песня радовала душу!

Дамы бодро запели какой-то гимн и рассмеялись, услыхав, что Исаак баритоном подпевает им из гостиной.

– Твой отец тоже совершал ошибки, – тихо проговорила Кэти, когда они допели гимн. – Но она дал мне время все как следует обдумать. – Светлая улыбка озарило лицо женщины, когда она вспомнила свои молодые годы. – Этот человек горячо любит меня – уже много лет. И все эти годы он мне верен. Он может заставить меня радоваться и смеяться. Выходи замуж за такого человека, Сара, и дай Бог тебе счастья!

* * *

В этот вечер Сара рано легла спать. Но уснуть как-то не удавалось. Весь день она думала о Перри. Девушка ужасно переживала их ссору – ведь она любила молодого человека уже несколько лет. Перри стал частью ее жизни. Когда он был еще мальчишкой, они несколько раз в шутку целовались, и тогда девочке казалось, что она умрет от счастья. Они ходили на пикники, подолгу гуляли вместе… А как часто Сара, прислонившись к его плечу, слушала, как он читает ей свои любимые книжки… Эти воспоминания были очень дороги Саре Филдинг. Если каким-то чудом они все же поженятся, то каждое утро, просыпаясь рядом с Перри, она будет расчесывать его слегка растрепанные белокурые волосы, а он будет с улыбкой смотреть на нее сонными глазами.

Окончательно расстроившись, Сара сжала руками подушку и прошептала:

– Перри, я не могу потерять тебя. Не могу.

Она заснула с именем Перри на устах. Но снился ей Дерек Кравен, который, словно мрачный, темный дух, проник в ее сновидения.

Ей снилось, что они играют с Дереком в прятки. Они бегают по пустому клубу. Сара весело смеется – Дерек вот-вот найдет ее. И действительно, он уже совсем близко, и ей не убежать от него… Есть только один способ – ускользнуть через потайную дверь. Приведя в действие скрытую пружину, Сара прячется от Дерека в кромешной тьме туннеля. Но вдруг она слышит его дыхание – оказывается, он здесь, рядом… Дерек с легкостью настигает ее и прижимает к стене. Девушка смеется… – Ты никогда не убежишь от меня, – шепчет он Саре на ухо, прижимаясь к ней свои телом. – Ты моя навсегда… только моя… Сара внезапно вскочила с постели услыхав стук в дверь.

– Сара! Сара! – раздраженно кричал Исаак. – Вставай, у нас гости. Одевайся и выходи поскорее.

Девушка тяжело вздохнула. Ей хотелось одного: вернуться в свой сон.

– Хорошо, папа, – отвечала она, вылезая из теплого и уютного гнездышка и надевая халат поверх ночной сорочки. – Пап, а кто это… – Сара не договорила, увидев прямо перед собой молодого Кингсвуда. Девушка поправила спутанные волосы и вскричала:

– Перри!

У молодого человека был совершенно измученный вид. Не сводя глаз с Сары, он обратился к ее отцу:

– Сэр, я знаю, что явился весьма в неурочный час, но не позволили бы вы мне минутку поговорить с вашею дочерью?

– Только одну минуту и не секундой больше, – ответил Исаак. Выходя из комнаты, он многозначительно посмотрел на Сару. Девушка кивнула, давая ему понять, что их разговор и вправду не будет длинным.

Сара подошла к стулу и села на краешек.

– Перри, зачем ты пришел так поздно? Ты же знаешь, что это неприлично.

– Я чуть с ума не сошел за последние два дня, – измученным голосом заговорил молодой человек. – А в последнюю ночь я ни на секунду глаз не сомкнул – все обдумывал твои слова. Ты была на себя не похожа, Сара. Тебе давно следовало все это сказать. Вовсе не стоило молчать и принимать все мои объяснения с улыбкой.

– Возможно, – пробормотала девушка.

– Ты во многом была права, – продолжал Перри, падая перед Сарой на колени. Он бережно взял ее за руки. – Да, моя мама не одобрит нашего союза. Но она постепенно привыкнет. Вполне возможно, что когда-нибудь вы даже станете с ней друзьями. – Сара хотела что-то сказать, но Перри жестом остановил ее. – Ты и еще кое в чем права, дорогая. Действительно, не стоило тратить время. Я хочу быть с тобой. – Он крепче сжал ее пальцы и заглянул девушке прямо в глаза. Я люблю тебя, Сара. И если только ты согласна, я хочу, чтобы мы поженились этой весной.

– Да! Да!

Она соскочила со стула и обвила его шею руками. Перри радостно рассмеялся и стал целовать девушку, пытаясь унять ее бурную радость.

– Тихо, дорогая, успокойся, а то мы разбудим твоих родителей.

– Да они наверняка подслушивают за дверью, – девушка рассмеялась, крепче прижимаясь к нему. – Ах, Перри, я так счастлива!

– А я еще счастливее! – Перри ласково погладил непокорные локоны девушки.

– Приходи утром и поговори с моим отцом, – сказала Сара. – Конечно, это просто формальность, но ему будет приятно.

– Хорошо, а потом ты пойдешь со мной, и мы сообщим эту новость маме.

Девушка тяжело вздохнула, но не стала возражать.

Перри слегка нахмурил брови.

– Если ты будешь добра и приветлива с ней, то я уверен, она ответит тебе тем же.

– Хорошо, – согласилась Сара. – Я так счастлива, что расцеловалась бы, кажется, с самим дьяволом… Перри не заметил, как дрогнул ее голос. Впрочем, ему бы это ни о чем не сказало.

Они поговорили еще несколько минут, а затем, обменявшись торопливыми поцелуями, распрощались, и Перри ушел. У Сары было какое-то странное чувство, в памяти мелькали неясные воспоминание. Вот перед ней Дерек Кравен, она видит его усмешку, Дерек протягивает к ней руки… Этого никогда больше не будет, она должна навсегда забыть его. Да и он говорил, что забудет ее. Но как скоро? У него появится новая женщина?..

Смешно о нем думать. Все, что между ними было, – кончено. Да и был-то всего лишь маленький эпизод, похожий на сон. Вот Перри – другое дело. Их отношения – реальность. Сара забудет эти лондонские дни и посвятит себя дому, семье, друзьям и человеку, который ее любит.

* * *

– До сих пор не могу поверить в то, что наш молодой мистер Кингсвуд наконец-то сделал решительный шаг! – воскликнула миссис Ходжес, наблюдая, как Кэти чистит их каминную решетку, а Сара готовит щепки для растопки кухонной плиты.

Ходжесы были довольно пожилыми людьми, да к тому же главу семьи – мистера Ходжеса – мучил ревматизм, поэтому супруги частенько обращались к соседям за помощью.

– Господи! – продолжала миссис Ходжес. – Я даже не представляю себе, как Марта на это согласилась.

Заметив, что ее гостьи настороженно переглянулись, миссис Ходжес смущенно замолкла. Она-то хотела развеселить их, а получилось, похоже, наоборот.

Сара старалась сгладить неловкость.

– У миссис Кингсвуд просто нет выбора, – пожав плечами, сказала она. – У нее было достаточно времени привыкнуть к мысли о нашей женитьбе. В конце концов ей должно нравиться, что я люблю Перри!

– Это верно, – быстро согласилась миссис Ходжес. – И маме, и сыночку давно пора подумать о женитьбе. Марта вконец испортила мальчишку своей нелепой привязанностью!

Не сказав ни слова в ответ, Сара принялась расставлять по полкам до блеска отчищенные сковородки, кастрюли и чайники. Кружева чепца упали девушке на глаза, и она раздраженно поправила их. Перри настаивал, и Сара опять стала носить этот нелепый головной убор, но, кажется, он уже не нравился ей так, как прежде.

– Ваша девочка не боится работы, – заговорщически прошептала миссис Ходжес Кэти. – Она совсем не похожа на этих молоденьких деревенских вертихвосток, что думают только о нарядах и прическах да о том, как состроить глазки мужчинам.

– Да, Сара не такая, – согласилась Кэти. – У нее есть пара умелых рук и острый ум. Она станет хорошей женой Перри. И Марте надо было бы не противиться их браку, а давно благословить его.

Миссис Ходжес пристально посмотрела на Сару.

– А Марта по-прежнему настаивает, чтобы вы с Перри жили с ней?

Видно было, что девушке неприятен этот вопрос.

– Увы! – спокойно сказала она. – Впрочем, мы еще не решили, где будем жить.

– О Господи!.. – простонала миссис Ходжес и многозначительно подмигнула Кэти.

Надо сказать, что Марта Кингсвуд довольно спокойно приняла известие о предстоящей женитьбе сына. Сара и Перри пришли вместе, чтобы сообщить ей об этом, и немало удивились, не встретив ожидаемого сопротивления.

– Если женитьба на Саре сделает тебя счастливым, – проговорила Марта, сжимая лицо сына своими узкими руками, – то я благословлю вас обоих, – с этими словами она запечатляла на губах Перри быстрый поцелуй и многозначительно посмотрела на Сару.

С тех пор Марта стала вмешиваться во все их дела и критиковать все, что бы они не сделали. Перри старался не обращать внимания на нападки матери, но Сара не могла не думать о последствиях. Она понимала, что ни останови она сейчас свою будущую свекровь, то грядущее замужество превратится для нее в сущий кошмар. Уже теперь было ясно – Марта так быстро не сдастся.

Последние дни миссис Кингсвуд все явственнее осознавала, что близок тот день, когда ее ненаглядный сыночек покинет отчий дом. Поэтому она внезапно объявила о своем намерении жить вместе с молодыми.

– Это не такая уж плохая мысль, – заверял Сару Перри. – Многие пары живут не только с родителями, а даже с бабушками и дедушками. И я тоже не вижу причины жить отдельно от мамочки.

Сара была в ужасе.

– Перри, неужели ты хочешь, чтобы мы жили с ней в одном доме? – воскликнула она.

Мальчишеский лоб ее жениха прорезала глубокая морщина.

– А если бы твоя мать была одинока и захотела бы жить с нами? – вызывающе спросил он.

– Это не одно и то же. Моя мама совсем другой человек, с нею легко ладить.

Перри явно был недоволен: не привык он к тому, чтобы Сара позволяла себе с ним спорить.

– Буду очень тебе признателен, если впредь ты воздержишься от подобных замечаний. Как-никак мамочка вырастила меня без чьей-либо помощи.

– Я знаю, – согласилась Сара, пытаясь найти компромиссное решение. – Перри, у тебя ведь есть свои деньги? Наверняка ты кое-что скопил?

Молодой человек скривился: женщина не должна интересоваться денежными вопросами.

– Тебя это не касается, – огрызнулся он.

Но Сара, целиком поглощенная своей новой идеей, не обратила внимания на то, что Перри счел свою мужскую честь оскорбленной.

– Да послушай ты меня, – горячо заговорила она. – У меня уже есть кое-какие деньги… К тому же я получу гонорар за свой следующий роман, и тогда мы сможем купить маленький домик. Если понадобится, я готова работать день и ночь – чтобы нанять твоей маме компаньонку, которая будет за ней присматривать.

– Нет, – возразил Перри. – Никакая компания не сможет присматривать за ней так, как это сделают члены семьи.

Сара представила себе, что ей придется забросить свои романы и всю жизнь посвятить его мамочке, которая будет то и дело над ней издеваться. Нет, так не пойдет. Лицо девушки запылало.

– Перри, – заговорила она возмущенно, – ты же знаешь, живя вместе с твоей мамой, я буду несчастна! Она же превратит мою жизнь в кошмар, она станет без конца поучать меня, как готовить, как содержать дом, как воспитывать детей! Ты слишком многого хочешь! Нет, пожалуйста, избавь меня от этого!

– Ты согласилась стать моей женой, чтобы быть вместе со мной в дни радости и печали, – резко оборвал Сару молодой человек. – Мне-то казалось, ты понимаешь значения этих слов!

– Да, но я не понимаю, как это может быть – чем лучше тебе, тем хуже мне! – возмутилась Сара.

– Знаешь что – если для тебя нет ничего хуже, чем жить с моей мамочкой, то я надеюсь, ты все-таки достаточно любишь меня, чтобы и потерпеть! В жизни бывают куда большие неприятности!

Повздорив, они разошлись. Никто из них не захотел слушать доводов другого.

– Ты сильно изменилась, – заметил Перри недовольно, – и с каждым днем становишься все хуже. Почему ты не можешь быть той милой, счастливой девчонкой, которую я полюбил?

Сара не знала, что ему ответить, хотя прекрасно понимала, в чем дело. Перри хотел иметь такую жену, которая никогда не подаст голоса, никогда не возразит, никогда не выкажет своего неудовольствия. Он хотел, чтобы она жертвовала собой ради него. Саре же больше всего хотелось жить долгие годы в дружбе, любви и согласии.

«Он прав, я изменилась, – с горечью подумала девушка. – И это моя, а не его вина”. Еще совсем недавно она могла стать хорошей женой для Перри. “Нам следовало пожениться много лет назад. Ну зачем я стала писать и зарабатывать деньги? Зачем я отправилась в Лондон?!»

Сидя вечером над новым романом, Сара иногда с удивлением замечала, что она ничего не пишет и даже не думает, а просто сидит, сжимая ручку с такой силой, что белеют костяшки пальцев. Девушка не хотела вспоминать Дерека Кравена, но ее мысли то и дело возвращались к нему: она слышала его голос, видела его зеленые глаза… Глядя на Перри, она невольно сравнивала его с Дереком, и последний был милее ее сердцу. Но Кингсвуд хотел на ней жениться, а Кравен сразу заявил, что у него и в мыслях такого не может быть. “Я забуду тебя, Сара Филдинг”.

"И я забуду тебя!” – горячо шептала себе девушка, но… Сара изо всех сил пыталась себе свой будущий дом. По вечерам они будут сидеть с Перри возле жарко пылающего камина, а по воскресеньям вместе с друзьями и семьей ходить в церковь. В будни Сара станет ходить на рынок, встречать там своих замужних подруг: женщины будут сплетничать и подшучивать над своей семейной жизнью… Наверное, это очень интересно, наверное, они с Перри станут такой же счастливой парой, как и ее родители.

И чем больше Сара думала о будущем, тем больше она понимала, что предстоящее замужество вряд ли принесет ей счастье.

* * *

Рождественские дни прошли в Гринвуд-Корнерз замечательно. Сара с радостью пела рождественские гимны, встречалась со старыми друзьями, обменивалась подарками – словом, делала все, что полагается делать в эти светлые, праздничные дни. Она довольно редко виделась с Перри, и все же даже в короткие часы их свиданий они едва удерживались от ссор.

Накануне Рождества Сара подарила своему жениху коробочку с шестью носовыми платками, на которых она вышила его инициалы. Его подарком была чудесная позолоченная брошка с выгравированными на ней голубочками. Они сели рядышком у камина и, взявшись за руки, стали вспоминать свою прежнюю жизнь. Молодые люди не словом не обмолвились о Марте и о работе Сары. По сути, они избегали говорить о будущем – словно эта тема была опасной и запрещенной. Много позже, вспоминая эти дни, девушка думала о том, как же нелепо с их стороны было так себя вести – ведь это так естественно, когда будущие супруги обсуждают свою совместную жизнь.

В одно из ясных морозных январских деньков Кэти и Исаак отправились на деревенский рынок. Купив все необходимое, они намеревались нанести визит преподобному Кроуфорду.

Сара осталась дома и принялась чистить огромную оловянную кастрюлю – девушка любила, чтобы посуда сияла, как новая.

Вдруг раздался стук в дверь. Вытерев руки о повязанное вокруг талии полотенце, Сара пошла открывать гостям. Отворив дверь она оторопела от удивления – перед ней была Табита. На дороге возле дома стоял скромный экипаж – такие служащие Кравена могли брать для личных поездок, – возле которого прогуливался кучер. Сердце Сары екнуло: она сразу же вспомнила все, что так старательно пыталась забыть.

Проститутку было не узнать – Табита была одета в скромное платье и походила на простую деревенскую служанку. Свои волосы, которые Сара привыкла видеть распущенными по плечам, Табита уложила в аккуратную прическу, заколов ее простеньким бантом. Теперь сходство между ними стало еще очевиднее, хотя лицо Табиты была не в пример грубее.

– Мисс Филдинг, я просто заехала повидать вас по пути к родным. Отдохну недельку-другую. Они у меня, знаете ли, живут в Гемпшире… – Табита, какой приятный сюрприз! – воскликнула Сара. – Заходи, пожалуйста, я приготовлю чай. Может, кучер подождет на кухне… – Не-е, у меня мало времени, – ответила Табита, которая одновременно была и довольна и смущена гостеприимством Сары. – Я в один миг должна отваливать, просто заскочила на секундочку – перекинуться парой словечек!

Сара пригласила Табиту в дом.

– В клубе, надеюсь, все хорошо?

– Ага.

– Как поживает мистер Ворзи?

– С ним все в порядке.

– А Джилл?

– И с ним тоже.

Вопрос о Дереке так и вертелся у Сары на языке, но она побоялась задавать его. Девушка усадила проститутка рядом с собой на небольшой диванчик и стала ждать, когда та объяснит цель своего визита.

Табите нелегко давалась роль леди – надо было прямо сидеть, аккуратно расправив юбки. Потом она ухмыльнулась, водя руками по коленям, и начала говорить:

– Моя мамаша думает, что я работаю служанкой у одного большого господина в Лондоне – ношу уголь и воду, чищу серебро, ну и всякое такое… Зачем ей знать о “Кравене”?

– Да, конечно, – Сара понимающе кивнула.

– И если только мистер Кравен узнает, что я тут была, он меня всенепременно прибьет!

– Ни одно душа не узнает, – пообещала Сара, сердце которой начало колотиться вдвое быстрее.

Девушка выжидательно посмотрела на Табиту, которая стреляла глазами по сторонам, словно чего-то ожидая. Тут Сара внезапно поняла: Табита ждет, чтобы она спросила о Дереке Кравене. Сара еще раз нервно вытерла руки о полотенце и с усилием спросила:

– Табита, скажи мне, а как… он?

Проститутке только того и надо было. Услыхав вопрос Сары, она затараторила в ответ:

– Мистер Кравен сам не свой. Не ест, не пьет, как больной какой-то. А давеча заявился на кухню и сказал месье Лабаржу, что суп похож на воду из лужи. Токо Джилл и Ворзи смогли удержать французишку, штобы он не схватил большого ножа!

– И ты приехала сюда для того, чтобы мне все это рассказать? – недоумевала Сара. – Его настроение не имеет никакого ко мне отношения, – прошептала девушка, опустив голову.

– Да не-е, именно к вам, мисс… Уж мне-то это лучше всех известно!

Сара нервно перебирала пальчиками оборку своего фартука.

– Что ты хочешь этим сказать? – немного помолчав, спросила она.

Табита наклонилась поближе к мисс Филдинг и принялась шептать драматическим шепотом:

– Мистер Кравен заявился в мою койку – две или три ночи тому назад. Вы знаете, что он никада этого не делал. Ни с одной из девок.

У Сары перехватило дыхание – такое же чувство она испытала однажды, когда их лошадь сбросила ее на землю. Девушка тогда упала на живот и не могла не вздохнуть, ни выдохнуть. Господи, ну какое ей теперь дело до того, что он держал в объятиях другую женщину, шептал ей что-то на ухо?

– У его были та-акие глаза, – продолжала Табита, – будто перед ним сам нечистый стоял. У меня, говорит, к тебе просьба, и если рот откроешь – убью! Но я ему в ответ – хорошо, а потом… – Нет! – воскликнула Сара. Ей казалось, что если проститутка скажет еще хоть словечко, произойдет что-то ужасное. – Не говори больше ничего. Я не хочу слушать!

– Но там было о вас, мисс!

– Обо мне? – еле слышным голосом прошептала Сара.

– Он, стало быть, явился ко мне в койку. И велел мне никому ниче не говорить, че бы он ни сделал. Потом мистер Кравен прикрутил фитиль лампы, подошел ко мне и… – Табита опустила глаза, а Сара замерла в ожидании. – … Сара, говорит он, я тебя хочу, ты мне нужна, говорит… И всю ночь я должна была притворятся вами… Это из-за нашей с вами схожести… Поэтому он это и сделал. – Табита смущенно пожала плечами. – Он был таким обходительным… А поутру ушел, не сказав ни слова, только глазами эдак бешено повращал… – Довольно, – не выдержала Сара. Ее лицо пылало. – Тебе не следовало приходить сюда! И ты не имела права мне это рассказывать.

Вместо того, чтобы обидеться на слова Сары, Табита довольно улыбнулась.

– Я себе и говорю: от меня не убудет, если я все расскажу мисс Филдинг, – заговорила она. – Вы имеете право знать. Мистер Кравен любит вас, мисс, хоть он и не любил никогда в своей жизни несчастной. Он думает, вы слишком хороши для него, будто прям ангел какой! Да так и есть, храни вас Бог! – Табита серьезно посмотрела на Сару. – Мисс Сара… если бы вы токо знали… он не так плох, как о нем говорят.

– Я знаю, – горько усмехнулась Сара. – Но ты не все можешь понять. Я обручена с другим человеком, но если бы даже… – Сара резко замолчала. Не стоит говорить Табите о своих чувствах к Дереку Кравену. Это было бесполезно и к тому же больно для нее.

– Так вы к ему, стало быть, не поедете?

Сара улыбнулась. Как и все проститутки “Кравена”, Табита относилась к Дереку, как к доброму дядюшке или заботливому покровителю. Стоило ему только чего-то пожелать, и он немедленно получал желаемое. Все старались заботиться о нем.

Сара с трудом поднялась и направилась к двери.

– Я знаю, что ты приехала сюда с добрыми намерениями, Табита, но тебе пора уходить. Извини… Больше Сара не могла ничего сказать. Ей стало так одиноко, так горько, когда она осознала, что не получит того, о чем втайне мечтает.

– Вы тоже меня простите, – прошептала Табита, испытывая неловкость. – Я больше не побеспокою вас, мисс. Клянусь жизнью.

С этими словами она быстро ушла.

Глава 8

Сара уселась на пол у жарко пылающего камина и уткнула лицо в колени. В который раз она говорила себе, что не надо сомневаться – грядущее замужество непременно будет счастливым. Но Дерек Кравен не шел у нее из головы. Вот она пришла к нему… и что сказала? “Я просто еще раз решила тебя увидеть”. Ах как ей хотелось снова, хотя бы на мгновение, оказаться рядом с ним… Теперь она знала, Дерек тоже думает о ней, иначе разве заставил бы он Табиту прикидываться ею, Сарой.

"Я забуду тебя, Сара Филдинг. Чего бы мне это ни стоило!” – снова и снова вспоминала она разрывающие душу слова Кравена.

И зачем им видеться вновь? Ничего путного из этого все равно не выйдет, ведь даже самой себе Сара не в силах объяснить происходящего. К тому же Дерек не из тех, кто бросает слова на ветер… Закрыв лицо руками, девушка застонала. Забыть, забыть его во что бы то ни стало! До встречи с Кравеном она была счастлива, пусть безмятежно, но счастлива. У нее были книги, дом, семья, жених… Вспомнив о Перри, Сара вдруг просияла. Вот кто ей нужен, вот кто поможет в трудную минуту. Девушка вскочила, схватила свой плащ и перчатки, выбежала за дверь и со всех ног помчалась к дому Кингсвудов.

"Перри, – не обращая внимание на дувший в лицо ветер, страстно шептала Сара, – помоги мне. Скажи, что ты любишь меня, скажи, что нам судьбой предначертано быть вместе”.

И неважно, что может подумать Перри. Если сейчас он обнимет ее, скажет ей “любимая”, то все будет хорошо. О, она знает этого человека с детства; он добр, он спокоен, он поймет ее!

От быстрого бега у девушки срывалось дыхание. Подбежав к поместью Кингсвудов, она сразу же увидела суетившегося у конюшен ветра.

– Перри! – воскликнула Сара, пытаясь перекричать завывание ветра.

Но тщетно – Кингсвуд не слышал ее. Девушка из последних сил бросилась вперед.

И вот, наконец, оторвавшись от своих лошадей, он заметил ее.

– Сара? – удивился Перри. – Почему ты здесь? Что-нибудь случилось?

– Я должна была немедленно тебя увидеть! – Девушка в порыве отчаяния бросилась своему жениху на шею. – Перри, я так переживаю!.. Мы с тобой то и дело ссоримся. Прости, если я требовала слишком многого. Я хочу, чтобы наши отношения наладились. Скажи, что ты любишь меня! Скажи мне… – Да что такое? – недоуменно пробормотал Перри, обнимая свою невесту.

– Ничего… Ничего особенного… Я просто… – Сара замолкла и крепче прижалась к Перри.

Какое-то время они стояли обнявшись и не говоря ни слова.

– Послушай меня, дорогая, – отстраняя от себя девушку, нарушил молчание Перри. – Не стоит вести себя подобным образом. Нестись по деревне… с растрепанными волосами! Что о тебе подумают люди? Конечно, я люблю тебя. Но неужели был повод усомниться в этом?.. И когда ты оставишь свои романы?! Ты стала чересчур эмоциональной. Твое поведение не принесет добра ни нашим детям, ни мне тем более… Перри осекся, потому что Сара, словно не слыша то, о чем ей говорит, жарко поцеловала его в губы. Молодой человек чувствовал, как напряжено ее тело. Он покраснел от смущения; поведение Сары казалось ему настолько неприличным, настолько вызывающим!..

– Да что с тобой?! Почему ты так себя ведешь? – чуть не отскочив от невесты, воскликнул Перри.

– Я хочу принадлежать себе, – сказала девушка, и ее щеки запылали. – Что в этом плохого, если мы собираемся через несколько месяцев пожениться?

– А то ты не знаешь. – Перри аж вспотел от напряжения. – Порядочные, богобоязненные люди должны иметь силы, чтобы противиться животным инстинктам… – Знаешь, похоже, это слова твоем мамы, – запальчиво выкрикнула Сара, но тут же осеклась. – Ты нужен мне… Возьми меня… здесь… сейчас… – страстно шептала девушка, подталкивая Перри к куче аккуратно сложенных одеял у стога сена. – Возьми меня… – Нет! – приходя в бешенство, выкрикнул Перри. – Я не хочу этого! И не хочу я целовать тебя, как какую-нибудь шлюху!

Сара онемела. У нее было такое чувство, словно она смотрела на эту сцену со стороны.

– Чего ты хочешь? Чтобы я доказал, что люблю тебя?

– Да… – прошептала в ответ Сара.

Но Перри, казалось, не обращал уже на нее никакого внимания. Он был так раздражен внезапно разыгравшейся сценой, что плохо оценивал ситуацию.

– Как не стыдно! Я-то думал, ты скромная, невинная девушка… Господи, ты ведешь себя, как твоя проклятая Матильда! О, я догадываюсь, что с тобой было в Лондоне! Иначе как объяснить такое поведение?..

Раньше бы Сара стала вымаливать у него прощение. Но теперь обвинения Перри привели ее в ярость.

– Думаю, виной тому четыре года наших бессмысленных отношений! – негодование девушки не было предела. – Я устала! А если ты сомневаешься в моей невинности, то напрасно. Я по-прежнему невинна, хотя не вижу в этом никакого толка!

– Что-то ты слишком много стала понимать!

– Да, я переменилась, – согласилась Сара. – А тебе не приходит в голову, что меня могут захотеть другие мужчины? Что кто-то, а не ты, может поцеловать меня?

– Приходит, разумеется, – зло огрызнулся Перри; от гнева его лицо стало багровым. – И это так меня беспокоит, что я вот-вот возьму назад свое предложение! Я люблю тебя, но такой, какой ты была прежде! Сейчас ты мне не нравишься! Хочешь стать следующей миссис Кингсвуд? Найди в себе силы перемениться! Я хочу, чтобы ты стала такой, как раньше!

– Не могу! – воскликнула Сара. – И если хочешь, скажи своей дражайшей мамочке, что между нами все кончено! Уверена, ее это порадует!

– Ей будет очень жаль тебя.

Сара, кинувшаяся было к выходу, резко остановилась.

– Неужели ты и вправду так думаешь? – Девушка недоверчиво покачала головой. – Я не понимаю, зачем тебе жениться, Перри? Ведь твоя дражайшая мамочка так о тебе заботится!.. Если ты задумаешь поухаживать за кем-нибудь еще, то сначала предупреди свою новую избранницу, что она будет второй после мамочки! Хотя такой дурочки тебя не найти!

Выбежав из конюшен, Сара кинулась прочь. Ей показалось, что Перри окликнул ее, но она не остановилась. Самонадеянность и, что греха таить, твердость Кингсвуда разозлили девушку безмерно. “И ведь мне казалось, что я люблю этого человека!” – Мысль о четырех годах пустых ожиданий приводили ее в ужас.

Незаметно для себя сомой Сара добралась до дому.

– Все кончено, – решительно произнесла она, распахивая настежь дверь. – Все кончено… Вскоре вернулись родители.

– Ну как поживает преподобный Кроуфорд? – грустно спросила Сара.

– Замечательно, – весело ответила ей Кэти. – Хотя боли в груди дают о себе знать. И кашель у него не меньше, чем на прошлой неделе. Боюсь, в следующее воскресенье мы опять едва услышим проповедь.

Сара понимающе кивнула, вспомнив, каким хриплым и тихим был голос Кроуфорда на прошлой службе. Молодые прихожане еще могли кое-что разобрать, а вот пожилым пришлось нелегко. Девушка приподнялась в кресле, чтобы встать, но тут старый Исаак бросил ей на колени письмо.

– Принесли на нашу почту вчера вечером, – пояснил отец. – Смотри, какая дорогая бумага, алая восковая печать! Наверное, это от какой-то очень важной особы.

Сара медленно разглядывала конверт; изящный женский почерк, которым был написан адрес, был ей не знаком. Подгоняемая любопытными взглядами родителей, она сломала печать и вскрыла конверт.


«Моя дорогая мисс Филдинг, – начиналось письмо, – с первых же дней нашего знакомства я не перестаю думать о вас и благодарить тот счастливый случай, что свел нас. Мне бы так хотелось услышать ваш рассказ о бале в “Кравене”. Может быть, мы продолжим наше знакомство и в следующий уик-энд…»


Сара пробежала письмо глазами до конца и, подняв голову, увидела встревоженные лица родителей.

– Письмо – от графини Волвертон, – объяснила девушка. – Я имела честь познакомиться с нею, когда была в Лондоне.

– И что же она пишет? – спросила Кэти.

Она взглянула на письмо.

– Она… она приглашает меня на уик-энд в их имение Рейфорд-Парк, что недалеко от Гертфордшира. Будет бал, званый обед, фейрверк… больше двухсот гостей… Графиня пишет, что ей на балу нужен кто-нибудь “остроумный и ненадоевший”. Она полагает, что я смогу оживить любую беседу… – Сара недоверчиво хмыкнула. – Неужели она в самом деле приглашает меня на такое великосветское сборище?

Взяв письмо из рук дочери, Кэти стала читать его сама.

– Как неожиданно, – дойдя до конца, вымолвила она.

– Я не могу принять приглашения, – сказала Сара. – У меня нет подходящего туалета, кареты. В конце концов я никого там не знаю!

– Да и Перри едва ли одобрит, – вмешался Исаак.

– Зачем я ей нужна? – смущенно продолжала Сара, не обращая внимания на замечание отца. – Тут что-то не так… – она глубоко задумалась.

Наверное, Лили Рейфорд потехи ради решила пригласить на бал деревенскую дурочку: ее гости, да и она сама не прочь будут посмеяться над робкой, скромно одетой девушкой. От этой ужасной мысли у Сары похолодело внутри. Но тут она вспомнила обворожительную улыбку Лили Рейфорд, и ей стало стыдно. Конечно, приглашение Лили сделано от чистого сердца.

– Ты только представь себе, какие знатные люди там будут, – заговорила Кэти, вновь пробегая глазами письмо. – Мне непременно надо показать это послание Ходжесам – то-то они удивятся! Моя дочь дружит с графиней!

– Дорогая, не забывай, что перед глазами Всевышнего все люди равны – и графини, и молочницы, – заметил Исаак, помешивая угли в камине.

– Леди Рейфорд – удивительная женщина, – задумчиво промолвила Сара. – Она очень добрая и общительная.

– Ну да, – проворчал отец девушки, – знатные женщины могут себе позволить быть добрыми.

– Наверное, у нее в гостях соберутся самые разные люди, – размышляла вслух девушка. – Возможно, даже… – Сара осеклась. А вдруг Дерек Кравен тоже будет среди приглашенных?! Ведь он близкий друг Рейфордов. “Тем более не стоит ехать”, – подумала Сара, но… Искушение было слишком велико.

Оставив родителей в гостиной, где ненастными вечерами они любили посидеть, грея ноги у камина и читая по очереди друг другу отрывки из Библии, Сара поднялась к себе. Плотно затворив дверь, девушка достала листок самой лучшей бумаги, которая была у них в доме, обмакнула перо в чернильницу и принялась писать ответ Лили. Руки ее слегка дрожали, но, несмотря на это, буквы выходили ровными и красивыми.


"Милая леди Рейфорд!

Мне было чрезвычайно приятно получить ваше любезное приглашение провести уик-энд в Рейфорд-Парке…"


В покоях, расположенных над главной игорной комнатой “Кравена”, стоял невыносимый запах джина. Многочисленные попытки горничных привести помещение в порядок ни к чему не приводили: в комнатах, занимаемых Дереком, царил полный хаос. Дорогие бархатные портьеры и роскошные ковры ручной работы были залиты вином и во многих местах прожжены сигарами; на инкрустированном полудрагоценными камнями столике остались грязные следы сапог, которые, кстати, валялись тут же, на столе. Разбросанная повсюду, скомканная и грязная одежда, небрежно опущенные шторы, не пропускавшие в комнату и лучика дневного света, довершали безрадостную картину.

Ворзи осторожно приоткрыл дверь. У него было такое чувство, словно он заглянул в берлогу раненного медведя.

Кравен лежал поперек кровати, и его длинные голые ноги свисали на пол. Рядом валялась пустая бутылка из-под джина. Услышав, как скрипнула половица, Дерек поежился.

– Черт возьми, скоко можно шляться! – прорычал он в одеяло. – Давай сюда!

– Что давать, сэр? – спросил Ворзи, прикрывая за собою дверь.

Злобно хмыкнув, Дерек перевернулся на спину. Выглядел он ужасно – всклокоченная грива черных волос, потрескавшиеся губы и уродливый шрам, казавшийся нелепой заплатой на этом чудовищно бледном, измученном, но все же красивом лице.

– Брось дурака валять! Ты отлично знаешь, што я посылал за бутылкой!

– Может, лучше перекусить, сэр? У вас со вчерашнего утра маковой росинки во рту не было. И потом мне казалось, что вы не любите джин… – Ну да?! Он мне заменил материнское молоко! Или ты немедленно несешь бутылку, или считай себя уволенным!

За последний месяц подобные угрозы стали для Ворзи обычным делом, а посему он не обратил на слова Дерека никакого внимания.

– Мистер Кравен, – насколько позволяла ситуация, невозмутимо продолжал слуга, – я никогда не видел вас в таком состоянии. Вы на себя не похожи с тех пор, как… – С каких это пор? – Кравен с такой злобой посмотрел на Ворзи, что у того мурашки поползли по коже. Впрочем, долго смотреть в одном направлении подвыпивший хозяин не мог, и, икнув, он рухнул лицом на подушку.

– С вами происходит что-то неладное, – настаивал Ворзи. – Пусть я рискую потерять место, но буду говорить откровенно. Мы все очень переживаем за вас!

– Я тебя не слушаю, – не поднимая головы, пробурчал Дерек.

– Вы слишком худого о себе мнения, сэр. На самом деле вы куда лучше… Вы запретили мне говорить об этом, ну да все равно… Помните? Я был для вас чужим, незнакомым человеком, а вы спасли мне жизнь. Другой на вашем месте и пальцем бы не пошевельнул.

Много лет назад Ворзи служил в одном богатом доме. Его возлюбленная, тамошняя горничная, украла у своей хозяйки жемчужное и рубиновое ожерелья. Мысль о том, что любимую посадят в тюрьму и повесят за воровство, была невыносима для Ворзи, и он принял вину на себя. Его посадили в Ньюгейт и вот-вот должны были казнить. Случайно от одного из своих слуг об этой истории узнал Дерек Кравен. Решив спасти беднягу, он дошел до городского магистрата. В Лондоне уже тогда говаривали, что при желании Кравен может подковать скачущую во весь опор лошадь; иными словами, если уж молодой человек что-то задумал, остановить его невозможно. Так и случилось: Дерек совершил невозможное, и Ворзи, считавший себя уже почти покойником, был выпущен из тюрьмы.

Впервые Ворзи увидел Дерека Кравена у ворот Ньюгейта. Тот стоял, вальяжно помахивая тросточкой и сардонически усмехаясь.

– Так ты, видать, и есть тот дурак, что из-за паршивой твари решил отправиться на тот свет?

– Д-да, с-сэр, – запинаясь, проговорил Ворзи, увидев, что Дерек сунул в руки тюремному стражнику смятую купюру.

– Хорош, нечего сказать! – усмехнулся молодой человек. – Я тя таким и представлял! Ну че, бабский прихвостень, хошь стать моим доверенным слугой? Или тебе по сердцу поутру встретиться с палачом?

Бедняга был готов целовать ноги своему спасителю. Он с радостью стал служить Кравену и с первых дней полюбил своего нового хозяина всей душой. И теперь, видя, как страдает его благодетель, Ворзи из всех сил хотел ему помочь.

– Мистер Кравен, – заговорил Ворзи, – я понимаю вас. – Лицо слуги исказила гримаса страдания. – Я однажды был влюблен.

– Помню, как ты благородно вел себя с этой сукой, – язвительно проговорил Кравен в ответ.

– Уже десять лет минуло с тех пор, – не обращая внимание на насмешку, продолжал Ворзи, – но дня не прошло, что бы я не думал об этой женщине. Я, как сейчас, вижу ее лицо, слышу ее голос; запах ее духов преследует меня повсюду.

– Идиот!

– Да, сэр. Может быть. Объяснить это невозможно. Непонятно, как женщине удается навсегда похитить сердце мужчины. Непонятно, но… когда похитительница такая женщина, как мисс Филдинг, благословите судьбу.

– Убирайся! – рявкнул Дерек, сжимая кулаки.

– Даже если вы потеряли ее, сэр, то хотя бы из уважения к ней вы должны вести себя подобающим образом. Она бы в ужас пришла, если бы увидела вас в таком состоянии.

– Вон!

– Хорошо, сэр.

– И не забудь про бутылку.

Пробурчав что-то невнятное, Ворзи вышел из комнаты.

Возможно, потом Кравен и заметил, что джина ему так и не принесли, но сейчас он впал в оцепенение. Ему мерещились какие-то неясные картины, заставлявшие его страдать всей душою. Дерек бредил.

Это была настоящая любовная горячка. Галлюцинации, преследовавшие молодого человека, изумляли его своей живостью и правдоподобием. Он даже не заметил, как рядом с ним оказалась реальная женщина – она стала продолжением его кошмара. Дерек чувствовал необычайное возбуждение. Он с жадностью прильнул к женскому телу. Желание жгло его изнутри. Вот он развел ей колени, покрывал ее грудь горячими поцелуями. Вот она изогнулась и, чтобы крепче прижаться к нему, обхватила руками его плечи… – Сара! – простонал Дерек, входя в нее, и тут же почувствовал, как ему в спину вонзились острые ногти незваной гостьи.

Вздрогнув всем телом, он схватил женщину за руку. Рядом с ним лежала Джойс Эшби. Она тянула к Кравену свои согнутые, как когти хищной птицы, пальцы с окровавленными длинными ногтями.

– Ты, подонок, – прошипела она. – Никогда не смей называть меня другим именем!

Дерек услыхал тихое рычание и не сразу понял, что он сам, Кравен, дрожащими руками обхватил горло Джойс. Он сжимал пальцы до тех пор, пока лицо ее не стало багровым. Джойс смотрела на Дерека с таким торжествующим видом, словно это пытка доставляла ей удовольствие. И лишь когда ее глаза чуть не выкатились из орбит, Кравен поумерил свой пыл.

Джойс свернулась клубочком и захрипела.

Протянув трясущиеся от гнева руки к шнурку звонка, Кравен принялся неистово трезвонить, зовя Ворзи. Затем он нацепил на себя халат и провел рукой по небритому подбородку.

– Безумие, сущее безумие, – бормотал молодой человек, глядя вокруг себя невидящем взором.

Было непонятно, то ли он говорит о Джойс, то ли о себе самом.

– Почему ты не убил меня? – немного отдышавшись, простонала Джойс.

Он даже не посмотрел в ее сторону.

– Не желаю быть повешенным за убийство такой твари, как ты.

– Я хочу умереть, – едва шевеля губами, как безумная шептала она, – но умереть вместе с тобой.

Тошнота подступила к горлу – эта омерзительная сцена напомнила Дереку о прошлом, и он в который раз подумал, что ему никогда не доведется пожить нормальной жизнью.

Вошел Ворзи. Его лицо медленно вытянулось, когда он увидел в постели Дерека обнаженную блондинку, а рядом с кроватью ее смятое платье.

– Это леди Эшби, – отрывисто произнес Кравен, подходя к двери. На его халат сзади проступили пятна крови. – Выясни, как она сюда пробралась. Человек, который пустил ее, – уволен. – Дерек пристально посмотрел на своего доверенного слугу. – И если это дрянь еще хоть раз переступит порог “Кравена”, я убью ее – после того, как сдеру с тебя шкуру, понял?

Джойс встала на четвереньки. Светлые волосы падали ей на лицо, но сквозь них были видны ее сверкающие глаза.

– Я люблю тебя, – страстно прошептала она.

Но что-то в ее тоне заставило содрогнуться и Дерека, и Ворзи. Ясно было, что она никогда не оставит Кравена в покое.

– Иди к черту! – выругался Дерек и вышел из комнаты.

* * *

Нанятый Сарой экипаж въехал в старинные, построенные еще в пятнадцатом веке ворота. Дорога к дому Рейфордов проходила через красивый, ухоженный парк. У девушки от волнения задрожали колени, когда она выглянула в окошко кареты.

– Господи! – всплеснула она руками. – Какое великолепие!

Сверкающий белый особняк и окружавшая его мраморная резная балюстрада изумляла своей роскошью. Башенки и высокие трубы, казалось, устремлялись в небо. Сара до того растерялась, что хотела повернуть назад, в Гринвуд-Корнерз, но тут карета остановилась. Два высоченных лакея помогли девушки выбраться из экипажа. В дверях особняка появился высокий, седобородый дворецкий; вслед за ним вышел грум.

У дворецкого было такое неподвижное лицо, что казалось, будто оно высечено из камня. Сара смущенно улыбнулась и стала лихорадочно рыться в сумочке в поисках письма Лили.

– Сэр, у меня приглашение от леди Рейфорд… Похоже, это было лишнее, по всему было видно, что ее ждали.

– Разумеется, мисс Филдинг, – дворецкий с пониманием посмотрел на простое серое платье Сары, на скромный плащ и шаль (девушка одолжила ее у одной из своих деревенских подружек), и его высокомерие испарилось. – Добро пожаловать, для нас ваш приезд – большая честь.

Прежде чем Сара успела что-либо ответить, из дома выбежала сама хозяйка.

– Наконец-то! – воскликнула Лили. – Бертон, мы непреиенно должны постараться, чтобы мисс Филдинг чувствовала себя, как дома.

В платье лимонного цвета из кашемира с рукавами из шелка – такими прозрачными, что портной назвал этот шелк “кожей бабочки”, – леди Рейфорд была просто великолепна.

– Пожалуйста, не беспокойтесь, – протестующе заговорила Сара, но ее слова потонули в громкой болтовне Лили.

– Как вовремя ты приехала, дорогая, – обнимая Сару, тараторила она. – Все уже слоняются без дела и отпускают по поводу и без повода циничные замечания, пребывая в полном восторге только от себя. Ты будешь глотком свежего воздуха. Бертон, проследите, чтобы багаж мисс Филдинг отнесли в ее комнату, а я покажу ей дом и познакомлю с гостями.

– Я должна привести себя в порядок, – возразила Сара, зная, что ее волосы растрепаны, а платье помято.

Но Лили, не обращая внимания на слова своей гостьи, потащила ее в дом. Бертон понимающе подмигнул Саре.

– У нас сегодня все по-домашнему, – говорила Лили. – Обязательны только танцы, но это вечером. А пока развлекайся, как хочешь. В твоем распоряжении лошади, экипажи, библиотека, музыкальная комната… Если понадобится что-то еще, позвони.

– Спасибо, – пробормотала Сара, в изумлении оглядывая отделанной мрамором холл с куполообразным потолком.

Парадная лестница с позолоченными перилами вела на второй этаж особняка. “Надо все внимательно осмотреть”, – подумала девушка, но Лили уже тащила ее дальше, в комнату, украшенную мраморными барельефами, подходившими больше какому-нибудь собору.

– Утром мужчины поедут на охоту, а затем будут играть в бильярд. Женщины же пьют чай и сплетничают. По вечерам мы всегда собираемся, чтобы поразгадывать шарады и поиграть в карты. Но все это ужасно скучно и быстро надоест тебе до слез.

– Нет, не думаю, – возразила Сара, пытаясь поспеть за быстрым шагом Лили.

Они уже были в длинной галерее с высокими зеркалами и картинами. Французские окна галереи выходили в сад, роскошь которого так поразила Сару, когда она подъезжала к замку.

Теперь замок не выглядел таким безжизненным, как поначалу, – то тут, то там собирались группки людей, которые с любопытством посматривали на хозяйку и следовавшую за ней незнакомку. В музыкальной комнате хихикали какие-то девицы. Не сбавляя шага, Лили весело помахала им.

– Некоторые из семейств нашего графства привезли своих дочерей на первый бал, – объяснила Лили. – Здесь им будет полегче, чем в душных лондонских салонах. Я тебе потом покажу танцевальную залу, а сначала… Они остановились у дверей, ведущих в бильярдную, отделанную кожей и темными деревянными панелями. Бильярдные столы из красного дерева окружали мужчины разного возраста. В воздухе висел дым сигар.

– Господа! – повышая голос, произнесла леди Рейфорд, заходя в комнату. – Сегодня я не играю. У меня появилась приятная обязанность – надо показать дом новой гостье. Ландсдейл, не могли бы вы занять мое место за столом?

– Да Ландсдейл-то с радостью, только, к сожалению, он куда менее привлекателен, – заметил кто-то, и все вокруг рассмеялись.

Ландсдейл, невысокий мужчина средних лет, с интересом посмотрел на Сару.

– Леди Рейфорд, – обратился он к хозяйке, – может, поменяемся ролями? Вы продолжите игру, а дом вашей гостье покажу я?

Сара покраснела, остальных предложение Ландсдейла развеселило.

Закатив глаза, Лили произнесла, обращаясь к девушке:

– Будь с ним очень осторожна, дорогая. И вообще я бы тебе посоветовала не доверять ни одному из этих господ. Я-то из всех отлично знаю и должна заметить, у каждого без исключения под овечьей внешностью скрывается волчья натура.

Сара обратила внимание на то, что большинству мужчин это замечание Лили пришлось по вкусу: им нравилось считать себя этакими коварными обольстителями.

– Позвольте нам хоть немного поболтать с вашей гостьей, вновь вмешался Ландсдейл, выходя вперед. – Мисс Филдинг, вы – самое замечательное существо, которое мне доводилось сегодня увидеть. – Взяв Сару за руку, он наклонился и запечатлел на ее руку почтительный поцелуй.

Лили с готовностью заговорила:

– Погодите-погодите! Господа Ландсдейл, Оверстон, Авеланд, Стокхерст, Болтон и Анкастер! Я хочу представить вам мисс Сару Филдинг, талантливую писательницу и мою новую подругу.

Девушка робко улыбнулась и сделала реверанс. Все присутствующие поклонились в ответ. Некоторых Сара уже видела через секретные окошки “Кравена”. И если ей не изменяла память, то с одним из них – герцогом Анкастером – она танцевала, нарядившись во время маскарада Матильдой. Несмотря на свое высокое происхождение, герцог вел себя безобразно: напившись, он приставал и к самой Саре, и к одной из проституток. Девушка чуть было не рассмеялась, вспомнив назюзюкавшегося Анкастера.

– Да, вот этот самоуверенный тип, – продолжала Лили, – наливающий себе бренди, – мой любимый муженек, лорд Рейфорд. А рядом с ним стоит некий мистер Кравен, который любит прятаться в темных углах.

Мисс Филдинг едва взглянула на высокого блондина, мужа Лили, ее взгляд был прикован к темному силуэту Кравена, поклонившегося ей с невероятным для такого рослого мужчины с изяществом. Ни один мускул на его лице не дрогнул, когда он взглянул на девушку.

Дерек ничуть не изменился, разве только загорел больше прежнего. Или это белоснежный шейный платок так сильно подчеркивает смуглый цвет кожи?… Шрама почти не было видно; из-под слегка нахмуренных бровей на Сару смотрели заставившие ее похолодеть, как прежде, горящие зеленые глаза. Среди других мужчин, собравшихся в этой комнате, Дерек смотрелся как пантера в окружении домашних кошек.

Сара не могла вымолвить ни слова – ей показалось, что она онемела навсегда.

Присутствующие заметили возникшее между Сарой и Дереком напряжение. Кто-то обменялся выразительными взглядами, кто-то вопросительно приподнял брови. Мисс Филдинг едва не потеряла самообладания, но тут на помощь ей пришел лорд Рейфорд. Алекс встал таким образом, что его широкие плечи загородили Сару от любопытных взоров. Девушка с благодарностью посмотрела Рейфорду в глаза. Их теплый серый цвет, их доброе выражение сделали свое дело – она успокоилась.

Лорд улыбнулся Саре, а затем, в высшей степени деликатно пожав своими ручищами ее крохотную ладошку, официально произнес:

– Мы счастливы оказанной нам честью. Мы счастливы приветствовать вас, мисс Филдинг. – Тут Алекс насмешливо взглянул на Лили. – Подозреваю, что моя жена не дала вам и минуты, чтобы перевести дух после долгой дороги.

– Я как раз вела Сару в отведенную ей комнату, – возразила Лили, понижая голос: мужчины возвращались к игре. – Но надо же было зайти сюда. Разве можно бросить игру, не сказав ни слова?

Оставив Сару, лорд Рейфорд подошел поближе к жене и взял ее за подбородок.

– Я отлично понимаю, что ты задумала, – тихо сказал он. – Моя прекрасная, замечательная женушка, ну хоть раз ты могла бы не вмешиваться в чужие дела?!

Лили усмехнулась.

– Я не могла упустить возможность помочь им.

Рейфорд погладил большим пальцем ее подбородок.

– Боюсь, Кравен не разделяет твоей точки зрения.

Лили прижалась к нему и едва слышным голосом прошептала что-то. Сара опустила глаза, а Рейфорды, перешептываясь, отошли в сторону. Девушка не хотела подслушивать, но волей-неволей она услышала обрывки их разговора.

– Дерек не знает сам, что для него хорошо, а что плохо, – говорила Лили.

– … заботиться о том, чтобы мисс Филдинг было хорошо… – возражал Алекс.

– Но ты не понимаешь, как… – … слишком хорошо понимаю, – договорил Рейфорд, и они оба вызывающе посмотрели друг на друга.

По всему было видно, что лорду Рейфорду пока не нравилось вмешательство Лили в дела Дерека. Он выразительно посмотрел на жену. “Веди себя прилично”, – говорил его взгляд. Лили сделала невинное лицо, а затем непринужденно помахала Ландсдейлу и Авеланду.

– Надеюсь, игра идет неплохо? – крикнула она.

Мужчины довольно заулыбались. Кравен не проронил ни слова и не обратил ни малейшего внимания на вышедших вслед за этим женщин. После визита в бильярдную Сара как-то сникла, беспечная болтовня Лили уже не развлекала девушку. Холодность Дерека жестоко обидела ее. Похоже, он не обрадовался встрече, и скорее всего весь уик-энд она больше не увидит его.

Наконец они дошли до западного крыла особняка – там располагались комнаты для гостей. У каждого гостя, помимо спальни, была своя гостиная и гардеробная. Окна в ее гостиной выходили в сад. Пройдя в спальню и подойдя к огромной кровати, Сара несмело дотронулась до роскошного покрывала.

Лили открыла шкаф, чтобы показать девушке, куда горничная повесила ее платья.

– Надеюсь, тебе здесь понравится, – она обернулась и слегка нахмурилась, увидев выражение лица своей новой подруги. – Но если ты чем-то недовольна, то можешь выбрать другие покои… – Нет-нет, все просто великолепно, – перебила ее Сара. – Вот только… наверное, мне следует уехать. Не хочу причинять тебе неприятности. Я ведь заметила, как рассердился мистер Кравен, увидев меня здесь. Не дай Бог, вы еще поссоритесь из-за меня. Он так посмотрел на тебя… – Это уж точно, он бы мне шею свернул, – весело согласилась Лили. – Причем немедленно. Но зато как он смотрел на тебя! Господи, мужчины не так уж часто позволяют себе подобные взгляды! – Леди Рейфорд рассмеялась. – Интересно, каково это – ощущать, что один из самых невыносимых людей Англии – у твоих ног?

Сара оторопело посмотрела на нее.

– Ох, это совсем не то… – То, то! – перебила ее Лили. – Поверь мне, Дерек ждал этого многие годы! Как вспомню, сколько раз он приводил меня в бешенство тем, что был таким холодным и высокомерным… – Лили расхохоталась. – Ты только пойми меня правильно, Сара. Я обожаю нашего огромного кокни, но он далек от совершенства. И чтобы как-то это исправить, он должен к кому-то по-настоящему привязаться!

– Если кто к кому и привязался по-настоящему, так это я, – так тихо проговорила девушка, что леди Рейфорд не расслышала ее слов.

Потом Лили отправилась к своим гостям, а Сара позвала горничную, чтобы та помогла ей привести себя в порядок. На звонок пришла француженка, на вид несколькими годами старше Сары. У маленькой женщины были светлые волосы, розовые щечки, а на губах играла озорная улыбка.

– Je m appelle Francoise, – сообщила женщина, пристраивая щипцы для волос у каминной решетки.

Минуту спустя Франсуаза уже деловито разглядывала гардероб Сары. Вытащив одно из платьев, он вопросительно посмотрела на мисс Филдинг, испрашивая ее одобрения.

– Да, подойдет, – согласилась Сара, снимая с себя жакет и расстегивая дорожное платье.

Сидя за большим туалетным столиком, Сара вытащила из волос шпильки. Копна каштановых кудрей рассыпалась по плечам. Позади себя Сара услыхала восхищенное восклицание Франсуазы:

– Comme vos cheveux sont beaux, mademmoiselle!

Горничная осторожно расчесала волосы Сары, и они стали еще красивее:

– Ты хоть немного говоришь по-английски, Франсуаза? – с сомнением в голосе спросила Сара. Франсуаза встретилась в зеркале с глазами Сары и отрицательно покачала головой. – Лучше бы ты говорила. Француженки, должно быть, хорошо разбираются в сердечных делах. А мне очень нужен совет.

Услыхав грустные нотки в голосе Сары, француженка сказала что-то ободряющее.

– Мне не стоило приезжать сюда, – продолжала Сара. – Разорвав с Перри, я навсегда отказалась от прежней жизни. Представь только, какие чувства я испытываю к этому человеку… Знаешь, если бы какая-то женщина призналась мне в таких мыслях, я бы сочла ее не просто дурочкой, а гораздо хуже… И это Сара Филдинг! Всегда такая разумная, такая бесстрастная! Я даже не могу объяснить, что со мною происходит. С первой же нашей встречи… – Девушка замолчала, не в силах докончить предложение. Вздохнув, она потерла себе вески. – Это просто наваждение какое-то. Голова идет кругом. И не думаю, что время меня излечит. До сих пор, во всяком случае, не излечило!

Наступило долгое молчание; слышно было лишь шуршание юбок Франсуазы, с легкостью кружившей вокруг Сары. У француженки было такое выражение лица, как будто она обдумывала ситуацию. Не важно, что они говорили на разных языках, – каждая женщина, знающая, что такое любовь, всегда поймет переживания другой. Но вот Франсуазы опустила руки, а затем указала на сердце Сары.

– Fair ce que le coeur vous dit, mademoiselle. (Пер.: Поступайте так, как подсказывает ваше сердце, мадемуазель.) – Послушаться моего сердца? – изумленно спросила писательница. – Ты это хотела сказать?

– Oui, mademoiselle. (Пер.: Да, мадемуазель.) – С этими словами девушка взяла узкую шелковую ленту голубого цвета и стала перевязывать ею локоны Сары.

– Но это так опасно, – прошептала Сара.

Через несколько минут она застегивала высокий воротник серого платья. Взглянув на себя в зеркало, Сара осталась довольна своей новой прической – волосы были заплетены в толстую косу, аккуратно уложены на затылке, а несколько кудрявых локонов свободно спадали на лицо и шею.

Поблагодарив горничную, девушка вышла из комнаты и направилась к парадной лестнице. Она хотела присоединиться внизу к какой-нибудь группе женщин – “выпить чаю и поболтать”, как говорила Лили.

Поравнявшись с полукруглой нишей, в которой спряталась дивная скульптура, Сара на мгновение остановилась и попыталась собраться с мыслями. Она слегка побаивалась гостей Рейфордов. Лили говорила, что к ним приехали послы, политики, художники и даже один губернатор какой-то английской колонии с семьей. Девушка прекрасно понимала, как она отличается от всех этих великосветских особ. Наверняка они будут пренебрежительно и свысока смотреть на нее. Похоже, такие же чувства испытывал мистер Кравен, когда аристократы презрительно отворачивались от него, узнав о его происхождении. “Бедный Дерек”, – подумала Сара и тут же, словно почувствовав его близость, обернулась.

Так и есть! Перед ней стоял Дерек Кравен. О, уж он-то ни о ком не думал с сочувствием. Молодой человек смотрел на нее с видом султана, которому в гарем прикупили еще одну невольницу.

– Где же твой жених? – с нескрываемым ехидством спросил Кравен?

Сара задрожала.

– Я… У меня нет… Дело в том, что он… Словом, он больше мне не жених.

– Он так и не сделал предложение?

– Нет… то есть да… – Сара невольно отступила назад. Дерек шагнул вперед. И пока они говорили, Сара все время пятилась назад, а Дерек шаг за шагом наступал на нее. – Мистер Кингсвуд сделал предложение через несколько дней после моего возвращения из Лондона, – едва дыша говорила Сара. – Я приняла его. Сначала мне все нравилось, точнее… не то, чтобы нравилось, а… – Сара замялась.

– Ну же! Что случилось-то? – Дерек с холодным любопытством разглядывал девушку.

– Возникли некоторые сложности. Он сказал, что я изменилась. Полагая, он был прав, хотя… – Он разорвал помолвку?

– Я… Мне кажется, правильнее сказать, что мы оба разорвали ее… Поскольку Дерек продолжал наступать на Сару, она вдруг с удивлением обнаружила, что пятясь вошла в чью-то комнату.

– Мистер Кравен, прекратите это! – едва не споткнувшись о золоченый стул, воскликнула Сара.

Он не сводил с нее глаз.

– Так ты знала, что я буду здесь в этот уик-энд?

– Нет!

– Вы договорились с Лили!

– Нет, я не договаривалась ни с кем! – Сара готова была разрыдаться, но тут Дерек схватил ее за плечи.

– Не могу решить, кому первой свернуть шею – тебе или ей!

– Ты обиделся, увидев меня здесь? – тихо спросила девушка.

– По мне лучше пройтись по раскаленным углям, чем провести ночь под одной крышей с тобой!

– Так ты меня не любишь?

Дерек тяжело задышал, глядя на ее маленькое, красивое личико. Его охватила безумная радость от того, что он видит ее, стоит рядом – достаточно протянуть руку, и она снова в его объятиях… – Нет, я не могу сказать, что я не люблю тебя, – едва слышно промолвил он, все сильнее сжимая ее плечи.

– Мистер Кравен, вы делаете мне больно! – вскрикнула девушка.

Он не отпустил ее.

– Видно, той ночью после бала ты плохо меня поняла, черт побери!

– Да нет же!

– Тогда почему ты здесь?

– У меня такое же, как и у тебя, право принимать приглашения, – стараясь не смотреть на испепелявшего ее взглядом Дерека, упрямо говорила Сара. – И… и я не уеду, чтобы ты мне ни сказал!

– Тогда уеду я.

– Ну и хорошо! – К своему удивлению, Саре захотелось поддразнить Кравена. – Если ты совсем неспособен владеть собой и готов сбежать, едва меня увидев.

Лицо молодого человека не изменилось, но Сара почувствовала, что он просто осатанел от злости.

– Говорят, – едва сдерживаясь, прорычал Дерек, – что Господь защищает дураков и детей. Это как раз про тебя.

– Мистер Кравен, я только хотела сказать, что хотя бы эти два дня мы могли бы вести себя прилично по отношению друг к другу.

– С чего это ты взяла?

– До бала в “Кравене” у нас это отлично получалось… – Сара не в силах была произнести больше ни слова – от близости Дерека она теряла голову.

– А сейчас ничего не получится, – страстно прошептал Дерек, прижимая ее к себе еще крепче.

Даже сквозь многочисленные складки своего платья Сара чувствовала, как горяча его возбужденная плоть.

– Я могу защитить тебе от всех, кроме самого себя, – глаза Дерека горели, как изумруды.

Саре было больно в его крепких объятиях, и вместе с тем она испытывала невероятное облегчение. Больше всего на свете ей хотелось обнять его и прильнуть губами чуть выше белого платка, обвязанного вокруг загорелой шеи.

– Так почему же ты не выходишь за него? – с трудом владея собою, хрипло спросил Дерек.

– Я не люблю его.

Кравен покачал головой; молодой человек был и зол, и растерян. Он силился что-то сказать, но не находил нужных слов. “Чудно видеть его таким”, – с удивлением глядя на замешательство Дерека, подумала Сара.

– Как же жить с человеком, которого не любишь?

– Ты – маленькая дурочка. Ведь вполне довольно того, что с ним ты будешь в безопасности.

– Нет, мне нужно больше… Или вообще ничего!

Дерек склонил голову и осторожно погладил кудрявый локон на виске Сары. Казалось, этой сладостной муке не будет конца… Когда он дотронулся до ее щеки, она тихо застонала.

– Я уже стал забывать тебя, – нежно прикасаясь к ее шее, прошептал Дерек.

Сара дрожала; она была не в силах говорить. Внезапно девушка нащупала в нагрудном кармане его фрака какой-то твердый предмет, и прежде чем Дерек успел что-либо сказать, сунула руку ему за пазуху.

– Нет! – пытаясь остановить ее, воскликнул Кравен.

Но было уже поздно… Не веря своим глазам, Сара уставилась на выскользнувшие из кармана очки, которые, как ей казалось, потеряла в клубе.

– Но зачем? – она с изумлением смотрела на Дерека.

Он молчал.

– У вас проблемы со зрением, мистер Кравен? – просияв от внезапно пришедший ей в голову мысли, спросила она. – Или с сердцем?

Но тут послышались чьи-то голоса.

– Сюда идут, – прошептал Дерек и отпустил Сару.

– Подожди… Но молодой человек, словно его преследовали гончие самого дьявола, опрометью кинулся прочь. Сжимая в руках очки, Сара закусила губу. Ее обуревала буря эмоций: с одной стороны, она была безумна рада случившемуся, а с другой – мысль о том, что Дерек сдержит данное ей слова и уедет, не желая оставаться с ней в одном доме, сводила бедняжку с ума.

«Господи! Как глупо, – думала Сара. – Неужели он думает, что я могу попросить то, чего у него нет?! Ведь мне будет довольно просто любить его…»

* * *

Занятая множеством мелких дел, Лили решила отыскать мужа – в некоторых вопросах ей нужно была его помощь. Она нашла лорда Рейфорда в комнате, увешенной охотничьими трофеями. Алекс задумчиво сидел за столом, вертя в руках пустую сигарную коробку. Увидев жену, лорд радостно улыбнулся.

– Что такое, дорогая? – спросил он.

Лили заговорила, причем даже быстрее, чем обычно, что всегда служило свидетельством ее расстройства:

– Ну, во-первых, миссис Бартлет попросила сменить ей комнату – видите ли, вид из окна ее не устраивает. А то я не знаю, что она хочет быть поближе к лорду Оверстону! У них, понимаешь, роман… – Пусть поменяет комнату, о чем речь… – Да, но в нужных ей покоях уже устроился Стокхерст!

Алекс с серьезным видом стал обсуждать эту проблему:

– Да-а, не думаю, что Стокхерст обрадуется, найдя в своей постели Оверстона, – усмехнулся, представив себе, как двое похотливых пожилых господ бродят в ночи по его особняку в поисках соблазнительной миссис Бартлет.

– Смейся-смейся, – упрекнула его Лили, – но есть проблемы и похуже. Заболела кухарка. Слава Богу, ничего серьезного, но ей пришлось лечь в постель, и теперь вся кухня с ног сбилась, готовя ужин. Не уверена, что этот ужин будет достоин доброго слова.

Алекс неопределенно махнул рукой, давая Лили понять, что ничего страшного не происходит. Затем он кивнул на сигарную коробку.

– Мои сигары кончились. Ты заказала еще?

– Забыла, – призналась леди Рейфорд со вздохом.

– Черт! – нахмурился Алекс. – И что же теперь курить гостям после обеда?

– Я могла бы кое-что предложить, но, боюсь, тебе не понравится моя мысль, – ответила Лили, а потом, как бы забыв, о чем речь, добавила:

– Да, кстати, дети опять потеряли щенка. Николь говорит, что он где-то в доме… Забыв о сигарах, Алекс рассмеялся.

– Если этот чертов зверек испортит еще какую-нибудь мебель… – Полно, Алекс! Какая мебель? Всего один стул, – возразила леди Рейфорд.

И тут их разговор был прерван шумным вторжением Дерека Кравена, который с такой силой распахнул дверь, что она с треском ударилась о стену. Его яростный взгляд не предвещал ничего хорошего.

– Я тебя просто в порошок сотру! – закричал он, обращаясь к Лили.

Испугавшись, Лили бросилась к мужу и уселась ему на колени.

– Я могу приглашать в свой дом, кого захочу, – пролепетала она.

Глаза Кравена горели зеленым огнем.

– Сколько раз я тебе говорил, чтобы ты и носа не совала в мои дела! – вскричал он.

– Спокойнее, Кравен, – перебил его Алекс, сжимая руку Лили, чтобы та помолчала. – Я согласен, что порой Лили заходит далеко, но ведь делает она это из лучших побуждений… И сейчас я, право же, не понимаю, почему присутствие одной маленькой, робкой женщины производит на тебя такое впечатление. – Он насмешливо нахмурил красивые брови. – Неужели ты полагаешь, что присутствие мисс Филдинг затрагивает твои интересы?

