Book: Тотальный контроль



Тотальный контроль

Дэвид Балдаччи

Тотальный контроль

Спенсер, единственной девочке в мире, способной за несколько секунд сделать меня самым счастливым человеком и довести до белого каления. Папа любит тебя всем своим сердцем.

«Total Control» 1997, перевод А. Якобсона

Слова признательности

Для того чтобы, написать эту книгу, пришлось провести основательную исследовательскую работу и раздобыть специфическую информацию. Мне удалось справиться со всем этим благодаря усилиям многих людей. Поэтому я хочу поблагодарить:

Дженнифер Стейнберг за то, что она сделала все возможное и невозможное, чтобы получить ответы на доступные лишь посвященным чрезвычайно сложные вопросы, которые я ей непрестанно задавал. Вряд ли можно найти исследователя лучше, чем она.

Моего друга Тема Депонта из Национального банка за эффективное содействие в сложных банковских вопросах и полезные предложения относительно того, как написать правдоподобные картины из жизни финансового мира.

Моего друга Мервина Макинтайра из брокерской фирмы «Легга Мейсона» и его коллегу Пала Монтгомери за здравые советы и помощь в вопросах, связанных с Федеральным резервным банкам и инвестициями.

Доктора Катрин Брум, дорогого друга и врача-ученого, за советы в области общих медицинских проблем и специальных методов лечения рака. Я также признателен ей и ее мужу Дэвиду за весьма полезные подробности из жизни Нового Орлеана.

Крейга и Эми Хэзелтайн, а также остальных членов их клана за то, что любезно познакомили меня с прекрасными местами прибрежного Мэна.

Моего дядю Боба Балдаччи за то, что он предоставил огромный материал и терпеливо отвечал на поток моих вопросов, касающихся сложных механизмов реактивных самолетов и технических операций.

Моего кузена Стива Дженнингса за то, что он провел меня через лабиринты компьютерной технологии и Интернета. Его жену Мэри, которой стоит серьезно подумать о редакторской карьере. Ее комментарии стали для меня значительным подспорьем, многие из них полностью вошли в эту книгу.

Доктора Питера Айкена из Вирджинского университета содружества за то, что он помог мне понять, какими сложными путями перемещается электронная почта через Интернет.

Нила Шиффа, директора по связям с общественностью при ФБР, за то, что он устроил мне экскурсию по гуверовскому зданию и ответил на интересующие вопросы.

Ларри Киршбаума и Морин Иджен, а также остальных членов великолепной команды из фирмы «Уорнер Букс» за поддержку. Вы все столь ощутимо изменили мою жизнь, что я чувствую себя обязанным признавать это в каждой своей новой книге, выражая таким образом искреннюю благодарность.

Особо хочу поблагодарить Фрэнсис Джалет-Миллер из агентства «Аарон Прист». Я действительно счастлив, что она является моим редактором и другом. Своими меткими замечаниями она значительно усовершенствовала «Тотальный контроль».

Глава 1

Квартира казалась крохотной, невзрачной и отдавала неприятным запахом плесени, свидетельствовавшим о том, что за ней долго не ухаживали. Однако немногие предметы мебели и личные вещи были опрятны и расставлены в идеальном порядке. Несколько стульев и миниатюрный приставной столик явно представляли собой очень ценный антиквариат. Самым крупным обитателем малюсенькой жилой комнаты оказался искусно сделанный из клена книжный шкаф, которому больше подошла бы поверхность луны, нежели это скромное, ничем не примечательное место. Большинство томов, аккуратно расставленных на полках, имели отношение к финансам и касались таких тем, как международная валютная политика и сложные инвестиционные теории.

Комнату освещал лишь торшер, стоявший рядом с потрепанным диваном. Небольшая дуга света выхватила сидевшего на диване высокого, узкоплечего мужчину с закрытыми глазами, будто он погрузился в сон. Изящные часы на его руке показывали четыре утра. Над сверкающими черными ботинками с кисточками свисали серые отвороты традиционных брюк Темно-зеленые с желтоватым отливом подтяжки спереди обхватывали крахмальную белую рубашку. Воротник рубашки был расстегнут, концы бабочки висели на шее. Приделать к плечам крупную лысую голову, казалось, догадались лишь с большим опозданием, ибо все внимание сразу приковывала густая борода серого цвета с голубоватым отливом, выделявшаяся на широком изборожденном глубокими морщинами лице. Все же когда мужчина резко открыл глаза, остальные физические черты отступили на второй план. Зрачки пронзительных глаз светились каштановым цветом. Оглядывая комнату, они, казалось, увеличивались до тех пор, пока целиком не заполнили глазницы.

Неожиданная боль сотрясла тело мужчины, и он вцепился в левый бок. Боль уже завладела всем телом. Однако началась она именно в том месте, которое мужчина с нечеловеческой силой яростно сжимал. Все тщетно. Дыхание стало прерывистым, лицо страшно перекосилось.

Его рука потянулась вниз к аппарату, прикрепленному к ремню. Величиной и формой аппарат напоминал портативный стереопроигрыватель. В действительности же это был управляемый компьютером насос, присоединенный к одному концу полностью скрытого под рубашкой катетера Грошонга, в то время как другой конец оказался имплантированным в грудь мужчины. Палец нащупал нужную кнопку, и компьютер, покоящийся внутри насоса, выдал дозу чрезвычайно сильнодействующего успокаивающего препарата сверх той нормы, которая в течение всего дня подавалась через равные интервалы. Поскольку смесь лекарств проникала прямо в кровь, боль в конце концов отступила. Но она непременно вернется. Так бывало всегда.

Обессилев, мужчина откинулся на спину, его лицо покрылось холодной испариной, недавно выстиранная и выглаженная рубашка насквозь пропиталась потом. Слава Богу, насос подчинялся командам. Этот мужчина обладал невероятной болестойкостью, ибо огромная сила воли позволяла ему преодолеть любой физический дискомфорт, однако хищник, пожиравший сейчас его изнутри, довел физическую муку до неподвластных человеку пределов. В голове у него мелькнул вопрос: что произойдет раньше — наступит смерть или лекарства трусливо спасуют перед врагом. Мужчина молился, чтобы Бог послал смерть. Шатаясь, он добрался до ванной и посмотрел в зеркало. Вдруг Артур Либерман разразился хохотом. Почти истерический вопль, наполнявший квартиру, грозил взорвать тонкие стены. Вопль перешел в безудержные рыдания, которые прервала внезапная рвота. Спустя несколько минут, заменив перепачканную рубашку чистой, Либерман начал спокойно поправлять бабочку перед зеркалом ванной комнаты. Ему твердили, что с подобными неистовыми переходами от страданий к веселью придется смириться. Он покачал головой.

Либерман всегда берег себя. Регулярно занимался спортом, никогда не курил и не пил, соблюдал диету. А теперь ему, в шестьдесят два года сохранившему моложавый вид, не суждено дожить до шестидесяти трех. Такой сонм специалистов предрекал ему неизбежную смерть, что даже огромная воля Либермана к жизни наконец дала сбой. Но он не уйдет просто так, у него на руках оставалась еще одна карта. Ее надо разыграть. Он улыбнулся, неожиданно осознав, что неминуемая смерть предоставляет ему немыслимую при жизни свободу действий. Действительно, разве не ирония судьбы в том, чтобы человек с такой выдающейся карьерой закончил свой путь столь недостойным образом. Однако, когда он уйдет, волны, вызванные шоком от его поступка, будут стоить того. Какая ему теперь разница? Он вошел в маленькую спальню и на мгновение задержался перед фотографиями на письменном столе. Слезы навернулись на его глаза, и он быстро вышел.

Ровно в пять тридцать Либерман покинул квартиру и на маленьком лифте спустился на улицу, где у края тротуара с выключенным двигателем стояла «Краун Виктория» с правительственными номерными знаками, сверкающими в свете уличных огней. Шофер быстро вышел из машины, открыл дверцу и придерживал ее, пока Либерман не сел. Водитель почтительно коснулся фуражки, приветствуя своего высокого пассажира, и, как всегда, его старания остались без внимания. Через несколько мгновений машина скрылась из виду.

* * *

Примерно в то же время, когда машина Либермана выехала на кольцевую дорогу, в международном аэропорту Даллеса из ангара выкатили реактивный лайнер «Маринер Л500», чтобы подготовить его к беспересадочному полету до Лос-Анджелеса. Когда завершился технический осмотр, самолет длиной в 155 футов начали заправлять горючим. По субдоговору эту операцию выполняла компания «Уэстерн Эйрлайнс». Машина с топливом, приземистая и громоздкая, застыла под правым крылом. На «Л500» баки с горючим находились в крыльях и фюзеляже. Распределительный щит подачи топлива, расположенный под крылом на расстоянии одной трети от фюзеляжа, опустился на землю, и длинный шланг змеей поднимался вверх, исчезая внутри крыла самолета, где он был привлечен к клапану заправки. Через этот единственный клапан посредством ряда трубопроводов заполнялись все три бака. Одинокий оператор в толстых перчатках и грязном комбинезоне следил за шлангом, пока высокооктановая смесь заполняла бак. Оператор спокойно взирал на все возрастающую суету вокруг самолета: загружалась почта, различные товары, тележки с багажом пробивались к аэровокзалу. Убедившись, что за ним не наблюдают, оператор воспользовался одной рукой, чтобы неторопливо распылить вокруг открытой части топливного бака какое-то вещество из пластикового контейнера. Металл в этом месте стал поблескивать. Если присмотреться повнимательнее, то обнаружилось бы, что на поверхности металла появилось помутнение. Но никто не обратит внимания на это. Даже дежурный офицер, совершающий обходы перед взлетом, никогда не обнаружит этот маленький сюрприз, затаившийся внутри огромной машины.

Оператор вложил небольшой пластиковый контейнер в глубь одного из карманов комбинезона. Из этого кармана он извлек изящный прямоугольный предмет и засунул его внутрь крыла. После заправки шланг погрузили на машину, а распределительный щит вернули на место. Машина-заправщик подъехала к другому самолету. Человек оглянулся на «Л500» и продолжал работать. По графику его смена заканчивалась в семь утра. Он не собирался задерживаться ни на минуту дольше.

«Маринер Л500» весом в 200 000 фунтов оторвался от взлетной полосы и, легко прорезав слой облаков, взмыл в утреннее небо. «Л500» с двумя рядами сидений и парой двигателей Роллс-Ройса был самым совершенным из ныне летающих самолетов гражданской авиации.

Рейсом 3223 летели 174 пассажира и семь членов экипажа. Пока самолет быстро набирал крейсерскую высоту, равную 35 000 футов, оставляя внизу пейзажи сельской местности Вирджинии, большинство пассажиров с газетами и журналами в руках поудобнее устраивались на своих местах. Бортовой навигационный компьютер вычислил, что самолет преодолеет расстояние до Лос-Анджелеса за пять часов и пять минут.

Один из пассажиров в салоне первого класса читал «Уолл-Стрит Джорнэл». Рука перебирала густую серую бороду, живые большие глаза пробегали по страницам с финансовой информацией. На некотором удалении отсюда спокойно сидели пассажиры туристского класса, некоторые сложив руки на груди, некоторые прикрыв глаза, некоторые читая. Одна старая женщина в правой руке сжимала четки, ее губы беззвучно шептали знакомые слова.

Когда «Л500» достиг 30 000 футов и лег на курс, через громкоговоритель раздался голос командира корабля, произносившего обычные в таких случаях приветственные слова, в то же время бортпроводники занимались своим привычным делом, которое скоро будет прервано.

Все повернули головы, когда по правую сторону самолета вспыхнуло красное пламя. Сидевшие рядом с окнами правого борта с ужасом смотрели, как гнется крыло, разрывается обшивка, выскакивают вон заклепки. Не успело пройти и нескольких секунд, как почти все правое крыло отвалилось, унося с собой двигатель. Разорванные в клочья гидравлические приводы и кабели, словно вздувшиеся вены, мотались в потоке страшного встречного ветра, а топливо из треснувшего бака заливало фюзеляж.

«Л500» тут же завалился на левый бок и перевернулся, превратив салон в руины. Пока полностью потерявший управление самолет несся по небу, словно выдернутое бурей перекати-поле, все живое внутри фюзеляжа вопило в предсмертном ужасе. Пассажиров срывало с мест. Для большинства это становилось последним падением в жизни. Раздавались крики боли, когда мощная струя воздуха, срывая с мест тяжелые предметы багажа, швыряла их в салоне и сталкивала с живой плотью.

Рука старой женщины раскрылась, и четки соскользнули на пол, которым теперь стал потолок перевернувшегося самолета. Ее глаза широко раскрылись, но не от страха. Ей повезло. Роковой сердечный приступ избавил ее от последних, заполненных ужасом минут.

Двухмоторные коммерческие авиалайнеры способны продолжать полет, если отказывает один двигатель. Однако никакой самолет не в состоянии лететь на одном крыле. Лайнер, совершавший рейс 3223, не могло спасти даже чудо. «Л500» наклонился носом к земле и вошел в смертельную спираль.

В то время как поврежденный самолет, словно пронзающее вату копье, устремился вниз через затянутое облаками небо, два члена экипажа из последних сил пытались укротить его с помощью рычагов управления. Не зная истинной причины катастрофы, они тем не менее хорошо понимали, что жизнь всех висит на волоске. Отчаянно пытаясь подчинить самолет своей воле, два пилота тихо молили Бога, чтобы во время непредотвратимого падения не столкнуться с другим самолетом. «О, Боже мой!» — Командир корабля, не веря своим глазам, уставился на высотомер, стрелка которого с бешеной скоростью приближалась к нулю. Ни самая совершенная авиационная электроника в мире, ни высочайшее летное искусство пилотов не могли поколебать ужасную истину, вставшую перед пассажирами искалеченного и непослушного летательного аппарата: всем суждено погибнуть, и очень скоро. И как это бывает во время большинства воздушных катастроф, обоим пилотам предстоит покинуть этот мир первыми. Остальные лишь на долю секунды переживут их.

У Либермана отвисла челюсть, когда он, не в силах поверить в происходящее, вцепился в подлокотники. Как только нос самолета оказался в вертикальном положении, взгляд Либермана уперся в спинку находившегося перед ним сидения. Он, словно участник нелепого аттракциона, именуемого «русскими горками», камнем падал вниз с самой верхней точки. К своему несчастью, Либерман сохранит сознание вплоть до того момента, пока самолет не столкнется с объектом, к которому стремительно приближается. Его уход из жизни на несколько месяцев опередит предсказание специалистов, перечеркнув тем самым все планы. Когда самолет вошел в Последний, заключительный виток спирали, лишь одно единственное слово сорвалось с уст Либермана. Состоявшее из одного слога, оно перешло в непрерывный истошный вопль, перекрывший все остальные душераздирающие крики, заполнявшие салон.

— Н-е-е-е-е-т!



Глава 2

Вашингтон, округ Колумбия, район Метрополитен за месяц до описанных событий

Джейсон Арчер с трудом продирался через содержимое груды коробок с документами, его рубашка покрылась грязью, галстук сбился набок. Рядом стоял портативный компьютер. Через каждые несколько минут он останавливался, вытаскивал лист бумаги из этой трясины и, пользуясь прикрепленным к рукоятке устройством, сканировал содержание бумаги на компьютере. С его носа тонкой струйкой стекал пот. Вдруг кто-то в этом огромном пространстве выкрикнул его имя. «Джейсон? — Шаги приближались. — Джейсон, ты здесь?»

Джейсон спешно закрыл коробку, в которой рылся, захлопнул компьютер и сунул его в щель между штабелями. Спустя несколько секунд появился мужчина. Квентин Роу был ростом около пяти футов восьми дюймов, весом не менее ста пятидесяти фунтов, узкоплечий. Овальные очки в элегантной оправе возвышались над лишенным растительности лицом. Его длинные тонкие волосы были завязаны сзади аккуратным конским хвостом. Одет он был небрежно — в выцветших джинсах и белой хлопчатобумажной рубашке. Из кармана рубашки высунулась антенна сотового телефона. Руки покоились в карманах.

— Я случайно проезжал мимо. Как дела?

Джейсон встал и потянулся всем своим длинным мускулистым телом.

— Идут к концу, Квентин. Скоро все.

— Обстановка вокруг сделки с «Сайберкомом» накаляется, и срочно потребовались финансовые данные. Как думаешь, сколько времени тебе еще нужно на это? — Несмотря на кажущуюся беззаботность, чувствовалось, что Роу обеспокоен.

Джейсон оглядел штабели коробок.

— Еще неделя, самое большее десять дней.

— Ты уверен?

Джейсон утвердительно кивнул, машинально вытирая руки. Наконец его взгляд остановился на Роу.

— Квентин, я не подведу. Знаю, как важен для тебя «Сайберком». Для нас всех. — Где-то в глубине Джейсон мучительно ощутил свою вину, но на его лице не дрогнул ни один мускул.

Роу немного успокоился.

— Мы не забудем твое усердие, Джейсон. И эту работу, и копирование пленок. Гембл, хотя и не очень разбирается в этом, был поражен.

— Пожалуй, это надолго запомнится, — согласился Джейсон.

Роу скептически осматривал склад.

— Подумать только, содержимое этого склада разместилось бы в одной стопке дискет. Как расточительно используется это пространство.

Джейсон ухмыльнулся.

— Ничего не поделаешь, Натан Гембл ведь не самый умный человек в компьютерном мире.

Роу фыркнул.

— Его операции с инвестициями принесли кучу денег, Квентин, — продолжал Джейсон, — а победителей не судят. За эти годы он здорово разбогател.

— Верно, Джейсон. И в этом заключается наша единственная надежда. Гембл знает толк в деньгах. После сделки с «Сайберкомом» остальные компании покажутся карликами. — Роу восторженно посмотрел на Джейсона Арчера. — После всех трудов тебя ждет большое будущее.

Глаза Джейсона приобрели мягкий блеск, он улыбнулся своему партнеру.

— Я тоже так думаю.

* * *

Джейсон Арчер сел в «Форд Эксплорер» на место пассажира рядом с водителем, нагнулся и поцеловал жену. Сидней Арчер была высокой блондинкой. Ее тонкие черты лица стали мягче после рождения ребенка. Она наклонила голову в сторону заднего сиденья. Джейсон улыбнулся, когда его взгляд упал на Эми, двух лет от роду, крепко заснувшую с Винни-Пухом в руке.

— У нее выдался трудный день, — сказал Джейсон, развязывая галстук.

— У нас всех был трудный день, — ответила Сидней. — Мне казалось, что работать неполный день юристом проще простого. Теперь же ощущаю себя так, будто за три дня делаю работу целой недели.

Она устало покачала головой и выехала на дорогу. Позади возвышалось главное здание фирмы «Трайтон Глоубал», работодателя ее мужа и бесспорного мирового лидера в области технологий компьютерных сетей, детских учебных программ и многого другого.

Джейсон взял руку жены и нежно пожал ее.

— Знаю, Сид. Знаю, что трудно, но скоро, возможно, придет известие, которое навсегда избавит тебя от работы.

Она взглянула на него и улыбнулась.

— Придумал компьютерную программу, которая отгадывает лотерейные номера?

— Гораздо лучше. — Ухмылка мелькнула на его красивом лице.

— Ладно, ты полностью завладел моим вниманием. Что это?

Он покачал головой.

— Не скажу, пока не узнаю точно.

— Джейсон, не поступай со мной так.

Ее шутливая мольба вызвала широкую улыбку на его лице. Он погладил ее руку.

— Видишь, я умею хранить тайны. Для меня не секрет, что ты любишь сюрпризы.

Она остановилась на красный свет и повернулась к нему.

— Я также люблю распаковывать рождественские подарки. Так что выкладывай.

— Не сейчас, извини, никак не могу. Послушай, а что если пойти сегодня вечером в ресторан?

— Я очень настойчивый юрист, поэтому и не пытайся уклониться от темы. К тому же в бюджете этого месяца ресторан не предусмотрен. Выкладывай подробности. — Она игриво ткнула его в бок, проезжая на зеленый свет.

— Очень, очень скоро, Сид. Я обещаю. Но не сейчас, ладно?

Голос мужа неожиданно стал более серьезным, словно он жалел о том, что начал этот разговор. Сидней покосилась в его сторону. Он неподвижно смотрел в окно. На ее лице появились признаки озабоченности. Он оглянулся, поймал ее тревожный взгляд, погладил рукой ее щеку и подмигнул.

— Когда мы поженились, я обещал подарить тебе весь мир, помнишь?

— Ты мне его уже подарил, Джейсон. — Она посмотрела на отражение Эми в зеркале заднего обзора. — Даже больше, чем весь мир.

Он погладил ее плечо.

— Я люблю тебя, Сид, больше всего на свете. Ты достойна самого лучшего. И однажды все сбудется.

Она одарила его улыбкой, однако, когда Джейсон опять уставился в окно, признаки тревоги снова появились на ее лице.

* * *

Мужчина склонился над компьютером, его лицо находилось в нескольких дюймах от экрана. Пальцы стучали по клавишам с такой яростью, что напоминали миниатюрные отбойные молоточки. Потрепанная клавиатура, казалось, вот-вот развалится, не выдержав безжалостного града ударов. Цифры, словно вода, текли по экрану, слишком быстро, чтобы за ними мог успеть глаз. Слабый источник света над головой облегчал работу мужчины. На его лице гроздью собрались крупные капли пота, хотя температура колебалась в пределах приятных семидесяти градусов по Фаренгейту. Он провел рукой по лицу, когда соленая жидкость затекла за очки и стала щипать и без того болевшие воспаленные глаза.

Он так погрузился в работу, что не заметил, как дверь комнаты отворилась. Не услышал он и шагов вошедших трех пар ног, приближавшихся по толстому ковру и остановившихся прямо за его спиной. Ноги ступали неспешно, превосходящие силы непрошеных гостей, похоже, придавали им уверенность.

Наконец мужчина, сидевший за компьютером, обернулся. Он безудержно задрожал всем телом, будто предвидя, что произойдет.

Он даже не успел закричать.

Спусковые крючки щелкнули одновременно, что-то больно впилось в тело жертвы, и лишь затем оглушительный гром выстрелов слился воедино.

Джейсон Арчер подскочил. Он заснул на стуле. На его лице выступил настоящий пот, а только что пережитая насильственная смерть не выходила из головы. Проклятый сон, от него просто так не отделаешься. Он торопливо оглянулся. Сидней дремала на кушетке, телевизор жужжал в глубине комнаты. Джейсон поднялся и накрыл жену одеялом. Затем он отправился в комнату Эми. Время близилось к полуночи. Когда он заглянул внутрь, то услышал, как дочка беспокойно мечется во сне. Он подошел к краю кровати и смотрел на беспокойно вертевшуюся малышку. Ей, должно быть, как и ее отцу, приснился плохой сон. Джейсон нежно провел рукой по лбу девочки, затем взял ее на руки и стал качать в ночной тишине. Это обычно помогало разогнать кошмары. Через несколько минут Эми спала спокойно. Джейсон укрыл ее и поцеловал в щечку. Затем он пошел на кухню, черкнул жене записку, оставил ее на столике рядом с кушеткой, на которой продолжала дремать Сидней, направился к гаражу и забрался в свой старый «Кугар» с открывающимся верхом.

Выводя задним ходом машину из гаража, он не заметил, как Сидней стоит у окна и, сжав в руке его записку, наблюдает. Когда исчезли габаритные огни автомобиля, Сидней отвернулась от окна и снова прочла записку. Муж отправился на работу. Вернется, когда сможет. Она взглянула на каминные часы. Почти полночь. Сидней проведала Эми и поставила чайник на плиту. Вдруг глубоко затаившееся подозрение шевельнулось в ее голове, и она тяжело оперлась о разделочный стол. Уже не впервые она просыпается и видит, как муж задним ходом выводит машину из гаража, оставляя ей записки с сообщением, что уехал на работу. Она приготовила чай, затем, поддавшись неожиданному порыву, побежала наверх в ванную комнату. Взглянула на свое лицо в зеркале. Оно чуть пополнело с тех пор, как они поженились. Сидней быстро сбросила комбинацию и нижнее белье. Осмотрела себя спереди, сбоку и, наконец, сзади, высоко подняв зеркало, чтобы разглядеть под этим наводящим тоску углом. Беременность не прошла бесследно. Живот почти сохранил прежнюю форму, однако попка потеряла упругость. Неужели груди обвисли? Бедра казались чуть шире, чем раньше. Такое происходит после родов. С ощущением подавленности она нервными пальцами забрала возникший под подбородком лишний миллиметр кожи. Тело Джейсона оставалось крепким, как сталь, оно было таким, когда оба только начали встречаться. Удивительное здоровье мужа и классическая красота дополнялись высоким интеллектом. Это понравилось бы любой женщине, которую знала Сидней, и, конечно, большинству тех, кого она не знала. Изучая линию своей челюсти, она ахнула, осознав, чем занимается. Умный и высокоуважаемый юрист разглядывает себя словно кусок мяса, точно так же, как мужчины из поколения в поколение привычно рассматривают женщин. Она снова накинула ночную рубашку. Сидней сохранила привлекательность. Джейсон любил ее. Он уехал на работу, чтобы наверстать упущенное. Он быстро делал карьеру. Скоро их мечты сбудутся. Он мечтал о собственной компании, она хотела посвятить себя Эми и другим детям, которые у них появятся. Если ей снова суждено пережить такую комедию положений, как в 50-х годах, пусть будет так, ибо как раз этого жаждали Арчеры. И Джейсон, как она твердо верила, прав, изо всех сил работая, чтобы приблизить это время.

* * *

Примерно в тот же час, когда Сидней отправилась спать, Джейсон Арчер остановился у телефона-автомата и набрал номер, который давно запомнил. На другом конце сразу подняли трубку.

— Привет, Джейсон.

— С этим надо скорее заканчивать, иначе я не выдержу.

— Снова плохие сны? — голос на том конце звучал с сочувствием, но покровительственно.

— Думаете, они появляются и исчезают? Нет, сны меня преследуют все время, — отрывисто и грубо ответил Джейсон.

— Осталось недолго, — успокаивал голос.

— Вы уверены, что меня не засекли? Как это ни странно, но мне кажется, что все наблюдают за мной.

— Это нормальное состояние, Джейсон. Так всегда бывает. Поверьте мне, если бы вам угрожала опасность, мы бы знали об этом. Мы не новички.

— Я уже поверил вам. Надеюсь, что мое доверие будет правильно понято. — Голос Джейсона напрягся. — Я не профессионал в таком деле. Черт побери, это начинает раздражать меня.

— Мы это понимаем. Не сердитесь на нас. Как я уже говорил, все почти уже позади. Еще несколько заданий и можете увольняться.

— Послушайте, не понимаю, почему нельзя удовлетвориться тем, что у нас есть.

— Джейсон, не вам думать об этом. Нужно копнуть немного глубже, и вам придется согласиться с этим. Выше голову. Мы ведь не дети в подобных делах. Все идет по плану. Просто делайте свое дело, и у нас все получится. У всех получится.

— Что ж, сегодня я собираюсь закончить. Это уж наверняка. Тайники те же самые?

— Нет. На этот раз обмен произойдет из рук в руки.

— Почему? — в голосе Джейсона звучало удивление.

— Дело идет к завершению, и любая ошибка может сорвать всю операцию. Хотя у нас нет причин считать, что вас засекли, мы не можем утверждать с абсолютной уверенностью, что за нами не наблюдают. Помните, мы все рискуем. Тайники, как правило, безопасны, однако не исключают ошибок. Личная встреча с новыми людьми на новом месте исключает возможность подобных ошибок. Это же понятно. И для вас безопаснее. И для вашей семьи.

— Моя семья? Какое, к черту, моя семья имеет отношение к этому?

— Не будьте наивным, Джейсон. Речь идет о высоких ставках. Вам с самого начала дали понять, чем вы рискуете. Мы живем в мире насилия. Понятно?

— Послушайте...

— Все будет хорошо. Вам нужно лишь точно следовать инструкциям. Точно. — Последние слова были произнесены с особым ударением. — Вы же никому ничего не говорили, не так ли? Даже своей жене.

— Нет. Кому, черт возьми, я это скажу? Кто же мне поверит? — Вы удивитесь. Но запомните, любому, кому вы это скажете, угрожает точно такая опасность, как и вам.

— Интересно, за кого вы меня принимаете, — отрезал Джейсон. — Каковы будут указания?

— Не сейчас. Скоро. Обычные каналы. Джейсон, продолжайте работать, несмотря ни на что. В конце туннеля скоро появится свет.

— Да. Хорошо, будем надеяться, что я не сгорю до того.

В ответ раздался тихий смех, затем на том конце повесили трубку.

* * *

Джейсон вытащил большой палец из сканера, произнес свое имя в маленький микрофон на стене и терпеливо ждал, пока компьютер сличит отпечаток его пальца и голос с находящимися в его файлах образцами. Он улыбнулся и кивнул охраннику в форме, сидевшему за большой консолью приемной восьмого этажа. Джейсон знал, что название «Трайтон Глоубал» аршинными серебряными буквами выведено за широкой спиной охранника.

— Чарли, плохо, что ты не можешь впустить меня просто так. Как человек человека.

Чарли был крупным негром лет пятидесяти с небольшим, лысый, но сообразительный.

— Привет, Джейсон. Откуда я знаю, может быть, ты переодетый Саддам Хусейн. В наше время внешность обманчива. Слушай, Саддам, кстати, процедура идентификации — это прекрасное потогонное средство. — Чарли захихикал. — К тому же, может ли эта большая передовая компания доверять такому маленькому охраннику, как я, когда у нее есть все эти приспособления, определяющие, кто есть кто. Компьютеры стали королями, Джейсон. Печально, но с людьми больше не считаются.

— Не будь таким пессимистом, Чарли. У прогресса есть свои светлые стороны. Послушай, Чарли, вот что я тебе скажу. Почему бы нам временно не поменяться местами? Тогда ты увидишь положительные стороны прогресса. — Джейсон ухмылялся.

— Это уж точно, Джейсон. Я буду возиться с этими игрушками, стоящими миллионы долларов, а ты — каждые полчаса ходить вокруг комнаты отдыха, вынюхивая, не пробрались ли туда плохие ребята. Я даже ничего не возьму с тебя за свою униформу. Само собой разумеется, поменявшись должностями, мы также махнемся зарплатами. Мне ни в коем случае не хочется, чтобы ты упустил прекрасную возможность получать семь долларов в час. В конце концов, это ведь справедливо.

— Черта с два, ты своего не упустишь. Чарли.

Чарли рассмеялся и снова начал изучать многочисленные мониторы, вмонтированные в консоли.

Когда массивная дверь открылась, бесшумно повернувшись на петлях, улыбка сразу исчезла с лица Джейсона. Он вошел. Широко шагая по коридору, он что-то вытащил из кармана пиджака. По размеру и форме это было похоже на обычную пластиковую кредитную карточку.

Джейсон остановился перед дверным проемом. Карточка точно вошла в щель металлической коробки, прикрепленной к двери. Микрочип, запрессованный в карточке, связался со своим двойником, прикрепленным к порталу. Указательный палец Джейсона четырежды коснулся цифр на соседней панели. Послышался щелчок Он взялся за ручку, повернул ее, и дверь толщиной в три дюйма отступила назад в темное пространство.

Включился свет, высвечивая стоявшего в дверях Джейсона. Он быстро закрыл дверь, большие двойные засовы вернулись на прежнее место. Когда он оглядывал аккуратный офис, его руки тряслись и сердце стучало так сильно, что казалось — его биение слышно во всем здании. Так было не впервые. Он вымучил слабую улыбку, сосредоточиваясь на мысли, что это, возможно, последний раз, что бы ни случилось, пора кончать. Всему есть предел, и он достиг его сегодня. Он подошел к столу, сел и включил компьютер. К монитору на длинной гибкой ручке крепился маленький микрофон, через который голосом можно было подавать команды. Джейсон нетерпеливо отодвинул его в сторону, чтобы ничто не закрывало обзора экрана. Сидя с прямой спиной, словно проглотив аршин, он взглядом впился в экран, поднял руки, готовые наброситься на клавиатуру, и явно очутился в своей стихии. Как у пианиста, увлекшегося исполнением любимой композиции, его пальцы молниеносно пробежали по клавишам. Он посмотрел на экран, механически выдававший ему знакомые инструкции. Джейсон ударил по четырем цифрам на клавишах, наклонился вперед и фиксировал взгляд на точке в верхней правой части монитора. Джейсон знал, что как раз в этот момент видеокамера изучает радужную оболочку его правого глаза, передавая содержащуюся в нем массу отличительных черт на центральную базу данных, которая, в свою очередь, сравнивала изображение его глаза с тридцатью тысячами других, введенных в файл. Все это длилось менее четырех секунд.



Даже ему, привыкшему к постоянному прогрессу компьютерной технологии, иногда приходилось качать головой, словно не веря в происходящее. Глазные сканеры использовались также для контроля деятельности сотрудников. На лице Джейсона появилась гримаса. Честно говоря, Орвелл недооценил возможности контроля. Джейсон снова сосредоточился на находившейся перед ним машине. Следующие двадцать минут Джейсон стучал по клавишам, останавливаясь, лишь когда на экране появлялось больше данных, чем он запрашивал. Система работала быстро, но все же ей было нелегко успевать за следующими одна за другой командами Джейсона. Вдруг он резко обернулся — из коридора в офис проник какой-то шум. Снова этот проклятый сон. Наверно, Чарли совершает очередной обход. Он посмотрел на экран. Ничего нового. Напрасная трата времени. Он записал на листе бумаги перечень файлов, выключил компьютер, встал и подошел к двери. Остановившись, он приник к ней ухом. Успокоившись, он отодвинул засовы и открыл дверь. Выключил свет и закрыл за собой дверь. Через мгновение засовы автоматически вернулись на прежнее место.

Джейсон быстро шагал вдоль коридора, остановился в его дальнем конце, где находилась малоиспользуемая офисная секция. Эта дверь имела обычный замок, который Джейсон открыл, используя специальное приспособление. Войдя, он запер дверь. Свет не включал. Вместо этого из кармана пиджака вытащил маленький фонарик и посветил им. Компьютерный стол стоял в дальнем углу комнаты рядом с низким картотечным ящиком, на три фута заполненным картонными упаковочными коробками.

Джейсон отодвинул от стены рабочую станцию, освобождая кабели, висевшие позади компьютера. Опустился на колени, зажал кабели, отодвинул в сторону картотечный ящик, освобождая розетку с несколькими портами данных. Джейсон подсоединил кабельный провод к одному порту, проверив надежность входа. Затем сел за компьютер и включил его. Когда компьютер обнаружил признаки жизни, Джейсон зафиксировал фонарик на верхнем ящике так, что свет падал прямо на клавиши. Цифровой панели для ввода кода доступа здесь не было. Джейсону также не пришлось смотреть в верхний правый угол экрана для идентификации глаза. Собственно, эта рабочая станция даже не числилась среди компонентов компьютерной сети «Трайтона».

Он вытащил клочок бумаги из кармана, положил его на клавиатуру под луч фонарика. И вдруг услышал какой-то шорох за дверью. Затаив дыхание, он зажал фонарик под мышкой, готовясь выключить компьютер. Он приглушал освещение экрана до тех пор, пока изображение не исчезло в темноте. Минуты текли нестерпимо медленно, пока Джейсон сидел во мраке. На лбу образовалась капля пота, медленно поползла вниз по носу и застыла на верхней губе. Он был так напуган, что не решился смахнуть ее.

Через пять минут Джейсон включил фонарик, монитор компьютера и возобновил работу. Он даже разок ухмыльнулся, когда на экране возник особо упрямый огненный вал — элемент внутренней системы безопасности, предотвращающий недозволенный доступ к базам данных, и рухнул под напором его настойчивых пальцев. Работая быстро, он добрался до конца помеченных на бумажке файлов. Потом залез во внутренний карман, достал флоппи-диск и вставил в дисковод. Минуты через две Джейсон вытащил диск, отключил компьютер и вышел. Он прошел через лабиринт безопасности, попрощался с Чарли и оказался на улице.

Глава 3

Лунный свет лился через окно, оттеняя форму предметов в сумрачном интерьере большой комнаты. На длинном прочном сосновом столе в три яруса стояли обрамленные фотографии. На одном из снимков заднего ряда Сидней Арчер, одетая в темно-голубой деловой костюм, позировала рядом с отливавшим серебром «Ягуаром Седаном». Рядом Джейсон Арчер в подтяжках и белой рубашке, улыбаясь, нежно смотрел в глаза Сидней. На другой фотографии та же самая пара, одетая по-домашнему, стояла у Эйфелевой башни, показывая руками вверх и от души смеясь.

В среднем ряду Сидней выглядела постарше и была снята на больничной постели. Ее лицо припухло, влажные волосы свисали по обе стороны лица. В руках она держала крошку с закрытыми глазками. На соседней фотографии Джейсон, небритый, с затуманенным взором, лежал на полу. На нем была только майка и шорты фирмы «Луни Тьюн». С широко раскрытыми ярко-голубыми глазами довольная малышка свернулась в маленький клубочек на груди отца.

Стоявшая в центре первого ряда фотография явно была сделана в канун Дня всех святых. Малышке исполнилось уже два года, и она нарядилась как принцесса. На голове у нее была тиара, на ногах — блестящие туфельки. Мать и отец с гордым видом стояли позади, глядя прямо в объектив и обнимая малышку за плечи.

Джейсон и Сидней лежали в кровати под пологом на четырех столбиках. Джейсон беспокойно метался и ворочался. Прошла неделя после его последней ночной поездки на работу. Наконец-то подоспел срок вознаграждения, и он уже был не в состоянии спокойно спать. У двери рядом с металлическим кейсом стояла полностью упакованная большая и весьма уродливая парусиновая сумка с голубыми перекрещивающимися полосами и инициалами ДУА. Часы на ночном столике показывали около двух ночи. Длинная тонкая рука Сидней высунулась из-под одеяла и скользнула по голове Джейсона, неторопливо перебирая его волосы.

Сидней оперлась на локоть и, продолжая играть с волосами мужа, придвигалась к нему все ближе, пока контуры двух тел не слились. Тонкая ночная рубашка прильнула к ней.

— Ты спишь? — пробормотала она. Ночную тишину нарушали лишь приглушенный скрип и тяжелые вздохи старого дома.

Джейсон повернулся и взглянул на жену.

— Не совсем.

— Ты все время вертишься. С тобой и Эми так иногда бывает во сне.

— Надеюсь, я не разговариваю во сне. Как бы не выболтать все секреты.

Он чуть улыбнулся.

Она коснулась рукой его лица и нежно погладила.

— Наверно, у всех есть свои секреты, хотя, помнится, мы договорились ничего не скрывать друг от друга.

Она рассмеялась, но, видимо, напрасно. Рот Джейсона на мгновение раскрылся, будто он хотел что-то сказать, но передумал. Он потянулся, посмотрел на часы и тяжело вздохнул.

— О Боже, уже почти пора вставать. Такси подъедет в половине шестого.

Сидней взглянула на вещи у порога и поморщилась.

— Джейсон, эта поездка — как гром среди ясного неба.

Джейсон не глядел на нее. Он протер глаза и зевнул.

— Ты права. Я узнал о ней только во второй половине дня. Если босс говорит, что надо ехать, ничего не поделаешь.

Сидней вздохнула.

— Я так и знала, наступит день, когда нас обоих не будет дома.

Джейсон посмотрел на нее и с беспокойством в голосе сказал:

— Ты ведь договорилась в центре дневного ухода.

— Пришлось найти человека, который присмотрит за Эми после закрытия центра. Ничего страшного. Ты же не задержишься больше трех дней. Не так ли?

— Три дня максимум. Сид, я обещаю.

Он энергично потер голову.

— Ты не могла отговориться от поездки в Нью-Йорк?

Сидней отрицательно покачала головой.

— Юристов не освобождают от деловых поездок. В руководстве «Тайлер Стоун» для преуспевающих адвокатов такое не предусмотрено.

— Господи, да ты за три дня делаешь больше, чем другие за пять.

— Ну, милый, мне ли говорить, что нашу фирму прежде всего интересует не то, что ты сделал для нее сегодня, а, главное, что собираешься сделать завтра и послезавтра.

Джейсон сел.

— В «Трайтоне» то же самое. Отдавая все развитию передовых технологий, там смотрят в следующее тысячелетие. Однажды настанет и наш день, Сид. Возможно, уже сегодня.

Он посмотрел на нее.

Она покачала головой.

— Не сомневаюсь. Пока ты дожидаешься прибытия волшебной яхты, я буду хранить наши зарплаты в банке и оплачивать долги. Идет?

— Хорошо. Но нельзя терять надежду. Смотри в будущее.

— Кстати, о будущем. Тебе не приходило в голову завести еще одного ребенка?

— Я готов. Если следующий получится такой же, как Эми, то жизнь будет одно удовольствие.

Сидней прижалась к нему своими полными бедрами, довольная тем, что у него нет никаких возражений против прибавления в семье. А если он гуляет на стороне?..

— Отвечайте за себя, мистер мужская половина нашей семьи.

Она толкнула его.

— Извини, Сид. Я сказал глупость. Больше не буду. Обещаю.

Сидней откинулась на подушку и посмотрела в потолок, нежно поглаживая плечо мужа. Три года назад и речи не могло быть о том, чтобы бросить юридическую практику. Теперь даже неполный рабочий день казался слишком обременительным. Она нуждалась в полной свободе, чтобы посвятить себя ребенку. Но эту свободу не обеспечить только на жалованье Джейсона, несмотря на сбережения, которые удалось отложить, все время преодолевая типичное для американцев побуждение тратить столько, сколько заработано. Правда, если Джейсон будет подниматься по служебной лестнице в «Трайтоне», кто знает?

Сидней никогда не хотела материально зависеть от кого бы то ни было. Она посмотрела на Джейсона. Если взваливать все расходы на одного человека, для этого лучше всего подойдет мужчина, которого она полюбила почти с первого взгляда. Ее глаза увлажнились, пока она смотрела на него. Сидней села и прижалась к нему.

— Что ж, пока ты будешь в Лос-Анджелесе, можешь повидать своих старых друзей, но избегай, пожалуйста, бывших пассий. — Она взъерошила его волосы. — Кроме того, не вздумай бросить меня. Тогда мой отец убьет тебя.

Ее глаза скользнули по его обнаженному торсу: брюшные мускулы переливались, на плечах рельефно выделялись бугры мышц. Сидней снова пришло в голову, как ей повезло, что жизнь свела ее с Джейсоном Арчером. Она точно знала — ее муж считал, что повезло именно ему. Он не ответил. Только посмотрел на нее.

— Знаешь, последние несколько месяцев ты буквально горел на работе, Джейсон. Дневал и ночевал там, посреди ночи оставляя мне записки. Я соскучилась по тебе. — Она легко толкнула его своим бедром. — Не забыл, как приятно прильнуть друг к другу ночью, а?

В ответ он поцеловал ее в щеку.

— Кроме того, в «Трайтоне» полно народу. Тебе же не надо все делать самому, — добавила она.

Он взглянул на жену, в его глазах читалась болезненная усталость.

— Ты и вправду так думаешь?

Сидней вздохнула.

— После приобретения «Сайберкома» ты, вероятно, будешь загружен еще больше. Хотя, возможно, мне следует провалить эту сделку. В конце концов, я ведущий советник «Трайтона».

Она улыбнулась.

Он вяло хихикнул, явно думая о чем-то другом.

— Во всяком случае встреча в Нью-Йорке будет интересной.

Вдруг он уставился на нее.

— Почему?

— Потому что речь пойдет о сделке с «Сайберкомом». Натан Гембл и твой шеф Квентин Роу оба будут там.

Кровь медленно отхлынула от лица ее мужа. Он, заикаясь, пробормотал:

— Я... думал, что на встрече речь пойдет о предложении фирмы «Бел Тек».

— Нет. Меня еще месяц назад освободили от изучения этого предложения, чтобы я могла сосредоточиться на приобретении «Трайтоном» компании «Сайберком». Кажется, я тебе об этом говорила.

— Почему ты встречаешься с ними в Нью-Йорке?

— Натан Гембл эту неделю проводит там. В Нью-Йорке у него особняк с видом на море, выстроенный на крыше небоскреба. У миллиардеров свои причуды. Поэтому я отправляюсь в Нью-Йорк.

Джейсон сел, его лицо стало таким серым, что он ей показался больным.

— Джейсон, что с тобой?

Она схватила его за плечо.

Наконец он пришел в себя и взглянул ей в лицо. Ее тревожил виноватый взгляд мужа.

— Сид, я еду в Лос-Анджелес не по делам «Трайтона».

Она сняла руку с его плеча и, от удивления широко раскрыв глаза, внимательно смотрела на мужа. Все сомнения, которые она отгоняла от себя в течение последних месяцев, мигом вернулись. В горле у нее совсем пересохло.

— Что ты хочешь сказать, Джейсон?

— Я хочу сказать, — он глубоко вздохнул и взял ее за руку, — хочу сказать, что эта поездка не в интересах «Трайтона».

— А в чьих же? — требовательно спросила она, покраснев.

— Я еду ради себя, нас! Она в наших интересах, Сидней.

Нахмурившись, она села, прислонилась к изголовью и скрестила руки.

— Джейсон, ты немедленно расскажешь мне, в чем дело. — Джейсон опустил глаза и теребил одеяло. Она взяла его за подбородок и испытующе смотрела на него. — Джейсон? — Она ждала, ощущая его внутреннюю борьбу. — Представь себе, что сейчас канун Рождества, милый.

Он вздохнул.

— Я еду в Лос-Анджелес на переговоры с другой фирмой.

Она убрала свою руку.

— Что?

Он начал торопливо говорить.

— "Аллегра Порт Текнолоджи" — одна из самых больших компаний в мире, производящих программное обеспечение. Там мне предложили место вице-президента и постепенно будут готовить меня к этой высокой должности. Мое жалованье утроится, огромная премия в конце года, дивиденды от акций, прекрасная пенсия, все на полную катушку, Сид. Дом — полная чаша.

Лицо Сидней сразу прояснилось, ее напрягшееся тело расслабилось.

— Это и есть твой большой секрет? Джейсон, это же чудесно. Почему ты мне раньше не рассказал?

— Не хотел ставить тебя в неловкое положение. Ты же советник «Трайтона». Все ночные часы, что я задерживался на работе? Я старался завершить дела. Я не хотел никого подводить. «Трайтон» могущественная компания. Не хотелось, чтобы на меня затаили обиду.

— Милый, нет закона, запрещающего переход на работу в другую компанию. В «Трайтоне» будут рады за тебя.

— Не сомневаюсь!

Горечь в его голосе на мгновение смутила ее, но он снова торопливо заговорил, не давая ей возможности задать вертевшийся на языке вопрос.

— Новая фирма также возьмет на себя расходы по переезду. Мы заработаем достаточно, чтобы оплатить все счета.

Она похолодела.

— Переезд?

— Штаб-квартира «Аллегра» находится в Лос-Анджелесе. Туда мы и переедем. Если не хочешь, чтобы я принял это предложение, то все будет по-твоему.

— Джейсон, ты же знаешь, что у моей фирмы есть отделение в Лос-Анджелесе. Так что все в порядке. — Она снова села, облокотившись на изголовье. Затем она повернулась к мужу с заблестевшими глазами. — Давай подумаем — утроенное жалованье, доход от этого дома и доля в акциях в придачу. Я смогу целиком посвятить себя материнству немного раньше, чем ожидала.

Он улыбнулся, когда жена в избытке чувств обняла его.

— Вот почему я так удивился, услышав, что ты встречаешься в Нью-Йорке с представителями «Трайтона». — Она смущенно посмотрела на него. — На работе считают, что я взял несколько дней, чтобы заняться хозяйством.

— Ну, милый, не беспокойся. Я им подыграю. Ты знаешь, что быть советником клиента — это привилегия, однако еще большая привилегия — быть злой женой сильного, красивого мужа. — Их нежные взгляды встретились, и Сидней прижала губы к щеке мужа. Он свесил ноги с постели. — Спасибо, малышка. Рад, что все рассказал тебе. — Он пожал плечами. — Давно пора принимать душ. Похоже, до отъезда успею сделать кое-какие дела.

Ее руки обвили его талию, не давая ему встать.

— Джейсон, мне хочется помочь тебе закончить одно дело.

Он повернул к ней голову. На Сидней теперь уже ничего не было, ночная рубашка лежала на полу. Ее большая грудь прижималась к его телу. Улыбнувшись, он рукой скользнул по ее гладкой спине и оценивающе помял нежные ягодицы.

— Я всегда говорил, что у тебя самая лучшая в мире попка, Сид.

Она хихикнула.

— Может быть, немного полновата, но я работаю над ней.

Он просунул свои сильные руки ей под мышки, приподнял ее и они оказались лицом к лицу. Джейсон заглянул в бездонные глубины ее глаз, и его лицо стало серьезным.

— Сейчас ты еще прекраснее, чем в тот день, когда я встретил тебя, Сидней Арчер. С каждым днем люблю тебя больше и больше.

Он произносил слова медленно и нежно и, как всегда, заставлял ее трепетать. Но ее трогали не сами слова. Их можно найти в любом справочнике хороших манер. Ее трогало то, как он их произносил. Полная искренность в голосе, в выражении глаз, нежное прикосновение к ее коже. Джейсон снова посмотрел на часы и озорно улыбнулся.

— Чтобы успеть на самолет, надо выехать через три часа.

Она обвила его шею руками и потянула на себя.

— Ну, три часа — это ведь целая жизнь.

Двумя часами позже с еще влажными после душа волосами Джейсон Арчер спустился вниз и открыл дверь маленькой комнаты, служившей ему домашним кабинетом. В ней стояли компьютер, ящики для дискет, деревянный письменный стол и два маленьких книжных шкафа. Было тесновато, но уютно. В маленькое окно пробивался слабый свет.

Джейсон закрыл дверь, достал ключ из ящика письменного стола и отпер верхний ящик с дискетами. На секунду он замер и прислушался. Это стало для него привычкой даже в стенах собственного дома. Такое открытие неожиданно глубоко обеспокоило его. Сидней снова уснула. Эми крепко спала через две комнаты. Он залез в ящик и бережно вытащил большой старомодный кожаный портфель с двумя ремнями, медными застежками и изношенной лоснящейся отделкой. Открыл портфель и вынул пустой гибкий диск. Полученные инструкции были лаконичны. Переписать все, что у него есть, на дискету, сделать распечатку документов, затем уничтожить лишнее.

Он вставил дискету в щель и скопировал все материалы, которые собрал. Покончив с этим, он уже приблизил палец к клавише стирания, готовясь выполнить инструкцию по уничтожению соответствующих файлов.

Однако палец повис в воздухе. Джейсон решил следовать велению инстинкта.

Потребовалось лишь несколько минут, чтобы сделать запасную копию дискеты, после чего он стер файлы на винчестере. Джейсон внимательно вчитался в содержание запасной дискеты и несколько минут проделывал еще какие-то операции на компьютере. Посмотрел, как текст на экране превращается в непонятные иероглифы. Сохранив изменения, он вышел из файла, вытащил запасную дискету из компьютера, опустил ее в маленький конверт с мягкой прокладкой и запрятал его подальше в боковой кармашек кожаного портфеля. Следуя инструкциям, он распечатал содержание первой дискеты и положил ее вместе с листками бумаги в главное отделение портфеля.

Затем вынул бумажник и достал из него пластиковый жетон, которым пользовался, чтобы войти в здание фирмы в неурочное время. Он ему больше не понадобится. Джейсон бросил жетон в ящик письменного стола и закрыл его.

Он проверил содержимое портфеля. Его мысли уносились далеко от дома. Осталось неприятное чувство от того, что солгал жене. Раньше он никогда не делал этого. Мысль, что он покривил душой, стала невыносимой. Скоро все это кончится. Джейсон вздрогнул, подумав о риске, которому подвергает себя, По его телу невольно пробежала дрожь, когда он осознал, что жена ничего не знает. Он снова обдумал свой план. Маршрут, которым поедет, действия, которыми запутает свои следы, кодовые имена людей, которые его встретят. Голова соображала с трудом. Джейсон посмотрел в окно, стремясь разглядеть что-то вдали на горизонте. Глаза за стеклами очков, которые он носил, казалось, становились все больше и больше, пока его мозг напряженно перебирал все мыслимые возможности. После того, как сегодняшний день закончится, в самом деле можно будет в первый раз сказать, что идти на подобный риск стоило. Самое главное сегодня — уцелеть.

Глава 4

Мрак, окутавший международный аэропорт Даллеса, скоро отступит перед рассветом. Пока пробуждался новый день, к аэровокзалу подъехало такси. Задняя дверца отворилась и появился Джейсон Арчер. В одной руке он держал кожаный портфель, в другой — черный металлический кейс, вмещавший портативный компьютер. На голове — темно-зеленая шляпа с широкими полями и кожаной лентой.

Джейсон улыбался — воспоминание о любовной сцене с женой не выходило у него из головы. Оба приняли душ, но его тело хранило аромат недавней близости, и если бы не надо было торопиться, они бы отдались друг другу еще раз.

Он поставил кейс с компьютером на землю и, достав из машины парусиновую сумку большого размера, перекинул ее через плечо. Джейсон предъявил водительские права у кассы «Уэстерн Эйрлайнс», получил билет и посадочный талон, сдал парусиновую сумку. Он задержался, чтобы поправить воротник пальто из верблюжьей шерсти, глубже надвинуть шляпу на голову, разгладить галстук с орнаментом золотистой, светло-коричневой и бледно-лиловой расцветок. На нем были темно-серые мешковатые брюки. Не то чтобы все очень бросалось в глаза, однако носки были белые, а теннисные туфли — черные. Через некоторое время Джейсон в торговом ряду купил газету «USA Today» и чашку кофе. Затем он прошел через спецконтроль.

Автобус был заполнен на три четверти. Джейсон стоял среди мужчин и женщин, выглядевших почти так же, как он: темные костюмы, следы помады на шее, плотно набитые сумки, поддерживаемые усталыми руками.

Джейсон не выпускал из рук кожаный портфель, его ноги зажали кейс с компьютером. Временами он осматривал автобус, изучая сонных пассажиров. Затем его взгляд вернулся к газете, а автобус, качаясь и подпрыгивая, продолжал путь.

Сидя в большом открытом зале ожидания перед выходом номер 11, Джейсон сверил время. Скоро начнется посадка. Он посмотрел через широкое окно — ряд самолетов «Уэстерн Эйрлайнс» со знакомыми яркими коричнево-желтыми полосами готовился к ранним утренним рейсам. Розовые полосы прорезали небо, когда взошло солнце и озарило Восточное побережье. Снаружи ветер яростно бился о толстое стекло. Служащие аэропорта, горбясь, двигались вперед, преодолевая натиск ветра. Скоро зима окончательно вступит в свои права, тогда ветры и холодный снег продержат этот регион в своей власти до апреля.

Из внутреннего кармана Джейсон извлек посадочный талон и начал изучать его содержание: беспересадочный полет на самолете «Уэстерн Эйрлайнс» рейсом 3223 из вашингтонского аэропорта до Лос-Анджелеса. Джейсон родился и вырос в районе Лос-Анджелеса, где не был уже больше двух лет. Совсем рядом в огромном аэровокзале скоро начнется посадка на самолет, который полетит в Сиэтл с промежуточной посадкой в Чикаго. Джейсон облизнул губы, где-то в глубине его сознания зарождалось мрачное предчувствие. Он несколько раз сглотнул, чтобы избавиться от сухости во рту. Выпив кофе, пролистал газету, без особой радости читая о несчастьях и бедах мира сего, обрушивавшихся с каждой цветной полосы.

Просматривая заголовки, он заметил мужчину, решительно шагавшего по главному вестибюлю. На нем были пальто из верблюжьей шерсти и серые мешковатые брюки. У шеи высовывался галстук, похожий на галстук Джейсона. Как и Джейсон, он держал в руке кожаный портфель и черный кейс с компьютером. Помимо компьютера, он сжимал в руке белый конверт.

Джейсон быстро поднялся и направился в мужской туалет. Он как раз открылся после уборки.

Войдя в последнюю кабину, Джейсон запер дверь, повесил свое пальто на крючок, открыл кожаный портфель, вытащил большой сложенный нейлоновый мешок. Он извлек зеркало размером четыре дюйма на восемь. Приладил его к стенке кабины с помощью магнита. Затем достал толстые черные очки, чтобы заменить ими очки в металлической оправе, и черный крем для усов. Парик с короткой стрижкой пришелся впору чернильного цвета усам. Снял галстук и пиджак, запихнул их в сумку, натянул бумажный спортивный свитер. Стащил мешковатые брюки, под ними оказались подходящего цвета тренировочные штаны. Теперь теннисные туфли оказались к месту. Пальто было двусторонним и вместо верблюжьего стало темно-синим. Джейсон посмотрелся в зеркало. Кожаный портфель и металлический кейс вместе с зеркалом исчезли в нейлоновом мешке. Шляпа осталась на крючке кабины. Отперев дверь, он вышел и направился к раковине.

Вымыв руки, Джейсон внимательно рассматривал в зеркале свое очкастое лицо. В отражении он увидел, как в дверях появился высокий блондин, которого приметил ранее. Тот вошел в ту же кабину, которую Джейсон покинул, и закрыл дверь. Джейсон тщательно вытер руки и пригладил свои новые волосы. В этот момент из кабины вышел мужчина с его шляпой на голове. Если бы не эта маскировка, оба могли бы сойти за близнецов. Выходя через дверь, они словно нечаянно столкнулись. Джейсон торопливо извинился, мужчина даже не взглянул на него. Он быстро удалился с билетом Джейсона в кармане, а последний засунул в карман пальто белый конверт.

Джейсон уже собирался вернуться на прежнее место, когда его взгляд задержался на телефонах. Немного поколебавшись, он быстро подошел к одному и набрал номер.

— Сид?

— Джейсон? — Сидней одновременно одевалась, кормила непослушную Эми Арчер и запихивала папки в свой портфель. — Что случилось? Твой вылет задерживается?

— Нет, самолет вылетает через несколько минут. — Он умолк, увидев отражение своего измененного лица на блестящей поверхности телефона. Стало как-то неловко разговаривать с женой в таком виде.

Сидней натягивала пальто на Эми.

— В чем дело? Что-нибудь не так?

— Нет, просто подумал, позвоню, узнаю, как дела.

Сидни раздраженно проворчала:

— Что ж, вот тебе краткий отчет: я опаздываю, твоя дочь как всегда не слушается и, как только сейчас обнаружилось, мой билет на самолет и нужные документы остались на работе, а это значит, что вместо получаса свободного времени у меня остается несколько секунд.

— Я... извини, Сид. — Рука Джейсона крепко сжимала нейлоновый мешок. Сегодня последний день. Последний день, — повторял он про себя. Если с ним что-нибудь случится, если по какой-то причине, несмотря на все предосторожности, он не вернется, жена ведь никогда так ничего и не узнает.

Сидней уже кипела. Эми только что пролила чашку с напитком на свое пальто, и большая часть молока оказалась в набитом бумагами портфеле Сидней. Она пыталась удержать телефонную трубку под подбородком.

— Джейсон, мне пора бежать.

— Нет, Сид, подожди, мне надо сказать тебе...

Сидней встала. Тон ее голоса не допускал возражений. Она обозревала вред, причиненный двухлетней дочерью, с вызовом смотревшей на свою мать. Подбородки обеих были похожи, как две капли воды.

— Джейсон, придется подождать. Я тоже должна успеть на самолет. Пока. — Она повесила трубку и подхватила извивающуюся дочь. Забрав пакет с растворимым напитком и все остальное, обе вышли.

Джейсон медленно повесил трубку и отвернулся. Он тяжко вдохнул и уже в сотый раз молил Бога, чтобы сегодня все завершилось, как намечено. Он не заметил, как какой-то человек время от времени украдкой поглядывает в его сторону и отворачивается. Этот же человек прошел мимо Джейсона еще до процедуры переодевания в туалете. Достаточно близко, чтобы рассмотреть бирку на его сумке. Джейсон совершил маленький, но серьезных промах, ибо на бирке значилось его настоящее имя и место назначения.

Спустя несколько минут Джейсон встал в очередь на посадку. Он вытащил белый конверт, переданный ему мужчиной в туалете, и достал из него билет на самолет. Ему не терпелось увидеть, как выглядит Сиэтл. Он посмотрел через проход и вовремя заметил, как его «двойник» садится в самолет, вылетающий в Лос-Анджелес. Затем Джейсон обратил внимание в очереди на еще одного пассажира на тот же рейс. Высокий, худощавый, большая лысая башка, возвышавшаяся над квадратным лицом, частично покрытым густой бородой. Выразительные черты лица показались знакомыми, но Джейсон не успел как следует разглядеть их владельца, поскольку тот скрылся за дверью, спеша к своему месту. Джейсон пожал плечами, послушно отдал посадочный талон и пошел по коридору салона к своему месту.

* * *

Через каких-нибудь полчаса, когда самолет, на котором летел Артур Либерман, врезался в землю и к белым облакам потянулись кольца черного дыма, в сотнях милях к северу Джейсон пил очередную чашку кофе и открывал крышку портативного компьютера. С улыбкой на устах он посмотрел в окно самолета, стремительно приближавшегося к Чикаго. Первый этап поездки прошел гладко, и командир корабля только что объявил, что на всем протяжении полет будет приятным.

Глава 5

Сидней Арчер нетерпеливо засигналила, и передняя машина рванула на зеленый свет. Она по привычке посмотрела в зеркало обзора «Форда Эксплорера», проверяя, что происходит на заднем сиденье. Эми, зажав своего Винни-Пуха в руке, крепко спала. От матери Эми унаследовала густые белокурые волосы, решительный подбородок и тонкий нос. Отец ей дал живые глаза и грациозность спортсмена, хотя и сама Сидней Арчер в школьные годы была стройной, как кипарис, основной нападающей в женской баскетбольной команде.

Она свернула на асфальтированную стоянку перед низким кирпичным зданием. Сидней вышла, открыла заднюю дверцу и нежно высвободила дочку из детского сиденья, не забыв взять Винни-Пуха и сумку Эми. Сидней подняла капюшон куртки Эми и прикрыла полой пальто ее лицо от пронизывающего ветра. Вывеска над дверью с двойным стеклом гласила: «Дневной центр по уходу за детьми».

Внутри Сидней сняла куртку с Эми, стерла с ее лица кукурузные хлопья, оставшиеся после недавнего происшествия, проверила провизию в переносной сумке, прежде чем вручить ее Карен, служащей центра. Перед ее тренировочного костюма был уже испачкан красным мелом, а на правом рукаве красовалось большое пятно, очевидно, от виноградного желе.

— Привет, Эми. У нас новые игрушки, на которые тебе, наверно, захочется посмотреть. — Карен опустилась перед ней на колени. Эми все еще цеплялась за своего медведя, держа большой палец правой руки во рту.

Сидней протянула сумку Эми.

— Бобы и сосиски, сок и бананы. Она уже позавтракала. Картофельные чипсы и шоколадное печенье с орехами, если ей захочется. Пусть она после обеда поспит подольше, Карен, малышка ночью плохо спала.

Карен протянула Эми свой палец.

— Хорошо, миссис Арчер. Эми ведь всегда ведет себя хорошо, правда?

Сидней наклонилась и поцеловала дочь в щеку.

— Конечно, за исключением тех случаев, когда Эми не хочется есть, спать или делать то, что ей говорят.

Карен была матерью малыша такого же возраста, как Эми. Обе мамы понимающе улыбнулись.

— Карен, я вернусь вечером в половине восьмого.

— Да, мадам.

— Пока, мамочка, я люблю тебя.

Сидней обернулась и увидела, как Эми машет ей ручкой. Маленькие пальчики шевелились в такт руке. Острый подбородок превратился в миленький бугорок, накопившееся после утренней ссоры раздражение прошло. Сидней помахала рукой в ответ.

— Я тоже люблю тебя. Моя дорогая, сегодня вечером после ужина мы купим мороженого. Папа уж точно позвонит, чтобы поговорить с тобой, правда? — Чудесная улыбка озарила лицо Эми.

Через полчаса Сидней въехала в гараж-стоянку своей фирмы, схватила портфель, лежавший на сиденье, и, устремляясь к лифту, захлопнула дверь. Холодный ветер, ворвавшийся в гараж, освежил ей голову. Скоро старый камин в их жилой комнате очень понадобится. Она полюбила запах горящего костра, он успокаивал и вселял чувство безопасности. Приближавшаяся зима настроила ее мысли на Рождество. Первого декабря Эми действительно сможет оценить, какой это праздник. Сидней стала все больше волноваться, думая о приближавшихся выходных. На День благодарения они обычно навещали ее родителей, но в этом году проведут Рождество дома. Только они втроем. Перед потрескивающим в камине огнем будет стоять большая елка и гора подарков для малышки.

Хотя формально считалось, что Сидней работает неполный рабочий день, она была самым трудолюбивым юристом фирмы. Старшие коллеги улыбались всякий раз, проходя мимо кабинета Сидней Арчер и осознавая, что ее усилия лишь увеличивают общий доход. Они, похоже, думали, что используют ее, однако у Сидней были свои резоны. Сценарий с неполным рабочим днем был всего лишь фрагментом картины. Сидней в любое время могла открыть частную юридическую практику. Однако нынешняя работа оставляла ей время для ухода за Эми.

Старый дом из камня и кирпича купили почти за полцены — требовался большой ремонт. Эту работу Сидней, Джейсон и группа субподрядчиков завершили в течение последних двух лет по ценам, выторгованным в ходе напряженных переговоров. «Ягуар» приобрели в обмен на потрепанный за шесть лет «Форд». Последний большой студенческий заем кончился, и, руководствуясь здравым смыслом, а также жертвуя многим, они урезали расходы на жизнь почти на половину. Через год Арчеры почти полностью освободятся от долгов.

Ее мысли вернулись к утренним часам. Джейсон сообщил прекрасную новость. Она через силу улыбнулась, думая о перспективах. Она гордилась Джейсоном. Он больше, чем кто-либо другой, заслуживал подобного успеха. Год складывался хорошо. Подумать только о всех бессонных ночах. Он, наверно, создавал необходимые условия для будущей работы. Сколько времени она напрасно беспокоилась. Она почувствовала угрызения совести от того, что оборвала его, повесив трубку7. Они помирятся, когда Джейсон вернется.

Сидней вышла из лифта и быстро побежала по уютно обставленному коридору к своему кабинету. Она открыла дверь, проверила электронную почту и автоответчик. Ничего срочного. Запихнула в портфель документы, которые понадобятся во время поездки, взяла билеты на самолет со стула, куда их положила секретарша, засунула портативный компьютер в дорожную сумку. В голосовую почту она наговорила кучу указаний секретарше и четырем другим юристам фирмы, помогавшим ей в ряде вопросов. Нагрузившись до предела, она с трудом добралась до лифта.

Сидней прошла регистрацию в Национальном аэропорту и через несколько минут устроилась на сиденье «Боинга 737». Она не сомневалась, что самолет взлетит вовремя и меньше чем через час приземлится в нью-йоркском аэропорту Ла-Гардиа. К сожалению, поездка от аэропорта до города занимала столько же времени, сколько и сам полет, в течение которого лайнер преодолевал расстояние между столицей страны и финансовым центром мира примерно в двести тридцать миль.

В самолете свободных мест не было. Сев, она заметила, что рядом расположился пожилой мужчина, одетый в старомодный костюм-тройку в мелкую полоску. Ярко-красный галстук, завязанный большим узлом, выделялся на фоне свежей, застегнутой на все пуговицы рубашки. На коленях у него лежал потрепанный кожаный портфель. Посматривая в окно, он сжимал и разжимал тонкие руки. К мочкам ушей прилипли маленькие пучки белых волос. Ворот рубашки свободно, словно оторвавшиеся от фундамента здания стены, висел на шее. Сидней заметила капли пота на его левом виске и над верхней губой.

Самолет неуклюже вырулил на взлетную полосу. Шум щитков на крыльях, занявших нижнее положение для взлета, казалось, успокоил старика. Он повернулся к Сидней.

— Это все, к чему я прислушиваюсь, — сказал он глубоким твердым голосом, пикантно растягивая слова, будто всю жизнь провел на юге.

Сидней с любопытством взглянула на него.

— Как вы сказали?

Он указал на маленькое окошко.

— Всегда проверяю, установлены ли на крыльях эти проклятые щитки, а то эта штука не оторвется от земли. Помните тот самолет в Дее-тройте? — Он произнес так, словно Детройт состоял из двух слов. — Проклятые пилоты забыли правильно установить щитки, и на самолете погибли все, кроме той маленькой девочки.

Сидней посмотрела в окно.

— Думаю, пилоты хорошо помнят тот случай, — ответила она. Про себя она вздохнула. Меньше всего ей хотелось сидеть рядом с нервным попутчиком. Сидней вернулась к своим запискам, быстро пробегая пункты предстоящей презентации. По рядам прошли бортпроводники и заставили всех запихнуть свои вещи под кресла. Когда те вернулись с еще одной проверкой, Сидней засунула бумаги в портфель и положила его под передним креслом. Она смотрела через окно на темные неспокойные воды Потомака. Стаи чаек рассыпались над водой, издалека напоминая кружащиеся в воздухе клочья бумаги. Командир четким голосом объявил через внутреннюю связь, что следующим взлетит их самолет.

Через несколько секунд он мягко оторвался от земли. Сделав левый вираж, чтобы обойти запретную зону над Капитолием и Белым домом, самолет стал набирать крейсерскую высоту.

После того, как на высоте двадцати тысяч футов полет выровнялся, появилась тележка с напитками. Сидней взяла чашку кофе и обязательный кулек соленых орешков. Ее пожилой сосед отрицательно покачал головой, когда спросили, что он будет пить, и с тревогой продолжал смотреть в окно.

Сидней наклонилась и достала из-под кресла портфель, собираясь немного поработать. Она уселась на свое место и взяла из портфеля бумаги. Просматривая их, она заметила, что старик все еще не отрывается от окна. Его хрупкое тело напрягалось, когда самолет поднимался или опускался, очевидно, он ожидал услышать какой-нибудь необычный шум, предвещающий катастрофу. Вены на шее у него туго натянулись, руки сжали подлокотники. Обычное состояние, не так уж редко встречающееся у истеричных людей. Черты ее лица смягчились. Нелегко жить в страхе. Мысль о том, что лишь ты один испытываешь страх, осложняет все. Она протянула руку, мягко дотронулась до его локтя и улыбнулась. Он оглянулся и смущенно улыбнулся, его лицо слегка покраснело.

— Они так часто летают по этой линии, что, думаю, знают все тонкости, — сказала она тихим успокаивающим голосом.

Он снова улыбнулся и потер руки, чтобы восстановить кровообращение.

— Вы совершенно правы... мадам.

— Сидней, Сидней Арчер.

— Джордж Бэрд — так меня зовут. Рад с вами познакомиться, Сидней.

Они обменялись крепким рукопожатием.

Бэрд быстро посмотрел в окно на пушистые облака. Яркое солнце ослепляло. Он приспустил занавеску.

— Я так много летал в своей жизни, что, пожалуй, можно было и привыкнуть.

— Джордж, к самолетам трудно привыкнуть, сколько ни летай, — вежливо ответила Сидней. — Но такси, на которых нам придется добираться до города, еще опаснее.

Оба рассмеялись. Вдруг Бэрд чуть-чуть подпрыгнул, когда самолет попал в довольно большую воздушную яму, и его лицо снова стало пепельно-бледным.

— Джордж, вы часто летаете в Нью-Йорк? — Она старалась удержать его взгляд. Никакие теории о передаче мыслей на расстоянии ее раньше не беспокоили. Однако с тех пор, как появилась Эми, стали возникать признаки дурного предчувствия всякий раз, когда она садилась в самолет, поезд или даже машину. Она пристально посмотрела в глаза Бэрда — после очередной воздушной ямы старик напрягся. — Джордж, все в порядке. Это всего лишь небольшая турбулентность.

Он глубоко вздохнул и посмотрел на нее в упор.

— Я член нескольких правлений компаний, штаб-квартиры которых находятся в Нью-Йорке. Приходится летать туда дважды в год.

Сидней изучала документы и вдруг обнаружила кое-что. Лицо ее нахмурилось. На четвертой странице ошибка. Когда приедет на место, придется исправить.

Джордж Бэрд коснулся ее руки.

— Думаю, по крайней мере, сегодня все обошлось. Не на каждый же день приходятся два крушения самолетов. Ведь так?

Занятая своими делами, Сидней ответила не сразу. Наконец, она, прищурив глаза, повернулась к нему.

— Извините, что вы сказали?

Бэрд доверительно наклонился к ней и тихим голосом сказал:

— Я сегодня утром в Ричмонде сел на один из этих маленьких самолетиков. Добрался до Национального аэропорта около восьми и нечаянно услышал разговор двух пилотов. Не мог поверить своим ушам. Уверяю вас, они нервничали. И я тоже, черт побери.

На лице Сидней отразилось смятение.

— Да что вы говорите?

Бэрд наклонился еще ближе.

— Не знаю, услышали ли другие, но мой слуховой аппарат на новых батарейках безупречен. Возможно, эти ребята посчитали, что я глухой. — Он сделал трагическую паузу, озираясь по сторонам, прежде чем повернуться к Сидней. — Сегодня утром упал самолет. Все погибли. — Он посмотрел на нее, его седые густые брови шевелились, словно кошачий хвост.

