Book: Мишель-мушкетер



Мишель-мушкетер

Жорж Байяр

Мишель-мушкетер

I

– Скажи, Мишель, ты уверен, что взял свой пакет? Ты не перепутал усы?

– Перепутал усы?! А в чем, собственно, дело?

– Те, что я выбрал, были светлыми, а остались только темные!

– А ты покрась их перекисью, Даниель, – с улыбкой посоветовал Мишель. – Я твои усы не брал, у меня только свои. Спроси у Артура!

– Я все слышал! – крикнул Артур из соседней комнаты. – Должно быть, в прокате ошиблись. Мои усы тоже темные.

Даниель тяжело вздохнул. Благодаря круглым щекам и белокурым волосам, подстриженных «ежиком», он казался куда моложе своих пятнадцати лет. Его двоюродный брат Мишель Терэ был на полголовы выше его, хотя они и были ровесниками.

Оба выглядели в этот момент достаточно странно: на них были камзолы и короткие штаны из зеленого бархата, расшитого серебром, на ногах же оставались обыкновенные тапочки. Это сочетание выглядело очень забавно.

В дверь просунул голову Артур. Как и его друзья, он был одет в костюм королевского мушкетера и тоже еще не водрузил на голову парик. Короткие темные волосы делали его похожим на настоящего актера, гримирующегося в своей уборной.

– Ну? Что там с усами? – спросил он.

– Ничего страшного, – махнул рукой Даниель. – Шествие продлится час или два. Никто не станет меня разглядывать и не заметит, что у меня светлый парик и темные усы.

– А вы обратили внимание, что рапиры бутафорские? – поинтересовался Артур.

– Бутафорские? – переспросил Мишель.

– Рукоятка припаяна к ножнам. У них нет клинка!

– Значит, мы не сможем ни с кем их скрестить! – заметил Мишель. – Что ж, тем лучше. Мы не вызовем гнев кардинала!

Разговор мальчиков происходил в подвальном этаже виллы, где были устроены две очень уютные комнаты.

– Черт побери! – воскликнул Артур. – В моем камзоле могут поместиться трое таких, как я!

Он был чуть выше Мишеля – ему было шестнадцать – и представлял собой довольно смешное зрелище в своем костюме размера на три больше.

– Куда запропастилась Мартина? – спросил Мишель.

– Дуется, – ответил Даниель. – Поднялась к себе в комнату сразу после завтрака и, наверно, сих пор сидит там.

– Напрасно она не захотела взять платье пастушки, оно не такое уж и плохое!

– Мадемуазель желала быть маркизой, а не пастушкой, – отозвался Артур. – С виду она прирожденная аристократка!

– Все равно жаль, – вмешался Даниель. – Если бы в ателье проката заранее предупредили, что у них нет больше костюма маркизы, Мартина могла бы поискать его где-нибудь еще. А вчера было уже слишком поздно, все успели разобрать!

Мальчиков пригласили провести конец школьных каникул в Валансьене, неподалеку от бельгийской границы, у бабушки Мартины мадам Девиль. В начале сентября в этом городе открывалась крупная ярмарка, и начало праздничной недели должно было ознаменоваться большим костюмированным шествием.

Вот почему мальчики примеряли маскарадные костюмы, взятые накануне напрокат. Так как ребят было трое, они недолго колебались в выборе костюмов и решили, что в день праздника будут тремя мушкетерами.

Что касается Мартины Девиль, ей хотелось показаться в костюме маркизы. К несчастью, ее подвел сотрудник ателье проката, который понадеялся, что в последний момент кто-нибудь откажется от заранее заказанного платья. Мартина лишь накануне узнала о том, что ей придется оставить надежду нарядиться великосветской дамой. Она была так раздосадована, что отказалась от костюма пастушки – единственного, который ей еще могли предложить.

Был воскресный день. Только что пробило двенадцать часов, и мальчики слонялись без дела в ожидании обеда.

Они расстались со своим облачением и отправились к Мартине, которая наверняка скучала одиночестве.

Мадам Девиль хлопотала на кухне, и доносившиеся оттуда запахи заставили друзей облизнуться.

– О! – воскликнул Артур, потянув носом. – Похоже, мушкетеров сегодня ждет славный пир!

Мишель собирался ему ответить, но в этот момент раздался пронзительный звонок, заставивший друзей вздрогнуть.

– Телефон! – громко крикнул Даниель.

Хотя мадам Девиль была глуховата, она не всегда включала свой слуховой аппарат. Тем не менее она появилась наконец в дверях кухни, отряхивая испачканные в муке руки. Ее лицо, разрумянившееся от жара плиты, казалось еще более круглым в обрамлении седых волос, гладко зачесанных назад. Увидев ребят, она улыбнулась.

– О! Вы здесь! А почему к телефону не подходите? Кстати, а Мартина куда пропала?

Мальчики секунду помедлили, потом Даниель бросился в гостиную, где стоял аппарат.

Звонки тут же прекратились, и до Мишеля и Артура донесся голос Даниеля:

– Алло? Да… Да, верно… – Потом, после паузы: – Подождите минутку, я ее позову.

Даниель вышел в холл и крикнул, повернувшись в сторону лестницы:

– Мартина! Это тебя! Ответа не было.

– Мартина! – позвал он громче.

Наверху послышались шаги, и на лестничной площадке показалась Мартина. Она с угрюмым видом ерошила свои короткие светлые волосы.

– Поговори за меня, Даниель, – попросила Мартина. – Я…

– Звонят из ателье проката и…

Но девочка уже не слушала. Она в три прыжка преодолела лестницу, с разбегу проехалась по каменным плитам холла и ворвалась в гостиную.

Ребята весело переглянулись. Затем Артур приложил палец к губам и прислушался; остальные последовали его примеру.

– Алло?… Да, это я. Как?! Не может быть! У вас есть платье?! Какое?… Ах, цвета старого золота? Ой, как здорово! Вы просто прелесть!… Уже упаковано? Отлично! А парик и маску вы положили?… Чудесно! Я уже бегу к вам. С вашей стороны это очень мило… Да-да, не беспокойтесь, я не опоздаю. Благодарю вас, мсье, тысячу раз спасибо. До скорого свидания!

И девочка положила трубку. Она снова вышла в холл, но на этот раз на ее лице сияла улыбка. Однако, заметив иронические взгляды друзей, Мартина резко остановилась.

Мальчики же с синхронностью, свидетельствовавшей о предварительной договоренности, сняли воображаемые шляпы и широким жестом взмахнули ими, подметая пол несуществующими перьями.

– Госпожа маркиза… – с чопорным видом начал Артур.

Мартина приняла игру и ответила на приветствие глубоким безукоризненным реверансом.

Однако она быстро вернулась к действительности.

– Мне нужно торопиться. Магазин закрывается через полчаса, а он не так уж близко отсюда.

– Если госпожа маркиза соблаговолит разрешить, я оседлаю самого быстрого моего скакуна и привезу ее наряд! – любезно предложил Артур.

Мартина колебалась. Было заметно, что она предпочла бы все сделать сама, но в конце концов решила, что Артур и правда доедет быстрее.

– Госпожа маркиза позволяет вам сделать это, друг мой, – ответила она. – Тем более что я с трудом представляю, как поеду на велосипед таким огромным пакетом в руках.

– Послушай, Артур! Если ты и вправду туда собрался, постарайся раздобыть мне светлые усы! – вмешался Даниель.

Его друзья разразились хохотом.

– Мне кажется, ты принимаешь эту историю с усами слишком близко к сердцу, – заметил Артур. – Ладно, я постараюсь!

Он быстро вышел из дома, и спустя несколько секунд с улицы донесся треск мопеда. Мартина, порозовевшая от радостного возбуждения, буквально места себе не находила.


* * *

Время шло, и она уже начала терять терпение. Пакет с платьем оказался настолько велик, что Артуру, несмотря на все его мастерство вождения мопеда, обратно пришлось возвращаться пешком.

Едва юноша ступил на порог, как Мартина выхватила у него пакет и в один миг перерезала бечевку. Платье оказалось очень красивым, его цвет старого золота прекрасно гармонировал с кружевами. Девочка приложила платье к себе и закружилась в вальсе.

– Ой! Я укололась! – вскрикнула она вдруг, облизывая палец. Она вытащила из платья булавку, которой была приколота записка, и прочла вслух: – «Мадемуазель Сесиль Д. за счет Д-ра ф.». – Мартина сложила бумажку, сунула ее в карман юбки и решительно заявила: – Я немедленно примерю это чудо!

Она взбежала по лестнице столь же стремительно, как час назад слетела по ней, торопясь к телефону. Мальчики занялись своими костюмами. Они знали: после обеда времени у них хватит только на то, чтобы переодеться.


* * *

Усевшись за стол, Мартина сообразила, что у нее есть еще один повод для беспокойства. Она хлопнула себя ладонью по лбу и воскликнула:

– Ах, черт! Все-таки я кое-что забыла! Я ведь не знаю, где собирается моя группа! Вчера я была так расстроена из-за платья, что никому не позвонила.

– Тебе ничто не мешает сделать это сейчас, – заметил Мишель.

Мартина так и поступила и битый час взволнованно рассказывала собеседнице о своем везении. При этом она едва не забыла, зачем звонит, и лишь в самом конце разговора получила нужные сведения.


* * *

Три мушкетера и маркиза вышли из автобуса возле городского вокзала.

По совету Мартины они избрали обходную дорогу и старались избегать улиц, по которым предстояло двигаться процессии. И действительно, тротуары уже были заполнены веселой нетерпеливой толпой, в которой тут и там виднелись маски. В основном это были дети.

Бросался в глаза контраст между этими улицами и другими, почти пустынными. Казалось, посмотреть костюмированное шествие собрались все жители города.

Друзья оказались недалеко от бульвара, где был назначен сбор участников процессии. Им пришлось пробираться туда узкими переулками с причудливыми названиями, дошедшими из средневековья; особенно им понравился переулок Су-ле-Мюр-де-Бавэ.

– Госпожа маркиза, здесь наши пути расходятся, – торжественно возвестил Мишель.

– Встречаемся у музыкального киоска после окончания шествия, – напомнила Мартина.

Ее друзья свернули в боковую улочку, а девочка, хотя и спешила, не могла не остановиться и не полюбоваться собой в огромном зеркале, занижавшем всю витрину шляпного магазина.

Мартина осмотрела платье, немного взбила юбку и покружилась, чтобы убедиться: во время поездки в автобусе ее туалет нисколько не пострадал. Снова пустившись в путь, она обратила внимание на мушкетера, торопливо двигавшегося ей навстречу. На мгновение девочка решила, что один из мальчиков зачем-то вернулся; однако гранатовый цвет его костюма быстро рассеял это заблуждение. К тому же перед ней был явно взрослый человек, а не подросток. Он нервно оглядывался по сторонам.

Вдруг незнакомец махнул рукой, подзывая кого-то, кто находился за спиной девочки. Мартина оглянулась и увидела черную машину, медленно двигавшуюся навстречу мушкетеру. За рулем ее сидела женщина в маске и парике.

Кроме этой женщины, мушкетера и Мартины, на улице никого не было.

Девочка вдруг ощутила непонятную тревогу.

«Надеюсь, он не меня ищет», – не вполне уверенно сказала она самой себе.

Когда незнакомец был от нее на расстоянии Дюжины шагов, Мартина заметила, что он ее рассматривает… Она решила перейти на другую сторону и сошла на проезжую часть. Неожиданно Мушкетер сделал то же самое и остановился прямо перед ней…


* * *

Тем временем мальчики шли своей дорогой. Внезапно Даниель отстал. Его двоюродный брат и Артур не сразу это заметили.

– Эй, Мишель, помоги мне! – крикнул Даниель.

Сломалась пряжка его портупеи из искусственной кожи, на которой висела рапира. Мишелю пришлось вернуться.

– Я подожду вас на углу улицы, – бросил Артур. – Слышите фанфары?

В самом деле, издалека доносились бодрые, радостные звуки духовых инструментов.

Мишель порылся в кармане и извлек оттуда несколько английских булавок, которые захватил на всякий случай по совету Мартины.

– Мы такие же оборванцы, как настоящие мушкетеры, – заметил он. – Наша одежда буквально расползается на куски.

Артур тем временем быстро дошел до угла улицы, запруженной народом. Все взгляды были устремлены в ту сторону, откуда доносились звуки фанфар. Маленькие дети в масках, взобравшись на плечи отцов, дули в дудочки, разбрасывали конфетти и серпантин.

Артур обернулся. Ни Даниеля, ни Мишеля не было видно. Тогда он с любопытством посмотрел вокруг. На улице творилось что-то невообразимое. Она была похожа на школьный двор во время перемены, но перемены для взрослых. Отовсюду слышались шутки, жизнерадостные возгласы. Люди в масках задирали тех, кто их еще не надел, с веселыми возгласами: «А ну догадайся, кто я!»

Артур хотел уже повернуть назад и посмотреть, что же так задержало его друзей. Но в этот момент к нему решительно подошла высокая девушка с очень длинными белокурыми волосами, рассыпавшимися по плечам. Лицо ее было скрыто черной бархатной маской с блестками, украшенной кружевами того же цвета. На девушке был не маскарадный костюм, а обычное светло-желтое платье без рукавов.

Артур улыбнулся, полагая, что сейчас его обступят друзья девушки и засыплют вопросами. Однако за юной незнакомкой никто не шел. В руках у нее Артур заметил какой-то пакет.

Она осторожно огляделась, потом проговорила с явным облегчением:

– О! Вы еще здесь! Я опоздала… Кругом столько народа, я думала, что никогда не доберусь…

Девушка вложила пакет в руки Артура и, не дав ему времени раскрыть рот, горячо добавила:

– Надеюсь, теперь вы сдержите слово и с мамой ничего не случится. Клянусь, что ничего не скажу полицейским!

По дрожащему голосу девушки Артур понял, что ее терзает тревога. Он хотел было объяснить незнакомке, что произошла ошибка, но та быстро повернулась и смешалась с толпой. Остолбенев от изумления, Артур смотрел, как ее изящная фигура теряется среди маскарадных костюмов. Еще какое-то мгновение он видел развевающиеся светлые волосы, потом и они исчезли.

– Ну и ну! – пробормотал он, разглядывая пакет, завернутый в серую бумагу и по размеру напоминающий большую коробку сигар. – Если бы здесь была, бомба, готовая взорваться в любой момент, то и тогда эта девчонка не могла избавиться от нее быстрее!

Артур машинально поднес пакет к уху, как делают обычно персонажи фильмов, вдруг обнаружив предмет, похожий на бомбу. Однако никакого тиканья он не услышал.

«Я валяю дурака, – сказал он себе. – Это просто недоразумение. Девчонка должна была передать пакет не мне, а кому-то другому». Артур еще раз огляделся в напрасной надежде отыскать незнакомую блондинку и в задумчивости отправился на розыски Даниеля и Мишеля.

Он и предположить не мог, что ему предстоит узнать.



II

Поведение мушкетера показалось Мартине настолько подозрительным, что она решила перейти на другой тротуар.

Но незнакомец внезапно загородил девочке дорогу и резким движением схватил ее за руку.

– Ну что? Опаздываем? – буркнул он, грубо встряхивая девочку.

– Мне больно! – простонала та, тщетно пытаясь освободиться.

– Где пакет? Ну, живо! У нас нет времени!

– Какой пакет?! Я…

– Знаешь, что ждет твою мать, если…

– Отпустите меня, или я позову на помощь! – крикнула Мартина.

Мушкетер явно колебался. Тем временем черный автомобиль вплотную приблизился к ним.

Девочка бросила быстрый взгляд на женщину, сидевшую за рулем. Та была в костюме маркизы, в маске и парике. Она остановила машину, обернулась и открыла заднюю дверь.

Незнакомец стал толкать Мартину к автомобилю. Она хотела закричать, но нападавший оказался проворнее и, как кляпом, зажал ей рот рукой. При этом он сдвинул маску и парик девочки? То, что он при этом увидел, явно его удивило, потому что он с изумленным возгласом окончательно сорвал то и другое.

Мужчина тут же отпустил свою несостоявшуюся жертву, захлопнул дверь, открытую его сообщницей, бросился на сиденье рядом с ней и крикнул:

– Поехали! Это не она! Произошла ошибка! Быстрее!

Не успела Мартина прийти в себя, как машина рванула с места. Девочка машинально обратила внимание на надпись на багажнике – «фиат» – и на вмятину на правом заднем крыле, где из-под сбитой краски виднелась красная мастика.

Автомобиль повернул за угол и исчез. У Мартины дрожали ноги; чтобы прийти в себя, ей пришлось прислониться к стене ближайшего дома. От потрясения на глазах у нее выступили слезы.

– Он порвал мою маску, – с горечью прошептала девочка. – А парик…

Забота о своей внешности никогда не оставляла ее, поэтому Мартина вернулась к зеркалу и поправила парик. Движения ее были механическими, она всхлипывала и едва понимала, что делает, настолько сильным был шок от случившегося.

Но вскоре на смену ему пришли ярость и протест против несправедливости произошедшего с ней, и девочка бросилась на поиски своих друзей.

«Может быть, они еще не добрались до места сбора», – думала она.

Мартина ускорила шаги, проклиная свой парик, в котором было слишком жарко. Завернув за угол, она заметила удаляющиеся фигуры Мишеля и Даниеля.

Мартина перешла на бег, а потом крикнула что было силы:

– Мишель!… Даниель!…

Однако фанфары заглушили ее крик. Ей пришлось подбежать к ребятам почти вплотную, чтобы они ее услышали.

Наконец ее друзья оглянулись. Сначала они удивились и даже засмеялись, но тут же заметили перепуганный вид Мартины, ее горящие щеки. Это их встревожило.

– Что случилось? – спросил Мишель. – Тебе нездоровится?

Задыхаясь от волнения и бега, девочка рассказала о том, что с ней произошло. Мальчики слушали ее рассказ, широко раскрыв глаза и разинув рты. Они едва верили своим ушам.

– Черный «фиат»? – повторил Мишель, когда Мартина упомянула о появлении женщины в костюме маркизы. – Мы видели эту машину, в ней сидели двое в масках. Они сильно жестикулировали, как будто о чем-то спорили.

– Ты имеешь в виду тот автомобиль, который так сигналил, что прохожие даже начали сердиться? – уточнил Даниель.

– Ты не можешь вспомнить его номер? – осведомился Мишель.

Мартина не ответила. Она заметила Артура, торопливо приближавшегося к ним. Мишель и Даниель, оглянувшись, тоже увидели приятеля.

– Артур что-то слишком уж спешит, – заметил Даниель.

Подойдя к друзьям, мальчик сначала не обратил внимания на состояние Мартины, настолько он сам был взволнован.

– Если бы вы так не копались, то не пропустили бы кое-что весьма интересное! – заявил он, затем сунул товарищам под нос пакет, который держал в руках, и, наслаждаясь их молчаливым Удивлением, ухмыльнулся: – И это все, что вы можете сказать?!

Только сейчас он заметил, что рядом с ребятами стоит Мартина с раскрасневшимися щеками и без маски.

– Но… Как случилось, что госпожа маркиза все еще среди нас?

Шутку никто не подхватил, и он обескуражено замолчал, вертя пакет в руках.

Мишель в двух словах рассказал ему о том, что произошло с Мартиной. Глаза Артура округлились. Он замахал руками и сбивчиво заговорил:

– Представляете, я… Мне дали вот этот пакет… И просили, чтобы я не делал ничего плохого чьей-то маме. При этом обещали, что не станут обращаться в полицию…

Мишель пригладил чуть отклеившиеся усы.

– Итак, сомнений быть не может, – внушительно произнес он. – Мушкетер в «фиате» принял Мартину за твою незнакомку. Судя по всему, кто-то из них перепутал место встречи.

– Он сказал мне, что я опоздала, – вставила Мартина.

– Вот видишь! Конечно, так и есть. Мушкетер должен был ожидать маркизу в том самом месте, где находилась ты. Что же касается Артура…

– Минутку, минутку! – перебил Артур. – Блондинка, которая передала мне пакет, вовсе не была в костюме маркизы. На ней было обыкновенное платье и маска с кружевами.

– Но при этом, – вмешалась Мартина, – тот тип понял, что ошибся, только когда сорвал с меня маску.

– Одно из двух, – вновь заговорил Мишель. – Или он ждал девушку в костюме маркизы, или причиной его ошибки стало то, что Мартина была одна и, как ему показалось, кого-то ждала…

– Проблема не в этом, – сказал Артур. – Нам в руки попал какой-то важный пакет, ведь в связи с ним незнакомка упомянула о полиции. А мы даже не знаем, кому его вернуть! Может быть, дело очень срочное!

– Ну разумеется! – согласился Мишель. – Если бы твоя блондинка не пообещала, что ничего не сообщит полиции, все было бы очень просто: мы сдали бы пакет в бюро находок.

– Да, но у меня нет уверенности, что она забрала бы его оттуда, – возразил Даниель. – Ведь она считает, что пакет попал по назначению. И тот мушкетер тоже едва ли заявит в полицию о пропаже, ему ведь неизвестно, что блондинка передала Артуру пакет.

Действительно, положение было не из простых. Ни мальчики, ни Мартина, как ни старались, ничего не могли придумать.

– А если мы попробуем разыскать эту девушку? – предложила наконец Мартина. – Она ведь в маске, значит, вполне могла остаться в толпе.

– Но при этом она так спешила исчезнуть, что, если нам удастся ее найти, это будет настоящее чудо! – проговорил Артур.

Мишель с ним не согласился.

– Если мы ничего не будем предпринимать, то тем более не сможем вернуть пакет владельцу. Действовать нужно быстро! Как она выглядела, твоя незнакомка? Высокая или маленькая? Толстая или худая?

– А возраст ее бабушки тебя случайно не интересует? – осведомился Артур. – Я был так изумлен, что…

– И все-таки попробуй вспомнить, – настаивал Даниель.

– Она почти такого же роста, как я, с длинными распущенными светлыми волосами… В платье без рукавов… Кажется, платье светло-желтое… Маска черная, с блестками, украшена кружевами… все, что я запомнил.

– Значит, мы ищем такую же дылду, как Артур, – решил Даниель.

– Смотри у меня, – проворчал Артур, грозя приятелю кулаком. – Да, вот еще! У нее в руках! была шерстяная кофта.

– А что нам делать с пакетом? – спросила! Мартина.

Мишель на секунду задумался.

– Мы оставим его у себя… В любом случае мы не можем отдать его никому, кроме той светловолосой девушки…

Все принялись лихорадочно размышлять. Друзья представляли собой любопытное зрелище: едва ли кому приходилось встречать столь серьезных и растерянных людей в маскарадных костюмах.

Издали по-прежнему доносились фанфары и веселый гул толпы.

Пустынная улица, где находились ребята, казалась настоящим оазисом тишины.

– Послушайте, – сказал наконец Мишель. – Оставаясь здесь, мы едва ли обнаружим нашу незнакомку.

– А как же быть с праздничным шествием? – спросил Даниель. – Мне бы все-таки хотелось принять в нем участие. Мы ведь для этого сюда и пришли, разве не так?

Согласившись с ним, все двинулись в сторону главной улицы. Мишель напряженно размышлял, пытаясь решить возникшую проблему: как вернуть пакет девушке, чтобы она могла передать его по назначению?

Вскоре они вышли на улицу.

Здесь двигаться стало труднее: стоявшие в четыре ряда зрители с нетерпением ожидали приближения процессии.

Ребята старались держаться вместе, хотя те, кого они при этом толкали, недовольно протестовали.

– Я не заметил даже тени блондинки, которая соответствовала бы описанию, – признался Даниель.

– Не будем падать духом и постараемся не потерять друг друга в этой толпе! – ответил Артур.

Кортеж поравнялся с ними.

Его открывала группа детей. Гимнастический клуб, который они представляли, снабдил их спортивными костюмами в стиле начала века: полосатыми купальниками и трико. Кроме того, все дети были с приклеенными огромными черными усами, усиливавшими комический эффект. За ними следовали путешественники, тащившие клетки на колесах. В клетках метались артисты, изображавшие диких зверей.

Внезапно дверь одной из клеток открылась и оттуда выскочил орангутан. Помедлив секунду, он бросился в толпу и залез на чей-то подоконник.

– Ого!… Вот это да! – кричали зрители.

Какое-то время мнимая обезьяна балансировала на решетке крошечного балкончика, а потом принялась с преувеличенным ожесточением вычесывать из искусственной шкуры воображаемых паразитов.

Между тем процессия продолжала движение. Орангутан сделал вид, что хочет вернуться в клетку, но вместо этого бросился на противоположную сторону улицы. Там он схватился за водосточную трубу и принялся ловко карабкаться по ней, опираясь на кронштейны, которыми она крепилась к стене. Так он добрался до каменного карниза, опоясывающего дом на уровне второго этажа, и, держась за него одной рукой, стал посылать толпе воздушные поцелуи.

Глядя на него, все смеялись.

– Может, попросим его отыскать нашу незнакомку? – предложил Даниель. – У него прекрасный обзор!

Однако конец этой фразы был заглушен звуками фанфар и криками. Сначала они были непонятны, но постепенно становились все более громкими и внятными:

– Шуты!… Шуты идут!

