Book: Я пришла издалека



Я пришла издалека

Анна Линн

Я пришла издалека

Глава первая

МИР ТЕСЕН

Отправляясь в Эдинбург, я была готова к любым приключениям. Зеленые холмы Шотландии, старинные замки, загадочные сооружения, возведенные древними кельтами, – такая обстановка внушит романтическое настроение самому закоренелому прагматику. Весна в Эдинбурге! Что может быть лучше? Конечно, прежде всего, меня ждет работа, но ради того, чтобы своими глазами увидеть родину Роберта Бернса, я согласна на все.

В самолете я упросила соседа, судя по выговору коренного шотландца, поменяться со мной местами – мое кресло было в проходе. Не слишком вежливо, но мне чертовски хотелось посмотреть на Шотландию сверху. Следить за тем, как сквозь расступающиеся облака вдруг проглядывает земля, появляются крохотные домики, геометрический рисунок ландшафта… Самолет снижается, картинка становится все более крупной, оживает, и вот уже видны городские улицы, отдельные здания, группы людей и проезжающие автомобили. Я с детства любила это волшебное превращение игрушечных домиков в самые настоящие большие дома, где живут люди. Наверное, сосед понял мое детское любопытство. Поинтересовавшись: «Is it your first trip to Scotland?» – хотя и так было ясно, что, конечно же, я впервые лечу в Шотландию, – он пересел в мое кресло, отложил папку с документами, которые листал до того – очевидно, очень занятой молодой человек, – и начал рассказывать, над какими городами мы пролетаем.

Мы расстались почти друзьями. Он оставил свою визитку: Джеймс Дилан, адвокат, нотариальная контора «Аллен и Овери», Глазго. У меня визиток еще не было. Их не успели напечатать до отъезда. Поэтому я оставила свой рабочий телефон и адрес гостиницы «Королева Мэри», где мне предстояло прожить несколько дней. Адвокат – какая английская, диккенсовская профессия! Все романы Диккенса слились у меня в голове в один нескончаемый судебный процесс. Оказывается, в Шотландии тоже есть адвокаты. А я думала, ее населяют только поэты, бродячие музыканты и владельцы пабов.

В аэропорту Эдинбурга меня встречали густой запах селедки и гид-шотландец в национальном костюме. Неплохое начало для романтического путешествия. Втайне я уже надеялась, что шотландский адвокат Джеймс Дилан позвонит в гостиницу и, возможно, найдет время и повод, чтобы встретиться со мной еще раз. Здравомыслящая женщина во мне говорила: этот симпатичный юноша проявил обычную вежливость. И вовсе не твои чары побудили его тратить на тебя время, а хорошее воспитание. Может быть, может быть, но никакое воспитание не заставит мужчину болтать с женщиной, которая ему неприятна, – возражала невесть откуда взявшаяся легкомысленная особа. Кажется, в ближайшее время именно она собиралась управлять моими поступками.

Я была готова к приключениям. Но я никак не ожидала на следующий же день встретить собственного мужа. Точнее, бывшего мужа.

Пару лет назад мы с Андреем поняли, что не оправдываем обоюдных ожиданий, и решили развестись. Это случилось быстро, мирно и без скандалов. Расставаясь, мы неискренне пообещали друг другу звонить, не забывать, заходить в гости – и, разумеется, никто из нас не сдержал обещания.

После развода я жила одна в маленькой квартирке на Петроградской стороне, работала недалеко от дома, не общалась почти ни с кем из старых друзей и не заводила новых знакомств. Мне нужно было остаться наедине со своими мыслями и начать жить своей собственной жизнью. Раньше я слишком зависела от других людей, и больше всего – от мужа. Мы прожили вместе почти четыре года. Детей не было – он не хотел. Говорил, что еще рано, что мы еще молоды и можем пожить несколько лет для себя, что нужно подождать, пока он начнет зарабатывать достаточно денег, чтобы у ребенка было все самое лучшее. Я соглашалась, хотя в душе считала, что он не прав. Впрочем, все к лучшему. Если бы у нас был ребенок, я не решилась бы уйти, так и не смогла бы изменить свою жизнь.

Где-то я читала, что женщина, выбирая мужчину, всегда подсознательно выбирает идеального отца для своего ребенка. Если по каким-то причинам рядом с ней оказался не тот человек, возникает подсознательный конфликт. Андрей не был похож на идеального отца – я понимала это слишком хорошо. Может быть, я ушла от него именно по этой причине. Уж не знаю, что думало о нем мое подсознание… Он не был похож и на идеального возлюбленного: слишком эгоистичен, порой жесток. Я любила его какой-то странной болезненной любовью, причинявшей мне страдание. Это была любовь-мания, любовь-зависимость. Он стал для меня сначала наркотиком, позже, когда я повзрослела и немного поумнела, – всего лишь вредной привычкой, от которой не можешь отказаться.

А он был увлечен своей научной работой, порой переставал замечать все происходящее вокруг. Он становился невнимательным, а иногда и просто грубым, особенно если ему казалось, что ему мешают. В хорошем настроении он иногда говорил, что настоящему историку мертвецы дороже живых людей. Думаю, за этой шуткой скрывалась большая доля правды. Я всегда чувствовала, что значу для него едва ли не меньше, чем пожелтевшие архивные документы, какая-нибудь переписка восемнадцатого века между австрийским шпионом в России и французским дипломатом, состоявшим в масонской ложе…

Андрей вырос в благополучной семье, привык к тому, что его окружает постоянная забота близких, и брак был нужен ему лишь для того, чтобы кто-то продолжал о нем заботиться. Кто-то должен был заменить постаревших родителей, души не чаявших в единственном ребенке. Разумеется, этот кто-то должен был пожертвовать своими интересами ради того, чтобы Андрей мог и дальше заниматься своими исследованиями, не отвлекаясь на разные пустяки. Этот кто-то был лишен права иметь свое мнение, свои проблемы, даже своих друзей.

Я не сразу поняла, что мне отводится благородная роль любящей жены, которая всю жизнь посвятила научной славе гениального мужа. Мне не подходила эта роль. Я обнаружила, что вовсе не хочу кому-то подчиняться или служить. Да и Андрей не был гениальным ученым. Он был одарен и очень трудолюбив: вполне достаточно для того, чтобы достигнуть успеха, но слишком мало для того, чтобы я растворилась в нем без остатка.

Подозреваю, что его больше интересовала такая сторона научной карьеры, как возможность ездить за границу, участвуя в научных конференциях, завязывать контакты с коллегами, которые рано или поздно помогут ему уехать из страны и найти работу на Западе. Ради этого он был готов на многие жертвы. А мне хотелось совсем другого. Всю жизнь я мечтала о большой семье, где все просто любят друг друга. Семья казалась мне единственной настоящей целью, той единственной радостью, которой я была лишена в детстве. Но с Андреем у нас не сложилось.

И вот я наткнулась на него утром в «Королеве Мэри». Похоже, мир слишком тесен… Я поздно встала, хотя и заказывала wake-up call на семь утра. Проснуть-то я проснулась, но немедленно заснула обратно. Когда я снова открыла глаза, было уже восемь тридцать. Пришлось собраться с рекордной быстротой. Я натянула первую попавшуюся одежду – это были светлые вельветовые брюки и голубой джемпер, – и прибежала завтракать с еще влажными после душа волосами. Через пятнадцать минут от гостиницы отправлялся автобус, на котором вся группа ехала на семинар, а после на экскурсию. Опаздывать не хотелось. Поэтому я судорожно налила себе кофе, едва не уронив чашку, и стала осматриваться в поисках чего-нибудь съестного. Тут я заметила знакомую фигуру в джинсах и темно-серой рубашке. Мужчина оживленно разговаривал о каких-то архивах с невысоким пожилым шотландцем и одновременно наливал себе стакан яблочного сока (я автоматически отметила, что его утренние привычки не изменились). Пока и соображала, стоит поздороваться или лучше удалиться незамеченной в укромный уголок, он неожиданно обернулся – и наши глаза встретились. Он тут же расплылся н улыбке:

– Юлия! Ну надо же! Ты тоже живешь в этой гостинице? – и сразу обратился к своему спутнику по-английски, представляя меня как бывшую супругу, а ныне – хорошего друга. «Лицемер», – подумала я, а вслух спросила:

– Ты давно в Эдинбурге? Отдыхаешь или работаешь?

– В Эдинбурге – третий день, а в Шотландии – уже пару недель. Я занимаюсь весьма любопытными исследованиями местной истории. Моя научная группа получила грант Сороса, немалую сумму, и в ближайшие три года я буду часто сюда приезжать. Это Уильям Гиббонс – мой коллега, специалист по кельтской мифологии. А ты? Как ты здесь оказалась? Неужели работа?

– Да, работа. Я приехала на семинар. Повышаю квалификацию, – мне не слишком хотелось распространяться о своих нынешних делах.

– С каких это пор молодых врачей отправляют повышать квалификацию за границу? – Мне показалось, что Андрей неприятно удивлен.

– Я больше не работаю по специальности. Я консультант в одной фармацевтической фирме.

– Вот как! Что же заставило тебя изменить своему призванию? – В его голосе появились знакомые язвительные нотки.

– Ты же прекрасно знаешь, что прожить на те деньги, которые называются зарплатой врача, невозможно. Вряд ли я смогу принести кому-то пользу, умирая с голоду. К тому же это просто унизительно. Я бы с радостью лечила людей ради собственного удовольствия. Но ведь для этого нужно, чтобы кто-то другой меня кормил, поил и одевал…

Продолжая перебрасываться вопросами и ответами, мы сели за столик и приступили к завтраку. Общество бывшего мужа не отбило мне аппетита, и я с наслаждением проглотила пару свежих, теплых круассанов с ежевичным джемом. В этой гостинице почему-то подавали европейский завтрак, а не традиционную английскую яичницу с беконом. И никакой овсянки!

Мы с Андреем не могли говорить по-русски, это было бы не слишком вежливо по отношению к мистеру Гиббонсу. И мы общались по-английски, лишь изредка обмениваясь русскими фразами. Разговор не выходил за рамки дежурных тем: какой прекрасный город Эдинбург, как жаль, что вы пробудете здесь всего неделю, любите ли вы путешествовать…

Я отвечала односложно. О чем можно говорить, подсчитывая минуты, оставшиеся до отправления автобуса? Я заметила, что Андрей смотрит на меня оценивающе, в его взгляде читалось не только любопытство, но и нечто среднее между удивлением и одобрением. Как будто бы он видит меня в первый раз в жизни, раздраженно подумала я.

Впрочем, я действительно изменилась со времен нашей последней встречи. Замужем я выглядела забитой и недовольной жизнью, почти перестала следить за собой, ходила исключительно в джинсах и какой-нибудь затрапезной рубашке, чем страшно раздражала Андрея. Он хотел видеть во мне респектабельную спутницу, которую не стыдно представить друзьям или коллегам, но уж никак не взлохмаченную девицу, к тому же выглядящую моложе своих лет и потому сильно смахивающую на подростка. С тех пор как мы с ним расстались, я удачно сменила работу, но вместе с работой пришлось сменить и имидж. В моем гардеробе появились деловые костюмы, туфли на каблуках и прочие «приличные» вещи. Не удалось ничего сделать только с прической: мои сильно вьющиеся волосы всегда были до неприличия непослушными. Даже стрижка в дорогом салоне не помогала… Но в целом я выглядела куда более благополучно, чем два года назад. Андрей не мог этого не заметить.

Мне показалось, что он порывается что-то мне сообщить, его как будто распирала изнутри какая-то новость. Он заговорщически переглядывался с мистером Гиббонсом, они обменялись многозначительными похмыкиваниями, и наконец Андрей торжественно объявил:

– Вчера мы с Гиббонсом разрешили одну любопытную загадку, касающуюся моей родословной. Ты узнаешь об этом первая. Приглашаю тебя сегодня вечером поужинать с нами, за ужином я расскажу все в подробностях.

Ну разумеется, чего еще могла касаться важная новость, как не его драгоценной персоны! Не иначе, он выяснил, что приходится дальним родственником английской королеве и имеет некоторые права наследования на Виндзорский дворец. Тем не менее я любезна согласилась стать первым человеком, посвященным в тайну его происхождения. Мы договорились встретиться в холле в восемь часов, и я побежала к выходу. Автобус еще не уехал. Разумеется, все уже сидели на своих местах и ждали только меня. Пробормотав извинения – мол, так устала после вчерашнего перелета, да еще голова разболелась – я плюхнулась на сиденье и отправилась слушать доклады о новых чудодейственных лекарствах и перспективных рынках сбыта.

Вполуха я слушала скучнейшие рассуждения о том, что новую мазь нужно продавать в тюбике, а не в баночке, и обязательно в синей упаковке… Оказывается, именно это обеспечит препарату невероятный успех на рынке, в отличие от лекарства с такими же свойствами, но продающегося в баночке и в красной упаковке. Мне было как-то не по себе. Конечно, каждый младенец знает, что производство лекарств – это бизнес, причем весьма прибыльный. Больной человек и его родственники пожертвуют последнее, чтобы купить необходимое лекарство. Ничего не делается бесплатно, пора бы уже привыкнуть к этому, но какие-то несовременные мысли о том, что нельзя так откровенно зарабатывать на чужом несчастье, не отпускали меня. Так меня воспитали, внушили с детства ненужную по нынешним временам порядочность, и с этим уже ничего нельзя поделать. Моя нынешняя работа вызывала во мне угрызения совести. Я подумала, что с другим воспитанием мне жилось бы гораздо легче. Незаметно я погрузилась в свои мысли. Они были невеселыми – об Андрее, о моей жизни до замужества…

Мои родители и младший брат погибли в авокатастрофе, когда мне было девять лет. Они ехали на дачу к папиному приятелю. Приятель вел машину. Неожиданно на повороте отказало рулевое управление, машина вылетела на встречную полосу и врезалась в грузовик. Папин приятель чудом не пострадал. Отделался царапинами от разбившегося лобового стекла. А все пассажиры погибли. Этот человек приходил на похороны, пытался заговорить со мной. Я не могла на него смотреть, хотя и знала, что он не виноват в аварии.

Мир вокруг меня опустел. Я еще долго не могла поверить, что родители никогда не вернутся. А когда наконец поверила – стала мечтать о том, что когда-нибудь встречу такого человека, с которым мне захочется провести всю оставшуюся жизнь, воспитывать наших детей, заботиться о семье, приглашать в дом гостей… Я завидовала своим школьным подругам, у которых было много родственников, бабушек, дедушек, двоюродных тетушек, троюродных племянников. Мне казалось, что все большие семьи обязательно счастливы, и я не понимала, почему близкие родственники могут ссориться друг с другом из-за пустяков. Каждую ночь, ложась спать, я перебирала в памяти драгоценные воспоминания и думала: если бы только мои родители были живы…

После их гибели меня взял к себе дядя Сэм. На самом деле дядюшку звали Семен Ильич, но в семье его прозвали дядей Сэмом по непонятным мне причинам. Семейные прозвища редко поддаются разумному объяснению. Одну мою подругу, розовощекую пухленькую девицу, дома почему-то звали Мышкой, хотя скорее она была похожа на Колобка. Дядюшка Сэм – мой единственный родственник на всем белом свете. Прирожденный хирург и закоренелый холостяк, кажется, даже женоненавистник. Он не раз повторял, что удачная операция прекрасно заменяет любовное свидание, а главное, не влечет осложнений.

Дядюшка был милейшим и добрейшим человеком, но абсолютно не знал, как обращаться с детьми. Поэтому я была не то чтобы предоставлена самой себе, но избавлена от излишней опеки, от которой так часто страдают взрослеющие дети. Дядя никогда не считал меня маленькой и несамостоятельной, наоборот, он всегда говорил мне, что я взрослый человек и имею право принимать решения. Даже если решение будет ошибочным, оно будет моим, и это самое главное. Я очень рано поняла, как трудно быть взрослой и отвечать за свои поступки. С тех пор во мне живут два человека: один – взрослый и серьезный, а второй – ребенок, которому мучительно хочется, чтобы рядом был кто-то сильный и умный, кто все решит за тебя и сделает так, чтобы тебе было хорошо.

В дядюшкиной библиотеке было множество медицинских книг – и очень мало детских. Поэтому я зачитывалась, как приключенческим романом, справочником «Хирургические болезни». Вместо «Трех мушкетеров» я рассматривала анатомический атлас. Если меня не с кем было оставить, дядюшка изредка брал меня с собой на дежурства. Когда к нему приходили гости, разговоры по большей части касались медицины… Мне разрешали сидеть за столом и слушать взрослые разговоры. Сложилось так, что я с самого детства находилась в этой среде, и сама мечтала стать врачом, обязательно хирургом – как дядя Сэм.

Мои родители были филологами, мама преподавала английский язык в университете, папа работал в литературном журнале. Они считали само собой разумеющимся, что я тоже буду учиться на филологическом факультете и стану переводчиком или редактором. Дома разговаривали и по-русски, и по-английски. Так что я научилась говорить на двух языках почти одновременно. После того как мама и папа погибли, я пообещала им и самой себе, что они смогут мной гордиться, когда я вырасту. Я старалась поступать так, как хотели бы мои родители, будь они живы. Но когда пришлось все-таки выбрать между филологическим факультетом и медицинским институтом, я, поколебавшись, выбрала медицинский, решив, что родители поняли бы меня и не стали ни к чему принуждать.



Скоро выяснилось, что кроме мира идей и благих намерений существует другой – мир материальный и безжалостный. Дядя Сэм вышел на пенсию, я продолжала учиться. Денег стало не хватать. Когда я училась на третьем курсе, начались печально знаменитые экономические реформы. Денег стало не хватать катастрофически, даже на еду. Я привыкла отказывать себе в самом необходимом, покупать самые дешевые продукты, не думать о новой одежде или каких-нибудь развлечениях, но не смирилась с этим. Почему, если я хочу учиться, я должна стиснуть зубы и терпеть нищету как минимум шесть лет? Моей повышенной стипендии не хватало даже на самые нужные научные книги. Неужели желание стать врачом столь преступно, что за него меня так наказывают? И почему дядя Сэм, спасший не одну человеческую жизнь за годы работы, должен теперь получать нищенскую пенсию?

Тогда я и встретила Андрея. Благополучный, самоуверенный – человек из другого мира. Что могло быть у нас общего? Сказочный принц и Золушка. Только у этой Золушки не было серебряного платья и хрустальных башмачков. И все же нас тянуло друг к другу с одинаковой силой. Но я так остро чувствовала свою ущербность, что сама заняла подчиненное положение. Так было удобнее и мне, и ему. Я подчинялась, боялась возражать, и потому мы в первое время совсем не ссорились. Да и как можно ссориться со сказочным принцем?

После того как мы поженились, я наконец забыла о полуголодной жизни. Не нужно было думать, что купить: книжку или курицу на обед. Не нужно было ходить с сентября по апрель в одних и тех же сношенных ботинках. Не нужно было беречь как величайшую ценность единственные тонкие колготки с маленькой дырочкой на пальце. Перестав испытывать постоянное унижение оттого, что у меня нет денег, я постепенно и мучительно осознала, что ничем не хуже других, что я тоже человек. И тогда Золушка осмелилась возражать принцу. Она вдруг увидела в нем недостатки, поняла, что принц – обычный человек. А потом решила уйти.

После развода я почувствовала себя свободной и самостоятельной. И еще – немного избалованной комфортом и благополучием. Я больше не хотела выживать, я хотела жить. И поэтому, когда я увидела в деловой газете объявление: крупной компании требуется консультант с медицинским образованием и отличным знанием английского языка, – я решилась отправить свое резюме. Я не ожидала, что меня вот так сразу примут. Люди годами рассылают резюме и ходят на собеседования без всякого результата. Мне повезло больше. Я прошла достаточно серьезный конкурс и… приступила к работе.


В тот день мне пришлось выслушать больше докладов, чем я предполагала, потом еще обзорная экскурсия по городу, и я была вымотана до такой степени, что, вернувшись в свой номер, бросилась на кровать лицом вниз, не раздеваясь. Проведя так примерно с полчаса, я почувствовала, что меня уже не трясет от усталости. Но я едва успевала принять душ и переодеться к ужину, на который меня столь неожиданно пригласил бывший супруг. Судорожно приводя себя в порядок, я размышляла. Что же он хочет мне рассказать? Эта мысль занимала меня все больше. Мне казалось, что он хочет произвести на меня впечатление, заинтриговать и снова привлечь меня. А может быть, наша встреча в Эдинбурге – это счастливый случай? Возможность начать все заново?

Здесь, в новой и романтической обстановке, я вдруг почувствовала, что Андрей мне вовсе не безразличен. Раньше я не ощущала разлуки. Я была уверена, что забыла его, избавилась от вредной привычки. Но не все так просто. Вредные привычки очень живучи. Как однажды написал Марк Твен: «Нет ничего проще, чем бросить курить; я и сам проделывал это множество раз». Каждый курильщик знает: после долгого перерыва кажется, что уже все, на этот раз ты уж точно бросил. И поэтому из любопытства или за компанию выкуриваешь сигаретку. Потом – еще одну, и не замечаешь, как возвращаешься к старой норме – полпачки за день.

Андрей не утратил своей привлекательности, напротив – в нем появилось что-то новое, какая-то сила и уверенность. Он всегда нравился женщинам. Высокий, хорошо сложенный, с тонкими чертами лица, умными серыми глазами и вечной иронической улыбкой, он был чертовски обаятелен. Мягкий голос, длинные музыкальные пальцы и утонченные манеры… Красив и к тому же умен. Не мужчина, а мечта.

Нужно отдать ему должное: при всем успехе, который он имел у женщин, он не воспользовался этим ни разу за то время, пока мы были вместе. В этом отношении он был безупречен, что объяснялось ленью и привередливостью. Ему не хотелось тратить время и силы на ухаживание, к тому же ему было трудно угодить. Редкая женщина имела шанс ему понравиться, хотя пытались многие. Иногда меня шокировало, как ядовито он высмеивал какую-нибудь наивную дамочку, кокетничавшую с ним весь вечер. От его внимания не ускользало ничто. Ни плохая кожа, скрываемая макияжем, ни неухоженные руки, ни вульгарные интонации… Бедняжка наивно полагала, что произвела впечатление и ей делают тонкие комплименты, но тут комплименты переходили в издевательство, не оставляя никаких шансов. Случалось, Андрей заходил слишком далеко в этом своем развлечении, и гостья демонстративно выскакивала из-за стола, судорожно одевалась и выбегала на лестницу, хлопнув дверью. Больше она в наш дом не возвращалась.

Так можно было нажить себе много врагов. Но я заметила, что он никогда не издевается над теми, кто действительно может ему навредить. Он выбирал жертв не из своего круга, а случайно оказавшихся в числе его знакомых. Признаться, я немного побаивалась своего мужа. В нем странным образом сочетались мягкость, нерешительность, интеллигентность – и какая-то скрытая жестокость, циничный холодок в глазах. Иногда мне казалось, что я совсем его не знаю, что он способен совершить нечто невообразимое… Впрочем, это были лишь фантазии. Ничего невообразимого он не совершал, больных собачек ногой при мне не пинал, а некоторая загадочность только прибавляла ему притягательности.

С тех пор как мы расстались, у меня было несколько коротких романов, которые не принесли мне ничего, кроме разочарований. Я пришла к мысли, что большинство мужчин – грубоватые самовлюбленные типы, начисто лишенные воображения. Среди моих кавалеров были: один фотограф, один геолог, два стилиста, повар и подполковник милиции. С кем-то я встречалась неделю, с кем-то – пару месяцев. Разницы никакой. Они отличались друг, от друга внешностью, возрастом и социальным положением, но сущность была одна и та же. Они даже говорили одинаковыми фразами, и я видела их насквозь. Я поняла, что можно сменить и сотню любовников, оставаясь при этом с одним и тем же скучным среднестатистическим мужчиной.

Андрей был другим, пусть и не совсем положительным героем. И вот после четырех лет замужества и двух лет разлуки я была готова начать все сначала, если только он этого захочет. «Не глупо ли?» – подумала я, изучая свое отражение в зеркале. Оттуда на меня неодобрительно смотрела молодая женщина с зелеными глазами, тонкими губами и темными вьющимися волосами. Закрытое черное платье мягко подчеркивало линии тела. Это платье я купила в прошлом году в Париже, потратив все деньги, которые были с собой. Оно было простым и строгим. Я давно заметила эту странность: чем проще выглядит вещь, тем она дороже. Что-нибудь ядовито-розовое с вышивкой и золотыми пуговицами можно запросто приобрести на каждом углу, а достойную вещь отыщешь только в дорогом магазине, и то не во всяком. Впрочем, это вполне справедливо. Благородство стоит денег.

Андрей должен был оценить мой облик по достоинству. Он заметит и элегантность платья, и неброский макияж (я пользовалась только дорогой косметикой, которая создавала впечатление ненакрашенного лица), и уверенность в себе. Ну вот, кажется, я и приняла его правила игры. Он будет рассказывать свои новости, стараясь меня поразить, а я буду всем своим видом демонстрировать успех и благополучие, которого добилась сама, без всякой помощи. Похоже на военный парад. Ружья и пуговицы начищены, парадная форма отутюжена, специальное парадное выражение лица принято. Вперед, шагом марш!

Он уже ждал меня, развалившись с газетой на синем кожаном диване. Мистер Гиббонс о чем-то беседовал с портье. Его коренастая фигура совершенно не вязалась с цивильным интерьером гостиницы. Ему больше подошли бы зеленые луга и стадо овец, подумала я.

Когда двери лифта с грохотом раздвинулись, выпуская меня в холл, Андрей машинально поднял голову на шум, посмотрел в мою сторону и, как мне показалось, застыл на некоторое время. Придя в себя, сотворил какую-то непонятную улыбку, вскочил и сделал несколько шагов мне навстречу.

– Ты просто неотразима! Мне кажется, раньше я знал совсем другую женщину. – Он незнакомым жестом подхватил мою руку и поцеловал ее.

Я была удивлена и не знала, что ответить. Он считал себя выше подобных комплиментов и в жизни не имел привычки целовать даме руку. Даже в шутку. Похоже, и я знала раньше совсем другого мужчину. Чтобы сменить тему, я неестественно бодро поинтересовалась:

– А куда мы идем?

– В один маленький китайский ресторан. Там подают великолепную утку по-пекински, а еще можно выбрать живую рыбину из аквариума, и тебе ее тут же приготовят. Но я предпочитаю утку. На рыб лучше посмотреть просто так – восхитительное зрелище.

– Согласна на утку. Ты всегда был гурманом, плохого не посоветуешь. К тому же я страшно проголодалась.

Китайская кухня была моей новой слабостью. Эту слабость я привезла из Парижа вместе с платьем и новым ощущением жизни. Мои парижские друзья каждый вечер водили меня в какой-нибудь маленький восточный ресторанчик – индийский, тайский, японский, турецкий… Все это было прекрасно, но больше всего мне понравилась именно китайская кухня. Как удачно Андрей угадал мои вкусы. Или они просто совпали?

Я давно заметила: лучший способ выяснить отношения с кем бы то ни было – это вместе пообедать, не важно, дома или в ресторане. Если представления о вкусной еде категорически не совпадают, тогда наверняка во множестве найдутся и другие противоречия. Значит, люди просто настроены на разные волны. И скорее всего не смогут поговорить ни о балете, ни о литературе, ни о политике. Близость людей или их отчужденность проявляется во всем, даже в такой, казалось бы, мелочи, как гастрономические пристрастия. Меня, например, всегда раздражали мужчины, любящие сладкое. Вид мужчины, пожирающего сгущенку большой ложкой прямо из банки или какой-нибудь несусветный тортик, внушает мне настоящее отвращение, А пить сладкий чай или кофе – это просто абсурд. Зачем, спрашивается, портить естественный вкус благородного напитка?

Андрей не обманул. Утка действительно была великолепна. Все прочие закуски – тоже. Мне понравился интерьер ресторана и костюмы официантов. Очень просто и со вкусом, никаких дешевых стилизаций «под настоящий Китай». Хотя все столики были заняты, казалось, что мы ужинаем втроем, в уютном полумраке. Оценив выбор Андрея и придя в благостное настроение, я была готова стерпеть любую умопомрачительную новость.

Уильям Гиббонс разлил вино по бокалам и начал:

– Я думаю, вам известно, что родословная вашего мужа до недавнего времени обрывалась в середине восемнадцатого века. Именно тогда в Россию прибыл загадочный иностранец, по всей вероятности француз, и был принят гувернером в семью мелкопоместных дворян. В брачном свидетельстве тысяча семьсот пятьдесят второго года он записан как Иван Бесчастный… В России он прижился, завел семью, судьба его потомков более или менее ясна – Эндрю несколько лет работал в русских архивах и собрал практически все документы. А вот что было до того, как этот Иван Бесчастный попал в Россию, выяснить не представлялось возможным. До тех пор, пока нам в руки не попало одно любопытнейшее письмо.

– В мой прошлый приезд Гиббонс показывал мне, как работают местные архивы, – Андрей не выдержал и перебил его по-русски. Спохватившись, извинился, и продолжил: – Оказалось, у них тоже хранятся горы несистематизированных документов, и если среди них затерялось нужное тебе письмо – ни за что не найдешь. Мы и начали рассматривать одну из таких папок, перебирать документы, обсуждая, для чего мог бы пригодиться тот или иной. Большинство из них, конечно, были бесполезны. Какие-то открытки с поздравлениями, сомнительные любовные стишки… И вдруг… – тут Андрей сделал паузу, точь-в-точь по Станиславскому, глотнул вина, – я вижу письмо, датированное тысяча семьсот сорок шестым годом. Пишет некий деятель из английской тайной службы своему агенту в Кале. И пишет, что необходимо принять все меры к тому, чтобы схватить предателя, некоего Джона Рэндалла, который пытается сбежать во Францию под именем Жан Бошам.

В беседу вступил мистер Гиббонс:

– Я посмотрел на Эндрю и не понял, что происходит. Он держал в руках письмо и что-то бормотал про себя. Я разобрал только, что он повторяет имя Жан Бошам и какие-то русские ругательства. Потом он попросил бумагу и карандаш и написал это имя по-французски и год – тысяча семьсот сорок седьмой.

– Да я просто остолбенел! Ведь тысяча семьсот сорок седьмой – это год, когда в Россию приехал Иван Бесчастный. То есть Иваном он стал позже, когда немного обрусел и решил жениться, а сначала был записан как Жан Бошам, по-французски пишется Beauchamp. И вдруг та самая фамилия в письме! Конечно, это могло быть лишь случайным совпадением. Мало ли, как говорится, в Бразилии Педро… Но я решил проверить. Уильям был столь любезен, – Андрей слегка поклонился в сторону шотландца, – что согласился послать несколько запросов коллегам во Францию…

Признаться честно, я хотела спать. Меня не слишком интересовали подробности их нудной работы в архивах. Я не понимала, чем так интересен этот Жан-Иван-Джон и что изменится в жизни Андрея, если он выяснит, что его далекий предок был предателем и бежал из Англии. Виндзорский дворец ему все равно не светит. Как и замок в Шотландии. Я устала за день, а от вина и обильной еды меня начало клонить в сон. Я попыталась скрыть зевоту, но от Гиббонса это не укрылось.

– Давайте не будем утомлять очаровательную леди скучными деталями, – сказал он галантно. – Мы собирали истину о вашем предке по крупицам, давайте же соединим их в одно целое.

Андрей спустился с небес на землю, вздохнул и уже менее воодушевленно произнес:

– Хорошо, я постараюсь не увлекаться. Короче говоря, выяснилось, что Иван действительно был Джоном Рэндаллом, полное имя Джонатан Вулвертон Рэндалл, английский капитан, который несколько лет шпионил в пользу одного из шотландских кланов, оставаясь на службе у английской короны. После того как кланы были разгромлены в битве тысяча семьсот сорок пятого года, всплыли некие бумаги, неопровержимо уличавшие Джона Рэндалла в предательстве. Шотландские друзья, оставшиеся в живых, помогли ему бежать во Францию, но и там его не оставили в покое мстители-англичане. Доказательство тому – найденное нами письмо. Английский дворянин не нашел ничего лучшего, как стать французским гувернером в дикой России и учить недорослей. В России он женился, родил детей и мирно умер н почтенном возрасте шестидесяти четырех лет. Скончался от апоплексического удара. Ну вот. Теперь ты знаешь, что я немного англичанин.

– И к тому же в душе – борец за шотландскую независимость. Только не говори этого никому, если вдруг поедешь в Лондон. – Я была рада, что история закончилась.

Мы выпили за шотландцев, потом за историков, потом за свободу самоопределения и новый шотландский парламент. Было уже поздно, пора возвращаться в гостиницу. Я предчувствовала, что просплю автобус и завтра. Андрей предложил немного пройтись пешком, чтобы я могла посмотреть на город ночью, и вернуться на такси в «Королеву Мэри».

Мы были в самом центре Эдинбурга. Улицы уже опустели, лишь изредка мимо проезжали одинокие автомобили. Светились витрины и знаменитые красные телефонные будки. Над Старым городом возвышался величественный собор Сент-Джайлс, наполненный изнутри мягким желтоватым светом. Весенний воздух был не по-городскому чист. Пахло свежестью моря и почему-то солодом. Этот теплый, хлебный запах внушал чувство спокойствия и домашнего уюта.

Моя сонливость неожиданно прошла, и я чуть ли не с раскрытым ртом смотрела по сторонам. Ночной город казался удивительно мирным и уютным. Здесь не могло случиться ничего плохого. Я припомнила свою родную подворотню на Петроградской стороне и содрогнулась. Всякий раз, когда приходилось поздно возвращаться домой, задержавшись в гостях или в театре, я бежала от метро трусцой, втянув голову в плечи и вздрагивая при каждом шорохе за спиной. У метро было еще ничего, по крайней мере светло, но стоило свернуть за угол – и тут начинались такие трущобы с проходными дворами… Эдинбургские переулочки показались мне просто идиллическими. Хотя, несомненно, на них пролилось немало крови за многовековую историю города. Но я не хотела об этом думать. Я была рада, что никто не рассказывает мне об истории или архитектуре. Сейчас я хотела просто почувствовать дыхание города, хотя бы ненадолго представить себе, что здесь я не случайный гость.



– Что вы уже видели в Эдинбурге? – Гиббонс нарушил молчание и отвлек меня от нелегкого выбора: в каком из домов я хотела бы жить, в двухэтажном с красной черепичной крышей и садиком под окнами или в четырехэтажном с балконом, украшенном какими-то жуткими бестиями?

Не так много, если честно. Сегодня нас покатали по городу на автобусе, но ничего сногсшибательно интересного не рассказали. Да, мы выходили смотреть замок, несколько памятников… Завтра поведут в какой-то музей, а потом – слушать волынку. В общем, обычная программа для туристов.

– Вы знаете, сначала нам пообещали экскурсию в Стоунхендж, но я думаю, что это по ошибке. Все-таки Стоунхендж – в Англии. Далековато. А жаль – я давно мечтаю посмотреть на это таинственное сооружение. Я столько о нем читала…

– Вы говорите, Стоунхендж? Не думаю, что это возможно, ведь Стоунхендж находится на юго-востоке Англии, километров за шестьсот отсюда, – Гиббонс переглянулся с Андреем. Тот шел поодаль, но тут подошел поближе и кивнул.

– Я могу предложить вам кое-что не менее интересное, если вы сможете вынести несколько часов на автомобиле, бессонную ночь и после этого еще будете способны лазать по скалам.

Я была заинтригована. Что может сравниться со Стоунхенджем? Загадка Стоунхенджа до сих пор не разгадана. Его построили в каменном веке из мегалитов – огромных каменных плит – с неизвестной целью. То ли это храм, то ли астрономическая обсерватория – ученые сомневаются. Кто-то считает, что это следы пришельцев из космоса. И правда, как могли люди, единственным инструментом которых были каменные топоры, выстроить ровный круг из камней, вес которых измеряется десятками тонн? Им удалось разместить эти камни так, что четыре раза в год первый утренний луч солнца падает точно на определенную линию. И зачем им это понадобилось, ведь считается, что основным занятием первобытного человека было выживание. А может, мы недооцениваем умственные способности своих предков? Может, они знали что-то, чего не знаем мы?

– Стоунхендж действительно далеко и исхожен вдоль, и поперек, – голос Андрея вернул меня к реальности, – но в Шотландии еще есть уголки, куда не ступала нога туриста. Там сохранились нетронутыми сооружения, аналогичные Стоунхенджу, разве что меньших размеров. И что самое интересное, местные жители продолжают соблюдать обряды, история которых уходит в века. В один из таких уголков мы и собираемся. Если ты сможешь пропустить один день своего семинара – поедем с нами.

– А когда? Дело в том, что у меня как раз будет почти свободный день в четверг. Всю группу повезут в один из сохранившихся замков тринадцатого века. Я могу отказаться и поехать с вами.

– Прекрасно, именно в четверг мы и едем! Выезжаем с вечера в среду, к утру прибываем, оставляем машину в соседнем городке, а дальше – пешком. Сначала по лесу, потом по скалам. В предрассветном полумраке. Тебе не будут мерещиться чудовища за каждым кустом?

– Но ведь со мной будут сильные мужчины. Пусть они и выслеживают чудовищ. А я, слабая женщина, буду природой любоваться.

– Договорились. Можешь предвкушать встречу рассвета в дремучем лесу. Ну что, ловим такси?

Оказалось, что Гиббонсу никуда ехать не нужно, до его дома оставалось пройти несколько кварталов. Нам предстояло возвращаться в «Королеву Мэри» вдвоем. Впервые мы остались без нашего спутника. С его уходом исчезло и чувство непринужденности. Я избегала смотреть в глаза Андрею. Мне было немного страшно. Я чувствовала, как между нами возникает напряжение. В такси мы ехали молча, мне показалось, что Андрей тоже избегает смотреть на меня.

Он вышел из машины первым и подал мне руку. Меня как будто обожгло. Я вспомнила, как когда-то давно его пальцы прикасались ко мне. Гибкие, сухие и горячие, то легко ласкающие, то причиняющие боль… У меня перехватило дыхание – как всегда от его прикосновений. В гостиницу мы вошли, держась за руки. В лифте он неожиданно с силой притянул меня к себе, обнял, осыпая поцелуями глаза, лоб, губы, и уткнулся мне в шею.

– Пойдем… Пойдем ко мне в номер, – прошептал он почти беззвучно.

Определенно, я не узнавала этого человека. Раньше он избегал столь открыто проявлять свои эмоции. Неожиданно для себя я поддалась его порыву. Во мне вдруг проснулись старые чувства, к которым примешивалось нечто новое, еще не понятное мне самой. Я ощущала какое-то опьянение. Не столько от вина и усталости, сколько от избытка впечатлений. Сегодняшний день был ими переполнен. Немного кружилась голова, сердце билось учащенно. Я обняла его, не понимая, что делаю. И ответила почти против своей воли, против разума, возмущенного подобной глупостью:

– Пойдем.

Глава вторая

КАМЕННЫЙ КРУГ

После той ночи я перестала себя узнавать, задавала себе вопросы и не находила ответов. Что было между нами? Только физическая близость или нечто большее? Зов плоти или зов души? Похоже, я запуталась в своих чувствах. Я не хотела и не могла жить с этим человеком, и ушла от него два года назад и в мыслях не имела возврощаться. Никаких «я изменюсь, давай начнем все заново». И вот меня неудержимо влечет к нему таинственная сила, парализующая волю.

Я не видела его во вторник. У меня был напряженный день, и я решила лечь пораньше, чтобы выспаться накануне нелегкого путешествия. Мне приснился странный сон. Мы были с Андреем в средневековом замке. И я была его пленницей. Я боялась его. Во сне он носил шотландский национальный костюм, а я почему-то была облачена в шелковую пижаму и от этого чувствовала себя еще более беззащитной. Я проснулась среди ночи с колотящимся сердцем.

Немного поразмыслив, я решила, что сон совершенно обычный, навеянный дневными впечатлениями. Шелковую пижаму я видела в магазине недалеко от гостиницы, она меня сразу покорила – немудрено, что она мне снится. Замок и шотландский костюм – тоже объяснимые образы, насмотрелась я на них за последние дни. Ну а то, что я оказалась в плену у Андрея, и вовсе не удивительно. Это лишь метафора того, что происходит со мной наяву. Так я рассуждала про себя, пока не уснула вновь. Утром ощущение смутного беспокойства не покидало меня. Но я решила, что просто волнуюсь из-за предстоящей поездки.

Беспокойство все усиливалось и усиливалось. Я трудом заставляла себя слушать сегодняшние лекции. Если бы меня попросили рассказать в двух словах, о чем говорили преподаватели в течение нескольких часов, я бы не смогла. Я ни о чем определенном не думала, просто переживала свое взвинченное состояние. Примерно так я себя чувствовала однажды после бессонной ночи, выпив пять чашек очень крепкого кофе. Я ощущала болезненное возбуждение и не могла сконцентрироваться ни на одной мысли, а время то еле тащилось, то вдруг летело вперед со страшной скоростью.

Наконец наступил вечер. Я сидела в своем номере и тупо перебирала бахрому на светло-желтом гостиничном покрывале. Зазвонил телефон. Это был Андрей.

– Ты готова? Мы выезжаем через два часа. Я хочу прийти к тебе прямо сейчас. Ты не против?

– Пожалуй, нет. Ты поможешь мне собрать вещи. Я что-то ничего не соображаю – что пригодится, а что нет.

– Жди через десять минут.

Он был бодр и подтянут. Одет, как всегда, в нечто на вид непритязательное, но явно недешевое. Я уверена, что если бы ему пришлось стать нищим, он согласился бы надеть только лохмотья от Джона Гальяно. Для дальнего путешествия и лазанья по скалам он оделся не менее тщательно, чем для приема по случаю вручения Нобелевской премии. На нем были вельветовые брюки болотного цвета, замшевые ботинки в тон, но чуть темнее, и кашемировый джемпер с закрытым горлом песочного оттенка. Надо сказать, все это очень шло к его светлым вьющимся волосам, серым глазам и легкой небритости.

Эстет, подумала я беззлобно.

– Ты еще не передумала? – поинтересовался он. – Нам предстоит проехать около трехсот километров на север, до самого Инвернесса. А машина у нас не слишком комфортабельная. Старенький «ситроен» Гиббонса. В нем трясет почти так же, как в «Жигулях». Ненавижу французские машины!

– О да! Как истинный англичанин, ты должен ненавидеть все французское.

Он достал из кармана сложенную в несколько раз карту.

– Я подозреваю, что в школе у тебя была двойка по географии. Решил провести ликбез. Надеюсь, теперь ты запомнишь, где находится Стоунхендж.

– Может быть. А мы, как я поняла, поедем в противоположном направлении?

– Да. Вот Эдинбург, вот Инвернесс, вот наша извилистая дорога. Мы будем проезжать горы, а в пятидесяти километрах к западу оставим озеро Лох-Несс. Надеюсь, у тебя нет большого желания познакомиться с лохнесским чудовищем?

– Ни в коем случае! С меня хватит и одного знакомого чудовища.

Чудовище усмехнулось и подошло поближе.

– Брысь! – сказала я. – Не вздумай прикоснуться ко мне своими грязными лапами. Ты пожалеешь!

– Я пожалею, если не прикоснусь к тебе немедленно. – Его взгляд не оставлял никакой надежды на избавление.

Примерно через полтора часа я сидела на полу в одной майке и рылась в дорожной сумке, вытряхивая из нее все лишнее. Андрей ползал на четвереньках по номеру в поисках пропавшего носка. Вокруг творилось нечто невообразимое. С трудом верилось, что такой беспорядок устроили два солидных взрослых человека, а не десяток резвящихся школьников.

Мы еле успели собраться к назначенному времени. Гиббонс уже сидел в холле и нетерпеливо поглядывал на часы. Он выглядел как человек, действительно собравшийся лазать по скалам. Неопределенного вида штаны, разношенные кроссовки и непромокаемая курточка с капюшоном. При первом же взгляде на него я живо вспомнила толпы таких вот неприметных старичков, штурмующих по весне пригородные электрички. Мы начали хором извиняться, но он только махнул рукой, пробормотав что-то вроде: «Эх, молодежь…»

Мои пунцовые щеки и растрепанная шевелюра говорили сами за себя. Ужасно неловко. У меня на лице всегда написано, о чем я думаю. А сейчас на нем было написано, чем я занималась несколько минут назад. Мы виновато переглянулись и направились вслед за шотландцем к автомобильной стоянке, которая находилась за гостиницей.

Тут нас ждал небольшой сюрприз. Уильям Гиббонс уверенно подошел к шикарному серебристому автомобилю и торжественно сказал:

– Прошу!

– Это и есть обещанная мне не слишком комфортабельная машина? Тот самый «ситроен»? – поинтересовалась я недоверчиво.

– Нет, это не моя развалюха, если вы говорите о ней. Ради такого случая я одолжил машину своего старого друга. Мне не хотелось мучить вас, Джулия, путешествием на дребезжащей консервной банке. Что поделаешь, заработки скромного историка не позволяют обзавестись чем-либо подобным, – он кивнул в сторону серебристого чуда.

– Ваш друг, очевидно, арабский шейх?

– Нет, он всего лишь вице-президент компании «Скоттиш газ». Кроме всего прочего, в его распоряжении находится целый оркестр волынщиков. Он предлагал их услуги, но я пока отказался.

– И правильно. Даже один волынщик способен порядком отравить жизнь своей заунывной игрой. Целый оркестр, должно быть, просто невыносим.

Я повеселилась, представляя себе процессию волынщиков, марширующих вслед за нашим автомобилем. Оказалось, что друг Уильяма одолжил ему вместе с машиной и шофера. Мы погрузились и отправились в путь. Ехать предстояло часа четыре с половиной. С тех пор как погибли родители и брат, автомобили я недолюбливала. Признаться, я их немного побаивалась и всякий раз всем телом ощущала исходившую опасность. Но в этой машине можно было забыть обо всем. Даже о том, что ты в машине. Быстрая и бесшумная, с кондиционером и мягкими сиденьями – последнее достижение цивилизации.

Я придвинулась поближе к окну и погрузилась в созерцание. На улице уже темнело. Весенние сумерки мягко обволакивали все вокруг, делая очертания города таинственными и неопределенными. Мои спутники заговорили о своем. Я не прислушивалась. Кажется, они снова обсуждали английского предка Андрея, шесть раз прадедушку, если я правильно посчитала.

Шесть раз прадедушка, похоже, был тот еще типчик. Он, прикрываясь службой английской короне, выполнял роль агента-провокатора. Он всячески подстрекал шотландцев к восстанию. Засылал к горцам шпионов-агитаторов, которые провоцировали их на выступления против власти англичан. Он жестоко преследовал, тиранил местных жителей, вызывая их гнев и возмущение, и тем самым толкал их на борьбу против Англии. Поистине иезуитская изощренность. Неизвестно, зачем он все это делал: то ли для того, чтобы уничтожить мятежников, то ли наоборот, чтобы поддержать их, когда придет время. И все сходило ему с рук, этому садисту, хотя на него неоднократно жаловались. Ведь ему покровительствовал некий герцог Сандринхэмский, тайный якобит и могущественная особа при дворе. Все свои черные дела предок, оказывается, творил совсем неподалеку от тех мест, куда мы сейчас направлялись.

Было еще темно, когда мы подъехали к небольшому городку к востоку от Инвернесса. Я дремала большую часть пути – мне снилась удобная гостиничная постель – и была очень недовольна, когда меня разбудили и заставили вылезти из теплой машины в бодрящий холод весенней ночи.

– Если хотите, Джулия, можете остаться здесь, – предложил Гиббонс. – Здесь есть где переночевать. Что-то вроде местной гостиницы, то, что называют «bed & breakfast». Вы отдохнете, а мы с Эндрю вернемся днем.

Соблазн был велик, но я глубоко вдохнула свежий, почти звенящий воздух и решительно сказала:

– Нет уж. Я тоже пойду с вами. Я прекрасно отдохнула по дороге. Так как называется это таинственное место?

– Оно вовсе не таинственное и называется Грэт-на-Дан, – ответил Андрей. – Осталось совсем немного: пройти чуть меньше четырех километров и влезть на скалу, с которой будет удобнее всего наблюдать, как местные жители исполняют обрядовый танец.

– Я надеюсь, это не очень большая скала?

– Это очень маленькая скала. Просто холмик. Вы и не заметите, как окажетесь на вершине, – фальшивым голосом сказал Гиббонс.

– Ладно, черт с вами. – Я обреченно махнула рукой, и мы отправились в путь.

Пробираться в кромешной тьме по узенькой лесной тропинке было нелегко. Сначала я часто спотыкалась, наступая на какие-то кочки, и все время хваталась за Андрея. Потом все-таки привыкла идти по неровной почве, перестала вздрагивать от каждой ветки, задевшей меня по лицу, и стала находить в этой прогулке свою прелесть. Лесной воздух был так легок, а тишина – так безмятежна…

Скала оказалась настоящей отвесной скалой, поросшей кустарником.

– Как мы сюда залезем? Я в жизни не занималась альпинизмом!

– Не боись, Джулия. Старина Гиббонс знает одну извилистую тропинку, которая ведет к вершине. Ей с давних времен, пользуются местные жители. Чем мы хуже? – Андрей пихнул меня локтем в бок, как мальчишка. Его глаза блестели в темноте, на физиономии расплылась довольная улыбка. Ему нравилось это путешествие, ему нравилось запугивать меня трудностями и, помучив немного, успокаивать. Вечные кошки-мышки.

– Ну что, полезли? – нетерпеливо спросил Гиббонс.

– Полезли! – хором ответили мы.

Тропинка петляла в зарослях кустарника, огибая отвесные склоны. Под ногами осыпались камни, и, чтобы не упасть, приходилось хвататься за колючие ветки. Но все это было вполне терпимо. Пока мы продирались сквозь колючки и протискивались между валунов, небо стало слегка светлеть. Близился рассвет.

На вершине мы сели передохнуть. Отсюда открывался великолепный вид. Мы же могли оставаться незамеченными, укрытые выступом скалы и кустарником. Внизу на открытом пространстве были выстроены в круг огромные камни, каждый высотой примерно в два человеческих роста и соответствующего объема. Внутри круга располагался самый большой камень, будто расколотый пополам ударом нечеловеческой силы. Это был алтарь. От всего этого сооружения веяло такой древней мощью и силой, что по моей спине побежали мурашки. Я смотрела и думала о древних людях, которые прилагали поистине фантастические усилия, чтобы построить этот храм. Камни явно не местного происхождения. Поблизости ничего подобного не было. Значит, их притащили Бог знает откуда и водрузили здесь, на этой поляне. На это мог потребоваться труд не одного поколения.

Мои спутники зашуршали мешками и вытащили на свет Божий бутылку минеральной воды, что-то завернутое в салфетку и – что было особенно приятно – жестяную коробку с моим любимым песочным печеньем.

– Нужно поесть. Позже не будет времени, – сказал Андрей. – Скоро рассвет. Вот-вот внизу появятся люди, чтобы встретить его по старинному обычаю. Я не хочу ничего пропустить.

– Они всегда встречают рассвет именно здесь? – спросила я с набитым ртом.

– Четыре раза в год. В дни весеннего и осеннего равноденствия и летнего и зимнего солнцестояния. Сегодня как раз день весеннего равноденствия. Потому мы здесь, – ответил Гиббоне.

Через несколько минут от припасов ничего не осталось. Мы расселись поудобнее (насколько это было возможно на небольшой каменистой площадке) и стали смотреть вниз. Жрицы древнего культа не заставили себя ждать. Их вид меня разочаровал. Обыкновенные женщины, молодые и средних лет, одетые в современную одежду, собрались у камней. Их было пятнадцать. Каждая из них держала в руках небольшой сверток, как будто бы собралась в баню. Не знаю, чего я ждала, но только не жриц в джинсах. Никакой мистики, никакой романтики, все чертовски прозаично. Они попрятались по кустам и вскоре появились вновь, уже облаченные в одинаковые белые балахоны. При ближайшем рассмотрении балахоны оказались обыкновенными простынями, обернутыми вокруг тела и закрепленными на левом плече.

Я еле сдерживалась, чтобы не захохотать. Тем временем жрицы деловито выстраивались в круг. Каждая стояла у своего камня. Одна из них, пожилая женщина, видимо главная, встала у алтаря. Она взмахнула рукой и высоким резким голосом запела. Скорее, это было не пение. Она произносила речитативом какой-то текст на непонятном мне языке. Андрей шепотом сказал, что это гэльский язык, а песне-молитве Бог знает сколько тысяч лет.

Словам главной жрицы начали вторить другие женщины, их подхватывало и умножало эхо. И вдруг мне показалось, что нарастающий звук исходит от самих камней. Женщины стали двигаться. Они раскачивались на месте, поднимая руки, сходились в круг и расходились вновь, не переставая петь. Этот странный хоровод зачаровывал. Я забыла о том, что живу в двадцатом веке, что смотрю на обычных теток, одетых в простыни. Во мне проснулось что-то первобытное, дикое, жаждущее чуда…


Я пришла издалека

Я украдкой посмотрела на Андрея. Он не был похож на очарованного человека. Скорее, в его глазах читался научный интерес. Он внимательно всматривался в женщин, очевидно отмечая их перемещения, и что-то ел слышно бормотал про себя. Гиббонс что-то зарисовывал в блокноте.

Внезапно женщины внизу замерли на своих местах и замолкли. В эту секунду они стояли, разделившись на два полукруга. Главная жрица простерла руки к небу и громко выкрикнула какие-то слова. Смолкло эхо, и вот на горизонте показался край сияющего диска. Первый луч восходящего солнца упал на алтарный камень и осветил его, пройдя ровнехонько по той линии, которая разделяла танцующих. Женщины встретили это радостными возгласами. По-видимому, обряд закончился.

– Через некоторое время они разойдутся, и мы спустимся вниз. Осмотрим место, – вполголоса сказал Гиббонс.

Я с трудом приходила в себя. Казалось, овладевшие мной темные силы отступили ненадолго, но в любой момент могут вернуться и смести в одну секунду всю цивилизованную оболочку. Все мы первобытные люди, только притворяемся цивилизованными, ведь этого требует от нас общество. Но если вдуматься, как хрупка цивилизация, как эфемерны ее достижения… Достаточно небольшого наводнения или извержения вулкана – и гибнут города, а люди оказываются так же беззащитны перед буйством стихии, как и тысячи лет назад. А что сказать о буре первобытных эмоций, которая бушует в каждом из нас в экстремальной ситуации!

Андрей обсуждал увиденное с Гиббонсом. Похоже, они были довольны. Удовлетворили свой научный интерес. К тому же поиграли в подглядывающих мальчишек, ведь именно такой мальчишка живет в каждом мужчине.

– А почему там были только женщины? – спросила я.

– Дело в том, что это очень древний культ, относящийся к временам матриархата. Тогда женщина стояла во главе рода, женщина была связана с потусторонним миром, а мужчине оставалось лишь служить женщине. Позже женщины лишились власти, но тайные женские союзы сохранились. И дожили до сегодняшнего дня. Я думаю, сейчас эти жрицы не понимают и половины того, что делают и произносят. Они механически повторяют то, чему их научили матери, а тех – бабушки. А смысл затерялся в веках, сам обряд оброс позднейшими изменениями. То, что мы сейчас видели, не имеет ничего общего с подлинным обрядом, который, по-видимому, пришел с севера, из Скандинавии. Нужно приложить немало усилий, чтобы вычленить сохранившиеся древнейшие элементы. – Андрей задумчиво поглаживал подбородок.

Женщины разошлись, тихо переговариваясь между собой. Мы еще немного подождали для верности и стали спускаться. Спуск оказался сложнее, чем подъем. Несколько раз я была близка к тому, чтобы покатиться кубарем вниз по склону. Когда наконец мы добрались до ровной земли, мои ноги тряслись и подкашивались. Я чувствовала, что обратный путь мне не под силу. Андрей тоже заметно устал. Он тяжело дышал, на лбу блестели мелкие капельки пота. Его элегантные ботинки от пыли приобрели неопределенно-серый цвет и превратились черт знает во что. Только Гиббонс, казалось, был неутомим.

– В моих родных местах не было ни одной ровной дорожки. Только извилистые горные тропки, – улыбнулся он на мой удивленный взгляд.

Мы разбрелись между камней. Андрей и Уильям говорили о том, что каждый камень соответствует определенному светилу. Они говорили о древних временах, когда люди поклонялись силам природы, солнцу и звездам, и из первобытной магии постепенно выросла наука. Свидетельство тому – эти огромные каменные глыбы, расположенные строго в определенном порядке. Потребовались невероятно точные расчеты и труд поколений, чтобы возвести этот храм, не блещущий архитектурным изяществом, но слитый с самой природой, наполненный ее силой.

Я подошла к алтарному камню. Его поверхность была выщерблена дождями и ветрами. Мне захотелось прикоснуться к этой шершавой поверхности. Я протянула руку и услышала странный звук. Не то жужжание, не то гудение. То ли большой шмель пролетел совсем рядом, то ли автомобиль пронесся вдалеке. Я отдернула руку. Звук прекратился. Может, в ушах звенит от усталости? Я снова потянулась к камню, и моя ладонь ощутила созданный природой рельеф. Снова послышалось гудение. Я поняла, что это гудит камень. Я хотела позвать Андрея, сказать ему об этом, но тут на меня навалилось что-то дикое, страшное, лишающее воли и разума.


Я лежала на чем-то жестком и неудобном. Меня окружала кромешная тьма. Через пару секунд я поняла, что мои глаза закрыты. Я пошевелила руками, потом ногами. Все, кажется, в порядке. В висках отдавался пульс. Частый, но ровный. Я чуть приоткрыла левый глаз и тут же зажмурилась. Ничего не произошло. Тогда я открыла оба глаза и обнаружила, что сквозь сгущающиеся сумерки проступают силуэты деревьев. Я лежала в лесу на искривленных корнях здоровенного дерева. Как меня сюда занесло, где Андрей и почему сейчас опять ночь? Последнее, что я помнила, было ясное утро.

Я уселась на один из корней и осмотрелась. Невдалеке от меня высился каменный круг. Как я оказалась за его пределами? Я же помню, что была внутри круга и рассматривала алтарный камень. Возможно, я потеряла сознание и скатилась вниз под уклон. Думать получалось плохо. Голова трещала. Мысли расползались. Вдруг вдали я услышала крики, конское ржание и одиночные выстрелы. Как можно охотиться ночью? Через несколько минут между деревьями замелькали красные мундиры, вновь послышались выстрелы. Такие костюмы я позавчера видела в музее, на экспозиции, посвященной войне Шотландии за независимость. Красные мундиры и красные бриджи носили злодеи-англичане.

Всадники исчезли из поля моего зрения. Судя по всему, они кого-то преследовали. Тут я увидела, как человек в кильте с театральной выразительностью грозит кулаком вслед умчавшимся англичанам и что-то выкрикивает, видимо проклятия. Так вот в чем дело! Кажется, здесь снимают фильм на историческую тему. Очередное «Храброе сердце», в главной роли Мэл Гибсон. Но на кой черт им снимать ночью в лесу, да еще в такой глуши? По-моему, проще построить павильон с декорациями. Очевидно, странные причуды режиссера. Я плохо разбираюсь в съемках, но где же операторы с камерами и осветители с их огромными лампами? Может, режиссер специально заставляет своих актеров бегать ночью по лесу и таким образом вдохновляется? В любом случае, не стоит вмешиваться в творческий процесс. Я встала и направилась в сторону от места съемок.

Неожиданно сзади и чуть справа от меня раздался тихий шорох, хрустнула веточка, и я почувствовала чью-то руку на своей талии, а вторая чья-то рука зажала мне рот. Рука была мне знакома. Андрей! Но что за дурацкую игру он затеял?

– Пусти же меня, чудовище. Что это за шутки? – промычала я сквозь жесткую ладонь.

Я высвободилась, ожидая увидеть знакомую ухмыляющуюся физиономию. Неплохо бы закатить по ней пощечину, думала я мечтательно, за дурацкие шутки, за то, что бросил меня в лесу, и вообще за все. Но передо мной стоял незнакомый человек в красном мундире с какими-то золотыми нашивками. Видимо, один из актеров. Скорее всего, играет офицера.

– Так вы не Эндрю… – Я была разочарована.

– Нет, – подтвердил он. – Впрочем, так зовут моего кузена. Но вряд ли вы путаете меня именно с ним, мы нисколько не похожи.

Не знаю, как насчет семейного сходства с кузеном, но я с ужасом поняла, что он чертовски смахивает на Андрея. То же сложение, тот же разрез серых глаз, те же вьющиеся светлые волосы. Только у этого актера волосы были длиннее, убраны с лица и перевязаны лентой. И его кожа была темнее, чем у Андрея, она казалась загрубевшей от солнца и ветра. Любопытно. Может, это какой-нибудь дальний шотландский родственник Андрея, о котором он и сам не знает? К примеру, у этого самого шесть раз прадедушки могли остаться дети в Шотландии. Может, он тут беременную жену бросил, а сам сбежал в Россию. И с тех пор живут на свете две ветви семьи Рэндалл – русская и шотландская.

– Как вас зовут и кто вы такой? – спросила я требовательно. Он все еще держал меня за талию, что было не слишком приятно.

– Имею честь представиться: капитан Джонатан Рэндалл, эсквайр, к вашим услугам, – он отвесил шутовской поклон. – А вот вы кто такая? Что вы здесь делаете, одна, в столь поздний час и в столь неподходящей одежде?

– Хотела бы я это знать, черт побери! – ответила я. Интересно, чем ему не понравилась моя одежда? Брюки как брюки, разве что грязные. Но как он себя назвал? Джон Рэндалл? Неужели далекий предок Андрея такой важный персонаж местной истории?

– Вы были здесь не одна, с неким Эндрю. И кто же он такой? Местный пастух? Или крестьянин? Вряд ли, от вас не пахнет навозом. Как ваше имя, мадам? – Наглый актер довольно крепко сжал мой локоть.

– Джулия Ормонд! Но я не снимаюсь в вашем фильме, меня уже пригласил Никита Михалков! – Я начинала злиться. Почему я должна отвечать на его вопросы? – Пустите меня, я не собираюсь мешать вашим съемкам. Я просто хочу понять, где я нахожусь и где мой муж. Он должен быть неподалеку, наверное, ищет меня.

– Жюли Арман… – Он повторил имя американской актрисы с нарочито французским произношением. Похоже, он поверил, что это мое настоящее имя. Актер, который не слыхал о Джулии Ормонд, – странный актер.

– Француженка, которая случайно оказалась на поле боя. Любопытно. Вы говорите, с вами был ваш супруг? Что же произошло с ним, с вашими лошадьми и слугами? Вы не заставите меня поверить, что леди из высшего общества путешествует пешком и без сопровождения, да еще в таком нелепом костюме. – Он все еще держал меня за локоть.

– О да! Разумеется, у нас были лошади и примерно десяток слуг, но они разбежались, едва заслышав выстрелы. Оставьте меня в покое, сумасшедший!