На какое-то мгновение Сидней показалось, что внутри у нее все оборвалось.

— Где?

Бэрд покачал головой.

— Этого я не расслышал. Реактивный самолет, как я понял, довольно большой. По-видимому, свалился прямо с неба. Думаю, именно поэтому так нервничали эти ребята. Хуже всего, когда не знаешь причину, верно?

— Вы знаете, какой компании принадлежал самолет?

Он снова покачал головой.

— Думаю, скоро узнаем. Могу поспорить, что, когда доберемся до Нью-Йорка, катастрофу покажут по телевидению. Я уже позвонил жене из аэропорта и сказал ей, что со мной все в порядке. А жена, разумеется, даже в голову не брала, но мне не хотелось, чтобы она волновалась, когда увидит это по телевизору.

Сидней смотрела на его ярко-красный галстук. Вдруг он показался ей большой свежей раной, зияющей на шее. Скорее всего, все сказанное — правда. Она покачивала головой и сосредоточенно смотрела вперед. Потом решила срочно рассеять сомнения. Вставила кредитную карточку в отверстие переднего сидения, выхватила трубку из ниши и спустя мгновение передала сообщение на пейджер Джейсону. У нее не было номера его нового сотового телефона. Обычно она на всякий случай отключала его телефон во время полетов. Он дважды получал нагоняй от обслуживающего персонала за пользование сотовым на борту самолета. Оставалась надежда, что муж не забыл взять с собой пейджер. Она посмотрела на часы. В это время он должен находиться над Средним Западом, но пейджер, посылая сигналы на спутник, легко принимал информацию на борту самолета. Однако Джейсон не мог перезвонить ей по телефону самолета — «Боинг 737», на котором она находилась, еще не оборудовали необходимой техникой. Поэтому она передала свой рабочий номер. Сидней решила подождать минут десять и позвонить секретарше.

Десять минут прошли, она позвонила на работу. Секретарша подняла трубку не сразу. Нет, ее муж не звонил, Сидней настояла, чтобы она проверила автоответчик голосовой почты. Там тоже — пусто. Секретарша ничего не слышала о крушении самолета. Сидней уже стала подозревать, что Джордж Бэрд что-то перепутал, подслушав разговор пилотов. Он, вероятно, болтался без дела и воображал всевозможные катастрофы, однако Сидней нужна была достоверная информация. Она изо всех сил пыталась вспомнить название компании, чьим самолетом полетел ее муж Позвонив в справочную, узнала номер «Юнайтед Эйрлайнс». Наконец ей удалось дозвониться до человеческого существа и получить ответ, что самолет этой компании действительно рано утром вылетел из аэропорта Даллеса рейсом в Лос-Анджелес, но никаких сообщений о крушении не поступало. Казалось, женщина не очень-то хотела обсуждать эту тему по телефону, и Сидней повесила трубку с новым грузом сомнений на душе. Затем она позвонила в компании «Амэрикен» и «Уэстерн Эйрлайнс». Однако не смогла туда пробиться. Казалось, что на телефонных линиях образовалась пробка. Она попыталась снова, но столь же безуспешно. Ее тело постепенно немело. Джордж Бэрд снова коснулся ее руки.

— Сидней... мадам, с вами все в порядке?

Сидней не отвечала. Забыв обо всем, она смотрела перед собой, думая лишь о том, чтобы после посадки поскорее выбраться из самолета.

Глава 6

Джейсон Арчер посмотрел на пейджер — на крошечном экране появился номер. Он потер подбородок, снял очки и вытер их оставшейся после ленча салфеткой. Это был номер прямой связи с кабинетом жены. Как и самолет, которым летела его жена, «ДС-10» был оборудован сотовыми телефонами, покоившимися в гнездах через каждый ряд сидений. Он потянулся к телефону, но потом остановился. Он знал, что сегодня Сидней будет находиться в нью-йоркском отделении фирмы, вот почему появление на экране пейджера номера рабочего телефона жены озадачило его. В душу закралось ужасное подозрение — а не случилось ли чего с Эми. Он снова проверил пейджер. Сообщение пришло в девять тридцать утра по восточному поясному времени. Он покачал головой. Жена в это время, вероятно, находится уже на полпути к Нью-Йорку. Вряд ли сообщение связано с Эми. Дочку, должно быть, еще до восьми утра отвезли в центр дневного ухода. Хотела ли жена извиниться за то, что оборвала его, повесив трубку? Это, заключил он, маловероятно. То происшествие нельзя было назвать даже маленькой ссорой. Здесь что-то не так. Зачем ей звонить из самолета и оставлять свой рабочий номер телефона, когда ему известно, что ее там не будет?

Вдруг его лицо побледнело. Может быть, звонила не жена. С учетом сложившихся странных обстоятельств Джейсон сделал вывод, что не Сидней заказала этот звонок. Он инстинктивно оглядел салон. Со складного экрана монотонно жужжал кию фильм.

Он откинулся на сиденье и размешал пластиковой ложкой остатки кофе. Бортпроводники убирали тарелки, предлагали одеяла и подушки. Рука Джейсона обвилась вокруг ручки портфеля, будто защищая его. Он покосился на кейс с компьютером, который был задвинут под переднее сиденье. Возможно, ее поездку отменили. Однако Гембл уже находился в Нью-Йорке и никто, кроме него, этого сделать не мог. Это уж Джейсон знал наверняка. К тому же сделка с «Сайберкомом» вошла в решающую стадию.

Он еще глубже вжался в кресло, его пальцы вертели пейджер, словно ватный шарик. А что если заказать разговор по оставленному номеру? Переадресуют ли его в Нью-Йорк? Следует ли позвонить домой и проверить автоответчик? В этой ситуации, как ни крути, требовался сотовый телефон. В портфеле находилась самая современная модель, снабженная защитой и шифровальным устройством. Однако по правилам авиакомпаний пользоваться своим сотовым было запрещено. Ему пришлось бы воспользоваться телефоном компании, но тогда не обойтись без кредитной или телефонной карточки. А это было небезопасно. Такой ход позволил бы установить, хотя это и маловероятно, его местонахождение. Как минимум остался бы заметный след. Он должен был лететь в Лос-Анджелес. Вместо этого он находился на высоте тридцати одной тысячи футов на пути к северо-западной части Тихого океана. Неожиданная неувязка его сильно встревожила, особенно после тщательного планирования всей операции. Он надеялся, что это не предвещает ничего плохого.

Джейсон снова взглянул на пейджер. У пейджинговой фирмы «Скайворд» была пресс-служба, передающая важнейшие события, и последние известия поступали на экран несколько раз за день. Политические и финансовые сообщения, проплывавшие по экрану пейджера, его в данный момент не интересовали. Он поразмышлял о сообщении, якобы поступившем от жены, затем стер из памяти пейджера страницу, на которой оно находилось, надел наушники. Однако его мысли были далеки от изображений, мелькавших на киноэкране.

Сидней пробивалась через толпу в аэропорту Ла-Гардиа, две сумки со стуком бились о ее одетые в нейлоновые чулки ноги. Она не заметила молодого человека, пока почти не столкнулась с ним.

— Сидней Арчер? — обратился к ней парень лет двадцати, одетый в черный костюм с галстуком, из-под фуражки шофера выбивались вьющиеся каштановые волосы. Она остановилась и непонимающе посмотрела на него, страх пронзил все тело. Сидней ожидала, что он сообщит страшную весть. Затем она увидела в его руке плакат с ее именем и облегченно расслабилась. Фирма прислала машину, чтобы отвезти ее в Манхэттенское отделение. Она забыла об этом. Сидней медленно кивнула, кровь возобновила свое движение.

Молодой человек взял одну из ее сумок и пошел к выходу.

— В фирме мне описали вашу внешность. Это приходится кстати, если тот, кого встречаешь, не замечает плаката. Понимаете, здесь все озабочены, бегут куда-то. Тут нужна подстраховка. Машина прямо у входа. Вам все же лучше застегнуть пальто, на улице страшный холод.

Когда они прошли регистрационную стойку, Сидней замешкалась. Хлынул поток возбужденных пассажиров, пытающихся хоть на шаг опередить ритм жизни, а сделать это становится все труднее и труднее. Она быстро осмотрела аэровокзал в поисках слоняющегося без дела служащего. Но увидела лишь носильщиков, спокойно толкавших тележки с багажом среди истеричных и впадавших в панику путешественников. Кругом царил хаос, однако в нем не было ничего необычного. Это ведь хорошо, не правда ли?

Водитель посмотрел на нее.

— Все в порядке, госпожа Арчер? Вам плохо? — Сидней за несколько последних секунд побледнела еще больше. — У меня в машине есть немного тайленола. Он вас сразу взбодрит. Мне от этих самолетов тоже становится плохо. Вся эта вентиляция с повторно используемым воздухом. Я вот что скажу — как только вы подышите свежим воздухом, все будет в порядке. Конечно, если нью-йоркский воздух можно назвать свежим. — Он улыбнулся.

Вдруг улыбка исчезла, когда он увидел, что Сидней бросилась прочь.

— Мадам Арчер? — Он помчался за ней.

Сидней поравнялась с женщиной в униформе, опознавательные значки и эмблемы на которой говорили, что перед вами — служащая «Амэрикен Эйрлайнс». Сидней потребовалось несколько секунд, прежде чем она смогла выдавить свои вопросы. Глаза молодой женщины округлились.

— Я ничего подобного не слышала. — Женщина говорила тихим голосом, чтобы не привлекать внимания прохожих. — Где вы про это узнали?

Когда Сидней ответила, женщина улыбнулась. К этому времени к ним подоспел водитель.

— Я только что с брифинга, мадам. Если бы что-нибудь похожее случилось с одним из наших самолетов, мы бы узнали об этом. Поверьте мне.

— А если это произошло только что? Я имею в виду... — Голос Сидней сорвался на крик.

— Мадам, ничего же не случилось, разве не так? Успокойтесь. Авиация — самый безопасный способ передвижения.

Женщина крепко взяла руку Сидней в свою, посмотрела на водителя и успокаивающе улыбнулась, затем повернулась и ушла.

Сидней еще немного постояла на месте, смотря ей вслед. Потом сделала глубокий вздох и нервно покачала головой. Она снова пошла к выходу и поглядела на водителя, будто видела его впервые.

— Как вас зовут?

— Том, Том Ричардс. Люди зовут меня Томи.

— Томи, как долго вы находитесь в этом аэропорту?

— С полчаса. Люблю приезжать пораньше. Знаете ли, переезды — это головная боль, которую бизнесмены, гм, люди терпеть не могут.

Они дошли до выхода и сильный пронизывающий ветер ударил Сидней в лицо, покрывая его румянцем. Она даже зашаталась, и Томи подхватил ее за руку, чтобы удержать от падения.

— Мадам, у вас больной вид. Хотите я отвезу вас к врачу?

Сидней восстановила равновесие.

— Мне хорошо, давайте пойдем к машине.

Он пожал плечами, и Сидней проследовала за ним к сверкающему «Линкольну». Он открыл ей дверь.

Она откинулась на подушки сиденья и несколько раз глубоко втянула воздух. Томи сел за руль и включил зажигание. Он посмотрел в зеркало заднего обзора.

— Послушайте, извините, что повторяюсь, с вами точно все в порядке?

Она кивнула и даже вымучила подобие улыбки.

— Мне хорошо, спасибо.

Она еще раз глубоко вздохнула, расстегнула пальто, одернула платье и положила ногу на ногу. В машине было очень тепло, а после натиска холодного ветра ей действительно стало не по себе, она посмотрела на затылок водителя.

— Томи, вы сегодня ничего не слышали о крушении самолета? Пока были в аэропорту или по радио?

Брови Томи поднялись вверх.

— Крушение? Я уж точно не слышал ни о чем подобном. Я все утро слушал волну, по которой круглосуточно передаются новости. Кто сказал, что самолет упал? Это невозможно. У меня есть друзья во всех авиакомпаниях. Они бы сказали мне. — Он с опаской взглянул на нее, словно засомневался, в здравом ли она уме.

Сидней откинулась на сиденье и ничего не ответила. Она взяла сотовый телефон, установленный автомобильной компанией, и набрала номер нью-йоркского филиала компании, при этом тихо ругая Джорджа Бэрда. Был лишь один шанс из миллиарда, что ее муж попал в авиакатастрофу, пока лишь гипотетическую катастрофу, о которой, казалось, проведал лишь напуганный старик. Она покачала головой и наконец улыбнулась. Все это нелепо. Джейсон усердно работает на компьютере, закусывая и выпивая вторую чашку кофе или, вероятнее всего, удобно устроившись, смотрит кинофильм на борту самолета. Пейджер мужа на ночном столике, наверно, покрылся пылью. Она задаст ему жару по этому поводу, когда он вернется. Джейсон будет смеяться над ней, когда услышит всю эту историю. Но это не страшно. Ей очень хотелось услышать его смех прямо сейчас.

Она начала говорить в трубку:

— Это Сидней. Передай Полу и Гарольду, что я в пути. — Она через стекло посмотрела на плавный поток машин. — Приеду максимум через полчаса.

Вернув телефон на место, она снова посмотрела в окно. Густые облака были готовы разразиться дождем, и даже прочный «Линкольн» сносило сильным ветром, когда они переезжали через мост Ист-Ривер, направляясь к Манхэттену. Томи снова посмотрел в зеркало заднего обзора.

— Сегодня обещают снег. Много снега. Я думаю, они врут. Не припомню, когда метеослужба хоть раз говорила правду. Если они все-таки не ошиблись, вам нелегко будет выбраться отсюда, мадам. В наши дни стоит ветру сдуть чью-то шляпу, как немедленно закрывают Ла-Гардиа.

Сидней продолжала смотреть в темные окна — очертания целой армии знакомых небоскребов тянулись до самого горизонта. Устремившиеся к небу внушительные здания, похоже, подняли ей настроение. Она уже представляла убеленную ватой рождественскую елку, стоявшую в углу жилой комнаты, тепло, излучаемое камином, руку мужа на талии, склоненную к ее плечу голову Джейсона. И, что приятнее всего, блестящие завороженные глаза. Бедный старик Бэрд. Ему надо срочно увольняться из своих правлений. Ясно, что все это ему не по силам. Она убеждала себя, что не обратила бы внимания на его нелепый рассказ, если бы муж сегодня не летел на самолете.

Она посмотрела вперед на дорогу и позволила себе немного расслабиться.

— Вы правы, Томи, пожалуй, обратно поеду поездом.

Глава 7

В главном конференц-зале нью-йоркского филиала компании в центре Манхэттена только что закончилась видеопрезентация, на которой были в общих чертах намечены условия и юридическая стратегия заключения сделки с «Сайберкомом». Сидней выключила видео, и экран окрасился приятным голубым цветом. Она окинула взглядом большое помещение, где сидели пятнадцать человек, большинство из них белые в возрасте от сорока до сорока пяти лет, и трепетно смотрели на мужчину, восседавшего во главе стола. Эти люди уже много часов не выходили отсюда.

Натан Гембл, председатель правления «Трайтон Глоубал», был широкоплечим, с массивной грудью человеком среднего роста, лет пятидесяти пяти, с тронутыми проседью волосами, зачесанными прямо назад и удерживаемыми так при помощи геля. Дорогой двубортный костюм отлично подогнан к коренастой фигуре. Лицо покрывали глубокие морщины, и оно сохранило следы прошлого загара. Говорил он повелительным баритоном. Сидней могла легко представить, как этот человек орет на сидящих за столами конференц-зала дрожащих от страха мелких чиновников. Возглавляя широко разветвленную ведущую корпорацию, он и наружностью, и поведением, несомненно, соответствовал своему положению.

Из-под густых седых бровей темно-каштановые глаза Гембла уставились на нее. Сидней тоже смотрела ему прямо в глаза.

— Натан, у вас есть вопросы?

— Только один.

Сидней напряглась. Она ожидала этого.

— Какой вопрос? — вежливо спросила она.

— Собственно, зачем мы идем на все это?

Все, кроме Сидней Арчер, поморщились, словно разом сели на огромную иглу.

— Боюсь, что не совсем поняла вас.

— Если вы не глупы, то, безусловно, поняли, а я знаю, что вы не глупы. — Гембл говорил спокойно и, несмотря на резкость своих слов, сохранял непроницаемое лицо.

Сидней сильно прикусила язык.

— Если я правильно понимаю, вы хотите приобрести «Сайберком», ничего не теряя?

Гембл осмотрел сидевших за столом.

— За эту компанию я предложил огромные деньги. По-видимому, недовольные десятипроцентной прибылью от собственных инвестиций ее руководители теперь хотят получить мои отчеты. Не так ли? — Она кивнула, не говоря ни слова, и Гембл продолжил. — Я приобретал много компаний, и никто раньше ни разу не требовал ничего подобного. А «Сайберком» посмел. Поэтому я повторяю свой первый вопрос. Почему они это делают? Что, черт возьми, в этом «Сайберкоме» такого особенного? — Его глаза сурово пробежали по сидящим и снова остановились на Сидней.

Человек, разместившийся слева от Гембла, зашевелился. В течение всего совещания его внимание было приковано к портативному компьютеру. Квентин Роу, молодой президент «Трайтона», подчинялся только Натану Гемблу. Пока все остальные ходили втиснутыми в модные костюмы, он носил брюки цвета хаки, потрепанную обувь, грубую хлопчатобумажную рубашку и коричневый жилет, спереди застегнутый на все пуговицы. Две алмазные серьги украшали левое ухо. Его вид больше подходил для обложки альбома, нежели зала заседаний правления.

— Натан, «Сайберком» — исключение, — заметил Роу. — Без этой компании мы перестанем существовать через два года. Технология «Сайберкома» полностью обновится и скажет решающее слово в передаче информации через Интернет. Если речь идет о бизнесе в сфере высоких технологий, то «Сайберком» сравним с Моисеем, спустившимся с горы с десятью заповедями в руках. У нас нет альтернативы, — сказал Роу утомленным голосом, в котором проскальзывали резкие нотки. Он не смотрел на Гембла.

Гембл закурил, небрежно положив свою дорогую зажигалку на маленькую медную табличку с надписью «Не курить».

— Видите ли, Роу, вся эта чепуха с высокой технологией таит опасность: утром вы король, а днем — дерьмо. Уж я-то никогда не стал бы влезать в это дело.

— Что ж, если вас больше всего интересуют деньги, не забывайте, что технология «Трайтона» доминирует во всем мире, а прибыль достигает двух миллиардов долларов в квартал, — отпарировал Квентин Роу.

— А завтра днем мы окажемся в дерьме. — Гембл, продолжая дымить, бросил на Роу кривой, полный отвращения взгляд.

Сидней Арчер откашлялась.

— Натан, этого не произойдет, если вы приобретете «Сайберком». — Гембл повернулся к ней. — Вы будете на коне, по крайней мере, в течение следующего десятилетия, а ваши прибыли могут утроиться за пять лет.

— Вот как! — В голосе Гембла звучало сомнение.

— Она права, — добавил Роу. — Следует иметь в виду, что пока никто не смог создать программ и связанных с ними коммуникационных систем, позволяющих потребителям полностью воспользоваться преимуществами Интернета. Все заходили в тупик, пытаясь сделать так, чтобы это работало. А «Сайберком» справился. Вот почему ради приобретения этой компании ведется настоящая война. Мы в состоянии ее прекратить. Придется, если не хотим оказаться среди неудачников.

— Я не хочу, чтобы они изучали наши документы. И точка. Мы частная компания, в которой я к тому же самый крупный держатель акций. А деньги есть деньги. — Гембл смотрел в упор то на Сидней, то на Роу.

— Они станут вашими партнерами, Натан, — сказала Сидней. — Они не собираются забрать ваши деньги и смыться, как другие приобретенные вами компании. Они просто хотят знать, во что ввязываются. «Трайтон» не продается на публичных торгах, поэтому им больше неоткуда получить необходимую информацию. «Сайберком» ведет себя разумно. Точно также он поступил и с другими покупателями.

— Вы сообщили им последнюю цену, которую я предложил?

— Да, — Сидней кивнула.

— И что?

— Это произвело впечатление, но они повторно просили предоставить отчеты по финансам и деятельности компании. Если мы пойдем на это, немного увеличьте покупную цену, пообещайте большую долю от прибыли в конце года, и сделка должна состояться.

Лицо Гембла покраснело, и он вскочил.

— Нет компании, которая осмелилась бы от нас чего-либо требовать, а этот дерьмовый «Сайберком» вздумал меня проверять.

Роу глубоко вздохнул.

— Натан, это всего лишь формальность. Они будут довольны отчетами «Трайтона», мы оба это знаем. Пойдем им навстречу. Отчеты все равно нельзя утаить. К тому же они прекрасны по всем показателям, — сказал он, явно расстроенный. — Кстати, Джейсон Арчер недавно завершил эту реорганизацию и великолепно справился с работой. Склад, бессмысленно набитый бумагами: Мне все еще не верится, что с этим можно было управиться. — Он презрительно посмотрел на Гембла.

— Напомню, если вы забыли, Роу, что я был по горло занят, зарабатывая деньги. Мне некогда возиться с кипой бумаг. Так уж получилось, что меня интересует только одна бумага — та, что зеленого цвета.

Роу проигнорировал тираду Гембла.

— Старания Джейсона приблизят заключение сделки.

Роу руками отмахнул дым сигары от своего лица.

Гембл уставился на Роу свирепым взглядом.

— Что вы говорите? — Его сердитый взгляд перекинулся на Сидней. — Ладно, кто в таком случае объяснит мне, почему здесь нет Арчера?

Сидней побледнела, и впервые за весь день ее сознание отключилось.

— А...

В разговор вступил Роу.

— Джейсон отпросился на несколько дней.

Гембл потер виски.

— Хорошо, давайте свяжемся с ним по телефону и узнаем, как обстоят дела. Возможно, нам придется предоставить «Сайберкому» некоторую документацию, а может быть, нет. Я хочу лишь одного — в их руки не должно попасть то, что не должно попасть. А что если сделка не состоится? Что тогда? — Его злые глаза сверлили сидящих за столом.

Голос Сидней звучал спокойно:

— Натан, мы попросим команду юристов проверить каждый документ, прежде чем передавать его «Сайберкому».

— Прекрасно, но кто лучше ее мужа знает отчеты? — Гембл смотрел на Роу в ожидании ответа.

Молодой человек пожал плечами.

— Пока никто.

— Тогда позвоним ему.

— Натан...

Гембл оборвал Роу.

— Боже милостивый, разве, по-вашему, председатель правления не имеет права получить отчет о состоянии дел в компании? И почему он гуляет именно в тот момент, когда сделка с «Сайберкомом» входит в решающую стадию. — Его голова судорожно дернулась в сторону Сидней. — Мне, собственно, не очень нравится, когда муж и жена работают над одним проектом, но так уж получилось, что вы оказались лучшим юристом по сделкам, которого я знаю.

— Спасибо.

— Не благодарите меня, сделка еще не заключена. — Гембл сел и глубоко затянулся. — Давайте позвоним вашему мужу. Он дома?

Сидней быстро заморгала глазами и откинулась на сиденье.

— Вообще-то его сейчас нет дома.

Гембл взглянул на часы.

— И когда он вернется?

Сидней рассеяно потирала бровь.

— Точно не знаю. Во время перерыва я пыталась дозвониться, но его еще не было. Дома, я имею в виду.

— Хорошо, позвоним еще раз.

Сидней смотрела на него. Ей вдруг показалось, что в огромном помещении больше никого нет. Сидней вздохнула и передала пульт дистанционного управления телевизором Полу Брофи, молодому нью-йоркскому партнеру. Черт побери, Джейсон, надеюсь, что ты получил эту новую работу. Милый, похоже, она нам очень понадобится.

Дверь конференц-зала отворилась, и появилась голова секретарши.

— Мадам Арчер, извините за вторжение, с вашими билетами на самолет все в порядке?

Сидней уставилась на нее непонимающим взглядом.

— Насколько я знаю, Джен, да. А в чем дело?

— Видите ли, вас спрашивают из авиакомпании.

Сидней открыла портфель, вытащила билеты и быстро пролистала их. Она посмотрела на Джен. — Это челночный рейс, поэтому дата возвращения открыта. Зачем авиакомпании звонить мне?

— Может быть, продолжим совещание? — заорал Гембл.

Джен откашлялась, с опаской посмотрела в сторону Натана Гембла и продолжила разговор с Сидней.

— Кто бы это ни звонил, он хочет поговорить с вами. Возможно, пришлось отложить сегодняшний рейс. Уже три часа идет снег.

Сидней взяла какое-то приспособление и нажала на кнопку. Занавески на окне, занимавшем всю стену, медленно поднялись.

— О Боже! — Сидней ахнула от отчаяния. Она смотрела, как крупные снежинки падали на землю. Снег шел так густо, что здания через дорогу не было видно.

Пол Брофи посмотрел на нее.

— Фирма еще сохранила эту квартиру на Парк Авеню, если захотите переждать. — Он умолк. — Может быть, мы успеем перекусить. — В его глазах теплилась надежда.

Сидней, не взглянув на него, устало села.

— Нет, не могу.

Она уже хотела сказать, что Джейсона нет в городе, но сдержала себя. Сидней напряженно думала. Гембла этим, очевидно, не проведешь. Можно позвонить домой и подтвердить то, что она уже знала: Джейсона там нет. Тогда все могли отправиться на обед, а она ускользнула бы и стала звонить в Лос-Анджелес, начиная с компании «Аллегра Порт». Там его разыщут, и Джейсон удовлетворит любопытство Гембла. Если обоим повезет, то удастся отделаться ущемленным самолюбием и первыми симптомами язвы. А если аэропорты закрыты, она успеет на последний поезд. Она быстро изучала расписание. Придется позвонить в центр дневного ухода. Карен может взять Эми к себе домой. На худой конец Эми может провести ночь у Карен. Эта кошмарная ситуация лишь укрепила Сидней во мнении, что следует вести более простой образ жизни.

— Мадам Арчер, вы будете говорить?

Сидней очнулась от своих размышлений.

— Извините, Джен, соедините меня прямо здесь. И узнайте, можно ли приобрести билет на последний поезд «Метролайнера» на тот случай, если аэропорт Ла-Гардиа закрыт.

— Да, мадам. — Джен закрыла дверь. Через секунду замигал красный свет на телефоне, стоявшем на столе. Сидней взяла трубку.

Пол Брофи извлек видеокассету, и заработало телевидение, звучавшие на экране голоса заполнили помещение. Нажав на кнопку пульта, он быстро выключил звук, в комнате снова воцарилась тишина.

Сидней поднесла трубку к уху.

— Говорит Сидней Арчер. Чем могу помочь вам?

Голос женщины на другом конце провода немного дрожал, но в нем звучали странные успокаивающие нотки.

— Мадам Арчер, говорит Линда Фримен из «Уэстерн Эйрлайнс». Этот номер телефона я узнала в вашей фирме.

— "Уэстерн"? Должно быть, произошла какая-то ошибка. У меня билет компании «ЮС Эйр». На челночный рейс Нью-Йорк — округ Колумбия. — Сидней покачала головой. Глупая ошибка. У нее и так полно своих дел.

— Мадам Арчер, мне надо, чтобы вы подтвердили, что являетесь супругой Джейсона У. Арчера, проживающего по адресу Морган Лейн, 611, графство Джефферсон, Вирджиния.

Голос Сидней выдал ее замешательство, однако она автоматически ответила:

— Да.

Как только это слово сорвалось с губ Сидней, ее тело застыло.

— Боже мой! — голос Пола Брофи прорезал тишину.

Сидней молниеносно обернулась. Все смотрели на телеэкран. Сидней медленно повернулась к телевизору. Она не заметила ни мелькавших на верхней части экрана слов «Специальное сообщение», ни плывших внизу убористых субтитров. Корреспондент рассказывал о трагедии. Ее глаза были прикованы к массе дымящихся черных обломков, оставшихся от прекрасного самолета, когда-то входившего в состав гражданского флота «Уэстерн Эйрлайнс». Она вспомнила лицо Джорджа Бэрда. Зазвучал его тихий доверительный голос: «Произошло крушение самолета». Голос в трубке пробудил ее:

— Мадам Арчер, боюсь, что-то случилось с одним из наших самолетов.

Сидней Арчер больше ничего не слышала. Ее рука медленно опустилась. Пальцы непроизвольно разжались, и трубка упала на толстый ковер.

Снаружи снег продолжал валить так яростно, что казалось, на улице идет один из парадов, на котором героев осыпают серпантином из тиккерной ленты. Холодный ветер обрушивался на ряд широких окон. Сидней, не веря своим глазам, продолжала смотреть на кратер с обломками самолета, совершавшего рейс 3223.

Глава 8

Черноволосый мужчина с круглыми щеками и раздвоенным подбородком, одетый в модный костюм, встретил Джейсона Арчера у выхода из аэропорта в Сиэтле и четко представился как Уильям. Оба обменялись парой фраз, состоявших, казалось, из случайных слов. Поприветствовали друг друга закодированными фразами и двинулись вместе. Когда Уильям отошел предупредить водителя, Джейсон воспользовался моментом и незаметно опустил мягкий конверт в почтовый ящик, висевший справа у выхода. Внутри конверта лежала копия компьютерной дискеты, снятая им перед отъездом.

Джейсон быстро подошел к лимузину, подъехавшему к тротуару по сигналу Уильяма. В машине Уильям показал Джейсону удостоверение, и выяснилось, что его настоящее имя Энтони Депазза. Откинувшись на мягкую спинку кожаного сиденья, мужчины обменялись малозначащими фразами, и на том разговор иссяк. Еще один мужчина, одетый в старомодный коричневый костюм, сидел за рулем. Во время поездки Джейсон по совету Депазза снял парик и усы.

Кожаный портфель лежал на коленях Джейсона. Время от времени Депазза поглядывал на него, затем переключался на окно. Если бы Джейсон присмотрелся повнимательнее, то обнаружил бы выпуклость и поблескивание металла под пиджаком Депазза. «Глок М-17» девятого калибра представлял собой чрезвычайно опасное оружие. Водитель был вооружен так же. Если бы Джейсон даже увидел оружие, его это вряд ли удивило бы. Он нисколько не сомневался, что встречавшие его люди будут вооружены.

Лимузин направлялся к востоку, удаляясь от пролива Паджит. Джейсон смотрел в затемненные окна. Небо нахмурилось, и капли дождя бились о стекло. Небольшой запас метеорологических знаний подсказывал Джейсону, что такая погода, очевидно, типична для Сиэтла.

Лимузин за полчаса добрался до цели — комплекса складских построек, куда можно было попасть через приводимые в движение электричеством ворота, охраняемые сторожем.

Джейсон с беспокойством осмотрелся, но ничего не сказал. Ему говорили, что встречаться придется в необычных условиях. Они вошли в одно из складских помещений через металлическую дверь, поднявшуюся вверх, когда подъехал лимузин. Выходя, Джейсон увидел, как дверь опустилась. Свет падал от прикрепленных наверху давно нечищенных осветительных приборов. В конце огромного помещения находилась лестница. Мужчины дали Джейсону знак следовать за ними. Джейсон почувствовал, как его охватывает тревога. Через силу он отмахнулся от этого чувства, глубоко вздохнул и пошел к лестнице.

Оказавшись наверху, они вошли через узкую дверь в комнату без окон. Водитель остался снаружи. Депазза повернул выключатель. Джейсон огляделся. Вся мебель состояла из одного ломберного стола, пары кресел и проржавевшего шкафа для папок.

Невидимая Джейсону камера наблюдения заработала сразу после того, как в маленькой комнате включили свет, бесшумно снимая через одну из ржавых щелей шкафа все происходящее.

Депазза сел на стул и жестом пригласил Джейсона сделать то же самое.

— Это не займет много времени, — сказал Депазза дружелюбно. Он вытащил сигарету и протянул пачку Джейсону, тот покачал головой. — Джейсон, помните, никаких разговоров. Им нужно только содержимое портфеля. Нет смысла усложнять дело. Хорошо?

Джейсон кивнул.

Прежде чем Депазза успел зажечь ментоловую сигарету, в дверь три раза постучали. Джейсон и Депазза встали. Депазза быстро убрал сигарету и открыл дверь. В дверях возник мужчина небольшого роста, с седой головой, загорелый, с морщинистой кожей. Позади него стояли двое мужчин в дешевых костюмах, несмотря на мрак, не снимавших солнцезащитные очки. Обоим было за тридцать.

Старший по возрасту посмотрел на Депазза, тот в свою очередь указал на Джейсона. Проницательные голубые глаза мужчины остановились на Джейсоне. Джейсон вдруг почувствовал, как у него выступил пот, хотя склад не отапливался и температура приближалась к сорока градусам по Фаренгейту.

Джейсон бросил взгляд на Депазза, который спокойно кивнул. Джейсон быстро передал кожаный портфель. Мужчина заглянул в него, просматривая содержимое. На рассмотрение какой-то бумаги у него ушла целая минута. Остальные тоже задержали свое внимание на этой бумаге. На лицах у них появились улыбки. Пожилой мужчина широко улыбнулся, положил лист бумаги на место, закрыл портфель и передал его одному из своих людей. Другой мужчина протянул ему серебристый металлический кейс, который он, подержав немного, передал Джейсону. Кейс оказался заперт электронным ключом.

Неожиданный рев самолета заставил всех задрать головы вверх. Казалось, самолет садился на само здание. Через несколько мгновений он улетел, и снова восстановилась тишина.

Пожилой мужчина улыбнулся, повернулся, и дверь за этой троицей затворилась.

Джейсон сделал медленный выдох.

Не говоря ни слова, они подождали с минуту; затем Депазза открыл дверь и знаком пригласил Джейсона выйти. Депазза и водитель двинулись следом за ним. Свет погасили, С воцарением темноты камера наблюдения моментально отключилась.

Джейсон снова забрался в лимузин, крепко держа кейс. Тот был довольно тяжелым. Он повернулся к Депазза.

— Не думал, что все так произойдет.

Депазза пожал плечами.

— Что бы вы ни думали, все прошло успешно.

— Да, но почему мне нельзя было говорить?

Депазза уставился на него с некоторым раздражением.

— Что бы вы сказали, Джейсон?

Джейсон, в конце концов, пожал плечами.

— На вашем месте я бы сосредоточил свое внимание на этом. — Депазза указал на портфель.

Джейсон хотел было открыть его, но безуспешно. Сдвинув брови, он посмотрел на своего спутника.

— Когда доберетесь до места, где остановитесь, откроете его. Я скажу код, когда будем у цели. Следуйте инструкции, находящейся внутри портфеля, — добавил он. — Вы не пожалеете.

— Но почему Сиэтл?

— Здесь меньше возможностей встретить знакомых людей, разве не так? — Депазза спокойно смотрел на Джейсона.

— И я вам больше не понадоблюсь? Вы в этом уверены?

Депазза почти улыбался.

— Никогда не был так уверен. — Он пожал руку Джейсона.

Депазза откинулся на сиденье. Джейсон пристегнул ремень безопасности и почувствовал, как что-то кольнуло в бок. Он снял с пояса пейджер и виновато посмотрел на него. А что если звонила жена? Он бросил взгляд на крошечный экран, и на его лице появилось недоверие.

На экране мелькали заголовки, рассказывающие об ужасной трагедии: самолет «Уэстерн Эйрлайнс», вылетевший ранним утром рейсом 3223 из Вашингтона в Лос-Анджелес, упал в сельской местности Вирджинии. Никто не уцелел.

У Джейсона Арчера сперло в горле. Он рывком открыл свой черный металлический кейс и судорожно протянул руку к телефону.

Его остановил резкий голос Депазза:

— Что вы, черт возьми, там делаете?

Джейсон передал Депазза пейджер.

— Моя жена думает, что я мертв. О Боже. Вот почему она звонила. О Боже. — Пальцы Джейсона неловко вертели телефонную коробку, пытаясь открыть ее.

Депазза взглянул на пейджер. Он прочел заголовок, и у него тихо вырвалось слово «дерьмо». «Что ж, это лишь немного ускорит дело», — подумал он. Депазза не любил отклоняться от разработанного плана, но у него явно не было другого выбора. Когда он повернулся к Джейсону, его глаза смотрели холодно и неумолимо. Он выхватил сотовый телефон из дрожащих рук Джейсона. Затем достал из кармана пиджака компактный смертоносный «Глок» и приставил его прямо к голове Джейсона.

Джейсон поднял глаза и увидел пистолет.

— К сожалению, вам не придется никому звонить.

Скованный ужасом, Джейсон увидел, как Депазза дотронулся рукой до своего лица и потянул за край кожи. Искусная маска сползала дюйм за дюймом. Через мгновение рядом с Джейсоном сидел блондин чуть за тридцать с длинным орлиным носом и светлой кожей. Только глаза не изменились, оставаясь голубыми и холодными. Его настоящее имя, хотя он редко им пользовался, было Кеннет Скейлс. Отъявленный социопат с придурью, он с огромным удовольствием убивал людей, наслаждаясь страданиями своих жертв. Однако он не убивал просто так. Он никогда не убивал бесплатно.

Глава 9

Почти пять часов ушли на тушение пожара, и, в конце концов, пламя само отступило, пожрав вокруг все, что горит. Местные власти были довольны лишь тем, что пожарище произошло на пустынном, отдаленном грязном поле.

Оперативная команда НСБТ — Национальной службы безопасности транспорта — в голубых биозащитных костюмах неторопливо ходила по внешнему периметру места катастрофы. Облака дыма поднимались к небу, маленькие очаги строптивого пламени гасились старательными пожарными командами. Весь район обнесли бело-оранжевыми ограждениями, за которыми стояли местные жители и смотрели с ужасом, словно не веря в происходящее, и в то же время с нездоровым интересом.

Колонны пожарных и полицейских машин, машин «скорой помощи», темно-зеленые грузовики Национальной гвардии и другие экстренные средства передвижения сгрудились по обе стороны поля. Работники «скорой помощи», засунув руки в брюки, стояли рядом со своими машинами. Они понадобятся лишь для безмолвной перевозки человеческих останков, если таковые удастся извлечь после страшной катастрофы.

Мэр близлежащего сельского городка Вирджинии стоял рядом с фермером, на территорию которого рухнул самолет. За ними стояли два фордовских пикапа с броской надписью на номерных знаках «Я пережил Перл Харбор». На лицах присутствовавших застыла маска ужаса от вида внезапной, страшной и массовой гибели.

— Это не место катастрофы. Это крематорий. — Ветеран из Национальной службы безопасности транспорта устало покачал головой, снял фуражку с буквами НСБТ и вытер морщинистый лоб другой рукой. Джорджу Каплану стукнул пятьдесят один год, редеющие и поседевшие по краям волосы покрывали большую голову. При росте пять футов семь дюймов у него вырисовывался небольшой животик. Сперва он служил военным летчиком во Вьетнаме, затем много лет летал на коммерческих рейсах, поступил в НСБТ, когда его близкий друг, избегая столкновения с «Боингом 727», врезался в гору и разбился на двухместном «Пайпере». Именно тогда Каплан решил меньше летать и больше работать над предотвращением воздушных аварий.

Джорджа Каплана назначили расследовать катастрофы, но ему меньше всего хотелось наблюдать за их последствиями. К сожалению, единственным местом, где можно было разрабатывать меры безопасности, являлось место катастрофы. Каждую ночь члены оперативных команд НСБТ по расследованию аварий ложились спать, надеясь на чудо — а вдруг их услуги никогда не понадобятся. Они молили судьбу не посылать их неизвестно куда разбирать обломки очередного самолета.

Осматривая место катастрофы, Каплан поморщился и снова покачал головой. Недоумение вызывало отсутствие обычных очертаний самолета и останков человеческих тел, багажа, одежды и миллиона других предметов, которые обычно находят, сортируют, вносят в каталоги, анализируют и обрабатывают, пока не найдут причин, по которым с неба свалился самолет весом в 110 тонн. Свидетелей не было, так как катастрофа произошла ранним утром и облака висели низко над землей. Должно быть, прошло несколько секунд между появлением самолета из-за облаков и столкновением с землей.

Там, где самолет врезался носом в землю, образовался кратер, глубина которого, как выяснится в ходе дальнейших раскопок, составила около тридцати футов, что равно одной пятой длины самого самолета. Это обстоятельство само по себе свидетельствовало об ужасной силе удара, с такой легкостью отправившей всех пассажиров в мир иной. Весь фюзеляж, по мнению Каплана, сплющился словно аккордеон, и его обломки покоились в глубине образовавшегося от удара кратера. Не было видно ни хвостового оперения, ни самого хвоста. В довершение всего тонны земли и камней скрывали обломки самолета.

Поле и окружающее пространство усеяли осколки размером с ладонь. При ударе самолета о землю их разбросало взрывной волной. Большую часть лайнера и пристегнутых ремнями пассажиров разорвало в клочья. Все довершило вспыхнувшее топливо, которое спустя несколько секунд стало причиной еще одного взрыва, после чего тридцать футов грязи и камней накрыли обломки, образовав герметичную общую могилу.

В том, что осталось на поверхности, невозможно было узнать реактивный самолет. Это напомнило Каплану загадочную катастрофу «Юнайтед Боинг 737», произошедшую в 1991 году в Колорадо Спрингс. Он изучал ее как специалист по авиационным системам. Первый раз в истории НСБТ, образованной в 1967 году в качестве независимого федерального учреждения, не удалось найти возможную причину катастрофы самолета. «Сборщики жести», как служащие НСБТ окрестили себя, не смогли пережить этого. Похожая катастрофа «Боинга 737» компании «ЮС Эйрлайнс» в Питсбурге в 1994 году лишь усилила общее чувство беспомощности. Если бы удалось разобраться в колорадской катастрофе, то, по их мнению, над Питсбургом ничего подобного не произошло бы. А теперь новая трагедия.

Джордж Каплан смотрел на ясное небо, и его недоумение росло. Он был уверен, что падение в Колорадо Спрингс вызвал капризный воздушный вихрь с горизонтальной осью вращения, вставший на пути самолета во время захода на посадку. Это самый опасный момент для любого реактивного лайнера, когда возникают сильные ветры над неровной местностью. В случае с рейсом 585 компании «ЮС Эйрлайнс» неровность местности усилили Скалистые горы. Но то произошло на Восточном побережье. Здесь не было Скалистых гор. Хотя необычно сильный вихрь предположительно мог сбросить с неба такой большой самолет, как Л500, Каплан не мог поверить, что именно это произошло с рейсом 3223. По данным контроля воздушного сообщения, Л500 стал терять крейсерскую высоту в тридцать пять тысяч футов и так и не восстановил ее. Никакие горы не могли способствовать формированию вихря на такой высоте. Единственной неровной местностью поблизости была относительно низкая цепь Голубых гор в Национальном парке Шенандоа. Их высота достигала четырех-пяти тысяч футов. Скорее это были холмы, нежели горы.

Затем надо считаться с фактором высоты. Обычно вращение, которому подвергаются самолеты, попавшие в вихрь или другие атмосферные капризы, контролируется элеронами. На высоте шести миль у пилотов «Уэстерн Эйрлайнс» было достаточно времени, чтобы восстановить контроль над полетом. Каплану стало ясно, что не мать-природа повергла самолет с неба на землю. Но тогда что же?

Вскоре его команда вернется в гостиницу, где состоится организационная встреча. Сначала находящиеся здесь группы разделятся на более мелкие подразделения, которые будут изучать различные факторы. Потом они соберутся, чтобы дать оценку качеству выполнения полета, проанализировать записи бортовых переговоров пилотов и бортовых данных, работу экипажа, звуковой спектр, записи технического обслуживания и состояния металла. Это был медленный, утомительный и часто мучительный процесс, но Каплан не уйдет отсюда, пока не изучит каждый дюйм того, что недавно представляло собой современный реактивный самолет с двумястами живыми пассажирами на борту. Он поклялся, что на этот раз обязательно найдет причину катастрофы.

Каплан медленно направился к взятой напрокат машине. Скоро на это грязное поле придет ранняя весна: повсюду расцветут красные касатики, крохотные знаки, обозначающие местоположение останков самолета. Быстро наступала темнота. Он подул на холодные руки, чтобы согреть их. В машине его ждал термос с горячим кофе. Он надеялся, что записывающее устройство, именуемое в народе «черным ящиком» (хотя на самом деле он ярко-оранжевого цвета), подтвердит свою репутацию неуничтожаемости. Модернизированный вариант «ящика» был установлен на самолете, и 121 параметр, фиксируемый им, скажет многое о том, что же сделало полет 3223 роковым. На Л500 и «черный ящик», и записывающее голос устройство находились над туалетами в хвостовой части. Л500 никогда раньше не терял корпус. Этот полет станет проверкой надежности «черного ящика».

Печально, что человек остается беззащитным.

Двигаясь по небольшому подъему, Джордж Каплан застыл. В свете быстро убывающего дня в каких-нибудь пяти футах от него стоял высокий человек. Солнцезащитные очки скрывали пару синевато-серых глаз, фигуру в шесть футов и три дюйма венчали массивные плечи, мясистые руки и полнеющая талия. Ноги походили на телефонные столбы. Стареющий защитник средней линии — вот какая картина приходила на ум. Руки мужчина держал в карманах брюк, на поясе висел знакомый серебристый значок.

Каплан сощурился в наступающих сумерках.

— Ли?

Специальный агент ФБР Ли Соер шагнул вперед.

— Привет, Джордж.

Мужчины обменялись рукопожатиями.

— Что ты, черт возьми, здесь делаешь?

Соер окинул взором место катастрофы и посмотрел на Каплана. Его угловатое лицо украшали выразительные полные губы. Черные волосы Соера поредели и поблескивали сединой. Его высокий лоб и немного скошенный вправо нос, наследие былых событий, соответствовали внушительным размерам и придавали ему напряженный и властный вид.

— Когда американский самолет падает на американскую землю, что очень похоже на диверсию, агенты ФБР начинают немного нервничать. — Агент ФБР многозначительно посмотрел на Каплана.

— Диверсия? — усталым голосом переспросил Каплан.

Соер снова посмотрел на место катастрофы.

— Я проверил метеорологические сводки. Наверху не происходило ничего такого, что могло бы привести к этому. И самолет был почти новый.

— Ли, это еще не говорит о диверсии. Пока рано делать выводы. Ты же понимаешь. Черт побери, даже если есть хоть один шанс из миллиарда, мы будем искать, не произошло ли во время полета рассредоточение реверсной тяги, что могло привести к падению самолета.

— Джордж, есть одна часть самолета, которая меня особенно интересует. Мне бы хотелось, чтобы ты ее внимательно осмотрел.

Каплан фыркнул.

— Потребуется время, пока мы извлечем ее из этого кратера. А когда мы это сделаем, большинство обломков можно будет держать в руке.

Ответ Соера чуть не подкосил Каплана.

— Эта часть не находится в кратере. Она довольно большая: правое крыло вместе с двигателем. Мы нашли его минут тридцать назад.

Целую минуту Каплан стоял как столб, уставившись в непроницаемое лицо Соера. Соер подтолкнул его к своей машине.

Арендуемый Соером «Бьюик» умчался как раз в тот момент, когда погасили последние языки пламени от рейса 3223. Вскоре ночь окутает яму глубиной в тридцать футов, ставшую грубым монументом неожиданно оборвавшейся 181 жизни.

Глава 10

Самолет «Галфстрим» прочертил полосу в небе. Роскошный салон напоминал холл шикарного отеля. Он был целиком обит панельной обшивкой, оборудован креслами из коричневой кожи, заполненным до отказа баром, за которым стоял бармен. Сидней Арчер устроилась на одном из огромных кресел и закрыла глаза. На лбу у нее лежал холодный компресс. Когда она наконец открыла глаза и сняла компресс, у нее был вид человека, напичканного транквилизаторами: веки тяжелы, движения вялы. В действительности же она не воспользовалась ни лекарствами, ни содержимым бара. Ее разум отключился: сегодня муж погиб в авиационной катастрофе.

Она осмотрела салон. Квентин предложил, чтобы она вместе с ним полетела домой на самолете «Трайтона». В последнюю минуту к ним присоединился Гембл, причиняя ей еще большую боль. Сейчас он находился в своем личном салоне в хвостовой части самолета. Она молила Бога, чтобы он там оставался на протяжении всего полета. Она подняла глаза и увидела, как Ричард Лукас, шеф внутренней безопасности «Трайтона», пристально наблюдает за ней.

— Отдохни, Рич. — Квентин Роу прошел мимо шефа безопасности и направился к Сидней. Он сел рядом с ней.

— Как у нас дела? — тихо спросил он. — На борту есть валиум. Постоянный запас для Натана.

— Он принимает валиум? — Сидней удивилась.

Роу пожал плечами.

— На самом деле его принимают те, кто путешествует вместе с Натаном.

В ответ Сидней выдавила слабую улыбку, которая тут же исчезла.

— О Боже, не могу поверить в это. — Красными от слез глазами она уставилась в окно. Потом закрыла руками лицо. И проговорила, не глядя на Роу: — Знаю, все это плохо, Квентин. — Ее голос дрожал.

— Никому не запрещено путешествовать в свободное время, — быстро проговорил Роу.

— Не знаю, что и сказать...

Роу поднял руку.

— Послушай, не будем здесь об этом говорить. Мне надо кое-что сделать. Если что-нибудь понадобится, дай мне знать.

Сидней признательно посмотрела на него. Когда он исчез на другой половине салона, она откинулась на спинку кресла и снова закрыла глаза. Слезы струями текли по ее опухшим щекам. Из передней части салона Ричард Лукас в одиночестве продолжал наблюдать за ней.

У Сидней вырывались рыдания всякий раз, когда она вспоминала последний разговор с Джейсоном. В гневе она оборвала его, повесив трубку. Глупый, мелкий, не имеющий значения эпизод, какой тысячу раз случается во многих счастливых семьях. Неужели ему суждено стать последним в их жизни? Она вздрогнула и ухватилась за подлокотники. Все ее подозрения последних месяцев. Боже! Он так много трудился, чтобы получить новую прекрасную работу, а она представляла его в ложном свете как мужчину, укладывающего в постель новых привлекательных женщин. Чувство вины росло. Вся ее оставшаяся жизнь будет омрачена этим единственным, ужасным подозрением в отношении человека, которого любила.

Открыв глаза, она изумилась. Рядом сидел Натан Гембл. Сидней поразилась, увидев нежное выражение его лица. Такого раньше за ним не замечалось. Он предложил ей стакан, который держал в руке.

— Бренди, — сказал он хриплым голосом, смотря мимо нее на черное небо в иллюминаторе. Увидев, что она не решается, он взял ее руку и вложил в нее стакан. — Как раз сейчас вам не нужна ясность мысли. Пейте.

Она пригубила стакан, и теплая жидкость полилась в ее рот. Гембл откинулся в кресле и дал Лукасу знак уйти. Глава «Трайтона» рассеянно тер подлокотник, оглядывая салон. На нем не было пиджака, рукава рубашки были закатаны и открывали удивительно мускулистые руки. Далеко позади гудели двигатели самолета. Ожидая, когда Гембл заговорит, Сидней почти чувствовала, как электрический ток с бешеной скоростью пронзает ее тело. Она видела, как Гембл полностью уничтожает людей на всех уровнях власти безжалостным пренебрежением к их личным чувствам. Сейчас же даже сквозь пелену огромного горя она увидела совсем другого, более приятного человека.

— Мне очень жаль вашего мужа.

Сидней неясно ощущала, что Гемблу очень неловко. Его руки постоянно двигались, словно подыскивая положение, соответствующее маневрам его чересчур активной мысли. Выпив еще глоток бренди, Сидней взглянула на него.

— Спасибо, — выдавила она.

— Я не знал его лично. В такой большой компании, как «Трайтон», черт подери, радуешься, если знаешь десять процентов менеджеров. — Гембл вздохнул и, словно заметив непрекращающийся танец своих рук, сложил их на коленях. — Конечно, мне была известна его репутация, он быстро продвигался вверх. Судя по всему, из него вышел бы очень хороший руководитель.

При этих словах Сидней поморщилась. Она вспомнила новость, которую ей сообщил Джейсон в то утро. Новая работа, пост вице-президента, новая жизнь для них всех. А теперь? Она быстро допила бренди и сумела подавить вырывавшиеся рыдания. Когда она снова взглянула на Гембла, он смотрел ей прямо в глаза. — Мне бы хотелось кое-что узнать прямо здесь, хотя сейчас чертовски неподходящее время. Я понимаю.

Он умолк и продолжал изучать ее лицо. Сидней снова собралась с силами. Стараясь подавить дрожь, она пальцами инстинктивно вцепилась в подлокотники. Проглотила огромный комок, застрявший в горле. Глаза председателя уже не смотрели ласково.

— Ваш муж находился на самолете, летевшем в Лос-Анджелес. — Он нервно облизал губы и наклонился к ней. — Его дома не было.

Сидней механически кивнула, точно зная, каким будет следующий вопрос.

— Вы это знали?

В одно мгновение Сидней показалось, будто она летит сквозь густые облака без помощи самолета стоимостью в 25 миллионов долларов. Казалось, что время остановилось, однако на самом деле прошло всего несколько секунд, прежде чем она ответила.

— Нет.

Никогда раньше ей не приходилось врать клиенту. Это слово сорвалось с губ раньше, чем она осознала, что говорит. Она не сомневалась, что он ей не верит. Но отступать было поздно. Гембл несколько секунд внимательно изучал черты ее лица, затем сел на свое место. Какое-то время он сидел неподвижно, словно удовлетворенный тем, что задал свой вопрос. Вдруг он похлопал Сидней по руке и встал.

— Когда приземлимся, я попрошу отвезти вас домой на своем лимузине. У вас дети есть?

— Дочка. — Сидней подняла на него взгляд, удивленная, что допрос так неожиданно закончился.

— Просто скажите водителю, куда вас отвезти, и он заедет за вашей дочкой. Она в центре дневного ухода? — Сидней кивнула. Гембл покачал головой. — Все дети сегодня находятся на ежедневке.

Сидней вспомнила, как собиралась остаться дома и воспитывать Эми. Теперь она мать-одиночка. От этого открытия у нее чуть не закружилась голова. Если бы Гембл не стоял рядом, она бы рухнула на пол. Она подняла голову и увидела, что Гембл смотрит на нее, одной рукой робко потирая лоб. — Вам еще что-нибудь нужно?

Ей удалось поднять свой стакан.

— Спасибо, это немного помогло.

Он взял стакан.

— Спиртное обычно помогает. — Он собрался уходить, затем остановился. — «Трайтон» хорошо заботится о своих сотрудниках, Сидней. Если вам что-нибудь понадобится — деньги, организация похорон, помощь ребенку или по дому и все такое, — у нас есть люди, которые этим занимаются. Не стесняйтесь, звоните нам.

— Обязательно. Спасибо.

— И если вы захотите поговорить еще... о делах, — в задумчивости он поднял брови, — вы знаете, где меня найти.

Он ушел, и Ричард Лукас спокойно занял свой пост часового. Самолет мчался дальше. Ей хотелось лишь одного — обнять свою дочь.

Глава 11

Сидя на краю кровати, мужчина разделся до трусов. Солнце еще не взошло. У него было сильное мускулистое тело. На левом бицепсе свернулась татуированная змея. Три упакованные сумки стояли наготове около двери спальни. Американский паспорт, кипа авиабилетов, деньги и документы ждали его, как и было обещано. Они находились в маленькой кожаной сумочке, лежавшей поверх больших дорожных сумок. Ему придется снова изменить имя, не впервые, впрочем, в его заполненной преступлениями жизни.

Больше он не будет заправлять самолеты топливом. Ему теперь не нужна работа. Электронный перевод денег на оффшорный счет был подтвержден. Сейчас он получил богатство, которое всю жизнь ускользало от него, несмотря на все старания. Хотя за ним тянулся длинный след преступлений, его руки все же дрожали, когда он снимал шиньон, овальные черепахового цвета очки и темные контактные линзы. Хотя, вероятно, пройдут недели, прежде чем кто-нибудь поймет, что произошло, в его профессии всегда надо готовиться к худшему. Поэтому следует уносить ноги и как можно дальше. Он был готов к этому.

Память вернула его к недавним событиям. Избавившись от содержания пластикового контейнера, он выкинул его в воды Потомака. Там его никогда не отыщут. Отпечатков пальцев и других физических следов он не оставлял. Когда обнаружится его связь с крушением самолета, он будет уже далеко. Более того, имя, под которым он последние два месяца скрывался, заведет их в полный тупик.

Он и раньше убивал, но, разумеется, не так обезличенно и не в таких крупных масштабах. Он всегда находил повод для убийства, если не сам лично, то по заказу того, кто его нанимал. На этот раз количество убитых и полная анонимность вызвали боль даже в его ожесточенном сердце. Он не задерживался, чтобы узнать, кто сел на борт самолета. Ему за эту работу заплатили, и он сделал ее. Он будет тратить находившиеся в его распоряжении огромные суммы денег и забудет, как он их заработал. Ему казалось, что для этого потребуется не так уж много времени.

Он сел перед маленьким зеркалом, стоявшим на столике в спальне. Новый костюм, не идущий по элегантности ни в какое сравнение с одеждой, которую он только что сбросил, висел на двери. Он сложил руку чашечкой и низко нагнул голову, сосредоточенно вставляя контактные линзы, которые сообщат его едва заметно карим глазам ярко-голубой цвет.

Он встал, чтобы посмотреть на результат в зеркало, и почувствовал, как прямо в затылок уперлось продолговатое дуло «Сиг П229». Его восприятие обострилось до предела. Так бывает, когда человека охватывает панический страх. Он заметил, что глушитель почти удвоил длину компактного 9-миллиметрового пистолета.

Почувствовав прикосновение холодного металла к коже, увидев в зеркале отражение темных глаз и решительно сжатого рта, он впал в полную прострацию, длившуюся не больше секунды. На его лице часто появлялось подобное выражение перед тем, как он убивал. Отнять жизнь у другого человека было для него серьезным делом. Сейчас же он наблюдал в зеркале, как на другом лице отражались те же ритуальные эмоции. Затем увидел с растущим удивлением, как на лице того, кто вот-вот убьет его, появился гнев, переходящий в неподдельное отвращение. Перед убийством он подобных эмоций не проявлял. Глаза жертвы, следившей за тем, как сжимается палец на спусковом крючке, расширились. Его губы зашевелились, чтобы произнести что-то, вероятно, ругательство, однако слова не успели сорваться с губ: пуля вышибла его мозги. От удара тело качнулось назад, а затем подалось вперед и рухнуло на маленький столик. Убийца затолкал обмякший труп лицом вниз в небольшую щель между стеной и кроватью и разрядил оставшиеся одиннадцать пуль из магазина «Сиг» в верхнюю часть туловища уже мертвого мужчины. Хотя сердце жертвы больше не качало кровь, пятна темного цвета величиной с монету в десять центов появились у каждого пулевого отверстия, точно это били крохотные фонтаны нефти. Автоматический пистолет приземлился рядом с телом.

Стрелявший спокойно вышел из комнаты и задержался лишь для того, чтобы сделать два дела. Сначала он сгреб кожаную сумочку с новым удостоверением личности убитого. Затем в коридоре нажал кнопку на стене, включив кондиционер на полную мощность. Через десять секунд входная дверь квартиры открылась и закрылась. В квартире воцарилась тишина. В спальне бежевый ковер быстро приобретал отвратительный темно-красный цвет. Вклад в оффшорном банке будет доведен до нуля и закрыт в течение часа, поскольку деньги их владельцу больше не понадобятся.

* * *

Еще не было семи утра. За окном темно. Сидя за кухонным столом в поношенной домашней одежде, Сидней Арчер медленно закрыла глаза и еще раз попыталась убедить себя, что это лишь кошмар и ее муж жив и вот-вот войдет через парадную дверь. С улыбкой на лице, подарком для дочери под мышкой. Жену он поцелует долгим успокаивающим поцелуем.

Когда она открыла глаза, ничего не изменилось. Сидней посмотрела на часы. Эми скоро проснется. Сидней только что говорила со своими родителями по телефону. Они приедут в девять, чтобы отвезти малышку к себе в Гановер в Вирджинии, где она останется на несколько дней, пока Сидней соберется с мыслями после случившегося. Сидней съежилась от страха, думая о том, что ей придется рассказывать о катастрофе, когда дочь подрастет, придется еще раз пережить много лет спустя ужас, который она испытывала сейчас. Как объяснить дочери, что ее отца не стало только потому, что с самолетом произошло немыслимое, унесшее двести жизней, в том числе и человека, который дал ей, Эми, жизнь.

Родители Джейсона умерли много лет назад. Будучи единственным ребенком, он принял семью Сидней как свою собственную, и они с радостью приняли его. Два старших брата Сидней уже звонили, предлагая помощь, выражая соболезнования, пока наконец тихо не расплакались.

Компания «Уэстерн Эйрлайнс» предложила доставить Сидней в маленький городок, возле которого произошла катастрофа, но она отказалась. Ей была невыносима мысль, что придется находиться вместе с членами семей других жертв катастрофы. Она представляла, как они все молча садятся в длинные автобусы, не в силах посмотреть друг другу в глаза, уставшие, издерганные, их слабые нервы в любой момент готовы сдать от пережитого шока. Бороться со сложными чувствами неверия, горя и печали было бы ужасно среди людей, которые тебе не знакомы, но испытывают те же самые мучения. Прямо сейчас утешать людей, испытывающих то же горе, ей совсем не хотелось.

Она поднялась наверх, прошла по коридору и остановилась около спальни. Когда она прислонилась к двери, та наполовину открылась. Комната, все знакомые предметы, каждый из них сам по себе был уникален в памяти, тесно связавшей ее жизнь с Джейсоном. Ее взгляд наконец остановился на неубранной постели. Она не могла поверить, что той утренней встрече перед полетом Джейсона суждено стать последней.

Она тихо закрыла дверь и направилась по коридору к комнате Эми. Ровное дыхание дочери действовало успокаивающе, особенно сейчас. Сидней села в плетеное кресло-качалку возле кровати на колесиках. Ей с мужем недавно удалось убедить свою дочь перейти сюда с детской кроватки. Потребовалось много ночей подряд спать на полу рядом с малышкой, пока она не привыкла к новому месту.

Медленно качаясь в кресле, Сидней смотрела на дочь, на ее светлые волосы, маленькие в толстых носках ножки, которые без конца сбрасывали одеяло. В половине восьмого Эми тихо вскрикнула и неожиданно села с закрытыми глазами как только что вылупившийся птенец. Мать быстро подхватила дочь на руки. Они качались в кресле, пока Эми не проснулась полностью.

Когда взошло солнце, Сидней искупала Эми, высушила ее волосы, одела в теплую одежду и помогла спуститься по лестнице, ведущей на кухню. Пока Сидней готовила завтрак и кофе, Эми зашла в соседнюю жилую комнату, и Сидней услышала, как она там играет с постоянно растущей кучей игрушек, которые только за прошлый год заняли целый угол комнаты. Сидней открыла буфет и машинально взяла две чашки для кофе. Не дойдя до кофейника, она остановилась и стала медленно покачиваться. Она прикусила губу, пока не прошло желание кричать. Ей казалось, что кто-то разрезал ее пополам. Она вернула одну чашку на полку и поставила кофе и миску с овсяной кашей на маленький сосновый кухонный стол.

Она посмотрела в сторону жилой комнаты.

— Эми, дорогая, пора кушать.

Ее голос не поднялся выше шепота. Горло не слушалось, все тело, казалось, превратилось в один большой очаг боли. Малышка появилась в дверях. То, что у других ребят считалось пределом скорости, для Эми было обычным делом. В руках она держала набитого опилками медведя и фотографию в рамке. Когда она неслась к матери, ее маленькое личико просветлело и засияло от радости. На макушке ее волосы еще не высохли, а внизу появились локоны.

У Сидней вдруг перехватило дыхание, когда Эми протянула фотографию Джейсона. Он фотографировался в прошлом месяце. Тогда он работал во дворе. Эми подкралась к нему и облила его из шланга. Все закончилось тем, что дочь и отец оказались в куче ярко-красных и оранжево-желтых листьев.

— Папочка? — на лице Эми появилась тревога.

Джейсон уезжал на три дня, и Сидней понимала, что придется объяснять дочери, почему его нет. Боже! Три дня теперь казались мгновением. Она взяла себя в руки и улыбнулась дочери.

— Папочки сейчас нет, дорогая, — начала она, не справившись с дрожью в голосе. — Дома остались лишь мы вдвоем. Ты проголодалась, хочешь есть?

— Мой папочка? Папочка работает? — настойчиво спрашивала Эми, показывая пухлым пальчиком на фотографию. Сидней посадила малышку на колени.

— Эми, ты знаешь, кто сегодня приедет?

Лицо Эми застыло в ожидании.

— Дедушка и бабушка.

Губы ребенка образовали большой овал, и на них появилась улыбка. Она радостно закивала и послала улыбку в сторону холодильника, над которым висела фотография дедушки и бабушки.

— Бабуля, мамочка.

Сидней осторожно взяла у Эми фотографию Джейсона и пододвинула миску с овсяной кашей.

— Теперь поешь, ладно? А потом пойдешь. В каше есть кленовый сироп и масло, твое любимое.

— Я поем, поем.

Эми спустилась с колен матери, и устроилась на своем стуле, осторожно зачерпывая ложкой кашу.

Сидни улыбнулась и прикрыла рукой глаза. Она пыталась сидеть прямо, но не смогла удержать рыданий. Наконец она выскочила из комнаты, унося с собой фотографию, взбежала по лестнице в спальню, положила снимок на верхнюю полку стенного шкафа и бросилась на постель, заглушая стон подушкой.

Прошло целых пять минут, а она не смогла унять горя. Обычно Сидней определяла местоположение Эми с точностью радарной установки. Но на этот раз ничего не услышала, пока не почувствовала, как маленькая ручка дергает ее за плечо.

Эми увидела слезы и закричала «О, бу-бу-бу», трогая их. Она обхватила лицо матери маленькими ручками и начала плакать, пытаясь произнести слова: «Маме плохо?» Их влажные лица соприкоснулись, слезы перемешались. Вскоре Сидней поднялась, взяла дочь и стала ее качать на мягком матрасе. Комок овсяной каши прилип к губам Эми. Сидней тихо ругала себя за то, что не сдержалась и заставила Эми плакать, но она никогда раньше не испытывала таких непреодолимых чувств.

Наконец приступ прошел. Сидней в сотый раз протерла глаза, и поток слез прекратился. Через несколько минут она унесла Эми в ванную, вытерла ей лицо и поцеловала.

— Все прошло, моя маленькая. Маме теперь хорошо. Больше не будем плакать.

Когда и Эми успокоилась, Сидней из ванной взяла для нее несколько игрушек. Пока малышка занималась ими, она быстро приняла душ и переоделась в длинную юбку и свитер с высоким воротом.

В девять родители Сидней неожиданно постучали в дверь, но сумка Эми была уже упакована, а она сама готова идти. Они вышли из дома и направились к машине. Отец Сидней нес сумку. Мать шла вместе с Эми.

Билл Паттерсон положил свою сильную руку на плечо дочери, его запавшие глаза и опущенные плечи говорили о том, как глубоко он переживал трагедию.

— О Боже, милая, я до сих пор не могу поверить в это. Я же разговаривал с ним два дня назад. Мы в этом году собирались ловить рыбу подо льдом. В Миннесоте. Только мы вдвоем.

— Знаю, папа, он говорил мне. Он с нетерпением ждал этого дня.

Пока отец ставил сумку Эми в машину, Сидней пристегнула Дочь к детскому сиденью, положила ей в руки Винни-Пуха, крепко обняла и нежно поцеловала.

— Я скоро приеду, моя куколка. Мама тебе обещает.

Сидней закрыла дверцу машины. Мать взяла ее за руку.

— Сидней, пожалуйста, приезжай к нам. Сейчас тебе нельзя оставаться одной. Пожалуйста.

Сидней взяла тонкую руку матери.

— Я должна немного побыть одна, мама. Надо все обдумать. Я скоро приеду. День-два, и я приеду.

Мать еще несколько секунд смотрела на нее, затем крепко обняла. Рыдания сотрясали ее тело. Когда она садилась в машину, ее лицо было в слезах.

Сидней смотрела, как отъезжает машина. Она уставилась туда, где сидела дочка, обняв своего набитого медведя, засунув большой палец в маленький ротик. Через мгновение машина свернула за угол и исчезла.

Медленно, нетвердо стоя на ногах, как старуха, Сидней возвращалась к дому. Вдруг ей в голову пришла мысль. Чувствуя прилив новых сил, она помчалась к дому.

Она позвонила в Лос-Анджелес и узнала номер фирмы «Аллегра Порт Текнолоджи». Из-за разницы во времени пришлось ждать. Часы проходили мучительно медленно. Набирая номер, она задавала себе вопрос, почему они не позвонили, когда Джейсон к ним не пришел. На их автоответчике не было никаких сообщений. Это должно было подготовить ее к ответу из «Аллегра Порт Текнолоджи», но она к нему не была готова.

Поговорив с тремя разными сотрудниками компании, она повесила трубку и оцепенело уставилась на стену кухни. В «Аллегра Порт Текнолоджи» Джейсону никто не обещал пост вице-президента. В действительности они даже ничего не знали с нем. Сидней неожиданно села на пол, подтянула ноги к подбородку и стала безудержно рыдать. Все подозрения, раньше роившиеся в ее голове, нахлынули снова. Та быстрота, с которой это произошло, грозила оборвать последнюю нить, связывавшую ее с действительностью.

Она вскочила и засунула голову под кран кухонной раковины. Холодная вода немного привела ее в чувства. Она доковыляла до стола и обхватила голову руками. Джейсон ей врал. В этом теперь не было никакого сомнения. Джейсон мертв. Это тоже было бесспорно. По-видимому, она так и не узнает правду. При этой мысли она наконец перестала плакать и посмотрела через окно на задний двор. Последние два года она вместе с Джейсоном сажали цветы, кусты и деревья. Работали вместе ради одной цели. Их семейная жизнь вращалась вокруг одной темы. И несмотря на вею неопределенность, охватившую ее, одна правда осталась священной для нее. Джейсон любил ее и Эми. И что бы ни заставило его врать, сесть на борт обреченного самолета вместо того, чтобы остаться дома и, не подвергая себя риску, подготовить стены кухни к покраске, она узнает это. Она верила, что у Джейсона на это были самые лучшие побуждения. Мужчина, которого она знала близко и любила всем сердцем, был неспособен совершить плохое. Поскольку его так бессмысленно отняли у нее, она, по крайней мере, обязана выполнить свой долг перед мужем и выяснить, почему он находился на том самолете. Пока ее разум не помутился, она отдаст все силы, чтобы разобраться в этом.

Глава 12

Ангар в местном аэропорту был небольшим. На стенах рядами висели инструменты. Штабели коробок лежали на полу. На улице было темно, внутри на потолке горели все лампы и было светло как днем. Ветер с шумом трепал металлические стены, а мокрый снег валил все сильнее. Внутри казалось, что здание обстреливается крупной дробью. Ангар заполнял густой, едкий запах нефтепродуктов.

На бетонном полу у входа в ангар лежал огромный металлический предмет. Он был согнут и искорежен. Это были остатки правого крыла вместе с двигателем самолета, совершавшего рейс 3223. Двигатель и кабанчик не пострадали. Крыло упало посреди густого леса, прямо на вековой дуб высотой в девяносто футов, который под силой удара раскололся надвое. Реактивное топливо чудом не воспламенилось. Большая часть горючего, вероятно, расплескалась, когда бак и приводы разорвались, а дерево немного смягчило удар. Все это привезли на вертолете и поставили в ангаре для расследования.

Небольшая группа мужчин плотно обступила обломки. От их дыхания в холодном воздухе шел пар. Толстые куртки на них были явно не лишними. С мощными фонарями они изучали зазубренный край крыла в том месте, где оно оторвалось от злосчастного самолета. Гондола, в которой покоился правый двигатель, была частично смята, а правый капот двигателя вогнут. Закрылки на конце крыла ударом оторвало, но их нашли недалеко. Осмотр двигателя показал серьезное биение лопасти, ясное свидетельство того, что произошло возмущение воздушного потока, когда двигатель подавал энергию. Возмущение воздушного потока легко устанавливается. Много обломков втянул в себя двигатель, что, несомненно, привело бы к его отключению даже в случае, если бы он не оторвался от фюзеляжа.

Однако внимание собравшихся вокруг крыла сосредоточилось на том месте, в котором оно оторвалось от самолета. Зазубренные края металла обгорели и почернели и, что бросалось в глаза, металл изогнулся наружу, оторвавшись от плоскости крыла с явными признаками вмятин на поверхности. Это могло быть вызвано рядом причин, в том числе и взрывом бомбы. Когда Ли Соер ранее осматривал крыло, его глаза не отрывались от этого места.

Джордж Каплан с отвращением покачал головой.

— Ты прав, Ли. Изменения в металле, которые я вижу, могла вызвать лишь ударная волна, приведшая к огромному кратковременному избыточному давлению. Здесь, несомненно, что-то взорвалось. Это чертовски неприятно. Мы устанавливаем детекторы в аэропортах, чтобы ни один сумасшедший идиот преднамеренно не пронес на борт самолета оружие или бомбу, и вот вам, пожалуйста. О Боже!