Даже обезьяна, то ли нуждаясь в отдыхе, то ли поняв, что на нее больше не обращают внимания, замерла, сидя на карнизе и повернув голову в ту сторону, откуда приближались, танцуя, необычные персонажи.

Эти мужчины, женщины и дети и в самом деле выглядели странно. Все они были с горбами, в шелковых костюмах с вышитыми на них черными и красными львами – символами Фландрии. На головах их были белые бумажные колпаки, украшенные пучками страусиных перьев высотой в добрый метр, на ногах – позолоченные деревянные сабо. Пояса состояли из скрепленных друг с другом погремушек.

Под громкие звуки духового оркестра, игравшего веселую, но однообразную мелодию, шуты без устали повторяли одни и те же танцевальные движения. При этом они время от времени доставали из висевшей у каждого на руке высокой корзины апельсины и бросали их в толпу.

Сентябрьское солнце уже нежаркими лучами освещало трепещущие страусиные перья, и они казались причудливым лесом, овеваемым легким, ни на минуту не затихающим ветерком.

Утомившийся орангутан взялся обеими руками за подбородок и откинул назад маску, скрывавшую его лицо. Конечно же, это оказался человек: акробат, который не упустил случая продемонстрировать публике свои таланты. Из кармана своего лохматого костюма он вытащил большой носовой платок и вытер им лоб.

Дождавшись, когда шуты пройдут мимо, акробат соскользнул на землю, выбежал на улицу и бросился догонять свою группу.

Мишель, Даниель, Артур и Мартина пристроились за ним и тоже оказались на проезжей части.

– Не знаю, что бы я отдала, лишь бы найти эту блондинку! – воскликнула Мартина.

– Мы ведь можем воспользоваться этим пакетом как приманкой! – осенило вдруг Артура. – Мы разыщем девушку, если сумеем дать ей знать, что пакет у нас.

Разговаривая, ребята шли вперед. Кортеж продвигался довольно медленно. Вокруг царила атмосфера веселого ярмарочного гулянья. Серпантин, свисающий с балконов, казался переплетением разноцветных лиан. Костюмы, волосы людей, мостовая – все было усыпано конфетти.

Музыка, разносившаяся из громкоговорителей, которые были установлены вдоль всей улицы, на мгновение смолкла.

– Внимание, внимание! – раздался голос распорядителя, усиленный динамиками. – Мы просим родителей маленького Алена зайти за своим сыном в комитет по проведению праздника, который находится рядом с главной трибуной. Повторяю…

Объявление повторили несколько раз, потом снова заиграла музыка.

– Ну вот вам и решение! – воскликнул Мишель.

– Что ты имеешь в виду? – спросила Мартина.

– Я знаю, как найти ту блондинку. Громкоговорители! Если нам удастся убедить главного распорядителя сделать объявление, подобное тому, что мы только что слышали, мы сможем сообщить нашей незнакомке, что ее драгоценный пакет у нас!

На некоторое время все задумались, взвешивая достоинства и недостатки предложения.

– Мне кажется, это просто здорово! – решил наконец Артур.

– Во всяком случае, ничто не мешает нам попробовать, – добавил Даниель.

– Давайте вернемся на тротуар, – предложил Мишель. – Нужно продумать текст объявления, чтобы не упустить ничего важного.

Ребята составили черновик, потом несколько раз переписали его. Затем, чтобы выиграть время, они свернули с главной улицы и, выбирая кратчайший маршрут, быстро добрались по опустевшему городу до площади, где на обтянутой красной тканью эстраде размещалось жюри.

Комитет по проведению праздника располагался в фургончике. Перед тем как туда войти, Мишель повернулся к друзьям.

– Об одной вещи мы все-таки не подумали… – сказал он.

III

Его друзья подошли поближе.

– У нас нет никаких гарантий, что незнакомка все еще находится на пути следования процессии, – продолжал Мишель. – А вот мушкетер, с которым она должна была встретиться, вполне возможно, все еще разыскивает ее.

– Я почти уверен в этом, – согласился Даниель.

– Поэтому мы должны находиться где-нибудь поблизости и проследить, кто именно придет за пакетом.

– Думаю, будет лучше, если мы одновременно проделаем две вещи, – вмешалась Мартина. – Двое из нас останутся здесь, а двое займутся поисками блондинки. Никогда ведь нельзя знать заранее… При некотором везении нам, может быть, удастся ее разыскать.

– Договорились… Кто остается здесь? – спросил Артур.

– Мне кажется, Артур должен принять участие в поисках, – предложил Мишель. – Как-никак он единственный из нас, кто видел блондинку.

– Согласен. А вот мне, с портупеей, которая дышит на ладан, боюсь, придется остаться, – сказал Даниель.

– Хорошо, – кивнул Артур. – Кто пойдет со мной?

– Я, – решил Мишель. – Мартина все еще слишком взволнована своим приключением. Будет лучше, если она немного придет в себя.

– А встречу друг с другом нам лучше назначить дома, – посоветовала Мартина. – Вы не знаете, куда заведут вас поиски. К тому же, если блондинка услышит объявление, она вполне может прийти к нам домой.

– Отлично… Пойдем, Артур.

Мартина и Даниель вошли в помещение комитета по проведению праздника. На всякий случай Даниель спрятал таинственный пакет под камзол.


* * *

Задача, которую поставили себе Мишель и Артур, была не из легких.

В то время как некоторые городские кварталы оставались пустынными, улицы, по которым двигалась процессия, были запружены толпой. Люди на тротуарах стояли вплотную друг к другу, и приятелям лишь с большим трудом удавалось пробираться вдоль домов.

На одном из перекрестков Артур вдруг закричал:

– Я вижу ее, Мишель! Вот она! Мишель повернулся и стал пробираться к Артуру, которому тоже приходилось прилагать неимоверные усилия, чтобы проложить себе дорогу «Что там случилось?» – спрашивал он себя Мишель буквально задыхался в костюме мушкетера. Особенно мешал ему парик, поверх которого была надета широкополая фетровая шляпа.

– Может, это наш единственный шанс, – проворчал он сквозь зубы. – И нужно же нам было влипнуть в историю с этим пакетом!

Продвижение все более затруднялось, и мальчику приходилось выслушивать неприятные замечания и колкости, которые иногда сопровождались чувствительными тычками.

Наконец Мишель догнал Артура, который запыхался не меньше, чем он сам, и остановился, чтобы отдышаться, на узкой улочке.

– Это была та самая блондинка, – выдохнул Артур. – Уверен, это была именно она… Она шла за нами… По крайней мере, мне так показалось…

– Правда?! И ты потерял ее из виду?

– Да… Она неожиданно повернула назад… И даже пригнулась, чтобы затеряться в толпе.

– Что все это может означать?

Мальчики воспользовались передышкой, чтобы снять шляпы, парики и маски, и с наслаждением вытерли лица платками.

– Послушай, – сказал Мишель, – с меня хватит! Никто из нас не просил отдать ему на хранение этот пакет. Возвращаемся на виллу!

– Отличная мысль!… Мне очень нравится д'Артаньян, но сам я предпочитаю современную одежду!

– Интересно, ходят ли сейчас автобусы? Не исключено, что все движение остановлено на время следования процессии.



– Вполне возможно. Что ж, вернемся пешком… Торопиться нам некуда. И друзья пошли прочь от центра города, с облегчением слыша, как звуки фанфар, каждая из которых, казалось, играла сама по себе, постепенно становятся тише.

Даже воздух здесь был ощутимо свежее.

Мальчики сняли маски, а шляпы держали в руках.

– В сущности, я не слишком расстроен тем, что произошло, – признался Мишель. – Я и не предполагал, что участие в костюмированном шествии может оказаться таким утомительным! Представляешь, нам пришлось бы еще целый час шагать в этой процессии!

– Да, но при этом нам не нужно было бы гоняться за призраком!

– Ты прав. Если все это не розыгрыш – а я пока не вижу никаких признаков этого, – наша блондинка наверняка попала в весьма затруднительное положение.

Улицы, по которым они шли, были пустынны. Всего один или два раза навстречу им попадались прохожие, которые по одним им ведомым причинам предпочли держаться в стороне от всеобщего веселья. Они бросали на мальчиков любопытные взгляды, но этим все и ограничивалось.

Наконец друзья добрались до виллы. Мадам Девиль не было дома. Она решила воспользоваться праздничным днем, чтобы навестить подругу, которая жила в маленьком бельгийском городке Бон-Секуре.

Мальчики с огромным облегчением сняли с себя маскарадные костюмы, приняли душ и натянули джинсы, кеды и свитеры.

Они сразу почувствовали себя отдохнувшими.

Друзья немного погуляли по саду, разбитому вокруг дома. Повсюду пышно цвели георгины, их яркие шары бросались в глаза на фоне темно-зеленой листвы. Земля по краям дорожек поросла заглушавшим звук шагов.

Мальчики находились за домом, когда скрип калитки заставил их вздрогнуть.

– Ты слышал? – спросил Артур. – Наверняка это вернулись Мартина и Даниель. Они выдержали немногим дольше, чем мы!

– Может, напугаем их?

– Давай!

И друзья спустились в подвал. Они проникли туда с черного хода и притаились в комнате Даниеля, чтобы накинуться на приятеля, как только он войдет. Мишель и Артур ждали, затаив дыхание, однако ничего не происходило.

– Не приснилось же мне это! – пробормотал Мишель.

– Послушай, шутки шутками, но мне уже надоело. К тому же у меня затекли ноги.

Ребята выбрались из укрытия и поднялись на первый этаж, надеясь найти там Мартину и Даниеля, хотя они не слышали, чтобы кто-нибудь открывал дверь дома.

Однако в доме никого не было. Напрасно они звали и заходили во все комнаты, подозревая, что друзья тоже решили их разыграть.

– Похоже, нам действительно приснилось, – решил Артур. – Это скрипела не калитка!

Ребята снова направились в сад, чтобы еще немного подышать свежим воздухом. Но едва они вышли на крыльцо, как скрип раздался снова.

– На этот раз я точно не сплю! – воскликнул Мишель.

– И я тоже!

И в самом деле, скрип калитки им не почудился, потому что в дом, словно олицетворение усталости и отчаяния, вошли буквально падавшие от изнеможения Даниель и Мартина.

Мишель и Артур подождали, пока они подойдут поближе.

Лица их друзей были красными и мокрыми от пота.

– Никто так и не пришел, – вздохнула Мартина.

– В комитете согласились передать объявление? – спросил Артур.

– Да, его повторили три раза… А у вас никаких новостей? – в свою очередь осведомился Даниель.

– Никаких…

– Ладно, я иду в душ! – заявила Мартина. – Мне надоело расхаживать в костюме маркизы!

– А я на всю жизнь наигрался в мушкетеров! – подхватил Даниель.

Мишель вместе с Артуром отправились на кухню, чтобы выпить воды.

– В этой истории с пакетом есть что-то загадочное, – заметил Мишель. – Как будто кто-то специально хотел помешать нам участвовать в процессии.

– А что нам делать с пакетом, если за ним никто не явится?

– Нам останется только отнести его в полицию.

– Несмотря на угрозу? – спросил Артур.

– Какую еще угрозу?

– Раз блондинка обещала, что не будет обращаться в полицию, совершенно очевидно: ей угрожали.

– Пожалуй, ты прав, – пробормотал Мишель.

Какое-то время друзья сидели молча, раздумывая о том, что предпринять.

Вскоре к ним присоединились Мартина и Даниель, которые явно повеселели, переодевшись в свою обычную одежду.

– Вы знаете, Мартина снова видела машину того мушкетера, – сказал Даниель.

– Правда?! – воскликнул Артур. – И где же?

– На маленькой площади, где больше никого не было, – ответила Мартина. – Мы возвращались домой… Машина ехала медленно, словно водитель искал дорогу или кого-нибудь ждал. Мы с Даниелем нарочно направились к автомобилю, и шофер нас заметил. Он сразу увеличил скорость и скрылся. Но я успела разглядеть: на заднем крыле та самая вмятина.

– И на этот раз мы запомнили номер, – добавил Даниель. – 9915 А 59.

Эта новость была встречена дружным «ура».

– В таком случае мы уже завтра сможем узнать, кому принадлежит машина, – заявил Артур. – Достаточно будет позвонить в отдел информации префектуры полиции.

– Ты думаешь, они согласятся дать нам нужные сведения? – спросила Мартина.

– Еще как! Хозяин гаража, где я работаю, как-то звонил в префектуру, когда один клиент попал в автомобильную катастрофу. Так что я знаю, как взяться за дело.

– Что ж, если мы и не найдем блондинку, то по крайней мере сможем установить, кто интересуется пакетом.

Разумеется, это был не самый легкий и приятный способ розыска незнакомки, но ничего другого никто пока предложить не мог.

В течение нескольких минут Мишель сидел, не произнося ни слова и весьма невнимательно слушая то, что говорили его товарищи.

– О чем ты думаешь? – поинтересовалась Мартина.

– Об одной важной вещи, – ответил Мишель. – Только подожди немного… От меня все время ускользает одна деталь. Мне нужно еще чуть-чуть подумать.

– Что это за деталь такая? – осведомился Артур. – Может быть, мы сумеем тебе помочь?

– Дело вот в чем, – начал Мишель. – И белокурая незнакомка, и мушкетер совершили ошибку. Обязательно должно существовать объяснение этой ошибки. Оба они были в масках, а пакет блондинка отдала тебе, то есть человеку в костюме мушкетера. Отсюда следует, что она должна была его передать тому самому мушкетеру, который остановил Мартину…

– Да ну? А мы и не догадывались! – с иронией сказал Даниель.

– Погоди… Мне куда труднее объяснить ошибку мушкетера. Он ведь нисколько не колебался, правда, Мартина? Он был уверен, что ты и есть та блондинка?

– Именно так… Он ничего у меня не спросил: ни имени, ни чего другого. Только потребовал отдать ему пакет.

– Так… Значит, он ждал девушку в костюме маркизы… Более того, в платье цвета старого золота!

– Не понимаю, куда ты клонишь, – пожал плечами Даниель.

– А ты куда торопишься? – одернула его Мартина. – Не мешай ему, пусть рассуждает.

– Так вот, это платье должен был надеть кто-то другой, а не Мартина, – продолжал Мишель. – Вполне возможно, что наша незнакомка и есть та самая девушка, которая вчера отказалась от заказанного для нее платья. После этого служащий ателье проката позвонил Мартине и предложил костюм маркизы ей.

На кухне воцарилась тишина. Возразить было нечего.

– Значит, служащий ателье проката может назвать имя блондинки? – спросил Даниель.

– Вот именно!

– Когда я в последний раз был в этом ателье, то прочел объявление на дверях, – вздохнул Артур. – Там говорилось, что оно закрывается до вторника.

– Может быть, позвонить туда? – предложила Мартина.

– Попробуй, – поддержал ее Мишель.

Мартина бросилась было к телефону, но вдруг замерла на месте. На ее лице появилось необычное выражение – смесь нерешительности и бурной радости. Должно быть, именно такое выражение было на лице Архимеда, когда он закричал: «Эврика!»

– Кажется, нам не нужно будет звонить, – проговорила девочка. – Подождите, я сейчас вернусь!

На этот раз она, не останавливаясь, взбежала по лестнице. Мальчики были ошеломлены.

– Уж не знаю, за чем отправилась Мартина, но энергии ей не занимать! – воскликнул Артур.

– Интересно, что ей пришло в голову? – пробормотал Мишель.

Друзья озадаченно переглянулись, подошли к лестнице и принялись ждать.

Впрочем, долго ждать им не пришлось. Вскоре они услышали торжествующий вопль Мартины.

Девочка выскочила на лестничную площадку.

– Я нашла! – кричала она. – Все-таки нашла! И столь же проворно, как только что поднималась, сбежала вниз.

IV

Когда Мартина оказалась рядом с мальчиками, те разглядели у нее в руке измятый клочок бумаги.

– Догадайтесь, что это такое? – возбужденно спросила девочка.

– Откуда нам… – начал было Даниель.

– Это записка! Та самая, которая была пришпилена к платью… Какое счастье, что я не выбросила ее утром!

Мартина старательно разгладила клочок бумаги, и вся четверка склонилась над ним, пытаясь прочесть надпись: «Мадемуазель Сесиль Д. за счет д-ра Ф.».

– Конечно, имя девушки – это уже кое-что, однако не вижу, как оно может нам помочь, – вздохнул Артур.

– Но ведь есть еще и доктор Ф., – вмешался Мишель. – Мы можем найти его адрес в телефонной книге.

– Пожалуй, это лучшее, что мы можем сделать, – заявил Даниель. – Пойдемте!

Друзья прошли в гостиную и принялись листать телефонный справочник.

– Ф… Ф… – повторяла Мартина. – Ага! Вот, смотрите! – Она провела пальцем по колонке фамилий. – Ну надо же!

– Неужели там нет никакого доктора Ф.?! – воскликнул Артур.

– Не угадал. Их здесь целых три: доктор Фюлипп, доктор Филипар и доктор Филиппон!

– Много не мало, – решил Даниель. – Придется позвонить всем троим.

– А может, нам повезет и уже первый окажется именно тем, кто нам нужен, – заметил Артур.

Мартина уже набирала номер доктора Фюлиппа.

– Алло! Это квартира доктора Фюлиппа? Благодарю вас, мадам. Будьте добры, позовите мадемуазель Сесиль.

Мальчики следили за выражением лица подруги, пытаясь по нему догадаться о результатах разговора. Увидев, что Мартина нахмурилась, они повяли: в доме доктора Фюлиппа не знали никакой Сесиль.

– Что ж, позвоним второму, – вздохнула девочка.

Однако ни у доктора Филипара, ни у Филиппона Сесиль Д. никто не знал. Неудача повергла друзей в глубокое

– Может быть, «д-р» означает не «доктор», а что-то другое? – предположил Артур. – \

– И что же именно? У тебя есть какие еще идеи? – осведомился Даниель.

– Увы, никаких…

И все же через минуту именно Артуру в голову удачная мысль.

– Эй, погодите! – воскликнул он. – Нечего напускать на себя похоронный вид! Вы ринулись в бой, еще не закончив разведку!

– Не закончив разведку?! Что ты имеешь в виду? – удивился Даниель.

– В Валансьенне только три доктора, фамилии которых начинаются на «Ф», – развела руками Мартина.

– Совершенно верно! Но почему этот «д-р Ф.» должен обязательно жить в Валансьенне?! О пригородах вы забыли? Вокруг ведь множество маленьких городков! Даже футбольный клуб называется «Валансьенн-Анзэн». Знаменитый «В. А.»! Помните телевизионный репортаж о полуфинальном матче на кубок Франции? Что было написано на плакатах у болельщиков? «Вперед, «В. А.»!»

– Артуру гип-гип-гип – ура! – крикнул Даниель. – Продолжаем поиски.

Артур оказался прав. В ближайших пригородах Валансьенна жили еще три врача, фамилии которых начинались на «Ф».

Мартина принялась обзванивать их.

Первый звонок оказался таким же неудачным как и предыдущие.

Вторым в списке значился доктор Филлэн. Трубку у него дома подняла какая-то женщина.

– Доктора Филлэна не будет еще дней десять, он уехал в Лондон на конгресс… Я могу записать вас на прием на конец следующей недели. Как ваша фамилия?

Мишель взял отводную трубку.

– Прошу прощения, мадам, я не больна, – продолжала Мартина. – Могу я поговорить с мадемуазель Сесиль?

Настала короткая пауза, потом женщина произнесла куда менее любезным тоном:

– Мадемуазель Дарель сейчас нет. Простите, кто ее спрашивает?

Мартина в нерешительности закрыла рукой микрофон и бросила красноречивый взгляд на Мишеля. Тот отрицательно покачал головой и прошептал:

– Никаких фамилий! Спроси у нее адрес! Девочка послушалась.

– Очень сожалею, но я не могу дать вам адрес мадемуазель Дарель, – услышала она в ответ. – Назовите ваше имя и номер телефона, она позвонит вам, когда вернется. Это все, что я могу для вас сделать.

Мишель нажал на рычаг телефонного аппарата.

– Зачем? Зачем ты это сделал? – удивленно спросила Мартина.

– Из осторожности, – ответил мальчик.

– Из осторожности?! Я тебя не понимаю!

– К тому же мы ничего не узнали! – поддержал подругу Даниель.

Мишель пожал плечами.

– А я считаю, мы узнали достаточно. К тому же продолжать разговор было невозможно… Итак, именно доктор Филлэн, которого в настоящее время нет в городе, заказал и оплатил или, по крайней мере, должен был оплатить прокат платья цвета старого золота. Это во-первых. Во-вторых, мы беседовали с женщиной или девушкой, которая вела себя крайне осторожно, как только речь зашла о мадемуазель Дарель… Не исключено, это была сама мадемуазель Дарель…

– Ты полагаешь, это могла быть она? – скептически осведомился Даниель.

– Я ничего не утверждаю, а просто высказываю предположение.

– Почему же тогда она не захотела разговаривать с нами?

– Потому что мы отказались назвать себя. Она опасается козней мушкетера.

– Значит, она не слышала нашего объявления? – спросил Даниель.

– Если бы я только знал! – проворчал Мишель.

– Как бы там ни было, я уверен, что видел толпе именно ее! – заявил Артур. – Она не сразу отправилась домой.

– Впрочем, вполне возможно, мы напрасно беспокоились по поводу женщины, с которой Мартина говорила по телефону, – продолжал Мишель. – Не исключено, что это просто любопытная секретарша, которой захотелось узнать, что нам нужно от мадемуазель Дарель.

– И все же ни мы, ни эта дама многого не достигли, – заметил Артур.

– Я с тобой не согласен, – возразил Мишель. – Ведь у нас есть номер телефона. Ничто не мешает нам позвонить еще раз. Собеседница Мартины хотела, чтобы мы оставили сообщение. Значит, наша блондинка обязательно вернется домой! Я хочу сказать, в дом доктора Филлэна.

Друзья собирались перейти в другую комнату, когда раздался телефонный звонок.

Мартина бросилась к аппарату. Мишель снял отводную трубку. Артур и Даниель замерли в ожидании.

– Алло! Это дом мадам Девиль? – спроси чуть приглушенный женский голос.

– Да, мадам. С кем я говорю?

– Мое имя ни о чем вам не скажет… я тетя Сесиль Дарель… Той самой девушки, которая сегодня передала пакет человеку в костюме мушкетера.

Мартина закрыла микрофон ладонью и сообщила об этом Артуру и Даниелю. Те пришли в восторг. Наконец-то они были близки к разгадке тайны!

– Алло! Почему вы не отвечаете? – с беспокойством спросила женщина.

– Я слушаю вас, мадам. Что вам угодно?

– Дело в том, что… – Сформулировать просьбу оказалось не слишком легким делом. Во всяком случае, собеседница Мартины сделала продолжительную паузу. – Моя племянница ужасно расстроена, что передала этот пакет вам… Он предназначался другому человеку. Ей бы хотелось, чтобы вы принесли пакет к ней домой и оставили у консьержки.

Женщина замолкла. Во взгляде, который Мартина устремила на Мишеля, читалась отчаянная мольба о помощи.

Ее друг быстро написал несколько слов в блокноте и передал его девочке. Та прочла: «Спроси, как она узнала наш номер».

– Простите, мадам, – сказала Мартина. – Меня удивил ваш звонок. Кто дал вам наш номер?

Женщина издала звук, который можно было принять за ворчание или приглушенный смех.

– Я узнала его из телефонного справочника, – заявила она. – В объявлении, которое передали через громкоговорители, был назван ваш адрес. Мы с племянницей заглянули в справочник, вот и все. Значит, вы принесете нам пакет?

Мишель кивнул.

– Да, мадам, – послушно проговорила Мартина.

Женщина вздохнула.

– Вы сильно нас выручите, – сказала она. – Наш адрес: улица Вье-Шмэн-дю-Като, дом 6-бис. Записали?

– Записываю, мадам.

– Гм… Передайте пакет консьержке для мадемуазель Дарель, только ничего больше ей не говорите, хорошо?

– Хорошо, мадам.

– Э-э… Не могли бы вы прийти немедленно?

– Хорошо, мадам! – ответила Мартина. – До свидания, мадам!… Э-э… Хотя… Пожалуйста, не вешайте трубку!

Дело в том, что Мишель снова что-то быстро писал. Мартина пробежала записку глазами и сказала в трубку:

– Зачем передавать пакет консьержке, мадам? Может быть, я лучше отдам его лично вам?

– Нет, так не получится… У нас с племянницей срочное дело. Когда вы сможете прийти?

– Мне нужно одеться, какое-то время займет дорога… Скажем, через час.

– Отлично! До свидания, мадемуазель! Заранее благодарю вас!

Мартина положила трубку.

– Ну вот, – сказала она. – Мы пытались выйти на связь, и нам это удалось.

Мишель передал Даниелю и Артуру суть разговора.

– Наконец-то мы избавимся от этого пакета! – заявил Артур.

– Странно, однако, что столь важную посылку доверяют консьержке.

– Почему бы и нет, раз дело срочное? – заметил Мишель.

Но тут раздался звонок в дверь, и спор прервался.

– Надо же! – воскликнула Мартина. – Интересно, кто это может быть?

– Сейчас посмотрю, – сказал Даниель.

Отсутствовал он недолго, однако когда вернулся, в гостиной его ждал один Мишель. Мартина попросила Артура, чтобы он в ожидании возвращения мадам Девиль помог ей накрыть на стол.