Рейфорды были поражены, увидев, как потемнело лицо Дерека.

– Черт возьми, ты даже не представляешь, какие она может устроить неприятности!

– В этот уик-энд она ничего не устроит, – спокойно возразил Алекс. – Мы все здесь собрались, чтобы поболтать, развлечься и подышать свежим воздухом.

Нехорошо посмотрев на них, Дерек хотел было что-то сказать, но промолчал и, закусив губу, вышел из комнаты.

Рейфорды некоторое время смотрели друг на друга. Молчание нарушил Алекс:

– Господи! Никогда не видел его в таком состоянии!

– Теперь ты понимаешь, о чем я тебе толковала? – удовлетворенно произнесла Лили. – Он обожает ее! С ума по ней сходит!

Алекс не стал спорить, а лишь пожал плечами.

– Да он до последнего вздоха будет отрицать это!

Лили прижалась к нему.

– Спасибо за поддержку. А то я уже испугалась, что он меня придушит!

Алекс усмехнулся и погладил жену по спине.

– Ты же прекрасно знаешь, что я никому не позволю поднять на тебя руку. Это лишь моя привилегия!

– Попробуй только, – улыбаясь, промурлыкала Лили.

Алекс нежно поцеловал ее в ухо.

– Послушай, – прошептал он, – ради нашего с тобой блага оставь ты их. Они и без тебя решат свои проблемы.

– Это просьба или приказ?

– Не забывайся, дорогая, – тихо, с едва заметным раздражением произнес Алекс.

Прекрасно понимая, что спорить с мужем, когда он не в духе, бессмысленно, Лили решила переменить тактику и стала игриво щекотать его подбородок.

– Я всегда подозревала, что выйду замуж вот за такого бесхарактерного человека!

Алекс рассмеялся.

– Ты заслуживаешь такого мужа.

– Боюсь, это правда, – прошептала Лили и нежно поцеловала Рейфорда.

Внезапно Алекс отстранился от нее и с тревогой спросил:

– А ты говорила Дереку, что приедут Эшби?

Лили скорчила гримасу и покачала головой.

– Нет, не решилась. Он в жизни не поверит, что это получилось ненароком.

– Мой отец дружил с лордом Эшби. К тому же лорд был моим союзником в парламенте. Не мог же я обидеть старика и не прислать ему приглашения. Что поделаешь, если его жена такая стерва!

* * *

Почти весь день Сара провела в обществе светских львиц. Их щебетание лишь подтверждало пословицу: “Любовь и скандалы – лучшее угощение к чаю”. Все страхи Сары относительно того, примут ее в обществе или нет, быстро рассеялись. Женщины держались в высшей степени дружелюбно, и девушка вскоре почувствовала себя абсолютно спокойно, словно она сидела среди своих деревенских подружек.

Она познакомилась с миссис Адель Бартлет – рыжеволосой миловидной вдовой пышного телосложения, с леди Дафной Маунтбейн – брюнеткой с тихим голосом и замечательным чувством юмора, с леди Элизабет Бергли и леди Пенелопой Стэмфорд – родной сестрой Лили. Смеясь, женщины болтали всякую чепуху и сплетничали про своих мужей и любовников. “А ведь они до смешного похожи на проституток из “Кравена”, – подумала Сара, пытавшаяся поначалу вникнуть в суть разговора. Но оставив это, как оказалось, довольно трудное занятие, она стала внимательнейшим образом разглядывать своих новых знакомых. Взгляд девушки остановился на явно скучающей Лили.

Тут одна из дам, заметив, что хозяйка не склонна поддерживать беседу, обратилась к ней:

– Лили, дорогая, а почему ты не расскажешь о своем муже? Интересно, как часто лорд Рейфорд, после стольких лет семейной жизни, требует от тебя выполнение супружеского долга?

Лили густо покраснела.

– Довольно часто, – смущенно улыбаясь, ответила она.

Дамы, конечно же, не упустили случая посмеяться над ее смущением. Подобная целомудренность среди женщин ее круга была, мягко говоря, редкостью.

Леди Маунтбейн, видно, сочувствуя Лили, решила сменить тему разговора.

– Ну ладно, довольно о мужьях, – громко сказала она. – Давайте-ка лучше поболтаем о холостяках – их жизнь куда интереснее, – женщина томно откинулась на спинку кушетки. – Вот, например, Дерек Кравен. В нем есть что-то животное. Но когда он рядом, я просто голову теряю! Не пойму, то ли его черные волосы так притягивают к себе, то ли этот шрам… – … Шрам, – мечтательно подхватила Адель Бартлет. – С ним он выглядит еще более мужественным.

– Да, но он такой распутник! – воскликнула леди Бергли, жеманно складывая губки.

– Лили, я так тебе благодарна, что ты пригласила его, – призналась Адель. – Чувствуешь настоящее возбуждение, когда рядом находится такой опасный человек. Того и гляди что-нибудь да случится!

– Ерунда! – возразила леди Рейфорд. – Дерек опасен не более чем… чем домашний кот!

Все дружно посмотрели на большущего кота, лениво валявшегося на диване. По всей видимости, перекусившему и разомлевшему коту и в голову не приходило пускаться в любовные авантюры.

Сравнение было явно неудачным.

– Вот что, давайте поболтаем о чем-нибудь еще. Мужчины так скучны, – попыталась уйти от этих разговоров Лили.

– О чем ты? – удивилась Адель. – Что может быть важнее и интереснее мужчин?

– Вздор! – не сдавалась Лили. – К тому же у меня в гостях автор известной “Матильды” Сара Филдинг. Это именно она!

Леди Рейфорд добилась-таки своего – о мужчинах было забыто. Все сразу же переключились на Сару.

– Да неужели?! – всплеснула руками Адель.

– Дорогая, вы обязательно должны нам о ней рассказать! – подхватила леди Маунтбейн. – Как вы познакомились с ней?

– Как она поживает сейчас? – Вопросы сыпались один за одним.

Сара растеряно улыбнулась. Она не знала, кому отвечать в первую очередь. Впрочем, отвечать было совсем необязательно: женщины премило справлялись с этим сами. Мнение автора их как-то мало волновало. Сара удивленно посмотрела на Лили, но та беспомощно пожала плечами, давая понять, что тут она совершенна бессильна.

Часа за два до ужина дамы решили разойтись по своим комнатам – чтобы переодеться и привести себя в порядок. Но тут появилась еще одна гостья – весьма эффектная и красивая блондинка. Сара обратила внимание на то, что женщин, мягко говоря, не обрадовало ее появление, хотя внешние приличия, само собой, были соблюдены.

Блондинка была очень и очень недурна: изящная фигура, правильные аристократические черты лица, чудесный туалет… Единственным, что как-то не вязалось со всем ее обликом, были глаза. Казалось, они то и дело меняют цвет – голубой, серый, зеленоватый, – неизменным оставалось их выражение, – точнее отсутствие оного: абсолютно пустой, холодной взгляд… – Нас не представили, – обратилась вновь прибывшая к Саре.

– Мисс Сара Филдинг, мадам.

– Сара… – повторила женщина, задумчиво глядя на девушку. – Значит, Сара… – Джойс, а это была именно она, презрительно хмыкнула. – Так вы сочинительница?

Сара не заметила, как осталась один на один с леди Эшби. Девушка хотела было вслед за остальными дамами подняться к себе, но это оказалось не так-то просто.

– И откуда же вы? – не давая ей выйти из комнаты, продолжала расспрашивать Джойс.

– Из Гринвуд-Корнерз, мадам. Это маленькая деревушка недалеко отсюда.

– Ах, ты, Боже мой! Гринвуд-Корнерз! Конечно. Такой цвет лица – кровь с молоком – может быть только у деревенской девушки. А какая невинная мордашка!.. Полагаю, вы не замужем? Признайтесь, Сара, за вами уже кто-нибудь ухаживал?

Сара молчала, не понимая, чем вызвано такое бесцеремонное отношение к ней.

– Уверена, вы завоюете много сердец, – заявила леди Эшби. – Никто не устоит перед такой невинной пташкой. Наверняка в вашем присутствии даже старики почувствуют себя вновь молодыми. Не устоит сам дьявол… – Джойс, – раздался спокойный голос Лили Рейфорд.

Сара встала, благодарная Лили за помощь.

– Я уверена, что мисс Филдинг признательна тебе за оказанное внимание, – холодно продолжала Лили, – но она довольно застенчива. Не стоит смущать ее – не люблю, когда мои гости чувствуют себя неловко.

– Ах, как ты изменилась, Лили! – воскликнула Джойс, с неприязнью глядя на хозяйку. – И не подумаешь, что за спиной у тебя такая богатая приключениями жизнь. Ты умело скрываешь свое прошлое. Но ведь всего-то не спрячешь, не так ли?

– О чем ты? – удивилась леди Рейфорд.

– Ну как же! Ты прекрасно понимаешь! Я имею в виду прелестную Николь, которая всегда будет напоминать тебе о Дереке Кравене. – Джойс резко повернулась к Саре и, мило улыбаясь, добавила:

– Похоже, дорогая, вы удивлены? А я-то думала, всем известно, что Николь – незаконнорожденная дочь Кравена.

Глава 9

Сара понимала, каких усилий стоило Лили держать себя в руках. Пытаясь разрядить обстановку, девушка подошла к Лили и взяла ее под руку.

– Я еще не освоилась в доме. Ты не поможешь мне найти свою комнату?

Бледная как полотно, Лили молча кивнула, и женщины покинули гостиную, представив леди Эшби возможность в одиночестве наслаждаться своим триумфом.

Лишь поднявшись на один пролет парадной лестницы, Лили смогла заговорить:

– Николь – действительно незаконнорожденный ребенок, но ее отец не Дерек.

Сара неопределенно махнула рукой.

– Лили, тебе не нужно ничего объяснять.

– За несколько лет до замужества я совершила ошибку. Алексу все известно, но и родную дочь он не мог бы любить больше… Меня не волнует, что говорят обо мне, но Николь – моя любимая, ни в чем не повинная девочка. Я не переживу, если она будет вынуждена расплачиваться за грехи своей матери. Слава Богу, немногие осмелятся бросать камни… У леди Маунтбейн почти все дети от разных отцов, недаром ее семейство называют “смесью Маунтбейнов”. А из бывших любовников Джойс Эшби можно было бы сформировать целый полк! Чертова женщина! Я не хотела говорить тебе, но теперь уж скажу: это Джойс наняла тех бандитов, что напали на Дерека в трущобах.

Возмущению Сары не было предела. Но не поступок Джойс был тому причиной. Девушку возмутило то, что такой умный человек, как Дерек, имел дело с женщиной, способной на подлость! “Значит, они все таки стоят друг друга! Боже мой! – думала девушка. – У меня больше нет сил слышать о его прежних похождениях!.. И вообще, на что я надеюсь?” Сара вдруг посмотрела на себя со стороны – зачем она здесь, почему?

– … держись подальше от Джойс Эшби, – говорила Лили. Если она заподозрит, что между тобой и Дереком что-то есть, то обязательно постарается навредить вам, можешь мне поверить!.. – Тут Лили заметила, что Сара в задумчивости плетется где-то позади нее.

– Сара! – громко позвала она, и девушка вздрогнула. – Пойдем, я хочу кое-что показать тебе!

Женщины поднялись на третий этаж, и, минуя комнату для занятий, спальни горничных и няньки, оказались в детской. В дальнем углу комнаты Сара увидела двух чудесных детишек – девочку лет восьми-девяти и мальчика лет трех. Дети сидели на полу в окружении целой горы из кукол, кубиков и книг.

– Вот они – мои сокровища! – с гордостью проговорила Лили Рейфорд.

Услышав ее голос, дети с криком “Мама!” бросились к дверям.

Обнимая своих детей, Лили представила им Сару.

– Николь, Джемми, перед вами – мисс Филдинг. Это моя добрая подруга. Она, кстати, умеет писать книжки.

– Я люблю читать, – сказала девочка.

– И я тоже! – крикнул Джемми, прячась за юбками сестры.

– Джемми еще не умеет читать! – с серьезным видом сообщила Николь.

– Умею, умею! – перебил ее Джемми. – Я вам покажу, как я умею!

Мальчик кинулся за своей книжкой, но Лили остановила его:

– Дети! Сегодня чудесная погода. Давайте поиграем в снежки!

Няня неодобрительно нахмурилась:

– Мадам, от такого мороза они превратятся в ледышки!

– Мы ненадолго, – весело рассмеявшись, возразила Лили.

– Но у вас не будет времени переодеться к балу… – Ну что же теперь делать? – улыбаясь детям, воскликнула леди Рейфорд. – Ведь играть в снежки куда веселее, чем проводить время на этом скучном балу.

Недовольно фыркнув, няня отправилась за одеждой своих подопечных.

– Мама, можно я возьму с собой куклу? – спросила девочка.

– Конечно, дорогая.

Сара с интересом наблюдала, как дочь Лили роется в игрушечном шкафчике в поисках подходящей куклы. Совсем еще ребенок, она уже во всем походила на маленькую женщину. Лили доверительно наклонилась к Саре и прошептала:

– Мне бы очень хотелось, чтобы она была… понахальнее, что ли. Но ничего не выходит. Николь – сущий ангел. Совершенно на меня не похожа. – Лили усмехнулась. – Вот погоди, Сара, будут у тебя дети, узнаешь, что такое озорники!

– Пока я и представить себе этого не могу, – медленно проговорила девушка. – Не знаю даже, будут ли у меня дети. Не всем дано такое счастье.

– Тебе дано, – твердо произнесла Лили.

– Откуда такая уверенность?

– С твоим-то терпением и добротой, любовью, которую ты можешь дать… Господи, да ты будешь самой лучшей в мире матерью!

Сара смущенно улыбнулась.

– Что ж, раз уж мы решили, то дело за малым – найти ребенку отца.

– На сегодняшний бал приедут много холостяков. За ужином у тебя будут два отличных кавалера. Я уже распределила места. Думаю, ты сможешь выбрать любого, кто придется тебе по нраву.

– Я приехала сюда не для “охоты на мужей”, – возмутилась Сара.

– Да, но это вовсе не означает, что на мужчин не надо обращать внимания.

– Наверное, ты права, – пробормотала Сара, решив про себя пойти на бал. – Уж раз я здесь, то почему бы немного не развлечься.

Когда блестящее общество наконец все же собралось в огромной гостиной, гостей пригласили в роскошную столовую – гигантское помещение с потолками высотой пятьдесят футов. Дамы, взяв кавалеров под руки (пары были подобраны с учетом знатности и возраста), направились к двум обеденным столам, каждый из которых был сервирован на сто человек. На столах сверкали хрустальные бокалы, сиял бесценный фамильный фарфор и тускло мерцало столовое серебро.

Во время обеда Сара, оказавшаяся, как и обещала Лили, между двумя очаровательными молодыми людьми, чувствовала себя прекрасно. За столом царила непринужденная обстановка: поэты читали стихи, послы рассказывали занимательные истории, весельчаки сыпали анекдотами, а дамы обменивались любезностями, то и дело поднимались бокалы за здоровье хозяйки и хозяина, за короля, за отличный стол… словом, за все, что может прийти в голову.

Лакеи в ливреях и белых перчатках лавировали между столами, предлагая гостям все новые угощения; огромные серебряные супницы с черепаховым супом и блюда из лосося чередовались с изысканно приготовленной говядиной, птицей и дичью. Завершали обед замороженное шампанское, пирожные, торты, конфеты и разнообразные фрукты.

Затем мужчины, мирно потягивая кто херес, кто портвейн, закурили сигареты и, откинувшись на спинки кресел, заговорили о политике. Дамы же с намерением выпить чаю и посплетничать об обеде направились в другие комнаты. Через час-другой все они соберутся в бальном зале.

Сидя рядом с Алексом, Дерек лениво потягивал портвейн. Он никогда не принимал участия в послеобеденных разговорах, как бы они интересны ни были. Впрочем, гости, знакомые с ним, и не делали попыток втянуть Кравена в обдую беседу. Как заметил один из присутствующих, “в высшей степени неосмотрительно досаждать человеку, который знает, чего каждый из нас стоит”. И речь в данном случае шла не только о размерах годового дохода и предполагаемого наследства… Плавно текла беседа, бокалы пустели и наполнялись снова… Заговорили об одном из отмененных недавно парламентом проектов. Проект должен был запретить применение детского труда при очистке печных труб.

Дело удалось провалить лорду Лодерсону – грузному, задыхающемуся от собственного жира графу, который умел любое дело превратить в идиотскую шутку. Вот и в этот раз, выступая в Палате Лордов, он свел подготовленный проект к пустой болтовне. А рассказывая о своем выступлении за обедом у Рейфордов, лорд просто покатывался со смеху. Гости были в неописуемом восторге от его истории.

– Да… – самодовольно говорил толстяк, щуря крошечные глазки. – В тот день я был в форме! Впрочем, я всегда готов развлечь присутствующих… всегда… Глядя на эту мерзкую рожу, Дерек едва сдерживался, чтобы не запустить ему в голову бокал. Он использовал все свое влияние, потратил кучу денег, заручился поддержкой многих вельмож, чтобы протолкнуть проект через Палату Лордов. Но тут вмешался Лодерсон. И теперь у него хватает наглости хвастать своей речью.

– Я слышал, милорд, вы с легкостью добились своего, – с трудом держа себя в руках, заговорил Дерек. – Вряд ли мальчишки-трубочисты будут вам благодарны.

За столом воцарилась тишина. Все с изумлением и даже с испугом посмотрели на Кравена. Если мистер Кравен, изменив своим привычкам, вмешивается в разговор, то добром это точно не кончится.

– Ясно, ваши симпатии – на стороне малолетних трубочистов, – Лодерсон явно струхнул. – Мне и самому жаль этих бедняг, но их работа – зло, с которым надо мириться.

– Работа, которая калечит детей, вполне может делаться щетками на длинных ручках, – спокойно возразил Дерек.

– Но мальчики все же предпочтительнее, ведь плохо почищенные трубы это опасно! Чуть что – и пожар. Так неужели мы должны ставить под угрозу свою жизнь, свою собственность ради каких-то маленьких голодранцев?!

Дерек уперся взглядом в стол.

– Браво, милорд! Вы, как всегда, красноречивы. Что ж, придется мальчикам пережить кое-что пострашнее смерти.

– Помилуйте, мистер Кравен, это же дети рабочих, а не знатных людей! Им все равно ничего не светит. Так почему бы их не использовать во благо общества?

– Кравен! – шепотом одернул Дерека Алекс, пытаясь предотвратить надвигающийся скандал.

Но Дерек спокойно поднял глаза и посмотрел на его сиятельство холодным, чуть ли не почтительным взглядом.

– У меня большое желание, лорд Лодерсон, вытрясти сало из вашей жирной задницы.

– Что это означает? – с глуповатой усмешечкой спросил лорд, будто не понимая грубого кокни.

– А это означает, скотина, что в следующий раз, когда сэр задумает встать на моем пути, я впихну его жирный зад в дымовую трубу. Понял? И если ты там встрянешь, я подпалю тебя споднизу горящей соломой или воткну в твои копыта булавки – штоб ты скоренько выскочил наверх. А если тебе, свинья, станет нечем дышать, я заклею твою слюнявый рот куском кожи!.. И тогда, милорд, вы поймете, коково приходится этим мальчишкам и что должен был запретить проваленный вами проект.

Взглянув на Лодерсона так, что у того мурашки поползли по спине, Дерек резко встал из-за стола и вышел из комнаты.

Побагровевший Лодерсон, пытаясь как-то сгладить неловкость, торопливо забормотал:

– Только Кравена с его идеями в Палате Лордов и не хватает… Человек без роду, без племени! Даже самый богатый простолюдин в Европе не имеет права разговаривать со мной таким тоном! – воодушевленный собственным красноречием, лорд с негодованием взглянул на Рейфорда. – Не мешало бы извиниться, сэр! Вам не следовало приглашать человека, от которого нам всем надо держаться подальше!

Все замерли, не было слышно и вздоха.

Когда Алекс посмотрел в глаза Лодерсону, его лицо казалось высеченным из мрамора.

– Прошу прощения, господа, – наконец, произнес он. – Здесь дурно пахнет!

С этими словами лорд Рейфорд покинул гостиную.

До начала танцев Алексу не удалось найти Дерека, и в бальный зал ему пришлось идти одному. Свет хрустальных люстр, каждая из которых весила тысячи фунтов, отражался на блестящем паркете и на огромных мраморных колоннах. Лили с присущим ей тактом радушно приветствовала гостей, стараясь каждому уделить как можно больше внимания.

Наконец, заметив Дерека, Алекс подошел к нему.

– Кравен, сцена в гостиной… – Ненавижу всю эту знать! – пробормотал Дерек.

– Ты прекрасно знаешь, что не все из нас такие, как Лодерсон.

– Ты прав. Некоторые – еще хуже.

Взгляд Дерека остановился на группе гостей, окружавших лорда Эшби. Шумный и вспыльчивый, человек старой закалки, лорд Эшби обожал произносить речи, свято веря в бесценность каждого своего слова. Он считал себя по меньшей мере Цицероном, этаким образцом ораторского искусства. А толпе господ, внимающих ему с раскрытыми ртами, и в голову не приходило сомневаться в откровениях Эшби – ведь старик так влиятелен, так богат… – Джойс уже приставала к тебе? – спросил Алекс.

– Она не осмелится, – покачал головой Дерек.

– Откуда такая уверенность?

– Да потому что в последний раз, когда мы с ней виделись, я ей чуть шею не свернул.

Алекс саркастически хмыкнул.

– Я бы не осудил, если бы ты это сделал.

Дерек по-прежнему не сводил глаз с лорда Эшби.

– Джойс было пятнадцать, когда ее выдали за этого старпера. Я понимаю, почему Джойс стала такой. Да любая девчонка, окажись она замужем за этаким ублюдком, превратилась бы либо в трясущегося от страха кролика, либо в настоящую гадину!

– Ты испытываешь к ней симпатию?

– Нет. Но я ее понимаю. Жизнь заставляет людей становиться такими, какие они есть. – Дерек нахмурился. – Если бы любой из этих графьев или виконтов родился, как я, в трущобах, он бы не стал лучше меня. Благородная кровь не имеет никакого значения.

Тут Алекс заметил группу молодых людей, толпящихся возле Сары Филдинг. На ней было надето бархатное голубое платье – чуть потемнее, чем ее глаза. Каштановые кудри девушки были уложены в затейливую прическу. Она была необыкновенно хороша этим вечером – хороша той красотой, которая особенно пленяет мужчин. Алекс понимающе посмотрел на Дерека.

– Но если все сказанное тобою – правда, то почему ты позволяешь этим виконтам флиртовать с мисс Филдинг?

Дерек, казалось, не обратил внимания на замечание друга, но Алекс настаивал:

– Неужели они будут обращаться с ней лучше, чем ты? Смогут лучше о ней позаботиться или лучшей поймут ее?

– Ты прекрасно знаешь меня, Алекс… – Мне известно, кем ты был, – возразил Рейфорд. – Еще каких-нибудь пять лет назад я твердо сказал, что ты не заслуживаешь внимания порядочной женщины. Но ты изменился, Кравен. Сильно изменился. И если только мисс Филдинг находит тебя хоть в чем-то для себя привлекательным, ради Бога, не отказывайся от этого подарка судьбы!

– Как у тебя все просто получается, – усмехнулся Дерек. – Значит, человек с выдуманным именем, хорошей одеждой и нарочито правильным произношением – это все, что она заслуживает? Неважно, что у меня нет ни семьи, ни религии! Неважно, что я не верю в порядочность, и в любовь!.. Я не могу ей подойти, Алекс, уж слишком порочен. Впрочем, пустое все это… – Кравен горько усмехнулся. – Наш возможный союз, дружище, – не подарок судьбы; скорее дьявольская шутка!

– Разумеется, тебе лучше знать, – немедленно ответил Рейфорд. – Извини, но мне надо найти жену, которая, возможно, сейчас кокетничает с каким-нибудь типом. Не в пример тебе я ревнив, как Отелло.

– Хуже, чем Отелло, – пробормотал Кравен, глядя вслед своему другу.

Дерек хотел было уйти к себе в комнаты, но не смог. Мысль о том, что Сара останется “один на один” в компании ухлестывающих за ней щелкоперов, разрывала ему душу. “Ревнивец” Алекс даже не представлял себе, что испытывает Кравен. О, как он ненавидел всех этих молодцов! С каким наслаждением он разорвал бы их на куски!

Подойти к ней, взять ее за руку, увести подальше от посторонних глаз… А что потом? Ничего! Он не способен сделать ее счастливой, от только обесчестит ее… Единственным выходом было уехать. Но где найти в себе силы сделать это? Мучившее Дерека физическое влечение к Саре было все же несравнимо с тем чувством, которое он испытывал, находясь рядом с ней. Дерек даже не знал, как назвать это чувство, но порою казалось, что имя ему – Любовь…* * *

Дерека нигде не было видно, но Сара знала, знала сердцем – он рядом. Еще в начале вечера она видела его – как всегда, красив, как всегда, неотразим. Дамы так и вились вокруг него, томно вздыхая, кокетливо помахивая веерами, многообещающе улыбаясь… Какая-то особа настолько осмелела, что как бы невзначай прижалась своей полуобнаженной грудью к руке Дерека. Женщин всегда прельщали его сила и элегантность. Все, без исключения, полагали, что под ледяной маской равнодушия скрывается пламенная натура.

– Мисс Филдинг, – прервал размышления Сары виконт Тавишам. Он подошел к девушке очень близко и смотрел ей прямо в глаза. – Не будете ли вы столь любезны станцевать со мной еще один вальс?

Сара вежливо улыбнулась виконту, ища предлог отказать. Она уже два раза танцевала с Тавишамом, и делать это в третий раз было бы просто неприлично. Ей нравился этот молодой человек, но поощрять его ухаживания она не хотела.

– Боюсь, я уже устала от танцев, – решив не лукавить, искренне призналась Сара: несколько вальсов и головокружительных кадрилей утомили ее безмерно.

– Что ж, – дружелюбно улыбнулся виконт, – тогда давайте найдем местечко поспокойнее и поболтаем. – Тавишам любезно предложил девушке руку.

Сара согласно кивнула, и они направились к расположенной в самом конце галереи скамье с резной спинкой.

– Хотите пунша? – предложил виконт.

– Не откажусь, – усаживаясь на скамью, ответила Сара.

– Только никуда не уходите, – попросил Тавишам. – Вы и моргнуть не успеете, как я вернусь. И каждому, кто подойдет, непременно говорите, что у вас уже есть кавалер.

Девушка шутливо отсалютовала виконту, и тот торопливо ушел. Оставшись одна, она стала разглядывать то и дело проходившие мимо нее пары, задумчиво теребя пояс своего платья. Сара вдруг отчетливо вспомнила тот вечер, когда она в последний раз разговаривала с Дереком.

Он носил ее очки возле сердца. Ни один мужчина не сделает этого, если… Сара нервно вздрогнула. Она встала и подошла к французскому окну. Сквозь покрытые инеем стекла был виден засыпанный снегом сад. После шумного бала так и хотелось шагнуть в торжественную тишину этой прекрасной зимней сказки. Повинуясь внезапному порыву, девушка повернула золоченную ручку двери, распахнула ее и, ежась от холода, вышла на мороз.

Сад напоминал снежный дворец. Сара осторожно прошла по посыпанной гравием дорожке, полной грудью вдыхая свежий, холодный воздух. Она была совершенна одна… Но что это? Девушке показалось, будто кто-то окликнул ее. Странно… Она резко обернулась – так и есть! В нескольких ярдах от нее стоял Кравен.

– Господи… Это ты… – чуть слышно прошептала Сара.

Как она смотрела на него! Дерек дрожал, словно в лихорадке. Боже правый! У него не было сил противиться ее ясному взгляду. Ах, какой это был взгляд – умный, добрый, невероятно искренний и… Молодой человек не заметил, как оказался рядом с Сарой. Он обнял ее – ответом был тихий и радостный смех. Позабыв обо все на свете, Дерек нежно и вместе с тем страстно поцеловал свою возлюбленную в губы.

– Я хочу быть с тобой, – прошептала Сара. – Большего мне и не надо.

Никогда никто не говорил ему таких слов. Он хотел было возразить ей, но Сара в порыве страсти приникла к его губам, и вся прежняя жизнь Кравена в одно мгновение потеряла смысл. Слезы радости брызнули из прежде не знавших слез глаз! “Большего мне и не надо”, – пронеслось у него в голове…* * *

… Леди Рейфорд стучала зубами от холода, прячась за занесенным снегом кустарником. Увидев обнимающихся Сару и Дерека, она радостно улыбнулась. Ей захотелось танцевать – это была победа. Она стала потирать руки, чтобы хоть немного согреть их, как вдруг услыхала громкий шепот своего супруга.

– Лили! – Алекс обнял ее за плечи. Какого черта ты здесь делаешь?

– Ты следил за мной! – с негодованием воскликнула Лили.

– Да, а ты следила за Дереком и мисс Филдинг!

– Я должна была, дорогой, – сменив гнев на милость, объяснила она. – Я же помогала им.

– Да ну?! – Алекс иронически хмыкнул. – А мне почему-то показалось, что ты выслеживаешь их. – И не обращая внимания на протесты жены, он потащил ее за собой в дом. – Сердце мое, думаю, ты им уже достаточно “помогла”.

– Не лишай меня удовольствия, – Лили попыталась вырваться из его рук. – Я хочу еще хоть немного… – Оставь их в покое!

Лили так упорно сопротивлялась мужу, что чуть не упала.

– Осторожнее! – Алекс ловко схватил Лили за руку.

– Да ты… ты… настоящий тиран! – возмущенно воскликнула она.

Рейфорд, усмехнувшись, протянул к себе головку жены и прильнул к ее губам. Он отпустил ее только тогда, когда Лили уже готова была задохнуться.

– Поверь, радость моя, сейчас Дереку не нужна твоя помощь. – Он стал покрывать горячими поцелуями плечи Лили. А вот у меня возникла одна проблема, требующая немедленного разрешения… – Да? И что же это за проблема, милорд?

Он провел языком по изгибу ее шеи.

– Когда мы будем одни, ты все узнаешь.

– Прямо сейчас? – шокированная, спросила она. – Алекс, не хочешь же ты… – Именно сейчас, – твердо сказал Рейфорд.

Лили покорно шла вслед за мужем и уже было собиралась сказать ему, что, несмотря на несносный характер, он – самый лучший муж на свете, как вдруг они чуть не споткнулись еще об одну женщину.

Это был леди Эшби. Подобно леди Рейфорд, она притаилась за кустами и наблюдала за Сарой и Дереком.

– Что это ты здесь делаешь? – спросили Лили, изображая из себя заботливую хозяйку. – Вечер холодноват для прогулок на свежем воздухе.

– Решила отдохнуть в тишине, – скромно потупив глазки, отвечала Джойс. – После этого безобразного, шумного сборища.

Лили, вкус которой никогда никто не подвергал сомнению, была, конечно же, оскорблена тем, что бал, который она готовила с таким усердием, назвали “безобразным, шумным сборищем”.

– Знаешь что, дорогая… – заговорила было леди Рейфорд, но Алекс с силой сжал руку жены, заставляя ее замолчать.

– Спрячьте ваши когти, леди, – заговорил он. – Мы с женой, милая Джойс, с радостью проводим вас в дом.

– Но я не хочу… – попыталась возразить Джойс.

Но Алекс твердо взял ее под руку.

– И все же, – настаивал он, не обращая внимания на укоризненные взгляды жены.

Понимающему было ясно: Рейфорд не позволит шпионить за Дереком и Сарой. Ни Лили, ни Джойс, ни кому бы то еще.

Дерек и Сара были слишком заняты друг другом, чтобы заметить кипевшие вокруг них страсти. Молодой человек взял девушку на руки и уткнулся лицом ей в грудь. Сара застонала в ответ.

Вдруг, словно обессилев, Кравен пошатнулся и сильно побледнел.

– Нет! – тяжело дыша, прошептал он.

Казалось, Сара пытается убедить его в чем-то таком, во что он наотрез отказывается верить.

Прямолинейность и честность были частью ее натуры, поэтому девушка и не пыталась скрывать свои чувства. И хоть это могло привести к настоящей катастрофе, она не видела иного пути, кроме одного – предложить Дереку свое сердце.

– Ты мне очень нужен, – шептала Сара, поглаживая буйные черные кудри своего возлюбленного.

– Ты меня совсем не знаешь, – попытался возразить Дерек.

Девушка подняла голову и поцеловала его в белевший между бровями шрам.

– Я знаю одно – ты сможешь позаботиться обо мне, – сказала она.

Дерек не оттолкнул ее, но когда он заговорил, в его голосе звучали грубые нотки:

– Ничего ты не знаешь, и заботиться о тебе я не стану. А если бы мне и пришло это в голову, то меня бы здесь сейчас не было. Черт возьми, я хочу оставить тебя!.. Порядочный человек поступил бы именно так!

– Я слишком долго была одна, – страстно проговорила Сара. – Для меня никто больше не существует – ни Перри, ни молодых людей из нашей деревни, ни здешних щеголей! Никого – кроме тебя!

– Если бы ты получше знала жизнь, то поняла бы, что тебе есть из кого выбирать; Перри и я – не в счет. Тысячи простых, честных мужчин упали бы на колени перед такой женщиной, как ты!

– Не нужны мне честные! Мне нужен ты! Только ты!

Она почувствовала, как Дерек, прижимающий лицо к ее уху, улыбается.

– Ангел мой, – прошептал он. – Ты можешь найти человека лучше меня.

– Нет, нет и нет! – Вся дрожа, Сара теснее прижалась к Дереку.

– Ты замерзла? – заботливо спросил он. – Пойдем, я отведу тебя в дом.

– Мне не холодно, – Сара не собиралась никуда идти; слишком долго она ждала этой минуты.

Кравен посмотрел на светящиеся окна особняка.

– Ты должен быть там, на балу… Танцевать с Генри Маршаллом… или лордом Бэнксом.

Услышав имена этих молодых людей, девушка нахмурилась.

– Ты навязываешь мне парочку самодовольных молодых болванов, считая, будто я смогу составить с ними удачную партию? Так?! Знаешь, мне начинает казаться, что ты просто не можешь придумать, как отвязаться от меня, а сказать, что я тебе не подхожу, у тебя не хватает духа! Ты прав – мне далеко до совершенства. Разве можно сравнивать… – Не говори так! – воскликнул Дерек.

– Полагаю, – продолжала Сара тебе по сердцу замужние дамы, которые из кожи вон лезут, чтобы привлечь твое внимание! И томно вздыхают, и кокетливо строят глазки… – Сара! – Кравен укоризненно покачал головой.

– Что – Сара? Писатель – очень наблюдательные люди, и я точно могу тебе сказать, с какими женщинами, собравшимися у Рейфордов, у тебя была связь… Дерек прервал ее тираду страстным поцелуем. Когда девушка немного успокоилась, он поднял голову.

– Никто из них мне не нужен. Не было никаких обещаний и обязательств. Ни одну из них я не любил. – Кравен нахмурился: собственное косноязычие безмерно раздражало его. Но объясниться с Сарой надо было во что бы то ни стало. Поэтому он заставил себя продолжать: Некоторые любили меня. И как только они мне в этом признавались, я сразу же оставлял их.

– Почему?

– В моей жизни не места любви. Я не хочу этого. Не привык.

Сара взглянула в его взволнованное лицо. Несмотря на все слова Дерека, было понятно, что он лжет. Лжет сам себе. Ему больше чем кому бы то ни было надо было любить.

– Но тогда чего ты хочешь? – тихо спросила девушка.

Кравен пожал плечами. Но Сара знала ответ. Он хотел безопасности; он полагал, что деньги и репутация смогут уберечь его от боли, одиночества, расставаний… Таких слов, как “доверие” и “зависимость”, в лексиконе Кравена не было.

– Положись на меня, – глядя его жестокие кудри, прошептала она. – Не ты боишься?

Дерек усмехнулся и опустил руки.

– Да, – ответил он. – Я слишком много поставил на эту карту.

Сара не собиралась сдаваться.

– Выслушай меня, – всем телом прильнув к Дереку, прошептала она дрожащим от волнения голосом. – Ты не в силах что-либо изменить. Ты можешь прикидываться глухим, слепым, равнодушным, но от правды тебе никуда не уйти. А правда в том, что я люблю тебя. – Молодой человек вздрогнул. – Я люблю тебя, – повторила Сара. – И не лги себе и мне, говоря, будто бежишь от меня для моего же блага. Ни ты, ни я не сможем друг без друга… – Она чувствовала, что Дерек окаменел. – Хоть однажды имей мужество не убежать, – прошептала Сара. – Останься со мной. Дай мне любить тебя, Дерек.

Казалось, Кравен задыхался от нахлынувшей на него любви. Страсть и нежность разрывали ему сердце, но… Еще ни разу в жизни Дерек не казался себе таким никчемным. Он слишком долго торговал собою – его честь, тело, ум давно уже были проданы. Ему нечем заплатить за такое счастье!

Страшный миг – миг расплаты за беспутно прожитые годы. Положить конец своим мучениям! Бежать, бежать прочь! Но где взять силы? “Помоги мне, Господи!” – взмолился Дерек.

Сара лишь вскрикнула, когда он вырвался из ее объятий. Он оставил ее, как оставлял других – ушел, не оглядываясь.

* * *

Чуть живая Сара вернулась в бальный зал. Дерека нигде не было видно. Девушка с трудом заставила себя протанцевать несколько вальсов и кадрилей. Ей даже удалось время от времени улыбаться, поддерживая пустые и нелепые разговоры своих кавалеров. Все эти юноши даже не догадывались, какую боль испытывает Сара.

Но потом появилась Лили Рейфорд. Взглянув на свою гостью, Лили сразу же поняла: что-то не так.

– Сара! – позвала она. – В чем дело? На тебе лица нет?

Девушка держалась спокойно, лишь губы ее едва заметно дрожали. Участие Лили чуть было не сыграло с Сарой злую шутку, – еще немного, и она непременно бы разрыдалась.

– Что ты, Лили! – едва сдерживая слезы, скороговоркой затараторила девушка. – Я чудесно провожу время. Просто голова слегка разболелась. Уже довольно поздно – у меня несколько иной распорядок дня.

– Может, ты хочешь поговорить? – с участием спросила Лили.

– Спасибо тебе, но я, право же, очень устала. Пойду лягу.

За разговором двух женщин внимательно наблюдала Джойс Эшби. Она уединилась в противоположным углу с лордом Вильямом Гранвилем – одним из своих обожателей, который несколько лет безуспешно добивался ее расположения. Не теряя надежды попасть в постель Джойс, он снова и снова возвращался к ней, но она не находила в нем ничего интересного для себя. По крайней мере, до сегодняшнего вечера.

Леди Эшби улыбнулась, глядя в узкие голубые глаза своего воздыхателя.

– Вильям, видите ту женщину, возле леди Рейфорд?

Гранвиль лениво повернулся в сторону женщин.

– Ах, нашу замечательную мисс Филдинг? – спросил он. – Конечно, вижу. – Лорд похотливо облизал губы. – Хорошенькая маленькая конфетка. – Затем он перевел взгляд на роскошную, золотистую леди Эшби, одетую в полупрозрачное платье. – Впрочем, я предпочитаю опытных женщин. Тех, кто может удовлетворить мужчину с моим вкусом, не так много.

– Конечно, – согласилась леди Эшби. – Мы знакомы уже очень давно, не так ли? Быть может, настало время перевести дружеские отношения в интимные?

Глаза Гранвиля загорелись.

– Возможно… – хрипло прошептал он, придвигаясь поближе к Джойс.

Но леди Эшби кокетливо ударила его по плечу веером и заявила:

– Но сначала я бы попросила вас оказать мне одну услугу.

– Услугу… – повторил он вслед за ней.

– Вы получите большое удовольствие, уверяю вас, – Джойс зловеще улыбнулась. – Когда это “хорошенькая, маленькая конфетка”, как вы изволили ее назвать, устанет и уйдет с бала, вы поднимитесь к ней в комнату и… – Леди Эшби наклонилась прямо к уху Вильяма и шепотом изложила ему свой план, отчего физиономия Гранвиля залилась багровой краской. – Считайте, что это будет своего рода аперитивом перед подачей основного блюда, – добавила Джойс. – Итак, сначала мисс Филдинг, а потом – я.

Гранвиль с сомнением покачал головой:

– Но ходят слухи, что за ней волочится сам Дерек Кравен!

– Она ему не скажет, не беспокойтесь. Она вообще никому ничего не скажет. Ей будет стыдно.

В конце концов Вильям Гранвиль дал себя убедить. Он развеселился в предвкушении предстоящей ночи.

– Ладно, – согласился он. – Но только вы мне должны сказать, зачем вам это. Вы хотите насолить Кравену?

Джойс едва заметно кивнула.

– Я растопчу все, что он ценит, – прошипела она. – Если его привлекает невинность, то это невинность будет поругана. Я уничтожу женщину, осмелившуюся завести с ним роман… Он приползет ко мне на коленях и будет вымаливать прощение!

Гранвиль оторопело посмотрел на нее.

– Какое вы удивительное существо! – воскликнул он. – Вы – тигрица! Так вы клянетесь всем святым для вас, что примите меня этой ночью?

– У меня нет ничего святого, – сухо улыбнулась Джойс. – Но я отдамся вам этой ночью, Вильям. Если вы выполните свое обещание…* * *

Любезно распрощавшись с Лили, Сара незаметно ускользнула с бала и поспешила к себе в комнату. С каждой ступенькой музыка и шум голосов становились тише. Поднявшись, наконец, наверх, девушка со вздохом облегчения захлопнула за собой дверь.

Решив на звать горничную, Сара кое-как стянула платье и кинула его на пол – у нее не было сил повесить его на плечики. Натянув ночную рубашку, девушка присела на край кровати и глубоко задумалась.

– Я не нужна ему, – Сара горестно покачала головой.

Все ли она сделала, чтобы переубедить Кравена?.. Все! Ей не о чем было жалеть. И ее нельзя осуждать ни за что, что она полюбила его, на за то, что призналась ему в этом. Конечно, опытная женщина вела бы себя умнее и наверняка добилась бы своего. Сара сокрушенно покачала головой – расчетливость не в ее характере… Ну что ж, она хотя бы не струсила и не стала скрывать своих чувств.

– Господи! – Встав на колени, прошептала девушка. – Я грешна в своих помыслах. Но, пожалуйста, не наказывай меня так жестоко!..

Саре было безумно жалко себя, но больше себя она жалела Дерека. Он честен, он благороден, он горд и он любит ее! Ведь только любя можно отказаться от самого себя… “А я? – подумала Сара, вставая с колен и задувая свечку. – Хватит у меня сил на это?.."

* * *

Некоторое время Дерек с бокалом виски в руках болтался по бильярдной, краем уха слушая болтовню мужчин, заходивших сюда сыграть партию в бильярд и выкурить сигару-другую. Но чувствуя, что самообладание вот-вот оставит его, он, прихватив с собой виски, поспешил из комнаты и поднялся наверх. Вдруг на парадной лестнице мелькнуло что-то белое. Это была Николь. В ночной рубашке и с распущенными волосами она сидела на самой верхней ступеньке лестницы. Услыхав, что кто-то идет, девочка хотела спрятаться за колонну, но увидев Дерека, она предупредительно приложила пальчик к губам. Молодой человек подошел к ней и уселся рядом.

– Почему ты еще не в постели?

– Я хотела посмотреть на платья дам, – шепотом сообщила ему Николь. – Только не говори маме.

– Не скажу, если ты немедленно отправишься спать.

– Нет, сначала я должна увидеть платья, – упрямо произнесла девочка.

– Маленькие девочки не должны бродить по дому в ночных рубашках.

– Почему? – спросила Николь, прикрывая босые ножки подолом сорочки. – Все же закрыто, посмотри!

– Все равно это неприлично, – едва сдерживая усмешку, серьезно проговорил Кравен.

– Да? А когда у мамы плечи голые, прилично?

– Сколько твоей маме лет?

– Но… дядя Дерек… – начала было девочка, но увидев, что Кравен сердито хмурится, она тяжело вздохнула и пробормотала:

– Ну хорошо. Я пойду в спальню. Но когда-нибудь у меня будет бальное платье, расшитое серебром и золотом… И я всю ночь не лягу спать! Я буду танцевать до утра!

Дерек взглянул на ее милую мордашку с куда более, чем у Лили, изысканными чертами. Николь обещала превратиться в настоящую красавицу с горящими черными глазами, соболиными бровями и копной густых, темных волос.

– Ты очень-очень скоро станешь большой, – пообещал ей Дерек. – И все лондонские кавалеры будут добиваться твоей руки.

– Ах, нет! – воскликнула девчушка. – Я не хочу замуж! Я хочу свою конюшню и много-много лошадей.

Дерек улыбнулся.

– Лет так через десять я напомню тебе эти слова. Думаю, мы громко посмеемся над ними.

– Да? Ну тогда, может, я выйду замуж – за тебя, – с детской непосредственностью промолвила Николь.

– Это будет очень мило с твоей стороны, малышка, – Дерек ласково потрепал ее по головке. – Но, думаю, ты захочешь выйти замуж за своего сверстника, а не за такого старика, каким я тогда буду.

Внезапно их мирный разговор был прерван.

– Он прав, – елейным голосом проворковала Джойс Эшби. – Меня заставили выйти за старика, и посмотри, на кого я теперь похожа.

Улыбка Николь погасла. Она испуганно спряталась за Дерека, когда Джойс поднялась к ним и с отвращением посмотрела на ребенка.

– Беги, детка. Мне надо поговорить с мистером Кравеном.

Девочка вопросительно посмотрела на Дерека, и тот, слегка подтолкнув ее, шепнул:

– Возвращайся в кроватку, маленькая принцесса.

Как только Николь убежала, выражение лица Кравена резко изменилось. Подняв к губам стакан с виски, он залпом осушил его. Не считая нужным соблюдать приличия, молодой человек даже не посмотрел в сторону своей бывшей любовницы.

– Что хмуришься? Поди вспоминаешь о своей встрече с Сарой Филдинг? – Джойс улыбнулась, заметив, что Дерек удивленно поднял брови. – Да, мой дорогой. Мне известно, что ты увлекся этой скромной деревенской фиалкой. Да и не только я знаю об этом. Все просто поражены. Сам Дерек Кравен ухлестывает за такой пустышкой! Сказал бы мне давно, что тебе нравятся невинные женщины, я бы уж постаралась, – Джойс уперлась локтями в перила и, улыбаясь, смотрела на Дерека.

Молодой человек едва сдерживался, чтобы не сбросить ее вниз, предварительно врезав по физиономии… Дерек внимательно посмотрел на Джойс – похоже, что она что-то задумала. Поэтому он решил дослушать ее ядовитое шипение до конца.

– Ну и каково заниматься любовью с такой женщиной, дорогуша? Ни за что не поверю, что она может удовлетворить твой сексуальный аппетит. Интересно было бы посмотреть на нее в постели. – Джойс вздохнула. – Мужчины так глупы. Ты поди вообразил, что влюбился в нее. Неужели тебе нужно напомнить, что ты неспособен любить? Ты просто огромное похотливое животное… именно таким ты мне и нравишься. – Она скривила губы. Да оставь ты эти сантименты и романтические бредни другим. У тебя есть нечто лучшее, чем сердце – большой, красивый дружок. Больше тебе нечего предложить своей деревенской дурочке. Впрочем, я думаю, что она этого не оценит… Хотя возможность сравнивать – великое дело! – Джойс притворно вздохнула и посмотрела Дереку в глаза: она ждала, когда до него дойдет смысл ее слов.

Сравнивать? Кравен медленно встал. Сердце тревожно подскочило у него в груди.

– Джойс, что ты сделала?

– О, сущий пустяк. Благодаря мне девочка познакомиться с мужчинами поближе. Пока мы тут с тобой болтаем, она “трахается”, как вы, кокни, это называете, с нашим красавцем лордом Гранвилем. Теперь твоя простушка не так уж невинна.

Бокал выпал из рук Дерека и, не разбившись, покатился по ковру.

– Господи! – прошептал он и бросился вверх по ступенькам.

– Не спеши, дорогой! – крикнула Джойс. – Все уже сделано. – Она зловеще расхохоталась.

* * *

Поначалу Сара не поняла, что происходит. Это не могло быть реальностью. Девушка проснулась оттого, что огромная, как звериная лапа, рука зажала ей рот. Она распахнула глаза и увидела багровое лицо какого-то незнакомца, который всем своим телом прижал ее к постели. Девушка хотела закричать от страха, но… – Спокойно, малышка, – хрипло прошептал незнакомец, – ты моя конфетка! Я наблюдал за тобой сегодня, видел, как твои славные грудки светятся в вырезе платья. Не вырывайся! Я – лучший трахальщик в Лондоне. Расслабься, и тебе понравится. Сама увидишь.

Сара вырывалась изо всех сил, но лорду Гранвилю все было нипочем; он старался раздвинуть ей ноги. Девушка задыхалась от исходившего от него запаха пота и виски. Его руки скользили по ее едва прикрытому ночной рубашкой телу.

Внезапно незнакомец кубарем скатился с кровати. Сара дико закричала и, вскочив, забилась в угол спальни. В комнате что-то шумело, падало, билось… С перепугу девушка не сразу поняла, в чем дело. Но потом она зажала себе рот рукой, чтобы сдержаться и не закричать еще сильнее: Сара увидела, как по полу катаются два человека. Одного она узнала – это был Дерек.

Он колотил кулаками незнакомца. Тот пытался встать, но тщетно – Кравен вцепился в него мертвой хваткой.

– Послушайте, – удалось выговорить Гранвилю, – давайте обсудим все цивилизованно!

– Сначала я душу из тебя вышибу, мразь, а потом мы станем с тобой разговаривать! – прорычал Дерек.

Гранвиль сопротивлялся изо всех сил, но безуспешно.

– Да ты мне нос разбил! – завопил он, получив в очередной раз по физиономии.

К счастью для Гранвиля, в это время в комнату, привлеченной шумом, вошел слуга.

– Пожалуйста, – захныкал Гранвиль, хватая лакея за ноги, – сделайте что-нибудь! Он убьет меня… – Заткнись, подонок, – зарычал Кравен, замахиваясь на Гранвиля обломком вазы.

Лакею пришлось немало постараться, чтобы разнять дерущихся.

– Мистер Кравен, – попытался образумить молодого человека слуга, – подождите до тех пор, пока… – Уйди с дороги!..

Лакей, не смея оставить цеплявшегося за его ноги аристократа, словно окаменел.

– Нет, сэр, – твердо сказал он.

Тем временем другие слуги и гости, снедаемые любопытством, спешили на шум. Дерек Кравен, с трудом взяв себя в руки, отступился от Гранвиля.

– Если я еще хоть раз встречу тебя или эту хладнокровную стерву, которая тебя сюда послала, я вас обоих на тот свет отправлю! Так и скажи ей, – грозно прорычал он.

Гранвиль был перепуган насмерть.

– Все слышали ваши угрозы! – пятясь к выходу, взвизгнул мерзавец. – Вы за это ответите… Дерек с грохотом захлопнул дверь. Отбросив со лба тяжелую прядь черных волос, молодой человек повернулся к Саре, пытавшейся прикрыться порванной ночной сорочкой. Вид у нее был такой, словно она не узнавала Дерека. Заметив, что девушка дрожит как в лихорадке, Кравен подошел к ней и взял ее на руки. Не говоря ни слова, он уселся вместе с нею на кровать. Она испуганно прильнула к нему.

И Дерек, и Сара тяжело дышали; он – от ярости, она – от страха. Когда гнев немного остыл, молодой человек услышал шум и голоса за дверью. Впрочем, войти никто не решался. Кравен понимал, что для спасения репутации Сары ее надо передать на чье-то попечении. Но уйти и оставить Сару он был не в силах.

– Он сделал тебе что-нибудь? – спросил Дерек.

– Нет, – тихо плача, ответила девушка. – Ты пришел вовремя. Как ты узнал? Как… – Потом, – ему не хотелось пускаться в долгие объяснения.

Девушка постепенно успокаивалась. Невозможно было поверить, что человек, еще минуту спустя назад жестоко избивавший лорда Гранвиля, сейчас так нежно прижимает ее к себе. Ни разу в жизни она не чувствовала себя настолько спокойно и уверенно. Щекой Сара ощущала дыхание Дерека; ласкова гладя ей волосы, он осторожно поцеловал ее веки, влажные ресницы, губы.

Тут раздался решительный стук, и дверь распахнулась. На пороге стояла Лили Рейфорд.

Захлопнув дверь, Лили взглянула на Сару и воскликнула:

– Черт побери!

Осознавая, что для соблюдения приличий надо бы встать, девушка соскользнула с колен Дерека. Он уложил ее на кровать и, бережно прикрыв одеялом, сел рядом.

Лили зажгла лампу и вопросительно посмотрела на Дерека.

– Этот мерзавец Гранвиль! – воскликнула она, наконец. – Я знала, что он вечно волочится за всеми юбками, но чтобы он посмел напасть на мою гостью, и предположить не могла! Алекс сейчас выставляет его из дома; мы уж позаботимся о том, чтобы его больше не принимали в приличном обществе. А вам, я думаю, поможет вот это, – Лили налила виски в бокал и подала его Дереку. – Только не знаю, кому из вас нужнее немножечко выпить.

Дерек протянул виски Саре, но та отрицательно замотала головой.

– Нет, нет… – Выпей, прошу тебя, – настаивал Дерек.

Девушка глотнула, и огненная жидкость обожгла ей горло. Поморщившись, она отпила еще несколько глотков и протянула бокал Дереку.

– Так не годится. Надо выпить все, – он ласково улыбнулся.

Лили пододвинула к кровати стул и села. Сняв с головы украшенную бриллиантами диадему, она потерла лоб и улыбнулась Саре.

– Ну вот, ты пережила своей первый скандал, – нарочито весело заговорила Лили. – Не беспокойся, я и Дерек – большие знатоки этого дела. Мы все уладим.

Сара неуверенно кивнула, поднося бокал к губам. Чем больше она пила, тем легче было проглатывать виски. Вскоре приятное тепло разлилось по всему ее телу. Сначала девушке казалось, что ей вообще больше не уснуть, но вскоре тревожные мысли стали уходить. Дерек и Лили тихо разговаривали о бале, о гостях, даже о погоде… Заметив, что виски возымело действие, Дерек перешел на шепот. Вскоре Сара закрыла глаза; ее дыхание стало ровным и глубоким. Свернувшись комочком, она стала похожа на маленькую девочку. Волосы рассыпались по подушке, длинные ресницы иногда едва заметно вздрагивали. Кравен тихонько погладил ее руку, в который раз поражаясь нежности девичьей кожи.

Лили посмотрела на него с удивлением.

– Да ты и вправду влюбился. Признаюсь, я поначалу сомневалась, но теперь… – она развела руками.

Молодой человек молчал. Он понимал, что его подруга говорит правду, но признаваться в этом вслух не решался.

– У нее будут серьезные неприятности, – вновь заговорила Лили.

– Нет, я прибежал вовремя. Он не успел ничего с ней сделать.

– Подумай, Дерек, – тихим, но уверенным голосом продолжала леди Рейфорд. – Не важно, изнасиловал Сару Гранвиль на самом деле или нет. Ее репутация погибла. Сплетни будут преследовать бедняжку повсюду. Матери станут прятать от нее своих детей. Ты даже не представляешь себе, как злы бывают эти люди. Я выросла в деревне и знаю, как там любят кого-то осуждать. Даже если какой-нибудь мужчина захочет жениться на ней, она всегда будет, как говорится, товаром второго сорта. И ей придется остаток жизни благодарить своего “благодетеля”, как бы плохо он к ней ни относился. Господи, зачем только я пригласила ее сюда!

– Да уж! – холодно подтвердил Кравен.

– Но откуда я могла знать, что Гранвилю придет в голову подобное?

Дерек угрюмо покачал головой и посмотрел на невинное существо, лежащее под одеялом.

– И что же теперь делать? – спросил он.

– Чтобы Сару снова стали уважать? – переспросила Лили и беспомощно пожала плечами. – Ну-у… Мы найдем человека, который женится на ней. И чем скорее, тем лучше. – Лили с усмешкой взглянула на Дерека. – Можешь кого-нибудь предложить?

* * *

Сара по обыкновению проснулась рано, но пробуждение было непривычно тягостным – голова гудела, как угли в камине. Протерев глаза, она тяжело вздохнула и осторожно вылезла из постели. Одевшись и приведя в порядок волосы, она позвонила горничной.

Франсуаза не заставила себя долго ждать. Войдя в комнату, она так выразительно посмотрела на Сару, что та уже не сомневалась: француженка прекрасно осведомлена о ночном происшествии.

Сара улыбнулась, – хорошо, что не надо объясняться по поводу царившей в комнате разрухи.

– Франсуаза, помоги мне собрать вещи. Я уезжаю домой, – коротко сказала она.

Горничная что-то затараторила по-французски, то и дело указывая на дверь и повторяя имя Лили Рейфорд.

– Ты хочешь сказать, графиня желает меня видеть? – удивленно спросила девушка.

Франсуаза попыталась заговорить по-английски:

– Если вы позволять… мадемуазель… – Конечно, – проговорила мисс Филдинг, хотя ни малейшего желания говорить с кем-то у нее не было; она хотела только одного – уехать как можно скорее; уехать и забыть о месте под названием Рейфорд-Парк.

Спустя пять минут девушки шли по длинному коридору, ведущему на хозяйскую половину. Было только девять часов утра, и все гости, утомленные ночным весельем, еще спали. Лишь кое-где мелькали слуги, вооруженные швабрами и тряпками.

Франсуаза привела Сару в маленькую уютную гостиную. Элегантная мебель, обитая серо-розовой тканью; на полу лежали пушистые ковры того же тона. Загадочно улыбнувшись, горничная ушла. Девушка села за небольшой столик в форме полумесяца, инкрустированный слоновой костью, нефритом и лазуритом, и принялась внимательно рассматривать изображенных на столе животных. Вдруг на пороге гостиной появился Дерек Кравен.

– Как ты? – спросил он.

– Я… я ждала Лили, – растерянно пробормотала Сара.

У Дерека был такой вид, словно он и не ложился – вчерашний костюм, бледное лицо, всклокоченные волосы… – Дела обстоят таким образом, что Лили не может помочь тебе, – объяснил Кравен. – Зато я могу.

– Мне не надо помогать, – возразила Сара. – Я сейчас уеду и… Что это у тебя в руке? – спросила она, увидев, что молодой человек держит старательно исписанный корявым почерком листок бумаги.

– Список, – как-то неожиданно по-деловому заговорил Дерек. Он уселся рядом с Сарой и разгладил листок. – Здесь, в порядке предпочтения, записаны имена наиболее достойных лондонских холостяков. Их здесь двадцать. Если ни один из них тебе не подойдет, я продолжу список. Хотя, надо сказать, это самые подходящие – по возрасту и характеру… – Что?! – недоуменно промолвила Сара. – Ты теперь хочешь отделаться от меня, выдав замуж? – Она нервно засмеялась. – Зачем? Скажи мне, Бога ради, зачем?

– Ты только выбери. А уж дальше – мое дело.

– Как это?

– Да во всей Англии не сыскать человека, который бы не был чем-нибудь мне обязан.

– Мистер Кравен, но это же бред!

– У тебя нет другого выбора, – перебил Сару Дерек.

– Нет, есть! Я просто вернусь в Гринвуд-Корнерз! – Сара отвернулась. – Не стану я смотреть на их имена! Я никого из них не знаю. И не собираюсь выходить за незнакомца! Мне не важно, что обо мне скажут.

– Сплетни быстро дойдут до твоей деревни. И представь себе только, что будут говорить… – Повторяю, меня это не интересует! Я знаю правду, и этого довольно!

– Да?! И тебе наплевать, что твой драгоценный мистер Кингсвуд будет воротить нос и называть тебе падшей женщиной?

Сара с ужасом представила себе, как отнесется ко всей этой истории Перри, но все же решительно покачала головой.

– Я вынесу то испытание, которое Господь посылает мне. Я гораздо сильнее, чем ты думаешь.

– Но тебе не нужно быть сильной. Выбирай любого, – Дерек снова протянул ей список. – Все эти люди с радостью поддержат тебя и твоих родителей. Вы станете богаты.

– Мне наплевать на богатство! Я не собираюсь выходить за кого попало, лишь бы спасти свое имя… И потом… моя честь не продается!

– Все хоть раз в жизни поступаются своей честью! Все без исключения! – выкрикнул Кравен.

Чем нетерпеливее становился Дерек, тем спокойнее была Сара.

– Нет, не все… Пойми меня правильно, я не могу выйти замуж за нелюбимого.

Дерека взбесило упрямство Сары.

– Не глупи! – Еще немного, и он, казалось, взорвется. – Ну хоть взгляни на список!

Сара покосилась на его листок и увидела, что в числе первых кандидатов названо имя лорда Тавишама.

– “Виконт” пишется через “и”, – прошептала она.

Дерек нетерпеливо мотнул головой.

– Что ты о нем думаешь? Вы же вчера танцевали вместе!

– Он довольно приятный молодой человек, но… ты уверен, что это “наиболее подходящий” холостяк в Лондоне?

– Тавишам добр, у него есть титул, богатство… – Дерек ненатурально улыбнулся. – И мне кажется, он любит читать. Я однажды слышал его рассуждения о Шекспире. Ты же хотела выйти за человека, который любит книги?.. К тому же Тавишам красив. Рост, глаза, кожа… – … жидкие волосы, – смеясь подхватила Сара.

– У него просто высокий лоб. Это признак благородного происхождения, – похоже, Дерека обидело замечание Сары.

– Если ты от него в таком восторге, то и женись на нем сам!

Сара встала и подошла к окну.

Тут терпение Кравена лопнуло.

– Выбери же кого-нибудь или я заткну тебе горло этим списком! – рявкнул он.

Девушка и бровью не повела.

– Мистер Кравен, – выдержав паузу, спокойно заговорила она. – Очень мило с вашей стороны так заботиться о моем благополучии. Но право же, мне лучше остаться старой девой. Ни один муж не станет терпеть того, что я пишу книги. Как бы хорошо он ни был настроен ко мне, его все равно станет раздражать, что в угоду литературе я не выполняю своих супружеских обязанностей… – Придется Тавишаму смириться.

– А если он этого не сделает? Что, если он запретит мне писать? К сожалению, мистер Кравен, жена должна повиноваться мужу. Иначе как им жить вместе? Повиноваться же человеку, который не считается со мною, который не уважает меня, я не могу.

– Он будет обращаться с тобой, как с королевой, – угрюмо произнес Дерек. – Иначе ему придется иметь дело со мной.

– Я не уверена в этом, мистер Кравен. – Сара насмешливо хмыкнула. – Вы уже ничего не сможете для меня сделать, ведь я буду принадлежать другому.

Дерек почувствовал, что краснеет.

– Все равно это лучше, чем похоронить себя заживо. Я заставлю тебя принять мой вариант.

– Ну и как же ты думаешь меня заставить?

– Я… – начал Дерек, но тут же замолчал. Его обычные угрозы были в данном случае неуместны: у Сары не было долгов, любовников, она не играла в карты… Против нее ничего нельзя было использовать. – Я… я закрою твои издательство, – неуверенно предположил он.

Девушка весело расхохоталась.

– Я пишу не для того, чтобы печататься, мистер Кравен. Я пишу, потому что мне нравится излагать свои мысли на бумаге. Если не получится зарабатывать деньги романами, что ж… буду выполнять какую-нибудь другую работу в деревне. Но писать книги я не брошу. – Взглянув в глаза Дереку, Сара вдруг поняла, что с ним происходит. Несмотря на свои попытки сосватать ей какого-нибудь жениха, он по-прежнему страстно желал ее. – Я ценю твою заботу, – продолжала она уже не так высокомерно, – но, право же, не стоит беспокоиться. В том, что случилось, твоей вины нет.

Кравен побледнел, как будто вместо того, чтобы поблагодарить, она ударила его по лицу.

– Нет, в случившемся виноват именно я, – вытирая выступившую на лбу испарину, хрипло заговорил молодой человек. – Прежде у меня была связь с леди Эшби. Гранвиль напал на тебя, потому что это она попросила его об этом… Она мстит мне.

Сара изменилась в лице.

– Понятно, – через минуту выдавила она из себя. – Что ж, это лишний раз подтверждает все слышанное мною о леди Эшби. Но раз ваша связь прервана, то все равно – виновата она, а не ты. – Сара пожала плечами и улыбнулась. – К тому же Гранвиля вовремя остановили… Я всегда буду тебе благодарна за это.

То, с какой легкостью она восприняла его признание, выбило Дерека из колеи. Он закрыл глаза и потер лоб.

– Черт возьми, – пробормотал он, – чего же ты хочешь?

– Я уже говорила… Дерек тяжело задышал, его сердце забилось с бешенной скоростью. Боже праведный, разве он мог подумать раньше?.. Что если ему снова уйти от нее? Нет, из этого все равно ничего не получится – он опять вернется… Сара не сводила с него глаз. Она боялась говорить, ее тело ныло от напряжения. Но вот Дерек встал.

– Выходи за меня, Сара, – шепнул он, прижимая девушку к сердцу.

Странно было произносить эти слова, но, к своему величайшему изумлению, Дерек почувствовал невероятное облегчение, словно его мятущаяся душа обрела, наконец, пристанище.

– Ты говорила, что хочешь этого, – голос Кравена стал вдруг тих и спокоен. – Теперь ты знаешь обо мне все. Решай сама.

Сара уткнулась ему в грудь.

– Да, мистер Кравен, – она облегченно вздохнула. – Я выйду за вас замуж.

Глава 10

Узнав о помолвке Сары и Дерека, Лили Рейфорд вся засветилась от радости.

– Вы должны позволить нам с Алексом организовать ваше венчание, – затараторила графиня. – Можно все устроить в нашей чудной часовне в Рейфорд-Парке или у нас дома в Лондоне… – Спасибо, – задумчиво промолвила девушка, – но думаю, нам следует обвенчаться в моей деревне. – Сара вопросительно взглянула на своего жениха.

– Как хочешь, дорогая, – невозмутимо отвечал Дерек.

Теперь, когда главный шаг сделан, ему было совершенно все равно, где и как произойдет венчание. Теперь Сара принадлежала ему, и это было единственным, что имело значение. Он был готов на все, чтобы удержать ее.

