Book: Итальянский темперамент



Джоанна Лэнгтон

Итальянский темперамент

Пролог

Беда никогда не приходит одна.

Марша еще раз убедилась в истинности этого утверждения, когда, раздавленная и униженная, она без сил опустилась в кожаное кресло возле кабинета гинеколога. Наверное, то же самое чувствует подсудимый, после того как ему прочли смертный приговор, мелькнуло у нее в голове.

Ее приговор был написан на бланке, который она судорожно теребила в руке, то комкая, то вновь разворачивая и в десятый раз принимаясь перечитывать. Это был результат сданных несколько дней назад анализов. И он не оставлял ей ни малейшего шанса, никакой надежды. Листок равнодушно утверждал, что у мисс Марши Лайонс, двадцати двух лет, налицо все признаки двухмесячной беременности.

В последний раз взглянув на бланк, она с омерзением кинула его в корзину для бумаг, стоявшую в углу комнаты, поднялась с кресла и механически, словно автомат, зашагала по коридору.

Марша не помнила, как покинула здание больницы, как добралась до дому. Захлопнув за собой входную дверь, она, не раздеваясь, рухнула на кровать и долго лежала неподвижно. Сколько времени она так провела. Марша не помнила.

Постепенно к молодой женщине стало возвращаться понимание происходящего. Она рывком села, сжала руками гудящие от напряжения виски и попыталась разобраться в сумбуре, царившем в ее мыслях.

…Три месяца тому назад Марша, тогда выпускница колледжа, пришла устраиваться на вакантное место менеджера в компании «Моничелли энтерпрайзис». Она знала, что ей предстоит пройти собеседование с самим председателем совета директоров и владельцем фирмы — Винченцо Моничелли. Она умирала от страха, но виду не показывала — ведь от того, как ее здесь воспримут, зависела вся ее дальнейшая карьера. По крайней мере, так казалось Марше тогда. И, входя в его кабинет, она чувствовала, как подрагивают от волнения ее колени.

Тот, кого она там увидела, с первого взгляда поразил и даже напугал ее. Марша ожидала встретить почтенного пожилого человека, а за столом сидел мужчина тридцати с небольшим лет. И что самое ужасное — он был ослепительно красив…

…Густые иссиня-черные волосы, смуглое, властное лицо римского императора, сильное и стройное тело — этого человека Марша запомнит на всю жизнь. Увидев его в первый раз, она обомлела. Но еще больше ей пришлось смутиться, когда этот красавец, недобро улыбаясь, подверг ее жесточайшему допросу с пристрастием. Она даже вообразила, что он просто хочет доказать ей, что она глупая, самонадеянная девчонка и совершенно не годится для такой солидной должности.

Однако, вопреки всем опасениям, Маршу все-таки приняли на работу. Буквально с первых же дней в «Моничелли энтерпрайзис» она стала понимать, что с ней творится что-то странное. Каждый мимолетный взгляд ее шефа, — а Марше пришлось работать непосредственно с ним, — каждое его обращение к ней вгоняли ее в краску и волновали до слез. Сначала она думала, что причина этого — естественное смущение новичка, ведь как-никак это была ее первая в жизни работа. К тому же Винченцо совсем не отличался снисходительностью и держал ее, что называется, в ежовых рукавицах, строго отчитывая за малейший промах. Но уже две недели спустя Марша догадалась, что дело совсем не в понятной стеснительности неопытного работника. Она просто-напросто влюбилась в своего шефа. Эта догадка осенила ее, когда она как-то ночью ворочалась без сна в своей постели, неотрывно думая о Винченцо.

К этому времени она уже успела кое-что узнать о нем. Винченцо Моничелли был строгим начальником, но совсем не фанатиком работы и не требовал невозможного ни от своих подчиненных, ни тем более от самого себя. Он любил и умел отдыхать и очень интересовался женщинами. Марша неоднократно замечала, как в его апартаменты, располагавшиеся в том же здании, что и фирма, проходит то одна, то другая красотка-постоянством Винченцо явно не отличался.

С той бессонной ночи начались ее мучения.

Каждое случайное соприкосновение их рук заставляло сердце Марши гулко колотиться где-то в самом горле, а щеки — заливаться яркой краской. Она бешено ревновала Винченцо ко всем его случайным подружкам. Когда он вызывал ее в свой кабинет, она шла туда на подгибающихся от волнения ногах, с замирающим сердцем, словно надеялась на что-то. А он, казалось, ничего не замечал и становился с ней все строже и требовательней. Марша пугалась и тосковала, становясь все более влюбленной и зависимой от него.

Это неизбежно должно было чем-то кончиться. И развязка не заставила себя ждать. Все произошло вскоре после Нового года. Тогда они заключили одну очень важную для компании сделку, и Марша допоздна возилась с бумагами. Когда она наконец подняла от них голову, на часах было уже десять вечера. Неожиданно в ее комнату зашел Винченцо и попросил ее отпраздновать с ним заключение удачного контракта, выпив по бокалу шампанского. Марша вздрогнула от радостного предчувствия, точно знала, что за этим последует…

…Опустив свой бокал на стол, он с минуту неподвижно стоял, пристально глядя ей в лицо. Потом внезапно шагнул прямо на Маршу, так что она невольно отпрянула. Пробормотав: «Я больше не могу», он схватил ее в свои объятия. Марша почувствовала, как взлетает на воздух. Его жаркие, требовательные губы прижались к ее трепещущему от волнения рту… Все перед ее глазами вдруг завертелось безумной каруселью, бокал выпал из ослабевшей руки и со звоном покатился по полу… Винченцо подхватил Маршу на руки и легко понес к себе в спальню…

До сих пор воспоминания о той бурной ночи — настоящей ночи любви — отдавались в теле Марши болезненной дрожью желания. Конечно, до встречи с Винченцо у нее уже был кое-какой сексуальный опыт, но такого она даже представить себе не могла… Его пылкие, жадные поцелуи. Руки, рвущие ее платье и белье, под прикосновениями которых ее тело словно пробуждалось от спячки, загораясь огнем. Ощущение исходящей от него первобытной силы, которой невозможно было противиться… Все это превратило Маршу, обычно такую сдержанную и стыдливую, в воплощение чувственности. Дрожа от нетерпеливого ожидания, она отвечала на его поцелуи, льнула к нему, робко лаская по-звериному сухощавое сильное тело Винченцо. И когда он, опрокинув ее на свою широкую кровать, придавил всей своей тяжестью к матрасу и овладел ею, у нее вырвался долгий и исступленный крик, крик наслаждения. Страсть всю ночь протекала горячими струями лавы сквозь ее маленькое, хрупкое тело, плавя кости и жилы, заставляя вскипать кровь. Винченцо был искусным и неутомимым любовником. Этой ночью Марша впервые в жизни познала блаженство, сладкую истому любовной усталости, вершины экстаза… Она была счастлива.

— Моим принципом всегда было: дело есть дело, а удовольствия — удовольствия, и нечего смешивать одно с другим, — сказал ей тогда Винченцо. — Но ты спутала все мои планы…

Потом он стал говорить о делах. Но утомленная Марша вскоре уснула, не дождавшись конца разговора.

Когда она проснулась, было уже позднее утро — время, когда ей давно пора было присутствовать на своем рабочем месте. Винченцо куда-то ушел, не разбудив ее и не предупредив, куда и надолго ли уходит. Улыбаясь от счастья, Марша сладко потянулась и принялась неторопливо одеваться. Все еще продолжая улыбаться, она, вышла из спальни и первым, на кого упал в это; утро ее взор, стал тот человек, которого она меньше всего хотела бы видеть. Это был младший брат Винченцо, Лука Моничелли.

Марша не любила Луку. Даже мало сказать, что не любила, — она им брезговала. С самого начала ее работы в «Моничелли энтерпрайзис» этот смазливый молодчик стал ей противен. Он нагло лип ко всем работавшим в фирме женщинам, грубо хамил подчиненным и вел себя с развязностью барского сынка. Уже на второй день он сделал Марше самое недвусмысленное предложение. Она отказала. Лука не отставал, а когда она пригрозила ему, что пожалуется Винченцо, он затаил на нее злобу и с тех пор демонстративно избегал ее. Но Марша знала — при первом же удобном случае этот подонок расправится с ней.

…Лука злорадно ухмылялся, глядя ей в лицо с нескрываемым торжеством.

— Ага, попалась, куколка… Что же, значит, моему братцу все можно, а мне-нет? Так ведь, крошка?

— Дайте мне пройти, мистер Моничелли! — ледяным тоном потребовала Марша, начиная нервничать.

— Не очень-то задирай нос, куколка! И не воображай, что теперь ты станешь здесь первой леди! До тебя так бывало со многими. И всех их вышибли отсюда вон сразу после того, как Винченцо удавалось затащить их к себе в постель, потому что мой принципиальный братец считает, что секс и работа несовместимы! Так-то…

…Тогда Марша оттолкнула его с дороги и прошла мимо с гордо поднятой головой. Она не верила злобным словам Луки. Кто же мог знать, что все случится именно так, как он предрекал?

…Через два дня остолбеневшей от неожиданности Марше вручили конверт с уведомлением, что фирма «Моничелли энтерпрайзис» в ее услугах больше не нуждается. Но самое ужасное было не это, а та формулировка, с которой ее увольняли: «за злоупотребление служебным положением». Получив уведомление, Марша долго сидела неподвижно, а потом ее охватил приступ дикого истерического хохота. Что это такое — «злоупотребление служебным положением»? В чем оно состоит? Неужели в том, что она забралась в постель босса, пользуясь своим положением при нем? Так, что ли, прикажете понимать этот бред?

Однако положение Марши было самым незавидным. Винченцо надолго уехал, и связаться с ним, чтобы во всем разобраться, она не могла. Остальные стали избегать ее, словно зачумленную. Волей-неволей пришлось убираться восвояси…

Два месяца после этого рокового дня Марша металась, как безумная птица. Обида, оскорбленное чувство, страх перед неопределенным будущим попеременно терзали ее. Поначалу она надеялась скрыть все от своей сестры Айрис-ей не хотелось признаваться, что ее выгнали с работы так быстро, да еще и с такой формулировкой. Марша думала, что сумеет быстро устроиться куда-нибудь. Однако с такими рекомендациями, какие она получила в «Моничелли энтерпрайзис», ей нечего было и думать о приличном месте. Самое большее, на что она могла рассчитывать, — место судомойки или официантки в закусочной, или что-нибудь в таком же роде. Через десять дней она, повесив голову, явилась к Айрис и ее мужу, Ричарду Форбсу, и во всем им призналась.

Айрис пришла в неистовство. Она призывала на голову Винченцо все земные и небесные кары. Самой Марше, правда, тоже немало досталось за глупость и податливость. Однако сестра винила во всем его — «прожженного соблазнителя», а ее считала невинной жертвой. Марша осталась у родственников и провела там три недели.

На исходе этого срока ее начали беспокоить новые страхи. До этого она даже не задумывалась, что могла тогда забеременеть. Такой опытный человек, как Винченцо, считала она, просто не мог не принять мер предосторожности. Но время шло, и она все больше тревожилась. Да и Айрис все чаще смотрела на сестру с выражением немого вопроса. Наконец Марша решила больше не прятать голову в песок и отправилась к врачу — вдруг все ее страхи окажутся ложными.

Но и этой надежде не суждено было сбыться. Она оказалась в ловушке. Безработная, бездомная и беременная! Что ей делать, куда идти? И что станется с ее ребенком? Стоит ли ей вообще рожать его, этого случайного отпрыска одной безумной ночи? Как отнесутся к известию о ее беременности Айрис и Ричард? Все эти мысли не давали Марше ни секунды покоя, впиваясь в ее мозг, словно сверло бормашины. Глухо застонав, она бросилась лицом в подушку и зарыдала от боли и ужаса…

…За окном смеркалось. Марша очнулась от холода. Она выпрямилась, тщательно вытерла носовым платком мокрое от слез лицо и села, устремив взор в одну точку… Ничего, она выдержит, Ей надо пройти через все. Она вынесла уже многое, вынесет и это. Нельзя только падать духом. Придется попросить защиты у Айрис и ее мужа на время, пока она сама не устроится. А это обязательно произойдет. Она еще докажет бессердечному скоту Винченцо Моничелли, на что способна Марша Лайонс! Но все это будет после… потом. Завтра. Завтра она начнет действовать. А сегодня она слишком устала. Ей надо уснуть, чтобы набраться сил для нелегкой борьбы…

Завтра она начнет новую жизнь…



1

— А это мой заместитель, Марша Лайонс.

Марша, улыбнувшись, пожала протянутую ей руку, а ее босс, Эдди Шульц начал представлять других сотрудников. В элегантном костюме от Армани, с аккуратно уложенным узлом золотисто-белокурых волос на затылке она могла бы сойти скорее за хозяйку, чем за одну из организаторов благотворительного приема. Вряд ли кто-нибудь смог бы догадаться, что она впервые в жизни играет столь важную роль, заменив неожиданно заболевшего гриппом настоящего заместителя Эдди, своего непосредственного начальника. Чья-то рука, ухватив ее за локоть, потянула в сторону.

— Каким образом, скажи на милость, ты раздобыла этот костюм? — прошептала Патти, работавшая в отделе связи со средствами массовой информации. — Ограбила банк, что ли?

— Это из гардероба моей сестры, — прошептала в ответ Марша, играя своими бирюзовыми глазами.

— Хотелось бы мне поменяться с тобой сестрами. Моя сестрица вечно наряжается как огородное пугало, — со стоном зависти сказала Патти. — А если бы даже мне и вздумалось попросить у нее что-нибудь, она все равно бы не дала. Твоя сестра, должно быть, просто ангел.

— Ну, я бы этого не сказала, — усмехнулась Марша, но тут же хмуро посмотрела на неразобранный буфет и праздно слоняющихся вокруг него официантов. — А почему ничего до сих пор не сервируют?

— Самолет нашей важной шишки задерживается, — хихикнула Патти. — Да, я ведь совсем забыла, что ты была в отпуске и еще не видела нашего нового спонсора. Ты много потеряла!

— Он действительно, должно быть, важная шишка, если мистер Шульц не хочет начинать без него.

— Выдающаяся личность, богат, как Крез, и к тому же большой филантроп, — ответила Патти с тихой издевкой. — Просто манна небесная. Наши директора только что задницу ему не лижут. Представительницы же прекрасной половины человечества только молча смотрят, тоскуют и чахнут по нему — даже Ливи, наша буфетчица-мужененавистница.

Брови Марши удивленно взметнулись вверх.

— Ливи? Да ты шутишь?

— Она даже сходила и купила специально для него торт…

— Послушай, ты меня разыгрываешь!

— Вовсе нет. Он просто великолепен. Когда я оказалась вместе с ним в кабине лифта, то просто молила Бога, чтобы лифт сломался… правда, не думаю, чтобы он воспользовался бы такой возможностью. — Патти горестно вздохнула, проведя руками по своим слишком полным бедрам. — Но кто знает? Говорят, итальянцы предпочитают пышнотелых женщин, а уж этого у меня отнять нельзя.

— Тaк он итальянец? — спросила Марша, слегка напрягаясь.

— Да. Вот он, смотри!

— Где?

— Боже мой, ты что, ослепла?

Ищущий взгляд Марши в ужасе остановился на стоящем поодаль высоком, черноволосом мужчине, к которому уже торопились два представителя дирекции благотворительного общества «Земная забота». Сердце у нее ушло в пятки, тело окаменело. Она чувствовала, как по ее лицу стекают струйки липкого, противного пота.

Почувствовав внезапную тошноту, она поспешила в дамскую комнату, в которой, по счастью, никого не оказалось. Опершись руками на края раковины. Марша медленно и глубоко втянула воздух, пытаясь справиться с неприятной слабостью. Надо же, встретиться с Винченцо там, где она менее всего рассчитывала… Да, собственно говоря, она вообще не думала, что когда-нибудь им еще доведется встретиться. Боже мой, как же жесток может быть мир, внезапно мелькнула у нее горькая мысль.

Лихорадочно размышляя над тем, что как ни крути, а наверняка придется встретиться сегодня с Винченцо, Марша заставила себя уйти из дамской комнаты. К тому времени, как она вернулась в заполненный народом зал, Эдди Шульц заканчивал краткую приветственную речь. Все уже расселись по своим местам, тарелки были полны. Патти делала подруге яростные знаки подойти поближе.

Марша с облегчением опустилась на свободное место рядом с ней. Заметив ее бледность, Патти нахмурилась.

— Ты, случайно, не подцепила грипп от своего шефа?

— Нет, просто немного устала.

Винченцо сидел за главным столом. И Марша изо всех сил старалась не смотреть туда, но ее взгляд точно что-то притягивало. Сердце билось медленно и глухо. «Он просто великолепен», — сказала о нем Патти, но, по иронии судьбы, во время первой встречи с ним она совершенно не обратила внимания на его чувственную красоту. Тогда он засыпал ее градом сложных вопросов, теперь она не помнит практически ничего из того, о чем он ее спрашивал. В памяти остался только взгляд этих темных глаз, которые, казалось, только и ждали того, когда она попадается в ловушку и уступит их настойчивому призыву.

С трудом отогнав от себя воспоминания, Марша заметила, что все еще не может оторвать от него глаз. Ее взор скользил по его повернутому в профиль смуглому, волевому, такому знакомому лицу. И вновь ее желудок неприятно сжался. Теперь для Марши Лайонс все стало ясно, и она удивилась тому, как долго могла не замечать очевидного.

Конечно, черты этого лица были ей хорошо знакомы… только это были черты не взрослого мужчины, а трехлетнего мальчика. Разве она вот уже более трех лет не видит каждый день эти высокие скулы, черные брови дугой и темно-карие глаза? Ее сын Сэмми был копией своего отца.

— Ты, наверное, переживаешь из-за завтрашнего совета директоров, — решила Патти, заметив, что Марша ничего не ест. — На твоем месте я бы так не волновалась. Повышение у тебя уже в кармане.

Марша тоже надеялась на это, но промолчала. Ее уверенность в себе сильно поуменьшилась четыре года назад после долгого стояния в очередях за пособием по безработице. Все время своего двухнедельного отпуска, который она, как и всегда, провела в доме своей сестры, Марша молилась, чтобы получить это повышение и вовсе не из-за врожденного властолюбия или жадности к деньгам и почестям. Конечно, деньги тоже играли свою роль — ведь Марше нужно было думать не только о себе, но и о будущем Сэмми.

Эдди поднялся из-за стола и пригласил важного гостя на подиум. В свете ламп иссиня-черные волосы Винченцо блестели словно лакированные. Внезапно на Маршу нахлынуло мучительное воспоминание: ее пальцы снова скользили между этих густых, жестких завитков… Покраснев до ушей, она наклонила голову и неуверенной рукой подняла свой бокал. Полностью погрузившись в прошлое и отчаянно пытаясь восстановить контроль над собой, она не расслышала ни одного слова из выступления Винченцо.

Но, должно быть, его речь была дельной и остроумной — несколько раз то внимательное молчание, с которым публика обычно внимает ораторам, знающим, как привлечь ее внимание, прерывалось взрывами смеха. Но она слышала только низкий, звучный голос Винченцо; его легкий акцент только подчеркивал чувственность этого голоса. Больше она ничего не слышала и не понимала.

Все поднялись со своих мест. Эдди сделал знак Марше. Она всей душой пожалела о том, что не может сделать вид, будто ничего не заметила, и встала, с облегчением обнаружив, что толпа совершенно закрыла от нее Винченцо. Неудивительно, язвительно подумала она. Упустить шанс, пусть и мимолетный, повертеться рядом с Винченцо Моничелли, принадлежащим к высшей элите общества, никто не желал.

— Замечательная речь, вам не кажется? — заметил Эдди, слегка приобняв Маршу за плечи, к ее глубокому удивлению, и с нескрываемым удовольствием наблюдая за толпой, поглотившей Винченцо.

— Да, очень впечатляет.

— А где вас носило? — проворчал старик недовольным тоном. — Я хотел, чтобы вы сели с нами за главный стол.

— Я не знала… очень жаль.

Но ей было нелегко сделать вид, что она действительно сожалеет об этом. Как только Марша поняла, какой опасности избежала, то почувствовала огромное облегчение. Еще немного везения — и вскоре она сможет сбежать домой, а там собраться с мыслями и решить, как ей себя вести, когда ее будут представлять Винченцо. Все равно ведь рано или поздно это должно будет случиться.

Скажи все сейчас, твердил внутренний голос. Скажи Эдди, что когда-то работала на Винченцо. Старый Шульц будет, конечно, удивлен, но вряд ли потом станет возвращаться к этому вопросу.

— Думаю, что это моя вина. — И он с улыбкой взглянул сверху вниз на Маршу. Ее маленькая, стройная фигурка всякий раз напоминала ему покойную жену.

— Мистер Шульц? — Кто-то внезапно вмешался в их разговор. Рука старика с видимой неохотой оторвалась от ее хрупкого плеча. Марша покраснела, почувствовав смущение и беспокойство. Ей всегда казалось, что Эдди Шульц уважает в ней знающего и трудолюбивого работника, но она никогда не думала, что может ему нравиться как женщина.

— Где это ты пряталась весь вечер, дорогая?

Марша резко обернулась на голос, но, встретившись со знакомыми темно-карими глазами, побледнела и попятилась.

— Винченцо… — прошептала она побелевшими губами, изо всех сил пытаясь взять себя в руки, твердя себе, что у нее была масса времени для того, чтобы приготовиться к этой встрече. Но эти доводы никак не действовали на нее.

— Да, Винченцо… Винченцо, который отлично тебя помнит, — пробормотал он. От его сухого тона Маршу бросило в дрожь. — Предупредить, что ли, этого старого козла, что он вот-вот попадет в пасть к крокодилице? Или держать рот на замке?

— Что ты хочешь этим сказать? — обескураженно пролепетала Марша.

— Конечно, со стороны ты выглядишь как добропорядочная молодая женщина, но думаю, что это совсем не так. Ты хитрая маленькая сучка, — продолжил он непринужденным светским тоном, от которого его слова звучали еще более дерзко. — Но я тебя насквозь вижу. Ты не изменила своей традиции и по-прежнему спишь с боссом.

Совершенно не готовая к столь неожиданному нападению. Марша изумленно поглядела на него.

— Да как ты смеешь?..

— За столом старый дурак Шульц вел себя как мартовский кот в поисках кошки. Сначала я не понял, что это с ним творится, но теперь мне все ясно, — насмешливо продолжал Винченцо. — Должна же быть какая-то очень веская причина, по которой ты торчишь в этой дыре за паршивые гроши.

Марше показалось, что Винченцо тронулся умом. Задыхаясь от гнева и негодования, она прошипела:

— Как вы… ты смеешь говорить мне такое?

Винченцо тихо рассмеялся.

— Великолепно, дорогая! Ты отлично изобразила оскорбленную невинность! Однако ты забыла, что я не старый дурень, гоняющийся за вниманием молодой и сексуальной женщины. Я Винченцо Моничелли… И если бы ты тогда, четыре года назад, не испарилась, то я бы тебе пообрывал руки и ноги за все, что ты натворила!

Не в силах отвести от него изумленного взгляда, Марша инстинктивно отступила назад. Она была так поражена, что почти ничего не соображала.

— Но тебе-то я что сделала? — Ее голос срывался от страха и обиды.

— Ты, похоже, не знаешь о том, что сицилийцы никогда не забывают зла и предательства и платят за него сполна, даже если и приходится подождать пару лет… И не надейся, сучонка, что тебе и на сей раз удастся улизнуть!

Наступившая напряженная тишина зазвенела в ушах молодой женщины. Она почувствовала, что вот-вот потеряет сознание.

— Я вижу, что вы уже познакомились с мисс Лайонс, синьор Моничелли, — раздался голос Эдди, с опозданием напомнивший ей, что вокруг находятся люди. Подобно внезапно разбуженному лунатику, Марша ошеломленно осмотрелась, пытаясь сориентироваться и собраться с мыслями. Безнадежная попытка!

— Мы с Маршей не нуждаемся во взаимных представлениях, — издевательски растягивая слова, произнес Винченцо, со злобным удовольствием сверля глазами побледневшее лицо женщины. — Разве она не говорила вам, что мы с ней старые знакомые?

Бог знает откуда, но у Марши нашлись силы, чтобы ответить.

— Собственно говоря, мне просто не представилось такой возможности…

— Постарайся быть хоть немного искренней, дорогая, — вкрадчивым голосом перебил ее Винченцо. — Она, по всей видимости, не сообщила вам о том, что когда-то, до того как я ее выгнал, работала на меня.

Марша подняла затуманенные слезами глаза на Эдди. Старик был поражен, но, похоже, решил заступиться за нее. Он решительно положил свою руку ей на плечо.

— С первого дня работы у нас мисс Лайонс зарекомендовала себя как прекрасный и верный работник и незаменимый специалист, — твердо возразил он.

— Да… одно из самых памятных достоинств Марши — как раз ее верность. — Винченцо негромко, как бы намекая на что-то рассмеялся. — Но, к несчастью, держать ее в офисе — рискованное удовольствие.

Марша выпрямилась во весь свой невеликий росточек — сто пятьдесят три сантиметра.

— Если вы позволите…

— Ты свободна, дорогая. — Винченцо утомленным жестом отмахнулся от нее и сосредоточил свое внимание на пыхтящем от ярости Эдди.

— Прошу извинить нас обоих, синьор Моничелли. — Старик дышал с хрипом и, по всей видимости, гнев в нем боролся с неприятным сознанием того, что Винченцо слишком богат, чтобы можно было так просто выказать ему свою неприязнь.

Марша с вызовом подняла голову и поглядела на Винченцо. Ее лицо было по-прежнему смертельно бледным.

— Мне кажется, что мне пора домой.

— Я провожу вас, — неожиданно предложил Эдди. Марше с трудом удалось подавить рвущееся из горла истерическое рыдание.

— В этом нет необходимости, — с трудом произнесла она и шагнула в сторону.

— Пусть себе идет, — ледяным тоном заявил Винченцо. Единственный из трех присутствующих, он полностью контролировал себя. — Она чувствует, что ее загнали в угол и не хочет сейчас отвечать на щекотливые вопросы.

— И у тебя хватит наглости марать меня, когда я уйду? — злобно прошипела Марша.

— За время нашей разлуки ты, кажется, слишком много возомнила о себе, дорогая, не так ли? — Его угрожающий взгляд пригвоздил ее к месту. — Мой тебе совет: побыстрее брось эту скверную привычку.

— Синьор Моничелли… — снова начал было Эдди.

Марша резко повернулась на каблуках и пошла прочь. И это оказалось самым трудным из того, что ей приходилось делать в жизни. Когда она добралась до противоположной стороны комнаты, то была вся в холодном поту. Ее ноги подкашивались, а руки тряслись от возмущения и обиды.

Неужели Винченцо специально разыскал ее, чтобы публично оскорбить. Он вовсе не был удивлен, когда увидел ее. Почему он осмелился разговаривать с ней так в присутствии ее работодателя? Почему решил унизить ее при всех? Что такого она ему сделала, чтобы он решил погубить ее репутацию?

— Вы будете брать свое пальто?

Марша вернулась к реальности и поймала на себе ожидающий взгляд скучающего гардеробщика.

Она уже продевала непослушные руки в рукава, когда появился покрасневший и встревоженный Шульц.

— Марша… вы уже уходите, — неловко начал он.

— Мне кажется, что после того, что произошло, мне не стоит оставаться, — сказала она.

— Меня ужаснула его грубость. Он вел себя совершенно непростительно. — Старик помедлил, потом заботливо и настойчиво спросил:

— Когда же все-таки вы на него работали?

— Сразу после окончания колледжа. Всего-навсего месяц. И он действительно уволил меня. — Марша гордо подняла голову, взгляд бирюзовых глаз был ясным и чистым. — Но могу вас уверить, что это не имело никакого отношения к моим деловым способностям. Боюсь, что причина, по которой я потеряла работу, была скорее личной, — закончила она, почувствовав, что у нее внезапно пересохло в горле. Эдди нахмурился и покачал головой. — Это крайне неприятно. Могу только надеяться на то, что в будущем синьор Моничелли воздержится от комментариев в присутствии моих коллег-директоров, — многозначительно сказал он. — Они будут крайне встревожены его позицией. Синьор Моничелли собирается внести весьма значительный вклад в нашу компанию, и естественно, мы не хотели бы никаких трений между ним и служащими.

Побледнев, Марша прошептала:

— Я понимаю.

— Тогда увидимся завтра.

Старик казался смущенным, и прощание вышло неловким. Марша заметила, что в его отношении к ней появился оттенок настороженности и холодного формализма. Его обычная, несколько старомодная дружелюбность за время, прошедшее с тех пор, как она покинула зал, куда-то исчезла. Но это было неудивительно. Видимо, они с Винченцо успели-таки поговорить о ней, и тот порекомендовал Шульцу отдать вожделенную вакансию другому.

В висках у Марши стучало, как будто там работал отбойный молоток. Вероятно, теперь она потеряла всякую надежду на повышение. Должность финансового менеджера, все надежды на то, что после завтрашнего ежемесячного собрания директоров она окажется в роли счастливой кандидатки, можно было послать ко всем чертям. Здравый смысл подсказывал ей, что теперь Эдди с легким сердцем отвергнет ее кандидатуру. Может ли он по-прежнему поддерживать Маршу после того, что наговорил ему о ней Винченцо Моничелли?

На выходе швейцар предложил вызвать для нее такси. Марта отрицательно покачала головой. Такси было роскошью, которую она не могла себе позволить. Ее сегодняшний шикарный вид был фикцией, блефом. На самом деле Марша была беднее церковной крысы, донашивала платья за сестрой и экономила на всем. Она жила в крошечной комнатенке, где умещалась одна кровать. Все деньги уходили на билеты на поезд, чтобы в пятницу вечером добраться до загородного дома Айрис. Она понимала, что даже это ей не по карману, но не пропускала ни одного уик-энда — слишком дороги для нее были эти дни.



В нескольких метрах впереди нее у тротуара остановилась машина. Из нее вышел Винченцо и внимательно поглядел на Маршу поверх крыши своего новенького серебристого «феррари».

— Залезай. Я подвезу тебя.

— Рыцарь с большой дороги, — проговорила женщина дрожащим голосом, не зная, плакать ей или смеяться. Что бы она ни сказала, чего бы ни сделала, это не оказало бы на Винченцо ни малейшего влияния. Он напоминал ей грузовик из первого фильма Стивена Спилберга «Дуэль» — она испытывала то же самое леденящее душу ощущение: как бы она ни старалась, он будет продолжать наезжать на нее.

— Мы еще не покончили с этим делом. Пытаясь спрятаться от пугающего взгляда черных глаз, которые проникали, казалось, в самую ее душу, Марша опустила голову.

— Оставь меня в покое.

— Ты от меня так просто не избавишься, — зловеще произнес он. — Садись в машину. И немедленно!

Ясно было одно — она должна узнать, что он имеет в виду под «этим делом». Винченцо был безжалостен, горяч и переменчив, как вулканы его родины, но, по крайней мере, одно ясно — с ума он не сошел.

Она покорно залезла в машину.

— Я даю тебе шанс, — с расстановкой произнес Винченцо, не пытаясь завести машину.

— Шанс? — недоуменно повторила она.

— Ты должна уволиться со своей работы.

— Уволиться? Ты что, свихнулся?! — воскликнула Марша вне себя от негодования.

— Если ты этого не сделаешь, то обстоятельства потребуют того, чтобы я кое о чем намекнул в соответствующем месте, — тихо и угрожающе произнес Винченцо. — Это ты-то финансовый менеджер? Да, да, как видишь, я знаю, что тебя собирались повысить. И не желаю, чтобы ты опять запустила свои маленькие, но грязные лапки в чужие деньги!

До этого, стараясь не смотреть в его сторону, Марша застывшим взглядом уставилась в ветровое стекло. Теперь же она повернула голову так резко, как будто он дернул за привязанную к ней веревочку.

— Ты намекаешь на то, что мне нельзя доверить деньги? — прошипела она, с ненавистью глядя на него широко открытыми глазами.

— Я не намекаю, я знаю точно. — Винченцо посмотрел на нее с жестокой иронией. — И пожалуйста, не гляди на меня своими невинными голубыми глазками — не подействует. Четыре года тому назад ты совершила преступление, и хотя закон оказался недостаточно проворным, чтобы отыскать твои следы… мне это удалось, — с расстановкой произнес он сдавленным от сдерживаемой ярости голосом. Его взгляд стал злобным. — У меня до сих пор имеются улики, с которыми я легко смогу упечь тебя в тюрьму…

— В тюрьму? — только и смогла произнести Марша пересохшими, трясущимися губами и вновь взглянула на него, не веря своим ушам.

— Злоупотребление служебным положением в корыстных целях. Суд сурово подходит к такому обвинению. И тебе все еще могут предъявить его.

Побелев как снег, Марша безуспешно пыталась проглотить комок в горле. Злоупотребление служебным положением. Он обвиняет ее в том, что она, имея доступ к деньгам фирмы, присваивала их.

— Ты сошел с ума… Я бы никогда не сделала ничего подобного, — возразила Марша слабым, дребезжащим голосом. Неужели он мог поверить, что она способна на такое?

— И если бы я позволил тебе, ты прекрасно продолжала бы это занятие, — ледяным тоном заявил Винченцо, чей профиль в проникающем сквозь ветровое стекло уличном свете казался чеканным изображением на старинной монете. — Но я не позволил. Я вышвырнул тебя, и ты, забрав украденные деньги, как будто исчезла с лица земли!

— Это не правда. Я не крала никаких денег! — пронзительно выкрикнула Марша. Сердце ее билось как сумасшедшее.

Ледяной взгляд Винченцо вновь сказал ей, что все ее вопли не.произведут на него никакого впечатления.

— А я думала, что ты уволил меня из-за того… из-за того, что я переспала с тобой! — Ей пришлось сделать над собой усилие, чтобы произнести эти слова, она не могла смотреть ему в глаза.

— Боже мой! Судьи непременно расплачутся, когда услышат от тебя подобное объяснение, — ответил Винченцо, криво усмехаясь. — Ты официально уволена за должностное преступление.

— Знаю, но я…

— Кстати, в тюрьмах полно активных лесбиянок. Такая маленькая, хорошенькая белокурая куколка, как ты, наверняка придется им по вкусу.

Марша, в диком ужасе откинувшись назад, ударилась головой о дверцу машины.

— Я не попаду в тюрьму… я не сделала ничего плохого!

— Во всяком случае, в сфере благотворительности ты уже действительно не сделаешь ничего плохого, — с холодной угрозой в голосе заверил ее Винченцо. — С твоими финансовыми талантами ты способна на любые жульнические махинации. И я желаю, чтобы ноги твоей не было…

— Но я ничего не сделала… я честный человек! — беспомощно лепетала Марша, с отчаянием чувствуя, как почва уходит у нее из-под ног.

— Если ты вынудишь меня, я все расскажу Шульцу и смогу подтвердить это неоспоримыми доказательствами, — беспощадно заявил Винченцо. — А старомодный мистер Шульц, если только узнает, что ты не в ладах с законом, не преминет сообщить об этом властям.

— Но если уж ты так уверен в моей вине, то почему сам не сообщил им? — бросилась в безрассудную атаку Марша, пытаясь найти хоть какую-нибудь основу для защиты.

— Это походило бы на обвинение в убийстве при отсутствии трупа. Ты ведь исчезла, яко тать в ночи. — Винченцо расслабленно откинулся назад, внимательно наблюдая за ней из-под угольно-черных ресниц. — Кроме того, меня недолго утешала перспектива увидеть тебя за решеткой. Вскоре этого мне стало мало. И я решил, что наказание должно соответствовать преступлению…

— Я не совершила никакого преступления… почему ты мне не веришь? — молила она.

— Ты использовала наши разговоры в постели для своей выгоды…

— Какие разговоры в постели?

— Ты вытянула из меня эту информацию, как настоящая профессионалка. Одурачила меня. Чуть было не испачкала меня в своей грязи. Не сомневаюсь, если бы тебя поймали, ты бы заявила, что действовала от моего имени, — очень тихо произнес Винченцо, и каждое его слово тяжело падало в напряженной тишине. — А теперь давай, изображай из себя глупенькую белокурую куколку и настаивай на том, что понятия не имеешь о противозаконности своих поступков.

— Т-ты сошел с ума, — еле выдавила из себя бледная как смерть Марши.

— Скажи еще, что тебя соблазнили, использовали, — хриплым шепотом продолжал Винченцо, сверля ее своими горящими глазами. — Если бы ты была мужчиной, я просто убил бы тебя своими руками, но ты женщина, и поэтому я намерен попользоваться тобой точно так же, как ты попользовалась мной…

2

— Что ты сказал?

От неожиданного обвинения, которое обрушил на нее Винченцо четыре года спустя после случившегося, перед глазами Марша все поплыло, в голове наступил полный сумбур, мысли наползали одна на другую. Винченцо думает, что она действительно виновата. Хуже того, он считает, если бы она тогда попала в руки полиции, то солгала бы и сказала, что действовала по его указаниям.

— Я намерен попользоваться тобой точно так же, как ты попользовалась мной, — упрямо повторил Винченцо.

Еле ворочая языком, Марша выговорила:

— И как же ты собираешься это сделать?

— А ты как полагаешь? — Он взглянул на нее с мрачным торжеством. — Не думаю, что после этого тебе когда-нибудь захочется снова связываться с сицилийцем.

Марша порывисто вздохнула.

— Я не позволю тебе выдвигать против меня голословные обвинения. Я обращусь за помощью к адвокату…

— У меня есть доказательства твоей вины!

— Ты не можешь иметь доказательств того, чего я не делала!

— А если у тебя еще остались какие-то деньги, я потребую их обратно. К тому времени, как я расправлюсь с тобой…

— Пока что до этого дело не дошло! — яростно отбивалась от его атак Марша, панически оглядываясь по сторонам в поисках спасительного выхода.

Чувственные губы Винченцо растянулись в жестокой улыбке.

— Какой смысл говорить, что я не сделаю этого, если я уже начал дело! Неужели же ты думаешь, что я позволю тебе безнаказанно улизнуть? Ты должна была сообразить, что тебя будут искать. Тот день, когда я увидел твою фотографию, стал для меня настоящим праздником…

— Мою фотографию?

— На обложке последнего бюллетеня общества «Земная забота». Большая неосторожность с твоей стороны, милая крошка. Обычно благотворительной литературой занимаются мои сотрудники. Эту брошюрку мне подсунули на званом обеде. И вдруг я вижу тебя, скромно стоящую рядом со стариканом Шульцем на церемонии открытия какого-то фонда.

Марша уже забыла, что в том самом бюллетене, который, как говорила ей Патти, вызвал интерес Винченцо к благотворительности, была напечатана ее фотография. Она считала их сегодняшнюю встречу результатом невероятного совпадения. Поэтому неожиданное открытие, что он заранее знал об этом, поразило ее словно громом.

— Подумать только, лживая мелкая мошенница, ловко обманывающая людское доверие, вдруг собирается занять ответственный пост в благотворительном обществе, — издевался Винченцо. — В обществе, без сомнения, полно благонамеренных людей, но, увы, они больше интересуются охраной окружающей среды, а не финансовой выгодой или строгим контролем за благотворительными фондами. И вот тут, как лиса в курятнике, полном беспомощных, пушистых цыплят, появляется наша милая Марша. Да у Шульца последние волосы на голове дыбом встанут, когда он узнает, что ты за хищница.

— Как ты смеешь говорить о том, что я обманываю людское доверие? — горячо возразила Марша. — Произошло чудовищное недоразумение…

— Но, как мне кажется, оно принесло тебе немалую пользу! — Взгляд его выпуклых, темных глаз был странно холодным. — Я теперь точно знаю, что ты собой представляешь. Только не говори, что ты изменилась. Стоило мне увидеть, как ты вертишь хвостом перед старым Шульцем, я сразу все вспомнил. Как же, такая трогательная, хрупкая малютка, — с подчеркнутой издевкой продолжал он, в упор разглядывая ее фигурку.

Его рот сжался в узкую линию. — Естественно, всем мужчинам сразу хочется защитить тебя. И я не виню этого старого козла за то, что он попался на твою удочку. Видит Бог, разве я сам не оказался на том же крючке?

Атмосфера накалялась с каждой минутой. Его голос звенел от нескрываемой ненависти. Она почти физически ощущала ее.

— Винченцо, я…

Протянув руку, он сжал ее тонкое запястье и дернул к себе.

— Заткнись, — грубо рявкнул он. — Я знаю, ты хитра, но твоя жадность заставляет тебя делать непростительные глупости. Ты вероломная сучка, но времена, как ты знаешь, имеют обыкновение меняться. Предав меня, ты совершила большую ошибку.

Не в силах освободиться из его сильных рук, дрожа всем телом, Марша выкрикнула:

— Я не предавала тебя!

— Ты предала меня вдвойне! И как работодателя и как любовника! — Винченцо окинул ее испепеляющим взглядом.

Взмахнув одной рукой, Марша ударила его по твердой щеке так сильно, что у нее даже заболели пальцы. И замерла, сама пораженная яростью, вырвавшейся наружу. До этого она никогда в жизни никого не била.

Марша вся побелела, губы ее дрожали. Винченцо не моргнул даже глазом. Наоборот, к ее великому удивлению, он улыбнулся, и от этой улыбки у нее по всему телу пробежали мурашки. Это была улыбка тигра, попробовавшего жертву на зуб. Винченцо понял, что она потеряла над собой контроль, и торжествовал. Негромко рассмеявшись, он выпустил ее руку.

К горлу подступали слезы, она лихорадочно дергала дверцу машины, но та не открывалась.

— Она заперта, — спокойно заметил Винченцо и завел двигатель.

— Куда ты собираешься меня везти?

— В твою трогательную скромную комнатку. Выбранную, вероятно, в расчете на доверчивость Шульца. Он весьма наивен, — заявил Винченцо. — Ведь стоит поглядеть на твой шикарный наряд, как сразу появятся некоторые сомнения в том, что ты бедствуешь.

— Это платье я одолжила, — резко ответила Марша, совершенно не понимая, зачем она говорит ему это. Ее нервы походили на туго натянутую резину, которая может вот-вот лопнуть.

— Да, да, — с явной издевкой согласился Винченцо. — И то, что оно сидит на тебе словно влитое, — конечно, чистая случайность.

Марша сжала непослушными руками ноющие виски.

— Откуда ты знаешь, где я живу?

— Просто знаю.

— Выпусти меня, пожалуйста, из машины.

— Чтобы ты устроила скандал? Только попробуй открыть рот, милочка, — и ты будешь горько жалеть об этом всю оставшуюся жизнь.

— Перестань мне угрожать!

— Что, не хочется отправляться в тюрьму, дорогая? — Винченцо язвительно хохотнул.

— Уж этого я боюсь меньше всего: ведь я ни в чем не виновата, — Марша пыталась сдерживать прорывающуюся в голосе ярость. — Так что не надейся!

— Лгунья… Ты же вся трясешься, с головы до пят! Но каким, должно быть, для тебя будет облегчением избавиться от оков приличной жизни, от роли респектабельной женщины, которую ты играла для удовольствия старого дурака Шульца, — безжалостно отрезал Винченцо.

— Я никогда тебе не забуду того, что ты там сказал!

— Только правду и ничего, кроме правды. У меня было искушение сказать больше, но это было бы уже слишком, — отрубил Винченцо.

— Я не собираюсь увольняться с работы!

— Тогда я уничтожу тебя. Я заберу назад свой дар, переданный обществу «Земная забота» за прекрасную работу на ниве охраны окружающей среды…

— Ты этого не сделаешь! — Марша была в ужасе.

— И объясню при этом, что не могу доверить контроль над столь крупной суммой денег благотворительному обществу, пользующемуся услугами женщины, которую я знаю как отпетую мошенницу.

Марша, подавленная непреклонностью его намерений, опустила голову.

— Мне кажется, что после этого Шульц вышвырнет тебя вон.

— Я привлеку тебя к ответственности за клевету! — отчаянно крикнула Марша.

— После доказательств, которые я представлю, на месте обвиняемого очень скоро очутишься сама ты.

Наступила гнетущая тишина. Винченцо остановил «феррари» у тротуара и выключил двигатель.

— Куда это ты ездишь по выходным? — лениво спросил он.

Мгновенно напрягшись. Марша резко повернулась к нему, и, прежде чем успела отвести взгляд, ее бирюзовые глаза широко раскрылись от ужаса.

Винченцо сидел, откинувшись на спинку кресла. В полумраке салона его волнующе-красивое лицо напоминало лики античных мраморных статуй.

— Каждые выходные… каждый отпуск, — протянул он, показывая, как много он уже знает о ее жизни. — Может быть, ты где-нибудь прячешь своего муженька? Не он ли и подвигнул тебя на кражу?

— Н-не болтай ерунды!

— Ну, значит, любовника, — невозмутимо заявил Винченцо. — Но теперь забудь о нем. Я не собираюсь отпускать тебя к нему…

— Бога ради, что ты хочешь этим сказать?

— Или позволять забираться в другие постели. Хотя сомневаюсь, что у тебя будут оставаться на это силы. Все твое время будет уходить на то, чтобы ублажать меня, а это, поверь мне, совсем не так просто. — Винченцо немного помолчал, не обращая никакого внимания на ее ошарашенный вид. — Я быстро выхожу из себя, у меня большие запросы…

— Но я вовсе не собираюсь жить с тобой, — сдавленным голосом пробормотала Марша.

— Мне все равно, как ты это назовешь, но одно ты должна усвоить твердо: тебе не удастся снова сбежать из моей постели. — Винченцо с небрежной грацией откинул голову назад; его непринужденное поведение только подчеркивало его внутреннюю уверенность в том, что хозяин здесь он.

— Ты совсем свихнулся! — задыхаясь, выпалила Марша. Ее снова охватила дикая ярость. — Я скорее утоплюсь, чем позволю тебе снова до меня дотронуться.

— Ой ли?

— Да лучше смерть, чем ты! — с жаром воскликнула Марша.

— Тебе не отвертеться, милочка! Или ты можешь заплатить мне за молчание чем-нибудь другим? — спокойно спросил Винченцо с язвительной улыбкой.

Постепенно смысл его вопроса дошел до нее, и полный ужаса и тоски взгляд Марши встретился с ледяной чернотой его глаз.

— Ты меня шантажируешь? — прошептала она заплетающимся языком.

— Должно быть, это побочное влияние юридической компании, которой я владею. — Винченцо окинул ее пристальным взором. — И это далеко не так подло, как твой поступок по отношению ко мне. Сначала ты продавала мне свое тело за информацию и деньги. Потом продала меня за положенные тридцать сребреников. И что же это тебе дало? Ты использовала меня…

— Я тебя не использовала, и ты сам прекрасно знаешь это!

— Настало время расплаты, дорогая. И не спеши предупреждать Шульца, что увольняешься. Там для тебя все кончено, и он никогда не узнает, что, если бы не мое вмешательство, его бы ждал скорый крах. Завтра в восемь вечера я заеду за тобой, — промурлыкал он, но это прозвучало как приказ. — А теперь можешь отправляться спать.

С трудом сглотнув. Марша начала было вылезать из машины, но он тоже сделал движение и подхватил ее прежде, чем она успела понять его намерение. Винченцо втянул ее обратно в машину с такой легкостью, будто она была кукла.

— Поди сюда…

— Убери от меня свои лапы, — возмутилась она.

— Я хочу получить кое-что в виде аванса.

Запустив свои сильные пальцы в ее шелковистые волосы, Винченцо быстро притянул ее к себе и окинул пристальным взглядом затененных густыми ресницами темных глаз запрокинутое лицо женщины.

— Отстань… от… меня, — задыхаясь, сказала Марша.

— Тебе стоило бы немножко пополнеть — скоро тебе это понадобится. — Его обычно медлительная речь стала более отрывистой, акцент усилился, и это сделало уже и без того накаленную обстановку еще более напряженной.

— Нет… — пробормотала она, не в состоянии оторвать глаз от его обжигающего взора.

— Никогда больше не говори мне «нет», — хриплым голосом потребовал Винченцо. — Даже если ты захлопнешь дверь перед самым моим носом, я просто вышибу ее.

Она забыла… Боже, как же она могла забыть, какие чувства он мог возбудить в ней? Это было ужасно… Как будто какая-то неведомая сила окутала ее коконом, парализовала все мысли. Стук сердца грохотом отдавался в ушах… Каждую клеточку тела затопила волна дикого, животного возбуждения… Марша ощутила, как под тонкой тканью лифчика твердеют и набухают соски.

— Прекрати… — сказала она неверным голосом, уже находясь как бы вне времени и пространства.

— Но я еще ничего не делаю… пока. — Он медленно приблизил к ней голову. У нее замерло дыхание-и вот он уже прижал свои горячие губы к тонкой жилке, в бешеном ритме бьющейся на обнаженной ключице Марши. Каждая косточка ее тела, казалось, плавилась в прошедшей по нему волне лихорадочного жара. Голова запрокинулась, открывая доступ к горлу. Молодую женщину охватила сильная дрожь — накопившееся напряжение вдруг разрядилось с разрушительной силой. Руки как бы сами собой потянулись вверх, одна из них легла на его плечо, вторая вцепилась в волосы, и эти простые прикосновения были так приятны, что доставляли ей какую-то сладостную боль.

Внезапно подняв голову, Винченцо овладел ее ждущим, мягким ртом с такой ненасытной страстью, что застал ее врасплох. А в следующее мгновение он уже раздвигал ей губы кончиком языка, искусно лаская им нежное небо. Она впилась ногтями в его плечо, ее охватила какая-то первобытная страсть. Такого она еще никогда не испытывала. Марша отвечала на его чувственный вызов, с жадностью возвращая его поцелуи.

Неожиданно Винченцо отпустил ее. Крепко вцепившись своими сильными руками в тонкие руки Марши, он оттолкнул ее от себя и прошипел с неприятной усмешкой на лице:

— Кто бы мог поверить?.. Может быть, я выбрал неверное наказание для тебя, а может, ты просто глупа и наивно думаешь, что тебе удастся закрутить мне голову и заставить забыть о мести?

Дрожа от отвращения к самой себе, Марша вытерла тыльной стороной ладони набухшие влажные губы. В ее бирюзовых глазах загорелась ненависть. Рванув дверцу машины, она выскочила на тротуар, чувствуя, к своему стыду, что ноги у нее стали как ватные и мелко дрожат.

— Если ты не оставишь меня в покое, то тебе еще придется об этом пожалеть! — стараясь говорить твердо, заявила она.

— Это что, угроза? — тихо спросил Винченцо.

Марше хотелось закричать во все горло. На мгновение она зажмурила глаза.

— Нет, Винченцо, это не угроза, потому что в отличие от тебя я не люблю пустых угроз. Это предупреждение. Четыре года назад ты сломал мою жизнь, и только сейчас я узнала почему… — Голос Марши осекся, и она вынуждена была глотнуть воздуха. — Но кто бы ни продал эту информацию ради наживы, это была не я! Ты решил расправиться не с тем, с кем надо…

— Черта с два!

— Я не позволю тебе снова свалить всю вину на меня, — поклялась она дрожащим голосом. Непрошеные слезы щипали глаза. — Мне нужна эта работа, и я ни за что не уволюсь! Поэтому оставь меня в покое!

— Завтра вечером в восемь часов, — равнодушно напомнил Винченцо и захлопнул дверцу машины.


Через несколько минут Марша уже лежала на кровати в своей крохотной комнатенке, закрыв ладонями подергивающиеся от волнения веки. «Злоупотребление служебным положением» — как мог он обвинить ее в этом? Да и какое у нее тогда было служебное положение? Немногим больше, чем простая секретарша! Прошло четыре долгих года, и только сейчас она узнала чудовищную причину, по которой он выгнал ее!

Видит Бог, у нее есть повод ненавидеть Винченцо, но когда он привлек ее в свои объятия, когда поцеловал… Проклиная себя, она опять яростно вытерла губы. Почему он так на нее действует? Четыре года тому назад она была по уши влюблена в него и чуть не теряла сознание от радости, стоило ему взглянуть на нее. Тогда это было понятным.

Но последовавшие за этим события заставили ее горько пожалеть о том, что она потеряла голову. Ведь она даже не могла сказать, что Винченцо сознательно старался ее соблазнить. Все дело — от первого поцелуя до постели — заняло несколько минут. Она тогда совершенно не понимала, что делает, и полагала, что Винченцо также захвачен вспышкой бурной страсти.

С большим трудом справившись с приступом возмущения, Марша решила поскорее заснуть. Завтра она, как обычно, пойдет на работу. Она не поддастся на его блеф. Сегодня Винченцо имел преимущество внезапности, и она оказалась так поражена его обвинениями, что ему удалось взять над ней верх. Но если он появится там завтра, она сможет вызвать полицию и обвинить его в чем угодно — хоть в попытке изнасилования! Вот это ему совсем не понравится…

Как ни странно, эта мысль значительно улучшила ее настроение. А от осознания того, что он тоже, видимо, страдал, по-своему, но страдал, у нее даже прошла голова. У Сэмми тот же самый темперамент, подумала она, но постаралась побыстрее выбросить из головы эту не слишком приятную мысль. Внезапно она попыталась взглянуть на ситуацию с его точки зрения. Это заставило ее на мгновение покраснеть.

Винченцо думал, что она просто охотилась за ним. И хотя по внешнему виду он — образцовый продукт современной цивилизации, под этой оболочкой скрывается человек средневековья. Сама мысль о том, что женщина может одержать над ним верх, должна была нанести сокрушительный удар по его самолюбию. Это самое страшное оскорбление на свете. Следовательно, ему необходимо было стереть пятно со своей чести, вернуть все на круги своя, как и заведено от века… Ну что ж, если ему показалось, что она настолько глупа и ему удастся снова затащить ее в свою постель с помощью угроз, он жестоко ошибается!

Когда в девять часов утра Эдди Шульц появился в офисе, Марша разговаривала по телефону. Он выглядел усталым и раздраженным и, проходя мимо нее в свой кабинет, старался избегать ее взгляда. Через несколько минут Эдди вызвал ее к себе.

Он неловко прокашлялся.

— Я немного опоздал, потому что с утра встречался с синьором Моничелли.

Марша внутренне напряглась и нахмурила брови.

— После того, чему я был свидетелем вчера вечером, мне захотелось получше разобраться в причинах вашего увольнения.

Побледнев, она гордо выпрямилась.

— Насколько я понимаю, вас не удовлетворило мое объяснение…

— Причиной этому были вовсе не мои личные чувства, — сказал он сурово. — Но мне не понравилось, что вы скрыли тот факт, что прежде работали на Винченцо Моничелли.

Марша покраснела, но промолчала. Фанатически честный Шульц не сможет извинить ее за нечистоплотность в денежных делах, и ей придется проститься с местом в обществе «Земная забота».

— Нет никакого резона вытаскивать эту грустную историю на белый свет, — продолжил он с видимым неудовольствием. — Боюсь, что нечестность в денежных делах не тот проступок, на который можно смотреть сквозь пальцы в таком деле, как наше.

От этого удара у Марши закружилась голова. Она пошатнулась. Винченцо, как он и обещал, уничтожил ее!

— Но я…

Эдди жестом оборвал ее оправдание.

— Я действительно не желаю знать никаких деталей, мисс Лайонс.

— А вы когда-нибудь слыхали о том, что до тех пор, пока преступление не доказано, человек считается невиновным? — спросила она дрожащим голосом, делая последнюю, жалкую попытку спасти положение.

Не отвечая на ее вопрос, он отвернулся.

— Чтобы избежать никому не нужных многочисленных неприятностей, я хотел бы попросить вас саму подать заявление об увольнении. Во время работы на нас вы показали себя прекрасным работником, и по результатам этих двух лет я собираюсь дать вам отличные рекомендации.

— Вы хотите, чтобы я ушла, потому что Винченцо… синьор Моничелли не хочет, чтобы я работала здесь, а вы боитесь, что он не даст вам денег, которые обещал, — проговорила сквозь зубы Марша. — Хорошо же. Я уйду. Но когда я восстановлю свое честное имя, Эдди, вам придется извиниться передо мной, потому что, мне кажется, за два года вы должны были лучше меня узнать!

Это был крах всех ее надежд! На глазах Марши выступили горькие слезы обиды. Сколько времени ей понадобится на то, чтобы найти новую работу? А чтобы добиться там хоть какого-нибудь уважения? Все ее планы привезти Сэмми в Лондон сразу после того, как она сможет нанять приличную квартиру, разлетелись вдребезги. А как долго она стремилась к этой цели!

И вот теперь совершенно неожиданно она оказалась отброшенной на три года назад, но с гораздо меньшими перспективами. Боже мой, зачем она только связалась с Винченцо Моничелли! Он стал проклятием всей ее жизни. За что ей такое наказание? Марша бесконечно мучилась от сознания несправедливости случившегося, но за всеми этими переживаниями скрывалась, кроме того, и ужасная боль: как мог Винченцо унизиться до такой мелкой и грязной мести?

Она уже шла по своей улице, как вдруг заметила «феррари». Такие машины здесь встречались нечасто. Ее блестящие лакированные бока сияли на солнце — настоящий бриллиант в море побитых и обшарпанных кузовов. Марша знала, что это Винченцо. Когда она подошла поближе, он вылез из машины и преградил ей путь.

Внезапно охваченная диким желанием задушить его, Марша остановилась как вкопанная. Все в его безукоризненной внешности казалось ей оскорблением — серый легкий костюм, прекрасно облегающий его широкие плечи и длинные, стройные ноги, бледно-голубая шелковая рубашка, подчеркивающая смуглоту кожи, баснословно дорогие ботинки ручной работы. Парочка хихикающих девчонок лет пятнадцати на противоположной стороне улицы восхищенно разинула на него рты. Он являл собой настоящее воплощение богатства и благополучия.

— Марша…

— Пришел порадоваться? — отрезала она, удивляясь, почему он не улыбается улыбкой сытой акулы. Собственно говоря, и он держался несколько напряженно. Она видела это по неестественности позы, по желвакам на сжатых челюстях, по суровости его взгляда исподлобья.

— С Шульцем говорил не я. Меня тогда не было в офисе, — ровным голосом произнес он.

Почему его голос звучал так, будто он просил о снисхождении. Впрочем, что за нелепая мысль, подумала она, с отвращением отгоняя ее. Винченцо, спору нет, умел делать множество вещей, но умение просить не входило в этот список. Кроме того, почему он подчеркнул, что не сам разговаривал с ее бывшим начальником?

— Он встречался с Лукой, — объяснил Винченцо.

Брата Винченцо Марша не могла вспомнить без отвращения. Ее даже затошнило от мысли о том, что Лука был, очевидно, в курсе всех ее дел и знал, в чем подозревает ее Винченцо.

Тремя годами младше Винченцо, он был проходимцем, лентяем и наглым хамом, которому, если бы не поддержка старшего брата, не видать карьеры как своих ушей — его не взяла бы к себе ни одна приличная фирма. То, что именно негодяй Лука марал ее имя в личной беседе со стариком Шульцем, почему-то показалось Марше самым большим предательством и пределом унижения.

— Собственно говоря, какая разница, кто именно с ним встречался, не так ли? Если ты, конечно, не решил отказаться от того, что сказал прошлым вечером и не собирался выступить в моих интересах! — Высказав эту нелепую идею, Марша глухо рассмеялась и взглянула на него с нескрываемой ненавистью.

Смуглое лицо Винченцо странно побледнело. Его горящий взгляд встретился с ее ненавидящими глазами, красиво очерченный рот скривился. Вся дрожа от негодования и горя, Марша стояла перед ним живым укором.

— Нам надо поговорить, — напряженно пробормотал он.

— Единственно, с кем я сейчас хочу поговорить, — это адвокат, и просто замечательно, что твой слизняк-братец ввязался в это дело вместе с тобой! Потому что теперь я смогу одним выстрелом убить двух зайцев… И поверь мне, не премину сделать это! — резко бросила Марша, отлично понимая, что никогда не сможет осуществить свою угрозу. — А теперь пошел вон!

Он стиснул крепкие челюсти.

— Я не советовал бы тебе связываться с адвокатом…

— Еще бы, разумеется нет! Но в конце концов мы живем в свободной стране, не так ли? Значит, тебе можно было оклеветать меня и лишить заработка, а мне-нет? Я не могу даже попытаться защитить себя? Кого ты хочешь одурачить? — жестко спросила Марша, так как он по-прежнему не уступал ей дороги, ее пальцы сами собой сжались в кулаки. — Прочь с дороги, Винченцо!

Винченцо продолжал смотреть на нее как загипнотизированный, не отводя задумчивых глаз. Выведенная этим молчанием из себя. Марша попыталась толкнуть его своим маленьким кулачком в грудь. Его рука неожиданно взметнулась вверх и, не давая ей уйти, ухватила за запястье.

— Какого черта ты собираешься…

Без малейшего предупреждения прямо здесь, посередине улицы, две сильные руки обхватили ее за талию. Он рывком поднял ее к себе и прижал свой рот к ее губам.

Вырвавшийся было у нее негромкий возглас удивления замер где-то в глубине горла. Неожиданно, так же внезапно Винченцо опустил ее обратно на тротуар, проведя при этом в неосознанном чувственном порыве ее телом по своему.

Голова у Марши кружилась, губы горели, а мысли путались, но она все же поняла, что послужило причиной столь неожиданного нападения. Ведь когда он прижал ее к себе, она ощутила бедром, как он возбужден. Она покраснела.

— Боже мой, — скрипнув зубами, страстно пробормотал он. — Я до смерти хочу тебя…

3

Внезапно с испугом поняв, что по-прежнему покорно стоит в кольце рук Винченцо, Марша вырвалась, неловко обогнула его и исчезла за обшарпанной дверью у него за спиной. С грохотом взбежав по узкой лестнице, она в рекордно короткий срок очутилась на верхней площадке и сунула в замок ключ, который приготовила на бегу. Но, открывая дверь, она услышала, что Винченцо бежит по лестнице. Вот он уже здесь.

— Поди прочь!

Одним прыжком он оказался прямо перед ней и перехватил дверь.

— Боже милостивый… — прошептал он, заглядывая поверх ее головы в крохотную, словно курятник, комнатушку, пустотой и нищенской обстановкой напоминавшую тюремную камеру.

— Я не желаю, чтобы ты входил сюда! — отрезала Марша.

Он небрежно отстранил ее и шагнул внутрь. Свободной площади почти не было. В комнате умещались только постель, маленький столик возле стены, на нем стояла двухконфорочная газовая плитка. Занавешенная ниша предназначалась для хранения ее гардероба. Он осмотрел все это с выражением недоверчивой брезгливости.

— Тут чисто. Не бойся, ты тут ничего не подцепишь. — Марша была крайне смущена, но пыталась не показывать этого. — Может быть, ты собираешься устроить обыск — порыться в поисках денег, которые, как ты уверен, я украла?

Винченцо вновь поглядел на нее.

— По моим данным, прокрутив украденные деньги, на фондовом рынке ты заработала около четверти миллиона фунтов. Скорее всего, ты спрятала их где-нибудь в безопасном месте, а может быть, обратила в недвижимость где-нибудь далеко, в сельской глуши. Не туда ли ты отправляешься по выходным? — Его жесткие черные глаза скользнули по ней, пытаясь уловить, не изменилось ли выражение ее лица.

У нее чуть не отвалилась челюсть.

— Четверть миллиона… И ты думаешь, что с ними я жила бы в этом клоповнике?

— С твоей стороны, было бы крайне глупо сорить ими, но это… — Снова оглянувшись вокруг, Винченцо недоумевающе развел руками. — Эта помойная яма действительно переходит все границы. Деньги, которые ты получала в благотворительном обществе, были, может быть, и невелики, но, без сомнения, ты могла бы и с ними устроиться получше, — сухо произнес он.

— А вдруг у меня есть расходы, о которых ты ничего не знаешь? — выговорив эти слова, Марша тут же прокляла себя за болтливость и напряженно замерла, готовясь к подвоху.

— Четверть миллиона, что ты с ними сделала? — угрюмо спросил Винченцо.

— Перестань ради Бога, у меня никогда их не было! — устало сказала Марша, внезапно почувствовав, что сыта по горло необходимостью доказывать свою невиновность человеку, который не хочет ничего понимать.

— Ты проработала в благотворительном обществе всего два года, — продолжал допытываться Винченцо. — А где ты была до этого? Путешествовала? Веселилась?

Да, я здорово веселилась, когда батрачила сначала судомойкой в паршивой забегаловке, а потом в прачечной, с внезапно нахлынувшей яростью подумала Марша. Несмотря на протесты семьи, она сначала решила, что они с Сэмом смогут прожить одни. Сидеть с ребенком сама она не могла, а оплачивать няню на те жалкие гроши, которые она зарабатывала, было попросту невозможно. Марша быстро убедилась в том, что ей либо придется обратиться в систему социального обеспечения, где ей смогут помочь заставить Винченцо содержать Сэмми, либо с поджатым хвостом вернуться к Ричарду и Айрис. Из этих двух возможностей она выбрала второе.

— Веселилась, — решил Винченцо, наблюдая за вызывающим выражением, появившемся на ее вспыхнувшем лице.

Не в силах более терпеть его насмешек, Марша вскинула голову.

— А почему бы и нет?

— С кем? — грубо потребовал. Винченцо. Не отвечая на его вопрос, Марша, воспринявшая его ярость с горьким удовлетворением, подвинулась поближе к маленькому оконцу. Какой же она оказалась дурой, не заметив вчера в нем этой слабости! Он все еще желает ее, по-прежнему считает привлекательной.

Однако сексуальное влечение не всегда идет рука об руку с уважением. Разве не этому научилась она вчера вечером, притом такой ценой? Она ведь ненавидела его, однако он до сих пор может разрушить всю ее защиту одним прикосновением, даже просто подойдя поближе; может пробудить ее чувства одним пылким взглядом своих прекрасных глаз. Винченцо был очень чувственным мужчиной. Так почему этому не стать его уязвимым местом? В чем заключалась бы только высшая справедливость.

— Я спросил тебя-с кем? — отрывисто повторил он.

— Может быть, мне позволено будет спросить, какое тебе до этого дело?! — Марша повернулась и увидела угрозу в его глазах.

— Я хочу это знать и, кроме того, хочу знать, куда ты уезжаешь по выходным, — медленно процедил он сквозь зубы.

— А могу ли я спросить тебя, на что ты тратил свои выходные и отпуска в последние четыре года? — неожиданно для себя выпалила Марша. Она даже не поняла, почему задала этот вопрос, она не помнила, чтобы когда-нибудь вообще думала об этом.

— Я первый спросил тебя. Со сколькими мужчинами ты переспала за эти годы?

— А со сколькими женщинами переспал ты? — яростно отбивалась Марша.

Винченцо с шумом втянул воздух и подался вперед.

— Повторяю: кто он такой?

Марша припомнила, что довольно много времени проводила с отцом Ричарда, которого знала с раннего детства. Джеральд Форбс был приятным пожилым джентльменом, делившим свой большой сельский дом с Ричардом и Айрис и так же, как и Марша, старавшимся не вмешиваться больше чем необходимо в жизнь этой семейной пары.

— Он намного старше тебя, — пробормотала Марша с намеренной нежностью, испытывая злорадное желание сделать ему больно, вывести из себя.

К ее удовлетворению, Винченцо словно окаменел.

— Он женат?

— Вдовец.

— И конечно, собирается на тебе жениться? — язвительно спросил он.

— Нет, — ответила она. Вот теперь наконец она сказала чистую правду.

— Но ты приезжаешь в его дом по выходным… и ты спишь с ним, — заключил Винченцо яростным тоном, от которого по спине у нее забегали мурашки. Даже если бы она призналась в том, что по выходным «обслуживает» в борделе матросов, он не мог бы взбеситься сильнее.