Ли Соер сделал шаг вперед и опустился у края самолета. Вот он в свои почти пятьдесят лет, половина из которых отданы ФБР, снова тщательно изучает роковые последствия чих-то дел.

Он расследовал катастрофу в Локерби. Огромная работа, в ходе которой было распутано почти безнадежное дело. Тогда микроскопическая деталь обломков «Панамэрикен» вывела на след. При взрыве самолета практически не остается заметных следов. По крайней мере, специальный агент Соер так думал до этого дня.

Его внимательные глаза переключились на сотрудника НСБТ.

— Джордж, какие наиболее достоверные версии у тебя на данный момент?

Каплан потер подбородок и стал рассеянно чесать щетину.

— Мы узнаем гораздо больше, когда найдем «черный ящик», но одно не вызывает сомнений: у самолета оторвалось крыло. Однако такое не происходит просто так. Мы точно не знаем, когда именно это случилось, однако радар показывает, что большая часть самолета, теперь мы знаем — это крыло, отделилась во время полета. Когда это случилось, само собой разумеется, спасения не было. Первое, что приходит в голову, — ошибка при проектировании привела к роковым структурным изменениям. Но Л500 — современный самолет, созданный на лучшем заводе, значит, подобная ошибка столь маловероятна, что я не стал бы долго останавливаться на ней. Итак, может быть, усталость металла. Но этот самолет не успел подняться в воздух и две тысячи раз — он практически новенький. Кроме того, все аварии в прошлом, причиной которых становилась усталость металла, начинались с фюзеляжа, ибо давление при сжатии и разжатии кабины способствует этому. Крылья самолетов не подвержены давлению. Поэтому усталость металла придется исключить. Посмотрим на окружающую среду. Удар молнии? Молния попадает в самолеты чаще, чем кажется. Однако самолеты оборудованы так, чтобы справиться с этим. Поскольку молния опасна лишь при контакте с землей, столкновение с ней в самолете может, в худшем случае, привести к ожогу кожи. К тому же перед катастрофой не поступало сообщений о молниях в этом районе. Птицы? Покажите мне птицу, летающую на высоте тридцати пяти тысяч футов и достаточно крупную, чтобы оторвать крыло у Л500, и тогда можно обсудить и такой сценарий. Также совершенно ясно, что не произошло столкновения с другим самолетом.

С каждым словом голос Каплана становился громче. Он умолк, чтобы отдышаться, и еще раз взглянул на остатки металла.

— И к чему же мы пришли, Джордж? — спокойно спросил Соер.

Каплан оглянулся. Он вздохнул.

— Дальше рассмотрим возможное механическое или не связанное с проектом повреждение. Роковым для самолета становится совпадение нескольких аварий, происходящих почти одновременно. Я слушал запись разговора пилота с диспетчерского пункта. Командир корабля по радио перед самым крушением передал сигнал бедствия, хотя из того немногого, что он сказал, ясно, что на борту не знали причину случившегося. Ответчик самолета все еще передавал сигналы до взрыва, так что, по крайней мере, некоторые электрические системы до того момента работали. Допустим, в то же время, когда произошла утечка горючего, загорелся двигатель. Многие посчитают этот вариант возможным. Двигатель вспыхнул, раздался взрыв, и крыло отлетело в сторону. Или же взрыва на самом деле не произошло, хотя все бесспорно говорит об обратном. Пламя могло ослабить и вывести из строя лонжерон, после чего оторвалось крыло. Это может объяснить, что, по нашему мнению, случилось с рейсом 3223, по крайней мере на ранней стадии. — Голос Каплана звучал не очень уверенно.

— Но? — Соер взглянул на него.

Каплан потер глаза, на его взволнованном лице читалась неудовлетворенность.

— Нет доказательств того, что с этим проклятым двигателем что-то произошло. За исключением очевидного повреждения от удара о землю и всасывания осколков от первоначального взрыва. Больше ничто не заставит меня поверить, что какая-то неполадка в двигателе могла привести к катастрофе. Если бы произошло возгорание двигателя, обычная практика диктовала бы необходимость прекратить подачу горючего к этому двигателю и отключить электричество. Двигатели Л500 оборудованы системами автоматического обнаружения и тушения пожара. Что более важно, они расположены низко, поэтому пламя не полетит в сторону фюзеляжа или крыльев. Итак, даже если произошло две аварии — возгорание двигателя и утечка горючего — особенности конструкции самолета, метеорологические условия на высоте тридцати пяти тысяч футов, скорость полета в пятьсот миль в час, все это исключает встречу пламени с горючим. — Он провел ногой по крылу. — Думаю, ход моих размышлений подводит к тому, что теория о неполадке двигателя, сбросившей эту птицу на землю, и ломаного гроша не стоит. — Он умолк. — Здесь что-то другое.

Каплан еще раз присел рядом с зазубренным краем крыла.

— Как я уже говорил, все указывает на взрыв. Когда я в первый раз осматривал крыло, мне в голову пришла мысль об импровизированном взрывателе. Что-то вроде «семтекса», соединенного проводом с часовым механизмом или высотомером. Самолет достигает определенной высоты, и раздается взрыв. Взрыв разрывает обшивку, тут же вылетают заклепки. Поскольку крыло подвергается воздействию ветра, скорость которого измеряется сотнями миль в час, оно раскрывается в самом слабом месте, так же как ширинка одним движением молнии. Лонжерон не выдерживает и «бум»! Черт, вес двигателя лишь ускорил это. — Он умолк, по-видимому, чтобы более внимательно осмотреть внутреннюю сторону крыла. — Загвоздка в том, что, по-моему, здесь сработало нетрадиционное взрывное устройство.

— Почему ты так думаешь?

Каплан указал внутри крыла на секцию топливного бака рядом с распределительным щитом горючего. Он держал фонарь над этим местом.

— Взгляните.

Было отчетливо видно большое отверстие. По всей окружности дыры остались коричневые пятна, металл был вздут и покороблен.

— Я это раньше заметил, — сказал Соер.

— Такая дыра никоим образом не могла возникнуть естественным путем. В любом случае она бы обнаружилась в ходе обычного осмотра перед взлетом, — сказал Каплан.

Прежде чем прикоснуться к этому месту, Соер надел перчатки.

— Может быть, это произошло во время взрыва.

— Если так, то это единственное место, где он произошел. Других таких следов на этой секции крыла нет, хотя следы топлива видны везде. Это обстоятельство почти исключает версию, что дыра появилась в результате взрыва. Почти уверен: что-то положили на стенку топливного бака. — Каплан задумался, нервно потирая пальцы. — Полагаю, что-то положили на его поверхность умышленно, чтобы образовалась эта дыра.

— Например, кислоту, вызывающую коррозию? — спросил Соер.

Каплан кивнул.

— Спорю на обед, Ли, что это именно так. Топливные баки сделаны из алюминиевого сплава, состоят из переднего и заднего лонжеронов, а также верхней и нижней части крыльев. Толщина баков разная. Ряд кислот продырявят насквозь подобный сплав.

— Пусть так, кислота. Однако в зависимости от времени применения кислота, наверно, действовала медленно, чтобы дать самолету возможность подняться в воздух. Так?

Каплан ответил сразу.

— Так. Ответчик постоянно посылает сигналы о высоте самолета на диспетчерский пункт, поэтому мы знаем, что самолет достиг крейсерской высоты незадолго до взрыва.

Соер продолжал размышлять.

— Во время полета бак в таком-то месте получает пробоину. Выливается топливо. Быстровоспламеняющееся, очень взрывоопасное. Так что же воспламенило его? Возможно, двигатель не горел, а как же высокая температура, излучаемая двигателем?

— Исключено. Вы знаете, какой холод на высоте тридцати пяти тысяч футов? Как на Аляске. К тому же кожух двигателя и системы охлаждения рассеивают тепло, излучаемое двигателем. Создаваемое им тепло не остается внутри крыла. Помните, что внутри крыла находится топливный бак. Он довольно хорошо изолирован. Более того, если происходит утечка топлива, то из-за скорости воздуха горючее потечет назад, а не к передней нижней части крыла, где находится двигатель. Нет, задумай я таким образом вызвать крушение, то никоим образом не рассчитывал бы на то, что детонатором станет тепло. Мне бы понадобилось кое-что ненадежнее.

У Соера возникла неожиданная мысль.

— Если бы возникла утечка, разве бы ее не остановили?

— В некоторых секциях топливного бака ее бы остановили. В других, включая эту, нет.

— Что ж, если все было так, как ты говоришь, а сейчас я склонен думать, что ты прав, Джордж, — нам придется сосредоточить свое внимание на любом, кто имел доступ к самолету, по крайней мере, за двадцать четыре часа до его последнего полета. Нам придется работать осторожно. Похоже, это был свой человек, и надо сделать все, чтобы не спугнуть его. Если в этом замешан еще кто-то, то и этот сукин сын мне нужен.

* * *

Соер и Каплан шли к своим машинам. Каплан взглянул на агента ФБР.

— Ли, кажется, ты охотно согласился с моей теорией диверсии.

Соер знал одно обстоятельство, делавшее теорию бомбы гораздо более достоверной.

— Это придется доказать, — ответил он, не глядя на работника НСБТ. — Да, я думаю, ты прав. Как только нашли крыло, я пришел к такому же мнению.

— Кому, черт возьми, это понадобилось? Понятно, когда террористы выбирают международный рейс, но это ведь был чисто внутренний. Ума не приложу.

Когда Каплан собирался сесть в машину, Соер облокотился о дверцу.

— Все становится понятно, если хочешь убить конкретное лицо таким эффектным способом.

Каплан уставился на агента.

— Угробить целый самолет из-за одного человека? Кто же такое мог придумать?

— Имя Артур Либерман тебе ничего не говорит? — спокойно спросил агент ФБР.

Каплан покопался в памяти, но ничего не вспомнил.

— Звучит чертовски знакомо, но не припомню.

— Если бы ты был банкиром, занимающимся инвестициями, или акционером, или конгрессменом, или членом совместного экономического комитета, ты бы знал. Честно говоря, он самый могущественный человек в Америке, может быть, во всем мире.

— Я думал, что самый могущественный человек в Америке — президент.

Соер угрюмо ухмыльнулся.

— Нет. Артур Либерман с прописной буквой "S" на груди.

— Кто же он, черт возьми, такой?

— Артур Либерман был председателем правления Федерального резервного фонда. Теперь он вместе с другими ста восьмьюдесятью пассажирами является жертвой убийства. Догадываюсь, что он был именно тот, кого хотели убрать.

Глава 13

У Джейсона Арчера не было ни малейшего представления о том, где он находится. Лимузин, казалось, ехал несколько часов, хотя в этом не было уверенности, и Депазза, или, черт его знает, кто он в действительности, завязал ему глаза. Комната, куда его поместили, была маленькой и пустой. В одном углу капала вода, воздух был насыщен запахом плесени. Он сидел на шатком стуле напротив единственной двери. Окон не было, свет падал только от единственной электрической лампочки на потолке. Он чувствовал, что по другую сторону двери кто-то есть. Часы у него отобрали, поэтому он не имел понятия о времени. Похитители приносили еду крайне нерегулярно, и было трудно определить, сколько времени прошло.

Однажды, когда ему принесли еду, Джейсон заметил свой портативный компьютер и сотовый телефон на маленьком столике по другую сторону двери. Еще он заметил, что следующая комната очень похожа на ту, в которой находился он сам. Серебристый кейс у него отобрали. В нем ничего не было, в этом он теперь не сомневался. Происходящее становилось ему понятным. Господи, ну и простак же он. Джейсон подумал о жене и ребенке. Как отчаянно хотелось снова быть с ними вместе. Что могла подумать Сидней о случившемся? Он едва мог представить, что она сейчас переживает. Если бы только он сказал ей правду! Она могла бы помочь. Он вздохнул. Рассказать ей все — означало подвергнуть опасности. А на такое он никогда бы не пошел, даже под угрозой вечной разлуки. Он вытер слезы, появившиеся при мысли о том, что они никогда больше не увидятся. Встал и встряхнулся.

Он еще не мертв, хотя суровость его заключения не вселяла больших надежд. Однако, несмотря на все предосторожности, они допустили ошибку. Джейсон снял очки, положил их на бетонный пол и осторожно раздавил ногой. Он подобрал зазубренный кусочек разбитого стекла, аккуратно зажал в кулаке, затем подошел к двери и постучал.

— Эй, дайте попить.

— Ты там заткнись, — ответил раздраженный голос. Он принадлежал не Депаззе, а кому-то другому.

— Черт побери, послушай. Мне надо принять лекарство, а его надо чем-нибудь запить.

— А слюни у тебя для чего? — спросил тот же самый голос. Джейсон услышал, как говоривший хмыкнул.

— Таблетки слишком большие, — закричал Джейсон, надеясь, что его еще кто-нибудь услышит.

— Тем хуже.

Джейсон слышал, как кто-то лениво листает страницы журнала.

— Прекрасно, я не приму таблетки и окоченею прямо здесь. Они от высокого давления, а мое сейчас достигло потолка.

Теперь Джейсон услышал, как под стулом заскрипел пол и зазвенели ключи.

— Отойди от двери.

Джейсон отошел, но недалеко. Дверь распахнулась. Вошедший в одной руке держал ключи, в другой — пистолет.

— Где таблетки? — спросил он, сощурив глаза.

— У меня в руке.

— Покажи.

Джейсон брезгливо покачал головой.

— Ну и ну.

Он сделал шаг вперед, открыл ладонь, протянул руку и тут же ударил охранника ногой по руке. Пистолет полетел на пол.

— Дерьмо, — взвизгнул мужчина. Он ринулся на Джейсона, тот встретил его превосходным апперкотом. Осколок разбитого стекла вонзился мужчине прямо в щеку. Он заорал от боли и отступил назад, кровь заструилась из рваной раны.

Противник был крупным, но с уже давно начавшими заплывать жиром мускулами. Джейсон врезался в него, как таран, и прижал к стене. Произошла короткая схватка, крепкий Джейсон швырял противника до тех пор, пока тот не ударился лицом об стену Затем еще раз изо всех сил стукнул его головой об стену и нанес два удара по почкам, и громила рухнул на холодный пол без сознания.

Джейсон подобрал пистолет и выбежал через раскрытую дверь. Свободной рукой он сгреб портативный компьютер и сотовый телефон. Остановившись на мгновение, чтобы осмотреться, заметил другую дверь, прислушался и быстро вошел в нее.

Джейсон остановился, давая глазам привыкнуть к темноте. Затем тихо выругался. Он находился в том же товарном складе или похожем на него. Должно быть, они возили его по кругу. Он осторожно спустился по лестнице на первый этаж. Лимузина нигде не было видно. Вдруг он услышал какой-то звук с той стороны, откуда пришел. Он устремился к подъемной двери и стал судорожно искать кнопку, приводящую ее в движение. Голова у него дернулась, когда он услышал, что кто-то бежит к нему. Он рванул к противоположному концу склада. Спрятавшись в углу за пятидесятигаллонными бочками, осторожно положил пистолет на пол и открыл портативный компьютер.

Компьютер был последней модели с вмонтированным в него модемом. Он включил его и воспользовался находившимся в кейсе компьютера коротким проводом, чтобы подключить модем к сотовому телефону. Пот выступил на лбу, пока компьютер разогревался. При помощи мыши он на экране проделал необходимые операции, затем привыкшие к клавиатуре пальцы стали в темноте быстро стучать по клавишам. Он отпечатал сообщение. И так ушел в работу, что не расслышал приближавшихся сзади шагов. Он напечатал адрес получателя и послал сообщение электронной почтой в собственный адрес. К несчастью, подобно людям, не помнящим собственного номера телефона по той причине, что никогда не звонят себе, Джейсон, иногда посылавший себе письма, не запрограммировал кода собственной электронной почты в портативный компьютер. Он помнил его, но отпечатать адрес стоило драгоценных секунд. Пока пальцы бегали по клавишам, над ним вспыхнул свет, и сильная рука схватила его за шею.

Джейсону удалось нажать на команду «отослать». Сообщение тут же исчезло с экрана. Одновременно он получил удар в лицо, и у него вырвали портативный компьютер. Сотовый телефон взлетел в воздух, едва удержавшись на коротком проводе. Джейсон видел, как толстые пальцы нажимают на клавиши, чтобы отменить передачу сообщения.

И нанес короткий, но сильный удар в челюсть противника. Тот отпустил компьютер, и Джейсон выхватил его вместе с сотовым телефоном. Он ударил нападавшего ногой в живот и побежал, оставив того лежать на полу лицом вниз. И, к несчастью, забыв прихватить пистолет.

Устремившись к дальнему углу склада, Джейсон теперь слышал, как к нему со всех сторон бегут люди. Стало ясно — спасения нет. Но он мог все еще кое-что сделать.

Он спрятался за металлической лестницей, встал на колени и начал печатать. Крик, раздавшийся неподалеку, заставил его дернуть головой. Ловкие пальцы, раньше не подводившие его, не хотели слушаться. Указательный палец правой руки нажал не на ту клавишу, когда он печатал адрес получателя. Он набирал сообщение, пот струился по лицу, щипля глаза. Дыхание прерывалось, шея болела от схватки с противником. Было так темно, что едва различались клавиши. Он попеременно то впивался глазами в крошечный экран, то отчаянно оглядывался по сторонам, слыша, как приближаются топот ног и крики.

Он не сообразил, что маленький лучик света, отбрасываемый экраном компьютера в темном складе, играл роль наводящего лазера. Топот и голоса слышались уже шагах в десяти от него. Пришлось сократить послание. Джейсон нажал на клавишу передачи и ждал сигнала подтверждения. Затем стер и отправленный файл, и имя получателя. Он не смотрел на почтовый адрес, когда его пальцы нажали клавишу «стереть». Затем толкнул портативный компьютер и сотовый телефон по полу. Тот докатился до дальнего угла. Больше он ничего не мог предпринять. Лучи множества фонарей ударили ему прямо в лицо. Тяжело дыша, он медленно поднялся, но в глазах его светился вызов.

* * *

Чуть позже из склада выехал лимузин. На заднем сиденье валялся Джейсон. Он судорожно дышал, на лице виднелись несколько ссадин и крупных синяков. Кеннет Скейлс держал в руках открытый портативный компьютер и громко ругался, глядя на маленький экран. Но отменить то, что произошло несколько минут назад, было невозможно. В порыве ярости он вырвал сотовый телефон Джейсона вместе с проводом и сильно бил им о дверь лимузина до тех пор, пока тот, разлетевшись на куски, не упал на пол. Затем вытащил из внутреннего кармана пиджака маленький непрослушиваемый сотовый телефон и набрал номер. Скейлс говорил медленно. Арчер с кем-то связался и отправил сообщение. Существует несколько вероятных получателей. Необходимо их всех проверить и принять надлежащие меры. Но пока с этим можно подождать. Ему сейчас надо заняться другими делами. Скейлс отключил телефон и посмотрел на Джейсона. Когда Джейсон поднял глаза, дуло пистолета почти упиралось в его лоб.

— Кто, Джейсон? Кому ты послал сообщение?

Джейсон чуть не задохнулся, когда тот нажал на его покалеченные ребра.

— Этого ты не узнаешь, приятель. Никогда.

Скейлс прижал дуло к голове Джейсона.

— Нажми на курок, придурок! — крикнул Джейсон.

Палец Скейлса уже коснулся курка «Глока», но остановился. Скейлс грубо оттолкнул Джейсона.

— Еще не время, Джейсон. Разве я не говорил? Тебе еще предстоит кое-что сделать.

Джейсон беспомощно посмотрел на злорадно улыбавшегося Скейлса.

* * *

Специальный агент Реймонд Джексон одним взглядом окинул все помещение. Он вошел в комнату и закрыл за собой дверь. В немом изумлении Джексон покачал головой. Ему описали Артура Либермана как скопившего несметные богатства человека, карьера которого продолжалась несколько десятилетий. Эта лачуга совсем не соответствовала описанию. Он взглянул на часы. Следователи должны вот-вот прибыть, чтобы провести тщательный обыск. Хотя вряд ли Артур Либерман лично знал, кто взорвал его в мирном небе штата Вирджиния, рассматривать необходимо любой вариант.

Джексон вошел в крошечную кухню и быстро определил, что Артур Либерман не готовил и не ел здесь. Ни в одном из буфетов не было ни тарелок, ни кастрюль. Единственным обитателем холодильника оказалась электрическая лампочка. На старой плите не было следов, говорящих о том, что ею недавно пользовались. Джексон внимательно осмотрел все уголки жилой комнаты, затем прошел в маленькую ванную. Надев на руку перчатку, он осторожно приоткрыл дверь шкафчика с медикаментами. Там находились обычные предметы туалета, ничего важного. Джексон уже хотел закрыть зеркальную дверцу, когда его взгляд упал на маленькую бутылочку, стоявшую между зубной пастой и дезодорантом. На рецепте были отмечены дозировка, состав лекарства и имя выписавшего его врача. Агенту Джексону название жидкости ничего не говорило. Хотя у него было трое детей и он стал неофициальным экспертом по микстурам, которые выписываются при массе различных заболеваний. Он списал название лекарства и закрыл дверь шкафчика.

Спальня Либермана была маленькая, постель походила на детскую люльку. Небольшой письменный стол стоял у стены рядом с окном. Осмотрев туалет, Джексон обратил внимание на письменный стол.

На находившихся на нем фотографиях были двое мужчин и женщина в возрасте от 19 до 25 лет. Фотографиям на вид было уже несколько лет. «Дети Либермана», — быстро заключил Джексон.

Он встал перед письменным столом с тремя ящиками. Один оказался запертым. Всего несколько секунд понадобилось Джексону, чтобы отпереть его. Внутри лежала пачка писем, написанных от руки и перехваченных резинкой. Почерк был аккуратным и четким, содержание писем, несомненно, романтичным.

Странно лишь то, что все письма оказались без подписи. Джексон немного подумал над этим, затем вернул письма в ящик. Он еще несколько минут осматривал помещение, когда стук в дверь объявил о прибытии команды экспертов.

Глава 14

За время, пока Сидней находилась в доме одна, она обследовала все щели, движимая силой, которую не могла разгадать. Пока она часами сидела на маленьком стуле возле окна, в ее голове проносились годы, проведенные в браке. Каждая деталь этих лет, даже относительно маловажная, всплывала из глубин подсознания. Временами на ее лице появлялась улыбка, когда она вспоминала особенно забавный эпизод. Однако такие мгновения длились недолго и заканчивались неистовыми рыданиями, как только на нее обрушивалось сознание того, что больше Джейсона не будет.

Наконец, пробудившись от воспоминаний, она поднялась по лестнице, медленно прошла по коридору и вошла в маленький кабинет мужа. Осмотрев скромную обстановку, села за компьютер. Провела рукой по стеклянному экрану. Джейсон любил компьютеры уже тогда, когда они познакомились. Она работала на компьютерах, но ее познания в этом мире не шли дальше обработки документов и проверки электронной почты.

Джейсон много общался по электронной почте и проверял ее каждый день. Сидней не заглядывала в нее со дня крушения самолета. Она решила, что пора это сделать. Наверно, многие из друзей Джейсона прислали сообщения. Она включила компьютер и смотрела, как на экране мелькали ряды цифр и слов, но они по большей части ничего ей не говорили. Единственное, в чем она смыслила, — это в имеющейся свободной памяти. Ее оказалось предостаточно. Мощный компьютер был приспособлен к потребностям мужа.

Она наблюдала за цифрами свободной памяти. И подпрыгнула, догадавшись, что последние три цифры — 7, 3 и 0 образуют дату рождения Джейсона — 30 июля. Она глубоко втянула воздух, сдерживая быстро нахлынувшие слезы. Затем выдвинула ящик стола и неторопливо перебрала его содержимое. Как юрист она хорошо знала, сколько документов и процедур потребуется, пока не будет улажен вопрос о наследстве Джейсона. Большая часть имущества была нажита вместе, но все же приходилось считаться со многими юридическими тонкостями. Каждый, в конце концов, сталкивается с подобными вещами, но она не могла поверить, что ей это придется сделать так скоро.

Через ее пальцы проходили лежавшие в ящике бумаги и разные конторские принадлежности. Особое внимание привлек один предмет, который она оттуда вытащила. Хотя она не осознавала, что держит карточку, которую Джейсон бросил сюда перед самым отъездом в аэропорт, но внимательно разглядела ее. Похоже на кредитную карточку, на ней было отчеканено «Трайтон Глоубал», затем «Джейсон Арчер» и, наконец, слова «Код ограничен — уровень б». Ее лоб наморщился. Раньше она никогда ее не видела. Наверно, это какой-то пароль доступа к информации, хотя на карточке не было фотографии мужа. Она засунула карточку в карман. Компания, возможно, захочет получить ее обратно.

Когда Сидней вошла в «Амэрика Онлайн», созданный компьютером голос поздоровался и сообщил, что в электронной почте имеются сообщения. Как и ожидалось, послания пришли от многочисленных друзей. Слезы сами полились из глаз. Наконец у нее пропало желание читать все подряд, и она начала выход из компьютера. И тут вздрогнула: на экране вспыхнуло еще одно электронное послание. Оно было адресовано Арчи [email protected] Это был адрес ее мужа. В следующее мгновение он исчез, словно озорное видение, мелькнувшее в голове и пропавшее.

Она нажала на несколько функциональных клавишей и снова быстро проверила почту. Обнаружив, что та пуста, сдвинула лоб так, что на нем появилась сетка морщин. Сидней не отрывала взгляда от экрана. Какое-то непонятное ощущение подталкивало ее к мысли, что все это только показалось. Все произошло так быстро. Он потерла заболевшие глаза и просидела еще несколько минут, с нетерпением ожидая, что вся операция повторится, хотя понятия не имела, что все это означает. Экран был пуст.

* * *

Спустя некоторое время после того, как Джейсон Арчер повторно послал свое сообщение, компьютеризированный голос объявил о новом поступлении: «Вам почта». На этот раз известие не исчезло и было зафиксировано в почтовом ящике компьютера. Однако этот ящик не был прикреплен к старому дому из камня и кирпичей, не было его и на столе кабинета Сидней в фирме «Тайлер Стоун». А как раз в это время дома все отсутствовали, и никто не мог прочитать послания. Оно ждало своего часа.

* * *

Сидней встала и вышла из кабинета. По непонятной причине неожиданная вспышка на компьютерном экране зародила нелепую надежду, будто Джейсон каким-то образом поддерживает с ней связь оттуда, куда отправился после столкновения самолета с землей. «Чушь! — сказала она про себя. — Это невозможно».

Спустя час, испытав еще один приступ горя и исчерпав слезы, она схватила фотографию Эми. Надо о ней позаботиться.

Она нужна Эми. Она открыла банку супа, включила плиту и вскоре налила ячменный суп с говядиной в миску и отнесла его на кухню. Ей удалось съесть несколько ложек, пока она смотрела на стены кухни, которые Джейсон, получив в те выходные большой нагоняй от нее, собирался покрасить. Куда бы она ни смотрела, новые воспоминания, новая боль, новое чувство вины обрушивались на нее. Могло ли быть иначе? Здесь осталось так много от их присутствия, так много от него — все, что могло хранить это неодушевленное строение.

Она ощущала, как горячий суп проходит по пищеводу, но тело ее все еще содрогалось, словно у него кончалось горючее. Она схватила бутылку «Гаторада» из холодильника и пила прямо из горла, пока не прекратилась дрожь. Успокоившись, почувствовала, что внутри снова накапливаются силы.

Она вскочила из-за стола и пошла в жилую комнату. Включила телевизор. Неловкими пальцами переключала программы, пришлось смотреть неизбежное: репортажи с места крушения самолета. Она испытывала чувство вины, поймав себя на любопытстве, с каким смотрит на событие, отнявшее у нее мужа. Но понимала, что жаждала узнать побольше о катастрофе, словно подход к ней с трезвой меркой реальных фактов поможет уменьшить страшную боль, разрывавшую ее на части.

Женщина-репортер стояла на месте падения самолета. На заднем фоне продолжался сбор обломков. Сидней видела, как их уносили и сортировали по разным кучам. Вдруг она чуть не упала со стула. Один рабочий прошел прямо позади несвязно рассказывавшего репортера. Парусиновая сумка с вышивкой крестом, казалось, совсем не была повреждена, только обгорела и испачкалась по бокам. Она даже разобрала крупные инициалы, нанесенные жирной черной краской. Сумку положили в кучу подобных вещей. Сидней Арчер на мгновение застыла. Конечности онемели. В следующее мгновение ее охватила жажда действовать.

Она помчалась наверх, натянула джинсы и толстый белый свитер, надела теплые низкие ботинки и торопливо собрала сумку. Через несколько минут «Форд» уже выползал задним ходом из гаража. Она бросила взгляд на «Кугар» с открывающимся верхом, стоявший в другом отсеке гаража. Джейсон с удовольствием ездил на нем почти десять лет, и потрепанный вид машины всегда подчеркивал элегантность «Ягуара». Даже «Эксплорер» в сравнении с «Кугаром» выглядел как новенький. Этот контраст раньше ее забавлял. Сегодня вечером было не так, новый поток слез застлал ей глаза и заставил нажать на тормоза.

Она стучала руками о приборный щит, пока резкая боль не пронзила локти. Потом опустила голову на руль, стараясь отдышаться. Ей казалось, что ее стошнит, когда перловый суп подступал к горлу, но в конце концов он отступил в глубины ее дрожащего живота. Через мгновение она уже ехала по тихой улице. Она бросила быстрый взгляд на свой дом. Они прожили в нем почти три года. Прекрасный дом, построенный почти сто лет назад, с большими комнатами, широкими лепными украшениями, полом из досок разной ширины и многими потайными углами, которые не так уж трудно найти, когда пасмурным воскресным днем захочешь уединиться в уютном месте. Им обоим показалось, что это как раз тот дом, где следует растить детей. Им хотелось именно этого. Именно этого.

Она почувствовала, как снова неотвратимо поднимается волна рыданий. Но продолжила путь и выехала на главную дорогу. Минут через десять она смотрела на красно-желтые цвета соседнего «Макдональдса». Она остановилась на подъездной дорожке и заказала большой кофе. Нажимая на кнопку подъема стекла машины, увидела веснушчатое лицо нескладной девочки-подростка с перехваченным сзади конским хвостом каштановых волос. Так же, как Эми, она, скорее всего, вырастет в милую молодую женщину. Сидней надеялась, что у девушки есть отец. И тут же вздрогнула, подумав, что у Эми теперь его нет.

Через час она уже ехала по дороге номер 29, узкой черной полосе, которая рассекала величественные просторы сельской местности, врезаясь сорокапятиградусным углом в Вирджинию и пересекая границу Северной Каролины. Сидней ездила по этой дороге много раз, когда училась на факультете права Вирджинского университета в Шарлоттсвилле. Это была чудесная поездка вдоль давно хранивших тишину полей Гражданской войны и старых, но все еще работающих, семейных ферм. Осенью и весной краски листвы могли поспорить с любой картиной, какую она когда-либо видела. Названия вроде Брайтвуд, Локуст Дэйл, Мэдисон, Монпелье — мелькали на дорожных знаках, и Сидней вспоминала, как не раз вместе с Джейсоном ездили в Шарлоттсвилл на то или иное мероприятие. Теперь ни дорога, ни сельские пейзажи не радовали ее.

Надвигалась ночь. Сидней посмотрела на часы приборной доски и с удивлением заметила, что время близится к часу ночи. Она нажала на газ, и машина понеслась по пустынной дороге. По мере того как дорога шла вверх, становилось все холоднее. Нависли густые облака, и в кромешной темноте светились лишь передние фары автомобиля. Она увеличила мощность отопления и включила верхний свет.

Через час она взглянула на карту, лежавшую рядом на переднем сиденье. Приближался ее поворот. Она напряглась, приближаясь к месту назначения. И стала отмечать пройденные мили по счетчику.

У Рукерсвилля она поехала на запад. Миновала графство Грин в Вирджинии. Это была настоящая деревня, далекая своей размеренной жизнью от того ритма, в котором жила и работала Сидней. Центром графства был город Стандардсвилл, эмоциональный климат которого соответствовал образовавшемуся в результате удара кратеру и обожженной земле, появлявшейся на экранах телевизоров по всему миру.

Наконец Сидней съехала с дороги и огляделась, пытаясь определить, где находится. Ее окутывал мрак сельской местности. Она включила фонарик и приблизила карту к лицу. Сориентировавшись, проехала еще милю, пока не обогнула почти голые грациозные вязы, сучковатые клены, огромные дубы, за которыми открылась ровная вспаханная земля.

В конце дороги, возле ржавого покосившегося почтового ящика, стояла полицейская патрульная машина. Справа от почтового ящика, круто извиваясь, шла земляная дорога, огороженная по обе стороны высокой вечнозеленой хорошо ухоженной изгородью. Казалось, в дали, словно фосфоресцирующая пещера, пылала земля.

Она нашла это место.

В вихре передних фар «Эксплорера» Сидней заметила, что идет редкий снег. Когда она подъехала поближе, дверца полицейской машины открылась, и вышел офицер в униформе, на которую был накинут всепогодный неоново-оранжевый непромокаемый плащ. Он подошел к «Форду», посветил фонарем на номерной знак, затем внутрь кабины, пока луч света не остановился на боковом окне со стороны водителя.

Сидней глубоко втянула воздух, нажала на кнопку, и стекло опустилось.

Лицо офицера оказалось у ее плеча. Его верхнюю губу частично закрывали густые усы с проседью, в уголках глаз собралось множество морщин. Даже под оранжевым плащом угадывались широкие мощные плечи и грудь. Офицер после поверхностного осмотра машины остановил взгляд на Сидней.

— Чем могу служить, мадам? — В голосе чувствовалась не только физическая усталость.

— Я... я приехала... — ее голос оборвался. Сознание вдруг отключилось. Она смотрела на него, ее губы шевелились, но слова не сходили с них.

Плечи полицейского поникли.

— Мадам, выдался чертовски трудный день, понимаете? Здесь побывало много людей, не имеющих к этому никакого отношения. — Он внимательно посмотрел на нее. — Вы сбились с пути? — По его тону было видно — он не верит, что она попала сюда случайно.

Она с трудом покачала головой.

Он взглянул на часы.

— Телевизионщики, наконец, час назад вернулись в Шарлоттсвилл. Они поехали немного поспать. Я предлагаю вам поступить так же. Поверьте мне, обо всем, что вам нужно, можно узнать по телевизору и прочитать в газетах. — Он выпрямился, давая понять, что разговор, точнее монолог, закончен. — Вы найдете обратную дорогу?

Сидней медленно кивнула, и полицейский прикоснулся к фуражке. Она развернула машину и поехала назад. Но, взглянув в окно заднего обзора, резко остановила машину. Странный блеск манил ее. Она распахнула дверцу и вышла. Открыла заднюю дверцу «Форда», вытащила пальто и надела его.

Полицейский смотрел, как женщина приближается к патрульной машине, и тоже вышел. По его плащу стекала вода. Светлые волосы Сидней покрылись снежинками, а зимнее ненастье набирало силу.

Прежде чем полицейский успел открыть рот, Сидней протянула руку.

— Меня зовут Сидней Арчер. Мой муж, Джейсон Арчер... — Ее голос задрожал, когда поняла, что означают для нее слова, которые собиралась произнести. Она сильно прикусила губу и продолжила: — Он был на самолете. Авиакомпания предложил привезти меня сюда, но... я решила приехать сама. Не знаю почему, но я приехала.

Полицейский уставился на нее. Его взгляд потеплел, густые усы поникли, как плакучая ива, прямые плечи опустились.

— Я вам сочувствую, миссис Арчер. Очень сочувствую. Здесь были люди... из других семей. Они оставались недолго. Из Федерального управления авиации не хотят, чтобы сейчас здесь кто-либо находился. Они вернутся завтра, чтобы поискать... поискать... — Его голос замер, он опустил глаза.

— Я приехала лишь для того, чтобы... — Ее тоже подвел голос. Она посмотрела на полицейского красными, воспаленными глазами, ее щеки впали, на лбу застыли вертикальные полосы морщин. Несмотря на высокий рост, Сидней была похожа на ребенка в пальто, ее плечи подались вперед, руки нырнули глубоко в карманы, словно она хотела исчезнуть так же, как Джейсон.

Полицейский смутился, видно было, что женщина не знает, как поступить. Он взглянул на грунтовую дорогу, затем на свои ботинки.

— Подождите минуту, миссис Арчер. — Он нырнул в патрульную машину. Затем снова показалась его голова. — Мадам, залезайте сюда, укройтесь от снега, а то простудитесь.

Сидней забралась в патрульную машину. Пахло сигаретами и пролитым кофе. Свернутый журнал «Пипл» был засунут в щель переднего сиденья. Из нагромождения электронной аппаратуры смотрел экран маленького компьютера. Полицейский опустил стекло и направил прожектор на заднюю часть «Эксплорера». Снова поднял стекло, нажал несколько клавиш на клавиатуре и посмотрел на экран. Затем на Сидней.

— Просто ввел номер вашей машины. Нужно проверить вашу личность, мадам. Дело не в том, что я не верю вам. Вы же понимаете, сюда не приезжают посреди ночи на уик-энд. Я это знаю. Но есть правила, которые необходимо соблюдать.

— Понимаю.

Экран наполнился информацией, которую полицейский внимательно изучал. С приборной доски он снял блокнот, и глазами пробежал список имен. Затем бросил на нее быстрый взгляд, на его лице снова появилось смущение.

— Вы сказали, Джейсон Арчер был вашим мужем?

Она медленно кивнула. Был? Это слово привело ее в оцепенение. Она почувствовала, что ничего не может поделать с трясущимися руками. Вена на левом виске стала судорожно пульсировать.

— Мне надо было проверить. На самолете находился еще один Арчер. Некий Бенджамин Арчер.

На мгновение у нее появилась надежда, но действительность снова вернула ее на землю. Ошибки не было. Если бы она произошла, то Джейсон позвонил бы. Он находился на том самолете. Как бы ей ни хотелось противоположного, но он там находился. Она посмотрела на далекие огни. Он был там сейчас. Все еще там.

Она откашлялась.

— У меня с собой фотографии, офицер. — Она открыла бумажник и передала ему.

Он заметил водительские права, затем перевел взгляд на фотографию Джейсона, Сидней и Эми, снятую меньше месяца назад. Он рассматривал ее несколько мгновений. Потом быстро вернул бумажник.

— Больше проверять ничего не надо, мадам Арчер. — Он посмотрел в окно. — На дороге остановились еще двое заместителей шерифа, кругом Национальная гвардия. Некоторые ребята из Вашингтона все еще там, вот почему горят огни. — Он взглянул на нее. — Я никак не могу покинуть свой пост, мадам Арчер.

Он уставился на свои руки. Она следила за его взглядом. Увидела обручальное кольцо на левой руке, палец, на котором было кольцо, опух, так что его было не снять, не содрав кожу. Глаза офицера сощурились, по щеке скатилась капля. Он неожиданно отвел взгляд, быстро поднял руку к лицу и снова опустил ее.

Затем включил зажигание и передачу. Посмотрел на Сидней.

— Мадам Арчер, не понимаю, почему вы сюда приехали, однако не советую вам здесь долго оставаться. Здесь нет... ничего хорошего, это не подходящее место. — Патрульная машина поехала, трясясь и подпрыгивая на грунтовой дороге. Офицер напряженно смотрел вперед, в сторону ослепляющих огней.

— Мадам Арчер, дьявол в аду, Бог — наверху. Дьявол распорядился этим самолетом, и теперь все те люди вместе с Богом, все до последнего. Верьте этому и не позволяйте никому убедить себя в обратном.

Сидней поймала себя на том, что утвердительно кивает, ей очень хотелось верить, что все именно так.

Пока они приближались к огням, Сидней чувствовала, как ее мысли все дальше и дальше уходят куда-то.

— Там была большая парусиновая сумка с голубыми вышитыми крест-накрест полосами. Это сумка моего мужа. На ней его инициалы. ДУА. Я ее сама купила для него несколько лет назад перед одной поездкой. — Улыбка скользнула по ее лицу, когда давние дни всплыли в памяти. — Я купила ее шутки ради. Мы немного поссорились, это была самая отвратительная сумка, какую я тогда смогла найти. Как выяснилось, она ему пришлась по вкусу.

Она вдруг подняла голову и поймала удивленный взгляд офицера.

— Я... я увидела ее по телевизору. Она даже не пострадала. Можно взглянуть на нее?

— Мне очень жаль, мадам Арчер. Все, что собрали, уже увезли. Грузовик приезжал около часу назад, чтобы забрать последний на сегодня груз.

— Вы знаете, куда его увезли?

Офицер покачал головой.

— Я ничем не мог бы помочь, даже если бы знал. Они вас туда не пустят. После расследования, надеюсь, вам вернут сумку. По всей видимости, на расследование уйдут годы. Сожалею.

Патрульная машина остановилась в нескольких футах от другого полицейского в униформе. Офицер вышел из машины, немного посовещался с коллегой, дважды указав пальцем в сторону патрульной машины. Сидней сидела в машине, не в силах оторвать глаз от огней.

Она испугалась, когда в окне машины показалась голова офицера.

— Мадам Арчер, вы можете выйти здесь.

Сидней открыла дверцу и вышла. Она бросила взгляд на второго офицера, тот нервно кивнул. В его глазах отражалась боль. Боль, по-видимому, ощущалась повсюду. Эти мужчины тоже предпочли бы находиться дома в кругу семьи. Здесь правила бал смерть. Она присутствовала везде. Казалось, она, также, как снег, цеплялась за ее одежду.

— Мадам Арчер, когда захотите уехать, скажите Билли, и он сообщит мне по радио. Я приеду и заберу вас.

Когда он садился в машину, она его окликнула.

— Как вас зовут?

Офицер оглянулся.

— Юджин, мадам. Заместитель шерифа Маккенны.

— Спасибо, Юджин.

Он кивнул и коснулся рукой своей фуражки.

— Не задерживайтесь слишком долго, мадам Арчер.

Когда он уехал. Билли повел ее в сторону огней. Он смотрел прямо вперед. Сидней не знала, что сказал Маккенна партнеру, но чувствовала, как весь он излучает горе. Строен, молод, моложе двадцати пяти лет, подумала она, а выглядит больным и нервным.

Наконец он остановился. Сидней увидела, как впереди по полю ходят люди. Ограждения и желтая полицейская лента были видны повсюду. Под искусственным дневным светом Сидней увидела полное разорение. Это место было похоже на поле боя, земле, казалось, нанесли страшную рану.

Молодой офицер дотронулся до ее руки.

— Мадам, вам следует оставаться здесь. Эти ребята из Вашингтона очень придирчивы к людям, которые появляются здесь. Они боятся, что кто-нибудь споткнется о что-нибудь и сдвинет с места. — Он глубоко вздохнул. — Везде валяются вещи, мадам. Везде! Никогда не видел ничего подобного и, надеюсь, не увижу до конца своих дней. — Он снова уставился вдаль. — Когда будете готовы, найдете меня там. — Он указал в направлении, откуда они пришли, и пошел обратно.

Кутаясь в пальто, Сидней остановилась и снова двинулась вперед. Прямо под зонтом огней находился холм земли. Она видела его в новостях много раз. Кратер от столкновения самолета с землей. Говорили: в него вошел весь самолет. И хотя она знала, что это правда, трудно было поверить в возможность такого.

Кратер от удара. Джейсон тоже покоился в нем. Эта мысль стала столь невыносимой, столь душераздирающей, что она даже не впала в истерику, а просто обессилела. Сидней зажмурила и снова открыла глаза. Крупные слезы катились по щекам, она даже не пыталась их стереть.

Она не думала, что еще когда-либо будет улыбаться.

Даже когда заставляла себя вспомнить Эми, прекрасную малышку, оставленную ей Джейсоном, ни малейшая радость не могла пробиться сквозь ее огромное горе. Она смотрела вперед, холодный ветер дул ей в лицо, развевая длинные волосы.

В это время несколько крупногабаритных машин направились к кратеру, их ревущие моторы изрыгали черный дым, выхлопные трубы выбрасывали газы из чрева. Экскаваторы и бульдозеры яростно набросились на кратер, поднимая полные ковши земли и сбрасывая ее в ожидавшие своей очереди грузовики, выезжающие по специальным колеям на местность, которая была уже обследована. Скорость стала важным фактором, даже важнее риска изуродовать остатки самолета. Всем отчаянно хотелось добраться до «черного ящика». Это было самое главное. Пусть даже в ходе ускоренных раскопок появлялась вероятность превратить обломок в четверть дюйма в нечто меньшее.

Сидней заметила, как земля покрывается снегом. Новая забота для ведущих расследование, подумала она, увидев, как некоторые из них носятся по полю с фонарями и останавливаются, чтобы воткнуть маленькие флажки в быстро белеющую землю. Подойдя поближе, она разглядела национальных гвардейцев в зеленой одежде, патрулирующих свои сектора с перекинутым через плечо оружием и постоянно поглядывающих в сторону кратера. Подобно всемогущему магниту, место катастрофы, казалось, неумолимо притягивало внимание всех. Цена, которую надо платить за многие радости жизни, — это угроза внезапной, необъяснимой смерти.

Когда Сидней снова пошла вперед, ее нога задела что-то, покрытое снегом. Она нагнулась, чтобы посмотреть, что это такое, и в ее памяти возникли слова молодого полицейского. Везде разбросаны вещи. Повсюду. Она застыла, затем продолжила искать с присущим живым существам любопытством. А через мгновение уже бежала вниз по грунтовой дороге, ее ноги заплетались и скользили. Руки неуклюже выбрасывались вперед, безудержные рыдания вырывались из легких.

Она заметила мужчину, только когда со всего разбега врезалась в него и сбила с ног. Оба полетели на землю, причем мужчина был удивлен не менее ее, а может быть, даже больше.

— Черт, — задыхаясь, проворчал Ли Соер, приземлившийся на ком земли. Через секунду Сидней вскочила на ноги и понеслась дальше по извилистой дорожке. Соер побежал за ней, пока у него не перестала сгибаться коленка, — рецидив случившейся много лет назад погони за атлетом-грабителем банка по бетонированному тротуару через двадцать длинных кварталов.

— Эй, — заорал он ей вслед, неуклюже прыгая на одной ноге и потирая колено. И пустил луч фонаря ей вслед.

Когда Сидней обернулась, в дуге света от фонаря прорисовался ее профиль. В следующий миг мелькнули ее наполненные ужасом глаза. Затем она исчезла. Он вернулся на то место, где впервые заметил ее, и посветил фонарем вокруг. Кто, черт возьми, она такая и что здесь делает? Пожал плечами. Вероятно, любопытная местная жительница, наткнувшаяся на то, чего не хотела бы увидеть. Вскоре опасения Соера подтвердились. Он нагнулся и поднял маленькую туфельку. Она выглядела крохотной и беспомощной на его большой ладони. Соер посмотрел в сторону Сидней Арчер и глубоко вздохнул в темноте. Его огромное тело затряслось от неистового гнева, когда перед ним возникла, прямо под носом, ужасная дыра в земле. Он поборол желание закричать во всю мощь своих легких. Во время работы в ФБР очень редко случалось, когда Соер не хотел, чтобы задержанных им людей судили. Это был как раз тот случай. Он молил Бога, чтобы найти виновников этого ужаса. А уж тогда... тогда он сделает что-нибудь такое, да все что угодно, что позволит избавить страну от необходимости платить за спектакль в средствах информации и на судебном процессе. Соер положил туфельку в карман пальто и, оберегая колено, заковылял на встречу с Капланом. Затем он вернется в город. У него назначена встреча в Вашингтоне. Он серьезно приступит к изучению Артура Либермана.

* * *

Офицер Маккенна озабоченно смотрел на Сидней, помогая ей выйти из патрульной машины.

— Мадам Арчер, вы уверены, что мне не надо никого вызывать, чтобы помочь вам?

Сидней, белая как мел, с конвульсивно подергивающимися конечностями, с грязными от падения руками и одеждой, решительно покачала головой.

— Нет! Нет! Со мной все в порядке.

Она прислонилась к патрульной машине. Ее руки и плечи непроизвольно подергивались, но душевное равновесие потихоньку возвращалось к ней. Она закрыла дверцу патрульной машины и нетвердой походкой направилась к своему «Форду». На прощание обернулась. Маккенна стоял рядом с машиной и пристально наблюдал за ней.

— Юджин?

— Да, мадам?

— Вы были правы — в этом месте не стоит долго оставаться.

Эти слова были сказаны глухим голосом существа, полностью лишенного души. Она повернулась, медленно подошла к «форду» и села в него.

Заместитель шерифа Юджин Маккенна медленно кивнул, его большое адамово яблоко быстро задвигалось вверх-вниз, когда ему потребовалось подавить хлынувшие из глаз слезы. Он распахнул дверцу машины и скорее упал, чем сел, на переднее сидение. Он закрыл дверцу, чтобы звуки, которые вот-вот готовы были вырваться из него, никто не услышал.

* * *

Когда Сидней направлялась в обратный путь, в машине зазвенел сотовый телефон. Этот совершенно неожиданный звук заставил ее дернуться так сильно, что она почти потеряла управление над «Эксплорером». Сидней посмотрела на телефон, изумилась, словно не верила в происшедшее. Никто не знал, где она. Женщина взглянула на царивший кругом мрак, словно кто-то наблюдал за ней. Ободранные деревья были единственными свидетелями ее возвращения домой. Сидней показалось, что она единственное живое существо в этих местах. Ее рука медленно потянулась к телефону.

Глава 15

— Боже мой, Квентин, ведь три часа утра.

— Я бы не звонил, если бы это не было важно.

— Не знаю, что ты хочешь мне сказать.

Рука Сидней, державшая сотовый телефон, немного дрожала. Во время разговора ее нога все время жала на педаль акселератора, пока машина не помчалась по узкой дороге с опасной скоростью.

— Я уже говорил, что слышал, как ты разговаривала с Гемблом, когда мы возвращались из Нью-Йорка. Пожалуй, было бы лучше поговорить со мной, а не с Гемблом. — Голос звучал мягко, но в нем чувствовалась небольшая напряженность.

— Извини, Квентин. Но он задавал вопросы. А ты молчал.

— Я хотел дать тебе возможность прийти в себя.

— Ценю это, я очень благодарна. Дело в том, что Гембл оказался рядом со мной. Он был добр, не могла же я не ответить ему.

— И поэтому сказала, что не знаешь, почему Джейсон находился на том самолете? Такой был твой ответ? Что ты понятия не имела, где он находится?

Она угадывала его невысказанные мысли. Как она могла сказать Роуто, что отличалось бы от сказанного Гемблу? И даже если рассказать про поездку Джейсона в Лос-Анджелес, то как объяснить, что он не явился на собеседование в другой компании? Она оказалась в немыслимой ситуации, и как раз сейчас казалось, что выхода из нее нет. Поэтому она решила сменить тему.

— Как ты догадался позвонить мне в машину, Квентин? — Ей было немного не по себе от мысли, что ему удалось выследить ее.

— Я позвонил домой, потом на работу. Оставалось звонить только в машину, — последовал простодушный ответ. — Честно говоря, я немного беспокоился за тебя. И... — Его голос резко оборвался, словно он слишком поздно спохватился, что сказал лишнее.

— И что?

Роу не решался говорить, но вдруг быстро закончил свою мысль.

— Сидней, не надо быть гением, чтобы понять, на какой вопрос мы ждем ответа. Почему Джейсон поехал в Лос-Анджелес?

Тон Роу был недвусмыслен. Он хотел получить ответ на этот вопрос.

— Почему «Трайтон» должно волновать, что Джейсон делает в свое свободное время?

Роу сделал глубокий выдох.

— Сид, все, что делает «Трайтон», запатентовано. Целые отрасли тратят массу времени, чтобы украсть нашу технологию или переманить наших людей. Ты это знаешь.

Сидней покраснела.

— Ты обвиняешь Джейсона, что он продавал технологию «Трайтона» тому, кто больше платит? Это абсурд, ты сам знаешь.

Ее муж не мог себя защитить, поэтому она не допустит подобных инсинуаций.

Голос Роу выдавал обиду.

— Я не говорил, что думаю так. Другие так думают.

— Джейсон никогда бы не сделал ничего подобного. Он отдавал все силы компании. Ты был его другом. Как же ты мог выдвинуть такое обвинение?

— Хорошо, объясни мне, что он делал на том самолете, летевшем в Лос-Анджелес? Почему не остался дома красить стены кухни? Я вот-вот сделаю единственное приобретение, которое позволит «Трайтону» ввести мир в XXI век, и не могу позволить, чтобы кто-то или что-то уничтожило эту возможность. Больше такого шанса не будет.

Тона его голоса было достаточно, чтобы зажечь все молекулы гнева в теле Сидней Арчер.

— Я не могу этого объяснить. И пытаться не буду. Не понимаю, черт возьми, что происходит. Я только что потеряла мужа, черт вас подери! Нет ни его тела, ни одежды. От него ничего не осталось, а вы там сидите и говорите мне, что он вас раздел? Будьте вы прокляты!

«Форд» чуть сбился с дороги, и ей пришлось приложить усилие, чтобы вернуться на нее. Она снова прибавила скорость, и машина попала в большую выбоину. Волна от удара прошла по ее телу. Все труднее было что-либо разглядеть в вихре снега.

— Сид, пожалуйста, успокойся. — В голосе Роу неожиданно зазвучала паника. — Послушай, я не хотел расстраивать тебя. Извини. — Он умолк, затем поспешно добавил: — Я не могу тебе чем-нибудь помочь?

— Да. Ты можешь пожелать любому сотруднику «Трайтона», чтобы он сдох. Начни с себя.

Она отключила телефон и отшвырнула его. Слезы потекли столь обильно, что ей, в конце концов, пришлось съехать с дороги. Ее трясло так, словно она нырнула в ледяную воду. Сидней отстегнула ремень безопасности и прилегла на переднее сиденье, на несколько минут прикрыв рукой лицо. Затем снова включила сцепление и выехала на дорогу. Несмотря на крайнюю усталость, ее мысли неслись с такой же скоростью, как шестицилиндровый «Эксплорер». Джейсон страшно боялся ее предстоящей встречи с «Трайтоном». У него эта история с собеседованием относительно новой работы, вероятно, была приготовлена на крайний случай. Ее встреча с Натаном Гемблом состоялась. Но почему? В чем он был замешан? Вся эта работа ночью? Его скрытность? Чем он занимался?

Она посмотрела на часы приборной доски: стрелка неумолимо приближалась к четырем утра. Хотя ее мозг напряженно работал, остальную часть тела сковало оцепенение. Глаза слипались, и Сидней не знала, где проведет остаток ночи. Она подъезжала к дороге номер 29. Свернув на магистраль, поехала на юг вместо севера. Через полчаса Сидней проезжала по пустым улицам Шарлоттсвилля. Она миновала «Холидей Инн» и другие гостиницы, где можно было бы остановиться. Наконец съехала с дороги номер 29 на Айви Роуд и вползла на стоянку гостиницы «Голова кабана», одного из лучших мест отдыха в этом краю.

Она зарегистрировалась и с трудом, еле шевеля окоченевшими ногами и руками, забралась под одеяло постели хорошо обставленной комнаты с прекрасным видом, который ей в данный момент был безразличен. Целый день одни кошмары, причем все совершенно реальные. Это была последняя осознанная мысль Сидней. За два часа до рассвета она все-таки заснула.

Глава 16

В три часа утра по времени Сиэтла в густых облаках появилась трещина, и на землю обрушились потоки дождя. Сторож свернулся в своей маленькой будке, приблизив ноги и руки к обогревателю на полу. В одном углу вниз по стене размеренно текла струя воды, образуя лужу на изорванном зеленом ковре. Сторож устало взглянул на часы. Еще четыре часа, прежде чем кончится его дежурство. Он вылил остатки кофе из термоса. Ему очень хотелось лечь в теплую постель. Здания арендовали разные компании. Некоторые из помещений пустовали, но все охранялись, независимо от того, что в них находилось, вооруженной охраной двадцать четыре часа в сутки. Высокий железный забор, поверх которого тянулась колючая проволока, хотя и не такая острая, какую используют в тюрьмах, незаметные со стороны видеомониторы контролировали всю территорию. Сюда было бы трудно проникнуть.

Трудно, но не так уж невозможно.

Человек был с ног до головы одет в черное. Ему потребовалось меньше минуты, чтобы перелезть через забор позади склада, ловко избегая острой проволоки. Перебравшись через забор, он то входил в тень, то выскальзывал из нее, пока дождь продолжал лить, полностью заглушая легкие быстрые шаги. На его левом рукаве было миниатюрное устройство, создающее электронные помехи. На пути к цеди он миновал три видеокамеры — ни одна из них не зафиксировала его.

Добравшись до боковой двери здания 22, он вытащил из своего ранца тонкий, похожий на проволоку, предмет и засунул его в здоровенный навесной замок. Спустя десять секунд замок открылся.

Осмотрев помещение через очки ночного видения, он, перепрыгивая через две ступеньки, взбежал по железной лестнице. Открыл дверь комнаты, осветив помещение фонарем. Затем отпер шкаф с дисками и убрал камеру наблюдения. Он поместил видеоленту в один отсек своего ранца, перезарядил камеру и поставил ее на прежнее место. Через пять минут все здесь погрузилось в тишину.

На рассвете «Галфстрим V» взлетел из аэропорта в Сиэтле. Одетый ранее в черное, человек теперь носил джинсы и хлопчатобумажную рубашку и крепко спал в роскошном кресле салона, его темные волосы ниспадали на моложавое лицо. Фрэнк Харди, глава фирмы, специализирующейся на корпоративных ценных бумагах и промышленном контршпионаже, напротив, внимательно читал каждую страницу длинного доклада, в то время как самолет проносился сквозь просветлевшее утреннее небо. Последние следы вчерашнего шторма остались позади. В металлическом кейсе лежала видеолента, изъятая из шкафа файлов. Кейс находился в пределах его досягаемости. Появился бортпроводник и налил еще чашку кофе единственному бодрствующему в самолете пассажиру. Он нахмурил лоб и по давней привычке его пальцы принялись разглаживать появившиеся на лбу морщины. Затем Харди отложил доклад, откинулся на сиденье и глядел в иллюминатор салона, пока самолет летел к востоку. Ему было о чем задуматься. Сейчас он не чувствовал себя особенно счастливым. Как его челюсть, так и его желудок сжимались и разжимались, пока элегантный самолет продолжал свой стремительный полет.

«Галфстрим», полет которого завершится в Вашингтоне, достиг крейсерской высоты. Лучи восходящего солнца отражали знакомый знак компании на хвостовом оперении. Парящий орел символизировал организацию, не имеющую себе равных, пользующуюся в мире не меньшей славой, чем даже кока-кола. Ее опасались больше, чем самых больших конгломератов в мире, на которые смотрели, как на стареющих динозавров, обреченных на вымирание. В преддверии стремительно приближающегося двадцать первого века объединенные усилия партнеров, обладавших самыми передовыми технологиями, а также символ дерзкого орла привели к тому, что их продукция проникла во все концы мира.

«Трайтон Глоубал» не допускал иных вариантов.

Глава 17

Охранник в униформе вел Ли Соера через огромный холл здания «Маринер Экклз», где на Конститьюшн Авеню находилась резиденция совета Федерального резервного фонда. Соер подумал, что размеры здания соответствуют огромному влиянию занимающей его организации. Поднявшись на второй этаж, Соер и его сопровождающий остановились у толстой двери из дерева. Охранник постучал. Они услышали: «Входите». Соер прошел в большой, уютно обставленный кабинет. Книжные шкафы, занимавшие все пространство от пола до потолка, много цвета мебель и витиеватая лепка производили мрачное впечатление. Толстые портьеры были задернуты. Зеленая лампа горела на большом, покрытом кожей письменном столе. Повсюду чувствовался запах сигар. Соер почти видел, как серые облака дыма плывут в воздухе, словно призрачные видения. Помещение напоминало ему рабочие кабинеты некоторых старых профессоров его колледжа. Неяркий огонь, горевший в камине, излучал тепло и свет.

Когда огромных размеров человек, сидевший за столом, обернулся к ним, все внимание Соера немедленно сосредоточилось на нем. С полного красного лица смотрели светло-голубые глаза, прячущиеся за веками, которые отвислая кожа и нависшие густые брови, каких Соеру раньше не доводилось видеть, уменьшили до размера узких щелок. Волосы были седые и густые, нос — широкий, его кончик казался даже краснее, чем лицо. В какой-то миг удивленному Соеру показалось, что перед ним Дед Мороз.

Человек встал из-за стола, и его громкий вежливый голос, плывший через всю комнату и окутавший Соера, рассеял подобное сомнение.

— Агент Соер, я Уолтер Бернс, вице-президент совета Федерального резервного фонда.

Соер прошел вперед и взял вялую руку. Бернс соответствовал росту Соера в шесть футов три дюйма, но весил по меньшей мере на сто фунтов больше, чем мощного телосложения агент ФБР. Когда Бернс сел, Соер отметил, что его движения отличает изящество, не свойственное крупным людям.

— Сэр, я признателен, что вы нашли время принять меня.

Бернс бросил на агента ФБР пронзительный взгляд.

— Насколько я понимаю, участие вашего бюро в этом деле означает, что случившееся с самолетом произошло не по чисто техническим причинам?

— Мы проверяем все возможные версии. Сейчас ничего нельзя исключать, мистер Бернс. — Лицо Соера оставалось непроницаемым.

— Меня зовут Уолтер, агент Соер. Поскольку мы оба члены иногда неуклюжей системы, известной как федеральное правительство, думаю, это дает нам возможность обращаться друг к другу по имени.

Соер ухмыльнулся.

— Меня зовут Ли.

— Чем могу вам помочь, Ли?

Звук дождя, бьющегося о стекло, и холод, казалось, внезапно наполнили воздух. Бернс поднялся и подошел к камину, рукой приглашая Соера пододвинуть свой стул поближе. Пока Бернс клал в камин лучины из медного ведра, Соер открыл записную книжку и быстро пробежал глазами некоторые записи. Когда Бернс сел напротив него, Соер был готов.

— Кажется, многие не представляют, что такое Федеральный резервный фонд. Я имею в виду людей, не связанных с финансовыми рынками.

Бернс потер один глаз, и Соеру показалось, что с уст собеседника сорвался смешок.

— Будь я азартным человеком, то поставил бы на то, что половина населения этой страны не имеет ни малейшего понятия о Федеральной резервной системе, а девять человек из десяти не представляют цели нашей деятельности. Должен признаться, подобная анонимность доставляет огромное удовольствие.

Соер молчал, затем нагнулся к собеседнику.

— Кому на руку смерть Артура Либермана? Я не имею в виду чью-либо личную выгоду. Меня интересует его профессиональная деятельность как председателя совета.

Глаза Бернса расширились, и щеки приобрели форму полумесяца, достигнув предела своих возможностей.

— Вы хотите сказать, что кто-то взорвал самолет, чтобы убить Артура? Простите, но мне кажется, что это утверждение притянуто за уши.

— Я не утверждаю, что произошло именно так. Сейчас мы рассматриваем все возможности. — Соер говорил тихим голосом, словно боясь, что его подслушивают. — Дело в том, что я просмотрел список пассажиров и среди них ваш коллега оказался единственной важной персоной. Если это умышленная акция, то одна из версий, которые приходят в голову, — убить председателя совета.

— Или запланировали террористический акт, а Артур просто по несчастью сел на этот самолет.

Соер покачал головой.

— Если это диверсия, тогда не думаю, что Либерман оказался на том самолете случайно.

Бернс откинулся на стуле и протянул ноги к камину.

— О Боже! — произнес он наконец, смотря в огонь.

Хотя ему очень подошел бы костюм-тройка с цепочкой, его нынешняя одежда — спортивная куртка из верблюжьей кожи, темно-голубой свитер с выглядывающей из него белой рубашкой, плиссированные широкие серые брюки и удобные черные туфли — тоже была ему к лицу. Соер заметил, что для тела подобных размеров у него удивительно маленькие ноги. Оба молчали не меньше минуты.

Соер наконец зашевелился.

— Думаю, не надо напоминать, что все сказанное вами сегодня носит строго конфиденциальный характер.

Голова Бернса повернулась к агенту ФБР.

— Я умею хорошо хранить секреты, Ли.

— Тогда вернемся к моему вопросу: кому это выгодно?

Бернс обдумывал ответ некоторое время, затем глубоко вздохнул.

— Экономика Соединенных Штатов — крупнейшая в мире. Поэтому от нее в мире многое зависит. Если какая-нибудь враждебная страна желает нанести вред нашей экономике или обрушить мировые финансовые рынки, то совершение подобного жестокого акта вполне служит данной цели. Не сомневаюсь, рынкам будет нанесен сокрушительный удар, если окажется, что его смерть была заранее запланирована. — Вице-президент печально покачал головой. — Не думал, что доживу до такого.

— А как насчет того, что в этой стране кто-то мог желать его смерти? — снова спросил Соер.

— За все время существования фонда вокруг него всегда распространялись ярко расписанные теории заговора, так что я вполне уверен — в этой стране найдутся люди, воспринимающие их, несмотря на всю абсурдность, весьма серьезно.

Глаза Соера сузились.

— Теории заговора?

Бернс хмыкнул, затем громко откашлялся.

— Некоторые считают, что фонд в действительности является для богатых семейств всего мира инструментом, при помощи которого бедных удается поставить на место. Или что мы получаем приказы от маленькой группы международных банкиров. Я даже слышал теорию, утверждающую, что нас используют как пешек в интересах инопланетян, которые проникли на все важнейшие правительственные посты. В моем свидетельстве о рождении, между прочим, говорится, что я родился в Бостоне.

Соер покачал головой.

— Боже, довольно сумасбродная идея.

— Вот именно. Как будто экономика с оборотом в семь триллионов долларов, дающая работу более чем ста миллионам людей, может управляться горсткой магнатов во фраках.

— Значит, одна из групп заговорщиков могла убить председателя в отместку за воображаемую коррупцию или несправедливость?

— Найдется не так уж много правительственных институтов, которые встречают такое непонимание и страх, как Федеральный резервный фонд. Когда вы впервые упомянули возможность диверсии, я сказал, что это надуманно. После некоторых размышлений должен сказать, что моя первоначальная реакция, вероятно, была не совсем корректной. Но взорвать самолет... — Бернс устало покачал головой.

Соер что-то быстро записывал.

— Я бы хотел побольше узнать о Либермане.

— Артур Либерман пользовался огромной популярностью во влиятельных финансовых кругах. Многие годы он являлся основным добытчиком денег на Уолл-Стрит, затем перешел на государственную службу. Артур называл вещи своими именами и, как правило, не ошибался в своих суждениях. Проведя серию искусных маневров, он поднимал финансовые рынки с того самого момента, как стал председателем. Он показал всем, кто хозяин. — Бернс умолк и подложил дров в камин. — Фактически он руководил фондом так, как, мне казалось, им руководил бы и я, если мне представилась бы подобная возможность.

— Вы знаете, кто может занять место Либермана?

Бернс покачал головой.

— Нет.

— Примерно в то время, когда он отправился в Лос-Анджелес, в фонде не произошло ничего необычного?

Бернс пожал плечами.

— У нас было совещание ФКСР пятнадцатого ноября, но это было обычное плановое мероприятие.

Соер недоуменно смотрел на Бернса.

— ФКСР?

— Федеральный комитет по свободным рынкам. Это орган, вырабатывающий нашу политику.

— Что происходит на этих совещаниях?

— Выражаясь стенографически, семь членов совета директоров и президенты пяти из двенадцати банков Федерального резервного фонда рассматривают все важные финансовые данные по экономике и решают, следует ли принимать какие-либо акции в отношении денежной массы и процентных ставок.

Соер кивнул.

— Например, когда фонд поднимает или понижает ставки, это влияет на всю экономику. Она переживает либо спад, либо рост.

— По крайней мере, мы так думаем, — ехидно ответил Бернс. — Хотя наши действия не всегда приводили к ожидаемым результатам.

— На этом совещании ФКСР происходило что-нибудь необычное?

— Нет.

— Вы можете мне кратко рассказать, кто и что там говорил? Это может показаться несущественным, но понимание причины действительно помогло бы нам найти того, кто все это сделал.

Голос Бернса поднялся на октаву.

— Исключено. Обсуждения на совещаниях ФКСР совершенно конфиденциальны и не могут быть никому раскрыты.

— Уолтер, я сейчас не буду настаивать, но, при всем моем уважении, если какая-нибудь информация, которая обсуждалась на этих совещаниях, имеет отношение к расследованию ФБР, будьте уверены, мы найдем доступ к ней. — Соер смотрел на Уолтера, пока тот не опустил глаза.

— Короткий отчет на основе протокольных записей выходит в свет через шесть-восемь недель после совещания, — медленно сказал Бернс, — но только после того, как состоится следующее совещание. Фактические результаты совещаний, принималось ли какое-то решение или нет, сообщаются средствам информации в тот же день.

— В газете, в которой фонд печатает процентные ставки, я читал то же самое.

Бернс скривил губы и посмотрел на Соера.

— Верно, мы не корректировали процентные ставки.

— Как именно вы корректируете процентные ставки?

— Имеются всего две процентные ставки, которые прямо корректируются фондом. Ставка самого фонда является той величиной, которую банки, дающие ссуды, берут у банков, берущих ссуды, чтобы соблюсти резервные требования. Если эта ставка поднимается или снижается, процентные ставки на банковские кредитные карточки, срочные векселя, залоги и коммерческие бумаги вскоре тоже поднимутся или снизятся в цене. На этих совещаниях фонд устанавливает свою плановую ставку. Тогда Федеральный резервный банк Нью-Йорка через отдел внутренних операций покупает или продает государственные ценные бумаги, что, в свою очередь, ограничивает или увеличивает банковскую денежную массу, чтобы гарантировать сохранение этой процентной ставки. Мы это называем увеличением или сокращением ликвидности. Вот так Артур держал быка за рога, когда стал председателем: он корректировал ставку Федерального фонда так, как рынок этого не ожидал. Вторая ставка, которую может корректировать фонд, называется дисконтной. Она берется фондом с банков, которым он предоставляет ссуды. Однако дисконтная ставка привязана к ссудам, выдаваемым в случаях крайней необходимости, поэтому их называют «отдушинами». Банки, часто злоупотребляющие ими, попадут под наблюдение регулирующих органов, поскольку подобная практика в банковских кругах расценивается как слабость. По этой причине большинство банков охотнее возьмут деньги у других банков по несколько завышенной ставке, поскольку этот кредитный канал безопасен.

Соер решил переменить тему.

— Хорошо. За Либерманом не наблюдалось странных действий? Никто не беспокоил его? Не угрожал?

Бернс покачал головой.

— Его поездка в Лос-Анджелес обычное дело?

— Довольно обычное, Артур собирался встретиться с Чарльзом Тидманом, президентом банка Федерального фонда в Сан-Франциско, Артур не упускал возможности встретиться с президентами банков, они с Чарльзом были друзьями.

— Минуточку. Если Тидман возглавляет банк в Сан-Франциско, почему Либерман летел в Лос-Анджелес?

— Там находится отделение Федерального фонда. К тому же Чарльз с женой живут в Лос-Анджелесе, и Артур обычно останавливался у них.

— Но он же виделся с Тидманом на совещании пятнадцатого ноября.

— Верно. Однако поездка Артура в Лос-Анджелес была заранее запланирована. Она лишь по совпадению состоялась вскоре после совещания ФКСР. И я знаю, что он стремился к встрече с Чарльзом.

— Вы не знаете почему?

Бернс покачал головой.

— Лучше спросите Чарльза.

— Вы можете добавить какие-нибудь важные для расследования факты?

Немного подумав, Бернс снова покачал головой.

— Не могу припомнить ничего такого, что могло привести к разгадке этой ужасной трагедии.

Соер поднялся и пожал Бернсу руку.

— Спасибо за информацию, Уолтер.

Когда Соер повернулся к выходу, Бернс схватил его за плечо.

— Агент Соер, имеющаяся в фонде информация обладает такой огромной ценностью, что малейшая утечка могла бы принести невероятные прибыли тем, кто их не заслуживает. Наверно, за последние годы я стал молчалив, чтобы этого не произошло.

— Понимаю.

Пока Соер застегивал пальто, Бернс облокотился дряблой рукой о дверь.

— Вы кого-нибудь подозреваете?

Агент повернулся к Бернсу.

— Извините, Уолтер, у нас в ФБР тоже есть свои секреты.

* * *

Генри Уортон сидел за столом, нервно постукивая ногой по устланному ковром полу. Управляющий «Тайлер Стоун» был мал ростом, но имел большие юридические способности. Частично облысевший, с аккуратными седыми усами, он полностью вписывался в роль старшего партнера в крупной юридической фирме. После того, как он тридцать пять лет представлял интересы элиты американского бизнеса, его было трудно запугать, Но это мог сделать человек, сидевший напротив него.

— Значит, это все, что она вам сказала? Что, она совсем не знала, что ее муж находился на том самолете? — спросил Уортон.

Глаза Натана Гембла были полуприкрыты, когда он разглядывал свои руки. Он поднял взгляд на Уортона. От этого движения юрист слегка вздрогнул.

— Больше я ее ни о чем не спрашивал.

Уортон печально покачал головой.

— Понимаю. Когда я разговаривал с ней, она совсем потеряла голову. Бедняжка. Такой удар, как гром посреди ясного неба. И...

Уортон умолк, когда Гембл встал и подошел к окну позади стола юриста. Он изучал ландшафт Вашингтона в солнечном свете позднего утра.

— Мне пришло в голову, Генри, что остальные вопросы лучше задать вам. — Гембл положил большую руку на узкое плечо Уортона и мягко сжал его.

Уортон торопливо кивнул.

— Да, да, я вас понимаю.

Гембл перешел на другую сторону помещения, чтобы изучить многочисленные дипломы престижных университетов, аккуратно расположенные на одной из стен просторных апартаментов Уортона.

— Впечатляет. Я так и не окончил среднюю школу. Не знаю, известно ли вам это. — Он через плечо посмотрел на юриста.

— Я не знал, — спокойно ответил Уортон.

— Думаю, для недоучки я неплохо преуспел. — Гембл пожал своими широкими плечами.

— Вы преуменьшаете. Ваш успех не имеет аналогов, — торопливо подхватил Уортон.

— Черт, я начал с нуля, вероятно, тем и закончу.

— В это трудно поверить.

Гембл не спеша поправил один из дипломов. Повернулся к Уортону.

— Что касается подробностей, не сомневаюсь — Сидней Арчер знала, что ее муж летит этим самолетом.

Уортон вздрогнул.

— Вы утверждаете, что, по-вашему, она соврала? При всем моем уважении к вам, Натан, не могу этому поверить.

Гембл вернулся на свое место. Уортон уже собирался заговорить, но Гембл посмотрел на него так, что тот застыл. Гембл снова заговорил.

— Джейсон работал над очень важным для меня проектом. Он приводил в порядок все отчеты «Трайтона», готовясь к сделке с «Сайберкомом». Этот парень настоящий компьютерный гений. Он мог добраться до всего. До всего! — Гембл медленно указал пальцем на Уортона. Тот нервно потер руки, но смолчал. — Итак, Генри, вы знаете, что «Сайберком» — это сделка, которую надо совершить, по крайней мере, все меня уверяют в этом.

— Блестящая сделка, — рискнул произнести Уортон.

— В некотором роде. — Гембл вытащил сигару и долго раскуривал ее. Он выпустил дым в сторону Уортона. — Как бы то ни было, с одной стороны, Джейсон Арчер имел доступ к моим документам, а с другой — Сидней Арчер возглавляет мою команду по заключению сделки. Вы понимаете?

— Боюсь, что нет, я...

— Есть другие компании, которым не меньше меня нужен «Сайберком». Они бы многое отдали, чтобы узнать мои условия сделки. Затем они бы вступили в игру и надули меня. Я не люблю, когда меня дурачат, по крайней мере, таким способом. Понимаете?

— Да, конечно, Натан. Но как...

— И вы также знаете, что одна из компаний, которая хотела бы прибрать к рукам «Сайберком», — это РТГ.

— Натан, если вы хотите сказать...

— Ваша фирма тоже представляет интересы РТГ.

— Натан, вы знаете, мы все предусмотрели. Эта фирма никоим образом не представляет РТГ в ее попытке приобрести «Сайберком».

— Филип Голдман все еще партнер здесь, не так ли? А он главная фигура в РТГ, а?

— Разумеется. Не можем же мы попросить его уйти. Это был лишь конфликт клиентов и такой, за который получена полная компенсация. Филип Голдман не работает с РТГ в вопросе о купле «Сайберкома».

— Вы уверены?

— Определенно, — быстро ответил Уортон.

Гембл поправил рубашку.

— Вы что, распорядились следить за Голдманом двадцать четыре часа в сутки, подслушивать его телефоны, проверять его почту, его партнеров по бизнесу?

— Нет, разумеется, нет!

— Тогда как вы можете быть определенно уверены, что он не работает на РТГ и против меня?

— Он мне дал слово, — сказал Уортон отрывисто. — У нас есть свои рычаги управления.

Гембл играл с кольцом изящной формы на пальце руки.

— Равным образом вы не можете знать, что на самом деле замышляют ваши остальные партнеры, включая Сидней Арчер, не так ли?

— Она самый честный человек, которого я когда-либо встречал, не говоря уже о том, что у нее очень острый ум, — ощетинился Уортон.

— И тем не менее она совершенно не знает, что ее муж сел в самолет, летящий в Лос-Анджелес, где по чистой случайности находится штаб-квартира РТГ. Это просто совпадение, ведь так?

— Нельзя винить Сидней в поступках ее мужа.

Гембл вытащил сигару из рта и не спеша снял пушинку с пиджака.

— Каковы ежегодные доходы «Трайтона», Генри? Двадцать миллионов? Сорок миллионов? Я получу точную цифру, когда вернусь в свой кабинет. И все равно вы скажете, что она лишь приблизительна. — Гембл встал. — Теперь давайте вернемся на несколько лет назад. Вы знаете мой стиль. Если кто-то думает, что может взять верх надо мной, то ошибается. Потребуется некоторое время, но час расплаты наступит, и она окажется гораздо страшнее, чем причиненный мне ущерб. — Гембл положил сигару на стол Уортона, прижал руки ладонями вниз к кожаной поверхности кресла и наклонился вперед так, что лица обоих находились на расстоянии меньше фута. — Если я потеряю «Сайберком» из-за того, что меня продали свои люди, то, когда доберусь до них, произойдет нечто похожее на разлив большой старой Миссисипи. Масса потенциальных жертв, многие из них совершенно невиновны, но мне некогда будет разбираться, кто прав, а кто виноват. Понимаете меня? — Низкий голос Гембла звучал тихо, и все же он, словно гигантский кулак, бил Уортона прямо в лицо.

Уортон смотрел в напряженные карие глаза шефа «Трайтона» и с трудом проглотил слюну.

— Думаю, что понимаю.

Гембл надел пальто и взял свой окурок.

— До свидания. Генри. Когда будете говорить с Сидней, передайте ей привет от меня.

* * *

Был час дня, когда Сидней выехала на своем «Форде» со стоянки «Головы кабана» и быстро направилась к дороге номер 29. Она ехала мимо старой Мемориальной гимназии, где когда-то ворчала на уроках и играла в теннис в перерывах между занятиями строгой школы права. Вот и гараж-стоянка на углу, постоянное место встреч учеников колледжа, с многочисленными книжными магазинами, ресторанами и барами.

В одном из кафе она заказала чашку кофе и купила экземпляр «Вашингтон Пост». Села за маленький деревянный столик и просмотрела заголовки. И чуть не упала со стула.

Жирные крупные буквы, соответствующие важности сообщения, заняли всю ширину полосы. ПРЕДСЕДАТЕЛЬ СОВЕТА ФЕДЕРАЛЬНОГО РЕЗЕРВНОГО ФОНДА АРТУР ЛИБЕРМАН ПОГИБ В АВИАКАТАСТРОФЕ. Рядом с заголовком помещалась фотография Либермана. Ее поразили его пронзительные глаза.

Сидней быстро прочитала сообщение. Либерман летел рейсом 3223. Он ежемесячно летал в Лос-Анджелес на встречи с президентом банка Федерального резервного фонда в Сан-Франциско Чарльзом Тидманом и сел на злополучный рейс «Уэстерн Эйрлайнс». Шестидесятидвухлетний разведенный Либерман возглавлял фонд последние четыре года. В статье отводилось много места выдающейся финансовой карьере Либермана и уважению, с которым к нему относились во всем мире. Официальное сообщение о его смерти публиковалось только сейчас, потому что правительство предпринимало все возможное, чтобы предотвратить панику в финансовом мире. Несмотря на эти усилия, финансовые рынки мира уже отреагировали на его смерть. В статье сообщалось, что панихида состоится в следующее воскресенье в Вашингтоне. Дальше на передней полосе следовал дополнительный материал о катастрофе. В нем не было ничего нового. Говорилось лишь, что НСБТ все еще проводит расследование. Может пройти год, пока мир узнает, почему самолет упал на вспаханное фермером хлебное поле, вместо того чтобы приземлиться в аэропорту Лос-Анджелеса. В качестве причин рассматривались погода, отказ техники, саботаж и многое другое, но пока все это были лишь предположения.

Сидней допила кофе, отбросила газету и вытащила из сумки портативный телефон. Позвонила родителям и некоторое время говорила с Эми, выжав из нее несколько слов. Дочь все еще стеснялась разговаривать по телефону. Затем Сидней немного поговорила с матерью и отцом. После позвонила на автоответчик. Там накопилось много сообщений, но одно было важнее остальных: от Генри Уортона. Фирма ей великодушно разрешала взять столько времени, сколько нужно, чтобы пережить личную катастрофу. Сидней была уверена, что для этого ей не хватит всей жизни. Голос Генри звучал взволнованно, даже нервно. Она знала, что это означает: его посетил Натан Гембл.

Сидней быстро набрала знакомый номер, и ее соединили с кабинетом Уортона. Она постаралась успокоить нервы, ожидая, пока поднимут трубку. Уортон мог внушать священный ужас, он мог говорить как строгий ментор в зависимости от того, в милости вы или нет. Обычно он использовал свой вес, чтобы оказать ей поддержку. Но сейчас? Она глубоко втянула воздух, когда услышала его голос.

— Привет, Генри.

— Сид, как ты там держишься?

— Честно говоря, я еще не пришла в себя.

— Может быть, это и хорошо. На данный момент. Ты справишься. Кто-кто, а ты выдержишь. Ты сильная.

— Спасибо на добром слове, Генри. Мне неприятно оставлять тебя одного. С «Сайберкомом» и всем остальным.

— Знаю, Сидней. Пусть тебя это не волнует.

— Кто теперь этим занимается? — Ей не хотелось сразу переходить к разговору о Гембле.

Уортон ответил не сразу. Но когда заговорил, его голос звучал приглушенно.

— Сид, что ты думаешь о Поле Брофи?

Вопрос был неожиданным для нее, но ей стало немного легче. Возможно, она ошибалась, полагая, что Гембл разговаривал с Уортоном.

— Мне нравится Пол, Генри.

— Да, да, я знаю это. Он довольно приятный парень, настоящий чудотворец, всегда говорит дело.

— Ты хочешь знать, может ли он возглавить сделку с «Сайберкомом»? — задумчиво спросила Сидней.

— Ты же знаешь, что он подключен к работе над сделкой. Но она перешла на новый уровень. Я хочу по возможности ограничить круг юристов, имеющих к ней отношение. Ты знаешь почему. Не секрет, что у нас возникают затруднения с Голдманом, поскольку он представляет РТГ. Я никого ни в чем не подозреваю. Просто необходимо контролировать команду, которая реально содействует продвижению сделки. Я бы хотел узнать твое мнение о Брофи именно в свете этих обстоятельств.

— Это конфиденциальный разговор?

— Абсолютно.

Сидней говорила авторитетно, признательная, что может отвлечься от своей трагедии, анализируя качества другого человека.

— Генри, ты не хуже меня знаешь, что подобные сделки похожи на игру в шахматы. Приходится считать на пять или десять ходов вперед. Причем зная, что другого шанса не представится. У Пола блестящее будущее в фирме, но ему не хватает широты взгляда и внимания к деталям. Для заключительной стадии переговоров о приобретении «Сайберкома» он не подходит.

— Спасибо, Сидней, наши мнения полностью совпадают.

— Генри, думаю, я не открыла Америку. Почему рассматривается его кандидатура?

— Скажем, он проявил большую заинтересованность в том, чтобы возглавить переговоры по сделке. Нетрудно понять почему. Любому это открыло бы блестящие перспективы.

— Понимаю.

— Я собираюсь поставить во главе Роджера Эгерта.

— Он первоклассный юрист по сделкам.

— Он очень лестно отзывался о твоей работе. «Она точно определила состояние дел», — кажется, он так сказал. — Уортон сделал паузу. — Мне не хочется тебя спрашивать, но у меня нет другого выхода.

— О чем, Генри?

Она услышала, как он сделал глубокий выдох.

— Видишь, я твердил себе, что не сделаю этого. Дело в том, что ты очень нужна. — Он снова умолк.

— Генри, в чем дело? Скажи, пожалуйста.

— Не могла бы ты найти время, чтобы поговорить с Эгертом? Он уже набрал темп, но короткий разговор с тобой о вопросах стратегии и тактики принес бы огромную пользу Я это знаю. Я, разумеется, не стал бы тебя просить, Сидней, если бы это не было крайне важно. В любом случае тебе также придется дать ему пароль файла от главного компьютера.

Сидней прикрыла трубку рукой и зевнула. Она знала, что Генри желает ей добра, но дело для него прежде всего.

— Я позвоню ему сегодня. Генри.

— Я этого не забуду, Сидней.

Ее сотовый телефон наполнился атмосферными помехами. Сидней вышла из кафе, чтобы улучшить слышимость. Голос Генри Уортона изменился.

— Утром меня навестил Натан Гембл.

Сидней остановилась и оперлась о стену кафе. Она закрыла глаза и сжимала зубы до тех пор, пока не стало больно.

— Генри, меня удивляет, что он ждал так долго.

— Мягко говоря, он был немного не в себе, Сид. Он убежден, что ты ему соврала.

— Генри, я знаю, это плохо. — Немного поколебавшись, она решила выложить все как на духу. — Джейсон говорил мне, что едет в Лос-Анджелес на собеседование относительно новой работы. По-видимому, он не хотел, чтобы в «Трайтоне» об этом узнали. Он велел мне никому об этом не говорить. Вот почему я не сказала Гемблу.

— Сид, ты юрист «Трайтона». Тут не может быть секретов...

— Перестань, Генри, мы же говорим о моем муже. То, что он ищет новую работу, не может нанести «Трайтону» ущерб. Его же есть кем безболезненно заменить.

— Тем не менее, Сидней, больно это говорить, но думаю, здесь ты поступила не лучшим образом. Гембл недвусмысленно дал мне понять, что он подозревает Джейсона в краже секретов корпорации.

— Джейсон бы такого никогда не сделал!

— Не в этом дело, а в том, как на это смотрит клиент. То, что ты соврала Натану Гемблу, лишь усугубляет все. Ты знаешь, что случится с нашей фирмой, если Гембл снимет нас со счета «Трайтона»? И не думай, что он не способен на это. — Голос Уортона все время повышался.

— Генри, когда Гембл хотел связаться с Джейсоном, у меня, возможно, оставалось не более двух секунд на размышления.

— Почему же ты, ради Бога, не сказала Гемблу правду? Ты же сказала, что ему все равно.

— Потому что через несколько секунд выяснилось, что мой муж мертв!

Оба умолкли. Тем не менее чувствовалось огромное напряжение.

— Уже прошло некоторое время, — Уортон напоминал ей. — Если ты не хотела говорить им, ты могла бы сказать мне. Я бы сам позаботился о тебе. Все же мне кажется, что дело можно поправить. Гембл не может иметь зуб на нас за то, что твой муж хотел сменить работу. Сидней, думаю, Гембл особенно не будет возражать, если в будущем ты продолжишь работу над его проектами. Хорошо, что тебя какое-то время не будет. Все уляжется. Я позвоню ему прямо сейчас.

Сидней заговорила едва слышно. Возникло такое ощущение, словно огромный кулак застрял в ее пищеводе.

— Нельзя говорить Гемблу о собеседовании.

— Как ты сказала?

— Ты не можешь сделать этого.

— Может быть, ты мне объяснишь почему?

— Я выяснила, что ни в одной компании не назначено собеседование Джейсона. По-видимому... — Она умолкла, подавляя приступ плача. — По-видимому, он соврал мне...

Когда Уортон заговорил, он едва справлялся с гневом.

— Мне трудно сказать, какой непоправимый ущерб это может нанести, если уже не нанесло.

— Генри, я не знаю, что происходит. Я говорю то, что знаю. А знаю я немного.

— Что же конкретно я должен сказать Гемблу? Он ждет ответа.

— Возложи ответственность на меня, Генри. Скажи ему, что до меня невозможно дозвониться. Я не отвечаю. Ты занимаешься этим вопросом, а я не вернусь на работу, пока все не прояснится. Уортон раздумывал некоторое время.

— Думаю, это сработает. Хотя бы временно Я ценю твое решение взять ответственность за создавшуюся ситуацию на себя, Сидней. Знаю, ты не виновата, но фирма не должна страдать. Это моя главная забота.

— Понимаю, Генри. А тем временем я попытаюсь узнать, что произошло.

— Думаешь, тебе это удастся?

При создавшихся обстоятельствах Уортон был обязан задать этот вопрос, хотя знал, каков будет ответ.

— Разве у меня есть другой выбор, Генри?

— Я молюсь за тебя, Сидней. Звони, если что-нибудь понадобится. В «Тайлер Стоун» мы все — одна семья. Мы заботимся друг о друге.

Сидней отключила телефон и убрала его. Слова Уортона глубоко ранили ее. Может быть, она ведет себя наивно. Она и Генри — коллеги по профессии и в некотором отношении друзья. Телефонный разговор показал ей, как поверхностны большинство профессиональных отношений. Пока ты успешно работаешь, не гонишь волну, способствуешь общему процветанию, беспокоиться нечего. Теперь же, оставшись матерью-одиночкой, ей приходилось заботиться, чтобы в один день не потерять юридическую карьеру. Это еще одна неприятность в общей куче навалившихся бед.

Она прошла по кирпичному тротуару, срезала Айви Роуд и направилась к знаменитому зданию колледжа «Ротонда». Прошла по не менее знаменитым газонам у зданий, где студенческая элита проживала в одноместных жилищах, которые мало изменились со времен Джефферсона. Камин оставался тут единственным очагом тепла. Неприхотливая здешняя красота приводила ее в волнение всякий раз, когда она приезжала сюда с мужем. Сейчас же на фоне чистого позднего осеннего утра эта красота не впечатляла. Накопилось много вопросов и настала пора получить на них ответы. Она села на ступеньки «Ротонды» и снова вытащила свой телефон. Набрала нужные номера. Раздались два гудка.

— "Трайтон Глоубал".

— Кэй? — спросила Сидней.

— Сид? — Кэй Винсент была секретаршей Джейсона. Пухлая женщина далеко за пятьдесят лет, она обожала Джейсона и даже несколько раз была приходящей няней Эми. Сидней она понравилась с самого начала. У обеих были общие взгляды на материнство, работу и мужчин.

— Кэй, как дела? Извини, что не позвонила раньше.

— Как у меня дела? О Боже, Сид. Мне так жаль. Так жаль.

Сидней слышала, как слезы мешают ей говорить.

— Я знаю, Кэй. Я знаю. Это все так неожиданно. Так... — голос Сидней угас, но она взяла себя в руки. Ей нужно было кое-что узнать, и Кэй Винсент была самым честным источником, какой ей пришел на ум.

— Кэй, ты знаешь, что Джейсон отпрашивался на какое-то время с работы.

— Верно. Он говорил, что собирается красить кухню и ремонтировать гараж. Рассказывал об этом целую неделю.

— Он не говорил тебе, что летит в Лос-Анджелес?

— Нет. Я была потрясена, когда услышала, что он был на том самолете.

— Никто не говорил с тобой о Джейсоне?

— Много людей. Все удручены.

— А Квентин Роу?

— Он приходил несколько раз. — Кэй умолкла, затем спросила: — Сид, почему ты задаешь все эти вопросы?

— Кэй, пусть это останется между нами, хорошо?

— Хорошо, — сказала та неохотно.

— Я думала, Джейсон полетел в Лос-Анджелес по поводу работы в другой компании. Он так мне говорил, но недавно я выяснила, что это неправда.

— О Боже!

Пока Кэй медленно переваривала эту новость, Сидней решила задать еще один вопрос.

— Кэй, как ты думаешь, почему ему надо было врать? Он не вел себя странно на работе?

Наступила длительная пауза.

— Кэй? — Сидней ерзала на ступеньках. Она почувствовала холод от кирпичей и резко встала.

— Сид, правила компании запрещают обсуждать ее дела. Я не хочу, чтобы у меня были неприятности.

— Знаю, Кэй. Я один из юристов «Трайтона», ты ведь помнишь это?

— Что ж, это немного меняет дело. — Голос Кэй внезапно пропал. Сидней не знала, повесила ли та трубку, но звук вдруг прорезался снова.

— Ты можешь позвонить мне сегодня вечером? Не хочу занимать время компании. Буду дома около восьми. У тебя же есть мой домашний телефон?

— Есть, Кэй, спасибо.

Кэй Винсент повесила трубку, не сказав ничего больше.

Джейсон редко обсуждал дела «Трайтона» с Сидней, хотя в должности юриста фирмы «Тайлер Стоун» она занималась многими вопросами этой компании. Ее муж смотрел на этические обязанности своего положения очень серьезно. Он всегда старался не ставить жену в неловкое положение. По крайней мере, до недавнего времени. Она медленно подошла к гаражу-стоянке и осмотрелась. Никого не видно. Здесь было много магазинов. При желании кто-то всегда мог в долю секунды спрятаться в одном из них. Впервые она его заметила, сидя на ступенях «Ротонды». Он стоял за одним из многочисленных деревьев вокруг лужайки. Увлекшись разговором с Кэй, она не придала ему серьезного значения, подумав, что этот парень высматривает ее по известным причинам. Он был высокий, не меньше шести футов, худощавый и одетый в темное пальто. Лицо частично скрывали солнечные очки, воротник пальто был поднят, не позволяя рассмотреть лицо. Коричневая шляпа скрывала волосы, но все же она заметила, что они светлые, скорее всего, рыжевато-светлые. В какое-то мгновение она подумала, не добавилась ли к ее многочисленным бедам мания преследования. Сейчас это ее не беспокоило. Надо было ехать домой. Завтра она заберет дочь. Она вспомнила, что мать говорила о панихиде по Джейсону Детали еще предстоит обсудить. Среди всей таинственности, окружавшей последний день жизни мужа, напоминание о панихиде вновь вернуло ее к осознанию того, что Джейсон действительно мертв. Не имеет значения, как он обманывал ее и по какой причине, его не стало. Она поехала домой.

Глава 18

По ярко-голубому небу проносились облака, холодный ветер гулял в поле, куда упал самолет. Толпы людей ходили туда-сюда, отмечая обломки красными флажками, отчего поле становилось темно-красным. Рядом с кратером стоял экскаватор, с него свисал ковш, способный вместить двоих взрослых человек. Еще один экскаватор навис над кратером, его длинный трос с ковшом исчезал в недрах этого ада. Другие тросы, прикрепленные к лебедкам с электрическим приводом, установленным на грузовиках с платформами, змеями уходили в яму. Мощная техника громыхала вовсю, шла подготовка к последним раскопкам в образовавшемся от удара кратере. Самый важный предмет — «черный ящик» — все еще не был извлечен.

За желтым ограждением разбили несколько палаток. В них складывали предметы для изучения на месте. В одной такой палатке Джордж Каплан наливал из термоса кофе в две чашки. Он бросил беглый взгляд на поле. К счастью, снег прекратился так же быстро, как и начался. Однако температура воздуха оставалась низкой, и метеорологи предвещали выпадение еще большего количества осадков. Он знал, что это плохо. Снег угрожал создать кошмарные препятствия для материально-технического обеспечения.

Каплан передал дымящуюся чашку Ли Соеру, заметившему обращенный на место катастрофы взгляд сотрудника НСБТ.

— Хорошо, что мы осмотрели топливный бак, Джордж. След едва заметен. Но лабораторные анализы указывают на проверенное средство — соляную кислоту. Испытания показали, что она прожгла бы алюминиевый сплав в течение двух-четырех часов. Еще быстрее, если кислоту нагреть. Похоже, катастрофа произошла не случайно.

Каплан громко проворчал:

— Ерунда, создается впечатление, что механик ходил кругом с кислотой и случайно смазал ею топливный бак.

— Джордж, я никогда не считал, что это случайность.

Каплан, извиняясь, поднял руку.

— Соляную кислоту можно переносить в пластиковом контейнере или даже в шприце с модифицированным наконечником, что позволяет отмерить точную дозу. Металлический детектор не сработает на пластиковый предмет. Неплохой ход. — Лицо Каплана исказилось от отвращения.

Он еще раз посмотрел на место крушения и, вздрогнув, повернулся к Соеру.

— Хорошо, что удалось столь точно установить время. Это ограничивает список потенциальных подозреваемых, которые имели доступ к самолету.

В знак согласия Соер кивнул.

— Как раз сейчас мы этим и занимаемся.

Он отпил большой глоток кофе из чашки.

— Ты в самом деле думаешь, что кто-то взорвал целый самолет, набитый пассажирами, чтобы убрать одного парня?

— Вполне может быть.

— Всемогущий Бог, не считай меня бессердечным, но если собираешься убить одного человека, почему не подкараулить его на улице и не пустить ему пулю в лоб? Зачем все это? — Он указал на кратер и поник на своем стуле, закрыл глаза и стал энергично тереть левый висок.

Соер присел на складной стул.

— Мы не знаем, было ли это именно так, однако Либерман оказался единственным пассажиром на борту, который привлек особое внимание.

— Зачем заваривать такую кашу, чтобы убить председателя Федерального фонда?

Соер кутался в пальто — холодный ветер ворвался в палатку.

— Видишь ли, финансовые рынки начало ужасно лихорадить, когда появилось известие о смерти Либермана. Индекс Доу Джонса упал почти на тысячу двести пунктов или на двадцать пять процентов от общего показателя. Всего за два дня. По сравнению с этим крах 1929 года — сущий пустяк. Рынки за океаном тоже пострадали. — Соер многозначительно смотрел на Каплана. — Подожди, пока появится сообщение о том, что самолет был взорван. Что Либермана, вероятно, убили умышленно. Кто, черт возьми, знает, что после этого начнется?

Глаза Каплана округлились.

— Боже! И все из-за одного человека?

— Как я уже говорил, кто-то убил супермена.

— Значит, у тебя масса потенциальных подозреваемых — иностранные правительства, международные террористы и все такое, так ведь?

Каплан покачал головой, думая, какое множество плохих ребят делают грязные дела на маленьком пространстве, которое все называют своей землей.

Соер пожал плечами.

— Думаю, это вряд ли сделал заурядный уличный преступник.

Оба умолкли и снова уставились на место катастрофы. Они смотрели, как трос крана изменил направление и через две минуты над ямой появился ковш с двумя мужчинами. Кран развернулся и мягко опустил ковш на землю. Мужчины выбрались из него. Соер и Каплан с растущим волнением наблюдали, как оба быстро направились к ним.

Первым подошел молодой человек, совершенно белые волосы частично скрывали его мальчишеские черты. В руке он сжимал пластиковый мешочек. Внутри него находился маленький металлический прямоугольный сильно обгоревший предмет. Тяжелой поступью подошел второй мужчина. Он был старше, его красное лицо и тяжелое дыхание говорили о том, что этот человек не часто бегал по широким хлебным полям.

— Я не мог поверить, — почти кричал молодой человек. — Правое крыло, или то, что от него осталось, находилось наверху почти нетронутым. Думаю, вся мощь взрыва пришлась на левую сторону с полным топливным баком. Похоже, нос самолета, зарывшись в землю, образовал отверстие чуть больше окружности фюзеляжа. Ударившись о края ямы, крылья смялись и прижались к фюзеляжу. Произошло настоящее чудо, смею заметить.

Каплан взял мешочек и подошел к столу.

— Где вы нашли его?

— Он прилип к внутренней части крыла, рядом с распределительным щитом подачи горючего в бак Должно быть, мешочек поместили внутри крыла с внутренней стороны правого двигателя. Не знаю, что это такое, но с полной уверенностью могу заверить вас — это посторонний предмет.

— Значит, это находилось слева от того места, где оторвалось крыло? — спросил Каплан.

— Совершенно верно, начальник. Еще пару дюймов и эта штучка тоже исчезла бы.

Слово взял старший мужчина:

— По всей видимости, фюзеляж спас правое крыло от воздействия взрыва, произошедшего после падения самолета. Когда края ямы обрушились, вся эта грязь, должно быть, тут же загасила пожар. — Он умолк, затем серьезно добавил: — Передний отсек салона исчез. От него ничего не осталось. Словно его и вовсе не было.

Каплан передал мешочек Соеру.

— Не знаешь, что это такое?

Лицо Соера потемнело.

— Знаю.

Глава 19

Сидней приехала на работу и сидела в своем кабинете. Дверь кабинета была закрыта на ключ. Пошел девятый час вечера. В глубине кабинета слышалось жужжание факса. Она взяла телефон и набрала домашний номер Кэй Винсент.

Ответил мужчина.

— Пожалуйста, попросите Кэй Винсент. Это Сидней Арчер.

— Минуточку.

Ожидая, она осмотрела кабинет. Когда-то ей здесь было очень уютно, теперь — странно. На стене висели ее дипломы, но она, кажется, не помнила, где их получила. Когда наваливалось одно несчастье за другим, оставалось лишь реагировать на события. Она не знала, какой сюрприз ждать от разговора с Кэй.

— Сидней?

— Привет, Кэй.

В голосе на том конце звучало смущение:

— Мне так стыдно, я утром забыла спросить об Эми. Как она?

— Она сейчас у моих родителей. — Сидней с трудом сглотнула рыдание и добавила: — Эми пока ничего не знает.

— Извини, что так разговаривала с тобой. Ты же знаешь, как на работе бывает. Там сердятся, если в рабочее время занимаешься личными делами.

— Понимаю, Кэй. Я не знала, с кем еще поговорить. — Она не произнесла слов «кому можно доверять».

— Понимаю, Сид.

Сидней глубоко вздохнула. Она собиралась приступить к делу и не заметила, как медленно повернулась ручка двери кабинета и остановилась — запертый замок не позволял повернуть ее дальше.

— Кэй, ты ничего не хочешь мне сказать? О Джейсоне?

На том конце наступила заметная пауза. Затем Кэй сказала:

— Лучшего начальника и желать нельзя было. Он много работал и быстро шел в гору. Тем не менее он находил время поговорить со всеми, побыть вместе со всеми. — Кэй умолкла, наверно, собиралась с мыслями, прежде чем продолжить. Пауза затянулась, и Сидней задала пробный вопрос:

— Он изменился? Стал вести себя по-другому?

— Да. — Кэй выпалила это слово так внезапно, что Сидней едва разобрала его.

— Как это произошло?

— Началось с мелочей. Первым делом Джейсон заказал замок для своей двери. Это обеспокоило меня.

— Замок для двери кабинета — в этом нет ничего необычного. Я тоже поставила замок. — Сидней посмотрела на дверь своего кабинета. Ручка двери больше не двигалась.

— Знаю, Сид. Дело в том, что в двери Джейсона уже был замок.

— Не понимаю, Кэй. Если у него был замок, то зачем он заказал еще один?

— На его двери был простой замок, вмонтированный в дверную ручку. У тебя, наверно, точно такой же.

Сидней снова бросила взгляд в сторону двери.

— Ты права. Разве в учреждениях не все замки одинаковы?

— Не в наше время, Сид. Джейсон поставил компьютеризированный замок. Открыть его можно только при помощи карточки.

— Карточки?

— Это такая пластиковая карточка с микросхемой. Точно не знаю, как она работает, но без нее невозможно войти не только в здание, но и, между прочим, в некоторые помещения с ограниченным доступом.

Сидней порылась в своей сумочке и вытащила пластиковую карточку, которую нашла дома в ящике стола Джейсона.

— В «Трайтоне» у кого-нибудь еще есть такие замки?

— С полдюжины. Большинство в финансовом отделе.

— Джейсон говорил тебе, почему он заказал дополнительный замок?

— Я спросила его, так как боялась, что кто-то, возможно, проник в кабинет, и никто нам об этом не сообщил. Джейсон ответил, что у него в фирме появились дополнительные обязанности и для хранения вещей нужна надежная защита.

Устав сидеть, Сидней встала и начала ходить. Она посмотрела в темное окно. Напротив через улицу горели огни «Спенсера», шикарного нового ресторана. Поток такси и дорогих машин выплескивал элегантно одетых людей, неторопливо направлявшихся в ресторан, чтобы насладиться едой, вином и последними городскими сплетнями. Сидней опустила штору. Она со вздохом опустилась на кушетку, сняла туфли и рассеянно стала потирать болевшие от усталости ноги.

— Почему Джейсон не хотел, чтобы ты кому-либо рассказала о его дополнительных обязанностях?

— Не знаю. В компании его уже трижды повышали по службе. Я понимала, что дело не в этом. Никто же не будет делать секрета из повышения в должности, как ты думаешь?

Сидней раздумывала над полученной информацией. Джейсон ничего не говорил ей о повышении. Ей было трудно поверить, что он мог так поступить.

— Он не говорил, кто ему поручил дополнительные обязанности?

— Нет. Мне не хотелось быть назойливой.

— Ты кому-нибудь говорила о том, что тебе рассказал Джейсон?

— Никому; — уверенно ответила Кэй.

Сидней была склонна поверить ей. Она покачала головой.

— Что еще тебя беспокоило?

— Джейсон в последнее время стал вести себя обособленно. Он также находил отговорки, чтобы не присутствовать на собраниях сотрудников. Так продолжалось примерно месяц.

Сидней перестала нервно потирать ногу.

— Джейсон не говорил, что зондирует почву в другой компании?

— Никогда. — Сидней почти чувствовала, как Кэй на том конце решительно качает головой.

— Ты не спрашивала Джейсона о том, что его беспокоит?

— Однажды, но он был не в духе. Он — хороший друг, но в то же время и мой босс. Мне не хотелось приставать к нему.

— Понимаю, Кэй. — Сидней встала с кушетки и надела ботинки. Она заметила, как под дверью мелькнула тень и замерла. Прошло несколько секунд, но тень не сдвинулась. Нажатием кнопки она отсоединила телефон от провода и перевела его на портативный режим. Ей в голову пришла мысль.

— Кэй, кто-нибудь приходил в кабинет Джейсона?

— Ну... — Колебание Кэй позволило Сидней задать следующий вопрос.

— Но как при всех этих мерах предосторожности можно попасть в его кабинет?

— В том-то и дело, Сид. Никто не знал кода карточки Джейсона. Толщина его двери в металлической раме составляет три дюйма. Гембла и Роу на этой неделе не было на работе, и никто не знал, как поступить.

— Значит, в кабинет Джейсона никто не заходил с тех пор... как это произошло? — Сидней взглянула на карточку.

— Никто. Роу сегодня пришел поздно. Он распорядился, чтобы компания, ставившая замок, завтра открыла дверь.

— Кто еще приходил?

Сидней слышала, как Кэй глубоко вздохнула.

— Кого-то пригласили из компании «Секюртех».

— "Секюртех"? — Сидней приставила трубку телефона к другому уху и продолжала наблюдать за тенью. Она приблизилась к двери. Непрошеный гость ее не испугал. Многие еще работали. — Эта фирма — консультант «Трайтона» по вопросам безопасности, не так ли?

— Не знаю, почему их пригласили. Говорят, это обычная процедура при подобных обстоятельствах.

Сидней уже стояла справа от двери, ее свободная рука потянулась к дверной ручке.

— Сидней, у меня на работе остались вещи Джейсона. Фотографии, свитер, который он мне однажды одолжил, книги. Он пытался заинтересовать меня литературой XVIII и XIX веков. Боюсь, ему это не удалось.

— То же самое он пытался проделать с Эми, пока я не сказала, что ей сперва лучше выучить азбуку, а уж потом с головой уйти в Вольтера.

Обе женщины рассмеялись, от чего им стало легче на душе даже в этой печальной ситуации.

— Можешь зайти в любое время и забрать его вещи.

— Обязательно зайду, Кэй. Может быть, мы пообедаем вместе... и еще раз поговорим.

— С удовольствием. С большим удовольствием.

— Кэй, я очень благодарна за то, что ты мне рассказала. Ты мне здорово помогла.

— Я очень уважала Джейсона. Он был хорошим, порядочным человеком.

Сидней почувствовала, как у нее на глазах выступают слезы, но, снова увидев тень под дверью, она напряглась.

— Да, он таким был. — В этих словах прозвучала твердая решимость.

— Сид, если тебе что-нибудь понадобится, все что угодно, звони. Ты слышишь меня?

Сидней улыбнулась.

— Спасибо, Кэй. Ловлю тебя на слове.

Отключив и положив телефон, она одним рывком распахнула дверь.

Филип Голдман ничуть не смутился. Он стоял, спокойно глядя на Сидней. Это был мужчина с лысеющей головой, выразительным лицом, глазами навыкате, неширокими, округлыми плечами и первыми признаками животика. Его одежда казалась очень дорогой. В туфлях Сидней была на два дюйма выше Филипа.

— Сидней, проходя мимо, я заметил свет. Понятия не имел, что ты здесь.

— Привет, Филип. — Сидней пристально смотрела на него. В иерархии «Тайлер Стоун» он занимал место пониже Генри Уортона. У Голдмана была хорошая клиентура, и он сосредоточил внимание на собственной карьере.

— Сидней, должен признаться, я удивлен, видя тебя здесь.

— Не так-то приятно находиться дома.

Он задумчиво кивнул.

— Да, да, я все хорошо понимаю. — Через ее плечо он увидел телефон, лежавший на книжной полке. — Разговаривала с кем-нибудь?

— Личные дела. Надо разобраться кое в чем.

— Разумеется. Смерть — всегда малоприятная штука. Что и говорить о внезапной смерти.

Он продолжал многозначительно смотреть на нее.

Сидней почувствовала, как кровь хлынула к лицу. Она отвернулась, забрала с кушетки сумку, сняла пальто с двери, немного прикрыв ее. Избегая столкновения с дверью, Голдман поспешно отошел в сторону.

Сидней надела пальто и положила руку на выключатель.

— Я опаздываю на встречу.

Голдман отступил в коридор. Прежде чем закрыть дверь, Сидней демонстративно повозилась с замком.

— Возможно, сейчас неподходящее время, Сидней, но я хотел поздравить тебя с удачным ведением дела по приобретению «Сайберкома».

Она резко повернула голову.

— Филип, думаю, нам не следует обсуждать эту тему.

— Знаю, Сидней, — сказал он. — Однако я все еще читаю «Уолл-Стрит Джорнэл», а там твое имя упоминалось три раза. Натан Гембл, наверно, очень доволен.

— Спасибо, Филип. — Она повернулась к нему. — Мне пора идти.

— Дай знать, если я могу тебе чем-нибудь помочь.

Сидней торопливо кивнула и прошла мимо. Она направилась по коридору к центральному входу и исчезла за углом.

Голдман широкими шагами прошел по коридору и успел заметить, что Сидней вошла в лифт. Затем он беспечной походкой зашагал в сторону кабинета Сидней. Посмотрев в обе стороны, достал ключ, вставил его в замочную скважину, открыл дверь и вошел. Замок щелкнул и наступила тишина.

Глава 20

Сидней въехала на просторную стоянку «Трайтона» и вышла из машины. Дул холодный ветер, она застегнула пальто, проверила, лежит ли в сумочке пластиковая карточка, и шла так спокойно, как было в ее силах, к пятнадцатиэтажному зданию, в котором находилась штаб-квартира «Трайтона». Она назвала себя в микрофон рядом с входом. Видеокамера над дверью была нацелена прямо на ее голову. Рядом с микрофоном открылась ячейка со сканером, к которому ей надо было приложить ладонь. «Меры безопасности „Трайтона“ во внерабочее время, вероятно, не уступают мерам безопасности ЦРУ», — подумала Сидней. Двери из стекла и хрома бесшумно раздвинулись. Она вошла в фойе здания с водопадом, высоким портиком и таким обилием шлифованного мрамора, что его хватило бы на довольно большую каменоломню. По дороге к лифту лампы автоматически осветили ей путь. Вслед зазвучала тихая музыка. Когда она приблизилась к лифтам, двери открылись. Главное здание «Трайтона» было оборудовано по последнему слову техники.

Она поднялась на восьмой этаж и вышла.

Офицер безопасности, дежуривший там, поднялся, подошел к ней и взял ее за руку. В его глазах была боль.

— Привет, Чарли.

— Сидней, мадам, мне так жаль.

— Спасибо, Чарли.

Чарли покачал головой.

— Он поднимался в гору. Работал больше, чем кто-либо другой. Часто во всем здании оставались лишь мы вдвоем. Он приносил мне кофе и немного еды из буфета. Я его не просил. Он сам приносил. Он был не такой, как здешние большие шишки, воображающие, что они лучше всех.

— Ты прав, Джейсон был не такой.

— Да, мадам, он был совсем другим человеком. Чем могу вам помочь? Только прикажите старому Чарли.

— Не знаю, на работе ли Кэй Винсент?

Чарли непонимающе уставился на нее.

— Кэй? Не думаю. Я прихожу на дежурство в девять. Она обычно уходит в семь... Я не видел, как она уходила. Сейчас проверю.

Чарли подошел к консоли. Кобура с револьвером болталась у него на боку. А прикрепленные к ремню ключи звенели при ходьбе. Он надел наушники переговорного устройства и нажал кнопку на консоли. Через несколько секунд он покачал головой.

— Сидней, я слышу лишь ее голосовую почту.

— У нее остались вещи... вещи Джейсона, которые я хотела забрать. — Сидней смотрела в пол, ей было трудно говорить.

Чарли подошел к ней. Он взял ее за руку.

— Может быть, вещи у нее в столе?

Сидней подняла на него глаза.

— Кажется, она хранит их там.

Чарли колебался. Он знал, что это нарушение правил. Однако соблюдение правил не всегда уместно. Он вернулся к консоли, нажал на пару кнопок, и Сидней увидела, как красный свет рядом с дверью, ведущей в зону кабинетов учреждения, переключился на зеленый. Охранник подошел к двери, снял ключи с пояса и отпер ее.

— Вы знаете, как они здесь пекутся о безопасности, но я думаю, что в этом случае мы можем нарушить инструкцию. Никто сюда не вернется. Обычно здесь полно народу до десяти часов, но сейчас неделя отпусков. Мне нужно сделать обход четвертого этажа. Вы же знаете, где она сидит, не так ли?

— Знаю, Чарли. Большое спасибо.

Он еще раз пожал ей руку.

— Я уже говорил, что ваш муж был хорошим человеком.

Сидней пошла по мягко освещенному коридору. Клетушка Кэй была где-то посреди коридора, а кабинет Джейсона находился напротив нее по диагонали. Пока Сидней шла по коридору, она осторожно оглядывалась по сторонам. Все тихо. Она свернула за угол и увидела неосвещенную клетушку Кэй. На стуле, стоявшем рядом с письменным столом, лежал свитер и фотографии в рамках. Она засунула руку под свитер и вытащила книгу с золотым обрезом. «Давид Копперфильд». Одна из любимых книг Джейсона. Она положила вещи в коробку и поставила их рядом со стулом.

Снова оглянулась. В коридоре никого. Чарли сказал, что все ушли, но он не был уверен, на месте ли Кэй. Удостоверившись, что хотя бы пока она осталась одна, Сидней приблизилась к двери кабинета мужа. Ее надежды погасли, когда она увидела щиток с цифрами. Кэй о нем ничего не говорила. Она задумалась. Вытащила пластиковую карточку из кармана, еще раз осмотрелась вокруг и засунула ее в щель. На щитке зажегся свет. Рядом с ним Сидней увидела надпись «Готово». Она напряженно соображала, затем набрала несколько номеров. Однако свет продолжал гореть. Ее охватило отчаяние. Она даже не знала, сколько цифр следует набрать, не говоря уже о том, каких цифр. Безуспешно набрала еще несколько цифровых сочетаний.

Она уже собиралась прекратить свои попытки, когда заметила в углу щитка маленький экран с цифрами. Похоже, он вел отсчет времени и показывал, что осталось восемь секунд. Сигнал тревоги на щитке начал окрашиваться в ярко-малиновый цвет.

— Вот черт, — прошептала она.

Тревога! Счетчик показывал пять секунд. Она застыла. В ее голове мелькнула мысль о том, что произойдет, если ее поймают при попытке проникнуть в кабинет мужа. Разразится настоящая катастрофа. Бросив взгляд на счетчик, показывавший три секунды, она вышла из оцепенения. В голову пришла еще одна вероятная комбинация. Шепча молитву, она набрала цифры 0-6-1-6. Последнюю цифру она набрала как раз в то мгновение, когда счетчик застыл на нуле. Ожидая, что вот-вот начнет реветь сирена тревоги, Сидней задержала дыхание.

Свет тревоги погас и щелкнул открывшийся замок двери. Сидней оперлась о стену и снова стала дышать ровно. 16 июня — день рождения Эми. В «Трайтоне» придерживались точки зрения, что в кодах безопасности не следует использовать даты из личной жизни — их слишком легко расшифровать. Код лишний раз доказал Сидней, что отец никогда не забывал о дочери.

Она вытащила пластиковую карточку. Прежде чем повернуть ручку, достала из сумочки носовой платок и обмотала руку, чтобы не оставлять отпечатков пальцев. Затем вошла в кабинет и быстро затворила дверь.

Фонарь, который она вытащила из сумки, был маленький, но яркий. Прежде чем включить его, она проверила, плотно ли опущены шторы на окне. Узкий луч света мелькнул в кабинете. Она приходила сюда раньше несколько раз, чтобы пообедать с Джейсоном. Обычно они здесь долго не задерживались. Иногда она заглядывала просто, чтобы поцеловаться за закрытой дверью. Луч света прошелся по шкафам, заполненным малоприятными ей техническими книгами. Технократы действительно правят миром, подумала она, может быть, просто потому, что только они способны исправить эти машины в случае поломки.

Свет упал на компьютер, она быстро подошла к нему. Он был выключен. Увидев еще один щиток с клавишами, Сидней решила не искушать судьбу. Она все равно не знает, как действовать дальше, даже если удастся войти в компьютер, так как понятия не имела о том, что искать и где искать. Не стоило рисковать. Она заметила микрофон, прикрепленный к монитору. Ряд ящиков стола был заперт. В тех, которые были открыты, не нашлось ничего интересного.

Это помещение резко отличалось от ее кабинета в юридической фирме — на стенах не было ни дипломов, ни каких-либо других принадлежащих хозяину вещей. Она заметила, что фотография Джейсона с семьей стояла в центре стола. Оглянувшись, подумала, что идет на огромный риск ради ничего. И резко обернулась, услышав вблизи какой-то шум. Фонарь задел микрофон, и, к ее ужасу, хрупкое устройство согнулось пополам. Она стояла неподвижно, прислушиваясь, не повторится ли шум. Наконец через минуту, наполненную страхом, снова взглянула на хрупкий микрофон. Пару минут она безуспешно потратила, чтобы выправить его. Потом сдалась, стерла с него отпечатки своих пальцев, отступила к двери и выключила фонарь. Используя носовой платок, она взялась за ручку, некоторое время прислушивалась, затем вышла из кабинета.

Едва добравшись до письменного стола Кэй, она услышала приближение шагов. В какое-то мгновение ей показалось, что это Чарли, но не было звона ключей, бьющихся о его ремень. Она осмотрелась, пытаясь определить, откуда раздаются звуки. Ясно, что кто-то находился в глубине коридора. Она проскользнула в клетушку Кэй и встала на колени позади письменного стола. Дыша как можно спокойнее, она ждала приближения шагов. Вдруг шаги замерли. Прошла минута, и кругом царила тишина. Потом Сидней услышала щелчок, словно что-то поворачивали взад-вперед в пределах ограниченного радиуса.

Не в силах сдержаться, она осторожно выглянула из угла клетушки Кэй. Футах в шести от нее виднелась спина мужчины. Он медленно вращал вперед и назад ручку на двери кабинета Джейсона. Мужчина вытащил карточку из кармана рубашки и вставил ее в щель. Затем он остановился в нерешительности, словно раздумывая, стоит ли рисковать. Ему не хватило смелости. Он положил карточку в карман и отвернулся от двери.

У Квентина Роу был недовольный вид. Он удалился в том же направлении, откуда пришел.

Сидней вышла из своего укрытия и пошла в противоположном направлении. Когда она, быстро шагая, свернула за угол, ее сумка ударилась о стену. Легкий стук, казалось, громким эхом пронесся по пустым коридорам. У нее перехватило дыхание, когда она услышала, как только что удалявшиеся шаги стали быстро приближаться. Она изо всех сил побежала по коридору, достигла главного входа, выскочила через него и оказалась в приемной. Ее глаза встретились с глазами Чарли, тревожно смотревшими на нее.

— Сидней, с вами все в порядке? Вы побледнели, как призрак.

Шаги приближались к двери. Сидней приложила палец к губам, указала в сторону двери и знаком дала понять Чарли, чтобы он встал за консоль. Он тоже услышал шаги, понял ее намек и поступил так, как хотела Сидней. А та тем временем проскользнула в комнату отдыха, которая находилась справа от входа в холл. Она открыла сумочку, встала в двери туалета, открыв ее наполовину, и продолжала следить за входом в холл. Как только открылась дверь и вошел Квентин Роу, Сидней сделала вид, что выходит из дамского туалета и что-то ищет в своей сумочке. Когда она подняла голову, то увидела, что Роу пристально смотрит на нее. Он одной рукой держал дверь, ведущую в зону кабинетов.

— Квентин? — сказала она с притворным удивлением.

Роу с нескрываемым подозрением смотрел то на Сидней, то на Чарли.

— Что ты здесь делаешь? — Он не пытался скрыть свое недовольство.

— Я пришла к Кэй. Мы договорились по телефону. У нее остались вещи Джейсона. Личные вещи, которые она хотела передать мне.

Роу отрезал:

— Отсюда без разрешения ничего нельзя выносить. Особенно если это касается Джейсона.

Сидней смотрела на него в упор.

— Я это знаю, Квентин.

Ее ответ удивил его.

Она взглянула на Чарли, который недружелюбно рассматривал Роу.

— Чарли меня проинформировал об этом, но не в такой оскорбительной форме, как ты. Он не разрешил мне войти в зону кабинетов, ибо всем известно, что это идет вразрез с правилами безопасности компании.

— Извини, если был грубоват. В последнее время я испытываю большое напряжение.

В голосе Чарли звучали гнев и осуждение:

— А она не испытывала? О чем вы говорите? Она ведь только что потеряла мужа.

Роу хотел ответить, но Сидней прервала его:

— Чарли, мы с Квентином ранее уже исчерпали эту тему. Разве не так, Квентин?

Роу, казалось, съежился под ее испепеляющим взглядом. Он решил, что лучше сменить тему разговора.

— Мне послышался шум.

Он снова подозрительно взглянул на Сидней.

Ответ Сидней последовал немедленно:

— Нам тоже. Перед тем, как я вошла в туалет, Чарли отправился проверить, в чем дело. Думаю, он слышал твои шаги, а ты его. Он полагал, что на работе больше никто не остался. Однако ты остался.

Ее тон выражал такое же подозрение, как и слова Квентина.

Роу взорвался:

— Я президент этой компании. Я могу находиться здесь в любое время дня и ночи, и это мое личное дело.

Сидней смотрела на него сверху вниз.

— Не сомневаюсь. Однако я полагаю, что ты так поздно остаешься, чтобы работать на фирму, а не на себя лично. Я говорю как юридический представитель компании, Квентин. — При других обстоятельствах она никогда не сказала бы этого главе клиента своей фирмы.

Роу разразился гневной тирадой:

— Конечно, я хотел сказать, что работал на компанию. Я знаю все... — Роу неожиданно умолк, увидев, что Сидней подходит к Чарли и берет его за руку.

— Большое спасибо, Чарли. Я понимаю — правила есть правила.

Роу не видел взгляда, которым она одарила старшего охранника. Этот взгляд вызвал на лице Чарли благодарную улыбку.

Когда она повернулась к выходу, Роу сказал:

— Спокойной ночи, Сидней.

Она не только не ответила ему, но даже не взглянула в его сторону. Когда она исчезла в лифте, Роу гневно посмотрел на Чарли. Тот встал и вышел.

— Куда вы направляетесь? — спросил Роу повелительным тоном.

Лицо Чарли оставалось спокойным.

— Мне пора делать обход. Это часть моей работы. — Сказав это, он поклонился своему более низкому собеседнику. Чарли уже собрался выйти через дверь, но вдруг обернулся. — Да, в будущем можно было бы избежать недоразумений, если бы вы сообщали мне, что остаетесь. — Он коснулся кобуры. — Понимаете, не хотелось бы, чтобы произошел несчастный случай. — Роу побледнел, заметив кобуру с пистолетом. — Если еще услышите какие-нибудь шумы, дайте мне знать, хорошо?

Когда Чарли исчез, Роу широко улыбнулся.

Роу еще немного постоял у двери, напряженно думая. Затем он повернулся и направился к кабинетам.

Глава 21

Ли Соер разглядывал маленький трехэтажный жилой дом, находившийся в пяти милях от международного аэропорта Даллеса. В распоряжении его жильцов был спортивный центр, бассейн олимпийского размера, джакузи и большой зал для банкетов. Здесь жили в основном молодые холостые профессионалы, которые вставали рано, чтобы добраться до центра по забитым машинами улицам. По территории стоянки рассредоточились старые модели «Бимеров», «Саабов» и «Порше».

Соера интересовал лишь один жилец этого дома. Им был не молодой адвокат, не специалист по маркетингу и не магистр экономики управления. Соер что-то сказал по переносной рации. В его «Седане» сидели три агента. Поблизости находились еще три команды агентов ФБР. Одетые в черное агенты ФБР из ГОЗ — группы освобождения заложников — тоже приготовились к захвату объекта, интересующего Соера. Целый батальон представителей местных властей пришел на помощь федеральным стражам закона. Кругом толпилось много посторонних, и прилагались большие усилия, чтобы не пострадал никто, кроме человека, который, по твердому убеждению Соера, уже погубил почти двести человек.

Действия Соера были спланированы по учебнику ФБР. На ничего не подозревающего преступника при полном контроле над ситуацией направлялись превосходящие силы, что исключало возможность сопротивления. Контроль над ситуацией также гарантировал ее исход. Так гласила теория.

Все агенты имели при себе 9-миллиметровые полуавтоматические пистолеты с запасными обоймами. В каждой группе также находились один человек с полуавтоматической винтовкой «Франчи Ло-12» и еще один со штурмовой винтовкой «Кольт». Все члены ГОЗ имели автоматическое оружие крупного калибра, большей частью оснащенное лазерными прицелами.

Соер дал сигнал штурмовать здание, и все двинулись вперед. Меньше чем за минуту члены ГОЗ добрались до двери квартиры номер 321. Еще две группы перекрыли возможные пути отступления, два задних окна квартиры с видом на бассейн. Там уже обосновались снайперы, зафиксировав лазерные прицелы и взяв под контроль окна. Члены ГОЗ несколько секунд стояли за дверью, напряженно прислушиваясь, затем, взломав ее, ворвались внутрь. Стрельба не нарушила мирную тишину ночи. Через минуту Соер получил сигнал отбоя. Он и его люди бросились вверх по лестнице здания.

Соера встретил командир ГОЗ.

— Птичка улетела? — спросил Соер.

Командир ГОЗ покачал головой.

— Могла бы улететь. Но кто-то нас опередил.

Он кивнул головой в сторону маленькой спальни в глубине квартиры.

Соер прошел туда. Дрожь пробежала между лопаток — он словно попал в холодильник. С потолка лился свет. Три члена ГОЗ заглядывали в маленькое пространство между кроватью и стеной. Соер посмотрел в ту же сторону и упал духом.

Труп лежал лицом вниз. Многочисленные пулевые отверстия на спине и голове были отчетливо видны. На полу валялись огнестрельное оружие и двенадцать медных гильз. Соер с помощью остальных осторожно поднял тело, повернул его на бок и вернул на прежнее место.

Соер поднялся, качая головой. Он рявкнул в переносную рацию:

— Передайте ребятам, чтобы прислали медэксперта и бригаду следователей, которая должна была быть здесь еще вчера.

Соер взглянул на тело.

— Что ж, парень, по крайней мере, больше не будет взрывать самолеты, хотя обойма, выпущенная в него, не является достаточным наказанием за то, что этот сукин сын натворил. Но мертвые молчат.

Соер вышел из комнаты, крепко зажав в руке переносную рацию. В пустом коридоре он заметил, что кондиционер работает на полную мощность. Температура в квартире достигала тридцати градусов. Он записал точное показание температуры, затем кончиком карандаша, чтобы не уничтожить возможные отпечатки пальцев, включил подачу тепла. Он не собирался заморозить своих людей до смерти, пока они будут проводить осмотр места преступления. В подавленном настроении Соер прижался к стене. Он знал, что застать подозреваемого в квартире мало шансов, но труп недвусмысленно говорил об одном — кто-то на два шага опережает ФБР. Что это? Утечка информации или убийство является частью мастерски осуществляемого плана?

Он схватил переносную рацию и направился к спальне.

Глава 22

Сидней покинула здание «Трайтона» и шла через стоянку Она так глубоко погрузилась в свои мысли, что заметила длинный черный лимузин, лишь когда тот затормозил прямо передней. Задняя дверца открылась, и из машины вышел Ричард Лукас. Он был одет в консервативный темно-синий однобортный костюм. Сразу бросались в глаза его вздернутый нос и маленькие, слишком близко посаженные глаза. Широкие плечи и бугры мышц под пиджаком подчеркивали внушительные физические данные.

— Мистер Гембл хотел бы с вами поговорить.

Он произносил слова ровным голосом. Лукас придерживал дверь, и Сидней заметила кобуру с пистолетом под пиджаком. Она застыла, с трудом сглотнула и вдруг ее глаза вспыхнули.

— Не думаю, что это сейчас совпадает с моими планами.

Лукас пожал плечами.

— Как хотите. Однако мистер Гембл считал, что лучше поговорить прямо с вами. Узнать ваш взгляд на факты, прежде чем предпринимать какие-либо действия. Ему казалось, что чем быстрее это произойдет, тем лучше для всех заинтересованных лиц.

Сидней глубоко вздохнула и посмотрела на темные окна лимузина.

— Где должна состояться встреча?

— В доме мистера Гембла в Мидлбурге. — Он взглянул на часы. — Расчетное время нашего приезда — через тридцать пять минут. Мы, разумеется, отвезем вас назад к вашей машине после того, как закончится встреча.

Она сверлила его взглядом.

— У меня есть другой выбор?

— У человека всегда есть выбор, мадам Арчер.

Сидней прижала пальто к груди и села в машину. Лукас устроился напротив. Она больше не задавала вопросов, а он не решался говорить. Однако не спускал с нее глаз.

* * *

Сидней заметила неясные очертания огромного каменного дома, окруженного аккуратно ухоженной, обсаженной деревьями территорией. «Ты справишься с этим», — приказала она себе. Допрос часто становится улицей с двусторонним движением. Если Гембл хочет получить от нее ответы, она сделает все возможное, чтобы кое-что узнать от него. Она последовала за Лука-сом через вход с двойной дверью по внушительному коридору и вошла в большую комнату, обитую полированным красным деревом и обставленную удобной мебелью. На стенах висели оригиналы картин, изображавших исключительно мужчин. В камине горел огонь. На столе в углу комнаты стоял ужин на две персоны. Есть не хотелось, но в воздухе витал соблазнительный аромат. Посреди стола во льду охлаждалось вино. Дверь за ее спиной щелкнула и закрылась. Сидней подошла и убедилась, действительно ли она заперта. Услышав позади себя движение, Сидней обернулась.

Натан Гембл, одетый по-домашнему в рубашку с открытым воротником и широкие брюки с отворотами, вышел из-за кресла с высокой спинкой, которое было повернуто к стене. Его пронзительный взгляд заставил ее плотнее прижать к себе пальто. Он подошел к столу.

— Проголодались?

— Не совсем. Спасибо.

— Если надумаете, еды на всех хватит. Думаю, вы не будете возражать, если я отужинаю.

— Вы у себя дома.

Гембл сел за стол и стал накладывать себе еду. Она смотрела, как он наполняет два фужера вином.

— Когда я купил этот дом, в подвале лежало две тысячи покрывшихся пылью бутылок вина. Я ни черта не смыслю в вине, но мои люди говорят, что это первоклассная коллекция. Я не собираюсь заниматься коллекционированием вина. Там, откуда я родом, собирают марки. Он высоко поднял фужер, приглашая ее выпить.

— Я, пожалуй...

— Я не люблю пить в одиночку Тогда кажется, что мне одному весело. К тому же вино помогло вам в самолете, ведь так?

Она кивнула, не торопясь положила пальто и взяла фужер из его рук. В комнате было уютно и тепло, но она хранила бдительность — опасно расслабляться, когда находишься вблизи действующих вулканов и людей, подобных Натану Гемблу. Она села за стол и смотрела на него, пока он ел. Он поднял голову и рукой пригласил ее отведать еду.

— Вы уверены, что вам не хочется?

Она подняла фужер.

— Нет, спасибо.

Он пожал плечами, проглотил свое вино и начал разрезать большой кусок мяса.

— Я недавно говорил с Генри Уортоном. Приятный парень. Он все время заботится о своих людях. Мне нравится, когда этим качеством обладает предприниматель. Я тоже забочусь о своих сотрудниках. Он обмакнул булочку в подливку и откусил большой кусок.

— Генри для меня прекрасный наставник.

— Интересно. У меня никогда не было наставника. Это, должно быть, очень приятно. — Он тихо рассмеялся.

Сидней осматривала прекрасную комнату.

— Кажется, вы и без этого преуспели.

Гембл поднял свой фужер, коснулся им фужера Сидней и продолжал есть.

— Вы держитесь? Похоже, вы похудели с тех пор, как я последний раз видел вас.

— У меня все идет хорошо. Спасибо за сочувствие.

Она пригладила волосы, внимательно наблюдая за ним и пытаясь совладать со своими нервами. Она ждала неизбежного момента, когда этот светский разговор резко оборвется. И предпочла бы сразу приступить прямо к делу. Гембл просто потешался над ней. Она много раз видела, как он проделывает это с другими.

Гембл налил себе еще вина и, несмотря на ее возражения, наполнил доверху ее фужер. После двадцатиминутного безобидного разговора Гембл вытер рот салфеткой, поднялся и повел Сидней к огромному кожаному дивану, стоявшему перед камином. Она села, положила ногу на ногу и незаметно глубоко вздохнула. Он продолжал стоять у камина и смотрел на нее из-под густых бровей.

Она некоторое время глядела в огонь, потягивая вино, затем подняла голову «Если он не хочет приступить, начну я», — решила она.

— Я тоже разговаривала с Генри, по-видимому, вскоре после вашей с ним беседы.

Гембл рассеянно кивнул.

— Я думал, что Генри вполне может вам позвонить после нашего небольшого разговора.

Несмотря на напускное спокойствие, Сидней почувствовала, как внутри растет возмущение тем, как Гембл играет людьми," запугивая их, чтобы получить свое. Гембл вытащил сигару из коробки, стоявшей на каминной полке.

— Не возражаете?

— Я уже говорила, что вы у себя дома.

— Кто-то сказал, что сигары не формируют привычки. Я в это не особенно верю. Ведь все равно надо же от чего-то умирать, не так ли?

Она отпила еще один глоток вина.

— Лукас говорил, что вы пожелали со мной встретиться. Я не посвящена в повестку дня, поэтому, может быть, вы начнете?

Прежде чем ответить, Гембл несколько раз неглубоко затянулся, чтобы сигара хорошо разгорелась.

— Вы соврали мне на борту самолета, правда?

К ее удивлению, в его голосе не было злобы. Во всяком случае, она ждала, что при подобном оскорблении такой человек, как Натан Гембл, даст полную волю гневу.

— Я вам не сказала всей правды.

Еле заметная судорога пробежала по лицу Гембла.

— Вы такая хорошенькая, что я постоянно забываю, что вы юрист. Думаю, есть какое-то различие между враньем и неполной откровенностью, хотя, честно говоря, меня это различие мало интересует. Вы мне соврали, и этого я не забуду.

— Я вас понимаю.

— Почему ваш муж оказался на том самолете? — Гембл выпалил этот вопрос, но продолжал невозмутимо смотреть на нее.

Сидней не знала, как поступить, затем решила говорить откровенно. Все равно когда-нибудь это станет известно.

— Джейсон сказал мне, что ему предложили административную должность в другой технологической компании, находящейся в Лос-Анджелесе. Он сказал, что отправляется на последний тур собеседования.

— В какой компании? В РТГ?

— Нет, не РТГ. Эта фирма не ваш конкурент. Вот почему мне показалось, что необязательно говорить все. Но оказывается, что компания здесь ни при чем.

— Почему? — Гембл выглядел удивленным.

— Потому что Джейсон сказал мне неправду. Не было никакого предложения работы, не было никаких встреч. Я выяснила это. — Она сказала все это так спокойно, как было в ее силах.

Гембл допил вино и долго курил, прежде чем ответить. Сидней замечала подобную черту у других клиентов, обладавших огромным богатством. Ваше время принадлежало им.

— Ваш муж соврал вам, а вы соврали мне. Как мне воспринимать сказанное вами? Как исповедь? — Его голос звучал ровно, но было ясно, что он ей не верит. Сидней молчала. Она не могла винить его за то, что он ей не верит. — Вы мой адвокат, посоветуйте, как мне поступить в данной ситуации, Сидней. Следует ли мне верить тому, что говорит свидетель, или нет?

Сидней стала торопливо говорить:

— Я не прошу вас чему-либо верить. Если вы мне не верите и у вас, вероятно, на то есть причина, то я ничем не могу помочь.

Гембл задумчиво кивнул.

— Хорошо. Что еще?

— Больше нет ничего. Я сказала вам все, что знаю.

Гембл бросил сигару в камин.

— Да будет вам! За всю историю моих трех разводов я, к своему отчаянию, убедился, что в постели разглашаются секреты. У вас с Джейсоном было иначе?

— Джейсон не обсуждает... не обсуждал со мной дела «Трайтона». Насколько я знаю, он на вашей фирме занимался секретной работой. У меня много вопросов, на которые нет ответов. — В ее голосе зазвучала горечь, но она быстро успокоилась. — На «Трайтоне» что-нибудь случилось? Что-нибудь такое, в чем замешан Джейсон? — Гембл молчал. — Мне бы хотелось получить ответ на этот вопрос.

— Я не склонен вам что-либо говорить. Я не знаю, на чьей вы стороне, однако сомневаюсь, что на моей.

Гембл смотрел на нее так сурово, что она почувствовала, как ее лицо залилось краской. Она сняла ногу с ноги и посмотрела на него.

— Я знаю, что вы подозрительны...

Гембл с горячностью прервал ее:

— Вы правы, черт возьми, я подозрителен. Когда РТГ дышит мне в затылок. Когда все говорят, что мою компанию постигнет неудача, если я не заключу сделку с «Сайберкомом». Как бы вы чувствовали себя на моем месте? — Он не дал ей ответить. Он неожиданно сел рядом с ней и взял ее за руку. — Я действительно сожалею о смерти вашего мужа, при любых других обстоятельствах его полет в Лос-Анджелес не касался бы меня. Но когда все начинают мне врать в одно и то же время, а судьба моей компании висит на волоске, то это уже мое дело. — Он отпустил ее руку.

Сидней вскочила на ноги и схватила свое пальто, в уголках ее глаз стояли слезы.

— Сейчас мне наплевать на вашу компанию и вас, но скажу вам лишь одно — ни мой муж, ни я не сделали вам ничего плохого. Понятно? — Ее глаза сверкали, грудь вздымалась. — А теперь я хочу уйти.

Натан Гембл пристально смотрел на нее некоторое время, затем подошел к столу в дальнем углу комнаты и взял телефон. Она не расслышала, что он сказал. Вскоре дверь открылась и появился Лукас.

— Сюда, мадам Арчер.

Уходя, она оглянулась на Натана Гембла. Он поднял свой фужер с вином, словно приветствуя ее.

— Будем поддерживать связь, — спокойно сказал он.

Эти три простых слова вызвали дрожь в ее теле.

Лимузин поехал в обратном направлении и менее чем через сорок пять минут Сидней доставили к ее «Форду Эксплореру». Она тут же села в него и уехала. Потом набрала кодированный номер на своем портативном телефоне. Ответил сонный голос.

— Генри, это Сидней. Извини, если разбудила тебя.

— Сид, который час... Где ты?

— Я хотела сообщить тебе, что только что встречалась с Натаном Гемблом.

Генри Уортон проснулся окончательно.

— Как это случилось?

— Скажу только, что это произошло по предложению Натана.

— Я пытался прикрыть тебя.

— Я знаю, Генри. Я это ценю.

— Как прошла встреча?

— Наверно, так хорошо, как это возможно при сложившихся обстоятельствах. Он был весьма любезен.

— Что ж, это хорошо.

— Это, пожалуй, продлится недолго, но мне хотелось, чтобы ты знал. Я только что от него.

— А вдруг все обойдется. — Он торопливо добавил: — Сама понимаешь, я говорю не о смерти Джейсона. Я ни в коем случае не собираюсь преуменьшать эту ужасную трагедию...

Сидней торопливо оборвала его.

— Знаю, знаю, Генри. Я не обижаюсь.

— Ну, и о чем вы с Натаном договорились?

Она глубоко вздохнула.

— Мы договорились поддерживать связь.

* * *

Гостиница «Хей-Адамс» находилась всего в нескольких кварталах от «Тайлер Стоун». Сидней проснулась рано. Часы показывали всего пять утра. Она стала спокойно обдумывать события прошедшей ночи. Посещение кабинета мужа не дало ничего полезного, а встреча с Натаном Гемблом сильно испугала ее. Она надеялась, что успокоила Генри Уортона. Пока. Наскоро приняв душ, позвонила в обслуживание номеров и заказала кофе. В семь она должна ехать за Эми. Там обсудит с родителями вопрос о панихиде.

Когда она оделась и собрала вещи, было уже полседьмого. Ее родители привыкли вставать рано, и Эми тоже не спала после шести. Отец Сидней взял трубку.

— Как она?

— Она с матерью. Только что искупалась в ванне. Потом вошла в спальню с видом «чего изволите, я ваша хозяйка». — Сидней чувствовала, как в голосе отца звучала большая гордость. — Как у тебя дела, дорогая? Твой голос звучит немного бодрее.

— Держусь, папа. Держусь. Наконец-то немного выспалась, даже не знаю, как мне это удалось.

— Мы с матерью приезжаем к тебе и не принимаем никаких возражений. Позаботимся о доме, саде, займемся текущими делами, присмотрим за Эми.

— Спасибо, папа. Я буду у вас через пару часов.

— Вот идет Эми. Она похожа на цыпленка, попавшего под дождь. Я передаю ей трубку.

Она слышала, как маленькие ручки возятся с трубкой. Затем раздался сдавленный смех.

— Эми, дорогая, это мама.

Сидней слышала, как мать и отец ее тихо уговаривают.

— Привет. Мама?

— Это я, дорогая, твоя мама.

— Ты разговариваешь со мной?

Малышка громко рассмеялась. Это было ее любимое выражение. Произнося его, Эми тут же все забывала. Ее дочь продолжала нянчить телефонную трубку и быстро рассказывала о своей жизни языком, большую часть которого Сидней легко понимала. Этим утром на завтрак ела блины с беконом и видела, как птичка за окном полетела за котом. Улыбка Сидней тут же исчезла, когда она услышала следующие слова Эми.

— Папочка. Я хочу моего папочку.

Сидней закрыла глаза. Одной рукой она провела по лбу, отбросив волосы. Снова почувствовала, как к горлу поднимается болезненный ком. И зажала рукой трубку, чтобы Эми не услышала ее сбившегося дыхания.

Придя в себя, снова заговорила в трубку:

— Я люблю тебя, Эми. Мама любит тебя больше всего на свете. Я очень скоро к тебе приеду, хорошо?

— Люблю тебя. Мой папочка? Приезжай, приезжай сейчас!

Сидней слышала, как отец просил Эми попрощаться с мамой.

— Пока, доченька. Я скоро буду у тебя.

Теперь слезы безудержно струились из ее глаз, их соленый вкус был ей хорошо знаком.

— Дорогая?

— Привет, мам.

Сидней вытерла рукавом лицо. Но оно скоро снова стало влажным.

— Извини, дорогая. Думаю, она не способна говорить с тобой и не думать о Джейсоне.

— Знаю.

— По крайней мере, она спит хорошо.

— Скоро увидимся, мам.

Сидней повесила трубку и несколько минут сидела, обхватив голову руками. Затем подошла к окну, чуть отодвинула занавески и выглянула наружу. Вышедшая на три четверти луна и море уличных огней освещали все вокруг. Но и при этом освещении Сидней не заметила мужчину, стоявшего в узком переулке через дорогу. В руках он держал направленный в ее сторону бинокль. На нем было то же пальто и шляпа, которые он носил в Шарлоттсвилле. С чувством исполняемого долга он наблюдал, как Сидней рассеянно глядит на улицу. Годами занимавшийся такого рода деятельностью, он все подробно рассмотрел. Ее глаза, особенно лицо, были усталыми. Шея длинная и грациозная, как у фотомодели, но и шея, и плечи были выгнуты назад, видимо, от напряжения. Когда Сидней отошла от окна, он опустил бинокль. «Попавшая в большую беду женщина», — заключил он. Наблюдая за подозрительными действиями Джейсона в аэропорту в то утро, когда разбился самолет, этот человек подумал, что у Сидней есть все основания беспокоиться, нервничать, может быть, даже бояться. Он прислонился к кирпичной стене и продолжил наблюдение.

Глава 23

Ли Соер смотрел из окна своей маленькой квартиры на юго-востоке округа Колумбия. Днем из спальни был виден купол железнодорожного вокзала «Юньен Стейшен». До наступления дня осталось не менее получаса. Соер приехал домой после расследования убийства оператора-заправщика только около половины пятого утра. Десять минут он нежился под горячим душем, чтобы избавиться от судорог и слабости в ногах. Затем быстро оделся, поставил кофе, поджарил пару яиц и кусок ветчины, который следовало выбросить неделю назад, и поджарил хлеб. Этот простой завтрак он ел в жилой комнате прямо с подноса за столом, освещаемым лишь настольной лампой. Успокаивающий мрак позволял сидеть спокойно и думать. Ветер сотрясал стекла окон, Соер повернул голову, чтобы рассмотреть незатейливую конфигурацию дома. Его лицо исказила гримаса. Дом? Это был не совсем его дом, хотя жил он здесь больше года. Дом с виниловой наружной обшивкой стоял на поросшей деревьями окраине Вирджинии. Комнаты на разных уровнях, гараж с двумя машинами и большая рама для жарки мяса на заднем дворике. В этой маленькой квартире он ел и время от времени спал, главным образом потому, что после развода что-либо другое было ему не по карману. Но этот дом не стал его домом и никогда не станет, несмотря на некоторые захваченные с собой личные вещи, главными среди которых были фотографии четверых детей, глазевших на него отовсюду. Он взял одну фотографию. На него глядела младшая дочь Мэгги или Мэг, как ее звали все. Светловолосая и хорошенькая, она унаследовала рост отца, изящный нос и полные губы. Его карьера агента ФБР началась в то время, когда она только начала формироваться. Постоянно находясь в разъездах, он ее почти не видел. Расплачивался за это сущим адом. Дети с ним теперь не разговаривали. По крайней мере, она не разговаривала. А он, несмотря на свою богатырскую комплекцию и то, что делал, чтобы заработать на жизнь, слишком боялся заговорить с ней снова. Сколькими способами еще, в конце концов, можно извиняться?

Он сполоснул посуду, начисто вытер раковину и бросил грязное белье в мешок, который забирали в прачечную. Он посмотрел, не надо ли еще чего-нибудь сделать. Вроде нет. Он устало улыбнулся. Пустая трата времени. И взглянул на часы. Почти семь. Скоро пора на работу. Хотя работа была сменная, обычно он большую часть времени проводил в своем учреждении. Это не так уж трудно понять — кроме работы агента ФБР, у него больше ничего не осталось. Не было ни минуты отдыха. Разве не об этом говорила жена в ту ночь? В ночь, когда распалась их семья. Все же она была права — спокойной жизни у него не будет никогда. Чего и у кого ему еще просить? Он надел шляпу, пристегнул кобуру с пистолетом и спустился по лестнице к машине.

* * *

В каких-нибудь пяти минутах езды от квартиры Соера к северо-западу на Пенсильвания Авеню, что между 9-й и 10-й улицами, находилось здание штаб-квартиры ФБР. Здесь работало около семи тысяч пятисот сотрудников из общего двадцатипятитысячного штата. Из семи тысяч пятисот сотрудников лишь около тысячи являлись специальными агентами. Остальные выполняли функции поддержки и технические операции. В штаб-квартире один известный специальный агент сидел за столом большого конференц-зала. Другие агенты ФБР рассредоточились вокруг стола и внимательно просматривали многочисленные файлы на экранах портативных компьютеров. Соер улучил минуту, чтобы осмотреть комнату, и потянулся. Они находились в Центре информации стратегических операций, сокращенно ЦИСО. Вход посторонним в Центр был закрыт. Он состоял из блока комнат, разделенных стеклянными, защищенными от всех видов электронного слежения стенами. ЦИСО служил командным пунктом для главных операций ФБР. На одной стене висели часы, показывающие время различных часовых поясов. На другой — большие телевизионные экраны. ЦИСО имел надежную связь с ситуационной комнатой Белого дома, ЦРУ и массой других правоохранительных органов. Здесь не было наружных окон, полы покрывали толстые ковры. Это было очень тихое место, где планировались крупные расследования. Маленькая кухня поддерживала силы сотрудников в течение утомительных часов работы. Как раз в данный момент готовили кофе. Кофеин и мозговые атаки, казалось, шли рука об руку.

Соер поглядел на другой конец стола, где Дэвид Лонг, давний член группы ФБР по борьбе со взрывами, рассматривал файл. Слева от него сидел Герб Барракс, агент из местного отделения ФБР в Шарлоттсвилле, которое находилось ближе всего к месту падения самолета. Рядом с Барраксом устроился агент из Ричмонда, второго ближайшего к месту катастрофы отделения ФБР. Напротив них расположились два агента из вашингтонского отделения в Баззард Пойнте, которое до восьмидесятых годов было вашингтонской штаб-квартирой, пока с ним не слилась штаб-квартира города Александрия в штате Вирджиния.

Директор ФБР Лоренс Мэлоун ушел часом раньше, получив сообщение об убийстве некоего Роберта Синклера, совсем недавно нанятого на работу в качестве оператора-заправщика в компании «Вектор Фюеллинг Системс», а сейчас лежавшего в морге. Соер не сомневался — проверка отпечатков пальцев через автоматизированную систему ФБР выявит, что мистер Синклер просто присвоил чужое имя. Заговорщики в таком деле, как это, нанимаясь на работу, редко используют настоящие имена, особенно когда собираются взорвать воздушный лайнер.

Взрыв на рейсе 3223 расследовали более ста пятидесяти агентов. Они искали улики, расспрашивая членов семей погибших, и особенно пристально изучали всех, у кого мог быть повод и благоприятная возможность причинить вред «Уэстерн Эйрлайнс». Соер полагал, что Синклер сделал самую грязную работу, но не хотел упустить пособника последнего. Хотя в прессе уже некоторое время публиковались разные слухи, главный материал, в котором сообщат о том, что падение самолета вызвано взрывным устройством, появится только в утреннем номере «Вашингтон Пост». Общественность потребует немедленного ответа. Соер не возражал против этого, только факты не всегда добывались так быстро, как хотелось бы, точнее, они добывались в результате длительного расследования.

ФБР подключилось к фирме «Вектор», как только члены команды НСБТ нашли уникальную улику в кратере. После этого нетрудно было установить, что заправкой рейса 3223 занимался Синклер. Теперь Синклера не стало. Кто-то позаботился, чтобы у него не было возможности сказать, по какой причине он подстроил взрыв самолета.

Лонг взглянул на Соера.

— Ли, ты был прав. Это модифицированный вариант одного из тех новых портативных элементов подогрева. Последний крик моды — они помещаются в зажигалках. Никакого пламени, только большая температура от почти невидимой платиновой спирали.

— Я знаю, видел это устройство раньше. Помнишь дело с поджогом здания финансовой инспекции в прошлом году? — спросил Соер.

— Точно. Во всяком случае, эта штука может поднять температуру до тысячи пятисот градусов по Фаренгейту. Причем на нее не повлияет ни ветер, ни холод, ни даже горючее или еще какая-нибудь жидкость. Все устроено так, что если бы во время пятичасовой подачи топлива эта штука по какой-нибудь причине погасла, то она автоматически загорелась бы снова. К одной стороне зажигалки прикреплена магнитная подушечка. Просто, но надежно. Реактивное топливо выбрасывается наружу, если проколоть бак. Рано или поздно оно соприкоснется с пламенем, и тогда произойдет взрыв. — Он покачал головой. — Чертовски хорошо придумано. Можно носить в кармане. Даже если детектор обнаружит, то найдут всего лишь зажигалку. — Лонг пролистал еще несколько страниц, а другие агенты внимательно следили за ним. Он решил углубиться в анализ. — Им не нужен был таймер или высотомер. Время можно приблизительно вычислить по скорости разъедания кислотой металла. Они знали, что самолет будет в воздухе, когда произойдет взрыв. Четырехчасовой перелет — времени предостаточно.

Соер кивнул.

— Каплан и его команда нашли «черный ящик». Обшивка устройства, фиксирующего данные полета, разорвалась, но лента почти не пострадала. Предварительные выводы указывают на то, что правый двигатель и рычаги управления, проходящие через эту секцию крыла, оторвались от самолета после того, как «черный ящик» зарегистрировал странный звук. Сейчас проводится спектрально-звуковой анализ. Резкого изменения давления в салоне не произошло, так что со всей определенностью можно утверждать — внутри фюзеляжа не произошло взрыва, что логично, поскольку мы знаем, как была подложена эта штука в крыло. До этого все работало отлично: никаких проблем с двигателем, ровный полет, проводился обычный контроль поверхности самолета. Но когда произошел взрыв, самолет спасти было нельзя.

— Записи разговора пилотов дают нам что-нибудь?

Соер покачал головой.

— Обычная болтовня. Сигнал бедствия передан по радио. «Черный ящик» показывает, что самолет падал вертикально с высоты тридцати тысяч футов при работающем почти на полную мощность левом двигателе. Кто знает, не потеряли ли пилоты сознание в такой ситуации? — Соер умолк. — Будем надеяться, что они были без сознания, — сказал он.

Теперь, когда стало ясно, что самолет упал в результате диверсии, ФБР официально переняло у НСБТ расследование дела. Из-за его сложности и необходимости привлечь к расследованию большие силы, штаб-квартира ФБР превратилась в центр всей операции, и Соер, оставивший у руководства ФБР сильное впечатление расследованием взрыва над Локерби, стал главным агентом, то есть расследование будет вести он. Но этот взрыв имел свои особенности: он произошел в воздушном пространстве США и оставил кратер на американской земле. Пусть другие, сидящие за столами, ведут журналистские расследования и делают заявления для публики. Он будет делать свою работу не так заметно.

ФБР привлекало значительные людские силы и деньги, чтобы внедриться в террористические организации на территории США, раскрывая и пресекая их планы и заговоры, имеющие цель причинить большой ущерб по политическим или религиозным мотивам. Взрыв во время рейса 3223 стал полной неожиданностью. Из разветвленной сети ФБР не поступало никакой информации о том, что готовится теракт такого масштаба. Не сумев предотвратить трагедию, Соер теперь отдаст все свое время и, возможно, переживет не один ночной кошмар, для того чтобы найти и привлечь к ответственности виновников.

— Что ж, мы знаем, что произошло с этим самолетом, — сказал Соер. — Теперь нам остается узнать, почему это произошло и кто еще в этом замешан. Начнем с мотивации. Что вам еще удалось раскопать об Артуре Либермане, Рэй?

Рэймонд Джексон был младшим партнером Соера. До того как повесить свои бутсы и поменять карьеру в Национальной футбольной лиге на работу в правоохранительных органах, он играл в футбол в колледже Мичигана. Ростом чуть ниже шести футов, широкоплечий чернокожий мужчина обладал умными глазами и мягкими манерами. Джексон открыл скрепленную тремя спиралями записную книжку.

— Тут много информации. Во-первых, этот парень был неизлечимо болен. Рак поджелудочной железы. Сильно запущенный.

Ему осталось жить, вероятно, месяцев шесть. Вероятно. Всякое лечение было прекращено. Этот пижон принимал массу болеутоляющих. Раствор Шлессинджера, смесь морфия и средство, поднимающее тонус, возможно, кокаин. В этой стране употребление подобных средств не является противозаконным. Либерман имел одно из тех портативных устройств, которые подают лекарства прямо в кровь.

На лице Соера отразилось удивление. Уолтер Бернс и его тайны.

— Председателю совета Федерального фонда остается жить шесть месяцев и никто об этом не знает? Откуда у тебя эта информация?

— Я нашел химиотерапевтические лекарства в шкафчике его квартиры. Потом отправился прямо к первоистокам. К его личному врачу. Сказал ему, что собираем обычные данные. В личном календаре Либермана были пометки дат многократных визитов к врачу. Несколько визитов в клинику Джона Гопкинса, несколько — в клинику Майо. Я упомянул о найденных лекарствах. Врач занервничал, когда я спросил о них. Я мягко дал ему понять, что скрыть правду от ФБР означало бы причинить себе массу неприятностей. Когда я сказал, что ему пришлют повестку с вызовом в суд, он раскололся. Он считал пациента мертвым, так что все остальное не имело никакого значения.

— А как Белый дом? Там должны были знать.

— Если с нами ведут честную игру, то там тоже ничего не знали. Я говорил с начальником отдела кадров о маленьком секрете Либермана. Кажется, сначала он мне не поверил. Пришлось напомнить ему, что ФБР в своей работе руководствуется такими принципами, как лояльность, смелость и честность. Я также переслал ему копию медицинских записей. Говорят, президенту стало плохо, когда тот увидел их.

— Интересный поворот, — сказал Соер. — Я всегда думал, что Либерман — финансовый гений. Прочный, как скала. И все же он забывает сообщить, что вот-вот умрет от рака и оставит страну в трудном положении. Здесь что-то не так.

Джексон широко улыбнулся.

— Я докладываю только факты. Вы правы относительно способностей этого парня. Он настоящая легенда. Однако его личное финансовое положение было не столь блестящим.

— Что ты хочешь сказать? — спросил Соер.

Джексон листал страницы толстой записной книжки и вдруг остановился. Он перевернул ее и пододвинул к Соеру. Соер уставился на информацию, а Джексон продолжал докладывать.

— Либерман развелся лет пять назад, прожив в браке четверть века. По-видимому, он был проказливым мальчишкой, которого уличили в том, что он гуляет на стороне. Худшее время для развода трудно было выбрать. Как раз предстояло пройти сенатские слушания по поводу его кандидатуры на пост председателя фонда. Жена угрожала разоблачить его в газетах. Тогда о посте председателя, которого, как мне говорили, он так жаждал, и говорить не пришлось бы. Чтобы избавиться от проблем, Либерман отдал все, что у него было, своей бывшей жене. Она умерла пару лет назад. В довершение всего, ходят слухи, что его двадцатилетняя любовница была весьма расточительна. Работа в фонде престижна, но там платили далеко не так щедро, как на Уолл-Стрит. Дело в том, что Либерман оказался по горло в долгах. Жил в паршивой квартире на Капитолийском холме и пытался выбраться из долговой ямы размером с Большой каньон. Куча любовных писем, найденных в квартире, по-видимому, написана его пассией.

— Что случилось с его подружкой?

— Не знаю. Не удивился бы, если она бросила его, узнав, что ее маленький горшок с золотом пуст.

— Знаешь, где она сейчас?

Джексон покачал головой.

— Судя по всему, она исчезла уже некоторое время назад. Я нашел нескольких коллег Либермана в Нью-Йорке. Женщина была красивая, но бестолковая.

— Рэй, наверно, это пустая трата времени, но на всякий случай попытайся выяснить, где она.

Джексон кивнул.

Соер посмотрел на Барракса.

— Есть известия с Капитолийского холма о том, кто займет место Либермана?

Когда Барракс ответил, Соеру пришлось удивляться второй раз в течение одной минуты.

— По единогласному решению — Уолтер Бернс.

Соер долго смотрел на Барракса, затем записал «Уолтер Бернс» в записной книжке. Рядом на полях он нацарапал слово «придурок» и затем слово «подозреваемый» и поставил рядом вопросительный знак.

Соер оторвал взгляд от записной книжки.

— Похоже, нашего Либермана преследовала полоса крупного невезения. Зачем же тогда убивать его?

— Причин много, — сказал Барракс. — Председатель фонда символизирует американский монетаризм. Он вполне мог стать хорошей мишенью для какой-нибудь страны третьего мира, на плечи которой взобрался зеленый монстр. Или возьмите дюжину действующих террористических групп, специализирующихся на подрывах самолетов.

Соер покачал головой.

— Ни одна группа пока не взяла на себя ответственности за взрыв.

Барракс фыркнул.

— Дайте им время. Теперь, когда мы заявили, что самолет взорвали, тот, кто сделал это, позвонит. Эти идиоты для того и живут, чтобы взрывать американские самолеты и делать политические заявления.

— Черт возьми! — Соер ударил огромным кулаком по столу, вскочил и начал ходить взад-вперед, его лицо стало ярко-красным. Казалось, что каждые десять секунд перед его глазами всплывала картина кратера. К этому добавилось еще более ужасное видение маленькой обгоревшей туфельки, которую он держал в своей руке. Он качал каждого из своих детей на своей большой руке после их рождения. Жертвой мог стать любой из них! Он знал, что виденное не покинет его мыслей до тех пор, пока он жив.

Агенты смотрели на него с беспокойством. Соер пользовался заслуженной репутацией одного из самых проницательных агентов, работавших в ФБР. За двадцать пять лет Соер видел множество кровавых следов, оставляемых преступниками по всей стране, и приступал к каждому делу с тем же рвением и строгостью, которые продемонстрировал в самый первый день своей работы. Он обычно тщательно подбирал слова, анализируя мрачные события. Однако большинство агентов, находившихся с ним все эти годы, ясно понимали, что он едва сдерживается.

Он перестал ходить и посмотрел на Барракса.

— В этой теории есть дыра, Герб, — его голос снова звучал спокойно.

— Какая?

Соер прислонился к стеклянной стене, скрестив руки на груди.

— Террорист, которому не терпится сделать большой взрыв, тайком пронесет бомбу на самолет, что, согласитесь, не так уж трудно сделать на внутреннем рейсе, — и самолет рассыпется на миллионы кусочков. На землю попадают тела, пробивая крыши, прерывая завтрак американцев. Тут не будет сомнений — это бомба. — Соер умолк и внимательно всматривался в лица агентов. — Джентльмены, в нашем случае ничего подобного не было.

Соер снова заходил. Глаза всех были прикованы к нему.

— Фактически самолет был цел, когда устремился вниз. Если бы не оторвалось правое крыло, то и оно находилось бы в кратере. Обратите внимание на эту деталь. Заправщику из фирмы «Вектор» предположительно заплатили за взрыв самолета. Тайная работа, выполненная американцем, который, насколько мы знаем, не связан ни с одной террористической группой. Мне было бы трудно поверить, что террористические группы с Ближнего Востока, чтобы избавиться от грязной работы, начали принимать американцев в свои ряды.

Поврежден топливный бак, но это повреждение вполне могло произойти в результате взрыва и пожара. Почти вся кислота сгорела. Была бы температура повыше, возможно, мы бы ничего не нашли. Каплан подтвердил, что крылу необязательно было отрываться, чтобы привести самолет к крушению подобным образом. Правый двигатель вышел из строя после того, как всосал обломки, огонь и взрыв уничтожили важные гидравлические приводы, и аэродинамика крыла, даже если бы оно осталось целым, была бы нарушена. Значит, если бы мы не нашли в кратере воспламенитель, катастрофу списали бы на какую-нибудь техническую неполадку. И не сомневайтесь, произошло чудо, что нашелся воспламенитель.

Соер посмотрел через стеклянную стену и продолжал.

— Итак, сложим все вместе, и что получается? Требуется доказать, что взорвавший самолет не хочет, чтобы это выглядело как взрыв. Не похоже на обычного террориста. Но тогда картина еще больше запутывается. Все выворачивается наизнанку. Сначала наш заправщик умирает, простреленный целой обоймой пуль. Его сумки были упакованы, он наполовину изменил свой внешний вид, а его работодатель, очевидно, изменил свои планы в отношении него. Потом тем же рейсом летит Артур Либерман. — Соер посмотрел на Джексона. — Он летал в Лос-Анджелес каждый месяц с точностью часового механизма, на самолете той же компании, тем же рейсом каждый раз, так?

Джексон, сузив глаза до щелок, кивнул. Все агенты невольно наклонились вперед, следя за логикой Соера.

— Итак, вероятность, что этот парень летел рейсом 3223 не случайно, весьма высока. И не стоит об этом говорить. Если смотреть на это трезво, целью взрыва должен был стать Либерман, если только мы не упустили что-то важное. Теперь сложим все вместе. Первоначально террористы, возможно, пытались сделать так, чтобы все было похоже на аварию. Затем погибает заправщик. Почему? — Соер окинул комнату пристальным взглядом.

Заговорил Дэвид Лонг.

— Они не могли рисковать. Это могло сойти за аварию, а могло и не сойти. Они не могли ждать, пока газеты начнут об этом писать либо так, либо эдак. Им пришлось убрать исполнителя немедленно. К тому же если отправить этого парня куда подальше, то его отсутствие на работе вызвало бы подозрения. Если бы мы даже не считали это актом терроризма, то исчезновение заправщика непременно направило бы нас по его следу.

— Согласен, — ответил Соер. — Но если вы хотите, чтобы этим все и закончилось, почему не сделать так, будто у заправщика есть фанатичный последователь? Выстрелить в висок, оставить пистолет и записку типа «Я ненавижу Америку» и заставить нас подумать, что это работа одиночки. Нет, вы делаете в нем много дырок, оставляете улики, показывающие, что парень готовился бежать. Теперь мы знаем, что тут причастны и другие лица. Зачем навлекать на себя подобные неприятности? — Соер потер подбородок.

Остальные агенты прижались к спинкам стульев и выглядели озадаченно.

Соер, наконец, посмотрел на Джексона.

— От патологоанатома есть что-нибудь насчет нашего покойника?

— Они обещали сообщить нам в первую очередь. Скоро узнаем.

— Нашли еще что-нибудь на квартире этого парня?

— Там не оказалось одной вещи, Ли.

Соер посмотрел понимающим взглядом.

— Нет документов, подтверждающих его личность.

— Да, — сказал Джексон. — Тот, кто, взорвав самолет, собирается смыться, не будет ходить под своей собственной фамилией. По тому, как это, вероятно, планировалось, у него должны были быть под рукой подделанные документы, хорошие фальшивые документы.

— Правильно, Рэй, но он мог припрятать их в другом месте.

— Либо тот, кто убил его, также вполне мог забрать их, — предположил Барракс.

— Бесспорно, — подтвердил Соер.

При этих словах дверь ЦИСО открылась и вошла Марша Рэйд. Маленькая, с проседью в коротко постриженных волосах, в очках на цепочке, ниспадавшей на черное платье, она была крупнейшим специалистом ФБР по отпечаткам пальцев. Рэйд выследила самого опасного преступника в мире при помощи понятных лишь посвященным дуг, изгибов, петель и узоров.

Марша кивнула агентам, сидевшим в комнате, и открыла папку, которую принесла с собой.

— Результаты экспертизы только что вышли из печати, — сказала она деловым, но с привкусом иронии тоном. — Роберт Синклер на самом деле был Джозефом Филипом Райкером, находящимся в настоящее время в розыске в Техасе и Арканзасе по подозрению в убийстве и ношении оружия. Его послужной список составляет три страницы. Первый раз арестован в шестнадцатилетнем возрасте за вооруженный грабеж. Последний арест связан с убийством при смягчающих вину обстоятельствах. Отсидел семь лет. Выпущен пять лет назад. С тех пор замешан во многих преступлениях, включая два заказных убийства. Его след потерялся полтора года назад. С тех пор он словно сквозь землю провалился. О нем ничего не слышали до сегодняшнего дня.

Сидящие за столом агенты были ошеломлены.

— Как такой человек мог устроиться заправщиком самолетов? — спросил Соер скептическим тоном.

Джексон ответил на этот вопрос.

— Я разговаривал с представителями «Вектора». Это респектабельная компания. Синклер или, точнее, Райкер работал у них всего месяц. У него были отличные рекомендации. Работал в нескольких заправочных компаниях на северо-западе и в южной Калифорнии. Они проверили его данные, разумеется, под именем Синклера. Все совпадало. Они были поражены не меньше нас.

— А как с отпечатками пальцев? Их должны были проверить. Тогда бы узнали, кто он на самом деле.

Рейд посмотрела на Соера. Она говорила со знанием дела:

— Все зависит от того, кто снимает отпечатки пальцев, Ли. Видите ли, человека, специализация которого находится на стыке разных дисциплин, можно одурачить. Мы имели дело с синтетическим материалом, который трудно отличить от кожи. Отпечатки пальцев можно купить на улице. Сложите все это вместе, и отъявленный преступник становится уважаемым гражданином.

Барракс поддакнул:

— Если этого человека разыскивали за преступления, он, видимо, изменил лицо. Спорю, лицо в морге не похоже на лицо на объявлениях о розыске.

Соер посмотрел на Джексона.

— Как получилось, что Райкер заправлял рейс 3223?

— Неделю назад он попросил о переводе в ночную смену, которая длится с двенадцати ночи до семи утра. По расписанию рейс 3223 отправлялся в шесть сорок пять. Каждый день в это время. Так этот рейс попал в руки Райкера. Желающих работать в этой смене мало, поэтому Райкера перевели сразу.

Соеру пришел в голову еще один вопрос.

— Итак, где же настоящий Роберт Синклер?

— Скорее всего, мертв, — сказал Барракс. — Райкер перевоплотился в него.

Никто не стал комментировать эту версию до тех пор, пока Соер не задал вопрос, застигший всех врасплох.

— А что если Роберта Синклера не существует?

Сейчас даже Рэйд растерялась. Соер в глубокой задумчивости заговорил.

— Перевоплотиться в другого человека не так-то просто. Старые фотографии, товарищи по работе или друзья, которые неожиданно появляются и срывают маску. Есть еще один способ, как это сделать. — Соер скривил губы и поднял брови, обдумывая свою версию.

— Мой внутренний голос подсказывает, что нам необходимо повторить все действия «Вектора», осуществленные при проверке личности Райкера. Займись этим, Рэй, немедленно.

Джексон кивнул и что-то быстро записал. Рэйд посмотрела на Соера.

— Вы думаете о том же, о чем и я?

Соер улыбнулся.

— Это не первый случай, когда людей делают из одного материала. Номер социального страхования, послужной список, места жительства, фотографии, банковские счета, свидетельства о прохождении профессиональной подготовки, поддельные номера телефонов, липовые рекомендации. — Он взглянул на Рэйд. — Даже фальшивые отпечатки пальцев, Марша.

— Тогда речь идет о чрезвычайно умных ребятах, — ответила она.

— Я в этом ни на минуту не сомневался, мадам Рэйд, — согласился Соер.

Соер взглянул на сидящих за столом.

— Не будем отклоняться от обычного порядка ведения дела, поэтому продолжим опрос членов семей погибших, но не хотелось бы тратить слишком много времени на это. Либерман — ключевое звено во всей истории. — Он неожиданно сменил тему. — «Быстрый Старт» работает гладко? — спросил он Рэя Джексона.

— Весьма.

«Быстрый Старт» был новшеством ФБР, и Соер успешно пользовался им в прошлом. Достоинство «Быстрого Старта» состояло в точности электронной проверки любой информации, наводок или анонимных сведений, связанных с расследованием, которые в противном случае терялись в куче неупорядоченной информации. При всестороннем расследовании и доступе к информации в реальном времени, как считали в ФБР, шансы на успех неизмеримо возрастали.

Центр «Быстрого Старта» по расследованию рейса 3223 находился на заброшенном табачном складе на окраине Стандардсвилла. Вместо тюков с табачными листьями склад был забит новейшей компьютерной и телекоммуникационной техникой, управляемой десятками агентов, работающих посменно. Они круглосуточно вводили информацию в огромные базы данных.

— Нам пригодится все, на что эта техника способна. — Соер умолк, затем встал по стойке смирно. — Приступим к делу.

Глава 24

— Квентин? — Сидней стояла у входной двери своего дома.

Ее лицо выражало неподдельное удивление.

Квентин Роу смотрел на нее через овальные очки.

— Можно войти?

Родители Сидней ушли в магазин. Пока Сидней и Квентин направлялись в жилую комнату, туда зашла Эми, таща за собой Винни-Пуха.

— Привет, Эми, — сказал Роу.

Он присел и протянул ей руку, но маленькая девочка отодвинулась от него. Роу улыбнулся ей.

— Я тоже стеснялся, когда мне было столько же лет, сколько и тебе. — Он поднял взгляд на Сидней. — Наверно, поэтому я занялся компьютерами. Они не разговаривают с вами и не пытаются дотронуться до вас. — Он умолк, словно, задумавшись о чем-то. Потом вздрогнул и посмотрел на нее. — У тебя есть время?

Сидней медлила с ответом.

— Давай поговорим, Сидней?

— Я уложу малышку в постель. Ей после обеда надо поспать. Вернусь через несколько минут. — Сидней унесла Эми.

Пока ее не было, Роу неторопливо ходил по комнате. Он рассматривал фотографии семьи Арчер на стене и на столе. Вернулась Сидней.

— Прекрасная малышка.

— Она замечательная девочка. Она просто великолепна.

— Как раз в этом возрасте, правда?

Сидней кивнула.

Роу не сводил с нее глаз.

— Когда мне было четырнадцать, я потерял обоих родителей в авиакатастрофе.

— Какой ужас, Квентин.

Он пожал плечами.

— Это было давно. Пожалуй, я лучше, чем кто-либо, понимаю, что ты чувствуешь. Я был единственным ребенком. У меня больше никого не осталось.

— Мне, похоже, в этом отношении повезло.

— Да, Сидней, не забывай это.

Она глубоко вздохнула.

— Хочешь чего-нибудь выпить?

— Чаю, если можно.

Через несколько минут они сидели на диване жилой комнаты. Роу держал блюдце на коленях и со смущенным видом пил чай. Он поставил чашку, посмотрел на нее. Было видно, что ему неловко.

— Сначала я хочу извиниться перед тобой.

— Квентин...

Он поднял руку.

— Знаю, что ты скажешь, но я был вне себя. То, что я сказал и как обращался с тобой. Я... Иногда я говорю, не подумав. Правда, со мной такое часто случается. Я не умею подать себя. Знаю, я иногда кажусь отвратительным и грубым. Но в самом деле я не такой.

— Знаю, Квентин. У нас всегда были хорошие отношения. Все в «Трайтоне» высокого мнения о тебе. Я знаю, Джейсон тоже так думал. Тебе будет приятно услышать, что мне с тобой гораздо легче, чем с Натаном Гемблом.

— Ты говоришь, как и все другие, — торопливо сказал Роу. — При этом должен признаться, что я испытывал большое напряжение, когда Гембл затягивал сделку с «Сайберкомом» и можно было потерять все.

— Натан, пожалуй, понимает, что поставлено на карту.

Роу рассеянно кивнул.

— Потом я хотел сказать, как мне жаль Джейсона. Этого не должно было случиться. Джейсон был единственным человеком в компании, с которым я мог откровенно говорить. Он был так же одарен в своей области, как я в технологии, к тому же умел преподнести себя, качество, которым, как уже говорил, я не наделен.

— Думаю, у тебя все получается очень хорошо.

Лицо Роу посветлело.

— Правда? — Потом он вздохнул. — Мне кажется, что рядом с Гемблом большинство людей похожи на дам, оставшихся без кавалеров.

— Согласна, но не советую тебе подражать ему.

Роу поставил чашку.

— Знаю, кажется, мы с ним похожи на случайных знакомых.

— Трудно возражать, учитывая успех, которого вы оба достигли.

В его голосе вдруг зазвучала горечь.

— Правильно. Все стало измеряться суммой денег. Когда я начинал, у меня рождались идеи. Прекрасные идеи, но совсем не было денег. — Выражение его лица было не из приятных.

— Дело не только в этом, Квентин. Ты видишь будущее. Даже мне, неофиту в технологии, это понятно. Именно такое видение лежит в основе сделки с «Сайберкомом».

Роу стукнул кулаком по открытой ладони второй руки.

— Вот именно, Сидней. Вот именно. Ставки невероятно высоки. Технология «Сайберкома» достигла таких высот, такой монументальности, что можно говорить о появлении второго Грэма Белла. — Смотря на Сидней, он, казалось, дрожал от предвкушения будущих успехов. — Ты знаешь, что сдерживает неограниченный потенциал Интернета? Он так огромен, всепоглощающ, что навигация по его лабиринтам представляет собой ужасно бесплодное занятие даже для самых искушенных пользователей компьютеров.

— Сделка с «Сайберкомом» изменит такое положение?

— Да! Да. Само собой разумеется.

— Должна признаться, несмотря на то, что работаю над этой сделкой в течение многих месяцев, я точно не знаю, в чем именно состоит изобретение «Сайберкома». Юристы, особенно подобные мне, редко вдаются в такие тонкости. Я никогда не была сильна в науках. — Она улыбнулась.

Роу откинулся на диван, его гибкое тело приняла удобную позу, когда разговор переключился на технические вопросы.

— Говоря понятным языком, «Сайберком» создал всего-навсего искусственный интеллект, так называемые носители интеллекта, которые будут применены главным образом для продуктивного путешествия по мириадам притоков Интернета и его потомков.

— Искусственный интеллект? Я думала, что такое возможно только в кинофильмах.

— Вовсе нет. У искусственного интеллекта есть ступени, конечно, «Сайберком» обладает самой высокой ступенью, которую я знаю.

— Как именно он работает?

— Допустим, ты хочешь узнать, сколько статей написано по какому-нибудь спорному вопросу, тебе нужно краткое обобщение всех этих статей, перечень тех, которые выступают «за», и тех, которые «против», по какой причине, как они анализируют Проблему и так далее. Так вот, если бы ты попыталась разобраться в этом сама, путешествуя по громоздкому лабиринту, которым стал Интернет, на это уйдет вся жизнь. Как я уже говорил, огромная масса информации, накопившаяся в Интернете, представляет главный недостаток. Люди не приспособлены к тому, чтобы справиться с задачей таких масштабов. Но это препятствие можно преодолеть, и неожиданно кажется, будто на поверхности Плутония все ожило под лучами яркого солнца.

— Именно это придумал «Сайберком»?

— С «Сайберкомом» в руках мы создадим беспроводную, основанную на спутниках сеть, незримо связанную с программами, которые скоро будут стоять на каждом компьютере в Америке, а потом и во все мире. Программы чрезвычайно доступны пользователю. Они интересуются, какая именно информация нужна, задают необходимые дополнительные вопросы. Затем, подключившись к спутниковой сети, они будут изучать мельчайшие детали в содружестве компьютеров, называемом Интернетом, пока не найдут ответ в точной форме на любой вами заданный вопрос и на многое другое, о чем вы даже не успели подумать. Весьма примечательно, что это напоминает хамелеона — носители интеллекта способны адаптироваться и связаться с любым сервером, подключенным к сети. Это второй недостаток Интернета: неспособность элементов системы общаться друг с другом. Новая сеть выполнит эту задачу в миллиард раз быстрее, чем любой человек. Этот процесс похож на обследование каждой капли воды в Ниле в течение нескольких минут. Даже быстрее. Наконец, огромные ресурсы накопленных и растущих с каждым днем знаний можно эффективно связать с потребителем, которому они нужны. — Он многозначительно посмотрел на нее. — Человечество! И это не предел. Взаимный диалог сети с Интернетом лишь малая толика всей загадки. Шифровка достигает невиданного ранее уровня. Представь флюидную реакцию на попытки незаконно расшифровать электронные передачи. Реакцию, которая может не только перестроиться, чтобы свести на нет все попытки хакеров произвести дешифровку, но также энергично преследовать и настичь злоумышленника. Как, по-твоему, придется ли это по душе правоохранительным органам? Это следующая веха в технологической революции. Она определит, как все данные будут передаваться и использоваться в следующем столетии. Как мы будем строить, обучать, думать. Только представь компьютеры, которые являются не только немыми машинами, реагирующими на точные инструкции, вводимые человеком при помощи клавиатуры. Представь компьютеры, которые используют свой огромный интеллектуальный потенциал, чтобы думать самостоятельно, решать для нас задачи, используя неведомые сегодня методы. Так много техники устареет, включая многие существующие конвейеры «Трайтона». Такой же переворот, какой произвел двигатель внутреннего сгорания во времена телег на лошадиной тяге, только более глубокий.

— О Боже, — воскликнула Сидней. — Я представляю возможные прибыли...

— Да, да, мы заработаем миллиарды на продаже программного обеспечения, на абонентной плате от пользования сетью — любая отрасль в мире пожелает иметь дело с нами. И это только начало. — Роу явно не интересовала денежная сторона вопроса. — И тем не менее Гембл не хочет видеть, не способен понять... — Он так разволновался, что встал и начал размахивать руками. Потом сел, лицо его покраснело. — Извини, иногда я увлекаюсь.

— Пустяки, Квентин. Я понимаю. Джейсон, как и ты, старался ускорить сделку с «Сайберкомом», я это знаю.

— Нам было приятно говорить на эту тему.

— Гембл остро чувствует, какие будут последствия, если другая компания приобретет «Сайберком». Я думаю, он образумится и предоставит необходимые документы.

Роу кивнул.

— Будем надеяться, — торопливо сказал он.

Сидней разглядывала серьги в его ухе. Это была единственная причуда этого человека, и к тому же малозаметная. Став мультимиллионером, Роу жил, как бедный студент колледжа, каковым он и был десять лет назад. Наконец Роу нарушил молчание.

— В самом деле мы с Джейсоном много говорили о будущем. Он был особенный человек. — Он, казалось, разделял горе Сидней всякий раз, когда упоминалось имя Джейсона. — Наверно, ты больше не будешь работать над сделкой с «Сайберкомом»?

— Адвокат, заменивший меня, — высшего класса. Вы ничего не потеряете.

— Хорошо. — В его голосе прозвучала неуверенность.

Она поднялась и положила руку ему на плечо.

— Квентин, эта сделка состоится. — Ока заметила, что его чашка пуста. — Хочешь еще чаю?

— Что? Нет, нет, спасибо.

Он погрузился в глубокие раздумья, нервно потирая руки. Когда Роу поднял глаза, Сидней показалось, что она догадывается, о чем тот думает.

— У меня недавно состоялась неожиданная встреча с Гемблом.

Роу задумчиво кивнул.

— Он упоминал о ней.

— Значит, ты знаешь о «поездке» Джейсона?

— Он сказал тебе, что едет по поводу новой работы?

— Да.

— В какую компанию? — Этот вопрос был задан довольно сухим тоном.

После некоторых колебаний она решила ответить:

— "Аллегра Порт Текнолоджи".

Роу фыркнул.

— Похоже на шутку: Не пройдет и двух лет, как эта компания выйдет из игры. Некоторое время назад она очутилась в критическом положении и опоздала на поезд технологического прогресса. Либо ты растешь и вводишь новшества в этой сфере, либо умираешь. Джейсон не мог серьезно рассматривать переход в эту компанию.

— Оказалось, что он и не рассматривал. В этой фирме даже не слышали о нем.

Роу, очевидно, уже знал об этом.

— Может быть, здесь что-то другое... Не знаю, как это сказать...

— Что-нибудь личное? Другая женщина? — Как смутившийся ребенок, Роу пробормотал: — Мне не следовало так говорить. Это не мое дело.

— Ничего, все нормально. Не стану отрицать, такая мысль приходила мне в голову. Однако наши отношения никогда не были столь хорошими, как в последнее время.

— Значит, он не давал повода думать, что в его жизни что-то происходит? Ничего такого, что могло побудить его... предпринять поездку в Лос-Анджелес и скрыть правду от тебя?

Сидней смотрела настороженно. Он пришел сюда, чтобы что-то разнюхать? Возможно, Гембл прислал своего заместителя, чтобы раздобыть информацию? Взглянув на взволнованное лицо Роу, она быстро заключила, что он явился сам, чтобы понять, что произошло с его сотрудником и другом.

— Он ничего не сказал. Джейсон со мной почти никогда не говорил о работе. У меня понятия не было, чем он занимается. Очень жаль. Как раз неведение и убивает меня.

Она не знала, спросить ли Роу о новых замках в двери Джейсона и сомнениях Кэй, однако решила промолчать.

После неловкой паузы Роу зашевелился.

— У меня в машине личные вещи Джейсона, за которыми ты приезжала на работу. Нагрубив тебе, я подумал, что лучше привезти их самому.

— Спасибо, Квентин. Поверь мне, я не испытываю обиды. Нам всем нелегко.

Роу признательно улыбнулся и встал.

— Мне пора ехать. Я принесу коробку. Если что-нибудь понадобится, дай знать.

Роу принес вещи, попрощался и повернулся, чтобы уйти. Сидней дотронулась до его плеча.

— Гембл не будет вечно стоять над твоей душой. Все в «Трайтоне» знают, кого надо благодарить за успех.

Его лицо выразило удивление.

— Ты действительно так думаешь?

— Талант не спрячешь.

Он глубоко вздохнул.

— Не знаю. Гембл в этом отношении продолжает преподносить мне сюрпризы.

Он снова повернулся и неторопливо пошел к машине.

Глава 25

Была почти полночь, когда Соер, торопливо поужинав, опустил голову на подушку. Но глаза не закрывались, хотя страшная усталость навалилась на него. Окинув взглядом маленькую комнату, он решил подняться. В одних трусах и майке босиком прошел по коридору и шлепнулся на стоявший в жилой комнате потрепанный шезлонг. Привычная работа агента ФБР не оставляет времени для того, чтобы насладиться домашним покоем. Сколько пропущено годовщин, выходных, дней рождения. По уши в работе, которой не видно конца. Серьезно ранен во время исполнения служебного долга — неприятная ситуация для любого супруга. Отбросы человечества, с которыми он вел борьбу, угрожали его семье. Все ради справедливости, ради того, чтобы мир стал если не лучше, то, по крайней мере, хоть чуточку безопаснее. Благодарная цель, которая кажется не такой уж весомой, когда пытаешься по телефону объяснить своему восьмилетнему ребенку, почему папочка не может прийти на еще один бейсбольный матч, еще один концерт или школьный спектакль. Он знал, что этому не будет конца. Пег тоже знала. Оба так сильно любили друг друга, что верили — они справятся с этим. И долгое время так и было. По иронии судьбы, его отношения с Пег теперь были лучше, чем в прежние годы.

Совсем другое дело дети. Он взял на себя всю тяжесть вины за разрыв и, как ему казалось, заслужил это. Только теперь трое его старших детей начали говорить об этом в какой-то степени осознанно. Мэгги окончательно порвала с ним. Он не знал, что происходило в ее жизни. Это было больнее всего. Неведение.

Всем приходится делать выбор, он свой уже сделал. Его карьера в ФБР была успешной, но за это пришлось заплатить.

Он сходил на кухню, взял холодного пива и снова опустился в шезлонг. Любимая поза для отдыха. По крайней мере, он не стал сильно пить. Пока. Он несколькими большими глотками выпил все пиво, лег и закрыл глаза.

Через час его разбудил телефон. Он все еще полулежал в шезлонге. Он поднял трубку со стола, стоявшего рядом.

— Да?

— Ли?

Соер заморгал глазами, затем открыл их.

— Фрэнк? — Соер взглянул на часы. — Ты же больше не работаешь в ФБР, Фрэнк. Я думал, в частной фирме в это время спят.

На другом конце провода Фрэнк Харди сидел в хорошо обставленном кабинете полностью одетый. На стене за его спиной висели многочисленные вещи, напоминающие о долгой и выдающейся карьере в ФБР. Харди улыбнулся.

— Здесь слишком большая конкуренция, Ли. Двадцати четырех часов в сутки не хватает.

— Что ж, не преувеличивая, могу сказать то же самое. Что случилось?

— Взрыв на твоем самолете, — бесхитростно ответил Харди.

Соер сел прямо, полностью очнулся от сна и сосредоточенно смотрел в темноту.

— Что?

— У меня здесь есть кое-что. Ты захочешь на это посмотреть, Ли. Мне пока не совсем понятно, что это означает. Собираюсь сварить кофе. Сколько времени тебе понадобится, чтобы приехать ко мне?

— Дай мне полчаса.

— Как в старые времена.

Пяти минут Соеру хватило, чтобы полностью одеться. Он засунул в кобуру пистолет 10-миллиметрового калибра и вышел на улицу, чтобы завести «Седан». По дороге сообщил в штаб-квартиру о том, куда направляется. Фрэнк Харди был одним из лучших агентов ФБР. Когда он ушел, чтобы создать собственную фирму, все ощутили потерю, но никто не держал зла на Харди за то, что ему подвернулась благоприятная возможность после стольких лет работы. До ухода Харди оба были партнерами десять лет. Они работали успешно, добиваясь невозможного в целом ряде громких дел и привлекая к правосудию преступников, ушедших в глубокое подполье. Многие из них сейчас отбывали пожизненное заключение без права помилования в различных федеральных тюрьмах. Немало заказных убийц получили смертный приговор.

Если Харди считал, что у него есть улики по взрыву самолета, на это следовало обратить внимание. Соер прибавил скорость и через десять минут въехал на просторную стоянку. Четырнадцатиэтажное здание на Тайсонс Корнер облюбовали множество фирм, но ни одна из них не занималась таким интересным делом, как Харди.

Соер миновал охрану, показав удостоверение сотрудника ФБР, и на лифте поднялся на четырнадцатый этаж. Выйдя из лифта, он оказался в современной приемной. Скрытый источник отбрасывал мягкий свет. Позади стола секретаря выделялось начертанное белыми буквами высотой в шесть дюймов название фирмы: «СЕКЮРТЕХ».

Глава 26

Сидней Арчер смотрела, как ритмично поднимается и опускается маленькая грудь дочери. Ее родители крепко спали в комнате для гостей в другом конце дома, а Сидней сидела в кресле-качалке в комнате Эми. Наконец она встала и подошла к окну, чтобы посмотреть на улицу. Сидней редко бодрствовала ночью. Горячие дни требовали ложиться спать вовремя. Теперь темнота, казалось, очень успокаивала ее, словно мягкое прикосновение теплой воды. В такой обстановке недавние события казались не такими реальными и ужасными, каковыми они были на самом деле. Когда становилось светло, наступившее ночью спокойствие снова покидало ее. Сюда вскоре потянутся люди, чтобы выразить свое сочувствие, вспомнить, какую праведную жизнь вел ее муж. Сидней не знала, сможет ли выдержать все это, но до церемонии оставалось еще несколько часов. Она поцеловала Эми в щечку, тихо покинула комнату и пошла по коридору в сторону маленького кабинета Джейсона. Потянулась к двери, достала заколку для волос и сунула ее в замочную скважину. Когда Эми было два года, она могла добраться до чего угодно: туши для ресниц, колготок, украшений, галстуков Джейсона, туфель, бумажников и кошельков. Однажды они нашли права Джейсона на «Кугар» в тесте для блинов вместе с ключами от дома, которые отчаянно искали. Еще раз оба, проснувшись, обнаружили, что целая коробка ниток для чистки зубов обмотана вокруг их постели с пологом. Так что повернуть ручки дверей для младшей Арчер не составляло никакого труда.

Сидней вошла и села за письменный стол. На нее смотрел экран компьютера, его плоское лицо было безразлично-спокойным. Она надеялась на чудо — вдруг по электронной почте придет сообщение, но ничего не произошло. Сидней оглядела маленькую комнату. Став исключительным владением Джейсона, эта комната постоянно манила ее. Она дотрагивалась до любимых им вещей, словно те постепенно могли открыть секреты, оставленные мужем. Зазвонивший телефон прервал ее мысли. Он зазвонил снова, и она торопливо взяла трубку, не зная, что ее ожидает. Сидней не сразу узнала голос.

— Пол?

— Извини, что звоню так поздно. Я пытаюсь связаться с тобой уже несколько дней. Я оставлял сообщения.

Она медлила с ответом.

— Знаю, Пол. Извини, было так много...

— Ради Бога, Сид, я тебя ни в чем не упрекаю. Я просто беспокоился за тебя. Не знаю, как ты еще держишься, узнав такое о Джейсоне. Ты сильнее меня.

Она едва заметно улыбнулась.

— Как раз сейчас я чувствую себя слабой.

Голос Пола Брофи звучал серьезно.

— В «Тайлер Стоун» многие тебе сочувствуют. И особенно один партнер в Нью-Йорке, который в любое время суток готов помочь.

— Это очень трогательно, я искренне говорю.

— Я завтра прилечу на поминальную службу.

— Не надо, Пол, у тебя, верно, работы по горло.

— Не очень. Может быть, ты не знаешь, но я пытался взять в свои руки сделку с «Сайберкомом».

— Правда? — Сидней старалась, чтобы голос не выдал ее волнения.

— Да. Только у меня ничего не получилось. Уортон довольно грубо отверг мое предложение.

— Очень жаль, Пол. — Сидней на миг почувствовала себя виноватой. — Впереди еще много других сделок.

— Знаю, но мне показалось, что я справлюсь. В самом деле.

Он умолк. Сидней боялась, что он спросит, не спрашивал ли Уортон ее совета по этому вопросу. Когда он наконец заговорил, она почувствовала себя еще более виноватой.

— Я приеду завтра, Сид. Я обязательно должен там быть.

— Спасибо. — Сидней куталась в халат.

— Ничего, если я приеду к тебе прямо из аэропорта?

— Прекрасно.

— Поспи, Сидней. Я тебя увижу прямо с утра. Если тебе что-нибудь понадобится, не стесняйся, звони в любое время дня и ночи. Хорошо?

— Спасибо, Пол. Пока.

Сидней положила трубку. Она всегда ладила с Брофи, но точно знала, что за его внешней непринужденностью скрывается умный противник. Она говорила Генри Уортону, что Полу не место в сделке с «Сайберкомом», а теперь он приезжает, чтобы побыть с ней в это горестное время. Возможно, он тоже опечален смертью Джейсона, но она не верила в подобные совпадения.

Повесив трубку, Пол Брофи окинул взглядом свою огромную шикарную квартиру. Когда тебе тридцать четыре года, ты холост, имеешь хорошую внешность и годовой доход, который измеряется шестью нулями, Нью-Йорк создан как раз для тебя. Он улыбнулся и провел рукой по своей густой шевелюре. Шестизначная цифра, если повезет, станет семизначной. В жизни многое зависит от того, с кем ты. Он взял телефон и набрал номер. Ответили сразу. После того, как Брофи представился, голос заговорил торопливо и деловито.

— Привет, Пол, я ждал твоего звонка, — раздался голос Филипа Голдмана.

Глава 27

Фрэнк Харди вставил кассету в видеомагнитофон, стоявший в углу конференц-зала под экраном большого телевизора. Было почти два часа утра. Соер сидел в плюшевом кресле, держа в руке чашку с кофе и восхищаясь тем, что его окружает.

— Черт, должно быть, дела действительно идут хорошо, Фрэнк. Я все время забываю, как далеко ты пошел.

Харди рассмеялся.

— Ну, если ты когда-нибудь согласишься работать со мной, Ли, тебе не придется об этом вспоминать.

— Я уже избрал свой путь, Фрэнк.

Харди широко улыбнулся.

— Мы с Ренэ думаем провести Рождество на Карибском море. Поехали с нами. Можешь взять кого-нибудь с собой.

Харди с надеждой смотрел на бывшего партнера.

— К сожалению, Фрэнк, у меня прямо сейчас никого нет.

— Прошло два года. Я подумал... После того как ушла Сэлли, я подумал, что умру. Не хотелось снова заводить знакомства. Затем подвернулась Ренэ. Я теперь самый счастливый человек.

— Поскольку Ренэ вполне сойдет за близнеца Мишель Пфайфер, я понимаю твое счастье.

Харди рассмеялся.

— Возможно, ты передумаешь. У Ренэ есть подруги, не уступающие ей в эстетическом плане. Они сходят с ума по таким, как ты, высоким и сильным. Поверь мне.

— Не принижай себя, старик, у меня в банке нет такого счета, как у тебя. Следовательно, моя привлекательность за прошедшие годы немного поблекла. К тому же я всего лишь государственный служащий. Туристский класс и «Кмарт» — вот что я могу себе позволить. Не думаю, что ты все это уже забыл.

Харди сел и взял кружку с кофе в одну руку, а пульт дистанционного управления магнитофона — в другую.

— Я собирался захватить с собой весь табор, Ли, — спокойно сказал он. — Пусть это будет моим предрождественским подарком. Тебя ведь так трудно поймать.

— Спасибо. Я думаю, что в этом году надо найти время для детей. Если они меня примут.

Фрэнк кивнул.

— Я понимаю тебя.

— Что ты хотел показать мне?

Харди ответил:

— Моя фирма несколько последних лет является консультантом «Трайтон Глоубал» по вопросам безопасности.

Соер взял чашку с кофе.

— "Трайтон Глоубал"? Компьютеры, телекоммуникации. Они занимают 500-е место в списке журнала «Форчун», не так ли?

— Собственно, эта фирма не совсем подходит под критерии «Форчуна».

— Почему?

— Это не открытое акционерное общество. Это монополист в своей области, он стремительно расширяется, совсем не привлекая денег с финансовых рынков.

— Впечатляет. И какая тут связь с самолетом, круто спикировавшим в сельской местности Вирджинии?

— Несколько месяцев назад в «Трайтоне» заподозрили, что часть внутренней информации попадает в руки конкурента. Они пригласили нас заняться проверкой этого факта и, если подозрения подтвердятся, найти источник утечки информации.

— Что-нибудь обнаружилось?

Харди кивнул.

— Сначала мы до предела сузили список наиболее вероятных конкурентов, которые могут быть замешаны в этом. Потом установили наблюдение.

— Это, наверно, было не легко. Крупные компании, тысячи сотрудников, сотни учреждений.

— Сначала задача казалась чрезвычайно трудной. Однако, по нашим данным, утечка произошла наверху, поэтому мы следили за высокопоставленными работниками «Трайтона».

Ли Соер опустился в кресло и потягивал кофе.

— Значит, вы обнаружили «нелегальные» места, где могла произойти передача информации, и установили наблюдение?

Харди улыбнулся.

— Тебе что, по нраву эта работа?

Соер отмахнулся от сомнительного комплимента.

— И что произошло дальше?

— Мы обнаружили ряд «нелегальных» точек. Они находились на территории подозреваемых компаний, где, казалось, не происходит никакой производственной деятельности. Мы везде установили наблюдение. — Харди многозначительно улыбнулся бывшему коллеге. — Ли, только не упрекай меня за то, что я незаконно вторгся в чьи-то владения и совершил другие правонарушения. Иногда средства действительно оправдывают цель.

— Так вот, два дня назад мы произвели обычную проверку камер наблюдения, установленных внутри складского здания недалеко от Сиэтла.

— Почему вы выбрали именно этот склад?

— Полученная информация привела нас к выводу, что владельцем здания, через ряд филиалов и партнеров, является группа компаний РТГ. Эта группа — один из крупнейших в мире конкурентов «Трайтона».

— Какова природа информации, которая, по мнению «Трайтона», была присвоена? Технология?

— Нет. «Трайтон» вел переговоры о приобретении очень ценной компании «Сайберком», производящей программное обеспечение. Мы считаем, что в руки РТГ попали сведения о переговорах, сведения, воспользовавшись которыми, РТГ могла вступить в переговоры и сама приобрести «Сайберком», так как знала условия и подход «Трайтона». Воспользовавшись видеофильмом, который ты увидишь, мы кое о чем намекнули РТГ.

Там, разумеется, все отрицали. В РТГ утверждают, что склад в прошлом году сдали в аренду какой-то самостоятельной компании. Мы проверили эту компанию. Ее не существует. Это значит, что либо в РТГ врут, либо в игру вступил еще кто-то.

Соер кивнул.

— Хорошо. Скажи мне, как это связано с моим делом.

В ответ Харди нажал на кнопку пульта дистанционного управления. Большой экран телевизора оживился. Соер и Харди наблюдали за сценой, происходившей в маленькой комнатке склада. Когда высокий молодой человек взял у пожилого джентльмена серебристого цвета кейс, Харди оторвал взгляд от экрана, Он посмотрел на озадаченное лицо Соера. Затем вытащил из кармана рубашки лазерный указатель, чтобы высветить на экране молодого человека.

— Этот человек работает в «Трайтон Глоубал». Мы за ним не наблюдали, потому что он не входил в состав руководящих работников фирмы и прямо не связан с переговорами о приобретении «Сайберкома».

— Несмотря на это, он, по-видимому, является источником утечки информации. Узнаешь еще кого-нибудь?

Харди покачал головой.

— Пока нет. Кстати, этого человека зовут Джейсон У.Арчер. Он живет на Морган Лейн, б11 в графстве Джефферсон штата Вирджиния. Ничего не напоминает?

Соер напряженно думал. Это имя прозвучало как звон колокола. Потом оно оглушило его, словно на него наехал полутонный грузовик.

— Боже мой! — Он приподнялся со стула и таращил глаза на смотревшее с экрана лицо. В его голове вдруг всплыло это имя, которое он уже сотни раз видел в списке пассажиров самолета. Внизу экрана появились цифры — дата и время: 17 ноября 1995 года, 11.15 утра по тихоокеанскому поясному времени. Соер быстрым взглядом целиком охватил всю информацию и стал вычислять. Через семь часов после падения самолета этот человек появился в Сиэтле живым и здоровым. — Боже мой! — воскликнул он снова.

Харди кивнул.

— Верно. Джейсон Арчер числился в списке пассажиров рейса 3223. Но очевидно, что он не полетел им.

Харди включил видеокассету. Когда послышался рев самолета, голова Соера резко повернулась к окну. Казалось, самолет летит прямо на них. Он взглянул на Харди, тот улыбался.

— Со мной произошло то же самое, когда я впервые услышал этот звук.

Соер наблюдал, как люди на экране задрали головы вверх, пока звук самолета не замер вдалеке. Соер, щурясь, смотрел на экран. Что-то привлекло его, но пока он не мог сообразить, что именно.

Харди пристально следил за ним.

— Видишь что-нибудь?

Соер покачал головой.

— Ладно, чем занимался Арчер в Сиэтле в то утро, когда в Вирджинии рухнул самолет, если он должен был лететь в Лос-Анджелес? Делами компании?

— В «Трайтоне» даже не знали, что он собирается в Лос-Анджелес, не говоря уже о Сиэтле. Там считали, что он взял несколько дней, чтобы побыть дома с семьей.

Соер сощурил глаза, роясь в памяти.

— Выручай меня, Фрэнк.

Харди отреагировал немедленно.

— У Арчера есть жена и маленькая дочь. Жена — юрист в фирме «Тайлер Стоун», выполняющей роль советника «Трайтона». Она работает над рядом дел «Трайтона», включая сделку с «Сайберкомом».

— Это действительно интересно и, вероятно, весьма удобно для обоих.

— Ли, должен признать, как раз эта мысль первой пришла мне в голову.

— Если Арчер оказался в Сиэтле, скажем, в десять или десять двадцать минут утра по тихоокеанскому поясному времени, он, должно быть, летел ранним рейсом из округа Колумбия.

— Один самолет компании «Уэстерн Эйрлайнс» вылетал приблизительно в то же время, что и самолет в Лос-Анджелес.

Соер встал и подошел к экрану телевизора. Он прокрутил кассету назад и остановил ее. Детектив внимательно изучал каждую черту лица Джейсона Арчера, запечатлевая его в своей памяти. Затем повернулся к Харди.

— Нам известно, Арчер был в списке пассажиров рейса 3223, но ты говоришь, что его работодатель ничего не знал об этом.

Как же стало известно, что он летит этим самолетом? Точнее, должен был бы лететь, — поправил себя Соер.

Харди налил еще кофе, встал и подошел к окну. Казалось, что оба, подчиняясь врожденному чувству, могли думать лишь в состоянии движения.

— Авиакомпания связалась с женой, когда она находилась с деловым визитом в Нью-Йорке, и сообщила ей трагическую весть. На деловой встрече присутствовала группа людей из «Трайтона», включая председателя. Тогда все и выяснилось. Скоро об этом узнали все. Эту видеокассету видели еще двое — Натан Гембл, председатель совета директоров «Трайтона», и Квентин Роу, второе лицо в компании.

Соер потер затекшую шею, взял новую чашку кофе и отпил глоток.

— Компания «Уэстерн Эйрлайнс» подтвердила, что он зарегистрировался у билетного контроля и сдал посадочный талон Иначе бы они не стали звонить его семье.

— Ты не хуже меня знаешь, что зарегистрироваться мог кто угодно, если он предъявил липовое удостоверение личности. За билеты, вероятно, уплатили заранее. Сдаешь багаж и проходишь контроль. Даже после того, как Федеральное управление авиации ужесточило меры безопасности, не требуется предъявлять фотографию перед посадкой в самолет. Фотография нужна лишь регистраторам и носильщикам.

— Но кто-то же сел на самолет вместо Арчера. В авиакомпании остался его посадочный талон, и тот, кто сел на самолет, не смог покинуть его.

— Кто бы это ни был, он оказался либо очень глупым, либо невезучим сукиным сыном. Похоже, и тем, и другим.

— Правильно. Но если Арчер летел в Сиэтл, значит, у него был еще билет.

— Он мог зарегистрироваться дважды, на оба полета. Он мог воспользоваться другим именем и фальшивым удостоверением личности для полета в Сиэтл.

— Верно. — Соер раздумывал над этими возможностями. — Или же просто обменялся билетами с тем парнем, который полетел вместо него.

— Какова бы ни была истина, ты, несомненно, проделал хорошую работу.

Соер вертел в руке чашку кофе.

— Кто-нибудь говорил с его женой?

В ответ Харди открыл папку, которую держал при себе.

— Натан Гембл недолго разговаривал с ней дважды. Квентин Роу также беседовал с ней.

— И что она сказала?

— Сначала она утверждала, что ничего не знает о полете мужа.

— Сначала? Значит, потом она сказала нечто другое?

Харди кивнул.

— Впоследствии она сказала Гемблу, что муж соврал ей. Он утверждал, что едет в Лос-Анджелес на встречу с представителями какой-то компании по поводу новой работы. Оказалось, что он не посещал ни одной другой компании.

— Кто так говорит?

— Сидней Арчер. Думаю, она звонила в компанию, вероятно, чтобы уведомить, что ее муж не приедет.

— Вы проверили? — спросил Соер. Харди кивнул. — И что же вы узнали?

На лице Харди появилось выражение, словно он испытывал боль.

— Многое пока непонятно. Натан Гембл не очень доволен. Он оплачивает счета и требует результатов. Ты же знаешь, для этого нужно время... — Харди умолк и уставился на толстый ковер. Было видно, что он не любит пребывать в неизвестности. — Так вот, по утверждениям Гембла и Роу, миссис Арчер думает, что ее муж погиб.

— Разумеется, если она говорит правду, а как раз сейчас я все ставлю под сомнение. — В голосе Соера звучало раздражение.

Харди иронично посмотрел на него.

Соер поймал взгляд Харди, и его плечи опустились.

— Только между нами, в этом вопросе я чувствую себя глупо.

— Почему так?

— Я вбил себе в голову, что целью взрыва на самолете был Артур Либерман. И построил все расследование вокруг этой версии, уделяя остальным внимание лишь для проформы.

— Расследование находится лишь в начальной стадии, Ли. Пока обошлось без ошибок. К тому же, может быть, Либерман и был целью.

Соер откинул голову назад.

— Как это?

— Подумай. Ты уже ответил на свой вопрос.

Смысл сказанного Харди вдруг дошел до его сознания. Лицо Соера потемнело.

— Значит, по-твоему, этот парень Арчер устроил взрыв на самолете, чтобы подумали, что мишенью был Либерман? Брось, Фрэнк, это большая натяжка.

Харди возразил:

— Если бы нам не повезло с этой видеокассетой, ты бы так и остался при своем мнении, ведь так? Это крушение уникально в одном отношении: самолет упал на землю почти целым. Именно так обстояло дело с этим самолетом.

Лицо Соера стало пепельным, когда он переваривал эту информацию.

— Нет тел. Нет ничего, что позволило бы опознать останки.

— Вот именно. Если бы самолет взорвали традиционными средствами, пришлось бы идентифицировать множество тел.

Соер был поражен открытием Харди.

— Это дело заставило меня сильно поломать голову. Если Арчер продал что-то, получил свои деньги и задумал смыться, то он должен знать, что когда-нибудь полиция пойдет по его следам.

Харди подхватил предложенную версию.

— Итак, чтобы скрыть следы, он устраивает все так, будто садится на самолет, который потом падает с высоты тридцати тысяч футов. Если обнаружится, что взрыв подстроен, логика приводит вас к Либерману. А если нет, то никто же не будет искать мертвого человека. Поиски Джейсона Арчера прекращаются. Делу конец.

— Но почему же просто не взять деньги и унести ноги? Скрыться не так уж трудно. И еще одно. Парня, который, по нашему твердому убеждению, устроил взрыв во время рейса 3223, отправили на тот свет, изрешетив пулями.

— А не мог ли Арчер вернуться и убить его? — спросил Харди.

— У нас еще нет результатов вскрытия, но, судя по тому, что я видел на теле убитого, Арчер вполне успел бы вовремя вернуться на Восточное побережье и убрать его.

Харди пролистал бумаги в папке, взвешивая новую информацию.

— Фрэнк, как ты думаешь, сколько Арчер получил за информацию? Хватило бы этих денег, чтобы дать заправщику и уговорить подстроить взрыв на самолете, а затем нанять убийцу, чтобы убрать заправщика? Парень, который несколько дней назад вел вполне респектабельную семейную жизнь, оказывается, выдающийся преступник, взрывающий самолеты с детьми и бабушками на борту?

Фрэнк Харди, сжав губы, смотрел на старого друга.

— Ли, сам он не взрывал этот самолет. Не станешь же ты убеждать меня, что занялся изучением глубин сознания человека. Если мне не изменяет память, самые отъявленные преступники, которых мы изловили, на поверхности вели жизнь не замешанных ни в какие темные дела людей.

Соера это, видно, не убедило.

— Так сколько?

— Он легко мог получить несколько миллионов.

— Это много, но решится ли кто-нибудь за эти деньги убить две сотни людей, чтобы уйти от преследования? Ни за что!

— Тут есть еще один поворот. Он побуждает меня допустить, что Джейсон Арчер, несмотря на привлекательную внешность, оказался злым гением или работал на преступную организацию.

— Что за поворот?

Харди вдруг смутился.

— С одного из счетов Брайтона исчезла определенная сумма денег.

— Деньги? Сколько?

Харди посмотрел ему прямо в глаза.

— Как тебе нравится сумма в четверть миллиарда долларов?

Соер чуть не выплюнул кофе на стол.

— Что?

— Похоже, Арчер занимался не только продажей секретов. Он добрался и до банковских счетов.

— Как? Такая крупная компания должна иметь свою систему безопасности.

— Конечно, только эта система работает, когда из банка, где хранятся деньги, поступает верная информация.

— Я тебя не понимаю, — нетерпеливо сказал Соер.

Харди вздохнул и оперся локтями о стол.

— В наше время, чтобы перевести деньги из точки А в точку Б, нужен компьютер. Банковский и финансовый мир целиком зависит от компьютеров, и эта зависимость чревата опасностями.

— Например, может произойти сбой, компьютер может сломаться, и все такое? — размышлял Соер.

— Или же кто-то мог проникнуть в компьютеры банка и использовать их в своих преступных целях. В этом нет ничего нового. Черт, ты же знаешь, что ФБР создала новый отдел, который занимается компьютерными преступлениями.

— Ты думаешь, что именно так и произошло в данном случае?

Харди сел и снова открыл свою папку, бумаги шелестели в его руках. Наконец он нашел то, что искал.

— Текущий счет «Трайтон Глоубал Инвестментс Корпорейшн» находился в отделении «Консолидейтид Бэнк Траст» здесь, в Вирджинии. «Трайтон Глоубал Инвестментс» является филиалом «Трайтона» на Уолл-Стрит. Деньги переводились на этот счет, пока не достигли суммы двухсот пятидесяти миллионов.

Соер прервал его:

— Арчер был как-то связан с открытием этого счета?

— Нет. Он не имел к нему доступа.

— С этого счета велись активные операции?

— Сначала да. Однако с течением времени «Трайтон» перестал снимать деньги со счета. Он представлял собой что-то вроде резерва в случае, если «Трайтону» или его филиалам понадобится финансирование.

— Что произошло дальше?

— Оказывается, пару месяцев назад от имени «Трайтон Глоубал Инвестментс Лимитед» был открыт новый счет в том же банке.

— Значит, «Трайтон» открыл новый счет?

Харди отрицательно покачал головой.

— Нет, в том-то и дело. Он абсолютно не имел никакого отношения к «Трайтону». Получается, это фиктивная компания. У нее нет ни адреса, ни директоров, ни служащих, нет ничего.

— Вы знаете, кто открыл счет?

— Лишь одно лицо подписалось под ним. Это — Альфред Рон, главный финансовый эксперт. Мы тут же занялись Роном. Однако наткнулись на очень интересную вещь.

— Что это? — Соер подался вперед.

— С фальшивым счетом произошло несколько операций. Телеграфные переводы денег, вклады и тому подобное. Под каждой операцией стояла подпись Альфреда Рона. Эту подпись мы сличили с подписями всех сотрудников «Трайтона». И нашли, кому она принадлежит. Угадай?

— Джейсону Арчеру, — немедленно ответил Соер.

Харди кивнул.

— И что же произошло с деньгами?

— Кто-то проник в компьютерную систему «Консолидейтид Бэнк Траст» и незаметно внес изменения в счета. Оказывается, подлинный счет «Трайтона» и липовый счет идут под одними и теми же номерами. Однажды перед исчезновением Арчера было дано указание на телеграфный перевод двухсот пятидесяти миллионов со счета «Трайтона» на счет, открытый подставной компанией в другом центре больших денег — в Банке Нью-Йорка. «Консолидейтид Бэнк Траст» располагает полномочиями нашего друга Альфреда Рона. Счет полностью консолидирован, все точки над "I" расставлены. Деньги перевели в тот же день. — Во взгляде Соера сквозило неверие. — Ли, служащие банка делают то, что им говорит компьютер. Поступать по-другому у них нет права. К тому же разные отделы банка не общаются между собой. До тех пор, пока они ни за что не отвечают, они просто выполняют приказы. Как бы там ни было, они строго придерживались банковских процедур. Я не говорил, что Джейсон Арчер работал в банковском отделе телеграфных переводов несколько лет, прежде чем поступил на работу в «Трайтон»?

Соер устало покачал головой.

— Я знаю, что по какой-то причине не люблю компьютеры. До сих пор не понимаю, как их сделали.

— Ли, давай взглянем на это с другой стороны. Они словно клонировали богача и привели его копию к парадной двери банка, сняли все деньги и смылись. Разница лишь в одном — «Консолидейтид Бэнк Траст» подумал, что богачей двое. Однако банк вел баланс для каждого из них, а считал эти деньги дважды.

— Куда же делись деньги?

Харди покачал головой.

— Никаких следов. Деньги исчезли. Мы уже встречались с членами отдела ФБР по борьбе с мошенничеством в финансовых институтах. Начато расследование.

Соер потягивал кофе. Вдруг его осенило.

— Ты думаешь, РТГ замешан в обоих случаях? Иначе как-то странно, что Арчер берет на себя двойной риск — мошенничество с банковскими операциями и продажу информации.

— Ли, в самом деле Арчер мог начать с кражи секретов компании, затем РТГ могла подтолкнуть его к банковскому мошенничеству, чтобы побольнее уязвить «Трайтон». Он оказался самым подходящим человеком и для того, и для другого.

— Но банк должен возместить потерянные деньги. «Трайтон» в действительности ничего не потерял.

— Нет, здесь ты ошибаешься. «Трайтон» не может воспользоваться деньгами, «Консолидейтид Бэнк Траст» разбирается с тем, что произошло, а расследование продолжается. Этот случай обсуждался на совете директоров. Могут пройти месяцы, пока что-нибудь прояснится. Наверно, такой ответ и получил «Трайтон». Как понимаешь, Гембл не очень-то счастлив.

— "Трайтону" эти деньги понадобились для чего-нибудь?

— Ты как в воду смотрел. «Трайтон» собирался открыть счет для приобретения «Сайберкома», компании, о которой я тебе уже говорил.

— Сделка провалилась?

— Пока нет. Я недавно слышал, что Гембл, возможно, сам внесет необходимые деньги.

— О Боже, он способен выписать такой огромный счет?

— Гембл мультимиллионер. Все же маловероятно, что он так поступит. Он рискует потерять личные деньги вдобавок к пропавшим двумстам пятидесяти миллионам «Трайтона». Для него это означает, что полмиллиарда пошли коту под хвост. Даже по его понятиям это крупная сумма. — Харди немного поморщился, словно он вспомнил последнюю встречу с Гемблом. — Как я сказал, он сейчас не очень счастлив. Однако больше всего его волнуют секреты, которые Арчер продал РТГ. Если РТГ получит «Сайберком», тогда «Трайтон» потеряет гораздо больше, чем четверть миллиарда долларов.

— Однако теперь, когда в РТГ знают, что вы следите за ними, там вряд ли воспользуются полученной от Арчера информацией.

— Все не так просто, Ли. Они наотрез отрицают свою причастность. Видеокассета, которой мы располагаем, еще ничего не доказывает. РТГ уже сделала заявку на «Сайберком». Если условия РТГ окажутся лучше условий «Трайтона», кто может сказать, что произойдет?

— Думаю, все усложняется, — Соер устало рассматривал остатки кофе.

Харди протянул руку старому другу и улыбнулся.

— Вот что я тебе хотел рассказать.

— Я знал, что ты не станешь поднимать меня с постели из-за пустяков. — Соер задумался. — Фрэнк, Арчер, должно быть, настоящий гений.

— Согласен с тобой.

Соер вдруг оживился.

— Кто-то все равно ошибается и иногда везет даже тебе, как с этой видеокассетой. К тому же именно такие крутые ребята делают твою работу интересной. Я прав? — Он широко улыбнулся.

Харди кивнул, в его глазах играли веселые искорки.

— Итак, что ты теперь собираешься делать?

Соер допил кофе и наклонил кофейник, чтобы налить еще. К нему, похоже, вернулась энергия. Он уже взвешивал ряд появившихся возможностей.

— Сперва я воспользуюсь твоим телефоном, чтобы разослать по всему миру словесный портрет Джейсона Арчера. Затем в течение следующего часа воспользуюсь твоими знаниями. Завтра утром пошлю команду агентов в аэропорт Даллеса, чтобы они там узнали о Джейсоне Арчере как можно больше. Пока они будут заниматься этим, я лично опрошу того, кто может действительно оказаться важным участником всего дела.

— Кого?

— Сидней Арчер.

Глава 28

— Пол Брофи, я партнер Сидней, мистер...

Брофи стоял в фойе дома, перекинув через плечо дорожную сумку.

— Билл Паттерсон. Я отец Сидней.

— Она часто о вас говорила, Билл. Жаль, что нам до сих пор не довелось встретиться. То, что произошло, ужасно. Я обязан был приехать сюда ради вашей дочери. Она — одна из моих ближайших коллег. Поистине замечательная женщина.

Билл Паттерсон смотрел на сумку, которую Брофи поставил в угол фойе. На нем были темно-голубой двубортный костюм, новый модный галстук, блестящие черные туфли, подходящие к ним узорчатые носки. Худощавый высокий Брофи смотрелся великолепно. Однако кое-что в его спокойном поведении, в том, как он непринужденно ходил по дому, в котором поселилось горе, заставило Паттерсона поморщиться. Он прожил свою жизнь, держа ухо востро. Какая-то внутренняя радарная установка предупредила его, что надо быть настороже.

— У нее здесь большая семья... Пол, вас так зовут? — Слово «семья» Паттерсон произнес с особым ударением.

Брофи посмотрел на него, быстро оценивая, что за человек стоит перед ним.

— Да. Сейчас нет ничего важнее семьи. Надеюсь, вы не посчитаете меня назойливым. Это мой долг. Я разговаривал с Сидней вчера. Она не возражала против моего приезда. Я работал вместе с вашей дочерью много лет. Мы прорабатывали ряд юридических сделок, от которых можно получить язву. Вряд ли мне надо вам об этом рассказывать. Вы практически пять лет руководили компанией «Бристоль Алюминиум». Об этом писал журнал «Форбс» несколько лет назад, когда вы уволились.

— Бизнес — тяжелое дело, — согласился старший по возрасту и стал вести себя менее напряженно, вспомнив прошлые победы в своей деловой карьере.

— Как раз так считали ваши конкуренты, — на лице Брофи сверкнула самая дружелюбная улыбка.

Паттерсон тоже улыбнулся. Кажется, этот парень что надо. В конце концов он проделал долгий путь. В такое тяжелое время не надо создавать проблемы.

— Хотите что-нибудь выпить или поесть? Говорите, сегодня утром прилетели из Нью-Йорка?

— Первым рейсом. Если у вас найдется кофе, будет здорово... Сидней? — глаза Брофи остановились на приближавшейся женщине.

Она была в черном, рядом с ней по коридору шла мать, тоже в черном.

— Привет, Пол.

Брофи быстро подошел к ней, обнял и легко прикоснулся губами к ее щеке. Казалось, прикосновение длилось несколько секунд. Немного взволнованная Сидней представила мать.

— Как маленькая Эми восприняла случившееся? — с тревогой спросил Брофи.

— Она гостит у подруги. Она не понимает, что произошло. — Мать Сидней недружелюбно смотрела на него.

— Правильно. Это правильно. — Брофи сделал шаг назад. У него не было детей, но задавать такой вопрос было все равно глупо.

Сидней невольно помогла ему. Она повернулась к матери.

— Пол сегодня утром прилетел из Нью-Йорка.

Мать рассеянно кивнула, затем поспешно ушла на кухню готовить завтрак.

Брофи посмотрел на Сидней. У нее были шелковистые волосы соломенного цвета, которые особо выделялись на фоне черного платья. Изможденный вид делал ее необычайно привлекательной. Хотя Брофи приехал не без цели, тем не менее он поразился. Эта женщина была прекрасна.

— Все пойдут прямо в церковь. А после службы вернутся сюда. — Казалось, она угнетена подобной перспективой.

Брофи подладился под ее настроение.

— Не волнуйся, если тебе придется уйти, я буду здесь, поговорю со всеми и позабочусь, чтобы тарелки не пустовали. Я кое-чему научился, работая адвокатом, — как произнести много слов и не сказать ничего.

— Разве тебе не надо возвращаться в Нью-Йорк?

Брофи с ликующей улыбкой покачал головой.

— Я временно околачиваюсь в офисе в округе Колумбия. — Он вытащил из внутреннего кармана пиджака маленький магнитофон. — Я готов. Уже надиктовал три письма и речь, которую прочту в следующем месяце на собрании учредителей фонда. А это значит, что могу остаться здесь столько, сколько буду тебе нужен. — Он нежно улыбнулся, положил магнитофон в карман и взял ее за руку.

Она смущенно улыбнулась и медленно высвободила руку.

— Мне надо кое-что доделать, прежде чем мы пойдем.

— Прекрасно. А я пока похлопочу на кухне вместе с твоими родителями.

Она ушла в спальню. Брофи смотрел, как она уходит, при мысли о том, какое будущее его ждет, на его лице появилась улыбка. Брофи вошел в большую кухню, где мать Сидней занималась приготовлением яиц, гренок и бекона. В глубине кухни Паттерсон возился с кофемолкой. Зазвонил телефон. Паттерсон снял очки и при втором звонке снял трубку.

— Да? — Он взял трубку в другую руку. — Да. Что? Послушайте, это нельзя отложить? Ну, хорошо, подождите минутку.

Миссис Паттерсон посмотрела на своего мужа.

— Кто это?

— Генри Уортон. — Паттерсон взглянул на Брофи. — Он главный в вашей фирме, да?

Брофи кивнул. Хотя то обстоятельство, что он был сторонником Голдмана, держалось в секрете, Уортон не жаловал Брофи, а Брофи не мог дождаться, когда Уортона уберут из «Тайлер Стоун».

— Прекрасный человек, очень заботится о своих коллегах, — сказал Брофи.

— Да, время он выбрал неудачно, — сказал Паттерсон. Он положил трубку на стол и вышел из кухни. Примирительно улыбаясь, Брофи стал помогать миссис Паттерсон.

* * *

Отец тихо постучал в дверь.

— Дорогая?

Сидней открыла дверь спальни. Позади дочери он увидел разложенные на столе многочисленные фотографии Джейсона и остальных членов семьи. Он глубоко вздохнул и сглотнул.

— Дорогая, звонит один человек из твоей фирмы. Говорит, что ему необходимо поговорить с тобой.

— Он назвался?

— Генри Уортон.

Брови Сидней сдвинулись, а лицо тут же прояснилось.

— Он, наверно, хочет сказать, что не может приехать на панихиду. Я сейчас у него не главный работник. Папа, я поговорю отсюда. Попроси его немного подождать.

Закрывая дверь, отец еще раз посмотрел на фотографии. А подняв глаза, увидел, что дочь глядит на него с почти виноватым выражением лица, словно подросток, которого застали с сигаретой во рту.

Паттерсон подошел, поцеловал дочь в щеку и крепко обнял.

* * *

На кухне он взял трубку.

— Она подойдет через минутку, — сказал он хриплым голосом. Положил трубку и уже хотел снова заняться с кофемолкой, как вдруг раздался стук в дверь. Паттерсон взглянул на жену.

— Ты кого-нибудь ждешь в такую рань?

Она покачала головой.

— Наверно, сосед принес еды или еще чего-нибудь. Пойди открой, Билл.

Паттерсон послушно направился к двери.

Брофи вышел в фойе следом за стариком.

Паттерсон открыл входную дверь. На него смотрели два джентльмена в костюмах.

— Чем могу помочь? — спросил Паттерсон.

Ли Соер не спеша предъявил удостоверение. То же самое сделал мужчина, стоявший рядом с ним.

— Я специальный агент ФБР Ли Соер. А это мой партнер — Рэймонд Джексон.

Смущение Билла Паттерсона было очевидным, когда он переводил взгляд с удостоверений на их владельцев. Они пристально смотрели на него.

* * *

Сидней быстро расставила фотографии по местам, но не рассталась с одной из них: снимком того дня, когда Эми появилась на свет. Джейсон в больничном халате держал в руках только что родившуюся дочь. На лице новоиспеченного отца запечатлелась прекрасная улыбка, выражавшая неописуемую гордость. Она положила ее в сумочку, почувствовав, что эта фотография понадобится ей в течение дня, когда силы будут на исходе, а это, она знала, обязательно случится. Потом пригладила платье, подошла к ночному столику, села на постель и взяла трубку.

— Привет, Генри.

— Сид.

Если бы она не сидела, то непременно свалилась бы на пол. Но и без того ее тело лишилось сил. Ей показалось, что ей сдавили голову.

— Сид? — снова раздался голос, теперь более нетерпеливо.

Сидней постепенно приходила в норму, но чувствовала себя так, будто изо всех сил старается вырваться из ужасных глубин, где человек не может выжить и стремится подняться на поверхность воды. Мозг снова заработал, и она попыталась собраться с мыслями. Борясь с огромным желанием умереть, Сидней Арчер сумела выговорить всего одно слово, которое уже не думала произнести когда-нибудь в будущем. С трудом она выдавила из себя в два слога:

— Джей-сон?

Глава 29

Пока мать Сидней шла через жилую комнату к мужу, стоявшему у входной двери, Пол Брофи начал осторожно пятиться назад и снова очутился на кухне. ФБР? Дело принимает интересный оборот. Раздумывая, не позвонить ли Голдману, Брофи увидел оставленную Биллом Паттерсоном на столе трубку. Генри Уортон был на проводе. Брофи ужасно захотелось узнать, о чем они говорят. Он, несомненно, выиграл бы несколько важных очков у Голдмана, если бы смог это узнать.

Брофи незаметно подошел к двери кухни. Все еще стояли в прихожей. Он торопливо подошел к столу, взял трубку и поднес ее к уху. У него отвисла челюсть и округлились глаза, когда услышал два таких знакомых голоса. Он полез в карман, поднес диктофон к трубке и записал разговор между мужем и женой.

* * *

Спустя пять минут Билл Паттерсон снова постучал в дверь спальни. Когда Сидней наконец открыла дверь, отца поразил ее вид. Глаза все еще были красные и усталые, но в них появился свет, исчезнувший со дня смерти Джейсона. Его также удивило то, что он увидел на постели: наполовину собранная дорожная сумка. Не отрывая глаз от сумки, Паттерсон сказал:

— Дорогая, не знаю, что им нужно, но сюда явились люди из ФБР. Они желают поговорить с тобой.

— ФБР? — Она вдруг потеряла силы, и отец подхватил ее под руки.

Паттерсон смотрел озабоченно.

— Деточка, что случилось? Почему ты собираешь вещи?

Сидней с трудом взяла себя в руки.

— Все в порядке, папа. Мне... мне просто надо кое-куда съездить после панихиды.

— Съездить? Куда? Что ты говоришь?

— Папа, пожалуйста, не сейчас. Не могу говорить об этом сейчас.

— Но Сид...

— Пожалуйста, папа.

Не выдержав умоляющего взгляда дочери. Паттерсон отвернулся. На его лице было огорчение и что-то похожее на страх.

— Хорошо, Сидней.

— Где агенты, папа?

— В жилой комнате. Они сказали, что хотят поговорить с тобой наедине. Я хотел избавиться от них, но, черт возьми, они же из ФБР. С ними не поспоришь.

— Ничего, папа, я поговорю. — Вдруг Сидней задумалась. Она посмотрела на трубку, которую положила, затем на часы. — Отведи их в рабочий кабинет и скажи, что я приду через две минуты. — Ломая руки в отчаянии, Сидней подошла к сумке и засунула ее под кровать.

Отец, наблюдавший за ее передвижениями, вопросительно поднял густые брови.

— Ты понимаешь, что делаешь?

Она ответила немедленно.

— Да, понимаю.

* * *

Джейсон Арчер был прикован наручниками к стулу. Улыбающийся Кеннет Скейлс приставил пистолет к его виску. Позади был виден силуэт еще одного человека.

— Ты хорошо говорил по телефону, Джейсон, — сказал Скейлс. — Из тебя вышел бы хороший киноактер. Жаль, что у тебя нет будущего.

Джейсон свирепо посмотрел на него сверкающими яростью глазами.

— Ты сукин сын. Только сделай что-нибудь с моей женой или дочкой, и я разорву тебя на куски. Клянусь Богом.

Скейлс широко улыбнулся.

— Правда? Скажи, как ты собираешься это сделать?

Он ударил Джейсона пистолетом в челюсть. Дверь маленькой комнаты, где они находились, приоткрылась. Когда Джейсон пришел в себя от удара и посмотрел в сторону приоткрытой двери, с его губ сорвался рык. Собрав все силы, он вместе со стулом ринулся навстречу вошедшему. Но Скейлс с сообщником успели схватить его и потащили назад.

— Черт бы тебя побрал, я убью тебя, я убью тебя! — кричал Джейсон пришедшему.

Человек вошел в комнату и прикрыл за собой дверь. Он улыбался, пока Джейсона волокли и заклеивали ему рот широкой лентой.

— Снова плохие сны, Джейсон?

После того как Билл Паттерсон провел обоих агентов ФБР в маленький, но уютно обставленный кабинет, он вернулся на кухню к жене и Полу Брофи. Посмотрел на трубку, и на его лице появилось выражение недоумения. Кто-то положил трубку на место. Брофи поймал его взгляд.

— Я повесил ее. Подумал, что у вас и так хватает дел.

— Спасибо, Пол.

— Не за что. — Брофи пил кофе и, ощупывая пальцами лежавший в кармане брюк диктофон, был очень доволен собой.

— Боже, — он взглянул на Паттерсонов, — ФБР. Что им надо?

Паттерсон пожал плечами.

— Я не знаю. Сидней, по-моему, тоже не знает. — Он изо всех сил защищал свою дочь. От тревоги на лбу у него собрались морщины. — Сегодня все идет не так, вот что я скажу, — пробормотал он, садясь за стол и беря в руки газету. Он хотел добавить еще что-то, но увидел заголовок на первой полосе.

Глава 30

Агенты Соер и Джексон встали, когда вошла Сидней. Было заметно, как вздрогнул Соер, увидев ее. Он попытался убрать живот, одна рука взметнулась к волосам, пытаясь хоть как-то пригладить непокорный чуб. Когда рука опустилась, он посмотрел на нее так, словно она была чужой, и не понимал, что побудило его вести себя таким образом. Оба агента представились и снова показали удостоверения. Соер почувствовал, что Сидней, прежде чем сесть напротив, внимательно рассмотрела его.

Соер быстро составил впечатление о ней. Настоящая красавица, умная и смелая. Но было еще кое-что. Он готов был поклясться, что они уже встречались. Его глаза скользнули по ней. Черное платье подобрано со вкусом и отвечало подобному печальному случаю. Однако оно тесно облегало некоторые вызывающие интерес мужчин места. Стройные ноги в черных чулках тоже вдохновляли. Ее лицо было прекрасно даже в отчаянии.

— Мадам Арчер, мы случайно не встречались раньше?

Ее удивление было неподдельным.

— Не думаю, мистер Соер.

Он еще на мгновение задержал на ней взгляд, пожал плечами и приступил к допросу.

— Я говорил вашему отцу, мадам Арчер, что сейчас не самое подходящее время для беседы, но мы должны поговорить с вами как можно быстрее.

— Можно узнать, о чем пойдет разговор? — автоматически спросила Сидней. Ее глаза блуждали по комнате, затем остановились на лице Соера. Она увидела крупного, крепкого, как стена, человека с открытым взглядом. В обычной ситуации Сидней сказала бы ему все Обстоятельства, однако, были далеки от обычных.

Ее зеленые глаза сейчас искрились, и Соеру пришлось напрячься под пронзительным взглядом. Силясь прочесть то, что скрывается в его глубинах, он неожиданно пустился по рискованному пути.

— Речь идет о вашем муже, мадам Арчер, — торопливо сказал он.

— Пожалуйста, обращайтесь ко мне по имени. Что с ним? Это связано с катастрофой самолета?

Соер ответил не сразу. Он незаметно изучал ее. Каждое слово, выражение лица, пауза — все имело значение. Это было очень утомительно, иногда разочаровывало, но всегда приводило к хорошим результатам.

— Это была не катастрофа, Сидней, — произнес он наконец.

Ее глаза на секунду вспыхнули, как свет маяка во время шторма. Рот приоткрылся, но слова не возникли.

— Самолет взорвали. Все люди на борту и каждый из них в отдельности были умышленно убиты.

Пока Соер наблюдал, Сидней на минуту полностью отключилась. На ее лице появился настоящий, непритворный страх. Ее глаза вдруг утратили лихорадочный блеск.

Через минуту Соер обратился к ней.

— Сидней? Сидней?

Сидней вздрогнула, пришла в себя и тут же снова отключилась. Неожиданно она стала тяжело дышать. В какой-то момент ей казалось, что ее вырвет. Она склонила голову к коленям и сжимала руками икры ног. По иронии судьбы, она вела себя подобно пассажиру на терпящем бедствие авиалайнере. Когда она застонала и ее тело стало неудержимо дергаться, Соер быстро встал и подсел к ней. Одной рукой он поддержал ее за плечо, другой крепко схватил руки.

Соер бросил взгляд на Джексона.

— Воду, чай, принеси что-нибудь, Джек. Быстро!

Джексон убежал.

Дрожащими руками мать Сидней налила Джексону стакан воды. Когда Джексон повернулся, чтобы уйти, Билл Паттерсон потряс газетой.

— Все, что здесь пишут, правда?

Заголовки были крупные, жирные и зловещие. «КРУШЕНИЕ САМОЛЕТА „УЭСТЕРН ЭЙРЛАЙНС“ ПРОИЗОШЛО В РЕЗУЛЬТАТЕ АКТА ДИВЕРСИИ. ФЕДЕРАЛЬНОЕ ПРАВИТЕЛЬСТВО ПРЕДЛАГАЕТ ВОЗНАГРАЖДЕНИЕ В СУММЕ ДВУХ МИЛЛИОНОВ ДОЛЛАРОВ».

— Джейсон и все остальные стали жертвами террориста. Вы поэтому пришли сюда?

Позади миссис Паттерсон закрыла лицо руками и села за стол, ее тихий плач наполнил комнату.

— Сэр, не сейчас, ладно? — сказал Джексон тоном, не терпящим возражений. Он ушел, неся стакан воды.

Тем временем Пол Брофи, несмотря на холод, вышел во двор якобы для того, чтобы перекурить. Если бы кто-нибудь посмотрел из окна жилой комнаты, то увидел бы, что он прижал к щеке маленький сотовый телефон.

* * *

Соеру пришлось почти силой заставить Сидней выпить воды. Наконец к ней вернулись силы и она села. После того как Сидней успокоилась и с благодарным видом вернула стакан воды, Соер не стал возвращаться к взрыву самолета.

— Поверьте нам, если бы это не было так важно, мы бы ушли прямо сейчас.

Сидней кивнула. Она выглядела ужасно. Соер воспользовался моментом, чтобы привести в порядок свои мысли. Сидней почувствовала облегчение, когда он задал пару безобидных, как ей показалось, вопросов 6 работе Джейсона в «Трайтон Глоубал». Сидней отвечала достаточно спокойно, хотя было видно, что она озадачена. Он осмотрел комнату. У них был хороший дом.

— У вас нет затруднений с деньгами? — спросил он.

— В чем смысл этого вопроса, мистер Соер? — лицо Сидней немного напряглось. Вдруг черты ее лица смягчились. Она только что вспомнила слова Джейсона о том, что он подарит ей целый мир.

— В данной ситуации любой вопрос может кое-что прояснить, мадам, — ответил Соер, открыто посмотрев ей в глаза. Казалось, его взгляд прожигал ее насквозь, четко читая мысли и грызущие душу сомнения. Она осознала, что должна вести себя с ним предельно осторожно. — Мы говорим со всеми семьями погибших пассажиров. Если самолет взорвали, чтобы убрать одного из пассажиров, мы должны выяснить причины.

— Понятно, — Сидней глубоко вздохнула. — В ответ на ваш вопрос могу сказать, что мы в финансовом отношении находимся в лучшем положении, чем все предыдущие годы.

— Вы юрист, работающий на «Трайтон», верно?

— И на пятьдесят других клиентов.

Соер сменил тактику.

— Хорошо, вы знаете, что ваш муж на несколько дней отпросился с работы?

— Я же его жена.

— Тогда, может быть, вы объясните, как это получилось, что, взяв несколько дней отпуска, он оказался в самолете, летящем в Лос-Анджелес.

Соер чуть не сказал «якобы оказался», но вовремя сдержался.

Сидней говорила деловым тоном.

— Думаю, вы уже были в «Трайтоне». Возможно, вы говорили также и с Генри Уортоном. Джейсон сказал мне, что летит в Лос-Анджелес по делам «Трайтона». В то утро, когда он уехал, я напомнила ему, что буду на совещании в нью-йоркском филиале «Трайтона». Тогда он мне сказал, что отправляется в Лос-Анджелес по поводу другой работы. Он не хотел, чтобы я говорила об этом с кем-нибудь из сотрудников «Трайтона». Я ему подыграла. Я понимала, что это не самое лучшее решение, но я поступила так, как он того хотел.

— Но другой работы не было.

Сидней сгорбилась.

— Нет.

— Вы ведь жена, как вы думаете, почему он туда отправился? У вас нет никаких подозрений?

Она покачала головой.

— Это все? Вы больше ничего не хотите сказать? Вы уверены, что его поездка не имела отношения к делам «Трайтона»?

— Джейсон редко говорил со мной о делах компании.

— Как так? — Соеру хотелось выпить чашку кофе. Он начинал сдавать после ночного разговора с Харди.

— Моя фирма представляет ряд других компаний, которые можно вполне рассматривать в качестве конкурентов «Трайтона». Однако любой потенциальный конфликт гасился заинтересованными клиентами, включая «Трайтон», и в случае необходимости мы иногда возводили китайские стены...

— Как вы сказали? — спросил Рэй Джексон. — Китайские стены?

Сидней посмотрела на него.

— Так говорят, когда прерывается любое общение, доступ к файлам, даже светские разговоры, обсуждение слухов в коридорах о делах конкретного клиента, если юрист фирмы представляет другого клиента, могущего вступить в конфликт с первым. У нас есть недоступные компьютерные базы данных относительно текущих сделок, которыми мы занимаемся по поручению клиентов. Мы это делаем также, чтобы сохранить неизменными последние условия переговоров. Сделки — динамичный процесс, и мы не хотим, чтобы принципиальные условия стали сюрпризом для клиентов. Память людей коротка, память компьютера гораздо надежнее. Доступ к файлам с такой информацией можно получить только при помощи пароля, известного ведущим дело юристам. Поэтому фирма в случае необходимости может разделиться на части, чтобы избежать подобных проблем. Так возникло это выражение.

Соер вступил в разговор.

— Каких еще ваша фирма представляет клиентов, с которыми у «Трайтона» может возникнуть конфликт?

Сидней задумалась. В голове мелькнуло название фирмы, но она не знала, стоит ли называть ее. Если назвать фирму, вполне возможно, допрос быстро закончится.

— Группа фирм РТГ.

Соер и Джексон быстро переглянулись. Соер громко спросил:

— Кто в вашей фирме представляет интересы РТГ?

Соеру показалось, что он увидел, как в ее глазах вспыхнул огонек.

— Филип Голдман, — ответила она.

* * *

Холод начал проникать через дорогие перчатки Пола Брофи, стоявшего во дворе дома Арчеров.

— Нет, я понятия не имею о том, что происходит, — говорил Брофи в трубку сотового телефона. Он оторвал ухо от трубки, когда говоривший на том конце выдал едкий ответ на мнимое незнание Брофи. — Подожди минутку, Филип. Здесь люди из ФБР. Они вооружены, понятно? Ты же не ожидал, что так получится? Почему я должен был этого ожидать?

Уважение к интеллектуальному превосходству Филипа Голдмана, видимо, успокоило его, так как теперь Брофи спокойно держал трубку.

— Да, я уверен, что это был он. Я узнал его голос, она называла его по имени. У меня все записано на диктофоне. Как ты считаешь, разве не блестящая работа? Что? Да, конечно, я останусь, возможно, узнаю еще что-нибудь. Хорошо, я свяжусь с тобой через несколько часов.

Брофи убрал телефон, потер замерзшие пальцы и вернулся в дом.

* * *

Соер внимательно наблюдал за Сидней, пока она водила рукой взад-вперед по подлокотнику дивана. Он раздумывал, сообщить ли ей потрясающую новость — что Джейсон Арчер ни в коем случае не покоится в кратере Вирджинии. В конце концов, после напряженной внутренней борьбы сила воли взяла верх над гуманизмом. Он поднялся и протянул Сидней руку.

— Спасибо за помощь, мадам Арчер. Если вспомните что-нибудь, что может прояснить дело, звоните мне днем и ночью по этим телефонам. — Соер передал ей визитную карточку. — На обороте мой домашний телефон. У вас есть визитная карточка с телефонами, по которым вам можно позвонить? — Сидней взяла со стола сумочку, порылась в ней и достала визитку. — Еще раз хочу сказать, что мне очень жаль вашего мужа.

Если Харди не ошибается, то сегодняшние переживания этой женщины покажутся ей прогулкой в парке по сравнению с тем, что ее ждет впереди. Рэй Джексон вышел из комнаты. Соер уже собирался пойти за ним, когда Сидней положила ему руку На плечо.

— Мистер Соер...

— Можно просто Ли.

— Ли, я не так глупа и понимаю, что все это очень плохо.

— Я и в мыслях не допускал, что вы глупы, Сидней. — Они обменялись взглядами, выражавшими взаимное уважение. Однако слова Соера ее совсем не утешили.

— У вас есть причины подозревать, что мой муж был в чем-то замешан... — она умолкла и с трудом сглотнула, готовясь произнести немыслимое... — в чем-то незаконном?

Он смотрел на нее, и безошибочное ощущение, что он эту женщину где-то уже видел, снова стало преследовать его, пока не стало твердым убеждением.

— Сидней, скажем, действия вашего мужа до того, как он сел на тот самолет, вынуждают нас задать ряд вопросов.

Сидней вспомнила все эти ночные поездки Джейсона на работу.

— В «Трайтоне» что-нибудь не так?

Соер смотрел, как она сжимала руки. Хотя Соер был самым молчаливым агентом ФБР, ему почему-то хотелось рассказать ей все, что он знает. Он устоял перед соблазном.

— Это обычное расследование ФБР. Больше я не могу ничего сказать.

Она отступила назад.

— Разумеется, я понимаю.

— Будем поддерживать связь.

После ухода Соера Сидней вспомнила такую же прощальную фразу Натана Гембла, и ее охватило дурное предчувствие. Она вдруг ощутила, как ее окутывает холодный страх. Она сжалась и подвинулась ближе к камину.

Звонок Джейсона сначала безумно обрадовал ее. Она никогда не знала такого прилива радости, однако после его скупых слов радость куда-то исчезла. На смену пришли полное смятение и беспомощность. Но она сохранила безграничную преданность своему мужу. Это был эмоциональный эликсир, подбадривающий ее изнутри. Она не знала, что день грядущий ей готовит.

* * *

При выходе из дома к двум агентам привязался болтливый Пол Брофи.

— Наверно, моей фирме будет интересно узнать, не произошло ли правонарушения, в котором замешаны Джейсон Арчер и «Трайтон Глоубал».

Он умолк и с надеждой посмотрел на них.

Соер продолжал идти.

— Да, я об этом слышал.

Агент ФБР остановился позади «Кадиллака» Паттерсона, стоявшего на подъезде к дому. Когда он поставил ногу на задний бампер, чтобы завязать ботинок, то увидел на нем наклейку со словами «Мэн — штат летнего отдыха». «Когда я последний раз был в отпуске? — подумал он. — С тобой не все в порядке, раз не можешь вспомнить свой последний отпуск». Он подтянул брючины и повернулся к адвокату, который наблюдал за ним, стоя на тротуаре.

— Как, вы сказали, вас зовут?

Брофи посмотрел на входную дверь и быстро сказал:

— Брофи. Пол Брофи. — Потом торопливо добавил: — Как я уже говорил, я юрист из Нью-Йорка, поэтому меня почти ничто не связывает с Сидней Арчер.

Соер пристально разглядывал его.

— И тем не менее вы предприняли этот полет, для того чтобы присутствовать на панихиде, верно?

Брофи смотрел на обоих. Глаза Рэя Джексона сощурились, когда он вперился в Пола Брофи. По всему было видно, что это скользкий и дрянной человек.

— Я сюда приехал просто как представитель фирмы. Просто присутствую. Сидней лишь частично занята работой юриста, я все равно приезжал в город по делам.

Соер посмотрел на гряду облаков, нависших над домом.

— Вы не врете? Видите ли, у меня была возможность получить информацию о мадам Арчер. От людей, с которыми я общался, мне стало известно, что она один из лучших юристов в фирме «Тайлер Стоун». И не имеет значения, работает она полный или не полный день Честно говоря, я запросил список пяти лучших юристов в вашей фирме из трех разных источников, и вы знаете, что вышло? Арчер оказалась в каждом из них. — Он посмотрел на Брофи и добавил: — Все же странно, что там не было вашего имени.

Брофи потерял дар речи, но Соер не хотел задерживаться.

— Вы здесь давно? — Он кивнул в сторону дома Арчеров.

— Около часа. А что такое? — Жалобный голос выдавал обиду Брофи.

— Не произошло чего-либо необычного, пока вы были здесь?

Брофи не терпелось сообщить агентам, что у него записан голос покойника, но это была слишком ценная информация, чтобы с ней просто так расстаться.

— Ничего особенного. Она устала и подавлена, по крайней мере так кажется.

— Что вы хотите этим сказать? — спросил Джексон и снял солнцезащитные очки.

— Ничего. Я уже говорил, что не очень хорошо знаю Сидней. Я даже не знаю, ладила ли она с мужем.

— Гм. — Губы Джексона искривились, он снова надел очки и посмотрел на партнера.

— Ты готов, Ли? Этому человеку здесь холодно. Ему надо пойти согреться, — сказал он, глядя на Брофи. — Пойдите засвидетельствуйте почтение своей едва знакомой.

Джексон и Соер двинулись к машине.

Лицо Брофи покраснело от злости. Он еще раз посмотрел на дом и крикнул им вслед:

— Ну хорошо. Ей звонили.

Оба агента обернулись одновременно.

— Что? — спросил Соер. На его висках из-за усталости и отсутствия кофеина пульсировала артерия, и ему надоело слушать этого придурка.

— Что за звонок?

Брофи приблизился к ним и понизил голос, временами оглядываясь на дом.

— Минуты за две до вашего прихода. Звонивший назвался Генри Уортоном, когда трубку взял отец Сидней. — У агентов был озадаченный вид. — Он руководящий партнер в «Тайлер Стоун».

— Ну и что? — спросил Джексон. — Он мог просто проведать ее. Узнать, все ли в порядке.

— Я тоже так подумал, но...

Соер взорвался.

— Но что? — сердито спросил он.

— Не знаю, можно ли мне сказать.

Голос Соера снова стал ровным, но слова звучали еще более угрожающе.

— Здесь холодновато для того, чтобы молоть чепуху, мистер Брофи. Поэтому я вас по-доброму прошу сообщить, что вы узнали. Это первый и последний раз, когда я спрашиваю по-доброму. — Соер приблизил свое лицо к лицу Брофи, а крепкий Джексон насел сзади.

Брофи выпалил:

— Я позвонил Генри Уортону на работу, пока Сидней разговаривала с вами. — Брофи сделал трагическую паузу. — Когда я поинтересовался его разговором с Сидней, тот был крайне удивлен. Он ей не звонил. Когда она после телефонного разговора вышла из спальни, ее лицо было белым как мел. Мне показалось, что она потеряет сознание. Ее отец тоже это заметил и был сильно обеспокоен.

— Ну, если бы кто-то из ФБР постучал в мою дверь в день панихиды по моей супруге, мне бы тоже стало плохо, — ответил Джексон. Он то сжимал большой кулак, то разжимал его — уж очень ему хотелось дать Брофи по физиономии.

— Да, но, как говорил ее отец, она выглядела так и до того, как вы пришли. — Брофи эту часть рассказа придумал, ну и что? Не из-за появления людей из ФБР Сидней стало плохо.

Соер выпрямился и посмотрел на дом. Он взглянул на Джексона, тот сдвинул брови. Соер изучал лицо Брофи. Если этот парень водит их за нос... Нет, похоже, он говорил правду или, по крайней мере, большую часть правды. Ему, по-видимому, не терпелось рассказать им что-нибудь такое, от чего Сидней полезла бы на стенку. Соера не интересовала личная месть Брофи. Вот телефонный разговор его действительно заинтриговал.

— Спасибо за информацию, мистер Брофи. Если вспомните еще что-нибудь, вот мой телефон. — Он передал ему визитку и оставил его стоящим во дворе.

По пути в город Соер поглядывал на своего партнера.

— Я хочу немедленно установить круглосуточное наблюдение за Сидней Арчер. Надо проверить все ее телефонные переговоры за последние двадцать четыре часа, включая тот, о котором говорил нам этот франт.

Джексон посмотрел в окно.

— Думаешь, с ней разговаривал муж?

— Я думаю, что только нечто страшное могло довести ее до такого состояния. Даже пока мы с ней разговаривали, было видно — что-то не так. Что-то произошло.

— Значит, она в самом деле считала его мертвым?

Соер пожал плечами.

— Прямо сейчас я не буду делать поспешных выводов. Понаблюдаем за ней, посмотрим, что произойдет. Мое шестое чувство подсказывает, что Сидней окажется интересной деталью в этой загадке.

— Кстати, о шестом чувстве, не остановиться ли нам где-нибудь перекусить? Я умираю с голоду. — Джексон посмотрел на длинный ряд закусочных, мимо которых они проносились.

— Конечно, я даже заплачу, Рэй. Чего не сделаешь для партнера.

Соер улыбнулся и завернул на стоянку «Макдональдса». Джо сон посмотрел на Соера, лицо того излучало притворное недовольство. Затем он взял телефон и начал набирать номер.

Глава 31

Элегантный «Лерджет» чертил на небе шлейф. Чувствовалось, что это не предел возможностей самолета. Внутри роскошного салона Филип Голдман откинулся на спинку кресла и пил горячий чай, пока бортпроводник убирал остатки еды. Напротив Голдмана сидел Ален Порчер, президент и главный администратор группы РТГ, международного консорциума со штаб-квартирой в Западной Европе. Загоревший стройный Порчер держал фужер вина и, не говоря ни слова, пристально изучал адвоката.

— Знаете, в «Трайтон Глоубал» утверждают, что располагают неопровержимым доказательством того, что их сотрудник передал нам секретные документы на территории склада в Сиэтле. Мы, наверно, скоро услышим это от их юристов. — Порчер сделал паузу. — Разумеется, из вашей юридической фирмы «Тайлер Стоун». Смешно, не правда ли?

Голдман отставил чашку и положил руки на колени.

— Это вас беспокоит?

Порчер удивился.

— Почему это не должно меня беспокоить?

Ответ Голдмана прозвучал наивно.

— Потому что это утверждение вас никак не задевает. — Он спросил: — Смешно, не правда ли?

— Филип, все же я слышал кое-что такое о сделке с «Сайберкомом», что меня беспокоит.

Голдман вздохнул и наклонился вперед.

— Например?

— Что приобретение «Сайберкома», вероятно, произойдет скорее, чем мы ожидали. Что мы, возможно, не знаем последнего предложения, которое готовит «Трайтон». Когда мы сделаем свое предложение, то должны быть уверены, что его примут. Мне больше не разрешат делать новых попыток. «Сайберком» и без того настроен проамерикански.

Голдман наклонил голову и раздумывал над словами главы фирмы.

— Я так не думаю. У Интернета нет геополитических границ. Кто станет утверждать, что покупатель не придет с той стороны Атлантики.

Порчер выпил глоток вина и сказал:

— Нет, при прочих равных условиях сделку совершат стороны, находящиеся в Западном полушарии. Следовательно, мы должны гарантировать, чтобы условия были неравными.

В глазах Порчера сверкнули злые огоньки.

Голдман машинально вытирал рот носовым платком.

— Каковы ваши источники информации? — спросил он.

Порчер рассеянно махнул рукой.

— Полно слухов.

— Я не верю слухам. Я верю фактам. А факты говорят о том, что мы знаем, какую позицию займет «Трайтон» на переговорах. До мельчайших деталей.

— Да, но Брофи пока не у дел. Я не могу ограничиваться устаревшими данными.

— В этом нет необходимости. Как я уже говорил, в настоящее время я близок к решению этой проблемы. Когда я с ней справлюсь, в чем не сомневаюсь, вы легко переиграете «Трайтон» и получите то, что обеспечит вам господство над главной информационной магистралью в предвидимом будущем.

Порчер задумчиво смотрел на адвоката.

— Знаете, Филип, меня всегда интересовали ваши мотивы в этом деле. Если, как я надеюсь и вы обещаете, нам удастся приобрести «Сайберком», в «Трайтоне», безусловно, будут недовольны вашей фирмой. Они могут сменить лошадку.

Голдман смотрел отсутствующим взглядом, обдумывая подобную возможность.

— Боюсь, вы меня не поняли.

Голдман заговорил менторским тоном:

— "Трайтон Глоубал" является крупнейшим клиентом «Тайлер Стоун». «Трайтон Глоубал» — клиент Генри Уортона. Именно по этой причине Генри выполняет роль управляющего. Если «Трайтон» перестанет прибегать к услугам фирмы, как вы думаете, кто станет заправлять делами в фирме и кто будет вероятным преемником на посту Уортона?

Порчер указал на Голдмана.

— Я надеюсь, что в таком случае делам РТГ будет отдан приоритет в этой фирме?

— Пожалуй, это я могу твердо обещать.

Порчер поставил фужер и зажег сигарету.

— А теперь скажите, как вы конкретно собираетесь решить эту задачу.

— Вас действительно интересует сам метод или только результаты?

— Посвятите меня в ваши гениальные планы. Насколько я помню, вам это доставляет удовольствие. Только не используйте слишком много профессиональных выражений. Утекло уже много воды с тех пор, как я учился в университете.

Когда Голдман услышал замечание руководителя фирмы одна бровь у него приподнялась.

— Похоже, вы знаете меня слишком хорошо.

— Вы единственный знакомый мне адвокат, который мыслит как предприниматель. Победа прежде всего. К черту закон!

Голдман взял предложенную Порчером сигарету и неторопливо прикурил.

— Недавно произошло событие, предоставившее нам золотую возможность получить из первых рук последнюю информацию о том, на каких условиях «Трайтон» предлагает «Сайберкому» совершить сделку. Мы узнаем доработанное и окончательное предложение «Трайтона» до того, как они успеют передать его «Сайберкому». Тогда мы их опережаем на несколько часов, представив свое предложение раньше, чем поступит предложение «Трайтона». «Сайберком» отвергает «Трайтон», и вы становитесь гордым владельцем еще одного драгоценного камня в короне вашей обширной империи.

Порчер вынул сигарету изо рта и широко раскрытыми глазами уставился на партнера.

— Вы это сможете сделать?

— Я сумею это сделать.

Глава 32

— Ли, должен предупредить тебя, он иногда может быть очень колючим, но таков уж его характер.

Фрэнк Харди оглянулся на Соера, пока оба, покинув персональный лифт на последнем этаже здания «Трайтон Глоубал», шли по длинному коридору.

— Я буду осторожен, обещаю, Фрэнк. Ты же знаешь, обычно я не вытаскиваю кастеты, разговаривая с жертвами.

Пока они шли, Соер думал о результатах расспросов в аэропорту. Его люди нашли двух работников, узнавших Джейсона Арчера по фотографии. Один был из «Уэстерн Эйрлайнс» и принимал его сумку утром семнадцатого. Другим был уборщик, видевший, как Джейсон сидел и читал газету. Он запомнил его, потому что Джейсон ни на минуту не выпускал свой кожаный портфель, даже когда читал газету или пил кофе. Джейсон входил в комнату отдыха, но уборщик ушел и не заметил, как он выходил. Агенты ФБР не могли допросить молодую женщину, которая брала у пассажиров посадочные талоны на тот злосчастный самолет, поскольку она также летела этим рейсом. Несколько человек припомнили Артура Либермана. Он на протяжении многих лет постоянно вылетал из аэропорта Даллеса. В целом полезной информации было мало.

Соер смотрел в спину Харди, в то время как тот быстро шел по покрытому роскошным ковром коридору. Попасть в штаб-квартиру технологического гиганта оказалось непростым делом. Охрана «Трайтона», увлекшись служебным рвением, хотела даже позвонить в ФБР и проверить удостоверение Соера. Но Харди убедил ее, что в этом нет необходимости, сказав, что ветеран ФБР заслуживает гораздо большего почтения, чем ему оказывают сейчас. С Соером ничего подобного раньше не случалось, и он шутливо сказал об этом раздраженному Харди.

— Эй, Фрэнк, что эти ребята хранят здесь — слитки золота или уран-235?

— Я бы сказал, что они слегка охвачены паранойей.

— Я впечатлен. Обычно все до смерти боятся агентов ФБР. Могу поспорить, они показывают нос также налоговой службе.

— На самом деле бывший глава этой службы является их гуру по налогам.

— Черт, у них действительно все схвачено.

Чем больше Соер думал об избранной им профессии, тем неприятнее ему становилось. Информация сегодня играла главную роль. Информацией повсюду управляли компьютеры. Частный сектор ушел так далеко вперед, что правительственным учреждениям осталось мало надежды догнать их. Даже ФБР, владевшее новейшей технологией, оказалось бы на самой низкой ступени в обществе тех компаний, среди которых вел битву «Трайтон». Это открытие не доставляло Соеру удовольствия. Было бы глупо не понимать, что по сравнению с компьютерными преступлениями остальные проявления творимого людьми зла скоро будут выглядеть смешными, по крайней мере в долларовом выражении. А доллары значили многое. Без них невозможны работа, дом и семейное счастье. Разве не так? Соер остановился.

— Можно спросить, сколько тебе платит «Трайтон» в год?

Харди обернулся и улыбнулся.

— Зачем тебе это знать. Собираешься заняться частной практикой и переманить моих клиентов?

— Да нет, просто зондирую почву на тот случай, если надумаю принять твое предложение.

Харди пристально смотрел на Соера.

— Ты серьезно?

— В моем возрасте люди знают, что никогда не следует говорить «никогда».

Пока Харди обдумывал слова бывшего партнера, его лицо снова стало серьезным.

— Я лучше не буду вдаваться в подробности, но «Трайтон» рассчитывается семизначными цифрами, не говоря уже о значительном авансе.

Соер тихо присвистнул.

— Боже, к старости ты обзаведешься кругленькой суммой, Фрэнк.

Харди утвердительно кивнул.

— Да. У тебя была бы такая же сумма, если бы ты поумнел и стал работать у меня.

— Ладно, я поддался уговорам. Какая будет моя зарплата, если буду работать у тебя? Хотя бы приблизительно.

— Он пятисот до шестисот тысяч долларов в первый год.

У Соера отвисла челюсть.

— Ты, наверно, разыгрываешь меня, Фрэнк.

— Я не шучу, когда речь идет о деньгах, Ли. Пока совершаются преступления, мы живем хорошо. — Оба снова пошли вперед. Харди добавил: — Ты все-таки подумай об этом, хорошо?

Соер тер подбородок и думал о своих растущих долгах, бесконечных рабочих днях в своем маленьком кабинете в гуверовском здании.

— Я подумаю, Фрэнк. — Он решил переменить тему. — Итак, Гембл один заправляет всем этим?

— Не совсем. Он бесспорный лидер в «Трайтоне», однако настоящим технологическим гением является Квентин Роу.

— Кто он такой? Фокусник?

— И да и нет, — пояснил Харди. — Квентин Роу с отличием окончил Колумбийский университет. Получил кучу наград в области технологии, пока работал в лабораториях Белла, затем в фирме «Интел». Создал собственную компьютерную компанию, когда ему было двадцать восемь лет. Три года назад акции той компании котировались выше всех других. За ней гонялись, и когда ее купил Натан Гембл, она стала приобретением десятилетия. Это была блестящая сделка. Квентин действительный маг компании. Он один из тех, кто настаивает на сделке с «Сайберкомом». Они с Гемблом не очень дружны, но вместе невероятно преуспели, и Гембл, когда с прибылями все в порядке, обычно прислушивается к нему. Как бы то ни было, успехи, которых они добились, неоспоримы.

Соер кивнул.

— Кстати, мы взяли Сидней Арчер под круглосуточное наблюдение.

— Как я понимаю, разговор с Сидней вызвал подозрения.

— Можно сказать и так. Что-то ее потрясло, когда мы туда приехали.

— Что?

— Телефонный звонок.

— От кого?

— Не знаю. Мы проверили. Звонили из телефонной будки в Лос-Анджелесе. Тот, кто звонил, возможно, уже находится в Австралии.

— Думаешь, звонил ее муж?

Соер пожал плечами.

— Наш источник подтвердил, что звонивший соврал отцу Сидней, который взял трубку. Наш источник сказал, что после разговора Сидней была похожа на смерть.

Воспользовавшись карточкой, Харди вошел в персональный лифт. По пути на последний этаж Харди поправил модный галстук и пригладил волосы перед зеркалом на дверях лифта. Стоящий не менее тысячи долларов костюм был хорошо подогнан к его худощавой фигуре. Позолоченные запонки сверкали на манжетах. Соер по достоинству оценил внешность бывшего партнера и посмотрел на собственное отражение в зеркале. Воротник его недавно выстиранной и выглаженной рубашки износился, галстук представлял реликвию десятилетней давности. В довершение всего вечный чуб Соера выпирал словно маленький перископ. Соер заговорил шутливо-серьезным тоном, глядя на чересчур элегантного Харди:

— Знаешь, Франк, хорошо, что ты ушел из ФБР.

— Что? — Харди не ожидал такого поворота.

— Ты слишком элегантен для агента ФБР, — Соер ухмылялся.

Харди рассмеялся.

— Кстати, об элегантности, я на днях обедал с Мэгги. Вот у кого умная голова на плечах. Попасть на факультет права в Стенфордском университете не легко. У нее большое будущее.

— Не то что у ее старика, ты, наверно, это хотел добавить.

Лифт остановился, и они вышли.

— У меня не самые лучшие отношения с моими двумя детьми, Ли, ты это знаешь. Не ты один пропускал дни рождения.

— Я думаю, дела с детьми у тебя гораздо лучше, чем у меня.

— Да? Что ж, Стенфорд стоит дорого. Подумай о моем предложении. Ты сможешь поправить дела. Вот мы и пришли.

Харди прошел через бесшумно открывшиеся при их приближении изящные стеклянные двери с изображением орла. Секретарша, миловидная женщина с деловыми манерами, объявила в микрофон об их приходе. Она нажала кнопку в панели на поверхности блестящей консоли из дерева и металла, похожей больше на произведение искусства, чем на стол, и рукой пригласила Харди и Соера пройти к огромной стене из лакированного черного дерева. Когда они приблизились, часть стены открылась. Соер удивленно покачал головой. Попав в «Трайтон», он делал это не раз.

Вскоре они стояли перед столом, хотя вернее было бы назвать это командным центром с рядом телевизионных мониторов и прочими электронными штучками, аккуратно встроенными в сверкающие столы и в производящие впечатление стены. Человек за столом как раз клал телефонную трубку на рычажок. Он повернулся к ним.

Харди сказал:

— Специальный агент Ли Соер из ФБР, Натан Гембл — председатель совета директоров «Трайтон Глоубал».

Соер почувствовал силу руки Гембла, пожавшей его руку. Оба обменялись принятыми в таких случаях приветствиями.

— Вы уже заполучили Арчера?

Вопрос застал Соера в тот миг, когда он садился. Задан он был тоном, каким начальник говорит с подчиненными. Этого было более чем достаточно, чтобы волосы на толстом загривке агента встали дыбом. Соер сел и перед тем, как ответить, неторопливо рассмотрел этого человека. Краем глаза он заметил тревогу на лице бывшего партнера, скованно стоявшего у двери. Соер спокойно расстегнул верхнюю пуговицу пальто, открыл записную книжку и остановил твердый взгляд на Гембле.

— Я должен задать вам несколько вопросов, мистер Гембл. Надеюсь, это не займет много времени.

— Вы не ответили на мой вопрос. — Голос председателя звучал настойчивее.

— Нет, и не собираюсь. — Взгляды обоих встретились, Гембл наконец отвел глаза и посмотрел на Харди.

— Мистер Гембл, расследование продолжается. ФБР, как правило, не комментирует...

Гембл оборвал Харди резким движением руки.

— Тогда давайте покончим с этим. Я должен успеть на самолет, вылетающий через час.

Соер не знал, кого ему за это хотелось выпороть больше — Гембла или Харди.

— Мистер Гембл, вероятно, Квентин Роу и Ричард Лукас должны присутствовать при этой беседе.

— Наверно, вам следовало подумать об этом до назначения встречи, Харди. — Гембл нажал кнопку на своей консоли. — Срочно найдите Роу и Лукаса.

Харди коснулся плеча Соера.

— Квентин возглавляет отдел, в котором работал Арчер. Лукас — глава службы внутренней безопасности.

— Тогда ты прав, Фрэнк, мне надо будет с ними поговорить.

Через несколько минут главный вход открылся, и два человека вошли в частные владения Гембла. Соер окинул их проницательным взглядом и быстро определил, кто есть кто. Мрачный вид, полный упрека взгляд, брошенный в сторону Харди, и небольшая выпуклость под левой стороной пиджака выдавали в Ричарде Лукасе главу службы безопасности «Трайтона». Соер определил, что Квентину Роу чуть больше тридцати. На лице Роу зажглась дежурная улыбка, его карие глаза были скорее мечтательны, нежели напряжены. Соер сделал вывод, что Натану Гемблу трудно было бы найти более странного коллегу. Группа в расширенном составе перешла к большому столу для заседаний, расположенному в углу огромного кабинета Гембла.

Гембл уставился на часы, затем перевел взгляд на Соера.

— У вас осталось пятьдесят минут, начиная с этого момента, Соер. Я надеялся, что вы сообщите мне нечто важное. Однако я разочарован. Почему бы вам не доказать, что я ошибаюсь?

Соер прикусил губу и напряг плечи, затем решил не поддаваться на провокацию. Он взглянул на Лукаса.

— Когда вы впервые заподозрили Арчера?

Лукас неловко заерзал на стуле. По-видимому, недавние события вселили в него чувство большого унижения.

— Первым конкретным событием была видеокассета, запечатлевшая Арчера во время обмена в Сиэтле.

— Та, которую раздобыли люди Фрэнка? — Соер уставился на Лукаса, ожидая подтверждения.

Угрюмое выражение лица Лукаса говорило красноречивее слов.

— Верно. Хотя я подозревал Арчера до того, как была снята эта сцена.

Гембл громко спросил:

— Неужели? Я не помню, чтобы вы раньше говорили о своем подозрении. Вы думаете, я вам плачу большие деньги за молчание?

Соер пристально смотрел на Лукаса. Этот парень проговорился, интересно, чем он сможет подтвердить свои слова. Долг службы требовал от Соера идти до конца:

— В чем вы его подозревали?

Лукас не мог оторвать взгляда от босса, полученный нагоняй звучал в его ушах. Лукас тупо уставился на Соера.

— Это, скорее всего, были догадки. Ничего конкретного. Мое шестое чувство. Иногда это гораздо важнее, вы понимаете, что я имею в виду?

— Понимаю.

— Он много трудился. Оставался после работы. Время, когда он подключался к компьютерам, само по себе наводило на мысли. Уверяю вас.

Гембл вздрогнул.

— Я беру на работу лишь тех, кто много работает. Восемьдесят процентов сотрудников работают по семьдесят пять — девяносто часов в неделю. И так на протяжении всего года.

— Понимаю, что вы не любите лентяев, — сказал Соер.

— Я заставляю своих людей много работать, но им хорошо платят. Каждый управляющий высшего уровня в моей компании является миллионером. Большинству из них нет и сорока. — Он кивнул в сторону Квентина Роу. — Не буду говорить, сколько он получал, когда я приобрел его фирму, но если бы ему захотелось купить где-нибудь остров, построить особняк, завести гарем или личный самолет, он мог бы все это сделать, не занимая ни цента. При этом еще осталось бы достаточно денег, чтобы его правнуки состояли в Интеллектуальной лиге и разъезжали на лимузинах. Само собой разумеется, я не ожидаю, что федеральный бюрократ поймет нюансы свободного предпринимательства. Теперь у вас осталось сорок семь минут.

Соер подумал, что больше не даст Гемблу подобного благоприятного случая.

— Факты о подделке банковского счета подтвердились? — Соер взглянул на Харди.

Его друг кивнул.

— Я свяжу вас с агентами ФБР, занимающимися этим.

Гембл взорвался, ударил кулаком по столу и свирепо посмотрел на Соера, словно тот лично выпотрошил хозяина «Трайтона».

— Двести пятьдесят миллионов долларов! — Гембл дрожал от гнева.

Неловкое молчание нарушил Соер.

— Мне известно, что Арчер позаботился о дополнительных мерах безопасности для своего кабинета.

Немного побледнев, Лукас ответил:

— Это верно.

— Мне нужно осмотреть его кабинет. Что он установил?

Все смотрели на Лукаса. Соер почти видел, как пот заблестел на ладонях шефа безопасности.

— Несколько месяцев назад он распорядился вмонтировать в дверь кабинета цифровой пульт и карточную систему входа, подключенную к сигналу тревоги.

— Это необычное или необходимое мероприятие? — спросил Соер. Ему было трудно представить, что это необходимо. Он вспомнил испытания, которые пришлось пройти, прежде чем попасть сюда.

— Мне кажется, в этом не было никакой необходимости. У нас самая безопасная фирма в отрасли. — Лукас съежился, когда после его замечания раздалось громкое хмыканье Гембла. — Однако вряд ли в этом есть что-то необычное, другие сотрудники тоже устанавливали подобные устройства.

В разговор вступил Квентин Роу:

— Возможно, мистер Соер, вам неизвестно, что все в «Трайтоне» одержимы секретностью. Каждому сотруднику здесь вбили в голову, что паранойя — это нормальное состояние, когда речь идет о защите технологии фирмы. В действительности Фрэнк приходит раз в квартал и проводит инструктаж с сотрудниками на эту тему. Если у кого-нибудь возникли проблемы с безопасностью, он мог бы обратиться к Ричарду, или другому сотруднику его штата, или к Фрэнку. Мои сотрудники знали о выдающейся карьере Фрэнка в ФБР. Уверен, что каждый, у кого возникли проблемы безопасности, не колеблясь отправился бы к любому из них. Сотрудники так поступали в прошлом, ликвидируя в зародыше ряд потенциально опасных ситуаций.

Соер посмотрел в сторону Харди, который согласно кивнул.

— Однако вам было трудно попасть в кабинет Арчера после его исчезновения. У вас должна быть какая-то система, учитывающая случаи, когда сотрудник заболевает, умирает или уходит.

— Такая система есть, — заявил Лукас.

— Джейсон, по-видимому, обошел ее, — сказал Роу не без восхищения.

— Как?

Роу посмотрел на Лукаса и вздохнул.

— В соответствии с политикой компании код, введенный в любую индивидуальную систему безопасности, должен быть передан главе службы безопасности, — пояснил Квентин, — Ричу. К тому же служба безопасности и ответственные за ключи имеют универсальную карточку, при помощи которой можно войти в любой кабинет.

— Арчер передал свой код?

— Он передал код Ричу, а затем перепрограммировал устройство на другой код.

— И это не обнаружилось? — Соер недоверчиво смотрел на Лукаса.

— У нас не было повода думать, что он изменил код, — сказал Роу. — В течение рабочего дня двери кабинета Джейсона обычно не закрывались. После окончания работы там, кроме него, никого быть не могло.

— Хорошо, как в руки Арчера попала информация, которую он передал РТГ? Он имел к ней допуск?

— Не ко всей. — Квентин Роу заерзал в кресле и потрогал рукой свой конский хвост. — Джейсон входил в команду, работавшую над проектом приобретения «Сайберкома». Однако к некоторой информации о высшей стадии переговоров он вообще не имел доступа. Об этом знали лишь Натан, я и три старших должностных лица компании. Конечно, доступ имел также наш советник — юридическая фирма.

— Где хранилась информация? В шкафу с папками? В сейфе? — спросил Соер.

Роу и Лукас улыбнулись. Роу ответил:

— У нас практически безбумажное производство. Все ключевые документы хранятся в файлах компьютера.

— Допускаю, что доступ к этим файлам все же охраняется? Наверно, есть какой-то пароль.

Лукас снисходительно сказал:

— Не просто пароль.

— И тем не менее, кажется, Арчер обошел всех, — нанес удар Соер.

Лукас скривил рот, словно только что проглотил лимон.

Квентин Роу протирал очки.

— Да, обошел. Хотите увидеть, как он это сделал?

* * *

Группа мужчин заполнила маленькое, загроможденное складское помещение. Ричард Лукас отодвинул коробки от стены, а Роу, Харди и Соер наблюдали. Натан Гембл отказался пойти с ними. На этом месте, где лежали коробки, показался кабель со штепсельной розеткой. Роу подошел к компьютеру и поднял кабель.

— Джейсон подключился к нашей местной сети через эту рабочую станцию.

— Почему он просто не воспользовался компьютером в своем кабинете?

Соер еще не закончил задавать вопрос, как Роу закачал головой.

— Подключаясь к своему компьютеру, — сказал Лукас, — ему приходится пройти серию мер безопасности. При помощи этих мер не только устанавливается место подключения, но и личность пользователя. Каждая рабочая станция оборудована сканером радужной оболочки, который сличает ее с уже имеющимся видеообразцом. К тому же сканер периодически требует от пользователя компьютера подтвердить свою личность. Если бы Арчер ушел и вместо него сел бы кто-нибудь другой, тогда система автоматически отключила бы рабочую станцию.

Роу пристально смотрел на Соера.

— Важно понять, что если бы Арчер подключился к какому-либо файлу через свою рабочую станцию, мы бы узнали об этом.

— Как? — спросил Соер.

— Наша система оборудована ярлыком. Большинство систем обладают подобным атрибутом. Если кто-то входит в файл, система это фиксирует. Воспользовавшись этой рабочей станцией, — Квентин указал на старый компьютер, — которая не входит в новую систему и не имеет номера, он ничем не рисковал. В сущности, это был компьютер-призрак в нашей сети. Он мог воспользоваться компьютером в своем кабинете, чтобы определить местоположение определенных файлов, не входя в них. Он мог заняться этим в свободные часы. Так он сокращал время, которое проводил здесь, где его легко было поймать.

Соер покачал головой.

— Минуточку. Если Арчер не пользовался своей рабочей станцией, чтобы войти в файлы, из опасения, что его узнают, и прибегал к допотопному компьютеру, потому что такой опасности не было, откуда вам известно, что всем этим занимался именно Арчер?

Харди указал на клавиатуру.

— Старая надежная штука. Здесь оставлено много отпечатков пальцев. Они принадлежали Арчеру.

Наконец Соер задал самый очевидный вопрос.

— Хорошо, откуда вы знаете, что эту рабочую станцию использовали для доступа к файлам?

Лукас сел на одну из коробок.

— В последнее время к системе подключались со стороны.

Хотя Арчеру для этого не нужно было проходить процесс идентификации, он все равно оставил бы след, если только не уничтожал его электронными средствами, выходя из файла. Это возможно, хотя и сложно. Я думаю, что он так и поступал. По крайней мере, на первых порах. Потом он потерял бдительность. В конце концов, мы напали на след и, хотя это требовало времени, сужали поле поиска, пока не пришли сюда.

Харди скрестил руки на груди.

— Знаете, это смешно. Вы тратите уйму времени, усилий и денег, чтобы обезопасить свои сети от непрошеного вторжения. У вас есть стальные двери, охрана, устройства электронного наблюдения, карточки. У «Трайтона» все это есть. Но тем не менее... — Он посмотрел в потолок. — У вас есть еще и разборные потолочные панели с экспонированными кабелями, соединяющими всю вашу сеть. Остается лишь подключиться к этим кабелям. — В отчаянии он покачал головой и посмотрел на Лукаса. — Я ведь вас раньше об этом предупреждал.

— Джейсон был нашим сотрудником, — гневно возразил Лукас. — Он знал систему и использовал свои знания, чтобы проникнуть в нее. — Лукас задумался. — К тому же он еще угробил и самолет с людьми. Давайте не забудем эту маленькую деталь.

* * *

Чуть погода все вернулись в кабинет Гембла. Он не поднял головы, когда они вошли.

Соер сел.

— Хорошо, есть какая-нибудь информация о том, что происходит в РТГ? — спросил он.

Лицо Гембла вспыхнуло при упоминании конкурента.

— Кто меня обманет, не уйдет от наказания.

— Связь Джейсона с РТГ не доказана. Это всего лишь предположение, — спокойно сказал Соер.

Гембл трагически закатил глаза.

— Так! Что ж, соблюдайте свои предосторожности, дабы сохранить вашу маленькую должность, а я займусь серьезным делом.

Соер закрыл записную книжку и встал во весь рост. Харди тоже встал и потянул за пальто Соера, но его приковал к месту взгляд бывшего партнера. Он уже испытывал на себе этот взгляд, работая в ФБР. Соер повернулся к Гемблу.

— Десять минут, Соер. Поскольку, кажется, вы вряд ли скажете мне что-то серьезное, я намерен пораньше сесть в самолет.

Когда Гембл проходил мимо могучего агента ФБР, тот крепко схватил его за руку и повел в зону для личных приемов. Соер бросил взгляд на секретаршу Гембла.

— Оставьте нас на минуту, мадам.

Женщина нерешительно посмотрела на Гембла.

— Я же просил оставить нас вдвоем! — крикнул Соер голосом сержанта, проводящего строевые учения. Женщина вскочила со стула и выбежала из комнаты.

Соер повернулся к председателю.

— Давайте выясним пару вопросов, Гембл. Во-первых, здесь я не подчиняюсь ни вам, ни кому-нибудь другому. Во-вторых, поскольку похоже, что один из ваших людей причастен к взрыву самолета, я задам вам столько вопросов, сколько понадобится, и мне абсолютно плевать на ваше расписание. И если вы еще раз скажете, сколько минут мне осталось, я сорву с вашей руки эти дурацкие часы и заткну ими вашу глотку. Я не один из ваших мальчиков-лакеев и не смейте со мной больше так разговаривать Я агент ФБР, и неплохой. В меня стреляли, пытались зарезать, били ногами, кусали сумасшедшие идиоты, в руках которых вы стали бы шелковым в свои лучшие годы. Если вы думаете, что чье-то крутое поведение заставит меня писать в штаны, тогда мы напрасно тратим время. Теперь вернемся на место и сядем за стол.

* * *

Через два часа Соер закончил допрашивать Гембла и компанию, полчаса осматривал кабинет Джейсона, запретив кому-либо входить в него, и вызвал следственную группу для методичного осмотра каждого дюйма помещения. Соер проверил компьютерную систему Джейсона, но никак не мог установить, пропало ли что-либо. От микрофона остался лишь маленький позолоченный штепсель.

Вместе с Харди Соер пошел к лифтам.

— Видишь, Фрэнк, я же говорил тебе, что нет повода для беспокойства. Мы с Гемблом прекрасно ладим.

Харди громко рассмеялся.

— Не помню, чтобы у него когда-нибудь было такое бледное лицо. Что же, черт побери, ты ему такое сказал?

— Я сказал, какой он, по-моему мнению, великий парень. Мое искреннее восхищение, наверно, просто смутило его.

У лифта Соер сказал:

— Видишь ли, я здесь получил не очень много полезной информации. Конечно, Арчер, сбежавший поете совершения преступления века, очаровательное существо. Но я бы предпочел видеть его в камере тюрьмы.

— Что ж, эти ребята к такому не привыкли. Они знают, что случилось и как случилось, но только после того, как это случилось.

Соер прислонился к стене и потер лоб.

— Ведь нет улик, устанавливающих связь между Арчером и взрывом самолета.

Харди согласно кивнул.

— Я уже говорил, что Арчер мог использовать Либермана, чтобы замести следы, но доказательств этого также нет. А если их нет, то Арчеру чертовски повезло, что он не сел на тот самолет.

— Если дело обстоит именно так, то кто-то другой сел же вместо него.

Соер уже хотел нажать на кнопку лифта, когда Харди потянул его за рукав.

— Послушай, Ли, если хочешь знать мое скромное мнение, я не думаю, что надо уделять основное внимание доказательству причастности Арчера к взрыву самолета.

— Тогда что же главное, Фрэнк?

— Найти его.

Харди ушел. Пока Соер ждал лифта, голос окликнул его.

— Мистер Соер? У вас есть минута времени?

Соер обернулся и увидел идущего к нему Квентина Роу.

— Чем могу помочь вам, мистер Роу?

— Пожалуйста, зовите меня Квентин. — Роу умолк и посмотрел в сторону коридоров. — Не хотите кратко ознакомиться с одним из наших предприятий?

Соер сразу понял намек.

— Хорошо. Конечно.

Глава 33

Пятнадцатиэтажное здание «Трайтона» соединялось с трехэтажной пристройкой, занимавшей около пяти акров земли. У главного входа Соер прикрепил к лацкану пиджака значок посетителя и прошел за Роу через несколько контрольно-пропускных пунктов. Роу, по-видимому, хорошо знали и уважали здесь. Несколько сотрудников «Трайтона» сердечно приветствовали его. В одном месте Соер и Роу увидели через стеклянную перегородку, как трудятся техники лаборатории в белых халатах, перчатках и масках хирурга.

Соер взглянул на Роу.

— Боже, это больше похоже на операционную, нежели на завод.

Роу улыбнулся.

— Честно говоря, это помещение гораздо чище, чем любая операционная в больнице.

Его забавляло удивление Соера.

— Эти техники проверяют новые микросхемы. Среда должна быть абсолютно стерильной, без единой пылинки. Когда они будут полностью функционировать, эти прототипы смогут выполнять два ТКС.

— Черт, — рассеянно сказал Соер, — что означает этот акроним?

— Это значит два триллиона команд в секунду.

Соер с открытым ртом смотрел на молодого человека.

— Для какой цели нужны такие скорости?

— Вы удивитесь. Множеству инженерных прикладных систем. Компьютерному проектированию автомобилей, самолетов, кораблей, космических челноков, зданий, производственным процессам во всех отраслях, финансовым рынкам, корпоративным операциям. Возьмем такую компанию, как «Дженерал моторс»: миллионы наименований материально-производственных единиц, сотни тысяч рабочих, тысячи помещений. Видите, как много всего. Мы помогаем им всем более эффективно справляться с работой. — Он указал на другое производственное помещение. — Здесь проходит испытание новая линия накопителей на жестких магнитных дисках. Эта продукция окажется самой мощной и эффективной, когда поступит на рынок в следующем году. Но уже через год она устареет. — Он взглянул на Соера. — Какую систему вы используете на работе?

Соер засунул руки в карманы.

— Вы, наверно, не слышали о такой. Это «Смит Корона».

Роу изумленно смотрел на него.

— Вы шутите.

— Недавно заправил новую ленту в нее, отлично работает, — оборонялся Соер.

Роу покачал головой.

— Дружеское предупреждение. Любой, кто не знает, как работать на компьютере, через несколько лет не сможет найти работу. Не бойтесь. Сегодняшние системы просты, не в обиду будет сказано, до идиотизма просты.

Соер вздохнул.

— Компьютеры все время работают быстрее, этот Интернет, я мало что смыслю в нем, развивается со страшной скоростью, сети, пейджеры, сотовые телефоны, факсовые аппараты. Боже, когда все это кончится?

— Поскольку я работаю в этой сфере, то надеюсь, что это не кончится никогда.

— Иногда могут происходить неожиданные изменения.

Роу снисходительно улыбался.

— Нынешние изменения ничто по сравнению с тем, что произойдет в следующие пять лет. Мы находимся на острие технологических прорывов, которые показались бы немыслимыми лет десять назад. — Глаза Роу сияли. Он уже жил в грядущем столетии. — То, что нам известно как Интернет, покажется очень скучным и странным. «Трайтон Глоубал» будет играть решающую роль в будущих событиях. Честно говоря, если все пойдет хорошо, мы станем лидерами. Образование, медицина, рабочие места, путешествия, развлечения, еда, общение, потребление, производство — все, что делают люди, все, чем они пользуются, изменится. Нищета, предрассудки, преступления, несправедливость. Болезни отступят перед натиском информации, научных открытий. Информация, хранящаяся в тысячах библиотек мира, сумма знаний величайших умов — все это станет легко доступным любому. В конечном итоге мир компьютеров, как мы сегодня выражаемся, превратится в огромное интерактивное глобальное звено с безграничным потенциалом. — Он покосился на Соера через очки. — Надо будет лишь нажать одну клавишу, и перед вами предстанут все знания мира, решения любых проблем. Это следующий логичный шаг.

— И один человек сможет все это извлечь из компьютера? — голос Соера звучал скептически.

— Разве это не волнующая мечта?

— Мне страшно.

Роу от удивления раскрыл рот.

— Почему же это вас так пугает?

— Возможно, я стал немного циничным, двадцать пять лет зарабатывая себе на жизнь тем, чем занимаюсь по сей день. Но когда вы говорите, что один человек сможет раздобыть всю эту информацию, знаете, какая первая мысль приходит мне в голову?

— Нет, какая?

— А что, если им окажется плохой человек? — Роу ничего не ответил. — Что, если он одним нажатием клавиши уничтожит все накопленные человечеством знания? — Соер щелкнул пальцами. — Уничтожит все? Или просто навредит. Что, черт возьми, делать в таком случае?

Роу улыбнулся.

— Выгоды от технологии намного превосходят любую потенциальную опасность. Вы вправе не соглашаться со мной, но время покажет, что я не ошибаюсь.

Соер почесал в затылке.

— Вы были слишком молоды, поэтому, наверное, не знаете, как в пятидесятых годах никто не думал, что наркотики со временем станут представлять большую опасность. Поразмышляйте.

Оба продолжили обход.

— Пять из таких предприятий рассредоточены по всей стране, — сказал Роу.

— Должно быть, это стоит больших денег.

— Можно сказать и так. Мы ежегодно тратим десять миллиардов долларов на научно-исследовательские работы.

Соер присвистнул.

— Вы называете цифры, которые я даже представить не могу. Конечно, я всего лишь усердный бюрократ, который сидит на шее налогоплательщика.

Роу улыбнулся.

— Натан Гембл любит ставить людей в неловкое положение. Кажется, вы оказались достойным противником. По понятным причинам я не стал аплодировать вам, но, думаю, вы заслужили бурную овацию.

— Харди говорил, что у вас была своя компания, акции которой высоко котировались. Не возражаете, если я спрошу, как случилось, что вы объединились с Гемблом?

— Деньги. — Роу указал рукой на помещение, в котором они находились. — Все это стоит миллиарды долларов. Дела моей компании шли хорошо, но ведь дела других компаний на фондовой бирже тоже шли неплохо. Кажется, люди не понимают одного — хотя биржевая цена моей фирмы перед тем, как она пошла на продажу, меньше чем за шесть месяцев поднялась с девятнадцати долларов за акцию до ста шестидесяти, мы этой надбавки не видели. Она досталась тем, кто купил акции.

— Вы, должно быть, удержали контрольный пакет акций компании.

— Да, но, с учетом законов о ценных бумагах и требований страховщиков, я не мог продать ни одной акции. На бумаге я стоил огромных денег. Однако моя компания все еще боролась за существование, научно-исследовательские работы съедали все, мы ничего не зарабатывали, — сказал он с горечью в голосе.

— Поэтому вы объединились с Гемблом?

— На самом деле он был одним из первых инвесторов компании, до того как ее выставили на торги. Он дал нам стартовый капитал. Еще он придал нам то, чего у нас не было, но в чем мы отчаянно нуждались — респектабельность на Уолл-Стрит, на рынках капиталов. Прочная база для бизнеса. Гарантия будущих заработков. Когда моя компания пошла на торги, он держался за свои акции. Потом мы с Гемблом обсудили перспективы и решили вернуть компании частный статус.

— Если оглянуться в прошлое, это было хорошее решение?

— Если учесть прибыли, то это было исключительно хорошее решение.

— Но деньги ведь еще не все. Я прав, Квентин?

— Иногда я даже не знаю.

Соер прислонился к стене, сложил могучие руки на груди и посмотрел Роу прямо в лицо.

— Наша экскурсия очень интересна, но, полагаю, вы пригласили меня не ради этого.

— Вы правы. — Роу засунул карточку в считывающее устройство соседней двери и жестом пригласил Соера следовать за ним. Они сели за маленький столик. Роу некоторое время собирался с мыслями, затем сказал:

— Видите ли, если бы вы спросили до того, как все это случилось, кого бы я мог подозревать в краже бумаг, имя Джейсона даже не пришло бы мне в голову. — Роу снял очки, вытащил из кармана носовой платок и протер их.

— Значит, вы доверяли ему?

— Полностью.

— А сейчас?

— Сейчас думаю, что совершил ошибку. Такое ощущение, будто меня предали.

— Ваше чувство мне очень понятно. Как по-вашему, кто-нибудь еще из компании может быть тут замешан?

— О Боже, надеюсь, что нет. — Роу, казалось, сама возможность подобного приводила в ужас. — Я скоре готов поверить, что Джейсон работал самостоятельно или вместе с нашим конкурентом. Это мне кажется более логичным. К тому же Джейсон сам вполне мог проникнуть в компьютерную систему «Бэнк Траст». Это не так уж трудно сделать.

— Кажется, вы это по своему опыту знаете.

Лицо Роу покраснело.

— Скажем, мое любопытство трудно насытить. Путешествовать по базам данных было моим любимым времяпрепровождением в колледже. Я с коллегами получал удовольствие от этого, хотя местные власти не раз предупреждали нас. Однако мы ничего не присваивали. На самом деле я помог некоторым техникам из полиции освоить методы, позволяющие обнаруживать и предотвращать компьютерные преступления.

— Кто-нибудь из них работает в вашей команде безопасности?

— Вы имеете в виду Ричарда Лукаса? Нет, он работал у Гембла, кажется, все время. Что ж, он хорошо справляется с тем, чем занимается, но общаться с ним не очень-то приятно.

— Но Арчер все же обманул его.

— Он обманул нас всех. Я не стану перечислять по пальцам.

— Вы не замечали чего-либо в поведении Джейсона, что теперь кажется подозрительным?

— Многое в ретроспективе кажется подозрительным. Я знаю это лучше, чем другие. Я думал вот над чем — Джейсон проявлял чересчур большой интерес к сделке с «Сайберкомом».

— Он работал над ней.

— Я не имею в виду только это. Он активно интересовался даже теми вопросами, которые не находились в его сфере ведения.

— Например?

— Он спрашивал, считаю ли я условия честными. Полагаю ли я, что сделка состоится. Какая роль отводится ему в случае заключения сделки. Такие вопросы.

— Он когда-либо интересовался конфиденциальными записями, которые вы хранили?

— Нет, прямых вопросов не было.

— По-видимому, он получил все необходимое из компьютерной системы?

— Скорее всего.

Оба некоторое время смотрели в пустоту.

— Как вам кажется, где может находиться Арчер?

Роу покачал головой.

— Я был у его жены, Сидней.

— Мы тоже встречались.

— Трудно поверить, что он просто так бросил их. У него есть дочка. Чудесная маленькая девочка.

— Может быть, он не собирался бросать их.

Роу странно посмотрел на него.

— Что вы имеете в виду?

— Может быть, он вернется ради них.

— Он сейчас скрывается от правосудия. С какой стати он станет возвращаться? К тому же Сидней не останется с ним.

— Почему?

— Потому что он преступник. Она же адвокат.

— Вы, наверно, будете удивлены, Квентин, но многие адвокаты нечестны.

— Вы хотите сказать... вы подозреваете, что Сидней Арчер замешана во всем этом?

— Я хочу сказать, что не исключаю ее или кого-нибудь другого из числа подозреваемых. Она работает на «Трайтон». Она занималась сделкой с «Сайберкомом». Идеальное положение — остается только собрать секреты и продать их РТГ. Кто знает? Я намерен разобраться в этом.

Роу, сидевший по другую сторону покрытого стеклом стола, надел очки и нервно потер руку.

— Так трудно поверить, что Сидней замешана в этом. — Тон Роу выдавал убежденность в собственной правоте.

Соер внимательно рассматривал его.

— Квентин, вы хотите сказать мне что-нибудь? Может быть, о Сидней Арчер?

Наконец Роу вздохнул и взглянул на Соера.

— Я уверен, что Сидней побывала в кабинете Джейсона после падения самолета.

Соер сощурил глаза.

— У вас есть доказательства?

— Вечером накануне предполагаемого отъезда Джейсона в Лос-Анджелес мы вместе с ним работали над проектом в его кабинете. Мы ушли вместе. После того как я вышел, он поставил дверь на систему безопасности. Его кабинет оставался закрытым до тех пор, пока мы не обратились в компанию, поставившую сигнализацию, с просьбой отключить сигнал тревоги и убрать дверь.

— Что дальше?

— Когда мы вошли в кабинет, я сразу заметил, что микрофон на компьютере Джейсона согнут почти пополам. Такое впечатление, что кто-то смял его, а затем попытался выпрямить.

— Почему вы думаете, что это сделала Сидней Арчер? Возможно, позднее в тот же вечер сам Джейсон вернулся в кабинет.

— Если бы это был он, тогда осталась бы запись как в электронном устройстве, так и у охранника. — Роу умолк, вспоминая вечер, когда столкнулся с Сидней. Наконец он воздел руки к небу — Я не знаю, как иначе это объяснить. Она крадучись шла в этом направлении. Она утверждала, что не входила в запретную зону, и все же я уверен, что она была там. Я думаю, охранник прикрывал ее. Сидней плела мне, что пришла к секретарше Джейсона, чтобы забрать личные вещи мужа.

— Разве это не правдоподобно?

— Было бы правдоподобно. Но я случайно спросил Кэй Винсент, секретаршу Джейсона, разговаривала ли она в последнее время с Сидней. Она разговаривала, только из дома в тот же вечер, когда Сидней отправилась на место работы Джейсона. Она знала, что Кэй там нет.

Соер откинулся на стул. Роу продолжал:

— Даже чтобы снять дверь кабинета Джейсона с сигнализации, нужна карточка со специальной микросхемой. Помимо этого, нужно знать пароль из четырех цифр, в противном случае сработает сигнализация. Так и случилось, когда мы захотели войти в его кабинет. Вот тогда и обнаружилось, что Джейсон сменил пароль. Я даже подумал, не попытаться ли открыть дверь в тот вечер, когда там побывала Сидней. Только я знал, что это бесполезно. У меня была универсальная карточка, но без пароля сигнализация все равно бы сработала. — Он умолк, чтобы отдышаться. — У Сидней вполне мог быть доступ к карточке Джейсона, и, возможно, он передал ей пароль. Мне нелегко это говорить, но она в чем-то замешана, только я не знаю в чем.

— Я только что осматривал кабинет Арчера и не заметил никакого микрофона. Как он выглядел?

— Его длина — дюймов пять, толщина — с карандаш. Он находился прямо на нижней левой стороне центрального процессора. Он служил для подачи команд голосом. Наступит время, когда микрофон полностью заменит клавиатуру. Подарок тем, кто не умеет хорошо печатать.

— Я там ничего не увидел.

— Вполне возможно. Думаю, его убрали оттуда из-за сильного повреждения.

Соер некоторое время что-то быстро записывал и задал Роу несколько дополнительных вопросов. После этого Роу проводил его до выхода.

— Квентин, если вспомните еще что-нибудь, дайте мне знать. — Он передал Квентину визитную карточку.

— Агент Соер, жаль, я не понимаю, что происходит. У меня и так руки связаны «Сайберкомом», а теперь еще и это.

— Я делаю все возможное, Квентин. Не сдавайтесь. Роу, держа визитную карточку в руке, неторопливо вернулся в здание. Соер прошел к своей машине. Он услышал, как звонит сотовый телефон. Голос Рэя Джексона был взволнован.

— Ты был прав.

— Насчет чего?

— Сидней Арчер начала действовать.

Глава 34

Две машины ФБР на расстоянии полуквартала следовали за такси, выехавшим из аэропорта. Два других «Седана» двигались по параллельной улице, чтобы не вызвать подозрений преследуемой. Преследуемая отбросила волосы, лезшие в глаза, глубоко вздохнула и посмотрела в окно такси. Сидней Арчер еще раз быстро вспомнила детали своей поездки и задала себе вопрос, не поменяла ли она один кошмар на другой.

* * *

— Сидней вернулась в дом после панихиды, оставалась там какое-то время, затем пришло такси, и она умчалась. Думаю, направляется в аэропорт Даллеса, — сообщал Рэй Джексон в трубку телефона автомобиля. — Она сделала остановку у банка. Наверно, чтобы снять деньги.

Ли Соер прижал трубку к уху и пытался перекричать шум транспорта.

— Где вы сейчас?

Джексон сообщил.

— Все будет в порядке, Ли, здесь быстро не проедешь.

Соер посмотрел в сторону перекрестка.

— Я могу присоединиться к вам через десять минут. Сколько у нее багажа?

— Одна средней величины дорожная сумка.

— Значит, поездка будет короткой.

— Скорее всего. — Джексон бросил взгляд на такси. — О черт!

— Что! — Соер почти заорал в трубку.

Джексон с отчаянием смотрел, как такси подъезжает к станции метро «Вена».

— Похоже, леди только что изменила планы. Она поедет на метро. — Джексон наблюдал, как Сидней выходит из такси.

— Немедленно пошли туда пару ребят, Рэй.

— Понял, бегом.

Соер включил нижние фары и объехал застрявший транспорт. Снова зазвонил телефон. Он схватил трубку.

— Говори, Рэй, только давай хорошие новости.

Его партнер дышал почти ровно.

— Мы послали за ней двоих ребят.

— Я в минуте от станции. Куда она поехала? Подожди, «Вена» — конечная станция оранжевой линии. Она, должно быть, направилась в город.

— Может быть, Ли, если только она не собирается провести нас и сесть в такси, когда выйдет из метро. Аэропорт Даллеса находится в другом конце города. У нас могут возникнуть трудности со связью. В метро переносная рация не всегда работает хорошо. Если Сидней сделает пересадку и наши ребята упустят ее, тогда она уйдет.

Соер задумался.

— Она взяла сумку, Рэй?

— Что? Черт. Нет, не взяла.

— Пошли две машины следом за такси. Сомневаюсь, чтобы миссис Арчер бросила свое чистое нижнее белье и косметику.

— Я сам этим займусь. Хочешь присоединиться ко мне?

Соер уже был готов согласиться, но вдруг передумал. Он проехал на красный свет.

— Ты поезжай, Рэй, я прикрою другой угол. Звони каждые пять минут, будем надеяться, что она не уйдет от нас.

Соер развернулся и помчался на восток.

* * *

Сидней сделала пересадку на станции «Рослин» и поехала по голубой линии на юг. На станции «Пентагон» двери поезда открылись и около тысячи человек вышли из вагонов. Сидней сняла белое пальто и несла его в руке. Она не хотела выделяться в толпе. Ее голубой свитер сливался с густой толпой одинаково одетых военных.

Агенты ФБР продирались сквозь толпу, пытаясь снова найти Сидней. Никто не заметил, как она села в другой вагон того же самого поезда и поехала к Национальному аэропорту. Она несколько раз оглянулась, но было похоже, что ее больше не преследуют.

* * *

Соер остановился у главного терминала Национального аэропорта, предъявил удостоверение удивленному служащему автостоянки и побежал к зданию. Спустя несколько секунд Соер остановился как вкопанный, его плечи поникли от досады, когда он оглядывал ряды стоящих от стены до стены людей. «Черт!» Он мигом прижался к стене — Сидней Арчер прошла мимо него в каких-нибудь десяти футах.

Как только Сидней оказалась в поле зрения, Соер пошел за ней. Короткое путешествие закончилось у билетной кассы «Юнайтед Эйрлайнс», перед которой выстроилась очередь человек из двадцати.

Оба не видели, как Пол Брофи катил тележку с багажом к выходу на самолеты «Амэрикен Эйрлайнс». Во внутреннем кармане его костюма лежало подробное расписание путешествия Сидней, которое он узнал из ее телефонного разговора с Джейсоном. Его движения были неторопливы. В царившей вокруг неразберихе он мог позволить себе подобную роскошь. У него даже останется время, чтобы связаться с Голдманом.

Минут через сорок пять Сидней наконец получила билет и посадочный талон. Соер наблюдал издалека и заметил большую пачку денег, которую она вытащила, расплачиваясь. Как только она скрылась за углом, Соер быстро прошел мимо очереди, держа значок ФБР в руке, и волна возмущенных путешественников расступилась перед ним.

Сотрудница, отвечающая за билеты, уставилась на значок, затем на Соера.

— Женщина, которой вы только что продали билет, Сидней Арчер. Высокая, симпатичная блондинка, в голубом свитере с пальто белого цвета под рукой, — добавил Соер на всякий случай. А вдруг его подопечная воспользовалась вымышленным именем. — Каким рейсом она летит? Быстро.

Женщина застыла, затем стала нажимать на клавиши.

— Рейс 715 до Нового Орлеана. Вылетает через двадцать минут.

— Новый Орлеан? — Соер задал вопрос скорее себе, чем кому-либо еще. Теперь он сожалел, что сам допрашивал Сидней Арчер. Она сразу узнает его. Но вызывать другого агента не было времени.

— Номер выхода?

— Одиннадцать.

Соер наклонился вперед и тихонько спросил:

— Какое у нее место?

Женщина посмотрела на экран.

— Двадцать семь "С".

— Возникли проблемы? — спросила подошедшая женщина-инспектор. Соер показал ей удостоверение ФБР и быстро объяснил, в чем дело. Инспектор взяла трубку и предупредила контролеров у выхода на посадку и охрану, те в свою очередь предупредят экипаж самолета. Меньше всего Соер хотел, чтобы обслуживающий полет персонал заметил его оружие и сообщил об этом полиции Нового Орлеана, которая будет ждать его у трапа после приземления самолета.

Вскоре Соер, надев срочно занятую у охраны потрепанную шляпу и подняв воротник пальто, прошел по широкой дорожке терминала. За ним по пятам шел офицер безопасности, сопровождающий рейс. Соера провели через детекторы металла. Он разглядывал толпы людей в поисках Сидней Арчер. И заметил ее в очереди на посадку у выходных ворот. Он немедленно отвернулся и сел спиной к воротам. Сразу после того, как последняя группа людей села в самолет, Соер поднялся на борт. Он разместился в салоне первого класса на свободном месте и улыбнулся. Впервые в жизни ему выпало лететь в такой шикарной обстановке. Он полез в бумажник за телефонной карточкой. Достал визитную карточку Сидней Арчер. Там был прямой номер рабочего телефона, номер пейджера, факса и мобильного телефона Соер покачал головой. Вот тебе и частный сектор. Там человека можно найти в любую минуту. Он вытащил телефон и опустил в него карточку.

Самолет летел прямым рейсом и через два часа совершил посадку в международном аэропорту Нового Орлеана. Весь полет Сидней не поднималась с места, за что Ли Соер был ей очень благодарен. Соер сделал несколько звонков, и его команда уже ждала в аэропорту. Когда дверь самолета открылась, Соер вышел первым.

Сидней вышла из аэропорта в сырую и теплую ночь. Она не заметила черного «Седана» с затемненными окнами, стоявшего на узком подъезде, где пассажиры либо выходили, либо садились в такси. Усевшись в потрепанный серый «Кадиллак» с надписью «Каджен Кэб Компани», Сидней расстегнула воротник блузки и вытерла пот со лба: «В гостиницу „Лафитт“, пожалуйста. Бурбон-стрит».

«Седан» подождал немного и поехал следом. В машине Ли Соер объяснил другим агентам сложившуюся ситуацию, ни на миг не спуская глаз с грязного «Кадиллака».

Сидней с тревогой посмотрела в окно. Такси съехало с главной дороги и направилось к Вье Карре. Сзади в темноте вырисовывался силуэт Нового Орлеана, впереди виднелся огромный купол.

Бурбон-стрит — узкая улица «древнего» французского квартала с рядом безвкусных зданий, в каком-то смысле вписывающихся в американский стиль. В такое время года шестьдесят два квартала этого района были относительно спокойны, хотя на тротуарах чувствовался резкий запах пива. Небрежно одетые отпускники ходили вокруг с большими кружками этого напитка. Сидней вышла из такси перед гостиницей «Лафитт». Бросила быстрый взгляд на улицу. Поблизости не было ни одной машины. Она поднялась по лестнице и толкнула тяжелую входную дверь.

Внутри ее окутал аромат предметов старины. Слева находилась большая и элегантно оформленная приемная. Дежурный ночной смены, сидевший у маленького столика, чуть приподнял брови, увидев, что у Сидней нет багажа, но улыбнулся и кивнул, когда она объяснила, что его доставят позже. Ей предложили подняться на лифте на третий этаж, но она предпочла лестницу. С ключом в руке она поднялась на два пролета к своей комнате. В ней были кровать с пологом, письменный стол, шезлонг в викторианском стиле, три стены занимали полки с книгами.

Черный «Седан» въехал в аллею в полуквартале от гостиницы «Лафитт». Мужчина в джинсах и ветровке вылез через заднюю дверцу, беззаботно прогулялся по улице и вошел в здание. Очень скоро он вернулся в машину.

Ли Соер с тревогой в глазах перегнулся через переднее сиденье.

— Что там происходит?

Мужчина расстегнул ветровку, из-за пояса у него торчал пистолет.

— Сидней Арчер сняла номер на два дня. Номер на третьем этаже как раз напротив верхней площадки лестницы. Сказала, что ее багаж прибудет позднее.

Водитель взглянул на Соера.

— Думаете, она встретится с Джейсоном Арчером?

— Скажем так: я бы чертовски удивился, если бы она прилетела сюда отдыхать.

— Что вы собираетесь делать?

— Осторожно окружить это место. Появится Джейсон Арчер, и мы его схватим. А пока посмотрим, нельзя ли пристроить оборудование для наблюдения рядом с ее комнатой. Затем выясним, нельзя ли подключиться к ее телефону. Используйте мужчин и женщин, чтобы у Арчеров не возникло подозрений. Она не так проста, как кажется. — В недовольном голосе Соера проскользнули нотки восхищения. Он выглянул из окна. — Давайте уберемся отсюда. Не хочу, чтобы Джейсон почувствовал неладное и передумал прийти.

«Седан» медленно уехал.

* * *

Сидней Арчер замерла на стуле возле кровати, глядя из окна рядом с балконом и ожидая появления мужа. Ей показалось, что в метро она оторвалась от агентов ФБР, но полной уверенности у нее не было. А если они выследили ее? Она содрогнулась. С тех пор как звонок Джейсона еще раз вверг ее в беду, Сидней охватило чувство, словно невидимые стены окружают ее.

Однако инструкции Джейсона были четки, и она решила следовать им. Отчаянно хотелось верить, что муж не сделал ничего плохого, а именно в этом он уверял ее. Он нуждался в ее помощи, Именно поэтому она здесь сейчас и находилась. Она все еще верила мужу, несмотря на события, которые, как ей пришлось признать, поколебали эту веру, и только смерть могла помешать ей. Смерть? Один раз муж уже вырвался из ее цепких щупалец. Голос, каким он говорил, внушал ей серьезные опасения относительно его безопасности. Он не передал никаких подробностей. Лишь бросил: «Не по телефону. Только при личной встрече». Ей так хотелось увидеть его, потрогать, самой убедиться, что это не призрак.

Дуновение свежего воздуха разогнало духоту. Она не слышала, как «супружеская пара» лет тридцати пяти с любезного разрешения местного отделения ФБР вселилась в комнату рядом. Ее телефон прослушивался, установленные в соседнем номере подслушивающие устройства фиксировали любой звук в ее комнате. К утру Сидней Арчер уснула на стуле. Джейсон так и не пришел.

* * *

В доме не горели огни. Свежий слой снега сверкал при лунном свете. Темный силуэт вышел из соседнего леса и приблизился к дому с задней стороны. Через несколько секунд старый дверной замок поддался умелым манипуляциям одетого в черное непрошеного гостя. Он снял покрытые снегом ботинки и оставил их за дверью. Вскоре узкий луч света прорезал пустой дом. Родители Сидней Арчер с Эми вернулись в свой дом сразу, как только Сидней отправилась в поездку.

Незнакомец направился прямо к кабинету Джейсона. Его окно выходило на задний двор, а не на улицу, поэтому ночной визитер решил включить настольную лампу. Несколько минут он обыскивал стол и осматривал стопки компьютерных дискет. Затем включил компьютер Джейсона. Проверил все файлы в базе данных. Внимательно просмотрел каждую дискету. Покончив с этим, сунул руку в карман куртки, вытащил дискету и вставил ее в дисковод компьютера. Вскоре все было готово. Программа-детектор, установленная на компьютере Джейсона, зафиксирует всю поступающую на него информацию. Немного погодя дом снова опустел. Следы на краю леса были тщательно уничтожены.

Ночной посетитель дома Арчеров не знал, что Билл Паттерсон, сам того не ведая, кое-что сделал перед отъездом домой, в Гановер. Выводя задним ходом машину из гаража, он заметил, как перед домом дочери остановился знакомый красно-белоголубой грузовик. После того как почтовый грузовик уехал, Паттерсон стоял в растерянности, затем принял решение. Надо избавить дочь от лишних хлопот. Он просмотрел почту прежде, чем сложить ее в пластиковый мешочек. Повернулся к дому и вспомнил, что уже запер двери, а ключи находились в сумочке жены. Однако гараж был открыт. Паттерсон вошел в него, открыл дверцу «Эксплорера» и положил сумку на переднее сиденье. Он замкнул машину, опустил дверь гаража и запер ее.

Среди почты Паттерсон не заметил мягкого пакета, специально выложенного изнутри подкладкой для отправки по почте хрупких предметов. Даже беглого взгляда хватило бы, чтобы Сидней узнала знакомый почерк на пакете.

Джейсон Арчер отправил компьютерную дискету на свой домашний адрес.

Глава 35

По другую от «Лафитта» сторону улицы Ли Соер вел наблюдение за старой гостиницей через темное окно комнаты в заброшенном кирпичном доме. ФБР устроило здесь штаб наблюдения. Владелец дома через год-два собирался перестроить его. Соер глотнул горячего кофе и взглянул на часы. Шесть тридцать утра. На улице начался холодный ливень, капли дождя застучали в окно.

Рядом с окном стоял треножник с фотоаппаратом. Длина линз, позволявших снимать на большом расстоянии, достигала почти фута. Пока был сфотографирован лишь вход гостиницы «Лафитт» — и то лишь ради наведения фокуса и регулировки освещения. Соер подошел к столу и взглянул на фотографии. На них не вышли ни лицо, ни ярко-зеленые глаза. Сидней Арчер снял агент ФБР из Нового Орлеана, когда она выходила из здания аэропорта. Хотя Сидней ничего не подозревала, казалось, она специально позирует для фотографа. Милое лицо, густые роскошные волосы. Соер с нежностью смотрел на изящный нос и полные губы. Вздрогнув, он отдернул руку от фотографии и смущенно оглянулся. К счастью, никто из агентов в комнате не обратил внимания на него.

Он оглядел жилище. Длинный стол разместился посреди огромного и практически пустого пространства с голыми кирпичными стенами, потемневшим деревянным потолком и грязным полом. На столе выделялись два персональных компьютера. Записывающее устройство стояло рядом. Компьютерами занимались агенты из местного отделения ФБР. Один молодой агент поймал взгляд Соера и снял наушники.

— Наши люди на месте. Судя по звукам, она, похоже, еще спит.

Соер задумчиво кивнул и повернулся, чтобы снова посмотреть в окно. Его люди подтвердили, что пять остальных комнат в маленькой гостинице заняты парами. Никто из мужчин не соответствовал описанию Джейсона.

Следующие несколько часов тянулись медленно. Скука не расстраивала Соера — он привык к длительным наблюдениям, которые мало к чему приводили, за исключением неприятного ощущения в животе и боли в спине.

Молодой агент напряженно вслушивался.

— Сейчас она выходит из комнаты.

Соер встал, потянулся и бросил взгляд на часы.

— Одиннадцать утра. Может, она идет на завтрак?

— Как вы хотите вести наблюдение?

Соер немного подумал.

— Как решили. Две команды. Пусть женщина из соседней комнаты будет одной, а «супруги» — другой. Они могут наблюдать по очереди. Скажите им, чтобы глядели в оба. Арчер насторожена. Все время поддерживайте радиосвязь. Помните, в гостинице у нее нет багажа. Скажите им, чтобы были готовы к ее отъезду в любой момент на любом транспорте, в том числе к пересадке с одного самолета на другой. Следите, чтобы машины все время находились рядом.

— Хорошо.

Пока его команды передавались агентам, Соер смотрел в окно. У него возникло ощущение, что все выглядит не совсем логично. Почему Новый Орлеан? Почему она пошла на подобный риск в тот же день, когда ФБР допрашивало ее? Вдруг он прервал свои размышления.

Сидней Арчер появилась на ступеньках главного входа «Лафитт». Она оглянулась через плечо, в ее глазах был нескрываемый испуг. И агент ФБР сразу все вспомнил. Дрожь пробежала по спине. Да, он встречал Сидней Арчер на месте катастрофы. Соер бегом пересек комнату и схватил телефон.

* * *

Сидней надела белое пальто. На улице похолодало. Ей удалось незаметно для клерка проверить журнал регистрации поселившихся в гостинице. После нее была всего одна запись. Пара из Эймса, города в штате Айова, поселилась в соседней комнате. Они прибыли, должно быть, около полуночи или чуть позже. Ей показалось подозрительным, что пара со Среднего Запада поселилась в гостинице в такой час. Еще больше подозрений у нее вызвало то, что она не слышала, как они въехали. Уставшие путешественники, приезжающие посреди ночи, обычно не столь деликатны по отношению к соседям по номеру. Вывод напрашивался сам собой: это агенты ФБР, и, вероятно, они взяли под наблюдение все вокруг. Несмотря на все меры предосторожности, они ее нашли. В этом нет ничего удивительного, твердила она себе, идя по почти пустым улицам. ФБР этим зарабатывает себе на жизнь. Она нет. А если агенты ФБР окружили ее? Что ж, с того самого момента, когда Сидней узнала, что муж жив, она решила, что его шансы сохранить свою жизнь значительно возрастут, если он отдаст себя в руки властей.

* * *

Засунув руки в карманы, Соер ходил по комнате. Он выпил так много кофе, что почувствовал, как мочевой пузырь подает неприятные сигналы. Зазвонил телефон. Трубку взял молодой агент. Звонил Рэй Джексон: Агент передал Соеру трубку.

— Да? — голос Соера вибрировал в ожидании новостей. Он потер налитые кровью глаза. После двадцати пяти лет работы в ФБР тело не стало легче переносить все тяготы.

— Как там твое респектабельное жилище? — голос Рэя Джексона звучал бодро.

Соер посмотрел на окружавшую его разруху.

— С того места, где я стою, видно, что его надо подмести и покрасить.

Джексон рассмеялся.

— Здесь ходят легенды о том, как тебе удалось выследить Сидней Арчер и настичь ее в аэропорту. Я до сих пор не понимаю, как ты это сделал.

— Да, но боюсь, мне просто повезло. Можешь что-нибудь сообщить? — Соер поднес трубку к правому уху и распрямлял левую руку, пока ее не отпустила судорога.

— Конечно, могу. Хочешь угадать?

— Рэй, я тебя люблю, малыш, очень люблю, но я вчера спал в мешке на холодном полу, на моем теле нет такого места, которое не болело бы. В довершение всего у меня кончилось чистое белье, так что если ты не хочешь, чтобы я тебя расстрелял без предупреждения, когда вернусь, давай выкладывай.

— Спокойно, здоровяк. Так вот, ты был совершенно прав. Сидней Арчер действительно посреди ночи посещала место падения самолета.

— Ты уверен? — Соер знал, что он не ошибся, но по многолетней привычке искал подтверждения своей правоты.

— Один из местных полицейских... — Соер слышал, как на том конце шуршат бумаги. — Заместитель шерифа Юджин Маккенна дежурил в ту ночь, когда подъехала Сидней Арчер. Маккенна подумал, что дамой движет любопытство, и велел ей уезжать, но она рассказала, что на самолете находился ее муж Она просто хотела посмотреть и была в отчаянии. Маккенне стало жаль ее, понимаешь, она ехала всю ночь, чтобы добраться туда. Он проверил, подтвердилось, что она та, за кого себя выдает. Маккенна отвез ее к месту катастрофы, чтобы она хотя бы увидела, что там происходит. — Джексон умолк.

Соер был раздражен.

— Как, черт возьми, это может нам помочь?

— Ну ты и ворчун. Я как раз подхожу к этому. Подъезжая к месту катастрофы, Арчер спрашивает о парусиновой сумке с инициалами мужа. Она увидела ее по телевизору. Думаю, сумку во время катастрофы отбросило в сторону, ее нашли и положили вместе с другими обломками. Подчеркиваю: она хотела забрать эту сумку.

Соер сел, посмотрел в окно, затем снова заговорил в трубку:

— Что сказал ей Маккенна?

— Что это улика и ее уже увезли. Что она, вероятно, получит ее после окончания расследования, но это будет не очень скоро, могут пройти годы.

Обдумывая сообщение, Соер встал и рассеянно налил себе еще чашку кофе. Его мочевому пузырю придется вытерпеть и ее.

— Рэй, как Маккенна описывает ее состояние в ту ночь?

— Знаю, о чем ты думаешь. Действительно ли она верила, что ее муж летел этим самолетом? Маккенна сказал, что если она притворялась, то Кетрин Хепберн ей в подметки не годится.

— Хорошо, пока оставим это. Что с сумкой. Ты достал ее?

— Тут же. Она у меня на столе.

— И? — плечи Соера напряглись, затем тут же поникли, когда он услышал ответ коллеги.

— Ничего. По крайней мере, мы ничего не нашли. В лаборатории ее изучали трижды. Немного одежды, пара книг о путешествиях. Записная книжка, в ней записей нет. Никаких сюрпризов, Ли.

— Зачем из-за этой сумки ей посреди ночи проделывать столь дальний путь?

— Ну, возможно, в ней что-то должно было быть, но не было.

— В этом был бы смысл, если бы муж обманывал ее.

— Как?

Соер отпил глоток кофе и встал.

— Если Арчер в бегах, можно подумать, что он либо собирается увезти с собой семью, либо бросить ее. Верно?

— Хорошо. Я слежу за ходом твоей мысли.

— Значит, если жена думала, что он находился на том самолете, тогда ее отчаяние понятно. Она полагала, что он погиб.

— Но деньги?

— Верно. Если бы Сидней Арчер знала, что сделал ее муж, — возможно, она даже помогала ему, — ей бы захотелось добраться до денег. Я думаю, это помогло бы ей пережить горе. Затем она по телевизору видит сумку.

— Но что же может быть в сумке? Не наличные же.

— Нет, но там могло быть нечто, указывающее ей, где искать деньги. Арчер был компьютерным гением. Может быть, указание компьютерного файла на дискете, где и хранится вся информация о деньгах. Номер счета в швейцарском банке. Карточка от камеры хранения в аэропорту. Все что угодно, Рэй.

— Но мы же ничего похожего там не нашли.

— Это не обязательно должно было находиться в той сумке. Она увидела искомую вещь по телевизору и подумала, что может забрать ее.

— Значит, ты действительно думаешь, что она с самого начала замешана в этом?

Соер устало сел.

— Не знаю, Рэй. Полной уверенности у меня нет.

Это было не совсем так, но Соер не хотел обсуждать с партнером некоторые неприятные нюансы.

— А катастрофа? Какая тут связь?

Ответ Соера был резок:

— Кто знает, есть ли связь? Может быть, оба факта не связаны между собой. Может быть, он заплатил за взрыв самолета, чтобы замести следы. Так, по крайней мере, думает Фрэнк Харди.

Разговаривая, Соер подошел к окну. То, что он увидел на улице, побудило его побыстрее закончить телефонный разговор.

— Что еще, Рэй?

— Ничего, пока все.

— Хорошо, а то мне надо бежать.

Соер повесил трубку, приник к фотоаппарату и начал снимать. Затем он переключился на окно и наблюдал, как Пол Брофи, явно кого-то разыскивая, смотрел на улицу, потом поднялся по ступенькам и исчез внутри гостиницы «Лафитт».

Глава 36

Привычный шум и веселье, обычно царящие на Джексон-сквер, пришли бы в резкий контраст с тем, что этим утром происходило на Куортере. Музыканты, фокусники, велосипедисты, катающиеся на велосипедах с одним колесом, гадатели на картах таро, артисты от талантливых до посредственных старались привлечь внимание и доллары немногих туристов, вышедших на улицу, невзирая на немилосердную погоду.

Сидней в поисках места, где бы перекусить, шла мимо увенчанного тремя шпилями собора Святого Людовика. Она и тут следовала указаниям мужа: если он не позвонит ей в гостиницу к одиннадцати утра, ей надо идти на Джексон-сквер. Бронзовая конная статуя Эндрю Джексона, придававшая площади величественный вид в течение последних ста сорока лет, нависла над Сидней, когда она направлялась на улицу Декатур, где находился Французский рынок. Она бывала в этом городе несколько раз во время учебы в колледже и на факультете права. Тогда она была достаточно молодой, чтобы принять участие в карнавалах перед великим постом и насладиться их пьянящей атмосферой.

Спустя какое-то время она сидела на берегу реки, пила горячий кофе и без особого удовольствия ела взбитый, наполненный маслом рогалик, лениво наблюдая за баржами и буксирными судами на могучей Миссисипи, которые медленно ползли к расположенному поблизости огромному мосту. В ста ярдах по обе стороны от нее расположились агенты ФБР. Подслушивающее оборудование, незаметно направленное в ее сторону, могло уловить любое слово, сказанное ею или обращенное к ней.

Несколько минут Сидней сидела в одиночестве. Она спокойно допила кофе и смотрела на полноводную после дождя могучую реку с пробегавшими по ней белыми барашками.

— За три доллара и пятьдесят центов я могу сказать, где вы купили эти туфли.

Эти слова вывели Сидней из глубокой задумчивости, она подняла голову. Позади нее агенты чуть приободрились и придвинулись поближе. Они бросились бы вперед со всех ног еще тогда, когда этот человек стал к ней приближаться, но говоривший был невысокого роста чернокожий старик лет семидесяти. Это был явно не Джейсон Арчер. Однако все же, может быть, здесь что-то кроется.

— Что? — Она тряхнула головой.

— Ваши туфли. Я знаю, где вы их купили. Три пятьдесят, если я прав. Если ошибаюсь, то чищу их бесплатно.

Его снежно-белые усы нависали над ртом, в котором почти полностью отсутствовали зубы. Его одежда скорее походила на лохмотья, чем на что-нибудь другое. Она также заметила обшарпанный деревянный ящик на скамейке рядом с собой.

— Извините. Мне ничего не нужно.

— Соглашайтесь, леди. Вот что я скажу. Я почищу вам туфли, если прав, но вам тогда все же придется расплатиться. Что вы потеряете? Ваши туфли будут блестеть за очень умеренную плату.

Сидней снова собиралась отказаться, но увидела, что под изношенной прозрачной рубашкой проступают ребра. Ее глаза остановились на ботинках мужчины, из которых в некоторых местах торчали голые и мозолистые пальцы. Она улыбнулась и потянулась к кошельку.

— Так не пойдет, леди. Я должен выполнить работу, иначе сделка не состоится.

В его словах звучала сдержанная гордость. Он уже собрался взять свой ящик.

— Подождите. Пусть будет по-вашему, — сказала Сидней.

— Кажется, вы думаете; что я не могу сказать, откуда у вас эти туфли, правда? — спросил он.

Сидней Арчер покачала головой. Она купила их в каком-то непримечательном магазине в южной части штата Мэн чуть больше двух лет назад. От этого магазина давно след простыл.

— Извините, думаю, не скажете, — ответила она.

— Хорошо, я скажу вам, откуда у вас эти туфли. — Мужчина сделал многозначительную паузу и почти расхохотался, показывая рукой на ее туфли:

— Они с ваших ног.

Сидней начала смеяться вместе с ним.

Позади два агента с подслушивающими устройствами не могли сдержать улыбок.

Церемонно поклонившись своему единственному зрителю, старик опустился на колени перед Сидней и приготовил ее туфли к чистке. Он добродушно болтал без умолку, а ее туфли без каблуков в его проворных руках стали блестеть словно эбонит.

— Высшее качество, леди. Еще долго послужат, если будете ухаживать за ними. Прекрасные ножки им под стать. С такими ногами всегда приятно.

Она улыбнулась, услышав этот комплимент. Старик встал и сложил свой инструмент в коробку. Сидней вытащила три доллара и рылась в своем кошельке в поисках мелочи.

Он посмотрел на нее.

— Не надо искать, мадам. У меня много мелочи, — торопливо сказал он.

В ответ она протянула ему пять долларов и сказала, что сдачи не надо.

Он покачал головой.

— Никак не могу, нет, мадам. Три пятьдесят — таков был уговор — больше не возьму.

Не обращая внимания на возражения, старик вернул ей смятую однодолларовую бумажку и монету в пятьдесят центов. Когда серебряная монета оказалась в ее руке, она почувствовала, что к ней снизу приклеен клочок бумаги. Сидней вытаращила на него глаза. Старик просто улыбнулся, дотронулся до поля своей рваной кепки.

— С вами приятно иметь дело, мадам. Не забывайте ухаживать за этими туфлями.

После того как он ушел, Сидней быстро положила деньги в кошелек, подождала несколько минут и ушла с таким беспечным видом, какой только могла изобразить.

Она вернулась к Французскому рынку, зашла в дамский туалет. В одной из кабин дрожащими руками развернула бумажку. Короткое сообщение было напечатано жирными буквами. Она прочла его несколько раз и торопливо бросила в туалет.

Направляясь по Дюмейн-стрит к Бурбон-стрит, она остановилась и на миг открыла свою сумочку. Притворилась, что проверяет время. Оглянувшись, она заметила платный телефон на стене каменного здания, в котором находился один из крупнейших баров Куортера. Она пересекла улицу, взяла трубку, телефонную карточку и набрала ряд номеров. Позвонила по частной линии «Тайлер Стоун». Сидней ничего не понимала, но инструкция на бумажке велела ей поступать именно так. Делать было нечего. Голос, ответивший после второго звонка, не принадлежал ни одному сотруднику в ее фирме, это также не был автоответчик, извещавший, что ее нет на работе. Она не знала, что звонок переключили с ее рабочего места на другой телефон, который находился не в Вашингтоне. Она попыталась сохранить спокойствие, когда в трубке прозвучал спокойный голос Джейсона Арчера.

Он сказал, что полиция наблюдает за ней. Она не должна ничего говорить и ни в коем случае не может упоминать его имени. Он попытается связаться с ней снова. Ей пора уезжать домой. Он свяжется с ней еще раз. Слова произносились крайне усталым голосом. Она почти ощущала невероятное напряжение в тембре его голоса. В заключение он сказал, что любит ее и Эми, что все обойдется со временем.

В ее голове родилась тысяча вопросов, которые она была не в силах задать. Сидней повесила трубку и направилась в гостиницу «Лафитт», глубокая подавленность чувствовалась в каждом ее движении. Собрав все силы, чтобы взять себя в руки, она старалась идти с беззаботным видом. Было очень важно, чтобы внешний вид не выдал охватившего ее ужаса. Очевидный страх мужа перед властями подорвал веру в его невиновность. Несмотря на безграничную радость, что он жив, она не знала, какой ценой придется расплачиваться за эту радость. Пока ей оставалось лишь идти дальше.

* * *

Записывающее устройство отключили, и телефонную трубку сняли со специального рычажка. Затем Кеннет Скейлс перемотал цифровую ленту. Он нажал на кнопку пуска и снова слушал заполнивший комнату голос Джейсона. Он злорадно улыбнулся, выключил аппарат и покинул комнату.

* * *

— Он забрался через окно на балконе, — сообщал Соеру агент, сидевший на крыше, откуда была видна комната Сидней Арчер. — Он все еще там, — шептал агент по радио. — Хотите, чтобы я его забрал?

— Нет, — ответил Соер, выглядывая из-за занавески на улицу. Средства наблюдения, установленные по соседству с комнатой Сидней, показывали, что задумал Пол Брофи. Он обыскивал ее комнату. Старое предположение Соера о том, что между обоими юристами существует сговор, не подтверждалось.

— Он уходит через черный ход, — вдруг сообщил агент.

— Замечательно, — ответил Соер, заметив идущую по улице Сидней. После того как она вошла в «Лафитт», Соер приказал агентам сесть на хвост расстроенному Полу Брофи, идущему по Бурбон-стрит в противоположном направлении.

Через десять минут Соер получил сообщение, что Сидней во время утренней прогулки звонила с платного автомата. Она звонила к себе на работу. Следующие пять часов ничего не происходило. Вдруг Соер насторожился, увидев, как Сидней выходит из «Лафитт». Подъехало белое такси, и она села в него. Машина быстро уехала.

Соер понесся вниз по лестнице и через минуту мчался в том же черном «Седане», на котором следовал за Сидней из аэропорта. Он не удивился, когда такси свернуло на автомагистраль номер 10 и через полчаса остановилось у аэропорта.

— Едет домой, — пробормотал Соер, ни к кому конкретно не обращаясь. — Ясно, что она не нашла то, за чем приехала. Не нашла, если только Джейсон Арчер не превратился в невидимку — Ветеран ФБР рухнул на сиденье, когда его осенила новая и особенно неприятная мысль. — Она следит за нами.

Водитель повернул голову в его сторону.

— Этого быть не может, Ли.

— Нет, она следит за нами, — Соер настаивал на своем. — Она совершает это долгое путешествие, болтается здесь, затем звонит, а потом летит обратно.

— Я знаю, она не заметила наших людей.

— Я же не говорю, что заметила. Ее предупредили о слежке, и она отправляется домой.

— Но мы проверяли. Она звонила на работу.

Соер нетерпеливо покачал головой.

— Телефонные разговоры можно переключить.

— Но как она догадалась позвонить? Это было заранее запланировано?

— Кто знает? Она встречалась лишь с этим чистильщиком сапог. Ты уверен?

— Абсолютно. Разыграл обычную комедию, затем почистил ей туфли. Ясно видно, что это уличный бродяга. Дал ей сдачи, вот и все.

Соер резко посмотрел на него.

— Сдачи?

— Да, он чистил ей туфли ровно три минуты. Она дала ему пять долларов. Он вернул ей доллар пятьдесят центов. Не захотел брать чаевые.

Соер ухватился за приборную доску, оставляя влажные следы на гладкой поверхности.

— Черт возьми, вот где собака зарыта.

Водитель смотрел ничего не понимающим взглядом.

— Он лишь вернул ей сдачу. Я четко видел через оптическое стекло. Мы слышали каждое слово их разговора.

— Дайте сообразить. Он дал ей пятьдесят центов, а не два раза по двадцать пять? Правда?

Водитель открыл рот.

— Откуда вы это знаете?

Соер вздохнул.

— Как ты думаешь, сколько уличных бродяг откажутся от чаевых в размере одного доллара пятидесяти центов, а затем сразу найдут пятьдесят центов сдачи? Вам не кажется странным, что за чистку он взял три доллара пятьдесят центов, а не три или четыре доллара? Почему три пятьдесят?

— Чтобы можно было дать сдачу. — Голос водителя звучал подавленно после того, как он сообразил в чем дело.

— К монетке было приклеено сообщение. — Соер угрюмо смотрел вслед такси, увозившему Сидней Арчер. — Найдите этого щедрого чистильщика сапог. Наверно, он сможет описать того, кто нанял его. — Сам Соер мало надеялся на это.

Машины направлялись к аэропорту. Остаток дороги Соер молчал и смотрел через окно на ревевшие над их головами ярко выкрашенные самолеты. Через час он сел в самолет ФБР, направляющийся в Вашингтон. Лайнер Сидней, совершавший беспосадочный перелет, уже вылетел. Соер и его люди ознакомились со списком пассажиров и внимательно осмотрели каждого пассажира на борту самолета. Джейсона Арчера среди них не было. Агенты были уверены, что на этом рейсе ничего не может произойти. Они не хотели больше заводить и так настороженную Сидней. Они продолжат слежку за ней в Национальном аэропорту.

Самолет с Соером и другими агентами ФБР разогнался по взлетной полосе и взмыл в темное небо над Новым Орлеаном.

Соер не мог понять, что произошло. Почему же она предприняла эту поездку? В этом не было никакой логики. Вдруг его рот раскрылся от удивления. Ситуация немного прояснилась. Да, он тоже совершил ошибку, вероятно, серьезную.

Глава 37

Пока тележку с напитками катили между рядами, Сидней пила кофе. Она протянула руку к подносу, чтобы взять бутерброд, когда ее взгляд упал на синие буквы на бумажной салфетке. Она начала рассматривать почерк, вздрогнула и чуть не пролила кофе.

«ФБР нет на самолете. Надо поговорить».

Салфетка лежала на подносе справа, и она машинально посмотрела в ту сторону. На мгновение она потеряла дар речи. Потом медленно начала припоминать. Мужчина со спокойным видом пил содовую и жевал свою еду. Под редеющими рыжеватыми волосами показалось длинное, чисто выбритое лицо, изборожденное множеством морщин. Он выглядел лет на сорок пять, на нем были хлопчатобумажные брюки и белая рубашка. Его рост достигал футов шести, свои длинные ноги он наполовину высунул в проход. Наконец он поставил стакан с содовой, вытер рот салфеткой и повернулся к ней.

— Вы меня преследовали, — сказала она почти шепотом. — В Шарлоттсвилле.

— Боюсь, не только там. По правде говоря, я начал наблюдать за вами почти сразу после катастрофы самолета.

Рука Сидней потянулась к кнопке вызова.

— Я бы не стал этого делать.

Ее рука остановилась в нескольких миллиметрах от кнопки.

— Почему нет? — спросила она холодным тоном.

— Потому что я здесь, чтобы помочь найти вашего мужа, — просто сказал он.

Она насторожилась, но нашла силы ответить:

— Мой муж мертв.

— Я не из ФБР и не собираюсь обманывать вас. Однако я не могу доказать обратного, поэтому и не стану пытаться. Я всего лишь дам вам номер телефона, по которому можете звонить мне днем и ночью.

Он передал ей маленькую белую визитную карточку с телефоном штата Вирджиния. Больше на ней ничего не было.

Сидней взглянула на карточку.

— Почему я должна вам звонить? Я даже не знаю, кто вы и чем занимаетесь. Знаю лишь, что вы следите за мной. Это не внушает доверия, — сердито сказала она, оправившись от испуга. Не мог же он угрожать ей в переполненном самолете.

Мужчина пожал плечами.

— На это у меня нет убедительного ответа. Но я знаю, что ваш муж не мертв, и вы тоже это знаете. — Он сделал паузу. Сидней уставилась на него, не в силах вымолвить ни слова. — Хотя у вас нет повода верить мне, я нахожусь здесь, чтобы помочь вам и Джейсону, если еще не поздно.

— Что значит «если еще не поздно»?

Мужчина откинулся на спинку кресла и закрыл глаза. Когда он снова открыл их, отражавшаяся в них неподдельная боль рассеяла ее сомнения.

— Мадам Арчер, я не знаю, в чем замешан ваш муж. Но знаю точно, что, где бы он ни находился, ему, похоже, грозит большая опасность.

Он снова закрыл глаза, а Сидней охватило неведомое прежде состояние отчаяния.

Он посмотрел на нее.

— ФБР установило за вами круглосуточную слежку. — От последующих слов у нее пробежали мурашки по коже. — Вы должны быть им благодарны за это, мадам Арчер.

Когда она наконец заговорила, мужчина с трудом мог разобрать слова, он даже наклонился к ней, чтобы лучше слышать.

— Вы знаете, где находится Джейсон?

Мужчина покачал головой.

— Если бы я знал, то не сидел бы с вами на этом самолете. — Он посмотрел на обреченное выражение ее лица. — Я могу сказать вам лишь одно, мадам Арчер, — я ни в чем не уверен. — Он выдохнул и провел рукой по лбу. Впервые Сидней заметила, что его рука дрожит.

— Я находился в аэропорту Даллеса в то же утро, когда туда прибыл ваш муж.

Сидней широко раскрыла глаза и вцепилась в подлокотники.

— Вы следили за моим мужем? Почему?

Мужчина взглянул на нее.

— Я не говорил, что следил за вашим мужем. — Он отпил глоток, чтобы промочить просохшее горло. — Он сидел в зале вылета рейса в Лос-Анджелес. Он был взволнован и нервничал. Вот что прежде всего привлекло мое внимание к нему. Он встал и пошел в мужской туалет.

— Что в этом необычного?

— Другой человек, вошедший в зал вылета, держал в руках белый конверт. Он был отчетливо виден, этот парень размахивал конвертом, словно фонарем. Думаю, он подавал сигнал вашему мужу. Я видел подобный прием раньше.

— Сигнал? Для чего? — дыхание Сидней так участилось, что ей потребовалось усилие, чтобы успокоиться.

— Сигнал вашему мужу, что пора действовать. Что он и сделал. Он вошел в мужской туалет. Другой человек вошел туда чуть позже. Я забыл сказать, что одет он был почти так же, как ваш муж, в руках у него была точно такая же сумка. Ваш муж так и не вышел оттуда.

— Что вы хотите этим сказать? Куда же он делся?

— Я хотел сказать, что он не вышел в обличье Джейсона Арчера.

Сидней была в полном замешательстве.

Мужчина торопливо продолжал:

— Первым делом я обратил внимание на ботинки вашего мужа. На нем был костюм, но на ноги он надел черные теннисные туфли. Вы не помните, в то утро он надевал теннисные туфли?

— Я спала, когда он уехал.

— Когда он вышел из туалета, его внешность изменилась полностью. Он был похож на студента колледжа, одетого в тренировочный костюм, изменился цвет волос. Словом, все.

— Как же вы тогда узнали, что это он?

— По двум причинам. Во-первых, ваш муж вошел в туалет как раз тогда, когда его открыли после уборки. Я следил за этой дверью, как ястреб. В туалет не входил никто даже близко похожий на парня, вышедшего оттуда позднее. Во-вторых, черные теннисные туфли были очень заметны. Ему следовало бы носить менее броскую обувь. Это был ваш муж, в этом нет сомнений. Хотите узнать еще что-нибудь?

Сидней с трудом выдавила слова:

— Расскажите мне.

— Второй человек вышел со шляпой вашего мужа на голове. В этой шляпе он вполне мог сойти за его двойника.

Услышав это откровение, Сидней глубоко вздохнула.

— Ваш муж встал в очередь на рейс в Сиэтл. Он вытащил из кармана тот самый белый конверт, который был в руках у того парня. В этом конверте находился билет на самолет и посадочный талон. Второй человек сел на самолет, вылетающий в Лос-Анджелес.

— Значит, в туалете они обменялись билетами. Второй человек переоделся так, чтобы быть похожим на Джейсона на тот случай, если за ним кто-нибудь наблюдает.

— Правильно. — Он задумчиво кивнул. — Вашему мужу хотелось, чтобы думали, что он улетел в Лос-Анджелес.

— Но почему? — Сидней задала этот вопрос больше себе, чем собеседнику.

Мужчина пожал плечами.

— Не знаю. Зато точно знаю, что самолет, на котором должен был находиться ваш муж, рухнул на землю. Тогда у меня появилось еще больше подозрений.

— Вы сообщили полиции?

Мужчина потряс головой.

— Что я им мог бы сказать? Я же не видел, как в самолет подложили бомбу. К тому же у меня были свои причины хранить молчание.

— Какие причины?

Мужчина поднял руку и покачал головой.

— Давайте пока не будем в это углубляться.

— Как вы узнали моего мужа? Я полагаю, вы не знали, как он выглядит.

— Раньше никогда не видел его. Но я пару раз прошел мимо него до того, как он вошел в туалет. На ярлыке его сумки значились имя и адрес. Я хорошо умею читать на перевернутых вверх ногами вещах. Мне не потребовалось много времени, чтобы выяснить, где он работает, чем зарабатывает себе на хлеб, информации было более чем достаточно. То же самое я узнал и о вас. Вот после этого я и стал следить за вами. Честно говоря, я не знал, угрожает ли вам опасность или нет. — Он говорил деловым тоном. Однако у Сидней кровь застыла в жилах, когда она услышала об этом неожиданном вторжении в ее частную жизнь.

— Затем, когда я разговаривал с другом в участке полиции Фэрфакса, туда по телеграфу пришел словесный портрет вашего мужа. Вот тогда я и подумал, что вы можете вывести меня на него.

— А как вы выяснили, что я лечу в Новый Орлеан? — Сидней откинулась на спинку сиденья.

— Первым делом я начал прослушивать ваш телефон. — Он проигнорировал удивление на ее лице. — Мне срочно нужно было знать, куда вы собираетесь. Я слышал ваш разговор с мужем. Он говорил очень уклончиво.

Самолет с гулом продолжал полет, Сидней Арчер коснулась рукава мужчины.

— Вы сказали, что вы не из ФБР. Кто же вы тогда? Почему вы занимаетесь этим?

— Я частный детектив, мадам Арчер. Дело, которым я занимаюсь круглые сутки, — это ваш муж.

— Кто нанял вас?

— Никто. — Прежде чем продолжить, он снова оглянулся. — Я подумал, что ваш муж попытается связаться с вами. Вот почему я здесь. Кажется, в Новом Орлеане случился провал. По телефону говорил он, ведь так? Чистильщик сапог передал вам записку, правильно?

Сидней Арчер помедлила, затем кивнула.

— Муж намекнул вам, где он может быть?

Сидней покачала головой.

— Он сказал, что свяжется со мной позднее. Когда станет безопаснее.

Мужчина почти рассмеялся.

— Тогда вам придется ждать очень долго. Очень долго, мадам Арчер.

Когда самолет заходил на посадку в Национальном аэропорту Вашингтона, мужчина снова повернулся к Сидней.

— Пара вопросов, мадам Арчер. Прослушивая пленку с записью вашего разговора с мужем, я уловил какой-то посторонний шум, похожий на льющуюся воду. Не уверен, но, кажется, кто-то подслушивал по другой линии. — Лицо Сидней застыло. — Мадам Арчер, вы должны иметь в виду одно обстоятельство — федералам тоже известно, что Джейсон жив.

Через короткий промежуток времени самолет с легким стуком коснулся посадочной полосы, и в салоне все пришло в движение.

— Вы упомянули, что хотите затронуть два вопроса. Какой же второй?

Мужчина нагнулся и вытащил небольшой портфель из-под переднего кресла. Он сел и посмотрел ей прямо в глаза.

— Люди, способные взорвать самолет, пойдут на все. Не доверяйте никому, мадам Арчер. И будьте крайне осторожны. Осторожность тоже не может гарантировать полную безопасность. Мне жаль, это похоже на плохой совет, но больше я вам ничего сказать не могу.

Чуть погодя мужчина исчез. Сидней сошла с трапа одной из последних. В аэропорту людей было немного. Она направилась к стоянке такси. Помня о совете незнакомца, она осторожно оглянулась, стараясь делать это как можно незаметнее. Ее успокаивало лишь то, что среди всех людей, вероятно, следящих за ней, по крайне мере, некоторые являются агентами ФБР.

* * *

Покинув Сидней Арчер, мужчина сел в аэропортовский автобус, который повез его к долговременной стоянке автомашин. Он нес сумку, которую сдал, улетая в Новый Орлеан. Оранжевая наклейка говорила о том, что в сумке находится разряженное оружие. Добравшись до машины, «Гранд Маркие» последней модели, он открыл сумку, чтобы извлечь пистолет, перезарядить его и положить в кобуру под плечом.

Лезвие стилета, сначала пронзившее его правое легкое, вытащили и с яростью вонзили в левое легкое, предотвращая крик о помощи, который ему в ином случае удалось бы произвести. Третий удар пришелся в правую сторону его шеи. Сумка упала на бетонный пол, оружие больше уже не могло пригодиться умирающему. Мгновение спустя он лежал на земле, его глаза, смотрящие на убийцу, покрывались пленкой.

Подъехал фургон, и Кеннет Скейлс прыгнул в него. Еще миг, и мертвец остался один.

Глава 38

Ли Соер сидел за столом конференц-зала в здании ФБР и просматривал многочисленные донесения. Он прошелся рукой по взъерошенным волосам, откинулся на стуле и положил ноги на стол, пытаясь мысленно разобраться в новых фактах. Вскрытие Райкера показывало, что он умер еще за сорок восемь часов до того, как обнаружили его тело. Поскольку температура в комнате была близка к точке замерзания, Соер знал, что разложение тела не происходило так, как при естественных обстоятельствах.

Соер рассматривал фотографии автоматического пистолета «Сиг П 229», который нашли на месте преступления. Номера пистолета были высверлены и зачищены. Затем он посмотрел на фотографии пуль, извлеченных из тела. Райкер получил одиннадцать пуль со срезанными головками, — больше, чем было необходимо, чтобы убить его. Такой огневой вал свинца очень беспокоил агента ФБР. На теле убитого осталось много следов профессиональной работы. Профессиональные убийцы редко стреляют больше одного раза. По заключению медэксперта первый выстрел оказался смертельным. Сердце уже перестало работать, когда в тело вошли остальные пули.

Следы крови на столе, стуле и зеркале говорили о том, что в Райкера стреляли сзади. По-видимому, убийца стащил Райкера со стула, бросил его лицом вниз в углу спальни и продолжал расстреливать обойму в мертвое тело с расстояния трех футов. Но зачем? Соер не мог прямо сейчас ответить на этот вопрос. Он задумался о другом.

Несмотря на многочисленные расспросы, не удалось ничего выяснить о передвижениях Райкера за последние полтора года. Никаких адресов, никаких друзей, никаких работ, никаких счетов по кредитным карточкам, ничего. Хотя «Быстрый Старт» ежедневно обрабатывал тонны данных о крушении самолета, пока не обнаружилось ничего существенного. Они знали, как взорван самолет, у них было тело человека, ответственного за это, но дальше дело не продвигалось.

В отчаянии Соер сел и пролистал еще одно донесение. Райкеру также изменяли внешность хирургическим путем. Фотографии, сделанные во время последнего ареста Райкера, не имели абсолютно никакого сходства с мужчиной, встретившим кровавый конец в тихой квартире дома в Вирджинии.

Соер усмехнулся. Он нисколько не ошибся в отношении особы по имени Синклер. Райкер не занял место другого человека. Райкер был создан из тонкого черного сукна и компьютерных записей. И получалось, что Роберта Синклера взяли как живого, дышащего человека с прекрасным послужным списком на должность заправщика в респектабельную компанию, заключившую контракты на обслуживание главных авиакомпаний, включая «Уэстерн Эйрлайнс»", самолеты которых вылетали из международного аэропорта Даллеса. Однако в «Векторе» проверявшие его послужной список сделали ряд ошибок. Не были проверены телефоны бывших работодателей Синклера, воспользовались лишь телефонами, которые им дал Райкер, он же Синклер. Все рекомендательные письма, предоставленные Райкером, были выданы в маленьких заправочных точках в штате Вашингтон и в Южной Калифорнии. Этих точек уже давно не существовало. Когда люди Соера проверили, оказалось, что номера их телефонов отключены. Адреса прежних мест работы, отмеченные в заявлении Райкера, тоже были липовыми. Номер страховки, однако, был введен в систему регистрации и оказался действительным.

Его отпечатки пальцев также были зафиксированы в базе данных полиции штата Вирджиния. Райкер отбыл срок в тюрьме Вирджинии, и отпечатки его пальцев должны были храниться и там. Однако их там не оказалось. Это означало лишь одно. В базы данных системы социального страхования и полиции Вирджинии были внесены изменения. С таким же успехом можно было уничтожить всю систему. Как теперь можно верить хоть чему-нибудь? Оказавшись ненадежными, компьютерные системы стали практически бесполезными. Если возможно совершить такое с администрацией социального страхования в Вирджинии, кто мог чувствовать себя в безопасности? Соер сердито отодвинул в сторону донесения, налил себе еще чашку кофе и зашагал по просторному помещению.

Джейсон их значительно опередил. Сидней Арчер могла поехать в Новый Орлеан лишь по одной причине. С тем же успехом можно было отправиться в любой другой город. Кому-то надо было, чтобы она исчезла из города. А когда она уехала, агенты ФБР помчались следом. Ее дом остался без присмотра. Осторожно опросив соседей, Соер узнал, что родители Сидней с маленькой дочкой уехали вскоре после отъезда Арчер.

Соер сжимал и разжимал кулак. Отвлекающий маневр. И он попался на него, как самый зеленый агент в мире. У него не было прямых доказательств, что все было именно так, но он прекрасно понимал, что кто-то вошел в дом Арчеров и что-то забрал оттуда. Раз они шли на весь этот риск, значит, Соер упустил нечто чрезвычайно важное.

Утро начиналось плохо, и, похоже, дела пойдут еще хуже. Он не привык к ситуациям, когда его обходят на каждом повороте.

До сих пор он сообщал Фрэнку Харди о результатах. Его друг наводил справки о Поле Брофи и Филипе Голдмане. Харди, понятно, был заинтригован, когда узнал о том, что Брофи тайно проник в гостиничную комнату Сидней Арчер.

Соер раскрыл газету и прочел заголовок. Он подумал, что Сидней Арчер сейчас, наверно, уже близка к панике. Поскольку велся поиск Джейсона Арчера, в ФБР пришли к согласию, что пора предать гласности преступления, в которых он якобы замешан: шпионаж и растрата денежных средств «Трайтона». Ничего не говорилось о его прямой причастности к крушению самолета, хотя в публикации упоминалось, что он находился в списке пассажиров злополучного рейса, но на борту самолета не оказался. Соер решил, что люди могли угадать между строк определенный намек. Заметное место в публикации занимала также активность Сидней. Он взглянул на часы. Он собирался нанести Сидней Арчер второй визит. И несмотря на личную симпатию к ней, на этот раз он не уйдет, пока не получит ответы на некоторые вопросы.

* * *

Генри Уортон стоял за своим столом, опустив подбородок на грудь, и угрюмо смотрел на облачное небо. Экземпляр утренней «Пост» лежал на столе первой полосой вниз. Так, по крайней мере, не видны расстраивающие заголовки. Напротив него сидел Филип Голдман. Взгляд Голдмана упирался в Уортона.

— Генри, не думаю, что у нас есть выбор. — Голдман сделал паузу, по его непроницаемому лицу пробежала еле заметная улыбка удовлетворения. — Насколько я понимаю, Натан Гембл был особенно расстроен, когда звонил сегодня утром. Кто посмеет винить его? Говорят, он может отозвать весь счет.

При этих словах Уортон поморщился. Когда он повернулся лицом к Голдману, его глаза были опущены. Было ясно видно — Уортон колеблется. Голдман нагнулся вперед, ему не терпелось побыстрее извлечь пользу из ситуации.

— Это же ради блага фирмы, Генри. Многим людям будет больно, и, несмотря на прошлые разногласия, мне бы хотелось включиться в эту группу, тем более что она является особенно ценным приобретением для фирмы. — На этот раз Голдману удалось подавить улыбку. — Но будущее фирмы, будущее сотен людей не может приноситься в жертву ради одного человека. Генри, ты ведь понимаешь это. — Голдман откинулся на спинку стула, сложил руки на коленях и состроил безмятежное выражение лица. Он притворно вздохнул. — Я могу позаботиться об этом. Генри, если ты захочешь. Я знаю, как вы оба близки.

Наконец Уортон поднял взгляд. Утвердительный кивок головы был похож на резкий удар топора. Голдман тихо покинул комнату.

* * *

Сидней Арчер поднимала газету с дорожки перед домом, когда зазвонил телефон. Она бросилась в дом с нераскрытой «Пост» в руке. У нее почти не было сомнений, что звонит не муж, но как раз теперь ее уверенность в чем-либо сильно ослабла. Она бросила газету поверх других периодических изданий, которые тоже еще не читала.

В трубке раздался громовой голос отца. Читала ли она газету? О чем, черт подери, они там пишут? Все эти обвинения. Отец сердито заявил, что подаст на всех в суд, включая «Трайтон» и ФБР. Успокаивая его, Сидней раскрыла газету. От заголовка у нее перехватило дух, будто кто-то тяжелый наступил ей на грудь. Она упала на стул в полутемной кухне. Потом быстро прочла главную тему номера, в которой намекалось, что ее муж присваивал чрезвычайно важные секреты и сотни миллионов долларов своего работодателя. В довершение всего Джейсона Арчера подозревали во взрыве самолета с целью убедить власти, что он мертв. Теперь благодаря ФБР все знали, что он жив и находится в бегах.

Когда она дальше наткнулась на свое имя, Сидней стало плохо. Там говорилось о ее поездке в Новый Орлеан вскоре после панихиды по мужу, что, по мнению автора статьи, вызывает большие подозрения Конечно, все это было подозрительно. Каждый, включая Сидней, узрел бы в подобной поездке сомнительные мотивы. Вся ее безупречно честная жизнь была полностью уничтожена. В отчаянии она повесила трубку, не договорив с отцом. Ей еле удалось доплестись до раковины. От тошноты закружилась голова. Она пустила струю холодной воды на шею и лоб.

Спотыкаясь, она дошла до кухонного стола и начала рыдать. Ей никогда не доводилось сталкиваться с подобной безысходностью. Потом ее охватило неожиданное возбуждение. Злость. Она побежала в спальню, накинула на себя первую попавшуюся одежду и через две минуты открыла дверцу «Форда Эксплорера». «Дерьмо». Оттуда вывалилась почта, и она машинально нагнулась, чтобы собрать ее. Ее руки ловко подбирали разбросанную почту и вдруг наткнулись на пакет, адресованный Джейсону Арчеру. У нее подкосились ноги, когда она узнала почерк Джейсона. Она нащупала тонкий предмет, находившийся внутри пакета, взглянула на почтовую марку. Пакет был отправлен из Сиэтла в тот же день, когда Джейсон поехал в аэропорт. Она невольно вздрогнула. У мужа в домашнем кабинете лежало много таких почтовых пакетов. Они были специально предназначены для надежной отправки компьютерных дискет. У нее не было времени думать об этом. Она забросила почту в машину, села и рванула с места.

* * *

Через полчаса растрепанная Сидней Арчер в сопровождении Лукаса влетела в кабинет Натана Гембла. Позади них стоял удивленный Квентин Роу. Сидней подошла прямо к столу Гембла и бросила ему на колени номер «Пост».

— Надеюсь, у вас найдутся хорошие адвокаты, занимающиеся делами о клевете. — Заметив ее негодование, Лукас двинулся вперед, но Гембл жестом остановил его. Шеф «Трайтона» быстро поднял газету и глазами пробежал статью. Тогда он поднял голову. — Я этого не писал.

— Ясно, что не писали.

Гембл погасил сигарету и поднялся.

— Извините меня, но вам не кажется, что именно я должен сердиться?

— Мой муж взрывает самолеты, продает секреты, грабит вас. Наглая ложь, и вы это знаете.

Гембл вышел из-за стола и встал лицом к ней.

— Позвольте сообщить вам то, что я знаю, леди. Я потерял целую тонну денег, это факт. И ваш муж предоставил РТГ все необходимое, чтобы та похоронила мою компанию. Это тоже факт. Что я должен после этого делать, наградить вас медалью?

— Это неправда.

— Ну да, конечно! — Гембл пододвинул стул. — Садитесь!

Гембл открыл ящик стола, вытащил видеокассету и бросил ее Лукасу. Затем нажал кнопку на консоли и часть стены раздвинулась, открывая большой моноблок, объединявший телевизор и видеомагнитофон. Пока Лукас вставлял кассету, Сидней с дрожащими ногами поникла на стуле. Она посмотрела на Квентина Роу, который неподвижно застыл в углу кабинета, уставившись на нее широко раскрытыми глазами. Она нервно облизала губы и повернулась к телевизору.

Ее сердце чуть не перестало биться, когда она увидела мужа. Слыша лишь его голос после того страшного дня, она испытывала такое чувство, что он ушел навсегда. Сначала она смотрела на его плавные, такие знакомые движения. Затем взгляд упал на лицо Джейсона, и она ахнула. Никогда ей не доводилось видеть своего мужа таким нервным и напряженным. Она не особенно смотрела на то, как из рук в руки передали портфель, как улыбались мужчины, как изучали бумаги, не обратила внимание на шум пролетевшего самолета. Она не отрывала глаз от Джейсона. Ее глаза заметили время и дату, когда была снята сцена, а сердце подпрыгнуло, когда до нее дошло значение этих цифр. Пленка закончилась, и она обернулась — все в комнате уставились на нее.

— Этот обмен состоялся в здании РТГ в Сиэтле уже после того, как самолет рухнул на землю. — Гембл стоял за ее спиной. — А теперь, если вы все еще хотите подать на меня в суд за клевету, то пожалуйста. Само собой разумеется, если прогорит наша сделка с «Сайберкомом», вам будет трудно взыскать с нас деньги, — угрюмо сказал он.

Сидней встала. Гембл нагнулся через стол.

— Вот ваша газета. — Он швырнул ей газету Хотя она еле держалась на ногах, но поймала ее. Через мгновение она выбежала из комнаты.

* * *

Сидней въехала в гараж и слушала, как опускается дверь. Она вся дрожала, накатывающиеся рыдания мешали ей дышать. Она схватила газету. Когда та раскрылась, обнажив вторую часть полосы, Сидней Арчер получила еще один удар. Там было нечто, вселившее в нее безумный страх.

Фотография мужчины была старая, но она сразу узнала лицо. Теперь стало известно и его имя: Эдвард Пейдж Он уже пять лет работал местным частным детективом, а до того был офицером полиции в Нью-Йорке. Как сообщала газета, он работал в одиночку, его фирма называлась «Частные решения». Пейдж стал жертвой рокового ограбления на стоянке автомашин Национального аэропорта. Далее говорилось, что он разведен и у него остались двое детей-подростков.

Со страницы на нее смотрели знакомые глаза, и холод про бежал по ее спине. Она понимала лучше, чем кто-либо другой, если не считать убийцу Пейджа, что детектив погиб не потому, что кому-то понадобились деньги или кредитная карточка. Его убили через несколько минут после того, как он разговаривал с ней. Было бы глупо с ее стороны приписать эту смерть случайности. Она выскочила из машины и вбежала в дом.

Она вытащила сверкающий серебристый «Смит и Вессон Слим-Найн», который хранила запертым в металлической коробке в шкафу спальни, и быстро зарядила его. Пули со срезанной головкой будут высокоэффективны против любого, кто осмелится напасть. Она проверила бумаги. Разрешение на припрятанное оружие все еще было действительным. Когда она потянулась, чтобы поставить коробку на шкаф, пистолет выскользнул из ее кармана, ударился о ночной столик и приземлился на покрытый ковром пол. Слава Богу, он был на предохранителе. Подняв пистолет, она заметила, что от удара откололся уголок пластика на рукоятке, все остальное было цело. С пистолетом в руке она вернулась в гараж и забралась в «Форд».

Вдруг она застыла. Изнутри дома до нее долетел какой-то звук. Она сняла пистолет с предохранителя и взяла под прицел дверь, ведущую в дом. Свободной рукой достала ключи от машины. Один ключ задел палец и поранил его. Она нажала на пристегнутую к солнцезащитному щитку кнопку, чтобы открыть дверцу. Сердце неистово билось, пока она ждала, когда откроется проклятая медлительная дверца. Сидней не спускала глаз и с двери, ведущей в дом, ожидая, что та может распахнуться в любой момент.

Она мысленно вернулась к газетной версии смерти Эдварда Пейджа. Остались двое детей. Черты ее лица посуровели. Она не оставит свою маленькую дочь без матери. Ее рука еще крепче сжала рукоятку пистолета. Она надавила на кнопку в подлокотнике сиденья водителя, и стекло с правой стороны опустилось. Теперь ничто не помешает ей стрелять по двери, ведущей в дом. Она раньше стреляла только по целям в тире. Но она пойдет на все, чтобы убить любого, кто выйдет через эту дверь.

Она не заметила, как некий мужчина низко нагнулся, чтобы проскочить через дверь гаража, пока та открывалась. Держа в руке пистолет, он быстро подскочил к дверце автомобиля со стороны водителя. В этот момент дверь, ведущая из дома в гараж, начала открываться. Сидней сжимала свое оружие так, что на руке у нее набухли вены. Ее палец начал опускаться на курок.

— Боже мой, леди! Положите это. Немедленно! — закричал мужчина, приставив пистолет через окно к левому виску Сидней.

Сидней резко обернулась и оказалась лицом к лицу с агентом Рэем Джексоном. В это время дверь в гараж отбросили так, что она ударилась о стену. Сидней развернулась в ту сторону и увидела, как огромный Ли Соер бросился через эту дверь, размахивая пистолетом десятого калибра. Сидней рухнула на сиденье, с ее лба стекали ручьи пота.

Рэй Джексон, держа пистолет в руке, рванул дверцу «Эксплорера» и смотрел то на Сидней, то на ее пистолет, который чуть не продырявил большое отверстие в его партнере.

— Вы с ума сошли?

Он перегнулся через нее, выхватил из рук пистолет и защелкнул предохранитель. Сидней не пошевелилась, чтобы помешать ему. Внезапно ею овладел гнев.

— Что вы тут делаете? Вломились в мой дом. Я могла застрелить вас.

Ли Соер засунул пистолет обратно в кобуру и подошел к «Форду».

— Входная дверь была открыта, мадам Арчер. Мы подумали, что что-то могло случиться, раз никто не ответил на наш стук.

После такого откровенного объяснения ее гнев испарился так же быстро, как и возник. Она забыла закрыть дверь, когда побежала к телефону, чтобы ответить на звонок отца. Она опустила голову на руль, борясь с подступающей к горлу тошнотой. Все ее тело покрылось испариной. Она поежилась, когда через открытую дверь в гараж ворвался холодный воздух.

— Едете куда-нибудь? — Соер остановил взгляд на отрешенно сидевшей женщине.

— Просто хочу покататься. — Ее голос был едва слышен. Она не взглянула на него. Провела руками по рулю. От пота ее рук его поверхность заблестела.

Соер посмотрел на стопку почты, лежавшую на сиденье.

— Вы всегда возите с собой почту?

Сидней следила за его взглядом.

— Не знаю, как она попала сюда. Может быть, ее оставил здесь отец, когда уезжал.

— Правильно. Он уехал сразу после вас. Кстати, как Новый Орлеан? Вы хорошо провели время?

Сидней тупо уставилась на этого человека.

Соер твердой рукой взял ее за локоть.

— Пойдемте побеседуем, мадам Арчер.

Глава 39

Прежде чем выйти из машины, Сидней тщательно собрала всю почту и сунула «Пост» под мышку. Незаметно для агентов она положила дискету в карман куртки. Выходя из машины, взглянула на пистолет, так неожиданно конфискованный Джексоном.

— У меня есть разрешение на это. — Сидней протянула бумагу.

— Не возражаете, если я его разряжу, прежде чем верну вам?

— Если вам так безопаснее, — сказала она, нажимая на кнопку открывающую дверь гаража, захлопнула дверцу «Форда» и направилась к дому.

— Не забудьте оставить патроны.

Джексон с удивлением посмотрел ей вслед. Оба агента пошли за ней в дом.

— Хотите кофе? Чего-нибудь поесть? Сейчас довольно рано. — В последних словах прозвучал упрек.

— Выпить кофе было бы здорово, — ответил Соер, не обращая внимания на ее тон. Джексон кивнул в знак согласия.

Пока Сидней наливала три чашки кофе, Соер методично рассматривал ее. Немытые светлые волосы безжизненно обрамляли ее лишенное косметики лицо, более издерганное и изможденное, чем в прошлый раз, когда он приходил сюда. Платье свободно висело на ней. Однако ее зеленые глаза оставались так же обворожительны, как всегда. Он заметил, что ее руки чуть дрожали, когда брали кофейник. Очевидно, она была на грани нервного срыва. Он невольно восхищался тем, как она держалась, переживая этот кошмар, который с каждым новым днем давал новые метастазы. Но всему есть предел. Он надеялся выявить предел воли Арчер до того, как все это кончится.

Сидней поставила чашки на поднос вместе с сахаром и сливками. Взяла хлебницу и достала целый ассортимент сдобных пончиков. Уставила всем этим поднос и поставила его посередине кухонного стола. Пока агенты угощались, она взяла несколько соленых палочек и начала их грызть.

— Хорошие пончики. Спасибо. Кстати, вы всегда носите оружие при себе? — Соер выжидающе смотрел на нее.

— У соседей взломали дверь, к тому же я знакома с оружием, Мой папа и старший брат Кенни служили в морской пехоте. Они также страстные охотники. У Кенни большая коллекция огнестрельного оружия. Когда я была ребенком, папа брал меня с собой на стрельбище. Я стреляла почти из всех видов оружия. Я меткий стрелок.

Рэй Джексон сказал:

— В гараже вы неплохо обращались с этим пистолетом. — Он заметил трещину в рукоятке. — Надеюсь, вы не роняли его заряженном положении.

— Я осторожна с огнестрельным оружием, мистер Джексон, но понимаю вашу озабоченность.

Джексон еще раз взглянул на пистолет, прежде чем вернуть его вместе с полным магазином.

— Хорошая штука. Легкая. Я также пользуюсь пулями «Хайдра-Шок» — отличная сдерживающая сила. В патроннике осталась пуля, — напомнил он.

— Он оборудован специальным предохранителем. Если не вставлен магазин, выстрела не произойдет. — Сидней осторожно дотронулась до пистолета. Но я не люблю держать его дома, особенно когда здесь находится Эми, хотя хранится он в специальном ящике в незаряженном виде.

— Тогда в случае кражи со взломом от него немного пользы, — сказал Соер, откусывая кусочек пончика и запивая кофе.

— Если вас застанут врасплох. Я стараюсь, чтобы такого не произошло. — После событий сегодняшнего утра она чуть не поморщилась при своих словах.

Отодвинув поднос, Соер спросил:

— Не расскажете мне, почему вы предприняли маленькую поездку в Новый Орлеан?

Сидней держала утреннюю газету так, что заголовок был полностью виден.

— Почему? Вы подрабатываете репортером и нуждаетесь в информации для следующей статьи? Между прочим, спасибо за то, что вы разрушили мою жизнь.

Она со злостью бросила газету на стол и отвернулась. Ее левый глаз стал дергаться. Она ухватилась за край старенького соснового стола, когда почувствовала, что ее тело охватывает дрожь.

Соер пробежал глазами статью.

— Я не вижу здесь ничего такого, что не было бы правдой. Вашего мужа подозревают в краже секретов компании. К тому же его не оказалось на том самолете, которым он должен был лететь. Ваш муж жив и здоров, мадам Арчер. Кажется, это вас не удивляет. Вы не хотите рассказать мне о Новом Орлеане?

Она медленно повернулась и посмотрела на него, ее лицо было удивительно спокойным.

— Вы говорите, он жив?

Соер кивнул.

— Тогда почему бы вам не сказать, где он?

— Я как раз собирался задать этот вопрос вам.

Сидней вонзила ногти себе в бок.

— С того утра я не видела мужа.

Соер придвинулся к ней ближе.

— Послушайте, мадам Арчер. Давайте не будем играть в прятки. Вам звонит какой-то таинственный человек и после этого вы, совершив настоящую поминальную службу по вашему дорогому усопшему, который, оказывается, жив, улетаете в Новый Орлеан. Вы выпрыгиваете из такси и бежите в метро, оставив дорожную сумку. Вы уходите от моих ребят и удираете в южном направлении. Вы останавливаетесь в гостинице, где, могу поспорить, у вас назначена встреча с мужем. — Сидней Арчер, надо отдать ей должное, даже не дрогнула. Соер продолжал: — Вы идете на прогулку, чистите туфли у приятного старика, единственного бродяги на моей памяти, кто отказывается от чаевых. Вы звоните и снова садитесь в самолет, вылетающий в Вашингтон. Что вы на это скажете?

Сидней сделала незаметный вздох и пристально посмотрела на Соера.

— Итак, вы сказали, что мне звонил какой-то таинственный человек. Кто вам это сказал?

Агенты переглянулись.

— У нас есть свои источники, мадам Арчер. Мы также проверяем ваши телефонные разговоры, — сказал Соер.

Сидней положила ногу на ногу и наклонилась вперед.

— Вы имеете в виду звонок от Генри Уортона?

Соер спокойно разглядывал ее.

— Вы утверждаете, что говорили с Уортоном?

Он не ожидал, что она так легко попадет в ловушку, но не жалел об этом.

— Нет. Я утверждаю, что кто-то звонил, назвав себя Генри Уортоном.

— Но вы же говорили с кем-то.

— Нет.

Соер вздохнул.

— У нас есть запись того телефонного звонка. Вы разговаривали минут пять. Вы хотите уверить нас, что слушали, как кто-то тяжело дышит в трубку?

— Я не должна сидеть здесь и выслушивать ваши или чьи-либо оскорбления. Вам это понятно?

— Хорошо, прошу прощения. Так что же это было?

— Не знаю.

Соер подскочил на стуле и ударил своим огромным кулаком по столу. Сидней чуть не свалилась со стула.

— Господи, давайте...

— Я же говорю вам, что не знаю, — Сидней сердито прервала его. — Я думала, что это Генри, но это был не он. Тот человек так и не сказал ничего. Я повесила трубку через несколько секунд.

Ее сердце стало бешено колотиться при мысли, что она врет ФБР.

Соер устало посмотрел на нее.

— Компьютеры не врут, мадам Арчер. — Говоря это, он вздрогнул, вспомнив провал с Райкером. — Разговор продолжался пять минут.

— Мой отец взял трубку на кухне, затем положил ее на стол и пошел звать меня. Вы оба пришли примерно в то же время. Вы же не станете исключать возможность, что он забыл повесить трубку? Вероятно, так и получились эти пять минут. Может быть, вы ему позвоните и спросите. Можете воспользоваться этим телефоном. — Сидней указала на стену рядом с дверью.

Соер взглянул на телефон и задумался. Он не сомневался, что она лжет, но ее слова звучали правдоподобно. Он забыл, что разговаривает с юристом, с весьма квалифицированным юристом.

— Не хотите позвонить ему? — переспросила Сидней. — Я знаю, что он дома, так как совсем недавно он звонил мне. Его последние слова были о том, что он подает в суд на ФБР и «Трайтон».

— Возможно, я ему позвоню позднее.

— Прекрасно. Я просто подумала, что вы сделаете это прямо сейчас, чтобы потом не утверждать, что я уговорила отца вам соврать. — Она впилась глазами во взволнованное лицо агента. — Пока мы говорим на эту тему, давайте разберемся в других ваших обвинениях. Вы сказали, что я убежала от ваших людей. Не зная, что за мной следят, вполне возможно, что я ускользнула от кого-нибудь. Моя машина застряла в пробке. Я боялась опоздать на самолет, поэтому села на метро. Я многие годы не пользовалась метро, поэтому вышла на остановке «Пентагон», так как не помнила, нужно ли здесь делать пересадку, чтобы добраться до аэропорта. Поняв, что ошиблась, я просто села на тот же поезд. Я не взяла с собой сумку, так как не хотела таскать ее в метро, особенно если мне пришлось бы бежать, чтобы успеть на поезд. Если бы я осталась в Новом Орлеане, то попросила бы, чтобы мне ее прислали другим рейсом. Я бывала в Новом Орлеане много раз. Мне там всегда было хорошо. Наверно, логично, что я туда поехала, хотя я в последнее время не думаю логично. Я почистила ботинки. Разве это незаконно? — Она посмотрела на обоих. — Надеюсь, вы не знаете, что значит хоронить супруга, когда нет его тела.

Она со злостью швырнула газету на пол.

— Человек, о котором там пишут, не мой муж. Вы знаете, какое у нас было самое привольное время? Когда мы зимой жарили мясо на заднем дворе. Самое безумное, на что он был способен — иногда проехаться с большой скоростью без ремня безопасности. Он не мог быть замешан во взрыве того самолета. Я знаю, вы мне не верите, но сейчас это не имеет значения.

Она встала и прислонилась к холодильнику.

— Мне надо было уехать, — продолжала она. — Неужели мне надо вам об этом говорить? — Ее голос почти сорвался на крик, затем стих, и она умолкла.

Соер уже собирался ответить, но закрыл рот, когда Сидней подняла руку и продолжала более спокойным тоном.

— Я провела в Новом Орлеане всего один день. Вдруг я поняла, что мне не убежать от кошмара, каким стала моя жизнь. У меня есть маленькая девочка, которой я нужна. А она нужна мне. Она все, что у меня осталось. Вы это понимаете? Вы хоть что-нибудь понимаете?

Слезы покатились по ее щекам. Она сжимала и разжимала руки. Ее грудь вздымалась. Неожиданно она села.

Рэй Джексон нервно играл чашкой из-под кофе и посматривал на партнера.

— Мадам Арчер, у Ли и у меня есть семьи. Я понимаю, что вы сейчас переживаете. Вы должны понять, что мы делаем свою работу. Сейчас многое не сходится. Но одно не вызывает никаких сомнений. Целый самолет с людьми на борту рухнул с неба, и тот, кто виновен в этом, должен быть наказан.

Сидней встала на нетвердых ногах, слезы лились безудержным потоком. Ее голос был резок, почти истеричен, глаза сверкали.

— Вы думаете, я этого не понимаю? Я была... там. В этом... аду! — Ее голос поднялся еще выше, слезы текли по блузке, глаза широко раскрылись. — Я видела это. — Она свирепо посмотрела на них. — Все. Туфельку... туфельку ребенка. — Застонав, Сидней рухнула на стул, тело содрогалось от рыданий с такой силой, что, казалось, вот-вот взорвется вулкан, изрыгая больше несчастий, чем способен вынести человек.

Джексон встал, чтобы принести ей полотенце.

Тихо вздохнув, Соер положил свою руку на руку Сидней и легко пожал ее. Туфелька ребенка. Та самая, которую он держал в своей руке, проливая слезы над ней. Впервые он заметил обручальное кольцо Сидней и ленту невесты. Прекрасный, хотя и маленький набор, она бы носила это с гордостью всю жизнь, он в этом не сомневался. Сделал ли Джейсон что-то плохое или нет, у него была жена, которая любила его и верила ему. Соер уже сам начинал думать, что Джейсон окажется ни в чем не виновным, несмотря на все улики, свидетельствовавшие об обратном. Он не хотел, чтобы Сидней столкнулась с горькой действительностью или изменой. Он положил свою большую руку ей на плечо. Его тело, казалось, дергалось вместе с каждой пробегающей по ее плечу конвульсией. Он шептал успокаивающие слова ей в ухо, прилагая все усилия, чтобы она повернулась к нему. На миг он вспомнил время, когда так же держал похожую на нее молодую женщину. Эта катастрофа походила на несостоявшееся свидание на школьном балу. Один из тех редких случаев, когда он поехал туда ради одного из своих детей. Было приятно обвить своими огромными руками хрупкое, дрожащее существо, чувствуя как ее боль, возмущение растворяются в нем. Соер снова сосредоточил свое внимание на Сидней Арчер. Она достаточно настрадалась, решил он. Ту боль, которую он сейчас пытался успокоить, нельзя было выразить словами. Несмотря ни на что, Сидней говорила им правду, иди, по крайней мере, большую часть правды. Словно угадывая его мысли, она ухватилась за руку Ли.

Джексон передал ему мокрое полотенце. Соер не заметил обеспокоенного взгляда партнера, видевшего, как тот нежно повернул Сидней к себе, как Соер говорил, чтобы успокоить Сидней, как он, словно оберегая, обнял ее. Было видно, что Джексон недоволен поведением партнера.

Вскоре Сидней сидела у огня, который быстро развел Джексон в камине. Тепло было приятно. Когда Соер посмотрел в широкое венецианское окно, он увидел, что снова идет снег. Он оглядел комнату, его глаза остановились на каминной полке, по которой шествовала процессия обрамленных фотографий: Джейсон Арчер, никак не похожий на соучастника одного из самых ужасных преступлений, когда-либо совершенных, Эми Арчер, очень красивая маленькая девочка, и Сидней Арчер, прекрасная и очаровательная. Семья-картинка, по крайней мере с наружной стороны. Соер провел последние двадцать пять лет жизни, постоянно стараясь докопаться до истины, и с нетерпением ждал того дня, когда сможет бросить это занятие. Того времени, когда размышления о мотивах и обстоятельствах, превративших людей в монстров, станут уделом других. Сегодня, увы, он еще должен был этим заниматься. Он перевел взгляд с фотографии на подлинник.

— Извините. Кажется, я теряю себя всякий раз, когда вы оба приходите, — медленно сказала Сидней, не открывая глаз. Она казалась меньше, чем представлялась Соеру, словно беды, следующие одна за другой, разрушали ее.

— Где ваша малышка? — спросил он.

— С моими родителями, — быстро ответила Сидней.

Соер задумчиво кивнул.

Сидней открыла глаза, затем закрыла их.

— Она не спрашивает об отце лишь во время сна, — добавила она глухим голосом. Ее губы дрожали.

Соер потер усталые глаза и придвинулся к камину.

— Сидней? — Та наконец распахнула глаза и взглянула на него, укутала плечи одеялом, которое взяла с дивана, подтянула колени к подбородку и устроилась на стуле. — Сидней, вы сказали, что были на месте катастрофы. Я знаю, что это правда. Вы не забыли, что там с кем-то столкнулись? Мое колено до сих пор болит.

Сидней вздрогнула, ее глаза округлились и снова стали медленно закрываться.

Соер не спускал с нее взгляда.

— У нас есть рапорт от заместителя шерифа, дежурившего в ту ночь. Его звали Маккенна?

— Да, он был очень добр ко мне.

— Почему вы туда поехали, Сидней?

Сидней не ответила. Она крепко обхватила колени руками. Потом подняла голову. Однако ее взгляд был скорее прикован к противоположной стене, нежели к агентам. Казалось, она смотрит куда-то очень далеко, словно возвращаясь к страшным глубинам огромной ямы в земле. К несчастной яме, которая, как она тогда думала, поглотила ее мужа.

— Я должна была поехать туда. — Она вдруг умолкла.

Джексон хотел что-то сказать, но Соер остановил его.

— Я должна была, — повторила Сидней. Снова потекли слезы, но голос оставался твердым. — Я видела это по телевизору.

— Что, — Соер от нетерпения подался вперед. — Что вы видели?

— Я видела его сумку. Сумку Джейсона. — Ее губы дрожали. Произнося его имя, она поднесла дрожащую руку ко рту, словно для того, чтобы скрыть большое горе, переполнявшее ее. Ее рука упала.

— Я разглядела инициалы на сумке. — Она снова умолкла и вытерла слезу тыльной стороной руки. — Мне вдруг пришло в голову, что это единственная вещь... единственная вещь, которая осталась от него. Поэтому я поехала забрать ее. Офицер Маккенна сказал, что ее нельзя забрать, пока не закончится расследование. Поэтому я вернулась домой ни с чем. Ни с чем. — Она выговорила последние слова медленно, словно подводя итог безысходной ситуации, в которой оказалась.

Соер откинулся на спинку стула и взглянул на партнера. Сумка завела их в тупик. Он некоторое время молчал, затем снова заговорил.

— Когда я сказал, что ваш муж жив, вы не удивились. — Голос Соера был тих и спокоен, но в нем угадывалось нетерпение.

Ответ Сидней был едким, но голос звучал устало. По-видимому, она теряла силы.

— Я только что прочитала статью в газете. Если вы хотели увидеть удивление на моем лице, вам следовало прийти раньше мальчика-разносчика газет.

Она не хотела говорить об унижении, испытанном в кабинете Гембла.

Соер откинулся на спинку стула. Он ожидал этого логичного ответа, но был рад услышать его из ее уст. Лгуны обычно придумывали сложные истории, стараясь, чтобы их на чем-нибудь не поймали.

— Хорошо, достаточно логично. Я не буду продолжать эту тему. Я просто хочу задать вам несколько вопросов и получить честные ответы. Вот и все. Если вы не знаете ответа, не говорите. Вот основные правила. Вы согласны?

Сидней не ответила, ее настороженный взгляд останавливался то на одном, то на другом агенте. Соер немного нагнулся вперед.

— Я не сочинял этих обвинений против вашего мужа. Однако если говорить откровенно, то найденные нами улики не позволяют рисовать его в ином свете.

— Какие улики? — резко спросила Сидней.

Соер покачал головой.

— К сожалению, не имею права об этом говорить. Но скажу вам, что они достаточно убедительны, чтобы выдать ордер на его арест. Может быть, вы не знаете, но сейчас вся полиция мира ищет его.

Глаза Сидней засверкали, когда до ее сознания дошел смысл этих невероятных слов. Ее муж беглец, которого ищут по всему свету. Она посмотрела на Соера.

— Вы знали все это, когда пришли сюда в первый раз?

На лице Соера появилась боль. Наконец он сказал:

— Только отчасти. — Соер неловко заерзал на стуле, а его партнер вступил в разговор.

— Если ваш муж не делал ничего из того, в чем его обвиняют, тогда ему нас незачем бояться. Но мы не можем говорить за кого-то.

Сидней впилась в него взглядом.

— Что вы хотите этим сказать?

Джексон пожал широкими плечами.

— Допустим, он не сделал ничего плохого. Мы точно знаем, что на самолете его не было. Тогда где он? Если он, возможно, случайно опоздал на самолет, то мог бы вам сразу позвонить и сказать, что с ним все в порядке. Но этого не произошло. Почему? Частичный ответ на этот вопрос сводится к тому, что он замешан в чем-то не совсем незаконном. Кроме того, то, как все было спланировано и выполнено, говорит, что здесь действовал не один человек. — Джексон умолк и взглянул на Соера, который чуть заметно кивнул. Джексон продолжил: — Мадам Арчер, человек, которого мы подозреваем во взрыве самолета, найден убитым в своей квартире. Похоже, он собирался бежать из страны, но кто-то вмешался в его планы.

Сидней губами произнесла это слово — «убит». Она думала об Эдварде Пейдже, лежащем в огромной луже собственной крови, умирающем после разговора с ней. Она натянула одеяло на себя. И заколебалась, не зная, сказать ли агентам о разговоре с Пейджем. Но по какой-то непонятной причине она решила промолчать. Сидней глубоко вздохнула.

— Какие у вас вопросы?

— Сначала я познакомлю вас со своей небольшой версией. — Соер умолк, собираясь с мыслями. — Пока я допускаю, что вы поехали в Новый Орлеан из каприза. Мы следовали за вами. Мы также знаем, что вскоре после вас этот дом покинули ваши родители вместе с девочкой.

— Ну и что? Зачем им здесь оставаться? — Сидней осмотрелась. Она когда-то очень любила этот дом. — Что здесь осталось, кроме горя?

— Вы правы. Но понимаете, вы уезжаете, мы уезжаем, уезжают ваши родители. — Он сделал паузу.

— Если за этим что-то кроется, то мне это неведомо.

Соер резко встал, развернулся широкой спиной к камину и уставился на Сидней. Он развел руками.

— Здесь никого не было, Сидней. Это место никем не охранялось. Независимо от того, зачем вы поехали в Новый Орлеан, создается впечатление, что нас выманили отсюда. Никто не присматривал за вашим домом. Теперь вы понимаете?

Несмотря на тепло от камина, кровь застыла в ее жилах. Она стала приманкой. Джейсон знал, что власти следят за ней. Он ее использовал. Использовал, чтобы забрать что-то из дома.

Соер и Джексон внимательно наблюдали за чертами лица Сидней. Они ощущали, как напрягся ее мозг.

Сидней посмотрела в окно. Ее глаза скользнули по серой куртке, лежавшей на кресле-качалке. Дискета лежала во внутреннем кармане. Ей вдруг захотелось покончить с этим разговором.

— Здесь нет ничего такого, что могло бы кого-нибудь заинтересовать.

— Ничего? — голос Джексона звучал скептически. — У вашего мужа здесь нет ни файлов, ни записей? Ничего подобного?

— Не с работы. «Трайтон» болезненно относится к таким вещам.

Соер задумчиво кивнул. Побывав в «Трайтоне», он не мог не согласиться с этим.

— Тем не менее, Сидней, подумайте на сей счет. Вы не замечали ничего? Может быть, что-то исчезло или стоит не на том месте?

Сидней устало покачала головой.

— Я даже не смотрела.

Джексон вздрогнул.

— Если у вас нет возражений, мы могли бы произвести обыск в доме прямо сейчас.

Он посмотрел на партнера, брови которого при этих словах приподнялись. Джексон смотрел на Сидней, ожидая, что она скажет.

Она не отвечала. Джексон сделал шаг вперед.

— Мы всегда можем получить ордер. По множеству разных причин. Вы могли бы избавить нас от хлопот и сэкономить наше время. И если, как вы говорите, здесь ничего такого нет, то у вас не может быть возражений. Ведь так?

— Я юрист, мистер Джексон, — холодно сказала Сидней. — Я знаю, как это делается. Ладно, пусть будет по-вашему. Извините за грязь, я не занималась домом. — Она встала, сняла одеяло, достала куртку и надела ее. — Пока вы будете искать, я пойду подышу свежим воздухом. Сколько вам потребуется времени?

Оба агента переглянулись.

— Несколько часов.

— Прекрасно, холодильник к вашим услугам. Во время обыска вы можете проголодаться.

После того как она вышла, Джексон повернулся к партнеру.

— Черт, вот это настоящая женщина. Правда?

Соер провожал глазами ее гибкую фигуру, когда она шла к гаражу.

— Это уж точно.

* * *

Сидней Арчер вернулась через несколько часов.

— Нашли что-нибудь? — Она увидела двух взъерошенных мужчин.

— Ничего. — В голосе Джексона звучал упрек.

Она взглянула на него.

— Надеюсь, это не моя вина?

Агенты некоторое время смотрели друг на друга.

— Вы хотели задать мне вопросы? — наконец выдавила из себя Сидней.

Когда они час спустя уходили, Сидней дотронулась до руки Соера.

— Вы не знали моего мужа. Если бы вы его знали, то не сомневались бы в том, что он не способен... — Ее губы шевелились, но слов не было слышно. — Он не мог быть замешан во взрыве этого самолета. Со всеми людьми... — Она закрыла глаза и оперлась о косяк двери.

Соер смотрел с беспокойством. Как можно подумать о любимом человеке, от которого у тебя ребенок, что он мог сотворить такое? Но люди совершали зверские поступки каждую минуту, каждый день. И убивали они по злому умыслу.

— Я понимаю, что вы чувствуете, Сидней, — тихо сказал агент.

По пути к машине Джексон ногой отшвырнул кусок гравия и обратился к партнеру:

— Не знаю, Ли, у этой женщины мы ничего не выяснили. Она определенно что-то скрывает.

Соер пожал плечами.

— Черт подери, на ее месте я сделал бы то же самое.

Джексон удивился.

— Ты соврал бы ФБР?

— Она попала в переплет и не знает, что делать. В такой ситуации своя рубашка ближе к телу.

— Думаю, тут с тобой можно согласиться, — сказал Джексон не очень уверенно. И забрался в машину.

Глава 40

Сидней побежала к телефону, но вдруг остановилась. Она посмотрела на трубку, словно это была кобра, готовая вцепиться в нее. Если покойный Эдвард Пейдж прослушивал ее телефон, почему другие не могли сделать то же самое? Она положила трубку и взглянула на сотовый телефон, который перезаряжался на кухонном столе. Надежен ли он? В отчаянии ударила кулаком о стену, представляя сотни пар электронных глаз, следящих за ней и фиксирующих каждое ее движение. Положила буквенно-цифровой пейджер в сумочку, полагая, что этот вид связи достаточно надежен. В любом случае он подойдет. Сунула заряженный пистолет в сумочку и побежала к Эксплореру" Дискета лежала в кармане. Ее можно посмотреть потом. В этот момент надо было сделать кое-что другое, более важное.

* * *

«Форд» въехал на стоянку «Макдональдса». Сидней вошла, заказала готовый обед, направилась по коридору к комнате отдыха и остановилась у платного телефона. Набрав номер, оглянулась на стоянку, нет ли признаков присутствия агентов ФБР. Не заметила ничего необычного. Это хорошо — если они там и были, то стали невидимками. Но по ее спине пробежал холод, когда она подумала, что там могли находиться и другие люди.

На другом конце раздался голос. Ей потребовалось несколько минут, чтобы успокоить отца. Когда она высказала свою просьбу, он опять взорвался.

— Какого черта ты хочешь, чтобы я поступал так?

— Папа, пожалуйста, я хочу, чтобы вы с мамой уехали. И забрали Эми с собой.

— Ты же знаешь, мы никогда не ездим в Мэн после Дня труда.

Сидней отстранила трубку подальше от рта и глубоко вздохнула.

— Послушай, папа, ты же читал газету.

Он снова разозлился.

— Это самое большое вранье, какое я когда-либо слышал. Сид...

— Папа, послушай. У меня нет времени спорить. — Она никогда так не повышала голоса на отца.

Оба умолкли.

Когда она заговорила, ее голос был твердым.

— Люди из ФБР только что покинули мой дом. Джейсон замешан... в чем-то. Я пока не знаю в чем. Но даже если половина из напечатанного правда... — Она вздрогнула. — В самолете из Нового Орлеана со мной заговорил мужчина. Его звали Эдвард Пейдж. Он был частным детективом. Он расследовал что-то, связанное с Джейсоном.

Голос Паттерсона звучал недоверчиво:

— Что он такое мог расследовать?

— Не знаю. Он не захотел сказать.

— Тогда давай попросим его выложить все без экивоков.

— Мы не можем спросить его. Папа, его убили через пять минут после того, как он расстался со мной.

Пораженный этим, Паттерсон не нашелся что сказать.

— Ты поедешь в Мэн, папа? Пожалуйста, поезжай как можно скорее.

Паттерсон молчал некоторое время. Наконец заговорил слабым голосом.

— Мы поедем после обеда. Я на всякий случай возьму свое оружие.

Ссутулившаяся Сидней выпрямилась и вздохнула с облегчением.

— Сидней?

— Да, папа.

— Я хочу, чтобы ты поехала с нами.

Сидней покачала головой.

— Не могу.

Отец снова вышел из себя.

— Почему, черт возьми? Ты жена Джейсона. Ты тоже можешь стать мишенью.

— За мной наблюдает ФБР.

— Ты думаешь, они неуязвимы? Тебе кажется, они не ошибаются? Не будь дурой, дорогая.

— Не могу, папа. За мной следит не только ФБР. Если я отправлюсь с вами, они поедут следом. — При этих словах Сидней содрогнулась.

— О, Боже, моя девочка. — Сидней хорошо слышала, как на том конце провода ее отец всхлипнул. — Послушай, почему бы не послать туда мать с Эми, а я поживу у тебя.

— Я не хочу, чтобы ты или они были в этом замешаны. Хватит меня одной. Я хочу, чтобы ты был с Эми и мамой. Я хочу, чтобы ты их защитил. О себе я могу сама позаботиться.

— Я всегда верил в тебя, моя девочка. Но... это совсем другая ситуация. Если эти люди уже убили... — Билл Паттерсон не смог договорить. Он онемел при мысли, что грозило его младшему ребенку.

— Папа, со мной ничего не случится. У меня есть пистолет. Всякую минуту рядом находятся люди из ФБР. Я буду звонить тебе каждый день.

— Сид...

— Папа, со мной все будет хорошо.

Паттерсон ответил не сразу. Наконец он покорно сказал:

— Ладно, но звони два раза в день.

— Хорошо, дважды в день. Передавай маме привет. Я знаю, газета, наверно, расстроила ее. Но не говори ей о нашем разговоре.

— Сид, твоя мама не глупа. Она задумается, почему мы неожиданно в это время года снимаемся с места и отправляемся в Мэн.

— Пожалуйста, папа. Придумай что-нибудь.

Билл Паттерсон вздохнул.

— Что еще?

— Скажи Эми, что я люблю ее больше всего на свете.

Гроздья слез собирались вокруг глаз Сидней. Ей отчаянно хотелось быть вместе с дочерью, но это было невозможно. Чтобы не подвергать Эми опасности, Сидней приходилось держаться как можно дальше от нее.

— Я скажу ей, дорогая, — тихо пробормотал Паттерсон.

* * *

Сидней проглотила свой обед по пути домой. Она вихрем пронеслась через дом и спустя минуту сидела перед компьютером мужа. Из предосторожности заперла дверь в комнату и взяла с собой сотовый телефон на тот случай, если придется набирать 911. Вынула дискету из кармана куртки, вытащила пистолет и положила рядом на стол.

Включила компьютер и, пока он начинал пробуждаться к жизни, следила за экраном. Она уже хотела вставить дискету в дисковод, когда вдруг привстала, не в силах оторвать глаз от экрана. На нем возникали цифры, показывающие доступный объем памяти. Что-то было не так. Она нажала несколько клавишей. Цифры объема памяти снова появились и не сходили с экрана. Сидней медленно прочла их: 1356600 килобайт или около 1,3 гигабайта были доступны. Она не отрывала глаз от последних трех цифр. Припомнила, что в последний раз, когда садилась за компьютер, эти три цифры обозначали день рождения Джейсона — семь, ноль, шесть. Тогда, увидев их, она расплакалась. Она готовилась к тому, что подобное произойдет и теперь, но сейчас в компьютере осталось меньше памяти. Как это могло произойти? Она не дотрагивалась до компьютера с тех пор...

О Боже!

В животе сжался какой-то ком. Она вскочила со стула, схватила пистолет и положила дискету обратно в карман куртки. Ей захотелось разрядить пистолет прямо в экран проклятого компьютера. Соер был и прав, и не прав. Прав, что кто-то побывал в доме, пока она находилась в Новом Орлеане. Не прав, что тот пришел забрать нечто. Вместо этого он кое-что оставил. И это находилось в компьютере мужа. И она от этого убегала со всех ног.

За десять минут она вернулась в «Макдональдс» и добралась до платного телефона. Голос ее секретарши был напряжен.

— Здравствуйте, мадам Арчер.

— Мадам Арчер? Ее секретарша работала у нее почти шесть лет и перестала называть ее так уже на второй день. Сидней попыталась пока не обращать на это внимания.

— Сара, Джефф на месте?

Джефф Фишер был постоянно сидящим на месте компьютерным гуру в «Тайлер Стоун».

— Не знаю. Хотите, я соединю вас с его помощником, мадам Арчер?

Сидней наконец выпалила:

— Сара, какого черта ты меня называешь мадам Арчер?

Сара ответила не сразу, но вдруг начала отчаянно шептать в телефон:

— Сид, об этой статье в газете говорит вся фирма. Они разослали ее факсом по всем отделам. «Трайтон» грозит отозвать счет на оплату услуг нашей фирмы. Уортон вне себя. И не секрет, что начальство во всем винит тебя.

— Для меня это такое же темное дело, как и для других.

— Но статья в газете показалась... ты понимаешь.

Сидней тяжело вздохнула.

— Не соединишь меня с Генри? Я все улажу.

Ответ Сары потряс Сидней.

— Правление сегодня утром собиралось на совещание. Они вызывали партнеров из других отделов по телеконференции. Идут слухи, что они составляют письмо, адресованное тебе.

— Письмо? Что за письмо? — На лице Сидней появилось крайнее удивление.

Сидней слышала, как люди проходили мимо клетушки Сары. После того, как шум шагов утих, Сара заговорила еще тише.

— Не знаю, как сказать, но я слышала, что это письмо о твоем увольнении.

— Увольнение? — Сидней оперлась рукой о стену, чтобы не упасть. — Меня даже ни в чем не обвиняют, а они уже осудили, обвинили и теперь выносят приговор? И все из-за одной статьи?

— Мне кажется, здесь все беспокоятся о том, выживет ли фирма. Многие показывают пальцем на тебя. — Сара быстро добавила: — И твоего мужа. Когда обнаружилось, что Джейсон жив... Люди считают, что их предали. Это правда.

Сидней глубоко втянула воздух, плечи опустились. Ее окутала страшная усталость.

— О Боже, Сара, как ты думаешь, что я чувствую? — Сара ничего не ответила. Сидней нащупала пальцем дискету в кармане. Пистолет неприятно выпирал из-под полы куртки. Ей придется привыкнуть к этому. — Сара, если бы я могла все объяснить тебе, но я не могу. Я знаю лишь одно — я не сделала ничего плохого и не понимаю, что, черт подери, произошло с моей жизнью. Но у меня осталось мало времени. Ты не могла бы осторожно выяснить, на месте ли Джефф. Пожалуйста, Сара.

Сара помолчала и сказала:

— Не вешай трубку, Сид.

Выяснилось, что Джефф на несколько дней отпросился с работы. Сара назвала Сидней его домашний номер телефона. Сидней надеялась, что он не уехал из города. Около трех часов дня она наконец дозвонилась до него. Сначала хотела встретиться с ним на фирме. Однако сейчас об этом не могло быть и речи. Вместо этого договорились встретиться у него дома в Александрии. Он не был на работе последние два дня и не слышал всех сплетен о ней. Сидней не надо было думать об этом. Когда она сказала, что у нее трудности с компьютером, Джефф сразу вызвался помочь. Но у него были какие-то дела, и он вернется часов в восемь. Ей придется подождать на улице.

* * *

Часа через два Сидней вздрогнула от внезапного стука в дверь. Она в это время нервно шагала по жилой комнате. Посмотрев в глазок, немного удивленная, открыла дверь. Ли не стал ждать, пока его пригласят войти. Он пересек прихожую и уселся на стул рядом с камином. Огонь уже давно погас.

— Где ваш партнер?

Соер проигнорировал ее вопрос.

— Я был в «Трайтоне», — сказал он. — Вы не говорили мне, что были там этим утром.

Она, скрестив руки, стояла перед ним. После душа на ней была плиссированная юбка и белый с разрезом свитер. Ее расчесанные назад волосы еще не высохли. Она была в чулках, а туфли-лодочки лежали рядом с диваном.

— Вы не спрашивали.

Соер прорычал.

— Так что вы думаете о маленьком видеофильме с участием вашего мужа?

— Я не придала ему особого значения.

— Ну да, конечно.

Прежде чем ответить, она села на диван, подтянув под себя ноги.

— Чего конкретно вы хотите? — решительно спросила она.

— Для начала было бы неплохо, если бы вы сказали правду. Тогда мы могли бы решить кое-какие проблемы:

— Например, упрятать моего мужа в тюрьму на всю оставшуюся жизнь. Вы именно этого хотите, не так ли? — бросила она ему в лицо.

Соер рассеяно играл со значком на ремне. Жесткое выражение на его лице улетучилось. Во взгляде застыла усталость, тело наклонилось.

— Послушайте, Сидней, я уже говорил, что был на месте катастрофы в ту ночь. Я... я тоже держал эту туфельку в своих руках. — Его голос надломился. В глазах Сидней появились слезы, но она по-прежнему смотрела на него.

Соер снова заговорил, тихо, но отчетливо.

— Я вижу во всем вашем доме фотографии счастливой семьи. Симпатичный муж, самая красивая маленькая девочка, которую я когда-либо видел... — он сделал паузу. — И очень красивая жена и мать.

При этих словах щеки Сидней вспыхнули.

Смутившись, Соер продолжал:

— Я не думаю, что ваш муж, даже если он и украл что-то у своего работодателя, участвовал во взрыве самолета. — Пока Сидней слушала, слеза стекла по ее щеке и упала на диван. — Не буду врать вам и говорить, что, по-моему, ваш муж совершенно невиновен. Ради вас я молю Бога, чтобы это было так и чтобы эту кашу мы как-то смогли расхлебать. Но наша задача найти человека, взорвавшего самолет и погубившего людей. — Он глубоко вздохнул. — Включая хозяйку той маленькой туфельки. — ОН снова сделал паузу. — И я это сделаю.

— Продолжайте, — подбодрила его Сидней, одной рукой нервно теребя край юбки.

— Единственная нить, которой я располагаю, это ваш муж. Распутать все я могу только с вашей помощью.

— Значит, вы хотите, чтобы я помогла вам схватить своего мужа?

— Я хочу, чтобы вы рассказали мне все, что знаете, что поможет мне добраться до сути дела. Разве вы этого не хотите?

Сидней задумалась на минуту. Потом еле вымолвила слово, сдавливаемое рыданиями:

— Да. — И снова умолкла. Наконец она взглянула на него. — Но я нужна своей дочке. Я не знаю, где Джейсон, и если меня тоже не будет... — Она не смогла договорить.

Соер смутился и только тогда понял, о чем она говорит. Он наклонился и нежно взял ее руку.

— Сидней, не думаю, что вы ко всему этому имели какое-то отношение. Я уверен, что не арестую вас и не отниму вас у вашей дочки. Может быть, вы мне не все рассказали, но. Бог мой, вы всего лишь человек. Мне страшно представить тот груз, который лег на вас. Пожалуйста, поверьте мне. И доверьтесь мне. — Он отпустил ее руку и откинулся на спинку стула.

Она протерла глаза, выдавила слабую улыбку и взяла себя в руки. Глубоко вздохнула, прежде чем принять окончательное решение.

— В тот день, когда вы пришли, мне звонил муж. — Сказав это, она посмотрела прямо в глаза Соера, будто все еще боялась, что он вот-вот вытащит наручники. Он лишь подался вперед, его лицо покрылось морщинами.

— Что он сказал? Расскажите настолько точно, насколько можете.

— Он сказал, что знает — все плохо, но объяснит все, как только увидит меня. Я так обрадовалась, узнав, что он жив, что не задавала много вопросов. Он также звонил мне из аэропорта, прежде чем сесть в самолет в день его крушения. — Соер вскинул голову. — Но у меня не было времени говорить с ним.

Сидней почувствовала себя виноватой, когда вспомнила еще кое-что. Она рассказала Соеру о ночах, проведенных Джейсоном на работе, и о разговоре ранним утром перед его отъездом в аэропорт.

— Это он предложил вам лететь в Новый Орлеан? — спросил Соер.

Она кивнула.

— Он сказал, что если не позвонит в гостиницу, то нужно идти в Джексон-сквер, и там мне передадут сообщение.

— Чистильщик сапог, не так ли?

Сидней снова кивнула.

Соер вздохнул.

— Значит, вы звонили Джейсону по платному телефону?

— В сообщении говорилось, чтобы я позвонила себе на работу, но ответил Джейсон. Он велел ничего не говорить, кругом полиция. Приказал мне отправиться домой, сказав, что свяжется со мной, когда не будет грозить опасность.

— Но он еще не связывался?

Сидней медленно покачала головой.

— Пока нет.

Соер тщательно подбирал слова:

— Знаете, Сидней, ваша верность удивительна, я честно говорю. Вы соблюдаете данные мужу обещания. Думаю, даже сам Бог не мог предвидеть, что все так плохо обернется.

— Но? — Она вопрошающе посмотрела на него.

— Но иногда наступает время, когда приходится быть выше привязанности, выше чувств и смотреть в лицо холодным фактам. Я не очень красноречив, но если ваш муж сделал что-то плохое — я не утверждаю этого, — тогда вам не следует разделять его участь. Вы же говорили, что у вас есть маленькая дочка, которой вы нужны. У меня четверо детей. Я не самый лучший отец в мире, но это я понимаю.

— Так что вы предлагаете? — тихо спросила она.

— Содействие. И ничего больше. Вы информируете меня, я информирую вас. Вот кое-что для вас. Пусть это будет подтверждением моей доброй воли. Статья в газете подводит итог многому из того, что мы знаем. Вы видели видеофильм. Ваш муж с кем-то встречался и произвел обмен. В «Трайтоне» уверены, что Джейсон передал информацию с целью сорвать сделку с «Сайберкомом». У них много фактов, уличающих Джейсона в мошенничестве с банковскими операциями.

— Я думаю, улики неопровержимы, но не могу поверить ни одной из них. Никак не могу.

— Знаете, иногда дорожные указатели показывают в неверном направлении. Моя работа в том, чтобы выяснить, насколько они верны. Должен признать, я не верю, что ваш муж абсолютно чист, но, с другой стороны, мне кажется, что он не один замешан в этом.

— Вы думаете, он работает на РТГ, ведь так?

— Возможно, — откровенно признался Соер. Мы расследуем эту версию наравне с другими. Она кажется самой вероятной, но как знать. — Он умолк. — Вы хотите сказать мне еще что-нибудь?

Сидней не решалась, вспоминая свой разговор с Пейджем как раз перед его убийством. Когда ее глаза остановились на твидовой куртке, лежавшей на стуле, она чуть не подпрыгнула, вспомнив про дискету и предстоящую встречу с Джеффом Фишером. Она сглотнула и покраснела.

— Думаю, что нет. Нет.

Соер еще долго смотрел на нее, затем медленно поднялся.

— Пока мы здесь обменивались информацией, я подумал, вам будет интересно узнать, что ваш коллега Пол Брофи последовал за вами в Луизиану.

При этих словах Сидней застыла.

— Он обыскал ваш номер в гостинице, когда вы отправились пить кофе. Распоряжайтесь этой информацией, как считаете нужным. — Уходя, он обернулся. — И чтобы не было никаких недоразумений, мы ведем за вами круглосуточное наблюдение.

— Я не собираюсь предпринимать других поездок, если это вас интересует.

Ответ поразил ее.

— Не запирайте свой пистолет, Сидней. Держите его под рукой. И пусть он все время будет заряжен. По правде говоря... — Соер раскрыл пальто, отстегнул кобуру, вытащил пистолет и передал кобуру Сидней. — По-моему, от пистолетов, хранящихся в сумочках, мало толку. Будьте осторожны.

Он оставил Сидней стоящей в дверях. Она сосредоточенно думала, что Соер не просто так дал ей подобный совет.

Глава 41

Ли Соер смотрел на покрытые изящными скульптурными изображениями стены и пол из черно-белого мрамора. Мраморные плиты были треугольной формы. Он подумал, что они, вероятно, передают изощренную художественную мысль, однако сейчас они вызывали у агента лишь острую головную боль.

Через поддерживаемую парой искусственных коринфских колонн изящную резную березовую дверь со стеклянными панелями в узорах до него из большого зала ресторана доходил звон посуды и столового серебра. Он снял пальто, шляпу и передал хорошенькой молодой женщине в короткой черной юбке и плотно облегающей блузке, подчеркивающей ее фигуру, хотя в этом не было никакой необходимости. Она тепло улыбнулась и вручила ему жетон. Ноготь ее пальца неуловимо скользнул по его ладони, где лежал жетон, и впился в кожу достаточно глубоко, чтобы вызвать покалывание в определенных интимных местах. Ей, наверно, дают большие чаевые, подумал он.

Появился метрдотель и уставился на агента ФБР.

— Я к Франку Харди.

Метрдотель пробежал глазами по мятому костюму Соера. Его суровая оценка не осталась незамеченной агентом, который воспользовался моментом, чтобы подтянуть штаны. Люди с таким телосложением, как у Ли, проделывают подобную операцию много раз в течение дня.

— Как здесь с гамбургерами, приятель? — спросил Соер. Он вытащил жевательную резинку, свернул ее и засунул в рот.

— Гамбургеры? — Казалось, мужчина был готов сквозь землю провалиться. — Здесь французская кухня, сэр. Самая лучшая в городе. — В его произнесенных с акцентом словах кипели нотки негодования.

— Французская? Здорово, полагаю, ваша жареная картошка в таком случае великолепна.

Резко повернувшись на каблуках, метрдотель провел Соера через огромный обеденный зал со свисавшими с потолка сверкающими хрустальными канделябрами, мимо сидевших здесь постояльцев, внешний вид которых неплохо вписывался в окружающий интерьер.

Как всегда элегантно одетый Фрэнк Харди поднялся со своего места в угловой кабине и кивнул головой старому партнеру. Через секунду появилась официантка.

— Что будешь пить, Ли?

Соер пытался поудобнее устроить свое огромное тело.

— Бурбон со слюной, — проворчал он, не поднимая головы.

Официантка уставилась на него непонимающим взглядом.

— Извините?

Харди рассмеялся.

— Грубо выражаясь, мой друг имеет в виду неразбавленный бурбон. А мне еще мартини.

Официантка ушла, закатив глаза.

Соер высморкался в носовой платок и продолжал разглядывать помещение.

— Вот это да! Фрэнк, я рад, что ты выбрал такое место.

— Почему?

— Если бы выбрал я, то мы сидели бы у «Шони». Возможно, так лучше. Я слышал, здесь трудно заказать столик в это время года.

Харди рассмеялся и проглотил остаток содержимого стакана.

— Ты не хочешь смириться даже с малостью хорошей жизни, не так ли?

— Черт, я готов мириться с ней до тех пор, пока мне не надо платить. По моей прикидке обед на двоих здесь обойдется в сумму, которую я планирую потратить за отпуск.

Они болтали несколько минут, пока не вернулась официантка, она поставила напитки на стол и встала, ожидая дальнейших заказов.

Соер просмотрел меню, написанное очень четко, но, к сожалению, на французском языке. Он положил меню на стол.

— Какое самое дорогое блюдо в этом меню? — спросил он. Она произнесла что-то на французском.

— Это настоящая пища? Без улиток и прочей дряни?

Приподняв брови, она заверила, что в меню есть улитки, но в ассортименте блюд, который она упомянула, их нет.

Улыбнувшись Харди, он сказал:

— Тогда я закажу это.

После ухода официантки Соер выплюнул свою резинку, выхватил из корзинки большой ломоть хлеба и стал его жевать.

— Значит, ты кое-что узнал о РТГ? — спросил он, откусывая хлеб.

Харди положил руки на стол и разгладил скатерть.

— Филип Голдман — главный юридический консультант РТГ и занимает эту должность уже много лет.

— Тебе это не кажется странным?

— Что?

— Что РТГ пользуется услугами тех же адвокатов, что и «Трайтон», и наоборот. Я, конечно, не юрист, но разве это не провоцирует на грехопадение?

— Это не так просто. Ли.

— Вот так штука! Но я совсем не удивлен.

Харди не отреагировал на слова Соера.

— Голдман известен всей стране и много лет стоит на страже интересов РТГ. «Трайтон» — относительный новичок в пастве «Тайлер Стоун». Генри Уортон привлек «Трайтон» с выгодой для себя, в то время обе компании прямо не конфликтовали. По мере того, как компании расширялись, возникали осложнения. Однако они все улаживали — посредством предания фактов полной гласности, письменных отказов от исков. Все это четко задокументировано. «Тайлер Стоун» — первоклассная фирма, и, думаю, никто не захочет лишиться ее экспертных услуг. Для того чтобы обеспечить подобного рода постоянство и доверие, требуется время.

— Доверие. Очень странное слово для такого случая, как этот. — Слушая, Соер играл с крошками хлеба.

— Как бы то ни было, сделка с «Сайберкомом» привела к прямому конфликту, — продолжал Харди. — И РТГ и «Трайтон» хотят заполучить «Сайберком». Согласно кодексу правовой этики «Тайлер Стоун» запрещалось представлять интересы обоих клиентов.

— Поэтому она решила представлять «Трайтон». Почему так произошло?

Харди пожал плечами.

— Уортон управляющий партнер. «Трайтон» — его клиент. Разве неясно? Понятно, в «Тайлер Стоун» не хотели, чтобы в этой сделке обе компании представлял кто-то другой. Для другой юридической конторы было бы слишком соблазнительно сорвать весь куш.

— Насколько я понимаю, Голдман был немного расстроен, когда фирма таким образом пренебрегла его клиентом.

— Насколько мне удалось узнать, он, скорее всего, был близок к самоубийству.

— Но кто может утверждать, что он не вел закулисных интриг, чтобы выиграла РТГ?

— Ничего подобного. Натан Гембл не болван. Он все хорошо понимает. И если РТГ победит «Трайтон», ты же знаешь, что может произойти, правда?

— Дай подумать. Гембл найдет новых адвокатов?

Харди кивнул.

— Ты же читаешь заголовки газет. Они сердиты на Сидней Арчер. Думаю, эта леди потеряет работу.

— Как раз сейчас это ее не очень волнует.

— Ты говорил с ней?

Соер кивнул и допил бурбон. Он некоторое время колебался, но решил не посвящать Харди в последние признания Арчер. Харди работал на Гембла, и Соер хорошо понимал, как тот воспользуется этой информацией — он уничтожит Сидней. Вместо этого он преподнес Харди факт как версию:

— Может быть, она летала в Новый Орлеан, чтобы встретиться с мужем?

Харди погладил подбородок.

— Думаю, это звучит логично.

— В том-то и дело, Франк, что здесь нет никакой логики.

— Как так? — удивился Харди.

Соер оперся локтями о стол.

— Давай посмотрим на это с другого угла. Агенты ФБР появляются на пороге ее дома и задают кучу вопросов. И надо быть настоящим зомби, чтобы в это время оставаться спокойным. А она в тот же день прыгает в самолет, чтобы встретиться с мужем?

— Возможно, она не знала, что за ней следят.

Соер покачал головой.

— Нет. У этой леди ум острый, как итальянский стилет. Я думал, что загнал ее в угол, когда упомянул о телефонном разговоре с кем-то в день поминок мужа, но она выпуталась, тут же придумав абсолютно правдоподобное объяснение. То же самое она сделала, когда я обвинил ее в том, что она скрылась от моих ребят, шедших за ней по пятам. Она знала, что за ней хвост. И тем не менее ушла.

— Может, Джейсон Арчер не знал, что вы ведете наблюдение.

— Если этот парень натворил все это, думаешь, он так глуп и не догадается, что полицейские следят за его женой. Перестань.

— Ли, но она все-таки полетела в Новый Орлеан. От этого факта никуда не уйдешь.

— Я и не собираюсь. Думаю, муж с ней связался и велел ей удирать туда, несмотря на наше присутствие.

Соер играл салфеткой и молчал. Принесли еду.

— Пахнет вкусно. — Соер смотрел на аккуратно выставленные блюда.

— Да. От этого уровень твоего холестерина подскочит, но ты умрешь счастливым человеком.

Харди наклонился и постучал по тарелке Соера ножом.

— Ты не ответил на мой вопрос: почему Джейсон поступил так?

Соер нацепил на вилку пищу и отправил ее в рот.

— Ты был прав насчет еды, Фрэнк. Как вспомню, что собирался пойти в «Шеф Буардс»... Ты вовремя пригласил меня на обед.

— Черт с ним. Отвечай, Ли.

Соер положил вилку.

— Когда Сидней Арчер отправилась в Новый Орлеан, мы мобилизовали всех ребят, потому что надо было прикрыть ряд маршрутов. Тем не менее она чуть не ушла от нас. Точнее говоря, если бы мне чертовски не повезло в аэропорту, мы бы так и не знали, куда она уехала. Но теперь, пожалуй, я знаю, почему она поехала: чтобы отвлечь нас.

Харди смотрел с недоверием.

— Что, черт подери, ты хочешь этим сказать? Отвлечь от чего?

— Фрэнк, когда я сказал, что были мобилизованы все ребята, то так оно и было. Никто не присматривал за домом Арчеров в наше отсутствие.

Харди втянул воздух и откинулся на спинку стула.

— Черт!

Соер настороженно наблюдал за ним.

— Я понимаю. Большой промах с моей стороны, но теперь слишком поздно жаловаться и воздевать руки к небу.

— Значит, ты думаешь...

— Я думаю, что кто-то посетил этот дом, пока дамочка прохлаждалась в Новом Орлеане.

— Подожди, подожди. Тебе не кажется, что это...

— Я скажу так в моем списке Джейсон Арчер займет место среди первых пяти разыскиваемых лиц.

— Что он мог там искать?

— Не знаю. Мы с Рэем обыскали дом и ничего не нашли.

— Думаешь, его жена знает?

Не говоря ничего, Соер проглотил кусок.

— Если бы ты задал мне этот вопрос неделю назад, я скорее всего ответил бы утвердительно. А теперь? Теперь мне кажется, что она понятия не имеет о том, что происходит.

Харди откинулся на стул.

— Ты и вправду так считаешь?

— Газетная статья повергла ее в панику. У нее большие неприятности на работе. Ее муж так и не появился, и она вернулась с пустыми руками. Чего она добилась, если не считать новой головной боли?

Харди ел с задумчивым видом.

Соер покачал головой.

— Черт подери, это дело похоже на пончик, наполненный желе. Стоит только откусить кусочек, и это дерьмо испачкает всю одежду. — Соер отправил в рот большую порцию еды.

Харди рассмеялся и оглядел обеденный зал. Вдруг что-то привлекло его внимание.

— А я думал, его нет в городе.

— Кого?

— Квентина Роу. — Он незаметно показал рукой. — Вон там.

Роу удобно уселся в уединенной дальней кабине в углу обеденного зала. В огромном переполненном зале мягкий свет от свечей придавал столику интимную окраску. На Роу была дорогая шелковая куртка, застегнутая на все пуговицы, рубашка без воротника и подходящие к ней шелковые брюки. Конский хвост болтался у него на затылке, пока он оживленно разговаривал со своим собеседником, молодым человеком чуть старше двадцати лет, одетым в сшитый на заказ дорогой костюм. Оба молодых человека сидели рядом и смотрели друг другу в глаза. Они говорили тихо, Роу временами брал руку собеседника в свою.

Соер изогнул брови дугой.

— Какая прекрасная пара.

— Будь осторожен. Ты начинаешь сбиваться с верного пути.

— Живи и давай жить другим. Таков мой девиз. Он имеет право встречаться с кем хочет.

Харди продолжал наблюдать за парочкой.

— Что ж, состояние Квентина Роу приближается к тремстам миллионам долларов, и, судя по тому, как идут дела, он еще до сорока лет станет миллиардером. Я бы сказал, что он соблазнительный холостяк.

— Наверно, армия молодых девиц идет на все, чтобы завоевать его расположение.

— Это уж точно. Парень настоящий гений. Он заслужил успех.

— Да, он немного познакомил меня с компанией. Я не понял и половины из того, о чем он говорил, но тем не менее все было очень интересно. Хотя не скажу, что мне нравится, куда эта технология нас ведет.

— Ли, прогресс не остановишь.

— Я не собираюсь останавливать его, Фрэнк. Мне только хотелось бы самостоятельно определять степень собственного участия в нем. Если послушать Роу, то, похоже, у меня такого шанса не будет.

— Страшновато. Но все это приносит огромные деньги.

Соер снова посмотрел в направлении Роу.

— Раз уж мы заговорили о парах, Роу и Гембл — весьма странное сочетание.

— Неужели. Почему ты так думаешь? — Харди ухмылялся. — Если говорить серьезно, они неожиданно встретились в очень подходящее время. Остальное принадлежит истории.

— Я так и думал. У Гембла были мешки с деньгами, а Роу принес с собой мозги.

Харди покачал головой.

— Натана Гембла нельзя недооценивать. Заработать все эти деньги на Уолл-Стрит было нелегко. У него светлая голова. Это настоящий бизнесмен.

Соер вытер рот салфеткой.

— И это хорошо, ибо этот человек не сможет прожить на одном очаровании.

Глава 42

Было восемь часов, когда Сидней добралась до одноквартирного дома Джеффа Фишера, стоявшего в жилом квартале старой части Александрии в ряду стандартных домиков, имевших общие боковые стены. Одетый в тренировочный костюм с инициалами Массачусетского технологического института и в поношенные теннисные туфли, с кепкой на почти лысой голове, маленький, низенький и толстый Фишер поприветствовал ее и повел в большую комнату, набитую до потолка всевозможным компьютерным оборудованием. На полу валялись кабели, многочисленные штепсельные розетки использовались на полную мощность. Сидней показалось, что она очутилась не в спокойном пригородном районе, а в центре управления Пентагона, где планируются военные операции.

Фишер наслаждался ее неподдельным удивлением.

— На самом деле не все компьютеры работают. Я боюсь, что не хватит электроэнергии. — Он широко улыбнулся.

Сидней вытащила дискету из кармана.

— Джефф, можешь вставить это в свой компьютер и прочитать то, что тут записано?

Фишер с разочарованием на лице взял дискету.

— И это все? Сидней, твой компьютер на работе справился бы с этим.

— Знаю, но я боялась, что могу что-нибудь испортить. Дискета пришла по почте и может быть повреждена. Я тебе не ровня, когда дело доходит до компьютеров, Джефф. Захотелось прийти к лучшему специалисту.

Фишер просиял, ее слова явно польстили его самолюбию.

— Хорошо. На это уйдет не больше секунды.

Он уже начал вставлять дискету в компьютер.

Сидней остановила его, положив свою руку на его.

— Джефф, это оперативно доступный компьютер?

Он посмотрел на компьютер, потом на нее.

— Да. Я пользуюсь услугами трех линий, у меня есть выход в Интернет через узел Мичиганского технологического института. Почему ты спрашиваешь?

— Ты не можешь использовать компьютер, который не подключен к оперативной связи? Разве другие не могут получить информацию с твоей базы данных, когда ты подключен?

— Да, это улица с двусторонним движением. Ты отправляешь информацию. Другие могут воспользоваться ею. Происходит обмен. Но это большой обмен. Хотя забраться в компьютер можно и тогда, когда он не подключен.

— Что ты хочешь сказать? — спросила Сидней.

— Ты когда-нибудь слышала об излучении Ван Эка? — спросил Фишер. Сидней покачала головой. — Собственно, это электромагнитное подслушивание.

Сидней смотрела с недоумением.

— Что это такое?

Фишер повернулся на своем стуле и посмотрел на озадаченного юриста.

— Электрический ток создает магнитное поле. Таким образом компьютеры передают магнитные поля, к тому же довольно сильные. Эти передачи можно легко перехватить и записать. В довершение всего компьютеры также передают цифровые импульсы. Эта электронно-лучевая трубка... — Фишер указал на монитор, — отражает четкие видеообразы, если пользоваться нужной улавливающей аппаратурой, которая широко доступна. Я мог бы проехаться по центру Вашингтона с направленной антенной, черно-белым телевизором и электронной аппаратурой стоимостью не больше двух долларов и украсть информацию из каждой компьютерной сети любой юридической конторы, бухгалтерской фирмы и даже правительственной организации. Это просто.

Сидней не могла поверить.

— Ты хочешь сказать, что если информация появляется на экране чьего-то компьютера, ты можешь это увидеть? Как это возможно?

— Просто. Формы и линии на экране компьютера состоят из миллионов крохотных точек, называемых элементами изображения или, кратко, пикселями. Когда набираешь команду, электроны выбрасываются к соответствующей точке на экране, чтобы осветить соответствующие пиксели, это почти то же самое, что рисовать картину. Экрану компьютера необходим постоянный приток свежих электронов, которые освещают пиксели. Когда играешь в компьютерную игру или обрабатываешь текст, или делаешь еще что-нибудь, то только таким образом можно увидеть, что происходит на экране. Успеваешь за мной?

Сидней кивнула.

— Хорошо, каждый раз, когда электроны выбрасываются на экран, они излучают импульс электромагнитных волн высокого напряжения. Пиксели один за другим получают эти импульсы. Однако поскольку экран телевизора может соответствующим образом расставить эти пиксели и воспроизвести то, что показывает монитор, используется искусственный сигнал синхронизации для точного воспроизведения картины на мониторе компьютера.

Фишер сделал паузу, снова посмотрел на свой компьютер и продолжил:

— Принтер? Факс? То же самое. Сотовые телефоны? Дайте мне минуту поработать со сканером, и я получу номер серии вашей электроники, номер вашего сотового телефона, ваши данные ограниченного доступа или название фирмы-производителя вашего телефона. Я программирую эти данные в другом сотовом телефоне с микросхемами другой конфигурации и начинаю продавать услуги, а все записываю на вас. Любая же информация, идущая через компьютер, телефонные линии или эфир, — это честная игра. Сегодня информация поступает только так. Так что никакой безопасности нет. Знаешь, что я думаю? Очень скоро мы перестанем пользоваться компьютерами из соображений безопасности. Вернемся к печатным машинкам и «черепашьей почте».

У Сидней был озадаченный вид.

— "Черепашьей почтой" технари презрительно называют американскую почту. Возможно, они будут смеяться последними. Запомните мои слова. Этот день приближается.

Неожиданная мысль пришла в голову Сидней.

— Джефф, а как же обычные телефоны? Как могло получиться что я набираю, скажем, номер своей работы, а мне отвечают совсем с другого места?

— Кто-то подключился к коммутатору, — немедленно ответил Фишер.

— Коммутатор? — растерянно повторила Сидней.

— Так называется электронная сеть, через которую в Соединенных Штатах проходит вся связь, звонят ли через обычные или сотовые телефоны. Когда вы вклиниваетесь в нее, то можете безнаказанно вести переговоры. — Фишер вернулся к своему компьютеру. — Тем не менее мой компьютер обеспечен хорошей системой безопасности.

— Она полностью защищена от неумелого обращения? Никто не может взломать ее?

Джефф рассмеялся.

— Сидней, не знаю никого, кто бы в здравом уме мог сказать такое.

Сидней посмотрела на дискету, сгорая от нетерпения прочитать ее.

— Извини, если говорю как параноик.

— Нет проблем. Я не обижаюсь. Но многие юристы близки к паранойе. На факультете юриспруденции для них следует ввести специальный предмет или что-то в этом роде. Мы могли бы это сделать. — Он выдернул телефонный провод из центрального процессора. — Теперь мы формально отключены. — В этой системе у меня есть первоклассный вирусный чистильщик, на тот случай, если кто-то заранее пробрался в нее. Я только что проверил, думаю, нам ничто не грозит.

Он жестом пригласил Сидней сесть. Она придвинула стул, и оба уставились на экран. Фишер нажал несколько клавишей — появился перечень файлов, записанных на дискете. Он взглянул на Сидней.

— Примерно дюжина файлов. Судя по количеству байтов, это означает, что здесь около четырехсот страниц обычного текста. Но если на дискете присутствует графика, то определить объем невозможно.

Фишер нажал еще на какие-то клавиши. Когда экран заполнился изображением, его глаза загорелись.

Лицо Сидней выражало разочарование. На экране было что-то непонятное, иероглифы современной сложной технологии.

Она посмотрела на Фишера.

— Что-нибудь случилось с твоим компьютером?

Фишер быстро печатал. Экран опустел, затем снова наполнился той же самой мешаниной цифровых образов. Потом в нижней части экрана появилась рамочка со строчкой для введения команды и запросила пароль.

— Нет, с дискетой тоже все в порядке. Откуда она у тебя?

— Она была послана мне. Клиентом, — запинаясь, ответила она.

К счастью, Фишер так увлекся решением технологической головоломки, что больше не задавал вопросов о происхождении дискеты.

Еще несколько минут его пальцы скользили по клавишам, пытаясь раскрыть другие файлы. Цифровой мусор постоянно восстанавливался на экране. Компьютер также все время запрашивал пароль. Наконец Фишер с улыбкой повернулся к ней.

— Информация зашифрована, — уверенно сказал он.

Сидней уставилась на него.

— Зашифрована?

Фишер смотрел на экран.

— Шифровка — это процесс, с помощью которого при отправке читаемый текст превращается в нечитаемый.

— Какая польза от этого, если получатель не может его прочитать?

— Нет, он может, если у него есть ключ, позволяющий расшифровать текст.

— Откуда возьмется ключ?

— Отправитель должен либо передать его вам, либо он у вас уже есть.

Сидней тяжело опустилась на стул. У Джейсона, наверно, есть этот проклятый ключ.

— У меня нет ключа.

— Тогда это полная бессмыслица.

— А не мог кто-либо послать зашифрованную информацию сам себе? — спросила она.

Фишер посмотрел на нее.

— Вряд ли. Обычно так не делается. Если у вас в руках информация, вы не станете шифровать ее и посылать через Интернет в другое место. Это дало бы кому-то возможность перехватить ее и затем расшифровать.

Сидней вдруг вздрогнула.

— Джефф, у тебя есть кофе? Кажется, здесь прохладно.

— Да, я сварил кофе. В этой комнате теплее, чем в других, от оборудования. Я вернусь через минуту.

— Спасибо.

Когда Фишер вернулся с двумя чашками кофе, Сидней пристально вглядывалась в экран.

Фишер отпил глоток горячего кофе, Сидней откинулась на спинку стула и закрыла глаза. Фишер наклонился вперед и посмотрел на экран. Он вернулся к прерванному разговору.

— Так вот, вряд ли кто станет шифровать информацию, посылаемую в собственный же адрес. — Он отпил еще глоток. Это делают лишь тогда, когда посылают ее кому-то другому.

Сидней открыла глаза и села прямо. В ее памяти всплыло изображение электронной почты, появившееся на экране компьютера Джейсона, словно призрак. Она показалась и тут же исчезла. Ключ. Был ли это ключ? Посылал ли он ей ключ?

Она ухватилась за руку Фишера.

— Что это означает, когда на экране компьютера появляется электронная почта и тут же исчезает? Ее нет в почтовом ящике. Ее нет нигде. Как это могло произойти?

— Очень просто. У отправителя есть окно выбора, при помощи которого можно отменить послание. Он не может этого сделать, когда почту откроют и прочитают. Однако на некоторых системах в зависимости от конфигурации информацию можно отозвать, если ее не открыл получатель. Это лучше, чем американская почта. — Фишер ухмыльнулся. — Можно, например, разозлиться на кого-то, написать письмо, опустить его в ящик и пожалеть о том, что написал. Но опустив письмо в металлический ящик, вы не можете вытащить его оттуда. Это исключено. Совсем другое дело электронная почта. Оттуда письмо можно вернуть, но до определенного момента.

— А что если отправка идет не через сеть, а, например, через Интернет?

Фишер потер подбородок.

— Тогда дело осложняется, ибо сообщение путешествует по цепи. Что-то вроде препятствий для обезьян на игровой площадке. — Сидней снова непонимающе посмотрела на него. — Понимаешь, ты забираешься с одной стороны площадки, перелезаешь через ограду и спускаешься на другой стороне. Это грубая аналогия, иллюстрирующая, как почта путешествует по Интернету. Части цепи текут сами по себе, они необязательно образуют сплошную цепь. Иногда получается так, что отправленную информацию вернуть невозможно.

— Но это все-таки возможно?

— Если информацию послали через оперативно доступную цепь и она все время шла через эту цепь, как, например, «Амэрикен Онлайн», — тогда ее можно вернуть.

Сидней напряженно думала. Домашний компьютер был подключен к «Амэрикен Онлайн». Но зачем Джейсону посылать ей ключ и затем забирать его назад? Она вздрогнула. А может быть, передачу прервал кто-то другой?

— Джефф, если ты посылаешь электронную почту и хочешь, чтобы она дошла до адресата, а кто-то другой этого не хочет, он может остановить ее? Отменить передачу, как ты сказал, даже если отправитель хочет послать свою информацию?

— Это немного странноватый вопрос. Да, может. Для этого надо иметь доступ к клавиатуре. А почему ты спрашиваешь?

— Я просто размышляю вслух.

Фишер загадочно посмотрел на нее.

— Сидней, что-нибудь произошло?

Сидней не ответила на вопрос.

— А можно прочитать послание без ключа?

Фишер посмотрел на экран, затем медленно повернулся к Сидней.

— Есть несколько способов. — Он колебался, в его голосе появились нотки холода.

— Джефф, ты не можешь попробовать?

Он опустил глаза.

— Послушай, Сидней, после твоего звонка я позвонил в фирму, чтобы проверить, как продвигаются некоторые проекты. Мне рассказали... — Он умолк и бросил на нее тревожный взгляд. — Мне рассказали о тебе.

Сидней встала и опустила глаза.

— До того, как ты приехала, мне на глаза случайно попалась газета. Это все правда? Мне не хотелось бы попасть в неприятное положение.

Сидней снова села, посмотрела Джеффу прямо в глаза и твердо сжала его руку.

— Джефф, на мой домашний компьютер пришла электронная почта. Я подумала, что от мужа. Но она исчезла. Похоже, это мог быть ключ к этой информации, потому что Джейсон отправил эту дискету сам себе. Я не знаю, что на этой дискете, но я должна это прочитать. Я не сделала ничего незаконного, что бы ни писали газеты или ни говорили в фирме. Я этого никак не могу доказать. Пока. Ты же можешь верить лишь моему слову.

Фишер долго смотрел на нее, затем кивнул.

— Хорошо. Я верю тебе. Ты один из тех юристов фирмы, которые мне нравятся. — Он решительно повернулся к экрану. — Тебе захочется еще кофе. Если проголодалась, в холодильнике есть бутерброды. Тут потребуется некоторое время.

Глава 43

Обед с Харди закончился рано, было всего восемь часов, когда Соер подъехал к дорожке перед своим домом. Выбравшись из машины, он почувствовал приятное ощущение в животе. В голове, правда, никаких приятных ощущений не было. Это дело казалось столь запутанным, что было трудно решить, с чего начать.

Захлопнув дверцу машины, он заметил старинный «Силвер Клауд Роллс-Ройс», величественно приближавшийся к нему. В этих краях вряд ли когда-нибудь видели столь эффектную демонстрацию богатства. Через переднее стекло Соер увидел, что шофер в черной фуражке сидит рядом с рулем, а не за ним. Соеру пришлось всмотреться пристальнее, прежде чем он понял, что тут не так. Водитель сидел с правой стороны. Это была построенная в Британии машина. Она сбавила скорость и плавно остановилась рядом с ним. Соер не видел, кто сидел в глубине салона, стекла были затемнены. И неизвестно, были ли такие стекла вставлены сразу или потом. Ему недолго пришлось раздумывать над этим. Заднее стекло опустилось и перед Соером предстало лицо Натана Гембла. Тем временем шофер вышел из машины и встал рядом с дверью пассажирского салона.

Соер рассмотрел огромную длинную машину, затем снова уставился на председателя «Трайтона».

— Хорошая коллекция колес. Сколько горючего уходит на милю?

— Это меня мало волнует. Вы увлекаетесь баскетболом? — Гембл при помощи ножниц отрезал конец сигары и не спеша прикурил.

— Извините?

— НБА. Высокие черные ребята бегают в коротких трусах, получая за это кучу денег.

— Иногда смотрю по телевизору, когда есть время.

— Тогда забирайтесь в мою машину.

— Зачем?

— Увидите. Обещаю, вам не придется скучать.

Соер оглядел улицу и пожал плечами. Он засунул ключи от своей машины в карман и посмотрел на шофера.

— Понял, приятель?

Соер открыл дверь и забрался в машину. Откинувшись на кожаное сиденье, он заметил сидящего напротив Лукаса. Соер слегка кивнул головой. Шеф безопасности «Трайтона» ответил так же. «Роллс-Ройс» резко рванул с места.

— Хотите? — Гембл протянул сигару. — Кубинская. Ввозить их запрещено. Наверно, поэтому я их так люблю.

Соер взял предложенную сигару и отрезал конец ножницами, которые ему передал Гембл. Он удивился, когда Лукас протянул бутановую зажигалку, но не отказался от его услуги.

Он раскурил сигару несколькими быс