– Ну тогда мы устроим прием в вашу честь, – возбужденно продолжала Лил. – У меня есть много замечательных друзей, которых я вас с радостью представлю. А пока, Сара, мы отправим тебе домой в нашей карете, а Дерек останется тут – обговорить все с Алексом… – Боюсь, так дело не пойдет, – перебил ее Дерек. – Мы вместе с Сарой уедем в ближайшие полчаса. В моей карете.

– Вместе? – с ужасом переспросила Лили. – Нет, так нельзя. Неужели вы не понимаете, что после ночных событий вам нельзя уезжать вместе.

– Ерунда! – Кравен неопределенно махнул рукой и обнял Сару за плечи.

Возмущению Лили не было предела.

– Ну и куда же вы направитесь, хотела бы я знать? – строго спросила она.

Дерек весело улыбнулся.

– А вот это тебя не касается, птичка моя. – И не обращая внимания на шумные протесты Лили, он лукаво поглядел на свою невесту.

Встретившись взглядом с его зелеными глазами, Сара вдруг поняла, что он хочет отвезти ее в свой клуб и провести с ней ночь. Сердце ее тревожно забилось.

– Я не уверена, что стоит поступать именно так… – начала было девушка, но Кравен решительно перебил ее:

– Иди-ка лучше собери вещи.

Ах, ну что за невежество! Впрочем, грубоватая прямолинейность Дерека была куда лучше витиеватого хитроумия. Хотя в данном случае без хитроумия все же не обошлось. Твердо решив жениться на Саре, он задумал окончательно скомпрометировать девушку, чтобы в случае чего она уж точно не могла отступить.

Сара задумчиво посмотрела на Дерека. Она вдруг отчетливо вспомнила огонь его поцелуев, нежность прикосновений… Волна желания охватила ее. Ах, будь что будет!..

– Дерек, – заговорила Лили ледяным тоном, – я не позволю, чтобы ты заставил это дитя делать то, к чему оно еще не готово… – Никакое она не дитя, – буркнул в ответ Кравен, крепче прижимая к себе девушку. – Скажи-ка ей, Сара, чего ты хочешь?

Девушка беспомощно посмотрела на Лили, но взгляд ее был на редкость красноречив.

– Я… я хотела бы уехать с мистером Кравеном, – потупившись от смущения, вымолвила наконец Сара; ей незачем было смотреть на Дерека, она и так хорошо знала его самодовольную улыбку.

Лили вздохнула.

– Все это крайне неприлично!

– Лекция Неуемной Лили о приличном поведении! – усмехнулся Дерек. – Оставь свои увещевания кому-нибудь другому, крошка. Нам надо уехать до того, как все встанут.

* * *

По дороге в Лондон Дерек принялся выспрашивать у Сары подробности о ее помолвке с Перри. От этих расспросов девушка чувствовала себя крайне неловко: дело было в прошлом, и ей не хотелось сплетничать о своем бывшем женихе.

– Я хочу знать, почему между вами все кончено. Может быть, у вас обычная ссора влюбленных, и ты убежишь к нему, как только дым развеется.

– Как ты можешь так думать! – возмутилась Сара.

Дерек выглядел совершенно спокойным. Сара нахмурилась. Ей было не по себе, она не привыкла к таким отношениям, не привыкла к подозрительности. Да и как этот красивый, сильный мужчина, сидящий напротив, мог ревновать ее к несуществующему сопернику?

– Мне и рассказывать-то толком нечего… – растеряно проговорила девушка. – Все неприятности начались сразу же после того, как Перри сделал мне предложение. Поначалу все, как говорится были счастливы, но очень скоро выяснилось, что мы плохая пара и наше счастье – просто мираж. Перри заявил, что я вовсе не та женщина которую он знал много лет, что после Лондона я очень изменилась… Прежде мы никогда не ссорились, а тут вдруг без ссор и споров дня не проходило. Боюсь, из-за меня он очень несчастен.

– Ага, значит, ты дала-таки ему от ворот-поворот, – довольно заметил Дерек. Хорошее настроение вернулось к нему, и он дружески похлопал Сару по плечу. – Отлично. Мне нравится, когда у женщин хорошо подвешен язык!

– А Перри иного мнения, – девушка задумчиво покачала головой. – Ему нужна женщина, которой он сможет командовать. Он хотел, чтобы я бросила писать, родила кучу ребятишек, и остаток жизни прислуживала ему и его мамаше!

– Козел, – коротко заключил Дерек, усаживая Сару себе на колени. – А ты ему рассказывала обо мне?

– Мистер Кравен! – строго проговорила Сара, пытаясь соскочить с колен Дерека. Попытка не удалась, и девушка вскоре затихла. Дерек улыбнулся и, взяв Сару за подбородок, пристально посмотрел ей в глаза.

– Так рассказывала или нет?

– Нет, что ты! Я старалась вообще о тебе не думать. – Она с нежностью посмотрела на Кравена. Попирая правила хорошего тона, он не стал надевать галстук и расстегнул верхнюю пуговицу рубашки. – Но ты мне снился, – призналась Сара.

Дерек погладил ее шелковые волосы.

– Какая роль мне отводилась в твоих снах? – тихо спросил он. – Что я делал?

– Преследовал меня, – прошептала она в ответ.

Дерек довольно улыбнулся.

– Ну и поймал?

Прежде чем девушка успела ответить, он приник к ее губам. Сара не сопротивлялась. И все-таки, боюсь, что она ускользнет от него, Дерек положил ногу на противоположное сиденье – теперь, даже отпусти он ее, деваться было некуда. Он попытался расстегнуть ей корсаж, но, запутавшись в многочисленных веревочках, нетерпеливым жестом отбросил волосы Сары назад и страстно поцеловал ее шею. Она застонала от наслаждения… Дерек чувствовал, что еще минута, и он уже не сможет остановиться. Дрожа как в лихорадке, молодой человек оттолкнул от себя девушку.

– Ангел мой, – хрипло проговорил он, – сядь лучше туда, подальше… – Но в чем дело? Почему? – едва не слетев на пол, недоуменно спросила Сара.

Дерек, схватившись за голову, закрыл глаза и замер. Но почувствовав, как девушка наклоняется к нему, он резко выпрямился.

– Не трогай меня! – грубо крикнул Кравен. – Извини… – прошептал он, увидев огорченное лицо своей теперь уже невесты. – Пойми , если ты не отсядешь от меня немедленно, тебе придется раздвинуть передо мной ножки прямо здесь.

* * *

Они вошли в клуб через боковую дверь и тут же были встречены Джиллом, который бросился навстречу хозяину, деликатно отводя, однако, глаза от его дамы. Но ее серый плащ показался ему знакомым; Джилл вгляделся и радостно закричал:

– Ба, мисс Филдинг! Вот уж не думал еще раз увидеть вас здесь! Снова будете заниматься своими исследованиями?

– Добрый день, Джилл! – Сара покраснела и улыбнулась, не зная, что ответить.

– Позвать Ворзи? Он наверняка захочет узнать… – Я позову своего слугу, когда захочу, – резко оборвал его Дерек. – А теперь прошу нас не беспокоить.

Дерек понимал, что если только служащие казино узнают о приезде Сары, они тут же прибегут поболтать с ней. Он же вовсе не собирался, по крайней мере сейчас, делить Сару с кем бы то ни было – он привез ее только для себя.

– Понял, мистер Кравен, – ответил слуга, когда до него дошел смысл слов хозяина.

Дерек повел Сару к себе на второй этаж. Когда они поднимались вверх по лестнице, он нежно обнял ее за талию. В дверях девушка пораженно остановилась.

– Здесь все изменилось, – пробормотал она.

И вправду, покои Дерека были убраны еще более безвкусно; сливовые портьеры уступили место холодным, синевато-серым; стены покрывали сверкающие пластины слоновой кости; пушистый персидский ковер на полу заменили на английский с ярким цветным узором.

– Я тут кое-что переменил после твоего отъезда, – сухо заметил Кравен, вспоминая обо всей разломанной им мебели и прожженных коврах и шторах. Разлука с Сарой доставляла ему невыносимую боль, лишь опустошая одну за одной бутылки с джином и круша вокруг себя мебель, он мог справиться с этой болью. Но теперь она здесь, она поклялась ему в любви… Реальность ускользнула от Дерека, порой ему казалось, что все происходящее – сон, пьяный бред. Вот он проснется и прекрасное видение исчезнет… Сара стала ходить из комнаты в комнату, разглядывая новую обстановку. Дерек неотступно следовал за ней. Около дверей в спальню они остановились; возникло неловкое молчание. Молодой человек привык к опытным женщинам. Многообещающе улыбаясь ему, они сами спешили в спальню – ни одна из них не отличалась скромностью. Сара же молчала, неловко застыв в ожидании… Внезапно Дерек подумал, что напрасно он привез ее сюда: надо было отпустить ее в Гринвуд-Корнерз. Только такой эгоист, как он, мог так бездумно лишить ее право выбора!..

– Неужели всегда бывает так неловко? – тихо спросила Сара, вынимая из вазы с цветами красивую белую розу.

Дерек взглянул на девушку, нервно перебирающую нежные лепестки оранжерейного цветка. Затем, как бы очнувшись, Сара поставила розу в вазу.

– Как хорошо – январь, а у тебя розы! – прошептала она. – Роза самый чудесный цветок в мире.

Девушка была на редкость хороша в этот момент. Дерек не мог оторвать от нее глаз. Он бы очень хотел иметь вот такой ее портрет – с распущенными волосами, нежными, чуть испуганными глазами и с розой в руке.

– Дай мне цветок, – попросил Кравен.

Сара снова взяла розу и послушно протянула ее Дереку. Молодой человек оторвал у цветка лепестки, поднял руку и рассыпал их на кровати. По комнате разлился божественный аромат. Как зачарованная, она не могла оторвать от него глаз.

Дерек подошел к Саре и прижался губами к ее похожим на рассыпанные лепестки роз губам. Его поцелуй, легкий и нежный поначалу, становился все более горячим и требовательным. Вот Сара приоткрыла рот, и язык Дерека проник в восхитительное тепло ее рта. Сквозь грубую шерсть платья он ласкал ее спину, бедра, грудь. Ответом на ласки было взволнованное дыхание все сильнее и сильнее прижимавшейся к нему девушки.

Когда Дерек расстегнул Саре платье и оно с шелестом упало на пол, ей показалось, что сердце ее чуть было не вырвалось из груди. Оставшись водной рубашке из грубого льна и аккуратно заштопанных чулках, Сара смутилась. Дерек медленно опустился на колени. Приподняв нижнюю юбку, он ловким движением снял с нее панталоны. Его руки уверенно скользили по ее голым бедрам, икрам, ягодицам… Сара испуганно отступила от него и села на край кровати.

На мгновение Кравену стало неловко: он испугал ее. Черт возьми, подумал молодой человек. Ему в жизни не приходилось вести себя с женщинами по-джентльменски. Сара, пытаясь прикрыться, перебросила свои длинные волосы вперед. Боясь, как бы она не струсила, Кравен принялся лихорадочно расстегивать рубашку.

Сару охватила настоящая паника, когда она увидела, что ее жених снимает с себя рубашку и штаны. Она стыдливо опустила глаза, но прежде все-таки увидела его возбужденную плоть, его сильное, мускулистое тело. Это был мужчина с богатым опытом, впрочем, как и все его женщины… – Ты ведь много раз это делал, правда? – прошептала она, закрывая глаза.

– Да, но никогда… – Дерек осекся. – Никогда у меня не было такой, как ты.

С этими словами он прижал Сару к своему обнаженному телу, чувствуя сквозь сорочку, как дрожит от возбуждения ее плоть.

– Открой глаза, – прошептал он настойчиво. – Тебе нечего бояться.

Сара повиновалась. Подняв глаза, она с невыразимой нежностью и вместе с тем тревогой посмотрела на Дерека. Сердце молодого человека забилось как раненная птица и, словно читая ее мысли, он произнес:

– Я буду заботиться о тебе. Я никогда не заставлю тебя делать того, чего ты не хочешь. – Дерек с трудом перевел дыхание. – Скажи только, и я отпущу тебя. Не бойся меня обидеть. Я подожду. Я готов ждать тебя всю жизнь… О, если бы Сара знала, чего стоили Кравену эти слова! Вся его натура восставала против них. Впервые за всю свою жизнь он нашел в себе силы наступить на горло своим желаниям. Сара так много значила для него, что рисковать ею он не смел.

Сара кротко улыбнулась в ответ:

– Ты только скажи, что мне делать… Я… я ничего не умею… Дерек облегченно вздохнул: значит, она здесь по своей воле, значит, она тоже хочет его.

– Нам будет хорошо вдвоем, – пообещал он.

Стянув наконец с себя сорочку, Сара юркнула в благоухающую розами кровать и попыталась прикрыться простынями. Но Дерек остановил ее.

– Не стесняйся меня, – прошептал он, целуя ее плечи и грудь. – Ты должен поверить… Я никогда никого не хотел так, как тебя… – Дерек замолчал, сам пораженный своим признанием. – Ох, черт возьми!

Кравен попытался было подобрать ускользающие от него слова, но Сара жестом остановила его.

– Не говори ничего, – она робко провела ладонью по животу Дерека. – Все хорошо.

– Все, что у меня есть, принадлежит тебе, – промолвил он. – Все.

– Я просто хочу тебя, – прошептала она, обвивая руками его шею.

Кравен был удивительно нежен. Она ждала, что он будет таким же нетерпеливым и пылким, как в их прежние встречи, но молодой человек проявил удивительные такт и осторожность. Он ласкал ее, заставляя забыть про стыдливость.

Дерек целовал ее грудь до тех пор, пока она не застонала, изнывая от желания. Он хотел было приникнуть губами к ее самому сокровенному месту, но Сара оттолкнула его.

– Не надо, – прошептала она.

– Почему? Запомни: ты вся, целиком, снаружи и внутри принадлежишь мне. Ты вся – моя. И даже здесь.

… С каждой минутой ласки Кравена становились все смелее и смелее. Не в силах больше противиться бушевавшей в душе страсти, Сара чувственно поцеловала его в губы. Больше всего на свете она теперь хотела, чтобы он скорее овладел ею. Словно прочтя мысли своей возлюбленной, молодой человек раздвинул ноги Сары и опустился между них на колени. Когда он вошел в нее, она вскрикнула от боли.

Дерек судорожно сжал ее бедра руками.

– Прости меня, – шептал он, – прости. О Господи, только не двигайся! Так лучше?

– Я… я не знаю. – Голос Сары дрожал.

– А так? – еще глубже входя в нее, спросил он.

Она не могла ответить, но Дерек продолжал ритмичные движения.

– Пожалуйста, – наконец прошептала Сара. – Ты должен остановиться. Я больше не могу.

Его малахитовые глаза светились торжеством.

– Нет, можешь.

Тело Сары напряглось, боль уходила куда-то далеко, оставляя место не испытанным ею доселе ощущением. Где-то внутри нее заплясали искорки пламени, которое быстро перерастало в бушующий огонь. Но вот их сплетенные тела забились в сладостном экстазе… Обнявшись, они долго лежали среди смятых простыней. Потом Дерек нежно поцеловал Сару в разгоряченный лоб, Сара же, открыв глаза, улыбнулась ему.

– Я не обманул твоих ожиданий? – спросил он, прижимая к себе ее бедра.

Сара покраснела.

– Нет. Это было куда лучше, чем я могла себе представить, – уткнувшись ему в грудь, прошептала она.

– И мне так кажется. Это совсем не то, что… – Кравен замолчал, не решаясь сравнивать Сару с ее предшественницами.

– … было с твоим другими женщинами, – договорила за него Сара. – Скажи мне, в чем разница.

Дерек покачал головой.

– Ты из какого-то другого, дивного мира. Я не могу объяснить… – И все же, – настаивала она.

Дерек взял Сару за руку.

– Понимаешь, раньше я испытывал страсть, но не наслаждение… – Дерек еще крепче обнял Сару. – И мне никогда не было так спокойно после.

– Ты счастлив? – с надеждой спросила девушка.

– Я не знаю, что такое счастье, – Кравен прильнул к губам своей невесты коротким, глубоким поцелуем. – Но я хотел бы остаться внутри тебя навсегда.

* * *

Вечером Сара направилась в ванную комнату. Она собиралась помыться и привести себя в порядок и была немало удивлена, когда туда заявилась служанка – помогать новой госпоже. В обязанности служанки входило множество дел: согреть полотенце, проверить температуру воды, подготовить мыло и душистые масла для растирания, духи… Сара, конечно, слышала о том, что дамы-аристократки всегда принимают ванну в присутствии слуг, но ей казалось, она вполне может обойтись без посторонней помощи.

– Спасибо, мне ничего не нужно, – сказала она служанке, садясь в ванну. Но девушка не обратила на ее слова никакого внимания. Она подождала, пока Сара вымоется, а затем подошла к ней, держа в руках нагретое полотенце. Мисс Филдинг считала подобную помощь нелепой, но спорить со служанкой было бессмысленно.

Сара с любопытством принюхивалась к предлагаемым ей духам. Из разных флаконов вырывалось благоухание розы, жасмина, гиацинта, фиалки… Духи были божественны, но Сара не притронулась ни к одним из них. После того как служанка помогла ей облачиться в тяжелый шелковый халат, Сара, пробормотав что-то в благодарность, закатала рукава и направилась в спальню Дерека, путаясь в длинных полах халата.

Одетый точно в такой же халат, Кравен стоял возле камина, глядя на пылающий огонь.

– Как ты? – спросила он невесту.

– Немного голодна, – с улыбкой ответила Сара, а затем откровенно добавила:

– Голодна, как волк, честно говоря.

Дерек подошел к Саре и, обняв за плечи, чмокнул в кончик носа.

– С этим я, пожалуй, могу тебе помочь, – он кивнул в сторону заставленного серебряной посудой стола. – Мсье Лабарж, узнав, что еде предназначена для тебя, превзошел сам себя.

– Это замечательно, но… – неуверенно произнесла Сара, покраснев до корней волос. – Наверное, все догадались, чем мы тут занимались.

– Ясное дело, все, – подтвердил Дерек. – Так что теперь вы просто вынуждены выйти за меня замуж, мисс Филдинг.

– Чтобы спасти свою репутацию? – игриво спросила девушка.

Кравен весело рассмеялся.

– Кто-то же должен сделать из меня приличного человека. – Он усадил Сару за стол. – Придется нам обойтись без слуг: я их отпустил.

– Как хорошо, – Сара с облегчением вздохнула. Разложив на коленях салфетку, она подвинула к себе блюдо с паштетами и пудингами. – Это так утомительно, когда возле тебя все время крутятся люди.

Дерек съел ложку супа, заправленного овощами, вином и трюфелями.

– Тебе придется привыкнуть к этому, – заявил он.

– А если я не смогу?

– Тогда придется кое-кого уволить.

Сара нахмурилась: ей было известно, как трудно в Лондоне найти работу. Большинство проституток когда-то были горничными в богатых домах, но потом их по какой-нибудь причине увольняли, и они не могли больше найти подходящего места – им оставалось только торговать своим телом.

– Нет, нельзя увольнять людей только из-за того, что я не привыкла к слугам, – возразила она.

Дерек удивленно посмотрел на Сару.

– Что ж, – согласился он, – тогда мы не станем никого увольнять, нет проблем! – Кравен хитро улыбнулся. – Привыкнув к чужой помощи, ты будешь больше времени уделять своим романам.

– Это верно, – Сара радостно закивала в ответ.

… Они неторопливо продолжали обед. Бутылки постепенно пустели, дрова в камине выгорели до красноватых головешек. По понятиям Сары, это был настоящий пир; она в жизни не едала ни сочных омаров, ни мяса в экзотических соусах, ни цыплячьих грудок, запеченных в тесте. Дерек то и дело пододвигал к ней новые блюда и уговаривал попробовать кусочек картофельного пюре, ложечку желе с ликером, ломтик лосины со специями… В конце концов Сара не выдержала такого обжорства и устало откинулась на спинку стула.

– Уф-ф! – выдохнула она. – Ты всегда ешь такую еду? Не понимаю тогда, почему ты не толстеешь. У тебя живот должен быть как барабан.

Дерек рассмеялся, а затем поднялся, взял Сару на руки и усадил ее к себе на колени.

– Если бы у меня был большой живот, разве я смог бы тебя вот так держать? – пошутил он.

Она уютно свернулась калачиком на его коленях и отпила из бокала, который Дерек поднес к ее губам.

– Как тебе удалось завлечь к себе такого отменного повара?

– Я слышал о Лабарже, как о лучшем поваре Франции, и задумал переманить его в свой клуб. Вот поэтому, приехав в Париж, я нанял его на работу.

– А трудно было переманить его?

Дерек улыбнулся, вспоминая, как он уговаривал Лабаржа.

– Трудно! Почти невозможно! Лабаржи из поколения в поколение обслуживали французский двор. Наш Лабарж не хотел нарушать семейной традиции. Но у всего на свете есть цена. Я предложил ему две тысячи фунтов в год, к тому же согласился нанять всех его помощников.

– Целых две тысячи? – Сара не верила своим ушам. – Никогда не слышала, чтобы поварам столько платили!

– Ты считаешь, он не стоит этих денег?

– Нет, что ты, он замечательно готовит, – серьезно сказала Сара. – Но я же приехала из деревни и не очень-то понимаю толк во французской кухне.

Дерека умиляла ее бесхитростность:

– А что же едят в деревне?

– Овощи, баранину… Я очень хорошо готовлю “огненный горшочек”.

Дерек погладил Сару по голове.

– Ты обязательно должна как-нибудь приготовить это для меня.

– Не думаю, что мсье Лабарж мне позволит. Он же никого не пускает на кухню.

– Может, поедем в мой дом в Шропшире? – поигрывая ее локонами, предложил Дерек. – Ты наденешь фартук и станешь хозяйничать. Знаешь, еще ни одна женщина не готовила для меня обед.

– Вот будет здорово, – мечтательно проговорила Сара. – Дом в Шропшире… – Она на мгновение задумалась, а затем вопросительно взглянула на молодого человека.

– Что такое? – спросил Кравен.

Сара стала говорить, старательно подбирая слова:

– Мистер Ворзи говорил мне как-то, что ты очень богат. Да это ни для кого не секрет. Твой клуб в высшей степени популярное заведение, понятно, почему тебя многие считают самым богатым человеком в Лондоне и даже в Англии. И мне хотелось бы знать… – Тут она умолкла, вспомнив, как Перри внушал ей, что женщина не должна интересоваться денежными делами супруга. – Впрочем, нет… ничего… – Так что же ты хочешь знать? Каково мое состояние? – Кравен прочитал ответ в ее глазах и криво усмехнулся. – На этот вопрос нелегко ответить. Кроме моих собственных владений, есть еще дома, особняки и участки земли, “проигранные” клубу. Ну-у… есть яхта, много всяких драгоценностей, большая коллекция картин… Впрочем, все эти вещи не совсем мои – они принадлежат клубу… – Но ведь клуб принадлежит тебе, – возразила Сара.

– Совершенно верно.

– А что принадлежит лично тебе? – снедаемая любопытством, не оставляла расспросов Сара.

Казалось, Дерека смутил этот вопрос.

– Четыре поместья… – неуверенно заговорил он. – … улица в Лондоне (с домами, разумеется), замок в долине Луары… – Замок? Во Франции? А мне казалось, что ты не любишь эту страну.

– Да, но там отличные виноградники, – Кравен неопределенно махнул рукой. – Еще есть дворец в Бате… – Дворец?! – изумленно переспросила Сара.

Он пожал плечами: дескать, дворец – это ерунда, пустяк… – Ну, дворец. Он весь разрушен. Рядом с ним лесистые горы, в лесах водятся олени, а в ручьях полно рыбы.

– Там, наверное, очень красиво, – промолвила Сара. – Но больше не стоит рассказывать мне о твоих владениях.

Кравен прищурился:

– Но почему?

Сара смущенно засмеялась.

– Знаешь, – проговорила она, – я только сейчас поняла, как ты богат. Это меня пугает.

– Ты привыкнешь.

Она отрицательно покачала головой.

– Не думаю.

Кравен поддразнил ее:

– Нам надо найти решение, приемлемое для нас обоих, моя милая. Ты уже не можешь отказаться стать моей женой.

Сара покачала головой и встала.

– Я так не могу. Где моя одежда? – спросила она, не заметив, как изменилось его лицо.

– Ты же сказала, что останешься со мной несмотря ни на что!

– Да, – согласилась она, направляясь к камину, – но, говоря это, я не знала, что в наш договор включены дворец и замок. – Девушка покачала головой. – Слишком много всего! Думаю, мне лучше вернуться в Гринвуд-Корнерз. – Сара не замечала, что Дерек неотступно следует за ней, и, обернувшись, она чуть не столкнулась с ним лбом. Девушка была поражена произошедшей с ним переменой. – Господи, что случилось?! – произнесла она, кода он схватил ее лицо руками.

– Ты не оставишь меня! – спокойным, но зловещим тоном произнес он.

Сара удивленно заморгала.

– Да я и не собираюсь оставлять тебя. Должен же ты понимать шутки! – Встретившись с ним глазами, она вдруг поняла, что нашла его самое ранимое место. Всего несколько слов – и он раскрыл то, что он тщательно скрывал.

Дерек не сводил с нее глаз.

– Ты больше не будешь так шутить, – сухо проговорил он.

– Хорошо, – согласилась Сара. – Я и не знала, что ты так это воспримешь. Пожалуйста, не держи меня так крепко… Кравен отпустил ее, но все очарование этого чудесного, уютного вечера вдруг исчезло. Они опять стали незнакомцами.

– Ничто не заставит меня бросить тебя, – прошептала девушка. – Но, похоже, ты мне не веришь?

– Я знавал много женщин, которые любили обманывать, – произнес Дерек, дивясь собственным словам. Он, по сути, только показал Саре, что они не полностью принадлежат друг другу. Доверять он не мог никому.

– Я прошу лишь об одном – попробуй верить мне. – Сара прижалась к его груди. Вера, постоянство, доверие… Он ничего не знал об этом! – Ты слишком реалистичен, – прошептала Сара. – Ты не хочешь верить в то, что нельзя потрогать или увидеть. Я знаю, почему ты такой. Но ты должен научиться доверять мне.

– Не знаю, смогу ли я измениться.

– Да ты уже изменился, – с улыбкой произнесла Сара, вспомнив их первую встречу.

Кравен помолчал, а затем сказал:

– Ты права, пожалуй.

Девушка поцеловала его в грудь и вздохнула:

– Знаешь, может, это странно звучит, но я не боюсь бедности. Я к ней привыкла. А вот быть богатой мне страшновато. Не могу себе даже представить, что буду жить в особняке.

Дерек обнял ее.

– Я рос в трущобах, но вместо того, чтобы смотреть на воров, проституток и нищих, я закрывал глаза и мечтал о золотых дворцах и вереницах слуг. Мне виделись ярко освещенные комнаты, столы, заставленные всякими яствами… – И ты все это получил.

– Мне повезло.

– Это не везение, – прильнув к нему, сказала Сара. – Это все ты! Ты – замечательный человек.

– Я хочу тебя, – прошептал он, нежно гладя ее грудь, бедра, живот… Дерек грубо потянул Сару за халат, разводя его полы в стороны. На ее бледной, словно снег, коже отражались языки пламени.

Сара шагнула было к кровати, но Кравен, сорвав с нее и с себя халаты, бросив их на пол, остановил ее. Тело Сары, такое новое, такое желанное, сводило его с ума. Он уложил свою любимую прямо на пол. С первых же минут их близости он понял, что особенно возбуждало Сару… Она дрожала, когда Дерек водил языком по ее разгоряченной коже. Иногда он нежно покусывал ее плечи, и Сара сладостно стонала.

Поцелуи молодого человека становились все более страстными. Он целовал ее грудь, живот, бедра, сползая ниже и ниже.

– Пожалуйста, – простонала она.

Нежные волоски женского лона щекотали лицо Дереку, он глубоко вдыхал в себя аромат ее тела. Сара пыталась вырваться, смущенная такими ласками, но Кравен не отпускал ее. Когда его язык дотронулся до самого центра ее женственности, Сара вспыхнула от стыда и… от нахлынувшей страсти.

Наслаждаясь и ее телом, и ее возбуждением, Дерек с трудом сдерживал себя. И вот когда терпеть уже не было сил, он вытянулся на хрупком теле Сары и вошел в нее резким глубоким толчком. Ритмично двигаясь и подчиняя Сару своему ритму, Дерек тихо застонал. С каждым мгновением стон становился все громче, пока не перешел в крик. Ах, сколько страсти было в этом крике, сколько блаженства… Когда он немного успокоился, Сара погладила рукой его волосы.

– Я так люблю тебя, дорогой, – прошептала она. – И я никогда не оставлю тебя.

* * *

Они приехали в Гринвуд-Корнерз утром. Сара старалась не выглядывать в окошко из роскошной кареты, зная, что все сплетники деревни уже припали в окнам в своих домах и с жадностью разглядывают экипаж, пытаясь заодно рассмотреть и его пассажиров. Многие, позабыв о приличиях, высыпали на улицу, чтобы посмотреть на модную, дорогую карету, сопровождающих ее всадников и кучера с лакеем в ливреях. В Гринвуд-Корнерз еще не видели подобной роскоши. Те, кто помоложе, в надежде узнать, к какому из домов подъедет экипаж, даже бросились вслед за ними. Узнав же, что невиданные пришельцы остановились у дома Филдингов, любопытствующие кинулись со всех ног рассказывать об этом своим менее поворотливым соседям.

Когда толпа сопровождающих экипаж сельчан изрядно поредела, дверь кареты распахнулась, и Дерек, ловко соскочив с подножки, подал Саре руку. Перед тем как направиться к дому, он что-то тихо сказал лакею.

– Мне бы хотелось, – прошептала Сара, – чтобы наша первая ночь не кончалась.

– У нас будет много таких ночей.

– А я говорю об этой!

Дерек, улыбаясь, взглянул на невесту.

– Что ж, давай сегодня и обвенчаемся. Если это необходимо, воспользуемся помощью Лили.

– Похоже, вам не терпится жениться на мне.

– Да я – хоть сию же минуту! – пошутил Кравен.

Сара была довольна: ей нравилось его решимость… Временами им обоим казалось, что все происходящее с ними всего лишь сон, чудесный волшебный сон.

– То-то же! А если я вдруг вздумаешь бежать, знай – я и в Лондоне тебя разыщу, – подхватила шутку жениха мисс Филдинг. – Или пошлю туда папу – он приведет тебя к алтарю, держа на мушке своего старого мушкета!

Дерек расхохотался:

– Я не уверен, что хоть один здравомыслящий человек захотел бы отдать за меня свою дочь.

– Что ты! Папа добр и мудр… Вы обязательно полюбите друг друга. Только говори громче – чтобы он тебя слышал. – Они взошли на крыльцо, и Сара взялась за ручку двери. – Мама! – крикнула она.

Послышались торопливые шаги Кэти, ее радостные восклицания, и дверь отворилась.

– Ну как бал, Сара? Расска… – Кэти хотела было кинуться Саре на шею, но, увидев рядом с дочерью высокого, темноволосого незнакомца, остановилась.

– Мама, это мистер Кравен, – представила гостя Сара.

Отступив назад, Кэти оторопело посмотрела на молодых людей.

– Исаак! – закричала она необычно тонким голоском. – Сара привела с собой какого-то мужчину!

– Да? Дай-ка мне взглянуть на него, – раздался голос отца.

Под взглядами этих невысоких седовласых старичков Дерек поначалу чувствовал себя словно под дулом пистолета, но лед недоверия вскоре растаял. Приветствовав гостя, родители Сары пригласили его в маленькую, но уютную гостиную, пахнувшую засушенными цветами; повсюду стояла расписная посуда и лежали книги – на этажерке, столах, диванах.

Дереку пришлось нагнуться, чтобы не удариться головой о притолоку. Когда Сара представила его своему отцу, мужчины сердечно пожали друг другу руки.

– Папа, – заговорила Сара, – помнишь, я говорила тебе о мистере Кравене? Мы познакомились в Лондоне. У него есть клуб. – Девушка увлекла мать в кухню. – Мама, пусть мужчины поболтают, а мы тем временем приготовим чай.

Женщины ушли на кухню и закрыли за собой дверь.

– Я чуть не онемела от изумления, доченька. – заметила Кэти, взявшись за чайник.

– Мистер Кравен был в Рейфорд-Парке, – объяснила Сара возбужденно. – В общем, это долгая история, но чтобы очень не распространятся… короче, я люблю его, он сделал мне предложение и я сказала “да”!

Кэти разинула рот. Она уселась на стул и прижала к груди руки с таким видом, словно сердце вот-вот выскочит у нее из груди.

– Так, значит, мистер Кравен сделал тебе предложение, – повторила она каким-то бесцветным голосом.

– Он самый лучший в мире человек! Вы с папой обязательно полюбите его – так же, как и я.

– Сара, как-то очень все внезапно получается! Подумай, сколько лет ты знаешь Перри… – Мистер Кравен сделает меня в тысячу раз счастливее, чем Перри. Не беспокойся, мама. – Сара заговорщически улыбнулась матери. – Я сделала правильный выбор. Вот увидишь!

Кэти начала что-то говорить, но Сара сделала ей знак молчать: из соседней комнаты раздавались приглушенные голоса мужчин, и девушка припала ухом к замочной скважине, чтобы подслушать их разговор.

– … и вы, к сожалению, опоздали, мистер Кравен, – услыхала она голос отца. – У Сары уже есть жених. Молодой Кингсвуд.

Девушка не удержалась и вмешалась в разговор. Она приоткрыла дверь и заглянула в комнату.

