Book: Тайны подводного шпионажа



Тайны подводного шпионажа

Байков Е А.Зыков Г Л

Тайны подводного шпионажа

«Шпионаж будет существовать всегда так же, как и контрразведка.

…Всегда найдутся секреты, которые одна сторона будет ревностно оберегать, а другая — использовать все доступные средства для их раскрытия».

Уильям Сомерсет Моэм «Ашенден, или британский агент»

ВВЕДЕНИЕ

В последние годы появилось достаточно большое количество публикаций, посвященных одному из самых закрытых видов военной и политической деятельности — разведке. При этом в них, как правило, основное внимание уделяется агентурной разведке, или, говоря другими словами, «человеческому фактору» в разведке. В значительно меньшей степени в печати отражена другая, несомненно не менее интересная, разновидность разведдеятельности, связанная с использованием для достижения поставленных целей преимущественно технических средств и систем. Данная книга посвящена одной из сторон такой деятельности — разведывательным и диверсионным операциям подводного флота США и их ближайших союзников в морских глубинах. Широкому кругу читателей нашей страны об этом мало что известно. Долгое время подобные операции совершались под покровом абсолютной тайны, и, надо сказать, небезуспешно, поскольку было что скрывать.

В эпоху холодной войны, начиная со второй половины 40-х годов, военно-политическое руководство США переориентировало внимание своих специальных служб, образующих так называемое разведывательное сообщество, на деятельность бывшего союзника по антигитлеровской коалиции. При этом особым объектом внимания явился Военно-Морской Флот СССР, как один из наиболее мощных и мобильных видов Вооруженных Сил Советского Союза. Наш флот в те годы развивался бурными темпами, наращивая боевой потенциал, становился океанским, ракетно-ядерным, способным действовать далеко за пределами ближайших морей. Все это вызывало понятное беспокойство у руководства Соединенных Штатов.

Именно с той поры разведка ВМС США начала использовать подводные лодки своей страны для тайных операций в глубинах морей, прилегающих к нашему побережью, не брезгуя при этом противоправными действиями и рискуя многими человеческими жизнями. Так было при обоюдном слежении друг за другом американских и советских субмарин, при подъеме с морского дна затонувшей техники и фрагментов ракетного оружия, при прослушивании подводных кабелей связи или иных разведывательных действиях.

Опасность столкновения подводных лодок с последующей гибелью экипажа не выдумка. Подобные трагические факты, к сожалению, реальность. Весьма высока вероятность обнаружения и даже уничтожения подводной лодки, рискнувшей нарушить запрет заходить в территориальные воды суверенного государства. В силу этих причин тайные разведывательные операции в глубинах морей, требующие к тому же огромных материальных расходов, должны были получать предварительное одобрение у высшего руководства страны, включая президента США. В то же время раскрытие фактов противоправных действий, санкционированных на самом высоком уровне, могло привести к серьезнейшим осложнениям между двумя могущественными государствами, вплоть до применения военной силы в различных масштабах с обеих сторон.

Особое место в деятельности подводного флота занимают разведывательно-диверсионные операции. Они проводились и проводятся специальными подразделениями ВМС США, как в военное, так и в мирное время. Им поручаются, как правило, наиболее ответственные и деликатные задачи, которые не могут быть решены другими силами и средствами. Боевые пловцы могут вести разведку и совершать диверсии как в водной среде, так и, при необходимости, на побережье. Но они снова уходят под воду, чтобы вернуться на свои носители-транспортировщики, скрытно выполнив поставленные задачи или скрываясь от преследования противника. Действия сил специальных операций всегда являлись одной из самых засекреченных сторон деятельности разведывательных структур США.

Таким образом, у американского разведывательного сообщества было что скрывать. Но тайное со временем всегда становится явным. Пришла пора приподнять завесу секретности, скрывавшую имевшие место в прошлом разведывательные и диверсионные операции американского подводного флота, с тем чтобы направить взгляд в будущее.

Да, пока имеются противоречия в интересах многих стран мира, пока развиваются армии и военные флоты, до тех пор будут существовать разведка и контрразведка. Однако это обстоятельство ни в коей мере не должно ставить под угрозу мирное сосуществование государств и народов, особенно в наш неспокойный ракетно-ядерный век. Как раз об этом и написана данная книга, хотя в ней рассказано далеко не все.

У читателей может сложиться впечатление, что американская подводная разведка всесильна, а большинство ее операций успешны. Однако это не так. Ошибки, неудачи, а порой и провалы были свойственны ей на протяжении всего рассматриваемого периода так же, как успехи и достижения. В то же время про способы противодействия подводной разведке, по-видимому, еще рано рассказывать. Силы ВМФ СССР неоднократно и успешно вели непосредственное слежение за субмаринами противника, были подчас детально осведомлены об их «тайной» деятельности, ставили в тупик американцев.

Книга эта — прежде всего предостережение военным морякам, нынешним и будущим. Предостережение от иллюзий, порой внушаемых нам о том, что противников у современной России якобы не имеется. Судить о взаимоотношениях следует не по заявлениям о дружбе или сотрудничестве, а по реальным делам и возможным интересам. В сильной России не заинтересованы так называемые ведущие морские державы. Им нужна слабая, раздробленная, технически немощная, «сухопутная» страна.

Однако Родина наша всегда стремилась к морям. Во второй половине XX века она сумела в кратчайший исторический срок создать небывалый по мощи океанский ракетно-ядерный флот, стоявший на страже интересов страны в Мировом океане. Поэтому надеемся, что эта книга предостережение окажется нужной всем читателям, кого волнуют судьба Отечества и проблема морского могущества России.

Глава 1

Разведывательные операции по выявлению объектов советского и российского ВМФ

Подготовка первой разведывательной операции

В марте 1999 года американская пресса сообщила о том, что в госпитале небольшого городка Истон, что расположен на берегу живописного Чесапикского залива в штате Мэриленд, скончался адмирал Рафаэль Бенитес. Да будет мир праху его…

У этого офицера состоялась необычная карьера в подводном флоте США. Именно под его командованием в 1949 году была проведена первая разведывательная операция двух американских дизельных подводных лодок у советских берегов в Баренцевом море. Бенитес командовал тогда одной из лодок группы «Кочино», а в ходе возникшей трагической ситуации принял на себя руководство спасательной операцией с участием и второй лодки — «Таск».

Принято считать, что холодная война началась со знаменитой речи Черчилля в Фултоне в марте 1946 года, а «политика сдерживания» Запада по отношению к СССР определила проведение блоком НАТО, образованным в 1949 году, ряда недружественных действий военного характера. Одним из первых в этом ряду был поход разведывательной группы подводных лодок к берегам бывшего союзника…

Поход закончился провалом. Более того, сама «Кочино» затонула, имелись жертвы в экипажах обеих лодок. Задача не выполнена, корабль потерян, люди погибли… Можно с уверенностью сказать, что и гораздо меньшие проступки могли бы привести к концу карьеры любого офицера. Однако Бенитес, по всей видимости, был незаурядной личностью. Настолько незаурядной, что преуспел в дальнейшей службе и «сделал флаг» — на американском военно-морском жаргоне это означает получение адмиральского звания.

Как же протекал этот поход, ознаменовавший начало нового направления в деятельности военно-морской разведки США?

В то время два главных победителя Второй мировой войны параллельно с ухудшением политических отношений были вовлечены в гонку вооружений. Важным направлением в ней было создание ракетной техники и ядерного оружия. Тогда еще существовала монополия США на эти виды оружия. В Америке над созданием военных систем работал один из ведущих ракетчиков мира — Вернер фон Браун. СССР, истощенный четырьмя годами жесточайшей войны, был вынужден направить огромные ресурсы на развитие ракетно-ядерного вооружения. Политические реалии заставляли это делать. Между СССР и США уже произошло первое столкновение интересов. Назрел Берлинский кризис, когда Америка использовала шантаж, в том числе и ядерный. Черчилль вообще предлагал предъявить Советскому Союзу ультиматум: либо снимается блокада Берлина, либо советские города подвергаются ядерной бомбардировке.[1]

В этой обстановке главной задачей группы подводных лодок «Кочино» и «Таск» являлась разведка деятельности советских ракетных полигонов и, возможно, деятельности, связанной с созданием ядерного оружия. Приблизившись к берегам СССР, лодки должны были скрытно маневрировать и осуществлять радиоперехваты переговоров, их расшифровку. Особые надежды связывались с возможностью записи излучений советской телеметрической аппаратуры, измеряющей траектории полетов испытываемых образцов ракет.

Подготовка к походу осуществлялась на военно-морской базе в Лондондерри в Северной Ирландии. В состав экипажа «Кочино» был назначен Харрис Остин — один из лучших в ВМС асов радиоперехвата, специально натренированный на расшифровку советских военных переговоров. Незадолго до Остина на лодку прибыл и вновь назначенный командир — тридцатидвухлетний коммандер Рафаэль Бенитес. Перед этим Бенитес узнал, что «Кочино» будет оснащена экспериментальной разведывательной техникой и что профилем ее деятельности будут соответствующие разведывательные операции в прибрежных водах.

«О боже, что за «свинью» подсовывает мне судьба», — подумал Бенитес. Он только что окончил юридическую школу, получил хорошее образование и мог бы заняться адвокатской практикой. Однако после некоторых колебаний решил вернуться из резерва на действительную службу в подводном флоте и спустя некоторое время был назначен командиром подводной лодки. Столь высокое назначение объяснялось достаточно большим авторитетом Бенитеса, завоеванным в годы Второй мировой войны. Он зарекомендовал себя смелым и хладнокровным подводником.

Конечно же, назначение льстило самолюбию будущего адмирала. Хм… только вот название его новой лодки «Кочино»… В этом и заключалась «свинья», подложенная Бенитесу. В чем дело? Он был пуэрториканцем и его родной язык — испанский. В переводе название означало, что Бенитес назначен командиром подводной лодки «Свинья»! Вот расстройство! Он понимал, что это испанское слово является прижившимся в английском языке названием рыбы, что в американском флоте есть традиция — давать лодкам «рыбьи» имена. Но все же угораздило: как он будет рассказывать друзьям в Пуэрто-Рико о славных походах? «Кочино» — вот незадача! Если бы Бенитес знал тогда, что название лодки — это еще не главная «свинья», которая его ожидает…

Подготовка «Кочино» в Лондондерри шла полным ходом, хотя и с трудностями. Главной проблемой была установка «шпионского» оборудования. Для монтажа специальных антенн радиоперехвата требовалось дополнительно «продырявить» прочный корпус лодки, то есть сделать в нем несколько дополнительных сквозных отверстий, а это всегда снижение безопасности! «Кочино» и без того была оборудована новым устройством — РДП (работа дизелей под водой, или «шнорхель»), обеспечивающим работу главной двигательной установки в подводном положении. Это устройство расширяло возможности подводных лодок по ведению скрытных действий. Однако плавание под РДП было небезопасным

(в 1961 году именно из-за неисправности РДП погибла подводная лодка Северного флота С-80).[2]

Все это не особо радовало Бенитеса. Лезть к самым советским границам, все время находиться под РДП да еще надо менять конструкцию подводной лодки из-за этих «шпионских штучек». Кому это понравится?!

После некоторых проволочек всесильное кораблестроительное управление ВМС США дало разрешение на модернизацию «Кочино» с учетом ее дальнейшего использования для разведывательных операций вблизи и в советских территориальных водах. Следовательно, «Кочино» — это первая специально переоборудованная для разведывательных операций подводная лодка ВМС США. Так сказать, «прародительница» семейства атомных подводных лодок «Хэлибат», «Сивулф», «Пёрч», «Р. Рассел», о которых речь пойдет далее…

Начало холодной войны имело и свое идеологическое обеспечение. Атмосфера враждебной подозрительности уже существовала в американском обществе. Действовал Комитет по расследованию антиамериканской деятельности, выдвинувший обвинение бывшему служащему государственного департамента Элджеру Хиссу в шпионаже в пользу СССР.[3] Это было потрясением! На волне шпиономании было создано Центральное разведывательное управление, объявившее о вступлении в непримиримую войну с советскими шпионами. Военные НАТО также рвались внести свой вклад в борьбу с Советами. Вот на таком фоне и готовился поход…

Бенитес, получив нагоняй за недостаток рвения в подготовке, теперь хорошо понимал, что его главная задача — обеспечение шпионской миссии «слухача» Остина. Командование ВМС хотело показать, что подводные лодки в условиях холодной войны становятся эффективными разведчиками и могут самостоятельно добывать ценную информацию. В 1948 году разведуправление ВМС уже посылало в экспериментальные походы серийные подводные лодки «Си дог» и «Блэкфиш» в Берингово море. Теперь на базе накопленного опыта в поход отправлялась специально оборудованная новейшая подводная лодка. Действительно новейшая, ведь «Кочино» хотя и считалась участницей военных действий, но впервые вышла в боевой поход спустя две недели после вылета «Энолы Гэй»[4] на атомную бомбардировку Хиросимы, когда война на Тихом океане, по сути, уже была окончена. В 1949 году лодке было четыре года младенческий возраст для боевого корабля…

В конце июля окончательная подготовка к походу была завершена в Портсмуте, в Англии. Некоторое время заняли тренировочные выходы в море для проверки нового оборудования и действий экипажа. И вот в августе 1949 года операция «Кайо» началась. Главное действующее лицо — подводная лодка «Кочино». Ее непосредственное прикрытие осуществляет подводная лодка «Таск», выход группы из Портсмута производится в составе отряда совместно с еще двумя лодками — «Торо» и «Корсар», которые в дальнейшем должны были действовать по своему плану. Общее руководство операцией осуществлял коммодор Рэй Бенсон…

Провал миссии «Кочино»

Сразу же после выхода на «Кочино» был организован четкий и размеренный трехсменный ритм жизни, хорошо знакомый любому подводнику. Каждая смена, как установлено в американском флоте, жила по своему времени: гринвичскому, гавайскому и времени Индийского океана. И только «слухачи», Остин и его помощник, «путешествовали» во времени, по очереди неся вахту со всеми сменами. Надо сказать, что при первых же погружениях в походе обнаружились протечки сальников вновь установленных антенных устройств. Остин отчаянно сражался с водой. Еще немного — и могла быть залита сама аппаратура. Тогда поход закончился бы, практически не начавшись. Все бывает в море, но этот факт свидетельствует о низком качестве проведенной наспех модернизации.

Плохое начало, а что еще впереди? Мысли Бенитеса были уже там, за Нордкапом. Так именуется мыс на самом севере побережья Норвегии.

В район выполнения поставленной задачи лодки прибыли через несколько суток, чередуя плавание под РДП с надводным ходом. Впереди «Кочино», за ней «Таск» с задачей прикрытия и отвлечения советских противолодочных сил в случае, если они нападут на «след» группы.

Кстати говоря, такой прием использовался и в 80-е годы, когда самая удачливая, но уже атомная подводная лодка-разведчик «Пёрч» прикрывалась другой атомной лодкой во время установки подслушивающих устройств в Баренцевом море. Однако рассказ об этой самой дерзкой операции подводного шпионажа против СССР еще впереди.

Находясь в районе назначения, Бенитес ощущал неудобство из-за слишком большой продолжительности светлого времени суток, что естественно для августа в высоких широтах. По всей видимости, был просчет по срокам проведения операции. Почему так спешно их выгнали в этот поход? Видимо, к этому времени имелась предварительная информация о готовности СССР к испытаниям собственной атомной бомбы, и вся разведка США, все ведомства «сломя голову» старались добыть любую информацию на этот счет. Не исключено, что этот поход разведгруппы лодок, наряду с добыванием информации о ракетных пусках, командование ВМС США намеревалось использовать и для разведки ядерных испытаний.



Однако приказ есть приказ — и лодка, находясь на перископной глубине, заняла позицию в 150 милях от Мурманска и баз Северного флота Полярный и Ваенга (ныне Североморск). Остин включил аппаратуру перехвата, и операция «Кайо» вступила в решающую фазу.

В течение 4–5 суток патрулирования «улов» Остина оказался незначительным: несколько перехваченных переговоров в голосовом режиме, «морзянка» с кораблей из полигонов боевой подготовки, сигналы непонятного назначения — вот и все, что удалось добыть. Еще несколько дней, а картина принципиально не изменялась. Ничего ценного в смысле главной задачи: сведений о ракетах и испытании атомного оружия не было… Только однажды, практически в последний вечер нахождения в районе, Остин перехватил информацию, вроде бы указывавшую на подготовку испытаний оружия. Однако принять передаваемые сигналы достаточно достоверно не удавалось. Остин запросил у командира разрешение на маневрирование, чтобы найти наиболее выгодную позицию для радиоперехвата. Бенитес начал выполнять повороты, ориентируясь на доклады радиоразведчика об улучшении или ухудшении слышимости сигналов. Через какое-то время их передача прекратилась. Остин так и не смог точно определить, какого рода информация перехвачена. Возможно, позднее, в береговом центре разведки специалисты смогут выжать из нее что-то полезное.

«Шпионская миссия» оказалась проваленной. Но все же была проверена сама возможность выполнения подобных задач в районах у советского побережья. Ведь «Кочино» не обнаружена противолодочными силами Северного флота, значит, так действовать можно. И все же Бенитес, покидая район, был разочарован. От него ждали большего, и, конечно, хотелось бы оправдать эти ожидания. Лодка развернулась на курс для выхода из района разведки.

В соответствии с планом похода подводные лодки должны были провести совместное учение по поиску и атаке друг друга. Но это уже там, за Нордкапом. 25 августа командиры установили связь друг с другом и начали учение. В 10.30 «Кочино» следовала под РДП, поскольку была ее очередь прятаться, а «Таск» в это время «считала до десяти с зажмуренными глазами», как в детской игре в прятки, где-то за горизонтом…

Несколько часов назад поступило штормовое предупреждение, и оно подтверждалось сейчас — резкий шквалистый ветер, короткие злые волны. Лодку раскачивало, что причиняло большие неприятности экипажу. Резкий крен — и все летело в отсеках: посуда, инструмент, штурманские карты и книги. Погружение было бы как нельзя кстати. Однако надо было «убежать» на требуемую дистанцию. Бенитес рассчитывал быстро это сделать под дизелями, следуя под РДП.

В это время поступил доклад о поступлении воды в дизельный отсек через предохранительный клапан «шнорхеля», и двигатели остановились. Лодка всплыла в надводное положение, Бенитес послал старшего помощника выяснить обстановку. Несколько минут спустя в кормовой части раздался глухой удар, и корпус лодки содрогнулся. «Что случилось?!» — сразу ответа не последовало. Через некоторое время старший помощник доложил: «Сэр, взрыв и пожар в кормовой полубатарее. Дело плохо…». Старпом был прав: потеря хода, электричества, пожар — теперь неудача шпионской миссии уже не имела никакого значения. Надо было спасать экипаж и сам корабль. Лодка качалась под ударами пятиметровых волн. Шторм продолжался, делая ситуацию еще более опасной. Связь с «Таск» — вот главное сейчас. Наличие второй подводной лодки в группе имело решающее значение для спасания экипажа «Кочино».

Обстановка была сложной: шторм, пожар продолжался, отсеки задымлены. Связь с «Таск» сразу установить не удалось. Бенитес приказал личному составу выйти наверх, кроме тех, кто не мог пройти через аварийный отсек из кормы, и тех, кто боролся с пожаром во главе со старпомом…

47 человек столпились на палубе лодки, прячась от волн за рубкой, 12 вместе с командиром находились на мостике и 18 во главе со старшим помощником бились с огнем внутри лодки. Несколько подводников пытались запустить двигатели, чтобы обеспечить ход лодке.

Пожар продолжался уже тридцать минут. Погибших пока не было. Вскоре удалось пустить дизель, и «Кочино» могла маневрировать. Один из моряков был смыт за борт, но наличие хода помогло спасти его. В этот момент на горизонте по правому борту появилась «Таск». Однако в 11.20, через пятьдесят минут после первого взрыва, раздался второй. Серьезные ожоги получили старший помощник и еще четыре моряка. Остин передал семафор на «Таск» об обстановке с просьбой немедленно прийти на помощь. Примерно через час «Таск» приблизилась к «Кочино». Ее командир, коммандер Уортингтон, пытался найти лучшее решение, чтобы оказать помощь. За борт было откачано четыре тонны дизельного топлива, как в старину выливали китовый жир, чтобы успокоить волны. Между лодками установили канатную дорогу и начали эвакуацию части экипажа «Кочино». Но продолжался шторм, и передача людей с борта на борт оказалась непростым делом. Первый же, кто был передан с «Кочино», погиб в результате удара о корпус «Таск». Далее 12 человек из экипажа «Таск», участвовавшие в спасательной операции, были смыты за борт сильной волной. Шестерых из них спасти не удалось. Это были первые жертвы.

И все же около семи вечера, через девять часов после начала аварии, удалось наладить буксировку «Кочино». Вертикальным рулем при этом управляли моряки из кормового отсека, находившиеся там вместе с обожженным старпомом. Бенитес уже поверил, что худшее позади, ведь через 3–4 часа можно зайти в ближайший норвежский порт. Однако вскоре после полуночи 26 августа раздался еще один взрыв — по-видимому, накопившегося водорода, и пожар пошел дальше в корму, угрожая людям в концевом отсеке. Выбора больше не было. Пятнадцать моряков через кормовой люк покинули отсек. Но там еще оставались два раненых и врач. Старпом не мог двигаться самостоятельно, и его спасаение представлялось сложным делом. В конце концов всех удалось вывести, и остатки экипажа «Кочино» столпились на мостике, ожидая подхода «Таск». Выстрелив боевые торпеды из носовых аппаратов для исключения взрыва в случае столкновения, «Таск» подошла к борту «Кочино». Надежды на спасение последней практически не было. Вода заливала кормовой отсек, нарастал дифферент. Моряки «Кочино» покинули лодку. Последним корабль оставил Бенитес. В 01.45 26 августа 1949 года «Кочино» затонула в 100 милях от побережья Норвегии. Через шесть часов битком набитая «Таск» вошла на рейд норвежского порта Хаммерфест.

Итак, совместный поход «Кочино» и «Таск» обернулся фатальной неудачей. Не сработала специально смонтированная аппаратура радиоперехвата, что определило провал собственно разведывательной операции. Технические неисправности и недостатки в эксплуатации подводной лодки привели к гибели «Кочино», тяжелым ранениям нескольких ее моряков. Плохая морская выучка и беспечность при проведении спасательной операции привели к гибели шести членов экипажа «Таск» и гидроакустика с «Кочино».

Семь погибших, десять раненых, потерянный корабль — таков был печальный итог первой разведывательной операции подводных сил ВМС США.

«Лодки против лодок»

С начала 50-х годов маховик гонки военных вооружений начал набирать максимальные обороты. Приоритет высоких технологий в этой области государственного соперничества определил особую роль подводных сил. В то время и СССР, и США были сосредоточены на создании качественно нового подводного флота — атомного. Этим, может быть, объясняется и определенный спад в проведении специальных разведывательных операций подводных сил США по выявлению объектов на побережье. Надо было отрабатывать задачи противоборства в морях и океанах. Главным направлением разведывательных операций становились подводные силы противника в море. Да, конечно, американские дизельные подводные лодки осуществляли наблюдение за силами Тихоокеанского флота в базах и в море в период Корейской войны. Подобные действия были продолжены и после войны, в том числе и в Баренцевом море. Разведывательные операции на подходах и в самих территориальных водах проводились при постоянном присутствии там атомных и дизельных лодок ВМС США. Отсюда и случаи преследования американских подводных лодок в советских территориальных водах («Гаджеон» — в 1957, «Ваху» — в 1958 году). Все это так, но главным в сфере операций подводных сил становилось противодействие друг другу. «Рядовые подводные бойцы», то есть серийные подводные лодки, становились важнее, чем «подводный спецназ» — корабли, специально оборудованные… Вместе с пониманием того, что вносят атомные подводные, а также и дизельные ракетные лодки в копилку боевых возможностей американского и советского флотов, росло и понимание, как важно проводить комплексную борьбу с ними.

В 50-е годы подводными силами осваивались новые районы их применения: Арктическая зона, северо-восточная Атлантика, центральная часть Тихого океана. Туда выходили дизельные торпедные, а затем и ракетные подводные лодки. По тем временам это определенно было усилением обоюдной угрозы, требующим оперативного реагирования. Затем уже новейшие атомоходы соперников сразу же начали осваивать районы, где деятельность противолодочных сил затруднена или совсем невозможна. Примерами этому могут служить походы еще в 50-х годах лодок «Наутилус»[5] и «Сидрэгон».[6] Затем в 60-е годы наши атомоходы стали выполнять аналогичные задачи… Опыт этих походов показывал: лучшим бойцом против подводных лодок противника становилась сама подводная лодка.

Американцы, оценившие усилия СССР по созданию океанского Военно-Морского Флота и всегда болезненно и энергично реагирующие на любую возникающую для них угрозу, начали с глобальным размахом создавать систему противолодочной обороны. Одним из основных направлений при этом было создание постоянно действующей системы океанских противолодочных рубежей. На Атлантике он начинался у Гренландии, простирался к Исландии и далее к Британским островам… Соответственно, название его было GIUK: Greenland Iceland — United Kingdom.

Используя выгоду стратегической позиции, объединенные ВМС НАТО стремились закрыть выход советским подводным лодкам на оперативный простор Атлантики. При этом на противолодочных рубежах главенствующая роль принадлежала подводным лодкам. Американское командование даже разработало для них концепцию «барьерных операций». Она заключалась в организации длительных поисковых действий на атлантических рубежах.

В самих же США в конце 50-х нарастала «красная истерия», то есть преувеличение угрозы со стороны советских подводных лодок. «Они посылают их сотнями к нашим берегам!» — кричал на страницах прессы один из ревнителей национальной безопасности из палаты представителей конгресса. Повсюду находились и «очевидцы», видевшие перископы, рубоки подводных лодок «прямо у самого берега». Нередко находились «свидетели», утверждающие, что видели подводную лодку целиком, всплывающую или уходящую под воду.

В планировании действий противолодочных сил ВМС США принимают участие ЦРУ и могущественно-таинственное Агентство национальной безопасности — одна из самых закрытых государственных организаций Америки.[7] Свидетельством тесного сотрудничества этих организаций с военно-морской разведкой является операция «Холлистоун» («Святой камень»), о некоторых деталях которой будет рассказано далее. И вот уже ВМС США выделены огромные средства на новый технологический виток в гонке военно-морских вооружений. На Атлантике и Тихом океане начинается размещение антенн-гидрофонов на океанском дне, а на побережье развертываются цепочки центров обработки информации. Так рождается СОСУС[8] — глобальная система подводного наблюдения. Ее создание значительно усиливает потенциал борьбы с советским подводным флотом, но порождает и существенную проблему для ее создателей: слишком много шумов. Система «слышит» чересчур хорошо, поэтому и трудно выделить «полезные» шумы подводных лодок в огромном потоке звуковой информации. Тут и боевые надводные корабли, «представители» торгового флота, рыбаки, биологические шумы океанских жителей — да мало ли что может шуметь в море-океане. Все что угодно! Для разрешения этой проблемы было решено создать библиотеку «шумовых портретов» советских подводных лодок (некое подобие картотеки отпечатков пальцев), по которым можно было бы не только классифицировать, но и идентифицировать каждую подводную лодку советского ВМФ. Главная роль при решении этой задачи должна была принадлежать подводным силам ВМС США. Отсюда и направленность разведывательных операций: действия в большей степени против подводных лодок ВМФ СССР, а не береговых объектов.

Создание океанских рубежей и развертывание системы СОСУС было ответом на начало регулярных выходов советских подводных лодок в длительные походы в северо-восточную Атлантику и в центральную часть Тихого океана.

В штабе командующего Атлантическим флотом ВМС США появляется следующий документ:

«Вследствие того факта, что присутствие неустановленных подводных лодок на океанских подходах к Соединенным Штатам стало частым явлением, учитывая что эти подводные лодки не проявляют намерений в раскрытии национальной принадлежности и цели действий, как принято в соответствии с традициями среди добропорядочных моряков, а также принимая во внимание необходимость продемонстрировать отпор означенных подводных лодок, участвующих в тайных операциях против Соединенных Штатов, настоящим я подотверждаю торжественное обязательство представить ящик старого доброго Джека Дэниэлса, качественного виски из Теннесси, употребляемого семью поколениями наших предков начиная с 1866 года, в распоряжение ПЕРВОГО КОМАНДИРА НА АТЛАНТИЧЕСКОМ ТЕАТРЕ, который представит очевидные доказательства того, что недружественная подводная лодка поднята на поверхность в ходе преследования.

Джералд Райт, адмирал американского флота».

Ковбойский приз зажег соревновательный дух среди американских командиров. Тем более что в памяти еще были свежи «оскорбления», полученные от советских противолодочных сил, подъемом на поверхность «Гаджеон» и «Ваху».

Время шло, а победителя все еще не было. То были «игры» равных соперников в глубинах океана, и заполучить приз командующего Атлантическим флотом было делом нелегким…

Но вот утром 28 мая 1959 года одна из американских дизельных лодок, патрулирующая в назначенном районе возле Исландии, обнаружила шум винтов подходящей с восточного направления субмарины. «Не спугнуть удачу, спокойно», — мелькнуло в голове коммандера Теодора Дэвиса. Командир «Гренадир», сдерживая волнение, заставил себя выглядеть спокойным в глазах подчиненных. Длительность первичного контакта составила 20 минут, а затем советская лодки пропала в зоне акустической тени. Это действительно была удача: слабый шум винтов как будто случайно пробился по замысловатой траектории на приемные антенны бортовых гидроакустических станций «Гренадир» AN/BQS-2 и

AN/BQS-8.[9] Но и 20 минут контакта в подводном деле значат немало! Были вычислены курс и скорость советской лодки, и теперь оставалось только ждать, когда она подойдет ближе — на дальность уверенного контакта. Тогда «Гренадир» и «повиснет на хвосте» у ничего не подозревающей «добычи»! Дэвис назначил курс в расчетную точку перехвата. Через час экономичным ходом, чтобы окончательно не разрядить аккумуляторную батарею, «Гренадир» достигла места «засады» и затаилась…

Наступило расчетное время рандеву.[10] Операторы гидроакустических станций «Гренадир» напряженно вслушивались в тишину океана, но лишь трели «биологических объектов» (так служебная инструкция повелевала именовать обитателей глубин при докладе о них в центральный пост), изредка нарушали ее. Монотонного и размеренного шума винтов русской лодки, так ожидаемого коммандером Дэвисом и его подчиненными, слышно не было. Радостное оживление, царившее в отсеках среди американских подводников, сменилось подавленным унынием. Где же была допущена ошибка в расчетах? Или капризные в своем поведении слои океанской воды экранировали теперь шум винтов идущей на запад лодки Северного флота?

Еще через час Дэвис решил всплыть на поверхность, осмотреть горизонт в перископ и с помощью радиолокационной станции. Да и отсеки провентилировать не мешало — надежда на удачную охоту сбила «Гренадир» с обычного режима «проветривания», и теперь в отсеках было повышенное содержание углекислого газа.

«Горизонт чист, сэр», — раздался доклад оператора радиолокационной станции, который с затаенной надеждой ожидал Дэвис, наблюдая в перископ одни лишь серо-свинцовые волны, которые мерно раскачивали «Гренадир» в приповерхностном слое. «Никого и ничего… Где же русские?», — подумал командир американской лодки и приказал вахтенному офицеру: «Провентилируйте лодку», — передавая ему перископ. Через некоторое время массивная шахта «шнорхеля» поползла вверх. «Центральный, шум винтов подводной лодки по левому борту! Очень близко! Дистанция в пределах одной мили», взволнованный голос акустика заставил вздрогнуть от неожиданности всех в центральном. Советская лодка все-таки наткнулась на засаду. Шум ее винтов миновал все помехи и превратился в полезный сигнал на экранах операторов акустических станций американской лодки. Далее началась игра в глубинах, составившая основное содержание нескольких последующих десятилетий холодной войны: «лодки против лодок» — так она называлась.



Однако теперь Дэвис уже не верил в удачу безоглядно. В соседнем районе действовала одна из первых атомных лодок Атлантического флота США «Скейт». Погрузившись на глубину 150 метров для улучшения условий пеленгования, командир «Гренадир» решил исключить любую случайность и приказал передать условный сигнал опознавания по звукоподводному телефону. Ответа не последовало: как раз наоборот, неизвестная лодка резко увеличила скорость в попытке оторваться от преследования. Сомнения исчезли — это была русская лодка, обнаруженная ранее. Теперь Дэвис решил снять все неясности относительно дистанции между лодками и приказал произвести ее замер с использованием гидролокатора. Хлесткий, как удар бичом, звук акустической посылки стегнул толщу океанской воды; отраженное от цели эхо вернулось с дистанции чуть более тысячи метров. Близко! Глубина ее погружения оценочно составляла метров двести, стало быть, столкновения не должно быть — ведь «зазор» по глубине между лодками составлял метров пятьдесят. Тут же последовала и реакция на замер дистанции. Советская лодка, действительно, как подхлестнутая, выполнила маневрирование, словно сбивая погоню со своего следа, внезапно меняя курс и скорость. В результате этого лодки сблизились вообще на мизерную дистанцию в несколько сотен метров. Пеленг на цель летел как сумасшедший, резко изменяя свое значение. Теперь уже «Гренадир» выполнила серию поворотов для занятия наиболее выгодной позиции слежения. Это ей удалось, и американская лодка оказалась позади нашей на дистанции около двух тысяч метров, обеспечив себе идеальные условия для прослушивания. Растратив драгоценную энергию в резких маневрах, лодки на некоторое время «успокоились» в равномерном неспешном движении.

Так прошел час. Акустики «Гренадир» приноровились к условиям слежения и почувствовали уверенность в том, что уже не потеряют контакт с советской лодкой. Аккумуляторная батарея «Гренадир» еще имела достаточный для подводного маневрирования запас электроэнергии. Оставалась лишь одна проблема — повышенное содержание углекислого газа в отсеках. Ведь провентилировать отсеки на предыдущем всплытии не удалось — надо было заниматься появившейся лодкой русских. При дальнейшем длительном слежении это могло оказаться помехой, посчитал командир американской лодки. Коммандер Дэвис решил всплыть в надводное положение, провентилировать отсеки в максимальном темпе, передать радиограмму в штаб адмирала Райта и быстро нырнуть в глубину снова. «Десять минут на все, акустики не должны потерять обстановку. А мы будем иметь почти полную батарею и свежий воздух в отсеках. Игра — наша!» — радостно прикидывал в уме детали маневра командир «Гренадир».

Однако все сложилось даже еще лучше, чем ожидал Дэвис. Гидроакустический контакт уверенно поддерживался и в надводном положении! Убедившись, что команда акустиков действительно надежно «держит» цель при работающих дизелях, Дэвис решил продолжить слежение над водой: ведь так сохранялась энергия батареи.

Американцы в то время придавали особое значение отработке оперативно-тактического взаимодействия разнородных противолодочных сил на океанских рубежах. Пока система подводного наблюдения и разведки СОСУС находилась в «младенческой» стадии своего развития, порознь противолодочные силы ВМС США не могли эффективно осуществлять поисково-разведывательные действия в океане. Необходимо было усиливать возможности представителей одного рода сил за счет привлечения к решению этой же задачи другого «один за всех и все за одного». Поэтому большое значение придавалось надежной организации слаженных действий, особенно между подводными лодками и патрульной авиацией. Для повышения эффективности совместного слежения существовал специально разработанный метод обмена информацией и данными наведения — «патрульный самолет — подводная лодка».

Командир «Гренадир» имел все преимущества в тактической ситуации на своей стороне. Однако, следуя канонам уже упомянутых «барьерных операций», немедленно запросил поддержку в радиограмме командующему: «Преследую советскую подводную лодку. Прошу прислать патрульные самолеты».

Прошло несколько часов слежения, уже прибыли два противолодочных самолета «Треккер», время перевалило за полдень. Все складывалось благополучно для американцев. Теперь они отрабатывали совместные действия по методу взаимного обмена информацией. Акустики «Гренадир» чувствовали себя гораздо уверенней, чем в начале слежения, и сейчас они уже могли докладывать не только изменения курса, но и вертикальные перемещения «северянки». Ее попытки всплыть на перископную глубину для оценки обстановки тотчас же пресекались «Гренадир», которая наводила на расчетную точку поддерживающие самолеты патрульной авиаэскадрильи. Как только перископ показывался из воды, над ним с воем, почти на высоте волн, пролетал один из самолетов и сбрасывал маркеры, горевшие в воде ярким пламенем. Этот маневр выполнялся сторонами примерно раз в час. Нашей лодке не удавалось оторваться маневрированием на скорости, «Гренадир» цепко держала контакт…

Но вот в 23.00 гидроакустический контакт одновременно пропал на обеих станциях. Тишина… Стало ясно, что командир советской лодки решил сменить тактику отрыва и затаиться в надежде, что «гончая свора» потеряет след и проскочит дальше. «Гренадир» легла в дрейф и начала напряженно слушать глубины океана. Дэвис решил не погружаться. Он также избежал соблазна действовать как надводный корабль и не стал «молотить по океану» активными посылками, как это было при замере дистанции в начале «загона». Дэвис также скептично оценивал данные от одного из самолетов, который докладывал о контактах на его магнитометре. «Стоять и слушать — вот и все, вот и вся тактика. «Приятель» не может убежать далеко на минимальном ходу. Дальше нескольких миль по крайней мере, ведь его батарея уже истощена в попытках уйти за целый день преследования. Скорее всего он завис на нулевой скорости и притаился в глубине, где-то рядом…» — размышлял командир «Гренадир» о сложившейся ситуации.

Оставалось только ждать — развязка приближалась. Ведь наиболее темное время суток должно было наступить совсем скоро. Хотя назвать чуть серую мглу «темным временем» суток можно было весьма условно — в мае на этих широтах темноты практически не было. В час ночи 29 мая «окруженная со всех сторон» советская лодка всплыла в надводное положение. Ничего не поделаешь, надо было пополнять запасы электроэнергии в разряженной батарее. Командир «Гренадир» классифицировал контакт визуально. На поверхности океана появилась ракетная подводная лодка типа «Зулу» (проект 611АВ). Серьезная удача! Лодки этого типа первыми в советском ВМФ были вооружены ядерными баллистическими ракетами. Дэвис послал «победную реляцию» в штаб флота, не забыв упомянуть «поощрительный приз» — ящик виски. Справедливости ради он попросил командующего флотом выделить аналогичный приз летчикам патрульной авиаэскадрильи. Они, видимо, оказали Дэвису значительную поддержку в преследовании «Зулу». Естественно, что с советской лодки был снят детальный шумовой портрет для СОСУС, а факт всплытия подтверждался многочисленными фотографиями.

Получив указания на дальнейшие действия, «Гренадир» продолжила патрулирование на рубеже. «Зулу» была «оставлена заботам» противолодочной авиации, которая и потеряла контакт с ней через 24 часа. Советский ракетоносец завершил заряд аккумуляторной батареи и совершил энергичный отрыв от слежения. Тем не менее штаб Атлантического флота посчитал преследование «Зулу» серьезным успехом в действиях против подводных лодок ВМФ СССР. Это была первая «победа» на противолодочном рубеже американских подводников. Чтобы подчеркнуть важность события, адмирал Райт лично прибыл на «Гренадир» поздравить командира и экипаж с завершением успешного похода и вручить призовой ящик виски.

Как видно из этой истории, дизельные подводные лодки еще широко использовались американцами для решения задач противолодочной войны в конце 50-х годов. Но уже необратимо надвигалась другая эра — эра атомного подводного флота. Если мы развивали оба «отряда» подводных сил параллельно, и дизельные лодки, и лодки с ядерными силовыми установками, то американцы однозначно сделали ставку на атомный подводный флот. Руководить технической и организационной стороной создания нового флота был призван Хьюман Риковер, выходец из Польши, ставший адмиралом и «отцом» американского атомного подводного флота. Авторитет Риковера был столь велик, что конгресс США неоднократно издавал персональные постановления по Риковеру, продлевая ему срок службы. А это совсем неординарное явление для вооруженных сил США.

Итак, к концу 50-х в составе американского подводного флота среди «рядовых бойцов», серийных подводных лодок, сокращается доля дизельных и появляются три принципиально различных класса кораблей с ядерными силовыми установками. Это, в первую очередь, атомные подводные ракетоносцы типа «Джордж Вашингтон» и «Итен Аллен», не без основания прозванные «убийцами городов».[11] Следующий класс — это подводные лодки с крылатыми ракетами «Регулус». Они также были предназначены для поражения береговых объектов. Это отряд, из которого вышла самая знаменитая спецназовская лодка «Хэлибат». И, наконец, класс торпедных атомных лодок, тех самых «бойцов-охотников», задача которых — прежде всего противодействие ракетоносцам.

Примерно по такой схеме развивался и советский подводный флот. Так же в его составе были подводные лодки с баллистическими ракетами, крылатыми ракетами для поражения надводных кораблей и многоцелевые подводные лодки. Разница заключалась в большей доле подводных лодок с обычными энергетическими установками. Даже подводные лодки с баллистическими ракетами были дизельными — это знаменитый «Гольф» (проект 629). Именно эти лодки, наряду с лодками проекта 611АВ, «вынесли» ракетно-ядерную угрозу Америке на просторы Мирового океана. И лишь потом появился атомный вариант такого корабля — подводная лодка типа «Хотэл» (проект 658).

С появлением новых кораблей главной задачей для обоих флотов стала практика их оперативного применения в условиях холодной войны, а также разработка тактики их действий в различных ситуациях. Как ядерное оружие изменило теорию и практику военного искусства в целом, так и появление атомного флота изменило основы вооруженной борьбы на море. Надо было учиться воевать по-новому, «по-атомному». Учиться и кораблям, и экипажам, и командирам флота, и самим флотоводцам…На передний план выходили корабли-бойцы, и их действия в открытом океане, специальные операции кораблей-шпионов у побережья отошли в сторону. Пока…

Хотя отдельные разведывательные задачи решались и серийными атомными подводными лодками. Они имели несравненно большие возможности для осуществления дерзких разведывательных рейдов к советским военно-морским базам и портам, чем их предшественники, начиная с погибшей «Кочино» и «опозоренных» «Гаджеон» и «Ваху». Среди командиров атомоходов, прошедших «тройное сито» Риковера (адмирал утверждал, что когда двое из трех отобранных офицеров выпускаются из его «академии» — это нормальный «коэффициент потерь»), находились отчаянные «сорвиголовы», как правило, с опытом службы на дизельном флоте, готовых идти на самые рискованные задачи.

Так, по утверждению американцев,[12] коммандер Уильям Беренс провел одну из первых атомных подводных лодок «Скипджек» в Кольский залив, практически на внутренний рейд Мурманска! Позже, в этом же походе, «Скипджек» осуществляла длительное слежение за испытаниями новейшей подводной лодки проекта 629 в Баренцевом море. Если так, то это действительно рискованный и опасный поход — предвестник еще более дерзких операций подводных лодок специального назначения.

И все же пусть утверждение о проникновении в Кольский залив останется на совести американцев.

В начале 60-х противолодочные силы Северного флота длительно преследовали атомную подводную лодку «Скэмп», в том числе и с применением малых глубинных зарядов для принуждения к всплытию. Так что свидетельство о том, что «бойцы» атомного флота осуществляли разведывательные миссии у наших берегов, имеется… Одна из них могла оказаться и успешной…

Охотники за «убийцами городов»

Время становления подводных «бойцовых дружин» успешно заканчивалось к середине 60-х годов. Атомоходы составили основу боевой мощи флотов СССР и США в той модели глобального соперничества, военно-морская составляющая которого стала океанской и ракетно-ядерной. Особое значение приобретало дальнейшее развитие атомных стратегических ракетоносцев. В ответ на создание нескольких эскадр подводной ракетно-ядерной системы «Поларис» СССР создал также в рекордно короткие сроки (с 1964 по 1972 г.) группировку в 34 единицы подводных лодок проекта 667А. Эти лодки по своей архитектуре настолько напоминали первые американские ракетные лодки «Джордж Вашингтон» и «Итен Аллен», что в натовской классификации получили наименование «Янки».

Выход новых ракетоносцев на боевое патрулирование вместо устаревших лодок проектов 629 (дизельные) и 658 (атомные) вызвал состояние «легкого шока» у американцев. Ведь каждый из них имел новый комплекс стратегического оружия с шестнадцатью баллистическими ракетами и ничуть не уступал по своим возможностям американским «убийцам городов». Теперь и советский ВМФ обладал возможностью гарантированного ракетно-ядерного удара из океанских глубин. Новое качественное состояние советского флота во многом привело к достижению ядерного паритета между СССР и США. Возрастание глубинной угрозы означало и повышение ответственности флотов за ее отражение.

Новая угроза буквально ошеломила американское руководство. Всего лишь через несколько лет после Карибского кризиса, поставившего мир на грань ядерной войны, СССР развернул абсолютно новую систему вооружений. Причем по качеству проекта и технологии исполнения она ничуть не уступала американскому аналогу. Главной задачей сил и средств подводной войны США становилась борьба с новыми ракетоносцами. На это были нацелены и система подводного наблюдения СОСУС, и базовая патрульная авиация, и многоцелевые подводные лодки. За первые годы успехов в борьбе с «Янки» американцы не добились… Главной причиной этого было отсутствие достоверных данных о характере шумов новой лодки. СОСУС не могла осуществлять надежное длительное слежение за ней и, соответственно, не могла наводить на цель маневренные противолодочные силы. Вот почему раз за разом посылались в Баренцево море подводные лодки-охотники типа «Стерджен».

Отныне и вовеки главнейшей задачей многоцелевых атомных «бойцов» становилось длительное слежение за «убийцами городов», то есть долгие стайерские «забеги» в океанской глубине на «хвосте» у ракетоносца в немедленной готовности всадить торпеду-пулю в его брюхо… Чем длиннее «забег», тем выше техническое совершенство и класс исполнения экипажа «охотника-стайера». Если «Гренадир» преследовала лодку типа «Зулу» около суток, то для успешной борьбы с атомными ракетными лодками предъявлялись совершенно другие временные требования. Сутки, недели, а то и месяцы, то есть все время нахождения ракетоносца на боевом патрулировании. Командиры, осуществлявшие длительное слежение, приобретали в ВМС США особый статус «подводных асов» и пользовались всеобщим уважением. Одним из самых удачливых среди командиров подводных сил был коммандер Честер Мэк.

Вот история «схватки» его подводной лодки «Лэпон» с советским ракетоносцем в американской версии. Точнее говоря, предыстория. А рассказ о самой удачной «охоте» «Лэпон» еще впереди….

Март 1969 года. Пик холодной войны. Баренцево море.

«Черт возьми! Как похожа!» — воскликнул у перископа 37-летний командир атомной подводной лодки «Лэпон» Честер Мэк, имея в виду сходство с американским ракетоносцем «Джордж Вашингтон». До советской лодки, казалось, было рукой подать. И это он, Честер Мэк, прорвался на новейшем атомоходе типа «Стерджен» через особо охраняемую зону полигонов боевой подготовки Северного флота! «Лэпон» была оснащена новейшим гидроакустическим комплексом и другим радиоэлектронным оборудованием. Это, безусловно, помогло избежать обнаружения и преследования советскими противолодочными силами. И все же… Мэк нахмурился, вспомнив недавний случай.

«Лэпон» была на перископной глубине, когда прозвучал взволнованный доклад из радиорубки: «Сэр, радиоперехват переговоров русских! Кто-то утверждает, что визуально наблюдает подводную лодку!» Вахтенный офицер судорожно рванул перископ по горизонту: «Сэр, противолодочный вертолет! Близко! Я вижу пилота!» Мэк загнал «Лэпон» на глубину и малошумной скоростью начал уходить из злополучной точки обнаружения.

Тогда пронесло… И вот она, цель похода — недоступная советская лодка типа «Янки»… Громадина длиной в 130 метров и почти 10 000 тонн полного водоизмещения. Два реактора обеспечивали подводную скорость в 26 узлов.[13] Лодка несла 16 баллистических ракет нового типа с дальностью стрельбы 2100–2300 км. Командир «Лэпон» в упор рассматривал «Янки»…

Мэк нажал кнопку автоматической телекамеры, и пленка мягко зашуршала, фиксируя малейшие детали внешней конструкции корпуса могучего корабля ВМФ СССР. Уже удача! Одновременно командир включил трансляцию от подсоединенной к перископу камеры. Изображение русской лодки появилось на мониторах, размещенных в столовой экипажа, и сопровождалось ликующими возгласами… Мэк был назначен командиром «Лэпон» два года назад и уделял огромное внимание работе с людьми. Он тщательно подбирал каждого члена экипажа, нередко вступая в конфликты с другими командирами за любого толкового моряка, уделяя особое внимание команде гидроакустиков и группе радиоразведки. Мэк справедливо полагал, что для решения сверхтрудных задач слаженный и надежный экипаж даже более важен, чем новейшее оборудование. Сейчас, после двух лет командования «Лэпон», он был полностью уверен в экипаже, а люди доверяли ему… Так пусть радуются первому значительному успеху…

Но надо быть осторожным — район наверняка охраняется противолодочными силами. Мэк периодически опускал перископ так, чтобы время его нахождения над водой не превышало 7-10 секунд, продолжая фиксировать действия ракетоносца… Вскоре «Янки» направилась в базу, а «Лэпон» развернулась восвояси… Несмотря на большое количество высококачественных фотографий и видеоматериалов, главная задача не была решена — полного шумового портрета новой лодки снять не удалось…

Командиры, добившиеся результатов в Баренцевом море, «ареале обитания» самого мощного флота СССР, почитались особо даже среди других подводных асов. Это были действительно «звезды» подводных сил Атлантического флота США. До сих пор таковых было трое…

Кэптен Киннэрд Мак-Ки командовал атомоходом «Дэйс» и совершил следующие «подвиги». В 1967 году он не только сфотографировал советский атомный ледокол, но и взял пробы воды и воздуха в районе, подтверждающие неполадки в работе его ядерной энергетической установки. В следующем, 1968 году Мак-Ки преуспел еще более, сфотографировав новейшие атомные лодки проектов 671 и 670, соответственно «Виктор» и «Чарли», частично сняв при этом их шумовые портреты. Успех был столь значителен, что командир был приглашен для личного доклада в Комитет начальников штабов.[14] Мак-Ки был даже прощен за безрассудное маневрирование вблизи советской лодки, когда перископ «Дэйс» был обнаружен визуально! Американская лодка подверглась преследованию и смогла скрыться только в зоне сплошного льда…

Другой «звездой» подводных сил был коммандер Алфред Келн, командовавший атомной лодкой «Рэй». Он был знаменит тем, что добыл первую фотографию «Янки» и некоторые данные о ее шумах.

Однако главным «героем» считался коммандер Шафер, командир атомной подводной лодки «Гринлинг». Ему удалось за несколько месяцев до удачного похода лодки Честера Мэка совершить очень эффективный, но достаточно опасный маневр «подныривания». (Запомним этот тактический прием американцев, ведь он нередко становился причиной столкновений подводных лодок.) Он заключался в слежении за неприятельской лодкой на очень близком (до 10 метров) расстоянии под ней. Это позволяло снять очень точный шумовой портрет подводной лодки-цели. Так вот, Шафер умудрился удачно поднырнуть и под «Чарли», и под «Янки» в одном и том же походе. Кроме того, утверждалось, что «Гринлинг» удалось заснять подводную часть корпуса и винты советских подводных лодок через специальную сверхчувствительную телекамеру, вмонтированную в перископ. Но все же главной добычей был шумовой портрет «Янки». Данные с записями ее шумов, полученные на «Гринлинг», были немедленно введены во все компьютеры СОСУС.

Теперь оставалось проверить, поможет ли это обнаруживать советские ракетоносцы во время их боевого патрулирования и наводить на них лодки-охотники типа «Стерджен»…

«Лэпон» преследует «Янки»

Невидимая война на подводных фронтах холодной войны продолжалась…

В сентябре 1969 года коммандер Мэк вывел «Лэпон» с ее испытанным экипажем в очередной поход. Главная задача — обнаружение и длительное слежение за советскими ракетными подводными лодками типа «Янки».

Через неделю после выхода на «Лэпон» пришла радиограмма: «СОСУС обнаружила «Янки» в Норвежском море. Координаты…. Предположительно направляется на боевое патрулирование с прорывом рубежа Гренландия-Великобритания».

Вот он, долгожданный шанс! Мэк задал курс с учетом полученных координат. Все складывалось удачно — на маршруте «Лэпон» получила новые данные СОСУС с координатами «Янки» у острова Ян-Майен. Намерения советского ракетоносца становились ясными: пройти скрытно Датский пролив и уйти на патрулирование в океан. Этот маршрут развертывания получил в дальнейшем название «красная тропа». Движение «Янки» подтвердил и патрульный самолет «Орион», имевший с ней кратковременный контакт. Мэк решил перехватить лодку на выходе из пролива, пока она не «растворилась» в океанских просторах. «Лэпон» заняла позицию на южном выходе из пролива, юго-западнее Исландии и затаилась в ожидании.

После суток ожидания полностью мобилизованная на решение задачи команда гидроакустиков обнаружила еле слышимый сигнал от винтов и механизмов «Янки». Это действительно была удача, более похожая на счастливый случай, чем на закономерность. Полезный сигнал едва выделялся на фоне шумов моря, биологических шумов и шумов находящихся в районе рыбаков. Везение заключалось в том, что ракетоносец проходил очень близко от «Лэпон», дистанция между лодками составляла приблизительно 7 кабельтовых,[15] или около 1,3 километра.

Отличные шумовые качества советской лодки, с точки зрения ее скрытности, заставляли опасаться обнаружения и самого охотника. Поэтому Мэк решил осуществлять слежение «подскоками». Сначала отстать от «Янки» на значительную дистанцию, а затем, увеличив ход до 20 узлов, стремительно выйти в расчетную точку ее движения и «замереть» на скорости 3–5 узлов, внимательно слушая океан, — вот в чем заключалась тактика «Лэпон»

Несколько раз прием удавался, затем советская лодка исчезла! Очередная точка ее маршрута была рассчитана неправильно! Мэк был крайне встревожен. В ходе слежения он еще раз убедился, что эта лодка — «крепкий орешек» и держаться за ней крайне трудно…

Удача сопутствовала «Лэпон» в этом походе: она нашла цель еще раз. И… снова потеряла! Так было несколько раз в течение первых трех дней «охоты». Затем, на четвертый день, приноровившиеся акустики «Лэпон» смогли удерживать контакт в течение 18 часов, и снова «Янки» ушла от преследователя….

Командир «Лэпон» и его офицеры были измотаны напряжением четырех суток игры в «кошки-мышки», в которой большая по размерам «мышка» могла окончательно убежать. И тогда начиналась бы другая игра — поиск движущейся «иголки» в бездне океанского космоса. Здесь шансов у «Лэпон» было значительно меньше…

Напряжение царило и в штабе Атлантического флота в Норфолке и в управлении подводных операций в Пентагоне. Командир «Лэпон» имел постоянную связь с командующим подводными силами вице-адмиралом Шейдом, начальником штаба ВМС США адмиралом Мурером. В руководстве операцией участвовал также один из старших чинов военно-морской разведки кэптен Брэдли, о котором также будет рассказано на страницах книги.

О важности происходящего говорил и тот факт, что доклады из Пентагона о слежении за новейшим ракетоносцем ВМФ СССР немедленно поступали к помощникам президента США. Ричард Никсон имел информацию о действиях в океане в реальном масштабе времени…

После очередной неудачи «Лэпон» командование ВМС США предприняло энергичные меры по поиску «Янки». Все приемные центры СОСУС были ориентированы на это, к патрулированию района были привлечены дополнительные противолодочные самолеты «Орион». Время шло, но результата не было…

Тем временем командир «Лэпон» принял рискованное решение. Рассмотрев со своими помощниками возможные варианты маневрирования ракетоносца, Мэк решил оставить район поиска на выходе из Датского пролива. «Янки» должна была следовать в свой район патрулирования — дальше от СОСУС, на океанский простор и так, чтобы ее грозные ракеты доставали бы американскую территорию. Достаточно простой вывод, но пойди найди ее, даже наверняка зная район…

Другого варианта действий не было, и новый план был сообщен штабу подводных сил Атлантического флота. Несколько позже, получив разрешение командования, Мэк направил «Лэпон» в район, находившийся в несколько сотнях миль южнее, к Азорским островам…

Поиск осуществлялся в течение трех суток — безрезультатно… Следующий район — немного к западу… «Лэпон» заняла новый район, начала поиск и… попалась! Да-да, самым натуральным образом: атомоход водоизмещением в 4800 тонн попал в сети рыболовного траулера, снабженные еще и металлическими тросами! «Лэпон» теряла глубину до тех пор, пока рыбаки, сами чуть не утопленные добычей, не обрубили трал!

Освобожденная «рыбка» рванула в глубину и там стабилизировала свое положение. Неожиданно раздались периодические удары по корпусу в носовой части, в районе антенны гидроакустического комплекса, как будто металлический молот бил по корпусу… Это мог быть только обрывок троса от трала. «Какой уж тут поиск «Янки», сами «глухие», да и шум на весь океан. Слава богу, еще не на винтах!» — подумал Мэк. Выбора не было — надо всплывать и освободиться от троса.

Дождавшись темноты, Мэк приказал всплывать в надводное положение, молясь, чтобы «Янки» не прошла район в это время… Риск оказался оправданным. Два моряка, оснащенные соответствующим инструментом, прошли на носовую оконечность лодки и смогли удалить трос. «Лэпон» вновь погрузилась и продолжила поиск в районе, а через двенадцать часов обнаружила цель. «Янки» проходила через район…

Выбравшись из практически безнадежной ситуации, Мэк не желал теперь ни малейшего риска. Он «приклеился» к «Янки» в кормовом секторе, не удаляясь далее, чем на 15 кабельтовых. Так контакт был более-менее надежен. «Янки» была тише, чем какая-либо другая лодка в его, Мэка, подводной практике. Серьезный противник, без сомнения. Командир приказал соблюдать меры предосторожности на «Лэпон», чтобы избежать обнаружения советской лодкой. Слежение продолжалось. Теперь главной задачей было изучить малейшие нюансы шума ракетной лодки, особенно во время ее маневрирования. Стандартное оборудование для этого не годилось — «Янки» была слишком малошумная для него. Хорошо, что «Лэпон» была оборудована дополнительным экспериментальным оборудованием, совсем недавно разработанным. Это было сделано по предложению инициативного командира атомной подводной лодки «Рэй», коммандера Келна, упоминавшегося ранее. Это оборудование помогало как бы «обнулять» уровень естественной помехи на избранных частотах. К выводу о необходимости совершенствования стандартного гидроакустического комплекса атомоходов типа «Стерджен» Келн пришел на основе опыта длительного слежения за подводными лодками типа «Новембер» (проект 627) в Средиземном море и типа «Чарли» (проект 670) в Северной Атлантике в 1967 и 1968 годах соответственно. И вот теперь инициатива «отплатила добром» — отстроившись от помех, акустики «Лэпон» поддерживали контакт с «Янки».

Однако через некоторое время стало ясно, что удержаться строго позади цели невозможно: винты были слишком малошумны, и акустики теряли контакт. Советская лодка становилась «неслышимой», даже несмотря на усовершенствованное акустическое оборудование «Лэпон». А вот позиция чуть левее винтов «Янки» позволяла четко прослушивать повышенный шум от какого-то механизма, по всей вероятности расположенного по левому борту ракетоносца. Этот источник шума позволял определить и его маневрирование: если механический шум усиливался, значит, «Янки» поворачивала влево, если уменьшался — то вправо. Кроме того, со временем американские акустики приноровились точно определять скорость лодки и достаточно точно дистанцию до нее. Теперь слежение продолжалось более уверенно.

На выяснение всех этих особенностей ушло около пяти суток, больше, чем самое продолжительное до сих пор слежение за старыми советскими атомоходами типов «Хотэл», «Эхо», «Новембер». Само по себе это уже значительное достижение.

Курс «Янки» теперь лежал к берегам Америки, и Мэк продолжал держать экипаж в напряжении, боясь потерять контакт именно сейчас. Прошло еще несколько дней… Охота продолжалась.

«Янки» маневрировала в протяженной полосе на удалении, не превышающем 1200–1300 миль от побережья США. Мэк справедливо предположил, что эта полоса является новой областью расположения районов боевого патрулирования советских ракетоносцев последнего поколения. До сих пор военно-морская разведка США полагала, что эти районы располагаются не далее 700–800 миль от берега.

Дальше — больше. Через некоторое время Мэк уже мог сказать, что знает тактику действий ракетоносца. Находясь в одном из районов патрулирования, «Янки» маневрировала со скоростью до 6 узлов, отворачивая от генерального курса на 60–80 градусов через каждые 90 минут с точностью до секунды. Переход в другой район осуществлялся на скорости 12–16 узлов, затем опять патрулирование на 6-узловой скорости с отворотами…

Несколько раз в день ракетоносец всплывал на перископную глубину для проведения сеансов связи и, как правило, в полночь, — для вентиляции отсеков. Десять-шестнадцать раз в сутки «Янки» описывала полную циркуляцию и прослушивала — не следует ли кто за ней? Такой маневр был обычным и для американского флота. Лодки, находясь на боевой службе в море, также выполняли «проверку следа», но никогда не делали этого по закономерному расписанию. Например, на «Лэпон» для определения времени проверки использовались игральные кости, находящиеся в центральном посту. Бросок — и первая цифра время в часах, вторая — в долях часа до следующего маневра… Или другие комбинации по усмотрению командира.

Привыкнув к размеренности проверок, «Лэпон» старалась в точности повторять маневр, чтобы удержать место в «хвосте» и, прикрываясь шумом винтов «Янки», избегала обнаружения…

Раз в сутки происходило нечто необычное. Этот маневр ракетоносца был назван «Янки дудл», что в вольном переводе означало «Танец Янки». Он напоминал твист в глубине океана незакономерностью рисунка, который представлял собой несколько «восьмерок». Сначала лодка отворачивала влево и осуществляла поворот на 180°, затем второй поворот на 180°, затем поворот на 90°, затем на 270°, и, наконец, еще несколько поворотов на 90°! Вот тут надо было держать ухо востро, чтобы не попасться!

Первая череда поворотов, казалось, проводилась для вскрытия ближней обстановки, вторая — по расширяющемуся радиусу для осмотра дальней зоны: не приближается ли охотник?

«Лэпон» справлялась с ситуацией благодаря усовершенствованной акустике, в противном случае обнаружения избежать не удалось бы. Мэк даже рассчитал своеобразный «коэффициент преимущества» в 1,8, используя для этого сравнительный анализ дистанции обнаружения надводных кораблей. Так, если «Лэпон» обычно обнаруживала их на дистанции в 18 км, то «Янки» реагировала на тот же корабль дистанции в 10 км…

Шла пятая неделя «парного забега». Незаметно процесс слежения принял обычный, рутинный характер. Действительно, теперь Мэк уже мог позволить себе более-менее нормальный отдых. До этого он не разрешал себе пропустить ни одного изменения курса «Янки», всплытия ракетоносца… Сейчас уже с делом справлялись три вахтенных офицера «Лэпон». Каждый из них уже знал своего советского «контрпартнера»: офицера «Янки», который был на вахте в то же время суток. «Знакомство» состоялось по едва заметным расхождениям в стиле выполнения маневров проверки, отворотов и подвсплытий. Офицеры «Лэпон» дали прозвища своим визави, например «Ужасный Теренуий» и «Дикий Вилли», а также проводили соревнование — кто точнее предугадает маневры «Янки».

Акустики «Лэпон» уже разбирались в малейших нюансах бытового шума ракетоносца: хлопанье переборочных дверей, пуск отсечных вентиляторов, продувание санитарных цистерн и т. д. Последнее вызывало особую волну шуток: «Центральный, — акустик. Мы только что вошли в кучу г… от «Янки». Такой вот подводный юмор времен холодной войны…

Коммандер Мэк держал вышестоящее командование в курсе всего, что происходило в океанской глубине. Подстраховывая «Лэпон», неподалеку от нее постоянно в воздухе находился самолет «Орион», который ретранслировал сообщения в Норфолк и Вашингтон. Однажды «Орион» был обнаружен «Янки». Ракетоносец ринулся в глубину, энергично «убегая» от точки контакта. «Лэпон» спокойно держалась сзади — угроза из глубины русскими обнаружена не была, в отличие от угрозы воздушной…

Далее произошла интересная история. Один из высокопоставленных представителей авиации ВМС США дал интервью «Нью-Йорк Таймс» в контексте противолодочной войны и русских ракетоносцев. Конечно же, ничего прямо сказано не было: и что «Янки» находится в данный момент на патрулировании, что она отслеживается «Лэпон» и противолодочными самолетами. Но, тем не менее, в номере газеты от 9 октября 1969 года появилась статья под заголовком «Новые советские лодки относительно шумны и легко обнаруживаются».[16]

В то время Честер Мэк, единственный «главный свидетель», ни за что бы не согласился с оптимистичным настроем статьи. С точки зрения шумности «Янки» была совершеннее, чем все предыдущие проекты советских лодок, и превосходила в этом плане многие американские лодки. Только превосходная акустика «Лэпон», подобную которой имели лишь несколько лодок в ВМС США, решила исход дела. Таково было его мнение…

Но далее, через несколько часов после публикации, «Янки» буквально взорвалась в немыслимом маневре. Видимо, по линии МИД о статье был извещен Главный штаб ВМФ, а командир ракетоносца получил «теплые пожелания» из Москвы…

Огромный корабль резко развернулся на 180° и помчался назад по своему же прежнему курсу со скоростью 20 узлов, периодически снижая ход и напряженно слушая океан. Затем резкие и незакономерные повороты, снижение либо увеличение скорости, маневрирование по глубине. Все это продолжалось в течение нескольких часов. Маневр «Сумасшедший Иван», как его окрестили на «Лэпон», не принес успеха исполнителю, и «охотник» продолжал следовать неслышимой тенью…

13 октября 1969 года, после месяца слежения, на «Лэпон» пришла радиограмма от командующего подводными силами Атлантического флота: «Адмирал Мурер передает, что министр обороны и администрация президента с интересом следят за операцией и выражают восхищение и гордость за блестящие действия «Лэпон», ее командира и экипажа. Я разделяю это мнение».

«Лэпон» продолжила слежение до конца патрулирования, «проводив» «Янки» через рубеж Гренландия — Великобритания. Общая продолжительность слежения составила 47 суток…

Так, в общем, представлена история Честера Мэка и «Лэпон» американцами. Правда ли это на 100 %, или же баллада в стиле «фэнтэзи», одном из любимых жанров Голливуда? Как всегда, истина где-то посередине…

Так или иначе, подводные лодки проекта 667А внесли существенный вклад в обеспечение стратегической стабильности для СССР, длительное время входили в состав морских стратегических ядерных сил. Даже если поход «Лэпон» полностью правда, то это еще не означало, что каждая подводная лодка-охотник ВМС США была столь же удачлива. А лодок типа «Янки» насчитывалось 34 единицы! Далее в состав ВМФ СССР вошли более мощные и малошумные подводные лодки этого класса «Дельта I» (проект 667Б) — 18 единиц, «Дельта II» (проект 667БД) — 4 единицы, «Дельта III» (проект 667БДР) — 14 единиц, «Дельта IV» (проект 667БДРМ) — 7 единиц. Какая грозная силища! Семьдесят семь ракетоносцев — попробуй не считаться с этим. Девизом авианосца ВМС США «Дж. Кеннеди» является короткое и понятное предложение: «80 тысяч тонн дипломатии». Наверняка флотилия в 77 носителей грозных ракет, не считая еще тяжелых подводных крейсеров класса «Тайфун», не уступала в «качестве аргументации» в пользу действий СССР в ходе международных кризисов.

То, что сделал коммандер Мэк на «Лэпон» впервые в 1969 году, стало главной задачей «рядовых бойцов» подводного флота США — многоцелевых подводных лодок типа «Стерджен», а в дальнейшем типа — «Лос-Анджелес». Несомненно, что эта задача продолжает оставаться актуальной и сейчас для новейших подводных лодок типа «Сивулф» и «Вирджиния».

Игры «вслепую» небезопасны

Действия американских командиров против наших подводных лодок всегда отличались рискованным и даже агрессивным стилем их проведения. Достаточно вспомнить прием «подныривания» для съема шумовых портретов. Ведь сближение подводных лодок под водой не может быть полностью контролируемым процессом. В этом и заключается опасность. Последствия столкновения атомоходов водоизмещением в несколько тысяч тонн могут носить поистине катастрофический характер. До сих пор еще достоверно не установлено, что явилось причиной гибели наших подводных лодок К-129 в 1968 году и К-219 в 1986 году. Одной из версий является столкновение в обоих случаях со следящей за ними американской подводной лодкой. В случае с К-129 это привело к ее мгновенной гибели (об этой лодке мы еще будем говорить во второй главе книги), а на К-219 была повреждена ракетная шахта, что в дальнейшем привело к гибели лодки… Но это можно только предполагать никаких доказательств не существует и, наверное, уже не будет представлено.

Столкновения свидетельствовали о нарастании масштабов действий и проявлении напряженности на подводных фронтах холодной войны. Они происходили не только у советских или американских берегов, но и далеко от них. Мировой океан становился тесен для действий подводных флотов СССР и США. Ниже приведены обстоятельства столкновений, сведения о которых были опубликованы на страницах зарубежной и отечественной печати.

«Летопись» происшествий с участием атомных лодок с американской стороны открыла «Суордфиш» — та самая, что подозревается в столкновении с К-129 в 1968 году. Ранее, в 1961 году, она столкнулась у тихоокеанского побережья СССР со всплывающей советской подводной лодкой.

Период конца 60-х — начала 70-х годов ознаменовался нарастанием напряженности по всем направлениям глобального противоборства между СССР и США: эскалация бомбардировок и потерь американской авиации во Вьетнаме, арабо-израильская война, Чехословакия, «китайская карта», умело разыгранная американской дипломатией во главе с Киссинджером в ущерб Советскому Союзу, а затем и вооруженное столкновение с Китаем на острове Даманский… Более чем серьезный перечень событий. Обстановка на подводном фронте холодной войны также обострилась. В 1969 и 1970 годах произошли столкновения атомных лодок в подводном положении, которые до сих пор считаются наиболее опасными по возможным последствиям. Оба этих происшествия случились неподалеку от советских берегов: американские лодки, выполняя разведывательные задачи, подходили как можно ближе к территории суверенного государства.

15 ноября 1969 года атомная подводная лодка «Гэтоу» столкнулась в Баренцевом море с атомной лодкой Северного флота К-19 (более известной как «Хиросима»).[17] Старшим на борту в момент столкновения был опытный подводник капитан 1 ранга В. Г. Лебедько, ныне контр-адмирал запаса. Выход в море выполнялся по плану подготовки К-19 к боевой службе. Лодка отрабатывала задачи в полигоне боевой подготовки севернее острова Кильдин. После напряженной работы в течение ночи экипаж немного отдохнул, и моряки готовились к заслуженному завтраку. Лебедько находился в центральном посту, выполняя функции отдыхавшего в то время командира подводной лодки.

«Выбрав курс, чтобы не приближаться к границам полигона, мы шли скоростью 6 узлов. Глубина 60 метров, под нами — метров двести. Место штурманская служба определила надежно. Нормальная обстановка, все спокойно, план выполняем успешно», — вспоминает Владимир Георгиевич. Вдруг мощный оглушительный удар кинул всех в центральном к носовой переборке. «Краем глаза успел заметить побелевшее лицо вахтенного матроса на станции погружения и всплытия. Что случилось, на что мы налетели? Думать о причине сейчас некогда, надо действовать, лодка погружается, теряя скорость. Продуть среднюю!»,[18] — рассказывает адмирал о своем первом приказе после столкновения. Но лодка «не хотела» всплывать, глубина увеличивалась… Дальше прозвучала последовательность команд как «формула-молитва» спасения, знакомая каждому командиру-подводнику: «Полный вперед, горизонтальные рули — на всплытие! Продуть балласт!» Лодку удалось заставить всплыть на поверхность зимнего Баренцева моря. Внешних повреждений не заметно, Кильдин — вот он, виднеется в дымке… Штурманская служба определила координаты местоположения лодки — все правильно, К-19 находится в назначенном полигоне. Мысли о столкновении с иностранной лодкой не приходили в голову. Включили эхолот, проверили глубину, под килем более двухсот метров. Все как и должно быть в этом полигоне. Тем не менее, последовало донесение в штаб Северного флота: «Столкнулся с неопознанным предметом. Командир К-19». В ответ поступил приказ немедленно следовать в базу. В море спаслись, теперь надо «отбиться» на берегу.

Главнокомандующий ВМФ адмирал флота Советского Союза С.Г. Горшков лично расследовал этот случай. Владимир Георгиевич рассказывает: «Комиссий было бесчисленное множество. Даже из Академии наук СССР пожаловали, не говоря уж о своих, флотских. Поначалу командование флотилии с недоверием выслушало все объяснения о том, что никаких нарушений правил плавания на лодке не было. Но Главком сказал, что, мол, лодка цела, все живы, а с чем или с кем столкнулись — надо разобраться. Правда высказал сомнение: может, расслабились во время завтрака, вахту плохо несли. В общем — обошлось».

Потом, исследуя все обстоятельства, пришли к выводу о возможном столкновении с иностранной лодкой. В море были посланы силы поиска может, погибла незваная гостья? Так или иначе, о боевой службе речь уже не шла. Гидроакустика полностью смята в носовой части, повреждены торпедные аппараты — какая уж тут боевая служба!

К-19 поставили в аварийный док в заводе города Полярный. И вот тут-то последние сомнения исчезли. Огромная вмятина на носовой оконечности лодки однозначно свидетельствовала о столкновении с телом цилиндрической формы. Подводные лодки «поцеловались» практически под прямым углом, причем в этой пиковой ситуации положение нашей лодки было предпочтительнее. Потом академики подсчитали: будь скорость К-19 на два-три узла повыше, она бы разрезала «Гэтоу» пополам…

Слов нет, столкновение было серьезным. Существовало даже предположение о гибели американской лодки. Для обследования района столкновения в Баренцево море вышли отряды надводных кораблей Северного флота. Однако поиски корпуса «затонувшей подводной лодки» не принесли положительных результатов.

Да, «Гэтоу» осталась в живых, но у ее командира кэптена Лоуренса Беркхардта были проблемы, и проблемы серьезные.

Этот инцидент произошел незадолго до начала очередного раунда переговоров по вопросам разоружения между СССР и США в Хельсинки. Действия ВМС США вблизи от советских берегов могли привести к серьезным политическим последствиям. Опасаясь этого, командование ВМС США пошло даже на прямую фальсификацию фактов. Командиру «Гэтоу» были даны указания составить отчет о патрулировании таким образом, что якобы оно было закончено за двое суток до столкновения. Об этом рассказывала статья в газете «Нью-Йорк Таймс» от 6 июля 1975 года, через шесть лет после случившегося. Подлог документов по столь опасному случаю — обвинение серьезное. Авторитетная в американском обществе газета провела тщательное расследование этой истории.

Причина рискованных действий высших чинов ВМС была выяснена. «Гэтоу» действовала по плану сверхсекретной разведывательной операции «Холлистоун», проводимой совместно Агентством национальной безопасности и разведуправлением ВМС США. Признавая факт столкновения, надо было «засвечивать» и тайную операцию, расходы на которую исчислялись цифрой со многими нулями.

«Гэтоу» проходила специальную подготовку к этому походу. Особые меры принимались по контролю за шумом подводной лодки. Все внешние люки и горловины легкого корпуса подвергались специальной обработке, исключающей возникновение вибраций.

Строгая завеса секретности покрывала все стороны таинственной операции. Даже семьям подводников не позволялось знать истинные районы пребывания их родных и близких. Для семей членов экипажа предлагалась «легенда», объясняющая длительное отсутствие родных. Каждый поход длился 90 суток — это требовало объяснений. Семьи подводников с чувством гордости узнавали, что лодки участвовали в специальных научных исследованиях по передовой геодезической программе. А наука, как известно, требует жертв. Так что подождите своих родных три месяца, помогите своим терпением американской «науке».

В целях повышения эффективности разведывательных действий на «Гэтоу» был сооружен специальный отсек, в котором размещалась суперновейшая аппаратура радиоперехвата, а также и другое оборудование. Обслуживалась эта аппаратура персоналом АНБ. Самая секретная организация Америки делегировала в этот поход на «Гэтоу» восемь своих сотрудников. По свидетельству подводников, они весьма напряженно выполняли свои обязанности, проводя большую часть времени за «выуживанием» разведывательной информации. Условия ведь были самые благоприятные для такого занятия — вот он, советский берег, всего в трех милях от «Гэтоу». В трех милях?! Да, да, американские лодки, участвовавшие в операции «Холлистоун», дерзко входили в территориальные воды СССР и решали там свои разведывательные задачи.

«Гэтоу» имела приказ вести разведывательные действия в советских водах с единственным ограничением — не подходить ближе, чем на четыре мили, к советским берегам. Но только четыре мили как запрет! То есть три мили, признаваемые США в качестве территориальных, плюс еще одна — для страховки. А бывало и меньше! Так, в этом же походе по вине штурманской службы и беспечности вахтенного офицера «Гэтоу» очутилась всего лишь в одной миле от берега. Командир лодки, устроив разнос подчиненным, приказал убрать все записи в журналах об этом неосторожном «пируэте». Что касается официально объявленных морских границ СССР, то они, мягко говоря, игнорировались американской разведкой. Таким образом, атомные подводные лодки, решая задачи в интересах ВМС США, одновременно выполняли функции «выносных наблюдательных пунктов» для Агентства национальной безопасности США, то есть участвовали в решении задач стратегической разведки! Они «подвозили» профессионалов — «слухачей» высочайшего класса с их супераппаратурой фактически на территорию СССР! Шесть километров от берега — это не расстояние для ведения радиоразведки.

Возможно, именно опыт совместных с АНБ действий подтолкнул в дальнейшем руководство разведки ВМС США к идее «контактного способа» перехвата переговоров командования советских военных флотов. Ведь инициатива и предприимчивость всегда ценились в разведке.

Время «атаки» на советские подводные кабели связи еще придет через десятилетие. А тогда, в конце 60-х, в соответствии с планом операции «Холлистоун» атомные лодки ВМС США имели разрешение действовать глубоко в 12-мильном пределе официальных советских вод. Более того, приказ гласил, что если лодка обнаружена здесь и подвергается угрозе поражения со стороны противолодочных сил, то она имеет право применять оружие на самооборону.

Рискованная политика разведывательных институтов США, полное пренебрежение нормами международного права, «лихачество» в действиях командира «Гэтоу» и явились причинами опасного столкновения.

Что же происходило на американской лодке до и после столкновения, как оно случилось, что за история с ложными отчетами о патрулировании в советских водах?

Вечером 14 ноября 1969 года гидроакустики доложили об уверенном контакте с советской атомной лодкой. Через несколько минут были определены ее курс и скорость. Команда гидроакустического комплекса «Гэтоу», ответственная за анализ взаимного положения подводных лодок, уверенно прокладывала пеленги на карте. Сэр, заняли позицию по левому борту «Ивана». «Сэр, уравняли скорость. Условия для прослушивания нормальные», — следовали спокойные и даже монотонные доклады командиру. Как говорится, олимпийское спокойствие, а зря… Подобная безмятежность в штурманской рубке уже принесла серьезные неприятности. Тогда обошлось, а могло закончиться и плачевным результатом… Есть американское выражение, — «находиться между камнями», что означает «быть в острой, пиковой ситуации». Так вот, «Гэтоу» могла оказаться буквально между камнями, сев на мель в одной миле у советского берега. Но то, чего «не добилась» штурманская служба, продолжили гидроакустики…

Они допустили ошибку в определении скорости советской лодки, которая в действительности была шесть, а не восемь узлов. Ошибка всего лишь в два узла, но в ходе слежения это привело к тому, что «Гэтоу» потихонечку опередила советскую лодку. Тоже ничего страшного. Пока еще… Но вот условия пеленгования по какой-то причине ухудшились, и уверенные в себе акустики «Гэтоу» предположили поворот советской лодки вправо. «Что ж, вправо так вправо. Слежение должно быть продолжено», — и командир «Гэтоу» отдал приказ, не имея никаких сомнений: «Право руля». «Есть, сэр. Поворачиваем вправо».

А через некоторое время, по завершении поворота, произошло столкновение. Советская субмарина ударила «Гэтоу» носовой частью под углом в 90 градусов в районе усиленного пояса реакторного отсека.

«Гэтоу» повезло и в этой ситуации, как и в истории с навигационной ошибкой. Несмотря на сильный удар под прямым углом, серьезных повреждений не было. Сработавшийся экипаж успешно справился с ситуацией и устранил появившиеся повреждения. Главное, что прочный корпус «Гэтоу» выдержал столкновение. Офицер управления оружием кинулся в торпедный отсек. Американским лодкам предписывалось защищать себя с применением оружия, если есть угроза их безопасности. Но советская лодка не проявляла никакой агрессивности. Она энергично всплыла на поверхность, затем заработал эхолот, видимо для того, чтобы убедиться в наличии чистой воды под килем лодки…

«Мы не обнаружены. По крайней мере, сейчас. Надо уходить», — понял командир «Гэтоу» и отдал приказ на выход из района. Двое суток «подраненная» «Гэтоу» уходила в Атлантику. Позади нее, в Баренцевом море, советские корабли и самолеты интенсивно прочесывали район столкновения. Интенсивные поиски были начаты не сразу, а лишь после того, как версия столкновения с иностранной лодкой стала одной из основных…

Выйдя на просторы океана, кэптен Беркхардт наконец решился нарушить режим радиомолчания, он послал донесение о случившемся в штаб Атлантического флота. В ответ немедленно был получен приказ следовать в базу. Это понятно: поврежденной атомной лодке опасно быть в океане…

Далее пришла радиограмма с грифом «Лично командиру. Конфиденциально» из штаба подводных сил. Суть приказа заключалась в составлении двух вариантов отчета, абсолютно идентичных до даты 12 ноября 1969 года. Далее события похода на страницах отчетов диаметрально расходились. В 25 копиях доклада «Гэтоу» «чинно и благородно» уходила из территориальных вод СССР, завершив действия по плану операции «Холлистоун», знать не зная о столкновении, а в шести экземплярах «для избранных» — принимала в борт сокрушительный удар форштевня К-19, отчаянно боролась за живучесть в подводном положении, не смея всплыть в чужом и враждебном море, поспешно оставляла назначенный район и не помышляла о каких-то разведывательных задачах. Словом «правда, чистая правда и ничего кроме правды…».

Правдивые отчеты предписывалось доставить в штаб подводных сил и сдать назначенным лицам в руки. Это должен был сделать лично командир «Гэтоу». Остальные 25 экземпляров отчета должны были быть пересланы обычным порядком в офис разведуправления для «обобщения опыта» якобы успешного решения разведывательных задач подводной лодкой «Гэтоу» и ознакомления с ним командиров других лодок.

Итак, отчеты составлены, техника работает после «испытания на прочность» в Баренцевом море, «Гэтоу» пересекает Атлантику, в Норфолке ее ожидает в напряжении штаб флота во главе с адмиралом Холмсом…

Перед прибытием в базу кэптен Беркхардт собрал весь экипаж, включающий более 100 человек вместе с приписными специалистами из АНБ. Он отвечал за сохранение тайны и начал свою речь энергичной аргументацией: «Не требует объяснения, что операция «Холлистоун» является важнейшим мероприятием всей американской разведывательной машины против главного противника — России. Мы несем потери во Вьетнаме, конфронтация нарастает, а успешность операции и сама возможность ее дальнейшего проведения зависит от вашего молчания.

Моряки! Ничего не было. Точка. Никто, повторяю, никто — жены, дети, родственники — не должен знать о происшедшем с нами. Каждый из вас должен соблюдать требования закона о сохранении военной тайны, так что извольте помнить об этом…». За каждой фразой командира рефреном слышалось: «Молчать, а не то…».

«Гэтоу» прибыла в базу, где ее хмуро встретило командование флота. Тем не менее Беркхардт остался командиром, ведь снятие его с должности должно было бы иметь вескую причину. А какая была еще, кроме истинной столкновение с советским атомоходом К-19? Снять командира означало и необходимость раскрыть причину этого. Лодку поставили в завод для ремонта, а внешние повреждения были списаны на старшего помощника — мол, неудачно заводил «Гэтоу» в док в Ки-Уэсте перед выходом в море. Некоторое время спустя Лоуренс Беркхардт был назначен для дальнейшей службы в управление кадров ВМС. Что ж, служба в Пентагоне в чине кэптена всегда считалась престижной, и тем более — в кадрах. Возможно, это повышение было данью за молчание экипажа. Беркхардт прекрасно поработал со своими людьми, и его убеждения подействовали — секреты АНБ, разведки ВМС и операции «Холлистоун» не пострадали ни на йоту. По крайней мере, до публикации в газете «Нью-Йорк Таймс» в июле 1975 года….

Вот так, сойдясь в студеной глубине Баренцева моря, две человеческие судьбы и служебные карьеры, Лебедько и Беркхардта, и в дальнейшем сложились весьма похоже. Начальственные «громы и молнии» отгремели над их головами, и оба продолжили службу на военном флоте еще долгое время. Но все же Владимир Георгиевич добился большего в области служебной карьеры. Он получил звание контр-адмирала, стал начальником оперативного управления штаба Северного флота (а начопер — фигура особая, это — «мозг» флота), а далее начальником военно-морского управления.

Возможно, что Лоуренс Беркхардт «затаил» обиду на К-19 и удар, который она нанесла в борт «Гэтоу», а заодно и по его карьере. Когда ветеранские организации подводных сил пытались организовать международную конференцию по выяснению обстоятельств того столкновения, Беркхардт ответил категорическим отказом на все предложения об участии, хотя бы в переписке. И только один из последующих командиров «Гэтоу», кэптен К. Ли, прислал приветственное послание в адрес российского адмирала.

На следующий год «эстафету» от «Гэтоу» приняла атомная подводная лодка «Стерджен». 14 марта 1970 года она, также в ходе неосторожного маневрирования при слежении, столкнулась с советской лодкой в Баренцевом море. В результате столкновения американская лодка получила повреждения ограждения рубки и верхней части корпуса. «Мелочи жизни», с позволения сказать…

А вот в июне 1970 года произошло третье, помимо двух вышеупомянутых наиболее опасных столкновений подводных лодок СССР и США, также заслуживающее, в силу этого, более подробного описания. У побережья Камчатки атомная подводная лодка «Татог», производя разведывательные операции в зоне полигонов боевой подготовки, получила тяжелые повреждения при столкновении с подводной лодкой К-108 (проекта 675М) Тихоокеанского флота.

Командир «Татог» коммандер Балдерстоун считался одним из самых талантливых и опытных командиров подводных сил Тихоокеанского флота ВМС США. Под его началом были новейшая, оснащенная по последнему слову техники лодка и экипаж, каждого члена которого он тщательно подбирал. Он стремился во что бы то ни стало оправдать надежды, возлагаемые на него командованием подводных сил. Надо сказать, что в то время «слава» Честера Мэка командира «Лэпон» являлась как бы вызовом для командиров-подводников, и каждый из них мечтал превзойти результаты длительного слежения за «Янки» осенью 1969 года.

Между тем, в отличие от «Лэпон», охотницы за «убийцами городов», «Татог» «специализировалась» на слежении за атомными подводными лодками с крылатыми ракетами. В то время разведка ВМС США серьезно прорабатывала возможные варианты военных действий на море при эскалации вьетнамской войны. В случае прямого военного столкновения двух супердержав именно подводные лодки с противокорабельными крылатыми ракетами представляли бы главную угрозу американским авианосцам у берегов Вьетнама. Словом, обычной работой Балдерстоуна и его «Татог» при патрулировании было добывание любой информации о подводных лодках типа «Эхо II» (проект 675М) и их ракетном оружии.

Летом 1969 года «Татог» участвовала в разведывательной операции. Перед ней стояла сложная задача слежения за советской подводной лодкой во время испытательных пусков крылатых ракет. Командир «Татог» дерзко вошел в район испытаний, находясь под группой надводных кораблей в «мертвой зоне» их гидроакустических средств. Лодка находилась на глубине всего лишь 30 метров. Это, безусловно, был опасный маневр, характеризующий Балдерстоуна как человека, склонного к рискованным решениям. К тому же он еще периодически использовал выдвижные устройства, всплывая на перископную глубину. Но… победителей не судят — тогда он успешно справился с задачей. «Татог» находилась в районе ракетных стрельб двое суток. Собранные ею данные были признаны как весьма важные, и командир лодки был награжден почетной медалью ВМС США.

Этот успех придал уверенность, причем не вполне обоснованную, Балдерстоуну и экипажу лодки в том, что они способны решить любую сложную задачу. В таком состоянии «головокружения от успехов» Балдерстоун вывел «Татог» на очередное патрулирование в июне 1970 года. На сей раз ей предстояло осуществить длительное слежение за советской лодкой типа «Эхо II». Так как этот тип лодок уступал в технологии ракетоносцам типа «Янки» и характеризовался большей шумностью, то Балдерстоун не сомневался в успехе похода.

В назначенном районе в 50 милях от берега «Татог» вскоре обнаружила искомую цель. Лодка типа «Эхо II» (К-108) четко прослушивалась гидроакустическим комплексом. Начало успеху положено! Советская лодка осуществляла переход, не подозревая о слежении — по оценке американцев, и периодически выполняла сложное незакономерное маневрирование. Благодушие на борту «Татог» возрастало. Слежение осуществлялось уже пять часов. Командир позволил себе отдых, передав управление старшему помощнику. На гидроакустическую вахту заступили вторые номера…

Во время одного из маневров «Эхо II» контакт с нею периодически прерывался. Однако никто на «Татог» не проявлял особого беспокойства. А ведь четкого представления о взаимном расположении лодок в трехмерном пространстве не было! Советская лодка после очередного всплытия на сеанс связи с легким усилием пошла на глубину. Ее скорость при этом маневре составляла 6–8 узлов. «Татог» в это время маневрировала под ней, пытаясь восстановить контакт. В центральном посту американской лодки уже находился командир, вызванный наконец слегка обеспокоенным старшим помощником. «Центральный, — акустик. Что-то слышу. Вот, наверное, она идет…» услышал доклад Балдерстоун…

Страшный удар сверху пришелся в «левую скулу» ограждения рубки. Нокаутированная «Татог» начала заваливаться на бок и назад, на корму, замедляя свое движение. С леденящим душу скрежетом «Эхо II» прошла по рубке «Татог», кроша американскую сталь и разбивая лопасти своих винтов. Прочный корпус как будто бы с треском ломался над головами попаiдавших в центральном посту «Татог» людей. Секунды казались вечностью… Наконец, советская лодка тяжело перевалилась через хребет «Татог» и ушла в глубину, навстречу своей судьбе. Лодки находились на волосок от гибели в эти мгновения. Ведь глубины в районе достигали двух километров и более…

Придя в себя от шока после удара, Балдерстоун отдал распоряжения, необходимые в аварийной ситуации: контроль повреждений, глубина, крен, дифферент, курс, скорость… Кажется, все нормально. «Татог» продолжала более-менее устойчивое движение в глубине.

Но что же с «Эхо II»? Командир запросил акустиков, что случилось, по их наблюдениям, с советской лодкой. «Сэр, она точно имеет повреждения одной из линий валов, мы слышали только один работающий винт после удара… Вроде бы она погружалась перед потерей контакта с ней… Последнее, что мы слышали, — это продувание балластных цистерн…» — последовал доклад в центральный пост. Удалось ли русским спасти лодку? Командир «Татог», не исключая гибели «Эхо II», принимает решение уходить из района максимально возможной скоростью. Ведь столкновение произошло в непосредственной близости от советских берегов. Так что кто «агрессор» в этой ситуации понятно.

Максимальная скорость американской лодки после столкновения равнялась 12 узлам. При дальнейшем увеличении скорости «Татог» начинала ужасно вибрировать и терять глубину. Только отойдя от побережья на 250 миль, лодка всплыла для осмотра повреждений и доклада об инциденте командованию подводных сил. Патрулирование было завершено на два месяца ранее намеченного планом срока.

Повреждения были серьезными. Треть ограждения рубки была смята, большинство антенн деформировано, использовать их было нельзя… Посредством самодельной проволочной антенны было передано донесение в штаб Тихоокеанского флота. «Немедленно следовать в главную базу флота», — был ответ командования.

«Татог» прибыла в Пёрл-Харбор 1 июля 1970 года. На пирсе ее встречали контр-адмирал Смолл, командующий подводными силами на Тихом океане, и только что назначенный председателем Комитета начальников штабов адмирал Мурер. Приняв доклад Балдерстоуна, Мурер убыл докладывать подробности министру обороны и президенту Никсону. А опальному теперь Балдерстоуну было приказано поставить «Татог» в крытый док. Лодка была накрыта специальным покрывалом, и даже экипажу не разрешалось осматривать повреждения. Их устранили, чисто внешне, в течение двадцати четырех часов. На лодку прибыли представители специальных служб, и с каждого члена экипажа была взята подписка о неразглашении.

Один из моряков взял на память кусочек металла, по всей видимости, от сломанного винта К-108. Узнав об этом, агенты спецслужб вежливо, но настоятельно попросили отдать «сувенир» им. Никаких следов — американские ВМС не причастны к возможной гибели советского ракетоносца.

Суровые меры секретности, а также запрещение захода в близлежащие порты наводят на мысль о том, что подобный случай уже был в практике ВМС США. Ведь «Суордфиш» с поврежденной рубкой зашла в Йокосуку вскоре после исчезновения К-129 и была «раскрыта» там советской разведкой. Но об этом случае — далее…

Что касается К-108, то она после столкновения с дифферентом на нос пошла на глубину. Благодаря решительным действиям командира, капитана 1 ранга Б. Багдасаряна, офицеров в центральном посту и матросов в отсеках, удалось своевременно дать реверс уцелевшей линией вала, остановить погружение подводной лодки и совершить маневр аварийного всплытия на поверхность. После доклада командованию К-108 совершила переход в базу на одной линии вала. Пострадавших на борту лодки не было.

Продолжим далее рассказ о столкновениях подводных лодок.

В годы холодной войны в Средиземном море постоянно находились надводные корабли и подводные лодки советской оперативной эскадры и Шестого флота ВМС США. На относительно небольшом морском пространстве были сосредоточены значительные силы. Начали происходить столкновения и на этом, средиземноморском подводном фронте. Так, в декабре 1967 года атомная ракетная подводная лодка «Джордж Маршалл» столкнулась с советской многоцелевой атомной лодкой, следящей за ней. В 1970 произошло столкновение атомной лодки «Дэйс» и советского атомохода.

Многоцелевые атомные подводные лодки ВМФ СССР также осуществляли длительное слежение за американскими «убийцами городов», причем наиболее выигрышным вариантом считалась «привязка» к ракетоносцу прямо на выходе из базы. При таких действиях вероятность инцидентов в глубине увеличивалась… Так, в ноябре 1974 года произошло столкновение американского ракетоносца «Джеймс Мэдисон» и советской лодки на выходе из передовой базы ВМС США Холи-Лох в Шотландии.

В конце 1971 года атомная лодка ВМС США «Паффер» столкнулась с советской дизельной подводной лодкой в прибрежных водах у Петропавловска-Камчатского.

В этом же районе, но, как предполагается, непосредственно на входе в бухту, атомная подводная лодка «Пинтадо» в мае 1974 года вела разведку системы подводного наблюдения. При решении этой задачи она столкнулась с советским ракетоносцем типа «Янки» (проект 667А).

В октябре 1986 года атомная лодка «Огаста» во время испытаний нового гидроакустического оборудования столкнулась с советской ракетной подводной лодкой. Именно «Огаста» подозревается в столкновении с К-219 в Бермудском треугольнике. Этот эпизод лег в основу известного фильма «Враждебные воды». Однако американцы утверждают, что их лодка столкнулась с атомоходом типа «Дельта I» (проект 667Б) и позже, чем происходили события с К-219.

Есть факты и о «подданных ее величества королевы Великобритании». Так, атомная подводная лодка «Скептр» в конце 1981 года столкнулась с советской лодкой в Арктике при слежении за ней. Затем в декабре 1986 года произошло столкновение английской атомной лодки «Сплендид» и советского ракетоносца типа «Тайфун» (тяжелый подводный крейсер проекта 941) в Баренцевом море. Оказывается, и англичане активно участвовали и участвуют в действиях на подводных фронтах…

11 февраля 1992 года произошло широко известное столкновение американской атомной лодки «Батон Руж» и новейшей атомной подводной лодки Северного флота типа «Сьерра» (проект 945). Этот инцидент был официально признан американской стороной и подробно разобран на страницах прессы.[19]

С 1986 года не наблюдалось случаев столкновения подводных лодок двух стран, а эта навигационная авария произошла в полигоне боевой подготовки в территориальных водах России.[20] Ситуация, абсолютна схожая со случаем столкновения «Татог» и К-108. С той лишь разницей, что на сей раз удар по «Батон Руж» был нанесен снизу.

После изменения курса нашей подводной лодкой гидроакустики американской лодки потеряли ее, и командир «Батон Руж», не разобравшись в обстановке, принял рискованное решение всплыть и осмотреть поверхность через перископ. Пеленгованию русской лодки мешали рыболовные траулеры, находящиеся в районе: надо было разобраться «кто есть где». В это же время, согласно расписанию, наша лодка начала всплытие на очередной сеанс связи со штабом флота. При подходе к перископной глубине произошло столкновение атомоходов водоизмещением по семь тысяч тонн каждый, но, к счастью, без серьезных последствий.

20 марта 1993 года произошло столкновение атомной подводной лодки «Грейлинг» и ракетоносца Северного флота типа «Дельта III» (проект 667БДР) в Баренцевом море. Говорят, этот случай привел в негодование американского президента Клинтона, якобы запретившего ВМС США действия, связанные с «ближним» слежением за российскими атомоходами. Действительно, сообщения о прекращении слежения за атомными подводными лодками ВМФ России публиковались на страницах прессы. Но можно ли рассматривать их серьезно?

И, наконец, последнее. 12 августа 2000 года новейший атомный подводный крейсер Северного флота «Курск», вооруженный 24 противокорабельными крылатыми ракетами «Гранит» большой дальности и таким же количеством современных торпед, погиб вместе с экипажем на 108-метровой глубине Баренцева моря в ходе учений сил флота. Наиболее вероятными причинами гибели атомохода, как считает большинство экспертов, могут быть следующие. Согласно первой версии, катастрофа произошла в результате взрыва в торпедном аппарате двигателя неисправной практической торпеды. По второй версии «Курск» погиб из-за столкновения с неустановленной иностранной подводной лодкой.

Разумеется, до окончания работы правительственной комиссии никто точно не может сказать, какие причины привели к этой национальной трагедии. А возможно, истина так и не будет окончательно установлена в силу различных обстоятельств. (Кто знает достоверно, даже сейчас, через 33 года, отчего погибла американская подводная лодка «Скорпион»?)

Вместе с тем анализ всех изложенных выше случаев столкновений наших и иностранных подводных лодок, а также другой имеющейся информации позволяет заключить, что вторая версия имеет серьезные основания для того, чтобы не быть легко отвергнутой. Ведь в районе учений группировки сил Северного флота разведку вели две американские атомные подводные лодки «Мемфис» и «Толедо», а также английская «Сплендид». Небывалое количество для относительно небольшого района. До сих пор нет четких и однозначных ответов на целый ряд вопросов. Что за борозда была обнаружена на рубке «Курска» и какой объект ее оставил? (Этот след демонстрировался миллионам зрителей в одной из телепередач с комментариями Главнокомандующего ВМФ). Что за неустановленная подводная цель была обнаружена аппаратурой наших кораблей на дне неподалеку от «Курска»? (Этот объект пролежал на дне около суток). Что за неустановленные буи зеленого цвета наблюдались нашими моряками в районе катастрофы? Что за неустановленный подводный источник рядом с местом гибели нашего атомохода подавал в течение длительного времени сигналы бедствия в автоматическом режиме? Перечень подобных безответных вопросов может быть продолжен. Так кто же виноват в гибели «Курска»? Техногенный или рукотворный характер имеет одна из самых значительных катастроф в истории подводного мореплавания?

Выше приведен список наиболее известных и серьезных столкновений подводных лодок ведущих флотов мира на конец 2000 года. Ясно, что одной из главных причин опасных столкновений вблизи от наших берегов была разведывательная деятельность подводных сил ВМС США. Продолжение следует?

Подводные лодки уходят под лед

Военно-политическое руководство США уделяет весьма пристальное внимание вопросам изучения Арктики и «освоения» ее районов американскими подводными лодками. С этой целью американские подводные лодки регулярно совершают арктические походы, в ходе которых их экипажи приобретают ценный опыт плавания в сложных ледовых условиях, отрабатывают новые способы и тактические приемы действий против российских подводных лодок, а также проводят широкий круг научных исследований, направленных на изучение свойств окружающей среды в Арктике, их влияния на использование оружия и технических средств. Помимо этого, а возможно и прежде всего, американское командование осуществляет проведение разведывательных операций, активно изучает возможности применения существующих и перспективных систем подводной разведки и наблюдения в этом важном в стратегическом отношении регионе Мирового океана.

Впервые проникнуть в Арктику на подводной лодке удалось в 1931 году американскому полярному исследователю Г. Уилкинсу. Дизель-электрическая подводная лодка «Наутилус» под его руководством достигла полярных широт севернее архипелага Шпицберген, проведя научные исследования ограниченного характера и осуществив несколько попыток подледного плавания у кромки льда. После Второй мировой войны, начиная с 1946 года американские дизельные подводные лодки совершили еще несколько арктических походов. Однако опыт их деятельности показал, что дизель-электрические подводные лодки неспособны к длительному подводному плаванию и продолжительному пребыванию в водах Арктики.

Арктические исследования возобновились после поступления на вооружение ВМС США подводных лодок с ядерными энергетическими установками. В августе 1957 года атомная подводная лодка «Наутилус» в попытке достичь Северного полюса прошла подо льдами до 87° с. ш. Эта же лодка в 1958 году совершила еще два арктических плавания. В ходе последнего она прошла подо льдами из Тихого океана в Атлантический. Операция носила кодовое наименование «Солнечный свет» («Сан лайт»). Чтобы сохранить плавание в тайне, командование ВМС США прибегло к дезинформации, объявив, что лодка идет в Атлантику через Панамский канал. Атомная подводная лодка «Наутилус» вышла из базы Пёрл-Харбор и, пройдя Берингов пролив, начала подледное плавание у Северного побережья Аляски, а 3 августа она достигла Северного полюса в подводном положении. Первое всплытие на Северном полюсе осуществила 17 марта 1959 года атомная подводная лодка «Скейт», установившая там американский флаг. Указанные походы продемонстрировали, что подводные лодки с ядерными установками могут действовать в Арктике и всплывать из-подо льда в любое время года в нужном районе.

С 1960 года американские атомные лодки стали осуществлять арктические походы уже на систематической основе, а с 1971 года к ним стали присоединяться и английские подводные лодки. При этом ими решались главным образом исследовательские задачи военного предназначения, в том числе и разведывательного характера, отрабатывались действия экипажей в различных ситуациях подледного плавания. Так, в июне-августе 1962 года атомные подводные лодки «Скейт» и «Сидрэгон» совершили первый совместный поход в Арктику с целью отработки тактики действий против советских подводных лодок в условиях подледного плавания. Придя раздельно к Северному полюсу, они одновременно всплыли там 2 августа 1962 года. Затем лодки разошлись в разные океанские районы: «Сидрэгон» вернулась Беринговым проливом в Пёрл-Харбор, а «Скейт» взяла курс в Атлантический океан и завершила поход в военно-морской базе Нью-Лондон, пройдя 4500 миль. Этот поход был особо отмечен тогдашним президентом США Дж. Кеннеди, который также высоко оценил деятельность создателя американского атомного флота адмирала Х. Риковера.

Необходимо заметить, что американские атомные подводные лодки в этот период не только сами проводили разведывательные операции в Арктике, но и привлекались для их обеспечения в тех случаях, когда они осуществлялись другими силами.

В связи с этим заслуживает отдельного рассмотрения разведоперация под кодовым наименованием «Холодный пот» («Коулд свет»), пожалуй, одна из наиболее дерзких и рискованных среди проводившихся в этом регионе.

В марте 1961 года американский самолет ледовой разведки, проводивший аэромагнитную съемку в западной части Северного Ледовитого океана, случайно обнаружил советскую дрейфующую полярную станцию «Северный полюс-9» (СП-9). Как оказалось, полярники, работавшие на этой станции, были спешно эвакуированы с нее, так как внезапно начавшаяся подвижка ледового покрова и торошение могли привести к разрушению взлетно-посадочной полосы, а затем и всей станции. В разведывательном управлении министерства обороны (РУМО) США, получив такую «горячую» информацию, решили немедленно воспользоваться создавшейся ситуацией. Американские разведчики давно ломали голову над тем, не оборудованы ли советские полярные станции специальной аппаратурой для обнаружения американских атомных подводных лодок при совершении ими арктических плаваний. Теперь им представилась возможность убедиться в этом. Было принято решение высадить парашютистов на покинутую станцию, внимательно изучить находящиеся там технику и документы, а затем забрать их с льдины с помощью специально оборудованного самолета.

В течение лета того же года срочно создавалась специальная самолетная система, позволявшая осуществлять подъем людей с поверхности без посадки самолета. Предусматривалось, что высадившимся парашютистам будет сбрасываться контейнер с находящимися в нем воздушными шарами и баллонами с гелием для их заполнения. В назначенный момент шары, связанные с парашютистами прочным нейлоновым тросом, наполняются гелием и запускаются на высоту до 150 м, а самолет, оснащенный специальной «рогаткой» в носу, захватывает на лету тросы и подтягивает пассажиров к фюзеляжу, и они через люк попадают внутрь. Осенью майор ВВС Д. Смит и лейтенант РУМО Ле Шак, решившие добровольно участвовать в операции в качестве парашютистов, приступили к испытанию новой системы и тренировкам на льду недалеко от побережья Аляски. Однако наступившая полярная зима заставила отложить начало операции до весны следующего года.

В марте 1962 года в РУМО от агентурного источника поступила новая ошеломляющая информация: русские в экстренном порядке, по аналогичным причинам, покинули еще одну дрейфующую станцию — СП-8. По имеющимся сведениям, на СП-8 работали не только гидрометеорологи и гляциологи, но и специалисты по акустической, радиоэлектронной и информационной аппаратуре. Причем самым важным было то, что почти вся указанная аппаратура была оставлена на льдине. В связи с этим уже готовых к вылету участников операции срочно переориентировали на высадку по вновь открывшемуся варианту. Поиски затерянной в арктических льдах дрейфующей станции СП-8 заняли немногим более месяца. И уже в начале мая американский самолет, взлетевший с авиабазы на мысе Барроу, что на арктическом побережье Аляски, десантировал двух парашютистов и три грузовых контейнера на обнаруженную советскую дрейфующую станцию.

Смит и Ле Шак обследовали станцию в течение пяти суток. Но за это время погода в районе резко изменилась. Плотная пелена тумана, опустившаяся на станцию, не позволяла специально переоборудованному самолету В-17 снять парашютистов с льдины. Прогноз метеорологов на ближайшие две-три недели был еще более неутешительным: в результате внезапного потепления в добавление к туману ожидались подвижки льда с разрушением ледового покрова. Американские парашютисты, находившиеся на советской полярной станции, оказались в смертельной опасности.

В этих условиях руководством РУМО и было принято решение направить для спасения американцев и снятия с льдины важнейшего груза одну из атомных подводных лодок. Подводная лодка под командованием кэптена Алана Дейтона, назначенная для этой миссии, была специально оборудована для плавания в ледовых условиях. В указанный период она выполняла боевые задачи в северо-восточной Атлантике и для того, чтобы принять на борт представителей РУМО, руководивших операцией, прибыла в передовой пункт базирования Холи-Лох в Шотландии.

Далее подводная лодка следовала маршрутом в район, находившийся в 400 милях севернее архипелага Шпицберген, — именно там в тот момент дрейфовала СП-8. Американцы, находящихся на станции, каждые три часа передавали свои координаты. Кроме того, их постоянно работавший передатчик пеленговался из нескольких точек подразделениями радиоразведки ВМС и АНБ США. Для точного выхода подводной лодки в назначенный район данные о текущем местонахождении СП-8 постоянно передавались на подводную лодку с помощью системы связи с лодками в подводном положении, работающей на сверхдлинных волнах, а также других систем.

Очень непросто проходил этот подводный поход, и особенно на его заключительной стадии в условиях подледного плавания. Но наконец была найдена подходящая полынья во льдах, и подводная лодка всплыла в назначенном месте. СП-8 оказалась в полутора милях к югу от точки всплытия. Ее точное место было определено по сигнальным ракетам, запускавшимся Смитом и Ле Шаком.

Результатом операции «Холодный пот» стало то, что подводной лодкой было снято с советской полярной станции и доставлено в США 68 кг чрезвычайно важного, как заключили специалисты американской разведки, груза, в том числе[21] образец техники, более 300 фотоснимков и 83 документа.

Таковы были итоги одной из многих операций американской разведки в Арктике, а впереди были другие…

Тем временем с конца 70-х — начала 80-х годов интенсивность деятельности американских подводных лодок в арктических районах, в том числе и у нашего побережья, резко возросла. Данное обстоятельство было обусловлено тем, что в состав ВМФ СССР вошли подводные лодки стратегического назначения нового поколения типа «Дельта», оснащенные межконтинентальными баллистическими ракетами с дальностью стрельбы около 8000 километров. Это позволяло им применять ракетное оружие из районов у своего побережья и, как предполагали специалисты американской военно-морской разведки, из арктических морей. В связи с этим в этот период американцами практически ежегодно в Арктике стали проводиться мероприятия под условным наименованием «Айсекс» («Ледовое учение») по отработке вопросов поиска, слежения и борьбы с подводными лодками России в подледных условиях. В рамках этих совместных мероприятий, а также в ходе отдельных арктических походов подводными лодками изучались возможности ведения боевых действий подо льдом, осуществлялось совместное подледное плавание с использованием звукоподводной связи, испытывались новые средства наблюдения, разведки и навигации, отрабатывались различные тактические ситуации. Большое значение при этом придавалось также определению состояния верхнего и нижнего ледового покрова, картографированию морского дна, уточнению гидрологических условий в различных районах. К числу наиболее приоритетных задач в это время относились выявление и уточнение маршрутов развертывания, районов боевого предназначения, возможностей и тактики действий наших ракетных и многоцелевых подводных лодок. Эти задачи решались путем поиска и непрерывного слежения за обнаруженными советскими подводными лодками на подходах к пунктам их базирования и далее на пути их следования в различные арктические районы. При этом, учитывая важность указанных задач, американское командование преимущественно осуществляло массированное применение противолодочных сил и средств, и прежде всего подводных лодок.

В качестве подтверждения последнего — только несколько примеров. В марте-мае 1988 года походы в Арктику выполнили атомные подводные лодки «Рей», «Арчерфиш» и «Хокбилл». Впервые три лодки 6 мая 1986 года одновременно всплыли на Северном полюсе.

В мае-июне 1987 года в арктическом плавании находились три атомные подводные лодки ВМС США «Биллфиш», «Си дэвл», «Пинтадо». Они решали задачи совместно с английской атомной подводной лодкой «Сьюперб». А 2 июля 1987 года одна из американских и английская подводные лодки одновременно всплыли на Северном полюсе. Однако надо понимать правильно, что всплытие на Северном полюсе — не самоцель действий этих подводных лодок, а как бы приз за многомесячную напряженную деятельность по выполнению разведывательных задач против советских подводных лодок в арктических морях.

В 90-х годах разведывательные операции американских подводных лодок в Арктике получили новый импульс под прикрытием научно-исследовательской деятельности по программе «двойного» назначения SCICEX («Научная арктическая экспедиция»). В соответствии с этой программой в 1994 году между командованием подводных сил ВМС США и рядом научных организаций страны был подписан меморандум о проведении серии подводных арктических экспедиций. В подписании меморандума со стороны научных организаций участвовали: научно-исследовательское управление ВМС, национальный научный фонд, национальное управление по океанографии и атмосферным явлениям, управление геологических изысканий США.

Программой предусматривалось, что часть атомных подводных лодок типа «Стерджен», выводящихся из боевого состава ВМС, дооборудуется специальной аппаратурой для проведения исследований. Наряду с традиционными средствами изучения подводной обстановки (эхолот, высокочастотный акустический фазометр, высокочастотный эхоледомер) на этих лодках дополнительно устанавливается следующая аппаратура: усовершенствованный батитермограф для определения эпюры «глубина — температура — электропроводность» и скорости распространения звука в воде; гидроакустическая станция с широкой полосой обзора для подробного картографирования дна океана; двухчастотная гидроакустическая станция бокового обзора для изучения характера ледового покрова; цифровой ледопрофилограф; забортная телевизионная система, работающая в условиях низкой освещенности; гравиметрическая система и др. После дооборудования атомные подводные лодки в период 1995–1999 годов должны были совершить не менее пяти специальных походов для углубленных исследований и накопления данных о состоянии водной среды, морского дна и ледового покрова, климатических показателей.

Походы по этой программе, в частности, совершили в 1995–1999 годах атомные подводные лодки «Кавелла», «Поги», «Арчерфиш», «Хокбилл». В ходе данных исследований подводные лодки совершили более 10 всплытий в районе Северного полюса и прилегающих ледовых районах, проведя в сложных условиях почти по полтора месяца.

О важности арктических исследований говорит и тот факт, что подобные мероприятия в Арктике курируют представители из администрации президента США. Так, вице-президент США А. Гор совершил в 1993 году поход в Арктику на подводной лодке «Пёрго». Однако как бы ни завуалировали западные средства массовой информации эти походы их научной направленностью, фактически активная деятельность исследовательских организаций США с привлечением подводных лодок имеет ярко выраженный военно-прикладной характер. Вместе с тем, наряду с военной направленностью в этой деятельности также четко прослеживается устремление ряда западных держав освоить Арктический бассейн и в экономическом отношении.

В целом более чем за сорокалетний период свыше 70 атомных подводных лодок США и Великобритании совершали походы в арктические районы. За это время было выполнено не менее 16 групповых походов, когда несколько подводных лодок, совместно решая поставленные перед ними задачи, одновременно или последовательно всплывали на Северном полюсе или в других районах Арктического бассейна. Из них не менее чем 11 раз совместные походы совершались двумя лодками, три раза — тремя и два раза — четырьмя.

При этом около 50 походов приходится на атомные подводные лодки типа «Стерджен», которые наиболее приспособлены для плавания в ледовых условиях, несмотря на то, что в составе ВМС США имеются и более совершенные в других отношениях лодки типа «Лос-Анджелес». Американское военное командование явно неравнодушно к лодкам типа «Стерджен», когда речь заходит о необходимости выполнения разведывательных задач. Многократные подтверждения этому мы найдем и в последующих главах данного издания.

В настоящее время в США завершена постройка новейших атомных подводных лодок типа «Сивулф», специально предназначенных для действий в Арктике. Ведется строительство нового поколения лодок типа «Вирджиния», которые будут в основном предназначены для применения в прибрежных мелководных районах, в том числе и арктических. Естественно, в этих районах ими прежде всего будут выполняться разведывательные задачи.

Заключая все изложенное, можно сделать вывод, что столь активная и массированная деятельность американского подводного флота в Арктике прежде всего свидетельствует о важном военно-стратегическом значении этого региона для военного командования США и НАТО. Подводные лодки здесь решают главным образом разведывательные задачи в интересах обеспечения применения своих ударных группировок в военных конфликтах будущего: при нанесении ударов по нашему побережью крылатыми ракетами морского базирования из-под ледовой кромки, уничтожении наших подводных ракетоносцев, срыве развертывания сил флотов из пунктов базирования и др. Наряду с этим не могут нас также не настораживать реализующиеся в последнее время программы по так называемому «научно-исследовательскому изучению» Арктического бассейна. На самом деле в этом регионе осуществляется широкомасштабная разведывательная деятельность по уточнению возможностей освоения в будущем некоторыми державами огромных сырьевых ресурсов (в первую очередь топливно-энергетических) континентального шельфа полярных морей, омывающих побережье России, а также использования трассы Северного морского пути в своих интересах.

Нет предела совершенству

Для ведения разведывательных операций у побережья своих потенциальных противников, а также слежения за их подводными лодками в удаленных районах Мирового океана американское военное руководство привлекает главным образом серийные многоцелевые атомные субмарины. В интересах решения весьма специфических разведывательных задач, например таких, как поиск и подъем со дна океанов, морей затонувших образцов техники и вооружения, прослушивание подводных кабельных линий связи, используются, как правило, подводные лодки и аппараты специального назначения. Серийные многоцелевые подводные лодки могут выполнять широкий спектр разведывательных задач: разведку побережья, военно-морских баз и пунктов базирования, выявление характера деятельности сил флотов противника на учениях и в полигонах боевой подготовки, определение параметров и режимов работы радиоэлектронных средств, слежение за подводными лодками и выявление тактики их действий, уточнение характеристик оперативного оборудования и навигационно-гидрографических условий и т. д. Для этого они оснащены штатной разведывательной аппаратурой, которая позволяет достаточно эффективно решать указанные задачи. До недавнего времени для их выполнения привлекались подводные лодки типов «Стерджен» и «Лос-Анджелес». Но с вступлением в новый XXI век ожидается принципиальный качественный скачок в совершенствовании средств подводного шпионажа, и прежде всего подводных лодок. На смену должны прийти многоцелевые подводные лодки типов «Сивулф» и «Вирджиния», оснащаемые высокоэффективным бортовым разведывательным оборудованием, обитаемыми и необитаемыми подводными аппаратами, беспилотными летательными средствами и другими «экзотическими» видами разведывательной техники.

Подводные лодки типа «Сивулф», по мнению американских экспертов, будут самыми совершенными в мире и останутся непревзойденными в ближайшие 15–20 лет по таким критериям, как скрытность, скорость подводного хода и количество оружия на борту. Вместе с тем это будут и самые дорогостоящие лодки в мире. Вот почему планируется иметь их в боевом составе в количестве не более трех единиц. Учитывая уникальные возможности этих подводных лодок, предполагается их использовать, как заявляют американские военные специалисты, главным образом в арктических и прибрежных районах у побережья противника. Из этих высказываний становится вполне очевидным, что подводные лодки «Сивулф» специально предназначены для действий у наших, российских берегов.

Естественно, если подводная лодка будет решать разведывательные, а, возможно, и боевые задачи в непосредственной близости у побережья противника, в зоне интенсивной деятельности его противолодочных сил, то главным требованием, предъявляемым к ней, будет являться скрытность.

Одним из главных достоинств новейшей американской атомной подводной лодки «Сивулф» является как раз ее высокая скрытность действий, которая обеспечивается, прежде всего, низким уровнем шумности и малой радиолокационной заметностью. В ходе проводившихся гидроакустических испытаний источниками наиболее интенсивных шумов были признаны не средства движения подводной лодки (что является обычным для всех субмарин), а источники так называемых «фоновых» шумов: хлопающие двери переборок, падающие гаечные ключи, вода в туалетах, работающие кофеварки и т. д. Важным является также и то, что малые уровни шумности сохраняются и на высоких скоростях хода атомной подводной лодки. По заявлению членов экипажа, она «может идти на скорости более 25 узлов, оставаясь достаточно малошумной для того, чтобы слышать самой и не быть услышанной». Как считают гидроакустики подводной лодки «Сивулф», «на скорости 15 узлов уровень шумности этой подводной лодки меньше, чем у атомной подводной лодки типа «Лос-Анджелес», стоящей у пирса».

Достижение столь низких шумовых характеристик обеспечивается за счет применения целого ряда новейших высокотехнологичных решений и специальных мероприятий. Так, в частности, компоновка оборудования внутри подводной лодки выполнена таким образом, что вблизи корпуса оставлено свободное пространство для рассеивания звуковых волн. В местах крепления механизмов к палубам установлены гидравлические амортизаторы, аналогичные автомобильным. Кроме того, впервые на многоцелевых подводных лодках установлена система мониторинга шумности, ранее применявшаяся только на стратегических подводных ракетоносцах. На «Сивулф» имеется 600 датчиков, измеряющих уровни вибраций всего оборудования и контролирующих собственные шумы. Помимо указанных мероприятий шумность подводной лодки будет уменьшена за счет нанесения на ее корпус специального покрытия, снижающего уровень турбулентности обтекающего потока воды и рассеивающего гидролокационные сигналы акустических станций противника.

При проектировании и строительстве атомных подводных лодок типа «Сивулф» был внедрен еще целый ряд новых технологических и технических решений, позволяющих существенно увеличить их скрытность действий. В частности, на них используются усовершенствованные гребные винты, отличающиеся чрезвычайно низким уровнем шумоизлучения. Впервые с 1970-х годов именно на этих подводных лодках был установлен новый водо-водяной ядерный реактор с уменьшенным количеством компонентов, за счет чего появилась возможность использовать дополнительные средства снижения шумности. На подводных лодках этого типа используются усовершенствованные системы подвески трубопроводов, специальные малошумные насосы и клапаны во всех трубопроводах перекачки жидкости и т. д.

В качестве основной разведывательной аппаратуры на подводных лодках используются гидроакустические средства. Гидроакустический комплекс подводных лодок может работать в пассивном и активном режимах, обнаруживая подводные объекты противника по шумам их средств движения, а также в результате фиксации отраженных от них собственных гидролокационных посылок. Отмечается чрезвычайно высокая чувствительность пассивной гидроакустической станции «Сивулф», «обеспечивающей членов экипажа такой информацией, которую они еще только учатся использовать». В связи с этим существенно возросла нагрузка на операторов, работающих с предельно большим объемом информации, получаемой от гидроакустических средств. Но в то же время за счет увеличения дальности обнаружения у них имеется больший временной запас для анализа получаемых данных. Отличительной чертой гидроакустического вооружения подводной лодки является использование новейшей модели протяженной буксируемой антенны повышенной чувствительности. Имеется также гидроакустическая станция обнаружения активных гидролокационных сигналов противника.

Атомная подводная лодка «Сивулф» оснащена двумя радиолокационными станциями, одна из которых выполнена по военным стандартам, а другая — по гражданским. Вторая станция может использоваться в случаях, когда основная РЛС подвержена воздействию средств радиоэлектронного противодействия противника. Кроме того, использование второй РЛС позволяет подводной лодке маскироваться под гражданское судно, что немаловажно для дезориентации противника при выполнении ею деликатных разведывательных задач у его побережья.

Все системы разведки и наблюдения подводной лодки интегрированы в автоматизированную систему боевого управления, которая способна обрабатывать информацию и выдавать рекомендации, касающиеся использования бортовых средств, по 1800 обнаруженным целям против 50 на атомной подводной лодке типа «Лос-Анджелес».

На всех подводных лодках типа «Сивулф» предусматривается размещение личного состава и техники сил специальных операций. Подводные лодки этого проекта имеют высокие возможности по обеспечению применения этих специальных подразделений при выполнении ими разнообразных разведывательных и диверсионных задач. Также предусматривается оснащать подводные лодки этого типа различными необитаемыми подводными аппаратами для ведения разведки, освещения обстановки и выдачи данных целеуказания оружию.

В перспективе предусматривается возможность модификации подводных лодок типа «Сивулф» за счет увеличения их длины и водоизмещения. При этом боезапас ракет и торпед может быть увеличен с 50 до 100 единиц, а мин — до 200 единиц. Возможности по размещению и использованию разнообразного разведывательного оборудования, транспортировке и применению большего количества сил специального назначения также соответственно возрастут. Воистину «Сивулф» станет настоящим «подводным монстром»!

Подводные лодки типа «Вирджиния» (проект NSSN) в первой четверти нынешнего столетия станут основой многоцелевого атомного подводного флота США. Всего предполагается иметь в составе ВМС 50 многоцелевых атомных подводных лодок, в том числе: три подводных лодки типа «Сивулф», 30 подводных лодок типа «Вирджиния» и 17 подводных лодок типа «Лос-Анджелес» (улучшенный). Ввод подводных лодок типа «Вирджиния» в состав ВМС США ожидается начиная с 2004 года, с темпами строительства по две подводных лодки в год.

Эти подводные лодки специально спроектированы в соответствии с требованиями новой морской стратегии США в интересах присутствия сил флота на «передовых рубежах» в мирное время, реагирования на региональные кризисы, а также выполнения традиционных задач, возлагаемых на атомные подводные лодки. Основным предназначением данных лодок является выполнение широкого диапазона разведывательных задач, обеспечение разведывательно-диверсионных действий сил специальных операций, освещение обстановки, нанесение ударов по морским и береговым объектам противника. При этом изначально считалось, что подводные лодки типа «Вирджиния» будут действовать главным образом в прибрежных районах противника при проведении разведывательных и многоцелевых операций.

Командование ВМС США считает, что создание подводных лодок по проекту NSSN является революцией в проектировании с учетом критерия «стоимость эффективность», использования новых технологий и методов строительства, а также гибкости выполняемых задач. Стоимость подводных лодок типа «Вирджиния» существенно ниже, чем «Сивулф». В силу этих причин бортовой запас ракетного и торпедного оружия у них значительно меньше, чем у последних. Но по таким критериям, как скрытность действий и разведывательные возможности, они в принципе сопоставимы.

Основным преимуществом подводных лодок типа «Вирджиния» по сравнению с подводными лодками типа «Сивулф» является более высокая эффективность системы управления. Новые подводные лодки будут иметь на 15 боевых постов меньше, чем атомные подводные лодки типа «Сивулф». Автоматизированная система боевого управления, использующаяся на лодках проекта NSSN, позволит обеспечить значительную экономию средств за счет использования коммерческого готового оборудования и построения по принципу открытой архитектуры, включая сокращение стоимости разработки аппаратуры на 70–80 %, стоимости ремонта и обслуживания систем — в четыре раза, объема разрабатываемого программного обеспечения — на 60–70 %.

Разведывательная аппаратура новейших подводных лодок будет по своим составу и возможностям во многом идентична устанавливаемой на подводных лодках типа «Сивулф». Однако на них будут иметься и своеобразные «изюминки», подтверждающие их специфичность для решения задач в прибрежных и мелководных районах. Так, помимо штатных типовых гидроакустических средств на подводных лодках типа «Вирджиния» устанавливается усовершенствованная высокочастотная гидроакустическая станция, специально оптимизированная для обнаружения подводных лодок с дизельными и воздухонезависимыми энергетическими установками, мин и других объектов на мелководье. Характерной особенностью будет наличие новой универсальной модульной не проникающей в прочный корпус мачты, оснащенной оптической, инфракрасной и телевизионной разведывательной аппаратурой, лазерным дальномером и другими системами. В частности, она также будет оборудована несколькими цветными телекамерами с высоким разрешением, позволяющими транслировать высококачественное изображение на большие цветные мониторы пунктов управления подводной лодки. Кроме того предусматривается возможность осуществления данными подводными лодками развертывания различных электронных и акустических систем разведки для постоянного скрытного мониторинга прибрежных районов.

Для ведения минной разведки в прибрежных водах атомные подводные лодки типов «Сивулф» и «Вирджиния» будут оснащаться системами подводной разведки NMRS и LMRS (Near- and Long term Mine Reconnaissance Systems). Необитаемые подводные аппараты указанных систем будут управляеться с борта лодки по волоконно-оптическим кабелям. В первой из них используются готовые коммерческие технологии, что позволило принять ее на вооружение в 1999 году. В состав разведывательной аппаратуры подводных аппаратов данной системы входят поисковая гидроакустическая станция переднего обзора и усовершенствованная гидроакустическая станция бокового обзора для классификации целей. Эти аппараты способны вести подводную разведку в течение 4-10 часов на скоростях 5–7 узлов. Аппараты, входящие в состав системы LMRS, будут способны вести разведку в течение 40–60 часов на удалении до 150–200 км от подводной лодки. Конечно же, использование таких разведывательных аппаратов не будет ограничиваться только поиском мин. С их помощью может вестись разведка, например, противодесантных заграждений в воде, поиск и обнаружение затонувших образцов техники и вооружения на морском дне, кабельных линий связи и других подводных объектов. Аналогичные разведывательные, а также ударные задачи предполагается возлагать на перспективные необитаемые подводные аппараты типа «Манта», разработка которых ведется в ВМС США. Эти аппараты будут оснащаться различными акустическими и неакустическими разведывательными средствами, ударным оружием и средствами самообороны, системами опознавания, спутниковой связи и навигации. В отличие от создаваемых по программе N(L)MRS аппараты типа «Манта» не будут иметь «жесткой привязки» к подводной лодке и будут относительно автономны. После выполнения задания они смогут возвращаться на подводную лодку-носитель. Но самое главное, пожалуй, будет заключаться в том, что подводная лодка, имея подобные аппараты, сможет вести разведку в территориальных водах потенциальных противников, сама находясь за их пределами, тем самым сводя практически на нет угрозу действий против нее противолодочных сил и средств противостоящей стороны в мирное время.

И наконец, в совсем недалекой перспективе следует ожидать поступления на вооружение многоцелевых атомных подводных лодок беспилотных летательных аппаратов, предназначенных для ведения разведки и выдачи данных целеуказания ракетному оружию. Эти аппараты могут оснащаться для решения свойственных им задач средствами телевизионной, инфракрасной и лазерной разведки, а также системой трансляции добытой развединформации на носитель в реальном масштабе времени. Принятие на вооружение многоцелевых подводных лодок подобных летательных аппаратов существенно повысит их возможности по ведению разведки морских и береговых объектов противника в прибрежных районах.

Глава 2

Разведывательные операции по поиску и подъему затонувших образцов техники, вооружения и их фрагментов

«Приготовиться к погружению!»

В конце 50-х — начале 60-х годов в ВМС США не было подводных лодок специального назначения, тем более атомных. Как уже упоминалось, рискованные походы к советским берегам совершали сначала серийные дизельные, а затем и атомные подводные лодки, то есть «рядовые бойцы», проходившие для выполнения подобных миссий незначительную модернизацию. Для того чтобы понять, каким образом в составе ВМС США появился «подводный спецназ» — атомные подводные лодки специального назначения, способные выполнять рискованные и наиболее сложные разведывательные операции, необходимо еще раз вернуться к развитию американского флота во время холодной войны.

В сентябре 1955 года командование ВМС США приняло решение о строительстве только атомного подводного флота, а дизельные подводные лодки больше не строить. Во главе ВМС тогда находился адмирал Орли Берк, один из героев сражений на Тихом океане, получивший за неукротимый нрав и решительность кличку «31 узел». Кроме этих качеств Берк обладал еще и даром аналитика. В предвидении углубления глобального соперничества между США и СССР он был обеспокоен тем, каким образом увеличить стратегический потенциал флота. Именно Берк сделал выбор в пользу оснащения атомных подводных лодок баллистическими ракетами с ядерными боеголовками. Развитие программ крылатых ракет морского базирования, или «самолетов-снарядов», как их тогда называли, «Регулус»21 было прекращено. Всего лишь пять подводных лодок с крылатыми ракетами — четыре дизельные и одна атомная вошли в состав ВМС США. Так, дизельные лодки «Танни» и «Барберо» были оснащены «самолетами-снарядами» «Регулус I» и введены в боевой состав в 1953 и 1957 годах соответственно. В 1958 году на подводных лодках «Грейбэк» и «Гроулер» были установлены ракеты «Регулус II». Первый запуск нового вида оружия состоялся в сентябре 1958 года у побережья Калифорнии. Это был первый и единственный запуск. Через три месяца программа «Регулус», как уже сказано, была прекращена. Единственной же атомной подводной лодкой в составе этой группы была «Хэлибат» с ракетами «Регулус I». Эта лодка была построена по эксклюзивному проекту — больше ни одна подводная лодка по нему не строилась. Благодаря этому «Хэлибат» обладала уникальными особенностями конструкции корпуса, что в дальнейшем предопределило «крутой поворот» в ее «служебной карьере».

Для успешной реализации программы вооружения подводных сил флота баллистическими ракетами в декабре 1955 года было создано управление специальных проектов. Директором управления был назначен адмирал Уильям Рэйборн. Он имел славу человека, способного сколачивать наилучшую команду для решения сложнейшей задачи. С личного одобрения президента Эйзенхауэра адмирал Берк наделил Рэйборна широкими полномочиями для привлечения любых специалистов, он мог самостоятельно осуществлять распределение средств в рамках программы. Главное — построить принципиально новый корабль в кратчайший срок. Штат управления был ограничен пятьюдесятью сотрудниками. Численность аппарата не должна была быть большой, чтобы он эффективно работал под личным контролем Рэйборна. Не справлявшегося с делом заменяли вновь привлекаемым сотрудником.

Особый импульс разработкам придал запуск Советским Союзом первого искусственного спутника в 1957 году, свидетельствовавший о высоком уровне советских ракетных технологий. Усилия управления Рэйборна были многократно увеличены. Надо было ускорить выполнение программы. Первоначальным планом предусматривалось ввести ракетоносец в боевой состав в 1963 году. Теперь, после успеха СССР, руководство обратилось к научным кадрам управления: «Сможем ли выполнить программу с опережением?» После некоторых раздумий последовал ответ: «Да, сможем. Но дальность стрельбы ракеты будет не 2800, а 2200 километров. Доработка ракетного комплекса займет много времени». Компромиссное решение было принято: с меньшей дальностью, но значительно быстрее программа «Поларис» должна быть завершена.

Через год после запуска спутника уже шесть (!) ракетных лодок одновременно строились на стапелях кораблестроительных верфей. Первый ракетоносец был построен на основе уже имевшегося проекта многоцелевой лодки типа «Стерджен». В состав ВМС вошли еще четыре ракетоносца первой серии.[22] В декабре 1960 года «Джордж Вашингтон», так был назван головной корабль ракетного подводного флота, произвел успешный пуск баллистической ракеты «Поларис А-1» на дальность 2200 километров. Программа была успешно реализована. Далее пошли серийные атомные ракетные подводные лодки типа «Итен Аллен», которые уже от начала и до конца строились по специальному проекту с учетом опыта первого ракетоносца. Успешная работа команды Рэйборна позволила флоту получить беспрепятственное финансирование программы строительства 29 атомных ракетных подводных лодок, которые могли гарантированно поразить 232 наиболее важные цели на территории СССР.[23] Подводные силы ВМС США приобрели важный стратегический статус в планах возможной ядерной войны с СССР.

В ходе работы над системой «Поларис» Рэйборн приметил талантливого инженера Джона Крэйвена. Адмирал по достоинству оценил способности Крэйвена и назначил его главным научным экспертом программы «Поларис». Крэйвен получил бесценный опыт решения сложных технических задач при создании военно-морских систем вооружений.

После того как программа «Поларис» была поставлена на «серийные рельсы», энергичный адмирал Рэйборн переключился на разработку других секретных проектов, связанных с развитием перспективных систем вооружений для флота. Он предложил закаленному опытом программы «Поларис» Крэйвену заняться вопросами создания специальной глубоководной техники. Крэйвен во главе небольшой группы энергично взялся за это дело.

Доктор Джон Крэйвен в будущем станет одной из ключевых фигур в деле создания систем и средств подводного шпионажа ВМС США. Учитывая это, представляется целесообразным уделить этому уникальному специалисту должное внимание.

Крэйвен получил образование в технологическом институте в Калифорнии, получил научные степени и работал в ряде известных университетов. Сферой его деятельности были морские инженерные системы. Будучи крупным специалистом в этой области, он и был привлечен к разработке проектов ВМС США.

Теперь, после «Поларис», задачей группы Крэйвена была разработка новых идей, реализация которых помогла бы ВМС США стать обладателем новых аппаратов, способных решать сложные задачи в глубинах океана. Каков был характер этих задач? Это было тайной за семью печатями. Адмирал Рэйборн руководил программами, связанными с развитием стратегических систем вооружений, и группе Крэйвена, по-видимому, также предстояло решать задачи в данном контексте.

Кроме того, сферой деятельности группы в управлении специальных проектов была разработка техники, связанной с исследованиями, эксплуатацией и использованием в военных целях шельфа Мирового океана. Доктор Крэйвен понимал важность развития этого научно-технического направления для усиления морского могущества Америки. Будучи приверженцем геополитических взглядов Альфреда Мэхена,[24] он неразрывно связывает морское могущество государства и его возможности в деятельности на океанском шельфе. Его программная работа так и называется «Морская мощь и океанский шельф». Крэйвен рассматривает свои задачи с точки зрения геополитической теории Мэхена и делает вывод: США должны быть готовы к «разделу собственности» на океанском шельфе. Ни больше, ни меньше! И должны обладать для этого соответствующей техникой, подготовленным персоналом, военно-морскими организациями. Для него уже ясно, что использование в промышленных, военных и других целях дна Мирового океана может привести к острому межгосударственному соперничеству. Крэйвен понимает, что принцип свободы мореплавания, наделяющий всех равными правами по использованию открытого моря, может и «не сработать» применительно к возможному процессу раздела океанского шельфа. Поэтому, параллельно с решением технических задач, он разрабатывает со своей группой военно-политические рекомендации по действиям в различных ситуациях, связанных с разделом шельфа. Что будет, если государственный суверенитет будет распространен на шельф и дно океанов до глубины 1000 метров? А до глубины 3000 метров? А 6000? С какими вызовами столкнется Америка? Как защищать ее интересы и подводные границы? Крэйвен и его коллеги действительно считали, что государственные границы на океанском дне — дело недалекого будущего.

Одним из направлений деятельности группы, возглавляемой Крэйвеном, становится разработка специальных глубоководных средств, обеспечивающих решение разнообразных задач. В то время из подобных средств в распоряжении ВМС США были только батискафы, используемые для решения широкого круга задач: от научных до поисково-спасательных. Именно такой боевой путь проделал батискаф «Триест». Широко известно его применение в научно-исследовательской деятельности. 23 января 1960 года лейтенант ВМС США Дональд Уолш и Жак Пиккар опустились в батискафе «Триест» на дно знаменитой Марианской впадины. За 4 часа 48 минут спуска батискаф «Триест» достиг глубины 10 919 метров. «Отличился» батискаф и при проведении специальных операций, например он сыграл важную роль при поиске затонувшей подводной лодки «Трешер».

Далеко идущие стратегические планы иногда приходилось откладывать в сторону — специалисты группы доктора Крэйвена привлекались и к «повседневным делам». Связаны эти дела были с различными авариями и первыми потерями в американском атомном подводном флоте…

Поиск затонувшей «Трешер»

10 апреля 1963 года произошла одна из самых крупных катастроф в ВМС США. При выполнении экспериментального глубоководного погружения на глубину около 400 метров погибла атомная подводная лодка «Трешер». На ней находились 129 человек — экипаж, представители судоверфей, ученые… Среди них были и четыре человека из группы Джона Крэйвена.

Причиной гибели новейшей лодки, вероятнее всего, явился разрыв забортного трубопровода, что привело к поступлению воды внутрь прочного корпуса, аварийной остановке ядерной энергетической установки и, в результате, к провалу за предельную глубину…

Лодка прошла гарантийный ремонт на судоверфи ВМС в Портсмуте, штат Массачусетс, и проходила ходовые испытания у побережья Новой Англии в обеспечении спасательного корабля «Скайларк». В последний раз «Трешер» вышла в море 9 апреля 1963 года. Первый день испытаний прошел нормально. Лодка совершала пробные погружения в относительно мелководном районе с глубинами около 300 метров. На следующий день, в соответствии с планом, должно было состояться глубоководное погружение. Район для этого был назначен за пределами континентального шельфа с глубинами, превышающими 2000 метров. 10 апреля в 6.23 лодка связалась по радио со «Скайларком». Были оговорены детали предстоящего погружения. К этому моменту корабли находились в районе впадины Уилкинсона, где глубина резко увеличивалась с 300 до 2400 метров.

В 8 часов утра началось это роковое погружение. Лодка должна была погружаться постепенно, «отрезками» по 30 метров, каждые пятнадцать минут поддерживая связь с обеспечивающим кораблем по звукоподводному телефону.

Выход на глубину погружения 350 метров занял почти целый час. В 8.53 лодка приблизилась к этой глубине. В 9.02 сеанс связи — все нормально. Но уже в 9.10 «Трешер» не ответила на вызов спасательного корабля. Через две минуты сквозь толщу воды прорвался неразборчивый обрывок фразы командира лодки коммандера Гарвея: «…Небольшие проблемы… дифферент на корму… пытаемся продуться…». По звукоподводной связи был слышен шум воздуха высокого давления, поступающего в балластные цистерны. Спустя некоторое время, в 9.17, еще одно сообщение, в котором можно было разобрать только два слова «предельная глубина…» и приглушенный шум. Это океан безжалостно ломал в глубине стальной корпус лодки. На «Скайларке» еще не понимали что случилось и непрерывно пытались установить связь с «Трешер». Только в 11.04 командир спасательного судна передал командующему подводными силами донесение о возможной катастрофе.

На следующий день были начаты организованные поиски лодки. В них участвовали корабли ВМС, в том числе и атомные подводные лодки «Сивулф», «Томас Джефферсон». Их действиями руководил контр-адмирал Ремедж. Вскоре к ним присоединилось научно-исследовательское судно «Атлантис II».Оно было оснащено современным оборудованием для глубоководных исследований: фотокамерой, магнитометром, гидролокатором. С прибытием «Атлантиса» поисковые возможности были существенно усилены. Несмотря на точную информацию о месте гибели лодки, найти ее корпус не удавалось. Весь район поисков занимал площадь 100 квадратных миль, а для исследования одной квадратной мили «Атлантис» должен был сделать 46 000 фотографий. Задача была сложной…

Время шло, а лодка все еще не была найдена. В начале июня на борту десантного корабля в район поисков был доставлен батискаф «Триест». Теперь можно было с помощью не только фотокамеры, но и визуально исследовать все зафиксированные к этому времени «подозрительные места» на дне залива Мэн. Экипаж подготовил батискаф к работе, и 24 июня было совершено первое погружение. Использование батискафа было связано со значительными трудностями: сильные течения осложняли его «наведение» в заданную точку, в одном из погружений батискаф увяз в илистом дне и еле вырвался из плена. Погружение занимало продолжительное время, а площадь обследования составляла всего лишь квадратную милю. Словом, проблем хватало… Крэйвен со своими инженерами был в курсе всего происходящего. Этот опыт позволил лучше понять, какими возможностями должны обладать будущие глубоководные аппараты ВМС США, разработкой которых и занималась группа под патронажем адмирала Рэйборна.

Наконец при одном из погружений был обнаружен и сфотографирован воздушный баллон, явно принадлежавший погибшей лодке. Вскоре, 24 августа экипаж «Триеста» обнаружил обломки, которые были охарактеризованы военно-морским министром как «предметы, не оставляющие сомнений в своей принадлежности к подводной лодке «Трешер». Это были бесформенные груды металла, рассеянные на площади не менее 200 квадратных метров. После 15 минут манипуляций «механической рукой» («Триест» имел такое устройство захвата) удалось вытащить обломок трубы длиной 1,5 метра. Это была вентиляционная труба, которая имела ясно видимую маркировку с номером «Трешер» — 593. Сомнения исчезли — это были обломки первой погибшей атомной лодки… При последующих погружениях экипаж «Триеста» произвел тщательное фотографирование обломков. Это были части легкого (наружного) корпуса и детали механизмов лодки. Сам же прочный корпус обнаружен не был. По мнению специалиста управления военно-морских исследований доктора Максуэлла, который лично участвовал в поисках на борту «Триеста», корпус лодки врезался в дно со скоростью более 150 миль в час. В этом случае он мог уйти в илистое дно залива Мэн. Поиски были продолжены в следующем, 1964 году, но ничего более существенного найти так и не удалось.

Выбор пал на «Хэлибат»

Гибель «Трешер» потрясла Америку. Вера в совершенство и безаварийность техники с клеймом «Сделано США» была подорвана. Среди различных кругов общества нашлись активные критики ВМС. Раздавались голоса в пользу развития средств спасения экипажей подводных лодок. «Как же так, — вопрошали они, американские подводные силы действуют с глобальным размахом, качественно новый атомный флот выходит на первый план, а систем спасения нового уровня нет». На этой волне ВМС получают приоритетное финансирование на развитие новой спасательной техники. Руководили разработками Джон Крэйвен и специалисты его группы. Крэйвен к тому времени уже являлся главным научным экспертом по глубоководным системам. Он определил два главных военно-технических направления работы: создание глубоководных аппаратов и исследование физиологических возможностей человека при осуществлении длительных действий под водой. Соответственно две высокотехнологичные программы получили «зеленый свет» после трагедии «Трешер»: программа DSRV (Deep Submergence Rescue Vehicle)[25] создания глубоководной спасательной техники и более обширная DSSP (Deep Submergence Systems Project)[26] проектирования глубоководных систем, в рамках которой должна была быть разработана еще и подводная лаборатория «Си лэб». Параллельно с группой Крэйвена работали ученые управления военно-морских исследований ВМС США. Словом, ВМС энергично взялись за развитие специальной спасательной техники. Притягательные многомиллионные контракты не прошли мимо внимания американской промышленности. В кратчайшие сроки были разработаны и построены глубоководные аппараты, занявшие видное место в рядах «подводного спецназа» ВМС США. Речь идет об аппаратах «Элюминаут» и «Элвин».

Оба аппарата отличились в дальнейшем в ходе поисков потерянной термоядерной бомбы зимой-весной 1966 года в Средиземном море у испанского селения Паломарес. А «Элвин» еще и на себе испытал, что значит «быть спасаемым». В 1968 году он был утоплен, правда, в «необитаемом» режиме без экипажа, недалеко от побережья Новой Англии. В следующем, 1969 году ВМС США «победно» исправили свою же ошибку — аппарат был поднят с глубины около полутора тысяч метров.

Крэйвен сомневался в возможности реализации всех требований ВМС к разрабатываемым спасательным аппаратам, но исключительно благоприятная атмосфера, а главное — бесперебойное финансирование проекта конгрессом США позволяли осуществлять и параллельные разработки. Ведь главной областью научно-практических интересов Крэйвена были сверхмалые подводные лодки различного назначения. Работы по всем спасательным программам шли быстрыми темпами, и вот тут-то на горизонте появляется военно-морская разведка. Появление офицеров-разведчиков в группе инженеров и ученых Крэйвена предопределило в дальнейшем целое направление развития сил и средств подводного шпионажа, деятельность которых всегда была строго засекречена.

Дело в том, что в то время СССР, реагируя на угрозу с океанских и морских направлений, интенсивно создавал свой новый океанский ракетно-ядерный флот. Испытания подводных ракетоносцев параллельно с пусками баллистических и крылатых ракет шли одно за другим. Естественно, что разведка ВМС США была крайне заинтересована в получении любой информации относительно новых ракетных подводных лодок и их оружия. Это становилось важнейшим приоритетом национальной безопасности Америки. Советский ВМФ стал грозным и могучим соперником…

С целью отслеживания испытаний кораблей и ракетного оружия было организовано круглогодичное патрулирование американских подводных лодок в полигонах самых мощных флотов СССР — Северного и Тихоокеанского.

Это была уже упоминавшаяся операция «Холлистоун». В соответствии с ее планом предусматривалось решение многих задач, в том числе и постоянное нахождение одной разведывательной подводной лодки в Баренцевом море и двух — у главных баз Тихоокеанского флота в Приморье и на Камчатке. В первой главе, мы уже рассказывали о действиях «Дэйс», «Лэпон», «Гэтоу» и других лодок-разведчиков? Это все операция «Холлистоун»…

Однако проводить ее становилось все труднее и труднее. Эффективность противолодочной обороны советских флотов возрастала, и в ее сети уже попадались атомные лодки, например «Скэмп», да и «Дэйс» с «Лэпон» в свое время досталось, не говоря уж про дизельные лодки, которые теперь совсем не годились для сбора информации в советских полигонах. Так, например, были обнаружены и подвергнуты длительному преследованию дизельные лодки «Ронквил» и «Трампетфиш».

Одним словом, перед военно-морской разведкой появилась проблема необходимости добывания информации о стремительно набирающем мощь ВМФ СССР, а сил, обладающих соответствующими возможностями, не было. Требовался качественно новый уровень решения задач, а следовательно, и новая техника.

Офицер военно-морской разведки, ответственный за сбор информации об испытаниях атомных подводных лодок и ракетного оружия, предлагает Джону Крэйвену и его группе по разработке перспективной глубоководной техники, прикрываясь разработками спасательных аппаратов на волне трагедии «Трешер», создать сверхмалые подводные лодки-шпионы. «Ведь денег хватит на все, утверждает он, — конгресс обеспечит любое финансирование, если речь пойдет о спасательных программах для подводного флота. Для чего нам нужны подводные шпионы? Во-первых, чтобы наблюдать за испытаниями — надо знать заранее возможности новых кораблей русских. А во-вторых…».

Офицер-разведчик вручил Крэйвену документ, на первой странице которого стояла надпись «Операция «Морской еж», совершенно секретно, особой важности». Далее шел перечень того, что разведка хотела бы иметь в своих руках, естественно без ведома русских, и прежде всего боеголовки баллистических ракет, ведь в них все есть — системы управления, прорыва ПРО и т. д.! Новейшие корабельные и авиационные крылатые ракеты целиком! Двигатели, образцы металлов и топлива, электроника… И еще многое другое было в этом перечне. Далее, Крэйвен не поверил своим глазам, прилагалась карта с указанием координат мест, где находилось вышеперечисленное бесценное «богатство». Разведка собирала эти сведения длительное время, и кое-что уже было накоплено! Эти координаты были засечены во время операции «Холлистоун». Вот они: в расстоянии одной мили, а где-то двух-трех лежали русские сверхсекреты! Да, но в каком направлении измерялись эти мили… В глубь океана. Пока — «видит око, да зуб неймет». Разведчик убеждал Крэйвена, что с научно-теоретическим потенциалом его группы, «закаленной» совместной работой по программе «Поларис», да под надежным прикрытием спасательной программы после гибели «Трешер» все пройдет без сучка и задоринки. Тем более что это дело национальной безопасности… Крэйвен был озадачен энергичными доводами. Идея сбора секретов со дна океана привлекала, но была ли она технически разрешима? Он попросил время подумать и посоветоваться с коллегами.

На следующей встрече с разведчиками Крэйвен заявил, что берется за дело, но… если в его полном распоряжении будет серийная атомная лодка ВМС США! Теперь настала очередь удивляться разведке ВМС. Это был совершенно неожиданный поворот в деле. «Да, — утверждал Крэйвен, — чтобы только найти то, что вы хотите, нужны длительные поисковые действия в глубине. А это может выполнить только атомная лодка — носитель подводных аппаратов. Если найдем лежащие на дне предметы, то поднять их будет относительно несложной задачей: с помощью механических рук-захватов и так далее». Словом, на первом этапе главное — найти! В конце концов он убедил разведку в своей правоте. В строго конфиденциальных переговорах было получено разрешение от штаба ВМС США на выделение атомной лодки для группы глубоководных исследований ВМС. Теперь настал черед выбора корабля…

В то время, всего лишь около десяти лет существования атомного подводного флота, этот выбор не был велик. Только две лодки могли быть рассмотрены в качестве кандидатов — «Сивулф» и «Хэлибат». Первая лодка имела атомный реактор с жидкометаллическим носителем, хлопотный в эксплуатации, а «Хэлибат» была единственной атомной лодкой, оснащенной крылатыми ракетами «Регулус». Ранее уже упоминалась серия из четырех дизельных и одной атомной лодок с крылатыми ракетами для стрельбы по береговым целям в ядерном варианте. Эти лодки ходили в море, пока их не «прикончила» программа «Поларис»… И только оснащение «Хэлибат» крылатыми ракетами явилось обстоятельством, решившим выбор в ее пользу. Дело в том, что в носовой части ее корпуса имелся огромный люк диаметром около семи метров. Наверное, единственный такой в подводных силах: на дизельных лодках с ракетами «Регулус» таких не было. Люк открывал доступ в ангар, где размещались крылатые ракеты. Ангар занимал огромное, с точки зрения подводной «архитектуры», пространство. Его длина составляла 27,5 метра, а высота 7,6 метра. Внутренний объем ангара составлял более 1100 кубических метров, и он лишь немного выдавался в носовой части лодки. Крэйвен сразу оценил преимущества этой технической особенности «Хэлибат» в предстоящем проекте. Лодка была отправлена на судоверфь в Маре-Айленд, близ главной базы Тихоокеанского флота США Сан-Диего. Инженеры группы глубоководных исследований разработали технический план модернизации — и работа пошла. «Хэлибат» стала флагманом спецназа подводных сил США. Впереди ее ждали сложные и рискованные операции.

Работы по модернизации были большими по объему и сложными по техническому исполнению. План на их проведения предусматривал пребывание «Хэлибат» в заводе в течение 3–4 лет. Ведь надо было учитывать и сверхсекретность проводимых работ. Основная легенда была, как и договаривались с разведкой, создание носителя спасательных аппаратов. В этот период Крэйвен и его группа принимали участие в двух событиях, опыт которых пригодился им в «главном проекте» при разработке поисковых устройств «Хэлибат». Речь идет о поиске термоядерной бомбы, потерянной ВВС США в Средиземном море в 1966 году, и поиске второй атомной лодки ВМС США «Скорпион», погибшей в 1968 году.

Спецоперация у Паломарес

С началом 1966 года на «Хэлибат» успешно продолжались работы по плану, разработанному группой глубоководных исследований во главе с Крэйвеном. Опыт поисков «Трешер» подсказал, что лодка должна обладать способностью длительного «зависания» в определенной точке. Это позволит производить тщательный поиск с помощью управляемых аппаратов, строительство которых также успешно продвигалось вперед, или же боевыми пловцами. Для придания «Хэлибат» этой «вертолетной способности» ее оборудовали вспомогательным водометным двигателем, который под управлением бортовых компьютеров лодки обеспечивал удержание нулевой скорости относительно заданной точки грунта.

Все шло достаточно успешно, и состояние «Хэлибат» в начале года определенно говорило о возможности вступления ее в строй в ближайшее время. Однако тут произошло событие, которое отвлекло от основных обязанностей и дел не только группу глубоководных исследований, но и офицеров разведки ВМС, а также значительное число кораблей флота. В офисе Крэйвена, который уже считался авторитетным глубоководным экспертом ВМС, раздался звонок: «Это говорит Джек Говард, помощник министра обороны. Мы потеряли водородную бомбу». Говард курировал вопросы, связанные с ядерным оружием в вооруженных силах. «Но почему вы звоните мне?» — спросил Крэйвен. «Эту бомбу мы потеряли в море, и я хочу, чтобы вы возглавили группу научных экспертов в поисковой операции», — прозвучал ответ. Вскоре Крэйвен был ознакомлен с деталями происшедшего.

В понедельник 17 января 1966 года один из американских стратегических бомбардировщиков В-52, круглосуточно находящихся в воздухе в полной боевой готовности, должен был заправиться от воздушного танкера КС-135 над Средиземным морем и продолжить полет. Заправка началась около 10 часов неподалеку от селения Паломарес, расположенного на юго-восточном побережье Испании. Внезапно загорелся один из двигателей, а затем и крыло бомбардировщика. Пламя тут же перекинулось на самолет-заправщик. В этих условиях экипаж бомбардировщика принял решение произвести аварийный сброс ядерных бомб. Но в тот же момент В-52 взорвался и стал разваливаться на части в воздухе. Та же участь постигла и КС-135, его экипаж погиб полностью. Четверо из семи членов экипажа бомбардировщика остались живы и смогли выпрыгнуть с парашютами. Четыре водородные бомбы В28 были потеряны. Три из них были найдены через 18 часов после катастрофы вблизи селения. Четвертая бомба, предположительно, упала в море. В действие был введен план операции «Сломанная стрела» — комплекс мероприятий, осуществляемых при авариях техники с ядерным оружием США. Вот что было сообщено Крэйвену в качестве исходной информации для анализа ситуации.

Когда 22 января стало ясно, что четвертая бомба, скорее всего, упала в море, к проведению поисков были привлечены корабли и суда, глубоководная техника и специалисты ВМС США. Теперь, помимо «мозгового центра» во главе с Крэйвеном, в районе катастрофы были задействованы значительные силы ВМС.

Решением Комитета начальников штабов для проведения поисков было создано специальное 65 оперативное соединение под командованием контр-адмирала

У. Гэста. Силами ВВС США, участвующими в спецоперации, командовал командир 16 авиакрыла, приписанного к авиабазе Торрехон, генерал-майор Уилсон. Общее руководство силами осуществлял командующий 6 флотом ВМС США. В Пентагоне была создана группа технической поддержки ВМС под руководством контр-адмирала Л. Свэнсона, ответственная за привлечение, подготовку и отправку в район операции специальной глубоководной техники.

На своем заседании 24 января эксперты этой группы решили, что необходимо предоставить в распоряжение адмирала Гэста лучшие подводные аппараты, имеющиеся в США на тот момент. К ним прежде всего относились «Элвин» и «Элюминаут», наиболее современные глубоководные средства поиска. Они могли действовать на глубинах до 2000 метров. «Элвин» завершал ремонт в штате Массачусетс, «Элюминаут» был в строю и использовался для исследований у побережья Флориды. Немедленно была начата подготовка обоих аппаратов к отправке в состав 65 оперативного соединения. Третий подводный аппарат, который было решено использовать в операции, был «Дип джип». Этот аппарат мог работать на глубинах до 700 метров и был оборудован телевизионной поисковой системой. Четвертым аппаратом, «призванным» к участию в операции, был небольшой управляемый снаряд, имеющий форму подводной лодки, РС-3В, или «Кэбмарин», способный осуществлять поиск на глубинах до 200 метров.

Кроме того, следует отметить и некоторые другие подводные аппараты и системы, предоставленные оперативному соединению: управляемый акустический придонный искатель фирмы «Вестингауз» OBSS, опытная гидроакустическая станция миноискания AN/SQS-19. Важную роль в ходе операции играли и два наиболее технически оснащенных океанографических судна «Даттон» и «Мизар».

Что ж, оперативное соединение было действительно оснащено по последнему слову техники: на то время в его составе были лучшие американские глубоководные аппараты…

24 января адмирал Гэст утвердил план действий, и поиски начались. Первоначальный поиск бомбы осуществлялся вдоль береговой черты 150 боевыми пловцами и водолазами и, несколько дальше от берега, морскими тральщиками. Проводились и обеспечивающие действия. Так, океанографическое судно «Даттон» начало исследование морского дна для составления его подробной карты, а судно «Киова» доставило в район операции мобильный комплект радионавигационной системы «Декка». Этот комплект был установлен на берегу. При его использовании ошибка в определении координат каждого обнаруженного объекта не превышала 10 метров, что позволяло эффективно организовать их обследование и подъем на поверхность. Тральщик «Пиннакл» был отправлен в Картахену встречать прибывающий из США вестингаузовский искатель OBSS, упомянутый выше. Вскоре тральщик вернулся в район с ценным грузом на борту. Искатель с первого же погружения начал выдавать информацию. Каждый обнаруженный предмет получал наименование «контакт», свой порядковый номер, и тщательным образом наносился на карты поисковых действий. За два дня было получено 28 контактов! В дальнейшем информация распределялась между силами поиска и подъема. Точность наведения обеспечивалась системой «Декка». Таким образом успешно удалось поднять около 50 тонн самолетных обломков. Но бомба с термоядерным зарядом все еще «пряталась» где-то в глубине моря…

29 января прибыл «Дип джип» — глубоководный вездеход, осуществляющий поиск с помощью телевизионной системы. Поисковые действия с применением этого массивного аппарата были неудачными в отличие от небольшого искателя OBSS. Вездеход, совершив восемь погружений в период с 31 января по 8 февраля на глубины от 100 до 500 метров, «добыл» всего лишь один полезный контакт и был отправлен в резерв поисковых сил.

…Результатов поиска все не было: площадь, которую надо было обследовать, была слишком велика в сравнении с поисковыми возможностями используемых средств. Поэтому задача Крэйвена и его группы научных экспертов состояла в определении наиболее вероятных районов поиска на морском дне. А это представляло собой дополнительные сложности, так как рельеф дна в районе Паломарес очень неровный. Скалистый грунт изрезан ущельями глубиной до одного километра и более. Ил и другие донные отложения затрудняли работу подводных аппаратов и водолазов, поднимая «дымовую завесу» при приближении ко дну. Надо было учесть тысячи факторов, чтобы определить как воздушную, так и подводную часть траектории потерянной бомбы. Крэйвен привлек к работе математиков для разработки специальной карты поисков, учитывающей все особенности морского дна и возможные траектории падения бомбы. Такая карта была разработана… Затем были привлечены многоопытные специалисты подводного дела, и с помощью их экспертных оценок, а также теории вероятностей Крэйвен пошел дальше. В конце этого «мозгового штурма» были просчитаны три варианта по каждому сценарию падения бомбы. Дело в том, что бомба была подвешена на двух парашютах, и два варианта расчетов включали возможность раскрытия двух или одного из них, а по третьему варианту предполагалось, что оба парашюта не раскрылись. Каждый вариант, в совокупности с экспертными оценками, дал различные места поисков. Затем были определены «веса» каждой точки вероятности нахождения в ней бомбы. В результате была определена наиболее вероятная точка нахождения четвертой бомбы. Крэйвен, находясь на другом берегу океана за тысячи миль от места поиска, был уверен, что знает, где находится бомба…

Главная надежда была на ожидаемые аппараты «Элвин» и «Элюминаут». Только они могли вести глубоководный поиск, мелководье уже было несколько раз пройдено вдоль и поперек. Маленький аппарат «Элвин» перелетел в разобранном виде из США в передовую базу ВМС в Роте. Там он был собран, испытан и присоединился к большому «Элюминауту», который был доставлен в Испанию на палубе десантного корабля «Плимут Рок». Наконец 10 февраля оба аппарата прибыли в Паломарес, и их экипажи начали окончательную подготовку к поиску. Плавучей базой для ценных аппаратов был назначен десантный корабль-док «Форт Снеллинг». Это позволило осуществлять заряд аккумуляторных батарей аппаратов, а также другие виды технического обслуживания прямо в районе поисковых действий.

14 февраля прибыл последний «спецназовец»: управляемый подводный аппарат «Кэбмарин». Теперь все силы и средства были в распоряжении адмирала Гэста, и поиск продолжился еще более интенсивно. Опять более ста пловцов и водолазов вели поиск в прибрежном мелководье при поддержке вспомогательных судов «Петрел», «Тринга» и «Хойст». Они перекрывали диапазон глубин до 120 метров. Первичное обнаружение подозрительных объектов и наведение на них пловцов производились с помощью аппаратуры обследования донной поверхности фирмы «Хоннейвелл». На борту «Петрел» была установлена для испытаний станция миноискания AN/SQS-19, но она плохо зарекомендовала себя. Еще одним источником информации являлась подводная телевизионная система. По ее данным осуществляли проверку контактов водолазы в тяжелом снаряжении.[27]

Мористее за пловцами и водолазами работали «Кэбмарин», тральщик с искателем OBSS и, наконец, глубоководные «Элвин» и «Элюминаут». Они работали эффективно, управляемые опытными пилотами. Но искатель был тоже хорош! Он парил над дном в десяти метрах на «огромной» скорости в пол-узла, но зато «прощупывал» гидролокатором полосу шириной в 400 метров, по 200 метров с каждого борта.

Важная роль принадлежала судну «Мизар». Оно участвовало еще в поиске затонувшей «Трешер». Сейчас оно было оборудовано современной системой подводного телевидения, и с его борта осуществлялись наведение на объекты и контроль поисковых действий «Элвина» и «Элюминаута».

Поиск — день за днем. Контакт № 100… № 150…

…22 февраля соединение чуть не понесло серьезную потерю: в опасности оказался сам «Элюминаут»! Экипаж посадил аппарат на дно для проверки скорости и направления придонного течения. Вдруг дно под тяжелым, восьмидесятитонным аппаратом провалилось, и он заскользил вниз по подводной горе! Маршрут «слалома» по склону подводного каньона составил почти 300 метров и закончился на глубине около километра. Придя в себя, опытные пилоты смогли поднять аппарат на поверхность, только продув весь балласт. Оказалось, что в его цистернах было свыше тонны ила и песка. Это была опасная ситуация. Потеря такого аппарата была бы жестоким ударом.

Время шло — уже семь недель со дня катастрофы. 1 марта правительство США вынуждено было публично признать инцидент с ядерным оружием и предоставить мировой общественности соответствующую информацию. Учитывая международный резонанс случившегося, президент Джонсон приказал доложить детали происходящей поисковой операции ему лично. Когда ему показали диаграммы и кривые вероятностей Крэйвена, он пришел в ярость: «Мне не нужны формулы, а нужен ответ: где бомба и когда она будет поднята!» По президентскому указанию комиссия из Массачусетского технологического института и других авторитетных организаций целый день проверяла расчеты Крэйвена. «Все правильно — бомба должна быть там, куда показывают их расчеты», — к такому выводу пришли они. Кроме того, с самого начала операции помощник министра обороны Говард привлек и другую группу ученых-экспертов из концерна «Сандия», занимавшихся разработкой заряда для авиационной бомбы В28 и парашютной системы спуска. Ведущий специалист по аэродинамике Рэнди Мэйдью был назначен старшим экспертом группы специалистов, ответственных за расчет воздушной части траектории «бомбы № 4». Идея группы «Сандия» заключалась в «реконструкции» полной картины катастрофы в небе над Испанией. Используя точные координаты трех найденных бомб, обломков двигателей В-52, а также показания оставшихся в живых пилотов, инженеры «Сандии» обратным ходом определили воздушную точку катастрофы. А дальше, от нее построили возможную траекторию четвертой бомбы, для расчетов при этом были использованы новейшие компьютеры IBM 7090. И все же площадь возможного района нахождения бомбы, определенная экспертами «Сандии», составляла около 14 квадратных миль — слишком много для организации эффективного поиска. Группа Крэйвена давала адмиралу Гэсту более приемлемые данные…

Поискам помог один из местных жителей — рыбак Франсиско Симо Ортс, который утверждал, что видел, как упала бомба, и знает место. Его показания примерно совпадали с расчетами Крэйвена и приводили поиски к глубоководным долинам с крутыми склонами. Работать там могли только «Элвин» и «Элюминаут». Используя все три источника информации (группы глубоководных исследований ВМС, ученых и инженеров концерна «Сандия» и показания испанского рыбака), силы поиска пошли на решительный штурм.

Именно «Элвин» 1 марта на своем десятом погружении, обследуя очередной квадрат С-4, обнаружил на склоне длинную борозду шириной около полуметра, уходящую вертикально вниз. Аппарат пошел «по следу», но не смог найти конец борозды в глубине.

В последующие четыре погружения, вплоть до 7 марта, пилоты «Элвина» не смогли найти подозрительный след! Опять утомительные безрезультатные поиски. Контакт № 180, № 190, № 200…

Корабли, суда и личный состав 65-го оперативного соединения кроме поиска еще были привлечены к двум «неблагодарным» работам. Испанцы потребовали удалить с их территории все самолетные обломки, складированные на авиабазе Торрехон, а также зараженную радиоактивными частицами почву. Обломки были вывезены, погружены на суда и затоплены в Атлантическом океане. На вспомогательный транспорт ВМС были загружены более 4500 контейнеров с почвой для переправки в США и захоронения в Чарлстоне, штат Южная Каролина. Выполнение этих заданий потребовало значительных усилий и, конечно, отвлекало от решения главной задачи.

Контакт № 210.. № 240.. № 260…

12 марта «Элвин» вновь был направлен в квадрат

С-4 и тут же повторно обнаружил борозду! На следующий день пилоты «Элвина» Мак-Камас и Уилсон на глубине 777 метров смогли обнаружить парашют, зацепившийся за край узкой и глубокой расщелины. Это был контакт № 261. Была ли там бомба?

Четыре часа экипаж аппарата фотографировал находку с различных ракурсов, ожидая подхода в район находки «Элюминаута». Он прибыл еще через час. Его экипажу удалось закрепить на парашюте гидроакустический маркер, после чего «Элюминаут» заступил на вахту по охране объекта. Через 21 час, после тщательной обработки фотографий, доставленных «Элвином», информация была признана достоверной. Бомба найдена!

Но найти — это половина дела. Надо было еще поднять неустойчиво лежащую бомбу с парашютной системой. Непогода мешала спускам. «Элвин», вооруженный теперь механической рукой, делал одну попытку за другой, пытаясь зацепить парашют специальным якорем. Аппарату не хватало маневренности и гибкости механического устройства захвата.

Доктор Крэйвен был осведомлен обо всех деталях операции, происходящей у берегов Испании. Это позволяло вносить полезные изменения в конструкцию подводных аппаратов, предназначенных для решения разведывательных задач «Хэлибат».

Во время одной из попыток «Роберт», так прозвали четвертую бомбу, соскользнул к краю расщелины — ситуация резко ухудшилась. Все же экипажу «Элвина» удалось зацепить якорь за стропы парашюта, но аппарат опустился на бомбу и был накрыт всколыхнувшимся парашютом. Через некоторое время «Элвин» вырвался из «объятий», но при этом, видимо, повредил или трос, или стропы парашюта. Адмирал Гэст решил начать подъем, поскольку ситуация ухудшалась как в глубине, так и на поверхности: начинался шторм.

Спасательное судно «Хойст» начало подъем бомбы, но через 100 метров ее движения вверх трос оборвался, и на глазах экипажа «Элвина» смертоносное тело «Роберта», кувыркаясь, полетело вниз. Бомба была снова потеряна. Это произошло 24 марта.

Со следующего утра «Элвин» и «Элюминаут» совершали погружение за погружением в попытках обнаружить потерю. 2 апреля «Роберт» был обнаружен в квадрате С-3 на глубине около 850 метров. Сразу же после первой неудачной попытки по воздуху в район операции был доставлен из испытательного центра вооружений в Пасадене подводный робот СCURV (Cable Controlled Underwater Recovery Vechicle). Система управления, спуска и подъема аппарата была установлена на судне «Петрел». Аппарат был подготовлен к действиям на глубинах до 1000 метров.

5 апреля под дистанционным управлением пилота «Элвина» Уилсона СCURV подошел к «Роберту» и присоединил первый нейлоновый трос. Затем в глубину ушел «Элвин» для оценки обстановки. Придонное течение было достаточно сильным, и бомбу снесло в западном направлении. Теперь она находилась на глубине 960 метров. Колыхающийся от течения парашют опять накрыл «Элвин». Экипажу удалось вырваться и при этом не столкнуть бомбу глубже… Казалось, неудачи постоянно преследовали глубоководный аппарат вплоть до его аварии у мыса Код в 1968 году.

6 апреля СCURV присоединил второй подъемный трос. Но на следующий день при присоединении третьего, и последнего троса, они сцепились намертво: подводный робот СCURV и парашютная система «Роберта»! Операторы не смогли высвободить робота из пут — слишком сложна была задача. Адмирал Гэст принял отчаянное решение поднимать все вместе, «охапкой» — и водородную бомбу, и запутавшийся в ее парашюте аппарат. Начался подъем со скоростью 8 метров в минуту. Начальная глубина была около 960 метров. Это означало более 100 минут опасного подъема. Шли минуты напряженного ожидания, и вдруг, внезапно подводный робот вырывается из пут и начинает неконтролируемое движение! Теперь он может утопить бомбу, навалившись на нее! На сей раз операторы управления четко среагировали на сложную ситуацию и смогли быстро отвести аппарат в сторону, не повредив подъемного троса. На глубине 30 метров к подъему подключились аквалангисты, которые закрепили дополнительные стропы. Теперь малейшая случайность была исключена. Все? Да, 7 апреля в 8 часов 45 минут после часа сорока пяти минут подъема бомба показалась на поверхности. В 10.14 адмирал Гэст доложил в Вашингтон о том, что бомба обезврежена.

«Инцидент при Паломаресе» и по сей день остается самой серьезной аварией с ядерным оружием США. В операции по поиску и подъему бомбы было задействовано 38 кораблей и судов, специальные подводные аппараты, более 4000 тысяч человек военного и гражданского персонала, а стоимость ее составила около 50 миллионов долларов.

Полезным было участие, хотя и непрямое, в сложной операции группы глубоководных исследований Крэйвена — ведь «Хэлибат» должна будет решать схожую задачу: поднимать образцы вооружений со дна советских полигонов. Теперь Крэйвен чувствовал уверенность — лодка оборудована должным образом и сможет успешно ее выполнить. А главный вывод относительно первого атомного подводного корабля «спецназа» заключался в том, что теперь «Хэлибат» по своим поисковыми возможностям ОДНА была способна заменить ВСЕ специальные силы и средства 65 соединения при решении подобной задачи! Модернизация первой атомной лодки в составе спецназа была успешно закончена, и через три недели после подъема «Роберта» у берегов Испании были начаты ее ходовые испытания на Тихом океане.

Но сначала, чтобы закончить историю с «Элвином» и «Элюминаутом» (оба они за свои заслуги могут быть причислены к бойцам «спецназа» ВМС), коротко о том, как «Элюминаут» спасал затонувший «Элвин».

Спасение «Элвина»

16 октября 1968 года, после знаменитой операции по поиску водородной бомбы, один из ее «героев», подводный аппарат «Элвин» затонул вследствие ошибок личного состава. Авария прошла, что называется, «без шума и пыли» эта история не получила широкой огласки в США, но командование ВМС совместно с научно-исследовательскими организациями предприняли энергичные действия по спасанию аппарата. Чтобы, во-первых, не допустить волны критики в свой адрес, а во-вторых — фактически проверить и продемонстрировать возросшие способности по проведению глубоководных операций.

«Элвин» затонул в 120 милях к юго-востоку от мыса Код у побережья Новой Англии на глубине около 1500 метров. Спасание его было сложным делом: он имел водоизмещение около 13 тонн, состояние было неизвестным, а опыта подъема затонувших судов с такой глубины еще не было. К тому же аппарат еще надо было обнаружить. Подготовка к операции заняла 10 месяцев. В августе 1969 года океанографическое судно «Мизар» с персоналом управления военно-морских исследований прибыло в Бостон для окончательной подготовки к операции. Главном делом было установить специальную лебедку, которая выдержала бы нагрузку при подъеме «Элвина» с полуторакилометровой глубины. Вскоре в Бостон прибыл и «Элюминаут» спасать партнера по операции в Средиземном море. Ему предстояло играть одну из главных ролей в ходе поиска и подъема «Элвина».

В носовой части «Элюминаута» предполагали установить катушку с нейлоновым тросом длиной примерно 2000 метров. Большой аппарат должен был подойти к «Элвину», закрепить специальное подъемное оборудование в его входном люке и всплыть. А дальше «черновую» работу по вытягиванию «Элвина» сделает «Мизар», используя понтон для подстраховки. На борту «Мизара» находятся боевые пловцы-аквалангисты и подключаются с приповерхностных глубин, подводя под «Элвин» страховочную нейлоновую сеть и дополнительные тросы. Кроме того, для буксировки «Элюминаута» использовалось вспомогательное судно «Стейси тайд», а для других обеспечивающих функций океанографическое судно «Кроуфорд». Таков был общий план операции.

Обнаружение «Элвина» не вызвало затруднений. 15 августа «Мизар» обнаружил его с помощью своего глубоководного робота, отличившегося при поиске подводной лодки «Скорпион». На следующий день в район проведения операции был доставлен «Элюминаут» на буксире у «Стейси тайд». Перед выходом была проведена успешная тренировка по установке катушки с тросами в специальное устройство крепления на носу подводного аппарата. 17 августа погода испортилась и, несмотря на усилия обоих экипажей, оказалось невозможным «повторить пройденное». От установки катушки зависел дальнейший ход операции. После ряда безуспешных попыток было решено изменить первоначальный план. Теперь трос с оборудованием должен был опускаться с борта «Мизара». Сам комплект оборудования включал в себя специальный алюминиевый захват-фиксатор размером около метра, который закреплялся во входном люке «Элвина». Это была, так сказать, главная деталь технического оборудования. Кроме того в комплект входили гидроакустический маркер для обозначения места «Элвина» на океанском дне и два стальных шара весом по 500 килограммов, использующихся в качестве вспомогательных якорей.

В понедельник, 18 августа 1969 года спасательная операция началась. Экипаж судна «Мизар» опустил трос так, что оборудование находилось в 80 метрах над корпусом «Элвина», и закрепил конец троса на понтоне для дополнительной страховки. Все это заняло около семи часов. Через час, около восьми часов вечера началось погружение «Элюминаута». И почти сразу же пошли неудачи. Казалось, «Элюминаут» принял на себя невезучесть «Элвина», которой тот «страдал» во время операции по подъему водородной бомбы и которая привела его на дно океана… Сразу же с началом погружения вышла из строя вся гидроакустика «Элюминаута», и это значительно уменьшало его поисковые возможности. Тем не менее погружение было решено продолжить, наводя «Элюминаут» на цель по данным «Мизара». Это оправдало себя, так как не прошло и двух часов после начала погружения, как в 22.00 экипаж «Элюминаута» доложил, что точно вышел на объект поиска. Дальше последовал тщательный осмотр «Элвина». Здесь все было нормально: никаких серьезных повреждений корпуса, смотровые иллюминаторы целы, и даже «механическая рука» — весьма сложное и дорогостоящее устройство — находится на своем штатном месте, а не потерялась при аварии. Еще два часа ушло на проверку состояния входного люка. Экипаж «Элюминаута» убедился в том, что ничего не мешает установить подъемное устройство в нем. В кромешной тьме океанской глубины, лишь немного подсвеченной прожекторами аппарата, фактически на ощупь, начались поиски самого устройства, «свешенного» с борта «Мизара». Это заняло еще 5 часов напряженной работы. Наконец около пяти утра 19 августа «Элюминаут» смог найти подъемное устройство и отбуксировать его к борту «Элвина».

Дальше начиналась главная часть работы: в течение нескольких утомительных часов экипаж «Элюминаута» пытался установить устройство в открытый входной люк затопленного аппарата. По первоначальному плану восьмидесятитонный «Элюминаут» должен был зацепиться руками-манипуляторами за «тело» маленького тринадцатитонного «Элвина», подтянуться и, нависнув прямо над его люком, просто-напросто опустить вертикально вниз подъемное устройство. Далее устройство должно быть надежно зафиксировано чекой. На этом операция заканчивалась, и «Элюминаут» должен был всплыть на поверхность, после чего начинался собственно подъем. Кажется, звучит несложно, но выполнение подобного задания было по плечу только экипажу, имеющему опыт работы в специальных операциях, таких как подъем термоядерной бомбы у Паломареса. Экипаж «Элюминаута» был готов к решению подобной задачи, но в дело вмешался случай, а точнее, подвело техническое состояние аппарата. В момент занятия исходной позиции для закрепления подъемного устройства начались неполадки в механических узлах манипуляторов и их системе электропитания. «Элюминаут» был вынужден всплыть на поверхность с неподвижно замершими, словно в удивлении, руками-манипуляторами…

Надо было немедленно устранить неисправности, иначе ВМС потерпит фиаско, и, самое главное, возникла угроза навсегда потерять ценного «бойца» подводного спецназа, каковым являлся «Элвин». Однако к техническим проблемам добавились капризы стихии: ветер разогнал сильную волну. В таких условиях зарядку аккумуляторной батареи и ремонт манипуляторов проводить было невозможно. Кроме того — и опасно, так как волны уже заливали входной люк «Элюминаута». В полдень 19 августа было принято решение осуществить переход всей группы спасателей в защищенную акваторию океанографического института в Вудс Холле,[28] на мысе Код. Итоги первого этапа спасательной операции были достаточно успешными и давали основания рассчитывать на ее положительный исход. «Элвин» должен быть спасен для ВМС! Вдохновленный экипаж «Элюминаута» с помощью высококвалифицированного персонала института достаточно быстро устранил неисправности гидроакустики, системы электропитания. А вот ремонт механических узлов манипуляторов вызвал неожиданные затруднения. Их невозможно было отремонтировать без постановки в док. 22 августа в полдень начали буксировку «Элюминаута» в док военно-морской верфи в Бостоне. На следующий день аппарат был поставлен в док, и начался его интенсивный ремонт.

Тем временем команда инженеров ВМС, располагая информацией первого этапа операции, ломала голову над новым способом подъема «Элвина». Необходимо было максимально разгрузить манипуляторы главного спасателя «Элюминаута», наиболее ненадежного «узла» всей системы спасания и подъема. Для реализации этого способа были сконструированы и изготовлены в кратчайший срок новое подъемное устройство, а также механизм его крепления в носовой части «Элюминаута». Теперь при занятии исходной позиции над «Элвином» «Элюминаут», как бы «клюнув» носом, опускал подъемное устройство нового типа. Манипуляторы же, по этому плану, использовались только для удержания большого аппарата над малышом «Элвином».

Обновленный «Элюминаут» вышел из Бостона 25 августа. На следующий день вышли остальные силы соединения. Начался второй этап операции по спасанию «Элвина». 27 августа «Элюминаут» пошел на глубину в свой «последний и решительный бой». На борту находились четыре члена экипажа и два оператора спасательно-поискового комплекса. Пройдя полтора километра вглубь, «Элюминаут» доложил на поверхность, что обнаружил «Элвина» в прежнем положении: с небольшим креном на правый борт и дифферентом на корму. Работа началась. Главным было установить новое подъемное устройство… Это была утомительная работа даже для опытного экипажа. Несколько неудачных попыток… В конце концов измотанные операторы просто оторвали манипуляторами кусок ограждения рубки «Элвина», мешающий установке подъемного устройства. Только в три часа утра из глубины пришло радостное известие — задача решена! На это ушло двенадцать часов сорок минут. Еще некоторое время ушло на присоединение троса к подъемному устройству. После этого «Элюминаут» подвсплыл над «Элвином» и с помощью системы вертикального подъема дал полную нагрузку на трос. Все нормально! Трос натянулся, но подъемное устройство выдержало нагрузку и цепко держалось в люке «Элвина». Подводная часть операции закончилась. Теперь с «чистой совестью» и чувством выполненного долга экипаж «Элюминаута» мог всплывать на поверхность. Главным действующим лицом операции становилось судно «Мизар». В восемь часов утра был дан приказ на выборку троса. Барабан троса тихо закрутился на борту «Мизара». Подъем начался…

Через три часа со всеми предосторожностями свободная часть троса была выбрана, и динамометр на барабане зафиксировал нагрузку, свидетельствующую, что «Элвин» оторвался от дна и теперь начался его подъем с глубины около 1500 метров. Дело пошло быстро, уже через час «утопленник» был на глубине около 30 метров прямо под дном «Мизара». Тотчас в воду спустились боевые пловцы ВМС. Они закрепили дополнительные тросы на корпусе «Элвина», а также бережно завернули «малыша» в крепкую страховочную сеть для исключения малейших случайностей в дальнейшем. Работа на этой глубине с использованием аквалангистов заняла достаточно продолжительное время и была закончена только к половине третьего ночи 29 августа. Завернутого в сеть «Элвина» подняли еще выше к поверхности, на глубину приблизительно 12 метров. Теперь можно было сказать, что ВМС США спасли свой глубоководный аппарат, уже почти совсем потерянный по вине личного состава.

«Мизар» начал буксировку драгоценного для ВМС груза под своим днищем, двигаясь насколько возможно медленно. Этот этап операции занял почти двое суток, и только 31 августа отряд прибыл в небольшой порт Менемша Байт на побережье Новой Англии. Вскоре туда же прибыла и встала на якорь баржа, оборудованная достаточно мощным краном, чтобы осуществить подъем «Элвина» из воды. На следующий день начался завершающий этап операции. Сначала была откачана вода из обитаемой части аппарата, затем мощным усилием кран вытянул «Элвина» из-под воды и положил его на палубу баржи. Вскоре с «Элвина» было снято все оборудование, которое получило хотя бы малейшие повреждения. Заслуженный «боец спецназа» ВМС участник операции по ликвидации последствий самого опасного инцидента с ядерным оружием США вскоре должен был вернуться в строй. Однако в дальнейшем, по крайней мере в открытых зарубежных источниках, не встречалось информации, подтверждающей участие «Элвина» в какой-либо полезной для ВМС деятельности. Упоминалось, правда, об участии аппарата в исследовании останков «Титаника» в 1986 году. Этой экспедицией руководил Роберт Бэллард, который и обнаружил погибший лайнер годом ранее. ВМС США даже финансировали эти работы. По всей видимости, они представляли какой-то интерес для военно-морского ведомства США.

В операции по спасению «Элвина» ВМС США провели проверку возможностей глубоководных средств и систем, а также отработку действий личного состава по поиску и подъему объектов с океанского дна. Этот опыт был использован в дальнейшем американской военно-морской разведкой при проведении специальных операций по подъему советской техники, оружия и их фрагментов из морских глубин.

Где «Скорпион»?

В мае 1968 года ВМС США понесли тяжелую утрату: в период трансатлантического перехода атомная подводная лодка «Скорпион», что называется, исчезла с экранов локаторов и пропала в океанских глубинах. Это была вторая потеря атомного подводного флота США за пять лет. В ВМФ СССР к тому времени затонувших атомных подводных лодок не было. Когда пришло известие об исчезновении «Скорпиона», группа доктора Крэйвена занималась устранением проблем, возникших при первых походах модернизированной «Хэлибат». Несмотря на это Джон Крэйвен как главный научный эксперт ВМС по глубоководным исследованиям со своими коллегами был привлечен к анализу гибели и поиску этой пропавшей лодки.

«Скорпион» исчезла, казалось, без всяких видимых причин: ни глубоководного погружения, как у «Трешер», ни других испытаний — ничего… Можно было предположить тяжелую навигационную аварию, ведь только недавно атомная подводная лодка «Скэмп» чудом избежала катастрофы, едва не столкнувшись с подводной горой в Тихом океане. «Скэмп» была «рядовым бойцом» — разведчиком, торопилась на слежение за советскими кораблями во время ракетных стрельб и в результате спешки чуть не погибла. Но предполагать наличие неизвестной подводной горы на Атлантике — это что-то из области пропавшей Атлантиды, да и не торопилась никуда «Скорпион», а спокойно и размеренно следовала в Норфолк. Вместе с тем необходимо заметить, что подобные случаи не были редкостью в американском подводном флоте. Сама «Скорпион» была привлечена к военно-морским учениям НАТО в марте 1968 года вместо атомной подводной лодки «Сивулф», той самой, что была кандидатом в спецназ. «Сивулф» в ходе боевой подготовки ударилась кормой о грунт в заливе Мэн и надолго выбыла из строя.

Кроме происшествий такого характера технические неполадки на подводных лодках были также повсеместным явлением. Стали вспоминать, что на «Скорпионе» были отмечены хорошо известные командованию неисправности системы аварийного продувания балласта, протечки рабочей жидкости в системе гидравлики, поступление морской воды через дейдвудный сальник гребного вала. Все это в совокупности привело к необходимости ограничить рабочую глубину погружения до 100 метров, в три раза меньше, чем должна иметь исправная лодка. К тому же было выяснено, что 589-я (такой бортовой номер имела «Скорпион») была одной из четырех атомных лодок Атлантического флота, не прошедших «посттрешеровский» ремонт и модернизацию. После гибели «Трешер» все подводные лодки под личным контролем адмирала Риковера проходили модернизацию для усиления безопасности всех систем. Для «Скорпиона» не хватало то денег, то времени… Лодка интенсивно использовалась в разведывательных операциях против советского ВМФ, деятельность которого усиливалась как на Атлантике, так и в Средиземном море. Командование ВМС США было обеспокоено увеличением числа атомных подводных лодок СССР в Средиземном море, а также безопасностью своих ракетоносцев системы «Поларис», передовая база которых находилась в испанской базе Рота на Атлантическом побережье страны. В декабре 1967 года ракетная лодка «Джордж Маршалл» столкнулась со следящей советской атомной лодкой на выходе из Роты. И теперь обычным делом «Скорпиона» и других лодок Атлантического флота было охранение своих ракетоносцев, поиск советских многоцелевых лодок, словом — участие в интенсивных противолодочных действиях.

Первая «версия» о судьбе пропавшей лодки, заключалась в том, что она якобы поражена торпедой, когда пыталась отогнать советскую лодку от ракетоносца системы «Поларис». «Версию» отвергли — она была, конечно же, полным бредом. За исключением того, что… «Скорпион», наиболее вероятно, была поражена торпедой, но своей собственной! Но об этом — еще впереди… Что же касается «советского следа», то справедливости ради надо сказать, что официальная комиссия ВМС США в 1969 году издала документ по расследованию причин катастрофы, в котором полностью отрицалась какая-либо причастность к ней ВМФ СССР.

Мысли о возможной навигационной аварии, об изношенности систем и отсутствии дополнительных гарантий безопасности их работы не придавали оптимизма командованию ВМС США и участникам поисковой операции. Лодка должна была прибыть в Норфолк 27 мая 1968 года в 13.00. Последняя радиограмма с ее борта поступила 21 мая — лодка закончила слежение за группой кораблей ВМФ СССР и следует в базу. Командующий подводными силами на Атлантике вице-адмирал Шейд начал проявлять беспокойство уже с 23 мая, когда 589-я не ответила на контрольную радиограмму и молчала в последующие двое суток. Мрачные предчувствия нарастали… В назначенное время лодка не прибыла в Норфолк. В 15.15 «Скорпион» объявляется пропавшей и начинается полномасштабная поисковая операция. Самолеты-разведчики детально исследуют пятидесятимильную полосу по всему предполагаемому маршруту пропавшей лодки. Особое внимание при этом уделяется советским кораблям и самолетам. Вице-адмирал Шейд лично участвует в поисках на борту атомной подводной лодки «Пёрго». В это время Джон Крэйвен был назначен председателем группы научно-технических советников в поисковой операции. Он подчинялся только начальнику штаба ВМС и командующему Атлантическим флотом.

Начальник штаба ВМС США Мурер поручил Крэйвену возглавить аналитическую группу и сделать все возможное, чтобы найти лодку. «Она может быть в любой точке 3000-километрового пути. Проверка записей СОСУС ничего не дала. Сделайте что угодно, если можете», — так ему была сформулирована задача. Действительно, главная надежда была на то, чтобы найти какой-либо след пропажи в записи данных гидроакустических систем наблюдения.

Крэйвен был хорошим аналитиком, и все, в чем он нуждался для начала работы, это хоть какая-либо информация, относящаяся к возможной катастрофе, сколь угодно малая, любая… В данных СОСУС ничего обнаружено не было, надо было искать другие источники. Он связался со специалистами управления военно-морских исследований и от них узнал о наличии постоянно работающего гидрофона научной станции на Канарских островах. «Но с момента последнего сообщения с лодки прошло шесть суток, а обслуживающий персонал должен уничтожать каждые трое суток огромные рулоны бумаги, где самописцами поминутно зафиксированы все шумы в пределах радиуса действия гидрофона», высказали сомнение сотрудники управления. «Мало кто детально выполняет все инструкции», — подумал Крэйвен и немедленно связался с начальником островной станции. И действительно, через два часа поисков были обнаружены записи, которые могли бы помочь найти «Скорпион»! На бумажной ленте самописца были зафиксированы восемь взрывов, или ударов, или чего-то такого, что похоже на взрывы. Ориентировочное место этих взрывов находилось на больших глубинах…

Немедленно были посланы разведывательные самолеты в указанный район, однако следов «Скорпиона» обнаружено не было. Да и место было слишком неточным. Чтобы хоть сколько-нибудь эффективно производить поиск, надо было бы найти еще одну линию положения, и хорошо бы от другого источника. У Крэйвена источников информации больше не было… Но тем не менее вторая линия нашлась! Ее предоставил в группу анализа Уилтон Харди — главный специалист по гидроакустике элитной исследовательской лаборатории ВМС США. Он знал о наличии двух гидрофонов, дислоцированных в районе острова Ньюфаундленд, которые принадлежали ВВС США и были предназначены для фиксирования испытательных ядерных взрывов на советских полигонах. Несмотря на то, что гидрофоны находились на значительном удалении от предполагаемого места катастрофы и между двумя этими точками проходил Северо-Атлантический подводный хребет, акустическая информация о катастрофе «Скорпиона» была зафиксирована! Харди связался с Крэйвеном, записи были проанализированы в совокупности с предыдущими. И вот они — взрывы, точно на пути «Скорпиона». Сначала глухой, но достаточно сильный взрыв. Начало катастрофы? Через 91 секунду пошла уже серия взрывов, казалось более сильных. Первый взрыв мог бросить лодку на глубину, и тогда серия взрывов могла означать гибель ее отсеков от огромного давления. Одного за другим… Первый взрыв, через 4 секунды другой, дальше взрыв через 5 секунд, очередной через 2 секунды, далее через 3 и последний через 7 секунд. Спустя 3 минуты 10 секунд после первого взрыва океан уже был тихим и спокойным…

На четвертый день поисковой операции Крэйвен связался с адмиралом Мурером и доложил, что «589-я, скорее всего, погибла безвозвратно…». Теперь надо было найти останки лодки.

Записи станций по времени были сделаны всего лишь через 18 часов после последнего сообщения с лодки. Это означало, что она прошла не более 300–350 миль на пути к Норфолку. Ориентировочный район поиска был определен. Мурер, потрясенный донесением аналитической группы, все еще не хотел верить в самое худшее и поэтому предполагаемое место гибели «Скорпиона» приказал именовать «районом особого интереса», а не «районом катастрофы». Начались поиски лодки с привлечением специальных сил и средств. Главным научным экспертом опять был назначен Крэйвен…

Флагманом поисковой операции стало океанографическое судно «Мизар», которое участвовало еще в поисках «Трешер» и водородной бомбы у берегов Испании. На сей раз, с учетом прежнего опыта, судно было оборудовано усовершенствованным подводным аппаратом с чувствительной фотокамерой. В поисковый комплекс этого устройства входили также активный гидролокатор и магнитометр. Странное устройство на борту судна моряки «Мизара» звали по-разному: «штука», «рыбьи салазки», «рыба» и так далее.

Начались долгие дни напряженной работы. Сначала дно сканировалось гидролокатором, при получении какого-нибудь отраженного от подводного объекта сигнала с помощью магнитометра уточнялись его качественные характеристики: металлический это объект или нет. Если и в этом случае ответ был утвердительным, то уже тогда запускался подводный аппарат, и операторы долгие часы управляли им во время погружения и наведения на выявленный объект. Поиск велся в районе, определенном на основе расчетов аналитической группы. План поиска строился на предположении о движении лодки в западном направлении. Как могло быть иначе? Лодка шла из Средиземного моря в Норфолк давно известным маршрутом, и, следовательно, ее генеральный курс должен был быть 270°. Это нельзя было подвергать сомнению. Но результаты поиска говорили об обратном. Крэйвен со своей группой, уже в ходе поиска, строил различные версии катастрофы. Если с серией из семи взрывов все было понятно, то что могло послужить причиной первого, фатального взрыва? В результате своих исследований и экспериментов ученые пришли к заключению, которое и по сей день категорически отвергается ВМС США. Но именно благодаря этому заключению и было найдено «тело» 589-й. Гипотеза заключалась в том, что «Скорпион» погибла от атаки… собственной торпеды! Либо от ее взрыва в торпедном аппарате, что, в общем, не имеет принципиальной значения. И в том, и другом случае лодка должна была бы двигаться в восточном направлении.

В то время на вооружении атомных подводных лодок находились электрические торпеды Мк37. Их техническая надежность оставляла желать лучшего. Основным, и к тому же опасным, их недостатком было несанкционированное включение аккумуляторной батареи. В этом случае силовая установка торпеды при нахождении ее в торпедном аппарате срабатывала, что могло привести к взрыву боевой части. Поскольку такие случаи происходили достаточно часто, была разработана инструкция командирам подводных лодок по действиям в аварийной ситуации. Эта инструкция предусматривала, помимо других действий, разворот подводной лодки на обратный курс. Кто-то вспомнил, что командир «Скорпиона» коммандер Слэттери отрабатывал его с экипажем в декабре 1967 года, за полгода до катастрофы.

Командование ВМС встретило новую версию катастрофы «в штыки» — это означало бы признание низкой степени надежности основной торпеды флота! Но надо было в любом случае найти лодку, иначе «груз неизвестности» давил бы на моральное состояние экипажей всех подводных лодок. А ходить в море надо было больше и больше: ВМФ СССР осваивал все новые и новые районы Мирового океана. Обстановка на подводных фронтах в конце 60-х оставалась напряженной.

Ученые решили смоделировать ситуацию четырех последних минут жизни «Скорпиона» с помощью компьютеров. Для «чистоты эксперимента» был приглашен бывший старший помощник со «Скорпиона» — в качестве командира «виртуальной подводной лодки». Ему ничего не сообщили о новой версии, а просто сказали: «Ты — командир, действуй по ситуации…». Он выстрелил «горячую» торпеду, скомандовал: «Право на борт!», привел лодку на обратный курс и начал «убегать»… Через некоторое время торпеда нагнала «жертву» и ударила ее в борт — так оценили ситуацию бесстрастные компьютеры. А траектория гибнущей лодки привела именно в ту точку дна океана, которую прежде определили расчеты ученых… Гнетущее молчание воцарилось в компьютерном центре после эксперимента. Истина была очевидна, даже если ее невозможно будет доказать… Все же одно доказательство было реальным — надо было найти лодку именно в том месте. Был выстрел или нет, лодка все равно должна была лечь на обратный курс, имея в аппарате торпеду с работающей батареей. Так было предписано инструкциями по безопасности.

Время, отведенное на поиск, закончилось, наступали осенние штормы… Крэйвен едва уговорил адмирала Мурера продлить поиск на две недели. «Вы должны расширять зону поиска к востоку от исходной точки», — единственное, что сказал Крэйвен Баченэну — руководителю экспедиции на «Мизаре», который также считал поиск лодки делом чести «Мизара» и дал клятву не бриться до тех пор, пока не добьется цели. Опять потекли дни поиска. Томительное ожидание результата… Уже было сделано 200 000 фотографий различных «подозрительных объектов» — и ничего…

30 октября 1968 года после 145 дней поисков и ожидания в офисе Крэйвена раздался звонок из приемного радиоцентра: «Вам радио с «Мизара». Они говорят, что Бак (кличка Баченэна) сбрил бороду…». Крэйвен связался с начальником штаба ВМС США адмиралом Мурером: «Сэр, мы нашли «Скорпиона».

Опыт участия в поиске «Трешера» и «Скорпиона», подъеме ядерной авиабомбы обогатил самого Крэйвена и сотрудников его группы. Все более и более он убеждался в правильности своего решения по переоборудованию «Хэлибат». Та задача, которую ему поставила военно-морская разведка, могла быть решена только следующим образом: большой атомный носитель и специальные средства поиска и подъема на его борту. И сейчас, в начале лета 1968 года, его «любимое детище» — «Хэлибат» с двумя специальными аппаратами, которые назвали «рыбками», находилась в Пёрл-Харборе, готовая к выполнению нового задания. К этому времени уже был накоплен и осмыслен опыт первых неудач. Инженеры Крэйвена, экипаж коммандера Мура и офицеры разведуправления ВМС трудились без устали, устраненяя неисправности и готовя лодку к выходу в море. Но все же путь «Хэлибат» к славе был тернист, а «первые блины» — походы конца 1967 — начала 1968 годов — оказались «комом»…

«Хэлибат» начинает и… проигрывает

Модернизация «Хэлибат» заняла почти четыре года и поглотила 70 миллионов долларов из бюджета ВМС. Все работы по модернизации лодки были строго засекречены. Главной «легендой прикрытия», как уже говорилось, послужили работы, проводившиеся якобы для создания спасательных глубоководных аппаратов по программе DSRV. Участие же группы Крэйвена, ответственной за эту программу, в различных поисковых и спасательных операциях ВМС только придавало дополнительную правдоподобность основной легенде.

Корабль получил статус «специального проекта» и в плане реконструкции был выведен из подчинения ведомству Риковера. Естественно, это послужило причиной серьезной неприязни могущественного адмирала к «Хэлибат» и ее новому «создателю». Хорошо еще, что Крэйвен получил серьезную поддержку начальника отдела подводных операций военно-морской разведки Джеймса Брэдли, ставшего его полным единомышленником. Сорокашестилетний кэптен был опытным подводником. В свое время сам Риковер лично предлагал ему карьеру в атомном флоте, но Брэдли выбрал разведку. Это был поступок, свидетельствующий о недюжинном характере и своенравии. То было время стремительного продвижения к адмиральским звездам толковых офицеров на атомных лодках, тем более под патронажем самого Риковера. Но Брэдли не сделал этого шага и отказал Риковеру.

Он начал карьеру разведчика в конце 50-х помощником военно-морского атташе в Бонне, куда был назначен благодаря изучению немецкого языка в университете Джорджтауна. В 1966 году по ходатайству помощника начальника разведывательного управления ВМС Брэдли занимает пост начальника отдела подводных операций. Теперь он ставил разведывательные задачи всем атомным лодкам ВМС США. Вскоре после назначения Брэдли знакомится с операцией «Морской еж» — «специальным спасательным проектом», под прикрытием которого проходила модернизация «Хэлибат», и ее автором Джоном Крэйвеном. Обладая большим опытом, Брэдли сразу увидел перспективу проекта. Собирать образцы вооружений с океанского дна! Этого просто никто не мог предположить! Он действительно стал ярым защитником проекта и приступил к разработке оперативных планов использования подводной лодки.

Летом 1967 года была полностью завершена программа испытаний по поиску предметов на дне полигона с помощью «рыбок» и другой специальной аппаратуры. Во время «генеральной репетиции» в полигоне была затоплена модель головной части ракеты, и «Хэлибат» смогла успешно обнаружить и сфотографировать ее.

И вот первый разведывательный поход. Специалисты военно-морской разведки разработали план операции «Винтервинд» («Зимний ветер»). Ее целью был подъем боевой части советской баллистической ракеты. Совместно с разведкой ВВС США были уточнены координаты точек падения советских ракет, а «Хэлибат» должна была их обследовать. Излишне говорить, что автором плана был кэптен Брэдли. Он понимал, что реально «Хэлибат» не могла еще в то время поднять боевую часть ракеты со дна океана. По замыслу Брэдли лодка должна была скрытно зафиксировать места падения боевых частей и установить здесь радиомаркеры с временем работы до семи лет. За это время он рассчитывал получить от команды Крэйвена специальные сверхмалые подводные лодки, способные поднять со дна драгоценный объект.

Истинную цель похода «Хэлибат» знали только ее командир Мур и еще несколько офицеров. Даже специально подготовленные операторы подводной аппаратуры разведки не были информированы о миссии «Хэлибат» в полном объеме. Их начальник, тридцатилетний лейтенант-коммандер Джон Кук, обладающий двойным титулом «офицера управления подводными операциями» и «ответственного офицера специального проекта», знал только то, что «Хэлибат» должна искать на океанском дне на глубине более 5000 метров любые предметы, боiльшие по размерам, чем канистра. Система управления разведывательным комплексом размещалась в большом отсеке в носовой части лодки. Ввиду строгой секретности, окружавшей их действия, операторы-разведчики получили от экипажа прозвище «летучие мыши», а сам отсек прозвали «пещерой летучих мышей». Размеры отсека, оборудованного вместо ангара самолетов-снарядов «Регулус», составляли 16 метров в длину, 9 в ширину и 10 в высоту. Он был разделен на три уровня. В нижнем размещались «рыбки» — подводные аппараты, составляющие особую гордость Крэйвена. Он был уверен, что это лучшие разведывательные аппараты того времени. Каждая «рыбка» весила около двух тонн и была буквально напичкана различной поисковой аппаратурой. Одновременно на борту лодки находились два аппарата, они могли выпускаться из лодки на расстояние в несколько миль. На следующем уровне размещался пост управления подводными аппаратами. Третий уровень «пещеры» представлял собой центр анализа информации, оборудованный мощным компьютером «Юнивак 1124» и другим оборудованием.

С прибытием в район операции команда Джона Кука успешно осуществила разметку океанского дна при помощи специальных приемопередатчиков транспондеров (англ. Transmitter-responder). Каждый из этих приборов имел уникальный звуковой код, и с «прибытием» его на дно при активизации излучения штурманская служба «Хэлибат» точно фиксировала его местоположение в определенной точке на карте.

Опять же по соображениям секретности экипажу была сообщена «легенда», которая гласила: «Транспондеры — это новый тип мин, о которых никто не должен знать». Они были доставлены на борт лодки соответствующей минно-торпедной службой и имели маркировку морских мин. Лично Крэйвен предупредил весь экипаж о недопустимости разглашения сведений о «новых минах».

Разметка дна заняла около 36 часов. Затем «Хэлибат» выпустила одну из «рыбок» — специальный подводный аппарат Крэйвена. Видеоканал «рыбок» все еще не был надежен, и «спецназ пещеры» предпочитал изучать дно главным образом посредством акустического сканирования его поверхности. Операторы в напряжении вглядывались в мерцающие экраны акустического канала управляемых подводных аппаратов, пытаясь различить какую-нибудь полезную информацию. Строгому контролю также подлежал поток цифровой информации, характеризующий местоположение и динамику движения аппарата относительно океанского дна. Обязанности команды «летучих мышей» были сложными и ответственными, так как малейшая оплошность могла привести к потере «рыбки».

Трудности в работе усугубились с выходом из строя основного компьютера «Юнивак 1124». Однако к этому времени операторы были готовы к любым капризам техники, они легко приспособили возможности ручного калькулятора для производства сложных компьютерных расчетов. Кому из подводников не знакома эта способность экипажа творить чудеса из подручных средств, ведь «мир» в походе ограничен прочным корпусом! Однако вскоре «злые духи» «Хэлибат» пошли дальше: возникли проблемы, которые Крэйвен предчувствовал при подготовке похода. Дело было в катушке, на которую наматывался стальной плетеный кабель-трос длиной в одиннадцать километров. Трос соединял маневрирующую «рыбку» с «Хэлибат». Так вот, катушка оказалась мала по размерам. В результате усилие натяжения при сматывании кабеля было почти предельным для его прочности. Одна из точек сварки (трос был сварен по частям) не выдержала. В какой-то момент где-то в глубине океана раздался треск, и одна из нитей порвалась! «Рыбка» стоимостью 5 миллионов долларов беспомощно закрутилась на другом конце кабеля. Часть экипажа вручную (!) удерживала двухтонную алюминиевую «рыбку», пытаясь втянуть ее в лодку посредством поврежденного кабеля. «Хэлибат» всплыла на поверхность океана. Последующие три дня экипаж проделал работу, соизмеримую с чисткой «авгиевых конюшен». Сначала 11 километров кабеля были выпущены с катушки, а затем были уложены в, казалось, бесконечную «восьмерку» внутри «пещеры летучих мышей» атомного подводного шпиона. В дальнейшем удалось зафиксировать поврежденную часть троса на катушке, что позволило снова выпускать «рыбку» на его целой части и продолжить поиск советских боеголовок. Однако успеха этот поход не принес. Ничего полезного, с точки зрения военно-морской разведки, обнаружено не было.

В конце октября 1967 года «Хэлибат» вернулась в Пёрл-Харбор. Крэйвен, ожидавший лодку на пирсе, уже знал, что кабель для «рыбки» должен быть бесшовным — никакой сварки! В то время цельный одиннадцатикилометровый кабель был технологической проблемой даже для высокоразвитых отраслей промышленности США. Только при участии министра ВМС удалось «договориться» с известным концерном «Ю.С. Стил». Его инженеры внесли изменения в технологический процесс производства стальных тросов, и только после этого можно было создать стальную многокилометровую нить без единого шва. Все приготовления и производство троса заняли три месяца. И только в январе 1968 года «Хэлибат» смогла отправиться в море для продолжения поисков. В короткий срок лодка прибыла в прежний район с «размеченным дном» океана и начала поиск советских боеголовок. На этот раз автономный подводный аппарат с новым кабель-тросом работал надежно, непрерывно передавая акустический образ океанского дна на экраны мониторов.

Поисковые действия продолжались почти два месяца, и в течение этого времени вся аппаратура работала нормально: сам подводный аппарат, линии связи, кабели, соединения, компьютеры — все было «о'кей!»… Но ни одна боеголовка не была найдена на океанском дне. Теперь уже разочарование командования разведки ВМС было серьезным — под угрозой был весь проект «спецназовских» подводных лодок. Во что бы то ни стало требовалось добиться результата…

В начале апреля командир лодки Мур отдал приказ держать курс в базу. «Хэлибат» прибыла в Пёрл-Харбор 11 апреля 1968 года, в день 68-й годовщины ввода в состав американского флота первой подводной лодки. Личный состав по этому случаю отправился на бал в честь «Дня рождения подводного флота», а офицеры отправились в ресторан «Розовая леди» на пляже Вайкики. Словом, относительная неудача похода не испортила праздника возвращения. Но период бурного веселья продолжался недолго: вскоре и приключилась эта, одна из самых главных историй в «разведывательной карьере» «Хэлибат». Связана она была с поиском советской подводной лодки К-129, погибшей во время несения боевой службы в Тихом океане…

«Хэлибат» обнаруживает К-129

До сих пор официальная причина гибели подводной лодки К-129 не установлена.[29] Вот что отмечает по этому поводу видный эксперт, бывший главный штурман ВМФ РФ контр-адмирал В. Алексин: «Существует несколько версий гибели К-129: столкновение с надводным судном (транспортом) на перископной глубине; провал на глубины, превышающие предельную глубину погружения, на которую рассчитан прочный корпус лодки, из-за попадания на склон внутренних волн океана (природа возникновения которых до сих пор точно не установлена); взрыв аккумуляторной батареи во время ее зарядки из-за превышения допустимой концентрации водорода (американская версия); провал по глубине из-за обмерзания (или обледенения) поплавкового клапана воздушной шахты РДП (устройство для работы дизелей под водой); столкновение с иностранной подводной лодкой в подводном положении.

Две последние вероятные причины указаны в результатах работы правительственной комиссии СССР, производившей расследование этой катастрофы.

Наименее вероятна из всех американская версия, так как за весь послевоенный период по этой причине не погибла ни одна подводная лодка в мире (мощности взрыва водорода недостаточно для нарушения герметичности прочного корпуса подводной лодки).

Наиболее вероятной причиной, как показали последующие события, является столкновение К-129 с американской атомной подводной лодкой «Суордфиш».

Во-первых, никаких других подводных лодок ВМФ СССР, кроме К-129, в марте 1968 года в этом районе Тихого океана не было, то есть с другой нашей лодкой

К-129 столкнуться не могла. Во-вторых, уже весной 1968 года в иностранных средствах массовой информации появились сообщения, что через несколько дней после пропажи (невыхода на связь) К-129 в японский порт Йокосука (одна из передовых баз ВМС США в этом регионе) зашла с изуродованной рубкой атомная подводная лодка «Суордфиш» ВМС США и стала в аварийный ремонт в атмосфере большой секретности. В течение последующих полутора лет эта лодка не отмечалась в разведсводках среди сил, несущих боевое патрулирование, значит, ее повреждения были очень большими, а ремонт длительным и серьезным. Подобные повреждения подводная лодка может получить только в результате столкновения с другой лодкой или с надводным судном, нанеся ему катастрофические повреждения. Но в марте 1968 года в этом районе Тихого океана не погибло ни одно судно. Следовательно, повреждения «Суордфиш» были получены ею в результате столкновения с другой лодкой. Подобных аварий других подводных лодок ВМС США в это время также не отмечено. Таким образом, «Суордфиш» могла столкнуться только с К-129».[30]

Версия адмирала Алексина имеет веские основания для существования. Он хорошо знал районы оперативного применения подводных лодок типа «Гольф» и маршруты их развертывания. Более того, В. Алексин проходил службу в то время на однотипной подводной лодке той же дивизии и был хорошо знаком со спецификой решения задач боевой службы.

ВМС США уделяли самое серьезное внимание борьбе с советскими ракетоносцами на Тихом океане. Силы и средства противолодочной войны на Тихоокеанском театре были постоянно в высокой готовности к длительному слежению за своими главными целями. Подводные лодки типа «Янки» (проект 667А) появились на Дальнем Востоке позднее, чем на Севере. Так что слежение за лодками типа «Хотэл» (проект 658) и «Гольф» (проект 629) являлось главной задачей многоцелевых атомных подводных лодок ВМС США. А слежение атомной лодки за дизельной — задача достаточно сложная. Дело в том, что дизельная лодка движется под водой со «сверхмалой» скоростью 2–3 узла в целях максимальной экономии энергозапасов. Малой скоростью движения и объясняется в основном высокая скрытность дизельной лодки. Ей «легче прятаться» от более шумной атомной лодки. В этих обстоятельствах последняя вынуждена осуществлять периодическое активное маневрирование, или так называемые «подскоки». Собственно, эта тактика применялась и при слежении за атомными лодками. Помните действия «Лэпон» во время ее «долгой охоты» за «Янки» в Атлантическом океане? Такой способ слежения был определенным стереотипом для американских командиров. Во время одного из таких «подскоков» при слежении «Суордфиш» за К-129 и могло случиться роковое столкновение…

Такое же мнение было и у командования ВМФ СССР весной 1968 года. Еще тогда в качестве одной из рабочих версий катастрофы рассматривалось возможное столкновение с американской лодкой «Суордфиш».

Эта лодка действительно наблюдалась разведкой Тихоокеанского флота ВМФ СССР при входе в гавань военно-морской базы в Йокосуке с поврежденной рубкой и выдвижными устройствами почти сразу же после гибели К-129. Проведение срочного, в течение одной ночи, ремонта и явилось основанием для предположения о причастности «Суордфиш» к катастрофе. «Спрятать концы в воду», то есть быстро устранить внешние повреждения, — такой могла быть, по оценке нашей разведки, цель молниеносного захода американской лодки в японский порт.

В первой главе, рассказывая об одном из самых опасных столкновений, мы упомянули, что подводная лодка «Татог» получила приказ следовать прямо на Гавайи после передачи донесения о столкновении с советской атомной лодкой, причем с ее предположительной гибелью. Решение вызывает некоторые вопросы все ж таки срочный ремонт удобнее было бы произвести поближе, то есть в Японии. И может быть, этот приказ следовать «подальше с глаз долой» следствие промашки с ремонтом «Суордфиш» в Йокосуке.

Однако американская сторона отрицает любую причастность к гибели 129-й, за исключением попыток ее подъема со дна океана в 1974 году. Когда командир «Суордфиш» Джон Ригсби узнал о существовании версии его причастности к катастрофе К-129, он был сильно удивлен, так заявляется по крайней мере. Судя по его словам, он никогда и не подозревал о том, что факт возвращения «Суордфиш» в базу с поврежденной рубкой и выдвижными устройствами был известен советскому командованию. «Повреждения были получены при ударе о большую плавающую льдину во время всплытия лодки в Японском море. Никакой связи между повреждениями на моей лодке и гибелью советской «Гольф» не существует», — утверждает Ригсби…

Справедливости ради давайте посмотрим и на «американские оправдания»: как начиналась эта история в их интерпретации? Как они узнали об этом? Как приняли решение искать советскую лодку на дне океана? И, конечно же, каким образом лодка-шпион «Хэлибат», одно из «главных действующих лиц» повествования, оказалась причастной к поиску К-129 и операции «Дженифер»?

А началась история, по американской версии, с обнаружения факта массированного выхода в море кораблей Тихоокеанского флота СССР. Их действия заключались в тщательном «прощупывании» дна с помощью гидролокаторов, а также обследовании поверхности океана. Очевидно, что их задача заключалась в поиске какого-то объекта. Вскоре разведка ВМС США делает вывод: «Советы потеряли подводную лодку и пытаются обнаружить место катастрофы».

Атомная подводная лодка ВМС США «Барб» типа «Стерджен» осуществляла патрулирование в морском районе возле Владивостока, когда началась масштабная поисковая операция. Командир «Барб» коммандер Бернард Кодерер никогда не видел ничего подобного: советские подводные лодки выходили в море группами и, используя активный канал гидроакустических станций, молотили по океанскому дну, периодически всплывая на перископную глубину, а то и в надводное положение для продолжения поиска. Они пренебрегали скрытностью, а интенсивность радиообмена во всех направлениях резко возросла, что послужило причиной для активизации радиоразведки ВМС США. Командиру «Барб» была поставлена задача скрытно наблюдать за действиями советских подводных лодок.

Действительно, операция по поиску К-129 начиналась и проходила таким образом: проведением нескрытных массированных поисковых действий. Вот как это описывает адмирал В. Алексин, лично участвовавший в поиске: «…После того как 8 марта 1968 года подводная лодка К-129 не донесла о прохождении очередной контрольной точки, командование флота сутки ожидало этого донесения… Но донесения не было. Подождав еще сутки, по флоту объявили тревогу и начали поисково-спасательную операцию. В океан пошли надводные корабли, подводные лодки, полетели самолеты-разведчики».[31]

Командование Тихоокеанского флота СССР не имело точных координат места катастрофы, впрочем, как и приблизительных. Определенного мнения где искать погибшую лодку, в штабе флота не было. Опять сошлемся на участника поисковой операции адмирала Алексина, в подтверждение этого: «…По прибытии в район четыре подводные лодки были построены в завесу с интервалом 10 миль и так в надводном положении утюжили океан почти месяц».[32] Что могли сделать серийные дизельные подводные лодки в сравнении с оснащенной специальным оборудованием лодкой-шпионом «Хэлибат»?! Ее возможности были неизмеримо выше…

Если в штабе Тихоокеанского флота ВМФ СССР были сомнения относительно места катастрофы, то кэптен Брэдли, находясь в Пентагоне, казалось, имел свое представление о более точном районе поиска. Это представление основывалось на результатах анализа наблюдений за прохождением радиосообщений между командными пунктами и подводными лодками Тихоокеанского флота СССР. Одно из подразделений американской военно-морской разведки, руководимое Брэдли, занималось их перехватом уже достаточно длительное время. Задача была сложной, поскольку аппаратура радиосвязи советских лодок была изготовлена на самом современном уровне, передачи осуществлялись в режиме сверхбыстродействия. Расшифровка перехваченных сообщений также не представлялась реальным делом. Тем не менее Брэдли понимал, что анализ последовательности передач этих не поддающихся расшифровке сообщений может помочь определить место катастрофы и, следовательно, отыскать потерянную подводную лодку на океанском дне.

Незадолго до описываемых событий офицеры американской разведки вычислили порядок передачи донесений с советских ракетных подводных лодок при их следовании в районы боевого патрулирования у берегов США и обратно. Они перехватывали и записывали эти донесения при помощи цепи приемных станций, построенных вдоль Тихоокеанского побережья США и на Аляске.

Даже несмотря на неудачные попытки расшифровки сам порядок передачи донесений давал неплохую информацию для анализа. Кроме того, незначительные вариации частоты давали как бы личную подпись каждой подводной лодки. Стереотипный подход при передаче сообщений позволял американской разведке иметь суждение о движении подводных лодок на маршрутах развертывания. Так, первая радиограмма обычно передавалась, когда ракетные подводные лодки проходили контрольную точку вблизи побережья Камчатки, вторая — при пересечении меридиана смены даты (180° восточной долготы), третья — с прибытием в район патрулирования.

Донесения подводных лодок как будто бы говорили: «Мы уходим… Мы прошли 180° долготы… Мы в районе…». Обратный порядок донесений применялся на пути домой. Теперь команда Брэдли лихорадочно анализировала записи радиоперехватов и почти сразу же нашла то, что искала! Ракетная подводная лодка типа «Гольф II» (проект 629А) вышла из базы 24 февраля 1968 года. Она передала первое сообщение на маршруте, но больше передач не было…

Брэдли поспешил с докладом к своему начальству: Советы действительно потеряли лодку с тремя баллистическими ракетами, и он, Брэдли, знает, где примерно произошла катастрофа! Но, что самое важное, поисковые действия ВМФ СССР не проводятся в этом предположительном районе гибели! Значит, у них нет шансов найти свою лодку!

Что если ВМС США попробовать первыми найти потерю? Найдем, а дальше будет видно! Ведь тогда можно попытаться использовать шанс, добыть все секреты, за которыми велась долгая охота. Ведь они находятся в одном месте, на затонувшей лодке — и ракеты с ядерными боеголовками, и шифровальная аппаратура с документацией, и система управления ракетной стрельбой и многое другое, о чем и мечтать не приходилось военно-морской разведке!

Командир «Хэлибат» коммандер Мур был вызван в Вашингтон контр-адмиралом Бешани, командующим подводными силами. Там уже находились «главный технолог» и «главный идеолог» подводного шпионажа доктор Джон Крэйвен и кэптен Брэдли. В узком кругу было проведено оперативное совещание по оценке ситуации и шансов «Хэлибат» обнаружить «Гольф». Сможет ли разведка ВМС отличиться на этот раз? Лимит неудач был уже исчерпан…

Когда министр ВМС Поль Нитце, один из «умников Пентагона» команды Роберта Макнамары,[33] уяснил детали возможной операции и убедился в готовности подводной лодки и ее экипажа, он немедленно отправился в Белый дом за самым высоким в стране «о'кей» — от президента США. Главным аргументом министра была уникальная возможность добыть разом все, связанное с морской ракетной техникой грозного соперника! Причем первый и очень важный шаг — точно определить местоположение затонувшей советской лодки могла сделать только «Хэлибат».

После томительного ожидания в штабе военно-морских операций раздался звонок из министерского офиса: «Разрешение получено. Начинайте непосредственную подготовку «Хэлибат» к решению задачи».

Теперь основной заботой Крэйвена стало получение как можно более точных координат места катастрофы. Он был убежден, что, как и в случае со «Скорпионом», подводная система наблюдения СОСУС могла существенно помочь в определении точного места. Он связался с кэптеном Джозефом Келли офицером, ответственным за состояние и развитие тихоокеанской подсистемы СОСУС. Подчиненные Келли обработали большое количество аудиозаписей в центрах подводного наблюдения, но нигде не обнаружили никаких прямых и косвенных признаков большого подводного взрыва. И только в одном месте небольшой импульс был зафиксирован в районе, который Брэдли первоначально определил как место катастрофы.

«Если это то подтверждение, которое мы ищем, — думал Крэйвен, — «то это возможно лишь в том случае, если советская лодка была полностью затоплена, перед тем как совершить смертельное пике к океанскому дну. Поэтому акустика не зафиксировала разрушение отсеков корпуса «Гольф». Для того чтобы убедиться в этом, Брэдли и Крэйвен убедили командование ВМС провести специальный эксперимент и затопить подводную лодку времен войны и записать ее гибель с помощью СОСУС. Прием не новый. Еще при поиске «Трешер» была идея затопить старую лодку, чтобы определить возможное местонахождение погибшего атомохода.

Лодка времен Второй мировой войны была затоплена с работающими машинами и зафиксированным вертикальным рулем, то есть на прямом курсе. Специальной командой был обеспечен доступ забортной воды внутрь прочного корпуса, некоторые переборочные двери были открыты. Словом, была смоделирована ситуация, которая, по мнению американцев, могла предшествовать гибели К-129.

С началом «смертельного» погружения лодки инженеры подразделения Келли внимательно осуществляли запись малейших шумовых деталей эксперимента. Эти данные были сопоставлены с реальными шумами, зафиксированными системой СОСУС. Этот эксперимент, как утверждают американцы, помог Крэйвену, Брэдли и Келли прийти к согласованному мнению относительно ориентировочных координат гибели К-129. Теперь «в бой» должна была вступить «Хэлибат»…

Еще раз повторим, что это — американская версия, объясняющая их осведомленность о гибели К-129. Что ж, американцы могли посредством хорошо организованной радиоразведки отслеживать движение советских ракетоносцев на маршрутах развертывания. С помощью системы СОСУС и на основании данных эксперимента по затоплению старой подводной лодки они могли выявить и относительно точный район катастрофы.

Да, это могло быть… Но вся аргументация в пользу «непричастности» опрокидывается неумолимыми фактами: наличием «рубленой раны» в борту 129-й и изуродованной рубкой американской лодки, по горькой иронии судьбы имеющей название «Меч-рыба»…

Будет ли раскрыта тайна гибели советского ракетоносца — это вопрос будущего. В нашей книге главная цель — не поиски истинной причины гибели К-129, экипаж которой наконец-то был награжден в полном составе орденами Мужества в 1999 году, а освещение тайных операций подводных сил ВМС США и применение ими специальной техники. Так что вернемся к атомной подводной лодке специального назначения «Хэлибат» и ее поисковой операции…

Хотя командующий подводными силами адмирал Бешани все еще имел сомнения относительно успешности предприятия, усилиями Брэдли и Крэйвена он был «сломлен» и в конце концов вынужден был отдать приказ на выход подводной лодки в море. Задача «Хэлибат»: обнаружить советскую подводную лодку на дне океана, тем самым подтвердить свои высокие возможности и оправдать средства, затраченные флотом на весь проект «сил подводного шпионажа». Ставка была достаточна высока, и неудача сильно ударила бы по престижу руководства ВМС в целом и военно-морской разведки в частности.

Лодка вышла в море 15 июля 1968 года. В то время доктор Джон Крэйвен и его коллеги еще были заняты и поисками погибшей «Скорпион», то есть были вынуждены работать «на два океана»: Атлантический и Тихий. Напряженные выпали денечки на долю «мозгового центра» разведки ВМС…

Как обычно, выход «Хэлибат» осуществлялся в обстановке строжайшей секретности, так что даже «летучие мыши пещеры» (операторы специальной разведывательной аппаратуры) были минимально осведомлены о предстоящей задаче. Большинство из них считало, что цель похода такая же, как и прежде, — боеголовки советских ракет, до сих пор ускользавшие от них.

«Хэлибат» прибыла в район, выпустила «рыбку», и работа началась. Основным источником информации по-прежнему был гидроакустический канал системы. Усиленные и обработанные бортовыми компьютерами лодки акустические сигналы трансформировались в понятную оператору «картинку» на экране монитора. Это было утомительным занятием — напряженно вглядываться в мерцающий экран, распознавая объекты океанского дна. Любая из теней могла быть целью поиска, и ее пропуск означал бы фатальную неудачу очередного похода. Для обеспечения эффективной работы операторов продолжительность их вахты не превышала 90 минут — после этого времени резко возрастала вероятность человеческой ошибки.

…День и ночь продолжались поисковые действия — площадь района была обширной. Если место катастрофы было определено с помощью СОСУС относительно точно, благодаря эксперименту с затоплением старой подводной лодки (а возможно, оно было известно и абсолютно точно по данным от «Суордфиш), то траектория «падения» К-129 на дно была неизвестна и могла увести ее далеко от этой точки.

Поход протекал размеренно и монотонно. Одним из неординарных событий при этом была операция по «выуживанию рыбки», когда автономный разведывательный аппарат втягивался в «пещеру». Это было необходимо для обеспечения работы фотоканала — еще одного источника информации, правда уже не в реальном масштабе времени. Каждые шесть суток надо было менять фотопленку: для этого «рыбка» и втягивалась внутрь «Хэлибат». Использованная пленка вынималась и обрабатывалась операторами.

Прошло несколько недель — никаких результатов. Получается, что «Хэлибат», флагман отряда лодок специального назначения, ни на что не способна?! Конец ее карьере, а заодно и дальнейшей программе развития этих сил? Жестокий удар по престижу разведуправления ВМС США… А затраченные миллионы?

«Центральный пост, командир приглашается в «пещеру»! — этот возглас из фотолаборатории спецотсека прервал утомительную монотонность неудачного похода. Командир немедленно прибыл к разведчикам и услышал доклад, полный радостных эмоций: «Сэр, кажется, мы нашли ТО, ЧТО В ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТИ искали!» Перед глазами изумленного оператора на проявленном снимке появлялась отчетливо видимая на фоне океанского дна рубка подводной лодки… Все, удача! Этим событием прерывалась цепь невезения. «Хэлибат» и ее экипаж наконец-то доказали, что обладают возможностью решения сложнейших задач с помощью специальной разведывательной техники. «Иголка в стоге сена» была найдена! И это была братская могила советских подводников…

Лодка лежала внешне абсолютно целая, как будто кто-то бережно пришвартовал ее ко дну океана. Подавив эмоции, расчет операторов «Хэлибат» продолжил профессиональную работу. Мгновенно были вычислены координаты точки результативного снимка. Мур задал курс и приказал немедленно подготовить «рыбку» к погружению. Работа закипела с утроенной энергией…

«Рыбка» хищно пожирала все в районе катастрофы: интенсивно работали все каналы добывания информации. Каждое погружение давало новые детали. На одной из фотографий было отчетливо видно продольное отверстие длиной около трех метров позади рубки подводной лодки. Как предполагали американцы, это отверстие указывает на одну из возможных причин катастрофы — взрыв внутри прочного корпуса лодки… Водород в аккумуляторной батарее во время заряда? Мог ли он быть такой силы, что разрушил прочный корпус да еще образовал пробоину длиной в три метра? Действительно, вопрос… Эта версия не признается ВМФ России — и не без оснований. Мы уже приводили мнение адмирала Алексина. А может быть, чтобы раскрыть одну из тайн холодной войны, надо опубликовать эту фотографию. Или, по крайней мере, предоставить ее в распоряжение российских экспертов…

«Хэлибат» продолжала успешно действовать, число информативных снимков хорошего качества постоянно увеличивалось. Одна из серий фотографий раскрыла состояние ракетного комплекса К-129. И возможно, именно эта информация явилась побудительным мотивом для проведения грандиозной операции «Дженифер» по подъему К-129. Помните, одной из причин создания группы лодок специального назначения было намерение ВМС США овладеть образцами боеголовок советских ракет. А здесь — целый ракетный комплекс с тремя баллистическими ракетами. Целый в смысле весь, «в сборе». А как насчет его состояния вследствие страшного удара после пятикилометрового полета трехтысячетонной массы к океанскому дну с нарастающей скоростью?

Снимки аппарата-разведчика «Хэлибат» показали следующее. На двух ракетных шахтах крышки были оторваны. В одной из шахт виднелась боеголовка ракеты, опутанная поврежденной арматурой. Во второй шахте ракета была полностью разрушена, а боеголовка отсутствовала. А вот третья шахта была абсолютно не повреждена. Два шанса из трех? При американской расчетливости такой расклад, очевидно, и породил идею провести операцию по подъему К-129. Стало быть, именно «Хэлибат», атомная подводная лодка специального назначения, обнаружив советский ракетоносец и предоставив в распоряжение командования достоверную информацию о его состоянии, в принципе сделала возможной операцию «Дженифер».

То, что информация была действительно ценной, подтверждали 22 000 результативных снимков К-129 на океанском дне. Они были предъявлены командованию военно-морской разведки 9 сентября 1968 года по завершении успешного похода. Кэптен Брэдли испытывал огромную профессиональную радость. Наконец-то! Его и Крэйвена идея создания «подводного спецназа» получила практическое подтверждение своей рентабельности. Вложенные средства вернулись ценной информацией, которая вряд ли могла быть добыта каким-то другим путем. Только «по-хэлибатовски» — и никак иначе… Только настоящий боевой корабль со специальными возможностями мог осуществлять длительный и скрытный поиск на дне океана!

Комплект снимков немедленно был доставлен начальнику разведывательного управления ВМС США Фредерику Харлфингеру, который был назначен на этот пост во время пребывания «Хэлибат» в море. Ранее он занимал должность заместителя директора разведывательного управления министерства обороны США по «сбору». Так деликатно звучало слово, означающее добывание образцов зарубежной военной техники. На счету его бывшей команды в министерстве обороны был недавний угон МиГа при помощи израильтян, а также «розничные изделия»: зенитные ракеты из Вьетнама и Индонезии, двигатель советского самолета, потерпевшего катастрофу возле Берлина. Все это дает представление о прошлом опыте нового шефа разведки ВМС. Не так ли?

Так вот, далеко не новичок в разведке, Харлфингер был поражен увиденным. Он сразу учуял перспективность дальнейшей разработки «темы» и приказал Брэдли составить монтаж из наиболее эффектных и информативных фотографий для показа командованию ВМС, а с дальним прицелом — и высшим чинам администрации президента США

Сказано — сделано. И вот — первый показ на тщательно продуманном «маршруте движения» фотографий. Офис адмирала Бешани, командующего подводными силами ВМС США. Бешани был тот самый адмирал, который долго сомневался в успехе, отдавая приказ на этот поход «Хэлибат». Сейчас он развел руками: «Потрясающая технология! Лодка способна зависать как вертолет и добывать информацию об объектах в глубине океана. Действительно впечатляющие результаты». И Бешани дал разрешение на дальнейший показ фотографий. Они пошли «наверх»…

Начавшись в офисе Бешани, маршрут завершился в Овальном кабинете Белого дома. Реакция президента Джонсона была еще более эмоциональной. Он был восхищен возможностями подводных сил США. Офицеры военно-морской разведки поздравляли друг друга с успехом, Брэдли и Крэйвен чувствовали себя именинниками. Но…произошла смена президентов — и никакого решения по дальнейшим действиям. Теперь надо было пробиваться к Никсону, получить разрешение на дальнейшие разработки и под будущие результаты получить выгодное финансирование специальных программ ВМС.

Потерянная победа

Время шло, и наконец вскоре после инаугурации Никсона в январе 1969 года произошла подвижка в деле. Александр Хейг, видный человек в новой администрации, каким-то образом узнал про фотографии погибшей советской лодки и изъявил желание увидеть их лично.

Раздался звонок в офисе кэптена Брэдли в разведуправлении ВМС. В трубке послышался обычно фамильярный голос адмирала Харлфингера: «Джим, это говорит шеф. Бери фотографии «Гольф» — и быстро к Хейгу. По-моему, дело пошло. Это наш шанс». Хейг в то время был помощником могущественного советника президента по национальной безопасности Генри Киссинджера, имевшего серьезное влияние на все решения, принимаемые Никсоном. Словом, показ фотографий Хейгу мог принести самое «высочайшее благоволение» военно-морской разведке.

Первый шаг был успешным. Как и все остальные прежде, Хейг был сильно впечатлен увиденным и обещал лично довести фотографии до президентского взора в течение 24 часов. Разумеется, не без помощи всесильного Киссинджера.

Хейг сдержал слово. Показ фотографий президенту был организован с самыми благоприятными комментариями в адрес разведки ВМС. Достижения ВМС были оценены по достоинству: «Хэлибат» получила высшую награду для корабля подводных сил — президентскую грамоту, командир лодки Мур был удостоен медали за отличие в службе. Кэптен Брэдли и главный конструктор проекта Крэйвен чувствовали себя именинниками, но ожидали другой награды. Они рассчитывали на главную роль в дальнейших разработках «по делу К-129», а соответственно и приоритетного финансирования секретных, или, как их называют, «черных», программ разведки ВМС.

Однако дело повернулось не столь выгодным для флота образом. Никсон решил привлечь к разработкам, наряду с разведуправлением ВМС, всесильное Центральное разведывательное управление. Его директор Ричард Хелмс, поощряемый поддержкой президента, проявил инициативу в создании специального координирующего органа — Национального разведывательного подводного центра. Целью его создания декларировалось углубление взаимодействия разведывательных усилий сторон. Истинной же целью ЦРУ являлось попросту «перетягивание на себя одеяла» в перспективной и емкой по финансам разработке. В Центре лидирующая роль должна была принадлежать ЦРУ, и к тому же оно беспрепятственно получало доступ к информации, добываемой силами военно-морской разведки.

Подобная хитрость была обычным делом в практике отношений ЦРУ с другими организациями. Еще в начале 60-х годов для контроля разведывательных операций в космосе, осуществляемых ВВС США, было создано Национальное разведывательное бюро. Конечно же, оно было создано по инициативе ЦРУ. С его созданием «рыцари плаща и кинжала» из Лэнгли (место под Вашингтоном, где находится штаб-квартира ЦРУ) проводили в жизнь свои замыслы при планировании операций с использованием разведывательных спутников ВВС.

Так случилось и с подводным направлением «взаимодействия». Хотя директором нового центра был назначен Джон Уорнер, министр ВМС при Никсоне, а начальником штаба — кэптен Брэдли, основная роль в этой организации принадлежала представителю ЦРУ Карлу Дакетту, занимавшему в Лэнгли пост заместителя директора по науке и технологиям.

Именно Дакетта можно считать «идейным отцом» операции «Дженифер», убедившим всех в научной реальности этого фантастического проекта. И вот как это происходило.

При обсуждении в центре вопроса, что же делать с К-129 дальше, после успеха «Хэлибат» в ее обнаружении, представители разведки ВМС Брэдли и Крэйвен, подчеркивая этот успех, предлагали снять все самое ценное с лодки при помощи сверхмалых подводных лодок. Прототипом для их разработки служили бы автономные аппараты — «рыбки» «Хэлибат». А самым ценным из оборудования они полагали ядерные боеголовки ракет, аппаратуру связи, шифровальную аппаратуру и документацию. Сложная задача? Да, но решаемая на основе полученного опыта. И это звучало убедительно с учетом действий специальной техники по поиску лодок «Трешер» и «Скорпион», К-129, подъему термоядерной бомбы у Паломареса. По плану Брэдли — Крэйвена в точно определенных местах корпуса К-129 должны быть размещены мини-заряды пластиковой взрывчатки. После их подрыва в образовавшиеся отверстия получали доступ сверхмалые лодки, а дальше — в прямом смысле дело техники…

Предложения разведуправления ВМС США длительное время обсуждались Карлом Дакеттом и его командой экспертов. Наконец они пришли со своим решением на заседание Национального разведывательного подводного центра…

Как только до Брэдли и Крэйвена начал доходить смысл слов, произносимых главным ученым ЦРУ, они буквально онемели от изумления! Команда ЦРУ предлагала ни больше ни меньше, как поднять К-129 на поверхность ЦЕЛИКОМ! Для этого могущественная организация намеревалась построить специальное судно с мощным краном, силовое устройство которого могло бы достичь океанского дна, захватить подводную лодку и поднять ее на поверхность.

«Но советская лодка летела ко дну с огромным ускорением, и скорость при ударе о дно достигла 200 узлов! Пусть она выглядит внешне неповрежденной на фотографиях, но ее корпус может рассыпаться при такой операции подъема! Вы не сможете этого сделать! Наш план более реален, и мы имеем практический опыт», — таков был смысл взволнованной речи Брэдли, когда он обрел способность произнести ее.

Возможно, он был прав, но ЦРУ имело больший вес в глазах президентской администрации. По мнению адмирала Харлфингера, шансы ВМС «выиграть дело» были минимальны. Тем более что директор ЦРУ Хелмс представил план будущей операции «Дженифер» высшему руководству страны как согласованное мнение ЦРУ и разведки ВМС. Позже он утверждал, что попросту не знал предложений об использовании сверхмалых подводных лодок. Естественно, что руководство операцией предполагалось поручить ЦРУ. Во многом такое развитие событий предопределила и позиция начальника штаба ВМС адмирала Томаса Мурера. Он почему-то с недоверием отнесся к плану своего же разведуправления, сомневаясь, что сверхмалые лодки будут способны достать все ключевое оборудование К-129. А вот грандиозный и высокотехнологичный план ЦРУ захватил его воображение. Еще бы, боевой корабль советского ВМФ, да еще и ракетная лодка, становился бы собственностью США! Игра стоила свеч. Кроме того, Мурер, как и министр обороны Лейрд, вполне обоснованно считал, что чудо-корабль, в случае его постройки под операцию «Дженифер», может послужить ВМС США и в дальнейшем — в случае необходимости…

Так совокупность факторов определила победу ЦРУ над военно-морской разведкой США. А дальше настала очередь событий, которые теперь достаточно широко известны. Министр обороны США и представители ЦРУ заключили контракт с промышленником Говардом Хьюзом на постройку специального судна «Гломар Эксплорер», и операция «Дженифер» началась…

А «герои флота» с началом «Дженифер» были забыты. Брэдли и Крэйвен даже не были допущены к участию в руководстве операцией. Крупнейшая в истории подводная операция была осуществлена без участия людей, так много сделавших для ее осуществления…

Опале подверглась и сама «Хэлибат» со своим командиром — ее безжалостно терзали инспектора управления адмирала Риковера. Властолюбивый адмирал не признавал специальные силы разведки, будучи не допущенным к планированию их действий. Но зато на берегу, в вопросах безопасности и технической эксплуатации, они попадали ему в подчинение. «Хэлибат» была отправлена на очередную модернизацию на завод в Маре-Айленд. Там же должна была пройти замена активной зоны реактора. Зная драконовские правила управления ядерной безопасности того же Риковера, офицеры и экипаж лодки встретили известие без особого энтузиазма. Кроме того, Риковер решил лично проинспектировать лодку со своими людьми. В результате этого посещения коммандер Мур оставил пост командира и был переведен в Пентагон. Командующий в то время подводными силами Тихоокеанского флота адмирал Смол был против этого. Однако слишком велико было влияние Риковера в ВМС США, и Мур убыл к новому месту службы. После этого многие офицеры «Хэлибат» оставили военно-морскую службу в знак протеста против перевода своего командира…

Мур был назначен в Пентагоне в группу глубоководных операций и по иронии судьбы в конце службы курировал «любимое детище» Риковера сверхмалую атомную подводную лодку NR-1. Это был единственный корабль специального назначения, созданный под руководством знаменитого адмирала.[34] Мур все же получил звание кэптена — его заслуги перед флотом были слишком велики, чтоб не дать ему и этого. Но, будучи командиром «Хэлибат» во время ее самой успешной разведывательной операции, он никогда больше не выходил в море на командирском мостике…

Да, вот так успешные действия «Хэлибат» с применением передовых технологий того времени сделали возможным осуществление другого смелого проекта — операции «Дженифер». Но ни создатель техники Крэйвен, ни разработчик плана поиска «Гольф» Брэдли, ни его исполнитель Мур, ни ВМС США в целом не получили всего того, на что рассчитывали, — и прежде всего приоритетного финансирования сил специального назначения…

Много лет спустя, в 1991 году на страницах газеты «Чикаго Трибюн» появилось первое публичное упоминание о роли «Хэлибат» в поиске советской лодки. А ведь сама операция «Дженифер» по подъему К-129 с океанского дна, проведенная ЦРУ в 1974 году, уже была полностью раскрыта к тому времени. И только еще через три года одна из главных общенациональных газет Америки «Нью-Йорк Таймс» назвала имя доктора Крэйвена как создателя уникальной лодки-шпиона. «Неразговорчивый» на эту тему Крэйвен был вынужден раскрыть действия «Хэлибат» в письме специальному подкомитету сената США. Высший законодательный орган страны до этого не имел информации «из первых рук» ни о роли «Хэлибат», ни тем более о дальнейших «подвигах» атомных подводных лодок специального назначения.

В этом письме ученый, видимо вспомнив старую обиду, не преминул «вставить шпильку» обидчикам ВМС из ЦРУ: «Хэлибат» была способна обнаружить и обследовать все следы катастрофы. По мнению многих экспертов ВМС и РУМО, в результате действий нашей лодки была добыта исчерпывающая разведывательная информация», — пишет Крэйвен и сухо добавляет: Но у ЦРУ была иная точка зрения, и они начали дорогостоящий проект…».

Газета сообщает, что за разработку специальной подводной техники Джон Крэйвен был награжден высшей премией министерства обороны США для гражданских лиц, но даже текст приказа о награждении до сих пор является секретным. Как говорится, «награда нашла героя» в виде широкой известности, благодаря публикации в прессе, только лишь через четверть века после первого результативного похода «Хэлибат».

А тогда, в 1968, старые заслуги были не в счет. «Хэлибат» ждали самые сложные, самые рискованные операции, когда-либо проводимые военно-морской разведкой США.

Что случилось с «Дакар»?

Каждая трагедия, связанная с гибелью подводной лодки в невоенное время, оказывает политическое влияние на руководство, флот, общество. Большой «политический коэффициент воздействия» имеют возникающие при этом вопросы. Не была ли гибель лодки следствием чьей-то атаки? Следствием применения какого-то нового оружия? Других агрессивных действий в глубине? Несмотря на существование некоего подобия «черных ящиков» на подводных лодках, еще ни одна авария в истории современного подводного флота, когда никто из экипажа не спасался, не была полностью объяснена в ходе расследований… Тайны глубин раскрывать значительно сложнее, чем все остальные.

В том роковом для ВМФ СССР и ВМС США 1968 году была еще одна гибель подводной лодки. Нет, не нашей, а иностранной. То была, как и К-129, дизельная подводная лодка. Принадлежала она ВМС Израиля, затонула в январе 1968 года и именовалась на момент своей гибели «Дакар». Что это была за лодка? Что послужило причиной ее последнего вояжа? История эта, в отличие от многих других подводных трагедий, менее известна, хотя и примечательна значительными усилиями в поисковых действиях с применением всех современных технологий. Поиски до обнаружения лодки продолжались 31 год! В них также участвовала одна из «героинь» нашего повествования — американская атомная подводная лодка специального назначения, «малышка» NR-1.

«Политический коэффициент значимости» происшедшей трагедии имел самое существенное значение. Действительно, время действия — год 1968, через полгода спустя арабо-израильской войны лета 1967… Место действия Средиземное море, арена прямого противостояния американского и советского, арабских и израильского флотов. Именно после той самой шестидневной войны СССР принял решение о развертывании на постоянной основе эскадры кораблей в районе этого горячего и длительного кризиса. Состав знаменитой 5 оперативной эскадры кораблей формировался усилиями Северного, Черноморского и Балтийского флотов. До этого на Средиземном море присутствовали незначительные по составу отряды кораблей, эпизодически несли боевую службу подводные лодки. Как был принят этот шаг руководством НАТО и Западом в целом, говорить излишне! Удар геополитического масштаба! Еще бы, 6 флот США перестал быть единоличным хозяином важнейшего региона, советская эскадра на южном фланге НАТО! И тут… пропадает боевой корабль одного из участников конфликта — подводная лодка израильских ВМС «Дакар». Подозрения витали в воздухе: египтяне? Советы? Еще одна жертва то ли «горячей», то ли холодной войны? Вот такой была политическая обстановка вокруг этой подводной трагедии.

…В 1965 году Израиль, укрепляя свои ВМС, закупил три подводные лодки в Великобритании. Среди них была и подводная лодка, построенная на королевских верфях в Давенпорте и получившая экзотическое индейское имя «Тотем». Она вошла в боевой состав флота в сентябре 1943 года и благополучно прошла горнило Второй мировой войны. С заключением контракта в 1965 году почти два года «Тотем» «доводилась до ума», получая современную аппаратуру и вооружение. Наконец 10 ноября 1967 года, уже после завершения «июньской» войны, лодка входит в боевой состав ВМС Израиля под командованием капитан-лейтенанта Якова Ранана. Церемонию передачи в Портсмуте завершали торжественный подъем военно-морского флага Израиля и наречение лодки древнееврейским именем «Дакар», которое она будет носить всего два с половиной месяца до своей гибели.

Сразу после церемонии передачи лодка направляется к скалистым берегам Шотландии на основную базу подводных сил Великобритании Фаслейн. Там, в пустынных (отметим это обстоятельство № 1), то есть не обремененных наличием интенсивного судоходства, полигонах боевой подготовки экипаж «Дакар» отрабатывает полный курс подготовки и ходовых испытаний. Погружение, всплытие, погружение, стрельба торпедами, испытания средств наблюдения, навигационных приборов — скучать не приходилось. Но вот практика всплытий на перископную глубину, когда на экране акустика сплошные засветки от надводных целей, а в центральном посту твердо уверены в характере движения каждой из них, могла ли быть отработана в том «безлюдном» районе? До конца 1967 года экипаж «морячил» у берегов Шотландии под наблюдением комиссии из высоких чинов с обеих сторон. После завершения испытаний комиссия вынесла вердикт о готовности лодки и ее экипажа, за которым последовали возвращение в Портсмут и окончательная подготовка к переходу на Средиземное море.

9 января 1968 года приготовления были закончены. «Дакар» стояла у пирса рядом с последней, третьей подводной лодкой серии, которая была закуплена у британского флота. После короткого прощания с экипажем «Дельфина», так назвали третью лодку, и официальными лицами «Дакар» медленно отошла от пирса. День был пасмурный, серый, шел снег. Несмотря на это среди членов экипажа «Дакар» царило радостное оживление — ведь начиналась дорога домой. Люди хорошо сделали свое дело, научились сами и «научили» плавать боевой корабль, и теперь они приведут его к своим берегам для обеспечения равновесия с арабским подводным флотом. Египтяне и сирийцы в это время также начали закупать у СССР дизельные подводные лодки, обладающие высокими боевыми возможностями.

Проскользнув Ла-Манш, вот уж где самая настоящая толчея на море, лодка взяла курс на юг, к Гибралтару. Видимо, педантичные англичане предложили заход в свою военно-морскую базу на случай обнаружения каких-либо неполадок на океанском участке маршрута и необходимости их устранения. Что ж, план перехода был разработан вполне разумно. Вероятно, все было в порядке на борту лодки, и короткий заход в британскую базу занял меньше суток. В полночь с 15 на 16 января «Дакар» уходит из Гибралтара, на этот раз навсегда прощаясь с берегом… Но никто, естественно, этого не знал на борту лодки. В момент отхода, так же как и в Портсмуте, моряковпереполняло радостным ощущением скорой встречи с домом.

Правда, вместо спокойного надводного перехода теперь придется «насладиться» плаванием под РДП. Режим РДП — самый беспокойный с точки зрения морской практики и просто изматывает экипаж и вахтенных офицеров. Дело в том, что при выходе из Гибралтара командир получил приказ из штаба ВМС в Хайфе о том, что «Дакар» должна пересечь Средиземное море в подводном положении. Возможно, высшие чины израильского флота думали о возобновлении военных действий и атаках со стороны противника, возможно, хотели по максимуму «натаскать» командира и экипаж в условиях, приближенных к боевым. Так или иначе, от Гибралтара до Хайфы «Дакар» должна была идти «по-настоящему», скрытно, в подводном положении. При этом режим радиосвязи был достаточно напряженным: согласно штабным указаниям командир подводной лодки должен был каждые 24 часа докладывать свои координаты и через каждые шесть часов передавать контрольные радиограммы о своих действиях. То есть если по каким-либо причинам Ранан решил бы идти не под РДП, а на глубине 80-100 метров, то несколько раз в сутки «Дакар» должна была бы всплывать на перископную глубину для передачи радиограмм в штаб ВМС. Причем выполнять этот маневр наверняка приходилось в зоне достаточно интенсивного судоходства — ведь в Средиземном море практически нет «пустынных уголков». Отметим и это обстоятельство № 2, связанное с первым… Отсутствие должной практики всплытий среди большого количества движущихся судов и транспортов и необходимость периодического выполнения этого маневра.

О том, что у «Дакар» был запас времени для «неспешного» движения на глубине (подводная скорость у дизельных лодок в 2–3 раза меньше скорости движения под РДП), свидетельствуют некоторые обстоятельства. В соответствии с изначальным графиком движения на маршруте «Дакар» должна была прибыть в Хайфу в пятницу, 2 февраля 1968 года. Но, казалось, долгая разлука и близость дома «окрыляли» лодку, добавляя ей скорости. Есть способы у командиров значительно увеличить среднюю скорость перехода, рассчитанную «сухарями»-штабистами. Ранан обращается с радиограммой в штаб о том, что готов прибыть 29 января. Разрешение следует. Скорость движения увеличивается еще больше. В одной из последующих радиограмм командир говорит о возможности прибытия 28 января, еще на сутки раньше. Ну нет, хватит решает штаб в Хайфе. Торжественная церемония встречи с участием официальных лиц и так уже была перенесена один раз со 2 февраля на 29 января. Эта дата прибытия окончательно утверждается штабом. Движение по маршруту было продолжено в соответствии с графиком, определявшим прибытие и торжественную встречу в Хайфе 29 января 1968 года. Всего лишь несколько дней ожидания…

В 6 часов 10 минут 24 января с «Дакар» получено очередное радио с координатами: 34°16 северной широты и 26°26 восточной долготы. Подводная лодка миновала остров Крит, и теперь перед ней оставался заключительный этап пути по восточному Средиземноморью. В последующие 18 часов с «Дакар» было получено еще три контрольных радиограммы, свидетельствующих о благополучном продвижении по маршруту, правда, уже без координат. Получивший опыт плавания экипаж и его командир уверенно вели лодку в Хайфу. Можно только предположить, что интенсивный судопоток по направлению к Суэцкому каналу и от него был одной из самых серьезных сложностей или даже опасностей для подводного плавания в этой части Средиземного моря. Кроме того, близость военно-морских баз Египта и Сирии, недавних противников, позволяла их маневренным противолодочным силам осуществлять поисковые действия на маршруте движения израильской подводной лодки. Приходилось что называется «ухо держать востро». Только вот могут ли напряжение и бдительность экипажа в течение последних суток пути быть такими же, как и в начале боевого, по сути, похода? Вряд ли…

25 января в 00.02 получена очередная контрольная радиограмма. Все идет по плану. И вдруг — нежданная задержка в приеме утренней, шестичасовой радиограммы, где должны быть сообщены текущие координаты лодки! Что-то случилось за ночь? Теперь у штаба в Хайфе в качестве последнего достоверного места лодки были координаты, сообщенные утром 24 января… Немедленно все радиоцентры начали работать на вызов подводной лодки и установление связи с ней, в том числе и по открытым каналам связи. Может быть, на лодке неисправны средства дальней радиосвязи? Тогда есть шанс, что оказать помощь могли проходящие суда. Любое из них, зафиксировав радиосигналы ближней связи, посылаемые с подводной лодки, и «предложив себя» в качестве ретрансляторов, могло передать их дальше. В эфире непрерывно звучал международный позывной «Дакар»: 4XP-Z, 4XP-Z, 4XP-Z…

Наутро 26 января, после суточного «штурма эфира», пришло время признать, что версия с неисправными радиопередатчиками не соответствует реальной ситуации. Всплывшую в надводное положение лодку в таком относительно небольшом районе с интенсивным международным судоходством так или иначе кто-нибудь или услышал бы, или увидел за истекшие сутки. Было принято решение начать масштабную поисковую операцию: все боеготовые корабли и самолеты ВМС и ВВС Израиля приняли в ней участие. Никто не мог предположить тогда, что завершится она три десятка лет спустя, когда «растерзанное» тело «Дакар» будет обнаружено на глубине трех километров, неподалеку от координат того места, которое было сообщено в ее последней радиограмме.

Помощь израильским силам в проведении операции была оказана со стороны стран НАТО: боевые корабли и самолеты США, Великобритании, Греции и Турции приняли участие в поисках пропавшей субмарины. В Никосии, на Кипре, был оперативно создан штаб международной поисковой операции. Надежда у многочисленных спасателей появилась только однажды: когда радисты в Никосии засекли работу аварийно-спасательного буя «Дакар». Сигнал пришел из района юго-восточного Кипра, и силы спасательного соединения ринулись в этом направлении. Прочесывание юго-восточного сектора, в сторону побережья Египта, было продолжено до 30 января. Никаких следов катастрофы…

В этот день спасательная операция вошла в завершающую фазу. Было решено продолжить поиски, как бы по инерции, еще сутки, хотя уже 30-го было признано, что шансы «Дакар» быть найденной, а ее экипажу — спасенным практически равны нулю. По крайней мере над водой такой объект, как подводная лодка, с учетом количества и возможностей поисковых единиц не мог оставаться незамеченным в течение четырех суток. Район между Критом и восточным побережьем Средиземного моря — это не Тихий или Атлантический океаны, где силы специального назначения искали К-129 и «Скорпион». 31 января международная спасательная операция была прекращена. Командование ВМС Израиля, словно не веря в тяжелую потерю, приказало своим силам продолжить поиски. Израильские корабли и самолеты искали лодку еще четыре дня. «Дакар» затонула — в этом не оставалось никаких сомнений. Почему, при каких обстоятельствах? Ясных ответов на эти вопросы тогда не было, а с учетом международной обстановки в этом районе версия о возможной атаке противника отнюдь не исключалась израильским командованием.

Через месяц, 6 марта министр обороны Израиля Моше Даян выступил с официальным заявлением перед членами парламента о гибели подводной лодки и ее экипажа. На национальном военном кладбище, на горе Херцель в Иерусалиме, был воздвигнут монумент в виде подводной лодки, на котором высечены имена всех 69 членов экипажа… Дань памяти была отдана, а вот поиски погибшей лодки периодически проводились в течение последующих тридцати лет.

В 1969 году поисковые усилия израильтян привели к тому, что у местечка Эль-Ариш на побережье Синайского полуострова был найден аварийный буй «Дакар»! Сомнений, что это ее буй, не было! Власти утверждали, что командир лодки не мог отклониться от заданного маршрута. Почему тогда буй найден далеко к югу от пути следования лодки? Все было сосредоточено на исследовании ценной находки, единственного достоверного «источника информации» с борта погибшей лодки. Когда в них включились ученые, специалисты в области морской микробиологии, они подтвердили, что на буе образовался налет организмов, которые существуют в придонных слоях центрального Средиземноморья, но никак не у морского побережья. Значит, произошла самопроизвольная отдача буя после гибели подводной лодки. Значит, буй достаточно длительное время находился (вместе с «Дакар», естественно) в придонном слое в центральной части моря. И наконец, это означает, что «Дакар» никуда не отклонялась от своего маршрута.

Теперь усилия были сосредоточены в районе восточнее Крита… Это было, как оказалось впоследствии, правильное решение, но его реализация заняла очень долгое время.

В конце третьего десятка лет поисков Израиль запросил техническую помощь у ВМС США. В июне 1997 года в поисках «Дакар» принимала участие уже упоминавшаяся атомная подводная лодка специального назначения NR-1. Лодка вместе с одиннадцатью членами экипажа была отбуксирована судном обеспечения «Каролин Чест» в район предполагаемой гибели «Дакар». Сразу же на основании имеющейся информации были начаты поиски с использованием всех возможностей NR-1. Она осуществляла поиск на максимальной глубине погружения свыше 900 метров. Основная надежда возлагалась на сверхчувствительную акустическую систему, которая позволяет обнаруживать и идентифицировать объекты на удалении до одной мили. Кроме того, лодка использовала мощную систему визуального и оптико-электронного наблюдения: три донных иллюминатора, прожектора мощностью 19 500 ватт, 16 телекамер низкого разрешения. В случае необходимости она могла использовать гидравлический манипулятор, способный поднимать предметы весом до 300 килограммов. Казалось, что ничего не ускользнет от «бдительного ока» NR-1. Но не тут-то было, особых результатов она не добилась. Однако главное, что было сделано, — она сузила район дальнейших поисков, исключив те участки маршрута движения «Дакар», которые были обследованы наверняка.

На следующий, 1998 год по инициативе ВМС Израиля был создан специальный комитет по поиску «Дакар». Теперь уже не только ВМС США «в лице» отдела глубоководных исследований были привлечены к поискам, но и военно-промышленный комплекс Америки! Главная роль теперь принадлежала фирме «Наутикос корпорэйшн», а ВМС США и Израиля оказывали всемерную поддержку команде ее специалистов, возглавляемой Томом Детвейлером. Инженеры фирмы использовали для поисков необитаемые глубоководные подводные аппараты, и именно они принесли удачу!

28 мая 1999 года, через 31 год 4 месяца и 4 дня со времени получения последней радиограммы с борта «Дакар», лодка была найдена на дне Средиземного моря на глубине более трех километров. Результативная точка поиска находилась на назначенном маршруте движения возле Крита. До Хайфы оставалось пройти 270 миль, и поход был бы завершен…

Рубка подводной лодки со следами царапин, словно оторванная гигантским усилием, лежала отдельно на морском дне. Корпус лодки разломан на две половины позади зияющей раны отсутствующей рубки. Все выдвижные устройства: перископы, антенны связи и радиолокации, за исключением одной, загнуты под углом в 90°. Все ясно? Да, несомненно «Дакар» была попросту «раздавлена» большим надводным судном. Возможно, на нем и не заметили «легкого толчка», означавшего гибель подводной лодки. Почему это произошло, судить сейчас сложно, да и не имеет смысла. Вспомним только, что подводная лодка проходила испытания в пустынных полигонах боевой подготовки британских ВМС (обстоятельство № 1), а завершающая часть перехода совершалась в подводном положении в районах интенсивного судоходства, при регулярных всплытиях на перископную глубину (обстоятельство № 2). Одно обстоятельство против другого, не это ли истинная причина катастрофы? Может быть, может быть…

Обнаружение «Дакар» на морском дне вызвало волну жарких дебатов в обществе. Поднимать или не поднимать? Если поднимать, то зачем? Операция дорогостоящая, а что даст подъем разрушенного корпуса? Как относятся родственники к подъему тел погибших? Политики, военные, религиозные деятели, влиятельные в обществе люди — все приняли участие в дискуссии на всю страну, представляя широкий спектр разнообразных мнений и предложений о том, что делать с «Дакар» дальше…

11 октября 2000 года официальный представитель министерства обороны Израиля объявил, что при помощи современной глубоководной техники ВМС США и американских корпораций «Наутикос», «Феникс» с глубины около 3000 метров был поднят фрагмент ограждения рубки подводной лодки «Дакар», с находящимися в нем приборами и оборудованием. Рубка подводной лодки, с развевающимся на ней израильским флагом, торжественно была транспортирована в Хайфу, где символически завершился поход «Дакар», продолжавшийся 32 года…

Так закончилась история гибели израильской подводной лодки, первой из трех погибших субмарин в том, видимо, роковом для подводных сил 1968 году.

Несомненно только то, что лодка была найдена в основном благодаря высоким поисковым возможностям в глубоководных районах ВМС и военно-промышленного комплекса США. «Найти и достать!» — на это всегда были направлены усилия подводного спецназа Америки. При этом следует помнить, что в операциях по поиску и подъему затонувших своих подводных лодок и субмарин союзников, как это было в описываемом случае, проверялись и оттачивались возможности специальных средств во имя достижения другой, главной цели. С началом операции «Сэнд Доллар» и первых походов «Хэлибат» главная цель действий подводного спецназа заключалась в добывании фрагментов советской и российской военно-морской техники и оружия.

Чего же добились силы специального назначения на этом «поприще»? Этому посвящен следующий рассказ…

Они «увозили» наше оружие!

Командование военно-морской разведки США совместно с группой глубоководных исследований Крэйвена изначально предполагали использовать атомную подводную лодку «Хэлибат» главным образом для подъема с морского дна компонентов ракетного оружия стратегических ядерных сил и ВМФ СССР. В конце 60-х и начале 70-х годов это было одним из основных направлений ее деятельности. Вместе с тем американским военным экспертам с самого начала было ясно, что одна подводная лодка, даже специально оборудованная для этих целей, не сможет достаточно эффективно решать столь сложную задачу. Ее выполнение предполагалось осуществлять комплексно, различными силами и средствами.

Так, первоначально считалось, что на глубинах до 100–130 метров фрагменты советского ракетного оружия могут быть подняты специально подготовленными и оснащенными водолазами с борта подводной лодки «Хэлибат», на глубинах до 2000 метров данную задачу планировалось возложить на сверхмалые подводные лодки и батискафы, а на больших глубинах это возможно было сделать только при помощи глубоководных батискафов.

Учитывая это, в августе 1967 года для решения вышеуказанных задач в ВМС США впервые была сформирована группа подводных лодок специального назначения № 1. В начале 70-х годов, например, она включала в свой состав атомную подводную лодку «Хэлибат», глубоководные спасательные аппараты «Мистик» (DSRV-1) и «Авалон» (DSRV-2), батискаф «Триест-2», подводные аппараты «Элвин», «Тёртл» и «Си клифф»,[35] сверхмалую атомную подводную лодку NR-1 и вспомогательную дизельную подводную лодку «Долфин»,[36] а также несколько судов обеспечения. В интересах данной группы действовали водолазы, прошедшие программу специальной подготовки к глубоководным погружениям в подводной лаборатории «Си лэб» и включенные в состав спецподразделения, обеспечивающего только указанную группу № 1. Штаб группы находится в Сан-Диего на Тихоокеанском побережье США, а его отделение — в Маре Айленд, где, собственно, и базировалась «Хэлибат». Впоследствии в эту группу попеременно включались атомные подводные лодки «Сивулф», «Пёрч», «Ричард Расселл», различные дистанционно управляемые необитаемые глубоководные аппараты,[37] но основной состав оставался практически неизменным вплоть до конца 90-х годов. Это было и есть одно из самых сверхсекретных формирований в ВС США, учитывая особую деликатность его миссий.

В начале, как нам уже известно, походы «Хэлибат» с целью поиска и подъема затонувших фрагментов советского ракетного оружия не были успешными. Но с приобретением необходимого опыта и применением усовершенствованных техники и аппаратуры результаты не заставили себя ждать. Хотя американское военное командование весьма тщательно оберегало секреты указанной деятельности и никогда не афишировало их, можно с достаточным основанием полагать, что многие фрагменты наших межконтинентальных и противокорабельных ракет в полигонах Тихоокеанского и Северного флотов были подняты со дна моря и доставлены в США для их последующего изучения.

Вот только один из примеров подобной деятельности, ставший в связи с некоторыми обстоятельствами известным. В начале 70-х годов руководство военно-морской разведки США полагало, что на вооружение советских подводных лодок поступили новые крылатые ракеты большой дальности, предназначенные для поражения авианосных ударных сил. Как считали американские специалисты, эти ракеты представляли серьезнейшую угрозу для авианосцев, так как обладали высокими тактико-техническими характеристиками, а при их разработке использовались самые современные и принципиально новые технологические решения. В частности, предполагалось, что на этих ракетах установлены инфракрасные головки самонаведения и радиовысотомеры, позволяющие им во время полета следовать на предельно малых высотах. Командование ВМС США по инициативе разведки спланировало специальную операцию с участием трех многоцелевых атомных подводных лодок для получения дополнительных подтверждающих данных. Указанные лодки были в экстренном порядке оборудованы специальными устройствами, сопряженными с перископами и предназначенными для выявления характеристик инфракрасных головок самонаведения советских ракет. При проведении ракетных стрельб советской подводной лодкой в Охотском море американские лодки были развернуты вдоль маршрута полета ракеты, однако им не удалось получить какую-либо новую информацию.

Последняя надежда теперь возлагалась на «Хэлибат», которая была направлена к месту падения советской ракеты. С помощью гидроакустической аппаратуры и «рыбок» «Хэлибат» достаточно быстро обнаружила обломки ракеты на морском дне. К месту ее падения на дно спустились водолазы и наполнили ее фрагментами (их было несколько сотен) практически всю «корзину», предназначенную для этих целей и прикрепленную к корпусу лодки. Фрагменты новой противокорабельной ракеты были доставлены в суперсекретную лабораторию министерства энергетики США, которая занималась изучением советского ракетного вооружения. Среди обломков были найдены части и головки самонаведения, и радиовысотомера. Однако среди них эксперты не обнаружили устройств, которые позволили бы однозначно заключить, что ракетой распространялось инфракрасное излучение для наведения. Тогда представители ВМС, дабы подретушировать почти очевидное фиаско своей разведки, предположили, что из-за очень высокой скорости ракеты при поражении цели эти устройства должны полностью разрушаться. Но вот с радиовысотомером разведка не ошиблась. Его детальное изучение, а также некоторых других частей ракеты позволило, как считают американские военные специалисты, разработать комплекс эффективных контрмер, приводящих, по их мнению, к незапланированному падению ракеты в море, не достигая цели.

К слову сказать, вышеуказанная сверхсекретная лаборатория, находящаяся на северо-западе Тихоокеанского побережья США, располагала в рассматриваемый период несколькими образцами советских ракет различного назначения. Эти образцы не были выкрадены из Советского Союза, они просто собирались по отдельным кусочкам из того многообразия материала, что доставляли в лабораторию из каждого похода сначала «Хэлибат», а затем и другие атомные подводные лодки «шпионского назначения».

Но всех их в таинственном деле сбора советского оружия в морских глубинах обошла дизельная подводная лодка «Грэйбек», которая, как и «Хэлибат», была ракетной лодкой из уже упоминавшегося отряда носителей самолетов-снарядов «Регулус».

Как известно, эти лодки прошли суровую школу патрулирования у берегов Камчатки, получив в ВМС США иронично-уважительное прозвище «Северотихоокеанский яхт-клуб» за частое пребывание в море. Они выполнили 41 патрулирование, а затем ракетоносцы системы «Поларис» приняли от них функцию ядерного поражения наземных объектов.

Прекратив свою службу как серийный боевой корабль, первой «под знамена» разведки ВМС была призвана «Хэлибат». Далее рачительные американцы подумали: «А почему бы не использовать и дизельные подводные лодки? Ведь они также имеют значительные внутренние объемы, теперь освобожденные от самолетов-снарядов…». И второй лодкой из отряда носителей самолетов-снарядов «Регулус», предназначенной на роль серенькой «Золушки» (ее название переводится как «Серая спина») подводных сил разведки ВМС, стала «Грэйбек».

Разведывательная операция, в ходе которой эта подводная лодка совершила свой «геройский подвиг», была проведена в районе острова Сахалин.

Весной 1976 года командование американских ВМС в Японии получило разведсводку от японской системы ПВО, в которой сообщалось, что один из советских стратегических бомбардировщиков потерпел катастрофу в южной части Охотского моря. Эта информация срочно была передана в штаб-квартиру американской военно-морской разведки и РУМО. В указанных разведорганах была проведена скрупулезная аналитическая работа на основе данных японской системы ПВО, службы радиоперехвата АНБ, американской космической разведки, а также других источников информации. Итогом ее стал вывод о том, что советская сторона отказалась от дальнейших поисков и подъема затонувшего бомбардировщика, на борту которого могло находиться ядерное оружие.

Руководство РУМО не могло не воспользоваться представившейся благоприятной возможностью. Вот тут и настал звездный час «Грэйбек». К этому времени «Хэлибат» была уже выведена из состава флота, а ее преемница — атомная лодка «Сивулф» только готовилась к своему первому разведывательному походу в Охотское море, планировавшемуся во второй половине года. «Грейбэк» в отсутствие указанных лодок более других подходила для этих целей. Ее модернизация была проведена в интересах обеспечения проведения морских десантных операций и решения различного рода разведывательно-диверсионных задач. Теперь во вместительных носовых ангарах самолетов-снарядов «Регулус» размещалось специальное оборудование и снаряжение боевых пловцов. Все это весьма подходило для поиска под водой такой цели, как затонувший самолет.

Выбор на «Грейбэк» выпал также и потому, что ее экипаж уже отличился при добывании образцов советского морского оружия… Имеются некоторые данные, что именно эта лодка могла быть причастна к похищению в 1967 году двух новейших морских мин из района южнее острова Русский в заливе Петра Великого. Эти мины проходили испытания и специально были выставлены для показа в период инспектирования Тихоокеанского флота Главной инспекцией Министерства обороны. История невероятная, чтобы быть похожей на правду. Но мы часто были свидетелями, когда по прошествии ряда лет невероятное превращалось в очевидное…

Получив приказ, подводная лодка «Грейбэк» под командованием кэптена Фила Бикона успешно выполнила поставленную задачу и с помощью своей аппаратуры обнаружила место катастрофы советского самолета, но не в том районе, где это ранее предполагалось, а к юго-востоку от острова Сахалин, и к тому же в советских территориальных водах. Это значительно осложняло задачу, но, тем не менее, необходимо было обследовать обломки бомбардировщика на предмет нахождения на его борту ядерного оружия. Боевые пловцы с американской подводной лодки, используя подводные буксировщики и спецаппаратуру, тщательно осмотрели место падения и обломки самолета. Итогом их поиска стало обнаружение на морском дне, на глубине около 40 метров, двух советских ядерных авиабомб.

Как говорится, слов из песни не выкинешь: «Кто-то теряет, а кто-то находит…». Американцы нашли бомбы, имея в своем распоряжении специальные силы и средства. Не зря доктор Крэйвен еще в середине 60-х годов был озабочен созданием специальной техники для распространения действий американских ВМС на дно океанов и морей!

Сенсационные результаты похода «Грейбэк» были доложены руководству военно-морской разведки, РУМО, а также сообщены в Совет национальной безопасности, ЦРУ и госдепартамент. На самом высоком уровне было принято решение о необходимости доставить обнаруженные советские ядерные бомбы в США для последующего изучения. Для его реализации в РУМО был разработан план операции под условным наименованием «Голубое солнце» («Блю сан»). При этом в нем главная роль отводилась снова подводной лодке «Грейбэк».

Для участия в операции были отобраны 10 лучших боевых пловцов под командованием капитана Майкла Гранта. В их распоряжение были предоставлены более мощные, специально сконструированные подводные буксировщики с гидравлическими подъемными устройствами. Кроме того, учитывая результаты замеров радиоактивности в первом походе, водолазы поверх резиновых костюмов надевали свинцовые «майки» и «трусы».

Авиабомбы были достаточно быстро обнаружены подводными пловцами, так как в первом походе их местонахождение было достаточно точно зафиксировано относительно основных обломков самолета. Далее их доставили на борт подводной лодки, и затем в ее ракетных ангарах они были перевезены в США.

Таким образом, «кража без взлома» была осуществлена успешно. За ее проведение из 73 членов экипажа подводной лодки «Грейбэк» 67 были награждены орденами и медалями. Случай сам по себе уникальный в американской военной истории. Правда, трое боевых пловцов во главе с их командиром М. Грантом потом в течение полугода лечились от лучевой болезни, которую они заработали за свою самоотверженность. Но что стоят три человеческие жизни по сравнению с «интересами национальной безопасности» Великой Америки!

Эта история имеет много схожего со спецоперацией у Паломареса. Только если о действиях у берегов Испании знал весь мир, то операция «Голубое солнце» в советских территориальных водах была проведена тайно! И одна подводная лодка, теперь уж точно, заменила все оперативное соединение адмирала Гэста. «Грейбэк» и нашла, и подняла, и перевезла в США советские ядерные бомбы!

В настоящее время подводные лодки, которые привлекаются для подъема затонувших образцов вооружения и техники, оснащены неизмеримо лучше для своих «воровских» целей. Они имеют для поиска дистанционно управляемые по волоконно-оптическим кабелям и с помощью других современных технологий автономные аппараты с разнообразной гидроакустикой и видеотехникой. Данные аппараты могут действовать на протяжении многих часов и на удалении в несколько десятков миль. В недалекой перспективе ожидается поступление на вооружение аппаратов с автономностью до сотни часов, способных выполнять поставленные задачи на удалении до сотен миль от лодки. Да и для подъема обнаруженных фрагментов используется более эффективная техника: роботизированные устройства, мини- и сверхмалые подводные лодки, необитаемые и обитаемые самоходные аппараты «сухого» типа[38] и др.

Одним словом, американская сторона теперь владеет уникальными опытом и возможностями подъема с любых глубин, со дна океанов и морей практически любой техники и вооружения, в том числе (а может быть, и в первую очередь) и не принадлежащих ей. И не учитывать этот факт при организации различного рода испытаний и стрельб сегодня никак нельзя.

Глава 3

Разведывательные операции по прослушиванию подводных кабельных линий связи

Зарождение идеи

Впервые идея о возможности прослушивания советских подводных кабельных линий связи зародилась в конце 1970 года у уже упоминавшегося Джеймса Брэдли, начальника отдела подводных операций разведывательного управления ВМС США. Возможно, эта мысль у него возникла при знакомстве с опытом германских подводных лодок периода Второй мировой войны по прослушиванию трансатлантических кабелей или, быть может, при тщательном изучении навигационных карт прилегающих к советскому побережью морей, где указывались запретные для траления рыбы районы, а может, из-за других причин. Но как бы там ни было, именно Брэдли предложил использовать для этих целей атомную подводную лодку «Хэлибат», которая блестяще справилось перед этим с обнаружением затонувшей советской подводной лодки К-129. В качестве района, где первоначально могла быть успешно решена эта задача, им было избрано Охотское море. Здесь, по его расчетам, должен был пролегать телефонный кабель, связывающий базу ракетных подводных лодок в районе Петропавловска-Камчатского с материком, со штабом Тихоокеанского флота во Владивостоке и Москвой. По нему, как он полагал, должна была передаваться информация о планах применения подводных лодок, ракетных стрельбах и задачах боевой подготовки, сведения о ядерных арсеналах, системе обеспечения и обслуживания ракетоносцев и т. д. Все эти данные представляли исключительную ценность для военно-морской разведки США. Притягательным для американской стороны был также тот факт, что по подводным кабельным линиям связи, как предполагалось, передается главным образом незасекреченная либо относительно невысокой криптографической стойкости информация.

Первоначально в отделе, возглавляемом Брэдли, рассматривались три района, где существовала наибольшая вероятность прокладки подводных военных кабелей связи и где была возможность подключения к ним с использованием подводных лодок: Балтийское, Баренцево и Охотское моря. Предпочтение было отдано последнему из трех району, так как на Камчатке была одна из крупнейших в ВМФ база ракетных подводных лодок стратегического назначения, она была в наибольшей степени изолирована от основных командных инстанций на материке, а в Охотском море можно было ожидать наименьшего противодействия противолодочных сил советской стороны.

Вместе с тем наряду с очевидной заманчивостью идеи, предложенной Брэдли, ей сопутствовал и целый ряд факторов, которые могли бы существенно затруднить ее реализацию.

Прежде всего, как на дне Охотского моря — общей площадью 611 000 квадратных миль — найти кабель толщиной, как предполагалось, не более 13 сантиметров? Проблема трудноразрешимая, но решаемая. Решаемая с помощью еще одной блестящей идеи, предложенной Брэдли. Вспомнив, как в детстве, плавая по реке Миссисипи, он видел на ее берегах предупреждающие знаки «Кабель. Якоря не бросать!», Брэдли предложил искать на побережье Охотского моря аналогичные знаки. Отыскав их в определенной точке на берегу с помощью лодочного перископа, затем можно будет существенно ограничить последующий район поиска кабеля на дне моря.

Необходимо было учитывать и тот фактор, что подключение к подводному кабелю предполагалось на глубинах 100–130 метров, а это небезопасно для водолазов подводной лодки, осуществляющих его без соответствующей аппаратуры. Решение и данной проблемы было найдено за счет создания особого водолазного снаряжения и оснащения в ходе модернизации подводной лодки «Хэлибат» специальной декомпрессионной камерой.

Существовал также отрицательный опыт действий американских подводных лодок по поиску, как предполагалось, советской кабельной гидрофонной системы у острова Сицилия в начале 70-х годов. Эта операция проводилась по данным и под патронажем отдела Брэдли, считавшего, что Советы развернули в Средиземном море систему гидроакустического наблюдения, аналогичную американской СОСУС. Несколько разведывательных походов американских подводных лодок были безуспешными. И только в последнем походе, в котором участвовали атомная лодка «Сихорс» и сверхмалая подводная лодка NR-1, был обнаружен предмет приложения стольких усилий, но им оказался итальянский телефонный кабель, заброшенный со времен Второй мировой войны. Последствия для военно-морской разведки и, в частности, для авторитета отдела Брэдли, со стороны руководства ВМС США после этого фиаско были весьма ощутимы. Однако правильные выводы из этого отрицательного результата были сделаны, и не без пользы для последующих разведывательных операций под водой.

И последнее. Необходимо было убедить командование ВМС, а также высшее военно-политическое руководство США в целесообразности и необходимости этой сложнейшей, дорогостоящей и весьма рискованной операции по подключению к советской подводной линии связи. Ведь речь шла о собственности другой страны, несанкционированном доступе к ее «святая святых» — государственной тайне с возможным нарушением территориальных вод. Это могло привести к далеко идущим опасным последствиям, в том числе и большим человеческим жертвам.

Прежде всего Брэдли доложил о своем замысле непосредственному начальнику контр-адмиралу Халлфингеру, начальнику разведывательного управления ВМС, а затем адмиралу Замволту, начальнику штаба ВМС США, и заручился их поддержкой. Только еще один человек в высших эшелонах командования ВМС, кроме указанных лиц, был проинформирован о предстоящей сверхсекретной операции — командующий подводными силами Тихоокеанского флота США.

О своих планах Брэдли был вынужден также поставить в известность еще одну суперсекретную организацию — Национальный подводный разведывательный центр. Этот центр имел двойное ведомственное подчинение — командованию ВМС и ЦРУ. Он курировал наиболее сложные и рискованные операции американских подводных сил. С помощью этого центра и ЦРУ Брэдли надеялся добиться крупных ассигнований на задуманную им весьма дорогостоящую операцию.

Здесь следует сделать небольшое отступление.

Примерно в этот же период ЦРУ независимо от военно-морской разведки также заинтересовалось данным регионом. Один из лучших аналитиков отдела стратегических исследований ЦРУ Рей Бойл обратил внимание на, казалось бы, малозначительный факт, приведенный в одной из агентурных сводок. Там говорилось, что на советских навигационных картах Охотского моря с грифом «Для служебного пользования», которые предназначались для капитанов и штурманов рыболовецких судов, горловина залива Шелихова между полуостровом Камчатка и материком была объявлена запретной для траления и рыбной ловли. Обычно такие меры принимались, когда в районе велись какие-то подводные работы, например прокладка трубопровода. Но тщательное изучение различной справочно-информационной литературы не дало подтверждения этой версии. Тогда было принято решение произвести детальную аэрокосмическую фоторазведку подозрительного района.

Полученные через некоторое время снимки фотокосмической разведки дали неожиданные результаты. На побережье полуострова и материка в данном районе следов инженерных и земляных работ обнаружено не было. Однако было установлено другое: от Петропавловска-Камчатского на восточном побережье полуострова к Палане на западном сравнительно недавно велась прокладка подземной линии коммуникаций, которая обрывалась, не дойдя до побережья залива. Для уточнения полученной информации было решено задействовать агентурный источник на Камчатке. Но здесь специалистов из Лэнгли ждала неудача — связь с источником была потеряна. Представители отдела стратегических исследований не отчаивались и снова приступили к анализу и обобщению всех имеющихся сведений по данному вопросу. Определяющими факторами при формировании окончательной версии аналитиков были следующие: наличие пункта базирования советских ракетных подводных лодок стратегического назначения в бухте Крашенинникова недалеко от Петропавловска-Камчатского, полигона «Боевое поле Кура» в северо-восточной части полуострова, предназначенного для обеспечения стрельб межконтинентальными баллистическими ракетами, а также подземной линии коммуникаций, связывающей Петропавловск-Камчатский с западным побережьем полуострова. С учетом этого и был сделан вывод — по дну горловины залива Шелихова в Охотском море проложен подводный кабель связи, причем по нему может передаваться важная военная информация, в том числе и касающаяся испытаний межконтинентальных баллистических ракет. Обстоятельный доклад с изложением всей информации по данному вопросу и обоснованием окончательного вывода был представлен в адрес директора ЦРУ США.

Необходимо отметить, что отношения членов разведывательного сообщества США всегда были непростыми, и особенно это относилось к ЦРУ и РУМО. (Вспомним хотя бы историю с подъемом затонувшей советской подводной лодки К-129.) Жесткая конкуренция между ними, порой «на грани фола», часто приводила к тому, что в указанных ведомствах могли заниматься одним и тем же вопросом, не зная об этом и не информируя друг друга. Так было и в данном конкретном случае: представитель военно-морской разведки Брэдли не знал, чем занимается «цэрэушник» Бойл, и наоборот. Информация по этой сверхважной проблеме в силу указанных причин могла встретиться только на самом верху иерархической служебной лестницы, но и там она использовалась главным образом с точки зрения ведомственных интересов.

Сейчас, по прошествии многих лет, и ЦРУ, и РУМО, и военно-морская разведка стараются, на первый взгляд, ненавязчиво представить собственную версию о том, что именно их организация инициировала и претворяла в жизнь эту, одну из самых успешных, как они полагают, американских разведопераций. Но для нас не это основное, а очевидность того, что идея все-таки зародилась и ее надо было воплощать в реальность.

Итак, для Брэдли теперь оставалось самое главное — убедить помощника президента США по национальной безопасности Киссинджера и его главного военного советника генерала Хейга. От этих ключевых фигур в американской политике зависело, будет ли предложенная операция одобрена вообще и каким образом.

В то время все тайные операции, проводимые за рубежом, рассматривались в так называемом «Комитете 40». Его членами были директор ЦРУ, председатель комитета начальников штабов ВС и другие высшие должностные лица правительства и конгресса США. После захвата американского разведывательного корабля «Пуэбло»[39] на заседаниях данного комитета должны были рассматриваться все зарубежные разведывательные операции, включая и самые рутинные: операции ЦРУ в странах «третьего мира», прослушивание правительственной связи в Кремле, действия американских подводных лодок в прибрежных водах СССР, полеты самолетов-разведчиков над территорией других стран и т. д. Члены указанной комиссии предварительно рассматривали и давали рекомендации о возможности одобрения той или иной операции. Председателем «Комитета[40] « являлся Киссинджер, от которого зависело, каким образом будет доложен тот или иной вопрос и какая процедура будет избрана для его одобрения. В ряде случаев Киссинджер мог согласовать ту или иную операцию по телефону, а иногда полностью брал ответственность за те или иные действия на себя.

На такой вариант втайне и надеялся Брэдли, когда предварительно докладывал свой план Киссинджеру и Хейгу. Больше всего его беспокоили возможные вопросы членов комиссии о допустимой степени риска в данной операции. Так как, например, для того, чтобы осуществлять поиск ранее упомянутых навигационных знаков на советском побережье, подводной лодке необходимо будет заходить в трехмильные территориальные воды, что являлось общепризнанным нарушением суверенитета другого государства, могущим повлечь за собой весьма опасные последствия для американской стороны. Но доклад Брэдли был настолько убедительным, что Киссинджер решил взять ответственность на себя и, минуя членов «Комитета 40», лично доложить президенту Никсону о необходимости проведения подобной операции.

Итак, путь для похода атомной подводной лодки «Хэлибат» в Охотское море был открыт.

«Хэлибат» в новой роли

В конце лета 1971 года на подводной лодке «Хэлибат» применительно к ее новой миссии завершались ремонтные работы и переоборудование. В дополнение к имеющейся у нее многочисленной специальной аппаратуре на корпусе лодки был установлен глубоководный спасательный аппарат DSRV. Однако этот аппарат предусматривалось использовать не в соответствии с его основным предназначением, а для обеспечения работы водолазов на больших глубинах в качестве декомпрессионной и шлюзовой камеры.

В октябре «Хэлибат» вышла из пункта базирования Маре Айленд и направилась в Охотское море. Переход осуществлялся севернее Алеутских островов через Берингово море, чтобы избежать ненужных контактов с советскими кораблями. Любая атомная подводная лодка преодолела бы этот путь менее чем за две недели, но «Хэлибат» затратила на него более месяца. Ее бортовой реактор 50-х годов не позволял развивать скорость более 13 узлов, а устройство, находящееся на верхней палубе, еще более тормозило ее движение и снижало скорость до 10 узлов.

Попасть непосредственно в Охотское море также было весьма непростой задачей. Подводная лодка несколько часов маневрировала прибрежным фарватером между самым северным островом Курильской гряды и южной оконечностью Камчатки. Но подводники были вознаграждены за длительные мучения открывшимся им в перископ прекрасным видом действующего вулкана на побережье полуострова.

Теперь можно было приступить к выполнению своей главной задачи, ради которой они прибыли сюда, — поиску подводного кабеля. Между тем необходимо заметить, что об основной цели визита в Охотское море знала весьма ограниченная часть экипажа: командир лодки коммандер Мак-Ниш, некоторые офицеры, водолазы и представители «команды специальных проектов» (иначе говоря, «обитатели пещеры»), отвечавшие за разведывательное и техническое обеспечение операции.

Подводная лодка постоянно находилась на перископной глубине, визуально обследуя побережье полуострова в поисках специальных навигационных указателей. Кроме того, каждые три часа она вынуждена была отворачивать на обратный курс: необходимо было убедиться что нет слежения за ней со стороны советской противолодочной подводной лодки. Так продолжалось более недели, пока в северной части Охотского моря на одном из участков побережья наконец-то не был обнаружен знак, предупреждающий о необходимости соблюдения осторожности в связи с нахождением здесь кабеля.

После этого можно было переходить к подводной части операции. С подводной лодки было выпущено дистанционно управляемое устройство, оснащенное телевизионной камерой и прожектором. Операторы, находясь на борту лодки, на экранах мониторов могли наблюдать за подводной обстановкой, фиксируемой телекамерой. Но вот на экране появились какие-то странные отметки в виде темных холмиков на морском дне, повторяющихся с определенной периодичностью. Видимость под водой была не очень хорошей, поэтому однозначно классифицировать полученные изображения не представлялось возможным. Только после специальной обработки полученной кинопленки в лаборатории на борту, анализа сделанных цветных снимков штатный фотограф и представитель «команды специальных проектов» пришли к заключению, что обнаружен подводный кабель.

Командир «Хэлибат» проверил место подводной лодки: не находятся ли они в запретной трехмильной зоне у побережья. Лодка сместилась еще далее на запад, и на удалении около 40 миль от берега было найдено подходящее место для постановки «Хэлибат» на подводные якоря прямо над проходящим по дну кабелем. На дно была спущена декомпрессионная камера с водолазами на борту.

Водолазы закрепили на кабеле специальное регистрирующее устройство, длиной около трех футов. Записывающая аппаратура этого устройства могла фиксировать сообщения и сигналы, передававшиеся по различным каналам в течение нескольких суток. Такой срок его работы обеспечивала имеющаяся в нем литиевая батарея. После того как подсоединение подслушивающего устройства к кабелю было закончено, специалисты радиоэлектронной разведки на борту лодки смогли лично прослушать передающуюся информацию и убедиться, что аппаратура работает.

Итак, основная часть операции была проведена успешно. Причем все прошло так быстро и гладко, что подавляющая часть экипажа была твердо убеждена в случайности обнаружения подводного кабеля русских. Ведь официальной легендой для них был поход подводной лодки на поиск затонувшей при испытаниях новой советской противокорабельной ракеты. Такая задача также ставилась перед «Хэлибат», но она не была основной. С помощью бортового гидролокатора и подводной телевизионной камеры место падения ракеты вскоре было обнаружено, а ее обломками водолазы заполнили гондолу, специально для этого прикрепленную к корпусу лодки. После этого «Хэлибат» направилась к берегам США в свой пункт базирования. Через три месяца она пришвартовалась к родному причалу в Маре Айленд.

По прибытии полученные записи были переданы на расшифровку в Агентство национальной безопасности, а поднятые со дна обломки советской ракеты направлены в секретную лабораторию министерства энергетики. Позднее из Агентства национальной безопасности был получен ответ, что в представленных записях действительно содержалась весьма ценная развединформация: переговоры между командованием базы стратегических подводных лодок и руководством советского ВМФ. Причем значительная часть информации была не закодирована либо ее расшифровка не представляла особой сложности.

Установка нового «кокона»

Тем временем Брэдли размышлял о дальнейших перспективах операций по прослушиванию советских кабельных линий связи. Устройство, которое прикреплялось к кабелю в Охотском море, могло регистрировать сигналы только в нескольких каналах и записывать их в течение относительно короткого промежутка времени. Брэдли же мечтал о том, чтобы перехват осуществлялся практически на всех каналах кабеля связи и в течение нескольких месяцев. Это сделало бы необязательным постоянное нахождение подводной лодки в районе кабельной линии и позволило бы реализовать более приемлемый вариант периодического возвращения лодки в район для съема накопившейся информации.

С целью претворения в жизнь идеи своего шефа представители отдела подводных операций поручили одной из лабораторий фирмы «Белл» разработать значительно более эффективное устройство. Новое устройство имело форму цилиндра (американцы называли его «коконом») длиной более шести и шириной около метра и весило порядка шести тонн. Оно было оснащено ядерной энергетической установкой. Электронная аппаратура, находящаяся в нем, позволяла осуществлять перехват сообщений противника по десяткам линий связи и производить их запись в течение нескольких месяцев. В отличие от предыдущего устройства оно не крепилось непосредственно к кабелю, а размещалось рядом с ним, используя для своей работы эффект индукции. Тем самым, как считали американские специалисты, процесс перехвата развединформации с юридической точки зрения не нарушал норм международного права.

К августу 1972 года разработка нового устройства была завершена, и «Хэлибат» отправилась в свой второй поход в Охотское море. В этот раз подводный кабель был найден почти сразу же. С помощью водолазов подслушивающее устройство расположили на дне рядом с кабельной трассой, а специалисты по радиоэлектронной разведке убедились, что оно функционирует нормально и осуществляет перехват разведывательной информации. Более недели «Хэлибат» находилась в районе и только затем направилась в пункт базирования на острова Гуам, для того чтобы через месяц вернуться снова в Охотское море для съема накопившейся информации.

На заключительном этапе похода, когда водолазы приступили к работе по извлечению кассет с записями из «кокона», случилось непредвиденное. Ну, не могло быть так, чтобы подобная рискованная и сверхсложная операция на протяжении длительного периода проходила столь гладко. В Охотском море разыгрался шторм. Волнение на поверхности моря было настолько велико, что «Хэлибат», находящуюся на значительной глубине, бросало то вверх, то вниз. В результате якорные цепи не выдержали напряжения и лопнули, а лодка начала всплывать на поверхность, но так как водолазы, работающие на дне с «коконом», были соединены шлангами с корпусом подводной лодки, то она потащила их за собой наверх. Столь резкое изменение глубины для водолазов губительно, это может привести к кессонной болезни. Только благодаря бдительности вахтенной службы подводной лодки всплытие было своевременно остановлено, водолазы были помещены в декомпрессионную камеру и тем самым спасены.

Информация, доставленная «Хэлибат» на континент, и на этот раз была чрезвычайной высоко оценена специалистами АНБ. В ней содержались данные по оперативным и тактическим планам применения ракетных подводных лодок, о проблемах их обслуживания и боевой подготовки, мерах по снижению шумности, времени прибытия и убытия экипажей на боевую службу, политико-моральном состоянии личного состава и т. д. Вместе с тем не оправдались надежды американских разведчиков получить необходимые им сведения о результатах пусков межконтинентальных баллистических ракет морского и наземного базирования в районе Камчатки и Охотского моря. Но в целом в соответствующих разведывательных кругах ВМС и АНБ США данный источник информации неофициально именовался «золотой жилой».

Походы в Охотское море для прослушивания кабельной линии связи стали регулярными. АНБ этим операциям даже присвоило кодовое наименование «Айви беллс» («Вьюнок», или «Колокольчики плюща»). Были учтены ошибки и сделаны выводы из прошлых уроков. Фирма «Белл» получила заказы на дальнейшее совершенствование подслушивающего устройства. А подводная лодка «Хэлибат» в 1974 и 1975 годах совершила походы в Охотское море уже со специальными приспособлениями на корпусе типа лыж — «скегами», которые позволяли ей мягко осуществлять посадку на грунт и не прибегать к помощи якорей.

На смену приходит «Сивулф»

В конце 1975 года подводная лодка «Хэлибат», отслужив положенный срок, по возрасту была выведена из боевого состава флота. Но, тем не менее, операция «Вьюнок» ввиду ее чрезвычайной важности и результативности не должна была прерываться. Руководством ВМС США было принято решение привлечь для участия в операции атомную подводную лодку «Сивулф». На тот период «Сивулф» была не самой современной лодкой, уже около 20 лет она действовала в составе ВМС, а с 1968 года использовалась только как исследовательская. Поэтому ее ядерная энергетическая установка и большая часть оборудования были относительно устаревшими. Однако невзирая на это были выделены значительные ассигнования на ее модернизацию в интересах проведения операций по прослушиванию подводных кабельных линий связи.

В 1976 и 1977 годах «Сивулф» совершила два похода по плану операции «Вьюнок» в Охотское море. При этом экипаж подводной лодки столкнулся с двумя значительными проблемами.

Первая была связана с высокой шумностью лодки, ведь она была построена, как уже отмечалось, на заре атомного подводного кораблестроения. Американские специалисты признавали ее одной из самых шумящих подводных лодок в ВМС США. Руководство ВМС предпринимало беспрецедентные меры для обеспечения скрытности плавания, недопустимости обнаружения советскими противолодочными силами, учитывая особую деликатность миссии «Сивулф» в Охотском море. Ее прикрывали, как правило, не менее двух атомных подводных лодок. Одна в ее интересах осуществляла поиск противолодочных сил противника на подходах к Охотскому морю, а вторая проверяла наличие слежения за «Сивулф» советской подводной лодкой. В случае необходимости вторая лодка должна была отвлекать на себя следящую советскую подводную лодку и уводить ее за собой.

Вторая группа проблем была связана со значительными сроками эксплуатации материальной части «Сивулф» и, соответственно, низкой технической надежностью ее оборудования. В период плавания лодки часто случались поломки материальной части, пожары, неполадки в системе кондиционирования атмосферы на борту и в работе реактора. Особенно большие неприятности грозили экипажу, когда это случалось непосредственно при выполнении задачи в районе нахождения советского подводного кабеля.

Однако невзирая на эти трудности экипаж «Сивулф» успешно справлялся со сложными задачами плавания и доставлял на берег ценные разведывательные данные.

Из Охотского — в Баренцево…

В конце 70-х годов американская военно-морская разведка сделала предположение об изменении советской концепции применения морских стратегических ядерных сил, что было связано с поступлением на вооружение ВМФ СССР новых подводных лодок типа «Дельта» с дальностью стрельбы ракетами около 8000 километров. Имея такую дальность стрельбы, подводные лодки типа «Дельта» могли выпускать баллистические ракеты из Баренцева и других арктических морей, находясь под прикрытием своих сил, практически вне досягаемости большинства американских систем противолодочной войны. Это обстоятельство весьма обеспокоило американское военно-политическое руководство. Срочно требовались разведывательные данные, подтверждающие изменения во взглядах советского военного командования на применение стратегических ядерных сил морского базирования, а также сведения о характере и тактике действий советских подводных лодок в новых, нетрадиционных для русских и американцев районах.

Ведущие эксперты военно-морской разведки США считали, что наиболее полная и достоверная информация по этим стратегически важным вопросам может быть получена преимущественно за счет прослушивания советских кабельных линий связи в Баренцевом море, на побережье которого находились основные пункты базирования подводных ракетоносцев типа «Дельта».

Была еще одна тщательно скрываемая причина необходимости проведения подобной разведывательной операции. В последнее время американское командование стали беспокоить участившиеся случаи слежения советских подводных лодок за американскими, появления сил разведки русских в районах проведения учений НАТО еще до прибытия туда ВМС союзников. Отмечались также случаи появления советских разведывательных кораблей в запланированных районах проведения учений, хотя в последний момент они были отменены. Весьма настораживал американскую сторону и резко изменившийся акцент в строительстве советских подводных лодок с количественных характеристик на качественные. В частности, советская сторона «внезапно» осознала критическую роль шумности подводных лодок в дуэльных ситуациях под водой и приступила к строительству принципиально новых многоцелевых лодок типа «Виктор III» (проект 671ртм), по шумности не уступающим американским. Все это вызывало подозрение и обеспокоенность у американцев: нет ли утечки информации на стратегическом уровне. Не раскрыли ли русские так тщательно оберегаемые секреты кодирования информации, передаваемой по линиям связи? А может, в «святая святых» органов управления американских вооруженных сил успешно действуют тщательно законспирированные советские агенты? Ответы на эти вопросы можно было в определенной степени получить, прослушивая те линии связи русских, доступ к которым, как они считали, противостоящей стороне был недоступен.

Указанные обстоятельства и предопределили необходимость проведения сверхсекретного совещания, которое происходило в «ситуационной» комнате Белого дома под председательством президента США Картера весной 1978 года. На нем кроме руководства американской военно-морской разведки во главе с ее начальником контр-адмиралом Инмэном, докладывавшим суть проблемы, присутствовали также вице-президент Мондейл, руководитель президентской администрации Джордан, государственный секретарь Вэнс, директор ЦРУ Тернер, министр обороны Браун. Картер с большой заинтересованностью выслушал сообщения специалистов-разведчиков и одобрил их планы по проведению разведывательной операции в Баренцевом море, связанной с прослушиванием подводной кабельной линии связи.

Так был дан старт очередному этапу операции «Вьюнок» в совершенно ином регионе, там, где риск в ее проведении был несоизмеримо более высок. Учитывая интенсивную деятельность в этом районе советских противолодочных сил, предполагавшуюся необходимость захода не только в 12-мильную зону советских территориальных вод, но и в международнопризнанные 3-мильные воды, подводные лодки «Хэлибат» и «Сивулф» не смогли бы успешно справиться с решением поставленной задачи в силу своего возраста и высокой шумности. Требовалось привлечение подводной лодки одного из последних проектов с высокими тактико-техническими характеристиками, оснащенной самой современной разведывательной аппаратурой. Выбор американского командования пал на атомную подводную лодку «Пёрч». Это была одна из новейших в ту пору подводных лодок типа «Стерджен», девять из которых специально были построены для решения разведывательных задач. Кстати сказать, в их числе, например, были подводные лодки «Арчерфиш», «У. Бейтс» и «Бэтфиш», которые неоднократно получали различные награды и призы за успешное решение задач разведки у советского морского побережья. Подводная лодка «Пёрч» в дополнение к уже имеющемуся на ней разведывательному оборудованию была оснащена для своей новой миссии специальной аппаратурой по установке и обслуживанию модернизированных подслушивающих устройств.

Однако свой первый разведывательный поход «Пёрч» совершила не в Баренцево, а в Охотское море. Это было необходимо для того, чтобы экипаж лодки получил необходимую практику решения рискованных и ответственных задач, а также для проверки надежности и эффективности разведывательной техники. Подводная лодка успешно справилась с заданием, получив требующийся опыт перед следующим, неизмеримо более рискованным мероприятием.

«Пёрч» открывает новый маршрут

Существовало одно серьезное ограничение, которое влияло на следующий поход подводной лодки «Пёрч». Ее выход в море мог состояться только после завершения советско-американских переговоров на высшем уровне по ограничению стратегических вооружений. Ведь малейшая ошибка при выполнении задания могла самым серьезным образом отразиться на советско-американских отношениях. Наконец 18 июня 1979 года договор ОСВ-2 был подписан президентом США Картером и Генеральным секретарем ЦК КПСС Брежневым. Путь в Баренцево море для «Пёрч» был открыт.

Учитывая особую деликатность и рискованность предстоящей миссии, для «Пёрч» был избран весьма необычный маршрут следования в район назначения. Из своего пункта базирования в Маре-Айленд она должна была проследовать к северу от Сан-Франциско, затем мимо Аляски через мелководный Берингов пролив и через Северный полюс, в Баренцево море. Как предполагали американские специалисты, именно такой путь следования должен был обеспечить наибольшую скрытность действий подводной лодки.

Для «Пёрч» были приняты беспрецедентные меры соблюдения режима скрытности, еще более жесткие, чем для «Хэлибат» и «Сивулф». Подавляющая часть экипажа «Пёрч» считала, что главной задачей лодки являлось освоение нового маршрута следования подводных лодок в Баренцево море для проведения там противолодочных операций. На лодке было оборудовано особое помещение в торпедном отсеке для специальной группы увеличенного состава, предназначенной для ведения радиоэлектронной разведки и обеспечения использования подслушивающего устройства. Поэтому запас торпед на лодке был предельно сокращен: было оставлено только четыре торпеды на самооборону в случае непредвиденных обстоятельств. С учетом этих же обстоятельств на борту лодки, впрочем так же, как ранее на «Хэлибат» и «Сивулф», размещалось 70 килограммов взрывчатки для самоподрыва. Подводная лодка, как и некоторые другие типа «Стерджен», использующиеся в разведывательных целях, была оснащена для плавания в ледовых условиях.

Только в конце августа 1979 года подводная лодка «Пёрч» вышла из пункта базирования и направилась в Баренцево море. Особую сложность при выполнении данного задания представляли не только необычный маршрут перехода (особенно через Берингов пролив), но и поиск советского подводного кабеля в обширных районах у побережья, в условиях интенсивного судоходства и противолодочной деятельности противника. Первоначально предполагалось, что кабельная линия связи должна проходить из Кольского залива вдоль побережья полуострова в Белое море, где находился крупнейший центр строительства и ремонта советских подводных лодок на Севере. Учитывая это, командир лодки решил сосредоточить основные усилия по поиску кабеля на выходе из Белого моря, где вероятность его пролегания была наибольшей.

Наконец, с помощью уже отработанных ранее технологий подводный кабель был обнаружен, и на дно рядом с ним было установлено подслушивающее устройство. В течение двух недель подводная лодка находилась в районе кабеля, так как специалистам радиоэлектронной разведки на борту необходимо было убедиться в исправном функционировании «кокона», тщательно проанализировать информацию, проходящую по кабелю, выбрать наиболее информативные каналы. И только после этого «Пёрч» могла выйти из района назначения и доложить руководству о выполнении задания. В силу чрезвычайной секретности задания сигнал о его выполнении передавался не на обычных для американских подводных лодок частотах радиосвязи, а на тех, которые использовались советскими, чтобы снизить вероятность его радиоперехвата советской разведкой. После этого был передан также сигнал о завершении операции и на вторую американскую лодку, которая обеспечивала действия «Пёрч» и главным образом предназначалась для отвлечения советских противолодочных сил.

Результаты выполнения задания подводной лодкой «Пёрч» были признаны весьма успешными. Учитывая их особую значимость, экипажу подводной лодки была объявлена благодарность специальным указом президента США. В нем, в частности, отмечались «исключительный героизм и выдающиеся успехи личного состава подводной лодки при выполнении особого задания, имеющего чрезвычайное значение для национальной безопасности США..» Каждому члену экипажа в торжественной обстановке был вручен именной сертификат с указанным текстом, заверенный печатью президента США и подписанный лично Картером.

«Коконы» обнаружены

В начале 1980 года «Пёрч» по плану должна была совершить поход в Баренцево море для съема разведывательной информации с подслушивающего устройства, а «Сивулф» — в Охотское море. Однако случилось непредвиденное: при отработке задач предпоходовой подготовки в море на «Сивулф» произошел пожар. Подводная лодка была поставлена в док для ремонта, а «Пёрч» после возвращения из похода летом направляется в Охотское море. При этом она заходит также в Баренцево море для установки еще одного «кокона».

С приходом к власти в США нового президента Рейгана ему докладывались для утверждения результаты и планы важнейших разведывательных операций за рубежом. К числу таких наиболее приоритетных и секретных операций относились и разведывательные действия американских подводных лодок у побережья СССР. В марте 1981 года по данному вопросу президентом Рейганом был заслушан новый начальник разведывательного управления ВМС контр-адмирал Баттс. И на этот раз на совещании в «ситуационной» комнате Белого дома, учитывая его особую важность, присутствовали самые влиятельные политические и военные деятели государства: вице-президент Буш, помощник президента по национальной безопасности Аллен, министр обороны Уайнбергер, председатель Комитета начальников штабов Бейкер, министр ВМС Лемон, заместитель начальника штаба ВМС Уоткинс. Рейган весьма заинтересованно отнесся к сообщениям руководящего состава ВМС США о растущей мощи ВМФ Советского Союза, значении разведывательных операций подводных лодок в российских прибрежных водах. Он безоговорочно поддержал их и дал полный карт-бланш очередному этапу их проведения.

Командование ВМС, поддержанное в своих устремлениях высшим военно-политическим руководством государства, предусматривало уже в 1981 году одновременно направить две подводные лодки специального назначения по плану операции «Вьюнок» в Баренцево и Охотское моря. Но если «Пёрч» и на этот раз успешно выполнила поставленное задание, то «Сивулф», как бы оправдывая свое извечное невезение, столкнулась с серьезными проблемами при его выполнении. Так, находясь в районе назначения, командир подводной лодки не очень удачно сманеврировал при посадке на грунт, и лодка своими «скегами» навалилась на подводный кабель, что предположительно могло привести к его повреждению. А это, в свою очередь, могло вынудить советскую сторону проверить исправность кабеля и привести к обнаружению подслушивающего устройства. Кроме того, разыгравшийся шторм, как и в прошлый раз, чуть не привел к гибели водолазов. При всплытии подводная лодка с огромным трудом оторвалась от грунта и вырвалась из «песчаного плена», так как ее «скеги» были засыпаны значительным слоем песка. Песок проник также в большинство бортовых систем и механизмов корабля, что существенно затруднило их работу, возникли серьезные проблемы с работой реактора. И, наконец, при возвращении в базу подводная лодка, возможно, могла быть обнаружена советским надводным кораблем.

Факт навала подводной лодки «Сивулф» на советский подводный кабель всерьез обеспокоил руководство американской военно-морской разведки. Ведь это могло привести к провалу всей операции «Вьюнок».

И вскоре то, чего так опасались американцы, произошло. На одном из фотоснимков, полученных с помощью космической разведки, американские специалисты обнаружили большое скопление советских судов как раз в том районе Охотского моря, где находились подслушивающие устройства. Одно из судов было оснащено глубоководным оборудованием. Как установила потом американская разведка, со дна были подняты оба устройства. Причем у советской стороны не было никаких сомнений, кому они принадлежат, так как на одном из них была обнаружена табличка «Собственность правительства США».

Но почему это произошло? Действительно ли неудачные действия «Сивулф» привели к провалу операции «Вьюнок» в Охотском море? В разведуправлении ВМС США тщательно проанализировали всю имеющуюся информацию по этому вопросу. В итоге был составлен сверхсекретный доклад, доступ к которому был чрезвычайно ограничен. В нем исключалась возможность простого совпадения или случайной удачи со стороны русских: они знали что делают и шли точно к месту нахождения записывающего устройства. Исключалась также версия о причастности к его обнаружению подводной лодки «Сивулф». Она навалилась на кабель в то время, когда советское судно с глубоководной аппаратурой уже давно следовало в Охотское море. Следовательно, делался вывод, что наиболее вероятной причиной провала операции является утечка информации, то есть в определенных военно-политических кругах США, допущенных к данной тематике, имеется советский агент. Но кто же он, американцы так и не смогли установить на протяжении четырех лет, вплоть до 1985 года. Однако об этом разговор будет несколько ниже.

Вместе с тем существует и иная версия провала операции «Вьюнок» в Охотском море. По мнению командования Тихоокеанского флота, первопричиной обнаружения американского «кокона» послужил случайный обрыв кабеля тралом при рыбной ловле советскими судами в том районе. К предполагаемому месту повреждения кабеля было направлено специальное кабельное судно, которое при поиске обрыва на кабеле обнаружило на дне большой контейнер неустановленного назначения. Контейнер был поднят на борт судна, а затем доставлен в базу и переправлен далее в Москву для установления его предназначения и принадлежности. Эксперты КГБ и специалисты ВМФ дали однозначное заключение: найденный контейнер является высокотехнологичным автоматизированным подслушивающим устройством, изготовленным в США40.

В какой из предложенных версий кроется истина, сказать в данной книге не представляется возможным. Специальные службы и США, и СССР всегда чрезвычайно бережно хранили свои секреты, особенно если это было связано с деятельностью агентурной разведки.

Но как бы то ни было, советскому руководству стало известно о прослушивании переговоров на считавшейся недоступной подводной кабельной линии связи. Исходя из этого, американское командование в тот период стояло перед дилеммой: если операция «Вьюнок» в Охотском море провалена, значит ли это, что и в Баренцевом море обнаружена установка подслушивающего устройства на советском кабеле. Можно ли посылать подводную лодку «Пёрч» для съема развединформации к побережью Кольского полуострова?

От «золотой жилы» не отказываются

Несмотря на огромный риск, командование ВМС США никак не могло отказаться от такого сверхценного источника информации, как подводная линия связи в Баренцевом море — регионе, где действовала самая мощная группировка стратегических ядерных сил морского базирования Советского Союза. Решение было принято: «Пёрч» будет направлена для съема информации с подслушивающего устройства. Вместе с тем было необходимо принять чрезвычайные меры предосторожности, чтобы полностью исключить ее обнаружение.

За указанным районом было организовано постоянное наблюдение всеми компонентами системы разведки ВС США. Однако ничего необычного в деятельности сил Северного флота в этот период отмечено не было. Но может быть, учитывая интенсивное судоходство в данном районе в отличие от Охотского моря, противная сторона под его прикрытием уже успела организовать какие-то контрмеры? Возникла идея с учетом этого направить «Пёрч» в район назначения совершенно немыслимым маршрутом. Таким, который никак не может предположить противостоящая сторона. И такой необычный путь следования был избран. Он предусматривал, что подводная лодка проследует вдоль Тихоокеанского побережья США, пересечет экватор, пройдет вдоль Южной Америки, обогнет мыс Горн и Фолклендские острова с юга, пересечет всю Атлантику и зайдет в Баренцево море с юго-западного направления. Выход из пункта базирования был запланирован на апрель 1982 года, предполагалось, что продолжительность похода составит около пяти месяцев, а пройденный путь — около 15 000 миль.

При нахождении в районе назначения подводная лодка в интересах обеспечения скрытности до предела сократила время нахождения над кабелем. Был установлен «кокон» новой модификации, имеющий устройство самоликвидации на случай его подъема на поверхность. В нем также была предусмотрена повышенная емкость записывающей аппаратуры, так как заранее предполагалось, что «Пёрч» сможет вернуться для съема информации в следующий раз только через два года в связи с необходимостью ее постановки на ремонт.

За этот поход, завершившийся успешно, команда подводной лодки была отмечена благодарностью в указе Верховного главнокомандующего вооруженными силами — президента США. В именном сертификате, которым награждался каждый член экипажа, помимо уже упомянутых ранее традиционных фраз отмечались «выдающиеся достижения в продолжительности и эффективности выполнения подводных операций». Кроме того, президент Рейган в честь успешности этой миссии лично подарил командиру подводной лодки коробку сигар.

Так получилось, что в 1983 году ни одна подводная лодка из состава американских ВМС не могла быть направлена в Баренцево море для съема информации с подслушивающего устройства. «Пёрч» в течение года находилась в ремонте. «Сивулф» также стояла в доке, восстанавливаясь после повреждений, полученных в последнем походе. Основываясь на предыдущих результатах, было принято решение более не использовать ее по плану операции «Вьюнок», а ограничиться только привлечением к подъему с морского дна затонувших фрагментов ракетного оружия и техники. С учетом сложившейся обстановки командованием ВМС США было запланировано переоборудование четвертой по счету подводной лодки для проведения специальных операций. Ею стала атомная многоцелевая подводная лодка «Ричард Расселл» типа «Стерджен».

После завершения ремонта в 1984 году подводная лодка «Пёрч» совершила свой пятый поход в Баренцево море. За прошедшее время произошли значительные изменения в военно-политической обстановке в мире, в высшем военно-политическом руководстве СССР и его военной доктрине. Поэтому та информация, которую доставила «Пёрч» после возвращения, заслужила в Агентстве национальной безопасности и разведуправлении ВМС, весьма лестную оценку. В частности, в ней содержались сведения о системе управления советскими ракетными подводными крейсерами стратегического назначения, степенях их боеготовности, взглядах на их применение в различных условиях обстановки. Американские руководители получили весьма ценные для них данные о том, что подводные ракетоносцы не планируется применять как средство нанесения первого ракетно-ядерного удара, а предполагается использовать в качестве стратегического резерва. Были также получены сведения об организации так называемых «защищенных районов» боевых действий («бастионов») ракетных подводных крейсеров и другая весьма интересная информация.

Предатели в «стройных» рядах

В начале 1985 года в разведуправление ВМС США поступило сообщение от ФБР, которое могло серьезнейшим образом повлиять на возможность дальнейшего проведения разведывательных операций американских подводных лодок в прибрежных водах СССР, в том числе и по прослушиванию кабельных линий связи.

ФБР установило, что бывший дежурный офицер по связи штаба командования подводными силами на Атлантике Уокер является советским агентом. Начиная с 1968 года он передавал в КГБ СССР сведения о шифровальной технике и системах кодирования информации, фотокопии секретных документов и шифрматериалы штаба подводных сил в Норфолке. В частности, как определили эксперты военно-морской разведки, именно благодаря этим сведениям советское командование во многих случаях точно знало, где патрулируют американские подводные лодки. Также благодаря Уокеру на советских лодках использовались новейшие американские технические достижения по снижению их шумности. Руководство ВМС США было весьма удручено той парадоксальной ситуацией, что Советы, истратив в общей сложности всего около миллиона долларов на оплату работы одного своего агента, сумели тем самым свести практически на нет преимущества США в противоборстве под водой, которое они пытались завоевать в течение десятилетий. И это несмотря на миллиардные затраты на научные исследования, опытно-конструкторские разработки, успешные разведывательные операции, в том числе и по прослушиванию линий связи, рискуя сотнями жизней американских моряков.

Сбылись те мрачные предположения, которые высказывались экспертами разведуправления в конце 70-х и начале 80-х годов, о наличии советских агентов в высших органах управления американских вооруженных сил.

Еще более ошеломляющая новость пришла в разведку ВМС в конце того же года: арестован сотрудник Агентства национальной безопасности США Пелтон, который, как установили в ФБР, передал советской стороне большое количество секретных материалов, в том числе и по операции «Вьюнок». Пелтон продал КГБ информацию о прослушивании подводной кабельной линии связи у побережья Камчатки за 35 000 долларов. Американскому военному командованию теперь многое стало понятным из той неясной ситуации, которая складывалась в Охотском море в 1981 году. Однако расследование, произведенное разведывательным управлением ВМС, показало, что Пелтон не имел доступа к данным о деятельности американских подводных лодок по плану операции «Вьюнок» в Баренцевом море, ни, тем более, в других районах Мирового океана.[41]

Здесь следует особо остановиться на судьбе Пелтона, сыгравшего роковую роль в этой столь успешно продолжавшейся на протяжении ряда лет разведывательной операции.

Рональд Пелтон в период с 1964 по 1979 год являлся штатным сотрудником АНБ. Как специалист, свободно владевший русским языком, он работал в одном из подразделений агентства, занимавшемся дешифровкой записей переговоров советских военных и гражданских должностных лиц, перехваченных с помощью средств электронной разведки. В последние годы своей работы в агентстве Пелтону часто приходилось заниматься прослушиванием пленок принципиально нового характера. Как он предположил, они были получены при подключении к какой-то проводной линии связи русских на Дальнем Востоке, так как переговоры касались исключительно полуострова с похожим на индейское названием Камчатка. Очевидно, по этому же кабелю велись и разговоры с использованием засекречивающей аппаратуры связи, потому что Пелтону случалось переводить открытый технический обмен операторов, перед тем как они включали специальные шифраторы. Камчатские пленки, что было примечательно, поступали с периодичностью раз в 3–4 месяца, и тогда огромный вал информации для перевода буквально захлестывал сотрудников его отдела.

Пока же Пелтон занимался этой работой наряду с другими ответственными заданиями, не придавая ей какого-то особого значения. Он еще не догадывался, что впоследствии знакомство с ней буквально озолотит его. Так продолжалось до 1979 года, когда Пелтон не прошел ежегодную проверку на полиграфе — «детекторе лжи». Ранее он к ним всегда тщательно готовился, а на сей раз она была организована неожиданно. На ней вскрылись его гомосексуальные наклонности, а таких сотрудников не держали в агентстве. Пелтону пришлось уволиться, но он затаил чувство мести на организацию, которая, моментально забыв его заслуги, вышвырнула на улицу без средств к существованию.

Из чувства мести и, очевидно, из материальных соображений Пелтон решил обратиться в советское посольство, где предложил свои услуги в качестве бывшего сотрудника АНБ, имевшего доступ к сверхсекретной информации, а также сохранившего хорошие связи в этой организации. Почти шесть лет до своего ареста в ноябре 1985 года он предоставлял советской разведке подробные сведения о деятельности и элементах системы безопасности АНБ в семидесятые годы. Пелтон выдал информацию о нескольких стратегически важных американских системах сбора данных электронной разведки, в том числе и по операции «Вьюнок». Он передал всю информацию, которая была связана с прослушиванием так запомнившихся ему «камчатских» пленок, а также дополнил ее своим выводом: американская разведка прослушивает какую-то кабельную линию связи на Дальнем Востоке и, возможно, расшифровывает передающиеся по ней сообщения. Установить, что это за линия связи, надо полагать, не представляло для советской разведки большого труда. Но при проведении мероприятий по предотвращению дальнейшей утечки информации советская сторона должна была предусмотреть операцию по прикрытию Пелтона. Американцы не должны были ни в коем случае догадаться, из какого источника получены данные об операции «Вьюнок». Может быть, одним из мероприятий по прикрытию Пелтона и было распространение слухов, а в последующем и опубликование в советской прессе сведений об обрыве кабеля связи в Охотском море рыбаками и о «случайной находке» там американского подслушивающего устройства?

Американская же сторона в этот период была занята другим.

Военно-политическое руководство вооруженных сил США было весьма обеспокоено возможностью дальнейшей утечки сведений по данной операции на суде над Пелтоном и через средства массовой информации. Был предпринят беспрецедентный нажим на самого Пелтона, судей, адвокатов, владельцев издательств и журналов с целью недопущения этого. Так, когда на одном из закрытых судебных заседаний адвокат Пелтона только упомянул кодовое наименование «Айви беллс», судья прекратил допрос, запретив дальнейшее разбирательство дела. Директор ЦРУ Кейси неоднократно угрожал владельцам целого ряда американских газет возбуждением судебного преследования по факту разглашения государственной тайны в случае опубликования информации об этой операции. Владельцу одной из самых популярных американских газет «Вашингтон пост» звонил лично президент США Рейган с настоятельной просьбой не печатать в ней статью о Пелтоне, так как это «могло бы нанести ущерб национальной безопасности страны».

На смену приходит «Манта»

С учетом происшедших событий в Агентстве национальной безопасности и ВМС США были приняты чрезвычайные меры по ужесточению режима секретности. Кодовое наименование «Вьюнок» («Айви беллс») уже никогда не будет использоваться, для обозначения разведывательных операций подводных лодок в целом стал применяться термин «Манта», а операций по прослушиванию подводных кабельных линий связи — «Ацетон». Но и эти условные наименования впоследствии стали неоднократно изменяться.

В обстановке необычайно повышенной секретности и со всесторонними мерами предосторожности подводная лодка «Пёрч» в начале сентября 1986 года арктическим маршрутом была отправлена вновь в Баренцево море. Это был седьмой по счету поход лодки в данный регион. Однако когда подводная лодка находилась уже практически на границе 12-мильных территориальных вод Советского Союза, внезапно пришла шифротелеграмма из Вашингтона, запрещающая ей заходить в эти воды и предписывающая ждать дальнейших указаний. Дело в том, что 19 сентября министр иностранных дел СССР Шеварднадзе передал президенту США Рейгану письмо от Горбачева с предложением о проведении встречи на высшем уровне для обсуждения вопросов ограничения стратегических вооружений. И такая встреча между двумя лидерами была запланирована на 11 октября 1986 года. Естественно, при таких условиях военно-политическое руководство США ни в коей мере не желало каким-либо образом буквально накануне этой встречи осложнить отношения с СССР. При обнаружении подводной лодки «Пёрч» в территориальных водах Советского Союза это произошло бы неминуемо.

Около месяца подводная лодка находилась в районе ожидания поблизости от точки выполнения основной задачи, не заходя в территориальные воды. За такое длительное время риск быть обнаруженной неизмеримо возрастал. Члены экипажа, которые владели всей информацией об истинной миссии подводной лодки, отчетливо представляли себе всю опасность сложившейся ситуации. Если лодка будет обнаружена при заходе в советские территориальные воды, она неминуемо будет либо уничтожена противником, либо — при угрозе ее захвата взорвана самим американским экипажем. Но во всех случаях американское руководство будет полностью отрицать свою причастность к происшедшему.

Как солдат в окопе перед решающим мгновением атаки, атомная подводная лодка «Пёрч» замерла у границы территориальных вод СССР в Баренцевом море, ожидая короткой команды «Вперед!», чтобы забрать «кокон» и произвести необходимые операции на секретном советском кабеле связи. Истекали последние дни перед встречей Горбачев — Рейган в Рейкьявике, и любая ошибка в действиях «Пёрч» могла привести к срыву переговоров между ними.

…Но наконец подводной лодкой был принят сигнал, разрешающий ей вход в территориальные воды. Водолазы с «Пёрч» заменили одно из подслушивающих устройств, а из другого извлекли кассеты с записями. Поставленная задача была выполнена, соответствующие сигналы были переданы на обеспечивающую атомную подводную лодку «Финбэк» и в Вашингтон. После возвращения в базу экипаж «Пёрч» был отмечен в очередном указе президента США. Учитывая те неординарные обстоятельства, в которых совершался этот поход и блестяще была выполнена поставленная задача, президент Рейган пожелал встретиться лично с командиром подводной лодки Баченэном и выразить ему признательность за значительный вклад в укрепление национальной безопасности США.

В 1987 году подводная лодка «Сивулф» была выведена из боевого состава ВМС, а «Пёрч» встала на переоборудование в док, в ходе которого предполагалось дополнительно врезать в ее корпус 30-метровую секцию с усовершенствованной аппаратурой для обслуживания подслушивающих устройств и подъема затонувшей техники. В течение нескольких лет, пока длилось переоборудование «Пёрч», ее должна была заменить атомная подводная лодка «Ричард Расселл». Она неоднократно, начиная с 1987 года, совершала походы в Баренцево море и при президенте США Рейгане, и при президенте Буше. Выполняла она также секретную миссию и в северной части Норвежского моря, когда президент Буш предложил Горбачеву помощь в осуществлении подъема затонувшей советской атомной подводной лодки «Комсомолец». Продолжала она свою разведывательную деятельность и при президенте Клинтоне вплоть до 1993 года, пока не была выведена из боевого состава.

Начиная с этого момента ее заменила прошедшая переоборудование атомная подводная лодка «Пёрч», которая в 1995, 1996 и 1997 годах вновь отмечалась наградами президента США за успешное решение специальных задач. При этом для их выполнения применялись самые современные подводные технологии, в том числе дистанционно управляемые роботизированные дальноходные аппараты, что свело практически к минимуму риск человеческими жизнями. После 2002 года ее должна заменить атомная подводная лодка «Джимми Картер», третья по счету подводная лодка типа «Сивулф». В отличие от предыдущих подводных лодок серии на лодке «Джимми Картер» предполагается установить дополнительную секцию двухкорпусной конструкции (так называемая «осиная талия») длиной 14 метров. В прочном корпусе будут располагаться помещения для специалистов радиоэлектронной разведки ВМС и АНБ либо для личного состава сил специальных операций. Межкорпусное пространство будет служить для размещения различной разведывательной аппаратуры, в том числе предназначенной для прослушивания подводных кабельных линий связи, перспективных средств доставки боевых пловцов, оборудования для подъема затонувших объектов и т. д.

В начале 90-х годов с кардинальным изменением геополитической обстановки в мире и принятием новых военно-доктринальных установок США стали распространять разведывательную деятельность своих подводных лодок и на другие регионы Мирового океана, где, как они считают, могут быть затронуты их «жизненно важные» интересы. Зонами их пристального внимания стали прибрежные воды Ирана, Китая, Северной Кореи, стран арабского мира (особенно Ирака и Ливии). Вполне очевидно, что при проведении подобных разведопераций не обходилось и без прослушивания подводных кабельных линий связи указанных, а может быть, и других государств. Так, достоверно установлено, что в 1985 году атомная подводная лодка «Сивулф» совместно со сверхмалой подводной лодкой специальной постройки NR-1 проводили в Средиземном море разведывательную операцию по прослушиванию ливийских подводных кабелей связи.

Не оставляет никаких сомнений в своем постоянстве патологическое стремление военно-политического руководство США держать под пристальным контролем любые неугодные, а в отдельных случаях — и угодные правительства других государств мира. Подтверждением этому служат грандиозные проекты командования ВС США связать с помощью волоконно-оптических кабелей большой протяженности подслушивающие устройства с береговыми терминалами в Японии и Гренландии, чтобы получать разведывательную информацию не путем ее периодического съема подводными лодками, а практически в реальном масштабе времени. При успешном функционировании одного из этих проектов предполагалось распространить подобную практику и на другие интересовавшие американскую сторону регионы Мирового океана. Однако в силу значительных затрат на их реализацию (более миллиарда долларов) конгресс США не утвердил данные проекты. Но за истекшие десятилетия научная мысль и производство далеко шагнули вперед. В настоящее время и в определенной перспективе практически у любого прибрежного государства мира нет никакой гарантии, что не менее грандиозные, но технически более совершенные и менее дорогостоящие американские разведывательные проекты уже реализованы или могут быть осуществлены в их территориальных водах.

Глава 4

Разведывательно-диверсионные действия сил специальных операций

Так появились подводные «истребители»

Разведывательно-диверсионные действия под водой и из-под воды зародились еще в древние времена, но наибольшее свое развитие они получили в XX веке, с появлением принципиально новых технических средств и оружия. Общеизвестно, что наибольших успехов в этой тайной и весьма специфической деятельности достигли как во время Первой мировой,[42] так и в период Второй мировой войны итальянские специалисты. Значительные успехи имели также подводные разведчики-диверсанты ВМС Великобритании, Германии, Японии и некоторых других государств. Но США, одна из могущественнейших в военном отношении стран Запада, как это ни странно, до середины нынешнего столетия имели сравнительно скромные результаты в этой сфере подводной войны.

Предшественниками столь известных в настоящее время по многим причинам разведчиков-диверсантов ВМС США (именуемых также «тюленями» или «морскими котиками») были так называемые морские «истребители». История их появления такова.

Командование ВМС США во время Второй мировой войны не придавало особого значения проведению подводных диверсий с помощью специальных сил и средств, несмотря на значительные успехи в этом итальянцев и англичан. Высшее военно-политическое руководство США волновали более масштабные задачи: американцы готовились к проведению крупных наступательных операций в Европе и на Тихом океане. Важнейшая роль в них отводилась морским десантным действиям. Успех же в них в значительной мере зависел от способности войск преодолевать противодесантные заграждения в прибрежной полосе. Осознавая серьезность этой проблемы, руководство ВМС США в мае 1943 года приняло решение о создании подразделения морских «истребителей» (NDCU — Naval Demolition Combat Unit), специально предназначенного для уничтожения («истребления») вышеуказанных заграждений.

Боевое крещение это подразделение получило в десантной операции по захвату острова Сицилия в июле 1943 года. Противодесантные подводные заграждения у побережья острова «истребителями» обнаружены не были. Но невзирая на это подводные взрывники без дела не остались. В интересах обеспечения морских десантных действий они взрывали естественные подводные препятствия, уточняли навигационно-гидрографические условия районов высадки, снимали с мелей десантные суда.

В ноябре 1943 года американские войска получили жесточайший урок, понеся тяжелые потери в живой силе и технике при высадке десанта на атолл Тарава: погибло 1200 морских пехотинцев и было потеряно 90 плавающих транспортеров из 125. Военное командование излишне доверилось данным воздушной разведки, не перепроверив и не дополнив их сведениями от других сил разведки и из иных источников. А в результате не были уточнены навигационно-гидрографические условия на подступах к атоллу, не выявлены подводные препятствия и система обороны противника. Именно отсутствие таких важнейших сведений привело к значительным потерям. Это произошло во многом и из-за того, что неоправданно было забыто и не использовалось в этой операции подразделение подводных «истребителей».

Сражение за атолл Тарава показало, что без предварительной разведки района высадки и без проделывания проходов в подводных противодесантных заграждениях нельзя надеяться на успех в морских десантных операциях. Осознав это, командование ВМС США сформировало два подразделения морских «истребителей» на Тихоокеанском театре военных действий, которые стали именоваться «подводные истребительные группы» (UDT — Underwater Demolition Team). В отличие от предыдущего подразделения водолазов-саперов на вновь созданные группы возлагались также и разведывательные задачи.

В новом качестве подводные «истребители» использовались при захвате атолла Кваджелейн в январе 1944 года. Там по результатам их предварительных действий командование войсками даже вынуждено было изменить первоначально принятый план и внести в него серьезные изменения. Последний раз на Тихом океане в качестве саперного подразделения на плаву они действовали в феврале 1944 года при наступлении на атолл Эниветок. После этого они перешли преимущественно к «водной тактике». Теперь подводные «истребители» использовали для обеспечения своих действий надувные резиновые шлюпки и плоты с электромоторами, на смену очкам пришли маски, появились подводные часы и компасы.

В июне 1944 года на Атлантическом театре англо-американским командованием проводилась Нормандская десантная операция, одна из крупнейших во Второй мировой войне. Несмотря на уже богатый опыт использования подводных «истребителей» на Тихом океане, в данной операции они применялись «по старинке», как морские саперы. Но, возможно, это было обоснованным: уж очень специфические задачи стояли перед ними. Оборонительные сооружения немцев начинались на расстоянии 100 метров от линии малой воды в виде сплошной полосы искусственных заграждений. Среди них находились затопленные либо наполовину скрытые водой и грунтом железобетонные пирамиды и надолбы, наклоненные в сторону моря. Затем следовали ряды искусственных «ежей», каждый из которых состоял из трех почти двухметровых стальных брусьев, соединенных под прямым углом. Наиболее труднопроходимыми противодесантными заграждениями были так называемые «бельгийские ворота». Они представляли собой обращенные к морю стальные решетки, составленные из сварных конструкций. Трудность задачи, стоявшей перед подрывниками, состояла в том, чтобы уничтожить эти «ворота», не поразив при этом десантников и не превратив решетки в большой спутанный клубок стальных балок. В этом случае они стали бы представлять еще большую опасность для десантных кораблей и судов. Все пространство между противодесантными заграждениями, а также сами они были плотно заминированы.

Для доставки подрывников к побережью выделялось до 20 танкодесантных барж. На каждой размещались морские «истребители», армейские саперы, бульдозеры и другая необходимая техника, различное оборудование и подрывные заряды. На буксирах за этими баржами следовали плавсредства, до отказа набитые взрывчаткой. Морские «истребители» были одеты в водонепроницаемые комбинезоны, каждый из них имел ножницы для резки проволоки, щипцы для вывертывания запалов из мин, подрывные патроны, мешки с зарядами взрывчатого вещества. Кроме того, часть из них несли катушки с намотанными на них 250 метров детонирующих шнуров.

Но невзирая на чрезвычайные трудности морские «истребители» практически полностью справились с поставленными задачами. Высадка морского десанта на побережье Нормандии и прорыв Атлантического вала были ими успешно обеспечены. Правда, далось это ценой непомерных потерь, самых больших для данных подразделений за весь период Второй мировой войны. Там были убиты или ранены более половины морских «истребителей», принимавших участие в операции.

Каждая последующая морская десантная операция вносила что-то новое в тактику действий, способы и приемы боевого использования боевых пловцов, которые затем совершенствовались. Так, Сайпанская десантная операция, проводившаяся в июне 1944 года, явилась образцом решения разведывательных задач боевыми пловцами, в ее ходе была отработана тактика применения ими так называемых «боевых пар». При захвате острова Гуам в июле 1944 года была разработана тактика расчистки оборонительных сооружений. В этой операции морские «истребители» уничтожили около 620 объектов, преграждавших путь десантным судам, и проделали большое количество проходов для них в коралловых рифах. Во время последующих операций по захвату островов Тайнань и Пелелиу у боевых пловцов появились водонепроницаемые фонари для визуальной связи, портативные приемопередатчики, а также ласты, вскоре ставшие неотъемлемой частью их снаряжения. Тогда же впервые высадка боевых пловцов осуществлялась с помощью подводной лодки. К этому времени флотское командование уже четко представляло, что без морских «истребителей» практически невозможен успех в морских десантных операциях. Во всех планах операций теперь предусматривалось их участие. Разведывательные сведения о противнике и навигационно-гидрографической обстановке, добывавшиеся ими, а также проводившиеся ими взрывные работы по разрушению противодесантных заграждений помогали сводить к минимуму потери высаживавшихся войск. В ходе заключительных операций Второй мировой войны на Тихом океане по захвату Филиппин, островов Иводзима и Окинава у морских «истребителей» появился новый и грозный враг — японские летчики-смертники, камикадзе. В результате их действий боевые пловцы понесли значительно больше потерь, чем во всех десантных операциях на Тихом океане вместе взятых. В частности, при освобождении острова Лусон японский летчик-камикадзе поразил американский транспорт, на котором погибли 11 и были ранены 15 морских «истребителей». При захвате острова Иводзима аналогичный случай произошел с десантным кораблем, там погибли 18 боевых пловцов и многие были ранены.

Окинавская десантная операция, проводившаяся в течение трех месяцев при завершении Второй мировой войны, была самой масштабной после Нормандской операции. Столь же масштабными были там и действия морских «истребителей». Так, в ней участвовали более 1000 боевых пловцов в составе 10 «истребительных» групп, ими были разведаны и очищены от мин и заграждений подходы к пляжам протяженностью несколько километров, взорвано около 3000 противодесантных заграждений. В одной из бухт боевыми пловцами были обнаружены и взорваны 300 моторных лодок, начиненных взрывчаткой и предназначенных для водителей-камикадзе.

После взятия Окинавы морские «истребители» были направлены на юг, на острова Борнео и Новая Гвинея, где еще оказывали сопротивление последние японские гарнизоны. Это были заключительные операции подводных «истребительных» групп во Второй мировой войне.

С ее окончанием большинство подразделений морских «истребителей» было расформировано, а личный состав численностью свыше 3000 человек был уволен в запас. К тому времени в составе ВМС США осталось всего четыре команды морских «истребителей», по две на Атлантическом и Тихом океанах, общей численностью более 200 специалистов. Они должны были составить ядро для развертывания команд подводных разведчиков-диверсантов в будущих войнах. Однако необходимо заметить, что в составе ВМС имелось еще одно сверхзасекреченное подразделение боевых пловцов. Оно было создано специально для проведения подводных диверсий в июне 1944 года по инициативе генерала У. Донована, начальника управления стратегических служб (стратегической разведки). Данное подразделение имело на вооружении экспериментальные дыхательные аппараты и отрабатывало тактику диверсионных действий против кораблей, портов и гидротехнических сооружений противника. В боевых операциях специалистам из его состава, к их сожалению, так и не пришлось участвовать, но, как они считали, это ждало их впереди.

В Корее — «истребители», во Вьетнаме — «тюлени»

После окончания Второй мировой войны, основываясь на результатах анализа предшествующего боевого опыта применения морских «истребителей» и с учетом научно-технического прогресса командование ВМС США в конце 40-х годов пришло к выводу о необходимости переориентации своих сил спецназначения на подводные действия. В соответствии с этим была разработана программа переоснащения команд боевых пловцов и началась отработка тактики их применения в новых условиях. На вооружении боевых пловцов первоначально находились кислородные дыхательные аппараты. Но они имели целый ряд существенных недостатков, к основным из которых относились ограничение глубины погружения (до 20 м) и большая вероятность кислородного опьянения. Проведенные эксперименты по погружению боевых пловцов на различные глубины и исследования воздействия на водолазов отравления избытком углекислоты, а также опьянения кислородом привели американских специалистов к необходимости замены индивидуальных дыхательных аппаратов. На тот период наиболее подходящей заменой оказался акваланг («водяные легкие»), разработанный французами

Ж.И. Кусто и Э. Ганьяном в 1943 году. По сравнению с кислородным аппаратом акваланг обеспечивал глубину погружения боевых пловцов до 40 метров и сведение к минимуму опасности кислородного опьянения, отравления углекислым газом, возникновения кессонной болезни и баротравмы легких. После принятия на вооружение аквалангов возможности американских боевых пловцов резко возросли. Они стали отрабатывать все более сложные задачи. В частности, они отрабатывали задачи выхода из торпедного аппарата подводной лодки под водой на ходу и обратного возвращения в нее, проникновения в хорошо защищенные пункты базирования из-под воды с обычных и сверхмалых подводных лодок. В это же время был сконструирован первый двухместный подводный носитель водолазов, ставший родоначальником целой серии аппаратов типа «Минисаб».

Сразу же с началом войны в Корее 25 июня 1950 года первые подразделения боевых пловцов перебрасываются на театр военных действий. Это были водолазы-подрывники, известные нам под названием морские «истребители», из команды спецназначения Тихоокеанского флота. Чрезвычайно сложная минная обстановка и отсутствие в составе ВМС США достаточного количества тральщиков предопределили важнейшую роль морских «истребителей» в борьбе с минами в прибрежных районах, на рейдах, фарватерах и в гаванях Кореи. Первая минная разведка была произведена американскими водолазами-подрывниками уже через две недели после начала военных действий в районе Поханга. В начале войны борьба с минной опасностью велась главным образом в ходе морских десантных операций. Так, перед началом Инчхонской десантной операции в сентябре 1950 года около ста морских «истребителей» уточняли навигационно-гидрографическую обстановку районов высадки, обозначали фарватеры, обнаружили и подорвали значительное количество мин. Перед высадкой американского десанта в Вонсане водолазы-подрывники произвели минную разведку подступов к порту, отметили буйками около 50 якорных и донных мин.

С конца 1950 года американские боевые пловцы принимали деятельное участие в противоминном обеспечении кораблей, блокадных сил, очистке от мин портов и фарватеров, через которые шло снабжение войск грузами. В частности, показателен в этом плане опыт боевого применения подводных «истребителей» при уничтожении минных заграждений в районе порта Нампхо в октябре-ноябре 1950 года. Траление мин здесь осложнялось неблагоприятными физико-географическими условиями. Высота прилива в районе достигала 3,5 метра, а скорость течения превышала 3 узла. Малая прозрачность воды затрудняла обнаружение мин. В таких условиях американское командование приняло решение при проведении противоминных действий отдавать приоритет авиации, наносившей бомбовые удары по минным полям с целью вызова детонации мин, а также морским «истребителям». Весьма интересны данные по результативности противоминных действий различных сил, участвующих в них. Так, из 80 мин, уничтоженных в данном районе, на долю авиации пришлось 36, водолазов-подрывников — 27, кораблей-тральщиков — 5; 12 мин, сорванных с якорей во время шторма, были расстреляны корабельной артиллерией.

В этой войне американское командование впервые стало активно использовать подразделения боевых пловцов для диверсионных действий на суше. Они привлекались для подрыва мостов и туннелей на прибрежных коммуникациях, причалов и других портовых сооружений в городах, занятых противником, и т. д. В ходе ведения военных действий американцы постоянно совершенствовали техническое оснащение морских «истребителей» и тактику их использования. Боевые пловцы успешно освоили индивидуальные дыхательные аппараты последних модификаций, резиновые гидрокостюмы, состоявшие из двух частей на «молнии». Впервые для обеспечения подрыва мин боевыми пловцами использовались вертолеты. По результатам войны в Корее командованием ВМС были приняты меры с целью дальнейшего совершенствования возможностей флотских разведывательно-диверсионных сил. В частности, в ходе боевой подготовки интенсивно стали отрабатываться мероприятия по обучению боевых пловцов прыжкам с парашютом, ведению разведки и диверсий на берегу.

Война в Корее убедила военное руководство США в том, что во всех последующих войнах будет значительно возрастать роль хорошо обученных и оснащенных войск и сил специального назначения. С учетом этого, а также обострившегося противостояния США и СССР в американских вооруженных силах стали создаваться специальные формирования, так называемые «зеленые береты», предназначенные для проведения разведывательно-диверсионных и антипартизанских действий, организации психологической войны и поддержки повстанческого движения на территории противника. Аналогом подобных сил в составе ВМС США явились спецподразделения SEAL,[43] созданные указом президента США

Дж. Кеннеди 1 января 1962 года на Атлантическом и Тихоокеанском флотах.

Боевое крещение подразделения SEAL, именуемые, как уже отмечалось, также «тюленями», получили во время войны во Вьетнаме. Начиная с 1963 года, они во многом дублировали своих предшественников — подводных «истребителей», занимаясь поиском мин в районах якорных стоянок кораблей 7 американского флота и разведкой районов высадки при проведении морских десантных операций. В последующем американское командование, как будто вспомнив об истинном предназначении этих сил, стало привлекать их главным образом для ведения разведывательно-диверсионных действий в джунглях и на речных акваториях Южного Вьетнама. Здесь они вели борьбу с отрядами Национального фронта освобождения Южного Вьетнама (так называемого Вьетконга), осуществляя разведку, патрулирование, диверсии, захват «языков» и т. д. Численный состав сил специальных операций США в это время увеличился в несколько раз, в том числе значительно возросло количество подразделений специального назначения ВМС. Совершенствовались при этом вооружение и техническое оснащение отрядов SEAL, возросли интенсивность и качество их боевой подготовки. Все боевые пловцы проходили обязательный курс «выживания» в экстремальных условиях, обучались различным способам скрытного проникновения к объектам противника, владению разнообразными видами оружия и технических средств, изучали вьетнамский язык. Спецназовцы совершали прыжки с парашютом с различных видов авиатехники, в том числе с обязательным приводнением. При проведении спецопераций на территории Южного Вьетнама «тюлени» действовали, как правило, небольшими группами по 4–8 человек. В районы ведения разведки и выполнения диверсионных акций они проникали преимущественно водными путями, используя для этого обычные речные катера и вельботы, а в целом ряде случаев — катера специальной постройки, оснащенные водометными двигателями и развивающие скорость хода до 40 узлов. Пунктами базирования разведчиков-диверсантов ВМС являлись южновьетнамские крупные речные порты, использовали они также и маневренные базы — большие десантные корабли.

Боевые пловцы привлекались часто и для освобождения попавших в плен американских военнослужащих. Так, в мае 1972 года американское командование проводило специальную операцию под кодовым наименованием «Лайтнинг» («Молния») по обеспечению побега американцев из вьетнамского лагеря, находящегося поблизости от Ханоя. Одна из ключевых ролей в этой операции отводилась разведчикам-диверсантам ВМС. Они должны были захватить один из островов в Тонкинском заливе, на котором базировались силы Вьетконга, патрулирующие обширную зону. Через эту зону как раз и предполагалось осуществить переброску спасенных беглецов. Высадка боевых пловцов на остров должна была производиться с уже известной нам подводной лодки специального назначения «Грейбэк» с помощью подводных транспортировщиков. Однако первая группа «тюленей» в количестве четырех человек не справилась с сильным течением, которое отнесло их далеко в сторону от назначенного пункта высадки в открытое море. Обессилев в борьбе со стихией, спецназовцы запросили помощь у обеспечивавшего их крейсера «Лонг бич», с которого были высланы вертолеты, для того чтобы забрать их на корабль. Командир «Грейбэк» коммандер Джон Чемберлен, не имея информации об этом течении и судьбе первой группы, через несколько часов послал второе подразделение «тюленей» на остров. Они попали в точно такую же ситуацию: боевых пловцов отнесло далеко в сторону, подводный транспортировщик был затоплен. Тем временем первая группа возвращалась на вертолетах на подводную лодку «Грейбэк». Предусматривалось сбросить боевых пловцов на воду, а затем они должны были самостоятельно вернуться в лодку, находящуюся в подводном положении. Между тем произошел трагический случай: летчик одного из вертолетов неправильно рассчитал высоту полета, и двое десантировавшихся на воду спецназовцев получили тяжелейшие травмы, при этом один из них, старший лейтенант Спенс Драй, скончался на месте. Вновь вертолеты с «Лонг бич» эвакуировали на корабль боевых пловцов, но теперь уже из состава двух групп. Цепь нелепых случайностей преследовала подводную лодку «Грейбэк». Один из американских эсминцев, обнаружив всплывшую на сеанс связи подводную лодку, принял ее за противника и обстрелял из артиллерийских установок. На этот раз, правда, никто не пострадал: американские комендоры стреляли отвратительно. Не желая испытывать далее судьбу, американское командование приняло решение вернуть подводную лодку «Грейбэк» и боевых пловцов в пункты дислокации. Операция «Молния» провалилась.

На заключительном этапе войны во Вьетнаме разведывательно-диверсионные подразделения американских ВМС участвовали в обеспечении эвакуации личного состава вооруженных сил, персонала посольства и консульств, а также различной техники. Так, например, они отличились в операции по освобождению американского транспорта «Маягес». Этот контейнеровоз в апреле 1975 года по ошибке вошел в территориальные воды Камбоджи и был захвачен камбоджийскими ВМС. На борту судна находился сверхсекретный груз, состоявший из контейнеров с радиоэлектронным оборудованием, шифровальной техникой и секретными документами разведывательного центра США, эвакуировавшегося из-под Сайгона. По указанию президента США Дж. Форда американскими ВМС была проведена специальная операция по освобождению захваченного транспорта и его экипажа. В ней участвовали боевые корабли авианосной ударной группы (флагман авианосец «Корал си»), части морской пехоты, самолеты истребительно-бомбардировочной, палубно-штурмовой и базовой патрульной авиации, подразделения специального назначения. Морская пехота, высаженная с транспортно-десантных вертолетов, захватила остров, к которому был отконвоирован «Маягес», а затем и само судно. В интересах обеспечения этих действий, а также для демонстрации решимости американского военно-политического руководства отстаивать свои интересы любыми средствами авиация нанесла бомбо-штурмовые удары по камбоджийским аэродромам, портам и нефтехранилищам. Операция прошла успешно, поставленные задачи были выполнены, хотя имелись и жертвы среди американцев: более 20 убитых и около 80 раненых. На начальном этапе этой операции как раз и отличились подразделения боевых пловцов. Опасаясь, что контейнеры могут быть вскрыты, а секретный груз попадет в руки камбоджийцев и их китайских советников, американское командование организовало переброску подводных диверсантов в район стоянки «Маягес». Уже через сутки после захвата транспорта камбоджийцами «тюлени» произвели его минирование магнитными минами, чтобы в случае необходимости взорвать судно вместе с грузом и не допустить постороннего вмешательства в «святая святых» американской разведки.

В официальных заявлениях представителей американского военного руководства, подводящих итоги войны во Вьетнаме, конечно же, высоко оценивались действия боевых пловцов. В них отмечалось, что они внесли в успех операций гораздо больший вклад в пропорциональном отношении, чем представители любого другого рода войск. Вместе с тем часто не все так гладко происходит на войне, как об этом трубят средства официальной пропаганды. Лишнее тому подтверждение — операция «Молния». Но главное, пожалуй, при этом — сделать правильные выводы из своих неудач и не повторять в будущем подобных ошибок. Удается это, правда, не всегда.

Тревожные восьмидесятые

В 1972 году американцы бесславно покинули Вьетнам. «Вьетнамский синдром» еще длительное время преследовал американскую нацию. На этой волне в 70-е годы доверие к вооруженным силам было подорвано, наступил период их упадка, что в значительной степени коснулось и сил специального назначения. Однако рост международного терроризма, победа сандинистского движения в Центральной Америке, ввод советских войск в Афганистан в конце 70-х коренным образом изменили ситуацию. В 1980 году президентом США был избран

Р. Рейган, который в одном из своих первых публичных выступлений объявил «крестовый поход» против коммунизма и терроризма. Взоры американского народа вновь обратились к вооруженным силам как главному «оплоту свободы и демократии». Была произведена реорганизация американской армии, она превратилась в профессиональную, стали создаваться «силы быстрого реагирования» и укрепляться войска спецназначения. Последним вновь стало уделяться повышенное внимание со стороны высшего военно-политического руководства страны: необходимо было демонстрировать мощь США там, где применение вооруженных сил являлось преждевременным или невозможным.

Требовались практические и громкие подтверждения их уникальных возможностей действовать в качестве универсального инструмента американской внешней политики при разрешении различного рода кризисных ситуаций. 80-е годы были достаточно насыщены такими кризисами и вооруженными конфликтами. И практически во всех из них принимали самое деятельное участие подразделения специального назначения вооруженных сил США. Однако прежде, чем они вышли на арену, отличились их ближайшие союзники англичане, в определенной степени являвшиеся учителями американцев в области диверсий и шпионажа.

Военный конфликт между Великобританией и Аргентиной начался в марте 1982 года после высадки на Фолклендские (Мальвинские) острова аргентинских войск. Англичане для освобождения захваченных островов направили в Южную Атлантику экспедиционные силы. В их состав входили элитные соединения и части британских вооруженных сил, в том числе и разведывательно-диверсионные подразделения авиадесантной службы (SAS), морской пехоты и специальной подводной службы (SBS) — разведчики-диверсанты ВМС.

Впервые в ходе конфликта боевые пловцы британских ВМС использовались в интересах освобождения острова Южная Георгия. 5 апреля английский военно-транспортный самолет С-130 с авиабазы на острове Вознесения перебросил 14 разведчиков-диверсантов ВМС в Южную Атлантик, где они десантировались на воду парашютным способом. Затем они были взяты на борт поджидавшей дизельной подводной лодкой «Оникс» и 20 апреля прибыли к побережью острова. Еще через двое суток отряд боевых пловцов на надувных лодках «Джемини» высадился неподалеку от бухты Гритвикен, где располагались главные силы аргентинского гарнизона. Разведчики-диверсанты действовали в составе двух групп: одна уточнила навигационно-гидрографические особенности подходов к берегу с моря в интересах высадки морского десанта, вторая осуществила разведку сил противника на побережье. Выполнив поставленные задачи, англичане уничтожили радиостанцию и прервали тем самым связь обороняющихся с основными силами аргентинских войск на Фолклендских островах, а потом на своих лодках возвратились на «Оникс». В ходе дальнейших боев за этот остров разведчики-диверсанты использовались еще через трое суток, непосредственно перед проведением десантной операции. Они обеспечивали прием первой волны десанта и корректировку огня корабельной артиллерии. Одна из групп, кроме того, обнаружила входящую в бухту аргентинскую подводную лодку «Санта Фе» и навела на нее английские вертолеты. В результате обстрела ракетами лодке были нанесены серьезные повреждения, и командир был вынужден посадить ее на мель.

Непосредственно на Фолклендских островах первые подразделения англичан появились 18 апреля: это были также боевые пловцы, высадившиеся с подводной лодки. Разведчикам предстояло определить десантно доступные участки, уточнить диспозицию аргентинских войск и систему их обороны. В последующем во взаимодействии со специальными подразделениями авиадесантной службы и морской пехоты они обнаруживали местонахождение складов с боеприпасами и полевых аэродромов, уточняли маршруты движения патрулей. В ходе дальнейших действий на островах они проводили диверсии на аэродромах, выводили из строя радиотехническое оборудование и взрывали склады, наводили на объекты поражения авиацию, использовались в качестве штурмовых эшелонов десанта. Кроме того данные подразделения широко применялись для обеспечения проведения дезинформационных мероприятий. Так, для введения аргентинцев в заблуждение одной из разведывательно-диверсионных групп была инсценирована «потеря секретного документа», в котором в качестве места высадки десанта указывался ложный район южнее Порт-Стэнли. Эта дезинформация подкреплялась специально проводившимися переговорами между высадившимися разведгруппами и кораблями.

Английское командование высаживало также разведывательно-диверсионные группы на материковую часть Аргентины. В частности, группа численностью семь человек была высажена в районе авиабазы Рио-Гранде для наблюдения за взлетом аргентинских самолетов и оповещения о них британских экспедиционных сил. Разведывательно-диверсионный отряд в составе около 20 человек, высадившийся с подводной лодки, осуществил огневой налет на авиабазу Рио-Гальегос, в результате которого было уничтожено пять штурмовиков «Супер Этандар» и повреждена взлетно-посадочная полоса. Отличились британские боевые пловцы также при захвате разведывательного корабля аргентинцев «Нарвал», залегендированного под рыболовецкое судно. Английское командование попыталось даже высадить для проведения диверсий подразделение специального назначения в район военно-морской базы Ушуайя, расположенной на крайнем юге Аргентины, в южной части острова Огненная Земля. Эта операция, правда, закончилась для англичан неудачно. Для высадки разведывательно-диверсионных подразделений англичан использовались различные силы, в том числе и две подводные лодки: уже отмечавшаяся ранее «Оникс» и атомная субмарина «Конкерор», больше известная как «виновница» гибели аргентинского крейсера «Генерал Бельграно».[44]

В целом же можно заключить, что действия британских разведывательно-диверсионных подразделений в этой войне были достаточно успешными, а сами они при этом проявили высокий профессионализм.

Следует отметить, что опыт применения разведывательно-диверсионных сил Великобритании, в том числе и подводного спецназа, был тщательно изучен их американскими коллегами. Он всесторонне учитывался ими в боевой подготовке, а затем уже и на практике, в ходе последующих вооруженных конфликтов.

Первая после Вьетнама полномасштабная военная акция была предпринята США в 1983 году. Через год с небольшим после завершения англо-аргентинского конфликта, учтя полностью его опыт, в том числе применения сил специального назначения, и уже оправившись от «вьетнамского синдрома», американцы захватили остров Гренада. Официально целью операции «Вспышка ярости» была защита около 1000 американских граждан, находившихся на острове, от захвативших там власть «экстремистов». В Вашингтоне неоднократно заявляли о строительстве на острове под видом международного аэропорта «стратегической советско-кубинской военной базы», угрожающей интересам США. Фактически же военно-политическое руководство США преследовало цели установления на Гренаде проамериканского режима и ослабления национально-освободительного движения в странах Карибского бассейна и Центральной Америки. В агрессии против Гренады приняли участие крупные силы из состава сухопутных войск, ВВС и ВМС. Привлекались к проведению операции также самые элитные части и подразделения ВС США: бригады 82 воздушно-десантной дивизии, батальоны «рейнджеров», экспедиционный батальон морской пехоты, антитеррористический отряд «Дельта», команда SEAL.

Разведывательно-диверсионные группы ВМС общим количеством около 50 человек заблаговременно разведали подходы к острову в интересах обеспечения высадки морского десанта. В последующем «тюлени» привлекались для действий на берегу: уточняли систему обороны острова, добывали необходимую информацию о местонахождении складов оружия, проводили диверсии.

Боевые действия на острове длились около недели, американцы столкнулись с неожиданным для них упорным сопротивлением солдат гренадской армии и кубинских рабочих. Ожесточенные бои вскрыли много недостатков в планировании и организации операции, в действиях элитных подразделений. Так, неудачно действовали разведчики-диверсанты ВМС, которым был поручен захват правительственной радиостанции. При десантировании на воду со слишком больших высот четверо боевых пловцов разбились и утонули, еще одна группа «тюленей» была отнесена далеко в море от места высадки из-за отказа двигателя надувной лодки. Как здесь не вспомнить практически аналогичные случаи вьетнамской эпопеи при проведении операции «Молния»?

Не избежала вмешательства в свои внутренние дела со стороны Вашингтона и Никарагуа, молодое развивающееся государство Центральной Америки, где к власти пришло правительство Сандинистского фронта. С целью дестабилизации обстановки в Никарагуа и ее экономической изоляции от других стран ЦРУ США разработало секретный план по минированию основных портов этой страны. В соответствии с ним американские боевые пловцы должны были установить 75 магнитных и акустических мин в тихоокеанском порту Коринто, в гавани Эль-Блафф на Атлантическом побережье и на нефтяном терминале Пуэрто-Сандино. Руководство ЦРУ, оправдываясь впоследствии перед сенатской комиссией, называло эти мины «хлопушками», так как они содержали пониженное количество взрывчатого вещества в отличие от боевых образцов. Считалось, что эти мины должны производить главным образом деморализующуу воздействие на моряков. Но, как оценили потом эксперты, 300–400 фунтов (120–160 кг) взрывчатого вещества С-4, содержащегося в них, было вполне достаточно для разрушительного взрыва с самыми серьезными последствиями. От мин, выставленных «тюленями», пострадали не только никарагуанские торговые и рыболовецкие суда, но и, как хитроумно планировали специалисты из Лэнгли, также танкеры с нефтью, следовавшие из Мексики и Европы. Последнее особенно шокировало американских сенаторов. Во-первых, страдали интересы их ближайших союзников (на одной из мин, в частности, подорвалось британское судно). Во-вторых, минирование никарагуанских портов еще больше сблизило сандинистов с Советским Союзом, так как из-за отказа западных партнеров нефтепоставки из СССР возросли до 80 % от их общего объема.

Кстати, в результате действий американских подводных диверсантов пострадал и советский танкер «Луганск» Новороссийского морского пароходства. В марте 1984 года он был подорван в Пуэрто-Сандино (Никарагуа), куда прибыл с грузом нефти. Судно спасло то, что взрыв произошел под трюмом, из которого уже была откачана нефть. В противном случае последствия взрыва могли быть катастрофическими для «Луганска», его экипажа и окружающей инфраструктуры.

Летом 1986 года под предлогом борьбы с международным терроризмом американское военное командование провело сверхсекретную операцию на территории Ливии с участием разведывательно-диверсионных формирований ВМС. Несколько раз под покровом ночи они высаживались с подводных лодок на ливийское побережье для ведения разведки и совершения диверсионных акций. Причем в тех местах, где проходили маршруты ливийских патрулей, они оставляли после себя «следы»: окурки от советских сигарет, советские спичечные коробки и т. д.

В июне 1988 года в ангольском порту Намиб прозвучали подводные взрывы, в результате которых были повреждены два советских и кубинский транспорты. Кубинский сухогруз «Гавана» получил четыре пробоины ниже ватерлинии, отчего опрокинулся и затонул. Советские суда «Капитан Вислобоков» и «Капитан Чирков» сели килем на грунт у причалов в полузатопленном состоянии. По итогам проведенного расследования было установлено, что к подводной части корпусов указанных судов было прикреплено не менее 10 магнитных диверсионных мин неизвестного происхождения. В причастности к этой акции в тот период подозревались боевые пловцы ВМС ЮАР. Однако имеются серьезные основания для предположения, что в действительности в ангольском порту Намиб осуществили диверсию американские «тюлени». В подтверждение этому вспомним во многом похожий случай со взрывом советского танкера «Луганск» в Пуэрто-Сандино. Там причастность к нему американских подводных диверсантов не вызывала сомнений даже у общественности и в политических кругах США.

Длившийся с 1987 года кризис в панамо-американских отношениях достиг апогея в декабре 1989 года. Через Панаму проходили основные пути транспортировки наркотиков, поставляемых крупнейшими латиноамериканскими наркокартелями в США. Лидер Панамы генерал Мануэль Норьега с 1988 года находился в международном розыске за свои связи с наркобаронами. Кроме того, Вашингтон никак не мог смириться с его антиамериканской политикой и постоянными угрозами обратиться к Кубе за военной помощью и защитой. 17 декабря 1989 года в силу этих причин президент США Буш принял решение о проведении операции «Правое дело», основной целью которой являлся захват генерала Норьеги и вывоз в США для предания суду по обвинению в контрабанде наркотиков. В операции принимали участие части и подразделения морской пехоты, аэромобильных и воздушно-десантных войск. Но главная роль в похищении панамского президента отводилась специальным силам: «зеленым беретам» и «рейнджерам» сухопутных войск, антитеррористическому отряду «Дельта» и «тюленям» ВМС США.

На отряд «Дельта» возлагались задачи организации наблюдения за основными резиденциями Норьеги с помощью специалистов по радиоэлектронному подслушиванию и его захвата в Панаме либо во втором по значению городе страны — Колоне. «Зеленые береты» и «рейнджеры» должны были перекрыть все возможные пути его бегства, включая основные автомобильные дороги и аэродромы.

На 6-й разведывательно-диверсионный отряд ВМС США, специально предназначенный для борьбы с международным терроризмом, возлагались задачи захвата дома президента Панамы на побережье и второй резиденции на базе панамских вооруженных сил Форт-Амадор, неподалеку от канала. Вторая группа боевых пловцов должна была нейтрализовать прибрежный аэродром в Патилье, где Норьега держал персональный самолет «Лир» и вертолет «Пума». Для этого предусматривалась их скрытная высадка из подводного положения на побережье неподалеку от аэродрома. Высадившись на берег, они должны были занять снайперские позиции таким образом, чтобы не допустить попытки Норьеги скрыться. И, наконец, третья группа «тюленей» решала задачу нейтрализации патрульных катеров панамцев и пресечения возможного бегства Норьеги морским путем. Для этого разведчики-диверсанты должны были скрытно заминировать под водой указанные суда.

Однако все попытки специальных сил ВС США захватить генерала Норьегу не увенчались успехом. Несмотря на усилия коммандос, ему удалось укрыться в резиденции официального дипломатического представителя папы римского (нунция) в Панаме. И только через трое суток он вынужден был покинуть это свое последнее убежище и сдаться американцам.

Опыт применения сил специального назначения в вооруженных конфликтах 80-х годов постоянно побуждал американское военно-политическое руководство вносить соответствующие изменения в их организационную структуру. В 1982 году все разведывательно-диверсионные силы сухопутных войск были сведены в командование специальных операций. Годом позже организуется командование совместных спецопераций, а в 1987 году — объединенное командование сил специальных операций. Ему стали подчиняться в оперативном отношении все формирования специального назначения, имеющиеся в США. Одновременно утверждается должность помощника министра обороны по специальным операциям и конфликтам низкой интенсивности. Параллельно с этим происходила реорганизация и флотских разведывательно-диверсионных сил. Группы «подводных истребителей» были окончательно расформированы в 1983 году, а их личный состав влился в отряды «тюленей». В 1987 году создается межфлотское командование специальных операций ВМС, которое предназначается для централизованного управления силами специального назначения флотов при решении ими разведывательно-диверсионных задач как в военное, так и в мирное время.

«Буря в пустыне»

Война в зоне Персидского залива началась 2 августа 1990 года с вторжения Ирака в Кувейт. В качестве причины захвата своего ближайшего соседа иракское руководство выдвинуло обвинения в незаконной добыче Кувейтом нефти на спорных приграничных территориях, превышении им установленной ОПЕК квоты, что привело к резкому падению цен на мировом рынке. Кроме того, иракцы изначально считали Кувейт своей территорией, ссылаясь на когда-то существовавшие границы давно рухнувшей Османской империи. В защиту Кувейта выступили США и их союзники по НАТО, которые заявили о необходимости восстановления международной справедливости, освобождения захваченной страны от агрессора и возвращения к власти законного правительства. Фактически же страны Запада в большей степени были обеспокоены возникшей угрозой их собственным экономическим интересам, так как данный регион являлся для них крупнейшим источником стратегического сырья — нефти.

17 января 1991 года многонациональные силы антииракской коалиции начали операцию по освобождению Кувейта под кодовым наименованием «Буря в пустыне». Для участия в ней была создана мощная группировка войск различных видов вооруженных сил 34 стран, насчитывавшая в своем составе более 700 000 военнослужащих, свыше 4000 танков, более 3700 орудий и минометов, около 2000 самолетов и до 200 боевых кораблей и вспомогательных судов.

К началу военных действий в зону Персидского залива были переброшены отборные войска и силы специального назначения США, Великобритании и Франции общей численностью свыше 5000 человек. А на завершающей стадии войны их число возросло почти до 10 000. Основу их составляли силы специальных операций США: три батальона «зеленых беретов», полк «рейнджеров», антитеррористический отряд «Дельта», части и подразделения специального назначения ВВС и ВМС. Флотские разведывательно-диверсионные силы были представлены тремя командами «тюленей», тремя группами специальных катеров, тремя группами специальных подводных транспортных средств, подразделениями обеспечения и обслуживания. Они привлекались главным образом для разведки побережья оккупированного Кувейта, уточнения навигационно-гидрографических условий на подходах к нему, поиска минных заграждений и их разминирования, для борьбы с иракскими разведывательно-диверсионными группами, проникавшими на побережье Саудовской Аравии, предотвращения подводных диверсий в саудовских портах и на якорных стоянках. Кроме того, подразделения «тюленей» проводили диверсии на объектах иракской береговой обороны, участвовали в спасении экипажей сбитых над морем самолетов и вертолетов, обучали силы спецназначения кувейтского и саудовского флотов.

Американские коммандос решали и целый ряд иных специфических задач в интересах обеспечения действий флота многонациональных сил. Так, 19 января они приняли участие в захвате четырех бывших кувейтских нефтедобывающих платформ месторождения Дирра, на которых иракцы разместили радиолокационные станции обнаружения воздушных целей и подразделения спецназа для их обороны. Американское командование также полагало, что они могут использоваться для базирования легких атакующих судов и боевых вертолетов. Операция по захвату нефтяных установок проводилась с моря, воздуха и из-под воды. В ней принимали участие около 80 разведчиков-диверсантов ВМС США, американский фрегат «Николс» и кувейтский корвет «Истикляль», специально оборудованная для обеспечения применения «тюленей» кувейтская баржа, транспортно-десантные и ударные вертолеты огневой поддержки, подводные транспортировщики — носители водолазов. Под прикрытием темноты на удалении около одного километра от нефтедобывающих платформ «тюлени» с самоходной баржи пересели на надувные лодки «Зодиак». На них они скрытно с приглушенными моторами сблизились с платформами и установили за ними наблюдение с помощью приборов ночного видения. После уточнения системы охраны и обороны иракцев (всего «тюлени» обнаружили более двух десятков часовых) была дана команда на начало операции. Вертолеты огневой поддержки и фрегат «Николс» с целью устрашения иракцев открыли по ним артиллерийский огонь. Под его прикрытием «тюлени» высадились на платформы с надувных лодок и по специальным тросам с вертолетов. Застигнутые врасплох и деморализованные иракцы не оказали практически никакого сопротивления и сдались в плен. Правда, пятеро иракских спецназовцев пытались открыть ответный огонь с одной из платформ, но были уничтожены ураганным огнем с вертолетов «Апач». Лейтенант Райли, командир подразделения американских коммандос, захвативших платформы, впоследствии в своем рапорте об итогах операции указывал, что они были оборудованы радиотехническими средствами и инфракрасной аппаратурой для ведения разведки и наблюдения. Так что опасения американского командования были не напрасны. Иракские спецназовцы также были хорошо оснащены для защиты этих важных (ставших военными) объектов: приборами ночного видения, гранатометами, десантными автоматами АК-47. В завершение этой операции американские боевые пловцы с помощью подводных транспортировщиков заминировали платформы, чтобы в случае необходимости их можно было взорвать и не дать возможности иракцам повторно использовать в военных целях.

Через четверо суток «тюлени» захватили еще девять буровых установок в северной части Персидского залива. Иракское военное командование планировало произвести с их помощью слив нефти в море с таким расчетом, чтобы нефтяное пятно достигло побережья Кувейта. Это позволило бы иракцам в случае проведения многонациональными силами морской десантной операции создать огненный барьер для эффективного противодействия высаживающимся войскам и технике. Однако и на этот раз планы иракцев были сорваны благодаря действиям разведчиков-диверсантов американских ВМС.

И еще один пример специфических задач, решаемых «тюленями» в Персидском заливе. После одной из атак палубными штурмовиками «Интрудер» с борта американского авианосца был поврежден иракский эсминец. Для его захвата было направлено подразделение боевых пловцов на вертолетах. Экипаж миноносца не оказал никакого сопротивления, когда «тюлени» стали спрыгивать с вертолетов по тросам на палубу корабля.

После того как один из американских ракетных кораблей подорвался на акустической мине, перед боевыми пловцами была поставлена задача уточнения границ иракских минных полей. Для обнаружения мин «тюлени» использовали подводные транспортировщики, оснащенные доплеровской навигационной системой и высокочастотной гидроакустической станцией. Об эффективности их действий можно судить хотя бы по одному характерному случаю. В период с 30 января по 15 февраля только в одном из районов у побережья Кувейта боевыми пловцами была очищена от мин акватория площадью 27 квадратных миль. При этом они взорвали с помощью детонационных зарядов 26 мин.

Одной из важнейших задач, решаемых подразделениями специального назначения ВМС США, была разведка системы противодесантной обороны побережья, занимаемого иракскими войсками. На начальном этапе войны в зоне Персидского залива американское командование допускало возможность проведения высадки десанта с моря в тыл иракцам. «Тюлени» высаживались на берег двумя способами. Первый предусматривал использование для этих целей подводных транспортировщиков, а второй — быстроходных катеров с последующей пересадкой боевых пловцов на надувные лодки «Зодиак». Высадившиеся на берег «тюлени» проникали в глубь территории, занятой противником, и вели разведку, приближаясь порой вплотную к его позициям и маршрутам движения патрулей. Увиденное поразило даже многоопытных разведчиков-диверсантов. Практически все побережье было оборудовано мощными укреплениями, огражденными многими рядами колючей проволоки, начинавшимися, словно чудовищный невод, еще в море. Большинство укреплений было в виде ДОТов с перекрывающимися секторами обстрела. Сзади и с боков они прикрывались жесткими проволочными сетками, предназначенными для срабатывания противотанковых управляемых реактивных снарядов и гранат еще до того, как они поразят главную цель. Подходы с моря к берегу, а также все пространство между ДОТами были буквально нашпигованы разнообразными минами и минными ловушками. «Да, в инженерных войсках у Саддама служат настоящие умельцы!» говорил Томми Дитц, командир подразделения «тюленей», увидевший все это. Развединформация, добытая боевыми пловцами, а также имеющиеся сведения о планах иракского руководства использовать огненные барьеры из горящей нефти, а возможно, и химическое или бактериологическое оружие, содействовали тому, что союзное командование отказалось от проведения морской десантной операции. По его расчетам, высадка с моря привела бы к неоправданно высоким потерям, несоизмеримым с достигнутыми результатами. Тогда же и было принято решение о введении иракского военного командования в заблуждение относительно проведения морской десантной операции с целью отвлечения части его сухопутных войск на приморское направление. Решающая роль в имитации высадки морского десанта отводилась американским боевым пловцам.

В ночь с 23 на 24 февраля две группы «тюленей» на четырех высокоскоростных катерах[45] вышли из базы Рас-эль-Мишаб. Пройдя вдоль побережья около 60 миль за час, катера легли в дрейф примерно в 10 милях от порта Мина-эль-Сауд. Здесь восемь боевых пловцов с двух катеров спустили на воду надувные лодки с моторами «Зодиак», погрузили туда необходимое снаряжение и направились на них к берегу. В полукилометре от береговой черты они погрузились в воду и далее следовали самостоятельно с помощью ласт. Каждый из них имел при себе восемь килограммов пластитовой взрывчатки С-4, детонаторы, таймеры, сигнальные буи и суточный рацион питания. Выйдя на берег, коммандос рассредоточились по побережью примерно на 20–25 метров друг от друга. Удостоверившись, что поблизости нет неприятельских часовых, они продвинулись в глубь побережья еще метров на пятьдесят, после чего заложили взрывчатку у различных объектов противодесантной обороны. Таймеры были установлены на взрыв через два часа. Неслышно отойдя назад, боевые пловцы снова погрузились в воды залива, где попутно установили сигнальные буи. Когда разведчики-диверсанты вернулись на «Зодиаки», они запустили моторы и направились к ожидающим их вдали катерам.

В то же время вторая группа боевых пловцов на двух оставшихся катерах незаметно подошла к берегу. Здесь катера набрали полную скорость и пронеслись вдоль позиций иракских войск на побережье, открыв по ним шквальный огонь из крупнокалиберных пулеметов и гранатометов, что должно было имитировать начало огневой подготовки высадки. Практически одновременно прозвучали взрывы восьмикилограммовых пластитных бомб, заложенных первой группой спецназовцев. Этим должно было создаваться впечатление о работе саперных групп, разрушавших противодесантные заграждения на берегу. Были также приведены в действие сигнальные буи, которые имитировали обозначение проходов для высаживающихся войск десанта.

Чуть позже отряды «тюленей» провели также разведывательно-диверсионные действия на островах Файлака и Бубиян, несколько групп «отметились» в районе Умм-Каср. В результате этих тщательно продуманных и профессионально проведенных боевыми пловцами операций у иракского командования создалось полное убеждение в том, что многонациональные силы готовятся к проведению морской десантной операции. Несколько иракских дивизий в самые решающие часы сухопутного наступления многонациональных сил остались на побережье, дожидаясь высадки мнимого десанта.

Высаживаясь на берег с подводных лодок и катеров, «тюлени» решали также еще одну очень важную задачу: они наводили на цели авиацию многонациональных сил. Боевые пловцы вели при этом наблюдение за позициями иракских войск порой по несколько дней. Прибыв в назначенное место ночью, разведчики-диверсанты отрывали в песке неглубокие окопчики и накрывались маскировочной сетью. Вызов и наведение авиации на выявленные объекты производились с использованием портативных радиостанций, приборов лазерной подсветки целей, радиомаяков и различных датчиков. При этом коммандос располагались, как правило, на незначительном удалении от поражаемых целей и оценивали результаты наносимых ракетно-бомбовых ударов, а при необходимости корректировали их.

Не все операции, проводимые силами спецназначения, заканчивались успешно. Так, не были решены задачи, поставленные разведывательнодиверсионным подразделениям британских ВМС при высадке на побережье Кувейта. Эти группы доставлялись в район высадки на подводных лодках, а затем следовали к берегу с помощью подводных средств движения. В результате выброса иракцами нефти в прибрежные воды залива их действия были существенно затруднены. Иракские ВМС обнаружили английских боевых пловцов при высадке их из подводной лодки и попытались уничтожить. И только вызванная на помощь американская авиация сумела предотвратить полный срыв операции, нанеся удар по атакующим иракским кораблям. В другой раз отряд британских коммандос в составе 22 боевых пловцов не смог вернуться на дожидавшуюся их подводную лодку из-за того же разлива нефти у побережья и вынужден был остаться в Кувейте.

Но не все было так бесславно в действиях британских спецподразделений, как может показаться на первый взгляд из приведенных здесь примеров. Блестяще действовала группа английских боевых пловцов, высаженная с подводной лодки неподалеку от иракского порта Басра. Она добыла важные разведывательные сведения об обстановке, сложившейся там в результате восстания местного шиитского населения против режима Саддама Хусейна. Во многом благодаря этой информации американские части под командованием генерала Нормана Шварцкопфа сделали неожиданный для иракских войск маневр, зашли им во фланг и нанесли поражение в этом районе.

Подводя итоги войны в зоне Персидского залива, представители американского высшего военно-политического руководства неоднократно на официальном уровне давали самые лестные характеристики действиям там сил специальных операций, в том числе и флотским разведчикам-диверсантам. На основе опыта их применения в этой войне западные военные специалисты считают, что в вооруженных конфликтах будущего роль сил специального назначения неизмеримо возрастет, они выйдут на первый план, заняв по значимости в качестве самостоятельного элемента достойное место в ряду различных родов и видов вооруженных сил.

День сегодняшний

В современных условиях в вооруженных силах ведущих зарубежных государств четко прослеживается тенденция подчинения разведывательно-диверсионных частей и подразделений различных видов вооруженных сил единому руководству. Такие формирования в этом случае, как правило, именуются силами специальных операций. Передага их под единое командование, по мнению зарубежных военных специалистов, должна обеспечить высокий уровень боевой готовности и быструю реакцию этих частей на резкие изменения обстановки, централизованное и независимое от войск и сил флотов боевое применение в кризисных ситуациях различной интенсивности. Наибольшее внимание развитию и совершенствованию подобных элитных формирований уделяет военно-политическое руководство США.

Силы специальных операций ВМС США предназначены для решения разведывательно-диверсионных и других специальных задач, как в военное, так и в мирное время, главным образом в прибрежных районах океанов и морей, внутренних акваториях и на побережье иностранных государств. На них, как правило, возлагаются: ведение разведки в прибрежных водах и на побережье, уничтожение или вывод из строя важных военных, военно-промышленных и транспортных объектов противника на берегу, подводно-диверсионные действия против кораблей и судов в базах и районах рассредоточения, а также стационарных объектов и сооружений в прибрежной зоне, разведка системы противодесантной обороны, уничтожение заграждений в воде и на берегу, разминирование проходов для десантно-высадочных средств в районах высадки десанта, обеспечение захвата опорных пунктов противодесантной обороны, борьба с подводно-диверсионными силами противника. В последнее время они стали широко применяться в так называемых, по американской терминологии, небоевых операциях для решения следующих задач: борьба с терроризмом и транспортировкой наркотиков, поиск и спасение экипажей, терпящих бедствие, поддержание мира, оказание гуманитарной помощи, охрана важных персон и т. д.

В ВМС США силы специальных операций состоят из регулярных частей и резерва общей численностью около 5000 человек. Основными соединениями и частями сил специальных операций ВМС США являются группы (1-я и 2-я) и отдельные отряды в составе Атлантического и Тихоокеанского флотов. Организационно каждая группа состоит из 3–4 разведывательно-диверсионных отрядов, эскадры катеров специального назначения и отряда подводных транспортных средств. В среднем группа в боевом составе насчитывает 850–900 человек личного состава. Все подразделения 2-й группы предназначены для действий в зоне Атлантического океана, Европе, Центральной и Латинской Америке, а 1-й группы сил специальных операций — на Тихом и Индийском океанах, в Юго-Восточной Азии.

Основу флотских сил специальных операций составляют разведывательно-диверсионные отряды SEAL. Организационно они состоят из штаба и 6–8 разведывательно-диверсионных взводов. Штатная численность личного состава отряда около 180 человек, а взвода — 16 человек. Особое положение занимает 6-й разведывательно-диверсионный отряд SEAL — элита спецвойск ВМС. Он создан в 1980 году для борьбы с международным терроризмом, в том числе с терроризмом на море, и находится в непосредственном подчинении объединенного командования сил специальных операций ВС США. Деятельность этого подразделения тесно связана с операциями антитеррористического отряда «Дельта» сухопутных войск США. Отдельные отряды специального назначения постоянно находятся в передовых районах океанских театров военных действий и предназначены для развертывания на их основе отрядов сил специальных операций в кризисных ситуациях или на случай войны. Они дислоцируются в Великобритании, Испании, на территории Республики Корея, а также на островах Гуам и Пуэрто-Рико. Отдельные разведывательно-диверсионные подразделения численностью до 16 человек размещаются на авианосцах, десантных и других кораблях основных оперативных флотов, развернутых в море.

Комплектование личным составом частей и подразделений флотских сил специальных операций осуществляется, как правило, добровольцами по контрактам. В основном это лица, прошедшие действительную военную службу или увольняемые из рядов вооруженных сил по завершении службы. Основными критериями отбора для кандидатов являются политическая благонадежность, крепкое здоровье, физическая подготовка, психологическая устойчивость, знание иностранных языков. Кроме того, обращается особое внимание на агрессивность характера, ловкость, быстроту реакции, сообразительность, умственные способности. Кандидаты в «тюлени» не должны бояться воды и высоты, неожиданных взрывов и выстрелов, страдать нарушениями двигательного аппарата и клаустрофобией. И, пожалуй, главное: они должны обладать фанатическим желанием стать боевыми пловцами.

Кандидаты, успешно сдавшие проверочные испытания, зачисляются слушателями в Военно-морской центр специальной войны в Коронадо. Программа подготовки включает изучение тактики разведывательно-диверсионных подразделений, иностранных языков, приемов и правил обращения с оружием, со специальными техническими средствами, легководолазную, парашютную и физическую подготовку, подрывное дело, топографию, радиосвязь и другие дисциплины. Здесь они, в частности, изучают различные способы побега из плена, ликвидации противника с помощью оружия и без него, боевого применения в джунглях, пустыне, арктических и городских условиях, тренируются в вождении автомобилей, мотоциклов, катеров и подводных средств движения. Особенностью подготовки разведчиков-диверсантов ВМС является выработка навыков длительного пребывания в воде и под водой при различных температурных режимах. Боевые пловцы готовятся с таким расчетом, чтобы обеспечить возможность совершения с полной боевой выкладкой марш-броска на расстояние до 70 километров и заплывов на дистанцию до 20 километров. Общая продолжительность всей подготовки около 12 месяцев. После окончания этого учебного заведения они получают квалификацию «разведчик-диверсант ВМС» и направляются для дальнейшего прохождения службы в разведывательнодиверсионные отряды или обеспечивающие их подразделения флотов.

Практическая отработка навыков и тактики действий флотских сил специальных операций осуществляется в ходе боевой подготовки круглый год. Их личный состав участвует в большинстве комплексных и тематических учений, организуемых ВМС и ВС США, а также в рамках НАТО. Кроме того, проводятся специальные учения по разведывательно-диверсионной тематике как самостоятельно, так и во взаимодействии с подразделениями специальных войск других видов вооруженных сил США или аналогичными формированиями ВМС стран-союзниц.

В соответствии с современными взглядами военного командования США доставка и высадка разведывательно-диверсионных подразделений ВМС в районы боевого назначения могут производиться подводным, надводным, воздушным, комбинированным, а в некоторых случаях и наземным способами.

В принципе любая подводная лодка может быть использована для транспортировки боевых пловцов. Однако в ВМС США имеется целый ряд атомных подводных лодок, специально предназначенных для обеспечения их деятельности. В качестве надводных носителей широко применяются боевые корабли и вспомогательные суда, специальные быстроходные и погружаемые катера, катера на воздушной подушке. Непосредственно к берегу или объекту диверсии на водной акватории «тюлени» добираются, как правило, с помощью подводных транспортировщиков или буксировщиков, надувных лодок с малошумными моторами, а также ласт.

Доставка по воздуху разведчиков-диверсантов производится специальными самолетами и вертолетами. Их высадка осуществляется на парашютах на воду или сушу, а с вертолетов, кроме того, без парашюта на воду с высоты 5–6 метров и на сушу либо палубу корабля, судна с помощью специальных тросов. В последнее время подразделениями сил специального назначения практикуется использование парашютной системы скрытного десантирования с больших высот. Она позволяет осуществлять выброску разведчиков-диверсантов с высот до 12 километров на дальностях до 70 километров от точки приземления. Основными ее элементами являются управляемый парашют «крыло», высотный герметизированный костюм с системой обогрева и подачи кислорода. Военные специалисты считают, что при использовании данной системы десантирование может производиться не только с военно-транспортных самолетов, но и с авиалайнеров гражданских компаний в ходе их полета по международным воздушным коридорам. В этом случае обеспечивается большая скрытность проводимых операций.

Как следует из опыта локальных войн и вооруженных конфликтов последних лет, широкое распространение получил комбинированный способ доставки и высадки. В частности, с самолетов или вертолетов боевые пловцы десантируются на воду с последующей транспортировкой их подводной лодкой либо следованием с помощью подводных средств движения, надувных лодок к объектам разведки или диверсий.

После высадки на берег начинается скрытное проникновение «тюленей» к объектам диверсий или разведки. Походный порядок разведывательнодиверсионной группы обычно состоит из ядра и походного охранения. В походное охранение выделяется головной дозор из разведчиков-диверсантов. Тыловой дозор высылается при обнаружении или угрозе преследования группы. Командир группы обычно следует в голове ядра, управляя дозорами и регулируя скорость и направление движения групп. Для связи дозоров с ядром устанавливаются простые, легко запоминающиеся зрительные, звуковые и радиосигналы. Зрительные сигналы подаются руками, изменением положения оружия, головным убором, фонариком со светофильтром и др. Звуковые сигналы обычно имитируют случайные звуки леса или голоса животных, птиц, характерных для данной местности и времени года. В случае контакта с противником дозорные, вооруженные бесшумным оружием, действуют исключительно на уничтожение. При длительных действиях в тылу противника разведывательно-диверсионная группа организует базу, предназначенную для укрытия и отдыха личного состава, а также хранения вооружения и технических средств.

В случае организации уничтожения объекта путем скрытного минирования командир группы, как правило, назначает подгруппу нападения, подгруппу минирования и подгруппу обеспечения. Подгруппа нападения имеет задачу проделать проход в ограждении или минном поле, бесшумно снять часового либо патруль и обеспечить действия группы минирования. Подгруппа минирования минирует объект в уязвимых местах и отходит под прикрытием группы нападения. Подгруппа обеспечения совместно с подгруппой нападения содействуют выполнению задачи подгруппой минирования на дальних подступах к объекту и на различных направлениях. После решения задачи подгруппы отходят по заранее обусловленным маршрутам на пункт сбора. Одна из подгрупп обеспечения прикрывает отход всей разведывательно-диверсионной группы. Скрытному минированию могут быть подвергнуты важные объекты противника и наиболее уязвимые места баз и гарнизонов его флота, уничтожение которых парализует их боевую и повседневную деятельность. К последним относятся, например, водозаборы, линии электропередачи, подстанции, теплоцентрали, котельные, системы вентиляции командных пунктов.

При нападении на объект, имеющий усиленную охрану и труднодоступный для проникновения на его территорию, командир разведывательно-диверсионной группы организует огневой налет, используя для этого, как правило, реактивные снаряды или ручные гранатометы с дистанций эффективного применения этих огневых средств. Для этого выделяются несколько подгрупп огневого налета и подгруппа обеспечения. После целераспределения по команде командира группы производится одновременный залп и поражение целей. Затем подгруппы отходят по заранее обусловленным маршрутам к пункту сбора. Одна из подгрупп прикрывает отход всей разведывательно-диверсионной группы.

В случае организации засады разведывательно-диверсионная группа устраивает неожиданную «ловушку» в заранее обусловленном месте с целью уничтожить или захватить подразделения флота противника при их передвижении. Засада устраивается в местах, удобных для нападения (на автомобильных и железных дорогах и др.) и обеспечивающих надежную маскировку группы от воздушной и наземной разведки. Она планируется и проводится тогда, когда разведывательно-диверсионная группа, используя удобный для себя рельеф местности, может малыми силами достичь успеха в бою над превосходящими силами противника.

Если проводятся диверсионные действия против кораблей и судов, находящихся на рейде или в базе, то их скрытное минирование осуществляется одиночными пловцами, как правило, по два человека, с использованием индивидуальных буксировщиков или групповых транспортировщиков. В районе объекта диверсии боевые пловцы открепляют мину от подводного средства движения, один из них удерживает при этом его в стабильном положении, а другой находит уязвимое место объекта, крепит мину и выдергивает чеку взрывателя, установленного на определенное время срабатывания. Это время может быть различным, но оно должно обязательно учитывать возможность удаления боевых пловцов на безопасное расстояние. При небольших глубинах в районе стоянки (менее 10–15 м) крупногабаритные мины могут устанавливаться на дно непосредственно под кораблем.

При комплексном применении сил специальных операций против пунктов базирования сил флота противника наряду с действиями разведывательно-диверсионных подразделений на берегу и против кораблей, судов на рейде или у причалов предполагается использовать также сверхмалые подводные лодки либо специально оснащенные соответствующим оружием подводные транспортировщики. Они могут выставлять мины на подходах к базе, а также выполнять торпедные атаки по входящим или выходящим из пункта базирования подводным лодкам.

После выполнения задачи при возвращении разведывательно-диверсионные группы, как правило, осуществляют отход в район, где были оставлены замаскированные надводные или подводные средства движения. С их помощью они могут возвращаться как на те средства доставки, с которых производилась высадка, так и на другие, специально для этого предназначенные. В качестве средств, выделяемых для приема группы после выполнения ею задачи, используются подводные лодки, надводные корабли, катера, а также самолеты и вертолеты. При возвращении разведчики-диверсанты могут прибегать к нестандартным действиям, в том числе к захвату рыболовного, пассажирского или другого частного судна, яхты, катера и выходу на нем в море, к угону самолетов и вертолетов. В случае необходимости может предусматриваться установление связи с агентурой, находящейся в данном районе, которая может обеспечить последующее возвращение разведывательно-диверсионной группы.

Сегодня, исходя из складывающейся военно-политической обстановки, можно полагать, что изложенные взгляды на боевое применение сил специальных операций ВМС США предусматривают в качестве основных объектов разведки и диверсий, в том числе, а может и прежде всего, силы Российского ВМФ. И тому подтверждением может служить много примеров. Так, в последние годы в непосредственной близости от российской морской границы на Балтике регулярно проводится совместная боевая подготовка сил специальных операций ВМС США и Литвы. В 1998 году боевые пловцы специальных подразделений ВМС Великобритании проводили водолазные работы в районе Севастополя и Балаклавы якобы с целью поиска затонувших в ходе предшествующих войн английских кораблей. Есть серьезные основания утверждать, что на самом деле их основной задачей была разведка подходов с моря к главной базе Черноморского флота. В ходе одного из учений «Си бриз» подразделения сил специальных операций ВМС США по согласованию с украинской стороной совершили переход на катерах прибрежным маршрутом вдоль Крымского полуострова для отработки специальных задач и ведения разведки побережья. Осенью 2000 года два американских быстроходных катера специальной постройки и подразделение «тюленей» были скрытно переброшены по воздуху в один из портов Румынии, а затем также скрытно, но уже морским путем эти катера на максимальных скоростях без согласования с командованием Черноморского флота прибыли в Севастополь. Данный факт свидетельствует о фактической отработке планов боевого применения американских сил специального назначения против конкретных российских объектов на Черном море. Дальнейшие комментарии, думается, излишни.

С техникой на «ты»

Специфика задач, решаемых силами специальных операций ВМС, предполагает их применение в подводной среде, из-под воды и на берегу против различных объектов. Многообразие и сложность задач предопределяют необходимость соответствующего технического оснащения морских коммандос: автономными дыхательными аппаратами, подводным снаряжением, оружием, средствами диверсий, разведки, радиосвязи, навигации и т. д. Все эти средства, как правило, уникальны по своей сути, так как боевые пловцы действуют в нескольких средах практически одновременно, при этом сама их разведывательно-диверсионная деятельность, с одной стороны должна быть невидимой для противника, а с другой — наносить ему максимальный вред и ущерб.

Для действий под водой разведчики-диверсанты ВМС оснащаются легководолазным снаряжением различной конструкции. В ВМС США применяются автономные дыхательные аппараты «Скуба»[46] трех основных типов. В аппаратах первого типа дыхание водолазов обеспечивается за счет кислорода, второй тип работает на сжатом воздухе (акваланги) и третий тип — на кислородно-азотной или кислородно-гелиевой смеси.

Главной отличительной особенностью кислородных аппаратов является то, что дыхание в них осуществляется кислородом по замкнутому циклу — с очисткой выдыхаемой газовой смеси и ее повторным использованием водолазом. Дыхательные аппараты, работающие на чистом кислороде, имеют целый ряд достоинств, к основным из которых относятся небольшой вес, малые габариты и скрытность действий. На суше их легче носить, чем воздушные, в воде они меньше мешают плыть. Но главное, в воде они не оставляют следов в виде пузырьков воздуха, что так характерно для аквалангов. А это очень важно для маскировки разведчиков-диверсантов при проведении ими боевых операций. Вместе с тем у аппаратов этого типа имеется и существенный недостаток глубина погружения в них должна быть не более 20 метров В противном случае может наступить отравление организма кислородом и потеря сознания. При проведении водолазами подводных работ, требующих значительных энергетических затрат, а также при переохлаждении кислородное отравление может случиться и на значительно меньшей глубине. Поэтому, как правило, кислородные аппараты используются на глубинах, не превышающих 10 метров.

Работа воздушных аппаратов, или аквалангов, основывается на принципе пульсирующей подачи воздуха (сжатого под давлением 150–200 атмосфер) из баллонов через дыхательный автомат в легкие водолаза. Выдох производится непосредственно в воду. При этом исключается перемешивание выдыхаемого воздуха с вдыхаемым или повторное его использование, как это происходит в аппаратах с замкнутым циклом. Акваланги в сравнении с кислородными аппаратами имеют серьезные преимущества: они просты в обслуживании, надежны в эксплуатации и не требуют сложной подготовки водолаза; исключают отравление кислородом и углекислым газом; сводят к минимуму опасность получения баротравмы легких. Однако существенным их недостатком является нескрытность действий водолаза: пузырьки воздуха, всплывающие на поверхность, демаскируют его, а шум клапанов дыхательного автомата может быть обнаружен гидрофонами противника. Кроме того, они позволяют легководолазу беспроблемно работать на глубинах, не превышающих 30–40 метров и относительно недолго. В силу этих причин воздушные дыхательные аппараты используются боевыми пловцами, как правило, весьма ограниченно: для обучения начинающих водолазов, проведения спасательных работ, а также в подводных противодиверсионных операциях.

Комбинированные дыхательные аппараты с замкнутым циклом сочетают в себе достоинства и кислородных, и воздушных приборов. В них для обеспечения погружения легководолазов на глубину до 60 метров вместо воздуха используется смесь азота и кислорода — нитрокс.[47] Использование нитрокса с иным соотношением кислорода и азота, чем в земной атмосфере, позволяет избежать так называемого азотного отравления («глубинного опьянения»), возникающего на глубинах 40–60 метров. Для обеспечения пребывания водолазов на больших глубинах применяются кислородно-гелиевые смеси. Они позволяют достигать глубин до 250 метров и находиться под водой до 12 часов. Учитывая эти преимущества, боевые пловцы в настоящее время используют главным образом именно такие аппараты. К лучшим зарубежным образцам подобных устройств относятся немецкий «Драгер», итальянский «АРО», английские «Оксимагнум» и «Оксимакс». Они находятся на вооружении коммандос многих государств, в том числе и США. Высокие тактико-технические характеристики комбинированных аппаратов обеспечивают большую свободу в планировании и проведении разведывательно-диверсионных операций. Правда, необходимо отметить, что вышеуказанные преимущества приобретаются за счет увеличения массы аппаратов, сложности их конструкции и эксплуатации, а также необходимости более сложной и длительной подготовки водолазов. Так, например, в одном из наиболее современных подводных дыхательных аппаратов «Стелт» для контроля глубины погружения и времени его окончания, парциального давления кислорода и расхода дыхательной смеси используется микропроцессор, который выводит информацию на жидкокристаллический дисплей. Кроме того, имеются электронные устройства, автоматически регулирующее поступление определенного количества кислорода в дыхательный мешок и управляющее плавучестью боевого пловца.

Подводное снаряжение обеспечивает жизненные функции водолаза и его ориентирование под водой. К нему относятся маски, дыхательные трубки, ласты, гидрокостюмы, спасательные жилеты, ремни с грузами, глубиномеры, подводные часы, компасы, лаги, фонари и многие другие устройства.

В качестве личного оружия разведывательно-диверсионные подразделения ВМС могут применять различное огнестрельное и специальное подводное оружие. Из обычного огнестрельного оружия боевые пловцы используют пистолеты, пистолеты-пулеметы (в том числе с глушителем и лазерным прицелом), автоматические винтовки, пулеметы, реактивные снаряды. Кроме того, на их вооружении состоят гранатометы и ручные гранаты различного назначения: осколочные, бризантные, зажигательные, дымовые, со слезоточивым газом. К специальному подводному оружию относятся облегченные подводные ружья с реактивными снарядами малого калибра, в том числе и термитными; универсальные пневматические и реактивные пистолеты, подводные метательные снаряды, которые имеют форму дротика и выстреливаются из специальных контейнеров при помощи пороховых газов. Самым популярным подводным оружием боевых пловцов являются пистолеты и револьверы. Они стреляют специальными подводными пулями удлиненной формы в виде гвоздей, оперенными стрелами, а также иглами с отравляющим либо парализующим ядом. Наиболее известны состоящие на вооружении разведывательно-диверсионных подразделений ВМС большинства западных стран подводный пистолет «Хеклер-Кох» П-11 и реактивный револьвер Барра. Так, например, «Хеклер-Кох» П-11 ведет огонь 7,62 миллиметров стреловидными боеприпасами. Конструктивно он имеет блок из пяти стволов, одновременно исполняющих роль магазина и патронных камор. После отстрела всех пяти зарядов блок стволов заменяется новым и легко вставляется в рукоятку. Дальность поражения целей этим пистолетом под водой составляет около 15 метров, а на воздухе — до 30 метров. Такие дальности считаются вполне приемлемыми с учетом относительно небольшой видимости на глубине и того, что спецоперации, как правило, проводятся в темное время суток либо в плохую погоду.

Кроме того, разведчики-диверсанты используют ножи с лезвием длиной 12–18 сантиметров, а также шилообразные кинжалы с баллончиками сжатого углекислого газа для уверенного поражения своих противников под водой. Водолазные ножи, как правило, выполняются из сверхпрочных титановых сплавов и покрываются защитным слоем, предохраняющим от коррозии и исключающим отблески света. Закаленное острие ножа может использоваться как бурав, а обух клинка — в качестве пилы. Рукоять позволяет производить ею удары как кастетом или молотком. Прочность водолазных ножей такова, что они выдерживают тяжесть человеческого тела, когда используются коммандос в качестве ступенек при подъеме наверх.

Основными средствами проведения диверсий являются подрывные заряды и фугасы, диверсионные мины, управляемые взрывающиеся катера и т. д. Для разрушения сооружений, прежде всего противодесантных заграждений на морском побережье и в прибрежной зоне, используются унитарные, кумулятивные и ленточные подрывные заряды. При расчистке проходов в противопехотных минных полях и заграждениях из колючей проволоки, а также в рифах или мелководных районах применяются удлиненные или секционные шланговые заряды. Для подрыва и уничтожения крупных кораблей и особо важных береговых объектов разведчики-диверсанты могут использовать более мощные взрывные устройства фугасы. Подрывные заряды и фугасы транспортируются с помощью подводных средств движения или сбрасываются со сверхмалых подводных лодок. Они имеют массу взрывчатого вещества до нескольких сотен килограммов и размещаются в прочных неметаллических корпусах. Срок приведения их в боевое положение может быть различным: от нескольких часов до нескольких месяцев.

Современные диверсионные мины, применяющиеся для уничтожения надводных кораблей и подводных лодок, имеют относительно небольшие массо-габаритные характеристики. Так, малые диверсионные мины обладают массой до 10–15 килограммов, а средние — до 30–50 килограммов. Они транспортируются, как правило, самими боевыми пловцами. Диверсионные мины могут быть «начинены» взрывателями различных типов: часовыми, магнитными, акустическими, гидростатическими и др. Они оснащаются механизмами неизвлекаемости и замедления взведения взрывателя в боевое состояние (для того, чтобы подводные диверсанты смогли отплыть на безопасное расстояние). Мины в основном имеют неметаллические корпуса для затруднения обнаружения их техническими средствами. Они могут прикрепляться непосредственно к объектам диверсий магнитными, турникетными и резиновыми фиксаторами, а также устанавливаться на дне фарватеров либо под днищами кораблей и судов.

Для перехвата излучений средств радиосвязи противника, обнаружения объектов разведки и диверсий, упреждающего выявления работающих РЛС противника разведчиками-диверсантами используются станции радио- и радиотехнической разведки, а также миниатюрные приемники предупреждения о радиолокационном облучении. Ими применяется также разведывательносигнализационная аппаратура для дистанционного обнаружения движущихся личного состава и боевой техники. Функционирование датчиков этой аппаратуры основано на использовании различных физических полей: сейсмического, акустического, магнитного, электрического и т. д. В качестве оптических средств наблюдения за надводной обстановкой и побережьем противника используются индивидуальные перископы и бинокли, а в ночное время инфракрасные очки и бинокли, специальные приборы, прицелы индивидуального оружия. Для поиска различных подводных объектов и слежения за ними боевыми пловцами используются малогабаритные гидроакустические станции, работающие в активном и пассивном режимах и имеющие дальность действия соответственно от сотен метров до нескольких километров. Они также могут применять бесподсветочные приборы ночного видения, выполненные на микроканальных усилителях ночного изображения. Такие приборы могут использоваться под водой, из-под воды и над водой. В частности, в подводном положении с их помощью видимость на глубине улучшается во много раз. Для подводного телевизионного наблюдения разведчики-диверсанты могут использовать также телекамеры в водонепроницаемом исполнении, которые позволяют записывать изображение на видеомагнитофон с последующим воспроизведением.

С помощью средств связи обеспечивается управление деятельностью подразделений сил специальных операций ВМС и взаимодействие между отдельными разведчиками-диверсантами. В настоящее время ими используются следующие виды связи: зрительная, лазерная, звукоподводная и радиосвязь. Зрительная связь осуществляется с помощью средств световой сигнализации и «языка жестов». Для скрытой связи в пределах прямой видимости могут применяться также лазерные приемопередатчики или лазерные приборы сигнализации в виде ручного фонарика для подачи кодированных световых сигналов. Специальные средства звукоподводной связи позволяют боевым пловцам связываться под водой с обеспечивающими их надводными кораблями и субмаринами, а также между собой на удалении в несколько километров. С помощью портативных ультракоротковолновых радиостанций осуществляется связь на расстоянии десятка километров, а коротковолновых и спутниковых переносных станций связи — до десяти тысяч километров. Необходимая степень закрытости передаваемой информации при этом достигается применением встроенных устройств кодирования и автоматического шифрования. Кроме того, для затруднения перехвата со стороны противника передаваемых раведчиками-диверсантами сообщений используются сверхбыстродействующие каналы связи. Радиосвязь с командными и взаимодействующими инстанциями может осуществляться боевыми пловцами и из подводного положения. Для этого они оснащаются герметичными миниатюрными радиостанциями, в которых прием и передача сообщений производится с монитора методом «бегущей строки». Эти радиостанции для работы под водой имеют специальные антенны поплавкового типа.

При действиях в тылу противника для точного местоопределения объектов поражения и разведки, а также своего собственного местонахождения подразделения разведчиков-диверсантов используют переносные приемоиндикаторы спутниковой радионавигационной системы «Навстар». С ее помощью обеспечивается определение места с точностью до нескольких метров. Для наведения на объекты поражения ударных сил, обеспечения выхода боевых пловцов в заданный район и встречи со средствами доставки после выполнения задания используются миниатюрные радио- и гидроакустические маяки. Разведчики-диверсанты могут использовать также лазерные целеуказатели, с помощью которых производится наведение на объекты поражения авиации, ракет и снарядов с лазерными головками самонаведения.

Подводные «извозчики»

Для скрытой доставки подводных разведчиков-диверсантов в район выполнения боевого задания и обеспечения его выполнения используются различные технические средства: наземные, воздушные, надводные и подводные. К подводной технике, применяющейся для этих целей, относятся подводные средства движения (буксировщики и транспортировщики), погружаемые катера, сверхмалые подводные лодки и подводные лодки специального назначения.

Подводные средства движения позволяют боевым пловцам экономить силы и время. Они доставляют в район проведения операции не только разведчиков-диверсантов с индивидуальным вооружением, но также средства диверсий, контейнеры с различным разведывательным снаряжением и грузами. Их движение под водой осуществляется, как правило, с помощью электродвигателей, работающих от аккумуляторных батарей. Основными достоинствами подводных средств движения являются их небольшие габариты, простота устройства и управления, относительно небольшая стоимость производства и эксплуатации. В районы боевого назначения, находящиеся на больших удалениях от пунктов базирования разведчиков-диверсантов, подводные средства движения перебрасываются с помощью подводных лодок, боевых надводных кораблей и катеров, судов различных гражданских ведомств.

В зависимости от количества боевых пловцов и способа их доставки подводные средства движения подразделяются на индивидуальные и групповые, буксировщики и транспортировщики.

Индивидуальные подводные средства движения, или так называемые буксировщики, относятся к малогабаритным средствам передвижения под водой. Они рассчитаны, как правило, на одного водолаза и не оснащаются бортовой системой жизнеобеспечения. Погружение и всплытие легких буксировщиков осуществляется за счет несущей способности корпуса, возникающей вследствие дифферента на нос или корму, создаваемого водолазом. У тяжелых буксировщиков, массой более 100 килограммов, для этого применяются горизонтальные рули с ручным приводом. Оружие и снаряжение разведчиков-диверсантов, необходимые для выполнения задания, транспортируются в специальных контейнерах нулевой плавучести вслед за буксировщиком на гибком тросе.

Прообразом всех современных буксировщиков, используемых боевыми пловцами, является так называемый «подводный скутер Кусто», который был разработан во Франции в 1952 году. Технические решения французских инженеров были использованы американцами при создании современного варианта подобного аппарата — буксировщика «Скуба скутер». Дальность буксировки им легководолазов составляет около шести миль на скорости два узла. Специальных органов изменения глубины и курса у этого буксировщика нет, маневр осуществляется переменой положения тела пловца. К основным недостаткам подобных буксировщиков относится то, что возможности боевых пловцов ограничиваются необходимостью держаться за аппарат, а это не позволяет им выполнять какие-либо другие работы.

Несколько более совершенным аппаратом подобного типа является американский тяжелый буксировщик «Пегас». Он оснащен горизонтальными и вертикальным рулями управления движением в подводном положении. Наибольшая скорость буксировки водолазов составляет четыре узла, дальность подводного хода по запасам электроэнергии — до 25 миль. Буксировщики «Пегас» имеют навигационные приборы (глубиномер, компас, лаг, эхолот, часы) и средства освещения.

Групповые подводные средства движения называются транспортировщиками. Это, как правило, негерметизированные технические средства, предназначенные для доставки в район назначения под водой от двух до восьми водолазов. Они снабжены бортовой системой жизнеобеспечения, навигационным и другим оборудованием.

Американские подразделения сил специальных операций используют для обеспечения своих действий подводные транспортировщики типа «Миникэб». Наиболее совершенными из состоящих на вооружении ВМС являются транспортировщики этого типа Mk.VIII и Mk.IX.

Подводный транспортировщик Mk.VIII по дальности действия, полезной грузоподъемности и электронному оборудованию считается на Западе одним из лучших образцов. Он способен транспортировать кроме двух членов экипажа еще четырех боевых пловцов. Вместо части из них в транспортном отсеке могут размещаться диверсионные мины и подводные подрывные заряды. Радиоэлектронное оборудование включает высокочастотную гидроакустическую станцию обнаружения мин и препятствий, автоматическую систему стыковки с подводной лодкой-носителем (на базе автопилота и маломощного акустического маяка), приемник глобальной спутниковой навигационной системы GPS с всплывающей антенной, автоматизированную доплеровскую акустическую систему. При движении под водой находящиеся в транспортировщике боевые пловцы пользуются стационарной дыхательной системой. Наибольшая дальность плавания Mk.VIII составляет 36 миль при скорости шесть узлов.

Подводный транспортировщик Mk.IX по габаритам несколько меньше своего предшественника и является двухместным. Он предназначен главным образом для ведения разведки, но может применяться для выполнения и ударных задач. В последнем случае он оснащается двумя легкими торпедами или неуправляемыми реактивными снарядами с дальностью стрельбы до шести километров.

В конце 90-х годов на вооружение ВМС США стал поступать новый тяжелый транспортировщик ASDS (Advanced Swimmer Delivery System), являющийся в отличие от вышеперечисленных первых двух носителем водолазов «сухого» типа. Этот транспортировщик кроме двух членов экипажа берет на борт еще восьмерых разведчиков-диверсантов. Он имеет два отсека, разделенных шлюзовой камерой. В носовом отсеке расположена интегрированная компьютеризованная система управления аппаратом, обслуживаемая командиром экипажа и штурманом. В кормовом отсеке располагаются восемь боевых пловцов и их снаряжение. Шлюзовая камера оборудована верхним и нижним люками, обеспечивающими вход и выход водолазов. При стыковке с подводной лодкой транспортировщик располагается на ее верхней палубе таким образом, чтобы нижний люк шлюзовой камеры совпадал с выходным люком субмарины. Стальной прочный корпус аппарата огорожен прямоугольной конструкцией с округленными обтекателями, выполненной из композиционного немагнитного материала. Для уменьшения акустической заметности на него нанесено шумопоглощающее покрытие. Радиоэлектронное вооружение носителя водолазов включает гидроакустические станции переднего и бокового обзора, приемник спутниковой навигационной системы GPS, инерциальную навигационную систему. На нем имеются не проникающий в прочный корпус волоконно-оптический перископ, а также четыре подруливающих устройства, по два в носу и корме. Энергетическая установка обеспечивает дальность плавания около 125 миль на скорости до восьми узлов. По своей конструкции и тактико-техническим данным транспортировщик ASDS весьма близок к сверхмалым подводным лодкам.

В современных условиях к наиболее перспективным средствам доставки боевых пловцов к военно-морским базам, пунктам базирования и хорошо защищенным портам противника специалисты относят так называемые «погружающиеся» катера. Это обусловлено тем, что на подходах к вышеуказанным объектам, как правило, организуются эшелонированные системы противолодочной обороны и борьбы с подводными диверсионными силами и средствами. А это во многих случаях не позволяет подойти к ним на достаточно близкое расстояние не только подводным лодкам, но и транспортировщикам боевых пловцов. При таких условиях оказываются незаменимыми катера-амфибии, которые способны часть пути преодолевать в надводном положении, а заключительную, наиболее опасную, — в подводном. Высокая скорость и большой запас надводного хода «погружающихся» катеров в сочетании с почти полной невидимостью для радиолокаторов, неслышимостью для средств гидроакустики предопределяют их возможности по скрытному проникновению к объекту разведки или диверсий, а также тактику их действий.

Катер-амфибия спускается на воду в значительном удалении от цели. На крейсерской скорости в 20–25 узлов он достигает точки погружения. Там основной двигатель выключается, и катер погружается в воду. В подводном положении или в режиме РДП он следует к месту высадки боевых пловцов. После выполнения задания они возвращаются на катер, под водой следуют в безопасный район, где он всплывает в надводное положение. Затем на максимальной скорости хода в 30–45 узлов катер направляется к кораблю-носителю или в пункт предназначения.

Такие «погружающиеся» катера имеются в составе сил специальных операций целого ряда государств. Широкое распространение получили состоящие на их вооружении английские и американские катера «Сабскиммер-80», SRC, Mk.1 SSB и др.

Так, например, американский катер-амфибия Mk.1 SSB имеет алюминиевый корпус V-образной формы. Экипаж катера состоит из двух человек, он может перевозить восемь боевых пловцов, полезная нагрузка составляет 1270 килограммов. Для движения в надводном положении глиссер оснащен двумя дизельными двигателями мощностью по 150 л. с. каждый. Они находятся в водонепроницаемых капсулах и работают на водометные движители. Двигатели обеспечивают максимальную скорость хода 35 узлов и дальность плавания до 200 миль. Движение под водой осуществляется с помощью двух электродвигателей, работающих от серебряно-цинковых аккумуляторных батарей, рассчитанных на четыре часа непрерывного использования. Скорость подводного хода при этом составляет до шести узлов. В подводном положении кокпит катера закрывается сверху кожухом из фибергласа, в котором имеется люк. Вода, заполняющая внутреннее пространство при движении в подводном положении, подогревается за счет обтекания кожуха работающего двигателя.

После окончания Второй мировой войны на волне значительных успехов, достигнутых в ней сверхмалыми подводными лодками,[48] их строительство велось целым рядом стран почти десятилетие. Затем интерес к ним на многие годы был утрачен. И только начиная с 70-х годов ведущие морские державы, а также многие небольшие государства проявили вновь пристальное внимание к этим весьма грозным и эффективным силам подводных диверсий и разведки.

Основными задачами сверхмалых подводных лодок в настоящее время являются: ведение разведки и проведение диверсий против кораблей и гидротехнических сооружений в прибрежных районах, высадка групп разведчиков-диверсантов на побережье противника и их эвакуация, минирование фарватеров и якорных стоянок, охрана подводных сооружений и т. д.

Современные сверхмалые подводные лодки имеют в большинстве своем водоизмещение 40-130 т, скорость подводного хода 6-10 узлов, дальность плавания в подводном положении 50–80 миль (200–320 миль при использовании двигателей замкнутого цикла), дальность надводного плавания 1200–2000 миль, предельную глубину погружения 100–300 метров, автономность 10–20 суток, экипаж 3–6 человек при 5-10 перевозимых разведчиках-диверсантах. На вооружении этих подводных лодок состоят в различном сочетании мины, подрывные заряды, торпеды и крылатые ракеты. Они могут нести на себе подводные буксировщики и транспортировщики боевых пловцов.

Наибольший опыт и достижения в строительстве сверхмалых подводных лодок имеют такие страны, как Италия, ФРГ, Югославия, КНДР. Более десяти стран насчитывают в составе своих ВМС свыше 100 лодок этого класса. Однако главная морская держава, США таковых не имеет.[49] В чем же причина?

Во-первых, сверхмалыми подводными лодками обзаводятся, как правило, небольшие и небогатые государства, которые не могут себе позволить строительство и содержание атомных подводных лодок-носителей различных сил и средств подводных диверсий и шпионажа. Во-вторых, подводные лодки этого класса в основном применяются на закрытых морских театрах или в прибрежных зонах в незначительном удалении от своих пунктов базирования. А США океанская держава, следовательно, переброска сверхмалых подводных лодок на другие театры, через моря, может обернуться серьезными проблемами.[50]

Так что все, очевидно, было тщательно просчитано, и военно-политическое руководство США решило идти своим путем. Предпочтение было отдано созданию подводных лодок специального назначения — носителям разведчиков-диверсантов.

К ним относятся специально переоборудованные подводные лодки обычных типов, основное предназначение которых — доставка в заданные районы разведчиков-диверсантов со снаряжением, оружием, подводными средствами движения и надводными средствами высадки.

Первыми для этих целей в 1948 году были переоборудованы две подводные лодки военной постройки «Парч» и «Си лайон». После демонтажа торпедного и артиллерийского вооружения каждая из них могла одновременно принять на борт до 100 боевых пловцов с 10 надувными лодками. В конце 60-х — начале 70-х годов с этой целью были переоборудованы дизельные подводные лодки «Грейбэк» и «Гаджеон». О «подвигах» первой из них при решении нетрадиционных для нее задач по подъему с морского дна затонувших советских техники и оружия уже рассказывалось ранее. Как лодка-носитель разведчиков-диверсантов она была способна транспортировать в бывших ракетных шахтах четыре носителя водолазов, а также 67 боевых пловцов. «Гаджеон» могла разместить до 100 разведчиков-диверсантов.

В настоящее время ВМС США используют для этих целей одну атомную подводную лодку типа «Бенджамин Франклин», одну типа «Стерджен» и 11 типа «Лос-Анджелес».

Подводная лодка специального назначения «Камехамеха» была переоборудована из бывшего стратегического ракетоносца типа «Бенджамин Франклин». Аналогичная подводная лодка «Джеймс К. Полк», также предназначенная для обеспечения сил специальных операций, в 1999 году была выведена из состава ВМС. При переоборудовании на данных подводных лодках были демонтированы шахтные пусковые установки для баллистических ракет «Посейдон», а взамен оборудованы отсеки для размещения подразделений разведчиков-диверсантов общим количеством до 180 человек и шлюзовые камеры для выхода водолазов из лодки. Кроме того, на легком корпусе были установлены по две док-камеры (DDS — «убежища сухого типа»), в каждой из которых транспортировалось по одному носителю водолазов типа Mk.VIII или Mk.IX либо надувные лодки.

Лодка спецназначения «Мендел Риверс» типа «Стерджен» оборудована одной док-камерой. Она способна транспортировать подводные средства движения и разведывательно-диверсионную группу из шести человек.

Аналогичным образом оборудованы девять лодок типа «Лос-Анджелес». Еще две атомных субмарины типа «Лос-Анджелес» (улучшенный) предназначены для транспортировки новейших носителей водолазов ASDS и разведывательно-диверсионных групп численностью восемь человек. В последующем планируется оснастить подобным образом четыре таких же лодки.

В конструкциях всех атомных лодок новых типов «Сивулф» и «Вирджиния» предусматривается возможность транспортировки носителей водолазов ASDS или Mk.VIII, Mk.IX в док-камере, а также 40–50 разведчиков-диверсантов.

Рассматривается также возможность в перспективе переоборудовать четыре стратегических ракетоносца типа «Огайо» в носители ракетного оружия оперативно-стратегического назначения и сил специальных операций. В 18–22 шахтах предполагается разместить до 132 крылатых ракет «Томагавк», а в оставшихся 2–6 шахтах поместить оружие, снаряжение, подводные средства движения и шлюзовые камеры для разведывательно-диверсионных групп. Состав последних может насчитывать до 100 человек.

Не останавливаясь на достигнутом

Геополитическая ситуация в мире с началом нового тысячелетия продолжает бурно изменяться и характеризуется постоянными столкновениями политических, экономических и военных интересов стран и коалиций государств. При этом полного отказа от силовых решений в конфликтных ситуациях ожидать не приходится. Особая роль в разрешении этих ситуаций, в соответствии с взглядами военно-политического руководства основных зарубежных государств, будет принадлежать флотам. Они должны быстро реагировать на них, своевременно переправляться в районы кризисов и длительное время находиться там в высокой степени готовности к решению различных задач, начиная от демонстрации флага и заканчивая участием в широкомасштабных наступательных операциях в морском и воздушном пространстве противника. В современных условиях главный акцент в действиях сил флотов переносится из удаленных океанских в прибрежные морские районы. Развертываемые в них группировки ВМС призваны сдерживать зарождающиеся конфликты, способствовать их разрешению и урегулированию мирным путем, а при необходимости, и с применением силы.

Как показывает опыт локальных войн и вооруженных конфликтов последних десятилетий, первыми реагируют на возникающие кризисные ситуации именно ВМС. На них же, как правило, приходится основная тяжесть участия и разрешения этих конфликтов. В авангарде же флотов всегда идут силы специальных операций ВМС, боевые пловцы или «тюлени», проводя подготовительные, но весьма необходимые и ответственные мероприятия. Они как бы указывают путь и расчищают его для действий основных ударных группировок не только флотов, но и других видов вооруженных сил.

История свидетельствует о том, что очень часто полководцы и флотоводцы совершают роковую ошибку, готовясь к прошлой войне, а не к войне будущей. В новом столетии войны и вооруженные конфликты приобретут совершенно иной, подчас неожиданный для нас облик. Располагающий высокими технологиями противник будет стремиться наносить массированные удары высокоточным оружием по противостоящей стороне, находясь за пределами досягаемости ее средств поражения. Эти удары будут сопровождаться мощным радиоэлектронным и информационно-психологическим воздействием, проведением диверсионных акций и широким использованием оружия, основанного на новых физических принципах. В военных конфликтах будущего роль и значение сил специальных операций неизмеримо возрастут. Они сами по себе видоизменятся, боевые возможности и эффективность решения возложенных на них задач резко повысятся, появятся и новые области их применения, весьма неожиданные для противника.

Вот только несколько возможных направлений применения сил специальных операций флотов зарубежных государств, которые в определенной степени нельзя считать традиционными. В силу этого такое их использование будет весьма неожиданным для противостоящей стороны. Но реально ли это? Давайте вместе порассуждаем.

Над использованием морских животных в военных целях ученые и специалисты задумывались достаточно давно.[51] Но первое практическое воплощение этих замыслов в боевой обстановке произошло во время войны во Вьетнаме. Американское командование в начальный период войны было серьезно обеспокоено активной деятельностью боевых пловцов Вьетконга в морских и речных портах Южного Вьетнама. Только в крупнейших портах Сайгон, Дананг, Камрань было отмечено несколько десятков случаев потопления либо повреждения подводными диверсантами транспортных судов США и их союзников. В качестве ответной меры в начале 70-х годов командование ВМС США создало отряды специального назначения по защите наиболее уязвимых портов и гаваней. В состав этих отрядов были включены дрессированные дельфины, обученные обнаруживать боевых пловцов и нейтрализовывать их. При обнаружении диверсанта под водой животное подавало сигнал дрессировщику. Получив от него с помощью специальной аппаратуры ответный сигнал-приказ, дельфин приступал к поражению противника. Для этого к голове дельфина прикреплялось устройство, состоящее из иглы и баллончика с парализующим ядом. Подчиняясь природному инстинкту, животное старалось вытолкнуть человека на поверхность воды. Делая это, дельфин наносил смертельный укол боевому пловцу. По имеющимся данным, таким образом было уничтожено не менее десяти вьетконговских подводных разведчиков-диверсантов. Боевое применение дельфинов в Южном Вьетнаме по плану вышеописанной операции «Квик свип» («Быстрый поиск») было признано весьма успешным. Благодаря этому после окончания войны во Вьетнаме в США было развернуто несколько обширных программ по использованию морских млекопитающих в военных целях.

В ходе этих программ американские специалисты подтвердили высокие возможности дельфинов, касаток и морских львов по обеспечению повседневной и боевой деятельности ВМС. Так, в частности, было установлено, что дельфины и касатки способны нырять на глубину до 500–600 метров и находиться там не менее четверти часа. Они превосходно владеют эхолокацией и ориентируются под водой независимо от условий освещенности. И самое главное, все эти животные превосходно поддаются дрессировке, что позволяет их использовать в качестве одного из эффективных средств ведения подводной войны.

В настоящее время в ВМС США насчитывается несколько подразделений, имеющих в своем составе морских боевых животных. Спектр задач, решаемых ими, чрезвычайно обширен: поиск, обозначение и подъем различных предметов, находящихся под водой; подрыв гидротехнических сооружений, кораблей и судов в пунктах базирования и на якорных стоянках; охрана побережья, рейдов и гаваней от проникновения подводных диверсантов; разминирование подводных акваторий. Кроме того, они могут оказывать помощь водолазам при проведении подводных работ, доставлять на дно оборудование для строящихся там подводных баз и сооружений, обслуживать океанографические приборы, производить фотосъемку морского дна.

Морские животные могут быть достаточно эффективными при поиске и подъеме на поверхность затонувших образцов техники, вооружения и оружия потенциальных противников. Их «биогидролокатор» способен различать самые слабые сигналы и по-прежнему превосходит самые совершенные электронные системы, созданные человеком. Например, дельфины и касатки обнаруживают торпеды, боевые части ракет, авиабомбы и мины, которые под влиянием морских течений оказываются покрыты значительным слоем песка или ила, что не позволяет их выявлять гидролокаторами и телевизионной аппаратурой. Для подъема на поверхность подобных объектов, представляющих чрезвычайный интерес для соответствующих разведывательных органов США, морские животные могут оснащаться специальными подъемными приспособлениями, включающими захват, газогенератор и баллон. При ударе о найденный предмет срабатывает захват, который сразу же отделяется от животного. После того как захват защелкнется на предмете, начинает работать генератор, наполняющий газом баллон. За счет создаваемой подъемной силы баллона обнаруженный предмет извлекается со дна на поверхность воды.

Не менее эффективными могут быть действия морских животных при поиске подводных кабельных трасс, полузасыпанных грунтом. Они могут производить элементарные операции по обслуживанию подслушивающих устройств, прикрепляемых к указанным кабелям, а также другой разведывательной аппаратуры, устанавливаемой на морском дне. Использование дрессированных морских млекопитающих для подрыва кораблей, судов и других объектов противника в настоящее время маловероятно. Уж очень велика стоимость самого животного и его подготовки. Но они смогут превосходно расчищать путь для подхода основных разведывательно-диверсионных сил и средств. Будучи невидимыми для системы подводного противодиверсионного наблюдения, они сумеют разведать систему обороны противника и при необходимости вывести из строя боевых пловцов из состава отрядов борьбы с «тюленями». Морские животные, например, могут незаметно для противостоящей стороны производить видеосъемку подводных объектов, морского дна, мест подводных аварий и т. д. В общем, их возможности уникальны с точки зрения подводного шпионажа. Не все мы еще знаем о них, их действия могут быть иной раз труднопрогнозируемы и весьма неожиданны для нас.

Еще одним своеобразным направлением в деятельности сил специальных операций является оборудование подводных баз боевых пловцов в непосредственной близости от пунктов базирования и якорных стоянок кораблей и судов противника. Первыми сделали попытку создания такой базы итальянские подводные диверсанты неподалеку от британской крепости и порта Гибралтар в 1942 году.[52] В последствии они же оборудовали подводную базу боевых пловцов для защиты собственной территории.[53] В конце Второй мировой войны аналогичные попытки создания подобных баз предпринимали японцы.[54]

В послевоенные годы американцы и французы, как бы соревнуясь друг с другом, приступили к проведению научных исследований и экспериментов по определению возможностей пребывания человека на больших глубинах в течение длительного времени. Французские ученые под руководством выдающегося исследователя океанских глубин Жака-Ива Кусто, завершив теоретические изыскания, в начале 60-х годов добились серьезных практических успехов по данной тематике на подводных станциях типа «Преконтинент». С отставанием в 2–3 года вслед за ними, буквально по пятам, шли американские исследователи под руководством Джорджа Бонда. Американцы использовали для практических экспериментов уже упоминавшиеся ранее подводные лаборатории «Си лэб». Успехи Франции и США активизировали работы по освоению морских глубин в других странах. В 60-70-е годы акванавты Великобритании, Италии, Германии и других стран на борту нескольких десятков подводных лабораторий проводили аналогичные исследования на морском дне. Многие из этих экспериментов, особенно американских, имели ярко выраженную военную направленность. Вспомним хотя бы деятельность группы Джона Крэйвена по разработке специальных подводных проектов, связанных с исследованиями и использованием в военных целях дна Мирового океана. США ни много ни мало готовились к захвату и удержанию обширных районов дна океанов и морей за пределами континентальных шельфов.

В попытке реализовать эти, на первый взгляд, фантастические идеи американцы в конце 60-х — начале 70-х годов разработали проект и планировали испытания обитаемой глубоководной станции с ядерной энергетической установкой. Считалось, что наряду с решением вышеуказанных задач подобные базы будут обеспечивать в течение длительного времени разведку и наблюдение в стратегически важных районах Мирового океана. Параллельно исследовались также возможности использования стационарных подводных укрытий для разведчиков-диверсантов. Подобные тайные базы планировалось скрытно размещать возле неприятельских пунктов базирования и портов, откуда боевые пловцы могли бы, практически незаметно для гидролокаторов, вести свою шпионскую деятельность. Доставлять их на эти базы и производить замену предполагалось с помощью атомных подводных лодок.

Однако, по заявлению видных военных экспертов, эти проекты оказались несостоятельными. Прежде всего потому, что не удавалось разрешить проблему полной автономности, а следовательно, и скрытности этих подводных баз. Ведь они нуждались в энергетике, пополнении запасов кислорода, пресной воды, продовольствия и т. д. А сделать это скрытно у побережья противника в тот период было достаточно сложно. Американцы вроде бы отказались от этой идеи. Но может быть, это блеф? Возможно, не нужны крупные стационарные подводные базы. Вместе с тем вполне вероятно, что могут быть достаточно эффективными относительно небольшие, простые по конструкции и системам обеспечения подводные убежища. В западной печати промелькнули сообщения о возможности буксировки атомными подводными лодками специальных контейнеров, которые после их отсоединения от субмарины могут устанавливаться на морском дне. Предполагалось оборудовать эти контейнеры шахтными пусковыми установками с ракетами. Что может помешать оснастить их всем необходимым для обеспечения применения подводных разведчиков-диверсантов? Такие контейнеры могли бы выставляться подводными лодками у наших пунктов базирования в достаточном количестве еще до начала военных действий. Это позволит боевым пловцам в угрожаемый период и с началом войны решать наиболее важные разведывательные задачи и наносить невосполнимый урон силам и объектам наших флотов. Фантазия это или реальность?

Одной из характерных особенностей применения морских сил специальных операций в будущих войнах явится то, что превалирующее значение станет придаваться решению ими разведывательных и диверсионных задач на берегу. Действия под водой и на воде будут носить второстепенный и обеспечивающий характер. Боевые пловцы будут появляться из-под воды для того, чтобы выполнить боевые задачи на побережье, а затем они снова скроются в водной среде от противника. При этом отойдут на второй план традиционные разведывательные и диверсионные действия, предпочтение будет отдаваться неожиданным для противостоящей стороны способам и приемам, использованию оружия на новых физических принципах и средств информационной войны.

Например, в ходе войн в зоне Персидского залива, а затем в Югославии американцы применяли крылатые ракеты и авиабомбы, генерирующие жесткое электромагнитное излучение за счет энергии взрыва. В результате воздействия этого излучения выводилась из строя радиоэлектроника военных объектов в определенных районах. Имеются сведения о ведении научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ по созданию переносных и бортовых (для крылатых ракет) генераторов электромагнитного излучения. Вполне вероятно, что в определенной гипотетической ситуации в будущем боевые пловцы, высадившись на берег с борта подводной лодки, могут установить подобный генератор в районе расположения флотского штаба или командного пункта противостоящей стороны. В результате его работы будут выведены из строя все радиоэлектронные приборы, и самое главное — компьютеры. Кроме того, жесткое электромагнитное излучение отрицательно воздействует на организм человека: у работников военного объекта могут появиться сильнейшие головные боли, расстройство зрения и дыхания, чувство панического страха, временная потеря сознания. Все это в комплексе может привести к дезорганизации системы управления противостоящей стороны на достаточно продолжительный срок.

Разведчиками-диверсантами может использоваться оружие нелетального воздействия на человека в тех ситуациях, когда совершенно не обязательно уничтожать противника. Уже в ближайшем будущем следует ожидать поступления на вооружение лазерных установок малой мощности, акустических излучателей, ослепляющих гранат и т. д. Так, например, в ряде локальных вооруженных конфликтов последних лет подразделения американских сил специальных операций опробовали оружие, созданное на базе лазера низкой энергии и предназначенное для вывода из строя оптико-электронных приборов, временного ослепления и воздействия на психику человека.[55]

Известны случаи применения американскими силами специальных операций устройств лазерной графики, создающих голографические изображения. В экстремальных или боевых условиях эти изображения способны оказывать серьезное влияние на психическое состояние людей. Подразделениями психологической войны, входящими в состав сил специальных операций ВС США, в Ираке и Сомали создавались в небе для воздействия на местное население и военнослужащих огромные лики пророка Магомета и Иисуса Христа. Силами специальных операций ВМС США, очевидно, может также использоваться подобная техника, но несколько в иных целях. С ее помощью возможно создание, например, силуэтов подводных лодок, кораблей, самолетов, боевой техники, а также самих «тюленей». Эти «трюки» при определенных условиях помогут им дезориентировать противостоящую сторону либо оторваться от преследователей.

Разведчиками-диверсантами могут использоваться и другие «экзотические» средства. Часть из них уже прошла апробацию в зоне Персидского залива и Югославии. Например, можно рассыпать порошок, разъедающий резиновые автопокрышки, на шоссе — это приведет к хаосу в транспортных перевозках; можно бросить в резервуары с нефтепродуктами специальный состав, превращающий горючее в желе, — в результате весь автотранспорт лишится возможности передвигаться; можно обработать взлетно-посадочные полосы аэродромов сверхвязким полимером — самолеты не смогут взлетать и т. д. Возможно подключение боевых пловцов к телефонным линиям связи для их прослушивания, а также проведения «изощренных» диверсий. Так, ими могут использоваться имитаторы голоса, копирующие речь и приказы лиц командного состава противника. Их применение может привести к дезориентации подчиненных либо к иным, более тяжким последствиям.

Подводные диверсанты могут внести свой вклад и в информационную войну. Ведь они обладают уникальными возможностями находиться в непосредственной близости от военных объектов противника, а порой и проникать в них. Используя эти возможности, боевые пловцы могут применять различного рода информационное оружие: программные и аппаратные закладки, компьютерные вирусы,[56] так называемые «ноуботы»[57] и т. д.

Таким образом, принципиально новые технические средства и виды оружия, поступающие на вооружение подводных разведчиков и диверсантов, позволят им решать поставленные боевые задачи более эффективно, действовать чрезвычайно скрытно и неожиданно для противника. Подводный спецназ — боевые пловцы — в будущем станут эффективной, а подчас и решающей силой в разрешении различного рода военных конфликтов XXI века.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В современных условиях и в определенной перспективе геополитическая ситуация в мире во многом будет предопределяться постоянными столкновениями политических, экономических и военных интересов различных стран, в том числе и в Мировом океане. Пока существуют несовпадения в национальных интересах, до тех пор есть настоятельная необходимость в обеспечении их достижения соответствующей разведывательной информацией. Для ее добывания большинство государств мира использует специально организованные и подготовленные разведывательные органы и силы, решающие поставленные задачи во всех сферах с использованием разнообразных технических средств, способов действий и методов обработки информации.

Учитывая все возрастающее значение Мирового океана с точки зрения как производственно-хозяйственной, так и военной, роль разведки в подводной среде и на море постоянно усиливается. Акцент в разработке и добывании различного рода топливно-энергетических, минеральных и биологических ресурсов все больше смещается с суши в глубины океанов и морей. При этом обострение конкурентной борьбы между государствами и отдельными монополиями неминуемо, в том числе и в самых острых формах, вплоть до применения военной силы. Все больше возрастает значение морского компонента стратегических ядерных сил ведущих государств мира. Стратегические ракеты уходят в глубину: это более безопасно для себя и таит значительный эффект неожиданности для противной стороны. Прибрежные воды многих государств рассматриваются и уже интенсивно осваиваются как плацдарм для реализации самых современных концепций «действий с моря против берега». Находясь на значительном удалении от побережья, за пределами досягаемости средств поражения противника, и практически не вступая с ним в огневой контакт, можно безнаказанно наносить по его территории удары для достижения своих военно-политических целей.

Вот почему такое повышенное внимание уделяется наиболее развитыми странами мира, и в первую очередь США, проведению разведывательных и диверсионных операций под водой. И Россия, как наиглавнейший объект таких устремлений, всегда занимала ведущее место в планах стратегов из разведывательного сообщества США и их союзников. Очевидно, что в будущем снижения внимания с их стороны к нашей деятельности в океанах, морях и на побережье ожидать не приходится. Следовательно, необходимо знать, какая деятельность иностранных государств и в какой степени не соответствует нашим национальным интересам, чтобы своевременно принимать достаточно эффективные контрмеры. Вместе с тем необходимо изучать и передовой опыт проведения подобных операций этими странами, так как никто не может ограничить наше неотъемлемое право предпринимать с соблюдением норм законности ответные аналогичные действия у их берегов.

.

Примечания

1

1 В директиве Совета национальной безопасности США № 30 от 10 сентября 1948 года (то есть во время, так называемого первого Берлинского кризиса) говорилось: «…В случае углубления кризиса вооруженные силы США должны быть готовы действовать быстро и эффективно, применяя все имеющиеся средства, в том числе и атомное оружие, и, следовательно, должны иметь четкий план его применения». И уже в следующем, 1949 году, был разработан план атомной бомбардировке ВВС США 70 советских городов. Оценочно, число жертв среди населения должно было достигнуть трех миллионов человек. Приведено по книге: Ричард К.Беттс. Nuclear Blackmail and Nuclear Balance.

2

2 Подводная лодка С-80 погибла 27 января 1961 года при отработке задач боевой подготовки в Баренцевом море. По заключению Государственной комиссии, возглавляемой Героем Советского Союза вице-адмиралом Г.И. Щедриным, катастрофа произошла вследствие нарушений использования устройства РДП. Лодка осуществляла зарядку аккумуляторной батареи, используя устройство РДП. Погода была морозной, море штормило. Волна захлестывала шахту РДП, и на верхней части поплавкового клапана намерз лед, препятствуя его полному закрыванию. Зарядив батарею, лодка стала погружаться, и через воздухопровод устройства в нее пошла вода. Лодка затонула на глубине около 200 метров. В июне 1969 года лодка была поднята экспедицией особого назначения, флагманским кораблем которой было спасательное судно «Карпаты», с применением самых современных средств подводного поиска и подъема.

3

3 Вот как развивалась эта история, давшая начало истерической вспышке «шпиономании» в США. 3 августа 1948 года Витакер Чамберс, главный редактор журнала «Тайм», появился на заседании комиссии по расследованию антиамериканской деятельности и обвинил нескольких служащих федеральной администрации в принадлежности к подпольной ячейке коммунистической партии, чьей целью было внедриться в правительственные структуры США. Это обвинение потрясло нацию, уже втянутую в горнило холодной войны, и одновременно явилось началом одного из самых сенсационных судебных расследований в современной истории США. Надо отметить, что сам Чамберс в прошлом по своим взглядам был убежденным коммунистом. Однако под влиянием разоблачений, касавшихся массовых репрессий в СССР, и после заключения пакта с гитлеровской Германией публично отмежевался от бывших соратников. Что касается Элджера Хисса, то в свои 45 лет он имел блестящий послужной список и, очевидно, должен был сделать яркую карьеру на поприще государственной службы. Хисс закончил университет Джона Хопкинса и знаменитую юридическую школу Гарварда. Начиная с 1933 года он работал в администрации президента Рузвельта на различных должностях. С 1936 года Хисс являлся служащим государственного департамента (МИД) в течение длительного времени. В 1944 году он участвовал в разработке основополагающих документов для международного учреждения, которое станет в будущем Организацией Объединенных Наций. Он являлся членом делегации США на исторической Ялтинской конференции в 1945 году. Все это свидетельствовало о высоком положении Хисса в иерархии американской дипломатии. На момент обвинения Хисс был назначен президентом международного фонда Карнеги по рекомендации самого Д. Даллеса. Мгновенно новость о разоблачении «шпиона» захватила передовицы всех влиятельных американских газет, несмотря на то, что Хисс отрицал все обвинения и даже само знакомство с Чамберсом. Для расследования обстоятельств «коммунистического заговора» был образован специальный подкомитет во главе с молодым, энергичным конгрессменом из Калифорнии Ричардом Никсоном. Дело было начато 7 августа 1948 года. Главным событием, определившим ход дела, явилось представление вещественных доказательств. Чамберс предъявил 65 служебных документов государственного департамента, которые в той или иной степени могли быть признаны секретными. Кроме того, он предъявил и главный «козырь» — микроснимки действительно секретных документов, спрятанные у него в загородном доме. Все это, по его утверждению, в течение длительного времени передавалось ему Хиссом для использования в подпольной коммунистической организации. Расследование длилось около двух с половиной лет, притягивая постоянно внимание всей нации. В результате Хисс был отправлен в тюрьму, Чамберс сел писать мемуары, а получивший широкую известность и популярность на деле «борьбы с врагами Америки» Ричард Никсон начал свое политическое восхождение. Был ли Хисс на самом деле шпионом, работал ли он, в полном смысле этого слова, на одну из разведок коммунистических стран, доподлинно неизвестно и по сей день.

4

4 «Энола Гэй» — название самолета В-29 (по имени матери его пилота), сбросившего первую атомную бомбу на Хиросиму.

5

5 «Наутилус» — первая атомная подводная лодка ВМС США, она же первой совершила поход в Арктику в июле-августе 1958 года.

6

6 «Сидрэгон» — атомная подводная лодка ВМС США, впервые совершившая переход из Атлантики на Тихий океан арктическим маршрутом в августе-сентябре 1960 года.

7

7 Агентство национальной безопасности — одно из самых засекреченных ведомств разведывательного сообщества США. Основным его предназначением является организация ведения радиоэлектронной разведки, перехват и дешифровка корреспонденции иностранных государств, обеспечение различных правительственных и военных организаций шифрами, кодами и закрытыми средствами связи.

8

8 SOSUS — (SOund SUrveillance System) — глобальная система гидроакустического наблюдения и разведки ВМС США, развернутая в Мировом океане в 60-х годах. Включает в свой состав несколько десятков гидроакустических антенн, расположенных на дне Атлантического и Тихого океанов, а также береговых приемных станций на побережье США, Канады, Великобритании, Норвегии, Исландии, Японии, Бермудских, Багамских, Антильских, Гавайских, Алеутских, Марианских островов и острова Мидуэй. Позволяет обнаруживать подводные лодки по шумам их винтов и работающих механизмов на удалении в несколько сотен миль.

9

9 AN/BQS-2 и AN/BQS-8 — условное обозначение радиоэлектронных средств, принятое в США. Аббревиатура AN означает принадлежность к вооруженным силам, третья буква (В) — место или характер установки аппаратуры (на подводных лодках), четвертая буква (Q) — вид аппаратуры (гидроакустическая) и пятая буква (S) — назначение аппаратуры (обнаружение целей, определение дальности и угловых координат).

10

10 Рандеву — (фр., буквально — приходите, явитесь) — место, назначенное для встречи кораблей в море, а также сама встреча.

11

11 Каждый американский подводный ракетоносец, оснащенный ракетами «Поларис» с ядерными боеголовками, мог одним залпом уничтожить до 16 крупных городов на территории противника, значительно превышающих по своим размерам японские города Хиросима и Нагасаки.

12

12 В опубликованной в 1998 году в США книге Шерри Зонтаг и Кристофера Дрю «Blind Man's Bluff» приводится упоминание об этом походе «Скипджек». Других подтверждающих данных о проникновении американских подводных лодок в Кольский залив не имеется.

13

13 Узел — морская миля в час или 1,8 км/час. 26 узлов приблизительно 50 км/час.

14

14 Комитет начальников штабов — высший орган оперативного управления американских вооруженных сил. В его состав входят: председатель, вице-председатель, начальники штабов армии, ВМС и ВВС, а также комендант корпуса морской пехоты.

15

15 Кабельтов — одна десятая часть мили или 185 метров.

16

16 Вот текст — этой статьи — вынесенный на первую страницу «Нью-Йорк Таймс»: «Новые советские лодки относительно шумны и легко обнаруживаются». Вильям Бичер, специально для «Нью-Йорк Таймс». Вашингтон, 8 октября…Недавние разведывательные сообщения о состоянии атомных подводных лодок ВМФ СССР убеждают руководство Пентагона в том, что США обеспечили себе лидерство в области подводных технологий по крайней мере на несколько лет. Сообщения подтверждают, что новейшие советские атомоходы обладают большей шумностью, чем ожидалось, и не могут длительно осуществлять скрытное патрулирование. Эта информация была получена в ходе недавних учений советского ВМФ в Северной Атлантике с участием новейшей подводной лодки типа «Y». Эта атомная лодка имеет на вооружении 16 дальнобойных баллистических ракет, подобных ракетам системы «Поларис». Некоторые эксперты высказывают мнение, что при таком уровне шумности лодок типа «Y» американские многоцелевые лодки будут обладать двойным преимуществом в дальности обнаружения…». Что ж, после таких публикаций в самой влиятельной общенациональной газете США советские дипломаты естественно, должны были уведомить командование ВМФ СССР о «прозрачных намеках», содержавшихся в них. Как говорится, «только слепой не заметил бы…». Так что реакция командира «Янки», описываемая американцами, после предполагаемой «накачки» из Москвы выглядит вполне правдоподобно.

17

17 «Хиросима» — такое название К-19 получила после серьезной неполадки ядерного реактора в 1961 году. Судьба этой подводной лодки была несчастливой. В той аварии в июле 1961 года погибли 8 человек от переоблучения, полученного в ходе героической, без преувеличения, работы в аварийном реакторном отсеке. После этого на лодке произошла еще одна авария с гибелью 29 человек в 1972 году. Прозвище «Хиросима» прочно утвердилось за этим кораблем и известно каждому подводнику.

18

18 Команда «Продуть среднюю!» подается для продувания балластных цистерн средней группы воздухом высокого давления. В этом случае подводная лодка должна всплыть на поверхность в течение короткого периода времени.

19

19 Российская точка зрения на этот инцидент была представлена в статье главного штурмана ВМФ контр-адмирала В. Алексина в журнале «Морской сборник» № 5–6 за 1992 год.

20

2 °CША не признают исходную линию отсчета территориальных вод России в Баренцевом море, объявленную постановлением Совета Министров СССР от 7.02.1984 и 15.01.1985. Поэтому они считают, что «Батон Руж» находилась в нейтральных водах.

21

21 Самолеты-снаряды «Регулус I» и «Регулус II» являлись прообразом современных крылатых ракет морского базирования «Томагавк» и были предназначены для поражения наземных объектов подводными лодками и надводными кораблями ВМС США. «Регулус I» запускался с палубы всплывшей лодки или надводного корабля и управлялся радиокомандной системой наведения. Имелся также и автономный канал наведения. Длина снаряда была около 10 метров, дальность стрельбы около 800 км, скорость около 1000 км/час. Оснащался ядерной и обычной боевой частью. «Регулус II» — более совершенная модификация. Длина составляла 17,4 м, дальность стрельбы 1600 км, скорость полета — сверхзвуковая, около 2М.

22

22 В первую серию входили: «Джордж Вашингтон», «Патрик Генри», «Теодор Рузвельт», «Роберт Ли», «Авраам Линкольн». В отличие от многоцелевых лодок, получавших «рыбьи» имена, ракетоносцам присваивались имена государственных и военных деятелей США.

23

23 В книге Джорджа Байера «One Hundred Years of Sea Power: US Navy 1890–1990» приводятся подробные данные о программе создания ракетно-ядерной системы подводного базирования «Поларис» и ее роли в ядерном поражении советских объектов.

24

24 Альфред Мэхен (1840–1914) — адмирал американского флота и известный ученый в области геополитики. Исследователь роли морского могущества в мировой истории. Поборник развития военно-морской мощи в интересах усиления мирового господства США.

25

25 В соответствии с программой DSRV в 1971 и 1972 гг. были построены глубоководные спасательные аппараты «Мистик» (DSRV-1) и «Авалон» (DSRV-2), предназначенные для быстрого оказания помощи аварийным подводным лодкам практически в любой точке Мирового океана. Первоначально планировалось строительство серии из шести аппаратов такого типа, но в силу различных причин в состав ВМС вошли только две единицы. Легкий корпус этих аппаратов выполнен из стеклопластика, основной корпус состоит из трех высокопрочных стальных сфер. В передней сфере располагаются пилот, его помощник и АСУ, в средней и кормовой сферах могут разместиться 24 человека из состава экипажа аварийной подводной лодки. Под средней сферой имеется так называемая «юбка», предназначенная для стыковки с люком подводной лодки, терпящей бедствие. Энергетическая установка включает гребной электродвигатель, серебряно-цинковую аккумуляторную батарею и четыре подруливающих устройства (по два в носу и корме). В состав радиоэлектронного вооружения входят две гидроакустические станции и телевизионная система, служащая для определения места аварии и обеспечения точной «посадки» аппарата на комингс люка аварийной лодки. Спасательные аппараты могут транспортироваться к месту аварии трейлерами, транспортными самолетами, надводными кораблями и специально оборудованными атомными подводными лодками. Водоизмещение DSRV составляет около 40 т, скорость подводного хода 3–4 узла, дальность плавания при этой скорости до 24 миль, глубина погружения свыше 1500 м. Данные аппараты по своему прямому назначению практически не использовались, а применялись главным образом для обеспечения разведывательных операций по поиску и подъему затонувшей техники и вооружения, прослушиванию подводных кабельных линий связи, а также действий подводных диверсантов.

26

26 По программе DSSP были построены две подводные лаборатории: «Си лэб-1» и «Си лэб-2». На базе данных лабораторий группа ученых-исследователей ВМС США под руководством Джорджа Бонда проводила серию экспериментов по определению возможности длительного пребывания человека на больших глубинах. В 1964 году неподалеку от Бермудских островов на глубине 58 метров четверо водолазов ВМС пробыли в лаборатории «Си лэб-1» 11 суток. Затем годом позже был проведен следующий эксперимент на базе лаборатории «Си лэб-2» у берегов Калифорнии на глубине 62 метра. В ходе его три экипажа, по 10 человек каждый, прожили в огромном подводном доме по две недели. Еще два акванавта, ответственных за подготовку обитателей станции, провели в ней по месяцу. Исследовательская программа включала большое количество различных заданий, включая, в частности, отработку взаимодействия водолазов с морскими животными. В результате проведенных экспериментов был практически подтвержден вывод о возможности длительного пребывания (от 15 до 30 дней) в работоспособном состоянии группы людей на глубинах около 60 метров.

27

27 Тяжелое, или, как называют в ВМФ России, вентилируемое, снаряжение рассчитано для спусков под воду до глубины 60 метров. Воздух подается водолазу по специальному шлангу от компрессора с обеспечивающего судна. Он поступает в жесткий шлем и образует в нем воздушный объем, который и служит для дыхания работающего водолаза. Смесь поступающего воздуха с продуктами дыхания периодически выпускается в воду самим водолазом. По его же командам, передаваемым по телефонной связи, регулируется количество подаваемого воздуха.

28

28 Океанографический институт в Вудс Холле — широко известное в мире научное учреждение этого профиля. Расположен в небольшом городке на мысе Код в Новой Англии, на Атлантическом побережье США. Собственно научная организация была основана в 1930 году и первоначально финансировалась фондом Рокфеллера. Благодаря солидным вливаниям институт начал создавать собственный научно-исследовательсикй флот перед войной. Так, известное судно «Атлантис» было построено в 1931 году и служило до 1964 года, завершив карьеру поисками погибшей «Трешер». В это же время были созданы научные лаборатории для исследований по всем направлениям океанографии. Во время войны институт получил всемерную поддержку от правительства США и обеспечивал ВМС важной научной информацией для эффективного ведения противолодочной борьбы, десантных операций, минно-заградительных действий. С тех пор государственное финансирование, в том числе и военно-прикладных исследований, является основой для развития института. Доля государства в его бюджете составляет 80 %. Институт имеет тесные связи с ВМС США. Руководителями этого учреждения назначаются, как правило, действующие адмиралы ВМС. Так, руководителем института в 1998 году являлся контр-адмирал Р. Питтенджер. В плане разработки научных программ и создания сверхсовременной техники для исследования океана и, с уверенностью можно сказать, решения сложных задач в интересах ВМС США институт поддерживает интенсивное сотрудничество с Массачусетским технологическим институтом в Бостоне. Стабильное финансирование от правительственных источников, патронаж ВМС США и привлечение квалифицированного научного персонала позволили создать уникальную «флотилию» сил и средств для глубоководных исследований. На ее вооружении в настоящее время состоят оснащенные по последнему слову техники исследовательские суда «Атлантис III», «Кнорр», «Океанус», «Астериас», обитаемые и автономные аппараты «Элвин», «Джейсон», ABE. Научными подразделениями института являются отделения прикладной физики океана, морской биологии, морской химии и геохимии, океанографии. В институте одновременно разрабатывается до 350 научных проектов.

29

29 История гибели ракетной подводной лодки Тихоокеанского флота К-129 в свое время широко освещалась отечественными средствами массовой информации. Подача ими сведений об этой трагедии олицетворяла торжество «гласности» в холодной войны — противоборство подводных сил СССР и США. Так, в марте 1999 по телеканалу НТВ был показан фильм об операции ЦРУ «Дженифер» по подъему лодки со дна океана. Но даже сейчас, после всех передач и публикаций, неясна истинная причина ее гибели. Станет ли она известной или, точнее говоря, официально подтвержденной со стороны США, это вопрос, не являющийся предметом рассмотрения данной книги. Мы рассказываем о том, кто и как нашел советскую лодку на дне океана, потому что в отечественных источниках этот вопрос практически не освещался. Именно он для нас важен, поскольку речь идет о первой атомной подводной лодке специального назначения ВМС США «Хэлибат». Коротко напомним основные детали исчезновения К-129. 25 февраля 1968 года подводная лодка К-129 (проект 629) вышла на боевое патрулирование с тремя ядерными баллистичекими ракетами на борту. Опытный экипаж возглавлял капитан 1 ранга В.И. Кобзарь, награжденный накануне похода орденом Красной Звезды. В боевом распоряжении, выданном на поход, отмечалось, что силы 7-го флота ВМС США ведут боевые действия против Демократической Республики Вьетнам. К-129 предписывалось вести скрытное патрулирование в готовности к действиям по сигналу Главного штаба ВМФ. Действия подводных ракетоносцев в случае нарастания конфликта могли быть только одни — нанесение ракетно-ядерного удара по назначенным объектам. Времена были суровые, глобальная конфронтация нарастала, а со времени Карибского ракетного кризиса и шести лет не прошло. С началом несения боевой службы все шло нормально. Но вот подводная лодка не ответила на контрольную радиограмму. Командование Тихоокеанского флота было встревожено. Это еще не было основанием для экстраординарных предположений. К-129 должна была выйти в район патрулирования и подтвердить прибытие. Решено было дождаться или донесения или его отсутствия. Донесение в установленный срок получено не было, и началась поисково-спасательная операция, в которой участвовали 2 эсминца, 3 сторожевых корабля, 3 тральщика, 4 подводные лодки, 2 плавбазы, 10 вспомогательных судов. Было совершено 286 самолетовылетов. Никаких следов катастрофы обнаружено не было

30

30 «Независимое военное обозрение», 26 марта-1 апреля 1999 года, № 11 (134).

31

31 По материалам статьи В. Алексина «По следам операции «Дженифер»//Морской сборник № 5–6, 1992 год.

32

32 Там же.

33

33 После второй мировой войны девять «молодых интеллектуалов», как их называли, из штабов ВВС США были наняты корпорацией «Форд» для проведения в жизнь принципов эффективного управления. Их непрестанные и любознательные вопросы, а также попытки вникать во все детали любой проблемы на новом месте работы послужили причиной для коллективного прозвища «умники». Двое «умников» позже стали президентами корпорации «Форд», еще один из них, Роберт Макнамара, стал министром обороны США. Он и взял в Пентагон почти всю молодую команду для совместной работы. Их влияние на военную политику США было очень велико. В качестве примера можно сказать, что будущий министр ВМС Поль Нитце возглавлял группу, разрабатывавшую доктрину военного противостояния СССР после корейской войны — знаменитый документ NSC-68.

34

34 Сверхмалая атомная подводная лодка NR-1 была задумана и разработана как специфический проект адмирала Х. Риковера, в то время руководителя программы ВМС по атомной энергетике. В первую очередь она предназначалась для проведения глубоководных исследований и работ сверхсекретного характера, которые не могли проводиться состоящими на вооружении ВМС США в то время подводными лодками и аппаратами различного назначения. NR-1 имеет глубину погружения свыше 900 м, что значительно превышает возможности серийных подводных лодок, а по продолжительности нахождения на этих глубинах она в несколько раз превосходит глубоководные обитаемые подводные аппараты. Конструктивно это уникальная лодка. Прежде всего это характеризуется тем, что в корпусе столь малого водоизмещения (около 400 т) удалось разместить атомную энергетическую установку. Кроме того NR-1 оснащена двумя убирающимися колесами (по одному в носу и корме), что позволяет ей передвигаться по грунту и ложиться на него. В ее носовой и кормовой частях имеется по две пары расположенных крест-накрест подруливающих устройств, что обеспечивает исключительно высокую маневренность. Наличие интенсивного забортного освещения, внешней телевизионной системы и нескольких обзорных иллюминаторов, ГАС ближнего действия, дистанционно управляемого манипулятора, выдвижного рабочего модуля для забора грунта — все это подтверждает ее уникальнейшие возможности. Экипаж ее относительно невелик — 11–13 человек. Учитывая малую скорость хода (3–4 узла), в район предназначения она должна буксироваться либо доставляться на палубе надводного судна или подводной лодки. Основные работы, к которым привлекалась NR-1, по-прежнему остаются засекреченными. Однако достоверно установлено, что в 60-70-х годах она использовалась при монтаже гидроакустической системы дальнего гидроакустического наблюдения SOSUS и других аналогичных придонных систем. В 1976 году NR-1 сыграла ключевую роль в подъеме истребителя F-14 «Томкэт» с борта авианосца «Дж. Кеннеди», который затонул на глубине около 600 м. Она принимала активное участие в поисках обломков космического челнока «Челленджер» у побережья Флориды в 1986 году. Летом 1997 года NR-1 по просьбе военного руководства Израиля выполняла поиск погибшей дизельной подводной лодки «Дакар». Попутно она обследовала останки затонувших судов, следовавших по торговому пути Древний Карфаген — Рим. В настоящее время подводная лодка NR-1 используется главным образом в интересах гражданских научно-исследовательских организаций по гидрографическому обследованию мест кораблекрушений, гаваней, проливов, фьордов и других сложных в навигационном отношении районов.

35

35 Подводные аппараты «Тёртл» и «Си клифф», предназначенные для проведения глубоководных исследований и работ на большой глубине, были построены в 1968 году. Они имеют водоизмещение около 30 т, скорость подводного хода 2,5 узла и дальность плавания свыше 20 миль. Энергетическая установка обоих аппаратов включает гребной электродвигатель, серебряно-цинковую аккумуляторную батарею и два подруливающих устройства. Глубина погружения «Тёртл», имеющего стальной корпус, составляет около 3000 м. Корпус «Си клифф» выполнен из титана и рассчитан на глубину погружения до 6100 м. Оба аппарата оснащены фотокамерами, забортной осветительной системой и навигационным комплексом. Экипаж каждого насчитывает три человека. В конце 90-х годов предполагалось вывести их из состава ВМС и передать в аренду научно-исследовательским институтам.

36

36 Вспомогательная дизельная подводная лодка «Долфин» была введена в состав ВМС в 1968 году. Она имеет относительно небольшое водоизмещение около 900 т. Экипаж насчитывает 29 человек. Лодка предназначена для проведения различного рода глубоководных исследований, испытаний новых образцов гидроакустического оборудования. Ее подводная автономность составляет около 24 часов при общей автономности в море 14 суток. Радиоэлектронное вооружение состоит из малогабаритной навигационной РЛС, активной высокочастотной ГАС ближнего обнаружения, пассивной низкочастотной поисковой ГАС, а также гибкой протяженной буксируемой антенны длиной около 1220 м. Энергетическая установка лодки включает два дизель-генератора, гребной электродвигатель и серебряно-цинковую аккумуляторную батарею. Основной корпус изготовлен из высокопрочной стали, а легкий корпус и ограждение рубки — из алюминия и стекловолокна для облегчения массы. У лодки отсутствуют традиционные горизонтальные рули, используются вертикальные улучшенной конструкции, что в целом обеспечивает управление маневрированием, а также удержание глубины и направления движения при очень малой скорости хода.

37

37 Ниже приводятся характеристики одного из подобных аппаратов. AUSV — (Advanced Unmanned Search Vehicle) — улучшенный необитаемый поисковый аппарат массой 1720 кг и длиной 5,18 м имеет глубину погружения около 6100 м. Он изготовлен из графитового волокна с эпоксидной смолой. Две гребные установки в носу и корме обеспечивают поступательное движение, два вертикальных подруливающих устройства служат для перемещения по глубине. Запаса энергии серебряно-цинковой аккумуляторной батареи хватает для хода в течение 10 часов со скоростью 5 узлов. Аппарат управляется с надводного судна или подводной лодки по акустическому каналу. Система датчиков включает ГАС бокового обзора и телевизионную камеру, передача данных с которых на носитель осуществляется также по акустическому каналу.

38

38 Подводные аппараты «сухого» типа имеют водонепроницаемый корпус и обеспечивают возможность использования водолазами атмосферы внутренних отсеков. Аппараты «мокрого» типа не изолируют членов экипажа от водной среды, что вынуждает их использовать индивидуальные дыхательные средства и существенно ограничивает возможности нахождения под водой по времени, а также по проведению подводных работ.

39

39 Корабль радиоэлектронной разведки ВМС США «Пуэбло» 23 января 1968 года был захвачен северокорейскими патрульными катерами в территориальных водах КНДР. Шпионское оборудование было демонтировано с «Пуэбло» и изучено корейскими специалистами, сам корабль был оставлен в Северной Корее в качестве компенсации за моральные и материальные издержки, а его экипаж был возвращен на родину через 11 месяцев заключения только после публичного признания американским президентом Л. Джонсоном его шпионской миссии. Незадолго перед этим в ходе израильской агрессии против арабских стран в 1967 году еще один американский разведывательный корабль «Либерти» принес массу хлопот руководству США. Он был уничтожен при выполнении разведывательных задач в восточной части Средиземного моря израильскими самолетами и торпедными катерами якобы «по ошибке». На самом деле Тель-Авив был очень заинтересован в том, чтобы мировое сообщество, в том числе и США, как можно дольше не знало о глубине проникновения израильских войск в глубь арабских земель и не смогло остановить эту агрессию, пока не была захвачена весьма значительная часть территории Египта, Сирии и Иордании. Во многом в результате этих двух весьма ощутимых потерь в своем разведывательном потенциале, политического фиаско и под давлением американского общественного мнения военно-политическое руководство США отказалось от дальнейшего строительства и применения разведывательных надводных кораблей, возложив основной объем разведывательных задач у побережья своих потенциальных противников на подводный флот.

40

40 В настоящее время один из «коконов», найденных в Охотском море, в качестве экспоната хранится в музее ФСБ РФ в Москве

41

41 В конце ноября 1999 года в США было объявлено об аресте сотрудника АНБ, офицера ВМС Дэниела Кинга. Причиной задержания послужили результаты его проверки на «детекторе лжи». Впоследствии Д. Кинг признал себя виновным в том, что с 1994 года передавал российской разведке информацию о прослушивании американцами переговоров по подводным кабельным линиям связи, принадлежащим ВМФ РФ. В связи с этим, как полагают американские специалисты, деятельность атомной подводной лодки «Пёрч» по проведению разведопераций в Баренцевом море могла проходить под контролем российских спецслужб.

42

Наиболее значимый успех подводных диверсионных сил, который впервые продемонстрировал уникальные возможности нового вида оружия, принадлежит итальянцам. Во время Первой мировой войны двое офицеров итальянских ВМС Р. Паолуччи и Р. Россетти на торпеде-транспортировщике «Миньятта» («Пиявка») проникли в акваторию тщательно охраняемой австро-венгерской военно-морской базы Пола, неподалеку от Триеста. В ночь на 1 ноября 1918 года они взорвали линкор «Вирибус Унитис» водоизмещением 21 720 т и штабное судно «Вена» водоизмещением 7400 т. Один из крупнейших кораблей Австро-Венгрии затонул после взрыва в течение 14 минут. При этом погибли около 400 членов его экипажа. Эффект от этой удивительной для того времени диверсионной операции был значительно смазан тем, что линкор на момент взрыва уже перешел под юрисдикцию Национального совета Югославии, а еще через двое суток Австро-Венгрия капитулировала.

43

Разведывательно-диверсионные подразделения ВМС США SEAL (Sea, Air, Land — «море, воздух, земля» — все среды, где они решают свои задачи) являются по сути военно-морским компонентом американских сил специальных операций и предназначены для действий в прибрежных районах океанов и морей, внутри акваторий и на побережье иностранных государств. Их также называют «тюленями» или «морскими котиками» — эти

44

Гибель крейсера «Генерал Бельграно» явилась наиболее крупной потерей для аргентинских ВМС в ходе англо-аргентинского конфликта. Его потопила 2 мая 1982 года английская атомная подводная лодка «Конкерор». Крейсер следовал в район боевых действий в охранении двух эсминцев. В него попало две торпеды, после чего крейсер затонул. Из состава команды погибли 368 человек. Это было первое в военной истории потопление надводного корабля атомной подводной лодкой. Вместе с тем примечательно, что это был и первый в истории случай наведения подводной лодки на корабли противника по данным космических средств разведки. Как отмечалось в зарубежной печати, оборудование флагманских кораблей английских экспедиционных сил, авианосцев «Гермес» и «Инвинсибл», позволяло им принимать данные от космических систем разведки США и немедленно их передавать на корабли соединения, в том числе и на подводные лодки. После данного случая аргентинские надводные корабли практически не покидали территориальные воды материковой части страны. Весомый вклад в блокаду аргентинского флота, по замыслу английского командования, должны были внести и действия разведывательно-диверсионных подразделений против основных военно-морских баз и крупных портов. Однако на этом направлении англичане не преуспели.

45

«Тюлени» широко использовали в Персидском заливе для решения своих специфических задач высокоскоростные катера, закупленные у береговой охраны США. Эти катера были специально построены британскими судостроителями для обеспечения борьбы с транспортировкой наркотиков и табака у побережья полуострова Флорида. Местные контрабандисты были там великолепно оснащены, в том числе судами и катерами, обладающими чрезвычайно высокими скоростными характеристиками. Их перехватывать могли только вышеуказанные катера: на них стояли авиационные двигатели, позволявшие развивать максимальную скорость до 160 км/час. Правда, за такую высокую скорость боевые пловцы прозвали их «фонтан-лодками» или «гибридами самолета и подводной лодки». По их словам, «когда экипаж несется на такой лодке с обычной скоростью свыше 100 км/час, ты и над водой, и под водой: то есть весь мокрый». Еще их называли «наркошами» и «сигаретными коробками» в память о былых заслугах в борьбе с контрабандистами наркотиков и табака. «Тюлени» значительно усовершенствовали катера для своих нужд: покрыли борта пуленепробиваемым кевларом, установили радиолокационную станцию, спутниковую радионавигационную систему, крупнокалиберные пулеметы, легкую артиллерийскую установку и управляемые реактивные снаряды.

46

Scuba — сокращенное от Self-Contained Underwater Breething Apparatus, что в переводе с английского означает автономный подводный дыхательный аппарат.

47

Нитрокс в отличие от атмосферного воздуха имеет в своем составе от 40 до 67,5 % кислорода и не содержит примесей других газов.

48

Одной из наиболее известных и результативных операций сверхмалых подводных лодок во время Второй мировой войны являются действия английских лодок-«малюток» типа «Х» против германской эскадры в Альтен-фьорде, Северная Норвегия. В этой операции участвовали шесть сверхмалых подводных лодок. Подводные лодки типа «Х» имели водоизмещение около 30 т, скорость подводного хода 5–6 узлов, дальность плавания под водой 80 миль, глубина их погружения достигала 60 м. В состав энергетической установки входили дизель и гребной электродвигатель. Основным оружием являлись два сбрасываемых заряда взрывчатого вещества весом по две тонны каждый, размещаемые побортно в прочных металлических контейнерах. Объектами диверсий англичан являлись немецкие линкор «Тирпиц», тяжелые крейсера «Шарнхорст» и «Лютцов». По различным причинам четыре подводные лодки из шести не смогли выполнить поставленные задачи. Однако подводные лодки «Х6» и «Х7» 22 сентября 1943 года сумели заминировать линкор «Тирпиц», установив под его днищем четыре взрывных заряда общим весом восемь тонн. В результате взрыва были сдвинуты со своих фундаментов турбины, оказались поврежденными руль левого борта, гидроакустическая станция, группа электрогенераторов и многие другие механизмы. Крупнейший корабль германских ВМС водоизмещением свыше 51 000 т более чем на полгода вышел из строя.

49

Подводная лодка NR-1, имеющая водоизмещение около 400 т и атомную энергетическую установку, вряд ли может быть отнесена к общепринятому классу сверхмалых подводных лодок. Носитель водолазов ASDS по своим основным характеристикам и возможностям близок к ним, но специалисты все же относят его к подводным транспортировщикам. Однако США все-таки имеют опыт строительства и применения сверхмалых субмарин. После Второй мировой войны, в начале 50-х годов американские военно-морские специалисты тщательно изучали и проводили эксперименты с двумя бывшими немецкими сверхмалыми подводными лодками типа «Зеехунд». В результате этих работ было принято решение о строительстве собственных подводных лодок подобного типа. И такая подводная лодка «SSX-1» была спущена на воду и передана ВМС в 1955 году. Она предназначалась для скрытной доставки разведывательно-диверсионных групп, постановки мин в портах и базах, а также для уничтожения с помощью легководолазов подводных заграждений при проведении морских десантных операций. Предусматривалась возможность ее транспортировки на самолетах и вертолетах, для чего корпус лодки был выполнен из трех сборных секций, соединяемых болтами. Водоизмещение «SSX-1» было 36 т, а глубина погружения ограничивалась 15 м. Экипаж состоял из двух офицеров-водителей, радиста-гидроакустика и механика. Кроме них на лодке могли разместиться четыре боевых пловца. Данная подводная лодка имела один серьезнейший недостаток — повышенную взрыво- и пожароопасность, так как ее энергетическая установка работала на перекиси водорода. После одного из таких пожаров в конце 50-х годов на ней был установлен обычный дизель-генератор. «SSX-1» в дальнейшем использовалась в исследовательских целях, на учениях и маневрах по проникновению в защищенные базы и порты, а также для отработки тактики действий против аналогичных диверсионных средств противника. В 1973 году она была выведена в резерв. Больше сверхмалые подводные лодки американцами не строились

50

В ходе уже упоминавшейся ранее в общем успешной операции англичан против германской эскадры в Альтен-фьорде (под условным наименованием «Брон») шесть сверхмалых подводных лодок типа «Х» буксировались на тросах шестью океанскими дизельными подводными лодками ВМС Великобритании к берегам Северной Норвегии. Половина от общего числа сверхмалых подводных лодок не дошла до района боевого назначения из-за обрывов буксирных тросов или неисправностей корабельных механизмов. Все они были затоплены своими экипажами.

51

Впервые идея о возможном использовании морских животных в военных целях возникла у американского физика Роберта Вуда. В период Первой мировой войны он проводил исследования по изучению возможностей тюленей отыскивать погруженные в воду предметы. Практические опыты по реализации этой идеи проводились в 1939 году по заказу министерства военного флота Швеции, финансировавшего их. В ходе эксперимента тюлени дрессировались в поиске контейнеров с сельдью, размещаемых на корпусе затонувшей подводной лодки. Впоследствии тюлени без труда обнаруживали лежащие на грунте подводные лодки, несмотря на то, что рыбы там не было. Остальные эксперименты с тюленями были неудачными. Так, в частности, окончились неуспехом опыты по размещению под кожей у животных взрывчатки, а также буксировке ими плавучих мин. Начавшаяся вскоре Вторая мировая война прервала серию этих, несомненно, интересных и плодотворных научных исследований.

52

Во время Второй мировой войны итальянские подводные диверсанты столкнулись с серьезными трудностями в попытках проникнуть на человекоуправляемых торпедах с борта специально оборудованной лодки «Шире» на рейд хорошо защищенной английской морской крепости Гибралтар. Весной 1942 года итальянцы решили найти более удобную базу для диверсионных операций в нейтральном порту, откуда могли бы безнаказанно действовать. В качестве такой базы был избран испанский порт Альхесирас, расположенный в нескольких милях напротив крепости Гибралтар на противоположном берегу залива. В этом порту находился полузатопленный итальянский танкер «Ольтерра», на борту которого и решено было создать подводную базу человекоуправляемых торпед. Под видом ремонта судна на нем были произведены соответствующие работы, в результате которых на танкере была оборудована подводная камера для скрытного использования торпед-транспортировщиков диверсантов. Здесь же была создана техническая мастерская для монтажа и ремонта торпед, а также зарядки аккумуляторов. Первые попытки использования человекоуправляемых торпед с танкера «Ольтерра» против английских кораблей в базе Гибралтар были безрезультатными. Однако в мае и августе 1943 года итальянцы провели две успешные операции, в результате которых были потоплены шесть американских и английских судов общим водоизмещением около 40 000 т. Англичане узнали о подводной базе диверсантов в Альхесирасе только после капитуляции Италии в конце 1943 года.

53

В 1943 году, когда наметился коренной перелом во Второй мировой войне и итальянцы ожидали высадку англо-американских войск на о. Сардиния, командование ВМС Италии приняло решение о создании секретной подводной базы боевых пловцов в военно-морской базе Кальяри. Группа разведчиков-диверсантов ВМС под командованием лейтенанта Фаравелли втайне от местных гражданских и военных властей оборудовала своего рода убежище в гряде, составляющей западный мол порта. Оно представляло собой огромное сухое подземное помещение, связанное с гаванью порта подводной пещерой. Здесь был организован склад человекоуправляемых торпед, взрывчатого вещества, снаряжения и продовольствия. Предполагалось, что в случае высадки союзных войск в Кальяри итальянские боевые пловцы, действуя скрытно из созданного убежища, будут совершать диверсионные акции против кораблей противника и его военных объектов в порту. Однако союзники обошли Сардинию стороной и высадились в июле 1943 года на Сицилии. После этого база в Кальяри была расформирована.

54

Особая система обороны была создана при входе в крупные японские порты, там, где были основания опасаться внезапных атак подводных лодок или боевых пловцов противника. Например, перед японской столицей Токио были оборудованы три подводные позиции водолазов-смертников «фукурю» («драконов счастья»). На этих позициях в определенных местах и на небольших глубинах (до 60 м) были затоплены старые торговые суда. В них были оборудованы водонепроницаемые помещения, приспособленные для размещения 40–50 человек. В повседневных условиях в этих помещениях-кабинах несли дежурство несколько водолазов. Они имели в своем распоряжении гидрофоны и гидролокаторы, с помощью которых вели наблюдение за подводной обстановкой с целью недопущения скрытного проникновения в порт подводных лодок и боевых пловцов. Телефонные линии связывали их с командным пунктом, расположенным в городе. В верхней части корпусов затопленных судов имелись по три поворотных торпедных аппарата. В случае обнаружения приближения противника несколько десятков водолазов-смертников со специальным диверсионным снаряжением спускались в кабину и ожидали там приказа следовать в атаку. Запасов сжатого воздуха, пресной воды и продовольствия на базе хватало на 10 суток их автономного обитания.

55

Во время проведения ВС США так называемой «миротворческой операции» в Сомали (1993 г.) подразделениями сил специальных операций был испытан «лазерный ослепитель» для гранатомета «Sabor-203». Он состоит из лазерного диода, помещенного в прочную пластиковую капсулу, и панели управления, которая посылает в нее импульсы. Нажатием кнопки на панели управления стрелок переводит лазер в режим непрерывного излучения, что позволяет ослеплять противника ярко-красным световым лучом. В Сомали американцы испытали «Sabor-203» на гражданском населении. Направленный в толпу враждебно настроенных местных жителей лазерный луч ослепителя вызывал среди них панику.

56

Известен компьютерный вирус, обозначаемый апокалиптическим «числом зверя» — 666 (V666). Этот вирус способен негативно воздействовать на психофизиологическое состояние оператора персональной ЭВМ, вплоть до смертельного исхода. Принцип его действия основан на феномене так называемого 25-го кадра, являющегося весьма мощным средством внушения. V666 выдает на экран монитора в качестве 25-го кадра специально подобранную цветовую комбинацию, погружающую человека в своего рода гипнотический транс. Через определенные промежутки времени картинка меняется. По расчетам создателей вируса, подсознательное восприятие нового изображения должно вызывать изменение сердечной деятельности. В результате появляются резкие перепады артериального давления в малом круге кровообращения, которые приводят к перегрузке сосудов головного мозга человека. По данным специальных исследований, за последние несколько лет за рубежом было отмечено несколько десятков случаев гибели операторов, работавших в компьютерных сетях, от подобного вируса.

57

Специальный программный продукт Knowbot (Knowledge Robot «знающий робот») вводится в компьютерные сети противника. Там он, перемещаясь от ЭВМ к ЭВМ, отыскивает интересующую его информацию и оставляет в этом месте свою копию, а затем следует далее. Копии могут связываться друг с другом, отслеживая состояние дел на каждой ЭВМ, и по каналам межмашинного обмена передавать сводную информацию лицу, внедрившему «ноубот». Для того чтобы на быть обнаруженными, они имеют функции самоперемещения или самоуничтожения. Кроме того, «ноуботы» могут применяться для искажения либо уничтожения информации и программных продуктов противника


home | my bookshelf | | Тайны подводного шпионажа |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения