Book: Не такая, как все



Джоанна Лэнгтон

Не такая, как все

Пролог

В последний день зимы Диана Бантон стояла у окна и смотрела на оплывающие под струями дождя серые сугробы. Целую неделю шел сильный снег, и намело его столько, сколько не выпало за все долгие зимние месяцы. На душе у девушки было так же слякотно и неуютно, как и на улице. Ей казалось, что промозглый ветер ворвался в ее сердце и навсегда остался хозяйничать там. Во всяком случае, она никак не могла согреться, ее знобило как в лихорадке. Какая глупость иногда приходит в голову, но сегодня ей хотелось закрыться ото всех, отключить телефон и рыдать безутешно, как в раннем детстве. А если кто и появится, как, например, ее дружок Флэш, то просто и ясно сказать: «Не мешайте мне страдать, дайте наконец вылиться моим слезам, их накопилось целое ведро!».

Но ведь по характеру она не такая, во всяком случае, далеко не нюня, и слез ее практически никто никогда не видел. Ей несложно в любых обстоятельствах держать себя, что называется, в ежовых рукавицах. Просто иногда что-то совсем незначительное, как камешек, скатившийся с вершины горы, дает толчок, и вот уже лавина накопившихся проблем и вызванных ими переживаний сбивает тебя с ног и тянет за собой в темное ущелье страха и бессилия.

Вот и с ней случилось нечто подобное… Вчера, когда она переходила дорогу, направляясь на ланч в соседнее кафе, ее кто-то окликнул. Остановившись посреди мостовой, она увидела, что за ней бежит какой-то мужчина. Он радостно махал рукой и широко улыбался. Но по мере его приближения улыбка на его приятном лице постепенно гасла. И когда он подошел к ней, то сказал фразу, которая до сих пор звучала в ее ушах: «Извините, миссис, но вы не та женщина, которая мне нужна. Я ошибся!»

Мало ли кто обознается в толпе Людных улиц большого города! Но одна-единственная случайная фраза незнакомого человека почему-то больно ранила ее. Показалось даже, что теперь все мужчины, с которыми ей придется встретиться по судьбе, будут говорить ей те же самые слова, передавая их друг другу как эстафету…

Нет-нет, она не должна раскисать! Нужно умыться, переодеться и заняться каким-нибудь делом. Впереди еще много солнечных дней, надо просто дождаться их.

Глава 1

Предчувствие не обмануло Карлоса Малдонадо. Еще с утра он представлял себе, как, выждав подходящий момент, затеет ничего не значащий разговор с этой энергичной красоткой, и никуда она не денется от него. Поэтому он сидел, спокойно развалясь, в роскошном кожаном кресле и наблюдал за женщиной, которую собирался использовать как орудие справедливой мести.

Через просторную комнату, полную людей, Диана Бантон ловко отдавала распоряжения своей команде, обслуживавшей это мероприятие. Она вовремя замечала и указывала, куда необходимо подавать закуски и прохладительные напитки…

Ее рыжие, с медным отливом, волосы были завязаны в тугой хвост. Серый деловой костюм и туфли на невысоких каблуках совсем не подчеркивали достоинств хорошо сложенного тела и стройных ног. На бледном лице не было и тени макияжа. Таким образом, вся ее внешность в целом свидетельствовала о том, что эта деловая серьезная молодая женщина не стремится привлекать к своей персоне лишнего внимания. И такой сдержанный, даже аскетичный стиль отлично срабатывал. Карлос видел, что он был единственный здесь, кто пытался флиртовать с ней.

Неужели все мужчины в комнате были так слепы, и только он один видел эти многообещающие и в то же время таинственные серебряно-серые глаза, чувственные пухлые губы? Будь Диана соответствующим образом одета, она выглядела бы великолепно. Причем ее красоту нельзя было назвать традиционной, потому что цвет волос и кожи придавал облику женщины притягивающее, чувственное выражение, привлекающее своей необычностью.

Карлос уже не раз рисовал в своем воображении плавные изгибы женской фигуры, скрытые под дорогой шелковой одеждой. Ему представлялись ее худые стройные ноги, затянутые в чулки с кружевной отделкой и обутые в элегантные туфли на высокой тонкой шпильке.

Диана была рослой, но Карлос все равно оказывался намного выше. Если бы девушка ходила с ним под руку, то ей не пришлось бы носить низкие каблуки, подумал он. Самодовольная усмешка мелькнула в глубине его черных, как ночь, глаз…

Через пару недель о Диане заговорит весь Корк. Ее имя попадет на страницы желтой прессы — читателям она будет представлена как любовница Карлоса Малдонадо. Папарацци начнут копаться в ее прошлом. И, если их поиски ничем не увенчаются, он сумеет сделать так, что его частная информация попадет к ним в наиболее подходящее время.

Убедившись, что Диана является именно той девушкой, которую он искал, Карлос оставил при себе сведения об узах ее родства с неким человеком, благополучное существование которого нарушало все законы справедливости на этой Земле. И все, что неотвратимо должно произойти в ближайшем будущем, было запланировано им еще шесть месяцев назад, когда девушка ему только встретилась. Именно тогда Карлос продумал до мелочей, как можно будет завлечь ее, используя в качестве приманки, в то время как сам он затаится, прицеливаясь, чтобы выстрелить по мишени без промаха. В данный момент его план достиг кульминации, настал самый подходящий момент, чтобы использовать безвыходную ситуацию, в которую попала Диана. Карлос неторопливо думал об этом, с удовольствием отмечая, как все пока удачно складывается.

Диана Бантон, как выяснилось, была незаконнорожденной дочерью Джеймса Маршалла, сладкоголосого политикана с безупречной репутацией уважаемого семьянина, ставившего мораль во главу угла своих жизненных принципов. На него-то Карлос и охотился, поклявшись отомстить негодяю за смерть несчастной Альберты, своей покойной сестры. Этот лицемер и сластолюбец, соблазнявший направо и налево наивных девиц, в конечном счете оказался не лучше заурядного убийцы, оставив Альберту умирать после автокатастрофы в искореженной машине. Он даже не вызвал «скорую помощь», опасаясь попасть в щекотливую ситуацию и стать главной фигурой скандала, который дурным образом повлиял бы на его политическую карьеру.

Смуглое, с точеными чертами лицо Карлоса стало угрюмым. Несмотря на то что прошел почти год после похорон сестры, он до сих пор не мог без боли вспоминать, насколько бессмысленно и безжалостно была принесена в жертву жизнь Альберты. Врачи в один голос утверждали, что у нее был шанс выжить даже после такой страшной аварии, будь пострадавшая обнаружена немного раньше. В то лето ей исполнилось девятнадцать лет. По воле судьбы бедняжка, будучи студенткой-практиканткой, проводила в команде Джеймса Маршалла социологические исследования. Прекрасная наивная девушка с ясными карими глазами, длинными черными волнистыми волосами и очень доверчивым характером…

Карлосу сразу не понравилось, что она попала на практику к Маршаллу. Но он и предположить не мог, чем все закончится. Несчастная Альберта! Увлеклась женатым мужчиной, который был старше ее на пятнадцать лет, и погибла по его же вине.

— Мистер Малдонадо, пожалуйста, пирожные, печенье!

Не осознавая, насколько пугающим было мрачное выражение его лица, Карлос обернулся и с некоторым удивлением посмотрел на то, что ему предлагали. Грациозная женская рука, держащая тарелку с угощением, слегка дрогнула. Острый взгляд Карлоса отметил и это. Он взглянул на бледное лицо Дианы и уловил в «нем явное напряжение. У нее были длинные темно-коричневые ресницы, загнутые на концах как у ребенка. Впрочем, на этом ее детскость и заканчивалась. По характеру она оказалась отчаянной и безрассудной женщиной, прилагающей недюжинные усилия к спасению бизнеса, ради которого так много трудилась. Карлос умело сыграл на этом, и птичка попала в его цепкие когти.

— Спасибо, — пробормотал он, с трудом приходя в себя после тяжелых воспоминаний о сестре. — Миндальное печенье и пирожные? Какой приятный сюрприз. Ты меня балуешь.

Едва заметная голубая вена под тонкой кожей на ее шее от звука его голоса предательски пустилась в пляс. И для него этот факт не остался незамеченным.

— Просто я люблю экспериментировать… Только и всего, — сказала Диана, сдерживая дыхание.

Она напряглась, как перед прыжком в бездну. Невероятное волнение, охватившее девушку, выдавали расширившиеся потемневшие зрачки, румянец щек, влажные полуоткрытые губы…

Карлос видел ее насквозь. И будь перед ним другая, он, вероятнее всего, из-за столь открытых намеков на сексуальную доступность счел бы ее слишком неопытной и невинной. Но перед ним стояла Диана Бантон. И то, что он знал о ее жизни, не позволяло поверить в искренность этих эмоций. Хотя, окажись комната пустой, Карлос посадил бы Диану к себе на колени и прошелся пальцами по этому трепещущему стройному телу, такому горячему и жаждущему его ласк. Сердце его от этих мыслей забилось чаще, предательски реагируя на примитивное мужское желание. Но он вдруг вспомнил о своей мести, и его кровь быстро остыла. Спать с дочерью Джеймса Маршалла не входило в его планы. Да, она станет его любовницей, но всего лишь на словах.

— Экспериментировать? Только и всего? — саркастически повторил он с недвусмысленным намеком и откусил кусочек пирожного, который тут же растаял у него во рту. Все это время Диана, как послушная кукла, стояла рядом. Карлос одобрительно улыбнулся. Ему нравилось, как она готовит, — пирожные и оказались восхитительными. Наверное, в свободное время девушка могла бы стряпать для него, освоив испанскую кухню… — Очень вкусно, — сказал Карлос мягко.

В больших серых глазах Дианы отразилось недоумение, видимо она обдумывала его слова… Карлос тем временем представил ее, нежащуюся на кровати, среди ленивой усыпляющей жары испанского дня. Великолепные с медным отливом волосы обнаженной красавицы струятся по подушке, сочный алый рот приоткрыт и словно просит поцелуев, все ее тело изнемогает от сладострастия… Печально, но этому не суждено сбыться, напомнил он себе, пытаясь утихомирить нарастающее влечение.

Диана предложила ему кофе. Карлос согласился, подумав, ценит ли ее любовник, избалованный женским вниманием смазливый актеришка, эти маленькие проявления женской заботливости. Ведь под их постоянным воздействием мужчина способен, очертя голову, совершать безрассудные поступки. Правда, с ним-то самим этого никогда не произойдет. Он знал, что двадцатидвухлетняя Диана вовсе не похожа на хрупкий нежный цветок, каким представляется на первый взгляд. По его сведениям, она приложила свою очаровательную ручку с изящными пальчиками к тому, что некая пожилая дама осталась на старости лет без средств к существованию. Вполне вероятно, что эти подкупающе-наивные, задумчивые глазки принадлежали жадной интриганке с каменным сердцем.

Такая всю кровь высосет и не моргнет, подумал Карлос, принимая из ее рук чашку с кофе. Возможно, она не имела ни малейшего представления о том, кем был ее отец. Но Малдонадо уже угадывал сходство в их характерах. Оно просматривалось в том, как Диана использовала людей и как умело оборачивала любые ситуации в свою пользу.

Диана Бантон выросла в интернате, воспитывалась у чужих людей. Неприятности, казалось, шли за ней по пятам с самого рождения. Однажды она уже была обручена с неким преуспевающим молодым человеком. Мать ее бывшего жениха до сих пор поздравляла себя с тем, что сумела избавить сына от женщины, которую посчитала корыстной и расчетливой. Потом у нее был любовник — актер, фильмы с участием которого подолгу не сходили с экранов. Спесивый и самовлюбленный тип с пронзительно голубыми глазами и квадратным подбородком бессменного победителя боксерских поединков, он волновал сердца впечатлительных леди своими высоконравственными кинематографическими подвигами. А она в нужный момент появлялась у него за спиной среди других участников массовки…

— Могу я поговорить с вами; мистер Малдонадо? — натянуто спросила Диана.

— Только не сейчас, — ответил Карлос и без сожаления увидел, как девушка вздрогнула и побледнела от такого ответа.

Ничего, ей полезно поволноваться, размышлял он, хладнокровно наблюдая за опешившей от неожиданного ответа Дианой. А почему нет? Она собиралась заключить с ним сделку и получить от этого немалую выгоду. Малдонадо поможет ей, но прежде всего поможет самому себе. Ему не дано поступить по-другому, потому что кто-то должен наконец отомстить за Альберту. Диана же была ахиллесовой пятой Джеймса Маршалла. И только при ее участии можно было достать этого подонка. Однако сама леди узнает о своей роли, когда ей уже будет некуда отступать. В конце концов самые лучшие сделки и стоят недешево, да и Диана не какая-нибудь нюня. Чувствительные женщины не обкрадывают старушек…

Когда в газетах напишут, что Диана Бантон — незаконнорожденная дочь Маршалла, его политической карьере придет конец. Никто на словах так не заботился о моральных принципах, как этот демагог, ценивший больше всего на свете власть. Все, что ему было надо, — это занять со временем высокий пост в правительстве. А поддержку на избирательных участках он получал в основном от женщин, восхищающихся своим безгрешным идеальным кумиром. Скандал больно ударит по его имиджу, влиянию и власти. Это будет достаточно жестокое наказание для человека, так откровенно упивающегося своей значимостью и принимающего восхищение своей персоной как должное. Карлос сорвет эту мишуру, и вся остальная грязь тоже выйдет наружу: сомнительные знакомства с нечистыми на руку бизнесменами, финансовые махинации… Репутация Джеймса Маршалла будет разрушена раз и навсегда.

Но даже этого было явно недостаточно для расплаты за безжалостно погубленную молодую жизнь Альберты. Когда упадет топор палача, Карлос даст знать своей жертве, почему он его уничтожил. Маршалл уже сейчас нервничал, находясь в его присутствии, хотя и не подозревал, что Карлосу известно, кто был в злополучной машине в ночь смерти его сестры. Гнусный соблазнитель так искусно замел следы, что, несмотря на все старания, добыть доказательства этого факта не удалось.

Диана, отдавая распоряжения своим помощникам, размышляла о том, ненавидела ли она кого-нибудь в своей жизни больше, чем Карлоса Малдонадо?

Он обращался с ней так, будто она служанка, имеющая право разговаривать со своим хозяином только тогда, когда тот соизволит разрешить. А ведь сегодня настал тот самый роковой день, когда истекал срок контракта. Карлос должен сообщить ей, будет ли их договор продлен. Если вдруг он передумает, то Диана окажется банкротом. При этих мыслях у нее над верхней губой выступила испарина. Она продолжала работать дальше, но в каком бы углу этой просторной комнаты ей не доводилось находиться, повсюду ощущалось тягостное присутствие этого мужчины.

Карлос Малдонадо, красавец с испанской кровью в жилах, был необыкновенно богат, настоящий промышленный магнат, известный своей суровостью и непредсказуемостью в делах. Он властвовал в этой комнате, как большое черное облако, внутри которого вспыхивали молнии, грозя поразить любого. Его помощники, находясь рядом, нервничали, желая всеми способами угодить ему, и бледнели, как только он начинал хмуриться. Карлосу едва исполнилось тридцать — не такой уж солидный возраст, чтобы обладать столь огромной властью. Но в бизнесе он считался гением.

Позор и стыд, с горечью думала Диана. Что за кошмар раболепствовать перед этим сексуальным динозавром! Ведь он принимал ее знаки внимания как должное. Скажите на милость, ему понравились ее пирожные! Он проглатывал их одно за другим и чуть ли не урчал при этом от удовольствия. Каждое вынужденное подобострастное движение больно ущемляло ее гордость. Но просящие выбирать не могут. Диана знала, что будет ползать перед ним сколько угодно ради спасения бедной старой Джудит. Ведь та лишится дома, если она не сумеет подтвердить продление контракта.

— Этот Малдонадо просто великолепен, — с чувством восхищения, томным капризным голосом проговорила Джоди, подруга Дианы, работавшая в ее команде. — Каждый раз, когда я смотрю на него, мне кажется, что я умерла и попала в рай.

— Тише! — Мисс Бантон покраснела и с неожиданным раздражением подумала, что официантка, бросающая двусмысленные взгляды на своего заказчика, поступает не вполне профессионально.

— Я заметила, что и ты частенько украдкой поглядываешь на него, — прошептала в ответ докучливая брюнетка, перед тем как отойти.

Да, она смотрела на него, но вовсе не потому, что была падка на чувственную мужскую красоту. Ей следовало наблюдать за ним, как за львом, чтобы знать, надежно ли тот заперт в своей клетке. Его присутствие действовало на нервы. Возможно, у нее разыгралось воображение, но временами ей казалось, что Карлос наблюдает за ней, как хищник за добычей. И под его изучающим взглядом она чувствовала себя неловко.



В своей промышленной империи Карлос Малдонадо был самым важным человеком. А Диана Бантон всего лишь осуществляла мелкие поставки провизии в одну из его многочисленных компаний, заключившей с ней пробный контракт. Их пути никак не должны были пересечься. Почему же ее столь незначительная персона привлекла его внимание? Более того, «Поставки Бантон», фирма по доставке обедов, находилась не в самом Корке, а в предместье. Несмотря на это, мистер Малдонадо сам прибыл в офис для персонального собеседования с Дианой и подверг ее психику весьма тяжелому испытанию, заставив ответить на массу каверзных и запутанных профессиональных тестов. Так что она чувствовала себя цирковой лошадью, при дрессировке которой идет в ход и лакомство, и хлыст. При воспоминании об этом бледное лицо девушки окаменело. Но она подавила в себе нахлынувшее чувство обиды и постаралась снова выглядеть приветливой.

После тяжелой процедуры собеседования ей показалось, что контракт с мистером Малдонадо открывал для ее бизнеса прекрасные перспективы. И вряд ли можно было ему вменить в вину тот факт, что она прогорела, откусив кусок больше, чем смогла проглотить. От этих мыслей Диану отвлекла Джоди, вновь вернувшаяся к столу.

— Малдонадо — это то, что я называю настоящим мужчиной, — снова завела она свою шарманку, вздохнув при этом с сожалением. — Мускулы и скрытая энергия! В нем есть что-то дикарское. Интересно, каков он в постели? Наверняка неудержим в сексуальных фантазиях…

— Говорят, он не умеет любить, а лишь использует женщин для своих утех и бросает их без сожаления, — с издевкой в голосе проговорила Диана и добавила:

— Может, все же закроем эту тему?

— Я всего лишь пытаюсь развеселить тебя. — Ее подруга скорчила удивленную рожицу, не ожидая, что Диана воспримет всерьез ее шутки. — Улыбнись же!

Диана и сама понимала, что не права. Она залилась густым румянцем, чувствуя, что ее нервы напряжены до предела. Джоди не имела ни малейшего понятия о том, что их бизнес повис на волоске. И, если не добиться возобновления контракта с «Малдонадо индастриал», банк откажет им в ссуде. И тогда в конце месяца бригада останется без зарплаты, да и с поставщиками нечем будет рассчитываться. То есть произойдет полное банкротство. Чувство стыда захлестнуло ее с головой. Как могло такое случиться?

Четыре месяца назад, когда Диана появилась в офисе Карлоса, мужчина в элегантном костюме, не скрывая своего удивления, пригласил ее в кабинет босса, где тот во всеуслышание заявил:

— Ланч — это искусство для испанца. Я хочу внедрить новую систему питания для своих служащих. Надоело наблюдать, как они всухомятку уплетают сандвичи за своими рабочими столами. Полагаю, что хорошая еда увеличит продуктивность труда…

И с тех пор она стала готовить обеды в маленькой закрытой столовой, а при проведении бизнес-конференций, таких, как сейчас, ее помощники специально оставались, чтобы обслуживать мероприятие.

Диана спустилась в туалетную комнату, чтобы помыть руки. Она посмотрела на себя в зеркало, проверяя, все ли в порядке с прической и костюмом, и заметила, что выглядит усталой. Бессонные ночи и постоянные тревоги последнего месяца сделали свое дело.

Сама виновата, с горечью подумала она. Пошла на риск, ввязавшись в эксперимент Карлоса. А теперь он может не продлить контракт. И ее вместе с командой просто вышвырнут за дверь. И это притом, что неотвратимо приближался день внесения в банк очередного взноса.

Однако какая выгода Карлосу от банкротства ее маленькой фирмы? Может, он ждет, что она сама попросит его о продлении контракта?

Готова ли она сделать это? Просить высокомерного, самодовольного и равнодушного к чужим бедам монстра о снисхождении и пощаде? Диана содрогнулась при одной мысли об этом. Другая альтернатива была еще более отвратительной. У нее оставался Флэш. Тот без колебаний вытащил бы ее из этой передряги, но наградой послужит ее тело. Диана готова была молить небеса, чтобы этого не случилось.

Вернувшись в комнату, она узнала, что Малдонадо ждет встречи с ней. И, прежде чем появиться в его кабинете, она расправила плечи, высоко подняла голову. Секретарь открыл ей дверь. Она глубоко вздохнула и вошла, стараясь выглядеть спокойной и уверенной. Но ладони от волнения сделались влажными.

— Садитесь, мисс Бантон.

Карлос разговаривал по телефону, стоя возле освещенного солнцем окна.

Она слушала, как тот говорил что-то по-испански мягким голосом, как обычно разговаривают друг с другом влюбленные. Какой-то секс по телефону, подумала Диана, презрительно скривив рот. К несчастью, в одном Джоди оказалась абсолютно права — смотреть на Карлоса было чертовски приятно. Так и хотелось потрогать пышные шелковистые черные волосы и утопить в них пальцы. Скулы его были красиво очерчены. Прекрасный портрет довершался прямым классическим носом, изогнутыми бровями, мужественным подбородком и строгой выразительной линией губ. Все сногсшибательно, нехотя признала Диана. Но особенно обращали на себя внимание его глаза, загадочные и притягательные. Ему многое удавалось выразить взглядом, не произнося при этом ни слова.

Диана часто видела эти глаза, наблюдающие за окружающими исподлобья, по-бычьи. Подчиненных такой взгляд словно замораживал. Женская часть персонала всегда льстила Карлосу. Может, это было спонтанной реакцией на угрозу, исходящую от него? Так поступают куры, заметив лису. А он привык, что вокруг него всегда суетятся женщины, заискивающе льнущие и хихикающие. По мнению Дианы, настоящий мужчина обязан иметь волю, с помощью которой можно поставить на место кого угодно. Но в данном случае Карлос сам нуждался в том, чтобы его поставили на место, уж слишком он был самодоволен и спесив.

Закончив говорить по телефону, босс бросил взгляд на ожидающую своей участи жертву, недоумевая, почему на ее губах промелькнула презрительная усмешка, а взгляд стал таким отсутствующим. Она просто задумалась, решил он, усаживаясь в кресло у письменного стола.

Однако ей нужно было как-то взять себя в руки, поэтому пришлось использовать известный способ, предлагаемый психологами. Если, например, тебя пугает общение с каким-либо человеком, нужно представить его себе… обнаженным. Чтобы он стал похож на всех остальных людей. Ведь одежда ко всему прочему еще и серьезная психологическая броня. Только Диана вовсе не жаждала представлять Карлоса Малдонадо без его сшитого на заказ костюма. Но внезапно обнаружила, что скользит взглядом по его высокой стройной фигуре. Мысли о его обнаженном теле повергли девушку в оцепенение. Когда она вновь была способна воспринимать происходящее вокруг, то почувствовала, что щеки ее горят.

— Добро пожаловать в реальность, мисс Бантон, — сказал Карлос иронично. — Поговорим о контракте?

— Мистер Малдонадо… — Ее сердце билось так сильно, что она чувствовала, как удары пульса отдаются под кожей в основании шеи. Диана заставила себя поднять голову и посмотреть ему прямо в глаза.

— Я сожалею, что заставил тебя ждать, — добавил он.

Нет, Карлос не сожалел. Диана не знала, откуда у нее такая уверенность. Но она просто чувствовала, что это не так.

— В свете отличной работы, которую показала твоя команда, мне думается, будет справедливо объяснить, почему у тебя все закончилось неудачей.

В животе у Дианы что-то сжалось, когда она услышала эти слова, фактически прозвучавшие как скрытый отказ в продлении контракта. Кровь отлила от лица. Она сплела на коленях предательски задрожавшие пальцы.

— Если «Поставки Бантон» не заслужили контракт, вы, очевидно, вовсе не были довольны обслуживанием…

— Все не так просто, — прервал ее Карлос. — Ты затянула с выплатой ссуды, и мне ни к чему рисковать, заключая этот сомнительный контракт. Ведь никому не известно, останется ли твой бизнес на плаву в следующем году.

Ее серые глаза расширились от удивления и неожиданности. Она забыла об осторожности и в упор посмотрела на него.

— Могу я узнать, где вы получили эту информацию? — — У меня частные источники. Встретив его пристальный бездонный взгляд, Диана почувствовала, как у нее закружилась голова.

— Информация неточна.

— Не лги. У меня нет времени на ложь, — тихо и твердо сказал Карлос. — Информация, которой располагаю я, всегда точна. Мне известно, что банк продлит срок выплаты ссуды лишь в том случае, если ты предоставишь документ, подтверждающий возобновление контракта на следующий год.

— Если кто-то в банке делает голословные утверждения о моей кредитоспособности, я подам официальную жалобу. — Диана упрямо тряхнула головой. В ее глазах был вызов. — Заверяю вас, что если вы возобновите контракт, я сумею предоставить все необходимые услуги, и у меня не будет никаких проблем.

— Твой оптимизм впечатляет, — ответил Карлос. — Но давай перейдем прямо к делу. У тебя есть талант администратора, но ты оказалась некомпетентной в финансовом вопросе. Цена, предложенная тобой за оплату услуг, была смехотворно низкой. Тебе нужно было оплачивать штат, страховку и связи с общественностью. Одной маленькой фирме это дорого обходится. В результате ты едва покрывала расходы.

— Я всего лишь хотела работать и предложила эту цену, чтобы выиграть время и постараться покрыть расходы в следующем году. Вы сказали, что любите поддерживать местный бизнес…

— Но не в том случае, если капитан — женщина, которая отказывается признавать очевидное. Как ты можешь спорить со мной, когда мне достоверно известно, что у тебя проблемы и ты по самое свое симпатичное горлышко в долгах?

— Оставьте мое симпатичное или какое там еще горло в покое!

Диана встала, не в силах больше выносить его высокомерный взгляд. Мало того, что он разрушил все надежды, возлагавшиеся на этот контракт, так еще теперь старается побольнее ранить, перечисляя все ее ошибки и просчеты. Она не могла и не хотела больше терпеть эти издевательства.

— То, что ты легко теряешь самообладание, свидетельствует не в твою пользу и совершенно не впечатляет, — продолжал Карлос, насмешливо разглядывая ее агрессивную стойку.

Диана была высокой, но тонкой как тростинка. Ее грозный вид навряд ли мог кого-нибудь устрашить. Что с ней случилось? Было бесполезно блефовать дальше. Ее выдавали глаза. Да и вообще наивно было надеяться, что суровый работодатель станет тратить время, слушая, как она изо всех сил пытается убедить его в том, что вовсе и не находится на грани финансового краха.

В течение нескольких секунд гнев буквально переполнял ее. Долго сдерживаемый, он угрожал вырваться наружу подобно клокочущей лаве. Как ей хотелось одним взмахом стереть с этого волевого лица насмешливое выражение. Поймав себя на такой мысли, Диана смутилась. И это охладило ее пыл.

— Вы позвали меня сюда, готовясь сообщить, что не намерены продлевать контракт. Но совсем не обязательно было обсуждать все остальное, — сказала она с достоинством. — И почему вы решили, что я хочу произвести на вас впечатление?

Он удивленно поднял брови.

— Потому, что я могу помочь тебе. Невольный приглушенный смешок вырвался из ее уст. Если бы не эти его слова, то их встреча к этому моменту могла бы считаться печально завершенной. Может, ему нравится играть в жестокие игры со всеми, кто от него зависим? Или он любит забавляться только с женщинами?

— Действительно ли есть такая возможность? — Она облизала пересохшие губы. Значит, несмотря на все, что было им сказано о ее финансовой недальновидности в бизнесе, ему хотелось предложить ей какую-то работу.

В кабинете повисла напряженная тишина. Внимание Карлоса переключилось на ее губы, широкие и полные. Она сама их ненавидела. Без сомнения, он заметил, что ее рот был непропорционально велик…

Карлоса Малдонадо окружала аура какой-то роковой страстной мужественности. И это не оставляло места равнодушию. Диана посмотрела на его пушистые ресницы и ощутила легкое покалывание в губах. Ее бунтующее непослушное тело волновалось от нахлынувшей тревоги, вызванной близостью этого мужчины. Внезапный наплыв эмоций заставил соски ее грудей затвердеть. И она порадовалась тому, что поверх ее блузки надет пиджак. Мысль, что Карлос мог заметить физическое доказательство ее сексуальной несдержанности и догадаться о том, что без особого труда способен сделать с ее глупым телом одним лишь взглядом, сводила Диану с ума. С тех пор как она встретила этого испанца, старая матушка-природа напомнила ей, что и у нее есть гормоны. Но Диана изо всех сил внушала себе, что это еще ничего не значит.

Ей однажды уже причинили слишком сильную боль, и теперь она не станет вновь бездумно рисковать собой. В данной ситуации вряд ли стоит надеяться на то, что с таким мужчиной, как этот, можно рассчитывать на серьезную связь. Ведь он обращается с каждой женщиной так, как она, по его мнению, того заслуживает в соответствии с ее достоинствами. А Диана была далека от совершенства и четко сознавала это.

— Все возможно. Неужели никто не говорил тебе об этом? — продолжил беседу Карлос бархатным голосом.

Флэш внушал ей нечто подобное, когда пытался затащить в постель: «Попробуй, и тебе понравится. А потом у тебя, детка, будет все!». Еще неделя-другая его продуманной осады, и она бы могла поддаться, поскольку любила его и всегда будет любить, но только не так, как он этого хочет. Хотя иногда Диане казалось, что нужно было ухватиться за его предложение.

— Условия таковы, — донесся до нее сквозь раздумья голос Малдонадо. — Мне нужно, чтобы ты в течение ближайших двух месяцев сыграла для меня заранее обговоренную роль. — Карлос пристально смотрел на нее. — Взамен я спасу твой бизнес и обеспечу работой, приносящей доход, достаточный, чтобы выжить. Что ты об этом думаешь?

— Наверное, это равносильно обещанию достать с неба звезду, — с сомнением пробормотала Диана.

Карлос надменно взглянул на нее. Его широкий рот сжался от нескрываемой злобы.

Осознав, что не стоило давать столь опрометчивый ответ, Диана густо покраснела. Она не могла понять, откуда возникло это сомнение, и решила, что все произошло из-за постоянного психического давления Карлоса. Босс выбил ее из колеи до такой степени, что она просто-напросто забыла об осторожности, принятой в деловом общении.

— Прошу простить меня, — произнесла Диана бесцветным голосом. — Но то, что вы мне сказали, прозвучало слишком заманчиво, чтобы быть правдой.

— Значит, ты все еще не желаешь признавать, что стоишь на краю банкротства? — спросил Карлос.

Холод, которым веяло от этого страшного слова, заставил ее вжаться в кресло.

— Мистер Малдонадо…

— Пока ты не признаешь это, я не пойду дальше, — предупредил он.

Ее прошлый аргумент о возможном успешном преодолении кризиса был напрочь отвергнут. Диана вдруг подумала: а что бы он сам сделал на ее месте? Объявил, что лишился финансовой опоры? Никогда. Карлос был слишком умен для этого. Почему же он сам осуждает ее за попытку не открывать до конца карты, в тайной надежде не потерять его доверие?

— Одно из двух: либо ты признаешь очевидное, либо немедленно покидаешь мой офис, — с убийственным равнодушием добавил Малдонадо.