– Пап, он мне больше не жених. Мы с Перри разорвали помолвку еще перед моим отъездом.

Исаак удивился:

– Да что ты? Почему?

– Потом объясню. – Она взглянула на Дерека, улыбнулась ему и закрыла дверь.

Кэти пораженно смотрела на дочь.

– Сара, послушай, нечего то и дело вмешиваться в их разговор, – наконец заговорила она. – Думаю, мистер Кравен и сам в состоянии поговорить с отцом!

Сара опять прижала ухо к двери.

– Ш-ш-ш! – прошептала она.

– Говоря по совести, я не в восторге от того, что моя дочь собирается замуж за игрока, – сказал Исаак.

– Я не игрок, сэр. Я владелец клуба, в котором другие играют в азартные игры.

– Неважно. Мне вообще не нравится это дело. Хотя… Мне не нравятся и пьяницы, но я не имею ничего против трактирщиков. Расскажите-ка о вашем клубе подробнее. У вас там работают, наверное, хорошенькие женщины, да? Сара видела этих падших существ?

– Я просто не мог оторвать ее от них, – сухо сказал Дерек.

– У моей девочки доброе сердце. Она сочувствует всем, кому не повезло в жизни. Город – опасное место для такой девушки.

– Мне не сделали там ничего плохого, папа! – опять вмешалась Сара.

Прежде чем Исаак успел ответить, Дерек спросил:

– У вас есть хлеб?

– Да, – ответила Сара, немного удивившись. – Хочешь тостов?

– Побольше. То-оненьких таких, – Кравен широко улыбнулся.

Сар нахмурилась: она поняла, что ее жених пытается найти ей занятие, чтобы она не подслушивала.

– Хорошо, – ответила она и направилась готовить тосты.

Исаак одобрительно посмотрел на молодого человека.

– А вы терпеливы с ней, – сказал он. – Я рад этому. Она всегда была самоуверенным ребенком, и у нее обо всем исключительно свое мнение. – Дерек уже было собрался съязвить, но, посмотрев на пожилого человека, сидящего напротив него, промолчал. – Знаете, для нас с Кэти наша дочь всегда была чудом – ведь она поздний ребенок. Когда она появилась, мы уже и не мечтали иметь детей. Выдать ее за человека, способного причинить ей зло, у меня никогда бы не поднялась рука… Молодой Кингсвуд, конечно добр, но уж очень самовлюблен… – Исаак внимательно посмотрел на Дерека. – Мистер Кравен, я научил свою дочь принимать самостоятельные решения. Будь мне лет на двадцать меньше, я бы, конечно, не дал ей такой свободы. Но мы с Кэти – люди пожилые, и недалек тот час, когда нам будет не под силу защитить нашу девочку. Поэтому мне казалось, что Саре лучше пораньше привыкнуть к самостоятельности. Если Сара захотела выйти за вас, она так и поступит, одобрю я ее выбор или нет?

Дерек посмотрел ему прямо в глаза.

– Сэр, ваше согласие, конечно, необязательно, но я все же хотел бы его иметь.

Исаак улыбнулся.

– Все, чего я хочу, – это быть уверенным, что вы будете добры к моей девочке.

Дерек впервые в жизни вел столь откровенный разговор; он не хитрил, не изворачивался, не лгал.

– Я хочу быть не просто добр с Сарой, – он нахмурился. – Я постараюсь сделать ее счастливой, уверенной в себе, дать ей все, чего она пожелает. Я прекрасно понимаю, что не заслуживаю такой жены. Я необразован, на знаю своих родителей… Сам дьявол не позавидовал бы моей репутации! Единственное, что во мне есть хорошего, – это то, что я не дурак. Я никогда не стану мешать ее занятиям. Я никогда не стану препятствовать ее встречам с родными. Я очень уважаю Сару и не хочу, чтобы она менялась.

Исааку понравились слова Кравена, но все же, когда он заговорил, в его голосе зазвучало сомнение:

– Хотелось бы верить. Что вы говорите искренне. Но женитьба, дети, семья… Вы никогда не брали на себя такую ответственность.

– Я бы не приехал сюда, если бы не считал себя готовым и к этому.

Их разговор был прерван громким стуком в дверь. Глаза Исаака заблестели от любопытства.

Мужчины встали. Исаак отворил дверь, и Дерек увидел, как в комнату влетел стройный молодой человек с длинными светлыми волосами. Он нетерпеливо заговорил:

– Я слышал, что по нашей деревне проехала роскошная карета. Это Сара приехала? Если это она, то я хотел бы немедленно поговорить с ней.

Услышав шум, Сара с матерью вышла из кухни.

– Перри? – удивленно спросила она.

Она как-то никогда не думала, что Перри и Дерек могут встретиться. Наступило неловкое молчание. Сара хотела разрядить обстановку, но не знала как – ей ничего не приходило в голову, и она лишь молча разглядывала молодых людей, невольно сравнивая их.

Внешность Перри подошла бы поэту. Он весь был какой-то бледно-золотистый, словно сказочный принц: светло-голубые глаза, белая кожа, светлые волосы… Дерек являл собою полную противоположность молодому Кингсвуду. Он был темноволос, крепок и мужествен. Кравен даже не взглянул на Сару, а уставился на ее прежнего жениха.

Как-то совладав с собой, девушка шагнула вперед.

– Перри, – заговорила она, – позволь мне… представить тебе мистера Кравена. Он приехал из Лондона… Перри взглянул на высокого незнакомца, а затем на Сару.

– Что он здесь делает? – спросил молодой человек, нахмурившись.

– Он и я… В общем, мы… – Сара откашлялась и решительно добавила:

– Он – мой жених.

– Что за чепуха! – воскликнул Перри. – Я – твой жених. Я хотел все с тобой выяснить, но ты уехала из деревни.

– Мы уже все выяснили, Перри, – возразила девушка, прячась за Кравена. – И я поняла, что мне больше подходит мистер Кравен.

– А это случаем не тот самый Дерек Кравен? – развязно спросил молодой человек. – Да он же настоящий мерзавец! Об этом известно всем добропорядочным англичанам. Даже не верится, что твой отец впустил его в дом!

– Я начинаю жалеть, что мой отец впустил в дом тебя! – оборвала его Сара.

– Что ж, если это в его компании ты проводила время, то я понимаю, откуда такие перемены в твоем характере, – усмехнулся Перри. – Теперь-то все встало на свои места. А я-то голову себе ломал два дня, пытаясь понять, почему ты так развязно себя вела!

Дерек угрожающе сказал Перри:

– Ты, надутая козявка… Кингсвуд отскочил в сторону и бросился вон из дома – под теплое крылышко своей любимой мамочки.

Кравен, решив, что преследовать этого молокососа не стоит, повернулся к Саре.

– Что он хотел сказать, говоря о развязном поведении?

Сара попыталась объяснить:

– Развязное поведение – это поведение не совсем подходящее… – Да знаю я! – оборвал ее Дерек. – Но почему он сказал это о тебе?

Сара закатила глаза и пожала плечами.

– Все это ерунда! Просто я однажды хотела поцеловать его так же, как ты целовал меня, и он… – Сара осеклась вспомнив о родителях.

Молчание прервал Исаак:

– Я увидел и услышал вполне достаточно, мистер Кравен. Если вы с моей дочерью уже говорите о поцелуях, то, по-моему, лучше благословить вас… Надеюсь, вы сможете обвенчаться поскорее.

* * *

Короткая церемония венчания прошла в маленькой деревенской церквушке. У Лили были грандиозные планы, но Сара согласилась лишь на то, чтобы церковь украсили свежими цветами.

Окруженная друзьями и родными, Сара обменялась кольцами с человеком, которого раньше и представить себе не могла в роли мужа. Если бы она вышла замуж за Перри, ее будущее было бы совершенно определенным. Теперь же ближайшие дни, недели, месяцы, годы принесут ей что-то новое, необычное… Она чувствовала осуждение друзей и знакомых: никому и в голову не приходило, что она свяжет свою судьбу с едва знакомым человеком.

Но Сара любила Дерека таким, как есть. Она не питала иллюзий на его счет и понимала, что он никогда не переменится. Но ей было довольно того, что они любят друг друга. Несмотря на все свои недостатки, Кравен, если понадобится, отдаст за нее свою жизнь. Они были очень разными, но вместе составляли единое целое.

Глава 11

Сара любила поздним вечером, юркнув в кровать к Дереку, слушать шум казино, доносившейся снизу. Сейчас там было довольно тихо, и все же новоиспеченная миссис Кравен могла различить звон посуды, разговоры, выкрики крупье и даже голоса проституток, зазывающих к себе в комнаты клиентов. Клуб был настоящим живым существом, огромным чудовищем с огромным бешено пульсирующим сердцем.

– Мне нравится здесь, – прошептала Сара. – Там, внизу, шумно, все чем-то заняты, а здесь тепло и уютно.

– Вот и славно. Наслаждайся, пока можешь, – посоветовал Дерек.

Сара удивленно подняла голову.

– Что? Почему ты так говоришь?

– Я пообещал твоему отцу, что мы переедем из клуба.

– Но мне нравится жить здесь. Почему папа против?

Дерек язвительно улыбнулся.

– Он как-то странно относится к тому, что ты живешь в одном доме с проститутками и игроками.

Сара приподнялась на локтях и тревожно нахмурилась:

– Но как же так? Ты всегда жил в клубе и привык за всем присматривать. – Тут она что-то заподозрила. – А не хочешь ли ты отправить меня в одно из своих имений и оставить там одну-одинешеньку?

Дерек рассмеялся, обняв жену, заглядывая ей в глаза.

– Очень мне это нужно. Я на тебе женился для того, чтобы ты всегда была рядом со мной. – Он провел рукой по ее телу и добавил:

– Как можно ближе ко мне… Сара с показным раздражением уперлась руками в его грудь.

– Почему ты всегда хочешь заниматься со мной любовью, когда я говорю о чем-нибудь серьезном?

Дерек раздвинул ей ноги.

– Нет, – сказал он, – это ты вечно начинаешь решать всяческие проблемы, как только я хочу заняться с тобой любовью.

Кравен хотел поцеловать ее в шею, но Сара вывернулась и откатилась на противоположную сторону их огромной кровати.

– Я хочу, чтобы мы с этим разобрались, – настаивала она, прикрываясь простыней. – Я не допущу, чтобы ты из-за меня съезжал отсюда.

– Вовсе не из-за тебя. Попробую пожить в таком месте, где нет постоянных пьяных рож, проституток и воров. Интересно, каково это – спать и не ждать полицейской облавы?

– А как же клуб?

– Все будет по-прежнему. Во время моего отсутствия за казино присмотрит Ворзи. – Дерек потянул простыню. – Отдай мне это.

– И где, ты полагаешь, мы будем жить? – спросила Сара.

Дерек равнодушно пожал плечами.

– Думаю, сначала надо объехать все мои имения. Если ни одно из них тебе не понравится, мы что-нибудь купим или построим. – Дерек ловко ухватил Сару за ногу. – Иди сюда… Супружеский долг – прежде всего.

– Я не кончила говорить! – воскликнула Сара.

– А я уже все сказал. Довольно разговоров! – И он потянул ее за ногу.

Сара перевернулась на живот, задыхаясь от смеха, но Дерек рухнул на нее, всем своим телом придавив ее к кровати. “Как чудесно – ощущать его сильное тело на себе”, – подумала Сара и рассмеялась.

– Так ты не сможешь ничего сделать со мной! – едва выговорила она. – А я ни за что не перевернусь на спину!

Дерек улыбнулся невинности Сары. Отбросив в сторону ее длинные волосы, он нежно поцеловал жену в шею.

– А я и не хочу, чтобы ты переворачивалась, – прошептал он. Дерек приподнялся и стал гладить плечи Сары. Она вздрогнула от наслаждения:

– Как приятно… Ох, не останавливайся, пожалуйста… Кравен продолжал гладить ее плечи, спину, ягодицы, ища наиболее чувствительные места. Затем молодой человек снова выпрямился, провел языком по ее шее и приник губами к ее маленькому уху. На какое-то мгновение не стало слышно никаких звуков. Сара блаженно улыбалась. Затем он прошептал ей прямо в ухо, обдавая влажную кожу своим горячим дыханием:

– Тебе понравилось?

– Н-не знаю.

Дерек усмехнулся, и Сара почувствовала, как его рука скользнула у нее меж бедер и стала гладить нежные волоски ее лона. Она попыталась перевернуться.

– Не надо, – остановил Сару Дерек. – Мне нравится смотреть на тебе сзади.

– Зачем ты так? – пролепетала она, думая, что муж подшучивает над нею.

Его голос слегка дрожал от страсти:

– Какая у тебе круглая, твердая, чудесная попка… В жизни такой не видел.

Дерек продолжал ласкать Сару, судорожно вцепившуюся в матрас. Испытывая эту сладкую пытку, она остановилась все податливей и все громче стонала от наслаждения. Но когда он попытался приподнять ее бедра, она засмущалась.

– Не беспокойся, все хорошо, – успокаивал ее Дерек. – Вот так… любимая… тебе будет приятно… Почувствовав, что он входит в нее, Сара инстинктивно изогнула спину, чтобы ему было удобнее. Дерек двигался осторожно, стараясь не причинять жене боли, а его руки умело ласкали ее грудь и живот. Ритмично двигаясь, словно в такт какой-то волшебной мелодии, они забыли обо все на свете. Минуты блаженства казались вечностью… Но вот их движения стали быстрее, и вскоре любовный танец завершился единым торжественным аккордом.

* * *

Не имея никакого опыта семейной жизни, Дерек совершенно не представлял, как должно вести себя мужу. Все свою жизни он был представлен сам себе; теперь же наступило время как-то менять свои привычки… Сара пыталась кое-что переменить, но она не хотела давить на супруга, она верила, что сможет, постепенно приучив его к порядку, наладить их семейный быт.

Однажды, прождав Дерека до двух часов ночи, Сара не выдержала. Одевшись, она спустилась вниз; ей не терпелось узнать, что же задержало его так долго.

В клубе кипела обычная ночная жизнь. Стоя в дверях, миссис Кравен заглянула в зал и увидела, что вокруг большого стола собралось небывалое количество игроков. Все они глаз не могли оторвать от игральной кости, словно от того, как она упадет, зависела их жизнь или смерть. В самой середине толпы возвышалась стройная фигура Кравена. Он громко смеялся над чем-то, явно пытаясь хоть немного снять напряжение.

– Миссис Кравен, – услыхала Сара голос Ворзи.

Сара с улыбкой обернулась. И до замужества она прекрасно относилась к Ворзи; теперь же их отношения стали еще теплее. Он, пожалуй, больше всех радовался этому браку и нередко повторял Саре, что она сделала правильный выбор.

Они много говорили о молодом Кравене на приеме, устроенным Рейфордами в честь их венчания. Наблюдая, как Дерек порывался пригласить на танец пожилую мать Сары, Ворзи сказал тогда:

– Никогда не видел, чтобы он заботился так о ком-нибудь, как о вас. Когда вы уехали, он чуть с ума не сошел. Он был на краю гибели. Кстати, он поехал на этот уик-энд к Рейфордам лишь потому, что напился до потери сознания и мы с Джиллом просто погрузили его в карету.

– Господи! – воскликнула Сара. – Так он что, пил?

– Он напивался до полусмерти, – признался Ворзи. – Но с тех пор как вы согласились стать его женой, мистер Кравен преобразился – он стал совсем другим. Поверьте мне, из него выйдет отличный муж.

Ворзи делал все, чтобы их жизнь не омрачалась пусть даже самыми пустяковыми недоразумениями. Любое желание Сары исполнялось еще до того, как она успевала произнести его. Если она спускалась в клуб, то либо Ворзи, либо Джилл неотступно следовали за ней, чтобы кто из посетителей, не дай Бог, не смутил ее какой-нибудь не совсем приличной выходкой.

– Что здесь происходит? – спросила Сара.

– Играет лорд Алванлей. Похоже, он просадит кучу денег. Мистер Кравен любит, когда лорд приходит в “Кравен”.

– Понятно, – произнесла Сара. Неудивительно, что Дерек столь пристально наблюдает за игрой. В его присутствии игроки всегда очертя голову ставили на кон все большие и большие деньги, словно пытаясь произвести на него впечатление.

– Вам нужна помощь, миссис Кравен? – осведомился Ворзи.

Сара неуверенно пожала плечами, глядя на мужа.

– Я… Мне просто хотелось знать, как скоро кончится игра.

Ворзи понял, о чем речь.

– Пойду и спрошу. Подождите здесь, миссис Кравен.

– Может, не стоит отрывать его… – начала было Сара, но доверенный слуга Дерека уже ушел.

Как только Ворзи отошел от Сары, к ней тут же поспешили клубные проститутки во главе с Табитой. Хоть Сара никогда не говорила с Табитой о ее приезде в Гринвуд-Корнерз, проститутка считала, что она тоже приложила руку к счастливому браку Дерека и Сары. Табита была очень благодарна Саре за то, что та не “задирала нос” перед шлюхами, став женой хозяина казино.

"Вы такая милая, приятная дама, – заявила Табита миссис Кравен. – И вы ничуть не загордились”.

Увидев по обыкновению ночного времени пышно и пестро разодетых девиц, Сара с радостью поздоровалась с ними.

– Ну и ночка седня! – воскликнула Табита, упираясь кулаками в бедра и оглядывая разномастных игроков казино – аристократов, матросов, каких-то непонятных личностей. – Ваще, так всегда бывает, када игра идет! Но опосля они завсегда себе девушку ищут и часто плотют за удовольствие вдвое больше.

– Вам бы лучше схорониться, пока игар не кончится, – посоветовала Виолетта. – Я представляю, как мистер Кравен озвереет, если кто из вас глаз положит.

– Я просто жду Ворзи, – сказала Сара.

Вдруг Табита прямо зашлась от смеха.

– Ха-ха-ха! Че я придумала! Щас мы научим мистера Кравена уму-разуму, пусть знает, как жену блюсти надобно!

Сара неодобрительно покачала головой.

– Не знаю, что ты там задумала, Табита, но мне не по душе разыгрывать мистера Кравена, особенно сейчас.

Проститутки пошептались и, весело смеясь, подтолкнули Сару к игорному столу.

– Мистер Кравен, – развязно начала Табита, загораживая собою Сару, – мы вам привели новую девочку. Ну че? Попробуете ее? Она вас поджидает.

Все недоуменно посмотрели на них – проститутки никогда не прерывали игру.

Дерек вопросительно взглянул на Табиту.

– Скажи ей, – велел он, – что я не сплю со шлюхами.

Табита настаивала:

– Да гляньте вы, какая она свеженькая. Че, вы даже не посмотрите? – Проститутки с хихиканьем вытолкнули Сару вперед.

Сара, зардевшись от смущения, сопротивлялась изо всех сил, пытаясь заодно сорвать с головы перо, которое певицы воткнули ей в волосы.

Тут Дерек наконец-то увидел жену и рассмеялся.

– Это мне нравится. Я не сразу ее заметил, – Кравен нежно поцеловал Сару в висок.

Увидев новую гостью, лорд Алванлей оставил игру и подошел к супругам.

– Примите мои поздравления, миссис Кравен, – проговорил он, почтительно целуя руку Сары. – А вас, Кравен, просто невозможно понять! Как же можно оставить ночью в одиночестве такое очаровательное существо и проводить время с сомнительными людьми!

Дерек усмехнулся и слегка поклонился лорду.

– Пожалуй, приму совет вашего сиятельства и вернусь к жене.

С этими словами Дерек провел Сару через толпу и они вышли из зала.

Их уход сопровождался смешками и двусмысленными шутками:

– Вот это по-мужски! Молодец!..

– Ох, уступил бы он мне ее один разочек!

Когда они поднялись к себе, Сара, красная, как рак, извинилась перед Дереком:

– Прости меня, пожалуйста! Я не хотела, чтобы ты уходил! Ворзи сказал, это важная игра… Пожалуйста, вернись… Дерек заулыбался.

– Слишком поздно. И если уж ты взяла на себя смелость оторвать меня то игры с такими ставками, то придется за это расплачиваться. – Подтолкнув жену к кровати, Дерек слегка наклонился и запечатлял на ее губах страстный поцелуй. – Бедная, маленькая женушка, – прошептал он, прижимая Сару к себе. – Плохо я, видать, люблю тебя, если ты до того скучаешь, что ходишь разыскивать меня. – Он пощекотал ей шею. – Придется мне немало потрудиться, чтобы исправить положение.

– Дерек, – попыталась остановить мужа Сара, уже начиная терять голову от его ласк. – Я просто беспокоилась, что ты опять не выспишься.

Кравен тем временем осыпал поцелуями ее плечи.

– Ты совершенно права, – прошептал он. – Сегодня я буду мало спать. И ты тоже.

– Я никогда больше не спущусь вниз во время игры, – пообещала она. – И я вовсе не хотела портить тебе вечер… – Я очень рад тому, что ты это сделала. Как только вы захотите меня, миссис Кравен, я всегда к вашим услугам.

С этими словами Дерек рухнул на кровать, увлекая за собой Сару.

* * *

Поначалу интимные отношения с мужем повергали Сару в шок. Она была очень скромной девушкой, а Дерек не имел о скромности никакого понятия. Хоть ей и нравилось смотреть на мускулистое тело Дерека, когда он обнажено разгуливал по комнатам, она бы в жизни не сделала того же самого. Дерек был сильным, легко возбуждающимся человеком. Бывали ночи, когда он часами занимался с ней любовью, изучая ее тело, словно она была хрупкой дорогой игрушкой. Иногда он брал Сару чуть ли не силой. Их объятия в таких случаях были короткими, но она не переставала удивляться тому, что эти быстрые, страстные соития доставляют ей столь же сильное наслаждение.

Настроение Дерека было непредсказуемым. Сара никогда не знала, чего ждать от своего супруга. Его шутки могли быть и грубыми, и удивительно изысканными. Он всегда контролировал себя, и постороннему было не догадаться, какие страсти кипят у него в груди. И если вдруг в ее новой жизни случались какие-то неполадки, Сара всегда находила утешение в ласковых объятиях Дерека.

Ночами они подолгу разговаривали. Их мнения, как правило, не совпадали, и хоть Дерек и дразнил Сару, называя идеалисткой, ему нравилось смотреть на мир ее глазами. Он еще не осознал этого, но жена оказывала на него огромное влияние: его горечь и злоба постепенно таяли. Иногда Сара замечала, что Дерек вдруг, словно по волшебству, превращается в сущего мальчишку, который поддразнивает ее и дергает за косички.

– Мистер Кравен так изменился, – то и дело говаривали клубные шлюхи, и Сара не могла с ними не согласиться.

Женщины по-прежнему кокетничали с Кравеном, что заставляло Сару бешено ревновать, но он не обращал на их заигрывания никакого внимания. Дерек был занят лишь своей женой. Она одна знала все его секреты, все его желания, все его мысли… Супруги невольно снискали себе репутацию отшельников. В первый месяц после свадьбы у них просто не было времени на визиты, потому что Сара была занята почти весь день. Несколько утренних часов она обычно посвящала книгам, а потом обдумывала, каково будет их новое жилище. Они решили поселиться в одном из особняков Кравена – очаровательном трехэтажном доме, окруженным старым садом. Дом был просторным и строгим. Вестибюль первого этажа окружали колонны; рядом располагались огромные гостиная и столовая; стены комнат, украшенных гипсовой лепниной, были выкрашены в холодные тона.

Все дела, связанные с домом, Дерек поручил Саре. Он весело признался, усадив ее на колени, что у него совсем нет вкуса, а посему, чем больше позолоты и резьбы тем лучше. Но и Сара не совсем доверяла себе в этом вопросе. Поэтому она обратилась за помощью к леди Рейфорд и еще нескольким молодым женщинам, с которыми познакомилась после замужества. Вместе они выбрали простую мебель; шторы и полог кровати решено было сделать из светлого шелка и ситца. По совету Лили Сара заказала для гостиной большие зеркала и изящные журнальные столики. Для себя Сара выбрала аккуратный письменный стол розового дерева, удачно сочетавшийся с другой мебелью.

Но оставаться полными затворниками они не могли. Супруги выбиралась в театр, на музыкальные вечера у Рейфордов и даже были приглашен на прием в честь одного иностранного короля. Тут-то Сара вдруг с ужасом обнаружила, что ей нечего надеть. Она все время откладывала поход к портнихе, потому что знала – шитье платьев обходится очень дорого… Привычка экономить на всем не позволяла ей с легкостью тратить деньги.

Но приглашение все же заставило молодую женщину заняться своим гардеробом – иного выхода не было. К немалому удивлению Сары, Дерек вызвался сопровождать ее к мадам Лефлер.

Моник встретила их с радостью.

– Вы – самая известная пара в Лондоне. Все только и делают, что сплетничают о вас, – заявила она. – Вы замечательно смотритесь вдвоем! Всем, конечно, хочется знать, почему вас нигде не видно, но я всегда отвечаю, что у молодоженов есть дела и поважнее светских раутов. – Она задумчиво поглядела на Дерека. – Я рада нашей встрече, мистер Кравен. Как это мило проявлять такой интерес к одежде жены!

Дерек улыбнулся:

– Я здесь потому, что у моей жены есть одна маленькая проблема. И придя сюда одна, она бы в жизни не призналась вам в своих трудностях.

– Да?! – Моник тут же посмотрела на живот Сары.

Дерек усмехнулся, когда жена ткнула его локтем в бок. Наклонившись к портнихе, он доверительно прошептал ей на ухо:

– Проблема в том, что она боится тратить деньги.

– Понятно. – Моник была явно разочарована: она-то уже радовалась, как разнесет по всему Лондону сплетню о беременности Сары. Но когда Дерек продолжил, к ней вернулось хорошее настроение.

– Я не собираюсь провести тут все утро, слушая, как моя жена уговаривает сшить ей самые простые платья из самой дешевой материи. Я хочу, чтобы у нее была одежда в Лондоне. Цена не имеет значения.

– Ах, мсье… – Моник готова была кинуться Кравену на шею. – Ваша жена – такая красавица!

– Согласен с вами, – произнес Дерек, с любовью взглянув на Сару. – Но у меня есть одно требование. Вы, конечно, можете показать ее красоту, но не переборщите. Я хочу, чтобы некоторые части тела этой в высшей степени привлекательной особы были доступны только моему взору.

– Поняла! – энергично кивая, воскликнула Моник. – Мужчины с ума сходят от красивого бюста!

– Совершенно верно.

Портниха вопросительно посмотрела на Кравена.

Сколько платьев надо сшить, мсье?

Сара, которую раздражало, что это парочка ведет разговор с таким видом, словно ее тут нет, наконец-то вмешалась:

– Четыре повседневных и два вечерних. Всего шесть. И еще ночную рубашку… – Двадцать пять, – перебил ее Дерек. – И не забудьте про перчатки, украшения и прочую мелочь. – Сара попыталась было возразить, но Кравен шутливо погрозил ей пальцем, дескать, не смей перечить своему господину, и подмигнул портнихе. – А вот ночные рубашки – необязательно.

Моник усмехнулась и взглянула на готовую провалиться от смущения Сару.

– Мадам, ваш муж очень похож на француза! – заявила она.

* * *

Несколько недель шли бесконечные обсуждения моделей и примерки. И вот в результате Сара стала обладательницей таких роскошных платьев, каких она и представить себе не могла. Они были сшиты из легкого шелка, нежного бархата, сверкающей парчи; к ним прилагались чудесные поясочки, пышные, накрахмаленные нижние юбки, почти прозрачные панталоны, доходящие только до колен, и такие тонкие сорочки, что их можно было продернуть через кольцо. Сара купила себе несколько очаровательных шляпок с вуалями, береты и тюрбан, который с первого же взгляда не понравился Дереку.

– Он прикрывает все твои волосы, – заявил Дерек, лежа на кровати и наблюдая, как его жена примеряет тюрбан. – И какой-то он слишком выпуклый.

Сара, стоя перед зеркалом, пыталась убрать под головной убор выбивающие пряди волос.

– Вся беда в том, что у меня их слишком много, – пожаловалась она. – Модистка сказала, что если я выстригу челку и состригу немного сзади, тюрбан будет отлично сидеть.

Кравен решительно покачал головой.

– Ты не будешь стричь волосы, – сказал он.

Сара вздохнула; прядь каштановых волос опять выбилась из-под тюрбана и упала ей на плечо.

– Все эти шляпки сидели бы лучше, будь моя грива хоть немного поменьше… Мне посоветовали сделать себе прическу покороче.

Дерек просто позеленел от злости.

– Если ты сострижешь волосы, я тебя в бараний рог скручу. – Вскочив с кровати, он сорвал с головы Сары злополучный тюрбан.

– Посмотри, что ты наделал! – воскликнула она, когда ее волосы опять рассыпались по плечам. – А я уже почти все собрала. Отдай мне тюрбан! – Дерек покачал головой и отступил назад. – Отдай, пожалуйста, – настаивала Сара.

– Пообещай мне, что ты не станешь стричь волосы.

Сара не могла ушам своим поверить.

– Подумаешь! Они же снова вырастут.

Она попыталась отнять тюрбан, но Дерек, вовремя среагировав, поднял его высоко над головой.

– Обещай! – настаивал он.

– Если бы ты знал, сколько денег я за него выложила, ты бы себя так не вел!

– Я заплачу в сто раз больше за твое обещание!

Сара недоверчиво улыбнулась.

– Но почему? – спросила она, поправляя волосы. – Неужели моя внешности так важна для тебя?

– Не совсем. Дело в том… – Дерек уронил тюрбан на пол и медленно обнял Сару. – Мне нравится смотреть… как несколько непокорных кудряшек вырывается из прически, когда ты уже заколола волосы… А по вечерам, смотря как ты причесываешь их, я думаю о том, что Дерек Кравен единственный мужчина, который знает, какие на самом деле у тебя красивые и длинные волосы. Они – частичка тебя, и этой частичкой владею я один. – Он усмехнулся. – Впрочем, как и всем остальным… Сара молча смотрела на мужа; ее тронуло его признание. Он не мог сказать вслух, что любит ее, но его нежность, благородство, восхищение ею куда больше слов.

– Что значит “всем остальным”? – игриво прошептала Сара, отступая к кровати.

Намек был довольно прозрачен, и Дерек тут же оказался рядом с ней.

– Твоей кожей… – ответил он, расстегивая ей платье. – Особенно в этом месте. Она здесь светлая, как лунный луч. – Его пальцы гладили ее упругие груди. – И ими… Они так прекрасны… Я бы хотел покрыть их поцелуями и украсить бриллиантами… – Хватит и поцелуев, – быстро проговорила Сара.

Дерек поднял ее юбки и потянул за панталоны. Бедра Сары подались навстречу его рукам. Он дотронулся до самой желанной части дорогого ему тела.

– И это принадлежит мне одному. – Дерек стал расстегивать брюки. – Знаешь, – прошептал он, – иногда я проникаю так глубоко в тебя, что мне кажется, вот-вот и я весь утону в тебе, но все равно мне хочется еще… Я хочу делить с тобой каждый миг, каждый вздох, каждый удар сердца. – Дерек гладил Сару по щеке. – Иногда, – шептал он, – мне даже хочется тебя немного наказать.

– За что? – простонала Сара, плавясь под его ласками.

– За то, что я все время до боли хочу тебя. За то, что я часто просыпаюсь ночами лишь для того, чтобы взглянуть, как ты спишь. – Его глаза горели, голос дрожал. – С каждым разом я хочу тебя все больше. Это просто лихорадка какая-то, которая никогда не оставляет меня. Все время думаю о тебе, всегда хочу тебя… – Дерек поцеловал жену, и они со страстью предались любви.

* * *

– Как хорошо ты выглядишь! – воскликнула Кэти, когда ее дочь переступила порог родного дома. Она помогла Саре снять плащ и невольно пощупала рукав ее нового платья. – Какая чудесная ткань! И сверкает, словно жемчуг!

Сара с улыбкой закружилась по комнате, показывая матери ширину юбки.

– Тебе нравится? Я закажу такое же для тебя.

Кэти с сомнением посмотрела на платье.

– Пожалуй, это чересчур шикарно для Гринвуд-Корнерз!

– Нет, оно отлично подойдет, чтобы ходить в нем в церковь по воскресеньям. Ты можешь сесть прямо напротив миссис Кингсвуд, и она станет шипеть всем вокруг, что ты продалась так же, как и твоя дочь.

Кэти растеряно развела руками.

– Не платье, так новый дом не оставит никаких сомнений на сей счет… Сара улыбнулась, вспомнив, что Дерек чуть ли не целый день уговаривал ее родителей принять от него в подарок новый дом. Ему пришлось приложить массу усилий, чтобы они согласились.

– Вы можете выбрать, – говорил он. – Хотите – оставайтесь в Гринвуд-Корнерз, хотите – переезжайте в Лондон.

На следующее утро они уже разговаривали с Грехемом Гроноу, любимым архитектором Дерека. Гроноу предложил им замечательный, небольшой домик. Строить его предполагалось в самом центре деревни, так что весь Гринвуд-Корнерз был полон слухов. Кэти потихоньку призналась дочери, что, как ей кажется, Дерек нарочно задумал построить дом, превосходящий по размерам особняк Кингсвудов. Сара хотела было возразить, но подумав, пришла к выводу, что это похоже на ее мужа.

– Дерек хочет нанять вам кухарку и садовника, – сообщила Сара, следуя за матерью на кухню. – Я думала, может, вы выберете кого-нибудь из нашей деревни. А если нет, мы поищем в Лондоне… – Святители небесные! – вскричала Кэти. – Передай своему мистеру Кравену, что нам не нужны работники.

– Нет, нужны, – заспорила Сара. – Ведь иногда папа так плохо себя чувствует, что не может работать! И теперь, когда я не могу помогать по дому, вам не обойтись без посторонней помощи… Будет хотя бы кому принести чашку чая! Неужели тебе это не нравится?

– Сара, да о нас вся деревня сплетничает. У миссис Ходжес голова кружится всякий раз, когда она вспоминает, что мы будем жить в новом доме. Мы сорок лет живем здесь, а теперь вдруг понадобилось переезжать куда-то.

– Вы же никогда не обращали внимания на сплетни, – улыбнулась Сара. – И миссис Ходжес и все в деревне постепенно привыкнут к мысли о новом доме. Смотри, ведь этот-то уже совсем разваливается; крыша течет, ставни скрипят, половицы прогнили. Да было бы о чем говорить! Все, с домом решено. А теперь вздохни поглубже и приготовься еще к одному сюрпризу. Я сказала Дереку, что хочу пригласить вас к нам в Лондон. Он обещал дать карету, лошадей, кучера, так что вы сможете отправиться в путешествие, когда захотите.

– Господи! – рухнув на стул, прошептала Кэти. – Представь себе, каково будет нашей старушке Эппи в одном стойле с элегантными рысаками!

– Ей будет на пользу общение с аристократами.

Женщины рассмеялись, но потом Кэти переменилась в лице и озабоченно покачала головой.

– Как тебе там, Сара? Я не могу не переживать, думая о том, что вы живете там… в этом месте… – Мама, “это место”, как ты выражаешься, – игорный клуб, – сухо сказала Сара. – И мне там очень хорошо. Но ради вашего спокойствия, как только все будет готово, мы переедем в обычный дом.

Мать и дочь принялись готовить чай, по обыкновению болтая ни о чем.

– Ну а сам мистер Кравен? – спросила Кэти. – Какой он муж?

Сара заулыбалась.

– Самый лучший, какой только может быть, – она осторожно положила чай в старый желтый кофейник. – Дерек – сложный человек. Он не боится ничего и никого, кроме себя самого. Чудак! Никак не может признаться мне в любви, но я знаю, что он любит меня, вижу, что слова вот-вот сорвутся с его губ.

Кэти озабоченно пробормотала:

– Сара, но что же вас связывает? Есть ли у вас хоть что-то общее?

– Да, но объяснить это сложно, – задумчиво проговорила Сара. – Мы оба – довольно эксцентричные люди. Уверена, что обычная женитьба не подошла бы не мне, ни ему. Мы все время бываем вместе, но у нас разные интересы. Я занята своими книгами, а Дерек – делами клуба и интригами… – Интригами? – переспросила Кэти.

– Ах, если бы ты знала, что за люди приходят к нему! Я-то вижу, как он шепчется с какими-нибудь бродягами и оборванцами, а потом, буквально через несколько минут, важно беседует с послом Франции!

Кэти изумленно покачала головой.

– Кажется, я начинаю понимать, что ты имела в виду, называя его сложным человеком.

Сара задумалась, а потом сказала:

– Мама, я расскажу тебе сейчас кое-что, но это должно остаться между нами, иначе Дерек мне голову оторвет. Как-то раз я искала какие-то бумажки в его столе и вдруг… Знаешь, я не поверила своим глазам! Я нашла целую пачку чеков. Оказывается, он переводил огромные суммы денег школам, приютам, больницам, не говоря уже о поддержке некоторых политиков!

– Ты сказала ему?

– Конечно! Я спросила, почему он никогда не рассказывает об этом, почему позволяет людям думать о нем черт знает что!… Похоже, Дерек нарочно создает себе дурную славу. Ах, если бы все только знали, сколько хорошего он сделал!

– И что же он тебе ответил? – нетерпеливо спросила Кэти.

– Он засмеялся и сказал: “Если люди узнают, что я помогаю бедным и больным, то выглядеть это будет так, будто я пытаюсь исправить свою репутацию”. Он мне сказал, что одно время почти все переводили деньги приютам. Это было модно – благотворительность считалась хорошим тоном. Дерек полагает, что годы унижений и деньги, добытые с таким трудом, дают ему право на независимость, право не считаться с мнением посторонних. И он делает то, что считает нужным, а не то, чего требуют приличия. Я же не должна ни во что вмешиваться. Более того, мне в этом случае следует держать язык за зубами. – Сара многозначительно приподняла брови. – Что ты на это скажешь?

Кэти нахмурилась.

– Говоря по совести, все это звучит нелепо.

Сара едва не рассмеялась.

– Ах, мама, насколько мне известно, нас весь свет считает странной парой!

– Можешь быть уверена – не только свет, но и все деревенские, – добавила Кэти.

Обе женщины громко расхохотались.

* * *

Можно было не сомневаться, что лондонская знать уж постаралась бы продемонстрировать Кравенам свое презрение, вздумай молодая супружеская пара добиваться расположения особ, принадлежащих к высшему свету. Ведь ни у Сары, ни у Дерека не было ни капли голубой крови; не принадлежа к знатным фамилиям, они не могли похвастать хоть сколько-нибудь знаменитыми предками. Единственным, что отличало их от простых обывателей, было огромное состояние, нажитое благодаря дурной привычки светских богатеев играть в азартные игры.

Впрочем, Кравены и не старались снискать расположении аристократии. Дерек нередко говорил, что в светском обществе все двери открываются деньгами, и их у Кравена достаточно.

Если свет и не упускал возможности позлословить по поводу молодоженов, то остальная публика души не чаяла в Дереке и Саре, что удивляло всех, в том числе и самих супругов. По этому поводу “Таймс” ядовито писала: “Вот наконец и настал тот пресловутый день, когда коровы полетели. Некий кокни и деревенская девушка оказались в центре внимания всего лондонского общества”.

Поначалу Дерека раздражало, что на них везде обращали внимание, но постепенно он успокоился и стал успокаивать жену.

– Не пройдет и месяца, как появится новый объект для сплетен. Мы с тобой в центре внимания лишь на время, – говорил Дерек.

Но пока приходилось терпеть. Газеты то и дело помещали карикатуры на Кравенов. Известие о том, что именно Сара написала сверхпопулярную “Матильду”, еще больше подхлестнуло всеобщий интерес. Теперь языки сплетников стали разносить свеженькую новость о том, что скорее всего миссис Кравен и есть та самая Матильда. Как-то раз, когда, подъехав к театру, они выходили из кареты, кто-то крикнул: “Смотрите, вон Матильда!” Крик был тут же подхвачен другими: “Матильда, покажи-ка нам свое личико!”, “Матильда, да ты милашка!”.

Ведя Сару вверх по лестнице, Дерек злобно пробормотал:

– Да уж, покажи им свое личико. Ты скоро станешь доступна, как выставочный зал.

Сара рассмеялась:

– Знаешь, мне кажется, им просто хочется верить, что Матильда на самом деле существует.

Перед тем как занять свое место в ложе, Кравены раскланялись со всеми своими знакомыми, встреченными в театральной фойе. Мужья, знавшие, что теперь-то уж Дерек не посягнет на их жен, были расположены к нему весьма дружелюбно. Какие-то мужчины то и дело целовали руку Сары, расхваливая ее роскошные волосы, ее элегантное платье, ее красоту… Все кавалеры обращались к Саре очень вежливо, но вдруг, когда Дерек отошел от нее на минуту, она услыхала знакомый развязный голос:

– Разрази меня гром, если это не Матильда!

Сара обернулась и увидела ухмыляющеюся физиономию Иво Дженнера.

– Мистер Дженнер, – миссис Кравен вежливо кивнула, приветствуя наглеца.

Он оценивающе оглядел ее с головы до ног.

– Ах, хороша баба! Повезло твоему Крави – ты у его в койке каждую ночь! Он не заслуживает такой конфетки, как ты!

– Мистер Кравен – замечательный муж, – ответила Сара, пытаясь отойти от Иво.

– Да что ж ты про мужа несешь! – перебил ее Дженнер. – Можешь ему передать, что он просто настоящий выскочка, да еще к тому же и кокни… – Если вы сейчас же от меня не отстанете, – перебила его Сара, – то у вас появится возможность сказать все это ему самому.

Дженнер обернулся и увидел, что через толпу к ним пробирается Дерек. К тому времени, когда Кравен подошел к своей жене, Иво уже растворился в толпе.

Дерек схватил Сару за руку:

– Что он говорил тебе?

Сара удивленно заморгала: уж очень рассержен был ее муж.

– Ничего особенного, – ответила она.

– Нет уж скажи, – настаивал Кравен.

– Да ничего же, – повторила Сара, морщась от боли. – Дерек, пожалуйста, не устраивай сцен!

Казалось, не слыша ее, он смотрел вслед Дженнеру.

– Я научу этого мерзавца, как себя вести! – зловеще прошипел Кравен. – Ему и смотреть нельзя на то, что принадлежит только мне!

Сара закусила губу. Временами ее муж вел себя, как дворняга, охраняющая свою кость. Но в то же время она понимала, почему Иво так раздражал Дерека: он напоминал ему о прошлом… – Я не твоя собственность, – тихо сказала Сара.

Хотя голос жены звучал так же нежно, как и всегда, в нем была некая холодность, на которую Дерек не мог не обратить внимания. Он недоуменно поднял брови: еще ни разу Сара не разговаривала с ним в таком тоне, и ему это не понравилось.

– Да, черт возьми, ты права! – довольно резко оборвал Дерек, надеясь, что она начнет спорить с ним.

Но Сара лишь отвела глаза в сторону.

– Думаю, нам пора занять свои места, – проговорила она.

Весь остаток вечера Дерек дулся на жену. Впрочем, Сара не обращала на него ни малейшего внимания и не сводила глаз со сцены: она обиделась. Ее показное равнодушие было тяжелым наказанием, куда более тяжелым, чем если бы она стала пререкаться. Дерек заставил себя “отвечать” тем же – молчать. Не дождется она от него извинений! Сара – его жена, и защищать ее от таких негодяев, как Иво Дженнер, – его право, его прямая обязанность.

Дома они, так и не заговорив, легли спать, отвернувшись друг от друга. Первый раз со дня свадьбы Дерек и Сара не занимались любовью. Можно только догадываться, чего это стоило обоим… Наутро, встав раньше жены, Дерек ломал себе голову, думая, как выйти из сложившийся ситуации. Но к его огромной радости, проснувшись, Сара, казалось, все забыла и была, как обычно, в хорошем расположении духа. Дерек растянулся в ванне, а она уселась рядом на стул и принялась читать вслух газету.

"Таймс” подробнейшим образом описывал ее платье цвета слоновой кости и кольцо с огромным бриллиантом. Новоиспеченный супруг якобы поговорил с репортером и высказал мнение о пьесе. Репортера это будто бы так изумляло, что он целую страницу излагал свои размышления по поводу и в самом деле переменившегося Кравена.

– Во всем этом нет ни слова правды, – заметил Дерек. – Они не наврали лишь в одном: ты действительно была восхитительна!

– Благодарю вас, сэр. – Сара отложила газету в сторону и принялась игриво хватать мужа за ногу, которую он положил на покрытый фарфором край ванны. – Они пишут, что ты переменился. Интересно, какая часть тебя имеется ввиду?

– Боюсь, только та что принадлежит тебе… – Это впечатляет, – заметила Сара.

В зеленых глазах Дерека вспыхнула искорка желания, и он протянул к жене руки.

– Вода все еще горячая, – прошептал Дерек, прошептал Дерек.

Сара улыбнулась и покачала головой.

– Нет, – твердо сказала она.

Дерек соскользнул в воду поглубже.

– Помоги мне помыться. Сам я не справлюсь.

– Где тебя помыть?

– Залезай сюда, я покажу.

Она скинула с себя халат и тут же покраснела, заметив, как смотрит на нее муж… Сара осторожно забралась в ванну. Дерек протянул к ней руки и опустил ее в теплую ванну. Она вздрогнула, почувствовав под собой его крепкое тело. Мокрые волосы молодого человека сверкали, словно вороново крыло.

– А где мыло? – спросила Сара, вытирая мыльную пену с его подбородка.

– Я его уронил, – с грустью ответил Дерек, опуская руку жены в воду. – Тебе придется его найти.

Сара засмеялась и принялась брызгаться. Затем, обняв его шею руками, она нежно поцеловала Дерека в губы.

– Боюсь, мыла мне не найти… – А ты поищи получше, – хрипло проговорил Кравен, страстно целуя Сару.

* * *

Теперь Дерек часто вспоминал рассуждения Лили Рейфорд по поводу женитьбы. Удивительно, но Лили оказалась права – он действительно стал увереннее в себе. Его новый дом был теперь уютнее прежнего, и одиночество как-то отступило само собою. Когда Дерек оставался один, Сара все равно была рядом: запах ее духов, ее милые вещички, разбросанные тут и там, наполняли его жизнь смыслом. Жена помогала ему понять себя.

Кравен прекрасно понимал, что он ведет себя ни так, как все мужья. Но тактичные советы жены помогали ему встать на путь истинный. Сара была первым живым существом, в котором Дерек по-настоящему нуждался. Да, он потерял свободу, но оказался привязанным к этой женщине любовью, а не тяжкими железными оковами; она была необходима ему как воздух, как глоток родниковой воды… Счастлив тот из супругов, кто испытывает к жене подобные чувства.

* * *

Заметив рано утром, что Дерека рядом с нею нет, Сара выбралась из постели и направилась в большую игорную комнату. Разумеется, Кравен был там – в этом огромном, непривычно тихом без посетителей зале. Он сидел за столом Ворзи, разложив перед собой несколько колод карт. Услышав легкие шаги жены, Дерек обернулся.

– Чем это ты занят? – спросила Сара, зевая.

– Ворзи подозревает, что один их раздающих карты мухлюет. И я решил взглянуть на колоды, которые он раздавал вчера вечером – просто, чтобы убедиться. – Дерек скривил губы. – Смотри, вот это карта – крапленая.

Сара была изумлена: она не раз видела, как прямо при посетителях распечатывают новый колоды карт.

– Но как он пометил карты? Кажется, у раздающего просто нет на это времени… К тому же колода всегда у всех на виду, не так ли?

Кравен взял новую колоду и лихо перетасовал ее. Затем он разложил карты веером вверх “рубашкой”.

– Скажи, где дама?

Сара недоуменно смотрела на карты:

– Я не знаю. Ведь все карты одинаковы!

– Нет, не все. Я только что пометил даму. – Дерек вытащил из колоды карту и показал жене едва заметную пометку ногтем. – Можно сделать и по-другому. Испачкать, например, чернилами кончик пальца и оставить на карте отпечаток. Еще можно было подложить себе в рукав зеркальце.

– Зеркальце? – переспросила Сара.

Кравен кивнул, продолжая перетасовывать карты.

– Если колоду держал в руках профессионал, то он метил либо края карт, либо “рубашки”. – Казалось, карты ожили в умелых руках Дерека. – Смотри, как они распознают крапленые карты. Только не надо спешить. – Дерек подбрасывал колоду, и она летала перед ним то как дуга, то как водопад, то как сноп искр.

Сара зачарованно следила за мужем. Какими бы опытными ни были работники “Кравена”, никто из них не умел с такой легкостью обращаться с колодой. Это умение, да еще потрясающая память Дерека на цифры могли бы сделать из него просто непобедимого игрока.

– Почему ты никогда не играешь? – спросила она Кравена. – Ни разу не видела тебя за игорным столом… Может, это потому, что ты уверен в победе?

Дерек пожал плечами.

– Отчасти – да, – признался он. – Но есть и другая причина. Мне это не нравится.

– Не нравится играть?

– Я никогда не играл.

– Но как тебе тогда удается с такой легкостью обращаться с картами?

– Интересный вопрос, – Дерек рассмеялся и оттолкнул колоду в сторону. Неожиданно подняв Сару на руки, он усадил ее на стол и, разведя ей ноги, встал между ними. – Это вовсе непохоже на то, как ты пишешь книги, дорогая. Ты сидишь за письменным столом и вкладываешь в свою работу свой ум, всю свою душу! Каждый раз ты творишь что-то новое. А играть в карты можно, заучив кое-какие правила. Когда ты их выучишь, когда набьешь руку, все происходит само собой. Невозможно получать удовольствие от того, во что ты не вложил душу.

Сара погладила его черные волосы.

– А в меня ты вкладываешь хоть немного души? – прошептала она игриво. Но тут же пожалела о сказанном. Сколько раз она говорила себе, что не надо давить на Дерека, не надо торопить событий!..

Кравен, не мигая, посмотрел жене прямо в глаза. Затем он наклонился и впился в нее страстным поцелуем. Сара задрожала, когда он приподнял ее юбки. Они оба тяжело задышали, лихорадочно расстегивая друг другу непослушные пуговицы и помогая снять мешающую одежду. Но вот она, ощутив всем своим телом его возбуждение, пролепетала, едва переводя дыхание:

– Нет… Только не здесь… Нас обязательно кто-нибудь увидит… – Здесь никого нет, – прошептал он, нежно целуя ее в ухо.

– Но не можем же мы… – Можем. Здесь. Сейчас, – настойчиво проговорил Дерек и взял ее прямо на столе, заваленном колодами карт.

* * *

Сара пристально разглядывала себя в большое зеркало спальни. Она была в парадном платье; супругов пригласили к Рейфордам на семнадцатилетние брата Алекса – Генри. Празднуя какие-либо семейные даты, Рейфорды предпочитали окружать себя самыми близкими, приятными им людьми. Сара знала, что это будет чудесный, веселый вечер. Дерек уехал вместе с Алексом, он вызвался помочь привезти подарок – породистого скакуна. Мужчины хотели, чтобы конь оказался в доме до приезда Генри из Итона.

Сара погладила свою зеленую бархатную юбку. Платье было очень простым и элегантным, единственным декором ему служили шесть золотых пряжек, которыми закалывалась юбка. Шею Сары украшало подаренное мужем изумрудное ожерелье с бриллиантами. Любуясь блеском драгоценных камней, она поворачивалась из стороны в стороны; на свету ожерелье переливалось всеми цветами радуги.

Внезапно сердце Сары упало.

В зеркале мелькнула чья-то фигура.

Обернувшись, Сара оказалась лицом к лицу со светловолосой женщиной, которая целилась в нее из пистолета.

Глава 12

Леди Джойс Эшби смотрела на Сару безумным, полным ненависти взглядом.

Сара заговорила первой.

– Очевидно, вы пришли сюда через тайный вход, – в спокойном голосе миссис Кравен сквозило едва заметное удивление.

– Я знала об этих ходах, дорогуша, еще до того, как ты его впервые встретила, – прошипела Джойс, искоса глядя на супружеское ложе. – Ты даже не представляешь, сколько раз мы развлекались с ним вот в этой постельке. Нам было замечательно вдвоем. Тебе и не вообразить, какие штучки мы с ним изобретали. Не двигайся! – прокричала она, не спуская пальца с курка.

Сара глубоко вздохнула:

– Чего ты хочешь?

– Чего? Взглянуть на женщину, которую он взял в жены, – улыбнулась Джойс. – Ишь, напялила на себя бархат, бриллианты! Словно аристократка!

– Аристократка? – переспросила Сара. – Такая же, как вы?

Джойс не обратила внимания на насмешку и уставилась на драгоценное ожерелье Сары.

– Эти изумруды – точно, как его глаза. Ни у кого больше нет таких глаз. – Она яростно взглянула на Сару. – Я сказала не двигайся!

Сара, которая попыталась дотянуться до звонка, чтобы позвать лакея, застыла на месте.

– Ты, наверное, в восторге от себя, – продолжала Джойс. – Еще бы – такое платье, его обручальное кольцо. Думаешь, получила то, чего не добилась я! Думаешь, он принадлежит тебе?! Нет!!! Твое замужество ничего не значит! Он принадлежит мне! Он мой!

– Он не хочет тебя, – прошептала Сара, не сводя глаз с разъяренного лица леди Эшби.

– Ах ты, деревенская дурочка! Неужели ты считаешь, что смогла получить то, чего не добились сотни женщин? Да я знаю его в сто раз лучше тебя! Я знаю, как курчавятся волосы на его груди, знаю запах его кожи. Мне знаком каждый шрам на его теле. Я знаю, каково это – ощущать его внутри себя… когда он входит все глубже и глубже… – Джойс прикрыла глаза. – Он очень талантливый любовник, этот чертов мужик! Лучше всех в мире он знает женское тело. Кравен – большое, чувственное животное. Он идеально мне подходит, и ему это известно!

Сара медленно подошла к шнурку от звонка и изо всех сил дернула его, ожидая каждую секунду выстрела. Но Джойс не выстрелила. Сара побледнела и, дрожа, обернулась к Джойс.

– Сейчас сюда прибегут слуги. Предлагаю вам немедленно убраться, леди Эшби.

Джойс насмешливо посмотрела на нее.

– До чего же ты смешна! – Джойс потянулась и сбросила со шкафа горящую масляную лампу.

Сара закричала от ужаса. Пламя занялось мгновенно. Языки огня лизали ковры, портьеры, мебель… – Господи! – вскричала она.

Красноватый свет огня отражался на торжествующем лице леди Эшби.

– Выбирай! – выкрикнула она. – Ты можешь умереть от дыма и огня. А можешь – от пули! Или… есть еще один выход… Ты сделаешь то, что я тебе скажу.

* * *

Дерек и Алекс были довольно далеко от улицы Сент-Джеймс, когда заметили, что там что-то происходит. Звонили колокола. Улицы были запружены пешеходами, каретами и лошадьми, которые почему-то не двигались с места. Небо у горизонта стало багрово-красным.

– Где-то пожар, заявил Алекс, выглянув из окна кареты.

– Где? – спросил Дерек, чувствуя, как сжалось его сердце. Интуиция подсказывала – беда рядом. – Горит клуб, – услыхал он собственный голос.

– Не уверен, – стараясь скрыть свое беспокойство, произнес Алекс.

Выругавшись, Дерек отворил дверцу кареты и выпрыгнул наружу. Их экипаж продвигался вперед так медленно, что быстрее было дойти пешком. Дерек прорывался сквозь толпу зевак, собравшихся поглазеть на пожар.

– Кравен! – окликнул Дерека Алекс. Рейфорд не поспевал за ним. Но Дерек не остановился. Звон колоколов разрывал ему сердце. Не может быть, чтобы горел его клуб. Нет! После всех трудов, после всех забот!.. Он воровал, страдал, чего только не делал, чтобы создать казино! Господи, неужели ему суждено видеть, как его детище исчезает в огне и превращается в пепел?!

Дерек завернул за угол и застонал: казино было объято пламенем. Молодой человек смотрела на огонь, и ему казалось, что горит не клуб – горит его душа. Он попытался собраться с мыслями и осознать происходящее.

Вскоре в толпе замелькали знакомые лица. Прямо на земле, недалеко от Дерека, сидел мсье Лабарж, держа в руках медную кастрюлю, которую он, видимо, успел схватить, убегая от пожара. В окружении проституток стоял Джилл. Некоторые девушки неистово ругались, другие плакали.

Тут же был Ворзи, огонь отражался в стеклах его очков. Лицо управляющего заливало потом. Повернувшись и увидев Дерека, он шагнул вперед.

– Мистер Кравен… огонь распространился так быстро… Ничего нельзя было сделать. Все пропало.

– Как начался пожар? – хрипло спросил Кравен.

Ворзи снял очки отер лицо носовым платком. Он долго молчал, а затем заговорил, осторожно выбирая слова:

– Огонь… Пожар начался на верхнем этаже… В ваших личных покоях… Дерек непонимающим взглядом смотрел на него.

Вокруг суетились пожарные.

– Сара… – услышал Дерек собственный голос.

Ворзи опустил голову.

– Где она?! Где моя жена?! – Дерек схватил жену за грудки.

– Я опросил всех работников, – Ворзи с трудом переводил дыхание, – некоторые из них утверждают, что она… была в клубе.

– Где она сейчас?

– Сэр… – слуга покачал головой, не в силах вымолвить больше ни слова.

– Я должен разыскать ее, – отталкивая от себя Ворзи, пробормотал Дерек.

– Все произошло слишком быстро, – объяснил Ворзи, пытаясь сдержать слезы. – Когда все началось, она была в спальне. Она не могла выбраться.

Дерек походил на безумца.

– Нет, я… Нет! Она должна быть где-то… Я должен найти ее, – бормотал он, глядя перед собою невидящим взглядом.

– Мистер Кравен! – Ворзи ни на шаг не отходил от своего господина. – Мистер Кравен, не ходите туда! Мистер Кравен, подождите! Помогите мне остановить его! – схватив Дерека за руку, закричал слуга. – Он же бросится в самое пекло!

Дерек ругался, стараясь оттолкнуть Ворзи. Но вовремя подоспевшие слуги повалили его на землю. Кравен вырывался, пытаясь подняться, он стал сражаться, как раненное животное, которое до последнего вздоха бьется за свою жизнь. Откуда-то издалека раздался голос Алекса Рейфорда:

– Дерек! Ради Бога… – Сара! Сара! – как безумный, кричал молодой человек. – Моя жена!

Кравен еще раз попытался подняться, но в голове зашумело, и он потерял сознание.

* * *

Не опуская пистолета, Джойс увела Сару в винный погреб. Они вышли из казино через одну из тайных дверей. К удивлению миссис Кравен, возле двери стоял наемный экипаж.

– Залезай! – крикнула Джойс, ткнув в спину Сары пистолетом. – И не пытайся разжалобить возницу. Ему хорошо заплатили, он будет держать рот на замке!

Женщины сели друг против друга. Джойс не опускала пистолета, по-прежнему целясь в Сару. Карета поехала.

– Куда мы едем? – сложив дрожащие руки на коленях, спросила Сара.

– В одно из поместий Эшби. Это полуразвалившейся средневековый дом. – Теперь, когда ее план, кажется, удался, Джойс стала разговорчивей. – Целой осталась лишь башня. Туда никто никогда не ездит.

– Это далеко?

– Часа полтора езды. Может, два. – Джойс издевательски улыбнулась. – Хочешь знать, зачем я тебя туда везу? Я хочу устроить тебя сюрприз.

"Распространился ли огонь по всему клубу, или слугам удалось потушить его? – думала Сара. – Скоро Дерек должен вернуться вместе с Алексом. Господи, что он подумает, когда все увидит! Он решит, что я пропала… А вдруг он кинется в огонь?” – Саре стало страшно за своего мужа. Она дотронулась до изумрудов на шее.

– Отдай-ка его мне! – приказала Джойс.

– Ожерелье?

– Да! Снимай его! – Джойс следила за тем, как Сара расстегивает драгоценное украшение. – Крестьянка в королевском ожерелье! – издевалась она. – Ты даже носить его как следует не умеешь! Деревенщина! – Она выхватила из рук Сары драгоценность и стала перебирать сверкающие камни. – Он дарил мне подарки… Браслет… ожерелье, гребни с бриллиантами… Но все это ерунда по сравнению с этим… – Джойс зло взглянула на Сару. – Подарив мне однажды гребни, он сказал, что хочет заниматься со мной любовью и видеть, как бриллианты искрятся в моих прекрасных белокурых волосах. Кстати, неужели ты не знаешь, что твой муженек предпочитает блондинок?

* * *

Из бессознательного состояния Дерека вывел женский голос. Что-то было не так… Ему было холодно, сердце сжимала смертельная тоска… Дерек попытался избавиться от мрачного наваждения.

– Сара! – позвал он, мотая из стороны в сторону головой.

– Дорогой, это я, Лили. Мы здесь вместе с Алексом. – Голос Лили был неприятен ему.

– Господи Иисусе! – превозмогая адскую головную боль, воскликнул Дерек. – Где я?

Это была карета Рейфордов. Рядом с ним, держа его за плечи, сидел Алекс.

– Что случилось? – простонал Кравен, потирая глазу; у него было такое чувство, словно его избили.

У дверей кареты с припухшими от слез глазами стояла Лили.

– Пойдем в дом, Дерек. Алекс поможет тебе.

Кравен молча повиновался, но, вылезая из кареты, он вдруг почувствовал, что ноги не слушаются его. Уцепившись за дверцу, Дерек беспомощно пожал плечами. Алекс и Лили стояли рядом и как-то странно смотрели на него. Тут-то до него вдруг дошло… Пожар… Клуб… Сара… – Где она? – спросил он. – Черт возьми вас обоих! Отвечайте!

– Дерек, ее нигде не нашли, – тихо проговорил Алекс. – Наверное, она не смогла выбраться… Дерек издал не то крик, не то стон. Ночной кошмар возвращался. Его начала бить лихорадка.

– Дерек, – нежно сказала Лили. – Ты не один. Мы… Зайди в дом. Выпей чего-нибудь.

Кравен смотрел на нее бессмысленными глазами.

– Дерек… – снова заговорила Лили, но он внезапно оттолкнул ее и в одно мгновение скрылся в ночной тьме.

Лили бросилась было вслед за ним, но потом обернулась к Алексу.

– Ты должен догнать его! – воскликнула она. – Алекс, верни же Дерека!

Лорд Рейфорд обнял ее за плечи.

– И что тогда? Ты же видишь, он не в себе. Сейчас он не останется с нами. – Взяв жену за подбородок, Алекс заглянул ей в глаза. – Он вернется, вот увидишь. Ему больше некуда пойти.

* * *

Горько задумавшись, Сара даже не заметила, как карета остановилась… Всю дорогу ей казалось, что это страшная поездка никогда не кончится. Джойс довольно долго болтала, издеваясь над Сарой, но потом замолкла и неуклюже попыталась надеть на себя ожерелье, не выпуская из рук пистолета.

Сара внимательно посмотрела на леди Эшби. Джойс была безумной или, по крайней мере, психопаткой; для нее имела значение лишь собственная жизнь, в которой не нашлось места для забот о ком-то, кроме себя. Несомненно, лорду Эшби было известно о проделках своей супруги. Что он за человек и почему он до сих пор не приструнил Джойс?

Кучер отворил дверцу кареты и заглянул внутрь. Ему было примерно столько же лет, сколько Саре; худое крысиное личико с красными глазками и жиденькие бакенбарды кучера производили неприятное впечатление. Глядя на пистолет в руках Джойс, он, запинаясь, спросил:

– М-миледи?

– Мы выходим, – заявила Джойс. – Оставайся здесь до моего возвращения.

– Слушаюсь, миледи.

– Вы не можете допустить этого, – быстро заговорила Сара, глядя в глаза кучеру. – Не будьте дураком. Вам придется отвечать перед законом за то, что вы сделали со мной. А если не перед законом, то уж перед моим мужем – точно!

Возница вздрогнул и отвернулся.

– Вылезай! – велела Джойс, махнув пистолетом.

Сара выбралась из кареты. Ее ноги затекли от долгой поездки. Она еще раз бросила взгляд на кучера, который теперь стоял возле лошадей. Поняв, что уговорами его не пронять, она решила действовать угрозами.

– Мой муж – Дерек Кравен. Узнав обо всем, он вряд ли успокоится, пока не разделается с вами… – Он не станет помогать тебе, – Джойс ткнула свою пленницу дулом пистолета. – Иди вперед! – с этими словами она сняла с кареты фонарь и посветила им на дорожку.

Вскоре женщины подошли к полуразвалившемуся особняку, напоминавшему огромное чудище, осклабившее свою пасть, в которой не хватает половины зубов. Окна и двери дома были выбиты, крыльцо прогнило, стены, казалось, готовы рухнуть от дуновения ветерка. Сара медленно шагнула в дверной проем; из-под ног врассыпную бросились тучи мышей и всякой ползучей гадости.

Раздраженная медленным шагом Сары, Джойс стала ее поторапливать:

– Давай! Быстрее поднимайся вверх!

Сара медленно ступила на лестницу. От страха у нее пересохло во рту, на лбу выступила испарина.

– Зачем? – спросила она хрипло.

– Для тебя наверху приготовлена комнатка, которая закрывается на засов снаружи. Теперь ты что-то вроде домашней зверушки леди Эшби. Временами я буду приезжать к тебе и рассказывать о Кравене. Посмотрим, как долго он будет горевать по своей женушке и как скоро переберется в мою постель. – Джойс замолчала, а затем самодовольно добавила:

– Возможно, я даже покажу тебе, как доставить мне удовольствие, а ты расскажешь о своих женских хитростях. Вот интересно, чем такая простушка, как Сара Филдинг смогла удержать… – Ты отвратительна! – гневно перебила ее Сара.

– Ай-ай-ай! Посмотрим, как ты запоешь через несколько дней, посидев без еды и воды.

Сара не могла больше ждать. Уж лучше умереть, чем сидеть взаперти и слушать весь этот бред сумасшедший. Притворясь, что споткнулась, она быстро повернулась и схватила Джойс за руку.

Безумная женщина сражалась изо всех сил, стараясь удержать пистолет. Замахнувшись фонарем, она попыталась ударить Сару по лицу. Сара закричала и, оступившись, покатилась вниз, увлекая за собою Джойс. Она больно ударилась головой о камень, но не выпустила руки безумицы, державшей оружие.

И тут раздался выстрел.

Сначала Саре показалось, что пуля попала в нее, но, оправившись от испуга, она поняла – ее ударила рукоятка пистолета. Держась за голову, Сара медленно поднялась на ноги. В нескольких футов от нее лежала и стонала Джойс Эшби; на ее плече проступило алое пятно.

– Помоги мне! – простонала Джойс.

– Помочь? Тебе?! – переспросила Сара, с трудом поднимая фонарь и подходя к Джойс.

"Следовало бы оставить тебя здесь”, – подумала она. А может, Сара произнесла это вслух, потому что Джойс взмолилась:

– Ты не оставишь меня здесь умирать!

– Ты не умрешь.

Ежась от отвращения, Сара оторвала кусок своей нижний юбки перевязала рану Джойс, которая визжала, как дикая кошка.

– Заткнись! – крикнула Сара. – Ни звука больше! – Внезапно она ощутила прилив небывалой доселе энергии.

– Эй, ты! – выйдя из дома, крикнула Сара кучеру. – Быстро иди сюда, а то и пенни не получишь из тех денег, что она тебе посулили! – Сара обернулась к Джойс и посмотрела на нее горящими глазами. – А ты, стерва, отдавай назад мое ожерелье!

* * *

Как и предсказывал Алекс, Кравен пришел к ним.

Лили ждала Дерека, выпив немыслимое количество чашек чаю. Генри уехал веселиться с друзьями. Алекс остался дома и нервно ходил взад-вперед по комнатам.

Как только лакей сообщил о приходе Кравена, Лили тут же бросилась навстречу своему другу.

– Где ты был? С тобой все в порядке? Хочешь есть? Или выпить?

– Бренди, – коротко ответил Дерек, усаживаясь на диван.

Лили отправила слугу за горячей водой, полотенцами и бренди. Когда лакей принес все необходимое, она влажным полотенцем стала осторожно протирать испачканное сажей лицо Кравена.

– Выпей бренди, – сказала Лили, протягивая бокал безучастно глядевшему на нее Дереку.

Молодой человек все так же безучастно отхлебнул спиртного и поставил бокал на пол.

– Ты устал? – спросила Лили. – Может, хочешь отдохнуть?

Дерек провел рукой по подбородку. Его зеленые глаза казались высеченными из камня; похоже, он не слышал леди Рейфорд.

Лили осторожно дотронулась до его волос, пытаясь поправить упавшую на лоб поседевшую прядь.

– Я буду рядом. Скажи, если что… – Она подошла к стоявшему в дверях Алексу. – Надеюсь, с ним все будет в порядке, – прошептала Лили. – Никогда не видела его в таком состоянии. Бедняга. Он потерял все – клуб, Сару… Алекс нежно прижал к себе жену. Видя чужое горе, начинаешь как-то по-особенному ценить свое счастье. Для Рейфордов их семейная жизнь была драгоценным даром, который они берегли как зеницу ока. И никто в целом свете не смог бы в эту минуту лучше них понять состояние Дерека.

– Он переживет и это, – глядя на друга, тихо проговорил Алекс. – Но он уже никогда не будет прежним.

Лили с жалостью посмотрела на убитого горем Кравена.

Тут в дверь постучали. Лили и Алекс недоуменно переглянулись: кто мог пожаловать к ним в столь поздний час? Из коридора доносился спокойный голос Бертона, пытавшегося вразумить какого-то кокни.

– Слышь, ты! Если Кравен здеся, мне надобно, черт тебя возьми, с им потолковать!

Алекс не узнал голоса незнакомца, но Лили отреагировала мгновенно.

– Иво Дженнер?! – воскликнула она. – Какого черта он сюда явился? Алекс, это один из тех людей, что в прошлом году устроили пожар в кухне “Кравена”. Тогда им удалось вовремя потушить пламя. Может, сегодня они устроили розыгрыш, который вышел из-под контроля? Как ты думаешь… – Лили замолкла, почувствовав, как ее обдало легким ветерком. Это Кравен, лежавший, казалось, чуть ли не без сознания на диване, опрометью кинулся из комнаты.

Алекс бросился за ним, но Дерек уже успел вцепиться в горло нежданного гостя и повалить его на мраморный пол. Иво вовсю отбивался от Кравена своими огромными кулачищами, но это не помогало. Лишь после вмешательства Алекса, лакея и Лили Дерека удалось оттащить от Дженнера.

– Прекрати! – воскликнула Лили, вцепившись вместе с Алексом в рубашку Дерека.

– Я не делал этого! – вопил как сумасшедший Иво. – Я потому и заявился сюда, штобы сказать, что это не я.

– Убью! – прохрипел Кравен.

– Да ты настоящий псих! – заорал Дженнер.

– Не смей ругаться в моем доме! – перебила его Лили. – Ты, не ты – в этом еще надо разобраться! Кто не знает, что в прошлом году именно ты устроил пожар?

– А сейчас это не я! – немного успокоившись, возразил Иво. – В прошлом годе я и взаправду подпалил его кухню. Но щас я ни при чем! А сюда явился оказать этому чертову Крави услугу!

– Какую еще услугу? – угрожающе произнес Дерек.

Дженнер откашлялся и одернул куртку.

– Значит, так. Када у тебя там занимался огонь, один мой приятель проходил мимо задней двери. Он видел, как две бабы выходили оттуда. Он говорит, это были не девки, а леди, одетые в отличные тряпки. Одна с белыми патлами, другая с темными. У брюнетки на шее – зеленые камни… – Дженнер пожал плечами. – Я вот че… Может, брюнетка – это миссис Кравен?

– Ага, – саркастически заметила Лили. – А может, у меня завтра в саду вырастет бобовый стебель? Ладно, Иво, хватит валять дурака! Очень мило с твоей стороны, что ты явился сюда и порадовал нас этой сказкой!

– Да это правда! – возмутился Иво. – Черт, ее немедля разыскать надо! Будь я проклят, если это мои ребята подпалили Матильду! Если я вру, пусть мой клуб горит синим огнем! Мне нравилась эта маленькая шлюшка! – Он сердито взглянул на Дерека. – И мужика она заслуживает получше, чем этот черноволосый осел!

– Ты уже довольно тут наговорил, – остановил Дженнера Алекс. – Теперь уходи. Я устал держать Кравена.

Рейфорды не отпускали Кравена до тех пор, пока дверь за Иво Дженнером не захлопнулась.

Лили вздохнула.

– Этот Дженнер – просто идиот! Я не верю ни единому его слову.

Дерек молча смотрел на дверь. Рейфорды тоже молчали, ожидая, когда он выскажет своем мнение об услышанном.

– У Сары есть зеленое ожерелье, – наконец, выдавил из себя Кравен. – И она собиралась надеть его.

Алекс тревожно взглянул на друга.

– Кравен… а с чего вдруг Сара решила уйти из клуба вечером?

– Да еще с блондинкой? – добавила Лили. – Из всех друзей Сары светлые волосы лишь у моей сестры Пенелопы, но не стала же она… – Лили осеклась, посмотрев пристально на Дерека. – Ты что-то сказал?

– Джойс, – ответил он. – Это могла быть Джойс.

– Леди Эшби? – Лили прикусила губу, а затем осторожно спросила:

– Дерек, а ты уверен, что не пытаешься принять желаемое за действительное?

Дерек не отвечал.

– Наверное, нам следует нанести визит лорду Эшби, – предложил, подумав, Алекс. – Во всяком случае, это не повредит. Но, Кравен, ради Бога… Услышав шум, лорд Рейфорд обернулся и увидел лишь, как Дерек выбегает из дверей. Он вопросительно посмотрел на жену.

– Я останусь здесь, – читая его мысли, ответила она. – Иди скорее за Дереком и постарайся не упускать его из виду.

* * *

Сара вместе с кучером кое-как усадили Джойс в карету.

– Гони в Лондон, и как можно скорее, – коротко приказала миссис Кравен.

Джойс, съежившись в комочек, жалобно стонала, когда экипаж сильно подбрасывало на ухабах. Наконец Саре это надоело.

– Я умру! – попыталась разжалобить ее Джойс.

– Боюсь, что нет. Пуля прошла навылет, кровь остановлена. И если тебе немного больно, то это еще слишком малое наказание за то, что ты наделала! – Сара все больше злилась. – В первый раз я встретила Дерека, когда ты наняла людей, чтобы они изуродовали его. С тех самых пор ты преследуешь нас обоих! Отвечай теперь за свои подлости!

– Тебе доставляют удовольствие мои страдания!

– Знаешь, как-то трудновато испытывать симпатию к женщине, которая только что пыталась тебя убить! А когда вспоминаю о том, как безжалостно и жестоко ты подожгла клуб!..

– Он всегда будет ненавидеть меня за это, – довольно прошептала Джойс. – Такое невозможно забыть!

– Нет, – твердо сказала Сара. – Я смогу сделать его счастливым, у Дерека просто не будет времени кого-то ненавидеть. Он даже вспоминать о тебе не будет. Ты станешь для него пустым местом!

– Ты ошибаешься, – закусив губу, прошипела леди Эшби; она замолчала и за всю дорогу до Лондона не проронила больше ни слова.

Экипаж остановился возле роскошного особняка Эшби. Сара велела кучеру помочь довести стенающую Джойс до дома. Поднимаясь по лестнице, леди Эшби нарочито громко стонала и изо всех сил впивалась своими длинными ногтями в плечо Сары, которая едва сдерживалась, чтобы не столкнуть свою спутницу вниз. Когда они подошли к двери, их встретил изумленный лакей.

– Быстро заплатите кучеру, сколько она ему пообещала, и немедленно позовите лорда Эшби, – приказала Сара.

Лакей оторопело смотрел на залитое кровью платье своей хозяйки.

– Я же сказала – быстрее! – повторила Сара, и лакей бросился выполнять приказание.

Получив плату, кучер в одно мгновение скрылся.

– Что ты собираешься сказать лорду Эшби? – прошептала Джойс.

Сара холодно взглянула на нее.

– Только правду, миледи, – ответила она.

Джойс рассвирепела и стала похожа на настоящую ведьму.

– Он не станет наказывать меня. Он позволяет мне делать все, что я хочу.

– Сегодня этому не бывать! Ты ответишь за содеянное!

– Что ж, посмотрим, – злобно усмехаясь, прошипела Джойс.

Слуга проводил женщин в небольшую гостиную, убранную в красно-черных тонах. Поскольку Сару сменил лакей, Джойс уже не с таким рвением изображала из себя умирающую, но на пороге гостиной она сильно побледнела.

– Пошли за доктором, – едва слышно проговорила леди Эшби, хватаясь за простреленное плечо. – Мне нужна помощь.

Как только слуга вышел, из темного угла комнаты раздался низкий мужской голос:

– Я ждал вас, леди Эшби. Похоже, этим вечером вы опять что-то натворили?

Джойс взглянула на своего мужа, а это был именно он, и ничего не ответила. Сара тихо подошла к лорду Эшби, который сидел в глубоком кресле возле камина. Ей показалось, что этот полноватый лорд с потным широким лицом, короткой шеей и тоненькими ножками похож на лягушку. Чувствовала она себя, как муха, готовая вот-вот угодить этой лягушке в пасть. Несмотря на дорогой туалет и аристократические манеры, он был просто отвратителен.

– Объясните, в чем дело, – велел он Саре, нетерпеливо помахивая своей крупной рукой.

Нахмурившись, Сара холодно заговорила:

– Я бы не сказала, что леди Эшби просто что-то “натворила”, как вы изволили выразиться, милорд. Сегодня вечером ваша жена подожгла клуб моего мужа, угрожала мне оружием, похитила меня и попыталась запереть в одном из ваших старых замков, чтобы превратить в нечто вроде говорящего попугая! Я собираюсь обвинить ее в попытке преднамеренного убийства!

Джойс перебила ее:

– Она лжет, милорд! Эта… эта деревенская дурочка сама напала на меня… – Тихо! – взорвался Эшби. Затем он перевел свои лягушачьи глаза на Сару. – Не станете вы обращаться к властям, миссис Кравен! Иначе вы бы не привезли леди Эшби сюда! Нам с вами лучше не распространяться об этом случае. Ваш муж, надо сказать, виновен не менее моей жены.

– Я не согласна с… – Да? Тогда объясните, что вы делаете сейчас? По-моему, вы пытаетесь выгородить его? Но как бы вы ни старались обелить мистера Кравена, вы должны признать, вашему супругу не следовало спать с моей женой – хотя бы из уважения к нашей фамилии… Впрочем, леди Эшби, надо признать дама соблазнительная.

Сара с презрением взглянула на белокурую жену лорда.

– Какой бы вкус ни был в прошлом у моего мужа, сейчас его интересую только я!

Эшби чуть улыбнулся.

– Не сомневаюсь в этом, миссис Кравен. И добавлю, что я действительно считаю себя ответственным за поведение моей жены. Но только перед вами, а не перед вашим мужем. Поэтому, надеюсь, вы позволите мне поступить с леди Эшби так, как я считаю нужным.

– Что такое? – выкрикнула Джойс.

– Что вы с ней сделаете? – словно вторя ей, одновременно с леди Эшби спросила Сара.

– Я отвезу ее в одно местечко в Шотландии, – ответил лорд. – Подальше от общества, от людей. Сомневаться в том, что Джойс представляет опасность для окружающих, не приходится. Она будет жить в неплохих условиях. Мне кажется, это гуманнее, чем отправлять ее в сумасшедший дом, где с ней, возможно, будут жестоко обращаться. И потом, я не хочу до такой степени позорить свою семью.

– Не-е-ет!!! – нечеловеческим голосом завопила Джойс. – Я никуда не поеду!!! Тебе не удастся запереть меня, как животное!

– Хотелось бы знать, милорд, почему вы не сделали этого раньше? – спросила Сара у лорда Эшби.

– Знаете ли, миссис Кравен, я неплохо развлекался, следя за проделками Джойс. И до сих пор она не причинила никому ощутимого вреда.

– Но лицо моего мужа… – горячо возразила Сара.

– Это заслуженное наказание, – перебил ее лорд. – Кравен наставил рога многим представителям знатных семейств. Ему повезло, что ни один из них не стал мстить.

В чем-то, конечно, лорд Эшби был прав. Но Саре было не по душе признаться в этом.

– Вы неплохо развлекались, а я чуть жизни из-за этого не лишилась, – сердито проворчала она.

Эшби нетерпеливо махнул рукою.

– Миссис Кравен, я не собираюсь долго об этом разговаривать. Даю вам слово, что поступлю именно так, как сказал: в Лондоне Джойс больше не увидят. Надеюсь, вас это удовлетворит.

– Да, милорд. Конечно, я верю вашему слову, – опустив глаза, произнесла Сара. – А теперь, с вашего позволения, я отправлюсь на поиски своего мужа.

– Кравен недавно был здесь. С лордом Рейфордом.

Сара удивленно спросила:

– Здесь? Но как же… – Они заподозрили, что Джойс имеет какое-то отношение к вашему исчезновению. Я сказал им, что понятия не имею, где моя жена. Кравен и Рейфорд ушли минут десять до вашего приезда.

– Куда они направились?

– Я не спрашивал. Мне это неинтересно.

Сара облегченно вздохнула: похоже, Дерек не ранен. Но как он, должно быть, переживает из-за того, что она пропала!

– Ну ладно, хотя бы у них есть надежда, что со мной все в порядке, – проговорила Сара, пытаясь ободрить себя.

– Не очень-то они на это надеются, – сухо произнес Эшби. – К тому же у меня сложилось впечатление, что ваш муж довольно равнодушно говорил о вашем исчезновении.

Сердце Сары тревожно забилось в груди. Уж кто-кто, а она то знала – это было не равнодушие… Она должна найти Дерека как можно скорее. И лучше всего начать поиски с пепелища. Скоро наступит рассвет, и зевак, желающих поглазеть на руины “Кравена”, соберется немало.

– Милорд, одолжите мне, пожалуйста, один из ваших экипажей, чтобы я смогла доехать до улицы Сент-Джеймс, – попросила Сара.

– Разумеется, миссис Кравен, – Эшби согласно кивнул.

Выходя из комнаты, Сара услышала за спиной бешенный вопль Джойс:

– Я не позволю запереть меня навсегда… Я вернусь! Я не оставлю тебя в покое!!!

* * *

Сара едва не заплакала, увидев клуб. Точнее, не клуб, а то, что от него осталось. По обгоревшим развалинам в поисках добычи шныряли воры и нищие.

– Господи! – прошептала она, медленно, как во сне, выходя из кареты.

Все, созданное Дереком с таким трудом, с таким потом, – пропало. Не осталось ничего! Лишь мраморные колонны и лестницы поднимались из почерневших обломков. Бедный Дерек! “Кравена”, детища всей его жизни, больше не существовало… Светало. Сара медленно подошла к руинам. Мысли ее путались. Вместе с клубом сгорела и рукопись ее нового романа и любимая ею коллекция картин. Потеря была невосполнимой. Что с Ворзи? Погиб ли кто-нибудь на пожаре?

На земле еще кое-где тлели угольки, от дыма и гари слезились глаза, пепел серою дымкой поднимается вверх от едва уловимого дуновения ветра. Рога огромной люстры, словно скелет какой-то невиданной хищной птицы, зловеще торчали из-под обломков. Подойдя к парадной лестнице, которая теперь устремлялась в небо, Сара провела рукавом по лицу.

– Ох, Дерек, – тихо простонала она. – Что я скажу тебе?

Внезапно какое-то странное чувство охватило Сару – как будто чьи-то невидимые руки обняли ее за плечи. Она медленно обернулась, зная, что сейчас увидит своего мужа.

Так и случилось. Кравен, лицо которого было белее самой смерти, пожирал ее глазами. Губы его шевелились, словно он пытался что-то сказать ей. Это было ужасное зрелище.

Дерек, боясь спугнуть прекрасное видение, замер как вкопанный. Казалось, один случайный жест, одно случайное слово – и мираж развеется.

– Дерек! – неуверенно позвала Сара.

Кравен вздрогнул.

– Не оставляй меня! – хрипло прошептал он.

Сара, подобрав юбки, бросилась к нему.

– Со мной все в порядке. Ради Бога, не смотри на меня так! Мне страшно! – Подбежав к мужу, она всем телом прижалась к нему. – Все хорошо!

Молодой человек вздрогнул. Потом он с такой силой обнял Сару, что она вскрикнула от боли.

– Ты же говорила, что никогда не покинешь меня! – шептал он взволнованно. – Куда ты исчезла?!

– Я здесь, я с тобой… Все хорошо, – бормотала Сара, плача одновременно от радости и от пережитого страха.

– Господи… Сара, я нем найти тебя… Сара лихорадочно гладила Дерека по лицу. Он как-то странно покачивался и, казалось, вот-вот рухнет.

– Ты пил? – спросила она.

Кравен покачал головой.

– Давай где-нибудь присядем, – предложила Сара. – Ну же, Дерек! Пойдем!

Молодой человек словно лунатик, глядя на жену невидящим взором, пошел вслед за ней. Они уселись на покрытые сажей ступеньки.

– Я люблю тебя, – промолвил Дерек, и из глаз его покатились слезы. – Я не мог сказать этого раньше, не мог! – подбородок его дрожал. Не в силах взять себя в руки, Кравен зарылся лицом в ее волосы. – Черт! – прошептал он.

Сара ни разу в жизни не видела мужа в таком состоянии. Обхватив его голову руками, она стала лепетать какие-то бессмысленные, ласковые слова.

– Я люблю тебя, – будто не слыша ее, повторил Кравен. – Боже! Ведь я мог не успеть сказать тебе этого!..

Тут на противоположной стороне улицы остановилась карета лорда Рейфорда. Дверца распахнулась и появился Алекс.

– Слава Богу! – увидев Сару и Дерека, с облегчением прошептал он.

Глядя на чету Кравенов, Алекс решил, что отныне он глаз со своей жены не спустит. “Что ж, Дереку дан еще шанс, еще одна возможность начать все сначала”, – подумал он, торопливо возвращаясь в карету. Ему не терпелось поделиться радостной вестью с Лили.

– Домой! – хлопая дверцей, крикнул кучеру лорд Рейфорд.

* * *

– Ворзи в порядке? – видя, что Дерек немного успокоился, спросила Сара. – Кто-нибудь пострадал?

– Нет, все сумели выбраться из огня.

– Дерек, мы построим новый клуб. Обещаю… – Нет! – горячо возразил он. – Я никогда не буду таким, как прежде. Да и подделка “Кравена” мне не нужна: нельзя войти в одну реку дважды… Я… Мне теперь нужно что-то другое.

– Дерек, о чем ты?

– Пока не знаю, – Кравен усмехнулся и еще крепче обнял жену. – Никогда не задавай вопросов мужчине, который… чуть не умер от страха, – и не заботясь о том, что их могут увидеть, он нежно поцеловал ее в губы.

– Когда они сказали, что ты погибла… – молодой человек замолчал, не в силах говорить дальше. – … Я думал: Бог наказывает меня за прошлое. Я знал, что недостоин тебя, но не мог остановиться. И поэтому я пытался защитить себя, – бессвязно продолжал Дерек. – Я не хотел целиком отдаваться тебе… Но потом ты исчезла, и мне стало ясно, что дело сделано – я весь твой, твой с самого начала. Но даже себе я боялся признаваться в этом. И вчера, думая, что ты погибла, я чуть с ума не сошел. Как я жалел, что не признался тебе в любви раньше!

Сара не шелохнулась, не издала ни звука. Она была ошеломлена. Дерек, сам Дерек Кравен признается в том, что он чего-то боялся! А она-то думала, никакая сила не сможет заставить его сделать подобное признание.

– Но я здесь с тобой. Я с тобой, и мы будем по-прежнему жить вместе, – с трудом приходя в себя от потрясения, прошептала она.

Дерек поцеловал жену в щеку, царапнув щетиной ее нежную кожу.

– Мне невыносима мысль о том, что я могу потерять тебя, – внезапно в его голосе зазвучали веселые нотки. – Поэтому и я люблю тебя всем сердцем… телом… вообще всем, что у меня есть… Сара рассмеялась.

– Ты что же, подумал, что избавился от меня? Ничего не получится, мистер Кравен… сколько бы бывших любовниц вы ни подсылали ко мне.

– Расскажи мне о случившемся поподробнее, – попросил Кравен.

Сара принялась рассказывать мужу о своем невеселом приключении. Дерек, почерневший от гнева, едва дослушал ее рассказ до конца. Проклиная лорда Эшби последними словами, он резко вскочил и грозно помахал кулаком.

– Что ты хочешь делать? – в испуге спросила Сара.

– Я задушу этого старого, вонючего козла и его сучку-жену в придачу!

– Нет, не ходи к ним, – твердо сказала Сара. – Лорд Эшби обещал запереть свою жену в таком месте, где она не сможет никому причинить вреда. Пусть так и будет, Дерек. И не надо скандалить и устраивать сцен лишь для того, чтобы отомстить. К тому же… – Сара замолчала, заметив, что ее слова не возымели никакого действия. Поэтому она решила действовать, полагаясь на женскую интуицию. – К тому же, – повторила она, – я измучилась за это время. Мне надо отдохнуть. – Это, собственно говоря, было правдой; все ее тело ныло от усталости. – Не мог бы ты забыть об Эшби и отвезти меня домой?

Гнев Дерека моментально исчез. Он обнял жену за плечи и пробормотал:

– Дом… Но он еще не готов.

Сара прислонилась к нему.

– Уверена, что мы найдем, где прилечь. А если нет, то я готова спать на полу.

Дерек прижал Сару к себе.

– Хорошо, – сказал он, гладя ее волосы. – Пойдем домой.

– И ты останешься со мной?

– Навсегда, – прошептал Дерек, еще раз целуя жену.


Эпилог


По всему особняку раздавались настойчивые вопли голодного младенца, которого безрезультатно пытались успокоить присматривающая за ним нянька. Услыхав крики, Дерек, перескакивая разом через несколько ступенек помчался наверх, в детскую. Увидев отца девочки, нянька немало удивилась; она решила к тому же, что мистер Кравен станет распекать ее за плохое обращение к младенцем.

– Все в порядке, – успокоил няньку Дерек и протянул руки к дочери.

Женщина осторожно передала ему девочку и стала складывать детские вещи, в беспорядке лежавшие на столе.

– Лидия голодна, сэр. Миссис Кравен опаздывает со своей лекции.

Дерек приложил дочурку к плечу и стал ласково говорить ей что-то на невообразимом языке – смеси кокни с теми словечками, которые взрослые обычно используют при разговоре с малышами, – понятном лишь им двоим. Слушая тихий голос отца, малышка вскоре успокоилась. Крохотная, в ямочках, ручка схватила Дерека за шершавый подбородок. Он поцеловал пальчики девочки и улыбнулся, глядя в сонные глаза Лидии.

– Кто это у нас тут такой шумный? – ласково проговорил Кравен.

Женщина с любопытством смотрела на Кравена. Она была опытной нянькой, но в ее практике не было случая, чтобы отец, услыхав плач ребенка, прибегал в детскую.

– Лидия ни с кем так не играет, – заметила женщина. – Вы умеете повлиять на нее, мистер Кравен.

Вдруг из-за двери раздался веселый голос Сары:

– Он умеет повлиять на любую даму!

Молодая женщина вошла в детскую, подставила мужу щеку для поцелуя, а затем взяла у него дочь. Не обращая внимания на няню, Сара уселась на удобное кресло и расстегнула лиф платья. Длинные волосы Сары наполовину прикрыли малютку, жадно припавшую к материнской груди. Дерек невольно залюбовался ими обеими.

Материнство сделало Сару еще более женственной, а успешная литературная деятельность придала ей уверенности в себе. В прошлом году она написала еще один роман – “Негодяй”, который, похоже, превзойдет по успеху “Матильду”. Это была история молодого человека, который пытался добиться своего честным путем, но жестокосердное общество заставило его пойти на преступление. Общественность была шокирована романом! Сару стали приглашать на всякие собрания; она даже стала высказываться о политических реформах и социальном неравенстве. Правда, ей казалось, что она не готова говорить на такие темы, да еще среди людей, которые специально занимаются этими вопросами, но приглашения следовали одно за другим, и молодой писательнице неловко было отказываться от них.

– Как твое выступление? – спросил Дерек, поглаживая пальцем темные волосики девочки.

– Так, ничего особенного, просто несколько общих замечаний. Например, я сказала, что бедным надо дать возможность выбиться в люди, в противном случае они прибегнут к незаконным способам, а от этого число преступлений будет расти.

– Они с тобой согласились?

Сара улыбнулась и пожала плечами:

– Они считают, что я радикалка.

Дерек рассмеялся.

– Политики! – презрительно воскликнул он. Затем его взгляд скользнул по девочке и остановился на груди жены.

– А что с больницей? – поинтересовалась Сара. – Уже начали строить?

Дерек неопределенно махнул рукой, пытаясь скрыть свою почти мальчишескую радость – ему безумно нравилось, когда жена спрашивала его о работе.

– Закончили разметку на земле, – с деланным безразличием сообщил он.

Сара довольно улыбнулась.

Последние месяцы рабочие день и ночь разбирали обломки “Кравена”. Дерек никак не мог решить, что делать с землей. Конечно, можно было бы выстроить новый клуб, тем более что его постоянные клиенты, среди которых значились такие высокопоставленные особы, как герцог Веллингтон, лорд Алванлей и даже сам король, весьма сожалели о сгоревшем клубе. Но Дерек решил не восстанавливать игорный дом. У него появились другие планы – он задумал построить большую, современную больницу. Еще он разрабатывал план строительства В Вест-Энде нескольких гостиниц, предназначенных для иностранцев, неженатых мужчин и семей, которые приезжают в Лондон на светский сезон.

Сара ласково потрепала Дерека по голове, когда они просматривали архитектурный проект больницы. Многие годы Кравен считался самым опасным в Лондоне человеком, и теперь все с изумлением наблюдали за его перерождением.

– Ты становишься известен как меценат, – не без гордости произнесла Сара, – нравится тебе это или нет.

– Чепуха! – хмуро буркнул Дерек. Все это только для того, чтобы не умереть от скуки.

Жена Кравена рассмеялась и громко чмокнула мужа в щеку, зная, что он ни за что не признается в своих альтруистических побуждениях.

Но вот Лидия, наевшись, довольно засопела, и Сара передала девочку няне. Застегивая платье, она поймала на себе пристальный взгляд мужа.

– Какая она хорошенькая, – сказал он. – И с каждым днем становится все больше и больше похожа на тебя.

Дерек не переставал удивлять Сару, но уж совсем ее поражало его отношение к дочери. В том, что он будет добрым отцом, она не сомневалась с самого начала, а вот насколько добрым, насколько заботливым и внимательным, ей и в голову не приходило. Дерек Кравен обожал, боготворил Лидию. Он то и дело брал ее на руки, показывал гостям с таким видом, словно это была не девочка, а восьмое чудо света; он восторгался тем, как он держит его за палец, как сучит ножками, агукает, словом, всем, что обычно делают дети… Впрочем, с точки зрения Кравена, Лидия в этом деле не имела равных.

– Тебе нужно родить еще парочку-троечку малышей, – сухо посоветовала Саре Лили, – а то он окончательно испортит Лидию.

Сара никак не могла понять, чем вызвано это обожание, но в одно прекрасное утро все точки над “и” были расставлены.

Обнявшись, они стояли у колыбельки, любуясь девочкой. Дерек взял руку Сары и поднес ее к губам.

– Ты – мое сердце, – прошептал он. – Ты дала мне столько счастья, сколько я и не заслуживаю. Но она… – Кравен с восторгом посмотрел на дочку, – … она – моя плоть и кровь.

Тронутая его словами, Сара вдруг до конца осознала, каким одиноким было его детство – ни родителей, ни братьев, ни сестер… Никого! Сара крепче прижалась к мужу.

– Теперь у тебя есть семья, – тихо сказала она. У Лидии черные волосы, зеленые глаза, твои рот и подбородок. Так чем же она похожа на меня?

– У нее твой нос. И твой темперамент.

– Это, наверное, мой темперамент заставляет ее каждую ночь будить весь дом своими воплями? – рассмеялась Сара.

Дерек порывисто обнял жену и прижал ее к стене.

– По-моему, ты уже забыла, как издавала по ночам не совсем тихие звуки!

Их глаза встретились, и Сара густо покраснела – вдруг няня все слышала? Оттолкнув мужа, она быстро пошла в свою спальню. Дерек направился вслед за ней.

Они не занимались любовью с тех пор, как родилась Лидия, и, к чести Дерека, он был терпелив. Особенно, если учесть его сексуальный темперамент. И хоть доктор сказал, что Сара полностью оправилась после родов, она каждый раз находила причину не спать с Дереком. Впрочем, в последние дни ей то и дело приходилось ловить на себе страстные взгляды супруга. То, что такое ненормальное положение дел долго не продлится, было понятно им обоим.

Вот и сейчас Сара задержалась в дверях спальни и повернулась к мужу.

– Дерек, – произнесла она с извиняющейся улыбкой, – может быть, в следующий раз… – Когда?

– Еще не знаю, – сказала Сара и попыталась закрыть перед ним дверь.

Но Кравен все-таки вошел в спальню. Он протянул к жене руки, пытаясь обнять ее, но остановился, увидев, как она напряглась.

– В чем дело? – спросил он. – Тебе нездоровится? Или я в чем-то виноват?

– Нет-нет, дело не в этом.

– А в чем?

Сара смущенно потупилась, не в силах объяснить своих чувств. Она так изменилась… Стала матерью… Сможет ли она теперь заниматься любовью с прежней страстью? Сара боялась пробовать – ей не хотелось расстраивать Дерека и себя.

– Знаешь… я боюсь, что все будет не так замечательно, как раньше.

Дерек ласково погладил жену по голове, и она решила, что он просто пытается утешить ее. Но вместо того, чтобы отпустить Сару, он страстным поцелуем впился в ее губы. Она вздрогнула, почувствовав его возбуждение.

– Вот, потрогай, – сказал он. – Чувствуешь? Ты – моя жена, а я вынужден домогаться тебя! Наплевать! Как прежде, как не прежде! Если ты и сегодня откажешь мне, я просто разрыдаюсь.

Не обращая внимания на слабые протесты жены, Дерек молча стал лихорадочно срывать одежду с нее и с себя. Увидев ее обнаженное тело, он застонал от желания и нетерпения.

– Сара… я так скучал по тебе… так хотел обнять тебя, – бормотал он, гладя округлые бедра жены, ее налитую грудь.

Сара сначала замерла, положив руки ему на плечи. Но затем желание загорелось и в ней. Увидев, правда, что на сосках появилось несколько капель молока, она зарделась от смущения и хотела было прикрыться. Но Дерек схватил жену за руки и приник губами к ее груди.

– Нет… не надо, – простонала Сара. – Это неприлично…

– О чем ты, любимая?..

Дерек страстно целовал ее плечи, бедра, живот, и ее плоть стала властно требовать более смелых действий. Их тела сплелись воедино в бешенном ритме любовного танца. Когда он извергнул в нее свое семя, она замерли на мгновение, стараясь продлить блаженный экстаз.

– … Ты была права, – прошептал Дерек, с трудом переводя дыхание. – Все совсем не так, как раньше… – Он стал покрывать горячими поцелуями ее тело. – Гораздо, гораздо лучше! Господи… Вот бы это могло длиться вечно!

Казалось, время остановилось. Сара прижалась к мужу, водя ладонью по его лицу. Внезапно она приподнялась на локте и посмотрела ему в глаза.

Дерек, ласково поглаживая волосы жены, вопросительно взглянул на нее.

– Что такое, ангел мой? – спросил он.

– Однажды ты говорил мне, что ничего не знаешь о счастье.

– Я помню.

– А теперь?

Дерек крепко прижал жену к сердцу.

– Вот оно, счастье, – проговорил он хрипловатым голосом. – Здесь, сейчас… Сара, откинувшись на спину, умиротворенно вздохнула.


home | my bookshelf | | В мечтах о тебе |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 109
Средний рейтинг 4.7 из 5



Оцените эту книгу