Вслед за Даниелем в гостиную вошел, держа шляпу в руке и явно смущаясь, незнакомый мужчина. На его мясистом носу, который из-за густых усов казался еще больше, сидели очки с чуть затемненными стеклами. На незнакомце были белая рубашка и отлично сшитый темно-синий костюм.

– Этот господин – дядя мадемуазель Дарель, – пояснил Даниель. – Он хочет видеть мадам Девиль. Я сказал ему, что мадам Девиль сейчас нет дома…

– Это не имеет значения, господа, – проговорил незнакомец, – Если вы в курсе дела, то мы и без нее сможем все уладить.

– В курсе дела? Что именно вы имеете в виду, мсье…

Мишель специально сделал ударение на последнем слове, чтобы оно выглядело как предложение представиться. Однако мужчина не счел это необходимым.

– Ну… – протянул он. – Во время праздника по радио объявили, что моя племянница по ошибке передала пакет человеку, одетому в костюм мушкетера, и что сейчас этот пакет находится здесь.

Несмотря на вежливый тон незнакомца, видно, что он раздражен. Мишель размышлял. Доводы мужчины казались ему вполне убедительными.

Он обратил внимание на то, что Даниель не вмешивается в разговор. Мартина и Артур, которые только что вернулись в гостиную, тоже молчали.

– Прошу прощения, мсье, но в переданном объявлении не было упомянуто имя, – сказал Мишель. – Вы уверены, что речь идет именно о вашей племяннице?

Посетитель бросил на него недовольный взгляд и проговорил тоном, каким обычно объясняют слабоумным до очевидности простые вещи:

– Она же сама мне об этом рассказала! – Он покачал головой и со вздохом добавил: – Весьма неприятная история! Было бы куда лучше, если бы она рассказала мне обо всем раньше… Что делать, молодежь она и есть молодежь. В этом возрасте все считают, что сами могут справиться с любыми проблемами. Когда же все становится из рук вон плохо, обращаются к старикам родителям!

Мишель размышлял, должен ли он сообщить посетителю о звонке тети Сесиль и о том обещании, которое Мартина дала ей по поводу пакета. У него не было никаких оснований верить одному из претендентов и не верить другому. Поэтому он решил, что до тех пор, пока он сам не встретится с девушкой или хотя бы не узнает, что с ней, расставаться с пакетом не следует. Значит, от незнакомца пока нужно было избавиться, но так, чтобы он ничего не заподозрил.

– Хорошо, мсье, я отдам вам пакет, – заявил он. – Сейчас принесу.

Мишель подмигнул друзьям, чтобы они не выказывали удивления, увидев, как он направляется в подвальный этаж, тогда как – и это было известно всей четверке – пакет находился в ящике комода, стоявшего в гостиной.

Он отсутствовал не меньше десяти минут. Тем временем Артур молча вышел в сад, подошел к воротам и, взобравшись на решетку, выглянул на улицу. Приблизительно в пятидесяти метрах от дома стоял черный автомобиль. Насколько можно было разглядеть с этого расстояния, это был именно «фиат»…

Артур решил вернуться в дом, чтобы сообщить об этом Мишелю, но тут увидел, что незнакомец выходит из дверей, держа в руках пакет. По форме он был в точности таким, как и тот, что передала Артуру Сесиль Дарель, но завернут не в серую, а в зеленую бумагу. Мальчик узнал бумагу, в которую были упакованы их маскарадные костюмы.

«Мишель вручил ему какой-то странный пакет», – подумал он.

Артур подождал, пока мужчина выйдет из сада, и снова выглянул на улицу.

Подозрительный посетитель торопливо зашагал к «фиату», уселся за руль и рванул с места с такой скоростью, что заскрежетала коробка передач.

Артур подошел к Мишелю, который вежливо проводил незнакомца до решетки сада.

– Я упаковал специально для него несколько ненужных железок, – объяснил Мишель. – Посмотрим, как он отреагирует.

– Знаешь, он приехал сюда на «фиате»… На черном «фиате»!

– Значит, на Мартину напал либо он сам, либо кто-нибудь из его сообщников!

Друзья в задумчивости возвращались в дом, когда Артур вдруг замер на месте, потому что друг сильно сжал его руку.

– В саду кто-то есть, – прошептал Мишель. – Делай вид, что ничего не замечаешь… Продолжай разговор и не спеша иди в сторону лавровых деревьев…

Артуру пришлось сделать над собой серьезное усилие, чтобы не посмотреть в ту сторону, где, по мнению Мишеля, кто-то скрывался…

V

Мальчики делали вид, что прогуливаются без всякой цели. Переговариваясь с самым безмятежным видом, они подошли к раскидистым лавровым деревьям, которые росли у боковой решетки.

– Ты обойдешь их слева, а я справа, – прошептал Мишель. – Сзади кто-то прячется.

Они были уже в нескольких шагах от крошечной рощицы, когда Мишель скомандовал:

– Давай!

Каждый из мальчиков бросился в свою сторону, отрезая отступление тому, кто прятался за деревьями.

Они услышали шелест листьев и треск веток, как если бы по зарослям бежало крупное животное. Однако увидели они не зверя, а блондинку. Толстые ветви переплелись и преградили ей путь.

На девушке по-прежнему было желтое платье, но теперь она надела сверху кофту из тонкой шерсти. Ее белокурые волосы скрывал темно-синий платок. Она была похожа на косулю, затравленную охотниками. Прислонившись спиной к веткам, помешавшим ее бегству, она смотрела на приближающихся мальчиков. Глаза ее сверкали, губы дрожали, руки она вытянула вперед, как бы защищаясь от преследователей.

И действительно, заметив выражение лица девушки, где смешались ярость и страх, мальчики остановились.

– Это ведь вы передали мне пакет? – спросил Артур.

– Вас зовут Сесиль Дарель, правда? – подхватил Мишель.

Рот девушки приоткрылся, она переводила взгляд с одного из друзей на другого, как будто пытаясь что-то понять. И вдруг принялась сильно дрожать, как это бывает с теми, кто вконец обессилел от нервного напряжения.

Мишель и Артур, поняв, что Сесиль вот-вот лишится чувств, кинулись, чтобы поддержать ее.

Сначала девушка тщетно пыталась оттолкнуть их, потом, побледнев, перестала отбиваться и замерла, тяжело дыша. Мальчики повели ее к вилле, поддерживая каждый со своей стороны.

На крыльце их встретили Мартина и Даниель. Они вышли из дома, чтобы узнать, почему их друзья задержались в саду.

При виде блондинки, которую Артур и Мишель, как два жандарма, вели под руки, Мартина изумилась.

– Но ведь… Вы мадемуазель Дарель, да? Где они вас нашли?

В сложившихся обстоятельствах этот вопрос показался Мишелю и Артуру настолько забавным, что они не смогли удержаться от хохота.

– На третьей ветке лаврового дерева, – сквозь смех ответил Артур. – Мадемуазель Дарель почему-то решила, что она бабочка.

Сесиль, казалось, не слышала шутки. Она была по-прежнему бледна, черты ее лица оставались пугающе неподвижными.

– Нужно предложить ей что-нибудь выпить, – сказала Мартина. – Похоже, она вот-вот лишится чувств.

Все гурьбой ввалились в гостиную, и Мартина поспешно принесла гостье стакан фруктового сока.

Сесиль усадили в кресло, и к ней быстро вернулось самообладание. Какое-то время она сидела, приходя в себя, потом выпрямилась, стащила с головы платок и встряхнула волосами. Затем нахмурила брови, приняла строгий вид и осмотрелась.

– Кто вы такие? – спросила она. – И где моя мать?

Следует признаться: друзья ждали чего угодно, но только не этого вопроса. От удивления они несколько секунд не могли прийти в себя. Первым опомнился Мишель.

– Ваша мать?! Почему вы считаете, что мы знаем, где она находится?

На этот раз онемела Сесиль Дарель. Ее голубые глаза остановились по очереди на каждом из четверых друзей. Она казалась растерянной.

– Не нужно надо мной смеяться, – проговорила она наконец. – Я следила за вами с того самого момента, когда передала пакет… кому-то из вас двоих… Должно быть, это были вы… Или вы…

Девушка указала сначала на Мишеля, потом на Артура.

– Это был я, – признался Артур.

– Вот видите!… Вы даже не отрицаете этого! Впрочем, это было бы бесполезно. Я следила за вами до самого дома.

– Как вы проникли в сад? – спросил Мишель.

– Э-э… Через калитку. Она немного заскрипела, но я сразу же спряталась за розовым кустом. Вы меня не заметили… А потом я забралась поглубже в сад, чтобы дождаться ночи.

– Дождаться ночи?! Зачем? – воскликнула Мартина.

Сесиль бросила на нее осуждающий взгляд.

– Вы еще смеете смеяться надо мной?! – с негодованием вскричала она. – Как вам не стыдно в таком юном возрасте участвовать в подобных гнусных махинациях! Кто похитил мою мать?

Мишель решил, что настала пора развеять заблуждение девушки.

– Мадемуазель, вы глубоко ошибаетесь, – сказал он. – Впрочем, я уверен: не будь вы так утомлены и взволнованы, вы бы и сами поняли свою ошибку. Вы передали пакет моему другу Артуру и решили, что теперь вам достаточно будет проследить за ним, и вы узнаете, где находится мадам Дарель… Больше вы ничего не пытались предпринять, это совершенно естественно. Но только Артур – совсем не тот мушкетер, которому вы должны были вручить пакет… Вы не дали ему времени ничего объяснить и сразу убежали. Для того, наверно, чтобы он не заподозрил о слежке. Между тем вы даже не подозревали о том, что «ваш» мушкетер ждал совсем в другом месте и принял за вас нашу подругу Мартину.

– Значит, это на вас было платье маркизы цвета старого золота? – спросила Сесиль.

– Откуда вам это известно? – удивилась Мартина.

– Потому что чуть позже я видела вас вместе с вашими друзьями. Я была поражена совпадением: ведь это платье должна была надеть я!

– Значит, это вы отказались от него в субботу?

– Вы… Вы об этом тоже знаете? – изумленно проговорила Сесиль Дарель.

– Это нетрудно было узнать, – призналась Мартина. – В ателье проката забыли снять записку, пришпиленную к платью. В ней было ваше имя и первая буква фамилии доктора Филлэна.

– Понимаю, – пробормотала Сесиль. Мишель решил снова вмешаться в разговор.

– Ваш визит оказался для нас совершенно неожиданным, – сказал он. – Нам звонила ваша тетя… А дядя сам явился сюда. Оба они требовали вернуть им пакет.

На лице девушки отразилось крайнее изумление. Глаза ее округлились, рот приоткрылся.

– Моя тетя?! И мой дядя?! Но я… Я не…

– Похоже также, что вы слишком поздно рассказали дяде о своих неприятностях, – добавил Мишель.

– Слишком поздно… – пролепетала Сесиль. – У меня в этих краях нет ни дяди, ни тети! И никто не в курсе моих… неприятностей, как вы их назвали.

Мишель заметил, что гостья предпочла не уточнять, что у нее все-таки за проблемы.

– Эти люди – самозванцы! – заявила она. – И даже… – Сесиль снова замолчала и обвела друзей испуганным взглядом, какой бывает у зверя, попавшего в ловушку и из последних сил пытающегося вырваться. То, что девушка увидела на лицах всех четверых, несомненно, успокоило ее, потому что она все же договорила: – Я уверена: эти мужчина и женщина – соучастники похищения моей матери!

Мишель отметил, что его собеседница уже во второй раз упомянула о похищении. Из деликатности он не осмеливался прямо спросить об этом событии. Тем не менее ему показалось, что девушка сказала уже слишком много и не сможет остановиться на этом.

– Прошу прощения, мадемуазель, – заговорил он. – Возможно, я покажусь вам нескромным, однако… Что все это значит? Вы пообещали Артуру, что не станете обращаться в полицию… Неужели все так серьезно?

Девушка утвердительно кивнула. Она была в смятении, ее глаза блестели от сдерживаемых слез.

– Это действительно очень серьезно, – глухо сказала она. – Умоляю вас: никому не рассказывайте об этом ни при каких обстоятельствах. Пожалуйста, пообещайте мне это!

Мишель обвел глазами друзей. Как и он сам, они были взволнованы и испытывали симпатию к Девушке.

– Послушайте, мадемуазель, – снова начал он. – Мне все-таки кажется, что это было бы наилучшим решением. В какое бы положение вы ни попали, об этом лучше сообщить в полицию. Там умеют хранить тайны, когда это бывает нужно, и… Сесиль Дарель замотала головой, на этот раз в знак несогласия. Сама мысль о том, что полицейские могут узнать о случившемся, приводила ее ужас.

– Я не хочу этого делать! – решительно зала она. – И не могу! Вы же видели: этим людям все известно! Они даже явились сюда! И я боюсь, что они заметили, как я вошла к вам.

– Прошу прощения, – остановил Мишель девушку. – Мне кажется, нам следует еще раз вернуться к тому, что произошло после обеда, причем с самого начала. Похоже, вы кое-чего не знаете.

Та вздохнула, хотела было отказаться, но в конце концов смирилась.

– Хорошо, раз вы считаете это необходимым!

Мишель начал свой рассказ с того момента, когда друзья подходили к месту сбора участников процессии. Артур не сказал ничего, о чем бы Сесиль уже не знала. Мартина описала свою встречу с человеком в костюме мушкетера, его действия, то, как он уехал на черном автомобиле. Когда девочка назвала марку машины и ее номер, Сесиль так резко выпрямилась в кресле, что все посмотрели на нее. Юная блондинка побледнела еще больше, хотя, казалось, это уже невозможно. Она не верила своим ушам.

– Вы сказали, черный «фиат»?! Номер 9915 А 59?! Боже, этого просто не может быть! Не может быть!…

Понимая, что сейчас они услышат что-то важное, друзья сидели молча и не прерывали гостью.

– Извините, – проговорила Сесиль. – Машина, которую вы видели, принадлежит моему крестному… доктору Филлэну… Надеюсь, вам понятно мое волнение?

– Не очень, но все же… – начал Мишель.

– В пятницу вечером крестный уехал на этой машине в Дьепп. Оттуда грузовой самолет должен был перевезти и его, и машину прямо в Англию. Вы уверены, что сегодня в городе заметили именно этот автомобиль?

– Это был черный «фиат», и номер я запомнила точно, – заявила Мартина.

– Как странно! – пробормотала Сесиль Дарель. – Мне кажется, я вижу страшный сон, ничего этого не происходит, и я вот-вот проснусь!

– Есть ли у вас какие-нибудь причины предполагать, что доктор Филлэн только сделал вид, будто уезжает в Англию? – спросил Мишель.

– Я не знаю… Действительно не знаю… Они с мамой недавно поссорились. Мама настояла даже, чтобы я отказалась от платья, которое крестный хотел взять для меня напрокат. От того самого платья, что было сегодня на вас, мадемуазель. Она исчезла вчера утром… Мама сама отправилась за покупками, хотя утром обычно в магазин хожу я. Через час после ее ухода мне позвонили. Какой-то мужчина, голоса которого я не знаю, назначил мне встречу сегодня во второй половине дня. Он сказал, что будет в костюме мушкетера и сам меня узнает. Я должна была принести мамину сумку с инструментами… Иначе ей угрожала большая опасность!

Это объяснение было встречено молчанием.

– И вы никого не предупредили? – поинтересовался Артур.

– Нет. Мужчина заявил, что, если я заявлю в полицию или расскажу кому-нибудь о случившемся… с мамой будет покончено и я никогда ее больше не увижу!

Внезапно девушка осознала, что уже нарушила приказ.

– Боже!… Если вы только не сохраните это в тайне, все пропало! Мне нужно было промолчать! Я никогда себе этого не прощу…

– Кстати, – прервал гостью Мишель, отчасти для того, чтобы отвлечь ее, – мы ведь ничего не рассказали вам об объявлении!

Глаза Сесиль округлились.

– Об объявлении? О каком объявлении? переспросила она.

– О том самом, из которого ваши враги узнали наш адрес.

– Не понимаю, – покачала головой девушка.

– Сейчас я все вам объясню.

И Мишель подробно рассказал, что произошло после того, как Сесиль передала пакет Артуру. Девушка немного успокоилась.

– О! – воскликнула она. – Это меняет дело! Они оказались здесь только после того, как услышали объявление! Я пришла сюда гораздо раньше их… Значит, они не могли меня заметить!

– Вы по-прежнему полагаете, что лучше не обращаться в полицию? – спросила Мартина.

– Я убеждена в этом! – горячо ответила Сесиль. – Ни в коем случае нельзя этого делать!

– И у вас нет ни родных, ни знакомых, которые могли бы вам помочь? – осведомился Даниель.

Мишель, который не сводил глаз с лица девушки, заметил, как на нем промелькнуло выражение недоверия. Хорошенькое личико Сесиль Дарель уже не в первый раз омрачалось им. Мучительная тревога убивала в ней всю непосредственность.

Но тут же выразительные черты ее смягчились: доверчивость все же взяла верх.

– Ну… Обычно, когда крестный куда-нибудь уезжает, его секретарша устраивает себе небольшой отпуск… Сегодня утром я ей позвонила, но она оказалась занята. Я должна через несколько минут встретиться с ней в доме крестного, она специально придет туда. Она что-то говорила о телеграмме, которую собиралась послать крестному… Но я не знаю, нужно ли это делать после всей этой истории с его машиной. Просто ума не приложу, что и думать! У меня такое ощущение, что меня подхватил какой-то вихрь и я никак не могу вырваться! – Потом, вдруг спохватившись, девушка спросила:– Надеюсь, пакет все еще у вас? Мне наверняка передадут относительно него новые инструкции.

– Сейчас я вам его принесу, – сказал Мишель. Через несколько секунд он вернулся с драгоценным свертком в руках.

– Пожалуйста, мадемуазель Дарель. Надеюсь, вашим тревогам скоро наступит конец.

– Большое спасибо… И простите меня за то, что своей ошибкой я испортила вам день…

Мишель хотел было напомнить девушке о встрече, которую назначила ее мнимая тетя, но затем предпочел промолчать.

– Если вы считаете, что мы как-нибудь можем помочь вам, вам достаточно только сказать об этом, – заверил гостью Даниель.

– Запишите наш номер телефона, – предложила Мартина.

Сесиль Дарель так и сделала.

Во время всего этого разговора Артур сидел в задумчивости. Казалось, он хочет что-то сказать, но не решается.

– Прошу прощения, мадемуазель Сесиль, – проговорил он наконец. – Одно обстоятельство показалось мне чрезвычайно важным. Вы сказали, что мушкетер заявил по телефону, будто сумеет узнать вас. Не значит ля это, что этот человек знал, какой на вас будет костюм?

– Я уже думала об этом, – ответила девушка. – Ума не приложу, кто мог знать о цвете моего платья, если, конечно, не считать крестного, его секретаршу мадам Кавай и маму… Разумеется, когда я выбирала и примеряла платье, в ателье проката было много других посетителей. За мной могли следить, если только похитители составили свой план заранее!

Услышав это, Мишель, Даниель, Мартина и Артур насторожились. Девушка тоже поняла, что, вопреки собственному решению, сказала слишком много.

– У меня слишком длинный язык, – добавила она с невеселой улыбкой. – Знаете, что находится в пакете? Сумка с инструментами моей матери. Она отличный гравер. Каких-нибудь два месяца назад она работала в Париже, делала клише лотерейных билетов. Думаю, ее похитили именно поэтому… – Голос ее пресекся. Но Сесиль сразу же взяла себя в руки и продолжала:– Прошу вас забыть обо всем, что вам стало известно. И главное, ни о чем не сообщайте в полицию… Вы ведь пообещали мне это, правда? Вспомните, речь идет о жизни моей матери. Если с ней что-нибудь случится, я никогда себе этого не прощу.

Девушка попрощалась с мальчиками и в сопровождении Мартины вышла из дома.

Едва за ними закрылась дверь, Мишель заявил:

– А теперь, господа, за дело! Начинаем расследование!

Артур и Даниель с удивлением посмотрели на него.

– Расследование? – повторил Артур. – Что ты собираешься предпринять?

Мишель вместе с друзьями спустился в подвальный этаж и только там изложил им свой план.

VI

– Итак, – сказал он, – ты, Даниель, пойдешь за Сесиль Дарель по крайней мере до автобусной остановки и убедишься, что за ней никто не следит.

– Отлично, шеф! – ответил Даниель. – Уже бегу!

– Мы с Артуром сядем на мопеды и отправимся к консьержке с еще одним фальшивым пакетом. Мартине придется остаться здесь. Мадам Девиль скоро должна вернуться, и будет лучше, если дома кто-то будет.

И Мишель быстро изготовил небольшой пакет, который по крайней мере формой был очень похож на тот, что хотели получить похитители мадам Дарель.

Если бы им удалось узнать хотя бы не имена, а только адреса этих людей, то тем самым они оказали бы Сесиль поистине неоценимую помощь, и девушка тревожилась бы меньше.

Мишель вывел мопеды из гаража и вместе с Артуром направился к воротам сада. В двух словах мальчики объяснили Мартине, что собираются делать. Та лишь попросила их не слишком задерживаться и не заставлять беспокоиться ее бабушку, которая обычно ложилась спать довольно рано. Мишель и Артур вышли на пустынную улицу, сели на мопеды и тронулись в путь.

Им пришлось поехать кружным путем, чтобы не встретить Сесиль Дарель, которая сразу же поняла бы, что они задумали.


* * *

Начинало смеркаться. Небо, которое недавно еще было чистым, заволокли серые облака – и мир сразу погрустнел.

Костюмированное шествие закончилось. На улицах города снова было многолюдно. Там и тут встречались группы людей в маскарадных костюмах, которые продолжали веселиться, распевая песни и заходя во все кафе, попадавшиеся им по дороге.

Мальчики добрались до старого города и спросили, как найти улицу Вье-Шмэн-дю-Като.

Оказалось, что она расположена рядом с каналом. Дом номер 6-бис был на ней одним из немногих новых зданий.

Сначала Мишель и Артур проехали мимо него, не замедляя хода и стараясь не показывать, что присматриваются. Затем они сделали круг и остановились, перед тем как снова въехать на нужную им улицу.

– Будет лучше, если один из нас останется здесь и понаблюдает, – решил Мишель. – Нельзя знать заранее, что замышляют эти люди.

– Договорились, – согласился Артур.

– Вспомним какую-нибудь считалку?

– Не нужно. Лучше подкинем монетку. Если выпадет решка – иду я.

Он вытащил из кармана монету, и друзья подошли поближе к фонарю.

Монета несколько раз перевернулась в воздухе. Артур ловко поймал ее и звонким шлепком припечатал к тыльной стороне руки.

– Решка! – воскликнул он. – Я пошел!

– Ладно… Я буду ждать у начала улицы. Если дело обернется худо, кричи так громко, как только сможешь. И постарайся не отходить от двери, консьержка сама подойдет к тебе…

– До скорого!

Артур не стал снова заводить движок мопеда. Он выключил сцепление и принялся крутить педали. Подъехав к дому, он предусмотрительно поставил мопед так, чтобы сразу же вскочить на него в случае, если кто-нибудь будет его преследовать.

С пакетом в руках он направился к дверям дома, открыл их и оказался в хорошо освещенном просторном холле.

Дверь за его спиной с негромким стуком закрылась.

Артур заглянул в комнатку консьержки, но там было темно.

«И что я должен делать с пакетом?»– спросил он сам себя.

Он колебался, не зная, следует ли ему постучать в дверь консьержки, когда в конце коридора показалась какая-то женщина с метлой.

Она не сразу заметила мальчика и какое-то время продолжала старательно подметать пол. На ней были халат, фартук и хлопчатобумажный платок, повязанный чалмой; глаза были скрыты за толстыми стеклами очков.

Артур сделал несколько шагов по направлению к женщине.

Та остановилась, подняла голову, в упор посмотрела на мальчика и спросила гнусавым голосом:

– Что вам нужно, молодой человек?

– Я ищу консьержку, мадам, – ответил Артур.

– Это я. В чем дело?

– Меня просили оставить у вас пакет для мадемуазель Дарель.

– Пакет? Но мадемуазель Дарель вышла из дома… И ее тетя тоже…

Артур не верил своим ушам. Ведь Сесиль говорила, что у нее нет тети!

– Ну ладно, давайте, – решила консьержка. – Я не могу обещать, что передам пакет сегодня же вечером. Как-никак сегодня праздник, дома никто не сидит. Только я никуда не могу отлучиться со своего места. Увы, но это так… Впрочем, заболталась я с вами!

И она протянула руку за пакетом. Артуру показалось, что для воскресного дня рука у консьержки слишком грязная, притом что ногти у нее блестели от лака. Пакет исчез в кармане халата, и женщина снова принялась за работу. Тем самым она ясно дала понять мальчику, что у нее нет времени на разговоры.

– Большое спасибо, мадам, – сказал Артур. – До свидания, еще раз большое спасибо!

– Не за что! Можете не беспокоиться, я выполню ваше поручение. Всего хорошего!

Мальчик вышел из дома, сел на мопед, завел мотор и сразу перевел его на большую мощность, чтобы звук получился более громким. Потом посмотрел вокруг, но не обнаружил ничего подозрительного. Артур резко тронулся с места, свернул на первую же улочку, выключил мотор, слез с мопеда, прислонил его к стене и вернулся на угол, чтобы незаметно понаблюдать за улицей Вье-Шмэн-дю-Като. Он знал, что Мишель делает то же самое, стоя на другом конце улицы.

«Только бы не пришлось слишком долго ждать!» – подумал он.

Не успела эта мысль пронестись у него в голове, как послышался звук автомобильного мотора и на улицу въехал «фиат». Артур вздрогнул. Наблюдение за домом 6-бис было хорошо организовано. То, что машина оказалась здесь сразу же после того, как он передал пакет, не могло быть простым совпадением. Мальчик был уверен, что из «фиата» выскочит мнимая тетя Сесиль, зайдет в дом, возьмет у консьержки пакет и снова выйдет на улицу…

Артур уже хотел оседлать мопед, чтобы следовать за машиной столько, сколько это будет возможно. Но тут из дома показалась… консьержка с метлой в руке. Она устроилась на заднем сиденье автомобиля, который тут же рванул с места.

Пока мальчик подбежал к мопеду, сел на и завел движок, «фиат» успел отъехать довольно далеко. Тем не менее Артур бросился в погоню. Он надеялся, что машина задержится на красном сигнале светофора или в уличной пробке.

К несчастью, на первом же перекрестке произошло прямо противоположное. «Фиат», игнорируя правила уличного движения, пронесся перед самым капотом грузовика, который въехал на перекресток справа и закрыл дорогу Артуру.

Тут мальчика догнал Мишель.

– Для консьержки эта дама слишком уж проворна, тебе не кажется? – осведомился Артур.

Мишель не ответил. Когда путь освободился, друзья рванули с места, но черной машины уже не было видно. Для очистки совести они доехали до следующего перекрестка, но все было напрасно. «Фиат» скрылся.

Мальчики с сожалением повернули к дому 6-бис.

– Как ты полагаешь, постановка удалась? – спросил Артур.

– Ты передал пакет?

– Да, но вместо консьержки… Ты знаешь, кого я увидел в коридоре?

И Артур рассказал другу, что с ним произошло.

– Превосходно! – воскликнул Мишель. – Из этого вытекают кое-какие выводы…

– Какие же, например?

– Во-первых, эти дамы и господа уже знали когда звонили нам, что комната консьержки будет пустой!

– Ты прав.

– Во-вторых, Сесиль Дарель не должна рисковать и пытаться помешать им. Думаю, нам надо рассказать Сесиль о том, что случилось.

– Ты полагаешь, она сейчас дома? Разве она не должна была отправиться к секретарше своего крестного?

– Это так… Но если ее не будет дома, мы сможем оставить записку. Сейчас я чиркну ей несколько слов.

Мишель вытащил блокнот и принялся писать.

– «Оставим записку…» Легко сказать! Ты знаешь, в какой квартире живут мать и дочь Дарель?

– Нет, но мы сможем прочесть их фамилию на почтовом ящике. Сходи и проверь правильность этой догадки, пока я допишу свой многотомный роман!

Артур вошел в подъезд и действительно обнаружил на одном из ящиков фамилию Сесиль. Через несколько минут друзья уже звонили в дверь квартиры Дарелей, однако никто им не ответил. Мишель подсунул записку под дверь.

– А теперь поедем домой, – предложил Артур. – Мадам Девиль наверняка уже вернулась, да и ужинать пора. Получится неудобно, если мы заставим эту добрую женщину ждать.

И друзья направились к вилле.

Ужин проходил довольно напряженно. Мадам Девиль хотела знать все детали костюмированного шествия, и, чтобы не лгать ей, друзьям пришлось рассказать обо всем, что они видели, вспоминая при этом для правдоподобия все новые подробности. По счастью, мадам Девиль хорошо знала, как обычно проходят подобные шествия, и часто сама отвечала на свои вопросы. Поездка утомила ее, и она рано отправилась спать. Мальчики воспользовались этим, чтобы посмотреть по телевизору спортивную передачу.

Скоро и Мартина поднялась в свою комнату. Мальчики уже собирались выключить телевизор, когда раздался телефонный звонок. Мишель решительно снял трубку.

Он сразу же узнал взволнованный, задыхающийся голос Сесиль Дарель.

– Мне только что звонили, – проговорила девушка. – Вы не должны были отвозить этот пакет… Я хочу сказать, фальшивый пакет… Они были в ярости и опять угрожали. Обвинили меня в том, что я все вам рассказала и пытаюсь вести двойную игру. Я, конечно, отрицала это, но они мне не поверили!

– Вы встретились с этой женщиной?… С секретаршей вашего крестного?

– Да… Она успокаивала меня, как могла, и собралась послать телеграмму в Англию, чтобы крестный поскорее вернулся. Она тоже посоветовала мне обратиться в полицию. Я уговорила ее подождать до завтрашнего вечера.

– Зачем вам все-таки звонили? Я имею в виду, что они сказали по поводу пакета?

– Потребовали, чтобы я принесла сумку с инструментами к десяти часам к месту выезда из города в сторону Камбрэ…

– И вы их послушаетесь?! Я думаю, вы не должны этого делать!

– Почему?

– До тех пор, пока пакет у вас, ваша мать в безопасности. Они не посмеют ничего ей сделать!

Сесиль Дарель ответила не сразу. Совет Мишеля заслуживал того, чтобы над ним подумать.

– Вы так считаете? – спросила она наконец.

– Мне так кажется. Судя по всему, содержимое пакета представляется вашим врагам чрезвычайно важным. Пока они не потеряют надежды получить его, они ничего не сделают… То есть ничего не сделают мадам Дарель!

– Но они позвонили мне в последний раз, – слабым голосом произнесла Сесиль. – Сказали, что это мой последний шанс!

– У вас есть какие-нибудь предположения насчет того, кто именно мог похитить вашу мать?

– Никаких… Я думаю, что это фальшивомонетчики… Мама гравер, очень хороший гравер. В пакете лежат ее инструменты. Очень хорошие инструменты, мама привезла их из Америки.

– Значит, этим людям известно о существовании сумки с инструментами?

– Наверно, мама рассказала им о ней… В противном случае они не стали бы ее требовать! Я думаю, они хотят заставить маму изготовить фальшивое клише!

– И вы полагаете, что полиция окажется против них бессильна?

– Повторяю еще раз, никакой полиции… Мама больна, причем очень сильно. У нее диабет. Чтобы она не умерла, ей нужно каждый день делать укол. Если же укола не сделать… Теперь вы все знаете и должны понять меня. Если этим людям станет известно, что я обратилась в полицию, они попросту бросят маму в каком-нибудь безлюдном месте, чтобы ее нашли не раньше, чем через несколько дней. И все будет кончено…

– Это ужасно, – пробормотал Мишель.

Он был оглушен тем, что только что услышал. Сесиль Дарель умолкла. Возможно, она обессилела от волнения. Мишель размышлял, и наконец ему показалось, что он нашел выход.

– Послушайте, мадемуазель. Я уверен, мы сможем вам помочь…

– Вы так считаете? – без всякой уверенности в голосе проговорила Сесиль.

– По крайней мере, я на это надеюсь. Ведь если мы сможем разыскать то место, где держат мадам Дарель, то потом нам останется только обратиться в полицию, риска уже никакого не будет. Это место будет окружено, и похитители не посмеют сделать вашей матери!

Сесиль ответила не сразу.

– С чего вы думаете начать? – спросила она через минуту.

– Пока не знаю. Но если вы отнесете пакет сегодня, мы, по всей вероятности, не сможем за ними проследить. Они же больше не выйдут из своего тайника, пока не получат то, что им нужно. А потом…

Мишель умолк. Он не считал себя вправе еще больше усиливать тревогу девушки, рассказывая ей о собственных опасениях. Скорее всего, получив желаемое, бандиты без малейших угрызений совести убрали бы обременительного свидетеля. Но об этом Сесиль лучше было не думать.

– Вполне возможно, вы правы, – ответила девушка. – Я обещаю, что обращусь в полицию завтра вечером… Если только не случится ничего нового… Вы клянетесь, что до этого времени ни о чем не сообщите полицейским?

– До завтрашнего вечера? Хорошо… В этом вопросе решение можете принимать только вы… Но сегодня вы все-таки пойдете на встречу?

Снова наступило молчание.

– Не знаю… Может быть, вы правы… Я еще подумаю… Позвоню вам попозже… До свидания!

– До свидания, мадемуазель!

Мишель задумчиво положил трубку и несколько раз ударил кулаком по ладони.

Артур и Даниель не прерывали ход его мыслей.

Прошло несколько секунд. Мишель обвел взглядом друзей и сказал:

– Господа, положение очень тяжелое! Сейчас не время для шуток… Не думаю, что Сесиль послушает моего совета… Но даже в том случае, если она последует ему, нам предоставляется прекрасная возможность помочь ей.

– Ты знаешь, который сейчас час? – спросил, зевая, Даниель.

– Если хочешь, можешь отправляться спать, – сказал Мишель. – А я знаю, что сейчас сделаю…

– Надеюсь, ты нам об этом расскажешь? – с иронией попросил Артур. – Ну пожалуйста, не томи.

VII

Мишель уселся на диван рядом с Артуром.

– Отправится Сесиль на эту встречу или нет, но те, кто ее назначил, обязательно будут там!

– Они будут очень осторожны, – предупредил Артур.

– Пусть так, главное, что они приедут! Нам предоставляется последняя возможность проследить, куда они направляются, и, возможно, узнать, кто они такие.

– Ты собираешься следить за «фиатом»? – удивился Артур. – Хотя у них и старая модель, но даже она развивает приличную скорость!

– В городе всю ночь будет продолжаться веселье. Если они туда вернутся, то не смогут ехать быстро!

– А если не вернутся?

– Там будет видно… Даниель, ты едешь со мной или ложишься спать? – спросил Мишель.

– Та-та-та-та… Мне не хочется заставлять тебя утром рассказывать о том, что случилось ночью… Иначе говоря, я предпочитаю сам присутствовать при этом!

Мишель улыбнулся.

– А ты, Артур?

– Всегда готов! – ответил тот, вскочив на ноги и встав по стойке «смирно».

– У нас еще есть немного времени… Предлагаю отправиться на разведку к началу шоссе, ведущего на Камбрэ.

– А я предлагаю наполнить баки мопедов, прежде чем что-нибудь предпринимать, – заявил Артур. – Если все же придется пуститься в погоню, нужно, чтобы наши боевые кони были в полной готовности!

– Хорошо… Мадам Девиль не будет беспокоиться, что нас нет. Мартина тоже: она ведь будет думать, что мы спим в своих комнатах.

– Тем не менее нужно будет оставить им записку, – возразил Даниель. – Вдруг что-нибудь помешает нам вернуться к завтрашнему утру.

Мальчики спустились в подвал и переоделись для ночной поездки, не забыв при этом взять с собой карманные фонари. В сумки, привязанные к багажникам мопедов, они положили кое-какие инструменты и скоро уже были на улице.

Им пришлось довольно долго разыскивать заправочную станцию, где продавался специальный бензин для двухтактных двигателей.

У хозяина станции они узнали, что из города в Камбрэ идет только одно шоссе. Оно начиналось на площади Сантинель.

На протяжении нескольких километров по сторонам шоссе тянулись жилые дома.

– Место встречи указано довольно неопределенно, – заметил Мишель.

– Сесиль сказала, что ей назначили встречу на выезде из города?

– Да… Проедем еще немного!

– Может быть, ей дали более точный ориентир, но она не назвала его нам, потому что думала, что нас это не касается? – предположил Даниель.

– Послушайте, – решил Мишель, – мне кажется, нам остается только одно: найти на шоссе место, где можно спрятаться, и подождать, когда приедет Сесиль. Так мы узнаем точное место встречи, а там уже будет видно, что предпринять!

– Как же! – возразил Артур. – А если мадемуазель не явится?

– Мы попытаемся засечь «фиат» и проследит за ним.

– Всего-навсего?! Судя по всему, нам предстоит хорошая гонка! – подвел итог Даниель,

К этому моменту мальчики проехали весь отрезок шоссе от круглой площади до последнего дома. Однако им не удалось обнаружить ни одного подходящего укрытия. Немногочисленные улицы, выходившие на шоссе, хорошо с него просматривались. Два или три дома, чуть выдававшиеся вперед темными уступами, тоже едва ли могли считать удобным местом для засады.

Друзья остановились.

– Спрятаться здесь будет нелегко! – заметил Артур.

– При свете луны мы будем как на ладони, – согласился с ним Даниель.

– Нам не стоит здесь оставаться, вернемся лучше на площадь, – предложил Мишель. – Время идет, мы не должны пропустить Сесиль.

– Или «фиат».

Мальчики друг за другом направились к круглой площади. Там они спрятались в одном из переулков, откуда удобно было наблюдать за движением машин.

И началось ожидание.

Небо над городом, к северу от того места, где находились мальчики, окрасилось в яркий розово-оранжевый цвет. Это были отблески праздничной иллюминации.

Несколько раз кто-нибудь из друзей подавал сигнал тревоги, завидев приближающийся мопед и думая, что это едет Сесиль. Однако тревога оказывалась ложной.

Проезжали также легковые машины, но разглядеть их в ослепительном свете фар было очень трудно.

– Наша операция начинается неудачно, – вздохнул Мишель. – Или, правильней сказать, эти господа очень удачно выбрали место для встречи… Наблюдать за ними будет сложно, а еще сложнее будет следить за машиной так, чтобы они нас не заметили!

На площади показался очередной мопед. На этот раз сомнений не оставалось: белокурой девушкой на нем могла быть только Сесиль.

Она не сбавила скорость и не остановилась.

Дрожа от любопытства, мальчики молча вскочили на свои мопеды и поехали следом за Сесиль Дарель, стараясь держаться от нее на некотором расстоянии.

Несколько раз между девушкой и ее кавалерами оказывался грузовик или легковая машина. Всякий раз Мишель боялся, что их подопечная скроется из виду. И действительно, она могла свернуть на любую прилегающую улицу. Однако каждый раз он снова видел впереди хрупкую фигуру девушки, красный огонек ее мопеда и успокаивался.

Сесиль достигла того места, где заканчивались дома, но, к большому удивлению ребят, не остановилась.

Она доехала до перекрестка и повернула на другую, не столь оживленную дорогу.

Друзья последовали ее примеру. Преследование становилось все более трудным. В самом деле, на шоссе ощутимое, хотя и не слишком интенсивное Движение машин помогало им оставаться незамеченными. На этой же узкой, посыпанной щебнем пустынной дороге, проходившей среди полей, Сесиль достаточно было оглянуться, чтобы понять, кому принадлежат три мопеда, движущиеся за ней.

Более того, в случае, если бы бандиты уже оказались на месте встречи, застать их врасплох было бы невозможно.

Мишель быстро понял это и затормозил.

Его друзья остановились рядом с ним.

– Что случилось? – спросил Артур.

– Ничего особенного. Просто мы видны за несколько километров. Если не принять дополнительных мер предосторожности, мы можем с тем же результатом уже сейчас возвращаться на виллу.

– Ей-богу, ты прав! – воскликнул Артур. – Погасим фары?

– Да, но я думаю о другом… Мне кажется, место встречи Сесиль и тех, кто так жаждет заполучить пакет, где-то неподалеку. Иначе бы она не сказала мне, что оно находится на выезде из города.

– И что из того?

– Думаю, нам не стоит, как говорится, складывать все яйца в одну корзину. Иными словами, нужно разделиться. Один из нас останется здесь, у перекрестка. Двое других с потушенными фарами поедут дальше на довольно большом расстоянии друг от друга, причем один из них проедет мимо того места, где Сесиль будет ждать бандитов.

– Зачем? – удивился Даниель.

– Затем, что мы не знаем, в каком направлении они поедут после того, как получат пакет. Положение того из нас, кто останется на перекрестке, окажется более выгодным в том случае, если бандиты направятся в Валансьенн или Камбрэ. Тому же, кто проедет мимо места встречи, будет легче преследовать их, если они изберут противоположное направление.

– А третий? Что будет делать третий? – не удержался Артур.

– А третий будет наблюдать за местом встречи, чтобы собрать всю возможную информацию и попытаться защитить Сесиль, если возникнет такая необходимость.

Артур расхохотался.

– Ты собираешься незаметно наблюдать за такой пустынной дорогой?!

– Я не уверен, что она и дальше будет такой же, старина, – возразил Мишель.

– Хорошо, попробовать нам ничто не мешает, – подвел итог Даниель. – Итак, кто остается здесь, кто проезжает мимо и кто наблюдает?

Мальчики решили, что бросят жребий, причем – с учетом особенностей местности и слабой освещенности – самым простым способом. Все трое раскрутили передние колеса своих мопедов и по сигналу одновременно остановили их, нажав на рычаг ручного тормоза.

Они договорились, что победитель определится по положению воздушного клапана: тот, у кого клапан окажется ближе к вилке, будет первым выбирать для себя место.

Выиграл Даниель. Он решил, что останется на перекрестке. Затем настала очередь Артура, и он тоже выбрал себе наблюдательный пункт вдалеке от места встречи.

– Значит, следить за Сесиль придется мне, – заключил Мишель. – Не будем больше терять времени!

Друзья разделились.

Мишель ехал впереди Артура. Они пришли к выводу, что так меньше рискуют привлечь внимание тех, кто мог поджидать девушку.

Вдалеке они видели красный огонь фонаря, установленного на заднем колесе мопеда.

Вдруг огонек пропал.

Мишель прибавил скорость, хотя ехать без света по плохой дороге и без того было довольно опасно. Вскоре он вновь увидел огонек и понял, почему потерял его из виду: дорога делала поворот и одновременно шла под уклон. Мальчик догадался, что место встречи уже недалеко… Действительно: под горой темнела небольшая роща, еле освещенная луной.

Светлая лента дороги шла через рощу.

«Идеальное место для подобной встречи», – подумал Мишель.

Сесиль Дарель достигла леса, и огонек ее мопеда снова пропал из глаз.

Мишель остановился и подождал Артура.

– Думаю, это здесь, – сказал он ему, показывая на рощу. – Теперь ты будешь впереди. Когда поедешь через лес, прибавь газу, чтобы они не подумали, что ты кого-то ищешь. Если в лесу кто-нибудь есть, ты отвлечешь их внимание. Так мне легче будет остаться незамеченным.

– Отлично! – ответил Артур. – Я помчался!

– Не забудь включить фару… Важно, чтобы ты выглядел естественно!

– Ладно! Естественно так естественно! До скорого!

И Артур помчался, как и обещал.

Мишель следовал за ним, пользуясь светом фары его мопеда.

В полусотне метров от леса он остановился и дальше пошел пешком. Он сошел с дороги, перебрался через канаву, которая, к счастью, оказалась сухой, и оставил мопед на опушке. Войдя в рощу, Мишель убедился, что подлесок в ней очень густой и пробираться через него трудно.

«К тому же я наверняка наделаю шуму», – подумал мальчик.

Он решил продвигаться на четвереньках, проползая под нижними ветками кустов. Но острые колючки ежевики исцарапали ему руки.

Через некоторое время мальчик заметил, что заросли стали менее густыми, и снова вышел к дороге.

– Куда же могла подаваться Сесиль? – спросил он себя.

Внезапно он почувствовал беспокойство. Может быть, его предположение оказалось неверным? В конце концов он вовсе не был уверен, что девушка собиралась остановиться в лесу. Может быть, она поехала дальше?

«Тогда за ней сможет следить Артур», – подумал он,

И вдруг Мишель вздрогнул. Он услышал шум мотора, И это не был тот треск, какой издает маломощный движок мопеда.

VIII

Звук нарастал.

«Это не мопед и не «фиат», – подумал Мишель. – Возможно, это случайный автомобиль».

Он бросил взгляд вдоль дороги и вдруг различил на темном фоне леса фигуру человека. Светлые волосы не оставляли сомнения: это была Сесиль Дарель. Судя по всему, до этого времени она пряталась в лесу. Теперь же, услышав шум мотора, решила выйти и посмотреть, не приехал ли таинственный незнакомец, разговаривавший с ней по телефону.

Шум приближался, однако Мишель отметил, что автомобиль снизил скорость,

Вскоре в лес въехал и остановился крытый грузовик. Из кабины вылез водитель. На нем были темный баскский берет и комбинезон, какие носят обычно механики.

У грузовика были включены фары ближнего света, и их свет позволял Мишелю различать все подробности происходящего.

Незнакомец закурил сигарету, берет, сдвинутый на лоб, закрывал его лицо от взгляда мальчика.

Потом водитель грузовика осмотрелся. Красный огонек его сигареты непрерывно двигался. Это свидетельствовало о том, что незнакомец нервничает.

Сесиль шевельнулась. Мишель незаметно пробрался на обочину дороги и снова замер.

Водитель обошел грузовик сзади и открыл вторую дверь кабины. Мишель видел, как он поставил одну ногу на подножку и оперся на открытую дверь.

Сесиль Дарель медленно подошла к машине.

Должно быть, незнакомец услышал ее шаги. Он вздрогнул, сунул руку в карман комбинезона, достал оттуда электрический фонарь и направил его луч на девушку.

Та закрыла глаза рукой, защищая их от яркого света. Мишель не отводил взгляда от водителя. На лицо его падал слабый отсвет… и оно казалось черным.

«Как странно, – подумал мальчик. – Неужели это…»

Но он тут же понял свою ошибку. Рука, в которой незнакомец держал фонарь, была белой и если лицо его казалось темным, даже черным, то лишь потому, что было скрыто под маской.

Сесиль приблизилась к водителю.

Тот что-то сказал, однако Мишель услышал лишь неразборчивое бормотание. В ответ девушка утвердительно кивнула, отчего ее светлые волосы пришли в движение.

Незнакомец резко выхватил пакет из рук Сесиль и сунул его в один из своих карманов. Потом он так же грубо одной рукой схватил девушку, а другой заткнул ей рот. Сесиль слабо отбивалась, но силы быстро оставили ее, и она едва не упала. Водитель поднял ее и бросил на сиденье грузов. Затем он захлопнул дверь, обежал вокруг машины, сел за руль, и автомобиль рывком тронулся с места.

Мишель, которого случившееся застало врасплох, бросился на помощь девушке, но опоздал. Времени на размышление не оставалось. Мальчик побежал за грузовиком, стараясь, чтобы водитель не мог его заметить в зеркало заднего вида. Потом, схватившись за задний борт, он вскочил на скобу, приваренную к раме машины.

«Это мой единственный шанс, – сказал он себе. – Если сейчас я его упущу, потом уже ни за что не догнать».

Мишель пожалел, что с ним нет Артура, который проехал дальше. Однако он рассчитывал на помощь Даниеля.

Мальчик хорошенько уперся ногами в продольные балки рамы, выступавшие за задний борт кузова. Тент сзади был разделен на два полотнища, которые хлопали на ветру. Мальчику было довольно трудно удерживать равновесие, потому что машину сильно трясло.

Вскоре грузовик немного притормозил, и Мишель спросил себя, не собирается ли водитель разворачиваться. Может быть, он не захотел выполнять этот довольно сложный маневр в лесу и решил доехать до перекрестка?

Однако скорость автомобиля снова увеличилась – не слишком сильно, но вполне достаточно, чтобы тряска стала еще сильнее.

Едва удерживаясь на своем месте, Мишель пытался осмотреться, чтобы в случае необходимости вспомнить дорогу, по которой его везли. Но луна светила слишком слабо, чтобы он мог разглядеть какие-нибудь подробности.

Наконец грузовик пронесся через перекресток, причем водитель даже не притормозил. Через некоторое время мальчик заметил ехавший сзади мопед. Это мог быть только Даниель, К несчастью, расстояние между преследуемым и преследователем неуклонно увеличивалось.

Машина проехала через какую-то деревушку – Мишель не успел прочесть ее название. Потом началась асфальтированная дорога, по обеим сторонам которой росли высокие тополя.

Мишель больше не видел свет фары мопеда, оставшегося далеко позади.

Вдруг мальчик почувствовал: что-то произошло. Он не сразу понял, что изменилось, но инстинктивно насторожился.

Обернувшись, он понял, в чем дело.

Сзади приближался автомобиль с включенными фарами, которые слабо освещали заднюю часть грузовика.

Машина ехала на большой скорости. Она быстро нагнала грузовик. Прежде чем обогнать его, шофер несколько раз переключил свет фар с дальнего на ближний и обратно.

Сначала Мишель хотел подать знак шоферу легковой машины, чтобы с его помощью попытаться освободить Сесиль, однако почти сразу отказался от этого намерения. Он был ослеплен светом фар и не смог разглядеть легковушку.

«А вдруг это черный «фиат»? – спросил он себя. – Один из сообщников похитил Сесиль, а теперь подъезжает главарь банды».

Машина обогнала грузовик. Это был не «фиат».

И тут произошел любопытный инцидент.

Грузовик резко затормозил, и водитель яростно засигналил, давая выход раздражению.

Мишель решил, что похититель Сесиль просто выражает свое недовольство. Возможно, обгонявший слишком быстро перестроился в правый ряд и, что называется, «подсек» грузовик.

Тот, однако, все замедлял ход, и Мишель встревожился. Он никак не мог решить, стоит ли ему спрыгнуть вниз и попытаться оглядеться.