Меня раздражал этот заигравшийся актер. Я дернулась и оставила у него в руках половину своего рукава, но удрать мне не удалось. У него была крепкая хватка. Впервые я пожалела, что не занималась спортом и прогуливала школьные уроки физкультуры. Кто ж знал, что я попадусь в лапы какого-то ненормального…

– Не спешите, мадам Арман. Я должен выяснить, с какой целью вы здесь находитесь. Признайте, обстоятельства указывают на то, что вы оказались в этой местности неслучайно. Ваш странный маскарад не введет меня в заблуждение. Почему вы подстригли волосы и переоделись в мужской костюм? Уж не потому ли, что вы французская шпионка и пытаетесь бежать?

– Прекратите задавать мне идиотские вопросы. Где ваш режиссер, в конце концов? Я случайно оказалась в этом проклятом лесу и не собираюсь играть в ваши игры. Роль Джона Рэндалла удалась вам прекрасно, не спорю, но всему есть пределы. Я не актриса! А вы не Джон Рэндалл!

– Режиссер? Актриса? Вы изъясняетесь очень странно. И смею вас уверить, я и есть капитан Рэндалл, командующий фортом Уильямс.

У меня кружилась голова. Капитан Рэндалл. Джонатан Вулвертон Рэндалл, двойной агент, французский гувернер, скончался от апоплексического удара в возрасте шестидесяти четырех лет. Я брежу. У меня был солнечный удар, я упала и ударилась головой, и все это – плод воспаленного воображения. Сейчас я приду в себя, галлюцинация исчезнет, и я увижу Андрея и Гиббонса. Кажется, героини книжек в таких случаях щиплют себя за руку. Я тоже на всякий случай ущипнула себя за руку. Но, как обычно бывает в книжках, Джонатан Рэндалл, капитан, командующий фортом Уильямс, не исчез. Он продолжал говорить:

– Вы удивлены? Не ожидали меня встретить. Видимо, я нарушил ваши планы. Что ж, сударыня, соблаговолите отправиться со мной в форт, где мы сможем спокойно побеседовать. Я уверен, что вы сообщите мне немало интересного. Всегда приятно пообщаться с изысканной дамой. А вы несомненно изысканная дама. Вы не крестьянка. Эти духи, эта нежная кожа, тонкие пальцы и эта дорогая обувь великолепной работы выдают вас с головой..

Дорогой обувью он назвал мои уличные ботинки на толстой подошве со шнурками, довольно-таки грязные и разношенные. Идиот. Что он, дорогой обуви не видел? А может, и не видел. Черт побери, что же происходит? Мне нужно сосредоточиться и вспомнить, что произошло, а этот тип не оставляет меня в покое.

Вдруг он с силой толкнул меня в сторону. Спиной я оказалась прижата к стволу какого-то дерева. Я ощутила на своем лице его дыхание, в котором смешивался запах табака и алкоголя. Его руки бесцеремонно схватили меня за плечи, а губы впились в мои. Это было отвратительно. Я пыталась отвернуться, вырваться из этих диких объятий, но он только крепче сжимал меня. Я лихорадочно соображала, что делать. Ни разу в жизни я не сталкивалась с насилием. Очень давно я читала какие-то советы для женщин, подвергшихся нападению, но они сейчас совершенно не годились. У меня не было при себе газового баллончика или маникюрных ножниц. Ни к чему было кричать «Пожар!», все равно никто не придет на помощь. Не получится и бежать к ближайшей остановке или освещенной витрине – в лесу не ходят троллейбусы и не работают магазины. Совет не злить насильника криками и сопротивлением показался мне и вовсе странным. И я постаралась завизжать как можно громче, одновременно пнув его коленом куда придется. Пришлось, видимо, куда нужно. Капитан Рэндалл зашипел и согнулся пополам.

Я оттолкнула его и побежала не разбирая дороги. Впрочем, никакой дороги и не было. Через несколько шагов я споткнулась и налетела головой на дерево. Дерево охнуло и громко выругалось. Подняв глаза, я обнаружила, что дерево одето в шотландский костюм и физиономией сильно смахивает на горца. Рыжие взлохмаченные космы, квадратная челюсть, маленькие глазки и бычья шея. Красавец мужчина.

Красавец зажал мне рот ладонью и потащил куда-то, не давая опомниться. Неужели еще один маньяк, подумала я. Но он тащил меня так деловито, что я успокоилась. По-видимому, он не испытывал эротического интереса к моей персоне. И на том спасибо.

Он приволок меня на поляну, где, как мне показалось, никого не было. Но вдруг из-за кустов выступили смутные тени, оказавшиеся десятком вооруженных шотландцев, одетых, как и полагается, в клетчатые пледы и кильты.

– Эй, Руперт, что за странную добычу ты нам принес? – Один из них приблизился и насмешливо смотрел на меня. Он говорил с легким шотландским выговором, хотя его речь и звучала как речь образованного человека.

– Да вот услышал, как капитан Рэндалл беседует с дамой, и не слишком-то вежливо. Даме, видать, такой разговор не понравился, она и убежала. Я слышал, как он назвал ее французской шпионкой. Думаю, ты, Дугал, сам разберешься, что к чему, – ответствовал Руперт.

Его простонародный говор, по-видимому, не был искажен образованием. Капитан Рэндалл, насколько я могла судить, изъяснялся на чистейшем английском. Тот, кого назвали Дугал, начал с того, что слово в слово повторил вопрос капитана Рэндалла:

– Как вас зовут, мадам, и как вы оказались одна в лесу и в таком нелепом виде?

Чем им всем не нравится мой вид?! Неужели они ни разу не видели женщины в брюках? Даже в этой глуши жрицы солнечного культа разгуливают в джинсах как ни в чем не бывало. Но эти странные люди, похоже, не понимают самых обычных вещей. Сложно предсказать их реакцию, если я сообщу им, что меня зовут Юлия Ратникова и я приехала из России на семинар. Еще неизвестно, знают ли они, что такое Россия. Меня спас Руперт, ответив за меня:

– Она назвалась Джулией Ормонд. Сказала, путешествовала с мужем и слугами, но те разбежались, едва заслышав выстрелы.

– Это правда или вы солгали Рэндаллу? Не пытайтесь обмануть меня, – Дугал говорил начальственным тоном. Похоже, он и был здесь главным.

Я слегка оторопела. Все участники этой военно-исторической авантюры слишком увлечены своей игрой. Черт их знает, что они сделают с незнакомкой, случайно попавшей в их придуманный мир. Лучше подыграть им сейчас. Не может же игра длиться вечно… Главное – обойтись без лишних деталей, иначе эти сумасшедшие заподозрят меня во вранье. Чертовски странная съемочная площадка… Жалостливым голосом я начала:

– Я не уверена… То есть мы ехали… и вдруг раздались выстрелы… Я не успела понять, что происходит, и, наверное, потеряла сознание. Когда я очнулась, вокруг никого не было. А Эндрю… – Я вдруг всхлипнула по-настоящему.

На меня навалилась безумная усталость. Встреча и неожиданная разлука с Андреем, бессонная ночь, утомительный путь на Грэт-на-Дан, абсурд последних часов, неизвестность, глупые игры незнакомых и грубых людей… Судя по их виду и выражению лиц, они были очень и очень опасны. Я предпочла бы избежать встречи с ними даже днем на шумной городской улице – хотя в городе и не встретишь таких колоритных разбойников. Но сейчас у меня не было выбора. Я столкнулась с ними в чужой стране, в глухом лесу и должна была играть по их правилам.

Я громко зарыдала, не выдержав всего, что свалилось на меня сегодня. Видимо, мои рыдания их тронули или же у них были заботы поважнее, но меня оставили в покое. Я сидела на сыром холодном камне под кустом и оплакивала свою несчастную судьбину, украдкой осматриваясь на новом месте. Неподалеку от меня прохаживался Руперт с видом, не оставляющим сомнений относительно возможности сбежать. Да я и не собиралась бежать. Я была слишком измучена сегодняшними приключениями, часть из которых оставалась для меня непонятной. Образ капитана Рэндалла еще не изгладился из моей памяти, его поцелуй был груб и в то же время болезненно знаком мне. Я не стремилась нарваться на него еще раз. Руперт, Дугал и кто там еще могут не беспокоиться.

Не знаю, сколько времени я провела в ожидании. Может, полчаса, может, час. Послышался шум, и на поляну вышли еще двое шотландцев, тащившие третьего. Очевидно, он был тяжело ранен. Он приглушенно стонал, голова безвольно моталась из стороны в сторону.

– Господи милосердный, да это же Джейми! – воскликнул мой страж и подбежал к вновь прибывшим, оставив меня на произвол судьбы.

– Его ткнул штыком один из красных мундиров. Он упал с лошади и вывихнул плечо, – объяснял кто-то из темноты.

– Зато я жив, а этот парень уже не увидит рассвета, как и еще с десяток других, – на удивление бодро заметил сам раненый. – Но нужно поторопиться, иначе нас накроет большой отряд англичан. Сейчас они ищут нас как черти.

Все обитатели поляны собрались вокруг раненого, издавая разнообразные восклицания. Больше всего их беспокоило, впрочем, не самочувствие бедняги Джейми, а то, что он не может ехать верхом. Про меня забыли. Это был шанс незаметно ускользнуть от шайки Дугала. И попасть в руки большого отряда красных мундиров? Нет уж. И я осталась сидеть где сидела. Реальность происходящего становилась все более отчетливой. Это не розыгрыш и не киносъемки. Раненый настоящий. Кровь настоящая. Выстрелы не холостые. Может, я попала к шайке местных бандитов? Но почему они облачены в старинные костюмы и, насколько я могла судить, пользуются весьма несовременным оружием? А может, это еще один старинный обряд? Что-то вроде ритуального сбора клана. Я успела заметить, что почти все, кто был на поляне, носят цвета одного клана. Неожиданно ко мне подошел Дугал.

– Мы должны ехать немедленно. Если вы английская шпионка, вы донесете англичанам, которые будут здесь с минуты на минуту, в каком направлении мы отправились. Если же англичане ваши враги – было бы бесчестно оставить вас без защиты. Так или иначе, вы отправляетесь с нами, – сказал он тоном, не терпящим возражений. – У нас нет лишней лошади, поедете со мной.

Я поплелась за ним. Хорошенькое дело – делить одну лошадь с этим шотландским чудовищем. Еще неизвестно, что страшнее – лошадь или сам Дугал. Издали лошадь кажется красивым, изящным животным, но вблизи… Я с трудом представляла, как на нее можно забраться. Потом, они же кусаются, брыкаются и лягаются. Но перечить Дугалу было еще страшнее. При взгляде на него я припоминала фильмы из средневековой истории. Примерно так выглядели жестокие рыцари, мучители крестьян и невинных девушек. Придется смириться. Хотя бы ради того, чтобы потянуть время и узнать, где я.

– Вашу ногу! – Дугал неожиданно опустился на колено рядом со мной, я смотрела на него непонимающим взглядом. – Левую ногу, – добавил он с видимым отвращением.

Я торопливо сменила правую ногу на левую и не без усилий оказалась в седле, вернее сказать, взгромоздилась в седло. Все когда-нибудь приходится делать в первый раз… Дугал ловко вскочил в седло сам, и вот я сидела перед ним и с опаской поглядывала вниз. Повыше, чем на велосипеде. Больнее падать. Можно и шею сломать. Тем временем на другую лошадь без особых церемоний погрузили раненого Джейми, и вся компания отправилась в путь.

Трясясь на лошади и ощущая спиной крепкую фигуру Дугала, увешанную оружием, я думала, каково же сейчас несчастному Джейми с воспаленной раной и вывихнутым суставом. Каждое движение должно причинять ему нестерпимую боль. В рану могла попасть инфекция, ее нужно немедленно обработать, а вывих вправить.

Иначе будут серьезные осложнения. Но о медицинской помощи эти люди, похоже, и вовсе не думают. Они что, не слыхали о заражении крови? Моему возмущению не было предела.

Мы выехали на открытую местность, и я стала осматриваться вокруг, чтобы найти хоть какие-то ориентиры. Слева за перелеском высилась та самая скала, на которую мы несколько часов назад карабкались с Андреем. Я узнала ее характерные очертания. Итак, я все еще находилась не слишком далеко от местного Стоунхенджа. Но тогда справа вдалеке должны быть огни Инвернесса. Огней не было. Темнотища, хоть глаз выколи. Авария на электростанции? Может быть, может быть. Как говорят англичане, may be yes or may be no, may be rain or may be snow[1]

С ума можно съехать. Похоже, что эти люди живут не в двадцатом веке. Пледы, кильты, старинное оружие, лошади, устаревшие обороты речи, вражда с англичанами… Другая эпоха. Это невозможно сыграть или подделать. Это чистая правда, не фальшивка. И в Инвернессе нет света, потому что нет электростанции. Господи, куда же я попала?!

Если встреченный мною в чаще Джонатан Рэндалл был действительно тем самым Рэндаллом, предком Андрея, то я нахожусь в восемнадцатом веке. Видимо, до тысяча семьсот сорок седьмого года. Поскольку после предок переехал в Россию, где и скончался от апоплексического удара. Какая нелепица: встретить предка Андрея! А где в таком случае сам Андрей? А он в таком случае еще не появился на свет. Отлично сказано: мой бывший муж еще не родился. Не попасть бы в психушку.

Этого не может быть. Я уверена, что всему происходящему найдется разумное объяснение. Не нужно ударяться в фантастику. В конце концов все закончится хорошо и мы с Андреем еще посмеемся над моими приключениями. Заблудилась в трех соснах, встретила экстравагантную съемочную группу и тут же решила, что путешествую во времени. Вот что значит начитаться научной фантастики и фэнтези. Но не слишком ли много случайностей?

Я застонала. Эти размышления причиняли мне почти физическую боль. Дугал обеспокоенно спросил:

– Мадам, с вами все в порядке? Вы не ранены?

– Я… нет-нет, я невредима… но вот мой муж… мой бывший муж… – пробормотала я бессвязно.

– Я сочувствую вашему горю, мадам, но вы уверены, что вашего мужа действительно нет в живых? Возможно, ему удалось спастись и он разыскивает вас?

– О нет, я абсолютно уверена, что его нет на этом свете… – Я снова искренне залилась слезами, но не стала уточнять, что моего мужа еще нет на этом свете.

Мы ехали довольно долго. Мои мышцы занемели, я не чувствовала своих ног. Несколько раз приходилось делать недолгие остановки, потому что раненому Джейми становилось плохо. Наконец, когда я почувствовала, что вот-вот потеряю сознание, мы добрались до небольшого домика, сложенного из серых камней. Избушка на курьих ножках по-шотландски… Всадники спешились, Дугал стащил меня с лошади и буквально внес внутрь. Следом вошел Руперт, тащивший Джейми. Джейми был бледен как полотно, однако находил силы криво улыбаться на какие-то шуточки Руперта.

Домик был населен. Нас встретила пожилая женщина, одетая довольно странно: длинная грязная юбка, блуза с длинными рукавами, наполовину прикрытая чем-то вроде жилетки или корсажа. Еще одна актриса? Она тотчас же подложила дров в очаг, усадила раненого поближе к огню и принесла здоровенную флягу. Нетрудно было догадаться, что булькает внутри. Фляга пошла по кругу. Ее продвижение сопровождалось довольными возгласами. Я тоже не отказалась сделать глоток. Ничего другого все равно не предложат, а подкрепиться нужно. Я не ела черт знает сколько времени, желудок уже давно требовал пищи или хоть чего-нибудь. Я зажмурилась, задержала дыхание и приложилась к фляге. Шотландское виски. Гадость неописуемая и к тому же очень крепкая. Я мужественно проглотила эту отраву, даже не закашлявшись. Я протянула флягу следующему клиенту и заметила на себе удивленные взгляды. В них читалось: леди, а пьет как лошадь.

Тем временем Дугал с видом знатока обследовал раны Джейми. Действовал он неловко, и я сразу поняла, что врач из него никудышный. Зато мясник бы получился. Пациент болезненно кривился от его прикосновений. Дугал подозвал Руперта и приказал ему подержать раненого, чтобы не дергался. Похоже, он собирался вправлять вывих. Он взялся за руку Джейми и начать тащить ее на себя, от чего Джейми глухо застонал, побледнел еще больше и потерял сознание. Я не выдержала и, вскочив со своего места, крикнула в профессиональном рвении:

– Вы что, с ума сошли оба? Вы так сломаете ему руку, чертов кретин. Отойдите сейчас же от больного, – я присовокупила витиеватое ругательство, которое по черпнула в каком-то американском детективе.

Вышло убедительно. Оба отскочили от него как ошпаренные и остолбенело воззрились на меня. Леди пьет как лошадь и ругается как извозчик. Я воспользовалась паузой, подошла и перехватила у Дугала запястье Джейми.

– Прежде чем прикладывать силу, нужно поставить кость под правильным углом, вот так, и тогда она встанет на место.

Рука в моей руке была теплой, но не горячей. Жара нет. Это хорошо. Значит, воспаление не сильное. Впервые за сегодняшний день я чувствовала себя уверенно. По крайней мере я знала, что делать в ближайшее время.

Я внимательно осмотрела руку. Тяжелая как камень. Тем временем раненый пришел в себя и уставился на меня с таким же недоумением, как и его товарищи. Впрочем, никто не мешал мне делать свое дело. Итак, мы имеем вывих плечевого сустава, мышцы уже воспалились и распухли, они сдавливают суставную сумку, усложняя мою работу, мешая кости встать на место. Вправить будет непросто. Тут потребуется грубая сила, а я, как назло, страшно вымотана и к тому же давно не практиковалась.

Я взялась за локоть, глубоко вдохнула и приготовилась с силой повернуть его вверх и внутрь.

– Сейчас будет очень больно. Придется потерпеть, – предупредила я своего нежданного пациента.

– Больнее, чем сейчас, уже не будет. Так что давайте, – сказал он.

У огня было очень жарко. Я моментально взмокла от жара и физических усилий. По моей спине текла струйка пота. Джейми тоже взмок – от боли, которую переносил стоически. Он не издал ни звука, просто закрыл глаза и сделался еще бледнее. Мне не встречался столь терпеливый пациент. Наконец с легким щелчком рука пришла в нормальное положение.

– Уф! – сказала я и облегченно вздохнула.

– Больше не болит! – радостно провозгласил Джейми, и на его лице появилась широкая улыбка. Окружившие меня люди разразились восклицаниями и аплодисментами.

– Будет, – Пообещала я, чтобы остудить восторги. – Еще несколько дней могут быть боли и неприятные ощущения в руке. Поберегите сустав два-три дня, двигайте рукой как можно меньше. Потом будьте очень осторожны, не делайте резких движений, и обязательно каждый день теплые компрессы.

В глазах Джейми читалось легкое изумление, но еще я увидела в них доверие и уважение. Мне был знаком этот взгляд. Так смотрят на врача пациенты во все времена. Ради этого я готова была работать сутками. И мне вдруг захотелось бросить к черту свою сытую и благополучную жизнь консультанта в фармацевтической фирме и снова лечить. Снова спасать, успокаивать, вселять надежду… И жить впроголодь? Или лечить богатых в частной клинике?

Я отсутствующим взглядом обвела комнату и почувствовала какое-то напряжение. На меня смотрели с изумлением и подозрением. Что-то было не так.

– Я врач, – объяснила я.

Вместо того чтобы расслабиться, они напряглись еще больше. Изумление исчезло. Осталось подозрение и недоверчивость.

– Как бы то ни было, похоже, вы кое-что понимаете в лечении, – Дугал нарушил воцарившееся молчание. – Вы сможете залатать его рану, чтобы он мог ехать верхом?

– Ну конечно, я могу сделать перевязку. Если у меня будет все необходимое.

Дугал бросил женщине, сидевшей до того в углу, несколько слов на незнакомом мне языке, скорее всего на гэльском. Та сделала неуклюжий реверанс и стала рыться в деревянном крашеном ящике. Тем временем я осмотрела все помещение. Домик состоял из единственной комнаты, не отличавшейся уютом. Закопченные стены, жуткая грязь, нет электричества и водопровода. Такого я не видела даже в глухой деревне в Псковской области, куда ездила с подругой навестить ее бабушку. Старушка жила в типичном деревенском домике, небольшом, но прочном и теплом. Никаких благ цивилизации там не было. Воду брали в колодце, еду готовили на дровяной плите, по вечерам зажигали свечку. И все-таки в доме было прибрано и уютно. Не было такой вековой грязи, как здесь.

Женщина извлекла на свет кучу серых тряпок.

– Ни в коем случае! – Я с отвращением взяла одну из них двумя пальцами. – Это очень грязное. Рану нужно сначала продезинфицировать, затем перевязать чистой тряпкой, если нет стерильных бинтов.

– Продезинфицировать? – переспросил Дугал. Похоже, он не понимал значения этого слова, хотя и казался образованным человеком. Или его образование весьма однобоко, или… Или что?

– Нужно удалить из раны всю грязь. Для этого нужно лекарство, которое убьет микробов и ускорит выздоровление. – Я говорила, как с маленькими детьми.

– Какое лекарство?

– Йод, борная кислота, перекись водорода. – Я видела непонимание на лицах. – Ну хотя бы спирт?

Слово «спирт» звучит по-английски так же, как и «алкоголь». Вероятно, поэтому они с возгласами облегчения предложили мне все ту же флягу с виски. Невероятно! Или они просто олигофрены, или… У меня подкосились ноги, и я на всякий случай села.

– Почему бы вам просто не отвезти его в город к врачу? – спросила я наудачу.

– Какой город? Здесь нет города, – ответила мне женщина. Остальные только молча переглянулись.

Я чувствовала, как бьется мое сердце и делаются ватными руки и ноги. Я в Шотландии, неподалеку от Инвернесса, и мне говорят, что здесь нет города, хотя Инвернесс стоит на своем месте уже шесть веков. Я встречаю капитана Джона Рэндалла, очень похожего на Андрея, шотландцев, не знающих, что такое дезинфекция, и воюющих, с англичанами. Всего этого не может быть в двадцатом веке. Чтобы поверить в это, нужно нагромоздить цепь фантастических совпадений, да и то не все сойдется. Но если допустить одну-единственную фантастическую мысль, то все сразу становится на свои места. Я каким-то непостижимым образом оказалась в прошлом, и то, что со мной происходит сейчас, вполне закономерно.

В комнату вошел с улицы приземистый коренастый человечек с черной бородой. Он обменялся с Дугалом несколькими фразами на гэльском и вышел. На вопросительные взгляды он покачал головой.

– Близко никого. Отправляемся сейчас, пока все спокойно. Посмотрев в мою сторону, добавил: – Она едет с нами.

– Почему ты не оставишь ее здесь? – спросил усатый человек с багровым шрамом, пересекающим левую щеку. Похоже, он не был заинтересован в попутчиках.

– Она может сообщить англичанам, куда мы поехали. К тому же нам пригодится ее умение врачевать. Но не сейчас. Нет времени. Так что тебе, Джейми, придется обойтись без дезинфекции, – сказал он, хлопая Джейми по спине. – Ты сможешь ехать верхом с одной рукой?

– Да.

– Хорошо. Перевяжите его, и побыстрее. – Дугал бросил мне все те же серые тряпки.

– Но я не могу… – заикнулась я.

– Придется, – оборвал меня Дугал на полуслове, сжав мое плечо и подтолкнув в сторону Джейми. Я поняла, что действительно придется сделать так, как он хочет.

Одно утешало: быть более напуганной, чем сейчас, я уже не могла. И я продолжила осматривать раненого. Нужно было перевязать рану, используя скудные подручные материалы. Прикоснуться к замусоленному тряпью без содрогания я не могла. И я, не долго думая, оторвала широкую полосу от моей и без того драной блузки. Это было самое чистое, чем я располагала, чтобы забинтовать плечо Джейми. Нижняя рубашка моего пациента была довольно поношенной, но ткань оставалась на удивление грубой. С усилием я разорвала рукав до конца и сделала из него подобие косынки, поддерживающей больную руку. Получилась вполне приличная перевязка, особенно если учесть, в каких условиях пришлось работать. На слегка обнажившейся спине Джейми я увидела бесформенный широкий рубец, видимо, от старой раны. Он уродовал чистую гладкую кожу плеча и явно продолжался на спине. Чем можно было нанести такую рану? Я терялась в догадках.

– Хорошая работа, – одобрил Дугал мои усилия, прерывая уже не в первый раз мои мысли. – Пойдемте. Мы отправляемся.

Он сунул женщине монету и вышел из домика, сопровождаемый все еще бледным Джейми. Тот, встав с табуретки, оказался высоким и стройным. Он был на несколько сантиметров выше Дугала, мужчины немаленького роста. Оба они были похожи на викингов: хорошо сложенные, широкоплечие, рыжие, всклокоченные, с глубокими синими глазами и широкими скулами. Мой знакомый Руперт и человек с черной бородой – кажется, его называли Муртаг – держали лошадей, тихо разговаривая с ними по-гэльски.

– Садись. Девица поедет с тобой, – сказал Дугал, обращаясь к Джейми. Он взял меня за локоть. – Вы будете держать поводья, если он не справится одной рукой. И постарайтесь держаться поближе к остальным. Иначе я перережу вам горло. Понятно?

Я кивнула. Как сказал Толстой о Леониде Андрееве: он пугает, а мне не страшно. Вот и мне уже не было страшно. Мои эмоции притупились. Слишком много острых ощущений я испытала за сегодняшний день и уже успела к ним привыкнуть. Если постоянно есть на ужин ананасы, через некоторое время будешь относиться к ним так же, как к картошке. Люди, которые каждый день подвергают свою жизнь опасности, не обращают на это внимания. Иначе они не смогли бы делать свое дело. Теперь я поняла, как это бывает. Со мной происходили странные вещи, моей жизни угрожала серьезная опасность, но я была в состоянии размышлять и действовать.

На этот раз я уже легко села верхом на лошадь. Чувствовать спиной тепло Джейми почему-то было несравненно приятнее, чем прислоняться к словно из камня выточенной фигуре Дугала. Ночь была холодной, и я вспоминала о своей куртке, брошенной где-то на Грэт-на-Дан, и о теплом шерстяном платке в шотландскую клетку – тартане, который мне подарили в первый день семинара. Семинар, Андрей… Как все это было далеко. Словно осталось в другой жизни. Но я должна туда вернуться.

Молча всадники отправились в озаренную звездным светом ночь. Никто не разговаривал, шотландцы держались настороженно, видимо, опасаясь чего-то. Мой спутник не испытывал никаких затруднений в управлении лошадью, даже и с одной рукой. Время от времени я чувствовала, как он ногами направляет коня. Превосходный наездник, насколько я могла судить.

Джейми завозился у меня за спиной, и я не могла понять, что он хочет сделать.

– Осторожнее, вы сдвинете повязку! Что вы делаете?

– Вы дрожите от холода. Ваша одежда слишком легкая для ночной прохлады. Я хочу укрыть вас моим пледом, но мне никак не расстегнуть застежку одной рукой. Если бы вы мне помогли…

Некоторое время мы неловко возились вместе. Наконец плед укутал нас обоих и я перестала трястись от холода, но внутри меня все колотилось и не могло успокоиться.

– Теперь вы не замерзнете, пока мы не прибудем на место.

– Очень мило, – сказала я, – но куда мы едем?

– Сказать по правде, я и сам не знаю, – хмыкнул он. – Посмотрим, когда доберемся.

Глава третья

ЗАМОК ТИБЕРВЕЛЛ

Звезды светили над моей головой необыкновенно ярко, как никогда раньше. Казалось, они близко-близко, стоит только протянуть руку. Небо было похоже на южное. Черное, бездонное, усеянное крупными созвездиями. Будь поблизости город со своими бесчисленными электрическими огнями, небо было бы привычно тусклым, не таким величественным и пугающим.

Каким-то немыслимым образом из века людских толп, массового промышленного производства и телевизионных новостей я перенеслась во времена более примитивные, более жестокие, но и более понятные. Прикоснувшись к стоящему камню, я попала во власть неведомых сил, лишилась воли и разума. Я отчетливо вспомнила, как вдруг время сгустилось вокруг меня и стало плотной неподатливой средой, сквозь которую я шла, борясь изо всех сил за каждый шаг. Как будто спрессованные, боль, жестокость и страдание окружали меня, не давая дышать и двигаться. Теперь я вспоминаю, что среди первобытного губительного ужаса я сама выбрала свой путь. Я шагнула туда, где почувствовала возможность избавления. И еще мне почудилось, будто кто-то спрашивал меня тогда, и я дала ответ. Но о чем меня спросили? И что я сказала? Или это лишь призрак воспоминания?

Тихое цоканье коня Джейми прервало мои мысли. Лошади перешли на шаг. По знаку Дугала, который скакал впереди, всадники рассредоточились. Двое повернули в сторону холма, высившегося примерно в полукилометре от нас, остальные спешились и бесшумно исчезли среди деревьев, будто растворились. Джейми резко остановил лошадь перед каким-то кустом, сгреб меня одной рукой и бесцеремонно швырнул в чуть ли не в самую гущу веток, а сам умчался, не оставив мне времени возмущаться. Я заработала несколько новых ссадин в добавление к уже имеющимся, а на свою одежду старалась не смотреть. Она превратилась в лохмотья.

По-видимому, я должна была прятаться здесь. Но от кого? Темноту прорезала вспышка, раздался уже знакомый мне звук выстрела, и кто-то страшно закричал. Стреляли из ущелья. Я видела, как Джейми скачет вперед, низко пригнувшись, почти обняв лошадиную шею. Вот он скрылся за поворотом, вот снова появилась его лошадь, уже без всадника в седле.

Скалистые склоны холма были словно изрыты глубокими тенями. Там звучали выстрелы и крики. Я видела силуэты, скользящие между деревьев, или это были только тени качающихся ветвей? С трудом я выкарабкалась из куста, вынула колючки из волос и задумалась. Спрашивается, что я должна делать? Ждать, когда окончится битва? Но в любом случае победа будет не на моей стороне. Ни шотландцы, ни англичане не отнесутся ко мне дружелюбно. Пожалуй, лучше избегать и тех и других. И остаться одной в чужой стране и в чужом времени?

Наверное, нужно вернуться на Грэт-на-Дан. Там началась эта фантасмагория, там она и закончится. Ничто не мешает мне еще раз прикоснуться к камню и посмотреть, что получится. Я решительно встала и направилась к дороге. Конечно, я рисковала попасть под пули, оставаясь без укрытия, но иначе я не найду обратный путь.

В лунном свете все видится искаженным. Я старалась идти как можно быстрее, но то и дело нелепо перешагивала несуществующие препятствия, на деле оказывающиеся лишь тенями, и спотыкалась о незамеченные камни и кочки. Ночной лес молчал, звуки битвы постепенно затихли. Меня знобило. Чувство нереальности происходящего снова охватило меня. Разум отказывался принять гипотезу о путешествии во времени, но – увы! – она единственная объясняла все, что случилось со мной.

Андрей, наверное, разыскивает меня. Я представила, как он бродит по тем же самым местам, что и я сейчас, мы рядом и одновременно ищем друг друга, но только вот незадача: нас разделяет пара веков. Я тихо засмеялась нелепости этой мысли, и из моих глаз полились слезы. Я была близка к истерике.

На дорогу выскользнула тень. Я подавила вскрик и приготовилась бежать изо всех сил. Но тень успела ухватить меня за руку и сказала голосом Джейми:

– Все в порядке. Это я.

– Этого-то я и боялась, – возразила я сердито.

Впрочем, я была почти рада, что это оказался Джейми. Я почему-то боялась его меньше, чем остальных, хотя он был не менее опасен. Но я просто не могла бояться своего недавнего пациента. Он был очень молод, думаю, моложе меня, но в нем не было инфантильности, свойственной мужчинам двадцатого века.

– Надеюсь, вы не двигали больной рукой? – спросила я суровым докторским тоном.

– Боюсь, небольшая перепалка с одним неприятным типом не пошла ей на пользу, – жизнерадостно сказал Джейми, массируя плечо. – Пойдем, – он потянул меня за руку. Какая самоуверенность! Он думает, я должна его слушаться.

– Я не пойду.

– Пойдешь, – он не был расстроен моим отказом, разве что слегка удивлен.

– А что, если я не хочу идти с тобой? – Английское «you» обозначает и «ты», и «вы», но сейчас сомнений не оставалось: мы перешли на «ты». – Ты перережешь мне горло?

Он немного подумал, видимо взвешивая варианты, потом спокойно сказал:

– Ты не слишком тяжелая. Я могу перекинуть тебя через плечо и нести. Хочешь? – Он сделал шаг ко мне.

– Не смей! – Я отскочила в сторону. – Ты снова повредишь свою несчастную руку. Хотя наверняка там уже есть кровоизлияния и разорванные мышцы. Каким нужно быть идиотом, чтобы совсем не думать о своем состоянии!

– Раз ты так обо мне заботишься, тебе придется пойти со мной.

Довольно улыбаясь, он снова взял меня за руку, и мы отправились туда, откуда я тщетно пыталась уйти. На него упал луч лунного света, и оказалось, что его рубашка вся в крови. Артериальное кровотечение, судя по цвету. Но в таком случае почему он до сих пор разгуливает по лесу в полном сознании? Я уставилась на него.

– Не беспокойся. Это не моя кровь, – объяснил он.

– Ах да, действительно, – пробормотала я, пока мой разум пытался переварить мысль о том, что этот парень только что убил человека, а может, и не одного.

Он вел меня за руку, поддерживая меня, когда я спотыкалась о камни и кочки или поскальзывалась на влажных корнях деревьев, постоянно подворачивающихся мне под ноги. С его помощью я довольно успешно преодолевала эти препятствия, избежав не одного падения. Сам он шел – так, будто гуляет по ровному тротуару в солнечный полдень. Бесшумно, ровно и ритмично. Так ходят кошки. Так же ходил Гиббонс, удивляя нас с Андреем. При мысли об Андрее я снова начала шмыгать носом.

Все еще шмыгая, я опять очутилась в окружении моих новых знакомых – Дугала, Руперта, Муртага и прочих. Мы снова оседлали лошадей и снова тронулись в путь. Будто в кошмарном сне: пытаешься убежать, но тебя догоняют, ловят, сажают на лошадь и везут. И так без конца.

Джейми за моей спиной покачнулся. Странно, еще совсем недавно он не был пьян.

– Эй, кто-нибудь! Помогите, черт побери! Он падает! – закричала я.

Джейми соскользнул с седла, по счастью, упав кому-то на руки. Его положили на земле, как тяжелый мешок. Я неуклюже сползла с лошади.

– Он дышит, – сообщил кто-то.

– Ценная информация, – огрызнулась я, отыскивая пульс. Пульс был, дыхание довольно ровное. Обморок.

– Ничего страшного. Подложите ему что-нибудь под ноги, чтобы приподнять их, и принесите воды, если можно.

Мне повиновались беспрекословно. Наверное, Джейми был им дорог. Он со стоном открыл глаза. В лунном свете его лицо походило на череп. Кости, обтянутые бледной кожей, и черные дырки глаз. Он попытался приподняться.

– Я в порядке. Голова немного кружится.

Я вернула его в исходное положение.

– Лежи спокойно! Рана снова кровоточит, к тому же этот идиот получил удар ножом, – объяснила я, ни к кому не обращаясь. – Раны легкие, но он потерял много крови. Его рубашка промокла насквозь, но я не знаю, чья это кровь. Нужно остаться здесь хотя бы до утра. Он не сможет ехать верхом.

– Ночевать здесь нельзя, – возразил Дугал. – Осталось еще пятнадцать миль пути. Только тогда мы будем в безопасности. Мы можем задержаться только для того, чтобы сделать новую перевязку. Это все.

И снова я путалась в грязных тряпках, пытаясь перевязать рану и остановить кровотечение. На этот раз мне помогал бородатый Муртаг. Впрочем, толку от него было мало. От усталости у меня тряслись руки, я почти не видела, что делаю, и повязка то и дело сваливалась, выскальзывая у меня из рук.

– Да прекрати же ты дергаться, кретин!! – заорала я, когда почти законченная повязка слетела от того, что Джейми пришло в голову шевельнуть рукой. – Мало того, что ты не выполняешь рекомендаций врача и размахиваешь вывихнутой рукой налево и направо, ты еще подставляешься под нож, и тебе даже не приходит в голову сказать мне, врачу, что у тебя серьезное кровотечение. Ты как ни в чем не бывало расхаживаешь по лесу, истекая кровью, а я должна то и дело оказывать тебе медицинскую помощь. Заметь, без всякого страхового полиса. Такого свинского поведения я еще не видела. Кому нужен этот дешевый героизм?!

– Ну, предположим, если бы я тогда не стал размахивать вывихнутой рукой, я бы уже никогда не смог даже шевельнуться. У меня не было выбора. Потом, я знал, что ты мне поможешь, – слабым голосом ответствовал Джейми. Похоже, он не испытывал угрызений совести и не видел в своем поведении ничего особенного.

– Если хочешь, чтобы я тебе помогла, заткнись и лежи спокойно, придурок! Иначе я сделаю тебе больно.

Мне наконец удалось туго завязать концы так называемого бинта, и я облегченно выругалась. Английские ругательства были моим маленьким хобби, но я никак не предполагала, что когда-нибудь они так пригодятся на практике.

– Господи, впервые слышу, что женщина так ругается, – пробормотал Муртаг.

– Тогда ты не знаком с моей тетушкой Милдред, – ответил кто-то, и все захохотали.

– Может, отправить ее в монастырь Святой Анны? – предложил тот же остряк. – Джейми провел там всего несколько месяцев и уже не поминает имя Господа всуе. Его навсегда излечили от богохульства.

– Ты бы тоже излечился, если бы тебе всякий раз в наказание приходилось лежать по три часа на каменном полу молельной, в одной рубашке. А было это в феврале, – подал голос Джейми. – Два часа я лежал и еще час боялся встать, думая, что мой… что я примерз к полу насовсем.

Он явно чувствовал себя лучше. Подошел Дугал с флягой, от которой отчаянно несло самогоном. Именно так пахнет самое плохое неочищенное виски.

– Хватит! Ему нужно выпить крепкого чаю или хотя бы воды, но вовсе не этого! – Я пыталась протестовать. Но Дугал влил в горло Джейми изрядную дозу виски, заставив его закашляться.

– Ему предстоит тяжелая дорога. Только виски придаст ему силы.

– Он не перенесет дороги! Ему нужно в больницу, и как можно скорее, – я чуть не плакала от бессилия, забыв, что здесь искать больницу бесполезно.

– Упрямая маленькая ведьма, – усмехнулся Джейми. – Я готов ехать, Дугал, если ты сможешь отогнать ее от меня и поищешь чистую рубашку.

Мы снова скакали по ночному, начинающему светлеть лесу, но уже без приключений, к которым я успела привыкнуть. Километры в седле под моросящим дождем в компании бравых ребят, вооруженных до зубов и облаченных в кильты, с раненым спутником за спиной, от которого пахнет кровью, виски и давно не мытым мужчиной, – ничего особенного, поверьте. Через несколько часов острота ощущений пропадает, остается бесконечная усталость, боль в мышцах и единственное желание: спать, спать, спать… Все остальное не имеет значения.

Серая, чахоточная заря осветила небо. Низкие облака не спешили рассеиваться, и местность казалась дикой и угрюмой. Мы мчались через равнину, и я разглядела вдали замок – очевидно, цель нашего путешествия. Раньше я видела живописные развалины на фотографиях. Что ж, теперь у меня будет случай увидеть действующий замок.

Ворота были открыты, и в них бок о бок протискивались две повозки, одна груженная ружьями, другая – небольшими бочонками. Наша кавалькада задержалась, пропуская груз. Вокруг собрались любопытствующие, взрослые и дети.

– Где мы? – спросила я у человека неопределенного возраста в бесформенной шляпе.

– Это замок Тибервелл, – отвечал он, осматривая меня взглядом зеваки, которому все равно на что пялиться.

Замок Тибервелл. Знакомое название, я слышала его от Андрея. Замок находится к северу от Инвернесса и принадлежит одному из сильных кланов, больше я ничего о нем не знала.

– Эй, малый, сбегай-ка к миссис Скотт да скажи ей, пусть готовит нам завтраки и постели, да побыстрее, – скомандовал Руперт какому-то мальчишке, жутко грязному и оборванному. Тот умчался прочь, меся босыми ногами жидкую глину, из которой состояла дорога после дождя.

Было раннее утро, но замок уже проснулся и начал свою беспорядочную деятельность. Шум, грязь, людской говор, конское ржание, хрюканье и блеянье прочей живности, скрип телег… Я была ошарашена. Такого хаоса не встретишь в двадцатом веке. Хуже всего были мальчишки, которые громко обсуждали, кем я могла бы быть и откуда я взялась. Они уже начали подбираться к моим ногам, чтобы поближе изучить мою обувь и брюки, но тут на сцену вышла немолодая дама солидных форм в относительно чистой одежде. Ее юбка была всего лишь забрызгана грязью по колено.

– Боже ты мой! Недди! Вилли! – восклицала дама, умильно складывая пухлые руки на внушительной груди. – Дугал, мы не ждали тебя так рано. Все думали, ты вернешься ко дню Большого сбора.

Похоже, это и была та самая миссис Скотт. Бурно поздоровавшись со всеми, она обратила свой взор на меня, и ее лицо застыло с глупейшим выражением.

– Миссис Скотт, это Джулия. Ее нашел Руперт, вчера, и Дугал решил, что она поедет с нами, – объяснил Джейми извиняющимся тоном, слегка отстраняясь от меня. Похоже, он не хотел быть замешанным в историю с моим появлением в этом замке. Изворотливая свинья! Как ловко он умыл руки! Ну подожди, буду я менять тебе перевязки, как же. Пусть этим займутся местные умельцы.

– Ну что ж, добро пожаловать, милочка, – дородная дама расплылась в улыбке, которую несколько портило отсутствие большей части зубов. – Пойдем со мной, я посмотрю, не найдется ли для тебя чего-нибудь более… приличного.

И миссис Скотт еще раз осмотрела изумленным взором мои брюки странного покроя (хорошо еще, что я была не в джинсах) и необычную обувь, видимо, совершенно не подходящую к случаю.

Я пошла было за ней, но совесть не позволила мне оставить пациента, нуждающегося в помощи, на произвол судьбы.

– А как же Джейми? – спросила я вслед миссис Скотт.

– О нем не беспокойся, милая. Он сам найдет где поесть.

– Но он серьезно ранен. Я должна позаботиться о нем. Я перевязала рану, но сейчас нужно срочно ее продезинфицировать.

– Что сделать?

– Промыть чем-то, что предотвратит воспаление и лихорадку.

– Ах да, я понимаю, о чем ты. Ну что ж, тогда пойдем с нами, дорогой дружок.

Гулкие темные коридоры, неожиданные повороты, тяжелые деревянные двери, похоже, не открывавшиеся веками… Таким был замок Тибервелл, такими были почти все замки в те времена. Извилистым путем мы добрались до небольшой комнатушки, где была кровать, пара табуреток и – самое главное – горел огонь. Миссис Скотт усадила больного на табуретку, ловко стянув с него рубашку и накинув на плечи одеяло.

– Что тебе понадобится, милочка?

– Нужно вскипятить воды, нужна ткань для перевязки и еще… еще… – Я лихорадочно соображала, что может сыграть роль антибиотиков. Тем временем Джейми тихо покачивался на табуретке от слабости. – Чеснок!

– Сию секунду, милая. И еще в моем хозяйстве найдутся травы, которые помогут облегчить боль, и чай из ивовой коры, он снимет лихорадку. А ты никак знахарка? Как Битоны?

– Да, что-то в этом роде, – сейчас не время было распространяться о том, что я закончила Первый медицинский.

Она вернулась с целой охапкой всякой всячины. Кастрюлька воды кипятилась на огне, миссис Скотт растолкла чеснок и отправилась по своим делам, я выбрала из охапки принесенных ею трав знакомые, в чьем действии я не сомневалась. Я в свое время слушала курс фитотерапии, но не курс ботаники. Распознать то или иное растение – непростая задача, тем более если это травы чужой страны. Хорошо еще, что я не в Новой Гвинее. Там небось и чеснок не растет.

Я принялась снимать присохшие тряпки с плеча Джейми так осторожно, как только могла. И все же я причиняла ему боль. Это было заметно, хотя он не проронил ни звука. С легким треском ткань отрывалась, оставляя по краям раны крапинки выступившей крови. Ножевая рана была глубокой и очень грязной. Промыть ее без предварительного обезболивания будет настоящей пыткой.

Всякий раз, углубляясь в рану, я неловко извинялась, хотя он продолжал молчать.

– Не извиняйся, делай то, что ты делаешь, – сказал он в конце концов. – Мне причиняли куда более сильную боль, и делали это люди гораздо менее симпатичные.

Я сбросила одеяло, которым он был укрыт, оно мешало мне. И замерла, не в силах смотреть на его спину и не в силах отвести взгляд. Спина была покрыта неровными, беспорядочными рубцами. Они перекрещивались и накладывались один на другой, превращая гладкую когда-то кожу в бугристую поверхность. Когда-то давно на этой спине не было живого места, она была одной сплошной раной. Его жестоко секли. В некоторых местах удары приходились на одно и то же место, кромсая кожу и разрывая плоть. Теперь там были бесформенные уродливые шрамы, которые никогда не изгладятся. Он почувствовал, что я смотрю на него.

– Это плети. Красные мундиры пороли дважды за неделю. Они были бы рады выпороть меня дважды в день, но побоялись, что я умру. А истязать труп не слишком интересно.

– Кому вообще может прийти такое в голову?!

– Тот, кто содрал с меня кожу, наслаждался этим. Его зовут капитан Рэндалл.

– Рэндалл? – воскликнула я громче, чем следовало бы.

– Ты знаешь его? – В голосе Джейми зазвучало подозрение.

– Нет, но я знала когда-то давно человека с таким именем. Вряд ли это тот же человек. Это было далеко отсюда и почти что в другой жизни, – поспешила я отвести от себя подозрения в личном знакомстве с очаровательным капитаном.

Я засуетилась у кастрюльки с травяным отваром, чтобы скрыть нервную дрожь. Человек, встреченный мной в ночном лесу и пытавшийся меня изнасиловать, был способен на все. И именно он оказался далеким предком человека, которого я когда-то страстно любила. Того человека, к которому я хотела вернуться сейчас больше всего на свете.

– За что? – спросила я хриплым голосом, продолжая промывать рану. Вопрос был бестактным. На секунду его лицо окаменело, но он ответил мне все в той же своей манере:

– За неповиновение, за попытку бегства и за кражу.. Так сказали англичане.

– Да ты опасный тип!

– Я настоящий преступник. Не советую тебе оставаться со мной наедине.

Он был недалек от истины. Даже сейчас, израненный и уставший, с красными глазами после бессонной ночи, он был готов снова драться и снова убивать, если это потребуется. И все же я чувствовала себя в безопасности.

– Что такое «неповиновение»? – спросила я, чтобы отвлечь его от боли и узнать побольше о капитане Рэндалле.

– Неповиновение – это то, что англичанам заблагорассудится так назвать. В моем случае попытка спасти свой дом и родных. Англичане ввели новый налог. Мы должны были отдать в форт Уильямс часть скота и припасов и еще выплатить довольно большую сумму. Никто не торопился отдавать англичанам последнее. И тогда появились солдаты. Небольшими группами они обходили дома, сгружая на повозки все, что удавалось добыть. Они грабили, а не собирали налог. Однажды моего отца не было, он пошел на похороны своего друга, а я вернулся поздно. Дома оставались сестра и две служанки. Еще с дороги я услышал крики сестры. Я бросился в дом. Там орудовали солдаты. Их было пятеро. Служанки прятались на чердаке. Платье моей сестры было порвано, а у одного из солдат на лице красовались свежие царапины.

– Боже мой, – тихо сказала я.

– Я уже почти справился со всеми пятерыми, двое лежали на полу без сознания, одного я вышвырнул в окно, но вдруг вошел капитан Рэндалл и приставил пистолет к голове Мэгги. Меня схватили и привязали к воротам. Рэндалл выхватил свою саблю и плашмя ударил ею меня по спине. Удар был сильным, но долго бить меня с той же силой он бы не смог. Поэтому я крикнул Мэгги, что мне не больно.

Он говорил медленно, полузакрыв глаза, и я поняла, что от боли и усталости он впал в нечто вроде гипнотического транса. Наверное, он забыл о моем присутствии.

– Тогда Рэндалл приставил нож к моему горлу и предложил Мэгги выбрать: или она пойдет с ним наверх, или он пустит мне кровь. Острие проткнуло мою кожу. Я видел лезвие ножа у своего лица, я видел, как падают капли моей крови в пыль, но я снова крикнул ей, что предпочту умереть, чем видеть ее обесчещенной этим ублюдком. Ее держали за моей спиной, я не мог ее видеть. Она пошла с ним.

Он замолчал, будто бы задремал на несколько минут.

– Что было потом? – Наверное, мне не следовало ничего говорить. Я совершала одну бестактность за другой. Он очнулся.

– Потом я пришел в себя в фургоне, набитом цыплятами, в котором меня везли в форт Уильямс. Сестру я не видел с тех пор и не знаю, что с ней сейчас. Дугал сказал мне, что у нее был ребенок… от Рэндалла.

– Это ужасно!

– Да уж, цыплята – не лучшая компания для дальнего путешествия.

Он неожиданно рассмеялся. Минутный сон снял тень усталости с его лица. Он понял, что перевязка закончена, и попытался подвигать плечом и рукой.

– Даже не думай этого делать! Сейчас я привяжу ее к твоему боку, тогда тебе не удастся испортить мою работу.

Больше он не говорил. Я помогла ему одеться, чувствуя странную неловкость. Мы были чужими друг другу, и все-таки между нами возникла близость. То, что нас объединяло, теперь ушло. Закончилось изматывающее путешествие, когда мы тесно прижимались друг к другу, чтобы спастись от пронизывающего ветра. Закончилась его история, которую он рассказал с неожиданной откровенностью. Закончились доверительные отношения, связывавшие врача и пациента. Молча мы выпили почти остывший бульон и съели хлеб, принесенный миссис Скотт. Мои глаза слипались от тепла и сытости.

– Тебе нужно поспать, – сказал он мягко, – ты ужасно выглядишь.

– Я устала. Господи, как же я устала…

Больше суток я не спала, не ела, мерзла и мокла под весенним дождем и к тому же все время попадала в разнообразные передряги. Мое тело требовало отдыха, а разум – определенности. У меня снова задрожали губы, в горле стоял комок, стало трудно дышать. Я отвернулась, чтобы Джейми ничего не заметил, но было поздно.

– Что с тобой? – Он взял меня за руку, заглядывая в лицо.

И тут я зарыдала, уже не в первый раз за сегодняшний день. Я совершенно не выношу жалости. Чем больше меня утешают, тем больше я плачу. Так вышло и на этот раз. Я истерически всхлипывала и стонала. Но этот парень определенно был не прост. Он не стал звать на помощь и не отскочил от меня в ужасе. Он не стал задавать вопросов и уговаривать. Он просто усадил меня на колени, прижал к себе и начал тихонько укачивать. Его пальцы мягко перебирали мои волосы, гладили, ласкали… Будь я кошкой, я бы немедленно замурлыкала.

На его широкой груди я наконец выплакала всю свою усталость, всю боль и все сегодняшние треволнения. Я прижималась к нему как к последней надежде, а он тихо шептал мне что-то по-гэльски, чего я не понимала, и была благодарна, что не понимаю. Мне не нужны были утешения, но очень нужна была забота. Блаженно ощущая его тепло, я вдруг поняла, что это мужчина, а не просто очередной мой пациент. Я резко отстранилась от него. Он понял по моему лицу, что что-то не так.

– Не бойся. Ты не должна меня бояться. И никого в этом замке, пока я здесь, – сказал он, крепко держа меня за подбородок и глядя в глаза.

– Не буду.

И я снова сидела на коленях у небритого грязного шотландца, которого встретила меньше суток назад, обнимала его и была почти что счастлива.

Он уложил меня в постель, накрыл единственным одеялом. Я пыталась протестовать. Он успокоил меня, сказав, что найдет другое место для ночлега. Я хотела сказать еще что-то, но заснула раньше, чем он вышел из комнаты.


– Вставай, милочка, тебя уже ждут!

Кто-то тряс меня за плечо и звал неприятным резким голосом. Я спала так глубоко, что, проснувшись, не сразу поняла, где я и кто я. Постель была теплой, но в комнате было холодно. Ныла шея от спанья на неудобной, слишком большой и мягкой подушке. Я потянулась, зевнула, приоткрыла глаза… Перед моим еще не сфокусировавшимся взором обнаружился расплывчатый силуэт миссис Скотт. Так. Значит, я все еще здесь.

– Собирайся скорее. Ты не должна опаздывать. Нельзя заставлять его ждать.

– Кого?

– Маккензи, кого ж еще!

Действительно, кого же еще? Очевидно, меня ждал хозяин замка Тибервелл, которого звали Маккензи, иначе к чему такая спешка. Значит, я нахожусь на землях клана Маккензи, видимо, в самом сердце их владений. Вот зачем Дугал так спешил сюда. Здесь безопасно. А раз безопасно – значит, далеко от границ. Горстка англичан, преследующая моих попутчиков, не посмеет сюда сунуться. Слишком рискованно.

Ну что ж. Надо пойти познакомиться с настоящим шотландским лэрдом. Как позавидовал бы мне Андрей! Я вылезла из постели и на цыпочках подбежала к огню, кутаясь в одеяло. Миссис Скотт помогла мне раздеться – я спала в одежде – и обрядила меня в новый костюм. Я чувствовала себя как на новогоднем маскараде, куда в детстве ходила в костюме Красной Шапочки. Кремовая нижняя рубашка, парочка шуршащих нижних юбок, верхняя клетчатая, и темно-изумрудный корсаж. Грубые шерстяные чулки и туфли, если это можно назвать туфлями. Скорее, это были кожаные тапочки с мягкой подошвой, оба на одну ногу. В них было очень трудно держать равновесие. Они скользили на каменном полу, и я выглядела примерно как корова на льду, когда попыталась сделать несколько шагов. Я с сожалением посмотрела на свои заляпанные грязью ботинки, которые стояли под кроватью. Увы, о них лучше забыть.

Миссис Скотт удовлетворенно обозрела свое творение и заявила:

– Я так и знала, что тебе пойдет зеленое. Оно делает глубже твои глаза и подчеркивает рыжину в волосах.

Мои волосы были каштановыми, но в них действительно скрывался рыжеватый оттенок, который делался особенно заметным, когда волосы выгорали. Поэтому я любила зеленый цвет. Миссис Скотт подозрительно осмотрела мою старую одежду. Она должна была ее шокировать. Особенное недоумение вызвало белье, самое простое, хлопковое, без всяких изысков. Хорошо еще, что мне не пришло в голову надеть бордовый кружевной гарнитур, подаренный моим последним поклонником. Миссис Скотт хватил бы удар.

– Это последнее изобретение французской моды, – сказала я как можно более уверенным тоном, хотя пре красно знала, что до лифчика модельеры додумаются еще не скоро.

– Господи, и чего только не бывает на свете! Но почему ты путешествовала в этом костюме? И зачем ты обстригла волосы так коротко? – заохала миссис Скотт. – Ах да, конечно. Теперь ведь многие женщины скрывают свой пол, переодеваются мужчинами, чтобы спастись от этих красных мундиров. Когда же наконец настанут спокойные времена? – Тем временем она сооружала прическу из моих непослушных коротких волос, вплетая в них золотистую ленту. – Ну вот. Теперь я провожу тебя к Маккензи.

Мы опять шли извилистыми коридорами, но встречные уже не обращали на меня внимания и не проявляли нездорового любопытства. Внешне я слилась с аборигенами. Мы поднялись на башню по винтовой лестнице, и у дубовой двери миссис Скотт меня покинула.

Я вошла. Почему-то громко запели птицы. Я повернулась на звук и увидела огромную клетку, искусно вмонтированную в угол комнаты и занимавшую пространство от пола до потолка. Потолок был неопределенной высоты, но явно побольше, чем новостроечные два метра пятьдесят сантиметров. В клетке порхало не меньше сотни певчих птиц. Они чирикали, свиристели и заливались трелями, в глазах рябило от их мельтешения. Хозяина не было видно, и я решила осмотреться. По местным меркам комната была роскошной. Гобелены с вытканными на них сценами охоты, картины в стиле фламандской школы, мягкие кресла и полки с книгами. Свечи в тяжелых серебряных канделябрах освещали этот интерьер на удивление ровным светом, рождающим уют.

– Рад приветствовать вас, госпожа… Ормонд, если не ошибаюсь, – приятный глубокий голос прервал мою экскурсию. – Я Фергюс бан Кэмпбелл Маккензи, лэрд этого замка. Насколько я понимаю, мой брат Дугал подобрал вас где-то по пути?

– Если быть до конца откровенной, он меня похитил. – Я обернулась и с трудом сдержала удивленный возглас.

Передо мной стоял красивый настоящей мужской красотой человек лет сорока с небольшим. Правильные, четкие черты лица, острый взгляд, гордая осанка. Он был очень похож на Дугала. Несомненно, они были близкими родственниками. Но поистине скульптурно вылепленная голова и мощное тело спортсмена-многоборца покоились на тонких искривленных ногах, непропорционально коротких. Он должен был возвышаться надо мной сантиметров на десять-пятнадцать, но на деле едва доходил мне до плеча. Он выдержал тактичную паузу, чтобы дать мне время справиться со своими эмоциями. Должно быть, он привык к тому, как реагируют люди на его внешность. Привык, но вряд ли смирился, подумала я, вглядываясь в его лицо, в котором можно было прочитать и непреклонную жестокость, и хитрость, и страдание.

– Я знаю, что мой брат порой вспыльчив и принимает скоропалительные решения, – сказал Маккензи, предлагая мне сесть.

– О да! Он не оставил мне ни секунды на объяснения. И единственное, чего я хочу, – это вернуться туда, откуда меня похитили. Как можно скорее.

– Разумеется, это естественное желание, – Фергюс не скрывал смеха. Конечно, ему ведь рассказали, в каком виде нашел меня Руперт, и передали услышанный им дружеский разговор с Рэндаллом. – Итак, Джулия Ормонд – ваше настоящее имя?

– Э-э… Ну в смысле… я имею в виду, да! – наконец выговорила я. Не стоило, пожалуй, сообщать ему, что меня зовут Юлия Ратникова. Это не совсем английское имя. Пусть Джулия Ормонд останется моим творческим псевдонимом. Фергюс смотрел на меня настороженно.

– Видите ли, – пояснила я, грустно вздыхая, – Ормонд – это моя девичья фамилия. Меня выдали замуж против моей воли, и теперь, когда мой супруг скончался, мне тяжело называться его именем, это всякий раз причиняет мне боль. Я хочу вернуться к моим французским родственникам и забыть все несчастья, которые выпали на мою долю.

Кажется, мое объяснение прозвучало более или менее убедительно.

– Хорошо, – махнул рукой Фергюс. – Как бы вас ни звали, объясните, что вы делали в глухом лесу в стороне от дороги на Инвернесс? По-видимому, вы хотели сесть в Инвернессе на корабль?

– Да, именно так, – поспешно согласилась я. Пришло время рассказать убедительную легенду, снабдив ее деталями, которые они при желании могли бы проверить. – Я путешествовала в сопровождении слуги, направляясь после смерти мужа к дальним родственникам во Франции. Внезапно нас атаковали какие-то люди, я даже не успела заметить, кто это был. Скорее всего, это были горцы. Моя лошадь понесла, и я оказалась далеко от дороги, потеряв весь багаж и убитого слугу. Я упала с лошади и очнулась в глухом лесу. Там мне и повстречался капитан Рэндалл. Он не проявил ни капли любезности и вел себя непристойно.

По-моему, получилась неплохая история в духе приключенческого романа. Меня немного мучила совесть, когда я называлась вдовой, но выбора не было. Иначе они стали бы искать моего мужа, чтобы вернуть меня ему. К тому же я вовремя вспомнила, что в консервативном обществе, в которое я попала, вдова пользуется большей свободой и уважением, чем незамужняя девушка, а уж о разводе они и вовсе не слыхали. Дальше я подробно рассказала ему о разговоре с Рэндаллом, о том, как я наткнулась на Руперта, о стычке с англичанами и о ранении Джейми. Должно быть, ему обо всем уже доложили, но ничего. Пусть послушает еще раз и убедится в моем простодушии и искренности. Выслушав меня с вежливым вниманием, Фергюс сказал:

– Ну что ж, госпожа Ормонд. Все это вполне возможно. Я сочувствую вашим несчастьям. – То есть как – возможно? Вы мне не верите?

– При всем том, что я слышал о капитане Рэндалле, мне трудно поверить, что он имеет обыкновение насиловать одиноких путешественниц, нуждающихся в помощи.

– Вот как! Смею вас уверить, он способен на это. И на многое другое.

– Капитан действительно пользуется плохой репутацией. Но я слишком долго возглавляю клан, чтобы верить во все сказки, которые мне рассказывают ежедневно.

– Тогда, черт вас побери, кто я, как вы думаете? – Я была возмущена.

Он моргнул от такого напора, но ответил спокойно:

– Это предстоит выяснить. Пока что вы желанный гость в моем замке. Вы можете пользоваться моим гостеприимством до тех пор, пока не найдутся ваши английские родственники или друзья. – Я сделала протестующий жест. – У меня есть родственники во Франции. Я пошлю туда письмо с просьбой сообщить о вас вашим родным. И я обещаю вам, что мы сделаем все возможное, чтобы доставить вас к ним без промедления. В какую область Франции вы направлялись?

Я замялась, вспоминая, какие во Франции ecть области, желательно расположенные в глубине страны, подальше от Англии. Вспомнила только Гасконь, памятную по «Трем мушкетерам». К счастью, в этот момент за дверью послышался шорох. Фергюс с видимым трудом поднялся и направился к двери.

– Принесли эль и закуски, я отлучусь на минуту.

Он вышел из комнаты. Я бросилась к письменному столу, где лежали несколько раскрытых книг. Изданы в период с тысяча семьсот двадцать первого по тысяча семьсот сорок второй год, но на трухлявые антикварные нисколько не похожи. Неоконченное письмо. Свежие чернила, странный скачущий почерк человека, который не привык держать в руках перо, и дата: двадцатое апреля тысяча семьсот сорок третьего года.

Фергюс, вернувшийся с подносом, застал меня сидящей у окна, аккуратненько сложив руки на коленях. Ноги отказывались держать меня. Гипотеза, пусть самая изящная, остается гипотезой до тех пор, пока не подтверждена экспериментально. Тогда она становится теорией. Гипотеза о том, что меня угораздило по пути из Эдинбурга в Инвернесс заскочить в восемнадцатый век, только что с блеском подтвердилась.

Итак, тысяча семьсот сорок третий год. Шотландия борется с англичанами и поддерживает Стюартов, свергнутых с английского престола. Правит Ганноверская династия. Принц Карл Эдуард Стюарт, правнук казненного короля Карла, претендент на английскую корону, ищет поддержки во Франции и в Италии. А мой любимый Роберт Бернс еще даже не родился. А что у нас в России делалось – то есть делается – в это время? Закончилась эпоха дворцовых переворотов. Два года назад гвардейцы возвели на престол дочь Петра – Елизавету. Всего сорок лет прошло с начала строительства новой столицы – Петербурга. Еще не построены Зимний дворец и Казанский собор, не говоря уже о моем доме на Петроградской. Михаил Ломоносов еще не написал свою «Риторику», он недавно вернулся из Германии и работает в Петербурге. В Россию за удачей едут и едут иностранцы. Немцы, французы. Они открывают булочные, строят дворцы, муштруют солдат, работают в Академии наук. А некоторые становятся гувернерами, как предстоит Джону Рэндаллу.

Я ухватилась за кружку с элем. На подносе лежало свежее овсяное печенье, политое медом и источающее дивный аромат. Есть множество способов снять стресс, в том числе – выпить или съесть что-нибудь вкусненькое. А лучше и то и другое. Чем я и занялась, пока Фергюс изучающе рассматривал меня. Сам он ничего не ел, лишь изредка прикладываясь к кружке.

– Мне говорили, вы неплохо разбираетесь в медицине? – нарушил он процесс принятия пищи.

– Да, – ответила я односложно. Мой диплом остался очень далеко отсюда.

– Вы прекрасно позаботились моем племяннике.

– Ну, это было совсем не трудно, – заскромничала я, усваивая следующую новость: Джейми – племянник вождя клана. Сын Дугала? Вряд ли. Они не слишком похожи, и я не заметила между ними особых родственных чувств.

– И все же не так просто перевязать рану ночью в лесу, не имея никаких подручных средств. – Он задумчиво посмотрел на мои руки. Они слегка тряслись. – В замке раньше был лекарь, один из рода Битонов, но недавно мы лишились его услуг.

– Что же с ним случилось? Он открыл частную практику в Эдинбурге?

Фергюс усмехнулся:

– Он уморил столько народу, что этого нельзя было больше терпеть. А потом и сам умер от лихорадки. К счастью; иначе пришлось бы его повесить. Я думаю, вы можете заменить его, хотя бы на время пребывания в замке. Торопиться вам некуда, сейчас весна, и путь через пролив открыт до поздней осени… Вы не хотите осмотреть кабинет Битона?

– Звучит заманчиво, – согласилась я. Мне и вправду было интересно посмотреть на кабинет лекаря восемнадцатого века. Жаль, что я не историк. Какую диссертацию можно было бы написать по возвращении…

– Когда вы отдохнете, я сам провожу вас туда. Рад был встрече с вами. Жду вас сегодня к ужину. Миссис Скотт отведет вас в зал.

Беседа была окончена. Я вышла и побрела вниз по лестнице. Я желанный гость в замке до тех пор, пока они не выяснят обо мне чего-нибудь такого, что заставит их изменить свое решение. Что ж, и это неплохо. До тех пор я успею сбежать и добраться до Грэт-на-Дан. Но побег нужно подготовить, а для этого придется пожить в замке и, если получится, взять несколько уроков верховой езды. Иначе далеко я не уеду. Будет лучше, если я займусь каким-нибудь делом. Так я буду на виду и ко мне привыкнут, может быть, ослабят наблюдение – я не сомневалась, что за каждым моим шагом будут следить. Итак, решено: я заменю злополучного Битона на посту здешнего районного врача. Придется освежить в памяти курс лекций по фитотерапии и народной медицине.

Первый ужин в замке Тибервелл оставил в моей памяти очень смутные впечатления. Огромный зал с высоким сводчатым потолком, освещенный свечами, казалось, битком набит людьми. Лица, бородатые и не очень, быстро жующие, прихлебывающие эль или пиво, бряканье кружек, шум, производимый одновременно говорящими людьми, хриплые выкрики… На меня смотрели с любопытством, но более или менее дружелюбно. Стол был уставлен огромными блюдами и мисками с едой, и я нигде не увидела ни одной вилки. Очевидно, это достижение цивилизации еще не добралось в шотландскую глубинку. Даже жаркое нужно было есть ложкой. Естественно, что в таких условиях очень многие предпочитали есть руками.

Я с любопытством рассматривала местную публику. Во главе длиннейшего деревянного стола, отполированного поколениями едоков, сидел Фергюс Маккензи. Рядом с ним – молодая женщина с холодным взглядом и мальчик лет восьми-девяти, копия Дугала. Жена Фергюса Летисия и их сын Алан. Меня, как гостью, усадили на почетное место рядом с хозяином. Неподалеку сидели его приближенные. Был среди них и Дугал, окруженный четырьмя дочерьми, все на одно лицо, шептались, хихикали и краснели, изредка поглядывая на меня. Остальные лица были мне незнакомы. Я нигде не видела Джейми. Может быть, ему стало хуже?

Я довольно быстро справилась с копченой селедкой, запах которой живо напомнил мне эдинбургский аэропорт, и куском баранины с какими-то тушеными корнеплодами. Но вкуснее всего был свежий хлеб с хрустящей корочкой, который я намазывала толстым слоем настоящего свежего масла. Все вокруг были заняты едой, и мне не нужно было участвовать в светской беседе. Мне снова хотелось спать, я еще не совсем пришла в себя, и я поторопилась удалиться в свою комнату, извинившись перед хозяевами. Уже выходя из зала, я услышала, как Фергюс спрашивает Дугала:

– Что с парнем?

– Пустяки, царапина. Я отослал его на конюшню, пусть поможет Алеку объезжать лошадей.

Я поняла, что речь идет о Джейми. Очень странно: племянник лэрда отправлен на конюшню. Это не самое подходящее место для человека, которому нужен покой после серьезного ранения. А впрочем, что мне за дело до их взаимоотношений? С этими мыслями я заснула мертвым сном.

Глава четвертая

Я ПРИВЫКАЮ К НОВОЙ ЖИЗНИ

Близился полдень, когда я наконец выползла из своей комнаты, хлопая глазами как сова. Я позавтракала на кухне у миссис Скотт, и мы отправились на прогулку в сад, где она выращивала лекарственные травы. Глядя, как она любовно прикасается к растениям, нагибаясь, чтобы вырвать еле заметную сорную травинку, я вспомнила свою коллекцию кактусов, оставшуюся дома на подоконнике. И меня вновь охватила паника. Можно подумать, у меня не было более серьезного повода для беспокойства. Но я в самом настоящем ужасе повторяла про себя: что же будет с моими драгоценными кактусами? Кто польет их теплой отстоявшейся водой и поменяет землю в горшках? Я вела себя как человек, который из горящего дома, рискуя жизнью, выносит фарфоровую кошечку с отбитым кончиком хвоста или свою детскую фотографию в рамке, забывая о более нужных вещах – документах, деньгах, одежде.

Я почти не слушала, как миссис Скотт рассказывает о целебных свойствах местных трав, хотя это могло мне понадобиться очень скоро. Я не могла сосредоточиться и была рада, когда ко мне подбежал запыхавшийся мальчишка, которого миссис Скотт назвала «молодым Алеком», и сообщил, что Фергюс ждет меня в библиотеке.

Я снова поднялась по лестнице на башню и отворила дубовую дверь. Фергюс сидел за столом и читал какое-то письмо. Он выглядел усталым и обеспокоенным.

– Вчера вы так и не сказали мне, где именно во Франции живут ваши родственники.

– Но вы же не собираетесь провожать меня до самого их дома? – неудачно пошутила я, чтобы выиграть время. – Я была бы признательна, если бы меня доставили на то самое место, откуда я была похищена. Это гораздо менее хлопотно, чем следовать за мной во Францию.

– Для начала мне придется доставить вас к начальнику гарнизона. Он хочет, чтобы вы ответили на его вопросы.

– К начальнику гарнизона? Постойте, вы имеете в виду Рэндалла? – я тихо содрогнулась.

– Именно так. Еще почти месяц вы можете оставаться в моем замке. Со следующей недели начинаются празднества по случаю Большого сбора, и все люди будут заняты в замке. После празднеств Дугал отправится собирать подати, и вы поедете с ним. Может быть, вы хотите что-то добавить к вашей вчерашней истории?

– Пожалуй, нет. Я предпочла бы осмотреть кабинет вашего бывшего лекаря, как там его – Битона, – нагло ответила я.

Фергюс ничуть не выглядел разочарованным. Он жестом пригласил меня следовать за ним и начал медленно спускаться впереди меня по лестнице. Каждый шаг, очевидно, давался ему с трудом, но я не посмела предложить свою помощь. Я вспомнила маленького мальчика. «Мой сын Алан», – гордо представил мне его Фергюс. Возможно ли это? Ведь при таком состоянии он скорее всего был бесплоден.

– Массаж поможет унять боли. Он должен быть очень интенсивным, – заметила я через некоторое время.

– Да, каждый вечер Ангус делает мне массаж. И все равно я не могу заснуть без глотка крепкого вина. – Фергюс немного помолчал, потом обернулся с едва заметной улыбкой: – Я думаю, вы действительно очень неплохо разбираетесь в медицине.

Кабинет Битона скрывался за низкой дверью в отдаленной части замка. Сюда вела безлюдная галерея, а из единственного крошечного окна под самой крышей можно было увидеть клочок неба. Небольшая комната казалась еще меньше из-за жуткой захламленности. Полки были уставлены баночками, скляночками и коробочками с какими-то снадобьями, на каждой из них корявым почерком было написано название. Кроме того, здесь были деревянные ящики и толстенная амбарная книга. Все это покрывал щедрый слой пыли. Владелец богатств давно покинул этот мир, и с тех пор никто не удосужился прибрать в его кабинете.

Фергюс приоткрыл дверцу одного из шкафов и закашлялся, проглотив изрядную порцию липкой пыли.

– Пожалуй, я попрошу убрать здесь, а потом уже разберу эти банки. Иначе я не выйду отсюда живой, – предложила я.

– Надеюсь, вы справитесь с вашими обязанностями лучше, чем покойный Дэвид, – саркастически заметил Фергюс. – Потому что хуже просто некуда.

Он вышел, оставив меня сидящей на пыльном сундуке и рассматривающей сосуд, в котором болталось что-то темное неопределенной формы. Надпись на дне гласила: «Мышиные уши».

В открытую дверь тихо постучали, и на пороге появились две очень молодые и очень плохо одетые девушки. Они были вооружены ведрами, тряпками и прочим инвентарем.

– Миссис Скотт ждет вас на кухне, – сказала одна из них.

На кухне меня ждал небольшой сюрприз. Миссис Скотт вручила мне корзинку с едой и предложила отнести ее на конюшню, для Джейми и старого Алека.

– Тебе нужно осмотреть его руку, – задумчиво сказала она, – но они не бросят работу ради лечения. Зато они наверняка могут остановиться, чтобы поесть.

Я оценила прозорливость миссис Скотт. Она неплохо разбиралась в психологии местных мужчин. Мое появление не вызвало радостных возгласов. Тем более что, завидев меня, лошадь, которую держал Джейми, взвилась, и он едва успел увернуться от удара копыт. Но как только они увидели корзинку с едой, я была прощена. Я поела вместе с ними и улеглась в стог сена.

Старый Алек, седой, сгорбленный, с пальцами, искривленными артритом, спросил меня:

– Любишь лошадей?

– Ну… в в общем, скорее да, – сложно отвечать на столь прямо поставленный вопрос.

– Женщины плохо разбираются в лошадях, поэтому с ними не о чем разговаривать, – резюмировал Алек и потерял интерес к моей особе.

Я не слишком жалела об этом. Они обсуждали какие-то лошадиные проблемы, я наслаждалась теплым весенним воздухом и не заметила, как задремала. Я проснулась от того, что тон разговора резко изменился. Из добродушной ленивой болтовни двух, видимо, старых знакомцев, он стал оживленным и серьезным.

– Осталось полторы недели. Что ты решил? – спрашивал Алек, и – Ты это сделаешь?

– Тогда я вряд ли успею выйти живым из зала. Они разорвут меня на части. Им не нужен противник.

– Может, будет лучше для тебя, парень, если ты откажешься, – философски заметил Алек.

– И лишиться того, для чего я рожден, забыть свое происхождение и умереть предателем? Нет! Дугал только этого и ждет. И он постарается избавиться от меня в любом случазнае, – Джейми заговорил громче.

– Опасную игру ты затеял, парень. Дай Бог тебе выйти из нее невредимым. Думаю, если будет восстание, тебе лучше быть на стороне Дугала, и в случае успеха…

– А если восстание провалится?

– Тогда вернешься на конюшню. Я всегда рад тебе. В жизни не встречал парня, который так здорово управляется с лошадьми. – Алек помолчал и резко сменил тему. – Есть и еще одна причина. Все девчонки в замке только на тебя и смотрят.

Джейми издал какой-то протестующий звук, и я подумала, что он сейчас покраснел. Он краснел очень легко и представлял собой комическое зрелище.

– Я знаю, что говорю, – продолжал хриплый голос старого Алека. – Эта девчонка, Леонор, с тебя глаз не сводит. Ее отец ищет ей подходящего жениха, и он не выдаст ее замуж за чужака.

– Я не лучшая партия для молодой девушки. У меня нет ничего, кроме денег за службу Дугалу, и за моей головой охотится Рэндалл. Это плохой свадебный подарок.

– Отец Леонор не беден. Девчонка уговорит его, если захочет. А ее саму не придется долго уговаривать. Женщины готовы тебе на шею вешаться, парень. Даже эта английская кобылка и та норовит поближе подобраться.

Я поняла, что сейчас разговор станет и вовсе непотребным, и поспешила «проснуться». Я потянулась, шурша сеном, села и трогательно заморгала.

– Кажется, я заснула. И совсем забыла про твою руку.

– Это может подождать, – буркнул Джейми, отворачиваясь, чтобы скрыть свой пламенеющий цвет лица.

– Это не может подождать! Немедленно снимай рубашку, я должна осмотреть руку.

– Слушай, у меня сегодня еще столько дел, – взмолился он. – Я опоздаю на ужин, и мне придется спать голодным. Я этого не переживу.

– А почему тебя не было на ужине вчера?

– Я спал с тех самых пор, как вышел из твоей комнаты. Проснулся ненадолго вчера днем, чтобы поесть, дошел до конюшни и снова свалился до сегодняшнего утра. А мою работу за меня никто не делал. Так что давай немного отложим осмотр.

Я согласилась и ушла, недоумевая, откуда могли взяться столь срочные дела, если еще минуту назад их не было и он трепался со стариком черт знает о чем. До чего же таинственная личность этот Джейми.

Решив, что в кабинете Битона уже навели порядок, я. отправилась туда. Шкафы сияли чистотой. Девушки старательно протерли каждую склянку, вымыли пол и стены. Теперь можно было спокойно разобраться во всех сокровищах моего предшественника, не опасаясь задохнуться от пыли. Я раскрыла внушительный гроссбух, лежавший на столе. В нем Битон методично вел учет своих больных. Число, имя, диагноз, предписанное лечение. Этот Битон был весьма организованным человеком. Жаль только, что он прописывал очень странные лекарства. Одна из последних записей гласила: «17 октября 1741 года. Глэдис Мюррей. Укушена бродячим псом. Прикладывать к ране масло дождевых червей, начиная с новолуния. Принимать порошок из дубовой коры, смешанной с пылью из гробницы святого Януария». Неплохая профилактика заражения бешенством… На следующей странице было написано, что 5 ноября 1741 года Глэдис Мюррей скончалась от жестокой лихорадки. Вполне предсказуемый результат. Методы Битона, очевидно, передавались из поколения в поколение и не претерпели существенных изменений со времен средневековья.

До самого вечера я разбирала наследство Битона. Чего тут только не было! Сушеные лапки летучих мышей, древесные жуки, болотная вода, бычьи яйца, паучьи сети… Все ненужное я выставляла за порог, и в конце концов содержимое шкафов почти целиком перекочевало туда. Паучьи сети, впрочем, я все-таки оставила, решив, что они могут заменить вату, если простерилизовать их хотя бы паром. Остался загадочный ящик. Я с трудом подняла тяжелую крышку и обнаружила набор ржавых инструментов. Этот Битон был еще и плотником по совместительству?

Извлекая из ящика огромные ножи и клещи, я поняла, что за ржавчину приняла пятна засохшей крови. Эти орудия Битон использовал как хирургические инструменты, не затрудняясь тем, чтобы продезинфицировать их или хотя бы вымыть после использования. Содрогнувшись, я закрыла ящик и отправилась к миссис Скотт за тем, что действительно необходимо практикующему врачу восемнадцатого века.

Я еще не слишком хорошо ориентировалась в замке. Это было огромное сооружение, построенное, видимо, без первоначального плана. По мере надобности к зданию пристраивались новые комнаты и галереи, прорубались двери и окна. В результате образовалась хаотичная череда сообщающихся друг с другом помещений, в которой очень легко заблудиться. Засомневавшись на очередной развилке, куда свернуть, я отворила левую дверь и обнаружила там трудолюбивого Джейми, на коленях у которого сидела светловолосая девушка лет шестнадцати. Очевидно, одна из тех, которые сами вешаются ему на шею.

– Простите, я не хотела вам помешать, – пробормотала я, поспешно отступая. – Я немного заблудилась…

– Я провожу, – галантно предложил Джейми, снимая явно разочарованную девушку с колен. – До завтра, Леонор.

– Ты мог просто сказать мне, как добраться до кухни, – сказала я сконфуженно. Он только хмыкнул в ответ, и дальше мы шли молча.

– Почему ты не позволил мне осмотреть твою руку днем и врал насчет какой-то работы? – спросила я наконец.

– Ну… Это из-за Алека. Я не хотел, чтобы он видел мою спину.

– Он не знает?

– Он знает. Слышал, но сам не видел. Знать, что кого-то секли, – это одно. И совсем другое – видеть самому. Всякий раз, говоря со мной, он думал бы о моей спине. И мне было бы тяжело, как если бы он узнал обо мне что-то очень личное. Мне трудно объяснить, это странное чувство. Я не могу подобрать нужных слов.

– Да, я понимаю.

Я действительно понимала. Я сама не могла забыть эти шрамы. За время работы в клинике я видела немало травм, от переломов до огнестрельных ранений, но не встречалась с проявлениями столь грубой, брутальной, физически ощутимой жестокости. Эти шрамы заставляли думать о том кровавом насилии, которое их оставило.

– Я тоже видела твою спину.

– Ты другое дело, – сказал он задумчиво.

– Почему ты все время торчишь на конюшне? – Я решила задать бестактный вопрос. – Ты вовсе не похож на типичного младшего конюха, деревенского парня в замызганной одежде, который сморкается в рукав и говорит «чаво» вместо «что».

Он засмеялся:

– Это правда. Но я объявлен вне закона. За мою голову назначена награда в десять фунтов. Это немало для бедняка.

– Ты думаешь, что среди лошадей легче спрятаться?

– На конюшне бывает меньше людей, чем в замке. Меня здесь мало кто знает в лицо, ведь последний раз я был в Тибервелле, когда мне исполнилось шестнадцать. Люди знают имя того человека, за которого назначена награда, но они не знают, что это именно я.

– Ты объявлен вне закона за кражу или за неповиновение? – Я припомнила преступления, в которых он не так давно сознался.

– За убийство.

– ??

– На самом деле я не убивал именно того сержанта, но я убил многих других. Так что все справедливо, – сказал он философски.

– Кто же убил того сержанта?

– Не знаю. Я знаю только, что не стрелял в него. Я слышал выстрел и видел, как он упал, но мой пистолет не был заряжен.

– Может быть, можно доказать твою невиновность?

– Нужно найти свидетеля и уговорить его дать показания.

– Это так трудно?

– Еще не знаю. Все выяснится в ближайшее время.

Я заставила его пообещать, что он придет ко мне «на прием» в ближайшие дни, будет беречь руку, и мы расстались у дверей кухни. Я проводила взглядом его широкую спину, надеясь, что он не почувствует моего пристального внимания. В двадцатом веке этот человек стал бы шоуменом или политиком. Он обладал удивительной способностью притягивать внимание и удерживать его. Даже я, умудренная опытом женщина, попалась на удочку его загадочности, смешанной со странной откровенностью.


Мой кабинет был готов к работе, и я начала принимать страждущих. Новости здесь распространялись быстро. Первые пациенты появились уже ранним утром, хотя я приготовилась к долгому ожиданию и запаслась книгой из библиотеки Фергюса. Это был томик Шекспира, которого я давно мечтала прочесть в подлиннике. Я хотела поискать что-нибудь развлекательное, легкое, но сообразила, что до появления легких жанров еще далеко. Да и серьезные жанры еще не до конца сложились, роман не приобрел привычную форму, знакомую по литературе девятнадцатого века. Странно было думать, что литература, которую я привыкла считать классической, проверенной временем, еще не написана.

Шекспира я в тот день так и не открыла. Я щупала пульс, слушала дыхание, смотрела зрачки… Что я могла сделать без лаборатории, без рентгена, без лекарств и инструментов, полагаясь только на свой небольшой опыт и интуицию? И все же этим людям нужна была даже такая помощь. На меня смотрели как на спасительницу. Я пыталась соответствовать ожиданиям, прописывая травяной чай вместо аспирина, чеснок вместо антибиотиков и используя виски в качестве обезболивающего.

Моя жизнь вошла в почти привычную колею. Я вставала рано, отправлялась в свой кабинет, где проводила несколько часов, потом относила корзинку с хлебом и сыром на конюшню, где мы обедали втроем с Джейми и старым Алеком, после обеда я собирала травы и готовила лекарственные смеси. Вечером – ужин все в том же огромном зале, с небольшими вариациями в меню. Впрочем, селедка во всех видах присутствовала всегда.

Меня уже знали почти все обитатели замка. Не знаю, как они относились ко мне, но вели себя вполне дружелюбно. Мои запасы лекарств постепенно пополнялись, и я обзавелась некоторыми необходимыми инструментами, которые сделали по моему заказу. В саду миссис Скотт росли лекарственные травы на все случаи жизни, но за некоторыми растениями нужно было отправляться в лес. Одну меня вряд ли выпустили бы из виду, но, к счастью, время от времени несколько девушек из замка отправлялись во фруктовые сады, и я пошла с ними. Тогда я и встретила Айрис Дункан.

Высокая, стройная, светловолосая, с живыми темно-серыми глазами, она чем-то неуловимым отличалась от местных женщин. То ли смеялась громче, чем нужно, то ли ее походка была чуть свободнее. Она то и дело поглядывала на меня и, когда я направилась к дереву, под которым приметила несколько грибов, подошла ко мне.

– Эй, осторожно! Они ядовитые!

– Я знаю, – гордо сказала я.

– И кого ты собираешься отравить? Мужа? Если сработает, скажи мне, я попробую на своем, – она захохотала.

– Сырые грибы ядовиты, но из них можно сделать порошок. Он остановит кровотечение, – пришлось объяснить.

– Ну надо же! Ты разбираешься в травах, но могу поспорить, что не лучше меня, – она ухмыльнулась.

– Не буду спорить. Я специализировалась на хирургических болезнях. Меня зовут Джулия. Джулия Ормонд, – добавила я, немного запнувшись.

– Знаю, знаю. Новая местная знаменитость. Тут только о тебе и говорят с тех пор, как ты приехала. Я Айрис Дункан. Можешь звать меня Айри. В деревне предпочитают звать меня ведьмой, – она снова захохотала. Потом нагнулась и сорвала какое-то растение с мелкими голубыми цветками. – А ты знаешь, что вот это вызовет кровотечение?

– Зачем кому-то может понадобиться вызывать кровотечение? Она посмотрела на меня как на полную идиотку.

– Как это зачем? Чтобы избавиться от ребенка, конечно! Но это помогает только на ранних сроках. – Она заглянула в мою корзину. – Если ты ищешь калган, я покажу тебе, где он растет.

Я согласилась принять ее помощь, и мы бродили по лесу, разыскивая травы, откапывая корни. Она была неплохим экскурсоводом, хотя многие ее рецепты подозрительно напоминали рецепты Битона. Я никогда не верила в то, что жабой можно вылечить ангину, а какой-то неприметной травкой приворожить любимого. Я вернулась в замок с полной корзиной трав и с приглашением как-нибудь навестить Айрис.

– Увидишь, у меня самый большой дом в деревне, – гордо заявила она. – Мой муж Артур – судебный исполнитель. Ему пятьдесят, он жирный как боров и страдает от желудочных болей, но зато у него куча денег. А я прагматична. Я не выйду замуж за человека, у которого нет ни денег, ни положения в обществе, как у того парня, с которым ты приехала. Он твой приятель?

– Ты говоришь о Джейми?

– О ком еще? Такой красавчик даже без денег не останется один. В замке по нем не одна девушка вздыхает. Будь осторожна.

Я не очень поняла, чего мне нужно опасаться со стороны поклонниц Джейми. Но Айрис сменила тему.

– Говорят, Алан – вовсе не сын Фергюса, – сказала она неожиданно.

– Почему же Летисия не воспользовалась вовремя твоими услугами? Кажется, ты хорошо разбираешься в этом.

– Ну, здесь Летисии помощь не нужна. Если бы она захотела, она избавилась бы от этого ребенка.

– И чей же это ребенок, если не Фергюса?

– Как чей? Джейми, конечно.

Странная особа – Айрис Дункан. Ее болтливость была столь вызывающей и в то же время столь естественной и располагающей, что я не знала, как себя вести. С ней нужно быть осторожной. Болтливость заразительна, и можно наговорить много лишнего, даже не заметив. Лучше не участвовать в обсуждении местных сплетен. Мне нет до них дела, я не собираюсь оставаться здесь надолго и активно участвовать в местных событиях. И все же я не могла не думать о том, что сказала мне Айрис.

Алан – ребенок Джейми? Знает ли об этом Фергюс? Скорее всего, нет, иначе Джейми вряд ли осмелился бы показаться в замке Тибервелл.

Мои мысли снова и снова возвращались к Джейми. Этот тип ухитрился впутаться сразу в несколько опасных историй, каждой из которых вполне хватило бы нормальному человеку, чтобы страдать от бессонницы и ночных кошмаров, вздрагивать от каждого шороха за спиной и выглядеть как затравленное животное. Но Джейми, судя по всему, прекрасно себя чувствовал и не терял чувства юмора. Тогда я еще не подозревала, насколько опасным было его положение в действительности. Многого я еще не знала. И не была готова к тому, как повернутся события в ближайшие дни.

Замок гудел как растревоженный улей. Каждый день прибывали новые и новые люди, усталые и запыленные всадники спрыгивали с взмыленных коней. На кухне непрерывно готовили, чтобы прокормить всех вновь прибывших, и делали запасы для предстоящего грандиозного пиршества. Близился день Большого сбора. Сбор клана – нечастое и весьма важное событие в жизни шотландца. Раз в двадцать – тридцать лет все члены клана должны собраться и принести клятву верности своему повелителю. Это грандиозное мероприятие, и празднества по этому случаю продолжаются не один день. Игры, ярмарка, охота…

Предпраздничная суматоха показалась мне подходящей для побега. Пусть они приносят свои клятвы и напиваются до полусмерти, тем временем я буду уже далеко отсюда. Никто не вспомнит обо мне и не заметит отсутствия одной лошади по крайней мере до следующего дня. Они вряд ли догадаются, в каком направлении я отправилась, даже если и вышлют вслед погоню. Но я надеялась, что погоню не вышлют, ведь есть дела поважнее: охота на кабана и прочие мужские развлечения. Какое им дело до сбежавшей англичанки?

Готовясь к побегу, я запаслась едой, которую стащила на кухне. Должно хватить на пару дней. А уж за это время я доберусь до Грэт-на-Дан, даже если случится что-то непредвиденное. Я снова прикоснусь к камню и буду дома… Если это возможно. Но я не видела причин, по которым было бы невозможно пройти еще раз по тому же пути, но только в обратном направлении.

Я невольно содрогалась при мысли о том, чтобы снова отдать себя во власть того же хаоса, который привел меня сюда. Но это единственный путь назад, в двадцатый век, в Эдинбург, к Андрею, домой… Извилистая же дорожка мне предстоит! Какая нелегкая занесла меня из России в Шотландию, с Петроградской стороны в Тибервелл? Я всегда была уверена в том, что человеческая судьба – не что иное, как цепь случайностей, счастливых или досадных совпадений. То, что произошло со мной, было такой непостижимой случайностью, что заставляло думать о вмешательстве каких-то таинственных потусторонних сил.

Эти камни… Боюсь, это вовсе не астрономическая обсерватория и даже не первобытный рынок, как считают некоторые ученые. Это знаки, которые указывают на место опасности, место, где происходят странные вещи. Шотландские сказки повествуют, как однажды, двести лет назад одна, женщина заблудилась ночью на холме, где живут фэйри. Больше ее никто не видел. Ее искали, но, отчаявшись, прекратили поиски. И вот в один прекрасный день женщина вернулась. Ее случайно нашли без сознания на том же холме, и когда она пришла в себя, то не могла сказать, где она была и что делала. И люди думали, что она жила в стране фэйри.

Теперь я знаю, где на самом деле были все эти заблудившиеся женщины из сказок. С ними произошло то же, что и со мной. Но если бы пропавшая женщина сказала правду, ее сочли бы сумасшедшей. Так же, как сумасшедшей сочтут и меня, заикнись я о каких-то путешествиях во времени. Наверно, таких, как я, было немало во все времена, загадочные исчезновения происходят и в двадцатом веке. Люди попадали в прошлое и в будущее, иногда возвращались, иногда – нет. У некоторых хватало сообразительности приспосабливаться к обстоятельствам и вести себя скрытно и осторожно. Некоторые, слишком наивные, должно быть, попадали – в сумасшедшие дома или на костры.

Что сделает тип вроде Руперта или Муртага, оказавшись в двадцатом веке? Сначала ошалеет от машин, самолетов и телевизора, потом привыкнет, научится вести себя так же, как и все, и не будет болтать. Если повезет, он сможет прожить остаток жизни в большом современном городе, и никто не догадается, что этот человек прибыл из другого мира. Он вполне сойдет за необразованного обывателя. Они одинаковы во все века. Мне везло до сих пор. У меня почти не было шансов выдать себя, сболтнув что-то лишнее. Будем надеяться, что повезет снова и я исчезну бесследно, исчезну в никуда, как и появилась – ниоткуда.

Торжественная церемония была назначена на четверг, и я не могла дождаться этого дня, изнывая в нетерпении. Накануне мое ожидание несколько скрасили двадцать человек с симптомами острого пищевого отравления, судя по всему, пострадавшие от вторничного ужина. Пока я раздавала им желудочный чай и ценные советы, прошел почти целый день. Закончив с отравленными, я отправилась на кухню, чтобы провести воспитательную беседу о гигиене. Я как раз рассказывала о сроках хранения свежей рыбы, когда на кухню вошел Дугал..

– Кого я вижу! Вы мастерица на все руки, госпожа Ормонд. Как только вы успеваете управляться и в своем кабинете, и на кухне, – ехидно заметил он. – Я не удивлюсь, если через некоторое время вы будете управлять всем замком.

– Это не входит в мои планы, – холодно ответила я.

– А что же входит, позвольте спросить?

– Уверяю вас, мои планы никак не связаны с замком Тибервелл и потому не представляют для вас никакого интереса.

– Я хотел предложить вам небольшую прогулку, если вы не возражаете.

– Неужто к капитану Рэндаллу?

– Чуть ближе. Я отправляюсь в деревню, и если вы хотите навестить Айрис Дункан, мы могли бы поехать вместе. Она будет рада вас видеть и к тому же передаст вам пряности для миссис Скотт.

– Еще пряности? Вы не боитесь новых отравлений?

– Мне нечего бояться, – загадочно улыбнулся Дугал. – Так вы едете?

Дом судебного исполнителя Артура Дункана действительно был самым большим в деревне. Видимо, он считался роскошным, но мне показался громоздким и неуклюжим. Внутри было прохладно, немного пыльно и как-то неуютно. Муж Айрис оказался именно таким, каким она его описала. Нездорово полный человек с темными мешками под глазами, он был мрачен и неразговорчив. Он выглядел измученным, как я решила, своей болезнью. Хронический гастрит, а то и язва – приятного мало.

Я поднялась в комнату Айрис по несуразной скрипучей лестнице, на которой не было двух одинаковых ступенек. Все они отличались друг от друга шириной, высотой и скрипом. Видимо, плотники восемнадцатого века не располагали достойными измерительными приборами или обладали весьма нестандартным чувством юмора.

Айрис сидела в кресле-качалке, маленькими глотками прихлебывая густую темно-вишневую жидкость из бокала. Пахло алкоголем и вишней.

– Рада тебя видеть, – сказала она, вылезая из кресла и с видимым сожалением отставляя бокал.

На ней было закрытое платье со множеством оборок, совершенно скрывающее фигуру. Я ни разу не видела Айрис в чем-то менее целомудренном. Должно быть, судебный исполнитель был суровым мужем или положение обязывало. Других причин прятаться за оборками я не находила. Айрис казалась стройной и изящной, ее нежная молочно-белая кожа была достойна того, чтобы ее показать.

– Хочешь посмотреть мой гербарий? – спросила она.

Я кивнула.

– Тогда пойдем. У меня есть отдельная комната для всякого такого – ты понимаешь. Держать это под замком безопаснее.

Мы вышли в коридор и направились в его дальний конец. В руках у Айрис был огромный ключ, которым при желании можно убить человека. При этом сам ключ был от простейшего замка и производил устрашающее впечатление только своими размерами. Айрис вставила этот ключ в замок соответствующей величины и с видимым трудом повернула. Дверь отворилась, и мы вошли в ее святилище.

Айрис можно было считать настоящим специалистом в своем деле. Комната была уставлена деревянными рамами, на которых засушивались разнообразные растения. Некоторые из них я знала, некоторые нет. Надо признать, что Айри была куда более сведущим фитотерапевтом, чем я. Но зато черта с два она отличит абсцесс от гангрены, а фурункул от карбункула, подумала я гордо, рассматривая небольшую полку с книгами. Я обнаружила на полке, кроме всего прочего, произведение графа Сен-Жермена.

– Ты занимаешься черной магией? – поинтересовалась я.

– Нет. Исключительно белой. Да и то меня называют ведьмой, правда, шепотом. Потому что боятся моего мужа, – Айрис засмеялась. – Тебе когда-нибудь предсказывали судьбу?

– Честно говоря, нет. Мне как-то гадали по руке, но наговорили какой-то чуши. Я не поверила. Можешь себе представить, гадалка предсказала мне двух мужей одновременно. И вот как раз сейчас у меня нет ни одного.

– Все еще впереди, – хихикнула Айри. – Но я не буду гадать тебе по руке. У меня есть свои излюбленные способы. Садись. Сейчас я все приготовлю.

Я молча повиновалась. Никогда не испытывала желания узнать свою судьбу. Но тут мне стало любопытно, что увидит в моем будущем гадалка из прошлого.

Айри опустила шторы, зажгла свечи и курительницу, из которой тут же пошел густой сладковатый дым. Тем временем передо мной очутилась начищенная до блеска сковородка, наполненная водой.

– Граф Сен-Жермен рекомендует использовать для вызывания духов серебряный тазик, но мне прекрасно подходит и эта сковородка, за неимением тазика, – щебетала Айри, усаживаясь напротив меня.

Дым постепенно обволакивал меня. Мое дыхание замедлилось, руки и ноги потяжелели. Я не смогла бы ими пошевелить, даже если бы захотела. Меня как будто придавило к стулу. Мысли шевелились вяло. Легко узнаваемое воздействие опиума.

В моем мозгу прозвучал вопрос, который, очевидно, задала Айри. Впрочем, я не слышала ее голоса. Слова попадали прямо в мое сознание, минуя все прочие барьеры.

– Как тебя зовут?

– Юлия, – я не узнала собственного странно севшего голоса.

– Откуда ты?

– Я пришла издалека.

– Зачем?

– Я не знаю.

– Кто послал тебя сюда?

– Никто.

– Откуда ты пришла?

– Не могу сказать.

– Почему?

Внизу раздался стук, кто-то поднимался по лестнице. Айри вскочила, задула свечи и курительницу, подняла шторы, открыла окно.

– Иду-иду, Артур, – крикнула она в открытую дверь. Она отвела меня в свою спальню и уложила на кро вать.

– Полежи здесь. А то тебе станет плохо. Я сейчас приду.

И она побежала вниз. Интересно, чем бы закончился этот допрос, если бы она вдруг не понадобилась Артуру? Она явно не собиралась предсказывать мне судьбу, она хотела вытянуть из меня что-то. Что? Я бы никогда не узнала. Думаю, этот сеанс завершился бы ключевой фразой типа: «Сейчас я сосчитаю до трех, вы проснетесь и ничего не будете помнить». Впрочем, я была уверена, что много лишнего я бы ей не наговорила. Если я не могла контролировать свое тело, то все же могла отчасти контролировать свой разум. Действие опиума было мне знакомо. В студенческие годы я из исследовательского интереса попробовала курить травку и опиум. Это были разовые случаи, мне совершенно не понравилось состояние, когда ты утрачиваешь власть над своим сознанием и неимоверными усилиями пытаешься его вернуть. Я категорически против наркотиков и алкоголя в большом количестве – не люблю затуманивать свой рассудок. Но. узнать, что это такое, я хотела. Благодаря экспериментам студенческих времен я прекрасно поняла, что пытается сделать со мной Айри, но больше это ей не удастся.

Она вернулась запыхавшаяся и слегка встревоженная.

– Ты какая-то бледненькая, – сказала она как ни в чем не бывало.

– Боюсь, это из-за твоих мрачных предсказаний.

– Тебе нужно прогуляться на свежем воздухе, чтобы они выветрились из твоей головы. Пройдемся немного?

Я согласилась. Похоже, она не хотела возвращаться к тому, что произошло в ее тайной комнате. Я тоже не хотела об этом говорить. Но доверия к Айри у меня поубавилось.

Мы бродили по лесу в замкнутом молчании, когда я услышала странный тихий звук, доносящийся с ближайшего холма. Я вслушалась и со следующим порывом ветра поняла, что это вдалеке плачет ребенок.

– Что-то случилось, нужно помочь! – Я потянула Айри в ту сторону.

– Ты ничем не сможешь помочь. Не вздумай даже приближаться к тому месту.

– Почему? Ты не можешь мне запретить помочь ребенку, который потерялся в лесу.

– Он не потерялся. Его оставили там родители.

– Зачем?

– Это оборотень.

– В каком смысле?

– Обыкновенный оборотень. Фэйри украли маленького человеческого ребенка, а вместо него подложили своего. Он все время плачет и капризничает и не растет – значит, это оборотень. Его нужно отнести на холм фэйри и там оставить. Тогда они заберут его себе и отдадут обратно здорового ребенка, которого украли.

– Я надеюсь, ты не веришь в подобные глупости? – спросила я, изумляясь ее способности говорить чепуху с серьезным видом.

Айри посмотрела на меня очень странным взглядом и сказала:

– Я не верю. Но народ верит.

– Но ребенок умрет!

– Какое тебе дело до этого ребенка?! Он умрет все равно. Я видела таких. Но родителям будет легче думать, что умер оборотень, а их ребенок живет счастливо в стране фэйри.

– И все-таки я должна подойти и посмотреть. Может быть, нужна моя помощь.

Я устремилась вперед, туда, откуда доносился плач. Айри очень неохотно следовала за мной. Мы взобрались на холм. На плоском камне лежал младенец, завернутый в какое-то тряпье. Он действительно был очень болен. Синюшное личико, воспаленные глаза, он уже почти не кричал, только тяжело дышал и содрогался всем телом. Я наклонилась к нему.

– Не трогай! Его родители могут быть рядом! – закричала Айри.

– Что они мне сделают?

– Если он умрет, а он умрет очень скоро, и если тебя увидят с ним рядом, они решат, что это ты не позволила фэйри забрать своего оборотня. Из-за тебя их родной ребенок никогда не вернется к ним.

– Но это же чушь!

Айри снова посмотрела на меня странным взглядом:

– Ты не знаешь, что говорят о тебе в деревне. Лучше пойдем. Что тебе до этого младенца? Зачем подвергать свою жизнь опасности ради пищащего уродца? Ты все равно бессильна.

Мы спустились вниз и пошли в сторону деревни. Айри кричала на меня всю дорогу, поминая мою дурацкую наивность, мое никчемное милосердие и чертову самонадеянность.

– Кем ты себя возомнила? Ты лучше всех? Думаешь, ты Иисус Христос, чтобы воскрешать из мертвых? – В ее голосе звучал страх.

Современная реанимация действительно показалась бы Айрис чудесным воскрешением из мертвых. Я не Иисус Христос, и у меня нет ничего для лечения болезней более серьезных, чем простуда или расстройство пищеварения. Я мало чем могла помочь ребенку в нынешних условиях, но все-таки… Вдруг я могла что-нибудь для него сделать? Может, еще не поздно?

– Я вернусь и осмотрю ребенка, – сказала я решительно. – А ты иди домой.

– Идиотка! Запишись в клуб самоубийц, если так торопишься на тот свет! – прошипела Айри.

Темнело. Моросил неприятный холодный дождь. Я начинала мерзнуть в своем платье, оно отсырело и гадко липло к ногам, но я все же шла вперед. Неожиданно навстречу мне откуда-то сверху вышел Джейми.

– Ребенок уже мертв, – сказал он. – Я встретил Айрис, и она сказала мне, куда ты пошла. Чертовски храбро для англичанки.

– А что ты вообще здесь делаешь? – поинтересовалась я, проигнорировав комплимент.

– Пошей дождь, и Дугал отправил меня отвезти тебе накидку, чтобы ты не замерзла по дороге.

– Спасибо. Это очень кстати, иначе на холме могли обнаружить два окоченевших трупа.

– Ты совершаешь безрассудные поступки. Будем надеяться, что тебя никто не видел. Пойдем отсюда скорее. – Он не кричал, как Айрис, но смотрел на меня таким же странным взглядом.

– Слушай, почему я не могу помочь больному ребенку?! Я же врач, что здесь плохого? На меня накричала Айри, а теперь ты смотришь как на сумасшедшую. Это из-за дурацких местных суеверий? Или ты тоже веришь в оборотней?!

– Я не верю. Потому что я видел в своей жизни кое-что другое, кроме этих холмов. Потому что я учился в школе, потом в монастыре, потом в университете во Франции. Я знаю латынь и греческий, французский, испанский и немецкий, я много читал и бывал в других странах. Эти люди с трудом могут написать свое имя и в жизни не были дальше, чем в сутках пути от своего дома. И они верят в сказочные истории, которые им рассказывали с детства. Один или два образованных человека не смогут их образумить. Лучше не пытайся, англичанка. Ты еще не знаешь местных обычаев.

Глава пятая

МНЕ НЕ ВЕЗЕТ

Наконец настал долгожданный четверг. С утра суматоха усиливалась, к полудню достигла своего апогея и постепенно начала стихать. Приготовления завершались. Девушки доставали свои лучшие платья, мужчины тоже готовились надеть парадные костюмы.

Я приготовилась ждать сумерек, когда все соберутся в большом зале и начнется приношение клятв, чтобы незаметно пробраться на конюшню и улизнуть из замка. Я не могла спокойно сидеть на одном месте. Я то вскакивала и ходила взад-вперед по комнате, то нервно раскрывала книгу и принималась слишком старательно ее читать, но, прочитав несколько страниц, понимала, что все равно не помню ни слова. Меня то бил озноб, то бросало в пот. Это было невыносимо.

Наконец я решила выйти прогуляться на свежем воздухе. Я бродила между грядками, на которых миссис Скотт выращивала травы, и чувствовала, что понемногу успокаиваюсь.. Отсюда можно было дойти до конюшни, не попадаясь никому на глаза. Начало смеркаться, из замка донеслись звуки трубы, играющей сбор. Пора. Я выждала еще немного и поспешила прочь.

На ощупь пробираясь к стойлу смирной лошади, которую я приметила пару дней назад, я споткнулась о что-то объемистое, скрывавшееся в сене. Упав на него, я обнаружила, что это довольно-таки жесткое мужское тело.

– Вот черт! – Я села, потирая ушибленную руку. – Кто ты и что ты здесь делаешь?

– Тот же вопрос я могу задать тебе, англичанка, – холодно ответил Джейми, а это был именно он. – Не лучшее время ты выбрала для побега.

– Откуда ты знаешь?

– Трудно догадаться! – Он презрительно посмотрел на меня. – И далеко бы ты убежала ночью, на незнакомой лошади, от лучших всадников клана, преследующих тебя по пятам?

– Никто не будет меня преследовать. Все в замке и скоро так напьются, что вряд ли смогут держаться на ногах.

– Весьма разумно, – усмехнулся он, помогая мне встать. – Только вот Фергюс выставил охрану вокруг замка, и к тому же дорога будет забита народом, направляющимся на праздничную охоту и ярмарки. Пойдем, я провожу тебя.

Его нисколько не волновал тот факт, что я пыталась сбежать из замка. Он всего лишь указывал мне на очевидные промахи, которые я допустила.

– Я сама найду дорогу, – сказала я невежливо. Мои планы были расстроены.

– Я не сомневаюсь, что ты сможешь найти дорогу, но не советую тебе встречаться наедине со стражниками.

– Почему нет? Я не делаю ничего плохого.

– Они тоже не будут делать ничего плохого. Просто они уже успели не раз приложиться к своей фляге с виски и будут приятно удивлены, когда на них наткнется одинокая симпатичная девушка.

– Я наткнулась на тебя – и ничего! – сказала я вызывающе.

– Я спал, но не был пьян, – ответил он поспешно.

– И почему, собственно, ты спишь именно здесь? Больше негде? Или ты просто не хочешь приносить клятву верности Маккензи и пытаешься не попадаться на глаза?

– Что-то в этом роде, – ответил он, глядя на меня удивленно.

Мы вошли в гостеприимно открытые боковые ворота, но тут я почувствовала чью-то тяжелую руку, закрывающую мне рот. Начинается! Я припомнила бурную ночь, предшествовавшую моему появлению в замке Тибервелл. Похоже, Джейми был прав, когда предложил проводить меня. Но из-за этого он вляпался в очередную неприятность. Рядом со мной происходила какая-то бесшумная возня.

– Ха! Да это же не кто иной, как племянник Фергюса, – провозгласил один из стражников, судя по голосу, уже изрядно выпивший. – Опаздываешь, приятель. Вместо того, чтобы клясться в верности Фергюсу, он тут с девицей развлекается.

– Я бы тоже не отказался поразвлечься с такой милашкой, – заметил второй, с ухмылкой глядя на соломины, украшавшие Джейми и меня. – Но тебе, парень, придется пойти с нами.

– А нельзя ли мне сначала переодеться в подобающий костюм? – вежливо поинтересовался Джейми, одновременно энергично выворачиваясь из объятий стражника.

– Мы найдем для тебя костюм, красавчик. Тебе не нужно далеко ходить, – сказал невесть откуда появившийся Руперт в компании вооруженных ребят. Все они были облачены в лучшие одежды и сильно пьяны.

Руперт втолкнул Джейми в узкую дверь, меня подхватили под локоть и повели следом в небольшую комнатенку. Руперт осмотрел нас скептически, и на его лице появилась циничная ухмылка. Очевидно, он тоже оценил компрометирующие меня соломины в волосах и на юбке.

– Теперь ясно, почему ты опаздываешь. Ну ничего, лучше поздно, чем никогда.

Джейми осмотрел всю компанию мрачным взглядом. Шесть пьяных вооруженных шотландцев – многовато даже для него. Можно, конечно, сказать, что он вовсе не собирался приносить клятву – и быть избитым до полусмерти или расстаться с жизнью. Он пристально посмотрел на меня. «Это твоих рук дело», – говорило его лицо. Я опустила глаза.

В дверях появился некто Вилли, отправленный за необходимыми деталями праздничного костюма. Он держал в руках белоснежную рубашку, расческу и шотландский бархатный берет, синий, украшенный чем-то вроде значка или кокарды. Я рассмотрела берет, пока Джейми влезал в рубашку и не в меру старательно расчесывал волосы. Значок оказался гербом, на котором были выгравированы языки пламени и надпись по-латыни: «Luceo non uro».

– Свечу, но не сгораю, – припомнила я латынь, которой упорно продолжают учить врачей и филологов.

– Да, это девиз Маккензи, – одобрительно сказал Руперт и сунул берет Джейми.

– Прости. Я не хотела, – прошептала я Джейми, воспользовавшись тем, что Руперт на минуту вышел.

– Не переживай. Рано или поздно это должно было случиться, – сказал он, пожав плечами. Он отцепил герб с берета и неприязненно смотрел на него.

Вернулся Руперт с остатками праздничного облачения. Он держал что-то клетчатое, цветов клана Маккензи.

– Тебе лучше уйти, здесь не место женщине, – сказал Джейми с кривой улыбкой, когда дело дошло до пряжки на его кильте.

– Да уж, – сказала я и отправилась в сторону лестницы, ведущей на галерею менестрелей, тщательно избегая возможной встречи с представителями клана.

Галерея была ярко освещена факелами. Здесь собрались все женщины замка. Еще бы – такой случай полюбоваться лучшими воинами, облаченными в лучшие одежды! Шотландец в полном своем костюме – впечатляющее зрелище, даже если он старый, толстый и лысый. А уж если это молодой, стройный, красивый мужчина, то в таком наряде он просто неотразим.

Когда я вошла на галерею, ко мне повернулись несколько удивленных лиц, но их внимание снова переместилось на происходящее внизу. Я узнала ту самую Леонор, нескольких девушек, которых я видела на кухне, и, разумеется, миссис Скотт. Она помахала мне рукой. И я пробралась через плотную толпу туда, где она стояла, на почетное место около балюстрады. Теперь и я могла видеть, что происходит внизу.

Зал, украшенный ветвями мирта и можжевельника, был заполнен мужчинами, одетыми примерно одинаково: кильт, плед (цветов Маккензи – белое и темно-зеленое), берет, у большинства были те самые гербы с девизом. Джейми стоял у стены все с тем же мрачным видом. Я сочувствовала ему. Я заметила, как смотрит на него Леонор; ее щеки пылали, в глазах светилось настоящее обожание. Племянник лэрда – находка для любой девушки, если, конечно, забыть о такой мелочи, как цена в десять фунтов, назначенная за его голову.

Женщины переглядывались, шептались, бросали восхищенные взгляды на мужчин и слегка пританцовывали в такт музыке. Ее обеспечивали несколько трубачей и певцы с лужеными глотками, оравшие шотландские песни. Музыка, на мой вкус, была хороша разве что своей громкостью. К счастью, она стала стихать, и вдруг воцарилась мертвая тишина.

В зал из боковой арки вошел Фергюс. Он медленно направился к помосту, воздвигнутому специально по такому случаю на почетном месте. Все замерли, следя за его шагами. Он имел вполне величественный вид: в лазоревом бархатном камзоле, богато украшенном серебром, и клетчатом кильте, скрывавшем колени. Встав на помост, он выдержал театральную паузу и негромким, но мощным голосом сказал:

– Тюлах Ард!

– Тюлах Ард! – рявкнули в ответ шотландцы.


Я пришла издалека

Фергюс произнес краткую, но, видимо, выразительную речь по-гэльски, и церемония началась. Первым был Дугал. Он подошел к помосту, вынул кинжал и встал на одно колено. Держа кинжал прямо перед собой, он произнес текст клятвы. Он звучал так: «Клянусь святым распятием Господа нашего Иисуса Христа и святой сталью в моих руках отдать тебе мою верность и доказать мою преданность имени клана Маккензи. Если же моя рука поднимется против тебя, да покарает меня священная сталь». Он поднес кинжал к губам. Поцеловал его и спрятал в ножны. Все еще коленопреклоненный, он протянул руки к Фергюсу, который взял их в свои и поднял к губам, принимая клятву. Он поднял Дугала на ноги и предложил ему тяжелый кубок, стоявший на столе, покрытом клетчатой тканью. Дугал сделал основательный глоток и вернул кубок Фергюсу.

Эта церемония повторялась снова и снова, каждый следующий шотландец произносил клятву, целовал кинжал и прикладывался к кубку. Казалось, этому не будет конца. Я видела, что приближается очередь Джейми. Неожиданно Дугал встретился с ним взглядом, нахмурился и пробормотал что-то про себя. Он был удивлен и, видимо, не обрадован. Он быстро подошел к Фергюсу и что-то прошептал ему. Фергюс не изменился в лице, но тоже без особой радости посмотрел в сторону Джейми.

Бедолага! И все это – из-за меня. Если он сейчас откажется принести клятву, его разорвет на части толпа. Если он принесет ее, то его разорвут на части люди Дугала, по непонятным мне причинам. Осталось только выбрать из двух зол меньшее. Джейми казался абсолютно спокойным. Он не переминался нервно с ноги на ногу, по его лицу не стекал холодный пот, он уверенно смотрел на Фергюса и подошел к нему уверенным шагом. По залу пронесся легкий шепот. Леонор поднялась на цыпочки и побледнела, я заметила, что она сжимает кулаки. Джейми опустился на одно колено перед Фергюсом, но вместо того, чтобы вынуть кинжал из ножен, как все прочие, он поднялся на ноги и посмотрел лэрду в глаза:

– Я пришел к вождю клана и другу. Я не приношу тебе клятвы, я присягал на верность тому имени, которое ношу. – Толпа загудела, но он продолжил, не обращая внимания: – Но я предлагаю тебе то, что у меня есть. Я обещаю тебе мою помощь и добрую волю, когда бы они тебе ни потребовались. Я обещаю повиноваться тебе как вождю клана и я подчинюсь твоему слову, пока моя нога ступает по земле клана Маккензи.

Теперь очередь Фергюса. Стоит ему щелкнуть пальцами, и утром служанки будут отмывать кровь Джейми с пола. Фергюс после минутного колебания улыбнулся и протянул ему руки. Джейми положил на них свои.

– Ты оказываешь нам честь предложением дружбы. Мы принимаем твое повиновение и тебя как друга клана Маккензи.

Толпа вздохнула с облегчением, когда Фергюс отхлебнул из ритуального кубка и протянул его Джейми. Тот принял кубок, но вместо того, чтобы сделать один глоток, осторожно поднял наполненный сосуд, поднес его к губам и начал пить всерьез. Он пил и пил, не отрываясь, и когда он поставил опустошенный кубок, голос его звучал хрипло:

– Великая честь для меня – быть в союзе с кланом, чей вкус к виски столь тонок.

Толпа встретила эти слова хохотом, и все наконец расслабились. Джейми спокойно ушел на свое место. Чертов шоумен! Он сымпровизировал неплохое представление, если разобраться.

Миссис Скотт начала проталкиваться к выходу, причитая что-то про бездельника Хью, который наверняка сжег жаркое. Я последовала за ней, как корабль за ледоколом, решив, что самая интересная часть представления уже позади.

– А вы, милые мои, выметайтесь отсюда скорее, чтоб духу вашего тут не было, – на прощание скомандовала миссис Скотт. – И шагом марш по своим комнатам, нечего разгуливать по замку. Сегодня все мужчины пья ны, и девушкам нечего здесь делать.

Я оценила своевременность совета и направилась в свою комнату по плохо освещенному коридору. Сегодняшнее веселье не знало границ, и лучше было держаться от него подальше. Увы, на следующем же повороте я наткнулась на группу молодцов, которых не видела раньше в замке. Очевидно, они прибыли с дальних земель и принятые здесь изящные манеры не были им знакомы. Один из них, видимо отчаявшись найти сортир, опустошал свой мочевой пузырь прямо в коридоре в тот самый момент, когда я наткнулась на его приятелей. Я отскочила, но было поздно. Меня прижали к стене коридора, и чья-то рука полезла ко мне за корсаж.

– Да сколько же можно?! – возмутилась я, оттолкнув ближайшего ко мне бородатого пьяницу изо всех сил. Он покачнулся, ища опоры в своих компаньонах. Я побежала, сбрасывая по дороге отвратительные скользкие тапочки, которые здесь называют обувью.

Навстречу мне из темноты выступил еще один человек, в которого я и врезалась, не сбавляя скорости. Это был Дугал.

– Какого черта? – начал он, но, увидев милую компанию, бегущую вслед за мной, все понял. Он сделал шаг вперед и отрывисто приказал что-то по-гэльски. После короткой перепалки мои приятели удалились в поисках более доступных развлечений.

– Спасибо, – пробормотала я. – Я пойду, пожалуй. Мне нельзя здесь оставаться.

– Истинная правда. Тебе нельзя здесь оставаться. Но раз уж ты здесь, придется заплатить штраф.

Он тоже был пьян, как и все другие в эту ночь. Он прижал меня к себе и впился в мои губы грубым поцелуем. Я почувствовала, что поцелуем дело не ограничится, но он неожиданно отпустил меня и сделал шаг назад, прерывисто дыша.

– Уходите отсюда. Пока вам не пришлось заплатить большую цену, – сказал он хрипло. Я убежала босиком.


Мои планы нуждались в корректировке. Я все больше хотела попасть на Грэт-на-Дан как можно скорее и все больше убеждалась в том, что это не так просто. Из замка не сбежать. Отлично. Тогда, может быть, я смогу сбежать по дороге к капитану Рэндаллу? Я надеялась, что Фергюс не забыл своего обещания отправить меня к нему.

Празднества по случаю принесения присяги оставили немало жертв. Дети, объевшиеся сладостей на ярмарке, бойцы с. кровоподтеками после драки на кулаках, человек, имевший несчастье пересечь путь летящего молотка, человек, упавший со столба, на который полез за каким-то ценным призом, человек, в которого попала стрела на состязании лучников… На охоте погиб один человек. Кабан нанес ему смертельную рану, распоров его живот, и я не могла ничего сделать, только продлить агонию, накладывая повязки. И Дугал с моего молчаливого согласия оставил его умирать на траве, под открытым небом, держа его голову в своих руках и шепча ему что-то по-гэльски.

Наконец жизнь в замке вернулась к привычному распорядку. Разъехались гости, зажили синяки, полученные в праздничные дни, все шло по-старому. Я принимала немногочисленных пациентов в своем кабинете, проводила много времени в библиотеке Фергюса, перечитав немалое количество авторов древних времен за неимением лучшего. Впрочем, я стала находить в этих неторопливых обстоятельных книгах свою прелесть. Мой английский обогащался колоритными шотландскими словечками, но я все больше тосковала по родному языку. Мне снились длинные красочные сны, в которых я подолгу говорила по-русски.

Я не видела Джейми с тех самых пор, как он успешно выступил на Большом сборе. Пора было его навестить и хотя бы извиниться за ту неприятность, в которую я его втянула. И поблагодарить за то, что он никому не рассказал про мою неудачную попытку бежать. О сплетне, которую сейчас распространяет Руперт, я старалась не думать. Если сплетня достигнет слуха бедняжки Леонор, у Джейми будет еще одна причина испытывать ко мне легкое отвращение. Размышляя обо всех этих неприятностях и спускаясь по пологому склону к конюшне, я почему-то улыбалась про себя.

Открыв дверь конюшни, я обнаружила там Джейми и Дугала, мирно сидящих рядом на охапке сена. Они удивились мне так же, как и я им, но все же церемонно встали и предложили мне сесть.

– Простите, я не хотела вмешиваться в ваш разговор. Я уже ухожу, – поспешно сказала я.

– Нет-нет, – остановил меня Дугал. – Я говорил с Джейми как раз о том, что и вас касается.

Я бросила на Джейми вопросительный взгляд: неужели рассказал? Он отрицательно мотнул головой, и я слегка успокоилась.

– Через два дня я уезжаю и беру вас обоих с собой.

– Куда?

– По владениям Маккензи, навестить тех, кто не был на Большом сборе, собрать налоги, есть и другие дела. А вас я отвезу в форт Уильямс. Начальник гарнизона поможет вам найти родственников во Франции, – Дугал недобро улыбнулся.

– Хорошо, – сказала я спокойно, надеясь смыться чуть раньше, чем меня приведут к проклятому Рэндаллу.


И через два дня, перед самым рассветом, мы покинули Тибервелл. Оборачиваясь и глядя на удаляющуюся махину замка, я испытывала странное чувство сожаления. Радоваться надо, что я больше не увижу это место и его обитателей, сказала я себе сурово и перестала оборачиваться.

Рядом со мной скакал Нед Домби, писец, которого я раньше видела за работой у Фергюса. Оказалось, что он не просто писец, а адвокат, учившийся в Эдинбурге. Еще один шотландский адвокат, да еще и с диккенсовской фамилией – поразительно!

– Какие обстоятельства привели вас… в замок Тибервелл? – спросила я осторожно, глядя на сухощавого пожилого господина в строгом костюме.

– Я понимаю, что вы имеете в виду. Что может заставить юношу из хорошей семьи оставить прибыльную адвокатскую практику в Эдинбурге и отправиться на поиски приключений, вас это занимает? – смеясь, сказал Нед.

– Да, именно это. Вы немного отличаетесь от обитателей замка.

– Внешне. Но внутреннее сходство с ними и привело меня на службу к Фергюсу. Мне было скучно в Эдинбурге. Все слишком правильно, благообразно и просчитано наперед. Мне хотелось приключений – и я получил их в избытке.

Он жизнерадостно хлопнул ладонью по пустому кожаному мешку, привешенному на бок лошади.

– Для чего это?

– Для денег, конечно.

– Фергюс ожидает получить большой доход? – Мешок был немаленький.

– Наоборот, совсем наоборот. Люди здесь так бедны, что платят самой мелкой монетой, а она занимает куда больше места в мешке, чем крупные купюры. Чем только нам не платят! Но уж в этом году мы точно не будем принимать в уплату живых поросят, – он кивнул в сторону двух громоздких повозок, запряженных мулами.

– Живых поросят?! Должно быть, путешествовать с ними очень хлопотно.

– Козы – и те лучше.

Неужели, чтобы охранять мешки Неда и эти повозки, нужны двадцать вооруженных всадников? Впрочем, я слышала от миссис Скотт, что в этих местах грабители – не редкость. Они нападают организованными бандами, отбивают скот, они хорошо вооружены и многочисленны. Та же заботливая миссис Скотт предупредила меня, что путешествие будет, мягко говоря, некомфортабельным. Ночевки под открытым небом в компании мужчин, лошадей и прочей живности, никакой горячей воды, а временами и никакой горячей еды… Я глубоко вздохнула. Путешествие будет не из приятных, но наконец приведет меня к цели.

– Вы давно знакомы с Фергюсом Маккензи?

– Больше двадцати лет. Я служил еще у его отца, Джейкоба Маккензи, этого хитрого рыжего мерзавца, – сказал Нед со странной нежностью в голосе и улыбнулся немного хищной улыбкой. – Его внук, Джейми, очень на него похож. Мы познакомились с Джейкобом, когда он решил меня ограбить. Приставил пистолет к моей голове, и я вежливо отдал ему коня и вещи. Но он выглядел несколько ошарашенным, когда я заявил, что последую за ним, пусть даже пешком. Тогда, конечно, он еще не был вождем клана. Это случилось позже, и не без моей помощи. В старые добрые времена все было куда проще…

– А Фергюс, унаследовав титул, унаследовал и вас?

– Что-то в этом роде. Когда умер старый Джейкоб, не обошлось без затруднений. Фергюс был наследником Тибервелла, но… был целым человеком только до восемнадцати лет, и он подавал большие надежды, но вскоре после свадьбы с Летисией неудачно упал с лошади. Сломанная нога плохо срослась, он слишком рано встал с постели, не рассчитав своих сил… – Нед вздохнул. – Он снова упал с лестницы и сломал вторую ногу. Он пролежал целый год, но стало ясно, что он останется калекой навсегда. Тогда-то и умер Джейкоб. Конечно, можно было сделать лэрдом Дугала, но все чувствовали, что он к этому не готов, он всегда был безрассуден и вспыльчив, а опрометчивые решения не принесут добра клану.

– И что же было дальше?

– Был большой шум, собрались все заинтересованные лица, чтобы решить вопрос. И тут было сделано весьма остроумное предложение. – Нед произнес это так, что не оставалось никаких сомнений в авторстве предложения. – Фергюс становится лэрдом, как и полагается по закону, а Дугал приносит ему присягу и становится военачальником, поклявшись быть мечом и ногами брата на поле битвы.

– Блестящий выход, – сказала я без особого энтузиазма.

– Если вам вдруг понадобится совет в затруднительной ситуации, вы всегда можете рассчитывать на меня, – он подмигнул мне.

– Большое спасибо, но я пока не нуждаюсь в квалифицированной юридической помощи. – Я вовсе не хотела, чтобы меня в чем-то подозревали.

Когда мы добрались до первого населенного пункта, убогой деревеньки, состоящей из нескольких хижин, Нед с суровым видом разложил на столе свои бумаги, приготовил перо и чернильницу и погрузился в рутинный процесс сбора налогов. Тем временем Дугал устроил небольшое представление в местном трактире, куда мы отправились перекусить. Он подождал, косда в трактире соберется побольше людей, встал с кружкой эля в руке и произнес пламенную речь no-гэльски, в которой я не поняла ни слова. Возможно, примитивный вариант рекламного ролика «Пожалуйста, заплатите налоги»? Неожиданно он подошел к ничего не подозревающему Джейми, разорвал на нем рубашку, продемонстрировав всем его спину. Раздались сочувственные возгласы, Джейми покраснел, вскочил с табуретки и вышел с каменным лицом, аккуратно комкая остатки своей рубашки.

Дугал собирал плоды успешной рекламной акции. Еще несколько мелких монет покинули карманы местных жителей. Я заметила, что он складывает их в отдельный кошелек. Это явно не налоги. Выбрав момент, я подошла к Дугалу:

– И много вы думаете заработать на его спине для принца Карла?

– Вы говорили, что не понимаете по-гэльски, – насторожился Дугал.

– Я не знаю гэльского, но уши у меня есть. Как бы ни звучало по-гэльски «король Георг», это вряд ли будет «добрый принц Чарли».

Он засмеялся.

– Это верно. Сказал бы я подходящее гэльское слово для вашего короля, только оно не предназначено для дамских ушей.

– Мне нет никакого дела до ваших махинаций с королями и налогами. Но ваши способы собирать деньги просто отвратительны.

– Неужели? Мне жаль, но единственное, что вы можете сделать для Джейми, – это зашить его рубашку, – и он протянул мне серый комок, который Джейми швырнул на землю.

– Зашьете сами! – сказала я, возвращая тряпье.

Ночью мне не спалось в душной переполненной комнате, и я вышла наружу, где спали мои спутники на голой земле и под открытым небом. Мне послышались тихие голоса, и я побоялась идти дальше.

– Что скажет Фергюс, если узнает, что ты собираешь деньги для восстания?

По-моему, это был шепот Джейми.

– Они свободные люди, я не принуждаю их платить. Они сами расстаются с деньгами.

– Неужели?

– Ты чем-то недоволен? Вспомни, ты клялся повиноваться Фергюсу, пока твои нога ступает по земле Маккензи. А это и есть земля Маккензи.

– Я клялся Фергюсу, а не тебе.

– А я поклялся быть ногами Фергюса на поле битвы и его руками, если потребуется.

– Боюсь, это тот случай, когда правая рука не знает, что творит левая, – саркастически заметил Джейми.

– Что ты имеешь против? Восстание принесет тебе только пользу.

– Я сам позабочусь о своей пользе. И о своей спине.

– Разумеется, но только не сейчас, когда ты путешествуешь со мной по владениям Маккензи. Если ты хочешь встретиться с нужным тебе человеком, тебе придется подчиниться.

С этими словами Дугал ушел. Джейми тяжело дышал. Я переступила с ноги на ногу. Значит, Дугал – якобит, а Фергюс – нет или еще нет.

– Выходи. Я знаю, что ты там, англичанка.

Я осторожно подошла к нему, не зная, чего ожидать. Он молчал.

– Тебе нужно побить что-нибудь.

– Что ты имеешь в виду? – Он поднял на меня глаза.

– Тебе станет легче, если ты не будешь держать в себе свои эмоции. Тебе ведь хотелось его ударить?

– Честно сказать, да.

– Если ты побьешь что-нибудь другое, тебе тоже полегчает. В некоторых странах люди бьют специальное чучело начальника, чтобы выместить свое раздражение. А потом снова идут на службу как ни в чем не бывало.

Он встал и подошел к яблоне, под которой я стояла несколько минут назад. После нескольких основательных ударов на него градом посыпались нежные лепестки. Потирая расшибленные костяшки пальцев, он вернулся на прежнее место.

– Спасибо. Мне действительно стало легче. Пожалуй, я даже смогу заснуть.

– Спокойной ночи.

Омерзительная сцена повторялась в каждой следующей деревне, куда мы приезжали. Пафосная речь Дугала, разорванная рубашка и каменное лицо Джейми. Рубашку он каждый раз зашивал сам… Он становился все мрачнее, и я боялась с ним заговаривать. Я боялась, что он не выдержит и сорвется. Чтобы позволять так с собой обращаться, нужно быть либо очень слабым, либо очень сильным.

В конце концов он все-таки сорвался. Устроил драку в ответ на наглое замечание какого-то сельского патриота:

– Да я бы захлебнулся собственной кровью, но не позволил паршивому англичанину так издеваться над собой!

В ответ на это Джейми нокаутировал его одним ударом. В драку ввязались все, кто был поблизости, и через некоторое время я была при деле: прикладывала пиявки к свежим кровоподтекам и промывала ссадины и царапины на разбитых физиономиях. С тех пор Дугал прекратил свою рекламную кампанию в поддержку доброго принца Чарли, видимо, посчитав, что лечение обойдется дороже.

Наше путешествие тянулось медленно, казалось мне нескончаемым. Я давно привыкла обходиться без горячего душа и удобной постели в отдельной комнате. Пожалуй, сейчас я сочла бы это непозволительной роскошью. Местные гостиницы были так грязны, что я предпочитала ночевать под открытым небом. Громкий храп малознакомых мужчин, раздающийся по соседству, уже не раздражал меня, а успокаивал, убедительно доказывая, что я не одна и, значит, в безопасности. Человек привыкает ко всему, а мои нынешние условия жизни были лишь ненамного хуже тех, с которыми я повстречалась в колхозе, куда меня отправили со всеми прочими первокурсниками. Месяц, проведенный в бараках, в вечно сырой одежде, которую негде было сушить, на малоизысканной еде из местной столовой и с бесконечными рабочими днями, во время которых мы занимались тем, что закапывали картошку поглубже в землю, чтобы ее не было видно. Брр. Пожалуй, сейчас я чувствую себя более комфортно.

Расслабляться мне пришлось недолго. В один непрекрасный день ко мне деловито подошел Дугал и сообщил:

– Начальник гарнизона выехал нам навстречу и остановился в Броктоне. Ему не терпится побеседовать с вами. Мы отправляемся немедленно.

– Энергичная сволочь! – пробормотала я неразборчиво.

– Что-что? – уставился на меня Дугал.

– Я говорю, как мило с его стороны. Невероятно предупредительный джентльмен этот капитан Рэндалл.

Я вымученно улыбнулась.

Броктон по местным меркам вполне мог сойти за город. Здесь были каменные дома и целых два увеселительных заведения, по совместительству гостиницы. В одной из них и остановился Рэндалл. Меня встретил молодой человек в военной форме. Он проводил меня наверх, Дугал остался ждать внизу. С каждым шагом по лестнице мое сердце колотилось все сильнее. Я боялась неизбежной встречи с капитаном Рэндаллом. Хорошо бы сейчас проснуться дома, в теплой мягкой постели… С этим единственным желанием я вошла в комнату, где меня ждал начальник гарнизона, командующий фортом Уильямс.

Он задумчиво стоял у окна, как будто наслаждаясь великолепным видом. Я снова видела эти черты, такие знакомые, и в то же время такие жестокие. Глаза, нос, скулы, губы… Андрей – и не Андрей. Сегодня его голову украшал завитый напудренный парик.

– Да, я знал, что это именно вы. Почти не сомневался. Стоило только сопоставить факты. – Он улыбнулся мне мечтательной улыбкой. Она была мне знакома. Именно так улыбался Андрей, собираясь смешать кого-нибудь с грязью.

– Присаживайтесь, госпожа Ормонд. Я должен вас огорчить. Мои люди обыскали место нашей с вами встречи и не нашли никаких следов ваших лошадей и потерянного багажа. Ничего. Странно, не правда ли?

– Действительно странно, – сказала я самоуверенно. – Возможно, ваши люди просто лентяи.

– Возможно. Но я предпочитаю другое объяснение. Ваша история – сплошная выдумка, и я хотел бы услышать правду.

– Вы слышали ее. Мне нечего больше сказать. Я ничего не скрываю. – То, что я скрывала, рассказать было невозможно.

Он предложил мне выпить чаю, и я согласилась, чтобы собраться с мыслями.

– Откуда вы? – спросил он резко.

– Из графства Оксфорд, – быстро ответила я.

– В Оксфорде нет никаких Ормондов, – сказал Рэндалл.

– Откуда вы знаете, если сами из Сассекса? – отпарировала я и прикусила губу.

– А откуда вы знаете, что я из Сассекса? – угрожающе произнес он.

– Ну… мне так показалось. Ваше произношение выдает вас, когда вы нервничаете, – на самом деле я вспомнила, что рассказывал Андрей о своем драгоценном предке.

– Вы делаете плохой комплимент моим учителям, на которых мои родители потратили немало денег. Оказывается, несмотря на все их усилия, я не избавился от местного выговора. Он задумчиво прошелся по комнате.

– Черт бы меня побрал, если я поверю, что вы француженка. Француженка не отличит по выговору кокни от корнуэльца. Но кто вы тогда? Я встречаю вас в месте, где не должна находиться английская леди даже в соответствующем сопровождении, в неподобающем костюме. Вы оскорбляете меня и исчезаете с бандой горцев, угонщиков скота. И вот вас присылает ко мне Фергюс Маккензи, уверенный, что вы шпионка, работающая на меня.

– Я надеюсь, хотя бы в одном вы можете быть уверены: я на вас не работаю. Послушайте, капитан, я уже потеряла много времени на все эти приключения. Единственное, чего я хочу, это вернуться к прерванному путешествию, с вашей ли помощью, или с помощью Фергюса Маккензи, или хоть самого черта – мне все равно! И я должна сказать, что его светлость герцог Сандринхэмекий вряд ли одобрит ваши действия, – я выложила свой единственный козырь – имя его покровителя, которое не раз называл Андрей по пути к Инвернессу, когда я полудремала в машине.

Глаза капитана превратились в узкие щелки, и он смерил меня взглядом, не обещавшим ничего хорошего.

– Не может быть, – сказал он как бы про себя, – я бы знал. Не может быть. Капрал Хопкинс, подойдите! Мне нужна ваша помошь. Будьте любезны, подержите даму за локти.

Что он собирается делать? Капрал, стараясь не смотреть на меня, подошел, встал у меня за спиной и взял меня за локти. Капитан Рэндалл остановился передо мной с задумчивым видом, отвел руку и ударил меня в живот. Я задохнулась и согнулась пополам. Я не могла закричать от боли, потому что никак не могла набрать воздуха в легкие.

– Надеюсь, вы не беременны, госпожа Ормонд, – любезно сказал Рэндалл. – Если да, то я вам сочувствую. Вы хотите мне что-нибудь сказать?

– У вас парик растрепался, – сообщила я и потеряла сознание.

Глава шестая

Я ВЫХОЖУ ЗАМУЖ

Я сидела на траве и боролась с приступами тошноты и омерзения. Рядом сидел Дугал и участливо смотрел на меня. Я как во сне припомнила, что он, только взглянув на мое лицо, вскочил и бросился к Рэндаллу. Вернувшись, он молча погрузил меня на лошадь, и мы помчались куда-то галопом. Я не видела дороги, перед моими глазами деревья сливались в безумном хороводе. Вдруг он остановил лошадей. Я сползла ему на руки и теперь пыталась прийти в себя.

Я прекрасно знала, что этот человек, Рэндалл, не был моим мужем. И все же подсознательно я ему доверяла, поддавшись обаянию знакомых черт, голоса, жестов.

Как выяснилось, напрасно. Это был не Андрей, другой человек, мучительно похожий на него. И этот человек причинил мне боль, посмел ударить меня. Сейчас мне было плохо не столько от боли, сколько от мысли, что кто-то может поднять на меня руку. Мне казалось невероятным, что кто-то может меня ударить. Я была оскорблена и унижена. Я подумала о Джейми. Каково же было ему… Дугал встал и жестом пригласил меня следовать за ним.

– Здесь недалеко есть родник. Вам нужно попить и умыться.

Я уже почти привыкла к рельефу северной Шотландии, где нет ни одного сантиметра ровной поверхности. По едва заметной тропинке мы забрались на очередную скалу, заросшую колючим кустарником, и действительно выбрались к источнику. Там была даже кружка, оставленная заботливыми людьми. Вода странно пахла и казалась темной и тяжелой, как ртуть. Очевидно, в ней были растворены какие-то соли. Целебный источник? Я вымыла лицо от дорожной пыли, сделала несколько глотков из кружки. Дугал внимательно смотрел на меня.

– Вы хорошо знаете капитана?

– Не лучше, чем вы, – отрезала я. – Сегодня я видела его второй раз в жизни, и мы снова не понравились друг другу. У нас разные взгляды на жизнь.

Лицо Дугала немного просветлело.

– Вы шпионка английская или французская?

– Да нет же, черт побери. Сколько раз я могу повторять, что я просто Джулия Ормонд, и ничего больше!

Дугал кивнул, скорее своим мыслям, чем моим словам. Он молчал. Я намочила носовой платок и вытирала им шею, наслаждаясь прохладой. Мне хотелось снять платье и выкупаться или хотя бы облиться водой, смыть с себя все воспоминания о Рэндалле.

– Вы видели его спину? Спину Джейми, – спросил Дугал вдруг, резко меняя предмет разговора.

– И не раз, вашими заботами, – сказала я неприязненно.

– Это сделал Рэндалл.

– Я знаю.

– Он рассказал вам? – Дугал выглядел удивленным. – Должно быть, он вам доверяет. Он редко говорит об этом. Вы знаете, я был там. Я ездил по делам в форт Уильямс и заодно узнавал, нельзя ли что-нибудь сделать для Джейми. Будь это при прежнем начальнике гарнизона, я избавил бы его хотя бы от второго раза. Но Рэндалл был новым человеком, он не захотел меня слушать. Я остался в форте и видел это своими глазами. Ужасное зрелище.

– Могу себе представить, судя по тем шрамам, которые остались на его спине.

– Нет, не можете. Есть вещи, которые не по силам самому изощренному воображению. Беззащитный человек, привязанный за руки, с открытой спиной… Это делается, чтобы сломать человека, и часто так и бывает.

– Да, но не с Джейми, – возразила я, чтобы закрыть тему. Мне вовсе не хотелось обсуждать с Дугалом душевное состояние Джейми – моего пациента, симпатичного мне человека и, как я надеялась, моего друга. Впрочем, я не могла не признать, что хотела узнать о Джейми побольше. В жизни не встречала более открытого и в то же время более загадочного человека.

– Он упрям, как вся его семейка, этот паршивец, – Дугал усмехнулся. – Они тверды, как эти скалы, а Джейми еще упрямее. В тот день должны были высечь троих, и он был последним. Ему пришлось ждать и смотреть… Это не слишком приятно, особенно когда ты знаешь, что тебя ждет то же самое. Но он и ухом не повел, слушая крики и звук разрывающейся под ударами плоти. А когда пришла его очередь, он сам подошел к столбу – некоторых приходится тащить силой, – снял свою драную рубашку и сложил ее так аккуратно, как будто это его выходной костюм. Он протянул руки и дал привязать себя к столбу. Нужна редкая храбрость, чтобы вести себя так.

– Я думала, храбрость и упрямство свойственны шотландцам.

– Храбрость в бою – обычное дело, разгоряченный боец забывает о страхе, но хладнокровно справиться со своим страхом сможет не каждый. Ему тогда было только девятнадцать.

– Как ужасно. Вас не тошнило? – поинтересовалась я. Он заметил иронию, но не ответил на нее.

– Я был близок к тому. С первого же удара брызнула кровь, через минуту его спина была красно-синей. Он не стонал, не просил пощады, не пытался отскочить, он просто уперся лбом в столб и стоял так до самого конца. Он вздрагивал при каждом ударе – и ничего больше. Он потерял сознание на середине, его отливали водой и все-таки закончили. Я не смог бы так. Мало кто смог бы.

– Зачем вы рассказываете мне все это? – Мой голос слегка дрожал, на глаза наворачивались слезы.

– Я еще не закончил. Подошел капитан Рэндалл, не знаю, почему его не было раньше. Он был недоволен тем, что его уже высекли, приберегал удовольствие для себя. И он тут же нашел повод для того, чтобы повторить наказание. Оказывается, когда Джейми поймали при попытке к бегству, у него нашли буханку хлеба и еще какую-то еду. Капитан мило улыбается и говорит, что кража – это серьезная провинность, и приговаривает его к еще одной сотне плетей.

– Это убило бы его! – воскликнула я, невольно подаваясь вперед.

– То же самое сказал и гарнизонный врач. Поэтому наказание отложили на неделю.

– Как чертовски гуманно!

– Я был у Рэндалла и предлагал ему деньги. Он отказался, и я до сих пор не знаю почему. Не думаю, что все английские офицеры так неподкупны.

– Возможно, у него есть другие источники дохода? – предположила я.

– Да… Так или иначе, я был там, когда это случилось во второй раз. Парень был напуган до смерти. Он трясся от холода и страха, и я видел, как он пытается унять дрожь, прижимая локти к бокам. Он был покрыт мурашками от октябрьского холода, но по его лицу градом катился пот. Все это видел и Рэндалл. Он смотрел на Джейми так, как мужчина смотрит на любимую девушку, и не торопился начинать. Он ходил вокруг него, поигрывая плетьми, глядя на его спину. Страшное зрелище. Спина зажила едва ли наполовину, желтая и фиолетовая от синяков, с распухшими рубцами. При одной мысли о том, что на нее снова опустится плеть, мне стало дурно. Как и всем, кто видел это. Рэндалл дружески хлопнул его по плечу и сказал: «И этот храбрец неделю назад кричал, что он не боится умереть. Человек, который не боится умереть, не должен бояться нескольких плетей, а?» Джейми мрачно посмотрел на него и ответил: «Я боюсь только, что замерзну, пока вы треплетесь». – Дугал вздохнул. – Храбро, но безрассудно. Нельзя злить человека, от которого зависит твоя участь. Рэндалл разозлился, это было видно. Парень обливался кровью уже после первых ударов…

– Хватит! Зачем вы это рассказываете?! – Я уже почти плакала.

– Я не буду больше говорить об этом. Скажу только, что он выжил. Когда его отвязали, он едва мог держаться на ногах, его вели под руки, и он все равно раскачивался как дерево на ветру. Но его глаза горели ненавистью, и я видел этот огонь за двадцать футов. Он смотрел на Рэндалла не отрываясь, и Рэндалл не отводил глаз.

Дугал замолчал, погрузившись в воспоминания. Меня трясло.

– Это неплохая иллюстрация характера, – сказал Дугал другим тоном.

– Капитана Рэндалла? Мне не нужны дальнейшие иллюстрации его характера.

– Капитана Рэндалла и Джейми тоже. – Он помолчал. – Вы знаете, у меня есть указания добрейшего капитана на ваш счет.

– Указания?

– Я обязан доставить Джулию Ормонд, подданную английской короны, в форт Уильямс в понедельник, восемнадцатого июня.

Тошнота снова подступила. Мой вид, должно быть, напугал его. Он вскочил и подбежал ко мне.

– Опустите голову на колени, пока дурнота не пройдет.

– Я знаю, что делать, – сказала я раздраженно, но последовала его совету.

Глубокий вдох, задержать дыхание, выдох. Пауза. Еще раз вдох, задержать дыхание, выдох. Кажется, прошло. Перед глазами не плывут цветные пятна, в ушах не звенит, хотя руки все еще ледяные.

– Есть один выход, – отрывисто сказал Дугал, глядя, как я аккуратно усаживаюсь, стараясь не двигать головой и смотреть в одну точку.

– Какой? Отведите меня туда, – я попыталась улыбнуться.

– Сейчас вы должны подчиняться приказам Рэндалла, поскольку находитесь под юрисдикцией английской короны. Можно это изменить.

– Каким образом? Я что-то не понимаю.

– Вы должны стать шотландкой. Английские и шотландские законы похожи, но не одинаковы. К тому же английский офицер имеет право задержать шотландца только если есть неопровержимые доказательства того, что этот человек совершил преступление.

– Я вижу, вы поговорили с Недом. Я готова перейти под юрисдикцию Шотландии, но что я должна для этого сделать?

Дугал некоторое время колебался, потом посмотрел мне в глаза и сообщил:

– Вы должны выйти замуж за шотландца. За Джейми.

– Что?! Но я не могу выйти замуж!

– Ну, вы можете выйти замуж и за Руперта. Он вдовец, – размышлял Дугал, – конечно, он постарше вас… Но Джейми – хороший боец, он будет защищать вас до последней капли крови. Он добрый парень, обижать вас не станет.

– Но я не хочу выходить замуж!

– Вы хотите, чтобы я отвез вас к Рэндаллу? Выйти на волю из форта Уильямс не так просто. – Ха! Так вы верите, что я не шпионка?

– Теперь – да. – Он подчеркнул слово «теперь», кивнув в сторону источника. – Источник лжеца. Вода пахнет адским пламенем, и у всякого, кто выпьет этой воды и солжет, сгорит глотка.

– С моей глоткой пока все в порядке. И, поверьте мне, я не шпионка, и я не выйду замуж. Дугал не слушал меня. Он уже спускался обратно.

– Поторопитесь. Нужно готовиться к свадьбе.

Пробираясь вслед за ним, я размышляла о том, что вляпалась по самые уши. Как теперь из этого всего выпутываться? Конечно, я запросто могу выйти замуж – все-таки я в разводе. Одним мужем больше, одним мужем меньше – какая разница. Зато за мной наконец перестанут следить. А с Джейми можно договориться. Может быть, он поможет мне добраться до Грэт-на-Дан, не задавая лишних вопросов. Может быть, это выход.

– Хорошо, – сказала я. – Хорошо, черт побери. Вы заставляете меня выходить за него замуж. Но я хочу сначала поговорить с ним.

– Сколько угодно.

Как только мы вернулись, я немедленно набросилась на Джейми.

– Ты знал, что они хотят женить тебя на мне?

– Знал, – ответил он спокойно.

– И ты не возражаешь? Может, у тебя совсем другие интересы? Может быть, ты уже помолвлен?

– Нет, я не помолвлен. Кому я нужен без собственности и денег, при том что меня в любой момент могут арестовать или повесить. Никакой отец не отдаст за меня свою дочь.

– Отлично. Тогда, может быть, тебя смущает, что я уже давно не девственница? – спросила я вызывающе.

Он вздохнул и ответил:

– Нет. Если, конечно, тебя не смутит, что я девственник. – Глядя на мой раскрытый рот, он добавил: – Кто-то из нас должен знать, что нужно делать, правда?

Приготовления к свадьбе я помню смутно, поскольку страшно напилась накануне. В какой-то момент я обнаружила себя в старинном свадебном платье, взятом взаймы у хозяйки трактира, где мы остановились, и с букетом в руках. Меня вели к алтарю. Я покачивалась с похмелья. Чуть погодя явился Джейми. Он был великолепен. У меня перехватило дыхание. Я привыкла видеть его в куда более скромном наряде.

Высокий, стройный, прекрасно сложенный, волосы гладко причесаны и спадают поблескивающей рыжей волной на плечи. Белоснежная рубашка с широкими рукавами, украшенная пышными кружевами и рубиновой булавкой. Клетчатый плед неожиданно ярких цветов – алый и черный. Серебряная пряжка на правом плече. Меч с серебряной рукоятью, кинжал и спорран (кожаная сумка мехом наружу) довершали костюм.

– Да ты рехнулся, парень, – приглушенно воскликнул Дугал. – Что, если тебя кто-нибудь увидит?

– Любезный дядюшка, не оскорбляйте меня хотя бы в день моей свадьбы. Я хочу быть достойным своей невесты. К тому же я женюсь под своим настоящим именем. Иначе это вряд ли будет законно, а вы ведь хотите, чтобы все, было законно, – парировал Джейми.

Он извлек из своего споррана нитку жемчуга. Небольшие неровные жемчужины чередовались с изящными золотыми шариками. Ожерелье выглядело простым и утонченным.

– Это всего лишь шотландский жемчуг, но он пойдет тебе, – сказал он патетически.

– Парень! Это же жемчуг твоей матери! – вмешался Дугал.

– А теперь он принадлежит моей жене. По-моему, нам пора.

И я была обвенчана по католическому обряду с двадцатидвухлетним шотландским девственником, за чьей головой охотился капитан Рэндалл и которого звали Джеймс Александр Малькольм Маккензи Фрэйзер. Мой псевдоним по сравнению с этим звучал очень коротко. Всего лишь Джулия Ормонд. В знак союза на моем пальце теперь болталось огромное кольцо с рубином, сделанное явно для мужской руки. Мне приходилось придерживать его соседними пальцами, чтобы оно не свалилось.

Во время церемонии я избегала смотреть на него. Он тоже не поднимал на меня глаз. Когда мы наконец обменялись дежурным поцелуем, я расслабилась. Краем глаза я заметила, как Дугал подошел к Джейми и извлек из ножен era кинжал. Это еще зачем?! Джейми протянул правую руку ладонью вверх. Я вздрогнула, увидев глубокий надрез на запястье, наполнившийся темной кровью. Не успела я опомниться, как на моей руке появился такой же надрез. Дугал сложил вместе наши запястья и связал их полоской белой ткани. Я слегка покачнулась. Джейми поддержал меня за локоть.

– Сейчас это закончится. Нужно только повторить за мной то, что я скажу.


Я пришла издалека

Это была какая-то клятва, два или три предложения по-гэльски. Я повторила их, запинаясь, и с обрядами, католическими и варварскими, было наконец покончено. Все похлопали и разошлись. Мы остались вдвоем.

Мы шли не спеша по направлению к трактиру. Мое запястье горело.

– Неужели за нами наконец не следят?

– Они ушли ненадолго, потому что я их попросил. Нам не доверяют, пока брак не будет подтвержден официально.

– Но мы же только что официально поженились! Я же подписывала брачный контракт, – сказала я слабым голосом.

– Мхм. Но брак не считается действительным до тех пор, пока он не подтвержден. – Он покраснел и отвернулся.

– Мхм, – сказала я задумчиво. – Тогда пойдем и поищем чего-нибудь поесть, а то я упаду в голодный обморок.


После скромного деревенского пиршества, состоявшего из хлеба и бифштекса, мы оказались вдвоем в комнате наверху. Он стоял в дверях, прислонившись к косяку. Я сидела на кровати и рассматривала оборки на своем платье. Что еще, черт побери, я должна была делать, оставшись наедине с малознакомым мужчиной? Впрочем, Дугал дал на этот счет вполне недвусмысленные указания. Хотела я того или нет, но я должна была провести ночь с этим малознакомым мужчиной, чтобы брак нельзя было аннулировать. Иначе я могла сушить сухари и собираться в форт Уильямс.

– Не бойся, я не собираюсь набрасываться на тебя, – нарушил Джейми неловкое молчание.

– Ха! Это ты меня боишься, я же вижу. Может, ты хотя бы сядешь?

Он последовал приглашению, усевшись на табуретку напротив меня. Очень мило. И что дальше? Он взял мои руки в свои.

– У меня твое кольцо, – вспомнила я. – Возьми, оно все равно свалится рано или поздно.

– Это кольцо моего отца. Я не ношу его, – сказал он, убирая кольцо в свою сумку. – Обещаю, что когда-нибудь у тебя будет обручальное кольцо, достойное тебя и подходящее по размеру.

– Не надо громких обещаний, – вздохнула я. – Пора переходить от теории к практике, тебе не кажется?

– Давай просто поговорим, – сказал он. – Мы еще успеем подтвердить наш брак.

– Прекрасно. Давай поговорим. У меня есть вопросы. Скажи мне наконец, почему ты на это согласился?

– По нескольким причинам. Во-первых, чтобы избавить тебя от Рэндалла.

– А тебе не все равно?

– Честно говоря, я пожалел бы и собаку, которая попала к нему в руки, не говоря уже о беззащитной женщине.

– Как трогательно! – сухо сказала я и фыркнула. Он очень серьезно посмотрел на меня, сжал мои руки и сказал:

– Теперь ты под моей защитой. У тебя есть семья, мой клан, мой меч. Пока я жив, этот человек больше не прикоснется к тебе.

Это звучало как клятва романтического книжного героя, но это было чистейшей правдой. Он знал цену своим обещаниям и цену своей жизни. Он знал, что такое опасность, и носил шрамы, подтверждающие вес его слов. Он действительно будет защищать меня до последней капли крови. А что я могу предложить ему взамен?

Ему только двадцать два, вспомнила я. В этом возрасте мои современники заканчивают институт, продолжая сидеть на шее у родителей. Они считают, что знают о жизни все, и рассуждают о ней с умным видом. При малейших затруднениях они бегут плакать кому-нибудь в жилетку, обычно любимой девушке или любящей мамочке. Они остаются такими до старости – слабыми, безответственными, часто трусливыми и пассивными. Сомнительный подарок цивилизации – инфантильные мужчины, не привыкшие думать о ком-то еще, кроме самих себя.

– Все это очень благородно с твоей стороны. Но стоило ли это женитьбы?

– А ты не думаешь, что я просто хотел спать с тобой?

Настало мое время удивляться. Впрочем, я взяла себя в руки и сказала, ухмыляясь:

– Для этого вовсе не обязательно было на мне жениться. Спроси у любого мужчины.

– Неужели ты думаешь, что я бы смог запятнать твою репутацию и не сделать тебе предложения? Я не любой мужчина и не хочу вести себя таким образом. – Он был искренне возмущен.

Ну что ж, по крайней мере я могла хоть чем-то отплатить за его квалифицированную защиту. Я смерила его критическим взглядом с головы до ног. Если бы он не был столь привлекателен, было бы хуже. Но я не могла сказать, что он мне не нравится. Это было бы враньем чистейшей воды. Я испытывала к нему больше, чем просто симпатию, еще с того первого дня в замке Тибервелл, когда я билась в истерике у него на коленях.

– Садись рядом со мной и расскажи мне о своей семье, – предложила я, прекрасно зная, что это долгий разговор. Каждый шотландец способен часами рассказывать о запутанных семейных связях и об истории сво его славного рода.

Кровать прогнулась под его весом, и я невольно прислонилась к нему. Он снова взял мою руку. Я вспомнила руки Андрея. Аристократические, с тонкими длинными пальцами, я любила следить за его отточенными, изящными жестами. Как непохожи были на них руки Джейми! Вообще трудно вообразить себе двух менее похожих мужчин.

– Ты думаешь о своем муже? – спросил он вместо того, чтобы ответить на мой вопрос.

– Ты ясновидящий?

– Нет, но я подумал, что ты должна сейчас вспоминать о нем.

– Это правда. Но я не хочу об этом говорить.

– Не нужно. Я знаю, что ты многого не можешь мне сказать. У меня тоже есть тайны, которыми пока я не могу с тобой поделиться. Не будем требовать друг от друга невозможного. Давай договоримся: если уж мы что-то рассказываем друг другу, пусть это будет правда. Не можешь сказать – молчи.

Он сам не знает, как он прав. Но смогу ли я когда-нибудь сказать ему правду?

– Я согласна. Давай выпьем за честность, и все-таки расскажи мне о своей семье. Должны же мы в конце концов познакомиться.

Мы разговаривали часа три, время от времени подливая вина в бокалы. Не гарантирую, что смогла запомнить всех его бесчисленных родственников, но вкратце история такова.

Его мать, Элен Маккензи, сестра Дугала и Фергюса, против воли отца вышла замуж за Брайана Фрейзера, близкого родственника лэрда Ловата, вождя клана Фрэйзеров. Они сбежали в ту самую ночь, когда к Элен должен был посвататься более подходящий жених, венчались тайком и скрывались до тех пор, пока Элен не забеременела. Тогда уже ничего нельзя было поделать, и отцу и братьям пришлось примириться.

Брайан Фрейзер владел небольшим имением Лаллиброк, расположенным как раз на границе земель двух кланов. Имение, как я поняла, было не бедным: плодородная земля, озеро, богатое рыбой, лес, природой созданный для хорошей охоты. На этой земле недавно был построен особняк – совсем новый, как с заметной гордостью сказал Джейми.

Семья Маккензи была не слишком рада родству с Фрэйзерами, и потому после смерти Брайана его жена должна была вернуться в замок Тибервелл, а его поместье отошло бы вождю клана Фрейзеров. Но только в том случае, если у Элен не будет наследника. Если же родится сын, он унаследует Лаллиброк.

Когда Джейми было восемь, умерла его мать. Они остались вдвоем со старшей сестрой, Маргарет. Отец умер четыре года назад, в тот самый день, когда Джейми высекли во второй раз. Должно быть, он решил, что его сын мертв, и сердце не выдержало. Он упал и больше никогда не поднялся. Теперь поместье принадлежало Джейми, единственному законному наследнику.

Но сейчас он никак не мог вступить во владение наследством, учитывая все обстоятельства. Залечив раны, он отправился во Францию и провел два года во французской армии на испанской границе. Он вернулся в Шотландию незадолго до того, как я встретила Дугала и компанию. Зачем Джейми вернулся сюда, где его подстерегали опасности, он не сказал.

Я обнаружила, что могу рассказать ему и о смерти родителей, и о милейшем дяде Сэме, опуская только детали, которые явно не принадлежали этому времени, – автомобили, самолеты, компьютеры. Я только не могла рассказать ему о том, что бросила любимую работу ради большой зарплаты, чтобы жить по-человечески. И еще я не стала говорить об Андрее. Мне почему-то было неловко.

– Уже за полночь, – сказала я, зевая. – Пора в постель.

– В постель или спать? – поинтересовался он, приподняв брови и криво улыбаясь.

– Ну… – ответила я задумчиво.

– В любом случае, ты же не будешь спать в платье. Я помогу тебе раздеться, – предложил он практично.

И он героически расшнуровал и снял с меня свадебное платье, что было не так просто. Он довольно улыбнулся и наклонился, чтобы поцеловать меня.

– Где ты научился так целоваться? – спросила я, как только представилась возможность.

– Хм. Я же не говорил тебе, что я монах. Когда мне понадобится помошь или совет, я скажу.

Я решила, что все равно пропадать, и стала раздевать его, медленно, растягивая удовольствие и дразня его. Если изнасилование неизбежно, постарайтесь расслабиться и получить удовольствие, гласит народная мудрость. Потом, я вовсе не была против…

Мужской костюм устроен значительно проще, чем женский, и последние барьеры между нами исчезли значительно быстрее, чем я ожидала. Я уже давно выяснила, что шотландцы не носят белья под своими юбками, и все же была слегка ошарашена, когда моя рука, взобравшись по его ноге, не встретила на своем пути никаких препятствий. Мы стояли друг перед другом, рассматривали и прикасались друг к другу, стараясь при этом не встречаться взглядами. Мы оба все еще чувствовали себя неловко. Его тело в сумраке показалось мне совершенным. Тело воина, тело атлета. Я легко провела ладонями по его широким плечам, по груди, обводя пальцами очертания выпуклых мышц. Именно такие мышцы называют стальными. Казалось, он сделан из невероятно прочного материала.

Моя рука скользнула по его бедру, прижимаясь все сильнее. Его дыхание участилось, он крепко прижал меня к себе, и я вскрикнула, потому что мои ребра слегка затрещали. Я почувствовала силу его желания, и, что было для меня сюрпризом, поняла, что желание взаимно. Вино, его физическая привлекательность, мое долгoe воздержание сделали свое дело. Мое тело принимало его и отвечало взаимностью на его неопытность. Он ласкал меня неуклюже и осторожно, как будто боясь сломать хрупкую игрушку.

– Господи Боже мой! – сказал он, войдя в меня, хотя и не имел привычки поминать имя Господа всуе.

Физическая близость, наслаждение, которое мы пережили вместе, избавило нас от остатков скованности. Мы лежали рядом, и моя голова удачно примостилась на его плече, как будто так и было задумано природой. Он умилительно дышал мне в висок.

– Ну что, ты так себе это представлял? – спросила я, посмеиваясь.

– Не совсем, – смутился он, не пускаясь в дальнейшие объяснения. – Скажи… А тебе было хорошо?

– Да, – сказала я честно.

– Я так и подумал. Хотя Руперт сказал мне, что обычно женщинам все равно, им это не нравится, и поэтому я должен покончить с этим как можно скорее.

– Ха! Что он понимает, твой Руперт! Все ровно наоборот.

– Думаю, тебе виднее. Накануне они надавали мне таких советов, которые показались мне в высшей степени странными. Поэтому я решил, что лучше будет забыть о них и делать то, что мне покажется правильным. В конце концов, животные неплохо справляются с этим без всяких советов.

Я засмеялась:

– Ты правильно сделал, что не стал их слушать. Представляю, каких глупостей они тебе наговорили.

В глубине души я тихо веселилась, представляя, как мужчина, который не видел ни одного порнофильма и не читал книжки «Секс в вашей жизни», постигает основы сексуальной техники, наблюдая спаривающихся животных. Впрочем, в этом была своя прелесть. У него не было ни комплексов, ни ложных представлений, он был открыт всему новому, что я могла ему предложить, и это было странно приятно.

– Ты не проголодался? Мне кажется, я умру, если немедленно не съем чего-нибудь. На кухне осталось холодное мясо и хлеб. Я принесу.

– Джули, подожди, – он потянул меня за руку, – я схожу сам.

– Не надо, не вставай, я быстро. – Я накинула на себя сорочку, шаль и открыла дверь.

– Смотрите-ка, она все еще может ходить! – заорал визгливым голосом лыка не вязавший Руперт, сидевший внизу в компании еще пятнадцати или двадцати таких же пьяных морд. – Маленький Джейми не справляется со своими супружескими обязанностями!

– Тебе нужно было выбрать зрелого мужчину! – подхватили его компаньоны, раскатисто хохоча.

– Надо было выходить за меня, крошка, уж я бы тебе показал. – Руперт встал, покачиваясь и размахивая рукой.

Я вышла из ступора, забежала обратно в комнату и захлопнула дверь. Джейми валялся на кровати, трясясь от смеха.

– А теперь объясни, что они там делают? – спросила я зловещим шепотом.

– Видела бы ты свое лицо, – выговорил он с трудом, борясь с очередным приступом смеха. – Это обычные свидетели.

– То есть?

– То есть они все видели, что мы пошли вдвоем в эту комнату, и могут подтвердить, что брак не фиктивный.

Я села и начала хохотать, пока он подбирал с полу свою одежду, чтобы все-таки сходить за едой. Какая прелесть – свидетели! Пятнадцать или двадцать человек видели, как мы уединились, и теперь каждый из них в случае чего скажет: да я сам свечку держал! Куда там вмонтированной видеокамере…

Он вернулся абсолютно пунцовый, но с едой. Последние шуточки, которые донеслись до моих ушей, были настолько похабны, что я вряд ли решусь их повторить. Я налила себе вина и выпила его залпом.

– Ну вот, теперь мы сможем продержаться по крайней мере пару дней, – сказал Джейми, обозревая наши припасы.

– Как же. Ты сожрешь это в три секунды, и нам придется есть листья и кору вон с той ветки, которая бьет в окно.

– Однажды мне пришлось питаться травой. Не хотел бы повторять этот опыт.

– Травой?!

– Да. Была зима, и у меня кончились припасы. Я скитался в горах вместе с бандой угонщиков скота. В тот год почти не было дичи, я неделями питался только зерном, размоченным в воде. Когда и эта еда закончилась, я вспомнил, что олени зимой питаются замерзшей травой, которую выкапывают из-под снега. Я часто находил такие лунки, в которых виднелись остатки стеблей. Я подумал: чем я хуже оленя, – и стал есть эту траву. – У оленя не один желудок, – перебила я.

– Об этом я тогда не подумал. Потом мне сказали, что эти замерзшие стебли нужно было сначала варить, тогда у меня не было бы таких диких колик.

– И долго ты питался травой?

– Несколько дней… Дня четыре.

Я оторопело молчала. Он рассказывал это как анекдот.

– Что с тобой? Не бойся, тебе не придется голодать. Уж это я обещаю.

– Спасибо. Утешил.

Он задумался, теребя мою руку, потом покраснел:

– Я знаю, что одного раза вполне достаточно, чтобы сделать брак законным, но…

– Ты хочешь продолжить?

Он кивнул, и мы продолжили.

Я заснула в его объятиях, впервые за последние месяцы чувствуя, что я не одна и мне нечего бояться. Должно быть, я замерзла во сне, потому что мне снилась ледяная пустыня, поросшая желтоватой травой, и кто-то преследовал меня в этой пустыне. От мучительного страха я застонала и проснулась. Мой стон разбудил Джейми, он вскочил, сжимая в руке что-то, подбежал к двери, прислушался и вернулся в постель, пряча под подушку предмет, очень похожий на кинжал.

– Все в порядке, не бойся, – прошептал он, обнимая меня и бережно проводя пальцами по моему влажному от слез лицу.

– Прости, мне приснился кошмар. Я не хотела тебя разбудить.

– Да ты замерзла. У тебя руки как лед. Я, наверно, стянул с тебя одеяло. Я же привык спать один.

Он прижался к моей спине, согревая своим теплом, его рука лежала на моей груди. Теперь мы были плотно укутаны в одеяла, но я не могла заснуть, думая, какая же опасность могла заставить человека спать вооруженным в свою первую брачную ночь.

Глава седьмая

ЕЩЕ ОДНА ПОПЫТКА К БЕГСТВУ

Утром мы снова чувствовали себя неловко. Мы завтракали в молчании, глядя каждый в свою тарелку. Человек, сидевший рядом со мной, снова был незнакомцем. Симпатичным, но чужим человеком из другого мира. Я поежилась. Два месяца назад я невинно прогуливалась по Эдинбургу в приятной компании – и вот я замужем за мистером Фрэйзером, владельцем поместья Лаллиброк, племянником вождя клана Маккензи. Я – племянница Фергюса Маккензи. Боже мой!

– А где наш милый дядюшка Дугал? – спросила я у законного супруга.

– Ну… Он отправился дальше собирать налоги, а заодно навестить капитана и сообщить ему радостную новость о нашей свадьбе. А мы можем провести тут еще три дня.

– Как мило с его стороны.

– Нисколько. Это было одно из условий моей женитьбы на тебе.

– Что? Одно из условий?! Были и другие?

Он выглядел смущенным.

– Да… Я знал, что ты не хочешь этой свадьбы. И я хотел сделать ее хотя бы не слишком неприятной для тебя. Я настоял на том, чтобы венчаться в церкви, чтобы все было как полагается – свадебное платье и священник… И еще я сказал Дугалу, что не хочу, чтобы моя свадебная церемония закончилась под кустом, с двадцатью свидетелями, подающими советы.

Теперь смутилась я. Какая трогательная забота о будущей жене, особенно если учесть, что это брак по расчету. С моей стороны.

– Я должна поблагодарить тебя. Не стоило…

– Стоило, – перебил он. – Я спасаю тебя от Рэндалла, а ты меня – от клана Маккензи.

– Каким образом?

– Долгая история… Впрочем, у нас есть время. Ты видела Фергюса. Все знают, что он уже не молод и к тому же болен. Он долго не протянет. Его сыну Алану всего восемь. Еще десять лет он не сможет возглавить клан.

– И если Фергюс умрет раньше, то вместо Алана будет править Дугал, – подсказала я.

– Да. Но есть люди, которые не пойдут за Дугалом. Они хотят видеть другого человека.

– И этот человек – ты?

– Да.

Действительно, если разобраться, он был неплохим претендентом на место Фергюса. Маккензи по крови, прекрасный воин, доказавший это в битвах, человек, умеющий вести за собой толпу. Опасный соперник для всякого. У Дугала были основания для беспокойства.

– Ты хотел бы занять место Фергюса?

– Нет. Не думаю. Это вызовет раскол, люди Дугала не захотят мне подчиняться. А мне не нужна власть ценой чужой крови.

– Почему бы просто не сказать им об этом? – я осеклась. – Так вот в чем дело… Присяга!

Принеси он в ту ночь клятву верности Фергюсу и тем самым провозгласив себя членом клана Маккензи, он объявил бы себя претендентом на место вождя клана. За что и был бы убит по приказу Дугала или самого Фергюса. Откажись он от присяги – ему грозила бы смерть от рук людей, которые хотели следовать за ним и сочли бы себя обманутыми. Зная об этом, он постарался держаться подальше от торжественной церемонии принесения клятв, но тут явилась я и все испортила, отправив его на смерть по собственной глупости. В ту ночь он избежал смерти. Он перешел пропасть по очень узкому мостику… Да, у него были причины спать вооруженным.

– Прошлой ночью я впервые спал без кинжала в руке, – сказал он, ухмыляясь при воспоминании о том, что было в его руке вместо кинжала.

– Черт побери, откуда ты знаешь, о чем я думаю?!

– У тебя все на лбу написано. Ты посмотрела на мой кинжал и покраснела, – он улыбнулся. – Из тебя не получилась бы шпионка, что бы там ни говорил Дугал.

– Так ты веришь, что я не шпионка?

– Верю, но не знаю, кто ты. Фергюс считает тебя английской шпионкой, Дугал – французской. Ты похожа на француженку, но ты не француженка.

– Почему же?

– Я слышал, как ты говоришь по-французски – несколько слов с акцентом. Это не твой родной язык. Я провел во Франции три года, и я узнаю настоящего француза. Испанка? Вряд ли. Немка? Германия никак не заинтересована в местных событиях.

– Я и не претендую. Ну а как насчет английской шпионки?

– Возможно, несмотря на то что твой разговорный английский более чем странен. Но ты не знаешь гэльского – какой смысл отправлять тебя в те края, где по-гэльски говорят все.

– Ну и кто я в таком случае?

– Будь я проклят, если я знаю. Может, ты из народа фэйри? Но ты слишком высокая.

– Пусть это будет моей маленькой тайной. Но объясни мне, пожалуйста, как я могу спасти тебя от клана Маккензи?

– Я мог бы стать лэрдом даже сейчас, хотя я вынужден скрываться от англичан и за мою голову назначена награда. Это не имело бы значения. Рэндалл никогда не посмеет арестовать вождя клана. Поэтому Дугал все еще опасается меня. Но, женившись на тебе, я отрезал все пути. Англичанка никогда не станет хозяйкой замка Тибервелл. Я выбыл из игры. И я благодарен тебе за это.

После завтрака мы отправились бродить по окрестностям. Джейми предложил пойти на ледник. Я быстро пожалела, что согласилась. Джейми мог целыми днями ходить по местным крутым холмам, не испытывая особых затруднений, нисколько не запыхавшись и не покраснев, но у меня не было такой физической подготовки. Я всегда любила ходить пешком, но по более или менее ровной местности. По Невскому, например. В выходные я часами бродила по городу, не чувствуя усталости. Но эти бесконечные подъемы по каменистым тропкам горной Шотландии меня все еще изматывали. Поэтому я то и дело присаживалась на камень, вся красная и растрепанная. Джейми терпеливо ждал, пока я отдышусь.

Лед, не тающий в июне, казался игрушечным. Но от него веяло настоящим зимним холодом. Мы расположились на поляне под сосной, неподалеку журчал ручеек, вытекающий из ледника. Я наслаждалась уединением впервые за долгие дни. Рядом со мной был только один человек – мой новый муж.

– У тебя самые красивые волосы на свете, – сказал он.

– Что?! Тебе нравится этот ужас? – Мои нестриженые кудри почувствовали долгожданную свободу и торчали во все стороны.

– Очень. Я слышал, как разговаривали две девушки из замка. Одна из них сказала подруге, что ей пришлось бы провести часа три с горячими щипцами, чтобы выглядеть так, как ты. Она сказала, что ей хочется выцарапать тебе глаза за то, что ты и пальцем не шевельнула, чтобы твои волосы так завивались.

Я криво улыбнулась.

– Зато я не блондинка. У меня заурядные волосы коричневого цвета. Скучно!

– Ничего подобного! Твои волосы – как река, кипящая на стремнине. Бурная, темная вода, в которой мелькают солнечные лучи.

Он задумчиво накручивал на палец завиток моих волос.

– А твои глаза… Они кошачьи, зеленые, но в них тоже вспыхивают золотые солнечные лучи. Ты вся светишься, особенно когда смеешься или улыбаешься.

Я растаяла. Андрей никогда не говорил мне ничего подобного. Он считал комплименты пошлым обычаем, который лишь по ошибке принят в обществе. Прочие поклонники ограничивались банальностями типа: «У тебя хорошая фигура» или: «У тебя очень красивые глаза». Я вдруг поняла, как мне не хватало этих слов.

Глаза самого Джейми были похожи на синие глубокие озера. Длинные рыжие ресницы, выгоревшие на концах, придавали его взгляду почти младенческую невинность. Сущий ангел. Что с ним будет, когда я исчезну? Во мне зашевелились легкие угрызения совести.

– Почему ты не возвращаешься домой? – спросила я. Он молчал, опустив голову на колени, как будто не слышал вопроса. Наконец он посмотрел на меня, потирая переносицу:

– Я боюсь возвращаться. Не потому, что за мою голову назначена награда. Я не знаю, что меня ждет в Лаллиброке. Дугал сказал мне, что у Мэгги был ребенок от Рэндалла…

– Да, я помню.

– Еще он сказал, что она… что Маргарет спуталась с каким-то английским солдатом. С кем-то из гарнизона, Дугал не назвал имени этого подонка.

– Невероятно! И ты… ты не хочешь ее видеть?

– Она опозорила наше имя, – сказал он неожиданно жестко. – Она уступила Рэндаллу, но лучше ей было умереть, чем жить с таким клеймом. Отец не видит этого позора. Это убило бы его.

– Дугал сказал мне, что твой отец не смог пережить…

– Да, – оборвал он меня почти грубо и уставился в землю.

– Что с тобой? Ты же не думаешь, что это твоя вина?

– Здесь есть моя вина.

– Да что ты мог сделать?

– Знаешь, что нужно было капитану Рэндаллу? Ему нужна была моя задница. После того как меня высекли в первый раз, он навестил меня и предложил выбрать: или я позволю ему… делать с моим телом все, что он захочет, или меня высекут еще раз. Я почти согласился… Это будет хотя бы не так больно, решил я. Но накануне я видел моего отца. Нам не позволили поговорить, он подошел ко мне, погладил по щеке и поцеловал. Меня сразу же увели. Когда я говорил с Рэндаллом, этот поцелуй все еще горел на моей щеке. И я собрал остатки своей храбрости, а ее тогда было очень мало, посмотрел ему в глаза и послал его к черту. Он страшно разозлился тогда. Теперь ты знаешь, что нас связывает. И за что умер мой отец, – он вздохнул. – Я принес столько несчастий моей семье. И мне страшно возвращаться в Лаллиброк. Но теперь я не один, у меня есть ты. Мы поедем туда вместе. Ведь теперь Лаллиброк и твой тоже.

Мы долго молчали. Я чувствовала себя виноватой. Он собирается что-то менять в своей жизни из-за меня, а я собираюсь предать его при первом же удобном случае. Я смотрела на его грустную физиономию, и мне страстно хотелось погладить его по щеке, взъерошить эти рыжие волосы, прижаться к нему всем телом… Он как будто почувствовал мои мысли, и в следующий миг мы сжимали друг друга в объятиях.

– Какой ты колючий, – возмутилась я, когда его щека оставила чувствительные царапины на моем лице.

– Извини. Перед свадьбой Дугал дал мне бритву, но потом забрал. Наверно, он боялся, что наутро я перережу себе горло. А сейчас я ему нужен живым.

Он усмехнулся и продолжил царапать меня своей однодневной щетиной. Но я уже не обращала на это внимания. Я снова и снова отвечала на его страсть, не успевая удивляться остроте своих ощущений. Со мной никогда такого не бывало. Меня сжигало страстное желание отдаться ему целиком, раствориться в нем и забыть себя, уплывая на волнах блаженства. Я вскрикнула и задрожала… Он испуганно отодвинулся, спрашивая, что случилось. Его забота показалась мне в тот момент совершенно неуместной. Немного придя в себя, пока он обеспокоенно меня разглядывал, я поняла, что советчики не рассказали ему об одном из самых важных моментов. И мне пришлось просветить его, причем он слушал с раскрытым ртом. Я чувствовала себя немного гейшей, хотя мне и раньше приходилось читать мужчинам лекции. По большей части о том, что нужно делать с женщиной, чтобы ей было хорошо. Все-таки прогресс – великая вещь, думала я. В двадцатом веке мужчины по крайней мере знают, что женщина тоже может получать удовольствие от близости с мужчиной.

– Это удивительно. Мне кажется чудом, что твое тело может отвечать мне, что я могу разжечь в тебе страсть, – сказал он, смущенно улыбаясь.

Я не ответила. Мне самой это казалось чудом. Впрочем, я уже начала привыкать к разнообразным чудесам.

Мы провели еще два дня в блаженном уединении. Мы ели, спали, гуляли и занимались любовью. Нам никто не мешал, ничто не напоминало о событиях, происходивших за пределами нашего маленького мира. Если не обращать внимания на мой старомодный костюм, было очень легко вообразить, что я просто отправилась на уик-энд в заброшенную шотландскую деревеньку, где время течет по каким-то своим законам. А в воскресенье вечером – на автобус, потом на самолет, и домой.

Но вместо этого в понедельник прибыл Дугал со своей свитой и разом спустил меня с небес на землю.

– Сегодня я порадовал капитана, рассказав ему о вашей свадьбе. Жаль, не могу передать вам его поздравлений, госпожа Фрэйзер, они совсем не предназначены для дамского слуха, – сообщил он, цинично рассматривая Джейми и прихлебывая эль из большой кружки. – Я, кажется, понял, кого ты мне напоминаешь, парень.

Джейми смотрел на него исподлобья. Дугал озабоченно покачал головой, поднял глаза к небу – точнее, к закопченному потолку, – потом обратил свой взор ко мне и спросил доверительно:

– Ты когда-нибудь видела оленя в конце брачного сезона? Бедняги не спят и не едят неделями, едва успевая биться с соперниками и обслуживать самок. К концу сезона от самцов остаются кожа да кости и запавшие красные глаза. Они трясутся как паралитики, не трясется только их…

Последнее слово потонуло в раскатах хохота. Джейми подтолкнул меня к лестнице. К ужину мы не спустились, найдя более приятные развлечения.

В ту ночь я долго не могла заснуть, даже несмотря на успокаивающее присутствие Джейми. Я живо представляла себе отряд англичан в красных мундирах, который рыщет по окрестным деревням, чтобы доставить меня, живой или мертвой, в форт Уильямс. Я беспокойно ворочалась и вздыхала, то прижимаясь к Джейми, то отстраняясь от него.

– Это из-за меня? – спросил он внезапно, хотя я была уверена, что он спит.

– Что из-за тебя?

– Ты нервничаешь и не можешь уснуть. Ты жалеешь о том, что мы поженились? Ты не можешь быть со мной?

– С чего ты взял? – Более нелепого предположения я еще не слышала. – Боюсь, дружок, у тебя завышенная самооценка. Ты склонен преувеличивать собственную значимость. Я думаю не только о тебе, а еще и о капитане Рэндалле.

– Но тебе нечего больше бояться. У капитана есть и другие дела, кроме охоты за тобой. Он не тронет племянницу Фергюса, иначе ему придется сильно пожалеть об этом. Ты можешь быть спокойна, пока я рядом с тобой. Если, конечно, ты меня не ненавидишь.

– А мне казалось, что я очень удачно скрываю свою ненависть, – буркнула я. – Но ты, оказывается, такой наблюдательный.

Он засмеялся:

– Нет, ответь мне серьезно. Ты меня не ненавидишь?

– Нет же, нет.

– Я тоже. А многие удачные браки начинались гораздо хуже, – резюмировал он, и мы наконец заснули.


По дороге в Тибервелл мы должны были сделать небольшой крюк, чтобы Джейми мог встретиться с загадочным человеком, которого звали Дик Брикстон.

– Зачем он тебе? – поинтересовалась я.

– Он был свидетелем того убийства, за которое я объявлен вне закона. Может быть, он скажет мне, кто настоящий убийца.

– Если он даст показания в суде, тебя оправдают?

– Не знаю. Слова дезертира – не слишком надежное свидетельство для суда. Но это уже начало. Дугал договорился о встрече в безопасном месте. Но я не слишком доверяю самому Дугалу. С нами поедет Муртаг.

– А Муртагу ты доверяешь? – Этот неразговорчивый бородатый человек казался мне настоящим дикарем.

– Да, конечно. Его отец был двоюродным братом тетки моего отца и…

– Короче, ты хочешь сказать, что он Фрэйзер, а не Маккензи? – От этих родственных хитросплетений у меня ехала крыша.

– Да.

– А с какой радости тебе помогает Дугал, если у вас такие натянутые отношения? Что он выиграет, если ты будешь оправдан?

– Ему нужен Лаллиброк. Если будет восстание, люди уйдут в горы. А ближайший хороший путь туда лежит через мое поместье. Тот, кто контролирует Лаллиброк, контролирует и проход в горы. Это важная стратегическая точка. Поэтому Дугал хочет иметь дело с законным владельцем, находящимся на свободе.

Мы ехали шагом вдоль ручья. Каменистый берег порос ивами, их переплетающиеся ветви почти скрывали всадников, двигавшихся впереди. Внезапно кавалькада остановилась. Джейми взял мою лошадь под уздцы и направился в самую гущу ветвей. Как выяснилось, они скрывали пещеру.

– Тебе лучше остаться здесь. Это безопасное место, тебя никто не найдет и не будет искать. Мы вернемся до заката. Спрячься сама и спрячь лошадь.

– Я поеду с тобой! – Мне вовсе не хотелось оставаться одной на целый день и вздрагивать от каждого шороха.

– Это опасно. Я не смогу драться и защищать тебя, если потребуется. Я вернусь.

– Я не останусь здесь!

– Останешься! Я твой муж, и ты должна мне подчиняться! Припомни клятву, которую ты дала перед алтарем.

– Какого черта! Даже не подумаю! Мне здесь не нравится, и ты не заставишь меня…

– Еще как заставлю! Скажи еще слово, и я привяжу тебя вон к тому дереву.

– Упрямая шотландская свинья! Ты хочешь, чтобы все было по-твоему. Только тронь меня! Он покраснел и сказал спокойно:

– Я оставляю тебя здесь. И если ты хотя бы шаг отсюда сделаешь, то, клянусь, я возьму свой ремень и так отделаю твою голую задницу, что тебе придется идти пешком всю обратную дорогу. И запомни: я не даю пустых обещаний.

Я осталась одна слушать щебетание птичек и журчание ручья. Прав был Дугал – упрямства у Джейми более чем достаточно. Мне предстояло торчать здесь до заката. А что, если мимо пройдут какие-нибудь дикие горцы или английские солдаты? Ведь форт Уильямс не так далеко. Стоп. Впервые за долгое время я осталась одна, без присмотра, зато с лошадью, и я знала, где я нахожусь. Не этого ли я дожидалась последние два месяца? Форт Уильямс километрах в двенадцати отсюда. А Грэт-на-Дан всего в шести километрах к северу от форта Уильямс. По прямой отсюда будет километров четырнадцать. Ближе к цели я уже никогда не буду.

Скорее домой! У меня заныло под ложечкой. Я осторожно направилась к выходу. Меня мучили угрызения совести, но ноги сами вели меня туда, где мирно паслась моя лошадь. Стоит ли ехать верхом? Так меня могут заметить. Потом, если Джейми вернется и найдет здесь лошадь, он подумает, что я ушла не по своей воле. Ему будет не так больно. Хотя с чего ему должно быть больно? Поищет, не найдет и успокоится. Вернется в замок, женится на Леонор, и все у него будет хорошо.

Я шла по берегу ручья, думая только о том, что через несколько часов смогу добраться до Грэт-на-Дан, прикоснуться к камню и вернуться к Андрею. Пожалуй, надо замести следы, решила я, сбрасывая скользкие туфли и выбираясь на середину ручья. Ледяная вода обжигала ступни. Я осторожно переступала с камня на камень, путаясь в своих длинных юбках. Где вы, джинсы и кроссовки, думала я с тоской, балансируя на мокрых валунах. Ну ничего. Уже скоро я вернусь к вам. И к горячим ваннам, и к телевизору.

Замечтавшись, я поскользнулась и сползла в воду. Многочисленные юбки моментально намокли и потянули меня вниз. Я пыталась ухватиться за камень, но он был слишком большим и скользким. Я барахталась в воде, с ужасом чувствуя, что под ногами нет дна. Ручей был неглубоким, но быстрым, и в нем встречались омуты, в один из которых я и попала. Я пыталась плыть по направлению к берегу, но тесный корсаж и намокшие юбки, путавшиеся в ногах, дико мешали. Все же я продвигалась к берегу, хотя это стоило мне немалых усилий. Я начинала уставать, я из последних сил глотала воздух и беспорядочно била руками по воде. В глазах темнело, но я не хотела прощаться с жизнью.

Вдруг с берега ко мне протянулось что-то красное. Я ухватилась за это перед тем, как потерять сознание. Последнее, что я успела разглядеть, была розовощекая физиономия капрала Хопкинса, с которым мы уже были знакомы.

И вот я снова смотрела в холодные серые глаза капитана Рэндалла. Он скептически обозревал мою промокшую и потрепанную фигуру.

– До чего вы докатились, сударыня. Просто не верится. Английская леди предпочла выйти замуж за одного из этих полуголых дикарей, чем побеседовать с образованным соотечественником.

– Мне куда приятнее иметь дело с дикарями, чем с образованным садистом, смею вас уверить.

– Садистом? Что вы имеете в виду? – Рэндалл выглядел заинтересованным.

Тут я поняла, что маркиз де Сад еще не прославился своими похождениями, и до того, как слово «садист» войдет во все европейские языки, остается еще лет сто как минимум.

– Это такое шотландское словечко, – соврала я. – Оно очень вам подходит.

– Ни разу не слышал. Боюсь, вы более одаренный филолог, чем я. Но оставим это. Как же так вышло, что вы бродили одна по лесу? Ваши друзья имели неосторожность вас покинуть? Какая жалость! Дикари – и те лучше заботятся о своих женщинах, чем эти горцы. Или, быть может, вы предпочли избавиться от их надоедливой компании?

Он ходил кругами по комнате и остановился передо мной.

– Отвечайте же!

– Вы разве со мной разговариваете? Мне казалось, это своего рода мысли вслух и мне лучше не вмешиваться…

Его глаза превратились в узкие щелки, он наклонился надо мной, так что я чувствовала его дыхание на своем лице:

– Вы намерены и дальше издеваться надо мной, мадам? Боюсь, я не могу вам этого позволить.

– А что вы можете мне сделать? Меня уже ищут люди Фергюса, и он не будет рад, когда меня найдут здесь.

– Вас не найдут. Никто не знает, где вы. Вы в моей власти. Вам придется рассказать мне, что связывает вас с герцогом Сандринхэмским, иначе…

– Иначе что? Вы прикажете меня высечь? – Я покосилась на хлыст для верховой езды, которым капитан элегантно помахивал. – Мне казалось, к женщинам не применяют подобных наказаний.

– К сожалению, – вздохнул Рэндалл. – Но мне незачем вас сечь. Прогулка в Толбот доставит вам больше удовольствия. Вы знаете, что такое Толбот?

Я медленно кивнула. Еще бы я не знала, что такое Толбот, побывав на экскурсии по Эдинбургу! Мрачная эдинбургская тюрьма, прославившаяся на века жуткими условиями, грязными переполненными камерами, жестокими тюремщиками, эпидемиями и высокой смертностью среди узников. Большинство из них умирали, так и не дождавшись начала следствия. Никто не знает, где я. Никто не узнает, куда меня отправили. И вряд ли Фергюс сумеет вытащить меня из этой тюрьмы, даже если каким-то чудом узнает, где я, и захочет меня спасать.

– Да, я вижу по вашему лицу, вы имеете представление о том, что вас ждет. Ну как, сударыня, поговорим по-дружески?

Он положил руку на мое плечо, его пальцы, как змеи, ползли ко мне за корсаж. Я раздраженно дернула плечом, сбрасывая его руку. Он задумчиво посмотрел на меня и направился к шкафу красного дерева. Неплохо он устроился, думала я, наблюдая, как он что-то ищет на полке. Мебель красного дерева, мягкие кресла, серебряная чернильница, туалетный столик, изящный, почти что дамский, зеркало с серебряной ручкой… Капитан подошел ко мне с веревкой.

– Как вы предусмотрительны! – восхитилась я.

– Я ждал вас, сударыня, и потому подготовился. – Он улыбнулся самой обаятельной из улыбок Андрея и связал мне руки за спиной.

Резким движением он выхватил нож и приставил его к моей груди. Я вскочила и попятилась, глядя в его усмехающееся лицо. Да, это был настоящий садист, играющий со своей жертвой, как кошка с мышкой, наслаждающийся ее страданиями и воплями. Черта с два, кричать я не буду. Не доставлю ему такого удовольствия.

Мы плавно перемещались по комнате, пока я не наткнулась на стену. Он аккуратно воткнул нож в мое платье и медленно обрисовал полукруглую линию. Разрезанная ткань сползла, высвобождая нижнюю рубашку и мою грудь. Он ударил меня по лицу, и я упала на кушетку, приземлившись на связанные руки и вскрикнув от боли.

– Кричите, кричите. Вы доставите мне большое удовольствие, – прошептал он у меня над ухом и впился в мои губы.

Я укусила его до крови. Он выругался и снова ударил меня, его рука полезла под юбку, медленно, но верно находя свой путь. Звать на помощь было бесполезно. Стены форта были безнадежно толсты. Но я все-таки собрала все силы и заорала истошным голосом:

– Помогите!

Он тяжело дышал, нависая надо мной всем телом. Мне показалось, что он чего-то ждет. И я поняла: он ждет, чтобы я продолжала кричать, иначе он вряд ли получит требуемое удовольствие. Он снова приставил нож к моему горлу.

– Буду весьма признателен, если вы уберете руки от моей жены, – раздался спокойный холодный голос.

Рэндалл отодвинулся от меня, все еще держа нож у моего горла, и я увидела на подоконнике Джейми, сжимавшего в руке пистолет.

– Жены? Ба, да это ты, приятель. Аппетитная штучка твоя жена, мы с ней неплохо развлекаемся. Совсем как с твоей сестрой. Это мой старый знакомый, – сказал Рэндалл, обращаясь ко мне. – Твоя спина, кажется, зажила? Ты соскучился по мне? Пошевелись только, и я перережу ей горло.

– За это время я успею пристрелить вас.

Рэндалл вскочил и бросился на него с ножом. Глупый поступок – лезть под пулю. Но почему же Джейми не стреляет, подумала я. Чего он ждет? Джейми нокаутировал Рэндалла одним ударом, отшвырнул пистолет и подбежал ко мне.

– Скорее! Мы должны торопиться, – сказал он, развязывая мне руки. Мы бросились к окну.

– Не так быстро, – раздался угрожающий голос с пола.

Рэндалл лежал, приподнявшись на локте и наставив на нас пистолет. Я похолодела. Джейми подскочил к нему, не обращая внимания на пистолет, и снова отправил его в аут. Он подтолкнул меня к окну, вручил что-то шершаво-колючее, оказавшееся веревкой, и я спрыгнула вниз. Мои ладони горели, но я приземлилась благополучно. Джейми последовал за мной, и мы побежали прочь, туда, где нас ждал Муртаг. Мы погнали коней галопом.

– Почему ты не стрелял? – спросила я.

– Потому что пистолет не был заряжен, – довольно холодно ответил Джейми.

Он не спрашивал меня, что произошло, и вообще вел себя так, как будто меня не было рядом. Он не проявлял ни малейшего интереса к моей персоне. Муртаг изредка поглядывал на меня неодобрительным взглядом. Тебя не спросили, думала я, отвечая ему полным пренебрежением.

Так мы мчались, не разбирая дороги, пока не добрались до деревни, где остановилась банда Дугала. Была глухая ночь, но нас ждали. Никто не спал. Меня встретили настороженные взгляды. Мы присоединились к позднему ужину. На меня никто не обращал внимания. Все как будто начисто обо мне забыли. Я ерзала на стуле, краснела, искоса поглядывала на своих соседей – ничего. Меня как будто нет. Еда застревала у меня в горле.

Я была почти счастлива, когда мы с Джейми наконец пошли спать. Но он все еще не проявлял ко мне дружелюбия. Отлично! Не очень-то и хотелось. И я сделала вид, что он мне безразличен. Я села на кровать и демонстративно стала напевать «Интернационал». Он походил вокруг, вздыхая, потом наконец сказал:

– Мне неприятно, но я должен это сделать. Наклонись и подними юбку, пожалуйста.

– Что?! – Я вскочила и прижалась к стене.

– Я сказал, что выпорю тебя, если ты уйдешь с того места, где я тебя оставил. Ты ушла. Ты попала в руки Рэндаллу и подвергла нас всех опасности. За это я должен тебя наказать. Я предупреждал, что не даю пустых обещаний.

– Но я прошу прощения! Я вовсе не хотела, чтобы ты рисковал жизнью, спасая меня. Прости, я поступила необдуманно. Чего еще тебе надо?

– Послушай, если бы это касалось только нас двоих, я не сказал бы ни слова. Я уже простил тебя. Я готов вызволять тебя голыми руками из форта Уильямс сколько угодно. Но ты поставила под угрозу жизни других людей. Теперь нас будут искать, и нам придется скрываться, передвигаясь только по ночам. Знаешь, что случилось бы с мужчиной, который совершил подобную глупость?

– Нет.

– Как минимум он лишился бы ушей, в худшем случае был бы повешен.

Я раскрыла рот.

– Ты еще не знаешь наших обычаев, но тебя это не оправдывает.

– Я извинилась, черт побери. Я могу извиниться и перед ними, если нужно.

– Этого мало. Слова легко забываются. Серьезные проступки должны быть наказаны. Знаешь, мне кажется, что ты жила там, где все проще, – говорил он медленно и с видимым трудом. – Ты не привыкла к тому, что любая ошибка может погубить не одну жизнь. Ты не привыкла никому подчиняться, а это бывает необходимо. Я вижу, ты не привыкла, чтобы мужчина указывал тебе, что делать. Но ты должна подчиняться ради нашей безопасности. Я обязан показать тебе, что ты отвечаешь за свои проступки. Давай не будем больше спорить, иначе тебе действительно достанется.

Он двинулся ко мне с решительным видом, по дороге снимая тяжеленный кожаный ремень. Я решила не сдаваться живой. Впрочем, было очевидно, что он сильнее. Он сосредоточенно и бесшумно охотился на меня и все-таки поймал, но я успела глубоко поцарапать его физиономию, ударить его коленом в пах и укусить за палец. Железная рука прижала меня к постели и – о Боже! – широкий ремень таки опустился на мою несчастную задницу.

– Садист! Ненавижу! – кричала я во время экзекуции. – Фашист недобитый! Пещерный человек! Про клятый мачо!!

Я сильно разозлила его, и мне действительно досталось. Но расплакалась я не от боли, а от шока. В жизни никто не поднимал на меня руку, и вот за последние два месяца я только и делаю, что спасаюсь от многочисленных насильников, получаю удары и вот теперь, в довершение всего, меня еще и выпороли как провинившегося школьника в прошлом – нет, в позапрошлом веке. Я чувствовала себя униженной и растоптанной. И это сделал единственный человек, которому я могла доверять в этом омерзительном восемнадцатом веке!

Если бы я могла хлопнуть дверью и уйти, я бы именно так и сделала. К сожалению, в лесу не ходят такси и мне некуда было ехать. Поэтому я просто завернулась в одеяло, улеглась лицом к стене и перестала замечать Джейми. Он вышел из комнаты, не говоря ни слова. Позже, когда я потушила свечу, он вернулся. Повздыхал, попереминался с ноги на ногу и улегся на голом полу. Так тебе и надо, сволочь, думала я, помучайся и ты тоже. Мы еще долго притворялись спящими, хотя каждый прекрасно знал, что другой не спит. Не знаю, о чем думал он, но я проклинала все на свете, изредка ощупывая пострадавшую часть тела. Она ныла и чесалась.

Глава восьмая

БОЕВОЕ КРЕЩЕНИЕ И НОВЫЕ ИНТРИГИ

Джеими встал раньше меня. Когда я проснулась, он уже был одет и собирался уходить. Я открыла глаза и злобно уставилась на него из-под одеяла, не говоря ни слова.

– Вот увидишь, тебе же легче будет. Над тобой, конечно, немного посмеются, но все будет забыто, – сказал он, мило улыбнувшись, и вышел. Я швырнула ему вслед тяжелый чугунный подсвечник.

Я завтракала в гордом одиночестве, причем стоя.

– Эй, девушка, может, посидишь с нами? – гостеприимно позвал меня Нед, завтракавший в компании ухмыляющегося Муртага.

– Спасибо, я постою, – гордо ответила я, и все, кто слышал этот диалог, захохотали.

Спустился Дугал, осмотрел сборище и сказал, обращаясь к Джейми, но так, чтобы слышали все:

– По-моему, ты перестарался, парень. Совсем не надо было избивать ее до полусмерти. Она кричала на всю округу, как будто ее режут.

Джейми покраснел и ничего не ответил. Я вышла на улицу, мечтая немедленно провалиться сквозь землю.

В одном он оказался прав, черт бы его побрал. Никто больше не вспоминал о вчерашнем происшествии, и ко мне снова относились как прежде. Даже проявляли некоторую галантность, догадываясь, что мне не слишком приятно ехать верхом. Муртаг, подмигнув, подложил на мое седло меховую накидку. Я была ему очень признательна. То и дело под разными предлогами мы останавливались, и я могла ненадолго слезть с седла и отдохнуть. Все же путешествие было настоящей пыткой. Я стискивала зубы и думала: черта с два я попрошу вас остановиться, не дождетесь.

Я пыталась испепелить взглядом спину Джейми, но у меня ничего не получалось. Его спина, как всегда, излучала невозмутимое спокойствие. Постепенно успокаиваясь, я думала о том, что он сказал мне вчера: «Ты жила там, где все проще». Действительно, он был прав. В моей прежней жизни не было такого ежедневного риска. Моей целью никогда не было выживание, меня беспокоили только условия жизни, комфорт и благополучие. Мир, в который я случайно попала, был жесток. Люди здесь непрерывно боролись за свое существование. Боролись с суровой природой, с болезнями, от которых не было лекарств, с бесчисленными врагами… И все здесь зависело только от тебя. Если ты сильный и хитрый – ты выживешь, если слабый и неосторожный – пропадешь. В моей прежней жизни не было непоправимых ошибок. Поступила не в тот институт – попробуй еще раз. Вышла замуж не за того – разведись. Не нравится работа – поменяй. Нежеланная беременность – не надо топиться, как бедная Лиза, можно сделать аборт. А здесь каждый шаг мог спасти или погубить чью-то жизнь. Меня уже сто раз могли изнасиловать, избить, пристрелить, зарезать или отправить в Толбот…

Я раньше не задумывалась о том, что цивилизация двадцатого века сделала человеческую жизнь безопасной, практически стерильной. И вот я столкнулась совсем с другой, грубой и жестокой жизнью, которую до сих пор не принимаю всерьез. Я все еще не могу до конца поверить, что я действительно здесь и что это не военно-историческая игра. Все это слишком похоже на романы Вальтера Скотта, но тем не менее мечи и пистолеты у них настоящие. Скорее бы вернуться домой…

Все эти мысли только усиливали мои физические мучения. Наконец я остановила лошадь и принялась внимательно осматривать подкову, как будто бы с ней что-то было не в порядке. Джейми сказал что-то Дугалу, тот кивнул, и процессия всадников и нагруженных повозок медленно удалилась, оставив нас вдвоем.

– Мы можем пройтись пешком, – сказал он. – Дугал будет ждать нас вечером в Лаг-Круме.

– Угу, – сказала я, с наслаждением потягиваясь и не глядя на него.

– Тебя никогда не наказывали в детстве? – спросил он через некоторое время.

– Конечно нет! – ответила я с возмущением, хотя вовсе не собиралась с ним разговаривать. – И мои родители, и дядя Сэм считали, что детей нельзя наказывать. Им нужно объяснять, как взрослым, что они сделали неправильно.

– Я так и думал. Вот почему у тебя такой характер.

– Тебе что-то не нравится в моем характере? И что же, скажи, пожалуйста? – спросила я угрожающе.

– Придется долго перечислять, – засмеялся он. – Как-нибудь в другой раз.

– Кровожадная свинья! – сказала я ему и отвернулась.

– Мой отец, – начал он задумчиво, – лупил ремнем меня с восьми лет. Иногда за серьезные проступки, иногда за всякие мелочи, вроде того, что я съел все ягоды из пирожных, а сами пирожные оставил. Однажды мне досталось за то, что я оседлал корову и ездил на ней верхом. Она еще несколько дней не давала молока. Потом я случайно забыл запереть ворота конюшни, потом я потерял учебники – специально…

Я засмеялась против своей воли. Мое настроение немного улучшилось.

– Когда отец впервые выпорол меня, он сказал: «Я делаю это в первый, но не в последний раз. Мне придется наказывать тебя до тех пор, пока ты не станешь человеком. Твоя задница будет расплачиваться за все глупости, которые придут в твою голову. И запомни: я буду наказывать тебя не для собственного удовольствия, а для твоей пользы. А теперь иди к маме, и пусть она тебя пожалеет. Я знаю, что тебе это не нужно, но это нужно ей». Я вытер слезы и спросил его: «А сегодня ты сделал это не для собственного удовольствия?» Он ответил, что нет. И тогда я сказал: «Да уж, мне тоже совсем не понравилось».

– Ты ни разу не спорил с отцом? Ты же упрямый как баран!

– Конечно, я спорил с ним. И в результате мне доставалось еще больше, потому что я ухитрялся его разозлить, доказывая, что меня не нужно наказывать. Однажды я сказал ему, что порка – это варварский устаревший обычай. Он посмотрел на меня, как будто в первый раз меня видит, и предложил выбрать, что мне больше понравится: быть выпоротым или остаться без ужина. Он очень хорошо знал меня. Конечно, я выбрал порку.

– Да ты просто ходячий желудок!

Я хохотала до слез, пока он рассказывал мне истории из своего детства. Мне снова было легко с ним, и я с удивлением подумала, какой он тонкий психолог, этот чертов проходимец. Он не произнес ни слова утешения, которые только разозлили бы меня, не извинялся, что было бесполезно, он тонко и ненавязчиво предложил относиться ко всему проще, как к неприятному, но смешному эпизоду.

– Слушай, а кто такой садист? – спросил он вдруг, заставив меня вздрогнуть и вспомнить Рэндалла. – Вчера ты ругала меня какими-то непонятными словами.

– Садист – это человек, которому доставляет удовольствие мучить других. Он наслаждается чужой болью, получая от этого сексуальное удовлетворение.

– Ну… я бы не сказал, что наслаждался, мучая тебя, – сказал он, потирая переносицу своим обычным жестом. – Но вчера ты была такая… привлекательная, что ли. Растрепанная, вся красная, с горящими глазами, ты так соблазнительно орала…

– Сволочь! – сказала я и пихнула его локтем в бок.

– Ты не представляешь, что бы я с тобой сделал, если бы ты вчера позволила мне лечь рядом.

– Еще чего! Ты бы рисковал лишиться своей самой дорогой части тела.

– Пожалуй, – согласился он, ощупывая свежие длинные царапины, украшавшие его щеку и плавно спускавшиеся на шею.

К вечеру мы добрались до места встречи, где нас уже поджидал Дугал. У меня ноги подкашивались от усталости, но сидеть все еще было выше моих сил. Поэтому я унесла ужин в нашу с Джейми комнату в надежде наконец отдохнуть, лежа на боку. Поднимаясь по лестнице, я слышала, как Дугал говорит:

– Неплохо для женщины: проехать десять миль и даже не пикнуть. Твоя жена не уступит тебе в упрямстве.

Знай наших, гордо подумала я, запирая дверь изнутри. Немного погодя в дверь постучали. Законный муж хотел войти в свою убогую спальню. Я и не подумала открывать. За дверью несколько минут ходили, шуршали, осторожно стучали, спрашивали вполголоса: «Джули, ты спишь?» – наконец отчаялись получить ответ, и я услышала, как что-то тяжелое устраивается на полу в коридоре. Я хихикала про себя, но меня немного мучила совесть. Через час я решила, что он достаточно наказан.

– Ладно уж, заходи, – пригласила я, открыв дверь.

– Ты снова позволишь мне разделить с тобой постель? На полу довольно холодно… – сказал он скромно.

– Да, но при одном условии. Если ты, Джеймс Фрэйзер, еще раз вздумаешь поднять на меня руку, я вырежу твою печенку и поджарю ее на завтрак.

Он посмотрел на меня пристально, вынул свой кинжал, поднял его и торжественно произнес несколько слов по-гэльски. Как он объяснил, это была примерно та же клятва верности, которую приносили вождю клана, только немного видоизмененная.

– Ты знаешь, я не даю пустых клятв, – добавил он. В ту ночь мы снова были вместе, и снова наши тела соединялись в одно целое, стремясь как можно дальше проникнуть друг в друга, чтобы больше уже не разлучаться. Я снова забывала обо всем, отдаваясь сжигающей меня страсти, и почти теряла сознание на вершине блаженства.

Позже я лежала рядом с ним, играя прядью его волос, спадавшей на лоб.

– Как ты меня нашел?

– Когда мы немного отъехали, я решил, что не стоит оставлять тебя совсем одну. Я послал человека, чтобы он присматривал за тобой. Он видел, как тебя уводили английские солдаты. К твоему счастью, он сказал, что ты сопротивлялась. Все равно Дугал решил, что будет слишком рискованно отправляться за тобой. Я взял Муртага, оставил оружие и отправился в форт.

– Почему ты оставил оружие? – недоумевала я.

– Потому что если бы меня схватили неподалеку от форта и нашли при мне оружие, меня бы повесили. Я напал на караульного с голыми руками и пристрелил его из его же пистолета. Я думал, где тебя искать, когда услышал твой крик, и с незаряженным пистолетом бросился туда. Тебе повезло, что я застал вас в очень недвусмысленном положении.

– То есть? Ты рад, что он хотел меня изнасиловать?

– Я уже начал сомневался в твоей честности и думать, что, может быть, Дугал прав и ты действительно работаешь на Рэндалла. Но то, что я увидел, уверило меня в твоей невиновности.

– У тебя еще хватало совести во мне сомневаться?! – возмутилась я, но быстро поняла, что он имел некоторые основания мне не верить.

Мое положение в его мире все еще было очень непрочным. И я должна была благодарить его за то, что он, несмотря на свои сомнения, бросился мне на помощь, рискуя свободой и жизнью. Какой отчаянной храбростью нужно обладать, чтобы решиться искать меня в одиночку, без оружия, не зная, где я нахожусь, и рискуя в любой момент наткнуться на солдат из гарнизона! Они были бы только рады тому, что разыскиваемый преступник, приговоренный к повешению, сам пришел к ним в руки.

– Прости меня, – сказала я вполне искренне.

– Не извиняйся. Я должен был позаботиться о твоей безопасности и не оставлять тебя безоружной и беззащитной.

– А Брикстон? Дик Брикстон? Я совсем забыла о нем. Ты с ним встретился?

– Да, но ничего обнадеживающего он мне не сказал, – ответил Джейми, заметно помрачнев.

– Но он сказал тебе, кто убил того сержанта?

– Да, и за не слишком большое вознаграждение. В него стрелял капитан Рэндалл.

– О черт! И ничего нельзя сделать? Слушай, а почему бы тебе не уехать во Францию? – загорелась я идеей. – Или в Америку?

– Нет, только не в Америку! – Он содрогнулся. – Через океан – ни за что. Но мы могли бы уехать во Францию, хотя мне пришлось бы быть простым солдатом. Или в Рим… Меня могли бы устроить при дворе короля Джеймса, хотя я и не хотел бы влезать в политику. И все-таки я хочу попытаться сделать все, что возможно, чтобы остаться здесь.

– Как?

– Есть очень маленькая надежда. В Тибервелл приглашен герцог Сандринхэмский – Фергюс устраивает охоту. Может быть, он сможет мне помочь.

– Герцог Сандринхэмский? – Как все запутано в этой истории, ужаснулась я про себя. Ведь это же большой друг Рэндалла, и вряд ли он будет противодействовать своему протеже… – Я знаю о нем немного, но я не стала бы до конца доверять ему. Он… он не слишком надежен, я имею в виду…

– Я знаю, что ты имеешь в виду, – перебил меня Джейми.

– Знаешь? – изумилась я. – Откуда?

– Он предпочитает мальчиков, и мы с ним немного не поладили на этой почве, когда я в прошлый раз был в Тибервелле.

– Какой ужас, – сказала я, начиная понимать природу дружбы, связывавшей Рэндалла и герцога Сандринхэмского.

Наутро началась комедия. Мне выдали оружие – кривой кинжал, который шотландцы носят в чулке за подвязкой, и решили обучить им пользоваться. Педагогом стал Руперт. После долгих споров о тонкостях кинжальной техники его сочли лучшим в этом деле.

Он начал с того, что объяснил, как лучше держать кинжал. Если взяться за него снизу, то удар будет направлен вверх. Если сверху – удар будет направлен вниз.

– Ты довольно высокая для женщины, но все равно вряд ли у тебя хватит сил, чтобы нанести хороший удар сверху, только если противник будет сидеть. Так что лучше бей снизу, – заключил он. Руперт подозвал Муртага:

– Сними-ка рубашку, друг, у тебя костлявая спина. Я покажу Джулии, куда нужно бить, если нападаешь сзади. Ребра прикрывают все внутренние органы, а между ними попасть трудно. Но есть две точки…

– Не учи хирурга анатомии, – прервала я его нетерпеливо. – Надо бить сюда, под последнее ребро. Попадешь прямо в почку.

– Точно, – кивнул ошарашенный Руперт, – и противник упадет как подкошенный. Тогда покажи мне, куда нужно бить, если убиваешь лицом к лицу.

– Сюда. – Я не глядя ткнула в точку посередине его груди. – Удар – в сердце, если, конечно, не попадешь в грудную кость. Еще вопросы будут?

Руперт выглядел удивленным. От теории мы перешли к практике. Он учил меня наносить удар, мишенью служили все по очереди, сначала просто подходя ко мне, затем подбегая сбоку или нападая сзади. Мне было трудно привыкнуть, что лезвие в моей руке – это не скальпель, а орудие убийства. Но я неплохо справлялась.

– Не отдергивай руку в последний момент, – по требовал Руперт, глядя на мои осторожные движения. – Ты же не остановишься, если перед тобой будет настоящий противник. А если эти лентяи не сумеют отскочить вовремя, они получат по заслугам.

– Отлично! – сказала я, и когда он напал на меня, кинжал оставил дыру на его рубашке и неглубокий порез на его груди.

– Неплохо, неплохо, – резюмировал он, оценивая причиненный ущерб. – Теперь поучимся быстро вынимать кинжал.

Знай наших, снова подумала я, хотя и не представляла себе, что когда-нибудь смогу убить человека. Меня мучили до тех пор, пока я не научилась одним скользящим движением руки пробираться к кинжалу, спрятанному в чулок, вынимать его и наносить удар снизу.

– Дайте ей что-нибудь, что она сможет действительно ударить, – предложил Дугал.

Мои тренеры посовещались, и Джейми с Муртагом отправились делать чучело. Это оказался мешок, набитый чем-то упругим, по размеру примерно соответствующий человеческой фигуре. Сначала его привязали к дереву, потом бросали на меня с разных точек. Это неплохо развлекало всех участников.

Я ударила по чучелу в очередной раз, когда оно обрушилось на меня откуда-то сверху, и подумала, что у меня больше нет руки.

– Вот блин! – сказала я по-русски.

Рука до локтя онемела, я не чувствовала пальцев и не могла ими пошевелить. Кинжал я выронила от неожиданности. Все вокруг радостно хохотали. К счастью, никто не обратил внимания на вырвавшуюся у меня фразу. Как выяснилось, я попала в одну из деревяшек, которые положили внутрь, чтобы имитировать ребра. Я почувствовала, что рука на месте только после того, как Джейми подошел и осторожно размял ее.

– Если ты попадешь в ребро, ты нанесешь врагу только царапину, а сама можешь лишиться оружия, – сказал Руперт.

– И что же я должна делать, если я попала в ребро и выронила кинжал? – поинтересовалась я.

– Выхватить пистолет и пристрелить ублюдка, – ответил Дугал, снова вызывая громкий хохот.

– Тогда научите меня стрелять, – потребовала я. Ответом мне было смущенное молчание и переглядывание. Наконец Дугал сказал:

– Нет. Ничего не получится.

– Почему, собственно?

– Потому что ты женщина.

– Ну и что, что я женщина? Или только мужчины достаточно умны, чтобы спустить курок? Я очень хорошо попадаю в цель. – Я действительно неплохо стреляла в тире.

Они снова засмеялись, потом Джейми соблаговолил объяснить:

– У этих пистолетов очень сильная отдача. Когда ты жмешь на курок, он брыкается, как мул. У меня остаются синяки, но я выше и тяжелее тебя. Ты просто упадешь на спину или получишь удар по лицу. Можешь, конечно, сама попробовать, если не веришь. Но мне нравится твоя улыбка и твои зубы, хотя они слишком острые.

Пришлось смириться. Их примитивные пистолеты действительно были громоздки и неуклюжи. Их нужно было перезаряжать после каждого выстрела, к тому же они не отличались меткостью стрельбы. Мне не подходило никакое оружие. Самый маленький меч, который я с трудом смогла поднять одной рукой, весил не меньше десяти килограммов. Вряд ли я смогла бы действовать им быстро и достаточно долго для того, чтобы сопротивляться более тренированному противнику. Единственное, что мне оставалось, был кинжал, который теперь нашел свое место в моем чулке.

Муртаг, который скептически наблюдал за всем происходящим, сказал:

– Все-таки единственное женское оружие – это яд.

– Разумеется, – согласился Дугал. – Но у яда есть свои недостатки в открытом бою.


Обратный путь в замок мы проделали довольно быстро и без приключений, если не считать маленькой стычки с угонщиками скота, которые напали на нас поздним вечером, когда мы разбили лагерь на лесной полянке на землях то ли Грантов, то ли Таннеров. Руперт развлекал нас историями из жизни фэйри и прочей шотландской нечисти. Он был неплохим рассказчиком, сюжеты не повторялись и были довольно занимательны. Водяные лошади, оборотни, фэйри и просто смелые юноши и прекрасные девушки действовали так, как им и было положено.

Выслушивая очередную историю, я заметила какое-то движение вокруг. Руперт продолжал говорить как ни в чем не бывало, но все слушатели осторожно перемещались поближе к своему оружию, готовясь к нападению. Джейми отвел меня к скале и показал небольшой выступ, защищенный со всех сторон.

– Спрячься там. К тебе никто не подберется незамеченным. Муртаг будет рядом.

Я послушно забралась на скалу и стала ждать. Нападавших было немного, их основной целью были лошади и повозки. Тем не менее они нападали организованной и хорошо вооруженной бандой. Их быстро отбросили на исходные позиции, и теперь все следили за боем, который вели Джейми и Дугал с четверыми противниками, окружившими их. Они не стреляли – возможно, хотели заполучить напавших живыми ради выкупа. Джейми виртуозно рубил мечом, который он держал в левой руке. В правой у него был кинжал. У Дугала только меч, которым он размахивал с яростью, забыв об изяществе.

Один из нападавших нанес Дугалу удар, и тот на мгновение опустил меч, отступая спиной к скале. Джейми прикрывал его, отбиваясь от четверых сразу. Я прикусила губу, непроизвольно сжала кулаки и привстала на цыпочки, чтобы лучше видеть. Когда Дугал продолжил бой, по его руке стекала кровь. Теперь он тоже держал меч в левой руке. Похоже, это смущало противников, и они отступили, к моей искренней радости. Я чувствовала себя, как болельщик на стадионе, когда его команда забивает гол. Тут мое внимание привлек подозрительный шорох невдалеке от меня. Муртаг? Я осторожно выглянула из своего убежища и заметила подкрадывающегося ко мне человека. Я отступила, надеясь, что он меня не видел. Я схватила кинжал и вжалась в скалу. Сердце отчаянно билось. Шорох приближался. Я лихорадочно соображала, что делать. Если он наткнется на меня, он постарается захватить меня в плен и потребует выкуп. Помощи ждать неоткуда, все внизу, защищают своих чертовых коз и лошадей. Незнакомый шотландец подбирался снизу. Значит, нужно бить сверху, решила я и переложила кинжал поудобнее.

Я все еще не верила, что мне придется убить человека. Я была готова к нападению и все же едва не выронила кинжал, когда оказалась лицом к лицу со своим противником. Я зажмурилась и вложила в удар всю свою силу и свой вес, вонзая кинжал в его сердце. Он упал с глухим стоном, и я чуть было не покатилась вслед за ним по склону. Ухватившись за колючую ветку, я удержалась от падения.

Должно быть, стон привлек внимание Муртага. Он появился как будто из-под земли, деловито осмотрел тело и подошел ко мне.

– Ты не ранена?

– Нет. – Я заметила, что мое платье забрызгано кровью и я все еще сжимаю окровавленный кинжал. – Это не моя кровь.

Он одобрительно кивнул. Я немного расслабилась, почувствовав себя в безопасности, но кровь все еще яростно пульсировала в моих висках и сердце выпрыгивало из груди. Я только что убила человека, и меня нисколько не мучила совесть. Скорее, я ощущала эйфорию. Адреналин, констатировала я.

Бой был окончен. Все снова собрались у огня, разгоряченные и израненные. Впрочем, раны были легкими. Никакого серьезного ущерба, только пропал один человек.

– Черт, он дорого мне обойдется. На выкуп уйдет месячный доход, – пробурчал Дугал.

– Могло быть хуже, – заметил Джейми. – Что, если они захватили бы меня?

– За тебя я не заплатил бы ни пенни, – отрезал Дугал. – И был бы счастлив, если бы ты остался у них навечно.

Я дрожащими от недавней встряски руками перевязывала раны, дезинфицируя их с помощью виски, и предоставляла пациентам лечиться самостоятельно. Чудодейственного лекарства было предостаточно, благо один из налогоплательщиков, владелец таверны, внес половину причитающейся суммы бочонком виски. Самой серьезной была рана Дугала. Рука рассечена чуть ли не до кости, но крупные кровеносные сосуды и сухожилия, к счастью, не пострадали. Я осмотрела зияющий разрез: чистый, края ровные, кровотечение практически остановилось, но нужно наложить швы. Единственной иголкой, которую удалось добыть, можно было спокойно шить сапоги, и я подозрительно разглядывала ее, когда Дугал подошел, уселся рядом, протянул свою руку и отвернулся.

– Ничего не имею против чужой крови, – объяснил он, – но моя собственная мне неприятна.

Он стоически переносил малоприятную процедуру, только однажды вежливо попросил меня остановиться, отошел за камень, и его вырвало. Вернувшись, он снова протянул мне свою руку, и я закончила работу.

Наконец все улеглись спать. Меня все еще била нервная дрожь и щеки горели от лихорадочного возбуждения. Я была счастлива снова прижаться к Джейми.

– Они не вернутся? – спросила я.

– Нет, они уже дома, в своих постелях, спи спокойно. – Он обнял меня, прижимая к себе. – Муртаг сказал, что уроки Руперта не прошли даром. Мне жаль, что тебе пришлось убить, но я горжусь тобой. Ты смогла защитить себя, и к тому же ты сегодня неплохо поработала.

– Да ну, ничего особенного, – промурлыкала я. – Вот ты был просто великолепен.

– Что ты, это всего лишь развлечение. Они не собирались нас убивать, просто хотели попытать счастья.

– Ах, развлечение. Ну-ну. Лучше бы вы играли в теннис.

– Во что?

– Да так, ничего, – ответила я поспешно. Его рука медленно забиралась мне под юбку.

– Эй! Что ты делаешь? – запротестовала я, пытаясь отодвинуться.

– Я хочу тебя. Или ты устала? – спросил он заботливо.

– Нет, я не устала. Но… это же невозможно! В нескольких шагах от нас спят двадцать человек.

– Если мы будем разговаривать, они проснутся, – усмехнулся он и повел меня к скале.

Я возмущалась только потому, что должна была возмущаться. На самом деле я не имела ничего против того, чтобы заниматься любовью в лесу! на скале! в непосредственной близости от еще двадцати мужчин! Велика сила инстинкта…

– Ты знаешь, после боя так… – пробормотал он, прижимая к себе мою руку.

– Да, я заметила. Это все адреналин, – сказала я докторским голосом, хотя и была слегка шокирована.

– Это не займет много времени, – сказал он хрипло.

Я впилась зубами в его плечо, чтобы не вскрикнуть, когда он прижал меня спиной к скале, приподняв меня на руках, как перышко. Я была возбуждена ничуть не меньше, чем он, и мы достигли вершины одновременно, после немногих страстных и отчаянных усилий. Я расслабленно повисла на его руках, он уперся лбом в скалу за моей спиной и тяжело дышал. Краем глаза я видела в нескольких шагах часового, который тактично отвернулся и делал вид, что смотрит на звезды и уж точно ничего не слышит. К некоторому изумлению, я обнаружила, что мне ничуть не стыдно.

Мы снова тронулись в путь на рассвете. Мы спешили изо всех сил, долгими часами не останавливаясь, чтобы передохнуть, не разводя костров, чтобы не привлекать внимания. Дугал торопился в замок до приезда герцога Сандринхэмского.

Когда мы наконец достигли знакомых ворот – а я-то думала, что больше никогда их не увижу! – я сползла с лошади и упала бы лицом вниз, если бы Джейми не подхватил меня. Я не могла идти, потому что мои мышцы онемели и я почти спала. Этот марафон вымотал меня окончательно. Джейми пришлось взять меня на руки и внести в замок, хотя он вряд ли чувствовал себя намного лучше.

Нас встречали, и сквозь сон я увидела в толпе Леонор. Она светящимися глазами смотрела на Джейми и вдруг застыла, побледнев, когда увидела, что он несет.

– Что случилось с бедной девочкой? – запричитала миссис Скотт над моим полубесчувственным телом.

– Да ничего особенного. Просто она вышла за меня замуж, – ответил Джейми и унес меня прочь, подальше от вытаращенных глаз и раскрытых в изумлении ртов.

В честь нашего возвращения Фергюс устроил небольшой пир. Мы выслушивали бесконечные тосты в честь нашей свадьбы. Теперь Джейми уже не скрывал своего имени и стал для всех мистером Фрэйзером, ну а я – миссис Фрэйзер. На моей руке красовалось серебряное кольцо тонкой работы, которое Джейми преподнес мне в день приезда, не знаю, где он ухитрился раздобыть его так быстро. Я предоставляла Джейми честь отвечать на тосты и выпивать ритуальный бокал, лишь изредка прикладываясь к своему и вежливо улыбаясь. С каждым новым глотком он все тяжелее опускался на скамью. Он заметно пьянел.

– Эй, я бы на твоем месте смотрела, что ты ешь, – пихнула меня локтем в бок Айри Дункан, сидевшая рядом.

– О чем ты? – не поняла я.

– Яд! – прошипела она мне в ухо театральным шепотом. Она успела основательно нагрузиться, отметила я.

– С чего бы?

– Ты увела из-под носа у местных красавиц лучшего жениха. Они готовы разорвать тебя на части. Скажи-ка мне, он без рубашки так же хорош, как и в ней?

– Лучше скажи, как себя чувствует твой муж? По-моему, он неважно выглядит, – резко сказала я.

– Мой муж выглядит, как всегда, – вяло ответила Айри и отстала от меня.

Жизнь в замке текла, как прежде, с той лишь разницей, что мы с Джейми гораздо больше времени проводили вместе. Днем мы почти не виделись, я принимала больных в своем кабинете, он проводил почти все время на конюшне, но вечера и ночи были нашими. Я любила просыпаться рядом с ним и смотреть, как он улыбается во сне или морщится от того, что утренний луч солнца упал на его лицо. Мне нравилось смотреть на его обнаженное тело с четко очерченными сильными мышцами.

И я просто сходила с ума от желания прильнуть к нему и остаться с ним навечно.

– Скажи, – спросил он меня однажды, когда мы лежали рядом, – это всегда так между мужчиной и женщиной? Я не хочу тебя обидеть, но твой опыт несколько больше, чем мой… – Он смутился.

– Нет, это бывает очень редко. Счастье, когда бывает так, – ответила я, вспоминая свой богатый, но однообразный опыт.

Я знала, что он имеет в виду. Наша страсть не имела ничего общего с банальным любовным искусством, она шла изнутри, из самой глубины нашего существа, и ей нельзя было противиться.

– Да, я думал, что так бывает не со всеми, – сказал он. – Я целовал и обнимал не одну девушку и… это было приятно, но не больше. Когда я прикасаюсь к тебе, во мне словно загорается ненасытный огонь, и я хочу только сгореть в нем, отдав себя целиком. Я хочу тебя даже тогда, когда только что тебя покинул, и мои пальцы болят, когда я не могу прикоснуться к тебе. Это безумие… И мне хочется лишиться рассудка и вечно падать в эту пропасть.

В ответ я прижалась к нему. Я чувствовала то же самое, но не осмелилась говорить об этом. Как я могу признаться ему в любви, собираясь покинуть его? Он зарылся лицом в мои волосы.

– Я люблю тебя, Джули. Я хотел тебя больше всего на свете с той самой минуты, когда впервые увидел тебя.

– Хотеть и любить не одно и то же, – возразила я практично.

– Ну… я бы не сказал. Я хотел тебя с тех пор, как очнулся и увидел эти растрепанные кудри над моей головой, услышал, как этот милый ротик произносит страшные ругательства, почувствовал, как эти сильные пальцы сжимают мое плечо, и представил себе, как они будут сжимать меня немного ниже… – Он отскочил от меня как раз вовремя, чтобы не получить по физиономии. – А потом эта симпатичная круглая задница плотно прижималась ко мне всю дорогу от Грэт-на-Дан до замка…

– Прекрати!! – Я хохотала вместе с ним.

– Я полюбил тебя с той первой ночи в замке, когда ты плакала у меня на коленях, а я успокаивал тебя, – сказал он серьезно. – Однажды мама сказала мне: когда-нибудь и тебя выберет девушка. Я возразил ей, что выбирать должен мужчина. Она засмеялась и ответила: ты увидишь, мой мальчик, ты увидишь сам. Теперь я знаю, о чем она тогда говорила.

Я запуталась в своих чувствах уже давно. Какого черта я делаю здесь, в этом замке восемнадцатого века? Можно ли любить двоих мужчин одновременно? Или я просто себя обманываю. Может, моя страсть к Джейми – не больше, чем физическое влечение и результат вынужденной близости, а может, мои воскресшие из пепла чувства к Андрею – не что иное, как иллюзия? Мне не хотелось думать об этом. И я выбрала рецепт Скарлетт О'Хара: я подумаю об этом потом.

Я жила среди дикарей и убийц, была замужем за одним – пусть лучшим – из них, и я была счастлива. Счастлива! Единственное, что меня всерьез беспокоило, – это возможная беременность. Никаких средств предохранения у меня не было. И когда выяснилось, что я все же не беременна, я вздохнула с облегчением. Джейми был немного расстроен, но признал, что в его положении детей заводить рано. Ребенок был бы чистейшим безумием. Раньше я ни разу не беременела, хотя предохранялась не слишком тщательно. Сейчас я даже начала подумывать о том, что у меня не может быть детей. Женщины в замке, похоже, подумывали о том же. Они пристально вглядывались в линию моей талии и разочарованно отводили взгляд, не увидев ничего интересного.

Время от времени я встречала в замке Леонор. Всякий раз она краснела и избегала смотреть мне в глаза. Я не горела желанием с ней общаться. Если у нее и было что-то с Джейми, это время прошло. Однажды я направлялась в библиотеку Фергюса и наткнулась на нее у дверей. Она держала в руках сосуд с какой-то жидкостью и вся тряслась, не решаясь войти.

– Я отнесу? – предложила я миролюбиво.

– Это от миссис Скотт, – шепнула она и убежала. Я пожала плечами и открыла дверь. Из потайной комнаты, в которую можно было попасть через библиотеку, доносились голоса.

– О чем ты думал раньше? – раздраженно спрашивал Фергюс. – Или ты считаешь, что если поклялся быть моими ногами, то голова тебе не нужна? Эта женщина – ведьма или почти ведьма. И у тебя хватило ума…

– Что я могу сделать? Скрывать беременность больше нельзя, – смиренно спросил голос Дугала.

– Что ты можешь сделать? Ты ничего не можешь, и я давно не обольщаюсь на твой счет. Лучше всего для тебя будет уехать на охоту с герцогом. Ты присмотришь за Джейми и останешься в стороне, пока я – всегда я! – все здесь улажу.

Весьма любопытно, думала я, осторожно приближаясь к двери, из-за которой раздавался спор.

– Это еще что? – Фергюс выбежал в библиотеку и остановился, увидев меня с сосудом в руках и с невиннейшим выражением лица. – Это и есть сироп от кашля?

– Миссис Скотт сказала, что это должно помочь. – Я протянула ему сосуд.

– Дугал, возьми свое лекарство и запомни, что я тебе сказал.

Дугал с мрачным видом быстрыми шагами вышел из библиотеки. Мы остались вдвоем с Фергюсом.

– У вас случайно нет «Кентерберийских рассказов» Джеффри Чосера? – поинтересовалась я, подходя к окну. – О Боже мой!

Из окна я увидела, как на гнедом коне, одном из лучших в конюшне Фергюса, скачет Алан, преследуемый сворой собак. Конь обезумел от укусов и неопытности всадника. Мальчик в любую минуту мог упасть ему под копыта. Я обернулась. Лицо Фергюса побелело, он не отрываясь смотрел вниз. Он сжал кулаки так, что костяшки пальцев побелели.

Конь споткнулся, и Алан вылетел из седла. Фергюс глухо застонал. К мальчику уже бежали слуги, отгоняя собак. Алана подняли, и я увидела, что он пришел в себя.

– С ним все будет хорошо, – сказала я спокойно. – Я осмотрю его, но мне кажется, он только ушибся. Переломов нет.

Фергюс перевел дыхание. На его лбу блестели капельки пота.

– Вы любите его как своего сына, – подумала я вслух.

Он на мгновение насторожился, подозрительно глядя на меня, потом вздохнул и молча кивнул мне.

Я побежала вниз, забыв о «Кентерберийских рассказах». Алан действительно не пострадал. Отделался испугом и несколькими синяками. Зато пострадал сельский священник, отец Брайан. Он тоже повстречал на своем пути эту свору, и одна из собак тяпнула его за ногу. Он важно шел мне навстречу, и из разорванной рясы виднелась мясистая розовая нога со следами основательного укуса. Я, сдерживаясь, чтобы не хихикнуть, предложила ему пройти в мой кабинет, чтобы промыть рану.

– Прочь, недостойная женщина, – возопил отец Брайан вместо благодарности. – Чтобы слуга Господа обнажил свое тело перед распутницей! Не бывать этому!

– Но у вас будет заражение крови, если не промыть рану. У собак очень грязные зубы, – попыталась я призвать его к здравомыслию.

– Не пытайся соблазнить святого человека, вавилонская блудница! Изыди, сатана. – Он поспешно перекрестился.

– Не за что, заходите еще, – сказала я и удалилась, чтобы не раздражать беднягу.

Глава девятая

ВЕДЬМА

К визиту герцога Сандринхэмского готовились еще с большим размахом, чем к церемонии присяги. Весь замок, как водится, стоял на ушах. А я пыталась подготовиться к мысли, что я останусь без Джейми почти на две недели – на все время герцогской охоты. Мне предстояло остаться одной, и я никак не могла в это поверить.

Герцог приехал с двухдневным опозданием, заставив всех изрядно поволноваться. Как выяснилось, у дорожной кареты отлетело колесо, и его светлость вынужден был провести два дня в грязной харчевне, пока колесо ставили на место. Я ожидала увидеть эдакого вальяжного светского льва, как их обычно описывают в исторических романах, но моему взору предстал невысокий, очень упитанный человечек с заметной лысиной и блестящими темными глазами. Он был очень подвижным и бойким и до смешного походил на резиновый мячик.

В честь герцога Фергюс закатил такой пир, о которых я даже в книжках не читала. Миссис Скотт по такому случаю приготовила для меня праздничный наряд – золотистое шелковое платье, ленты в тон и даже тонкие чулки вместо обычных шерстяных. Она расставила на моем столике какие-то подозрительные баночки, в которых я обнаружила румяна, рисовую пудру, краску для губ и палочки, чтобы подводить глаза. Все это я внимательно осмотрела и решила ограничиться только пудрой. Я не привыкла к такой примитивной косметике и ярким краскам. К тому же жизнь на природе в некотором смысле пошла мне на пользу. Я немного похудела, стала чувствовать себя более подтянутой, а на щеках образовался давно забытый естественный румянец. Все-таки свежий воздух и экологически чистые продукты – великая сила.

Разглядывая ряды блюд, уходящие в бесконечность, я подумала, что обратно герцога придется катить, если он попробует хотя бы по маленькому кусочку от всего, что было приготовлено. Карета определенно ни к чему, стоит только подтолкнуть, и он прекрасно покатится под горку. Страшно было подумать, сколько килограммов я наберу после этого ужина, но я не могла отказать себе в удовольствии попробовать форель в меду с миндалем, шотландскую куропатку с трюфелями и жареного фазана, фаршированного каштанами. Китайская кухня была забыта напрочь. Я высматривала еще какое-нибудь сногсшибательное кушанье, но тут за моей спиной раздался шум.

Артур Дункан, муж Айрис, задыхаясь, упал на пол. Он бился в судорогах и прижимал руки к горлу. Подавился чем-то, промелькнуло у меня в голове. Я вскочила и подбежала к нему.

– Переверните его на бок, – скомандовала я столпившимся вокруг нас.

Я почти сразу поняла, что он ничем не подавился. Что же тогда? Сердечный приступ? Инсульт? Пульс уже почти не прощупывался, он не дышал. Я пыталась делать искусственное дыхание, непрямой массаж сердца – бесполезно. Когда я наклонилась над ним в очередной раз, мне почудился странный горьковатый запах. И тут я все поняла, сопоставив синюшные губы, резкое удушье и запах горького миндаля. Цианид! Я подняла глаза на Айрис. Она смотрела на меня не отрываясь, и в ее глазах было: «Молчи!»

– Он мертв, – сказала я. – Думаю, сердечный приступ.

Смерть судебного исполнителя не помешала продолжению банкета… На другой день герцог отбыл на охоту в сопровождении лучших местных стрелков, лучших охотничьих собак, а также Джейми и Дугала. Джейми не слишком хотел общаться с его светлостью, памятуя прежний неудачный опыт, но другой возможности поговорить о его несправедливом обвинении не было.

Ночью накануне его отъезда я проснулась от внезапного холода. Я попыталась нащупать одеяло или Джейми, но не нашла ни того ни другого. Окончательно проснувшись, я села на кровати и увидела, что он стоит с одеялом в руках и смотрит на меня тоскливым взглядом.

– Что случилось? – испугалась я.

– Прости, я не хотел тебя будить. Я просто хотел еще раз посмотреть на тебя перед отъездом, чтобы запомнить твои черты. Не знаю, как я проживу без тебя эти дни. Мне больно оставить тебя и на минуту.

Я не знала, что ему ответить. Мое сердце странно сжималось при мысли, что я буду возвращаться по вечерам в эту пустую комнату, что я буду засыпать и просыпаться одна.

– Ты там поосторожнее с герцогом, – сказала я. – Он симпатичный парень, но не настолько.

– Да уж. – Он ухмыльнулся. – А ты не влезай в истории, пока меня нет. И прошу тебя, держись подальше от Айрис Дункан. Я знаю, вы с ней дружите, но она опасная женщина.

Ты и сам не знаешь, насколько опасная, подумала я, но ничего не сказала ему, чтобы не беспокоить.

Мужа Айрис похоронили быстро и довольно скромно для человека его положения. Никто не пожелал выяснить, была ли смерть вызвана естественными причинами. Все знали, что он был тяжело болен долгое время. Симптомы отравления цианидом были не так известны, как в наше время, когда все только и делают, что читают детективы. Я боялась заговаривать с Айрис о смерти ее мужа. Она знала, что я все поняла, я прочитала это в ее глазах.

Дни тянулись медленно, а ночи еще длиннее. Я пыталась с пользой провести свободное время, разобраться в своих эмоциях, но только запуталась. Я любила Андрея и любила Джейми. Я хотела вернуться домой и остаться здесь. Причем с одинаковой силой. Может, бросить монетку? Я бросила, но она закатилась в щель на полу и застряла там. В вертикальном положении.

В один из таких бесплодных дней, когда я вправила вывихнутый палец младшему конюху, прописала травяной чай одной деревенской женщине и раздумывала, чем бы заняться на досуге, в мою дверь вошла Леонор. Она явно нервничала.

– Я пришла от госпожи Дункан. Она приболела и просит вас прийти как можно скорее.

– Хорошо, – сказала я. – А что с ней?

– Я точно не знаю, – Леонор покраснела. – Она сама вам расскажет.

Я собралась, закрыла дверь кабинета Битона и тут обнаружила, что Леонор бесследно исчезла. Странная девушка, впрочем, у нее есть все основания меня недолюбливать. Я отправилась в деревню в одиночестве.

Айрис была в своей комнате. Она сидела у окна в кресле и, по своему обыкновению, пила. Она была одета в длинную сорочку, и в ее силуэте я заметила нечто, что заставило меня остановиться в дверях. Вот что она скрывала под оборками своих платьев – она была беременна. Месяцев шесть, не меньше. Так вот за что умер Артур Дункан, осенило меня. Он узнал то, чего ему не следовало знать. Разговор в библиотеке… «Скрывать беременность больше нельзя», – сказал тогда Дугал. «Ведьма или почти ведьма», – сказал Фергюс о ком-то. О ком еще, как не о Айри? Так она была любовницей Дугала!

– Заходи, Джули, – пригласила Айри.

– Так ты не больна? – спросила я.

– Нет, нисколько. Я отлично себя чувствую. – Она недоуменно посмотрела на меня.

– Но Леонор сказала…

– Тебе не нужно здесь быть. Зачем ты пришла? – перебила меня Айри. Похоже, она меня и не слушала.

Внизу послышался шум. Там топали ногами, бросали с грохотом какие-то предметы и кричали: «Сюда, сюда! Идите наверх. Ведьма там!» Раздались шаги в коридоре, и вот в комнату вломились несколько человек из деревни. Они набросились на Айри, причем она даже не сопротивлялась, и увели вниз. Двое растерянно смотрели на меня, не зная, что со мной делать. Я тоже не знала, что с ними делать. Снизу крикнули:

– Эй, Флокхарт, Таггарт, чего вы там копаетесь. Хватайте вторую ведьму и пошли.

– Вообще-то я не ведьма, – начала я. – Я зашла навестить миссис Дункан…

– Все вы так говорите, – сказал один из них, нерешительно поглядывая на своего напарника.

Я осмотрелась вокруг в поисках спасения. Бежать было некуда, из окна прыгать высоко, и я упала бы прямо в руки столпившимся там жителям деревни. Они всерьез собрались охотиться на ведьм, вооружившись разнообразным инвентарем. Флокхарт и Таггарт двинулись ко мне. Я двинулась от них, готовясь выхватить кинжал и защищаться, если потребуется. Они бросились на меня. Я не успела воспользоваться кинжалом, получив страшный удар по лицу, который меня оглушил.

Я смутно помню, как меня куда-то волокли и как бросили куда-то в вонючую темноту. Очнувшись, я поняла, что все случившееся не было бредом. Я сидела в вонючем и темном пространстве, в окружении склизкой грязи. Рядом со мной кто-то дышал.

– Айри?

– Это ты, Джули? Добро пожаловать в яму.

– И что мы будем здесь делать?

– Ждать суда, конечно, – беззаботно ответила Айрис.

– А что, намечается крупный процесс над ведьмами? Мне казалось, средние века уже прошли.

– Только не здесь, – резко сказала она.

– Послушай, – начала я осторожно, – это не из-за твоею мужа?

Она ничего не ответила. Я слышала ее ровное дыхание и смутно различала ее силуэт в тех жалких лучах света, которые попадали в нашу темницу.

– Когда-нибудь это должно было случиться, – сказала Айрис, когда я уже начала думать, что она лишилась дара речи. – Но я успела передать немало денег на подготовку восстания. Десять тысяч шотландских фунтов для принца Чарли. У Артура был хороший почерк, так легко подделать подпись на чеке… После его смерти мне не пришлось бы подделывать чеки. Он знал это и боялся меня. Боялся, что я его отравлю. Он ел только яйца, думал, что в них я не смогу подсыпать яд. Его лекарство, которое присылали из Эдинбурга, содержало мышьяк. Совсем немного. Я просто увеличила дозу. Он не замечал. Он умер бы через несколько недель…

– Патриотка, черт бы тебя побрал! А Дугал тебе зачем понадобился? Или ты замуж за него выйти хотела… Вот для чего этот ребенок!

– Дугал легко поддается влиянию. Своей головы у него нет, я стала бы его головой. С его помощью я подняла бы весь клан, чтобы поддержать восстание. Мне повезло, – усмехнулась Айри, – его жена умерла от лихорадки как раз тогда, когда я раздумывала, как от нее избавиться. Зато не повезло с Артуром. Он неожиданно вошел ко мне в спальню и все увидел… Ему оставалось жить от силы дня четыре, но за это время он мог все испортить. Пришлось рискнуть и отравить его при всех.

Она говорила так спокойно и буднично, как если бы мы обсуждали, например, ремонт в доме, а не убийство, покушение на убийство и подлог. Айрис Дункан была настоящей шотландской патриоткой, которая не остановится ни перед чем, чтобы выполнить свой долг перед родиной – так, как она его понимает.

– Джули, почему ты решила прийти ко мне именно сегодня?

– Леонор сказала, что ты больна и просишь меня зайти, я уже пыталась тебе это объяснить, но ты меня не слушала. Разве ты не просила ее передать мне…

– Я ни о чем ее не просила! Она тебя обманула. Она хочет от тебя избавиться.

– Зачем?

– Ты увела у нее Джейми. Она хотела бы стать его женой вместо тебя. Она еще молодая, не понимает, что такое любовь. Парень тебя любит, это ясно всякому, кто хоть раз заметил, какими глазами он на тебя смотрит. Она тоже поймет, когда хоть раз разделит постель с мужчиной.

– Она хотела, чтобы я оказалась в твоем доме, когда за тобой придут? – Я начинала понимать.

– Я же ведьма, – хихикнула Айрис. – А ты подружка ведьмы. Скоро прибудет комиссия, в два счета докажет, что мы обе знаемся с нечистой силой, и нам конец. Они хотят нас убить. Как – не имеет значения.

Хотя я бы предпочла более легкую смерть, чем смерть на костре.

– На костре?!

– Ведьм сжигают, милочка. Огонь, видишь ли, очищает, – цинично сказала Айри.

Я содрогнулась. Бесчисленные процессы над ведьмами – настоящий позор шотландской истории. Горцы суеверны и необразованны, и в этих краях охотились на ведьм даже в просвещенные времена. Сколько невинных женщин сгорели на кострах только потому, что были слишком красивы или слишком умны или удачно вышли замуж. Неужели меня ждет та же участь? Неужели никто не придет мне на помощь? Джейми далеко, охотится с герцогом, а больше я здесь никому не нужна. Мои пациенты первыми скажут, что я вылечила их с помощью колдовства. Фергюс и пальцем не шевельнет, чтобы спасти меня. Ведь я знаю, что Алан – не его сын.

Не знаю, сколько дней мы провели в яме. Я потеряла счет времени. Я много спала и почти не ела. Наш обед, который сбрасывали прямо на землю, состоял из грязного куска хлеба. Я с трудом заставляла себя проглотить хоть крохотный кусочек. Я начинала думать, что лучше умереть с голоду, чем сгореть на костре. Но слабая надежда на избавление все еще не покидала меня.

– Ты его любишь? – спросила меня Айри однажды.

– Кого? – Я даже не поняла, о чем она говорит.

– Джейми. Ты звала его во сне. Ты повторяла его имя и что-то говорила на непонятном языке. Так ты любишь его?

Она застала меня врасплох. Вопрос был поставлен прямо, и отвечать нужно было честно. Я вспомнила его глаза, синие, как шотландские озера, волосы цвета меди, лицо и фигуру викинга. Я вспомнила его глубокий голос, его грациозную походку. Я вспомнила, как мы разговаривали и как занимались любовью…

– Да, – сказала я. – Я люблю его.

– Хм, – сказала Айри. – Так, значит, это возможно…

Так, значит, это возможно, подумала я про себя. Полюбить человека из другого мира, найти настолько близкую душу, что больше ничто не имеет значения. Мы родились в разное время и в разных странах – и мы любим друг друга. Муж и жена, которых разделяют двести пятьдесят лет… Оказывается, это возможно.

Время как будто застыло, и я была почти рада, когда нас наконец вытащили на свет Божий. Это означало то, что близок конец, но я старалась об этом не думать. Суд происходил на деревенской площади. Это было публичное слушание. Собрались все кому не лень, обуреваемые жаждой зрелищ.

Судей было двое. Один невысокий и толстый, другой высокий и страшно худой. Толстый и Тонкий, как я окрестила их про себя, зачитали обвинение. Оно касалось в основном Айрис. Процесс был направлен в первую очередь против нее. Я просто подвернулась под руку. Ее обвиняли в связях с нечистой силой, в колдовстве, меня – только в излишней дружбе с главной обвиняемой. Вызывали свидетелей. Один за другим выходили жители деревни и рассказывали, что обращались за помощью к Айрис и получали ее в виде трав и заклинаний. Она и тяжелые болезни лечила, и порчу наводила, и будущее предсказывала, и женихов привораживала. Причем свидетели все как один клялись, что колдовство подействовало, по всему выходило, что Айрис Дункан только что мертвых не воскрешала. В других обстоятельствах Айрис можно было бы позавидовать: редкий врач может похвастаться стопроцентным успехом своего лечения.

Меня в деревне почти не знали, и свидетели могли сказать только, что меня иногда видели в доме у Айрис. Один из свидетелей честно показал, что обращался ко мне за помощью, когда у него болел зуб. Он благодарил меня за лекарство и утверждал, что я не произносила над ним никаких заклинаний. Нашелся хоть один приличный человек, думала я. Толстый и Тонкий посовещались, и я услышала, что они собираются рассмотреть мое дело отдельно от дела Айрис. Это был шанс.

Но тут обстоятельства изменились не в мою пользу. Суд вызвал еще одну свидетельницу. Она была не из деревни. Раньше я ее не видела. Должно быть, она жила в горах. Женщина рассказала, что в начале лета ее маленький ребенок заболел. Он кричал целыми днями и ничего не ел. Они с мужем решили, что ребенка подменили фэйри. Они отнесли оборотня на холм фэйри, чтобы они забрали его и вернули их сына. Сами они спрятались неподалеку и видели, как эти две женщины – тут она указала на нас с Айрис – подходили к ребенку и произносили над ним заклинания. А позже появился огромный демон – должно быть, это был Джейми, решила я – и так напугал их, что они убежали домой. Наутро они нашли мертвого оборотня, а их ребенок так и остался в стране фэйри.

Эта байка была выслушана внимательно и, по-видимому, сочтена серьезным свидетельством против меня. Суд все еще колебался, и тут вышел деревенский священник, отец Брайан. Он принял вид оскорбленного достоинства и поведал следующую кровавую историю. Оказывается, я, пользуясь колдовскими чарами, натравила на него бешеных собак. Ему с Божьей помощью удалось от них отбиться, но один из псов все же укусил его за ногу. После чего я пыталась заманить слугу Господа в уединенную комнату, угрожая наслать на него тяжелую болезнь и всяческие несчастья. И в доказательство тому отец Брайан принародно обнажил свою покусанную ногу, которая имела поистине страшный вид. Она сильно распухла, посинела и по ней поднимались зловещие красные полосы – признак начинающегося заражения крови. Народ ахнул. Честно говоря, я тоже.

– Да у вас заражение крови! Если вы и дальше будете отказываться от помощи, вы умрете… – Я осеклась. Айрис выразительно посмотрела на меня и закатила глаза. Пожалуй, я сморозила глупость.

– Ведьма осмелилась принародно угрожать смертью слуге Господа! – возопил отец Брайан.


Отношение толпы переменилось. Теперь я тоже была ведьмой в глазах этих неграмотных деревенских жителей. И в глазах судей тоже. За важностью полученных свидетельств они решили продолжить суд завтра. Должно быть, они и сами не ожидали такого поворота. Нас с Айрис повели почему-то в разные стороны.


И вот я сидела в местной харчевне и смотрела в озабоченное лицо Неда.

– У нас мало времени, – сказал он вполголоса. – Сегодня вы можете переночевать здесь, а не в грязной яме. Деньги творят чудеса. Завтра я постараюсь потянуть время. Не думаю, что мне удастся вас оправдать, хотя это очень польстило бы моему самолюбию. Увы, бороться с суевериями – неблагодарное дело.

– Что будет с Айрис?

– Не думайте о ней, Джулия. Ничего нельзя сделать.

– А я?

– Из замка три дня назад пропал старый Алек. И с ним – лучший необъезженный жеребец из конюшен Фергюса, – прищурился Нед. – Вам это о чем-нибудь говорит?

Я молча кивнула.

– Мне пора, моя дорогая. Я сделаю для вас все, что в моих силах.

Нед ушел. Я осталась, трясясь мелкой дрожью. Алек отправился за Джейми. Только бы он успел. Но что может сделать Джейми против толпы, жаждущей расправиться с ведьмой? Меня отвели в комнату наверху, к двери приставили стража. Я не обращала внимания ни на что. Я сжимала кулаки и думала: только бы… Только бы что?

Следующее заседание суда началось с выступления обвинителя, которое показалось мне крайне нелепым и смехотворным. Толпа внимала ему с почтением, издавая носторженное «ах!» на ключевых словах типа: «ведьма», «сатанинские чары», «служительница дьявола» и «адское зелье». Я бы очень повеселилась, если бы все это не было всерьез.

В мою защиту выступал Нед. Страсти уже накалились до предела, и в толпе кричали:

– Сожгите! Сожгите их! Смерть ведьмам!

Думаю, все те, кто жаждал моей крови, в обычной жизни были милейшими людьми. Но, собравшись вместе, они стали настоящей толпой – возбудимой, внушаемой, агрессивной. Они хотели мне и Айрис мучительной смерти. Сейчас. Немедленно. Публично.

Нед сделал очень правильную вещь. Он долго говорил. Суть его речи сводилась к тому, что я чужестранка и еще не знаю местных обычаев, а потому совершаю досадные оплошности. Но если принять во внимание смягчающие обстоятельства… И так далее. Дело было не в том, что он говорил, а в том, как он говорил. Он бубнил равномерно, монотонным голосом, почти без пауз. Это расхолаживало. Люди, которые только что были готовы разорвать меня на части, начали зевать, недоуменно переглядываться, и напряжение спало. Вспышки массовой агрессии непродолжительны, а потом люди приходят в себя как от дурного сна.

Нед все продолжал говорить, никто не решался его останавливать. Но наконец закончились и его цветистые фразы. А прекрасного героя на белом коне все не было. Тем временем Толстый и Тонкий решили провести следственный эксперимент. Нам с Айрис привяжут большой палец левой руки к большому пальцу правой ноги, а большой палец правой руки – к большому пальцу левой ноги. И бросят в воду. Ведьма всплывет, потому что вода ее не примет. А честная женщина пойдет ко дну, тем самым продемонстрировав всем желающим свою полную невиновность.

– Большое спасибо, – сказала я, – но я вовсе не хочу утонуть, доказывая, что я не ведьма.

Судьи удивились. Видимо, они не ожидали такой наглости.

– Ты не смеешь перечить Божьему суду, женщина.

– Я не очень понимаю, какое отношение ваш суд имеет к Богу, – пожала я плечами. – Скорее, это суд человеческой глупости.

Я посмотрела на Айрис. Она делала мне отчаянные знаки, которых я не поняла. Похоже, я опять сказала что-то не то. «Что они собираются делать?» – лихорадочно соображала я, пока мне связывали руки и привязывали к березе. С Айрис проделали то же самое. Одним резким движением деревенский палач Джон Киллан разорвал на мне платье до пояса. Я осталась полуголой перед десятками жадных глаз. Толпа ахнула:

– На ней нет креста!

Кресту на мне неоткуда было взяться, поскольку мои родители и дядя Сэм были убежденными атеистами. Я покосилась на Айрис и остолбенела. На ее обнажившемся предплечье я увидела то, что в этом веке сочли бы знаком сатаны и в чем я узнала след от обычной в двадцатом веке прививки оспы…

Я даже забыла о том, что меня собираются сжечь на костре. Я думала только об Айрис. Так, значит, она тоже… И она предпочла остаться здесь по каким-то своим причинам. Ясно, по каким. Она же патриотка, черт побери. Она хотела изменить ход истории, предотвратить окончательное поражение Шотландии в борьбе с англичанами. Но ей это не удалось.

Палач взмахнул плетью, и на мою спину обрушился первый удар, достаточно сильный для того, чтобы рассечь кожу. И тут я почувствовала, что такое ненависть. Моя ненависть. Моя кровь кипела, я слышала только гулкие удары собственного пульса. Говорят, от любви кружится голова. Так вот, от ненависти тоже. Я готова была убивать голыми руками… К несчастью, я была привязана, я не могла ничего сделать, и это сводило меня с ума.

От следующего удара палача отвлекло какое-то шевеление в толпе, и наконец-то на сцене появился бесстрашный герой, правда, не на белом, а на черном как ночь скакуне. Он прорвался через толпу, расталкивая людей локтями и кулаками, подбежал ко мне и приказал Киллану:

– Отвяжи ее. Немедленно.

Киллан повиновался, и меня подхватила знакомая рука. Толпа гудела:

– Вонючий Фрэйзер! Муж ведьмы!

– Он любит короля Георга, – крикнул кто-то. – Предатель!

Толстый и Тонкий тупо хлопали глазами.

– Как ты смеешь препятствовать Божьему суду? – наконец собрался с мыслями Тонкий.

– Божий суд не наказывает невиновных, – ответил Джейми.

– Эта женщина – ведьма, отойди от нее и предоставь палачу делать свое дело.

– Я муж этой женщины, я поклялся перед Богом защищать ее. Или вы считаете себя выше Бога? – Джейми снова выступал как шоумен, пытаясь воздействовать на эмоции толпы. – Святое распятие сожгло бы кожу ведьмы, не так ли?

Он снял с себя крестик и надел его на меня. Поскольку я не шарахалась от святого распятия, толпа начала колебаться. Но кто-то снова выкрикнул:

– Ведьма! Они все заодно! Сожгите их всех!

И тут заговорила Айрис. Не знаю, могла ли она надеяться на оправдание, не знаю, о чем она думала. Она просто швырнула свою жизнь в огонь.

– Эта женщина не ведьма, – сказала она. – Я ведьма.

Толпа снова ахнула и замерла.

– Я, Айрис Дункан, признаюсь в том, что я ведьма и любовница сатаны, – мерным нарастающим голосом начала Айрис. – Повинуясь приказам моего повелителя, я посредством колдовских чар совершила убийство Артура Дункана. Воспользовавшись неведением Джулии Фрэйзер, я при ней произнесла заклятие над оборотнем, и он умер, а ребенок этой женщины остался навсегда в стране фэйри.

Голос Айри звучал так, как будто она впала в транс, она раскачивалась из стороны в сторону, но я видела ее глаза. В них мелькнула циничная усмешка, когда она говорила о колдовских чарах. И еще в них было: «Беги!»

– Слышите, как поднимается ветер? Слышите, как приближается гроза? – завывала Айри, нагоняя ужас на легковерных. – Это летит на своих черных крыльях сатана, и близок час его владычества…

Джейми не терял ни секунды. Прокладывая путь мечом, он вытащил меня из толпы, перекинул через седло, вскочил на коня сам, и, прежде чем одуревшие люди успели что-то понять, мы были уже далеко.

– Чертовски хороший конь, – сказал Джейми. – Целые сутки он мчался, как будто земля горела у него под ногами, и он все еще может нести нас вдвоем. Он оторвется от погони, как если бы они стояли на месте.

– Нас не догонят?

– Нет. Не бойся.

Мы умчались по лесной дороге. Он остановил коня на поляне, бережно снял меня с седла и уложил на свой плед. Меня тряс озноб. Слезы текли по лицу, но я их не чувствовала. На моей спине все еще горел след от удара плетью. На моих запястьях остались ссадины от грубой веревки. А в моей душе осталась ненависть.

Джейми намочил в ручье платок и вытер мое лицо от слез и грязи. Он молча смотрел на меня. Хорошенькое, должно быть, зрелище: грязная девица со спутанными слипшимися волосами, в замызганном рваном платье – точнее, почти без платья.

– Не смотри на меня, я ужасно выгляжу, – сказала я жалобно.

Он сделал какое-то странное лицо, пытаясь сдержать смех.

– Муртаг говорил мне, что женщины – странные существа, но я не думал, что настолько. Ты чудом избежала смерти, тебе все еще грозит опасность, и первое, что ты говоришь вместо «спасибо, Джейми», – это «я ужасно выгляжу».

– Спасибо, Джейми, – сказала я и уткнулась в него, все еще содрогаясь и не веря, что я спасена.

– Нам нужно поговорить. Не сейчас, а когда ты немного успокоишься, – сказал он. – Я пойду добывать нам обед, а ты отдохни. Тебя никто не найдет. Я скоро вернусь.

Он вернулся примерно через час и продемонстрировал мне свежепойманного кролика. Я не могла и подумать о еде.

– Тебе уже лучше? – спросил Джейми.

– Немного, – ответила я.

– Тогда ответь мне: ты ведьма?

– Что?! Ты шутишь? – Я не верила своим ушам.

– Нет. Я не шучу. Ответь мне серьезно, ты ведьма?


Я пришла издалека

– Как ты можешь в это верить? – Я чувствовала, что начинаю сходить с ума. – Ведьм не бывает!

– Скажи мне, во что верить. Скажи мне правду, и я поверю в нее. Я знаю, что ты не могла рассказать мне о себе. Но сейчас… Сейчас ты должна.

– Должна? Ты не поверишь мне.

– Поверю. Я поверю каждому твоему слову. – Он смотрел на меня умоляющим взглядом.

– Да, я ведьма! По крайней мере для тебя. Я могу предсказывать будущее. Я знаю, когда будет восстание и чем оно закончится. Я знаю, кто будет править Англией в ближайшие двести лет. Только ведьма может это знать! Я никогда не заболею оспой, даже если поселюсь в одной комнате с больным. Благодаря заклинаниям, конечно, подумаешь ты. Потому что ты не знаешь, что такое прививка. У меня нет родственников и друзей здесь. Знаешь, почему? Потому что меня самой еще нет! Потому что я родилась семнадцатого февраля тысяча девятьсот семьдесят второго года.

Он молчал, положив голову на колени.

– Ты меня слышишь? Я говорю: тысяча девятьсот семьдесят второго года! Или ты думаешь, что я сошла с ума?

– Я слышу, Джулия, – ответил он странным, будто застывшим голосом.

Он ждал продолжения, боясь поднять на меня глаза. Было тепло, но я видела мурашки на его руках. Он боялся меня. Но мне было наплевать. Я начала говорить и уже не могла остановиться. Я рассказала ему все. О том, что я из другой страны. Об Андрее. О том, как я оказалась на Грэт-на-Дан. О том, как я пыталась вернуться. Я только не стала ему говорить, что Андрей – шесть раз правнук Рэндалла.

– Ну что, – поинтересовалась я, – ты мне веришь?

– Да, – сказал он тихо, но решительно.

– Но ты не можешь в это верить! – Я была немного разочарована.

– Позволь мне самому решать, что я могу, а чего не могу, – усмехнулся он. – А сколько тебе лет? Раньше я как-то не задумывался об этом.

– Двадцать шесть… или двадцать семь. Я что-то запуталась. Скорее, двадцать семь.

Он оторопело смотрел на меня. В его время это был уже солидный возраст. А к сорока женщина становилась старухой.

– Я думал, тебе столько же, сколько и мне. Или меньше.

– Я неплохо сохранилась, – мрачно сказала я. – Это все плоды цивилизации.

– Так, значит, когда ты оказалась у Рэндалла в форте Уильямс, ты хотела вернуться домой, к Эндрю? – спросил он неожиданно.

– Да.

– И я побил тебя за это… Прости.

– Ты же не знал. Я не могла тебе рассказать правду.

– Да уж, – он вздохнул. – Лучше бы ты была просто ведьмой.

Мы молча поужинали кроликом, зажаренным на костре. Я флегматично жевала мясо, казавшееся мне безвкусным. Я чувствовала, что мы отдаляемся друг от друга. Между нами были двести пятьдесят лет и две разные страны.

– Они сожгут ее? – спросила я, нарушая неловкое молчание.

– Айрис? Да. После того, как родится ребенок.

– Она спасла нас.

– Но она убийца. Ведь это она отравила своего мужа?

– Да, но это долгая история. Я расскажу тебе позже, если хочешь.

Утром Джейми был угрюм и неразговорчив. Мне показалось, он принял какое-то решение. Мы снова отправились в путь. Он ожесточенно гнал коня. Куда? Я не спрашивала его. Я снова и снова возвращалась в мыслях к нашему вчерашнему разговору. Смешно, но я сомневалась, что он поверил мне.

Внезапно Джейми остановил коня. Я подняла глаза и остолбенела. Впереди виднелся знакомый каменный круг. Мы были на Грэт-на-Дан. Джейми скептически следил за меняющимся выражением моего лица.

– Так ты не знала, что мы едем сюда? – спросил он недоверчиво.

– Я думала о другом и не смотрела по сторонам. Я не ожидала…

– Это здесь, так? – грубо спросил он.

Я молча кивнула. Он повел, почти потащил меня за руку в каменный круг.

– Может быть, это не повторится. Я не знаю. Может быть, это работает только в определенные дни года. Я пропала из своего времени в день равноденствия.

– Что ты тогда делала?

– Ничего особенного. Я просто ходила между камней, смотрела на них, потом прикоснулась вот к тому, расколотому.

– К этому? – Похоже, он сильно сомневался в моих словах.

– Осторожнее! – Мне становилось не по себе при одной мысли о том, чтобы приблизиться к камню.

Он посмотрел на меня, взял за руку и подвел к камню. Я пыталась упираться, но это было все равно что удержать на месте самосвал. Он приложил мою ладонь к камню и прижал, чтобы я не могла отдернуть руку. Я снова услышала не то жужжание, не то гудение, и хаос снова охватил меня. Я погрузилась в тьму и боль.

Я слышала голос, настойчиво повторяющий мое имя. Это был Джейми. Я с трудом открыла глаза. Надо мной склонилось его бледное встревоженное лицо, с капельками пота на лбу.

– Прости меня. Прости. Ты так меня напугала. Ты начала уходить, и у тебя было такое лицо, будто ты перепугана насмерть. Я… Я оттащил тебя от камня. Господи, я думал, ты умерла.

– Зато ты убедился, что я говорю правду, – ответила я грубо.

Он вскочил, подбежал к камню и приложил к нему руку. Ничего. Он бросился на камень с разбегу. Ничего. Он обошел его со всех сторон, забрался на него и уселся в расщелине.

– Похоже, на мужчин это не действует, – предположила я. – В шотландских сказках пропадают исключительно женщины.

– В любом случае это не действует на меня, – сказал он, подходя ко мне. – Я должен проститься с тобой, Джулия.

– Почему? – Мое сердце сжалось.

– Там твой дом. Там Эндрю. Здесь нет ничего для тебя, кроме боли и жестокости.

– Ничего? Ты уверен?

Он не ответил и пошел прочь.

– Джейми!

В моем крике звучало такое отчаяние, что он остановился и повернулся ко мне. Он долго смотрел на меня не отрываясь.

– Я буду ждать тебя до заката в заброшенной хижине, внизу по склону.

– Я должна тебе сказать…

– Я не хочу, нет, я не могу ничего слушать! – Его глаза слезились от ветра. Или не от ветра.

– Это насчет восстания. Джейми! Выслушай же меня!

– Восстания? – Теперь он взял себя в руки и слушал. Даже глаза перестали слезиться.

– Оно будет, в этом Дугал прав. Но армия доброго принца Чарли долго не продержится. И все кланы, поддержавшие его, будут разгромлены и никогда больше не поднимутся. Ради Бога, не вмешивайся в это, держись в стороне. И не позволяй тем, кто тебе дорог, участвовать в этом самоубийстве. Ты слышишь меня?

– Да, я слышу. Прощай, Джулия… Юлия, – поправился он, улыбаясь. – Мне трудно выговаривать твое новое имя.

Он ушел. Я провожала взглядом его фигуру, пока она не исчезла за склоном. Я осталась наедине со своими мыслями. На этот раз мне придется сделать выбор. И этот выбор будет окончательным. Обжалованию не подлежит. Но как? Как я могу выбрать?

Там после смерти дяди Сэма у меня не осталось никого, кроме Андрея. Здесь у меня не было никого, кроме Джейми.

Я любила Андрея. Мы прожили с ним четыре года, и еще два года я старалась его забыть. И забыла; но стоило мне увидеть его, я вновь заболела им. Но для того, чтобы жить вместе, нужно нечто иное, чем просто любовь. Мы пытались, и у нас ничего не вышло. Боюсь, наши желания не совпадали. Мы хотели друг от друга невозможного. Или почти невозможного. Мы были вдвоем, но не вместе, мы были рядом – и все же далеко друг от друга, каждый погруженный в себя.

Я любила Андрея, но я любила и Джейми. Меня тянуло к нему с самой первой минуты, когда я увидела его и услышала его голос. Мы были знакомы всего полгода и все время попадали в разнообразные передряги. В этом враждебном мире я могла доверять только ему, и я чувствовала себя в безопасности. Мне было легко с ним. Он не задавал вопросов, не требовал ничего, он просто отдавал мне всего себя, искренне и открыто. Когда мы были вместе, нам не нужны были слова, ничто не имело значения.

Тяжело взвешивать чувства. Особенно чужие. Я знала, что Джейми любит меня, не требуя ничего взамен. Любил ли меня Андрей? Наверное, да, но это была любовь эгоистичного человека. Кому из них я причиню больше горя, выбрав другого? Как можно это посчитать? Посмотрим на проблему с другой, рациональной стороны. В двадцатом веке жизнь проста и комфортна.

Автомобили, электричество, компьютеры, газовые плиты, горячая вода, медицинская помощь… Но при этом, чтобы заработать себе на жизнь, я должна была бросить любимую работу. Жизнь в моей родной стране стала непредсказуемой. Здесь, в Шотландии восемнадцатого века, жизнь опасна и жестока. Зато природа еще не загрязнена, земля, вода и воздух экологически чисты. Это с лихвой компенсирует отсутствие некоторых бытовых удобств. И люди здесь проще. Не глупее, нет, но проще. Они более открыты, более искренни. С ними гораздо легче, чем с замкнутыми и подозрительными современными городскими жителями.

Я встала и осторожно пошла по направлению к камню. Один шаг, другой, третий… Я остановилась, пытаясь заставить себя сделать еще один, последний шаг. Никак. А если попробовать в другом направлении? Шаг, другой, и вот я уже бежала вниз по склону с колотящимся сердцем, надеясь только, что Джейми еще ждет меня.

Издали я увидела его коня, пасущегося на привязи. И какая-то тяжесть исчезла с моей души. Я влетела в хижину как на крыльях. Он спал на полу, свернувшись калачиком и закутавшись в плед. Последние лучи заходящего солнца падали на его лицо, с которого даже во сне не изгладилось выражение мучительной боли. Как ребенок, плачущий во сне. У меня сжалось сердце. Я осторожно опустилась на колени и улеглась рядом с ним. Не просыпаясь, он протянул руку, чтобы обнять меня. Я прижалась к нему, вжалась в него, как будто боясь, что кто-то захочет оторвать нас друг от друга. Он проснулся, лихорадочно покрывая меня поцелуями…

– Почему? Почему ты вернулась? – повторял он, как будто не веря.

– Сама не знаю, – ответила я, утирая слезы радости. – Горячие ванны чуть было не победили.

Глава десятая

Я ОБРЕТАЮ ДОМ И ТЕРЯЮ ЕГО

На рассвете мы снова отправились в путь. Мы больше никуда не торопились и ни от кого не убегали.

– Я отвезу тебя домой, Юлия, – сказал он решительно. – Я должен это сделать. Вчера я молился, чтобы у меня хватило храбрости отослать тебя назад. Я стиснул зубы и ушел, хотя мне хотелось броситься на колени и умолять тебя остаться. Теперь я знаю, что у меня хватит сил вернуться домой, где я не был три года. Я даже не видел могилы отца. Они похоронили его без меня.

Путешествие домой было долгим и счастливым. Мы были вдвоем, мы были свободны. Или почти свободны. Мы на время забыли о том, что он вне закона, а я – ведьма. Мы знали только, что больше никогда не расстанемся.

– Ты успел поговорить с герцогом? – вспомнила я, как о давней истории, случившейся не меньше года назад. С тех пор произошло столько событий, что я и забыла, почему Джейми уехал из замка и оставил меня одну.

– Нет, – улыбнулся он, – ты вечно нарушаешь мои планы. Только мы с герцогом познакомились поближе, как примчался Алек с вестью, что тебя нужно вытаскивать из очередной передряги. Я не успел рассказать ему всего и попросить о помощи.

– Может, это и к лучшему, – задумчиво сказала я. – Помнится мне, Андрей говорил, что этот самый герцог покровительствует Рэндаллу. Но может быть, он и ошибался. Темное это дело – история…

– Никак не могу привыкнуть к мысли, что я для тебя – тоже история, – фыркнул Джейми.

– Ты – невероятная история. А знаешь, ведь Айрис Дункан тоже пришла из другого времени.

– Почему ты так решила?

– Я видела след от прививки оспы на ее руке, такой же, как у меня. – Я стянула с плеча остатки платья, чтобы показать ему оспину.

Я рассказала ему все, что знала о Айрис. Все, в чем она мне призналась, и все, о чем я догадалась сама.

– Жаль, что я не узнала раньше, – сказала я.

– Ты думаешь, она помогла бы тебе вернуться? – спросил он с любопытством.

– Нет, об этом я уже не думаю, и не надейся, – отрезала я. – Просто она могла лучше меня знать, как работает эта штука. Может, она знает, что это такое и откуда это взялось. И почему это не действует на мужчин. А то я взяла бы тебя с собой. Ты мог бы работать охранником в банке.

– По-моему, не очень почетная работа, – сказал он. – Лучше я останусь лэрдом, хозяином Лаллиброка.

Хорош лэрд, думала я, глядя на него. В отросших спутанных волосах застряли кусочки листьев, ноги в пыли по колено, грязные руки… Жена лэрда не лучше. Такая же растрепанная, волосы закрывают пол-лица, разорванное платье я прикрывала пледом и вид имела нищенский. Мы были очень странной парой. Бродячие актеры – и те выглядели лучше. Боюсь, обитатели поместья примут своего лэрда и его жену за попрошаек.

В солнечный полдень мы подъехали к Лаллиброку. Белый дом с красной черепичной крышей, стоящий на холме, показался мне таким милым и родным, что я устремилась туда как к себе домой. Мы подъехали незамеченными. Никто не встретился нам по пути. В это время все были заняты работой. К тому же о нашем приезде никто не знал.

У крыльца нас встречали собаки. Лохматая рыжая колли и здоровенная псина неизвестной породы. Со сдержанным рычанием они подходили к Джейми.

– Ну-ну, уважаемый Одиссей, – сказала я, держась в стороне и успокаивая коня. – Посмотрим, узнает ли тебя твой верный пес.

– Посмотрим, ждет ли меня Пенелопа, – ответил он, протягивая собакам кулак. – Марс, Бран! Ко мне!

Собаки нерешительно топтались на месте, потом, наконец узнав хозяина, бросились на него и едва не уронили в порыве радости. Он едва успокоил их, и мы наконец могли войти в дом.

– Может быть, нужно постучать? – спросила я нерешительно.

– Это мой дом, – ответил он и открыл дверь.

Мы прошли в гостиную, встретив по пути нескольких слуг, провожавших нас изумленными взглядами и свистящим шепотом. В гостиной, как мне показалось, никого не было. Только через несколько секунд я заметила в дальнем углу стул, на котором сидела женщина. Она обернулась на звук наших шагов, и в следующую секунду она уже висела у Джейми на шее, обнимая его и прижимаясь к его неделю не бритой щеке.

– Джейми, мальчик, ты вернулся!

Джейми смущенно стоял, не зная, как себя вести. Но радость встречи с сестрой была сильнее, чем недоверие и обида. Он крепко обнял ее, и на его лице появилась широкая улыбка. Я чувствовала себя немного лишней.

– Маргарет, это моя жена, – сказал Джейми, когда они наконец выпустили друг друга из объятий.

Маргарет с любопытством посмотрела в мою сторону. Я нервно попыталась пригладить волосы и ответила на ее взгляд. Я ожидала увидеть высокую женщину, судя пo ее почти двухметровому братцу, но она была совсем маленькой, не выше полутора метров. У нее были такие же глаза, как у брата – синие и глубокие. Те же широкие скулы, тот же немного длинноватый прямой нос Вьющиеся черные волосы спадали ей на плечи. Она была красива той одухотворенной красотой, которая заставляет оборачиваться на улице.

Из-за двери робко высунулась розовощекая физиономия, затем появился и ее хозяин – мальчик лет двух.

– Это маленький Джейми, твой племянник, – гордо сказала Маргарет, обнимая малыша. – Я назвала его в твою честь.

Джейми-старший изменился в лице. Он покраснел, потом побледнел и зловещим шепотом спросил:

– Ты назвала этого ублюдка в мою честь?

– Что-о?! Как ты говоришь о моем ребенке? Или ты немного выпил по дороге? – Маргарет как будто не верила своим ушам.

– Твоем ребенке? Ребенке Рэндалла, ты хочешь сказать. Мэгги, как ты могла так поступить? – Он говорил с болью. – Ты опозорила мое имя…

– Подожди минуточку, – прошипела Мэгги, – ты хочешь сказать, что я переспала с капитаном в красном мундире? Как тебе пришло это в голову? Или Рэндалл вышиб тогда остатки твоих мозгов?

– Все знают, что это его ребенок. Я сам видел, как вы пошли в дом. Как ты могла? Я захлебнулся бы своей кровью, но не позволил тебе это сделать. Какой позор!

– Может быть, ты выслушаешь меня, братец?

– Не хочу ничего слышать!

Они стояли друг напротив друга и орали, как две разъяренные кошки, готовые к драке. Двое упрямых шотландцев. Я вышла из гостиной. Мне не хотелось слушать, как они выясняют отношения и оскорбляют друг друга. Боюсь, что Джейми был неправ.

Я встала на крыльце, наслаждаясь тишиной и глядя вокруг. Сюда доносились крики из дома, но слов было не разобрать. На дороге, ведущей к дому, показался человек. Он шел медленно, заметно хромая. Человек направлялся сюда. Он был молод, а его хромота объяснялась тем, что вместо правой ноги у него был грубый деревянный протез, кожаными ремнями привязанный к колену.

Он подошел ко мне. В этот момент из дома донесся очередной крик Джейми.

– Стало быть, Джейми вернулся, – заключил он. – А вы…

– Та самая английская девица, на которой он женился, – закончила я фразу. – Я Джулия.

– Ага. А я – Кристофер Рэмзи, муж Мэгги, – представился он. – Мы с Мэгги давно хотели с вами познакомиться. Теперь я понимаю, почему Джейми женился на вас. Вы очень красивая.

Я уже почти привыкла к прямоте горцев, но время от времени она застигала меня врасплох. Видя мое удивленное лицо, он добавил:

– В горах новости распространяются быстро. Здесь ничего нельзя удержать в секрете. Уже через неделю после вашей свадьбы мы о ней знали.

– Они там не передерутся? – спросила я озабоченно, прислушиваясь к звукам, долетавшим изнутри.

– Вряд ли. Разве что Джейми получит пару пощечин. Но им нужно выговориться. Эти Фрейзеры никогда ничего не слушают, пока не отведут душу, – философски заметил Кристофер.

– Да уж, я заметила.

Мы рассмеялись. Кристофер понравился мне сразу.

– Может, зайдем? – предложил Кристофер. – Джейми пора узнать правду.

Брат и сестра все еще ссорились, испепеляя друг друга взглядами и крича. За дверью перешептывались слуги. Под стулом прятался маленький Джейми. При виде Кристофера Джейми-старший осекся.

– Рад тебя видеть, Джейми! С возвращением!

– Крис! Какими судьбами?

– А разве Мэгги не сказала? – Кристофер подошел и обнял Мэгги за плечи. – Это моя жена. И мой сын.

– Твой сын?! – Джейми растерянно моргал.

– Джейми, сынок, скажи своему тупоголовому упрямому дяде, сколько тебе лет, – обратилась Мэгги к мальчику, выглядывающему из-под стула. Мальчик забился еще дальше. – Он не хочет с тобой разговаривать. Так вот, ему нет еще двух лет. И если ты, рыжий осел, не поленишься посчитать, то увидишь, что он родился больше чем через год после того, как Рэндалл побывал у нас в доме.

– Хм, – сказал Джейми. – Ну что ж, Крис, я благодарен тебе. Очень благородно с твоей стороны жениться на ней при таких обстоятельствах.

– При каких еще обстоятельствах?! – вновь рассвирепела Мэгги. – Ты хочешь сказать, дорогой братец, что он поступил благородно, женившись на мне в моем испорченном виде? Я правильно поняла? Ты в своем уме?!

– Джейми, друг, – сказал Крис, – поверь мне: она лишилась девственности в свою первую брачную ночь.

– Это не его дело! – закричала Мэгги. – Кем он себя возомнил?! Он не показывался три года и не удосужился написать ни строчки о том, где он и что с ним. Я не знаю, жив он или мертв. И после этого он является домой – причем с женой! – и обвиняет меня в каких-то неслыханных преступлениях. Я знаю, что мучило тебя все эти годы, братец. Тебя мучило, что я ослушалась твоего приказа и пошла с Рэндаллом. А мне ясно, что, если бы послушалась тебя, ты был бы уже мертв и наш отец повешен за убийство Рэндалла, не говоря уже о том, что стало бы со мной и с нашим домом.

– И ты решила заплатить своей честью? – упрямо спросил Джейми.

– Чертов остолоп!! Если твоя жена как следует ударит тебя коленом в пах, ты сможешь исполнять свои супружеские обязанности через несколько минут после этого?

– Хм, – сказал Джейми, расплываясь в нерешительной улыбке. – Все может быть. Нет, правда?

– Я правда ударила его, и сильно разозлила. Мне досталось. А потом и тебе тоже… – Мэгги вздохнула.

– Но откуда Рэндалл знает, что у тебя родинка на груди? И потом, он так говорил со мной тогда, в форте, что у меня не было никаких сомнений…

– Он разорвал на мне платье, – сказала Мэгги. – Конечно, он видел родинку. Но он не смог ничего сделать. Не смог. Неужели он признался бы в этом своим солдатам или тебе? Он чуть не забил меня насмерть, пытаясь… А когда я очнулась, тебя уже увезли.

– Скажи, Мэгги, когда ты пошла с ним, ты знала, что он ничего не сможет? Ты была уверена, что ты ничем не рискуешь?

– Нет, – усмехнулась Мэгги. – Я даже не понимала, чего он от меня хочет. Но если ты был готов заплатить своей жизнью за мою честь, почему я не могла спасти тебе жизнь, лишившись чести?

Брат и сестра снова обнялись. Теперь между ними не было преград, им нечего было скрывать друг от друга. Но почему Дугал солгал Джейми? Зачем он сказал, что у Мэгги был ребенок от Рэндалла? Хотел удержать его подальше от дома? Заставить перейти в клан Маккензи, забыть свое происхождение и принести присягу Фергюсу? Должно быть, так. Хороши оба братца, и Дугал, и Фергюс. Не уступят друг другу в коварстве. Не остановятся ни перед чем, чтобы достичь своих целей. Чудовищный план, который придумал Фергюс, чтобы избавиться от Айрис, едва не отправил и меня на смерть.

Мы с Крисом переглянулись и вышли, чтобы не мешать. Брат и сестра сидели обнявшись и нежно шептали друг другу что-то по-гэльски.

– Она любит его просто до безумия, – сказал Крис. – Я почти ревную.

Мы с Джейми наконец дома. У нас настоящий дом, с камином в гостиной и портретами предков на стенах. В этом поместье жили поколения семьи Фрейзеров. Новый дом был построен в начале века, архитектором, приглашенным из Эдинбурга. У этого дома своя история, но я не чувствовала себя незваной гостьей.

Для меня сразу нашлось дело. Я снова принимала пациентов, и это доставляло мне гораздо больше удовольствия, чем в Тибервелле. Джейми тоже был занят, по-моему, без него не обходилось ни одно дело, будь то уборка хлеба или новый жеребец в конюшне. Он соскучился по Лаллиброку и теперь пытался возместить потерянные годы, вмешиваясь во все сразу. Спасибо, что он не давал мне советов, как ухаживать за больными.

Вечерами мы собирались у камина и разговаривали. Я больше слушала, не осмеливаясь встревать в разговор людей, знавших друг друга с самого детства. Брат и сестра, Джейми и Мэгги, и Крис, сын управляющего, выросший с ними. Детство, проведенное в Лаллиброке, соединило их навсегда. Это была настоящая семья, такая, о которой я долго мечтала. Но это чужая семья.

Мы с Мэгги все еще присматривались друг к другу, изредка обмениваясь осторожными фразами, за которыми читались невысказанные вопросы.

– Ты одна ведешь все хозяйство? – удивилась я однажды.

– Да, с тех пор, как умерла мама. Мне было тогда десять лет, а Джейми – восемь. Джейми говорит, ты только и делала, что лечила его раны?

– Да, именно так мы и познакомились.

– Мне сказали, вы поженились очень быстро?

– Да, я даже не знала его настоящего имени. Узнала только перед свадьбой. А после свадьбы он сказал, что у него есть Лаллиброк.

Эта милая беседа имела примерно следующий подтекст. Мэгги говорила: я его старшая сестра, я заботилась о нем с детства, заменяя ему мать, я люблю его, а что можешь дать ему ты? И я отвечала: я могу позаботиться о нем, я вышла замуж ради него самого, а не ради его денег или имущества.

У Мэгги был почти мужской характер – иначе она не справилась бы одна со всем тем, что свалилось на нее после смерти матери. В семье она была главной, Крис больше молчал и подчинялся.

– Как так вышло, что вы поженились? – спросил как-то Джейми у Криса.

– Знаешь, я и сам не понял, – засмеялся он. – Я вернулся в Лаллиброк, потеряв ногу и многие надежды. Меня встретила Мэгги, неделю назад похоронившая отца. На ее лице еще не высохли слезы. Мы разговорились, вспомнили прежние времена. И я остался и стал помогать ей по хозяйству, не подозревая ничего такого.

– Так это она тебя окрутила?

– Я не успел опомниться, как она уже назначила день свадьбы. И вот я стою перед алтарем, облаченный в свадебный костюм, и приношу какие-то клятвы. Священник говорит «аминь», и мы – муж и жена.

– Досталось тебе от нее, приятель, – сочувственно произнес Джейми. – Теперь уже не выпутаешься.

Мэгги и Крис обменялись такими любящими взглядами, что мне стало неловко. Как будто я помешала им, нарушила их уединение. Но они всегда были вдвоем, их связывали такие прочные узы, что никто и ничто не могло отдалить их друг от друга. Счастливый брак – действительно редкая ценность, к сожалению, немного забытая в двадцатом веке, подумала я, улыбаясь Джейми.

Вернувшийся лэрд готовился принять своих «подчиненных» – жителей Лаллиброка и соседней деревеньки. Пора было официально объявить о своем возвращении и отпраздновать это событие. Все утро мы с Мэгги приводили лэрда в достойный вид, наряжая и причесывая его. Сам он с удовольствием остался бы растрепанным и в своей обычной одежде – грубой рубашке и рабочих бриджах.

– Ну зачем все это, – пробурчал он, когда Мэгги вплела в его длинные волосы синюю ленту.

– И зачем только природа дает такие волоса мужчинам? – вздохнула Мэгги. – Они совершенно не умеют ими пользоваться. Ладно, согласна, что лента – это чересчур. Но хотя бы прекрати чесать в затылке всей пятерней и взъерошивать свои несчастные волосы.

Для меня было сшито синее шелковое платье по последней моде тех лет. Я упорно отказывалась носить корсет, чем вызывала возмущение Мэгги и ее портнихи миссис Симпсон. Но после того, как я объяснила им, какое вредное воздействие оказывает стягивающий корсет на внутренние органы, они со мной отчасти согласились. Мое платье было всего лишь укреплено с помощью китового уса. Жемчуг, подаренный Джейми, остался в замке Тибервелл, и сейчас я с сожалением вспомнила о нем.

Внизу раздался шум, послышались шаги, голоса, и в нашу гримерную вошел Муртаг собственной персоной. Он обнял Джейми, церемонно поклонился Мэгги и нагло подмигнул мне.

– Тут миссис Скотт передала посылочку… – Он из влек из сумки нитку того самого жемчуга, о котором я только что сожалела. – И вот еще твои медицинские штучки – травы и какие-то инструменты.

– Как тебе удалось все это добыть? – спросил Джейми.

– Я отстал от тебя на полпути, понял, что к тому моменту, как я доберусь до замка, вы будете уже далеко. Так что я отправился прямо на кухню, где посылочка только и ждала посыльного. Никто меня не видел, головой ручаюсь.

Я могла только восхищаться предусмотрительностью милейшей миссис Скотт. Новые инструменты сделали бы не скоро, а некоторые из препаратов, которые я успела приготовить в замке Тибервелл, были из редких трав.

– Ну надо же! И как только она догадалась? – восклицала я, доставая из коробки совершенно необходимые мне вещи. – Спасибо!

В порыве чувств я бросилась Муртагу на шею и расцеловала его в обе щеки. Он удивленно заморгал, и на его бородатой физиономии медленно расплылась улыбка.

– Смотри-ка, Муртаг улыбается! – воскликнул Джейми. – Это будет уже третий раз на моей памяти.

– И давно ты его знаешь? – поинтересовалась я, поскольку еще ни разу не видела, как Муртаг улыбается.

– Двадцать два года, – ответил Джейми. – С тех пор как он стал моим крестным отцом.

– Н-да, – сказала я.


Неделя за неделей закончился сентябрь, потом и октябрь. Шла неторопливая осень. Дни были солнечные и почти безветренные, но зимние холода уже приближались. Джейми все еще ходил в одной рубашке и кильте, уверяя, что нисколько не мерзнет. Глядя на его голые колени, я поеживалась и куталась в плед.

Один или два раза в неделю я отправлялась в деревню, чтобы навестить своих пациентов. Во время одного из таких визитов ко мне подошла маленькая аккуратненькая старушка и бесцеремонно обшарила мою корзинку с кореньями, которые я собрала по дороге. Я смотрела на нее, раскрыв рот.

– Да, милочка, ты понимаешь в травах. Но спроси всякого, нет лучше знахарки, чем бабушка Грэхэм. Меня все так и зовут – бабушка Грэхэм. У меня их одиннадцать, сыновей. И две дочери. А внуков и не знаю сколько.

– Ничего себе! – Я посмотрела на нее с некоторым уважением. – Приятно познакомиться, миссис Грэхэм.

– Рада вас видеть, миссис Фрэйзер, – старушка ловко сделала реверанс. – Вы хотите меня о чем-то попросить?

– Маленький Робби, он такой умный мальчик. Он никогда не жалуется, но я все вижу. Рональд любит жену, но выпивает. Он ее ревнует. И всякий раз, как выпьет, набрасывается на нее с кулаками. А маленький Робби прячется в подвале.

– Отец бьет Робби? – уточнила я.

– Он весь в синяках и ссадинах. Может быть, молодому господину нужен мальчик, чтобы помогать на конюшне?

– Я обязательно спрошу. Мы постараемся помочь вам.

– Отец не захочет его отдавать. Он такой упрямый, особенно когда выпьет. Но вы уж постарайтесь. Жалко мальчугана.

– Я думаю, Джейми… мистер Фрэйзер сможет уговорить Рональда.

– Так не забудьте, что вас просила бабушка Грэхэм.

– Я не забуду про вашего Робби, обещаю.

Вернувшись, я рассказала Джейми о просьбе бабушки Грэхэм. Джейми кивнул и ушел. К вечеру он вернулся с маленьким грязным мальчиком, с затравленным взглядом и ссадиной на щеке.

– Как тебе удалось уговорить папашу? Бабушка Грэхэм сказала, он очень упрямый.

– Он начал скандалить, сказал, что мальчик нужен ему самому. Я предложил ему деньги – он отказался. Тогда я пошел с ним прогуляться и в укромном уголке спросил, что он выберет: расстаться со своим сыном или со своей печенью. Он предпочел сохранить печень.

– Ты уверен, что не было другого способа? – спросила я, когда мальчик был отправлен на кухню для мытья и переодевания.

– Нет, – ответил он. – Никогда не знаешь, где заканчивается справедливость и начинается насилие. В этом опасность власти.

– Да, но я надеюсь, что ты не сможешь злоупотребить своей властью. Ты не станешь таким же, как Фергюс. Ты другой, – сказала я, прислоняясь к его плечу.

– Может быть, Джули, может быть. Я не боюсь ответственности. Но я боюсь причинить вред, когда я принимаю решение за кого-то другого.

– Ты рожден для того, чтобы управлять, – сказала я искренне. – В мое время ты стал бы известным политиком. Тебя бы сутками показывали по телевизору.

Я уже успела рассказать ему о многом из моей прежней жизни. О телевизорах, телефонах и автомобилях, о космических ракетах и самолетах, о чудесах медицины и электрическом свете… Думаю, он воспринимал мои рассказы как волшебную сказку. Больше всего ему нравилось, когда я описывала самолеты и автомобили. Он просил меня повторять это снова и снова. В конце концов я разозлилась и заявила, что я не из программы «Сказка на ночь» и пусть кто-нибудь другой рассказывает ему каждый вечер одно и то же. Он немного обиделся, но стал относиться к моим словам более серьезно.

Мне и самой уже казалось нереальным существование телефона или самолета. Я ничего не понимала в технике и ко всем техническим достижениям цивилизации относилась как к чудесам, не понимая законов, по которым работает телевизор или не падает на землю самолет. Все это казалось мне одним из фокусов, описанных в книжке «Занимательная физика», вроде того, как яйцо варят на огне в бумажном пакете и бумага не горит.

Однажды вечером Джейми и Крис не вернулись вовремя. Мы ждали их к обеду, потом к ужину, но их не было.

– Сегодня в окрестностях видели английских солдат, – обеспокоенно сказала Мэгги.

– Может, им пришлось где-то спрятаться?

– Хорошо, если так.

Мы не ужинали и не ложились спать, хотя было уже поздно. Мэгги, бледная и встревоженная, укачивала на руках маленького Джейми. Но он чувствовал, что мы нервничаем, и не желал спать. Он кричал, вертелся и теребил Мэгги.

– Да что же это такое! – наконец взорвалась она. – Этот ребенок такой же несносный, как его дядя! Где только он шляется, черт бы его побрал!

– Его забрали англичане, – раздался усталый голос Криса. – Они отобрали у меня ногу, и я не мог ничего сделать. Я валялся на земле и смотрел, как они его увозят. Я три часа добирался сюда, быстрее не мог. – Он прислонился к стене и тяжело дышал. Его одежда была заляпана грязью.

– Куда они его повезли? – Мэгги вскочила со своего места, чуть не уронив маленького Джейми, который разразился громким ревом. – Да замолчи же, без тебя тошно! Куда?

– Они напали на нас у моста и поехали вдоль реки. Их четверо. Они не должны были далеко уйти.

– Едем немедленно! – командовала Мэгги. – Крис, ты остаешься здесь. Где Муртаг? Никто его не видел? Если найдешь его, пусть отправляется следом. Дорогу он найдет. Может быть, Джейми удалось бежать…

И мы отправились в погоню. Было уже темно. Дорогу немного освещала луна. Как же мы его найдем? Я была в настоящей панике. Но Мэгги, похоже, знала, что делает. У моста мы остановились, и Мэгги, спешившись, внимательно обследовала место нападения.

– Ты умеешь читать следы? – удивилась я.

– Да, – гордо ответила Мэгги. – В детстве я заставляла мальчишек показывать мне всякие штуки. Как разводить костер, как читать следы и всякое такое. Я умела все это делать не хуже, чем они. Даже дралась…

Мы медленно продвигались по тропинке, ведущей вдоль реки. Мэгги внимательно смотрела по сторонам в поисках малейших следов. Чтобы разглядеть что-то осенней ночью на лесной дорожке, нужно обладать кошачьим зрением. Я ничего не замечала, но Мэгги ухитрялась видеть и делать выводы.

Мы догнали их. Они остановились на ночлег в лощине, мы остановились невдалеке. С подветренной стороны, как объяснила Мэгги, чтобы их лошади нас не почуяли. Мэгги отправилась на разведку.

– Его нет с ними, – прошептала она. – Наверное, сбежал. Они выставили часового, а сами спят. Пожалуй, надо порасспросить часового. Пойдем!

Мы подкрались к спящим англичанам и, спрятавшись за густым кустарником, стали выжидать. Часовой в красном мундире, худосочный и усатый, сидел со скучающим лицом у костра, потом бродил вокруг костра, потом углубился в лес. Через несколько секунд Мэгги приставила нож к его горлу, и мы бесшумно оттащили его в лес. Он не сопротивлялся, и на его лице удивление смешивалось со страхом.

– Сегодня вы арестовали шотландца, так? – прошипела Мэгги. Наш пленник кивнул. – Где он?

– Я не знаю.

– Где он? Отвечай, ну! – Острие кинжала проткнуло кожу, и по его шее потекла капля крови.

– Он убежал. Бросился в реку со связанными руками и не выплыл. Мы стреляли по воде. Наверное, он мертв. Утонул или пристрелен. Вы отпустите меня? – Пленник смотрел на Мэгги с надеждой.

– Придется, если ты пообещаешь не поднимать шума.

– Клянусь, только не убивайте меня, – взмолился он. – У меня жена и двое детей.

– Ладно, черт с тобой! Иди!

Мы снова поехали вдоль реки, и Мэгги снова всматривалась в берег.

– Думаешь, он смог спастись? – спросила я нерешительно. – Броситься в воду со связанными руками и выплыть?

– Джейми плавает как рыба. Он может задерживать дыхание на три минуты! Я бы не поверила, если бы не видела сама.

– Да, – сказала я, – у него большой объем легких.

– Там! Смотри! Он выбрался на берег. – Она указала на противоположный берег, где я не видела ничего ocoбенного. – Ниже по течению есть брод. Переправимся там. Здесь слишком быстрое течение. Господи, и как только он выплыл…

Мы добрались до того места, где Мэгги разглядела следы. Вблизи их заметила и я. Пятна крови, надломленные ветки кустарника, вмятая в землю трава, по которой волокли что-то тяжелое. Чуть дальше валялись разрезанные веревки, которыми он был связан.

– Он ранен, – сказала Мэгги еле слышно. – И тяжело ранен. Как же ты смог это сделать, Джейми?

– Что мы будем делать дальше? – спросила я. – Нужно идти по следу?

– Мне придется оставить тебя. Я должна возвращаться домой. Но с тобой останется Муртаг. – Муртаг?

– Да, – сказал он, выходя из кустов. – Пришлось задержаться. Мэгги, приготовься встретить на кухне новую служанку. Вдову Грэхэм.

– Вдову? Так это Рональд!

– Он уже расплатился сполна. Только Джейми это не поможет.

Мы с Мэгги отошли в сторону, чтобы попрощаться, и она вдруг сказала:

– Джейми говорил мне, что ты можешь… предсказывать разные вещи?

Я кивнула.

– Он предупредил, чтобы я слушалась тебя, если ты что-нибудь скажешь.

Я смотрела на нее ободряющим взглядом.

– Сейчас ты мне ничего не скажешь? – запинаясь, спросила она. После минутной паузы я выпалила:

– Сажайте картошку! Как можно больше.

– Что?! – Мэгги была шокирована, но быстро взяла себя в руки. – Картошку? Хорошо. Сейчас мы ее не сажаем, но я закажу клубни в Эдинбурге.

– Будет голод, – сказала я в объяснение. – Несколько лет будет неурожай зерна. И картошка заменит хлеб.

– Спасибо, Джули. Я сделаю так, как ты сказала.

Она вскочила на лошадь и умчалась прочь, настоящая амазонка. Меня восхищала ее слепая вера в брата. Достаточно одного его слова – и она верит моим странным предсказаниям, не задавая лишних вопросов. Теперь я начинаю понимать значение слов «верить как самому себе».

Мэгги отдала мне деньги, которые взяла с собой. Муртаг тоже предусмотрительно запасся кошельком и даже прихватил мой многострадальный жемчуг, свадебный подарок Джейми.

– Всякое может случиться, – ответил он на мой удивленный взгляд. – Деньги понадобятся, и чем больше, тем лучше.

– Где мы будем его искать? И как? – спросила я Муртага.

– Ну… – сказал он задумчиво, – есть разные способы.

И мы испробовали все. Безрезультатно. Джейми как сквозь землю провалился. Мы искали его несколько дней, методично обшаривая окрестности. Я потеряла всякую надежду. Возможно, он уже мертв… Сердце разрывалось от отчаяния, когда я невольно представляла себе, как он лежит где-нибудь, один, раненый, беспомощный…

– Пора менять тактику, – сообщил Муртаг, когда мы расположились на очередной привал. – Что ты предлагаешь?

– Нужно прекратить поиски.

– ?!

– Раз мы не можем найти его, пусть он сам найдет нас, – загадочно произнес Муртаг.

И мы сменили тактику. Теперь мы путешествовали из одной деревни в другую, задерживаясь в каждой из них на несколько дней. Я принимала пациентов, а нуждающихся в медицинской помощи в те времена было везде предостаточно. Тем временем Муртаг отправлялся в местную харчевню, где как бы невзначай за кружкой пива подробно рассказывал, куда мы направляемся, когда и где мы остановимся в следующий раз. По деревням расползался слух о знахарке и ее спутнике, и с каждым днем пациентов у меня становилось все больше и больше. Рекламная кампания Муртага приносила свои плоды. Теперь все больше людей знало о нас и могло подробно описать наш маршрут тому, кто в этом заинтересован, – Джейми или его посланцу. Рано или поздно он найдет нас. Если только он еще жив.

Через пару недель за мной пришел человек. Куда он меня ведет, размышляла я, пока мы углублялись в лес в абсолютном молчании. Друг это или враг? Я не знала, чего ожидать. Я надеялась увидеть Джейми – и боялась надеяться, боялась поверить в то, что это возможно.

Мы подошли к хижине, надежно укрытой от посторонних глаз в лесных зарослях. Здесь, должно быть, с днвних-времен прятались беглые преступники. Я приоткрыла дверь, сколоченную из грубых досок, и увидела в хижине человека. Это был не Джейми. Человек сидел спиной, но встал и обернулся ко мне, услышав звук шагов. Дугал!

– Что вы здесь делаете, дорогой дядюшка? – вежливо поинтересовалась я.

– Я знаю, что ты ищешь Джейми. Он у Рэндалла, в форте Уильямс.

Я пошатнулась и прислонилась к стене, чтобы не упасть. Он жив! Но он у Рэндалла. Это значит, что жить ему осталось недолго.

– Через четыре дня его повесят, – продолжал Дугал.

– Как?! Но это невозможно! Его не должны повесить! Почему вы ничего не делаете, чтобы ему помочь? – Я чувствовала, что задыхаюсь, земля уходила у меня из-под ног.

Дугал сочувственно посмотрел на меня и тихо сказал:

– Ничего нельзя сделать. Тебе придется смириться.

– Никогда! Он еще жив, значит, его еще можно спасти. Можно подкупить Рэндалла, можно устроить побег… У меня есть деньги!

– Ничего не выйдет, – Дугал покачал головой. – Форт Уильямс почти неприступен, и тюрьма, где держат Джейми, хорошо охраняется. Там толстые стены и решетки на окнах. Это невозможно.

– Невозможно! Да вы просто не хотите ему помочь! Спасаете свою никчемную шкуру!

Глаза Дугала вдруг сделались злыми и маленькими. Он сделал несколько шагов по комнате, сжимая кулаки. Я следила за ним, как за часовым маятником. Он резко повернулся, подошел, почти подбежал ко мне и сказал в высшей степени странную вещь:

– Забудь о нем, его уже не вернешь. Тебе нужно жить дальше. Стань моей женой, и я отдам тебе все, что у меня есть. Ты будешь хозяйкой Тибервелла. У тебя будет все, что ты пожелаешь, чего никогда не сможет дать Джейми.

Он обнял меня, крепко прижимая к себе, зарываясь лицом в мои волосы, шепча мне:

– Джулия, дорогая, ты согласна? Ты выйдешь за меня?

Я с силой оттолкнула его. От неожиданности он пошатнулся.

– Вам нужен Лаллиброк, ведь так, дорогой дядюшка? – прошипела я. – Вы готовите себе отходные пути на случай поражения вашего дурацкого восстания. И потому вы готовы послать на смерть родного племянника, сына вашей сестры! Ведь после его смерти Лаллиброк станет моим. Ради того, чтобы получить этот кусок земли и открыть проход в горы, вы способны прикончить всех своих родственников. Убийца! Чертов убийца!

Дугал вновь изменился в лице. Я злила его. Он не ждал от меня такой сообразительности.

– Вы отдали Айрис в руки Фергюса! – кричала я. – Вы сами разожгли ее костер! И ради чего? Ради чего, черт побери?!

– Я любил Айрис, – сказал Дугал с неожиданной болью. – Но я служу принцу Чарли. Я немногим смогу помочь восстанию, если не буду иметь влияния на клан. И я никак не мог допустить скандала. Они сожгли ее и развеяли пепел по ветру…

– А ребенок?

– Я отдал его в хорошую семью. Такой славный здоровый мальчик! А моя жена рожала мне только дочерей. Но я никогда не смогу назвать его своим сыном.

– Вы с Фергюсом – два гнуснейших негодяя, каких я когда-либо видела. И Алан… ведь Алан – ваш сын, так? Вы со своим братцем договорились! Вы не хотели выпускать власть из рук, а у Фергюса не было и не могло быть наследника!

– Да, – усмехнулся Дугал. – Это была неприятная работа. Все равно что обнимать лягушку. Мне пришлось потрудиться, чтобы Летисия понесла. Я провел в ее постели не одну ночь. Но власть стоит того. Пока Алан еще мал, я буду вождем. И я воспользуюсь этим! Тебе лучше выбрать: ты со мной или я буду преследовать тебя как врага.

– Я предпочла бы расстаться друзьями, – отрезала я.

– Ну что ж, моя дорогая. Попытаться стоило, – сказал он задумчиво, медленно извлекая кинжал. – Боюсь, мне придется использовать другие методы убеждения.

– Не тронь ее! – вмешался Муртаг, неизвестно откуда возникший на пороге и сжимавший в руке пистолет. – И в следующий раз выбирай часового порасторопнее.

– Так-так… – сказал Дугал, нисколько не смущенный своей неудачей. – Пожалуй, я отпущу вас обоих, если вы пообещаете никогда мне больше не попадаться.

– У меня в руке пистолет, и потому приказы отдаю я, – заявил Муртаг, вытряхивая и бегло пересчитывая содержимое кожаного кошелька, лежавшего на столе.

– Эй! Это мои деньги!

– Они нам пригодятся. За это мы будем поминать тебя в своих молитвах, – цинично ответил Муртаг и спрятал добычу.

– Еще одно условие, – сказала я. – Я сама спрошу у твоих людей, хотят ли они помочь Джейми. И те, кто согласится, пойдут с нами.

– Ну-ну, – пожал плечами Дугал.

Он был заметно раздосадован, когда несколько человек согласились на эту авантюру.

– Помочь Джейми? – сказал Руперт, поглаживая затылок. – Почему бы и нет?

Итак, я не одна. Нас шестеро. И у меня были деньги. И четыре дня, чтобы успеть прийти к нему на помощь. И тридцать пять миль до форта Уильямс. Тридцать пять миль в двадцатом веке – это сорок минут на автомобиле по хорошей дороге. Тридцать пять миль в восемнадцатом веке – это два дня утомительного путешествия верхом по лесам и холмам. Только бы успеть!

Глава одиннадцатая

ЛЮДИ И ВОЛКИ

Сэр Мэтью Томпсон, начальник тюрьмы, был со мной весьма любезен. Разумеется, он хотел бы оказать всяческое содействие английской леди, давней знакомой семьи Фрэйзер. Именно так я назвалась, чтобы не вызывать подозрений. Увы, он ничем не мог мне помочь.

– Сожалею, сударыня, но я не могу разрешить свидание. Дело в том, что мы не располагаем специальной комнатой для свиданий, а Джеймс Фрейзер – опасный преступник. Сейчас заключенный находится в общей камере. Вам нельзя туда, это крайне небезопасно.

– Как же быть? – сказала я растерянно.

– Увы, моя дорогая. Может, вы хотите передать родным его личные вещи? – спросил сэр Томпсон, выкладывая на стол какие-то предметы.

Это было содержимое сумки Джейми. Всякий хлам, вроде того, что мальчишки обычно таскают в своих карманах. И маленькая потрепанная Библия, и резная деревянная змейка, подаренная Джейми старшим братом, в одиннадцать лет умершим от оспы, и кольцо с рубином, которое он носил в память о своем отце.

– Да, – сказала я. – Я передам эти вещи. Но окажите мне любезность, позвольте ему передать письмо родным. Они будут рады получить от него хоть несколько строк.

Я надеялась, что он не заметит, как дрожат мои руки, когда я поспешно сгребала «личные вещи».

– Ну конечно, моя дорогая, – заулыбался сэр Томпсон. – Вы можете написать ему сами, и я с удовольствием передам записку заключенному.

– Благодарю вас! Завтра же я пришлю к вам слугу с письмом.

Я попрощалась и поспешно покинула сэра Томпсона, надеясь, что ни один из гарнизонных солдат не узнал мое платье, довольно вульгарное и пахнущее дешевыми духами. Руперт одолжил его у одной из своих знакомых, и у меня не было никаких сомнений относительно ее профессии.

Казнь была назначена на послезавтра. Времени оставалось в обрез. Письмо позволяло Муртагу проникнуть в здание тюрьмы под видом слуги. Всего один человек. Я сама могла пройти в тюрьму, якобы для того, чтобы лично поблагодарить сэра Томпсона. Уже двое. Что мы можем сделать вдвоем? Рассчитывать можно только на невероятное везение.

Руперту удалось узнать, что сэр Томпсон имеет обыкновение обедать и ужинать в одни и те же часы и что он никому не позволяет тревожить его во время этого священнодействия. Пусть хоть земля разверзнется и настанет второе пришествие, но между двенадцатью и часом дня, а также между шестью и семью вечера сэр Томпсон вкушает свою пищу. Все солдаты об этом знают и пользуются его слабостью, чтобы собраться вместе в помещении для караульных, сыграть в карты и хлебнуть виски, хотя это строжайше запрещено.

Поэтому если мы с Муртагом заглянем в тюрьму именно в эти часы, то в лучшем случае нарвемся только на начальника тюремной стражи. Муртаг как следует съездит его по башке и украдет ключи от камер. В худшем случае… Об этом не хотелось даже думать. Я плохо представляла себе, что делать после того, как мы добудем ключи. Сэр Томпсон сказал мне, что Джейми находится в западном крыле, где помещались общие камеры. Но в какой из них? И будет ли там охрана? Как вывести его из здания тюрьмы, не возбудив подозрений?

Я не думала о том, что будет дальше, и старалась не задавать себе вопросов. Нужно действовать, а не размышлять. Я была готова на все, лишь бы спасти его. Или умереть вместе с ним. Все что угодно, только бы увидеть его снова, взять его за руку, заглянуть в глаза, прижаться к нему и услышать его голос. Я буду лгать, воровать, убивать, лишь бы быть с этим мужчиной. Мои пальцы болели от желания прикоснуться к нему, и мое сердце рвалось на части, когда я думала, что он потерял надежду на спасение и готовится к смерти.

В назначенное время Муртаг, переодетый в цивильную одежду, чтобы не возбуждать подозрений, отправился к сэру Томпсону с запиской. Вслед за ним, выждав несколько минут, отправилась я.

– Видите ли, мой слуга – настоящий бездельник и разгильдяй, – раздосадованно объясняла я начальнику стражи. – Я хотела передать сэру Томпсону не только записку, но и маленький сувенир в знак моей признательности. Но разумеется, этот остолоп взял только записку, и мне пришлось самой отнести сэру Томпсону подарок. На этих слуг нельзя положиться, – вздохнула я, как бы невзначай вынимая из сумки флягу с виски.

– Сэр Томпсон сейчас ужинает, сударыня, – раздумчиво пробасил начальник стражи, рыхлый, нездоровый человек с желтоватым лицом. – Приди вы немного пораньше, он пригласил бы и вас к ужину. Но сейчас я уже не могу его побеспокоить, он заперся у себя в кабинете и никого не впускает.

– Какая досада! – воскликнула я. – Но я хотела бы подождать, пока сэр Томпсон отужинает. Теперь я думаю, что должна увидеться с ним лично и поблагодарить его.

После некоторых колебаний начальник стражи, задобренный виски и некоторой суммой, согласился оставить меня в «предбаннике», находившемся перед кабинетом сэра Томпсона. Я вальяжно опустилась на диванчик, но мое сердце бешено колотилось, и мне казалось, что я вздрагиваю всем телом с каждым ударом пульса.

Мне казалось, прошли годы, когда вдруг в предбанник тенью скользнул Муртаг. Он огляделся, бесшумно втащил внутрь бесчувственное тело начальника стражи и отцепил с его пояса связку ключей. Мы вышли и заперли предбанник на ключ, чтобы никто не мог выйти оттуда. Даже если сэр Томпсон и начнет звать на помощь, вряд ли его скоро услышат. Стены в форте толстые, а караульные сейчас буйно развлекаются в своей комнате, которая находится в другом коридоре. У нас есть около получаса.

– Дальше я сама, – сказала я.

– Я пойду с тобой. Что, если ты встретишь солдат?

– Я скажу им, что заблудилась. Что стучалась к сэру Томпсону, но никто мне не ответил. Я пошла искать кого-нибудь из его подчиненных и заплутала в тюремных коридорах. Я буду мило хлопать глазами и упаду в обморок. Думаю, мне поверят. А если им попадешься ты, нам обоим конец.

– Пожалуй, ты права, – задумчиво сказал Муртаг. – Удачи тебе, англичанка.

И мы разошлись в разные стороны. Муртагу предстояло выбраться из тюрьмы и держать наготове лошадей. Мне нужно было – всего ничего! – разыскать Джейми, открыть двери камеры и вывести его из тюрьмы. Я шла медленно, стараясь ступать бесшумно, вслушиваясь в малейшие шорохи. Наверное, в сырых каменных коридорах было холодно. Но мне казалось, что у меня жар. Мне казалось, что я не могу сделать ни шага, что пол уходит у меня из-под ног. Я чувствовала, как капельки пота выступают на лбу и стекают мне в глаза. Я обхватила себя руками, чтобы унять дрожь, и снова шла вперед.

Коридор в западом крыле был пуст. Оглядевшись, я вставила массивный ключ в замок и открыла дверь. Я оказалась в темном узком помещении, из которого три кованые двери с зарешеченными окошечками вели в общие камеры. Я осторожно заглянула в одно из них и отшатнулась. Скопление грязных, вонючих тел, прикрытых грязными, вонючими лохмотьями. Там было человек двадцать, не меньше. В такой тесноте не разглядишь и родную мать, особенно в тусклом вечернем свете.

– Эй! – крикнула я в окошко. – Эй, здесь нет Джеймса Фрейзера?

– Кого? – спросили из камеры, и заключенные хлынули к двери.

– Такой здоровенный рыжий парень, – пояснила я, отодвигаясь от решетки. Мне стало страшно, как если бы тигр в зоопарке вдруг бросился в мою сторону. Хоть он и за решеткой, все равно наводит ужас.

– Фрэйзер? Он был здесь. – К двери протолкался оборванный парень в остатках клетчатой одежды. Похоже, он только что проснулся и протирал глаза грязным рукавом. Его рука была до ужаса костлявой – местная диета, видимо, не отличалась питательностью.

– Где он? – закричала я. – Где?! Скажите мне? Он жив?

– Не знаю, жив ли еще. Днем его увел Рэндалл, – флегматично ответил шотландец. – Что это у тебя, ключи?

Я заметила, что действительно все еще сжимаю в руке ключи. Так, Джейми у Рэндалла. Зачем? Что нужно этому садисту? Садисту нужна чужая боль, ответила я сама себе. Он будет мучить Джейми перед смертью, как кошка мучает мышь перед тем, как съесть ее. Я почувствовала внезапную слабость. Ноги подкашивались, отказываясь держать меня. Только бы не упасть. Я должна помочь Джейми.

– Эй, подружка, – сказал парень, – открой замок.

– Я пришла за Фрэйзером, – сказала я, борясь с подступающей дурнотой.

– А ты ему кто?

– Жена, – ответила я гордо.

Парень присвистнул.

– Повезло ему! Поторопись, как бы не было поздно. Рэндалл увел его туда, в свой подвал, – парень мотнул головой в сторону. – Открой замок, подружка! Нас тут много. Сама подумай, если кто-то заметит, что пропали двадцать заключенных, никто и не вспомнит о твоем муже. Все бросятся в погоню, им будет не до тебя.

В словах парня была доля правды. Может, меня и заподозрят в организации массового побега, но им будет некогда меня искать, они попытаются вернуть заключенных в тюрьму. Вряд ли кто-то будет искать меня или Джейми в общей суматохе. И я смогу спокойно вывести его наружу.

– Ладно, – сказала я и стала подбирать подходящий ключ.

Я едва успела отскочить, чтобы не быть растоптанной потоком людей, хлынувших из камеры в коридор. Оно обошлись без пышных благодарностей, торопясь на свободу. Я выждала некоторое время и отправилась на поиски Джейми. Где он может быть? Скорее всего, в отдаленной части тюрьмы, в подземелье, как сказал шотландец.

Я осторожно пошла в том направлении, которое он указал. В руке я сжимала кинжал. В коридорах было темно. Только бы не заблудиться… Я видела тюрьму и средневековые камеры пыток на экскурсии. Эти мрачные подземелья со специальными желобами, предназначенными для стока крови, заставляли поеживаться и закрывать глаза. Теперь мне предстояло побывать в действующей камере пыток, впрочем не совсем средневековой. В восемнадцатом веке пытки заключенных были запрещены, и Рэндалл творил свои черные дела втайне ото всех. Он должен был спрятаться как можно дальше, чтобы не быть замеченным и не рисковать своим положением.

И он действительно спрятался далеко. Я уже начала терять надежду, когда впереди забрезжил свет. Неровный свет факелов, означавший, что где-то поблизости есть люди. Я ускорила шаг и едва не налетела на солдата, который шел мне навстречу и остановился у поворота, прислушиваясь. Какое-то шестое чувство удержало меня на месте. Еще движение – и я пропала. Наверное, он услышал мои шаги и насторожился. Его уже не застать врасплох. И все же можно попытаться. Если повезет. Если только мне повезет. Я переложила в руке кинжал поудобнее.

Мне повезло. Он упал как подкошенный со слабым стоном. Я вытерла вспотевшие руки об юбку и пошла дальше. Чтобы спасти Джейми, я убью целый гарнизон. Если только хватит сил.

Наконец я свернула в ярко освещенный коридор. Здесь только одна дверь И она была приоткрыта. Я осторожно заглянула внутрь. Джейми сидел на табуретке спиной ко мне, он привалился к стене и держал на коленях какой-то предмет. Он был прикован за ногу к кольцу в стене. Рэндалла не было. По-видимому, он вышел.

Джейми не обернулся, даже не поднял головы, когда я переступила порог. Внутри стоял какой-то странный резкий запах.

– Джейми, – сказала я шепотом, – Джейми, я пришла.

Он слегка повернулся и поднял на меня измученные глаза. Он был смертельно бледен и весь пронизан страшной болью, но я не понимала, в чем ее причина. На первый взгляд он не был ранен или избит. Но в комнате пахло болью и страхом, теперь я узнала этот запах. Его небритое лицо было мокрым от пота, грязная рубашка прилипла к телу.

– Что он с тобой сделал?

Я видела, что он близок к тому, чтобы лишиться сознания от боли. Все же он смог криво усмехнуться и очень осторожно повернулся ко мне целиком. И тогда я увидела, что за странный предмет он держит на коленях. Это была его правая рука. То есть эта бесформенная кровавая масса когда-то была его правой рукой. Сейчас на ней не было живого места. Страшно распухшая, в фиолетовых кровоподтеках, пальцы торчат в разные стороны под немыслимыми углами, суставы раздроблены, в открытой ране белеет сломанная кость. Я пошатнулась и схватилась за горло, что-то мешало мне дышать.

– Молоток, – сказал он лаконично и снова опустил глаза, сосредоточившись на своей боли.

Человеческая рука – чувствительный инструмент, предназначенный для тончайшей работы. В руке миллионы нервных окончаний, которые позволяют нашим пальцам двигаться с ювелирной точностью, ощущать шероховатую поверхность бумаги, переворачивать страницы книги. – Пальцы чувствительны к малейшему прикосновению. Здоровый мужчина, сломав мизинец, упадет на колени от нестерпимой боли.

– Я убью его, – сказал кто-то, и я поняла, что это говорю я.

– Я подержу свечку, – съязвил Джейми и снова прикрыл глаза.

Я попыталась подобрать ключ к его кандалам. Ни один не подходил. Замок был грубым, ржавым и выглядел примитивным. Казалось, стоит только ударить по нему там, где нужно, и он сам откроется. Увы, я никогда не разбиралась в замках. И все же нужно попробовать. Я вставила один из неподходящих ключей в замок и осмотрелась в поисках чего-нибудь, чтобы ударить по ключу. На столе среди всякого хлама лежал деревянный молоток. Я нерешительно взяла его в руки. В это время Джейми посмотрел в мою сторону, и на его лице появилась странная мрачная гримаса.

– Поосторожнее с этим, Джули, – сказал он. Внезапная догадка заставила меня содрогнуться от отвращения. Я едва не выронила молоток. – Это?! Этим?! – прошептала я.

– А разве там есть другой молоток? – поинтересовался Джейми.

– Черт бы побрал все это!!

Я прицелилась и резко ударила по ключу, как будто хотела вколотить его как можно глубже. Я должна была открыть этот замок.

– Плохой из тебя взломщик, моя милая, – сказал Джейми чуть более бодро. Он чувствовал, что сейчас нужно собрать все силы, и старался как мог.

– Вам помочь, миссис Фрэйзер? Боюсь, одна вы не справитесь с этим замком, – раздался знакомый язвительный голос.


Я пришла издалека

Капитан Рэндалл стоял на пороге и очаровательно улыбался. И снова я похолодела от этого страшного, нестерпимого сходства между ним и Андреем. Глаза, брови, рот, нервные пальцы… Неужели Андрей тоже такой? Неужели у него такое же лицо и такая же жестокость в глазах? Как я могла любить такое чудовище?

Рэндалл неторопливо вошел внутрь и уселся на стул. Он никуда не торопился. В его ловушку попались сразу две мышки – большая удача для него. Рэндалл поигрывал пистолетом, его длинные пальцы ласкали полированный ствол. Это было бы завораживающим зрелищем, если бы я не знала, что эти элегантные пальцы только что изуродовали руку Джейми.

– Интересно, – осведомилась я, – что думает сэр Томпсон о пытках заключенных? Как он отнесется к этой любопытной новости?

– А что думает сэр Томпсон о женах шотландских преступников, беспрепятственно разгуливающих по зданию тюрьмы и рассказывающих небылицы? – парировал Рэндалл, приподнимая бровь. – Парень подрался в камере, упал и сломал руку, это совершенно очевидно. Он еще легко отделался. Иногда во время таких драк забивают насмерть.

– Что доставляет вам особое удовольствие.

– Нет, госпожа Фрэйзер, это чрезвычайно скучно. Вы не разбираетесь в утонченных развлечениях.

– Зато вы, как я вижу, прекрасно в них разбираетесь.

– Да. И уверяю вас, – его глаза сузились, – вы вскорости в этом убедитесь.

Он поднялся и вальяжно подошел к Джейми, все еще не выпуская из рук пистолета.

– Ты что-то приуныл, приятель, – сказал он, не брежно похлопывая Джейми по щеке. Тот дернулся, едва не потеряв равновесие.

Рэндалл усмехнулся и встал рядом, приобняв его за плечи. Он был хозяином положения. Ему нечего бояться, и он уже не скрывал, что наслаждается ситуацией. Как человек, вынужденный годами что-то скрывать, он не мог сдержать себя, начав приоткрывать свою тайну. Теперь он бравировал своей извращенностью и не мог остановиться.

Внезапно что-то произошло. Я не успела заметить, что именно. Но через мгновение Рэндалл, скорчившись, лежал на полу и на его лице была гримаса боли, а над ним стоял Джейми, сжимая свой единственный кулак.

– Ключ!! – почти взвизгнула я, подскакивая к Рэндаллу и подбирая с полу пистолет. – Ключ!

Он не реагировал. Краем глаза я заметила еще одну фигуру, появившуюся в комнате. Это был здоровенный детина в солдатской форме. По его лицу можно было ставить диагноз «тяжелая олигофрения». Он тупо таращился на своего начальника, валявшегося на полу, и из его раскрытого рта стекала струйка слюны.

– О Господи, – сказала я.

– Вам лучше быть осторожнее с Майки, сударыня, – холодно сказал Рэндалл, пришедший в себя.

Джейми схватил табуретку и с размаху ударил ею о стену. Табуретка разлетелась, и у него в руках осталась деревянная ножка. Он прижался спиной к стене и приготовился драться. Цепь позволяла ему перемещаться на несколько шагов. Изуродованная рука плетью висела вдоль тела. Я смотрела на него, и в моих глазах стояли слезы. Слезы боли и ненависти.

Грузная туша Майки медленно приблизилась к Джейми. Его свинячьи глазки помаргивали, не меняя выражения. Майки приготовился к нападению, неуклюже переступая с ноги на ногу. Джейми первым нанес удар. Он вложил в него все свои силы. Ножка сломалась от этого удара. Майки пошатнулся, но не упал. Все с тем же ничего не выражающим лицом он замахнулся, и его здоровенный кулак врезался Джейми в ребра. Он пытался увернуться, но цепь не позволила уйти от удара. Было очевидно, что Майки не умеет драться, а может только тупо молотить своими чудовищными кулаками. Поэтому в другой ситуации преимущество было бы на стороне Джейми, даже несмотря на нечеловеческую силу этого помощника Рэндалла. Но сейчас, с одной рукой, без свободы маневра Джейми был почти бессилен.


Я все еще держала в руках ненужный пистолет. Я могла попытаться выстрелить из него, даже рискуя, что мне выбьет пару зубов отдачей… Но противники были слишком близко. Вероятность попасть в одного из них – пятьдесят на пятьдесят. Что, если я попаду в Джейми? Чертовы кустари, проклинала я оружейников восемнадцатого века. Как можно сделать хороший пистолет без точных измерительных приборов?!

И тут Джейми, заметив, что Майки неосторожно переступил через его цепь, молниеносно схватился за нее и резко дернул, захватывая ноги Майки. Они оба потеряли равновесие. Майки грохнулся навзничь, как набитый мешок, и, падая, ударился головой об угол стола. Стол был сделан на совесть, и слабоумный солдат остался лежать с раскроенным черепом. Джейми тоже упал, со страшным криком приземлился на сломанную руку и потерял сознание. Я благодарила природу даже за такое милосердие. За то, что, когда боль нестерпима, человек лишается чувств.

– Я не знал, что он левша, – сказал Рэндалл. – После того как я переломал ему все пальцы, он тут же попытался меня прикончить одной левой рукой, и ему это почти удалось. Рэндалл с усмешкой потер свежие синяки на шее.

– Вам нравится только чужая боль, капитан, – холодно заметила я.

– Боль – одно из самых утонченных удовольствий, сударыня. Она доставляет наслаждение обоим участникам игры, – любезно пояснил Рэндалл.

– Вам бы в садомазохистский клуб в Амстердаме, – подумала я вслух.

Рэндалл не обратил внимания на мою реплику. Он мечтал о чем-то своем, и на его лице расплывалась отвратительная улыбка блаженства.

– Бедняга Майки не мог разделить моих радостей, – сказал он с легким сожалением. – Но другого столь же молчаливого помощника мне не найти.

– Вы кого-то жалеете, капитан? Я не узнаю вас!

– Я лишь сожалею о тех затруднениях, которые вы мне причинили, неосторожно лишив жизни моего помощника, – ответил он. – И за это вам тоже придется заплатить, сударыня.

– А хотите, я расскажу вам, как вы умрете? – спросила я. – Я же ведьма, меня чуть было не сожгли за это.

– Какая жалость, – заметил Рэндалл. Было ясно, что жалеет он лишь о том, что меня все же не сожгли. – Так вы не шпионка? Банальная ведьма?

– Нет, я настоящая ведьма, – начала я замогильным голосом. – И я знаю твое прошлое и твое будущее, капитан Рэндалл. Я знаю те тайны, которые ты скрываешь, и те тайны, которые ты еще будешь скрывать. Знаешь, как ты умрешь? Ты умрешь в чужой стране, среди снегов и медведей, проклиная все на свете и ненавидя варварский язык. Ты будешь день изо дня влачить жалкое существование, и когда наконец к тебе придет смерть, она будет такой же уродливой, как твоя душа.

Я смотрела ему в глаза не отрываясь, пытаясь загипнотизировать. И я видела, как сужаются его зрачки, как в них появляется страх. Он верил мне. Не хотел верить, но верил и боялся. Он явно боролся с желанием вскочить и придушить меня немедленно, но все-таки желание дослушать до конца побеждало.

– Я проклинаю тебя, Джон Рэндалл, эсквайр, нищий младший сын, лишенный наследства, авантюрист и предатель! Ты умрешь не в бою, молодым и полным сил, не заметив смертельного удара. Ты доживешь до старости, ты будешь трясущимся одряхлевшим стариком, у которого ничего не осталось в жизни, кроме собственной немощи. Ты умрешь в чужой стране, задыхаясь и хрипя, хватаясь за горло и крича на родном языке, твои глаза вылезут в агонии и твой мозг будет разрываться от боли, и это будет длиться целую вечность. И ты сам проклянешь себя за то, что появился на свет.

Рэндалл вскочил, все еще глядя мне в глаза, ударил кулаком по столу.

– Проклятая ведьма! – Кажется, он поверил. Я действительно его напугала. – Проклятая ведьма! Твои пророчества застрянут у тебя в глотке!

Он замахнулся, чтобы ударить меня. Я смотрела ему в глаза, и он опустил руку.

– Отпусти ее, – сказал тихий, но твердый голос Джейми.

Он пришел в себя и теперь сидел, прислонясь к стене и держа больную руку на коленях. Его глаза ввалились и от этого казались еще больше, лицо было землисто-бледным и взмокшим от пота. Он находился в шоковом состоянии, и все же он контролировал себя.

– Отпусти ее, – повторил Джейми чуть громче. – Ведь тебе нужен я. Это наше дело. Она здесь ни при чем.

– Отпустить? С чего вдруг? Я никогда не был филантропом, – заметил Рэндалл.

– Я предлагаю сделку, – сказал Джейми.

– Что ты можешь мне предложить? У тебя ничего нет, ты прикован к этой стене и завтра будешь повешен.

– Я предлагаю тебе себя, – твердо произнес Джейми.

– Нет!! – вырвалось у меня.

– Мне все равно. Завтра меня повесят, – сказал он, глядя на меня странными глазами. Мне казалось, они потемнели от боли. Синие озера стали свинцовыми, как море в шторм.

– Это интересно, – задумчиво сказал Рэндалл. – А где гарантии?

– Я даю тебе слово, что не буду сопротивляться, что бы ты ни делал. И я даю слово, что завтра никому не скажу о том, что происходило здесь. Если меня спросят, я скажу, что меня избили в камере.

– Слово? – переспросил Рэндалл, ухмыляясь.

– Слово чести, – повторил Джейми.

Рэндалл улыбнулся так сладко, как улыбаются младенцы во сне.

– Проверим, чего стоит твое слово, – сказал он, освобождая Джейми от кандалов.

Джейми сидел неподвижно, в его позе была такая обреченность, что я чуть было не зарыдала в голос. Он купил мою жизнь, выторговал ее в обмен на то единственное, что у него осталось. Ради моего спасения он отдал свою гордость, чувство собственного достоинства. С его характером, с его упрямством уступить, покориться – хуже смерти. Одно дело быть побежденным, сопротивляясь до последнего, другое – покориться добровольно. Чего ему это стоило…

Рэндалл помог ему подняться, усадил на стул, обращаясь с ним как с тончайшим фарфоровым сосудом. Вкрадчивыми движениями он пригладил волосы Джейми, поправил остатки его рубашки и вдруг грубо схватил его за больную руку. Джейми застонал и снова потерял сознание.

– Пойдемте, сударыня, – сказал он, подходя ко мне. – Вам придется оставить нас вдвоем.

Он повел меня темным коридором к выходу, который был неподалеку. Я сообразила, что эта дверь выходит на задний двор, откуда я смогу ускользнуть незамеченной и добраться до Муртага. Я вернусь не одна, и тогда Рэндаллу не поздоровится.

– Счастливо, сударыня, – попрощался Рэндалл. – Желаю вам приятно провести ночь.

– И не забудьте, милейший капитан: ваша смерть будет отвратительной.

С этими словами я вышла в тюремный двор. Мела метель. Давно стемнело, и тюремный двор освещала только луна. Слегка светились свежие сугробы. Кругом – ни души. Куда идти? Нужно торопиться, иначе помощь опоздает. Нужно обойти здание тюрьмы и выйти в город. Меня ждут.

Я пошла вдоль стены, пригибаясь от порывов ветра с колючим снегом, бьющих мне в лицо, отталкивающих меня назад. Мне не было страшно, хотя я всю жизнь боялась оставаться ночью в лесу. А лес совсем рядом, в нескольких десятках метров, глухой и темный. Но я думала только об одном: Джейми там, во власти этого человека. И он дал слово не сопротивляться. Рэндалл растерзает его, если я не успею.

И тут я увидела его. Его глаза светились в ночи, и сначала я приняла их за отблески света. Но разглядев длинный смутный силуэт, я поняла, что это волк. Он бесшумно и сосредоточенно подходил ко мне, не торопясь, зная, что у него достаточно времени. Мы рассматривали друг друга. Он был тощим и выглядел больным и старым. Я была неплохой, довольно крупной добычей. Может, даже слишком крупной, но выбирать было не из чего.

Осторожно, стараясь не делать резких движений, я приготовилась защищаться: обернула свою накидку вокруг левой руки, а в правую взяла кинжал. Мне все еще не было страшно. Волк медленно приближался ко мне, и я начала разговаривать с ним так, как разговаривают с собаками. Громким, уверенным голосом.

– Непослушная собака, – сказала я, глядя ему в глаза, чтобы уловить в них момент прыжка. – Мерзкая, отвратительная, грязная собака. Ты хочешь есть, а я хочу спасти своего мужа. Нам придется выбрать. И выбор будет не в твою пользу, гнусная псина.

Волк слушал меня с интересом. Он нацеливался для прыжка, и мои речи ему нисколько не мешали. Я не заметила, как он прыгнул. Я не уловила ничего в его глазах, и я не видела его в полете. Только инстинкт заставил меня выставить вперед руку. Я едва не упала, потому что в момент прыжка стояла далеко от стены, и когда я уже чувствовала, что лежу навзничь, моя спина встретила спасительную опору. Я ударилась головой, и на момент мне показалось, что я теряю сознание. Волчьи зубы сдавливали мою руку, и даже через несколько слоев ткани с подкладкой я чувствовала, как они сжимаются, оставляя синяки.

Нужно было изменить положение. Правой рукой, все еще сжимающей кинжал, я опиралась о стену. Если я отпущу руку – я упаду. И я маленькими шагами стала отходить назад, прижимаясь к стене и занимая более удобное положение. Меня царапали волчьи когти, они путались в ткани моего платья, и я впервые в жизни радовалась тому, что оно такое длинное и с таким количеством нижних юбок. Хотя мне было уже почти все равно, буду ли я ранена, поцарапана, укушена, мне нужно было победить. Победить любой ценой, и точка.

Волк, даже и отощавший, был тяжелым. Он весил примерно столько же, сколько и я. Я начинала сгибаться под этим вгрызающимся в меня весом, и все же мне удалось прижаться к каменной стене тюрьмы и высвободить правую руку для удара. Мы возились и копошились, и все это происходило медленно, как в страшном сне. Я слышала какие-то странные звуки, не то повизгивание, не то постанывание. Я думала, что это волк, но потом поняла, что это я.

Отбиваясь и отпихивая онемевшей левой рукой волчьи зубы от моего горла, я медленно, чтобы не потерять равновесие, занесла правую руку. Я попала во что-то твердое, кинжал соскользнул, и только чудом я удержала его в руке. Волк издал глухой вой, дернулся от боли, и я боком упала в сугроб. Мой удар не задел никаких важных органов. Он был легко ранен. Нужно бить в шею, решила я, задыхаясь и обливаясь потом, пиная волка ногами. Я мысленно представила этот удар, как я заношу руку и, сгибая ее в локте, бью сверху вниз, целясь в точку на уровне моего сердца.

Было трудно двигать рукой, я была вдавлена в снег, запутавшаяся одежда стесняла движения, но я все-таки смогла поднять руку с кинжалом, как будто примерзшим к ней. А теперь – удар, скомандовала я себе. Нож мягко вошел куда-то, и хватка на моей руке ослабла. Страшные челюсти разжались. Волк хрипел, из пасти потекла струйка крови. Через несколько мгновений он затих. Я осторожно попыталась выкарабкаться из-под его тела, но у меня ничего не получилось. От каждого движения все плыло перед глазами. Слабость и нервное истощение не давали мне встать.

Внезапно я увидела, как выходит из леса и приближается ко мне карикатурными подпрыгивающими шагами огромный медведь с ружьем. За ним бежал человек, в котором я с трудом узнала Муртага. Интересно, зачем медведю ружье, подумала я и потеряла сознание.

Не знаю, как долго я была без чувств. Я очнулась в незнакомой комнате. Я лежала на кушетке, у меня ныла рука и я поняла, что волк мне не приснился. А значит, не приснилась и камера пыток капитана Рэндалла. Было тепло, потрескивал огонь в камине, рядом сидел Муртаг и обеспокоенно смотрел на меня. Я открыла глаза и попыталась улыбнуться.

– А где медведь?

Муртаг выглядел удивленным.

– Это был волк, англичанка. Будь это медведь, тебе бы не уйти живой.

– Слушай, я не сумасшедшая. Я прекрасно помню, что на меня напал волк, – сказала я. – Но потом из леса выбежал медведь. У него было ружье.

Брови Муртага полезли вверх, он весь затрясся и издал что-то вроде кудахтанья. Так я впервые увидела, как Муртаг смеется.

– Это был сэр Бартоломью Фэрбенкс, хозяин этого дома. На нем была медвежья шкура, – объяснил Муртаг.

– Уф, – сказала я. – Значит, оборотней все-таки не бывает. А я чуть было не поверила. Сколько времени прошло с тех пор, как вы меня нашли?

– Около часа.

– Нужно торопиться.

И я рассказала Муртагу и спустившемуся в гостиную сэру Бартоломью, что Джейми в руках Рэндалла и его еще можно вызволить.

– Рэндалл? – переспросил сэр Бартоломью, огромный и действительно похожий на медведя человек. – Что ему нужно от парня?

Муртаг тоже вопросительно смотрел на меня. Он тоже ничего не знал о странных чувствах, которые Рэндалл питает к Джейми.

– Это личное, – начала я, запинаясь. Выслушав меня, сэр Бартоломью забарабанил пальцами по столу и присвистнул.

– И вы хотите, чтобы я рисковал головой, спасая его задницу? – неожиданно грубо спросил он. – Не велика ли цена?

– Меня беспокоит не его задница, а его шкура, – грубо ответила я. – Завтра утром его должны повесить. И вы могли бы помочь мне. Я заплачу, если нужно. У меня почти не осталось денег, но у меня есть ожерелье… Муртаг, где оно?

Муртаг извлек из сумки тот самый жемчуг, который Джейми подарил мне в день свадьбы, и протянул его сэру Бартоломью. Тот взял ожерелье, вгляделся в него и воскликнул:

– Этот жемчуг я подарил Эллен Маккензи в день ее свадьбы! Как он попал к вам?

– Он принадлежал моему мужу, а теперь принадлежит мне.

– Так ваш Джейми – сын Эллен?!

Муртаг, внимательно смотревший на хозяина дома, сказал сквозь зубы:

– Так, значит, я действительно видел тебя двадцать лет назад в замке Тибервелл. Я помню, ты приносил присягу Фергюсу Маккензи. Не пора ли подтвердить твою верность?

– Я помог бы сыну Эллен Маккензи, – отрезал сэр Бартоломью, – но не ради присяги, а во имя ее памяти. Мне не нужны ваши деньги, сударыня. Но боюсь, я мало что могу сделать.

– Может, нужно просто пойти к сэру Томпсону и сообщить ему о том, что творит капитан Рэндалл? – предложила я.

– Это серьезное обвинение, – возразил сэр Бартоломью. – Сэр Томпсон имеет право спросить, откуда получены такие сведения. И что я ему отвечу? Что вы, прогуливаясь по тюремным коридорам, ненароком заглянули на огонек к капитану Рэндаллу?

– Предварительно убив пару солдат, – мрачно закончила я. – Что же делать?

– Даже если Томпсон поверит в это обвинение и не будет задавать вопросов, – сказал Муртаг, – приговор не отменят. Рэндалл будет наказан, а Джейми повешен.

Мы погрузились в тягостное молчание. Хозяин дома предложил выпить виски, и мы не стали отказываться. Я с удовольствием отхлебнула пару глотков и почувствовала, что в моих жилах снова побежала кровь. Пациент скорее жив, чем мертв, решила я. В гостиную неслышными шагами спустилась жена сэра Бартоломью. Она куталась во что-то длинное, широкое и светлое и была похожа на привидение. Должно быть, ее разбудили наши голоса.

– Что случилось, Барти? У нас гости? – спросила она, с интересом разглядывая нас с Муртагом. – Может, ты нас представишь?

– С удовольствием, – отозвался ее супруг, усмехнувшись. – Госпожа Алиса Фэрбенкс, моя жена. А это господа Фрэйзер, жена заключенного Джеймса Фрэйзера, которого завтра утром должны повесить, и один из его людей, чьего имени я не имею чести знать.

– Приятно познакомиться, – виновато сказали мы с Муртагом. Нас трудно было принять за респектабельных посетителей.

– Так-так, – сказала Алиса Фэрбенкс, усаживаясь в кресло.

Она производила впечатление пожилой женщины и выглядела старше своего мужа, хотя ей было, должно быть, лет сорок. Я все еще не могла привыкнуть к тому, что люди здесь рано старятся. Время не пощадило и Алису Фэрбенкс, оставив морщины на ее лице и седину в волосах. Высокая и худощавая, она держалась как настоящая благородная дама, которых описывают в романах из английской жизни. Когда они с мужем сидели рядом, их фигуры представляли странный контраст. Громоздкий, немного неуклюжий шотландец сэр Бартоломью с пышной взъерошенной шевелюрой и зычным голосом – и его сдержанная, изящная жена-англичанка.

– Видишь ли, дорогая, – начал оправдываться сэр Бартоломью, и я тут же поняла, кто в доме главный, – я вижу их впервые в жизни, так же, как и ты.

– И все же мы встречались, – вставил Муртаг, – двадцать лет назад…

Сэр Бартоломью посмотрел на него с такой недвусмысленной угрозой, что Муртаг замолк и залпом допил виски.

– Послушайте, – сказала я, теряя терпение, – пока мы тут с вами мило беседуем, мой муж находится в руках у Рэндалла, и я не знаю, жив ли он еще. Я должна поблагодарить вас за гостеприимство и…

– Не торопитесь, моя милая, – остановила меня Алиса. – Ведь вы хотите вытащить вашего мужа из тюрьмы?

– Ну разумеется, – я растерялась. – Но сэр Бартоломью не слишком хочет мне помочь.

– Я не могу помогать женам всех преступников! – воскликнул сэр Бартоломью. – Вы обманным путем проникли в тюрьму, украли ключи, убили караульного…

– Двоих, – перебила я. – И я убью еше десяток, чтобы спасти Джейми. К тому же он не преступник. Он ни в чем не виноват. Обвинение ложное. У Рэндалла личные счеты с моим мужем.

– Послушай, Барти, – произнесла Алиса Фэрбенкс, – если бы ты попал в тюрьму по ложному обвинению, я сделала бы то же самое, чтобы спасти тебя. Мы должны помочь этой молодой леди.

– Ну конечно, дорогая, но как? – Сэр Бартоломью с облегчением переложил ответственность на плечи своей жены.

– Ты немедленно пойдешь к сэру Томпсону и скажешь ему, что у тебя украли коня, лучшего жеребца, которого ты готовишь к скачкам.

– Но… дорогая… – заикнулся было сэр Барти.

– Скажешь, что неделю назад тебе предлагали за него огромные деньги, но ты отказался, – продолжала Алиса, не обращая на него внимания. – А сегодня жеребец пропал, и следы привели тебя прямо к зданию тюрьмы. Скажи, что подозреваешь, чьих рук это дело. Ты должен выглядеть возмущенным и обвинить сэра Томпсона в том, что он попустительствует конокрадам. А ты, – обратилась она к Муртагу, – отправляешься на конюшню, сэр Барти предупредит конюха. Вороной жеребец. Он с характером, так что поласковее с ним.

Алиса распоряжалась с уверенностью настоящей офицерской жены, сопровождавшей мужа в походах и немало повидавшей. Муртаг слушал ее, кивая, и угрюмое ожесточение на его лице сменилось спокойной решимостью. Теперь Муртаг знал, что делать. У нас был план. И пусть это самый отчаянный и безнадежный план на свете, но мы должны попытаться. Бездействие было для нас одинаково мучительным.

Сэр Барти был отправлен к начальнику тюрьмы, Муртаг – на конюшню красть жеребца, а мы с Алисой остались ждать.

– Вы вся в крови, – сказала она, приматриваясь ко мне. – Я осмотрю ваши раны.

– Я не ранена, это кровь того волка, – успокоила я ее. – В память о нашей встрече на мне осталось несколько царапин и крупных синяков. Пожалуй, царапины нужно продезинфицировать… то есть промыть.

– У меня найдутся лекарственные травы. Жена офицера должна быть готова ко всему, – усмехнулась Алиса.

Только сейчас я ощутила, как сильно болит моя несчастная рука. Она распухла, и я с трудом могла шевелить пальцами и кистью.

– Вы храбрая девушка, – сказала Алиса, осматривая густо-синие, почти черные следы, которые оставили на моей руке волчьи зубы.

– Мне просто повезло, – ответила я, морщась. – Это был тощий, старый шотландский волк. Им здесь тоже несладко приходится, как и людям.

– Я живу в Шотландии больше двадцати лет, но так и не могу привыкнуть ко многому. Люди, родившиеся здесь, какие-то особенные. Можно подумать, они сделаны из того же камня, что и сами шотландские горы. А чужаку здесь приходится несладко.

– Да уж, – ответила я. – В жизни не встречала людей более упрямых, более заносчивых, более самоуверенных и более самолюбивых, чем мой муж-шотландец.

– Похоже, вы действительно его любите, – рассмеялась Алиса. – А вы англичанка?

– Ну… – я замялась, – не совсем.

– Вы не похожи на англичанку. – Она посмотрела на меня с неожиданной подозрительностью. – Вы ведете себя совсем по-другому, и у вас немного странный английский язык.

– За полгода замужества я обратилась в дикую горскую женщину, – отшутилась я.

Глава двенадцатая

МЕЖДУ ЖИЗНЬЮ И СМЕРТЬЮ

Я уже почти потеряла надежду, когда в гостиную вошли Муртаг и сэр Барти, с ног до головы засыпанные снегом.

– Там разыгралась такая метель, – сказал Муртаг, отряхиваясь, – мы еле нашли обратный путь. Наши следы заметало быстрее, чем мы их оставляли.

– Где? Где он? Он жив?

– Почти, – ответил сэр Барти. – Мы завернули его в медвежью шкуру, и надеюсь, что он не замерз по дороге.

Тут я заметила на пороге бесформенный тюк, покрытый медвежьей шкурой. Его перенесли на кушетку, распаковали, и он действительно оказался моим мужем. Джейми был без сознания. На нем не осталось ни одного живого места. Лицо в синяках и кровоподтеках, но, кажется, серьезных травм головы нет. Правый глаз не открывается, но, кажется, цел. Нижняя губа распухла, прокушена почти насквозь. Рука… Я пока боялась на нее смотреть. Два сломанных ребра, ожоги на груди и на шее, спина исполосована аккуратными параллельными линиями, должно быть, ударами хлыста. Он действительно не сопротивлялся, стоял как истукан, закусив губу и не шевелясь…

– Нужно послать за доктором, – осторожно предложила Алиса.

– Я справлюсь, – сказала я. – А лишние свидетели ни к чему.

– Она отличный лекарь, – компетентно подтвердил Муртаг.

– Что ж, тем лучше. Что вам понадобится? – спро сила Алиса.

– Пять ровных дощечек по длине пальцев, материя для перевязки, много кипяченой воды, виски, пиявки, раствор для промывания ран и… Нет ли у вас опиума?

– Я посмотрю, что можно сделать. – Алиса скрылась в соседней комнате.

Муртаг подложил дров в камин и налил в огромную кружку виски.

– Надеюсь, ты не собираешься влить все это в моего мужа? – поинтересовалась я. – Это свалит с ног и лошадь!

– Что ты понимаешь, женщина, – сказал Муртаг и приподнял Джейми, поднося к его губам кружку и аккуратно переливая жидкость ему в рот. Все же виски попало на пораненную губу, и Джейми сморщился, приходя в себя.

– Я бредил или там действительно была лошадь? – спросил он, с трудом выговаривая слова.

– И еще какая лошадь! Лучший жеребец во всей Шотландии, – ответствовал сэр Барти. – Другого такого скакуна не сыщешь. Какой характер! Как он взбесился, почуяв запах тюрьмы!

– В тюрьме ему не понравилось, это уж точно, – подхватил Муртаг. – Такому коню нужна свобода. Рэндалл встал на его пути в узком коридоре, и Ворон взвился на дыбы и с размаху опустил на Рэндалла свои копыта. Жаль, я не мог насладиться этим зрелищем. Нужно было вытаскивать парня.

– Рэндалл мертв? – переспросил Джейми.

– Мертвее некуда, – сказал сэр Барти. – Трудно остаться в живых после того, как по твоей голове проскакал жеребец. Сэр Томпсон видел это своими глазами и ничего не мог сделать. Я сказал ему, что Ворон сам наказал своего похитителя. Вот только не сказал, что наказание было слишком мягким. Я был бы рад, если бы Рэндалла разорвали волки.

– О волках, пожалуй, не стоит, – быстро сказала я. – Так сэр Томпсон не видел Джейми?

– Нет. Он не знает, что ваш муж был у Рэндалла. У него сегодня и так тяжелый день. Бедняга Томпсон! Видели бы вы его лицо, когда он обнаружил краденого коня именно там, где я сказал! Он побагровел, потом побледнел, потом как-то сник, помрачнел и извинился за все, что наговорил мне сгоряча. У него был очень расстроенный вид.

– Мне очень жаль, – сказала я. – Милейший человек, я не хотела его обижать, но выбора не было.

– Он очень обеспокоен тем, что из тюрьмы каким-то чудом сбежали пятнадцать заключенных. Их имена сейчас устанавливаются. Это тоже ваших рук дело?

– Да, – сказала я твердо, хотя и не была уверена в том, что сэру Барти это понравится.

– Тем лучше, – кивнул он. – В гарнизоне не так много солдат, чтобы организовать охоту за пятнадцатью беглыми узниками. Вы сможете ускользнуть от преследования. А эти преступники, насколько я знаю, и не преступники вовсе. Кто украл буханку хлеба, кто не заплатил налога, кто косо посмотрел на английского офицера.

– Я нисколько не сожалею о том, что их освободила, – сказала я.

Вернулась Алиса со всем необходимым, чтобы обработать раны. Начать нужно было с руки. Прошло уже много времени, и с каждой следующей минутой становилось все меньше шансов, что мне удастся поставить кости на место. Мышцы все больше распухали, смещая сломанные кости. Без рентгеновского снимка я могла лишь предполагать, в каком положении они сейчас, догадываться, есть ли осколки или значительные смещения. Я могла действовать, полагаясь только на чувствительность своих пальцев, на интуицию и на свой опыт. В который раз я прокляла себя за то, что потратила два года черт знает на что, на зарабатывание денег, теряя профессиональный навык и уверенность, которые приходят с опытом. И все же я должна попытаться. Я должна спасти его руку.

Я усадила его за стол и стала тщательно осматривать его руки, левую и правую. Я ощупывала каждый палец его здоровой руки и как могла осторожно прикасалась к больной руке. Он не стонал, но я видела, что причиняю ему дикую боль.

Сломаны были все пальцы. Мизинец и большой палец выглядели чуть лучше, чем другие. По одному перелому, с небольшим смещением. Это легко поставить на место. Хуже – с указательным и безымянным. Указательный сломан в двух местах, один перелом – открытый, оскольчатый. Можно попытаться. А вот первый сустав безымянного пальца раздроблен. Вся фаланга выглядит расплющенной однородной массой. С этим уже ничего нельзя поделать. Сустав может зажить, но никогда не сможет двигаться, как раньше. Нужна непростая операция, а может быть, и искусственный сустав. Здесь я бессильна.

– Можно начинать, – сказала я, вздыхая. – Выпей вот это. Ты уснешь и ничего не почувствуешь.

– Настой опия? – спросил он.

Я кивнула.

– Не нужно. Лучше дай мне еще виски.

– Что?! Ты в своем уме? – Я остолбенела.

– Муртаг, налей мне виски, – повторил Джейми.

– Послушай, ты, герой, – начала я угрожающим тоном. – Ты уже всем все доказал. Ты не чувствуешь ни холода, ни голода, ни боли, ты железный человек со стальными нервами. Все это знают. Мы все прекрасно знаем, что другого такого упрямого осла не найти во всей Шотландии. Расслабься! Тебе больше не нужно ничего доказывать. Просто прими наркотик и забудься. Тебе не надо быть героем! Ты меня слышишь, тщеславный тупица? Кем ты себя воображаешь? Чертов Джеймс Бонд!!

Я осеклась. На меня очень странно смотрели все, кто был в гостиной. В глазах Алисы читалось изумление, сэр Барти раскрыл было рот, но потом махнул рукой и отвернулся, на бородатой физиономии Муртага было написано осуждение. Похоже, я что-то не то сказала. Джейми поднял на меня взгляд и спокойно сказал:

– Я не герой. Просто я думаю о завтрашнем дне. Опиум вырубит меня надолго. Мы не можем оставаться здесь. Утром, еще до рассвета, мы должны уехать. Нас будут искать. А я не хочу попасть в руки преследователей во сне. Я не хочу проснуться в тюремной камере приговоренным к повешению. Я этого не вынесу. Я хочу умереть в бою, если мне суждено умереть завтра. Так что мне лучше быть на ногах, англичанка, и встретить врагов лицом к лицу.

Я растерянно хлопала глазами. Да, я была не права.

– Прости…

– Не думай об этом, Джули. Просто дай мне виски и делай с моей рукой все, что ты считаешь нужным.

Я подчинилась, стараясь не смотреть никому в глаза. В очередной раз оказалось, что он прав. Но черт побери, как я смогу причинить ему такую боль? Если одно легчайшее прикосновение бросает его на грань обморока, как он сможет вытерпеть долгую, мучительную процедуру, которой я должна его подвергнуть? Джейми залпом выпил лошадиную дозу виски. Сэр Барти принес откуда-то небольшую кожаную подушечку, на которой я с удивлением обнаружила ровные полукруглые вмятины – следы зубов.

– Пятнадцать лет назад лекарь вынимал мне пулю из ноги, – сказал сэр Барти в ответ на мой вопросительный взгляд. – Он ковырялся в моей ноге почти что час. Без этой штуки я откусил бы себе язык.

Я содрогнулась. Хирургия – страшное и грязное дело, особенно когда до изобретения анестезии остается еще сотня лет. Сэр Барти сел рядом с Джейми и подал ему руку.

– Сжимай ее как можно сильнее, парень. Не стесняйся. Мне не будет больно.

И операция началась. Я прикоснулась к его указательному пальцу, слегка надавила, и он глухо застонал. Я отдернула руку.

– Извини. Извини, пожалуйста.

Я заставила себя продолжить и одним резким сильным движением поставила осколок кости, торчавший из раны, на место. Джейми сделался еще бледнее, и стон, который он издал, был похож на рычание.

– Прости! Я не хотела… – Я снова остановилась, не в силах продолжать. Хирург иногда должен быть жестоким, чтобы принимать решения, но не настолько жестоким, чтобы делать операции без наркоза.

– Послушай меня, Юлия, – очень тихо сказал Джейми, перестав сжимать зубами кожаную подушечку, – я знаю, что ты не хочешь сделать мне больно. Я знаю, что ты должна причинять мне боль, чтобы вылечить мою руку. Поэтому делай свое дело и не извиняйся всякий раз. Иначе это затянется до завтрашнего вечера. Боюсь, так надолго у меня не хватит сил, а у сэра Бартоломью – виски.

– Да, – сказала я, – да, конечно. Прости.

– Он прав, моя дорогая, – сказал сэр Барти. – Не извиняйтесь. Так он мучается и за себя и за вас. Тяжело выносить чужую боль, но вы должны взять себя в руки.

И я взяла себя в руки. Операция продолжалась бесконечно долго. Мне приходилось по нескольку раз возвращаться к одному и тому же месту, чтобы удостовериться, что все осколки находятся там, где нужно, что я ничего не пропустила. Это была адская работа. Я не могла не думать о той нечеловеческой боли, которую он испытывал. Время от времени мы должны были останавливаться, чтобы передохнуть. Джейми становилось плохо, его рвало, и он обессиленно ложился – нет, падал лицом на стол.

Во время этих пауз сэр Барти ходил по комнате широкими шагами, энергично растирая свою правую руку. Я видела, что на ней остаются красные пятна. Каждый раз, когда боль усиливалась, Джейми непроизвольно сжимал изо всех сил пальцы на здоровой руке, но его больная рука лежала передо мной неподвижно, ни разу не дрогнув, как будто он был под наркозом.

Наконец все было закончено. Грязным рукавом я вытерла мокрое от пота лицо. Я сделала все, что могла. Теперь нужно надеяться на то, что не будет инфекции. Тогда есть надежда, что кости срастутся хорошо.

– Я справлюсь с остальным, милочка, – сказала Алиса. – Отдохните.

– Нужно еще забинтовать ребра, – сказала я, чувствуя, что язык с трудом ворочается у меня во рту, и я забываю нужные слова. – Как можно туже. Там нет смещения костей, но нужно предотвратить его, постаравшись, чтобы сломанные ребра как можно меньше двигались. Я все-таки хочу сделать это сама. Позовите меня, хорошо?

– Ну конечно, моя дорогая. А пока пойдемте, вам лучше прилечь хотя бы на полчасика.

Она была права. Я отдала бы все на свете за двадцать четыре часа нормального сна. И еще я хотела бы проснуться и понять, что все приключившееся со мной в последний месяц было кошмарным сном.

Я не успела даже прилечь, как уже провалилась в глубокий тяжелый сон. Меня посетили какие-то бредовые сновидения, которых я не помню. Помню только, что в них был Андрей, был и капитан Рэндалл. Они то сливались в одного человека, то вдруг разделялись на двоих спорящих друг с другом субъектов. Проснувшись, я поняла, что уже и наяву не могу разобраться, где заканчивается Андрей и начинается капитан Рэндалл. Я не могла вспомнить лица Андрея, его жестов, его улыбки. Вместо этого я видела жестокую гримасу Рэндалла и его пальцы, ласкающие ствол пистолета. Стоп! Ведь Рэндалл мертв. А значит… Значит, нет на свете и его русского потомка. Ведь он умер в Шотландии, за три года до того, как он должен был бежать в Россию. Умер бездетным… Я изменила будущее. Теперь в нем нет Андрея. Теперь, даже если я и захочу вернуться к нему, это невозможно. Но я уже сделала свой выбор. Я выбрала Джейми. И надеюсь, никогда мне не придется раскаяться в этом.

Я решила спуститься в гостиную, посмотреть, как он там. На лестнице я замедлила шаг. Он разговаривал с сэром Барти. Я затаила дыхание и прислушалась.

– Он все-таки сделал это, – говорил сэр Барти, осторожно похлопывая Джейми по плечу.

Джейми только глухо пробормотал что-то неразборчивое. Он лежал на животе, уткнувшись лицом в подушку.

– Он мертв, парень. Я знаю, это слабое утешение. Но все раны заживают. Заживут и эти. Твоя жена тебя успокоит и утешит. Женщины это умеют, и почему-то им это нравится. Джейми хмыкнул.

– Моей жене лучше не знать об этом. Но я не смогу носить это в себе.

– Тебе повезло с женой, – сказал сэр Барти. – Она сможет тебя выслушать, когда придет время.

Тут я решила обнаружить свое присутствие и сделала несколько шагов вниз по лестнице, громко откашливаясь.

– А вот и она, – сэр Барти торопливо поднялся мне навстречу. – Оставлю вас вдвоем. Спокойной ночи.

Он ушел наверх, в свою комнату. Я подсела к Джейми. Леди Алиса потрудилась над его ранами и даже забинтовала ребра. Должно быть, не хотела меня будить. Я осторожно пригладила рукой его спутанные волосы.

– Тебе… тебе очень плохо? – спросила я осторожно.

В ответ он затрясся мелкой дрожью, и я услышала какое-то странное пыхтение. Я не видела его лица, и потому испугалась, не понимая, дрожит ли он от боли, шока или испуга.

– Эй! Что с тобой?

– Не смеши меня, англичанка. Мне очень больно смеяться, – ответил он прерывающимся голосом. – на моем теле не осталось и сантиметра, который бы не били, не прижигали, не резали ножом, меня выворачивало наизнанку столько раз, что я лишился половины внутренностей, и ты еще спрашиваешь, плохо ли мне.

– Похоже, ты в отличной форме, раз отпускаешь такие блестящие шутки, – раздраженно сказала я. – Я имела в виду вовсе не это…

– Я знаю, – тихо ответил он. – Я знаю, что ты имела в виду. Прости меня за этот дурацкий смех. Я не мог сдержаться. Мои нервы немного разболтались за последние сутки.

– Я понимаю. Я все понимаю. И все же ответь мне.

– Мне не очень плохо. Но я не хочу об этом говорить. Не сейчас. Лучше ляг рядом со мной. Я хочу обнять тебя, чего бы мне это ни стоило.

– Не лучшая идея, мой милый. Я вся в крови и еще черт знает в чем.

– Прекрати меня смешить. Это же моя кровь и мое черт знает что. Иди ко мне, – он поманил меня пальцем, и тут же сморщился от боли, которую причинило даже это маленькое движение.

– Поосторожнее со своими ребрами! Если они криво срастутся, мне придется сломать их снова. Без всякого наркоза.

– Ладно-ладно, я не доставлю тебе этого удовольствия. Боюсь, раньше я умру от недостатка воздуха. Меня так перебинтовали, что я с трудом могу дышать. Я осторожно улеглась с ним рядом, и он приобнял меня здоровой рукой. Он был еле жив, растерзан и унижен, но мы все-таки были вместе. Я заснула подле него, И мне больше не снились кошмары.


Мы покинули дом сэра Бартоломью Фэрбенкса ранним утром. За ночь намело огромные сугробы, и метель все еще продолжалась.

– Хорошо, – сказал Муртаг, потянув носом ветер. – Погода не переменится еще несколько часов. Наши следы очень скоро заметет.

Мы отправились в путь втроем. Люди Дугала Маккензи вернулись к нему еще накануне. А нам нужно было добраться до побережья, сесть на корабль и отправиться во Францию. Путешествие предстояло не из легких. В это время года над проливом бушевали шторма. От северных берегов Шотландии до французского побережья было далеко. На парусном судне плавание могло затянуться недели на две. Если, конечно, судно не будет разнесено в щепки особо сильным штормом. Интересно, я страдаю морской болезнью? Мне доводилось плавать на теплоходах, паромах и экскурсионных катерах, и это мне даже нравилось. Но вот в осенний шторм на непрочном корабле постройки восемнадцатого века – я с трудом представляла себе, что это может быть.

Больше всего я беспокоилась о своем муже. Утром у него был жар. В его состоянии нужно лежать в тепле, питаться бульоном и сухариками и принимать антибиотики, а вовсе не разъезжать верхом по горам и долам. Морские путешествия тоже ему противопоказаны на неопределенное время. И все же выхода не было. Мы одели Джейми в одежду сэра Барти. Она была бы ему почти как раз, только вот рубашка с трудом сошлась на забинтованной груди. Мы закутали его как могли и нахлобучили на него шляпу, чтобы скрыть избитое, синее и опухшее лицо. Он с трудом мог держаться в седле, и его пришлось привязать. Я не могла сдержать смеха, глядя на эту комическую фигуру, больше похожую на пугало, чем на человека. Джейми тоже усмехнулся в ответ.

– Представляю, на что я сейчас похож. Я распугаю всех волков в округе.

– И принесешь хоть какую-то пользу. – При мысли о волках я вздрогнула. Джейми не знал, о чем он говорит. – Боюсь только, что, распугав волков, ты привлечешь толпы любопытствующих, а может быть, и солдат.

– Тогда Муртаг убьет меня, – сказал он спокойно, как будто речь шла о мелкой услуге. – Я приказал ему.

– Что?! А обо мне ты подумал?

– Подумал, – невозмутимо продолжал Джейми, как будто не расслышав истерических ноток в моем голосе. – Он отвезет тебя на Грэт-на-Дан. Я не сказал ему зачем, но он выполнит мой приказ в любом случае. И ты вернешься домой. Так будет лучше.

– Ты очень предусмотрителен, мой милый. Но я не дам тебе умереть! Даже не надейся.

Про себя я подумала, что возвращаться домой мне уже незачем. Кто знает, что ждет меня там, в будущем. В одном из фантастических рассказов Брэдбери, которым я зачитывалась несколько лет назад, герои отправлялись в далекое прошлое на сафари. Им предстояло убить динозавра, но не какого попало, а того, чья смерть не повлекла бы серьезных изменений в будущем. Герои прибывали на место охоты за несколько часов до того, как намеченный динозавр все равно должен был погибнуть. Их заранее предупреждали, что они должны вести себя в прошлом очень осторожно, любой шаг может отозваться в будущем самыми невероятными последствиями.

Один из героев случайно раздавил бабочку. И когда охотники вернулись назад, они обнаружили, что вернулись в другую страну, потому что на выборах победил и стал президентом Америки настоящий диктатор, жестокий и ограниченный человек. Не самый приятный сюрприз.

Мое появление в восемнадцатом веке уже вызвало множество изменений. Я не одну бабочку раздавила и основательно изменила будущее, если призадуматься. Последствия непредсказуемы. А вдруг я не узнаю страну, в которую вернусь? В этом незнакомом будущем я стану такой же чужой для всех, как и здесь. Потом, к местной жизни я привыкла. Она даже начала мне нравиться. Нет уж, дорогой муженек, думала я, придется мне защищать тебя до последней капли крови, раз уж без тебя мне не прожить.

Мы спешили, но свежие сугробы замедляли наше движение. К тому же приходилось выбирать не кратчайшие пути, а наиболее безопасные. Снег все не переставал, покрывая нас толстым слоем. Джейми в своем и без того странном костюме, облепленном снегом, походил на гигантскую снежную бабу. Меня бил легкий озноб. Я не выспалась, почти не отдохнула после вчерашних треволнений. Но я должна была взять себя в руки, собраться и приготовиться к новым испытаниям.

Мне казалось, что мы уже на безопасном расстоянии от форта Уильямс, когда вдруг на нашем пути показался небольшой патруль. Трое солдат и один офицер, они тоже заметили нас и теперь двигались в нашем направлении. Встреча была неизбежной. Я нащупала свой кинжал. У меня был и пистолет, который мне доверили после долгих уговоров. Я посматривала на него с опаской, но все же была уверена, что смогу выстрелить, если понадобится.

Патруль приблизился. Мы остановились. Офицер спешился и подошел к Муртагу.

– Куда направляетесь?

– В Инвернесс. Мой хозяин заболел в пути, и мы спешим к его родственникам, – ответил Муртаг, снова разыгрывая роль слуги.

– Вот как! Заболел? – Офицер подозрительно смерил взглядом Джейми. – Может, это заразно?

– Боюсь, что да, – скорбно покачал головой Муртаг. – Лучше вам к нему не подходить. Молодая хозяйка ухаживала за хозяином, и сегодня у нее тоже началась лихорадка.

Офицер кивнул, немного подумал и спросил:

– Вы знаете, что ночью из тюрьмы сбежали заключенные?

– Нет, – ответил Муртаг. – Нам ничего не известно.

– Сейчас опасно путешествовать без охраны. Эти разбойники могут прятаться в лесу и нападать на одиноких путешественников. Вы не замечали ничего подозрительного?

– Нет, – покачал головой Муртаг. – Но мы будем осторожнее.

– Почему вы оказались так далеко от главной дороги? – вдруг спросил офицер, вглядываясь в мое лицо.

Муртаг начал объяснять что-то про выпавший снег, незнакомую местность, волчий вой, который напугал нас. Я обернулась, чтобы посмотреть, как там Джейми. И тут я увидела, что он почти без сознания и вот-вот свалится в обморок. Я соскочила на землю и подбежала к нему как раз вовремя для того, чтобы поддержать его.

– Я помогу, сударыня, – предложил офицер.

Я не сумела возразить. Отказаться от его помощи значило вызвать подозрения. В следующее мгновение он уже стоял рядом со мной и видел то же, что и я. А именно разбитое лицо под шляпой, неуклюжий сверток вместо правой руки и пропитанную кровью повязку.

– Эй, приятель, что это у тебя с лицом? – начал было он, но не успел продолжить. Нож Муртага вонзился ему в сердце.

Солдаты заметили что-то неладное. Они уже давно настороженно следили за диалогом своего командира и подозрительного типа, сильно смахивающего на шотландского преступника. Но Муртаг соображал быстрее. Он выстрелил первым. Один из солдат упал, и на снегу стало расползаться кровавое пятно. Муртаг вскочил в седло и пустил лошадь галопом, одновременно перезаряжая пистолет. Двое оставшихся в живых солдат отправились за ним, сочтя меня не слишком опасной. Я осторожно привела Джейми в чувство, и мы двинулись вслед за Муртагом и его погоней. Я держала наготове пистолет.

Вскоре мы наткнулись на одного из преследователей. Он был, очевидно, легко ранен, но не мог подняться. Его придавила убитая лошадь. Это был совсем молодой парень, лет семнадцати. Почти ребенок. Он смотрел на меня своими большими карими глазами и просил:

– Не убивайте меня. Пожалуйста, не убивайте. У меня мама и маленькая сестренка, им некому будет помочь, если я умру.

Но я должна была его убить. Он видел нас, он знает, сколько нас и куда мы отправились. Он сообщит об этом – и мы пропали. Мне придется убить этого ни в чем не повинного беззащитного мальчика, чтобы спасти жизнь мужу. Я стиснула зубы и прицелилась. Мне показалось, что я выстрелила по крайней мере из пушки. Отдача заставила меня выронить пистолет и отлететь в сугроб. Мальчик был мертв.

Мы двинулись дальше и догнали Муртага. Он не был ранен, но лишился лошади. Все наши преследователи были мертвы. Мы могли продолжать путь, больше нам ничто не угрожало. Но я не могла радоваться. Меня терзали угрызения совести. Мне уже приходилось убивать, но раньше я всегда защищалась. На меня нападали, и я имела право на самооборону. Сейчас я безжалостно пристрелила раненого беззащитного ребенка. И сколько я ни говорила себе, что должна была, что у меня не было выхода, все же лицо этого мальчика стояло перед моими глазами.

Когда-то давно я приносила клятву Гиппократа. Проучившись шесть лет в институте, я ощущала себя врачом с большой буквы и собиралась спасать человеческие жизни. Правда, вместо этого мне еще два года пришлось заполнять бесконечные истории болезни, писать какие-то таблицы и делать мало кому нужные доклады. И все же я была преисполнена романтических переживаний. Но однажды мне пришлось сделать выбор между жизнью матери и ребенка. Беременная женщина попала в автокатастрофу, получила очень тяжелые ранения, ее жизнь висела на волоске. Она поступила ночью, во время моего дежурства, в крайне тяжелом состоянии, с сильным внутренним кровотечением, угрожающим жизни. Нельзя было терять ни секунды. Я должна была принять решение, не дожидаясь родственников, и мне не с кем было проконсультироваться. Я приложила все усилия, чтобы спасти их обоих, но время шло, а улучшений не было. Пришлось пожертвовать жизнью ребенка ради спасения его матери. Реаниматологи не смогли спасти младенца, появившегося на свет шестимесячным.

Позже мне пришлось объяснять свои действия более опытным врачам и отцу ребенка. Коллеги единодушно решили, что я была права, но отец ребенка, неуравновешенный, поддающийся эмоциональным порывам кавказец, не желал ничего слушать и в крайне нелестных выражениях обвинял меня в том, что я убила его ребенка. Вот тогда я впервые почувствовала себя убийцей, а не спасительницей. Я не могла избавиться от угрызений совести, хотя и знала, что сделала все, что было в моих силах. Почему-то именно сейчас я вспомнила этот случай. Уже несколько месяцев мне приходится одной рукой лечить, а другой убивать. Я обязана была помочь раненому, а вместо этого безжалостно прикончила его. Имею ли я на это право, даже ради спасения своего мужа?

Я посмотрела на его довольно-таки жалкую фигуру, вспомнила его измученные запавшие глаза, ввалившиеся щеки, его растерзанную руку и то обреченное спокойствие, с которым он выторговывал у Рэндалла мою жизнь. Этот человек стоит десятка, а то и сотни других, сказала я себе. А угрызения совести пройдут. Ведь совесть – только воплощение правил, принятых в обществе. В мою совесть были вбиты правила конца двадцатого века, а жить приходится в восемнадцатом.

Мы продолжили наше бегство и через двое суток добрались до Инвернесса, уже без всяких приключений. Темной ноябрьской ночью мы прокрались, словно воры, по городским улицам и с черного хода постучали в дом дальнего родственника Муртага по материнской линии. Он пытался объяснить степень родства подробнее, но я запуталась уже на двоюродном брате жены его троюродного дядюшки. Грегор Мак-Эванс, преуспевающий торговец шерстью, был весьма гостеприимным хозяином, но мы не могли оставаться в его доме, не вызывая подозрений. Грегор предлагал задержаться у него на несколько дней, пока Джейми не станет хотя бы немного получше, но мы должны были спешить, если хотели переправиться во Францию в этом году. Иначе путешествие пришлось бы отложить на неопределенный срок, как минимум до весны. Уже стояла штормовая погода, и с каждым днем оставалось все меньше шансов найти капитана, который согласился бы рисковать своей жизнью.

Грегор помог нам нанять корабль, капитаном которого был надежный человек. Он собирался везти небольшой груз во Францию и по просьбе Грегора согласился отложить отплытие на сутки, чтобы мы могли собраться в дорогу. Существенное вознаграждение поможет капитану держать язык за зубами и не обращать внимания на штормовую погоду.

Судно не внушало мне доверия. Оно смахивало на потрепанную прогулочную яхту, и в нем не было-ничего общего с океанскими лайнерами двадцатого века. Мне с трудом верилось, что на нем можно выйти в открытое море. Но капитан с подлинно шотландской самонадеянностью уверил меня, что «Святая Цецилия» – судно хоть куда, во всей Шотландии не найти шхуны прочнее и маневреннее, что на ней можно обогнуть мыс Горн, даже не заметив. Сам он, капитан Дженкинс, не раз выходил на этой шхуне из самых ужасных передряг, отделавшись лишь царапинами.

– Мне еще ни разу не пришлось ремонтировать это судно, мэм, – сказал он гордо. – «Святая Цецилия» плавает уже пятнадцать лет, и на ее днище только три заплатки. Первую пробоину мы получили на третий год плавания. Ранней весной мы налегке возвращались из Белфаста в Абердин. А погода еще стояла зимняя. И вот, помню, дело было у Оркнейских островов…

Он хотел было поведать мне в красках, как именно судно получило все три пробоины, но я сослалась на недостаток времени и покинула милейшего капитана Дженкинса. Признаться, своими россказнями он напугал меня окончательно. Не развалится ли эта пожилая «Святая Цецилия» при первом же порыве ветра и ударе штормовой волны? Но выбора не было. И я утешилась тем, что в прежние времена дикари преспокойно плавали по своим океанам на утлых пирогах и катамаранах, и ничего, некоторые выживали и даже добирались до весьма отдаленных территорий. Викинги на своих драккарах доплыли до Америки лет на пятьсот раньше Колумба. А Тур Хейердал, совершивший переход через Атлантический океан на папирусном суденышке, чтобы доказать свою научную гипотезу? По сравнению с папирусной лодкой «Святая Цецилия» вполне могла сойти за комфортабельный теплоход.

Мы отплыли из Инвернесса на рассвете. Я стояла на палубе, смотрела на неспокойное свинцовое море, вдыхала его запах. Так вот как пахнет свобода – гниющими водорослями и селедкой! И все же этот запах внушал мне большие надежды. Во Францию за нами никто не погонится. Шотландия с ее средневековыми интригами и междоусобицами осталась за кормой. С каждой минутой я все дальше и дальше от Грэт-на-Дан – места, откуда начались мои невероятные приключения. Все дальше от соблазна вернуться домой, в привычную размеренную жизнь. Все дальше от прохода в неизвестное будущее. Теперь мое настоящее здесь!

Я спустилась проведать Джейми. Он лежал в каюте, задремал, и я не стала его будить. Чем больше он будет спать, тем лучше. Выглядел он все еще отвратительно. С лица не сошли следы побоев, правый глаз открывался только наполовину и был красным, воспаленным. Ничего, уговаривала я себя. Он выберется. Он сильный. Он сделает это хотя бы ради меня. Главное – чтобы зажила рука.

Я не знала, о чем он думает, о чем он может сейчас думать. Он почти ничего не говорил в те редкие минуты, когда был в сознании и не спал. Я не знала, какие сны приходят к нему, и боялась спрашивать, хотя не раз просыпалась от того, как он стонет во сне. Я не знала всего, что произошло между ним и Рэндаллом в те несколько часов, когда я искала помощь. Может быть, травмы, нанесенные его душе, были куда серьезнее, чем травмы, нанесенные телу. Рано или поздно мне придется поговорить с ним, и боюсь, это будет не самый приятный разговор в моей жизни.

Глава тринадцатая

АББАТСТВО СВЯТОЙ АННЫ

Первые два дня прошли спокойно. Сначала я каждую минуту поднимала глаза на небо, пытаясь разглядеть приближающиеся тучи или еще какие-нибудь приметы, предвещающие шторм. Но все было тихо. Светило блеклое осеннее солнце, шуршали темные волны, дул едва заметный ветер. Шхуна, слегка покачиваясь, медленно двигалась по морю. Джейми мирно спал в каюте, к вечеру выползая на палубу подышать морским ветром. И я успокоилась.

Но на третий день внезапно налетел сильный порывистый ветер. К тому времени мы уже вышли из залива в открытое море, потеряв из виду берег. Небо было по-прежнему чистым, и я не слишком испугалась неожиданно начавшейся качки. Мне даже нравилось, что судно скачет вверх-вниз на волнах, я чувствовала себя как ребенок в парке аттракционов. Никаких симптомов морской болезни я у себя не обнаружила и вздохнула с облегчением.

– Боюсь, будет шторм, – подошел ко мне капитан Дженкинс. – Буря близко. Видите? – Он указал пальцем куда-то вдаль.

Я не замечала ровным счетом ничего, но вежливо кивнула:

– Кажется, да. Что-то темнеет на горизонте.

Капитан хмыкнул:

– Вон то светлое пятнышко, мадам, за несколько часов предупреждает о приближающейся буре. А темнеет за час до ее наступления. К вечеру ждите качки.

– Разве она еще не началась? – поинтересовалась я, хватаясь за какие-то доски, чтобы не покатиться кубарем в сторону кормы.

– Это еще не качка, – с некоторой гордостью сказал капитан, – а вот когда буря налетит… Придется вам постоять на корме вниз головой, – и он подмигнул мне и грубо захохотал.

– Надеюсь, вы знаете рецепты шотландских народных средств от морской болезни? – поинтересовалась я, несколько обиженная.

– Шотландцы не страдают морской болезнью, – ответил Дженкинс, захохотав еще громче. – Это удел хлюпиков англичан.

– Спасибо за совет, – ответила я и отправилась в каюту.

Там уже суетился Муртаг, помогая Джейми подняться. Вместе они выскочили из каюты, едва не сбив меня с ног.

– Куда это вы так спешите? – поинтересовалась я, потирая ушибленный бок.

Молчание было мне ответом. Я в полном недоумении вышла вслед за ними и обнаружила обоих на корме. Один с риском для жизни перегнулся через борт, другой с риском для жизни держал его за ноги.

– Ха, – сказала я. – Вот это номер. Дженкинс только что сказал мне, что шотландцы не страдают морской болезнью.

– А я страдаю, – мрачно ответил Джейми, возвращаясь не без труда в вертикальное положение.

– Так вот почему ты не хочешь уехать в Америку!! – догадалась я. – Ты не любишь морские прогулки, совсем как эти хлюпики англичане.

В ответ он скорчил непередаваемую рожу и снова перегнулся через борт, выражая тем самым свое отношение к американской культуре.

– Ты прав, дорогой, – сказала я. – Гамбургеры действительно жуткая гадость. Не советую тебе их пробовать.

Вернувшись в каюту, он выглядел таким измученным и несчастным, что я перестала над ним издеваться.

На самом деле положение было более серьезным, чем казалось.

К вечеру действительно начался настоящий шторм. Детские аттракционы закончились. Несчастное судно подкидывало на волнах так, что это было покруче американских горок. Несколько раз тяжелая масса ледяной воды перехлестывала через «Святую Цецилию»-, сметая все, что плохо лежит, и оставляя нас мокрыми и потрепанными. Время от времени мне казалось, что мои внутренности вот-вот вылетят наружу. Меня нисколько не тошнило, я просто отчетливо ощущала, как внутри подпрыгивают и бултыхаются легкие, почки, желудок, селезенка… Видимо, то же самое ощущали и все остальные. Поэтому мы ходили со странными напряженными лицами, будто пытаясь не рассыпаться на части, готовые в любой момент поймать на лету выпавшие на палубу глаза. Джейми переселился из каюты на корму.

– Зачем лишний раз ходить туда-сюда? – философски заметил он в минутном перерыве между приступами тошноты, усаживаясь на корточки. – Пусть Муртаг отдохнет немного.

Действительно, ходить туда-сюда ему было незачем. Но об отдыхе мы с Муртагом могли не вспоминать. Мы провели незабываемые часы, держа Джейми из последних сил заледеневшими руками, чтобы он не свалился за борт. Порывы ветра налетали то с одной стороны, то с другой, «Святую Цецилию» ежеминутно швыряло в непредсказуемом направлении, мы рисковали все втроем слететь со скользкой мокрой палубы.

– Черт бы тебя побрал, – прохрипела я, в пятидесятый раз отползая на безопасное расстояние от борта. – Я тебе не Флоренс Найтингейл, голубчик. Боюсь, мне придется принять решительные меры.

Я была уверена, что на моем месте озверела бы и сама Флоренс Найтингейл. Поэтому мы с Муртагом оттащили почти бесчувственное тело моего мужа в каюту, и я заставила его сделать несколько глотков настойки опия, разведенной водой.

– Ну вот, – сказала я. – Попробуй только избавиться от этого, дружок, и ты уснешь вечным сном.

– Я прослежу за этим, – угрожающе сказал Муртаг.

Джейми посмотрел на меня мутным, ничего не выражающим взглядом и покачнулся. Опий начинал действовать. Интересно, я не перестаралась с дозировкой?

– Тебе лучше поспать, во сне тебя не будет укачивать. К утру шторм утихнет, – я обнадеживала не его, а себя.

Джейми наконец заснул. Мы с Муртагом облегченно вздохнули и тоже завалились спать.

К утру ветер немного утих и стал дуть в одном направлении. Шхуна продолжала качаться на волнах, но качка стала менее сильной и менее беспорядочной. Капитан все еще не поднял парус, и мачта выглядела сиротливо голой, как дерево, лишившееся не только листьев, но и ветвей. Джейми продолжал спать, чему я была рада от всей души. Дыхание и пульс были ровными, жар все еще держался, но был не очень сильным.

– Ну что, капитан, когда следующая буря? – спросила я, завидев Дженкинса.

– Может, и обойдется, – ответил он задумчиво. – Но еще несколько дней ветер не уляжется. Нам это на руку – быстрее доберемся.

– Вы хотите сказать, что волны не утихнут еще несколько дней?! – Я пришла в ужас. – Боюсь, в этом случае мой муж не выживет. Похоже, Джейми – единственный шотландец, который страдает морской болезнью.

– Сочувствую, – кивнул капитан.

Я и сама себе сочувствовала. Несколько дней Джейми становилось все хуже и хуже. Он очень ослаб. Он не мог ничего есть, только пил воду и быстро терял силы.

Я не могла ему помочь. Оставалось только ждать, когда же мы наконец высадимся на твердую землю. И я считала дни. Благодаря сильному ветру мы быстро продвигались к нашей цели. Я наслаждалась тем, как шхуна скользит по воде, смотрела на бегущие по небу облака, любовалась морскими закатами. Все было прекрасно, если бы только меня не беспокоило состояние Джейми.

Наконец вдали показался берег Франции. В дымке виднелись высокие почти отвесные скалы, и из них как бы вырастал четкий силуэт аббатства, мощные стены которого напоминали крепость. За такими стенами хорошо скрываться. Они укроют от преследователей и защитят от врагов. Я почувствовала, как напряжение последних дней слабеет, сменяясь уверенностью в завтрашнем дне.

Мы приближались. Силуэт аббатства увеличивался и наполнялся объемом. Да, это было солидное сооружение. Настоящая крепость. Романская архитектура всегда производила на меня благоприятное впечатление, создавая такое же чувство спокойствия, как двухметровый мускулистый мужчина, идущий рядом. Аббатство Святой Анны строили на века и на совесть. Думаю, за его четырехсотлетнюю историю монахи с успехом выдержали не одну осаду, пуская из узких амбразур стрелы, а позже пули и выливая с крепостной стены на головы неприятелю горячую смолу.

Нас никто не ждал. Мы распрощались с капитаном Дженкинсом и не без труда поднялись по узкой тропке, пролегавшей по скалам. Джейми уже не мог идти сам, и мы с Муртагом взмокли, втаскивая наверх его исхудавшее, но все еще тяжелое тело. После нескольких дней, проведенных, на качающемся судне, мне казалось, что земля ходит ходуном у меня под ногами. Я то и дело останавливалась и встряхивала головой, чтобы избавиться от ощущения, что я сейчас кубарем покачусь в пропасть. Муртаг был подозрительно сосредоточенным, будто боролся с постоянным головокружением. Наверху мы наконец отдышались и осмотрелись. До ворот еще с километр. Вокруг – никого. Только чайки истошно кричат.


Я пришла издалека

– Что у них там сейчас, заутреня или обедня? – спросила я, высматривая хоть одну живую душу. Муртаг посмотрел на меня как на дикарку:

– Все монахи сейчас заняты дневной работой. Им некогда гулять по берегу и высматривать, не приехал ли к ним кто-нибудь в гости.

– Напрасно, – сказала я. – А вдруг мы – вражеские разведчики? Тогда они пропали. Так можно прозевать и целую армию, высадившуюся на берег.

Муртаг неодобрительно хмыкнул.

– Может, ты сбегаешь предупредить их? – предложила я. – Вдвоем мы этого парня все равно не дотащим.

– Они нас заметили, – сказал Муртаг, глянув в сторону ворот.

Действительно, ворота открылись, из них вышли двое монахов. Оставалось только ждать, когда они до нас доберутся.

Они добрались до нас на удивление быстро, и уже минут через пятнадцать Джейми был уложен на носилки двумя угрюмыми неразговорчивыми монахами, которые до смешного смахивали на парочку бритых охранников какого-нибудь бизнесмена.

– Это племянник отца-настоятеля, – сообщил Муртаг на ломаном французском.

Монахи молча кивнули. Один из них пробормотал что-то неразборчивое, из чего я сделала вывод, что аббат ждет нас. Действительно, отец Симон, в миру Малкольм Фрэйзер, встречал нас у ворот. Он удивленно посмотрел на Муртага, на меня и на тело, лежавшее на носилках. Я решила ответить на его невысказанные вопросы, чтобы не затягивать неловкую паузу.

– Салют! – сказала я. – Этот скелет на носилках – ваш племянник Джейми. Надеюсь, вам удастся его откормить. А я – его жена, Джулия. По совместительству являюсь лечащим врачом семьи Фрэйзеров. Вы страдаете какими-нибудь заболеваниями, передающимися по наследству?

– Рад познакомиться, – медленно произнес Малкольм Фрэйзер, по-видимому, немного ошарашенный таким приветствием.

И нашу милую компанию поселили в крыле, предназначенном для гостей. Мы были единственными гостями. Меня немного смущало, что я буду жить в мужском монастыре, но оказалось, что это не так страшно. Я не причиняла никому неудобств, и мне тоже никто не мешал. В то же время я знала, что поблизости всегда кто-то есть, и если мне понадобится помощь, она придет незамедлительно.

Джейми положили в отдельной комнате, у его постели круглосуточно дежурили монахи. Они ухаживали за ним, как заправские медбратья. Я надеялась, что теперь он быстро пойдет на поправку. Прекрасный уход, монастырское красное вино и на редкость изысканная кухня должны поставить его на ноги. Уже через два дня Джейми стало немного лучше.

– Мадам Фрэйзер, – заглянул ранним утром в мою комнату один из монахов, – ваш муж только что пришел в себя. Думаю, вы хотите его увидеть?

– Конечно! – Я тут же вскочила, нацепила на себя рясу, которую мне выдали вместо халата, и бегом ринулась к Джейми.

Он был страшно бледным и отощавшим, но все же он пришел в сознание, и взгляд его больше не был бессмысленным, а глаза – красными и воспаленными.

– Здорово, – сказала я. – Я уже почти поверила, что морская болезнь смертельна.

Он хмыкнул:

– И не надейся. Так просто от меня не избавишься.

– Пожалуй, – согласилась я. – В следующий раз поплывем в Америку.

Он улыбнулся уголком рта, но я видела, что ему не до шуточек. Он все еще был слаб, и его внутреннее состояние все еще вызывало у меня опасения.

– Вы не оставите нас вдвоем ненадолго? – обратилась я к монаху, сидевшему при входе.

Тот молча встал и покинул комнату бесшумно, как тень.

– Ну вот, ты быстро поправишься, – сказала я, усаживаясь на краешек кровати. – Главное – пока не нарушать диету, бульон с сухариками – верное средство.

Он вздохнул и ничего не ответил. Я осторожно провела рукой по его давно не стриженным спутанным волосам. Он едва заметно вздрогнул от моего прикосновения. Я убрала руку.

– Извини, – пробормотал он.

– Не стоит, – сказала я. – Ты теперь меня боишься?

– Нет, Юлия, я боюсь не тебя…

– Скажи мне чего?

– Себя.

Он отвернулся к стене.

– Ты хочешь, чтобы я ушла?

– И да, и нет.

Он снова повернулся ко мне и вздохнул. Его взгляд был обращен куда-то внутрь себя. Не знаю, что он там видел. Он смотрел на меня и в то же время сквозь меня, будто я была неодушевленным предметом.

– Нам нужно поговорить, – сказала я нерешительно.

– Не сейчас.

– Отлично, тогда я пошла. Я вижу, что я тебе только мешаю. Счастливо оставаться.

Я выскочила из его комнаты и хлопнула дверью. Тотчас внутрь проскользнул монах. Я торопливо шла по коридору, плотнее запахивая рясу и про себя ругаясь на чем свет стоит. Конечно, я не должна требовать от этого живого трупа бурных эмоций. Я прекрасно знаю, как капризничают выздоравливающие, особенно мужчины. Но хоть капля благодарности мне положена? Я могу получить хотя бы намек на то, что он меня помнит и испытывает ко мне какие-то чувства?!

Ворвавшись в свою комнату, я плюхнулась на кровать и нервно свернулась клубком под одеялом. Я страшно соскучилась по Джейми. С тех пор как я нашла его в форте Уильямс, я только и делала, что лечила его. За все это время мы едва ли обменялись несколькими фразами наедине. Я чувствовала себя страшно одинокой и несчастной. Мне нужен был близкий человек, которому я могла бы все рассказать. Мне очень не хватало общения, и здесь, в аббатстве, где все говорили по-французски, я чувствовала себя вдвойне изолированной. Французского я почти не знала. Я могла пообщаться разве что с Муртагом – хотя он, по-моему, всякий раз удивлялся тому, что женщина вообще умеет говорить, и не был утонченным собеседником. Оставался только сам аббат, Малкольм Фрэйзер, но я не решалась отрывать его от дел. Он выглядел очень сосредоточенным, углубленным в себя.

А мой драгоценный муж, ради спасения которого я совершила невозможное, избегает смотреть мне в глаза, отворачивается к стене и вообще ведет себя по-свински. Я съездила кулаком по подушке и всхлипнула. Спрашивается, что я сделала не так?

В этом мрачном расположении духа меня и застал брат Бертран, зашедший, чтобы передать мне приглашение от аббата. Брат Бертран был очень похож на молодого Боярского в роли Д'Артаньяна. Такой же худой, темноволосый и эмоциональный, только без усов. Он «заведовал» монастырской библиотекой – очень и очень богатой. Здесь были редчайшие рукописи на греческом и на латыни, с гравюрами старых мастеров, здесь были некоторые античные трактаты, которые церковь считала вольнодумными, но хранители библиотек не посмели их уничтожить и, рискуя своей жизнью, прятали эти книги. Здесь были книги почти на всех языках, их были тысячи и тысячи. Библиотека походила на лабиринт, в котором легко было потеряться и где брат Бертран ориентировался по каким-то одному ему ведомым приметам. Мне казалось, что книги расположены беспорядочно, но Бертран с легкостью находил нужный том за считанные минуты.

Брат Бертран был общителен, в отличие от остальных монахов, и прекрасно говорил на нескольких языках. Он был мне симпатичен, и я обрадовалась, увидев его.

– Вы чем-то расстроены, мадам Фрэйзер? – участливо спросил он.

– Да, я действительно расстроена. Меня беспокоит состояние моего мужа.

– Но мне сказали, что он пришел в себя. Мне казалось, это хорошая новость.

– Да, конечно, – я тоскливо вздохнула. – Но он не хочет меня видеть, не хочет говорить со мной. Он не хочет, чтобы я ухаживала за ним, и вздрагивает, когда я к нему прикасаюсь. Как будто он меня боится. Я не понимаю, в чем я виновата.

– Нужно подождать. Раненая душа болит дольше, чем раненое тело. Но время лечит и телесные, и душевные раны. Ваш муж еще не готов быть с вами таким, как прежде. Ему сейчас очень тяжело.

– Но я могла бы помочь ему. Он должен с кем-то поговорить, почему это не могу быть я?

– Дайте ему время. Он должен сам понять это. И тогда он захочет поговорить с вами.

– Спасибо за совет. Но если бы вы знали, как это обидно.

– Вы католичка или протестантка? – неожиданно спросил Бертран.

Я замялась:

– Признаться честно, я… как бы это сказать… ни то ни другое.

– Какого же вы вероисповедания? – Бертран глядел на меня заинтересованно и нисколько не осуждающе.

– Никакого! – выпалила я, поняв, что меня не предадут анафеме за это признание. Брат Бертран лишь изумленно поднял брови.

– Как же это могло случиться? Вы не приняли обряд крещения? Но даже незаконные дети имеют право быть принятыми в лоно святой церкви.

– Видите ли, мои родители были… атеистами. Они были прекрасно образованными людьми, знали все обо всех религиях мира, но не следовали ни одной. После их смерти меня воспитывал дядя Сэм, тоже закоренелый атеист. Как хирург, знающий, из чего состоит человек, может верить в Бога?

– Да, возможно, – задумчиво произнес брат Бертран. – Человеческая плоть не внушает мыслей о божественном. Но знаете, кто-то должен был вложить в нее бессмертную душу. Почему бы не предположить, что это сделал Господь Бог?

– Вполне логично, – сказала я. – Но мне кажется, что большинство людей подменяют веру соблюдением обрядов. Не важно, крестили тебя или нет, важно лишь твое состояние души.

– Вы правы. Но для большинства людей обряды нужны, чтобы поддерживать слабую веру, чтобы не дать ей угаснуть.

– Театр, – сказала я.

– Театр, – согласился брат Бертран.

– Вы слишком вольнодумны для монаха, – заметила я. – Это не повредит вам?

– Времена инквизиции уже прошли. Я читал много книг, я знаю философию, античную и современную. Но я не потерял веры, – он улыбнулся.

– Тогда, – меня вдруг осенило, – может быть, вы согласитесь выслушать меня? Мою исповедь?

– Может быть, – ответил брат Бертран. – А сейчас нам нужно идти, вас ждет отец Симон.


Несколько дней я не заглядывала к Джейми. О его состоянии мне рассказывал Муртаг или брат Роберт, ухаживавший за ним. Выздоровление остановилось. Ему не делалось лучше. Он почти ничего не ел, мало спал, все больше лежал с книгой. Ночью его мучили кошмары, он кричал во сне, просыпался в холодном поту и боялся засыпать снова. Он все еще не хотел меня видеть.

Я терзалась оттого, что не могу ничего для него сделать. Конечно, я не была профессиональным психологом, но все же я могла выслушать его. Нет смысла дожидаться, пока он сам позовет меня. Он скорее помрет, чем признает, что был не прав. И я решительно двинулась к нему в комнату. На пороге меня встретил Муртаг.

– Он не хочет тебя видеть.

– Его никто не спрашивает, чего он хочет! – рявкнула я.

– Он хочет, чтобы ты уехала немедленно. Я должен отвезти тебя обратно в Шотландию.

– Щас!! – Я отпихнула его локтем и ворвалась в комнату Джейми. В дверь вслед за мной осторожно заглянул Муртаг.

– Вон отсюда!! – закричала я. – Немедленно!! И чтоб я вас тут не видела!

Дверь захлопнулась.

– Ну, – потребовала я, – объясни мне, пожалуйста, что все это значит?! Я тебе так надоела, что ты хочешь отправить меня обратно?

– Тебе лучше уехать, – сказал он безучастно. – Муртаг отвезет тебя на Грэт-на-Дан, и ты вернешься домой. К своему мужу. Я хочу умереть.

– В последнее время ты страдаешь навязчивыми идеями. Одна из них – отправить меня к мужу. Однако мой муж – это ты. Или ты забыл?

– Я больше не могу быть твоим мужем. Наш брак можно признать недействительным – ведь ты назвалась чужим именем, когда мы венчались.

– Я объясняла тебе, как это получилось. Я вовсе не хотела никого обманывать. Почему ты заговорил об этом сейчас?

– Ну… чтобы ты знала, что тебя ничего не держит. Ты ничего мне не должна. Ты можешь уехать со спокойной душой.

– Черт бы тебя побрал! – Я вскочила. – Ты так хочешь от меня избавиться, но объясни же почему?

Он отвернулся. Я слышала, как он шмыгает носом, и не решалась говорить дальше. Наконец он заговорил сам:

– Я должен был сделать это раньше, Юлия. Я должен был, но я боялся рассказывать тебе.

– Расскажи сейчас. Я готова тебя выслушать. Я помогу тебе.

– Ты не сможешь, Юлия.

И он рассказал мне все о тех нескольких часах, которые он провел в подземелье у капитана Рэндалла. Я боялась слушать, боялась показывать ему, как мне тяжело. Я вцепилась обеими руками в стул и закусила губу. Я не видела его лица, видела только его левую руку, которая конвульсивно сжималась в кулак.

Когда Рэндалл вышел вместе со мной из камеры, Джейми ненадолго остался наедине со своими мыслями. Он был обессилен и ни на что не надеялся. Для него все было кончено. Он вслушивался в звук моих удаляющихся шагов, захлопнувшейся за мной двери и прощался со мной. Он знал, что жить ему осталось недолго – несколько часов до рассвета. Ему было уже все равно, как пройдут эти часы. Он знал, что ему предстоит вынести боль и унижение, но он знал, что такое боль, и был готов к ней.

– Я сказал себе: я буду вспоминать о ней до самого рассвета, я буду думать о ее теплой коже, ее мягких волосах, ее нежном голосе и кошачьих глазах. Пусть Рэндалл делает со мной все, что хочет, но я не пушу его в свою душу. Мое тело в его власти, но душа останется с тобой. Я сказал себе, что постараюсь… сохранить дистанцию.

Но оказалось, что сохранить дистанцию не так просто. Рэндалл пользовался попеременно болью и нежностью и постепенно разрушил все барьеры между телом и душой. Он был то ласков, то груб, то терзал, то любил. Боль от ударов и ожогов чередовалась с ласками и поцелуями. Рэндалл не оставил ничего от той дистанции, которую пытался сохранить Джейми. Между ними возникла странная близость, какие-то изощренные и очень прочные узы, которые соединяют мучителя и жертву.

– Он не просто использовал меня, нет, он любил меня. Это было проявление любви, акт любви. И все это время он говорил о тебе.

– Обо мне?! Почему?

– Он ревновал. Сильно ревновал. Он все время спрашивал, ласкаешь ли ты меня так же, как он, доставляешь ли ты мне такое же удовольствие. Он все время держал тебя перед моими глазами. Он хотел этого. Хотел занять твое место в моей душе, хотел, чтобы я не мог подумать о тебе, не вспомнив о нем. Я сопротивлялся. Я старался, как мог. – Он ударил кулаком по подушке. – Но теперь я не могу подумать о тебе без того, чтобы мне не стало дурно, без того, чтобы снова не испытать эту изнурительную боль и чувство полной опустошенности.

Он истерзал не только мое тело, но и душу. Во мне не осталось ничего, к чему не прикоснулся бы Рэндалл. Он вывернул меня наизнанку. Я не могу больше быть твоим мужем. Я люблю тебя, я буду любить тебя до последней минуты моей жизни, но я не могу и подумать о том, чтобы прикоснуться к тебе.

Я молчала, по моим щекам текли слезы.

– Теперь ты видишь, что тебе лучше уехать, – продолжал он. – Так мне будет легче. Я не могу быть твоим мужем, а на меньшее я не согласен. А сейчас – уходи. Уходи, прошу тебя.

Я на цыпочках выскользнула из комнаты. Поздно вечером ко мне прибежал брат Роберт с сообщением, что у Джейми сильный жар и он бредит.

Температура подскочила резко, градусов до сорока, насколько я могла определить без градусника. Я внимательно осмотрела его правую руку. Так и есть. Она распухла, гноилась, и вверх поднимались красные полосы. Заражение крови. Чертово заражение крови, с которым я не могла справиться без антибиотиков.

На следующий день у него начались галлюцинации. Температура поднялась еще. Сбить ее не удавалось. Травы не помогали. Чтобы в организм поступила нужная доза аспирина, Джейми должен был выпить примерно ведро чая из ивовой коры. Отчаявшись, я попросила брата Роберта принести с улицы как можно больше снега. Им мы обложили Джейми, и это подействовало. Процедуру пришлось повторить несколько раз, и комната была покрыта водой и тающим снегом, а мы с братом Робертом промокли насквозь и продрогли до мозга костей.

Мы сбили жар, но нужно было что-то делать с инфекцией. Иначе Джейми умрет от заражения крови. Если бы он не потерял так много сил, организм мог бы сам справиться, он уже отреагировал на инфекцию высокой температурой. Нужно сбивать температуру, держа ее на безопасном уровне, не давая ей разрушить мозг, и в то же время поддерживать организм. Может быть, витамины помогут? И брат Роберт был срочно отправлен готовить хвойный отвар.

Я пыталась вспомнить еще какие-нибудь народные антисептические средства, но ничего, кроме клюквы и болотного мха, не вспомнила. Увы, климат северной Франции не имел ничего общего с климатом северо-запада России, и никакая клюква тут не росла.

В один из редких моментов, когда к Джейми возвращалось сознание, он попросил меня:

– Дай мне умереть. Прошу тебя, дай мне умереть.

– Черта с два! И не надейся! – сказала я.

Но положение было угрожающим. Он заметно слабел, а красные полосы медленно поднимались по руке. Я не спала сутками, сидя у его постели, всматриваясь в его лицо, пытаясь уловить малейшие признаки улучшения. Но улучшения не было. Он не хотел жить. Он не хотел сопротивляться болезни. Никакой хвойный отвар не заставит его захотеть жить.

На рассвете я ненадолго задремала и проснулась от того, что в комнату вошли несколько монахов во главе с самим аббатом. Я вопросительно посмотрела на них.

– Мы пришли дать ему последнее причастие, – мягко сказал аббат.

– Что?! – Я подскочила на месте.

– Он находится между жизнью и смертью. Мы не знаем, сколько еще отмерил ему Господь. Мы не знаем, призовет ли Господь его к себе или дарует жизнь, подвергнув испытаниям. Он не должен отойти в мир иной без святого причастия.

– Он не отойдет в мир иной, – сказала я. – Я не позволю ему умереть. Ему не нужно ни причастие, ни страхование от несчастного случая.

Вошедшие остолбенели.

– Но, моя дорогая, – попытался уговорить меня аббат, – мы не можем допустить…

– Только через мой труп, – сказала я. – Он не умрет. И мне плевать на Господа Бога.

Я выставила их за дверь и истерически разрыдалась. Еще не хватало! Они хоронят его заживо! Конечно, если смириться, сидеть и дожидаться, пока он умрет, все именно так и будет. Я всмотрелась в лицо Джейми. Оно походило на череп, обтянутый бледной, слегка желтоватой кожей. Он страшно исхудал за последние дни. Неужели никакой надежды? В дверь тихонько постучали.

– Это опять вы?! – возмутилась я.

– Нет-нет, они больше не придут, – ответил мне тихий голос брата Бертрана.

Я впустила его и быстро закрыла дверь, на всякий случай. Вдруг они захотят ворваться сюда и все-таки причастить его?

– Я слышал, вы прогнали отца Симона? – с едва заметной усмешкой спросил Бертран.

– Я не могу сидеть тут и смотреть, как они его хоронят. Он не умрет. Я сделаю все возможное и невозможное, чтобы спасти его жизнь.

– Вы не совсем правильно понимаете смысл обряда, мадам Фрэйзер, что простительно. Его первое назначение – очистить душу тяжело больного человека, чтобы облегчить его физические мучения, и попросить у Господа исцеления. Если же Господу не угодно даровать исцеление, тогда…

– Тогда мы готовим больного к смерти и заказываем гроб, – оборвала его я. – Нет уж. Я не хочу допускать и мысли о том, что он может покинуть этот мир.

Бертран вздохнул:

– Пути Господни неисповедимы.

– Уж это точно, – сказала я. Мы немного помолчали.

– Вы просили меня выслушать вас, – начал Бертран. – Я готов. Думаю, сейчас вам необходима исповедь.

– Да. Что-то в этом роде. Правда, я не знаю, как это делается.

– Просто говорите. Думаю, вам не нужны формальности?

Я кивнула. Мне было нелегко начать, но все же я заставила себя. И с каждым следующим словом мне становилось все легче, и постепенно я рассказала ему все, от первого до последнего слова, все о дяде Сэме и Андрее, о каменном круге и капитане Рэндалле, о тюрьме и убитом мною раненом мальчике… Он слушал внимательно, иногда переспрашивая, уточняя детали. Он не выказывал своего удивления или недоверия, он слушал мою историю так, как слушал бы любую другую, более прозаичную.

– Как чудесно, – произнес он, когда я закончила. – Какое прекрасное свидетельство Божественного промысла.

– То есть вы тоже мне верите? – удивилась я. – Когда я рассказала об этом мужу, я думала, что он сочтет меня сумасшедшей. Но он поверил. Я никогда этого не пойму. А теперь и вы тоже…

– Не удивляйтесь, мадам Фрэйзер. Ведь я верую в Иисуса Христа, который пятью хлебами накормил семь тысяч человек. Почему же я не могу верить в то, что он мог перенести человека из одного времени в другое, чтобы исполнить свою волю. Господь дарует нам чудеса, чтобы мы не утрачивали веры. Вы лишь выполняете Божественное предначертание.

– Хм, – сказала я. – Логично. Но я… Я знаю будущее. Я могу его предсказывать. Имею ли я право пользоваться этим знанием, чтобы повлиять на события? Или я не должна вмешиваться и нарушать ход вещей?

– Господь наделяет некоторых людей даром предвидения. Любой дар можно использовать во зло и во благо. Используйте во благо свои знания. Я уверен, так вы совершите угодные Богу поступки.

– Но я изменила своими действиями будущее. Я была вынуждена убивать, чтобы защитить себя и мужа…

– Каждый своими действиями меняет будущее, – возразил Бертран. – В этом и состоит наше земное предназначение. Да, вы лишили жизни нескольких человек – вас вынудили обстоятельства, – но вы забываете, что многих вы вылечили, вернули им здоровье и жизнь. Подумайте об этом. Все в руках Провидения, и Господу было угодно послать вас сюда, чтобы нести добро одним и зло другим.

– И чтобы все время спасать моего мужа. Должно быть, он очень нужен Господу, раз он послал меня сюда специально для этого.

– Перед Господом все мы равны, – строго сказал Бертран. – А счастливый брак – великая ценность и богоугодное дело. Это большая редкость, и раз уж вам пришлось преодолеть время и пространство ради того, чтобы встретить вашего нареченного супруга, вы обязаны сделать все возможное, чтобы сохранить этот брак.

– Да, – сказала я уверенно. – Теперь я знаю, что все делала правильно. И я знаю, что делать дальше. Здесь растут водоросли?

Брат Бертран удивленно кивнул, не понимая такого резкого перехода oт душеспасительной беседы к каким-то низменным водорослям.

Было уже поздно, но я разбудила брата Роберта и отправилась с ним на море.

– Зачем нужны водоросли? Я ни разу не слышал о том, что они лечат раны, – недоумевал Роберт, но все же подчинился.

– Чтобы вырастить пенициллин, – сказала я.

– Пенициллин? – не понял Роберт.

– Это такое лекарство, – ответила я, не вдаваясь в объяснения. – Только оно может спасти от заражения крови.

Брат Роберт собрался было спросить, что такое заражение крови, но, кажется, передумал, решив не вступать в беседу с сумасшедшими. Дальше мы действовали молча.

Моя затея была действительно сумасшедшей, вырастить плесень, которая вырабатывает пенициллин, в питательной среде, приготовленной из морских водорослей, и попытаться с его помощью вылечить Джейми – вероятность успеха была очень маленькой. Во-первых, таким способом можно получить очень маленькие дозы пенициллина. Во-вторых, у меня нет возможности обработать или очистить раствор. В-третьих, пенициллин, полученный таким образом, нестабилен, он разрушается в желудке, и значит, его нужно попытаться ввести прямо в кровь. Если бы я хорошенько подумала, я не взялась бы за это рискованное и почти безнадежное дело. Но думать мне было некогда. И через некоторое время в укромном месте были выставлены склянки с питательным раствором и посевом плесени. Оставалось ждать.

Я наведалась к Джейми. Он дремал, его заострившееся лицо в свете свечи казалось восковым. Я присела у его постели и долго не отрываясь смотрела на него. В комнате пахло болезнью и смертью. Еще два-три дня – и конец, подумала я отстранение. Это неподвижное тело не было моим любимым мужем. Оно было мне неприятно. Я вспомнила, что в моей прошлой жизни врачи старались не лечить своих родственников, особенно если болезнь была тяжелой. Слишком велика ответственность, слишком страшна ошибка. Сейчас у меня нет выбора, больше никто не сможет вылечить моего мужа. Мне придется взять на себя ответственность за его жизнь, за его тело и душу.

Его болезнь сблизила нас больше, чем хотелось бы. Близость убивает романтику. Уход за лежачим больным не имеет ничего общего с романтическими свиданиями мри свечах. Смогу ли я забыть это? Сможет ли он забыть? После того, что он мне рассказал о Рэндалле, – как мы будем смотреть друг другу в глаза? Сможем ли мы когда-нибудь прикоснуться друг к другу, чтобы между нами не встала тень Рэндалла?

Я осторожно поправила одеяло. Он сморщился и застонал во сне, левой рукой закрываясь от чего-то невидимого.

– Не надо… не сейчас… – расслышала я его шепот. Его снова мучил кошмар. Его снова преследовал Рэндалл. Я положила руку на его горячий влажный лоб.

– Все прошло, – сказал я, наклоняясь к нему. – Спи, мой мальчик.

– Мама? – спросил он, открывая невидящие глаза с расширенными зрачками. – Мамочка?

– Да, мой мальчик, я с тобой. Спи. Тебе больше не будет страшно, тебя никто не обидит. Спи спокойно.

Я обтерла его лиио влажным полотенцем. Он зажмурился, потом лицо его стало спокойным. Он заснул глубоким, спокойным сном. Я тихо-тихо вышла из комнаты, вернулась к себе и от усталости свалилась замертво, едва успев добраться до подушки.

Мне снилось, что я бреду по темным извилистым коридорам какого-то лабиринта. Я должна спасти Джейми. Он спрятан где-то здесь, я должна найти его и вынести наружу. И я несу выкуп для того, чтобы его отпустили, но не знаю, кому его отдать. Какой-то голос говорит мне: за деньги ты выкупишь тело, но не душу. И я спрашиваю: как освободить душу? И тот же голос отвечает: ты должна предать самое дорогое, что у тебя есть. Я пытаюсь возразить: ведь самое дорогое – это он. Как я спасу его, предав? Но никто больше не отвечает мне, и я снова бреду по коридорам, пытаясь разрешить неразрешимую загадку.

Глава четырнадцатая

HAPPY END

Уже через сутки жидкость в двух склянках начала заметно желтеть. Сработало. Плесень росла и выделяла драгоценный пенициллин. Правда, в микроскопических количествах. Я вспомнила, что Александр Флеминг, открывший волшебные свойства пенициллина, испытывал его на пациентах своей клиники, и за время этих испытаний было израсходовано меньшее количество пенициллина, чем содержится в одной-единственной современной таблетке. И тем не менее даже в таких количествах чудодейственное лекарство работало. Флеминг прикладывал ткань, смоченную раствором пенициллина, к ранам – без успеха, и делал инъекции – это помогало. Попробуем и то и другое.

Драгоценного лекарства было совсем немного. Я сделала пенициллиновую перевязку на больную руку, а из тончайшего перышка изготовила что-то вроде капельницы. Видел бы меня кто-нибудь из коллег… Мне и самой было страшно смотреть на это примитивное сооружение, с помошью которого я собиралась ввести прямо в кровь необработанный раствор пенициллина.

Я не переставала раздумывать о моем сне. Что это значит – освободить душу Джейми, предав самое дорогое, что у меня есть? Как можно спасти, предав? Улучив минуту, я рассказала об этом сне брату Бертрану. Его советам можно было доверять.

– Господь часто посылает нам в снах свои знаки, но нужно уметь их толковать. Мне кажется, ваш сон намекает на предательство Иуды.

– Какое отношение это имеет ко мне? – удивилась я. – Ведь Иуда, насколько я знаю, совершил самое страшное предательство и за это проклят навеки. Разве не так?

– Так, но в этом есть и другая сторона. Предав Христа в руки палачей, Иуда открыл ему путь к спасению. Без предательства не было бы распятия и Вознесения. Христос остался бы лишь человеком – но не богочеловеком, прошедшим весь путь страданий. Принято считать, что Иуда ненавидел Христа, потому и предал, но есть источники, которые иначе трактуют отношения Христа и Иуды.

– Понимаю, – я кивнула. – Мне хотят объяснить, что можно предать любимого человека ради того, чтобы открыть ему путь к спасению. Но я все же не понимаю, что я должна сделать. Уехать в Шотландию? Вернуться домой, оставив его здесь?

– Тут я бессилен, мадам Фрэйзер, – развел руками брат Бертран. – Вам придется решить самой.

Мое лечение начинало действовать. Чудо свершилось! Страшные полосы остановили свое продвижение вверх по руке, начали отступать. Только бы хватило пенициллина… На следующий день после начала лечения с лица Джейми исчезла смертная тень, которая легла было на него. Он все еще бредил, никого не узнавал, и я не могла сказать наверняка: он спасен, он будет жить. Организм все еще был очень слаб, и если он сам не захочет жить, никакой пенициллин не поможет.

Я знала, что мучает его. Он дал слово не сопротивляться и не сопротивлялся. Он не мог наброситься на Рэндалла и задушить его одной рукой, перегрызть ему горло. И теперь это бессилие съедает его изнутри. Если бы он боролся до последнего, ему было бы куда легче. Перестать бороться – значит отказаться от жизни. Он не привык быть бессловесной жертвой. Во всем этом была виновата я. Ради моего спасения он решился на это, зная, что завтра все равно умирать. Но он остался жить – и не мог жить с таким грузом на душе.

Психоаналитики в таких случаях возвращают пациента в прошлое, иногда под гипнозом, и заставляют его снова пережить травмирующую ситуацию. Так! Именно это я и должна сделать. Вернуть его в прошлое! Он должен победить Рэндалла хотя бы в своем воображении. Мне придется, как бы это ни было тяжело и больно, снова оставить его наедине с Рэндаллом. Снова предать – для того, чтобы спасти. Вот оно – вот о чем был сон. Теперь я все поняла; осталось только провести сеанс гипноза. Это рискованно, может отнять у него последние силы, но попытаться стоит.

Я решила не откладывать и провести сеанс гипноза сегодня же ночью. Главное – выставить вон монаха, который будет дежурить у постели Джейми. Мне никогда не приходилось гипнотизировать, и я имела лишь самые общие представления о технике гипноза. Все же это лучше, чем ничего. Перед тем как отправиться в комнату Джейми, я села и постаралась вспомнить все то, что он мне рассказывал о Рэндалле, и все то, что я видела сама. Я вспомнила, что от Рэндалла пахло лавандовой водой, видимо, он любил этот запах. Я вспомнила, какой скандал устроил Джейми в первый же день, когда в его комнату поставили курительницу, источавшую успокаивающий аромат лаванды. Вместо того чтобы успокоиться, он потребовал, чтобы его избавили от омерзительной вони, выкинули к черту эту курительницу и проветрили комнату. Иначе он отказывался в ней оставаться. Аромат лаванды поможет мне перенести его в ту страшную ночь. Еше у меня было немного опиума. Я не слишком надеялась на свою гипнотизерскую квалификацию. С опиумом надежнее.

Поздно вечером я с милой улыбкой заглянула в комнату Джейми. У его постели сидел пожилой монах, брат Жильбер. Он заметно клевал носом.

– Вы не устали? – приветливо спросила я.

Он помотал головой, чтобы проснуться, и неискренне ответил:

– Нет-нет, нисколько. Ваш муж недавно заснул, лихорадка почти прошла. Ваше лечение помогает.

– Слава Богу! Знаете, – защебетала я, – мне что-то не спится. Я пробовала почитать – ничего не помогает. Пожалуй, я лучше посижу здесь, присмотрю за мужем. А вы идите отдохните.

Он немного поотказывался для приличия, но я видела, что он очень рад моему появлению. Наконец он ушел, сказав на прощание, что, как только мне понадобится помощь, он к моим услугам.

– Ну конечно, я сразу же позову вас, брат Жильбер, – сказала я, облегченно вздыхая. – Помяните моего мужа в своих молитвах.

Я начала приготовления. Зажгла курительницу, и опиумный дымок начал заполнять помещение, сама я на это время вышла, чтобы не опьянеть. Немного погодя я вернулась, заменила опиум на лаванду и осторожно подошла к Джейми. Его дыхание стало неровным. Видимо, он проснулся.

– Эй! – тихонько сказала я.

Он повернулся на голос, открыв глаза, но не узнавая меня. Я вытащила крохотную серебряную рюмку, привязанную на веревочку за ножку, и стала мерно раскачивать ее перед глазами у Джейми. Неясный свет из окна проникал в комнату, и в полной темноте рюмка заметно поблескивала.

– Смотри на это блестящее пятно не отрываясь, – размеренно произнесла я нарочито не своим голосом. – Ни о чем не думай, только смотри на пятно. Сейчас я медленно сосчитаю до десяти, и ты заснешь. Один… Два… Ты будешь слышать меня и сможешь отвечать на мои вопросы. Три…

И вот он снова остался один в камере пыток капитана Рэндалла. Он снова ждал возвращения своего мучителя, снова страдал от боли и отчаяния. Он снова приносил себя в жертву.

– Ты сильнее, – сказала я. – Ты справишься с ним.

– Я дал слово, – возразил он.

– Это была военная хитрость. Он подлец и негодяй. Сам он не стал бы держать слово, данное тебе.

– Я должен сдержать слово, – упрямо возразил он.

– Шотландский упрямец! – прошептала я в сторону. Придется обострить ситуацию.

– А сейчас поцелуй меня. Поцелуй меня так, как ты целуешь свою жену.

Это была подлинная фраза Рэндалла. Я произнесла ее, наклонившись к самому уху Джейми. И едва успела отскочить. Еще немного, и его кулак ударил бы меня в лицо. Он осторожно встал и начал охотиться на меня в темноте. Я не ожидала такого поворота. Я думала, что будет происходить только духовная борьба. Чем, интересно, все это кончится?

Он всерьез собирался меня убить. Я пряталась от него за стулом, за портьерой, осторожно отскакивала в сторону, когда он бросался на меня, следя при этом, чтобы он не врезался в стену и не повредил себя. Мы безмолвно перемещались по комнате, сметая все на своем пути. Я двигалась быстрее, смутно различая в темноте его движения. Он перемещался на ощупь, руководимый слухом и каким-то шестым чувством. Все же ему удалось схватить меня за горло. Он был все еще достаточно силен, чтобы прикончить меня, но я этого не планировала. У нас сеанс лечебного гипноза, а не какого-нибудь другого!

– Он мертв, парень! – сказала я, имитируя голос и произношение сэра Бартоломью Фэрбенкса, насколько мне позволяло сдавленное горло. Хватка на моей шее ослабла.

– Точно? – переспросил он.

– Мертвее некуда, – ответила я, высвобождаясь и отходя на безопасное расстояние. – Ты победил.

Наступило молчание. Я не знала, какой эффект возымеют мои слова.

– Я устал, – растерянно сказал он наконец. – Я страшно устал.

– Тебе нужно лечь.

Я осторожно подвела его к постели и уложила.

– Спи спокойно. Ты проснешься утром и ничего не вспомнишь. Спи спокойно.

Я сама устала так, будто всю ночь разгружала вагоны. В голове звенело, и я затороможенно поняла, что опиум подействовал и на меня. Я улеглась с Джейми рядом, уже нисколько не беспокоясь, что он подумает, Проснувшись поутру и найдя меня под боком, или что скажет брат Жильбер, замученный угрызениями совести и решивший вернуться на свой пост. Я заснула, и мне снилось что-то чистое, белое и блестящее.

Поутру в комнату первым вошел брат Роберт. Я проснулась от его деликатного покашливания. В первые секунды я не поняла, что происходит, но постепенно ко мне вернулась память. Я осторожно приоткрыла глаза и увидела вокруг такой бардак, что немедленно зажмурилась. На самом видном месте валялась серебряная рюмка, перевязанная веревочкой. Брат Роберт поднял ее и внимательно осмотрел, приподняв брови. В комнате стоял смешанный запах лаванды и опиума, не успевший выветриться. Роберт твердой рукой открыл окно и отдернул портьеру. Свет резанул меня по глазам, и я окончательно пришла в себя.

– Дело в том, – начала я, еще не решив, в чем же дело, – видите ли, вчера я…

Но брат Роберт был человеком спокойным и терпимым. Он пожал плечами и вышел из комнаты со словами:

– Я зайду проведать месье Фрэйзера часом позже.

Я была ему благодарна. Месье Фрэйзер все еще спал, и я обнаружила, что его желтые впалые щеки слегка порозовели. Он выздоровеет, сказала я себе. Мне уже не нужно было себя убеждать. Я знала наверняка.

Выкарабкавшись из постели и накинув дежурную рясу, я подошла к окну и с наслаждением вдохнула свежий холодный воздух. Голова трещала как с похмелья.

– Эй, – нерешительно произнес слабый голос за моей спиной. – Что здесь было этой ночью? Драка?

Я обернулась. Джейми лежал, приподнявшись на локте, и обалдело рассматривал разгромленный интерьер.

– Здесь сражались с ветряными мельницами, – сказала я.

– Да? И кто победил? – Он попытался улыбнуться, все еще ничего не понимая.

– Победила дружба. Матч закончился ничьей с сухим счетом.

– Черт побери, Юлия, что за выражения? Ты когда-нибудь научишься говорить по-английски так, чтобы тебя можно было понять?!

– Еще чего!

Я ухмыльнулась и вышла из комнаты, предоставив брату Роберту право навести в ней порядок.

Я специально не появлялась у Джейми пару дней. Мне нужно было прийти в себя после всех подвигов, которые я совершила, а ему нужно было хоть немного набраться сил. Я проводила время в библиотеке, подолгу беседовала с братом Бертраном о литературе, философии, живописи. Старинные книги в тяжелых переплетах действовали на меня успокаивающе. Их запах – выделанной кожи, старой краски, пыли и мудрости – внушал неспешные и основательные мысли.

Утром и вечером я ходила гулять на море. Спускаться к воде по мокрой скользкой тропинке я не рисковала, прогуливалась поверху, дыша пронизывающим ветром и туманом. Море не успокаивалось ни на минуту. Оно то ревело, разбиваясь о скалы, то мирно плескалось и шуршало. Каждый день оно было разным. Я могла бы часами смотреть на эти волны, то стальные, то зеленоватые, то черные. Я уходила только тогда, когда чувствовала, что коченею. Теплой одежды у меня не было. Зима здесь хоть и не морозная, но промозглая и ветреная. По мне, так уж лучше мороз градусов пятнадцать, огромные сугробы скрипучего сухого снега, ясное звездное небо… И чтобы перед Новым годом на улицах пахло елками. Как дома. Я скучала по дому, по улицам, к которым привыкла с детства и на которых знала каждый камень, по своей квартире с окнами на маленький скверик. Вернуться бы туда хоть на пару дней…

Возвращаясь с очередной прогулки, я решила заглянуть к Джейми. Еще издалека я услышала раздраженные голоса. Муртаг и Джейми о чем-то спорили и ругались на чем свет стоит. Похоже, пациент быстро шел на поправку.

– А в чем, собственно, дело? – поинтересовалась я, прерывая их спор.

– Сколько я могу здесь валяться, питаясь одним бульоном?! – грозно вопросил Джейми. – Я хочу нормальной еды, хочу выйти на улицу, и пусть они прекратят сидеть по ночам у моей постели. Они мешают мне спать.

Я кивала с милой улыбкой.

– Так-так. Может быть, еще что-то?

– Сколько можно носить эти дурацкие повязки? У меня страшно чешется рука. Потом, она затекает, и я не знаю, куда ее девать.

– И чем я могу помочь? – вежливо осведомилась я.

– Ну сделай что-нибудь, в конце концов! Ты же все это придумала.

– Раз у больного есть силы капризничать, значит, все прекрасно, – заключила я. – Поверь моему богатому жизненному опыту. На улицу я тебя выпущу не раньше, чем через три дня. Нормальной еды – то есть мяса – тебе тоже пока нельзя. Это слишком тяжелая пища для твоего слабого желудка. Но так уж и быть, я разрешу тебе съесть яйцо. Доволен?

Он пробормотал что-то неразборчивое по-гэльски. По-видимому, это была отнюдь не благодарность.

– Интересно, почему мужчины ведут себя, как капризные дети, когда им приходится терпеть мелкие неудобства? – спросила я у Муртага.

– Потому что терпеть и подчиняться – удел женщин, – назидательно ответил Муртаг. – А дело мужчины – быть воином и повелевать.

– Если этот вояка не будет подчиняться указаниям лечащего врача, я больше не буду его откачивать. Пусть помирает. Ясно? – С этими словами я вышла, оставив Муртага в легком недоумении.


Однажды вечером я читала Корнеля, лежа в постели. Я занималась французским языком под руководством брата Бертрана и уже делала успехи. Впрочем, высокий слог трагедий Корнеля мне еще не давался. Я продиралась сквозь длиннющий монолог какой-то положительной героини, которая подробно жаловалась на злую судьбу, приводя в пример некоторые факты своей биографии. Внезапно дверь тихонько отворилась, и на цыпочках вошел Джейми. У него был очень важный вид, плохо сочетавшийся с рясой, которая была ему заметно коротка. Во всем монастыре не нашлось одежды подходящего размера.

– Тебе очень идет эта милая ряса, – фыркнула я. – Но я что-то не припомню, когда я разрешила тебе вставать и разгуливать босиком по холодному полу.

– Мне не нужно твое разрешение на все, что мне захочется сделать, ты не Господь Бог.

– Я и не претендую на его место. И что же тебе хочется сделать?

– Мне хочется прикоснуться к тебе, – он смотрел умоляющими глазами. – Мне хочется почувствовать аромат твоей кожи, твоих волос. Я так соскучился по тебе.

– Хм, – сказала я, откладывая книгу в сторону. – Я не уверена, что тебе это можно. Точнее, я почти уверена, что тебе этого нельзя.

– Мне кажется, я умру, если не прикоснусь к тебе сейчас же.

Он пробрался ко мне под одеяло, и мы лежали рядом, согревая друг друга. То есть я согревала. Его кожа была холодной, покрытой крупными мурашками. В монастыре не было батарей центрального отопления. Постепенно он отогрелся и перестал дрожать.

– Ну что, – спросила я, – лучше стало?

– Немного, – промурлыкал он, как бы невзначай дотрагиваясь до моей груди и заставляя меня вздохнуть и закрыть глаза, – но может стать и еще лучше.

– По-моему, ты торопишь события.

– Боюсь опоздать, – фыркнул он.

Я больше не могла сопротивляться. Единственное, чего я хотела, – это снова ощутить его в себе, вспомнить то счастье, которое приносило нам соединение наших тел. Ничего больше не имело значения. Остатки разума убеждали меня, что я совершаю врачебную ошибку, но я оптимистично заверяла саму себя, что мы будем очень осторожны. И нам действительно пришлось быть очень осторожными, балансируя между наслаждением и болью, между страстью и физической слабостью.

– Не смей двигаться, пока я не разрешу, – сурово говорила я.

Он покорно кивал, но все же не мог оставаться неподвижным. Ему хотелось взять инициативу в свои руки, но я не позволяла. Мне нелегко это далось. Мы оба истосковались и с трудом подавляли опасное желание накинуться друг на друга в порыве страсти и растерзать.

Это была такая изощренная пытка – сдерживаться, как будто умирающему от жажды человеку дали маленький глоточек воды, который не утоляет жажды, а только усиливает ее. После того как все закончилось, он лежал, закрыв глаза, дыша тяжело и хрипло.

– Ты жив? – спросила я на всякий случай.

– Да, – выдохнул он, – но это чуть меня не убило.

– Я предупреждала.

– Но ведь все-таки не убило.

– Тебе вредно разговаривать. Спи сейчас же.

– Ты все время говоришь, что мне вредно. А что мне полезно?

– Спать. Как можно больше спать. Мне тоже это пойдет на пользу. Если тебя будет мучить бессонница, рекомендую почитать Корнеля. Уснешь и не заметишь.

Мы проснулись вместе впервые за долгое время. Стена между нами исчезла. Мы снова были близки друг другу. Он уткнулся в мое плечо и вздохнул.

– Знаешь, – сказал он, – я был таким идиотом, когда хотел отправить тебя назад. Прости меня. Я действительно хотел умереть.

– Ты так часто бываешь идиотом, что я привыкла. Уже не обращаю на это внимания. Так что пойдем завтракать. Я умираю от голода.

Теперь, когда все опасности позади, я начала задумываться, что мы станем делать дальше. Возвращаться в Шотландию опасно. Близилось восстание тысяча семьсот сорок пятого года, в котором шотландские кланы будут побеждены и разгромлены. Что тогда? Остаться во Франции? Поехать в счастливую Италию? Махнуть в Россию?

Нужно поговорить об этом с Джейми. Посоветоваться с его дядей, может, с братом Бертраном. Нельзя провести в монастыре всю жизнь.

С этим решительным намерением я вошла к Джейми одним солнечным декабрьским утром. Он стоял у окна и рассматривал какой-то предмет, осторожно поворачивая его к свету обеими руками. На столе я увидела содранные повязки. Значит, он разглядывал свою правую руку. Я осторожничала и хотела оставить пальцы неподвижными еще на недельку, чтобы убедиться, что кости срослись, но он не захотел ждать. И вот сейчас он рассматривал дело моих рук. Это было грустное зрелище.

Когда снимают гипс со сломанной руки, она выглядит очень худой, съежившейся и несчастной. Даже не верится, что когда-нибудь она станет снова двигаться так же, как раньше. Специальные процедуры помогают вернуть прежний вид коже и мышцам, укрепляя и тренируя их. Я видела эти метаморфозы не один раз. А еще я видела, как люди пугались, не узнавая собственных рук или ног.

Я осторожно подошла поближе. Джейми не слышал моих шагов. Он бережно перебирал пальцы, пытаясь двигать ими. На первый взгляд все срослось хорошо, кроме раздробленного сустава, который уже никогда не будет двигаться, как прежде.

– Прости, – сказала я тихо. – Я сделала все, что могла.

Он резко обернулся. Его глаза влажно блестели.

– Простить?! За что? Да ты в своем уме?!

– Она будет двигаться лучше, чем сейчас, – быстро заговорила я. – Есть упражнения, я покажу их, и массаж, и ванночки из морской воды. Твои пальцы будут двигаться, как раньше, только вот сустав на безымянном я не смогла спасти. А эти шрамы скоро заживут, их совсем не будет видно.

– Ты сумасшедшая. Как ты могла подумать, что я?.. Ты видишь на моих глазах слезы радости. Что мне за дело до каких-то шрамов или разбитого сустава. У меня две руки! Две руки! Я – целый человек. Я могу держать меч, могу обнимать тебя…

– Ты… ты хочешь сказать…

Я вспомнила хирургические инструменты, больше похожие на инвентарь плотника, в кабинете Битона. Вспомнила мужа Мэгги, Криса. Он говорил, что потерял ногу в бою, в нее попала пуля. И я еще удивлялась про себя, как это могло случиться. Ведь разрывных пуль и гранат еще не придумали. Теперь я поняла, как это случилось. Пулю вынули, но рана воспалилась – ведь лекари не имели никакого представления об асептике и антисептике – и ступню пришлось отрезать, чтобы спасти ему жизнь.

– Я думал, ты это сделаешь, – кивнул он, будто читая мои мысли, – отрежешь мне руку. Я не смог бы жить калекой. Крис… Он очень изменился. Ему тяжело. Только Мэгги помогает ему чувствовать себя целым. Вот почему я просил тебя дать мне умереть. Ну и еще… Не стоит об этом.

– Мне даже в голову не пришло, что руку можно отрезать, – сказала я искренне. – Меня этому не учили. Наоборот, учили их пришивать на место.

– Пришивать? – Он недоверчиво посмотрел на меня.


– Да, если прошло не слишком много времени с тех пор, как она была отделена от тела. Рука или нога, не имеет значения. Если бы ты видел, как работает дядя Сэм… Ты решил бы, что он творит чудеса, собирает человека по частям.

– Может, ты и голову пришить можешь?

– Если бы могла, обязательно пришила бы тебе новую, – съязвила я.

– Мхм, – сказал он. – Я тут думал, что нам делать дальше.

– Какое совпадение. Я тоже об этом думала. Но мне ничего не пришло в голову, кроме того, что нужно посоветоваться с твоим дядей.

– Он тебя опередил, – Джейми взял со стола запечатанный листок бумаги. – Вот.

– Что это?

– Рекомендательное письмо. Прекрасно образованный знаток литературы и английского, французского, немецкого, испанского, итальянского и греческого языков Джеймс Фрэйзер рекомендован в качестве переводчика ко двору короля Джеймса в Риме.

– Может, ты еще русский выучишь для компании?

– Боюсь, не смогу. Очень сложный язык, – помотал головой Джейми.

Когда-то давно я пыталась научить его нескольким русским словам, но он уверял, что от звуков «щ» и «ы» у него болит язык.

– Что делать с письмом? – спросил Джейми. – Сразу выбросить?

– Погоди пока. Может, стоит им воспользоваться?

– Это может быть небезопасно. Ты же сама говорила, что готовится восстание.

– Да, и готовится оно именно сейчас. Может, еще не поздно что-то сделать. По крайней мере стоит попытаться. Ради блага Шотландии и Англии. Шотландцы останутся целы, а англичане не прослывут мясниками.

– Они уже показали, на что способны, – усмехнулся он. – Англичане растерзали Уоллеса, посмевшего им сопротивляться. Вынули из него кишки на радость кровожадной толпе.

– Сейчас могут погибнуть многие, если мы не вмешаемся вовремя. Возможно, нам придется рисковать понапрасну. Ты помнишь Айрис?

– Да, но при чем здесь она?

– Я говорила тебе, что она пыталась помочь восстанию, передавала деньги и пыталась прибрать к рукам Дугала, чтобы получить власть. Она пришла в прошлое, чтобы изменить ход истории. И что с ней стало?

– Ты хочешь сказать, что один человек не в силах повлиять на ход событий? – переспросил он. Я кивнула.

– Ну, во-первых, нас двое, – сказал он, – а во-вторых, скоро Рождество.

– Рождество?

– Я хотел напомнить тебе имя человека, который в одиночку изменил все человечество.

– Все-таки Христос был не просто человек, – вздохнула я.

До Рождества, 25 декабря, оставалась всего неделя. Месяц в аббатстве Святой Анны пролетел незаметно. Я по старой советской привычке больше любила Новый год, чем Рождество, и праздника почти не чувствовала. Но все кругом исподволь менялось, готовясь к встрече главного церковного празднества. Встречные монахи имели какие-то особенно благостные лица, все кругом было по-особенному чисто, все в аббатстве были дружелюбны и приветливы – как всегда, и все же за этим угадывался какой-то особенный смысл. Даже я, закоренелая атеистка, волей-неволей настроилась на торжественный лад.

Я вспоминала новогодние праздники дома. Дважды мне приходилось встречать Новый год на дежурстве, под еловыми ветками в трехлитровой банке, которые мы увешивали пачками таблеток и пустыми ампулами, а вместо бумажных гирлянд использовали листы кардиограмм. Было уютно и весело. Не то что на этих дурацких корпоративных праздниках, которые фирмы организуют для своих сотрудников, чтобы те сдружились. Мне довелось побывать на одном из них, на моей последней работе. Этого хватило, чтобы понять: если человек мне несимпатичен; никакой корпоративный праздник не заставит его полюбить. Все церемонно расхаживали в вечерних платьях, говорили пафосные тосты и ели. Больше ничего интересного не происходило. Ах нет, еще всем вручили подарки: одинаковые записные книжки-органайзеры. Тьфу!

На новый тысяча семьсот сорок четвертый год мне достались куда более оригинальные подарки. Во-первых. Джейми преподнес мне платье, которое сшили втайне от меня. Теперь хотя бы праздник я могла встретить не в рясе. Во-вторых, пришло письмо с поздравлениями от сэра Бартоломью. Он писал, что Мэгги и Крис знают, где мы, и постараются передать письмо при первой возможности. Кроме того, он прислал мне выделанную волчью шкуру.

– Странно, – сказал Джейми, наблюдая за тем, как я разворачиваю подарок. – Она рваная. Неумелый охотник попортил шкуру. С чего вдруг он решил подарить ее тебе?

– Брр, – я взглянула в искусно сделанные желтые глаза, и меня передернуло. – Совсем как живой.

Джейми подозрительно посмотрел на меня.

– Ты хочешь сказать, что видела его живьем?

– Да, мы были близко знакомы некоторое время. Но качество шкуры в тот момент меня почти не интересовало.

Джейми тупо смотрел на меня, хлопая глазами, как сова. Я нехотя рассказала ему историю моего знакомства с волком, с самого начала, я рассказала ему все то, чего он еще не знал. Мне было тяжело говорить. В тот день, когда я повстречалась с волком, я была на пределе. Я сама не всегда понимала, что делаю. Мне очень не хотелось вспоминать, как я убивала. Убивала солдат, потом этого паршивого волка, потом несчастного раненого мальчика. Но я рассказала ему обо всем. Рассказала, не глядя ему в глаза. Он слушал молча, держа мою руку в своих, нежно перебирая мои пальцы.

– Ты сделала все это ради меня… – медленно сказал он. – Как я виноват перед тобой. Прости.

Мы обнялись и долго сидели молча, наконец найдя друг друга после долгой разлуки.

– Когда мы уезжаем? – спросила я наконец.

– Думаю, в середине января. Здесь будут морозы – самое время отправиться в Италию.

– Что ты знаешь о морозах! Ты русской зимы не видел, – во мне взыграла национальная гордость.

– Может быть, когда-нибудь я смогу ее увидеть, – сказал он.

– Не знаю, все может быть. Но пообещай мне одну вещь. Мы должны рано или поздно вернуться в Шотландию и постараться узнать побольше про каменный круг на Грэт-на-Дан. – Обещаю. Но зачем?

– На тот случай, если ты согласишься на место охранника в банке.

– Посмотрим, – ухмыльнулся он.

Примечания

1

Возможно, да, возможно, нет, возможно, дождь, возможно, снег.


home | my bookshelf | | Я пришла издалека |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 10
Средний рейтинг 3.8 из 5



Оцените эту книгу