— Если тебе не хочется знать правду, нечего было и спрашивать, — рискнула возразить Марша, поздравляя себя с тем, что соврала ему не так уж сильно. А поскольку то, в чем она вроде бы призналась, должно было произвести полный переворот в намерениях Винченцо, Марша надеялась, что он наконец-то оставит ее в покое. Он было отшатнулся от нее с резкостью, заставившей ее вздрогнуть, но потом с окаменевшим лицом вновь подошел ближе.

— По всей видимости, это он купил тебе платье, в котором ты была вчера вечером?

— Да.

На самом деле всеми делами и финансами семьи ведал Ричард. И платье купил тоже он, но своей жене.

— Ты, очевидно, уже потратила все деньги.

— Я слегка превысила свой кредит.

Черт побери, эта пикировка доставляет ей удовольствие, подумала она, радуясь тому, что так быстро смогла справиться с Винченцо. Его чувственный рот сжался в бескровную линию, вокруг ярких глаз появились темные тени.

— И ты безо всякого стыда признаешься мне в том, что…

— …Живу со стариком ради денег.

— То, чем ты занимаешься, ничем не отличается от проституции, — вынес свой обвинительный приговор Винченцо со странной дрожью в голосе, искажающей его обычно безукоризненную речь. Марша побледнела, но быстро справилась с собой. Было видно, насколько он разочарован. Еще несколько минут — и он в ужасе от ее циничной развращенности навсегда исчезнет из ее жизни.

— А Шульц? — вдруг отрывисто произнес он. Марша покраснела как рак.

— Нет!

— Матерь Божья… Господь милостивый… — Винченцо громко вздохнул и оглядел ее сузившимися глазами. — Больше ты не должна иметь с этим человеком никаких дел, — сказал он угрожающе резко. — И больше никогда не смей говорить о нем при мне!

Разговор внезапно начал принимать непонятный и непредсказуемый характер. Марша отчаянно заморгала глазами.

— Я…

— Ни слова больше, — грубо оборвал он ее. — Какого дьявола тебе понадобилось рассказывать мне все это? Не могла соврать? — Он сердито произнес еще что-то по-итальянски, яростно рубанув воздух ладонью, что заставило ее отскочить назад, но потом он, казалось, снова взял себя в руки. — Нет, лучше мне знать всю правду.

— Мне кажется, тебе пора идти. — Марша так хотела этого, что даже махнула рукой в направлении двери.

— Зачем? — Винченцо насмешливо, но с вызовом посмотрел на нее. — Это теперь-то, когда ты только что назвала мне цену…

Она нахмурилась, ничего не понимая.

— Какую цену?

— Ты сказала, что готова пойти в постель с любым мужчиной, способным заплатить достаточно. И я заплачу, сколько захочешь, лишь бы заполучить тебя, — с расстановкой проговорил Винченцо.

Совершенно обескураженная столь неожиданным выводом, Марша облизнула внезапно пересохшие губы.

— Но я…

— Ты сказала это совершенно умышленно, ты, бесстыжая… — Следующие слова потонули в шипении. Он стиснул свои ровные белые зубы и проглотил все остальные эпитеты, которыми собирался наградить ее. — Ты прекрасно знаешь, как нужна мне. И просто набиваешь себе цену!

Марша стояла не дыша. Винченцо принял за чистую монету дурацкую, сходу выдуманную ложь о ее деревенском любовнике? Он, должно быть, находится на грани того, чтобы просто придушить ее за подобную неразборчивость в знакомствах, но, несмотря ни на что, готов заплатить ей за то, за что, как он полагает, платит старик.

— Не думаю, что я та женщина, которая тебе нужна, — слабым голосом пробормотала Марша. У нее было такое ощущение, будто она попала в сумасшедший дом.

— В один прекрасный день, когда я, может быть, наконец избавлюсь от этой идиотской страсти к твоему проклятому телу, ты почувствуешь это на своей шкуре, — проговорил Винченцо так, будто клялся в кровной мести над могилой. — Тогда я накажу тебя за эту грязную торговлю собой.

Чувствуя сухость во рту при мысли о том, что по собственной глупости разбудила в этом бешеном сицилийце нечто такое, с чем не в состоянии была справиться. Марша по-прежнему не решалась взглянуть на Винченцо. Она не доверяла ему, не доверяла самой себе, ощущала каждой клеточкой своего тела протянувшиеся через разделяющее их пространство нити пламенной страсти.

— Винченцо… Я совсем не собиралась…

— И подумать только, что я мог уберечься от этого, — простонал он. — В первый же день, когда ты пришла наниматься на работу, я решил, что не стоит брать на работу женщину, при виде которой у меня сразу возникает желание сорвать с нее платье и бросить ее на ближайшую кровать!

Марша непроизвольно подняла голову. Она не могла поверить своим ушам.

— Я провел с тобой кошмарное собеседование… но ты прошла его, — сознался Винченцо, все еще не желая поверить в подобную силу воли и выдержку у слабой женщины.

— Ты пытался отпугнуть меня? — удивленно спросила Марша.

— Я оказался кретином и принял тебя…

Уголки губ Марши грустно опустились вниз. Значит, его с самого начала влекло к ней, но он не показывал этого. Он играл, выжидая и без сомнения предвкушая в конце этой маленькой игры перспективу охотной и благодарной капитуляции с ее стороны.

— Но теперь, по крайней мере, я знаю, с какой женщиной имею дело! — заявил Винченцо, все больше возбуждаясь.

Вернувшись к реальности, Марша обнаружила: теперь он подошел к ней так близко, что она могла ощущать тепло, исходящее от его тела, а ее спина уже упиралась в находящееся позади окно.

— Ты ничего не знаешь обо мне, — дрожащим голосом возразила она.

— Ты меня возбуждаешь, а что еще может иметь значение? — хрипло произнес он, сверля ее испепеляющим взглядом с высоты своего роста.

Марша ощутила предательскую дрожь, предчувствие бешеной вспышки эротического чувства. Но она из всех сил пыталась бороться со своим вероломным телом, ее испуганное лицо покрылось ярким румянцем.

— Но я тебе даже не нравлюсь… ты называешь меня воровкой! — наконец выдавила она. — Как же ты после этого можешь?..

— …Желать тебя? — докончил за нее Винченцо, опуская руки на ее узкие плечи и показывая этим, что все уже решено. — Секс все равно что аппетит. Если я голоден, я ем. Если мне хочется спать, я сплю. Если я…

— Заткнись и выпусти меня! — Марша дрожала всем телом. Она с затаенным страхом чувствовала притягательную силу его опаляющего взора. Голова кружилась, тело как будто уже не принадлежало ей. — Не смей меня трогать…

— Ты боишься этого… — Он легко, едва касаясь кожи, провел указательным пальцем вдоль выреза ее летнего платья, но ей казалось, что его прикосновение обжигает. У нее перехватило дыхание, кровь бешено заструилась по венам. — Разве это не интересное открытие? — довольным голосом пробормотал он. — Значит, у тебя все-таки есть ахиллесова пята, дорогая. Твой расчетливый мозг не может справиться с чувствами, которые я в тебе вызываю, и, естественно, это тебя пугает.

— Не надо…

— Не надо чего? — Одним лениво-плавным движением он опустил руки на ее округлые бедра и привлек Маршу в свои объятия. В пронзающем ее насквозь взоре зажегся огонек дикого торжества. — Не надо касаться тебя, потому что ты боишься, что я пойму, как отчаянно ты жаждешь моих ласк? Или потому, что ты можешь не справиться с собой и отдаться мне бесплатно? — Он откинул свою темноволосую голову и громко рассмеялся. — И ты сделаешь это. От меня ты не получишь и ломаного гроша!

— Отпусти меня! — крикнула она, почувствовав прорвавшуюся сквозь заволакивающую ее мозг чувственную пелену ярость.

Но тут он поцеловал ее, и этот поцелуй длился до тех пор, пока ей не показалось, что бешено бьющееся сердце вот-вот выскочит из грудной клетки. Марша все еще безнадежно пыталась сопротивляться желанию, которое он возбуждал в ней, больше всего боясь того, что он действительно прав и она не сможет справиться со своим предательски восприимчивым телом. Но Винченцо продолжал целовать ее с дикой, необузданной страстью, так что она даже почувствовала на губах вкус крови, и вдруг, когда он, преодолевая ее сопротивление, уже начал прокладывать языком дорогу к нежной внутренности ее рта, ее потряс болезненный разряд этого самого неконтролируемого желания, и она застонала, как угодившее в капкан раненое животное.

Когда Винченцо отпустил ее, перед глазами от недостатка воздуха все плыло, во всем теле, сотрясающемся от такого порыва чувств, ощущалась слабость, как будто ее только что сшиб автомобиль. Теперь она лежала поперек его колен на собственной постели. Длинные смуглые пальцы, казавшиеся особенно темными на фоне ее белой кожи, быстро расстегивали перламутровые пуговицы платья. В ужасе от этого зрелища она ухватилась своей маленькой рукой за его кисть, пытаясь остановить.

— Нет! — простонала она.

— Ты моя, — хрипло пробормотал Винченцо, крепко удерживая ее одной рукой, и легко выдернул другую руку из-под ее ладони. Он скользнул ею под разошедшиеся края платья и медленно провел по твердой выпуклости одной из ничем не прикрытых грудей.

Она так давно не испытывала столь интимного прикосновения, что от беспомощного возбуждения, вызванного этой лаской, даже стиснула зубы. Ее рука, ослабев, безвольно упала. Расстегнув платье, он обнажил гладкую белую плоть, которую так желал. С бесстыдным голодным стоном Винченцо начал ласкать пальцами твердый розовый сосок, наблюдая за тем, как тот набухает, словно распускающаяся почка.

Глаза Марши были закрыты.

— Нет… нет, — бормотала она, откинувшись на его сильную руку и по-прежнему пытаясь справиться с расслабляющим действием чувственных волн, пронизывающих все ее тело от его прикосновений.

— Само совершенство… Твое тело вспоминает меня, даже когда это расчетливое маленькое сердце того не хочет, — бормотал Винченцо. Его дыхание щекотало ей щеку.

На каком-то другом уровне сознания она почувствовала прохладу, охватившую ее тело, — это Винченцо раздел ее. Теперь она лежала на спине, а он, навалившись на нее, в порыве дикого, ничего не стыдящегося желания, вновь до боли крепко прижался своим ртом к ее губам. Ее руки, инстинктивно стремясь почувствовать до сих пор памятную ей шелковистую гладкость его кожи, вцепились в скрытую под тканью рубашки спину. Она почувствовала рельеф его напрягшихся мышц, и тут он неожиданно оторвался от ее губ.

Марша открыла затуманенные глаза. Он снимал рубашку. Эта сцена была ей уже знакома, но теперь уже она не испытывала никакой тревоги. Прошлое и настоящее перемешались. Его бугрящаяся мускулами бронзовая грудь была покрыта угольно-черными завитками волос. Как будто под гипнозом, она еще глубже утонула в черной глубине его глаз.

— Ты так красива, — негромко произнес он с сильным акцентом.

Ей захотелось ответить ему тем же, но она обнаружила, что не в состоянии выговорить ни слова и, медленно подняв руку, положила ладонь на его грудь, почувствовав, как бешено бьется сердце Винченцо. Он снова наклонился к ней, провел кончиком языка по ее набухшей нижней губе и лег рядом.

— Винченцо… — Это было признанием полной капитуляции, такой полной, что больше добавить было нечего.

Увидев ее зовущий, трепетный, алый как спелый гранат рот, он ответил на приглашение с такой энергией, что она захлестнула ее. Запустив пальцы в его шелковистые волосы. Марша погладила эту прекрасной формы голову, и все ее тело наполнилось радостью. Одним нетерпеливым движением Винченцо сорвал узкую полоску ткани — последнее, что прикрывало ее бедра, — и убрал ее со своей дороги, подняв ноги Марши вверх.

Она дрожала и извивалась под непрекращающейся яростной атакой его рта, а он тем временем, разведя ее ноги, проложил дорогу к горячему, влажному центру ее естества. Охваченная неописуемым блаженством, отбросив всякий стыд, Марша издала глубокий гортанный стон. Ответив ей не менее выразительным возбужденным восклицанием, Винченцо, в последний раз, как будто подтверждая обладание ею, впился в ее рот грубым поцелуем и встал над ней на колени.

Попытавшись сразу же войти в нее одним мощным движением, он сильными руками подтащил тело Марши к себе. От вспышки мгновенной боли она даже прикусила язык, вновь почувствовав на губах привкус крови. Винченцо, пробормотав что-то по-итальянски, положил руки на ее бедра и, преодолевая сопротивление нежной плоти, начал входить внутрь. Ощущение было столь мучительно прекрасным, что от удивления и радости она даже застонала — ведь до того она так хотела избавиться от прошлого, что заставила себя забыть, забыть то, что когда-то переживала в его объятиях.

Но сейчас Винченцо снова был внутри нее. И она крепко обхватила его руками, принимая и приветствуя, снова следуя за ним в том же первобытном ритме, а он все двигался с неутомимой энергией, не дающей выйти из охватившего ее бешеного водоворота страсти. Пока в одном поражающем воображение всплеске наслаждения, — когда она подумала, что после этого и умереть не жалко, — он не достиг наконец долгожданного пика своего триумфа.

После этого Винченцо тяжело рухнул на нее, чуть было окончательно не раздавив, но почти сразу же перекатился и лег рядом на узкой кровати, прижав ее к своему горячему, влажному от пота телу. Ее щека лежала на его смуглом, гладком плече, а ноздри раздувались, ощущая пряный мужской запах. Она чувствовала себя на седьмом небе, в голове по-прежнему не было ни единой мысли.

Поглаживая рукой низ ее живота, он нащупал тонкий рубец и замер.

— Откуда это у тебя? — спросил он неожиданно напряженным голосом.

Мысли Марши вновь ожили. Вся она встрепенулась в предчувствии опасности. Винченцо уже поворачивал ее к себе, желая, по всей видимости, тщательно осмотреть рубец. И прежде чем она успела схватить что-нибудь и прикрыться, он достиг своей цели. Осмотрев шрам, оставшийся у нее после кесарева сечения, Винченцо побледнел.

— Тебе делали операцию, — сказал он, пока Марша, сев на кровати и впопыхах схватив валявшееся на полу платье, старалась прикрыть им все, что могла. — Серьезную операцию…

— Да нет, обычные маленькие женские неприятности, — в отчаянии солгала она, избегая его пытливого взгляда.

— Это выглядит гораздо серьезнее. Что с тобой было? — допытывался он.

— Я же сказала, так, ерунда, ничего… особенного.

— Не похоже на то, что это просто ерунда. Шрам слишком велик.

— Но это именно так и есть, и жаль, что он показался тебе таким уродливым, — огрызнулась она, готовая сказать и сделать все, что угодно, лишь бы отвлечь его от этой темы.

— Я вовсе не считаю его уродливым, но мое желание все знать о тебе вполне естественно, — неловко попытался объяснить свое любопытство Винченцо, — потому что если этот шрам-всего лишь последствие маленьких женских неприятностей, значит, ты побывала в руках совсем уж неумелого хирурга.

Он спрыгнул с кровати, очевидно совершенно не осознавая своей наготы. Марша промолчала. Она вспоминала день, когда родился Сэмми. Роды были длинными и тяжелыми, именно поэтому врачи и решились на кесарево сечение, хотя она была молода и крепка. Но, как ей потом сказали, бедра у нее были такими узкими, что разродиться самостоятельно она бы не смогла. Кстати, она так никому, кроме Айрис, и не призналась, кто отец Сэмми. А сестра поклялась хранить ее тайну.

И все же после всего пережитого она вновь оказалась в постели с Винченцо. Этот неожиданный возврат к реальности вновь вверг ее в пучину стыда. Инстинктивно, с единственной мыслью спрятаться от окружающего мира, она скорее скользнула под покрывало и, перевернувшись на живот, уткнула пылающее лицо в подушку. Она предала саму себя, и ей нечего сказать в свою защиту.

— Я раздумал жить вместе с тобой, — вдруг прозвучал в напряженной тишине комнаты подчеркнуто сухой голос Винченцо.

Ничего удивительного, подумала она, судорожно пожав плечами. Он уже получил то, чего хотел, и это стоило ему минимум труда. Теперь только полный идиот решился бы предлагать ей жить под одной крышей! Соблазнение, полумрак, музыка и прочие приемы не потребовались, так же как и в прошлый раз! Винченцо утолил свой сексуальный аппетит, не прибегая к тем уловкам, которые другие женщины, вероятно, приняли бы как должное. Она получала какое-то мазохистское удовлетворение от того, что растравляла свои душевные раны.

— Если ты попадешь в роскошное окружение, если тебе будут прислуживать, то, чего доброго, опять возомнишь, что сумеешь получить от жизни все, что тебе нужно, используя секс как плату, — объявил Винченцо, как будто произнося приговор гулящей женщине, которую за ее распутство должны были провести в позорном виде по улицам, выпороть у столба, а потом изгнать из города. Так, кажется, поступали с развратницами у них на Сицилии?

— Я хочу, чтобы ты ушел, — раздался заглушенный подушкой ответ. Она хотела, чтобы он ушел до того, как она начнет рвать на себе волосы и истерически рыдать. Никогда еще ей не было так плохо.

— Когда я удостоверюсь, что ты действительно истратила все мои деньги до копейки, я буду готов помочь тебе перебраться в какое-нибудь жилище, которое будет немного меньше похоже на одиночную камеру, — холодно заявил Винченцо. — Но я не собираюсь брать тебя на содержание. Ты должна будешь найти себе работу, любую приличную работу, на которой не будет соблазна заработать деньги нечестным путем.

Выслушав все это. Марша оторвала голову от подушки и впилась в него пронзительным взором потемневших от горя глаз.

— И что прикажешь мне делать? — проговорила она неверным, дрожащим голосом. — Стать уборщицей? Или прачкой?

Винченцо не удостоил ее взглядом.

— Мне все равно, лишь бы это был честный труд.

— Программа исправления. — К горлу уже подкатывал истерический хохот. Она пыталась сдержать его, но не смогла, и мрачную тишину комнатки нарушили раскаты идиотского смеха.

Злобно выругавшись по-итальянски, Винченцо стал трясти ее за плечи.

— Прекрати немедленно! — прошипел он.

— Н-не могу! — выдавила она, но гневный огонек в его черных глазах подействовал на нее, как холодный душ.

— Постарайся! — В устремленном на нее взгляде появилось опасное выражение. К своему ужасу, Марша почувствовала, что у нее из глаз потекли слезы. В попытке скрыть их она отвела от него взгляд. Он заклеймил ее как преступницу, заставил бросить работу, лишил заработанного с таким трудом повышения, а она заплатила за все эти оскорбления своим телом. Боже мой, что с ней такое творится? Что случилось?

Он снова выпрямился.

— Не делай вид, будто отдалась мне против своей воли. Ты сама этого хотела чуть ли не больше меня, — язвительным тоном произнес он. — И учти, больше я не желаю делить тебя ни с кем из твоих партнеров по постели. А твои крокодиловы слезы на меня не действуют. Я тебя насквозь вижу…

— Ты слепец, — устало прошептала Марша, опуская голову на поднятые колени.

— Я сильнее тебя, — как бы желая окончательно сокрушить ее, объявил Винченцо. — И очень опасен, когда меня пытаются водить за нос. Запомни это, и у нас с тобой все пойдет нормально.

Она услышала звук открывающейся двери.

— Завтра в восемь вечера. Если ты к тому времени успеешь привести себя в порядок, я возьму тебя поужинать.

— Кто бы мог подумать, — ответила Марша отрешенным голосом.

— Судя по твоему виду, тебя стоит подкормить…

— Как индейку, перед тем как отправить ее в духовку.

— Что, черт побери, с тобой творится? — внезапно обернулся он к ней.

— Ничего.

— Тогда не напускай на себя такой чертовски жалостный вид!

Марша обняла колени трясущимися руками.

— Я просто устала, вот и все, — промямлила она, страстно желая, чтобы он поскорее ушел.

Винченцо наклонился и с напугавшей ее нежностью убрал с ее лица прядь растрепавшихся белокурых волос.

— Я не думал, что все получится именно так, — пробормотал он, склоняясь над ней. — Но я солгал бы тебе, если бы сказал, что жалею о случившемся. Я не хочу, чтобы ты мне сопротивлялась.

— Не буду, — убито пообещала она, хорошо понимая, что он совершенно намеренно, одним бурным совокуплением, стер с лица земли все ее оборонительные линии. И поскольку теперь оказался на коне, ему было совершенно безразлично, что же чувствует сама она.

— Поспи немного… хотя… Бог мой, как можно спать в этом гробу? — пробормотал он с явным отвращением.

Потом Винченцо поймал ее руку и вложил ей в ладонь ключ.

— Можешь отправиться в мой городской дом, но не более чем на пару дней. Через час я пришлю за тобой машину. — Он выпрямился и направился к двери. — А я приду около шести, — хрипло шепнул он напоследок.

И на этот раз она словно прочитала его мысли, и это заставило ее съежиться от страха. Марша прислушалась к звуку закрывающейся двери. В горящем горле, точно большой булыжник, застрял комок. Никогда, никогда опять она не позволит ему так поступать с ней, поэтому должна оказаться подальше отсюда задолго до того, как пройдет час. И какая ей разница, кто что скажет? Ей теперь на все плевать.

Ее переполняла боль, но вместе с тем она, казалось, совершенно лишилась способности гневаться на него. Никогда еще в ее мыслях не царила подобная сумятица. Но в глубине души она знала, что, несмотря ни на что, этот побег не вытравит из ее души боль от предательства самой себя.

4

— Когда ты сможешь приступить к работе? — дружелюбно спросил Саймон Форбс.

— В понедельник, если это тебя устроит. — Марша задумчиво прикусила нижнюю губу. — А ты уверен, что действительно хочешь, чтобы я у тебя работала?

— Послушай, Марша, — простонал Саймон, — может быть, ты забыла, что я предлагал тебе ту же самую работу четыре года назад, но ты почему-то наотрез отказалась!

Раздался телефонный звонок. Марша, вздохнув, поглядела на дверь. Сай сказал чистую правду. Тогда, четыре года назад, она отвергла его предложение поступить на работу секретаршей. Но причиной тому была вовсе не ее чрезмерная гордость или самомнение…

До самой своей гибели в автомобильной катастрофе ее родители снимали дом в имении Твейт-Мэнор. Саймон, старший брат Ричарда, сын Джеральда Форбса, тоже жил там. Оба мальчика и сестры-близнецы Лайонс выросли вместе и в юности тоже продолжали дружить. Все четверо были очень близки. С раннего детства никто никогда не сомневался в том, что Ричард и Айрис поженятся, когда вырастут, и, хотя Марша не желала признаваться себе в этом, Саймон тоже питал кое-какие надежды на брак с ней, Маршей.

Но этого не произошло. Ей в ранней юности-лет в пятнадцать-шестнадцать-немного нравился Сай, но это чувство оказалось мимолетным и к двадцати годам бесследно прошло. Ричард и Айрис, к тому времени уже женатые, были очень разочарованы этим обстоятельством, а у Марши осталось какое-то неприятное чувство вины перед Саймоном.

Это чувство усилилось, когда Саймон предложил ей выйти за него замуж, хотя знал, что она беременна от другого. Она отказала ему и поэтому не могла принять работу, которую он предложил ей. Эта работа могла стать для нее спасением, но Марша знала, что Саймон до сих пор втайне надеется на то, что когда-нибудь они с ней поладят. Именно Саймон стал одной из главных причин, по которой она решила уехать с ребенком в Лондон.

Но времена меняются. Теперь у Саймона была постоянная подружка. А с Маршей он сохранял тон старого друга, без каких-либо недоговоренностей или тайных надежд.

— Сэмми! Немедленно вылезай оттуда!

Услышав неожиданный окрик Саймона, Марша вздрогнула.

Повернувшись, она увидела гигантскую терракотовую вазу, которая неожиданно угрожающе закачалась. Но тут же над краем горловины вазы показались черные вихры и пара плутоватых темно-карих глаз. Они внезапно сощурились, и малыш выпалил:

— Пошел ты на…

Марша была сражена на месте. Да и какая мать не потряслась бы, услышав такое из уст трехлетнего мальчугана.

— Не обращай на него внимания. — Увидев ужас на лице Марши, Саймон сумел сдержать рвущийся наружу смех. — Если верить твоей сестре, он сразу забудет об этом, если только ты не будешь устраивать шум. Кстати, Ричарду было бы неплохо попридержать свой язык при детях. По-моему, он и обучил Сэма таким выражениям.

Саймон повел ее по саду, с гордостью показывая недавние усовершенствования, и закончил экскурсию в своем немаленьком кабинете.

— Хочешь кофе?

— Я бы с удовольствием, но сегодня днем моя очередь следить за детьми.

— Слава Богу, что твоя, а не моя. За глаза хватило бы и одного Сэмми. Скажи, откуда у этого клопа такой бешеный нрав? — усмехнулся Саймон, наблюдая в окно за малышом. Тот чуть ли не с головой зарылся в кучу песка, хотя отлично знал, что это запрещено.

— Ты опять был нехорошим мальчиком, — начала было Марша, когда они возвращались в Твейт-Мэнор короткой дорогой через поля.

— Я хороший мальчик! — покраснев от гнева, крикнул Сэмми и унесся вперед, мелькая тоненькими, загорелыми ножками под грязными белыми штанишками и размахивая черными от грязи ручонками.

Он сын Винченцо и до боли похож на своего отца, отметила Марша. От нее мальчик унаследовал лишь некрупное телосложение. Маленький для своих лет, он тем не менее никому не давал спуску и ничего не боялся. Шумный, упрямый и уже властный, Сэм постоянно норовил командовать детьми и не слушался старших. Да, этот ребенок — совсем не ангел, вздохнула про себя Марша.

Несмотря на это, Ричард и Айрис не делали различия между Сэмми и своими двумя детьми. Но Джекки и Лиззи были флегматиками — спокойными, вяловатыми и послушными. Сэм совсем не такой, кукушонок в чужом гнезде, неукротимый и страстный. Ему нужна твердость, жесткая рука. А кто в этом виноват? Хватит об этом, приказала себе Марша.

— Ну как? — нетерпеливо спросила Айрис, когда Марша появилась в большой кухне ее особняка.

— Начинаю в понедельник.

На лице ее сестры-близняшки засияла довольная улыбка, Марша еще раз присмотрелась к лицу Айрис. Они не были однояйцевыми близнецами, но в детстве люди часто думали, что дело обстоит именно так. С возрастом их сходство становилось все слабее и слабее. Это тревожило Айрис. Она до сих пор подкрашивала свои волосы под цвет волос Марши и носила ту же прическу.

— Слава Богу, что ты наконец-то взялась за ум! Мы все вчетвером должны съездить куда-нибудь и отпраздновать это событие!

— Вернее, впятером. Подружка Сая, наверное, тоже захочет присутствовать. — Марша старалась говорить как можно более легко и беззаботно.

Айрис нахмурилась.

— Юнис сейчас занята. Кроме того, она-то здесь при чем? Они с Саймоном знакомы без году неделя… Я закажу столик в «Карете»…

— Нет, — сухо отрезала Марша.

— А почему нет? — В руках у сестры уже была телефонная трубка.

Марша тяжело вздохнула. Айрис была из рук вон плохим конспиратором. Все ее тайны сразу же становились известны всему миру. А сейчас она не смогла скрыть намерения опять свести Маршу с Саем. Бедная Айрис до сих пор считала их расставание трагической ошибкой своей сестры!

— Мне эта идея не кажется особенно удачной.

— Что у тебя там опять произошло с этим подонком Моничелли? — неожиданно спросила Айрис.

Удивленное лицо Марши залилось ярким румянцем. Застигнутая врасплох, она не успела принять нужное выражение и скрыть от сестры царящий в ее душе сумбур.

— Я…

Пораженная сестра выронила трубку.

— Но ты же… Я хочу сказать, не опять же?

Марша молча разглядывала поверхность стола, внезапно почувствовав гнетущее беспокойство. Она не хотела ничего рассказывать сестре, но не могла солгать, когда ее спросили прямо.

— На этот раз я этого так не оставлю! — поклялась Айрис дрожащим от ярости голосом. — Возьму из стола Джеральда пистолет, поеду в Лондон и пристрелю этого ублюдка!

— Айрис!..

— Заткнись! — яростно прошипела сестра. Это была единственная тема, которая всегда выводила ее из себя. — Ты защищаешь его, ты все еще защищаешь его! Ведь мы с Ричардом так хотели дать тебе денег, чтобы ты подала на него в суд, но ты не позволила нам…

— Я защищаю не его, а Сэмми, — прошептала Марша. — Ты же сама знаешь, какое внимание привлечет к себе подобный процесс. Каждый в округе знает, что я мать-одиночка. Не могу же я тащить в суд отца моего сына!

— Ты спала с ним? Ты опять спала с ним, дура этакая? — продолжала свой допрос Айрис. Марша побледнела.

— Я не хочу говорить об этом…

— Ты что же, до сих пор любишь его? — пробормотала ошарашенная Айрис. Марша выпрямилась во весь рост.

— Не болтай глупостей!

— Хотя ты и моя сестра, я никак не могу тебя понять, — заметила Айрис упавшим голосом. — Ведь Сай тебя обожает. Он даже не возражал, когда ты уехала учиться в колледж! Он красив, заботлив и хорошо обеспечен, — в который уже раз перечисляла сестра. — Почему ты так яростно сопротивляешься отношениям с ним? Он, по крайней мере, хочет на тебе жениться!

В кухне воцарилось тяжелое молчание.

— Ну, ладно, мне пора, я опаздываю, — виновато пробормотала Айрис и заторопилась вверх по лестнице.


Двумя часами позднее, вымыв посуду после обеда, Марша присела возле Джеральда, отдыхавшего на старой деревянной скамье, установленной на лужайке перед домом.

— Снова получила нагоняй? — спросил он.

— Откуда вы взяли?

— Слышал из холла, как орала Айрис. — Он вздохнул. — Тебе станет легче, когда ты осенью переедешь в коттедж Демпен. Вам с Сэмми нужен свой угол.

— Да. — Она покраснела, не зная, какую часть их разговора мог слышать Джеральд.

Дети были в дальнем конце сада, играя в шалаше, который построил для них Ричард. День был прекрасный, но даже яркое солнце не могло поднять настроение Марши. Прошло уже две недели, с тех пор как она покинула Лондон. Она потеряла аппетит и стала плохо спать.

— Мне нравится твоя сестра, но у нее была слишком легкая жизнь, — опять вздохнул Джеральд. — Вышла замуж за друга детства в восемнадцать лет. Ей никогда не приходилось зарабатывать себе на жизнь. Что бы она ни захотела, ей тут же подносили на тарелочке — мужа, дом, детей. В следующий раз, когда она опять начнет приставать к тебе, напомни ей об этом.

— Айрис всегда была очень добра ко мне…

— Но не тогда, когда пыталась подсунуть тебе моего бестолкового сынка! Тебе еще шестнадцати не было, а я уже твердо мог сказать, что ты никогда не выйдешь замуж за Сая! Он тебе просто не нравился.

У Марши перехватило горло. Временами Джеральд пугал ее. Он всегда смотрел в самый корень.

— Это было яснее ясного. Но поскольку Саймон похож на Ричарда, Айрис никак не может понять, почему ты, ее сестра-близнец, в этом не захотела стать ее подобием!

— Я сделала ему больно, — виновато прошептала Марша.

— Ты сделала бы ему гораздо больнее, если бы позволила принудить себя к браку с ним… Что это там за звук, не машина ли?

Марша безучастно повернулась к дороге как раз в тот момент, когда из-за кустарника, заслоняющего вид на ворота, показался автомобиль. Это был серебристый «феррари». Она вскочила на сразу задрожавшие ноги и замерла не в силах сойти с места.

— Кто это там? — проворчал Джеральд, сдвигая шляпу на затылок и прищуриваясь.

Винченцо выскочил из машины, не позаботившись даже закрыть за собой дверцу. Все его внимание было устремлено на лужайку. Снимая на ходу солнечные очки и засовывая их в карман пиджака, он почти бежал навстречу им, и в каждом его движении чувствовалась с трудом сдерживаемая ярость. Одетый в прекрасно сшитый кремовый летний костюм, с блестящими на полуденном солнце угольно-черными волосами, на фоне обычного, среднего английского пейзажа он смотрелся космическим пришельцем.

— Похож на киношного мафиози, — пробормотал себе под нос Джеральд, посмеиваясь.

Когда он подошел, Марша поймала на себе горящий взгляд его черных глаз и испугалась, будто ее застали на месте преступления. Она была в таком ужасе, что не могла вымолвить ни единого слова.

— Я забираю тебя назад в Лондон, — объявил Винченцо, оскаливая свои ровные белые зубы. — Не трудись собирать вещи, садись в машину! Я разберусь с тобой потом…

Крайне заинтригованный происходящим, Джеральд смотрел на него с любопытством и даже встал со скамьи. Винченцо медленно и тихо, словно хищник, подкрадывающийся к добыче, направился к нему.

Марша видела, как яростно напряглось его лицо, и сразу вспомнила всю ту чепуху, которую нагородила ему о своем деревенском любовнике. Она бросилась к Винченцо, сосредоточившему все свое внимание на Джеральде.

— А что касается тебя, старый хрен, — начал он злобным тоном, очевидно, сдерживая себя только потому, что перед ним был уже пожилой человек, — скажи спасибо судьбе за то, что из тебя уже песок сыпется, иначе от тебя осталось бы мокрое место!

— Винченцо! — отчаянно закричала Марша. Он почти оттолкнул ее с дороги.

— Марша тебе в дочери годится!

Джеральд смотрел на него веселыми голубыми глазами.

— Он всегда такой? — спросил он съежившуюся от страха Маршу. — Или кто-то наговорил бедняге черт знает что?

— Винченцо… я солгала тебе…

— Насчет чего? — обернулся он к ней. В этот момент внезапно заработал двигатель «феррари». Винченцо обернулся.

— О Боже мой! — вырвалось у Марши, едва только она разглядела в окне со стороны места водителя лохматую черную головенку. Сэмми корчил гримасы и вертел руль автомобиля Винченцо. Она бросилась к нему.

Винченцо добежал до машины первым, нырнул внутрь и показался обратно с брыкающимся и визжащим Сэмом, которого оторвал от увлекательного занятия — выковыривания ключа зажигания. Марша замерла в молчаливом ужасе и вдруг увидела, как ее сынишка наклонил голову и вонзил зубы в обхватившую его руку.

— Боже! Вот маленький мерзавец! — ойкнул Винченцо, отпуская пленника и недоуменно разглядывая следы острых зубов на своей руке.

И тут Сэмми выдал свое любимое неприличное выражение. Без сомнения, он знал, что это грубое оскорбление. Выпалив со злобой: «Пошел ты на…», он самодовольно улыбнулся и с чувством превосходства посмотрел на Винченцо. Тот с презрением взглянул на своего сына и отошел в сторону.

— Какой отвратительный ребенок, — сказал он, брезгливо отряхивая песок со своего до этого безукоризненно чистого костюма. — И какой грязнуля!

— Что такое — отвратительный? — поинтересовался Сэмми.

Привлеченные воплями Сэма, его маленькие кузены прибежали на лужайку и теперь толкались возле машины. Джекки, здоровый, белобрысый увалень шести лет, разобравшись, в чем тут дело, велел Сэмми попросить у дяди прощения.

— Сэмми никогда не просит прощения! — наябедничала ровесница Сэма Лиззи.

— Не буду просить прощения! — Сэмми с вызовом посмотрел прямо в глаза Винченцо.

Не обращая на него никакого внимания, тот испепеляюще уставился на Маршу.

— Ну что ты стала как вкопанная? И насчет чего ты там солгала?

Сэмми дернул его за штанину.

— Не буду просить прощения! — Он повторил это еще более вызывающим и капризным тоном.

— Иди отсюда, — раздраженно огрызнулся Винченцо в сторону мальчика.

Сэм зло сощурился и надул губы.

— Ты нехороший дядька!

— Ты не стоишь того, чтобы быть с тобой хорошим.

Собрав последние крохи самообладания, Марша выдавила:

— Джек, уведи Сэмми обратно в шалаш.

Как только двоюродный брат, который был в два раза выше него, потащил малыша прочь, Сэм разразился диким ревом и начал звать мать. Ногти Марши больно впились в мякоть ладоней: эти вопли разрывали ей сердце.

— Так о чем ты мне солгала?

— Как ты меня смог найти?

— Неважно. Я спросил тебя, о чем ты мне солгала? — нетерпеливо повторил Винченцо.

Вопли Сэмми затихли в отдалении, и Марша смогла перевести дух. Единственной ее мыслью было избавиться от Винченцо как можно быстрее. Знает ли он, что это дом ее сестры? Вероятно, он даже не знает, что у нее вообще есть сестра, и не стоит ему говорить об этом.

— Джеральд совсем не мой любовник. Собственно говоря, он здесь только гость. — Марша импровизировала на ходу. — Я живу у друзей.

— И который из этих друзей твой любовник?

Марша густо покраснела и опустила голову.

— Я хочу, чтобы ты уехал, Винченцо.

— Без тебя я не уеду, — хрипло ответил он. Услышав звук еще одного приближающегося автомобиля, Марша резко повернулась к воротам. Это был «лендровер» Саймона. Сказать, что ее нервы были на самом пределе, означало бы не сказать ничего. Когда она увидела, что Саймон затормозил, а потом, узнав стоящего рядом с ней мужчину, остановился, у нее появилось трусливое желание бросить все и убежать.

— Пожалуйста, уезжай, — в отчаянии прошептала Марша, услышав, как хлопнула дверца машины.

— Что, черт побери, вы здесь забыли, Моничелли? — жестко спросил Саймон. Его загорелое лицо побагровело от гнева. Он все еще не мог поверить своим глазам.

— Винченцо сейчас уезжает, — торопливо ответила Марша.

— Представь его мне, — негромко и спокойно сказал Винченцо, смерив невысокого плотного блондина взглядом своих потемневших и сузившихся глаз.

— Форбс… Саймон Форбс, — агрессивно сказал Саймон, становясь возле Марши. — И если вы немедленно не покинете это владение, мне придется подпортить ваш шикарный костюмчик!

— Вы так полагаете? — Губы Винченцо искривились ледяной усмешкой.

Враждебность, немедленно возникшая между обоими мужчинами, привела Маршу в отчаяние. Она в ужасе смотрела то на одного, то на другого.

— Думаю, да, — сказал Саймон. — Вы вырядились, как манекенщик.

— Сай, пожалуйста… — прошипела Марша, заметив, что во взгляде Винченцо появился довольный блеск. Ей стало ясно, что он явился сюда как раз для того, чтобы вышибить дух из другого мужчины, который, как по своей глупости и беспечности уверяла его она, якобы существует в ее жизни.

— Я ждал этого дня черт знает сколько времени! — с жаром воскликнул Саймон.

— Марша уезжает со мной в Лондон. Иди сядь в машину и закрой глаза, дорогая. Это не займет много времени.

Поскольку не оставалось никакой надежды заставить Винченцо отступить, Марша снова повернулась к Саймону.

— Все это не имеет к тебе никакого отношения.

— Никакого отношения ко мне? Четыре года назад он отнял тебя у меня! — гневно закричал на нее Саймон.

Это не было правдой. Она порвала с ним за год до того, как поступила на работу к Винченцо, но Саймон смотрел на прошлое именно так.

— И собираюсь сделать это еще раз, — с расстановкой произнес Винченцо.

— Прекратите это… оба и немедленно! — Марша боялась того, что может последовать дольше. — Вас увидят дети… Вы что, с ума посходили?

Винченцо напрягся, но почти в тот же момент Саймон бросился на него. Марша не поняла, как все произошло, но Винченцо мгновенно отскочил в сторону и с силой ударил противника в живот. Саймон застонал и упал на землю. Винченцо обошел его и крепко схватил Маршу за руку. Она дрожала всем телом.

— Пойдем в машину, — процедил он сквозь стиснутые зубы. — Потому что если этот тип очнется, я его об стену разможу!

— Я не могу… я должна присматривать за детьми!

— Прокатитесь, Марша. Остыньте немного, — совсем некстати вмешался Джеральд.

Марша взбунтовалась. К черту всех этих мужчин! — подумала она с яростью.

— У меня нет ни малейшего намерения уезжать с этим человеком, а если драка продолжится, я остужу кое-кого из садового шланга! — заверила она, обводя всех троих ненавидящим взглядом.

Но Винченцо просто подхватил ее и бросил, словно тюк, на пассажирское сиденье «феррари». Прежде чем она успела опомниться от неожиданности, он уже сидел рядом с ней.

— Выпусти меня из машины сию же секунду!

— Ты сама во всем виновата, поэтому заслужила все, что получила, — отрубил он.

Марша в отчаянии попыталась выбраться из машины, но дверь была закрыта. Заехав под прикрытие растущих возле ворот кустов, Винченцо остановился и, повернувшись к ней, прожег ее насквозь своим черным взором.

— Ты давно знакома с Форбсом? — грубо спросил он.

— Не твое дело…

Протянув длинную руку, Винченцо запустил пальцы в копну ее растрепавшихся золотистых волос, не давая ей уклониться. От него исходила такая дикая свирепость, что у нее перехватило дыхание.

— Не смей так разговаривать со мной, — предупредил он ее срывающимся голосом. — Я на пределе, и ты пожалеешь, если я не сдержусь.

— Ты не имел никакого права приезжать сюда, — сказала она, задыхаясь и пытаясь справится со своим возбуждением.

— А почему нет? — Он провел большим пальцем по контуру ее подрагивающей нижней губы, и тело Марши ответило на это лихорадочной дрожью.

— Хорошо, я принимаю твой вызов. Давай, выкладывай все, что у тебя есть против меня, — сказала она, запинаясь.

— Нет. Это конфиденциальная информация, и она находится в безопасном месте, — отрезал он.

— Тогда передай ее властям, — посоветовала Марша. — Пусть мне будет еще хуже…

— А может быть, сделать как лучше? — Нагнувшись к ней, он нежно провел большим пальцем по ее щеке.

Марша услышала лихорадочный стук своего сердца. Ее охватило непреодолимое томление, все тело отяжелело. Она судорожно вздохнула, чувствуя внезапное неистовство, переходящее в напряженное сексуальное ожидание. Утонув в его завораживающих темных глазах. Марша поняла, что не может справиться с собой. Непреодолимое желание прикоснуться к нему причиняло ей боль, настоящую физическую боль, но противиться ему было невозможно.

— Это не обязательно даже будет лучшее, на что я способен, — низким голосом прошептал Винченцо. Густые ресницы, затеняющие его глаза, делали его взгляд еще более чувственным. — Единственная вещь, которую я от тебя всегда получал, было откровенное… Да о чем я говорю? С этим ведь ты справиться не можешь. А я могу…

— Ты так думаешь? — Марша была сейчас словно в другом мире, мире чувств, а не мыслей. Поднявшись словно автомат, ее рука стыдливо скользнула по его гладкому, чисто выбритому подбородку. Кончики ее пальцев пробежали по высоким скулам. Раздувшиеся ноздри уловили дразнящий запах — аромат мужчины. Эти прикосновения только возбудили чувственный голод, который Марша всегда испытывала рядом с Винченцо.

Прежде чем она с большой неохотой решилась оторвать руку, Винченцо опустил голову и поймал губами ее пальцы. От вспышки непереносимого возбуждения она даже прикрыла глаза, а он начал их сосать — сначала один, потом другой. Дыхание Марши участилось, в горле пересохло, и по всему ее лихорадочно дрожащему телу словно разлилась огненная лава.

— Винченцо… — Она прильнула к нему, страстно желая быть как можно ближе.

Его рука сжалась, больно защемив волосы, это заставило Маршу открыть глаза.

— Боже мой! Как я хочу тебя! — пробормотал он с первобытной страстью, потрясшей ее до глубины души. — Но потом ты будешь делать то же самое с этим Форбсом. Мне кажется, что это так. В конце концов, он похож на человека, способного предложить тебе выйти за него замуж. Неудивительно, что ты не хотела, чтобы я нашел тебя.

— Это совсем не так… — Самая простая мысль сейчас требовала от нее непосильного напряжения. Все тело изнывало от желания, такого невыносимого, что оно не оставляло места больше ни для чего иного.

— Связь со мной или брак с ним, выбирай… — растягивая слова, насмешливо произнес Винченцо.

— Саймон мне не любовник…

— Всего лишь пока кандидат на место в твоей постели? — грубо рассмеялся Винченцо, и на его лице появилась циничная, презрительная ухмылка. — И много еще их у тебя? Ты завралась, моя милая крошка. Старый Шульц и твоя скромная работенка, где, не вмешайся я, у тебя, без сомнения, все шло бы как по маслу. И тут тоже… Кстати, это его дом?

Это напоминание взбесило Маршу. Как она могла, хотя бы даже на мгновение, забыть, что он о ней думает? И все же она забыла, забыла так основательно, что могла бы заняться с ним любовью прямо здесь, в машине. По всему телу пробежали мурашки от стыда за такую неспособность противостоять жгучему желанию, которое Винченцо возбуждал у нее, когда только хотел.

— Нет.

— Может быть, он просто пока недостаточно состоятелен для тебя — какой-нибудь агент по страховке газовых плит? А кто владелец этого дома?

— Я тебе не скажу. — Внезапно почувствовав холод, она сжалась в комочек, смутно понимая, что все это — не более чем следствие перенесенного потрясения.

— Я могу это узнать. И ты это отлично знаешь.

— Пожалуйста, оставь меня в покое, — неожиданно взмолилась Марша. — Уезжай и забудь, что ты когда-то знал меня.

— Я сделаю это только после того, как ты проведешь достаточно времени в моей постели, — твердо выговаривая каждое слово, заявил Винченцо.

— Этого не будет.

— Но ты так хочешь меня, что ничего не сможешь с собой поделать.

— Я совсем не такая, как ты считаешь, — напряженно прошептала она. — Не понимаю, за что ты меня так ненавидишь?

— Когда-нибудь, когда у меня будет особенно плохое настроение, я, может быть, и скажу это тебе. — После этих слов его лицо словно окаменело.

Внезапно он присвистнул, завел машину и начал разворачиваться.

— Куда ты собрался? — похолодев от ужаса, спросила она.

— Ты так страстно желала, чтобы я убрался оттуда, что мне захотелось узнать почему!

— Нет! — воскликнула Марша срывающимся голосом.

Винченцо угрюмо поглядел на нее.

— Ты сама накликала все это на себя, моя дорогая. Оба твоих мира вот-вот столкнутся!

— Это дом Джеральда! — сбиваясь, начала объяснять Марша. — Джеральда Форбса. Саймон-его сын…

— Помнится, ты сказала мне, что Джеральд здесь тоже гость. Ты что, патологическая лгунья? — Винченцо устремил на нее гневный взор.

— На этот раз я не лгу. Просто не хочу еще одного скандала.

— А может быть, ты просто боишься, что Форбс-младший узнает кое-что о тебе? — неприязненным тоном спросил он.

— Не смей возвращаться!

На губах Винченцо появилась оскорбительная усмешка.

— И чем ты готова за это заплатить?

Она вся вспыхнула.

— Нет…

Очень медленно он провел своим длинным указательным пальцем по стройному бедру Марши. В его жгучем взгляде читался вызов. Винченцо уже не улыбался. Его мужественное лицо напряглось, глаза загорелись. Положив одну руку на ее колено, он снова потянулся к ней и без всяких церемоний поцеловал ее так крепко, что ей даже стало немного больно.

В ответ Маршу охватило дикое возбуждение. Его язык проник внутрь ее рта, пробуя, с неприкрытой чувственностью имитируя полную близость. Марше казалось, что она улетает куда-то. С силой впившись пальцами в его плечо, она притянула его ближе. Ей хотелось большего, гораздо большего-первобытная страсть, которую излучал он, была заразительна.

Винченцо напрягся, на мгновение подался назад, но тут инстинктивно, как бы заманивая, ее язык слегка коснулся кончика его языка и со стоном нескрываемого уже желания он вновь, как голодный, набросился на ее покрасневшие и набухшие губы. Внезапно Марша почувствовала, что уже лежит, а не сидит. Рука, шарящая по ее бедру, убирала со своего пути подол платья.

Внезапно Винченцо замер и оторвал от нее свои губы. И тут она услышала какой-то шум. Кто-то стучал в окно и кричал. Марша с трудом разлепила отяжелевшие веки. Даже сигнал пожарной тревоги не привел бы ее сейчас в сознание. Тело как будто находилось в другом измерении, голова была абсолютно пустой.

Винченцо сдавленно выругался по-итальянски и одним рывком отбросил обмякшее тело Марши от себя.

— Господи Иисусе… ты заставляешь меня совершать безумные поступки! — осуждающе произнес он, торопливо усаживаясь на свое сиденье.

Марша неуклюже копошилась, пытаясь одернуть подол. Это она-то заставляет его совершать безумные поступки? Вот так всегда, подумала она с горечью, и только теперь заметила красный автомобиль, припаркованный возле ворот и, очевидно, второпях брошенный…

Автомобиль ее сестры. По спине Марши пробежала холодная дрожь.

Пока Винченцо, на которого, очевидно, подействовала сама неожиданность ситуации, непонятно зачем опускал стекло со своей стороны, хотя мог просто-напросто выехать на дорогу, она постаралась отодвинуться подальше и спрятаться за него. Кабину заполнил дрожащий от возмущения голос Айрис. Маршу охватила паника.

— Вы, бесстыжие твари! — громко визжала Айрис. — Как вы смели вести себя подобным образом у ворот моего дома? Это просто гнусно!

5

Обезумев от ужаса, желая только одного — исчезнуть незамеченной, Марша отчаянно прошептала Винченцо:

— Ради всего святого, поскорее уезжай отсюда!

— О Боже мой! — внезапно завопила Айрис, заглянув в машину, и ошеломленно уставилась на Маршу, потом перевела взгляд на Винченцо. — Вон из его машины! — выпалила она.

— На первый взгляд сходство просто поразительное, но все же есть разница. Это твоя сестра? — хладнокровно спросил Винченцо. Только усилившийся акцент выдал, что он вовсе не так спокоен, как хотел казаться.

— Ты слышишь меня. Марша? — визг Айрис достиг самой высокой ноты. — Вон из его машины!

— Мы с ней двойняшки, — буркнула уничтоженная Марша.

— Ну, по крайней мере, мне досталась лучшая из двух, — меланхолично прокомментировал Винченцо.

— Это кого, черт побери, ты считаешь худшей из нас?! — завопила Айрис, колотя кулаком по ветровому стеклу.

Сохраняя удивительное спокойствие, Винченцо вновь развернул машину и въехал обратно во двор.

— Значит, твоя сестра тоже живет здесь. Интересно.

— Она замужем за другим сыном Джеральда.

— А почему она словно спятила при виде меня? — поинтересовался Винченцо.

— Действительно, будет лучше всего, если ты высадишь меня здесь и уедешь, — дрожащим голосом проговорила Марша, в то время как автомобиль Айрис проследовал за ними и остановился рядом. Она с облегчением увидела, что машины Саймона нигде не видно. Он, должно быть, уехал по другой дороге.

— Я ни за что на свете не согласился бы упустить такую возможность. Это похоже на приключение в сельском отеле. — Винченцо, точно зачарованный, смотрел, как Айрис, вылетев из своей машины, как сумасшедшая проскочила мимо «феррари», — Она симпатичная, но далеко не так красива, как ты. Она тебе завидует?

— Совсем нет.

Едва Айрис исчезла в дверях, Марша, с трудом передвигая непослушные ноги, кое-как выползла из машины.

— Уезжай, пожалуйста! — взмолилась она без малейшей надежды на то, что он послушается.

И верно, Винченцо вылез из машины и подчеркнуто решительно захлопнул за собой дверцу. Потом поправил галстук и пригладил растрепанные ее пальцами волосы.

— Ты, случайно, не замужем за Саймоном Форбсом, а? — неожиданно спросил он.

— Конечно же нет!

— Конечно? — Вйнченцо язвительно рассмеялся. — Когда дело касается тебя, дорогая, меня уже ничто не может удивить!

Подумав о Сэмми, Марша понадеялась на то, что он запомнит свои слова. За последний час она как будто прожила несколько жизней.

— Может быть, мы войдем в дом? — спокойно спросил Винченцо.

— Лучше будет, если ты уедешь.

— И упущу такую прекрасную возможность познакомиться с твоей семьей? — издевательски растягивая слова, сказал он, услышав, как в доме истерически кричит на кого-то Айрис. Винченцо подмигнул.

— Не мешало бы окатить ее холодной водой.

— Она ненавидит тебя. А чего ты ждал? Моя семья знает, в чем ты меня обвинил! И почему я снова оказалась без работы! — бросила

Невинность, — пробормотал ничуть не удивленный Винченцо. — Думаю, что ты отлично справилась с ролью мученицы. Смотри только не переиграй.

— Почему бы тебе все-таки не убраться отсюда? — внезапно потребовала она, повышая голос.

— Может быть, и тебе тоже? — тяжко произнес ему в лицо Марша.

— Оскорбленная за ее спиной

Другой голос.

Марша обернулась. В дверях стоял Ричард. По его рабочей одежде было видно, что он только что косил траву.

— Что за содом тут творится? Сай чуть было не столкнулся на задней дороге с трактором, Айрис едва не сломала письменный стол, пытаясь достать из ящика старый отцовский пистолет… Что случилось?

— Думаю, вы сами скоро все поймете, — отчеканил Винченцо.

Ричард внимательно посмотрел на него, потом нахмурился и запустил пальцы в свою потемневшую от пота белокурую шевелюру. Он посмотрел на Маршу, затем перевел взгляд на Винченцо и тяжело вздохнул.

— Кажется, я догадался, в чем тут дело. Я Ричард Форбс, зять Марши, мистер Моничелли.

— Не смей сюсюкать с ним, Ричард! — завопила появившаяся в дверях Айрис. — Скажи, чтобы он убирался!

— Айрис. — Ричард был сконфужен поведением жены. — Веди себя прилично…

— Прилично? С этим стервецом, который разрушил жизнь моей сестры? — еще громче заверещала Айрис. — Он принес нашей семье только одно горе…

— Не надо больше… пожалуйста, — торопливо прервала ее Марша.

— Если бы не ты, Саймон женился бы на Марше! — Айрис не собиралась угомониться. Она смотрела на Вйнченцо пылающими ненавистью глазами. — Сай был даже согласен усыновить твоего ребенка, но Марша с ее идиотской гордостью отказала ему. И вот теперь, как раз тогда, когда у них наконец что-то начало клеиться, снова появляешься ты!

Не обращая больше ни на кого внимания, Марша повернулась и зашагала прочь от дома, гордо выпрямив спину. Но ее душа разрывалась от боли. Позади себя она услышала возглас Винченцо.

— Моего ребенка! — В его голосе звучало явное недоверие.

Слишком поздно сообразив, что она наделала, Айрис разразилась слезами. Марша присела на скамейку у южной стены дома. Даже жар полуденного солнца не мог справиться с внутренним холодом, который, казалось, пронизывал ее до самых костей. Я могла бы сказать ему об этом сама, подумала Марша, сжимая руки перед грудью. Нет, тут же решила она, все равно не призналась бы в этом, даже под пыткой. После того, что Винченцо заставил ее вытерпеть четыре года назад, она скорее бы откусила себе язык, чем позволила, чтобы он узнал о ребенке, который родился у нее через девять месяцев после того страшного дня.

На нее упала тень. Что-то загородило от нее солнце.

— Скажи мне, что это не правда, — горячо потребовал Винченцо.

Марша сосредоточенно разглядывала гравий на дорожке, из последних сил удерживая готовые политься из глаз слезы.

— Я же предупреждала, чтобы ты держался от меня подальше…

— Зная, что я все равно не отстану! Я не верю, что этот ребенок от меня…

— Тогда в чем дело? Садись в машину и уезжай, — устало проговорила Марша. Глаза ее больно щипало. — Это мое единственное желание.

— Но это же невозможное, — пытался убедить себя Винченцо.

— Хотела бы я, чтобы это так и было. — Марша опять лгала ему. Со дня своего появления на свет Сэмми стал ее единственной отрадой в жизни.

— Там было трое детей, — начал Винченцо без всякого выражения.

Двое белокурых, один черноволосый… и «отвратительный». Марша была на грани истерики, она ждала, когда он наконец все поймет. За какие-то несчастные пять минут Сэмми ухитрился продемонстрировать все свои недостатки — упрямство, вспыльчивость, грубость.

— Это тот зубастый и бранчливый зверек? — не совсем уверенно предположил Винченцо.

Воцарилось молчание. Он никак не хотел этому верить.

— Ты хочешь сказать, что этот грязный маленький свиненок — мой сын? — с неожиданной яростью набросился на нее Винченцо. Он больно вцепился в плечо Марши и начал с силой трясти молодую женщину. — Я тебя спрашиваю! — рявкнул он и тряхнул еще сильнее, так, что у нее растрепались волосы.

— Но на самом-то деле ответ тебе не нужен, не так ли?! — взорвалась она.

Он грубо отшвырнул ее от себя и отошел было на пару шагов, но тут же повернул назад.

— По-моему, он слишком мал, чтобы быть моим…

— В ноябре ему стукнет четыре. Просто он невелик ростом для своих лет.

В прищуренных глазах Винченцо внезапно появилось злобное выражение.

— Настоящий цыганенок… выглядит как маленький бродяжка.

Марша была совершенно сбита с толку подобным обвинением.

— Бродяжка?

— Матерь Божья… если ты говоришь правду и этот ребенок мой… — выразительный рот Винченцо сжался в узкую щель, — …то кто, черт побери, тогда присматривает за ним, пока ты работаешь в Лондоне?

— Моя сестра…

— Эта крикливая гарпия? — оскорбительным тоном сказал Винченцо.

Услышав такой незаслуженный отзыв, Марша остолбенела от обиды.

— Айрис любит Сэмми!

— Но она ненавидит меня! — выкрикнул Винченцо и в приступе дикой ярости с силой рассек воздух рукой. — Если этот мальчонка мой…

— Прекратишь ли ты это когда-нибудь? — прервала его Марша, болезненно поморщившись. — Он твой! Но никто тебя сюда не тянул и не вешал тебе его на шею! Ты приехал сам и отказался уезжать. И если бы Айрис не потеряла голову, ты до сих пор и понятия бы…

— Но почему? Почему, когда ты забеременела, ты не обратилась ко мне? — Винченцо угрожающе наступал на нее. — Почему я узнаю об этом только случайно?

Марша гордо вскинула голову и постаралась сдержать дрожь в голосе.

— Мне кажется, это очевидно. Я просто не хотела, чтобы ты об этом знал. Не желала зависеть от тебя. Собственно говоря, я вообще не хочу иметь с тобой никаких дел. Не хочу тебя даже видеть! После того, как ты со мной обошелся, я не должна тебе ничего!

— А как насчет того, что ты должна мне ребенка? — жестко спросил Винченцо. Он увидел, как застыло ее изумленное лицо, и грубо рассмеялся. — Нет, о нем ты не думала. Или думала не слишком-то часто…

— Как ты смеешь так говорить?

— А что я еще могу тебе сказать? Я видел грязного, невоспитанного мальчишку, который кусается и дерзит взрослым, да еще не по годам скверно бранится. Что же, ты считаешь, что это хорошо характеризует тебя как мать?

— Ты видел его всего несколько минут. Ты его совсем не знаешь, — кинулась Марша на защиту сына. — Конечно, он сорванец, но его хорошо воспитывают, каждый день моют и, кроме одного выражения, он не знает никаких плохих слов…

— Извини за то, что я не в слишком большом восторге от собственного отпрыска. — Винченцо посмотрел на Маршу с осуждением. — Так, значит, Сэмми и есть та неприятность, на которую я наткнулся бы в крайнем случае? Зачем ты произвела его на свет? Может быть, хотела использовать его как защиту в случае обвинения с моей стороны? Не так ли? В конце концов, он не слишком обременял тебя. Ты просто подкинула его сюда и продолжала жить, как тебе нравится!

Безумный взгляд побелевшей как смерть Марши в ужасе остановился на его искаженном гневном лице.

— Все было совсем не так. Я оставила его здесь, потому что не могла позволить себе снять приличное жилье и знала, что в этом доме, в моей семье он в безопасности и за ним хорошо присматривают…

— И где он сейчас? — Театральным жестом Винченцо раскинул руки и огляделся вокруг. — Ты даже не знаешь этого, правда? А может быть, он уже угодил под какую-нибудь машину?

— Он никогда не выходит на дорогу! — Mapша трясущейся рукой потерла горячий лоб, не понимая, за что она заслужила весь этот кошмар. Она ожидала от Винченцо любой выходки, но только не такого потока грязи.

— Он растет без присмотра, как трава… мой ребенок, мой сын, о котором, по твоему мнению, я даже не имел права знать? Да кто ты, черт побери, такая, чтобы принимать подобные решения? — Винченцо трясся от бешеной ярости.

Бледнея от страха. Марша пролепетала:

— Ты поступил со мной так…

— Как ты этого заслуживала! — оборвал ее Винченцо, прежде чем она успела закончить свою фразу. — Но после той ночи я пытался увидеться с тобой снова, боялся, что мое безответственное поведение может иметь последствия.

Потрясенная этим напоминанием, Марша отвернулась.

— Но когда не смог тебя найти, то обозвал себя дураком за то, что вообразил себе, будто ты могла пойти на такой риск. Я счел, что ты, перед тем как залезть в мою постель, приняла нужные меры, — признался он неожиданно холодным тоном. Его гнев куда-то пропал, он снова взял себя в руки. — Мне даже в голову не приходило, что ты могла скрыть это от меня. Хотя, в конце концов, зачем тебе нужно было это делать? В деньгах на его содержание ты не нуждалась и прекрасно понимала, что твоя семья возьмет на себя всю ответственность и предоставит тебе свободу…

— Все было совсем не так! — Голос Марши оборвался, захлебнувшись рыданием.

— Боже милостивый… — хрипло выдавил он. — Ты меня так ошарашила, что я еле на ногах держусь!

Марша плакала. Она чувствовала себя мишенью, в которую бросали ножи, и каждое попадание было точным. Слишком многое произошло за такое короткое время, слишком много испытано мучений, а теперь к тому же она оказалась в центре урагана, который не поддавался никакому контролю с ее стороны. Но, взглянув на Винченцо, на застывшее на его лице страдание, она поняла, что ему сейчас, может быть, даже больнее, чем ей.

Почувствовав внезапную слабость, она вновь рухнула на скамью и сжала руками разламывающуюся от боли голову. Он ненавидит ее, а ей так хочется его обнять! Хочется сказать ему, что она просит у него прощения, даже если до сих пор как следует и не понимает, в чем именно виновата. Как же, черт побери, можно защитить себя от того, кого так сильно любишь?!

— Мне нужно время, чтобы обдумать все это, — решительно сказал Винченцо и ушел, не обращая на нее никакого внимания.

Она смотрела ему вслед полными тоски глазами и зажмурилась, когда звук двигателя «феррари» утих вдали. Она тоже была не в себе, но никогда еще не видела его в таком состоянии. Но с другой стороны, спустя четыре года обнаружить, что в результате одной мимолетной ночи любви ты стал отцом — вряд ли кто-нибудь остался бы спокойным. Хуже всего для Винченцо то, что в этом случае он не мог управлять ситуацией.

— Мама!

Она подняла голову. Вдоль забора тихо крался Сэмми. У Марши сердце сжалось от жалости, и она раскрыла сыну объятия. Мальчик кинулся к ней и крепко обхватил шею матери своими ручонками.

— Прости меня, — засопел он ей в ухо. Марша погладила уткнувшуюся ей в плечо темноволосую головку, испытывая желание обнять его как можно крепче.

— Я больше не буду плохим мальчиком, — пообещал Сэмми.

— Дорогой, но ты же не всегда плохой.

— Я просто злился.

— Я знаю, — успокоила его Марша. — Но ты никогда не должен больше кусаться.

— А когда ты уедешь на поезде?

Марша проглотила комок в горле. За последние две недели она много раз говорила Сэмми, что больше не будет уезжать на поезде, но тот пока так и не поверил в это. Он уже привык к долгим отсутствиям матери. Может быть, Винченцо все-таки был прав? Может, она действительно плохая мать? Может, ей следовало тогда проглотить эту свою проклятую гордость и попросить его о помощи? Но тогда, четыре года назад, ей это казалось таким унизительным, что она сразу отвергла намеки Айрис на возможность судебного иска к отцу ребенка.

Боже мой, вот так история! — подумала Марша, чувствуя себя отвратительно. Если бы только можно было повернуть время вспять и узнать, как бы он себя повел, если бы отыскал ее!


— Привет… — Входя в огромный парник, женщина тепло улыбнулась, хотя чувствовала себя явно не в своей тарелке.

Саймон оторвался от списка покупок, который проверял, и так хмуро покосился на нее, что у Марши защемило сердце.

— Почему вчера ты не поехала с нами ужинать в «Карету»?

— Извини, но у меня не было настроения.

Последние два дня достались Марше очень тяжело. Она постоянно ожидала телефонного звонка или звука дверного колокольчика. Но от Винченцо не было ни слуху ни духу. Его молчание усиливало ее беспокойство. Как же все-таки поведет себя Винченцо после того, как узнал, что он отец трехлетнего сына? И собирается ли он вообще что-нибудь предпринимать?

— У меня сейчас тоже отнюдь не светское настроение, но я же все-таки пошел. — Без предупреждения Саймон пододвинулся и, взяв ее за руки, крепко сжал их, не давая уйти. — Как, черт возьми, ты можешь продолжать встречаться с этим Моничелли? — с гневом спросил он. — Ты просто делаешь из меня идиота!

Марша словно окаменела.

— Но я…

От нескрываемой обиды его серые глаза потемнели.

— Видеть, как он начинает все сначала! Ведь если бы не он…

— К нашему разрыву Винченцо не имеет никакого отношения! — возразила Марша, видя, что подтверждаются ее наихудшие опасения. Внезапный визит Винченцо вновь разбередили старую душевную рану Саймона, и у нее не было никаких сомнений в том, что вчера за ужином в «Карете» Айрис нарочно вела себя так, чтобы возбудить его обиду и раздражение.

— Я действительно люблю тебя…

— Но ведь теперь у тебя есть Юнис, — напряженно прошептала Марша, глядя на него полными слез глазами, как бы умоляя не взваливать на нее еще и эту вину.

— Ты такая красивая. — Саймощ протянул руку и коснулся пряди ее мягких светлых волос. — Ты само совершенство…

— Марша?..

Они оба повернулись, и Марша замерла как вкопанная при виде стоящего в дверях Винченцо. Он был одет более небрежно, чем когда-либо на ее памяти, — в спортивного покроя кремовые брюки и черную рубашку с открытым воротом под легким пиджаком. Но все эти вещи были модными, новыми и, несомненно, очень дорогими. Он выглядел великолепно. Сердце Марши дрогнуло, во рту сразу пересохло.

От неожиданности Саймон ослабил хватку. Пылая от смущения, она, хотя и слишком поздно, освободила руки, проклиная свою несчастную судьбу за то, что Винченцо оказался свидетелем именного этого разговора. Ей было абсолютно ясно, как он все истолкует. Теперь он уж точно подумает, что она лгала, когда говорила, что Саймон ей не любовник.

— Джеральд рассказал мне, где ты, а Сэмми показал, как сюда пройти.

Из-за спины Винченцо показалась головенка Сэма. Он выскочил вперед, совершенно не замечая напряженного молчания взрослых. В руках у него бы огромный плюшевый медведь. Мальчик тряхнул его, и медведь вдруг заворчал, шевеля глазами и ртом. У Марши чуть было не вырвался нервный смешок, но когда она встретилась с жестким взглядом темных глаз Винченцо, все желание засмеяться тут же пропало. Вдоль спины пробежала струйка холодного пота.

— Еще увидимся, — сказала она Саймону.

— Я больше не буду кусаться! — торжественно произнес Сэмми, выставив своего медведя на всеобщее обозрение. — И я сказал спасибо! А ты знаешь, что у меня есть бабушка, которая любит маленьких детей?

— Бабушка… неужели? — еле слышно отозвалась Марша, выходя вслед за сыном на улицу. Она не была готова к появлению Винченцо, да еще с подарком для Сэмми. Это яснее ясного говорило о его желании продолжить их знакомство, но еще меньше Марша была готова к тому, чтобы услышать известие о бабушке Сэмми — матери Винченцо.

— Может быть, ты все-таки расскажешь Сэмми, кто я такой и как можно скорее? — сухо предложил Винченцо.

— Не кажется ли тебе, что это будет несколько преждевременно? — пробормотала Марша, пытаясь не выдать своего страха.

— Совсем нет. Особенно если учесть, что эта новость и так опоздала на три с половиной года.

Марша удивленно посмотрела на него и поднялась по ступенькам, ведущим со стоянки автомашин на спортивную площадку. Винченцо встретил ее взгляд с холодным вызовом. Марша побледнела, ее охватило нехорошее предчувствие. Винченцо как-то пугающе отдалился от нее, и эта перемена была явно вызвана тем, что он узнал про Сэмми. Марша с первого же взгляда на него поняла, что в их отношениях все изменилось, и это очень пугало ее.

— Не хочешь ли ты сказать, что собираешься сыграть какую-то роль в его жизни? — произнесла она нетвердым голосом, стараясь при этом представить себе, во что превратится ее жизнь, если Винченцо вздумает отобрать у нее ребенка.

— Именно.

— Вот как? — Марша вся напряглась. Вновь воцарилось долгое молчание.

— Пойдем поговорим, — сказал наконец Винченцо, направляясь к дому, но тут Сэмми дернул его за штанину. — Подожди нас минуточку на улице, — пробормотал он с неожиданной теплотой.

Марша открыла дверь в гостиную.

— Я приготовлю кофе, — с трудом выговорила она.

— Забудь о кофе, — угрюмо буркнул Винченцо.

Когда он запер за собой дверь. Марша, зябко поежившись, сложила руки на груди и отошла к одному из выходящих в сад окон. Она чувствовала себя загнанной в угол. Винченцо наверняка собирается предложить ей деньги на содержание Сэмми — других вариантов ей в голову не приходило.

— Я не хочу тратить время на пустые разговоры, — заявил Винченцо. — Скажу прямо: мне нужен мой сын.

Марша резко обернулась к нему, в недоумении сдвинув брови.

— И я имею такое же право на него, как и ты, — произнес он все тем же холодным и равнодушным тоном.

— Я не понимаю… — вся дрожа, прошептала Марша, прижимая внезапно вспотевшие ладони к бедрам.

— Я могу дать ему гораздо больше, чем ты.

Она почувствовала, как кровь отхлынула от ее лица. Тело покрылось холодным и липким потом.

Ледяные глаза невозмутимо смотрели на нее.

— Я желаю официально признать его своим сыном и наследником.

Марша облизнула пересохшие губы.

— Ты… ты шутишь.

— Это мой ребенок. Он мне нужен…

— Ты хочешь сказать, что он не нужен мне?! — воскликнула Марша. — Ты соображаешь, о чем говоришь, Винченцо? Ведь речь идет не о приобретении контрольного пакета акций какой-нибудь компании, а о ребенке! О моем ребенке!

— И моем тоже, — напомнил он, и промелькнувшая в его глазах вспышка гнева на миг осветила их золотистым светом. — Ты тешила свою гордыню тем, что три с лишним года отказывала мне в моих правах, — так почему же я должен быть более великодушным, когда это касается тебя?

— Я говорю не о правах, а о чувствах, — неуверенно пробормотала Марша. Подобное не могло присниться ей даже в самом кошмарном сне. Он хочет отнять у нее Сэмми! Она не верила своим ушам, просто не могла поверить.

— Не хочешь ли ты сказать, что уважала мои чувства?

Марша покраснела и, чувствуя, что ноги больше не держат ее, опустилась на краешек ближайшего кресла.

— Я не знала, что ты испытывал по этому поводу какие-либо чувства… То есть я хочу сказать, ты же не знал… — Она запнулась.

— Но теперь я знаю, и у меня нет ни малейшего намерения оставлять своего сына у тебя, — решительно заявил Винченцо.

— Ты пытаешься меня наказать. — Марша не хотела произносить эти слова вслух, но была в таком замешательстве, что они сами слетели с языка.

Его лицо потемнело, скулы еще больше заострились.

— Я не желаю, чтобы отпрыск рода Моничелли жил из милости, словно подкидыш, в семье твоих родственников!

— Джеральд сказал мне, что с осени мы с Сэмми сможем поселиться в коттедже неподалеку отсюда. Мы будем там одни, и ты сможешь навещать нас, когда только захочешь. А если хочешь… я увезу его в Лондон! — торопливо бормотала Марша, готовая на все, лишь бы успокоить его на некоторое время, пока она сможет собраться с мыслями.

— А что, если эта милая маленькая уступка меня не устраивает? — насмешливо сказал Винченцо.

— Ты хочешь мстить… ну так вот, я не отдам тебе Сэма! — Марша вскочила с места. Внезапная вспышка ярости придала ей сил, бирюзовые глаза засверкали гневным блеском. — Да кто ты такой, чтобы требовать отдать ребенка? Я очень люблю его, и, нравится тебе это или нет, он тоже любит меня, и никакие деньги на свете не смогут заменить Сэму родную мать! — сжав кулаки, выкрикнула она.

Винченцо пожал плечами с хладнокровием истого римлянина. Его черные глаза посмотрели на нее из-под великолепных ресниц пристально и испытующе.

— Что ж, ты права.

Огорошенная его неожиданным согласием, Марша, все еще дрожа от волнения, с облегчением вздохнула.

— Если ты не желаешь его отдавать и чувствуешь, что разлука только повредит мальчику, — ровным тоном продолжал Винченцо, — тогда у меня не остается другого выбора, кроме как предложить тебе жить с ним.

Марша недоуменно заморгала. Она не была уверена, что правильно поняла его слова.

— Что ты сказал?

— Мне совсем не улыбается судиться с тобой за право опеки над ребенком. Прежде всего это нежелательно для Сэмми, — очень тихо произнес Винченцо. — И даже если я употреблю все средства, то все равно могу проиграть дело. Для британского суда я иностранец, отец, в судебном порядке преследующий мать… адвокаты оценивают мои шансы на успех не более чем в пятьдесят процентов.

Ничего не понимая, Марша уставилась на него.

— Твои адвокаты?

— Вполне естественно, что человек с моим положением в обществе обратился за советом к законникам.

Внутри у нее все переворачивалось, в голове гудело, она чувствовала себя просто больной от ужаса перед тем, что он излагал ей с таким хладнокровием.

— Так что, как видишь, я подхожу к этому вопросу вполне серьезно.

— Да, — вяло согласилась она.

— В таких условиях самым лучшим выходом будет забрать тебя вместе с Сэмми. По крайней мере, это будет лучше для мальчика.

Прошло больше минуты, прежде чем до Марши начал доходить смысл этих слов.

— Я не совсем понимаю, что ты хотел этим сказать.

— Если я женюсь на тебе, то смогу в любое время общаться с сыном, — без всякого выражения сказал Винченцо. — А у Сэма вместо одной матери появится еще и отец.

6

— Если ты женишься на мне? — бессмысленно повторила Марша неестественным голосом.

— Кроме того, Сэмми сможет носить мое имя. Это для меня очень важно. Он будет жить в моем доме. Это для меня тоже важно. И у него останется мать, — холодно перечислял Винченцо.

Она заметила, что последнее он явно не считал для себя важным. Ясно, что для него это будет просто еще одним преимуществом для Сэмми. Донельзя пораженная этим брачным предложением, Марша с трудом проглотила комок в горле.

— Но…

Винченцо не дал ей продолжить.

— Пока мы не женаты, ты не можешь поселиться у меня вместе с Сэмом. Иначе на нем будет лежать клеймо незаконнорожденного, а я этого не желаю.

— Неужели? — Больше она не нашла что сказать, но испытывала сильное желание дать ему пощечину и посмотреть, что из этого выйдет.

Дальше просто некуда, подумала она, пытаясь найти в своем положении хоть что-то смешное. Это надо же — предложить замужество как сделку, целью которой является Сэмми.

— Сэмми заслуживает самого лучшего из того, что я могу ему дать. Мои родители дали мне все, а я постараюсь дать все моему сыну, — сказал Винченцо, угрюмо подчеркивая слова. — Иначе я никогда не смогу простить себе этого. Поэтому, когда решишь, что делать, позвони мне.

Не веря своим глазам, Марша смотрела, как он идет к двери, потом опрометью вскочила и бросилась вслед, спотыкаясь и цепляясь за ковровую дорожку на лестнице.

— Винченцо!

Он повернул к ней лишенное всякого выражения лицо.

— Не кажется ли тебе, что нам необходимо кое-что обсудить поподробнее? — Она с трудом сдерживала гнев.

— Зачем?

— По-моему, это самый глупый вопрос из всех, которые ты мне когда-нибудь задавал, — возразила Марша.

— О чем нам еще говорить? — с усилием произнес он. — Суд или церковь. Выбирай.

На мгновение она заметила, что за его выражением холодной неприступности таится гнев. Он резко повернулся и пошел к своей машине.

Марша почувствовала себя оскорбленной тем, что должна снова бежать вслед за ним. Но прежде чем она успела раскрыть рот, он снова обернулся к ней.

— Как ты могла прятать от меня моего ребенка? Как ты только посмела? — глядя ей прямо в лицо, спросил он.

— Я не думала, что ты захочешь знать это… — прошептала Марша, потрясенная горечью и обидой, промелькнувшими в его глазах.

— А что ты вообще обо мне знаешь? — Внезапным резким движением Винченцо раскинул руки в стороны. — Ты хоть что-нибудь знаешь обо мне?

— Вероятно, только то, что ты хотел показать, — неохотно признала Марша. — И между нами говоря, Винченцо, не слишком много!

— Что ты хочешь этим сказать? — набросился он на нее.

Марша прикусила губу, жалея, что вообще раскрыла рот, но тут вспомнила о той злосчастной ночи, когда был зачат Сэмми.

— Это неважно, но когда ты говоришь о свадьбе, — пробормотала Марша, — вот это действительно важно.

— С точки зрения Сэмми, — заметил Винченцо. — Я ставлю его интересы выше своих. Это же естественно, что я должен принять на себя полную ответственность за своего ребенка… и тебе тут не над чем долго раздумывать. Разве я не предлагаю тебе то, к чему ты всегда стремилась? Я имею в виду богатство…

Смертельно побледнев, Марша гордо вздернула голову.

— Откуда тебе знать, к чему я стремлюсь?

Грубо рассмеявшись, Винченцо сел в машину.

— Если уж я так жадна до денег, Винченцо, тогда почему же я не рассказала тебе о Сэмми раньше? — гневно бросила она. — По всем законам ты должен был содержать его, и я при нем жила бы совсем неплохо. Скажи, почему я не сделала этого?

Воцарилась напряженная тишина. Она видела, что он с трудом сдерживает раздражение. Сказанные Маршей слова разрушили всю гармонию его построений, и это несказанно рассердило Винченцо. Он злобно пробормотал что-то по-итальянски.

— Не можешь ответить на этот вопрос, ведь так? Посуди сам: зачем мне было строить преступные планы обогащения на утомительной работе, когда я без труда могла заставить тебя содержать нас обоих?

— А это мы еще выясним почему! — не желая отступать, пообещал Винченцо, бросая на нее язвительный взгляд. Но она поняла, что уже добилась своей цели и что Винченцо ведет себя так нервно и раздражительно именно потому, что не может разобраться в сложившейся ситуации. Все его теории рушились. Он не понимал, почему, имея ребенка от очень богатого человека, она предпочла вести едва ли не нищенское существование, жить в разлуке с маленьким сыном, но так и не призналась, не попыталась его отыскать.

Винченцо давно уже уехал, а Марша, словно потеряв представление о ходе времени, стояла, уставившись в одну точку.

— Чего ему было нужно от тебя? — спросила внезапно подошедшая сзади Айрис.

Она получала какое-то злорадное удовлетворение, видя сестру подавленной и встревоженной визитом Винченцо. Айрис все еще не могла отойти от состояния бешеной ярости и внутри вся кипела.

— Он… — Марша помедлила, — он предложил мне выйти за него замуж, — пробормотала она, потупившись.

— Что-о? — Айрис от удивления даже подскочила на месте и вперила в Маршу ошеломленный взгляд. Это явно не входило в ее планы.

— Ради Сэмми.

— Если судить по тому, что он готов завалить тебя на спину в любом месте, не стесняясь окружающих, то думаю, что это произойдет не только ради Сэмми! — Айрис старалась побольней уколоть сестру, но эта ее тирада прозвучала как-то бесцветно, без обычного свойственного ей напора. — Вот не думала, что он захочет жениться на тебе, — призналась она, и Марша поняла, что ее сестра сложила оружие.

Надо было отдать должное Айрис: она никогда не попрекала сестру ее положением матери-одиночки, но втайне мечтала о дне, когда та наконец выйдет замуж.

Марша решила не упоминать о словах Винченцо про адвокатов, суд и права на опеку. Все это были просто разговоры, не более того. Как только он понял, что она не собирается добровольно отдать ему Сэмми, то предложил брак. Все остальное было просто запугиванием, попыткой добиться от нее того, на что, как он полагал, она должна согласиться с охотой. Работа с Винченцо научила ее многому. Даже в самых затруднительных положениях он никогда не выкладывал на стол всех козырей.

В глубине души Марша робко надеялась, что, прожив бок о бок с ней какое-то время, Винченцо поймет, что ошибался и недооценивал ее. И тогда она сможет потребовать у него те знаменитые доказательства ее преступления, которыми он, как утверждал, располагал уже четыре года. И сможет наконец оправдать себя перед ним, доказать свою невиновность. Это обязательно должно произойти.

— Марша! — Звенящая в голосе Айрис напряженность заставила Маршу отвлечься от своего занятия — уборки гостиной, где дети расшвыряли игрушки. — Приехал Винченцо.

— Опять? — удивилась Марша, окидывая его взглядом, — начиная с темноволосой головы и далее по всему крепкому, стройному телу. Тотчас же ее наполнило необоримое ощущение того, что она не принадлежит себе самой. У нее даже перехватило дыхание. Сегодня Винченцо выглядел не таким вылощенным, как обычно, но это еще больше возбуждало ее. Черные волосы были слегка растрепаны, он явно не брился не только сегодня, но и вчера, и что было уже совсем необычно — забыл надеть пиджак.

— Я хотел узнать, — несколько натянуто сказал Винченцо, — не поужинаешь ли ты со мной сегодня?

Было уже больше шести часов вечера. Потрясенная его нежданным появлением, Марша даже не смогла ничего сказать, а только посмотрела на него и кивнула. Потом, как будто только что ощутив его присутствие, поспешно поднялась с колен. Он хочет знать о ее решении и, видимо, даже не смог вытерпеть больше одного дня. Позади него, в холле, раздался топот детских ножек. Винченцо резко обернулся. Сперва послышался рев плюшевого медведя, затем в комнату влетел сияющий Сэмми.

Винченцо глядел на него, не отрывая глаз. На мгновение Марша испытала болезненный укол ревности, но ей сейчас же стало стыдно. Однако она отдала бы все, чтобы Винченцо когда-нибудь так же тепло и ласково улыбнулся ей самой.

Сэмми всегда был дичком, не привыкшим к ласке и вниманию. Гости и родственники никогда не скрывали, что Джек и Лиззи нравятся им больше. И в свои три года он уже понял, что он здесь не вполне свой. И своих игрушек — тех, что принадлежали бы только ему, — у него не было. Поэтому плюшевый мишка Винченцо сразу растопил его маленькое сердечко.

— Ты славный мальчик. — Винченцо присел на корточки и заглянул Сэмми в глаза. Малыш расплылся в улыбке.

— Я больше не буду тебя кусать, — торжественно произнес он.

— Пойду переоденусь, — пробормотала Марша, решив оставить их одних, вместо того чтобы топтаться здесь как незваная гостья.

Однако в дверях она остановилась и сказала не оборачиваясь:

— Я решила.

— И что? — В вопросе чувствовалось напряжение.

— Это будет лучшим выходом, сам знаешь для кого.

Воцарилось долгое молчание. Но ни за какие деньги она сейчас не согласилась бы повернуться и поглядеть ему в лицо.

— Винченцо?

— Я все устрою, — скороговоркой пробормотал он.

На верхней площадке лестницы ее поджидала Айрис.

— Там снаружи лимузин с шофером! — с театральным пафосом прошептала она, пораженная до крайней степени. — Не хочешь выбрать какое-нибудь платье из моих?

— Нет, спасибо.

К тому времени, как она опять спустилась вниз, одетая в простую цветастую юбку и блузку, Винченцо уже успел всем рассказать, что они собираются пожениться. Ричард, явно для того, чтобы скрасить впечатление от неприветливого приема в прошлый раз и отпраздновать событие, открыл бутылку вина, а Айрис, непонятно для чего, обрядила Сэма в нарядный костюмчик, когда-то принадлежавший Джеку, но все еще «видный», как она выражалась. Однако мотивы этого поступка очень быстро прояснились.

— Я думаю, что Сэмми должен поужинать с нами, — сказал Винченцо, окидывая Маршу спокойным, непроницаемым взглядом темных глаз.

Если до этого у нее еще оставались какие-то надежды на то, что Винченцо решил отпраздновать событие наедине с ней, то после этих слов от них не осталось и следа. Она так надеялась побыть с ним вдвоем, и слова Винченцо пронзили ее, словно острый нож. Он еще раз показал, что она сама по себе для него не существует.


Взгляд Марши упал на новенькое, сверкающее обручальное кольцо, и прежде чем она вновь обратилась к проносящимся за окнами лимузина пейзажам Сицилии, ее нежный рот болезненно сжался. Казалось, что пути не будет конца.

Винченцо сказал, что они остановятся в его доме и поскольку он не стал уточнять никаких деталей. Марша ни о чем его не расспрашивала. Но постепенно пейзаж за окном начал меняться. Взбирающаяся все выше дорога проходила сейчас по густым сосновым и эвкалиптовым лесам, и сменяющие друг друга свет и тени причудливо играли в салоне автомобиля.

Сегодня рано утром они обвенчались в местной церкви. Церемония была очень скромной.

Винченцо не пригласил никого из своих родственников или друзей. И хотя Марша совсем не горела желанием снова встретиться с Лукой, но полное отсутствие гостей на их свадьбе унижало ее, показывало, сколь мало она значит для своего мужа.

Последние три недели доказали это сполна, с горечью подумала Марша. За это время Винченцо несколько раз приезжал в Твейт-Мэнор, но все свое внимание уделял только сыну, а Марша постоянно оказывалась где-то в стороне. Когда она согласилась выйти замуж за Винченцо, то никак не ожидала, что он будет на нее смотреть как на ненужный довесок, который терпят только ради Сэмми!

— Он действительно обожает ребенка, не правда ли? — сказала Айрис с несколько наигранным оживлением, хотя перед этим, когда Винченцо наконец согласился оставить у них мальчика на время их поездки на Сицилию, с трудом удержалась от вздоха облегчения за сестру…


— Вот мы и приехали.

Что-то в голосе Винченцо заставило Маршу пристально посмотреть на него. В нем слышались прежние ноты страстности и неуемной энергии, чего она не замечала уже три недели. Еще больше ее поразило, когда, взглянув на него, она заметила, что его рот больше не сжат в узкую линию, как было все эти дни. Винченцо походил на актера, который, выйдя за кулисы, наконец стряхнул с себя надоевшую роль и снова стал самим собой.

Марша, может быть, и дальше продолжала бы смотреть на него, пораженная этой необычной метаморфозой, если бы ее внимание не привлекло нечто, появившееся впереди них. Лимузин поднимался по крутому, лесистому холму к чему-то, напоминающему старинную крепость.

— Разве это твой дом?.. — неуверенно спросила Марша.

— Уже три века семья Моничелли владеет этим замком и всеми окрестными угодьями. Обычно я добираюсь сюда на вертолете, но мне показалось, что долгое автомобильное путешествие по этим пустынным дорогам будет для тебя… как бы это лучше сказать… поучительным.

Изумленная столь неожиданной для него в последнее время разговорчивостью, Марша ухватилась за тему для беседы.

— Здесь очень красиво.

— И очень пустынно. Долина изолирована от внешнего мира. Зимой по дороге часто невозможно проехать. Ты должна была заметить, что последний город мы проехали три часа назад. До ближайшей деревни несколько миль. Здесь нет никого, кроме нас и слуг.

Пораженной Марше вдруг показалось, что она поняла причину столь внезапного изменения его настроения. Винченцо приехал домой, и то, что это событие может до такой степени смягчить его, очень обрадовало ее. Поэтому ей мрачные серые стены, возвышающиеся среди отвесных скал, совсем не показались устрашающими.

Лимузин проехал под аркой гигантских ворот и оказался на мощенном булыжником дворе.

— Как красиво, — в восхищении охнула Марша, вылезая из машины на прорезанный вытянувшимися под вечер тенями двор.

— Да, но здесь далековато от привычных тебе развлечений и модных магазинов. Это не Париж и не Лондон.

— Да, но иногда так хочется отдохнуть, развеяться… — Марша с восхищением осмотрелась вокруг. — Очень красиво!

— Остается надеяться, что завтра ты не изменишь своего мнения об этих местах.

Марша чувствовала такое облегчение, оттого что он снова разговаривает с ней, что просто светилась от счастья. Гордость говорила ей, что она должна держать себя в руках, но она слишком любила Винченцо, чтобы таить на него злобу. И как бы ей это ни было больно, понимала, что его враждебность в некоторой степени можно извинить. Он имел полное право гневаться на нее за то, что она столько лет скрывала от него сына. Но Марша надеялась, что теперь он уже примирился с этим и мало-помалу обо всем забудет и простит ее. Марше очень хотелось, чтобы несколько дней, проведенных наедине друг с другом, смогли по-настоящему соединить их.

— Я люблю деревенскую жизнь, — приветливо сказала она.

Винченцо ответил язвительной улыбкой.

— Даже зимой?

Разве мы будем жить здесь и зимой? — хотела спросить она, но в это время поприветствовать их подошла полная пожилая женщина небольшого роста, одетая во все черное. Он представил ее как свою домоправительницу Кармелу. Она совершенно не говорила по-английски, но улыбалась очень дружелюбно.

— Я должна буду выучить итальянский, — рассмеялась Марша, чувствуя, что выглядит немного нелепо. Но она просто не могла скрыть рвущейся наружу радости от сознания того, что Винченцо наконец-то снова обратил на нее внимание.

— У тебя будет для этого более чем достаточно времени.

Почему ее все время не оставляет впечатление, что он постоянно чего-то недоговаривает? Однако она опять повторяла себе, что не надо быть глупой. Теперь Винченцо — ее муж, к тому же он достаточно воспитанный человек, чтобы не позволить себе распускаться при прислуге. В конце концов, он будет сдерживаться ради спокойствия Сэмми.

— Кармела проводит тебя наверх. Ужин в девять часов, — сказал Винченцо.

Из огромного холла наверх поднималась великолепная каменная лестница с коваными чугунными перилами. Марша повсюду замечала тщательно и с любовью сохраненные семейством свидетельства старины. Она поднялась вслед за Кармелой по великолепным ступеням. Широко распахнутая дверь вела в большую комнату, отделанную дубовыми панелями. В ее середине возвышалась широкая кровать в стиле барокко, украшенная причудливой резьбой. Войдя туда, Марша как будто перенеслась в семнадцатый век.

Дверь в одном из углов вела в очаровательную ванную, остроумно переделанную из бывшей сторожевой башенки. Оставшись одна. Марша внимательно осмотрела все и нахмурилась, обнаружив, что комната явно предназначена для нее одной. Покраснев, она напомнила себе, что еще час назад ей даже в голову не приходило, что их брак будет не просто видимостью ради спокойствия ребенка. С того дня, как Винченцо узнал о Сэмми, он не пытался даже поцеловать ее, не говоря уже о большем.

Теплая ванная успокоила ее. Войдя снова в спальню, она, к своему смущению, обнаружила там юную горничную, раскладывающую на кровати приготовленное для нее платье.

— Но это не мои вещи. — Марша бережно коснулась тонкого как паутина шелкового белья, отделанного роскошными кружевами. Заметив рядом великолепное вечернее платье из блестящего атласа, она нахмурилась и спросила:

— А где же мои платья?

Молодая горничная казалась пораженной.

— Вам не есть нравиться, синьора? — Она торопливо подошла к одному из больших старинных шкафов и широко распахнула дверцу. Марша едва не зажмурилась, ослепленная разноцветьем бесчисленных туалетов.

Пораженная, она открыла другой шкаф и увидела такую же картину. Ящики были полны бельем, полки ломились от свитеров, а внизу аккуратными рядами стояли туфли, все до одной — новехонькие. Только теперь до нее дошло — Винченцо решил полностью обновить ее гардероб. Она была просто поражена, когда сравнила свои старые платья, аккуратно развешанные в том же шкафу, с приобретениями Винченцо — до того они казались убогими, просто нищенскими. Да рядом с великолепными изделиями лучших кутюрье их и платьями-то назвать было нельзя — так, жалкие старые тряпки!

Она не могла оторвать взора от соблазнительного черного платья с глубоким декольте, разложенного на постели. Вежливо выпроводив горничную. Марша сама оделась и собрала волосы в свою любимый нетугой узел. Покрутившись перед огромным — во всю высоту стены — зеркалом, она восхищенно провела рукой по великолепной гладкой ткани, мягко шуршащей при каждом движении. Ее точеные плечи по контрасту с черным атласом корсажа казались, белоснежными.

Как только Марша была готова, она тотчас же, не теряя ни секунды, сбежала вниз по лестнице. И вот уже высокие каблуки ее туфель застучали по полу центрального холла. Ей вдруг страшно захотелось поскорее увидеть Винченцо. За ней чинно шел слуга. Когда она остановилась, не зная, куда идти дальше, он распахнул перед ней дверь.

Сквозь узкие и высокие зарешеченные окна в дальнем конце комнаты был виден огнем пылающий закат. Винченцо стоял возле окна. Вечерний свет отливал лиловым на его черных волосах, белый смокинг прекрасно подчеркивал смуглую кожу. При взгляде на него у Марши перехватило дыхание.

— Ты выглядишь очень довольной. Именно этого я от тебя и ждал, — негромко произнес он.

Раскрасневшаяся, сияющая Марша приняла эти слова за чистую монету.

— Эти платья-прекрасный сюрприз, — торопливо сказала она. — Благодарю тебя за них.

— Не стоит благодарности. Если моя жена будет плохо одета, стыдно будет мне самому, — сухо ответил Винченцо. — Кроме того, я собираюсь время от времени устраивать здесь приемы. И будет неудобно, если кто-нибудь примет тебя за служанку.

Марша отпрянула, как будто он дал ей пощечину. Как в тумане она слышала, что он говорит с одним из слуг по имени Джанкарло. Перед ней на серебряном подносе появился наполненный до краев бокал шампанского. Дрожащей рукой она подняла его.

— За что же мы будем пить? За законный брак? — сардонически ухмыльнулся Винченцо. — Или за твое вступление в новый мир?

— О чем ты говоришь? — Голос Марши предательски дрогнул. Этими несколькими фразами Винченцо уничтожил все ее надежды на то, что теперь у них все пойдет по-другому.

Величаво ступая, он отошел от окна, и ей стало видно его лучше. На его твердом смуглом лице явно читалось мрачное удовлетворение.

— Хотя ты и одета не совсем подобающим для этого образом, но для тебя начинается жизнь, где свободы у тебя будет не больше, чем у монашки в монастыре со строгим уставом, — спокойно сказал он.

— Ты что, пьян? — прошептала Марша. Это было единственным разумным объяснением, которое пришло ей в голову.

Винченцо откинул голову и рассмеялся с видимым удовольствием.

— Ты ведь никогда не спрашивала, где и как будешь жить, — напомнил он ей. — Теперь я тебе скажу. Ты будешь жить здесь.

— Здесь… — неуверенно повторила Марша.

— И не надейся, что я отвезу тебя обратно в Англию.

— Но я думала, что мы будем жить в Лон…

— Ты ошибалась. Я могу управлять своими компаниями откуда угодно. Современная техника позволяет мне это. Придется, конечно, иногда уезжать ненадолго, но ты будешь всегда оставаться здесь, поддерживать домашний очаг и посвящать все свое время и силы воспитанию нашего сына, — четко выговаривая слова, объяснил Винченцо. — Не думаю, чтобы ты особенно этому обрадовалась.

Марша отхлебнула шампанского-просто для того, чтобы смочить пересохшее горло. Она посмотрела на него так, как будто он только что признался ей, что психически ненормален. Ее бирюзовые глаза недоверчиво расширились.

— Но эта глушь совсем не подходит для воспитания Сэмми! — то было первое, что пришло ей в голову.

— Очень даже подходит. Я купил все, что только нужно для ребенка. А когда придет время отдать Сэмми в школу, то в шести километрах отсюда, в деревне есть отличная школа. Я сам ее субсидирую, чтобы молодежь не разбегалась из этих мест. Мы здесь, в Сицилии, выше всего ставим преданность семье и родственникам. Тебе придется с этим смириться, — рубил Винченцо, не давая ей сказать ни слова.

— Но Сэмми не знает ни слова по-итальянски! — воскликнула Марша, совершенно ошарашенная спокойной уверенностью, с какой Винченцо отметал все ее доводы.

— Ничего, он быстро научится, — ответил Винченцо. — В возрасте Сэмми дети все схватывают на лету. Через пару лет он будет говорить не хуже меня.

Слишком поздно до Марши стал доходить смысл его намеков о том, что здесь ей придется жить совсем другой жизнью, чем она привыкла. Он решил наказать ее заточением в этом угрюмом замке, где не будет ни праздников, ни развлечений-только тоскливые будни. Собственно говоря, она не лгала, когда говорила о том, что любит жить в деревне. Но то, что предлагал ей Винченцо, больше походило на заключение в тюрьму.

— Ужин, — произнес Винченцо, положив свою сильную руку ей на спину и осторожно подталкивая ее к двери. — Ты удивлена, не правда ли?

— Я не вижу никаких причин, чтобы тебе вести себя подобным образом! — беспомощно выкрикнула она. На самом же деле, зная мрачную и мстительную натуру Винченцо, она могла бы назвать множество причин для этого.

— Заведешь любовника — убью. Так и знай, — почти неслышно шепнул ей Винченцо, наклоняясь к самому ее уху. — Так что здесь, в безлюдье, тебе будет даже спокойнее. Здесь нет никаких соблазнов для такой особы, как ты… в целях твоей же безопасности. И моего спокойствия тоже, — добавил он немного погодя.

Она посмотрела невидящими глазами на прекрасно сервированный стол и медленно опустилась на предупредительно подвинутый ей стул. «Заведешь любовника — убью. Так и знай». Эти слова Винченцо окончательно сразили ее. Как он мог даже подумать об этом в день их свадьбы? Марша сидела неподвижно, тупо уставившись в свою тарелку. Все происходящее казалось ей длинным, кошмарным сном. Вот только очнуться от него ей, наверное, не удастся никогда…

7

Джанкарло встряхнул салфетку и церемониальным жестом положил ее к ней на колени. Потом откупорил еще одну бутылку шампанского и, отойдя в сторону, произнес краткую речь на итальянском языке.

— Если тебя это интересует, Джанкарло передает самые пламенные поздравления от прислуги и тактично выказывает надежду на то, что наш союз снова заполнит дом множеством детей. Без сомнения, он будет обрадован, когда узнает, что в этой области мы уже опередили их пожелания!

Марша густо покраснела.

— Винченцо… я не понимаю, откуда ты взял, что я могу…

— …Прыгнуть в постель к другому мужчине, если я не буду держать тебя на коротком поводке и глаз с тебя не спускать? — издевательски протянул Винченцо, с насмешкой глядя на ее зарозовевшие щеки. — Я знаю тебе цену, дорогая. Видал, что ты выделывала со стариком Шульцем и с Форбсом. Поучительное зрелище. Ростом ты, конечно, не вышла, зато все прочее в отменном виде. Будь я арабом, я заточил бы тебя в башню, ключ от которой имелся бы только у меня.

— После тебя у меня никого не было! — Марша с вызовом подняла голову. — Хотя ты не заслуживаешь этого, но я должна тебе сказать, что…

Винченцо до боли сжал ее хрупкую руку, оборвав фразу на полуслове.

— Не лги! Саймон Форбс был твоим любовником. Я все знаю!

— Во всяком случае то, что было до нашего знакомства с тобой, тебя не касается! — Марша сорвалась на крик.

— Я оставляю тебя всего на сорок восемь часов, — пробормотал Винченцо таким тоном, что у нее кровь застыла в жилах, — и что я вижу? Форбс обнимает тебя! Он был и остался твоим любовником, и не пытайся отпираться!

Марша вспомнила сцену в теплице перед появлением Винченцо. После того случая он не намекнул ни словом, ни взглядом на то, что его взволновало и расстроило происходившее между ней и Саймоном. Она уже решила, что он просто забыл об этой злосчастной встрече! Оказывается, он ловко скрывал от нее снедавшие его душу ненависть и ревность, и только сейчас они вырвались наружу…

— Да, этого ты не сможешь отрицать, — с жестким удовлетворением продолжал Винченцо. — Когда вы были совсем юнцами, он влюбился в тебя… и он нравился тебе. Потом, может быть, все и изменилось, на твоем горизонте появился я, — куда более соблазнительная добыча… А когда у тебя не выгорело со мной, ты снова ухватилась за своего старого, верного Саймона. Ведь он по-прежнему обожал тебя. Что же, придется тебе привыкнуть к мысли, что ты больше никогда с ним не увидишься.

