Book: Шелковые сети



Шелковые сети

Джоанна Лэнгтон

Шелковые сети

1

Пока лифт поднимался на верхний этаж делового центра, Мари Гранье изо всех сил старалась успокоиться. Волнение не покидало ее с раннего утра. Путешествие в следующем до Эдинбурга поезде нагнало на Мари дрему, но по мере приближения к цели сегодняшнего вояжа ее все сильнее обуревали сомнения.

Что, если Энди не захочет ее выслушать?

Нет-нет, даже думать об этом не смей, убеждала себя Мари. Разумеется, Энди со вниманием отнесется ко всему, что я собираюсь сказать. Ничего, что мы последний раз виделись пять лет назад. Ничего, что расстались не лучшим образом. Время успело залечить душевные раны.

Мари искренне надеялась, что Энди Макгвайр ничего не забыл. Сама она помнила каждый день, час и даже минуту, проведенную в обществе любимого человека. Как наивна, доверчива и глупа была она тогда! Последнюю перед разлукой ночь Мари надеялась провести с Энди, но все завершилось унижением, которое вскоре дополнилось щемящим чувством потери и одиночества. Что тут скажешь, типичная история! Девушка жаждет любви, а ее избранник — лишь временного развлечения. Энди мог бы стать первым любовником Мари, однако они расстались еще до того, как она успела сказать «да».

Дверцы замершего лифта разошлись в стороны. Ступив из кабины в коридор центрального офиса «Макгвайр компани», Мари сразу оказалась в атмосфере комфорта и элегантности. Проходившие мимо мужчины с интересом поглядывали на посетительницу. Их можно было понять: Мари обладала запоминающейся внешностью. Высокие скулы, большие глаза оттенка голубых колокольчиков, полные розовые губы. Даже сейчас, с завязанными сзади густыми темными волосами, одетая в простые синие джинсы и неприметную блузку, она привлекала к себе внимание. Мужчины не могли удержаться от того, чтобы не взглянуть на нее. А пройдя пару шагов, обязательно оглядывались. Прелестное лицо и стройная фигура делали Мари чрезвычайно обольстительной.

Однако самой ей сейчас было не до восторженных взглядов. В этом элегантном офисе на нее вдруг накатила волна сильнейшей робости. И Мари непременно сбежала бы, если бы семья — отец и младшая сестренка Полин — так остро не нуждалась в ее помощи.

Приблизившись к уставленной мягкими кожаными диванами приемной, размещавшейся напротив лифта, Мари обратилась к сидевшей за конторкой девушке:

— У меня назначена встреча с мистером Макгвайром… — произнесла она каким-то тоненьким и сдавленным голосом. Он явно находился под воздействием сильного нервного напряжения своей владелицы.

Яркая блондинка внимательно оглядела посетительницу с ног до головы.

— Ваше имя, мисс?

— Мари Гранье, — последовал поспешный ответ.

— Прошу присесть. — Блондинка прохладным официальным кивком указала на ближайшее кресло.

Мари послушно села и взяла со столика иллюстрированный дамский журнал. Мысленно приказав себе успокоиться, она принялась просматривать страницы, на которых были изображены красотки в нарядах, любой из которых стоил больше, чем Мари могла заработать за полгода. Впрочем, не только шикарная жизнь, представленная журнальными снимками, но и обстановка самого офиса дышала роскошью. Мари внимательно огляделась вокруг. Несомненно, Энди с каждым годом становится все состоятельнее. Интересно, не в генах ли заложен секрет подобного успеха? Помнится, Энди как-то раз упомянул, что его предки Макгвайры еще в средние века занимались торговлей.

Немудрено, что в свое время нам с ним не удалось поладить, подумала Мари. Мы разного поля ягоды!

Она невесело усмехнулась над своей былой наивностью. В восемнадцать лет юношеская бравада заставляла ее думать, будто разница положений и воспитания в современном мире не играет большой роли. Любая точка зрения, вступавшая в противоречие с этой прогрессивной идеей, казалась Мари старомодной. Она так и заявила одной своей подружке, которая настойчиво пыталась доказать, что парням, подобным Энди, от девушек требуется «только одно». А когда и отец стал намекать на неуместность всяких отношений с парнем, носящим столь заметную фамилию, Мари лишь рассмеялась ему в лицо, выдвинув в качестве аргумента тот факт, что Энди совершенно не заботит вынужденное прекращение ею учебы в шестнадцать лет.

— Мисс Гранье?

Вынырнув из размышлений, Мари увидела симпатичного молодого человека в дорогом костюме, смотрящего на нее сверху вниз. Взяв сумочку, она поднялась.

— Да.

— Мистер Макгвайр примет вас.

Мари не без успеха изобразила на лице лучезарную улыбку и бросила взгляд на наручные часы.

— Ровно десять, секунда в секунду. Энди верен себе. Он всегда гордился своей пунктуальностью.

Ее слова произвели на парня заметное впечатление. Похоже, даже в какой-то степени обескуражили его. Заметив это, Мари сообразила, что брякнула лишнее, и мгновенно покраснела до корней волос. Не всегда нужно произносить свои мысли вслух! Однако в моменты нервного напряжения язык Мари частенько опережал мозг, из-за чего она то и дело попадала в неловкие ситуации. Хотя сейчас положение определенно складывалось в ее пользу. Похоже, парень не ожидал, что посетительница находится с его преуспевающим и весьма известным в деловых кругах боссом в отношениях, позволяющих запросто называть того по имени.

— Я референт мистера Макгвайра, — сообщил подтянутый молодой человек. — Меня зовут Тим… Тим Райли.

— А я Мари. Или, если хотите, Мэри. Возможно, так вам будет удобнее. — Она была признательна парню за то, что он оказался не таким надменным, как можно было бы ожидать при данных обстоятельствах.

— Мне больше нравится Мари. Красивее звучит, — улыбнулся Тим, жестом приглашая очаровательную посетительницу следовать за собой. — И очень необычно.

Сделав над собой усилие, Мари преодолела искушение рассказать доброжелательному референту, что своим именем обязана французским корням отца и истинно французскому происхождению матери. Жан Гранье привез Жюстину в Шотландию из небольшого городка близ Лиона, где она жила с родителями, а он гостил у родственников. К счастью, в последнюю минуту Мари сообразила, что, углубившись в семейную историю, рискует подвигнуть молодого человека на попытку затеять легкий флирт, а уж этого ей вовсе не хотелось.

За двадцать три года жизни Мари не раз встречала парней, чей единственный секрет интереса к ней заключался в крутых изгибах ее фигуры. Свидания неизменно превращались в состязания по рукопашному бою, сопровождавшиеся гневными и подчас очень агрессивными вопросами наподобие: «Ну почему ты не хочешь?» Мари часто страдала от излишков мужского внимания, и потому у нее постепенно выработалось к нему отрицательное отношение. Она усматривала в подобной заинтересованности угрозу своей личной безопасности. Мужчины нередко вели себя так, будто тело Мари не вполне ей принадлежит и она обязана предоставлять его в их пользование независимо от своего желания. Однако Мари упрямо ждала любви, напрочь отметая саму мысль о не обремененных подобным чувством связях.

Сейчас она молча шла рядом с безуспешно пытающимся разговорить ее референтом. И чем ближе подходили они к внушительного вида двери в конце коридора, тем сильнее напрягались нервы Мари, а шаг становился все короче. В том помещении находится Энди. Причем, он согласился принять ее. Разве это не обнадеживающий факт? Мари очень повезло, что Энди дал ей шанс выступить в защиту интересов ее семьи.

Но что же ему сказать? Пожалуйста, прими другое решение? Не увольняй моего отца? Не отыгрывайся на нем за проступки моей взбалмошной сестренки?

Да, наломала Полли дров… Стянув у отца связку ключей, оставленных экономкой на время воскресного отсутствия той в поместье Касл-рок, негодная девчонка привела компанию друзей в чудный старинный дом Макгвайров, который вернее было бы назвать родовым замком. Подростки добрались до бара с обилием спиртного, и очень скоро импровизированная вечеринка вышла из-под контроля. Увидев, что творят подгулявшие приятели, Полли в ужасе бросилась к отцу за помощью. Но он в свою очередь тоже сделал ошибку. Вместо того чтобы признать вину дочери, Жан безуспешно попытался скрыть факт участия той в безобразном шабаше и всячески отрицал очевидность ее инициативы. Сейчас Мари предстояло убедить Энди в том, что проступок Полли следует рассматривать всего лишь как детскую шалость. Разве можно из-за столь малой провинности увольнять человека с работы?

Жан Гранье исполнял в поместье Макгвайров обязанности смотрителя винного погреба и так называемого сомелье — специалиста по винам. Он обслуживал приемы в Касл-роке. Ту же должность занимал отец Жана. И дед. Предки Мари уже лет двести служили семейству Макгвайров. Дом, в котором они жили, располагался на территории поместья и возвышался прямо поверх винного погреба. Мари не очень радовалась уединенному местоположению их коттеджа, потому что все ее школьные подружки находились в соседнем поселке. Вынужденное пребывание посреди чудесных пасторальных пейзажей, занимавших пространство в несколько тысяч акров, воспринималось ею как своего рода наказание, хуже которого может быть только смерть.

Но так продолжалось лишь до тех пор, пока она не увидела завершившего образование и вернувшегося домой хозяйского сына. Случилось это, когда Мари было пятнадцать лет. Энди с бесшабашной удалью гонял на мотоцикле по полю, и его золотистые кудри трепал ветер. На фоне окружающей природы парень представлял собой столь яркую картинку, что с той минуты Мари пересмотрела свое отношение к жизни в сельской глубинке. Но лишь при условии, что подобное существование должно протекать вблизи неотразимого Энди Макгвайра. Тот был на девять лет старше Мари и, похоже, совершенно не замечал ее. Что, впрочем, не помешало парню сделаться объектом первой пьянящей влюбленности юной дочки сомелье. К несчастью. Мари так и не удалось изжить в себе это увлечение. Можно было ожидать, что с возрастом оно пройдет, однако ничего подобного не случилось. Развитие их отношений постоянно вселяло в Мари надежду на лучшее. И хотя временами Энди, вольно или невольно, обижал ее, она по-прежнему была предана ему всей душой. Неудивительно, что вскоре первая трепетная привязанность переросла в страстную любовь…

Неожиданно дверь кабинета отворилась. Погруженная в несколько неуместные в данный момент воспоминания, Мари вздрогнула, как будто кто-то выстрелил у нее над ухом из ружья. — Я уж думал, что мне неправильно доложили, — произнес появившийся на пороге Энди. Его голос был прохладен как глоток воды со льдом в жаркий летний день.

Мари дрожала и ничего не могла с собой поделать. Прошло пять лет с момента их последней встречи. Эти долгие годы превратили ее из девочки в женщину. Однако вся зрелость словно вмиг улетучилась, стоило Мари очутиться рядом с Энди. Оказавшись совершенно неподготовленной к силе собственной реакции, она подняла на него робкий взгляд. Вплоть до последнего времени Мари пыталась исцелить свою душу, внушая себе, что прежде излишне романтизировала и приукрашивала образ молодого Макгвайра.

И вот сейчас Энди предстал перед ней собственной персоной, всем своим видом отвергая искусственно навязываемую точку зрения. Высокий, гораздо выше того образа, которому Мари позволяла появляться в ее грезах, с широкими плечами, узкими бедрами и длинными мускулистыми ногами человека, обладающего естественным атлетическим телосложением. Строгий, прекрасного покроя костюм благородного темно-серого цвета отлично сидел на нем. Видимо, в течение всех этих лет он не давал себе поблажек и регулярно занимался спортом, дабы не утратить формы, мелькнуло в голове Мари.

Поначалу Мари не решалась поднять взгляд выше белоснежного твердого воротничка рубашки Энди и элегантного узла его темно-вишневого шелкового галстука. Но потом все же немного отклонила голову назад, и ее будто пронзило взглядом обрамленных темными ресницами золотисто-карих глаз, горевших на его смуглом лице.

С пересохшим ртом и бешено бьющимся сердцем, казалось, подступившим к самому горлу. Мари просто стояла и смотрела на Энди, пребывая в состоянии полной беспомощности.

— Присаживайся, — предложил Макгвайр. Отступив в сторону, он кивком пригласил Мари пройти в кабинет.

Ее большие голубые глаза слегка расширились. Внутреннее напряжение возросло до таких величин, что голова пошла кругом.

В отличие от Мари, Энди внешне выглядел совершенно спокойным. Он ничего не чувствует, догадалась та. Ничего!

Ей стало плохо. Пока он вежливо и элегантно отодвигал для нее стул, она безуспешно пыталась противостоять поднявшейся вдруг из глубин души волне горького разочарования. Ноющая боль воспоминаний впилась в сердце словно когтями. Мари будто заново переживала наихудшие мгновения своей жизни. Ей вспомнилось, как Энди целовал ту высокомерную рыжеволосую девицу, дочку банкира, в ресторане, который считался их местом. И еще она вспомнила, как на нее смотрели приятели Энди. Они были удивлены, что Мари получила отставку, но одновременно польщены: в их компании не было места дочери простого сомелье с ее местным говором и недостаточной образованностью…

Остановившись за спиной Мари, Энди легонько взял ее за плечи и усадил на стул. Словно ребенок, неожиданно увидевший что-то страшное, Мари смотрела прямо перед собой, изо всех сил пытаясь отделаться от воспоминаний о своем унижении и взять себя в руки.

— Когда люди приходят ко мне на прием, они, как правило, выкладывают свои просьбы с пулеметной скоростью, потому что мое время очень дорого стоит, — холодно заметил Энди.

— Ну… я просто не знаю, что говорить. Все это довольно болезненно… То есть я хотела сказать, что мне очень неловко спустя долгое время встречаться с тобой вот так…

Энди устроился за столом напротив посетительницы. Он откинулся на спинку вертящегося кресла и взглянул на Мари с высокомерной улыбкой, которая сразу же превратила ее внутренности в лед.

— Тебе нет нужды испытывать какую бы то ни было неловкость.

Мари поспешно опустила глаза и постаралась вновь сосредоточить внимание на галстуке Энди.

— Насколько я могу судить, ты хорошо понимаешь, что привело меня сюда, и поэтому сразу перейду к делу.

— Весьма разумно с твоей стороны.

Но едва Мари попыталась изложить заготовленную речь, как ее голова вдруг словно опустела. Виной всему было беспомощное осознание того, как сильно она любит голос Энди. Хрипловатый, негромкий, он окрашивал слова неповторимым оттенком, делая их чем-то особенным. И это нечто таинственным образом взаимодействовало с позвоночником Мари, создавая ощущение чьей-то ласки.

Ласки?

Порозовев лицом, Мари вернулась к реальности и наконец начала говорить:

— Прежде всего я хочу сказать, что очень сожалею о проступке своей сестры. Не понимаю, что с ней творится! Родители прививали нам уважение к чужой собственности, но Полли еще совсем девчонка, несмотря на все ее потуги выглядеть взрослой, и…

— Все это мне прекрасно известно, — сухо заметил Макгвайр. — Кстати, ты не могла бы смотреть мне в глаза? Довольно неприятно разговаривать с человеком, который обращается к твоему галстуку.

Из груди Мари вырвался сдавленный нервный смешок. Она подняла голову, одновременно отбросив назад длинные блестящие волосы.

— Так-то лучше, дорогая, — кивнул Энди, глядя на нее из-под опущенных век. Выражение его глаз вновь вызвало ощущение мурашек на спине Мари.

— Для меня — не очень. Я так нервничаю, что постоянно забываю, что собиралась сказать.

— Нервничаешь? Из-за меня? — Голос Энди был похож на приглушенное рычание почуявшего добычу хищника. — Этого не может быть.

Внезапно Мари почувствовала себя так, будто ею управляет некто посторонний. Она показалась себе игрушечным поездом, мчащимся по изгибам, подъемам и спускам разложенной на полу и контролируемой Энди железной дороги. Мари посмотрела на него. Он был словно окутан мрачной опасной аурой и в то же время оставался настолько восхитительным, что любая женщина могла бы забыть о таящейся в нем угрозе. Энди хранил спокойствие, будто ничего особенного не происходило, и неожиданно Мари отбросила тревоги и перестала нервничать. Образ красивого смуглого лица Энди, всецело владевший ее снами, всегда мерк в дневные часы. Жестко очерченные скулы, прямой нос, чудесный чувственный рот… Мари попыталась отыскать следы коварства, с которым ей некогда довелось столкнуться, причем слишком поздно, чтобы успеть защититься, но все, что она видела перед собой, — это лишь скрытая жесткость, невероятное самообладание и властность, проявлявшаяся даже когда Энди пребывал в состоянии расслабленности.

— Давай немного поболтаем, — предложил он и протянул руку, нажимая на вмонтированную в стол кнопку. Вслед за этим немедленно явилась секретарша, и он велел ей принести чай. — Боюсь, что кофе здесь не найдется, — сказал он, обращаясь к Мари.



— Чай вполне меня устроит, — сдержанно улыбнулась та.

Он предлагает поболтать? Интересно о чем?

— Где ты живешь? — спросил он светским тоном.

— Неподалеку от места своей работы.

— С кем?

— Одна. Снимаю квартиру.

— Где?

— В доме, разумеется. — Обстрел вопросами слегка обескуражил Мари.

Энди вздохнул.

— Я имел в виду, где этот дом находится?

— В Берике.

— Признаться, до сих пор ты представлялась мне сельской девушкой.

— Сейчас там трудно найти работу, — сухо пояснила Мари.

«Болтовня» Энди больше напоминала допрос. Впрочем, почему бы ему не проявить любопытство? Ведь эта черта присуща всем, не так ли?

— И где же ты работаешь?

Стук в дверь и негромкий звон чашек, раздавшийся весьма кстати, означал, что грядет чаепитие. Во время этой церемонии Мари надеялась собраться с мыслями. Однако отсрочка получилась недолгой.

— Так что ты сказала? — Тонкая фарфоровая чашка с крепким чаем была перемещена с подноса на стол и придвинута поближе к Мари кем-то, кого та даже не успела толком рассмотреть. Прошло меньше минуты, и Энди, вновь оставшись наедине с гостьей, продолжил расспросы.

— Разве я что-то говорила? — Мари взяла чашку. — Ах да, где я работаю… На фабрике.

— На какой?

— В моих занятиях нет ничего интересного… Взгляд медово-карих глаз застыл на ее лице.

— Возможно, ты удивишься, но мне все интересно.

Мари резко дернула плечом, и от ее движения из чашки вплеснулось на блюдце немного чая.

— На фабрике производят поролоновые пластины и другие изделия из этого же материала…

Энди слушал ее с таким вниманием, словно она рассказывала Бог весть какие захватывающие вещи.

— А ты чем занимаешься?

— Упаковываю все это. Иногда меня просят сделать что-нибудь еще…

Он пристально взглянул ей в лицо.

— С каких это пор ты находишь удовольствие в фабричном труде?

— Ну, удовольствия там мало, но я просто делаю свое дело, как и все остальные. Платят неплохо… — Лишь спустя несколько мгновений Мари догадалась, что вопрос на самом деле содержал изрядную долю сарказма. — Я работаю на фабрике уже два года.

— Прости мое любопытство, дорогая, — мягко произнес Энди, — но что случилось с твоим страстным желанием стать фотомоделью?

Мари побледнела и напряглась.

— Оно было не таким уж страстным. Ты ведь знаешь, что я получила предложение, но… из этого ничего не вышло.

— Почему?

Розовым кончиком языка Мари провела по губам, увлажняя их сухую поверхность. Она очень неуютно чувствовала себя под градом его вопросов. К тому же их количество пугало.

Тем временем взгляд Энди переместился на ее рот и надолго застыл там. Напряжение между двумя людьми настолько усилилось, что, казалось, в помещении загудел воздух. Губы Мари покалывало, словно он не смотрел на них, а касался пальцами. Дыхание ее стало прерывистым. Лифчик вдруг стал слишком тесным для полной груди, а соски сжались в тугие бутоны и приобрели чрезвычайную чувствительность. Мари поскорей отпила несколько глотков чая, с ужасом видя, как чашка дрожит в ее руке.

Боже, не нужно! — молча взмолилась она. Не заставляй меня переживать весь кошмар заново!

— Почему? — настойчиво повторил Энди, демонстрируя полную безжалостность. — Почему предложение не сработало?

Он намерен терзать меня до тех пор, пока не докопается до истины, мрачно подумала Мари. И решила сразу сказать правду.

— Все оказалось совсем не таким, как мне представлялось. Они называли это стильностью, но на самом деле я должна была не столько одеваться, сколько раздеваться перед фотокамерой.

Энди смотрел прямо ей в глаза. На его красивом лице не дрогнул ни единый мускул.

— Итак, тебе велели скинуть одежку, а ты ответила «нет»? Они что, предложили мало денег?

Мари вспыхнула.

— Деньги здесь ни при чем. Просто я не была готова проделывать подобные вещи…

Энди поморщился.

— Ведь это подразумевалось с самого начала, дорогая. А насчет денег… Разве не тебя мой отец купил за три тысячи фунтов?

Подобный поворот разговора явился для Мари неожиданностью. В мгновение ока став белее мела, она в ужасе уставилась на него. При этом ее пальцы непроизвольно разжались, и она выпустила из рук чашку. Чай пролился на дорогой светлый ковер.

— Именно так, — кивнул Энди, словно отвечая на собственный вопрос. Мари в эту минуту сидела неподвижно как изваяние и бездумно наблюдала, как шерстяные волокна под ее ногами впитывают влагу. — Разумеется, отец сказал мне, что ему стоило больших трудов убедить тебя в том, что на самом деле я не являюсь главной любовью твоей жизни. Поэтому та сумма была вполне соразмерна с истинной ценностью наших отношений. Хотя… что такое три тысячи фунтов по сравнению с возможностью иметь в несколько раз больше, стоило тебе лишь попросить меня об этом? Вероятно, в то время предложенные деньги показались тебе едва ли не состоянием…

Мари все еще продолжала тупо разглядывать расползшееся чайное пятно на ковре. Ее словно громом поразило известие, что Энди знает о том злополучном чеке. Когда она до конца осознала суть происходящего, ей едва не сделалось дурно. Сейчас Мари испытывала ни с чем не сравнимый стыд. Чувство гадливости по отношению к самой себе пожирало ее изнутри.

Энди знает о тех проклятых деньгах!

— Твой отец обещал, что договор останется тайной, что ты никогда ни о чем не узнаешь… — выдавила она наконец.

— Боже правый! Неужели ты веришь всему, что тебе говорят? — усмехнулся Энди. Похоже, ему доставляло удовольствие осознавать, что Мари испытывает сейчас такое чувство, будто меж ребер ей воткнули нож и вдобавок начали поворачивать его в ране. — Признаться, эта история меня позабавила.

— Позабавила? — Обхватив себя за плечи руками, Мари уперлась в лицо Энди полным возмущения взглядом. Она словно не верила собственным ушам.

— Ну да… Подумать только, мой отец совершает поступок в стиле досточтимого викторианского сквайра, пытающегося откупиться от служанки, которая угрожает благополучию благородного семейства! И главное, зачем? — хмыкнул Энди. — Я никогда не считал наши с тобой отношения хоть сколько-нибудь серьезными. Но мне совсем не показалось смешным, что ты ухватила эти деньги с жадностью закоренелой скряги, во всяком случае так описал эту сцену мой отец. Твой поступок неприличен и непростителен, подобным образом могла вести себя только самая что ни на есть дешевка.

Мари словно превратилась в глыбу льда. Она молчала, потому что ей нечего было сказать. Поскольку три тысячи фунтов в свое время не были возвращены, средства защиты у нее отсутствуют. Едва ли ее отцу поможет, если она сейчас признается, что это он не позволил ей порвать чек, врученный Джеффри Макгвайром. Не только не позволил, но в тот же день привел Мари в банк и заставил перевести деньги на его личный счет. «Какие уж нежности при нашей бедности!» — сказал тогда Жан Гранье в ответ на попытки дочери воспротивиться его властному решению. Расчетливый сомелье рассудил, что если Мари вынуждена будет в угоду хозяину поместья покинуть дом, то он хотя бы должен получить некое вознаграждение. Ведь семья лишалась пары умелых рук, не говоря уже о жалованье, которое Мари получала на работе.

Значит, закоренелая скряга? Вот как Энди думал о ней все последние пять лет?

Душа Мари наполнилась горечью. В голове завертелись унылые мысли об играх без правил, которые богачи ведут с маленькими людьми, и о том зле, которое в итоге приходится пожинать последним. В этом мире деньги решают все, они заставляют человека делать то, чего он вовсе не желает. Вот и Мари покинула дом, потому что на кон была поставлена не только работа отца, но вообще вся его жизнь. Но главная ирония заключается в том, что сейчас ей пришлось встретиться с Энди практически по тому же самому поводу.

Мари выпрямилась.

— Итак, ты сказал все, что думаешь обо мне. Нельзя ли теперь приступить к обсуждению предмета, из-за которого я, собственно, и попросила о встрече?

— Начинай, — холодно бросил Энди.

— Ты прислал моему отцу уведомление о том, что через месяц намерен дать ему расчет.

— Только не уверяй меня, что ты удивлена, — недовольно повел Энди бровью. — Если бы не халатность Жана, твоя бесшабашная сестренка никогда не смогла бы проникнуть в мой дом.

— Полли стащила ключи, когда отец спал, — возразила Мари, поднимаясь со стула словно для того, чтобы удобнее было защищаться. — Как ты можешь винить папу, если он даже не догадывался, что замышляет Полли!

— Предположим. Но позже Жан стал рассказывать полиции сказки, и только потому, что хотел отвести подозрения от твоей сумасбродной сестры и ее дегенеративных приятелей, — отрезал Макгвайр. — Ты хоть представляешь себе, какой свинарник они устроили?

— Полли все мне рассказала, — тихо произнесла Мари. — Они залили вином персидские ковры, кое-где ободрали лак на мебели и выбили стекла. Хорошо, что дело ограничилось лишь гостиной. Как только Полли увидела, что друзья и подружки пошли вразнос, она тут же побежала к отцу за помощью. Разумеется, тот обязан был сам вызвать полицию или хотя бы сказать правду, когда следующим утром экономка позвонила в участок и. вызвала инспектора.

— Да, но Жан ничего подобного не сделал, -процедил Макгвайр.

— Отец испугался последствий. Ведь моей сестренке всего шестнадцать лет. Переходный возраст дается ей нелегко. Она ведет себя вызывающе, одевается чересчур экстравагантно, а ее прическа… Словом, Полли не подарок, но я все равно ее люблю. К тому же, в конце концов, она все-таки сказала инспектору правду. Полли очень сожалеет о случившемся…

— Еще бы! В тюрьму-то ей не хочется…

Последняя фраза заставила Мари побледнеть еще больше. Тюрьма? Нет, только не это!

— Почему ты так жесток? Разве тебе самому не приходилось делать глупости в шестнадцать лет? — в отчаянии воскликнула она.

— Если ты спрашиваешь, вламывался ли я в чужие владения с целью совершения актов вандализма, то нет, не приходилось.

— И все же готова спорить, что в таком возрасте у тебя бывали и более сомнительные истории. Просто ты обладал большими возможностями. А деревенским подросткам нечем заняться, некуда пойти. Да и денег у них нет…

— Я сейчас расплачусь! — насмешливо фыркнул Энди. — Прекрати эти разговоры. У меня нет времени выслушивать подобную чушь. Известно ли тебе, что один только счет за уборку составил полторы тысячи фунтов?

— Полторы тысячи?

Энди кивнул.

— Это просто грабеж! — горячо произнесла Мари. — Все знают, что ты человек обеспеченный, вот обслуживающая фирма и решила нагреть руки на этом деле.

Саркастически улыбаясь, Энди окинул ее взглядом.

— Мари, мне пришлось обратиться к высококлассным реставраторам. У нас антикварная мебель, так что восстановительные работы обошлись в немалую сумму.

Чувствуя себя полной идиоткой — у нее совершенно вылетело из головы, что обстановка в Касл-рок отнюдь не простая, — Мари оставила эту тему, но взамен упрямо взялась за другую.

— Ужасно осознавать, что мы не в состоянии возместить причиненный ущерб…

— По мне, так гораздо хуже другое: жаль, что сейчас вышла из моды старинная практика, когда зарвавшихся юнцов приговаривали к публичной порке, — раздраженно прервал ее Энди. — Однако возврат украденной шкатулки для драгоценностей… гм… возможно, убедил бы меня обратиться с просьбой о прекращении открытого против твоей сестры уголовного дела.

Мари похолодела.

— Какой шкатулки? И разве… уже открыто дело? Но почему инспектор вчера ничего не сказал об этом Полли?

— Тогда полиция еще ничего не знала о краже. Я только сегодня утром обнаружил пропажу, — мрачно пояснил Энди. — Шкатулка небольшая, ее запросто могли сунуть в карман.

— Скажи, в ней находились… — Едва слышный голос ослабевшей от ужаса Мари в конце фразы утих совсем.

— Драгоценности? По счастью, нет. Но шкатулка сама представляет собой немалую ценность. Италия, восемнадцатый век. Выполнена из серебра и инкрустирована самоцветами. Денежная компенсация в любом случае не способна возместить ущерб.

— А какова примерная стоимость этой вещи? — спросила Мари отвердевшими губами.

— Тысяч семьдесят.

Мари попыталась проглотить комок в горле, но лишь закашлялась.

— Фунтов? — тупо уточнила она.

Энди кивнул.

— Что поделаешь, у меня хороший вкус.

— И ты полагаешь, что шкатулку украли? — воскликнула Мари. — То есть… я хочу сказать, ты хорошо искал?

— Разумеется. Иначе я не стал бы уведомлять полицию… Согласись, что факт кражи привносит совершенно другие настроения в нарисованный тобой трогательный портрет изнывающих от скуки подростков, которым нечем заняться и некуда податься. Исходя из этого, я намерен добиться полного расследования данного дела.

С побелевшими губами и дрожащими коленями Мари тяжело опустилась на стул, с которого поднялась несколько минут назад.

— Полли никогда не взяла бы чужого…

— Не она, так кто-то другой.

У Мари голова пошла кругом. Ситуация оказалась гораздо серьезнее, чем представлялось еще вчера. В той импровизированной вечеринке участвовали около пятнадцати подростков. Любой из них мог незаметно стащить небольшую вещицу. Шкатулка ценой в семьдесят тысяч фунтов? К горлу Мари подкатила дурнота. Достаточно одного того, что Полли притащила в чужой роскошный дом ватагу бесшабашных юнцов… А тут еще и воровство!

— Насколько я понимаю, ты в самом деле собрался упечь Полли в колонию для малолетних преступниц, а отца вышвырнуть с работы. И уговорить тебя отказаться от этих намерений мне не удастся. — Мари уже не видела способа заставить Энди переменить решение.

— Неужели ты действительно надеялась, что ради твоих прекрасных глаз и воспоминаний о былом я соглашусь сделать вид, что ничего особенного не произошло? — тихо спросил Энди. Его тон был мягок, но Мари явственно уловила в нем подспудное презрение.

— Ну, я хотя бы попыталась тебя уговорить… — произнесла она с дрожью в голосе. Подняв голову и встретив пристальный взгляд Энди, Мари внутренне содрогнулась. Направляясь сюда, она не догадывалась, что так низко пала в его глазах. — Мои отец и сестра, несомненно, заслуживают наказания, но ведь ты подразумеваешь нечто иное — полное разрушение их жизни. Отцу в его возрасте нелегко будет найти новую работу. И все из-за какой-то дурацкой шкатулки. Зачем вообще тебе понадобилось ее покупать!

— Красивые вещи доставляют мне удовольствие, — ответил Энди.

— Но хоть чем-то я могу тебя пронять? Что мне еще сказать или сделать, чтобы ты смягчился? — в отчаянии ломала пальцы Мари.

— То есть ты хочешь, чтобы я сам подсказал тебе способ, как лучше меня переубедить? — Энди хрипло рассмеялся. — И что ты способна предложить взамен?

— Вечную благодарность, — понуро ответила Мари. У нее уже почти не осталось надежды.

— Не в моих правилах обменивать реальные вещи на некую эфемерность. Хотя, возможно, тебе стоит сыграть на извечных человеческих инстинктах. Дай-ка подумать… Что бы мне хотелось получить от тебя? — Слегка потемневшим взглядом он окинул напряженную фигуру Мари. — Пожалуй, только одно. Секс.

2

Секс? Это что еще за бред?

Мари издала нервный смешок. Затем, глядя на Энди широко раскрытыми глазами произнесла с запинкой:

. — Ты в самом деле… Да нет же! Вероятно, ты хотел сказать совсем не то, что прозвучало!

— Почему? Вспомни, я именно тот парень, которого ты предпочла променять на жалких три тысячи фунтов. После такого мне трудно будет поверить, что рассуждения о высоких моральных принципах не дают тебе спать по ночам, — заметил Энди с подчеркнутым спокойствием. Его невозмутимый тон царапнул напряженные нервы Мари словно наждачной бумагой. — Так что скажешь насчет нашей сделки, дорогая?

— Сделки?! — она почти взвизгнула, произнеся это слово на октаву выше, чем обычно. — Думаешь, твоя шутка смешна?

— Детка, у меня и в мыслях не было шутить. По-моему, это очень лестное предложение. — Энди откинулся на спинку кресла. — Я вознамерился забрать тебя с постылой фабрики и поместить в свою постель с одновременным отпущением грехов твоим родственникам. Это ли не благородный жест?

— Ты намеренно унижаешь меня, потому что с некоторых пор я перестала тебе нравиться.

— Мари, мне вовсе не требуется любить или уважать женщину, чтобы уложить под себя, усадить сверху или заставить принять любую другую позу, — терпеливо объяснил Энди.

Убийственный цинизм этого замечания вернул Мари к реальности, попутно развеяв остатки иллюзий.

— Как ты смеешь говорить со мной в подобном тоне? — прошипела она, вскакивая и с силой сжимая кулаки.

— Тише, дорогая. Не отказывайся от последнего шанса уладить дело. Воспользуйся своей красотой. Ведь даже в этих невзрачных тряпках ты выглядишь как королева. — Энди с блеском в глазах обвел взглядом обтянутую тканью блузки роскошную грудь Мари, тонкую талию, изящный изгиб бедер и длинные стройные ноги.

Она стояла перед Энди с пылающим лицом. Волна вспыхнувшей в мужском теле эротической энергии словно метнулась к ней, окутала с головы до ног и обожгла нежную кожу. Самым скверным было то, что сейчас Мари вновь испытывала всю гамму чувств, которые еще совсем недавно казались забытыми. Она-то думала, что ей больше никогда не доведется переживать ничего подобного! Как бы не так: меж ее бедер возникло знакомое волнующее напряжение, там вдруг стало горячо и влажно.



— Я больше не желаю тебя слушать! — выдохнула Мари, отворачиваясь к окну, чтобы не видеть Энди. Ей во что бы то ни стало нужно было подавить вакханалию ощущений, разбушевавшихся в ответ на воздействие чувственных мужских биотоков, исходящих от него.

— Напрасно, дорогая. Чем больше я думаю об открывающихся перспективах, тем сильнее меня греет эта идея, — признался Энди. — Это так современно! Секс в чистом виде. Честное соглашение, без разного рода ограничений и сложностей, связанных с поддержанием хороших личных отношений и тому подобными условностями. Все предельно просто: я беру на себя расходы по твоему содержанию, а ты ублажаешь меня.

— Не будешь ты меня содержать! — взвилась Мари. — И спать я с тобой не собираюсь. Слушай меня внимательно, Энди Макгвайр, и постарайся уяснить: я не шлюха!

— У тебя, — презрительно произнес Энди, отодвигая белоснежный манжет рубашки, чтобы взглянуть на золотые часы, — есть три с половиной часа. За это время ты должна принять решение. Если не вернешься сюда до двух часов дня, я заберу свое предложение обратно.

В прекрасных голубых глазах Мари появился испуг. Только сейчас она со всей полнотой осознала, что Макгвайр говорит абсолютно серьезно.

— Ты в самом деле думаешь, что я способна торговать собственным телом?

— При условии наивысшей оплаты — да! — не задумываясь ответил Энди. — Пять лет назад я, дурак, не сообразил, чего ты от меня добиваешься. Надо было преподнести тебе какой-нибудь ценный подарок. Или еще лучше — выложить на стол пачку наличных в качестве оплаты за интимное общение, которого я так жаждал…

— Прекрати! — крикнула Мари со злостью и отчаянием. Она наклонила голову, не желая, чтобы Энди видел боль на ее лице. — Между нами все было иначе.

— Да уж. Ты взяла деньги за то, чтобы не иметь со мной близости. Жаль, что я не был в курсе происходящего, а то предложил бы больше!

— Я бы отказалась! — яростно возразила Мари, голос ее срывался. — Потому что любила тебя.

— А получив три тысячи, разлюбила? — с вызовом поинтересовался он. На его губах играла оскорбительная усмешка. — Знаешь, у тебя крепкие нервы: ты лжешь мне прямо в лицо.

В глазах Мари заблестели слезы унижения.

— Ненавижу… — прошептала она. — Сейчас я тебя ненавижу!

— О, это я как-нибудь переживу! И даже с легкостью. Твои негативные чувства не станут нам помехой.

— Верно! Потому что между нами ничего не будет. — Мари шагнула к столу и взяла сумочку. Гнев превратил ее голубые глаза в подобие сияющих сапфиров. — Похоже, твоя страсть питается мыслью, что ты имеешь власть надо мной? Так кто же из нас дешевка?

— Знаешь, не всякий согласится запросто списать долг на сумму более семидесяти тысяч фунтов. Так что не тебе рассуждать о дешевизне. А насчет власти… Скажу честно, дорогая, я получаю от нее удовольствие.

— Не тешь себя иллюзиями! Власти надо мной у тебя не будет до тех пор, пока я сама не дам ее тебе!

— Но ведь для своего отца и сестры ты сделаешь все. Думаешь, я этого не знаю? Кстати, где прячутся эти бесхребетные трусишки?

— О чем ты?

— О твоих родственничках. По-моему, их отсутствие красноречивее любых слов. — Презрительно скривив губы, Энди встал из-за стола, подошел к двери и распахнул ее. В каждом его движении сквозило врожденное умение держать себя.

Скрипнув зубами, Мари направилась к выходу. Единственным ее желанием в этот момент было поскорее убраться отсюда.

— Впрочем, возможно, прийти сюда вместо них идея — твоя идея, — добавил он.

— Может быть…

— Кроме того, не исключено, что ты захотела попытать счастья и снова закрутить со мной роман.

— Ты считаешь себя очень умным, правда? — процедила Мари сквозь зубы.

— Да уж не глупее тебя. А может, и умнее. С моей точки зрения, тебе следовало бы или прикрыть тылы, приведя с собой членов своей семьи, или рыдать и нюнить до тех пор, пока меня не затошнило бы от отвращения и я не сдался бы.

— Я никогда бы не опустилась до этого!

— Не сомневаюсь. Иначе у меня не возникло бы к тебе известного интереса. — Энди бросил взгляд в сторону приемной, где маячил Тим Райан, старательно делавший вид, что его совершенно не интересует происходящее на пороге кабинета шефа. Затем медово-карие глаза Макгвайра вновь обратились на пылающее лицо Мари. — Подумать только, ты пробыла здесь всего двадцать минут, а мой референт уже готов как преданный пес прыгать вокруг тебя на задних лапках. Хоть улыбнись ему, когда будешь уходить!

— Иди ты… — Мари повернулась и направилась к лифту, дрожа от стыда и негодования.

Что она могла сказать в свою защиту? Энди считает ее беспринципной сквалыгой. И ничего тут не поделаешь. Пять лет назад Мари сделала ошибку и сейчас расплачивается за нее. Жан тогда остро нуждался в деньгах, ему требовалось срочно отдать кое-какие долги, а чувства дочери он не желал принимать во внимание. Вдобавок Мари в тот день была совершенно раздавлена беседой с Джеффри Макгвайром, по окончании которой у нее развеялись последние иллюзии относительно мифа о социальном равенстве.

В том же году, еще до того как Мари исполнилось восемнадцать лет и прежде, чем она начала встречаться с Энди, неожиданно от сердечного приступа умерла ее мать, Жюстина. Жюстина была более сильной личностью, чем Жан, она цементировала семью, которая без нее стала словно расползаться по швам. Оставшись без привычной поддержки, ее муж потерял интерес к жизни и начал прикладываться к бутылке, что при его профессии совершенно недопустимо.

К счастью, Джеффри Макгвайр проявил неожиданное сочувствие к горюющему вдовцу. Вместо того чтобы уволить пьющего сомелье, он дал тому шанс исправиться. Это явилось одной из причин, по которой Мари не могла отказать хозяину Касл-рока, когда он попросил ее уехать куда-нибудь.

— Взгляни на свою семью, а потом попробуй сказать, что ты представляешь удачную партию для моего сына, — сказал Макгвайр-старший с прямотой человека, решившего во что бы то ни стало исполнить неприятную обязанность. — Уезжай-ка ты лучше подальше отсюда, да попытайся начать новую жизнь.

Семья! Услыхав это слово, Мари не стала требовать дальнейших объяснений. С отцом все было ясно, а мать… На нее все в округе смотрели косо. Для них она до конца жизни оставалась чужой. Соседи считали француженку Жюстину особой ветреной, и даже ее веселый нрав казался им подозрительным. Местные матроны зорко следили за тем, чтобы их мужья не заглядывались на красивую жену сомелье из Касл-рока…

Покинув деловой центр, Мари направилась в находившееся неподалеку кафе, где ее дожидались отец и сестра. Всю дорогу она не переставала размышлять над тем, что скажет им. Что Энди сделал ей предложение, которое невозможно принять? Что она скорее согласится прыгнуть в котел с кипящим маслом, чем станет чьей-то содержанкой? Особенно, его, Энди Макгвайра…

Ну почему он так безжалостен? Пять лет назад они встречались некоторое время, всего иол-тора месяца. Для Мари этого срока оказалось достаточно, чтобы влюбиться окончательно и бесповоротно, но очень мало, чтобы подарить девственность парню, который ни разу ни единым словом не обмолвился о любви. Подобной щепетильностью Мари была обязана матери. Жюстина Гранье свято верила, что главным богатством женщины является чистота. Так ее воспитали родители. Когда мать впервые заговорила об этом с Мари, та еще плохо представляла себе, что такое физическая любовь. Тем не менее еще задолго до того, как был достигнут возраст первых искушений, в подсознании девочки плотно отложилась мысль, что ее жизнь станет ужасной, если она нарушит строгое правило до своего вступления в законный брак.

С Полли у матери было больше хлопот.

— Она другая, — не раз говаривала Жюстина. — Характер у нее совсем мальчишечий. И дружит она больше не с девочками, а с местными сорванцами. Даже в футбол играет. Вечно ноги в ссадинах! Я слышала, что приятели зовут ее Пол, будто она мальчик. Если Полин не переменится, трудно ей придется в жизни…

Войдя в кафе, Мари сразу увидела в углу за столиком отца и сестру. Последнюю трудно было не заметить, потому что на ней были брюки ядовито-лилового цвета, с аппликацией в виде цветов на коленях. Золотистые вихры торчали на голове девчонки дыбом. Местами они были выкрашены в нежно-салатный цвет. С левого уха Полли свисала на цепочке подвеска, при ближайшем рассмотрении больше всего напоминавшая миниатюрный гаечный ключ.

Увидев Мари, отец и сестра отодвинули чашки с чаем.

— Ну, что сказал мистер Макгвайр? — быстро спросил Жан. Его выцветшие голубые глаза были красными из-за сильного нервного напряжения и бессонницы. Измученный неожиданно свалившимся несчастьем, он сейчас выглядел гораздо старше своих пятидесяти четырех лет.

— Папа…

— Все очень плохо, да? Ах, если бы все это случилось до того, как Джеффри Макгвайр переселился в город, оставив поместье сыну! — удрученно пробормотал Жан. — У Энди гораздо более жесткий нрав. Я никогда не понимал, Мари, что ты находишь в этом парне. Но все мои предостережения ты пропускала мимо ушей…

— Полли, кое-что произошло, — прервала Мари отца.

Сестренка вздрогнула. Больше всего она походила сейчас на перепуганную десятилетнюю девчушку.

— Что?

— Энди говорит, что во время вашей вечеринки у него пропала очень ценная серебряная шкатулка.

— Хочешь сказать, что ее украли? Но никто из нас не мог этого сделать! — Было заметно, что известие потрясло Полли. — Мои друзья, конечно, хороши, но так дурить не стали бы!

— Тебе следует осторожно переговорить с ребятами. Пусть тот кто взял шкатулку, поскорее вернёт. Тогда Энди попросит полицию прекратить расследование. Вещица стоит больших денег.

— Не припоминаю, чтобы видела шкатулку у кого-нибудь в руках, — нахмурилась Полли.

— Энди сказал, что она небольшая, может войти в карман, — пояснила Мари, испытывая огромное облегчение от того, что сестра демонстрирует полную неосведомленность насчет пропажи. Это свидетельствует в ее пользу.

Слушая разговор дочерей, Жан все больше серел лицом.

— Кража нас доконает, — тяжело произнес он. — Неудивительно, что ты не смогла договориться с младшим Макгвайром. Наверняка он в ярости. Что ж, его не за что винить. Мало того, что Полли притащила к нему в дом свою банду, так еще и вещи пропали…

— Я так себя ругаю, пап, — выдавила младшая сестра. — Клянусь, больше я такой глупости не сделаю!

— Тебе и не придется, дочка, — вздохнул Жан. Поднявшись из-за столика, он взглянул на Мари. — Мы отправимся домой, а ты поезжай в Берик. Прости меня, детка. Наверное, не нужно было втягивать тебя в эту кашу.

— Но почему ты решил, что Энди будет благосклонен ко мне? — не удержалась Мари.

Жан снова вздохнул.

— Просто однажды твоя мать обронила фразу… Ну, ты помнишь, у нее всегда были какие-то странные идеи…

— Что именно она сказала?

— Что Энди всегда будет заботиться о тебе. Глупость, конечно, — хмуро произнес сомелье. — Я тогда не придал словам Жюстины никакого значения, а сейчас и вовсе не нахожу в них смысла.

Однако этот рассказ заставил Мари задуматься. Непонятно почему, но у нее даже мурашки побежали по спине.

На улице Полли вдруг порывисто обняла Мари, и та поняла, что творится у сестренки на душе. Сквозь слезы, застилавшие ей глаза, Мари смотрела, как отец и сестра уходят. Они даже не спросили, что произошло сегодня между нею и Энди.

Судя по всему, когда Мари рассказала о пропаже шкатулки, Жан отбросил последние надежды на разрешение конфликта мирным путем.

Мари вдруг почувствовала себя виноватой. Она защищает собственное достоинство, в то время как могла бы реально помочь самым близким людям. Да, но какой ценой? Отдаться во власть человека, который презирает ее? И главное за что?! Если бы Энди знал, как жестко повел себя с ней, в то время робкой восемнадцатилетней девушкой, его собственный отец…

Повинуясь внезапному импульсу, Мари повернулась и зашагала обратно в направлении делового центра. Она скажет Энди Макгвайру все, что о нем думает! А также о его дорогом папочке, богатом и самоуверенном паршивце, к которому Энди всю жизнь относился с огромным уважением. Мари не единственная, кто обладает сомнительным родством, и сейчас для кое-кого наступило время уяснить этот прискорбный факт.

К моменту, когда Мари во второй раз за сегодняшний день добралась до верхнего этажа высотного здания, ее распирало от избытка эмоций. Девушка, сидевшая в приемной, связалась с Макгвайром по телефону. Тот ответил, что посетительница может зайти к нему прямо сейчас.

Итак, что же ему сказать? — думала Мари, направляясь к кабинету. Как поточнее выразить все, что заставило меня вернуться в главный офис Макгвайра?

Она уже была не так уверена в себе, как несколько минут назад, но отступать было поздно. Поэтому Мари собралась с духом и протянула пальцы к дверной ручке. И тут ее укололо подозрение: уж не потому ли она решила вернуться, что одна лишь перспектива вновь увидеться с Энди вызывает в ней сладостный душевный трепет?

Пока Мари медлила, пытаясь разобраться в своих истинных чувствах, дверь отворилась.

— Все еще раздумываешь? — поинтересовался Макгвайр. Голос его был прохладен и маловыразителен.

Она взглянула на Энди, испытывая неприятное ощущение, будто язык приклеился к нёбу. Вдобавок сердце вдруг так сильно забилось в груди, что стало трудно дышать. Это красивое, до боли знакомое лицо, эти чудесные глаза! Стоило Мари вновь увидеть их, как она уже не могла отвести взгляд. Словно могучий электромагнит включился в ее организме, и ее собственных сил оказалось недостаточно, чтобы противостоять мощи этого притяжения.

Мари судорожно глотнула воздух.

— Только не пойми меня неправильно… Я вернулась лишь для того, чтобы… высказать все, что думаю о тебе.

— Ты сможешь сделать это за ланчем, — спокойно заметил Макгвайр, как бы между прочим обнимая Мари за плечи и разворачивая ее лицом к лифту.

— За ланчем? — опешила та.

— Я голоден. — Энди смотрел прямо ей в глаза. — Очень голоден.

Мари задрожала. Ее смущенный взгляд невольно скользнул по его красиво очерченным губам. И вдруг она отчетливо вспомнила, как Энди целуется и как чудесно ей было в его объятиях. До сих пор Мари не вполне осознавала, насколько силен ее собственный чувственный голод по отношению к нему, и лишь в этот миг сообразила, что ни одному мужчине никогда не удавалось так быстро накалить дремлющую в ней страсть.

— Трудно это сдерживать, правда, дорогая? — тихо произнес он с низкими, похожими на приглушенное рычание дикого зверя нотками в голосе. Вместе с тем в его тоне присутствовало типично мужское самодовольство. Уловив эти интонации, Мари испытала сильнейшее желание дать Энди пощечину и вырваться из невидимых пут, которыми она была крепко-накрепко привязана к нему.

И зачем только она вернулась? Надо же, ухватилась за малейший повод, только бы вновь увидеть Энди! Иного оправдания ее повторному появлению в этом офисе не существует. Все, что случилось пять лет назад, потеряло значение. Равно как и то, что Макгвайр думал о ней. И если нынешний приход Мари дал Энди повод составить совершенно неверное представление о происходящем, это ли не ее новая ошибка?

— Знаешь, я передумала, — сказала Мари, шагнув вместе с ним в кабинку лифта. — Мне не нужно было возвращаться. Хотя… раз уж я оказалась здесь, то скажу, что сообщила Полли о пропаже шкатулки и совершенно уверена в невиновности моей сестры.

Не успела Мари произнести эти слова, как Энди оттеснил ее в угол и крепко стиснул плечи.

— Ты слишком много говоришь.

— Но Полли собирается обратиться к приятелям с просьбой помочь выяснить, у кого находится шкатулка, которую в дальнейшем она сможет благополучно вернуть тебе. Так что я возвращаюсь в Берик, — продолжила Мари еще поспешнее. Она задыхалась от волнения, потому что остро ощущала близость сильного тела Энди. Кроме того, Мари приходилось сдерживать собственную волну тепла, взметнувшуюся в ней снизу вверх и грозившую залить все ее существо.

— Ни в какой Берик ты не уедешь… — прошептал он. Его длинные тонкие пальцы двинулись вниз по рукам Мари, чтобы через мгновение стиснуть ее маленькие изящные ладони.

— Пусти! — воскликнула она, предпринимая попытку высвободиться. Последнее действие Энди заставило ее очнуться. — Разве ты не слышал, что я сказала? Я не принимаю твоего предложения. И вообще не желаю иметь с тобой ничего общего…

С гортанным стоном нетерпения Энди зарылся пальцами в густые темные волосы Мари, удерживая ее голову, и с откровенной жадностью припал к губам. Она замерла, потрясенная тем, что он сделал, и тот не замедлил воспользоваться своим преимуществом. Он плотнее прислонил Мари к прохладной металлической стенке лифта, подхватил ее под ягодицы и приподнял, прижимая к себе. В тот же миг его язык одним непередаваемо чувственным движением проник между раздвинувшихся губ Мари и принялся нежно исследовать рот, вследствие чего каждый нерв ее тела напрягся до предела.

Словно пребывая в забытьи, она обвила шею Энди руками и самозабвенно ответила на поцелуй. Стон наслаждения вырвался из ее груди. Секунды текли, а Мари все никак не могла утолить накопившуюся за годы страсть, которую ей так и не удалось искоренить. Сила и властность человека, прижавшего Мари к стене, раздували в ней опасное пламя. Чувствуя себя беспомощной в тисках собственного, нарастающего с каждым мгновением — желания, Мари даже не пыталась возражать, когда Энди ловко завел ее ноги себе за спину.

Но затем, без всякой видимой причины, Макгвайр вдруг словно окаменел. С хриплым стоном досады он отстранился от Мари и взглянул на нее сверху вниз. В его потемневших глазах плясали сполохи страсти.

— Ничего не выйдет, дорогая. Мы находимся в общественном месте…

Так же неожиданно Энди опустил Мари на пол. Только сейчас та сообразила, что лифт стоит.

— Мы уже приехали? — спросила она. — А почему двери не открываются?

— Я заблокировал лифт, — коротко пояснил он, поочередно нажимая на две кнопки.

Едва заметно вздрогнув, кабинка двинулась I вниз. Мари тем временем принялась поправлять дрожащими руками сбившуюся блузку. Она не могла себя заставить взглянуть на Энди. Это был один из тех мучительных моментов, когда предельная ясность произошедшего не позволяла выдвинуть ни единого уважительного объяснения, которое Помогло бы ей сохранить хорошую мину при плохой игре. Губы Мари горели после поцелуя, трепещущее тело еще не освободилось от предвкушения, порожденного властными прикосновениями к нему Энди. Она чувствовала себя уничтоженной.

— Лучше вернемся в мой кабинет, — тяжело выдохнул Энди.

Осознав, что вовсе не ланч являлся главной его целью, Мари покраснела до корней волос.

— Нет. Я еду домой. Как и собиралась. Все, что сейчас случилось… это нечто наподобие несчастного случая.

— В каком смысле? — недоуменно спросил Макгвайр.

— Ну, как если бы ты, отвлекшись от ситуации на дороге, неожиданно врезаешься в столб, — неуверенно пояснила Мари, раздираемая чувством нестерпимого стыда.

В этот момент лифт остановился, дверцы разошлись. Снаружи стояла толпа желающих ехать наверх. На Мари и Макгвайра с интересом уставилось более десятка пар глаз.

Пригнув голову, Мари протиснулась между ними и побежала к выходу. Она не сбавляла шага почти до самой железнодорожной платформы, где останавливался ее поезд.

Мари переполняло чувство паники и жгучего стыда. Как она могла опуститься до такого? Сказала Энди, что вернулась только для того, чтобы выложить все, что думает о нем, и тут же бросилась ему на шею! Как это понять?..

3

На следующее утро Мари, как обычно, отправилась на фабрику, но работала недолго, так как была пятница, короткий день.

Чувствуя себя разбитой, она поднялась по ступенькам дома, где снимала жилье. Ее ждала записка, прикрепленная к двери квартиры. На листке бумаги было написано:

«Срочно! Позвони отцу!»

Мари узнала почерк Сесил, соседки слева.

Встревожившись до крайности, она бросилась вниз, к висевшему в вестибюле таксофону. Отец ответил почти сразу.

— Мари, это ты?

— Что… что случилось? — спросила та сдавленным от волнения голосом.

— Сегодня утром к нам явилась полиция с санкцией на обыск.

— Что?!

— Они обнаружили пропавшую шкатулку в нашем сарайчике для дров, — мрачно сообщил Жан. — Полли арестована. Против нее выдвинуто обвинение в краже, но я знаю, что она этого не делала. Не могла сделать!

Услышав новость, Мари похолодела.

— Полли… арестована?

— Я знаю, кто на самом деле украл шкатулку, — с горечью произнес Жан. — Это Китти, дочка деревенской парикмахерши. Когда Полли прибежала ко мне за помощью, Китти была с ней, но к нам в дом не заходила. А когда я разогнал вечеринку в Касл-роке и вернулся к себе, то заметил, как Китти выскользнула из сарая. Тогда я не придал этому обстоятельству большого значения…

— Ох, папа… — вздохнула Мари. Ее сердце сжималось от боли.

— Наверное, Китти испугалась того, что натворила, и спрятала шкатулку. Но кто этому поверит, если шкатулка обнаружилась в нашем сарае? — в сердцах воскликнул Жан. — Что нам теперь делать, ума не приложу…

— Я попробую что-нибудь предпринять, — услыхала Мари собственный голос. — Передай Полли, что я все время думаю о ней и верю, что все обойдется.

— Что ты можешь сделать? Уже слишком поздно… — Похоже, Жан не смог сдержать слез. — Адвокат говорит, что остается лишь ждать суда.

— Поверь, я что-нибудь придумаю. Даю слово, пап! Не позволяй Полли падать духом. — Мари знала, что ее сестренка очень эмоциональна, хотя внешне выглядит ершистой и независимой. Мягкая сторона характера Полли находила выражение в увлечении живописью и музыкой.

Лишь повесив трубку, Мари обнаружила, что вся дрожит. Она на миг закрыла глаза. В ее силах спасти сестру от суда и всего, что за ним следует. Хотя, возможно ли в данных обстоятельствах закрытие возбужденного против Полли дела? И если да, то согласится ли теперь Энди обратиться в полицию с подобной просьбой?

Мари вынула из сумочки записную книжку и отыскала в ней телефонный номер, который последний раз набирала сорок восемь часов назад, чтобы связаться с офисом Макгвайра и договориться о приеме. Сегодня ей повезло меньше. Она побеседовала с секретаршей, но та сообщила, что босс в отъезде.

— Он вылетел за рубеж? — в испуге спросила Мари. — Послушайте, у меня очень срочное дело. Мне крайне необходимо узнать, где находится мистер Макгвайр!

— Он в своем загородном доме, но, боюсь, я не смогу сообщить вам ни адреса, ни номера телефона. Однако вы можете оставить сообщение, и я…

— Нет-нет, благодарю! — прервала девушку Мари. В другое время она посмеялась бы над ошибкой секретарши, опрометчиво упомянувшей о загородной резиденции шефа. Откуда той было знать, что собеседнице прекрасно известно, где находится это поместье!

Элемент неожиданности будет мне только на руку, думала Мари, вытаскивая из кладовки дорожную сумку. В Эдинбурге она пересядет на автобус, идущий до деревни, к которой примыкают земли Касл-рока. Затем постарается поговорить с Энди до того, как встретится с родней. А что еще делать? Спокойно смотреть, как будут судить Полли?

Наверняка Энди в ярости. И немудрено, принимая во внимание вчерашнее поведение Мари, когда она сначала горячо ответила на его объятия, а потом вдруг сбежала. Можно ли теперь внятно объяснить, почему она возвращается, но вместе с тем все-таки не имеет намерения принять предложение Энди? Если Мари сама этого не понимает, то как же растолковать сей парадокс ему?

Застегнув молнию на сумке, она посмотрела в зеркало и ужаснулась: волосы висят спутанными прядями, лицо бледное и без всякого макияжа, а простенькие джинсы и блузка вовсе не подходящий наряд для общения с человеком, который вынуждает ее поступиться своими принципами. К тому же вчера Энди назначил Мари конкретный срок для принятия решения. Время давно истекло, и, если сейчас она желает его убедить не отменять данного ранее слова, ей придется обеспечить себе не просто хороший, а… соблазнительный вид.

Никогда прежде Мари не ставила перед собой подобной задачи. Наоборот, она делала все возможное, чтобы мужчины усматривали в ней личность, а не просто объект чувственных желаний. Прекрасно осознавая, что благодаря очертаниям похожей на песочные часы фигуры, красивым глазам и полным губам она представляется парням легкой добычей, Мари намеренно избегала провоцирующей одежды. Однако сейчас дело обстоит иначе. Вновь напомнив себе, что сестра в эту минуту томится за решеткой, она вышла в коридор и постучала к соседке.

Сесил, маленькая стриженая шатенка, работавшая официанткой в баре за углом, отворила дверь.

— А, Мари! Ты нашла мою записку?

— Да, спасибо. Послушай, ты не могла бы одолжить мне какой-нибудь вечерний наряд? — робко спросила та.

Сесил изумленно воззрилась на нее.

— Я буду очень бережно с ним обращаться, — смущенно пообещала Мари.

— Так-так… А разве не ты уверяла меня, что не в твоих правилах щеголять в мини-юбке, позволяя мужикам глазеть на твои стройные ножки?

Мари сконфуженно кивнула.

— Да, помнится, я что-то такое говорила.

— И разве не ты заявляла, что сиськи даны бабам не для того, чтобы выставлять их на всеобщее обозрение, словно дыни на прилавке?

Напоминание заставило Мари съежиться, но ей не оставалось ничего иного, как снова кивнуть. Тогда Сесил ухмыльнулась и отступила в сторонку, приглашая ее войти.

— Скажи-ка, подружка, кто тот счастливчик, ради которого ты собираешься изменить своим джинсам и тапочкам, в которых я вижу тебя каждый день?

На сей раз Мари побледнела и на миг задумалась.

— Это моя роковая страсть, — произнесла она наконец, улыбкой давая понять, что шутит.

— Ух ты! Обожаю такие истории… — Сесил распахнула дверцы платяного шкафа. — Доверься мне. Сейчас я тебя так одену, что у твоего парня слюнки потекут!

Спустя двадцать минут, переместившись вместе с Сесил к себе в квартиру, Мари изучала свое зеркальное отражение. Ярко-розовый топ обтягивал ее полную грудь, к бедрам льнула короткая черная кожаная юбка с интригующим разрезом сзади. Босоножки на высоченных шпильках едва прикрывали пальцы и пятки и чудом держались на ногах. На верхней части правой руки, у самого плеча, красовалась переводная татуировка в виде изящной бабочки. Сесил обещала, что со временем картинка смоется. Эти штучки сводят мужиков с ума, уверяла соседка. Мари выразила сомнение насчет того, не слишком ли пышны ее формы, но официантка, которая обладала гораздо большей осведомленностью в подобных вопросах, только рукой махнула.

— У тебя отличная фигура, — сказала она. — К тому же все мужики одинаковы, поверь. Они рабы своих гормонов. И вообще, у тебя нет причин для беспокойства. Попомни мои слова: своим видом ты будешь останавливать транспорт на улице. В следующий раз, когда выберемся куда-нибудь вместе, снова наденешь свои любимые джинсы, — предупредила Сесил. Она находилась позади Мари и разглядывала ее связанные в хвост волосы, концами достигавшие уровня тонкой талии. — Рядом с тобой я окажусь в проигрыше. Если не согласишься с моим условием, обижусь на всю жизнь!

— Хорошо-хорошо, как скажешь. Мне не очень нравится, как я выгляжу, но все равно большое спасибо! — Мари поспешно натянула летний плащ.

— Надеюсь он стоит затраченных усилий…

— Он бы в этом не усомнился! Последняя фраза была произнесена на ходу.

Спустя минуту Мари выбежала из дома, как раз вовремя, чтобы успеть прыгнуть в автобус, который следовал к железнодорожной станции.

Около семи часов вечера Мари наконец добралась до ворот усадьбы Касл-рок и со вздохом ступила на аллею длиной не меньше мили, которая вела к парадному подъезду хозяйского дома. Ноги в непривычной обуви уже давно пылали пламенем. И по правде сказать, не слишком-то Мари и хотелось преодолевать последний отрезок пути. Ее бросало в дрожь при мысли о том, как она скажет Энди, что он выиграл и может обладать ею так долго, как только пожелает. Мари очень хорошо представляла себе, какое удовольствие доставит этим Макгвайру. Несомненно, тот будет наслаждаться каждым мгновением ее грандиозного фиаско.

Спустя некоторое время она поднялась по ступеням и позвонила в двери великолепного особняка викторианской эпохи.

Экономка Салли Хадсон встретила ее с нескрываемым удивлением.

— Мари?

— Буду очень вам признательна, если вы не скажете моему отцу, что видели меня здесь, — с виноватым видом прошептала та, проскальзывая мимо Салли, которая знала ее с детства. -Мистер Макгвайр дома?

— Старший или младший? — спросила экономка, включаясь в таинственную игру.

— Энди, — сказала Мари, слегка порозовев.

— Дома. Давай-ка мне плащ…

Но Мари поспешно отступила на шаг.

— Нет-нет, спасибо. Кажется, я слегка простудилась… меня знобит.

— Как знаешь. Мистер Макгвайр в библиотеке.

Экономка неспешно удалилась, а Мари, оставив дорожную сумку в холле, направилась к указанной комнате, осторожно ступая по ковру натруженными ногами и на ходу расстегивая плащ. Самой себе она казалась огородным пугалом. Что, если Энди при виде ее рассмеется?

Ну и пусть! Все это делается ради Полли.

Ухватившись за эту спасительную мысль, Мари стянула с волос резинку, тряхнула головой, чтобы длинные шелковистые локоны рассыпались по плечам, после чего порывисто распахнула дверь и шагнула в библиотеку, одновременно сбрасывая плащ.

Макгвайр, стоя у окна, разговаривал по телефону. При виде нежданной гостьи он застыл, будто та ворвалась в помещение с гранатой в руке. Затем изумленно заморгал, пригляделся пристальнее и снова пару раз мигнул. Его золотисто-карие глаза остановились на гриве темных волос, обрамляющих бледное и напряженное, но прекрасное лицо Мари. Через мгновение Энди перевел взгляд на ее распиравшую изнутри тесный топ грудь. Здесь он на некоторое время задержался. Потом с его губ слетел явственно слышимый вздох. Справившись с собой, он оглядел все, что размещалось ниже.

Мари стояла сама не своя, чувствуя лишь, как пылают ее уши. Эти мгновения стали для нее едва ли не самыми тягостными в жизни. Энди заставил ее опуститься до уровня примитивного эротического объекта, жаждавшего лишь одного — продать себя как можно выгоднее. Гордость Мари была уязвлена сверх всякой меры.

Тем временем Энди удалось оторвать глаза от крутых, обтянутых черной кожей юбки бедер Мари и переместить взгляд на ноги. Но тут снова случилась заминка. Наконец, сделав над собой очевидное усилие, он поднял взор, но, как оказалось, лишь для того, чтобы тот замер на кокетливой татуировке, украшавшей нежное девичье плечо.

Аристократическая бровь Макгвайра-младшего изумленно поползла вверх.

— Что это? Репетиция спектакля, в котором тебе выделили роль секс-бомбы?

Мари с самого начала не была уверена, что Энди, подобно другим мужчинам, окажется рабом своих гормонов, как обещала Сесил. Он обладал удивительным свойством никогда не оправдывать ожиданий. Репетиция? Какие странные Энди подбирает слова! Его уничижительное замечание, казалось, испепелило Мари на месте.

Прикусив губу — не только от боли душевной, но также от жжения в многострадальных ступнях, — она схватила плащ, набросила на себя и туго запахнула полы.

Кажется, я в очередной раз выставила себя дурой, пронеслось в ее голове. Как все это омерзительно!

Глаза Мари наполнились слезами, не позволявшими видеть того, кто вынудил ее пойти на такие жертвы. А он, спохватившись, произнес в телефонную трубку:

— Нет, это я не вам говорю. У меня здесь посетитель. Перезвоню позже.

Окончив беседу, он вновь окинул взором Мари, кутавшуюся в спасительный плащ.

— Я жду объяснений.

— Разве ты в них нуждаешься? — с горечью произнесла она, избегая смотреть Энди в лицо. Ей боязно было взглянуть на его прямой нос, высокие скулы, чувственный рот, потому что, позволь она себе это, ее сердце тут же попыталось бы выпрыгнуть из груди, а сознание утекло бы в темный омут забытья.

— Ладно… — протянул Энди тоном человека, мгновенно принявшего вызов. — Итак, вчера ты вернулась ко мне в офис и упала в мои объятия…

— Никуда я не падала! Ты сам меня схватил. -Мари скрипнула зубами.

Энди пропустил ее замечание мимо ушей.

— Если бы я вовремя не остановился, мы занялись бы сексом прямо в лифте.

— Ошибаешься! Я никогда не позволила бы себе ничего подобного.

— Вот как? — усмехнулся Энди. — Когда ты ворвалась сюда минуту назад, я грешным делом решил, что какая-то помешанная на сексе да-мочка решила соблазнить меня стриптизом.

— Помешанная на сексе? — в ужасе прошептала Мари.

— Именно. В своем наряде ты похожа на дешевую потаскушку, — презрительно скривил губы Макгвайр. — Подобные девицы совершенно мне не по вкусу. Скажу больше: они вызывают у меня отвращение. — Стремясь скрыть конфуз, Мари опустила лицо и тяжело вздохнула. Оскорбленная до крайности, она все же вынуждена была сдержать готовый сорваться с уст язвительный ответ. Ей ни в коем случае нельзя вступать с Энди в пререкания, иначе будущее сестры окажется более чем катастрофическим. Ведь оно сейчас всецело находится в руках Макгвайра. Ну да, Мари выбрала для этого случая не самый подходящий наряд, а чего Энди ожидал? Какого-нибудь дорогого стильного платья?

В повисшей тишине Мари думала о том, что никогда еще пропасть, разделявшая ее и его мир, не была столь велика.

— Вижу, ты не в состоянии явственно объяснить смысл своего появления. Но, к счастью, мне и так все ясно, — сухо заметил Энди.

Мари быстро взглянула на него. Ее прекрасные голубые глаза встретились с медово-карими, и она задрожала. Во рту у нее пересохло.

— Я уверена, что Полли не брала этой проклятой шкатулки, но внешне все свидетельствует против нее, так что невиновность моей сестры будет очень трудно доказать. Ты сказал, что если получишь вещь обратно, то не станешь преследовать Полли по закону…

— Да, но речь шла о добровольном возврате, а не о конфискации в результате полицейского обыска, — холодно возразил Энди.

На самом деле Мари не питала особой надежды, что Энди согласится с ее доводом, но она хотя бы попыталась заставить его взглянуть на ситуацию под нужным ей углом зрения.

— Что ж… — слетел с ее губ неуверенный вздох. -Если в твоих силах предотвратить суд… я согласна сделать все, что ты захочешь.

Энди подошел к окну, несколько мгновений смотрел в него, потом повернулся к Мари. Его лицо было сумрачным.

— Я вполне могу прекратить дело, но откуда мне знать, что ты действительно выполнишь свою часть договора?

При известии, что уголовное преследование все еще можно остановить, Мари слегка ожила. Однако она до сих пор пребывала в столь сильном напряжении, что у нее дрожали колени.

— Можешь думать обо мне что угодно, но я не обманщица.

Энди смерил ее взглядом.

— Верно, мой отец не может пожаловаться, что условия вашей с ним сделки нарушались. Если не ошибаюсь, прошло пять лет, с тех пор как ты в последний раз ступала на землю Касл-рока. Вероятно, тебе нечасто приходилось видеться с родней.

Уж не упрек ли это? — подумала Мари. Она каждую неделю беседовала с Полли по телефону. А иногда встречалась с отцом и сестрой у своей тетки, проживающей в Глазго. Сейчас Мари и Полли были близки как никогда. Тем обиднее казалась мысль, что Джеффри Макгвайр коварно разъединил их маленький семейный круг.

— Разумеется, расстояние не способствует сближению, — заметила Мари. — К тому же у нас нет ни лимузинов, ни частных самолетов…

— Пока будешь со мной, сможешь всем этим пользоваться. — Быстро утратив интерес к предмету, который сам же и затронул, Энди так многозначительно взглянул на Мари, что той кровь бросилась в лицо. — Можешь снять плащ. Насколько я понимаю, ты остаешься.

Мари вздрогнула.

— Сегодня?

Энди насмешливо пожал плечами.

— Неужели ты ожидала, что я перенесу наше свидание на следующий месяц?

— Нет, но… так сразу! — Мари не на шутку испугалась требования срочно исполнить условия договора. — Сегодня я еще собиралась навестить отца, так сказать, сделать ему сюрприз…

— Лучше сделай его мне, — мягко попросил Энди. — Жан тебя не ждет, поэтому непременно начнет расспрашивать, что да как. Нужно ли тебе это? Я свяжусь с людьми, от которых зависит закрытие возбужденного против Полли дела, и сегодня же вечером сообщу об этом Жану.

— Чудесно, — с благодарностью взглянула на него Мари. — Но…

— Завтра ты полетишь на Мальорку, — спокойно прервал ее Энди.

— Что?! — Глаза Мари округлились. — Ты с ума сошел? У меня работа, дом, куча дел… Я не могу все бросить и умчаться куда-то сломя голову!

— Это нетрудно уладить. Я дам кому-нибудь распоряжение освободить твою квартиру, заплатить по счетам и уведомить твое фабричное начальство, что ты не вернешься на работу. Как видишь, никаких проблем.

— Для тебя все возможно. Но я по-другому смотрю на вещи. За пару дней я сама могла бы все устроить, — сдержанно возразила Мари. — И потом, если ты ждешь, что я поеду на Мальорку, мне тем более необходимо нынче же повидаться с отцом.

— Я знаю другое: если ты сейчас уйдешь отсюда, то вернуться обязательно забудешь.

В библиотеке повисло молчание, больше напоминавшее затишье перед бурей. Мари совсем растерялась.

— Ну почему ты такой? — беспомощно пролепетала она. — Я приняла твои условия, но тебе все мало.

— Не преувеличивай, дорогая. — Энди протянул руку, чтобы разжать пальцы Мари, судорожно вцепившейся в ворот плаща. — Просто мне не хочется, чтобы между нами существовали хоть какие-то недоговоренности. По-моему, я вправе этого желать.

Тепло его руки странным образом принудило Мари задрожать еще сильнее. Она посмотрела ему в лицо, но его взгляд уже переменил направление. Полы плаща разошлись, и теперь Энди смотрел на искусительные выпуклости ее груди. В этот миг Мари словно укололи в сердце.

— Ты сказал… что я выгляжу как дешевая потаскушка, почему же тогда ты так смотришь на меня?

— Как ни верти, а я все же здоровый, полный сил мужчина, которому ничто человеческое не чуждо. — Его взгляд вернулся к ее лицу. -Вижу, ты уже не та девушка-подросток, которая беззастенчиво врала мне насчет своей невинности. Но произошедшие в тебе перемены к лучшему. Мне нужна опытная любовница, которая могла бы удовлетворить любое мое желание.

Последнее замечание заставило Мари внутренне напрячься. Она вновь склонила голову, спеша спрятать румянец смущения, мгновенно окрасивший ее шеки. Она не стыдилась того обстоятельства, что до сих пор девственница, но оказалась совершенно не готова к тому, чтобы сказать правду Энди. Что, если он передумает насчет их договора? Мужчина, заинтересованный только в сексуальном удовлетворении, вероятнее всего, предпочтет найти женщину, которая будет способна отвечать его собственному опыту в данной сфере. А требования Энди, судя по всему, очень высоки. Но его ждет сильнейшее разочарование. Впрочем, с точки зрения Мари, в этом заключается своеобразная справедливость. Энди получит именно то, чего заслуживает.

— Думаю, ты добиваешься меня только потому, что я отказала тебе пять лет назад, — обронила Мари, совершенно не подумав о том, куда может привести подобное замечание.

Тонкие сильные пальцы нашли ее подбородок и приподняли. Его глаза встретились с ее глазами.

— Возможно, ты права, но ведь я особо и не домогался тебя тогда, верно?

— Да? — Голос Мари прозвучал несколько сдавленно, потому что она почувствовала, как вторая рука Энди скользнула вниз по ее спине.

Сейчас она не решалась даже вздохнуть или кашлянуть. Напряжение достигло предела, сама атмосфера в комнате казалась наэлектризованной. Сердце Мари трепыхалось как птичка в клетке, всем своим существом она чувствовала исходившую от Энди мужскую силу.

— Я просто играл с тобой в ожидание, — хрипло признался тот. — Но дольше ждать не намерен.

Он собирается заняться ею основательно, и Мари с испугом поняла, что на самом деле тоже не может дождаться, когда это произойдет. Даже стыд, охвативший ее при этой мысли, не мог понизить силу пронзившего тело чувственного импульса. Мари остро ощущала, как наливается ее грудь, твердеют соски, а в самом центре ее женского естества словно разливается жидкое пламя.

Энди придвинул Мари поближе к себе, и она с наслаждением вдохнула до боли знакомый мужской аромат. Слабый запах его любимого лосьона вперемешку с чем-то особенным, присущим только одному этому человеку. Мари затрепетала под напором собственной чувственности. В этот миг Энди завладел ее губами, припав к ним в чрезвычайно изощренном исследующем поцелуе. Мари показалось, что ее сердце остановилось от пронзительной неги этих волшебных мгновений. Но потом оно рвануло с бешеной скоростью, превысившей прежний, и без того сумасшедший, ритм.

— Разве можно отказаться от такого, дорогая? — сдавленно прошептал Энди, пока Мари пыталась отдышаться и устоять на ногах без посторонней поддержки.

Она была ошеломлена своим желанием вновь как можно скорее оказаться в объятиях Энди.

— Не дразни меня…

— Вот как ты это воспринимаешь? — Сияющие золотистые глаза удивленно изучали ее лицо. — Тебе непривычны медленные поцелуи?

Мари смотрела на него, чувствуя, что собственное тело будто перестало ей принадлежать. И она поддалась своему отчаянному желанию. Поднявшись на цыпочки, Мари притянула голову Энди поближе, чтобы его губы вновь прижались к ее рту. Тот повиновался, издав звук, одновременно похожий на стон и смех. Его язык еще глубже проник между жаждущих губ Мари, тем самым заставив ее беспомощно содрогнуться в сильных мужских объятиях. Подхватив Мари как тогда, в лифте, он приподнял ее с пола.

— Энди? — Она вздрогнула от неожиданности, когда тот усадил ее на антикварный, красного дерева стол.

— Твоего роста недостаточно, чтобы целоваться с удобством, — усмехнулся он, зарываясь пальцами в гущу ее темных шелковистых волос.

Не успела Мари разгадать его намерений, как он властно раздвинул ей колени, потом подхватил бедра руками и притянул ее к себе гораздо более интимным образом, чем когда она стояла рядом с ним. Сейчас, когда ее ноги находились по бокам плотно прижавшегося к ней Энди, Мари вдруг почувствовала себя очень беззащитной и уязвимой. Она предприняла судорожную попытку натянуть юбку на оголившиеся бедра. Всей силы ее страсти оказалось недостаточно, чтобы заглушить панику, возникшую при мысли о том, что его действия приобретают все большую интенсивность.

— Что ты делаешь? — воскликнула она.

Он взглянул на Мари сверху вниз, явно не понимая ее тревоги.

— А что такого?

— То есть как? Ты собрался овладеть мною прямо на столе и еще спрашиваешь, что в этом особенного?

Энди вдруг потух, словно выключенная лампочка. Он выпрямился и закрыл глаза, спрятав от Мари их выражение.

— Возня на столе абсолютно исключена! — с чувством добавила она. Мысль, что Энди обращается с ней, как с деревенской дурочкой, обожгла ее словно кнутом. — Бывало, мне попадались не слишком разборчивые ухажеры, но даже они не пытались повалить меня на стол…

— Что ты говоришь! — усмехнулся Энди. Видя, как она сражается с неподатливой узкой юбкой, он отступил на шаг, позволяя ей сдвинуть ноги.

— Что слышишь! — отрывисто произнесла Мари. Ей было трудно говорить из-за подступивших к горлу слез. — Я требую уважения к себе. Необходимо установить границы того, что ты называешь «удовлетворить любое желание»…

— Насколько я понял, стол выходит за рамки дозволенного?

— Совершенно верно.

— Иными словами, ты не слишком любишь приключения?

— Нет, если речь идет о лифтах и столах, — подтвердила Мари, спрыгивая на пол и поправляя юбку дрожащими руками.

— Вообще-то у меня не было намерения окончательно оформить наше соглашение на этом столе…

Слишком смущенная, чтобы посмотреть ему в лицо, Мари дернула плечом.

— Откуда мне знать, что у тебя в голове? Ты застал меня врасплох.

— Тебе знакомо такое выражение, как «предварительные эротические игры»? Хотя ладно, оставим это… Думаю, нам следует составить список.

— Какой еще список?

— Перечень тех мест, где сексуальная активность запрещена. И, раз уж мы затронули данную тему, не подскажешь ли, какие еще стороны отношений между мужчиной и женщиной ты относишь к разряду извращений? Лучше выяснить это до того, как я лягу с тобой в постель.

Увидев блеск в потемневших карих глазах, Мари побледнела.

— Ты находишь все это забавным, верно?

— Ничуть. Я просто очарован. За все время моего общения с женщинами у меня еще ни разу не происходило подобного разговора, — мягко произнес Энди. — Похоже, твоя мать в конце концов одержала надо мной победу. Только не подумай, что я хочу каким-то образом очернить память о ней…

Горло Мари сжалось так сильно, что ей стало трудно глотнуть воздух. Казалось, еще минута, и она разразится слезами. Меньше всего ей сейчас помогло упоминание об умершей матери. И уж совсем не готова она была нынешним вечером поступиться привитыми Жюстиной принципами.

Мари прикусила губу. Ее неосведомленность в некоторых вопросах жизни привела к тому, что она очутилась в глупом положении. Скорее всего, Энди просто собирался поцеловать ее или прикоснуться к ней чуть более интимно, чем до сих пор. А ей почудилось Бог весть что, и она разыграла трехактную трагедию, при этом выставив себя круглой идиоткой.

— Рада, что дала тебе повод посмеяться, — с болью в голосе прошептала Мари.

Энди тихо вздохнул, потом взял ее за руку и потянул к себе. Мари подчинилась, лишь когда противиться уже стало невозможно.

— Мне вовсе не смешно.

— Врешь, — шмыгнула она носом.

— Ты выглядишь так сексуально. Мне даже в голову не пришло, что, будучи одетой таким образом, ты вдруг испугаешься самых простых вещей.

— Я не испугалась. — Мари вдруг представилась чопорная викторианская девственница, в панике запрыгивающая на стул и оглашающая дом пронзительным визгом при появлении крохотной мышки.

— Ну, скажем, обиделась. Но всё это уже в прошлом, — хрипловато шепнул Энди. — Иди наверх. Я позвоню твоему отцу и присоединюсь к тебе.

Мари напряженно застыла. Прежняя нервозность мгновенно вернулась к ней.

— Куда именно идти?

— В мою спальню. Ах да, ведь ты никогда не бывала на втором этаже. Давай-ка я тебя провожу…

— Не стоит. Просто скажи, где находится твоя комната.

Однако он не успел этого сделать, потому что тишину библиотеки вдруг прорезал телефонный звонок.

— Это моя частная линия. Я должен ответить. -Он снял трубку и поднес к уху. — А ты поднимись по лестнице и войди в первую дверь справа… Нет, стой!

Энди быстро переговорил с кем-то, не спуская с Мари напряженного взгляда.

— Похоже, все складывается против нас, — хмуро произнес он, кладя трубку. — Это звонил мой отец.

— Вот как? — Мари вновь почувствовала себя не в своей тарелке.

— Он звонил с ближайшей автозаправки. Сказал, что скоро будет здесь. Какое-то срочное дело, которое не может подождать до завтра… — Энди порывисто провел пальцами по волосам. — Похоже, он очень взволнован, что вообще-то на него не похоже.

— В таком случае я пока пойду к своему отцу. — Мари обрадовалась возможности улизнуть.

— Нет. — Это короткое слово было произнесено очень тихо, но заставило ее замереть на месте. — Ты вполне можешь посидеть в моей спальне. Отец туда не войдет. Он не целовал меня на ночь с тех пор, как мне исполнилось пять лет, — усмехнулся Энди. — Впрочем, я не собираюсь тебя прятать. Через некоторое время ты можешь спуститься. Ведь рано или поздно отец все равно узнает о нас.

Мари испуганно забегала глазами по комнате.

— Лучше, если это случится без меня.

— Трусиха! — улыбнулся Энди. Потом, не удержавшись, он потянулся к ней и запечатлел на ее губах страстный поцелуй. — Ладно, ступай.

Мари поспешно направилась к двери.

4

Вернувшись в холл, она взяла свою дорожную сумку и собралась было повернуть к лестнице, как вдруг обнаружила за спиной Салли.

— Насколько я понимаю, ты остаешься? — тихо поинтересовалась та. — Детка, тебя не пугает, что сердце твоего отца будет окончательно разбито?

Мари выпрямилась, собирая воедино остатки достоинства.

— Я уже не ребенок.

— Не в этом дело, золотце. — Экономка озабоченно нахмурилась. — Я не люблю совать нос в чужие дела, но все же хочу предупредить: тебе грозит опасность оказаться в ситуации, которую ты не совсем понимаешь.

Произнеся эту таинственную фразу, Салли молча удалилась в направлении кухни.

Мари взлетела по лестнице, скрылась в первой комнате справа и захлопнула за собой дверь. Что за туман напускает Салли Хадсон? Какая еще ситуация? Не хватает, чтобы сейчас, когда Мари мучительно пытается свыкнуться с мыслью о необходимости отдать себя во власть Энди, кто-то читал бы ей мораль!

Вздохнув, она оглядела элегантно обставленную спальню. Разве можно было когда-нибудь представить, что ей доведется оказаться здесь в качестве содержанки Энди? А ведь были времена, когда он относился к ней, как старший брат.

Жюстина долго не разрешала Мари посещать с подружками деревенские бары или бегать на свидания. Неудивительно, что в последний школьный год та взбунтовалась и принялась делать все это за спиной матери. Лучшая подруга Мари, Элис, познакомила ее с приятелем своего старшего брата Риком. Как-то раз Мари отпросилась якобы к ней, но на самом деле, собравшись целой компанией, молодые люди отправились в местный бар. Там Рик, смазливый двадцатилетний парень, настоял на том, чтобы Мари выпила алкогольный коктейль. Это было ее первое приобщение к такого рода напиткам.

В разгар вечера Элис толкнула Мари локтем.

— Взгляни-ка, кто пришел!

У стойки бара, в компании двух других парней, стоял Энди Макгвайр. Именно в этот момент он повернул голову, и его взгляд уперся в Мари. Та почувствовала, что краснеет, но все равно не смогла отвести глаз от предмета своих тайных воздыханий. Она сидела и неотрывно смотрела на Энди. Как на грех, Рик в эту минуту направился в дальний конец заведения поиграть в дартс.

Очень скоро Энди оказался рядом с Мари.

— Не хочешь прокатиться в моем «шевроле»? — хрипло шепнул он ей на ухо.

В восторге от неожиданного предложения, Мари просто спросила:

— Когда?

— Прямо сейчас. Выходи следом за мной. Так она и сделала, попутно обнаружив, что ее слегка пошатывает. Сказывалось действие выпитого коктейля.

— А твой друг тебя не хватится? — спросил Энди.

— Он вовсе мне не друг. Так, знакомый… Энди открыл дверцу автомобиля и помог Мари сесть. Его манеры были безупречны. Он повел «шевроле» прочь от бара и, пока Мари сидела, теребя в руках платочек и отчаянно пытаясь найти тему для разговора, привез ее… домой.

— Зачем мы сюда приехали? — удивленно спросила она, увидев, где очутилась. — Нынешнюю ночь я должна была провести у Элис. На мне ее платье, я выпила… и вообще… Ведь ты приглашал меня прокатиться!

— Считай, что прогулка окончена.

— Но я думала, что…

— Ты сейчас вообще не в состоянии думать. Твой приятель напоил тебя, хотя ты еще не достигла возраста, в котором разрешается употреблять спиртное. И в баре тебе не место. Туда ходят взрослые.

— Что ты несешь? — сердито взглянула на него Мари.

— То самое! Ты запросто вышла со мной из бара и села в автомобиль. Разве тебе никогда не приходило в голову, что для девушки это может быть опасно? Если ты не понимаешь простых вещей, то должна сидеть дома.

— Но мама меня убьет! — воскликнула Мари в панике.

— Я с ней потолкую. — Оборвав разговор, Энди покинул водительское сиденье и захлопнул за собой дверцу.

Мари разревелась, и Энди не без труда извлек ее наружу.

— Неужели ты не догадываешься, что твой так называемый знакомый собирался сделать с тобой после бара?

— Я решила, что это ты хочешь заняться со мной… ну, этим…

— Ненормальная! Тебе всего пятнадцать.

— По твоим глазам было видно, что я тебе нравлюсь! — возразила Мари.

— Я намеренно постарался создать подобное впечатление, потому что так легче всего было выманить тебя из бара. Впрочем, мне не пришлось притворяться, потому что ты… очень красива.

— Ты правда так считаешь? — жалобно спросила она.

Энди рассмеялся, и сердце Мари сладко защемило от волшебных звуков его голоса, но тут ее мать отворила входную дверь.

Несмотря на свой холерический темперамент, Жюстина тем вечером не сказала почти ничего. Утром страдающая от головной боли Мари вынуждена была давать объяснения. Странно, но в конце мать лишь улыбнулась, по-видимому сочтя, что дочь хорошо усвоила урок.

А Мари все лето вспоминала слова Энди. Встревоженная эффектом, который произвел на нее алкоголь, она с тех пор больше не притрагивалась к спиртному…

Вынырнув из воспоминаний, Мари взглянула на часы и поняла, что сидит в спальне уже целый час. Интересно, Джеффри еще беседует с Энди9 Мари выскользнула из спальни, бесшумно спустилась на несколько ступенек, и, как оказалось, вовремя: она увидела отца и сына Макгвайров, молча направлявшихся к выходу. У самой двери Джеффри, статный седовласый джентльмен, что-то тихо сказал сыну. Мари поразило выражение его глаз. В них словно застыла мольба. Макгвайр-старший вообще выглядел мрачным и встревоженным. Спустя минуту он повернулся и скрылся за дверью. Его плечи были опущены. У крыльца Джеффри ждал автомобиль.

Заметив, что Энди повернулся лицом к лестнице, Мари окликнула его.

— Что-то случилось?

Тот поднял голову и вздрогнул.

— Ты давно там стоишь?

— Только что вышла. Я видела, как ты провожал отца. Похоже, он чем-то расстроен…

Энди пожал плечами, но лицо его было бледно, губы сжаты в ровную линию, а взгляд холоден. Всем своим видом он показывал Мари, что все это ее не касается. Но что, если речь шла именно о ней?

— Ты рассказал отцу обо мне? Вы из-за этого поссорились?

— Нет. Однако мои планы меняются. Знаю, что уже поздно, но все же я вынужден отправить тебя обратно в Берик. Произошло нечто более важное, чем мое желание провести с тобой этот вечер. В ближайшие часы мне придется утрясать некоторые проблемы.

Мари поджала губы и отвернула от Энди лицо, на котором было написано все унижение, испытываемое ею в эту минуту. Только что он добивался ее, а сейчас отсылает прочь, как какую-нибудь горничную. Но что хуже всего — это ее разочарование. Странное чувство при данных обстоятельствах! Ей бы радоваться, а не грустить.

— Схожу за сумкой…

— Хорошо. В понедельник, часов в десять утра, я пришлю за тобой машину. Будь готова. И еще мне понадобится твой адрес.

Начав было подниматься по лестнице, Мари остановилась

— Ты не передумал звонить моему отцу с сообщением, что ему можно больше не волноваться из-за Полли? — спросила она через плечо.

На миг повисла напряженная пауза. Не выдержав, Мари повернулась и хмуро взглянула на Энди.

— Нет, — мрачно произнес тот. — Можешь не сомневаться.

— Чудесно.

Без дальнейших разговоров Мари вернулась в спальню и быстро стянула с себя ненавистную одежду, после чего облачилась в привезенные с собой джинсы, футболку и удобные полотняные туфли. Ее не покидали мысли о том, что что-то случилось и почему Энди не желает ни сообщать ей об этом, ни принять от нее утешения.

Записав в лежавшем у телефона блокноте свой адрес, Мари спустилась в гостиную. Энди стоял у мраморного камина и задумчиво смотрел на охваченные пламенем поленья.

— Я готова. Мои координаты найдешь в записной книжке на телефонном столике.

— Ясно. Автомобиль уже подан. Только умоляю, не дуйся на меня, — попросил Энди, бросив на нее быстрый взгляд из-под опущенных ресниц. — Просто сегодня все так неудачно сложилось…

— Я и не собиралась дуться, — ответила Мари с едва уловимым оттенком презрения. — Надеюсь, за время уик-энда ты пересмотришь идею обзавестись любовницей, которая весьма прохладно относится к тебе.

Энди окинул ее пристальным взглядом.

— Прохладно? Мы выясним это на Мальорке, дорогая.

Три дня спустя частный воздушный лайнер Энди доставил Мари на остров. Во время перелета она была окружена королевской роскошью, но ее чрезвычайно удивило отсутствие на борту хозяина. Нынешнее путешествие разительно отличалось от полета во Францию, куда Мари пару лет назад возила сестру на три дня. Во-первых, сейчас ей был предложен ланч, который явно готовил повар высшей квалификации, затем коллекция новых фильмов и, наконец, дюжина дорогих модных журналов.

В аэропорту ее ждал шофер на синем «мерседесе». Минут пятнадцать они ехали по живописной местности, потом по узким улочкам города. Под конец они выехали на побережье. Вскоре автомобиль остановился у электрических ворот, которые с тихим жужжанием раскрылись, приглашая прибывших проследовать внутрь, по аллее, затененной листвой могучих платанов.

Вилла смотрелась очень современно. Она словно выступала из моря зелени, стремясь увидеть настоящее, Средиземное. Великолепный дом и чудесное место, подумала Мари, выходя из автомобиля. Ее не очень-то удивило увиденное, ведь Энди Макгвайр всегда выбирал для себя все самое лучшее.

Человек средних лет в старомодном белом сюртуке стюарда проводил Мари через украшенный мрамором холл в великолепную гостиную с террасой, откуда открывался прелестный морской вид.

— Синьор Макгвайр скоро присоединится к вам, мисс Гранье. Подать вам чай или кофе? Или желаете аперитив перед ужином?

— А где же, собственно, сам синьор Макгвайр? — резко поинтересовалась Мари, которая вдруг почувствовала себя посылкой, покорно ожидающей, пока ее распакуют.

Стюарт несколько смутился.

— Ладно, я пойду и найду его сама. — Мари решительно зашагала обратно в холл, а там уперла руки в бока и крикнула в полный голос: — Энди?!

Не прошло и двух секунд, как одна из дверей распахнулась и на пороге возник Энди Макгвайр собственной персоной. В летнем костюме кремового цвета, отлично сидевшем на его спортивной фигуре, он выглядел просто потрясающе. Энди внимательно оглядел гостью — ее прямое платье из набивного хлопка в цветочек и аккуратную толстую косу.

— Ты хотел, чтобы я приехала? Так я уже здесь! — заявила Мари в полной тишине. Руки она сложила на груди, чтобы не было заметно, как они дрожат. В один сумасшедший миг ей захотелось броситься Энди в объятия, и она испугалась своего порыва.

— Это что, новый способ привлекать к себе внимание? — прозвучал высокий женский голос с безупречным английским выговором.

Мари замерла от неожиданности, увидев вышедшую из-за спины Энди смуглую красавицу с фигурой топ-модели и длинными прямыми волосами цвета воронова крыла. Молодая женщина положила руку на плечо Энди, и они обменялись взглядами, какими смотрят давние любовники, которым не нужно слов, чтобы понять друг друга.

— В следующий раз, если меня не встретят немедленно, я тоже попробую заорать что есть мочи. Этот прием так эффективно срабатывает!

— Мари, познакомься с Мартой Лопес, — невозмутимо произнес Энди.

Красавица протянула изящную тонкую руку, но Мари, которую бросило сначала в жар, потом в холод, проигнорировала сей жест. Лицемерие не входило в круг ее талантов.

В этот момент за спиной Мари отворилась другая дверь.

— Тим, если у тебя есть время, не мог бы ты напоить нашу гостью чем-нибудь прохладным? — по-прежнему спокойно попросил Энди.

Тим Райли проводил Мари на террасу. Солнце уже клонилось к линии горизонта, окрашивая воды бухты в золотисто-розовые тона. Однако Мари сейчас было не до местных красот. В ней все бушевало, и вместе с тем она не смела взглянуть на Тима. Марта Лопес заставила ее почувствовать себя неотесанной дурой, выказавшей все свое ничтожество перед хорошо воспитанными, благородными людьми. Но главным виновником безобразной сцены Мари считала Энди.

Стюард принес поднос, на котором возвышался запотевший стакан с каким-то напитком, соседствуя с блюдом крошечных пирожных. Все это он оставил на столике, возле которого стояла Мари.

— Остудить меня сейчас могло бы лишь купание в Северном Ледовитом океане, — процедила та сквозь зубы. — Кто такая эта Марта?

— Насколько мне известно, мистер Макгвайр знаком с доньей Мартой много лет, — ответил Тим после неловкой паузы. — Боюсь, больше ничего не смогу добавить.

Донья? Кажется, так в Испании обращаются к аристократкам?

Мари до боли прикусила губу. Итак, у Энди есть другая женщина. Более того, он даже не позаботился убрать ее с виллы до приезда Мари. Какая мерзость!

— У мистера Макгвайра часто гостят дамы? Здесь что… своеобразный гарем?

На лице Тима Райана вдруг появилось такое выражение, будто он едва сдерживает смех. Но встретив измученный взгляд Мари, референт сочувственно улыбнулся.

— Босс иногда развлекается… Думаю, нельзя строго судить его за это.

Однако Мари сейчас готова была возложить на широкие плечи Энди все грехи мира.

Да, разумеется, он веселится, как того пожелает. Собственно, почему бы и нет? С его-то происхождением и возможностями! А чего Мари ожидала? Ведь Макгвайр не ухаживает за ней. В их отношениях нет ни капли романтики, оба они просто соблюдают условия договора. Все, что требуется ему от Мари, — это ее тело. Обычный — можно даже сказать, банальный — секс. Не пора ли взглянуть реальности в лицо?

В конце концов, она добилась своего. Полли спасена, отец по-прежнему будет выполнять в Касл-роке свои обязанности. Кризис миновал.

Мари узнала об этом в субботу. Рано утром ей позвонила сестренка. Оказывается, еще в пятницу вечером Энди удалось вызволить ее из участка, использовав кое-какие личные связи. Он сам привез девочку к Жану и, задержавшись за разговорами, уехал лишь за полночь. Признаться, известие очень удивило Мари. А как же то срочное дело, из-за которого Макгвайр отправил ее обратно в Берик? Но еще больше Мари поразило замечание Полли.

— А знаешь, — сказала та, — оказывается, Энди очень даже ничего. С ним так интересно!

Поразмыслив, Мари пришла к выводу, что за последние дни сестренка сильно перенервничала и потому излишне радужно оценивает развитие событий.

Позже Полли позвонила вновь, чтобы рассказать, как встретилась с Китти и убедила ту, что признание в краже не повлечет за собой возбуждения нового уголовного дела. В итоге Китти явилась к Энди Макгвайру, чтобы извиниться за содеянное. Она взяла шкатулку, повинуясь внезапному импульсу. Ей пришло в голову, что это будет хороший подарок ко дню рождения матери. Однако спустя всего полчаса девчонка запаниковала. Она спрятала злосчастную шкатулку в дровяном сарайчике Гранье в надежде, что такой незначительной вещицы никто не хватится.

Энди великодушно простил Китти. В общем-то он проявил изрядное милосердие к обеим девочкам, чего не скажешь о его отношении к старшей сестре Полли. С ней он обращается гораздо менее бережно.

Мари думала обо всем этом, отпивая по глотку из принесенного стюардом стакана. Неожиданно она сообразила, что Тим Райли что-то говорит.

— Если вы хотите, чтобы я успел на последний рейс, то мне лучше поспешить.

Взглянув на референта, Мари поняла, что тот обращается к Энди, который, по-видимому недавно вышел на террасу. Решительно поставив стакан на столик, она вздернула подбородок и дерзко посмотрела в золотисто-карие глаза, обладавшие над ней такой пугающей властью.

— Я хочу, чтобы Тим подвез меня до аэропорта. Потому что здесь я не останусь больше ни минуты.

Референт бросил на нее испуганный взгляд, потом переглянулся с шефом и поспешно ретировался в дом, явно не желая быть свидетелем назревающего скандала.

— Ты никуда не поедешь, дорогая, — суховато возразил Энди.

— Интересно, как ты меня остановишь? — Мари изо всех сил сдерживалась, стараясь не показать, как сильно ранит ее факт присутствия на вилле обольстительной Марты Лопес.

— Если потребуется, силой.

Мари усмехнулась.

— Не посмеешь. Я буду кричать.

— Сколько угодно. Шум мне не помеха. А вот обманывать себя я не позволю.

Повисла напряженная пауза.

— И это говорит джентльмен! — хмыкнула Мари спустя минуту. — Ну что ж, напомни мне об условиях нашего дурацкого договора, согласиться с которыми ты меня вынудил!

Энди удивленно поднял бровь.

— Вынудил? Разве не ты явилась ко мне в пятницу, вырядившись как уличная проститутка?

— Не смей называть меня так! — в ярости прошипела Мари.

— Типично женские штучки! — Энди рывком расслабил галстук, затем стянул его через голову и швырнул на столик. Глаза Мари расширились, когда через миг он принялся с врожденным изяществом освобождаться от пиджака. — Это так просто: сначала вскружить мужику голову, а когда бедолага заглотал наживку, помахать ему ручкой!

— Только не корчи из себя жертву женского коварства! — Замечание Энди не на шутку разозлило Мари. Разве не он еще в офисе перевел их разговор в эту плоскость? И не он с предельной четкостью дал понять, что единственная ценность Мари заключается в ее соблазнительной внешности?

— Именно так, — кивнул Энди. Его взгляд потемнел. — Рад, что ты упомянула об этом. Помнишь, как пять лет назад ты обвела меня вокруг пальца? Правда, не я тогда рыдал…

— Ты… ублюдок! — Голос Мари дрогнул. Меньше всего ей сейчас хотелось вспоминать, как гнусно она себя чувствовала, увидев Энди, демонстративно целующегося с рыжеволосой дочкой банкира.

Энди бросил пиджак поверх галстука.

— Я никому не позволю называть меня так. — От него словно повеяло ледяным ветерком.

— Мне все равно. Я убираюсь отсюда! — произнесла Мари с оттенком триумфа.

— Никуда ты не уйдешь. За тобой должок, не забыла? Или считаешь меня полным идиотом?

— Послушай, мне некогда с тобой пререкаться. — При упоминании о долге у Мари мороз пошел по коже. — Я должна успеть с Тимом в аэропорт.

— Сказано тебе: ты остаешься здесь. Я так решил.

— Ох-ох! — презрительно закатила Мари глаза.

— Смотри, я тебя предупредил.

С непроницаемым видом шагнув вперед, он ухватил Мари за талию и приподнял. На мгновение потеряв от неожиданности дар речи, та размахнулась, намереваясь хлестнуть его по щеке, но он увернулся, ловко пригнув голову.

— Если еще раз попытаешься ударить, я вынесу тебя во двор и брошу в бассейн. Там ты быстро охладишься. — С этими словами Энди взвалил ее на плечо, словно вязанку хвороста. В таком положении кулачки Мари не могли причинить ему никакого ущерба.

— Я не умею плавать! — в ужасе взвизгнула она.

— Что ж, придется прыгнуть с тобой. Но я все равно остужу твой пыл. — Сказано это было на ходу: он решительно зашагал через гостиную в холл.

— Если ты сейчас же не отпустишь меня, я начну звать полицию! — заявила Мари.

— Разве ты уже не боишься захлебнуться?

— Мистер Макгвайр, не слишком ли… э-э… жестоко вы обращаетесь с гостьей? — прозвучал в холле голос. У входной двери стоял готовый к отъезду Тим Райли.

— Не вмешивайся! — рявкнул на него шеф. — Мы с Мари прекрасно проводим время.

— Это наглая ложь! — завопила та, отчаянно пытаясь вырваться.

— А… ну тогда я ухожу. На той неделе вернусь.

— До свидания, Тим! — с натугой произнес Энди, придерживая свою извивающуюся ношу.

Раздался звук захлопнувшейся двери. Словно сообразив, что теперь помощи ждать неоткуда, Мари притихла. Воспользовавшись этим, Энди, вместо того чтобы направиться к бассейну, быстренько поднялся по лестнице и свернул в свою спальню.

— Отпусти меня, — жалобно попросила Мари, вися вниз головой.

— Ладно, так и быть. Тем более что ты все равно никуда от меня не денешься.

Он поставил Мари на толстый ковер. Напротив них находились распахнутые двери балкона. Легкий морской бриз шевелил шелковые занавески. Справа стояла широкая кровать, изголовье которой было украшено замысловатой резьбой. Увидев это соблазнительное ложе, Мари окончательно упала духом.

Она повернулась к выходу, но там, подпирая дверь спиной и сложив руки на груди, спокойно стоял Энди. Ворот его белоснежной рубашки был распахнут, загорелая шея обнажена, на смуглом лице застыло выжидающее выражение, в глазах вспыхивали золотистые искорки.

— Может, скажешь наконец, почему ты вдруг решила вернуться домой?

Мари нервно выпрямилась и побледнела.

— Если ты вообразил, что я пристроюсь в хвост длиннющей очереди твоих шлюх, то должна тебя разочаровать, — тихо произнесла она.

Энди ухмыльнулся.

— Не стоит потакать своей мнительности, дорогая. Добро пожаловать в мой дом!

5

— Ты говоришь мне правду? — Мари недоверчиво вглядывалась в лицо Энди.

— Не думал, что ты с такой легкостью поддаешься на провокации! — сверкнул тот глазами. — Повторяю, дом родителей Марты находится немного дальше по побережью. Она частенько ко мне заглядывает, причем без всякого предупреждения. Сегодня я совершенно ее не ждал. А ты подняла бучу только из-за того, что во время твоего приезда на моей вилле оказалась другая женщина. Разве не стыдно?

У Мари и без этого замечания пылали щеки. За последний час ее настроение менялось несколько раз. Она уже вообще не понимала, на каком свете находится.

— Возможно, я погорячилась, но у меня есть свои принципы…

— О которых ты мгновенно забываешь, когда тебе предлагают кругленькую сумму, — коварно вставил Энди.

— Ты снова о том чеке, который вручил мне твой отец! — застонала Мари. — Думаю, пришло время выложить всю правду. Известно ли тебе, что Джеффри заставил меня уехать из родительского дома?

— Интересно, каким образом? — Голос Энди мгновенно приобрел сухость, а глаза выражали явное недоверие к сказанному.

— Разве ты не знаешь, что в ту пору мой отец запил? Вот Джеффри и предложил мне убраться взамен на то, что оставит папу на работе. Я должна была прекратить с тобой всякие контакты. Понятно, что, если бы отец лишился места, это лишь усугубило бы алкогольную проблему. Не говоря уже о том, что им с Полли просто негде было бы жить.

Наступила тишина. Энди замер, лицо его стало жестким. Чудесные яркие глаза словно потеряли краски.

— Поступок Джеффри бесчестен… если только ты говоришь правду. Я хорошо знаю своего отца и никак не могу предположить, что он способен на подобную низость, — наконец резко заметил он. — Чтобы Джеффри опустился до шантажа? Скорее, это ты лжешь.

Мари и не ожидала, что Энди с готовностью воспримет правду о той давней истории, но ее поразила быстрота, с которой тот отбросил ее версию. Не менее удивительно выглядела уверенность, что Джеффри никогда не вышвырнул бы своего сомелье на улицу. Странно, ведь любой работодатель обязательно постарается избавиться от пьющего работника. Так почему Макгвайр-старший должен вести себя иначе?

— По-моему, вся эта история притянута за уши. — Энди смерил Мари презрительным взглядом. — На самом деле ты тогда получила предложение стать моделью и тебе не терпелось использовать свой шанс. Так или иначе, ты все равно покинула бы дом, поэтому предпочла просто принять чек и исчезнуть.

Вот какое объяснение он придумал! Оно полностью соответствует его представлениям о ветрености и жадности Мари. Стройная логика, жаль только, что она совершенно не увязывается с реальными событиями. А Мари еще имела глупость надеяться, что ее слова перевесят слова Джеффри!

Решив не тратить времени на развенчивание заблуждений Энди, равно как и на продолжение бессмысленной борьбы, Мари сказала со вздохом:

— Там, на террасе, я говорила совершенно серьезно… Я уезжаю. Если тебе так необходима любовница, почему ты не займешься Мартой Лопес? Похоже, она только этого и ждет.

— Видишь ли, мне трудно это объяснить, но я все-таки предпочитаю тебя, — с ленцой произнес Энди.

— Не в моих правилах заводить отношения с мужчиной, который параллельно встречается с другими женщинами,

— Насколько ты видишь, моя кровать пуста. С Мартой меня кое-что связывает, но я не намерен обсуждать это с тобой, дорогая. — Энди медленно приблизился к Мари и взял в руки ее лежащую на плече косу.

— Что ты делаешь? — с тревогой спросила та.

— Мне больше нравится, когда твои волосы распущены.

— Думаешь, меня очень интересует, что тебе по душе, а что нет?

— Что ж, постепенно я приучу тебя интересоваться моим мнением.

Она взглянула в сияющие медово-карие глаза, и у нее перехватило дыхание. Тем временем пальцы Энди расплетали ее косу. Все, что требовалось сделать Мари, чтобы положить конец подобной вольности, это проложить некоторое расстояние между собой и Энди. Однако она почему-то осталась стоять на месте.

— Я не очень хорошо усваиваю предметы, которые не хочу изучать. — Мари произнесла это и ужаснулась тому, как явственно в ее голосе прозвучало отчаяние. — Отпусти меня домой, Энди. Из твоей затеи ничего не выйдет…

— Позволь об этом судить мне.

— Но ты сам говорил, что желаешь получить опытную любовницу, — напомнила она, предпринимая последнюю попытку убедить его в том, что он выбрал совсем не ту женщину, которая ему нужна. — А я, если можно так выразиться, начинающая…

— У меня и в мыслях не было ждать от тебя профессионализма, — бесстрастно парировал он.

Мари вздохнула и призналась, сильно покраснев:

— Дело в том, что я… девственница. Расплетавшие косу пальцы замерли.

— Брось, это даже не смешно. Мари скрипнула зубами.

— А я и не собиралась тебя смешить!

Энди стиснул ее локти, вынуждая поднять голову, и пристально посмотрел сверху вниз в голубые глаза.

— Если бы я всякий раз позволял тебе водить меня за нос, он давно отрос бы у меня до размеров огурца. Девственница? Это ты-то? Француженка? Даже пять лет назад меня не совсем убедили твои разговоры о том, что до замужества девушка должна сохранять чистоту. Но до конца я не был уверен, и это тебя спасло.

Мари нервно сглотнула.

— Почему ты так уверен, что я говорю неправду?

— Для этого ты слишком эротично выглядишь, — сразу же ответил Энди. — Ходишь, двигаешься, разговариваешь, как женщина, которая отлично изучила свое тело.

— Но ведь я давно в нем существую…

— Все равно… Девственницу сейчас не сыщешь днем с огнем. Особенно твоего возраста. Лично мне ни одной не попалось.

— Не хочешь ли ты сказать, что расспрашивал об этом каждую встречную девушку? — хмыкнула Мари. Она уже начала терять терпение. Кроме того, ее оскорбляло недоверие Энди в таком интимном вопросе. Мари выдернула локти из его ладоней, но он взамен тут же взял ее за плечи. — Вообще, пора тебе взглянуть правде в лицо и признать тот факт, что далеко не все женщины возносят секс на столь высокий пьедестал.

— Эту чушь ты мне тоже не скормишь. Если можно так выразиться, пьедесталами я не питаюсь. Предпочитаю блюда, приготовленные моим личным поваром. Скажи, ты, часом, не вознамерилась внушить мне чувство вины за наше маленькое соглашение? Не это ли истинная причина твоей последней попытки создать проблему на ровном месте? — иронически усмехнулся Энди. — Если бы я хоть на секунду поверил в твою невинность, только бы ты меня и видела. Но того, в чем ты меня уверяешь, просто не может быть. Это аксиома.

Что ж, еще одна логически выверенная цепь соображений. Придраться не к чему. Но слова Энди задели Мари за живое. А еще больше оскорбило известие, что он сомневался в ее невинности еще пять лет назад. В его заявлении содержалось море цинизма, но самым ужасным оказалась мысль, что Энди воспринимает ее точь-в-точь как остальные мужчины. То есть как некий неодушевленный объект, предназначенный для реализации их чувственности. Они видели в Мари этакую секс-бомбу, слишком эротичную, чтобы обладать умом. Удивительно, как вообще Энди снизошел до объяснения ей причин присутствия на его вилле Марты Лопес!

Прикусив губу, Мари смотрела на него, и ей начало мерещиться, что она видит некий обобщенный мужской образ.

— Я не желаю быть твоей любовницей!

— Вот как? В таком случае ты не должна позволять мне раздевать тебя. Предупреждаю, стоит мне увидеть твою наготу, и я сделаю что угодно, лишь бы уложить тебя на спину.

Занятая своими невеселыми мыслями, Мари даже не заметила, что он успел расстегнуть молнию на платье. Сейчас она в неком ступоре наблюдала, как Энди осторожно спускает платье с ее плеч, высвобождая из-под пестрой ткани полную грудь в белом кружевном лифчике.

— Энди… нет!

— Могу поклясться чем угодно, что ничто и никогда не волновало меня так, как твоя восхитительная грудь, — зачарованно прошептал он.

От его слов Мари бросило в дрожь. В этот миг платье упало на ковер. Но она смотрела не на него, а в глаза Энди. В них разгоралось знакомое пламя, от которого у Мари подкашивались ноги. Ее природная скромность потерпела поражение под воздействием мысли, что он искренне восхищается тем, по чему скользит его взгляд. В каком-то смысле Мари даже подбадривало выражение глаз Энди. Втайне она всегда мечтала о чем-то подобном. Ей никогда никого не хотелось, кроме Энди. Ему словно предначертано было стать первым мужчиной в ее жизни. И последним. Единственным.

Искушение было слишком велико. Почему Мари должна притворяться, что только предложенное Энди жесткое соглашение свело их вновь? Не она ли пять долгих лет тщетно искала человека, способного подарить ей те ощущения, которые неизменно возникали с Энди?

Он подхватил ее на руки и понес к необъятной кровати.

— Как долго я этого ждал!

Пока он откидывал покрывало и укладывал Мари на белые хрустящие простыни, та взволнованно шепнула:

— Правда?

Энди снял с нее туфли и выпрямился. Его взгляд был устремлен на Мари.

— Боже правый, ты еще сомневаешься!

Она затрепетала, окутанная сиянием золотисто-карих глаз, сердце в груди бухало молотом. Лежа перед ним в одном белье, Мари испытывала сильнейшее смущение. Ее лифчик и трусики были гораздо скромнее, чем иной купальник, но еще никогда не чувствовала она себя менее одетой.

— Ты единственная женщина, которая отвергла меня. Очень удачный ход, дорогая… — Энди медленно расстегивал рубашку. На его красивых губах играла улыбка. — Наверное, поэтому я и хочу тебя так сильно.

На лицо Мари набежала тень.

— О Господи! Это вовсе не ход, я ничего не предпринимала намеренно…

— Нет? — Он сбросил рубашку. — Ладно, сейчас это уже неважно.

Мари думала иначе. Для нее имело очень больше значение, что у Энди сложилось о ней столь невысокое мнение. Впрочем, пока он раздевался, она не могла сосредоточиться на этой мысли. Хотя нельзя сказать, чтобы она впервые видела Энди без рубашки. Пять лет назад он однажды пригласил ее искупаться с ним в крытом бассейне Касл-рока. Она отказалась. И не только потому, что не умела плавать. Ее пугали возможные пересуды. Люди стали бы говорить, что Мари Гранье желает прыгнуть выше головы. Ей уже приходилось сталкиваться с человеческой недоброжелательностью, и она прекрасно отдавала себе отчет, какие разговоры пойдут, когда станет известно, что дочка сомелье встречается с сыном и наследником Джеффри Макгвайра. Исходя из этих соображений, единственное, что позволяла себе Мари, это изредка полюбоваться лебедями в комплексе ухоженных водоемов примыкавшего к хозяйскому дому парка.

С усиливающейся сухостью во рту она смотрела на широкую, превосходно развитую грудь Энди и планки мускулов на его животе. Он был восхитителен. Впрочем, иного и невозможно было ожидать. Бронзовый загар, бугорки мышц и золотистые завитки волос на коже придавали ему очень мужественный и эротический вид. Очень скоро Мари поняла, что никакая сила не заставит ее отвести взгляд от этого завораживающего зрелища. Она покраснела, но лишь удобнее устроилась на подушке и с еще большей жадностью прикипела взглядом к узким бедрам и длинным ногам Энди, которые все еще были скрыты брюками.

— Надеюсь, ты сделаешь все это, — тихо произнес тот.

— Что? — не поняла Мари.

Он быстро освободился от остатков одежды и остался в одних шелковых черных трусах.

— То, что обещает твой взгляд, — усмехнулся он с оттенком некоторой плотоядности.

И без того красное лицо Мари сделалось пунцовым.

— Догадываюсь, что тебе приятно думать о таких вещах… — пролепетала она.

— Я способен распознать страсть, — заверил он ее, снимая с себя последнюю деталь туалета с таким спокойствием, которому Мари могла только позавидовать. Сама она совершенно не была способна на подобное самообладание.

Энди выпрямился во всей своей умопомрачительной наготе, и у Мари перехватило дыхание. Как любую другую девушку, ее всегда интересовало, как выглядят мужчины в некоторые интимные моменты жизни… но не до такой степени, чтобы она не спала из-за этого по ночам. Многие парни разгорячались в присутствии Мари, и тогда она инстинктивно сторонилась их. Исключение составлял лишь Энди. Однако сейчас его нагота потрясла ее. Мари даже вообразить не могла, что он может выглядеть столь пугающе.

— Мы не соответствуем друг другу, — с трудом выдавила она.

Охватившая ее паника была столь велика, что, забывшись, она облекла в слова вертевшуюся в голове мысль. Однако в следующий миг опомнилась и, готовая от смущения провалиться сквозь землю, крепко зажмурилась.

— Это комплимент, дорогая? — В тихом голосе Энди ощущалась улыбка. И самодовольство.

Его ничем не проймешь, подумала Мари в приступе глубочайшего самоуничижения. В следующую секунду рядом с ней скрипнул матрас, и она осознала, что находится в постели уже не одна. Мари широко распахнула глаза, тут же наткнувшись на словно дышащий мужской взгляд. Непосредственная близость Энди окончательно лишила ее способности дышать, а сердцу придала неимоверное ускорение.

— Иди ко мне… — хрипло попросил он, притягивая ее к себе за плечи.

С этого момента он уже не останавливался. Накрыв ртом нежные розовые губы Мари. Энди жадно проник между них языком, который сразу принялся плясать в паре с ее собственным в захватывающем, чрезвычайно1 чувственном танце. Поцелуй лишил Мари последней воли к сопротивлению. В прошлом Энди уже однажды заставил ее почувствовать, насколько будоражащим может быть простое прикосновение губ. Сейчас же его искусность привела Мари к полному поражению.

Наконец Энди отпустил чуть припухшие губы Мари и окинул ее горящим взглядом.

— По идее мы сейчас должны были бы сидеть внизу, наслаждаясь неспешным ужином при свечах…

— Я не могу есть! — воскликнула она с оттенком испуга, как будто ей действительно грозила подобная трапеза.

— Позже… — Казалось, он упивается скрытым смыслом этого слова вкупе с гораздо более волнующей альтернативой принятию пиши.

Пока Мари как прикованная не отводила взгляда от его завораживающих глаз, он просунул палец под расположенную спереди застежку бюстгальтера, и через секунду кружевные чашечки разошлись. Ладони Энди немедленно подхватили высвободившуюся из плена грудь. В ту же минуту горло Мари сжалось от почти болезненного потока ощущений. Это было первое откровенное прикосновение Энди к ее обнаженному телу. А стоило тому провести большими пальцами по розовым соскам Мари, как она едва не потеряла сознание и хрипло застонала. Но самым трудным испытанием для нее был неотрывный взгляд Энди.

— Пять лет назад ты лишила нас даже этого, — с упреком напомнил он ей.

Пока он нежно поглаживал отвердевшие соски Мари, та безуспешно пыталась справиться с сотрясавшей все ее тело ответной дрожью. Если бы у нее хватило сил, она сказала бы Энди, что на самом деле ее тогдашнее поведение было очень мудрым. Даже сейчас Мари была не способна контролировать себя, а что же говорить о тех временах, когда она была влюблена в него. Тогда она предпочла боль, оставшуюся после потери самого дорогого человека, нескольким быстротечным минутам в постели с ним, за которыми непременно начался бы долгий и мучительный период исцеления уязвленного самолюбия.

— Я намерен сделать все, чтобы ты потеряла голову от страсти, дорогая. — Это было нечто среднее между угрозой и обещанием.

— Ты уже достаточно в этом преуспел, — дрогнувшим голосом ответила она, раздираемая пронзительностью наводнивших ее тело ощущений и страхом перед их интенсивностью.

Энди поудобнее уложил Мари, разметав, как ему давно хотелось, ее темные шелковистые волосы по подушкам.

— Что ты, я еще только начинаю…

Одним ловким движением он стянул с Мари трусики. Уверенные действия Энди заставили ее невольно задуматься, сколько женщин имело счастье на собственном опыте испытать его искушенность в постельных утехах. Мысль уколола Мари словно булавкой, но в этот миг золотоволосая голова Энди склонилась над ее грудью. Он взял губами сосок и стал без зазрения совести истязать чувствительную плоть. Понадобилось совсем немного времени, чтобы коварные ласки его языка и осторожные прикосновения зубов ввергли Мари в такое состояние, при котором она окончательно потеряла способность владеть собой.

— Я знал, что у тебя восхитительное тело, — простонал Энди, с некоторым изумлением глядя на нее, — но не мог даже представить, что ты окажешься любовницей, о которой мужчина способен лишь мечтать.

Мари недоуменно заморгала.

— Мечтать?

— Ты так быстро загораешься, — пояснил он, ведя ладонью по ее стройному бедру. Достигнув колен, он мягко раздвинул их.

Мари замерла. Она вдруг очень остро ощутила свою незащищенность, многократно подчеркнутую уверенностью Энди, а также силой его чувственного подъема. Не позволяя Мари опомниться, он расположился между ее раздвинутых бедер. В эту минуту она вдруг вспомнила, как некоторые приятельницы признавались, что во время первого опыта с мужчиной не испытали ничего, кроме неприятных ощущений.

— Если ты сделаешь мне больно, я больше не стану этим заниматься, — сдавленно предупредила его Мари.

— Больно? — удивился Макгвайр. — Что ты, дорогая! За всю жизнь я не причинил боли ни единой женщине.

Немного успокоившись, Мари благосклонно приняла новый поцелуй, который повлиял на нее сильнее, чем слова. Понадобилась всего пара секунд, чтобы ее страхи улеглись. Конечно, она напряглась, когда пальцы Энди достигли темных волос внизу ее живота. Однако когда тот отыскал среди шелковистых завитков особенно чувствительную точку, размышления о дальнейшем стали для Мари невозможны. Она даже в мечтах не представляла себе, что можно испытывать такое наслаждение. Растворяясь в пронзительном удовольствии и неосознанно извиваясь под воздействием страстных импульсов, Мари переживала то волшебное состояние души и тела, которое можно назвать не иначе, как нестерпимой негой.

Когда интенсивность ее чувств стала невыносимой, Энди каким-то чудом понял это. С едва сдерживаемым нетерпением он налег на нее, но в последний момент у него все же нашлись силы остановиться. Скрипнув зубами, он поднялся с-постели и принялся рыться в ящике комода.

Охваченная бесстыдной лихорадочной жаждой близости, тяжело дыша, Мари наблюдала за ним. Наконец Энди в сердцах выругался вполголоса и повернулся к ней.

— Ты в порядке? — Вопрос скорее был похож на мольбу.

Он спрашивает у меня разрешения, подумала Мари. Учитывая то обстоятельство, что Энди дрожал от желания поскорее овладеть ею, его вежливость приобретала особое значение.

— Да… конечно.

Со вздохом облегчения Энди вернулся в постель и снова припал к губам Мари. Одновременно он подхватил ладонями ее ягодицы и приподнял навстречу своему движению. В тот же миг Мари ощутила меж раздвинутых бедер горячий нажим твердой мужской плоти. Поглощенная острым желанием полного слияния, которое Энди давно породил в ней своей пылкостью, она сама подалась вперед нижней частью тела, совершая старое как мир, знакомое любой женщине действие. Но даже этого Мари показалось мало, и в конце концов она обвила его ногами. В ответ на ее безмолвную просьбу он двинулся вглубь.

В первое мгновение Мари была потрясена волшебным ощущением проникновения, которому сопутствовало несказанное наслаждение и чувство невероятной интимности происходящего. Но тут резкая боль безжалостно вырвала ее из объятий удовольствия. Мари жалобно вскрикнула.

Энди застыл, глядя не нее сверху вниз и даже не пытаясь скрыть изумления.

— Не может быть… — хрипло прошептал он. Его явно шокировало открытие, что Мари не лгала, говоря о своей девственности.

— Все, я прекращаю… — произнес Энди сквозь зубы, тем самым до крайности разочаровав Мари.

Она провела дрожащей рукой по золотистым кудрям Энди, вглядываясь в его медово-карие глаза.

— Не надо останавливаться на полпути… — Произнося эти слова, Мари чувствовала, как пылает ее лицо. Однако ей не хотелось, чтобы Энди подумал, будто она нарочно решила воспользоваться моментом, который для него являлся, мягко говоря, не самым лучшим.

— Да, дорогая, — согласился Энди. — Боюсь, что если я остановлюсь сейчас, то просто умру!

Потом он сделал нечто такое, что еще сильнее удивило Мари: вошел в нее с безграничной нежностью, тем более трогательной, что это доставило ей несказанно большее наслаждение. Зрачки Мари расширились.

— Тебе будет хорошо, — пообещал он с непривычной мягкостью в голосе.

На миг она вновь испытала боль, но потом все вдруг как-то переменилось. Мари словно вернулась к Энди, чтобы окончательно отбросить сомнения, снова потерять над собой контроль и лишь напряженно выгибаться навстречу движениям чудесной твердой плоти, скользившей в древнем ритме, который неожиданно открылся ей во всей своей прелести. С губ Мари срывались короткие стоны, в глубине ее тела постепенно нарастало удовольствие. Наконец Энди подвел Мари к заветному мгновению, когда она словно вознеслась на головокружительную высоту, чтобы там испытать ни с чем не сравнимое ощущение восторга, которое насквозь пронзило ее экстатически содрогающееся тело…

Спустившись с небес на землю. Мари обнаружила себя по-прежнему распластанной под Энди. Однако ее ничуть не смутило это обстоятельство. Напротив, она попыталась придвинуться к нему еще ближе, с жадностью вдыхая жаркий, влажный и чрезвычайно чувственный аромат его распаленного тела. Ее душа переполнилась невыразимой нежностью к тому, кто подарил ей такие восхитительные мгновения. Это чувство вылилось в многочисленные признательные поцелуи, которыми Мари принялась покрывать лицо и плечи Энди.

Однако тот неожиданно напрягся и произнес со странной сухостью:

— Прекрати лизаться.

Мари похолодела. На нее вдруг словно обрушилась каменная плита. Но прежде чем она успела что-либо сообразить, Энди убрал с ее лица спутавшиеся волосы, поцеловал в раскрасневшиеся губы и улыбнулся.

Именно улыбка и убедила Мари в том, что она, должно быть, неправильно истолковала слова Энди. Вероятно, он просто дразнил ее.

— Признаюсь, ты сразила меня наповал, -хрипло выдохнул он.

Судя по всему, его не разочаровало открытие, что партнерша оказалась не такой опытной, как он ожидал. Что касается Мари, то после близости с Энди она пребывала на седьмом небе от счастья.

— Я виноват перед тобой, дорогая. Мне следовало внимательнее прислушаться к тому, что ты говорила. — Было заметно, что Энди очень смущен.

Мари совершенно не ожидала от него проявления подобных чувств.

— Верно, — согласилась она, но сразу же погладила его по волосам, чтобы он не подумал, что у нее в душе затаилась обида.

— И все же мне до сих пор не верится. Все эти годы тебя окружали мужчины, но ты так и не снизошла ни до одного из них. И это притом, что тебя никак нельзя назвать холодной женщиной.

— Ты оказался самым настойчивым из всех, — произнесла Мари с некоторой робостью.

— Наверное… — Энди отстранился от нее и сел на кровати. — Сегодня ты пробила огромную брешь в образе той расчетливой особы, который успел сформироваться в моем сознании относительно тебя.

— Вот и хорошо… — улыбнулась Мари.

Ее тело приобрело такую легкость, что, казалось, она вот-вот взлетит под потолок. Созерцание Энди наполняло ее сердце счастьем. Больше всего Мари хотелось бы вновь прижаться к нему, но она боялась показаться назойливой. И все же ее тянуло обнять Энди, сказать, как он красив, как она любит его. Это желание пришло к Мари еще до того, как она осознала, что былые чувства вновь вернулись к ней. Однако внутренний голос пока не советовал ей делать подобного признания.

— Тем не менее я очень рад, что у тебя хватило сообразительности заранее предусмотреть неизбежность нашей близости, — сказал Энди, играя прядью ее волос.

Мари сморщила лоб, пытаясь сообразить, о чем идет речь. Ей показалось, что она потеряла нить разговора.

— Прости, я не совсем понимаю?.. Он легонько ущипнул ее за щеку.

— Когда я понял, что все мои… гм… резинки остались в другой комнате, не представляешь, дорогая, как мне было приятно узнать, что ты лучше организована, чем я.

По коже Мари пробежал холодок. Когда она заговорила, ее голос звучал слегка придушенно.

— Лучше организована? — Внезапно Мари вспомнила, как Энди рылся в ящике комода. К своему стыду, она только сейчас смекнула, что он искал там презервативы.

— Девственница, на всякий случай принимающая противозачаточные таблетки, поступает очень благоразумно, — продолжал Энди.

Мари его сентенция показалась тяжелее гигантского астероида. Сама она была далека от того, чтобы столь категорично высказываться насчет своего благоразумия.

— Но… я ничего такого не принимаю, — пискнула Мари.

— То есть? — Благостное выражение лица Энди несколько переменилось.

— Я не принимаю таблеток и не пользуюсь никакими другими средствами контрацепции, — тихо повторила Мари.

Энди стиснул зубы. Прищурив глаза, он с минуту пристально вглядывался в ее обеспокоенное лицо, и его взгляд медленно наполнялся яростью. Наконец одним резким, заставившим Мари съежиться движением Энди спрыгнул с кровати.

— Но ведь я же спросил, в порядке ли ты, можно ли нам заняться любовью!

Повисла новая пауза. С упавшим сердцем Мари едва слышно произнесла:

— Я ответила «да», но мне показалось, что ты вкладываешь в сказанное буквальный смысл… Откуда мне было знать, что тебя интересует, принимаю ли я противозачаточные таблетки? — Ее голос дрожал, а сама она от осознания собственной глупости готова была свернуться калачиком и умереть.

— Ах вот как?! Выходит, ты всего лишь неправильно поняла меня! По-твоему, это было простое недоразумение? — процедил Энди, гневно сверкнув глазами. — Неужели ты в самом деле надеешься, что я поверю в подобную чушь?

Мари опешила.

— А что же еще это могло быть, если не недоразумение?

— Классический случай ловко устроенной женской западни! — злобно произнес Энди. Его лицо в один миг стало чужим.

— Западни? — повторила Мари побелевшими губами.

— И я в нее угодил, как последний дурак! С моим-то везением во всем, что имеет отношение к тебе, ты наверняка уже беременна…

— Нет, только не это! — испуганно подняла она голову.

Происходивший между ними разговор неприятно поразил ее. Как Энди мог вообразить, что она преднамеренно увлекла его в авантюру, связанную с отсутствием предохранения? Неужели он и вправду верит, что Мари обрадуется нежданной беременности? Одна ее школьная подружка стала матерью-одиночкой и позже очень сожалела о своей беспечности.

— Я тоже надеюсь, что все обойдется. Но, если ситуация обернется иначе, ничего не поделаешь: придется мне содержать тебя и ребенка как минимум лет двадцать! — пожал Энди плечами. -Немалая плата за твою драгоценную девственность. Все, я иду в душ!

Когда он удалился в смежную ванную, с треском захлопнув за собой дверь, Мари совсем сникла. Ее короткое счастье оказалось иллюзорным. Она все никак не могла поверить, что Энди способен заподозрить ее в такой низости. Какой же дурой надо быть, чтобы вообразить, что ей легко удастся переменить давно устоявшееся мнение Энди на ее счет! Вероятно, сейчас она получает то, что заслужила.

Ведь ничего не изменилось. Энди по-прежнему богат, а она бедна. Равенство между ними невозможно изначально. И он снова причиняет Мари боль. Когда же она чему-нибудь научится?

Энди сказал, что ему нужен только секс. Мари дала ему желаемое. Казалось бы, на этом и конец. Но нет, она сидит здесь и чувствует себя алчной расчетливой потаскушкой, которую он снял на часок на углу улицы!

Соскочив с постели, Мари с чувством постыдной неловкости оглядела скомканные простыни. Расплата пришла к ней даже раньше, чем можно было ожидать.

— Если ты сама себя не ценишь, мужчины тем более не станут этого делать, — предупреждала ее мать.

Так на что же Мари надеялась, продавая себя?

Давясь слезами, она принялась искать платье, чтобы встретить Энди в достойном виде. Как на грех, ее одежды нигде не было видно. Мари поспешно подняла валявшееся на ковре покрывало, надеясь обнаружить платье там, и в этот момент шум воды в ванной прекратился. Мари обуял приступ паники.

Ее дорожная сумка все еще находилась внизу вместе со всем содержимым. Быстро оглядевшись, Мари бросилась к платяному шкафу и распахнула дверцы. Сорвала с вешалки одну из многочисленных рубашек и набросила на себя. Спустя мгновение, покинув спальню, она уже бежала вниз по лестнице. Потом понеслась по дому, на ходу заметив в одной из комнат накрывавшего на стол стюарда. Через минуту Мари миновала входную дверь и выскочила на крыльцо. Здесь ее обдало неожиданно сильным порывом ветра. Однако остановилась она лишь на секунду, а затем понеслась по освещенной фонарями бетонной дорожке к морю. Достигнув берега, Мари скрылась в тени окружавших бухту кипарисов.

6

Здесь ветер был еще крепче. Он сек лицо Мари крупинками песка, словно соревнуясь с пенными морскими волнами, то и дело норовившими обдать ее дождем брызг. Разыгравшаяся стихия словно отражала то, что творилось в душе Мари. Там тоже бушевал шторм. Она брела по берегу, пока не обнаружила небольшую расщелину в скале, куда и забилась, усевшись на корточки и обхватив себя руками. Спустя некоторое время к ней пришли воспоминания…

Мари оставила школу в шестнадцать лет. Она хотела учиться дальше, но отец заявил, что никто из носящих фамилию Гранье никогда не выбивался в академики. Покончив с учебой, Мари подыскала работу продавщицы в местном магазине готовой одежды.

К тому времени, когда ей исполнилось восемнадцать, их встречи с Энди стали очень редки. Он приобрел себе жилье в Эдинбурге и в Касл-рок показывался лишь время от времени. Иногда Мари видела его проезжающим в автомобиле мимо остановки, где она ждала автобуса. Энди улыбался ей или махал рукой, и Мари кивала в ответ. В один прекрасный день он притормозил и предложил подвезти ее домой.

— Спасибо. Очень любезно с твоей стороны, — сказала Мари, глядя сквозь проем окошка с опущенным стеклом, к которому Энди приблизил лицо.

— А может, сначала отправимся куда-нибудь поужинать?

Мари опустилась на пассажирское сиденье еще до того, как он закончил фразу.

— Вижу, тебе понравилась моя идея, — с тонкой улыбкой заметил он.

— Считай, что я просто голодна. — Правда заключалась в том, что еще никто и никогда не приглашал Мари на ужин. Парни, с которыми она изредка встречалась, водили ее в бары, клубы, кино или на различные спортивные состязания.

В течение нескольких следующих недель Мари словно витала в облаках, ни разу не ступив на землю реальности. Единственным напряженным моментом для нее были встречи с городскими приятелями Энди. Те говорили о вещах, совершенно незнакомых Мари: о горнолыжных курортах, опере, балете, лошадях, яхтах и парусных регатах. Девушки обсуждали такую животрепещущую проблему, как сложность найти в продаже хоть одну из тех модных сумочек, которые в нынешнем сезоне начали носить в Париже. Мари пришлось купить себе пару новых платьев, чтобы не стыдно было показаться рядом с Макгвайром.

Как-то раз в одном из клубов она получила предложение подписать контракт с лондонским агентством фотомоделей. Нечего и говорить, что Мари была очень польщена. Однако Энди вмиг подкосил ее надежды под корень.

— Твоего роста недостаточно для подобного бизнеса. В лучшем случае будешь рекламировать кухонную утварь…

Поразмыслив, Мари пришла к выводу, что Энди просто не хотел отпускать ее от себя в такую даль. А так как смысл жизни Мари в ту пору заключался в нем, то она перестала думать о соблазнительном предложении. Вскоре тот пригласил ее на экскурсию в Касл-рок. Однако еще до того, как они обошли первый этаж, появился Джеффри Макгвайр. Мари моментально поняла: тому пришлось весьма не по вкусу, что сын встречается с дочкой сомелье.

— Твоему отцу не нравятся наши свидания, — сказала она Энди.

— Да нет, просто он не ожидал нас увидеть. Ты чересчур мнительна.

Однако не прошло и недели, как Макгвайр-старший пришел в дом Жана — тот в подпитии спал наверху, вместо того чтобы работать в винном погребе, — и предложил Мари убраться из этих мест. Тогда же ей был вручен известный чек, на который вскоре наложил руку протрезвевший Жан.

Мари решила, что наипростейшим выходом из создавшегося положения будет сообщить Энди о решении подписать контракт с лондонским агентством. Она по наивности полагала, что они могут расстаться как друзья.

Следующая встреча оказалась сплошным мучением, которое продолжалось до тех пор, пока Мари не нашла в себе мужества сообщить Энди о своих намерениях.

— Постой-ка, ты что же… даешь мне отставку17 Ты — мне? — По его красивому лицу пробежала судорога.

— Не совсем так, — поспешно произнесла Мари. — Просто я уезжаю, ну а ты… тебя и так подолгу не бывает в Касл-роке. Я никогда не знаю, скоро ли мы увидимся вновь, так не лучше ли нам некоторое время не встречаться вообще?

— Наверное, ты права, — кивнул Энди со странно застывшей улыбкой на лице.

И тут Мари сама стала причиной своего последующего унижения. Зная, что на нынешний вечер запланирован ужин с друзьями в лучшем местном ресторане, она попросила:

— Может, сегодня еще разок встретимся на прощание? — Ей было страшно терять даже минуту из того времени, которое еще можно было провести с Энди.

— Конечно, почему бы нет…

За час до назначенной встречи Макгвайр позвонил Мари и сообщил, что немного опаздывает и встретит ее прямо в ресторане. Он даже прислал -за ней такси, так что она совершенно не подозревала о том, что ее ожидает. Мари по сей день не могла забыть свою медленную прогулку между столиков и последовавшее потом кошмарное отступление при виде Энди, целующегося с их общей рыжеволосой знакомой.

Мари навсегда запомнила, как Макгвайр взглянул на нее через столик с таким выражением в глазах, словно не узнал, кто перед ним стоит. Будто она была чужая, никто. В то же время все присутствующие в ресторане, казалось, таращились на нее и хихикали. Особенно приятели Энди. Те так явно наслаждались сценой ее унижения.

Энди Макгвайр ничуть не изменился, подумала Мари возвращаясь мыслями к текущему моменту своей жизни. Он всегда предполагал худшее и атаковал без предупреждения. Интересно, решился ли бы он выдвинуть столь поспешные обвинения против женщины, принадлежащей к его кругу? Вряд ли. Но, если вопрос касается Мари, тут Энди долго не размышляет!

Она плотнее обхватила себя руками, только сейчас сообразив, что дрожит из-за того, что насквозь пропитанная солеными брызгами рубашка сплошь облепила ее тело.

— Мари!

Услыхав этот зов, она напряженно застыла. Затем увидела бегущего меж громадных валунов Макгвайра. Его светлая, полощущаяся на ветру рубашка и брюки в лунном свете казались серебряными. Вероятно, он покинул виллу в спешке, как и Мари, потому что был босой.

— Мари!

В голосе Энди сквозило такое отчаяние, что дальнейшую игру в прятки она сочла деткой выходкой. В следующее мгновение Макгвайр увидел ее и застыл на месте. Но лишь для того, чтобы через секунду со всех ног броситься вперед. Он схватил Мари в охапку и прижал к груди.

— Я весь берег обыскал, думал, ты утонула… — В горячечном шепоте Энди сплелись тревога, радость и упрек. — Никогда больше так не делай! • Мари с удивлением взглянула на него снизу вверх. Утонула? Его пальцы больно впились в ее плечи, на лице было написано неподдельное волнение. Это казалось странным.

— А если даже так, разве тебе это не на руку? — услышала Мари собственный голос. — В конце концов, если я беременна, моя смерть устранила бы все сложности.

— Святые угодники! Что ты несешь?! — Энди негодующе воззрился на нее. Казалось, его в самом деле не на шутку рассердило подобное заявление. — Неужели ты считаешь меня таким мерзавцем?

— Заметь, я этого слова не произносила. — У Мари от холода зуб на зуб не попадал.

— Да ты вся дрожишь! — спохватился он. — В этих местах шторм налетает неожиданно. — Обняв Мари за плечи, он повел ее к дому. — Между прочим, если бы тебе вздумалось войти в воду и пройти несколько шагов, то последствия могли бы быть весьма плачевными: дно здесь резко обрывается вниз, а ты не умеешь плавать. Естественно, я испугался.

Мари молча плелась вперед. Типично мужские рассуждения! Похоже, Энди считает ее полной идиоткой! Почему она обязательно должна была бросаться в штормовое море?!

Погруженная в эти мрачные размышления, Мари добрела до того места, где начинался подъем. Здесь он неожиданно подхватил ее на руки.

— Ты очень устала, — пояснил он. — Ничего, примешь горячую ванну, поешь и сразу почувствуешь себя лучше.

Остаток пути Энди нес ее, а войдя в дом, направился прямо в роскошную ванную и усадил на шезлонг. Потом открыл краны.

— Забирайся скорей, — сказал он, когда ванна наполнилась почти до краев.

Босиком, с закатанными до колен брюками и растрепавшимися на ветру золотистыми кудрями, Энди был далек от привычной элегантности. Удивительно, но после всего случившегося Мари по-прежнему находила его чрезвычайно привлекательным.

— Только после того, как ты уйдешь.

Карие глаза Энди блеснули.

— Одну я тебя не оставлю. Ты можешь упасть в обморок, да и вообще… мало ли что…

— Твоя опека мне ни к чему. Я и на берег-то побежала, только чтобы оказаться подальше от тебя!

Не вступая в дальнейшие споры, Макгвайр попросту подхватил ее и усадил в ванну прямо в рубашке. Очутившись в ласковой теплой воде, Мари притихла. Ее глаза наполнились слезами.

Энди посмотрел на нее и хрипло произнес:

— Если ты и в самом деле забеременела, я женюсь на тебе.

Мари вздрогнула от неожиданности. У нее даже в висках заломило. Не может быть… Это все блажь. Всерьез он так не думает. Чтобы Энди Макгвайр женился на дочке слуги только потому, что обрюхатил ее? Нет, эти слова он произнес под воздействием груза вины. В действительности он содрогается при одной лишь мысли, что возьмет в жены простую, не обладающую никакими титулами или положением в обществе девушку.

— Такие жертвы ни к чему. Я как-нибудь сама справлюсь с трудностями. — Мари произнесла то, что, по ее мнению, должна была сказать, но, однако, отметила, как сладко заныло в груди глупое сердце при мысли о все еще возможном счастье.

— Я сделал ошибку и беру на себя всю ответственность, — возразил Энди. И добавил едва слышно: — Прости меня…

— Ладно, только отпусти меня завтра домой, — сдержанно попросила Мари, не поднимая глаз. Последние слова Энди полностью подтвердили догадку, что именно подвигло его сделать столь неожиданное предложение.

Наступило молчание.

— Нет. Я, конечно, сожалею, что все так обернулось, но не настолько, — сказал наконец Энди.

Мари пожала плечами.

— Не понимаю, что ты выгадываешь от моего присутствия?

— Тебя.

Мари откинулась на спину и закрыла глаза. Еще никогда не чувствовала она себя такой усталой. Незаметно к ней подкралась дрема. Вынырнув из короткого сна, Мари обнаружила, что Энди стаскивает с нее мокрую рубашку. Прежде чем она успела что-либо возразить, он закутал ее в махровую купальную простыню.

— Возможно ты пока не осознаешь этого, дорогая, но нам будет очень хорошо вдвоем, — упрямо гнул свое Энди. — Завтра наступит новый день, засияет солнышко, и тогда ты поймешь, что я прав.

Истощенная нервным напряжением и физической усталостью, Мари без сил опустилась на застланную заново постель.

— Тебе необходимо поесть, — заметил он.

— Я не могу. — Взгляд Мари упал на резьбу изголовья. — Какая красивая кровать… Ой, а это что? Распятие?

— Ну да, — кивнул Энди. — Это так называемая брачная кровать. В здешних местах до сих пор сохранился обычай, при котором молодожены проводят на таком ложе первую после свадьбы ночь.

Мари прикусила губу, пронзенная мыслью о том, как кощунственно они с Энди — невенчанные! — использовали сегодня эту чудесную постель.

— Мы не должны были сюда ложиться!

— Дорогая, в конце концов, это всего лишь кровать, — резонно заметил он.

Бросив на него взгляд, в котором отразилось все презрение по поводу мужской неспособности понять естественный ход вещей, Мари все-таки легла. Вскоре она уснула, но перед этим произнесла про себя обычную молитву.

Как и предсказывал Энди, утро наступившего дня оказалось солнечным. Мари обнаружила, что лежит одна. Вмятина от головы на соседней подушке отсутствовала. Первым делом Мари отправилась под душ, чтобы вымыть голову, куда вчера набилось изрядное количество песка. Облачившись в голубую шелковую юбку и белый «топ» на тоненьких бретельках, она остановилась перед зеркалом.

В этот момент дверь спальни приоткрылась. Удостоверившись, что Мари не спит, Энди переступил порог. Сегодня на нем были светлые полотняные брюки и черная футболка.

— Завтрак? — предложил он.

— Я готова съесть лошадь, — призналась Мари, стараясь не встречаться с ним взглядом. Ее щеки окрасил легкий румянец.

Не говоря больше ни слова, Энди распахнул дверь во всю ширь, и ожидавший в коридоре стюард вкатил в спальню уставленную блюдами тележку. Через минуту на балконе был накрыт стол. Не заставляя себя упрашивать, Мари села на предложенный Энди стул и потянулась к стеклянному кувшину с апельсиновым соком. Наполнив стоявший перед ней стакан, она положила себе на тарелку несколько маленьких сандвичей с разной начинкой.

Энди наблюдал за ней с блеском в глазах.

— Сегодня мы все начнем заново.

— Вот как?

Мари не поднимала глаз от быстро пустеющей тарелки. Шутит он, что ли? Заново! То есть нужно сделать вид, что вчера ничего не произошло?

Едва ощутимая боль в промежности служила Мари достаточным напоминанием о том событии, участниками которого они с Энди стали накануне. Но не это беспокоило Мари. Ее не покидали мысли о возможной беременности. Еще стоя под душем она прикидывала то так, то этак, подсчитывая дни месячного цикла. Итог оказался неутешительным. По всему выходило, что Энди занялся с ней любовью в самый удачный для зачатия момент. Мари замирала при мысли, которая к этому моменту уже почти стала уверенностью, что прямо сейчас в таинственных глубинах ее организма крошечные клетки деловито занимаются созданием новой жизни.

— Мари… — Энди положил пальцы на ее потянувшуюся за очередным сандвичем руку. — За тобой будто кто-то гонится. Или ты уже ешь за двоих?

Она подняла голову. Огромные голубые глаза на ее бледном лице поражали своей красотой.

— Если это шутка, то не очень удачная. Он вздохнул.

— Знаю, о чем ты думаешь, дорогая. Вчера ты заметила вырезанное на изголовье кровати распятие, и тобой завладели тривиальные обывательские суеверия.

— Ничего подобного! — вспылила Мари.

— Нет? Бьюсь об заклад, что если бы поблизости находилась церковь, ты всю ночь простояла бы там на коленях. — Энди с сожалением покачал головой. — Пойми же, мы не сделали ничего плохого!

Мари плотно сжала губы и отвела взгляд.

— И никакого наказания тебя за это не ожидает, — убежденно произнес он.

— Потому что мы всего лишь поддались природным инстинктам, верно? — не удержалась Мари.

Энди встал из-за стола, взял ее за плечи и прижал к себе.

— Ты самая очаровательная пессимистка на свете! Постарайся уяснить простую вещь: что бы ни случилось, я позабочусь о тебе.

Услыхав эти слова, она погрустнела. Примечательным было то, что Энди больше не заговаривал о женитьбе. Вероятно, за ночь он как следует взвесил свое порывистое, необдуманное предложение и сейчас благодарен Мари за то, что она не приняла его. Ей очень хотелось спросить, что скрывается за обещанием позаботиться о ней, но она не решалась этого сделать, боясь, что и так знает ответ. Энди рассуждает о суевериях и наказании, даже не понимая, что тем самым уже прояснил свою точку зрения. Далее он наверняка заявит, что самым мудрым решением в сложившейся ситуации будет прекращение отношений.

Пусть прекращение, но только не той жизни, что зачалась во мне, решительно подумала Мари. Ни за что! Ребенок должен родиться.

— Ладно, садись и спокойно продолжай завтракать, — сказал Энди. — Мне очень приятно наблюдать за женщиной, у которой такой хороший аппетит.

Неожиданно для себя, Мари хихикнула.

— Боюсь, я уже не смогу проглотить ни крошки!

— Я тоже.

— Да ведь ты ничего не ел!

— Ошибаешься, дорогая, я позавтракал, пока ты спала. — Его голос приобрел легкую хрипотцу.

Отметив это, Мари тут же почувствовала, как мужская рука скользнула вниз по ее бедру. Она подняла лицо и в тот же миг встретилась с восхитительными карими глазами. Они сияли словно расплавленное золото. Сила их откровенно чувственного выражения немедленно вызвала у Мари острую ответную реакцию. Во рту у нее пересохло, и она сама придвинулась к Энди поближе, движимая непреодолимым и бесстыдным, как ей казалось, желанием. Внутри нее разлилось тепло.

На его губах появилась довольная улыбка, при виде которой Мари затрепетала. Энди зарылся пальцами в ее густые шелковистые волосы, большими пальцами поглаживая мочки аккуратных ушей. Его действия еще больше усилили дрожь Мари.

— Вчера я сам себе не доверял и потому решил не ложиться с тобой в одну постель, — признался он. — Ты нуждалась в отдыхе, так что я расположился на ночь в соседней комнате. Сначала долго ворочался в кровати, а потом пошел в ванную и стал под холодный душ.

— Ты мазохист?

— Нет, это вынужденный поступок. Одна лишь мысль о тебе причиняла мне… боль. — Его голос стал еще более хриплым, дыхание коснулось ее щеки.

Спустя секунду жаркие губы Энди припали ко рту Мари. У нее голова пошла кругом, и она так и не узнала, сколько прошло времени, прежде чем он отстранился и потянул ее за руку в спальню.

Мари ввергло в смятение то, как быстро и легко он сбил ход ее трезвых соображений. Она вся дрожала, охваченная подобием лихорадки, исцелить которую был способен только Энди. И отказаться от этого Мари не могла. Прежде всего потому, что любит его. Она больше не могла обманывать себя, что находится с ним только вследствие дурацкого договора. Просто ей пришлось довольствоваться тем, что предложила судьба.

— О чем ты думаешь? — спросил он, увлекая ставшую вдруг удивительно податливой Мари в постель.

— Ни о чем… — Она скользнула ладонями по теплому мускулистому торсу, впервые за все время осмелившись на подобное прикосновение.

Энди вытянулся, напоминая нежащегося под ласковыми поглаживаниями тигра. Его глаза сощурились от удивления, губы изогнулись в загадочной как у древнего сфинкса улыбке.

Неважно, сколько мы будем вместе, но я постараюсь сделать все возможное, чтобы он запомнил меня навсегда! — поклялась себе Мари.

Словно подумав о том же, Энди принялся покрывать поцелуями ее шею. Ощущение мужской плоти, уже чудесно отвердевшей, готовой к любовному соитию и обжигающей жаром даже через разделявшую их одежду, будто раздувало пламя в теле Мари. Тая в объятиях Энди, она смутно догадывалась, что сегодня ее. ожидает гораздо более упоительное наслаждение, чем вчера…

Стоя перед зеркалом в ювелирном магазине и разглядывая серебряное колье с бирюзой, Мари охватила взглядом все свое отражение, и у нее невольно расширились глаза. Она едва узнала себя в образе этой элегантной стильной леди.

За три истекшие недели ее внешний вид разительно переменился. Зажав гордость в кулак, она позволила Энди купить ей несколько туалетов. Еще никогда прежде Мари — как и большинству ее приятельниц — не приходилось носить одежду, которая была привычной для женщин и девушек того круга, к которому принадлежал Энди Макгвайр. Практически каждая подобная вещь являлась единственным в своем роде авторским произведением какого-либо известного дизайнера. Поначалу Мари даже страшно было показываться на улице в таких платьях.

Сейчас она уже чувствовала себя уверенней. Ее нынешний наряд был изумительного голубовато-зеленого цвета, причем во время движения оттенки переливались. Прическа Мари несла явные следы посещения эксклюзивного парикмахерского салона. То же касалось изысканного макияжа.

В мочках ее ушей покачивались серьги в виде капель бирюзы, запястье обвивал браслет серебряных часов. И вот сегодня Энди решил подарить ей бирюзовое колье. Поначалу он намеревался остановить выбор на золоте с брильянтами, но Мари осадила его. Ей больше нравилось серебро. К тому же она знала, что, по меркам Энди, подобные украшения не стоят почти ничего. А для нее они на всю жизнь останутся драгоценными воспоминаниями о волшебных днях, которые она провела с возлюбленным. Как бы то ни было, она сможет показать это будущему ребенку.

Мари слегка нахмурилась, вспомнив о недавнем разговоре с Энди. В тот день она словно встала не с той ноги. Задержка месячных составляла уже несколько дней, а утренняя дурнота подтверждала опасения насчет возможной беременности. Однако Мари решила, что, пока не убедится окончательно, она не станет волновать Энди. От подружек она слыхала, что задержку может вызвать и перемена климата.

Но, когда Энди принялся дразнить ее лентяйкой, не желающей подниматься с постели, Мари не удержалась от раздраженного отклика:

— Послушай, я неважно себя чувствую.

— Что, наступило критическое время месяца? — тихо и несколько напряженно спросил Макгвайр.

— Да, — слетело с ее губ, прежде чем она успела задуматься над ответом.

А может, я и в самом деле напрасно извожу себя глупыми страхами? — подумала Мари.

— Так это же хорошая новость, верно, дорогая? — Лучезарная улыбка на лице Энди лучшим образом продемонстрировала, какое облегчение он испытал при этом известии. — Она означает, что ты не беременна, правда?

Правда, мрачно подумала тогда Мари. Только не это, а твое истинное отношение ко всему происходящему. На следующий же день она тайно посетила врача в городе и узнала, что действительно находится на ранней стадии беременности. Но Энди так ничего и не сообщила. Зачем, если он не желает этого ребенка? И вообще, единственное, что у нее сейчас осталось, — это гордость!

Воспоминания прервал голос Энди.

— Дорогая! Насколько я понимаю, колье тебе нравится?

Поспешно изобразив на губах улыбку, Мари обернулась к нему.

— Оно великолепно!

Но не так, как ты сам, могла бы она добавить, не в силах удержаться, чтобы не обхватить любовным взглядом красивое смуглое лицо Энди и всю его сильную стройную фигуру. За пять минувших лет Мари не могла даже представить, как счастлива будет с ним в течение трех недель. Это фантастическое состояние не могло омрачиться даже мыслью, что результатом их отношений стала нежелательная, с точки зрения Энди, беременность. Постаравшись отрешиться от подобных размышлений, Мари всецело отдалась дивным дням, незаметно перетекавшим в полные взаимной страсти ночи. Для нее все слилось в один сплошной праздник.

Расплатившись с продавцом, Энди взял Мари за руку, и они вышли на улицу, чтобы тут же отправиться в соседнее кафе-мороженое. Так проходило большинство их дней.

Мари уже начала ощущать в себе некоторые перемены. В частности, ее грудь приобрела повышенную чувствительность, а на некоторые продукты она даже смотреть не могла. Но ведь все это можно будет скрывать хотя бы еще несколько недель?

Жизнь текла своим чередом, пока однажды за ужином Энди не заметил:

— Если ты не надумаешь рассказать мне, что тебя беспокоит, дорогая, я всерьез обижусь.

Мари застыла в изумлении. Ей-то казалось, что она держится абсолютно естественно!

— Не понимаю, с чего ты взял, что я беспокоюсь? — Эти слова были произнесены несколько неуверенно.

— Видишь ли, тебя нельзя назвать молчаливой, но в последнее время ты постоянно куда-то уносишься мыслями. Так что же случилось? Это как-то связано с твоей семьей? Ты никогда не упоминала об отце и сестре, но наверняка скучаешь? — Он выжидательно смотрел ей в лицо.

Мари почувствовала себя очень неловко. О семье она не заговаривала по той простой причине, что эта тема была очень тесно связана с договором, приведшим ее на Мальорку.

— Не понимаю, почему бы тебе не позвонить Жану? — добавил Энди с видом человека делающего щедрый жест.

— Но… я уже несколько раз беседовала по телефону и с ним, и с Полли, — в замешательстве произнесла Мари.

Энди, делавший в этот момент глоток кофе, поперхнулся.

— Я думала, ты не станешь возражать. И кроме того… я подолгу не разговаривала.

— Постой-ка, если я правильно понимаю, — Энди вытер губы салфеткой, — ты преспокойно болтала с отцом и сестрой чуть ли не каждый день?

— Если тебя беспокоит стоимость звонков…

— Замолчи! Ты не понимаешь, что натворила!

— Послушай, прекрати разговаривать со мной в таком тоне! Можно подумать, я совершила что-то ужасное…

— О да, совершенно ничего! — Энди схватил поднявшуюся из-за стола Мари за руку. — Только растрезвонила своим родственничкам, что находишься здесь со мной!

— Ничего подобного! — резко возразила Мари, почувствовав болезненный укол при слове «родственнички».

От неожиданности Энди даже отпустил ее запястье.

— Нет?

— Ты уж как-то совсем низко оцениваешь мои умственные способности, — обиженно заметила она. — И вообще… Думаешь, пребывание с тобой на этой вилле составляет предмет моей гордости? Если так, то ты ошибаешься. Мне стыдно сказать отцу и сестре, что я так низко пала!

Энди смотрел на нее, будто не веря собственным глазам. Его взгляд был темнее ночи. Повисло тяжелое гнетущее молчание.

Мари не выдержала первой:

— Отец и Полли думают, что я сменила квартиру. Новый адрес они не спрашивали, потому что писем мы друг другу не пишем, — произнесла она, сплетая пальцы, чтобы те не дрожали. — Я сказала, что пользуюсь таксофоном, по номеру которого нельзя позвонить. Так что тревожиться тебе не о чем.

— Прости, я неправильно тебя понял. — Тон Энди был холоден. — Ведь Жан служит у меня. Я полагал, что в твоих же интересах оставить его в неведении.

— Верно. Что толку распространяться о временной связи? — язвительно заметила Мари. — Спасибо, что одел меня как королеву. Теперь вряд ли кто-нибудь заподозрит, что я фабричная работница!

Вновь наступила тишина, к которой больше всего подходило определение «убийственная». Энди упорно молчал. В конце концов его поведение привело Мари в ярость. Вы только посмотрите на него! — думала она. Он явно решил продемонстрировать выдержку!

Она подождала еще минут пять, но на этом ее терпение лопнуло.

— Я тебя ненавижу, Энди Макгвайр! — сорвалось с ее губ.

— Разумеется, — ответил тот бесстрастным тоном. — Секс по обязанности не самая хорошая основа для нормальных отношений. Что ж, ничего не поделаешь. Это мой выбор и моя ошибка.

На глаза Мари навернулись слезы. Она крепко зажмурилась, и ей удалось не расплакаться. Ну почему он все ухудшает? Может, уже сыт ею по горло? Ладно, пусть так. Все равно она в любом случае собиралась уехать. Ведь не сидеть же здесь до тех пор, пока живот не полезет на нос!

Резко повернувшись, Мари убежала с террасы, на которой они сидели. Ей почему-то очень захотелось очутиться под душем. Стоя под струями прохладной воды, она вволю наревелась. Только через час Мари с покрасневшими глазами выглянула из ванной. К счастью, в спальне было пусто. Вынув из комода ночную сорочку, она накинула ее — впервые за время пребывания на вилле, так как прежде спала обнаженной, — и забралась в постель.

В предутренние часы, когда Мари лежала без сна, дверь спальни отворилась и кто-то вошел. С замиранием сердца Мари увидела силуэт полностью обнаженного, если не считать повязанного вокруг бедер полотенца, Энди.

Мари закрыла глаза, надеясь, что он уйдет. Ничуть не бывало. Вскоре она ощутила, как рядом прогнулся матрас. Не успев опомниться, Мари скатилась в ту сторону, и в тот же миг Энди заключил ее в объятия.

— Нам нужно поговорить…

Она придерживалась на этот счет противоположного мнения. Изменить ничего уже нельзя, поэтому что толку тратить время на ненужные беседы? Лучше использовать оставшиеся часы, чтобы получить максимальное удовольствие.

Подумав так, Мари потерлась об Энди всем телом, потом прижалась как можно плотнее и потянулась к его губам. Тот застыл от неожиданности, и на один ужасный миг ей показалось, что он сейчас оттолкнет ее. Но нет! Сообразив, что происходит, Энди рывком опрокинул Мари на спину, властно подмял под себя и углубил поцелуй со страстью изголодавшегося по любви человека.

Спустя некоторое время он отстранился и несколько секунд вглядывался в освещенное сумеречным лунным сиянием лицо Мари.

— Я хочу тебя, но…

Она не желала ничего слышать. Зарывшись пальцами в его влажные после душа волосы, Мари вновь пригнула голову Энди к себе. У того вырвался хриплый стон, и она поняла, что сопротивления не будет. Мари прекрасно знала, чем можно свести Энди с ума. Не прошло, и пары минут, как он стал таким же заложником страсти, как и она сама. С этого мгновения желание поговорить окончательно покинуло его.

Их нынешнее соитие ничуть не напоминало то медленное, томительное нагнетание чувственности, которому они так часто предавались во время послеполуденной сиесты. Сегодня Мари словно выпустила на волю ураган страсти, который оказался неподвластным даже ей самой. Энди вошел в нее со страстной нетерпеливостью, быстро подвел к пику блаженства, и Мари громко и хрипло вскрикнула, не узнавая собственного голоса. Но не успела она отдышаться, как снова понеслась ввысь. Потом все повторилось сначала. Затем еще. И еще… Пройдя бесконечный, как показалось Мари, круг наслаждения, она осталась совершенно опустошенной и в то же время странным образом насыщенной. Произошло это уже на рассвете. Машинально отметив, что солнце взошло, Мари повернула голову к Энди, но оказалось, что тот спит.

Она лежала рядом с ним, спрашивая себя, почему сегодня все было так необычно. И вскоре догадалась: Энди прощался с нею. Он знал, что все кончено. Решение об этом пришло к нему еще до того, как он пришел в спальню, надеясь, вероятно, обнаружить Мари крепко спящей. Он желал свободы. И вовсе не потому, что потерял к Мари интерес. Просто днем между ними все пошло вкривь и вкось, а он терпеть не мог подобных сцен. Возможно, он наконец уяснил, что на самом деле Мари не ненавидит его, а любит.

А если не уяснил тогда, то сейчас-то уж наверняка смекнул. Трудно было не понять очевидного после всего, что произошло в этой постели. Мари набросилась на него, как свихнувшаяся нимфоманка. Не нежно и искушающе, нет. В нее будто бес вселился.

Вероятно, пресс мыслей о беременности и беззащитности сделал меня чрезмерно чувствительной, решила Мари. Позже ей пришло в голову, что, возможно, она только воображает, будто понимает, о чем думает Энди.

Спустя несколько часов, тем же утром, она получила ответ на этот вопрос. Энди, полностью одетый, разбудил ее. В бежевом летнем костюме и темно-синей рубашке он выглядел просто великолепно.

— Мне придется ненадолго уехать, — прямо сказал он. — Отец Марты еще на прошлой неделе договорился со мной о встрече. Ему требуется мой совет в одном деле. — Он искоса взглянул на Мари. — Наш с тобой разговор мы продолжим, когда я вернусь, но за это время ты должна собрать вещи. Во второй половине дня мы вылетаем в Эдинбург.

Однако Мари рассудила иначе. Она решила избавить их обоих от тягостного расставания. Разумеется, Энди найдет логическое объяснение всему, что между ними произошло, подкрепит неизбежность разлуки множеством доводов. И будет абсолютно безразличен к чувствам Мари. Так зачем ждать?

Через час после отбытия Энди Макгвайра, по просьбе Мари, стюард Эрнесто доставил ее в аэропорт. Однако, как только он уехал. Мари взяла такси и направилась обратно в город. Еще раньше, в кафе и барах, ей попалось на глаза несколько объявлений о найме. Пусть Энди покидает Мальорку, а Мари останется здесь. В Шотландии у нее больше нет ни работы, ни жилья. А денег осталось не так уж много. К отцу в Касл-рок она не вернется ни при каких обстоятельствах. Ее беременность чрезвычайно смутит Жана. К тому же по деревне пойдут сплетни… Нет, уж лучше попытаться выпутаться самой.

7

Стоя под парусиновым навесом, затенявшим пустые столики, Мари выпрямилась и помассировала ноющую поясницу. В четыре часа дня посетителей почти не бывало, однако официанткам все равно не разрешалось садиться.

Уже восемь недель минуло с того дня, как Мари покинула виллу Макгвайра. Она быстро пожалела об опрометчивости своего поступка, потому что все обернулось совсем не так, как виделось ей изначально, Аренда комнаты на Мальорке стоила гораздо больше, чем Мари предполагала по своей наивности. Она истратила почти все остававшиеся деньги еще до того, как нашла работу официантки. До сих пор ей удалось скопить ровно столько, сколько стоил билет на самолет до Эдинбурга.

В довершение ко всему летний сезон заканчивался, и временному персоналу было объявлено о скором увольнении. Так что Мари предстояло лишиться работы. Вернувшись на родину, она будет очень остро нуждаться в средствах. Вот и выходит, что идея остаться на Мальорке была не такой уж хорошей. Дома Мари смогла бы найти гораздо более выгодное место, тем более что тогда ее живот еще не был заметен. А сейчас она уже с трудом втискивалась в брюки на резинке.

И зачем только она предоставила Энди возможность избежать ответственности за последствия их короткого романа? По истечении времени собственное поведение представилось Мари очень глупым и близоруким. Сначала она опрометчиво солгала, сказав, будто у нее начались месячные, причем только затем, чтобы уменьшить очевидное беспокойство Энди. Потом ей пришлось действовать в рамках собственного обмана.

А ведь он в самом деле испытал облегчение, с горечью подумала Мари. Секс сексом, но дети — это уже нечто совершенно иное. Именно так рассуждает обычный среднестатистический мужчина. А Энди, судя по всему, начисто лишен отцовского инстинкта.

Однако Мари поступила бы гораздо более благоразумно, если бы сказала ему правду: она ждет ребенка и намерена рожать. Почему она должна чувствовать себя виноватой из-за того, что приняла подобное решение? И почему, скажите на милость, она решила освободить Энди Макгвайра от ответственности? Было сумасшествием первой бросать его, зная, что вскоре он сам даст ей отставку! Да, их отношения потеряли свою романтику, но тем более уместным стало бы проявление элементарного благоразумия.

Глаза Мари защипало, и она несколько раз моргнула, прогоняя слезы. Неожиданное воспоминание о том, как она вела себя с Энди в последнюю ночь, заставило ее содрогнуться от болезненного чувства самоуничижения. И обиды. Вот она стоит здесь, беременная, несчастная и одинокая, без средств к существованию, и даже не находит утешения в осознании того, что нашла в себе силы удалиться с гордо поднятой головой!

Краешком глаза Мари наконец заметила, что за одним из дальних столиков появился посетитель. Она направилась туда, но, не пройдя и двух шагов, вдруг узнала очертания стройной подтянутой фигуры, неповторимую посадку головы и общую ауру уверенности и властности, всегда окружавшую этого человека. Мари застыла на полпути, чувствуя, что сердце подскочило к самому горлу.

Энди медленно снял солнцезащитные очки, окинул Мари пристальным взглядом. Было заметно, как стиснулись его зубы. И все равно, даже несмотря на мрачную напряженность и строгий официальный костюм, он выглядел невероятно привлекательным и чувственным.

Мари захлестнула волна любви. Глупо, конечно, но ей безумно захотелось, чтобы он улыбнулся. Почему он так мрачен? В конце концов, что такого она сделала? Избавила его от ненужной головной боли! Едва ли на это можно обижаться. Большинство мужчин были бы благодарны, что подружка ушла сама, без душераздирающих сцен…

— Присядь, — предложил Энди.

— Не могу. Нам не разрешается садиться за столики. — Мари произнесла это неуверенно. Больше всего ей хотелось узнать, соскучился ли Энди так же сильно, как и она. Может, он разыскал ее, чтобы сказать об этом? Окрыленная внезапным проблеском надежды, она порывисто спросила: — Что будешь пить?

— Или садись, или скажи, где живешь, и мы отправимся туда, чтобы поговорить, — натянуто произнес Энди.

— Как ты меня нашел?

— С величайшим трудом. Спасибо, Полли помогла…

— Полли? — упоминание о сестре ошеломило ее.

— Мари, я принес известие, которое тебя огорчит…

Уже почти поверив в свою фантазию о том, что Энди приехал, чтобы просить ее вернуться к нему, Мари в глубине души усмехнулась над словом «огорчит».

— Ты ничем не можешь огорчить меня. Но лучше закажи что-нибудь, иначе мне придется отойти от столика. Я не могу стоять здесь и болтать с тобой. — Мари повернулась, действительно намереваясь уйти.

— О Боже! — возмущенно воскликнул Энди, тут же, впрочем, понизив тон. — Твой отец болен…

Мари замерла. Потом в испуге взглянула на него.

— Я приехал, чтобы забрать тебя домой. Ты должна быть рядом с Жаном. — К Энди вновь вернулось привычное самообладание.

От волнения Мари покрылась испариной, окружающее поплыло у нее перед глазами.

— Болен? Что с ним?

— У него катастрофическое положение с желчным пузырем. Нужно делать операцию, но врачи неожиданно обнаружили у Жана диабет…

От этой новости у Мари еще сильнее закружилась голова, и она на ощупь опустилась на стул, даже не вспомнив о запрете садиться. Затем в глазах у нее потемнело, и сознание покинуло ее.

Выплыв из мрачных глубин дурноты, Мари обнаружила себя лежащей на узкой кровати в своей комнате, которая располагалась над кафе. Супруга владельца заведения оживленно болтала с Энди на смеси испанского и английского.

В этот миг Мари вдруг поняла, что ее отца больше нет. Именно это известие Энди пытался мягко сообщить ей.

— Он что, умер внезапно? Как мама? — сдавленно прошептала она.

Энди тут же повернулся к ней с выражением крайнего беспокойства на лице.

— Что ты! Жан жив. Просто состояние его довольно серьезно. Но шансы выкарабкаться есть. Ему сначала проведут укрепляющую терапию и лишь потом сделают операцию, понимаешь?

Бледная как пергамент, Мари не без труда вникла в суть сказанного. Мозг работал медленно. К тому же она успела так основательно убедить себя, что появление Энди обусловлено личными мотивами, что ей стоило немалых усилий перестроиться. Ею овладела полная растерянность.

— Папа… жив?

— Да, только очень болен.

— Всего два дня назад я разговаривала с ним по телефону, — сказала Мари, сначала приподнявшись на локте, а потом приняв сидячее положение.

Энди тоже присел на край кровати. Его взгляд был серьезен.

— Все произошло очень быстро. У Жана случился сильнейший приступ, и он потерял сознание от боли. Полли вызвала «скорую помощь», и его сначала отвезли в местную больницу, а затем на санитарном вертолете отправили в Эдинбург, в специализированный центр.

— Значит, врачи говорят, что шансы есть? — с надеждой произнесла Мари. — Вот на этом я и должна сосредоточиться.

— Правильно, — одобрил Энди, поднимаясь. — Я подожду внизу. Если соберешься быстро, вечером мы будем в Эдинбурге.

Как ни беспокоилась Мари об отце, она все же сообразила, что Энди не просто предпринимает попытку утешения. Скорее всего, он в самом деле хочет поскорее доставить ее в больницу, опасаясь, что Жан не переживет этой ночи.

— У тебя здесь были какие-то дела? — спросила Мари по дороге в аэропорт. Ей хотелось понять, насколько сильно Энди связан с происходящим.

— Нет, я приехал за тобой. Полли сообщила мне, что ты работаешь в каком-то из здешних кафе. Для начала я обзвонил их все, но хозяева подобных заведений редко регистрируют временных работников. Пришлось лететь сюда и проводить собственные поиски.

— Я должна была дать Полли свой адрес. Прости, что все так вышло, — пробормотала Мари, придя в сильное замешательство при мысли о том, какие неудобства причинила Энди эта история. Подумать только, ему пришлось лететь на Мальорку только ради нее! — И.. спасибо тебе.

Поблагодарив его, она надолго умолкла. Ей подумалось, что Энди, должно быть, ужасно зол на нее. Но разве станешь его винить? Вообще-то Макгвайры всегда подчеркивали, что заботятся о своих работниках. А Жан, если можно так выразиться, потомственный служащий. И еще существует Полли, которой всего шестнадцать. Кто-то должен опекать ее. Внутренне содрогаясь, Мари догадалась, что данную миссию возложил на себя Энди.

Весь полет она проспала. Энди разбудил ее за двадцать минут до приземления, чтобы она успела сходить освежиться. Несмотря на сильнейшее беспокойство об отце, Мари не могла не отметить того прискорбного факта, что Энди очень сдержан с ней. Разумеется, он внимателен, вежлив, старается оказывать всяческую поддержку, но… уж очень отстранен и холоден.

— До больницы я доберусь сама, — сказала Мари, когда они прибыли в Эдинбург. — Еще раз спасибо за все. Ты оказал мне неоценимую услугу.

— Нет, я еду с тобой, — возразил Макгвайр. — Попробую уговорить Полли сделать передышку. Она уже валится с ног. Кстати, не удивляйся, увидев у постели отца мою экономку.

— Салли Хадсон?

— Если не ошибаюсь, на прошлой неделе Жан сделал ей предложение. — Заметив изумленный взгляд Мари, Энди вздохнул. — Вижу, отец не сообщал тебе, как разворачиваются дела в семье.

Он угадал. Мари действительно была не в курсе происходящего. Впрочем, она знала, что между отцом и Салли давно установились дружеские отношения. То, что они переросли в нечто большее, могло ее только порадовать. В конце концов, Жан долго оставался вдовцом.

Обо всем этом Мари размышляла по пути в госпиталь. У самых дверей она посмотрела на Энди, уловив момент, когда его взгляд был устремлен в другую сторону. Тот показался ей очень напряженным. Наверное, его неимоверно раздражает наше вынужденное общение, пронеслось в ее голове.

— Мне ужасно неловко, что все так обернулось, — в очередной раз заметила Мари, входя впереди Энди в больничный лифт.

Когда дверцы закрылись, он окинул ее непроницаемым взглядом.

— Не пойми меня неправильно, но твоя благодарность создает у меня ощущение крайней неловкости. Ты ничем мне не обязана. Я всего лишь сделал то, что должен был сделать. Это не так уж много. И на том покончим.

Мари уставилась в пол. Ей до боли хотелось ощутить объятия Энди, но она прекрасно понимала, что на это рассчитывать нечего. Слишком многое их сейчас разделяет.

Полли сидела возле палаты. Она как будто стала старше, и уродливой металлической серьги в ее ухе больше не было. Девочка радостно бросилась к Мари, однако, обнимая сестру, обменялась взглядом с Энди.

— Не могу поверить, что ты так быстро привез ее! С папой сейчас Салли, и…

— Я хочу его увидеть, — прервала ее Мари.

— Тогда Салли придется выйти. В палате интенсивной терапии разрешается находиться только одному посетителю. Там очень мало места. — Энди приоткрыл дверь и шепотом позвал экономку.

— Это Энди все устроил, — тем временем сообщила Полли сестре на ухо. — Если бы не он, боюсь, папы уже не было бы в живых…

Наскоро поздоровавшись с Салли, Мари вошла в палату и увидела окруженного множеством аппаратов отца. Тот лежал, не открывая глаз. Черты его лица заострились. Мгновенно позабыв о собственных невзгодах, Мари принялась горячо молиться, прося небеса придать отцу сил для борьбы с болезнью.

Когда спустя долгое время она вернулась в коридор, там ее ждала лишь Салли. Они обнялись и расплакались.

— Не возражаешь, если я вернусь к нему? — спросила Салли, все еще всхлипывая.

— Конечно нет. А где Полли?

— Мистер Макгвайр увез ее к себе, в свою городскую квартиру. Девочке необходимо отдохнуть. Позвони им, пожалуйста. Вот номер. — Салли сунула в руку Мари клочок бумаги с цифрами. Было заметно, что ей не терпится поскорей вернуться к Жану.

Спустившись в вестибюль, Мари позвонила Энди. Тот ответил так быстро, будто дежурил у телефона. Он настоял на том, чтобы Полли как следует выспалась. Мари очень удивило то обстоятельство, что сестра вообще согласилась уехать с Энди, но у нее уже не было сил объясняться на этот счет. Повесив трубку, она устроилась в углу на стуле и попыталась вздремнуть.

Утром Энди привез Полли. Вскоре поступило первое вселяющее надежду известие: Жану стало лучше. Он не только пришел в себя и открыл глаза, но также узнал всех, кто к нему заходил. А Мари даже улыбнулся. Впрочем, через приоткрытую дверь она увидела, что появление Салли обрадовало его еще больше.

Позже Энди предложил Мари отправиться к нему, чтобы выспаться.

— Нет, спасибо, — сдержанно ответила та.

— Послушай, не нужно усложнять и без того непростую ситуацию. — Он взглянул на нее с неодобрением. — Ведь не станешь же ты назло мне спать на садовой скамейке!

— Конечно, соглашайся! — вклинилась в разговор Полли. Затем, с видом давней приятельницы, она принялась прощаться с Энди, почти не обращая внимания на сестру.

Похоже, негодница нашла себе нового кумира, мелькнуло в голове Мари. Действительно, Полли, которая с посторонними обычно держалась замкнуто, с Макгвайром оживлялась, напоминая своим поведением щенка-переростка. Вероятно, их сблизила болезнь Жана. И все же не стоит девчонке забывать, что она общается с работодателем своего отца, а не с приятелем или страшим братом!

— Я вовсе не назло… — начала было Мари, но действия Энди заставили ее остановиться.

Тот подхватил со стула дорожную сумку, обнял Мари за плечи и молча повел к лифту. Она чуть не расплакалась от благодарности. В итоге ей пришлось бороться и со слезами, и с огромным желанием прижаться к Энди, уткнуться лицом ему в грудь и разрыдаться.

Похоже, семья больше не нуждается в Мари. Отец и сестра привыкли обходиться без нее. К тому же рядом с ними пребывает Энди, взявший на себя роль ангела-хранителя. Причем он не желает слышать от Мари слов благодарности. В свою очередь она не хочет быть благодарной. Ей нужна только его любовь, а если это невозможно, то ничего иного не нужно вообще!

Энди заботливо усадил Мари в лимузин.

— У тебя измученный вид. Ты нуждаешься в отдыхе. А может, тебе стоит поплакать? Говорят, женщинам это помогает…

— Прекрати изображать благородство! — поморщилась она, забиваясь подальше в угол.

Энди сел и постучал в перегородку, отделяющую салон от водителя. Лимузин тронулся с места. В тот же миг он рывком притянул Мари к себе. Та успела лишь пискнуть, как улепетывающий от повара цыпленок, и в следующую секунду ее губы жадно накрыл рот Энди. И тут же от состояния плаксивости Мари перешла к демонстрации откровенной чувственности. Лихорадочно отвечая на поцелуй, Мари гладила плечи и волосы Энди. Ее сердце словно сошло с ума, совершая бешеные кульбиты.

Она была настолько рада вновь оказаться в объятиях Энди, что совсем не задумывалась над тем, что делает. Ею двигала лишь любовь и отчаянная жажда близости. Последняя была так велика, что Мари даже испугалась. И, когда Энди прервал поцелуй, она испытала жесточайшее разочарование, к которому примешивалось острое чувство потери.

Глаза смотрящего на нее Энди в полумраке салона мерцали золотом.

— Прости, дорогая. В качестве оправдания могу выдвинуть лишь недосыпание последних дней и недостаток терпения, — произнес он хриплым голосом. — Если подобное повторится, просто оттолкни меня.

Дрожа и испытывая растерянность, порожденную примерно теми же факторами, о которых упомянул Энди, Мари не могла заставить себя посмотреть ему в глаза. Его последняя фраза окрасила ее щеки румянцем смущения. Мари снедало желание не оттолкнуть, нет, но, напротив, со всей силой вновь притянуть его к себе, раствориться в пламени дикой чувственности, когда не нужно думать, а можно только ощущать. В душе Мари все перемешалось. Гремучая смесь любви и ненависти грозила разнести ее на части.

— Салли ты тоже приглашаешь сюда отдыхать? — поинтересовалась Мари, войдя в пентхаус и стараясь поменьше глазеть по сторонам, хотя посмотреть, признаться, было на что.

— Нет. У нее в городе живет племянница.

— Тогда почему Полли останавливается у тебя, а не там? Ведь Салли готовится стать ее мачехой.

Мари заметила, что этот вопрос застал его врасплох. Во всяком случае, тот как-то вдруг напрягся, что показалось ей странным, ведь речь-то шла об обычных вещах.

Как бы то ни было, Энди быстро нашелся с ответом.

— Салли практически не покидала больницы с того дня, как туда попал твой отец, — бесстрастно пояснил он.

Проведя Мари по широкому коридору, он показал ей свободную спальню, а также место, где хранился дополнительный ключ от дома. Ей показалось, что ему не терпится поскорее остаться в одиночестве. Когда он ушел, Мари в самом деле расплакалась. Вместе со слезами от нее словно уходило смущение, оставшееся после страстной вспышки в лимузине, и напряжение последних суток. Упав на кровать прямо в одежде, она быстро уснула.

Проснувшись после полудня, Мари вдруг почувствовала себя бездомной бродяжкой. Примыкавшая к спальне ванная казалась сном, полным сияющего кафеля и потрясающей воображение роскоши. Единственным недостатком этого помещения, пожалуй, можно было назвать чрезмерное количество зеркал.

Хмуро взглянув на свое отражение и поморщившись при виде темных кругов под глазами и сбившихся в подобие колтуна волос, Мари открыла краны и ступила под душ. Спустя несколько минут она почувствовала себя другим человеком. Вытираясь мягким пушистым полотенцем, Мари внимательнее оглядела в зеркале свою фигуру и была поражена тем, что живот стал гораздо заметнее, чем она предполагала.

Ну что ж, так тому и быть, подумала Мари, расправляя плечи и направляясь обратно в спальню.

Но, не успев войти, она вдруг застыла как вкопанная: из коридора туда как раз входил Энди.

— Я стучал… — сказал он. — Ответа не было, и я решил, что ты еще спишь. Приехала Полли. Она говорит, что Жан спрашивал тебя.

— Правда? — воскликнула Мари, тронутая и польщенная этим известием. Она направилась к своей дорожной сумке, стоявшей возле кровати. — Тогда мне лучше поскорее одеться и поспешить в больницу.

Вдруг Энди сдавленно ахнул. Обернувшись, Мари увидела, что он, словно пораженный молнией, смотрит на ее обернутую полотенцем фигуру.

— Ты… — взволнованно начал Энди в полной тишине. — Ты… выглядишь как греческая богиня.

Мари, заподозрившая было совсем иное, слегка успокоилась, хотя комплимент нашла весьма двусмысленным. В свое время она видела в школьных учебниках снимки статуй греческих богинь, фигуры которых были весьма округленными. Мари на всякий случай попыталась втянуть живот и принужденно рассмеялась.

— Не стоит указывать женщинам на то, что они набрали вес, Энди. Ты же знаешь, что я люблю поесть. Может, мне хочется стать крупной, красивой…

— И беременной? — подсказал он, с трудом отрывая взгляд от ее пополневшей талии и переводя на ее испуганное лицо.

— Беременной? — сдавленно повторила Мари, не смея вздохнуть. Все ее силы уходили на то, чтобы удержать живот втянутым. — Ты спятил?

— А давай проверим! Сбрось полотенце и дыши нормально! — Энди шагнул вперед с видом человека, намеревающегося любой ценой доказать справедливость своей гипотезы.

Мари в испуге попятилась. Окажись она без полотенца, и истина сразу же обнаружится.

— Я желаю знать правду, — предупреждающе произнес Энди, уставившись напряженным взглядом в ее расширившиеся глаза.

Мари судорожно глотнула воздух.

— По всему выходит, что это мой ребенок, — продолжил Энди с отзвуком вскипающей ярости в голосе. — Ведь у тебя еще небольшой срок.

— Ладно… ты прав, — прошептала Мари, опустив голову. — Вернее, права природа. Разумеется, это твой ребенок.

— Но тогда почему ты из кожи вон лезла на Мальорке, стараясь убедить меня, что волноваться не о чем? Потому что сама не была уверена? — Энди был потрясен. — Ты обнаружила, что беременна уже после того, как сбежала от меня?

— Нет. — Мари вдруг ощутила весь груз своей вины. — Еще до того я тайком проконсультировалась у врача. Он и подтвердил наличие беременности.

Энди выслушал это признание с мрачным видом.

— Но почему же ты ничего не сказала мне?

К горлу Мари подступил комок.

— Потому что ты не очень-то хотел это знать.

— Неправда, — возразил Энди.

— Ведь я видела, какое облегчение ты испытал, узнав, что я не беременна!

Он на миг прикрыл глаза, словно заставляя себя успокоиться. Затем отвернулся к окну. Чуть поднятые плечи выдавали его напряжение.

— Я действительно рад был это узнать, потому что не хотел, чтобы все случилось так. История повторяется… Мне было неприятно, что наши отношения складываются подобным образом…

— История повторяется? — переспросила Мари, озадаченная его словами.

Энди порывисто повернулся к ней.

— Нечто подобное уже однажды случилось в моей семье.

— А! — Внезапно ослабев, Мари присела на краешек кровати. — В действительности, узнав о беременности, я просто не знала, что мне делать. Может, здесь сыграла роль моя дурацкая привычка говорить людям то, что они желают слышать…

— Это не может служить оправданием! — Энди метнул в нее сердитый взгляд. — Когда захочешь, ты достаточно решительна. То опаляешь меня страстью, то вдруг исчезаешь неизвестно куда. Только одного ты не учла: это и мой ребенок тоже. Я бы женился на тебе еще там, на Мальорке, если бы ты всем своим видом не демонстрировала мне, что не нуждаешься в этом!

Потрясенная неприкрытой болью, слышавшейся в его словах, Мари удивленно взглянула на Энди. Единожды предложив ей стать его женой, он больше ни разу не возвращался к этому предмету. И вот сейчас она наконец сообразила, что сильно обижала его тогда своим поведением. Выходит, он имел самые серьезные намерения!

— Ты тоже держался так, что любая на моем месте могла бы подумать Бог весть что, — ворчливо заметила Мари. — В нашу последнюю ночь я была зла и очень расстроена. Честно говоря, я никогда не воспринимала твоего предложения всерьез. Но, заметь, и сейчас я не желаю выходить замуж за кого бы то ни было только потому, что беременна!

— В жизни часто приходится делать не то, что хочется, — холодно возразил Энди. — Ты станешь моей женой сразу же, как только я смогу это организовать. Выбора у нас нет.

Мари тяжело вздохнула. Может, он просто не умеет делать предложение? — подумала она. Уже второй раз он выбирает какие-то странные выражения. Тем не менее сейчас Мари уже не испытывала желания принять гордую позу и отказать ему. Потому что любит его всем сердцем и потому что он отец ее будущего ребенка. Ей страстно хотелось, чтобы они поженились и счастливо жили вместе. Собственно, только этого ей и хотелось больше всего на свете. Однако Мари не желала, чтобы Энди принимал решение, исходя единственно из того соображения, что она носит его ребенка.

— Я не согласна, что мы лишены выбора. Скажи, пожалуйста, почему ты думаешь, что обязан жениться на мне?

— Да потому, что ситуация загнала нас в угол!

Нечего и говорить, что подобный ответ сильно разочаровал Мари. Энди стремился поступить «правильно», но при этом называл причины. которые ни в какой степени не могли удовлетворить ее. Даже если бы он сказал, что ему всего-навсего приятно находиться в обществе Мари, и то она была бы более убеждена, что их брак окажется успешным. Но очевидно другое: единственным мотивом его поступка является ее беременность.

— Энди, хочешь я тебе помогу? Как насчет того, что дети имеют право знать, кто их родители? — неожиданно прозвучал высокий напряженный голос Полли. Оба вздрогнули. Они напрочь позабыли о том, что девочка тоже находится в квартире. К тому же дверь спальни осталась приоткрытой. — Попробуй предложить моей сестре подумать над этим аргументом. Для Макгвайров он особенно актуален!

— Полли, что такое ты говоришь?.. — пролепетала Мари, изумленно глядя на распалившуюся сестренку.

— Эх ты! — крикнула та со странной нервозностью, продолжая смотреть только на Энди. — Я-то думала, что ты не похож на своего…

— Так и есть, — решительно прервал ее Энди. — Просто меня долго водили за нос. Уж тебе-то это должно быть понятно! Если хочешь знать, я люблю твою сестру. — Он схватил Полли за плечи и легонько тряхнул. — Слышишь меня? И я в самом деле хочу жениться на ней!

С всклокоченными золотистыми кудрями, вся красная от волнения, Полли бешеным взглядом с минуту сверлила лицо Энди, словно проверяя, правду ли тот говорит.

— Мари не хочет, чтобы ты взял ее в жены только потому, что у нее будет ребенок…

— Правильно. Но мне в первую очередь нужна она! — Энди отпустил девочку.

Мари сидела, уставившись в пол. Ей было стыдно, что сестра подслушивала под дверью, не говоря уж о ее возмутительном поведении. Хорошо, что Энди быстро удалось поставить девчонку на место.

— Только не жди от меня извинений! — сказала Полли, по-прежнему обращаясь к Энди, после чего выскочила из комнаты.

Повисла мертвая тишина.

— Пожалуй, я пойду поговорю с ней, — пробормотала Мари.

— Не стоит. Пусть немного поостынет. И вообще… тебя ждет Жан. — Энди провел рукой по золотистым кудрям жестом, свидетельствовавшим о сильном волнении. — Все уладится, дорогая…

— Энди… — Мари устало вздохнула.

— Эх, заварили мы кашу! Полли права. Каждый ребенок вправе знать своего отца.

Что-то в его тоне показалось Мари странным. Она подняла голову, но Энди уже покинул спальню.

8

Жана Гранье перевели в обычную палату. Возле ее дверей Мари обнаружила чем-то обеспокоенную Салли.

— Можно перекинуться с тобой словечком, прежде чем ты войдешь к отцу? — спросила та.

— С ним все в порядке?

— Да, дело идет на лад. Врачи говорят, что через пару недель можно будет сделать операцию. Просто Жан вбил себе в голову, что ему необходимо срочно поговорить с тобой. Можешь кое-что пообещать мне? Сохраняй спокойствие, что бы ты ни услышала, ладно? Ради его же блага. Ведь Жан еще так слаб!

Удивленная Мари кивнула. У нее сложилось впечатление, что Салли хорошо осведомлена о предмете предстоящего разговора. Однако в следующую секунду Мари сообразила, в чем тут секрет.

— Да, понимаю! Мы еще не обсуждали вашей предстоящей свадьбы, — улыбнулась она Салли. — Я очень рада за вас обоих, хотя, признаться, все это явилось для меня неожиданностью.

— Спасибо, детка. — Тревога, однако, не покинула лица Салли. — Но у вас с Жаном речь пойдет не об этом.

Снова она напускает таинственности, как тогда, в Касл-роке! — подумала Мари, направляясь в палату отца.

Жан действительно выглядел бодрее, на его щеках даже появился едва заметный румянец. Опустившись на стоявший рядом с постелью стул, Мари улыбнулась.

— Ты хорошо выглядишь, папа.

— Мне нужно поговорить с тобой и сбросить эту ношу с плеч, — ответил Жан. — Но то, что я собираюсь сказать, расстроит тебя.

Мари ободряюще похлопала его по руке.

— Меня не так-то просто расстроить.

— Это имеет отношение к Полли. Видишь ли… она не моя дочь, — тяжело произнес он.

Мари вздрогнула от неожиданности и пристально взглянула на него.

— То есть как?

— Твоя мама… В общем, в свое время она сошлась с другим мужчиной и…

— Ты дурачишь меня? Мама… с другим?

— Когда Полли родилась, тебе было всего семь лет, — напомнил ей Жан. — Потом мы с Жюстиной долго жили как чужие.

Мари вдруг вспомнила, что в ту пору мать действительно предпочитала спать в ее комнате. У нее перехватило дыхание.

— Но вы с мамой были счастливы. Ведь я помню…

— Позже — да. Но не тогда. Полли — дочка Джеффри Макгвайра и единокровная сестра Энди, — с усилием произнес Жан. — Я никогда тебе этого не рассказывай, потому что не хотел причинять боль и омрачать твои воспоминания о маме.

— Не волнуйся, папа, все в порядке… — с трудом произнесла Мари. Ее руки дрожали.

Как такое могло случиться? Мать, которая с ранних лет прививала дочке моральную чистоту, позволила себе завести роман на стороне! Более того, родила ребенка. Мама и Джеффри Макгвайр? Быть того не может! Уж не бредит ли отец?

— Я простил Жюстин, но она всю жизнь не могла избавиться от чувства вины и страха, что вы с Полли узнаете правду, — продолжил Жан. -Впервые Джеффри увидел Жюстину на одном из приемов в Касл-роке. Я обслуживай; тот вечер и все видел. Они не могли отвести друг от друга глаз. А потом завертелось… Их роман продолжался всю зиму.

Только сейчас Мари поняла, на что в свое время намекала Салли, говоря о том, что Жан не будет в восторге от связи своей старшей дочери с Макгвайром-младшим. «Ты можешь оказаться в ситуации, которую не до конца понимаешь» — сказала тогда она.

Мари вздрогнула. Полли сестра Энди? Как все это… ужасно!

— Прости меня Мари, перед тобой я особенно виноват.

— Почему?

— Когда Джеффри принудил тебя покинуть Энди, я был рад, потому что тоже не хотел, чтобы вы были вместе.

Наступило молчание. Мари словно заново переживала события тех давних дней.

— Но как после всего случившегося ты мог продолжать работать у Макгвайра? — наконец спросила она.

— Видишь ли, детка, я ведь выиграл. Удержал твою маму. — Даже сейчас в голосе Жана прозвучали нотки некоего торжества. — Чего только Джеффри не предпринимал, чтобы отнять ее у меня, но в итоге остался с носом!

Произнеся это, Жан отвернулся к стене. Мари некоторое время сидела, погруженная в свои мысли, машинально разглядывая ногти. Когда она вновь взглянула на отца, оказалось, что тот спит. Тогда Мари потихоньку вышла из палаты. Салли дежурила у двери.

— Папа уснул. Кажется, он успокоился… Вы ведь все знали, правда?

— Насчет Полли я не была до конца уверена, — ответила та. — А все остальное… Я работаю в Касл-роке уже двадцать пять лет, поэтому, конечно, в курсе всего происходящего.

Мари все никак не могла опомниться.

— Но как мама могла так гадко поступить с папой?

— Думаю, на самом деле она не хотела никому причинять страданий…

— Но Джеффри Макгвайр женатый человек. А она была замужем за папой…

— Поверь, они оба сполна расплатились за свои грехи, — вздохнула Салли. — Когда твоя мать узнала, что беременна, она будто опомнилась. Дала Макгвайру отставку, и на том все кончилось.

— Разве? Ведь отцу, пришлось воспитывать чужого ребенка! — Мари невольно сравнивала образ Жюстины, которую знала и любила, с той ветреной незнакомкой, которая едва не разрушила будущее своей семьи, мужа и младшей дочери.

— О, Жан сам настоял на этом. Он обожал твою мать.

— Голова идет кругом, — пожаловалась Мари. Действительно, ее мозг словно распух от непосильной информации. — А Энди? Он-то знает, что Полли приходится ему сестрой?

— Оба все знают. Когда Жану стало известно, что мистер Макгвайр обо всем рассказал сыну, он решил и Полли посвятить в тайну ее рождения.

— Всем все известно, кроме меня одной, — прошептала Мари. — Полагаю, Джеффри признался Энди в тот самый день, когда я находилась в Касл-роке. Ведь он тоже тогда неожиданно приехал.

— А что ему еще оставалось? Энди уведомил его, что возбудил уголовное дело против Полли Гранье. Тот и всполошился. И вынужден был открыть ему правду…

Растерянная и потрясенная, Мари покинула больницу. Чем дольше она размышляла, тем больше все становилось на свои места. Понятно, почему в тот вечер Энди поссорился с отцом. Должно быть, он был так же шокирован, как сейчас Мари. Но ей почему-то ничего не сказал. Напротив, отправил в Берик, подальше от секретов Касл-рока, а сам поехал освобождать Полли. Он провел с ней остаток вечера и, вероятно, впервые как следует рассмотрел свою сестру.

Не исключено, что Энди хотел сблизиться с девочкой еще до того, как той станет известна правда. Но тут вмешался Жан. Он ввел младшую дочку в курс дела, после чего вырвавшуюся наружу истину невозможно стало спрятать обратно. Неудивительно, что Полли так взбудоражена! Впрочем, ей, похоже, пришлось по душе открытие, что у нее есть старший брат, пусть даже по отцу. Собственно, Мари тоже ей сестра только по матери. Не потому ли девочка переменилась к ней? Мари с первой минуты встречи заметила это и была несколько уязвлена.

А Энди-то хорош! Ведь знал, что ситуация коренным образом переменилась, и все равно вынуждал Мари придерживаться их дурацкого договора! Заставил ее прилететь на Мальорку и сделал своей любовницей. И хоть бы раз намекнул, что Полли является их общей сестрой!

Уже стоя в лифте, возносившем ее к шикарному пентхаусу, Мари догадалась, почему Энди так спешит со свадьбой. Дело не только в беременности. Тут затронута семейная честь Макгвайров! Мало того, что достопочтенный сэр Джеффри Макгвайр завел интригу с женой своего работника — результатом чего стало появление на свет Полли, — так еще и сам Энди впутался в подобную историю. Необходимо срочно исправлять положение! А то как бы между всеми родственниками не разразилась война…

Энди встретил Мари на пороге. Его безупречный внешний вид и общая аура физического здоровья почему-то особенно сильно поразили ее. Он был как всегда великолепен. И принадлежал к другому миру, отстоящему от мира Мари на миллионы световых лет. Когда он впервые заговорил о женитьбе, Мари просто обязана была почувствовать подвох. За его словами вырисовывалась нешуточная возможность угодить в западню.

При этой мысли Мари испытала приступ душевной боли, к которой примешивалось острое сожаление по поводу всего произошедшего. Она попыталась справиться со своими эмоциями, но напрасно: в ее груди клокотал гнев.

— Где Полли? — Мари стремительно шагнула мимо Энди в элегантную гостиную. — Я хочу поговорить с ней наедине.

— Боюсь, что из этого ничего не выйдет. Полли уехала.

— То есть? — резко обернулась Мари.

— Она захотела пожить некоторое время у своей подружки Китти. Родители той не возражают.

— И ты позволил ей уехать в таком настроении?!

— Полли и так уже пропустила неделю занятий в школе, — спокойно заметил он. — К тому же сегодня утром она обсудила этот вопрос с Жаном. Не переживай, с ней все будет в порядке.

— Бьюсь об заклад, что ты специально так устроил, чтобы Полли уехала до моего возвращения! — Мари метнула в него сердитый взгляд.

— С чего ты взяла? — удивился Энди.

— Будто ты не догадываешься! — Она подошла к окну, зачем-то выглянула наружу и только потом обернулась. — Почему ты не сказал мне, что твой паршивец-папочка соблазнил мою мать и едва не разрушил брак моих родителей?

Энди напряженно выпрямился, глядя на нее из-под наполовину прикрытых веками глаз.

— Ты… знаешь?

— Да, только почему-то не от тебя! — Мари изрядно задела его спокойная реакция на то, что разрывало ее сердце на части. — Когда ты собирался сообщить мне, что Полли несет в себе гнилые гены Макгвайров?

Глаза Энди полыхнули пламенем.

— Прекрати, дорогая… иначе мне придется ответить.

— Этим ты меня не испугаешь. Как ни верти, а твой отец принес моей семье немало страданий!

— Между прочим, у моей матери в свое время случился сильнейший нервный припадок, от которого она так никогда до конца и не оправилась. Я не знал, в чем заключалась причина болезни, до того момента, пока отец не рассказал мне все. — Заметив, что это сообщение потрясло Мари, Энди продолжил: — Моя мать была очень сдержанной женщиной. Она попыталась сделать вид, будто ничего не происходит, однако, когда отец признался, что ожидается рождение ребенка, ее терпение лопнуло. Неужели ты думаешь, что богатство и положение в обществе защищает людей от душевных потрясений?

— Я как-то не подумала о твоей матери… Наверное, потому что никогда не видела ее. Во всяком случае, не помню, чтобы мы встречались. — Мари покраснела, смущенная тем, что поспешила с обвинениями, не учтя того обстоятельства, что все, кто был причастен к этой истории, в той или иной степени пострадали. Тем не менее это соображение не умалило поселившуюся в ее душе горечь и обиду на всех Макгвайров.

— Моя мать уехала в Эдинбург и больше не появлялась в Касл-роке. Если бы не Полли, мой отец продал бы поместье. В конечном счете истинной жертвой всех этих передряг стала твоя сестра. Или, вернее, наша. — Энди вздохнул. — Мой отец всегда знал, что Полли его дочь, но не был уверен, что об этом известно Жану. Поэтому у него не было иного выхода, кроме как держать по отношению к девочке дистанцию.

— Думаю, да, — вынужденно согласилась Мари.

— Зато сейчас, когда правда вышла наружу, мой отец очень хочет поближе познакомиться с Полли. Однако той требуется время, чтобы привыкнуть к новой ситуации.

Сам того не подозревая, Энди потряс Мари этим сообщением. До сих пор той как-то не приходило в голову, что Джеффри захочет сблизиться с внебрачной дочерью. Странно, но эта очевидная мысль почему-то не посетила ее. А ведь здесь кроется еще одна причина, по которой Энди стремится жениться на Мари. Если это не произойдет, Джеффри вряд ли сможет в ближайшем будущем рассчитывать на благосклонность Полли. Огорошенная новым угнетающим соображением, Мари, однако, не стала развивать эту тему вслух. Слишком унизительно!

Ее прелестное лицо побледнело, выражение голубых глаз окрасилось мукой, и она хрипло произнесла:

— Ты узнал всю правду тем вечером, когда я приехала к тебе в Касл-рок, но мне ничего не сказал!

— Я не мог этого сделать, так как думал, что Жану ничего не известно. Ведь получалось, что он долгие годы растил дочь другого человека… Однако позже, когда я привез Полли из полицейского участка и она наконец удалилась в свою комнату, Жан тоже кое-что сообщил мне. Он давно собирался посвятить Полли в эту историю, но его сдерживало нежелание причинять тебе боль. Ведь ты не знала, что у твоей матери был любовный роман на стороне!

— Все равно ты обязан был мне рассказать, — упрямо заметила Мари.

— Да пойми же, это был не мой секрет! Честно говоря, мне не верилось, что Жан когда-либо решится выложить правду Полли, поэтому я считал себя не вправе вмешиваться. Но Жан рассудил так, что если я в курсе всего, то и Полли имеет право на полную информацию.

— Но я-то все равно оказалась вытесненной за рамки происходящего, причем главным образом собственной семьей!

— Ну, знаешь ли, это не те новости, которые можно сообщить по телефону.

— Зато их можно придержать, а тем временем использовать Полли с открытым против нее уголовным делом, чтобы заставить меня стать твоей любовницей! — вспылила Мари.

На это обвинение Энди ответил молчанием.

— Заранее зная, что не будешь судиться со своей сестрой, ты все-таки затащил меня в постель! — Голос Мари зазвенел на высокой ноте. — Как может человек столь низко пасть?

— Может, если только желает женщину так страстно, как я желал тебя, — мрачно произнес Энди. — Поверь, дорогая, я далек от мысли гордиться этим поступком. Но как бы то ни было, ты наказала меня своим бегством…

— Ты и без того бы меня бросил!

— Ошибаешься.

— Зачем ты лжешь? Думаешь, моя беременность обязывает тебя говорить неправду?

— Нет… — покачал головой Энди. — Но она запрещает мне вступать с тобой в схватку. Это может повредить ребенку.

Его замечание выбило почву из-под ног Мари. И все же гнев ее был так велик, что от него кружилась голова.

— Только не впутывай сюда моего ребенка!

— Он и мой тоже.

Мари скрипнула зубами в бессильной ярости.

— На Мальорке ты подло использовал меня! Тут уж Энди не выдержал. Его карие глаза сверкнули негодованием.

— Только не говори, что не хотела меня, дорогая!

— Ах вот какое оправдание ты себе придумал! — Мари проигнорировала его предупреждающий тон.

— Напротив, это ты в нем нуждалась.

— Я? Интересно, почему же? — Атмосфера в гостиной накалилась до предела. Мари чувствовала себя так, будто в ней началась термоядерная реакция.

Энди придвинулся ближе, сильный, властный, уверенный в себе.

— Я позволил тебе быть независимой, дал ощущение правоты. Пока ты могла упрекать меня в том, что я насильственно вовлек тебя в наш договор, тебе можно было не чувствовать себя виноватой. Потому что на самом деле ты хотела стать моей любовницей!

Мари залилась краской стыда. На это замечание трудно было что-либо возразить. Злая и сконфуженная, она попыталась проскользнуть мимо перегородившего дорогу Энди, но тот схватил ее, прижал к себе и со всем жаром страсти накрыл ее рот своими губами. И как уже не раз бывало, Мари мгновенно захлестнула волна ответной чувственности.

— Не делай этого, дорогая. — Энди оторвался от губ Мари, чтобы взглянуть ей в глаза. — Не своди меня с ума и не заставляй говорить веши, способные причинить тебе боль!

Залитая сиянием медово-карих глаз, остро ощущая силу его желания, Мари застыла как заколдованная. Энди будто нажал на некую невидимую волшебную кнопку в ее душе, после чего весь гнев улетучился. Она затрепетала, незаметно для себя самой прижимаясь к нему еще плотнее и ощущая крепость его мышц, а также твердость иного рода, интимную и многообещающую. Не прошло и минуты, как Мари окончательно сдалась, уступив ощущению того, как приятно наливается ее грудь и как увлажняется жаркий участок между бедер.

— Энди… — прошептала она в отчаянии, словно призывая его на помощь в борьбе с ее собственной чувственностью.

Но тот лишь обжег Мари взглядом, молча подхватил на руки и понес из гостиной.

Нет! — вертелось в этот миг в ее голове. Ты не должна этого делать!

И все же Мари проигнорировала мольбы внутреннего голоса. Прижав лицо к сильному плечу, она с наслаждением вдохнула знакомый аромат, и каждая клеточка ее тела завибрировала, пробужденная к жизни чувственным импульсом.

Энди уложил Мари на кровать в незнакомой комнате и стянул с ее ног туфли. Затем быстро сбросил с себя пиджак.

Она села, щеки ее пылали.

— Ведь мы ссорились…

— Забудь об этом, дорогая, — хрипловато произнес он.

Ее руки дрожали, поэтому она обхватила ими подтянутые к подбородку колени, одновременно ища в себе силы уйти из этой постели, что диктовали ей остатки здравого смысла. Однако защита не срабатывала. Рассказ отца пробил в ней зияющую брешь. Секрет заключался в простой истине: Жюстина любила Джеффри Макгвайра, а ее дочь прикипела сердцем к его сыну.

— Забудь обо всем… Обо всех, — прошептал Энди с дрожью нетерпения в голосе. Он будто читал мысли Мари.

Но разве могла она не думать о том, почему Энди женится на ней? Разве ущемленная гордость не будет каждую минуту жизни подсказывать Мари, что из-за своей слабости она согласилась на все, лишь бы получить Энди?

— Я так хочу тебя! — продолжал он, отбрасывая в сторону свою рубашку. Теперь Мари без помех могла созерцать его божественно красивый торс, покрытый светлыми шелковистыми волосками, отчетливо выделявшимися на фоне бронзового загара.

— Да! — вдруг вздохом слетело с вздрагивающих губ Мари.

Она словно таяла, наблюдая, как Энди раздевается. Общую слабость, совершенную неспособность сопротивляться — вот что Мари испытывала в эти минуты. Пальцами, которые казались чужими, она принялась расстегивать перламутровые пуговицы блузки, но потом рывком стянула ее через голову… и в этот миг увидела, как Энди снимает трусы. У Мари перехватило дыхание, в горле стало сухо: перед ее глазами предстало внушительное подтверждение той страсти, которая переполняла его.

Заметив, куда направлен взгляд голубых глаз, тот шагнул к кровати и начал решительно стаскивать с Мари джинсы. Через несколько секунд она оказалась обнаженной. Энди склонился над ней, припал к ее губам и искусно ввел язык в рот. Это эротическое проникновение с бешеной скоростью погнало кровь по ее венам. Мари задрожала.

— Ты так умело это делаешь!.. — прерывисто прошептала она, когда поцелуй завершился.

— Я не нарочно. Просто ты настолько красива, что я не могу удержаться. — Его ладони нежно стиснули полную грудь Мари. У той вырвался вздох, вскоре сменившийся стоном удовольствия, так как Энди принялся теребить соски. Растворяясь в сладчайшей неге, Мари зажмурилась и впилась пальцами в плечи возлюбленного.

— Сейчас ты стала еще чувствительнее, дорогая, — сдавленно заметил он. Его ладони двинулись вниз, повторяя контуры женской фигуры.

Мари в испуге открыла глаза. Увидев, что Энди восхищенно и любовно оглядывает все ее тело, она предприняла поспешную попытку прикрыться руками. Однако он поймал ее кисти и расположил по бокам тела.

— Энди! — запротестовала она, болезненно осознавая тот факт, что за прошедшее время ее формы успели измениться. Ей не хотелось, чтобы он видел ее такой.

— Как же ты меня распаляешь! — тихонько прорычал тот. Отпустив руки Мари, он погладил ладонью выступающую выпуклость ее живота, словно утверждая право собственности на жизнь, заключенную в его недрах. — Гены Макгвайров, которые ты так бранишь, сейчас находятся в тебе, дорогая. Они часть тебя и часть меня.

— Очень настырные гены, — пробормотала Мари, толком не зная, что ответить, потому что поведение Энди застало ее врасплох.

Тот взглянул на нее с улыбкой.

— Они сильные и упорные, солнышко.

Он действительно хочет ребенка! Мари впервые осознала это, но. несмотря на захлестнувшую ее волну радости, ощутила укол чувства, похожего на ревность, потому что душевное тепло Энди было направлено скорее на дитя, чем на нее. Будущий малыш невольно оказался залогом их брака.

Так что, когда Энди склонился, чтобы поцеловать Мари, в ее глазах блестели слезы. Но когда он сжал ее в объятиях, она отогнала прочь мысли о том, что жаждала забыть, и отдалась захватывающим мгновениям реальности.

Мари содрогнулась, когда Энди вновь вернулся к ее сладостно щемящим соскам. Нагнув кудрявую голову, он поочередно взял их в рот, словно желая испробовать на вкус, затем принялся дразнить языком, время от времени легонько покусывая. Он мастерски распалял ее. Тягуче-сладостное томление в интимной области между ног Мари неуклонно нарастало. Ее то и дело пронзали резкие импульсы желания, и тогда она вскрикивала, извиваясь под ним.

— Я хочу тебя! И всегда хотела… — наконец простонала Мари. В глубине души она стыдилась неспособности справляться с тем чувственным голодом, который распалил в ней Энди и который сейчас терзал ее всю.

Он навис над ней. Его чудные карие глаза блестели, взгляд их обжигал и излучал удовлетворение от услышанного.

— А я хочу дразнить тебя до тех пор, пока ты не взмолишься о пощаде…

Мари, которая в этот миг подалась навстречу ему нижней частью тела, молчаливо призывая к более тесному соединению, при этих словах вдруг потрясенно замерла. Тем временем Энди запечатлел на ее припухших губах новый поцелуй. И еще один страстный импульс будто током пронзил тело Мари.

Он вновь уперся взглядом в ее блестящие глаза.

— Ты будешь умолять, дорогая, пока окончательно не станешь моей рабыней.

Мари попыталась сглотнуть, но ей это не удалось из-за сухости в горле. Она лежала под Энди, глядя на него как кролик на удава, — расстроенная, но будто загипнотизированная.

— Что?!

Энди скользнул ладонью по всей длине ее тела, остановившись в том месте, которое больше всего жаждало испытать его прикосновение. В ответ Мари почти независимо от своего желания сделала упоительное движение бедрами, столь же неизбежное, как наступление притянутого луной прилива. Энди пронаблюдал за ее реакцией с оттенком похожего на гнев чувства в глазах.

— Господи, каким же я был кретином! Как только тебе исполнилось восемнадцать, нужно было сразу затащить тебя в постель. Если бы я это сделал, нас ничто не смогло бы разлучить!

— Энди?! — Мари не на шутку испугалась того горького сожаления, которое он даже не пытался скрыть от нее.

— Но сейчас мы вместе, солнышко, — шепнул он, вновь завладевая ее губами и для верности — чтобы Мари ненароком не улизнула — налегая на нее нижней частью тела.

— Я люблю тебя… — выдохнула она, не помня себя от острейшей жажды близости.

Энди моментально напрягся и в следующее мгновение издал тихий презрительный смешок. Его глаза блеснули непонятной злобой.

— Если ты скажешь это еще хотя бы раз, я брошу тебя навсегда!

Мари смотрела на него во все глаза, ошеломленная и странной фразой, и не менее загадочной угрозой. Однако спустя секунду он уже целовал ее лицо, взяв его в ладони и собирая губами слезинки со щек с нежностью, поразившей Мари едва ли не сильнее давешней выходки.

— Все хорошо, малыш… — Энди успокоительно гладил ее по волосам. — На самом деле все хорошо…

Мари по-прежнему находилась под ним, боясь говорить, опасаясь сделать что-нибудь не так. Казалось, вся ее дальнейшая жизнь поставлена на кон и малейшее неверное движение способно нарушить зыбкое равновесие. Мари словно оцепенела, ведь он самая большая драгоценность в ее жизни. На Мальорке, когда Энди уже не было рядом, дни представлялись Мари бесконечно длинными, тусклыми и серыми, лишенными всяких красок…

Невеселые воспоминания были разогнаны самозабвенным поцелуем Энди, таким долгим, что Мари едва не задохнулась. Она прильнула к его телу, охваченная таким сильным желанием, какого ей еще никогда не доводилось испытывать. Ни на миг не отрываясь, Энди нежно массировал крошечный чувствительный выступ меж ее ног. В конце концов, движимая древней силой, противостоять которой невозможно, Мари хрипловатым чужим голосом попросила Энди взять ее. Бушевавшая в ней страсть достигла таких пределов, что грозила превратиться в муку.

Однако Энди не спешил выполнить просьбу. Вместо этого он вновь прильнул к розовым губам Мари, словно сейчас его интересовали только поцелуи. С этого момента для нее началось нелегкое испытание. Дрожа от переполнявшего ее желания, тщетно добивавшегося возможности осуществления, чувствуя себя рабой сонма телесных энергий, бесновавшихся в поисках выхода, она лихорадочно стискивала плечи, руки, голову любовника, зарывалась пальцами в его золотистые кудри и исступленно стонала, полностью потерявшись во времени и пространстве.

К тому моменту, когда Энди пошире раздвинул ее ноги своими бедрами и занял более удобное положение. Мари уже пребывала в подобии некой чувственной агонии.

Энди вошел в нее уверенным мощным движением. Его одного оказалось достаточно, чтобы напряжение Мари мгновенно достигло кульминации, заставляя ее, дрожащую и сплошь покрытую испариной, содрогнуться от взрыва непередаваемого блаженства. Ошеломленная этой неожиданной, шокирующей развязкой, которая словно взметнула ее ввысь на гребне волны наслаждения, Мари громко выкрикнула имя возлюбленного.

— А сейчас ты снова сделаешь это, дорогая, — словно издалека донесся до нее сдавленный, искаженный страстью голос Энди.

— Как, второй раз? — пролепетала Мари, медленно приходя в себя. Язык плохо слушался ее.

— Конечно! Сейчас ты все можешь…

Он с еще большей силой углубил в нее свою разбухшую плоть. Его действия были очень мужскими, властными и жадными. И вновь Мари не удержалась от крика. К ней тут же вернулась прежняя лихорадочная возбужденность, от которой сердце выскакивало из груди, а в голове все мешалось. И пока Мари растворялась в сладостных ощущениях, ей хотелось лишь одного — чтобы Энди не останавливался. А потом она забыла и об этом, потому что вообще уже не могла ни о чем думать. На нее вдруг словно обрушился штормовой вал, но не морской, а чувственный, принесший с собой непередаваемо острое наслаждение. Оно всецело поглотило Мари, на несколько мгновений отключив сознание…

Она потянулась и открыла глаза. Ей потребовалось несколько секунд, чтобы сообразить, что она находится в спальне Энди Макгвайра. Накатившее затем воспоминание о давешней вспышке страсти заставило ее покраснеть и повергло в жар. Который столь же быстро сменился холодом при мысли о том, как странно повел себя Энди, когда Мари призналась ему в любви. Сколько в нем было злости и какой-то… подавленности, что ли.

Собственно, что тут гадать? Ясно, что он чувствует себя загнанным в угол. А ее детский лепет о любви, должно быть, еще больше усилил его страхи. Возможно, Энди по-прежнему находит Мари привлекательной, хочет, чтобы у их ребенка был отец, но все это очень далеко от истинного желания жениться на ней. Однако иного выхода у Энди нет. Если Джеффри Макгвайру удастся наладить контакт с Полли, отношения между их семьями обязательно станут гладкими. Если Энди не женится на Мари, которая носит его ребенка, этому не бывать.

Она вздрогнула, услышав звук открывающейся двери. Оказалось, что это Энди. Он вышел из ванной чисто выбритым, с влажными после душа волосами. На нем были темные брюки и дорогая рубашка из чистого хлопка. Его вид вызвал у Мари повышенное сердцебиение. Он остановился у зеркала, повязывая галстук.

— Который час? — спросила Мари.

Энди на миг замер, но потом спокойно повернулся к ней.

— Около семи. Хорошо, что ты проснулась, я собирался тебя будить. Фелипе готовит тебе ужин.

— Кто?.

— Это мой повар. Если решишь отправиться в Касл-рок, он поедет с тобой. Я дал ему инструкцию кормить тебя как минимум три раза в день.

Мари медленно села на кровати, прижимая к груди простыню.

— А ты куда собрался?

— Улетаю в Германию. Дела… По дороге в аэропорт загляну к Жану сообщить о нашей свадьбе. Кстати, она состоится через десять дней в Касл-роке. Вернее, в деревенской церкви. Я уже обо всем договорился по телефону.

— Через десять дней? — удивленно произнесла Мари и тут же поспешила закрыть рот. Спор насчет сроков в данной ситуации неуместен.

— Чем скорее мы поженимся, тем лучше. Я консультировался с врачами. Они уверяют, что к тому времени Жан будет в состоянии присутствовать на свадьбе, по крайней мере, в инвалидной коляске.

— Но ведь я еще даже не дала тебе официального согласия на брак… — сдержанно заметила Мари.

— Ничего, дорогая. Полагаю, все и так ясно. — Он бросил многозначительный взгляд на смятую постель. — Но если тебе не терпится начать войну между нашими семьями, ты, конечно, можешь отвергнуть меня. Только учти, вся ответственность за это решение ляжет на тебя.

В спальне повисло молчание. Мари потупилась. Энди нанес удар по ее самым слабым позициям. Любовь и ненависть всколыхнулись в груди Мари с новой силой.

— Ты знаешь, что я не откажу тебе. Только не скажешь ли, что именно интересует тебя в нашем браке?

— Великолепный секс и ребенок. До тех пор пока ты не вздумаешь приплести сюда любовь, я буду доволен.

Мари съежилась под его пристальным взглядом.

— Устройством праздничного обеда займется Салли. Тебе остается только купить свадебное платье — знаешь, нечто белоснежное и воздушное, — в котором ты подплывешь ко мне в церкви словно ангел…

— В моем состоянии я не могу надеть белое! — Мари указала глазами на свой живот.

Энди взглянул на нее твердым, не терпящим возражения взглядом.

— Я хочу видеть тебя в белом, ясно? Иначе непременно пойдут слухи. И в первую очередь они навредят твоему отцу. Насколько я понимаю, он довольно консервативный человек. Сообщим ему об ожидающемся появлении ребенка, когда уляжется волнение.

Подобный аргумент не мог не подействовать на Мари.

— Ты прав, — кивнула она.

— И еще я хочу, чтобы ты поскорее переехала в Касл-рок, — невозмутимо произнес Макгвайр.

Мари испуганно взглянула на него.

— Только после свадьбы!

— В доме Жана ты не живешь уже пять лет. Я предлагаю тебе поселиться у меня вместе с Полли. Думаю, это поможет растопить лед между ней и моим отцом.

— А когда он приедет?

— Когда сама Полли решит, не раньше. Мой отец уже давно был бы здесь, если бы знал, что Полли готова встретиться с ним. Однако он понимает, что ему придется проявить терпение.

Мари слушала Энди, а сама думала о своем. Несмотря на всю унизительность условий предстоящего брака, она все же дала на него согласие. Интересно, что Энди в действительности думает о ней? Вероятно, Мари представляется ему помешанной на сексе девицей, не блещущей умом и с полным отсутствием моральных принципов. Подходящий объект для осуществления эротических фантазий Энди и отличный инкубатор для следующего Макгвайра. А больше она ни на что не годится.

— Наверное, тебе особенно приятно осознавать, что женщина, готовящаяся стать твоей женой и матерью твоего будущего ребенка, является алчной стяжательницей и развратной потаскушкой, — негромко процедила Мари сквозь зубы.

Странно, но ее неожиданная атака явилась для Энди сюрпризом. Его глаза изумленно блеснули.

— У меня и в мыслях нет ничего подобного!

— Разве? Тогда ты, вероятно, понял, что пять лет назад твой драгоценный папочка в самом деле использовал шантаж для того, чтобы заставить меня убраться из отчего дома.

— Если бы я думал так, то, наверное, убил бы его собственными руками, — не раздумывая произнес Энди. — Но кое-какие сомнения насчет шантажа у меня все-таки остались. Что же касается остального… — С его губ слетел смешок. — На Мальорке я удостоверился, что деньги не настолько важны для тебя.

С этими словами Энди взглянул на часы, небрежно бросил, что время не терпит, и стремительно покинул спальню. Мари осталась сидеть, тупо глядя на то место, где он только что стоял. Как бы я ни любила этого человека, мне никогда не удастся понять, что скрывается в его кудрявой голове, с тоской думала она.

Почему, скажите на милость, слово «люблю» он воспринял так, будто за ним скрывается величайшее коварство?

9

— Китти думает, что, узнав о своей принадлежности к роду Макгвайров, я словно выиграла главный приз в лотерею! — хмуро произнесла Полли.

Разговор происходил после того, как Мари покинула Эдинбург, поселилась в Касл-роке и впервые встретилась с сестрой. Только тогда она заметила, что Полли в самом деле обладает общими с Энди чертами, и это ее несколько расстроило. У обоих были одинаковые золотистые волосы и выразительные карие глаза. А Жюстина и Жан были темными. Вдобавок красивые высокие скулы Полли являлись точной копией тех, что считались родовым признаком Макгвайров. Не говоря уже о гордой линии подбородка. И как это раньше Мари ничего не замечала?

— Дуреха, она ничего не понимает! — продолжала Полли. Они с Мари сидели в так называемой маленькой гостиной, которая была чуть проще, чем большая. — Как я сказала Энди, ты можешь жить в королевской роскоши, но все равно никуда не денешься от реальности. Ведь тебя окружают не одни лишь Макгвайры. Взять хотя бы эту драгоценную шкатулку… Подумать страшно, сколько она стоит, а при этом на улицах полно голодных и бездомных!

Энди наверняка бы не понравился этот монолог, усмехнулась про себя Мари.

— Так-то оно так, но не забывай, что только благодаря деньгам Макгвайров наш отец остался жив, — произнесла она вслух.

— Разумеется, я этому рада. — Полли пнула ногой лакированную ножку ближайшего стула. — Только вот не могу больше думать о нем как об отце. Кстати, он сказал, что не будет возражать, если я впредь стану называть его Жаном…

— Ах, Полли! — испуганно воскликнула Мари. — Ведь он шестнадцать лет был тебе отцом! Разве это совсем ничего не значит?

— Да, только тебя он любил больше, чем меня. Не спорь, так и было! — В глазах девочки появилась боль. — Очень весело быть дочкой сомелье! Как ни верти, а он выполняет здесь роль слуги. Знаешь, о чем я прежде всего подумала, когда Жан сказал, что я не его дочь?

Мари грустно покачала головой.

— Что, слава Богу, мне не придется стать здесь горничной или подручной повара!

Наклонив голову, Мари попыталась скрыть потрясение, которое произвели на нее слова сестры. Бойкий, но милый ребенок, каким всегда была для нее Полли, вдруг словно исчез, а вместо него появилась взрослеющая девочка-подросток, с которой предстояло знакомиться заново.

— Меня никто и никогда не понимал, — шмыгнула носом сестренка. — Даже мама… Она всегда говорила, что только лентяи целыми днями рисуют картинки, вместо того чтобы заняться чем-нибудь полезным! Недалекие людишки с узким мировоззрением…

Мари побледнела и прикусила губу.

— Полли, пожалуйста, не нужно так говорить…

— Ладно тебе! Вспомни, ведь у тебя были очень хорошие успехи в школе, ты могла бы продолжить учебу. Но нет! Тебя заставили найти эту дурацкую работу, и только потому, что, по мнению мамы и Жана, таково наше место в жизни! Предельно низкая самооценка плюс полное отсутствие воображения… — Полли не на шутку распалилась. — Если хочешь знать, для меня было счастьем обнаружить, что я не Гранье!

— Вижу, — сказала Мари, потому что в самом деле наблюдала нечто, никогда прежде не проявлявшееся так отчетливо. Полли оказалась яркой, глубокой и явно страдала от невысоких критериев оценки, которые к ней применялись.

— Проблема лишь в том, что у меня нет никакой уверенности в способности принять вызов судьбы и стать одной из клана Макгвайров, — вздохнула Полли.

— Глупенькая, тебе достаточно быть самой собой.

— Хорошо бы… Ладно, пора делать уроки. Какую мне комнату занять?

Мари повела сестренку наверх, радуясь, что та решила остаться. Когда мать подружки на автомобиле доставила Полли в Касл-рок, девчонка демонстративно бросила сумку в холле.

— Сколько здесь картин! — восхищенно вздохнула Полли. — Знаешь, какая у меня мечта? Стать художницей.

— Вот и чудесно. Макгвайры обожают искусство.

На минутку задумавшись над этой перспективой, Полли взглянула на сестру.

— Я рада, что ты сжалилась над Энди и согласилась выйти за него замуж.

— Сжалилась?

— Ну да. Я часто разговаривала с ним и знаю, что он очень страдал. И еще… Мне жаль, что я тогда вмешалась в ваш разговор, набросилась на Энди… Когда он объяснил мне, как между вами складывались отношения…

— Объяснил?

— Согласись, Мари, ты крутовато с ним обходишься! Энди никогда не знает, чего от тебя ожидать. На днях сказал мне по телефону, что вообще не уверен, явишься ли ты в пятницу в церковь!

— Даже так? — Мари с трудом пыталась воспринять эту новую, отличающуюся от ее собственной точку зрения на свою связь с Макгвайром.

— Думаешь, Энди зря попросил меня переехать сюда? — усмехнулась Полли. — Он надеется, что, если накануне венчания ты вздумаешь выкинуть какой-нибудь фокус, я успею предупредить его.

Вот оно что, размышляла Мари, оставив сестру в ее комнате и спускаясь обратно в гостиную. Подумать только, какую красивую историю сочинил Энди, чтобы заставить сестру поселиться в Касл-роке! Для этого он просто догадался попросить ее о помощи. Очень изящный ход. Таким образом Полли оказывалась избавленной от необходимости проживания под одной крышей с Жаном и внедрялась в окружение Макгвайров.

Мари знала, что после операции и окончательного выздоровления ее отец вместе с Салли должен был переехать из старого дома в отремонтированный коттедж на окраине деревни. И само строение и земля, на которой оно стоит, относятся к владениям Энди. Кроме того, и сомелье, и экономка приняли предложенный Макгвайром пенсионный пакет. Их прибытия также ожидал небольшой автомобиль.

Энди очень щедр, думала Мари глотая слезы. И заботлив. А она, наверное, просто испорченная женщина, если жаждет не только страсти, но и любви, не только доброты, но и романтики…

Промокнув глаза платочком, она устроилась в кресле с журналом, где содержалось много полезной информации для будущих мам. Сейчас этот предмет интересовал ее больше всего. Увлекшись чтением, Мари не сразу услыхала голоса в холле. Она резко вскочила с места и прислушалась.

— Боже правый! — раскатывался чей-то зычный бас. — Я Джеффри Макгвайр! Не хочешь ли ты сказать, что меня больше не хотят видеть в доме собственного сына?

У Мари мороз пошел по коже. Прокравшись по коридору, она осторожно выглянула в холл. Там новая экономка, нанятая Тимом Райаном, извинялась перед высоким статным джентльменом.

— Простите, но хозяин приказал, чтобы мисс Гранье никто не беспокоил…

— Я и не собираюсь этого делать, милочка! Просто повидаюсь с ней… — В эту минуту Джеффри больше всего напоминал огромного пожилого медведя. В особенности этому впечатлению способствовали ворчливые интонации его голоса. — Надеюсь, в такой час мисс Гранье еще не ложится спать?

Мари распласталась спиной по стене и затаила дыхание. Строго говоря, в доме находились две мисс Гранье — так как Полли все еще сохраняла прежнюю фамилию, — однако можно не сомневаться, что Джеффри подразумевает именно Мари.

Первой ее мыслью было спрятаться — порыв вполне понятный. Но пока она лихорадочно подбирала в уме подходящее место для убежища, в холле что-то произошло. Там на минуту замолчали, но вскоре раздался новый голос. Причем знакомый и сердитый.

Энди? Он-то откуда взялся?

Впрочем, это интересовало Мари меньше всего. Сейчас Макгвайр-младший виделся ей скачущим на выручку рыцарем. Она вдруг настолько осмелела, что даже вновь выглянула в холл, где разговор между отцом и сыном шел на повышенных тонах. Мари рискнула вмешаться.

— Прошу прощения, но нельзя ли потише? Ведь здесь Полли, и ей совсем не нужно слушать, как вы выясняете отношения.

— Напротив! Это покруче иной мыльной оперы, — прозвучало с верхних ступеней лестницы. — Частная жизнь семейства Макгвайров!

Несмотря на нарочито веселый тон, Полли была бледна, ее впившиеся в перила пальцы побелели. Увидев сестру, Мари едва не застонала от досады. Нельзя было вообразить более неподходящего варианта встречи девочки с настоящим отцом.

— Как это на тебя похоже! — воскликнул Энди, с укором глядя на Макгвайра-старшего. — Прешь напролом, вместо того чтобы прислушаться к моим советам.

— Сынок, не будь занудой! Дай мне наконец как следует рассмотреть собственную дочь. — Джеффри говорил с сыном, но лицо его было обращено к Полли. Он жадно разглядывал девочку, словно надеясь увидеть в ней до боли знакомые черты ее матери. — Прежде я боялся проявлять к тебе повышенное внимание, детка, потому что мог выдать себя. Направляясь сюда, я даже не догадывался, что ты тоже здесь. Мне нужно было потолковать с твоей сестрой. Энди нетерпеливо вздохнул.

— Ведь я же говорил тебе, что думаю по этому поводу…

— Твой папа может беседовать со мной, когда пожелает, — вклинилась Мари. — Уж лучше откровенный разговор, чем недомолвки и двусмысленности.

— Вот именно! — поддержал ее Джеффри. — Тебе, Энди, вовсе незачем было сломя голову мчаться домой с целью защитить Мари. Мы все сейчас единая семья, или, если хочешь, станем ею в пятницу. Так что нам лучше разрушать заборы, а не строить их. Спускайся сюда, Полли. Впрочем, можешь оставаться и там. Как хочешь…

— Вы говорите даже больше, чем Энди. — Полли понемногу начала поглядывать на своего настоящего отца с большей благосклонностью. — Невозможно слова вставить…

— Теперь ты понимаешь, почему с отцом я разговариваю громче обычного? — взглянул Макгвайр-младший на Мари, попутно обнимая ее за талию. — Извини, -дорогая, не знал, что ты поблизости. Просто мне не хотелось, чтобы отец расстраивал тебя.

Они неспешно переместились в большую гостиную, где было достаточно пространства для людей, которым не очень хочется сидеть рядом.

— Так с чего начнем разговор? — спросил Джеффри.

— Мне бы хотелось знать правду о ваших отношениях с моей матерью. — Мари быстро посмотрела на него и тут же отвела взгляд. — Она умерла, и ее самое я спросить не могу. Только прошу вас быть честным.

— Разве можно задавать подобные вопросы! — возмущенно воскликнул стоявший у камина Энди.

Однако Полли поддержала сестру,

— Если бы у меня хватило смелости, я бы сама спросила то же самое.

Джеффри погрустнел.

— Мы с Жюстиной были семейными людьми, каждый жил своей счастливой жизнью. По крайней мере, так нам казалось, пока мы не встретились. Жюстина стала любовью всей моей жизни. Рядом с ней я чувствовал себя цельной состоявшейся личностью.

— Правда? — Мари была явно поражена услышанным.

Джеффри посмотрел на Энди, у которого тоже появилось на лице потрясенное выражение. Затем вновь повернулся к Мари.

— Мы безумно любили друг друга, а все остальное словно перестало для нас существовать. Наверное, это было очень эгоистично с нашей стороны, однако я, например, не мог притворяться. Когда Жюстина сообщила, что носит моего ребенка, я попросил свою жену дать мне развод. И лишь тогда мне стало ясно, сколько горя я причинил ей.

Мари украдкой взглянула на Энди, чтобы понять, как тот воспринял новость. Оказывается, его отец был готов расстаться с женой! Макгвайр-младший внешне выглядел спокойно, но на его скуле дергалась мышца.

— Наверное, нам следует оставить эту тему. Глупо было с моей стороны спрашивать о подобных вещах, — заметила Мари.

Однако на этот раз воспротивился Энди.

— Нет уж! Я хочу все знать. Жаль, что отец не рассказал мне эту историю три месяца назад.

— Да ведь ты ничего не хотел слышать! — проворчал Джеффри. — В общем, у моей жены случился нервный срыв. Но даже это не отрезвило меня. Жюстина сама сказала, что нашим отношениям пора положить конец, что мы не имеем права причинять близким людям боль, что необходимо учитывать интересы детей… И как я ни старался переубедить ее, она отказалась не только встречаться, но даже разговаривать со мной.

— Это похоже на маму, — подала голос Полли. — Уж если она что решит…

— Выходит, ты тоже пострадал от общения с членами семейства Гранье! — Энди взглянул на отца с сочувственной усмешкой.

— А я раньше думала, что вы просто развлекались с моей мамой. Так, от нечего делать… — смущенно добавила девочка. — Но сейчас вижу, что вам тоже пришлось несладко.

Джеффри медленно поднялся с дивана и выпрямился во весь рост. Его взгляд был прикован к сыну.

— Я должен признаться еще кое в чем. А именно в том, что сделал с твоей невестой пять лет назад.

— Об этом давно пора забыть, — быстро произнесла Мари. Она подумала, что рассказ о еще одном неблаговидном поступке отца окончательно доконает Энди. Ему и так неприятно было узнать, что его мать осталась с Джеффри только потому, что Жюстина разорвала с тем отношения.

— Я так не думаю, — с нажимом произнес Энди.

Полли быстро обвела взглядом взрослых.

— Ну, это уже другая история, поэтому я удаляюсь. Пойду пошарю в холодильнике, если никто не возражает. Очень есть хочется! — С этими словами она покинула гостиную.

Джеффри заметно напрягся.

— Полли знает? — спросил он Мари.

— Нет, я ничего ей не рассказывала.

— Ты в самом деле пригрозил тогда уволить Жана? — Казалось, Энди все еще не может в это поверить. — Выходит, Мари все это время говорила мне правду. А ты лгал? Но почему?!

Джеффри поморщился.

— Понимаешь, твоя мать еще была жива. Поэтому я не мог допустить, чтобы ты привел в дом дочь Жюстины. Вдобавок существовала тайна вокруг Полли. Если бы все вышло наружу, душевное спокойствие девочки оказалось бы под угрозой… Одним словом, меня охватила паника.

— Какое право ты имел переносить свои ошибки на мою жизнь? — гневно воскликнул Энди.

— Никакого. — Джеффри тяжко вздохнул. — Но вы с Мари встречались совсем недолго. Я надеялся, что вскоре все забудется. Это было ошибкой, но, наверное, мне просто удобно было так думать.

— Если я не могу доверять собственному отцу, то кому же вообще можно верить?! — презрительно сверкнул глазами Энди.

Джеффри потупил взгляд.

— Прости, сынок. Больше всего я боялся, что ты возненавидишь меня, узнав о Жюстине и Полли. — Он повернулся и медленно покинул гостиную.

Мари с тревогой посмотрела на Энди.

— Иди за ним! В конце концов, мой отец тоже был против того, чтобы мы встречались. Я простила его, а ты должен простить Джеффри. И вообще, почему ты так злишься? Можно подумать, что наша разлука разбила тебе сердце!

— Ты полагаешь, что все Макгвайры выставляют душу на всеобщее обозрение? — горько произнес тот. — Мой отец разрушил наши отношения. Он лгал мне насчет той истории, скрывал, что угрожал тебе… Никогда ему этого не прощу!

— Тогда вспомни о Полли. Она любит тебя и доверяет. Если ты поссоришься с Джеффри, ей захочется узнать, по какой причине.

— У меня нет никакого настроения обсуждать все эти болезненные подробности. Достаточно того, что я любил тебя. Твой тогдашний отъезд едва не убил меня!

Глаза Мари расширились.

— Любил? Но как же… Ведь ты лишь усмехнулся, когда я предложила расстаться!

— Видишь ли, чем больше у меня чувств, тем надежнее я их прячу, — гордо вздернул Энди подбородок. — Неужели ты ожидала, что я покажу, как сильно ранило меня твое заявление? Ты тогда держалась так, будто мы были всего лишь добрыми приятелями. Будто я ничего не значил для тебя.

— Просто я не знала, как себя вести в подобной ситуации! — Глаза Мари наполнились слезами. Ей невыносимо было думать, что она причинила Энди боль, даже не осознавая этого. И что так мало верила ему. — Я любила тебя всей душой, но мы были вместе всего несколько недель…

— Это достаточно долгий срок. Просто мне не хотелось торопить события, ведь ты была еще слишком молода для меня. Я понимал, что нужно подождать…

— То есть уже тогда ты строил некие планы на мой счет?

— Разумеется! Не представляешь, что со мной было в тот день, когда ты сказала, что уезжаешь. После нашего разговора я вернулся домой и напился. Мне казалось, что жизнь кончена…

Мари быстро шагнула к нему и взяла за руки. — Ты… напился?!

— Как сапожник. Потом отправился в ресторан, где мы с тобой должны были встретиться перед окончательной разлукой, и объявил друзьям, что ты меня бросаешь и поэтому я буду пить, пока не свалюсь под стол. Нечего и говорить, что это известие вызвало сочувствие ко мне и негодование по отношению к тебе. Когда ты наконец появилась, дочка местного банкира — та, рыженькая, помнишь? — первой заметила тебя и не придумала ничего лучше, как броситься мне на шею. Вероятно, таким образом она хотела помочь мне сохранить лицо…

— Ах, Энди, какой дурой я была! — с чувством произнесла Мари. — У меня не хватило ума понять, что ты меня любишь. Как подумаю, что ты тогда пережил…

— Да, но я просто взбесился, когда спустя несколько дней мой отец рассказал мне об истории с чеком, — усмехнулся Энди. — Разве мог Я предположить, что он чего-то недоговаривает!

— А я не могу поверить, что мы любили друг друга и все-таки расстались, — вздохнула Мари.

Энди обвил руками ее талию и тихонько двинулся к дивану.

— Все могло бы обернуться иначе. И почему ты сразу не рассказала мне о шантаже моего отца!

Мари смотрела на него сияющими глазами.

— Как же я тебя люблю! — Похоже, она даже не замечала, что Энди укладывает ее на диван. — Подумать только, через сорок восемь часов» мы станем мужем и женой! Не могу дождаться….

Энди застыл, словно пронзенный какой-то мыслью. Затем отодвинулся от Мари.

— Боже мой, что я делаю!

— Ничего такого, чего мне бы не хотелось. — Она попыталась притянуть Энди обратно к себе.

Тот взглянул на ее прекрасное лицо, на обольстительный изгиб розовых губ и громко застонал от досады.

— Я должен вернуться в Бонн. Мой визит — короткий в прямом смысле этого слова. Меня бы здесь не было, если бы отец в телефонном разговоре не упомянул, что намеревается навестить тебя. Я-то знаю, что ты его боишься!

— Уже нет, дорогой… Не уезжай!

— Я не могу остаться. — Энди поцеловал одну за другой ее ладони. — К тому же здесь Полли. Мы не можем расположиться на диване, как какие-нибудь подростки…

— Да… — нехотя согласилась Мари. Ей была ненавистна сама мысль, что им сейчас придется расстаться.

Энди встал и направился было к выходу, но вдруг повернулся и бросился обратно. Он схватил Мари в объятия и страстно прильнул к ее губам. Этот прощальный поцелуй обжег ее будто пламенем.

— Всего сорок восемь часов! — напомнил Энди, пятясь к двери и неотрывно глядя на Мари.

Поэтому неудивительно, что у порога он ударился плечом о косяк.

— Ой, ты не ушибся? — ахнула Мари. Энди скрипнул зубами.

— Нет, дорогая. У меня кое-где болит, но на эту тему лучше не распространяться.

После его ухода Мари отправилась на поиски сестры. На кухне той не оказалось, но, вернувшись в коридор, Мари услышала знакомый смех.

Полли обнаружилась в игровой комнате. Выяснилось также, что Джеффри не покинул Касл-рок. Без пиджака, с кием в перепачканной мелом руке, он учил Полли игре на бильярде.

Увидев, что отец и дочь прекрасно ладят друг с другом, Мари потихоньку удалилась, оставив их вдвоем.

Минуя большую гостиную, она бросила взгляд на диван. Может, и хорошо, что необходимость срочного отъезда помешала Энди прямо здесь заняться с ней любовью? Не исключено, что он вообще нуждается в преодолении препятствий, которые еще больше распаляют его. Иными словами, вольное или невольное сопротивление Мари сыграло в истории их отношений немаловажную роль.

Все это хорошо, улыбнулась она, только как же мне оправдывать подсознательные ожидания Энди, когда мы наконец заживем семейной жизнью?

10

Следующие два дня выдались для Мари очень хлопотными. Она убирала и проветривала дом над винным погребом, куда на время свадьбы Салли должна была привезти Жана. Врачи согласились ненадолго отпустить его из больницы. Потом Мари посетила викария, который должен был венчать их с Энди. Разослала свадебные приглашения нескольким школьным подругам. И, наконец, встретила прибывшего отца.

— Выходит, Полли быстро привыкла к Джеффри Макгвайру? — произнес Жан через минуту после того, как ему стало известно, что настоящий отец девочки до сих пор гостит у сына.

— Тебя это беспокоит? — робко поинтересовалась Мари.

— Напротив, я надеялся, что так и случится. Полли с рождения была больше похожа на Макгвайров, чем на нас. Я пытался переделать девочку, но не добился ровным счетом ничего. В конце концов, не ее вина, что она оказалась птенцом кукушки в чужом гнезде…

Энди вернулся в Касл-рок вечером накануне свадьбы. Его вовсе не обрадовала новость, что последнюю ночь девичества Мари собирается провести в отчем доме. Более того, она была настолько занята, что не могла даже повидаться с женихом.

— Встретимся у алтаря! — сказала Мари по телефону.

— Ну выйди хотя бы на пять минут… — умолял ее Энди.

— Нет. Извини, но я обещала папе, что остаток вечера проведу с ним… А если мы встретимся, сам знаешь, чем все закончится.

Десять минут спустя Энди уже стучал в дверь коттеджа сомелье.

— Свадебный подарок, — сказал он, вручая выглянувшей на порог Мари изящный пакет.

— Ах… спасибо! — изумленно воскликнула та, глядя, однако, не на сверток, а на суженого.

— Обручальное кольцо. — Энди поставил на пакет маленькую коробочку. Спустя мгновение за ней последовала другая. — А это венчальное.

Мари на секунду скрылась в прихожей, что-бы оставить там подарки, затем вернулась на крыльцо. Она готова была броситься Энди на шею, но тот благоразумно отступил.

— Не искушай меня, солнышко. — Его губы тронула ироничная улыбка. — Иначе пожалеешь. Спокойной ночи!

Помахав рукой, Макгвайр с присущей ему грацией направился к своему «мерседесу». Прикусив губу, Мари смотрела вслед.

— Вообще-то можешь зайти, если хочешь… Энди на миг замер, удерживая дверцу. По его лицу скользнула довольная усмешка.

— Даже не мечтай. Не опаздывай завтра в церковь. Если задержишься хоть на пару минут, я сам за тобой отправлюсь!

— Но по традиции невеста прибывает после жениха, — возразила Мари.

— Это глупая традиция, — отрезал он, усаживаясь на сиденье. — Ты должна явиться с последним ударом часов.

Нахмурившись, Мари подскочила к автомобилю и выдернула ключ из зажигания.

— Не скажешь ли, дорогой… что происходит? — Ее несколько обескуражила безапелляционность Энди.

— Хочешь знать? В общем, ничего особенного. Просто я счастлив! — рассмеялся тот.

— Ах так! Ну тогда ладно. — Так как подобное заявление накануне свадьбы могло только порадовать, Мари вернула ключ.

Однако Энди выбрался из автомобиля, захлопнул дверцу и прислонился к нему спиной.

— Я счастлив, потому что в Эдинбурге ты сказала, что любишь меня. Очень надеюсь, что это правда.

Мари слегка смутилась, на ее щеках вспыхнуло по алому пятну.

— Конечно, правда.

Услышав это, Энди рывком подхватил Мари на руки и, обогнув автомобиль, усадил на пассажирское сиденье.

— Эй, что ты делаешь? — всполошилась та.

— Похищаю тебя! — ухмыльнулся он. Сев рядом, он в мгновение ока завел двигатель.

— Ты с ума сошел! — взвизгнула Мари. — Я должна приготовить папе ужин…

К счастью, в эту минуту на крик выбежала Полли, которая тоже намеревалась провести эту ночь в своем старом доме.

— Полли! — обрадовался жених. — Я сказал твоей сестре, что похищаю ее, но она больше беспокоится насчет ужина для Жана.

— Поезжай, Мари. Я сама его накормлю, — улыбнулась девочка..

— Ты ангел! — крикнул ей Энди, трогая машину с места. — Вот видишь, — обернулся он к Мари, — все уладилось. Можешь расслабиться.

Стоял чудесный теплый вечер, какие бывают ранней осенью, Энди притормозил у мостика через речку, протекавшую по землям поместья. По обоим ее берегам росли плакучие ивы. Влюбленные уселись под одной из них.

— Мне нужно поговорить с тобой перед свадьбой, дорогая, — сказал Энди, обнимая Мари за плечи.

— А до завтра это не может подождать? — лукаво улыбнулась та.

— Нет. Сегодня во время перелета домой мне пришло в голову, что хоть я и сказал Полли, что люблю тебя, сама ты этого от меня еще не слышала… Во всяком случае, не так, как положено.

— Как положено, нет, — кивнула Мари. — Выходит, тогда, в Эдинбурге, ты не врал?

— Когда волнуюсь, я вообще на это не способен. Если бы ты не сбежала от меня на Мальорке, то еще там услыхала бы мое признание.

— Как же мне было не сбежать, если ты…

— Знаю, знаю, я кругом виноват. Когда мы вместе, всегда веду себя как-то по-дурацки… Взять, к примеру, тот случай, когда ты сказала, что любишь меня. Тогда я все испортил! — Он нервно провел пальцами по волосам. — Мне показалось, что ты говоришь это из жалости, зная, как я схожу по тебе с ума! Подобного я не мог вынести…

Мари удивленно заморгала. Ей даже в голову не могло прийти, что Энди способен столь превратно истолковать ее признание.

— Других женщин для меня не существует. Только ты, — продолжил он. — Поэтому, когда ты впервые после стольких лет разлуки появилась в моем офисе, я чуть не свихнулся от радости и сразу решил любыми способами сделать тебя своей любовницей. Каково же было мое удивление, когда обнаружилось, что ты девственница. Это было очевидно, но я все равно не мог поверить. А потом возник разговор о твоей возможной беременности… Мне очень понравилась мысль, что ты можешь стать матерью моего ребенка.

— Правда? — снова удивилась Мари.

— Потом ты сбежала от меня на берег, и я уже начал опасаться, что ты погибла, впал в панику, но, к счастью, вскоре нашел тебя. Именно тогда я со всей ясностью осознал, как сильно дорожу тобой, дорогая. Мои чувства к тебе оказались гораздо более глубокими, чем я сам полагал…

— И ты сделал мне предложение, пока я сидела в ванне. Неудивительно, что оно показалось мне несерьезным.

Энди задумчиво потер подбородок.

— Да, как-то нескладно все получилось, Вообще-то я не умею произносить красивых слов… Но тогда я смотрел на тебя, и меня переполняли чувства. Хотя, конечно, мое предложение оказалось не очень романтическим. Да и место я выбрал не самое подходящее…

Мари настолько потрясли бессвязные признания Энди, что она едва не расплакалась.

— Я тоже хороша! С ходу отвергла твои слова как лишенные всякого смысла. Даже не прислушалась к ним как следует…

— Нет, солнышко, это все моя вина, — возразил Энди, крепче прижимая ее к себе. — Я должен был доказать тебе, что вместе мы будем счастливы.

— Тебе это удалось.

— Но у меня не хватило смелости сразу разорвать договор, по которому ты обязана была находиться рядом со мной в качестве любовницы. Я боялся, что тогда ты сразу покинешь меня, — смущенно признался он. — В последний вечер между нами произошла та глупейшая размолвка и ты заявила, что стесняешься рассказать отцу и сестре, чем занимаешься со мной. Я решил, что ты презираешь меня…

Со всем его умом и знанием людей, Энди не смог разобраться в моих чувствах к нему, улыбнулась про себя Мари.

— Признаться, я тогда очень разозлилась на тебя, — погладила она его по руке.

— А мне было чертовски стыдно. Ночью я пришел к тебе в спальню, намереваясь кое-что сказать, но так и не сумел.

— Вот как? Интересно, что же это было?

— Я хотел сказать, что сожалею о нашем дурацком договоре, что на самом деле никогда не относился к тебе как к содержанке, потому что люблю и хочу сделать своей женой.

— Ну почему же ты промолчал?!

Энди посмотрел ей в глаза.

— Я безумно боялся, что ты соберешь вещички и уедешь.

— Глупый, я ведь тоже сходила по тебе с ума! — воскликнула Мари. — Но твоя сдержанность постоянно наводила на мысль, что ты собрался бросить меня. Иначе почему бы я ушла на следующий день после всего, что было между нами ночью?

— Страстность еще не означает, что ты не воспользовалась бы первой возможностью, чтобы вновь обрести свободу.

— Как бы то ни было, сейчас ты уже все знаешь. Для меня любовь и страсть идут рука об руку, — мягко заметила Мари.

— А знаешь… чтобы тебя найти, я обращался в сыскное агентство.

— Правда?!

— Ну да. Но потом заболел твой отец, и Полли помогла мне, сообщив, что ты все еще находишься на Мальорке. Знаешь, как меня угнетали твои бесконечные слова благодарности за доброе отношение к Жану! Ведь я просто поступал так, как мне подсказывала совесть. И еще мне было очень неловко из-за того, что я знал, что Полли приходится мне сестрой, а ты оставалась в неведении.

Мари подняла лицо. Ее голубые глаза сияли ярче звезд.

— Всю мою жизнь ты был для меня единственным мужчиной, Энди, — торжественно произнесла она. — Скажи, ты в самом деле меня любишь?

— Так сильно, что на людях с трудом удерживаюсь в рамках приличий! — Он взял ее лицо в ладони и нежно поцеловал. — Не могу дождаться, когда мы поженимся!

На берегу они оставались недолго. Вскоре Энди привез невесту домой, а сам отправился к себе. Мари нежно обняла открывшую ей дверь сестру.

— Ты гораздо проницательнее, чем я думала.

— Почему? — удивилась Полли.

— Долго объяснять. Но ты оказалась права насчет некоторых вещей, а я счастлива, что ошиблась.

Позже отец напомнил Мари о подарках Энди. В свертке обнаружился бархатный футляр, содержавший изящное платиновое колье с брильянтами и такие же серьги. Подарок очень обрадовал Мари, но еще приятнее ей было осознавать, что она любима. Обручальное кольцо больше всего тронуло ее сердце. Оно было простым и элегантным и тоже увенчивалось крупным брильянтом. Венчальное колечко было узеньким и скромным.

На следующее утро, в день свадьбы, Мари едва успела проснуться и спуститься вниз, как Салли, которая специально пришла пораньше, чтобы помочь ей одеться, сообщила, что явился посетитель.. Мари растерялась, узнав, что это Джеффри Макгвайр. Но еще больше ее поразила причина визита. Отец Энди приехал с целью вручить будущей невестке красивейшую брильянтовую диадему, которая некогда принадлежала его матери.

— Я всегда планировал подарить эту вещь невесте сына, но только сегодня набрался наконец храбрости преподнести ее тебе, — смущенно признался Макгвайр-старший. — Мне очень хочется загладить вину перед тобой и Энди. А еще я скажу так: добро пожаловать в нашу семью!

До глубины души тронутая, Мари тепло поблагодарила Джеффри и сказала, что уже давно простила его и что Энди тоже скоро сделает это.

Салли долго восхищенно ахала над подарками. Диадема произвела на нее сильное впечатление, но еще больше ей понравились дары жениха.

— Вот теперь я вижу, что он действительно решил жениться!

— Все это так непривычно для меня, — застенчиво произнесла Мари, поглаживая пальцами колье. — Я словно во сне…

— Именно такой и должна быть настоящая свадьба! — убежденно заметила Салли.

Примерно час спустя, разглядывая себя в зеркале, Мари испытала прилив сильнейшего счастья. На ней было белое шелковое платье, которое очаровало ее с первой минуты, как она увидела его в одном из шикарных магазинов Эдинбурга. Скромный вырез спереди, элегантный лиф, пышная юбка. Рукава узкие, от локтя украшенные кружевами. К платью полагалась фата. Мари не стала надевать поверх нее венчик из флердоранжа, отдав предпочтение подаренной Джеффри диадеме.

В последний раз взглянув на свое отражение в зеркале, Мари спустилась по лестнице. Отец уже ждал ее. Салли еще раньше отправилась в церковь. Что касается отца, то он хоть и опирался на трость, но выглядел очень элегантно. Мари подошла к нему и вдруг нахмурилась.

— Что это за звук? Похоже на игрушечную дудку…

— Кажется, я догадываюсь, — задумчиво пробормотал Жан. — Это клаксон! Ну, знаешь, такая резиновая груша. Боже мой, неужели… — Он отворил входную дверь и выглянул на улицу. — Так и есть! Твой будущий супруг прислал за тобой самый ценный автомобиль из своей коллекции. Это восстановленная «испано-сюиза», старушке очень много лет…

Автомобиль сверкал лаком как новый. Он сразу привел Мари в восторг. Они с Жаном чинно уселись на кожаные сиденья, и шофер повез их в церковь.

— Такого я еще не видал! — присвистнул Жан, увидев белую ковровую дорожку, покрывавшую ступени и уходившую в глубь храма.

Выйдя из автомобиля, Мари ступила на ковер, улыбнулась толпящимся по обе стороны фоторепортерам, и белоснежным лебедем поплыла внутрь величественного помещения, где ее ждал у алтаря суженый.

— Ты краше сказочной принцессы! — шепнул Энди. Его глаза сияли восторгом. — Я с самого начала именно так все себе и представлял…

По окончании брачной церемонии жених с невестой и гости отправились в Касл-рок, где в украшенном цветами бальном зале их ожидали накрытые столы. Через пару часов молодые супруги удалились, но не раньше чем Мари бросила в толпу букет, который поймала Салли.

Медовый месяц новобрачным предстояло провести на той самой вилле на Мальорке, где обоим довелось пережить немало счастливых минут. Прибыли под вечер. Подхватив жену на руки, Энди перенес ее через порог дома и не останавливаясь направился вверх по лестнице в специально приготовленную спальню.

— Это самый чудесный день в моей жизни, — сказала Мари, влюбленными глазами глядя на Энди.

— И самый счастливый в моей, солнышко. — Энди взял ее руки в свои, — Но мне кажется, что отныне каждый день, проведенный с тобой, будет точно таким же…

Находясь на этой же вилле, только год спустя, Мари стояла, склонившись над кроваткой своей маленькой дочурки. У пятимесячной Эми были золотистые кудряшки и голубые глазенки. Девчушка являла собой образец здоровья и дружелюбия. Ее улыбка способна была тронуть любое сердце.

На Мальорку Мари и Энди прилетели только вчера. А накануне отпраздновали в Касл-роке первую годовщину своей свадьбы. Мари светилась от счастья, видя за одним столом своего отца и Салли, Джеффри и Полли. Между всеми установились наконец самые добрые отношения. Даже Энди помирился с отцом.

Жан и Салли поженились месяца через три после свадьбы Мари и Энди. Вскоре они немало удивили всех, открыв кафе рядом с заправочной станцией, благо их новый дом находился на краю деревни, неподалеку от оживленной трассы. Они жили напряженной деловой жизнью и очень гордились своим заведением. Полли оставалась с ними, пока не закончила школу. Потом переехала к Джеффри в Эдинбург, где стала серьезно изучать живопись.

По уик-эндам Мари частенько приглашала всех родственников в Касл-рок. Она была очень довольна тем, Как складывается жизнь. Только, одного не понимала: почему ей понадобилось столько времени, чтобы сообразить, что Энди обожает ее. Он демонстрировал свои чувства еще в первый приезд на Мальорку, затем — когда заболел Жан, и только мнительность не позволяла Мари увидеть вещи в истинном свете.

В то же время сила собственной любви помогла ей оценить жертву, принесенную Жюстиной. Та бросила Джеффри ради спокойствия двух семей. Мари наконец поняла, что крылось за настойчивыми попытками Жюстины привить дочери высокие моральные принципы. По-видимому, сама она была столь несчастна, лишившись возлюбленного, что хотела уберечь Мари от совершения похожей ошибки. Сейчас, когда у нее появилась собственная дочурка, Мари по-новому взглянула на события прошлого…

— Надеюсь, Эми еще не спит? — спросил вошедший в детскую Энди.

Мари взглянула на своего неотразимого мужа, который в этот миг с оттенком разочарования смотрел на мирно посапывавшую в кроватке малышку.

— Ведь ты больше часа разговаривал по телефону с Джеффри, дорогой. Неудивительно, что Эми уснула.

— У меня нет времени поиграть с дочерью! — вздохнул Энди. — Еще только восемь вечера, а она уже спит. Раньше мне казалось, что все младенцы по натуре «совы»: ночью бодрствуют, а днем отдыхают.

— Мне вовсе не хочется, чтобы наша малышка была «совой»! — быстро возразила Мари. — Думаю, что тебе не понравилось бы, если бы она полночи плакала.

На секунду задумавшись, Энди ответил жене понимающей улыбкой. Та слегка покраснела, сразу сообразив, какие фривольные мысли вертятся в его голове.

— Ты абсолютно права, дорогая. Впрочем, как всегда, когда дело касается нашей чудной дочурки.

— Перестань меня поддразнивать, иначе хуже будет! — предупредила его Мари. — Лучше скажи, почему так долго беседовал с Джеффри.

— Мой отец согласился занять кресло председателя благотворительного общества помощи бездомным.

Услыхав новость, Мари изо всех сил постаралась не рассмеяться. Похоже, Полли удалось внедрить в сознание своего настоящего отца некоторые идеи устранения социальной несправедливости.

— Но это же чудесно, правда?

— Да. Отец нередко жаловался, что не знает, куда девать свободное время. Теперь у него будет занятие. К тому же он сумеет плодотворно использовать старые связи. — Энди притянул жену к себе и довольно улыбнулся, ощутив легчайшую ответную дрожь ее теплого, родного тела. — Солнышко мое! — хрипловато шепнул он. — И как только тебя угораздило выйти замуж за человека, который совершенно не умеет выражать свою любовь?

— Я не теряю надежды, что рано или поздно ты научишься это делать. — Мари встала на цыпочки и обвила шею Энди руками. В эту минуту она чувствовала себя самой счастливой женщиной на планете. — В твоем возрасте уже вполне можно сказать «я тебя люблю» и при этом не покраснеть как помидор!

— Ты когда-нибудь прекратишь напоминать мне о моем неуклюжем объяснении? — застонал Энди.

— Не дождешься!

Это было одно из самых трепетных воспоминаний Мари. Сказанные Энди слова любви были для нее тем ценней, что прежде он ни разу не говорил их ни одной женщине.

— Я тебя обожаю, дорогая, — тихо произнес Энди, окидывая Мари взглядом, от которого сердце таяло в груди.

— Тогда ты не откажешь мне в одном маленьком одолжении, — лукаво улыбнулась та, после чего, заглянув напоследок в кроватку малышки, потянула Энди за руку прочь из детской. Они молча вошли в соседнюю комнату, и только там Мари прошептала, всем телом прильнув к мужу: — Я тоже тебя люблю! — После чего принялась быстро расстегивать пуговицы на его рубашке.


home | my bookshelf | | Шелковые сети |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 3
Средний рейтинг 4.3 из 5



Оцените эту книгу