Book: Полуангелы



Андре Лавси

Полуангелы

Об авторе

Андре Лавси тридцать четыре года. Он главный биохимик крупного лондонского госпиталя, член Королевского химического общества. «Полуангелы» – его первая литературно-художественная публикация. Доктор Лавси женат, имеет двух детей. Живёт в графстве Кент. Среди его увлечений – коллекционирование редких кактусов и марсельский пасьянс.

Пролог

Первая вечерняя звезда зажглась над вечным городом, бросая свет на множество строений, устремившихся колоннами и шпилями вверх, в темнеющее небо. Одно из них выглядело гигантом среди остальных, стоя основанием далеко вниз, а вершиной почти касаясь облаков, позолоченных заходящим солнцем – такой громадой была Башня Пандилекса, выстроенная для повелителя этой земли. Каждый день длинная тонкая тень Башни медленно ползла через город, и горожане избегали её, стараться держаться освещённых солнцем мест. Это было связано с поверьем, что через эту тень Пандилекс узнаёт обо всём, что делается в городке. Неудивительно, что все относились к нему с благоговением и страхом.

На самом верху Башни была комната, где жил сам старик. Она несла на себе отпечаток строгой культуры и красоты: стены были из цветного мрамора, украшенного таким причудливым барельефом, что если смотреть с непривычки, становилось не по себе. Громадные деревянные балки пересекались наверху, между ними были вставлены тонкие пластины из мелового стекла, дававшие странный оттенок всему убранству. Вход был закрыт белыми шелковыми шторами, расшитыми кабалистическими знаками. Украшений было немного. На нескольких столах стояли глиняные блюда с фруктами и фляги с вином. Ложе было покрыто шкурами редких зверей. Тут и там были видны инструменты, связанные и используемые в необычных занятиях хозяина.

В это вечер старик полулежал на шкурах, одетый в пурпурные одежды, расшитые серебром. Возраста он был неопределённого, как старое дерево, кожа его была испещрена множеством шрамов и морщин. Голова его была непропорционально большой по сравнению с изнурённым телом. Массивный лоб наполовину скрывал глубоко посаженные глаза, которые уже сейчас, несмотря на болезнь, выдавали его острый ум.

Пандилекс умирал, а Серайнис всё ещё не приходила. Несмотря на все его интенсивные поиски и бесчисленные записки, оставленные в заметных местах, она так и не дала о себе знать. Пандилексу казалось, что мучения его умирающего тела – ничто по сравнению с душевными муками. Только она могла ответить на вопрос, который бился у него в голове, как дикий зверь в клетке, не находя выхода. Что с ней случилось? С того самого момента, когда Сандра была предана казни столь ужасной, что никто не отваживался упоминать об этом, Серайнис бесследно исчезла. Ни слова, ни знака – не оставила ничего. Она как будто никогда не существовала, если судить по результатам поисков. Хотя наверняка, если только она жива, слухи доходят до неё. Тогда почему ответом ему служит только полное молчание?

Ноющая боль внутри снова разыгралась в полную силу. Ему бы первому следовало узнать о её смерти, и если Серайнис жива, то может быть только одно объяснение её бегству. В этом случае её ожидает судьба Синдры.

Лицо его исказилось мукой. Он приподнялся, опираясь на высохшую руку и дотянулся до медного кубка. Ароматная жидкость дала облегчение и на этот раз, но он знал, что скоро по нему зазвучат Трубы Смерти. Для размышлений не было больше времени.

Он позвонил в серебряный колокольчик и поставил его обратно на мраморный столик.

Райтис, его ученик, вошёл и замер перед умирающим. Пандилекс смерил его оценивающим взглядом, под которым люди в прошлом трепетали в ожидании грядущего суда. Райтис будет править после его смерти, но как долго? Несмотря на значительные способности в искусстве, в котором Пандилекс был мастером, молодому человеку чего-то недоставало. Может быть, в этом была вина самого Пандилекса. Если бы оставалось немного больше времени, он исправил бы ошибку, но было уже слишком поздно. Оставалось выполнить лишь последнее, самое важное из всего, что было оставлено на последний момент – вдруг Серайнис вернётся с раскаянием и объяснениями?

– Возьми этот ключ, Райтис, и отопри самый маленький сундук у подножья статуи Герафии.

Старик отцепил ключ от золотого браслета на руке и с облегчением откинулся на шкуры. Глаза его следили за Райтисом, который выбрал небольшой деревянный ящик с вырезанными на нём мистическими фигурами. Ящик был подан Пандилексу.

– Пока всё, пусть теперь меня в течение часа никто не беспокоит. Потом я буду говорить с тобой в последний раз.

Райтис пристально взглянул на повелителя и заколебался, видя столь явные признаки приближающееся смерти.

– Иди, – сказал старик сурово, – и не нарушай молчания. Неужели я так плохо тебя воспитывал, что ты не подчиняешься? Когда ты увидишь меня в следующий раз, всё будет кончено. Иди же.

Молодой человек склонил голову и молча вышел.

Пандилекс отпёр сундучок и достал результат многих часов кропотливой работы. Это была последняя гарантия на тот случай, если его надежды относительно Серайнис окажутся тщетны. Медленно, кряхтя от боли, он поднялся, опираясь на металлический посох и держа в руке содержимое сундучка. Боль пронзила его и на мгновение он зашатался.

Когда он совладал с собой, он напряг остатки своей воли и начал действовать. Монотонное заклинание эхом отразилось от мраморных стен. Шагах в пяти от него воздух заколебался, и одежды его напряглись, как от дуновения ветра. Постепенно сформировалась пустота в форме воронки, поднимающийся от пола. Когда она стабилизировалась, в мозгу колдуна ледяной голос спросил, почему была открыта заветная пустота. Смиренным тоном колдун ответил Верховному Инквизитору:

– О, грозный Конус, час моей смерти близок. Многое сделано в моей жизни злого, чему множество свидетелей. Но все мерила в жизни относительны, и кто знает, может быть, что для одного зло – добро для другого? Ведь даже в зеркале человек видит себя не таким, каким видят его другие. Законом природы зло полностью уравновешенно добром, и ни то, ни другое преобладать не может. Если бы на этой планете преобладала сила, которая могла бы нарушить установленное равновесие: естественное положение вещей бы уступило место ужасу, невероятному в своих крайностях. Что такая сила возможна, я не сомневаюсь, многие свидетели тому, как она выразилась в Синдре. С ее смертью это зло должно было перестать существовать, но я не нахожу подтверждение этому, которое ищу. Как наказание за то, что я принимал участие, в моем сознании теперь существует блок, который препятствует всем моим попыткам узнать будущее. Однако, я интуитивно чувствую, что когда я умру, то мое место займёт более могущественный правитель. Судьба оставляет меня в неведении, хорошо это будет, или нет, однако я чувствую себя обязанным хоть что-то предпринять из-за ужасного предчувствия. Вот почему я прибег к помощи пустоты.

Он совладал с еще одним приступом боли.

Голос вернулся:

– Ответом будет дан.

Он ждал, распятый болью. Смерть придвинулась ближе. Неожиданно согласие было дано и, вытянув вперед руку, отчаянным усилием воли он бросил предмет, на который возлагал последнюю надежду. И тут смерть подошла вплотную. Вспышка света – предмет завертелся и исчез быстрее, чем со скоростью света.

Когда Райтис вошел минуту спустя, только бездыханное тело адепта лежало на мраморном полу. Молодой человек наклонился и долго и пристально рассматривал своего мертвого учителя. Затем он повернулся, и обращаясь к страже снаружи, дал сигнал, чтобы зазвучали Трубы Смерти.

Глава I

Небольшой букинистический магазин на Парадайз-стрит существовал уже добрых сорок лет. Когда старый м-р Харрис умер Эдвард, уважая литературные вкусы отца, сделал некоторые изменения. Появились отделы спорта и науки, а в остальном все осталось по прежнему: длинные ряды все тех же пыльных томов теснили друг друга.

Эдвард был высоким спокойным молодым человеком с бесстрастным чувством юмора, но никак не хотел остепениться с тех пор, как демобилизовался из армии после войны. В отличие от множества своих друзей он так и не женился, хотя производил на женщин сильное впечатление, когда хотел этого. Они приходили в восторг, но чаще всего их первоначальное женское любопытство сменялось раздражением, когда они замечали, что во время веселой болтовни мысли молодого человека были где-то далеко. К описываемому времени он решил, что лучше для него – продолжать потихоньку заниматься магазином, стараясь покуда восстанавливать свои связи в деловом мире.

Постоянными клиентами Эдварда были люди, совершенно зачарованные старыми книгами, увидевшими свет много поколений тому назад. Книг этих, собранных за целую жизнь м-ра Харриса-старшего, было великое множество, большинство из них было в плачевном состоянии с поблекшим шрифтом и истрепавшимися кожаными переплетами. Редко кто из посетителей отважился забираться далеко в эти дебри книжных полок, высившихся справа и слева до самого потолка. Самой большой проблемой магазина была нехватка места. Чтобы добраться до дальних отделов приходилось искусно маневрировать между препятствиями. Эдвард наполовину серьёзно предупреждал посетителей, что чем дальше они будут забираться вглубь, тем труднее им будет выбраться обратно.

Однажды магазин на некоторое время был закрыт и очищен от содержимого, так как покойный м-р Харрис обнаружил целую колонию мышей, поселившихся сначала в «Вайтекеровском альманахе», а усвоив факты и цифры за 1925 год, и перебравшись к более высоким премудростям «Английского законодательства», так же переварим затем и «Воскресные проповеди епископа Винчерского» и «Простейшие вспомогательные пособия по родам», написанные хирургом Чаринг-Кросского госпиталя. К этому времени мышиное семейство, разросшееся до двадцати голов, и стало представлять серьёзную угрозу бизнесу, и их многообещающая литературная карьера была прекращена внезапным вмешательством собаки-крысолова.

Когда книги вернулись на свои полки, часть их оказалась заплесневевшей и в таком ветхом состоянии, что их пришлось выбросить. Таким образом, в магазине оказалось немного свободного места, которое отец Эдварда продолжал заполнять все более сомнительными приобретениями на аукционах. После смерти отца Эдвард обнаружил, что унаследовал магазин, полный разваливающихся книг и порядочное количество долгов.

Однажды он встретил коллегу по книжному бизнесу, который выразил желание приобрести этот магазин. В связи с этим Эдвард решил, что было бы весьма благоразумно оценить свой наличный капитал. И он стал готовиться к инвентаризации всех своих книг. Это унылое занятие заняло некоторое время, в течение которого он сообразил, что большого дохода от этих книг ожидать нельзя.

Его занятие уже подходило к концу, когда он наткнулся на интересные вещи, находившиеся в одном из сундуков в заднем помещении. Здесь было редкое первое издание «Руководства по шахматам» Стейница, что несколько улучшило настроение Эдварда. Так же интересным был большой тонкий том, очень старый, переплетенный в кожу. Переплет был некогда украшен замысловатой эмблемой, но плесень напрочь свела всю центральную часть оформления. К своему удивлению, осторожно открыв книгу он обнаружил, что внутри все сохранилось в хорошем состоянии. Все страницы были покрыты тонкой паутиной значков. В конце старинного текста были две необычные иллюстрации. Первая из них состояла из близко расположенных параллельных линий, образующих геометрические фигуры типа трапеции и семиугольника. Они сливались и перекрывали друг друга, представляя из себя калейдоскоп симметрий. Чем дальше Эдвард разглядывал эту страницу, тем больше изменялись образы, так что первоначально удалявшиеся линии теперь прямо-таки выпирали из страницы. Казалось, что маленькие точки света быстро танцуют между линиями – без сомнения, благодаря многочисленности параллельных линий, окружающих каждую фигуру. Получалось, что картина в целом не была статичной, а была движущейся, вращающейся, динамичной иллюзией. Подняв глаза от книги, он в течении нескольких секунд продолжал видеть эти образы, куда бы он ни посмотрел.

Другая иллюстрация была красивой картинкой в средневековой манере. К сожалению, краски на ней заметно поблекли и детали можно было хорошо рассмотреть только при искусственном свете, что было довольно удивительно. Держа книгу поближе к электрическому свету, Эдвард смог разглядеть, что художник изобразил сцену на рыночной площади. Множество людей в очень странной одежде теснились и рассматривали товары, разложенные для продажи или обмена. Громадный мужчина стоял справа, держа под уздцы двух могучих лошадей, пока он торговался с двумя стражниками в блестящей полосатой желто-зеленой форме. С длинными мечами на боку. Небольшая группа женщин в блестящих платьях стояла неподалеку. Женщины болтали, собравшись в кружок, пока их дети поблизости играли в прятки. Было так много людей спешащих, торгующих и покупающих, что Эдварду потребовалось много времени на то, чтобы разглядеть мелкие детали картины. Несмотря на улыбки женщин и детских смех, и некоторые, победнее одетые, выглядели так, как будто никогда не знали хорошей пищи. Позади толпы были видны навесы, а немного дальше тянулись толстая каменная стена, с часовыми, прохаживающимися по ней.

Поздравляя себя с этой находкой, Эдвард захватил книгу с собой, в свою холостяцкую квартиру. После того, как он одолел неаппетитный ужин, оставленный для него хозяйкой, мисс Бакли, он отодвинул грязную тарелку и снова принялся изучать иллюстрации, но теперь он уже довольно сильно устал, и детали на иллюстрации сливались с фоном, а геометрическое оформление мерцало, выделывая трюки. Он вспомнил, что ещё ребенком читал о том, что некоторые рисунки могут создавать оптические иллюзии, и предположил, что данный случай – один из самых сложных. Эдвард закрыл книгу, положил грязную посуду в раковину и пошёл спать.

Спал он не очень спокойно, в снах он все время возвращался к геометрическим фигурам. Во сне вспышки света двигались быстро между линиями туда сюда, кружились светящиеся завитки, превращались в радугу, пересекая друг-друга, чтобы исчезнуть и возникнуть вновь. Несколько раз Эдвард просыпался с видениями кружившихся вспышек света и дрожащих линий, но когда он приходил в себя окончательно, они исчезали. Когда наступило утро, он испытал чувство облегчения. После завтрака он решил показать эту странную книгу одному своему другу, который работал неподалеку, в Боннингтонском музее изящных искусств.

Ему пришлось ждать в одной из галерей около двадцати минут, галерей, посвященным восточным рукописям, пока его друг, м-р Крэбшо, заканчивал лекцию, посвященному этрусскому искусству. Когда лекция закончилась, они поприветствовали друг друга с обычной фамильярностью.

– Ну как, нашел что-нибудь интересное в своем магазине?

Том Крэбшо провёл Эдварда через соседнюю галерею в небольшой кабинет.

– Я думаю, тебе придётся по вкусу этот крепкий орешек, – ответил Эдвард, бережно разворачивая свёрток. – Я никак не пойму, что это за язык, но это неудивительно, так как я плохо знаком с той эпохой. Здесь в конце, после всей этой тарабарщины, есть две интересные иллюстрации.

Крэбшо положил книгу на стол и включил ближайшую настольную лампу. Осмотрев сначала книгу снаружи, он отложил ее и перед ним предстали строчки причудливых иероглифов. Пока он разглядывал книгу, Эдвард, чтобы скрыть свое нетерпение, ходил по кабинету и интересовался экспонатами на столах. Через некоторое время он взглянул на своего друга, лысая голова которого парила над столом.

– Ну, что ты думаешь об этом? – спросил он. – Видел ли ты что-нибудь подобное раньше?

Сверкающая голова поднялась, и Том посмотрел на него поверх очков.

– Честно говоря, я и не знаю, что подумать. Как ты знаешь, я уже несколько лет работаю с манускриптами и через мои руки их прошло несметное количество, и причем попадались и самые необычные, но эта штука какая-то уж очень странная. И букв, подобных этим, я никогда не видел. Некоторые из них как будто имеют сходство с древними скандинавскими письменами, но я не уверен, что это не чистое совпадение. Это личный шифр какого-то высокопоставленного лица, которое не желало, чтобы его записки читал кто попало. Вся трудность состоит в том, что шансы расшифровать это исчезающее малы. В то время, наверняка существовало множество местных диалектов, какую страну не возьми. К сожалению, эксперты знакомы лишь с очень малым числом древних диалектов. Однако не будем отчаиваться. Давай взглянем на эти художества в конце. – Эдвард склонился над его плечом и стал переворачивать страницы, чтобы найти первую иллюстрацию. Том Крэбшо протер очки платочком и снова водрузил их обратно на нос. – Гммм, а вот это уже интересно, ты только посмотри, как все меняется, в зависимости от того, под каким углом рассматриваешь! Несколько лет назад я оклеил свою гостиную обоями примерно в таком же духе. Глядя на них, не сразу можно понять, то ли движется рисунок, то ли дрожит дом. Жена не вынесла этого и мне пришлось поверх их наклеить новые обои. Извини, старина, я, кажется, поехал куда-то в сторону, давай вернёмся и взглянем на другой рисунок.



Он перевернул страницу.

– А, это уже лучше. Совсем не плохо, хотя краски уже поблекли. Может быть, мы тут и найдем ключ к разгадке. Вероятно, это средние века, но я всё-таки неуверен, какая страна здесь изображена.

Он легонько щелкнул пальцем по картинке.

– Подобная сцена могла произойти где угодно в Северной Европе. Странники, вероятно, принадлежат к какому-нибудь маленькому провинциальному гарнизону, и их одежда немного может рассказывать помимо того, что художники их несколько при украсили. И, к сожалению, никаких геральдических знаков. Ну, а остальные люди – обычная толпа этого времени. Большинство из них больны и почти умирают с голоду. Ну, нам-то ведь не приходится беспокоиться о том, где мы будем есть в следующий раз, а? Как насчёт ленча в кафе, тут, неподалеку? – он закрыл книгу и взглянул на Эдварда. – Эй, да что это с тобой, старина? Ты что-то подозрительно выглядишь. Ну-ка сядь. – применив некоторую силу, он посадил Эдварда в кресло и засуетился, подавая ему стакан воды.

– Да я ничего, правда, – слабо запротестовал Эдвард, в то же время не в силах оторвать взгляда от картинки.

Высокий человек с двумя лошадьми справа уже не держал поводья, передал их одному из стражников, в то время как другой уставился на проходящую мимо женщину. Часовые открыли в стене деревянные ворота и через них можно было видеть группу стражников, приближающихся издалека. Не было сомнения, картина изменилась.

Этой ночью Эдварду снилось, что сеть строчек росла, так что весь рисунок сделался величиной с дом. И он как будто стоял перед ним. А огни между строчками делались все ярче и перед его глазами вспыхнули гигантские сферы. Вскоре линии отделились и угасли, и лишь цепочки света продолжали свое бесконечное движение. Иногда внезапно появлялся массивный огненный шар и так же внезапно исчезал. Эта картина приковала к себе его внимание, и он не мог отвести он нее взгляда. Он смутно понимал, что вся эта сцена предназначалась именно для него, и он должен понять что-то важное, из этого видения. Ему захотелось крикнуть: «Я знаю! Я понял! Вот что вы пытались показать мне!» – но ничего не вышло. Его отвергли. Огни потускнели, и сон угас, после чего Эдвард проснулся. Лежа, он размышлял об этом сне, удивляясь, как сильно все это захватило его. Было что-то гипнотическое в том, как легко эти образы захватили его вниманием. Может быть, работа в магазине оказалась более утомительной, чем ему казалось, и его нервная система перевозбудилась? Он встал, заварил чай, послушал по радио музыку. Когда программа кончилась, он снова заснул, и спал уже совсем спокойно.

Он ничего не сказал Тому о том, что картинка изменилась, а когда наступило утро, он сам начал заниматься, действительно ли в картине было какое-то изменение. В любом случае картину было трудно рассматривать в дневном свете. А может быть, он недостаточно внимательно рассматривал ее в первый раз. В холодном свете утра картина не выдавала ни одного из своих секретов, хотя он задернул шторы и держал книгу близко к электрической лампочке. Очевидно, было, что ему придется ждать до вечера, когда исчезнут препятствующие силы дневного света. Эдвард запер книгу в шкафчик около кровати и одев пальто, вышел из дома. Он медленно шел по улицам, избегая своего магазина. Он провёл день в посещениях кафе, кино и разглядыванию витрин, но несмотря на все это, где-то глубоко в его мозгу вспыхивали огни и образы кружились в бесконечном хороводе.

Вздрогнув, он очнулся и обнаружил себя в автобусной давке. Сидящая напротив женщина уставилась на него и бормотала что-то неодобрительное. Был уже поздний вечер, и на небе горели звёзды, мерцая и слегка подрагивая. Автобус был последним и был набит битком шумными подростками. К счастью, сзади нашлось свободное место, и он сел, промерзший до костей, стараясь не слушать болтовню вокруг. Путь домой занял у него около часа, и он вернулся в свою квартиру с чувством облегчения. Когда электрический камин и ужин привели его в чувство, он подошел к шкафчику, открыл его и достал книгу. Он пододвинул лампу поближе и после минутной нерешительности открыл книгу на странице с иллюстрацией.

С первого же взгляда его страхи подтвердились: ситуация на картинке немного изменилась. Солдаты и лошади с правой стороны исчезли. Рынок был ещё там, но люди были другие. Процессия была намного ближе и её возглавляли несколько стражников. Они уже почти поравнялись с воротами в стене. Городская толпа устремилась им навстречу.

Эдвард внимательно разглядывал эту сцену. Картина казалась живой. Изображенные на ней события должны были быть реальными. Это – не увековеченные навсегда исторические события, которые произошли давным-давно. Они разворачивались прямо сейчас, как будто страница была своего рода окном. И в тоже время картина была как будто неподвижной. Он засёк время и быстро сделал набросок с картины, тщательно отмечая положение людей относительно неподвижных объектов. Час спустя он сравнил свой набросок с иллюстрацией и заметил некоторые изменения. Приближающаяся процессия подошла ещё ближе. Толпа на рыночной площади повернулась: чтобы видеть первых стражников, входящих в ворота. Навстречу им выбежала маленькая собака. В середине процессии можно было рассмотреть деревянную повозку, запряженную двумя одрами. К грубому деревянному помосту на повозке была привязана молодая женщина. Она была одета в простую одежду, из зелёной ткани, местами забрызганной грязью, которая летела из под копыт лошадей. Лицом она была повернута в другую сторону: на Эдварда большое впечатление произвели ее медного цвета волосы, ниспадавшие до ее тонкой талии. Он заметил, что стражники отошли на несколько метров от повозки. Эдвард хотел увидеть лицо девушки и терпеливо ждал, пока события на картинке медленно разворачивались. Стражники поставили повозку в центре площади и выпрягли лошадей. Один из них осадил назойливую толпу при помощью бича, получая, как будто, от этого удовольствие. Прошло время, любопытство спало, и люди стали расходиться, а молодая женщина всё сидела не поднимая головы. Теперь, когда командир эскорта подошел к помосту с флягой в руках, она посмотрела на него, и Эдвард увидел ее лицо, впечатляющие красотой и силой характера. Тонкие черты лица неожиданно сочетались с четко очерненным подбородком и самыми необычными глазами, которые он когда-либо видел. Они были розовато-лилового оттенка и контрастировали с медно-красными локонами и тонкими бровями того же цвета. Стражник поставил флягу с вином перед ней так, чтобы она не могла дотянутся до неё, и, наслаждаясь своей шуткой, отошел в сторону.

Было уже очень поздно, но Эдвард не отваживался оставить картинку, так как в следующий раз девушки там могло и не быть. Полночь застала его все ещё с большим интересом, изучающим картинку. На картинке тоже настала ночь. И не считая отдельных стражников, прохаживающихся мимо, девушка была одна. Теперь она была повернута лицом к Эдварду: ему казалось, что он читал на нем опасение. Время шло и он все больше переживал за ее бедственное положение.

– Помощь придёт, – произнёс он. – Я знаю. Не отчаивайтесь.

Некоторое время спустя он заметил на лице ее выражение сильного страха и потрясения, хотя на картинке не было видно причин этому. Ему пришло в голову, что, возможно, она услышала каким-то образом его голос. Но если это так, то его слова не могли ничего значить для неё, так как язык книги был ему не знаком. Пожалуй, лучше было бы поостеречься, чтобы не напугать ещё больше её своим участием. Вот если бы он мог понять её язык, то может быть он смог бы наладить с ней связь. Ему было интересно, видит ли она его? Но в этом он сильно сомневался. Скорее он чувствовал, что она могла ощущать его присутствие интуитивно. Теперь она смотрела прямо ему в лицо, но её прекрасные глаза его не видели. Казалось, картинка позволяла рассматривать себя только с одной стороны. Размышляя над этим, он заснул прямо в кресле, совершенно изнурённый.

Пока он спал, вокруг него было тихо, если не считать его собственного дыхания, да тиканья часов на камине. Изредка по улице проезжали машины и один раз эхом отдались чьи-то шаги.

В другом месте тоже было всё спокойно, но, в отличие от Эдварда, девушка, наедине со своими мучительными мыслями, не могла спать.

– Вот ещё и сумасшествие явилось, чтобы умножить мои муки, – сказала она горько, – как будто мало той участи, которая ожидает меня – чужой язык всё ещё звучит в моей голове. Верно говорят, что последние капли в чаше жизни – самые горькие. – она слегка вздрогнула и стала ждать рассвета.

К Эдварду вернулся прежний сон: но на этот раз путаница линий была намного тоньше, и его вниманием завладели трассы, оставляемыми движущимися огоньками. Постепенно до него дошло, что эти огненные полоски представляют собой значки, подобные тем, которыми была написана эта книга. Чем больше он сосредотачивался, тем ярче становились светящиеся следы. Ему стало интересно, не влияет ли он сам каким-либо образом на них и внезапно его осенило. Чтобы проверить свою догадку он поспешно очистил своё сознание от всех посторонних мыслей, насколько это возможно, и сосредоточился на собственном имени. Светящиеся образы моментально угасли, и появилась короткая серия значков. Теперь он знал, что это – его собственное имя на древнем языке. И как только эта догадка ворвалась в его мозг, эти значки погасли, и множество других заплясало на их месте, отражая его разрозненные мысли. Он так воодушевился этим, что проснулся. Он тут же открыл страницу с геометрическими фигурами и убедился, что его сон не обманул его. Светящиеся трассы вслед за его мыслями вычерчивали слова все теми же значками. Все, что он должен был теперь делать – это мысленно представлять себе различные словосочетания и перед ним престанет полный словарь чужого языка. Он выписывал небольшие предложения при помощи таинственных значков и затем проверял их на иллюстрации. Он не сомневался, что при таких темпах через несколько дней он сможет бегло читать на этом языке.

Пробили часы, и Эдвард виновато подумал о том, что давно уже не смотрел на другую картинку. Девушка всё ещё была там. В утреннем свете она выглядела бледной. Несколько человек было поблизости, в том числе и командир эскорта, который что-то пил, стоя у входа в военный шатёр, раскинутый под стеной. Удостоверившись, что с девушкой ничего не произошло, Эдвард открыл начало книги и при помощи вновь приобретённых познаний, принялся ее читать.

Глава II

И да исполнится воля Пандилекса, Верховного Мага и правителя Элозоса, Канта и Торка. Кто держит на душе злые помысли и слаб духом, не должен читать дальше. Иначе стража, расставленная дальше, предаст его мучительной казни, разорвав его тело на части. И он умрёт в агонии и боли. Далее излагаются вещи таинственные и жестокие, и узнать о них может только тот, кто возьмет на меня исполнение своей воли. Итак, остановись – или продолжай чтение, зная, что это обязует тебя исполнить мои повеления, изложенные ниже.

Так как минуты мои сочтены, а предстоит сделать ещё много очень, на что у меня нет больше времени, я, сотворил этот инструмент которому ты сейчас внимаешь, и целью которого является дать тебе возможность выполнить задачи, которые я сам выполнить уже не смогу. Моё гадание предсказывает, что на этой планете нет ни одного, кто бы мог взять на себя возлагаемую миссию и надеяться на успех. Поэтому я посылаю этот инструмент в отдалённое время для того, кто сможет вернуться. Так как задачи стоящие перед тобой очень опасны, и могут привести к смерти, я полностью изложу тебе историю моего прошлого, чтобы ты мог иметь хоть какие-то шансы на успех.

Описание моей молодости займет немного места. Достаточно только сказать, что много лет назад я был воспитан мудрыми и благородными родителями: я унаследовал отцовский трон и стал правителем этих земель после того, как он умер. Моя мать обучила меня управлять страной, а так же посвятила меня в искусство магии, с которым она была знакома. После того, как моя мать умерла от горячки, с которой не могли справиться никакие знания, я решил настойчиво искать знания. Некоторое время я путешествовал, обучаясь у многих мудрецов, которых я посещал, часто подвергая свою жизнь большой опасности, так как не все они были расположены ко мне дружелюбно. Как бы то ни было, после нескольких лет скитания я решил, что мои знания и умения превосходят все, что я встречал, путешествуя. Я вернулся домой в великий город Джерва к большой радости моего народа. И здесь я остаюсь уже многие десятилетия, не считая времени нескольких поездок.