— Кто тебе сказал, что у нас с Саймоном в юности был роман? — дрожа от волнения, спросила Марша.

— Твоя сестра… и я не думаю, что она мне соврала.

— Я не отрицаю, но уже за год до нашего знакомства с тобой у нас с ним все было кончено.

— Но он до сих пор влюблен в тебя, — сухо перебил ее Винченцо.

— Был влюблен… это верно. Но теперь — нет! — упрямо возражала Марша, охваченная гневом и разочарованием. — А что до Айрис, то она всегда хотела, чтобы я вышла замуж за Саймона и мы все стали бы одной большой семьей. Но если бы я желала этого, то согласилась бы выйти за него еще задолго до встречи с тобой.

— Он не мог тебе особенно ничего предложить. Вряд ли он когда-нибудь разбогатеет. Вот ты и не захотела всерьез воспринять его как будущего мужа. Ты всегда знала, чего хочешь! А этот дурачок до сих пор свято верит, что во всем виноват я. Хитрый сицилийский злодей обманом завлек его верную подружку, напоил и соблазнил ее! Не появись я опять в твоей жизни, ты рано или поздно все равно вышла бы за него.

Марша отшвырнула прочь салфетку и, вся дрожа от ярости, вскочила с места.

— Видит Бог, я жалею, что так не поступила! — крикнула она срывающимся голосом. — Может быть, Саймон и не будет никогда богатым, но он никогда бы не посмел так унижать меня, как ты!

— Ты сядешь на место и закончишь ужин, — с холодной злобой сказал Винченцо.

— Не желаю я сидеть с тобой за одним столом! — прошипела Марша. — Ты не только видишь во всех моих поступках злой умысел, ты просто-напросто псих и если думаешь, что я собираюсь…

— А ну сядь на место! — рявкнул Винченцо. Марша услышала скрип открывающейся двери и села на свой стул. Она не собиралась скандалить с ним на глазах у прислуги. Пока убирали первую перемену блюд и ставили вторую, она вся дрожала от смешанного чувства гнева, горечи и отвращения к себе — надо же было быть такой дурой, чтобы вообразить, что Винченцо даже на короткое время может забыть прошлое!

— Я вышла за тебя замуж с честными намерениями, — пробормотала она сдавленным голосом, когда они снова остались одни.

— Ради благополучия Сэмми, — язвительно напомнил ей Винченцо. — Ведь деревенская жизнь так полезна детям. Свежий воздух, масса мест для игр, не говоря уже о постоянном внимании любящей и преданной матери.

— Где бы мы ни жили, я всегда буду рядом с Сэмми! — Марша больше не могла на него смотреть. Бледная как смерть, она судорожно схватила нож и вилку. Хотя аппетит у нее совсем пропал, ей не хотелось этого показывать. — Но теперь мне стало ясно: как бы я ни поступала, ты все равно не будешь верить мне.

— Доверие нужно заслужить, и если ты не постараешься сделать это, то через год все еще будешь сидеть здесь взаперти, — сообщил ей Винченцо с мерзкой улыбкой, когда она все-таки отважилась взглянуть на него. — Когда же ты добровольно признаешься мне в том, что совершила свое преступление, обманула меня тогда, и расскажешь, куда спрятала деньги…

— Я ни в чем не виновата! — отчаянно завопила Марша.

Винченцо даже бровью не повел.

— …И проведешь год здесь, в полном одиночестве, не видя ни единого молодого мужчины, кроме меня, без малейшей возможности улизнуть, — вот тогда я, может быть, сжалюсь над тобой и награжу за примерное поведение… поездкой на неделю в Лондон. Естественно, под присмотром верного человека и без миллионов в кармане.

— Не надо мне твоих поганых денег! — выкрикнула оскорбленная Марша.

Весьма удовлетворенный, Винченцо ослепительно улыбнулся.

— Ты их и не получишь. Я все устроил так, что в твоем распоряжении не будет ни гроша. У тебя даже не будет ни единой драгоценной побрякушки, которую ты могла бы продать.

Кстати, кольцо на твоей очаровательной ручке поддельное, как бы роскошно оно ни выглядело…

В вспышке неукротимой ярости Марша дрожащей рукой сорвала кольцо с пальца и швырнула его через стол-прямо в лицо Винченцо. Кольцо запрыгало по столу и укатилось, но никто не обратил на это никакого внимания.

— И это забирай, скупердяй паршивый! — запальчиво крикнула она, оскорбленная до глубины души.

— Короче, я думаю, что некоторое время ты должна посидеть здесь взаперти, — с нескрываемым удовольствием выговорил Винченцо. — Ты сможешь посвящать свой досуг тому, чтобы учиться быть мне хорошей женой, а Сэмми — доброй матерью. И когда мне будет нужно отлучиться отсюда на несколько дней, я каждый раз должен быть уверен, что найду тебя на месте. Можешь вопить, рвать на себе волосы, биться головой о стену-тебе ничего не поможет. Ты станешь жить так, как испокон веку живут замужние женщины в этом краю.

Вошел Джанкарло с десертом. Марше захотелось выхватить поднос из этих почтительных рук и швырнуть прямо в Винченцо, и ей потребовалось неимоверное усилие над собой, чтобы сдержаться. Перед глазами все поплыло, но ей удалось сдержать рвущуюся наружу ярость до ухода старика.

— Что я сделаю прямо сейчас, — проговорила она дрожащим голосом, — так это позвоню своей сестре…

— Твоя сестра впадает в ступор от страха, едва я вхожу в комнату. Тоже мне, нашла, чем пугать, — сестрой!

— Айрис не отдаст Сэмми никому, кроме меня, ты не сможешь отобрать его у нее силой! выкрикнула Марша первое, что пришло ей в голову; она отчаянно пыталась найти хоть какое-либо оружие против него.

— Она отдаст Сэма его отцу… твой зять об этом позаботится, — ответил Винченцо.

Поняв, что проиграла, Марша отчаянно прикусила губу. Она не хотела впутывать в это дело свою семью, у нее была своя гордость. К тому же это могло навредить Сэмми.

— Ив счастье и в несчастье… — тихо напомнил ей он слова из свадебной клятвы. — Хотя, может быть, строчка «и в богатстве и в бедности» гораздо больше подходит тебе в теперешнем тоскливом настроении.

— Мне не тоскливо, мне убить тебя хочется! Да, вот именно, скинуть тебя вниз с какой-нибудь высокой скалы, чтобы ты разбился вдребезги! — упершись обеими руками в край стола и привстав, выкрикнула ему в лицо Марша. — Ты еще пожалеешь о том, что запер меня здесь, Винченцо Моничелли!

— А ты думала, что я настолько глуп, чтобы, женившись на тебе, позволить жить в самом центре Лондона и заниматься чем тебе будет угодно? Ты что, считаешь меня круглым дураком, дорогая? — И он саркастически поднял бровь.

Марша стиснула зубы.

— Но за последние недели ты ни разу не напомнил мне ни о Саймоне, ни об этих проклятых деньгах!

— Конечно, нет, — промурлыкал Винченцо, вертя в пальцах бокал шампанского. — Теперь могу признаться тебе, что мне стоило немалых трудов держать себя в руках, но в конце концов ведь это привело тебя к алтарю, не так ли? А теперь у меня есть все, что только мне нужно. У меня есть мой сын-законный наследник и продолжатель рода. Ты теперь тоже моя…

— Я вовсе не твоя! — яростно отрезала Марша, напрягшись, точно готовая к прыжку кошка.

Черные глаза Винченцо обшарили все ее тело и остановились на груди.

— Ты моя, — повторил он. — Целиком и полностью. Ты в моем распоряжении и всецело зависишь от меня.

— Как ты смеешь? — Марша даже взвизгнула от бешенства. Перед ее глазами плыл красный туман, руки тряслись.

— Придется тебе мало-помалу превратиться в покорную и бессловесную сицилийскую жену, — медленно произнес Винченцо, и его чувственный рот изогнулся в откровенно довольной усмешке. — Это произойдет не сразу, но дай только срок…

Марша с угрозой шагнула прямо на него.

— Только попробуй принудить меня к чему-нибудь! Я больше тебя к себе не подпущу, так и знай!

— На нашем брачном свидетельстве еще чернила не высохли, а мы уже ссоримся. — Винченцо негромко рассмеялся и снова внимательно поглядел на нее. — Благоразумный человек поспешил бы загладить недоразумение во время первой брачной ночи… но я никогда не отличался благоразумием. Собственно говоря, меня это только возбуждает. Могу поспорить с тобой хоть на тысячу фунтов, что сегодня ночью ты будешь спать со мной.

— Да спорь ты хоть на целый миллиард фунтов — все равно проиграешь! — крикнула Марша и, едва не сбив с ног пораженного Джанкарло, вошедшего с подносом, вылетела из комнаты.

Еще никогда в жизни не была она так разъярена. Еще пять минут, и она грохнула бы свою тарелку об пол. То, что с самого начала так привлекало ее в Винченцо Моничелли, теперь обернулось страшным недостатком. Он был совершенно непредсказуем. Поднимаясь по лестнице, она вновь и вновь перебирала в памяти все его пороки.

Марша с грохотом вытаскивала один за другим ящики из огромного комода, когда в комнату вошла ее горничная Джованна. Широко открыв от удивления большие темные глаза, девушка спросила.

— Не нужно помощь, синьора?

— Нет, спасибо. — Покрасневшая от стыда за то, что ее застали за таким занятием, запыхавшаяся Марша выпрямилась и поправила сползшее с плеч платье. — Мне не надо никакой помощи, — солгала она.

Джованна с видимой неохотой ушла. Марша вытащила последний ящик и снова, пыхтя и отдуваясь от усилий, стала толкать комод к двери. Деревянная громада заскрипела, но сдвинулась всего на несколько сантиметров. Яростная решимость придавала ей сил. Марша продолжала толкать комод, и когда наконец ей удалось загородить им дверь, обессилев, рухнула на ковер. Она лежала там до тех пор, пока ей не пришло в голову, что в таком виде, без ящиков с вещами, комод слишком легок. К тому времени как Марша вернула ящики на место и для большей надежности подперла комод большим креслом, стоявшим под одним из окон, она окончательно выдохлась.

Закончив работу, едва живая от непривычных усилий. Марша рухнула на кровать. Она яростно дернула молнию платья и стянула его через ноги, потом, передохнув пару минут, сняла чулки и узенький эластичный пояс. Таких вещей у нее никогда не было, и это только усилило ее ярость. Винченцо купил все эти тряпки не для нее, а для самого себя — вот в чем дело. Это ему нравились эти вещи, с горечью подумала она. В бунтарском порыве Марша сорвала с себя легкие полупрозрачные трусики. С этих пор она не наденет больше ни одной вещи, кроме тех, которые привезла с собой. Может быть, хоть это смутит его!

Скрип открывающейся двери заставил Маршу резко повернуть голову. Подскочив на кровати, с бешено забившимся сердцем, она недоуменно следила за тем, как медленно поворачивается одна из панелей мореного дуба, которыми были обшиты стены комнаты.

На мгновение она неподвижно замерла, но потом вспомнила, что сидит совсем раздетая. Охваченная ужасом, она судорожно ухватила шелковое покрывало, на котором сидела, и, как могла, прикрылась им.

— Боже милостивый… — пискнула Марша. В темном прямоугольнике стоял Винченцо. На нем был только короткий халат из черного шелка. Он откровенно любовался Маршей — ее растрепанными белокурыми волосами, в беспорядке рассыпавшимися по хрупким плечам, испуганно расширенными голубовато-зелеными глазами, миниатюрным, стройным телом, которое полупрозрачное покрывало не могло скрыть от его пристального взора. Марше захотелось провалиться сквозь землю.

Встретившись взглядом с горячими черными глазами, она словно оцепенела, а потом вдруг взорвалась:

— Ты просто сволочь! Ты опять обманул меня!

— Почему же обманул? — Винченцо с комическим выражением сморщил лоб и нахмурил брови. — Где тут обман? Я же обещал, что сегодня буду спать с тобой…

— Ты нарочно подстроил этот трюк с потайной дверью! — гневно завопила она, чувствуя всю глупость ситуации, в которую попала, — надо же было ей разлечься на кровати совершенно голой, думая, что она в безопасности. И зачем она только надрывалась, тащила на себе этот идиотский комод!

— О чем ты говоришь? — с явной неохотой он оторвал от нее взгляд и запер за собой дверь. — Потайная дверь? — переспросил он и намеренно задержал руку на деревянной ручке, которую заметить было вовсе не трудно. — Что же тут потайного? Это дверь между нашими спальнями.

— А я не желаю, чтобы наши спальни соединялись! — сердито крикнула Марша. — Пошел вон отсюда!

Но Винченцо не слушал ее. Его внимание привлек комод, загородивший дверь в комнату. Несколько секунд он недоуменно смотрел на него и вдруг, запрокинув голову, громко расхохотался.

— Ты уже начала строить баррикады? — спросил он, перестав смеяться.

Марша неподвижно замерла с пылающими от стыда щеками. Никогда еще она не чувствовала себя в таком дурацком положении.

— И какие мощные баррикады, — заметил он нарочито удивленным тоном, оценивающе глянул на массивный комод, и снова с насмешкой посмотрел на Маршу:

— Жаль только, что твои поистине титанические усилия пропали зря… Очень жаль…

Под его бесстыдным взором Марша, красная до ушей, тщетно пыталась прикрыться простыней.

— Я сказала: уйди отсюда!

— Но это же наша первая брачная ночь, дорогая! — Тут ей захотелось спрыгнуть с кровати и изо всех сил ударить его, однако ее удержал страх предстать перед ним в чем мать родила.

— Все равно убирайся! Я не намерена спать с тобой!

— Это еще почему? — Винченцо уже начинал сердиться.

— Ты хочешь, чтобы я сказала тебе все, что думаю? — ответила Марша, дрожа от ярости. — Хорошо же. Я не собираюсь спать с мужчиной, который считает меня воровкой и шлюхой!

— А почему бы и нет? — Винченцо снова успокоился. — Я же собираюсь лечь в постель с воровкой и шлюхой, и ничего…

— Ах, ничего?! — яростно закричала Марша. — Ты хочешь сказать, что…

— Я хочу сказать, что если был бы таким принципиальным, что не мог бы лечь в постель с воровкой и шлюхой, то постарался бы держаться от тебя подальше, — мрачно усмехнулся Винченцо. — Или ты думаешь, что я с детства мечтал жениться на такой, как ты? На воровке и шлюхе в придачу?

— Как ты смеешь? — завопила Марша.

— Ты сама первая начала этот разговор, и если уже тебе пришла охота разговаривать об этом в спальне, пусть будет так, — с безжалостной издевкой ответил Винченцо. — Но заруби это себе на носу-я от своих намерений никогда не отступлюсь. Рано или поздно ты сломаешься и все мне расскажешь — и это произойдет быстрее, чем ты думаешь!

— Мне нечего тебе рассказывать! Пойми это наконец, ты, дурак! — взвилась Марша. — И если ты действительно думаешь, что я собираюсь каяться перед тобой в преступлении, которого не совершала…

— Не покаявшийся не будет и прощен. — Его черные глаза угрожающе сузились. — Потом тебе придется пенять на себя. Я тебя предупредил…

— Ты просто спятил, — прошептала Марша, охваченная паническим ужасом, с которым не могла ничего поделать. — Я же ничего не сделала…

— Ты меня предала, — вынес приговор Винченцо.

Боже мой, он действительно свято верит в это, в отчаянии подумала Марша. И ей не удастся убедить его в обратном никакими способами.

— И сделала весьма ловко. Ты сказала, что любишь меня, — произнес Винченцо так, что по ее обнаженному телу пошли ледяные мурашки.

Марша побледнела. К ней вновь вернулась старая боль. Он не верит, что она и вправду его любила, а не лгала с целью одурачить и обобрать!

— И я на самом деле поверил тогда тебе. — Теперь его голос звучал почти неслышно.

— И это доставило тебе удовольствие, — огрызнулась Марша.

— Должен тебе признаться, дорогая, что сейчас я получаю куда большее удовольствие от сознания того, что ты отныне находишься в полном моем распоряжении. — Неторопливым движением Винченцо развязал пояс и сбросил халат на пол.

Стоило ошеломленной Марше только увидеть первобытную мощь этого бронзового мускулистого тела, как внутри ее как будто что-то сжалось, кожа мгновенно увлажнилась от нахлынувшей волны предательского желания. Ноги и руки сразу ослабели, сердце застучало где-то в висках.

В неистовой и безнадежной попытке избавиться от этого чувственного наваждения Марша крепко зажмурилась. Она больше не позволит ему сделать это с ней еще раз, поклялась она себе. Она сможет справиться с этим безумием, которое приходит к ней всякий раз, стоит только ему предстать перед ней. Она должна победить саму себя.

Под его тяжестью кровать слегка прогнулась. Марша вся сжалась, ожидая грубого прикосновения, но его не последовало. Молчание становилось все более невыносимым, оно почти душило ее. Больше не в силах вынести этой неопределенности, она открыла глаза.

Винченцо лежал рядом с ней в расслабленной позе, раскинув руки и пожирал ее тело горящими черными глазами. У нее на мгновение перехватило дыхание.

— А ты знаешь, я сразу догадался, что ты влюбилась в меня как кошка! Да, да, и не делай удивленную физиономию, — прошептал он так, что у Марши закружилась голова и потемнело в глазах от дикого, влекущего желания. — Ты хотела меня с первого же момента знакомства… как и я тебя… Я пытался справиться с собой, но что я мог поделать, раз и ты желала того же…

— Нет, нет… я вовсе не сразу влюбилась в тебя! — Марша хваталась за последние, жалкие остатки своей гордости.

Винченцо лениво усмехнулся и, протянув руку, приложил палец к губам Марши, отчего она вздрогнула, словно от удара током.

— Не лги. Я видел тебя насквозь. Слепец, и тот заметил бы, что ты просто с ума сходишь от вожделения.

— Нет…

— Я всегда считал, что работа и любовные интрижки — вещи несовместимые, поэтому целый месяц вел себя как каменный истукан. А почему, как ты думаешь, я не брал тебя с собой в поездки? — со странной горечью произнес Винченцо. — Но ты все равно маячила передо мной постоянным соблазном. С самого первого дня я мечтал о тебе. Я десятки и сотни раз мысленно обладал тобой. И никакая другая женщина…

— У тебя никогда не было недостатка в бабах, — прошипела она, чувствуя прилив ревности ко всем любовницам Винченцо, которые только у него были.

— Прекрати. — Он снова провел пальцами по нежной округлости ее губы. — Никакую другую женщину я не хотел так сильно, как тебя. Каждый дюйм твоего обнаженного тела-колени под юбкой, голая шея — возбуждали меня, как прыщавого юнца, вожделеющего всех женщин подряд. Я был готов взять тебя прямо на полу в своем кабинете… Я был тогда близок к помешательству… В конце концов я не выдержал…

Она впилась в него взглядом, дрожа от непроходящего возбуждения.

— Я не знала…

— Не знала чего? — срывающимся шепотом спросил Винченцо и, заглянув в ее глаза, положил руку на укрывающую ее тело ткань. — Что можно испытывать столь сильную страсть? Многие люди ни разу в жизни не испытывают ничего похожего. Этот голод терзает так сильно, что рано или поздно происходит фатальное событие. Такую страсть нельзя ни подавить, ни переключить на что-то другое…

Рука Винченцо подхватила край покрывала и медленно стянула его вниз. Марша задыхалась от смущения и желания, ее грудь ходила ходуном. Само сознание, что он смотрит на ее обнаженное тело, возбуждало ее. Винченцо взял ее за плечи и привлек к себе. Его горячие губы сомкнулись вокруг ее твердого розового соска.

От прошедшей по каждому нервному окончанию мгновенной волны чудеснейших ощущений Марша вскрикнула и крепко вцепилась в его плечо, потом запустила пальцы в густые темные волосы. Она плотно сжала веки, горло перехватил спазм рвущегося наружу рыдания. Но никогда еще в своей жизни она не испытывала такого бесстыдного, бешеного желания. Она задыхалась от страсти. Ей бешено хотелось ласкать его, хотелось распластаться под его тяжелым, неутомимым телом, принять его в себя. Ее словно рвали на части раскаленными щипцами…

Запустив пальцы в ее растрепавшиеся шелковистые волосы, он поднял ее голову вверх.

— Четыре гора тому назад я пытался убедить себя, что это не так, но ни одну женщину я не хотел так сильно, как тебя. — Его дыхание стало неровным.

— Но ты же не… — И все, что она не могла заставить себя выговорить, отразилось в ее потемневших глазах. «Ты же не любишь меня, даже не уважаешь» — вот что она должна была сейчас произнести. — Мне нужно нечто большее… — дрожащим голосом прошептала она.

Он опытной, ласковой рукой взял ее груди, сразу напрягшиеся под его прикосновением.

— Ты должна делать то же, что и я… готовиться к тому, что можешь получить от меня, и забыть обо всем остальном, — хрипло произнес он.

— Но мне нужно…

— Вот… вот что тебе нужно! — Без всякого предупреждения он поцеловал ее с такой дикой, властной силой, что весь окружающий мир как будто растворился и она погрузилась в горячую сладкую тьму.

Жаждущий прикоснуться к ее нежному небу язык Винченцо проник между ее губ. Маршу била неистовая, лихорадочная дрожь, а он притянул ее еще ближе к себе, одновременно раздвигая ей бедра, так что она очутилась на коленях, верхом на нем. От неожиданности она замерла, но Винченцо, положив свои сильные руки ей на бока, со стоном наслаждения удержал ее на месте, в то время как его рот со все возрастающей жадной страстью впивался в ее губы.

Одним этим поцелуем он зажег в ней огонь, пылавший жарче адского пламени. Она растворилась в нем без следа. Затвердевшие соски терлись о его широкую грудь, жесткие завитки его волос кололи их нежную плоть, причиняя ей сладостную боль. Каждой частью своего тела она ощущала исходящий от него жар, а когда он двинулся, Марша поняла, что он готов ее взять. Ощутив бедром горячую твердость его члена, она громко застонала. Мир взорвался, закружившись ослепительными искрами, и рассыпался в прах. Теперь на свете оставались только они двое.

— Сейчас для нас существует только это, — хрипло пробормотал Винченцо, запуская пальцы в ее волосы и запрокидывая ей голову, чтобы видеть лицо. — И не говори мне, что тебе этого мало. Боже мой… целых три недели я не прикасался к тебе! Мучил тебя, мучился сам. Ты этому рада?

— Нет… — прошептала она, утопая в омутах его глаз.

Приподнявшись, он как-то особенно нежно начал покусывать ее покрасневшую и набухшую нижнюю губу. Ее опять бросило в дрожь, а он со сдавленным стоном, с напряженными как канаты мышцами, поднял ее над собой, отыскивая между ее бедер жаркое и влажное устье ее плоти. У Марши вырвался громкий крик, по всему телу прошел спазм экстаза. Это была сладкая мука, приятнейшая на свете пытка.

— Не могу больше терпеть. — С намеренной, расчетливой медлительностью входя в нее, он придвинул к себе тело Марши. Стыдясь своего ненасытного желания и не желая, чтобы Винченцо догадался о нем, она прикрыла глаза.

— Смотри на меня, — внезапно приказал он.

— Не останавливайся! — выдавила она сквозь стиснутые зубы.

— Открой глаза, — раздраженно повторил он. Она подняла веки и недоуменно посмотрела на него.

— Я хочу видеть твои глаза… Хочу быть уверенным в том, что ты знаешь, кто сейчас внутри тебя, — прохрипел он ядовито, с напряженным лицом.

Но Марша уже была не в состоянии что-либо понимать. Вся дрожа, она только и смогла что пролепетать:

— Винченцо…

— Да… Винченцо… и больше никто… и никогда, — процедил он сквозь зубы; от усилий его оливковая кожа увлажнилась. Затем внезапным движением он оторвал ее от себя, опрокинул спиной на смятое покрывало, мгновенно навалился сверху и, прижав ее руки к матрасу, с силой вошел в мягко раздавшуюся перед ним плоть. Даже позднее она вспоминала этот момент как самое сильное сексуальное ощущение из всех, которые когда-нибудь испытывала, — даже с Винченцо.

Он налетел на нее как ураган, и она почувствовала себя смятой, побежденной, опаленной этим чувством. Марша никак не предполагала, что он может настолько потерять голову. Каждая клеточка ее тела как бы в едином порыве мгновенно откликнулась на его натиск. Она отдалась на волю этого чувства, не ощущая ничего, кроме бешеного биения своего сердца и растущего внутри лихорадочного напряжения. С каждым его движением оно все усиливалось, пока наконец окружающий мир не окрасился для нее во все цвета радуги и она в наивысшей точке захлестнувшего все тело блаженства не выгнулась дугой и не простонала сквозь зубы:

— Я люблю тебя… я так люблю тебя!.. Первое, на что обратила внимание Марша, когда снова стала в состоянии различать и понимать окружающий мир, была наступившая звенящая тишина. Винченцо выпустил ее из объятий и, скользнув в сторону, перевалился на бок, давая возможность прохладному воздуху охладить разгоряченное тело.

— Никогда больше не говори мне подобной чепухи, — пробормотал он с нескрываемой угрозой.

Неуверенной рукой она потянулась за покрывалом, но оно оказалось слишком смятым, чтобы обеспечить ей надежное прикрытие. Сразу после такой вспышки страсти его тон произвел на нее такое же впечатление, словно ее ударили ножом. Марше захотелось тут же умереть. От полученного удовольствия не осталось и следа. Более того, у нее появилось ощущение, что ценой пережитого ею наслаждения стало предательство самой себя.

— Что ты имеешь в виду? — прошептала она.

— На мой взгляд, самая омерзительная вещь на свете — это слышать, как ты говоришь, что любишь меня, — холодно пояснил Винченцо.

Убитая внезапной переменой его настроения, Марша отвернулась. Только сейчас она вспомнила слова, которые вырвались у нее в момент кульминации страсти, когда ее тело и ум целиком находились в его власти.

— Но может быть, ты сказала это просто по привычке? — презрительно предположил Винченцо.

— По привычке? — спросила она дрожащим от горя голосом, поразившись его дребезжанием.

— Может быть, это нравилось Форбсу… но не мне… Я не питаю насчет тебя никаких иллюзий, а когда ничего не ждешь, то не из-за чего и разочаровываться, — заявил он, жестко рассмеявшись. — А сейчас, когда ему наконец пришлось смириться с тем фактом, что его «любовь» ушла к тому, кто больше ей платит, он, должно быть, очень расстроен.

Теперь Марша поняла все. Внутри у нее все как будто перевернулось, кулаки сжались с такой силой, что на нежной коже ладоней остались полукруглые следы ногтей. А потом, совершенно неожиданно невыносимую боль сменила дикая, звериная ярость…

8

Марша вскочила, словно подброшенная пружиной. Тонкие черты ее лица заострились, бирюзовые глаза засветились злым зеленым светом, как у рыси.

— С меня хватит… Не желаю больше слушать твои издевательства! — гневно крикнула она. — Может быть, ты еще скажешь, что я обслуживала в борделе иностранных моряков? Или занималась стриптизом? Что еще ты в состоянии изобрести, помешанный идиот? Да как ты смеешь пачкать имя человека, о котором ничего не знаешь? Что тебе сделал Саймон Форбс?

Лицо Винченцо застыло в изумлении, он внимательно разглядывал ее. Потом на его чувственных губах промелькнула улыбка.

— Насчет тебя я могу допустить практически все. А вот он…

— Что он? — резко перебила его Марша. — Как ты думаешь, почему Саймон тебя так возненавидел? Да потому что он ухаживал за мной с пятнадцати лет — и все равно не имел того, что ты заполучил в месяц! Думаешь, легко ему было, когда он видел, как я влюблена в тебя, легко было отдать меня тебе?

— Но ты же сама призналась, что спала с ним…

— Да, черт тебя побери! Но все равно наши отношения с ним и с тобой даже нельзя сравнивать! То, что я давала ему и что испытывала с ним…

— Ага, все-таки ты призналась, что что-то испытывала с ним…

— Замолчи немедленно! Мы были с ним близки всего два-три раза… и я с трудом терпела его близость! Я всячески старалась избегать этого… А с тобой… ты сам знаешь, как я вела себя с тобой! И тебе не стыдно после этого обвинять меня в связи с ним! Потому что для тебя я просто посуда, лоханка для удовлетворения похоти — и все!

На скулах Винченцо выступили красные пятна.

— Не передергивай! — протестующе возразил он.

— Это ты передергиваешь! Потому что женщина для тебя только сексуальная машина, шлюха, потому что ты не можешь вытерпеть, что ты у меня не первый мужчина! Я скажу тебе, Винченцо Моничелли: хоть ты и предприниматель, миллионер и все прочее, но в душе ты средневековый дикарь! Ты так же устарел, как твой проклятый замок!

— С чего ты так разошлась, дорогая?

Выведенная этой фразой из себя. Марша буквально зашипела.

— Если ты не прекратишь, я… я выцарапаю тебе глаза!

— А с чего бы я должен был прекратить? Надеюсь, ты оставляешь за мной право отстаивать свои убеждения, хоть, с твоей точки зрения, они и выглядят средневековой дичью, — возразил ей Винченцо, ядовито ухмыльнувшись.

Это стало для Марши последней каплей. Он ничего не понимал и не желал понимать. Говорить с этим человеком было все равно, что убеждать каменную статую. Весь ее гнев куда-то улетучился, уступив место безнадежной тоске.

— Что я такого сделала тебе, что ты все время стремишься оскорбить меня? — поникнув головой, прошептала она.

Воцарилось напряженное молчание.

— Да, я хотел оскорбить тебя, — признался наконец Винченцо.

— Ты ненавидишь меня, — сказала она дрогнувшим голосом, с трудом проглотив подступившие слезы.

— Иногда. — Даже не пытаясь отрицать этого, Винченцо легко поднялся с постели. С каменным выражением на обычно таком подвижном лице он смотрел на нее суженными глазами. Его прекрасной формы рот сурово сжался. — Но ты забываешь, моя дорогая, что за тобой числятся грехи пострашнее той давней связи с Форбсом. Или ты не понимаешь, что натворила четыре года назад? Должен сказать, что, как и большинство записных интриганов, ты прогадала. Погналась за грошами и упустила куда более солидную награду…

— Я не понимаю, о чем ты говоришь? — Сердце Марши буквально рвалось на куски при мыслях о все расширяющейся пропасти между ними. Эту первую брачную ночь она никогда не забудет, как не забудет и испытанного унижения. Ей казалось — что она ни сделай, что ни скажи, Винченцо все равно не обратит на это никакого внимания. Он по-прежнему слепо верил в то, что она четыре года назад предала и обманула его.

— Я тебя любил.

Глаза Марши раскрылись так широко, что, казалось, заняли половину лица.

— Нет… не любил, — резко ответила она.

— Я влюбился как сумасшедший. Уже мечтал о свадебных колоколах, медовом месяце, даже о крестинах, — перечислял Винченцо с горькой усмешкой, от которой у нее мороз по коже пробежал.

Марша была буквально раздавлена его словами. Это было все равно, что выиграть в лотерею целое состояние и по глупой рассеянности потерять драгоценный билет. Столько времени она верила в то, что Винченцо просто использовал ее как легкую добычу, а потом пожалел об этом! Сказанное им только что потрясло ее, наполнило горьким ощущением невосполнимой потери и гневным негодованием на несправедливость этой разлуки.

— Но недолго, — неуверенно прошептала она.

— Да, недолго, — согласился Винченцо. — Но можешь успокоиться: вопрос о твоих махинациях теперь закрыт.

— Он не может быть закрыт. Он никогда не может быть закрыт! — крикнула она. — Если бы ты предоставил мне возможность поговорить с тобой еще до свадьбы, я потребовала бы от тебя представить мне доказательства, которые, как ты утверждал, у тебя есть.

Винченцо кинул на нее неприязненный взгляд.

— Познакомься с соучастником своего преступления…

— Что?

— Я уничтожил доказательства.

— Что-о?! — воскликнула пораженная Марша.

— Подумай сама, — обратился к ней Винченцо. — Ты мать моего ребенка и моя жена. Оставлять документы, которые могут быть использованы против тебя в судебном процессе, было бы сущим безумием. Представь себе, что они случайно попали в чужие руки. Я не мог пойти на такой риск. Раз ты моя жена, я должен защищать тебя.

— Но мне необходимо было самой увидеть эти доказательства, — с трудом выговорила она. Ее охватило чувство горького разочарования. — Я хотела…

— Напридумывать всякой чепуховины, якобы объясняющей твое поведение? — насмешливо спросил Винченцо. — Поэтому я и не показал тебе их.

— Значит, мне не будет дано даже шанса защитить себя…

— Я не хочу больше лжи, — холодным тоном перебил ее Винченцо. — С меня достаточно. А что касается денег… тут, я думаю, ты сказала мне правду. Вряд ли там осталась сколько-нибудь заметная сумма.

Марша глубоко вздохнула.

— Я не брала денег, — упрямо пробормотала она. — Ты должен будешь рано или поздно мне поверить.

Его мужественное лицо словно окаменело.

— Когда ты говоришь что-либо в этом духе, то только еще больше злишь меня. Вопрос закрыт до того времени, пока ты не будешь готова признаться. Спокойной ночи, дорогая.

Если бы только поблизости было что-нибудь, чем бы она могла запустить в него! Лишившись последнего шанса оправдаться. Марша испытывала чувство горчайшего разочарования. Но, по крайней мере, теперь она знала то, что по своей наивности никак не хотела до этого понять. Винченцо до сих пор не отказался от мысли рассчитаться с ней за предполагаемое преступление. Может быть, он потому и не хотел заявлять об этом полиции, чтобы иметь возможность наказать ее своими руками.

Но Винченцо сказал и то, что четыре года назад был влюблен… От этого ее сердце больно заныло. Хотя хороша же была эта его любовь, если он сходу, не разобравшись, поверил клевете и прогнал ее! Он даже не поговорил тогда с ней! Не позволил чувству встать между собой и своими взглядами на справедливость. Только тут Марша в первый раз подумала, что, наверное, он получил весьма весомые доказательства ее вины. Но кто же передал ему информацию, сделавшую ее виновницей чужого преступления? Все произошло так быстро…

Марша проснулась от звука открывающейся двери. Натянув на себя простыню, она испуганно посмотрела на Джованну, появившуюся в комнате с серебряным подносом в руках.

— Доброе утро, синьора.

— Доброе утро, — пробормотала она, окидывая взглядом незнакомую комнату и скомканную постель. Как она оказалась здесь?!

Джованна отдернула шторы, впустив в комнату солнечный свет.

— Вы хотеть, я приготовить ванна, синьора?

— Нет, спасибо. — Голос Марши предательски дрожал.

Прислуга в доме-это, с одной стороны, совсем неплохо, но с другой — создает дополнительные проблемы, подумала она.

Отхлебнув первый глоток кофе, Марша вдруг вспомнила подробности вчерашней бурной ночи. Неудивительно, что она проснулась так поздно. С румянцем смущения на щеках она заметила небольшой синяк на правой груди. Все тело после вчерашней любовной оргии ныло, руки и ноги не слушались ее… Не обманывай себя, с болью подумала Марша. Любовью занималась ты, а он занимался просто сексом…

Внезапно дверь отворилась. На пороге стоял Винченцо. При его виде у Марши так затряслись руки, что она едва не расплескала кофе на постель. Он подошел к изножью кровати и улыбнулся ей своей обычной ослепительной улыбкой. Для нее этого было вполне достаточно. Ему не надо было даже открывать рот. Марше захотелось швырнуть в него подносом.

— Я разобрал твою баррикаду, — спокойно сказал он.

Марша отчаянно покраснела и снова потянулась за своим кофе, пытаясь найти любой предлог, только бы не смотреть на него. Но ничего не помогало. Все равно мысленно он стоял у нее перед глазами. Совершенно неотразимый в своих выцветших джинсах, плотно сидящих на его узких бедрах и длинных, стройных ногах, и простой белой спортивной рубашке, обтягивающей широкие плечи и мускулистую грудь. Удивительно красивый мужчина… красивый хищник…

— Ты замечательно выглядишь, — растягивая слова, проговорил он.

Ничего себе «замечательно» — вся растрепанная, с размазанной по лицу косметикой и следами от его поцелуев на груди и плечах! Помятая, истасканная шлюха — вот как она сейчас выглядит! Нет, больше никогда она не позволит ему до себя дотронуться!

Бросив на Винченцо косой взгляд, она поймала еще одну его торжествующую улыбку, и тотчас же ее охватили мучительные эротические воспоминания. Они были мучительны только для нее, а не для Винченцо. Он явно был в отличном настроении, и она нисколько не удивилась бы, если бы он вдруг достал и откупорил бутылку шампанского.

— Что это ты вдруг разулыбался? — неприязненно спросила Марша.

— Ты хочешь, чтобы я тебе ответил честно?

— Честно! — передразнила его Марша. — Уж чего-чего, а честности от тебя ожидать не приходится.

Он не ответил, продолжая с нескрываемым удовлетворением разглядывать ее своими смеющимися темными глазами.

— Как видно, кое в чем ты мне не солгала, — удовлетворенно протянул Винченцо через некоторое время, прервав мрачные размышления Марши. — Похоже, хоть я и не первый твой мужчина, но женщиной сделал тебя именно я, а не этот Форбс, как его там зовут… забыл. В этом я у тебя действительно первый.

Щеки Марши зарделись. Что ж, и на том спасибо-наконец-то он хоть в чем-то поверил ей. Но он опоздал. По иронии судьбы, именно сейчас, когда она увидела, какую почти детскую радость доставило Винченцо понимание того, что он был единственным, кого она любила и желала, она пожалела о своей откровенности.

Винченцо с его средневековым воззрением на мужское верховенство и женскую честь не заслужил того, чтобы она щадила его чувства. Ей надо было солгать, сказать, что с Саймоном ей было лучше, чем с ним, что у нее были другие любовники — уже после Винченцо. Но Маршу подвела дурацкая привычка всегда и всем говорить правду. Она рассказала ему все, ничего не утаив, — и чего же она этим добилась? Ровным счетом ничего.

— Какие у тебя планы на сегодня? — спросил Винченцо, продолжая самодовольно улыбаться.

— Одеться в рубище и посыпать голову пеплом, — буркнула Марша.

— Не смешно.

— А я вовсе не смеюсь… я чувствую… — Ее голос дрогнул. — Я чувствую себя использованной, шлюхой… мне так больно…

Чуть не плача, она отпихнула поднос, вылезла из постели и, совершенно не обращая внимания на собственную наготу, побрела в свою комнату.

— Марша…

— Оставь меня в покое! — выкрикнула она плачущим голосом и скрылась в ванной.

Через час она спустилась вниз, одетая в простенькое хлопчатобумажное платьице, купленное на распродаже по сниженным ценам. Весь этот час она потратила на то, чтобы вытащить и свалить в кучу в углу спальни все подаренные им туалеты.

Она нашла Джованну в комнате, примыкающей к огромной кухне, и попросила ее передать Кармеле свое желание познакомиться с замком. Провести ее по всем закоулкам старинного здания вызвался Джанкарло, оказавшийся мужем Кармелы. Пользуясь посильным переводом Джованны, Марша попыталась запомнить хотя бы самые простые итальянские слова. Отвечая на ее многочисленные вопросы, все дружелюбно поправляли ее произношение. Поэтому экскурсия хотя и несколько затянулась, но все же доставила ей немалое удовольствие.

— Так вот ты где!

Оживленный разговор сразу затих, и воцарилось полное молчание. При виде стоящего в дверях Винченцо бирюзовые глаза Марши потемнели, взгляд стал суровым.

— Я знакомилась с домом, — сухо ответила она.

— Я думал сам показать тебе все.

— Как видишь, в этом не было необходимости.

Под воздействием ощущающейся в воздухе напряженности ее спутники моментально испарились. Винченцо взглянул на угрюмое лицо Марши и удивленно поднял брови.

— Что ты разыгрываешь на этот раз?

— Во всяком случае, роль твоей жены я больше разыгрывать не собираюсь, — решительно отрубила Марша. — Я попробовала, и, надо тебе сказать, двадцати четырех часов оказалось для меня более чем достаточно. — Не обращая внимания на скептическое выражение, появившееся на лице Винченцо, она гордо выпрямилась во весь своей небольшой рост. — Моему терпению пришел конец, Винченцо. Я не могу изменить твоего отношения ко мне, но, слава Богу, мне на это теперь наплевать! Мне наплевать на то, что ты обо мне думаешь! Так же как и на то, что ты скажешь, сделаешь или куда отправишься!

— Но я никуда не собираюсь…

— О, я думаю, что ты скоро запоешь по-другому! Отныне, если тебе захочется того, что ты называешь… поразвлечься, — голос Марши задрожал от ярости, — то тебе придется поискать развлечений где-нибудь на стороне! От меня ты больше ничего не дождешься!

Винченцо недоверчиво посмотрел на нее.

— Не болтай чуши!

— Это не чушь. Ты еще увидишь…

— Так что же я увижу, моя дорогая? — издевательски спросил он.

— Ты увидишь, что я не бросаю слов на ветер. Мне надоели — слышишь, до смерти надоели! — твои угрозы и обвинения. Мне осточертел тот бред, который ты все время несешь…

— Какой еще бред? — рявкнул Винченцо.

— Я тебя ненавижу! — выкрикнула она на самой высокой ноте. И в этот миг Марша действительно его ненавидела. — Я не приняла бы от тебя твоего чертова прощения даже за секунду до гибели! И сама не простила бы тебя за все то, что ты со мной сделал, даже если бы ты сейчас подыхал здесь, на моих глазах! Ты для меня больше не существуешь! Ты умер для меня, Винченцо Моничелли!

После того как она выкрикнула последнюю фразу, воцарилось гнетущее молчание.

Его черные глаза несколько минут, показавшихся ей бесконечностью, рассматривали ее из-под полуприкрытых век. Потом совершенно неожиданно Винченцо громко расхохотался.

На Маршу его хохот произвел эффект горящей спички, поднесенной к луже бензина. Она туг же вспыхнула. Ринувшись к нему через всю комнату, она занесла руку, собираясь дать ему пощечину, но он одним быстрым движением опередил ее и схватил за оба запястья длинными, сильными руками. Сжав зубы, она пыталась вырваться, но он быстро отпустил руки, схватил ее за талию и легко оторвал от пола.

— Отпусти меня, — визжала она, дергаясь в воздухе на его вытянутых руках. Его чувственные губы раздвинулись в улыбке, обнажив великолепные белые зубы.

— Ты начала первая. Я только оборонялся.

Его улыбка подействовала на Маршу так, словно ее со всего размаха швырнули головой об каменную стену. Ярость сменилась полнейшим замешательством. Если бы она сейчас стояла, то вряд ли смогла бы удержаться на враз ослабевших ногах. Но пока она пыталась перебороть это пугающее ощущение, Винченцо привлек ее к себе и обнял.

— Отпусти меня, — пробормотала Марша уже совершенно другим тоном.

— Я испытываю страшное и неприличное желание поцеловать тебя, — сказал он внезапно севшим голосом, от которого у нее по коже поползли мурашки.

— З-забудь об этом.

Явно не согласный с ее словами, Винченцо прижал ее к себе еще плотнее, закинул ее руки к себе на плечи. Он провел губами вдоль линии ее скулы и коснулся гневно сжатых губ. Она забилась в его руках, пытаясь вырваться и ужасаясь тому, что может с ней сейчас произойти.

Внезапно горячие, соленые слезы неудержимо потекли по ее щекам. Марша ненавидела себя за эту слабость, ненавидела за то, что поддалась искушению. Она жаждала этой боли, любила ее. Как же она позволила ему приучить себя к подобным вещам?

Винченцо немедленно опустил ее обратно на пол.

— Марша? — В его голосе послышалось беспокойство.

Она яростно обтерла мокрые щеки и бросила на него испепеляющий взгляд.

— Я тебя ненавижу!

Но сейчас это не было правдой.

9

Перед Маршей расстилалась долина. Окрестности замка поросли густым диким лесом, но вдали маячили оливковые, апельсинные и лимонные рощи. Ажурная металлическая скамейка, на которой она сидела, стояла в тени гигантского бука. Тишину нарушало только протестующее блеяние двух козлов, привязанных на противоположной стороне лежащей далеко внизу дороги. Очарованная красотой этого места. Марша тихонько вздохнула.

Она не видела Винченцо со вчерашнего дня, с тех пор как он оставил ее одну. Вечером она попросила принести поднос с ужином в ее комнату, а потом полночи провела без сна, печально размышляя над тем, что каждый раз она капитулирует перед его напором. Марша поймала себя на мысли — она больше всего боится, что он уйдет к какой-нибудь другой женщине. И ей было за это стыдно.

Тихий шорох приближающихся шагов заставил ее обернуться. В нескольких метрах от нее, повернувшись к ней в профиль, стоял Винченцо, его угольно-черные волосы блестели в солнечном свете. Он искоса смотрел на нее. Марша подобралась и неприязненно поглядела ему в глаза.

— Это любимое место моей прабабушки. Она умерла, когда мне было тринадцать. Потом еще долго я приходил сюда, как будто видел ее сидящей на этой скамье, с ног до головы одетую во все черное. Она была чудесной старухой, просто необыкновенной.

— Ты никогда раньше не говорил мне о своей семье… — покосилась на него Марша.

— Розария была опорой семьи, — продолжал Винченцо, глядя на расстилающуюся под его ногами долину. — Когда мои дед и бабка по отцу погибли в автомобильной катастрофе, она вырастила отца. Он женился на моей матери, когда ему был двадцать один год. Родился я, потом Лука. Мои родители не были счастливой парой, хотя поженились по любви.

Марша с удивлением посмотрела на него. Она помнила, как он сказал ей, что Сэмми заслуживает всего самого лучшего и что его родители дали ему это самое лучшее. Ей и в голову не могла прийти, что в его семье тоже разыгрывались свои драмы.

Винченцо шумно вздохнул и повернул к ней свое помрачневшее лицо.

— Можешь не верить мне, если хочешь, но я не желал, чтобы мы повторили их ошибки, — сказал он, подчеркивая каждое слово. — Не хотел никаких недомолвок ради Сэма. Ребенка обмануть нельзя. Он все равно почувствует недостаток тепла между нами, ощутит наши взаимные обиды, услышит наше молчание…

Марша опустила голову. Это признание ее поразило и насторожило. Она пыталась понять, к чему он клонит. Было очень похоже на то, что он собирается признать их брак неудачной идеей, обреченной на провал.

— Ты думаешь, что мы тоже совершили ошибку? — с трудом выговорила она.

— Нет… — В воздухе повисло напряженное, как натянутая струна, молчание. — Все ошибки совершал только я один.

Она вновь подняла голову. Он все еще старался не смотреть на нее, но внезапно быстро повернулся и окинул Маршу пронзительным взглядом своих темных, ночных глаз. Уголок его рта слегка подергивался, выдавая, как сильно он взволнован.

— Может быть, это для тебя будет маленьким утешением… но я действительно хотел, чтобы наш брак стал настоящим, не таким, как у моих родителей. Четыре года назад… мне тогда было очень худо. И сейчас я пытаюсь что-то исправить…

— Может быть, — согласилась Марша, у которой голова шла кругом от этого откровенного признания. Какого бы мнения сама она не была по этому поводу, но по искренней горечи, прозвучавшей в словах Винченцо, она поняла, что он переживает не просто муки уязвленного самолюбия.

— В тот вечер, на благотворительном приеме, все опять полетело кувырком, — сказал он, коротко рассмеявшись. — Мне тут же до смерти захотелось тебя. Стоило мне взглянуть на тебя и поймать твой ответный взгляд, как я понял, что и ты захотела того же.

— Я… — Из гордости она уже была готова все отрицать, но потом вспомнила, какие чувства переживала тогда, и покраснела. Это влечение было обоюдным. Даже когда они грызлись между собой как кошка с собакой, оно никогда не исчезало.

— Если бы ты тогда призналась мне во всем, я вел бы себя совсем по-другому, — выдавил Винченцо. Но стоило ей открыть рот, как он энергичным жестом заставил ее замолчать. — Я не хочу начинать все сначала.

— Но…

— Пусть все это останется в прошлом, — угрюмо перебил ее Винченцо. — Кто я такой, чтобы рассуждать о возвышенных принципах? Всю свою жизнь я имел кучу денег, мог делать все, что заблагорассудится, и воспринимал это как должное. Я могу понять, что, когда перед тобой встал соблазн…

— Но я…

— Боже мой, неужели у нас нет более важных тем для разговора? — с внезапной яростью крикнул Винченцо. — Неужели ты не видишь, что, постоянно вспоминая о прошлом, мы все больше отдаляемся друг от друга?

Марша испуганно побледнела.

— Не знаю, были ли мы когда-нибудь близки.

Воцарилось долгое молчание. Тоже бледный и напряженный, Винченцо вновь задержал на ней задумчивый взгляд своих темных глаз.

— Когда я узнал о Сэмми, это просто ошеломило меня…

— Я должна была рассказать тебе о нем, — виновато прошептала Марша. — Я должна была рассказать это, когда он родился.

— Да, — признал он еле слышным голосом. — Но когда я оправился от первого шока, то возблагодарил небо за то, что Сэмми есть на свете. В тот день я жестоко обидел тебя. Но мне тогда хотелось отомстить тебе за то, что ты прятала от меня сына. В тот день я считал тебя своим врагом. — Марша молча кивнула. — Сначала на меня, словно бешеный петух, налетел Форбс, — вспоминал он. — Потом твоя истеричка-сестра устроила бурную сцену… а потом вдруг, откуда ни возьмись… Сэмми! Я был потрясен, но в то же время готов был убить тебя на месте. Чтобы лишний раз не растравлять свою обиду, я решил не обращать на тебя никакого внимания до самого дня свадьбы.

— Но там, в доме моей сестры, у нас было не слишком много возможностей уединиться. — Говоря это, Марша понимала, что оба они тогда просто-напросто избегали друг друга.

— Видит Бог, здесь это не проблема, но давай посмотрим правде в глаза. Мы ведь с тобой не совсем обычные супруги. — Винченцо разразился язвительным смехом, резанувшим ее слух, будто ножом. — Мы не обязаны оставаться здесь, если конечно, тебе этого не хочется. Мы можем уехать на мою виллу на побережье.

Это уступка, догадалась Марша. Без всяких переходов Винченцо отказался от своего намерения мстить ей. До него наконец-то дошло, что он не может причинять ей боль, не задевая при этом своего сына.

— Марша?..

— Как тебе будет угодно, — безжизненным голосом ответила она, давая понять, что ей глубоко все равно, куда они отправятся.


— Очень… красивое. — Марша смотрела на обручальное кольцо в виде заплетенной косы. Она вдруг представила, как оно превращается в веревку, которую она могла бы туго затянуть вокруг шеи Винченцо. Это желание было настолько сильным, что она поскорее захлопнула коробочку. Картье, отметила она без всякого удивления. На этот раз не подделка… но по-прежнему это ни о чем не говорит, с горечью подумала она.

— Не хочешь примерить? — предложил Винченцо.

— Потом. — Она сунула коробочку к себе в сумку, чтобы положить вместе с другими подарками. Их она тоже не желала надевать. Винченцо, видимо, решил, что может осчастливить ее, истратив целое состояние на побрякушки. Он уже купил ей баснословно дорогие золотые часы и браслет с изумрудами и бриллиантами… не говоря уже о здоровенном амазонском попугае в уродливой, тяжелой клетке.

Фредди-так она окрестила птицу-был куплен просто ради эксперимента. Она хотела убедиться в том, что Винченцо купит абсолютно все, чего бы ей ни захотелось. Поэтому вчера она потребовала себе этого попугая, просто для того, чтобы посмотреть, до каких пределов он может дойти в своей привычке вытаскивать кошелек при каждом случае.

Он слегка побледнел… но нелепый попугай был куплен за огромную сумму, а Винченцо пал так низко, что даже похвалил ее вкус и красоту попугая. Чтобы помучить его, Марша ответила, что желала бы иметь целую коллекцию редких экзотических птиц.

Прошло десять дней с того времени, как Винченцо бестактно напомнил ей о том, что они не совсем обычные супруги. И это действительно оказалось так, с грустью подумала Марша. Вместо того чтобы проводить время в идиллической праздности и удовольствиях медового месяца, они без устали мотались по Сицилии. С рассвета до заката неутомимый и энергичный Винченцо таскал ее по всем местным развалинам, замкам и соборам. Несколько ночей они провели на великолепной вилле Винченцо на побережье.

После заката они обычно ходили куда-нибудь ужинать, а за ужином обычно вели крайне вежливый светский разговор или беседовали о Сэмми — тема, которая всегда выручала, когда беседа переходила на опасную территорию. К одиннадцати вечера они уходили спать — каждый в свою комнату…

— Мне хочется, чтобы ты носила это кольцо, — тихо сказал Винченцо.

— Я не буду его носить, — отрезала она.

На какую-то долю секунды из-под густых длинных ресниц, которым она так завидовала, мелькнул знакомый огонек, но тут же угас. Чувственный рот плотно сжался, однако Винченцо смолчал.

Под прикрытием солнечных очков Марша могла беспрепятственно наблюдать за ним. Он выглядел потрясающе красивым и необыкновенно сексуальным, но больше не хотел ее. Казалось, что, отказавшись от мыслей о мести, Винченцо утолил свой голод, хотя когда-то уверял ее, что это невозможно. Вероятно, раньше желание отомстить будило в нем ту страсть, которая теперь, казалось, умерла навсегда. Теперь он вел себя так, словно она в один день превратилась в уродливую восьмидесятилетнюю старуху.

Он щелкнул пальцами, подзывая официанта, и расплатился за обед. Потом легко поднялся из-за стола и оправил пиджак. Скрывшись за темными стеклами очков, Марша следила за каждым его движением. К великому ее стыду, сердце вдруг забилось как сумасшедшее, дыхание прерывалось. Его великолепно сшитые брюки выгодно подчеркивали каждую линию его длинных, стройных ног. Она просто не могла оторвать от него взгляда.

— Что-нибудь не так? — лениво спросил он.

— Ничего, — с дрожью в голосе ответила она, припомнив, как он говорил ей, что четыре года тому назад видел ее насквозь. Мысль о том, что он и сейчас может угадать ее чувства, привела ее в полное замешательство.

— Мне кажется, что пора тебе познакомиться кое с кем из моих друзей, — неожиданно заявил он. — Стыдно было бы не заглянуть к ним, тем более что мы сейчас почти у порога их дома.

Прежде чем сесть в машину, он отошел позвонить, одарив Маршу улыбкой, от которой у нее по спине прошел неприятный холодок.

— Уверен, что мы прекрасно проведем время с Рафаэлой и ее братом. Рафаэла-актриса, а Марко продюсер.

Вилла д'Арджента выглядела так, будто была выстроена для съемок какого-нибудь фильма из жизни высшего общества. Настоящий дворец-сплошные мраморные колонны и помпезная раззолоченная мебель. Едва они успели вступить в гигантское фойе, как навстречу им вышла высокая, поразительно красивая брюнетка со свисающей до самого пояса гривой вьющихся волос. На ней было какое-то коротенькое воздушное одеяние, раскрашенное под леопардовую шкуру. Многочисленные, умело сделанные прорези позволяли видеть ее великолепное тело. От этого неожиданного зрелища у Марши перехватило дыхание.

Однако брюнетка, не обратив на нее ни малейшего внимания, бросилась прямо на шею Винченцо и прильнула к его губам в страстном поцелуе.

— Но, Рафаэла… — промурлыкал он, даже не пытаясь освободиться от слишком крепких объятий полуобнаженной красотки.

Громко затараторив по-итальянски, Рафаэла обняла его одной рукой за талию и потащила за собой. Винченцо покорно пошел за ней, но вдруг обернулся к Марше, заставив роскошную брюнетку наконец-то обратить внимание на свою спутницу.

— Майре нужно освежиться, — сказала Рафаэла по-английски почти совсем без акцента, со снисходительной жалостью окидывая своими темными глазами простенькое желтое платье Марши и подзывая знаком поджидавшую поблизости горничную.

— Вообще-то меня зовут Марша, — ответила она, чувствуя, как лицо снова заливает краска.

Но Рафаэла уже обернулась к Винченцо, чтобы увести его куда-то.

— Эти англичанки совсем не умеют одеваться, — сказала она таким громким шепотом, что ее можно было услышать с улицы. — Где ты выкопал это чучело?

К тому времени, когда горничная привела ее в дамскую комнату, Марша еще не могла оправиться от болезненного унижения. Винченцо ушел с этой наглой девицей, даже ни разу не оглянувшись в ее сторону и уж тем более не позаботившись представить ее как свою жену.

Она бросила на себя взгляд в большое зеркало. Это льняное с синтетикой платье она носила уже третий год. Утром оно было безукоризненно чистым и отглаженным, но в машине сильно помялось. Марша зябко поежилась. Неожиданно ей в голову пришла мысль о том, что решение никогда не носить платья, подаренные Винченцо, было глупой детской выходкой. Может быть, именно из-за ее непрезентабельного вида он и постыдился представить ее как свою жену? — с болью в сердце подумала Марша.

Ей пришлось самой, ориентируясь по звукам голосов, разыскивать место сбора компании. Она нашла их возле открытого бассейна. Официант, проходящий мимо с подносом, предложил ей какой-то напиток. Марша взяла один из стаканов. Возле бассейна загорали три обнаженные по пояс молодые женщины. Марша отваживалась загорать в таком виде, только когда они были вдвоем с Айрис… Почувствовав, что снова краснеет, она торопливо отвернулась от этого обилия выставленных напоказ красивых молодых женских тел.

Винченцо сидел за столом в компании Рафаэлы и нескольких мужчин. Заметив появившуюся в дверях Маршу, брюнетка поднялась из-за стола и подошла к ней.

— Майра… позвольте мне показать, где вы сможете переодеться в купальный костюм. — Она положила руку Марше на спину и повела ее по выложенному кафельной плиткой полу в роскошную раздевалку.

— Меня зовут Марша, — спокойно повторила она.

— Это совсем неважно, — отмахнулась Рафаэла, даже не пытаясь открыть какой-либо из шкафов. Она уставилась прямо на Маршу своими злыми темными глазами. — Вы ведь его секретарша или что-нибудь в этом роде, верно?

— Нет.

— Неужели родственница? Не похоже… — недоверчиво спросила Рафаэла.

— Нет, мы…

Рафаэла даже слегка взвизгнула от сердитого изумления.

— Неужели он…

— Что? — Маршу начинал оскорблять этот допрос.

— Я сейчас же вызову для вас машину. Немедленно уезжайте отсюда, — сказала Рафаэла. Она улыбалась, но уголки ее большого, ярко накрашенного рта подрагивали от злости. — И не смейте больше здесь появляться! Я не отдам вам Винченцо!

— Вы меня не за ту приняли, — сухо возразила Марша.

Рафаэла что-то прошипела по-итальянски и зло сощурилась. Потом она деланно засмеялась и бросила на Маршу взгляд, полный откровенного презрения.

— Ну что ж, тогда оставайся и полюбуйся на нас с ним.

— Просто умираю, как хочу этого!

— Здесь Винченцо — просто живая легенда. Я слыхала, что в постели он настоящий зверь, — сладострастно промурлыкала Рафаэла. — И не тебе тягаться в этом со мной…

Метнув эту парфянскую стрелу, она гордо удалилась. Марша с удовольствием отметила, что, судя по всему, Рафаэле так до сих пор и не удалось забраться в столь вожделенную для нее постель Винченцо. Она выпила свое шампанское и, открыв один из шкафов, начала выбирать себе купальный костюм. Внезапно ей страстно захотелось поскорее сорвать с себя это надоевшее желтое платье. Спустя десять минут она вышла из раздевалки в открытом черном бикини, соединенном на бедрах цепочками на застежках.

— О, какая прелесть, — услышала она чей-то мужской голос, и на ее запястье легла рука мужчины, который сидел за ближайшим к ней столиком.

Она удивленно посмотрела на него.

— Я хозяин дома. Марко д'Ардсента… и в отличие от своей сестры очень люблю англичанок. — Он привычным жестом поцеловал ее руку и кинул на нее взгляд, явно рассчитанный на то, что она тут же растает и упадет в его объятия;

Марша не выдержала и рассмеялась. Он с обидой посмотрел на нее и притянул на свободное кресло рядом с собой.

— Вы влюблены в Винченцо?

— Не лезьте не в свое дело, — невежливо ответила Марша, не отрывая глаз от стола, где сидел полностью захваченный беседой с Рафаэлой Винченцо. Ее сердце упало, на верхней губе выступили капельки пота. Хотя она вовсе не ожидала того, что в компании он будет все время держаться за ее юбку, но сейчас ей показалось, что, умри она сию же секунду, он даже не заметит этого.

— По уши влюблены, — благодушно подвел итог Марко. — Вы только зря растрачиваете свои чувства, дорогая. Винченцо — волк-одиночка и не способен на верность. Сегодня он здесь, завтра там. Вам его никогда не удержать возле себя. Он профессиональный соблазнитель. Марша встрепенулась.

— А откуда вы все это знаете?

— Мы вместе учились в школе, — рассмеялся Марко, пододвигая к ней наполненный до краев стакан. — Ах, сколько женщин выплакивало свое горе от разлуки с ним на моей груди…

— Я не заплачу!

— Еще как заплачете. — Марко многозначительно посмотрел туда, где сидел Винченцо. Засмеявшись над чем-то, Рафаэла игриво провела пальцем по его щеке. — Моя сестрица давно охотится на него и упорно не хочет слушать моих предостережений. Но не беспокойтесь. Ей тут тоже ничего не светит.

— Что ж, может быть.

Интересно, подумала Марша, не специально ли Рафаэла подсунула ей своего брата, чтобы отвлечь от Винченцо. Хотя не похоже, чтобы тот испытывал желание ускользнуть от ее чар.

— Такие, как он, никогда не женятся, разве что на больших деньгах…

— Но он женился. — Голос Марши стал резким. — Он женился на мне.

Глаза Марко округлились от недоверчивого удивления.

— Мы поженились десять дней назад. Если не верите мне, спросите у него самого, — словно оправдываясь, продолжила Марша.

— Тогда в какие игры он играет? — спросил Марко, нахмурившись.

— Может быть, вам стоит предупредить об этом свою сестру?

Марко нерешительно поглядел на нее и вдруг, к ее великому изумлению, расхохотался во весь голос. Потом вновь схватил ее руку, весело посмотрел ей в глаза и пробормотал:

— Рад нашему знакомству, синьора Моничелли. Но говорить о подобной новости Рафаэле при всех? Вы не представляете, какую истерику она тут же закатит! А что касается Винченцо… за такие шутки ему мало голову оторвать!

И без всякого перехода он схватил ее руку и поднес к своему рту. Марша почувствовала, как Марко один за другим целует ее пальцы.

Она была настолько ошарашена его поведением, что просто оцепенела, но тут же натолкнулась на пристальный взгляд Винченцо. Резко стряхнув с себя руки виснувшей на нем Рафаэлы, Винченцо вскочил из-за стола. С яростным выражением на лице он отшвырнул ногой мешающий ему идти стул. Маршу будто цепями приковали к креслу, и она замерла, испуганно глядя на него. Впрочем, на него сейчас глядела не одна она. Глаза всех присутствующих были обращены к Винченцо.

Покосившись в его сторону, Марко неспешно поднял голову, и на его лице появилось еще более веселое выражение.

— Вот как! Откуда ни возьмись, является ревнивый муж! Боже мой! Винченцо Моничелли, это воплощение хладнокровия, докатился до того, что устраивает публичный скандал, — насмешливо протянул Марко и беспечно откинулся в кресле. — Он меня не посмеет ударить. Я ведь его лучший друг…

И он оказался прав. Винченцо не ударил Марко. Он просто швырнул его в бассейн.

Как-то закричал. Совершенно обалдев от происходящего, Марша наблюдала за тем, как Марко падает в воду, поднимая при этом огромный фонтан брызг.

— Мы едем домой, — рявкнул Винченцо, сильный рукой сдергивая Маршу с ее кресла.

— Н-но я д-должна одеться!

Винченцо ее не слушал. Он вообще ничего сейчас не слышал. Глядя на нее сверкающими бешенством глазами, он просто подхватил ее, как мешок, на руки и при полнейшем молчании всех собравшихся пошел прочь от бассейна.

— Винченцо! — взвизгнула было Марша, но тут застежка, соединяющая спереди ее лифчик, лопнула, и, отчаянно покраснев, она кое-как закрыла ладонями свои обнаженные груди.

«Феррари» Винченцо мчался по шоссе как ракета, срезая углы так, что покрышки автомобиля жалобно визжали. Марша удивленно смотрела на его окаменевший профиль. Сумасшедший ревнивец. Это открытие ошеломило ее, и все же теперь она поняла то, что могла бы понять, как только снова повстречалась с Винченцо. Он выходил из себя из-за того, что другие мужчины просто смотрят на нее. Сначала Эдди Шульц, потом Саймон… а теперь его ближайший друг, который имел глупость подразнить спящего льва.

Но тогда почему он сам заигрывал с этой Рафаэлей д'Арджента? Она не видела в этом никакого смысла. Зачем он вел себя так, будто хотел нарваться на скандал? По какой-то одному ему понятной причине он позволил Рафаэле завладеть собой и не обращал на Маршу никакого внимания.

На плотно сжатых губах Марши появилась робкая улыбка. Ну что ж, интуиция подсказывает ей, что больше он не позволит другой женщине так откровенно флиртовать с ним. Он будет слишком занят тем, чтобы следить за женой, которую считает неотразимо привлекательной для всех других мужчин, будет бороться за нее.

Подъехав к вилле, он выволок Маршу из машины, вломился в парадную дверь, до смерти напугав горничную, поливающую в холле цветы, поднялся по лестнице и ударом ноги открыл дверь ее спальни.

Там он бросил Маршу на кровать и взглянул на нее обжигающим взглядом черных глаз, в которых светилось откровенное желание. Им не надо было говорить, они понимали друг друга без слов, и в наступившей напряженной тишине Марша почувствовала внезапный прилив постыдного животного тяготения к этому мужчине.

Винченцо судорожно вздохнул.

— Никогда больше не смей этого делать, — предупредил он срывающимся голосом.

Учитывая его настроение, предупреждение прозвучало до удивительного мягко. Неверной рукой Винченцо пригладил волосы. Неожиданно зазвонил телефон. По-прежнему с сумрачным выражением лица он отошел от кровати. Марша молча смотрела на него. Пока он говорил, лицо его изменилось и он неискренне засмеялся.

— Чао, Марко.

Винченцо бросил трубку.

Марша села на кровати. Все ее тело пылало.

— Око за око, — загадочно процедил Винченцо сквозь стиснутые зубы.

— Ч-что ты сказал?

— Десять дней тому назад ты порекомендовала мне найти себе другую женщину. — Марша побледнела. — И я решил последовать твоему совету. Посмотреть на твою реакцию…

Только теперь она припомнила все те глупости, которые бездумно наговорила тогда ему. Не пытался ли сегодня Винченцо заставить ее ревновать?

— И тебе это не понравилось, совсем не понравилось, — по-прежнему сквозь зубы процедил он. — Пока Марко не надумал разворошить муравейник…

— А почему бы и нет? Ведь Рафаэла его сестра!

— Он прекрасно знает, что я ее даже пальцем не трону. Она много лет вешается мне на шею! Это просто игра…

— Игра? — повторила Марша, не в силах представить себе эту великолепную, откровенно чувственную брюнетку в качестве партнера по безобидному флирту.

— А что еще могло у меня с ней быть? С соплячкой, которая ведет себя, как «роковая» женщина из старых фильмов?

— Соплячка? — недоверчиво спросила Марша. — Разве Рафаэла так молода?

— Она, конечно, снялась уже в паре-тройке фильмов и сделала себе кое-какое имя, но ей всего-то девятнадцать…

Девятнадцать… Марша просто онемела от удивления.

— Но ты же знал, что я понятия не имею о том, сколько ей лет! Ты привел меня туда намеренно! А поскольку ты решил, что я предоставлю тебе полную свободу развлекаться с другими женщинами, ты начал серьезно подумывать об этом, Винченцо Моничелли! Теперь я уже жалею, что сама не швырнула эту самовлюбленную дурочку в бассейн!

— Сомневаюсь, что у тебя это получилось бы. Рафаэла на голову выше тебя и на добрых пятнадцать килограммов тяжелее. Это могло бы закончиться для тебя весьма плачевно. — Винченцо легкой походкой подошел к кровати и взглянул на обиженное лицо Марши. — Но если я не должен развлекаться с другими женщинами, почему тогда, черт побери, ты заявила мне, чтобы я занялся этим? — внезапно накинулся он на нее.

— Я не думала, что ты поверишь мне… ведь ты смеялся!

— Когда я увидел, что ты заплакала после того, как я попытался поцеловать тебя, мне стало вовсе не до смеха… и ты это знаешь!

— Тогда я этого не знала.

— С того момента я боялся к тебе притронуться! Ты совершенно ясно дала мне понять, что больше не хочешь меня, — упрекнул он. — И все эти чертовы десять дней ты делала вид, что совершенно не обращаешь внимания на все мои попытки доставить тебе удовольствие.

Это было чистой правдой. Как надувшийся маленький ребенок, она постоянно подкалывала его, лелея свои обиды и раздувая мелочи до небес.

— С тобой у меня все получается не так, как надо, — раздраженно сказал он.

Предательские слезы уже были готовы хлынуть из ее глаз.

— Я всегда желала тебя, — прошептала Марша. — Я, кажется, никогда не узнаю, как можно воспрепятствовать этому…

Он ничего не ответил. Чувствуя себя виноватой, она прикусила губу и ощутила во рту вкус крови.

— Повтори, что ты сказала, — неуверенным тоном потребовал Винченцо. Она всхлипнула.

— Ты все слышал.

Он присел на корточки, чтобы оказаться на одном уровне с ней и потянул к себе ее руки. Она по-прежнему не открывала глаз, надеясь, что так ей удастся удержать слезы. Ощущение тепла его рук придавало ей сил. Марша так долго была совсем одна! За эти четыре года она отгородилась от мира столькими барьерами! А ведь когда-то она была другой.

Она никогда бы не решилась снова сказать ему о своей любви, если бы не потеряла тогда в его объятиях рассудок от страсти. Но грубость Винченцо нанесла ей тогда глубокую рану.

— Ты же не веришь ни одному моему слову, — напомнила она ему.

— Я стараюсь. — Он затих, крепко держа ее за руку, как будто опасаясь того, что она вырвется.

— Марко простил тебя?

— Я буду должен подарить ему новый костюм от Армани. Вообще-то он славный парень.

— Он просто… просто дурачился.

— Да… я знаю, но последние несколько дней… — Винченцо глубоко вздохнул, — я просто сорвался.

— Давай я расскажу тебе о себе, — предложила она, желая раз и навсегда покончить с призраками прошлого.

— Нет, я не хочу говорить о прошлом, — торопливо отказался Винченцо.

— Но…

Он прижимал палец к ее губам.

— Нет, — повторил он, уже более жестким голосом.

Открыв глаза. Марша сразу же погрузилась в бесконечное тепло его взора. Она забыла обо всем, потянувшись всем своим существом к Винченцо.

— Останься со мной этой ночью, — прошептал он, нежно проведя кончиками пальцев по ее мокрой от слез щеке.

— Но еще только четыре часа дня…

— Ну и что?

— Я бы предпочла немножко подождать, — рискнула заметить Марша.

— Это наша первая встреча наедине, когда мы так долго находимся в вертикальном положении, — язвительно заметил Винченцо.

— Но мы должны еще позвонить Сэмми…

— Завтра мы уже будем вместе с ним, — напомнил он, наклоняясь и привлекая ее к себе.

Марша сразу же обмякла. Он очень медленно прикоснулся губами к ее полуоткрытому рту, и у нее перехватило дыхание. Сердце застучало как отбойный молоток. Она ласково провела рукой по его волевому подбородку. Винченцо запрокинул ее назад, прямо на громко зашуршавшую под ее тяжестью газету. Он вытащил газетный лист из-под ее тела и уже хотел откинуть его в сторону, как вдруг замер. Каждая мышца его сильного тела напряглась.

— В чем дело?

Но Винченцо уже вскочил и уставился в газету.

— Матерь Божья… — выдохнул он. Марша встревожилась.

— Что случилось?

Он внимательно изучал английскую газету, которую она сегодня утром читала за завтраком. Когда Винченцо вновь поднял голову, сквозь золотистую смуглоту его лица просвечивала смертельная бледность, а рот нервно подергивался.

— Ты видела это? — жестко спросил он.

— Видела что?

Он повернул газету так, чтобы она могла видеть фотографию возле одной из статей.

— Это Хоуард.

— Кто это? — прошептала она.

— Брокер, которого ты использовала четыре года тому назад, арестован за крупное мошенничество! — объявил Винченцо.

— Хоуард-это брокер, который… — Марша тщетно пыталась собраться с мыслями.

На лице Винченцо появилось нетерпеливое и одновременно недоверчивое выражение.

— Что с тобой творится? Неужели ты не понимаешь, что все это значит? Хоуард под следствием! Полиция наложит арест на все его бумаги и начнет искать в них доказательства, чтобы обнаружить всех соучастников в его уголовных делишках!

— Но… но я же не… — лепетала Марша.

— Марша. — Винченцо больно сжал ее руку. — Время от времени нужно смотреть жестокой правде в глаза. Предлагаю тебе сделать это сейчас… хотя в первый раз в своей жизни я не уверен в том, что честность — лучшая политика, — неуверенно закончил он.

10

— Надеюсь, что нам не придется пожалеть об этом, — угрюмо заявил Винченцо, когда самолет покатился по посадочной полосе. — Боюсь, что мы приехали в Лондон совсем не вовремя.

Марша ничего не ответила. Прошлой ночью она не сомкнула глаз из-за непроходящего дикого страха. Весь вечер Винченцо в самом мрачном расположении духа обсуждал вслух все варианты развития событий. По его мнению, самым лучшим для нее выходом было затаиться и вообще забыть, что на свете существует Англия. Он по-прежнему ни на мгновение не сомневался в ее виновности!

Правда, он готов был сделать все что угодно, лишь бы спасти ее от тюрьмы. Сначала он требовал от нее чистосердечного признания суду, потом внезапно решил, что теперь, когда она стала его женой-женой очень богатого человека, — это может только повредить ей. Ему удалось так ее запугать, что она уже почти согласилась на то, чтобы он ехал за Сэмми один, но в последнюю минуту все же решила тоже лететь в Англию.

К тому времени как они добрались до лимузина, у нее так разболелась голова, что терпеть было просто невозможно. Она закрыла глаза и сжала виски руками, надеясь, что так ей хоть немного станет легче.

Винченцо обнял ее рукой за плечи.

— Я не позволю, чтобы ты прошла через все это, — неожиданно сказал он.

— Что ты задумал?..

— Мы не можем постоянно жить под этим дамокловым мечом, — заявил он, подчеркивая каждое слово. — Я решил, что лучше опередить беду, чем безвольно ждать, пока она придет сама. Надо сказать полиции, что это мошенничество организовал сам я, а ты только действовала по моим указаниям.

От удивления Марша даже забыла о своей головной боли.

— Ни… никто не поверить в эту чепуху!

— Почему? Если человек богат, то это еще не значит, что он кристально честен, — резко возразил Винченцо. — Подчиненная, влюбленная в своего шефа… вполне естественно, что я мог уговорить тебя пойти на преступление ради меня. Собственно говоря, если ты прикинешься дурочкой, то сможешь убедить полицию, что даже не подозревала о незаконном характере своих действий. Тогда они не будут заставлять тебя давать против меня показания.

Марша выпрямилась.

— Но не можешь же ты взять на себя всю вину за это!

Винченцо пристально посмотрел на нее.

— Дело в том, что я переживу, если меня посадят. А ты — нет. Сэм сможет некоторое время обойтись без меня… но не без тебя, — сказал он, криво усмехаясь. — Тем временем, чтобы еще больше укрепить наши позиции, ты забеременеешь…

— Забеременею? — машинально повторила она, не понимая, что он хочет этим сказать.

— Если ты окажешься беременной, это еще больше снизит возможность того, что тебя подвергнут судебному преследованию, — сухо объяснил он.

Слезы уже текли из ее глаз.

— Ты не должен делать этого, — взмолилась она. — Я не позволю тебе этого делать! Это мои трудности, а не твои!

— Но ты моя жена…

— Какое, черт побери, это имеет отношение к делу? — раздраженно огрызнулась она.

— Самое прямое. — Он крепко сжал ее руки и решительно привлек ее к себе.

С приглушенным стоном Марша потянулась к Винченцо. Она жаждала снова коснуться его, обнять его и таким образом хотя бы на время отогнать все более овладевающий ею ужас. Ее терзала только одна мысль-судьба вновь разлучает их. «Ты не должен», — сказала ему она и действительно подразумевала это, твердо зная, что ни за что не согласится прятаться за его спиной.

— Дорогая… красавица моя, попробуй рассудить здраво. — И он с нежным упреком провел большим пальцем по ее щеке.

Она подставила ему свои трепещущие губы, в ее теле вспыхнул огонь желания, еще более усиленного отчаянностью ее положения.

— Прошлую ночь мы могли бы провести получше, — дразня ее, пробормотал Винченцо. — Я так хочу тебя…

Внезапно он оторвался от нее и обратился по-итальянски к шоферу.

— Что ты задумал?

— При таком уличном движении мы доберемся до дома не раньше чем через час…

Несколько минут спустя он высадил ее перед входом в роскошный отель, а еще через десять минут они уже стояли в великолепной спальне.

— Это просто безумие, — неуверенно запротестовала Марша.

— Все, что связано с тобой, для меня всегда безумие, — пробормотал Винченцо, привлекая ее к себе.

Как голодный зверь, он набросился на ее рот. Захваченная бурным потоком страсти, Марша с головой бросилась в него, и ее как неопытного пловца затянуло в самый омут. Ее руки не теряли времени даром. Она сняла с него пиджак и начала расстегивать пуговицы рубашки.

Застонав от нетерпения, Винченцо оторвался от нее и быстро сбросил одежду.

— Когда-нибудь мы проделаем это медленно и нежно! — обещал он.

— Но не сейчас.

— Не сейчас, — согласился он, снова привлекая ее к себе и нетерпеливыми пальцами расстегивая молнию ее летнего платья.

Винченцо стянул его с плеч Марши, и оно упало на пол у ее ног. При виде шелка и кружев на ее трусиках в его глазах зажегся огонек.

— Бог мой… оказывается, у меня отличный вкус.

Марша вся вспыхнула.

— Ты это покупал сам?

— Это помогло мне выдержать перед свадьбой… когда я не имел больше ничего.

Он опять впился в ее рот и упал вместе с ней на кровать. Это нетерпеливое, жаркое соприкосновение двух тел разожгло в них пламя.

Чувствуя, как бешено бьется ее сердце. Марша изогнулась под тяжестью Винченцо. Ее тело требовало удовлетворения, которое мог дать ему только он. Она вцепилась в его волосы, ее ногти царапали гладкую кожу ее спины. И когда наконец Винченцо одним мощным движением вошел в нее, она зарыдала от счастья.

— Никто не сможет отнять тебя у меня, — яростно воскликнул он, глядя на нее горящими глазами. — Никто на свете!

И после этого не осталось ничего, кроме горячей волны наслаждения, вознесшей ее к вершинам невероятного, неописуемого счастья.

Снова садясь в лимузин. Марша чувствовала себя сильной и бодрой, ощущала необыкновенную легкость. Страх, угнетавший ее до этого, куда-то бесследно исчез. Это состояние было невозможно описать. Она твердо решила, что не позволит ему жертвовать собой ради нее. Пусть лучше суд, чем разлука с ним. И он ничего не сможет сделать, раз она так решила. Теперь, когда она поняла, как дорога для него и как его любит, она не может позволить отнять его у себя.

— Мне надо кое-куда позвонить, — сказал он, прежде чем они вылезли из машины возле дома. — Потом мы поедем и заберем Сэмми. Ты с ним полетишь прямо на Сицилию, а я на следующее же утро пойду в полицию…

— Нет! — протестующе закричала Марша, вернувшись из своего блаженного внутреннего мира к жесткой действительности.

— Я должен сделать это раньше, чем они сами найдут тебя. Не исключено, что они уже несколько месяцев тайно расследовали махинации Хоуарда, — уговаривал ее Винченцо, крепко сжав ее руку.

— Я не собираюсь возвращаться на Сицилию, — отрезала Марша и выдернула свою руку. — Я пойду в полицию. Я не хочу…

В это время шофер открыл дверь, и ей пришлось замолчать. Выбравшись из машины, она вошла в дом, натянуто улыбнувшись поприветствовавшему ее слуге. Едва они с Винченцо вошли в холл, как навстречу им выбежала очень элегантно одетая женщина в годах и сразу же, не здороваясь, быстро заговорила по-итальянски.

— Погоди, мама. — Винченцо сделал останавливающий жест рукой. — Во-первых, говори, пожалуйста, по-английски, прошу тебя. Марша не знает итальянского. А во-вторых, объясни мне, почему ты приехала в Лондон? Что случилось?

Женщина всхлипнула и судорожно вздохнула.

— Арестовали твоего брата… — произнесла она с заметным акцентом.

— Что на этот раз он натворил? Очередная авария? — раздраженно спросил Винченцо.

— Нет, все очень плохо, просто ужас… катастрофа!

— Марша, позволь мне представить тебе мою мать, Алессандру Моничелли, — тяжело вздохнув, сказал Винченцо.

— Ты слушал, что я сказать?! — пронзительно взвизгнула его мать, явно не настроенная сейчас знакомиться со своей новоиспеченной невесткой.

Винченцо прикрыл дверь гостиной. Не оставить ли мать с сыном наедине? — подумала Марша, чувствуя себя не в своей тарелке.

— Лука… его арестовали за мошенничество! — Женщина горько зарыдала.

— За мошенничество? — недоверчиво воскликнул Винченцо.

— У него был… как это… партнер, который прошлая ночь арестован. Сегодня Лука тоже арестован… в аэропорту.

Марша замерла, боясь пошевелиться. Винченцо прокашлялся и вдруг перешел на итальянский. Его мать с заметным облегчением снова вступила в беседу. Они не меньше десяти минут переговаривались, периодически повышая голос, пока он не обернулся к Марше.

— Дело обстоит действительно хуже некуда. Этот урод Лука связался с Хоуардом. Да, собственно говоря, Хоуард был просто марионеткой, подставным лицом. Его махинации тянут на большой срок… — Винченцо был в ярости, его кулаки машинально сжимались.

Алессандра попыталась снова вмешаться.

— Но ты… ты не виноват… так говорят. Виноватый Лука…

— Как он мог?! — простонал Винченцо, сжимая виски руками.

Его мать в ответ разразилась новой тирадой на родном языке. Но Винченцо не стал ей отвечать. Угрюмо глядя в окно, он барабанил по стеклу пальцами.

— Она обвиняет меня, что я сам толкнул его на это, когда вышиб вон из «Моничелли энтерпрайзис», — внезапно обратился он к Марше. — Только она забыла, что он там уже успел прославиться своими воровскими наклонностями. Она всегда защищала его.

— Ты не любишь свой брат! — возмутилась Алессандра.

— Лука-негодяй и бездельник. Я выгнал его, потому что не хотел, чтобы он марал наше имя и честь моего предприятия. И я не намерен теперь его выгораживать!

Алессандра Моничелли подняла голову И с упреком посмотрела на своего старшего сына.

— Лука-твой брат. Ты должен помочь, пригласить адвокат…

Опустившись в одно из кресел. Марша невидящим взглядом уставилась на ковер. Теперь не было никаких сомнений в том, что четыре года назад ее подставил именно Лука. Но почему он поступил так именно с ней? Чтобы отвести подозрения от себя? Может быть, он боялся, что Винченцо подозревает о его делишках? А может, причина в том, что она отвергла его заигрывания и он просто приревновал ее к Винченцо? От этой догадки Маршу передернуло.

— Он всю жизнь лгал, — добивал мать Винченцо, нервно размахивая рукой перед ее лицом.

— Он твой брат! — еще громче крикнула она. — Твой брат!.. Ты такой злой, Энцо… как покойный Ремо, твой отец… О, мой бедный Лука, мальчик мой… — Она затряслась в рыданиях, что-то причитая по-итальянски…

С огромным трудом взяв себя в руки. Марша поднялась с кресла.

— Винченцо, я думаю, что тебе надо пойти в тот полицейский участок.

Когда он взглянул на нее, его глаза были глазами человека, в одночасье постаревшего на полвека, усталыми и потускневшими от горя. Марше стало не по себе.

— Прости меня, — запинаясь, выговорил он. Марша подошла к нему, отлично понимая, что Винченцо, так же как и она сама, до сих пор не может опомниться и сейчас ему совсем не до Луки.

— Доказательства, которые он мне предоставил, казались неопровержимыми, — неверным голосом сказал он, запуская пальцы в свои густые угольно-черные волосы. — Твоя подпись, твой голос, записанный на пленку во время телефонного разговора, банковские документы… Должно быть, это доставило ему немало хлопот. Подделка подписи… пленка, вероятно, была смонтирована…

— Не сейчас. — Марше пришлось повысить голос, чтобы заглушить отчаянные рыдания Алессандры. — Оставь все это на потом. Сейчас это не так важно.

— Не так важно? — изумленно повторил Винченцо.

— Послушай, сделай то, что должен сделать… ради своей матери, — попросила Марша.

— Нас ждет Сэм, — смущенно пробормотал Винченцо.

— Я заберу его и привезу сюда… после того как успокою твою мать. Нельзя же оставлять ее в таком состоянии.

— Однако…

Она слегка подтолкнула его к двери.

— Узнай, что творится в полицейском участке.

Всем своим сердцем Марша была с ним. Никогда еще она не видела Винченцо в таком замешательстве. Он просто не знал, что делать. В его голове, как на заезженной пластинке, крутилась только одна мысль.

— Ты ни в чем не виновата! — с горечью сказал он. — И все это время я…

— Сейчас ты поедешь в полицейский участок и выяснишь там все о своем брате, — сказала Марша, выпроваживая Винченцо из холла.

Его выразительный рот скривился в горькой усмешке.

— Хорошо…

— Такой бесчувственный, такой жестокий… — продолжала причитать сквозь слезы Алессандра, теперь уже обращаясь к Марше. — А Лука другой. Лука такой добрый…

Абсолютно не понимая, как мать могла выбрать своим любимцем Луку, Марша принялась за дело — приказала принести кофе, отыскала для свекрови пачку бумажных носовых платков.

С натянутой улыбкой на лице она слушала невнятные жалобы синьоры Моничелли. Наконец до нее стало доходить, почему Винченцо так мало говорил о своей матери. Алессандра всегда отвергала старшего сына, отдавая всю свою любовь и привязанность младшему, и Винченцо не смог ей это простить. Когда Марша, кое-как успокоив ее и уложив в постель, покинула дом, она вздохнула с облегчением. За какой-нибудь час Алессандра Моничелли сумела ее допечь.


Когда она добралась до Твейт-Мэнор, Сэмми бросился к ней на шею и повис на ней.

— А где мой папа? — требовательно спросил он.

— Ты его скоро увидишь, — пообещала Марша. — Мы прямо сейчас едем обратно в Лондон.

— Просто замечательно, — заметила Айрис, с жадным интересом читавшая в вечерней газете подробности ареста Луки. — Надеюсь, они предъявят этому подонку обвинения по всем статьям. За то, что он тебе сделал, его убить мало. А как все это воспринял Винченцо?

— Он просто вне себя.

— Я думаю. — Вздохнув, Айрис скорчила кислую физиономию. — Но свой своему поневоле брат. Тебе, например, я поверила бы гораздо скорее, чем кому-либо другому. А Винченцо сейчас, наверное, чувствует себя так, будто на него ушат грязи выплеснули.

Когда Марша с Сэмми опять подъехали к городскому дому Винченцо, было уже совсем темно. Малыш засыпал на ходу, и она сразу уложила его в постель. Когда она снова спустилась вниз, Алессандра сердито разговаривала с кем-то по телефону. С искаженным от злобы лицом она бросила трубку и выкрикнула:

— Я уезжать отсюда сей же минута!

Марша нахмурилась.

— Но почему?

— Винченцо предатель! Он предал свой семья, свой брат! — театрально прокричала Алессандра и повернулась к ней спиной. Говорить с невесткой она явно не собиралась.

Был уже двенадцатый час, когда Марша наконец услышала звук открывающейся двери. Она сорвалась с места, устремляясь навстречу Винченцо. Он выглядел очень усталым.

— Твоя мать ушла! — с ходу сообщила ему Марша.

Он пожал плечами.

— Может быть, это к лучшему. Я не собираюсь лезть из кожи вон ради ее Луки. Против него выдвинуты очень серьезные обвинения. Весьма маловероятно, что ему удастся отвертеться от тюрьмы.

— Ты его видел?

— Нет. Однако, — Винченцо вздохнул, — он признался моему адвокату во всем, что сделал четыре года тому назад, и попросил его передать признание мне. — Марша не смогла скрыть своего удивления, и он горько рассмеялся. — Ты не можешь понять, почему в столь тяжелый для себя момент Лука подумал о нас? — спросил он. — Я скажу тебе почему. Новость о том, что мы поженились, заставила моего братца сильно струсить. Он решил, что я уже знаю о всех его проделках. Лука признался в этом жульничестве в надежде вернуть мое доверие и поддержку. — Последние три слова он произнес подчеркнуто ледяным тоном.

— Но почему он это сделал?

— Очевидно, ты слышала, как он разговаривал по телефону в моих апартаментах на следующее утро после того, как мы провели ночь вместе.

Марша ничего не понимала.

— Да… но…

— По всей видимости, когда ты неожиданно появилась, он вел сугубо конфиденциальный разговор с Хоуардом и испугался, что ты услышала слишком многое и расскажешь мне все по моем возвращении. Жребий был брошен. Лука просто не мог поступить иначе, чтобы спасти свою шкуру.

Марша потрясенно замерла. Все было так просто, что она никогда не смогла бы до этого додуматься. Когда она вышла из спальни, Лука действительно разговаривал по телефону, но из того, что он говорил, она не расслышала ни одного слова. Ее голова тогда была занята совсем другими мыслями. Теперь она вспомнила, как поражен был Лука, когда, повернувшись, заметил ее. Но она по своей наивности не догадалась, что скрывается за этим удивлением.

— В течение сорока восьми часов он нанял кого-то, кто подделал твою подпись и смонтировал пленку. Пленка с голосом Хоуарда у него уже была, а с твоим достать было нетрудно. Их просто соединили. Теперь, если бы мошенничество и раскрылось, Лука остался бы в стороне. А когда досье было готово, он лично привез его мне.

— Но я понятия не имела…

— К тому времени я начал уже беспокоиться. Лука позвонил мне и заявил, что ты ушла в отпуск, никому об этом не сказав ни слова. Так как дома у тебя телефона не было, я не мог немедленно связаться с тобой. Это встревожило меня, — неохотно признался Винченцо. — Я подумал, что ты могла обидеться на меня за то, что я не поговорил с тобой утром перед уходом.

— Но я все время была на своем рабочем месте… я не брала никакого отпуска!

— Теперь я это знаю. Но тогда-то ведь не знал…

— И поэтому не позвонил, — прошептала Марша. Она слишком хорошо помнила, чего стоило ей ожидание этого несостоявшегося звонка.

— Лука здорово рисковал. Если бы ты напрямую связалась со мной…

— Но я ни за что не сделала бы этого…

— А я был потрясен. Ведь я видел в тебе совершенство. Ты была умна, красива, чувственна. В тебе было все, что мне нравилось в женщинах. И я влюбился в тебя до безумия.

У нее в глазах снова защипало.

— Винченцо, я не…

— Чтобы доказать, что об меня нельзя вытирать ноги, как о старый половик, я выгнал тебя вон, — продолжал Винченцо с горькой усмешкой. — Мне хотелось поговорить с тобой, но я не позволил себе этого сделать. Я заставил себя подождать, а когда наконец попытался встретиться с тобой, ты уже исчезла!

— И это лишний раз доказывало тебе мою вину, — заключила за него Марша.

— Увидев тебя снова через четыре года, я опять повел себя непростительным образом. Я очень боялся, что ты опять меня одурачишь…

— Это я знаю, — перебила его Марша. — Но то, что делал ты, не идет даже ни в какое сравнение с тем, как поступил со мной твой подлый братец.

— Но я вел себя как сбежавший из психушки маньяк! Хотел, чтобы ты вернулась ко мне. И мне было все равно, каким способом я этого добьюсь, — признался он.

Воцарилось напряженное молчание.

Винченцо посмотрел на нее с каким-то затравленным выражением на лице.

— Простишь ли ты мне когда-нибудь то, что я сломал твою жизнь?

— Ее сломал Лука. Он во всем виноват.

— Как ты себя чувствовала, когда я внезапно, сразу после той ночи, уволил тебя? — неуверенно спросил он.

— Наверное, так же, как чувствовал себя ты, когда Лука привез тебе это досье. Я была потрясена.

— А когда узнала, что беременна? — продолжал допытываться Винченцо.

— Это показалось мне концом света.

— Я никогда раньше не спрашивал тебя об этом, — немного переждав, сказал Винченцо. — Но не считаешь ли ты, что пора тебе рассказать, как ты жила все это время?

Она рассказала ему все. Винченцо выглядел совершенно подавленным ощущением своей вины перед ней, так что она пожалела, что он вообще захотел услышать ее признание. Ему и так уже достаточно досталось сегодня.

Когда она закончила, он неловко прокашлялся.

— Этот шрам, — начал он. — Это последствие родов?

— Да.

— Расскажи мне об этом.

— Зачем?

— Я должен был быть там. Ты ведь могла умереть, — с трудом выговорил он.

— Ерунда. Обычная операция, — утешила его она. — Мне даже не сделали общего наркоза.

— Что ты хочешь этим сказать?

— Я была в сознании, когда он родился. Они просто закрыли мне лицо простыней…

Винченцо смотрел на нее с нескрываемым ужасом.

— В сознании? повторил он. — Боже мой… это же средневековье какое-то…

И прямо на ее глазах Винченцо замертво рухнул на персидский ковер: он потерял сознание.

Не зная, плакать ей или смеяться. Марша развязала его галстук, расстегнула пиджак и подумала, что вряд ли от него было бы много пользы в момент появления Сэмми на свет. К нему постепенно возвращалось сознание. Он хлопал глазами с самым нелепейшим видом.

— Мне тогда было ничуть не больно, — уверила его Марша.

— Сделать с тобой такое, когда ты была в полном сознании, — пробормотал он, болезненно вздрагивая.

— Мне кажется, что ты смертельно устал. Тебе надо в постель.

Он сел.

— Я прекрасно себя чувствую.

— Глядя на тебя, этого не скажешь. — Чувствуя себя на высоте положения, Марша решила взять все в свои руки.

— Говорю тебе, я чувствую себя прекрасно, и нам еще надо о многом поговорить, — спорил он, пока она толкала его наверх по лестнице.

— Поговорим завтра.

— Я не могу ждать так долго. Где ты уложила Сэмми?

Они на цыпочках вошли в темную спальню и взглянули на спящего сына.

— Он скучал по мне?

— Еще как! — прошептала Марша.

— Я привязался к нему всем сердцем, — отрывисто произнес Винченцо.

— Но лучше не будить его. Иначе он проснется и раскапризничается.

С преувеличенной осторожностью он закрыл дверь и в нерешительности остановился, как будто потерявшись в собственном доме.

— Я превратил наш брак черт знает во что…

— Да, ты очень старался, — не стала спорить Марша. — Но хуже всего было с Фредди.

— С каким еще Фредди?

— Я специально заставила тебя купить этого попугая, чтобы посмотреть, как далеко ты сможешь зайти в своем стремлении выглядеть заботливым!

Он понимающе улыбнулся.

— Ты хочешь сказать…

— Другой твоей ошибкой была история с этой малолетней потаскушкой Рафаэлой…

Винченцо поморщился.

— Я тогда был в отчаянии…

— Но я не знала об этом, пока ты не открыл эту газету и не увидел сообщение об аресте Хоуарда. Вот тогда, как мне кажется, ты действительно вышел из себя. — Марша улыбнулась своей очаровательной улыбкой. — Ну что, зайдешь или нет? — спросила сна дразнящим тоном, когда он остановился в дверях ее спальни.

Винченцо вошел и настороженно ждал, что она скажет дальше.

— Вчера ты вел себя как человек, одержимый только одной мыслью, — ласково продолжила она. — Я так и видела, как мы льем кипящую смолу на осаждающие твой замок полицейских!

— Может быть, я немного и переборщил, но моя тревога была вполне естественной, — возразил он.

— Тревога? — переспросила Марша, с трудом удерживаясь от того, чтобы не расхохотаться. — Да ведь к тому времени, как мы прилетели в Лондон, ты был уже готов лжесвидетельствовать ради меня!

— Видит Бог… я не хотел, чтобы ты села в тюрьму!

— Ты задумал пожертвовать ради меня своей свободой, своим честным именем, — закончила Марша. В горле у нее комом застряли слезы, мимолетное веселье куда-то исчезло. — Винченцо, это было так мило с твоей стороны…

— Мило? — Услышав этот совсем, по его мнению, неподходящий эпитет, он потемнел лицом, в блестящих глазах загорелся злой огонек.

— Я была тронута до глубины души. И поняла…

— Что только влюбленный человек может строить из себя такого идиота! — закончил за нее Винченцо. — Ну и почему бы тебе не посмеяться?

— Я вовсе не смеюсь, — прошептала Марша.

— Я всегда любил тебя, — произнес он почти с вызовом. — И все мысли о том, что ты бесчестна и жадна, совершенно не помогали. Я захотел получить хотя бы то, что было возможно…

От подступающих слез у нее защипало в носу. Она вспомнила, как он заявил ей то же самое в первую брачную ночь, но только сейчас поняла истинное значение этих слов.

— Но я чувствовал себя так неуверенно… поэтому и вел себя развязно.

— И мучился от ревности.

Чуть помедлив, Винченцо ответил ей кивком.

— Ты зря мучился, — тихо сказала Марша. — Я никогда не переставала любить тебя. Я уже тогда сказала, что люблю тебя, а ты плюнул мне в лицо!

— Я думал, что ты лжешь, — признался он.

— Ты хочешь, чтобы я написала это своей кровью?

— Я думал, что получаю тебя только потому, что богат.

— Нет… ты получил меня потому, что я тебя люблю.

Неожиданно он обнял ее так крепко, что у нее чуть не затрещали кости.

— Я тоже люблю тебя, — сказал он с яростной решимостью и явным облегчением в голосе. — И не вынесу, если снова потеряю тебя.

— Я никуда не уйду. — Взяв в свои ладони его голову, Марша посмотрела на его такое близкое и родное теперь лицо, и по всему ее телу пробежала волна неимоверного счастья.

— Но ты выбрала спальню отдельно от моей…

— Зато рядом со спальней Сэмми на тот случай, если он вдруг проснется ночью… ведь он здесь в первый раз. Мне придется оставить на ночь свет в коридоре.

— А что он делает, когда просыпается?

— Залезает ко мне в постель. Так что придется и тебе к этому привыкать. — Ее голос растроганно дрогнул. — Тебе придется привыкать ко многому. Сэм обычно просыпается на рассвете. Забравшись ко мне в постель, он без умолку болтает. А если ему покажется, что ты его не слушаешь, он взгромоздится на тебя и начнет охаживать своими кулачками!

— Нам будет нужна няня, — решил Винченцо.

— Да, но, кажется, ты сменил тему… Он снова взглянул на нее жадными глазами, и от этого взгляда у нее перехватило дыхание. Потом он поцеловал ее с такой разрывающей душу нежностью, что у Марши сразу подкосились ноги. Так они стояли несколько минут, не говоря ни слова.

— Я люблю тебя… я люблю тебя, — прошептал он и поцеловал ее снова.

Марша зашевелилась в его объятиях и улыбнулась.

— Я думаю, что Фредди нужна подружка…

— Что?

— Мы назовем ее Джуди и поселим в той же клетке… — предложила Марша.

— Они смогут вывести птенцов… — Тут Винченцо неожиданно подскочил и в ужасе взглянул на нее.

— Что такое?

— Сегодня я не принял никаких мер предосторожности.

— Ну и что? — невозмутимо спросила Марша.

— А если ты?..

— Тогда мы подарим Сэмми сестренку — мягко усмехнулась она. — Ты ничего не имеешь против, чтобы у нас была еще и дочка?

— Конечно! — И он опять обнял ее.

И когда пришел срок, она действительно родила здоровую, крепкую девочку. На этот раз все обошлось как нельзя лучше. И Винченцо выглядел счастливым отцом, когда приехал за Маршей и своей малюткой дочерью, чтобы забрать их из больницы.

А как же Фредди? К тому времени у них с Джуди уже появился выводок крошечных попугайчиков…


home | my bookshelf | | Итальянский темперамент |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 22
Средний рейтинг 3.9 из 5



Оцените эту книгу