— Я… на пороге… банкротства, — как послушная заводная игрушка, батарейки которой садятся, запинаясь, едва слышно произнесла Диана. И эти слова причинили ей боль.

— Вот и хорошо, спасибо за откровенность. Теперь поговорим о моем предложении. Это не связано с поставками еды, хотя, если ты захочешь в свободное время готовить испанские блюда, я не буду возражать, — сказал Карлос с саркастической улыбкой.

Вот как? Его предложение не имело к поставкам еды никакого отношения? Проглотив молча его сарказм, Диана подумала, что своей мнимой безропотностью докажет, что чего-то стоит.

— Но сначала я хочу заручиться гарантией, что все услышанное тобою не выйдет за стены этого кабинета.

Диана признала его требования обоснованными, потому что первым правилом бизнеса было уважение конфиденциальности.

— Я была бы полной дурой, если бы занималась сплетнями.

— Допустим. Итак, о моем предложении. Я нуждаюсь в услугах женщины, которая должна выдать себя за мою любовницу.

В первый момент Диана даже не поняла до конца смысла сказанного.

— Вот как? — только и смогла вымолвить она, когда до нее дошло, что на роль этой женщины Карлос выбрал ее.

— Выдать себя за мою любовницу — это вовсе не означает быть ею, — подчеркнул мужчина с дежурной холодностью. — Не в моих правилах подвергать служащих сексуальным домогательствам. Ты будешь нанята мной на работу в соответствии с составленным юридическим соглашением и останешься в этой роли столько, сколько я посчитаю необходимым.

У Дианы перехватило дыхание. Она молча продолжала смотреть на Карлоса. Босс произносил свою речь очень строгим голосом, не позволявшим ни на секунду усомниться в серьезности предложения. Но Диана продолжала недоумевать, почему именно ей предложена эта роль? Разве у него нет записной книжки с внушительным запасом женских имен, которого хватило бы на несколько жизней? Так, по слухам, именно сейчас он встречается с актрисой из телевизионного шоу «Ночное пространство» Робертой Райснер — потрясающей блондинкой с такой фигурой, которой позавидовала бы любая фотомодель.



— Боюсь, что я не совсем понимаю, чего вы хотите, — сказала Диана очень медленно, внимательно вглядываясь в лицо своего собеседника.

— Откровенно говоря, твоего понимания и не требуется. У меня есть причины для такого предложения, и я совсем не намерен посвящать в них кого бы то ни было. Я знаю, что женщины не выносят тайн, но в данном случае это необходимо.

— Если у вас возникла некоторая потребность нанять женщину для такой щекотливой роли, я не могу сообразить, почему вы выбрали именно меня? — осторожно спросила Диана, тщательно подбирая слова.

— А почему ты не можешь подойти для этого? — слабая улыбка на мгновение смягчила жесткую линию его рта.

Диана не собиралась начинать обсуждение своих мыслей по поводу этого вопроса, так как здесь все было и без того ясно. Она не считала себя особо красивой или очаровательной. Социальный статус у нее тоже был весьма невелик. Нет, она явно не вписывалась в круг женщин, с которыми он предпочитал общаться.

— Это какая-то шутка?

— Я бы так не сказал.

— Но у вас есть масса всевозможных знакомых, — снова возразила Диана. — Почему все-таки вам пришло в голову выбрать меня?

— Я предпочитаю нанимать и увольнять служащих, а не полагаться на обещания знакомых, — незамедлительно ответил Карлос. Ее упорство начало выводить его из себя.

— Трудно поверить в серьезность такого сверхъестественного предложения, — продолжала Диана.

— Я совершенно серьезен. А твоя работа будет совсем не из легких. Тебе придется играть новую роль в обществе, привыкать к иному стилю поведения и одежды. И, главное, ты обязана будешь убедить окружающих, что мы — возлюбленные.

При этих словах Диана густо покраснела и наконец решилась оторвать взгляд от его изящно скроенного пиджака.

— Не думаю, что я большой профессионал в этом деле.

— Со своей стороны я буду оказывать тебе всяческую поддержку. А от тебя требуется в точности выполнять мои указания.

Слушая Карлоса, Диана подумала, что роль послушной ученицы тоже не ее стихия. Но ей понравилось, что босс не собирается осуществлять каких-либо сексуальных намерений. Он захотел для каких-то своих целей завести мнимую любовницу, но что может подобная фальсификация повлечь за собой?

— Мы говорим о роли псевдолюбовницы? — переспросила Диана. Она улыбнулась, обнажая белые ровные зубы. — Нет необходимости обсуждать такие личные вещи, мистер Малдонадо. Ваша частная жизнь — это ваше дело, но собственная безопасность — мое.

— Уж не думаешь ли ты, что я какой-нибудь извращенец? — медленно осведомился Карлос.

— Откуда мне знать? Это не совсем заурядное предложение. Подобное не предлагают мне каждый день, тем более испанские магнаты, — в замешательстве оправдалась Диана.

— Если ты на все предложения реагируешь подобным недоверчивым образом, вряд ли хоть один испанский магнат согласится иметь с тобой дело.

Диана почувствовала, что не в силах больше сидеть. Она встала и прошлась по кабинету, потом повернулась и в упор посмотрела на Карлоса.

— Объясните мне только одно: почему это должна делать я? Именно я?

— Потому, что у тебя кончился контракт и поджимают сроки выплаты долгов.

Карлос выдержал ее пристальный взгляд. Он стоял напротив, прямой и высокий, твердо глядя на нее искрящимися черными глазами.

Диана усмехнулась. Это напоминание оказалось очень своевременным. Любая альтернатива банкротству, ведущая к сохранению дома Джудит, должна приниматься ею во внимание. Но как она может согласиться на роль, в которой будет выглядеть совсем неубедительно? Неужели он не понимает этого? Окружающие не поверят в то, что она его любовница, ни на минуту! Ведь его всегда окружали только самые красивые женщины…

— И все же я не в состоянии решиться на это, — тихо пробормотала Диана. — Мы, подобно маслу и воде, не сочетаемся. Вряд ли мне по силам вести подобающую светскую жизнь, а уж убедить кого-либо, что мы любовники, я не смогу точно.

— А мне кажется, ты просто недооцениваешь себя на этот счет. — Карлос произнес это иронично, медленно растягивая слова. И Диане показалось, что он обвивает ее подобно змею. Закусив пухлую нижнюю губу, она поймала на себе его сузившийся пронзительный взгляд. Во рту у нее мгновенно пересохло, а тело напряглось. Даже голос его был искушением.

Против воли ей захотелось улыбнуться, смягчиться и понравиться ему. И пусть ей снова потом будет больно. В данной ситуации трудно было оставаться спокойной, холодной и непроницаемой. Волнение трепало каждый ее нерв, и она вдруг задрожала, когда внизу живота разлилось странное тепло и инстинктивно заставило ее с силой сжать бедра.

— Только одно слово, подпись над пунктирной линией — и всем твоим неприятностям придет конец.

— В чем будут заключаться мои обязанности? — Диана услышала себя со стороны и удивилась собственному голосу.

— Проживание в одной из моих квартир, ношение купленной мною одежды, посещение тех мест, которые я укажу и когда укажу. Без вопросов.

Мнимая любовница и безмолвная раба, всего лишь! — мысленно уточнила она услышанное. Но странное дело, он ведь не предлагал ей совместного проживания. Маскарад подразумевался только для публики и не требовал большей близости. По некоторым причинам, которые он отказывался раскрыть, ему требовалась наряженная кукла, убедительно играющая глупую роль.

Может, это стало его очередной прихотью, подобно затее с ланчами. Или же это имело какую-то деловую цель… В любом случае это была хотя и необычная, но работа, подобная любой другой. Не похоже, чтобы он ждал ее личных посягательств на его постель. Конечно нет! Диана покраснела от одного этого предположения. В этом смысле он располагал множеством других, куда более привлекательных вариантов. Так что она в полной безопасности. И все же ей придется продавать себя, променяв гордость и независимость на наличную сумму. Это было дешево и противно, и мысль об этом оставила горький осадок в ее душе. Но на ее руках была Джудит, служащие, а гордостью не оплатишь счета.

— Что я получу взамен на свое согласие? — почти прошептала Диана. Этот оскорбительный вопрос был ей неприятен.

— Оплачу твои долги и работу сотрудников фирмы, подниму бизнес на должный уровень. Если что-нибудь еще понадобится, скажи. Я готов выполнить все разумные просьбы, — произнес Карлос ледяным голосом.

У Дианы внутри все сжалось. Стало стыдно, что пришлось выторговывать вознаграждение за свои услуги. Все же она ненавидела его за то, что он так поступил с ней.

— Можно мне все-таки обдумать это предложение?

— Что ты будешь обдумывать? Я не вижу тут никакого противоречия интересов. — Его челюсти сжались. — Ты будешь носить шикарную одежду, у тебя будет превосходная квартира и возможность наслаждаться светской жизнью несколько месяцев.

— И я должна быть в восторге от этой перспективы?

Высоко подняв голову, призвав на помощь все свое самообладание, Диана направилась к двери.

— Чего же еще тебе надо?

— Для начала — уважения, — проговорила она сквозь зубы.

— Но его нужно заработать. А я сомневаюсь относительно твоей способности заработать мое уважение.

Неужели неудача в бизнесе делает никчемными другие ее человеческие качества? Или можно уважать только успешных людей с крупным банковским счетом и знатной родословной?

Похоже, Карлос Малдонадо следовал именно таким жизненным принципам. В дальнейшем разговоре не было больше необходимости. Такие предубеждения против нее шокировали Диану. Что он знал о ней такого, что мог позволить себе подобные реплики?

— Я не должен был этого говорить. Мне жаль, — Карлос извинился спокойно и неторопливо.

— Не стоит беспокоиться, — бросила Диана, уверенная в полной неискренности этого извинения. — Вы самодовольный, деспотичный и безжалостный человек. Вам ничего не стоило продлить наш контракт, потому что вы отлично знаете, что я предпочла бы сносить чулки до дыр, но выполнить свои обязательства. Однако вы предпочитаете использовать мои проблемы как оружие против меня. У вас нет совести и еще меньше имеется сострадания. Вы думаете, я удивлюсь и расстроюсь, узнав о вашей грубости?

Диана буквально сверлила его взглядом. Карлос оставался спокойным. Его темные глаза смотрели на девушку в упор.

— Я не должна была так говорить. Я очень сожалею, — сказала она с издевкой и вышла из кабинета.

Глава 2

Дать сдачи и бежать. Было ли это все, на что она оказалась способна? Ей стало не по себе от мысли, что его темперамент окажется таким же всесильным, как и его власть, и наказание за побег последует незамедлительно. Кусать руку, с которой, вероятно, все же придется кормиться, — это полное безумие. Сейчас его скорее всего просто распирает от превосходства, и он думает, насколько же она глупа. Мысль, что Карлос мог преднамеренно отказать в продлении контракта, чтобы заставить ее согласиться на его предложение, казалась ей теперь полным бредом.

Видимо, более вероятным было то, что другая женщина отказалась от этой роли. Мнимая любовница… Ну и ну! Чего добивается Карлос Малдонадо? Дорогое предложение, если он действительно намеревается выполнить все, что обещал: поселить в шикарной квартире, обновить гардероб… Но сколько бы он ни затратил на свои планы, они все равно являются для него выгодными. Какую же пользу ему смогла бы принести она, исполняя эту странную роль? Пока Диана спускалась в лифте, ни одного ответа на возникшие вопросы ей в голову так и не пришло.

Ей представилось его смуглое лицо, чарующе красивое, покоряющее и непроницаемое. При воспоминании о нем по ее спине пробежали мурашки. Пересекая просторный холл, Диана замедлила шаги, а потом и вовсе остановилась. Что она делает, отвергая это спасительное для нее предложение?

В обмен на эту услугу он спас бы ее бизнес и дал бы ей возможность внести очередную плату за дом Джудит. Так что овчинка стоила выделки. Слишком многие люди пострадают, если она откажется. Да у нее просто нет права уходить из кабинета мистера Малдонадо, не согласившись с его предложением.

Диана заставила себя снова войти в лифт. Перспектива, которая ждала ее в случае отказа, была удручающей. В коридоре на последнем этаже она с неудовольствием увидела, что Карлос беседует с двумя мужчинами. Диана неуклюже остановилась неподалеку и покраснела. Ей потребовалось несколько секунд, чтобы понять, что ее присутствие намеренно игнорируется. Карлос стоял, высоко держа голову, оскорбительно спокойный и ничуть не стесненный возникшей ситуацией. Пиджак висел на сгибе его руки, засунутой в карман брюк. К Диане он выказывал полное пренебрежение. Злое противостояние чуть не превратило ее в камень.

Наконец он повернул голову и поднял брови в немом вопросе.

— Мой ответ… да! — Диана сделала акцент на последнем слове.

Его искрящиеся темные глаза заблестели ярче. Он подошел, взял ее за руку и повел по коридору. Диана была ошарашена внезапной мыслью, что Карлос давал ей последний шанс все решить, пока был занят разговором. С непроницаемым лицом она прошла под внимательными взглядами его собеседников — мужчины расступились, освобождая путь.

Карлос на ходу широко улыбнулся и обнял ее за талию, отчего у нее мгновенно пересохло во рту.

— Извини, но это необходимо, — хрипло пробормотал он, открывая дверь своего офиса и пропуская ее вперед.

— Кого ты из себя разыгрываешь? — начала Диана и запнулась, встретив его предупреждающий взгляд. Прежде чем она смогла произнести следующее слово, все закружилось перед глазами от внезапного жгучего желания, охватившего ее. Невнятный стон сорвался с губ. Но в долю секунды осознав, что дверь все еще открыта, Диана постаралась одолеть чувственное возбуждение, которое он столь стремительно пробудил в ней. Вдруг Карлос, остановившись, положил ей руки на бедра и ловко прижал к себе. Затем приблизил лицо и, не давая ей опомниться, обхватил своими сильными губами ее пухлые горячие губы и раздвинул их языком. Это неожиданное эротичное вторжение завело ее еще больше. Сердце бешено колотилось, не хватало воздуха, но вот что странно — ей не хотелось останавливаться! Может, еще и потому, что она ощутила ответное возбуждение, охватившее его самого.

Наконец Карлос отстранился от нее, пытаясь восстановить дыхание.

— Думаю, это было убедительным подтверждением нашего соглашения.

Медленно приходя в себя, Диана втянула воздух, как тонущий пловец. Ее ноги подкашивались, и она инстинктивно прислонилась к стене, чтобы не упасть. Трудно было понять, как такое могло случиться. Она повела себя как распутная девка, мгновенно возбудившись в его властных руках. Ошеломляло предательство собственного тела, которое, помимо ее воли, ответило на его сексуальный выпад со всей страстью.

— Нашего соглашения… — повторила недоверчиво Диана, осознавая, что совершила непростительный промах и теперь ее профессиональному поведению в бизнесе, которым она так гордилась, пришел конец.

— Это была слишком удачная возможность, чтобы не воспользоваться ею, — проговорил Карлос, на мгновение прикрывая глаза.

Такое объяснение сильно разозлило ее.

— Вы говорили, что не допускаете сексуальных домогательств в отношении служащих!

— Если ты думаешь, что мы сумеем убедить кого-нибудь, что очень близки, без прилюдной демонстрации, то ты просто наивна, — ответил Карлос сухо. — Но это будет только на публике. В личной жизни каждый сам по себе.

— Не нужно сто раз говорить мне одно и то же. Диана с горечью осознала, что с этой минуты лишилась возможности спокойно взвесить предстоящий ущерб от навязанной ей необычной роли. Эмоции захлестнули ее. Она разочарованно вздохнула.

— Могу я теперь идти?

Карлос внимательно взглянул на нее.

— Да. Ноя жду тебя в отеле «Виктория» сегодня вечером в девять часов. Обсудим оставшиеся детали.

— Сегодня вечером… Меня это не устраивает, — едко сказала Диана, не в силах отказаться от колкости.

— Сделай так, чтобы устроило, — просто посоветовал он. — Завтра я возвращаюсь в Дублин.

Кивнув ему, Диана снова вышла, держась гордо и величественно. Она была рассержена на себя больше, чем на него. Как можно было потерять голову от одного только его прикосновения? Но ей до сих пор не доводилось испытывать ничего подобного ни с одним мужчиной, даже в первом своем любовном порыве. Вспомнив о событиях далеких дней, она побледнела. Что вообще можно было чувствовать в девятнадцать лет? С тех пор прошло три года, и теперь Карлос Малдонадо снял с нее охранные оковы. Бесспорно, он обладал отменной техникой поцелуя.

Дойдя до автостоянки, Диана села в свой фургон и поехала в пригород, где находился офис ее фирмы. Там она наскоро помогла сотрудникам в ежедневной уборке и в шестом часу закрыла помещение. Пошатнувшийся бизнес — это единственное, о чем она могла сейчас думать. Потерянный контракт означал бы гибель всего дела.

Их предприятие существовало первый год. Диана начинала с развоза частных обедов, иногда обслуживала свадьбы. Доходы от таких усилий были небольшими. Но когда пять месяцев назад один из поставщиков проинформировал ее, что есть возможность обеспечивать обедами «Сайн», большую индустриальную кампанию, она постаралась завоевать этот контракт. Под него ей пришлось сделать заем в банке для покупки нового фургона и модернизации оборудования.

Однако вскоре их ограбили. А страховая компания отказалась возместить ущерб, сославшись на то, что в фирме плохо была организована охранная система и приняты недостаточные меры безопасности. Это явилось неожиданным и непоправимым ударом, поскольку все наличные деньги ушли на восстановление утраченного, а страховую сумму получить так и не удалось. С этого момента Диане пришлось действительно начать борьбу за выживание.

— Вам необходимо урезать расходы, чтобы покрыть эту потерю, — предупредил ее менеджер в банке шесть недель назад. — Несмотря на имеющиеся проблемы с деньгами, вы продолжаете делать взносы за дом, который вам не принадлежит. Я уважаю ваше великодушие по отношению к миссис Джудит Андерсон, но вам надо стать реалисткой и немедленно прекратить утечку собственных денежных ресурсов.

Стать реалисткой, по мнению этого чиновника, означало решать только свои собственные проблемы и не поддерживать никого, даже такого близкого человека, как Джудит.

Та жила в старом загородном доме под названием Кроссроудс, который достался ей от последнего мужа Пола Андерсона. Будучи не в состоянии иметь собственных детей, Пол и Джудит решили стать приемными родителями. Они посвятили свою жизнь помощи обездоленным детям, беря их из приютов на воспитание.

Диана оказалась одной из их воспитанниц. Она была несчастной, ожесточенной и подозрительной, когда попала к ним. Ей тогда исполнилось только двенадцать лет. Ранимую душу девочка прятала за грубостью, показывая своим поведением, что ей наплевать на то, где она живет и кто о ней заботится. Но приемные родители своей любовью постепенно завоевали ее доверие и привязанность. Они изменили ее жизнь, дав Диане самое главное — веру в людей.

И вот в течение последних четырнадцати месяцев существенную часть от небольших доходов своей фирмы Диана тратила на выплаты за старый Кроссроудс, в котором выросла. Она после смерти Пола взяла на себя управление семейными финансами Андерсонов, когда узнала, что за дом надо регулярно платить. Оказалось, что покойный муж Джудит прогорел, неудачно вложив крупную сумму в некий целевой фонд, и был вынужден заложить Кроссроудс, не сказав об этом никому ни слова даже перед смертью.

И Диана прекрасно понимала его — не мог он объявить о крахе во всеуслышание, поскольку у Джудит было слабое, больное сердце и врач запретил ей волноваться. Теперь она сама оберегала пожилую женщину от беспокойства по поводу денег, чтобы не спровоцировать очередной сердечный приступ. Но ей поначалу трудно было представить себе, во что может обойтись спокойствие Джудит.

Припарковав машину рядом с домом, Диана вышла, захлопнув дверцу, огляделась и подавила тяжелый вздох. Здание, построенное в готическом стиле — с высокой крышей и огромными чердачными окнами, начинало выглядеть заброшенным. Стены надо было срочно штукатурить и красить, оконные рамы кое-где менять, так же как и черепицу на крыше. А небольшой парк, зеленевший вокруг, нуждался в хорошем садовнике. Таким образом, уютный старый дом требовал значительных средств на свое содержание.

В ту самую минуту, когда девушка вошла в холл, стены которого были забраны потемневшими от времени деревянными панелями, она почувствовала, что все проблемы остались снаружи. На длинном столе стояла ваза с увядающими розами, их сладкий аромат заполнял комнату. Она прошла в кухню, меблированную встроенными сосновыми шкафами и большой медной раковиной.

Мегги готовила бутерброды к чаю. Пухленькая женщина пятидесяти с лишним лет была кузиной умершего Пола.

Когда-то она приехала в Кроссроудс, она не поддерживала никого, даже такого близкого человека, как Джудит.

Та жила в старом загородном доме под названием Кроссроудс, который достался ей от последнего мужа Пола Андерсона. Будучи не в состоянии иметь собственных детей, Пол и Джудит решили стать приемными родителями. Они посвятили свою жизнь помощи обездоленным детям, беря их из приютов на воспитание.

Диана оказалась одной из их воспитанниц. Она была несчастной, ожесточенной и подозрительной, когда попала к ним. Ей тогда исполнилось только двенадцать лет. Ранимую душу девочка прятала за грубостью, показывая своим поведением, что ей наплевать на то, где она живет и кто о ней заботится. Но приемные родители своей любовью постепенно завоевали ее доверие и привязанность. Они изменили ее жизнь, дав Диане самое главное — веру в людей.

И вот в течение последних четырнадцати месяцев существенную часть от небольших доходов своей фирмы Диана тратила на выплаты за старый Кроссроудс, в котором выросла. Она после смерти Пола взяла на, себя управление семейными финансами Андерсонов, когда узнала, что за дом надо регулярно платить. Оказалось, что покойный муж Джудит прогорел, неудачно вложив крупную сумму в некий целевой фонд, и был вынужден заложить Кроссроудс, не сказав об этом никому ни слова даже перед смертью.

И Диана прекрасно понимала его — не мог он объявить о крахе во всеуслышание, поскольку у Джудит было слабое, больное сердце и врач запретил ей волноваться. Теперь она сама оберегала пожилую женщину от беспокойства по поводу денег, чтобы не спровоцировать очередной сердечный приступ. Но ей поначалу трудно было представить себе, во что может обойтись спокойствие Джудит.

Припарковав машину рядом с домом, Диана вышла, захлопнув дверцу, огляделась и подавила тяжелый вздох. Здание, построенное в готическом стиле — с высокой крышей и огромными чердачными окнами, начинало выглядеть заброшенным. Стены надо было срочно штукатурить и красить, оконные рамы кое-где менять, так же как и черепицу на крыше. А небольшой парк, зеленевший вокруг, нуждался в хорошем садовнике. Таким образом, уютный старый дом требовал значительных средств на свое содержание.

В ту самую минуту, когда девушка вошла в холл, стены которого были забраны потемневшими от времени деревянными панелями, она почувствовала, что все проблемы остались снаружи. На длинном столе стояла ваза с увядающими розами, их сладкий аромат заполнял комнату. Она прошла в кухню, меблированную встроенными сосновыми шкафами и большой медной раковиной.

Мегги готовила бутерброды к чаю. Пухленькая женщина пятидесяти с лишним лет была кузиной умершего Пола.

Когда-то она приехала в Кроссроудс, чтобы помогать с детьми. А теперь ухаживала за хозяйкой.

— Джудит в летнем домике, — сказала она весело. — Сейчас мы собираемся пить чай на свежем воздухе.

Диана умудрилась улыбнуться.

— Я могу помочь.

— Не надо. Иди лучше к Джудит. Стоял превосходный июньский вечер. Но сидевшая в кресле пожилая женщина накинула на плечи шерстяной плед, потому что ей было холодно в любую погоду. Однако ее голубые глаза на бледном лице светились жизнью и добротой.

— Разве этот парк не прекрасен? — Она вздохнула.

Диана бросила взгляд на густые тени, отбрасываемые деревьями, на сочную зеленую траву раннего лета, нежные розовые бутоны рододендронов. Все это успокаивало.

— Как ты сегодня себя чувствуешь? Джудит, не терпевшая разговоров о своем здоровье, сделала вид, что не услышала вопроса.

— У меня были гости, новый викарий с женой. Они еще и пяти минут не прожили здесь, а уже услышали эти глупые слухи о том, что меня обобрала одна из моих бывших воспитанниц. — Джудит покачала седеющей головой, ее глаза загорелись возмущением. — Это абсурд, я так и сказала. Откуда только берутся подобные истории?

— Это о случае с Глэдис, полагаю? Кто-то что-то слышал и перевернул все по-своему. Диана не стала добавлять, что соседи заметили обнищание Андерсонов и выбрали худшее из объяснений.

К несчастью, в прошлом году Глэдис, которая воспитывалась в Кроссроудс, приехала погостить и украла у Джудит все драгоценности. Но та отказалась заявлять в полицию. Дело в том, что девушка употребляла наркотики и была просто в плачевном состоянии. Правда, потом, уступив настоятельным уговорам Джудит, она успешно прошла программу реабилитации. С наркотиками было покончено. Но украшения пропали безвозвратно.

— Почему люди во всем видят только плохое? — Джудит выглядела обиженной. Сама она любила думать о других только хорошее.

— Нет, так поступают не все, — мягко возразила Диана.

— Ну что ты можешь мне сегодня рассказать об этом симпатичном испанце из «Сайн»? Хотелось бы хоть мельком взглянуть на гениального бизнесмена. Таких людей я видела только по телевизору. — Джудит воспринимала его так, будто Карлос Малдонадо был каким-то редким животным.

Диана улыбнулась. Ее глаза увлажнились от накатившей волны нежности, и она отвела взгляд в сторону. Ей надо научиться копировать солнечный оптимизм Джудит и тогда нетрудно будет взглянуть на свои проблемы с другой стороны. В этом случае Карлос Малдонадо, вполне возможно, покажется их щедрым покровителем и даже спасителем! Так почему же она все еще мучается по поводу этого «делового» поцелуя, как какая-нибудь ханжа?

— Вообще-то мистер Малдонадо предложил мне поработать в Дублине. — Диана прищурилась, но, говоря эту частичную правду, смотрела прямо в глаза Джудит. — Как ты отнесешься к моему отсутствию в течение месяца или двух?

— Работать на симпатичного миллионера? Восхитительно, — поддразнивая ее, сказала Джудит.

После чая Диана поднялась наверх и открыла свой гардероб. Флэш настоял на том, чтобы купить ей эту одежду. Он хотел вывести ее из депрессии, в которой она оказалась, когда Грегори разорвал с ней помолвку. Диана выбрала юбку из зеленой кожи, подходящий топ и туфли на тонких высоких каблуках. Быстро приняв ванну, девушка оделась и наложила макияж. Но задержалась у зеркала, висевшего на стене в тяжелой деревянной раме.

Флэш тогда, будучи продюсером, дал ей крошечную роль в фильме о восходящей эстрадной звезде. И Диана научилась выглядеть соответствующим образом. Сейчас же ее смущало собственное отражение в зеркале. Высокая, стройная, худощавая девица с копной рыжих вьющихся волос смотрелась слишком сексуально. Вот и Флэшу не давало покоя именно это ее качество. Они воспитывались в интернате вместе в течение пяти лет и относились друг к другу как брат и сестра. День, когда она поняла, что привлекает его как женщина, стал началом конца их дружбы. Даже, несмотря на пережитую любовную драму с Грегори, ей не удалось заставить себя утешиться в постели с Флэшем.

Взглянув напоследок еще раз в зеркало и сокрушенно вздохнув по поводу собственного излишне сексуального вида, Диана спустилась вниз. Там она попрощалась с Джудит и Мегги и вышла, толкнув высокую и тяжелую парадную дверь. Надо было ехать на встречу с Карлосом, уточнять детали соглашения.

Вестибюль респектабельного отеля «Виктория» освещали три огромные хрустальные люстры, свисавшие с высокого потолка. Свет их отражался в зеркальных стенах. Просторное помещение было меблировано глубокими кожаными креслами и диванами.

— Простите, я ищу мистера Карлоса Малдонадо, — сказала Диана служащему, стоявшему за стойкой с телефонами. За его спиной в ячейках на крючках висели ключи от номеров.

— Мистер Малдонадо сейчас обедает в ресторане, — ответил тот. — Если хотите, мисс, подождите здесь. Или можете пройти в зал.

Пока она раздумывала, ждать ли его в вестибюле или пойти и поискать в ресторане, светловолосый мужчина вышел из бара и остановился как вкопанный, увидев ее.

— Диана?

На мгновение ей показалось, что это сон, в котором ее окликнул хорошо знакомый голос. Она в удивлении обернулась.

— Грегори?

— Надо же, три года не виделись! — Грегори Клиффорд смотрел на нее не отрываясь. — Как у тебя дела? — спросил он.

— Отлично. — Ее губы едва двигались, в то время как глаза пожирали его лицо.

Хотя они все еще жили в нескольких милях друг от друга, Диана тщательно избегала мест, где можно было с ним встретиться. И до сих пор ей это удавалось.

— Ты выглядишь… Ну, просто потрясающе! — Грегори покраснел и постарался встретиться с ней взглядом. — Я часто подумывал о том, чтобы зайти в Кроссроудс.

— С женой и детьми? — иронично спросила Диана.

Молодой человек побледнел.

— У меня только один ребенок, сын. Лилиан и я собираемся разводиться. Ничего толком у нас с ней не получилось.

В нескольких метрах от них застыл Карлос Малдонадо. Он разглядывал Диану и был не в силах сдвинуться с места. Ему и раньше казалось, что девушка намеренно прячет свои внешние достоинства под бесформенным серым костюмом, в котором уместно было разве что руководить доставкой обедов в офисы, только и всего. Он не раз живо представлял себе, как она будет выглядеть, если оденется иначе. Но сейчас ее внешний вид превзошел все его ожидания.

Диана оживленно беседовала с молодым человеком и смотрела ему в глаза, мало замечая, что происходит вокруг. Пряди ее медно-рыжих волос свободно рассыпалась по плечам, пухлые, слегка подкрашенные губы открывались в очаровательной улыбке, показывая жемчужно-белые зубы. Тонкие цепочки топа спускались по нежным плечам, его изящный покрой подчеркивал грудь и нежный изгиб талии. Длинные ноги лишь слегка прикрывала короткая юбка, а их невероятную стройность подчеркивали туфли на высокой шпильке. Эти роскошные ноги были способны свести с ума любого здравомыслящего мужчину.

— Диана!

Поглощенная новостью о разводе Грегори, девушка обернулась на голос, окликнувший ее, и непонимающе посмотрела на Карлоса Малдонадо. Но тут она натолкнулась на его обжигающий взгляд, и у нее перехватило дыхание. Это вернуло ее в действительность.

— Извини, если заставил тебя ждать, любимая, — нежно произнес Карлос, подходя к ней и обнимая за плечи.

— Грегори Клиффорд, — представился молодой человек со свойственной ему непосредственностью. — Диана и я — старые знакомые.

Они пожали друг другу руки.

— Карлос Малдонадо, — ответил тот в свою очередь весьма сдержанно. — К сожалению, мы с Дианой опаздываем.

— Слушай, я позвоню тебе, — обратился к ней Грегори.

— Не тратьте ваше время напрасно, — сказал Карлос, не дав девушке ответить и бросив на молодого человека взгляд, полный холодной угрозы. Он подвел ее к лифту, нажал кнопку вызова и, обернувшись, добавил:

— Ее не будет в городе.

Диана вспыхнула, но промолчала. Ей и самой не хотелось, чтобы Грегори звонил в Кроссроудс и расстраивал Джудит. Она вошла в лифт, все еще слыша сбивчивый голос бывшего жениха.

— Нам надо поговорить, правда. Ради Бога, Диана…

— И тебе нравится вести себя так? — спросила она спокойно, когда двери лифта закрылись.