После того, как прошло несколько лет такого сидячего образа жизни в качестве философа и правителя земель, окружающих Джерву, я начал склонятся мысли о браки с тем, чтобы продолжить мой род после моей смерти. Но несмотря на это мысль о том, что со мной постоянно будет моя жена, раздражала меня и я искал какой-то другой выход.

Однажды путешественник из земли Исбес, расположенной в многих милях к северу от Канта, рассказал мне о любопытном обычае тех мест. В скалистых горах, неподалёку от вершин Эвон, живёт племя скотоводов. Рождаемость в племени была очень низка и только некоторые из женщин могут приносить детей. Чтобы численность в племени не падала, некоторые избранные мужчины решили воспользоваться услугами старой колдуньи Васды. Каждый раз процедура была одной и той же, мужчина из племени взбирался высоко в горы в пещеру колдуньи рядом с ледником, недалеко от вершины. После того, как он объяснял, зачем он пришёл, он предлагал ей свои дары. Если колдунья была довольна дарами, на следующую ночь у входа в пещеру появлялась юная девственница неизвестного происхождения, и в полной тишине провожала избранника в глубину темной пещеры, и они ложились там вместе. В положенное время, если происходило зачатие, колдунья посылала за этим мужчиной и вручала ему дитя, говоря при этом, какое оно должно носить имя. Кроме единственной встречи, мать ребёнка никто никогда не видел и избранник со своей женой воспитывал этого ребёнка, как если бы он был их собственным.

Так как подобные вещи в пределах моей страны были запрещены законом, возможность посетить Исбос выглядела заманчивой. При условии, что колдунья могла подобрать девушку подходящими качествами и от её союза со мной родиться ребёнок, который стал бы моим прямым наследником, я мог бы спокойно продолжать мои занятия.

Наступила весна, и я начал с того, что оставил необходимые распоряжения на период моего отсутствия и отправился в Исбос верхом на лошади. Много раз на моём пути мне являлись дурные предзнаменования, которые пытались заставить меня повернуть назад. Но охваченный горячкой я мчался вперёд: видимо потому, что я оставил свои изнурительные знания в своём мрачном городе. Я мчался вперед, по зелёным полям, по живописным местам. Два солнца опаляли мое лицо, покуда лошадь лёгким шагом несла меня вперед. И всё было бы прекрасно, если бы несколько инцидентов на моём пути, который выдали злой умысел, направленный против меня.

Я скакал через лесную поляну, и лучи солнц пробивались сквозь листву. Только я вдохнул свежий воздух и обрадовался прохладному ветерку, как три головореза бросились на меня с нависавших ветвей с кинжалами наготове. Моя лошадь поднялась на дыбы и спасла меня. Лезвие вошло ей в грудь. Пара жилистых рук обхватила меня сзади. В то время, как другой злодей бросился на меня с кинжалом. Я громко произнес заклинание. Они закричали в агонии, царапая руками лицо. Было жутко смотреть, как они катались по земле, не находя спасение от того, что я с ним сделал. Через несколько секунд последний из покушавшихся на меня умер. Я произнес ещё заклинание и предал эти ужасы забвению. Моя лошадь была мертва и я был вынужден искать другое средство передвижения. К счастью, через несколько часов мне удалось купить у лесника довольно крепкую кобылку.

Спокойно переночевав в грубой, но теплой хижине лесника, я отправился дальше и к полудню достиг границы Исбоса. Земля передо мной была покрыта остроконечной травой, и я осторожно прокладывал себе путь. Вдруг впереди я услышал жалобный крик и вглядевшись, увидел женщину, привязанную к дереву с длинными, достигающими земли, ветвями. Я поспешил к ней, выхватил нож, чтобы перерезать путы, но когда я подошел к дереву вплотную, там никого не оказалось. Пока я стоял, удивляясь этому, ветви протянулись к моим ногам, крепко обвились вокруг них и потащили меня к зияющему в стволе отверстию. Как защищаться в таком случае, я не знал, кроме того, моя магическая сила была сильно ослаблена предыдущей атакой. Могучая ветвь сильно сдавила мою грудь – ужас охватил меня, когда я почувствовал, что мой позвоночник изгибается неестественной дугой. В голове у меня застучало, навалилась тьма, и я потерял сознание. Я плыл в океане смерти, среди устрашающих видений. Потом я услышал зловещие голоса. Волосы зашевелились у меня на голове, я чувствовал отвращение. Я открыл глаза и сквозь туман увидел блестящую зеленую плоть в виде искаженных человеческих фигур. Противнее всего были их головы, которые по размерам были больше, чем тела, из их пастей торчали искривленные клыки. Они сгрудились вокруг чего-то, лежащего на земле и когтистыми лапами совали что-то в рот. Без сомнения, это была внутренность дерева повсюду были только кости всех форм и размеров, в воздухе стоял тошнотворный запах. Времени нельзя было терять. Я мобилизовал всю мою оставшуюся энергию в надежде на то, что не останусь совершенной беззащитным.



Я напрягся и мысленно стал отдавать команды. Одна кость на полу слегка шевельнулась… затем другая. Постепенно остатки существ, которые, как я, попали в эту ловушку, складывались в прежнюю форму. Толпа странных скелетов приблизилась к обитателям дерева, сгрудившимися вокруг своей добычи. Внезапный крик одного из них всполошил остальных. Они повернули свои отвратительные морды и костлявое воинство набросилось на них, крики боли и ярости огласили воздух, я лежал и напрягал все свои силы, чтобы поддержать атаку, Слабость овладевала мной все больше и больше, по мере того, как тратилась энергия. Внезапно я почувствовал, что куда-то двигаюсь – и тут дерево с сильным треском опрокинулось и ствол раскололся вдоль. Превозмогая свою слабость, я отполз от этого жуткого места. Через несколько метров я потерял сознание. Должно быть, это длилось довольно долго, потому что, когда я очнулся, мой подбородок был покрыт густой щетиной. Теперь я не владел никакими магическими силами, так как полностью истощил свою энергию, которая со временем должна была восстановиться. Возвратиться от этого места домой пожалуй опаснее, подумал я, и разыскав лошадь там, где я её оставил, я сел в седло и отправился дальше.

Днем позже передо мной возникла величественная вершина Эвок. И я увидел одного из членов племени, о котором я был наслышан. Я спросил молодого человека, как добраться до пещеры старой Васды. Он странно посмотрел на меня и затем, как мне показалось, неохотно указал путь на гору.

– Чужеземцу забраться на эти вершины довольно трудно, – сказал он. – Но искать там колдунью – совсем глупо. Только те, кто хорошо знакомы с её нравами и обычаями, могут вступить с ней в сделку и вернуться от неё без физического или душевного ущерба. Она стара, очень стара, и немногими милостями теперь дарит нас.

Я поблагодарил его за совет и устремился вперед, оставив лошадь растись у подножия горы. Сначала идти по тропе было легко, но затем путь сделался рискованным, обломки скал падали тут и там, да и тропа стала извилистой. На полпути я сделал привал на ночь в тени высокой квадратной скалы, поросшей папоротником. Быстро спустился туман и стало холодно. Утром мои руки и ноги не хотели двигаться и пар выходил изо рта. Дальше на моем пути появился снег, который задерживался толстым слоем мха на скалах, и скоро моему взору предстал гигантский ледник. Я направился к нему, удивляясь его возрасту. В его стеклянной глубине застыли всевозможные растения и обломки скал. Один раз мне показалось, что откуда-то из глубины тянется человеческая рука. Это навело меня на мрачные мысли, покуда я взбирался всё выше по берегу громадной ледяной реки. Земля была полностью покрыта сугробами. Холод усилился и я пожалел, что не оделся теплее, одежда моя покрылась инеем.

Я добрался до глубокой пещеры и хотя я не видел никого вокруг, громко выкрикнул:

– К тебе пришли, колдунья! Пандилекс, правитель земель к югу отсюда и Верховный Маг, явился к тебе!

Мой голос отдался эхом в пещере и наступила тишина. Затем позади меня раздался голос:

– Пандилекс? Сам Верховный Маг соизволил навестить меня в моем ледяном убежище?

Я обернулся. Передо мной стояла молодая женщина в длинных белых одеждах. Её длинные желтые волосы ниспадали на её плечи: она разглядывала меня широко раскрытыми глазами, алые губы её кривились в насмешливой улыбке.

– Пандилекс, – повторила она про себя, как бы забавляясь. – Пандилекс, великий мудрец, искатель знаний, который ищет все и все знает. Пандилекс, искусный в магии, и потому непобедимый, крепкий телом и духом. Вряд ли в моих силах привлечь чем-нибудь его внимание.

Она рассмеялась и смех её раскатился эхом взад и вперед. Я почувствовал исходящую от него громадную силу. И тут я впервые в жизни начал сомневаться. Так уж ли много я понимаю в магии. Было ясно, что она знала, как слаб я был тогда и как ничтожны были мои способности по сравнению с её возможностями в тот момент. Уверенность стала покидать меня, но тут мне в голову пришла мысль, и я заговорил. Скрывая свою тревогу.

– Пандилекс должен многому научиться у знаменитой Васды, горной колдуньи. Я действительно глубоко изучил таинственные силы, но, видимо, и Васда не уступает мне в этом, потому что я вижу прекраснейшую из женщин и это несмотря на долгие годы с тех пор, как к ней пришла известность.

Она подняла голову и протянув руку, отломила сосульку от ближайшей скалы: она впилась в неё своими острыми белыми зубами, обдумывая ответ.

– Пандилекс прекрасно знает, что нет заклинания, чтобы овладеть временем. И именно время овладело Васдой, и она спит теперь вместе со своими сестрами под ледником. Я – Кильда, продолжающая этот род. Что когда-то делала Васда, делает и Кильда; и даже немного лучше, – добавила она с коротким смешком и с интересом взглянула на мои суровые черты, – Теперь скажи мне, что ты ищешь или от чего избавляешься?

Ее губы изобразили подобие улыбки. В ответ я медленно оглядел ее – и мой пульс участился, когда я разглядел, какой гладкой была ее атласная кожа, и как прекрасно было ее лицо с презрительной и циничной усмешкой. Сосулька хрустнула, когда она раскусила ее пополам и я представил себе эти ледяные губы приближающиеся к своим.

– Я пришел просить о милости, которая покойная Васда оказывала тем, кто искал счастья отцовства.

Она наклонила свою прекрасную голову и шагнула вперед в насмешливом изумлении.

– Разве великий Пандилекс не может того, что доступно самым низким людям? Подожди! – сказала она, так как я заметно рассердился на ее провокацию. – Ты ведь только попросил. Я не спрошу о причине, потому что она явна. Подожди, мне надо немного подумать.

Она села на плоский камень и через минуту сказала:

– А что ты можешь предложить бедной Кильде за столь необычную услугу?

Из маленького кожаного мешочка у моего пояса я достал плату: ожерелье из редкостных голубых самоцветов блеснуло в воздухе.

– Эти камни признаны очень редкостными и ценными, – сказал я. – это плата за мою просьбу.

Она мельком взглянула на камни безо всякого интереса.

– Мне мало в их проку. Я окружена намного более прекрасными драгоценностями, чем любая женщина на свете, – она показала на блестящие хрустальные сосульки и на иней, покрывавший траву. – Но тем не менее твой подарок мне подойдёт.

– Все, что ты хочешь, – ответил я слишком нетерпеливо.

Она кивнула.

– Пусть будет так. Приходи сюда сегодня вечером, когда стемнеет. Девушка, которой предстоит сыграть свою роль, более высокого происхождения, чем ты думаешь, настаивает на сохранении полной тайны относительно того, что произойдет – поэтому на ее лице будет маска. Ты можешь попытаться нарушить эту тайну только подвергая свою жизнь великой опасности, потому что ее будут охранять высшие силы. Ты также не имеешь права сказать ей ни слова. К тому же знай, что кроме своего высокого происхождения, она отличается незаурядным умом и ослепительной красотой. В желании у неё тоже не будет недостатка. Теперь иди и омой своё тело в горном потоке, готовясь к ночи. Когда ты услышишь звук рога, поспеши к этой пещере, помня о соблюдении молчания всю ночь и иди с той, которая будет ждать твоего прихода. После того, как вы вместе проведёте ночь, возвращайся туда, откуда прибыл, и, когда настанет срок, к тебе явится посланник, чтобы сообщить, что пора явиться за тем, что принесло зачатие.

Она исчезла в пещере, а я медленно пошел вниз по тропе. Остаток дня тянулся медленно, и вечером, искупавшись, как было указано, и надев праздничную одежду, которую я захватил с собой, приблизился к пещере и стал в возбуждении ждать. Наступил вечер и становилось холодно. Из деревни у подножья горы доносились слабые звуки. И тут я услышал пение охотничьего рога. С трудом одерживая свои шаги, я поспешил к пещере.

Я подошел ко входу, но там никого не было видно, и я колебался, не зная, что делать. Потом я услышал в пещере легкий шорох и вошел. Передо мной стояла молодая женщина в одеждах из белого меха, верхнюю часть её лица скрывала черная маска. Тем не менее можно было рассмотреть тонкие черты ее лица длинные белые волосы спускались до пояса. Взяв меня за руку, она приложила указательный палец к губам, напоминая об обязанности молчать и повела меня по извилистому коридору, освещенному факелами, прикрепленными на стенах через каждые несколько метров. Наконец мы пришли в маленькую комнатку, украшенную причудливой резьбой; пол этой комнаты был застелен шкурами животных.

Мы остановились. Свет факелов бросал на стены трепещущие тени. Девушка придвинулась ко мне. Я не мог отвести взгляда от ее сверкающих глаз. Она тоже рассматривала меня некоторое время, а затем подняла руку к шелковому шнуру, удерживающему ее одежды и развязала его. Одеяние соскользнуло на пол. Теплый свет факелов играл на ее прекрасном теле, и я ощущал тонкий аромат её кожи. Кровь взрывом вскипела во мне. Я разделся и заключил ее в объятья. Ее тонкие прохладные пальцы ласкали меня, когда мы отдавались друг другу в горячке любовной страсти. Потом мы заснули и ещё несколько раз просыпались ночью, чтобы удовлетворить наше желание.

Глава III

Когда утром я проснулся, она уже ушла. Я начал разыскивать её, но затем понял, что это бесполезно, и одевшись, вышел из пещеры, чтобы съесть оставленную для меня пищу, и отправился в долгий путь домой, в свой родной город.

По возвращению я пытался занять себя работой, но время текло крайне медленно. Я продолжал думать о неизвестной девушке, мне хотелось узнать, какое у неё лицо, откуда она родом и каким образом колдунья захватила власть над ней. Приближалось время возвращения к горе и я решил спросить обо всём этом Кильду, когда увижу ее.

И вот прибыл вестник и передал мне указания немедленно вернуться. Я поспешил отправиться в Исбос. Судьба меня хранила, мой путь прошел без происшествий, и вскоре я уже взбирался на гору, предвкушая, что сейчас колдунья вручит мне наследника, и я смогу узнать, где найти его мать. Я должен был увидеть её ещё раз, чтобы она вернулась со мной и мы зажили счастливо. И вот я уже у ледника, уже видно пещеру. И я крикнул:

– Эй там, колдунья! Это я, Пандилекс, я пришел забрать то, что мне принадлежит! Появись и выполни свою часть договора.

Из темной пещеры показалась молодая колдунья и указала назад. Ее насмешливый голос ответил:

– Я слышу тебя. Надеюсь, что моя нехитрая услуга удовлетворит тебя. Взгляни, как судьба посмеялась над твоим величием, и вместо одного плода принесла сразу два.

Она пришла в пещеру и вернулась, неся двух крепких младенцев-девочек. Я нетерпеливо их разглядывал и меня переполняла радость, несмотря на то, что родился не мальчик.

– Ухаживай за нами хорошо. В них кровь обоих высокородных родителей. Смотри, как черты их лиц повторяют твои собственные, но они более нежные. Кровь их отца течет в их жилах. Ты доволен?

Она улыбнулась, но что-то в её тоне казалось мне странным, и вместо того, чтобы быть на вышине счастья, я начал беспокоиться. Казалось, что её слова имеют ещё какое-то значение, которое я никак не мог уловить.

– Расскажи мне об их матери, – сказал я уклончиво. – Где её можно найти, и как её имя?

Кильда положила младенцев и вызывающе засмеялась.

– Она вполне удовлетворила тебя, а? О блистательный правитель? Но я сохраню тайну, как и было условлено. Как бы то ни было, она более высокого происхождения, чем ты можешь думать: исполняя со своей стороны условия договора, я представила ей самой дать имена младенцам. Слушай же как их следует назвать.

Она сделала паузу, глядя на меня со значением и дурное предчувствие закралось мне в душу.

– Имя этой девочки – Синдра, а этой Серайнис.

У меня содрогнулось сердце, когда я услышал это. Я сердито шагнул к колдунье.

– Эти имена годились бы для ведьм! Что это значит? Моё потомство не может быть нечистого происхождения. Выходит, что эти младенцы – из лона ведьмы и не могли быть рождены той девушкой. Хватит загадок, и покажи мне моего законного наследника, пока мой меч не поразил тебя и это колдовское отродье!

С этими словами я выхватил меч и замахнулся в подтверждении своей угрозы, но Кильда придвинулась ко мне, положила свою холодную руку на мою, сжимавшую меч и заговорила вкрадчивым голосом:

– Будь осторожен, о, могущественный глупец, и подумай хорошенько, прежде чем убивать их, ведь они – твои собственные дети. Вспомни, я обещала уточнить награду за свою службу. Ты заплатил мне, хотя и не знаешь ещё, чем именно, но в будущем я буду иметь то, что я хотела. Ты снова хотел увидеть её мать. Ну, так слушай внимательно, великий знаток тайн. Имеется одна небольшая заминка, справиться с которой выше твоих сил и мне придется разрешить её для тебя. Твоя партнерша в это творческом акте стоит перед тобой. Это я, Кильда, горная колдунья, чьего тела ты жаждал и чьи силы ты ненавидел. Так знай, высокомерный, ты с готовностью разделил восторги «невинной девушки» желая получить потомство чистой крови – ты не преуспел в этом. В детях есть и моя кровь тоже. В положенный срок твоими землями будет управлять рука колдуньи. Вот моё вознаграждение.

Она вызывающе засмеялась, и смех её эхом отдался в горах. Охваченный гневом, я снова занес над её головой свой тяжелый меч.

– Смелее, Пандилекс, умертви детей, в чьих жилах течет твоя кровь. Помни, что они ещё невинны. Твоим величайшим достижением станет убийство собственных дочерей.

– Этот клинок не для них. Он ищет другую цель, – воскликнул я и ударил так быстро, как только смог. Она начала бормотать защитное заклинание. Но клинок вошел глубоко в её плечо и слова потонули в ужасном крике, когда она падала на край ледника, капельки крови показались на её губах, но и в такой жестокой муке её глаза в злобном проклятии пронзали меня. Ян убил её следующим ударом, а затем я увидел, как поверхность покрытого кровью льда вспенилась и закипела. Труп её медленно опускался в глубину ледника и казалось, что он ещё шевелиться, её широко раскрытые глаза как бы жаждали отмщения. Постепенно её тело скрылось из глаз в темных глубинах, но перед тем как исчезнуть, мне показалось, что чья-то рука схватила его и увлекла в глубину.

С этого времени моё душевное равновесие было нарушено. Я вернулся с близнецами в город и постарался забыть ужасный взгляд на мертвом лице их матери, но годы шли, а воспоминание не тускнело. Близнецы выросли в красивых девушек. Они были очень умны и скоро я заметил, что мои занятия магией с их помощью пошли успешнее. Но как бы то ни было несколько самых могущественных заклинаний я скрыл от них, так как я не хотел, чтобы меня превзошли, пока я был правителем.

Рожденные близнецами, сестры были неодинаковыми по внешности, и в то время, как волосы Синдры были темно-каштановыми, у Серайнис были черные шелковистые волосы и кожа ее была немного темнее. Характеры их тоже незаметно отличались: у Серайнис с ее нежностью было много поклонников, Синдра все свое время же уделяла занятиям магией, и ее манера вести себя была резкой и бескомпромиссной. Когда настало время, многие родовитые женихи изъявили желание взять в жены ту или другую девушку, но несмотря на мои советы девушки не соглашались. Ко мне они проявляли должное уважение, но мне казалось, что им не хватает чувства. Наверное, в этом была моя вина, потому что я не мог смотреть на них без того, чтобы не вспомнить их мать, и меня это больно ранило. Но в отношениях друг с другом, несмотря на разницу в характерах, они выказывали завидную близость, и это было утешением для меня, так как я не мог представить им многого по части отцовской любви.

Читатель моего рассказа может удивляться длине моего рассказа. Однако, необходимо эти события описать в деталях, чтобы было можно полностью понять мое состояние. Итак, я продолжаю.

Через несколько лет я обнаружил, что состояние моего здоровья неуклонно ухудшается из-за прогрессирующей болезни, не поддающейся никаким попыткам излечения. Однажды, когда я лежал больной и слабый в моей огромной башне, построенной для занятия магией и таинствами, я получил предупредительный импульс одного устройства, которое я установил, чтобы наблюдать за городом и его обитателями. Описывать подробно его я не буду, скажу только, что с его помощью я получал мысленную информацию сразу обо всех новостях и событиях. Это предупреждение было таким сильным, что я сразу же сделал запрос относительно источника этой опасности. К моему удивлению, устройство отказало выдать мне подробную информацию об этой опасности, дав лишь короткий и мощный импульс, предупреждающей об опасности, таящейся на территории города. Было ясно, что против меня действует могущественная сила и поэтому я послал за Синдрой и Серайнис, чтобы они помогли справиться с опасностью. Вскоре появилась Серайнис и помогла мне отбить несколько сильных психических атак. Однако, делать это становилось все труднее. Уже начиная отчаиваться, я применил защиту, секрет которой я знал только один: то была сила, которая питалась ненавистью. Когда заклинание было произнесено, Серайнис и я услышали дикий крик в соседней комнате и, ворвавшись туда, катающуюся по полу от боли Синдру. Она выкрикивала что-то бессмысленное. Это и был источник опасности. Когда я прекратил заклинание, Серайнис обвила свою сестру руками и отнесла ее на ближайшее ложе. Силы Синдры были совершенно истощены и в настоящий момент она не представляла никакой опасности, но было ясно, что она должна будет умереть ещё до того, как ее способности в полной мере вернуться к ней. Если бы не помощь ее сестры, сомневаюсь, выдержал бы ли я ещё одну такую битву. Если бы Серайнис тоже была против меня – все погибло бы. Поэтому я решил предать Синдру смерти способом, каким обычно наказывают убийц в нашей стране. Когда я объявил своё решение, Серайнис заплакала и стал умолять меня смягчить участь своей сестры, но Синдра, придя в чувство, не сказала ничего, а только усмехнулась, встретив мой взгляд.

Специальный суд собрался на следующий день у входа в Пещеру Осужденных. Сюда вела единственная тропинка, извивающаяся позади скал и начинавшаяся далеко внизу, по ней и прошли судьи и преступница. По стенам Пещеры в изобилии рос папоротник, сверху непрерывно капала вода. Тропинка кончалась площадкой перед входом в Пещеру. Здесь судьи расположились полукругом на скалистом выступе над ямой в пятьдесят метров глубиной. Серайнис и я сели напротив деревянной лебедки. Затем стража ввела Синдру. Ее повернули ко мне лицом.

– Синдра, – сказал я сурово, – ты знаешь, какое возмездие ждет тебя за покушение на мою жизнь. Ты так же знаешь, что при этом погибли многие из моих близких помощников. А те, кто был с тобой в сговоре, уже преданы смерти по моему приказанию. Но даже теперь я готов проявить милосердие из-за просьб твоей сестры, и ещё потому, что все-таки ты моя дочь. Скажи мне, почему ты организовала этот заговор, может быть, ты склонишь суд к милосердию и будешь избавлена от путешествия вниз.

Синдра посмотрела на меня. В ее взгляде читалась наглая усмешка. Она ничего не сказала, только смотрела с призрением.

– Пусть будет так. Ты восстала против моей власти – закон в таких случаях один. Я приговариваю тебя к яме.

Серайнис схватила меня за руку, умоляя переменить решение, но я уже подал знак.

Синдру уже раздели, и связали по рукам и ногам. Конец веревки, намотанный на лебедку, был привязан к ее запястью – и вот уже Синдра висела прямо над ямой.

Стражники опустили веревку и Синдра стала медленно спускаться, дюйм за дюймом. Скрип лебёдки был единственным звуком, пока люди наверху всматривались в стройное белое тело, медленно вращавшееся на конце веревки.

Глаза Синдры были все время обращены вверх, но она не сказала ни слова. Внизу, в яме, что-то зашевелилось. Послышался шуршащий звук: гигантская змея проснулась и стала разворачиваться. Никто не знал, сколько лет этому хищнику, он жил здесь с незапамятных времен, питаясь несчастными, спускаемыми ему сверху. Теперь тело Синдры приблизилось, змея подняла на встречу свою голову. Лебёдка была остановлена так, чтобы змея, пытаясь дотянуться до Синдры, извиваясь и упираясь в стены ямы, все же не могла схватить ее. Теперь были видны горящие глаза чудовища, оно максимально вытянулось вверх. Громадная беззубая пасть зияла, полная розовой слизи. Лебёдку повернули ещё, пальцы ног девушки коснулись пасти зверя. Серайнис издала дикий крик и бросилась прочь. Синдра все ещё смотрела вверх взглядом, полным ненависти. Я сделал стражникам последний взгляд и веревку стали разматывать дальше Прекрасное тело скользнуло в глотку чудовища – шея его утолщилась. Было слышно, как лопнула веревка. Судьи взволнованно говорили друг с другом. Я отправился назад в башню. Такова была ужасная смерть Синдры.

Несмотря на то, что я во время казни пытался оставаться спокойным, смерть Синдры произвела на меня такое тяжелое впечатление, что состояние моего здоровья ухудшалось ещё больше и мне стало ясно, что мой конец не далек. Серайнис, которую я намеривался подробно расспросить, каким образом так изменилось отношение ко мне её после смерти Синдры, но она исчезла. Несколько месяцев спустя после моих безуспешных попыток найти ее, меня стали одолевать мучительные сомнения о ее собственном отношении ко мне. Может быть, она ещё вернётся, скорбя о сестре и проклиная отца за эту жестокую необходимость? А может быть, она похищена и ее жизнь в опасности или даже она мертва. Мне приходилось принимать во внимание то, что смерть Синдры настроила Серайнис против меня и поэтому нужно было принять меры предосторожности.

Среди тех, кто помогал мне заниматься магией, был молодой человек по имени Райтис, которого я счел достойным править после себя в случае, если Серайнис не вернется с удовлетворительным объяснением. Я проинструктировал его лучшим образом, но я боюсь, что он не сможет противостоять Серайнис, если она выступит против его.

Итак, этот манускрипт представляет собой последнюю предосторожность, которую я принимаю в надежде обезопасить мой народ. Посредством магической силы от, кто прочтет этот манускрипт, неразрывно связан с задачами, которые я здесь ставлю. Читай дальше и запомни всё, что написано на этих страницах.

Разыщи Серайнис и удостоверься как можно тщательнее, существует ли в ней добро, как активная сила, в противоположность к тому, что она унаследовала у своей матери, колдуньи Кильды. Если, как это случилось с ее сестрой Синдрой, силы зла овладели ее разумом полностью – убей ее без сожаления любым доступным тебе способом. Кроме того, в моей башне есть устройство, о котором никто не знает, кроме меня. Его ты можешь использовать только как защиту, если на тебя нападут. На центральной колонне в самом центре комнаты вырезаны головы животных. У самого основания есть фантастическая птица с шестью глазами. Надави на среднюю пару глаз, если тебе будет угрожать опасность.

Помни, что во всем, что тебе кажется благоприятным, может скрывать зло. Те, кто знаком с искусством магии, хорошо знакомы с подобными иллюзиями. Поэтому не верь никому и следуй советам окружающих, только хорошенько взвесив и обдумав.

И последнее. На это обрати особое внимание. Инструкцию, как войти в мой мир, заключают в себе следующие слова. Если ты пойдешь против моих повелений, изложенных выше, то скоро ты погибнешь столь ужасным образом, которого даже я не могу себе представить. Поступай же мудро и в течение дня с этого момента закончи приготовления к путешествию. Затем жди, и предназначенная тебе судьба не минует тебя, так как сила Пандилекса действует и после его смерти. Не трепещи – ты должен успешно выполнить свою миссию. Избавь мой народ и мою страну от ее кошмарного будущего. Это и принесёт свою награду, как плод содеянного добра.

Посредством заклинаний эта книга будет послана далеко в будущее, чтобы найти человека, который по своим качествам будет подходить для этой задачи и может выполнить ее с достаточной хитростью и без шума. Необходимо, конечно, скрыть, откуда ты явишься и твою связь со мной. Но это можно обеспечить только установив определенные барьеры в твоей памяти, чтобы твой собственный мир не угрожал тебе. Я желаю тебе удачи. У тебя небольшой выбор, но в случае успеха тебя ожидает награда. Если Серайнис окажется достойной меня, как я надеюсь, ты поможешь ей. Следуй же данным здесь указаниям и будь благороден и тверд духом.

Эдвард был весьма доверчив ко многим вещам в жизни, но поверить тому, что было написано в этом манускрипте – это слишком. В какой-то степени это все было чрезвычайно интересно, но он сомневался, были ли эти призывы чем-то большим, чем вульгарное преувеличение со стороны автора, который явно был о себе высокого мнения. Тем не менее, оставалось несомненным, что движущая картинка – вещь действительно самого необычного свойства, а ведь геометрические фигуры дали ему ключ к расшифровке незнакомого языка. Он снова открыл страницу с картинкой – окном – и поразился толпе народа, обступившего повозку, рассматривая стоявшую там молодую женщину, которая смотрела на своего инквизитора. Это была высокая худая женщина в сером платье с вышитыми на нём крестами. В правой руке она держала острую иглу, которой она угрожала девушке. Исход этого неравного состязания не вызывал сомнений, тем более что поблизости уже лежала плетеная корзинка, размерами несколько больше роста девушки. Ужасаясь увиденному, Эдвард встал, чтобы была хоть какая-то возможность помочь девушке. В этот раз он обратился к ней на языке книги – слова сами влетали с его губ, хотя раньше он никогда не слышал, кА должен звучать этот язык. Это было так, как будто кто-то помогал ему. Он поспешно сказал:

– Помощь уже идет. Не пугайтесь. Я защищу тебя любой ценой.

Сказав это, он почувствовал себя несколько глупо, так как было неясно, как он может помочь ей. Даже если следовать указаниям, данным в книге, неизвестно, попал бы он в изображаемую сцену, и в то же время.

Он решил, что раз верит в то, что эта девушка на картинке действительно существует, он обязан ей помочь. Да и Пандилекс не оставил выбора, если только не хочешь умереть мучительной смертью. Казалось забавным, что можно всерьез относиться к угрозе, исходящей от книги, написанной столетия назад. Был только они способ выяснить, Действует ли еще сила покойного мага. Он сверился с книгой и начал готовиться. Требовалось два больших зеркала и он приобрел их в мебельном магазине напротив: зеркала были размером три на пять футов. Он тщательно протер их и положил одно из них на середину комнаты. С помощью рейсфедера и линейки он тщательно перерисовал диаграммы из книги на стеклянную поверхность: затем повторил тоже с другим зеркалом, его он повесил примерно в восьми футах над первым зеркалом, укрепив его на крюке для люстры: если только крюк выдержит, или чего доброго потолок не рухнет, то первая часть была выполнена. Он отрегулировал первое зеркало так, чтобы оно было на одной оси с верхним, затем он снова сверился с книгой и проверил свою память, записывая нужные слова, пока не запомнил их в нужном порядке. Он встал точно в центре нижнего зеркала и посмотрел в бесконечный ряд собственных отражений – от одного зеркала к другому.

«Ну вот», – подумал он, – «поехали. Держу пари, что ничего не произойдет, и я буду выглядеть дураком, гордым обладателем двух ненужных зеркал». Он заставил себя быть серьезнее, сконцентрировался на словах и медленно произнес их. Ничего не произошло. Он с досадой на этот обман глядел в зеркало. Но вот одно из его далеких изображений шевельнулось – он вздрогнул и провалился сквозь зеркало, чувствуя, что некто, известный ему под именем Эдвард Харрис, распался на тысячи крошечных частиц света.

Легкий ветерок из окна пошевелил страницы древнего тома, как будто кто-то стоял там, лениво перелистывая книгу. А затем наступила тишина. Книга лежала открытой на странице с картинкой, но интересно, что страница была совершенно чистой. Позднее солнце пробилось сквозь окна и страницы покоробились и потемнели в ярких лучах. Мисс Бакли в своих вечных поисках мусора, подобрала распадающуюся книгу и покачалась головой.

– Что за интерес держать в доме какое-то заплесневелое старье? Явно у него не все в порядке с головой.

Она бросила книгу в мусорный ящик и продолжила уборку.

Глава IV

Палящее аравийское солнце склонялось к горизонту. Пустыня быстро остывала. Огненное небо темнело, золотые полоски вверху с каждым мгновением становились все прекраснее, ярко освещаемые сверху солнцем. Однако на Тейлора это великолепие природы не произвело особого впечатления. Он уже видел это, и много раз. Его это даже раздражало. Он бы гораздо охотнее увидел дождливые облака над собой, но они были в этой части большой редкостью. Когда он вернется в старый добрый Лондон, все будет по-другому. Там будешь страдать от того, что здесь – уникальное событие. Песчаная муха села ему на нос и нагло уставилась на него. Он зло хлопнул себя по носу, и насекомое улетело прочь, описывая неравномерные круги.

Тейлор потихоньку ругался про себя. Какого черта проклятый капрал решил заболеть в такой день? Он был единственным, кто знал эту местность, поросшую кустарником, а этот ублюдок валялся в лазарете не в силах шевельнуть и пальцем, и был совершенно беспомощен в качестве проводника Тейлора. Это было совсем скверно. И если бы у него оставалась хоть крупица разума, он остался бы в дымном Олдершоте. Завербовавшись служить далеко за морем, он теперь вынужден сидеть в этом нагретом пыльном джипе где-то посередине Центральной Аравии. По получении приказа собираться в дорогу, он попросил у майора карту местности, но получил ответ, которого и ожидал:

– Карту пустыни? Не воображайте себе так много, об этой богом забытой стране. Тут вам не Челси, старина. Вы должны сами проявлять инициативу. У вас, наверное, не найдется сигаретки, нет, спасибо. Да опустите же москитную сетку, там, позади вас.

Помощи можно было ожидать только от одного из местных жителей, весьма ненадежных по мнению Тейлора, и последующие события это подтвердили. Ему пришлось согласиться с маршрутом, который ему предложили после погрузки – и он тронулся с места, с удовольствием представляя себе Джавард. И вот через три часа они очутились в этом месте. Вокруг не было видно никакого жилья. Песчаная буря задержала его и он решил переждать ее и вернуться на базу.

Во вторник вечером было весело: в лагерь пришла местная девушка якобы для того, чтобы станцевать нам и для других развлечений.

Джип стал петлять и вылетел на вершину дюны. Возможно, эта пташка опять появиться в лагере. Было уже почти восемь часов. Здешние жители, должно быть, были никчемными людишками, но она была то, что надо. С ней надо было вести умно вести разговор и иметь определенные физические данные, которые Тейлор не без гордости предполагал за собой. Его приятели появились сразу же. И вот тут-то они и допустили главную ошибку. Подобной девушке нравилась лесть, и ей нужно было льстить, и тогда терпеливый рыболов смог бы выудить рыбку из пруда.

Из радиатора повалил пар: вода кипела. Он остановил машину и закурил. Дым медленно плыл в темном небе, пока Тейлор ждал, когда остынет мотор. «Сегодня вечером в лагере будет весело», – подумал он.

Небо над ним блистало светом бесчисленных звезд и хоть он и не осознавал этого, он видел лишь незначительную часть Вселенной. А где-то далеко в космосе, на совершенно невообразимом расстоянии, вращалась другая великая планета, где жил и умер Пандилекс.

Йола ждала лишь конца, но ее мучительница не торопилась кончать такое приятное развлечение. Официально назначенная местным палачом этих врагов народа, перечисленных в списке, она вела себя, как актер, играя на толпу и добиваясь максимального ужаса у своих жертв. Но эта, несмотря на свою молодость, казалась крепким орешком, но за ее бледным красивым лицом, конечно, таился страх и нужно было лишь найти подходящий стимул, чтобы она вырвалась наружу. Вот и теперь, самообладание молодой девушки уже колебалось на грани истерики, при угрозе того, что может сделать иголка. Йола напряглась, чтобы произнести защитную магическую формулу, но при каждой попытке ее слова как будто поглощались какой-то неведомой силой. Отсюда было и опустошение ее разума, и ещё немного, через несколько минут ее отчаянное самообладание, за которым она скрывала свой ужас, истощится.

Внезапно какой-то голос, как гром прогремел у нее в мозгу.

– Помощь придет. Не пугайтесь. Я защищу вас любой ценой!

Ее мысли закружились от подобного взрыву психологического удара. Что это? Тот же голос что тогда говорил на чужом языке. Может быть: не всё ещё потеряно. На мгновение под порывом новых чувств она была беззащитна, но ее мучительница не знала об этом. Продержись ещё немного, и может быть, какая-нибудь помощь придет.

– Послушай меня, о воплощение мучительства, – начала Йола.

Женщина-палач на мгновение удивилась.

– Так то ты заговорила, голубка моя? Скоро мы услышим, как ты запоешь, – она разразилась смехом и воткнула в тело Йолы иголку.

Йола в мучениях сжала свои губы и произнесла со значением:

– Ты и так уже далеко зашла. Предупреждаю тебя, что я применю заклинание, подобно которому ты еще не слыхала. Явится неизвестный доселе демон и умертвит всех моих врагов. Уходи отсюда пока не поздно.

После этого неистового обращения в толпе раздались боязливые разговоры, но женщина-палач пересекла их.

– Не верьте ее словам! Крылышки ее подрезаны, могу вас в этом уверить. Если бы она владела какими-то таинственными силами, она бы давно уже воспользовалась ими. Смотрите, как она может защищаться, когда иголка протыкает ее розовую щечку.

И она сделала выпад рукой в стороны Йолы – появилась капелька крови и скатилась по светлой коже. На глазах Йолы показались слёзы.

И тут к всеобщему изумлению перед ней возник высокий столб света. Ряд одинаковых туманных фигур появился и объединился в фигуру человека.

Толпа не стала ждать дальнейшего развития событий – все в панике бросились прочь. В мгновение ока площадь опустела. Видение завершилось, медленно протянуло руку и выдернуло иголку из тела жертвы. Девушка рухнула без чувств.

Сам Эдвард был в полном изумлении. Что он делает тут, в этом странном месте? Он не мог даже вспомнить, откуда он и как его зовут. Однако произошло что-то ужасное: он совершенно утратил ощущение своей личности. С минуту он постоял в молчании, беспомощно пытаясь вспомнить, кто он. Потом он подумал о том, что девушка связанна. Он достал маленький нож с брошенного женщиной пояса и после нескольких попыток не перерезал веревки.

Девушка смотрела на него с удивлением и в тоже время с некоторым пониманием.

– Кто ты – или что ты? Я не знала тебя, это не в моей власти, но ты пришел ко мне на помощь. Что ты теперь собираешься делать со мной?

Ему пришло в голову, что опасность угрожала им обоим.

– Сейчас не время для объяснений, – ответил он уклончиво. – Чем скорее мы уйдем отсюда, тем будет лучше для нас обоих. Как по твоему мнению лучше всего выбраться отсюда?

Она указала рукой на лошадей, впряженных в повозку. Они выбрали двух получше, сели верхом и поскакали прочь. Он удивился своим способностям наездника. Когда он ездил верхом в последний раз? Он тщетно пытался это вспомнить. А сейчас он мчался прочь из города с совершенно стертой памятью о том, что было до того, как он увидел девушку. Она должна была быть ключом к разгадке, но, сколько он не напрягал память – воспоминание не приходило. Он должен спросить ее прямо, и может быть что-нибудь проясниться.

Каштановые волосы Йолы развевались на ветру. Наконец, стало ясно, что никакой погони за ними не угнаться и они спокойно отдохнули в лесу.

– Ну, волшебник, – сказала она с улыбкой, – я благодарю тебя за столь драматическое появление в опасный для меня момент. Может быть, ты окажешься столь учтивым, что скажешь мне, к кому я имею честь обращаться?

Она с любопытством разглядывала его странную одежду, столь непохожую на одежду местных жителей. Он был заметно выше их и крепче сложен, чем мужчины, которых она видела до сих пор.

– Прошу прощения, – сказал он, – но я практически ничего не могу сказать о себе, я просто ничего не вспомнить, что было до того, как я увидел тебя. Самое глупое, что я даже не знаю своего имени. И как я оказался там стоящим перед повозкой – не знаю. Я надеялся, что ты расскажешь мне об этом.

Она нахмурилась.

– Зачем ты смеешься надо мной?

– Да нет, – сказал он серьёзно, – я говорю правду. Мне и самому хочется узнать, кто я.

Она встала с травы и подошла к нему вплотную.

– Ты мне нравишься, и я в свою очередь помогу тебе. Мое имя – Йола, хоть ты и не назвал мне своего. Иногда, если я очень постараюсь, я смогу слышать мысли других людей. Может быть, я смогу выяснить, что исчезло из твоего сознания. Это займет немного времени, если ты не будешь сопротивляться.

Он торопливо согласился и она положила свои холодные руки на его лоб. Прошло несколько секунд, пока она пыталась проникнуть через барьеры, поставленные в его сознании, потом она расслабилась и в недоумении посмотрела на него.

– Там стена, которая мешает мне видеть, – она выглядела встревоженной. – Когда я была пленницей на рыночной площади, я слышала голос, обещавший мне помочь и жаждала этого всем сердцем. Предположим, я сотворила тебя усилием воли, во что я с трудом верю, хотя и могут существовать люди, обладающие такими способностями, но на твоем лице есть шрамы, которые зажили давным-давно, что указывает на твоё предшествующие существование где-то ещё.

– Может быть, моя память еще ввернется ко мне.

– Всё возможно. Но тем временем я должна подобрать тебе подходящее имя. Да, я буду звать тебя Джерон, что значит – искусный волшебник.

– Хорош волшебник, который не может вспомнить своё собственное имя.

Она засмеялась и приложила свою руку к его губам.

– Что за важность – имя? Теперь ты Джерон, потому что я назвала тебя так, и ты будешь Джероном. Конечно, ты должен был быть волшебником, чтобы появиться таким образом, как ты это сделал.

Она рассказала ему, как он появился и его удивление возросло. Действительно ли он был чародеем? Существовали ли такие люди? Он совсем не был уверен в этом. Возможно, она была права. За отсутствием других предложений лучше было бы принять ее совет на настоящее время и не беспокоиться о прошедшем. И все равно: как можно действовать заклинаниями? Ему это тоже предстояло выяснить.

– А что ты сделала такого, что тебя схватили? – спросил он.

Йола от удивления подняла брови.

– Разве ты не знаешь законов страны Канта?

Он пожал плечами.

– Да, я вижу, мне придется тебе рассказать о нашей стране. Дай мне вспомнить. Наше прошлое богато событиями. Мирные годы сменились распрями и голодом. Затем, когда все уже было потерянным, вновь воцарился мир. Сейчас у нас такой период, когда спокойствие предшествующего поколения нарушилось. Вещи, которые считались жестокими, бесчеловечными во время золотого века, когда правил Пандилекс, сейчас стали обычными. Со смертью мудреца страну охватила гражданская война. Все, кто владел какой-либо силой, старались сокрушить соперников. В таких условиях самое умное – меньше говорить и больше слушать, прежде чем скажешь, в чем состоят твои интересы. И моя беда в том, что в минуту слабости я высказала взгляды, не совпадающие со мнением большинства – и вскоре, я оказалась в ловушке, расставленной теми, кого я считала своими друзьями. Запомни, что обман здесь – скорее правило, чем исключение. Но мы с тобой можем доверять друг другу, потому что ты спас мне жизнь, а в твоем теперешнем положении у тебя нет выбора, кроме как следовать моим советам – иначе ты пропадешь.

Теперь слушай внимательно. Я работаю на тех, кто вернет стране мир, но не буду называть их имен, пока есть возможность, что нас схватят. Так что ты можешь доверять мне во всем, пока меня не поймают – пытка заставит говорить любого. Мы сейчас направляемся к друзьям, но не прямым путем, иначе нас выследят. Днём мы будет прятаться, а двигаться преимущественно ночью. Скоро мы тронемся в путь. Но вам надо постараться восстановить свои способности, так как столь могущественная сила магии, которую ты продемонстрировал, нам очень пригодилась бы.

– Сейчас мало кто обладает большими талантами в этой области, потому что все волшебники ополчились друг против друга и многие их них погибли или пропали без вести. Те, кто остался, прежде всего озабочены борьбой со своими соперниками и держат свои знания в тайне. В наше время в стране существуют четыре фракции, но, без сомнения должны в других, соседних землях быть ещё и другие. Эти четверо строят постоянно заговоры друг против друга и их последователи так упорно стремятся проникнуть во вражеский лагерь, что совершенно нельзя быть уверенным, к какой фракции принадлежит твой спутник. Кроме моего руководителя есть ещё Райтис, которого считают приемником Пандилекса, Токин, имеющий себя регентом земли Элозос, и наконец Задук.

Все, чему я могу научить тебя, это простой магии, которой я пользуюсь время от времени. Может оказаться, что раз ты не местный уроженец, твоя магия будет другого рода. Запомни, что всякий раз, когда ты пользуешься таинственной силой, ты слабеешь тем больше, чем лучше результат. И поэтому только очень опытные маги отваживаются на такие колоссальные заклинания, которые могли изменить историю страны. Часто лучшим является напасть на своего противника как раз в такой момент временной потери сил. Может потребоваться несколько дней, чтобы восстановить прежние способности, и в тоже время истинно великим требуется иногда всего лишь несколько секунд, чтобы восстановить истощенную энергию. По одному этому можно сопоставить представление о силе врага. Ну, а теперь посмотрим, выдержишь ли ты несколько простых испытаний.

После некоторого времени она убедилась в его полной беспомощности, а так как становилось темно, они отвязали лошадей и отправились дальше. Йола была заметно озадачена своим спутником, но интуитивно чувствовала, что чаша весов склоняется в её сторону как лидера, хотя могло оказаться, что магические силы незнакомца больше её собственных, если только помочь ему все вспомнить. Во всяком случае, она сделала все от нее зависящее, чтобы помочь ему. Он был довольно красив и его присутствие не было ей в тягость. Но одна вещь заставила Йолу насторожиться. Когда она заглянула в его сознание, используя значительно большую силу, чем позволила бы ему догадаться, ей предстала удивительная картина: это не была одна из форм амнезии, а просто полная пустота. Она была поражена тем, что это не просто его память перестала действовать, но там не было вообще ничего. Может быть, он обманывал её? Ей казалось, что нет. В конце концов, она обязана ему жизнью. Иола покачала головой и на время оставила эту проблему. Было довольно трудно придерживаться правильного пути в туманном лесу. Тут и там слышалось рычание зверей, но их это не пугало, они только подхлестывали лошадей. Вскоре растительность уступила место более открытой местности и после некоторых усилий Иола разыскала хорошо протоптанную тропу, которая к небольшому лесу на холме, и оттуда она указала на видневшиеся вдали скопление шпилей и высоких зданий.

– Ты видишь великий город Джевру, построенный в незапамятные времена, когда наша цивилизация была ещё молодой, и эта планета была лучшим местом, чтобы здесь жить. Каждый властитель воздвигал в городе более великолепное здание, чем предыдущий, но среди них нет ничего лучше стоящей в центре башни Пандилекса.

При этих словах Джерон вздрогнул и по его телу пробежала волна возбуждения. Башня несомненно была очень важна. Она что-то значила для него, хотя он сейчас и не понимал, что Иола заметила его оживление и поинтересовалась, в чем дело. Он описал свои чувства, которые испытал при упоминании о башне и попросил. Чтобы они поехали прямо к ней, чтобы он мог лучше её разглядеть. Йола была в восторге от его затеи и она согласилась.

– Город сейчас находиться под предводительством Райтиса, который заключил с Токином союз. Я не так уж и много недоброго слышала о Райтисе, но попасть в руки Токина было бы ужасно. Если нам ехать в город, то я должна достать для тебя менее подозрительную одежду, иначе твоё путешествие закончиться раньше, чем ты успеешь об этом подумать. У меня есть несколько друзей в северной части города, они раздобудут подходящую одежду для тебя. Когда мы подъедем ближе к городу, я тебя оставлю и поеду одна, а потом вернусь и все принесу тебе.

Они поехали дальше и поступили так, как сказала Йола. Город окружали крепостные стены и большинство домов не было видно. Он остался ждать на вершине большого холма.

К концу дня Йола вернулась с одеждой, которая пришлась ему как раз в пору. Здесь была также кольчуга и короткий меч. Джерону он показался тяжеловатым, но он вложил его в ножны, висевшие на поясе. Йола облачилась в длинный плащ, скрывавший ее фигуру. Потом они пошли по направлению к городским воротам и, вопреки ожиданиям, свободно прошли мимо стражи. Вскоре они стояли перед огромной башней Пандилекса, вершина которой терялась в низко плывущих облаках. Джерон почувствовал, что его тело влечет ко входу в башню и напрягся.

– В чем дело? – спросила Йола, заметив его усилия. Он рассказал ей о том, что его влекло против его воли. Может быть то, что башня сразу привлекла твоё внимание, служит тому, чтобы заманить тебя в ловушку?

– Я ничего не могу поделать. Стой здесь, я чувствую, что здесь какая-то ловушка, и не могу взять тебя туда с собой.

Сила, которая влекла его ко входу в башню, оказалась совершенно не преодолимой и он оставил Йолу в сильном беспокойстве – ноги самим несли его к башне. Он сообразил, что вмешательство Йолы тут ни к чему бы не привело и счёл, что лучше всего ей будет спокойно подождать снаружи. Он надеялся, что на нее не обратят внимание те немногие люди, проходящие мимо в столь поздний час.

У двери стражи не было, и Джерон быстро вошел. Внутри была небольшая круглая комната со множеством дверей. Но в какую нужно было войти? Его ноги казалось, не знали сомнения и он вошёл в маленькую дверь с правой стороны.

Глава V

Песчаная буря оказалась хуже, чем он ожидал. Тейлор припал к ветровому стеклу, прикрыв голову руками, как обезьянка в зоопарке. «Совсем как проклятая обезьяна» – думал он. – «Скажу я пару тепленьких слов тому улыбчивому арабу, когда вернусь на базу». Он наморщил нос, когда песок попал ему под одежду. Жестокие поры ветра налетали без перерыва, постоянно меняя своё направление.

Окли однажды сказал ему, что большинство песчаных бурь не так уж и опасны. Усядься покрепче, закрой рот и глаза – и жди, надейся, что песку насыпет не выше твоей шеи. Лишь немногие бури были столь опасны, что приводили к человеческим жертвам. Тейлора интересовала, не относилась ли к таковым и эта?

Как бы то ни было, она не давала ему вернуться, и это было тем более досадно, что был вторник. К началу танцев он уже не успевает, это уж точно. Он вспомнил рыжеволосую. Несколько па по площадке, затем «Не душно ли здесь?» О, конечно, его кожа покраснела под ударами песчинок непрерывно бомбардировавших его лицо. Согнувшись в три погибели, он старался поглубже вжаться в джип, стараясь не думать о стихии, свирепствовавшей вокруг.

Впервые он увидел ее две недели назад и слишком поздно включился в состязание, чтобы иметь какой-либо успех. Стоя позади других, он пожирал глазами ее плавное скольжение в компании с плоскостопным лейтенантом Пайком. Движения ее были чувственны… а бедра эротически вздрагивали в такт музыки. К тому времени, когда она покинула зал в выдохшимся и изнуренным Пайком на буксире, все мужчины уже строили планы насчет ее.

Следующий вечер прошел с тем же успехом. Кому-то пришла идея потанцевать по очереди. Распаленные мужчины передавали ее уз рук в руки и вместо танцев получились сплошные объятия. Полковник разрядил обстановку, приказав сыграть вас, «Сент-Бернард», и кружил со своей дамой в пустом зале, в то время, как остальные потянулись в бар. После этого Тейлор ее не видел. Он криво усмехнулся, когда песок забился ему в голову и ветер завыл над ее головой. Центр бури приближался и песчаное пространство вокруг одинокого джипа, казалось, ожило, а дюны двигались и меняли форму.

По другую сторону двери оказалась винтовая лестница и Джерон стал осторожно подниматься по ней, стараясь не торопиться. Эта лестница пересекала различные этажи башни, так что он мог видеть внутренне убранство комнат по мере своего продвижения вверх. Его шаги тихо отдавались в пространстве, он шел все выше и выше, но никого не встретил. Он проходил среди комнат, заполненных манускриптами, статуэтками таинственных животных, оружием, астрологическими инструментами. Время то времени стену прорезали тусклые окна, так что он мог видеть, на какой высоте он находиться. Он попытался отдохнуть сидя на ступеньках, чтобы перевести дыхание, но что-то с неослабевающей силой влекло его тело дальше. Но вот внезапно на одном из витков лестницы его остановила массивная деревянная дверь. На ней были вырезаны слова «Войди и будешь судим». По непонятной причине эти слова смутили его сердце, но таинственная сила влекла его дальше и он медленно отворил тяжелую дверь и вошел.

Лестница по-прежнему шла вверх и он заметил, что ступеньки шли над глубокой шахтой, которая опускалась до уровня улицы. Несколько дальше виднелся вход в следующую комнату. Здесь лестница кончалась и ему потребовалось некоторое усилие, чтобы удержать равновесие. Когда он посмотрел вниз, чтобы найти следующую ступеньку, он внезапно был поражён тем, что целый полет лестницы исчез. Он стоял над глубокой шахтой без какой-либо опоры. Поскольку равновесие нарушилось, то он стоял раскачиваясь из стороны в сторону. Неподалеку показалась женщина в белых одеждах и протянула ему руку. Джерон инстинктивно двинулся за ней, но ноги его были как приклеенные и он быстро сообразил, что движение будет обозначать его смерть, потому что он немедленно разбился бы упав с такой высоты. Видение поблекло, а затем справа от него из темноты выступил человек, протягивая ему палку. Однако Джерон не поддался и этому и взяв себя в руки, стал медленно подниматься дальше, нащупывая ступеньки, и наконец, поднялся в верхнюю комнату.

Здесь лестница кончалась, и вероятно это была самая высокая комната в башне. Комната, где он стоял, была довольно маленькая и казалось, что в ней не было другого выхода, кроме лестницы, по которой он поднялся. Джерон чувствовал себя довольно-таки разочарованным тем, что столь долгий путь окончился невзрачной комнаткой, в которой не было даже окон.

И тут спокойный голос зазвучал рядом с ним:

– Проделав столь долгий путь, пройди несколько дальше в покои Райтиса, правителя Каста, чьим домом является эта башня. Только если ты затаил злые намерения, ты должен бояться моего слова. Войди и ты будешь судим по своим делам. – Тут часть стены напротив него исчезла и в образовавшееся отверстие появилась комната, гораздо большую по размерам, чем эта. Джером нерешительно прошел туда и обнаружил себя стоящим посреди богато убранной комнаты, где стены были покрыты гобеленами и шелковыми занавесками и прекрасная мебель радовала глаз. Высокие деревянные колоны поддерживали свод. На них были вырезаны фигурки различных животных. Свет, проходивший через цветные стекла свода, бросал на все это лиловые блики. На ложе сидел высокий худой человек с черной бородой и запавшими глазами. Это был Райтис. Он сделал знак Джерону приблизиться.

– Приветствую тебя, мой гость. Ты сумел преодолеть мою лестницу и добиться у меня аудиенции. Назови свой титул, как я назвал свой, и так как не один из непосвященных не смог зайти так далеко – назови мне также свои намерения.

– Меня зовут Джерон, и у меня нет другого титула, достойного упоминания. Прибыв издалека я хотел бы увидеть, насколько велик город Джерва, с этой высочайшей башни, ведь башня Пандилекса упоминается в рассказах многих путешественников.

Райтис холодно ответил:

– Я могу простить твое заблуждение, происходящее от невежества. Мудрый Пандилекс давно умер и это строение теперь называется башней Райтиса, так как принадлежит мне. Тем не менее в городе считают, что башня проявляет свою собственную силу и волю. Они глупы. Это всего лишь эффектное произведение архитектуры, призванное производить впечатление на невежд.

Райтис оглядел своего гостя пристальным взором, и Джерон почувствовал себя тревожно, как тогда с Йолой, но Райтис врывался более грубо в его сознание. Это было чувство нарастающего давления в голове. Затем оно внезапно исчезло.

– Да, любезный Джерон, в тебе есть какая-то тайна: в твои мысли можно проникнуть только частично. Ты установил барьер, через который даже я не могу проникнуть. Однако, есть вариант, которого ты не учел. Мы пригласили сюда твою застенчивую спутницу, которая так терпеливо ждет тебя на улице. Может быть я уговорю ее открыться более.

Он произнес несколько странных слов – часть стены отодвинулась и появилась Йола. Казалось, она была в трансе, к большому удивлению Джерона. Она не узнала его и подошла прямо к Райтису, который проник в ее сознание не встретив никакого сопротивления. Гнев заметно отразился на его лице по мере того, как он проникал глубже, а затем и расстройство, когда он понял, что и от Йолы нельзя узнать о Джероне большего. Повернувшись к Джерону он произнес:

– Эта женщина – противник моей власти, она принадлежит к последователям той, что звали Серайнис. Однако, ты скрываешь от меня свою тайну. Я не вижу причин сохранять жизнь вам, проникшим ко мне обманом. Вы умрете, как и многие из вас, кто хотел причинить мне зло.

Он повернулся на пятке и пошел к колокольной веревке. Имя Серайнис оказало буквально электризующее действие на Джерона, который, оглядываясь в тревоге, по сторонам, увидел затейливую резьбу у подножья центральной колонны, поддерживающей свод. Внезапно он понял, что по непонятной причине последняя надежда связана со странным шестиглазым зверем. Райтис дернул за веревку вызывая стражников. Джерон кинулся вперед, и схватился рукой за изображение. Дверца внизу колонны открылась и он в страхе отпрянул. Из темноты выступало что-то большое и оперенное. Оно стояло высотой почти в рост человека, с кроваво-красным плюмажем, и его хитрые глаза бросали злобные взгляды на трех человек окаменевших в страхе. Длинный, острый как бритва клюв раскрылся, обнаружив ряды острых желтых зубов. Громадные чешуйчатые ноги оканчивались крючковатыми когтями, толщиной с палец человека. Со зловещим криком, царапая пол, существо пересекло комнату и вонзило свои когти в грудь Райтиса – он испустил ужасный крик. Оперенное чудовище откинуло назад свой громадный клюв и вонзило его в лицо колдуна. Послышался хруст ломающихся костей, и череп Райтиса лопнул. Парализованные ужасом Джерон и Йола смотрели, как тело Райтиса рухнуло на пол. Затем чудовище, неестественно сложившись, мгновенно изменило свою форму, уменьшилось в размерах, и скрылось в обезображенном трупе Райтиса.

Снизу послышались приближающиеся шаги. Йола пришла в себя первой и потащила Джерона в небольшую нишу в стене – там был потайной ход в виде желоба – и заскользила вниз. Джерон последовал за ней, он слышал, как в комнату уже входили. Они скользили вниз все быстрее и быстрее, спускаясь по спирали: затем желоб стал горизонтальным и скорость уменьшилась. Они огляделись: казалось, они были под землей. Йола нашла какую-то дверь, и поднялась на несколько ступенек, они оказались на уровне почвы. Они осторожно вышли из башни и поспешили прочь.

Йола легонько коснулась его руки.

– Мы должны успеть покинуть город, пока стражники и шпионы Райтиса не засекли нас. Мои друзья сейчас тоже в опасности, так как Райтис прозондировал мое сознание и узнал о них: возможно, он успел проинформировать об этом своих подручных с помощью телепатии. Мы должны теперь их предупредить, чтобы они бежали из Джервы.

Она втолкнула его в темноту переулка, несколько стражников прошли мимо. Когда они прошли Джерон и Йола продолжили свой путь.

– Скажи мне, – спросила она с любопытством, – если ты не колдун, как ты тогда мог направить это чудовище на Райтиса?

Он пытался убедить ее, что он вовсе не владеет магией, но его объяснения показались неубедительными даже ему самому. Имя «Серайнис» произнесенное Райтисом побудило его к действию. Но кто была эта Серайнис? Он спросил Йолу, и она рассказала ему легенду о Пандилексе и Ледяной колдуньи.

– Неясно, насколько эта история является правдой и сколько присочинили другие, пересказывая ее много раз.

Она вела его по узкому, скверно освещенному переулку. Джерон поинтересовался, знает ли Серайнис о ее затруднительном положении. Райтис раскрыл секрет Йолы то что она принадлежит к лагерю Серайнис, так что когда-нибудь они должны с ней встретиться.

Его мысли были прерваны тем, что Йола становилась у какого-то дома и постучала в дверь условным стуком. Дверь открыл очень высокий молодой человек: Увидев Йолу он издал радостное восклицание и пригласил их войти.

– Его зовут Эвран, – прошептала Йола – он хороший друг. Его жена была убита людьми Токина и с тех пор они не раз уже почувствовали его меч на себе. Он несколько поспешен в решениях, но все равно он ценный друг.

Двое находившихся в комнате представились как Джина и Тирос. Девушка была юной с тонким бледным лицом, как будто ей пришлось много выстрадать. Мужчина выглядел крепким и на его лице было много шрамов. Несмотря на это глаза его смотрели весело и Джерон вскоре решил, что он приятный малый.

Как только они представились друг другу, решено было отправиться в лагерь Серайнис, не дожидаясь нападения стражников убитого Райтиса. Пока другие собирались, Джерон и Тирос вышли на улицу и купили пять крепких лошадей для предстоящего долгого путешествия. Когда они вернулись, все было готово, и они без промедления тронулись в путь. В этот поздний час в городе было так много всадников, что группа из пяти человек была среди них не заметной. В городе они останавливались несколько раз, чтобы купить провизий, а затем без помех выехали за его пределы.

Через два дня, когда они ехали по неровной местности, где было много небольших холмов и оврагов, Джерон начал чувствовать, что за ними наблюдают. Не было ничего заметно, но по мере продвижения вперед – это чувство все усиливалось и он с тревогой сказал об этом Йоле. Она не удивилась.

– Конечно, за нами следят, но пока их меньше, чем нас, нам можно не бояться. Вот если к ним присоединиться кто-нибудь ещё, нам придется взяться за мечи.

Она похлопала себя по бедру и он с удивлением увидел, что она тоже носит небольшой меч. «Наверное, она владеет лучше, чем я», – подумал он. Почему так получилось, что это оружие ему знакомо? Должно быть его родина совсем далеко, если все здесь так странно для него. Его рыжеволосая спутница прервала его мысли, заговорив приятным голосом:

– Те, кто следили за нами, теперь отстали. Пока нас не будут больше беспокоить.

– Как ты можешь это знать, если мы даже их не видели?

Она засмеялась.

– Так же, как ты их и обнаружил. Просто у меня более обострены чувства, как и должно быть, ведь женщины никогда не были обделены интуицией. Есть люди, которые, как например Серайнис, развивают этот дар до значительной степени. Вот сейчас, например, она наверняка знает о нашем приближении. У шпионов Токина весьма небольшие шансы проникнуть в ее жилище, и те, кто попытались это сделать, не вернулись назад. Запомни это Джерон. Не скрывай от нее ничего, потому что она услышит недосказанное, как если бы твои губы произнесли это вслух. Да ты не волнуйся! Я уверенна, что ей понравиться мой друг, пусть и немного таинственный.

Она наклонилась в седле и на мгновение коснулась его руки и это легкое движение совсем прогнало его беспокойство и заботы, как заклинание. А может, так оно и было. Ему вдруг захотелось, чтобы других не было поблизости.

Она слегка наклонила голову и видя восхищение на ее лице, улыбнулась и поскакала вперед. Его бесхитростные манеры были так непохожи на искушенность приближенных Серайнис.

К вечеру они прибыли в Кварцевый Замок, где жила Серайнис со своей свитой и стражниками. После коротких переговоров со стражей, они прошли по темному мосту и очутились рядом с гигантской башней. Замок фактически был продолжением скалы, на которой стоял он, и башня была выдолблена из твердого кварцевого монолита. Благодаря оптическим свойствам минерала, башня выглядела просто поразительно, особенно тогда, как например сейчас, когда приближался закат. «Прекрасный хрустальный замок», – подумал Джерон, когда они спешились и их лошадей увели. Тирос дружески поторопил его и они вошли в башню. Все пятеро поднялись по длинной лестнице и их проводили в зал. Здесь было много народа в разноцветных одеждах, все беседовали друг с другом, но когда запыленные путешественники вошли, все сразу замолчали. Затем послышался женский голос, холодно произнесший:

– Добро пожаловать тем, кто преданно служил мне в далекой земле. Я вижу, Йола и Джина выглядят даже лучше, чем обычно, Эвран полон воинственного духа и Тирос стоит с улыбкой наготове. Но кто это стоит в стороне?

Серайнис сидела на троне и смотрела на них сверху вниз. Без сомнения, она была самой прекрасной из женщин, которых Джерон когда-либо видел. Тонкие черты лица контрастировали с яркими чувственными губами, длинные черные волосы каскадом ниспадали на ее торжественное фиолетовое одеяние. Тонкая золотистая цепочка охватывала ее шею и была на ней единственной драгоценностью, но все внимание невольно приковывалось к ее поразительным зеленым глазам. Они сверкали как изумруды и оттенялись тонкими длинными бровями.

Йола почтительно ответила:

– Моя госпожа, этого человека я зову Джерон, так как не смогла узнать его настоящего имени. Благодаря его магическому вмешательству я скрылась от людей Токина, затем мы попали в руки правителя Райтиса, который был умерщвлен ужасным монстром, по приказу Джерона. Таким образом я обязана жизнью этому человеку, повелевающему столь могучими силами.

Джерон взглянул на Серайнис с интересом и сердце его учащенно забилось. Он надеялся, что со стороны он не выглядел столь нервозно, как почувствовал себя в этот момент, и постарался напустить на себя безразличный вид, но у него это получилось довольно по-дурацки. Внезапно он почувствовал, что в его сознание вторгалась более мощная сила, чем это было с Райтисом и Йолой. Кровь отлила от его лица, когда он сопротивлялся этому гигантскому давлению: потом оно внезапно прекратилось и он догадался, что Серайнис овладела всеми его мыслями и воспоминаниями с того момента, как он впервые увидел Йолу. Он был раздосадован таким вторжением. Было замечено даже то, что он втайне восхищался Йолой. Она была права: никто не мог хранить секретов находясь в обществе Серайнис. Зеленые огоньки замелькали в его глазах. Он услышал, как она холодно, но с насмешливым оттенком произнесла:

– Мы приветствуем тебя и благодарим за службу нашему делу. Если бы мы потеряли Йолу, мы были бы значительно слабее. Когда ты отдохнешь от долгого путешествия, мы еще побеседуем с тобой и подумаем, как вознаградить тебя за службу.

Ее кроваво-красные губы улыбались и он почувствовал себя совершенно очарованным. «Будь осторожен, – подумал он, – надо быть внимательным при ответах, покуда я не узнаю этих людей получше».

– Благодарю тебя, госпожа, – ответил он, – но мне не нужно награды за то, что произошло. Я удовлетворен уже тем, что Йола жива и здорова.

Серайнис подняла брови и поглядела на Йолу, смущенную внезапным вниманием к ней присутствующих. Один из дворян сказал что-то громким шепотом и все, засмеявшись поглядели на Джерона. Он чувствовал себя дураком в присутствии этого высокомерного собрания и жалел, что выразился такими словами. Серайнис подозвала к себе Джину, чтобы поговорить с ней, и прерванный всеобщий разговор возобновился среди придворных. Некоторые из них подошли к вновь прибывшим и приветствовали их как старых знакомых. Один лишь Джерон стоял в одиночестве и всем сердцем желал очутиться где-нибудь подальше отсюда. Его предыдущая жизнь явно проходила не в придворных сплетнях. Его новые друзья были счастливы вернуться, но это был не его дом и если бы не Йола, он ушел бы отсюда, как можно скорее.

Йола сказала позади него:

– Мой дорогой таинственный волшебник, какое у тебя сегодня постное лицо, – она подбодрила его улыбкой, – Не обращай внимания на этих людей и их манеры, любопытство их будет длиться недолго, пока они не узнают тебя получше, так как я. Ну, а пока я тебя спасу. Пойдем я покажу тебе в этом замке много прекрасного.

Он с облегчением покинул зал и они пошли по разным помещениям, и она объясняла ему их назначение. Когда они вышли из библиотеки, он остановился и нежно взял ее за руку.

– Йола, – серьёзно начал он, – как видишь, я неловок в словах. Тем не менее, то, что я говорил – правда. Ты должна знать, если ты умеешь читать мои мысли относительно тебя.

Он замолчал потому что она быстро положила свою руку к его губам и зашептала:

– Осторожно, Джерон. Здесь почти наверняка подслушивают. Здесь не место и не время вести такой разговор. Не расстраивайся, печальный волшебник. Ты мой друг и останешься им.

Ее прекрасное лицо приблизилось к нему и длинные волосы цвета меди коснулись его щек. Затем все кончилось и она ушла.

Глава VI

Тейлор проснулся и осмотрелся. Джип был почти весь занесен песком. Он выбрался наружу и стоял на песке. Часы еще шли, в них, по крайней мере, песок не попал. Для танцев было уже поздно. Он ругнулся и стал сметать песок с капота, обжигаясь о горячий металл, потом нашел промасленную тряпку и использовал ее, сметая остальной песок. С большими усилиями и страшно потея, он расчистил дорогу перед машиной, отгреб песок, что мешал колесам, и попытался завести мотор. Под капотом Тейлор обнаружил кучу песка – хватило бы на целый пляж. Добрый час ушел на то, чтобы очистить двигатель от этой дряни и привести его в рабочее состояние. Тейлор прикончил остатки кока-колы и швырнул банку через плечо. В этот раз мотор завелся и джип медленно двинулся.

Ища ориентиры, Тейлор с ужасом обнаружил, что рельеф пустыни совершенно изменился. Множество песчаных гряд лежало перед ними, закрывая горизонт. Он попытался поездить вверх и вниз – туда и сюда – никаких ориентиров обнаружить было невозможно. Теоретически он должен был видеть радиоантенну в Джаварде, но горы песка все время мешали что-либо увидеть. Он прикинул направление по положению заходящего солнца, надеясь, что успел уехать недалеко. Воздух был еще горячий, хотя солнце уже садилось, пламенея позади него. В его адрес, наверное, полетят едкие замечания, когда он вернется назад в столь позднее время и с недостаточным грузом – со стороны Фостера уж точно: «Небольшая прогулка по пустыне? Было немного ветрено – ни сразу вернулся?» Ох, отвяжись Фостер, тебе-то какое дело? Что бы тебе, развлечения ради, не покататься под палящим солнцем вместо того, чтобы пялиться на задницу Молли целый день?»

Джип медленно потащился по песчаным холмам, иногда останавливаясь, если увязали передние колеса, и тогда Тейлор, ругаясь, вылезал и толкал машину обратно на твердый грунт. Дюны становились все выше и выше, вопреки его ожиданиям. Видимо, буря была более серьезной, чем он предполагал. Солнце было уже совсем низко, но все еще достаточно светило. Тейлор устал и надеялся, что скоро приедет. Если только он все правильно рассчитал, лагерь был уже совсем близко. Он вглядывался вперед, но никакой антенны не было видно. Дорога становилась все более ухабистой и джип, подпрыгивая, тащился по песку все дальше и дальше.

Следующие несколько дней все к чему-то готовились, но от Джерона это скрывали. У него было такое чувство, что все встречали его вполне приветливо, но ему все-таки не доверяли. Это никак не улучшало его отношение к двору Серайнис. Единственную поддержку он получал от дружеских бесед с Торосом и Йолой, которая мягко отвергала все его попытки сблизиться с ней в этих условиях. Самое большое, чего он достиг, было то, что иногда держал ее за руку, когда они прогуливались в окрестностях башни, но с легкой улыбкой отнимала свою руку если кто-нибудь появлялся в их поле зрения. Это его сердило, ему казалось, что она пренебрегает им ради кого-то другого, откуда его неудовлетворенность росла. Он жаждал открыть Йоле свои чувства и увезти прочь ее отсюда, но был вынужден уважать его чувства.

И другие мысли одолевали его. Тайна его прошлого и потеря памяти должны были быть как-то связаны с Серайнис. Такое же навязчивое чувство заставляло его в свое время пойти в Башню Пандилекса. Нечто заставило его броситься к центральной колоне – выпустить на волю монстра-убийцу Райтиса. Это не было собственно его магической силой, он был в этом уверен. Это было так, как если бы какая-то внешняя сила манипулировала его сознанием. На него как будто наложили заклятие и он перестал действовать сам по себе. Интересно, мог бы кто-нибудь, искусный в магии, снять это заклинание? Может быть, сама Серайнис могла бы помочь ему? Она внушала ему трепет, но если бы он вдруг доверил свои затруднения ей, она бы могла положительно отнестись к этому и сделать его жизнь здесь более сносной. Придворные признали бы его и, возможно, Йола позволила бы ему более открыто выражать ей свои чувства.

Джерон рассказал девушке о своем намерении попросить помощи у Серайнис. Ей понравилось то, что он решил довериться ей первой и сказала, что нет никого более сведущего в делах магии, чем некая Ина, Колдунья Мертвого Леса. Возможно, она еще жива, хотя ее уже несколько лет никто не видел. Она была еще во времена Пандилекса и учила его самого, пока ее могущество не превысило ее собственное.

Итак, Джерон попросил аудиенции у Серайнис и был принят. Когда он явился, его проводили в маленькую, но богато убранную комнату. Миниатюрная девушка-камеристка велела подождать ему здесь и удалилась. Через некоторое время его охватила тревога чего-то подавляющего присутствия. Он догадался, что Серайнис наблюдает за ним, прежде чем появиться.

Он обернулся, позади него стояла Серайнис: черные волосы ее были откинуты назад и струились по белоснежным плечам. Синее платье облегало ее тело. Джерон был восхищен. Своим обычным бесстрастным голосом она обратилась к нему:

– Добро пожаловать в мои скромные апартаменты. Я давно уже хотела поговорить с тобой наедине и Йола кажется сказала мне, что я могу тебе чем-то помочь. В самом деле мы с тобой в долгу с тех пор, как ты дважды спас жизнь моего верного сподвижника. Я сделаю все, что в моих силах, чтобы вознаградить тебя. Скажи же, что тебе нужно?

Она улыбнулась ему и его сердце забилось. Без сомнения, она возбуждала в нем чувства, ненормальные по своей интенсивности. В отчаяние он старался сохранить свой независимый вид, но чем дальше он находился в ее присутствии, тем больше его физически влекло к ней.

– Госпожа, для меня большая честь, что ты предлагаешь мне свою помощь. Мои затруднения происходят, насколько ты знаешь, из невозможности вспомнить, что было со мной до того, как я впервые предстал перед Йолой. Хотя с тех пор я повелевал могущественными силами и даже умертвил Райтиса, я все-таки не знаю, как я это сделал. Кажется, что временами моими действиями кто-то управляет. Без сомнения, если эта проблема имеет решение, то ты найдешь его. Твое могущество всем известно.

Она слегка улыбнулась, явно довольная его словами и, повернувшись к нему, положила свои прохладные руки на его лоб.

– Не беспокойся, Джерон. Я проникну в твое сознание глубже, чем раньше. Тебе будет неприятно, если ты полностью не расслабишься. Постарайся сделаться восприимчивым. Когда ты почувствуешь прикосновения моего исследующего сознания, не отпрянь инстинктивно, а постарайся остаться пассивным. Только так мы сможем добиться наибольшего успеха и преодолеем барьер, воздвигнутый в твоем сознании. Ты понимаешь?

Джерон выразил свое согласие. Сначала ничего не произошло. Прекрасное лицо приблизилось к нему, ее тонкие духи овеяли его, в то время как ее гипнотические глаза приковывали к себе его внимание. Затем в его сознание возникло отчаянное давление, оно усиливалось и в ушах у него зазвенело. Ее зеленые глаза увеличивались в размерах и как бы охватили его полностью. Волна за волной ужасающая агония ввинчивалась в его сознание, пока он не закричал от боли. Внезапно все его существо затряслось, когда он силой изверг вторгнувшуюся в него силу. Сплошная тьма и он куда-то провалился.

Серайнис отступила на несколько шагов. Она созерцала Джерона, лежавшего без сознания у его ног. Потом мягко прикоснулась к его голове изящным башмачком.

– Так вот откуда у тебя защита. Кажется, что есть некто, более могущественный, чем ты, и он наложил эти заклинания, препятствующие исследованию твоего сознания. И барьер этот держится, пока сам Джерон отвергает меня. Но есть и другой способ, который даст мне возможность узнать правду с минимумом усилий. Я имею в виду эликсир Киррода.

Она улыбнулась, вышла ненадолго из их комнаты и вернулась с небольшим флаконом красной жидкости. Несколько капель ее были добавлены к вину и Серайнис осторожно влила получившуюся смесь в рот Джерону.

Когда он очнулся, он увидел Серайнис склонившуюся над ним. Она улыбалась.

– Мой бедный друг, боюсь, что психический блок в твоем сознании более крепок чем я предполагала: он, однако, почти поддался и почти наверняка был бы уничтожен, если бы ты соединил свою волю с моей, а для этого нужно, чтобы ты оставил все недомолвки и, несмотря на наше столь недавнее знакомство, доверился мне. То, что я собираюсь предпринять, сработает лишь в том случае, если твоя волю и моя сольются воедино. Так что если ты хочешь продолжать, делай точно так, как я скажу. Полностью наполни своё сознание мыслями обо мне, но только не обо мне, как о твоем друге, а как части тебя самого. Дай мне войти и наполни свой разум и тело моим присутствием. Не пугайся и не сопротивляйся. Доверяй мне полностью, как нерожденное дитя полагается на материнское лоно, так и ты полностью отдайся мне. Таким образом наши силы более чем удвоиться, и так, объединённые, мы разобьём стены окружающие твою память. Согласен ли ты, имея ввиду, что после этого у тебя не останется никаких секретов от меня?

Что-то в Джероне начало протестовать, но то, что Серайнис дала ему в вине, неожиданно снизило его реакцию и он чувствовал себя пассивным. Едва он поинтересовался, что это за шум там, в нем самом, как он начал убывать… убывать… Острый взгляд Серайнис привлек его внимание. Он услышал свой голос, который обещал его согласие и обещания на ее реплики. Затем он перестал говорить и понял, что должен подвергнуться эксперименту.

Ее блестящие глаза завладели им полностью. Последняя слабая попытка сопротивления угасла и он почувствовал себя подчиненным. Серайнис подвинула его к себе и приложилась к его лбу своими красными губами. Она сжала губы и слабость овладела им, подобно ужасному паразиту она высасывала из него всю волю. Ноги его подкосились и она помогла ему лечь на ложе. Постепенно он оставил всякие опасения, в его теле едва теплилась жизнь. Затем сознание Серайнис, бьющее через край в своей силе, внедрилось в него. Какая-то вскипающая судорожная сила пронзила его тело. Ужасные, не добрые мысли заполняли его сознание. Какой-то остаток его собственной воли содрогнулся и отпрянул от этого мощного вторжения. Выражение его глаз сделалось как бы гибридом его и ее.

Что-то было совсем не так. Ему не следовало так легко соглашаться. Когда он это подумал, другая часть его сознания вдруг захохотала. Что-то как бы щелкнуло в его мозгу и он вспомнил, почему его интересовала Серайнис. Он был послан волей более могущественной, чем его воля, чтобы выяснить, кто же она и, если понадобиться убить ее, чтобы пресечь зло. Но кто же тот, пославший его? теперь он знал и это. Это был некто по имени Пандилекс, величайший из магов. Мозг его охватила волна боли от множества навалившихся вопросов. Внезапно все кончилось, но его силы вернулись к нему лишь отчасти. После некоторого головокружения он сел.

Она стояла перед ним и с первого взгляда было ясно, что она узнала в нем больше, чем он сам. Удовлетворенная улыбка скользнула по ее губам. Что с ним будет? Самый простой путь противостоять намерениям Пандилекса – просто убить его. Тогда почему же она медлила?

– Ну, Джерон, кажется, я достаточно хорошо узнала твои тайны. У нас с тобой мало оснований доверять друг другу. Мне открылось все, что я желала знать. По воле моего далекого отца ты – прямая угроза мне, пока ты остаешься в живых, потому что я не могу уничтожить обязательств, наложенных им на тебя. Очень жаль, потому что ты продемонстрировал качества, которые мне кажутся интересными, но я должна пресечь выполнение твоей задачи. Меня не могут удовлетворить твои заверения в добрых намерениях, потому что я прочла твои мысли и знаю, зачем мой отец послал тебя. Я вижу, ты подавлен – но у меня нет выбора, кроме как убить тебя ради моего собственного спокойствия.

К сожалению, твоя смерть вызовет вопросы при дворе, если ты не умрешь естественным путем, поэтому я отпущу тебя с твоей возлюбленной Йолой в путешествие, чтобы все разрешилось по-другому. Когда ты достигнешь определенного места, я освобожу остаток твоей собственной воли, которым я сейчас владею – и ты используешь его, чтобы умертвить Йолу и себя. Так как смерть сама по себе слишком малое наказание за угрозу, которую ты представляешь, ты будешь еще страдать от сознания неотвратимости конца. И ты не сможешь предупредить Йолу, потому что я наложила заклинание. В ближайшие три дня я и двор с удивлением услышим печальное известие о вашей смерти и оплачем потерю близких друзей. Иди же и приготовься к последнему путешествию. Я сейчас позову твою спутницу и объясню ей, что вам нужно будет отправиться в путешествие.

Она подошла к ближайшей стене и позвонила. Джерон обнаружил, что ноги сами несут его к выходу. Было ясно, что она держала его тело под контролем и манипулировала им как марионеткой. Было бесполезно бороться против собственных членов и если уж пытаться освободиться, то потом, когда он отдохнет.

Готовым к отъезду с двумя лошадьми, он стоял во дворе замка и ждал, когда Йола присоединиться к нему. Она с улыбкой приветствовала его и объяснила ему, с какой миссией Серайнис посылает их. Он что-то с легкостью отвечал, но после нескольких безуспешных попыток предупредить ее, когда из уст его вырывались совсем другие слова, он сдался и продолжал размышлять. Рано или поздно ему придется против своей воли подвергнуть их обоих смертельной опасности. Но как избежать этого?

Йола краешком глаза посмотрела на сидящего рядом спутника. Он был прекрасен и она не сомневалась, что и его чувства к ней были такими же. Однако не следует слишком поспешно поощрять его, потому что как только он поймет, что твориться в ее душе, станет трудно, если вообще возможно, поддерживать с ним деловые отношения, ведь их задание требовало ясной головы, чтобы отражать опасности, возникающие на их пути. А такая неопределенность не позволяла ему быть уверенным в ее чувствах. И для нее самой было много загадок, и она не могла принять его так просто. Вот если бы она могла помочь ему в его затруднениях – препятствий в их отношениях стало бы меньше.

Она была несколько разочарованна, когда Серайнис сообщила, что ей нужно больше времени, чтобы прочесть его прошлое. Йола наклонилась, когда они проезжали под низкой ветвью. Серайнис попросила ее доставить сообщение Лудину, который командовал небольшим отрядом в дальнем конце Трех Лесов. Она сморщила нос, думая об этой нелегкой дороге. Через два первых леса было тяжело скакать из-за их густоты, но последним был Мертвый Лес, в котором никто не жил, за исключением, может быть, Старухи. Вряд ли они могли там чего-нибудь опасаться, следуя своей тропой, но, по слухам, нарушители границ вскоре убеждались, что Мертвый Лес не такой уж и мертвый.

Глава VII

На следующий день они миновали Второй Лес, немного поскакали по вересковой пустоши и въехали в Мертвый Лес. Лошади мчались вперед – сухие веточки под их копытами трещали как удары кнута. Повсюду торчали странные высокие пустые остовы деревьев, состоящие лишь из коры. Когда-то давным-давно, здесь были зеленые массивы, тянувшиеся к солнцу. Теперь все было серым и безжизненным. Толстый слой пыли покрывал окаменевшие деревья и землю вокруг них. Стояла жуткая тишина и путешественники не видели никаких признаков жизни.

В одном месте им встретились гигантские деревья, вершинами уходившие из поля зрения, скрывавшиеся в низких облаках. Их корни вздымались на несколько метров над землей, переплетались и мешали двигаться дальше. Один раз они видели признаки давно ушедшей отсюда жизни в виде развалин круглой башни. Джерону захотелось осмотреть их поближе, но у Йолы было интуитивное чувство опасности, притаившейся там и она его отговорила. Они поспешно отъехали.

Затем тропа сделалась уже и внезапно оборвалась у круглой площадки, окруженной деревьями. Под различными углами другие тропы вели в лес.

– И что мы будем делать? – спросил Джерон, несколько обескураженный. Он продолжал думать о невозможности предупредить Йолу о грозившей им опасности, которую он сам же и представлял.

Она уныло взглянула на него. Насколько она знала существовала только одна единственная дорога через Мертвый Лес. Ей не приходило в голову, что может встретиться пересечение нескольких дорог. Куда же ехать дальше?

– Должно быть мы отклонились от правильной тропы. Я думала, что существует единственный путь, а здесь целая цепь дорог, – она нахмурилась: с некоторыми дорогами было явно что-то не так, они почти незаметно двигались, подобно гигантских змеям, ожидающим, что кто-нибудь неосторожно на них наступит. Джерон чувствовал слабый, но настойчивый голос в своем мозгу, говорящий как бы издалека. Он с отчаянием пытался овладеть собой, но к своему ужасу обнаружил, что его губы все это время что-то говорили Йоле, и что он пытается увлечь ее на одну из этих опасных дорог. В нем пробудилось чувство опасности. Они подошли к дороге, на которую он указывал, но хотя он и боролся последними частицами своей воли, внешне ничего не было заметно. Ещё шаг – и внутренне он вскрикнул. Все его чувства восстали друг на друга. – «Вот оно», – в отчаянии подумал он. – «Серайнис выиграла и мы движемся к ужасной смерти. О, прости меня, Йола, ты никогда не узнаешь, что я против воли вел тебя к концу».

– Нет, Джерон, я думаю, это не та дорога. У меня какое-то странное предчувствие. Давай, попробуем пойти сюда.

Она повернулась и вся тяжесть исчезла. Должно быть, какая-то внезапная смена решений застала Серайнис врасплох и нарушила ее влияние. Но если это так, то тогда есть какая-то надежда, потому что в этом лесу есть множество непредсказуемых вещей.

– Поторопись, – сказала ему Йола. – Мы должны выбраться из леса ещё до ночи. Лошадей нужно поить, а я сомневаюсь, найдем ли мы где-нибудь здесь воду.

Она пришпорила лошадь и они помчались дальше и увидели на тропе впереди какие-то причудливые символы, от которых рябило в глазах.

– Я не знаю, что они означают, но поскольку дорога ведет из леса, то это не имеет значения, – сказала Йола. Джерон в ответ кивнул. Влияние Серайнис все ещё чувствовалось, в этом он был уверен. Как бы то ни было, он должен был дать знать Йоле о том, что произошло между ним и Серайнис, но каждый раз, когда он пытался это сделать, язык ему не повиновался, и все члены его были как парализованные. Серайнис продолжала контролировать его мысли.

Некоторое время спустя они подъехали ко второму пересечению дорог и Йола предложила скакать все время прямо. Они придерживались этого принципа и потом. Когда они вступили на избранную дорогу, впереди появились символы, подобные тем, что встречались раньше. Наконец, дорога начала сворачиваться в спираль и вот они внезапно очутились на открытом пространстве перед громадным каменным зданием.

Оно было интересно тем, что было построено из множества взаимопроникающих треугольных камней, кроме того, стены были наклонены внутрь, наподобие пирамиды, хоть и не так круто, так что крыша была заметно меньше по площади, чем основание. Джерон направился к дому, но Йола удержала его.

– Осторожно, – прошептала она, – ведь обитатели этого дома могут оказаться враждебными к нам. Кто бы стал жить здесь в таком мраке, если он совершенно нормальный? Лучше бы вернуться обратно той же дорогой.

Он нетерпеливо вырвал свою руку.

– Далеко ли мы уедем без воды и пищи для лошадей, да и для нас? Мы даже не знаем, какого направления придерживаться. У нас нет выбора, кроме как просить помощи здесь. Да не смотри ты так мрачно: люди там, внутри, могут оказаться друзьями.

– Сомневаюсь, но если ты уж так решил идти, то я с тобой, мне совсем не хочется оставаться одной.

Они привязали лошадей к пню и пошли к дому. На стук в дверь никто не отвечал, на крики – тоже, и они вошли. Они попали в комнату, которая одновременно служила и комнатой и гостиной. Тоненькая цепочка стружек поднималась по стене, ведя наверх. Джерон стоял и оглядывался по сторонам. И тут он почувствовал какое-то всесокрушающее давление в голове. Мгновение он пытался противостоять увлекающей его силе… все было бесполезно.

Он схватил Йолу за руку и, несмотря на ее протесты, потянул ее вверх по лестнице. Он почти целиком чувствовал себя зрителем, все его чувства не подчинялись его контролю. Он был целиком во власти Серайнис.

– Прекрати Джерон! Мне больно! Что с тобой? – закричала Йола, пытаясь освободиться от его железной хватки. – Отпусти меня! Я не понимаю, что происходит! О Джерон, разве ты не друг мне больше?

Впервые она его боялась. У него был странный отсутствующий взгляд, как будто он ее совсем не слышал. Он ничего не говорил и, обхватив ее за талию, тащил ее по ступенькам вверх. Комната наверху была почти пуста. На столе лежала стопа старых книг. Часть их них упала на пол, когда Йола изо всех сил пыталась освободиться. Джерон оттолкнул в сторону кресло-качалку, и подтащил Йолу к высокому окну, прорезавшему каменную стену. Йола вскликнула, поняв его решение. Он распахнул окно и вытащил ее силой на узкий каменный карниз, нависавший над покатой стеной этого каменного причудливой постройки дома. Стена состояла из треугольных камней, так что множество острых граней усеивало ее подобно кинжалам. Если они упадут вниз, то будут разрезаны на части ещё до того, как достигнут земли.

– Джерон, пощади, ведь мы погибнем оба! Разве ты не любишь меня больше? Что случилось с тобой, что ты так ужасно переменился?

Джерон наклонял ее над краем все больше. Йола вскрикнула, разум стал оставлять ее, в то время, как воздух в комнате заколебался и в кресле-качалке появилась старуха. Она была хрупкой и ссохшейся, но взгляд у нее был острый и она видела весь ужас в душе Джерона, пока его тело действовало как радиоуправляемый робот. Она заговорила странным голосом и Джерон с Йолой замерли. Она медленно встала и подошла, изучая их глазами: лицо ее было бесстрастно. Сухая холодная рука легла сначала на лоб Джерона, а затем было исследовано сознание Йолы. Она вернулась в кресло и освободила их от оцепенения.

– Добро пожаловать в мой дом, – сказала она с иронией, – только держитесь подальше от окна, чтобы не соблазниться этим прекрасным видом.

Они оба начали говорить, но она остановила их движением руки.

– Не забывайте, что я уже прочла все ваши мысли и никаких объяснений мне не нужно. Однако одно объяснение, молодой человек, вы должны дать своей спутнице, потому что не каждый день приходиться получать комплименты таким насильственным образом. Расскажи ей все, что ты знаешь о Серайнис.

Старая колдунья пробормотала несколько слов и Джерон обнаружил, что влияние Серайнис на него полностью исчезло. Джерон взглянул на Йолу, которая удалилась от него на противоположный конец комнаты и со страхом рассматривала его. Он подошел, и нежно взяв ее за руку, попросил прощения, объясняя, что Серайнис наложила на него заклинание, чтобы он не мог предупредить Йолу о задуманном злодействе.

Йола едва верила своим ушам, слушая правду о намерениях своей повелительницы. Несколько лет юная девушка служила ей, не задавая вопросов. Значит, все задания, которые она выполняла, служили злым умыслом? Она не могла в это поверить. И можно ли верить Джерону, которого она знала так не долго, только потому, что ей понравился этот высокий чужестранец, спасший ей жизнь? Может быть, он никогда не терял памяти и был лишь еще одним врагом Серайнис, и теперь после неудачного убийства он решил использовать Йолу каким-то образом в своих интересах.

– Но это, конечно, не все, – сказала старуха, – уж слишком вы мешали Серайнис, что она собиралась вас убить, несмотря на то, что один из вас служил ей верой и правдой. Мы должны углубиться в эту тайну, нужно ответить еще на множество вопросов. И я не уверена, что эта юная леди простила тебя, так что лучше послушайте меня оба. Пойдемте сейчас со мной и посмотрим, что я могу найти для вас, что восстановило бы ваше пошатнувшееся доверие друг к другу.

Она достала ключ и отперла маленькую деревянную дверь в стене. Они вошли, спустились немного и очутились в комнате, сплошь заставленной предметами, назначения которых невозможно было угадать. «Кажется, нет никакого предела сложности магии», – думала Йола, разглядывая полки, уставленными всякими снадобьями, порошками, бутылочками с разнообразными жидкостями, мазями и причудливыми механизмами. Из темного угла старушка достала широкий медный таз и поставила его на небольшой круглый стол в центре комнаты. Джерона она попросила достать с полки бутыль, и из нее была вылита желто-зеленая жидкость. Поверхность ее мерцала и волновалась, как живая, хотя потом она успокоилась и стала похожа на зеркало. Они наблюдали, как старушка что-то произнесла над жидкостью. Они наблюдали, как старушка что-то произнесла над жидкостью и попросила Джерона слегка коснуться поверхности. Он так и сделал – и странный мир предстал перед ним в глубине жидкости: какая-то комната, целиком, наполненная книгами, их было так много, что это, наверное, все когда-либо написанные книги. Джерон услышал, что разговаривает с каким-то человеком на незнакомом языке. Старая колдунья опять что-то медленно произнесла над тазом – картина медленно поблекла, а затем там появилась книга, обветшалая и разорванная, которую Джерон с большим вниманием читал. Было видно, что глаза его напряглись, стараясь уловить детали. Йола издала удивленное восклицание, потому что на одной из страниц была нарисована она сама.

Джерону казалось, что все это не наяву, а как бы во сне. Он ничего не узнавал. Он чувствовал себя разочарованным, хотя и продолжал с любопытством наблюдать. Если его память была кем-то повреждена, то он должен был в конце-концов, узнать проходящие перед ним картины. Серия сцен возникла и угасла. Они наблюдали за ними в гробовой тишине. Потом колдунья осторожно слила жидкость обратно в бутыль и Джерон вновь поставил ее на полку. Ина взглянула на них и слегка улыбнулась. Потом она рассказала им все, что она поняла.

Джерон был человеком из другого мира и другого времени, вызванный волей покойного Пандилекса решить вопрос о виновности Серайнис, и если потребуется, стать орудием правосудия. Йола начала понимать, как она ошибалась. В Джероне и что нападение его на нее могло быть подневольным, если только Серайнис сочла его своим врагом, от которого нужно было быстро избавиться.

– А Серайнис это тоже все знает? – спросила Йола.

– Кое-что, возможно, но не все знает.

– Может быть, она даже пришла к выводу, что смерть Джерона ей выгодна, и тогда я, как его друг, тоже представляю для нее опасность.

– Правильно, – сказала старушка. – Но если бы она поняла все до конца, она никогда не стала бы убивать твоего друга.

– Почему? Не вижу, какая от меня ей польза, – пожал плечами Джерон.

Колдунья с насмешкой взглянула на него.

– Думай лучше, или уж совсем не думай. Чтобы выиграть решающую битву против своих соперников Токина и Задука, Серайнис требуется большое войско с оружием, против которого ее враги бессильны. Теперь, представь, что она узнает, что существует способ, посредством которого люди из другого мира и времени могут проникнуть сюда и поддержать ее войско, по своей воли или нет. Она узнает, что ты явился даже не из отдаленной части планеты, а из совсем другого мира, другой цивилизации, обладающей иными силами и знаниями. Тогда, она, конечно, приложит все силы, чтобы захватить тебя и добиться от тебя всего, что ты знаешь. Теперь, когда ты узнал о себе все, барьер с твоей памяти может исчезнуть и Серайнис может все прочесть – и тогда будет лишь делом времени найти путь в твой мир и утвердить ее пагубное влияние там.

Ина вздохнула. Этот человек действует как неразумная пешка в игре между Серайнис и покойным Пандилексом, и может сослужить плохую службу своему миру, если только не будет очень осторожен.

– Что же нам тогда делать? – спросила Йола. – Ведь рано или поздно Серайнис нас отыщет.

Даже теперь ей казалось странным, что недавние ее друзья могут теперь охотиться за ней.

Ина немного подумала.

– Покуда существует угроза, что вас схватят, опасность грозит не только вам обоим, но и миру Джерона и его народу. Во всяком случае, мы должны найти путь назад до того, как Серайнис найдет вас, то есть мы должны отправить вас отсюда, чтобы вы уже не возвращались. Таким образом проблема могла бы быть решена. И если вы найдете путь назад, не говорите мне об этом, потому что я еще жива, но с возрастом становлюсь все слабее и теперь я уже не хотела бы встретиться с Серайнис. Вы должны оставить меня до того, как ее шпионы обнаружат вас здесь. Мне кажется, что вам нужна помощь. Конечно, я не так могущественна, чтобы найти путь в мир Джерона, но могу оказать кое-какую поддержку и дать совет.

В те дни, когда этот лес ещё был живой и зеленый, здесь жили существа столь могущественные в магии, что Серайнис и я по сравнению с ними просто новички. К сожалению, эти люди были подвержены теми же недостатками человеческой природы, что и мы, и жили в постоянной вражде между собой. В один прекрасный день столкнулись такие ужасные силы, что слабые, подобно мне бежали и потерялись. Когда все окончилось, мы выбрались из укрытий, как насекомые после бури и были удивлены тем, что все вокруг нас стало белым. Через несколько дней все оставшиеся со мной стали расходиться и я осталась одна в безжизненном лесу. Конечно, я была не бессильна и построила дом, в котором живу теперь, так как мой прежний пострадал подобно всему вокруг. Он подходит для моих занятий и размышлений в покое.

Часто потом я задавалась вопросом, что же случилось с высшими существами, которые все время воевали друг с другом, но лишь однажды я нашла след их былого присутствия. От их жилищ, не осталось и следа, кроме слоя все той же белой пыли, которая там была толще, но однажды, когда я брала воду из ручья, который остался нетронутым несмотря ни на что, я увидела красную вспышку среди гальки. Это было кольцо, сделанное из какого-то красного металла, такие кольца носила только исчезнувшая раса. Когда я коснулась его пальцами, меня пронзила дрожь, как будто оно обладало какой-то неведомой силой.

Теперь оно будет ваше, потому что мне кажется, что люди из других миров могут носить этот знак исчезнувшей расы: я не знаю его названия кроме того, что в нем заключена какая-то энергия, которая может высвобождаться время от времени, но когда именно – я не знаю, потому что оно не подчиняется моим командам. Однако, когда вы обнаружите, что энергия возбуждается, дополните ею вашу собственную, чтобы сэкономить силы и волю.

Я так же обещала вам совет. Вот он. Я не знаю, как войти в твой мир, Джерон, хотя Пандилекс и знал о таких вещах. Однако можно получать ответы на все вопросы, если только задать их в Бездонном Колодце Амфора.

Она помолчала и отпила из фляжки.

– Но где это? Где мы найдем это место? – нетерпеливо спросил Джерон. Колдунья улыбнулась ему в ответ. Она подошла к деревянному ящику в углу комнаты и порывшись в его содержимом, вернулась с длинным свертком кожи какого-то животного. Она расстелила его на полу между ними – это оказалась старая карта. Старушка рассмеялась и постучала по карте костлявыми пальцами.

– Многие искали Колодец Амфора, но лишь горстка из них преуспела в этом. Некоторые говорят, что он скрыт под Кристальным Озером у Бакута, другие отрицают это и говорят, что он находиться у Тропа. Некоторые даже утверждают, что он в Сирлской пустыне, но в тоже время, как другие говорят, что его вообще просто нет и все это лишь народное предание.

Она взглянула на них и помолчала.

– Все они ошибаются. Выслушайте же того, кто там побывал и вернулся назад. И насколько я знаю, Колодец находиться в Гробнице Близнецов, внутри Холма Смерти. Вот он на карте, рядом с Каноном, там есть могильный холм, который наводит страх на всех живущих поблизости. Каждый, кто вступает в гробницу Близнецов, должен прежде всего защитить себя от злого духа, обитающего внутри, порезав себя ножом и предложив чашу крови ужасному сознанию, называемому Страж. Если все исполнено правильно и жертвенная кровь принята, Страж на короткое время засыпает и тут нужно пройти к Колодцу и задать единственный вопрос для каждого из вас. Не медлите, потому что если вы будете все ещё в гробнице, когда чудовище проснется, вы погибнете ужасной смертью. Возьмите это кольцо и карту и помните, что лучше никому не доверять, чем рисковать приняв в компанию врага. Теперь идите, пока Серайнис и ее шпионы не пришли за вами.

Они поблагодарили старушку за подарки и совет и отправились в путь согласно карте. Джерон надел кольцо надел кольцо на второй палец и был разочарован, когда не ощутил ничего, кроме прикосновения металла. На кольце были выгравированы маленькие фигурки, но Йола совсем не узнавала их. С помощью карты они быстро выбрались из Мёртвого леса и вернулись в Обитаемые земли.

А за много миль от них, в замке, Серайнис сидела в трансе, и в ее зеленых глазах отражалась картина двух путешественников, продвигающихся вперед. Картина погасла, когда Серайнис поднялась со своего ложа и приказала, чтобы к ней немедленно явился Тирос.

Глава VIII

Шло время и отношения между друзьями улучшались, потому что тайны вокруг Джерона, которые прежде заставляла их быть сдержанными, больше не существовало. Несмотря на опасности, которые их окружали, общая цель делала их ближе друг к другу и их дружба переросла в более глубокое чувство. Во время долгого и тяжелого пути в Канон они с увлечением болтали друг с другом на всевозможные темы и обнаружили, что у них гораздо больше общего, чем могло бы быть при таких разных условиях жизни. Много раз Джерон пытался завести разговор о своей любви, но Йола, будучи опытной в таких делах, переводила разговор на другие темы, чтобы их сильные чувства не унесло вместе с порывом юной страсти.

Их путешествие подходило к концу. Показался Канон и это подтвердило правильность их карты. Это было жаркое, сухое место, где земля потрескалась от жара двух солнц и редкие растения были бурыми и высохшими. Дорога была усыпана небольшими камнями, на которых сидели, греясь на солнце, необычного вида ящерицы, и когда они при приближении всадников стремительно разбегались, лошади в испуге шарахались в сторону. По карте было видно, что до Гробницы Близнецов осталось с полмили, оставалось пересечь изломанную линию холмов. После недолгой остановки они отправились дальше, услышав, что где-то вдалеке заржала лошадь. Джерон нахмурился и достал свой короткий меч, но Йола, чьё зрение было острее, положила свою руку на его.

– Убери меч, мой решительный друг! Это Тирос.

Это был действительно Тирос, измученный и покрытый пылью. Он устало их поприветствовал. Когда дыхание его успокоилось он рассказал, Что Эвран и он сам покинули двор Серайнис после того, как их предупредили, что их собираются арестовать за связь с Джероном и Йолой. Эвран получил несколько глубоких ран во время внезапной стычки с несколько вооруженными всадниками и теперь он лежит в тени деревьев неподалеку от дороги.

Они повернули обратно. Пока Йола и Тирос разговаривали друг с другом, Джерон погрузился в свои мысли. Почему, когда речь шла о побеге, не была упомянута Джина? Как мог Тирос ускакать прочь, оставив тяжело раненого друга. Его подозрения усилились, когда он заметил, что лошадь под Тиросом довольно-таки свежая, несмотря на то, что она покрыта дорожной пылью, так же, как и сам всадник. Если бы лошадь проскакала расстояние, указанное Тиросом, она была бы в плачевном состоянии. Явно, что он поменял лошадь, хотя у него не должно было быть на это времени. Джерон покрепче взялся за свой меч, когда они приблизились к группе деревьев, где, как сказал Тирос, лежал Эвран. Он нагнал скачущих впереди, коснулся рукой Йолы и со значением посмотрел ей в глаза. Она поняла и попридержала лошадь, так что Тирос ускакал вперед один.

– Будь готова быстро повернуть назад. Здесь может оказаться ловушка. Что бы не случилось, скачи назад так быстро, как только сможешь, а я постараюсь задержать их.

Она кивнула и затем улыбнулась Тиросу, который остановился и ждал их, был слышал только зловещий шелест кустов и деревьев. Йола пристально посмотрела на Тироса: его лицо было как маска. «О, нет, – подумала она, – только не ты, мой старый друг. Куда делась твоя открытая улыбка?» Она попыталась проникнуть в его сознание, и не смогла кто-то уже овладел им до нее. Кто-то, кого она хорошо знала. Сердце ее сжалось. Теперь у нее только один верный друг – Джерон.

– Эвран, дружище, мы здесь! – крикнул Тирос и из зарослей показалась группа вооруженных стражников.

– Назад! – крикнул Джерон, бросаясь с мечом на ближайшего воина. Лошадь Йолы отпряла и сбила единственного из нападающих, кто преграждал ей обратный путь. Меч Джерона окрасился кровью, погрузившись в шею противника. Джерон с трудом выдернул его из тела и наехал на другого противника. Тирос сделал выпад – в глазах его сверкало безумие – он потерял равновесие и его испуганная лошадь метнулась в другом направлении. Джерон поехал следом за Йолой, в то время, как смешавшаяся компания за его спиной пыталась организовать погоню.

– Гробница! – Крикнул Джерон скачущей впереди девушке. – Мы должны добраться туда раньше, чем они нас догонят.

– Это между теми холмами! – горло ее пересохло от пыли.

Их выдохшиеся лошади старались держать аллюр, в то время, как дорога стала подниматься в гору. Они влетели в зияющий провал между высокими холмами – и внезапно оказались перед Холмом Смерти. Он был черным и у подножья его был сводчатый вход, пор обе стороны о которого были вырезаны изображения мифических животных со змеиными головами. Двери не было – просто черный провал. Легкий холодный ветерок заставил съежиться Йолу. У нее поубавилось решимости, когда она заглянула в темноту. Не было видно никаких признаков Стража, о котором рассказывала Ина, но ведь они еще не вошли внутрь. Звуки погони становились все громче.

– Войдем, – решительно сказал Джерон, беря Йолу за руку. – На колебания нет времени. Внутри опасность может быть, а может и не быть, а здесь-то она явно есть.

Она улыбнулась, довольная, что он взял на себя роль лидера и не дает множиться ее страхом. Он достал два маленьких винных кубка, которая дала ему Ина и кончиком меча порезал руку себе и Йоле, и наполнил кровью кубки.

Они перевязали раны друг другу кусками материи, оторванными от платья Йолы. Торопясь, пока их не настигла погоня, он поставил кубки у входа и, как учила его колдунья, отрубил длинную ветвь от росшего вблизи дерева. Ею он задвинул кубки подальше в Гробницу. В темноте послышался металлический звук: один из кубков упал. Джерон убрал ветвь. Затем звук повторился. Побледневшие они смотрели друг на друга, и тут несколько всадников подлетели ко входу гробницы. Джерон потащил Йолу внутрь.

Тирос спрыгнул с лошади, подбежал к темному входу и остановился, ощущая недоброе. Мягко отданная команда прошелестела у него в мозгу, в то время, как его глазами смотрел на происходящее некто, кого он боялся. Его тело действовало как меч в чужой руке. Он шагнул в темноту. Группа всадников с мрачными лицами осталась снаружи. Они знали, что это такое. Тирос теперь действовал в ужасной пропасти между своей и навязанной ему волей. Никто не мог противостоять этому натиску. При этом что-то в первоначальной личности умирало и даже потом, когда натиск прекратился и человек обретал собственную волю, в личности оставался дефект, вакуум, где был чужой дух. Все они в этой отборной группе, называемой Армией Серайнис, несли такой же болезненный свет в своих глазах.

Тироса охватила паника при мысли о том, что он идет к чему-то неизвестному, что гораздо страшнее всего, с чем он прежде сталкивался, но сколько он не вперял свои глаза в темноту, различить ничего было нельзя. Волосы на голове у него зашевелились. Он сделал попытку отступить, но Серайнис крепко сжала его сознание в ледяных когтях своей воли и заставила его пойти вперед.

Где-то в отдаленной части вселенной Тейлор неверящими глазами уставился на дымок, поднимающийся из-под капота. Мускулы его болели, когда он поднялся с сидения и осторожно открыл горячий металлический капот. Оттуда пошел дым, и к своему ужасу он обнаружил, что двигатель ни на что уже не годен. Где-то внутри проскочила искра, он отпрыгнул – из двигателя вырвалось пламя. С упавшим сердцем он сел на дюну и наблюдал за погребальным огнем своей колесницы. Когда все окончилось, он подошел полюбопытствовать относительно своих обуглившихся ботинок, но там уже нечего было делать.

Он дрожал несмотря на то, что было тепло. Солнце поднималось и грело все сильнее. Скоро ужасный жар навалился на него и начался медленный процесс высушивания тканей и испарения жидкостей тела. Не было ни малейшего ориентира, по которому можно было выбрать путь.

Он встал и зашагал. Песок скрипел под его ногами, когда он то и дело оступался и пытался сохранить равновесие. В общем-то он не мог уехать слишком далеко. Это проклятая мачта, должно быть, покажется уже на следующий дюне. Насколько медленно он теперь двигался! Едва ли он прошел сейчас хоть пол мили, он не одолел еще и первый гребень. Солнце поднималось во всем своем великолепии над дюнами позади него и обжигало ему шею. Повезло, по крайней мере, что приходится идти не против солнца. Как долго можно прожить в таких условиях, он не знал, но ему теперь вспомнились шутки за обедом, о людях, которые вышли прогуляться по пустыне, и теперь они вовсе не казались ему смешными.

Теперь он вскарабкался на вершину гребня: впереди его приветствовал другой, явный близнец того, на котором он стоял. Затем он видел вершину следующего. Тейлор на мгновение прикрыл воспаленные глаза, а потом стал спускаться вниз. Было бы неплохо присесть здесь и отдохнуть, но время сейчас работало против него. Чем дольше он будет оставаться под палящим солнцем, тем скорее его добьет жажда или солнечный удар. Ему оставалось только двигаться. Единственный звук, который он слышал, было его собственное дыхание.

Когда их глаза привыкли к темноте гробницы, они увидели впереди длинный коридор, несколько уходящий вниз, вырубленный в скале. Шаги их отдавались эхом. Было скользко из-за воды, постоянно струившейся под их ногами. Время от времени им попадались скелеты, которые лежали перекрученные, в неестественных позах, как будто их владельцы в свое время нашли здесь ужасную гибель. Несколько раз Йола чуть не упала в обморок, но Джерон крепко обнимал ее и ей становилось легче от его отваги.

Потом до их ушей донесся звук, который то усиливался, то уменьшался, и вскоре они поняли, что идут прямо к его источнику. Что-то вроде свистящего рычания слышалось впереди справа. Йола от страха вцепилась в Джерона. Тень Стража лежала у их ног. Размеры существа должны были быть громадны, но по его тени судить об этом было трудно. Они двигались дальше по противоположной стороне. Когда Йола взглянула и увидела то, что там спало, она лишилась чувств и Джерон подхватил ее. Он поднял ее на руки, стараясь не глядеть на чудовище, которое лежало в футе от него. Он увидел краешком глаза лишь часть его и то, что он вначале принял за пальцы, оказалось щупальцами, при виде которых кровь стыла в жилах. Должно быть, оно двигалось очень тихо, когда выпило их кровь и вернулось, и теперь оно спит. Но как долго проспит оно – неизвестно. Может быть, то немногое, что они предложили ему, не удовлетворит его надолго. Джерон миновал монстра, а затем привел в чувство Йолу.

– Все хорошо, дорогая, – серьёзно сказал он, – мы уже прошли его. Ты можешь идти? Нам надо спешить, пока оно не проснулось. Колодец должен быть где-то впереди.

Йола все еще дрожала. Она откинула волосы с лица попыталась совладать с собой.

– О, Джерон, чье злобное измышление могло сотворить это чудовище для охраны Гробницы? Это был не человек. Уведи меня скорее отсюда, а то я могу опять потерять сознание, при одной только мысли… если оно проснется и надежды не останется, ты убей меня своим мечем, я скорее умру от твоих рук, чем от этой нечисти.

Они шли дальше проход становился все шире и выше. Вскоре грубые стены стали глаже, на стенах появились украшения давно минувших веков. Они были расписаны сценами прошлых времен, там были изображены причудливые животные и деревья необычной высоты. Но нигде не было изображения человека, хотя рисунки являли признаки интеллекта по крайней мере не ниже человеческого. Некоторые рисунки привлекли внимание Джерона. Громадные плоские камни покоились на вертикальных кусках скалы как на опорах. Когда-то он уже видел что-то подобное, но где – точно вспомнить не мог.

Они пошли дальше. Коридор повернул налево, а затем опять направо – и они оказались в необъятной подземной пещере, потолка которого в полумраке не было видно. Посредине пещеры стояли две толстые серые колонны, которые оканчивались примерно на высоте шести метров. Джерон искал выход, который мог бы вывести их к Колодцу, когда Йола схватила его за руку и показала по направлению к основанию колонн.

– Посмотри, – воскликнула она, – видишь? Это Близнецы. Это кажется нога, там куда ты смотришь, а вон другая!

Он стал осматривать основания колонн и увидел громадные, толстые, похожие на когти пальцы ног, принадлежавшие возвышающемуся над ними мертвому телу. Благодаря времени кожа мумифицировалась и стала твердой, как ракушка внешние черты от времени сгладились. Второй близнец был в таком же состоянии, хотя когда-то голове его нанесли повреждение каким-то острым инструментом. Лица их были как у рептилий хотя и носили признаки разума.

Йола потащила Джерона прочь от этих остатков далекого прошлого и ввела его в маленькое помещение сбоку от Гробницы. Несколько ступеней вели вниз, к каменному алтарю, перед которым находилось кольцевидное возвышение из зеленого камня. Джерон понял, что они наконец достигли бездонного Колодца Амфора.

– Задавай быстрее свой вопрос, – волнуясь, посоветовала Йола, которая не чаяла поскорее выбраться отсюда, покуда Страж их не обнаружил.

Джерон стал поближе к краю колодца и нагнулся над ним. Памятуя наставления Ины, он громко произнес:

– Дух колодца, выслушай мой вопрос и ответь, чтобы я мог действовать уверенно.

Он удивился, услышав из глубины свой собственный голос:

– Говори, но задавай только один вопрос.

– Скажи мне, как мы можем добраться до мира, откуда я явился сюда?

Они жадно прислушивались. После некоторого молчания раздалось:

– Такое знание было запрещено теми, кто воздвиг этот алтарь и дал колодцу голос. Однако знай: никто из вас туда не доберется. Для одного это невозможно, а другой не захочет уйти в одиночку. Слушай дальше. В былые времена находились такие, кто путешествовал к звездам, пользуясь запрещенными методами по недостатку разума и это привело к исчезновению рода. Когда они попытались достичь планет, неожиданно появилось ограничение. Обычное течение времени внезапно оборвалось. Когда они пытались вернуться домой, время необходимое для этого, резко увеличилось. Это нарушение синхронизации времени добавляло не месяцы, и даже не годы, а столетия. Те, кто пересекали критическую точку никогда больше не видели своего дома. Время необратимо. Такой же феномен происходит и с теми, кто подобно тебе является сюда с других планетных систем. Возвращение в твой мир невозможно. Тебе будет тысяча лет еще до того, как ты достигнешь середины своего пути. Вот и ответ на твой вопрос.

Они в ужасе поглядели друг на друга. Что же делать? В любой момент мог появиться Страж. Тирос со своим отрядом ждал их снаружи. Серайнис неотступно следила за ними. Теперь исчез последний шанс бежать отсюда. Есть ли у них еще шансы спастись? – напряг свой мозг Джерон. Тут его осенило. В конце концов Йола тоже может задать свой вопрос.

– Ну что же, раз невозможно бежать отсюда так, как мы хотели, ты можешь у колодца спросить, как нам скрыться от Тироса и от чудовища, охранявшего Гробницу.

– Хорошо. Но жаль, что ты не сможешь увидеть своего мира снова. Боюсь, что это не очень-то для тебя подходит, особенно при нынешних обстоятельствах.

Она подошла к колодцу и склонилась над ним.

– Скажи мне, Дух, который разрешает все проблемы, как нам бежать отсюда, минуя Стража и Тироса с его отрядом?

Как и Джерон она услышала в ответ свой собственный голос:

– Уходите как пришли, и никто не причинит вам вреда. Итак, я ответил. Теперь покиньте это священное место и никогда больше не возвращайтесь.

Затем наступила гробовая тишина.

Они покинули помещение, в котором находился колодец и пересекли границу. Гигантские Близнецы возвышались в своем пугающем великолепии, а внизу два человека пробирались обратно к выходу. Когда они достигли того места, где спал Страж, и пробрались вдоль противоположной стены, они внезапно обнаружили, что его там больше нет, и сердца их дрогнули, зная, как быстро и бесшумно чудовище может передвигаться, несмотря на свои гигантские размеры. Джерон напряг свой слух, но ничего не услышал, кроме собственного дыхания и непрекращающегося журчания воды. Дальше освещенность улучшалась по мере того, как они приближались к выходу из пещеры. Йола схватила Джерона за руку.

– Погляди туда.

У стены кто-то стоял молча ожидая. Они осторожно приблизились. Джерон всей душой надеялся, что указания относительно их побега было правильным.

Йола прошептала ему на ухо:

– Это Тирос. Я теперь вижу это.

– Да, и как я вижу, кроме него тут никого нет. Теперь посмотрим, хуже ли мой меч, чем его. Внезапность даёт нам преимущество, он нас не слышит.

Он подкрался ближе к Тиросу, который стоял к нему спиной. Что-то необычное в нем, как он стоял, поразило Джерона, и капли пота выступили у него на лбу. Он приблизился к Тиросу, занес свой меч, и взяв его за плечо, повернул его к себе и вскрикнул от ужаса, уронив свой меч. Там, где раньше было человеческое лицо, теперь зияла дыра. Тело сложилось и рухнуло на пол как лоскутная кукла без набивке. Йола дико закричала. Все предосторожности были забыты, Джерон схватил ее за руку и они побежали прочь от этой кучи, которая когда-то была живым человеком.

Что-то большое и черное лежало у входа с шумом дыша во сне. Пахло кровью. Они побежали мимо и очутились на открытом воздухе. Несколько минут они не могли отдышаться. Джерон внезапно вспомнил, что где-то здесь должны быть воины, и огляделся. Воины расположились на траве вокруг остатков костра. Сидели они очень тихо. Джерон заметно побледнел и взял Йолу за руку, осторожно повел ее в противоположном направлении. Она долго плакала. Потом они нашли место, где они оставили лошадей и поскакали прочь от этой молчаливой смерти.

Глава IX

Они остановились в небольшой рощице и прикончили остатки провизии. Костра они не разжигали, чтобы не привлечь внимание местных жителей. Они замерзли и устали.

– Все это хорошо, – сказал Джерон и потер руки, пытаясь возвратить им чувствительность. – Но мы не можем ехать просто так. У нас должен быть какой-то план, вместо этой скачки в произвольном направлении, единственная цель которой – избежать Серайнис и ее войска.

Йола устало подняла голову и печально сказала:

– В этих местах нет никого, кому мы могли бы доверять, и настигнет ли нас Серайнис – вопрос лишь времени. Как бы далеко мы не убежали, она никогда не прекратит погоню, это не в ее натуре. Она, вероятно, даже не знает, что ты не можешь показать ей путь в твой мир, ты ей кажешься желанной добычей, которая безгранично увеличит ее могущество. Я думаю, что…

Она замолчала, увидев на пальце Джерона кольцо: оно больше не было тускло красным, оно становилось заметно ярче с каждой секундой. Джерон проследил за ее удивленным взглядом и обнаружил, что кольцо излучает радужное сияние. Мягкая теплота распространялась от его руки к остальным частям его тела, взбадривая уставшие мышцы. Мысли его прояснились и его взору представились новые возможности.

– Прекрасно! Я прямо помолодел, хоть сейчас за самую трудную работу, – на мгновение он замолчал, глядя на ее изнуренный вид, снял с пальца кольцо и протянул его ей, – надень, и ты увидишь, что будет. Кольцо как будто вливает энергию в того, кто его носит.

Она надела кольцо и ощутила такой же прилив теплоты. С минуту она чувствовала дрожащую и вибрирующую энергию, а затем вернула кольцо Джерону и засмеялась.

– Жаль, что наши лошади не могут носить его, а то им не надо было бы отдыхать.

Он смотрел на ее приятное лицо, улыбающиеся глаза, пламенеющие губы, медного цвета волосы – и тут он понял, что любит ее гораздо большим чувством, которое он испытывал когда-нибудь до сих пор. Она в ответ поглядела на него понимая его состояние, взяла обе руки в свои.

– Будь осторожен, пришелец, как бы твой взыскующий взгляд не возбудил в девушке ответные чувства и наше взаимное уважение не переросло бы в нечто большее. Кольцо ли виновато, или это твое собственное влияние, но я того и гляди потеряю над собой контроль, если только не буду делать усилий, чтобы сохранить приличия.

Она приблизилась к нему на шаг. Он взял ее руки в свои и, наклонившись, поцеловал. Видя, что она не сопротивляется, он обнял ее за талию.

– Условности, дорогая, хороши, чтобы руководствоваться ими на людях, но здесь мы одни и мы слишком долго были терпеливыми. Всему есть свой предел.

Она начала было протестовать, но он заставил ее замолчать самым действенным способом, крепко прижав к себе.

Он прошептал ей на ухо:

– Кто знает, что с нами случиться? Никто ведь нас не проклянет, если мы используем этот счастливый момент, подобно бесчисленным любовникам с давних пор. Если ты отвергнешь это – твое чувство меньше, чем мое – тогда на коней и продолжим наш путь, но если, как я надеюсь, ты не будешь мне противоречить – тогда насладимся счастьем по праву, данному всем живым существам.

Она взглянула на него и вздрогнула. Он ждал ответа с бьющимся сердцем. На лице у нее расцвела улыбка и Джерон, мучимый ненасытным голодом, поцеловал ее в губы. Она обвила его руками за шею и ответила ему такой же страстью. Он поднял ее на руки и понес дальше в лес, где мох был гуще и небо было скрыто нависавшими деревьями. Небольшой ручей тек неподалеку и когда они распалились еще больше, они стали брызгать друг в друга холодной водой. Смех их разносился далеко по лесу.

Задук нахмурился и послал своих людей узнать, что это за шум.

Вид его был ужасен из-за того, что он был в детстве подвергнут ужасному эксперименту, о котором люди могли только догадываться, потому что было запрещено говорить о такого рода вещах под страхом смерти. Голова его была несимметричной: левая половина черепа атрофировалась и левый глаз исчез в складках плоти. Руки его было и непомерно длинны по сравнению с туловищем, и неимоверно сильны. Немногие осмеливались скрестить с ним меч. Но уродство его тела не шло ни в какие сравнения со злостью его натуры, и крики его пленников были подвержены тем безумным мукам, которым он их подвергал. Лучше было убить себя, чем быть захваченным его сторонниками.

Он случайно выехал за пределы своих земель, чтобы понаблюдать за лагерем Токина в нескольких милях от границы, и теперь его чуткий слух уловил игривый смех, доносящийся из леса. Он широко улыбался; кажется, сегодня ему сопутствует удача. Он молча шел за воинами, которые разворачивались полукругом.

Лежа на нем, она извивалась в экстазе, достигнув кульминационной точки оргазма, пальцы ее оставляли красные полосы царапин на его плечах. Его сладкое дыхание достигало его короткими вздохами, в то время, как его сильные руки ласкали ее обнаженную спину – и ниже – розовые выпуклости ее ягодиц. Кольцо на его пальце было тут ни при чем.

Командир отряда двинулся было вперед, но Задук остановил его. Спешить было незачем. Он был доволен тем, как близко они подобрались незамеченными. И было ясно, что добыча от них не ускользнет.

Все кончилось, и взрыв чувственных эмоций уступил место расслаблению. Они лежали на бархатистом мхе, погруженные в счастливые мечтания. Воины с Задуком во главе двинулись вперед. Внезапно Йола, охваченная дурным предчувствием, поняла, что они тут не одни. Она приподнялась с его груди и огляделась. Джерон тоже приподнял голову и ужаснулся, увидев, что они окружены вооруженными людьми. Любовники вскочили на ноги, где лежала их одежда, но карикатурный дьявол оказался там раньше. Он поклонился и протянул к ней свои длинные, тонкие, паучьи руки.

– Глядите, ребята! Это по меньшей мере лесная нимфа, но почему она не выказывает всех присущих ей соответствующих качеств?

Воины засмеялись и стали отпускать шуточки в том же духе. Джерон взял Йолу за руку и потянул к Задуку.

– Не подходите, – сказал он сурово. – Мы тебе ничего плохого не сделали. Стыдитесь высмеивать девушку в таком положении. Удались и дай нам одеться.

Задук затрясся в конвульсивном смехе услышав эти слова.

– Как, – Он выкатил свой единственный глаз, – я не ослышался? Ты назвал эту красотку девушкой? Ты явно ошибаешься, потому что акт, в который мы столь невинно вмешались, противоречит этому определению. Нет, нет, мой друг, тебя обманули. Конечно, это лесная нимфа, с ней так и надо обращаться. И как знать, может быть и ты какое-нибудь мифическое лесное существо? Пойдем, друзья, и вы увидите, что Задук не так уж и неблагодарен. Сегодня вы мои гости. Как раз пора возвращаться и моя бедная жена Кейла будет рада приветствовать вас.

Несмотря на их протесты и попытки сопротивляться, руки их связали за спиной. Покуда Йола ехала рядом с Задуком, Джерону пришлось бежать рядом с лошадьми, так как руки его были привязаны к стремени. Вскоре ногам его стало больно из-за камней, которые во множестве валялись на дороге. Путь их был кошмарным и Йола хотела лишь потерять сознание, чтобы не ощущать стыда. Веревки, врезавшиеся в запястья и вид любимого, страдающего рядом с ней, причиняли ей невыразимые страдания.

Наконец они достигли цели их пути и по подвесному мосту, перекинутому над рвом с водой, они попали во двор замка. Затем их ввели вниз по бесчисленным ступеням, которые привели в небольшой коридор, по обеим сторонам которого были камеры, и пленников поместили так, что они были заключены напротив друг друга, через коридор. Затем их приковали цепями к стене с руками над головой, и стража оставила их, высказав вначале предположение, об их возможной дальнейшей участи.

Когда эти головорезы ушли, пленники заговорили друг с другом, старясь приободриться. Но ожидать милости от Задука было мало надежды. Кольцо на пальце Джерона было холодным и энергии от него не приходилось ждать. Боль в ногах несколько утихла, но начали неметь руки. Йола дрожала, прижатая спиной к холодной каменной стене. Руки ее, как и у Джерона, потеряли всякую чувствительность, и она начала размышлять, как долго они могут прожить в таких условиях. Тут она вспомнила, что командир сказал одному из стражников, что гости Задука останутся здесь одну-две ночи, не больше, больше им нельзя выжить. Через некоторое время она увидела, что Джерон, изнуренный принудительным бегом, впал в забытье и голова его склонилась на грудь. Её мысли как бы вращались по замкнутому кругу, когда она думала об их участи, но было ясно, что помощи им ждать неоткуда. Затем она широко открыла глаза: в мыслях ее как будто мелькнула искорка надежды. Существовал один человек который их разыскивал даже сейчас и который мог бы знать, в каком они сейчас находятся положении, если Йола попытается войти с ним в мысленный контакт. Конечно, при этом они отдавались в руки как раз тому, от которого бежали, но это могло дать им больше шансов спастись.

– Джерон, любовь моя, – крикнула девушка, но он не проснулся. В любой момент мог вернуться Задук, но она все колебалась, потому что действовать без согласия Джерона казалось ей злоупотреблением его доверия к ней. Она опять позвала его, но снова безуспешно. Ей надо было попытаться связаться с Серайнис.

Глаза её закрылись, она попыталась представить себе абсолютную пустоту и темноту. Но образы Джерона и окружающей ее обстановки сопротивлялись ее попыткам изгнать их из ее подсознания. Железные решетки плясали перед ее глазами и Задук глядел на нее своим единственным глазом на ужасной ассиметричной голове, заставляя ее содрогаться от страха. Она взглянула глубоко только раз, чтобы успокоиться. Если Задук, который сейчас в замке, тоже может пользоваться магической силой, то была опасность, что она встревожит его, вызывая его образ. Ее руки ужасно болели, а правая нога невыносимо чесалась. Она открыла глаза и взглянула вниз. Большая черная крыса обнюхивала ее пальцы. Йола в ужасе вскрикнула. Джерон открыл глаза и поглядел на нее. На лестнице послышались шаги. Начальник стражи подошел и поглядел на нее оценивающим взглядом.

– Ну, ласковая нимфа, как назвал тебя Повелитель, что ты поешь так громко? – Он ухмыльнулся, а она покраснела под его взглядом, скользящим по ее телу.

Она сказала ее о крысе, которая уже убежала.

– Крысы – это неудивительно, и не стоит беспокоиться, потому что быть съеденной заживо одной из этих тварей – это довольно легкая смерть, по сравнению с некоторыми другими способами, которые применяются к нашим гостям-женщинам. Да, такое тело, как у тебя, породит тысячу новых развлечений в богатом воображении повелителя…

Она заметно побледнела. Он засмеялся и, поглядев на молчавшего Джерона, оставил их одних.

Как только он ушел Йола рассказала Джерону о своём плане войти в контакт с Серайнис, если она только сможет это сделать. Он согласился с ней, что такое спасение оставляет больше надежды, чем нахождение здесь, и может быть, они потом убегут от Серайнис.

Йола попыталась еще раз связаться с Серайнис, но теперь образ крысы все время маячил перед ее глазами и это так действовало на ее нервы, что время от времени она открывала глаза, чтобы убедиться, что крысы здесь нет. Она оставила свои попытки и предложила Джерону попробовать. Он последовал ее указаниям и полностью изгнал из своего сознания образы окружающей их обстановки. Потом он подумал о Серайнис и попытался вспомнить как можно больше деталей ее облика. Вскоре его сознание было полностью поглощено чародейкой. Ее строгое красивое лицо стояло перед его мысленным взором и зеленые глаза ее смотрели не мигая. Ничего не произошло, и он почувствовал разочарование.

Тогда Йола подумала немного и предложила внедриться в его сознание, пока он будет продолжать попытки.

Он начал снова, полностью сконцентрировавшись на повелительных гипнотических глазах Серайнис. Он представил их большими, чем раньше и позвал ее по имени вслух.

– Серайнис! – крикнул он, – Серайнис услышь меня!

Внезапно образ блестящих зеленых ее глаз изменился. Зрачки расширились и безо всякого предупреждения в его мозгу стало нарастать давление. Его тело повисло на кандалах, последние силы покинули его. Он опять испугался какой-то высшей силы, исходящей из этих изумрудных глаз. Она могла бы убить его. В его глазах заплясали огоньки и он начал терять сознание. Безжалостно задавались вопросы – давались ответы, и он не мог в это активно вмешаться. Он попытался указать на их отчаянное положение и опасность со стороны Задука, но мысленное изображение, которое он терпеливо создавал, тут же исчезло. Потом он почувствовал облегчение: давление исчезло и он понял, что аудиенция закончена.

Он вернулся к своей боли и к своей мрачной темнице. Нагое тело Йолы тоже обвисло. В ее ногах не было силы. Ее рыжие волосы ниспадали на плечи и скрывали лицо. Он позвал – она подняла голову и он сказал, что послание об их бедственном положении отправлено к Серайнис. Она благодарно улыбнулась, но не в силах была ничего произнести. Он подумал, сможет ли прекрасная колдунья остановить Задука до того, как он причинит им вред. Замок выглядел очень защищенным и хорошо сохранился. Он заметил, что Йола опять впала в забытье и порадовался, что и она таким образом хоть немного отдохнет.

В коридоре раздались шаги и вошел Задук в сопровождении богато одетых мужчин и женщин. Хорошо сложенная женщина с длинными белыми волосами стояла рядом с Повелителем, который представил ее.

– Моё почтение! Это Кейла, которая, как я и обещал, развлечёт вас. Кейла, дорогая, это лесная нимфа, о которой я тебе говорил, а это её слуга.

Блондинка посмотрела на Йолу задумчивой улыбкой и повернулась к Джерону.

– Нужно дать некоторые разъяснения гостям. С моей дорогой женой однажды произошел несчастный случай, когда у меня в руках был острый нож, так что, к сожалению, она не может говорить с вами сама, по причине отсутствия языка. Она считает вас самой блестящей компанией на этот вечер и лично развлечет вас обоих. Она большой знаток в этих делах и думает, что внимание лучше уделить вам по отдельности чем сразу обоим, так что юной леди придется немного подождать и посмотреть сначала, что будет с её другом. Я думаю, что Кейла ничего не забудет.

Люди вокруг Задука засмеялись и столпились, наблюдая, как Кейла входит в клетку Джерона. Йолу тоже ввели туда две женщины, так что она вынуждена была наблюдать. Кейла стояла перед Джероном и рассматривала его, оценивая его возможности. Затем она жадно отпила вина из чаши, предложенной ей Задуком, на лице которого была улыбка, а затем перевела дух, так что возбуждение передалось зрителям. Из складок платья она достала небольшой нож с кривым лезвием и, глядя в глаза Джерону попробовала его остроту большим пальцем. Выступила маленькая красная капелька и Кейла вытянула руку, чтобы она упала ему на грудь. Он побледнел, зная, что сейчас произойдет что-то ужасное. А Йола с ужасом смотрела на эту сцену. Кейла распустила свои длинные волосы и провела ими по лицу Джерона – кожа у него пошла мурашками. Она выпила ещё вина и опустив чашу, поставила её на пол около прикованных ног Джерона. Её длинные ногти слегка коснулись его плеч и потрогали мускулы. Он смотрел на неё с отвращением. Он ничего не мог предпринять, чтобы она не касалась его. Публика глядела на него нечеловеческими безжалостными глазами. Они ждали чего-то, не раз виденного ранее, но чего – он не знал.

Жена Задука подступила к нему ближе. Молча засмеявшись, она, женщина без языка, вперилась в него взглядом и положила ему свободную руку на грудь, а затем поцеловала его сопротивляющиеся губы. Ее рука скользнула на его голый живот. Наступила полная тишина, зрители затаили дыхание. Кейла улыбнулась, обнажив острые зубы. Розовый кусочек плоти в ее глотке издал щелкающий звук, когда ее рука опустилась ниже. Обнаженное тело Джерона инстинктивно выгнулось дугой, но она крепко держала его член. Другая рука подняла острый нож. Йола вскрикнула и забилась в руках державших ее женщин. Кейла взглянула на мужа. Задук подождал, пока Йолу возьмут и свяжут покрепче, а затем улыбнулся. Он кивнул и Кейла медленно провела ножом. Боль пронзила тело Джерона, когда был сделан тонкий поверхностный разрез. Йола опять вскрикнула и потеряла сознание.

В глазах Джерона все поплыло, ноги подкосились и он не совладал с собой. Кейла пила из чаши, лицо её дергалось, как в припадке. Кровь стекала по обеим сторонам её рта. Он с ужасом осознал, что это его кровь. Его ноги были теплые и липкие. Она поставила чашу на прежнее место и вытерла свой алый рот тыльной стороной руки. Затем начала опять. В этот раз он закричал, потому что лезвие вошло глубже. Кровь стекала в винную чашу. Его крики эхом отдались в коридоре и были услышаны теми, кто спускался по лестнице. Дверь распахнулась и вошла Серайнис, в ее глазах был гнев. Джерон видел ее как сквозь красный туман, а затем наступила темнота.

Глава X

В комнате было тепло и он согрелся и расслабился под шелковой простыней на покрытом шкурами ложе. Как долго он спал?

Он смог вспомнить события только до того момента, как потерял сознание. Он обнаружил, что боль от истязаний Кейлы прошла. Он попытался приподнять голову и пот выступил у него на лбу. Соображал он с усилием, медленно и едва мог двигаться. Туман стал застилась его глаза и он покорился. А потом, когда это прошло, он попытался сообразить, где он находиться, не поднимая головы.

Комната была богато украшена. На стенах – витиеватые сцены из мифологии, висели ковры, выполненные рукой мастера. Узорные мраморные колонны достигали потолка, пол был выложен множеством миниатюрных полированных камешков, переливавшихся от падающего на них света. В стороне на ониксовом столике стояли чаши с фруктами и цветами. Он заметил, что его кожа теперь чисто вымыта и растерта каким-то ароматическим маслом. Йолы не было видно. Подобная обстановка говорила по крайней мере о желании доставить удовольствие и не было сомнения, что Йола находиться где-то поблизости. Он опять попытался поднять голову, на этот раз медленнее – но все было бесполезно. Он был слаб, как дитя.

Занавес, закрывающий вход, откинулся и вошла Серайнис в длинном серебристом платье. Улыбаясь, она подошла, вставала в ногах у ложа и потянула шелковую простыню которая покрывала его нагое тело. Он попытался двинуться, но не смог, лишь закружилась голова. Серайнис не обратила на это никакого внимания и осмотрела рану.

– Расслабься, неразумный. Твое стремление соблюсти приличия несколько запоздало. Ты можешь вспомнить, что я застала тебя в подобном виде, когда твое сознание искало меня, да и на протяжении последних восьми дней я ухаживала за тобой сама. Ты видишь, это моя комната, – она повела рукой.

Джерон удивился.

– И я здесь так долго?

– Конечно, из-за ран, нанесенных тебе, и страшной боли, я не стала выводить тебя из бессознательного состояния. Вдобавок у тебя разыгралась лихорадка, от которой ты мог умереть. Потребовалось применить сильнодействующие средства, а когда лихорадка прошла. Я предпочла усыплять тебя и далее, на все время лечения. Ну, а теперь, смею тебя уверить. Ты стал точно таким же здоровым, как и раньше, если не считать несколько любопытных шрамов.

Она рассмеялась. Джерон смутился. Она натянула ему простыню до груди и присела рядом.

– Но что же произошло? И где Йола?

– Твоя подруга отдыхает неподалеку отсюда. Она вынесла больше, чем ты. Твои переживания были лишь телесными, а ее духовными, а они излечиваются медленнее. Скоро она явиться к тебе.

Ее духи обволакивали его, мысли путались. Сделав над собой усилие, он продолжал спрашивать:

– Как ты убедила Задука отдать нас тебе?

Она нахмурилась и отбросила со лба прядь черных волос.

– Я сомневаюсь, понравиться ли тебе ответ, но если ты настаиваешь, я скажу.

Она подняла брови. Он кивнул.

– Я обещала Задуку, что после того, как извлеку из вас все, что мне нужно, я отдам вас обратно.

Он похолодел. Она прислушивалась к его мыслям. Он стиснул пальцы в страхе и гневе. Тогда она встала и холодно произнесла:

– Ты оскорбляешь меня такими мыслями и гневными взглядами. Не воображаешь ли ты, что я так жестока, что смогу вернуть вас тому, от кого спасла? Воистину, ты ничего не знаешь обо мне.

Она повернулась, чтобы уйти, но он несмотря на слабость, с жаром заговорил:

– А что же мне делать? Последние события оставляют довольно мало надежды. Я еще не забыл, как ты манипулировала моим телом, пытаясь убить Йолу и меня. И не будешь же ты отрицать, что послал Тироса с отрядом убить нас?

Он в изнеможении опустил голову. Серайнис жестоко посмотрела ему в глаза.

– О чем этот разговор – об убийствах и насилии? Конечно, я послала Тироса, но в качестве друга, чтобы разыскать вас, когда я узнала, что вы отклонились от предписанного маршрута. Когда его люди показались, чтобы приветствовать вас, они очень удивились, увидев, что Йола спасается бегством, а ты напал на них с мечом в руках. Конечно, они стали защищаться. Я все знаю это потому, что была все это время с Тиросом в мысленном контакте. Что же касается Мертвого Леса, то известно, что все еще продолжает существовать его необычное сильное влияние на людей и совсем неудивительно, что ты вел себя ненормально. Я начинаю думать, что тебе, может быть, больше подошло бы общество прекрасной Кейлы?

Смешавшись, но не знал, что и думать. Он вспомнил, как она показала ему, что он является агентом мертвого Пандилекса и тем самым противостоял ей. Его ввели в транс и он пытался убить Йолу и себя. У него не было сомнений относительно всего этого, но она все отрицала. С другой стороны, он решил, что будучи освобожденным от власти Задука, они останутся пленниками Серайнис, но это комната была ее собственной и явно не тюрьмой. Тирос, конечно, встретил их сначала как друг, но потом привел в засаду.

Серайнис нарушила его размышления.

– Ты думаешь, что произошло все именно так. Странные силы Мертвого Леса, кажется, исказили твои способности суждения и память. Может быть, на Йолу это подействовало в меньшей степени. Давай посмотрим, не прольет ли она какой-нибудь свет на эту проблему.

Она вышла из комнаты и вернулась с Йолой, которая выглядела бледной. Но приветствовала его с нежностью и вниманием. Он уверил ее, что за ним хорошо ухаживали и добавил, что он был в лучших руках, какие только можно пожелать. При этих ответах Серайнис поглядела на него более доброжелательно и ситуация несколько смягчилась.

Они болтали о том, что произошло, но Джерону казалось, что многое осталось недосказанным. Йола соблюдала осторожность в присутствии Серайнис и, возможно, это было самое умное, что следовало сделать. Она согласилась, что хотя все это и было похоже на засаду, воины могли расценить поведение ее и Джерона как угрозу. Серайнис объяснила, что Тирос последовал за ними в пещеру, чтобы предупредить их об опасности. Джерона охватило смущение и одновременно подозрение, но он решил, что достаточной удачей было хотя бы то, что они вырвались из рук Задука, и его жены, а теперешние условия гораздо лучше. Нельзя было отрицать, что Серайнис спасла им жизнь. Он извинился перед Серайнис за свое неблагодарное поведение и поблагодарил за своевременное вмешательство.

Серайнис слегка печально улыбнулась.

– Нет, Джерон, мне нужны не похвалы или извинения, а только искренняя дружба, основанная на взаимном доверии. Хотя я вижу, что ты еще сомневаешься, поверь, что настанет время, когда чары Мертвого Леса рассеются и ты взглянешь на вещи ясным взглядом. Тем временем поверь, что ты видишь перед собой двух друзей, чьи интересы совпадают с твоими собственными.

Она взяла Йолу за руку и обе женщины покинули комнату до того, как Йола пообещала придти к нему на следующий день. Он чувствовал себя смертельно уставшим, едва перенесшим это умственное напряжение и позволил себе провалиться в сон без сновидений.

Вечером появилась Серайнис, неся чашу с голубой жидкостью, которую вылила в винный кубок и дала Джерону выпить эту горечь. Ее шелковистые черные волосы были зачесаны назад и вверх и скреплены золотым обручем. Выглядела она прекрасно. Голубое платье очень шло ей. Когда он выпил она наклонилась, чтобы взять у него кубок. Касание ее тонких пальцев заставило его необъяснимым образом трепетать.

– Больше ты не будешь спать от моих лекарств. То, что ты теперь выпил, прояснит твои мысли и освежит тело. Завтра ты можешь встать. Вскоре ты станешь таким же, как и раньше, если не лучше. Я вижу, что ты все еще сомневаешься в своем состоянии. Не отрицай, потому что все, о чем ты думаешь, видно так же ясно, как линии на твоей руке. А чтобы развеять сомнение в твоих собственных мужских силах, которые мешают тебе вновь соединиться с той, которую ты любишь, я дам тебе этой ночью доказательства, что твои сомнения в мужской силе напрасны. Я сделаю это для того, чтобы ты поверил мне, потому что знай, Джерон, мне очень нужны сторонники. Но тех, кто колеблется принять мою дружбу, я отвергаю навсегда.

Она вышла. Он удивился мягкости, с которой все это было сказано, так непохоже это было на ее обычную холодную манеру поведения. Воистину, она поддавалась самым разным настроениям. Они ожидали, что с ними будут обходиться как с пленниками, а они были приняты, как желанные гости.

Вечер был теплый, лишь легкий ветерок колебал шторы, Джерон лежал, расслабившись. Жидкость, которую он выпил, проникла во все его клетки и ему стало хорошо. Он не на долго заснул, а потом проснулся от тихого звука. Он открыл глаза. Кто-то стоял рядом. Он почувствовал знакомый запах духов. Она стояла с улыбкой на лице неземной красоты, завернувшись в пелерину из белого меха. Она была неподвижна, как обращенная в камень. Она была подобно статуе из слоновой кости, божественные черты воплощали все, о чем мог мечтать мужчина. Прошла минута, а она все еще не двигалась пронзая его зелеными изумрудными глазами. Он не решался ничего произнести, чтобы видение вдруг исчезло. На самом ли деле это Серайнис – или это только сон? Ужасная мысль вдруг пронеслась у него в голове, что она совсем не живая, что это могильный ужас, пришедший за ним в ночи. Он задрожал и покрылся потом, а она все стояла неподвижно, уставившись своими глазами в его глаза с чарующей улыбкой.

Не в силах больше этого выносить, он протянул руку и коснулся ее меховой пелерины. Она медленно упала на пол – у него перехватило дыхание, когда его жадному взору открылась ее снежно-белая нагота. Сердце его забилось в чувственном желании. Трепещущейся рукой он коснулся ее холодных пальцев – и почти вскрикнул, когда они обхватили и его руку. Она тихо засмеялась. Она больше не была Богиней Смерти. Она была сама жизнь.

Он приподнялся и поцеловал ее. Тело его в возбуждении напряглось. Они ласкали друг друга. Она поглаживала его по голове, когда он склонился над ней, лежащей. Он поцеловал ее алые соски и начал покусывать их. Все его прозрения и страхи улетучились, теперь он поклонялся ей так, как у него никогда не получилось бы с Йолой. Эта сирена знала о нем слишком много, что он мог думать, что он мог чувствовать… Она отдавалась ему с самозабвением, которое более чем удовлетворяло его буйную страсть, вскипавшую в его теле при виде ее неотразимой красоты. Все изменения в его желании едва ли не раньше, чем он сам не осознавал, предупреждаясь, непрерывно держа его на гребне волны чувственного экстаза, дразня и подстегивая, подгоняя его желание, пока его страсть оргазма не истекла из него. Потом они на какое-то время уснули, потом опять любили друг друга… и опять… В конце-концов, их желания удовлетворились полностью и они заснули обнявшись, ее голова у него на груди. За всю ночь не было сказано ни слова, потому что язык любви не требовал ничего более.

Во сне он странным образом дрожал, потому что тепло его тела никак не могло согреть ту, что лежала в его объятьях.

Когда они это делали, входная занавесь бесшумно отодвинулась и Серайнис внимательно их оглядела. Потом она прошептала определенные слова на ухо сексуальной игрушке, лежавшей в объятьях Джерона. Женщина мягко освободилась от его рук, молча вставала и униженно преклонила колена перед своей госпожой. Серайнис коснулась ее лица, столь похожего на ее собственное, чертя знак на лбу, после чего произошли заметные изменения и через минуту лицу вернулись его настоящие черты. Женщины оставили Джерона спящим в его комнате. Серайнис отправилась прочь из замка побродить в лунном свете, а Джина вернулась в свои комнаты.

Когда утром Джерон проснулся, в воздухе слышался лишь аромат духов. Он встал, оделся в то, что было оставлено ему рядом с его постелью на столике. Он был под властью упоминаний о прошедшей ночи и жаждал увидеть Серайнис: но один из ее слуг сказал ему, что она рано утром покинула замок и до заката не вернется.

Он бродил по замку и некоторое время спустя набрел на Йолу. Когда он вошел в ее комнату, она сидела перед небольшим зеркалом, укладывая в прическу свои медные волосы. Она обернулась, с видимым удовольствием приветствуя его. Они обнялись, поделились новостями, хотя он, естественно не упоминал о событиях прошедшей ночи. Тут им овладели угрызения совести и мысленно он проклинал себя странная сила и дикая красота Серайнис, конечно, не имели себе равных, но свежая прелесть и честность Йолы вновь пробудили его настоящую любовь.

Они пошли по замку вдвоем и нашли прелестный маленьких цветник, расположенный в пределах внешней стены. Они сидели на траве и проводили время в неспешном разговоре, вдали от остальных обитателей замка. Разговор вскоре перешел на тайну Серайнис.

– Вся беда в том, что никто точно не знает, что происходит в ее мозгу, – заявила Йола, рассеянно обрывая лепестки маргаритки. – Она вновь чувствует к нам расположение, хотя ее ответы на мои вопросы приводят меня в замешательство своей уклончивостью и это заставляет меня думать, что она нам не доверяет. Всем объяснениям относительно на нас засады Тироса недостает искренности. Тирос был нам лучшим другом до самой последней встречи, но что могло так ужасно изменить его? Иногда мне становиться интересно, полностью ли Серайнис преодолела свои первые в жизни опыты, потому что когда она была моложе, и Синдра была еще жива, она была более счастлива и не так дотошна.

Заинтересовавшись, Джерон спросил:

– Ты думаешь, что она изменилась по каким-то причинам, лежащем далеко в ее юности? Когда это произошло?

– После того, как ее отец казнил Синдру, Серайнис исчезла, как было сказано, потому что она не могла жить вместе с отцом.

Она опять отбросила цветок и сорвала другой.

– Очень интересно. А за что Пандилекс казнил ее сестру?

Йола засмеялась.

– Не очень то ты жалуешь бывшего повелителя, который послал тебя сюда. Синдра была близнецом Серайнис и хотя они были похожи внешне, Синдра гораздо больше преуспела в магии, в то время как Серайнис меньше занималась этим и больше наслаждалась жизнью. Как бы то ни было, они были очень привязаны друг к другу, хотя время шло и их интересы разнились все больше. Настало время, когда при дворе стали распространяться слухи о заговоре с целью низвержения Пандилекса и исходил он от очень близких Пандилексу людей, так что никто не решался называть имен. Затем Синдра была арестована за попытку свергнуть Пандилекса. Она была предана жуткой казни, которую применяли только к убийцам.

– Какую же? – он отогнал преставшую к нему муху.

– В старой части Джервы есть яма, где живет гигантский змей. Он там с незапамятных времен. Синдру раздели, связали и медленно спустили в яму, где змей проглотил ее.

– Должно быть, она сильно страдала. Какая ужасная смерть!

– Нет, ты ошибаешься. Она совсем не страдала.

Он недоверчиво поглядел на Йолу.

– Ты хочешь сказать, что все это так и было, и она ничего при этом не чувствовала?

Йола кивнула.

– Да, потому что все время, пока ее опускали вниз, к змею, она не проронила ни звука, и смотрела вверх на толпу. Даже когда пришел ее конец, единственным звуком, который был слышан, был тот звук, который издал змей.

– Не может быть! Она все это время была в сознании и даже не вздрогнула при мысли о том, что ждет ее внизу!

Йола опять кивнула.

Он мысленно представил себе сцену казни.

Йола продолжала:

– Перед самым концом Серайнис стала умолять отца даровать сестре жизнь, но он был непреклонен. Когда Синдры не стало, Серайнис убежала прочь в явном умственном расстройстве и отец ее больше никогда не видел, несмотря на неустанные поиски. Уже после смерти Пандилекса стало известно, что она поселилась в заброшенном Кварцевом Замке, перестроив его там, где это потребовалось. Она не заявляла никаких претензий на власть, которая тем временем перешла к Райтису.

– Я начинаю понимать, почему Пандилекс предпринял это расследование после своей смерти. Без сомнения, он начал подозревать Серайнис. Мне кажется, нравиться мне это или нет, я все еще подчиняюсь воле Пандилекса и Серайнис для меня загадка, которую необходимо разгадать.

Он опять рассказал Йоле о способе, которым колдунья пыталась заставить убить его себя и Йолу. Двойственность Серайнис, ее ярко враждебные действия против них и в тоже время постоянные попытки добиться их откровенности, не давала никаких оснований для доверия. Такая ли она злобная, какой была ее сестра, или все та же, которой Йола восхищалась еще до смерти Синдры.

И пока он думал об этом, ему пришла в голову идея. Если Серайнис действительно ничего не знала о собственных попытках убить их – может быть она страдала неким раздвоением личности вполне могло случиться, что потрясение при виде казни сестры причинило непоправимый урон ее разуму. Часть ее могла ненавидеть убийцу Синдры, а другая часть могла воздерживаться поднять руку на отца. Может быть, все что она затевала в отместку за смерть своей сестры, не находило поддержки у другой части ее личности. Таким образом она могла существовать как раздвоенная личность и одна половина ее не знала о другой. Как же это называется? Он потер лоб, пытаясь вспомнить забытое слово. Но это было бесполезно: он напрочь забыл все из прошлой жизни и, может быть, так было и лучше.

Йола отнеслась к его идее скептически. Он видел, что она в принципе не согласна и больше они об этом не говорили.

Глава XI

В эту ночь Серайнис вернулась поздно и они не виделись до утра. Она держалась несколько официально по отношению к ним, но разговаривала довольно доброжелательно. Она сказала, что последняя их размолвка забыта и что их рады видеть при дворе. Это казалось самым лучшим решением, потому что, как понял Джерон, у них не было никаких шансов бежать и одних их оставляли только в стенах замка: они это поняли, когда однажды отправились на прогулку верхом и к своему удивлению обнаружили, что за ними неотступно следует группа всадников, якобы для того, чтобы защитить их от возможного нападения мародёров Задука. Они отъехали совсем недалеко и тут же вернулись, как бы сочтя опасным удаляться от крепости.

Через несколько дней Серайнис сообщила им, что Задук внезапно заключил союз с Токином, которому теперь тоже нельзя доверять. Это, вместе со смертью Райтиса, нарушило баланс сил и, вероятно, вело к войне. Все было пронизано ощущением опасности и Серайнис приказала построить дополнительные укрепления на подходах к замку. Джерону надоело бездельничать и он помогал возводить стены, при этом он познакомился со многими воинами. Однажды, когда кольцо на его пальце сделалось горячим, что то и дело происходило с ним, но происходило совершенно непредсказуемо, прилившая к мускулам Джерона сила позволила ему в одиночку поднять каменную колонну, с которой не могли справиться несколько человек. Это стяжало ему незаслуженную славу, но он не возражал против этого, потому что не стоило кому-либо открывать это странное свойство кольца, его ведь могли у него просто украсть.

Он никак не мог понять, почему кольцо нагревалось и сверкало ни с того, ни с сего. Возникавшую силу можно было использовать в разных направлениях. Попрактиковавшись немного, но понял, что может сам направлять эту силу, если достаточно сильно сконцентрироваться. Он мог направлять ее на людей и однажды удивил Йолу, быстро вылечив рану на ее руке, которую она получила, когда лошадь сбросила ее на землю. Чем больше он пользовался таинственной силой, тем больше кольцо активизировалось само, пока однажды он не осознал, что он может вызывать истечение силы по своему желанию в любой момент и является полновластным повелителем этого инструмента. Сила кольца была громадной и Джерону приходилось быть осторожным, чтобы не возбудить подозрений. Он пользовался кольцом только тогда, когда рядом и поблизости никого не было. Теперь он научился регулировать эту силу усилием воли. Его успокаивало сознание того, что он владеет оружием более сильным, чем стражники вокруг него. Только Йола знала об этом секрете и посоветовала хранить все в тайне, потому что это могло казаться их единственной защитой, если они опять потеряют расположение к ним Серайнис.

Однажды вечером в числе других гостей они покидали апартаменты Серайнис после приятной беседы, когда хозяйка велела задержаться им на некоторое время. После того, как все ушли, она заговорила с ними о каких-то банальностях, стараясь их не беспокоить, но Джерон заметил, что она вся напряжена и возбуждена. Интуитивно он почувствовал, что что-то не так, и ждал, пока Серайнис скажет им, что она задумала. Разговор свернул на политику и Серайнис сказала, что положение очень неустойчивое: похоже, что война неизбежна. Погибнут многие с обоих сторон. Она рассказала им, что все время думает, как разрешить эту проблему. Если бы она могла, собрав свои силы, ударить по одному врагу, несомненно, она бы выиграла войну, но с объединенными силами Задука и Токина ей не справиться и сейчас требуется какая-то внешняя помощь. Джерону и Йоле не надо было напоминать, что они обязаны ей жизнью и вполне естественно, что она хочет, чтобы и они могли помочь ей. Джерону казалось, что все это напоминает угрозу. Следующие слова его не удивили. Серайнис спросила, возможно ли получить помощь из мира, откуда он прибыл. Если бы он мог вспомнить таинственные слова, которыми Пандилекс научил его, они бы открыли путь на его планету.

Он думал над ответом и чувствовал, как колотиться его сердце. Он медленно покачал головой и объяснил, почему это неосуществимо: слишком многого он не мог вспомнить. Хотя причины его пребывания здесь достаточно ясны, события, предшествующие его появлению на этой планете, никак невозможно было вспомнить. Некоторые указания на его жизнь в этом мире он получил от Ины, старой колдуньи Мертвого Леса, но сама сцена, когда он начал путешествие, утеряна навсегда. Ни её силы, ни силы самой Серайнис не могут возвратить слов, которыми он тогда воспользовался.

Глаза Серайнис гневно сверкнули и суставы ее пальцев побелели, когда она схватилась за резные подлокотники своего кресла.

– Нет ничего невозможного, – заявила она спокойным голосом. – Мне нужно, чтобы ты вспомнил эти слова. Думай глубоко и интенсивно. Это знание все еще здесь, в тебе. Мы будем его искать.

Она подалась вперед, глядя на него, как хищник на добычу. Он чувствовал, как ее воля завладевает им и тут вспомнил о кольце. Он высвободил энергию, заключенную в нем – эффект был поразительный. Серайнис испустила громкий крик, как пронзенная мечом и упала на ковер. И тут поток мерцающего света вырвался из точки между ее глазами, собравшись в какую-то форму.

– Взгляни! – в ужасе воскликнула Йола, указывая пальцем. – Ее дух покинул тело!

Источник света плясал и двигался, как бы мучаясь. Было видно, как он разделился на две части и они собрались в две туманные человеческие фигуры. Эти фигуры из света были разными: одна была менее прозрачна, чем другая, и носила черты Серайнис, чье тело лежало рядом, в нескольких метрах. Другая заставила Йолу побелеть от страха и схватиться за Джерона. Она показала на большое пятно света, которое, как бы медленно корчилось на полу перед ними.

– Ты понял? Этот образ носит черты Синдры, мертвой сестры Серайнис. Но как это может быть, если Синдра дано умерла? Какой сверхъестественный процесс мы породили?

Она дрожала и прижималась к теплому телу любимого. Джерон обнял ее и наблюдал: что будет дальше. Долго ждать не пришлось. Видения соединились, закружились, и так, кружась, вместе вошли в тело Серайнис. Вскоре Йола заметила, что Серайнис задышала более нормально. Они осторожно положили ее тело на постель.

– Кажется, моя догадка была правильной, – прошептал Джерон на ухо Йоле, – и хотя я не предполагал такого буквального смешения разных личностей.

Она взглянула на него так, как будто сейчас все поняла.

– Если я правильно тебя поняла, ты имеешь ввиду, что это не просто Серайнис, которой я ее знала когда-то, а живой гибрид обоих близнецов?

Он нетерпеливо покачал головой.

– Нет, дорогая, если бы это было так, как ты описала, она действовала бы более согласованно. Она делает что-то, а потом это отрицает. Я думаю, что дух Синдры вошел в тело Серайнис во время казни, когда рассудок самой Серайнис был расстроен. Это объясняет, почему Синдра так спокойно встретила смерть. Фактически к змею спускали только ее труп. Мне кажется, что Серайнис не знает, что она содержит в себе дух умершей сестры. То, что творит Синдра, от нее скрывается, и этим объясняется ее непредсказуемое поведение.

Он на мгновение остановился, прислушиваясь к Серайнис, но она все еще лежала без сознания.

– Когда Синдра попыталась заставить меня открыть магическую формулу, я использовал для защиты волшебное кольцо! Внезапный шок и породил этот странный эффект.

Йола посмотрела на спящую Серайнис.

– Ну вот, мы и решили загадку Серайнис. Может быть, теперь, когда мы все поняли, мы можем предостеречь ее и остановить эти злые поползновения.

Он нахмурился.

– Я не уверен, что это было бы правильно. Она может нам не поверить и, кроме того, мы не можем ее ни о чем предупредить, без того, чтобы не потревожить ту, что живет внутри ее. Кто знает, что она в таком случае натворит? Я думаю, нам лучше вести себя так, словно ничего не случилось.

– Нет, – медленно сказала Йола, – она все равно узнает правду, потому что ты не умеешь скрывать свои мысли. Как только она проснется и прочтет их, она испугается того, что произошло. Мы должны честно призвать ее оценить ситуацию. Кстати, ты заметил разницу в размерах и прозрачности этих двух астральных духов? Это выглядит так, словно Синдра паразитирует на своей сестре, уж слишком заметны различия.

Джерон задумчиво взглянул на Йолу.

– Я полагаю, что когда-нибудь дух Синдры захватит все, что осталось от ее сестры.

Йола была поражена таким предположением.

– Нет, Джерон, мы не можем позволить этого. Мы должны как-нибудь извергнуть из тела Серайнис Синдру. Может быть, тогда, мы увидим Серайнис во всем ее прежнем великолепии.

Он не разделял ее энтузиазма.

– Но как можно нанести удар Синдре, не задев при этом Серайнис? Может быть, тогда проще сейчас убить ту, которая спит, чтобы уничтожить большее зло, пожертвовав незначительным добром? Ведь чтобы убить Синдру, надо убить Серайнис.

Он побледнел, сказав эти слова и увидев, как изменилась в лице Серайнис.

– Стыдись! Я думала, ты честный человек. Разве великий Пандилекс не послал тебя, чтобы ты разгадал тайну Серайнис и свершил правосудие; если это будет необходимо? Ты должен подчиняться обязательствам – или тебя настигнет его месть из могилы. Кто знает, может быть, в этот самый момент он наблюдает за тобой?

Мороз побежал по спине Джерона при этих словах, и он понял, что не будет ему покоя, пока он не выполнит свою миссию, хотя и непонятно, как он это сделает. Он как будто катался на коньках по тонкому льду. Ситуация в любой момент могла обернуться опасностью для них обоих. Они теперь имели дело с двумя неизвестными величинами вместо одной, и обе величины могли контролировать их сознание. Атмосфера была насыщена опасностью.

Красивое тело на ложе шевельнулось и поднялось. Они видели, как она открыла глаза. «Кто смотрит на меня, – подумал Джерон, – этими прекрасными глазами? Серайнис или Синдра?» – и слишком поздно сообразил, что эта мысль тут же была прочитана, как если бы он сказал это вслух.

Она побледнела, поняв, что они знают ее тайну. Некоторое время она не могла совладать с собой, потом ей это удалось и она заговорила бесстрастным тоном:

– Поздравляю вас обоих с тем, что вы кажется, проникли за завесу иллюзии. Не пугайся, Йола, разве ты не знала меня когда-то как сестру Серайнис? Да, я та, которой восхищались здесь и в чужых краях, как красивой женщиной и колдуньей. Даже мой отец – будь проклята его память – со всем своим искусством не мог разгадать моего трюка, при помощи которого я избежала ужасов змеиной ямы. Он и послал тебя, Джерон, как моего судью и палача. Ну что же, теперь, когда мы познакомимся поближе с загадкой, которую тебя послали разгадать, ты, может быть, проявишь понимание, к которому он был неспособен. Убей меня – и ты убьешь Серайнис, хотя от нее осталось и немного, ее дух еще теплиться в этом теле. Я поселилась в убежище, которое неприкосновенно для тех, кто любит Серайнис, так что мой дух защищен от возможных нападений. Вы боитесь за мою сестру? Эти страхи безосновательны, наоборот, я люблю свою сестру так сильно, как только можно, разве мы не близнецы, вышедшие из одного материнского лона? Когда Серайнис поняла, что отец собирается казнить меня, она умерла тысячью смертей, думая о том, что должно произойти. Когда она увидела, что мой конец приближается, ее дух ослаб. Без сомнения она умерла бы при виде моей кончины, не в силах пережить смерть своей сестры. И в этом ужасном состоянии дух ее начал ослабевать и я увидела, что могу избавить ее от мучений и одновременно спасти свою жизнь… Я колебалась, произнести ли эту страшную магическую формулу, которая перенесла бы мой дух в убежище ее тела. Эти несколько мгновений были тяжелым испытанием для нее, но все равно она бы уже не осталась такой, какой я ее знала. Ее больной душе все равно требовалось постороннее вмешательство, и я погнала ее тело прочь от этой ужасной ямы, где остался мой труп. Месяцы терпеливых усилий увенчались успехом. Серайнис все еще правда слаба и вряд ли когда-нибудь войдет в прежнюю силу. И вот вы нас видите – близнецов в одном теле, Синдру, беспомощную без тела ее сестры и Серайнис чье здоровье зависит от колдовства Синдры. Джерон, ты еще не пересмотрел свою позицию в этом деле? Ты – на стороне убийцы моей матери, который убил и мое тело и чуть не стал причиной смерти Серайнис. Подумай хорошенько, взвесь на весах логики иного мира, кто здесь пострадавшая сторона? Ведь Пандилекс уже давно умер, обратился в прах, в то время как я живу, сильная своими знаниями, могущественная колдунья. Неужели ты разрушишь красоту Серайнис, которая, как и моя когда-то, была желанна для всех мужчин? Неужели ты можешь решиться убить меня, помня при этом, что позор убийства Серайнис падет на твою голову?

Она откинулась назад и отпила вина из чаши. Ее таинственные глаза сверкали, контрастируя с бледной красотой кожи. Он подумал, что никогда она не выглядела еще так красиво, но голос сомнения по-прежнему звучал в его мозгу. Ведь это же только ее собственные слова – о том, что случилось с Серайнис. Может быть, Синдра умышленно ослабила дух Серайнис, ведь Синдра была более опытна в магии. Но наверняка, если бы он убил Синдру, он убил бы одновременно и Серайнис. Не был он уверен и в том, что справится с этой силой, направленной против них, хотя у него и было кольцо. Если бы все, что она рассказала, было правдой, то она являлась спасением для Серайнис. Как он мог узнать, что правда, а что неправда? И могла ли она объяснить покушение на них в Мертвом Лесу и поведение Тироса.

Она протянула свою руку и положила ее на его руку.

– Да, я отвечу на эти вопросы, хоть ты и не произнес их вслух, – она повернулась к Йоле, которая тоже пыталась читать мысли Джерона, но с меньшим успехом. – Джерона одолевают сомнения, потому что нелегко забыть, что случилось с вами в Мертвом Лесу и в Гробнице Близнецов. Когда вы об этом спросили меня в прошлый раз, мне нелегко было ответить, потому что я не хотела раскрывать своего пребывания здесь, так как некоторые из сторонников Пандилекса хотят меня убить. Мой долг – защитить Серайнис, которая не в состоянии это сделать сама. Когда мне стало известно, что ты – агент моего отца, я испугалась, что мой секрет раскрыт. Прости меня за чистосердечное признание: я отправила тебя в путь с зародышем убийства в твоем мозгу. Если бы Ина узнала, что ты убил невинную в ее доме, ты тоже бы умер от ее руки. Когда это не удалось, я послала Тироса с отрядом вслед за вами, но дух Серайнис взмолился – и я увидела, что была несправедлива к вам. Я остановила Тироса, преследовавшего вас в Гробнице. И здесь он нашел свою смерть, так же, как и его отряд. Память об их гибели до сих пор меня преследует, ведь я мысленно присутствовала при всем этом.

Она склонила голову, плечи ее вздрагивали. Йола не могла вынести вида таких мучений той, которой когда-то была так горда и она взяла руки Серайнис в свои, пытаясь утешить ее. Через некоторое время Серайнис подняла голову и откинула назад свои черные волосы.

– Джерон молчит. Кажется, мое признание было напрасным. Что я еще могу сказать, в чем признаться?

Большинство людей в этом случае сдались бы, но несмотря на умоляющий взгляд Йолы, он подавил свое смущение и продолжал:

– Синдра, как оказалось, многое между нами было непонятно, но теперь нам следует открыться друг другу до конца. И нам крайне необходимо устранить все сомнения. И я имею ввиду вопрос о Серайнис. В прошлом, когда мы разговаривали с тобой, без сомнения, отвечала нам ты, но теперь я хотел бы поговорить с самой Серайнис, ведь только она может подтвердить, что все сказанное – правда.

Синдра на минутку задумалась, а потом сказала:

– Хорошо, пусть будет так. Только помни, что я сейчас говорю голосом Серайнис так что ты не услышишь разницы. Чтобы исключить обман с моей стороны, я попрошу сестру описать события, где меня не было, но была Йола. Так ты убедишься, что разговариваешь именно с духом Серайнис. Теперь я замолкаю, покуда вы не позовете меня по имени, но предупреждаю: будьте осторожны, моя сестра очень быстро устает.

Она замолчала, глядя на них. «Невероятно, – подумал Джерон, – через минуту она снова заговорит, но голосом ее будет управлять совсем другая личность».

Но как они могут существовать вместе без того, чтобы одна взяла вверх над другой? Если Йола убедиться, что это будет говорить действительно Серайнис, то сразу станет ясно, говорила ли правду Синдра. При этом приходиться, к сожалению, на веру принимать то, что Синдра не использовала никакого неизвестного давления на Серайнис с целью выведать то, что ей было известно. У него было скверное чувство, что проверка в любом случае ничего не покажет.

Йола заговорила:

– Приветствую тебя, госпожа Серайнис. Из-за того, что недавно произошло, я должна убедиться, что это именно ты, поэтому прошу тебя, припомни какие-нибудь детали событий, в которых мы обе участвовали, а Синдра отсутствовала.

Шелковый голос раздался вновь, но он был чуть слабее:

– Моя дорогая Йола, сестра объяснила мне, чего вы хотите и я постараюсь вам дать удовлетворительный ответ. Но доказательством должно быть не описание событий которые помнишь ты сама, потому что сестра могла прочесть твои мысли и повторить все вслух. Нет, мне следует напомнить тебе подробности, о которых ты сама забыла, но я еще помню. Спрашивай же, и посмотрим, хорошо ли мы все помним.

Йола глубоко задумалась, а потом решилась.

– Давным-давно я встретила тебя в первый раз. Когда это было? Что на мне было одето? Кто был со мной?

– Эти вещи ты помнишь, значит и обе сестры могут знать о них. Наш немедленный ответ ничего не докажет, но я все равно отвечу, а потом перейдем к настоящему доказательству.

Она с минуту помолчала, а потом продолжила:

– Я увидела тебя впервые, когда ты была еще ребенком. Это было летним вечером. На тебе была традиционная одежда, как и на людях, тебя сопровождающих. Но это мы помним все, а теперь припомни то, что ты забыла. С тобой была белая собачка, которая свирепо рычала на мою лошадь. На твоем отце была кожаная туника с нарисованным на ней знаком огня. На твоей правой руке был браслет из желтого металла в виде рыбы, схватившей свой хвост. Теперь вспомнила?

– Конечно! – воскликнула Йола. – Моя собачка Кики сильно раздражала твоего жеребца, так что твое внимание перешло с моего отца на меня. Мой отец всегда надевал свою лучшую тунику в торжественных случаях, а тут нам как раз сказали, что госпожа Серайнис останавливается в нашей деревне после охоты. Тот браслет был моим единственным украшением и конечно он был на мне. О, Джерон! Это, без сомнения, Серайнис. Прости меня, госпожа.

– И меня, – поспешно добавил Джерон, – но подобная проверка была необходима, чтобы устранить сомнения. То, что рассказала Синдра, действительно так и было?

– Да, моя дорогая сестра действительно поддерживала мой ослабевший дух все это время. Надо отдать ей должное, потому что нашу тайну было не так-то просто сохранить. Ну, а теперь я отдохну. Я устаю даже от таких незначительных усилий. Дальше с вами будет говорить моя сестра.

Она погрузилась в молчание и Джерон опять почувствовал, как все это жутко. Как бы то ни было, идентификация удалась но как две души могут обитать в одном теле? Он не понимал этого, но ведь в мире так много загадок! Он поглядывал на обеих женщин.

Йола, вероятно, разговаривала с Синдрой. Близнецы были склонны к смене настроений, как однажды сказала ему Йола и он подумал, что это очень верно. Он сомневался, могли ли у них быть друзья, потому что они, как королевы с приданным, всегда владели инициативой. В ту ночь, в комнате Серайнис, он возлежал с обеими, не зная того. Досада отразилась на его лице, а потом он вдруг рассмеялся.

Они прекратили разговор и посмотрели на него.

– Простите, я не хотел прерывать вас, продолжайте, пожалуйста.

Они возобновили разговор, но он заметил, что у Синдры (или Серайнис) зажегся в глазах огонек любопытства. «На самом деле, ведь даже таких мыслей не скроешь», – подумал он.

Когда они выходили из комнаты, она взглянула на него с любопытством. Пусть, дурак, потешится иллюзией. Ни один мужчина еще не владел ею. Если животная часть ее природы однажды вырвется наружу, то ни один мужчина не выдержит таких бурных эмоций, не потеряв рассудка. Когда-нибудь, возможно, она найдет партнера, подобного ей, не во всем человека, а рожденного от сверхъестественного союза. Когда-нибудь, а пока соискатели лишь разыгрывали шараду с Джиной, за что Джина, носившая маску Серайнис, получила награду. Несколько мужчин бросали взгляды на Джину, тогда как красота Серайнис ослепляла всех. Однако эта тихая девушка, которая играла важную роль в окружении Серайнис, знала об интригах и страстях больше, чем кто-либо. Эта подставная любовница тихо говорила своей госпоже о сильном красивом мужчине из далекого мира и однажды, в ту ночь, ей было позволено самой сделать выбор. Как бы то ни было, немного вещей происходило помимо воли Серайнис и Джина нетерпеливо ждала, когда Джерон опять будет с ней наедине.

Тейлор задыхался, пот лил с него градом. Это было ужасно, но худшее было впереди. Скоро наступит момент, когда его потовые железы не будут больше выделять воды – температура тела повысится и это будет ужасной пыткой. Его пересохшие губы начали трескаться. Он все шел вперед. Дюны становились ниже и карабкаться на них становилось легче, но силы оставляли его и он с трудом держал свое тело в вертикальном положении. Чувство равновесия у него нарушилось и временами он мог бы поклясться, что это движется песок, а не он сам. Какая-то иллюзия. Должно быть, он понемногу сходит с ума.

Обожженная шея сильно горела и с этим ничего нельзя было поделать. Если оторвать рукав тонкой армейской рубашки и им как шарфом прикрыть шею, то пострадает рука. Да у него уже на это и сил не было, появилась какая-то апатия ко всему. Конечно, он умрет без помощи, но мысль эта ужаса не вызывала. Он карабкался вперед, а солнце безжалостно палило его сверху.

Час спустя, когда он карабкался на дюну, он увидел Томпсона, который стоял у подножья холма с бутылкой воды в руках. Его дружелюбное лицо, полное, как луна, приветливо улыбалось.

– Слава богу, – выговорил Тейлор, – наконец-то вы меня нашли, – Он упал и покатился вниз по склону, теряя сознание.

Когда он пришел в себя, он лежал на том же месте, палимый солнцем. Он приподнял голову: песок перед ним лежал, не тронутый ничьей ногой. Никакого сержанта Томпсона. Отчаяние охватило его. Потом он, как автомат потащился дальше.

Джина сидела молча с отсутствующим выражением лица. В этот момент она была всего лишь инструментом, посредством которого её госпожа исследовала переменчивое будущее. Только одно из отражающихся в глазах девушки видений было правильной версией, но для тренированного наблюдателя было возможно отбросить все менее вероятные возможности. Теперь только одна сцена привлекала внимание наблюдателя. Где-то, дальше, чем само время, маленькая человеческая фигурка тащилась по пустыне, как насекомое по пыльной дороге.

– Хорошо, ползи, как муравей, прошептала она, – Ты можешь выиграть там, где другие потерпели бы поражение.

Она вызвала Джину из состояния транса и, отослав её, удалилась на ночлег.

Глава XII

Атака началась внезапно, за час до рассвета. Джина ворвалась в их комнату и сообщила плохие новости: силы Задука и Токина прорвались в замок и продвигаются все дальше. Ее госпожа Серайнис приказала разбудить их и привести в ее апартаменты в восточном крыле замка. Они быстро оделись и поспешили по широким длинным коридорам мимо множества вооруженных людей, готовящихся к схватке. Джина провела их через переднюю, вверх по ступенькам в маленькую комнатку, где их ждала Серайнис, одетая в дорожный костюм из белого меха, в высоких сапогах из прочной кожи.

– Закрой дверь, Джина, и закрой на засов, чтобы никто не ворвался.

Хрупкое тело Джины боролось с тяжелым железным засовом – Джерон пришел ей на помощь и заслужил благодарный взгляд, которого, он впрочем и не заметил. Он догадался, что говорила Синдра, потому что ее сестре нужно было беречь силы.

– Друзья, это не военный совет, потому что в таком случае полагалось бы обсуждать дальнейшие действия, а здесь уже все ясно – сражение проиграно.

– Тогда и мы погибли, – воскликнула Йола. – Они не будут держать пленных живыми слишком долго. Что же мы будем делать?

– Глупец, – прошептала она, – неужели ты думаешь, что я позволю боли и бесчестью занять место красоты и великолепия. Однако, я прощаю тебя, потому что даже сейчас ты все ещё не знаешь меня. Что написано в будущем – никто не может прочесть с уверенностью, но некоторые избранные, такие как я, могут при помощи магии прочесть часть его. Эти люди все равно осуждены. Другое дело мы. Тебе ещё многому придется научиться, Джерон, раз тебе предоставлена честь быть моим спутником, так что больше слушай, а говори только о конкретных предложениях.

Она проверила, как они одеты, и дала Йоле плащ потеплее. Джина выдала им провизию, потому что предстояло долгое путешествие. Синдра открыла шкаф и достала кое-какое оружие. Каждый взял лук и колчан со стрелами. Джерон взял меч подлиннее того, что носил.

Снизу послышался топот ног по ступенькам. На дверь навалились и послышались возбужденные крики.

– Пора, – сказала Синдра оживленно, как будто ей нравилась ситуация, в то время, как другие были напуганы. – Возьмитесь за руки, чтобы получился квадрат.

Заинтересованные, они взялись за руки. Джерон оказался между Синдрой и Джиной. Послышался звук ломаемой двери. Синдра велела им повторить магическую формулу пять раз, в то время как сама быстро произнесла что-то непонятное. Внезапно комната стала вращаться вокруг них. Пол под ними кружился все быстрее, пока предметы вокруг него не слились в линии. Он слышал, как распахнулась дверь, видел, как во сне, что что-то двигалось.

Вооруженные люди ворвались внутрь, но никого не увидели.

Они летели сквозь пространство, как будто невесомые. Напряжение в руках было почти невыносимым. Они продолжали вращаться и Синдра все время повторяла заклинания. До них доходили какие-то отблески света. Их собственные тела были лишь тенями. Йола напротив него сильно напряглась, ее побледневшее лицо искало у него поддержки. Пальцы Джины впились в его руку так сильно, что ее ногти прорвали кожу причиняя ему боль. Она уже смотрела на него. На ее лице было выражение довольства, как будто она получала физическую поддержку от контакта с ним. Он повернул голову и увидел, что Синдра бормочет кабалистические заклинания. Он испугался перемены в ее лице. Ее лицо было болезненно желтоватым, глаза уставшие. Слова, которые раньше легко слетали с ее уст, теперь произносились шепотом, голова ее моталась из стороны в сторону. Он с ужасом почувствовал, что ее рука ускользает от ее хватки. Он вцепился в ее руку со всей силой, но Йола уже выпустила ее другую руку и их квадрат распался. Они мчались через пространство, несомые силами, которые были вне их контроля. Ветер завывал и развевал их одежду и волосы. Внизу росло черное облако забвения, оно поднималось им навстречу. Потом падение… И больше они ничего не помнили.

Много позднее он услышал зовущий его голос:

– Джерон, Джерон, очнись!

Склонившись над ним, Джина повторяла его имя. Его голова покоилась на ее руках. Он застонал, когда чувства вернулись к нему. Он открыл глаза: голубое небо приветствовало его. Было очень холодно. Со всех сторон стояли громадные деревья. На их ветвях лежал снег. Джина снова заговорила:

– Наконец-то ты очнулся – мои мечты сбываются. Ни та, ни другая не будут больше иметь тебя, только мы вдвоем пережили это испытание. Серайнис мертва, и я не очень жалею об этом. Конечно, жаль Йолу, и ты будешь горевать о ней, но я останусь с тобой до конца, когда ты совсем о ней забудешь.

Она наклонилась над ним и нежно поцеловала его в губы, но тут раздался крик, Йола задвигалась. Джерон мягко высвободился из объятий Джины. Они подошли к Йоле и помогли ей сесть. Джина кусала губы от досады, что ее соперница жива, хотя она и радовалась за нее, ведь та никогда не причиняла ей зла и не имела для этого причин. Йола затуманенным взором огляделась вокруг и истерически засмеялась:

– Где же великая колдунья, которая взяла нас в этот полет?

Джина указала на неподвижную фигуру. Они подошли ближе и увидели, что она совсем не мертва, как казалось Джине, только без сознания и сильно разбилась. Джерон догадался, что предпринятые Синдрой усилия были непомерно тяжелыми для Серайнис, что и повлекло за собой все последующие события.

– Синдра, – сказал он, – ты меня слышишь? Мы с тобой. Как тебе помочь?

Она ответила слабым голосом:

– Увы, на этот раз вы мне не поможете. Серайнис умирает, а значит умираю и я. Когда ее тело и душа будут мертвы, мой дух тоже покинет тело. И нас больше не будет. Джина, дай мне сосуд с сутью Тироса, он в ящике со снадобьями: я на некоторое время отсрочу смерть.

Джина достала маленькую бутылочку с фосфоресцирующей зеленой жидкостью и помогла своей госпоже отпить из нее. Затем умирающая откинулась назад и отослала их прочь.

– Оставьте меня, мы с Серайнис умрем спокойно, вместе, так же, как однажды вместе взглянули на этот бренный мир.

Они устроили ее поудобнее и отошли.

– Это ужасно. Неужели ничего нельзя сделать? – спросила Йола.

Джина покачала головой.

– Единственная надежда может быть, если мы сохраним Серайнис и Синдру вместе, но состояние Серайнис ухудшается и требует более эффективного лечения, чем мы можем ей предоставить.

– Подождите! – воскликнул Джерон. – у меня есть еще кольцо.

Он объяснил Джине свойства кольца.

– Ты помнишь, как оно однажды вылечило рану, полученную тобой, Йола, когда тебя сбросила лошадь? Может быть, оно поможет и Серайнис. Все равно у нас больше ничего нет, если только Синдра не возражает.

Он объяснил Синдре свое предложение. Та осмотрела кольцо, а потом упала, обессиленная стараниями удержать тело вертикально. Она кивнула в знак согласия, и он начал извлекать энергию из кольца, передавая ее телу. Кольцо разогревалось. Вскоре ее тело начало светиться сверхъестественным голубым светом, как бы налившись жизненной энергией.

Кольцо стало жечь Джерону руку. Он снял его с пальца и надел на руку Серайнис. Он отпрянул, так как испускаемый ею свет стал очень сильным. А воздух начал колебаться. Из неподвижного тела вырвался поток света и Джерон вновь увидел два астральных тела.

Они втроем глядели на удивительный свет. Образ Серайнис постепенно увеличивался в размерах, пока не сравнялся с другим. Затем оба видения наполнились светом исходящим из их тела – и слились в одно видение, которое вернулось в тело лежащей колдуньи.

– Что бы это значило? – спросила Йола со страхом. – Серайнис умерла?

Джина обняла ее за плечи.

– И да, и нет, – мягко сказала она, – Оба ответа частично правильны. Конечно, я не уверенна, но я думаю, что Серайнис сначала умерла, а потом возродилась неким мистическим образом. Теперь не существует двух различных духов в этом теле. Мы вероятно видели их слияние. Их души объединились под каталитическим воздействием кольца. Дух, который теперь управляет этим телом теперь не Серайнис, и не Синдра, а новая личность. Мы должны помочь ей сориентироваться, когда она придет в себя.

Йола рассматривала спящую.

– Как же мы теперь назовем ее, родившуюся не младенцем, а взрослой женщиной?

Джерон улыбнулся этому вопросу.

– Я думаю, она сама скажет нам свое имя, когда придет время. Я боюсь слишком сильно вмешиваться. Она ведь может и не поблагодарить меня за это вмешательство с кольцом.

– Нет, я уверена, что ты ошибаешься. Серайнис бы долго не прожила. Кроме того, разве Синдра не согласилась на помощь кольца.

Они продолжали обсуждать происшедшую трансформацию и ждали, когда их подопечная проснется. Она по-прежнему спала глубоким сном и было решено, что лучше не будить ее. Девушки принялись готовить еду из запасов, которые они прихватили с собой, покуда Джерон носил сухие ветки для костра. Место казалось пустынным. Когда он набрал топлива и повернулся к девушкам душа ушла у него в пятки. В двух шагах от него стоял старик с громадным лбом и пронзительным взглядом, и критически осматривал его. Он был одет в домотканые одежды и опирался на посох. Похожий на фигуру их слоновой кости, он рассматривал Джерона так пристально, что это трудно было вынести. Девушки же, казалось, совсем не боялись его и продолжали болтать между собой.

– Прошу прощения, – сказал Джерон нервно, – только что вас тут не было.

Старик слегка улыбнулся.

– Это не удивительно. Вы ведь не искали меня, а наоборот, я искал вас. Кажется, наконец, работа окончена.

Он показал посохом на тело спящей женщины, которая когда-то была Серайнис и издал короткий смешок. Мороз пробежал по спине Джерона, когда он внезапно увидел, что старик не отбрасывает тени.

– Не тот ли вы, кто возложил на меня эту миссию, сам великий Пандилекс, который умер много лет назад?

Старик совершенно бесстрастно смерил его взглядом.

– Я всего лишь тень, всего лишь память о когда-то всесильном человеке. По сравнению с ним я всего лишь кусочек дыма от большого пламени, бушевавшего раньше. Никто не может победить смерть, хотя некоторые могут ее отсрочить. Не любопытствуй, что я такое, потому что ответа не будет. Достаточно знать, что ты выполнил задачу, данную тебе Пандилексом, ты раскрыл, почему Серайнис не вернулась к отцу, пока он жив. Ты показал, что ее намерения как всегда в прошлом, были благородны. К сожалению, злой дух Синдры, так же обитавшей в ее теле, вызвал бытия, которые привели к смерти Тироса и его отряда, к попытке лишить тебя и твою спутницу жизни. Несмотря на все извинения по поводу совершенного, факт остается фактом: пока дух Серайнис слабел, дух Синдры набирал силу, присосавшись к нему, как пиявка. Если бы так продолжалось и далее, чистая душа совершенно исчезла бы. Поэтому зло души Синдры было полностью уничтожено последним актом мертвого Пандилекса. Теперь, как дерево, от которого отсекли большой сук, Серайнис будет жить дальше во всей красе.

Но твое задание еще не кончено, осталось сделать последнее: нужно отсрочить на время оживление Серайнис, пока не разовьются регенеративные процессы. Только после определенного периода времени ее тело окрепнет, чтобы несли бремя жизни, потому что она получила ужасный шок при разрушении духа ее сестры. Травма была так велика, что для процесса восстановления потребовались бы десятилетия. Но известно, что существуют планеты, где законы, управляющие синхронизацией времени не выполняются. Путешествия между этими мирами и нашей планетой иногда возможны, но только в один конец, по некоторым причинам ты, Джерон, и прибыл с одной из таких планет по воле Пандилекса. Ты никогда не сможешь туда вернуться, потому что однажды потеряв, ты больше никогда не найдешь ту же фазу времени. Время необратимо. Тебе придется остаться здесь на годы, наслаждаясь жизнью, как сумеешь.

Серайнис отправиться назад по пути, которым ты однажды шел: этот путь в далекие миры тщательно охраняется, лишь Пандилекс знал о пути в твой мир. И она отправится туда, чтобы никогда не вернуться, однако, будучи в сохранности от разрушительного действия времени во время регенерационных процессов, не в пример тебе, она будет стареть очень медленно, так что практически будет бессмертной. Таким образом, добродетельная дочь величайшего из магов получит то, что ей причитается, и будет на твоей планете богиней.

А ты сделаешь необходимые приготовления, чтобы ее можно было послать в безопасное место на твоей планете, где на протяжении периода выздоровления ее тело не подвергается внешним опасностям. И однажды, когда наступит время, катализаторы пробудят ее от глубокого охранительного сна, и она вступит во владение своим наследством.

Когда она окончательного удалится из этой звездной системы, то твое участие во всем этом окончится. И я советую тебе двинуться на запад, через Белые горы, потому что в том направлении лежит большой город, где ждет тебя дом, в котором ты будешь жить, и найдешь свое счастье. Теперь я возвращаюсь туда, откуда явился в этот мир, и вскоре дух Пандилекса, наконец, заснет вечным сном.

Сказав это, он исчез.

Джерон подошел к девушкам и все объяснил им. По иронии судьбы Серайнис попадет в то самое место, куда хотела Синдра. Как бы то ни было, сказала Йола, теперь положение изменилось, потому что Пандилекс уничтожил зло, которое было Синдрой, а добрый характер Серайнис не вызвал сомнений у отца. Казалось, к тому же, что они неправильно приписывали кольцу слишком многое. Девушки внимательно слушали то, что он им рассказывал. Они решили не трогаться в путь до следующего утра, потому что свет уже начал меркнуть среди высоких деревьев.

Они поставили две кожаных палатки, одну для Йолы и Джерона, другую для Серайнис и Джины. Последней, казалось, доставляло удовольствие ухаживать за Серайнис, а остальные ее оставили. Вскоре костер догорел. Еда, которую приготовили Йола и Джина, усыпила их и они крепко спали в эту ночь. Джерону снилась Серайнис, она вошла в палатку обнаженная и прекрасная и легла между ним и Йолой. Он смутно сознавал, что все это сон, но присутствие спящей Йолы все портило. Он силился проснуться, открыть глаза, но он был связан в пределах фантазии. И когда Серайнис, обнаженная, с блестящими глазами, занималась с ним любовью, его сопротивление ослабло, и он позволил ей все. Потом он спал глубже и уже без эротических снов.

На следующий день они отправились по направлению, указанному призраком. Джерон нес на руках неподвижное тело, удивляясь его красоте. Ее ангельская привлекательность проступила теперь еще ярче, после того, как нежелательное влияние Синдры было устранено. Они шли по тропе, спускавшейся вниз и наконец, пришли к большой пещере. Когда-то она была обитаемой, но теперь в ней никто не жил. Здесь находился гигантский ледник, в которой были вкраплены разной величины камни. Тепло солнца не проникало вглубь льда. Джерон искал ровный участок ледяной реки, как ему было указано. Наконец, он выбрал участок льда, через который как через кристалл, было видно далеко внутрь. Когда он коснулся ледника, оказалось, что он гораздо холоднее, чем можно было ожидать. Еще одна тайна необычного мира.

Они с некоторым трудом втащили тело на гладкую поверхность ледника и положили его на лед. Когда они выбрались назад на скалу, они обнаружили, что там, где их руки коснулись льда, образовались красные волдыри, как будто кожа была обожжена. Серайнис спала на льду лицом к небу. Контакт с ледником не причинял ей ожогов, как им. По мере того, как они наблюдали, лед вокруг ее тела медленно таял, она постепенно погружалась на несколько футов, ее движение замедлилось и Джерон ножом нацарапал на льду большой прямоугольник. Затем он начертил на нем определенные знаки и, закончив свою работу, окинул критическим взглядом, проверяя, все ли руны, что показал ему призрак, он изобразил. Они стали ждать, что произойдет дальше и сначала ничего необычного не заметили. Туманная фигура в толще льда лежала как труп, но они догадались, что жизнь в ней теплиться.

Йола показала на лед.

– Посмотри, там что-то происходит. Лед вокруг прямоугольника быстро тает.

– Да, – возбужденно сказала Джина, – верхняя часть прямоугольника уже выступает над поверхностью ледника. Или он выходит наверх, или уровень остальной поверхности понижается.

Последнее оказалось верным. Лед вокруг растаял и вода стекла по склону горы. К вечеру ледник опять стал замерзать и, наконец, восстановился, но он был несколько ниже и на нем лежал большой шестигранник с Серайнис внутри.

Джерон снова начертил руны на его вертикальных гранях. В конце он глубокими буквами изобразил имя Серайнис. Потом он отступил назад, поскользнулся и чуть не упал, но удержался и присоединился к остальным.

Где-то в воздухе над ними голос произнес магическую формулу. Что-то ослепительно сверкнуло.

В это время или мгновение, как они потом выяснили, всем им мысленно представилась пещера в громадной зеленой скале. Над входом виднелись те же знаки, которые Джерон начертил на люду. Картина так же быстро угасла, как и возникла, и они увидели, что ледяного блока больше нет перед ними. Они молча стояли, пораженные этим.

Позднее они приготовились к путешествию. Пока Джина проверяла припасы, Йола подошла к Джерону, обняла его и взглянула на его задумчивое лицо.

– О чем ты задумался? – спросила она его снежной улыбкой.

Он улыбнулся в ответ.

– Думаю, где она сейчас. Увидим ли мы ее еще когда-нибудь, или она навсегда потеряна для этой планеты.

Йола посмотрела на бесчисленные звезды, рассыпанные на небе, постепенно бледнеющие в лучах восходящего солнца.

– Кто знает, может мы еще встретимся.

К ним подошла Джина.

– Мы готовы. Все проверено.

– Тогда отправимся прямо сейчас, – сказал Джерон. – Нам предстоит долгий путь, и если призрак был прав, нас всех ждет счастье.

Он повернулся, чтобы уйти, но Йола мягко взяла его за руку. Она взглянула на его сильно загорелое лицо, в глазах у нее был странный огонек.

– А как же то, что ты не увидишь больше своего мира?

Он ненадолго задумался, а потом покачал головой.

– Нет, – решительно ответил он, – я не буду жалеть о том, чего не помню. Теперь мой мир – эта планета, а дом для меня там, где моя дорогая Йола.

Он широко улыбнулся и крепко поцеловал ее.

И они отправились в дальний путь. Джина шла немного сзади. Она разглядывала их обоих и слегка улыбалась. У них будет свое счастье, а у нее – свое. В овальной шкатулке черного дерева, которую она несла, было несколько красивых сосудов с темно-голубой жидкостью, принадлежавших раньше ее госпоже. В некоторые ночи, когда Йола будет спать глубже, чем обычно, Джина, которую не ждут, будет посещать грезы Джерона.

Глава XIII

Сияние света вокруг было невыносимым. Он потерял всякое чувство ориентации, хотя ноги его ещё тащились вперед. Дюны остались где-то позади и почва стала тверже. Он споткнулся о что-то твердое и упал. Как сквозь туман до него дошло, что это камень. Он протянул трясущуюся руку и наткнулся на что-то твердое и неподатливое. Камней вокруг было много и он понял, что пустыня кончилась. Где-то здесь должны начинаться кустарники. Он протер глаза, стараясь осмотреться. Впереди вырисовывалось что-то большое и темное. Ноги у него были как парализованные с тех пор, как он упал, и он пополз.

Нужно было проползти всего несколько метров, но это заняло у него около часа. Но добрался до тени – облегчение было неописуемое. Темный зеленый камень был прохладным и казалось, приветствовал его… он пришел в себя настолько, чтобы сообразить что находиться у входа в большую пещеру. Резьба на камне доказывала, что когда-то очень давно здесь были люди, но в таком состоянии ему было не до археологии. Он втиснул своё тело в пещеру и обнаружил, что пол был покрыт водой.

Он мучительно пил, прижимаясь истерзанным телом к мокрому грунту. Он потерял сознание, вытянув перед собой руки. Вода капала с его намокшего бока.

Несколько часов спустя он очнулся и стал жадно пить из лужи, находившейся перед его лицом. Потом он огляделся – но не увидел ничего. Он был слеп, но, может быть, только временно. Сначала это потрясло его и он ударился в панику, но потом подумал, что может прожить здесь несколько дней, пока его не найдут. Воды здесь было достаточно. Он с усилием встал и ощупью стал ощупывать окружающее. Это была большая естественная пещера, хотя источник воды остался для него загадкой. Кроме как отдыхать делать было больше нечего и через несколько часов он решил узнать, откуда берется вода. Он осторожно бродил в разных направлениях, прислушиваясь к падающей воде и обнаружил, что она поступает откуда-то изнутри.

Там была достаточная щель, чтобы протиснуться человеку и он полез внутрь, стукнувшись два раза головой. Он достиг центра пещеры, откуда поступала вода и стал медленно продвигаться вперед, ощупывая перед собой почву, чтобы вдруг не провалиться в какой-нибудь подземный водоем. Руки его натолкнулись на что-то очень холодное и скользкое – кусочек откололся и растаял у него в руках. Это был лед. Не веря себе, он ощупал его руками: массивная глыба льда лежала перед ним; около двух метров в высоту и не меньше в длину.

Все это не имело ни малейшего смысла. Как мог такой айсберг образоваться в таких условиях и почему большая часть его в твердом состоянии? Во всяком случае, форма его была слишком правильной для игры природы. Он сел и тут же вскочил: вода была очень холодной. Больше ничего интересного не было и он вернулся в главную пещеру.

Через два дня к нему начало возвращаться зрение и он мог различать предметы как сквозь густой туман. Айсберг оказался таким, каким он и представлял его себе на ощупь. Внутри у него было вморожено что-то темное и ему потребовался еще один день, чтобы начать подозревать, что это могло быть.

Лед таял, глыба уменьшалась и он мог ясно рассмотреть то, что было внутри. Там внутри было тело молодой женщины. И хотя вначале он почувствовал ужас и отвращение, потом над ним возобладал интерес и он постепенно рассмотрел, как прекрасно было ее лицо. Тайна ледяной глыбы в сочетании с красотой трупа сильно заинтриговала его он даже забыл на время, что ждет, когда его спасут.

Он подумал о том, что скоро тело освободиться от ледяного плена и подвергнется действию теплого воздуха. Через несколько часов труп станет неприятным молчаливым обитателем пещеры. Он решил, что когда настанет время, он вытащит его наружу и похоронит. А вот его самого похоронить будет некому.

Остатки ледяного покрова растаяли и она лежала, холодная и прекрасная, совершенная даже в смерти. Он решил вытащить ее в большую пещеру и рассмотреть получше при свете перед тем, как похоронить. Она оказалась легкой и нести ее было не трудно. Он осторожно положил ее у выхода под лучами вечернего солнца.

Он тихо сидел рядом с ней, рассматривая тонкие черты ее лица. Она могла бы быть ангелом, как ему казалось. Если бы она была живой, он поклонялся бы ей, потому что ни одна женщина, которую он когда-либо видел, не обладала такой божественной красотой. Прошел час, а он все медлил. Кожа ее потемнела и он почти верил, что она жива, и просто спит.

Какое-то движение в пустыне привлекло его внимание, он взглянул туда: крошечный армейский грузовичок мотался вдалеке по дюнам.

Он встал и подошел к выходу, чтобы дать о себе знать, но в последний момент что-то заставило его заколебаться…. кожу на затылке будто стянуло. Он медленно повернулся… Ведь веки трупа были закрыты. Блестящие зеленые глаза смотрели на него. Охваченный ужасом, зачарованный, он подошел, встал перед ней на колени и взглянул в блестящие неподвижные глаза. Существовало ли когда-нибудь создание, более прекрасное? Он импульсивно взял ее лицо в свои руки, отбросил ее длинные волосы и поцеловал ледяные губы… Изумрудно зеленые глаза как бы проникли в его мозг, ее прекрасные белые руки вспорхнули и обхватили сзади обнаженную шею. Они начали ее сжимать все крепче и крепче… Он старался пошевелиться, но не мог даже отвести взгляда от божественно прекрасного лица.

Лицо Тейлора посинело, грудь исправно старалась вдохнуть воздух. Последнее что он видел, перед тем, как навсегда погрузиться во тьму и рухнуть мертвым рядом с ней – были ее парализующие, нечеловеческие изумрудные глаза.

Когда тело его обмякло и упало на песок, что-то едва заметное обычному глазу выделилось из него и повисло на мгновение как облачко в темном, сухом воздухе.

Холодные рубиновые губы приоткрылись и вдохнули его. Полуангел улыбалась. Ее сестра ей больше была не нужна.


home | my bookshelf | | Полуангелы |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу