Book: Тайна пылающих скал



Тайна пылающих скал

М. КЕРИ

Тайна пылающих скал

АЛЬФРЕД ХИЧКОК ПРЕДТАВЛЯЕТ

Привет, юные друзья!

Я рад, что вы не потеряли интерес к детективу, к этому увлекательному жанру. В который раз с удовольствием представляю вам своих героев.

Юпитер Джонс — Главный детектив, он же сыщик № 1. Исключительная сообразительность и непомерный аппетит — его главные особенности.

Питер Креншоу, сыщик № 2, сильный, ловкий, одним словом, спортсмен. Немного импульсивен, но добр.

Роберт Эндрюс — Секретарь. Спокойный, рассудительный юноша, любит книги и современную музыку.

Все трое живут в Роки-Бич, небольшом городке в штате Калифорния, где создали свое сыскное агентство под названием «Три Сыщика», причем заметьте, с разрешения и одобрения местной полиции.

О приключениях знаменитой троицы вы прочтете сами. Думаю, что вам уже не терпится это сделать, поэтому не буду занимать ваше драгоценное время. Скорее переворачивайте страницу.

Альфред Хичкок

ВСПЫЛЬЧИВЫЙ ГОСПОДИН

— Не смей прикасаться к машине, не то получишь! — завопил Чарльз Бэррон.

Юпитер, стоявший в воротах фирмы Джонсов, остолбенел: может быть, это просто шутка.

Но Бэррон не шутил. Его лицо побагровело, он затрясся от ярости.

Сжав кулаки, он со злостью уставился на Ганса, одного из братьев-баварцев, работающих у Джонсов.

Ганс оцепенел. Он только всего-то предложил немного передвинуть роскошный автомобиль мистера Бэррона, загораживавший въезд на склад.

— Сейчас подъедет грузовик с пиломатериалами, — попытался объяснить он еще раз. — И если я только немного…

— Что тебе надо? — не унимался Бэррон. — Мне надоели идиоты, посягающие на мою собственность. И с такими людьми приходится иметь дело!

— Мистер Бэррон, добро пожаловать к нам, но не стоит оскорблять моих помощников. Если вы не хотите, чтобы Ганс отогнал ваш автомобиль, тогда сделайте это сами. Мой грузовик на подходе! — изрек примирительно внезапно появившийся из-за кучи хлама дядя Юпитера, Титус Джонс.

Бэррон открыл рот, чтобы еще раз разразиться бранью, но в этот момент к нему подбежала стройная шатенка. Схватив за руку разбушевавшегося Бэррона, она умоляюще взглянула на него:

— Чарльз, убери автомобиль! Не хотелось бы, чтобы его повредили.

— Да уж, конечно, это ни к чему, — пробурчал Бэррон. Он завел мотор и только успел поставить машину на свободную площадку возле конторы, как громадный грузовик фирмы Джонсов въехал в ворота.

— Мой муж по натуре немного вспыльчив и… — женщина с каштановыми волосами улыбнулась Гансу.

— Я умею водить машину, — заметил Ганс — Уже несколько лет я делаю это для мистера Джонса и ни разу не попал в аварию, — он повернулся и пошел прочь.

— О! — воскликнула миссис Бэррон. Она беспомощно перевела взгляд с дяди Титуса на Юпитера, с Юпитера на тетю Матильду, вышедшую из конторы.

— Что это с Гансом? — спросила тетя Матильда. — Он словно грозовая туча.

— Мой муж нагрубил ему, — вздохнула миссис Бэррон. — Он сегодня не в духе. За завтраком горничная пролила кофе, а Чарльза всегда возмущает, если люди плохо относятся к своей работе. В наше-то время где найти таких? Иногда мне даже хочется, чтобы скорее наступило время спасения.

— Спасения? — переспросил дядя Титус.

— Да, прибытия спасителей с Омеги, — ответила миссис Бэррон.

Дядя Титус ничего не понял. Юпитер же наоборот понимающе кивнул.

— Об этих спасителях есть книга «Они с нами», — объяснил Юпитер дяде. — Ее автор Контрерас описывает жителей планеты Омега. Они постоянно следят за нами. И когда на земле разразится катастрофа, спасут некоторых людей, чтобы сберечь нашу культуру.

— Ах, ты знаешь о спасителях! — обрадовалась миссис Бэррон. — Как чудесно!

— Смешно, — хмыкнул дядя Титус. Но тетя Матильда перебила его:

— Юпитер знает так много. Иногда я думаю, что слишком много.

Она подхватила миссис Бэррон под руку и потащила ее за собой, на ходу рекламируя бывшие в употреблении кухонные стулья и другое старье.

Тут подошли друзья Юпитера, Питер и Боб, занимавшиеся раскопками на площадке с металлоломом.

— Привет, Пит. Как дела, Боб? — обратился к ним дядя Титус. — Вы пришли как раз вовремя. Для вас, ребятки, у миссис Джонс есть задание. Она объяснит вам. Вот только закончим с покупателями.

Не дожидаясь ответа, он направился к мистеру Бэррону. Между тем тот снова запер свой автомобиль и готов был ссориться не только с Гансом, но и со всем миром.

— Вы пропустили кое-что интересное, — заявил Юпитер друзьям. — Но, возможно, еще будет продолжение.

— А что случилось? — заинтересовался Боб.

— У нас сегодня слишком назойливый покупатель, — Юпитер усмехнулся. — Но когда он не рычит на Ганса, то отыскивает на складе довольно необычные вещи, — Юпитер кивком указал на ту часть территории, где его дядя и тетя демонстрировали чете Бэрронов допотопную, но еще действующую швейную машину с ножным приводом.

Дядя Титус поднял ее и отнес к другим вещам, которые уже отобрал Чарльз Бэррон. Среди них были две дровяные печи, маслобойка со сломанной трамбовкой, ручной ткацкий станок и граммофон.

— Такая куча старья! — воскликнул Питер. — На что нужна сломанная маслобойка? Разве как горшок для цветов.

— Может быть, они собирают старинные вещи, — предположил Боб.

— Не думаю, — возразил Юпитер. — Хотя кое-что из того, что здесь есть, может сойти за антиквариат. Но супруги Бэррон, по-видимому, собираются пользоваться ими. Мистер Бэррон спрашивал дядю, можно ли маслобойку починить. А печи исправны. Мистер Бэррон снимал заслонки и проверял колосники, чтобы убедиться, в каком они состоянии. В довершение всего он покупает печную трубу.

— Тетя Матильда, конечно, рада, — сказал Питер. — Наконец-то она освободится от этого хлама. Ей, само собой, хотелось бы заполучить их в постоянные клиенты.

— Ей — да, но дядя Титус не захочет, — возразил Юпитер. — Он считает мистера Бэррона невыносимым. Это грубиян, с которым вообще нельзя разговаривать. С тех пор, как он приехал сегодня в восемь утра к закрытым воротам, он только и делает, что орет, и даже заявил, что все равно будет вставать до рассвета, чтобы не терять зря времени, даже если весь мир будет спать до обеда.

— Это он объявил в восемь утра? — спросил Боб.

— Именно так. А вот миссис Бэррон производит довольно приятное впечатление, но мистер Бэррон убежден, что каждый хочет обвести его вокруг пальца и порядочных людей нет, — Юпитер кивнул.

Боб задумался. Его зовут Бэррон? Интересно, если только окажется, что это он. Несколько недель тому назад в «Лос-Анджелес Тайм» была статья о каком-то миллионере по имени Бэррон. Где-то на севере он приобрел ранчо и задался целью изготавливать самому все необходимое для жизни.

— Ага, для этого и нужна маслобойка, — съязвил Питер. — Он будет делать собственное масло и… Юпитер, он выходит на нашу штаб-квартиру!

И это было действительно так! В конце склада Чарльз Бэррон отодвинул громадную доску, чтобы посмотреть ржавый садовый стул, и оказался прямо у завала из нагроможденной рухляди, под которой скрывался старый трейлер с находившейся в ней штаб-квартирой агентства «Три Сыщика».

— Я попытаюсь выманить его оттуда, — сказал Юпитер, которому не хотелось, чтобы тетя Матильда вспомнила о находившемся там прицепе. Хотя тетя Матильда и дядя Титус отдали его Юпитеру, они и не подозревали, что в нем теперь проведен телефон и, кроме того, есть небольшая, но хорошо оборудованная лаборатория. Они знали, что друзья назвали себя детективами и помогали в раскрытии некоторых преступлений, но не имели никакого понятия о том, как серьезно относятся ребята к этой работе и как часто подвергаются настоящей опасности.

Тетя Матильда не одобрила бы этого. Она бы постаралась занять ребят неопасной, но полезной, с ее точки зрения, работой, например, ремонтом старых вещей, которые затем можно будет пустить в распродажу.

Юпитер оставил друзей у ворот, а сам помчался в ту часть двора, где орудовал мистер Бэррон. Тот обернулся и нахмурился, но Юпитер сделал вид, что не заметил этого.

— Мне кажется, вы действительно знаете толк в антикварных вещах, — обратился он к Бэррону. — На той стороне у мастерской у нас есть для вас кое-что интересное, например, ванна с львиными лапами и легкий экипаж в старинном стиле, сделанный для съемок фильма. Он в отличном состоянии.

— Ванна нам не нужна, — сказал Бэррон, — но на экипаж я бы взглянул.

— А мы про него совсем забыли. Спасибо, Юп, что вспомнил, — обрадовался дядя Титус.

И все отправились к мастерской, а Юпитер вернулся к друзьям.

Все трое потолкались еще возле конторы, пока Бэррон и его жена обсуждали вопрос о доставке покупок.

— Мы живем в пятнадцати километрах от автомагистрали, — объяснил Бэррон. — Я могу прислать грузовик, чтобы забрать вещи, но будет лучше, если мы поступим иначе. Мои люди сейчас очень заняты. И если вы сами сможете привезти все это, я бы заплатил, — он замолчал, печально взглянул на дядю Титуса и добавил: — Но сверх стоимости за доставку я платить не буду.

— Я бы и не взял с вас больше, мистер Бэррон, — сказал дядя Титус, — но посудите сами, доставку на такое расстояние мы, собственно говоря, не делаем.

Мистер Бэррон начинал сердиться.

— Но, дядя, — прервал его Юпитер, — ты ведь хотел поехать на север в Сан-Хосе посмотреть, нет ли чего интересного в домах, предназначенных на слом. А по пути можно завезти вещи мистера Бэррона, тогда доставка обойдется дешевле.

— Неплохо! — воскликнул Бэррон. — Молодой человек мыслит здраво. Бывают еще чудеса.

— Молодые люди часто очень разумны, — холодно заметил дядя Титус — Идея хорошая. Так или иначе кто-то должен поехать в Сан-Хосе. Но на это уйдет два дня. На этой неделе я никак не смогу.

— Мы могли бы поехать, — вставил Юпитер. — Ты ведь обещал, что скоро разрешишь нам самим делать закупки.

Юпитер повернулся к Питеру и Бобу:

— Ну, что скажете? Хотите поехать со мной на север?

— Конечно, — сказал Питер. — Если родители разрешат.

Боб кивнул в знак согласия.

— Тогда решено! — быстро произнес Юпитер. — Грузовик может повести Ганс или Конрад. А по дороге в Сан-Хосе мы поедем мимо ранчо мистера Бэррона.

Он быстро удалился, прежде чем Чарльз Бэррон или дядя смогли придумать что-нибудь получше.

— На фига это нужно? — спросил Питер, когда мальчики оказались в безопасности, в мастерской Юпитера, и их никто не мог услышать. — Придется выгружать покупки Бэррону, а это нелегкая работа. Что ты задумал?

Юпитер облокотился на верстак и усмехнулся.

— Во-первых, дядя Титус уже давно обещал нам такую поездку, но всегда что-нибудь мешало.

— Да, раньше мы чаще ездили по делам, — вставил Боб.

— А во-вторых, — продолжал Юпитер, — было бы неплохо как можно скорее смыться отсюда.

— Как так? — изумился Питер.

— Потому что тетя Матильда приготовила нам колоссальную работу. Она хочет, чтобы мы очистили от ржавчины кое-какое оборудование для игровых площадок. Но овчинка не стоит выделки. Металл почти полностью проржавел. Я сказал ей об этом, но она не верит, думает, что я просто отлыниваю от работы.

— Она права, — заметил Боб.

— Допустим, — согласился Юпитер. — Но пока нас не будет, работу, вероятно, начнут Ганс или Конрад, и тогда тетя Матильда увидит, что не стоит терять на это время, и продаст его как утиль. Но существует и третья причина для поездки на север. Супруги Бэррон довольно странная пара, интересно посмотреть, как они живут. Они действительно используют только подержанные вещи или у них есть и современная техника? И всегда ли мистер Бэррон вспыльчивый? А миссис Бэррон — она действительно верит в этих спасителей?

— Спасителей? — переспросил Питер. — Кто же это такие?

— Внеземная высшая раса, которая спасет нас, если на нашей планете разразится катастрофа, — пояснил Юпитер.

— Шутишь! — воскликнул Боб.

— Вовсе нет! — возразил Юпитер, и его глаза заблестели от удовольствия. — Кто знает? Может быть, это произойдет, когда мы будем на ранчо и они спасут нас! Тогда это будет чрезвычайно интересная поездка!



КРЕПОСТЬ

На другой день брат Ганса Конрад вывел со склада Джонсов одну из двух самых больших автомашин, нагруженную покупками мистера Бэррона, среди которых втиснулись Юпитер, Питер и Боб.

— Ты нашел статью о Бэрроне? — спросил Юпитер Боба, когда автомобиль выехал на дорогу, ведущую на север.

Боб кивнул и достал из кармана несколько сложенных листов.

— Она была напечатана четыре недели тому назад в финансовом разделе «Тайма». Я скопировал ее.

Боб развернул листы.

— Его полное имя Чарльз Эмерсон Бэррон. Он действительно очень богатый человек. Его отец был владельцем фирмы «Бэррон Интернейшнл» по производству тракторов и сельскохозяйственных машин в городе Милуоки, где родился Чарльз. Это был типичный промышленный город периода грюндерства [1], и все жители работали на тракторном заводе и делали все, что приказывали Бэрроны. В двадцать три года Чарльз Бэррон унаследовал фирму, и долгое время все шло хорошо. Но потом рабочие забастовали и потребовали сокращения рабочего дня и увеличения зарплаты. Эти требования мистер Бэррон вынужден был, наконец, выполнить. Только это так надоело ему, что он продал тракторный завод и купил предприятие по производству автомашин. Но через некоторое время правительство наложило на него большой штраф за загрязнение воздуха. Тогда он продал и эту фирму и купил завод по производству фотоаппаратуры, но попал в новый процесс из-за своего нежелания уважать человеческое достоинство. Между тем, Бэрронам принадлежали газеты, ряд частных радиостанций, несколько банков, и, как всегда, возникали конфликты из-за требований органов власти и профсоюзов. Наконец он продал все и переехал на ранчо в долину севернее Сан-Луис Обиспо, где живет в доме, в котором родился.

— Я думал, он родился в Милуоки, — удивился Питер.

— Конечно. Но он сумел перевезти весь дом в Калифорнию. У кого полно денег, тот может себе позволить такую роскошь, а мистеру Бэррону это ничего не стоило, ведь от продажи предприятий он всегда извлекал прибыль, не зря его называли Бэррон-грабитель.

— Ну конечно, — сказал Юпитер. — Он точно такой же самодур, как те промышленники прошлого века.

— Согласно теории Бэррона, — продолжал Боб, — деньги в мире производит сброд, который не умеет работать как надо, и скоро они вообще ничего не будут стоить. Единственный товар, которым стоит владеть, — это золото и земля, поэтому он и купил ранчо Вальверде. Он заявляет, что хотел бы остаток дней провести здесь и все, что необходимо для жизни, производить самому.

Боб сунул заметку в карман. Ребята ехали молча. Мимо проносились небольшие городки, мелькали сельские пейзажи.

Было почти три часа, когда Конрад свернул с шоссе вдоль побережья на автостраду, идущую на восток. Дорога круто пошла в гору, потом спустилась в узкую долину. Здесь не было ни домов, ни машин.

— Какая глушь, — заметил Питер.

— Это действительно пустынное место, — объяснил Юпитер. — Перед отъездом из Роки-Бич я смотрел по карте. Отсюда до самого Сан-Хоакина ни одного жилого места.

Грузовик поднимался в горы, сбавляя скорость при очередном повороте. Потом вновь начал спускаться в долину. Мальчики увидели, что приближаются к обширной низине, окаймленной отвесными скалами. Дорога сделала изгиб и крутой поворот, измученный мотор стонал. Но, наконец, спуск кончился, и автомобиль покатил по ровной местности. С левой стороны дороги рос низкий темный кустарник, с правой поднималась живая изгородь из олеандра, а в просветах между ними виднелись нежно зеленевшие поля.

— Ранчо Вальверде, или Зеленая долина, — объявил Боб.

Конрад проехал еще почти два километра, прежде чем сбавил темп и свернул налево. Сквозь открытые ворота автомобиль выехал на засыпанную щебнем проселочную дорогу, ведущую на север, между пашнями и апельсиновыми плантациями.

Юпитер привстал и посмотрел по сторонам. Впереди он увидел убегающую вдаль эвкалиптовую рощу и в тени деревьев несколько строений. Справа от дороги стоял двухэтажный дом, фронтоном на юг, по направлению к дороге. Слева — тоже развернутый точно на юг старинный дом с остроконечной двускатной крышей, скорее даже элегантная вилла. Карниз фасада украшен резьбой, а над широкой, просторной верандой, которая обрамляла дом спереди и сбоку, возвышались башенки.

— Это, конечно, дом, который Бэррон доставил из Милуоки, — сказал Боб.

Юпитер кивнул. В это время они проехали между большим строением и скромным домом и приблизились к дюжине небольших деревянных домиков, возле которых играли темноволосые черноглазые ребятишки. Они прервали игру и помахали вслед грузовику. Но ни одного взрослого не удалось увидеть, пока они не подъехали к широкой площадке, где перед большими ангарами и хранилищами стояли автомобили и тракторы. Когда Конрад затормозил, в дверях одного из ангаров появился рыжеволосый человек с обветренным лицом с папкой в руках.

— Вы от фирмы Джонсов? — спросил он. Юпитер спрыгнул с грузовика.

— Я Юпитер Джонс, — с важностью произнес он. — Это Конрад Меркель, а это мои друзья Питер реншоу и Боб Эндрюс.

— Я Хэнк Детвейлер, — рыжеволосый улыбнулся, — управляющий.

— Хорошо, — сказал Конрад. — Где можно сгрузить вещи?

— В этом нет необходимости, не беспокойтесь, — возразил Детвейлер. — Наши люди сделают это сами.

Как по команде, из хранилища появились трое мужчин и принялись за разгрузку. Они были такого же южного типа, как жители из деревянных домиков. Во время работы они тихо переговаривались по-испански, и Хэнк Детвейлер отмечал каждую вещь в своих документах. У управляющего были большие рабочие руки с коротко остриженными ногтями. Его лицо было почти кирпичного цвета, какой бывает при длительном пребывании на свежем воздухе, а уголки глаз и рта прорезали глубокие морщины.

— Ну, — сказал он вдруг, когда заметил, что Юпитер рассматривает его, — хочешь что-то спросить?

Юпитер улыбнулся.

— Вы могли бы подтвердить мою догадку. Делать правильные предположения о людях — мое хобби, — объяснил он и взглянул на устремленные вверх крутые склоны, окружавшие ранчо с трех сторон. — Судя по вашему обветренному лицу, вы недавно появились в этой защищенной долине. Я полагаю, что прежде вы жили в местности, открытой всем ветрам.

На какое-то мгновение взгляд Хэнка затуманился.

— Отлично, — сказал он. — Ты прав. Я был управляющим на ранчо Амстронг в Техасе, пока в прошлом году туда не приехал мистер Бэррон и не увез меня, но иногда я чувствую здесь себя запертым.

Хэнк положил папку с документами на капот грузовика.

— Так вы проделали такой длинный путь из Роки-Бич, чтобы помочь выгрузить покупки? — спросил он. — Это очень мило с вашей стороны. Я бы в вашем возрасте занимался чем-нибудь другим, но, вероятно, вам просто хотелось взглянуть на ранчо?

Юп согласно кивнул, и Детвейлер засмеялся.

— Ну хорошо, — сказал он. — Если у вас еще есть время, то я покажу ранчо. Думаю, вам будет интересно.

Управляющий вошел первым в сарай, где размещался купленный на толкучке товар. Приехавшие увидели большое складское помещение, до самой крыши забитое всякими немыслимыми вещами. Сразу же за складом, в небольшом здании, разместилась механическая мастерская. Здесь посетители были представлены Джону Алеману, курносому молодому человеку, который работал на ранчо механиком.

— Джон следит за нашим машинным парком. Но это не все, что он умеет. Он мог бы строить большие электростанции и оросительные системы.

— Только без высшего образования теперь нелегко получить работу, — вздохнул Алеман.

Возле мастерской были сараи для хранения припасов, а немного позади — холодильник, который, правда, не работал.

— У нас ценная порода коров, — пояснил Хэнк. — Сейчас стадо на пастбище у дамбы. Мы держим крупный рогатый скот, и овец, и свиней, и кур. И конечно, лошадей.

Он пошел дальше в конюшню, где Мэри Седлак, молодая женщина со светло-русыми волосами, сидела на корточках в стойле перед караковым жеребцом. Она подняла левое заднее копыто и критически рассматривала его.

— Мэри лечит наших животных. А еще больше балует их, — сказал управляющий.

— Не подходите, — предупредила девушка. — Эстебан беспокоится, когда чувствует посторонних.

— Эстебан — упрямая бестия, — согласился Хэнк. — Мэри единственная, кого он подпускает к себе.

Управляющий и гости вернулись на стоянку и сели в небольшой автомобиль. Детвейлер выехал на полевую дорогу, ведущую на север.

— На ранчо сорок семь рабочих, — сообщил он. — А еще здесь живут дети и специалисты, как Мэри и Джон, и смотрители. Я старший смотритель и отвечаю за все, что поступает сюда или отправляется отсюда. А еще здесь работает Рафаэль Баналес, — он кивком указал на стройного невысокого молодого человека, стоявшего на краю поля, где рабочие высаживали рассаду. — Рафаэль отвечает за сельскохозяйственные работы. Он первоклассный агроном. Окончил вуз в Дэвисе.

Они отправились дальше, и Хэнк показал им небольшую лабораторию, где Джон Алеман проводил эксперименты с солнечной энергией. Затем пошли нежные, уходящие до крутого обрыва на восток луга, на которых пасся крупный рогатый скот. Миновав поля с морковью, салатом, перцем и дынями, они увидели пастбище для коров, а за пастбищем бетонную плотину.

— В случае необходимости у нас есть собственный запас воды, — объяснил Детвейлер Конраду и мальчикам. — Резервуар за дамбой питается от ручья с отвесной скалы. Пока мы еще не пользовались этой водой, но это на тот случай, если вдруг понадобится. Сейчас у нас глубокий колодец. В случае необходимости мы можем вырабатывать собственную электроэнергию для насосов и всех электроприборов. Алеман построил генераторы на дизельном топливе. Если оно кончится, то мы сможем заменить его углем или дровами.

Повернув автомобиль к домикам под эвкалиптами, он продолжал:

— Мы держим пчел, если будет мало сахара. У нас есть коптильня для ветчины, огромные подземные резервуары для запасов горючего, погреба для хранения картофеля и других овощей, километровые полки для консервов и варенья, которое варят Элси и другие женщины после сбора урожая.

— Элси? — переспросил Юпитер. Хэнк усмехнулся.

— Элси Спрэт занимает особое место. Она готовит для Джона, Рафаэля, Мэри и для меня, а также для супругов Бэррон. Если у вас есть время зайти в дом, где мы живем, она угостит всех изумительным лимонадом.

Управляющий поставил автомобиль у гаража и повел всех в дом.

Элси Спрэт, веселая, энергичная тридцатилетняя женщина, с коротко подстриженными светлыми волосами, чудодействовала в кухне, наполненной солнечным светом и теплыми ароматными запахами. Когда Хэнк Детвейлер представил посетителей, она тотчас вышла, чтобы приготовить мужчинам кофе, а мальчикам достать из холодильника лимонад.

— Пейте, пока все еще есть, — сказала она. — Если начнется революция, не будет больше лимонада.

Конрад сел за длинный стол возле Детвейлера.

— Революция? — усомнился он. — В Америке не будет революции. Если нас не будет устраивать президент, мы выберем нового.

— Вы так думаете? — усомнилась Элси. — Но если все в стране рухнет — — что тогда делать?

На это Конрад не нашел, что ответить. Юп осмотрел кухню. Его внимание привлекла плита с дровяным отоплением, которая стояла рядом с газовой.

— Когда все рухнет? — переспросил Юпитер. — К этому здесь все хорошо подготовились, не так ли? Это имение, как крепость, укомплектовано запасами, чтобы выдержать осаду, как в средневековом замке.

— Совершенно верно, — подтвердил Хэнк. — Мы действительно готовимся здесь к концу света или, по крайней мере, к концу современного образа жизни.

Элси налила чашку кофе. Когда она села за стол и взяла ложку сахара, Юп заметил легкое искривление на правой кисти руки — хрящевидный нарост на мизинце.

— Я полагаю, — сказала она, — мистер Бэррон имеет в виду всеобщее разрушение общества, с голодом, разбоем, хаосом и кровопролитием. Он действительно верит, что человечество погибнет, и мы, если хотим выжить, должны подготовиться к этому.

— Ваш хозяин считает, что золото и земля — единственное надежное помещение капитала, правда? — спросил Юп. — Очевидно, он принимает в расчет развал нашей финансовой системы.

Повариха уставилась на него.

— Ты всегда так выражаешься? — спросила она.

— Юп не упустит случая выразиться высокопарно, — засмеялся Пит.

Юпитер не среагировал на эту колкость.

— Вы тоже верите, что наш мир обречен на погибель? — обратился он к Элси и Детвейлеру.

— Нет, собственно говоря, нет, — женщина пожала плечами.

— Я думаю, мистер Бэррон — единственный, кто в самом деле верит в это, — ответил Хэнк. — Он постоянно повторяет, что правительство сует свой нос куда не нужно, и утверждает, что в недалеком будущем деньги вообще обесценятся.

— Тсс, — шепнула Элси, ладонью касаясь руки управляющего и глядя мимо него на дверь. Там за москитной сеткой стояла миссис Бэррон.

— Можно войти? — спросила она.

— Конечно, — Элси поднялась. — Мы пьем кофе. Желаете чашечку?

— Нет, благодарю, — миссис Бэррон вошла в кухню и улыбнулась ребятам. — Я увидела, что приехали мальчики, — сказала она. — Не могли бы вы задержаться ненадолго и поужинать со мной и мистером Бэрроном? Конрад нахмурился.

— Юп, уже пятый час. Пора ехать.

— Нe могли бы мы сегодня поужинать пораньше? — обратилась миссис Бэррон к Элси.

— Да, конечно, — Элси была явно озадачена.

— Ну как? — миссис Бэррон снова улыбнулась. Юпитер вопросительно посмотрел на Боба, потом

на Питера.

— Это было бы здорово! — заявил Питер.

— Не волнуйся, — попытался Боб успокоить Конрада. — В Сан-Хосе мы будем вовремя.

— Прекрасно, тогда все ясно, — сказала миссис Бэррон. — В половине шестого садимся за стол.

Она вышла из кухни и по черной лестнице спустилась вниз через задний выход.

— Не нравится мне это. Нужно ехать, — настаивал Конрад.

— Скоро поедем, — убеждал его Юпитер. — Часом раньше, часом позже, какая разница.

Он часто бывал прав в своих предсказаниях, однако на этот раз ему суждено было обмануться.

ВЫХОД ЗАПРЕЩЕН

— Миссис Бэррон любит ребят, — сказал Хэнк Детвейлер. — У нее два приемных сына, которых ей очень не хватает. Один удрал с рок-группой ударником, а другой живет сейчас в Биг Суре, делает деревянные сабо и продает туристам. Он пишет стихи.

— О! — воскликнул Пит. — Как же мистер Бэррон относится к этому?

— Он очень несчастлив, — ответила Элси Спрэт. — А теперь бегите ужинать и будьте полюбезнее с миссис Бэррон, а его остерегайтесь. Если у него плохое настроение, то от него можно всего ожидать, как от гремучей змеи во время грозы.

Конрад совсем смутился.

— Я лучше не пойду и подожду здесь. Вы не против, если я останусь? — спросил он, взглянув на Элси.

— Ну конечно, — ответила та. — Вы можете поужинать здесь, а мальчики в большом доме.

Итак, в половине шестого Юп, Боб и Пит отправились к хозяйской вилле. Миссис Бэррон открыла дверь и провела их в элегантный салон с софой и креслами, обитыми плюшем. Мистер Бэррон был уже здесь и громко жаловался на то, что телевизор барахлит.

— Ничего, кроме шума и мелькания! — ворчал он. С отсутствующим взглядом пожал гостям руки. — Полагаю, что вы, молодые люди, еще ходите в школу, — сказал он. — Учитесь там чему-то? Или попусту тратите время?

Прежде чем ребята успели ответить, в дверях появилась мексиканка и доложила, что все готово. Хозяин подал руку жене, и все последовали за ними в столовую.

Мексиканка подала еду. Еда была превосходна.

Юпитер ел не спеша и слушал лекцию мистера Бэррона о дурной традиции распространения пластмасс. Он возмущался, что винил используют как кожу, а полиэстр выдают за шерсть. Мистер Бэррон подверг критике охотников на термитов, которые ничего не понимают в термитах, и автомехаников, которые не умеют чинить автомобили.

Миссис Бэррон подождала, пока супруг не завершил длинный перечень своих жалоб, и сразу же начала рассказывать о том сыне, который пишет стихи.

— Все вздор! — взорвался Бэррон. — Сегодня это болезнь — кропать стихи, взрослым — не работать, детям — не уважать родителей…

— Чарльз, дорогой, у тебя на подбородке крошка, — прервала его миссис Бэррон.

Мистер Бэррон вытер салфеткой рот, а его жена принялась рассказывать о втором сыне, ударнике в рок-группе.

Мистер Бэррон побагровел.

— Он приедет на наш съезд, — улыбнулась она.

— Этот паяц! — прорычал он.

— Съезд? — скромно закинул удочку Пит.

— Ежегодные встречи союза «Голубая звезда» проходят здесь в августе, — объяснила миссис Бэррон. Она улыбнулась Юпитеру. — Ты ведь знаешь — ты читал книгу. А многие члены нашего общества разговаривали со спасителями с планеты Омега. Они поделятся своими впечатлениями о пережитом, и если посчастливится, то в этом году перед нами выступит Владимир Контрерас.

— Ах да, — сказал Юпитер. — Автор книги «Они на нашей стороне».

Мистер Бэррон откинулся назад.



— В прошлом году съезд «Голубой Звезды» проходил в Иове. Там был один ненормальный, который верит, что Земля полая и внутри обитает сверхчеловек. И женщина, которая заставляла намагниченные гвозди плавать на воде, и прыщеватый юнец, который все время повторял «Ом! Ом!», пока я не доставил себе удовольствие дать ему пощечину.

— Вы тоже были на съезде? — обратился Пит к Бэррону.

— Должен быть, — буркнул Бэррон. — Моя жена — дама, достойная уважения, но если бы она была одна, то стала бы жертвой этих безумцев. Даже если я сопровождаю ее, она почти сходит с ума от восторга. Мне не удалось уговорить ее не приглашать весь этот сброд сюда летом.

— Ожидается много народу, — невозмутимо продолжала его жена. — Многие горячо интересуются всем этим. Они знают, что спасители наблюдают за нами издали.

— Единственные, кто наблюдает за нами издали, — это анархисты и уголовники, которые хотят нас обобрать, — заворчал мистер Бэррон. — Ну, я готов и к этому.

Пит умоляюще взглянул на Юпитера, и тот встал.

— Было очень любезно с вашей стороны пригласить нас, — произнес он. — Но нам пора. Конрад торопится в Сан-Хосе.

— Конечно, — сказала миссис Бэррон. — Не смеем задерживать.

Она проводила ребят до двери и остановилась, наблюдая, как те спускаются по лестнице.

— Ну как? — спросила Элси Спрэт, когда они появились на кухне.

— Интересно, — ответил Боб, — но не очень уютно. Точно так, как вы сказали.

— Раздражителен, как гремучая змея в грозу, — Элси засмеялась.

Конрад уже поужинал. Он отнес посуду в мойку, и все четверо направились к грузовику. На веранде дома для слуг стоял Детвейлер. Когда они отъезжали, он кивнул им.

— Милые люди, — произнес Боб.

— Кроме мистера Бэррона, — заметил Питер. — Старый брюзга!

Грузовик помчался по проселочной дороге и через некоторое время притормозил перед воротами. Ребята услышали, как Конрад открыл дверцу.

— Юп! — позвал он.

Юпитер спрыгнул на землю, друзья последовали за ним. На трассе стоял какой-то мужчина, преграждая им путь. На нем была армейская форма, а патронташ набит патронами, стальная каска стянута под подбородком, на груди ружье.

— Извините, — произнес он. — Дорога закрыта.

— Что случилось? — спросил Юпитер,

— Не знаю, — ответил солдат. Его голос дрожал, будто от испуга. — Я получил приказ никого не пропускать. Дорога закрыта.

Он сделал движение ружьем, как будто хотел обратить на него внимание. При этом ружье выскользнуло.

— Осторожно! — испугался Питер.

Солдат неловко подхватил ружье, оглушительный выстрел заставил всех вздрогнуть.

ВТОРЖЕНИЕ

Эхо, разнесшееся над долиной, усилило звук выстрела. Молодой солдат остолбенело взглянул на ружье, лицо его побледнело, а глаза расширились от ужаса.

— Оно ведь заряжено! — сердито воскликнул Конрад.

— Конечно, — произнес солдат неуверенным голосом. — Нам сегодня выдали боевые патроны, — он с опаской, но крепко сжал ружье, чтобы оно опять не упало.

На дороге послышался гул мотора. Почти тотчас возле них затормозил джип.

— Стэнфорд, что вы себе позволяете? — заорал офицер, сидящий в джипе рядом с шофером. Он сердито взглянул сначала на солдата, потом на ребят и на Конрада.

— Сожалею, сэр! — сказал солдат. — Ружье выскользнуло.

— Стэнфорд, если вы не умеете держать винтовку, то вообще непригодны к военной службе! — возмутился офицер.

— Да, сэр, — согласился солдат.

Офицер вышел из автомобиля и шагнул к Конраду. Мальчики увидели, что он еще очень молод, так же, как и испуганный солдат. Его зеленовато-оливковая военная форма, каска и сапоги — все было с иголочки.

— Я — лейтенант Феррант, — сказал он, вскинул руку в перчатке для приветствия и вновь опустил ее.

Юпитер подумал, что он старается вести себя слишком по-военному, как актер, изображающий офицера в фильме о войне.

— Почему закрыта дорога? — спросил Конрад. — Мы должны еще сегодня вечером успеть в Сан-Хосе. У нас нет времени для военных игр, которые вы здесь затеяли.

— Сожалею, но это не игра, — возразил лейтенант сдавленным голосом. — Мои люди и я были откомандированы сюда сегодня после обеда с приказом убрать с этой дороги весь транспорт. Это стратегически важная трасса от Кэмп Роберте к побережью, и нужно освободить ее для военного транспорта.

— Мы ведь не хотим блокировать дорогу, — объяснил Юпитер. — Мы тотчас свернем на 101, а потом на север до Сан-Хосе.

— Скоростное шоссе 101 тоже закрыто, — сказал лейтенант. — Разворачивайтесь, пожалуйста, и возвращайтесь туда, откуда прибыли, и не задерживайте нас, — он положил руку на пистолет, торчащий из кобуры. — У меня приказ никого не пропускать на эту дорогу, — продолжал офицер. — Ведь это же для вашей безопасности.

— Безопасность? — удивился Конрад. — Вы хотите защищать нас с оружием в руках? Чушь какая!

— Мне жаль, — сказал лейтенант. — Но все же не могу вас пропустить. И не могу сказать больше, чем уже сказал, потому что и сам не в курсе. Будьте благоразумны и возвращайтесь!

— Мистер Бэррон не поверит, — заявил Юпитер. — Это тот самый Чарльз Эмерсон Бэррон, промышленник. Он, конечно, возмутится, если услышит, что задержали его гостей. И вероятно, позвонит в Вашингтон. Он влиятельный человек!

— Ведь это зависит не от меня, — ответил лейтенант. — Я не могу никому разрешить проехать.

На дороге появились люди в военной форме. Молча выстроились они возле солдата, остановившего грузовик. У каждого была винтовка, и мальчики увидели, что каждый готов стрелять.

— Ну ладно, — быстро пошел на уступки Конрад. — Юп, мне это не нравится. Возвращаемся на ранчо и расскажем мистеру Бэррону о том, что здесь происходит.

— Хорошо, — сказал лейтенант. — Я поеду за вами и помогу объяснить этому Бэррону, что мы выполняем приказ.

Лейтенант сел в джип, а мальчики забрались в грузовик.

— Черт знает что! — возмутился Пит. Грузовик, сопровождаемый джипом, подкатил к вилле Бэррона.

— Когда мы днем выехали из Роки-Бич, все было в полном порядке. Что же случилось за это время? — удивился Боб.

— Непонятно, — ответил Пит, — но лейтенант чувствует себя явно неловко. Здесь что-то происходит.

Конрад остановил автомобиль у подъезда. Джип подъехал вплотную к нему. Лейтенант вышел и осмотрелся.

— С кем же здесь поговорить? — спросил он. Голос его был бойким и слишком громким, как будто он подбадривал сам себя.

Хэнк Детвейлер спустился по задней лестнице. Появились Элси Спрэт и Мэри Седлак, позади них в дверном проеме стоял Рафаэль Баналес.

— Я управляющий мистера Бэррона, — сказал Детвейлер. — Что вам угодно?

Боковая дверь виллы Бэрронов тоже открылась. Супруги Бэррон вышли на веранду.

— Что происходит? — спросил Бэррон.

— Дорога закрыта, — объяснил Юпитер. — Мы не можем уехать.

Миллионер в упор взглянул на лейтенанта.

— Моя дорога? Закрыта?

Юпитер заметил, что, несмотря на вечернюю прохладу, лейтенанта прошиб пот — сила влияния Чарльза Бэррона на других людей, видимо, была действительно велика.

— Простите, сэр, — пролепетал лейтенант, — Эт-т-о не ваша дорога!

Юпитер еле сдержал улыбку. Мистер Бэррон мог и страху нагнать на людей, а не только вгонять в пот.

— Что значит «закрыта»? Она не может быть закрыта! Это государственная автомагистраль!

— Д-да, сэр! — продолжал заикаться лейтенант. — Скоростное шоссе на Сан-Хосе, конечно, сэр, н-но…

— Возьмите себя в руки, — отчеканил Бэррон. — Говорите же, черт подери!

— Мы п-п-получили приказ, сэр, — с трудом произнес лейтенант. — Сегодня после обеда. Из Вашингтона. Что-то случилось в Т-т…

— Лейтенант! — взорвался Бэррон.

— В Техасе, — обрел дар речи лейтенант. — В Т-т-техасе что-то произошло. — Теперь он окончательно овладел собой, снял шлем и рукой в натянутой перчатке пригладил темные волосы. — Я не знаю, в чем дело, но все дороги в штате перекрыты, все основные магистрали, сэр. Транспорт стоит.

— Это смешно! — процедил Бэррон.

— Да, сэр! — кивнул лейтенант.

— Я позвоню в Вашингтон, — заявил Бэррон.

— Да, сэр, — кивнул лейтенант.

— Президенту, — уточнил Бэррон. — Я позвоню президенту.

Тяжело ступая, он направился к дому. Окна огромного здания были открыты, и всем прибывшим было слышно, как Чарльз Бэррон вращает диск телефона. Секунду стояла тишина, потом все услышали стук брошенной трубки.

— Проклятье! — рыкнул Бэррон.

Он вышел на веранду, хлопнул дверью, спустился вниз:

— Чертов телефон! Вероятно, на линии повреждение.

— Нет, сэр, — возразил лейтенант. — Не думаю, сэр.

— Что значит «не думаю»? — прикрикнул Бэррон. — Что вам известно?

— Ничего, сэр. Только то, что телефон здесь больше не работает. Радио тоже. Приказ из Вашингтона мы получили по телеграфу.

— Ни телефон, ни радио? — переспросил промышленник.

Из домов выходили мужчины и женщины, работающие на ранчо, и прислушивались к разговору. Они были напуганы и двигались осторожно, как будто находились в кромешной темноте.

— Это верно, что радио больше не говорит? — спросил один из служащих.

— И сегодня вечером мы не посмотрим телевизор? — вставил другой. — Он только шумел, а теперь вообще молчит. Света ведь тоже нет.

— Телевизор не работает? — лицо мистера Бэррона приняло озабоченное и вместе с тем удовлетворенное выражение. — И света тоже нет?

— Как в плохом фильме! — нетерпеливо воскликнула Элси. Это прозвучало громко и неестественно бодро.

— Почему закрыты дороги? Это непонятно. А что говорится в телеграмме из Вашингтона? Что случилось в Техасе?

Оказывать всяческое содействие этим подразделениям и не покидать своих домов, чтобы не блокировать стратегических магистралей. Свяжитесь, пожалуйста, с вашими местными органами гражданской обороны.

Что-то щелкнуло, зашуршало, пошли помехи, и радио Элси испустило дух.

— Идиот! Круглый идиот! — бушевал Чарльз Бэррон. — И как только его могли избрать. Он крепок задним умом. Немыслимо!

— Мистер Бэррон, он недвусмысленно намекает на вторжение, — произнес Хэнк Детвейлер. Управляющий был совершенно растерян. — Вторжение… И при этом парализована связь. Мы… здесь совсем одни! И не сможем ни с кем связаться, чтобы узнать, что происходит там, снаружи.

«ПРОЧЬ С МОЕЙ ТЕРРИТОРИИ!»

— Коммунисты! — вопил миллионер. — Анархисты! Сброд! Не верю в эти самолеты. Ясно, что они захватили радиостанции и пытаются запугать нас, чтобы мы капитулировали. Или они взяли президента в заложники, или… или…

Бэррон прервал свою речь. На лице появилась стальная решимость.

— Я поеду в город, — объявил он. — Или сразу в Кэмп Роберте. Поговорю с кем-нибудь, кто в курсе этого дела, и никто не остановит меня!

— У меня приказ, сэр! Н-ни одного автомобиля не выпускать на дорогу, — лейтенант подтянулся, глубоко вздохнул и произнес эту фразу медленно и внушительно. — Будет лучше, мистер Бэррон, если вы пока останетесь на ранчо. Сэр, мне приказано освободить дорогу на Сан-Хоакин Вэлли, обеспечить безопасность и охрану pa-ранчо Вальверде.

— Безопасность? — удивилась Элси. Она снова вышла из кухни. — Нашу безопасность? Как так? Кто угрожает нам? И что все-таки там происходит, лейтенант? — Элси указала на каменистые склоны и пространство за ними. — Что же с нами будет? — заволновалась она.

— Этого… этого я не знаю, мадам, — отвечал Феррант.

— Что же конкретно приказало вам ваше начальство? — справился Бэррон.

Лейтенант промолчал.

— Ну, ну! — потребовал Бэррон. — Что же приказал вам сегодня ваш командир?

И вновь никакого ответа.

— И вообще, речь идет не о дороге, не так ли? — наступал Бэррон. — Существует дюжина других более важных дорог. Люди из Кэмп Робертса хотят охранять только ранчо Вальверде, или не так? Но зачем? Что у нас можно взять? Только наше автономное хозяйство.

— Да, именно так, мистер Бэррон, — поддержала Элси Спрэт. — Не так уж много имений в округе, которые были бы так обеспечены всем необходимым, как наше. Мы ведь можем жить на ранчо годами, не покидая его.

— Ага! — рявкнул Бэррон. — Теперь понятно!

— Что же, Чарльз? — спросила миссис Бэррон.

— Ясно, что это болтовня насчет самолетов неизвестного происхождения — сплошная небылица для отвода глаз. Они хотят, чтобы мы все оставались дома для безопасности бюрократов — именно здесь, в моей долине.

— Мистер Бэррон, я не понимаю, что… — начал Хэнк.

— Неужели? — ответил тот. — Бросьте, понимаете. Или у нас сменилась власть, и тут, конечно, можно гадать, — кто бы это мог быть, или в стране произошла революция, которая распространяется. Может быть, это началось в Вашингтоне. Я читал, что там на собрание пришла группа, которая называется «объединенный рабочий класс». Зачем, для чего они объединились, спрашиваю! Конечно же, от них нельзя ждать ничего хорошего. Им нужно только несколько активных сторонников в крупных городах, только горстку борцов, и тогда они за один день свергнут правительство.

— Ну, для этого потребовался бы не один день, — возразил Юпитер. — Ведь все было нормально, когда мы после полудня выехали из Роки-Бич.

— А сейчас уже ненормально, — отрезал промышленник. — У нас здесь катастрофа. И этот бездельник, который называется президентом, не имеет ни малейшего понятия, как справиться с этим. Уверен, что сам он просто сбежит, отыщет безопасное место, окопается там и…

— Мистер Бэррон! — воскликнула Элси. — Мне же не справиться, если он приедет сюда. Я готовлю для вас и миссис Бэррон, для Хэнка и других, но кухня не рассчитана на такое огромное количество гостей и…

— Элси, никто и не требует от вас, чтобы вы готовили для всей этой клики из Вашингтона, — заявил Чарльз Бэррон. — Мой дом — моя крепость, как говорят англичане, и я имею право не давать здесь приюта чиновникам из правительства, — Бэррон сердито взглянул на лейтенанта. — А теперь вон из моих владений. У меня есть оружие, и я сам позабочусь об охране ранчо. В захватчиков будем стрелять, понятно?

— Так точно, сэр! — отчеканил лейтенант. — Он сел в джип и приказал шоферу: — Уезжаем!

— Хэнк, — распорядился мистер Бэррон, — возьмите десять надежных людей, мужчин, умеющих обращаться с оружием, и пришлите их ко мне. По всей дороге мы выставим вдоль забора посты.

— Но, Чарльз, неужели это так необходимо? — усомнилась миссис Бэррон. — Если президент действительно прибудет к нам, то на вертолете. А если на дороге будут посты…

— Успокойся, Эрнестина, — отмахнулся Бэррон. — В этих вещах ты ничего не смыслишь.

Он начал подниматься по лестнице в дом, потом, как будто вспомнив что-то, остановился и посмотрел на трех детективов:

— Мальчики, вы можете остаться, я не могу выставить вас на улицу, где такие идиоты, как этот лейтенант. Кто знает, на что они способны! Элси, не будете возражать, если вам придется готовить еще на четверых?

— Нет, мистер Бэррон, — ответила повариха…

— Вот и прекрасно! — и Бэррон отправился в дом. Юп, Пит и Боб стояли с Конрадом у грузовика и следили за тем, как Хэнк, выкрикивая имена, отбирал десять рабочих. Мужчины друг за другом исчезали в доме Бэррона.

Когда они вновь появились во дворе, уже стемнело, но друзья разглядели, что каждый из них нес ружье и пояс с боеприпасами. Они направились по дороге вдоль забора к воротам.

Остальные жители ранчо разошлись, и, когда Хэнк вышел из дома Бэррона, во дворе остались только Юп с друзьями и Конрад.

— Не знаю, в чем дело! — попытался успокоить их управляющий. — Но уверен, что рано или поздно все образуется. И вероятно, уже завтра вы сможете уехать.

Он ушел в освещенный неярким светом керосиновых ламп дом. Вскоре за ним последовал и Конрад.

— Ну? — обратился Боб к Юпу, как только Конрад оставил их.

— Не знаю, что и подумать, — ответил тот. — Когда мы выехали из Роки-Бич, все было в полном порядке, и вот несколько часов спустя нет тока, не работают радио и телефон. Президент делает заявление о приземлении неизвестных самолетов в большей части страны, а солдаты охраняют дорогу, и мы не можем уехать.

— Уехать мы, верно, не сможем, но попробовать уйти можно, — заметил Пит. — Если нам только удастся выбраться наружу… — он задумался. — Да, а ведь это действительно крепость. Весь остальной мир там, снаружи, а мы внутри, в безопасности.

— Ну, этого мы еще не знаем, — заявил Юпитер. — Но ты прав. Нужно добраться до ближайшего имения. Если мы будем торчать здесь, вообще ничего не узнаем. Может, это и правда вторжение.

— Но мистер Бэррон выставил у забора охрану, — усомнился Боб. — Как выберемся?

— Они же не знают, что мы хотим сбежать. Пройдем в открытую мимо постов. И сделаем это прямо сейчас.

— А солдаты? — спросил Пит.

— Тех вообще легко обойти, — объяснил Юпитер. — Ведь они в основном охраняют ворота.

— Ну хорошо, — согласился Боб. — Все лучше, чем сидеть здесь и ждать, пока гром не грянет.

— Тогда вперед! — скомандовал Юп. — Происходит что-то странное. И мне хотелось бы знать что?

ПЛАМЯ НАД СКАЛАМИ

Бесшумно пробирались в темноте три сыщика вдоль забора.

— Темно, — пожаловался Пит. — Здесь не видно ни черта!

— Еще немного, — предсказал Юпитер.

И едва он произнес это, как из-за скал на востоке появилась луна. Слабый серебряный свет разлился над долиной, и забелела каменистая дорога. Глубокие черные тени апельсиновых деревьев четко отпечатались на земле.

— Всем — с дороги! — приказал Юп. — Иначе нас кто-нибудь заметит. — Он отступил в тень. Молча продвигались все трое к забору, окружавшему имение с юга.

Через четверть часа они, наконец, увидели за темной олеандровой изгородью сереющий в лунном свете забор. Друзья прошмыгнули к живой изгороди и, скрывшись в тени кустов, принялись наблюдать.

Теперь из-за изгороди можно было рассмотреть дорогу и темную пустынную местность, поросшую дикой растительностью на противоположной стороне дороги. Они терпеливо ждали.

Несколько минут все было спокойно. Но потом темноту прорезал свет автомобильных фар. По дороге медленно двигался джип. На нем был установлен прожектор, и друзьям пришлось спрятаться, чтобы не попасть в его луч, прощупывающий живую изгородь и скользнувший дальше, чтобы обследовать заросшую пустошь.

Когда джип проехал, возле ворот на горе вспыхнул свет, который, мерцая, передвигался вдоль границы владений Бэррона.

— Там наверху кто-то стоит и осматривает забор, — сказал Боб.

Юпитер вздохнул:

— Вероятно, кто-то из людей Бэррона.

— Он может увидеть нас, когда мы полезем через забор, — заметил Пит, — а у ворот тоже часовой. Его видно отсюда.

Джип развернулся и вновь проехал мимо ворот, потом остановился на той стороне дороги, где скрывалась компания Юпитера. И вновь наблюдатель на горе включил свой фонарь, прорезав ночную тьму. Луч осветил людей, сидящих в джипе. Их было трое. Один из них посмотрел на скалу, снял с плеча винтовку и проверил, заряжена ли она. После этого джип медленно двинулся дальше, преодолел небольшой подъем, а потом исчез в низине.

— А почему люди Бэррона должны задержать нас, если мы полезем через забор? — задал логичный вопрос Боб. — Почему это вообще должно интересовать их? Ведь мистер Бэррон распорядился задерживать тех, кто будет пытаться проникнуть снаружи.

— И все же, — возразил Юп, — если охрана Бэррона увидит нас, то поднимет шум, и солдаты тогда нас заметят.

— Ну, а чего нам бояться? — не сдавался Боб. — Мы ведь просто пешеходы, и у нас нет транспорта, который мешал бы на дороге военным машинам.

— А если сейчас нет военных машин, то о чем беспокоиться лейтенанту? — рассуждал Юпитер. — Если только ему не дан приказ держать взаперти всех людей на ранчо Вальверде.

— Ты рассуждаешь, как мистер Бэррон. А тот, по-моему, совсем спятил!

— Все может быть, но думаю, что в одном он прав, — парировал Юпитер. — Главный интерес для лейтенанта представляет не дорога, а ранчо. И он, конечно, не выпустит нас. Но если мы проскочим через дорогу и уйдем от нее подальше, то выберемся…

— Ну, хватит! — сказал Пит. — Мы всего в двух километрах от автомагистрали, но если два километра продираться сквозь дикий кустарник, то я — пас. Через эти чертовы колючки да в темнотище — ни за что не полезу и вам не советую.

— Пожалуй, ты прав, — вздохнул Юпитер. — Вспомнил! Перед отъездом из Роки-Бич я просмотрел карту и видел другую дорогу, она проходит севернее ранчо. Если мы сумеем взобраться по склону горы, то легко доберемся туда.

Пит повернулся и посмотрел на чернеющие горы. Луна уже стояла высоко в небе и своим призрачным светом заливала голые, скалистые горы. А в тех местах, где их поверхность прорезали ущелья и ручьи, лежали черные тени.

— Ладно, попробуем через гору, — согласился Пит. — Но только не ночью, Юп, да еще без фонариков. Подъем слишком крутой и темно. Один неверный шаг может стоить жизни.

— Точно, — кивнул Юпитер. — Давайте вернемся на ранчо и немного отдохнем. А на рассвете попробуем еще раз.

Обратный путь сквозь заросли был намного легче — его освещала луна, а лампы в домах служили ориентиром. Когда до хозяйской виллы оставалось около сотни метров, они наткнулись на дорогу.

— Юп?! — из-за угла дома для рабочих вышел Конрад. — Юп, где ты? Пит? Боб? — звал он ребят.

— Мы здесь, — ответил Юпитер.

— Почему вы не пришли в дом? — спросил Конрад. — Где же вы были? Я искал вас.

В большом доме открылась дверь, и появился сам Чарльз Бэррон.

— Кто еще там? — закричал он.

— Только мы, мистер Бэррон, — успокоил его Пит. И в этот момент он увидел, как позади Конрада загорается сверкающий голубоватый свет.

— Юп! — воскликнул Пит. — Посмотри-ка!

Скалы, опоясывающие ранчо с севера, были полностью охвачены необычным голубым пламенем. Призрачный огонь растекался по небу холодными лучами.

— Что же это такое? — поразился Чарльз Бэррон. Через мгновение гранитные скалы озарились новой вспышкой. Затем из-за плотины начали пробиваться клубы белого удушливого дыма.

Захлопали двери, зазвучали шаги во дворе. Раздались крики удивления и ужаса. Потом из громоздкого ярко освещенного облака над землей поднялся предмет овальной формы. Серебрясь в призрачном свете, он завис над скалами, потом начал подниматься и через несколько секунд исчез за горизонтом.

Пламя над горами побледнело и погасло совсем. На ранчо воцарилась тишина — всех охватило оцепенение, и никто не мог пошевелиться.

Пит очнулся первым:

— Обалдеть можно! Летающая тарелка!

БЕЗВИННАЯ ЖЕРТВА

— Абсурд, — заявил Чарльз Бэррон. Никто не возразил.

Миссис Бэррон торопливо спускалась по лестнице.

— Чарльз! — произнесла она взволнованно. — Ты видел?

— Не слепой, видел я эту штуковину. Хэнк! Рафаэль! Джон! — Бэррон указал на скалы. — Не хотите взглянуть, черт возьми, что там наверху произошло.

Юпитер услышал шум мотора на дороге, обернулся и увидел подъезжающий джип, забитый солдатами. Он резко затормозил прямо перед домом.

— Мистер Бэррон? — лейтенант Феррант выскочил из машины и бросился к владельцу ранчо. — Все в порядке? — спросил он. — Мы видели зарево.

— Я буду информировать обо всем, что касается вас, — процедил Бэррон. — А теперь вместе с вашим джипом немедленно убирайтесь с моей территории!

— Чарльз! — миссис Бэррон умоляюще взглянула на мужа. — Нельзя быть таким грубым.

— Ты считаешь, что я груб, Эрнестина? — усмехнулся он. — Лейтенант, я жду.

Феррант сел в автомобиль. Водитель дал задний ход, машина выехала со двора, развернулась и, набирая скорость, помчалась по дороге.

— Паблито! — Бэррон поманил худенького мальчика, стоявшего в толпе зрителей.

— Да, мистер Бэррон, — отозвался тот. На вид ему было около восьми-девяти лет.

— Сходи к забору, отыщи отца и передай ему, что охрана должна стрелять, если солдаты осмелятся еще раз проехать через ворота.

К Бэррону бросилась женщина:

— Паблито не сможет. Если так нужно, пойду я.

— Чарльз, ты все преувеличиваешь, — вмешалась миссис Бэррон. — Этот молодой человек на джипе пытается исполнить свой долг.

— Он незаконно проник сюда. Я не позволю этого делать. И плевать хотел на то, молодой он или нет и какое у него звание, — заявил Чарльз Бэррон. — Иначе вся эта банда тунеядцев сядет нам на шею, — он вновь повернулся к управляющему. — Хэнк, вы, Рафаэль, Джон и я пройдем сейчас на верхнее пастбище и посмотрим, что там за шутку разыграли с нами.

— Да, хозяин, — ответил управляющий. В его взгляде не было страха, только удивление и любопытство.

— Полагаю, нужно вооружиться, — сказал Бэррон. Он достал из кармана связку ключей и передал Баналесу, который вышел из дома для служащих. — Вы знаете, где огнестрельное оружие. Достаньте каждому из нас по ружью и проследите, чтобы все было в порядке.

— Чарльз, ты будешь стрелять в людей? — изумилась миссис Бэррон.

— Только если это будет необходимо, — отрезал супруг.

Осторожно, чтобы не заметили взрослые, Юпитер тронул Пита за плечо и подал знак Бобу. Вся троица ловко растворилась в толпе и скрылась в темноте, отыскав проход между двумя домами.

— Если мы действительно хотим узнать, что произошло там, наверху, то нам нужно попасть к плотине раньше Бэррона и его людей, — заявил Юпитер своим друзьям. — Иначе, чего доброго, Бэррон решит скрыть все это дело.

Пит глубоко вздохнул:

— Юп, но ведь парни вооружены.

— Ну и что. Ведь Бэррон обещал, что не будет стрелять в людей, — успокоил его Юпитер и зашагал к парку за сараем.

— Но, Юп, — умоляюще протянул Пит, догоняя детектива № 1. — Ведь мы же видели летающую тарелку. А вдруг там инопланетяне?

— Тем более мы должны прийти туда первыми, — отчеканил Юпитер.

Пит, вздыхая, покорно поплелся сзади.

В тени за сараем было темно. Друзья пересекли автостоянку и, двинувшись напрямик, через некоторое время оказались у цели. В свете луны они узнали дамбу, а когда подошли к пастбищу между пашней и плотиной, увидели пасущихся овец. Потревоженные животные громко блеяли, когда детективы проходили мимо. Одна из овец издала такой пронзительный звук, что Пит подпрыгнул со страху и прибавил шагу. Наконец, все трое взобрались на дамбу.

Они вспомнили, что Хэнк Детвейлер упоминал еще один луг за плотиной, но, правда, не показал его. По его мнению, на месте долины, в которой расположилось ранчо Вальверде, было когда-то озеро, но сильное землетрясение разорвало его дно, и северная часть поднялась выше уровня остальной долины. Одну часть этого приподнятого раскола занял теперь водоем, а остальную — луг, простирающийся до подножия скалистых отрогов.

Взобравшись на гребень дамбы, друзья пошли по тропинке, поросшей травой. Пит с опаской озирался по сторонам. А вдруг здесь наверху где-то внеземные существа? Но, кроме своих друзей, не видел никого. И от пожара, полыхавшего над горами, не осталось никакого следа. В лунном свете был виден только голый утес да матово сверкавший серебряный ковер из высоких трав между водоемом и скалами.

— Эх, нужно было бы взять фонарь, — сокрушался Боб.

Высокая трава мешала идти. Вдруг Боб споткнулся и чуть было не упал.

— Осторожно! — предупредил Юп. Боб отскочил.

— Юп! Пит! — его голос задрожал. — Вот! Здесь, здесь что-то!

Юп и Пит бросились к нему, путаясь в траве.

— О боже! — вырвалось у Пита. — Тут кто-то лежит! Он хоть живой? Или труп?

Юпитер склонился над неподвижно лежащим человеком.

— Да, он дышит.

У дамбы послышались голоса и шуршание скатывающихся по откосу камешков. Это приближался Бэррон со своими людьми.

Юпитер поднатужился и перевернул лежащего в траве на спину. Его лицо при свете луны казалось очень бледным, глаза закрыты, а рот немного приоткрыт. Дышал он быстро и отрывисто. Пахло чем-то паленым.

— Ага! — гаркнул Чарльз Бэррон. — Ни с места, или буду стрелять!

Яркий свет мощных фонарей осветил детективов.

— Ба, да ведь это мальчишки из Роки-Бич, — изумился Бэррон.

— Мистер Бэррон, здесь раненый, — сообщил Юпитер.

Бэррон и Хэнк поспешили к нему.

— Де Лука! — узнал Бэррон. — Симон де Лука.

— У него огромная шишка за ухом, — констатировал Хэнк, — и… и часть волос сожжена.

Лежащий без сознания человек пошевелился.

— Все в порядке, Симон, — сказал Детвейлер. — Мы с тобой.

Раненый открыл глаза и взглянул на Хэнка Детвейлера.

— Что случилось? — спросил Детвейлер. Де Лука повернул голову и вздрогнул.

— Что со мной? — он открыл глаза, с трудом приходя в себя. — А овцы? Где овцы?

— На пастбище, внизу у дамбы, — успокоил его управляющий.

Лука осторожно сел:

— Не понимаю, — начал он. — Я вышел, чтобы посмотреть овец, дошел почти до дамбы. Все было в порядке, — он вопросительно взглянул на Хэнка. — Я был на нижнем лугу. И это последнее, что помню. Как же я попал сюда? Это вы перенесли меня?

— Нет, это не мы, Симон, — ответил Хэнк. — Тебя здесь нашли ребята. Ты ничего не можешь вспомнить? Может, видел что-то? Пламя? Дым? Или что-то другое?

— Ничего, — выдохнул он и обхватил голову руками.

— Что это? — поразился он, коснувшись волос. — Мои волосы! Что у меня с волосами?

— Симон, ты где-то обжегся, — попытался объяснить ему Детвейлер.

Баналес опустился возле пострадавшего и начал тихо говорить ему что-то по-испански. Остальные разошлись по сторонам, чтобы обыскать луг, и их карманные фонарики вспыхивали то там, то здесь, высвечивая на земле обугленные места. На скалах, где бушевало голубое пламя, был виден налет сажи. И это было все, кроме предмета, который обнаружил у подножия скалы Хэнк. Вещь была не больше человеческой ладони, из блестящего, серебристого металла, в центре что-то вроде шарнира, а на краях зубцы.

— Похоже на зажим, — задумчиво протянул Детвейлер. — Что это, Джон?

Джон Алеман взял у него непонятный предмет, повертел в руках:

— Не имею понятия. Вроде часть какой-то машины.

— Или самолета? — спросил Хэнк.

— Возможно. Металл легированный, но какой, не знаю. На сталь не похоже. Может, цинк. Следов масла нет. Вот смотрите, эту штуку можно сложить — зубцы цепляются друг за друга. Сдается мне, что это переключатель, только мне такие не попадались.

Бэррон еще раз с недоверием посмотрел на луг и скалы.

— Только тебе такие не попадались, — повторил он.

Все молчали и думали о пламенеющих скалах, клубах дыма и об удивительном аппарате, поднявшемся в воздух над лугом…

Де Лука смущенно поглаживал опаленные волосы.

— Здесь кто-то был, — твердо сказал Алеман. Его угловатое лицо с грубыми чертами было сердитым. — Они появились, что-то сделали с Симоном и опять исчезли. Но кто они? Откуда? И куда исчезли?

Никто не ответил. На холме над ними раздался крик койота. От этого крика и от воспоминания о летающей тарелке Пит вздрогнул и со страхом подумал, действительно ли на лугу побывали пришельцы и не прячутся ли они там.

НАПАДЕНИЕ

Симона де Луку перенесли в один из домов, Мэри Седлак и миссис Бэррон осмотрели его и установили легкое сотрясение мозга.

— Миссис Бэррон делает все так профессионально, как будто она медик, — заметил Боб, обращаясь к Элси Спрэт.

Три Сыщика сидели на кухне у поварихи, потиравшей искривленный палец и выглядевшей растерянно.

— Миссис Бэррон, когда была девушкой, училась в школе сестер милосердия, — пояснила Элси. — Раз в неделю она помогает в городской больнице. Жаль, что она вышла замуж за этого старого брюзгу. Из нее вышла бы великолепная медсестра.

Во дворе послышался шум автомобиля. Юпитер встал и подошел к открытой двери. Несколько минут тому назад Чарльз Бэррон поехал к воротам, чтобы потребовать от лейтенанта Ферранта доложить начальству в Кэмп Роберте, что пастух подвергся нападению. Теперь Бэррон вернулся, и с ним разговаривала миссис Бэррон, поджидавшая его на дороге.

— Ну? — спросила она. — Что там? Бэррон издал пренебрежительный звук.

— У этого жалкого подобия офицера есть полевой телефон, но с ним то же самое, что и со всеми здесь. Он не работает.

— Конечно, нет, — торжествующе заявила миссис Бэррон. — Если спасители находятся в нашей атмосфере, они нарушают наше электрическое поле.

— Эрнестина, ты ведь даже не знаешь, что вообще представляет собой электрическое поле.

— Конечно, не знаю, — согласилась она. — Но разве это так важно? Если инопланетные гости нарушают поле, то все парализовано: радио, телефон, автомобили.

— Наш еще двигается, — констатировал Бэррон.

— Вероятно, нарушение сказывается еще не полностью, — нашлась миссис Бэррон. — Если спасители вернутся, оно усилится.

— И когда же это должно случиться? — спросил Бэррон, начиная раздражаться.

— Они сообщат нам об этом, — ответила миссис Бэррон и пошла к своей вилле.

— Поздравляю! — сказала Элси Спрэт, которая тоже подошла к двери и стояла теперь рядом с Юпитером. — Наконец-то за ней последнее слово, — Элси вернулась к столу и села. — Старый хрыч, за которого она вышла, может даже святого вывести из себя. Если миссис Бэррон говорит: «Это черное», то он непременно скажет: «Это белое», лишь бы наперекор ей. Но сегодня она молодец. Как она сказала! Она всегда предсказывала прибытие летающих тарелок и пришельцев из космоса, а он постоянно твердил, что коммунисты, бюрократы или профсоюзы все отнимут. Но теперь-то она права.

— Вы действительно верите в это? — изумился Юпитер. — Верите в визит из космоса?

Элси уклонилась от его взгляда.

— А иначе что же?

Она энергично встала, достала из шкафа свечу и подсвечник.

— Это возьмете с собой, когда пойдете спать. Взяв лампу, она отправилась на второй этаж. Мэри тоже вошла в дом и поднялась наверх.

Комнаты Детвейлера, Баналеса и Алемана находились в этом же доме. Баналес показал Конраду и ребятам большую спальню с походными кроватями, отведенную им для ночлега.

Конрад утверждал, что всю ночь не сомкнет глаз, но едва растянулся на кровати, как сразу же заснул.

Погасив свечу, мальчики еще долго лежали в темноте, прислушиваясь к шорохам старого дома и его обитателей: кто-то беспокойно ворочался в кровати, а кто-то ходил взад и вперед.

Юпитер проснулся рано и больше не смог заснуть. События прошедшего дня не давали ему покоя. Он встал и подошел к окну. Луна уже зашла, и все вокруг было еще погружено в тишину и мрак. Снаружи не доносилось ни звука. Юпитер не знал, который час, но полагал, что скоро начнет светать.

Не раздумывая, он оделся, подошел к спавшим друзьям и растолкал их. А уже через несколько минут, крадучись, все трое спустились по лестнице и выскользнули из дома. В слабом свете звезд Юпитер вел их мимо домов рабочих к стоянке у сараев.

Там они притаились под деревьями.

— Ну, что? — спросил Пит.

Юпитер нахмурил брови и прикусил губу, что было верным признаком того, что мозги его усиленно заработали.

— Собственно говоря, разве трудно подделать голос президента? — спросил он наконец. — Разве трудно раздобыть кассету с записью гимна в исполнении военно-морской капеллы?

— Ты думаешь, что все это обман? — спросил Боб.

— Не знаю. Но почему-то вспомнил об известной радиопередаче, о которой я читал. Это была пьеса Уэллиса. И если начало казалось правдоподобным, то конец был ужасным.

Юпитер прислонился к стволу и откашлялся, как будто приготовился к длинному докладу.

— В тридцатые годы, — начал он, — еще до появления телевидения, Уэллис поставил радиоспектакль по книге известного английского писателя Герберта Уэллса. Повесть называлась «Война миров». Речь шла о марсианах, напавших на землю. Перед началом программы диктор объявил, что это лишь радиопьеса, но последовавшую программу восприняли, как передачу известий во время катастрофы. Те, кто поздно включили приемники, услышали только сообщение о чужеродных существах из космоса, которые спустились на землю недалеко от небольшого городка в Нью-Джерси. Они узнали, что из космического корабля вышли внушающие страх существа с щупальцами. Отдельные части программы звучали так, как будто это была прямая трансляция непосредственно с места событий. Сидящие у радиоприемников слышали вой сирены и шум взволнованной толпы. Поступали сообщения о ядовитых газах, поднимающихся с болот Нью-Джерси. Сообщалось о транспортных заторах на улицах во время бегства людей от пришельцев. Правда, на радиостанции лишь к концу программы узнали, что слушатели действительно испугались марсиан. Тысячи поверили и ударились в панику.

Предположим, что передача, которую мы сегодня слышали, не из Вашингтона. Предположим, что голос, который мы слышали, не президента. А все, что мы слышали по радио, специально передавалось только в этой местности, — и Юпитер показал на окружавшие их горы.

— Нда! — сказал Боб. — Можно было бы допустить, что у кого-то есть передатчик. Можно было бы допустить, что он заглушил длину волн обычных радиостанций и что он передал фиктивную речь. Но солдаты на дороге…

— А если это тоже фикция? — продолжал свои размышления Юпитер. — Этот лейтенант выглядит чересчур уж по-военному — так молодцеват и расфранчен. Почти как актер.

— Может быть, ему только что присвоили звание, — предположил Боб, — поэтому он так шикарно одет и всегда в перчатках. А кто знает, каковы эти новоиспеченные офицеры?

— Если все это обман, то кому-то пришлось здорово потрудиться, — сказал Пит. — Зачем нужна вся эта инсценировка? Зарево над скалами — это жуткое дело. Нельзя же так просто создать впечатление, как будто там огонь. И мы же действительно видели старт космического корабля. А пастух с сожженными волосами? А эта вещь, этот переключатель, что Хэнк нашел на лугу? Что же тогда это?

— Все очень убедительно, — согласился Юп, — но поразмысли-ка трезво, Пит. Ведь у тебя отец работает на киностудии. Разве существует сейчас что-нибудь, что было бы не под силу хорошему специалисту по трюкам.

— Н-нет, — ответил, слегка помедлив, Пит. — Думаю, что нет.

— У нас есть только один выход узнать истинное положение вещей, — продолжал Юпитер. — Мы должны сделать то, что и намеревались сначала. Мы должны добраться до следующего населенного пункта и выяснить, что же все-таки происходит.

— Значит, снова взбираться на скалы? — спросил Боб. — Ну хорошо! Пошли!

— О нет! — застонал Пит. — Еще раз на этот луг? А вдруг там все еще кто-то скрывается?

— То же самое ты твердил и вчера вечером, — возразил ему Юпитер, — но кроме пастуха никого мы там не нашли. Не беспокойся, пойдем, когда рассветет.

С нетерпением ждали друзья, пока слабый бледный свет не прорезал ночную тьму. Тогда они встали и молча отправились в путь. Миновав поля, ребята вышли на край луга и увидели, как из водоема поднимается туман и белой пеленой обволакивает дамбу. Стараясь не тревожить овец, они прибавили шагу, но у основания дамбы задержались. Каждый ощутил невольную дрожь, вспомнив лежащего на земле Симона де Луку с опаленными, словно от вспышки пламени, волосами.

По насыпи они начали карабкаться вверх сквозь кустарник. Поднявшись на гребень плотины, двинулись вдоль водоема. Пит шел впереди, пробиваясь сквозь туман. Вдруг он вскрикнул от неожиданности.

Кто-то стоял посреди дороги, высокий, стройный, с огромной, по сравнению с туловищем, головой. Мгновенно разглядели ребята, что стоящий напротив них был одет в костюм из блестящего белого материала, от которого в слабых утренних сумерках исходило свечение. На голове был громадный шлем, наподобие тех, что мог бы носить водолаз, или астронавт, или даже пришелец из космоса, который не может дышать воздухом Земли.

Пит опять вскрикнул. Юпитер увидел, как тот, в шлеме, поднял руку. В то же мгновение сыщик № 1 почувствовал, что ему сдавили горло. Какая-то неведомая сила оторвала его от земли, подбросила вверх, так что он увидел на миг серое утреннее небо и бледные звезды. Потом ощутил внезапную тупую боль в затылке. Ему показалось, что он проваливается в темноту.

РАССЛЕДОВАНИЕ НАЧИНАЕТСЯ

Юпитер открыл глаза и увидел над собой голубое небо. Туман рассеялся. Над ним склонился Конрад.

— Юп, все в порядке? — с беспокойством спросил тот.

Юпитер застонал. Боль шла от правого плеча до уха. Его охватила дрожь. Он попытался привстать. Возле него Рафаэль Баналес помогал подняться Питу, а Джон Алеман тихо разговаривал с Бобом, который сидел, прижав колени к подбородку и обхватив их руками.

— Конрад, — удивился Юпитер. — Как ты нашел нас?

Баварец усмехнулся:

— Это было нетрудно. Я проснулся, а вас нет. Вот я и подумал: а что сделал бы я, если бы был Юпитером Джонсом? Конечно, пошел бы туда, где происходит что-то необычное. Тогда я разбудил мистера Алемана и мистера Баналеса, зашли еще за мистером Детвейлером и пришли сюда.

Юпитер оглянулся. Управляющий стоял с угрюмым выражением лица.

— Что же здесь случилось? — спросил он.

— Здесь кто-то подкарауливал, — ответил Юпитер. — Я видел фигуру в скафандре. Это существо ударило Пита.

— Шутишь, — не поверил Хэнк.

— Нет, он говорит серьезно. Этот парень крепко двинул меня, — подтвердил Пит.

Рука Юпитера невольно потянулось к шее, и он подумал о том, что случилось с ним.

— У меня за спиной был кто-то еще. Я почувствовал, как меня схватили, и больше ничего не помню.

— Скорее всего их было трое, — вступил Боб. — Тот, что напал на меня, сидел на лошади.

— Что? — на лугу внезапно появился Чарльз Бэррон. — Кто сидел на лошади? Хэнк, что здесь такое?

— Сегодня ночью мальчики ушли с ранчо, — начал объяснять Хэнк. — Они поднялись сюда, и на них напали. Пит говорит о каком-то существе в космическом костюме, а Боб о каком-то всаднике.

— Вздор! — возмутился Бэррон. — Пришельцы на лошадях. Хэнк, у меня автомобиль. Нужно отправить мальчиков на ранчо, и миссис Бэррон займется ими.

И через десять минут трое друзей уже лежали в постелях под строгим надзором Мэри и Элси.

— Все-таки вам повезло, — сухо произнесла Мэри. — Симона де Луку вчера на лугу могли убить, а сегодня утром и вам это могло стоить жизни, хорошо, что все обошлось. Не вмешивайтесь больше и держитесь подальше от луга. Там сейчас что-то нечисто.

Вслед за Элси она вышла из спальни и спустилась по лестнице.

— А ведь она неплохо ездит на лошади, — сказал Юпитер, — и вчера после обеда мы сами в этом убедились.

— Ты думаешь, что она была среди нападавших? — спросил Боб.

Юпитер пожал плечами:

— Кто знает? По всей вероятности, она довольно сильная. Думаю, что по крайней мере один из нападавших был землянин. Я просто не могу поверить, что пришелец с другой планеты скачет на лошади.

Боб уставился в потолок:

— Всадник? Вряд ли нам это поможет. Возьмем Хэнка Детвейлера. Он прекрасный наездник. И Бэррон, вероятно, тоже. Мэри постоянно с лошадьми. Баналес и Алеман, конечно, тоже ездят верхом. А ведь на ранчо есть и сельхозрабочие. Ведь мы о них почти ничего не знаем.

— О ком вы почти ничего не знаете? — спросила миссис Бэррон.

Ребята не заметили, как она поднялась по лестнице и теперь, стоя в дверном проеме, улыбаясь, смотрела на них. — Ну и нагнали вы страха на мужа. Он рассказал мне о… о пришельцах, напавших на вас.

— Миссис Бэррон, мы подверглись нападению троих людей, — уточнил Юпитер. — Ну, по крайней мере, на одном из них был космический костюм.

Миссис Бэррон присела на край постели Юпа. Она принесла с собой небольшой карманный фонарик. Направив его в лицо Юпитеру, она начала его осмотр.

— У тебя все в порядке. Ты счастливо отделался. Она пересела к Питеру и занялась им.

— Что, собственно говоря, вы делали там, на лугу? — поинтересовалась она.

— Мы хотели уйти с ранчо и добраться до следующего селения, — объяснил Юпитер. — Миссис Бэррон, вы, кажется, верите, что к нам прибыли жители другой планеты?

Ее лицо приняло озабоченное выражение.

— Думаю, что все на ранчо знают об этом. Но совсем не уверена, что вчера вечером здесь были спасители.

— Не уверены? — переспросил Юпитер.

Она покачала головой и подошла к кровати Боба,

— Этот аппарат вчера вечером на лугу выглядел как космический корабль, о котором уже сообщали из других стран, так как земляне все чаще контактируют со спасителями. Но Симон пострадал и вы тоже, а пришельцы до сих пор ни на кого не нападали. Они на таком уровне развития, что без труда общаются с помощью телепатии. Не могу поверить, что они могут вредить людям. Не для этого они здесь. Они прилетают, чтобы помочь нам.

— Да, конечно, — кивнул Юпитер. — Миссис Бэррон, планета Омега должна находиться в ближайшей к земле галактике в созвездии Андромеды. А знаете, как это далеко от земли?

— О, около двух миллионов световых лет. Я знаю. Невозможно представить себе такой перелет, но в техническом развитии спасители намного опередили нас. Расстояния не играют для них никакой роли. Они уже исследовали самые отдаленные части вселенной. Обо всем этом рассказывается в книге Корсакова «Параллели». Он сам был на Омеге и вернулся на Землю, чтобы проложить путь спасителям. В «Параллелях» он пишет, с каким беспокойством наблюдают жители Омеги за нашими войнами и за тем, как мы распорядимся атомной бомбой.

Юпитер хмыкнул, а миссис Бэррон продолжала:

— И в случае катастрофы спасители придут нам на помощь. Но, конечно, они не смогут спасти всех, только немногих, тех, которые смогут способствовать возрождению нашей культуры. Муж всегда отказывался верить в это. Но вчера вечером, когда увидел космический корабль, не смог заснуть. Ночью он читал Корсакова и Контрераса и теперь убежден, что мы имеем дело со спасителями.

— Вам это, должно быть, понравилось?

— Да, но если не представлять спасителей грубиянами, которые избивают людей, — возразила она. — Я уверена, что это не так!

— Миссис Бэррон, те, кто напали на нас, вероятно, не были пришельцами, — заявил Юпитер.

— Знаю, — улыбнулась она. — Кто-то разыгрывает нас. Сегодня утром я пыталась объяснить это мужу, но он рассердился. Он верит, что здесь высадились пришельцы, и не хочет ничего слушать. Неужели он думает, что они прибыли ради его спасения?

— Вполне возможно, — согласился Юпитер. — Миссис Бэррон, а не могли бы вы рассказать о вашем персонале?

— О персонале? — удивилась она. — Странное любопытство. Это напоминает дачу показаний в полицейском участке.

Бумажник Юпитера лежал на столе возле кровати. Не говоря ни слова, он достал из него и подал миссис Бэррон визитную карточку, на которой стояло:

ТРИ СЫЩИКА

? ? ?

Мы расследуем любое дело

Первый Сыщик — ЮПИТЕР ДЖОНС

Второй Сыщик — ПИТЕР КРЕНШОУ

Секретарь и архивариус — БОБ ЭНДРЮС

— Значит, сыщики, — протянула миссис Бэррон.

— Нас особенно интересуют таинственные происшествия, — объяснил Юпитер. — И мы преуспеваем в этом, ведь в отличие от взрослых у нас нет предрассудков. Нам часто поручают расследовать случаи, которые полицейским кажутся чушью и абсурдом, но часто это оказывается не так.

— Ага, — сказала миссис Бэррон. — Ну конечно же, то, что происходит здесь сейчас, — чистейший абсурд, и, возможно, в самом деле могут пригодиться сыщики. Здесь я действую от себя лично. Не хотите ли вы в таком случае поработать на меня?

— С удовольствием, — ответил Юпитер. — Итак, вы поручили расследование «Трем Сыщикам». А теперь расскажите о персонале.

— Ну хорошо, — она села в небольшое кресло возле кровати сыщика № 1. — С Хэнком Дейтвейлером мы познакомились, когда гостили на ранчо Амстронг в Техасе. Чарльз был восхищен его отношением к работе и навел справки о его банковском счете. Муж считает, что если люди беззаботно относятся к деньгам, то таково же их отношение ко всем остальным вещам. Справочное бюро дало положительный отзыв, и Чарльз пригласил его к нам. Рафаэля мы нашли через посредническую контору университета в Дэвисе. Шесть лет назад он сделал диплом и работал с тех пор для одной фирмы. У него было хорошее свидетельство. У Алемана была в Индру собственная автомастерская. Он отремонтировал наш автомобиль, когда мы оказались в этом городке. Свое дело он знает отлично.

— А о нем тоже были получены удовлетворительные отзывы? — поинтересовался Юпитер.

— Да, конечно. У Элси обстояло все не так хорошо. Она открыла свой счет с опозданием и много раз при предъявлении чека на счете не было денег для покрытия. Кроме того, она помогает младшему брату, и само собой разумеется, что у нее иногда не бывает денег. Она работала поваром в одном маленьком ресторанчике и на свое жалованье сумела оборудовать брату небольшую радиомастерскую. Но она замечательная повариха, и Чарльз решил испытать ее.

— А как с Мэри Седлак? — спросил Юпитер.

— Она работала в конюшне в местечке под названием Санленд. Один из друзей рассказал ей о ранчо Вальверде, и она добилась здесь места. Ей хотелось поступить в вуз и стать ветеринаром. Поэтому ей выгодно жить здесь и откладывать зарплату на счет в банк. Однако она еще никогда не делала заема и не покупала автомобиль или что-то тому подобное — поэтому о ее кредитах нет никаких сведений. Но мистер Бэррон навел справки об ее отце. Там все в порядке. Он работает в сберкассе.

— А люди, живущие в маленьких домиках у дороги? — спросил Юпитер.

Миссис Бэррон улыбнулась:

— Они работали на ранчо Вальверде еще до того, как мы приобрели его. Многие из них родились здесь. Это их родина, — она встала. — По-моему, невозможно, чтобы кто-то из них был замешан в этом. Подумайте, они ведь могут лишиться всего этого, а что выиграют?

— Мистер Бэррон — состоятельный человек, — возразил Юпитер. — Может, кто-то замыслил ограбить его?

— Ограбить? Здесь? — удивилась она. — Но ведь здесь нет никаких богатств. Мы не собираем драгоценности. Здесь даже нет наличных денег, о которых стоило бы говорить. Все деньги мужа в банке. В Национальном банке в Санта-Барбаре у него текущий счет, а также сейф. И в нем мои украшения, предполагаю, и еще кое-какие ценности.

— А может быть, есть что-то такое, что для вас не представляет ценности, но чем хотели бы завладеть другие. Или кому-то хотелось бы навредить вашему мужу, — допытывался Юпитер.

— Это вполне возможно, — сказала миссис Бэррон.

— Если появление космического корабля разыграли, — продолжал Юпитер, — то для этого должен быть какой-то повод.

Несколько минут миссис Бэррон сидела молча:

— Нет, не могу придумать, что бы это могло быть.

Здесь ничего нет. Да вы в этом сами можете убедиться, — она взглянула на Юпитера. — Ну конечно, вы можете все сами осмотреть.

— Что вы имеете в виду, миссис Бэррон? — спросил Юпитер.

— Ну, вы можете осмотреть все в нашем доме, — ответила она. — Все, что у нас есть, все личные вещи. Предлагаю после обеда, когда Мария, которая сервирует стол, отправится к себе отдыхать, а муж уйдет в обход по ранчо — он делает это каждый день, — тогда вы можете прийти, и мы вместе пройдем по всему дому. И возможно, вам удастся заметить что-то такое, на что я даже не обращаю внимания.

— Хорошая идея, — одобрил Юпитер.

— Муж, конечно, был бы против.

— Понятно, — вырвалось у Юпитера. — Мы ему ничего не скажем. Можете положиться на нас, миссис Бэррон.

— Я верю.

Она вышла, а Юпитер, откинувшись на подушку, принялся покусывать нижнюю губу — верный признак того, что он усиленно размышляет.

Питер усмехнулся:

— Великий Шерлок Холмс весь в напряжении, чувствую, что сейчас пойдет дым. Ты уже нашел какой-то выход, Шерлок?

— Нет, — ответил Юпитер. — Но кое-какие мысли приходят на ум.

— Какие же? — заинтересовался Боб.

— Кто-то пытается в своих корыстных целях полностью изолировать мистера Бэррона, лишить всяких контактов с внешним миром, чтобы шантажировать, или обманывать, или за выкуп взять заложником. Есть еще вероятность, что на ранчо у него появился враг, которому хотелось бы мучить его или посмеяться над ним. Есть еще и третья вероятность.

— Какая же? — прервал его Боб.

— Что наш загадочный случай связан с пришельцами и к нам действительно вторглись существа из другого мира.

ЮПИТЕР В ЗАПАДНЕ

Три Сыщика обедали за длинным столом в кухне общего дома вместе с Элси Спрэт, Хэнком Детвейлером и другими людьми Чарльза Бэррона. Ели молча, каждый был погружен в свои мысли, и когда вдруг включился холодильник в тот момент, когда Элси доставала суп, Боб вздрогнул, как от выстрела.

— Уже дали свет? — спросил Пит.

— Я включил запасной генератор, — объяснил Джон Алеман.

— Ах так, — вздохнул Пит. — Я даже не подумал об этом.

Хэнк Детвейлер испытующим взглядом окинул Питера:

— Подумайте и о том, что мистер Бэррон категорически запретил вам приближаться к лугу. Мы выставили там два поста для наблюдения.

— Что это значит? — воскликнула Элси. — Мистер Бэррон делает это из-за ребят или боится нового появления пришельцев?

— По всей вероятности, его волнует и то и другое, — ответил управляющий. — Он полагает, что летающая тарелка должна вернуться, потому что где-то в этой местности их сообщники.

— Те, что напали на нас? — спросил Юпитер. Детвейлер нахмурился.

— Не знаю даже, как и поверить в то, что здесь произошло, — заявил он. — Многое отдал бы за то, чтобы узнать, где скрывается теперь этот парень в костюме космонавта и где его друзья.

— Может быть, они ушли через горы, — подал мысль Юпитер.

— Может быть, — сказал Хэнк, и на этом закончился разговор.

Больше никто не проронил ни слова. Покончив с обедом, три сыщика извинились, вышли из дома и уселись на лестнице черного хода, ожидая, когда хозяин уйдет из дома. Чарльз Бэррон остановился, увидев ребят:

— Только попробуйте снова уйти, — произнес он с угрозой. — Если узнаю, что вы были на лугу или даже только поблизости, то прикажу вас запереть.

— Да, сэр, — ответил Юпитер.

Мистер Бэррон ушел, а вскоре из господского дома вышла Мария. Она улыбнулась ребятам и направилась вверх по дороге к одному из маленьких домиков.

Миссис Бэррон ждала на веранде. Там стояли чугунные столы и стулья, покрытые белым лаком, довольно элегантные, но, судя по всему, не очень удобные с их ажуром, изображающим кисти и листья винограда. Миссис Бэррон села на стул. Она сидела прямо, сцепив руки, но глаза ее светились от возбуждения. Юпитеру показалось, что обследование своего собственного дома было для нее настоящим приключением.

Утром друзья решили, что с хозяйкой пойдет только Юп, а пока он будет в доме, Пит и Боб попытаются выяснить, как обстоит дело с солдатами, что дежурят на улице.

— Пока, но будьте осторожны, когда пойдете к забору, — напутствовал приятелей Юпитер.

— Ясно, — кивнул Пит.

Сыщик № 1 поднялся по лестнице. Миссис Бэррон встала и пошла ему навстречу.

Когда Юпитер открыл дверь в дом, оба на мгновение остановились. Кругом было тихо, только слышалось тиканье настенных часов на лестничной площадке.

— С чего начнем? — спросила миссис Бэррон.

— Лучше всего отсюда, — ответил Юпитер.

Он осмотрел элегантный салон, украшенный коврами и плюшевой мебелью, и не заметил ничего, что могло бы заинтересовать вора. Он повернулся и прошел в музыкальный кабинет, где стояли рояль, несколько позолоченных стульчиков и шкафов с нотами и детскими рисунками. .

— Эти картинки рисовали мальчики, когда учились в школе, — объяснила миссис Бэррон. — По-моему, неплохо.

— Здорово, — подтвердил Юпитер, хотя втайне нашел их отвратительными.

Он снова положил рисунки и шкаф, откуда достал, и прошел в столовую. Там в сервантах красовалась посуда и столовое серебро.

— Серебро, конечно, представляет ценность, — размышлял вслух Юпитер, — но не думаю, чтобы ради этих вещей стоило затевать всю эту историю. За столовое серебро или серебряный кофейный сервиз много не получишь.

— Я тоже так думаю, — согласилась миссис Бэррон. В кухне Шкафы ломились от запасов: консервы и банки с мармеладом собственного производства. На этикетках стояла дата изготовления. Закончив осмотр кухни, Юпитер открыл дверь, ведущую в подвал. Миссис Бэррон включила свет, и оба вошли в темное пыльное помещение, заваленное дровами и углем.

— Все в точности так же, как в Милуоки, — миссис Бэррон показала на большую старую печь и кучу угля рядом. — Чарльз хотел восстановить все так, как это живет в его воспоминаниях: печь и все остальное.

Юпитер осмотрел стоящие на бетонном полу ящики, коробки, сундуки. Сквозь проем в задней стене он увидел вход на лестницу, ведущую из подвала прямо на улицу. Это был один из тех старинных подвальных выходов с укрепленной на шарнирах деревянной крышкой люка, которая служила одновременно и дверью и потолком.

В дальнем углу Юпитер обнаружил огромную, от пола до потолка, клетку, сделанную из прочной проволочной сетки, с железной дверью, запертой висячим замком. Он быстро пересек подвал и сквозь сетку рассмотрел лежащие на полке вдоль стены винтовки. На полу стояли ящики с патронами, здесь же была взрывчатка. На второй оружейной полке на противоположной стене разместились ружья и пистолеты.

— Настоящий арсенал, — изумился Юпитер. — Это тоже было в Милуоки?

Миссис Бэррон печально покачала головой:

— Нет. Это новое. Чарльз построил это всего шесть месяцев тому назад. Он… он думает, скоро случится так, что нам придется защищаться самим.

— Ага, — кивнул Юпитер.

Он отошел от клетки и вновь принялся открывать стоящие вокруг лари. Но все они были пусты, так же, как и ящики, и коробки.

— Ничего, — наконец подвел сыщик № 1 итог своим поискам.

— Да, — подтвердила хозяйка, — мы почти не пользуемся подвалом.

Оба вновь поднялись в кухню, и миссис Бэррон повела Юпитера в дальнюю часть второго этажа здания. Здесь у лестницы расположились комнаты для прислуги, но ими не пользовались, и они были пусты. В других комнатах стояли огромные античные кровати с богато украшенными парчовыми покрывалами, комоды с мраморной отделкой. Зеркала возвышались до самого потолка. Миссис Бэррон прошла в свою комнату, открыла дверцы шкафов, выдвинула ящики комодов.

— Здесь действительно ничего нет: ни модных украшений, ни фарфоровых безделушек. Здесь на ранчо у меня мало драгоценностей, — поясняла она. — Только перламутровое ожерелье да обручальное кольцо, все остальное в сейфе банка.

— А чердак здесь есть? — спросил Юпитер. — А как с картинами? У вас в доме есть ценные картины? А документы? Есть у мистера Бэррона какие-нибудь бумаги, на которые мог бы позариться мошенник.

Она улыбнулась:

— Наши картины — это семейные портреты, но не представляющие ценности, кроме как для Чарльза, конечно. В бумагах я не разбираюсь и мало смыслю в финансах и тому подобных делах. Чарльз хранит все это в бюро.

Миссис Бэррон вышла из комнаты, прошла мимо передней лестницы, Юпитер следовал за ней. Небольшой кабинет в юго-восточной части дома производил впечатление еще большей чопорности и отделки под старину, чем остальные комнаты, которые уже осмотрел Юпитер. Здесь было оборудовано бюро, где разместились письменный стол, кожаное кресло, вращающийся стул и большое количество дубовых шкафов для бумаг. Здесь же был камин, а над ним висела гравюра, изображающая фабричное здание.

— Это первая фабрика, которую приобрел муж, — указала миссис Бэррон на картину. — Я не так часто прихожу сюда, но…

Она запнулась. Кто-то снизу звал ее. Она подошла к окну и открыла его.

— Миссис Бэррон, — кричала женщина, стоявшая перед домом. — Идите скорее! Нильда Рамирс упала с дерева и поранила руку.

— Жди внизу, — приказала миссис Бэррон. Она захлопнула окно.

— Продолжай один, — обратилась она к Юпитеру. — А я возьму все, что нужно для перевязки, и позабочусь о малышке. Только долго не задерживайся, скоро вернется Чарльз.

— Я потороплюсь, — пообещал Юпитер. Хозяйка вышла, и Юпитер слышал, как она возится в ванной, расположенной по соседству, потом спускается по лестнице. Он подошел к окну и наблюдал, как она вместе с женщиной, позвавшей ее, поднялась по дороге и скрылась в апельсиновой роще.

Сыщик № 1 вернулся к камину, снял со стены гравюру и улыбнулся довольный.

— Ну, наконец-то, — громко произнес он.

Под картиной находился тайник. Это был старомодный сейф без кода. Он просто запирался на ключ. Юпитер подумал о том, что миссис Бэррон ничего не знала о тайнике в кабинете. Вероятно, ее муж откопал его в какой-нибудь антикварной лавке и вмонтировал после того, как перевез дом в Калифорнию. Он подергал за ручку. Как и следовало ожидать, сейф был заперт. Ящики письменного стола, как и шкафы для бумаг, тоже были закрыты.

Юпитер опустился в кресло и постарался представить себя на месте Бэррона. Что он запер бы в сейфе? Взял бы он ключ с собой, отправляясь на верховую прогулку, или оставил его в доме? Есть ли второй ключ?

Когда эта мысль пришла ему на ум, лицо Юпитера просветлело. «Ну конечно, мистер Бэррон человек обстоятельный. Определенно, второй ключ спрятан в кабинете».

Затаив дыхание, детектив принялся за поиски. Опустившись на колени, он ощупал снизу все стулья и письменный стол. Простучал оконные и дверные рамы, посмотрел за шкафами. Наконец, приподнял ковер и увидел в полу доску, которая была чуть покороче и отличалась цветом от остальных. Он поддел ее ногтями, и доска подалась. Внизу лежала связка ключей.

— Не очень остроумно, мистер Бэррон, — пробормотал Юпитер. Он взял ключи — три на брелоке — и открыл сейф.

Там в отделанных бархатом коробочках лежали украшения. Одну за другой брал он их в руки и рассматривал изумруды, алмазы, рубины. Здесь были ожерелья, кольца, браслеты. Большинство украшений, явно старинные, очевидно, принадлежали матери Бэррона. Значит, драгоценности хозяйки находились не в банке, как полагала она. Знает ли об этом кто-то еще, кроме мистера Бэррона? Сокровища вполне могут быть целью разбойничьего нападения. Но были ли они причиной этого ужасного происшествия? На этот вопрос сыщик № 1 пока ответить не мог. Почему драгоценности перенесены в дом? И тут его осенило: все дело в недоверчивости мистера Бэррона ко всему окружающему и к банкам в том числе. Теперь он верил только в землевладение и в золото.

Юпитер запер сейф, вторым ключом со связки отпер письменный стол. Первым предметом, который он увидел, выдвинув ящик, был металлический переключатель, найденный утром на лугу. Юпитер повертел его в руках и положил на место, потом сел на вращающийся стул и принялся за просмотр выписок из счетов. Это были квитанции многочисленных банков в различных городах.

Юпитер просмотрел все корешки чековых книжек и увидел, что последняя сумма покрывала всю наличность. Бэррон закрыл все счета до последнего. Тот, на котором еще находилась наличность, был из торгового треста Санта-Барбары. Последняя выписка указывала на то, что Чарльз Бэррон имел на счету свыше десяти тысяч долларов.

Юпитер прислонился к спинке стула и начал подробно изучать документы, иногда присвистывая от удивления. Миллионные вклады были сделаны на счет мистера Бэррона в Санта-Барбаре и выданы чеки на огромные суммы. Некоторые из них пошли на оплату приобретений для ранчо. Чеки получили: фирма по производству кормов, поставщики топлива, торговцы грузовиками, ремонтные мастерские, а также инженерные фирмы, занимающиеся водными сооружениями, строительные организации, поставляющие песок, гравий и цемент. Бэррон потратил значительные средства на благоустройство ранчо.

Впрочем, большие суммы пошли и фирмам, названия которых не были известны Юпитеру. Так, фирмы «Петерсон» и «Венсон» получали от Бэррона более десяти счетов, и сумма их колебалась от пятидесяти до двухсот долларов. Часть чеков на довольно крупные суммы была выписана для Биржи почтовых марок.

Юпитер отложил счета и нахмурился. Биржа почтовых марок? Почтовые марки? Но ведь не было ничего, что указывало бы на то, что Бэррон интересуется марками. И миссис Бэррон говорила, что ее муж не коллекционер.

Кроме банковских счетов, в письменном столе оказались другие документы — расчеты брокерской фирмы, имеющей контору в Лос-Анджелесе. По поручению Бэррона в течение восьми месяцев было продано ценных бумаг на несколько миллионов долларов. Ни один из счетов не указывал на то, что Бэррон покупал какие-либо ценные бумаги. Он всегда только продавал, и брокерская контора после сделки присылала ему чек.

Юпитер положил на место брокерские счета и перелистал следующую стопку документов. Это были накладные и чеки, указывающие на покупки для ранчо. И «вновь Юпитера поразили огромные суммы, потраченные Бэрроном на свою крепость. Один из счетов на садовую мебель был таким крупным, что его хватило бы на обстановку целого дома. Юпитер улыбнулся. Счет был на сорок три чугунных стула модели „Шведский плющ“ и десять таких же столов, изготовленных по специальному заказу для мистера Бэррона за девяносто дней. Это, конечно, характерно для миллионеров, размышлял Юпитер, сделать специальный заказ на мебель, которую можно купить в любом магазине. Однако Чарльз Бэррон привык получать все, что пожелает.

Юпитер вернул на место счет и запер ящик. Несколько минут он сидел, охваченный странным тревожным чувством, что видел что-то важное. В то время, как он пытался понять, что же так подсознательно взволновало его, внизу раздались тяжелые шаги. Кто-то через кухню вошел в дом. Но это была не миссис Бэррон.

Юпитер встал и на цыпочках пошел к нише в полу, чтобы положить ключи. Быстро вставил на место доску и расправил ковер. Теперь шаги раздавались в столовой, потом в вестибюле. Юпитер растерянно огляделся. Кто-то поднимался по передней лестнице. У сыщика № 1 не оставалось времени незамеченным проскочить к задней лестнице. Он оказался в ловушке.

БОБ ПРОЯВЛЯЕТ СМЕЛОСТЬ

После того как Юпитер ушел, Боб и Пит через апельсиновую плантацию пробрались к забору, тянувшемуся вдоль южной границы владений Бэрронов. Присев на корточки в густых зарослях олеандра перед забором, они выглянули на дорогу.

На противоположной стороне, напротив ворот, была разбита палатка. Возле нее, растянувшись на земле, двое людей, одетых в военную форму, потягивали напиток из металлических чашек, намеренно не замечая рабочего с ранчо, охранявшего ворота. В свою очередь, они для него тоже не существовали. Он небрежно прислонился к столбу. С плеча у него свисало ружье. Пит толкнул Боба в бок и указал за довольно бесформенный прибор, висевший на дереве около палатки.

— Что это? — прошептал Боб.

— Точно не знаю, но, может быть, полевой телефон, — ответил Пит.

И как бы в подтверждение этого вдруг раздался пронзительный звонок. Один из солдат встал, подошел к дереву и снял трубку. Что он говорил, ребята не могли услышать.

— Удивительно, — пробурчал Боб. — А мистеру Бэррону сказали, что телефон не работает.

Он изо всех сил старался понять, о чем разговор, но было слишком далеко, ему удалось разобрать лишь отдельные слова. Через несколько минут говоривший повесил трубку и что-то сказал своему товарищу. Оба засмеялись и умолкли, когда увидели, что к ним приближается один из людей Бэрронов. Тот шел по проходу между зарослями олеандра и забором.

Совершающий проверочный обход посмотрел на полевой лагерь и остановился, чтобы перекинуться парой слов с постовым у ворот. Потом повернулся и отправился в обратный путь.

— Послушай, давай уйдем отсюда, — прошипел Пит. — Спорим, что скоро сюда явится кто-нибудь еще.

Ребята перебрались к густой эвкалиптовой роще неподалеку. И действительно, вскоре с противоположной стороны у ворот появился второй проверяющий. Едва он ушел, как мимо ворот медленно проследовал джип. Он двигался на запад и не остановился у лагеря. Людей, сидящих в автомобиле, не интересовал часовой Бэрронов, а тот в свою очередь даже не взглянул на них.

— Оба вражеских лагеря не поддерживают отношения друг с другом, — усмехнулся Пит.

— Много отдал бы за то, чтобы узнать, о чем они говорят друг с другом, — заметил Боб, пытаясь получше разглядеть, что происходит на дороге. — Я перелезу через забор, — вдруг заявил он.

— Что? — Пит ошарашенно уставился на друга.

— Я сказал, что перелезу через забор, — повторил Боб. — Посмотри, здесь, за поворотом, часовой у ворот меня не увидит, солдаты тоже. Проверяющий с этой стороны должен быть еще далеко. А деревья здесь вплотную подходят к забору, так что ни один из людей Бэррона не заметит меня, даже с поста на горе.

Пит, казалось, колебался. Боб был из их троицы меньше всех ростом и не отличался высокими спортивными достижениями. Питер же был настоящий атлет, но не любил лишнего риска.

— Если мне удастся незаметно перебраться через дорогу в лес, — убеждал его Боб, — то я смогу с обратной стороны подкрасться к лагерю и послушать, о чем говорят парни.

— Боб, а если они поймают тебя как шпиона, — сопротивлялся Пит.

— Если это случится, я закричу, — пообещал Боб. — Ты приведешь часового, у него ружье, он освободит меня. Мистер Бэррон, конечно, рассердится, но голову мне за это не оторвет.

— Я в этом не уверен.

— Если бы Юпитер был здесь, он, конечно, пробрался бы в лагерь, — возразил Боб и стремительно помчался к олеандровым зарослям.

Пригнувшись, чтобы не было видно от ворот, побежал вдоль кустарника.

Добравшись до места, где эвкалипты вплотную подходили к забору, выпрямился, огляделся: ни справа, ни слева никого не было видно, дорога тоже была пуста. Продравшись сквозь олеандровую живую изгородь, он, не оглядываясь, вскарабкался на забор и спрыгнул на другую сторону, перебежал через дорогу и скрылся в густом кустарнике. В чаще, почти параллельно дороге, он обнаружил русло пересохшего ручья. Боб спустился в канаву и совершенно бесшумно пошел по песчаному дну. Через несколько минут остановился и прислушался. Уже можно было уловить разговор солдат. Значит, он уже почти в полевом лагере. Осторожно выбрался из канавы и оказался на небольшом, заросшем кустарником пригорке прямо за палаткой. Он лег на землю и притаился. Голоса мужчин сливались в сплошное бормотание, слов нельзя было разобрать. Боб встал на четвереньки и выглянул из-за кустарника. Густые кусты впереди тоже могли послужить неплохим укрытием, и он решил подобраться поближе. Его охватила дрожь, но он медленно, дюйм за дюймом, полз вперед, всякий раз проверяя, куда передвинуть руки и ноги, чтобы не скатился ни один камушек и не хрустнула ни одна веточка.

— Эти глупые старики! — сказал один из парней. Теперь слова можно было разобрать, и Боб остановился.

— А дельце-то будет забавное, — произнес другой. — Кто высоко заносится, тому не миновать упасть.

Замаскировавшись в зарослях шалфея, Боб затаил дыхание.

— Дай-ка мне, — протянул руку тот, что был пониже ростом, взял плоскую бутылку и налил что-то в кружку.

— Оставь и мне, Боунс, — выхватил бутылку тот, что повыше, налил себе и поставил ее на землю.

Тут откинулся полог палатки, и лейтенант Феррант вышел на солнечный свет. Он раздраженно посмотрел на обоих.

— Хватит, Эл, — решительно заявил он. — Пока мы здесь, ты все время пьешь. И ты тоже, Боунс.

— Ну и что из того? — спросил Эл. — Ведь все равно нечего делать.

— Нам нельзя пить, — повторил Феррант. — А если тот парень у ворот доложит Бэррону, чем вы занимаетесь? Наконец представьте себе, что вы солдаты армии Соединенных Штатов, ясно? Вы должны быть верны долгу, если нация в опасности.

— Всегда готов, — торжественно изрек Боунс с насмешкой в голосе, — спасать нацию.

— Знаю, что для вас это нелегко, — начал Феррант.

— Ради тебя, — перебил Боунс. — Ты — парень не промах. Но если ты такой ловкий, то зачем тебе весь этот театр?

— Затем же, зачем и вам, — отпарировал Феррант. — Провернем это дело по моему сценарию. Это тонкий маневр. И не испортите мне все дело.

— Зачем столько мороки? — удивлялся Боунс. — Мы крепкие мужики. Пойдем да поговорим по-своему со старым Бэрроном.

— Крепкие? — переспросил Феррант. — У нас троих хватит сил, чтобы справиться с полсотней рабочих Бэррона? Не забудьте, что у него весь подвал забит оружием. Мы ведь имеем дело не с испуганным стадом.

— Их надо только переманить, и глазом не успеешь моргнуть, как они переметнутся на нашу сторону.

— Ошибаешься, — возразил Феррант. — С некоторыми я уже поговорил. Встретил их в городе, совершенно случайно, в кафе на блошином рынке. С тех пор, как хозяином ранчо стал Бэррон, они так обеспечены, что лучше и быть не может.

— Ты полагаешь, они стали бы за него сражаться? — засомневался Боунс.

— Если кто-то будет посягать на то, что они имеют, они будут сражаться, — заявил Феррант. — Мой путь единственно верный, чтобы достичь цели. Этот впавший в детство старик постепенно поверит в эту историю и не будет поднимать шума. Все-таки он не дурак, но непредсказуем, как гремучая змея.

Тут вновь зазвонил полевой телефон.

— Что нового? — спросил Феррант сдавленным голосом и, выслушав ответ, сказал:

— Ну хорошо. Дай знать, если что-то изменится, — он повесил трубку и вернулся к палатке.

— Бэррон, как всегда после обеда, совершает обычный обход, — сообщил он своим товарищам. — Рабочие еще на полях. На ранчо заботятся о том, чтобы все было, как обычно. Все пока идет так, как мы и предполагали.

— Значит, все, как прежде, — проговорил Эл.

— А ты ожидал, что Бэррон сразу переменился? — усмехнулся Феррант. — Не тот это тип.

Лейтенант вошел в палатку и задернул полог.

— Он мнит себя Наполеоном, — заметил Боунс, сел, привалившись к скале, и закрыл глаза.

Эл не ответил, и, переждав немного, Боб переполз на пригорок, причем передвигался он еще медленней и осмотрительней, чем при спуске. Через пару минут он перемахнул через забор и, оказавшись вновь на территории Бэрронов, присоединился к Питу, с нетерпением ожидавшему его под деревьями.

— Ну, чего-нибудь выяснил? — бросился тот к нему.

— Много всего. Это настоящие проходимцы. Давай разыщем Юпитера.

Друзья поспешили назад к жилым постройкам. Когда они, миновав апельсиновую плантацию, вышли на лужайку и взглянули на хозяйскую виллу, то от неожиданности остановились.

Там, на крыше веранды, стоял Юпитер. Он крепко прижимался к стене сантиметрах в двадцати от углового окна. Окно было открыто. Бобу и Питу было видно, как от ветра колышутся занавески. Они разглядели и лицо Юпитера. Оно выражало тоскливое ожидание.

— Там что-то случилось, — забеспокоился Пит. — В доме.

ЮПИТЕР БЛИЗОК К РАЗГАДКЕ

Пит махнул Юпитеру и побежал по лужайке к дороге. Боб поспешил за ним, не понимая, что задумал тот. Его друг все мчался, пока они не оказались на дороге между виллой Бэрронов и общим домом в том месте, откуда не было видно Юпитера.

Здесь вдруг Пит остановился и повернулся к Бобу.

— А ну-ка, только попробуй еще раз, я так двину тебе! — закричал он.

Боб был ошарашен.

— Ты что? — вытаращил он глаза.

— Не прикидывайся дураком! — вопил Пит. — Ты прекрасно знаешь, — и, подскочив к приятелю, дал ему легкого тумака в бок. — Ну, давай! Не будь трусом!

— Пожалуйста! Получай! — разозлился Боб и, сжав кулаки, бросился на Пита.

— Прекратите, олухи! — закричала из кухонного окна Элси Спрэт. — Хватит! Успокойтесь! Вы слышите?

Постукивая домашними туфлями, она сбежала по лестнице, встала между драчунами, и, схватив Боба за руку, оттащила его от Пита.

— Что случилось? — раздался сверху резкий голос.

Ребята взглянули наверх. Из бокового окна верхнего этажа особняка на них строго смотрел Чарльз Бэррон.

— Ничего особенного, мистер Бэррон, — объяснился Элси. — Это часто бывает у ребят.

И в этот момент из-за угла виллы вышел Юпитер. Он был довольно растрепан и испачкан, но улыбался.

— Что такое? — спросил он.

— Ничего, не стоит беспокоиться, — ответила Элси и пошла на кухню.

Чарльз Бэррон захлопнул окно. Сыщики подмигнули друг другу и скрылись за углом.

— Здорово, что вы сумели их отвлечь, и я, наконец, смог слезть с крыши, — сказал Юпитер.

Он уселся в саду под эвкалиптом. Боб и Пит примостились рядом.

— Я был один в кабинете Бэррона, когда он вернулся домой, — начал свой рассказ сыщик № 1. — Услышал его шаги на лестнице, а мне совершенно некуда деться. Только через окно — на крышу. А когда забрался, то боялся спускаться, потому что не знал точно, где Бэррон и не увидит ли он меня.

— Что-нибудь нашел? — спросил Пит.

— Пока не все ясно. Нужно еще поразмыслить. А что у вас? Удалось что-нибудь узнать о солдатах на дороге?

— Еще бы! — усмехнулся Пит. — Они просто врали, что их телефон не работает. Мы сами видели, как они пользовались им два раза. Потом Боб перелез через забор и пробрался к палатке. Боб, расскажи все сам.

— Хорошо, — кивнул Боб. — Второй разговор по телефону я подслушал. Этот лейтенант Феррант спрашивал, что нового, и кто-то сказал ему, что мистер Бэррон, как всегда, отправился по ранчо.

— Ага! — обрадовался Юпитер. — Значит, действительно, существует заговор против Бэррона, и кто-то здесь заодно с ними.

— Точно, — подтвердил Боб, — эти солдаты в джипе совсем не солдаты. Двое, что сидели у палатки, пили виски, а когда лейтенант предупредил их, вообще обнаглели. Обращались к нему на «ты». Разве могут солдаты так разговаривать с командиром?

Юпитер покачал головой.

— Лейтенант сказал, что если они и дальше будут вести себя так, то могут вообще провалиться. Тогда один из тех сказал, что он вообще не понимает, почему бы им, ведь они достаточно сильные, просто не пойти не поговорить с Бэрроном.

— Звучит недурно, — усмехнулся Юп.

— Вот именно, — продолжал Боб. — Лейтенант сказал, что у Бэррона здесь ружейный арсенал и рабочие этим оружием стали бы защищать его. У Бэррона действительно склад оружия?

— Да, в подвале, — подтвердил Юпитер. — Я вот думаю, почему лейтенант так уверен, что в этой заварухе рабочие встанут на сторону Бэррона?

— Феррант сказал, что он уже прозондировал почву, — объяснил Боб. — Некоторые из рабочих бывают в городе, с ними и поговорил Феррант. Он узнал, что рабочие довольны всем, и считает, что они будут сражаться, чтобы сохранить все это.

— Хорошо! — задумчиво произнес Юпитер. — Тогда этих рабочих можно исключить из числа подозреваемых. Ведь ранчо — их родина. И они хотят жить спокойно. Но если Феррант знает про оружие в подвале, значит, здесь есть шпион. Ведь он даже знает, что Бэррон после обеда совершил верховой объезд. А не называл ли Феррант кого-нибудь из персонала по имени? Детвейлер, Алеман, Баналес?

— А как быть с Элси Спрэт и Мэри Седлак? — перебил его Пит. — Разве это обязательно должен быть мужчина?

— Феррант не называл имен, — ответил Боб. — Вот почти и все, что он говорил. Да, вот еще: Бэррон должен принять всю эту историю за чистую монету. Он, конечно, имел в виду, что Бэррон постепенно начинает верить в космический корабль, и сказал, что не хочет, чтобы они испортили ему все дело, что мистер Бэррон начеку, но непредсказуем, как гремучая змея.

— Он даже знает, что Чарльз Бэррон изменил свое мнение относительно пришельцев? — воскликнул Юпитер. — Хм-м, тогда шпион из ближайшего окружения Бэррона. И Ферранту и его людям нужно золото! Конечно же. Как же я не подумал об этом.

— Золото? — изумился Боб. — Что за золото?

— Золото, которое Чарльз Бэррон прячет здесь на ранчо, — торжественно произнес Юпитер.

— Ты нашел золото? — встрепенулся Пит.

— Нет, пока нет, но уверен, что оно здесь. Я нашел бумаги, из которых следует, что Бэррон продал ценных бумаг на миллионы долларов. Он ликвидировал банковские счета во многих городах. Насколько я могу судить, у него в настоящее время есть всего один счет, с которого уже списаны огромные суммы. И если бы мы могли позвонить в некоторые фирмы, получавшие платежи от Бэррона, то наверняка бы узнали, что они продали ему золотые монеты или золотые слитки. Одна из фирм — филателистическая биржа, а биржи, которые торгуют почтовыми марками, часто продают и монеты. А ведь, по мнению Бэррона, только земельная собственность и золото являются безопасным вложением денежных средств.

— Ну, теперь ясно, — констатировал Боб. — Вполне логично! Всю свою собственность он обращал в деньги и покупал на них золото.

— Точно, — подтвердил Юпитер, — и это золото хранит здесь, на ранчо, потому что не доверяет банкам. Даже в банке Санта-Барбары он ликвидировал свой сейф. Жена думает, что там лежат ее драгоценности, но это не так. Украшения в сейфе, в кабинете Бэррона. И если уж мы смогли догадаться, что у Бэррона должно быть огромное количество золота, тогда и другие обитатели ранчо смогли бы прийти к такому выводу. Спорим, что мошенники, гоняющиеся за золотом, инсценировали приземление космического корабля, чтобы Бэррон как-нибудь выдал место, где он его прячет.

— Обалдеть можно! — воскликнул Пит.

— Полное сумасшествие, — согласился Юпитер, — но это единственное объяснение, которое соответствует действительности.

— А мы скажем Бэррону, о чем узнали? — спросил Боб.

— Во всяком случае, расскажем миссис Бэррон. Мы действуем по ее поручению. Нам он, возможно, и не поверит.

— Ну, а что теперь? — поинтересовался Боб. — Поищем второй полевой телефон? И если найдем, узнаем, кто им пользуется.

— Поинтереснее ничего не придумал? — съязвил Пит. — Имение-то ведь огромное. С таким же успехом можно искать иголку в стогу сена.

Юпитер закусил нижнюю губу.

— Не нужно обыскивать все имение, — решил он. — Шпион должен использовать телефон с места, за которым не следят. Это значит, что самое безопасное для него — находиться в доме.

— Но ведь здесь масса домов, и постоянно ходят люди, — заныл Пит. — И вообще эта идея мне не нравится.

Хлопнула дверь, и детективы подняли головы. Они увидели спускавшуюся по кухонной лестнице Элси Спрэт с голубым платьем в руках. Она улыбнулась, увидев ребят, и показала на небольшой домик на дороге:

— Иду к миссис Миранде. Она поможет мне укоротить юбку, и мы надеемся, что я еще смогу погулять в этом наряде, прежде чем наступит конец света. Если проголодаетесь, в холодильнике молоко, а в большой кастрюле возле плиты — кексы.

Они радостно закивали головами. Когда Элси исчезла в доме Миранды, Пит посмотрел на друзей и усмехнулся:

— Спорим, что сейчас в общем доме никого нет. Элси ушла к портнихе, а остальные еще на работе. Как вы считаете, не стоит ли нам побывать там?

— Прекрасно, только я не верю, что общий дом — надежное укрытие для полевого телефона, — заявил Боб.

— Но в доме найдутся предметы, рассказывающие об их владельцах, — сказал Юпитер, — и один из них наш шпион. Пошли!

ПОСЛАНИЕ ИЗ КОСМОСА

Ребята живо приступили к делу, настороженно наблюдая за тем, чтобы никто не вернулся в дом незамеченным. За несколько минут они осмотрели комнату Детвейлера и обнаружили, что у Хэнка много кубков, которые он завоевал в соревнованиях по метанию лассо на телят.

Ничто не свидетельствовало о том, чтобы он когда-нибудь отправлял письма.

— Холостяк, — подвел итог Юпитер, — без особых материальных запросов. Вряд ли у него здесь есть какие-либо личные сбережения.

— И он не интересуется деньгами? — спросил Пит. Юпитер пожал плечами:

— Об этом еще рано судить. Может быть, он прячет их в чулке. А может, все тратит.

Затем сыщики перешли в комнату Джона Алемана. Первое, что бросилось в глаза, была полка с книгами по гидравлике, электротехнике, машино — и даже самолетостроению. Под кроватью Пит нашел стопку книжек карманного формата о будущем науки и вселенной. Некоторые заголовки были довольно интересными.

— Здесь книга, которая называется «Будущее устарело», — сказал Пит и поднял томик. — Это Корсаков. А не он написал ту книгу, о которой рассказывала миссис Бэррон?

— «Параллели», — отозвался Юпитер. — Да, он.

— А здесь еще больше, — сообщил Боб, который открыл шкаф и нашел там коробку, набитую книгами из этой серии. Он перебирал их и вслух читал названия: «Сутолока в космосе», «Вторая вселенная», «Черные дыры и падение миров» и еще масса других.

— А я и не знал, что так много всего происходит в космосе, — произнес Пит.

— А я не знал, что так много людей уже побывало там, — добавил Боб. — Неужели это значит, что Алеман читает такую ерунду? Думаю, он делает это намеренно, чтобы понять, как Бэрроны реагируют на подобные явления? Но где же логика? — продолжал он.

— Если солдаты хотели обмануть Бэррона, то начали не с того. Ведь это его жена верит в космос. Зачем же эти уголовники так стараются внушать ему эти небылицы о пришельцах с другой планеты?

— Вероятно, им известно, что Бэррон сомневается до тех пор, пока не увидит все собственными глазами, — пояснил Юпитер. — Они убедительно инсценировали старт космической тарелки, и Бэррон должен был увидеть это.

— Но, Юп, может быть, он прав, если верит в это? — засомневался Пит. Его голос звучал неуверенно. — Может, мы ошибаемся? А если это действительно космический корабль?

— Исключено, — возразил Юпитер. — Если это действительно космический корабль, к чему же тогда весь этот спектакль с солдатами на дороге?

— Не имею понятия, — жалобно признался Пит. — Я просто ничего не понимаю. Ради чего нужен был этот псевдокорабль? Ради золота Бэррона? И как связано это с летающей тарелкой?

— Если бы ты покидал землю и должен был отправиться на другую планету, что бы ты взял с собой?

— О! — осенило Пита. — Понял. Я взял бы с собой то, что мне особенно дорого. Но ведь до сих пор никто не предложил мистеру Бэррону упаковать золото и улететь.

— Может быть, они хотят его сначала довести до кондиции, — предположил Боб.

Он снова сложил книжки в коробку и пришел к выводу, что скорее всего этот набор указывает на то, что Алеман увлекается научной фантастикой.

— Ну ладно, — сказал он. — Алеманом мы еще займемся позднее.

И все трое прошли в комнату, принадлежащую Элси.

— Ничего себе порядочек! — присвистнул Пит, открыв дверь.

— Что и говорить, — отозвался Юпитер, глядя на неразбериху из тюбиков, баночек и пузыречков, растрепанных журналов, романов, небрежно брошенных сандалий.

На туалетном столике — духи, косметика и кремы для рук, здесь же заколки для волос и бигуди. В ящиках комода — все в таком же беспорядке.

Пит наклонился и заглянул под кровать.

— Хочешь узнать, читает ли дама «научную фантастику»? — съязвил Боб.

— Нет, — ответил Пит. — Здесь ничего, кроме пыли и туфель.

Юпитер подошел к небольшому столу возле кровати. Он выдвинул ящик и снова увидел кремы и бигуди, между ними несколько фотографий, сделанных поляроидом. Осторожно, стараясь не переместить другие вещи, он вытащил фотографии.

Здесь была фотография Элси на пляже. Вторая изображала Элси, сидящую на ступеньках лестницы. Она улыбалась и держала на коленях маленькую пушистую собачку. Здесь же был большой снимок Элси в яркой блузке и шляпе. Она сидела за столом с большелобым, темноволосым мужчиной. А на заднем плане можно было рассмотреть шары, разноцветные флажки и девушку с длинными светлыми волосами, танцующую со стройным бородатым юношей.

— Выглядит как рождественский бал, — сказал Боб.

Юпитер кивнул. Он положил фотографии в ящик и осмотрел забитый одеждой шкаф.

Через некоторое время друзья перебрались в комнату Мэри Седлак. В ее комнате почти не было украшений. Косметики тоже было немного. Одежда аккуратно висела в шкафу или была тщательно уложена в ящиках. На комоде ничего не было, кроме фарфоровой статуэтки, изображающей скачущую лошадь. На книжной полке под окном несколько книг по уходу за животными, а на ночном столике стояла коробка с бумажными платками.

— Для этой чудачки самое главное — лошади, — высказал свое мнение Пит.

— По крайней мере это то, что она выставляет напоказ, — уточнил Юпитер.

Они перешли в комнату Баналеса, где нашли графики посевов, каталоги и множество книг по земледелию и уборке урожая.

— Вряд ли мы найдем здесь что-нибудь интересное, — заявил Пит.

Он с Бобом проследовал по лестнице за Юпитером в просторную гостиную с потертыми диванами и стульями. На них растрепанные журналы. В кладовке полно продуктов.

Когда друзья вышли на улицу и заглянули под дом, то увидели только паутину и голую землю, жуков и пауков.

— Иногда поиски ни к чему не приводят, — констатировал Юпитер. — Ну не беда. А теперь нужно разыскать миссис Бэррон и рассказать ей все о солдатах.

Они пересекли двор и поднялись по черной лестнице виллы. Юпитер постучал. Никто не ответил. Сыщик № 1 потянул за ручку и открыл дверь.

— Хэлло! — крикнул он. — Миссис Бэррон?

Из столовой доносился шум и треск включенного приемника. Шум стих.

— Кто там? — раздался женский голос.

— Юпитер Джонс, — ответил Юпитер. — С Питером и Бобом.

Три Сыщика прошли через кухню в столовую. Там за столом перед приемником и магнитофоном сидела Мэри Седлак.

— Вам нужна миссис Бэррон? — спросила девушка. — Она наверху. Пройдите через вестибюль к лестнице и позовите. Она услышит.

Юпитер взглянул на приемник: .

— Есть новости?

— Только помехи. Мистер Бэррон попросил меня подежурить здесь, а если поступит какая информация, записать на магнитофон. Она повернула регулятор громкости, и шум и треск возобновились с новой силой. Потом вдруг все стихло, затем раздалось тихое гудение.

— Хоп-ла! — воскликнула Мэри. — Ну, что же теперь?

Она нажала клавишу записи на магнитофоне, и бобина начала медленно вращаться.

— Чарльз Бэррон! — раздался голос, низкий, своеобразно звучащий голос. — Чарльз Эмерсон Бэррон и Эрнестина Бэррон. Здесь Астро-Вояджер М-12. Мы обращаемся к Чарльзу и Эрнестине Бэррон. Повторяю! Мы хотим связаться с Чарльзом Бэрроном. Пожалуйста, отзовитесь, мистер Бэррон.

— О! — изумилась Мэри. — Это послание, мальчики! Скорее позовите мистера Бэррона. Скорее!

ГИБЕЛЬ ПЛАНЕТЫ?

— Повторяю, — звучал голос по радио. — Здесь Астро-Вояджер М-12 и вызывает Чарльза Эмерсона Бэррона и Эрнестину Бэррон. Мы находимся в настоящее время на орбите в пятидесяти километрах от Земли.

Чарльз Бэррон и его жена вошли в столовую. Лицо у Бэррона выражало недоверие, но вместе с тем он был смущен и явно нервничал.

Он уставился на приемник, и через некоторое время вновь раздался голос:

— Инфракрасные детекторы на борту нашего космического корабля зарегистрировали в недрах вашей планеты необычное напряжение. Через несколько дней начнется глобальное землетрясение и связанное с этим извержение вулканов такой огромной силы, какого мы еще до сих пор не наблюдали. Земная ось сместится так, что регионы полярного льда сдвинутся к экватору. Вечный лед растопится, из-за чего поднимется уровень моря, и города, которые землетрясение еще не испепелит дотла, будут затоплены.

— Но ведь это шутка! — воскликнула Мэри. — Послушайте, миссис Бэррон, кто-то дурачит нас.

Миссис Бэррон не ответила, и Мэри с ужасом посмотрела на нее:

— Да скажите же что-нибудь, — жалобно причитала она. — Объясните, что все это значит.

— Верховный совет Омеги решил эвакуировать избранных жителей Земли, прежде чем разразится катастрофа, — продолжил голос по радио. — Когда-то все успокоится и эти люди смогут вернуться и основать цивилизацию. Чарльз и Эрнестина Бэррон относятся к тем, кого мы возьмем с собой. Вчера вечером мы уже пытались организовать встречу, но безуспешно. Сегодня вечером мы попытаемся еще раз исполнить нашу миссию. Мы приземлимся ровно в десять, чтобы взять на борт наших людей, которые в настоящее время находятся на вашей планете. Чарльз Бэррон и его жена должны, если им хватит мужества, в десять ждать на берегу озера в их имении. С собой они должны взять вещи, которые хотят сберечь от уничтожения. Это все.

Голос смолк. И на секунду воцарилась тишина. Потом из радиоприемника вновь послышались громкое шуршание и треск. Бэррон обошел Мэри и выключил радиоаппарат. Потом остановил магнитофон, взял его и вышел из комнаты.

— Миссис Бэррон, можно поговорить с вами? — спросил Юпитер.

Она покачала головой. Ее лицо было белым как мел.

— Не сейчас, — отозвалась она слабым голосом. — Попозже.

Она вышла из комнаты и поднялась по лестнице. Мэри Седлак все еще сидела, глядя на радиоприемник.

— Вы слышали, что он сказал? — прошептала она. — Я слышала собственными ушами.

Опрокинув стул, она вскочила и выбежала из кухни. Сыщики услышали, как она звала Элси Спрэт. Пит вопросительно взглянул на Юпитера:

— Ну и что?

— Поживем — увидим, — ответил тот, — по крайней мере до дальнейших указаний.

— Ты так уверен?

— Абсолютно.

— Надеюсь, что ты прав, — вздохнул Пит, и все трое вышли на улицу навстречу солнечному полдню.

Ни Мэри, ни Элси во дворе не было, но на дороге показалась группа мужчин и женщин. Они несли инструменты и на ходу тихо переговаривались. Молодой мужчина с особенно серьезным и степенным выражением лица, проходя мимо ребят, кивнул им.

— Постойте, — Юпитер схватил его за рукав.

— В чем дело? — спросил тот.

— Мне показалось, — начал Юпитер, — что вы о чем-то спорили. О чем же?

Мужчина обернулся к своим спутникам. Некоторые уже разошлись по домам, но несколько человек еще стояли на дороге, как будто ожидая его.

— Некоторые говорят, что наступает конец света, — проговорил он неуверенным голосом. — Другие считают, что не весь мир, а только Калифорния погрузится в океан и навсегда исчезнет с земли.

— А что думают о солдатах на дороге, разбивших лагерь у ворот?

— Солдаты боятся, — объяснил рабочий. — Они пьют, у них нет никакого уважения к командиру.

В его голосе зазвучали возмущение и одновременно испуг. Такое неправильное поведение солдат еще сильнее убеждало его, что в мире произойдет что-то ужасное.

— А если уйти отсюда? — поинтересовался Юпитер. — Никто не хочет попытаться добраться до другого штата?

— Нет, мистер Бэррон говорил с нами об этом. Он говорит, что при желании мы можем уйти, но он боится, что и в других местах происходит то же самое. Он полагает, что транспорт не работает и что не везде достаточно продуктов, если это случится. А если мы останемся здесь, то по крайней мере нам хватит еды.

— Понимаю, — произнес Юпитер.

Мужчина отошел и присоединился к своим товарищам.

Но тут ребята увидели Конрада. Он шел со стоянки.

— Привет, Юп! — кинулся он к ним. Его широкое лицо было очень серьезно. — Я был на полях. Этот мистер Бэррон нагнал страху на своих людей.

— Я тоже слышал об этом, — подтвердил Юпитер.

— Думаю, нам нужно сесть в грузовик и отправиться домой, — предложил Конрад. — Здесь я чувствую себя не в своей тарелке. Какой-то дурдом. А как только попадем к нормальным людям, все сразу станет ясно.

— Не бойся, Конрад, — сказал Юпитер. Здоровенный баварец моментально успокоился.

— Знаешь что? — вновь начал он. — Может быть, все, что здесь происходит, сплошное надувательство?

— Это действительно обман, — подтвердил Юпитер. — Даже если бы я уже не догадался об этом, то понял бы это сегодня, когда услышал так называемое послание из космоса.

— Послание? — переспросил Пит. — Что ты хочешь этим сказать? По-моему, это прозвучало очень правдоподобно. Только нужно, конечно, верить в летающую тарелку.

— Ну, в оригинале это звучит не совсем так, — ответил Юпитер. — Вы смотрели фильм «Синдром Сатурна», что шел на прошлой неделе по телевидению? Там тоже идет речь о гибели планеты, и когда прибывает космический корабль, чтобы спасти ученого и его дочь, перед этим по радио звучит послание на землю.

— Не может быть! — изумился Боб.

— Такое же послание, какое мы только что слушали, почти слово в слово — предупреждение, что сместится земная ось и растают полярные льды.

Боб вздохнул.

— Даже жаль, а я уже думал, что свершится.

— Ты не в своем уме! — голос Пита дрожал. — Не хотел бы я такое испытать.

ПОДГОТОВКА К КАТАСТРОФЕ

Пит и Боб сидели на кроватях в спальне и ждали Юпитера. Он отправился еще раз в дом Бэрронов, а Конрад был внизу на кухне. Юпитер предупредил его, чтобы он там ничего не рассказывал о его догадках.

Через четверть часа Юпитер вернулся от Бэрронов. Он медленно поднимался по лестнице, и когда вошел в спальню, вид у него был подавленный.

— Итак, мистер Бэррон не поверил тебе, — произнес разочарованно Боб.

Юпитер вздохнул:

— Он считает, что я не могу слово в слово запомнить диалог из фильма.

— А ты сказал ему, что у тебя память, как у компьютера? — спросил Пит.

— А! — протянул Юпитер, — он считает, что я не должен быть таким самоуверенным.

— Все дело в том, что ты просто молод, — заявил Пит. — А если взрослые не хотят слушать, то они просто говорят: не будь нахалом.

Боб нетерпеливо перебил:

— А что, солдаты в действительности мошенники? А твои предположения о золоте? Ты об этом сказал?

Юпитер только взглянул на него:

— Для этого не представился случай. Вы ведь знаете, каков бывает мистер Бэррон, если чего-нибудь не захочет. Тут просто рта не раскроешь.

— Ну, а если бы ты рассказал об этом миссис Бэррон?

— Она не могла отойти от мужа, и мы не сумели поговорить. Но она поверила в диалог из фильма. После ужина опять пойду к ней и расскажу всю историю.

— Ну и прекрасно! — успокоился Боб. — Мы почти разгадали всю загадку, и теперь можем растолковать все это нашей клиентке.

Юпитер насупился. Он привык, что взрослые всегда слушали его, но на этот раз ему не повезло.

— А не пойти ли нам и не рассказать остальным об этом обмане? — спросил Пит. — Здесь на ранчо у всех нервы на пределе. Мы могли бы успокоить людей.

— Но мы спугнем шпиона, — возразил Юпитер. — И тем самым подвергнем Бэрронов еще большей опасности. А если эти солдаты решат напасть, чтобы силой отобрать золото?

— Да, это я упустил из виду. Еще чего доброго впутаемся в перестрелку.

Юпитер кивнул:

— В том-то и дело! Нужно набраться терпения и убедить Бэрронов в том, что мы знаем, что им угрожает. Нетрудно будет образумить миссис Бэррон. Она, по-видимому, доверяет молодежи. Но мистер Бэррон даже не захочет слушать только потому, что она верит нам. Как говорит Элси: «Он всегда грохочет».

— Грохочущий, как гремучая змея, — вспомнил Боб. — Элси действительно выражается довольно оригинально.

Юпитер молча уставился на Боба. Потом произнес:

— Ага!

— Ты что? — удивился тот.

— Ты только что сказал, — начал сыщик № 1.

— Да, я сказал, что Элси выражается довольно оригинально. Она назвала мистера Бэррона грохочущим, как гремучая змея…

Юпитер усмехнулся.

— Не совсем так. Она сказала «раздражителен, как гремучая змея». Но в принципе это одно и то же.

— Эй, вы! — позвала Элси. Она стояла внизу у лестницы. — Спускайтесь ужинать.

— Юпитер, ты что-то задумал? — спросил Пит.

— Потом объясню, — пообещал Юпитер.

Когда все трое вошли в кухню, Элси уже принесла суп, а Мэри раздавала салат.

— Вы ведь слышали, — обратилась она к ребятам. — Расскажите, что передали по радио. А то они думают, что я сошла с ума.

Юпитер сел возле Хэнка Детвейлера. Джон Алеман и Рафаэль Баналес уже заняли свои места. Конрад сидел напротив управляющего.

— Послание было адресовано мистеру и миссис Бэррон, — сообщил Юпитер. — Оно поступило с космического корабля, который находится сейчас на околоземной орбите.

Боб и Пит тоже сели за стол, и Элси подала им суп.

— На вашем месте я бы не стала рассказывать об этом рабочим, — заметила она. — Они и так напуганы.

— Но ведь это взрослые люди, — возразил Хэнк Детвейлер. — И они имеют право знать, что происходит. — Он взял ложку, критически посмотрел на нее и положил на стол. — Мистер Бэррон решил снять посты на лугу. Хозяин не хочет, чтобы кто-нибудь находился наверху, — продолжал управляющий. — Сумасшедший! Я только что спрашивал его, не послать ли нам еще пару мужчин в горы позади ранчо. Но он и слушать не хочет. Никого не должно быть наверху. Мэри утверждает, что скоро наступит конец света и сюда придут инопланетяне, чтобы спасти Бэрронов. Ну, если мы должны пережить конец света, то считаю, что это касается всех нас.

— Хэнк, но тогда все ударятся в панику, если узнают об этом послании, — сказала Элси.

— Они, конечно, безмозглые, — согласился управляющий. — И подавят друг друга, если начнется бегство. Но никто не побежит, потому что бежать некуда. Зачем убегать с места, где действительно еще безопасно.

Он вопросительно посмотрел на Юпитера.

— Мэри говорит, что мистер и миссис Бэррон должны сегодня вечером прийти на луг, и их возьмет космический корабль.

Юпитер кивнул.

— Сегодня в десять они должны явиться к кораблю-спасателю, который возьмет на борт их и еще несколько человек с планеты Омега. Возможно, это те, что напали на нас сегодня утром. Вероятно, они должны помешать людям уйти с ранчо, чтобы избежать утечки информации, — он проглотил ложку супа и продолжал: — Как вы полагаете, ведь им не хотелось бы при приземлении встретить возмущенную толпу?

— Они, конечно, хотели бы только Бэрронов, — заметил Хэнк.

— А о других и не было речи, — возразил Юпитер. Управляющий глубоко вздохнул:

— Смешно! Зачем им нужен именно Бэррон? Он не гений. Он просто богат — и больше ничего. Неужели богачи даже при крушении мира путешествуют первым классом?

— Это сплошной обман, — заявил Джон Алеман. — Кто-то просто шутит над нами. С помощью радио это совсем простой трюк: заблокировать радиоприем и передать специальное известие. Элси, спорим, если бы твой брат был здесь, он сумел бы нам объяснить, как это делается.

Элси машинально потерла искривленную кисть руки.

— Я даже сам сумел бы это сделать, будь у меня все необходимое, — продолжал Алеман.

— Не сомневаюсь, — заметила Мэри. — Но если кто-то шутит, то зачем? Ведь такая шутка стоит больших денег.

— Может быть, у мистера Бэррона есть враги? — тихо спросил Рафаэль Баналес. — Он богатый человек, а богатых не всегда любят. Невозможно поверить, что у нас приземлился космический корабль с другой планеты. Это немыслимо! Катастрофа, о которой здесь говорили, могла бы произойти. Климат на Земле в прошлом уже менялся несколько раз. Это известно. Такое изменение могло бы произойти вновь. Могло бы случиться новое обледенение или таяние полярных льдов. А почему бы и нет? Но если все это случится, что делать нам? Бежать на борт космического корабля? Не думаю, что сделал бы это, даже если бы была такая возможность. Я не смог бы жить там, где нет такого солнца, такого голубого неба и, возможно, такой зеленой травы. Я останусь здесь, если дойдет до этого дело.

— А если ничего не случится? — спросил Хэнк. — Если вообще нет никакого корабля?

Баналес пожал плечами.

— Тогда это действительно шутка. Шутка, которую я не понимаю.

После еды три сыщика вышли на улицу и посмотрели на дом Бэрронов. В этот момент распахнулось окно и выглянула миссис Бэррон.

— Пройдите в дом, — сказала она тихо.

Друзья не заставили себя ждать. Подойдя к веранде, они увидели там Бэррона.

— Добрый вечер, мистер Бэррон, — приветствовали они его.

Бэррон только недовольно поморщился. В сопровождении друзей Юпитер поднялся по лестнице.

— Мистер Бэррон, у меня есть соображения по поводу сегодняшних событий, — попытался завязать разговор Юпитер.

— Молодой человек, — прервал его Бэррон, — сегодня после обеда я высказался довольно ясно. Ваши соображения меня не интересуют.

Он встал и прошел в дом.

И почти тотчас же на веранду вышла миссис Бэррон и опустилась на стул.

— Мне жаль, — сказала она, — но муж совсем не хочет слушать правду. Он намерен покинуть Землю и требует, чтобы я отправилась с ним.

Она взглянула на свой зеленый джемпер и юбку:

— Он говорит, что я должна переодеться. Чарльз считает, что для полета на новую планету больше подойдут брюки.

Юпитер усмехнулся и сел.

— Ну, а как с остальными сборами? Мистер Бэррон уже начал упаковывать вещи, которые хочет взять с собой? Что хотелось бы ему спасти, если разразится катастрофа?

— Он говорит, что упакует все, когда стемнеет.

— Ага, — Юпитер повернулся и положил руку на спинку стула.

Его пальцы нащупали небольшое отверстие, как прорезь в копилке. Он потрогал его, потом стал внимательно разглядывать.

— Не утруждай себя, — успокоила его миссис Бэррон, когда увидела, как он обследует стул. — Вся мебель имеет такие щели. Это, вероятно, заводской брак при литье.

Юпитер кивнул.

— Миссис Бэррон, объясните вашему мужу, какой опасности он подвергнет себя, если сделает это. Он позволяет манипулировать собой и видит только то, что подсовывают ему заговорщики, и слышит то, что они хотят заставить его слушать.

— Юпитер, а ты уверен, что это заговор? — усомнилась она.

— Совершенно точно, — ответил сыщик № 1. — Ведь мы здесь действительно пленники, миссис Бэррон. Нам нельзя было уйти, мы же пытались.

Боб и Пит согласно закивали головами.

— Но почему? — воскликнула она. — Кто эти заговорщики? И что им нужно?

— Это те, что на дороге, и еще некоторые, — ответил Юпитер. — Они здесь ради золота мистера Бэррона.

Тут дверь отворилась, и на веранду вошел Чарльз Бэррон. Миссис Бэррон вздрогнула, и он улыбнулся ей.

— Эрнестина, дорогая, конечно, ты можешь подумать, что я подслушивал, — признался он и сел возле жены.

— Ты говорил про золото, — повернулся он к Юпитеру. — Вот и мне интересно узнать, что ты скажешь.

— Ладно, — согласился тот. — Мистер Бэррон, в общем известно, что всю свою собственность вы перевели в золото, потому что не доверяете ни одному банку этой страны и полагаете, что только золото и недвижимость являются настоящими ценностями. Из этих фактов я сделал вывод, что свое золото вы прячете здесь на ранчо. Это все, что я хотел сказать.

— Послушай, Чарльз! — Эрнестина взглянула на мужа. — У тебя здесь золото? Ты никогда не говорил мне об этом.

— Тебе и не нужно это знать, дорогая, — отрезал Бэррон.

— Те, кто охотится за золотом, пришли к такому же выводу, что и я, — продолжал Юпитер. — Они знают, что золото хранится здесь, но не знают, где именно. Они организовали весь спектакль — пламя под утесом, старт летающей тарелки и, конечно, послание с мнимого космического корабля. Они надеются, что на встречу со спасителями вы прихватите золото. Вот тогда они и получат его.

По мере рассказа Юпитера лицо миллионера все больше багровело, и, наконец, он взорвался:

— Проклятье! Полный абсурд! Всем, черт побери, известно про золото. Я полный идиот! Какое легкомыслие! — он перевел дух и заговорил спокойнее. — Но только трус боится признать свои ошибки, а я не трус… и не дурак.

Он хмуро взглянул на детективов, будто ожидая возражений.

— Нет, сэр, — сказал Пит.

Бэррон взял себя в руки.

— Вот думаю, было бы смешно, если бы эта кучка молокососов в военной форме меня одурачила. А у этого юнца в джипе еще молоко на губах не обсохло. С ним справиться нетрудно. У меня найдется дюжина стоящих парней и хватит ружей и патронов. И если нужно, будем стрелять и пробьемся через ворота. Ты сомневаешься? — спросил миллионер.

— Кто-то с ранчо передает информацию солдатам на дороге, — сказал Юпитер. — Боб расскажет сам, что слышал сегодня.

— Я перебрался через забор, там где не было охраны, — начал тот быстро. — Мне удалось подобраться к самой палатке и послушать, о чем они разговаривали. Они знали, что вы уже готовы поверить в пришельцев с другой планеты. А лейтенант говорил по телефону, и ему сообщили, что вы отправились в обычный объезд на ранчо.

— По телефону? — изумился Бэррон. — Но они же утверждали, что телефон не работает. Почему же я не знал об этом раньше?

— Вы не очень-то хотели с нами разговаривать, — напомнил Юпитер. — Мистер Бэррон, нужно вывести это жулье на чистую воду. Но для того, чтобы привлечь их к ответу, нужны доказательства. И если они вновь что-нибудь предпримут, постарайтесь вычислить, кто из вашего персонала шпионит. Им нужно развязать руки, тогда они сами себя выдадут.

— Может быть, — согласился Бэррон. — Но все-таки в целях осторожности я вооружусь.

Он встал и вышел из дома. Через несколько минут, разъяренный, он вернулся на веранду.

— Кто-то побывал в моем арсенале, — он с трудом сдерживался. — Должно быть, у кого-то второй ключ. Замок не взломан… но ружья и патроны исчезли. Мы в ловушке. Мы здесь заключенные. И среди нас предатель. Кто-то из моих работников, которых я сам выбирал. — Да, сэр, — подтвердил Юпитер, — и теперь мы должны выяснить, кто это.

ВОЗВРАЩЕНИЕ ИНОПЛАНЕТЯН

Вечером того же дня, в десятом часу, Пит и Конрад тайком вышли на дорогу и, стараясь быть незамеченными, направились в северную часть имения, на луг.

— Не понимаю, — рассуждал Конрад, — если все это сплошной обман, почему же тогда мистер Бэррон идет на луг, где должен приземлиться космический корабль? И как он может попасть в него, если его вообще нет.

— Они надули его, а теперь он хочет надуть их, — объяснил Пит. — Идея Юпитера.

— У него неплохие идеи, — согласился Конрад, — но почему он не пошел с нами?

— Он хочет понаблюдать за людьми на ранчо, — ответил Пит. — Последить, как они поведут себя, когда мистер Бэррон уйдет.

— Лучше бы он пошел с нами.

— Пожалуй, — согласился Пит. — Ну да ладно. Нам ведь не надо ничего особенного делать. Просто спрятаться на лугу и спокойно ждать. Тогда видно будет, сумеет ли Бэррон перехитрить преступников. Он и миссис Бэррон переберутся через скалы и приведут помощь.

— Миссис Бэррон полезет на скалы? — не поверил Конрад.

— Говорит, что полезет, — заявил Пит. — Говорит, что сумеет. Думаю, она сможет.

Тут он сделал предостерегающий жест. Они уже подошли к плотине. В бледном лунном свете серебрилась трава, а от скал падали глубокие тени. Пит и Конрад, осторожно обойдя поле, вскарабкались на дамбу и оказались на лугу, окутанном густым туманом. Они шли сквозь него, пока не оказались около низкорослого кустарника, где притаились и стали ждать.

Казалось, этому ожиданию не будет конца, как вдруг на поле под дамбой послышались голоса. Пит привстал и попытался хоть что-нибудь рассмотреть в тумане. Мелькнул свет, зашуршали чьи-то шаги. Покатились камешки из-под ног. Бэррон и его жена перебирались через насыпь чуть дальше от них. Оба прошли буквально в нескольких шагах от того места, где скрывались Пит и Конрад. Под мышкой у Бэррона был большой пакет. Миссис Бэррон молча шла рядом. Она тоже несла пакет, и он был более объемный. Пройдя метров тридцать, супруги остановились. Они стояли безмолвно, и туман обволакивал их.

— А вдруг они не прилетят? — громко спросил мистер Бэррон.

— Прилетят, — отозвалась миссис Бэррон. — Они обещали.

Но вот луг озарился голубоватым светом. Бэрроны вздрогнули. Миссис Бэррон крепко прижалась к мужу. Пламя охватило вершины скал. Казалось, оно разрывало голубоватый туман в клочья, которые, кружась, таяли в ночном воздухе. Пит слышал прерывистое дыхание Конрада.

Что-то круглое и темное зависло над долиной. Оно появилось сверху и передвигалось бесшумно, как облако. На мгновение оно попало в свет пылающих скал, потом вновь приняло свой серебристый цвет.

— Это космический корабль! — прошептал Конрад.

— Т-с-с! — прошипел Боб.

Огромный аппарат коснулся земли, и пламя над скалами вдруг стало бледнеть и вскоре совсем погасло. Несколько секунд на лугу все было неподвижно. Потом из темноты и тумана появились двое в блестящих белых скафандрах и защитных шлемах. Тот, что был впереди, освещал дорогу чем-то похожим на голубой факел.

Пит затаил дыхание. Незнакомцы остановились перед Бэрронами.

— Чарльз Бэррон? — спросил один из них. — Эрнестина Бэррон?

— Это я, — ответил Бэррон. — А это моя жена.

— Вы готовы к полету? — спросил космонавт. — Взяли с собой все, что считаете необходимым?

— Я взял то, что действительно ценно, — объяснил Чарльз Бэррон. — Он подал астронавту свой пакет. — «Упадок», — сказал он.

— Что? — подался вперед чужестранец.

— «Упадок»! — повторил Бэррон. — Это название книги, над которой я работаю. Она описывает просчеты американской экономической политики. Вероятно, я смогу ее, наконец, закончить на Омеге.

— И это все? — спросил астронавт.

Пит едва удержался от смеха. Пришельцу с Омеги отказал голос.

— Это все, что я взял с собой, — подтвердил Бэррон. — У моей жены с собой ее собственные ценности.

Миссис Бэррон вышла вперед:

— Я взяла последние фотографии сыновей и свадебное платье. Я просто не могу расстаться с этим.

— Понимаю, — кивнул космонавт. — Очень хорошо. А теперь пошли с нами.

Пришельцы повернули на дорогу, по которой пришли, и Бэрроны последовали за ними.

Пит испуганно вскочил. Вдали видны были только силуэты Бэрронов.

Но тут пришельцы остановились. Тот, что нес факел, отошел в сторону, а второй быстро повернулся и преградил дорогу Бэрронам.

Он направил ружье на супружескую пару. У Пита мелькнула мысль о том, что такой жест он очень часто видел в кино. Космонавт прицелился.

— Старики! Стоять! — приказал он.

Пришелец с факелом пробирался через пелену тумана к огромному предмету на лугу, напоминающему по форме летающую тарелку. Он зачем-то нагнулся, отошел немного подальше и снова нагнулся. Вдруг скалы вновь озарились пламенем, и летающая тарелка пришла в движение. Сперва она поднималась медленно, а потом все быстрее и быстрее, пока не исчезла в темноте за горными отрогами. Пламя погасло, и луг снова засеребрился в лунном свете.

Тишину нарушил Чарльз Бэррон:

— Полагаю, внизу, на ранчо, тоже видели этот фейерверк и на дороге тоже. Мои люди подумают, что я улетел, а эти подлые клоуны будут безнаказанно разгуливать по моему имению.

Человек с огнестрельным оружием снял шлем. Это был самый обыкновенный молодой человек с темными коротко подстриженными волосами.

— Старички, вы же должны были принести монеты, — с кривой усмешкой обратился он к супругам. — Но теперь уж мы позаботимся об этом сами. Столько времени уже на это убито! И не пытайтесь нам помешать. Если нужно, мы перетрясем все ранчо. Через ваши трупы тоже можем перешагнуть, будьте спокойны.

Миссис Бэррон при этих словах вздрогнула.

— Так что, милейший, подумайте о себе, — продолжал он, — а также о вашей даме. Скажите, где спрятано золото?

— Существование моего золота было, по-видимому, тайной, которую мне не удалось сохранить, — Бэррон вздохнул. — Ну хорошо. Лишаться жизни из-за золота, пожалуй, не стоит. Вы найдете его в подвале нашего дома под полом.

В мгновение ока второй бандит исчез в тумане, и тотчас же внизу раздался звонок, подобный позвякиванию дверного колокольчика.

— Ага, — догадался Боб. — Полевой телефон!

Вооруженный тип молча наблюдал за Бэрронами. Из темноты донесся голос второго:

— Он не принес его, — докладывал тот. — Оно спрятано под полом в подвале дома.

Прослушав ответ, произнес коротко:

— Хорошо.

«Значит, телефон внизу, у подножия скалы», — подумал Пит.

— Если наши люди ничего не найдут, то замуруем вас в подвале вместо золота. Ха-ха-ха!

— Это мы еще посмотрим, — возразил Бэррон. Он молниеносно повернулся к жене и сильно толкнул ее, так что она, не удержавшись на ногах, упала и вскрикнула.

Парень с ружьем повернулся к ней в недоумении. В ту же секунду прогремел выстрел. Бандит вскрикнул и выронил ружье.

— Не двигаться! — приказал Бэррон, направив на него пистолет. — Эрнестина, подай мне, пожалуйста, ружье.

Она принесла ружье. Преступник опустился на колени. Он зажал рану на руке и застонал.

Появившийся в этот момент парень с факелом от удивления открыл рот.

— Откуда вы взяли пистолет? — спросил он, пока Бэррон его обыскивал.

— Это пистолет моего отца. Всегда храню его под подушкой, а вы, болваны, его не заметили, когда рыскали у меня в доме. — Бэррон крикнул: — Пит! Конрад!

— Мы здесь! — отозвался Пит и выскочил на луг. Конрад еле успевал за ним.

— Похоже, кроме этих двоих, здесь никого нет. Эрнестина, дорогая, — обратился Бэррон к жене, — ты уверена, что сможешь перейти через перевал?

— Да, только после того, как перевяжу раненого. Чарльз, у тебя есть чистый платок, дай его сюда, пожалуйста.

Бэррон недовольно фыркнул, но отдал платок. Его жена наложила раненому повязку, а когда закончила, Пит забрал факел и отправился на поиски телефона. Он его быстро обнаружил. Телефонный провод, который он смотал с катушки, пригодился для того, чтобы связать обоих бандитов.

Эрнестина заткнула за пояс фонарь и взяла за руку Конрада.

— Перейдем через перевал — и на дорогу. Надеюсь, у вас удобная обувь, — сказала она. — Ребята последят тут за порядком, а мы вернемся часа через два с полицейскими: Вперед!

Конрад кивнул, и она пошла первой. Когда начался подъем, Конрад старался следовать точно по ее следам. Бэррон и Пит внимательно следили за тем, как они поднимались и как дошли до перевала. Им показалось, что это длилось бесконечно долго.

— Ну, вот и все, — сказал Бэррон, когда они исчезли за перевалом. — Замечательная женщина — моя Эрнестина.

Бэррон приказал связанным «астронавтам» спускаться к полю.

— Пошли, — обратился он к Питу. — Не торчать же тут всю ночь. Надо посмотреть, что теперь творится в доме.

ПОИСКИ СОКРОВИЩ

Лейтенант Феррант стоял на дороге возле большого дома. Он поднял винтовку и выстрелил в воздух. — Назад! По домам! — зарычал он. — Пошевеливайтесь! Кто не успеет убраться через, две минуты, того продырявлю насквозь!

Рабочие, вышедшие на улицу, чтобы посмотреть на пылающие скалы, быстро исчезли в домах. Захлопывались двери, задвигались засовы.

Феррант, тяжело ступая, пошел в дом. Все, включая Боба и Юпитера, собрались на кухне. Боунс, парень, которого Боб видел возле палатки, тоже был там. Он устроился между столом и дверью, зажав ружье коленями.

Феррант сурово посмотрел на испуганных женщин за столом, Элси Спрэт и Мэри Седлак. Хэнк Детвейлер облокотился на спинку стула Элси, а Баналес и Алеман сидели напротив с серьезными и напряженными лицами. Боб и Юпитер тоже сидели за столом.

— Где третий мальчишка? — рявкнул Феррант, бросив злобный взгляд на Юпитера. — Где твой дружок, а?

— Не знаю, — ответил тот. — Несколько минут назад вышел и пока не вернулся.

Лейтенант заколебался, не зная, верить или нет.

— В доме его нет, — сообщил Боунс, — Эл уже смотрел наверху. Может, поискать в сарае.

— Нет, — бросил Феррант. — Не стоит. Все равно далеко не уйдет. Только предупреди людей, — он обернулся к сидящим за столом. — Если мальчишка появится, то пусть сидит здесь и не рыпается.

Феррант вышел. Постоял несколько минут во дворе, переговорив о чем-то со вторым вооруженным постовым. Потом исчез в подвале дома.

Юпитер взглянул на часы. Было уже почти пол-одиннадцатого. Двадцать минут тому назад скалы полыхали огнем, и сыщик № 1 понял, что бессмысленно ждать полиции раньше полуночи. Предстояло длительное, полное нервного напряжения ожидание. Он откинулся на спинку стула и прислушался.

Из подвала большого дома доносились стук и грохот.

Феррант ушел туда с тремя типами из своей банды, не взяв с собой ни Боунса, ни часового. Юпитер представил, как они вчетвером перетаскивают ящики и сундуки, освобождая пол подвала. Он даже невольно улыбнулся. Сколько же времени потребуется для того, чтобы достичь цели? Им, бедолагам, пришлось убрать все запасенные на зиму дрова и уголь. Стук и звон сменились страшным грохотом. Похоже, они разбивали теперь бетонный пол кузнечным молотом. Время потянулось особенно медленно. Наконец все стихло — вероятно, начали копать землю.

С того момента, как заполыхали скалы, прошел час.

Часовой с ружьем начал беспокойно ерзать на стуле. Он взглянул на часы.

Люди в подвале перестали копать и начали разбирать доски. Толстые поленья швыряли на кучи разбитого бетона. И вновь стали разбивать бетон, и застучали лопаты.

Прошло еще полчаса. А бандиты все еще возились в подвале.

Через полчаса из подвала вылез лейтенант Феррант. Вид у него был изможденный. Слипшиеся волосы падали на глаза, мокрая от пота рубашка была порвана на спине. Перепрыгивая сразу через несколько ступенек, он влетел в кухню. Рука, затянутая в перчатку, лежала на револьвере, заткнутом за пояс.

— Нас надули! — заорал он, обращаясь к Боунсу. — Там ни черта нет! Да и не было никогда. Сейчас этот старый хрыч мне ответит за это! Церемониться с ним теперь не буду!

— Лейтенант, вы никогда не снимаете перчатки? — спросил неожиданно Юпитер.

Он произнес это безразличным тоном, но Феррант почувствовал в нем такую иронию и уверенность, что удивленно взглянул на него.

— Должно быть, это жутко неудобно, в такую жару ходить в перчатках, но ведь вам иначе нельзя, — продолжал Юпитер. — Это дело было действительно очень хорошо спланировано. Восхищаюсь вашей фантазией. Да и почва была благоприятная. Миссис Бэррон верила в спасителей из космоса, а ее муж жил в ожидании катастрофы, которая уничтожит цивилизацию. Вот вы и инсценировали эту катастрофу. Сначала вывели из строя радио. Вероятно, где-то в горах поставили передатчик-глушитель, чтобы помешать приему местной радиостанции. Потом перерезали телевизионный кабель и телефонный, отключили электричество. Итак, ранчо было отрезано от мира, и можно было посылать солдат. Охранник с ружьем занервничал.

— К чертям собачьим! — завопил он. — Зря время только теряем!

Феррант повернулся к двери, но Юпитер спросил:

— Так вам все еще не хочется снять перчатки, лейтенант?

Феррант обернулся, кинув на главного детектива оценивающий взгляд. А тот продолжал:

— Вы устроили фантастическое представление. Разыграли, как испугались Бэррона, но сами знали, что никого не выпустите с ранчо. Да и сам Бэррон сыграл вам на руку — выставил посты у ограды и запретил своим работникам покидать имение. А потом заполыхало зарево над лугом и поднялся космический корабль. Корабль, вероятно, представляет собой баллон с газом, натянутый на каркас. Пастуха нашли без сознания и обожженным. Понятно, что появление пастуха на лугу было для ваших людей неожиданностью, но они решили это использовать. Его оглушили, опалили чем-то волосы и оставили лежать. Вроде бы несчастный случай.

Появление на лугу человека в костюме космонавта, должно было послужить еще одним доказательством того, что спасители прибыли. Это, кстати, был тот человек, который утром помешал нам уйти. Потом вы должны были, как спасители, взять Бэррона с собой.

Вам удалось его убедить, тут вы преуспели. Причем вы были уверены, что он прихватит с собой золотишко — да не тут-то было! Вот ведь неудача!

Лейтенант стоял молча с непроницаемым лицом, плотно сжав губы.

— Золото, — проговорил он. — А что тебе известно про золото?

— Столько, сколько и вам. Бэррон не доверял банкам и переводил деньги в золото, а золото должно храниться здесь, на ранчо, которое он считает своей крепостью. Это же ясно. Для подготовки всей операции вам нужно было как можно больше узнать о Бэрронах, и для этого понадобился информатор из его окружения. Это кто-то, кто вам близок, не так ли лейтенант? Тот, кто тоже знает поговорку про гремучую змею. У кого тот же дефект кисти, что и у вас. Ваша сестра Элси.

В кухне воцарилась тишина, подобная тишине перед грозой. Элси Спрэт с ненавистью уставилась на главного детектива.

— Я подам на тебя жалобу, — прошипела она.

— Нет, вам это не выгодно, потому что самой тогда потребуется адвокат. И вашему братцу тоже. Вы же держали его в курсе всего, что делается на ранчо, по телефону. Возможно, телефон был в стойле Эстебана, который никого не подпускал, кроме Мэри Седлак. Мы даже выяснили, что вы заставили Бэррона слушать радио, а не он вас. Ведь радиоприемник был ваш, с вмонтированным магнитофоном. А на пленку записали послание из космоса и речь президента.

От былой самоуверенности Мэри не осталось и следа. Казалось, она вот-вот разрыдается.

— Я ничего не знала, — жалобно сказала она.

— Как бы не так! Вы же дружите с лейтенантом, — возразил Юпитер. — И даже очень. В комнате Элси есть фотография. Это рождественский вечер. А на заднем плане видна пара: блондинка с длинными волосами и бородатый парень. Вы подстриглись прежде, чем явиться сюда, иначе я бы сразу вас узнал. А лейтенант сбрил бороду.

— Не прикончить ли этого малого? — спросил Боунс. — Что-то он много болтает.

— Если убьете его, тогда придется убивать и остальных, — доверительно произнес Хэнк Детвейлер. — Ну, если вам хочется сесть за массовое убийство, тогда что ж… — Он пожал плечами, потом повернулся к Элси. — Ну вы и фрукт.

— А чего же вы ждали? — огрызнулась она. — Неужели вы думаете, что меня устраивала жизнь прислуги? И наблюдать, как постепенно состарится Джек в своей мастерской, зарабатывая гроши? Мы заслужили лучшей доли!

— А теперь? — проворчал Детвейлер. — Жалкая тюрьма во Фронтере…

— Тихо! — приказала Элси и решительно встала. — Джек, нужно уходить. Это единственный выход. Все же мы должны…

Она запнулась. С улицы донесся шум мотора.

— Кто-то едет! — забеспокоился Боунс. Юпитер выглянул в окно. Он увидел, как кто-то гибкий и ловкий выскочил из кустов, бросился к подвалу виллы, захлопнул крышку люка и уселся на ней. Из-за дома вышел Бэррон и подошел к часовому, дежурившему во дворе.

— Не делайте глупостей, — предупредил он его. — Моя жена уже едет сюда с полицейскими.

Едва он успел договорить, как подъехали две машины. Они резко затормозили прямо перед домом. Задняя дверца одной из них открылась, и оттуда выскочила миссис Бэррон.

— Эрнестина! Осторожней! — крикнул ей мистер Бэррон. — Это опасные люди!

— Ах, дорогой, — кинулась к мужу Эрнестина. Но часовой, видя бессмысленность своего положения, бросил ружье на землю и поднял руки.

Кто-то громко забарабанил в крышку люка. Пит вскочил, и люк открылся. Трое грязных взлохмаченных парней из команды Ферранта вылезли наружу. При виде полицейских машин они встали как вкопанные. Из машин уже выходили полицейские, держа наготове оружие.

— Это грабители, — Бэррон указал полицейским на парней, вылезших из подвала. — Наверху, у плотины, вы найдете еще двоих. А еще двое в доме для прислуги, где они общаются с моим юным другом Юпитером Джонсом. Не думаю, чтобы с ними у вас были осложнения. Юпитер, наверное, рассказал им, как нужно вести себя, — он засмеялся. — Это позволяет мне заявить, что на некоторых молодых людей сегодня еще можно положиться.

У АЛЬФРЕДА ХИЧКОКА ЕСТЬ ВОПРОСЫ

Три Сыщика из Роки-Бич вновь посетили своего старого друга Альфреда Хичкока в его шикарном бюро в Голливуде.

— Ну, что новенького? — улыбнулся он. — По телефону вы намекали, что было новое дело.

Боб кивнул и положил на стол папку.

— Вот наш протокол о деле на ранчо Вальверде.

— Ранчо Вальверде? — переспросил Хичкок. — Кое-что я читал в газетах, но хотелось бы услышать подробности.

Он принялся читать протокол.

— Занятно-таки, — сказал он, дочитав последнюю страницу, — но есть пробелы. Например: преступники собирались изолировать ранчо на несколько дней. А как же движение на дороге, проходящей через долину.

— Все очень просто, — отвечал Боб. — Они поставили указатели «Дорожно-ремонтные работы». Никто не удосужился проверить, и все ехали в объезд.

Альфред Хичкок кивнул.

— Все-таки это было рискованно. Ладно, дальше. Кто на вас напал, когда вы пытались уйти с ранчо через луг? Не Мэри ли была тем наездником?

— Мы считаем так, — начал Юпитер. — В то утро, вероятно, Мэри увидела, как мы вышли из дома. Тогда она воспользовалась телефоном, чтобы известить Ферранта, а тот предупредил своих людей на горе, и они нас уже поджидали. Мэри же поскакала за нами, чтобы убедиться, что нам не удалось удрать, и напала на Боба, а двое других занялись мной и Питом. Потом Мэри вернулась на ранчо.

— Полевой телефон вы нашли в конюшне?

— Да, — подтвердил главный сыщик. — Только Мэри или Элси могли им воспользоваться, а солдаты — нет. Спрэт не хотел, чтобы кто-нибудь услышал звонок.

— Джек Спрэт — настоящий гений в технике, — вступил в разговор Пит. — Он не только соорудил полевой телефон, но еще вмонтировал в радиоприемник магнитофон.

— Точно, — согласился Юпитер, — и радиоприемник, и телефон, и установка для образования тумана.

— Как это? — удивился Хичкок.

— Туман нужен был, чтобы скрыть все оборудование и баллоны с газом, которые они разместили у подножия горы.

— Теперь все ясно, — Хичкок побаранил пальцами по столу. — А где же золото? Вы нашли его?

— Нет, Бэррон не хочет раскрывать свою тайну, — хмыкнул Юпитер, — но кое-что до нас дошло. Садовая мебель в их доме изготовлена по заказу. И мы заметили в ней щели, вроде как в игровых автоматах. Бэррон покупал золотые монеты и опускал в щели. Мне кажется, все стулья и столы там забиты золотом, но я могу и ошибаться. Элси с братцем тоже чуть не дошли до разгадки этой тайны. Уверен, что Бэррон теперь будет еще осторожнее, а может быть, он снова начнет доверять банкам.

— Ладно, Шерлоки Холмсы, — сказал режиссер, протягивая через стол Бобу папку, — так и быть, эта ваша история войдет в новый том.

Примечания

1

Лихорадка предпринимательства. (Прим. перев.)


home | my bookshelf | | Тайна пылающих скал |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 1
Средний рейтинг 5.0 из 5



Оцените эту книгу