— Пока ты со мной, ты не можешь разговаривать с другими мужчинами и даже смотреть на них, — твердо сказал Карлос.

Диана подняла голову и встретила его жгучий взгляд. В ней вновь шевельнулось возбуждение. Меньше всего сейчас она хотела думать о Грегори, который принес ей когда-то столько горя.

— Не смотреть на мужчин и не разговаривать с ними… Ты так считаешь?

— Ответь, пожалуйста, это и есть твоя прежняя любовь? — спросил Карлос, не обращая внимания на ее вопрос.

Диана откинула голову и пожала плечами. Большие серые глаза ее смотрели насмешливо.

— Тогда тебе следует лучше за мной присматривать.

— Я плачу за полное послушание, — парировал Карлос без колебаний. — Флирт с Клиффордом сюда не входит.

— Флирт? — непроизвольный смех слетел с ее губ. Эмоции, порожденные встречей с бывшим женихом, прорвались наружу. — Да он будет самым последним, с кем я стану флиртовать.

— Не притворяйся! Я видел, как ты на него смотрела, — ответил Карлос с усмешкой.

— И как же? — поинтересовалась Диана с плохо скрываемым любопытством.

— Я что, должен это изобразить? Ее глаза потемнели, потому что она вспомнила прошлое. Три года назад пьяный водитель врезался в их с Грегори машину. Жених тогда отделался только угрызениями совести, а Диана с внутренними повреждениями попала в больницу. Ей пришлось перенести операцию. После чего она узнала, что, по всей вероятности, не сможет иметь детей. Угроза бездетного будущего толкнула Грегори на предательство, и он разорвал помолвку. Однако бывшего жениха нельзя было назвать совсем уж бесчувственным. В его глазах стояли слезы, когда он говорил, что все еще любит ее, но она не совсем подходящая женщина для семейной жизни.

— Этот Клиффорд пялился на тебя, как…

— Он даже не дотронулся до меня!

— У него не было возможности.

Карлос поддерживал Диану за талию, когда они выходили из лифта, но она отстранилась и посмотрела на него с угрозой.

— Я не вижу публики, так что не распускай руки!

Глава 3

Диана попыталась отвлечься, рассматривая богатый холл номера, а ее тело в это время дрожало как листок на ветру.

Она не могла представить, что одна короткая встреча с Грегори всколыхнет так много ранящих воспоминаний и основательно выбьет ее из колеи. После несостоявшегося с ним семейного счастья ей пришлось долго и упорно настраивать себя на другое будущее — без мужа и семьи.

— Хочешь выпить?

— Нет, спасибо.

— Это наверняка успокоит твои нервы. Диана обернулась со злобой так внезапно и быстро, что у нее закружилась голова.

— С моими нервами все в порядке. Хватит унижать меня!

Золотистые искрящиеся глаза внимательно осмотрели ее.

— Этот идиот расстроил тебя?

— Не говори так о нем… Ты совсем не знаешь его.

— Мне это и не нужно, — сказал Карлос, усмехнувшись.

Диана тряхнула головой, и медные волосы разлетелись, открывая горящие щеки.

— Нет, я думаю, тебе это было очень нужно. И, к твоему сведению, я не люблю агрессивных людей.

— Я не агрессивный, а сильный, и тебе это нравится.

— Не понимаю, о чем ты говоришь? Его брови поднялись в удивлении.

— Неужели?

В ней все сжалось от внезапного желания. Сердце снова бешено заколотилось, словно пойманная птица. Диана посмотрела на него. Высокий, сильный, с грацией атлета, Карлос был просто великолепен. Ухоженные, немного вьющиеся волосы блестели в свете лампы и выгодно подчеркивали правильные черты лица. Красавец, в который раз признала она. Он появился в вестибюле и накрыл далеко не тщедушного Грегори своей тенью, словно Эверест поднялся над луговой кочкой.

Пойманная его тлеющими темными глазами с золотистыми искрами, она не могла никуда больше смотреть, и каждый вздох давался ей с большим усилием. Грудь напряглась и заныла, жар разлился по животу. Колени предательски задрожали. И она ни о чем не могла больше думать, кроме как о своем желании, которое съедало ее заживо.

— Ты хочешь меня, я хочу тебя, но этого не должно случиться, — сказал Карлос бесцветным голосом. — Это только бизнес, и нам не нужно усложнять уже имеющиеся проблемы.

Диану охватило смущение. Она почувствовала себя так, будто осталась голой. Гордые слова ответа уже готовы были сорваться с ее губ, когда она заметила, что его горящий взгляд остановился именно на них. Девушка нервно передернула плечами, но возбуждение с новой силой всколыхнулось в теле.

— Только бизнес, — повторил Карлос хрипло. В номер неожиданно постучали. Это помогло ей освободиться от наваждения страсти. Когда дверь открылась и на пороге появился незнакомый молодой человек с папкой в руке, Диана, подавляя нервную дрожь, отвернулась и стала смотреть в окно. Никто никогда не имел на нее такого влияния. Находясь рядом с Малдонадо, она переставала себя контролировать. Но и с самим Карлосом происходило то же самое. И это позволяло ей чувствовать себя не такой подавленной. Когда она поняла, что влечение было взаимно, у нее появилось больше уверенности в себе.

Дверь закрылась, и Диана отвернулась от окна.

— Это соглашение, о котором я упоминал. — Карлос протянул документ. — Прочитай его и поставь свою подпись.

Диана села в кресло и начала изучать безупречно отпечатанные страницы. Это был стандартный контракт. В нем ни словом не упоминалось о том, что она должна притворяться любовницей своего работодателя, ничего не говорилось об одежде или квартире. Но имелся пункт, предусматривавший потерю всего причитающегося гонорара, если она попытается уйти до того, как Карлос решит, что работа окончена. От суммы, проставленной и цифрами, и прописью, у Дианы захватило дух. Такие деньги нельзя было терять. Их хватило бы на оплату закладных за Кроссроудс более чем на год. И при этом еще можно было погасить счета фирмы и выдать зарплату служащим «Поставок Бантон» за все месяцы ее отсутствия.

Диана проглотила подступивший к горлу комок и подняла голову. Щеки ее горели.

— Ты очень щедр. Но что означает предостережение об уходе без твоего согласия?

— Можешь думать что хочешь, — сказал Карлос. — Однако уверяю тебя, что твоя работа не повлечет за собой ничего аморального, нелегального или опасного.

Несмотря на то что разъяснение это мало ее успокоило, Диана взяла со стола ручку, готовясь поставить подпись.

— Подожди! — Карлос направился к двери, открыл ее и пригласил молодого человека, остававшегося в коридоре, присутствовать при подписании ими соглашения.

Такое тщательное соблюдение закона окончательно разволновало Диану. Когда с документом было покончено и служащий вышел, она провела вспотевшими ладонями по юбке.

— Что теперь?

— Только несколько деталей. Я пришлю за тобой машину в девять часов в понедельник.

— В этот понедельник? Но до него так мало времени!

— Я хочу, чтобы все началось в ближайшие выходные. — Карлос положил блокнот на журнальный столик. — Можешь составить план своих действий. Да, еще вот что. Тебе будет нужен новый гардероб.

Диана не сдержалась, услышав это предложение.

— У меня есть несколько подходящих вещей.

— Я имею в виду, что ты не должна быть похожа на участницу киномассовки, — заметил Карлос с легкой усмешкой. — Для меня предпочтительнее более элегантный и утонченный образ.

Участница киномассовки? Диана покраснела от досады и раздражения. Ее юбка не была вульгарной, а топ всего лишь слегка обнажал плечи. Почему он так ее назвал?

— Ты знаешь про Флэша, не так ли?

— Не будь такой наивной. Стал бы я приглашать тебя на эту роль, ничего предварительно не разведав о твоей жизни?

Пусть она наивная, но кто дал ему право копаться в ее прошлом? Хотя, если уж признаваться, слухи о том, что она спала с Флэшем, не были для нее откровением.

— В моей одежде нет ничего плохого, — сказала защищаясь Диана.

Он осмотрел ее с ног до головы.

— Твоя роль не предусматривает споры со мною по поводу любой моей, даже самой безобидной, просьбы.

— Ты не просишь, а требуешь. Но если учитывать, что это всего лишь работа, я постараюсь быть более уступчивой.

— Большое спасибо, милая!

Диана сделала глубокий вдох. Записала план необходимых действий в блокнот. Затем, отложив его, сухо поинтересовалась:

— Что-нибудь еще?

— Неужели тебе всегда так трудно следовать инструкциям? — Карлос провел рукой по своим волосам.

— Что еще намечается на понедельник? — уточнила она, предварительно кивком продемонстрировав, что согласна с любыми его требованиями.

— Ты переезжаешь в квартиру, в салоне красоты приводишь себя в порядок, а вечером мы встречаемся и идем…

— Куда?

— Я пока не решил. Еще вопросы? Ей не хотелось больше ничего спрашивать, и она встала.

— Тогда это все?

— Я провожу тебя до машины.

— Не обязательно, — отказалась Диана. Карлос открыл ей дверь номера, ничего не ответив. В лифте они стояли в полном молчании.

С высоко поднятой головой она пересекла вестибюль и вышла из дверей отеля на тротуар, но твердая рука поймала ее за локоть.

— Что? — выдохнула Диана, вынужденная обернуться. — Карлос взял ее руки в свои ладони. Она посмотрела в обжигающие темным золотом глаза, и дыхание ее участилось. — Не надо…

— Хватит притворяться, что это наказание, любимая!

Пламя запылало на ее щеках, по телу пробежал озноб, он привлек ее ближе к себе. Чувственные губы приникли к ее рту с болезненной нежностью, которая полностью поглотила ее сознание. Дрожа, она прижалась к нему, чувствуя сквозь одежду его горячее мускулистое тело. Это был поистине опьяняющий поцелуй — ищущий, эротичный, дразнящий. Она не могла насытиться дурманящим ощущением. Глубоко в горле прозвучал медленный стон и замер.

Карлос отстранился от нее.

— Очень убедительное притворство, — хрипло пробормотал он с грубым удовлетворением.

Диана почувствовала замешательство и гневно схватила его пальцами за лацкан пиджака.

— Ты…

Кривая усмешка исказила его волевое лицо. Он сказал:

— Спокойно, спокойно… Диана опустила руку и произнесла ледяным голосом:

— Спокойной ночи.

Дойдя до угла, за которым была припаркована машина, девушка мельком взглянула через плечо и увидела, что Карлос все еще стоит у дверей отеля и наблюдает за ней.

На автостоянке было темновато. Она рылась в сумочке в поисках ключей, когда мужской силуэт возник позади машины. И возглас страха сорвался с ее губ.

— Это всего лишь я, — проговорил Грегори. — Вот, узнал старую машину Джудит и припарковался позади нее.

— Ты меня страшно напугал! — Диана поставила сумку на капот, чтобы было легче продолжать поиск. Она уже жалела, что не достала ключи заранее.

— Извини, но я подумал, что будет легче поговорить здесь, чем в Кроссроудсе, где, кажется, меня не очень жалуют.

— Нам не о чем разговаривать. Мне жаль, что твой брак распадается, искренне жаль, — неловко пожала плечами Диана, не глядя на него. — Но это совсем не значит, что мы снова друзья.

— Послушай. Я никогда не хотел расставаться с тобой, — возбужденно заговорил он. — Я был не в себе, желал убежать от действительности и по глупости женился на Лилиан.

— Не хочу слушать этот бред. — Держа ключи в дрожащей руке, она пыталась вставить их в замок дверцы и поскорее покончить с этим разговором. — Пожалуйста, поезжай домой.

— Ты слышал, что тебе сказали? Отойди! — Это был голос Карлоса, глубокий, неторопливый, такой спасительный.

Его уверенные пальцы взяли ключи из ее руки. Дверца машины открылась. С удивлением и благодарностью она посмотрела на него. Агрессия, которую он отрицал в себе, была ясно видна на его лице. Грегори могло бы не поздоровиться. И краем глаза она увидела, что тот уже отошел так далеко, что ему потребовался бы мегафон, чтобы продолжать их диалог.

— Спасибо, — прошептала Диана и быстро села в машину.

— Нет проблем. Этот идиот напугал тебя? — спросил Карлос.

— Ну что ты! Все в порядке, — солгала она. Диана захлопнула дверцу, включила двигатель и поехала. Но, свернув на другую улицу, вскоре остановилась, чтобы вытереть слезы. Нет, теперь этот парень был ей абсолютно безразличен. Но воспоминания до сих пор оставались очень болезненными.

И как только Грегори мог подумать, что его внимание для нее что-то значит? Ведь он ее бросил. И женился на воспитанной блондинке из приличной семьи. Именно о такой невестке всегда мечтала его напыщенная мамаша. А через год у него родился сын. Она иногда встречала его жену с ребенком, когда та делала покупки в супермаркете. Теперь ей было от души жаль этого симпатичного мальчишку, которому предстояло расти без отца. И до слез жаль себя, поскольку ей самой радость материнства была недоступна.

Диана ехала домой с разбитым сердцем. После разрыва с Грегори она замкнулась в себе. Чтобы забыть о собственной неполноценности, с головой ушла в работу. И только Карлос Малдонадо одним своим присутствием вдруг напомнил ей, что она истинная женщина. Рядом с ним Диана млела и ничего не могла с собой поделать.

Каким образом он оказался на автостоянке? Неужели подозревал, что Грегори заявится туда и будет выяснять отношения? Ее не оставляло ощущение, что в данном случае Карлосом двигало простое чувство собственника по отношению к ней. Он был похож на ротвейлера, стерегущего свою кость.

В назначенный день Диана приехала в Дублин. Пока шофер вытаскивал два тяжелых чемодана из багажника лимузина, увезшего ее из Кроссроудса, она рассматривала массивное ультрамодное здание, возвышавшееся над остальными городскими постройками.

Всю последнюю неделю ей пришлось улаживать дела в своей фирме. И волнение, которое нарастало в ней по мере приближения дня отъезда, было сродни тому, которое она испытывала только в детстве перед праздниками. После всех передряг и беспокойства последних месяцев временная перемена места жительства представлялась полезной и даже нужной.

Поднимаясь в лифте, она взглянула на свое отражение в зеркальной стене кабины. Рот был слишком эротичен, глаза выдавали жажду страсти. Ничего себе вид, подумала девушка и нахмурилась. Неспроста Карлос предложил ей роль мнимой любовницы.

Она вспомнила мать, на которую, к собственной досаде, внешне была очень похожа. Эта красавица с рыжими волосами и в элегантной одежде еще в младенчестве сдала ее в интернат.

— Как только я устроюсь, ты сможешь переехать и жить со мной, — обещала она, приезжая проведать девочку. — Я отдала твою сестру на удочерение. Ты же знаешь, она — болезненный ребенок, и я никогда не смогла бы справиться с ней. А тебя я заберу…

Но время шло, Диана подрастала и продолжала оставаться в интернате. К тому моменту, когда ей исполнилось пять лет, редкие визиты матери стали только воспоминанием. Много позже она узнала, что та вышла замуж уже через полтора года после ее рождения. И у нее даже в мыслях не было привезти свою внебрачную дочь в новую семью. Ее супруг понятия не имел о существовании Дианы.

Лифт остановился, его створки раздвинулись. Элегантный пожилой управляющий представился ей, назвав себя Бернардо, и подвел к дверям квартиры. Диана шагнула в просторный холл, а оттуда прошла в гостиную, на стенах которой висели картины. Все было элегантно и модно, но холодно и непривлекательно. А чего еще ты ожидала? — подумала она печально.

Показав ей просторную спальню с гардеробной комнатой и душем, Бернардо передал записку от Карлоса. В ней сообщалось о предстоящих встречах и о салоне красоты, который она должна посетить.

К окончанию всех процедур в этом заведении, на которые ушло несколько часов, Диана приобрела должный лоск. И решила, что быть любовницей, мнимой или настоящей, скучнейшее занятие.

По пути из салона домой лимузин, доставлявший ее, надолго застрял в пробке. Вернувшись в квартиру, она услышала настойчивый телефонный звонок. Это был Карлос. От тембра его голоса — глубокого и медлительного, мурашки пробежали по ее коже. Она сделала глубокий вдох.

— Я заеду за тобой в семь, — предупредил он.

— Куда мы пойдем?

— На кинопремьеру.

— О! — Диана не ожидала такого грандиозного публичного мероприятия.

— Надень украшения, — продолжал Карлос. — Я выбрал для тебя бриллианты.

После этого разговора Диана прошла прямиком в спальню. На столике стояла небольшая бархатная коробочка в форме сердца. Она открыла ее и увидела восхитительное бриллиантовое ожерелье и сережки. Когда ей наконец удалось оторвать от них свой взгляд, Диана заметила, что ее чемоданы исчезли, а багаж распакован. Еще в гардеробной ей бросилась в глаза новая одежда — несколько платьев ее размера. Отдельно висело длинное шелковое серебристое одеяние на тонких бретельках. На нем оказалась этикетка одного из самых модных дизайнеров.

В минут пять восьмого Диана неторопливо спустилась в вестибюль. Карлос уже был там, сидел в кресле у окна. И выглядел внушительно и элегантно.

— Я не люблю, когда меня заставляют ждать, — произнес он, даже не обернувшись.

— Ты мог бы предупредить, что уже здесь. Диана остановилась, высоко держа голову.

Ее стройное тело было напряжено, пока она ждала его взгляда.

Наконец Малдонадо повернулся.

— Моя дорогая, ты не зря провела день. — Черные, с золотистыми искорками глаза вспыхнули от восхищения, но потом притворно сузились.

— Я старалась.

Диана знала, что никогда еще не выглядела лучше, чем сейчас. Мерцание серебра и блеск бриллиантов сочетались с необычным медным цветом ее волос и молочно-белой кожей. А платье, как призрачная дымка, подчеркивало каждый изгиб стройного тела. Образ завершали туфли на тонких высоких каблуках.

Возникла напряженная пауза.

— Ты потрясающе выглядишь, — произнес наконец Карлос изменившимся голосом. Он посмотрел на ее губы. Затем окинул взглядом всю ее фигуру.

От такого осмотра у Дианы пересохло во рту. Она ощущала его страстное желание каждой клеточкой своего тела и старалась скрыть эйфорию, охватившую ее.

— Спасибо.

— Это не означает, что ты прощена за то, что заставила меня ждать, — не преминул добавить он.

— Тебе придется привыкнуть к этому, потому что я не умею не опаздывать, — осмелев, ответила Диана.

— Не забывай, что это работа, — напомнил Карлос сухо.

Она вспыхнула.

— Тогда не смей на меня так смотреть.

— Смотреть — не трогать, — моментально отреагировал он.

Диана сжала зубы. Похоже, у него на все был готов ответ. В машину девушка садилась в полном смятении. Собираясь на эту встречу, она не переставала удивляться щедрости своего работодателя. Квартира, одежда, украшения, не говоря уже о величине гонорара. Все вместе это выражалось немалой суммой даже для такого богатого человека, каким был Карлос. Чего он хотел добиться таким дорогостоящим притворством? Ее воображение начинало разыгрываться. Ей даже пришла в голову совсем невероятная идея, что у него имеется любовная связь с замужней женщиной, а мнимую любовницу он завел как прикрытие.

— Может, все-таки расскажешь, к чему все это. Клянусь, что никто не узнает о твоей тайне, — сказала она жестко.

Карлос удобно растянулся, отдыхая на просторном сиденье. Выслушав ее, он взглянул из-под густых ресниц.

— К тому времени, когда все закончится, ты будешь знать правду.

От зловещей интонации его голоса мороз пробежал по ее спине.

— Что-то мне все это не нравится.

— Я хорошо плачу за услуги, — напомнил Карлос с убийственной холодностью.

Она вспылила:

— Вежливость не в твоих правилах!

— Не будь слишком гордой, успокойся для своего же блага. — Карлос смерил ее насмешливым взглядом.

Ни один мускул не дрогнул на лице девушки. Она продолжала в упор смотреть на него.

— Я чувствую себя куклой, которую ты наряжаешь.

— Ты беспокоишься, начну ли я тебя раздевать? — осведомился Карлос вкрадчиво.

Диана сдержалась из последних сил и отвернулась к окну. И хотя ей очень хотелось спросить название фильма, девушка молчала весь остаток пути.

Еще до того, как они вышли из лимузина, она заметила съемочные камеры телевизионщиков и металлические барьеры, сдерживающие толпу, которая собралась, ожидая приезда знаменитостей. Диана занервничала ни на шутку. Спокойный и непроницаемый, как сфинкс, Карлос провел ее между барьерами, слегка обнимая за талию. Она была совсем не готова к вопросу, который выкрикнул один из журналистов:

— Кто новая леди, мистер Малдонадо? И все телекамеры, как по команде, повернулись в их сторону. От журналистов посыпались новые вопросы, на которые Карлос никак не реагировал. Улыбка прилипла к лицу Дианы подобно маске. Над верхней губой выступила испарина. Ее просто напугало такое бурное проявление интереса. Что подумает Джудит, когда откроет газету и увидит ее на фотографиях с бриллиантами в ушах? Как ей не пришло раньше в голову, что, находясь на правах любовницы рядом с таким известным человеком, как Карлос, она обязательно попадет в телерепортажи и на страницы газет?

— Я не представляла себе, что наше совместное появление станет таким публичным событием, — пробормотала Диана с упреком. — Ты должен был предупредить меня…

Карлос спокойно посмотрел на нее.

— Что тебя беспокоит? Ты отлично выглядишь. Только женатые мужчины скрывают своих любовниц.

— Тогда я скажу тебе прямо сейчас, что быть твоей любовницей отвратительно, — злобно прошипела в ответ Диана.

— Если бы мы играли по-настоящему, ты бы так не говорила, — дразня, прошептал Карлос, и его дыхание обожгло ей щеку.

Зал, в который они вошли, был полон. Карлос нашел предназначенные им места, усадил ее, затем сел рядом. И пока не погас свет, Диана все время ощущала на себе любопытные взгляды.

Фильм оказался захватывающим, с погоней и стрельбой, так что можно было полностью отключиться и получить удовольствие. После финальной сцены, когда по экрану под торжественную музыку пошли бесконечные титры, он предложил ей встать и повел к выходу.

— Не обращай ни на кого внимания и улыбайся, — посоветовал он, почувствовав скованность и напряжение Дианы.

Когда дверца лимузина закрылась за ними, Карлос бросил на нее раздраженный взгляд.

— Почему такое никудышное представление?

— Меня отнюдь не радует перспектива появления моих фотографий в газетах, — попыталась защититься она. — Я не люблю, когда люди судачат обо мне.

— Ты… не любишь? — насмешливо воскликнул он. Воцарилась зловещая тишина. Карлос откинулся на спинку сиденья и вдруг достал старый потрепанный журнал. — Я просто хочу напомнить себе, как ты стыдлива на публике.

Диана нахмурилась, недоумевая. А на одной из страниц был изображен кадр из фильма, в котором она принимала участие, танцуя по сценарию рок-н-ролл. Волосы ее разметались по плечам, глаза были совершенно бешеные, а маленькое узкое платье прикрывало лишь небольшую часть тела. Нервы Дианы не выдержали. Она крепко сжала кулаки, так что ногти впились в ладони. Где он раздобыл этот проклятый журнал? Ее смущению и унижению не было предела.

— Убери это, — в отчаянии взмолилась она.

— Я ищу следы робости, — проговорил Карлос. — Ты здесь перед тысячами людей.

— Пожалуйста, убери, — как в горячке повторила Диана.

— Не надо быть такой лицемерной. — Карлос повернулся к ней с насмешливой улыбкой, отчего она покраснела еще больше. — Камера любит тебя, и, я думаю, парни со съемочной площадки тоже. Ты очень сексуальна.

Диана попыталась дотянуться до журнала, но Карлос не позволил ей сделать это.

— Если ты не уберешь, то я…

— Что? — поинтересовался он весело.

— Ты не понимаешь! Флэш подзадорил меня, перед съемкой я выпила и поэтому так расковалась.

Опомнившись, она осознала, что говорит то, о чем никому не следовало знать. И, увидев, что циничный огонь в его глазах только усилился, Диана потеряла остатки самообладания и в ярости бросилась на него.

— Осторожно, — воскликнул не ожидавший такой реакции Карлос. — Ты что, с ума сошла?

Она продолжала тянуться к глянцевому ненавистному журналу.

— Выброси наконец это!

— Я представлял тебя на своих коленях, — Карлос обхватил ее тонкие запястья, — но не думал, что это будет именно так.

— Пусти меня!

Вместо этого он еще сильнее прижал ее. Обжигающие глаза смотрели на нее в упор.

— Тебе следует подумать дважды, прежде чем забираться верхом на мужчину.

Только теперь Диана заметила, что ее платье задралось и самая интимная часть тела прижалась к его возбужденной плоти. Ее дыхание сбилось, тело бросило в жар.

— Ты же знаешь. Я не имела в виду…

— И прямо сейчас… — Карлос завораживал ее гипнотическим шепотом. Он неотрывно смотрел в ее глаза и запустил руку в волосы, чтобы притянуть к себе. — Ты меня соблазнила, и я готов удовлетворить твою просьбу.

Он прижал полыхающий рот к ее губам, и дрожь ответа, горячее, чем любой огонь, пронзила ее. Одной рукой Диана, чтобы удержать равновесие, схватилась за его плечо. В горле родился сдавленный стон. Карлос помог ей опереться и заскользил губами по напрягшейся груди и соскам, буквально сводя Диану с ума. Она неистово желала продолжения. Чувство упоения волнами охватывало ее, сердце колотилось так быстро, что, казалось, вот-вот взорвется.

— Боже, — прорычал Карлос, сгребая ее и распластывая на мягком кожаном сиденье. — Я не хочу останавливаться.

Диана уперлась взглядом прямо в горящие глаза Карлоса. Каждый дюйм ее тела застыл в молчаливом ожидании.

Он нажал какую-то кнопку, и мелькающие огни городских улиц исчезли за шторками, закрывшими стекла. Движения его были быстры и размеренны. Пиджак оказался снят, ремешки ее туфель расстегнуты и сами они сброшены с ног. Он снова властно притянул ее к себе.

— Я… — начала было она, но его губы вобрали в себя все недоговоренные ею слова.

Это было похоже на неудержимый пуск ракеты. Взрыв эмоций захлестнул девушку, когда Карлос стал исследовать языком нежное внутреннее пространство ее рта. Это породило цепную реакцию во всем дрожащем теле Дианы. Его рука скользнула под ее бедра, приподнимая их, а она обхватила его за шею, прекращая этот безумный поцелуй, потому что почти задохнулась.

Тяжело дыша, Карлос поднял голову. На его скулах играл лихорадочный румянец, золотистые глаза мерцали в полумраке.

Разжав ее руки, он спустил лямки платья вниз.

— Я хочу сорвать с тебя это, чтобы шелк порвался, как бумага. Но придется идти через подъезд, — проговорил он с явным сожалением.

Карлос расстегнул молнию на платье, и прохладный воздух остудил ее пылающее жаром тело. Диана учащенно дышала и старалась не думать о том, что он только что сказал. Но ее мозг наконец-то включился. Они находились в машине, хотела ли она, чтобы это произошло на заднем сиденье лимузина? Сейчас шофер, вероятно, догадывался, чем занимаются его пассажиры. Проходя мимо него, она вынуждена будет притворяться, что не возражает против того, чтобы о ней думали, как о купленной девке.

— У тебя великолепная грудь! — Казалось, он обжигал глазами ее обнажившееся тело.

Она осознавала, что ведет себя как настоящая распутница. А посмотрев вниз, на свою наготу, задохнулась от стыда. Но ее немедленная попытка прикрыться руками оказалась бесполезной просто потому, что Карлос держал их.

— Я не думаю, что этого будет достаточно. — Он наклонил голову и прошелся кончиком языка по нежной коже груди. Ее тело вздрогнуло от непроизвольного ответного спазма.

— Нет… — Она выдохнула из последних сил. Он приник губами к сочному розовому соску и зубами слегка прикусил его. Сладкий стон сорвался с ее полуоткрытых губ. Живот пронзила боль невыносимого напряжения. Она хотела его! Столь острого желания ей не довелось испытывать ни к одному мужчине. Каким-то краем сознания Диана уловила мелодию знакомой музыки, которая застряла в памяти. Карлос пальцами сжал ее затвердевшие соски, и мысли о знакомой песне ускользнули. Возбуждение поглотило ее, она была в тисках своего желания.

— Я хочу и дальше ласкать тебя, любимая, — произнес ее спутник негромко. Проведя руками по ее бедрам, он сорвал мешавшее ему платье. — А потом мы повторим все еще раз в спальне…

Вожделение, испуг и внезапный стыд одновременно завладели всем ее существом. И хотя его предложение возбуждало до одури, прозвучавшие слова покоробили душу своей обыденностью и реальностью. В памяти вдруг всплыла мелодия песни, которую влюбленный Флэш всегда напевал для нее. Внутренне она съежилась от осознания своей слабости перед Карлосом. Нельзя было позволять ему заходить так далеко. Теперь он просто захочет использовать ее для секса. А до ее чувств ему не будет никакого дела.

— Что-то не так?

Диану потрясло, что он моментально заметил произошедшую в ней перемену. Она выбралась из-под него и неловким движением стала торопливо натягивать платье, чтобы прикрыть грудь. Раздался резкий звук рвущейся ткани, от которого она сжалась в комок. Но внезапно наступившая тишина оказалась еще страшнее.

— Ты передумала? — стараясь взять себя в руки, спросил Карлос сбивающимся голосом.

— Извини, — ответила она едва слышно. — Но мне кажется, что это неудачная идея. Ты правильно рассуждал, предлагая поддерживать только деловые отношения.

— Ты хочешь, чтобы я поменял условия договора, включив дополнительный пункт за отдельную плату? — произнес Малдонадо таким тоном, который пулей прошелся по ее сердцу.

Внезапно она обернулась и наотмашь ударила его ладонью, отчего та сразу онемела.

— Ты не смеешь так со мной разговаривать! Я не шлюха, чтобы продаваться за деньги!

Снова наступила тишина, еще более зловещая, чем раньше. Четкий отпечаток пальцев медленно проступал на оливковой коже его щеки. Заметно было, что он переполнен оскорблением.

— Я не собираюсь извиняться за свой поступок, — продолжала Диана, откинувшись на спинку сиденья. — Жаль, что раньше никто не выбил из тебя эту дурь. Ты готов оскорблять женщину потому только, что не привык, чтобы тебе в чем-то отказывали.

— Я не спорил и освободил тебя сразу же, — раздраженно и злобно пробурчал Карлос. — Ты не хочешь извиняться, зная, что я не могу ответить.

Диану трясло. Она поправляла платье, пока оно снова не прикрыло плечи. Ей страшно было взглянуть и увидеть, в каком именно месте порвался нежный шелк. Она попыталась застегнуть молнию.

— Дай я сам, — предложил Карлос, поворачивая ее и застегивая замок одним легким прикосновением.

— Спасибо.

Он снял затемнение с окон и сидел молча. Его слова глубоко ранили Диану. И она проклинала себя за то, что до такой степени потеряла над собой контроль.

Машина остановилась у подъезда, и шофер открыл перед ней дверцу. Она замерла от мысли, что ее столь прекрасное платье порвано до талии. В тот же момент что-то теплое и тяжелое опустилось ей на плечи. Его пиджак? Она задернула его полы, чтобы удержать, и вышла. Карлос ввел ее в ярко освещенный вестибюль и попросил тучного швейцара вызвать лифт.

В кабине лифта оба молчали. Диана не могла заставить себя посмотреть на своего спутника, пока у нее не возникла одна мысль. Почему Карлос сопровождает ее? Чтобы забрать у дверей квартиры пиджак? Диана несмело подняла глаза. Его лицо было непроницаемо, а глаза равнодушны и темны.

Он открыл своим ключом дверь и бросил его на туалетный столик. Она стянула пиджак и протянула ему. Карлос взял его и сказал без выражения:

— Спокойной ночи.

Повернувшись, он направился в сторону спальни. Диана откашлялась.

— Куда ты идешь?

— Принять душ, — ответил Карлос мрачно. — Или с этим тоже проблемы? Она вспыхнула.

— Я имела в виду… ты останешься здесь на ночь?

— Не бойся, я не лунатик, — заверил он грубо. Ее полные губы сжались.

— Ты остаешься, потому что я считаюсь твоей любовницей. Значит, я такая девушка, которую, вопреки твоим прежним заверениям, можно взять на первом же свидании…

— Извини. — Карлос обернулся.

Диана смотрела на него, и ее серые с серебряным отливом глаза были полны негодования. Он явно радовался, что теперь девушка задается вопросом, не лишило ли ее остатков здравого смысла его обаяние. Пожалуй, в бизнесе теперь никто не станет воспринимать ее всерьез. И это называется сурово и просто — потеря деловой репутации, то есть катастрофа. Она стала похожа на купающуюся в золоте проститутку, которая кидается на первого попавшегося богатого мужчину.

— Ты прекрасно все понял. — Она с силой сжала пальцы. — Если останешься здесь ночевать, я буду выглядеть как… шлюха.

— О чем ты беспокоишься? Нет ничего странного в том, что мужчина проводит ночь в постели своей возлюбленной. Если честно, я очень рад, что ты на самом деле не стала моей любовницей. — Проведя рукой по своим жестким черным волосам, Карлос посмотрел на нее с удовлетворением. — Ты спасла нас обоих от серьезной ошибки. Можешь ударять меня всякий раз, если я вновь окажусь слишком близко от тебя.

Злость переполняла ее.

— Я действительно начинаю ненавидеть тебя.

— Сохраняй эти чувства, питай их, — посоветовал Карлос с усмешкой. — Потому что, если ты когда-нибудь окажешься в моей постели, я просто не смогу остановиться.

Диана откинула голову, волосы разлетелись по сторонам, глаза метали молнии.

— Вот как?

Хищный оскал вожделения мелькнул на его лице. Страсть, которую он отбросил, пытаясь спрятаться от нее, вышла наружу в полную силу. Девушка обнаружила, что дрожит, как загнанная лошадь.

— Да, — подтвердил он хрипло. — Я уйду до того, как ты встанешь. Увидимся в пятницу. В выходные мы улетаем в Шотландию.

Сказав это, Карлос повернулся и пошел по коридору, а она осталась стоять. У нее было такое чувство, будто ей довелось увидеть то, чего не хотелось. А увидела она мужчину, способного очаровывать.

Подавляя частое дыхание, Диана пошла в свою комнату, закрыла дверь и прислонилась к ней спиной, почувствовав себя страшно опустошенной. Потом уже, лежа на кровати без сна, она с удивлением ловила себя на мысли, что представляет себе Карлоса, принимающего холодный душ. Чувствуя жар разливающегося по щекам румянца, Диана перевернулась и уткнулась лицом в подушку. Вспомнилось, какая дикая распутная страсть охватила ее в машине. И от этого вновь возникло чувство неловкости.

Забывшись ненадолго в тревожном сне, Диана проснулась вскоре после рассвета, чувствуя сильную жажду. Встав с постели, она приняла душ и, накинув шаль на ночную сорочку, вышла в коридор в поисках кухни. Проходя мимо столовой, девушка столкнулась с Бернардо, который нес разогретый кофейник.

— Диана? — послышался неторопливый голос Карлоса.

Она неловко остановилась в дверном проеме. Мужчина поднялся из-за стола, чтобы поприветствовать ее. На нем был отглаженный костюм и сверкающая чистотой сорочка.

— Присоединяйся.

— Спасибо, — сказала она.

— Почему ты так смотришь на меня? — спросил он.

— Ты — само противоречие. Я вошла в комнату, и ты встал. Кто-то научил тебя хорошим манерам?

— Моя мать… — ответил Карлос сухо.

— Но со мной ты мог бы обходиться и без церемоний. Зачем все эти утонченные жесты? Я ведь из другого теста, и тебе достаточно лишь открыть рот, чтобы под настроение оскорбить меня.

Диана вздохнула, уселась на противоположный стул и потянулась за апельсиновым соком.

Карлос тоже сделал глубокий вдох и откинулся на спинку стула, обжигая девушку жгучим блеском своих глаз. В полной тишине, прерываемой только появлением управляющего, она налила себе стакан сока и отпила глоток. Бернардо налил Карлосу кофе.

— Позволь узнать, куда ты направляешься так рано? — спросила она, впиваясь зубами в теплый круассан.

— В Париж…

— Я была там всего один раз, с Флэшем. Но по-настоящему города так и не увидела. Я простудилась и два дня провалялась в гостинице, в ожидании присужденной фильму премии. Конечно, у меня там была крошечная роль, но я радовалась за других…

Карлос смотрел на ее губы. Когда кончик языка девушки высунулся, чтобы достать прилипшую крошку, Диана заметила, куда направлен его нетерпеливый взгляд. Медленный прилив жара, зародившегося глубоко, где-то за солнечным сплетением, начал проступать на коже, и она заерзала на стуле. Ну все, пора под холодный душ, виновато подумала она, четко осознавая свою уязвимость. Пытаясь отвлечься, Диана переключила свое внимание на портрет, висевший напротив. Она заметила его еще вчера. Он был написан в традиционном классическом стиле, маслом. На нем была изображена девушка с мечтательным выражением в темных глазах.

— Замечательный портрет, — отметила она. — Это кто-то, кого ты знаешь?

Карлос застыл, услышав ее вопрос. Лицо его сделалось каменным.

— Моя сестра… Она умерла. Диана побледнела, разжала губы и вновь сжала их, пытаясь подобрать слова.

— По крайней мере, она у тебя была. Он нахмурился, пытаясь понять смысл ее слов.

— И что это значит?

Диана пожалела, что сказала именно это. Лучше было бы произнести обычные слова сожаления, как полагается в таких случаях.

— Видишь ли, у меня есть сестра, которая… Карлос перебил ее.

— Которая что?

— Ну, словом, росла отдельно от меня. У нее своя судьба, мы даже с ней не очень похожи. Это почти все, что я о ней знаю. — Диана пожала плечами, пожалев, что вообще заговорила об этом. Но зато они оставили тему смерти его сестры. — Она была удочерена, а я нет.

— Разве детей можно разлучать? — спросил Карлос.

— Когда встал вопрос об этом, моя мать предпочла отказаться от прав на нее. Я пыталась установить с ней связь через частное агентство, когда еще была подростком. Но получила письмо о том, что она в этом не заинтересована. Джудит надеется, что ей тоже когда-нибудь захочется встретиться со мной. — Диана заставила себя улыбнуться, пытаясь показать, что это не очень ее огорчает. Но в глубине души все еще ощущалось чувство разочарования и боли. Она строила радужные надежды, которые рухнули в одночасье от одной маленькой казенной фразы.

— Джудит твоя приемная мать? — спросил Карлос.

— Ты многое обо мне знаешь. — Перед сном Диана прокрутила в уме сцену в машине и жестокую выходку с журналом. — Думаю, осведомлен и об этом.

— Может быть. Но кое-какие стороны твоего характера внезапно раскрылись передо мной только вчера, когда ты ударила меня, — напомнил он.

Диана покраснела до корней волос.

— Ладно, мне не стоило этого делать, но ты сам виноват. Извини!

Пронзительный взгляд прожигал ее насквозь с безжалостной силой. Карлос откинулся на стуле.

— Это не оправдание.

— Я очнулась от наваждения раньше тебя.

— Попробуй извиниться еще разок. Диана почувствовала нарастающий гнев.

— Извини, извини, извини…

— И кто говорит, что зайца невозможно научить зажигать спички? — пробормотал Карлос с насмешкой.

Диана глубоко вздохнула и про себя медленно досчитала до десяти.

— Мне нужно идти. — Карлос поднялся во весь свой рост. Он двинулся к дверям, но вдруг остановился и повернулся к ней. На строгом лице отражалось внутреннее напряжение. — Если во время моего отсутствия кто-то будет посещать тебя или встретит на улице, ты ничего не говоришь о наших отношениях и продолжаешь оставаться в своей роли. Договорились?

Смущенная, Диана тихо кивнула. Вот как. Он предполагал, что к ней кто-то придет?

Когда он вышел в холл, она поспешила за ним, не в силах удержаться от вопроса, который терзал ее весь вечер.

— Карлос!..

Он замер и осмотрел ее с головы до ног. Взгляд его скользнул по гриве медных волос, затем перешел на простую ночную рубашку, шаль, опустился к длинным стройным ногам. И лишь потом он посмотрел ей в лицо.

— Никто не говорил тебе, что ты невероятно сексуально выглядишь в шесть утра?

— А ты когда-нибудь думаешь о чем-то, кроме секса, в присутствии женщины? — уныло протянула Диана.

— Разве никто не учил тебя принимать комплименты? — отпарировал он.

— Я хочу спросить… — Она сплела пальцы. — У тебя любовная связь с замужней женщиной и ты прикрываешься мной?

— У меня нет связи с замужней женщиной. Делить женщину с кем-то не в моей натуре.

— Значит, это только бизнес?

— Да, бизнес, — подтвердил Карлос. — Ты не поймешь нюансы.

— Наверное, нет. — Диана наблюдала, как он уходит.

Оставшись в одиночестве, она с замиранием сердца села просматривать свежие газеты. Как и следовало ожидать, ее фотография, где она улыбается в объятиях Карлоса, появилась в двух колонках со сплетнями. Одна из них она называлась «Еще одна красавица Малдонадо». Причем Диана знала, что Джудит читает эту газету каждый день. После проклятого поцелуя в «Сайн» местные слухи разлетелись еще до приезда Дианы в Дублин. Она осознала, что была действительно глупой, уверяя себя, что легко отделается, просто предупредив Джудит, что работает на Карлоса.

Не представляя, как теперь выкручиваться из этой ситуации, Диана села на поезд, идущий в Корк, а затем от станции еще некоторое время добиралась на такси. Уже наступил полдень, когда она добралась до дома. Джудит в гостиной устанавливала цветы. Она встретила Диану с улыбкой. Только в ярких живых глазах читалось беспокойство.

— Полагаю, он остался в Дублине?

— Джудит, я…

— У тебя любовный роман, ты скрыла его от меня, — продолжила за нее Джудит. — Но почему у тебя такой обеспокоенный вид? Я рада, что ты повстречала того, кого снова можешь любить.

Диана покусывала нижнюю губу, не зная, как ответить.

— Наверное, ты переспала с ним, как сейчас это называют, — унылым голосом продолжала она. — Я не одобряю такой стиль отношений, но, видимо, это и является основной причиной того, что ты не рассказала мне ничего о ваших истинных чувствах.

— Извини меня, пожалуйста, извини…

— Ты замечательная девушка, — произнесла Джудит тихо и с любовью. — И если Карлос Малдонадо сделает тебе больно, ему придется иметь дело со мной.

Забавный образ хрупкой Джудит, призывающей Карлоса к ответу, заставил Диану улыбнуться. И она произнесла с нежностью:

— Перестань обо мне беспокоиться.

— Я полагаю, тебе самой лучше знать обо всех подводных рифах в любовных делах. Какой-никакой опыт у тебя все же имеется.

Диана осталась в Кроссроудсе на несколько дней и вернулась в Дублин в четверг утром, чувствуя себя приятно отдохнувшей. Когда Бернардо открыл ей дверь, выражение его лица было каменным.

— Мне лучше завести свои ключи, — приветливо сказала она.

— Чтобы ты могла приходить и уходить, когда тебе вздумается? — из комнаты глухо донесся знакомый голос.

Диана вошла в холл. Карлос был там. Зеленая хлопковая рубашка подчеркивала мускулистые руки, черные джинсы плотно обтягивали бедра и ягодицы. Вид очень привлекательный, но его сводил на «нет» опаляющий гневный взгляд черных лучистых глаз.

— В чем дело? — поколебавшись, решила она продолжить разговор, ошарашенная таким приветствием.

Карлос развел руками.

— Ты меня об этом спрашиваешь? Спустя несколько часов после моего отлета в Париж ты мгновенно испарилась.

— Я была дома с Джудит.

— Почему же она не знала, что ты была с ней? Я звонил и осведомлялся, где ты…

Диана вздрогнула. Узнав в ней особу, которая была с Карлосом на премьере кинофильма, местный репортер несколько раз порывался увидеться с ней. Его первый звонок она приняла на себя, но в дальнейшем просила Мегги просто отвечать, что ее здесь нет.

— Так, где ты была? Если с Грегори Клиффордом, то я разорву его на куски.

Диана посмотрела на Карлоса со всевозрастающим удивлением.

— Я должен был разобраться с ним еще тем вечером, — продолжал бушевать Карлос.

— Разве ты нераздельно владеешь мною? Повисла гробовая тишина.

— В последующие несколько недель — да. — Его темнеющие гневом глаза бросали ей молчаливый вызов. — Если я узнаю, что ты крутишься с кем-то другим!..

Диана скрестила руки на груди и молча, с негодованием и досадой, смотрела на него.

— Ты действительно думаешь, что я сплю со всеми подряд?

— Без комментариев.

— Я была в Кроссроудсе с Джудит и старалась не высовываться.

— Так старалась, что никто даже не знал, что ты там была, — продолжал Карлос настаивать на своем. — Думаешь, мне трудно узнать правду, если я захочу?

— С тобой всегда так поступают женщины, да? — Диана изобразила притворное удивление, широко раскрыв глаза с насмешливым сочувствием. — Убегают украдкой с другими мужчинами?

— Черт! Ни одна женщина не поступала так со мной! — Карлос метнул на нее быстрый взгляд, наполненный плохо скрываемой яростью. — И не уходи от темы. Ты была со своим бывшим женихом?

— Нет. Но если честно, не думаю, что сказала бы тебе правду, — откровенно призналась Диана. — Ты не просил меня не покидать Дублин. Мы договорились, что увидимся в пятницу. Сегодня, когда я смотрела на календарь, была не пятница. Значит, я не на работе.

Карлос пропустил последние слова, переваривая первую фразу, которая оказалась для него главным вызовом.

— Ты не сказала бы мне правду, если бы встречалась с Клиффордом?

— Потому что нам незачем обсуждать это с тобой, — произнесла Диана, идя на мировую.

— А в моем лимузине вечером ты тоже была на работе или нет? Ее лицо вспыхнуло.

— А как ты думаешь?

С внезапной злобой Карлос посмотрел на часы.

— Я опаздываю на ужин. Увидимся завтра днем. Мы доедем на поезде до Акилла, а остаток пути проедем на машине.

С каменным выражением лица Диана наблюдала, как ее босс уходит. Значит, у него будет свидание за ужином? У него свидание… И он не собирался возвращаться в этот дом на ночь? Можно выиграть приз, безошибочно угадав, как он планирует эту ночь провести. Хотя какое ей дело до его сексуальной жизни! — одернула себя она.

Диана пыталась не думать обо всем этом, но никак не могла на ни на чем сосредоточиться. Ее мысли все время возвращались к одному и тому же: Карлос и его свидание за ужином. Очевидно, его любовница была очень понимающей женщиной, или же существование Дианы стало для нее секретом. Ее роль — всего лишь работа. Почему она постоянно забывает об этом? Как, например, тогда, в машине, когда она корчилась на заднем сиденье лимузина, забыв обо всем на свете. Ненавидя себя за унижающие достоинство воспоминания, Диана отправилась спать, поклявшись никогда не забывать о том, что она всего лишь обычная служащая.

На следующий день ее отвезли на вокзал, доставив прямо в объятия мистера Малдонадо. Папарацци стояли рядом с камерами, чтобы не упустить подходящий для кадра момент, и Карлос демонстративно обнял девушку. Предполагая, что присутствие фотографов было не случайным, и протестуя против этого, Диана повернула голову так, чтобы его поцелуй пришелся на щеку.

— Зачем ты это сделала? — строго спросил Карлос.

— Поцелуй в губы — слишком интимное дело. Хватит этим газетчикам и того, что им перепало, — ответила Диана, дурачась.

— Правда? А мне показалось, что я обнимал кусок дерева.

В пути Карлос работал, просматривая документы, а Диана листала журналы. Натянутость, возникшая между ними, не ослабевала. Каждый раз, когда девушка смотрела на него, он все больше и больше раздражал ее. Карлос выглядел каким-то слишком уж благополучным и красивым. Стройная блондинка, то и дело проходя мимо, бросала на него завлекающие взгляды, вероятно решив, что присутствие Дианы рядом с таким мужчиной — полное недоразумение. И это было сущей правдой, чисто по-человечески ее личность была безразлична мистеру Малдонадо. Она была никем в его жизни, не то что та, с кем он провел прошлый вечер.

— Ты перестанешь злиться до того, как мы приедем к нашим хозяевам? — поинтересовался Карлос по дороге к самолету.

— Понятия не имею, о чем ты говоришь. Я с тобой, я наряжена, и я улыбаюсь. Чего же ты хочешь еще?

— Когда ты добавляла сахар в мой кофе, это было так непосредственно и так по-детски, — вдруг вспомнил Карлос.

— Теперь можешь сам подслащивать свой кофе. Я не твоя маленькая рабыня. — Диана шипела, как кошка.

Далее, за всю поездку, они не проронили ни слова. К тому времени, как им подали на вокзале машину, было уже семь. Путешествие обещало превратиться в ночной кошмар, потому что с самого начала все шло не так, как было запланировано.

— Бог мой! Почему никто не отвечает по телефону? — рычал Карлос, сидя в роскошной машине, оснащенной радиотелефоном. — Это же целый замок. У Гаррисонов должен быть большой штат прислуги.

— Ты что, никогда раньше здесь не был? — быстро спросила Диана, пытаясь незаметно разузнать, куда они в конце концов едут. Неужели действительно в замок? Это звучало интересно.

— Никогда. Я едва знаю Гаррисонов, они достаточно пожилые люди.

Карлос явно что-то скрывал. Он сказал, что никогда здесь не был, а сам даже не взглянул на карту, которую она взяла, скучая в аэропорту. Диана уснула, а когда ее разбудили, не смогла подсчитать, сколько времени они добирались.

— Мы приехали, — сказал Карлос глухо.

— Куда?

— К черту на кулички, — рявкнул он раздраженно.

Глава 4

Диана выбралась наружу, вздрогнув от прохладного воздуха, и потерла ладони, прежде чем надеть жакет. За машиной, чуть поодаль, возвышалось довольно внушительных размеров сооружение в виде островерхой башни, и ни одного огонька вокруг.

— Сколько времени?

— Десять.

Карлос постучал в маленькую дверь. Подождав пару минут, он принялся стучать еще сильнее.

Пролетело еще несколько напряженных мгновений, пока в окне над ними зажегся слабый свет. Затем послышался звук отодвигаемого тяжелого засова. Карлос угрюмо дожидался.

Пожилой мужчина в шерстяном пуловере выглянул наружу.

— Вы хотите перебудить весь замок? А вам известно, сколько сейчас времени? Уже за десять. Диана постаралась скрыть улыбку, нагнув ниже голову, пока Карлос с непроницаемым видом выслушивал замечание. Затем он представился и, подхватив вещи, вошел внутрь.

Тлеющий огонь блестел в огромном камине, бросая длинные тени на стены цвета темного меда и плиточный пол.

— О, как чудесно! — выдохнула Диана.

— Проходите, я покажу вам вашу комнату, — ворчливо сказал слуга.

— Твое имя? — спросил Карлос.

— Роджер, сэр.

— Мы хотели бы принести свои извинения за поздний приезд, — продолжил Карлос.

— Вы не сможете сделать этого сегодня. Они уже спят.

Роджер повел их к каменной лестнице в углу зала.

— Мы редко здесь засиживаемся допоздна, только по особым случаям.

Пройдя длинную галерею унылых коридоров с подвешенными лампами, Роджер открыл дверь спальни.

— Если захотите что-нибудь поесть, ищите сами. Кухня вниз по коридору.

Наблюдая за лицом Карлоса, на котором при этих словах отразилось явное недовольство, Диана переключила его внимание, восхищаясь спальней. Строгий Роджер благодарно улыбнулся. Только после его ухода Диана бросила оценивающий взгляд на симпатичную дубовую кровать с балдахином и украшенный деревянной резьбой камин. До ее сознания наконец дошло, что им предоставлена всего одна комната. Почему раньше ей не приходило в голову, что так может получиться? И кроме этой кровати больше не на чем было спать.

— Бог мой, как здесь холодно! Вероятно, от сырости. — На лице Карлоса появилось скептическое выражение. Он заглянул в ванную комнату и передернул плечами:

— Здесь нет даже душа, только старая ванна!

— И здесь только одна кровать.

— Да, нетрудно догадаться, что замок в упадке. Не зря он выставлен на продажу. Представляю, как какой-нибудь романтический дурак клюнет на это. Ему придется вложить уйму денег.

— Здесь только одна кровать! — в отчаянии повторила она.

— Да, я заметил, что здесь всего три вида мебели, — ответил Карлос. — Но сейчас меня больше волнует еда и тепло.

— Ты мог бы разжечь огонь, а я приготовлю нам что-нибудь поесть.

— Это не совсем то, что я ожидал от путешествия.

— Перестань наконец жаловаться, — с упреком сказала Диана. — Может, у Гаррисонов материальные затруднения и они не могут позволить себе большие удобства и толпу слуг.

— Ты крупно ошибаешься. Они богаты и скупы. И прославились тем, что недоплачивают рабочим. Их состояние увеличилось за счет предприятий, производящих минеральные удобрения, — сухо возразил Карлос. — Так что советую: побереги свое сострадание для тех, кто его заслуживает.

Несмотря на то что кухня была огромной, она, похоже, не модернизировалась уже несколько столетий. К счастью, холодильник оказался большим и полным продуктов. Потратив минимум времени и игнорируя комментарии Карлоса о количестве дров, требующихся для камина в их спальне, Диана приготовила пышный омлет с ветчиной и салат из овощей. Эту нехитрую трапезу она расставила на старом сосновом столе. Поели с аппетитом, молча, не чувствуя потребности в разговоре.

Поужинав, запоздалые гости вернулись в отведенную им комнату. Потрескивал огонь, разбрасывая вокруг мерцающие блики. Диана смущенно посмотрела на Карлоса.

— Я не ожидала, что придется делить с тобой постель.

— Как ты думаешь, наши хозяева Гаррисоны действительно существуют? — Карлос размышлял, глядя на огонь. Повернув голову, он встретился с ней глазами. — Или старый Роджер расправился с ними и мы с тобой следующие в списке? Признайся, хочешь ли ты, чтобы я всю ночь не спал, вооружившись кочергой?

Нет, я хочу тебя! — беззвучно прошептала она в откровенном признании ревнивых чувств, вызванных неведением, которые мучили ее прошлой ночью. Я хочу тебя в этой постели рядом со мной! Ее внутренний голос был настолько отчетлив, что на какое-то время она испугалась, что произнесла это вслух.

— Ты что-то спросила? — Он насторожился.

— Да, то есть — нет… Но, если не секрет, с кем ты был прошлой ночью?

— С друзьями, которых не видел долгое время. — Карлос изучающе посмотрел на нее. — Так вот что обидело тебя вчера!

Ее щеки залил румянец, и Диана, выйдя в коридор, торопливо захлопнула дверь. Она сдерживала себя, стараясь не задавать Карлосу мучивший ее вопрос, но его простой ответ стал для нее большим облегчением. Открыв дверь в ванную комнату, она зашла туда и напустила в мраморную ванну воды. Начав мыться, Диана обнаружила, что вода чуть теплая. Засиживаться в ней не было желания.

— Горячей воды нет, — произнесла она, возвратившись в спальню и дрожа в легкой шелковой сорочке — единственной одежде для сна, которую захватила с собой. Диана мужественно притворялась, что для нее нет ничего необычного в том, чтобы делить спальню с мужчиной.

К тому моменту наполовину раздевшись, Карлос оценивающе взглянул на нее. На лице, освещенном отблесками огня из камина, вспыхнуло возбуждение.

— Решай, сегодня мне снова идти под холодный душ?

Воцарилась абсолютная тишина. Диана не ожидала, что вопрос будет задан так прямо.

Оторвав свой откровенно изучающий взгляд от бронзовой мускулистой груди, покрытой тугими завитками черных волос, она быстро залезла в постель и сказала жестко:

— Да.

Искушению не будет места, стала она внушать себе, призывая на помощь всю возможную в подобных обстоятельствах силу здравого смысла. Их интимность обманчива и ничего серьезного лично для нее не несет. Да, она на какой-то миг пленилась им как сумасшедшая, забыв, что желание, а тем более его осуществление, может глубоко ранить. Но где-то в душе все же бодрствовал мудрый страж ее опыта. Он будил ее, предупреждая, что она лишь временное развлечение Карлоса Малдонадо. Настоящие отношения, которые их связывали, держались исключительно на рабочем соглашении. Если же его границы преступить, все погрязнет в мучительном хаосе и изведет ее бессмысленными ожиданиями.

Посетовав на то, что зубы стучат от холода, она присела в кровати и тут же заметила, что окно распахнуто настежь. Раздраженно соскочив на пол, Диана поспешила прикрыть раму. Не успел огонь разгореться, а он уже проветривает. Зачем? Но вскоре она поняла причину. Дым чуть ли не клубами начал валить из камина, и ей пришлось снова распахнуть створки.

Дверь ванной отворилась. Диана съежилась под одеялом и слегка приоткрыла ресницы. Она увидела, что Карлос входит в комнату в одних боксерских трусах. Зажмурившись снова, девушка вжалась в подушку, но образ обнаженного красавца продолжал держаться перед ее внутренним взором: черные влажные волосы, обрамляющие строгие черты лица, широкие загорелые плечи, превосходный торс, узкие бедра… Прекрати, прекрати, прекрати! — в испуге твердила она себе.

Матрас провалился под весом его тела, и сразу же послышался звук произносимого проклятия. Пружины снова подпрыгнули, освобождаясь от тяжести. Когда одеяло было стянуто и с нее тоже, Диана вынуждена была сесть. Она тут же увидела длинную дыру на протертой простыне.

— И как я буду на этом спать? — воскликнул Карлос.

— Подожди, сейчас попробую перестелить. Ей не хотелось мелькать перед ним в полупрозрачной шелковой рубашке, но она встала.

— Пожалуй, хватит испытаний. Мы должны поискать гостиницу. — Мистер Малдонадо явно начинал заводиться.

— А по-моему, можно и здесь хорошо устроиться. — Сдернув простыню, Диана повернула ее так, что дырка оказалась под подушками. — Давай, помоги мне…

— Это позор, так обращаться с гостями, — прорычал Карлос.

— Везде свои минусы. Но зато мы попали в настоящий старинный замок, пронизанный историей, а атмосфера…

— ..Сырая и неудобная.

Когда Диана распрямилась, подоткнув простыню, что-то зашевелилось в ее волосах. Краем глаза она заметила сбоку летучую мышь и вскрикнула.

— О, ужас! Сними скорее, я безумно их боюсь!

— Не паникуй, эти твари абсолютно безвредные. — С показным спокойствием Карлос выпутал крылатую пленницу из ее волос и снова отпустил в ночь.

Побледневшая Диана прислонилась к холодной спинке кровати. Карлос изучал ее блестящими золотистыми глазами. То, от чего она бежала, отвлекаясь на разговоры и разные мелочи, охватило ее вновь. Испытанный минутный страх словно обезоружил ее, обнажил душу. И сейчас уже поздно было обзаводиться новой броней.

— В таком положении, напротив огня, ты все равно что голая, — выдохнул хрипло Карлос.

С недоумением оглядев себя, девушка заметила, что в отблесках пламени тело просвечивает сквозь нежный шелк. Диана вскрикнула и резко кинулась к постели. Но, прежде чем она успела схватить и натянуть на себя одеяло, Карлос поймал ее и сжал в своих сильных руках.

Когда его жадный рот прижался к ее губам, она застонала. Возбуждение пронзило ее подобно молнии. Внезапно, повинуясь отчаянному чувственному порыву, она прильнула к нему и обвила руками его шею. Горячие ладони Карлоса заскользили по спине к бедрам, и Диана ощутила прикосновение его возбужденной плоти. Желание, жгучее и необузданное, захватило ее, и она уже ничего не могла поделать с бурной страстью, которую он зажег.

Карлос поднял ее на руки и положил на постель. Последовав за ней, он развел коленями ее бедра с уверенной настойчивостью, которой не хотела противиться ни одна клеточка ее дрожашего тела. Он целовал ее сильно, с безудержным упоением. Ей даже стало казаться, что внутри нее полыхает пламя, а его рот — источник живительной и спасительной влаги, которой она жаждет насладиться. Диана время от времени откидывала голову, чтобы судорожно вдохнуть воздух, а затем вновь приникала к его губам, с неистовой страстью стремясь к продолжению сладкой муки. Ее пальцы зарывались в черные влажные пряди, лаская и гладя их.

Наконец Карлос оторвался от ее губ. Его дыхание клокотало, глаза блестели из-под черных ресниц — Ты защищена?

Осознание горькой реальности пронзило ее сознание. Защищена? Защищена от беременности? — закончила она про себя. О, да! Она хорошо защищена. Так, что никогда не сможет зачать ребенка, с тоской подумала она.

— Да.

Волнение, охватившее большое грузное тело Карлоса, перекинулось на нее. Он смотрел на Диану с удовлетворением.

— Это было неизбежно, любимая. Пока сознание подсказывало подумать о последствиях, все ее существо тянулось к нему, отвечая на волнующе-терпкий мужской запах, ласковые прикосновения. Ощущение веса его тела на бедрах действовало на нее возбуждающе. Она не могла заставить себя освободиться от навалившейся страсти.

— В ту минуту, как только увидел, я захотел обладать тобой, — произнес Карлос, целуя ее покрасневшие губы. — Солнечные лучи проникали сквозь окно, и твои волосы были как нимб из пламени.

Ее серые глаза удивленно расширились, когда до сознания дошло то, что он только что сказал. Карлос посмотрел в сторону, пряча взгляд, словно не привык говорить такие слова, точно так же, как она не привыкла выслушивать их.

— Сексуальная… Ужасно сексуальная! От тебя так просто не убежишь.

Непонятный прилив нежности наполнил ее, когда он закончил свое неубедительное, весьма банальное заключение. Но когда он снова поцеловал ее, мир вокруг закружился, а сердце готово было выпрыгнуть из груди.

— Я не могу насытиться тобой, — удивленно пробормотала Диана.

Он ослепил ее своей улыбкой, оперся на подушки и прижался горячим ртом к ее грудям, гладя их через шелк, заставляя прерываться дыхание.

— Остановиться невозможно… — Девушка закрыла глаза, пока он снимал с нее рубашку.

— Бог мой, да ты само совершенство! — простонал Карлос, нетерпеливо разглядывая ее.

Когда она вновь приподняла веки, в них отразилось пламя, мечущееся в камине. Она заметила, что Карлос смотрит на нее, слегка нахмурившись.

— Что случилось?

— Ты ведешь себя так, будто очень стесняешься, — сказал Карлос с внезапным хрипловатым смешком.

— Ну… совсем чуть-чуть, — едва слышно проговорила Диана в ответ, полностью покоренная его улыбкой.

— Это прелюдия, любимая. Полагаю, ты знаешь это.

Испугавшись» что она все же каким-то образом выдала свою неопытность, Диана застыла. Но Карлос погладил языком ее грудь, сомкнул рот над напрягшимся соском, и все ее нелепые страхи тут же испарились. Для них просто не осталось места. В действительности, уже не было места ни для чего, кроме нарастающих ответных чувств.

— Это наша ночь, — пробормотал Карлос, отодвигаясь и снимая остатки своего белья.

— Я думаю… — Она посмотрела на его мускулистую грудь. — Это действительно вот-вот произойдет. — Ее тело горело, она нервничала, боясь, что столкнется с болью, да и Карлос сразу догадается, что он первый мужчина в ее жизни.

В конце концов единственное, чего он хотел, это переспать с ней. Но узнай непредсказуемый Малдонадо, что Диана все еще девственница, он мог начать думать в том числе и о том, что она стремится к чему-то большему, чем выгодный рабочий контракт. А она ни о чем таком не думала… Просто была безумно увлечена им. И это ее личное дело, что она выбрала Карлоса на роль своего первого возлюбленного.

Однако позволять какие-либо чувства к мужчине с репутацией Карлоса Малдонадо для такой чувствительной натуры, как Диана, было равносильно самоубийству.

Когда он вновь прижал ее тело к себе, девушка покорно встретила его магический взгляд и затрепетала. Искать в чем-то смысл уже было невозможно.

— Ты так на меня смотришь, так реагируешь на мои ласки… Мне становится не по себе, — удивленно пробормотал Карлос.

— Я сначала ненавидела тебя, — прошептала Диана, не скрывая волнения в голосе. — А сейчас мой мозг отказывается понимать, как за столь короткий срок можно преодолеть путь от крайней враждебности до страстного желания слиться с тобой воедино…

Карлос пробежался пальцами по ее мягким волосам, разбросанным по подушке. Он смотрел на нее, гладя рукой напрягшиеся груди. Под его ласками она изогнулась. Быстрый ритм ее сердца сбивал дыхание. Невероятное возбуждение пульсировало внутри. Наступившая тишина, прерываемая только звуком биения сердца, давила на мозг.

— Я никого никогда так не хотела раньше, услышала она звук своего собственного голоса.

Его глаза еще больше потемнели, лицо сначала напряглось, но потом внезапно будто озарилось солнечным светом. Приподняв голову, он стал дразнить ее полуоткрытые губы языком, все более и более страстно прижимая ее к себе.

Диана с готовностью погрузилась в захлестнувшую ее волну желания, обвив руками его тело. Ей нравилось трогать его гладкую упругую кожу.

— Дотронься до меня там, внизу, — шепотом потребовал он.

Стыд и возбуждение разрывали ее на части, наконец она решилась. Его естество было твердым и напряженным. У девушки сложилось впечатление, что предмет мужской гордости слишком велик, то есть куда больше, чем она могла представить себе раньше. Дрожь пробежала по его сильному телу, и это вдохновило ее. Диана стала нежно водить пальцами по горячему стволу, время от времени робко касаясь его вершины. Карлос громко застонал от удовольствия. Ему понравилось, значит, все она делала правильно. В подтверждение этого он прижал ее к подушкам и жадно поцеловал.

Карлос полулежал на ней, лаская ее рот, а она теребила упругие завитки волос на его напрягшемся животе. Внезапно мужчина нашел самое чувствительное место, которое тут же лишило ее контроля над собой. Ее бедра сжались, и она сладострастно застонала.

— О, пожалуйста!

— Ожидание возбуждает сильнее, любимая. Когда он поднялся над ней, скользя руками по бедрам и прижимая их к себе, Диана уже была охвачена сладким безумием, выход из которого мог быть лишь в удовлетворенном желании. Мужчина резким толчком проник в нее, и острая невыносимая боль пронзила ее тело, почти вернув в реальный мир.

— Ты такая скованная, — простонал он, глядя на нее вопрошающе. — Я делаю тебе больно?

— О нет! — поспешила разуверить его Диана сквозь сжатые зубы.

Карлос посмотрел на нее и задвигался с нарастающей силой, медленно продвигаясь все глубже и глубже.

— Бог мой, я чувствую себя великолепно! Неудобство начало исчезать в тот момент, когда Диана собиралась сказать ему, что не может вернуть комплимент. К тому времени она приняла его всего и тут же словно исчезла сама для себя. Когда он начал двигаться еще быстрее, безумие желания наполнило ее вновь.

— Мне нравится это…

Темно-золотистые глаза посмотрели на нее со вспышкой удивления.

— ..с тобой, — добавила Диана. Он наклонил голову, глядя с нежностью, и поцеловал ее.

— Иногда ты не говоришь всю правду.

Страсть атаковала Диану с новой силой. И хотя она хотела спросить, что он имел в виду, не смогла произнести ни слова.

Диана двигалась под своим возлюбленным, разгоряченная, подчиняясь его ритму, давая новому неистовству сформироваться внутри себя и взбираясь по нему все выше и выше. Ритм его движений, замерев на мгновение, вновь участился, и ее сердце забилось быстрее. Когда она достигла оргазма, все ее тело содрогнулось от страсти. Он тоже вздрогнул и пробормотал что-то невразумительное, возможно, на испанском.

Диана обняла его, осознавая удовольствие и сладость от близости, а также признаваясь себе, что за всю свою жизнь не испытывала ничего подобного. Он лежал в ее объятиях, словно вечно принадлежал ей, и молодая женщина наслаждалась этим. Вскоре Карлос медленно освободил ее от своего веса и, лежа на боку, снова крепко прижал, держа так сильно, как будто чувствовал, насколько ей все это нравится. В течение некоторого времени никто из них не проронил ни слова.

Откинув волосы с ее раскрасневшегося лица, Карлос посмотрел в ее счастливые серые глаза и чуть прикрыл свои.

— Я подумал, что… мог бы помочь тебе увидеться с твоей сестрой.

От этого предложения, пришедшего так некстати, Диана удивленно очнулась.

— Извини, я не поняла?

— У каждого должна быть семья. Это будет маленьким подарком от меня, ничего особенного, любимая. — Карлос пожал плечами.

— Не стоит. Хорошая мысль, но не стоит, — проговорила Диана скованно.

— Почему нет? Наверняка ты хочешь ее увидеть?

— Надо считаться и с ее желаниями. У нее имеется мой телефон и адрес уже в течение четырех лет, но она ни разу ими не воспользовалась, — сбивчиво проговорила Диана. — Так что оставь это.

— Думаю, ты просто боишься. Взволнованная таким замечанием, она отшатнулась.

— Да что ты вообще знаешь об этом! Наверное, начитался таких милых сентиментальных историй, в которых люди долго ищут своих потерянных родственников, а потом происходит восторженная встреча. В моем происхождении нет ничего милого, только боль и ущербные дети, брошенные матерью…

Карлос не ожидал от нее такой раздраженной реакции. Он недоуменно откинулся на подушки.

— Она вышла замуж за пожилого мужчину, когда ей было семнадцать, и от него родила девочку. Мне сказали это в социальной службе. Мама оставила мужа ради моего отца, но их отношения не продлились долго. Поэтому она отдала нас в приют, — сухо объяснила Диана.

— И? — не выдержал Карлос, когда тишина затянулась.

Лицо женщины стало суровым от сдерживаемых эмоций.

— Однажды мне пришлось встретиться с бывшим маминым мужем, когда я пыталась найти свои корни. Видишь ли, я вдруг подумала, что он может быть моим отцом, и хотела у него узнать, почему он разрешил отдать нас с сестрой в приют.

Карлос бережно коснулся ее пальцев. Презирая его жалость, Диана вырвала руку.

— Ее бывший муж был все еще обижен на мать. Обозвав ее проституткой, он посоветовал мне не мечтать о его наследстве. Также он сказал, что я вообще полная дура, коли вообразила себя его дочерью.

— Кошмар! — Карлос схватился рукой за лоб. Ей пришло в голову, что ее босс и новоиспеченный любовник горько пожалел, что затронул эту тему.

— Моя семья — Джудит, — жестко добавила она. — Я сошла с ума, решив покопаться в материнском прошлом. Все, что я от этого получила, — разочарование и унижение.

Карлос обнял ее за плечи, притянул к себе, игнорируя явное сопротивление, и сказал, подчеркивая каждое слово:

— Я никогда больше не буду настаивать на этой идее.

Но Карлос разбередил ее эмоции, и бедняжке было не так-то просто успокоиться.

Чувствуя злость и испытывая необходимость побыть в одиночестве, Диана отвернулась от него и направилась в ванную. Она включила воду, потому что слезы ручьем текли по ее щекам. Ей стало страшно, что ее громкие рыдания станут слышны в спальне. Неожиданно заметив поднимающийся от воды пар, она закупорила слив и залезла в ванну. Диана сидела, положив голову на колени и мечтая, чтобы боль и неприятности, окружающие ее столь длительное время, побыстрее ушли.

Зачем только она поведала Карлосу о столь глубоко личных вещах? Ее терзало отчаяние и смущение. Диана видела удивление и вспышку неудовольствия в его взгляде; когда ей пришлось отказаться от его предложения. Да и трудно было винить его за это неуклюжее и наивное предложение.

Ее возлюбленный понятия не имел о том, что значит для человека иметь такое происхождение, как у нее. Его семья, конечно же, была не такой. Он, без сомнений, знал каждого члена своей родословной в нескольких поколениях. Разве члены родовитых испанских семей не близки по-настоящему?

Спустя некоторое время послышался стук в дверь. Она не обратила на это внимания. Но дверь распахнулась.

— Я использовала всю невесть откуда взявшуюся горячую воду, — сказала она Карлосу свирепо, даже не взглянув на него.

— А я спустился в гостиную за бренди, и Роджер поймал меня с бутылкой, — ответил Карлос с раздражением.

Непроизвольное удивление пересилило все остальные чувства, когда она представила эту весьма забавную сцену.

— О, дорогой…

— Так что самое меньшее, что ты можешь сделать, это выпить вместе со мной.

— Хорошо. Я выйду через минуту. Ответная улыбка стерла напряженность с его лица. Эта женщина должна, просто обязана подсластить его кофе в следующий раз.

Глава 5

Диана перевернулась на спину и сонно потянулась. Целая гамма незнакомых болевых ощущений поразила ее, напомнив о прошедшей ночи. Карлос… Теплота воспоминаний разлилась по телу. Все, чего она хотела, это новых наслаждений в замкнутом пространстве счастья, которое начало образовываться прошлой ночью.

Но ведь их отношения были всего лишь случайной недолгой связью, быстро напомнила она себе. Диана старалась подавить опасения, которые начали вдруг возникать. Может быть, она и вправду не соображала, что делала, позволив искушению пересилить обычное благоразумие и осторожность. Но разве леди не была достаточно взрослой, чтобы самой принимать решения? Хотя бы раз в жизни ей хотелось жить текущим моментом и испробовать все, что он дарит, до самого дна. А в тот момент ее мир был переполнен обещанием счастья.

Она открыла глаза. Мягкий туманный свет дня проникал внутрь комнаты, Карлос стоял около окна. Его высокую стройную фигуру подчеркивал небрежно накинутый пиджак и хорошо сшитые брюки. Она разглядывала своего первого мужчину с беспомощным восхищением. С ним было отлично и в компании, и в постели. Сейчас Диана даже не могла себе представить, что когда-то люто ненавидела его. Или же ей приходилось использовать это чувство как защиту против его чар? Чтобы легче было отрицать горькую реальность, что он всегда безнадежно привлекал ее? Как она благодарна ему теперь, что он разрушил мучительные барьеры, что помог ей вырваться из жесткой брони отрицания какой бы то, ни было радости. К тому же она дала ему возможность думать о ней так, как того заслуживала.

В комнате зазвонил телефон, и Карлос начал разговаривать на испанском. В его голосе росло напряжение, и он начал расхаживать туда-сюда. Диана наконец увидела его строгое сильное лицо, и тут же счастье начало выливаться из ее души, как вода из треснувшего сосуда.

Карлос выглядел угрюмым, таким же угрюмым, как в тот день, когда он сделал ей странное предложение в своем офисе. Он бросил на нее скользящий взгляд, без тени улыбки и какого-либо намека на те страстные чувства, которые они испытывали друг к другу всего несколько часов назад. Приятное теплое чувство, разлитое в ее сердце, начало угасать. Он сожалеет, сильно сожалеет обо всем! — решила она.

Карлос встал первым, оделся и оставил ее спящей. За единственным исключением, это произошло точно так же, как и в тех романах и фильмах, в которых рассказывалось о том, что делал парень после ночи любви, воспринимая ее наутро как нелепую ошибку. Но что же здесь не совпадало, было исключением? А то, что он все еще находился в комнате, вместе с ней. Почему? Да все очень просто: в подобных обстоятельствах ему просто некуда деться.

А может быть, Карлос посмотрел на нее при свете дня и задался вопросом, что такого он в ней нашел? Не исключено, что он один из тех женоненавистников, которые теряют интерес к женщине в тот момент, когда охота заканчивается. Вот только на сей раз охота не длилась долго, подытожила Диана.

— Доброе утро! Скоро ли завтрак? — спросила Диана с наигранным безразличием в голосе, когда Карлос закончил разговор.

Он повернулся, и его красивый рот растянулся в легкой улыбке. Но это была вынужденная улыбка. Двенадцать часов назад девушка бы не отличила ее от обычной, но многое изменилось с тех пор.

— Боюсь, завтрак ты пропустила. Уже час дня, — сказал он.

Диана была так озадачена этой новостью, что села в кровати. Но когда простыня упала с ее груди, она подхватила ее, внезапно почувствовав себя очень неуютно в его присутствии.

— Тебе следовало разбудить меня.

— Зачем? Ради обязательной дневной прогулки или рыбалки?

— Извини. — Диана обнаружила, что не может вынести его взгляд так же, как и не может сосредоточиться. Эмоции бушевали в ее душе. Чувство стыда и отвращения к себе усиливались наравне с растущим гневом. Почему он не оставил ее одну? Что он о себе возомнил? Она уже ничего не понимала, но чувствовала, что смятение и протест рвутся наружу, чтобы скрыть охватившее ее смятение.

— Остальные гости пришли из местной гостиницы, и большинство из них уехало на рыбалку. Я полагаю, это традиция.

Диана услышала, как капли дождя стучат по стеклу, и еле удержалась, чтобы не содрогнуться.

— Я сказал, что ты очень устала после нашего вчерашнего затянувшегося путешествия.

— Ты сказал… что? — случайно она посмотрела на него.

— Я не люблю рыбалку. — Казалось, он жаждал смотреть ей в глаза не больше, чем она. Его признание прозвучало как-то отчаянно.

— Ты же приехал сюда, чтобы побыть с этими людьми. А женщины рыбачат тоже?

— Некоторые.

— Я уверена, здесь есть пара удочек, которые мы можем взять напрокат. Жаль, что ты заранее не предупредил меня о рыбалке, теперь у меня нет ничего подходящего из одежды. — Диана старалась, чтобы ее голос оставался спокойным. — Мы, должно быть, покажемся гостями из ада. Поздно приехали, стащили бренди, а сейчас я все еще валяюсь в постели.

— Рон Гриффит — политический игрок. Его интересует лишь то, как много наличных я смогу пожертвовать на его предвыборную кампанию, — произнес Карлос с некоторым сарказмом. Мы можем хоть все выходные проваляться в постели, и ему это будет до лампочки.

— Возражения не принимаются, Карлос, — проговорила Диана с широкой улыбкой. Она надела ночную рубашку. — Секс отличный способ провести скучный вечер, но давай не будем обманывать себя, что это может стать для нас развлечением на все выходные.

Карлос замер. Когда Диана шла в ванную, то мельком бросила взгляд в его сторону. Лицо у него было словно каменное. Похоже, ее возлюбленный был несказанно удивлен, поскольку не ожидал, что женщина первой нанесет удар. Но Диана не намеревалась предоставлять ему возможность льстить себе тем, что прошлая ночь что-то значила для нее. Или что она сгорала от желания повторить этот чувственный опыт.

Взглянув на себя в зеркало, Диана заметила в глазах слезы и сердито наморщила нос. Неважно, что подобное продолжение отношений убивает ее. Она немедленно соберется с силами и будет вести себя так, словно ничего не произошло.

Когда молодая женщина вышла, комната уже была пуста. Переодеваясь, она надела сиреневый вышитый топ с удлиненной юбкой и вельветовый кардиган, затем причесалась и сделала легкий макияж. Наступало время входить в роль. Она — любовница Карлоса Малдонадо, больше интересующаяся модой, чем рыбалкой…

Осторожно спускаясь на высоких каблуках по винтовой лестнице, мисс Диана Бантон услышала звук передвигаемых стульев и приглушенные голоса, доносящиеся из нижнего холла. Шагнув на плиточный пол, где каждый ее шаг сопровождался эхом, она обнаружила, что в холле никого нет. Диана остановилась в нерешительности, но спустя несколько секунд услышала легкий шум и поняла, что она здесь все же не одна.

Крупный, приятной наружности мужчина стоял напротив входа и с трудом, раздраженно ворча, стягивал с себя промокшую от дождя куртку. Когда его взгляд скользнул в ее направлении, он так и остановился с полувывернутым рукавом и словно застыл в изумлении.

— Привет! — Диана покраснела от столь пристального разглядывания. Что необычного он нашел в ее внешности? — Вы не знаете, куда все ушли?

— Думаю, на ланч. Я надеялся, что не слишком опоздал, так как перспектива пикника на озере в такую погоду не вдохновляет. — Улыбаясь ей заигрывающей улыбкой, он протянул руку. — Я — Джеймс Маршалл.

— Диана Бантон.

В тот момент, когда он произнес свое имя, девушка его узнала. Это был любимый политик Джудит.

Его рука сжала ее пальцы, но вдруг отдернулась, едва Диана начала говорить. Но прежде, чем она успела удивиться такому поведению, седая пожилая женщина в деревенском костюме из твида направилась к ним.

— Боже мой, Джеймс! Ты сам на себя не похож. Как ты себя чувствуешь? Тебе необходимо срочно переодеться во что-то сухое! — Еще немного поохав и повздыхав, женщина повернулась к Диане.

— Я — Маргарет Гриффит, а ты можешь быть только Дианой, угадала? Так приятно для разнообразия пообщаться с молодыми людьми. Думаю, Карлос оставил тебя.

Диана напряглась.

— Извините?

— Карлос и Рон взяли лодку и отправились на озеро. Сомневаюсь, что мы увидим их раньше сегодняшней вечеринки. Здесь редко бывает кто-либо, столь же помешанный на рыбалке, как Рон. И он постарается до конца воспользоваться таким случаем.

Крайне удивленная этой информацией, явно противоречащей той, что была почерпнута ею из недавней беседы с Карлосом, Диана не заметила, как хозяйка ввела ее в прохладную столовую, в которой уже расположилось около дюжины человек. Молодая женщина села за стол и посмотрела на крошечную порцию салата, ожидавшую ее на тарелке.

— Мы всегда стараемся поплотнее перекусить до того, как заявимся сюда, — прошептала ее соседка с жалобным смешком. — Полагаю, ты ночевала здесь, в замке?

— Да. — Диана повернула голову и улыбнулась светловолосой женщине, сидевшей рядом.

— Ошибка, которую вы совершите лишь однажды, как и мы в свое время. Гостиница намного удобнее. Я — Элис Маршалл.

— Кажется, в холле я встретила вашего мужа.

— О, Джеймс уже вернулся? Он не очень увлекается рыбалкой, но Рон уверен, что все разделяют его увлечение.

— Я — Диана Бантон.

— Диана… Какое романтичное имя. Сокращенно будет Ди или Дана? — продолжала болтать соседка.

— Все меня называют Диана, — ответила она, медленно поедая салат, надеясь обмануть свой пустой желудок. Ей нетрудно было представить себе Карлоса в лодке под проливным дождем, и она надеялась, что его укачает, что он промокнет до нитки и в результате быстрее вернется.

Муж Элис, Джеймс, появился в разгар ланча и сел около хозяйки. А та без умолку тараторила, рассказывая, насколько необходимым оказалось центральное отопление, заговаривая тем самым гостям зубы, чтобы они не заскучали над своими жалкими порциями еды. Интересовался ли Карлос политикой? Диана не могла понять, почему он приехал сюда, неужели интересно было провести с такими людьми все выходные? Остальные гости казались ей столь же скучными, и все их разговоры касались больше политики, чем бизнеса. Возможно, Карлос планировал заручиться политической поддержкой в каком-то вопросе, который был напрямую связан с его делом, рассеянно думала она.

Диана заметила, что Джеймс Маршалл не, раз бросал беглые взгляды в направлении своей жены. По крайней мере, она предполагала, что он смотрел на жену, потому что с какой стати он должен был интересоваться ею самой? У него был самый холодный взгляд, который она когда-либо встречала. Ей придется несколько приукрасить, когда она станет описывать встречу с ним своей Джудит. Джеймс казался каким-то прилизанным и флиртовал как сумасшедший с каждой находящейся рядом женщиной, прямо под носом своей, определенно милейшей, супруги. Но она скажет Джудит, что тот просто очарователен, чтобы не разочаровывать ее.

После окончания ланча последовала экскурсия по комнатам замка. Диана удивилась, как много удалось узнать из рассказа Маргарет Гриффит об истории этого строения. Ей стало очень интересно. Это оказалось укрепленное в виде башни в три этажа здание, которое переделывалось множество раз в течение нескольких веков. Всевозможные лестницы вели в разных направлениях, а коридоры частенько сворачивали под углом в девяносто градусов. Но комнаты со створчатыми окнами были полны очарования. Диана подумала с грустью, что Гаррисоны непозволительно запустили великолепное произведение архитектуры до такого состояния.

— Теперь, когда дети покинули родное гнездышко, оно стало слишком велико для нас. Мы намереваемся купить виллу на юге Франции, словно услышав ее мысли, сказала хозяйка.

— Неужели Карлос заинтересован в покупке замка? — спросила с удивлением Элис, когда Маргарет отошла. — Я не думаю, что это его стихия. Джеймс, как ты думаешь?

Ее муж приближался к ним с дежурной улыбкой.

— Я только что говорила Диане. Маргарет, кажется, считает, что Карлос собирается купить ирландский замок.

— Возможно… — Когда Джеймс, нахмурившись, посмотрел на свою простодушную жену, пожилая женщина покраснела, а Диана почувствовала куда меньше уважения к мужчине, который так относится к своей жене.

— Мы познакомились с Карлосом через его младшую сестру… Так трагично все вышло. — Элис Маршалл вздохнула. — Альберта какое-то время работала в команде Джеймса. Это была восхитительная девушка. Молодые люди и быстрые машины… такая опасная комбинация. Карлос стал буквально невменяем, когда она умерла.

— Да, еще бы… — Диана вспомнила бледность на его лице, когда он говорил, что очаровательная девушка на портрете — сестра. Теперь Диана догадалась, что она скорее всего погибла в автомобильной аварии.

— Боюсь, с тех пор Карлос избегает нас, и я его не виню за это, — добавила Элис. На ее лице было написано сочувствие. — Где бы мы ни встретились, это возвращает тяжелые воспоминания о последних днях жизни Альберты.

Диане становилось все труднее и труднее улыбаться и болтать, и она почувствовала настоящее облегчение, когда все разошлись. А ее подсознание вновь возвращало ее к событиям прошлой ночи. Перед глазами стояло обескураженное лицо Карлоса, когда тот рассказывал, как Роджер поймал его с початой бутылкой бренди, и незадачливому гостю пришлось пообещать, что утром он первым делом заменит ее на полную. Ее удивило, что Карлос осознал тот факт, что слуга боится быть обвиненным в тайном распитии спиртных напитков, поскольку из-за этого может потерять работу.

Она никогда даже мечтать не могла о том, чтобы повстречать такого мужчину и ощутить страсть подобной силы. Пускай она прыгнула в омут вниз головой, это все равно было лучше, чем однообразное, серенькое существование.

Теплые чувства окутали ее, когда она открыла дверь их комнаты. Огонь ворчал в камине, и Карлос стоял напротив него, дрожащий и мокрый насквозь. Именно на это она и надеялась несколько часов назад. Но теперь ее разозлило чувство нежной заботы, внезапно нахлынувшее на нее и перебившее все трезвые защитные мысли. От влаги его черные волосы вились крупными кольцами, а лицо было покрыто каплями. Он обернулся, и тут же его полыхающие искрящиеся глаза впились в нее.

— То, что ты раньше говорила, было серьезно? — спросил Карлос с кристальной ясностью во взоре.

Ошарашенная, Диана задрожала и подалась назад, захлопывая дверь. Когда ее взгляд сконцентрировался на его лице в поисках какой-нибудь подсказки, сердце заколотилось, как испорченные часы, стуча и одновременно грозя остановиться. По суровости его выражения она угадала, как много зависит от ее ответа, и это нервировало ее еще больше.

— Мой Бог, ты говорила несерьезно! — прорычал он, обнажая ровные белые зубы и бросая на Диану обескураженный взгляд. — Тогда почему ты несла всякую чушь? Почему не предупредила, что была девственницей?

Ее лицо зарделось, колени предательски дрогнули, но молодая женщина гордо подняла подбородок.

— У меня сложилось впечатление, что, если бы я и сказала, тебя бы это не остановило… Ты насквозь промок, хочешь, я дам тебе полотенце, — предложила она неуверенно.

Огромная нежность волной затопила сердце, стирая сомнения, с которыми она боролась весь день.

Карлос что-то пробормотал на испанском, и это прозвучало очень грубо.

— Не ругайся, — попросила Диана.

— Я бы причинил тебе меньше боли, если бы ты предупредила, что до меня у тебя никого не было.

Совершенно не готовая к подобному разговору, Диана повернулась, краснея на глазах.

— Мы… мы так увлеклись оба… — Диана вздохнула. — Поэтому просто растерялась и упустила момент.

— Если честно, я до сих пор ошеломлен, но и очень польщен тем, что ты выбрала меня, — хрипло пробормотал он. — Мне раньше казалось, что ты другая. Ну… ты так много раз упоминала и о своем женихе, и о Флэше…

— Флэш и я росли в одном приюте. Мы были словно брат и сестра. Карлос улыбнулся.

— Но с Клиффордом ты же была обручена.

— Не очень долго. На самом деле это тебя не касается, — ответила Диана с досадой.

Когда она попыталась пройти мимо, Карлос поймал ее и жадно поцеловал. Для нее все вокруг закружилось в бешеном танце, а внутри живота все сжалось от дикого желания. Диана пальцами потянулась к его мокрому пиджаку и начала его стаскивать. С хрипловатым смехом он отодвинул ее и сам быстро избавился от промокшей одежды. Подняв Диану на руки, Карлос отнес ее на кровать.

— Послушай, сейчас не время. Мне ведь еще нужно успеть подготовиться к сегодняшней вечеринке.

Его пылающие золотистые глаза потемнели.

— Ты и в самом деле хочешь пойти туда?

— Но, Карлос, нас ведь пригласили… — Ее сердце бешено колотилось, мысли путались. — Конечно, мы обязательно должны там быть.

— Мы взрослые люди и можем сами решать, что для нас обязательно, а что — нет. Так-то, любимая!

— За исключением тех случаев, когда дело касается твоего поведения в чужом доме, — проговорила Диана, наблюдая, как он стягивает сырую рубашку. Ее зрачки расширились при виде его обнаженного тела. Один взгляд на Карлоса разжигал теперь внутри нее пламя пожарче того, что металось в глубине камина. Диана почувствовала, что вновь теряет контроль.

Карлос медленно, приподняв юбку, провел рукой по ее длинным ногам и дошел до чулок, державшихся на подвязках.

— Это так сексуально.

— А ты такой предсказуемый!

Чтобы подразнить ее, он наклонил голову и провел языком по голой коже над чулками. Она умудрилась захихикать, но страсть уже бушевала в самом ее сердце и заставляла вздрагивать. Он приподнял ее, снял кардиган, топ и стал с упоением поцеловать плечи, шею, грудь.

— Мне нужно быть в тебе, — простонал он, ложась рядом с ней и расправляясь с ее бельем самым быстрым способом.

Диана не смогла сдержаться и застонала, когда он коснулся самого чувствительного места между бедрами. Буйный темперамент Карлоса буквально гипнотизировал ее, с каждым разом заставлял желать близости все сильнее и сильнее. Когда он проник в нее, она вскрикнула. Мощные толчки его естества вызывали у Дианы невероятное возбуждение, пронизывающее все ее тело. Сила его обладания целиком поглотила ее, заставляя парить в заоблачных высотах ни с чем не сравнимого удовольствия…

— Так что ты делала сегодня днем? — поинтересовался Карлос, когда вечером они пересекали коридор, чтобы спуститься вниз.

Диана поправила великолепное белое платье и посмотрела на него с дразнящей улыбкой.

— Ничего особенного. Сначала перекусила, затем совершила экскурсию по замку. Он действительно прекрасен, Карлос. О, да, как я могла забыть. Еще я познакомилась с Джеймсом Маршаллом.

Рука Карлоса, лежавшая у нее на талии, окаменела.

— Этого не может быть! Он же был на другой лодке и оставался на озере весь день.

— Должно быть, твой знакомый незаметно улизнул, потому что вернулся в замок как раз тогда, когда я спускалась вниз.

Карлос остановился и посмотрел на нее глазами, темными, как полночное небо.

— Весьма дружелюбный тип, не так ли?

— Поначалу да, а потом… Нет, не очень, — призналась она откровенно, удивляясь вопросу. — Мне больше понравилась его жена.

— И ее ты встретила тоже? — запинаясь, спросил Карлос.

— Разве они не твои друзья?

— Нет.

— Неужели ты полагал, что я буду сидеть в комнате до конца дня лишь потому, что ты отказался остаться со мной? — усмехнулась Диана.

— Да нет, зачем же, — пожал неловко плечом Карлос. — Это не важно. Забудь.

Элис Маршалл предупреждала ее, что Карлос избегает встреч с ними, потому что те оживляют воспоминания о трагической гибели его сестры. Словно подтверждая это, Карлос невероятно побледнел и как-то сразу осунулся. В душе Дианы поднялась теплая волна сострадания, и она перестала злиться. Давно ли погибла его сестра? Должно быть, совсем недавно, если он все еще столь остро переживал из-за этого.

Вечеринка была в самом разгаре. Огромная комната была освобождена для танцев и украшена прекрасными цветочными композициями. Диана под звуки спокойной мелодии ритмично задвигалась в объятиях Карлоса, стараясь при этом не размышлять о том, куда в конце концов заведут их отношения, и напоминая себе, что сама не требовала от Малдонадо никаких гарантий. Лишь одно сейчас она могла подтвердить с полной уверенностью. Впервые за три года ей довелось снова влюбиться, хотя это чувство поначалу невероятно испугало ее. Ей казалось, что все они начали не правильно. Хорошо бы раскрутить пленку событий назад и попробовать повторить все сначала.

Неуклюже развернувшись, она наступила каблуком на подол своего длинного платья, и ей пришлось пойти наверх, чтобы подколоть его. Когда Диана спускалась обратно вниз, на пути возник Джеймс Маршалл.

— Мне бы хотелось по-дружески предупредить тебя, детка. — Его голос звучал весьма неразборчиво, словно он много выпил. Напряженные складки пролегли вокруг вялого рта.

— О чем это вы? — нахмурилась Диана.

— Уходи из жизни Карлоса Малдонадо, — мрачным голосом произнес Джеймс. — Ему нельзя доверять. Он всего лишь использует тебя!

Шокированная такими обескураживающими словами, услышанными от мужчины, которого она едва знала, Диана внимательно посмотрела на Джеймса Маршалла. Но он тут же отвернулся от нее и словно растворился в толпе. Ничего себе! И что же она должна теперь с этим делать? Больше нет сомнений в том, что враждебность между мистером Малдонадо и этим пожилым господином обоюдна. Только почему она должна быть во все это втянута?

Глава 6

На следующий день Диана проснулась рано и лежала, глядя на спящего Карлоса. Лучи восходящего солнца проникали в щели между задернутыми портьерами и яркими бликами вспыхивали на его лице. Удивительно, что за столь короткий промежуток времени этот человек стал так дорог и близок ей, думала она. Но при этом у нее не было никакой уверенности в том, что ему стоило рассказывать о странном предостережении Джеймса Маршалла. Не говоря уж о том, чтобы просить его дать какие-либо объяснения на этот счет. Но в таком случае как же ей дальше относиться к возникшей между ними близости? Да, их отношения достаточно безрассудны. А что касается Маршалла, то тот, похоже, просто много выпил. И если этот политик с суетливой мимикой тайного пройдохи испытывает к Карлосу неприязнь, то, улучив удобный момент, он просто мог пойти на мелкую пакость и попытаться причинить Малдонадо хоть какую-то неприятность.

Но вместе с тем предостережение было высказано участливо и искренне. Хотя это могло ей и показаться. Ведь Джеймс — известный краснобай и неплохо зарабатывал на жизнь тем, что умел убеждать толпы избирателей. Этого не стоит упускать из виду, рассердилась она на собственную наивность в оценке людей и вернулась к созерцанию Карлоса, испытывая удовольствие собственницы.

— Мне нужно знать, куда мы идем в наших отношениях? — спросила Диана у него в лимузине, на котором они возвращались в Дублин после выходных.

Тишина повисла и затянулась надолго. Карлос прикрыл глаза длинными черными ресницами.

— Я пока что не могу точно ответить. Диана побледнела и задержала дыхание.

— Я все еще остаюсь мнимой любовницей и продолжаю работать на тебя?

Карлос помолчал, не спеша отвечать на этот вопрос. Он понимал, что теперь роль Дианы во многом изменилась. Но в конце концов его ответ прозвучал весьма твердо:

— Да!

— И ты все еще не хочешь рассказать мне, к чему понадобилось это большое притворство?

Карлос повернул к ней вмиг посуровевшее лицо.

— Не сейчас.

— Значит, мы переходим к строго деловым отношениям? — спросила она в замешательстве. Малдонадо скептически посмотрел на нее.

— Это будет просто смешно!

— Иначе не получится. Ты не можешь иметь и то и другое сразу, — протестующе предупредила его Диана. Но при этом в ней вдруг совершенно некстати вновь шевельнулось желание.

— Шантаж делает меня лишь более упорным, — упрямо ответил Карлос. Она залилась румянцем.

— Я вовсе не собираюсь тебя шантажировать.

— Всю следующую неделю я пробуду в Нью-Йорке. Обдумай это, пока меня не будет.

— Я не стану скучать по тебе.

— Ты говоришь, как маленькая девочка. — Карлос сильно сжал ее руку. — Почему тебе так нравится злить меня, любимая?

— То же самое я могу спросить у тебя, — обиделась она, не отнимая, однако, своей руки.

Уже позже, когда он уехал, размышляя о разговоре в лимузине, Диана пришла к выводу, что Карлос умеет строить отношения с женщинами. Поэтому последнее слово всегда остается за ним. И как он умудрился сделать ее зависимой от себя так быстро? Лишь одна мысль о том, что она не увидит его целых семь дней, заставляла ее страдать.

Первую половину недели она провела с Джудит в Кроссроудсе. Карлос звонил ей туда дважды. Потом она вернулась в Дублин. И дни до его приезда показались ей нескончаемо длинными. Как-то ночью, лежа в кровати и размышляя опять о неопределенности их отношений, она вдруг подумала, что месячные у нее явно задерживаются. Однако, решив, что в этом повинны слишком сильные эмоции, Диана не стала беспокоиться.

Карлос позвонил ей в два часа ночи.

— Мой рейс прибывает в семь утра, — коротко сообщил он.

— Через пять часов?

Слушая его, она улыбалась в темноте.

— Ложись опять спать, — хрипло сказал Карлос. — А когда проснешься, я буду рядом.

Его слова звучали как прекрасная музыка. Но после пяти она снова проснулась. Возбуждение давало о себе знать. Диана решала, как все-таки лучше встретить его. Можно было, конечно, разыграть холодный прием, с учетом того; что он перед отъездом так и не прояснил ничего в их отношениях. Но чувства взяли верх. Ей не терпелось увидеть Карлоса, и она решила отправиться в аэропорт. Времени оставалось в обрез. Диана быстро надела белые джинсы и сиреневый топ. Затем заказала такси и была в здании аэропорта ровно в семь.

Рейс из Нью-Йорка прибыл без задержки. Она увидела Карлоса входящим после таможенного досмотра в зал ожидания. Затаив дыхание и убрав волосы с лица, молодая женщина ждала, когда он заметит ее. Карлос выглядел озабоченным, но безумно красивым. Неожиданно он посмотрел в ее сторону и остановился. Выражение ужаса застыло на его волевом лице.

Когда до Дианы дошло, что это реакция на неожиданную встречу с ней, она отвернулась и сделала несколько шагов в противоположном направлении. Но секунду спустя пространство вокруг нее взорвалось множеством голосов. Замелькали вспышки фотокамер, ослепляя неоновыми бликами. Диана отшатнулась, но кричащая толпа журналистов уже обступила ее. Однако у нее перед глазами стояло только лицо Карлоса с застывшим выражением ужаса.

— Вы знали, что Джеймс Маршалл был… — требовательно спрашивал мужчина, но его голос перекрывал другой, который звучал еще громче.

— Мисс Бантон? Что вы чувствуете после того, что вы узнали? Злость? Горечь?

— Отойдите от нее! — Карлос прорвался сквозь кричащую толпу, сильной рукой обхватил Диану, повернув к себе, и закрыл от объективов.

— Что происходит? — недоумевала она. Двое полицейских расчистили им дорогу, и Карлос быстро увел ее от скандала.

— Один из журналистов упомянул имя Джеймса Маршалла… — снова спросила Диана, но времени на объяснения не было.

Папарацци преследовали их по пятам. И когда Диана и Карлос наконец добрались до лимузина, у нее кололо в боку и не хватало дыхания для разговоров.

— Боже, и в голову не могло прийти, что ты решишься приехать встречать меня в такую рань, — с сожалением сказал Карлос. — Пресса вечно караулит меня, чтобы услышать комментарии. Когда я увидел тебя около них, то буквально остолбенел. С тобой все в порядке?

— Пожалуйста, просто скажи, что происходит? — Она поднесла дрожащую руку к виску, пытаясь унять начавшуюся боль.

На самом деле Диана испытала огромное облегчение, поняв, что Карлос всего лишь испугался за нее, что он тоже был рад встрече, а не наоборот, как ей показалось.

— Популярная газета сегодня напечатала историю, в которой фигурируешь ты.

Диана посмотрела на него округлившимися от удивления глазами.

— Что ты имеешь в виду? Кто-то разузнал о нас с тобой?

— Нет… — Карлос отвернулся и посмотрел в окно. Было видно, что он тщательно подбирает слова. — Мне позвонил в Нью-Йорк один друг и вкратце передал основное содержание статьи. — Малдонадо протянул ей сложенную газету. — Я действительно очень сожалею…

О чем это он может сожалеть? Что произошло? Диана раскрыла газету и увидела первую полосу, озаглавленную крупно: «Нашлась внебрачная дочь известного политика!» Под заголовком красовалась ее большая фотография.

— Откуда взялась эта грязь? — вырвалось у Дианы. Она посмотрела на небольшой фотопортрет мужчины, помещенный там же. И узнала Джеймса Маршалла, с которым встречалась в замке. Злость постепенно нарастала.

— Эти утверждения выглядят голословно, — пытался подбодрить ее Карлос. — Но если учитывать ту информацию, которой располагаю я сам, то степень вероятности, что он действительно твой настоящий отец, очень велика.

Она со страхом посмотрела на Карлоса, вспоминая то инстинктивное отвращение, которое испытала при общении с Маршаллом.

— Ты веришь, что эта сумасшедшая история может быть правдой?

Черные глаза смотрели на нее в упор. Карлос сильно нервничал.

— Да. Я верю в это.

Да? От этого простого слова все, что знала о себе Диана, рушилось. Когда она была маленькой, то часто думала об отце, поскольку ей тогда его не хватало. Мать отказалась назвать его имя даже социальным службам, и Диана потеряла всякую надежду когда-нибудь хоть что-то узнать о нем. И вот теперь в ее жизнь вторглись репортеры скандальной хроники, сумевшие разнюхать, кто же он.

Газета все еще лежала у нее на коленях нераскрытой. Карлос был заранее предупрежден и наверняка уже прочитал это. Диана чувствовала пустоту в сердце и унижение в душе. Могло ли быть правдой такое дикое предположение, что Джеймс Маршалл встречался с ее матерью много лет назад?

Дрожащими пальцами она стала разворачивать страницу.

— Оставь это, пока мы не приедем ко мне домой, — посоветовал ей Карлос.

— К тебе домой? — переспросила Диана.

— К нашему приезду дом, в котором ты живешь, наверняка окажется оккупированным прессой. У себя я смогу лучше защитить тебя.

Диана слушала Карлоса молча, отмечая уверенность речи и озабоченность в лице. Он пытался помочь и поддержать ее. Она была признательна ему за это, но такое участие приводило ее в замешательство.

— Ты из-за этого прилетел из Нью-Йорка таким ранним рейсом? Извини.

— Тебе не за что извиняться, — с неожиданной резкостью ответил он. — Я один виноват во всем.

Он-то за что себя корит? За то, что вывел ее в свет, сделав источником интереса журналистов? Но здесь была и ее ошибка, размышляла Диана. В самом начале их отношений она отказалась от встречи с журналистом. А стоило лишь немного рассказать о себе, и никто бы не стал копаться в ее прошлом, выведывая всю подноготную. Но почему же она сама так и не смогла выяснить, кто ее отец? Ей не верилось, что этим человеком мог быть Джеймс Маршалл. И почему так получилось, что именно неделю назад она встретилась с ним лицом к лицу? Странное совпадение…

— Не стоит читать этот бред, — посоветовал Карлос, когда Диана наклонилась над статьей. Малдонадо протянул руку и смахнул газету с ее колен.

— Что ты делаешь? — недоуменно воскликнула женщина.

— Такие газеты всегда печатают много лишнего. Не трать свое время и нервы.

Диана закрыла глаза и проглотила комок, непроизвольно подступивший к горлу. Она знала, что все равно прочитает статью и разжует каждое слово. Но только сделать это надо будет не в присутствии Карлоса. Должно быть, там понаписано нечто ужасное, раз, он не хочет, чтобы она читала.

Карлос поддерживал ее за талию, помогая выйти из машины и провожая в просторный высокий дом. Диана лишь скользнула взглядом по просторному элегантному холлу и вновь посмотрела на газету, которую Карлос держал в руке.

— Разреши… Я все-таки должна прочитать ее, — проговорила она. Однако ей показалось, что он проигнорировал ее просьбу.

— Пойдем наверх. Сначала позавтракаем. Не знаю, как ты, но я голоден.

— Хорошо, — согласилась она.

Задержавшись, чтобы сказать несколько слов служащему, Карлос повел ее к широкой лестнице, устланной толстой ковровой дорожкой. Диана последовала за ним, пытаясь вести себя так, будто мир не рухнул вокруг нее час назад.

— Пойми, пресса больше заинтересована в том, чтобы очернить Джеймса Маршалла, чем тебя. Постарайся справиться с этим.

Услышав такой совет, она подавила нервный смешок. В горле у нее пересохло. Почему мужчины всегда прячутся от эмоциональных потрясений за практическими выводами? Неужели Карлос надеется, что она сможет не принимать близко к сердцу все, что сегодня произошло?

— У Маршалла много врагов в средствах массовой информации, — продолжал говорить он, вводя ее в очередную комнату, которую освещало утреннее солнце. — Они хотят достать неугодного им политика, а не тебя.

Диана вспомнила, что читала одну из строгих проповедей Маршалла по поводу детей, рожденных вне брака. Там говорилось о плохом влиянии, которое подобные факты оказывают на общество. Разоблачение его самого как отца внебрачных детей, которых он бросил вместе с его матерью, поможет многим увидеть, какой же он на самом деле лицемер.

— Ты все же дай мне газету, — попросила настойчиво она.

— Я не хочу, чтобы ты из-за этого расстраивалась, — сказал Карлос, уступая наконец ее просьбе.

Она взглянула на ровные столбцы газетного шрифта. В статье ее преподносили публике как объект жалости. Большая фотография богатого загородного дома Маршалла помещалась рядом с фото маленького домика, где жила Диана до того, как оказалась в Кроссроудсе.

— Первый муж твоей матери был на целое поколение старше ее. Профессор, работавший в колледже, — проговорил Карлос ничего не выражающим голосом, прежде чем она успела углубиться в чтение. — Он уговорил ее продолжить обучение, а Маршалл был студентом юридического факультета того же университета.

— Не могу представить себе свою мать учащейся, — тихо пробормотала Диана. Ей больно было читать, что сама она оказалась проблемным ребенком и часто прогуливала школу. Это было правдой лишь отчасти. Переселившись в Кроссроудс в двенадцать лет, она стала вести себя совсем по-другому.

— Их связь выплыла наружу, когда ее муж обнаружил, что ты и твоя сестра не можете быть его детьми. Врачи подтвердили его бесплодие. Твоя мать побежала к Маршаллу за поддержкой, но он отвернулся от нее. К тому времени он был уже обручен с Элис.

Диана вспомнила милую женщину, с которой познакомилась в замке, и сердце у нее защемило. Элис могла узнать, что за то время, пока она была с ним обручена, у некой женщины от Маршалла родились дети. Она на ее месте тоже бы почувствовала себя преданной, ощущая горечь и страшную боль.

В статье несчастное детство Дианы противопоставлялось богатой, респектабельной жизни Маршалла. Эту часть она прочитала с отвращением. Но дальше было еще хлеще. Упоминался разрыв ее помолвки с Грегори. «Клиффорд бросил Диану после того, как узнал, что она не может иметь детей», — сообщал анонимный друг.

— Нет… — Протяжный стон вырвался из ее губ, когда она прочитала публичное разоблачение своего самого большого секрета. Ей стало плохо.

Отнимая у нее газету, Карлос обнял ее за плечи. От боли и стыда Диана оттолкнула его. Громкие рыдания прорвались наружу.

— Уйди! — прокричала она. — Дай мне самой справиться с этим!

Но Карлос был настойчив. Возразив что-то на своем языке, он снова притянул ее к себе. Малдонадо был слишком силен, чтобы Диана могла оказать сопротивление. Слезы ручьем текли по ее щекам. Несчастная женщина могла вынести потрясение от свалившегося на нее известия о ее предполагаемом отце, но все остальное было уж чересчур.

— Любимая, я не смог защитить тебя от этого, потому что было уже поздно. — В его голосе слышалось сожаление. Карлос крепко держал ее, прижимая к себе. — Не позволяй этому и дальше причинять тебе боль.

Диана взглянула на него мокрыми от слез глазами. Было заметно, как он сильно переживает.

— Я не хочу, чтобы ты сам оказался вовлеченным во всю эту историю, — призналась она. — Это заставляет меня страдать еще больше.

— Прости, но я уже давно вовлечен во все это, и даже больше, чем ты думаешь, — побледнев, произнес он.

Диана решила, что в первую очередь ее возлюбленный винил себя за то, что вывел ее в свет, и покачала головой, не соглашаясь.

— Думаю, ты ни в чем не виноват.

— Все в этой газетной истории лишь подчеркивает, что ты необыкновенная женщина, — с убеждением сказал Карлос.

— Ну да, конечно, необыкновенная, потому что не могу иметь детей! — Диана отодвинулась от него с горькой усмешкой.

— Для меня это не важно, — хрипло, делая акцент на каждом слове, промолвил Карлос.

Она замерла, сдерживая прерывистое дыхание. От таких слов слезы снова подступили к глазам. Еще бы, с какой стати это должно волновать его? У них ведь деловые отношения. Или почти деловые. Однако Диана все равно не хотела, чтобы Карлос знал об этой ее мучительной тайне. Боялась, что он будет думать о ней как об ущербной женщине.

Он снова крепко обнял ее, подвинув к себе. И Диана не стала противиться, поскольку любила его и была благодарна за то, что он сейчас рядом. Обняв его за шею, она посмотрела ему в глаза и тихо и смущенно призналась:

— Я хочу тебя.

Карлос был в явном замешательстве.

— Диана, я…

Молодая женщина побледнела как полотно и внезапно оттолкнула его.

— Забудь, — сказала она твердо, признавая поражение.

Когда Диана повернулась и направилась к двери, он подхватил ее на руки и свирепо прорычал:

— Глупая, как ты могла подумать, что я не хочу тебя? Я мечтал об этом каждый час каждого дня, проведенного вдали. — И негромко добавил:

— Но сначала нам нужно поговорить.

— Позже. Сейчас ничего не важно.

— Диана!

— Замолчи, — попросила она, потянулась и припала к его чувственному рту.

Со стоном Карлос последовал ее желанию. Он пересек коридор, направился к спальне и ногою толкнул дверь. Положив Диану на широкую кровать, спросил:

— Ты уверена в этом?

— Ну, если ты хочешь сначала позавтракать, я пойму, — саркастически ответила она.

Зазвонил телефон. Карлос с безразличием выключил его, на некоторое время оторвав свой взгляд от Дианы. А она старалась не думать обо всей этой жуткой истории с известным политиком. Однако на ум все время приходила сцена, когда тот пытался встать между ней и Карлосом, предупреждая, что не стоит тому верить. Теперь ясно, он поступал так, потому что испугался. Джеймс Маршалл с того момента, как только услышал ее имя, понял, кто она, и увидел угрозу своей репутации.

И вдруг еще одна простая мысль осенила ее, и Диана с удивлением посмотрела на Карлоса.

— Ты знал, что я дочь Маршалла! Ты обнаружил это, когда проверял мое прошлое, так ведь?

— Да, это так. — Карлос кивнул в знак согласия. В нем было что-то от убийцы, пойманного на месте преступления.

— Все нормально, — проговорила она, вспомнив его поведение в замке. Он мог не знать, что Маршалл тоже окажется там. И был неприятно удивлен, когда ему стало известно, что ей уже удалось познакомиться с ним, пока его самого не было. Еще он безуспешно пытался отговорить ее от посещения вечеринки в тот самый вечер. — Я больше не хочу об этом думать, — произнесла Диана. — Это бессмысленно. Сейчас, когда я знаю правду, мне понятно, почему Джеймс Маршалл боялся даже находиться в одной комнате со мной в те выходные. Всю свою жизнь я прожила без отца и сейчас не особенно нуждаюсь в нем. Это его потеря, а не моя.

Застыв как статуя, Карлос посмотрел на нее.

— Но тебе было очень больно.

Ее глаза снова увлажнились. Она собралась признаться, что с тех пор, как у нее появился он, многое из того, что казалось важным, потеряло значение. Но в последний момент передумала, решив не делать такого откровенного признания.

— Перестань быть тряпкой! — вместо этого шутливо воскликнула она и так неожиданно толкнула его в грудь, что Карлос упал на кровать.

Он посмотрел с удивлением на ее улыбающееся лицо.

— Ты не женщина, а дьявол, красавица моя.

— Наверное, тебе виднее. — Наклонившись над ним, Диана сняла с него галстук. — И если ты такой стеснительный, что не можешь снять все остальное, я помогу тебе!

— Ненавижу, что приходится это повторять, но мы действительно должны поговорить, — снова запротестовал Карлос.

— Тебе надоело соблазнять меня? — прошептала Диана, дразня его.

Карлос запустил пальцы в волосы женщины, прежде чем она успела увернуться, и, потянув ее вниз, положил на себя. Сквозь одежду она ощутила его твердую плоть.

— Извини, но это всегда так, когда ты рядом.

Диану бросило в жар.

— Всегда?

— Если бы я знал, как с тобой поступил твой бывший жених три года назад, я бы порвал его на кусочки при нашей прошлой встрече, — сказал он.

Диана расстегивала пуговицы на его рубашке.

— Клиффорд мне давно безразличен. Карлос, отстранив ее, присел на кровати и сам избавился от пиджака.

— Переезжай ко мне.

Диана посмотрела на него удивленно, услышав столь неожиданное приглашение.

— Я никогда никого не просил об этом раньше, — признался Карлос с плохо скрытой резкостью.

Ей показалось, что он не совсем уверен в своем предложении. И с улыбкой произнесла:

— Мне нужно узнать тебя получше, прежде чем я решусь переехать к тебе в Дублин.

Удивление промелькнуло в темных глазах, но он заупрямился.

— Я не отпускаю тебя обратно в Корк.

— Ты, дорогой, еще не центр Вселенной, — поддразнила она его.

Карлос приподнял ее и положил на кровать. От его горячего прикосновения ее тело загорелось огнем страсти.

— Всю неделю я принимал холодный душ, — жадно прорычал он ей в лицо.

Он нетерпеливо начал скидывать оставшуюся одежду. Диана наблюдала за его сумасшедшим поведением, и сердце ее радостно билось. Ей самой пришлось стягивать свои джинсы и топ.

— Все остальное ты должен снять сам. У тебя это очень хорошо получается. — Диана откинулась на подушки, осознавая, как она желанна.

Его черные глаза блеснули из-под длинных ресниц.

— Ты прелесть! — Карлос смотрел на нее с явным восхищением. — Я думал, ты будешь сильно переживать из-за этой истории.

Он опустился на кровать. Диана таяла под его взглядом, у нее во рту пересохло. Ее била неудержимая дрожь, пока возлюбленный расстегивал бюстгальтер. И сладострастный стон вырвался у нее, как только Карлос прикоснулся к напрягшимся твердым соскам. Они были так чувствительны, что легчайшее прикосновение зажгло в ее теле настоящий огонь.

— Господи, что ты со мной делаешь, — прошептала она, подставляя ему груди.

— Пряча свое великолепие в бесформенных костюмах неопределенного цвета, ты все равно была прекрасна, — сказал вдруг Карлос.

— Я никогда не чувствовала себя красавицей, пока ты не посмотрел на меня, — призналась Диана с бессильной искренностью.

Карлос расположил ее поудобнее на кровати и прошелся губами от груди до вздрагивающего живота, осторожно избавляясь от последнего препятствия на своем пути. Ее тело наполнилось величайшим наслаждением.

— Боже, как я скучала по тебе, — пробормотала она.

— И я тоже, любимая…

Карлос вошел в нее, и она закрыла глаза, позволив удовольствию захватить себя. Он довел ее до изнеможения, и оно было диким и прекрасным. В этот момент они были близки как никогда и оба наполнены глубоким чувственным восторгом и неизъяснимым блаженством. Казалось, жизнь наконец повернулась к ним лучшей своей стороной.

Карлос, сдерживая частое дыхание, поцеловал ее, обнимая так сильно, что ей даже стало больно.

— Сейчас мы позавтракаем и заодно поговорим. Обещай, что не будешь осуждать меня, пока не выслушаешь до конца.

О чем он хочет говорить? О ее переезде к нему в Дублин? О чем же еще? Почему она решила, что это необдуманное предложение? Ведь Карлоса легкомысленным не назовешь. Наоборот, с самого начала он производил впечатление человека, который тщательно планировал каждый свой поступок. Более того, если он настаивал на разговоре с того самого момента, как они пришли в его дом, значит, идея переезда пришла ему на ум, пока он был в Нью-Йорке.

Глава 7

В уютной столовой на первом этаже Диана проявила заботу и, вспомнив слова Карлоса, демонстративно насыпала сахар в его чашку с кофе.

— Ты можешь быть серьезной хотя бы несколько минут?

Диана удивленно взглянула на него. Она считала, что выглядит достаточно глубокомысленно, просто с утра ей было трудно на чем-либо сосредоточиться. Несколько часов назад можно было подумать, что ее мир разбился вдребезги. Но сейчас, хотя она все еще до конца не разобралась в том, что узнала о Джеймсе Маршалле, молодая женщина испытывала чувство удовлетворения.

Слуга принес на подносе завтрак. Но как только она уловила знакомый запах бекона, волна тошноты подкатила к горлу. Вскочив, Диана убежала в туалет.

Через пять минут Карлос постучался к ней.

— С тобой все в порядке?

Опираясь на раковину, чтобы не упасть, Диана посмотрела в зеркало на свое искаженное лицо и подавила стон. Ее желудок все еще сжимали спазмы, а голова кружилась. Умываясь, она подумала, что, пожалуй, неожиданно сработал закон подлости: это надо же заболеть именно в тот момент, когда хочется выглядеть как можно лучше.

Возвратившись в столовую и встретив вопросительный взгляд Карлоса, девушка сказала с показной веселостью:

— Я действительно не голодна.

— Ты плохо себя чувствуешь?

— Нет-нет! — Усевшись за стол, она стала пить чай. — Ты предлагал мне быть серьезной… — напомнила она беззаботно.

Карлос, не притрагиваясь к завтраку, внимательно посмотрел на нее, потом начал говорить:

— Видишь ли, прошлым летом моя сестра Альберта приняла предложение поработать в исследовательской команде Джеймса Маршалла. Ей было девятнадцать, и она сильно увлеклась им.

— Да? — Диана была тронута тем, что он хочет поделиться с ней самым сокровенным.

— Он спал с ней.

— Ты в этом уверен?

— Абсолютно. Ее лучшая подруга рассказала мне об этом. Маршалл в этом деле не новичок, у него продумано все до мелочей. И он поддерживает внебрачные связи с большой осторожностью. У него за городом есть коттедж, о существовании которого знают только его любовницы.

Диана отвела глаза от Карлоса. Получалось, что ее новоявленный отец оказался бабником, погрязшим в предательстве и лжи. Теперь ей не нужно было гадать о причине враждебности между ним и Карлосом.

— Ну и ну! — только и смогла выговорить она.

— В последнюю ночь моя сестра ехала с Маршаллом как раз в этот коттедж. Сама вела машину и не справилась с управлением. Они перевернулись несколько раз. Альберта оказалась зажатой в искореженном кузове, а он бросил ее и сбежал…

Диана слушала с ужасом.

— Не может быть!

— Только спустя час анонимный звонок поступил в службу «скорой помощи». Я сильно сомневаюсь, что Маршалл рискнул лично сделать его. Во всяком случае, к тому времени, когда бригада врачей оказалась на месте, Альберта уже умерла. — Голос Карлоса сделался глухим и низким.

Диану охватил страх, когда она услышала эту историю.

— Откуда ты знаешь, что Джеймс Маршалл находился с твоей сестрой в машине?

— Конечно, свидетелей не было. Но я понял это сразу, как только встретил его после происшествия. Он явно боялся разоблачения. К сожалению, у него есть могущественные покровители, поддерживающие его. — Неприкрытая ненависть Карлоса к человеку, которого он обвинял в смерти своей сестры, заставила Диану побледнеть. — Один из них дал показания, что Маршалл в ту ночь, когда погибла Альберта, находился вместе с ним по пути в Корнвол.

— Ты подал на него в суд? — прошептала Диана.

— Нет. Я же говорю, у него было алиби. Он мог возбудить против меня ответное дело за необоснованное обвинение. Вскоре я понял, что, если хочу отомстить за смерть Альберты, мне следует действовать хитростью. — Карлос оживился. — Почти у каждого политика есть в прошлом то, что ему не хотелось бы афишировать. Я стал собирать информацию о его жизни и узнал о тебе.

Эти последние слова Карлоса поселили в ее душе чувство тревоги. Теперь она начинала догадываться, что произошло.

— Продолжай. — Диана сидела и смотрела на него. Жажда убедиться в том, что ее догадки ошибочны, читалась в умоляющем взгляде.

— Джеймс Маршалл ведет двойную жизнь. Он коррумпированный политик. И я желал разоблачить его, но сначала хотел заставить его хорошенько пострадать. — Карлос посмотрел на Диану. — Тебя я выбрал в качестве своего оружия.

Мисс Бантон едва могла пошевелить губами.

— Нет, не может быть! Что ты такое говоришь!..

Карлос вскочил и развел руками.

— Для меня ты была только дочерью человека, которого я ненавидел больше всего на свете, — продолжал он с устрашающей ясностью. — Собранная мною информация о тебе показала, что ты далеко не ангел. И главное, одно твое существование являлось угрозой репутации Джеймса Маршалла. Ведь его моральный облик до сих пор был непогрешим.

— Пожалуйста, скажи, что это не правда! — пробормотала Диана. — Скажи, что это дурной сон.

— Никто не желает чуда больше, чем я, любимая, — клятвенно заверил Карлос. — Я не собирался рассказывать тебе все это. Однако теперь у меня нет выбора. Сейчас ты в шоке, но завтра все для себя решишь. Мне пришлось нанять тебя на роль своей любовницы, чтобы вызвать интерес папарацци к твоей жизни…

Карлос сидел в нескольких метрах от нее, но Диане казалось, что он навис над ней как грозовая туча. Она вскочила и отвернулась, не в силах справиться с нахлынувшими чувствами. Его обаяние все еще манило ее безудержно. И вместе с тем ей хотелось убежать и спрятаться, чтобы защититься от него.

— Как ты мог? — не оборачиваясь, спросила она.

Но он не ответил, а продолжал выкладывать свои признания.

— Я сделал так, чтобы пресса смогла обнаружить родственную связь между тобой и Маршаллом. И намеревался устроить вашу встречу в замке. — В его голосе послышалось неподдельное сожаление. — Но передумал в первый же вечер, так как понял, что моя месть этому человеку может принести тебе страдания. К сожалению, было уже слишком поздно пытаться остановить разогнавшийся механизм до мелочей просчитанной мною мести.

— Слишком поздно? — переспросила Диана. Ее голова раскалывалась от потока незавершенных мыслей, каждая из которых была страшнее предыдущей и заставляла ее чувствовать себя преданной.

— Я пытался предотвратить вашу встречу, поскольку знал, что, услышав твое имя, Маршалл поймет, кто ты. Я уехал на рыбалку только для того, чтобы следить за ним. Но он пересел в другую лодку, и я потерял его из виду. В то утро, пока ты спала, я давал инструкции своим людям, пытаясь скрыть улики твоей родственной связи с Маршаллом. Но оказалось, что дело зашло слишком далеко, и я уже не в силах был контролировать ситуацию…

Теперь ей стало понятно все. Она оказалась его единственным шансом осуществить план мести Маршаллу за смерть сестры. Каким же хладнокровным и расчетливым должен быть его ум, чтобы манипулировать ею, используя словно неодушевленный предмет.

— Неудивительно, что тебе нужно было держать все в тайне от меня, — осуждающе сказала Диана.

— Когда я ближе узнал тебя, то понял, что все делал не правильно.

Да, подумалось ей, он это понял. Но сперва все же привез ее в замок Хоуп и выставил перед Маршаллом, чтобы поймать в конце концов того на крючок. И почему же это понимание посетило его лишь после того, как он переспал с ней? Неужели до этого она была для него просто вещью, ничтожеством, орудием мести?

— Тебе действительно казалось, что деньги, которые ты собирался платить мне за исполнение этой роли, могут компенсировать все, что ты сделал со мной?

— Мне стыдно признать это… Но поначалу я думал именно так.

— Скажи, — попросила Диана, — тебе и сейчас наплевать на меня?

— Нет, это не так.

— Идея с ланчами для «Сайн» тоже принадлежала тебе?

— Да. — Карлос напрягся.

— И я получила контракт, потому что была единственным претендентом. Все шло как по маслу, ведь правда? Скажи честно, это ты нанял свору головорезов, чтобы они разгромили мое помещение, зная, что я не смогу покрыть убытки?

— Ты в своем уме? — Карлос взглянул на нее со злым недоверием. — Понятия не имею, о чем ты говоришь.

— Как раз после того, как я заключила контракт с «Сайн», моя кухня была разграблена и разрушена, а страховые агенты отказались покрыть ущерб. — Диана не верила в его причастность к этому событию, но была слишком возбуждена и готова была обвинять его во всем подряд.

— Ты не имеешь права обвинять меня как за это преступление, так и за то, что попала в финансовую передрягу. Во всем остальном, что случилось с тобой, я действительно виноват.

— О, не беспокойся, — нервно сказала Диана. — Я не виню тебя, все в порядке. Но если бы у меня не было финансовых затруднений, ты бы не заручился моим согласием на исполнение этой роли. Ведь так?

— Я полагал, что деньги в любом случае убедят тебя согласиться на мое предложение.

— Значит, сейчас я должна тебе несколько тысяч. Но из этой суммы ты не получишь ничего, — проговорила Диана и сжала зубы, пытаясь унять сотрясавшую ее дрожь.

— Мне ничего и не надо. Я надеялся, что мы уже закрыли этот вопрос.

— Я так не думаю. Помнишь, перед твоим отъездом в Нью-Йорк я спросила, работаю ли еще на тебя? И ты ответил утвердительно.

Карлос застонал и посмотрел на нее с упреком.

— Если бы я сказал, что наш контракт закончился после выходных в замке Хоуп, ты бы просто ушла от меня. — Он тяжело дышал. — Я надеялся, что справился с угрозой разоблачения твоей родственной связи с Маршалом. Но нужно было время, чтобы установить более тесные отношения с тобой.

— Поэтому ты дважды звонил мне из Нью-Йорка? Ты бываешь так внимателен, когда захочешь, Карлос! — Диана с силой сжала кулаки.

Его строгое лицо стало суровым.

— Я был невероятно зол, когда уезжал.

— После всего содеянного ты еще и злился на меня?

— Ты очень много для меня значишь. Я не хотел тебя терять. Диана отвернулась.

— Я никогда не смогу забыть, что ты использовал меня как орудие мести против моего предполагаемого отца только лишь потому, что у него была связь с твоей сестрой. Поверь, мне жаль, что она погибла. Но, наверное, ты должен был предупредить ее, что не стоит связываться с женатым мужчиной, тем более с таким, как Маршалл.

В комнате воцарилась тишина. Диана не могла себя заставить смотреть на Карлоса.

— Диана…

— На той вечеринке в замке Джеймс Маршалл подошел ко мне. Он сказал, чтобы я держалась от тебя подальше, потому что ты лишь используешь меня в каких-то своих тайных целях, — призналась Диана безжизненным голосом.

— Ты об этом мне не сообщила, — ответил Карлос.

— Я решила, что он был пьян или у тебя с ним не сложились отношения. — Невеселый смех слетел с ее губ. — Интересно, он предупредил меня из жалости или же им двигало отцовское чувство? Хотя в любом случае все, сказанное им о тебе, оказалось чистой правдой.

Произнеся это, Диана заметила, как Карлос съежился, словно она ударила его.

Послышался стук в дверь. Малдонадо подошел, открыл ее и начал говорить со слугой на испанском. Диана отвернулась, чувствуя себя опустошенной.

— Мегги пытается связаться с тобой. Она передала, чтобы ты ей позвонила.

Диана вздрогнула, охваченная страхом. Джудит могла прочитать эту ужасную статью в газете, подумала она.

— О нет! Только не это…

Карлос принес телефон, и она набрала номер. То, что сообщила Мегги, было полной неожиданностью. Оказывается, два дня назад Джудит положили в больницу. Вчера ей сделали операцию на сердце, которая прошла успешно. Диана было ошеломлена.

— Но как такое могло случиться?

— Нам стало известно о дне госпитализации пару недель назад, но Джудит решила не беспокоить тебя. Ей не хотелось, чтобы ты волновалась и приезжала из Дублина ради нее. Она настояла, чтобы я ничего не сообщала тебе, пока не будет известен результат операции, — извиняющимся голосом рассказывала Мегги. — Я не смогла переубедить ее, побоялась нервировать. Диана глубоко вздохнула.

— С ней действительно все в порядке? Минуту спустя она положила трубку. Хорошо, что появилась возможность переключиться на что-то другое от навалившихся на нее проблем. Вдобавок решался сам собой вопрос, что ей теперь делать. Она прямиком поедет домой и навестит Джудит в больнице.

— Что-нибудь случилось? — спросил Карлос. Диана смотрела в окно.

— Джудит сделали плановую операцию на сердце. Я возвращаюсь в Кроссроудс. Опять воцарилась тишина.

— Я бы очень хотел встретиться с твоей приемной матерью.

— Не могу назвать ни одной причины, по которой она хотела бы того же.

Переварив ее ответ, Карлос продолжал:

— Лимузин отвезет тебя в Кроссроудс. Машина доедет туда быстрее, чем поезд, подумала Диана. Она молча вышла из столовой, будто там кроме нее никого не было. Во многих отношениях Карлос действительно перестал для нее существовать. Мужчина, в которого она безумно влюбилась, вдруг превратился в холодного, жестокого и бессердечного чужака. С такой заменой не стоило считаться.

— Дай мне шанс исправиться, — простонал Карлос вдогонку.

Нахмурившись, Диана обернулась и с недоверием посмотрела ему в глаза, читая по ним, насколько велико его усилие сдержаться и не броситься за ней.

И всю дорогу до Кроссроудса обескураженное выражение его смуглого лица стояло у нее перед глазами. Карлос казался таким растерянным, когда они расставались. Но чего он от нее мог после всего ожидать? Да и вообще, что натворила она, связавшись с этим испанцем! Разве ей ничего не было известно о его репутации расчетливого и безжалостного человека? Диана позволила сердцу и телу править разумом и здравым смыслом. А этого делать было нельзя ни в коем случае.

Три недели спустя Диана сидела в приемной врача и гадала, почему тот попросил ее дождаться результатов проведенного анализа. Она всего лишь чувствовала легкое недомогание и откровенно ему рассказала, что недавно перенесла сильное стресс, видимо поэтому желудок стал так реагировать. Когда врач предположил, что она беременна, Диана предложила прочитать в карте о перенесенной ею операции, в большинстве случаев лишающей женщин радостей материнства. Во всем виноват Карлос, из-за него она превратилась в истеричку с плохим пищеварением и исчезнувшим менструальным циклом.

Карлос звонил ей несколько раз, но она просто опускала трубку. Когда же он перестал беспокоить ее звонками, она была благодарна бывшему возлюбленному за то, что он понял ее намек. Но Диана сильно разозлилась, узнав, что Карлос навещал Джудит в больнице. Старушка была без ума от него и назвала Карлоса очаровательным. Жаль, что она не имела ни малейшего понятия о том, что произошло между этим мужчиной и ее приемной дочерью.

И все же жизнь вдалеке от Карлоса была черна, словно кто-то украл с неба солнце. Но ведь раньше она как-то могла обходиться без него. Да и знакомы они были только пару месяцев. Диана часто напоминала себе, как безжалостно он использовал ее. Но чувства утраты, пустоты и печали с каждым днем становились все глубже.

— Мисс Бантон… — Ее вызвали в кабинет.

— Три года назад вас оповестили, что скорее всего вы не сможете зачать и выносить ребенка. Но иногда врачи перестраховываются, особенно в спорных случаях. — Доктор Флеминг мягко смотрел на нее из-за толстых линз очков. — Вероятно, послеоперационный период протекал без осложнений и восстановление поврежденных органов прошло успешнее, чем предполагалось. Итак, вы беременны, мисс Бантон.

Диана заморгала и беспомощно опустилась на стул.

— Извините?

— У вас родится ребенок, правда, срок еще совсем маленький.

Диана продолжала смотреть на врача, не веря своим ушам. Сначала она решила, что это жестокая шутка, но, поняв всю абсурдность такой мысли, позволила маленькому огоньку надежды затеплиться в своем сердце. Голова закружилась.

— Для вас, как я понимаю, это незапланированное событие, — продолжал доктор с сожалением.

— Для меня это не незапланированное событие. Это чудо, — просто сказала Диана.

Пятнадцать минут спустя, в пол-уха выслушав разглагольствования Флеминга о том, что, мол, он не думает, будто ее беременность относится к разряду чудес, Диана вылетела из больницы, словно на крыльях. Она пошла вниз по улице в ближайший магазин товаров для детей. Диана смотрела на крохотную одежду благоговейными глазами, восхищаясь колясками, любуясь забавными игрушками.

Карлос помог ей забеременеть. Он разбил ее сердце, но что это значило в сравнении с будущим появлением ребенка! Маленького мальчика или девочки — ей это было все равно, у нее не было предпочтения.

Диана купила книгу для беременных. Ребенок Карлоса… Она тут же отогнала болезненную мысль. Это ее ребенок! О Карлосе и говорить нечего. По крайней мере, хоть в чем-то он оказался полезен.

На газетном киоске она заметила надпись, рекламирующую утренние газеты: «Бесславный конец карьеры Маршалла». Это не было сюрпризом. Последние недели имя Джеймса Маршалла встречалось почти во всех газетах. В течение первых дней после известия о существовании Дианы на этого человека посыпались куда более серьезные обвинения. Ему инкриминировали взяточничество, получение крупных сумм от бизнесменов с подозрительной репутацией в обмен на использование его влияния в интересах криминальных структур. Когда это подтвердилось, самые страстные сторонники Маршалла замолчали и конец его политической карьеры стал неизбежен.

Диана почувствовала, как в ней зашевелилась жалость к отцу, которого она никогда не знала. Но зачем думать о человеке, которому она никогда не была нужна? Хотя, кроме нее и ее сестры, у него не было больше детей. Винил ли он дочь в своем крахе? Или был равнодушен и совсем не нуждался в ней сейчас, так же как и при ее рождении? И хотела ли она сама по-настоящему с ним сблизиться? С этим ужасным человеком, которого Карлос подозревал в том, что тот бросил его сестру умирать в обломках машины, только лишь чтобы спасти свою репутацию…

По дороге в Кроссроудс Диана думала о «Поставках Бантон» и лицо ее хмурилось. Во время ее отсутствия несколько человек из ее команды нашли себе другое место работы. Она бы не, отказалась, если бы ей поступило предложение обслужить несколько частных вечеринок. Уверенности в том, что ее бизнес и дальше будет процветать, теперь не было и в помине.

Размышляя об этом, Диана смутилась, представив, что клиенты будут пялиться на нее, как на какое-нибудь Лохнесское чудовище. Она будет обслуживать их, а ее наниматели станут рассказывать своим гостям, что именно эта женщина и есть незаконнорожденная дочь Джеймса Маршалла, а заодно и брошенная любовница испанского магната, с успехом развернувшего по всему миру свой бизнес.

Теперь же, когда она узнала, что беременна, единственным выходом из положения был поиск новой работы. Ей не терпелось начать выплачивать Карлосу деньги, которые она приняла, прежде чем узнала, для какой цели тот нанял ее. Диана осознавала, что не сможет жить спокойно, пока не начнет выплачивать этот долг.

Мисс Бантон сидела в гостиной и разбирала почту, когда ей в руки попало письмо из компании, которой она выплачивала заклад за Кроссроудс. Девушка открыла конверт и удивилась. Там лежал чек, выписанный на ту же сумму, которую она вносила в последний раз. Позвонив в банк, она узнала, почему этот платеж был ей возвращен. Оказалось, что на день поступления ее чека заклад уже был полностью оплачен.

Диана молча положила трубку, понимая, что только Карлос мог совершить такой экстраординарный жест. Ярость охватила ее. Значит, Малдонадо до сих пор верил, что может просто купить ее? Что ж, скоро она разубедит его в этом. Она ничего от него не ждала, тем более его проклятых денег. Теперь ей предстоит платить ему до конца ее дней. Намереваясь сказать все это ему в лицо, Диана надела обтягивающее красное платье, которое всегда будило в ней воинственный дух, и высоко заколола волосы. Не успела она сказать Мегги, что собирается поехать в Дублин, как в дверь позвонили.

— Где мой красный ковер? — спросил Флэш, стоя в дверях. Растрепанные светлые волосы блестели на солнце, зеленые глаза с наслаждением созерцали произведенный на нее эффект. За его золотистой машиной стояла еще одна, в которой сидели охранники.

Прошло пять месяцев с того времени, как они виделись, два — с тех пор, как разговаривали по телефону. Долю секунды Диана колебалась, но потом бросилась в его объятия. На глаза навернулись слезы. Он отодвинул ее, взгляд стал суровым.

— Почему ты всегда подбираешь ублюдков?

— Извини, не поняла? — спросила она, когда Флэш прошел в гостиную с уверенностью человека, всегда жившего здесь.

— Я могу быть на другом конце света, но всегда читаю наши газеты, — сухо пояснил он. — Ты мне ни разу не позвонила, хотя здесь творился сплошной кошмар. То ты в бриллиантах с этим мафиози, то у тебя отец из ада… Какая-то мерзкая политика! Как низко ты можешь пасть. И в конце концов тебя бросают.

Диана гордо подняла голову.

— Позволь, но это я его бросила. Флэш сел. Черная футболка и джинсы подчеркивали его худощавую фигуру. Он ободряюще улыбнулся.

— Это позволяет мне чувствовать себя намного лучше. А где Джудит?

Пока она объясняла, в чем дело, Флэш, который не мог усидеть спокойно на одном месте и десяти секунд, подошел к столу, взял оттуда толстую книгу и состроил уморительную гримасу.

— Кто это читает?

Диана покраснела. Это была ее книга для беременных.

— Зачем ты штудируешь этот бред? Только расстраиваешь себя, — непонимающе спросил Флэш. — Я думал, ты давно прошла через это.

Она почти собралась оставить без ответа его тираду, но в последний момент решилась и рассказала правду.

Молодой человек прикрыл рукой глаза и выругался.

— Среди такого количества горя должно же быть хоть что-то хорошее!

— Что ж здесь хорошего? Это катастрофа! — зло бросил он.

Час спустя он уже знал все подробности, вплоть до того факта, что перед самым его приездом она собиралась в Дублин.

— Тогда я тебя подвезу. — Флэш улыбнулся, и Диана крайне удивилась такому предложению. В его глазах горел огонек зловещего удовольствия. — А после того как ты скажешь своему мафиози, что он может отдыхать, мы пойдем и отпразднуем это событие.

Десять минут спустя она, закинув сумку, уже сидела в машине. Мотор взревел, и автомобиль помчался по дороге.

Глава 8

Флэшу удалось спокойно припарковаться на стоянке «Малдонадо индастриал»

Когда Диана приехала на верхний этаж, охранник, спросив на входе ее имя, позвонил секретарю Карлоса. С распущенными волосами и в красном обтягивающем платье, подчеркивающем каждый изгиб стройного тела, она привлекала слишком много внимания, и от этого нервничала еще больше.

Увидев Карлоса, идущего навстречу с улыбкой на смуглом лице, она почувствовала, что во рту пересохло, а сердце забилось, как военный барабан. После трех недель холодного отказа и молчания, за которые она сама себя презирала, при свете дня его потрясающий внешний вид и отличная фигура заставили трепетать ее сердце.

Еще больше разозлившись от предательства все еще ждущего прежних наслаждений тела, Диана разжала стиснутые зубы и выпалила на одном дыхании:

— Как ты посмел оплатить заклад за дом Джудит?

Темные мерцающие глаза осмотрели ее с головы до ног, прежде чем остановиться на искаженном злобой лице.

— Ты направлялась в мой офис?

— То, что я приготовила тебе, можно сказать и здесь.

— Я не стану выслушивать твои оскорбления в приемной, — осадил ее Карлос с ледяным спокойствием.

Оглядевшись вокруг и вернувшись к действительности, Диана сама испугалась своего бессмысленного поведения. Она покраснела до корней волос и с молчаливой покорностью пошла за Карлосом по коридору в его кабинет.

Она украдкой взглянула на своего бывшего возлюбленного, когда тот закрывал дверь, и увидела знакомый профиль, строгий костюм и воротник белоснежной рубашки.

Волна страшного сожаления охватила ее. Проглотив поступивший к горлу комок, она продолжала наблюдать. Каждое его движение было размеренно и грациозно, полно независимости и холодности до такой степени, что ее напугало это отчуждение. Карлос предложил ей сесть, но она отказалась.

— Теперь можно начать оскорблять тебя? — начала Диана первой.

— Я бы не советовал тебе этого делать, любимая. — Карлос в упор смотрел в ее глаза, заставляя нервничать еще больше.

— Не называй меня так!

— Что касается меня, то ты все еще моя любовница. До тех пор, пока я не возьму другую, — ласковым голосом продолжал Карлос, испытывая ее терпение.

Другую? Это слово взорвало ее мозг. Одна мысль о появлении рядом с ним другой женщины опустошила ее сердце и буквально заморозила каждую клеточку тела. Диана крепко сжала кулаки, вонзая ногти в ладони, чтобы вернуть контроль над собой.

— Я спрошу тебя снова. — Диана подняла голову, стараясь говорить спокойно. — Чего ты добивался, внеся заклад за Джудит?

Кривая усмешка исказила его чувственный рот.

— Боюсь, тебя это не касается. Диана начала злиться не на шутку.

— Я не поняла.

— Ты все прекрасно слышала.

— Но я точно знаю, зачем ты это сделал, — почти прокричала она.

— Неужели? — Карлос невозмутимо смотрел на него блестящими глазами.

— Конечно да! — Диана прошлась по комнате в полном расстройстве оттого, что не совсем понимала его позицию. — Ты пытаешься впечатлить меня своей щедростью и вернуть назад.

— Нет.

Но Диана ничего не хотела слышать.

— Ты думаешь, что можешь убедить меня в том, что являешься хорошим человеком. Думаешь, что можешь подкупить меня силой своих денег, чтобы я снова оказалась в твоей постели.

— Нет.

— Это отвратительно! И более того, напрасная трата времени.

Когда вдруг до нее дошел смысл ответа Карлоса, ее голос стих. Замолчав, она смотрела на него с видимым смущением.

— Я не обязан перед тобой отчитываться, но, так как ты не правильно истолковала мой поступок, скажу, что же заставило меня поступить именно так, — произнес он холодно. — Я анонимно заплатил заклад за Джудит, потому что она мне понравилась.

— Потому что она тебе понравилась, — эхом повторила за ним Диана, слабея с каждым мгновением.

— Я трачу миллионы на благотворительность каждый год. У меня нет личного интереса, — продолжал Карлос. — Когда я познакомился с Джудит, я задался вопросом, почему такие люди, как она, живут в нужде, хотя посвятили свою жизнь одному из самых благородных дел, воспитывая сирот.

— Да, это правда, но…

— Если бы Пол Андерсон не закончил свою карьеру талантливого архитектора сорок лет назад, его вдова была бы хорошо обеспечена в старости. Джудит не должна расплачиваться за свою щедрость к другим. — Его губы сжались. — Короче, если я хочу играть в Санта-Клауса, то это мой выбор и мои деньги.

Напряженная тишина повисла в комнате. Диана страшно побледнела, потому что поняла, что он говорит правду. Ей хотелось провалиться сквозь землю или стать невидимой, чтобы не выносить унижения, которое она сама накликала на свою голову. Ее обвинения звучали так самонадеянно и тщеславно и были далеки от реальности. Почему она до сих пор думала, что Карлос все еще хочет вернуть ее?

— Я подозревал, что ты разоряешь себя, лишь бы Джудит осталась жить в этом доме, — продолжал он. — Теперь ты должна почувствовать облегчение.

К ужасу Дианы, слезы наполнили ее глаза. Она в панике отвернулась. Но вдруг почувствовала головокружение. Сильные руки подхватили ее, когда она закачалась, и усадили в кресло.

— Что ты с собой делаешь? — спросил Карлос с неподдельным беспокойством.

Когда она вдохнула побольше воздуха, чтобы прийти в себя, струйка слез угрожала стать потоком, способным смыть все в этой комнате. Чтобы сдержать рыдания, она опустила голову и замолчала.

— Зачем ты приехала сюда? — выдохнул Карлос хрипло.

— Меня вели ярость и обида. — Диана подняла ресницы, и ее сердце почти остановилось. Наклонившись, он стоял совсем рядом.

— Начни кричать снова, потому что единственное, чего я хочу, — это положить тебя на ковер и потеряться в тебе, как раньше, — произнес Карлос.

Диана столкнулась с его взглядом и затрепетала. Малдонадо пожирал ее глазами. Предложение с ковром и сексом не выходило у нее из головы.

Головокружение сменилось нахлынувшим жаром. Мягкий полный рот приоткрылся. Диана почувствовала себя птицей, посаженной в клетку. Ее мозг приказывал встать и идти, но тело горело страстным желанием. Шла жестокая борьба разума с инстинктом.

— Нет. Я так не могу! — Отчаявшись справиться с собой, Диана стала думать о его поступке с Джудит. Нравилось ей или нет, но ее личная выгода от такого жеста была огромной. Однако она сможет немедленно вернуть большую часть наличных, которые ее бывший возлюбленный предоставил ей после подписания контракта. Достав свою чековую книжку, мисс Бантон положила ее на колени и начала заполнять чек.

Карлос нахмурился.

— Что ты делаешь?

Диана протянула ему чек. Он вопросительно поднял брови.

— Для чего это? Диана встала.

— Это первый взнос в счет того, что я должна тебе, — сказала она резко. — Я взяла твои деньги, чтобы платить за Джудит, но ты позаботился об этой проблеме за меня.

— Я же сказал, что ничего не требую назад.

— Ты против моей воли вовлек меня в гадкую историю с крахом моего отца, и я имею право отказаться получать выгоду от столь неблаговидного мероприятия, — пояснила Диана. Она стояла, высоко подняв голову, но ее сердце сжалось, когда взгляд уловил вспышку злобного упрека в глазах Карлоса.

Диана представила, как ужасно чувствовал себя он сам, когда его сестра погибла при столь жутких обстоятельствах. Но его жажда мести принесла боль прежде всего ей самой. И была еще одна ужасная правда: никогда у Карлоса Малдонадо не будет нормальных отношений с дочерью человека, который погубил его родную сестру и которого он люто ненавидел.

Молча Карлос разорвал чек. Ноги Дианы стали словно деревянные, когда она направилась к двери.

— Значит, я пожертвую эти деньги на благотворительность.

— Этого ты тоже не можешь себе позволить, — раздраженно возразил Карлос.

— Я продаю свой бизнес. Если не найду покупателя, оборудование и транспорт продам по частям.

— Ты в своем уме?

Горькая улыбка скользнула по лицу Дианы.

— Из-за этой истории я приобрела дурную репутацию. Не очень весело слушать из кухни, как клиенты обсуждают мою жизнь.

Его скулы покрылись пятнами. Диана поняла, что ей не нужно больше ничего говорить. Его гордость была такой же сильной, как и ее. Она заспешила по коридору. Горло сжималось от спазмов. Забежав внутрь лифта, Диана нажала кнопку первого этажа и прижалась горячим мокрым лицом к холодной стальной стене кабины. На одном из этажей двери открылись, и кто-то вошел в лифт. Она обернулась с неудовольствием. Рядом стоял Карлос.

Он молча смотрел на нее. Диана спиной прислонилась к стене, трепет пробежал по ее телу, подобно электрическому разряду. Карлос обнял ее и поцеловал, прижимая к каждому мускулу своего прекрасного тела. Он желал ее, но вдруг толчок лифта рассеял туман возбуждения, и Диана с поспешностью вырвалась из его объятий.

Карлос увидел машину, припаркованную неподалеку. Дверца водителя открылась, и показалась светловолосая голова.

— Я должна идти, Флэш ждет, — пробормотала она быстро.

Но Карлос удержал ее за руку, не давая улизнуть.

— Что ты делаешь здесь с ним? — спросил он неожиданно грубо.

Диана попыталась вырваться и не смогла.

— Это не твое дело.

— А ну, отпусти ее! — Флэш направился к ним, и его гнев был неподделен. Краем глаза Диана увидела вылезающих из другой машины охранников Флэша и по выражению их лиц поняла, что хорошего ждать не придется. Карлос один против трех человек! Резко обернувшись к нему, она прокричала:

— Иди обратно в лифт, идиот! Не спеша Карлос отпустил ее.

— Отойди отсюда.

Диана встала, загородив Карлоса.

— Если ты тронешь его, я никогда тебе этого не прощу! — крикнула она Флэшу. — Я не хочу сцен из-за глупых разыгравшихся мужских гормонов.

— А я не собираюсь стоять и смотреть, как он грубо обращается с беременной женщиной, — закричал Флэш в ответ. — И хватит мешать нам. Он большой мальчик и может позаботиться о себе сам.

Кровь отлила от лица Дианы еще до того, как Флэш закончил говорить. Ошарашенная упоминанием о ребенке, Диана кинула на своего защитника укоряющий взгляд.

— Ты беременна? — недоверчиво воскликнул Карлос.

Диана схватила Флэша за локоть и попыталась подтолкнуть его к машине.

— Пойдем, — настаивала она.

— Ребенок мой? — хрипло спросил Карлос. Флэш вырвался и вновь пошел на него. Это произошло так быстро, что надежда предотвратить драку испарилась. Диана успела увидеть, как Карлос увернулся и ударил Флэша.

— Хватит, прекратите, вы оба! — закричала Диана срывающимся голосом.

Подойдя к машине, она села на пассажирское сиденье и закрыла глаза. «Ребенок мой?» — Диана была в ярости. Как мог Карлос мог задать такой вопрос?

Минуту спустя Флэш со стоном сел рядом.

— Честь была спасена, — доложил он ей. Диана посмотрела в окно. Неподвижный как статуя, Карлос стоял у двери, наблюдая за ними с угрюмым видом.

— Ты должна благодарить меня за защиту твоего достоинства, — снова проговорил разошедшийся не на шутку друг. — Откуда я мог знать, что ты не сказала ему про ребенка? Я имею в виду… Просто подумал, что это главная причина, из-за которой ты хотела его увидеть.

— Я узнала, что беременна, только сегодня утром, и даже еще не решила, говорить или нет об этом Карлосу, — объяснила Диана. — А после его вопроса я рада, что не теряла времени на глупые и никчемные раздумья.

— Вопрос, его ли это ребенок, не делает ему чести! — Флэш состроил гримасу. — Ты приехала со мной, и ему это не понравилось, а мое знание того, чего не знал он, усилило подозрения.

— Боже, ты жалеешь Карлоса после того, как вы поколотили друг друга! — язвительно ответила Диана.

— Что ты скажешь Джудит? Диана побледнела. Она избегала думать об этом.

— Старушка будет очень расстроена, — уныло проговорил Флэш.

— Да, я знаю. — Она предполагала, что Джудит переживет момент шока и разочаруется в ней, но прежде всего будет винить себя за упущения в воспитании и недостатке родительского внимания.

— Итак, принимая во внимание создавшуюся ситуацию, почему ты оказалась в лифте с Малдонадо?

Ее щеки зарделись. Флэш насмешливо посмотрел на нее.

— Он весь перепачкан твоей помадой.

Флэш отвез Диану к себе домой, заказал еду для всей свиты и сел с ними смотреть футбольные матчи, которые записали для него, пока он был за границей. Диана, вымотанная событиями дня, отказываясь думать о реакции Карлоса на новость, что она носит его ребенка, уснула на диване. Флэш разбудил ее несколькими часами позже, чтобы сказать, что скоро они уходят. Было уже достаточно поздно, и Диане не хотелось никуда идти, но, помня свое обещание, она помыла волосы, сделала макияж и постаралась быть веселой.

Камеры приветствовали появление Флэша в его любимом ночном клубе Дублина, и ей пришлось широко улыбаться. Если фото попадет в печать и Карлос увидит его, пусть хотя бы она выглядит так, словно ей нет дела ни до чего на свете.

Когда они разместились за столиком. Флэш приобнял ее.

— Я скучал по тебе, но ты можешь плохо повлиять на мой имидж, — сказал Флэш весело. — Ты возвышаешься надо мной, как какая-нибудь звезда баскетбольной команды.

Продолжали приходить люди и разговаривали с ними. Было раннее утро, когда через толпу Диана увидела Карлоса. Он наблюдал за их столиком с каменным лицом. Ее сердце екнуло. Пытаясь не привлекать к нему внимание Флэша и зная, что ей все же надо поговорить с Карлосом, она незаметно выскользнула из-за стола. Но как только Диана приблизилась к Малдонадо, он схватил ее за руку и, как охотник добычу, потащил к выходу.

— Что ты делаешь? — закричала она, но музыка играла слишком громко, чтобы он мог ее расслышать.

В фойе Диана набросилась на него.

— Я не могу уйти отсюда, не предупредив Флэша.

— Почти рассвело, а ты танцуешь и пьешь с другим парнем! — Золотистые глаза смотрели со злой насмешкой. — Сейчас мы поедем домой.

— Нет, не поедем! И единственное, что я пила, — это ананасовый сок, — прошептала Диан, обескураженная такой атакой.

Проигнорировав оправдания, Карлос поговорил с одним из охранников, деньги перешли из рук в руки со скоростью света перед изумленным взором Дианы. Карлос обнял ее за талию.

— Твой дружок получит сообщение, идет?

— Нет. Я пришла сюда с Флэшем, с ним и уйду обратно.

— У тебя два пути, любимая. Либо ты идешь со мной по своей воле, либо… я выношу тебя отсюда.

Диана посмотрела на него в ужасе. Осознав, что любопытные взгляды уже прикованы к ним, она покраснела от злости.

— Ты не посмеешь.

— Я не посмею? — холодно переспросил он. — Я пытаюсь найти тебя со вчерашнего дня, и после двенадцати часов поиска я бы не сказал, что мое терпение безгранично.

При известии, что он искал ее с тех пор, как она уехала от него, Диана прикусила нижнюю губу и вышла за ним без дальнейшего сопротивления.

Конечно, он хотел поговорить с ней о том, что узнал. Боялась ли она того, что могла услышать? Естественно. Мужчина был зол и вообще слишком шокирован вчерашним. Его случайная связь вдруг обросла такими далеко идущими последствиями. Он ведь интересовался ее противозачаточной зашитой, прежде чем начать заниматься с ней любовью, и она ответила, что все в порядке. Но теперь носит его ребенка… Она была бы дурой, если бы надеялась, что, с его точки зрения, это отличное известие.

Карлос открыл дверь своей красной спортивной машины, и Диана уселась в нее. Они ехали молча, что страшно действовало ей на нервы.

— Я бы хотел знать, что ты думаешь по поводу ребенка, — сказал Карлос, остановившись на первом светофоре. По его тону Диана поняла, что должна быть предельно откровенна.

— Уверена, тебе неприятно будет это услышать, но я ощутила себя безмерно счастливой, узнав об этом. Меня предупредили, что я не смогу иметь детей, и известие о беременности стало для меня чудом. Но я не требую, чтобы кто-либо чувствовал то же самое.

Карлос слушал так внимательно, что не заметил, как зажегся зеленый свет. Только завывание моторов окружающих машин вернуло его к реальности. Его профиль смягчился, когда он снова поехал. Диана посмотрела на его длинные пальцы, лежащие на руле, и по ее коже пробежали мурашки. Она вспомнила, как они занимались любовью, покраснела и отвернулась.

— У меня был удивительный посетитель после твоего вчерашнего отъезда. — Карлос глубоко вздохнул. — Джеймс Маршалл.

Диана вздрогнула.

— Он приходил к тебе? Но почему?

— Чтобы признаться, что был с Альбертой той ночью. По его словам, он выпрыгнул из машины, когда она потеряла управление, и ударился головой. Сестра была уже мертва, когда он пришел в себя. Он запаниковал.

— Ты ему веришь? — прошептала Диана.

— Да, — резко ответил Карлос. — Он наврал полиции, но сейчас сам сдался мне на милость.

— Ты заявишь в полицию?

— А это приведет к чему-нибудь хорошему? Диана совсем растерялась.

— Значит, все было напрасно?

— Я узнал правду и не сожалению, что помог прессе разоблачить коррупцию в правительстве. Сожалею только, что причинил вред тебе, — сказал Карлос без колебаний.

Все-таки отец не оставлял Альберту умирать. Диана испытала огромное облегчение, узнав об этом. Она отчетливо представила панику и страх Джеймса Маршалла после аварии, и, хотя она не смирилась с его ложью, было приятно, что он нашел в себе силы и порядочность рассказать наконец Карлосу правду.

Было странно снова оказаться в квартире, в которой она так недолго жила.

— Почему мы приехали сюда? — спросила Диана, заходя в холл.

— Ты оставила здесь свою одежду, — пробормотал Карлос очевидное объяснение.

Он имел в виду купленные им вещи. Ведь Диана ни одной из них не забрала себе.

— Да, я слушаю тебя. — Она села на диван, ожидая предстоящего разговора, как грозной атаки. Предоставленная самой себе, она размышляла, что не должна была говорить ему о ребенке, чтобы сохранить свою гордость и достоинство.

Карлос рассматривал ее из-под полуопущенных ресниц.

— Я хочу, чтобы мы поженились.

— Извини? — Диана не поверила своим ушам. Она смотрела на него, приоткрыв рот.

— Только не начинай спорить со мной. Постарайся сначала выслушать. — Карлос казался спокойным. — Это и мой ребенок тоже, я бы хотел дать ему свое имя, любовь и опеку, которую мой отец в свое время дал мне.

Не в состоянии успокоиться, Диана встала, заметив в глазах Карлоса серьезность и даже некоторую торжественность. Ее настолько поразило его предложение, что, растерявшаяся, она не нашлась, что ответить. Диана готова была услышать от него все, что угодно, но только не это.

— У испанцев очень сильное чувство семьи. Но есть и другая сторона вопроса.

Диана шагала вдоль окна, не замечая, в какую сторону движется, и неотрывно смотрела на Карлоса.

— Разве ты хочешь стать матерью-одиночкой, как и твоя собственная мать? Диана вдруг рассердилась.

— Нечего приплетать сюда мое происхождение. Мне совсем нетрудно будет справиться с проблемами самостоятельно.

— Но такой героизм тебе ни к чему. Не карай нашего ребенка за мои грехи, — отрезал Карлос с большой выразительностью.

Это предостережение поразило Диану. Разве может она наказывать свое дитя? Просто думала, что его мало заинтересует ребенок, который оказался зачат без его собственного согласия или желания. Так было в ее семье и в семьях многих других приемных детей, которые росли вместе с ней. Она полагала, что только матери чувствуют что-то по отношению к еще не родившимся детям. Карлос пытался доказать, что это не так.

— Я не ожидала этого, — честно призналась она. — Я имею в виду… ты искренне думаешь, что сможешь смириться с подобным браком и ребенком, то есть со всем тем, чего ты не планировал пока для себя?

Диана покраснела, осознав, насколько откровенным был ее вопрос. Она выдала то, что на самом деле думала о его предложении.

— Я хочу, чтобы ты вернулась ко мне, любимая! — Карлос выдержал ее тревожный взгляд. — Браки заключались и при менее серьезных отношениях.

Для Дианы существовала тысяча разумных доводов, чтобы принять его предложение. Она знала, как тяжело быть матерью-одиночкой, когда рядом нет никого, кто мог бы поддержать в трудную минуту. Так же в случае замужества ей не придется заботиться о том, чтобы копить деньги на образование ребенка. И не последнее по важности обстоятельство — сам ребенок будет счастлив рядом с любящим отцом. Одно Диана знала точно, но стыдилась признать, — ни один из этих стоящих аргументов не производил на нее большего впечатления, чем тот факт, что она любит Карлоса. Это было самое главное. И сейчас он дал ей шанс снова вернуться в его жизнь. Мисс Бантон не собиралась упускать такой возможности, хотя и презирала себя за слабость.

— Хорошо! — Диана не смотрела на Карлоса, когда произносила это небрежное согласие, чтобы он не заметил выражения явного облегчения, которое осветило ее лицо. Теперь она прекратит эту бесконечную борьбу с собой, со своими неодолимыми чувствами и потребностями.

Тишина затянулась. Диана бесцельно скользила глазами по комнате, Карлос разглядывал ее, прищурившись, как будто она сильно удивила его.

— Так будет лучше для ребенка, — услышала Диана себя со стороны, словно сама была жертвенным ягненком.

— Согласен, — подстроился под ее тон Карлос. — Если бы не этот факт, разговора бы не было.

Ее пальцы сжались. Можно было ответить обидными или колкими словами, но Карлос сказал унизительную и неоспоримую правду.

— Я обращусь за разрешением сыграть свадьбу как можно быстрее, — продолжил он.

Диана кивнула. Нежные черты ее лица напряженно застыли.

— Не желаешь ли еще ананасового сока, чтобы отпраздновать событие.

— Нет, спасибо. Я бы хотела пойти спать, если ты не против. — Гордость помешала чувствам прорваться наружу. Но она очень хотела, чтобы через отчужденность, возникшую между ними, перекинулся мостик, и медлила с уходом. Диана надеялась, что Карлос что-нибудь сделает или скажет ей, чтобы остановить.

Но он молчал. Посмотрев назад, через плечо, она увидела его, стоящего около окна: прямого, с суровым сильным профилем и окаменевшими плечами. Ее горло сжалось от подступивших слез.

Карлос Малдонадо не высказал ни осуждения, ни обиды. Просто принял ответственность за их ребенка, попросив ее выйти за него замуж. Оба знали, что она все еще осуждает Карлоса за то, что он использовал ее ради своей мести. Пусть даже он и признал свою ошибку. Ничего нельзя изменить в прошлом. Только хотела ли она напоминать ему об этом всю оставшуюся жизнь?

Диана лежала в кровати, копаясь в своих собственных недостатках. Она не умела быстро прощать тех, кто обидел ее. В детстве ей часто причиняли боль, и она научилась отражать удары и бороться. Карлос осознал свою вину, но это чувство было разрушительным. Их брак неизбежно будет страдать под таким бременем.

Она любила Карлоса так сильно, что это ее пугало. Отказывать ему в прощении было куда легче, чем иметь дело с фактом, что ее любовь не взаимна, признала она с тоской в сердце. Если бы ей удалось стать немного храбрее и хоть немного приглушить гордость, то не пришлось бы сейчас лежать в одиночестве, мучительно желая его каждой клеточкой своего существа.

С внезапным возмущением она вскочила с кровати, побежала по коридору и очутилась в спальне Карлоса прежде, чем храбрость покинула ее. Как раз в этот момент он вышел из ванной обнаженный, суша полотенцем волосы. Мужчина едва взглянул на нее, полотенце выпало из его рук, и через секунду он бросился к ней.

Сердце замерло, когда Карлос обнял ее, приподнимая и шепча бессвязно:

— Моя любовь, бесценная… Ты всегда умудряешься удивить меня!

Диана удивлялась сама себе не меньше. Но мысли путались от близости такого любимого, желанного тела. Груди ее набухли и ныли под атласной ночной рубашкой. В животе пульсировало пламя. Ослабевшая от долгого ожидания, она дрожала, обескураженная своими собственными эмоциями. Возлюбленный поднял ее, положил на кровать и нежно раздел. Дыхание сбивалось, ее знобило от нетерпения.

— Я так хочу тебя, что не знаю, с чего начать. — Он наклонился над ней, коснувшись языком розовых сосков, и низкий, с придыханием стон сорвался с ее губ.

— Целуй меня долго, — потребовала Диана, пропуская пальцы в его мокрые черные волосы.

Соприкосновение их губ лишь усилило ее лихорадочную дрожь, и она извивалась под его руками, охваченная пламенем желания.

— Ты сводишь меня с ума, любимая, — прорычал Карлос, поднимаясь над ней и входя в нее.

Она застонала от острого удовольствия, приветствуя и поощряя его вторжение. Все потрясения прошедших суток утонули в неистовой страсти. Она двигалась, словно в горячке, давая потоку возбуждения захватить себя, поднимаясь выше и выше, пока не достигла волны упоения.

Очнувшись позже, Диана наклонилась над откинувшимся на подушку Карлосом. Серебристые глаза ее горели от возбуждения.

— Я умерла и воскресла в раю в тот день, когда нашла тебя, — прошептала Диана.

Хищная одобряющая усмешка появилась на его лице.

— Ты уверена, что хорошо себя чувствуешь? Ты говоришь странные вещи.

— Наслаждайся, пока это происходит, — посоветовала она и засмеялась от счастья.

Карлос притянул ее к себе и поцеловал медленно и нежно покрасневшие губы женщины.

— А я не понимал, что встретил ангела, пока не побывал в аду, — с чувством произнес Карлос.

Диана мельком взглянула на часы и сказала:

— Флэш страшно разозлится на меня. Карлос затаил дыхание.

— Тебе он не нужен, у тебя есть я. Она засмеялась.

— В мои планы входит, чтобы у меня были вы оба.

— Нет! — Приподнявшись, Карлос изучал ее потемневшими глазами. — Я хочу, чтобы его не было в твоей жизни.

— Что ж, ты не всегда можешь получить то, чего хочешь, — нежно напомнила Диана.

— Ты побежала к нему, когда Клиффорд бросил тебя три года назад, и в этот раз сделала то же самое.

— Но ты же не бросал меня, я ушла сама! — Диана услышала, что почти кричит. Она разозлилась при упоминании о бывшем женихе.

— Что ж, отнесусь к этому заявлению с презрением, которого оно заслуживает. — Карлос откинул простыню и выпрыгнул из кровати. — Я видел, как ты вела себя с Флэшем.

— Знаешь, дорогой, я очень сильно сомневаюсь, что мне захочется, будучи замужем, обливаться потом под светом юпитеров и выслушивать идиотские замечания режиссера.

— Боже! Я говорю о том, что видел только что, два часа назад. Он обнимал тебя…

— Флэш очень чувствительный, так же, впрочем, как и я. Но при всем при этом не думаю, что твои опасения уместны. Я очень люблю этого парня, но мы только друзья.

— У него плохая репутация в отношении женщин.

— Он молод, и с какой стати ты имеешь наглость его критиковать за это? Что за бред, честное слово! — воскликнула Диана.

— Если ты собираешься стать моей женой, тебе придется научиться выслушивать мою точку зрения.

От его тона холодок пробежал по ее телу, и Диана побледнела.

Она опустила глаза, гадая, как они могут так неистово спорить, когда всего лишь несколько минут назад были в объятиях друг друга. Что за ирония, как только с ней случается беда, рядом оказывается Флэш, спасая ее своей дружбой. Но Карлос навряд ли оценит это, потому что подрался с Флэшем день назад.

— Ты будешь так занята планированием свадьбы, что на другое у тебя просто не хватит времени, — добавил Карлос. — А после у тебя забот только прибавится.

Слушая, как течет вода в душе, Диана медленно оделась. Похоже, Карлос считает ее маленькой глупой девочкой, которую можно завлечь чем угодно. У нее никогда не было никаких намерений завязывать любовные отношения с Флэшем. Может, у Карлоса какие-то допотопные взгляды на роль женщины и жены: например, она не может взглянуть ни на какого другого мужчину, кроме как на мужа. Поразмыслив так, Диана решила, что для нее будет лучше вернуться обратно в спальню.

Когда она пришла к себе, ее озарило внезапное понимание странного поведения Карлоса. Он ревновал ее! Почему она раньше не догадалась? Неуязвимый Малдонадо ревновал ее к Флэшу. Так же он реагировал на Грегори в самом начале их отношений. Диана облегченно улыбнулась. Карлос был сложным человеком, иногда очень прямолинейным. И он не был уверен в ней. Чем больше она об этом думала, тем сильнее любила его. Оказывается, и у самоуверенных, твердых как гранит людей бывают слабые места.

Глава 9

Свадебное платье, купленное Карлосом в Дублине, доставили в Кроссроудс в большой коробке, перевязанной серебристой лентой. К платью прилагались перчатки и фата. Диана у себя в спальне распаковала все это и разложила на кровати. Ей хотелось немедленно примерить сверкающий мелкими стразами воздушный наряд. Но в дверь постучали, и вошла Джудит.

— Твой отец ждет тебя в гостиной, — сказала она.

Диану охватил испуг и удивление.

— Джеймс Маршалл здесь?

— То, что он первым сделал шаг тебе навстречу и пришел повидаться, делает ему честь, — мягко пояснила старушка. — Постарайся быть великодушной.

Полная любопытства и неловкости, Диана, как деревянная, вошла в гостиную.

Маршалл очень изменился с момента их первой встречи. Его лицо осунулось и покрылось сетью мелких морщинок. Он был мало похож на прежнего, холеного и важного господина, которого она встретила тогда в замке Хоуп, и выглядел теперь уставшим и озабоченным.

— Если бы не Карлос, я бы вряд ли решился прийти, — начав разговор первым, честно признался он.

Диана не смогла скрыть удивления.

— Карлос?

— Он убедил меня, так как сам я не был уверен, что ты захочешь встретиться со мной.

— Пожалуйста, садитесь, — предложила она. Гость грузно опустился в кресло и продолжал:

— Я полагаю, что ты хотела бы знать о наших отношениях с твоей матерью?

— Да. — Диана почувствовала облегчение от того, что он сам начал этот нелегкий разговор.

— Когда мы встретились, Рейчел было чуть больше двадцати. Но она уже была замужем за человеком, который ей годился в отцы и, как позже выяснилось, не мог иметь детей, — сказал Джеймс со вздохом. — Начав учиться в университете, она стала общаться со сверстниками и вскоре пожалела, что связала свою жизнь с пожилым мужчиной.

— Но вы когда-нибудь любили ее? — жестко спросила Диана.

— Я очень увлекся ею. Хотя уже тогда был обручен с Элис. Но та была дома, далеко от меня, — сказал он. — Не стану лгать, я видел в нашей связи с Рейчел безопасную отдушину для нас обоих и не думал, что все так получится…

— И как все это было?

— Сперва родилась твоя сестра, а через год — ты. И если появление на свет первой девочки муж Рейчел воспринял с удивлением, то твое появление обеспокоило его не на шутку. Он прошел медицинское обследование, подтвердившее его бесплодие, и развелся с твоей матерью. Тогда она явилась ко мне, и мы объяснились…

— Объяснились? — не поняла Диана.

— Да, я не любил ее, не был готов исполнять обязанности отца и чувствовал себя загнанным в ловушку, — признал он с унылым сожалением. — Мы поговорили с твоей матерью, я дал ей значительную сумму, она уехала и увезла вас. Больше мы с ней не встречались.

— Значит, вы так и не видели ни меня, ни мою сестру?

— Нет, не видел.

Вошла Мегги с чашками чая на подносе.

— Благодарю за то, что вы пришли ко мне и были честны, — сказала Диана, когда они снова остались одни.

— Говорить правду стало моей новой привычкой, начиная с прошлой недели, — усмехнувшись, признался он. — Я пытаюсь разобраться с хаосом, который я внес в нашу с Элис жизнь.

Диана вспомнила, что писали газеты о его загородном коттедже, куда он тайком возил любовниц. И спросила:

— А как сейчас поживает ваша жена?

— Переживает. И пока что не желает меня слушать, а я не могу винить ее ни в чем. До этого она всегда была рядом и помогала мне во всем.

Его подавленный вид возбудил в Диане сострадание. Он и так потерял слишком много. За две недели из могущественного человека, которому угождали и льстили, превратился в объект насмешек и пересудов. Диана поняла, что самой страшной потерей была для него Элис.

— Когда все утихнет, я бы хотел получше узнать тебя, если ты не против, — сказал он. — Но если, на твой взгляд, нам уже поздно знакомиться, я пойму.

Они проговорили долго. И он признался, что чувствует себя страшно виноватым, поскольку выбрал более легкий путь вместо того, чтобы быть с Рейчел и детьми.

Джеймс уже собирался уходить, когда Диана пригласила его на свадьбу. И тот застыл от удивления.

— Ты позволишь мне быть там? Я бы хотел посмотреть церемонию, стараясь не выделяться, — пообещал он с таким воодушевлением, которое тронуло ее.

Встреча с отцом заставила Диану о многом задуматься. Но предсвадебные хлопоты вскоре захватили ее целиком. Вечером, накануне знаменательного события, она наблюдала, как декоратор и его ассистенты украшают цветами церковь на окраине города. И не могла понять, отчего у нее такое плохое настроение. Она ведь любила Карлоса, не так ли? Тогда почему ее стало тяготить чувство вины? Уж не потому ли, что Карлос не любил ее, а она собиралась выйти за него замуж? Он брал ее в жены только потому, что она должна была родить его ребенка. Не перекликается ли эта ситуация с той, о которой поведал ее отец?

Ведь Рейчел побежала к Джеймсу в надежде, что он возьмет на себя ответственность за нее и детей. Он отказался сделать это, потому что не испытывал к ней глубокого чувства. Наверное, он просто принял правильное решение, не предложив союз женщине, с которой у него была только случайная связь. А она же, догадываясь, что Карлос не любит ее, все равно хочет стать его женой.

Выйдя из церкви, она села в машину Джудит и поехала домой. Во что может вылиться такой брак через пару лет? Что у них будет общего, кроме ребенка? Карлосу станет скучно, и он начнет сожалеть о свободе, пожертвованной в угоду принципу. Этот испанец может в конце концов возненавидеть ее.

Диана содрогнулась от такой мысли. Ей надо было поговорить с ним до того, как они совершат самую большую ошибку в своей жизни.

Молодая женщина свернула на дорогу, ведущую к Кроссроудсу, и вскоре подъехала к дому. Тут она увидела машины Флэша и Карлоса и припарковала рядом свою.

— Почему ты не предупредила Карлоса, что я буду твоим посаженым отцом и поведу тебя завтра к алтарю? — спросил у нее обиженно Флэш после того, как они поздоровались.

— Мне необходимо увидеться с ним, потому, что я собираюсь отменить свадьбу.

— Все ясно, девочка, трусишь! Ты ведь без ума от него.

— Скажи мне честно, — Диана изучающе посмотрела на своего названного брата, — если ты переспал с девушкой и она забеременела, захотел бы ты жениться на ней?

— Черт, нет, конечно! — откровенно воскликнул тот.

— Тогда почему это должен делать Карлос? Флэш, пораженный услышанным, так и остался стоять молча во дворе. А Диана вошла в дом, решив побыстрей сделать то, что считала правильным.

Карлос уже поджидал ее в гостиной. Когда она вошла, ее жених поднялся ей навстречу, ласковая улыбка озарила его лицо. Диана смотрела в черные искрящиеся глаза и чувствовала, как начинают дрожать коленки и пересыхают губы. Пытаясь контролировать себя, она постаралась быть твердой даже в тот самый романтичный момент, когда Карлос обнял ее.

— Дорогая моя! — с чувством проговорил он. — Я не мог больше быть без тебя ни минуты. Если бы ты не появилась сейчас, то я отправился бы к тебе в церковь.

— Послушай, давай выйдем в парк. Я не хочу, чтобы нас прерывали.

— Хорошо, любимая. — Карлос подвел ее к французским окнам, одно из которых собирался открыть.

Диана смотрела на него голодным пожирающим взглядом. Она злилась на себя, ненавидя слабость, которая может помешать ей принять окончательное решение.

Глава 10

— Свадьбы не будет, — сумела наконец непослушными губами вымолвить она.

Карлос сильно побледнел, его лицо застыло словно маска. Он смотрел на Диану с недоверием, как будто ослышался.

— Давай все-таки выйдем в парк, пока кто-нибудь не ворвался сюда, — настойчиво повторила Диана.

— Хорошо. — Карлос, не глядя, пальцами пошарил по гладкой двери в поисках ручки, которую собирался повернуть минуту назад.

— Знаю, это, должно быть, прозвучало для тебя…

— Неожиданно… — подсказал он с появившимся испанским акцентом. Его руки все еще шарили в поисках ручки. — Ты смеешься?

— Я не смеюсь над тобой, — произнесла Диана со слезами боли в глазах. — Я просто пытаюсь поступать честно.

— Не говори глупости, — прохрипел он. — Я не маленький ребенок.

— Ты предложил мне выйти за тебя замуж только потому, что я беременна, и будешь всю жизнь ненавидеть меня за это.

Карлос, казалось, не слушал ее. Он продолжал смотреть на невесту так, будто она полоснула его ножом.

— Это Флэш, да? — Его низкий голос слегка дрожал. — Наконец ты осознала, что всегда любила его.

Диана недоумевала. Карлос все перевернул с ног на голову.

— Мой друг здесь ни при чем.

— Докажи это.

— Пожалуйста. Ни один парень не согласится быть посаженым отцом на свадьбе любимой девушки.

Услышав, что кто-то идет через холл, Диана бросилась к окну и, распахнув его, выскочила в парк. Карлос неотступно следовал за ней.

— Тогда я не вижу причины, почему мы должны откладывать свадьбу.

— Скажи, ты искренне веришь, что вынужденный брак может сделать тебя счастливым? — спросила Диана с болью в голосе. — Это моя вина, что я забеременела. И хотя ты ни в чем меня не упрекнул, но рано или поздно станешь винить за то, что я заставила тебя на себе жениться.

— Но это вовсе не вынужденный брак.

— Я не верю, ты говоришь так из жалости.

— Да нет же! — Карлос посмотрел с вызовом в ее напряженное лицо. — Не будь ты беременна, я бы все равно попросил твоей руки. А узнав, что ты носишь моего ребенка, я был чертовски благодарен судьбе за то, что дала мне второй шанс, которого я бы не получил от тебя другим способом. Я очень люблю тебя!

Диана, не ожидавшая признания в любви, пришла в замешательство.

— Ты… Ты любишь меня?

— Я приехал сюда сегодня, чтобы сказать тебе это лично, а не по телефону. То есть хотел сказать это давно, но увидел тебя с Флэшем. Дело в том… — Карлос запнулся. — Я никогда не говорил этих слов раньше. Просто не мог себя заставить сказать это.

— Что ты любишь меня? — подсказала Диана.

— Ты могла рассмеяться и сказать, что не веришь мне после того, как я так с тобой обошелся. И я не мог придумать, как признаться, чтобы ты поверила моим чувствам.

— Пожалуй, на этот раз тебе это удалось, — прошептала Диана.

— Я действительно отчаялся вернуть тебя, так что ребенок стал чудом для нас обоих. Не твоей виной, а нашим спасением.

— Я верю тебе! — Худые плечи Дианы гордо расправились. Он был у ее ног: великолепный, искушенный в житейских делах, но напуганный и растерянный. Диана боялась, что он спал с ней только потому, что она была слишком доступна. Но на самом деле они оба попали в сети всепоглощающей взаимной любви, позволившей ей впервые в жизни навсегда освободиться от своего страха.

— Клянусь, если ты выйдешь завтра за меня замуж, ты никогда об этом не пожалеешь, любимая! — Его взгляд, полный желания, остановился на ней, затуманился, и тоненькая жилка дрогнула в уголке напрягшегося рта. — Тебе не придется делить со мной постель, пока ты сама этого не захочешь.

— Хорошо. — Диана опять стала жертвой его очарования.

— Я знаю, должно пройти время, прежде чем ты снова сможешь доверять мне.

— Ты забыл, мы занимались любовью на прошлой неделе, — напомнила ему Диана.

— Но это было что-то вроде поддержки для тебя, не так ли? — возразил Карлос. — У тебя был день, полный стрессов, и в действительности ты не знала, чего от меня тогда хотела.

— Это все, что ты понял? — Диана была ранена его словами.

— Я был страшно благодарен тебе за то, что ты пришла ко мне той ночью. — Карлос кинул на нее взгляд исподлобья. — Я сделаю все, что ты пожелаешь.

Молодая женщина подошла к нему и обняла, тая в его сильных крепких руках. Она чувствовала, что потихоньку возвращается к жизни.

— Мое желание будет простым. — Она уткнулась в его плечо. — Завтра мы станем мужем и женой, и ты лишишься свободы.

— Я больше не стремлюсь к ней, любимая. — Карлос вздохнул, и легкая дрожь пробежала по его телу. — На меня словно небо упало, когда ты сказала, что свадьбы не будет. Я бы не перенес этого. Страшно испугался и просто не знал, что делать, как говорить с тобой…

— Извини, но я послушала историю Джеймса о том, что произошло между ним и моей матерью. Он же не любил ее. И когда я подумала об этом, то поняла, что отец имел полное право не позволять кому-либо принуждать себя тянуть лямку отношений только из-за чувства вины. Что у них было общего? Угасшее физическое влечение?

Карлос поцеловал ее, не дав продолжить. Обнявшись, они пошли к его машине. Открыв перед ней дверцу, он пригласил ее сесть.

— У нас с тобой все не так, моя красавица.

— Что, например? — спросила она, когда Карлос плюхнулся рядом.

Малдонадо завел двигатель и посмотрел на нее искрящимися глазами.

— Я не могу жить без тебя.

— О! — Диана задохнулась от счастья. — Куда мы едем?

— Не знаю. Но не могу же я сидеть на ступеньках твоего дома всю ночь и ждать, вдруг ты опять передумаешь насчет свадьбы, — признался Карлос, почти не дыша.

— Я не передумаю, обещаю! — воскликнула Диана.

Карлос припарковался вскоре на придорожной площадке. Повернувшись к своей невесте, он посмотрел на нее с неподдельным интересом. Она знала этот взгляд и улыбнулась, а он просиял в ответ, словно не мог удержаться.

— Мне кажется, я влюбился в тебя задолго до того, как ты подписала тот сумасшедший контракт. Да что там говорить! Твой будущий муж уже давно был просто одержим тобой, — признался Карлос со смущенным смешком. — Приезжая в «Сайн» даже без надобности, я наблюдал за каждым твоим движением, когда ты находилась рядом.

— Значит, это не было плодом моего воображения.

— Тогда я считал тебя жадной, расчетливой, одновременно желая и ненавидя, — продолжал Карлос с сожалением. — Как идиот доверял всякой чепухе, собранной о тебе. Мне нужен был этот барьер, поскольку являлся противовесом моей тяги к тебе. Но как только мы познакомились ближе, мое желание пересилило все.

— Неужели?

— У меня с самого начала было странное чувство к тебе, а потом этот поцелуй… После него я не мог больше жить без тебя.

— Представь себе, наше влечение было взаимным. Но вначале я тоже ненавидела тебя.

— Еще бы, я был полным дураком, — с сожалением произнес Карлос. — Но когда мне не удалось защитить тебя от желтой прессы, я узнал, на что похож ад. Я виноват в том, что заставил страдать тебя.

Она обняла его сжавшиеся пальцы.

— Ты сильно обидел меня, но все равно был великолепен.

— Ну да уж… — Карлос тяжело дышал. — Я паниковал, зная, что потеряю тебя в тот же момент, как только скажу правду.

— И поэтому ты попросил меня переехать к тебе?

— Мне казалось, что предложение выйти замуж после единственных выходных, проведенных вместе, натолкнет тебя на мысль, а не вызвать ли для меня психиатра. Неужели ты не чувствовала моего отчаяния?

— Нет. У меня был сильный стресс, — ответила Диана. — Но если ты хотя бы упомянул про любовь, я бы остановилась, чтобы послушать.

Карлос сжал ее пальцы. Черные глаза излучали теплоту и нежность.

. — Ты сказала, что боишься меня, и это было началом краха. Так что моя жалкая попытка убедить тебя в искренности чувств после всего, что я с тобой сделал, могла показаться очень плохой шуткой.

— Возможно, что и так. Однако признание в любви, поначалу принятое за плохую шутку, днем позже могло бы предстать в своем истинном значении. Просто надо знать нас, женщин, — закончила Диана с чувством превосходства.

Карлос сделал недоуменное лицо и поднял брови.

— Правда?

Диана кивнула. Улыбка вновь появилась на ее губах.

— Значит, в тот день ты упустил свой лучший шанс, так и не сказав «люблю».

— А ты? Ты любишь меня? — спросил тихо Карлос.

— О да! Сильно-сильно! И нашу свадьбу я пыталась отменить только потому, что не была уверена в твоих чувствах.

— Ты любишь… И ты все же ушла? — Карлос казался озадаченным. — И это меня ты называешь безжалостным?

Неожиданно он попытался обнять ее, но в спортивной машине было недостаточно места для страстных поз. Карлос открыл дверцу, вышел и помог выбраться Диане. Они долго и страстно целовались.

— Я так люблю тебя и хочу, чтобы ты тоже меня любила, — прерывисто проговорил он, переводя дыхание…

Когда они снова сели в машину, Карлос достал из кармана маленькую коробочку с логотипом известного ювелирного мастера.

— Возьми, вот привез это тебе.

Затаив дыхание, Диана заглянула внутрь. И увидела кольцо потрясающей красоты с бриллиантами и сапфирами. Она как зачарованная смотрела на драгоценные камни, играющие в лучах солнца, а затем одобряюще улыбнулась.

— Оно великолепно!

— И вот еще подарок к свадьбе. — Карлос достал с заднего сиденья большой железный ключ и положил его ей на колени. — Ключ от замка Хоуп, этот замок теперь твой, — сказал он невозмутимо.

Диана подняла голову и посмотрела на него с недоверием.

— Ты купил его?

— Почему бы и нет?

— Тебе же там не нравилось, — беспомощно воскликнула Диана. — Ты говорил, что только последний растяпа купит такие развалины.

— Во-первых, я могу позволить себе глупую трату денег. Во-вторых, после завершения реставрационных работ он станет настоящим шедевром. — Карлос посмотрел на нее. — Я почувствовал, что ты влюбилась в эти древние камни. Да к тому же, с этим средневековым замком нас теперь связывают особые воспоминания. Кстати, там останется большая часть мебели. И даже симпатяга Роджер будет на прежней должности. Мне удалось уговорить его.

— Дорогой! — Диана положила ему голову на плечо. — Ты самый романтичный мужчина из всех, кого я когда-либо знала.

Эпилог

Диана сидела за столиком кафе с красивой темноволосой женщиной, и они смеялись, вспоминая события трехлетней давности. Да, приятно было извлечь из прошлого день, когда происходило их с Карлосом венчание. Легкий гул одобрения прокатился по церкви, когда она появилась в сопровождении подружек невесты, идущих за ней следом. Ее медные волосы спадали, подобно шелку, на обнаженные плечи. Корсаж из парчи плотно облегал тело, а пышная юбка подчеркивала узкую талию, спадая мерцающими складками на пол. Те самые бриллиантовые украшения, которые она надевала на премьеру фильма, блестели в ушах и на шее. Диана ни на кого не смотрела, кроме Карлоса, стоящего у алтаря с выражением удовлетворения на волевом лице. Он был невероятно красив в элегантном черном костюме, и в его глазах светилась безграничная любовь.

А после церемонии венчания, поставив подписи в церковной книге, они шли вместе по проходу, и Диана улыбнулась отцу, сидевшему чуть в сторонке от других приглашенных…

На прием в честь их свадьбы пришло огромное количество народа. В разгар празднества она вдруг посмотрела в сторону и увидела молодую темноволосую девушку, пристально глядевшую на нее. Ее лицо было Диане, как, впрочем, и многим другим, хорошо знакомо. Кто же не знал Кэтрин Тод, известную телеведущую популярной программы «Свободный вечер». Но почему она оказалась здесь?

Теперь, сидя в ясный теплый полдень за столиком, на который роняло тень вековое дерево, они с Кэтрин громко хохотали, вспоминая, как чуть не сорвали свадебную церемонию, узнав, что они и есть те самые разлученные в раннем детстве маленькие сестрички, которым помогли наконец встретиться Карлос и Джеймс, их отец. Они крепко обнялись, и жених с превеликим трудом смог заполучить обратно свою красавицу невесту. Как странно, не переставала удивляться Диана, каждую субботу она видела на экране свою сестру, но даже не подозревала, что это именно она! Потом выяснилось, что никакого письма от нее Кэтрин не получала, просто новые родственники решили, что никаких связей с прошлым у нее не должно быть…

— А вот и Флэш! — радостно замахала Кэтрин мужчине, выходящему из только что припарковавшегося «ягуара». — Извини, дорогая, нам нужно еще сделать кучу покупок, до свадьбы осталось всего четыре дня.

— Конечно-конечно, Кэтрин! Мне ведь тоже через полчаса надо быть на приеме у врача. Кажется, вчера вечером мой малыш подал о себе первую весточку.

— О! Поздравляю! А то ваша крошка Альберта уже заждалась братика или сестричку, — приветствовал Диану ее вечный дружок Флэш.

Диана посмотрела им вслед и улыбнулась.


home | my bookshelf | | Не такая, как все |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 4
Средний рейтинг 4.3 из 5



Оцените эту книгу