Грузовик тем временем остановился. Мишель не стал больше ждать. Он спрыгнул на дорогу и спрятался в канаве так, чтобы видеть кабину грузовика.

Легковой автомобиль стоял тут же. За рулем никого не было. Мальчик высунулся из канавы и увидел, как шофер легковушки яростно размахивает руками, показывая в сторону кузова.

Мишель сразу понял сложность своего положения. Он не знал, является ли мужчина, приехавший на легковой машине, сообщником похититель Сесиль. Но он заметил мальчика, прицепившегося к грузовику, и теперь сообщал об этом водителю.

«Кстати… Он, должно быть, снял маску, когда, увидел, как тот останавливается», – подумал Мишель.

Он огляделся. Канава была недостаточно глубокой, чтобы полностью скрыть его, но вдоль нее шла живая изгородь. Мальчик мгновенно пробрался сквозь нее и отполз подальше, проклиная про себя незнакомца, который сорвал ему слежку

Мишель оказался на поле, где росла кормов свекла. По счастью, земля была относительно сухой. Мальчик обернулся и разглядел, несмотря темноту, что водитель грузовика выскочил из кабины и с фонарем в руке бросился к кузову.

Мишель лег на землю, стараясь, чтобы его было заметно за свекольной ботвой, и радуясь тому, что именно в это время года ботва достигает наибольшей высоты.

Только он успел это сделать, как оба водителя подошли к живой изгороди и направили на поле мощный луч света. Мальчик почувствовал, как сильно бьется сердце у него в груди. Он не поднимал голову, боясь, что его светлые волосы будут выделяться на фоне более темных листьев.

Это продолжалось всего минуту, но Мишелю она показалась вечностью. Он едва осмеливался дышать.

Фонарь потух, и Мишель медленно приподнялся. В свете автомобильных фар он увидел, как мужчины пожимают друг другу руки. Потом машины, набирая скорость, покатили по шоссе.

Мальчик вскочил на ноги, подбежал к изгороди… Но пока он добрался до дороги, красные огни грузовика превратились в едва различимые точки.

Несколько секунд Мишель стоял неподвижно. Руки его беспомощно повисли, лицо было мокрым от пота. Внезапно им овладела усталость, как это бывает с людьми, неожиданно испытавшими сильное разочарование.

Постепенно он осознал подлинное значение случившегося. Он не только потерял всякую надежду добраться до места, где скрывались похитители, но вдобавок остался один, без всяких средств передвижения, не зная, какое расстояние отделяет его от города.

Мальчик в последний раз посмотрел на красные огни грузовика, которые все более удалялись, символизируя его поражение.

Затем скрепя сердце он медленно пошел в ту сторону, откуда привез его грузовик. «Если бы только Даниель продолжал преследование!» – думал он.

Бросив взгляд на часы, Мишель понял, что поездка его длилась около двадцати минут.

«Так, – сказал он себе, – если мы ехали со средней скоростью пятьдесят километров в час, то сейчас я должен находиться в пятнадцати – двадцати километрах от рощи. Даже самым быстрым шагом я не доберусь туда раньше, чем через три часа. Если же учесть, что, по всей вероятности, ни Даниель, ни Артур не станут меня дожидаться, то потом мне еще придется шагать до самой виллы!»

Подобная перспектива показалась ему не слишком приятной. Однако другого выхода не и он ускорил шаг.

Постепенно Мишелем овладевало оцепенение, как это бывает с людьми после долгой ходьбы, когда они механически передвигают ноги, не обращая ни малейшего внимания на живописные окрестности. Мальчик даже не смотрел вокруг.

За все время, что он шел, по дороге ни в одном, ни в другом направлении не проехала ни одна машина.

«Ну и повезло же мне! – думал Мишель. – Наверняка в это время тут никто не ездит. И нужно же было той легковушке выскочить в самый неподходящий момент!»

То, что произошло с ним, действительно было верхом невезения!

«Грузовик, должно быть, уже добрался до места назначения», – размышлял он.

И вдруг, в тот самый момент, когда он меньше всего этого ожидал, до него донесся треск мотора и темноту прорезал свет фары.

Сердце Мишеля забилось, на этот раз от надежды. Он решил, что это Даниель или Артур.

Как бы там ни было, мотор мопеда работая на максимальных оборотах.

Мишель пошел чуть медленнее.

Мопед приблизился, и скоро сомнений уже не оставалось. Это действительно оказался Даниель. Увидев двоюродного брата, он выключил двигатель, махнул рукой и крикнул:

– Эй!

– Привет – ответил Мишель и сам удивился своему хриплому голосу.

Даниель поставил одну ногу на землю.

– Что произошло? – спросил он. – Надеюсь, ты не упал?

Мишель не смог сдержать улыбку, заметив, как волнуется за него двоюродный брат.

– Не беспокойся, все было куда проще… Впрочем, результат от этого не изменился! – И он быстро рассказал о том, что заставило его отказаться от слежки.

– Жаль, – заключил Даниель. – Садись, мы должны разыскать Артура.

Мишелю пришлось пристроиться на багажнике.

Даниель не привык ездить с таким грузом. Сначала он сделал несколько зигзагов, пытаясь удержать равновесие, и это ему удалось. Конечно, теперь скорость мопеда была куда меньше, чем раньше, однако Мишелю, несмотря на то, что его сиденье трудно было назвать удобным, эта поездка казалась все же предпочтительнее ходьбы пешком.

Всякий раз, когда дорога шла на подъем. Даниелю приходилось крутить педали.

– Может, поменяемся местами? – предложил Мишель.

– Я пока не устал, попозже, – ответил ему двоюродный брат.

Они проехали совсем немного, когда заметили фару мчавшегося навстречу мопеда.

Это был Артур. Он не только разыскал друзей, но и привел, держа за руль, мопед Мишеля.

Все трое принялись радостно хлопать друг друга по плечам.

– Уф, как я рад, что нашел вас! – воскликнул Артур. – Я уже начал сомневаться, что вы поехали по этой дороге.

– Наконец-то я смогу усесться поудобнее! – вздохнул Мишель. – Ты просто гений, что решил привести мой мопед!

– Я наткнулся на него, когда бродил по лесу, – объяснил Артур. – Хотел выяснить, там ты еще или нет.

– Это же не мой мопед! – воскликнул вдруг Мишель, который уже успел забраться в седло.

– Странно, я же нашел его в лесу…

– Ну конечно, это мопед Сесиль Дарель! – решил Мишель. – Вряд ли ты мог наткнуться на мою машину: я оставил ее на опушке, довольно далеко от дороги.

– Ничего страшного, твой мопед мы тоже разыщем!

После того как Артуру рассказали о случившемся, он пришел к выводу, что мальчики столкнулись с сильным противником.

– Похоже, эти любители гравюр хорошо организованы, – заметил он. – И где же их теперь искать?

– Теперь нам остается только подождать вечера, как просила Сесиль, – ответил Мишель. – А потом сообщим обо всем в полицию.

И друзья направились в сторону города.

Добравшись до леса Тоб, они остановились, чтобы забрать мопед Мишеля. Но тут до их слуха донесся шум мотора.

Мишелю этот звук был отлично знаком. Мальчик слишком долго слушал его, когда стоял на подножке, вцепившись в задний борт грузовика.

– Это он, я уверен! Прячьтесь! Однако Артуру это предложение не понравилось.

– Я лучше поеду вперед! – заявил он. – Если мне удастся разузнать, где живет шофер, значит, мы не зря потеряли время!

Мишель и Даниель сначала хотели последовать примеру друга, но потом подумали, что водитель грузовика, увидев в столь поздний час сразу троих мальчишек на мопедах, может насторожиться.

Поэтому они подождали, когда Артур уедет, а сами спрятали мопеды в кустах и притаились в лесу.

Грузовик был уже совсем близко.

Он сбавил скорость, потом остановился… Мальчики с изумлением увидели, как водитель с фонарем в руке вылез из кабины, направился к деревьям и принялся обшаривать заросли.

IX

Друзья недоумевали. Что ищет водитель грузовика? Неужели пакет, который дала ему Сесиль, тоже оказался ненастоящим?

Однако Мишель сразу же отверг это предположение. Водитель не увез бы девушку, если бы она не передала ему именно то, что ему было нужно.

«Но что же он все-таки ищет? – спрашивал себя мальчик. – В прошлый раз он не ходил по лесу и, следовательно, ничего не мог потерять…»

И вдруг Мишель все понял! Водитель грузовика искал мопед Сесиль! Он не хотел оставлять его в лесу: ведь первый же крестьянин или турист, наткнувшись на него, мог заявить о находке в полицию…

Из своего укрытия мальчики видели, как незнакомец обшаривает кусты… Вскоре свет его фонаря отразился от хромированной поверхности руля.

Водитель грузовика удовлетворенно вздохнул и выключил фонарь. Он поднял мопед, подвел его к грузовику и небрежно бросил в кузов. Мальчики услышали, как мопед ударился о настил.

– Вот скотина! – пробормотал, привстав, Даниель. – Это же моя машина!

Мишель схватил его за запястье и прошептал:

– Тише!…

Водитель на всякий случай еще раз огляделся, светя себе фонарем, и быстро уселся за руль. Мальчики не смогли ничего предпринять до тех пор, пока грузовик не тронулся с места.

– Черт! Черт! – кипятился Даниель. – Теперь мне придется идти пешком!

– Долг платежом красен, – ответил ему Мишель. – Сейчас моя очередь везти тебя!

Мальчики были так взволнованы, что не сразу вспомнили о главном: в их распоряжении все еще оставались два мопеда, потому что машину Сесиль Мишель надежно спрятал в кустах.

Когда они наконец поняли это, то разразились хохотом. Мишель отправился на поиски своего мопеда, и двоюродные братья покатили к городу.

Они полагали, что Артур успел отъехать на значительное расстояние, так что грузовик не догонит его раньше, чем у въезда в город.


* * *

И в самом деле, Артур мчался так быстро, как только мог.

Время от времени он оглядывался. Движение было слабым, причем почти все машины ехали ему навстречу, развозя по домам усталых участников праздника.

Мальчик добрался до развилки на площади Сантинель и понял, что не может ехать дальше: водитель грузовика мог выбрать любую из трех дорог.

Долго ждать Артуру не пришлось. Грузовик неторопливо подъехал к площади и остановился на красном сигнале светофора. Как только зажегся зеленый, он повернул налево.

Артур последовал за ним, не без удовлетворения подумав, что городские светофоры значительно облегчат ему дальнейшее преследование.

Как ни странно, вместо того чтобы направиться к центру города, грузовик поехал в сторону Анзэна. Артур увидел, как он остановился у довольно большого дома. Водитель вытащил из кузова мопед, прислонил его к стене, потом снова залез в кабину, развернулся и поехал в обратном направлении.

Мальчик успел проехать мимо грузовика, поэтому ему тоже пришлось развернуться, как только он решил, что может сделать это без риска быть замеченным. Подъехав к двери дома, у которого стоял мопед, он заметил на ней медную табличку, которая гласила: «Доктор Ж. Филлэн».

Не теряя времени на размышления, Артур продолжил преследование.

На этот раз грузовик направился к центру Валансьенна. Он остановился у какого-то магазина, и его фары сразу погасли.

Водитель вылез из кабины, неторопливо закурил сигарету и огляделся. Потом, как человек, закончивший нелегкое дело, открыл входную дверь и исчез за ней.

– Судя по всему, этот господин вернулся домой, – вздохнул Артур. – На всякий случай запишу-ка я адрес…

Он записал не только адрес, но и номер грузовика, а также название фирмы, которой он принадлежал.

Для большей уверенности мальчик подождал еще четверть часа, но водитель больше не появился.

– Привет всей компании! – пробормотал Артур. – Мне тоже пора в кроватку. И он отправился на виллу.

Даниель и Мишель только что вернулись домой, когда Артур проскользнул через предусмотрительно оставленную приоткрытой дверь. Мальчики не стали закрывать ее, чтобы она не скрипела лишний раз.

Не задерживаясь в холле, Артур спустился в подвал.

Друзья сразу же забросали его вопросами, и мальчик рассказал все, что успел узнать.

– Как бы там ни было, теперь у нас есть по крайней мере адрес! – воскликнул Мишель.

– И еще название фирмы, – добавил Артур. – Оно тоже может пригодиться.

Ребята решили немедленно лечь спать. У них были все основания полагать, что грядущий день обещает весьма интересные события.

Мишель долго ворочался в кровати. Заснул он только тогда, когда составил, пусть и приблизительно, план действий.

Если на следующее утро кто-то и был изумлен, так это Мартина.

Она помогала бабушке готовить завтрак, когда на кухню заглянули успевшие умыться и одеться мальчики.

Мишель знаком вызвал девочку в столовую и вкратце рассказал ей о том, что случилось ночью.

– Бедняжка Сесиль! – воскликнула Мартина. – Ты потерял ее след?

– Не совсем. Принеси мне карту города и окрестностей, если она есть у твоей бабушки… Наш план я изложу тебе позднее, после завтрака. Но уже за столом мы должны сказать, что на весь день уезжаем на пикник. Как ты считаешь, бабушка не будет против?

– Пикник?! Чудесно! Ну разумеется, она согласится! Бабушка у меня такая милая! Если я чего-нибудь хочу, она никогда не бывает против!

Мишель улыбнулся. Мадам Девиль действительно была очень милой старушкой с покладистым характером.

Завтрак прошел оживленно. Мадам Девиль согласилась приготовить еду для пикника при условии, если мальчики сами отправятся в магазин за покупками, в том числе за колбасой.

Артур вызвался привезти все, что нужно. Друзьям он сказал, что хочет еще раз взглянуть на грузовик. Мишель тем охотнее принял его предложение, что Мартина принесла ему карту автомобильных дорог и он хотел проследить по ней вчерашний маршрут и хотя бы в общих чертах определить, куда водитель грузовика мог отвезти Сесиль. Даниель решил помочь другу.

Мальчики без всякого труда нашли на карте дорогу, которая вела к роще. Специальные значки, обозначавшие спуски и подъемы, подтвердили, что они не ошиблись при определении пути грузовика.

Им была известна средняя скорость грузовика и приблизительное время, потраченное им на дорогу от рощи и обратно. Несложный расчет позволил им узнать приблизительное расстояние, пройденное грузовиком.

Итак, они выяснили, в каком районе, вероятнее всего, находится убежище фальшивомонетчиков.

Впрочем, у Даниеля нашлось возражение:

– Не исключено, что грузовик не доехал до их тайника.

– Не доехал?! Что ты имеешь в виду? – спросила Мартина.

– Все очень просто… Он мог довезти Сесиль до места, где ждал «фиат», и не дальше. Так что на самом деле убежище может находиться где угодно!

– Нечего сказать, обнадежил! – проворчал Мишель. – Заметь, по сути я ничего не имею против твоего возражения. Но ничто не мешает нам попытаться выяснить, правы мы или нет!

Тем временем Артур добрался до места, где накануне водитель оставил грузовик.

Его удивило необычное оживление, царившее рядом с магазином. Было только восемь утра, на улицах было сравнительно мало людей, здесь же толпились зеваки, которых безуспешно пытались разогнать несколько полицейских. Рядом с грузовиком стояла полицейская машина.

Артур подошел к одному из любопытных и быстро выяснил, что кто-то похитил грузовик, а потом бросил его.

Информация, которую мальчик добыл с таким трудом прошлой ночью, ничего не стоила!

«Водитель не бросил бы краденый автомобиль рядом с собственным домом, – подумал Артур. – Если он не вышел из дома сразу же, значит, у него были на то причины. Возможно, он заметил, что я за ним слежу».

Мальчик заглянул в дверь, за которой исчез незнакомец, и ему все стало ясно. У дома было два выхода. Водитель грузовика наверняка знал об этом. Он прошел через внутренний дворик и вышел на другую улицу.

«Я мог бы прождать здесь всю ночь! – подумал Артур. – Хорош бы я был после этого!»

Больше ему нечего было здесь делать. Он быстро купил все, что было нужно, и вернулся на виллу.

Мальчики и Мартина отправились на мопедах по маршруту, который избрал накануне водитель грузовика.

Когда Артур рассказал друзьям о том, что грузовик оказался краденым, все поняли: «мушкетер» – не дилетант. К тому же он действовал не в одиночку. Кроме мнимой консьержки, у него наверняка был по крайней мере один сообщник, а может быть, и несколько.

В сумках, привязанных к багажникам мопедов, лежали не только съестные припасы. Там же были кое-какие инструменты, бечевка и два электрических фонаря.

– Если бы я знал, что все так сложится, то надел бы костюм мушкетера! – заявил Артур.

– Зачем? – поинтересовалась Мартина, которая ехала рядом с мальчиком, поскольку движение на улице было очень слабым.

– Потому что мы отправляемся в поход, причем верхом!

– Видела я коней и получше, чем у нас, – усмехнулась девочка.

Скоро они оказались в центре города; движение стало более интенсивным, и им пришлось ехать друг за другом. Ближе к выезду из города они перебрались на специальную велосипедную дорожку, где почувствовали себя значительно спокойнее.

Тем не менее ребята с большим облегчением съехали с оживленного шоссе на проселочную дорогу. В роще друзья сделали короткую остановку. Случившееся ночью не оставило там никаких следов.

Они снова пустились в путь. Мальчики были немало удивлены тем, что с трудом узнают места, мимо которых проезжают. Однако асфальтированная дорога с растущими по сторонам тополями сразу показалась им знакомой.

Мишель узнал даже кучу щебенки, на которую присел ночью, чтобы зашнуровать кеды.

– Отлично, – сказал он, – мы приблизительно в десяти километрах от цели.

Друзья поехали дальше и вскоре добрались до поселка, состоявшего из церкви, здания мэрии, где размещалась также школа, магазинчика, расположенного под одной крышей с кафе, и трех-четырех домов весьма скромного вида.

Четверка проехала мимо поселка, и Мишель дал команду остановиться.

– Итак, – заявил он, – мы находимся в районе, который отметили на карте. Как по-вашему, могут ли те дома, которые мы только что видели, считаться подозрительными?

– Гм! Трудно сказать что-нибудь определенное, – откликнулся Даниель.

– А мне кажется, что в такой маленькой деревушке трудно кого-нибудь спрятать, – произнес Артур. – Новый человек обязательно привлечет внимание.

– Не говоря уже о постоянных приездах и отъездах легковушки и грузовика! – добавила Мартина.

– Прекрасно, и я того же мнения. Впрочем, есть одно обстоятельство… Если не считать этих домов, остается только несколько ферм, разбросанных среди полей,

– Ну так что же? – спросил Даниель. – Ты уже говорил это, когда мы утром изучали карту.

– Ты прав. Предлагаю разделиться, по крайней мере по двое. Так мы выиграем время. Нужно поговорить с теми, кто здесь живет, только осторожно. Расспросить, не заметили ли они чего-нибудь подозрительного за последние дни, но при этом не встревожить их.

– Да, подойти и сказать: «Ни о чем не хочу вас спрашивать, расскажите мне обо всем!» – усмехнулся Артур.

– Пожалуй, – согласился Мишель, – однако нужно соблюдать осторожность.

– Сначала можно будет заговорить о докторе Филлэне, – предложила Мартина. – Ведь мы ищем его «фиат», а местные жители вполне могли заметить автомобиль!

– Как бы то ни было, нашим лозунгом должно стать: «Осторожность и еще раз осторожность!» Сесиль не хотела, чтобы полиция что-нибудь узнала до вечера. Хороши же мы будем, если своими вопросами встревожим сельского полицейского и он сообщит о своих подозрениях в жандармерию! – воскликнул Мишель.

– Договорились! – согласился Артур. – Еще разок посмотрим на карту – и за дело!

– Встречаемся через час на этой дороге, только немного подальше, – объявил Мишель. – Скажем… Видите этот лес? Мы встретимся на опушке. Всем ясно?

Друзья склонились над картой, сравнили ее с местностью, заметили ориентиры и разделили район, где им предстояло вести разведку, между двумя группами.

– Поедешь со мной, Артур? – предложил Даниель. – Мой мотор что-то барахлит. Не исключено, что тебе придется немного в нем покопаться.

– Хорошо. Мартина, едешь со мной! – решил Мишель. – До скорой встречи!

Стоял ясный сентябрьский день. Не слишком жаркое уже солнце ярко освещало рощицы и перелески. Тени стали более густыми, а скирды соломы блестели, как шкура ухоженного животного.

Прошло уже больше часа с тех пор, как обе группы отправились на разведку, однако похвастаться друзья ничем не могли. Стояла осенняя страда, и крестьяне не могли уделять много времени разговорам, к тому же они не слишком хорошо понимали, чего хотят от них мальчики и Мартина.

Мишелю и его спутнице оставалось проверить всего одно подозрительное место: довольно протяженный лес. В нем находилось какое-то строение, однако по карте нельзя было понять, может оно представлять интерес или нет.

На опушке этого самого леса была назначена встреча двух групп. Мартина и Мишель, проехав несколько сотен метров по разбитой дороге, остановились неподалеку от того места, где, судя по карте, должно было располагаться строение. Мопеды они спрятали в канаве, а дальше пошли пешком, стараясь производить поменьше шума.

Долго искать им не пришлось. Посреди обширной поляны они увидели стену из кирпича, высота которой, как прикинул Мишель, составляла не меньше четырех метров.

– А может, и все пять, – пробормотал мальчик. – Будем надеяться, что нам не придется через нее перелезать.

Стеной был обнесен довольно большой участок. На нем стоял дом, покрытая шифером крыша которого виднелась сквозь кроны столетних деревьев.

Друзья пошли вдоль той стены, которая проходила параллельно дороге. Судя по всему, вход находился именно в ней.

И действительно, скоро они вышли к решетчатым воротам с филенками из заржавевших железных пластин.

Справа от ворот была прибита деревянная табличка. Мишель и Мартина с трудом разобрали едва; различимые буквы. То, что они прочли, заставило их онеметь от изумления.

X

Удивляться было чему. На табличке с облупившейся краской еще можно было различить слова «Клиника «Бель-Эр».

И чуть ниже: «Д-р Ж. Филлэн».

– Ну и ну! – пробормотал Мишель. – Мне кажется, Сесиль Дарель скоро испытает жестокое разочарование, если только она его до сих пор не испытала…

– Почему? – спросила Мартина.

– Гм! Боюсь, все сходится даже слишком хорошо! По городу разъезжает машина доктора, хотя она должна быть в Англии… Грузовик, водитель которого похитил Сесиль, направляется в эту сторону и возвращается обратно… Мне кажется, все достаточно ясно, разве нет?

– Значит, это доктор хотел заставить мадам Дарель изготовить фальшивое клише?

– Этого мы не знаем. Но не находишь ли ты, что недавняя ссора между доктором и мадам Дарель говорит о многом?

Мишель внимательно осмотрел тяжелые металлические ворота, потом еще раз оценил высоту стен.

Клиника была хорошо защищена от нескромного внимания посторонних.

– Значит, ты полагаешь, что доктор Филлэн сейчас не в Англии? – снова спросила Мартина.

– Знаешь, я не имею привычки ничего принимать на веру. Но в этом деле все ясно, как дважды два! Ссора, похищение, автомобиль, то, что кто-то мог узнать Сесиль по костюму маркизы, наконец, эта на первый взгляд заброшенная клиника, куда, скорее всего, и приехал вчера ночью украденный грузовик… Тебе не кажется, что все это выглядит весьма подозрительно?

– Послушай, Мишель… Похоже, ты слишком увлекся, ведь Сесиль с любовью говорила о своем крестном!

– Согласен! Однако это ничего не доказывает. Доктор Филлэн вполне мог вести двойную жизнь и обманывать своих близких.

– Двойную жизнь?! И при этом пользоваться собственной машиной, которую так легко узнать? – возразила Мартина. – Куда проще было бы приобрести другой автомобиль и спокойно разъезжать на нем, не опасаясь разоблачения.

Довод был убедительный, и Мишелю пришлось признать это. Тем не менее он по-прежнему считал, что предположение о виновности доктора отбрасывать нельзя.

– Уйдем отсюда, вернемся на опушку, – предложил мальчик. – Хватит изображать «Цинну»!

– «Цинну»? – с удивлением повторила Мартина.

– Ну да. Вспомни сама… В «Цинне», в соответствии с правилом единства места, согласно которому все действие должно происходить в одних декорациях, те, кто хочет смерти Августа, собираются у самых ворот его дворца. Так и мы с тобой беседуем у ворот врага… По крайней мере, врага предполагаемого!

Мартина улыбнулась.

– Неплохое сравнение. У него только один недостаток: мы никому не желаем смерти.

Друзья нашли Артура и Даниеля на условленном месте. Те не обнаружили ничего интересного, однако оживились, узнав об открытии Мартины и Мишеля и о предположении, которое выдвинул их приятель. Когда же речь зашла о возражении Мартины, Даниель решил вмешаться:

– Зачем ему другая машина? Когда человек едет на автомобиле, известном всем, например не машине врача, с кадуцеем на ветровом стекле больше шансов избавиться от лишнего любопытства жандармов или таможенников, особенно когда они устраивают проверку на дорогах!…

XI

– Вы действительно полагаете, что этот спор поможет нам проникнуть за ограду? – прервала приятеля Мартина.

Проблема казалась трудноразрешимой. Большим успехом было уже то, что друзьям удалось найти предполагаемое убежище человека в мушкетерском костюме. Однако нужно было еще незаметно пробраться внутрь.

– Прежде чем что-то предпринимать, мы должны удостовериться в справедливости своих подозрений, – заявил Мишель. – Проникая в чужой дом, мы нарушаем неприкосновенность жилища… Если там действительно окажутся фальшивомонетчики и те, кого они похитили, это нарушение нам никто не поставит в вину. Но в противном случае оно может иметь серьезные последствия!

Такая постановка вопроса несколько смутила друзей. Их воодушевление сразу испарилось…

– Что же нам делать? – спросил Даниель.

– Сначала нужно удостовериться, что за стеной не обычная клиника с врачами, медсестрами, больными и прочим.

– Но ведь для этого нужно войти внутрь! – воскликнула Мартина.

– Нет. Достаточно расспросить местных жителей о том, работает ли клиника и приезжает ли сюда доктор Филлэн. Понимаете, что я имею в виду?

– Понимаем, – отозвался за всех Артур. – Надеюсь, мы можем приняться за дело немедленно?

– Конечно… Я предлагаю, чтобы для скорости мы снова разделились на две группы. Так мы, во-первых, меньше встревожим людей, а во-вторых, добьемся результата вдвое быстрее.

– Ну и хитрец же ты у нас, – хмыкнул Даниель.

Мишель сделал вид, что не замечает иронии. Он развернул карту и разделил на две части район поиска.

– Ну что, вы поняли, что нужно узнать? – спросил он.

– Так точно! – отрапортовал Артур. – Сколько лет главарю разбойников, какой высоты стены клиники и где живет слесарь, который откроет нам ворота!

Мишель, улыбаясь, пожал плечами, и ребята снова разъехались. Встреча была назначена через, час в лесу, неподалеку от клиники.

– Проблема состоит в том, чтобы, расспрашивая людей, не пробуждать в них любопытства, – заметил Мишель. – Когда сотрудники клиники том разговорятся с кем-нибудь из местных жителей, будет лучше, если тот даже не вспомнит о наших вопросах.

– Должно быть, это будет нелегко!

– Ну… Там видно будет!

Случай был на стороне Мишеля и Мартины. Едва они оказались на вершине холма, как увидели крестьянина, который сидел за рулем трактора при помощи прицепленного сзади странного приспособления, похожего на борону с длинными острыми зубьями, рыхлил землю, вытаскивая из него сорняки.

– Эта штука называется скарификатор, – заметил Мишель.

Какое-то время крестьянин ехал вдоль дороги. Мишель и Мартина внимательно следили за его действиями. Их интерес привлек внимание крестьянина, и, проезжая мимо, он приветливо махнул друзьям рукой.

Те колебались, не зная, что предпринять, когда вдруг трактор остановился у самой дороги, краю поля. Крестьянин слез на землю, вытащил из-под сиденья полотняную сумку и уселся прямо на откосе, свесив ноги в канаву.

Мишель и Мартина направились к трактористу. Тот улыбнулся и сказал:

– Самое время подзаправиться. Может, составите компанию?

Молодые люди подошли поближе. Лицо их собеседника лучилось приветливостью и добродушием.

– Нет, мсье, большое спасибо, – ответил Мишель. – Очень любезно с вашей стороны, но мы как раз собираемся устроить небольшой пикник. Хотим поесть в лесу – там, знаете, неподалеку от клиники…

Крестьянин расстелил у себя на коленях салфетку из грубого полотна и выложил на нее толстый ломоть хлеба, большой кусок паштета, завернутый в бумагу, и огромную луковицу.

– Вы о клинике доктора Филлэна?

– Да, именно о ней.

– Сразу видно, вы не из наших мест. Мы здесь говорим не «поесть», а «подзаправиться».

Не прерывая разговора, крестьянин намазал паштет на хлеб и положил сверху кружочек лука. Прежде чем откусить первый кусок, он махнул рукой в сторону леса.

– Мы здесь привыкли говорить не «клиника», а «психушка»… Там ведь лечили людей, у которых не все было в порядке с головой… Вы меня понимаете?

Друзья переглянулись. Говоря о клинике, тракторист использовал прошедшее время: «лечили».

– Там что-то тихо для… психушки, – заметил Мишель.

Тракторист неторопливо прожевал кусок и положил на хлеб очередную порцию паштета.

– Да, там уже давненько нет никаких больных. Прошло добрых пять лет с тех пор, как в гости к беднягам в последний раз приезжали их родственники!

– Так я и думал, – кивнул мальчик. – Мне показалось, что здание пустует. Но приятели не поверили мне, потому что на стене, рядом с воротами, висит табличка.

– Дело в том, что… В общем, психушки там-действительно больше нет, но доктор часто туда приезжает. Иногда раза два или три в неделю!

– Что же он может делать в заброшенной клинике? – поинтересовалась Мартина.

– Да, нужно признать, здесь это всех немного удивляет… И сам доктор изменился, теперь он совсем не такой, каким был раньше! – Крестьянин снова положил на хлеб кусок паштета и прикрыл его кружочком лука. Перед тем как отправить это в рот, он добавил: – Вот именно, сильно изменился!

– Вы хотите сказать, он изменился физически? – спросил Мишель с понятным интересом. – Может быть, постарел?

Тракторист энергично замахал рукой, в которой держал нож, решительно отвергая подобное предположение.

– О, нет!… Но он стал гордым, неразговорчивым. Раньше-то всегда останавливался, чтобы поговорить с нами. Честное слово, он знал всех нас. Всегда говорил что-нибудь приятное, спрашивал как здоровье детей. Понимаете, что я имею виду?

– Ну да, он был как бы местным жителем, – кивнула Мартина.

Крестьянин покачал головой.

– Местным… Не совсем… Все-таки он не наших краев, хотя нам он казался своим. И вот один прекрасный день из психушки вывезли кровати и шкафы. После этого решетка несколько месяцев оставалась на запоре. Мы решили, что у доктора больше не осталось больных или что у слишком много работы в городском кабинете.

– Он ни о чем вам не рассказывал? – спросил Мишель.

– Нет. И переездом занимался тоже не он. Говорили, что он заболел. Да мало ли что болтают в таких случаях, особенно когда языки без костей! А потом однажды… Прошло уже два или три месяца… Так вот, доктор снова приехал в клинику на своей черной машине. Но только… Вот тогда он в первый раз проехал мимо двух или трех деревенских и даже не поздоровался с ними. Как будто мы стали чужими, понимаете, что я хочу сказать? Сначала в деревне об этом посудачили, а потом привыкли. Ведь это, скорее всего, сказалась его болезнь, правда? Некоторые сильно меняются после болезни. Доктор Филлэн уже совсем не так молод, как раньше. Это многое может объяснить!

– Но он все еще ездил на своей машине, раз вы все-таки его узнали? – поинтересовался мальчик.

– Ну конечно, на своем черном «фиате»! В наших краях таких машин не так-то много. Ее знали все: жандармы, таможенники, ну и, конечно, мы. Вот уже десять лет, как он в ней разъезжает! И умеет с ней обращаться. Ездит аккуратно, никогда не газует, потому и мотор в порядке. Правда, надо сказать, в последнее время он стал более торопливым, чем раньше.

Мишель запоминал все, что в словах крестьянина представляло интерес. Он задал еще один вопрос:

– Что же может делать доктор в клинике, если там никого нет?

Тракторист сдвинул кепку на затылок и потер лоб. Он закончил обед и сложил нож.

– Черт… Его самого нужно спросить! Говорят, там сейчас какая-то лаборатория, он ставит опыты над животными. И сторож есть, только он никогда оттуда не выходит, я имею в виду, в лес или в деревню. Иногда он выезжает вместе с доктором, наверно, в город. Скорее всего, чтобы купить еды,

– А в последнее время доктор приезжал? – спросила Мартина.

Крестьянин взглянул на нее, как бы говоря: «Вы слишком любопытны, с чего бы это?» Но все же ответил:

– Приезжал в субботу вечером. Только он никогда не задерживается надолго.

Друзья снова переглянулись. Присутствие доктора Филлэна в клинике в субботу было по меньшей мере странным. В это время он должен был находиться в Англии.

Мишель и Мартина понимали: то, что сообщил им тракторист, чрезвычайно важно.

– Ну вот, – сказал вдруг крестьянин, – я тут с вами болтаю, а работа стоит. Но ведь должен же я был подзаправиться, правда? Всего хорошего, молодые люди!

– До свидания, мсье! – И они расстались.

– Что ж, мне кажется, мы узнали все, что хотели, – проговорила Мартина. – В клинике есть сторож, который никуда не выходит, а доктор время от времени приезжает туда на черном «фиате».

– Нам нужно было спросить, в клинике ли доктор сейчас. Может, тракторист заметил его машину?

Они добрались до леса и там, спрятавшись в чаще, стали ждать товарищей. Мишель обошел вокруг забора. Разведка не заняла у него много времени.

Ему пришло в голову, что можно влезть дерево и попытаться заглянуть за забор.

XI

Чтобы осуществить свой замысел, Мишелю пришлось приложить немало усилий. Стена была очень высокой, поэтому, чтобы увидеть парк, он должен был залезть на самую высокую ветку.

Хотя уже началась осень, листва была по-прежнему густой. Такой густой, что поначалу Мишель смог разглядеть в промежутках между ветками лишь небольшую часть парка.

Несмотря на то, что мысли его были заняты совсем другим, мальчик не мог не восхититься мощью и изяществом столетних деревьев, которые возносили к самому небу гибкие, но при этом крепкие ветви с красными и золотыми листьями. Местами ветви были покрыты мхом или лишайником, отчего они приобрели цвет позеленевшей от времени бронзы, вполне гармонировавший с их формой. Казалось, какой-то ремесленник отлил их из благородного металла,

Первым, что бросилось в глаза Мишелю, был длинный трехэтажный кирпичный дом с закрытыми ставнями. Потеки ржавчины на стенах свидетельствовали о том, что здесь никто не живет. Кроме ставней, окна были забраны решетками, что подтверждало слова крестьянина: в доме действительно когда-то находилась клиника для душевнобольных.

С того места, где он находился, Мишель видел внутреннюю часть стены с воротами и заднюю сторону дома.

Он заметил две пристройки, отделенные от главного здания широкой дорожкой, вымощенной битым кирпичом. Парк вокруг разросся и превратился в настоящие маленькие джунгли.

Особенно поразило мальчика отсутствие всяких следов пребывания человека. Главная аллея тоже начала зарастать травой.

«Проникнуть внутрь – вот в чем проблема! – вздохнул Мишель. – При этом не исключено, что все окажется впустую… Действительно ли логово фальшивомонетчиков находится именно здесь?»

Он уже собирался спускаться, когда на противоположной стороне парка заметил дерево, положение которого показалось ему весьма интересным. Это был гигантский каштан. Он рос с внешней стороны стены и простирал над ней свои мощные ветви.

«Не исключено, что это единственная возможность перебраться через стену», – с облегчением сказал себе мальчик.

Вдруг он услышал внизу голоса. Это вернулись Даниель и Артур.

Мишель начал спускаться. Это оказалось еще труднее, чем лезть на дерево. Когда он наконец оказался на земле, то увидел, что Мартина успела разложить на клеенке еду, а Даниель и Артур сидят на траве рядом с ней.

– Ну что, сестрица Анна? – спросил Даниель. – Видела ты там что-нибудь, кроме пылящей дороги и зеленой травы?

Мишель улыбнулся.

– Не знаю, здесь ли находится логово Синей Бороды, – ответил он, включаясь в игру. – Зато мне известно, как мы можем пробраться внутрь!

– Внутрь? – удивился Артур. – Посмотри на эти стены! Неужели тебе удалось где-то раздобыть вертолет?

– Вертолет здесь не нужен, достаточно обыкновенного лифта… Предлагаю побыстрее покончить с обедом. Уже поздно. Если бы нам удалось убедиться хотя бы в том, что мадам Дарель и ее дочь здесь, мы могли бы сразу обратиться в полицию, не подвергая их при этом никакой опасности.

– Ладно. За еду! – подвел итог Даниель.

За обедом Мишель рассказал о том, что видел.

– Если на всех окнах решетки, а двери заперты на замок, то как мы войдем в дом? – спросил Артур.

– И еще… Ты нашел способ проникнуть за забор, а как мы оттуда выберемся? – в свою очередь задал вопрос Даниель.

– Как выберемся?! Там будет видно! Друзья пообедали и сложили в сумку клеенку и столовые приборы.

– Так… – сказал Мишель. – Полагаю, нужно взять с собой по крайней мере один фонарь. Раз ставни закрыты…

– Я на всякий случай захвачу отвертку! – заявил Артур.

– А мне что взять с собой? – осведомилась Мартина.

Мишель нахмурился.

– Гм… Я думаю, тебе лучше будет остаться здесь, по эту сторону ограды. Мы можем наткнуться на какое-нибудь препятствие… Или эти господа схватят нас и предложат провести несколько дней в этом доме, разумеется, под их присмотром. Тогда никто сегодня вечером не сможет предупредить полицию.

Лицо девочки омрачилось. Такая пассивная роль явно ей не нравилась. Однако она понимала, что доводы Мишеля вполне справедливы, поэтому не стала сердиться, а лишь вздохнула и сказала с улыбкой:

– Хорошо… Конечно…

– Нам придется действовать эшелонами, – добавил Мишель.

Артур и Даниель недоуменно переглянулись.

– Эшелонами? – переспросил Артур.

– Да. Один из нас отправится на разведку, а остальные последуют за ним только в том случае, если все окажется в порядке!

– Так… Что ж, осторожность никогда не помешает, – согласился Даниель. – А кто начнет? Только не говори, что ты. Нельзя все удовольствия забирать себе!

– Раз ты так считаешь… Кто же тогда? Ты или Артур?

– Если выпадет орел – пойду я, – заявил Артур. – Пусть Мартина бросит монету!

Мальчик вытащил из кармана монету и протянул ее Мартине. Та подбросила ее.

– Решка! – объявил Даниель. – Я выиграл!

– Хорошо, – отозвался Артур. – Тогда я буду вторым…

– Что ж, раз свободным осталось только одно место, его, пожалуй, займу я, – подвел итог Мишель, сохраняя видимость философского спокойствия.

– Ну что, ты нам покажешь это дерево? – спросил Даниель.

– Конечно, пойдем!

– Предлагаю мопеды взять с собой, – сказала Мартина. – Я останусь рядом с деревом. Не исключено, что я вам понадоблюсь.

Ребята согласились, и скоро вся четверка направилась вдоль стены к гигантскому каштану. Каждый вел свой мопед.

– Знаете, что можно сделать? – спросил Даниель, когда друзья добрались до дерева. – Я захвачу с собой моток бечевки и, когда окажусь в парке, переброшу ее через стену. Мартина привяжет конец бечевки к дереву, и при необходимости мы сможем подавать ей сигналы, не поднимая шума.

– Получится отличный телефон! – согласился Артур.

Каштан рос всего в двух метрах от стены. Он оказался еще более могучим, чем Мишелю показалось издалека.

Даниель попытался допрыгнуть до первых ветвей, но у него ничего не получилось. Мишелю и Артуру пришлось помочь приятелю.

Потом до нижней развилки добрался Артур. Мишель вынужден был прислонить к стволу дерева свой мопед, чтобы присоединиться к друзьям.

Какое-то время Даниель не мог решить, по какой ветке ему лучше перелезать через стену. Ей следовало быть достаточно толстой, чтобы выдержать его вес.

Приняв наконец решение, он приступил к самой ответственной части операции и улегся животом на ветку, крепко обхватив ее руками и ногами.

Ветка согнулась, но мальчик благополучно перебрался по ней через гребень стены. Ему нужно было проползти чуть дальше, чтобы не наткнуться на стену, когда ветка согнется слишком сильно и ему придется прыгать вниз.

Внезапно Даниель понял, что зеленые кусты внизу – это заросли колючей ежевики!

– Ай! – пробормотал он. – Пожалуй, эту посадочную площадку трудно назвать идеальной!

Однако отступать было поздно.

Даниель прополз вперед, сколько смог, потом повис на руках и, наконец, разжал пальцы, попытавшись по мере сил повторить то движение, которое делают при приземлении парашютисты.

Он почувствовал, как множество острых шипов вонзилось в его тело сквозь джинсы и рубашку.

Артур уже полз по ветке. Затем он тоже спрыгнул и с трудом сдержал крик боли. Правой лодыжкой он ударился о какой-то твердый предмет и теперь не мог наступить на ногу.

– Кажется, у меня растяжение связок, – сказал он и попытался мужественно улыбнуться.

– А я похож на Гулливера, которого связали лилипуты, – признался Даниель. – Не знаю, сумею ли выбраться отсюда. Стоит мне отцепиться от одного шипа, как я сразу натыкаюсь на другой

В зарослях, где оказался мальчик, попадались не только молодые, зеленые и гибкие побеги, но и длинные сухие ветки, которые, перед тем как сломаться, впивались в его тело всеми своими шипами.

Теперь по ветке полз Мишель. Он заметил кусты ежевики и решил действовать осмотрительно.

Мальчик уже перебрался через гребень стены, когда услышал треск.

Он почувствовал толчок и еще сильнее вцепился в ветку, которая согнулась и легла на стену. Треск повторился, и ветка, не выдержав тяжести, сломалась. Мишель почувствовал, что падает, и закрыл лицо руками. Он тоже оказался в зарослях ежевики.

– Отличный ты придумал способ пробраться сюда! – проворчал Даниель. – Я тебе это припомню!

– Хорошо, только сначала нужно вылезти из этих кустов! – откликнулся Мишель.

– Не думаю, что смогу помочь вам, – вздохнул Артур. – Растяжение, похоже, сильное.

Друзья растерялись и какое-то время стояли неподвижно. Их положение не было критическим, но и приятным назвать его тоже было нельзя.

«Надеюсь, здесь нет собак», – подумал Мишель.

Медленно, с бесконечными предосторожностями Мишель и Даниель помогли освободиться Артуру. Потом принялись выбираться из зарослей сами, исцарапав при этом все руки.

Оказавшись на открытом месте, мальчики прежде всего вытащили шипы, впившиеся в их одежду. Артур разулся и ощупал распухшую лодыжку.

Мишель огляделся. За клумбами в парке давно никто не ухаживал, все кругом заросло высокой травой. Это было на руку мальчикам. Они могли ходить по парку, причем во всех направлениях, не будучи при этом заметны из дома.

Необходимо было решить, что делать с Артуром, который неожиданно оказался выведенным из строя. Было понятно, что, несмотря на все свое мужество, он сможет передвигаться только на одной ноге.

– Послушайте, не возитесь со мной, я как-нибудь сам справлюсь, – заявил он товарищам. – Мы не можем себе позволить напрасно терять время.

Мишель и Даниель, примирившись с неизбежностью, согласились на это предложение.

Перебегая от дерева к дереву, а местами и ползком двоюродные братья пробрались к ближайшей из двух пристроек.

Это было сооружение с толстыми кирпичными стенами. В задней его стене было всего одно маленькое окно.

– Мадам Дарель и Сесиль вряд ли содержатся здесь, – прошептал Мишель.

– Тем не менее нужно проверить, – ответил Даниель.

Он нагнулся, подставляя спину, и Мишель вскарабкался к окну. Один угол пыльного стекла был отбит, и через это отверстие мальчик заглянул внутрь. Пристройка была пуста. Он отчетливо видел полосы света на двери, расположенной напротив окна.

Вдруг в ноздри ему ударил непривычный запах. Мишелю понадобилось некоторое время, чтобы узнать его. Закончив осмотр, он спрыгнул на землю и сказал Даниелю:

– Похоже, там, внутри, табак. Но какой-то странный…

– Может, там у них тайник? – предположил тот.

– И все же это кажется мне очень подозрительным. Не исключено, что мы имеем дело с обыкновенными контрабандистами.

– Еще бы! Заброшенная клиника – идеальное место для тайного склада!

– Не говоря уже о том, что доктора Филлэна все отлично знают, в том числе и таможенники, поэтому он может ездить повсюду, не вызывая подозрений, – сказал Мишель. – Но я с трудом могу в это поверить!

– К тому же это никак не объясняет похищения мадам Дарель и ее дочери.

– Послушай… А если доктор ничего не знал о контрабандистах!

– Гм… Вряд ли. Кстати, ты ведь сам сказал, что его видели здесь в субботу вечером, когда ему следовало давно быть в Англии!

– Ладно! Не будем здесь задерживаться, – решил Мишель. – Главное – как можно скорее узнать, есть сейчас кто-нибудь в клинике или нет.

Это было легче сказать, чем сделать. В парке царила мертвая тишина, в которой было что-то тревожное.

Двоюродные братья пробрались в ту часть парка, откуда могли наблюдать за фасадом главного здания. По пути они заглянули во вторую пристройку. Она тоже оказалась пустой и, очевидно, использовалась как гараж.

Мальчики еще раз убедились в том, что Мишелю и без того было известно: все окна и двери фасада были закрыты.

– Это только в романах герои случайно обнаруживают приоткрытую дверь или сломанный ставень, – не без горечи заявил Мишель. – Здесь все, конечно, старое, однако прочное!

Две дорожки, разделенные декоративной клумбой овальной формы, шли от ворот к крыльцу дома.

Ступени крыльца опирались на свод, имевший в плане форму четверти круга.

– У нас есть только один путь: через дверь, – констатировал Мишель. – Знаешь, что я сейчас сделаю?

– Нет, но, надеюсь, скоро узнаю.

– В доме, судя по всему, кто-то есть, но не думаю, что этот человек все время наблюдает за парком.

– И что из того?

– Подойти к двери мы можем лишь по дорожке, в открытую. Я пойду первым. Ты пока останешься здесь. Если я доберусь до двери и ничего не произойдет, пойдешь ты!

– Скажи, ты заметил, что один из ставней приоткрыт? – спросил Даниель.

– Нет. Мне казалось, что только что все они были закрыты.

– А я думал, что он все время был приоткрыт… Будем надеяться, что за ним никто не прячется!

– Есть только один способ узнать это… Я иду!!

Мишель, пригнувшись, добежал до открытого! пространства. Потом выпрямился и небрежной походкой направился к крыльцу.

Видимость спокойствия стоила ему больших усилий. Когда он наконец добрался до фасада, сердце его бешено колотилось, а лоб был мокрым от пота.

Он махнул рукой Даниелю, и тот тоже вышел на дорожку. Через несколько секунд он догнал двоюродного брата. В доме было тихо.

– Теперь идем к двери, – решил Мишель. – Конечно, она окажется закрытой, но проверить все же стоит.

Поднимаясь на крыльцо, он обнаружил первые признаки того, что в клинике кто-то есть: хотя по краям ступени были покрыты слоем пыли, их середина была чистой.

Это свидетельствовало о том, что совсем недавно здесь кто-то прошел.

На самом крыльце были видны те же следы: не отдельные отпечатки, а настоящая тропинка, как если бы кто-нибудь постоянно ходил здесь туда и обратно. Верхняя часть дубовой двери была застеклена, причем толстое стекло закрывала железная решетка.

Мишель осторожно нажал на ручку. Заперто.

«Что ж, так я и предполагал, – подумал он. – Ладно, где-нибудь неподалеку должен быть вход в подвал».

Он повернулся к Даниелю, который ждал, стоя внизу, у крыльца.

– Эй, смотри! – позвал тот Мишеля. – Здесь какое-то окно без стекол!

– Да ну! Попробуем залезть?

– Гм… Любопытно… Фонарь у тебя с собой?

– Да…

Они полезли под крыльцо. Там, в небольшом углублении, действительно было отверстие – очень маленькое, но зато без стекол.

Мишель подобрался к нему, зажег фонарь и заглянул внутрь.

Сначала ему показалось, что стена в этом месте необычно толстая. Однако луч фонаря выхватил из темноты ряд заклепок, и мальчик понял, что ошибся. Перед ним был металлический кожух прямоугольного сечения, который изгибался недалеко от отверстия и был приблизительно такого же размера, что и оно.

– Знаешь, что это такое? – спросил Даниель.

– Нет. Но можно предположить, что это воздухозаборник системы отопления.

– Воздухозаборник? Значит, мы можем запросто залезть по нему внутрь?

– Не знаю. Сначала попробуем отыскать какой-нибудь другой вход.

Двоюродные братья разделились и обошли здание каждый со своей стороны.

Они обнаружили еще одну дверь, расположенную напротив первой, с задней стороны дома, третья дверь, судя по всему, вела на кухню или в какое-то другое служебное помещение. Все подвальные окна были забраны прочными и хорошо закрепленными решетками.

– Что ж, остается только воздухозаборник, – вздохнул Мишель, когда они с Даниелем снова встретились у крыльца.

– Не хотелось бы, однако, оказаться прямо в топке, – с улыбкой заметил его брат.

– Думаю, нам это не угрожает. Но мне показалось странным, что к кожуху подходят какие-то трубы. Они выглядят довольно новыми, хотя самому кожуху уже много лет… Я предлагаю посмотреть, нет ли там где-нибудь смотрового люка. В воздухозаборниках обычно устраивают что-нибудь в этом роде.

– Б-р-р! А если застрянешь внутри?

– Брось! Всегда можно будет выбраться назад, как только я замечу, что кожух начинает сужаться.

Сначала нужно было открыть окно. Это оказалось нелегким делом, потому что оно, судя по всему, уже давно не открывалось.

Мишель залез в кожух и, держа фонарь перед собой, пополз вперед.

Внутри все было покрыто слоем плотной, похожей на вату пыли. Мальчику она казалась отвратительной, и он старался не замечать ее.

Он испытывал тревогу, которая охватывает людей, попавших в замкнутое пространство, и называется клаустрофобией.

«Интересно, удастся мне найти выход?» – думал он.

Мишель с трудом продвигался вперед, потому что кожух был узким и ему все время приходилось держать руки перед собой. По мере продвижения он ощупывал внутреннюю поверхность кожуха. Неожиданно его рука наткнулась на что-то необычное. Мальчик удивленно замер и попытался поднять голову, чтобы разглядеть странный предмет.

XII

И в самом деле, ощущение было довольно странным. Мишель уже привык, что все внутри кожуха покрыто пылью. Однако поверхность, по которой он провел рукой, была шершавой.

Мальчик, сколько мог, поднял голову и направил луч фонаря на подозрительное место.

«Еще немного – и шейный остеохондроз мне обеспечен», – подумал он.

Однако его усилия не пропали даром. Шершавая поверхность, которую он нащупал, оказалась тонкой металлической сеткой. Мишель так и не понял, для чего она нужна, однако сразу же убедился, что ржавчина сделала свое дело и сетка рвется при малейшем усилии.

«Отлично! – сказал он себе. – Не исключено, что мне все-таки удастся выбраться из кожуха!»

Мальчик прополз еще немного вперед и выдавил проржавевшую сетку. После этого проскользнул в образовавшееся отверстие, вцепившись в его края.

Секунду он висел головой вниз. От пола его отделяло не больше двух метров. Стараясь двигаться как можно мягче, Мишель выскользнул из воздухозаборника, повис на руках, потом разжал пальцы и приземлился, чуть согнув ноги, на вымощенный кирпичом пол.

Первым его побуждением было вдохнуть полную грудь чистого воздуха. Потом он принялся отряхиваться.

«Безнадежно… Так просто мне от этой пыли не избавиться», – решил он наконец.

Мальчик пододвинул к отверстию в кожухе пустой ящик, забрался на него и достал фонарь, который оставил наверху, чтобы освободить себе руки.

После этого Мишель осмотрелся. Помещение, куда он попал, оказалось котельной. Здесь был внушительных размеров котел с топкой и трубами, выглядевший довольно новым. Мишель сразу понял, что ему удалось проникнуть в дом только потому, что хозяин решил сменить систему отопления. При этом ставший бесполезным кожух воздухозаборника оставили на месте, убрав лишь небольшую его часть.

«Если здесь кто-то и живет, то этим людям просто не приходит в голову, что к ним могут проникнуть таким путем», – подумал мальчик.

Осмотрев в свете фонаря свою одежду, он решил, что заплатил за вход немалую цену. Рубашка была изорвана шипами ежевики. Сюда следовало добавить царапины на руках, ногах и лице и пыль, которой он был покрыт с ног до головы. Короче, выглядел он устрашающе.

Немного успокоившись, Мишель снова встал на ящик, сунул голову в отверстие и позвал:

– Даниель!

– Я здесь!

– Лезь сюда! Я буду тебе помогать! Это не слишком трудно.

Через несколько минут, проделав тот же путь, что и двоюродный брат, из кожуха показался Даниель.

Мальчики пораженно смотрели друг на друга, изумляясь своему виду, потом тихо расхохотались.

– Ну и пугала мы с тобой! – заявил Даниель. Вдвоем они принялись исследовать то место, куда попали. Покинув котельную, мальчики торопливо осмотрели остальную часть подвала. Она не представляла никакого интереса, если не считать лестницы, которая, вероятно, вела на первый этаж.

Мишель и Даниель поднялись по ней.

Они очутились перед закрытой дверью и, с бесконечными предосторожностями открыв ее, попали в заброшенную кухню. Можно было догадаться, что когда-то здесь готовили пищу для довольно большого числа людей. Теперь же, несмотря на слой жира, которым была покрыта чугунная крышка плиты, на ней проступали пятна ржавчины.

По обеим сторонам двери, которая, как предположили мальчики, вела в парк, находились два окна, закрытые ставнями. Еще одна дверь была наполовину застеклена.

Мишель и Даниель подошли к ней, открыли и оказались в пустом коридоре. Плитка, которой был выложен пол, явно видала лучшие времена.

Мальчики добрались до холла. Сюда выходили три двери, запертые на ключ, и лестница, перегороженная решеткой из полированного дуба, на которой висел замок.

– Подняться на второй этаж, не взломав дверь, нельзя, – тихо сказал Мишель.

– Идти на взлом, не зная даже, действительно ли здесь логово фальшивомонетчиков… Это слишком, ты не находишь? – откликнулся Даниель.

– Я просто высказал свое мнение… Однако после всего, что мы сделали, было бы жаль отступить на полпути.

– Что ты собираешься предпринять? Согласись, нам просто не под силу взломать дверь или решетку!

– Ты прав, нужно придумать что-то еще. Мишель задумался. Ни на первом этаже, ни выше не было слышно ни звука. Но дубовая решетка, как показалось мальчику, свидетельствовала о присутствии в доме людей. Во всяком случае, осмотрев ее с помощью своего фонаря, он выяснил, что, в то время как в замочных скважинах дверей осело много пыли, на замке решетки ее не было.

Двоюродные братья вернулись в кухню. Они решили спуститься в подвал и поискать еще одну лестницу, которая бы вела в другую, не столь тщательно оберегаемую часть клиники. Неожиданно Мишель остановился.

– Так ты идешь? – нетерпеливо спросил Даниель.

– Погоди… Дай взглянуть…

Стоя в дверях, Даниель следил за тем, как его брат по очереди открывает двери стенных шкафов.

И вдруг Мишель, забыв об осторожности, издал торжествующий возглас.

– Иди-ка сюда! – вполголоса позвал он.

Даниель приблизился к одному из шкафов и обнаружил там весьма простое приспособление, о назначении которого догадаться было очень легко.

– Подъемник для подачи блюд в столовую!

– Вот именно… А я все ломал себе голову, что это за выступ в коридоре. Это мог быть либо большой шкаф, либо устройство вроде этого. Я решил было, что это потайная лестница… Но это было бы уж слишком хорошо!

– Ты думаешь, мы сможем воспользоваться этой штукой?

– Надеюсь… По крайней мере, нужно проверить, как она работает.

Подъемник, по сути, представлял собой небольшой примитивный лифт. Его движущаяся часть, состояла из двух расположенных на расстоянии, тридцати сантиметров друг от друга подносов. Они вставлялись в раму из стальных уголков, подвешенную на толстой веревке, которая шла вверх, к блоку, а потом спускалась вдоль внутренней стенки подъемника. Рядом с первой висела другая, значительно более тонкая веревка.

– Я как-то видел, как действует такое приспособление, – сказал Мишель. – Кажется, тонкая веревка служит для торможения или для подачи сигнала о том, что подносы подняты на нужную высоту.

– А чтобы их поднять или опустить, нужно потянуть за толстую веревку?

– Точно. Мне кажется, у нас появился шанс добраться до второго этажа. Если только веревка будет бесшумно перемещаться по блоку».

– Если этой штукой долго не пользовались, может скрипеть сам блок!

– Ладно, испытаем его без нагрузки.

Мишель взялся за толстую веревку и слегка потянул ее. Его старания ни к чему не привели: подъемник не сдвинулся ни на сантиметр. Даниель решил тоже попробовать – и с тем же результатом.

– Здесь есть секрет, которого мы не знаем, – пробормотал Мишель. – Подъемник как-то заблокирован.

– Дай-ка мне фонарь, – попросил Даниель. – Я посмотрю.

Он встал на бортик и, направив луч фонаря вверх, внимательно осмотрел темную шахту подъемника.

Мишель пристроился рядом, и мальчики разглядели блок и тормоз, приводимый в действие тонкой веревкой.

– Все очень просто! – воскликнул Мишель. – Нужно снять блок с тормоза и одновременно потянуть за веревку, поднимающую подносы.

Ребята так и сделали – и убедились, что не ошиблись. Рама с подносами поднялась на несколько сантиметров.

Они подняли ее еще выше. Никакого скрипа при этом слышно не было.

– Отлично! Начинаем! – скомандовал Мишель.

Он встал на верхний поднос, помогая Даниелю тянуть за толстую веревку.

Подъемник медленно скользил вдоль щедро смазанных направляющих. Мишель сохранял равновесие, порой опираясь о стены шахты. Скоро он добрался до верхнего шкафа, такого же, как внизу. Его двустворчатая дверь была закрыта на ключ, однако щеколда позволяла открыть одну из створок изнутри. Мишель приоткрыл ее и осмотрелся. Комната, которую он разглядел через щель, оказалась значительно меньше кухни.

Сколько он мог понять, она была пуста.

Тогда он распахнул двери подъемника и, поставив ногу на полку, установленную чуть ниже, начал медленно переносить на нее свою тяжесть, чтобы убедиться в ее прочности. Его осторожность оказалась вполне оправданной: полка не выдержала бы веса мальчика. Мишель опустил подносы и помог подняться Даниелю. Блок при этом даже не скрипнул, и это было вполне объяснимо: все металлические части подъемника были покрыты густой смазкой, припорошенной пылью.

Двоюродные братья оказались на втором этаже здания, в комнатке, которая в те времена, когда клиника действовала, использовалась для раздачи пищи.

– Скажи… Ты подумал об одной вещи? – тихим голосом спросил Даниель.

– Даже о нескольких.

– Что мы будем делать, если за нами погонятся? Лестница ведь перекрыта!

– Ты прав… Давай посмотрим, куда ведет эта дверь!

В комнатке было две двери. Одна, наполовину застекленная, сколько можно было видеть, вела в коридор. Другая дверь была деревянной, и за ней мальчики обнаружили лестницу. Однако им пришлось не без разочарования констатировать, что лестница эта вела наверх и, следовательно, по ней нельзя было спуститься ни на первый этаж, ни в подвал.

Мишель и Даниель решили подняться по ней и посмотреть, что находится над их головами.

Оказалось, что это большой чердак. Прямо над лестницей располагалась весьма странная дощатая будка, по форме напоминающая пирамиду. Пол чердака был покрыт толстым слоем пыли. В ноздри мальчикам ударил нежный, чуть горьковатый запах. Свет сюда проникал через три слуховых окна, затянутых паутиной.

Обойдя весь чердак, мальчики убедились, что спуститься с него можно только по лестнице. Несмотря на нехватку времени, они не могли не задержаться у старого граммофона с медным раструбом, стоявшего на столе рядом с кучей пластинок.

– Это мне напоминает блошиный рынок, – пробормотал Мишель.

– Да, но при необходимости здесь можно устроить отличный тайник!

Двоюродные братья обнаружили также кучу тряпок, мотки электрического и телефонного провода, пустые ящики и целую коллекцию аптекарских пузырьков.

– Что ж, – решил Мишель, – осмотрим до конца второй этаж.

Мальчики спустились по лестнице. Их охватило странное любопытство, какое иногда испытывают люди при посещении пустого, заброшенного дома.

Вернувшись в комнатку с подъемником, они на несколько секунд остановились.

– Все-таки забавно: мы не слышали здесь ни единого звука! – заметил Мишель.

– И не обнаружили следов присутствия людей, – добавил Даниель.

Тишина в сочетании с запущенностью дома рождала в мальчиках тревожное чувство, которое они тщетно пытались развеять. Тем не менее Мишель открыл застекленную дверь не без некоторого опасения. Он просунул в нее голову и увидел длинный коридор, облицованный синими и белыми кафельными плитками. С обеих сторон в него выходило множество дверей. В коридоре было несколько выступов, подобных тому, что образовывала на первом этаже шахта подъемника.

Мишель вернулся в комнату и сказал:

– Судя по всему, тайник фальшивомонетчиков мы обнаружим именно в этом коридоре. Поэтому нужно быть особенно осторожными.

Оставив на всякий случай застекленную дверь открытой, мальчики вышли в коридор.

В отличие от первого этажа, здесь двери не были заперты на ключ. По большей части за ними находились самые обычные больничные палаты. Некоторые из них сохранили остатки былой меблировки: металлические прикроватные столики, колченогие стулья.

Одна из комнат, расположенная напротив той самой лестницы, что была перекрыта дубовой решеткой, в прежние времена, вероятно, служила кабинетом медицинской сестры или врача. На ее стенах до сих пор висели графики лечебных процедур.

Все кругом, казалось, было проникнуто глубокой печалью, и братья чувствовали, как постепенно тает их боевой задор.

Они уже достигли последней трети коридора, когда их встревожил какой-то странный звук.

Как по команде, ребята бросились в ближайшую комнату, затаились и прислушались.

XIII

Звук прекратился, потом возобновился. Здесь он слышался менее отчетливо, чем из коридора.

Оправившись от неожиданности, двоюродные братья вернулись в коридор и убедились в том, что скрежет и постукивание доносятся из-за последней двери.

Порой они затихали на одну или две минуты, но затем начинались снова.

Мальчики были немного растеряны. Они спрашивали себя, что могут означать странные звуки. Может быть, их производили похитители, занимаясь какой-то работой?

А может быть, это мадам Дарель? Одна ли она – или за ней кто-нибудь наблюдает?

Заброшенность клиники, отсутствие людей, атмосфера нереальности в сочетании с необычным скрежетом и стуком производили угнетающее впечатление.

Стоя в коридоре, мальчики пришли к выводу, что не ошиблись. В одной из комнат действительно кто-то работал.

Нужно было отбросить все колебания и собственными глазами увидеть, что происходит. Мишель и Даниель медленно двигались по коридору от двери к двери, чтобы спрятаться в ближайшей комнате, если их застигнут врасплох.

Стена, замыкавшая коридор, была почти полностью занята книжными полками, и, что удивительно, на них все еще стояли книги.

Мальчики прочли названия некоторых из них. В большинстве это были детективы и второсортные романы. Невысокая ценность этих книг вполне объясняла тот факт, что во время переезда их оставили в клинике.

Братья медленно открыли левую дверь, замерли на несколько секунд… Ничего не произошло. Тогда они распахнули дверь настежь и удивленно замерли на пороге комнаты.

– Чувствуешь запах? – шепнул Мишель на ухо Даниелю.

В нос им ударил медвяный аромат светлого табака. Но изумление мальчиков объяснялось еще и тем, что комната не была пустой, как прочие. Правда, обстановка ее не отличалась оригинальностью: железная кровать, стол и стул. На столе лежала железная крышка от какой-то коробки, полная сигаретных окурков со следами губной помады.

После довольно длинной паузы звук возобновился, и ребята вздрогнули, потому что на этот раз не могло быть никаких сомнений: он доносился из-за перегородки.

Там была единственная комната, где мальчики до сих пор не побывали. Именно там находился человек, производивший эти странные металлические звуки.

– Горячо! – прошептал Даниель.

Мишель размышлял. Его удивила одна деталь: на кровати не лежало никаких постельных принадлежностей, однако в комнате не было шкафа. Это могло означать только одно: некоторое время ее использовали в качестве тюремной камеры, а потом пленницу перевели в другое место.

Оставалось предпринять только один шаг, самый важный и одновременно самый опасный из всех, что пришлось сделать мальчикам с тех пор, как они пробрались в клинику. На этот раз они были уверены: хотя с первого взгляда дом казался пустым, в нем кто-то находился, и этот человек занимался необычной работой… Вот его-то и нужно было обнаружить!

Но открыть дверь соседней комнаты значило, по всей вероятности, наткнуться на сторожа, о котором ребятам рассказывал крестьянин. И в том случае, если бы мальчикам удалось ускользнуть, они непременно спугнули бы преступников,

Внезапно Мишелю в голову пришла интересная мысль.

Он заметил, что в верхней филенке двери есть маленькое окошечко. Когда-то оно позволяло санитарам наблюдать за больными, не тревожа их. Хотя подобные окошки мальчик видел и на других дверях, он не придавал этому значения, потому что ни одна из них не была заперта на ключ.

Сделав Даниелю знак, чтобы тот не шумел, Мишель осторожно повернул задвижку и открыл окошко последней двери.

Он задержал дыхание и отважился заглянуть внутрь. Как и все другие, комната была погружена в полумрак, потому что ее ставни были закрыты.

Она оказалась пустой… И тем не менее постукивание и скрежет доносились именно из нее.

Мишель закрыл окошко и увлек Даниеля в комнату, которую они только что покинули.

– Здесь может быть только одно объяснение, – сказал он. – В комнате должен быть альков, именно поэтому она больше, чем другие, выдается в коридор…

Он вновь вернулся к двери, из-за которой доносился странный звук, осторожно повернул ручку и миллиметр за миллиметром открыл створку.

Скоро щель оказалась достаточно широкой, чтобы он мог просунуть в нее голову. Мальчик так и сделал – и не поверил собственным глазам.

XIV

Даниель стоял сзади, чтобы в случае необходимости прийти на помощь двоюродному брату. Неподвижность и молчание Мишеля встревожили его.

Тот в конце концов вошел в комнату, и Даниель смог наконец сам заглянуть в нее… Но там и в самом деле ничего не оказалось! В комнате был альков, но звуки доносились из-за перегородки, то есть, в сущности, из смежной комнаты, той самой, где находились кровать, стол и железная крышка с окурками.

– Так и в привидения поверить недолго! – пробормотал Даниель.

– Разве что стучат на первом этаже, а благодаря причудам акустики нам кажется, что это происходит здесь.

Мальчики задумались, потом Мишель измерил вытянутой рукой глубину алькова.

– Что ты делаешь? – осведомился Даниель.

– Мне пришла в голову мысль. Может, и глупая, но проверить все равно нужно.

Через коридор Мишель прошел в соседнюю комнату и там тоже измерил глубину алькова.

– Все правильно, – пробормотал он. – Между ними остается свободное пространство, метра полтора… Именно там кто-то дергает за металлические рычаги.

– Правда?… Потрясающе! – прошептал Даниель. – А как туда попасть?

– Как?… Может, по лестнице с первого этажа…

– Черт возьми!… Придется снова залезать в подъемник?

– Может, и нет…

Мишель вышел в коридор и принялся внимательно осматривать книжные полки. Они были сделаны из еловых досок, покрашенных морилкой. Особенно тщательно мальчик изучил ту часть полок, которая прилегала к стене.

– Думаешь, здесь есть секретная дверь? – шепотом спросил Даниель.

– Не похоже…

И в самом деле, между полками и стеной не было никакой щели, которая позволила бы предположить, что это достаточно тяжелое сооружение может перемещаться. Более того, способ крепления полок – они держались на двух костылях, прочно вбитых в стену, – исключал их передвижение.

Звук возобновился. На какое-то время Мишель пал духом, но теперь продолжил поиски. Он переставлял книги, осматривая каждую полку, и тем не менее не обнаружил ничего необычного.

Мальчик хотел уже прекратить поиски, когда в глаза ему бросилась любопытная деталь.

Уж очень странно были собраны эти полки. Можно было предположить, что верхняя доска, лежащая на вертикальных стойках, скреплена с ними. Однако ничего подобного не было. Мишель обнаружил в верхней части сначала левой, а потом симметричной ей правой половины полок образующую плавный изгиб щель, которая была не видна, когда книги стояли на полке.

То же, что мальчик принял за уголок крепления, оказалось на самом деле фиксатором для книг.

Такие же щели Мишель заметил и на других горизонтальных досках. Это доказывало, что внутренняя часть полок могла поворачиваться на оси, расположенной где-то сзади. Когда дверь открывалась, книги по краям оказывались без боковой опоры, поскольку стойки, закрепленные на стене, оставались неподвижными. Книги обязательно упали бы, если бы их не удерживали фиксаторы.

Мальчик стоял молча, пораженный своим открытием… Он вспомнил о докторе Филлэне. Можно ли было предположить, что тот ничего не знал о существовании тайника?!

В двух словах Мишель объяснил двоюродному брату, что обнаружил.

Мальчики попытались повернуть полку, однако их попытка не увенчалась успехом…

В этот момент до их ушей донеслось близкое урчание автомобильного двигателя!

Не было никакого сомнения в том, что машина едет по парку. Потом шум мотора смолк.

– Гм! Нам лучше спрятаться, – пробормотал Мишель. – Не думаю, что те, кто приехал, очень нам обрадуются.

Ребята вернулись в комнату с подъемником, будучи в полной уверенности, что приехавшие используют какой-нибудь другой путь для подъема на второй этаж.

Хлопнула входная дверь, раздались шаги на лестнице. Затем их звук гулко разнесся по пустому коридору. Приехавших было по крайней мере двое.

Мишель осторожно выглянул из-за двери и замер в изумлении, спрашивая себя, не стал ли он жертвой галлюцинации. Он увидел мужчину и женщину… Мушкетера и маркизу!

– Невероятно! – пробормотал он.

Даниель тоже посмотрел вслед паре в маскарадных костюмах, направляющейся в конец коридора.

И тут мальчики услышали звук, который заставил их вздрогнуть. Тележка подъемника двинулась вниз! Она еле слышно скользила по направляющим, однако в доме было так тихо, что этот звук показался ребятам громче выстрела.

– Есть там кто-нибудь? – крикнул кто-то снизу.

Двоюродные братья переглянулись. На мгновение они решили, что это Артур… Но сразу отказались от этого предположения. Они бросились к лестнице, ведущей на чердак. Мальчики понимали: мужчина на первом этаже крикнул только потому, что они оставили открытыми двери шкафа на кухне, а тележка подъемника оказалась на первом.

– Мы сделали ошибку, – прошептал Мишель. – Нужно было оставить все как было!

Ребята уселись на нижних ступеньках лестницы и прикрыли дверь, оставив лишь узкую щель.

Они успели как раз вовремя, потому что в коридоре раздался топот и появился мушкетер. Вслед за ним прибежала маркиза, в руке у которой был маленький пистолет.

– В чем дело, Альфред? – спросила она.

– Не знаю, – ответил мушкетер. – Кто-то кричал. Наверно, это Констан. Вечно с этим болваном что-то случается!

Маркиза наклонилась над шахтой подъемника и громко сказала:

– Это вы кричали, Констан?

Ответом ей были поспешные шаги в коридоре. В комнатку ворвался еще один мужчина. На нем был синий рабочий комбинезон.

– Здесь кто-то есть! – заявил он. – Кто-то пользовался подъемником. Я видел следы!

– Не кричите так, Констан! – оборвала его маркиза. – Вы сами не знаете, что говорите. Как кто-то мог сюда войти? Все двери и ставни закрыты, я сама проверяла их ночью!

Сторож – а это, судя по всему, был именно он – пробормотал что-то неразборчивое, а потом рявкнул:

– Проверяли, не проверяли… Говорю вам, здесь кто-то есть! Уж я-то знаю, как тут все было! Его уверенность подействовала на маркизу.

– Ну хорошо, сейчас мы все проверим. Альфред, осмотри комнаты, пусть тебе поможет Констан. А я займусь… Ты знаешь чем.

Мишель и Даниель услышали удаляющиеся шаги.

Мишель смотрел вслед маркизе и удивлялся ее походке. Казалось, она надела слишком узкие туфли и теперь у нее болят ноги.

Человека в костюме мушкетера он увидел лишь мельком, однако был почти уверен, что это тот самый «дядя», который приезжал за пакетом на виллу.

– Что будем делать? – прошептал Даниель. – Поднимемся на чердак?

Мишель ответил не сразу. Он думал о том, что, никого не обнаружив в комнатах, фальшивомонетчики обязательно поднимутся наверх. Конечно, на чердаке было где спрятаться, но забраться туда значило отрезать себе путь к бегству.

– Нет, – сказал он в конце концов. – Второй раз обыскивать комнаты они не станут. Если в коридоре никого нет, попробуем туда пробраться. А чердак они тоже могут осмотреть…

Двоюродные братья проворно выбрались из своего укрытия, закрыли одну дверь и подкрались к другой, той, что вела в коридор. Мишель рискнул заглянуть сквозь стекло.

Маркиза суетилась возле книжных полок. Мужчины вышли из одной комнаты и вошли в следующую.

– Дождемся, когда они снова скроются, и перебежим в комнату, что напротив! – тихо сказал Мишель.

В этот момент он заметил, что один из его шнурков развязался, и наклонился, чтобы снова завязать его. Даниель, который сразу же занял его место у двери, прошептал:

– Я пошел! Догоняй!

И бросился в коридор.

Мишель выпрямился, готовый кинуться вслед за ним, как вдруг услышал сначала сильный удар, а потом крик:

– Вот он!… Эй, ты! Руки вверх!

Мальчик сразу понял, что произошло. Обыскав комнату, мужчины сразу закрывали ее на ключ. Даниель же, полагая, что легко откроет дверь, с разбегу налетел на нее, и его сразу заметили.

Мишель больше не видел двоюродного брата и понял, что тот идет навстречу преступникам, стараясь отвлечь их внимание от комнатки с подъемником.

Какое-то время мальчик колебался, не зная, должен ли он броситься в коридор и попытаться помочь Даниелю.

Но это ни к чему бы не привело. Их противники были вооружены… Если бы Мишель тоже оказался в ловушке, пришлось бы расстаться со всякой надеждой на победу над преступниками.

Мальчик вернулся на лестницу, ведущую на чердак. Его охватила глухая ярость. Ему снова пришлось сдержать себя, чтобы не кинуться на помощь Даниелю.

Он закрыл за собой дверь, Еще немного – и было бы слишком поздно! До него донеслись шум и злобные крики мужчин, которые набросились на его двоюродного брата.

Мишель проворно поднялся на чердак и попытался придумать, что предпринять в ответ на этот удар судьбы. Он надеялся, что фальшивомонетчики слишком заняты, чтобы сразу же приняться за обыск чердака.

Мальчик спрятался за грудой ящиков, чувствуя, как разрастаются в нем ярость и разочарование. Однако он был уверен, что эти чувства еще больше подстегнут его изобретательность.

Его положение было отнюдь не блестящим. Хотя, в отличие от Даниеля, ему удалось пока не попасть в лапы Альфреда и Констана, он теперь не видел, что происходит на втором этаже, и был лишен возможности влиять на события.

«Мне нужно напасть на них, – думал он. – Но только как? – Мишель осмотрелся, – После поимки Даниеля хотя бы один из этих типов должен оставаться рядом с ним… Это самое подходящее время для отвлекающего маневра…»

Вдруг внимание мальчика привлек блеск металла. Его сердце сильно забилось.

«Превосходно! – сказал он себе. – Потрясающее решение! Берегитесь, господа! Сейчас мы повеселимся…»

Мишель выбрался из укрытия. Он твердо решил, что не позволит противникам одержать победу.

XV

Мальчик подошел к столу, на котором был установлен граммофон. Блеск его медного раструба и подал ему удачную мысль. В стопке пластинок он выбрал ту, на которой были записаны военные марши в исполнении духового оркестра. Он положил ее на пыльный диск граммофона и завел пружину.

«Мне повезло, что ручка оказалась на месте», – сказал он себе.

Потом мальчик проверил, хорошо ли головка с иглой закреплена на рычаге звукоснимателя, который показался ему огромным по сравнению со звукоснимателями современных проигрывателей.

Приманка была готова. Оставалось поставить капкан.

Мишель принялся торопливо рыться в вещах, сваленных на полу чердака, В конце концов он нашел то, что ему было нужно: куски тонкой веревки, которые когда-то использовались в качестве шнурков для занавесок.

Одну из веревок Мишель натянул поперек двери, на высоте приблизительно в двадцать сантиметров. Один из ее концов он привязал к деревянному штырю, торчавшему из стойки, а другой – к колченогому стулу, который подпер двумя ящиками.

Потом с удовлетворением посмотрел на творение своих рук.

«Должно сработать», – решил мальчик.

Он снял диск граммофона со стопера и увеличил скорость его вращения, чтобы сделать звук еще более пронзительным. Затем, с замиранием сердца думая о том, что должно произойти, опустил иглу на пластинку.

Сначала раздалось потрескивание, потом заиграла музыка. Звучание было таким громким, что Мишель едва не подскочил, хотя ожидал чего-то в этом роде.

Он вернулся к двери, приготовил еще несколько веревок и замер в ожидании.

Из раструба граммофона неслись звуки бравурного марша, однако ритм наводил на мысль о какой-то дьявольской скачке.

Ожидание было невыносимым. Мишель понимал, какому риску подвергается. Он мог не услышать шаги противника. К тому же если бы тот осторожно поднялся на чердак – а у него были на то все основания, – то вполне мог избежать ловушки…

Мальчик старался не терять хладнокровия.

Бежали секунды. Мишель стал опасаться, что пластинка закончится слишком рано.

И тут события стали развиваться со стремительной скоростью. От сильного рывка вздрогнули ящики и стул, чья-то фигура в синем комбинезоне пролетела вперед и тяжело ударилась о пол.

Мишель бросился на Констана, который от удара потерял сознание, и быстро связал его лодыжки.

Мальчик непрерывно оглядывался, боясь, что на лестнице покажутся Альфред и маркиза. Но расчет его оказался верным: Альфред не мог отойти от Даниеля…

Мишелю хватило двух минут, чтобы крепко связать руки Констана, дотащить его неподвижное тело до груды тряпья и загородить пустыми ящиками. Он отдавал себе отчет в ненадежности такого тайника, но был уверен, что это поможет ему выиграть время.

Затем Мишель скатился по лестнице, дверь на которую оставалась открытой, остановился на мгновение, убедился, что в маленькой комнатке никого нет, и залез в шахту подъемника. Он схватился за веревку и скользнул по ней вниз, чуть не содрав кожу с ладоней.

Мальчик оказался на кухне и хотел было спуститься в подвал, но передумал. Вместо этого он бросился по коридору к входной двери, которая оказалась открытой. Войдя в дом, преступники еще не знали, что там есть кто-то чужой, и к тому же слишком торопились, поэтому не стали запирать ее на ключ.

Мишель выскочил в парк и увидел черный «фиат», на ветровом стекле которого была прикреплена эмблема с изображением кадуцея. Мальчик открыл капот машины и отсоединил провода зажигания. Потом, чтобы еще больше вывести из себя маркизу и мушкетера, он нажал на гудок и заклинил его найденной в салоне автомобиля спичкой. После стоявшей в парке тишины гудок показался ему особенно пронзительным.

Проделав это, Мишель бросился под прикрытие деревьев и добрался до того места, где Мартина, которой тоже удалось перелезть через стену, перевязывала ногу Артуру. Мальчик чувствовал себя значительно лучше и уже мог ходить.

С трудом переведя дыхание, Мишель рассказал друзьям о том, что произошло.

– И что нам теперь делать? – спросила Мартина.

Мишель посмотрел на сухие ветки ежевики, и в голову ему пришла отличная мысль.

– У тебя есть спички, Артур?

– Да. А в чем дело?

– Проделаем еще один отвлекающий маневр. Подожжем эти кусты… Наши противники наверняка станут их тушить, если, конечно, не захотят, чтобы сюда сбежались все крестьяне с окрестных ферм.

– Хорошая идея. А что потом?

– Там будет видно… Сначала нужно освободить Даниеля. У маркизы есть оружие. И у остальных, вполне возможно, тоже.

Артур быстро поджег заросли ежевики, и друзья скрылись среди деревьев. Тем временем автомобильный гудок не замирал ни на мгновение.

– Наверно, они обыскивают чердак, – решил Мишель. – Сначала они должны выяснить, кто включил граммофон.

– Сомневаюсь, что они думают, будто ты все еще наверху, – возразил Артур. – Ведь должен был кто-нибудь нажать на клаксон!

– Ты вывел их из себя, – сказала Мартина.

– Я очень на это рассчитываю. Надеюсь, они совершат какую-нибудь ошибку.

Пробираясь вдоль стены, огораживавшей парк, друзья оказались на таком месте, откуда им был виден беспрерывно сигналящий черный «фиат».

– Послушайте, – сказал Мишель. – Мы должны пойти ва-банк. Преступники обязательно выйдут из дома, чтобы посмотреть, что происходит, и прекратить этот вой. Мы спрячемся под крыльцо, дождемся, пока они появятся, и ворвемся в дом. Договорились?

Все трое бросились к крыльцу и забились под него. Мишель показал друзьям путь, по которому они с Даниелем проникли в здание клиники.

– Почему бы нам снова не воспользоваться этим способом? – предложила Мартина.

– Потому что, ползя по кожуху, мы станем слишком уязвимыми, – ответил ей Мишель.

– Я все время думаю, что сейчас с Даниелем, – вздохнул Артур.

– Я тоже, – откликнулся Мишель.

Дверь клиники резко распахнулась, и кто-то сбежал по ступенькам крыльца. Друзья затаили дыхание. Толченый кирпич, которым была посыпана дорожка, заскрипел под тяжелыми шагами.

Мишель выглянул из-под крыльца и увидел, как мушкетер открывает дверь машины и отключает сигнал.

– Артур, Мартина, скорее! Сейчас мы от него избавимся!

Друзья стремительно бросились вверх по ступенькам и влетели в коридор. Мишель бесшумно закрыл дверь и повернул ключ в замке.

– Теперь он нам не помешает, – прошептал он. – Пойдемте, самое трудное еще впереди. Ты, Мартина, следи за тем, что делает Альфред.

– Альфред?!

– Так зовут этого типа в мушкетерском костюме.

– Ты думаешь, что…

Но Мишель и Артур были уже далеко.

Они прошли через дверь в дубовой решетке и начали подниматься по лестнице. Царившая в клинике тишина удивляла и одновременно подавляла их.

Мишель дотронулся до руки Артура.

– Когда мы выйдем в коридор, нужно будет соблюдать крайнюю осторожность. Это будет самый сложный момент. Предоставь все мне, я уже знаком с расположением комнат.

Мальчики добрались до лестничной площадки.

Мишель сделал товарищу знак, чтобы тот оставался на месте, а сам выглянул в коридор.

Он увидел, что книжная полка повернута вокруг оси, открывая проход в небольшой темный чулан, всю обстановку которого составляет металлическая кровать. В комнате стояла маркиза и что-то говорила, сопровождая свою речь жестами. Кому именно – понять было невозможно.

Мишелю не потребовалось много времени, чтобы принять решение. Он махнул Артуру рукой, приглашая следовать за собой. Стараясь бежать на цыпочках, но при этом так быстро, как только могли, друзья кинулись к чулану. Маркиза была слишком поглощена собственной речью и не услышала их шагов. Мишель, ни на секунду не забывавший о том, что она вооружена, схватил ее за правую руку, тогда как Артур вцепился в левую. При этом они обнаружили, что на кровати лежит связанная Сесиль Дарель.

От изумления маркиза выпустила из рук пистолет, который упал на пол.

– Ко мне! – крикнула она. – На помощь!

Однако Артур, не выпуская руку маркизы, ладонью заткнул ей рот. Женщина отбивалась изо всех сил. Мишель понял, почему ее походка показалась ему такой странной: туфли маркизы были на такой толстой подошве, что их можно было принять за котурны. Женщина явно хотела казаться выше, чем была на самом деле. Парик ее съехал набок, открыв темные волосы, маска сдвинулась на подбородок.

– Мадам Кавай! – воскликнула Сесиль Дарель. – Это вы!

Вместо ответа маркиза завопила от ярости, пытаясь вырваться.

Мишелю удалось, держа мадам Кавай за руки, вытащить шнурки из своих кедов. С помощью Артура он связал женщину. Ее лицо было так перекошено от злости, что на нее было неприятно смотреть.

Теперь Артур мог и один удерживать ее. Мишель же поспешил снять с Сесиль смирительную рубашку.

– Мама… Где мама? – спрашивала девушка. – Вы нашли ее?

В голосе ее была такая тревога, что Мишель не решился ответить. Мадам Кавай усмехнулась. В это время вновь раздался звук, так сильно заинтриговавший Мишеля, когда тот рассматривал книжные полки.

Сейчас он, без сомнения, исходил из соседней комнаты, той самой, где стояли кровать, стол и стул.

Мишель бросился туда. Сесиль Дарель в безумной надежде обнаружить там свою мать хотела побежать следом, но тело ее одеревенело за долгие часы неподвижности, и девушка со стоном упала на кровать.

XVI

Увидев Даниеля в смирительной рубашке, Мишель остановился на пороге комнаты. Его двоюродный брат лежал на кровати без матраса, а странный звук, как оказалось, производили пластины металлической сетки. Сесиль, вероятно, так же ерзала в кровати, пытаясь привлечь к себе внимание или просто в знак протеста. Во рту у Даниеля был кляп.

В один миг Мишель освободил брата.

– Уф! – воскликнул тот. – Когда на тебя надевают эту штуку, испытываешь очень странное ощущение! Ты нашел Сесиль?

– Да… И у нас есть пленница, претендующая на ее место. Это мадам Кавай, секретарша доктора Филлэна.

– Не может быть!

Мишель увлек Даниеля в коридор. Артур с трудом удерживал мадам Кавай, которая не желала признавать поражения и продолжала отбиваться с неукротимой энергией.

– Сесиль! Значит, они вас тоже скрутили?! – воскликнул Даниель.

– Да… И под моей кроватью лежали еще две или три смирительные рубашки! Похоже, мадам Кавай все предусмотрела!

Девочка с трудом поднялась и, опираясь на плечо Даниеля, подошла к секретарше своего крестного.

– Где моя мать? – спросила она голосом, дрожащим от тревоги.

Мадам Кавай снова усмехнулась.

– Вы все равно не успеете найти ее! Я приняла кое-какие меры предосторожности… Сегодня я не стала делать ей укол, чтобы приготовиться к таким случайностям, как эта! Или вы отпустите меня, пообещав никому не говорить о том, что произошло, или мадам Дарель умрет. И не считайте, что вы умнее всех!

– Это неправда! Неправда! – закричала Сесиль.

На лице ее застыло выражение боли и страха.

– А это мы еще увидим! Без меня вы ничего не сможете сделать! Даже если меня арестуют, вы не сумеете ничему помешать! Все-таки я вас перехитрила!

На мгновение Мишель испытал неловкость за мадам Кавай. Тот способ, каким она пыталась доказать свое превосходство, был следствием безумной гордыни, характерной для всех преступников, которые бывают так уверены в своем уме, что считают, будто могут безнаказанно бросать вызов законам.

Он хотел вмешаться, убедить мадам Кавай пересмотреть решение, но в это время сверху послышались глухие удары, заставившие всех вздрогнуть.

Мишель сразу понял, в чем дело. Констану удалось сползти с кучи тряпья, и теперь он пытался привлечь к себе внимание сообщников.

– Еще и этот! – прорычала мадам Кавай. Судя по всему, она глубоко презирала сторожа.

– Хорошенько следите за госпожой маркизой, – посоветовал Мишель друзьям. – Я скоро вернусь.

Он пробежал по коридору, в рекордное время взлетел вверх по лестнице и действительно обнаружил Констана, который извивался, как червяк, и стучал по полу чердака связанными ногами, поднимая облака пыли.

Когда Мишель осветил его лицо фонарем, сторож немного успокоился. Мальчик вытащил у него изо рта кляп.

Констан глубоко вздохнул.

– Я знал, что это кончится плохо! – запричитал он. – Я не хотел…

Он выпаливал слова, как из пулемета. Было видно, что он всегда говорит быстро.

– Пока речь шла о табаке, о контрабанде, я ничего не имел против. Но похищать мать и дочь, а потом печатать фальшивые деньги… На это я не был согласен. Я бы отказался, если бы мог. Развяжите меня наконец! Я не убегу, честное слово! У меня все затекло – и ноги, и руки… Вы слишком туго меня связали!

– Почему вы говорите, что отказались бы, если бы могли? – спросил Мишель так сурово, как только сумел.

Прежде чем ответить, сторож сделал паузу.

– Подумаешь! Мелкий грешок!… Как-то я переходил границу и ранил таможенника. Мне удалось тогда уйти, но оказалось, что есть свидетель.

– Альфред?

– Да…

– А мадам Кавай утверждает, что именно вам пришла в голову мысль похитить мадам Дарель и ее дочь… Вы сами отвезли мадам Дарель в тайник, где она находится до сих пор!

Мишель чувствовал, как сильно бьется его сердце. Конечно, его хитрость была шита белыми нитками. Мальчик говорил, повинуясь инстинкту и пользуясь растерянностью Констана, который частичными признаниями поставил себя в невыгодное положение.

Сторож не отвечал, и Мишель начал тревожиться. Оказалось однако, что Констан просто едва не задохнулся от возмущения.

– Я?! – завопил он наконец. – Она лжет! Лжет!… Это все она! Только она! Альфред тоже не хотел в этом участвовать!…

– Где мадам Дарель? Положение очень серьезное. Если ей срочно не сделать укол, она может умереть. Тогда вы станете соучастником убийства! Говорите, быстро!

– Но… Но ведь… Она же у мадам Кавай! Мы только что оттуда…

– Где это?

– Я вам покажу… Сейчас же… Это совсем недалеко!

Мишель задумался. Ему показалось, что Констану отчасти можно доверять. Однако не изменит ли он поведение, если его развязать? Может быть, он солгал? Сделал вид, что признается, только для того, чтобы вызвать интерес Мишеля и заставить развязать себя? Сначала нужно было убедиться в том, что сторож сказал правду.

– Подождите минутку, я сейчас приду, – сказал мальчик.

– Нет, только не это!… Не оставляйте меня здесь! Не оставляйте!…

Игнорируя мольбы Констана, Мишель спустился на второй этаж.

– Ну что? – накинулась на него Сесиль.

– Констан заговорил… Мадам Дарель находится в доме этой дамы. Кажется, это в двух шагах отсюда.

Приступ ярости мадам Кавай был таким сильным, что Артур не сумел удержать ее. Даниель и Мишель вынуждены были прийти ему на помощь, чтобы обеспечить относительное спокойствие пленницы.

– Он лжет! Лжет! – прошипела женщина. – Говорю вам, он лжет!

– Ваша реакция свидетельствует об обратном, мадам, – ответил Мишель. – Сесиль, теперь вы можете ничего не бояться. Мы немедленно отправимся на помощь вашей матери. Констан покажет нам дорогу!

Но сначала нужно было решить, что делать с мадам Кавай. «Фиат» был недостаточно велик, чтобы вместить всех. А ведь нужно было взять с собой Констана…

Взгляд Мишеля упал на смирительные рубашки, и это подсказало ему решение.

– Что ж, око за око, зуб за зуб, – сказал он. – Мы облачим нашу пленницу в одно из этих одеяний, которые она приберегала для других, а чуть позже попросим жандармов проведать ее…

Мадам Кавай встретила это решение потоком проклятий, изрыгаемых голосом, в котором, казалось, не осталось ничего женского. Она поняла, что окончательно побеждена.

Через десять минут она лежала в смирительной рубашке на кровати, привязанная к обеим спинкам. После этого мальчики отправились на поиски Альфреда Кавая и проделали с ним то же, что и с его сестрой.

Потом Констану представилась возможность сдержать обещание. Артур починил зажигание и сел за руль «фиата».

– Я не умею водить машину, – признался Констан.

Сесиль и Мартина уселись позади. Мишель и Даниель, которым сторож объяснил, где находится дом семьи Кавай, отправились туда на мопедах, прихватив машины своих друзей.

Мадам Дарель лежала на кровати, чувствуя первые признаки недомогания, вызванного отсутствием лекарства. Сесиль нашла в шкафу инсулин, прокипятила шприц и сама сделала столь необходимый матери укол.

Тем временем Мишель позвонил жандармам и сообщил, что в клинике «Бель-Эр» находятся два преступника.

После укола мадам Дарель почувствовала себя достаточно хорошо, чтобы отправиться в клинику для опознания своих похитителей.

Когда «фиат» въехал в парк, жандармов еще не было.

– Этот дом пробуждает во мне столько воспоминаний! – вздохнула мадам Дарель. – Во время войны Жерар… я хочу сказать, доктор Филлэн устроил этот тайник, чтобы прятать там подпольщиков, выхаживать раненых. Гестаповцы так и не догадались о его существовании. Там был небольшой печатный станок, на нем печатали листовки… Бедный Жерар! Он даже не подозревал о том, каким образом мадам Кавай использует все это!

Артур отправился к зарослям ежевики, убедился, что огонь погас, и догнал друзей в коридоре первого этажа.

Мадам Дарель отвечала на вопросы Мишеля.

– Нет, Констан ошибся. Меня похитили не для того, чтобы наладить печатание фальшивых денег. Мадам Кавай и ее брат хотели получить по фальшивому билету главный приз лотереи – миллион франков. Им было известно, что я долго работала в компании, которая занимается проведением Национальной лотереи. Они собирались заставить меня изготовить клише лотерейного билета. В сущности, для меня это нетрудно, я знаю также, как нанести на бумагу водяные знаки. Сразу после тиража, как только выигрышный номер объявили бы по радио, они напечатали бы его на билете. После этого оставалось провести весьма деликатную, но несложную для меня операцию. Дело в том, что каждый билет имеет не только номер, но и серию. Она помечается также на корешке квитанции, которая хранится в компании. Мне было бы достаточно на несколько минут зайти к людям, вместе с которыми я работала еще два месяца назад, полистать квитанции и узнать номер серии выигрышного билета, а потом нанести его на билет, напечатанный мной.

– А как же быть с тем человеком, который действительно выиграл главный приз? – спросил Мишель.

– Риск, конечно, был, но очень небольшой. Крупные выигрыши выдаются только в Париже. Лишь через четыре дня после тиража владелец выигрышного билета может явиться в компанию по проведению Национальной лотереи и получить там чек на предъявителя. Но очень часто крупные выигрыши достаются не частным лицам, а компаниям, которые занимаются распространением билетов. Сначала они сами выплачивают выигрыши тем, кто приобрел билеты у них, а потом – как правило, только через несколько дней – представляют все выигрышные билеты в главную компанию. Если бы ровно в девять часов утра четвертого после тиража дня мадам Кавай явилась за получением выигрыша, у нее было бы очень мало шансов столкнуться с владельцем подлинного билета. Через четверть часа, после обычной в таких случаях проверки, она бы уже получила чек, даже не называя своего имени. Ведь владельцы выигрышных билетов называют свое имя только тогда, когда хотят принять участие в рекламе компании. В этих случаях представители компании заявляют в прессе, что мсье или мадам такие-то получили такую-то сумму… Еще через десять минут мадам Кавай была бы у старшего казначея департамента Сена, и тот вручил бы ей миллион франков. Сколько я могла понять из разговора между мадам Кавай и ее братом, они собирались в тот же день отправиться самолетом в Южную Америку.

– И вы ничего не могли сделать, чтобы помешать им получить деньги? – спросила Мартина. Мадам Дарель вздохнула.

– Я думала о том, чтобы нарочно допустить какую-нибудь неточность… Чтобы сотрудники компании во время проверки заподозрили подделку… Но ведь в руках мадам Кавай и ее сообщников была Сесиль. Должна признаться, что главным для меня было сохранить жизнь дочери… Если бы не вы, замысел преступников увенчался бы успехом.

Конец объяснениям мадам Дарель положил приезд жандармов.

ЭПИЛОГ

Вернувшись из Лондона, доктор Филлэн собрал у себя дома всех участников этой истории. Всех, кроме мадам Кавай, которой была предоставлена возможность поразмышлять, сидя в тюрьме, об отрицательной стороне незаконных способов получения денег…

– Моя секретарша давно уже занималась темными делами, – сказал доктор. – Это ее я попросил продать мой старый «фиат», когда пять лет назад решил заменить его и купить новую машину такой же модели. Она оставила его у себя, сохранив старый номерной знак. Ее брат использовал этот автомобиль для контрабанды. Когда он наклеивал фальшивые усы, то становился похож на меня, так что ошибку крестьян, живущих неподалеку от клиники, легко объяснить. Но, конечно, он не знал их, как я, и не мог поговорить с каждым о его семье.

– Из мадам Кавай могла бы получиться отличная артистка! – заявил Артур. – Как она сыграла роль консьержки!

– Вы правы. К тому же она все хорошо продумала. Назначила Сесиль встречу в моем доме, удалив ее тем самым из квартиры ее матери и развязав себе руки. А вот Альфред совершил ошибку, и мне кажется, что именно благодаря этому вы пошли в правильном направлении. Он хотел доказать, что так же умен, как и его сестра, и поэтому приехал к вам, молодые люди, что не было предусмотрено сценарием.

Теперь вопрос решила задать Сесиль.

– Скажи-ка, крестный… Я сначала подумала, что мои друзья в день костюмированного шествия видели твою машину… И даже считала, будто причиной того, что случилось, была твоя ссора с мамой… Почему вы поссорились? Вы ведь всегда так хорошо относились друг к другу!

При этих словах мадам Дарель проявила странную растерянность. Она посмотрела на Жерара Филлэна, как будто советуясь с ним, и сказала:

– Дело в том, Сесиль… Мы с Жераром должны сообщить тебе приятную новость… Мы скоро поженимся… Наша размолвка была вызвана моим отказом, но с тех пор у меня было время подумать…

– Как здорово! – воскликнула Сесиль. – Мы пригласим на свадьбу Мишеля, Артура, Даниеля и Мартину, правда?

– Ну разумеется!

– Хочу предложить вам одну вещь, – вмешался Артур. – Мы будем шаферами и наденем костюмы мушкетеров!

– Превосходно! – откликнулся Даниель. – По крайней мере, мы примем участие в свадебном кортеже, раз нам не удалось поучаствовать в костюмированном шествии!

Мишель улыбнулся.

– Надеюсь, на этот раз тебе удастся достать светлые усы, ведь ты так этого хотел!

– А я надеюсь, что, если Сесиль понадобится еще раз передать кому-то пакет, она вручит его не мне, а кому-нибудь другому!

Мишель задумался. Он только что стал участником необычной истории, где случай сыграл немалую роль. Если бы Сесиль не опоздала на встречу с человеком в костюме мушкетера и не отказалась от платья цвета старого золота, он и его товарищи прошли бы мимо разворачивавшейся драмы, даже не заподозрив о ней.

И веселая, улыбающаяся мадам Дарель не сидела бы сейчас рядом с ними…

– Подумать только, от чего иногда зависит жизнь человека! – вздохнул мальчик.


home | my bookshelf | | Мишель-мушкетер |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу