Book: Безжалостная ложь



Сьюзен Нэпьер

Безжалостная ложь

Нет лжи безжалостней, чем умолчанье.

Роберт Луче Стивенсон

Глава 1

– Вы беременны!

Клодия, последние месяцы знавшая очень мало поводов для смеха, посмотрела на бугорок под выцветшим бумажным платьицем и почувствовала задор, переходящий в агрессивность.

– Господи, так оно и есть! – воскликнула она с комическим ужасом, обращаясь к чернобровому незнакомцу, который хмурился, стоя у нее в дверях. – И подумать, сколько я истратила на лекарства для похудания!

Ее дерзость не позабавила незнакомца: он еще больше насупился, а мрачно искривленные губы зловеще сжались. Он был высок, поразительно высок, и соответственно худощав, коротко подстриженные смоляные волосы контрастировали с редкостно бледной кожей, а тень на массивной челюсти усиливала общее впечатление угрозы, исходящей от глаз, угрюмо прищуренных на послеполуденном солнце. Да если бы не его до ужаса элегантный серый костюм и скромный шелковый галстук, говорящие о неимоверном богатстве и превосходном вкусе, Клодия, наверное, испугалась бы. А так она предположила, что он ошибся домом.

– Очень остроумно.

Как назло, едкий ответ еще больше развеселил Клодию.

– Спасибо, я и сама так думаю. А вы всегда при начале разговора с незнакомыми говорите нечто самоочевидное?

– Уж если здесь есть что-то самоочевидное, то у вас. И весьма. – Он брезгливо поморщился и подчеркнуто резко и отрывисто указал на ее большой живот. Видимо, слишком чопорен и поддразнивания не оценит. С другой стороны, кому понравится, если над его оплошностью посмеются? Но, хотя это было и несправедливо, она была не в силах удержаться еще от одной подковырки и громко вздохнула.

– Ладно, уговорили, покупаю. А что вы продаете? Пылесосы? Энциклопедии? – Она с головы до ног окинула его неприязненным взглядом замотанной домашней хозяйки, хотя и понимала, что он никакой не коммивояжер, особенно из тех, что, предлагая товары, ходят от двери к двери. У него для этого не хватало главного: вкрадчивого обаяния.

Он и вправду сразу же вскинулся.

– Я ничего не продаю!

– Во всяком случае, не мне, – согласилась она. – Первый день на службе, а? Право же, лучше вам переменить манеру разговора, если хотите прокормиться, ходя от двери к двери.

– Я не коммивояжер! – Скрипучие согласные угрожающе завибрировали на фоне гортанных гласных, и Клодия решила, что перегнула: легкомыслие вообще-то ей несвойственно. Пора утишить его бешено вздыбленное мужское самолюбие небольшой дозой такта, которым она славится.

– Ну, конечно же… – примирительно сказала она, однако он перебил ее, свирепо зашипев:

– Обойдусь без вашей опеки, мисс Лосон!

Он подчеркнул, что она не замужем, и дал понять, что знает, кто она, – как будто плеснул ей в лицо ледяной водой, и это смыло всякую насмешку и объяснило его клеймящее презрение.

Клодия ощутила гнетущее, обескураживающее и совсем необъяснимое разочарование в неожиданном посетителе. Она часто сталкивалась с тупостью и предубеждениями и теперь без труда узнавала их твердокаменный облик. Полуулыбка, смягчавшая ее исхудалое, узкое лицо, исчезла, губы сжались в суровую линию. Она внезапно почувствовала себя разоблаченной под слепящим светом знойного летнего дня и возненавидела неизвестного за то, что он дал ей осознать свою страшную уязвимость.

Кто он – репортер? Нет, на репортера он так же не похож, как и на коммивояжера. На жалованье газетчика тысячедолларовый костюм не купишь.

– Не перейти ли нам тогда к делу, мистер… э-э-э? – Она подняла брови, что, как ей было известно, подчеркивало врожденную горделивость ее лица. Крис называл ее красавицей и, хотя она считала, что обладает чрезмерно резкими чертами лица и стандартно миловидной ее не назовешь, заставил ее этому поверить. А теперь они стали и того резче, утончившись от тошноты, постоянно отбивавшей ей аппетит, и страшного напряжения, с каким она перед всеми притворялась беззаботной и невозмутимой.

Он пренебрег прозвучавшим в ее словах приказом:

– Марк дома?

– Марк? – Поскольку она ждала нового, завуалированного выпада, осуждающего ее поведение, безобидный вопрос о постояльце застиг ее врасплох.

– Марк Стоун.

– Марк Стоун. – Она медленно повторила имя, чтобы успеть подумать. Безобидный? Этот? Ну нет. О ком он вынюхивал сведения, о ней или о Марке? И не из-за него ли молодой человек последние недели вел себя по-странному виновато? Или Марк попал в какую-то беду и не хотел увеличивать бремя Клодии, беспокоя ее своими невзгодами?

Клодия снова посмотрела на посетителя, ждавшего ответа с явным нетерпением. Бесспорные признаки богатства не гарантировали его честности и порядочности, в чем она имела все основания быть уверенной. Но и при втором взгляде подчеркнуто тонная одежда не скрывала угрозу, таящуюся в кривой, ехидной улыбке, холодных суженных глазах, напряженной шее и развороте плеч под облегающим пиджаком. Он пришел, ожидая неприятностей, и приготовился встретить их в штыки. Первый эпитет, который приходил в голову при взгляде на него, – «беспощадный».

Кто он – аферист, какой-нибудь громила, пришедший потребовать уплату крупного долга? Она мельком заметила автомобиль возле калитки ее маленького дома в предместье: серебристый «ягуар», столь же холодно-изысканный, лощеный и твердый, как человек перед нею.

Она приняла решение и отрубила:

– Его нет.

Неудивительно, что он не выразил учтивого сожаления и не попрощался с надлежащей вежливостью.

– Я знаю, что он здесь живет. – Он проскрипел это, как бы говоря: «А ну, попробуй возрази!»

– Что ж, мне очень жаль, только его дома нет, – ответила она, радуясь возможности ему противоречить.

– В самом деле нет дома? – Он тоже не скрывал, что не верит ей. – Или только для меня?

– Поскольку я не знаю, кто вы, то, по всему, и то и другое, – сухо заметила она.

– Я подожду.

– Ждите. – Золотистые искорки злобы сверкнули в ее глазах, карих, как жженый сахар. Пускай попотеет в этом плотном костюме, пока будет ждать свою жертву, которая так и не явится! Хотя его дорогая машина бесспорно с кондиционером.

– Спасибо. – И прежде чем она поняла, что происходит, незнакомец проскользнул мимо нее с проворством, удивительным для столь высокого человека, и крупными шагами двинулся по прохладному холлу, заглядывая в комнаты по обеим сторонам.

– Эй! Вы что делаете?

Она оставила все внутренние двери дома отворенными, дабы спертый летний воздух сколько-нибудь двигался, и, пока догнала незваного гостя, тот успел быстро рассмотреть пустую кухню, ванную и две спальни, в одной из которых стояла двуспальная кровать, а в другой – тахта, не полностью собранная колыбель, письменный стол и стул.

Зная, что силой незнакомца не остановить, Клодия гневно ворвалась в аккуратную Г-образную гостиную, опередив его. В ней бурлила энергия, вытеснившая вялую летаргию, постоянную спутницу беременности.

– Как видите, Марка нет! – с сарказмом повторила она. – Может быть, вы заглянете в шкафы и поднимете ковры: вдруг он прячется в подвале!

– А у вас есть подвал?

Клодия заморгала при этой напористой подозрительности. Или он начисто лишен чувства юмора и чувства меры?

– Нет! – выпалила она. – А жаль! Было бы куда запереть вас, пока не приедут люди в белых халатах!

– По-вашему, я сошел с ума? Ничего вы еще не видели, мисс Лосон.

Стало быть, он может улыбаться, но и это неутешительно. В общем-то, его кривая ухмылка страшно действует на нервы. В ней ни смягчающего юмора, ни желания позабавить. А глаза – и того хуже. Теперь, когда он широко их раскрыл, она увидела, что они изумительно, ошеломляюще густо-синие. Грубые черты лица и тяжелая челюсть почти отталкивают, глаза же едва ли не гипнотизируют живостью и красотой.

– Где он?

Она с трудом отвела глаза от его сверлящего взгляда.

– Почему я должна вам докладывать?

– А если потому, что я спрашиваю? Она чуть не рассмеялась.

– По-вашему, это называется спрашивать? А по-моему, это грубое давление и насильственное вторжение.

– А я и не знал, что у вас осталось куда вторгаться, мисс Лосон. – И опять подчеркнутый цинизм, сопровождаемый пронзительным взглядом. – После того, что вы с вашим знаменитым возлюбленным выкаблучивали перед прессой, сомневаюсь, что вы даже знаете смысл этого слова.

Клодии хотелось опровергнуть его издевку ледяной фразой, но ведь Крис и вправду упивался славой автогонщика. Любить его и быть им любимым значило обнимать его славу, делиться значительной частью их отношений с обожающей его публикой, принимать свое место рядом с ним в лучах славы если не от всего сердца, то хотя бы с достоинством и грацией.

Первые месяцы после его гибели во время катастрофы на треке назойливость прессы была еще более наглой и разнузданно дотошной, но Клодия просто ушла в тень, и ее непоколебимый отказ поддерживать старые сплетни и давать пищу для новых привел к теперешней блаженной безвестности. Но она не позволит этому узколобому ханже опоганить то, что она делила с Крисом, лишь потому, что он верит прочитанному к бульварных газетенках…

– Благодарю вас за столь познавательно-ценную информацию о вашем окаменелом моральном кодексе…

– Напротив! – резко перебил он. – Относительно морали я по-современному гибок. Например, я не разделяю старомодное мнение о том, что ребенок проклят, если рожден вне брака. Если вы полагаете, что мой сын женится на вас только потому, что вы ловко ухитрились забеременеть, – то ошибаетесь!

Свет, столь же ослепительный, как его глаза, мгновенно озарил ее сознание. Ну конечно! Черные волосы, худоба, грудной бархатный голос! Только на этом сходство кончалось. Пусть глаза Марка были всего-навсего светло-карие в крапинку, зато лицо его являло собой образец мужской красоты, которую он унаследовал не от отца. Неудивительно, что она сразу не догадалась. Каким-то образом Марк внушил ей, будто отец его гораздо старше, а он выглядит от силы на сорок. И неудивительно, что он был так шокирован ее беременностью, когда она отворила ему дверь! Клодия с трудом сдержала улыбку. Теперь-то она знает наверняка, что он ошибся. Но при виде его гнева она подумала, что вряд ли он сочтет это более забавным, чем недоразумение на пороге.

– Если бы я подумала, будто ваш сын хочет на мне жениться, я с воплями кинулась бы наутек, мистер Стоун, – сухо и совершенно искренне проговорила она. – Ведь вы – мистер Стоун, не так ли?

– Отличнейшим образом знаете, что да, черт подери! – рявкнул он.

– Ах, а как же я могла бы это знать? Насколько помню, вы не удосужились назваться, прежде чем сюда вломились. – По тому, что она узнала от Марка, такая бесцеремонность была неотъемлемой чертой Моргана Стоуна.

Марк очень мало ей рассказывал о своем происхождении: только то, что он из Веллингтона, что его мать умерла, когда он был маленьким, и воспитывал его богатый, деспотичный, придирчивый отец, чьи требования к сыну делались все жестче и невыполнимее. Будучи студентом коммерческого факультета Оклендского университета, Марк полгода назад окончательно поссорился с отцом и прекратил с ним всякие отношения. Увидев могучего отца вживе, Клодия не могла не посочувствовать отчаянному желанию Марка самоутвердиться, доказав, что этого самоутверждения он способен достичь без посторонней помощи.

– Если тесты подтвердят, что ваш ребенок – от Марка, я, разумеется, обеспечу вам денежное вспомоществование на время вашей беременности, – холодно продолжал Морган Стоун. – Если пожелаете воспитывать ребенка сами, я учрежу доверительный фонд. Мой адвокат как опекун установит затраты строго в интересах ребенка, поэтому не надейтесь на роскошную жизнь за мой счет. Если же не захотите отягощать свою жизнь ребенком, я сделаю все, что требуется…

Непонятный страх ледяным ознобом сковал Клодии позвоночник. Она положила обе руки на вздутый живот и изо всех сил пыталась подавить внезапный приступ тошноты, вызванный тем, на что, как ей казалось, Стоун-старший намекал, – ужасом от его хладнокровных фраз и неожиданным глубоким сознанием своей телесной хрупкости. Она знала, что необычно худа – ее врач все время убеждал ее прибавить в весе, но она как будто могла этого достичь только за счет остального тела: пока ее грудь и живот медленно расцветали, лицо, руки и ноги теряли прежние округлые очертания. Быть может, она и не выглядела олицетворением цветущего материнства, но ребенок был ей нужен, необходим…

– Если вы предлагаете аборт, – проговорила она, запинаясь, – то и думать об этом забудьте. Поздно. Это мой ребенок. К вам он никакого отношения не имеет…

– Если это мой внук, то самое прямое, – мрачно возразил он. – И при всей моей широте взглядов я почему-то не отношу аборты к числу запоздалых противозачаточных мер, тем более применительно к такой сексуально опытной женщине, как вы. Я хотел сказать лишь то, что готов взять на себя заботу о своем внуке, если вы окажетесь не желающей или не способной обеспечить ему надежный дом…

Пока он говорил, его бездонный синий взор скользил по ее телу, изучая ее с бесцеремонным, враждебным любопытством. Или он гадал, что его сын в ней нашел?

Платье на Клодии было очень тонкое: влажный летний зной, характерный для Окленда, изнурял ее не менее, чем тошнота. Сегодня утром она с полным безразличием надела самое легкое платье из попавшихся под руку, хотя и не рассчитанное на беременных. Пронзающий взор заставил ее остро осознать, как налилось ее тело, как туго легкий корсаж обтягивает ей груди, еле вмещая их сочное изобилие. Во взгляде не было двусмысленности, и все же Клодия почувствовала, что ярко раскраснелась. Спокойное материнское приятие коренных перемен, проистекающих в ее теле, было на миг потоплено чувственным осознанием того, что, подобно грубым первобытным изваяниям, она предстает мужским глазам как бесстыдный символ плодородия, сладострастной женской сексуальности. Этот человек смотрел на нее, понимая ее опытность в делах интимных.

Странная дрожь пробрала ее. Этот жесткий, могучий человек – дедушка! Ее ребенка? Первая мысль была почти смехотворна, вторая – совершенно отвратительна.

Он сделал шаг в ее сторону, она ахнула, дернулась назад и чуть не упала, когда задела ручку кресла. Он не позволил ей упасть, обхватив ее располневшую талию. Она инстинктивно схватила его сильные руки и попыталась оторвать их от себя.

– П-пустите!

– Вы что думали? Что я хочу вас ударить? – грубо пробурчал он. – Я женщин не бью, а в вашем положении – тем более. Вы вдруг страшно побледнели, и я подумал, что упадете в обморок. Лучше сядьте.

– Я не…

Пока она протестовала, он силой усадил ее в кресло и удерживал, хотя она сопротивлялась. Не только силач, но и страшный упрямец.

– Вы побелели при мысли об аборте и в то же время как будто не боитесь уморить вашего ребенка во чреве голодом, – отчеканил он. – Видимо, вы до того заботитесь о вашей фигуре, что не желаете придерживаться правильно сбалансированной диеты. На каком вы месяце – на пятом или шестом? А весите всего ничего, руки у вас как веточки. – Он подкрепил жгущие слова, взяв ее повыше локтя, и пальцы его соединились.

– Я от рождения тонка в кости, – оборонялась Клодия; ей претило вдаваться в подробности о своей трудной беременности перед этим сухарем. Она с наслаждением предвкушала, как он оконфузится, когда узнает правду. – А теперь, пожалуйста, уберите руки. Терпеть не могу, когда меня лапают женоненавистники, особенно если у них ручищи вроде окороков. О моей беременности вы ничего не знаете… – Она сделала судорожное движение, он отпустил ее, выпрямился, но не отходил.

– Я знаю, что в некоторых отношениях женщине ваших лет перед первой беременностью лучше не рисковать…

– Моих лет! – Желание Клодии ошарашить его правдой было пересилено возмущением. – При чем тут мои года? Мне только двадцать четыре!

– На добрых шесть лет больше, чем Марку, – невозмутимо сказал он, воспользовавшись случаем.

– Я знаю, сколько ему лет! – проскрежетала Клодия.

Когда она поместила объявление о том, что сдается комната и стол для кого-нибудь из университетского студенчества, то рассчитывала на девушку, но полгода назад к ней на порог ступил восемнадцатилетний эллинский бог, поведал грустную повесть о своем изгнании из семьи – и уговорил. Его жизнерадостность, бурная энергия и оптимизм спасли ее от опасной апатии, которая ее засасывала.

– Удивительно, что знаете вы, – колко добавила она. – Вы ему ко дню рождения даже поздравительную открытку не послали.

Марк поведал ей, что не ждет примирения с отцом, но она разглядела у него в глазах скрываемое разочарование в том, что родня его пренебрегла этим малозначительным ритуалом.

– Потому что он не счел в то время нужным уведомить меня о своем местопребывании. Да, несомненно, и вы на этом не настаивали. И лишь после того, как вы его окрутили как следует…



– Не говорите вздор! – Клодия приподняла голову и сердито посмотрела на него, пытаясь сохранить достоинство в столь неудобном положении. Она была рада, что жара вынудила собрать каскад ее черных волос в пучок, а не оставлять их распущенными, как обычно. Это, по крайней мере, придавало ей известный изыск, что в некоторой степени уравновесило неряшливость ее вида. Да еще, из-за распухших щиколоток, на ней шлепанцы! – Марк умный, вполне самостоятельный молодой человек…

– Подчеркиваю: молодой…

– И он вполне способен все решать за себя сам, собственно говоря, настаивает на этом. Может быть, если бы вы были более чутким, ему бы не пришлось…

– Сойти с рельсов и кинуться в ваши нетерпеливые объятия?

– Да перестанете ли вы перебивать? – Клодия вызывающе, хотя и с некоторым трудом, опять поднялась. – Мистер Стоун, если вы всегда ведете ваши личные дела подобным образом, то неудивительно, что у вас бывают затруднения…

– Уж вы-то, что и говорить, славитесь умением вести дела. Когда Кристофер Нэш был жив, вы звонили во все колокола о том, что он – великая любовь вашей жизни, и вот извольте: всего лишь через семь месяцев вы живете с мальчишкой вдвое моложе покойного, забеременели от него и вытягиваете из него каждый цент, который ему достанется. – Продолжая хлестать презрением ее, растерянную, он продолжал:

– О да, я знаю, что он служит на полставки в двух местах, дабы купить вашу дорогостоящую верность, несмотря на то что это идет во вред его занятиям! Слишком он слеп, не понимает, что гарантия вашей верности – его фамилия. Не все ли вам равно, получит он диплом с отличием или вообще не получит? Вас интересует не то, кем он может стать, а то, кем он является. Бьюсь об заклад, что вы до последнего доллара вычислили, скольким он владеет, будучи Стоуном! Но знайте: если он на вас женится, то от меня и цента не получит!

Клодия онемела от вины и отчаяния… Марк с упорством, переходящим в упрямство, отказывался трогать пенсион, выделенный отцом на его образование, – «помочи», как он это называл, – и она знала, что платил он ей за стол и квартиру из жалованья, получаемого за службу в пиццерии, о второй же службе ей было неизвестно. Погруженная в себя, она вяло возражала, когда Марк дарил ей разные пустячки – флакончик духов, цветы, всяческие деликатесы, дабы раздразнить ее скверный аппетит, – но он весело настаивал, чтобы она получала от них удовольствие ради них самих, поэтому она и не задумывалась, откуда у него лишние деньги.

Клодия глубоко вдохнула. С нее было вполне достаточно.

– Мистер Стоун, – хрипло проговорила она. – Все это не так. Я, конечно, не люблю вашего сына…

– Вы ничего нового не сообщили! – скрипуче рассмеялся он. – А жаль, что я не принес магнитофон: уверен, что Марк нашел бы это весьма ценным с познавательной точки зрения.

– И он меня не любит, – твердо продолжала она.

– Только думает, будто любит? Да, я знаю и это, мисс Лосон. Увлечение такого сорта делает его вполне управляемым, не так ли? Ваш опыт гоночной девицы, вероятно, бывает очень вам полезен, если надо втереться куда не следует. Жаль, что вы поощряли объект великой вашей любви так много на вас тратить, пока он был жив, – иначе после смерти он бы не оставил вас без средств. Какой же контраст представляет эта хибарка по сравнению с пятизвездными отелями, где вы и ваши пьяные подружки то и дело разносили в щепки мебель, когда обмывали очередную победу на гонках…

Клодия стиснула кулаки и прижала руки к бокам, только бы не отхлестать его, опьяненного издевательством, по лицу; все тело ее дрожало от бешеной, с трудом подавляемой ярости. Для него эта «хибарка», быть может, и ничто, но она преодолевала громадные трудности, лишь бы обзавестись своим домом, лишь бы обеспечить ребенку надежное место в катастрофически непрочном мире. Он не имеет права опоганивать дом своим презрением. Но и понимания она вымаливать у него не собирается. Нет, он заслуживает испытать немного мук, приуготовленных им для нее!

– Вы всегда верите тому, что читаете в газетах, мистер Стоун? – перешла она в наступление. – Вот уж не думала, что вы настолько доверчивы…

– Это мой сын доверчив. Всегда он был мягкотелым – себе во вред.

Пренебрежение к Марку дало новый повод ненавидеть его отца.

– Себе или вам? А знаете, мистер Стоун, ирония в том, что я ему до конца не поверила, когда он мне рассказал о вас. Решила, что преувеличивает. Даже предложила связаться с вами и договориться до чего-либо.

Синие глаза оставались потрясающе безразличными.

– Предложили помириться? Ах, как трогательно! И как для вас выгодно, если Марк вернется к семье… и к банковскому счету!

С таким же успехом можно биться головой о кирпичную стену. Да нет, подумала близкая к истерике Клодия, не о кирпичную – о Каменную[1]. Кто бы поверил, что простое недоразумение способно разрастись до такой кошмарной вражды? В подобном запутанном разговоре оказалось столько отходов и отклонений от ясной истины, что Клодия почувствовала головокружение и оторопь. Он сбивал и разъярял ее – такой безукоризненно ухоженный, такой безукоризненно правый, такой… такой безукоризненный, а она точно билась в тенетах, безнадежно понимая, что никакие ее слова не переубедят его, ведь он считает ее хищной, корыстолюбивой пройдохой.

– Но есть и другая возможность, – пробормотал он после накаленной паузы. – Она может оказаться столь же выгодной для вас, как и…

– Если предлагаете откупиться, то и не думайте! – свирепо выпалила Клодия, а головная боль, утром выгнавшая ее из постели, возобновилась с удвоенной силой. – Вон из моего дома! И немедленно!

– Из вашего дома? – Снова появилась невеселая улыбка. – Насколько мне известно, дом этот принадлежит некоей финансовой компании в большей степени, нежели вам, а уплата взносов, должно быть, пробивает изрядную брешь в вашем пособии. Ведь вы теперь живете на пособие, не так ли, мисс Лосон? Безусловно, в течение последних нескольких месяцев вы не предприняли никаких попыток поступить куда-нибудь на работу. Вероятно, решили, что беременность – хороший повод не работать в обозримом будущем – теперь, когда правительство пересматривает отношение к мастакам поживиться за счет пособий. Как это отразилось бы на вашем пособии, если бы узнали, что вы на содержании у человека, который не скупится на подарки?

– Я не обманщица! – вспылила Клодия, поднимая острый подбородок, искорки в ее глазах гневно засверкали. Ей и так было стыдно, что она из-за тяжелой беременности не работает и поэтому приходится жить на то, что она считает милостыней. А то, что этим ее донимает и он, вдвойне унизительно. – Департамент социального обеспечения все знает про Марка! Так что не думайте, будто сможете меня шантажировать, если не удастся подкупить.

– Если? – тотчас придрался он к ее оговорке. – Так вы все же согласны обсудить некоторую сумму – достаточно крупную? – И назвал цифру, от которой у нее захватило дух. К сожалению, это уничтожило остатки ее самоконтроля.

Вся дальнейшая последовательность событий снова и снова проходила перед нею в ее истерзанном рассудке: то, как она обрушила на него всю мерзкую ругань, вгонявшую ее в краску, когда она слышала это от Криса, если он проигрывал гонки из-за чьей-либо нерадивости; то, как она толкала его, эту несдвигаемую глыбу, как она молотила кулаками его непоколебимую грудь; то, как он схватил ее за локоть, пытаясь унять ее истерику; то, как она вырвалась, поскользнулась, грохнулась на бок…

Еле помня себя, она лежала на потертом ковре, а он опустился рядом с нею на колени, и на его бледном, беспощадном, каменном лице прорезались первые трещины чувства, а синие глаза оледенели от потрясения, пока он шарил у нее выше бедра.

– Вы в порядке?

– Не трогайте! – Если дотронется, она взорвется. Страх, одолевавший ее после гибели Криса, затвердел и стал мучительной уверенностью, признать которую до того мгновенья мешал ей ужас. После непрестанной рвоты в первый месяц беременности она ждала, боялась, молилась и надеялась, что это никогда не случится – мгновенье расплаты за прошлые грехи. Но только не так. Пожалуйста, Боже, только не так… Она застонала.

– Мисс Лосон… Клодия, вам плохо? – Она услышала в его голосе ужас, выраженный им против своего желания, подавляемую тревогу.

– Уходите, оставьте меня в покое… – Волна боли пробежала по ее телу, раздергивая слова на отдельные слоги; она закрыла глаза и отвернулась от него и от всего жестокого мира.

– Не могу. Ведь вам может быть плохо. Это здесь? Это ваш ребенок? – Рука его, легко, словно перышко, скользнувшая по ее животу, заставила ее содрогнуться от боли, скорее душевной, чем физической. Она зарыдала. Морган вполголоса выругался, подвинулся и она почувствовала, как деликатно он поднимает полу ее платья. Глаза ее расширились, жалкий взвизг униженного протеста замер у нее на сухих губах, когда он мягко закрыл платьем ее согнутые ноги, пригнулся поближе, чтобы отвести влажные пряди с ее потного лба, и ободряюще прошептал:

– Крови нет, Клодия. Не плачьте, вы не одна. Я о вас позабочусь. Кто ваш врач?

О Господи, добрый он так же беспощаден, как и в ярости, хотя и презирает ее. В глазах у Клодии все поплыло, в костях возникла боль – и тогда-то она оставила всякую надежду.

– Сейчас меня вырвет… – процедила она сквозь стиснутые зубы.

И ее вырвало, жестоко, а после этого он нежно поднял ее на твердый диван, сел рядом, успокаивая, гладил ее трясущееся тело и в то же время сделал срочный вызов по радиотелефону, который вынул из внутреннего кармана.

Затем он отер ей лицо прохладной, влажной тряпицей и мягко с нею говорил, причем ему как будто было безразлично, что она его не слушает:

Клодия словно ослепла, вся ушла в себя, готовясь к боли – как она знала, неизбежной.

Поехал с нею в карете «Скорой помощи» и он, и по какой-то необъяснимой причине Клодия инстинктивно вцепилась ему в руку и выпустила лишь тогда, когда больничные служащие в конце концов убедили его, что его упорное нежелание уйти из смотровой только мешает ее лечению. Остаток дня и часть вечера выродились в кляксу боли и ужаса, и, придя в себя, она решила, что все это – какой-то не правдоподобный кошмар.

Клодия внимательно осмотрела прохладную белую палату, исследовала изнеможенную пустоту внутри себя и поняла, что все это реально. Слишком реально. Глаза щипало, она их зажмурила, а когда снова открыла, рядом с нею стоял доктор. Не молодой врач из травматологического, а консультант-гинеколог из родильного отделения больницы, где она лежала как особая пациентка.

Она равнодушно выслушала его добрые соболезнования, и глаза ее оставались сухими, когда она узнала, что потеряла сына. И лишь когда врач сел возле койки и стал спрашивать о том, что она делала последние несколько дней, она выказала некий проблеск эмоции.

– А скажите, Клодия, он последнее время много двигался?

Она теребила край простыни, закрывавшей грудь.

– А он был нормальный… то есть я хочу сказать… он не был?..

– Изуродован? Нет, Клодия. Но когда вас привезли, сердце его не билось… поэтому пришлось произвести кесарево сечение: очень важно было успеть. – Он сделал паузу и продолжал более мягко:

– Ведь, наверно, вот уже некоторое время вы не чувствовали, что он двигается, правда, Клодия?

Слезы, щипавшие ей глаза, горячо потекли по щекам.

– Он… он вообще довольно спокойно себя вел – днем… а по ночам толкался.

– А последние несколько суток?

– Я… я последнее время очень уставала, крепко спала… Не знаю. Я… когда я упала, то, должно быть…

Он снял ее дрожащую руку с истерзанной простыни.

– Дорогая моя, это не потому, что вы упали. Вероятно, в глубине души вы сами это сознаете. Вы ни в чем не виноваты. От вашего падения начались преждевременные роды, и только. Но по всем признакам ребенок ваш был мертв несколько дней…

– Нет! – Она выдернула руку и прижала к плоскому животу, отстраняясь от тайной боязни, отравлявшей покой ее сновидений. – Нет… я бы почувствовала неладное… я бы что-нибудь сделала…

– Сомневаюсь, чтобы кто-то мог что-нибудь сделать. Такое порой случается…

– Что? Вы сказали, что у ребенка никаких изъянов не было, – значит, это я виновата? Что я сделала не так? – со слезами, в отчаянии прокричала она.

– Ничего, дорогая моя, – терпеливо уверил он. – И я согласен, что ребенок физически оказался безупречным, однако насчет остального мы не знаем. Я в самом начале предупредил вас, что в вашей беременности есть некоторые тревожные признаки, согласно которым вы можете и не выносить его полный срок…

– Но я делала все, как вы говорили, – жалко прошептала Клодия.

– Знаю. Для вашего ребенка вы сделали все, что могли, Клодия. Знаю. Но иногда этого недостаточно. Может быть, позже, когда больше узнаю, я смогу сообщить вам точные причины. – (Клодия решительно отвергла пугающую подоплеку его слов.) – А тем временем как можно больше отдыхайте. Потеря младенца на позднем этапе беременности травмирует сильнее, чем более ранний выкидыш. Я знаю, что, вероятно, вы не хотите сейчас это слышать, но травматолог сказал, что нет никаких хронических осложнений, которые воспрепятствовали бы дальнейшим попыткам родить ребенка. Вероятнее всего, в следующий раз вы родите нормального, живого, здорового ребенка… и необязательно в результате кесарева сечения…

– В следующий раз? – Клодия и вообразить не могла, что когда-нибудь снова решится на такую ужасную муку. – Это, знаете ли, по ошибке! – с болью вспомнила она. – Я не хотела забеременеть… такой был удар… я… вы не думаете?..

– Не думаю, и вы не должны, – строго произнес доктор. – Каковы бы ни были ваши чувства вначале, вы долго и упорно боролись за этого ребенка, а теперь предстоит борьба за то, чтобы примириться с происшедшим и жить дальше. Ну, а теперь сказать вашему другу, что он может несколько минут повидать вас? Сестры мне рассказали, что он всю ночь их донимал, ходил взад и вперед не переставая…

– Какому другу? – Марк был в отъезде, и она представить себе не могла, кто бы мог к ней прийти. Когда она впервые пришла в клинику, то из близких назвала в анкете лишь Марка да родителей в Австралии.

– Мистеру Стоуну. Очень подходящая фамилия! Сестра Досон говорит, что он несдвигаем, как скала. Он не удовлетворен краткими устными бюллетенями, которые получил от нее, и требует разговора с вашим лечащим врачом. У травматолога всю ночь не было ни единой свободной минуты, меня ждали другие вызовы, но, если хотите, я ему объясню, что происходило…

– Нет! – Голос Клодии стал пронзительным от смятения. И внезапно она ощутила, в чем источник ее мучений. Идеальная отдушина для всей ее ярости и вины. Идеальная. Как же ей было ненавистно это слово! Ненавистен и Стоун из-за того, что присутствовал, когда ее тело отвергло ребенка. – Нет. Не хочу, не говорите ему ничего! Это не друг, я его почти не знаю. Не надо ему ничего обо мне знать!

Консультант пристально посмотрел на нее.

– Он уже знает, что мы оперировали и что ребенок родился мертвым. Поскольку он был с вами, когда это произошло, не считаете ли вы…

– Нет, не считаю. – Ее волнение приблизилось к истерике. – Обещайте ничего ему не говорить! Ведь, чтобы обсуждать с посторонними состояние моего здоровья, нужно мое разрешение? Ну так я его не даю. Не хочу его здесь. Пусть уходит!

Он не мог не послушаться и через несколько минут, осмотрев швы и удостоверившись, что все в порядке, ушел. Клодия, испытывая боль, лежала на боку, словно охраняя всем телом мучительно пустое чрево. Сквозь плотно сжатые ресницы тихо сочились слезы. После медленного цветения радости внутри ее в течение последних месяцев последовал этот жестокий удар: иллюзорное счастье вырвали у нее в одно мгновение.

– Клодия!

Она открыла глаза и увидела, что над нею склонился Морган Стоун.

Даже слегка затуманенная лекарствами, она была потрясена происшедшей с ним переменой: изможден, волосы растрепаны, веки покраснели от переутомления, элегантный костюм измят. И она злобно порадовалась тому, как долго, в каком отчаянии он ждал. Так ему и надо! Это ему лежать бы затверделым и холодным где-то в больничных недрах, а не ее милому, ни в чем не повинному сыночку…

– Что вы здесь делаете? – спросила она, гневно отирая ладонью слезы. Следовало бы догадаться, что он пренебрежет словами доктора о ее нежелании видеть его, со злостью подумала она. Единственные желания, уважаемые Морганом Стоуном, – его собственные.

– Я должен был увидеть вас. Увидеть, как вы. Убедиться, не нужно ли вам чего… – Губы его сжались в тонкую, кривую, напряженную белую линию.

– Да, кое-что мне нужно – моего ребенка, живого и здорового. – Она как бы выплюнула в него эти слова с испепеляющим презрением, рожденным болью, пригвоздившей ее к кровати. – Вы это можете мне обеспечить, мистер Стоун, или же придется вам признать, что существует и то, чего ваши бесценные денежки во веки веков не купят, – например, любовь?



Большие твердые скулы его болезненного, серого, похожего на маску лица темно побагровели – клеймо позора, злобно подумала она. И все же он нес это клеймо с неким разбитым вдребезги достоинством, не уклоняясь от безмолвного обвинения в ее взгляде, и сострадание в его глазах заставило ее съежиться от лавины чувств. Для нее, слабой, уязвимой, сострадание это было еще труднее вынести, чем презрение.

– Нет, не могу.

– Так зачем вы здесь? Ребенок мой умер, а меня как будто вспороли тупыми ножами. Что вы надеетесь услышать? Достаточно ли этой кары за то, что я посмела просто существовать на одной планете с вашим милым сыночком, не говоря уж о том, чтобы завязать с ним какие-нибудь отношения? – Клодия видела, как под проросшей за ночь седоватой щетиной перекатываются у него желваки, и наконец он в полной мере испил ее едкую ненависть. Его утомленные глаза были полны глубокой муки, но она отказалась замечать ее, и наконец он, запинаясь, проговорил:

– Боже мой, нет… это был несчастный случай, Клодия. Ведь не можете же вы подумать, будто я хотел, чтобы случилось такое…

– Ах не могу? – издевалась она. – Или это не решает одну из ваших проблем, причем весьма легко? Одной позорной семейной тайной меньше. Одним паразитом, присосавшимся к стоуновскому богатству, меньше. Конечно, поблагодарит ли вас Марк за то, что вы убили родного внука, дабы помешать ему жениться на мне, – совсем другой вопрос!

Его синие глаза поблекли от потрясения, и она почувствовала себя виноватой – самую малость. Но он этого и заслуживает, с искаженной горем логичностью сказала она себе. Морган Стоун попрекал ее ветреностью, хотя на самом деле она была совсем, полностью верна Крису, даже если не всегда была убеждена, что он ей настолько же верен. В общем-то, останься Крис живым, они бы стали мужем и женой после пышного венчания, какое Крис предполагал устроить. А теперь Крис уже не чувствовал боли, навеки лишенный отцовства, которое только начал предвкушать в последние недели жизни.

– И это вы собираетесь рассказать Марку? – спросил Морган Стоун голосом гулким и таким же опустошенным, какой она ощущала и самое себя.

– Но ведь это правда? – спросила она ледяным тоном. – Вы меня толкнули… я упала – и потеряла ребенка. Вы убили моего ребенка! – Она испытывала нужду обвинить кого-нибудь кроме себя – нужду отчаянную, необходимую, чтобы выжить.

– Клодия, прошу вас…

– Ах, не беспокойтесь! – исступленно зарыдала она. – Можете не просить. Я ему не скажу. И если у вас остались хоть какие-то чувства к вашему сыну, то не скажете и вы. По-вашему, я хочу нанести ему такой удар? Хочу, чтобы он до конца дней своих нес это сокрушающее бремя – зная, что вы сделали из-за нашей с ним дружбы?

Клодия не хотела нанести Марку удар. Единственный, кто должен страдать, кто обязан страдать, – тот, чье высокомерное презрение погубило ее ребенка.

– Клодия… я… – Он замолчал, издал нечленораздельный звук и беспомощно задвигал худощавыми руками. При всей своей свирепой выдержке он выглядел… потерянным. И внезапно она ощутила ужасающий прилив нежеланного сопереживания, разделенную боязнь, самую изначальную у родителей, – боязнь потерять ребенка, все равно, младенца или взрослого. Но нет, нет, она с ним ничего не разделит, ничего к нему не почувствует… надо прогнать его… сейчас же… прежде, чем она еще более смягчится…

– А ну убирайтесь. Я чувствую себя оскверненной одним тем, что вы – в одной комнате со мной, – сказала она без всякого выражения, неожиданно безжизненным голосом. – А про нас с Марком не беспокойтесь. Мы не поженимся. Об этом и вопроса не было – я бы вам это сразу сказала, если бы вы не вломились, как громила из трущоб, да не пустились бы хамить. Сказала бы я вам и то, что он на неделю уехал с друзьями и до воскресенья не вернется…

Морган Стоун сделал резкое движение, и на случай, если оно было вызвано торжеством и облегчением, она решилась на обдуманный, завершающий выпад:

– Так что, как видите, не было терпенья – внук пропал[2]. Может быть, когда-нибудь я и обрадуюсь, что не родила на свет еще одного ребенка ваших кровей. А теперь мне совершенно все равно, если я ни вас, ни вашего сына больше никогда не увижу.

Глава 2

Клодия посмотрела в мутные глаза знаменитой рок-звезды и постаралась соврать ей как можно естественнее:

– Я уверена, что ничего такого нет. Горничная, должно быть, неверно поняла совершенно безобидный жест вашего супруга. Она была расстроена, сознавала, что находится где не следует, ну и ляпнула первое, что пришло в голову, лишь бы отвлечь внимание…

– Во всяком случае, сказать этакое – паскудство. Таких безмозглых сучонок не следует принимать на службу в гостиницу. Если вы ее не уволите, я поговорю со старшим администратором. Уж он-то, будьте уверены, меня послушается…

– Ну, разумеется, девицу уволят, – не моргнув глазом соврала Клодия и при этом старалась не морщиться от сквернословия звезды. Но это было еще деликатно по сравнению с ее первым взрывом, сочетанием слез, ярости и, как догадывалась Клодия, опасной смеси алкоголя и переутомления. Элайза Митчелл завершала последний этап кругосветного турне, начавшегося в ее родной Англии, и напряжение, бесспорно, на ней сказывалось. С одной стороны, Клодия сочувствовала гневу знаменитой гостьи, порожденному изменой, но в глубине души считала, что гнев этот вымещен не на ком следует, и не хотела, чтобы явная супружеская вражда повредила ни в чем не повинной и работящей девушке.

Чтобы окончательно загладить инцидент, потребовалось еще двадцать минут, и когда Клодия вышла из номера люкс в коридор шестнадцатого этажа, то почувствовала некоторую усталость. Гостиничный охранник при ее появлении ухмыльнулся. Скандал начался на его глазах, и он позвонил в дирекцию охраны, оберегая несчастную горничную от града гостиничного инвентаря, обрушившегося на ее голову.

– Ну как, излили елей на бурные воды[3], мисс Лосон?

Клодия вздохнула:

– Будьте любезны, позвоните кастелянше и попросите прислать горничную, опытную и предпочтительно пожилую. Нужно заменить вазу и стулья. Но пусть мисс Митчелл с мужем сперва уйдут: через сорок пять минут у нее пресс-конференция.

– Будет сделано, мисс Лосон. А знаете, из вас хороший бы получился дипломат!

– Я иностранных языков не знаю, – ответила она и криво улыбнулась. – Хотя, кажется, я только что услышала от Элайзы Митчелл два-три слова, мне до сих пор неизвестных.

Она кивнула двум охранникам, стоящим по обе стороны стеклянного лифта, и, плавно опускаясь на первый этаж, с облегчением вздохнула. Ей неприятно было лгать, даже если она понимала, что лишь не правда – верная и желаемая реакция на истерику Элайзы Митчелл: Та знала правду, но не желала в этом признаться ни самой себе, ни кому-либо еще. Как координатор отдела связей с общественностью отеля «Барон Харбор-Пойнт», она часто была вынуждена сглаживать неловкие ситуации ради престижа гостиницы, но сегодняшняя ложь оказалась, пожалуй, самой большой и самой противной за время ее работы.

Глаза ее потемнели, она повернулась посмотреть на панораму веллингтонской бухты сквозь стеклянную стену лифта, и взгляд ее невидяще скользнул по армаде маленьких судов, приветствующих несколько военных фрегатов, которые шли в Веллингтон на ежегодный праздник флота.

Нет, эта ложь – не самая большая. Самая большая в ее жизни – та, гнусная, которую она швырнула в лицо Моргану Стоуну два года назад в отдельной больничной палате. Ложь, о которой она скоро пожалела, но так и не искупила. Предпочла отстранить. Притвориться, будто ни ее, ни его не существовало вообще. В темном, потаенном углу рассудка таилось понимание того, что она совершила преступление против ни в чем не виноватого человека и приговорила не только его к бремени сознания вины в смерти ребенка, но и себя – вечно об этом помнить.

Двери лифта раздвинулись, и каблуки Клодии зацокали по гладкому мраморному полу, пока она пересекала вестибюль, направляясь к столу регистрации.

– Клодия? Клодия?

Ее остановило прикосновение твердой мужской руки. Клодия повернулась и посмотрела на человека, не узнавая его, пока он широко, по-дружески не улыбнулся.

– Знаю, Клодия, что много времени прошло, но ведь не настолько же! Это я, Марк Стоун, – помните? Мы когда-то вместе жили. – И поскольку на его шутку она тоже не отреагировала, его красивое лицо посерьезнело. – Ой, я не хотел пробуждать неприятные воспоминания или что-то в этом роде, просто до того здорово опять вас увидеть…

Появление его, как будто по мысленному зову Клодии, настолько ее ужаснуло, что потребовалось несколько секунд, прежде чем она поняла: это реальность, а не фантазия, порожденная ее нечистой совестью.

– Здравствуйте, Марк, – сипло проговорила она и заставила себя улыбнуться, смотря на его невероятно красивое лицо. С болью она осознала, что почти два года его не видела. – Извините, я, задумалась. Я… Что вы здесь делаете? – Сердце ее затрепетало в смятении, а глаза нервно осматривали вестибюль.

– Деловое свидание, встреча с одним здешним постояльцем. А вы?.. – Он посмотрел на ее одежду и не сразу оценил значок с ее именем. – Вы что, работаете здесь – в отеле?

На этот раз она улыбнулась естественно, трепет у нее в груди слегка унялся. Он был один.

– Я тут заведую отделом связей с общественностью.

– Фантастика! И вы теперь живете в Веллингтоне! Почему же вы меня не разыскали? Я же вам говорил, если вы когда-нибудь здесь окажетесь…

– Я тут всего месяца два. Все еще осваиваюсь.

Клодия уклонялась от прямого ответа. Не могла же она сказать, что пыталась отказаться от перевода из оклендского отеля «Барон Лэйк-Пойнт» именно во избежание такой случайности. Однако ее просьбу отклонили, и она сочла себя чересчур осторожной. Столица Новой Зеландии – город большой, и вряд ли она бы наткнулась на Моргана Стоуна или его сына.

– Вы и ни на одно мое письмо не ответили, – продолжал Марк. – Я, знаете ли, за вас тревожился, гадал, а вдруг вы на меня рассердились за то, что я уехал так скоропалительно и почти сразу после вашего… после того, как вы потеряли ребенка…

– Ну конечно же, нет, я понимаю, – пробормотала она, и ее сердце екнуло от малейшего признака обиды в выражении его лица. Только этого ей не хватало – взвалить на себя бремя еще одной вины!

К несчастью, она слишком хорошо поняла, почему Морган Стоун вдруг решил помириться с сыном и предложил ему стать равноправным компаньоном, если тот вернется в Веллингтон. Поспешный отъезд Марка через три недели после того, как она лишилась ребенка, состоялся в результате его неловкого объяснения: дескать, он навестил дедушку и бабушку с материнской стороны, а те его убедили, что, возможно, отец в конце концов пойдет на компромисс.

– А после вашего отъезда у меня началась горячая пора – я поступила на курсы гостиничных работников, решила продать дом, и, боюсь, до писем у меня руки не дошли, – сказала она, пытаясь не отводить глаза от его глаз, в которых сквозил бесхитростный вопрос. Смущала его неподдельная радость при встрече с нею, но теперь она могла держаться непринужденнее. Она с облегчением поняла: он не знает ничего. Она ему не рассказала ни про посещение отца, ни про выкидыш, и, судя по всему, Морган Стоун тоже хранил тайну.

– Ну, доложу вам, выглядите вы сейчас здорово. Прямо-таки потрясающе!

Марк сохранил юношеский энтузиазм, и его неуемная хвала против желания обрадовала Клодию, хотя вряд ли она могла выглядеть хуже, чем в пору их знакомства! Она знала, что совсем теперь не похожа на прежнюю себя – бледную, болезненную. Кремово-ультрамариновая униформа женщин, служащих в отеле, шла ее черным волосам, смуглоте и узкобедрой, длинноногой фигуре, а благодаря гостиничному гимнастическому залу и прекрасному питанию, предоставляемому тем из персонала, кто жил в гостинице, она чувствовала себя сильнее и здоровее, чем когда-либо в жизни.

– Да и вы – ничего себе, – ответила она, увидев роскошный костюм, в который был облачен эллинский бог, и элегантный лоск, не оставивший и следа от неряшливости студенческих дней. – Вполне изысканный великосветский кавалер.

– Вы, должно быть, путаете меня с моим отцом, – поддразнивая, ухмыльнулся он, – это он изысканный, а я по сравнению с ним – всего-навсего щенок.

Эта легкая фраза, равно как и ее подтекст, заставила нервы Клодии напрячься. Неужели перед нею – тот молодой человек, что буйно клеймил непробиваемое бездушие отца, презирал его за деловую холодность?

– А как насчет встретиться попозже да вспомнить старину?

Старину? Клодия внутренне сжалась. Посмотрела на часы и автоматически переменила тон на официальный.

– Э-э-э-э… Да я довольно загружена, Марк. У меня у самой несколько встреч, вдобавок я провожу экскурсию за кулисы гостиницы для некоторых гостей, а затем надо присутствовать на дегустации шампанского, которую мы устроили для наших постоянных…

К ее изумлению и облегчению, Марк принял ее отказ, не споря, и пожал плечами, а в глазах у него промелькнула озорная искорка.

– Ну что ж. Может, как-нибудь в другой раз.

Какая радость – снова увидеть вас, Клодия. До встречи!

Слегка пораженная, как просто ей удалось избежать того, что могло бы оказаться неловким, причиняющим боль, Клодия проводила его взглядом. Она поверить не могла, что все получилось так легко.

И правильно, что не поверила.

Через шесть часов, когда Клодия, смеясь, пила шампанское в обществе высокого блондина, изящного, как борзая, она ощутила рядом чье-то присутствие и обернулась, смеясь.

– Говорил я вам, что мы увидимся, Клодия! – Марк ликовал от сюрприза, который устроил.

– Если вы хвастаетесь тем, что вломились без приглашения, Марк, то позвольте вас предупредить, что это Саймон Мур, наш старший администратор, – иронично произнесла Клодия, знакомя мужчин, и вскользь упомянула, что Марк, будучи студентом, снимал у нее в доме комнату.

– Я тут на строго законном основании, – поднял руки Марк. – В пригласительных билетах сказано, что каждый приглашенный имеет право привести с собой одного-двух гостей. А я – из гостей Тони. – Он указал на пожилого коренастого человека, беседующего с какой-то женщиной без кавалеров, и добавил, что сегодня они вместе обедали. – Не волнуйтесь, он тоже на вполне законном основании, – язвительно добавил он, видя, как Клодия метнула взгляд на левую руку его спутника, держащего бокал. – Он разведен[4], готов к новому браку. Если хотите, Клодия, я вас познакомлю.

– Лучше вам не заниматься сводничеством, – с непринужденной улыбкой заметил Саймон. – Клодия уже состоит в браке – с гостиничным делом, не меньше, чем я, и за это я ей благодарен. Несомненно, она прекрасная работница – всегда полным-полна идей, и за краткий срок, что она здесь, успела сотворить чудеса для имиджа «Харбор-Пойнта».

– Ох, Саймон, спасибо, – ласково улыбаясь, пробормотала Клодия и при этом подумала, что он слегка пересолил.

– Просто занимаюсь связями с общественностью, – ответил он со смешинкой в карих глазах. – Как вы часто говорите, милая, если дуть в свою трубу, послышится одна-единственная, часто неприятная нота, а если каждый подует в трубу другого, получится гармоничный оркестр. Ну что ж, пожалуй, пойду – дела! – Он похлопал Клодию по плечу и кивнул Марку. – Очень интересно было с вами познакомиться, мистер Стоун. Надеюсь, вам у нас понравится.

– Я в этом уверен, – пробормотал Марк. – У вас с ним что-нибудь есть, Клодия?

– Он мой начальник, Марк. – Клодию задело его предположение. Они с Саймоном прекрасно ладили, а на нечто большее и намека не было.

– В самом деле? А он ведь не женат? И красив, и язык хорошо подвешен. Или у вас уже есть кто-нибудь еще?

– Никого, да мне и не надо…

– Гм, он, пожалуй, слишком обтекаем, – сказал Марк, следя, как легко Саймон растворяется в толпе приглашенных. – Трудно понять, искренен он или нет. Может, вы и правы, если игнорируете какую-то заинтересованность с его стороны.

– Марк! – со смехом запротестовала Клодия. – Да никакой заинтересованности нет с обеих сторон. – По тому, как он соскользнул к прежнему стилю обращения, опекая и одновременно поддразнивая ее, можно было подумать, будто они вообще не расставались. Но было не так. И теперь в какой-либо мере более тесная дружба исключалась. – А если бы и была, то это вас никак не касается, – кротко заметила она.

– Просто дружеское любопытство, Клодия, – широко улыбнулся он. – Поэтому… – Он подвинулся ближе и чокнулся с нею. – За возобновление старой дружбы! Ну а теперь поведайте, что вы делали последние два года, пока я превращался в мини-магната? Видимо, эти гостиничные курсы окупились сторицею, а?

Клодия огляделась, собираясь ему сказать, что она тут скорее по долгу службы, а не ради удовольствия и пора ей заняться приглашенными, когда взор ее скрестился со взглядом чьих-то ледяных синих глаз. На другом конце зала, беседуя с тем, кого она знала только по имени Тони, стоял Морган Стоун, и, когда их взоры встретились, он оборвал разговор и двинулся. К ней.

Мир и все в нем исчезли, кроме этой надвигающейся синей бездны. Она еле держалась на ногах, не ощущая своего веса, беспомощная, пока эта бездна устремлялась к ней, поглощая ее способность говорить, думать, двигаться. Она похолодела, похолодела до того, что ее руки и ноги буквально оледенели.

Клодия слышала, как Марк что-то сказал, попыталась к нему повернуться, но не могла, охваченная этим надвигающимся кошмаром. Она часто представляла себе этот момент, но в воображении полностью владела собою, готовая сделать то, что, как она знала, необходимо. Но не так, без предупреждения. Странный озноб пополз у нее по затылку, и она поняла: это – симптом шока. На какой-то миг она струсила и подумала, не избегнуть ли ей унижения, упав в обморок, но врожденная сопротивляемость пересилила. Краска густо покрыла ее побелевшее лицо, когда Морган Стоун остановился перед ними.

– Ну, Марк, вот и я. А это, если не ошибаюсь, приготовленный мне сюрприз? – Он говорил тем же грудным, энергичным и мрачно-сардоническим голосом, как и в тот день.

Сказать «сюрприз» было совсем недостаточно. Когда к Клодии вернулся рассудок, она смогла понять, что значат его резко сведенные челюсти, сузившиеся до величины булавочных головок зрачки во льду его глаз. Он испытал не меньший шок, чем она, только лучше владел собой.

– Ага. Я какое-то время жил у этой дамы, пока находился в Окленде. – Марк одной рукой обнял ее за плечи. – Она просто душенька. Более отзывчивой квартирохозяйки и не вообразишь!

Клодии захотелось, чтобы он выразил это иначе. Его бесхитростные слова лишь укрепили стену взаимного непонимания.

– Отзывчивую квартирохозяйку должен встретить на пути к зрелости каждый студент, – спокойно согласился отец.

О Господи, что это значит? На ледяных руках Клодии проступил пот. Она так любила свою работу. Ей не улыбалась перспектива потерять место из-за какой-то безобразной публичной сцены. Она провела языком по высохшим губам, а затем увидела, что на ее губы пристально смотрит Морган Стоун. Затем его взгляд скользнул по ее тугой груди, скрытой синим жакетом, и плоскому животу под элегантной юбкой. Может, он вспоминал ее тело переспелым, готовым разорваться от ребенка, спящего внутри? Клодия невольно шевельнула руками, как бы обороняясь, и взгляд его снова поднялся к ее лицу. Теперь нечто в его глазах, пылающее без пламени, пугало. Неужели он бросит вызов? Неужели пришло время расплачиваться за ложь?

– Ну, Марк? Представь же меня даме! Сделал ли он едва заметную паузу перед словом «дама»? А, все равно! Главное, она получила временную отсрочку. Он был готов притвориться, будто они прежде не встречались.

– Прошу тебя, папа, познакомиться с прелестной Клодией Лосон. Она здесь, в отеле, заведующая отделом связей с общественностью. Клодия, это мой отец, Морган Стоун.

Человек, воплощавший худший из ее кошмаров, протянул руку, и Клодии оставалось только вежливо взять ее. Его ладонь была горяча по сравнению с ее ладонью, холодной и влажной, и она увидела, что, почувствовав это, он моргнул. Она едва ли не ждала, что он ухмыльнется, видя, как взвинчены у нее нервы, но вместо этого он сделал нечто, глубоко ее потрясшее.

Он поднял вялую руку Клодии и прижался губами к голубым жилкам, видным от запястья до костяшек пальцев, а большим пальцем нежно, почти ободряюще, погладил ей ладонь. Глаза ее широко раскрылись, видя его склоненную голову, а когда он выпрямился во весь рост, она ощутила, что краснеет еще сильнее, с трудом подавляя желание вырвать руку и вытереть о юбку. Ну конечно, ему необходимо издеваться над нею, необходимо'.

– Брось, папа, – усмехнулся Марк. Он как будто не видел ничего странного в том, что его отец, этот высокомерный людоед, по-старинному приветствует незнакомую женщину. – Ты вгоняешь ее в краску. И не пытайся произвести на нее впечатление, только зря время потратишь: ее судьба решена.

– В самом деле? – Морган Стоун все еще держал ее руку, пальцы его сжались сильнее, а глаза быстро переходили от сына к его растерянной пленнице. Он был по-прежнему такой же большой, твердый, мужественный, каким ей запомнился, но теперь в его коротко подстриженных, черных, как смоль, волосах отчетливо проступил иней, а морщин, лучами расходящихся от его незабываемо сияющих глаз, стало несколько больше.

– Он имеет в виду слова старшего менеджера: тот только что сообщил ему, что я «состою в браке с гостиничным делом», – быстро проговорила Клодия.

– Понятно. В таком случае вы не замужем? Что это – подковырка насчет ее прошлого?

– Пока еще нет, – сказала она, ничуть не доверяя его приветливости.

– А! Значит ли это, что вы помолвлены? Как ей хотелось, чтобы у нее оказался нужный в таких случаях жених: тогда бы она разом пресекла этот учтивый допрос!

– Нет, – сухо призналась она.

– Понятно.

Что ему понятно? Клодия демонстративно согнула пальцы, и он убрал горячую ладонь. По крайней мере холодно больше не было. Ей стало ужасающе жарко, а его невозмутимость повергла ее в полное смятение.

– Вы давно переехали в Веллингтон, Клодия?

То, что он обратился к ней по имени, смутило ее, равно как и якобы невинные расспросы.

Неотвязное, презрительное «мисс Лосон» не уходило из памяти.

– Меня перевели из оклендского «Барона Лэйк-Пойнта» два месяца назад, – сказала она с натугой.

– По вашей просьбе? – Инсинуация была бесспорна.

– Нет, в Окленде мне было прекрасно, – отрезала она. – Просто у дирекции правило: регулярно перемещать служащих нашей сети из одного отеля в другой.

– И вы не могли отказаться? – задумчиво пробормотал он. – Вы впервые в Веллингтоне?

Куда он гнет? Неужели думает, будто она то и дело наезжала к Марку тайком от него? Ответ получился односложно резкий:

– Да!

– Понятно. И где вы сейчас живете?

– Здесь, в отеле, но это временно, пока я не освоюсь как следует. Ищу, где бы снять подходящую квартиру… – Хладнокровие покинуло ее, когда она поняла, что много о себе говорит, и она спросила не менее прямолинейно:

– А где живете вы? – Узнает – и постарается держаться от этого района подальше.

– У меня дом на Приморском шоссе. Стало быть, он живет на одном из холмов, расположенных на том берегу Порт-Николсона. Клодия удивилась. Скорее можно было бы подумать, что такой фанатик дела, каким представлял его Марк, предпочел бы центр, Восточную бухту или какой-нибудь другой удобный городской район для богатых. Конечно, следует помнить о виде, а с восточных бухт было удобно добраться на машине или на пароме, но человеку, видимо редко бывающему дома и ничем, кроме своего дела, не увлеченному, прекрасный вид и пляжи, скорее всего, безразличны.

– А вы женаты? – съязвила она после его спокойного ответа.

Его темные брови рывком поднялись, а Марк глухо поперхнулся – наверное, сдерживал смех.

Последовавший ответ прозвучал неприкрытой пародией на ее слова.

– Пока еще нет.

– О, а значит ли это, что у вас есть кто-то на примете? – столь же насмешливо проворковала она. – И кто же эта несч… э-э-э… счастливая… леди?

Он задумчиво и довольно долго смотрел на нее, и она пожалела, что вела себя так по-глупому вызывающе. И внезапно он улыбнулся, что сделало его еще более опасным.

– С сокрушением признаюсь, что под этой лощеной внешностью бьется грубое сердце простолюдина, – сказал он, положив ладонь на грудь. – Если я когда еще и женюсь, то не на леди, а скорее на женщине. Леди нужны, чтобы помещать их на пьедестал, а в жены годятся женщины. Граница очень тонкая, но определенная… примерно та же, что между мужчинами и мальчиками.

– А я и не знала, что такая существует, – уничтожающе процедила Клодия, надменно смотря на него – трудная задача, ибо он выше ее по меньшей мере на шесть дюймов, хотя она и на высоких каблуках.

– В самом деле? – невозмутимо протянул он. – Дорогая моя Клодия, вы и в самом деле водитесь не с теми, с кем следует.

Она была настолько поглощена подоплекой пикировки, что совсем забыла о Марке, пока он не заерзал рядом с нею.

– Эге, да вы что – ссоритесь? А я-то надеялся, что у вас возникнет пламенная взаимная симпатия. В конце концов, у вас есть что-то общее – я!

Его неостроумная шутка породила краткую, многозначительную паузу, и Клодия готова была что-нибудь ляпнуть наобум, но Морган Стоун заговорил снова – по-прежнему непринужденно и протяжно.

– Ну, Марк, пламя-то есть – не так ли, Клодия? Только мы не уверены, заливать ли нам его или раздувать.

– Да?

– Кстати, если уж заливать пламя, у Клодии пустой бокал, а я вообще ничего еще не пил.

Эта спокойная реплика подстегнула Марка к чрезмерно бурным действиям, и тот изыск, что он вовсю на себя напускал, растворился в щенячьем желании угодить.

– Ух, послушайте, дайте-ка мне… Он вынул бокал из безжизненных пальцев Клодии и ускользнул. Она и не помнила, когда выпила шампанское, и теперь, без Марка, повернулась к Моргану Стоуну, ощущая веселое головокружение. И что за пламя он имел в виду?

– Вы очень красиво выглядите – неудивительно, что он так очарован новой встречей с вами.

– Я… прошу прощения? – Клодия была уверена, что ослышалась.

Он не обратил внимания на ее изумленно распахнутые глаза, рассматривая, как ее шелковистые черные волосы красивой волной загибаются у щек.

– Нет, пожалуй, вы не красивы. Но прелестны – и очень. Еще один пример тонкой, но точной разницы. При короткой стрижке вы значительно моложе – молодая и беззаботная.

Вот уж какой-какой, а беззаботной она себя не ощущала, и, может быть, он понял это по выражению ее лица, ибо перестал ее рассматривать и тихо произнес:

– Вы так и не сказали ему, что произошло. А ведь могли бы этим увеличить пропасть между нами, но не стали. Спасибо вам за это.

– Я… я думала, что можете ему сказать вы, – запинаясь, проговорила она, ошеломленная смелостью, с какой он проник в самую сердцевину ее тайных мыслей.

– Вы же были против, – очень просто сказал он.

– А разве это что-нибудь значило? – недоверчиво спросила она и с сарказмом добавила:

– Разумеется, к вашим интересам это никакого отношения не имело.

Он и на миг не отвел свои синие глаза. – Не отрицаю. Если бы Марк со мной об этом заговорил, то, может быть, я ему и рассказал бы. Но он мне так и не открылся. Очень долгое время после того, как он вернулся, мы чувствовали себя неловко, отчужденно. Нам требовалось… приспособиться друг к другу. Если он заговаривал о вас, то всегда как-то вообще. Упоминал, что вы потеряли ребенка, однако так и не признался, даже никоим образом не намекнул, что ребенок – его. По правде говоря, он вернулся домой с такой охотой и облегчением, что я решил, будто произошедшее потрясло и тем самым избавило его от влюбленности. Я счел, что для вас обоих будет лучше, если не вмешиваться…

– Не вмешиваться? А как вы меня донимали в больнице? И вдруг сделали Марка полноправным компаньоном, тогда как раньше о каком-либо участии сына в вашем деле и говорить не желали! – Больше ничего об их разрыве она от Марка не слышала.

– Человеку свойственно ошибаться. Готов признать, что был не прав. Хотел предоставить ему выбор…

– И знали, что он предпочтет уйти от меня…

– Если бы он вас любил, то остался бы – или привез бы с собой, – отрубил он. – Это Марк решил вернуться без вас. А вы мне признались, что не любите его.

Она отвела глаза. К чему с ним спорить? Изощряться во лжи, о которой сожалеет и так?

– Несмотря на всю вашу неприязнь ко мне, Клодия, – тихо сказал он, – я сделал только то, что считал тогда лучшим для моего сына. И, смотря на вас, думаю, что, может быть, это и для вас было к лучшему…

– По-вашему, и для моего ребенка это было к лучшему! – яростно выпалила она, и мучительное состояние пустоты вновь охватило ее на миг.

И мука эта в какой-то мере, видимо, отразилась на ее лице, потому что он положил ей руку на талию и повернул – лицом прямо к себе, спиной к залу.

– Простите. Я не отмахнулся от вашей утраты. Уж кто-кто, а я знаю, сколько вы страдали. Я не донимал вас. Больше к вам никто не приходил.

– Я и тогда в вашей жалости не нуждалась, а уж теперь подавно! – гордо отчеканила она.

– Нет. Но кое-что от меня вам все-таки было нужно. Деньги. И, по правде говоря, в чудовищном количестве. – Эти безжалостные слова и нежное прикосновение к ее талии – что за чудовищный контраст! Клодия ощутила, как ее решительность растаяла от чувства стыда.

Когда она прогнала Моргана Стоуна, он не удалился безропотно. Он не оставлял ее одну. Три дня подряд приносил ей цветы, фрукты, новости о внешнем мире, хотя Клодия решительно отказалась даже смотреть на него и в его присутствии закрывала глаза и надевала наушники, висевшие над кроватью.

Когда она достаточно поправилась и уяснила, что лежит не в общедоступной больнице, а скорее в частной и что Морган Стоун вызвался уплатить за нее, у нее появились новые основания негодовать на то, как он распоряжается ее жизнью. Ей совершенно была не по средствам роскошь индивидуального ухода, а конверт, который он ей вручил, уходя на третий день, оказался завершающим, высшим унижением. Когда она с безразличием распечатала его, то нашла внутри чек на несколько тысяч долларов и краткую записку с предложением пересмотреть отношения с Марком ввиду ее теперешней независимости… а также того, что Марк в обозримом будущем станет зависеть от отцовского благоволения. Чек был выписан заранее, и это лишь подчеркнуло его уверенность в ее корыстолюбии.

Клодии не удалось швырнуть эти отступные в его надменное лицо. Больше она его не увидела и, лишенная возможности сохранить достоинство, отомстила ему единственным доступным способом: взяв у него плату за воображаемые грехи единственным образом, ему понятным, – при помощи наличных.

Впоследствии она поняла причину внезапного отъезда Моргана Стоуна. Он узнал, что Марк гостит у его родителей, и вылетел в Веллингтон защищать свое капиталовложение! Марк был в таком восторге от поразительной и, по всему, небывалой перемены прежнего решения, что Клодия тихо отказалась от бесплодного желания мстить и далее ни в чем не повинному человеку и отпустила Марка с наилучшими пожеланиями на будущее.

– А вы что же, ожидали, будто я сделаю благородный жест и откажусь от виры[5]? – презрительно спросила она. – Как видите, не отказалась. Все до последнего цента истратила.

– Это я узнал из моего банковского отчета, – невозмутимо сказал он, не отводя глаз от ее раскрасневшегося лица. – Надеюсь, вы разумно распорядились деньгами.

– Конечно. Истратила их на одежду, на драгоценности, на развлечения, – легковесно ответила она.

– Это правда, Клодия?

Почему ей показалось, что при всей внешней строгости он забавляется? Не мог же он, в самом деле, знать, что деньги ушли в уплату за курсы гостиничных работников да на жизнь, пока не удалось устроиться.

– Или вы не этого ожидали от такой пошлой пройдохи, как я?

– Только не пошлой, Клодия, ни в коем случае не пошлой, – пробормотал он. – Думаю, чего бы, по-вашему, я ни ждал, вы сделали бы как раз наоборот, просто мне в наказание за самоуверенность. Я так мало знал вас, что не имел права судить о вашем характере.

– И все-таки судили!

– Я уже сказал, что могу ошибаться, – пожал он плечами. – У меня сильная воля и горячий нрав. Такое сочетание может оказаться губительным. Это многого мне стоило, когда Марк подрос и бросил мне вызов. Хочется думать, что с годами я стал несколько мягкотелым.

– Мягкотелым? – Клодия едва не расхохоталась. Несколько сединок – одно, но ей недоставало воображения представить себе Моргана Стоуна добродушным даже в весьма почтенном возрасте.

– По-вашему, я преувеличиваю? – пробормотал он, кривя рот.

– Признаков этого я что-то не замечаю! Она критически осмотрела его с головы до ног, стараясь не замечать, как идет костюм его поджарой, крепко сбитой, мускулистой фигуре. Если уж на то пошло, он выглядит физически еще сильнее, чем два года назад.

– Это потому, что боитесь присмотреться. Вовсю стараетесь спрятаться от прошлого. Почему бы вам не выйти из укрытия, Клодия? Может быть, вы удивитесь тому, что найдете.

– Да что же это Марк не несет шампанское? – резко перебила она, совсем обескураженная его нежеланием ссориться.

– Он весьма дипломатично дает нам время познакомиться, – ответил Морган и передвинулся, заслоняя от нее зал. – Хочет, чтобы мы друг другу понравились. Это представляется ему важным. Не разочаровывайте его, Клодия. – Слова прозвучали почти предупреждением.

– Или что? – едко осведомилась она.

– Или придется объяснить истинную причину, по которой вы со мной знакомитесь безо всякого энтузиазма…

– Вы готовы сказать ему – теперь! – Это ошарашило Клодию.

Он пожал плечами:

– Почему бы нам это не обсудить за ужином?

Предложение ошарашило ее еще больше.

– За ужином? С вами?

– И с Марком… и, разумеется, с его невестой.

– Ах, у него есть невеста? – Вопрос вырвался непроизвольно.

– А он вам не сказал? – Язвительные искорки в его суженных глазах прояснили нечто новое ее разгоряченному воображению.

– Мы всего несколькими словами перемолвились. Встретились только сегодня утром, – скованно произнесла она. – Я не намереваюсь опять с ним встречаться, если вы это имеете в виду. Так что, есть у него невеста или нет, для меня не имеет значения.

– А если он захочет вас повидать?

– Откажу!

– А если он пренебрежет вашим отказом?

– А что, настырность у вас в роду? – ехидно спросила она. – Послушайте, мистер Стоун…

– Морган. Зовут меня Морган. Марк идет! – понизил он голос, и на этот раз угроза прозвучала возмутительно прямолинейно. – Если не хотите, чтобы я ворошил неприятное прошлое, то лучше подыгрывайте.

– Это шантаж!

Он, должно быть, сошел с ума. Вся эта разнузданная власть над чужими судьбами, по всему, повредила ему рассудок.

– Морган, – промурлыкала она, когда пьянящее сознание своей власти взяло верх над ее прежней осторожностью. – А разве не наоборот? У вас куда больше оснований бояться, что правда выйдет наружу. Это я могу шантажировать вас! – Ее неописуемо ликующий триумф заставил его внезапно напрячься.

– Можете, Клодия, только станете ли? В глазах Клодии замелькали золотистые искорки, и она опустила темные ресницы, как бы задумавшись, пока наблюдала тайком его бесстрастное лицо, наслаждаясь тем, как одержала над ним верх. Внутреннее удовлетворение заставило ее криво улыбнуться, на левой щеке появилась ямочка, она услышала его шумный вздох, подняла голову и отважно посмотрела ему в глаза: медовые глаза, пьянящий розовый рот – се женская надменность, неведомо для нее, была крайне чувственна.

– Могла бы!

– Попробуйте! – тихо произнес он и, прежде чем здравый смысл спас ее от несвойственной ей бесшабашности, сделал шаг в сторону, взял из рук сына бокал шампанского и приветственно поднял.

– Клодия только что предложила нам сегодня вечером вместе поужинать. Что скажешь, Марк? Может быть, ты позвонишь Серите, и тогда кутнем!

Глава 3

– Зачем вы это? – гневно спросила Клодия, пытаясь скрыть ярость под учтивой улыбкой, пока скованно двигалась по лаковому полу.

– Танцую с вами? Вы же сказали, что любите танцевать. – И Морган Стоун повернул ее деликатным, но твердым нажимом сильной руки на голую спину. И что ее дернуло надеть платье с вырезом!

– Я имела в виду этот… этот балаганный ужин! – проскрипела Клодия.

– Сами виноваты, Клодия. Вы могли бы выбрать и нейтральную почву… но предпочли трусливый выход, и ваше вранье опозорило вас, а не меня…

Трусиха. Вранье. Точность выпада глубоко пронзила ее гордость. Эти два слова подытожили все ее отношения с Морганом Стоуном. Если бы она только не запаниковала, когда он посмел предложить ей вместе поужинать!.. Но она пришла в ужас при мысли о том, что он мог бы сказать, если бы она отрицала, что идея насчет ужина принадлежит не ей. Блефовать с таким жестким и все перевидавшим человеком, как Морган Стоун, – очень серьезная ошибка. А она притворилась, будто сегодня у нее дежурство и ей надо увериться, что первый вечер недели тематических ужинов, организованных ею в главном ресторане в связи с праздником цветов, проходит гладко.

– Отлично – здесь, в отеле, и поужинаем, – легко перебил Морган Стоун ее торопливые объяснения – Лучше и не узнаете, как все проходит, чем если сами во всем примете участие! А в случае чего окажетесь под рукой…

– Ах, я не думаю…

– Если хотите, я все улажу с Саймоном.

– С Саймоном? – Клодию опять охватило странное ощущение замешательства, которое Морган Стоун как бы все время старался ей внушить.

– С Муром. С вашим боссом. У нас деловое знакомство. Собственно говоря, мы учились в одной частной школе…

– Ах, нет! – Это был совершенно непроизвольный выдох ужаса, и пронзительные синие глаза сузились, безо всякого юмора оценив ее дилемму.

– Уверяю вас, что содружество старых однокашников – вполне законное деловое предприятие, – без запинки прокомментировал он. – Или вы не одобряете?

Одобрять, когда такое содружество – тенета ядовитого паука, а она – бедная мушка, что бьется в липких объятиях!

– Нет-нет… я хочу сказать – не надо беспокоить Саймона… – торопливо проговорила она. Тем более что он разоблачил бы лживость ее оправдания. Недельная программа, посвященная празднику цветов, проводилась по идее Клодии, она отвечала за рекламу, за координацию всех мероприятий, но шеф-повар, человек в лучшем случае темпераментный, нашел бы что сказать, если бы решил, будто она пытается пролезть в его ревностно охраняемые владения.

– Вы уверены? Не хотел бы я впутывать вас в неприятности, – невинно пробормотал он.

Господи, ну и ехидный свинтус! Ведь отлично понимает, что она пытается увильнуть от его натиска. Клодия выдавила ледяную улыбку.

– Уверена. Только я хотела сказать, что вряд ли мы в столь поздний час достанем столик. – Она демонстративно переключила внимание на Марка, и голос ее бессознательно смягчился в память об их прежней дружбе, пока она пыталась притвориться хоть сколько-нибудь искренней. – Наш ресторан «Наутилус» настолько популярен, что туда записываются за несколько дней вперед, особенно по пятницам, во время специальных мероприятий.

Могла бы она догадаться, что, если дело касается Моргана Стоуна, правда подействует не больше лжи! Что он хотел, то и получал. Ей было все равно, какую разновидность угрозы, подкупа или влияния он пустил в ход, но он не просто «добыл» столик, а лучший в углу зала со стеклянной передней стеной, резко нависшей над гаванью, так что гостям казалось, будто они не на суше, а скорее в море. Клодия ни к чему и не притронулась: чересчур была поглощена разговором с Марком, совсем как хождение по натянутой проволоке, и чувствовала, что Морган следит за нею, словно коршун, отмечая каждое слово и движение. Нервы натянулись. Она чересчур многословно повествовала о своей карьере – казалось бы, хорошая, нейтральная тема, – и ей было безразлично, что она может показаться прежде всего честолюбивой.

– Но ведь выбора не было? – припомнила со злостью Клодия, стараясь не замечать завистливые женские взгляды, следующие за нею по танцевальной площадке. Она переглянулась с женщиной, которая танцевала с пухлым, жизнерадостным человечком. До чего же просты чужие жизни в сравнении с ее, безнадежно запутанной! – Я не хотела с вами ужинать где бы то ни было – и уж тем более танцевать.

– Предпочли бы танцевать с Марком?

– Он не приглашал.

– Но собирался.

Ее задумчивый взгляд метнулся мимо довольной кружащейся пары к решительному подбородку, а оттуда, рывком, навстречу неотвратимому синему вызову. Так вот почему он так внезапно увлек ее в гущу толпы! Ею овладело нетерпение.

– Ну и что? Господи, да что, по-вашему, может случиться посередине танцевальной площадки?

– И вы еще спрашиваете?

И внезапно ладонь его скользнула от ее лопаток к выемке на пояснице, он привлек ее бедра к своим, давая ей ощутить их волнообразное, ритмическое движение, и когда Клодия слегка отшатнулась, это лишь подчеркнуло интимное соприкосновение их ног. Рука, чинно державшая ее руку, прижалась к его груди, пальцы Клодии оказались между их движущимися телами, словно в капкане, пока он все сильнее сжимал ее в объятьях.

– Что, по-вашему, вы делаете? – яростно прошептала она, чувствуя, как кровь прилила к ее бледным щекам.

– Танцую, – голос его мягко пророкотал прямо ей в ухо, жесткая челюсть прижалась к ее голове. – В конце концов, что может случиться посередине танцевальной площадки?

Он ловко повернул ее, бедро его скользнуло между ее бедер и на долю секунды задержалось, так что она слегка споткнулась, давая ему повод еще теснее прижать ее к себе. Если она раньше не ощущала его как мужчину, то уж теперь-то ощутила. Он оказался таким же сильным, каким выглядел, держал ее легко, умело…

– Очень забавно, – произнесла Клодия и со следующим шагом умышленно поставила острый высокий каблук на его ботинок из мягкой итальянской кожи и глубоко ввинтила. Зашатался на этот раз он и резко остановился посередине площадки, вполголоса ругаясь.

Клодия выпрямилась в узилище его могучей руки и пыталась не показать, до чего беспомощной она себя чувствует перед угрозой его несомненной мужественности.

– Вам довольно, мистер Стоун? А я думала, что вы гораздо выносливее.

Он посмотрел на нее с высоты своего роста.

– Это вызов, Клодия? – мягко спросил он.

– Конечно же, нет. Мне просто не нравится, когда… когда… – она замялась, пытаясь найти точное слово для того, что он с нею делает.

– Когда с вами танцуют?

– О! – она посмотрела на него с возмущением.

– Но разве мы делаем не именно это? Не танцуем вокруг да около главного? – продолжал он с проницательностью, повергшей ее в отчаяние. – А главное – еще не определившиеся ваши чувства по отношению к прошлому. Вы говорите, что не собираетесь осложнять отношения с Марком, но если чувства не определились и у него?..

– Не по моей вине его невеста сегодня не пришла, – тотчас заняла оборонительную позицию Клодия.

– Если даже он ее пригласил… Глаза Клодии расширились.

– Это нелепо!

– Ой ли? Он с восторгом принял приглашение на ужин, но какой разумный человек захочет сидеть за одним столом с очередной подружкой и с бывшей возлюбленной?

Она даже не сознавала, что они снова танцуют, что держит он ее по-прежнему крепко и что они плавно передвигаются в такт музыке.

– С очередной подружкой? По-моему, вы сказали, что они помолвлены…

– Они с Серитой знакомы больше года, последние шесть месяцев ходят всюду только вместе. Она очень умная и красивая девушка, приветливая, милая, очень хорошо влияет на Марка…

А Клодия – нет, он явно это подразумевал.

– И как же Марк познакомился с этим образцом добродетели? – едко спросила она. – Очевидно, вы их друг другу представили…

– Собственно говоря, ее отец, Майкл Гленн, депутат парламента…

– И, несомненно, вы и с ним вместе учились. – Клодия понимала, что ведет себя стервозно, однако ничего поделать с собой не могла.

То, что он считал ее недостойной своего сына, до сих пор досаждало.

– И в самом деле, мы учились в одной школе-интернате, но в разное время. Майкл на десять лет старше.

– Тогда ему, должно быть, скоро будет пора в отставку, – ядовито подковырнула Клодия. – В таком случае недолго вам осталось пользоваться его политической влиятельностью.

Морган не обиделся, а рассмеялся – первый раз в ее присутствии. Смех был теплый, с хрипотцой, и ей стало приятно.

– Если я признаюсь, что через месяц стану сорокалетним хрычом, это порадует вашу мстительную душу? – во весь рот ухмыльнулся он, как будто этим не обеспокоенный.

– Когда Марк родился, вам было только восемнадцать? – ошеломленно выпалила Клодия.

– Да. – Его улыбка сжалась в обычную кривую линию. – И Марк стал бы отцом в эти же годы, если бы ваш ребенок выжил. И я был настолько же не подготовлен к отцовству, как он.

– И ч-что же вы?.. – спросила она, поневоле изумленная представлением о том, что Морган Стоун может быть к чему-нибудь не подготовленным.

– Конечно, женился на ней. – Он встретил ее изумленный взгляд и подтвердил то, что она поняла. – Да, моя подруга забеременела от меня, когда мы были еще студентами. А то почему же, по-вашему, я так старался увериться, что Марк не обречен на повторение ошибок прошлого? Двадцать лет назад брак являлся единственным вариантом в нашем кругу. Мы только-только окончили школу. У Марины близкой родни не было, а мои отказались нас поддерживать, материально или морально, пока не поженимся. Мы и поженились – но я не стал пресмыкаться перед родителями ради их одобрения. Бросил университет и пошел работать, добывать нам на жизнь. Хорошего ничего не вышло. Мы хотели от жизни разного. Если бы Марина не умерла, мы бы давно уже развелись.

Клодия отвернулась, заново сраженная неизбежным выводом: перед нею не людоед, порожденный ее беззащитным воображением, а живой, дышащий человек, который испытал страдания и, преодолев их, стал еще сильнее. Человек чести.

Она сглотнула слюну.

– Морган, я…

– Позвольте вмешаться?

Сказала бы она ему чистую правду тут же, посередине площадки для танцев? Клодия не была уверена, пока ускользала с Марком, ощущая прилив слабого облегчения при новой отсрочке.

– О чем это вы так напряженно разговаривали? А за столом и двух слов друг другу не сказали…

Марк вмешался скорее из любопытства, а не из желания танцевать, с иронией подумала Клодия. Правда, почти все свои речи она умышленно обращала к Марку, но это была тактика, порожденная страхом. Одно присутствие Моргана Стоуна подрывало ее обычно лощеную самоуверенность.

– А я думала, вы хотели, чтобы мы сошлись, – легко возразила Клодия, поворачиваясь так, дабы не видеть того, кто, уступив ее с понурым – видом, по-прежнему стоял на краю площадки.

– Сошлись, да не разошлись вовсю, – чудовищно скаламбурил Марк, ухмылкой неприятно напоминая отца. – Должен предупредить вас, Клодия, что по женской части у отца не ахти какая репутация. Очень уж он любит конкурировать. Противостоять вызову попросту не может, а когда победит, то как будто теряет интерес…

– И, по-вашему, я для него – вызов? – спросила Клодия, внутренне содрогаясь.

– Ну, в вас есть нечто этакое не-тронь-меня, даже в платье, до которого так и подмывает дотронуться, – поддразнил он, проводя ладонью по зеленой, как листва, ткани у нее на бедре. – А отец терпеть не может, если ему что-нибудь запрещают…

– Почему-то я не могу себе представить вашего отца как дамского угодника, – неловко пробормотала Клодия, сознавая, что если Морган следит за ними, то, разумеется, превратно поймет поглаживание по бедру. – Прежде всего, не та у него внешность…

– Уж кто-кто, а вы, – рассмеялся Марк, – должны бы знать, что книгу по обложке не судят. Но вы правы, он таким и не был. Дело в том, что он крайне целеустремлен. Если чего-то захочет, не отстанет, пока не добьется. А многих женщин эта аура сдерживаемой агрессии крайне влечет. Бывало, я приводил домой подружек, а они посмотрят разок на отца и из кожи лезут вон, только бы он обратил на них внимание.

– И обращал? Или это была одна из причин вашей ссоры? – не могла не спросить Клодия.

– Может быть – подсознательно… – медленно признал Марк, будто прежде об этом и не задумывался. – И не то чтобы он их поощрял. Видимо, в те дни его отчужденность особенно к нему влекла, так как он со всеми держался на расстоянии, даже со мной. О, он уделял мне внимание, когда находил время, и я получал все самое лучшее, но никогда по-настоящему не ощущал себя частью его жизни в реальном внешнем мире, в деловом мире, который, по всему, так волновал и удовлетворял его. И так как он боялся, что в ожидании наследства я избалуюсь, он меня легко к себе не допустил бы. Я всегда оставался бы его сыном, его долгом, его ответственностью – и никогда равным ему, никогда тем, с кем бы он мог разделить эту ответственность. Он был неспособен кого-либо сделать своим представителем, всегда ему необходимо управлять всем самому. Видимо, на какое-то время я сделал его жизнь адом, пытаясь привлечь его внимание и в то же время выйти у него из-под контроля. Вы его прежде не знали, поэтому не можете себе представить, до чего же он изменился за последние несколько лет. Сам еле верю. Теперь он развлекается с таким же усердием, с каким трудится… он как будто… не знаю… менее отчужденный и замкнутый, более… более…

– Мягкий? – с кривой усмешкой подсказала Клодия.

– Мягкий! Во-во, похоже, именно так. Мягкий! Более… доступный. Это я насчет женщин и имел в виду… он предается светской жизни едва ли не с таким же напором, с такой же агрессивностью, с какой занимался делами.

– Вы как будто его не одобряете, – заметила Клодия: ее позабавил обмен ролями. – Теперь, когда вы в конце концов на него работаете, неужели, по-вашему, он уделяет своей деятельности недостаточно внимания?

– Не на него, а с ним: я теперь его равноправный компаньон, – поправил Марк, причем его светло-карие глаза засверкали от юношеской надменности. – Я поверить не мог, когда он согласился добавить слова «… и сын» к названию фирмы. Нет, я не понимаю, почему это он хочет, чтобы остепенился я, пока он так весело проводит время.

– Серита, – догадалась Клодия. Марк поднял голову, как бы в ожидании критики, а затем сконфуженно пожал плечами.

– Она – славная девочка, но если отец думает, будто я женюсь лишь для того, чтобы снабдить его внуками, пока он еще не одряхлел и способен получать от них удовольствие…

Клодия побелела, споткнулась, и, прежде чем она успела сохранить равновесие, Марк выхватил ее из толпы.

– Извините! Вам, видимо, надоело катать камни по площадке? Я вижу, что десерт прибыл, так что можно и вернуться к старику…

Клодия позволила Марку заботливо усадить себя перед аппетитным сооружением из свежей малины, украшенной стеблями из белого и темного шоколада так, чтобы походить на букет роз.

Однако есть расхотелось.

Морган налил ей последние капли красного вина, которое заказал к великолепному главному блюду.

– Вам это как будто нужнее, нежели мне[6], – провокационно пробормотал он. – Видимо, годы сказываются. В юности вы, полагаю, танцевали ночи напролет… да еще на столах!

– Да – когда-то! – ответ последовал немедленно и яростно. Она сдержалась, подняла бокал и ради успокоения отхлебнула, приказав себе воздержаться от чрезмерной реакции. – Один-единственный раз – когда Крис стал чемпионом. Думаю, я имела право на некоторые излишества.

А на самом деле это Крис, никогда не отказывавший прессе в лишней фотографии, водрузил ее на стол и уговорил позировать фоторепортерам.

Марк смотрел то на отца, то на Клодию и мялся.

– А я не знал, папа, что тебе известно про Клодию и Нэша…

– Про Клодию мне все было известно и при первой нашей встрече, – ответил отец, не отводя взгляда от ее бледного лица. – Кроме того, что это считается секретом.

Клодия напряглась. Неужели он объяснит, когда произошел этот первый раз? Густо-синие глаза уловили ее тревогу.

– Да нет, просто дело в том, что пресса до того донимала Клодию после гибели Нэша, что ей пришлось прямо-таки уйти в подполье, лишь бы нормально жить, – сказал Марк, когда она промолчала.

Ах ты, рыцарь без страха и упрека, подумала Клодия, ведь он и не ведает, что, пока он защищает ее честь, его честь она умышленно запятнала, сказав, что беременна от него.

– Полагаю, речь о деньгах Криса – ведь их растратил его импресарио, не так ли? И разве его родные не подняли бучу насчет вашей возможности унаследовать его состояние – как выяснилось, несуществующее?

Клодия принужденно кивнула. Информацию о ней два года назад он добывал, несомненно, из газетных подшивок, поэтому совсем неудивительно, что составил о ней превратное впечатление.

Сперва, огражденная любовью Криса, она забавлялась тем вздором, какой то и дело печатали о ней в светской хронике. Их с Крисом смешило, что ее считают этакой роковой женщиной, в то время как при первом знакомстве она была довольно тихой, серьезной двадцатилетней провинциалочкой, с мучительно наивными представлениями о колдовском мире, куда ее стремительно ввергла любовь к Крису. Наивность вскоре оказалась раздавленной, но главная суть ее характера не изменилась. Несмотря на сильный нажим со стороны, на то, что родители так и не простили ее за открытое сожительство со знаменитым любовником, Клодия и на миг не поддавалась искушению поверить тому, что о ней помещали в периодике.

– А удалось что-нибудь возвратить, когда импресарио поймали, Клод? – спросил Марк. – Я читал, что дело разбирали в Штатах. И, знаете, при таких обстоятельствах у вас были очень хорошие возможности…

– Нет! – Клодия резко пресекла его сочувствие, глазами приказывая ему не говорить так, иначе он все выдаст. Когда он как будто не понял, она заставила себя сказать совершенно ровным голосом:

– Нет, я… он явно распорядился своими деньгами не лучше, нежели деньгами Криса… и в любом случае я хочу оставить все это в прошлом.

Наконец Марк заметил ее неловкость и отреагировал с неуклюжей поспешностью, от которой Клодия внутренне содрогнулась. Он виновато огляделся по сторонам, положил ей на руку ладонь и ободряюще пожал:

– О, да… конечно… понимаю… Голос его звучал многозначительно, и она с облегчением поняла, что ее нежелание говорить вызвано прежним почти маниакальным стремлением скрыть от прессы беременность. Вот уж пустили бы слюни бульварные газетенки, даже через столько лет! Но почему-то осатанелая орда репортеров в погоне за сенсацией пугала ее меньше, чем тот, кто сидел напротив нее за столом.

Его пристальный, подозрительный взгляд на их дружески соединенные руки явился новым упреком ее неспокойной совести. Он был не дурак, не мог не понять, что они чем-то безмолвно обменялись, и Бог ведает, что еще он мог ошибочно предположить. Ей надо было удостовериться, что обоих Стоунов она видит в последний раз.

В глубине измученного виною подсознания она все время верила, что в случае новой встречи с Морганом Стоуном поведет себя с тихим достоинством и воспользуется предоставленным судьбою случаем, дабы сказать ему правду и раскаяться в своих поступках. Но достаточно было взглянуть в эти ошеломляющие синие глаза – и присутствие духа оставило ее. Он оказывал на нее воздействие, смешанное с чувствами, которые она и не осмелилась бы распутать Он просто заставлял ее чувствовать себя… гневной, напуганной, виноватой, злобной – какой, это было ясно, чувствовать себя ей не следует, какой она чувствовать себя не имеет права. Сознание того, что она может потрясти его, поколебать его надменную самоуверенность, было необходимо ее надломленному достоинству…

Она опять взяла бокал – повод естественно высвободить руку из руки Марка.

– И что же это были за обстоятельства? Клодия могла бы догадаться, что тему эту Морган добром не переменит. Она уставилась на него и выпила – с вызовом как ему, так и легкому кружению в голове от необычного количества выпитого, что помогло ей пережить этот кошмарный вечер.

– Э-э-э… ну, в американских судах много прецедентов, касающихся дел такого рода, – неловко проговорил Марк, явно пытаясь увести разговор в сторону. – А поскольку Нэш был гражданин США, Клодия могла бы потребовать долю всех его доходов за те годы, что они были вместе… если только оставалось, что требовать…

– А сколько вы с Нэшем жили вместе? – Прямой вопрос превратил их союз с Крисом в нечто несерьезное и низменное. Как будто он не знает и так!

Клодия пригвоздила его самым презрительным из доступных ей взглядов, золотые искорки в ее глазах ярко зажглись гордостью и гневом.

– Четыре года, – отчеканила она. – Четыре чудесных года. – И пообещала себе, что ничего другого он не узнает.

– Должно быть, и вправду чудесных. Крис Нэш постоянством не славился. Должно быть, вы его удерживали чем-то особенным. – Взор его устремился в глубокий вырез ее платья, явно оскорбительно намекая, чем удерживала она Криса.

– Папа!

Ни он, ни она не обратили внимания на возмущенный протест Марка. Едва Клодия собралась с мыслями, разбредшимися от этого неумолимого сексуального жаркого синего взора, как вызывающе пригнулась вперед, сознавая, что показывает еще больше, но испытывая бешеное наслаждение от самодемонстрации.

– Да. Это называется любовью, – мягко проговорила она. – Вы ведь знаете, что такое любовь, правда, Морган? Это когда два человека сближаются, дают обещание уважать друг друга и доверять друг другу…

– Сближаются? Дают обещание? – протянул он. – Ах, как во время вашего романа. Жаль, что никто из вас не любил достаточно сильно, дабы узаконить ваши взаимоотношения и тем самым обеспечить будущее.

У нее так и вертелась на языке фраза о том, что они и вправду решили пожениться, но она сомневалась, что он поверит. Доказательств у нее нет, и она может показаться заискивающей.

– Узаконить? Ах, вы имеете в виду брак? – спросила она с ядовитой приторностью. – Но в наше время брак – не гарантия союза на всю жизнь. В наше время женятся по самым разным причинам, иные из которых относятся скорее к соблюдению приличий, чем к любви. – Она слегка пожалела о том, что употребила во зло его недавнюю откровенность, но тут он метнул взгляд на ошеломленного сына, и на его скулах проступил темный румянец, и Клодия увидела, что его правая скула, подобно правому углу рта, чуть выше левой.

Однако он не ответил ей так же уничтожающе. Он откинулся на спинку кресла и поднял полупустой бокал в язвительном салюте.

– Очко в вашу пользу. Вам кто-нибудь говорил, что чем вы стервознее, тем прекраснее?

Клодия, к своему отвращению, зарделась от жалящего комплимента, а он рассмеялся.

– А вам кто-нибудь говорил, что ваши слова так же штампованы, как и ваши мысли? – попыталась она взять реванш.

– Из равных вам красотою – никто, Герцогиня. – Он отхлебнул вина, следя за нею поверх края бокала завораживающим взором. – Если я сегодня чересчур прямолинеен, то лишь потому, что вы застигаете меня врасплох. Простите, если обидел. Я просто хочу мысленно объединить образ избалованной возлюбленной автогонщика с образом хладнокровной, классной деловой женщины, которую вы так старательно играете.

Куда же он гнет? Клодия посмотрела на него с подозрением.

– Папа… Да что с тобой? Ты ее смущаешь. – Марк тоже был исполнен подозрений. Ему не очень-то нравилось, что отец привлек к себе все ее внимание.

– Нет, не смущаю. Правда, Клодия? Она смело приняла вызов:

– Нет. Если вас когда-нибудь донимали паскудные журналисты или падкие на любовные похождения с гонщиками психопаты обоего пола, то случайный разговор с заурядным, грубым, горластым бизнесменом – дело довольно пресное.

– Пресное? Что ж, вижу, надо будет потрудиться, дабы вы подумали обо мне иначе, – пробормотал он, и от вспышки в его синих глазах мороз пробежал у нее по коже.

– Ну, папа, не забывай, что ты считаешься исправившимся трудягой, – Марк опять пытался привлечь их внимание к себе. – Я только что рассказывал Клодии, насколько за последние два года ты стал меньше выбиваться из сил…

– Ты хочешь сказать: с тех пор, как я перестал быть мелким тираном, – сухо перебил отец, бесспорно повторяя слова, которые сын когда-то сгоряча ему бросил, – и чуть не стал банкротом, лишь бы потрафить твоему мальчишескому самолюбию.

– Банкротом! – ухмыльнулся Марк. – Да знаешь ли ты, что с тех пор, как я стал компаньоном, продажа увеличилась? Тебе явно была нужна свежая молодая кровь среди всех твоих старых перечниц…

Их обмен шуточками о том, что некогда способствовало их страшному отчуждению, едва не приведшему к окончательному разрыву, свидетельствовал об искренности их примирения, подумала Клодия, и все же за поддразниваниями крылось напряжение, скрывающее возможный конфликт. Марк этого не замечал, однако был так же яростно склонен главенствовать, как отец, и настолько же горд. Именно уступчивость Моргана позволила наладить отношения. Что стало бы с мужским достоинством Марка, узнай он, что эта уступчивость – лишь некий отцовский маневр? Что Морган и женщина, которую он считал другом, лгали ему и о нем? Вина тяготила Клодию и без того, и ей никак не хотелось усугублять эту вину, разрушив основу их нового согласия.

– Конечно, увеличение продажи не имеет ничего общего с улучшением нашей общественной репутации, – кротко сказал Морган. – Это мы, архиконсерваторы, организовали спонсорство, с которого ты собираешь такой богатый урожай, не говоря уж о радостных волнениях, испытываемых через других.

Архиконсерваторы? Клодия не могла не улыбнуться про себя. Несмотря на безукоризненный смокинг и непринужденный лоск манер – результат частной школы, – Морган Стоун представлялся ей кем угодно, только не консерватором.

– А я и не знала, что торговля подержанными автомобилями способна так волновать, – не удержавшись, пробормотала она.

Оба мужчины, пораженные, посмотрели на нее, и легкая улыбка Клодии поблекла, пока пауза тянулась; она гадала, а что же ляпнула сейчас.

– Подержанными? – голос Моргана прозвучал по-странному приглушенно.

– Да. Разве не этим занимается ваша компания?

– Какая именно?

– Я и не знала, что их больше одной, – сказала Клодия, смущенная не только страдальческим видом Марка, но и мягкостью его отца. – Я просто… Марк упомянул, что вы получаете доходы от продажи подержанных машин… – Голос ее заглох, когда он внезапно отвел скептически прищуренные синие глаза от раскрасневшегося лица Клодии и взглянул на сына. Марк откашлялся, но промолчал.

– И только?

– Н-ну… да. Мы не говорили много о его происхождении или о вас, а если и говорили, то не очень лестно, – принужденно добавила она, раздосадованная необходимостью объясняться.

Почему-то эти слова заставили его холодно размышляющий взгляд весело вспыхнуть.

– Нет, вряд ли вы много с Марком разговаривали… – Прежде чем она успела отреагировать на эту недвусмысленную выходку, он продолжал:

– Да, я владею сетью франшизных соглашений, но главное у нас – импорт «ламборгини» и «феррари», «ягуаров» и «поршей» – всякого рода классических и экзотических автомобилей, как новых, так и подержанных. А также мы являемся спонсорами по продаже гоночных машин.

– Гоночных? – Клодия на миг опустила веки, чувствуя рокочущую вибрацию земли под напором тысяч лошадиных сил, ощутила в сдавленном горле резкий, бьющий в голову запах керосина, едкую вонь жженой резины. В конечном счете волнение больше отталкивало ее, чем завораживало. Даже при жизни Криса требовалось все ее мужество, чтобы посетить трек, не говоря уж о необходимости улыбаться фотоаппаратам, пока его пристегивали ремнями к одной из потенциально гибельных машин перед гонками, – и в общем-то машины он любил больше самой жизни. Клодия открыла глаза, когда Марк поспешил с уточнениями.

– Не те, что требуются для соревнований по «формуле-один», Клод, не те, что водил Крис. Спортивные машины и авто высшей категории. Но я никогда не говорил вам об этом, потому что знал, до чего расстраивают вас любые разговоры о ком-то или о чем-то, связанном с автогонками. Долгое время, просто находясь в автомобиле, вы чувствовали себя точно в капкане. Простите: напрасно папа так на вас накинулся, – и с упреком посмотрел на отца.

Клодия напряженно улыбнулась.

– Нет, ничего… честное слово, – более убедительно добавила она, видя, что он по-прежнему хмурится. Она перестала держать Моргана в поле зрения, уверенная, что он, должно быть, злорадствует. – Это я преодолела сто лет назад. – И скроила гримасу, признаваясь:

– Пришлось. В гостиничном деле учишься понимать, какие связи полезны, а у меня много друзей среди гонщиков – таких, что могут добавить престижа, участвуя в некоторых специальных мероприятиях…

– Вроде однокашников, – сухо пробормотал Морган и, когда она с неохотой посмотрела на него, тихо произнес:

– Если сейчас я причинил вам боль, то не нарочно. Простите.

Господи! Как раз когда ненависть к нему стала доставлять ей удовольствие, он взял да нанес ей такой удар. Это его-то простить? Скорее уж наоборот.

– Прощать нечего, – правдиво ответила Клодия и сделала отважную попытку держаться на высоте профессиональной виртуозности, которую ей приписывали. Она притворилась занятой службой, обмениваясь несколькими словами с их официантом и метрдотелем, изящно закругляя разговор, лишь бы поскорее уйти.

Ее попытка перевести беседу на более официальные рельсы, выразившаяся в том, что она захотела уплатить по счету свою долю расходов, была пресечена: Морган заявил, что она – его личный гость. Клодия была обескуражена, а он развеселился, когда Марк прекратил спор: взял счет и сам пошел платить кассиру.

– Пока он предается самоутверждению, быть может, я вас провожу в ваш номер? – предложил Морган, стоя за ее креслом, когда она вставала, раскрасневшаяся о г раздражения на весь мир вообще.

– И не подумаю вас отвлекать, – ледяным тоном сказала она, понимая, что это – новый тактический ход, дабы удержать ее подальше от Марка.

– Да вы и не отвлечете. Я сам иду наверх. Пойдемте, а с Марком попрощаетесь у кассы.

Пока он вел Клодию к выходу, его рука на ее узкой талии была так же беспощадно тверда, как и его слова. Клодия закипала на ходу, сознавая его гнетущую силу и вынужденная вести себя как изящная дама, в то время как ей хотелось пихаться и верещать, подобно рыночной торговке.

– Не думайте, будто я приглашу вас к себе на кофе, – отрубила она, одновременно посылая застывшую улыбку в ответ на дружеский кивок одного министра, постоянного гостя в ресторане. Уж после сегодняшнего вечера она ох как постарается, чтобы их пути больше не пересекались!

Клодия почувствовала, что дыхание Моргана, словно перышко, погладило ей плечо, когда он склонился и пробормотал:

– Я собирался пригласить вас к себе… Он прищелкнул языком и рассмеялся, а ее спина высокомерно выпрямилась в ожидании новой выходки с его стороны.

– Господи, Герцогиня, да неужели вы не знаете, что наша фирма постоянно снимает номер люкс в этом самом отеле? Когда там не живут иногородние служащие или клиенты, я иногда сам в нем располагаюсь, если не хочется ехать домой…

Он насмешливо зевнул, и зевок вызвал дразнящий образ: как его крепкое тело нежится между хрустящими белыми гостиничными простынями.

– А уж сегодня и подавно не хочется уезжать.

В общем-то, при возникших обстоятельствах, недурно бы мне здесь поселиться надолго. А поскольку вы добросовестно служите и вовсю стараетесь упрочить репутацию отеля и… э-э-э… связи, то предсказываю, что в будущем мы станем часто видеться…

Глава 4

– Через мой труп!

Четверо суток спустя этот возмущенный ответ на его вкрадчивый укол не выходил у Клодии из головы.

Она хмуро улыбнулась, вышла из ванны и принялась жестко вытирать разгоряченное тело. Уж что-что, а тело ее – никак не труп: оно все дрожало от назойливых мыслей об этом человеке! Она подозревала, что он – опасная угроза ее с трудом завоеванному достоинству и бесценному душевному равновесию, а теперь уверилась в этом… Записка на ее письменном столе подтверждала это черным по белому.

Кожа ее горела скорее от буйных мыслей, чем от нетерпеливого растирания, она кинула невеселый взгляд на свое стройное розовое тело, когда отбросила белое полотенце с монограммой отеля, и прошла в спальню. Черт бы его побрал – даже в мыслях от него не уйдешь!

Третий вечер подряд Моргану Стоуну «не хотелось» отправляться домой, и он ночевал в отеле. Клодия всего лишь мельком видела его, но от одной мысли, что он где-то рядом, на ее территории, ей делалось неловко. Она только-только освоилась в новой обстановке, а теперь приходится брать себя в руки всякий раз, когда выходишь из номера.

По-прежнему считая, будто его присутствие таит угрозу, Клодия резко захлопнула дверь прямо ему в лицо, тотчас подняла трубку и связалась с телефонисткой, которая пренебрегала гостиничными сплетнями и поэтому не заинтересовалась бы причиной любопытства Клодии. Джой Касл была маленькая, похожая на птичку женщина лет тридцати пяти с неожиданно низким, грудным голосом. Они с Клодией мгновенно подружились во время брифинга служащих отеля, на котором их познакомили.

– Джой, ты когда-нибудь слыхала о Моргане Стоуне?

– Лапочка, да в Веллингтоне немыслимо жить – и не слышать о нем! По-моему, он этого и добивается: подумал о Моргане Стоуне – подумай о машинах. Ты что, собираешься купить «феррари»?

Клодия содрогнулась: одно из преимуществ жизни в отеле – то, что собственного автомобиля не требуется – всегда можно взять служебный.

– На мое-то жалованье? Нет, я просто гадала… Никаких Стоунов в списке наших постоянных клиентов я не заметила, но, как я понимаю, за ним у нас числится постоянный номер люкс… – Голос ее пресекся, и Джой добросовестно заполнила паузу:

– Не за ним лично, а за его фирмой, «Морган и сын», – номер Р-5. Около пяти лет. Это приносит отелю большой доход, иные из клиентуры просто шикарные – знаешь, известные мотогонщики, приезжие знаменитости и прочие в этом роде.

Сердце Клодии екнуло. В пятнадцатиэтажном отеле тринадцатый этаж фактически не значился из-за суеверия многих гостей. На тринадцатом этаже располагались гимнастический зал, сауна и минеральные ванны, в лифтах и на информационных листках этаж был обозначен буквой Р – «рекреационный». Помещался там еще небольшой ресторан, а также пять номеров люкс на двоих.

«Морган и сын». Она, вероятно, не раз встречала это название где-нибудь в списках клиентуры, но не обращала внимания. А уж от фамилии «Стоун» завыли бы, возвещая тревогу, все сирены.

– Ясно… И часто он тут останавливается?

– По-моему, изредка переночует, а иногда, если приедет кто-либо из личных друзей, может остановиться и подольше…

– Из личных друзей? То есть ты хочешь сказать… женщина?

После краткой паузы раздался взрыв хохота.

– Клодия?! Да ты что – спрашиваешь, не использует ли он номер своей фирмы для свиданий… э-э-э… незаконного характера?

– Нет, нет, – заторопилась Клодия. – Я и не жду, чтобы ты…

– Успокойся, я только шучу. Знаю, что ты не падкая на сплетни. Да он вообще-то холостой, так что ничего по-настоящему незаконного ему скрывать и не приходится. Видимо, попадались и женщины, но у этого дядьки есть класс, если тебя это беспокоит. Есть, но афишировать ему это незачем, если ты меня понимаешь. Уж он-то отель не опозорит…

– Ну конечно же, нет, – снова торопливо проговорила Клодия, думая, что она скорее может опозорить отель, нежели Морган Стоун. Хотя ее статус бывшей знаменитости служил ей на пользу, он мог и ударить ее рикошетом, если не быть осторожной с прессой. К счастью, она завязывала довольно хорошие отношения с местными журналистами. – Э-э-э… а он звонит и заказывает что-либо одно, специальное? – спросила она, тщетно скрывая свою заинтересованность, отнюдь не профессиональную.

Но Джой не обмануть!

– Ты все о том же? – озорно отозвалась она.

– Нет! – Как ни странно, Клодия почувствовала, что краснеет. Если исходить из слов Марка, Морган, скорее, платил бы женщинам, чтобы они держались от него подальше, а не наоборот. – Джой…

– Обслуживание секретарского характера, массаж после занятий в гимнастическом зале – он состоит в Клубе здоровых и сильных, – иногда устраивает сборища в конференц-зале, банкеты в ресторане. Пожалуй, единственное, что он никогда не заказывает, так это лимузины, – добавила она со смешком. – Хочешь узнать что-нибудь еще? А то у меня тут больше десяти вызовов.

– Ах, нет… спасибо, Джой, – и, торопливо солгав, она положила трубку. Но и то, что она успела узнать, не на шутку ее встревожило. Очевидно, Морган Стоун знает гостиницу лучше, нежели она. И ей явно просто повезло, что не пришлось напороться на него раньше. Повезло… а теперь везение как будто иссякло!

Клодия достала белье и села за туалетный столик поскорее вытереть голову, причем старалась не замечать записку, которую видела боковым зрением, пока накладывала косметику, создающую четкий, полный уверенности имидж.

Черным волосам и смуглой коже Клодии шли яркие, трепетные краски, и в пору жизни с Крисом она приучилась умело с ними обращаться, от чего ее патрицианские черты весьма выигрывали. Криса окружало столько красавиц, что научиться постоянно выглядеть как можно привлекательнее составляло жизненную необходимость. К счастью, некоторые из приятельниц, манекенщицы, охотно обучили ее некоторым профессиональным приемам, но постоянно подчеркивать свою внешность ей претило. И после гибели Криса Клодия с облегчением убрала грим в ящик, а дорогие туалеты продала.

Лишь поступив на работу в «Баронскую» гостиничную сеть, она поняла, насколько ценно это довольно утомительное обучение и насколько полезны эти подчеркивающие имидж уловки, если умело применять их по долгу службы. Почувствовав себя увереннее, она и впрямь стала получать удовольствие, находясь за кулисами рекламы, скорее управляя потоком информации, а не поддаваясь ему.

Клодия наводила красоту, одевалась с предельной тщательностью, облачаясь в защитные доспехи униформы со скрупулезнейшим вниманием к тому, как ложится воротничок и застегнута ли каждая пуговица. Она расчесывала волосы, пока они не стали протестующе потрескивать, лишь бы оттянуть момент, когда придется выйти наружу.

Она посмотрела на торопливую записку Саймона, которую вчера вечером ей подсунули под дверь.

«Завтра будьте у меня в кабинете ровно в 9 утра: встреча с Морганом Стоуном. У него очень волнующее предложение!!!»

От последней фразы с горластыми восклицательными знаками Клодия побелела и на один безумный миг подумала, не собирается ли Морган Стоун посредством шантажа склонить ее к замужеству. Затем вступил в свои права.

Она легла и всю ночь металась и ворочалась, в ярости на себя за нелепое предположение, и терзалась от ужаса при мысли о том, что может принести утро.

Она последний раз взглянула на себя в зеркало и чуть не застонала. Несмотря на профессионально выполненный макияж, глаза ее от недосыпания выглядели слегка опухшими, лишь слегка, но отчетливо опущенные внешние уголки подчеркивали усталость, золотистые искорки в карих глазах потускнели от волнения. Она изо всех сил выдавила улыбку. Не теплую, волшебную, восхищающую друзей, а холодный изгиб губ, который отваживал назойливых.

Закуток Клодии помещался за регистратурой на первом этаже, среди скопища кабинетов администрации, весьма невзрачных в сравнении с частью отеля, видимой публике. Она сначала проверила, нет ли ей писем или записок, пробежала список встреч, предстоящих в течение дня, и, поскольку придется обойтись без завтрака, поддержала силы черным кофе покрепче, прежде чем пойти по коридору без окон в кабинет Саймона.

Она умышленно явилась пораньше, надеясь, что успеет переброситься с Саймоном несколькими словами наедине и тем самым приготовиться к неожиданному, но, подходя к кабинету, расслышала негромкий рокот мужских голосов, и ноги ее онемели. Вместо практичных повседневных лодочек она обулась в туфли на самом высоком каблуке. Подняв голову, она распрямила плечи и со сверкающей улыбкой, впечатанной в отверделые губы, величественно вошла в кабинет Саймона – но сорвала задуманный эффект, чуть не споткнувшись о портфель Моргана, стоящий посередине ковра.

– Простите! – Морган как будто забавлялся, а не извинялся, когда встал с кресла и вопреки ее желанию поддержал ее, сначала убрав портфель со скромной монограммой под письменный стол Саймона, а она вырвала руку и села во второе кресло, еле-еле сдерживая досаду.

Она положила ногу на ногу, проследила за прищуренными глазами Моргана и обнаружила, что, случайно или намеренно, ее носок отклонился назад, а высокий каблук-гвоздик указывал прямо на того, кто уселся напротив нее.

– Вооружена и опасна, – пробормотал он, и взор его проследовал по всей длине ее ноги, на миг задержался на бедрах под безукоризненной узкой юбкой, прежде чем подняться к ее чопорному лицу, – Морган явно пытался ее смутить.

Для мужчины не очень-то красивого он умеет хорошо выглядеть, нехотя признала она. В то время как Саймон, по обыкновению, был в темном костюме, Морган оделся в расчете на свежий, солнечный летний день – уже сияющий за окном – в темно-розовую полотняную спортивную куртку поверх простой белой шелковой рубашки, распахнутой на шее, и полотняные белые брюки со складками. Он выглядел энергичным и непринужденно элегантным. Ноги, обутые в белые спортивные кеды, нетерпеливо постукивали по полу, когда она взглянула на них.

– Проклятие торговца подержанными автомобилями – кричащая белая обувь, – сказал он и ухмыльнулся.

– И личность соответствующая, – не удержалась Клодия.

– А я и не знал, что вы так хорошо знакомы, – медленно проговорил Саймон. Клодия открыла было рот, чтобы возразить, но промолчала, поняв, что это скорее предупреждение, а не обычная реплика. Если уж они с важным клиентом примутся обмениваться оскорблениями, Саймон захочет узнать, почему.

– О, у нас есть несколько общих воспоминаний, не так ли, Герцогиня?

– Герцогиня? – Саймон увидел, до чего Клодии неловко. – Неужели в вашем головокружительном прошлом скрыт еще и титул?

– Мистер Стоун просто шутит, – выдавила Клодия, недвусмысленно давая понять, что не считает шутку остроумной.

– Можете отбросить слово мистер[7], Клодия, Саймона не проведешь, – ужаснул ее Морган. Он откинулся на спинку и наклонился в ее сторону, а одна рука небрежно обхватила спинку ее стула. – Мы с Клодией познакомились года два назад. А вообще-то примерно позавчера мы тут вместе ужинали.

– А, понимаю, – сказал Саймон. Он, по всему, ничего не понимал, но ему хватило ума почуять некие подводные течения. – А что – может возникнуть какая-нибудь проблема? – деликатно осведомился он.

– У меня – нет. А у вас, Клодия? Клодия уставилась на своего мучителя, понимая, что он создал совершенно превратное понятие о характере их отношений. Она подумала, что, если не поведет себя так же беззаботно, как и Морган, у Саймона создастся о ней весьма нелестное представление.

– Разумеется, нет. – И, заметив, как в синих глазах затаилось торжество, пришла в ярость, не сдержалась и добавила:

– Вообще-то я раньше дружила с сыном Моргана, и несколько дней назад мы втроем ужинали. А с Морганом мы совсем друг друга не знаем, по правде говоря, встречались только два раза, очень кратко…

– Зато незабываемо, – иронически галантно подхватил Морган. – Давайте придем к соглашению, и вы станете называться другом нашей семьи, хорошо? Это вполне меня устраивает, потому что, как вы, Саймон, знаете, я люблю вести дела на относительно неофициальном уровне. А с Клодией я свое положение знаю в точности.

Клодия тоже хотела бы его знать.

– Может быть, кто-нибудь из вас мне расскажет, чему посвящена эта встреча, – кротко попросила она, рассчитывая переменить разговор.

– Разумеется. Морган, не хотите ли сперва кофе? Да и вы, Клодия. Сегодня вы не ахти как выглядите. Что, прошлой ночью было утомительное свидание?

Клодии удалось как-то отшутиться, но при этом она с неловкостью заметила, что Морган пристально рассматривает ее. Признаться в том, что она плохо спала, и тем самым дать повод для новых нелепых расспросов не входило в ее намерения.

– Так вот, Клодия, поскольку вы не здешняя, то можете и не знать, что в этом году Морган стал спонсором нашей «пятисотки». Это – ежегодные пятисоткилометровые гонки спортивных машин по улицам Веллингтона, – объяснил Саймон, прекратив натянутую – хотя бы со стороны Клодии – болтовню, пока секретарша не принесла кофе. – Прежде спонсором была одна нефтяная компания, но теперь главную ответственность взяли на себя «Морган и сын», и, естественно, Морган хочет использовать это мероприятие, чтобы сделать рекламу своей фирме. Поскольку все зарубежные гонщики остановятся у нас в отеле, любая реклама фирмы будет работать и на нас, и наоборот, поэтому он предлагает во избежание дублирования, а следственно, и удвоения расходов объединиться и организовать сообща неделю всяческих мероприятий вокруг гонок – нечто вроде праздника цветов на прошлой неделе, который вы организовали. Между прочим, Морган, успех был грандиозный, хотя из вашей просьбы привлечь Клодию можно понять, что расписывать вам ее таланты незачем…

– Нет.

Сухой односложный ответ послужил таким резким контрастом бурному энтузиазму Саймона, что Клодия почувствовала, как краснеет. К счастью, Саймон как будто не заметил ее неловкость.

– Собственно говоря, если наши совместные усилия увенчаются успехом, то мы сможем привлечь и другие предприятия, а там и сделаем гонки ежегодными – назовем их автофестивалем или как-нибудь в этом духе. Что вы на это скажете, Клодия? – настаивал он. – Волнует вас замысел?

– Не то слово, – чуть слышно ответила она.

– Вы в восторге? Взбудоражены? Разгорячились? Голова кругом? – ехидно подсказывал Морган, давая Клодии понять, что умеет не только торговать автомобилями. Он учился в университете, пока гордость и обстоятельства не вмешались, и она заподозрила, что словесно он может из нее веревки вить, если призовет весь свой ум.

– Я бы скорее сказала, что ощущаю легкое любопытство, – увернулась она. Точнее было бы – «ощущаю ужас»!

– В самом деле? – Он откинулся на спинку и вытянулся так, что одну руку мог небрежно сунуть в карман, а другой поднес ко рту чашку с кофе. Все в нем олицетворяло праздную негу, но выдавали глаза: как стальные клинки с синеватым отливом, они поражали безмолвными вопросами. – А вы не похожи на тех работников по связям с общественностью, с которыми я встречался. Любой нормальный рекламный агент стал бы нетерпеливо засыпать меня предложениями…

– У Клодии несколько иной стиль, – улыбнулся Саймон, не почувствовав скрытого сарказма. – Поэтому она так и хороша. От пены ей не опьянеть. Она осторожна и сверхпрактична – рассмотрит все со всех точек зрения, семь раз отмерит и тогда лишь один отрежет. Если и берет что-либо на себя, то лишь будучи уверена, что принесет отелю пользу. И пока что ни одной не —, удачи не знала! Ее опыт относительно мотогонок – одна из причин, почему мы так обрадовались, когда ее к нам перевели…

– Осторожна? Вы меня удивляете, – пробормотал Морган, не отводивший взгляда от окаменевшего лица Клодии. – Я скорее бы подумал, что Клодия – огонь, существо страстное, порывистое…

– Клодия права, – рассмеялся Саймон, – бесспорно, вы ее не очень хорошо знаете. Будьте уверены, Морган: уж если она решит взяться за этот проект, вам гарантировано ее полное, беззаветное участие.

Морган еще сильнее скривил рот усмешкой, Клодия же пришла в ужас от слов, неудачно выбранных Саймоном.

– Буду ждать с нетерпением.

– Решит? Иначе говоря, я вправе выбирать? – едко спросила Клодия.

Ее сарказм несколько озадачил Саймона, заговорил же Морган.

– Конечно, – пожал он плечами, – если, по-вашему, это вам не по силам…

Понятно: Морган рассчитывал, что она клюнет на удочку! Видимо, считает ее дурой.

– Я знаю, что мне по силам, – холодно возразила она, решив доказать ему, что страсть и порыв больше не главенствуют над ее рассудком. Последний раз Клодия дала волю эмоциям два года назад – и вот куда это привело! Сейчас она держала экзамен на зрелость за минувшие шесть лет. Теперь она ждала от жизни совсем не того, чего ждала та наивная, бесшабашная девочка, считавшая, что любовь дороже всей вселенной. – И что я себе докажу, если отважусь на ненужный риск…

– Риск? Интересное слово в ваших устах, – глаза его, безмятежные как небо, широко распахнулись. – Какой риск вы имеете в виду? Я ведь не требую, чтобы вы сами вели одну из машин…

– Э-э-э… Морган, – осторожно откашлялся Саймон, – а вы знаете, что Крис Нэш?..

– Да, мне все известно о жизни Клодии, но она меня уверила, что травма от гибели возлюбленного для нее теперь в прошлом. – Морган выражался не очень точно и до того тяжеловесно, что казался не просто дерзким, но абсолютно наглым. – Если бы я ей не поверил, то и не пришел бы сюда. Тем не менее не думаю, что риск, о котором говорит Клодия, то есть попасть в катастрофу во время гонок…

– А!..

Саймон редко терялся, но сейчас наступил именно такой редкий момент.

Клодия в отчаянии перевела взгляд с него на холодно-решительное лицо Моргана, зная, что больше не сможет противостоять ему и при этом сохранять достоинство. Ясно, что карты подтасованы с самого начала, но тем труднее признать себя побежденной. Если бы знать, каким именно образом отступить с оборонительных позиций и в то же время не казаться капризной дурой еще больше, чем теперь….

– Ну, я…

– Может быть, нам лучше пойти, и я бы объяснил ей некоторые мои замыслы – подобно тому, как объяснял вам, – надеюсь, это умерит ее тревоги…

И опять Морган ее опередил! Саймон как будто почувствовал облегчение.

– Разумно, Морган.

– Умерять тревоги не потребуется, – ровным голосом произнесла Клодия, и Саймон был благодарен ей за поддержку. Она заставила себя ослепительно улыбнуться своему недоумевающему начальнику. – По всему, адвокат дьявола – не моя роль. В общем-то я вижу, что здесь есть некоторые хорошие возможности, причем не только для отеля «Харбор-Пойнт», но и для всех его филиалов. Почему бы вам не предоставить мне возможность разработать некоторые идеи…

– Нам.

– Простите? – она заговорила с Морганом, старательно смотря на верхнюю пуговицу его рубашки.

– Не вам, а нам. Вам и мне. И вновь она отказывалась смотреть ему в лицо, пытаясь сохранить присутствие духа.

– Разумеется, мне надо будет обсудить требования, о которых вы говорили, с вашим рекламным агентством, прежде чем…

– Необязательно. Они займутся другим. Как я уже говорил Саймону, я хотел бы ведать этим сам. Лично, – добавил он после секундной паузы, и Клодия не могла не почувствовать угрозу в его словах.

Он резко подался вперед, и лицо его, как она ни старалась, все-таки попало в поле ее зрения и озарилось сардонической ухмылкой. У нее возникло страстное желание влепить ему пощечину.

– По-моему, в наш технический век личная инициатива все-таки многое значит – а по-вашему?

– О, но ведь, наверное, ваше агентство захочет взять инициативу в свои руки? То есть ум хорошо и так далее… – неуверенно проговорила Клодия, стараясь не думать о том, что именно может повлечь за собой его личная инициатива. А чем больше будет задействовано людей, тем лучше. Если бы это от нее зависело, она пригласила бы всех жителей Веллингтона, и они заслонили бы ее от Моргана.

– Демократия – прекрасна, но в данном случае я склонен к единоначалию, – ответил он с непринужденным высокомерием обладателя абсолютной власти. – До гонок осталось всего два месяца, так что вам будет гораздо удобнее общаться непосредственно со мной. Я уверен, что мы вдвоем придумаем что-то настолько необычное, что… что ваше легкое любопытство перерастет в нечто более плодотворное для нас обоих…

Не будь Клодия так взвинченна, она бы расхохоталась. По части ехидных двусмысленностей он прямо-таки гений. Но ее чувство юмора подвергалось последние дни чрезмерным испытаниям, и в обществе Моргана Стоуна она так часто и непредсказуемо теряла присутствие духа, что сама еле себя узнавала.

– Естественно, я пойду вам навстречу как клиенту, – отпарировала она, а затем не удержалась и добавила:

– Даже если сейчас и думаю, что вы ошибаетесь.

– Не клиенту – партнеру, – спокойно и удовлетворенно сказал он, протягивая руку безупречно по-джентльменски. – По рукам?

Она взяла руку, скрыв, до чего ей это неприятно, от Саймона, но не от Моргана. Глаза Клодии, потускневшие от утомления, когда она входила в кабинет, засверкали от сдерживаемой ярости. Она бы не удивилась, если бы Морган попытался ошарашить ее и, пуще того, поцеловал ей руку, как в тот момент, когда Марк их знакомил, но рукопожатие его оказалось твердым и недвусмысленным, как обещание. Он обхватил ее изящные пальцы, и ощущение ловушки усилилось. Клодия тщетно пыталась понять, в какую западню угодила, пока высвобождалась, умственно и физически, от жесткой реальности его уверенного пожатия.

– Вот и прекрасно! – Саймону не терпелось скрепить их союз. – Разрабатывать детали предоставляю вам двоим. Но вы будете полностью держать меня в курсе, хорошо, Клодия? Нам необходимо одобрение главной конторы, поскольку оно скажется на нашем имидже за рубежом, но трудности в этом я не вижу, ведь дело – престижное.

– А тем временем я последую вашему предложению и введу Клодию в суть дела. – Морган встал и повернулся к Клодии. – У вас в кабинете или у меня?

– Боюсь, день у меня сегодня загружен до отказа, – Клодия обрадовалась, что может сказать чистую правду. Ей необходимо время осознать неожиданный поворот событий, рассмотреть быстро уменьшающуюся возможность выбора…

Он возвысился над ней, и синие глаза его стали насмешливо-скептичны.

– Я сам довольно-таки занятой человек. Быть может, вы уделите мне сейчас минуту-другую из вашего крайне загруженного дня?..

Сознавая, как занервничал Саймон, Клодия сдалась. Уж лучше отделаться как можно скорее! Если хорошо работать, можно свести их встречи до абсолютного минимума.

– Моя первая встреча – только через двадцать минут, – чопорно призналась она, стараясь быть сухой и деловитой. Даже на высоких каблуках она была куда ниже его: глаза ее едва доходили ему до подбородка, до упрямого, агрессивного подбородка, нехотя признала она. – Если вы не возражаете против спешки, мы, пожалуй, успеем для начала договориться о том, чтобы я принялась за составление плана.

– Двадцать минут вполне хватит на то, что я задумал, – безмятежно сказал Морган, а у нее по спине поползли мурашки, пока он вслед за нею выходил из кабинета.

Она шла по короткому коридору, ощущая, как Морган крадется за нею по пятам. Когда они вошли в ее маленький кабинет, ей внезапно сделалось до ужаса тесно, и Клодия поспешно пригласила Стоуна сесть, надеясь, что ее широкий стол послужит достаточной защитой против пугающей ауры его надменной мужественности.

Но пока она пыталась проскользнуть мимо него, он обманчиво нежными пальцами ухватил ее за локоть и круто повернул лицом к себе.

– Голова болит?

Он был так близко, что Клодия чувствовала тепло его кожи, ощущала его силу, поразительно не гармонирующую с его мягким грудным голосом. Пока она неуверенно смотрела на него, тупоконечный жесткий палец погладил ей переносицу, и не успела она опомниться, как большим пальцем он провел по едва заметным кругам под ее глазами.

– Я знаю, что вчера вечером вы никуда не ходили, значит, причина – иная. Совесть не давала спать?

– Я… нет… вообще-то я спала как младенец, – свирепо отрубила она, стараясь не задрожать от его прикосновения. Ее проклятая совесть и без того крайне отягчена – так много ли значит еще одна ложь?

Последовал убийственный ответ.

– Младенцы по ночам порой просыпаются и плачут, – произнес он с горько-сладким родительским всеведением, и его большой палец задвигался нежно, как бы утирая воображаемые слезы с синяков под ее горящими вызовом глазами. – Вы иногда плачете по вашему потерянному ребенку в тишине долгих, одиноких ночей, Клодия?

Он как будто поразил Клодию в самое сердце. Она отдернула лицо от его тревожаще нежного касания, но ладонь, опустившаяся на ее локоть, смягчила резкость движения.

– Вы не имеете права…

На ее придушенный шепот он ответил тоже шепотом:

– А у кого больше прав? Кто еще знает о вашем ребенке? У нас общее горе, Клодия, тайная скорбь. Вы ее забыли не больше моего. Просто упрятали поглубже, чтобы посторонние не увидели, не причинили вам боль небрежным состраданием или же любопытством. Но мы с вами знаем, что делим горе пополам. И когда-нибудь нам придется об этом поговорить, разрешить конфликт…

– Нет… – Охваченная паникой, она пыталась вырваться. Высказывая свое презрение, она стремилась показать, что сострадание его притворное, что это новая ловушка, дабы лишить ее разума.

Он легко пресек ее сопротивление: прижал к своему могучему телу.

– Не надо… – мольба прозвучала приглушенно, лицо ее было прижато к его груди, разгоряченный лоб уткнулся в теплый уголок пониже горла.

– Так перестаньте бороться сама с собой. Я сказал – когда-нибудь… а не сегодня. Мы еще не установили правила.

Ей не хватило смелости осмыслить эту загадочную фразу.

– Пустите!

– Успокоитесь – пущу. Вы дрожите, а сердце ваше трепещет, как дикий зверек.

И она с ужасом осознала, что грудь ее прижимается к его твердым ребрам, что где-то чуть ниже ее уха медленно, размеренно, полно стучит его сердце. Странное, томительное напряжение охватило ее и усилило страх. Зверек. Вот какой он заставил ее ощутить себя. Затравленной и пойманной. И в безопасности, внушающей страх.

Одна рука Моргана обнимала ее за талию, другая обхватила затылок. Он сжимал ее даже сильнее, чем во время танца. И эта заурядная интимность позволяла ему, к досаде Клодии, наслаждаться ее женским обаянием. Почти три года никто ее так не обнимал. Не изведала Клодия нежной ласки, даже когда была беременна. А Крис, на треке или нет, жил на предельной скорости, и хотя Клодия любила его, но все-таки порой чувствовала себя как бы на обочине. За все время своей бешеной гонки по жизни Крис так и не нашел времени обнять ее – просто чтобы находиться рядом. В его кругу объятия и поцелуи – мелкая разменная монета для приятелей и знакомых. Если же он когда-либо нежно обнимал Клодию, то или потому, что рядом щелкали затворы фотоаппаратов, или в виде пролога к занятиям любовью.

Опасное направление мыслей вернуло ее к жизни. А что бы решил посторонний, если бы сейчас вошел? – подумала Клодия. Она сделала глубокий, неровный вдох, во рту пересохло от соленого запаха мужчины; от его ошеломляющего напора она задохнулась.

– Теперь я в порядке, – она вынудила себя казаться спокойной, лишь бы не дать ему почувствовать тонкую перемену в ее настроении.

Рука его соскользнула с ее затылка, приподняла подбородок, и он всмотрелся в ее узкое лицо и большие, виноватые карие глаза. Ресницы скрывали направление его взгляда, но Клодия почувствовала, как взор его словно бы дотронулся до ее сжатого рта и задержался, пока губы ее не заныли от странной теплоты, а шея не залилась краской.

Тогда он отпустил ее и сел, с бесстыдным удовольствием наблюдая, как она отступает за стол, уже совсем не та, властная, надменная.

– Я… Откуда вы знаете… что я вчера не выходила? – запинаясь, выдавила она и мысленно выругала себя за то, что не перешла сразу к делу.

– Я спросил, – очень просто ответил он.

– Кого? Почему? Да как вы смеете за мной шпионить? – К своей досаде, она обнаружила, что задыхается, а хотела говорить твердо и строго. От волнения у нее сели голосовые связки и голос звучал слабо, точно у котенка. Рычащей львицы не получилось.

– Полегче, Клодия, вы ведь знаете, что я не в силах противостоять никакому вызову, – подзадорил он. – Может быть, нетактично, но потому, что мне не безразлично. У вас возмущенной гораздо более человечный вид, чем когда вы напускаете на себя холодное равнодушие. Я же говорил вам, что мы часто будем видеться. Следовало поверить. И отныне верьте. Я не вру.

– А я уже говорила, что ни вам, ни Марку не угрожаю, – с усилием проговорила Клодия. – Вероятно, ваши шпионы доложили, что после того ужина мы не виделись…

На столе зазвонил телефон, и Клодия с излишней нетерпеливостью схватила трубку.

Когда она узнала голос, лицо ее оледенело. Она до упора повернула кресло, так что сидящему напротив был виден только ее острый, четкий профиль. Отвечала она односложно, осмотрительно и отрывисто.

– Я знаю, что вы ищете хорошую квартирку. Так вот, есть одна, идеально расположенная, если у жильца нет машины, до центра на автобусе всего пятнадцать минут. Что скажете? А если встретиться во время обеденного перерыва и я свезу вас посмотреть – или вечером, после работы? Только надо поспешить, а то, если ее разрекламируют, охотники живо найдутся.

Внезапно Клодия поняла, почему голос Марка так странно вибрирует у нее в ушах. Она рывком повернула голову и увидела, что Морган нажимает кнопку громкоговорителя на консоли ее телефона. В его скрипучем приказном тоне не было и тени вежливости:

– Скажите: нет.

Клодия зажала трубку ладонью.

– Я сама этим займусь, если ничего не имеете против.

– Имею. Вы, по всему, совсем не возражаете, если дело касается моего сына, – что он хочет, то вы и выполняете, и плевать на последствия. Если вы не можете ему возражать, то могу я. Скажите, что на сей раз вы отказываетесь. Вы не позволите ему поселить вас в удобной квартирке…

– Да как вы смеете…

– Я предупредил вас не говорить мне эти слова, Клодия, – мрачно произнес Морган. И наклонился к микрофону:

– Извини, Марк, у дамы на сегодня другие планы, и относительно ее будущего местожительства – тоже. Она в дополнительной помощи не нуждается. Ты ей еще не говорил, что на той неделе едешь в Италию? Нет? – Он отвел сыну секунду для ответа. – Ну, не беспокойся, я приму меры, и Клодия будет полностью информирована обо всех твоих обязательствах.

Последний, добивающий удар он нанес быстрым, как ртуть, переходом к чувственно теплым интонациям, пока ловко выхватывал трубку из омертвелой руки Клодии.

– Что вы сказали, милая? Ax – она хочет тебе передать, Марк, что загружена работой выше головы, так что, по всему, до твоего отъезда вы увидеться не сможете. Да, кстати: домой меня не жди. Заночую в отеле… Да – опять… Нет, по-моему, тебе незачем спрашивать, почему: правильные выводы ты, бесспорно, сделал… Да, привет ей, конечно, передам, спасибо за доброе отношение, но пойми, что если ты к ней относишься платонически, то я – нет. До свидания, Марк.

И положил трубку.

Клодия застонала.

Глава 5

– Вам помочь?

Ладонь Клодии задержалась на глянцевитой крыше автомобиля, она повернулась и сухо улыбнулась аккуратному молодому продавцу, подошедшему к ней.

– Я таких не видела, – пробормотала она, все еще любуясь покатыми линиями агрессивного на вид спортивного автомобиля.

– А ведь красивый, – ухмыльнулся молодой человек, не сводя глаз с Клодии. – Это – «бриклин». Мотор – «форд-В8», предельная скорость – 187 км/час. И под цвет ваших ногтей.

Клодию позабавила и его наблюдательность, и его лесть. Она даже не заметила, что броский оранжево-красный цвет автомобиля – точь-в-точь как у ее тщательно наманикюренных ногтей.

– По-вашему, мне следует его купить из соображений косметики?

– А почему бы и нет? Однако я, в общем-то, не считаю, что эта машина по-настоящему в вашем стиле. – Продавец – молодой, от силы двадцати лет, и, как ей показалось, на этой службе недавно.

– Вот как? – подыгрывая ему, Клодия подняла брови. Поскольку она была единственной покупательницей в просторном мраморном выставочном зале, он, видимо, пытался развеять скуку праздного дня. А быть может, ее белая полосатая блузка под коралловым жакетом и ярко-белая пикейная юбка выглядели настолько шикарно, что казались дорогими. Видимо, впечатлению способствовала и залихватская широкополая коралловая шляпа, которую, войдя, она сняла.

Будь она в униформе, которую носила в отеле, он бы немедленно понял, что это – не клиент.

– А что, по-вашему, в моем стиле?

– Может быть, что-нибудь побыстрее? Глаза его скользнули ниже волнистого края ее короткой юбки, и Клодия остро ощутила обнаженность своих ног. Хорошо еще, что достаточно загорели до того и кажутся обтянутыми колготками. На этот несильный загар ушло без малого все лето. У Клодии были такие черные волосы и светлая кожа, что она много лет назад отказалась от скучной процедуры загорания.

– А как насчет «феррари»? – он провел ее к серо-стальному автомобилю, главному экспонату, высящемуся на подиуме в углу зала.

Она решила чуточку его поддразнить.

– Но ведь «феррари» – такие… традиционные, или вы так не считаете? На «феррари» ездят пожилые. Не найдется ли у вас чего-нибудь… потемпераментнее?

Она скрыла улыбку, видя, насколько это его задело. Он и вправду молод. И несомненно, как всякий разумный и юный молодец-мужчина, мучительно жаждет приобрести «феррари».

– «Порше-911»?

Она махнула рыжими ногтями.

– Слишком расхоже.

Глаза его сверкнули – в нем пробудились бойцовские инстинкты, и, чтобы не рассмеяться, она повернулась к нему спиной.

– Ага! Вот это – да! Это – явно по мне! – она пропетляла мимо других угрожающе энергичных машин и остановилась перед великолепной темно-синей машиной с откидным верхом.

– «Корвет»? – не без злорадства спросил он, следуя за нею. Видимо, репутация владелиц «корветов», по его мнению, оставляет желать лучшего. – А ну-ка, войдите да примерьте, – с нетерпением отворил он дверь, пренебрегая ее нерешительностью, и выхватил у нее из руки модную кожаную папочку и шляпу, а затем буквально впихнул ее в кабину.

Ковшеобразное сиденье облегало тело Клодии, как будто сделанное специально по ее мерке, а гладкость руля доставила ее пальцам такое неожиданное удовольствие, что она даже не заметила, что юбка высоко задралась, а облокотившийся на дверь молодой человек наслаждается открывшимся зрелищем.

– Это «гринвуд», единственный экземпляр во всей стране, – самодовольно сообщил он. – И в общем-то гораздо быстрее «феррари» – правда, возможности проверить это в окрестностях Веллингтона невелики, если только вы не участница «пятисотки». – Он с любопытством следил, как она пристраивается к синему кожаному сиденью и внимательно рассматривает внушительную приборную доску. Затем перегнулся через ветровое стекло и осклабился. – Уплатите наличными или чеком, сударыня?

В ответ Клодия тоже улыбнулась. Игра окончена. Ничего настолько легкомысленного и глупого она сто лет не делала. Она вздохнула и медленно провела пальцем по гладкому изгибу руля.

– А ведь и вправду роскошная машина? Такая… такая…

– По-моему, вы хотите сказать: «сексуальная».

Молодой человек дернулся, как подстреленный, его мальчишеский задор улетучился. Он поспешно отступил от автомобиля, и пораженную Клодию пронзили невероятные глаза Моргана Стоуна.

– Э-э-э… мистер Стоун… я показывал даме автомобиль…

– А дама взяла да вас и прокатила, – с легкой иронией перебил Морган заикающегося продавца. – Как вам не стыдно, Клодия, так воспользоваться юностью и неопытностью Карла, – упрекнул он, а она зарделась, будто была виновата в большем, чем простое легкомыслие. – Дама, вероятно, знает о таких машинах куда больше вас, – сухо сообщил он пристыженному юноше, взял у него шляпу Клодии и папочку для документов и легким кивком отослал его прочь.

Клодия торопливо пыталась выбраться из машины – и обнаружила, что он загородил ей дорогу и не дает встать. Она сидела, пригвожденная к сиденью, и сердито смотрела на Моргана.

– Ну, а как по-вашему – сексуальна ли эта машина? – спросил Морган, и она вдруг припомнила название песни из репертуара Рода Стюарта, одного из своих любимых артистов. Ответ на оба вопроса, бесспорно, был утвердительным, и странное предчувствие неладного породило у нее озноб. Этим утром он был одет с такой же изысканной элегантностью, как тем кошмарным днем в Окленде: темный костюм с двубортным пиджаком, белая полотняная рубашка, тускло-оливковый шелковый галстук с орнаментом из белых вееров, похожих на раковины. Он совсем не походил на того человека, что на прошлой неделе стал главным злом ее жизни, и внезапно Клодия почувствовала себя очень плохо одетой.

– Да, очень славная, – пробормотала Клодия, разъяренная своим вынужденно подчиненным положением.

– Славная? – ему стало забавно, глаза его сузились, в уголках прорезались тонкие линии. – Это все равно что назвать Фанджо хорошим гонщиком. У вас, по всему, безбожно завышенные критерии. А на какой машине Нэш ездил не во время гонок?

Как всегда, Клодию задело, когда он упоминал имя Криса, с тою не поддающейся определению скрипучестью, которая как будто появлялась в его голосе каждый раз при упоминании ее погибшего возлюбленного.

– «Боксер-берлинетта».

– Человек со вкусом.

– Да. – Хотела бы она знать, что скрыто за этой обманчиво спокойной внешностью: уж глаза-то его спокойными не назовешь – неугомонные, пронизывающие, а интонация его фразы – не вполне одобрительная. Боже упаси, чтобы он догадался о ее смятении!

– Жаль, что меня здесь не было, когда вы приехали. У меня сегодня была важная встреча, поэтому и официальный наряд, – он указал на свой костюм, как бы угадав частичную причину ее неловкости. – Но, вижу, Карл вас развлекал.

– Он только исполнял свои обязанности, – она почувствовала, что обороняется.

– Флиртуя с покупательницами?

– А разве это не входит в его обязанности? – едко спросила она.

– Правда. Помочь вам подняться? В такой юбке довольно трудно встать со столь низкого сиденья, не оскорбляя вашей скромности.

Ей хотелось надменно пренебречь этой протянутой рукой, но смешинка в его глазах подтвердила, что ей это не под силу. Когда Морган рывком поднял ее на ноги, она вновь почувствовала, до чего он силен. Он не отодвинулся от двери, а остался на месте, и на несколько томительных мгновений она прижалась к нему всем телом.

Пока Клодия пыталась понять, нечаянно так получилось или нарочно, он протянул ей ее вещи, взял под локоть и деликатно, но очень твердо повел по мраморному полу к двери без надписи, расположенной в лишенной окон задней стене выставочного зала.

Клодия решила, что Морган ведет ее в какой-нибудь кабинет, и поразилась, опять очутившись в кирпичном дворике, где росли беспорядочно посаженные деревья и стояло несколько автомобилей. Солнце слепило ей глаза.

– Я… я думала, что мы идем к вам в контору. – До этого их встречи происходили в отеле, где Клодии хотя бы казалось, будто она всем распоряжается.

– Это напротив, – и Морган указал на полосатый навес над дверью из цветного стекла в кирпичном здании на другой стороне двора.

В самом здании Морган остановился лишь для того, чтобы бегло перебрать пачку пакетов, поданных лощеной блондинкой за столь же лощеным деревянным регистрационным столом, и познакомить Клодию с седовласой матроной, своим личным секретарем. Она ответила на учтивое приветствие Клодии теплой улыбкой и взглядом, исполненным неприкрытого любопытства, который перешел на ее начальника при его следующей реплике.

– Мы с Клодией отлучимся по меньшей мере на час, Айрини. – Искоса посмотрел на женщину рядом с собой и тихо добавил:

– А то и на два…

– Куда вы? – спросила Айрини – так неожиданно, что Клодия даже не успела удивиться.

– Не ваше дело, – любезно ответил Морган, и пожилая женщина рассмеялась.

– Если не мое, значит, вообще не дело. Если вы не вернетесь к пяти, надо ли будет выслать поисковую партию? Сегодня вы приглашены на ужин. – Было ясно, что их отношения отличались взаимным неуважением.

– Не беспокойтесь. Если к пяти не вернусь, то и спасать незачем, – сухо произнес он.

– Но ведь вы как будто сказали, что мы встретимся здесь, – Клодия с трудом обрела дар речи, и голос ее прозвучал с некоторой враждебностью.

– Так и случилось, – уверенно возразил он.

– Но… у меня тут вся информация, которая, по вашим словам, вам нужна, – она подняла папочку. – Вы сказали, что мы обсудим организацию обедов в честь знаменитостей, подумаем, как провести клетчатый бал…

Ее идея бала после гонок, с цветами, заимствованными у черно-белого клетчатого флага, которым будут салютовать победителю, пришедшему к финишу, имела бешеный успех и у Моргана, и у Саймона.

– Так оно и будет, – подтвердил он – опять снисходительным тоном человека, чьи планы никогда не нарушают. – Но прежде – нечто другое. То, что, по-моему, вы оцените. И, пожалуйста, Айрини, не трудитесь кого-нибудь подключать к телефону в машине: я псе равно не отвечу.

Кто бы ни позвонил!

– Что ж, если начнется кризис и вся фирма рухнет, прошу меня не винить! – невозмутимо ответила секретарша, вызывая его на пикировку.

– Пойдемте-ка отсюда, Клодия, прежде чем Айрини примется меня пилить по-настоящему.

Еще несколько мгновений – и Клодию опять ослепило солнце во дворе. Морган втискивал ее в автомобиль, черный, с открытым верхом, руль слева, маленький, тупоносый и непререкаемо мужественный от стальных сеток на фарах и гладкой выпуклости воздухоприемника на капоте до хромированных боковых глушителей и защитного бруса позади сиденья водителя.

– Это ваша? – чуть слышно спросила она, когда он стянул пиджак и бросил его позади сиденья водителя, прежде чем проскользнуть за руль.

– Вы хотите сказать – лично моя собственная, в отличие от тех, которыми торгую? Да, у меня несколько машин, но «кобра» – моя любимица. – В небрежном тоне, каким это было сказано, сквозило высокомерие богача. Морган насмешливо взглянул на ее напряженное лицо, реакции с ее стороны не последовало. – Я люблю необычное.

– Вы что, пытаетесь произвести на меня впечатление? – парировала она, стараясь выглядеть язвительной, в то время как внутренний голос приказывал вылезти из машины и уйти. Зловеще раздутый колпак кобры на фирменном знаке весьма соответствовал, как ей показалось, образу владельца машины.

– И как, произвел?

– Невероятное, – в скучающем голосе слышалось отрицание.

Он повернул ключ, и мотор агрессивно заревел, почти заглушив его тихий ответ.

– Стервоза.

– Что ж, мальчишки склонны всем надоедать разговорами о своих дорогих игрушках, – сказала Клодия, а ногти ее впились в гладкие кожаные корешки папочки с документами, пока она пыталась сосредоточиться на разговоре, а не на происходящем. Про мальчишек и про их игрушки Клодия знала все. В точности знала, что именно произойдет.

И не ошиблась.

Он был отличный водитель, но, когда они остановились у первого светофора, так резко затормозив, что ремень напрягся у нее между грудей, ее прошиб пот.

– Все еще скучаете, Клодия? Она смотрела сквозь ветровое стекло отсутствующим взглядом.

– Клодия?

Она не ответила. Не могла.

– Клодия? – Он выругался, потянулся, повернул ее к себе и опять выругался, увидев ее пустые глаза. Рука, твердо державшая ее за подбородок, мягко скользнула по щеке. – Клодия? Простите. Я вас напугал?

Она заморгала, грубые его черты сфокусировались у нее в глазах, его пальцы грели ее холодную щеку.

– Поганое мальчишество – то, что я учинил, зная о вас то, что знаю. Извините. – Каждое его слово прозвучало медленно, отчетливо, резко подчеркнуто, разрушая ее инертность. – Вы ведь были там, у трека, когда Нэш погиб?

Она опять моргнула, как бы пробуждаясь от глубокого сна, глаза ее потемнели, зрачки расширились до обычных дневных размеров и позволили ей опять видеть, видеть его застывшее гневное лицо и понять с облегчением, что гневается он не на нее.

– Я… да. – О том дне Клодия вообще никогда не говорила. Это было еще одним мучительным, глубоко запрятанным воспоминанием. Она содрогнулась, не в силах проронить и слова. Согнутыми пальцами он провел по ее стремительно теплеющей щеке.

– Вас по-прежнему донимают кошмары? Откуда он знает? Клодия уставилась на него широко раскрытыми глазами.

– Иногда. Не часто… теперь. – Последнее она сказала, взяв себя в руки и пытаясь выглядеть так, будто ничего не было и все идет хорошо.

– Только если идиоты вроде меня не воскрешают их, – грубо сказал он. – Простите, Клодия.

Она почувствовала, что он, черт этакий, не перестанет извиняться, пока не выпросит у нее прощение.

– Да нет, ничего, – пожала она плечами. – Просто вы меня застигли врасплох, и только. То есть обычно я в порядке, если заранее знаю, что еду…

– С головорезом? – Морган резко прервал ее попытку выразиться деликатнее. – Уверяю вас, я обычно не столь непослушен правилам уличного движения, особенно в городе. Просто мое «я» на несколько секунд затмило мой разум. – Он скроил гримасу, понимая, что сообщил ей о способности машины развивать скорость до ста в час чуть меньше, чем за четыре секунды. – Или такой автомобиль вам не по душе? Предпочли бы закрытый? Какой-нибудь менее… э-э-э…

– Хвастливый? – подсказала она с некоторым раздражением, увертываясь от руки, все еще ласкавшей ей щеку. Или он теперь думает обращаться с ней как с трусливой неврастеничкой?

– Я хотел сказать: менее распахнутый. – Неуверенность его тона позволила ей вернуть самообладание. Пусть за рулем он, да только он сам дал ей понять, что главенствует она. – Может быть, вернемся и переменим машину?

– Нет. «Кобра» – это великолепно. – И вдруг поняла, что зажегся зеленый свет, а позади них скопилось множество машин. – Если только вы поведете ее более внимательно.

Последнее слово заставило его дернуться.

– Может быть, поведете вы? – к ее ужасу, он вынул ключи и протянул ей.

Она и не пошевельнулась, смотря на него с отчаянием, пока из автомобиля сзади не послышались нетерпеливые гудки.

– Морган, мы задерживаем движение.

– Может быть, вам было бы спокойнее за рулем? – Он побряцал перед нею ключами, а она поспешно отстранила его руку.

– Нет, в самом деле, ведите вы. Морган, гудят! – Она зарделась от смущения – Вы уверены? – Он как будто был готов просидеть так весь день, не обращая внимания на скопившиеся автомобили. Как ни странно, он был по-настоящему серьезен.

– Уверена, – еле выдавила она. – Да я и не знаю, как вести такую машину.

Он сделал паузу, вставляя ключ в замок зажигания.

– А «феррари» Нэша разве вы не водили?

– Шутите? – криво улыбнулась она. – Крис терпеть не мог, если машину вели другие, особенно женщины. А уж меня-то в одиночку к своей возлюбленной машине даже близко не подпускал. Без Криса я всюду ездила на такси.

– То есть вы хотите сказать, что у вас не было своей машины, что он не позволял вам водить – и это ему сходило с рук? – спросил он до того недоверчиво, что если бы она уже не покраснела, то вовсю залилась бы краской.

– А мне и незачем было, – ответила она. – Мы так много ездили, что моя собственная машина оказалась бы бессмысленной роскошью. Отели того разряда, в каких мы останавливались, неизменно предоставляли напрокат лимузины. – Неодобрение еще не совсем сошло с его лица, и она едко добавила:

– А иные, знаете ли, обходятся без колес, особенно в больших городах с хорошим общественным транспортом…

– Как правило, те, кому такая роскошь не по средствам. А это, по всему, при жизни Нэша не составляло для вас проблемы…

– Я просто не хотела водить. Или это для вас проблема? Прикажете извиниться? Или для вас оскорбительно, если кому-то все равно, есть у него машина или нет? Может быть, мне выйти и двинуться пешком? Пожалуй, стоило бы – с вами за рулем мы все равно никуда не доедем!

– Ладно, ладно, Герцогиня, без истерик, – хватило у него наглости сказать. Глаза его сузились: негодование Клодии не осталось незамеченным. – Видите, я завожу машину.

– Давно пора, – прошипела Клодия, сердито глядя на него, пока машина в нетерпении бурчала. – Чего это вы ждете? Да нажимайте же, черт возьми, акселератор!

– Лучше подождать, пока не загорится зеленый свет, – кротко проговорил он. – Не хочу снова нарушать правила движения.

Клодия подняла голову. За это время свет опять стал красным, она – тоже. Они вернулись к исходной точке. Внутри у нее все кипело.

– Нажать? – он откровенно поддразнивал ее, и ей не хотелось на него смотреть. – Не очень-то вы сами внимательны, Клодия.

Она демонстративно скрестила руки на груди.

– Вы мнете вашу шляпу.

Так и есть. Закругленный верх сильно вдавился. Все по его вине! Клодия распрямила шляпу, не выпуская Моргана из поля зрения. Тот удобно устроился на сиденье, прислонясь к двери. Летний ветерок растрепал ему черные волосы, белая рубашка туго обтянула могучие плечи. Она украдкой следила, – как он распустил галстук и расстегнул воротничок – полная раскованность, а она сидит как на иголках.

– Не последить ли вам за светофором? А то опять прозеваете, – зло заметила она, тщательно укладывая шляпу на коленях.

– Как знать. Может быть, и стоит пропустить.

Она быстро посмотрела на него и напоролась на ослепительную улыбку.

– За одну краткую поездку в машине я больше узнал о вас, чем за все часы, что мы фехтовали идеями у вас в кабинете, – протянул он.

В течение их нескольких встреч на прошлой неделе, вдвоем и с Саймоном, Морган был столь напорист и деловит, что Клодия почти перестала ждать, когда же упадет второй ботинок[8]. Следуя его неожиданному примеру, она уклонилась от опасного конфликта, чреватого последствиями, и внушила себе мысль, что их деловые отношения носят чисто интеллектуальный характер.

И теперь, когда ей это почти удалось, трусость все же взяла верх, второй ботинок – судя по грохоту, подбитый гвоздями сапожище – шарахнулся, да так, что все старые сомнения вновь одолели ее. Как только могла она вообразить, будто он – не тот безжалостный делец, каким зарекомендовал себя в прошлом?

– Я знал, что вытащить вас на солнце и воздух – очень хорошая идея, – подзуживал он. – И, надеюсь, вы также кое-что узнали обо мне?

– Что вы – плохой водитель? – спросила она, рассчитывая избавиться от неприятного наблюдения, которое он вел за нею.

Морган прищелкнул языком, ничуть не обиженный.

– Что, несмотря на все признаки, я не хочу огорчить или испугать вас.

Трудно было придумать что-нибудь ужаснее. Его серьезность в сочетании с ленивым, хищным удовлетворением была совершенно уничтожающей.

– Ясно. Поэтому-то вы так скоропалительно и сплавили Марка в Италию – а то, чего доброго, он меня огорчит… – саркастически проговорила она, все еще испытывая боль унижения.

– Марк отправился по своей воле. В общем-то он давно хотел посетить завод Феррари. И когда приглашение наконец пришло, его и веревками бы не удержали от поездки – даже такой всемогущий человек, каким вы меня как будто считаете, не в силах повлиять на личные расписания автомобилестроителей Милана и Турина. Существует же такая вещь, как совпадение…

– Весьма удобное совпадение, – съехидничала Клодия, не желая больше недооценивать противника.

– Послушайте…

– Прошу прощения, мистер Стоун. Не позвать ли механика? Моя машина стоит вон там, и я заметил, что у вас вроде бы что-то не в порядке.

Официальный тон полицейского не скрывал, насколько он восхищается машиной Моргана.

К своему огорчению, Клодия увидела, что опять зажегся зеленый свет и что оба они этого не заметили.

– Проблема – с пассажиркой, а не с машиной, – коварно пробормотал Морган, выпрямляясь на сиденье, пока полицейский переводил взгляд с глянцевитого кузова на розовое лицо Клодии. – А сейчас я поеду. И еще как – рысью!

– А! – рослый парень в синем мундире понимающе улыбнулся. – Понял, сэр. Но, пожалуй, вам лучше показать машину в дороге. А она, между прочим, классная!

– Спасибо. Кстати, если у меня случится поломка, ни в коем разе не зовите механика. Окончательно опозорюсь перед механиками, что у меня служат. Я и сам в этом деле мастак. С любыми проблемами справлюсь.

Полицейский широко улыбнулся и отдал честь, переглядываясь с обескураженной Клодией.

– Вижу, мистер Стоун. Желаю приятно провести время, сэр… сударыня.

Когда они припустили, набирая скорость плавно, в расчете на восторг полицейского, провожающего их завистливым взглядом, Клодия рассвирепела.

– Зачем вы все это говорили? Сами знаете, что он подумает!

– А он и без того подумал. Когда он вмешался, вы так густо покраснели, что, не будь машина открытой, он бы заподозрил, что мы занимаемся любовью, а не просто разговариваем. – Морган выжал сцепление, сбавляя скорость на повороте. – И опять, знаете ли, покраснели. Вспоминаете, как последний раз занимались любовью в машине?

– Нет! – еще свирепее соврала она.

– Не хотите же вы сказать, будто Крис хотя бы единожды не попытался объединить две великие любви своей жизни?

Впервые в его голосе не проскользнуло и нотки презрения при имени ее возлюбленного, и, вопреки здравому смыслу, дразнящая фамильярность, с какой он сказал о прошлом, каким-то образом уничтожила боль, вызванную воспоминанием. Она до того не желала заводить разговоры о ее отношениях с Крисом, что подавила не только тягостные воспоминания, но и хорошие.

– По-моему, нам следует переменить тему, – сухо предложила Клодия, а он, как всегда, отказался подчиниться вежливому намеку.

– Я в машине лишился невинности.

– До чего же ошеломляюще восхитительно, – ледяным тоном процедила Клодия.

– В известной мере – да. Но весьма неудобно. Машина была двухместная, и рычаг запутался у меня в штанах. На девушку это произвело огромное впечатление!

Сама того не желая, Клодия рассмеялась. А рассмеявшись, не могла сохранять надменную отрешенность, с какой вела себя при Моргане.

– А это была?.. – она как раз вовремя остановилась. Боже упаси показаться хоть чем-то в нем заинтересованной.

– Мать Марка? Да. Марина – моя первая женщина, хотя, к счастью, я не был ее первым мужчиной. Хорошо хоть один из нас понимал, что нужно делать!

Клодию это признание несколько шокировало.

– Вы хотите сказать, что у нее были… другие ухажеры?

Моргана позабавила ее попытка выражаться деликатно.

– Ей было восемнадцать, и ухажеры у нее, разумеется, имелись. Но любовник, до меня, – только один.

В голове у Клодии загудело от этого интимного откровения. Несколькими краткими фразами он полностью низверг некоторые из ее наиболее лелеемых предрассудков. Она еле заметила, что при всей его деликатности обращения с машиной он с особым шиком промчался мимо фасада «Харбор-Пойнта».

– Она была старше вас?

– На два года, – уголок его рта дернулся. – Разница менее чем вполовину вашей с Марком, но до двадцати лет это не имеет значения. В чем дело, Клодия, неужели это не соответствует вашему представлению о том, как лихой, эгоистичный парень соблазнил и развратил нежное юное существо?

– Я не взялась бы судить… – запинаясь, начала Клодия и поняла, что и впрямь предполагала нечто подобное.

– В вашем положении я бы не стал кидать камни, – заметил он с жестокой проницательностью. – Но люди как будто предпочитают строить нелестные предположения, исходя из голых фактов.

– Да… ну, во всяком случае, при всем вашем красноречии вы никак не приукрасили голые факты, – подчеркнула она. – Даже как будто специально старались выставить себя виноватым.

– Некоторым образом так оно и было. – Морган пожал плечами, лениво перемещая руки на руле. – Хотя Марина, быть может, сексуально и была более зрелой, чем я, но я превосходил ее эмоционально. Я гораздо быстрее понял, к чему приведет ее беременность, чем она сама. Так как заботы о предохранении я всецело переложил на нес, то не мог уклониться от своей доли ответственности.

То, что он замялся перед словом «беременность», прошло бы незамеченным у обычного слушателя, но Клодии это говорило о чувствительности, которой она сама не была чужда.

– А вам не приходило в голову… – она смолкла, сама удивляясь, что отважилась на такой вопрос.

И опять он как будто уловил ее мысли, прежде чем она их высказала.

– Что она умышленно забеременела, дабы выйти за меня замуж? Да, приходило, особенно когда она заставляла меня принять денежную помощь родителей, но теперь, задним числом, с высоты моего опыта скажу, что нет. Она была настолько этим раздавлена, что всякий умысел исключался. Марина по-настоящему не хотела и замуж – так же, как не хотела ребенка. Однако не родить или отдать младенца кому-нибудь с целью усыновления было несовместимо с ее воспитанием… да и моим, если на то пошло.

В его словах было так мало горечи и злобы, что Клодия подумала: а может быть, вопреки всем свидетельствам обратного, он любил ту, ради которой переменил весь ход своей молодой жизни.

– А от чего она умерла?

– В автокатастрофе, – ответил он после секундной паузы.

Клодия прерывисто вздохнула.

– Ах, я очень сожалею…

– Я тоже. Такая нелепость! Она такая молодая – только двадцать три, – полная жизни, собиралась возвращаться в университет и получить диплом, чему помешала беременность. За рулем сидел не я – меня даже не было в машине. Последняя отрывистая фраза стоила многих томов.

– Я не спрашивала, – хрипло проговорила она.

– Но думали.

Клодия видела, с каким напряжением его руки стиснули руль.

– В общем-то нет. Вы – очень хороший водитель.

Руки его ослабили хватку.

– Десять минут назад вы так не считали, – пробормотал он с легкой иронией.

– Скорость – одно, лихость – другое, Я и сама иногда превышаю скорость.

Ее попытка сострить не удалась, а он искоса бросил на нее задумчивый взгляд.

– Значит, вы все-таки водите машину.

– Конечно. Я не безнадежная неврастеничка.

– Только время от времени? – в отличие от нее он не терял чувство юмора. – А Крис лихо водил?

– На шоссе – да. Только не на треке. Там он был очень быстрый, но хладнокровный и расчетливый, правил никогда не нарушал. А когда ездил для собственного удовольствия, сам устанавливал правила – буквально не ведал страха. Он, видите ли, судьбу свою носил с собой. Знал, что если ему суждено быть убитым, то на треке, поэтому не на треке он считал себя неуязвимым.

– Нелегко жить с такими взглядами, – был единственный комментарий.

– И это он не видел будущего в ваших отношениях – или же их боялись вы?

На этот раз Морган зашел чересчур далеко. Клодия горько пожалела о своем порывистом откровении. Убирая с лица волосы, она одновременно подготавливала убийственный ответ, который прекратил бы разговор. Но едва открыла рот, как Морган довольно крякнул и подрулил к обочине тротуара, ловко вклинившись позади автомобиля, выезжавшего из густого ряда машин, стоящих по обеим сторонам Восточной эспланады.

– Зачем мы здесь? Куда направляемся? – с запозданием спросила Клодия.

– А я думал, что вы и не спросите, – невозмутимо ответил он. – Вы неизменно усматривали дурной умысел во всех моих побуждениях, однако на этот раз были поразительно доверчивы. И в данном случае ваша доверчивость оправдается. Мы направляемся домой…

Глава 6

– Это полностью исключено! Клодия стояла посередине изящно меблированной квартиры – руки на бедрах, глаза гневно сверкали – и смотрела на человека, облокотившегося о широкий диван, обитый кремовой кожей.

– А почему? – спокойно произнес Морган, рассматривая ее. – По-моему, это – идеальное решение. Вы сказали, что ищете жилье. Так почему не здесь? – Он рывком приподнялся с дивана и неспешно прошел к раздвижной стеклянной двери на маленький балкон. – Тут бесплатно, уединенно, вид великолепный, а у Восточного залива очень удобное сообщение с центром. Летом вы сможете ходить на работу пешком, а я знаю со слов Саймона, что именно ваша любовь к пешим прогулкам привела к организации «оздоровительных моционов для туристов», как вы озаглавили вашу брошюру. – Он отворил дверь, вышел на балкон и облокотился на перила. – Смотрите-ка, отсюда и ваш отель видно.

Клодия и не шевельнулась. Ни один из доводов на нее не подействовал.

– Мне это неинтересно. Не вернуться ли нам к делу?

Он подошел к ней. Солнечное сияние образовывало нимб вокруг его белой рубашки и скрывало выражение его лица.

– Да почему же, Клодия? Ведь вы так сразу не отказались, когда Марк предложил найти вам квартиру. Считайте это моим возмещением за то, что я помешал вам нанять ту, которую предлагал он.

– Это другое, – пробормотала Клодия, пытаясь собраться с мыслями, которые пришли в полное смятение, когда Морган показал ей квартиру на верхнем этаже, выходящую на набережную, и сказал, что квартира – ее. Именно то, что он сказал, а не предложил или не спросил, ее взъярило.

– В самом деле? А в каком отношении?

– Это же не его квартира… – изготовилась она к обороне.

– А эта – не моя.

– Значит, вашей фирмы…

– Тоже нет. Питер – просто-напросто друг, который у меня вдобавок работает, – мягко перебил Морган. – Он страшно бы обиделся, скажи вы ему, что он у себя в доме не хозяин. Следующие четыре месяца он проведет в Германии и сговорился с одним студентом, что тот присмотрит за квартирой, но сделка лопнула как раз накануне его отъезда. Он не хочет рисковать, оставляя квартиру без присмотра, и попросил меня сделать ему одолжение найти кого-нибудь надежного…

– И, конечно же, вы немедленно подумали обо мне! – саркастически процедила Клодия. – С каких это пор вы стали чтить меня доверием?

– А вы мое доверие считаете честью, Клодия? – нежнейше проговорил он, приближаясь, а она запаниковала и попятилась, пока ее не остановил поручень дивана.

– Я… в общем-то, я ищу постоянное жилье… – торопливо и запинаясь проговорила она.

– В таком случае считайте это началом. А пока вы осмотритесь, это снимет ваше напряжение. – Он взял массивную стеклянную статуэтку, повернул ее в разные стороны, внимательно смотря, как преломляется в ней свет, и одновременно лукаво заметил:

– Помните: Марк в отъезде, «пятисотка» не за горами, так что, по всему, я в отеле буду ночевать чаще обычного. И если уж хотите избегать меня во внеслужебные часы, то здесь это удобнее. И вам не надо будет держаться со мной подобострастно, как с ценимым клиентом. И притворяться не надо будет. Здесь я смогу видеться с вами лишь по вашему личному приглашению…

Она поняла, что ею бесцеремонно вертят, но это не меняло правды его слов. Внезапно она увидела выгоды там, где ранее маячили только нежелательные осложнения. Она чуть не сказала, что вообще старалась избегать его, но тут же смекнула, что это и впрямь значило бы искушать судьбу.

– Я… я не знаю, – оглядываясь, схитрила она. Квартира была прелестная, одна из четырех в асимметричном здании, причем до моря можно было добросить камень[9]… Клодия улыбнулась. Уж она-то знает один камень, который полезно было бы окунуть в море – может, заносчивости поубавится!

– Хотите, так берите, – сказал он, ставя статуэтку на место с уверенной улыбкой, но она не собиралась уступать так легко.

– Это – ваша философия? – едко спросила она.

– Да, если платить за то, что берешь, – пожал он плечами.

– Но вы сказали, что квартира эта – бесплатная, – подчеркнула она сладким голосом. – В сущности говоря, если я буду за нею присматривать – так не следует ли вам платить мне?

– Наличными или натурой? – с легкостью отпарировал он. – Называйте цену, Клодия.

Это настолько напомнило то зловещее предложение, которое он сделал два года назад, что ее сотрясла буря противоречивых чувств.

– Вы ведь мне уже уплатили – помните? – неосторожно сказала она, отворачиваясь.

Он остановил ее одним-единственным прикосновением пальца к ее коралловому рукаву – и повернул к себе.

– Я-то думал, что прежде скорее уплатили вы, – очень серьезно проговорил он. – Никакая компенсация не возместит жизнь. Считайте, что это мое одолжение Питеру – лишь часть моего долга вам.

– Вы ничего мне не должны, – в отчаянии сказала Клодия, желая убежать и спрятаться от задумчивого синего взгляда. – Прошлое и есть прошлое – было да сплыло! Вы сказали мне, до чего сожалеете. Я – тоже. На этом и подведем черту.

– «Словами долги не платят»[10], – тихо процитировал он. – Шекспир был прав. Мой долг вам не уплатить ни словами, ни деньгами. – Она опрометчиво посмотрела на него, и он добавил, причем в глазах его сверкнула мрачная решимость:

– И я этого не оставлю. Не могу… – Слова его прозвучали почти клятвенно, и Клодию опять охватила паника.

– Знаете, квартиру я беру, – сказала она. – Я очень благодарна, и…

– Мне вашей благодарности не надо…

– А что же надо? – сердито выпалила она. – Чего ради вы так со мной поступаете? Ради мести?.. – и прикусила губу, а его взгляд ожесточился.

– Ради мести? Да на что мне месть? Чего ради мне мстить вам? Вы-то что мне сделали?

Воцарилось ужасное молчание. Клодия была уверена, что болезненная нерешительность четко отразилась на бледном ее лице. А ну, давай действуй, подсказал ей рассудок. Сейчас – идеальная возможность все разъяснить. Начать сызнова… или навсегда окончить…

– Я… я… – Пока она искала слова, которые начисто бы уничтожили их взаимное уважение, дружбу или любое другое чувство, он задумчиво продолжал:

– А между прочим, я-то что вам делаю? Не только предоставляю великолепную профессиональную возможность показать себя на новой работе, что само собой разумеется, но еще помогаю найти жилье в чужом городе и прошу прощения за ошибки – прежние и теперешние. Почему же вам так трудно что-нибудь от меня принять?..

Он не придвинулся ближе, но она вдруг почувствовала себя притиснутой к стене.

– Морган…

– Да, Клодия?

Его ладонь скользнула под ее расстегнутый жакет, обхватила талию, умеряя нервное сопротивление, и он заключил ее, напуганную, в объятия.

– Или вы не этого боитесь, Герцогиня? Его приоткрытый рот прижался к ее рту, заглушая рвущийся из горла крик протеста, и молния страшной тревоги поразила ее сознание. После первого трепетного шока она как будто оказалась обернутой горячим, влажным шелком, который обволакивал ее, гладил, неотвратимо возбуждая ее чувства.

Мир потемнел, когда она закрыла глаза, прерывая восхитительно ужасающее зрелище синих глаз Моргана – на расстоянии выдоха от нее, – пылающих от вожделения. Она сделала ошибку: опьянение теперь могло охватить и ее.

Беззащитная, она пыталась отстранить его, но он противился, пощипывая ей нижнюю губу, пока она снова не уступила ему, позволив его губам, зубам, языку властвовать над нею, и это одновременно ввергало ее в ужас и возносило. Выиграв единоборство, он с легкостью переместил поудобнее ладонь у нее на теле, раздвинув пальцы на талии так, что они обхватили ей спину, а большой палец вдавился в мягкое рубчатое полотно сразу под ее грудями, двигаясь взад и вперед чувственным вступлением к неотвратимой ласке. При всем своем смятении Клодия ответила ему, как цветок – солнцу, раскрываясь от тепла полузабытых чувств и ощущений, которые слишком долго ассоциировались у нее с сопутствующей болью, вызванной пустотой и утратами.

Сама того не сознавая, она поднялась на цыпочки, изгибая спину и слегка поводя бедрами, а ее белая пикейная юбка сверкнула на фоне темных брюк Моргана, пока она пыталась умерить боль, причиненную его внезапным натиском. Она почувствовала, как тугая полоса плоти на миг сжалась под ее бедренной костью, тупо метнулась вперед, и осознание того, что это, совершенно ее ошарашило, так что ей недостало сил притвориться непонимающей. Глаза Клодии широко раскрылись. А глаза Моргана выжидали, затопляли ее синим маревом, следили, как настигает ее шок от понимания того, что она делает с ним… а он – с нею.

– Нет… – еле слышный протестующий выдох замер под его языком, обволокшим ее язык – по-интимному заботливо и вместе с тем соблазнительно-чувственно. Она двинула головой, он отпустил ее, чтобы насладиться тем, как отчаянно пульсирует жилка у нее под ухом, нежно скользнул губами по ее шее и застыл у ямки над ключицей. Губы его ощущали, как у нее под кожей пульсирует кровь.

– Да… – Его пальцы давили снизу вверх, сжимали ее пышную плоть, как бы в ответ на прикосновение ее бедер, отпускали и вновь давили, ритмично двигая ее груди в кружевных чашах бюстгальтера – так, что соски ее отвердели от нежного, рассчитанного трения.

– Морган… – она ухватила его за рубашку, пытаясь найти опору, убедить себя, что это не просто безрассудный плод ее греховной фантазии.

– Да… – он не отвечал на ее робкую мольбу, но возбуждал в ней трепет наслаждения, пронизывающий, как он чувствовал, ее гибкое тело. Бедра его задвигались, мягко направляя ее нетвердые ноги по ковру, пока она не наткнулась на плотный закругленный подлокотник дивана. Она чувствовала, как двигаются его бедра, как он обхватил ее ладонями, а рот его скользит по белому полотну, обтянувшему ей грудь.

Клодия, моргая, уставилась в потолок. Ее ошеломили быстрота и напряженность собственных чувств. Руки и ноги несли бремя не изведанного дотоле наслаждения. Если это происходит на самом деле, то почему оно ощущается таким… таким невероятно хорошим, правильным'! Если же это сон, то самый эротичный из виденных ею…

Ладонь Клодии скользнула над его расстегнутым воротничком, пальцы погрузились в темные, тронутые инеем волосы у него на затылке и сжались в инстинктивном протесте, когда на миг он остановился. И снова упоительно задвигался, прижимаясь своим жестким лицом к ее груди, настойчиво и откровенно заявляя о себе как обладателе, что вынудило ее снова произнести его имя, на этот раз – шепотом, в котором слышались растерянность и страсть.

Он довольно проурчал и содрал с нее верхнюю одежду, двигая ртом по кремовым выпуклостям, выступающим из бюстгальтера с большим вырезом. По обнаженному склону холма и дразняще благоуханной долине он прочертил прямую линию обильных, кусающих поцелуев, которые таяли на ее трепетном теле, словно горячий мед, пропитывая ее сладостью, доходящей до самой сердцевины ее существа. Теперь она запустила ему в волосы обе руки, исступленно требуя наслаждения, изнеможенно ожидала, когда же он коснется кружева, которое так старательно обходит, и страстная сдержанность его нежной атаки предстала ей и радостным откровением, и пугающим разочарованием.

И лишь почувствовав, как пальцы его заскользили у нее по бедру, ухватив полу юбки и высоко ее задирая над ее плененными бедрами, она ощутила, как снова просачиваются в ее сознание прежние страхи.

Она что-то пробормотала, стараясь вынырнуть на поверхность из чувственного отупения, а он успокоил ее: наконец-то нашарил один из двух сосков, взял зубами и укусил. Разнузданное вожделение яростно взорвалось в ее мозгу и затмило возвращавшийся к ней рассудок. Голова ее откинулась в сладострастной истоме, и в то же время он нежно передвинул руку у нее под юбкой между их телами и коснулся потаенного места, охраняющего ее женственность. Это было нежное, скользящее касание пальца, нашедшего путь между шелковистых ног, стиснутых его могучими коленями. Жалящий укус и крайняя деликатность, с какой его горячий палец коснулся плотно облегающей пленки ее трусиков, подействовали на Клодию так, словно Морган уже овладел ею.

Отчаянно, в беспомощных конвульсиях Клодия вскрикнула, слепая и глухая к тому, как Морган вполголоса выругался, голова его дернулась вверх, а руки крепко обхватили ее, прижав трепетное тело к своему. Клодию по-прежнему терзали судороги и дрожь, а он глубоко протолкнул ногу между ее ногами, стараясь облегчить до боли восхитительное желание ее туго напряженного тела, жарко раскрасневшегося лица и сверкающих золотистых глаз.

Жадно следил он, как женщина в его объятиях изнемогала и постепенно затихла. В голове у него стучала горячая кровь – со смешанным чувством торжества, дикарского довольства обладанием и почти гневной ненавистью к ничем не сдерживаемому блаженству, обретенному ею из того, что он собирался сделать лишь легкой любовной забавой.

С минуты на минуту Клодия поймет, что произошло, и с его стороны потребуется весьма сдержанное обращение, дабы убедить ее, что он не собирался воспользоваться ее новоявленной уязвимостью… если даже и воспользовался!

Клодии не хотелось отрывать голову от его груди, но она понимала, что рано или поздно придется посмотреть ему в глаза. Не вечно же прятать свой позор!

У Клодии хватило сил по-деревянному выпрямиться у него в объятиях, безмолвно давая понять, что его поддержка больше не нужна. Она медленно подняла голову, содрогаясь оттого, что неизбежно встретит его понимающий взор.

Но не самодовольную или циничную ухмылку она увидела. У Моргана было строгое и до странности нежное лицо. От этого ей сделалось еще хуже. Наверно, он ошарашен и даже, может быть, испытывает отвращение. Уж она-то испытывает! Клодия отчаянно искала, чем бы оправдать свое возмутительное поведение, и поняла: нечем. Ее раскрасневшееся лицо побледнело и снова раскраснелось. Из этих унизительных объятий с достоинством не выйдешь, подумала она, чувствуя себя донельзя несчастной. Что ни говори, он все равно сочтет, будто она выказала себя распутной пройдохой с головы до ног, а он это все время подозревал!

Молчание тянулось невыносимо. Незачем и ждать, когда он снимет ее с крючка. Морган как будто готов был вот так стоять без конца и ждать, когда она заговорит. Ну что бы ей сказать такое, способное привнести что-то хоть сколько-нибудь нормальное в эту ужасающе ненормальную ситуацию? Она лихорадочно искала какую-нибудь нейтральную тему, которая позволила бы отступить, сохраняя хотя бы видимость достоинства.

– Э-э-э… – она откашлялась, вяло повела плечами, и, к ее удивлению, Морган ее отпустил. Она сделала неуверенный шаг в сторону, а он затолкал руки в карманы брюк. Явно чего-то ждет. Скажи что-нибудь, Клодия, – что угодно, – докажи ему, что ты больше не исступленная маньячка, не такая, как несколько мгновений назад.

– Я… вы… а вы в самом деле квалифицированный механик?

Он, не веря, посмотрел на нее, а она упрямо продолжила:

– То есть вы сказали полицейскому, что умеете ремонтировать машины. Вы… вы прошли курс обучения?..

Господи, какой ужас! Она как жеманная старая дева, которая на чаепитии заводит с незнакомым светский разговор!

Взрыв хохота подтвердил нелепость ее слов, и она зарделась еще жарче, когда наконец он успокоился и покачал головой.

– Это критика, Герцогиня? Вы пытаетесь окольным путем сообщить мне, что мое исполнение разочаровало вас механичностью?

Исполнение? Как отрешенно-оскорбительно звучало в его устах это слово, а легко подчеркнутый глагол «разочаровало» делал все ее возражения нелепыми. Морган отлично знал: уж что-что, а разочарование она не испытала!

Он все еще смеялся, и сковывающее ее смущение стал вытеснять гнев. Но тут же он выбил у нее почву из-под ног, добродушно заметив:

– Уверяю вас, Клодия, что про механизм того, чем мы занимались, я думал менее всего. Видимо, рассудок мой в этом и не участвовал: чистый инстинкт. Я мог думать лишь об одном: до чего же восхитительны вы на вкус, как страстно вы реагировали на мои прикосновения, как щедро отвечали…

Так она и знала!

– Я не распутная'. – проговорила она, запинаясь.

– Я этого и не утверждал, – ответил он, и лицо его снова стало по-опасному завлекающим и кротким. Он не имеет права стоять с таким… с таким невозмутимым и равнодушным видом, когда Клодия страдала от отвращения к самой себе и отчаяния.

Ну, не таким уж невозмутимым, мысленно поправилась она. В невинных синих глазах угадывался некий неопределяемый, скрытый жар. Да и не совсем равнодушным. Губы его покраснели, припухли, их обычно искривленная, тонкая линия стала на удивление влажной, сочной, а волосы неровно растрепались. Пока она подозрительно и хмуро следила за ним, он вынул руки из карманов, и она обнаружила, что он их засунул в карманы, дабы кое-что скрыть.

Она резко перевела взгляд на его лицо – и слишком поздно.

– Смею заметить, я тоже не распутный, – пробормотал он, подтверждая ее открытие горестно-откровенным признанием своей постоянной сексуальной готовности, – просто ваше общество меня страшно возбуждает. То, что произошло, естественно у мужчин с женщинами. От этого зависит и само выживание рода человеческого…

– Но я… вы… – несомненная доброжелательность Моргана ее сконфузила. Или он и впрямь не понимает, что именно произошло, и только с нею. Неужели он до того поглощен своим наслаждением, что не может понять степень наслаждения, испытанного ею?

Улыбкой он разбил ее слабую надежду вдребезги.

– На этот раз вы просто слегка опередили меня, Клодия. И нечего стесняться. Я очень польщен, что вы настолько мне доверились, что не стали сдерживаться.

На этот раз? Ей стало страшно от того, как небрежно он бросил дерзкий вызов. А «сдерживаться» – он ей льстил, предполагая, будто она была способна хоть сколько-нибудь контролировать сокровенные желания.

– Но я не хочу… то есть, не хотела… все это ошибка… – смятенно сказала она. – Я обычно… то есть я никогда… о Господи! – И со стоном закрыла лицо ладонями.

– Никогда так быстро не заходили так далеко? Или прежде вообще не испытывали оргазма?

– Морган! – она была уверена, что вся порозовела.

– Мне жаль, если вы стесняетесь об этом разговаривать, Клодия, но не настолько, чтобы в этом раскаиваться. Я рад был перегрузить вас наслаждениями – и настолько, что, по-моему, очень скоро это войдет в привычку…

Она взглянула сквозь пальцы, желая узнать, не насмехается ли он, и чуть не застонала вслух, увидев его лицо. Уж сейчас-то он выглядел страшно самонадеянным, самодовольным. И его мужское самолюбие не пристыдило ее, вопреки ожиданиям, а заставило с ужасом осознать, насколько чувственна она была.

Он схватил ее руки и отвел от лица.

– Теперь, Клодия, скрывать наше взаимное влечение нет смысла, – провозгласил он. – Только что оно было доказано, вне всякого сомнения. Вы хотите меня. Я хочу вас. Сексуально мы восхитительно совместимы. Приняв это, нам следует обсудить и другие возможности, достижимые при наших отношениях…

Клодия больше не пыталась вырвать руки, подавляя предательскую спазму разочарования, когда взгляд ее скользнул ниже его пояса и нервно дернулся в сторону.

– То есть вы… – она замолкла, и он сжалился над ее смятением.

– Хотите, пройдем в спальню и подтвердим нашу совместимость к обоюдному удовлетворению? Знаете ли, очень вредно… – Он повел плечами и слегка встряхнулся, как бы избавляясь от напряжения своего крупного тела. – Но можно подождать. Я вас не соблазнять сюда привез. По крайней мере не настолько, чтобы вы потом заявляли, будто я застиг вас врасплох и не позволил взвесить последствия ваших поступков. Я знаю, что вы считаете себя осторожной женщиной. И пока что я готов уважать эту осторожность. Вы проголодались?

– Что?

– Время обедать, – он ехидно усмехнулся. – Ах, как при забавах летит время! Ей удалось неуверенно улыбнуться.

– Если это были забавы, почему я себя чувствую такой измотанной, измученной?

– Я мог бы дать весьма непристойный ответ, но вместо этого накормлю вас, и одновременно обсудим содержимое папки, той, которой вы недавно передо мной размахивали.

– Мне… мне надо умыться, – сказала Клодия, обескураженная тем, как весело он переменил тему, и подумала, что, если они направятся в ресторан, ее репутации пойдет на пользу, если она не будет выглядеть, словно только что вылезла из постели.

Но когда она вышла из ванной, то обнаружила, что Морган уставляет столик на освещенном солнцем балконе яствами из корзины, стоящей у его ног.

– А это откуда? – с подозрением осведомилась она: ей недавно показали пустую кухню. И ни в одной кулинарии такой быстрой доставки на дом нет!

– Из багажника.

– А вы постоянно возите с собой аварийные корзины? – Она осторожно подошла проверить, что за деликатесы, от которых текут слюнки, он ставит на белую скатерть. – Ого, корзина люкс «Харбор-Пойнт»! – она узнала ярлык по гостиничному проспекту.

– Только если намереваюсь уговорить крайне разборчивую даму, чтобы я ей понравился, – ответил Морган и подождал, пока она сядет на кованый железный стул, прежде чем сесть самому.

– А вам так уж необходимо понравиться мне? – сухо спросила Клодия, не уверенная, как расценивать новое свидетельство того, что на этот день он рассчитал гораздо больше, чем она предполагала.

– Насущно необходимо, – очень просто ответил он. – Сколь ни прекрасен секс, я не могу заниматься любовью с женщиной, которая ценит лишь мое тело, а не ум и душу. Впоследствии вы меня уважать не будете. Ну а теперь бросьте меня подзуживать и ешьте. И скажите, вы поручили кому-нибудь сделать рисунки для пригласительных билетов на бал? Я знаю одного очень талантливого молодого художника-графика и рекомендую вам его. А что, если в качестве почетных гостей пригласить для начала одного из всемирно известных мотогонщиков и главу знаменитой фирмы шампанского?

Глава 7

Морган вылил остаток игристого вина в бокал на длинной ножке, а Клодия повертела бокал между пальцами, прикидывая, много ли выпила, но ей стало очень легко и все равно сколько. Теперь она знала, что Морган соблазнит женщину и без спиртного. Он и без дополнительных средств обходится великолепно!

Она держалась совсем иначе, нежели две недели назад: когда они сидели на балконе квартиры у Восточного залива, она смотрела на вино из морозильника гостиничной корзины с подозрением и неприязнью.

Но и тогда, и сейчас подозрение оказалось необоснованным.

А потом он ловко заставил ее забыть чувство униженности, пустившись оживленно обсуждать ее идеи, а некоторые браковать, и она поневоле была вынуждена спорить, а не думать о покорности, к которой он ее принудил.

И снова Клодия не могла унять колотившееся сердце, когда ненароком коснулась его руки, указывая ему на какой-то параграф в бумагах, и, взглянув снизу вверх, увидела, как он, сузив глаза, изучает ее, а совсем не предмет их разговора.

Сегодня он опять успешно применил такую же тактику, сосредоточиваясь на деталях, и тем самым отвлек ее от того, что на этот раз они сидели у него на балконе, а обед приготовлен не в гостиничной кухне, но его домоправительницей.

Закуска оказалась вкуснейшей, панорама, открывавшаяся из его дома на вершине холма, – грандиозной, а дела – превосходно решены самым профессиональным образом. В общем, Клодия была настолько уверена в себе, что чувствовала себя способной справиться с чем угодно – даже с Морганом Стоуном.

Все относительно гонок выстраивалось как нельзя лучше, и она охотно допускала, что это во многом обусловлено настойчивым участием Моргана. Хотя в делах он преуспевал, порой доходя до жестокости и требуя высокого профессионализма от тех, кто работал с ним и на него, он был столь же требователен и к себе. Впервые столкнувшись с Морганом-дельцом, Клодия убедилась, что одним из слагаемых процветания его фирмы являлось стремление Моргана к совершенству в сочетании с его личным воздействием на подчиненных, преданных ему, даже если с ним не соглашались.

Только два раза она мельком увидела деспотичного самодержца, к которому в юности Марк питал такую неприязнь. Оба раза – у него в кабинете, когда Морган вышел из себя, как сочла Клодия, по пустякам, но он увидел в этом недопустимую попытку подорвать его авторитет.

У нее осталось впечатление, будто Моргану доставляло удовольствие орать, расхаживать взад-вперед, шваркать разными предметами о письменный стол – совсем капризный мальчишка. И несомненно, в обоих случаях он казался веселым, освеженным, ободренным, как будто взрыв этот снял внутреннее напряжение, видимо составлявшее неотъемлемую часть его сложной индивидуальности. А по кривой ухмылке первой из подвергнутых распеканию жертв она поняла, что хорошо знающие его служащие привыкли не принимать подобные выходки всерьез.

Усвоила ценный урок и она. Чтобы заставить Моргана слушать, лучше возражать, а не прибегать к оправданиям, хотя бы самым уважительным.

Как бы Клодию ни интриговали эти проникновения в его характер, она и на единый миг не изменяла твердому решению: не давать опасную волю своему любопытству. Она больше ни разу не приглашала его к себе на новую квартиру, даже на скромное новоселье, и ни разу не принимала его приглашения, не удостоверясь, что носят они чисто деловой характер.

Но все-таки этот критерий оказался поразительно растяжимым, и за последние две недели Морган ухитрился почти через день находить веские основания для их встреч. И во время этих встреч познакомил ее со многими влиятельными горожанами, способными оказаться полезными не только для теперешнего проекта, но и для будущего. Ему даже удалось добыть ей приглашения на два посольских приема с коктейлями, и она была бы дурой, если бы отказалась, даже если приходилось терпеть Моргана в качестве кавалера. Там Морган представал перед нею совсем иным – изысканно учтивым, почти как вельможа, что скрывало его обычную прямолинейность: ведь многих политических деятелей и воротил он называл просто по имени.

Вскоре Саймон похвалил ее за ловкость и быстроту, с какими она вошла в веллингтонский высший свет, а в пятницу, когда исполнилось две недели событию, которое Клодия насмешливо называла своим нечестивым союзом[11], передал ей, что ее планы произвели столь сильное впечатление на руководство отеля, что оно пожелало усилить степень участия, став, если возможно, спонсором одного из водителей автомобилей, стартующих в гонке.

Это, разумеется, потребовало дополнительного совещания с Морганом, но он не смог в тот день выкроить время и предложил перенести встречу на завтра. Клодия была до того обрадована перспективой нового достижения, что не отнекивалась, когда он добавил, что его уик-энды, как правило, ненарушимы, но, если ему не придется ехать в деловую часть города, он согласен на компромисс. Все подробнейшие данные о гонщиках – у него дома, на его персональном компьютере, включая данные о претендентах на полное или частичное спонсорство, и все эти данные – к ее услугам.

С болью сознавая, что она обходит ею же самою установленные правила ради удовлетворения своего непослушного любопытства, Клодия согласилась, но одолжила один из гостиничных автомобилей: безопаснее знать, что можно уехать, когда захочешь.

– Еще бутылку?

Клодия сосредоточила блуждающие мысли и увидела, что бокал ее снова пуст.

– А мы что-нибудь празднуем?

Это был наводящий вопрос, и Морган разумно отказался довести его до искусительного завершения. Он поднял бокал.

– Только наступление еще одного долгого, ленивого летнего уик-энда. Поверите ли, раньше я работал во все часы, учрежденные Богом? Это было прежде, чем я понял, что медленно каменею в башне из слоновой кости, воздвигнутой моим самомнением. Я отдалялся от простых радостей жизни. Я старел и в то же время находился в плену эгоистичного честолюбия моей молодости: получить столько денег и власти, дабы делать все, что пожелаю, и плевать на все. И ни разу не задумался, а чего же именно я так отчаянно желаю.

– Вы, по-моему, и теперь достаточно уверены в своей значимости, – не удержалась Клодия, но смягчила едкость нерешительным вопросом:

– А когда же вы поняли – чего же именно?

– Места, где я дома, кого-то, с кем чувствуешь себя дома, – горестно улыбнулся он. – Пожалуй, можно сказать – быть любимым ради меня самого. Пошло, но правда. – Он посмотрел в бокал, и улыбка завяла на его искривленных губах.

– Конечно, если считать, что твое «я» более достойно ненависти и презрения, чем любви, очень трудно уговорить себя, что попытку перемениться к лучшему вообще стоит предпринимать. Я не религиозен, но в глубине души и вправду верю: что посеешь, то и пожнешь, особенно в том, что касается человеческих взаимоотношений. И также верю, что погибели предшествует гордость и падению – надменность, а у меня и первые и вторые были монументальны.

Горькие нотки насмешки над собой в его голосе насквозь пронзили ее отзывчивое сердце, и внезапно, с ужасающей ясностью, Клодия поняла, что он пытается ей сказать. Это она послужила причиной перемены его взглядов и образа жизни. Вслепую, от боли ударив его, она раз и навсегда изменила в нем что-то очень важное. Ее опрометчивый варварский поступок вынудил его построить свой новый образ – вокруг лжи.

Он увидел в ее глазах исполненное ужаса понимание и принял его за что-то иное.

– Вы как будто не верите мне, Клодия, и имеете на это полное право, но, уверяю вас, я совсем не тот, каким был два года назад. Ну ладно, иногда у меня случаются рецидивы. Я человек, – поправился он, и его стремление к беспощадной честности было до боли очевидно. – Но в общем-то, одолел моих демонов, которые заставляли меня топтать чужие мечты. Знаю, что вы, вероятно, подумали, будто я бездушно отмахнулся от того, что произошло в тот день, и даже не дал себе труда вновь о вас подумать. Но я думал. И думаю. Я не вторгался в вашу жизнь и не пускал в нее Марка, ибо верил, что вы этого хотите, что это для вас – менее мучительная альтернатива. Но если бы с вами стряслись какие-либо неприятности, я бы об этом знал – и помог бы вам. Однако вы не удостоили меня и таким малым покаянием. Вы очень хорошо устроились.

– А как… а как бы вы узнали, если бы мне понадобилась помощь? – неровным голосом спросила Клодия, и от вновь осознанной виновности по телу ее поползли мурашки.

– Я попросил одного друга в Окленде время от времени проверять, как вы. Ничего назойливого – только самое главное, – быстро уверил он, заметив у нее во взгляде внезапное отвращение. – Увидеть, что вы ни в каком смысле не бедствуете – есть ли у вас работа и выглядите ли вы счастливой.

То, что он все время следил за нею, пусть небрежно и непостоянно, вызвало у нее странный озноб. Пока он сражался против своих демонов, она пряталась от своих. И до сих пор прячется.

– Вы уверены, что не хотите еще вина? – спросил он, и она поняла, что поднесла бокал ко рту, скрывая дрожь губ.

– Ах, нет… спасибо, нет. Э-э-э… может быть, кофе.

Ранее она воспользовалась компьютерами и с помощью Моргана выбрала в объекты спонсорства для отеля идущего в гору гонщика, уроженца Новой Зеландии. А теперь не мешало бы исчислить доли шальной смеси вины и алкоголя в жилах.

Морган собрал пустую посуду, извинился и понес ее внутрь, в прохладные помещения, выложенные терракотовыми плитками. Клодия прищурилась от косых солнечных лучей над сверкающими водами гавани и попыталась утишить свой непокойный дух совершенной красотой, раскрывшейся перед ее взором.

Беленый железобетонный дом Моргана, шедевр современного зодчества, как бы вырастал из утеса, балкон, где они сидели, изгибался над головокружительным обрывом, опускающимся к Морскому шоссе.

Опершись о шероховатые перила, Клодия подняла голову, давая теплому солнцу омыть ей лицо и голые руки. Когда пасмурным утром она вышла из дому, на ней был мягкий вязаный жакет, а теперь она радовалась, что под ним находилось желтое платье с короткими рукавчиками. Гладкие, обработанные сушилкой волосы то забивались под маленький стоячий воротничок, то вылетали наружу, пока в сторону моря веял легкий ветерок, ничем не похожий на свирепые ветры, которыми славился Веллингтон.

Отсюда ей ясно открывались неровные бухточки, изрезавшие берега гавани с востока. Налево она видела узкую деревянную полоску Ист-борнского причала, дерзко вонзающуюся в море, с грузно покачивающимся паромом. А на том берегу, на западе, плотно пригнанные здания центра ютились под холмами, рывком встающими позади: они образовывали устремленные ввысь городские предместья, которые так поразили Клодию, когда ей впервые довелось посетить одну-две вертикальные на вид улицы и заметить, каким образом домовладельцы ухитрились устроить подъездные дорожки к домам – такие, что волосы дыбом вставали. Вспомнив это, она улыбнулась.

– Как видите, немного лености всем полезно. На солнце у вас очень довольный вид.

Возвращение Моргана с кофейным подносом застигло ее врасплох, но, когда он непринужденно уселся и разлил кофе, от его совсем недавней строгости и серьезности не осталось и следа. В черной тенниске и сшитых на заказ белых джинсах он выглядел весьма по-столичному.

– Или вы не рады, что пришли? Мы ведь ладим, не так ли? За эти две недели вряд ли даже одну резкость друг другу сказали.

– Но это потому… – Клодия запнулась, а он устроился в кресле поудобнее.

– Потому – что?.. – подхватил он, предлагая ей продолжать, а глаза – почти того же цвета, что и покрытое солнечной рябью море за его спиной.

– Потому, что вы старались… поладить, – нехотя призналась она.

– Поладить? – На ее нерешительность в выборе слов он ответил насмешливой мимолетной улыбкой.

– Вы были приятны, – с еще большей неохотой уточнила она, сознавая, что смешинки у него в глазах привлекают ее больше, чем следует.

– Только приятен? Должно быть, я сдаю, – пробормотал он. – А я-то думал, что был совершенно обворожителен.

– У меня большая практика распознавать обворожительных мошенников, – сказала Клодия и чуть не обожгла язык, прежде чем вспомнила, что обычно добавляет в горячий кофе молоко.

– Это когда вы жили с Нэшем? Наверно, в том положении, в каком был он, неизбежно известное количество подлипал, которые надеются урвать некую толику его обаяния…

По крайней мере уж ее-то он не относит больше к психопаткам, каких на гонках полным-полно!

– Крис любил большие компании. Любил толпы, вечеринки.

– А вы – нет, – проницательно заметил он.

– Я этого не говорила, – возразила она, чувствуя, что напрасно заподозрила укор в его словах. – Я была молода, влюблена в знаменитого человека. Я любила развлекаться, заводить новые знакомства. Мы бы могли отправиться куда угодно, и нас бы завалили приглашениями…

– В это вы и влюбились – скорее в его славу, чем в его суть?

– Вообще-то, когда мы познакомились, я и не знала, что он знаменит, – огрызнулась она. – Крис приходил в себя после несчастного случая и скрывался от журналистов. Поэтому остановился в сельской гостинице моих родителей. Прожил там три недели.

– А когда уехал?

Она посмотрела на него с вызовом.

– Я уехала с ним.

И, несмотря на все последующее, ни разу об этом не пожалела. Останься она в узком, засоренном мирке родителей, она так бы и не узнала истинную ценность жизни. Детство ее было поразительно унылым. Казалось бы, все ранние годы она провела в безнадежных попытках снискать одобрение родителей, они же были убеждены, что похвала есть поощрение греховного тщеславия. Они жестко придерживались правила о том, что кто жалеет розги своей, ненавидит дитя[12], и Клодию как единственного ребенка в семье то и дело школили и заставляли соответствовать их традиционному представлению о женской скромности и послушании. Подчинение, порожденное долгом, было единственным доказательством любви, которое они признавали или требовали и которому учили дочь.

В это безотрадное бытие Крис ворвался ослепительным откровением, олицетворяя все потаенные влечения ее ввергнутого в узилище юного сердца. Любовь была для него легка – сверкающая от смеха, тепла, наслаждения и несущая чудесную свободу чувствам Клодии, затянутым в смирительную рубашку.

– И вы по-прежнему не понимали, кто он?

– Конечно, понимала. Он меня не обманывал, если вы на это намекаете, – ответила Клодия. – Он рассказал, кто он, чем зарабатывает, на что все будет похоже…

– Должно быть, звучало волнующе. Но все-таки действительность, наверное, оказалась в известной мере шоком – особенно для чрезмерно опекаемой деревенской девицы.

Ей стало досадно, что он столь быстро охарактеризовал ее жизнь с родителями всего лишь несколькими хорошо подобранными словами.

– Я приспособилась, – упрямо проговорила она. – С его стороны это, знаете ли, не было просто забавой, чтобы скрасить скуку выздоровления. И ему не пришлось просить меня поехать с ним. Крис меня любил.

– А вы очень верная, не так ли? – пробормотал он, а кофейный пар на миг скрыл выражение его глаз. – Неужели он был такой блистательно образцовый мужчина? Неужели вы и вправду из тех женщин, кому необходимо обожать своего мужчину как героя?

– Конечно же, нет! – возмущенно откликнулась Клодия. – Но, вы, похоже, пытаетесь намекнуть, будто Крис как-то не по-честному мною воспользовался. Я хотела с ним уехать. Мне исполнилось только двадцать, возможно, и на самом деле я была доверчива и чрезмерно опекаема, но в отношении интеллекта оказалась, вероятно, более зрелой, чем большинство моих ровесниц. Я знала, что делаю и что пути назад нет.

Собственно говоря, в некоторых отношениях я чувствовала себя взрослее Криса, – откровенно призналась она. – Он всегда жил какой-то зачарованной жизнью. Так по-настоящему и не понял, что значит в чем-то проиграть. И насчет жизни он был всегда такой… оптимистичный, душа нараспашку, так… так по-мальчишески верил, что в конце концов все будет хорошо… словно жизнь – лишь увлекательная игра, которой надо наслаждаться. Видимо, он должен был быть таким, иначе ему не хватило бы сил выдерживать неимоверные стрессы мотогонок, но, бывало, и страшно раздражал, когда я хотела, чтобы он к чему-нибудь отнесся серьезно, а он только улыбнется до ушей да посоветует не беспокоиться, мол, и так все будет в полном порядке.

– А вы не подумали как-нибудь, что ко времени его гибели вы его переросли? – тихо спросил Морган.

– Ну, конечно же, нет! Я за него замуж собиралась! – неосмотрительно выпалила она, подавляя страстным порывом сомнения, что все еще в ней гнездились.

– А в газетах ничего не говорилось о браке.

По лицу его нельзя было понять, верит он или нет, и внезапно стало важным, чтобы поверил.

– Это был секрет… Крис устроил так, что через день после гонок мы полетели бы в Лас-Вегас. Об этом никто не знал. Объявить о поездке мы думали после. Он это любил: надуть прессу, ошарашить друзей сюрпризом. Но вместо венчания на следующей неделе состоялись похороны…

Она и в этом чувствовала себя виноватой: казалось, будто смерть каким-то образом отперла клетку. До того ей удавалось отвертеться от уверенно-легкомысленных предложений Криса: нелегко ей было сознавать, что они все реже и реже бывают вместе по мере того, как его успех гонщика возрастал. С обычным своим скоропалительным оптимизмом Крис решил, будто ее проблема – неопределенность положения, решение же этой проблемы – брак, но Клодия была в этом менее уверена. Два или три года назад она приняла бы его предложение очертя голову, но, чуть набравшись опыта, потихоньку задалась вопросом: а выдержит ли ее любовь испытание, если они все время будут на людях, а в домашней обстановке – стресс от его сопряженной с огромным риском карьеры, от которой, как она знала, он добровольно не откажется ни за что.

Беременность ее опередила неясные мысли о разрыве, а искренняя радость Криса от вести о будущем ребенке пересилила все ее опасения. Она знала, что при всех своих недостатках он полюбит малютку всей силой своей бурной натуры. Как отец он мог бы оказаться чуточку безответственным, но никакой его отпрыск не почувствовал бы себя цепью или обузой. Клодия сознавала: ее долг – сызмала дать крошке защиту настоящей семьи, а браку – по меньшей мере испытательный срок…

– Неудивительно, что после катастрофы вам потребовалось укрываться от газетной свистопляски. Вы, наверное, чувствовали себя страшно ранимой?

На щеке Моргана дернулся мускул, и она с горечью поняла, что он, вероятно, переосмысляет ее с первого взгляда развратный прыжок в другие объятия так скоро после смерти возлюбленного совершенно иначе, с ошибочным состраданием.

Скажи.

– Морган, я…

– А вы когда-нибудь думали вернуться к родителям? – перебил он ее запинающуюся речь. Она сама не заметила, что ее передернуло.

– Мои родители были… страшные провинциалы, очень строгих нравов. Приличные люди, видите ли, не выказывают любовь, не прикасаются друг к другу при посторонних, даже если они супруги или родственники. Вообще говоря, они были так унижены моим позорным падением, что не могли смотреть землякам в глаза. Вскоре после моего отъезда продали гостиницу и переселились в Австралию. Я много лет с ними не общалась.

– Чему только ради гордости не подвергают детей родители, – пробормотал Морган, и она поняла, что он думает о собственном опыте – сперва сына, а потом с диаметрально противоположных позиций атакуемого отца. Из ненароком брошенных им слов она поняла, что он полностью не помирился с родителями после вынужденного раннего брака. Он всего достиг, не прибегая к наследству, которое его юная гордость отвергла как подкуп. Когда родители умерли, их состояние целиком осталось Марку, на правах опекунства.

– И все-таки вы уговаривали Марка возобновить со мной отношения… так что, должно быть, цените семейные узы, – мягко произнес он.

– А мне казалось, вы мне не поверили, – хмуро припомнила Клодия.

– Не верил – тогда, – без обиняков согласился он. – Марк позже сказал, что согласился со мной увидеться именно потому, что вы долго его насчет этого точили.

В голосе Моргана сквозила нотка нетерпения. Его гораздо меньше привлекали известные события собственного прошлого, чем загадочные – ее. А она так неопределенно реагировала на него – без слов приманит и неприкрыто отвергнет, – что он понимал: действует какой-то сильный психологический тормоз.

Словно какая-то сила гнала Клодию к запретному – видимо, сказались годы ее формирования, когда порывистого подростка вымуштровали соблюдать преждевременно взрослый самоконтроль. Но при этом она была умна, с развитым самосознанием. Возможность потерять контроль, сексуальный или эмоциональный, вероятно, угрожала ей столь же, сколь и неотразимо волновала.

По крайней мере, он надеялся, что возможность эта окажется неотразимой!

Великим искушением было воспользоваться тем, как она чувствует его сексуальность, и скорее оглушить ее, чем соблазнить, силой довести ее до того, что она или признается в своих опасениях, или вопреки им покорится и тем нейтрализует их угрозу.

Искушение росло, низменно, по-животному привлекая. Но все могло закончиться и катастрофически.

– Вы последнее время не пытались установить связь с вашими родителями?

– Вы хотите сказать – с тех пор, как стала респектабельной? – язвительно промурлыкала Клодия, гадая, что творится за этим безоблачным синим взглядом, отчего он выглядит таким же напряженным, как чистое летнее небо, в котором вот-вот разразится гроза. Слова его прозвучали хрипловато, рыком, подобно дальнему рокоту первого грома, нервно подумала она. – Для них я такой никогда не стану. Я… я им написала про… когда обнаружила, что беременна. – И тотчас же возненавидела себя за трусливое криводушие. – И мое письмо они вернули в простом конверте. Только и всего – ни записочки, ни словечка. По-моему, вполне бесспорный разрыв. – Кривая улыбка опровергла то, что она хотела сказать небрежным пожатием плеч. – Вероятно, меньшего, чем незаконный ребенок, они от меня и не ждали. Может быть, опасались, что при малейшем признаке поддержки с их стороны я могу в один прекрасный день оказаться у них на пороге с заклейменным младенцем на руках… – голос ее заглох. Хотя ее детство было отнюдь не идилличным, мысль о том, что для родителей она перестала существовать, причиняла боль.

– Это была их потеря, Клодия. У вас бы родился прекрасный ребенок. А вы бы стали великолепной матерью.

Простые слова полоснули ее по сердцу. Слезы обожгли глаза, и она попыталась притвориться, что это от солнца. Клодия посмотрела себе на колени, на руки со сцепленными пальцами, и не заметила, как он встал и обошел вокруг стола. И лишь когда он подкрался к ее креслу и его теплые руки скользнули по ее холодным, она осознала, что сделала! Подманила его этой отвратительной слабостью!

– Вы этого не знаете… – Она попыталась вырвать руки, но он не позволил. – В любом случае все было ужасной ошибкой. Вы правы, когда сказали, что потерять его – благо…

– Я так не говорил, – тихо возразил он, и его большие пальцы бережно двигались по ее напруженным рукам. – Вашего сына вы не потеряли. Это подразумевает небрежность, а вы ведь, сами знаете, не такая…

– Чистая небрежность вообще забеременеть, – ответила Клодия, и, пока решительно уклонялась от его утешения, стараясь не смотреть на него, слезы наконец хлынули. Два года, подумалось ей – и ее передернуло, – не позволяла она себе плакать при посторонних. А тогда – тоже при нем…

– В самом деле? А кто принимал противозачаточные меры – он или вы?

Заплаканное лицо Клодии залила краска. Он думал, будто спрашивает о сыне, о том, не Марк ли был неосторожен. Ах, разве она мало его помучила и так?

– Я. И я не была неосторожна. Ни разу. Как-то уж так вышло. – Ирония этих слов ударила ее наотмашь, когда она поняла, что именно этими словами врач пытался утешить ее после смерти ребенка. – Я не хотела забеременеть. Даже ребенка не хотела, – с силой произнесла она. Ну, вот! Может быть, хотя бы это остановит его, не даст больше терзать ее состраданием…

– В таком случае это не была неосторожность. Это было чудо. Чудо зачатия. Ребенка вы, может быть, и не хотели, Клодия, но ведь хотели вашего ребенка, не так ли?

Ей показалось, будто влага у нее на руках – от слез, но оказалось – от его губ. Она уставилась на его темную голову, склоненную над ее коленями, и следила, потрясенная, как он отодвинул ей руки и поцеловал плавный изгиб ее живота как раз под тонким белым ремнем, отделявшим узкую желтую юбку от пуговиц ее платья.

– Не надо… Она чувствовала огонь его губ, прожигающий тонкую ткань, и руки ее, защищаясь, вцепились ему в руки. Он поднял голову и погладил переплетенными пальцами там, где только что поцеловал.

– Вы были тяжело больны в течение всей беременности, об этом-то Марк мне сообщил, и роды ваши прошли ужасающе. А доктор не говорил, что подобные осложнения могут возникнуть у вас и при будущих беременностях? Ничто не повреждено на всю жизнь?

– Я… нет. Он сказал, что… что и до беременности я находилась в стрессовом состоянии, а что в остальном я… я вполне нормальна… и что мне вполне можно завести ребенка, если захочу… – Она была не в силах сосредоточиться на своих словах, пока он смотрел на нее с такой странной торжественностью, проводя костяшками пальцев по ее платью и чувственно опустив веки, когда она запнулась от слов, показавшихся ей неприличными.

– А хотите? Или вас пугают дурные воспоминания… боитесь риска новой беременности?

Почему он произнес «риска» с легким презрением, как будто ожидая, что при одном упоминании такой возможности она съежится? Или считает ее такой уж неврастеничкой? Она замешкалась, учуяв какую-то ловушку, но не различая, где именно.

– А хотели бы вы еще ребенка, Клодия? – мягко, почти с упреком настаивал он. Рука его перестала направлять ее руку в дразнящем поглаживании и вместо этого надавила на тугой, упругий живот – женщина во власти мужчины. – Еще сына или дочь?

– Я… – Она провела языком по сухим губам и беспомощно прошептала:

– Пожалуй, когда-нибудь. Я не… то есть я больше не… будет совсем иначе…

– Ну разумеется, совсем иначе, – тихо согласился он. – На этот раз вы в вашей беременности все тщательно предусмотрите. Удостоверитесь, прежде чем зачать, что совершенно здоровы, будете и душевно и телесно подготовлены, а эмоционально и материально – без забот.

– Я… да… пожалуй, да, я бы… – Она чувствовала себя так, словно ее заманивают на тайную тропу, чьи хитроумные изгибы и повороты мешают увидеть завершение пути. Солнечный зной лился ей на голову. Морган стоял на коленях, лицом к ней, в тени, ею отбрасываемой, а выражение его глаз… Она вдруг затихла.

– Это не заменило бы того, кто не появился на свет, но если бы вы родили другого ребенка, у чьего отца тот же генетический фон, что и у отца вашего сына, то ребенок, вероятно, вырос бы со многими признаками, которые имелись бы и у первого сына…

Сейчас ее хватит тепловой удар. Не может же он, в самом деле, предлагать то, что ей кажется, этим грудным, спокойным, медленным голосом! Глаза позолотели от шока, ресницы стали колкими от слез. Она трепетно слушала его ошеломляющее предложение.

– Я говорил, что в долгу перед вами, Клодия, и долг этот словами не возместишь. Как я понимаю, единственный для меня способ по-настоящему уничтожить пропасть между нами и восстановить мою честь – вернуть именно то, чего я вас лишил: жизнь за жизнь. Я не могу вернуть вашего сына, но могу дать вам другого. Только на этот раз я буду вашему ребенку не дедом, а отцом. И если вы такая же честная, каким пытаюсь быть я, то, по-моему, признаете, что процесс создания нашего ребенка явится бесконечно отрадным и сладостным событием для нас обоих…

Глава 8

Клодия открыла глаза.

– Ч-что произошло?

– Не уверен, но похоже на традиционный старомодный обморок.

Клодия с трудом приняла сидячее положение среди затягивающе мягких подушек на диване кирпичного цвета, лишь смутно узнавая белую комнату с терракотовым полом и турецкими коврами где-то в прохладной глубине дома Моргана на вершине утеса. Право же, это все было сном, невозможным, невероятным сном… Дрожащей рукой она поправила волосы и посмотрела на терпеливо сидящего рядом с нею, бедро в бедро.

– Я… как я сюда попала? – пролепетала она в смятении, не помня о головокружении, обычно предшествующем обмороку.

– Я вас перенес сюда, – и Морган придвинул ей к губам ледяной стакан.

Вода. Она отпила с благодарностью, увлажняя высохшие губы. Заправила волосы за уши, опустила руки к шее и обнаружила, что воротник и еще несколько пуговиц расстегнуты, а через обнаженные ключицы тянется ожерелье крохотных капель. Заметила, что и пояс ее снят. Откинулась на подушки, нагроможденные за плечами, и нервно затеребила петлю на платье.

– Долго я была без сознания?

– Овладеть вами я бы не успел, – сухо ответил он со свойственной ему наблюдательностью и поставил стакан на приземистый деревянный столик возле дивана. – Корсаж у вас довольно тугой, и я решил, что стоит ослабить вам давление на грудь и плеснуть холодной воды.

Гнева на его лице не было, но не было и признака того, что ему забавно, и ее потрясло, насколько ей этого не хватает. Она получила по заслугам. Она оскорбила и его честь, и его мужское достоинство, хотя бы на миг предположив, будто он способен воспользоваться ее беспомощностью.

– Спасибо, – неловко пробормотала она, не зная толком, как лучше извиниться. Она хотела привести платье в порядок, но теперь в ее испорченном воображении даже простое застегивание пуговиц представлялось искусным подстрекательством – обратить внимание на ее женские формы. Вместо этого она только потрогала влажную шею.

– Я был только рад. – Он вынул из кармана джинсов чистый, аккуратно выглаженный платок. – Позвольте.

Выражение его опущенных глаз скрывали ресницы, пока он деликатно промокал бусинки воды, которые она размазала и превратила во влажную полоску. Прикосновение его было нежно, квадратная челюсть и грубые черты лица сосредоточенно напряглись.

Какой он старательный, подумала, задыхаясь, Клодия, пока уходящие мгновения несмолкаемо тикали. Ему пришлось еще немного поискать ускользнувшие капли, отгибая ее ворот то с одной, то с другой стороны, а затем его рука проскользнула под материю и раздвинула мягкое полотно на ее голом теле.

Ему как будто потребовалось много времени, чтобы вытереть ее, как он хотел, но Клодия не возражала, упорно смотря на ямку внизу его шеи и ощущая обступившую тишину и приглушенное, хрипловатое дыхание их обоих.

Наконец рука его остановилась, засунула ей платок в ложбинку между грудей, где белый бантик на бюстгальтере еле-еле выглядывал над первой застегнутой пуговицей. Легкий рывок – расстегнулась и она. Глаза Клодии метнулись к его лицу.

Он ждал ее, улыбка его пылала чувственным вызовом, пока он расстегивал еще, еще…

– Ну а теперь обвиняйте в попытке овладеть…

Он просунул руки под тонкую материю, широко распахнув корсаж. Однако не пригнулся над ее покорной фигурой, а рывком поднял Клодию и прижал к себе, причем пальцы его туго сжались у нее ниже ребер, а губы потянулись к ее губам.

Она ахнула, но ее перебил быстрый, грубый укол языка, и тихий рык ответил ее инстинктивной попытке умерить давление на талию, вцепившись ему в плечи. И тяжесть снова стала могучей и соблазнительной, пока ладони ее беспомощно скользили вниз по его напруженной спине, а она воспользовалась его стальной силой, изогнулась и прижалась к нему.

– Да…

Торжествующее удовлетворение вскипело в ней, пока Морган поглощал ее неуправляемый позыв, изогнувшись так, что наполовину перетянул ее к себе на колени. Одна ладонь отделилась от талии и распласталась по грудям, обладающе нажимая мизинцем и большим пальцем на острия сосков под кружевами. Крепко прижатая к его твердости и поглощаемая его нежностью, Клодия упивалась его звериной мощью, умеренной пылом страсти, возрастающим влечением, говорящим о его способности и терять контроль, и доводить страсть до утонченности.

Когда он оторвал рот, она откинула голову со вздохом и содроганием.

– Полагаю, вы решили, что вам понравится, если вами овладеют, – проговорил он с усилием.

Она подняла голову. Не принимая никаких сознательных решений, просто следовала вожделению каждого мига.

– Я…

Морган слегка нажал ей на грудь.

– Ответьте «да», только и всего.

– А на к-какой вопрос? – по сновиденному пруду ее чувственных восторгов пробежала рябь опасения, – Сами знаете…

– Я… да вы несерьезно! – Она возразила шепотом, без убеждения. Суровая целеустремленность его синих глаз потрясала.

– В самом деле? – ровно спросил он, твердо перемещая ладонь ей на левую грудь и чувствуя пылкое, неровное биение ее сердца. – А тогда почему же вы упали в обморок?

Обморок. До чего же это жалко, до чего по-викториански для современной деловой женщины, какой она пыталась стать!

– Упала, и все, – сказала она более твердо. – Вино, солнце…

– И шок. Вы ведь легко поддаетесь шоку при всем вашем житейском опыте, не так ли, Клодия?.. – Он рассмотрел ее бледные губы, зардевшиеся щеки, широко расставленные карие глаза, таившие глубокие тайны. Склонился к ней и пробормотал:

– Или мысль завести от меня ребенка настолько шокирует?

Абсолютно. Это неприлично. Дурно с ее стороны даже подумать об этом. Дурно с его стороны заставлять ее. Его губы находились на расстоянии поцелуя. Она отвернулась, изгибая шею, чтобы избежать его искусительного предложения. – Да любая была бы шокирована, если бы…

– Если бы ее пожелали?

– Да вы ведь не о желании… – сбивчиво начала она.

– Правда. А желание – вот это. – Вторая его рука туже обхватила ей талию и крепче прижала Клодию к коленям Моргана, в то время как он слегка повел бедрами, впечатывая твердое очертание своего мужского начала в ее мягкие ягодицы. – Поэтому не думайте, будто я вам предлагаю заняться со мной любовью из чистого альтруизма, – тихо предупредил он, а дыхание его сладостно согрело ей пылающее ухо. – Я хочу вас, Клодия, – до того сильно, что попытаюсь подтасовать колоду в мою пользу всем, что в голову придет. Я знаю, что и вы меня хотите… – в подкрепление своих слов он нежно провел большим пальцем по ее отверделому соску, – но вы не полагаете возможным пренебречь прошлыми обидами. Тогда вам не придется считать изменой прошлому, если я стану вашим любовником. Будет у вас и то, и другое: и я, и отмщение…

– Да незачем это! – в отчаянии воскликнула она. – Не надо мне отмщения. Вы-то не виноваты! Вы… вы не можете хотеть ребенка от меня…

– Почему? – от признания, давшегося ей с такой мукой, Морган безжалостно отмахнулся и упорно продолжал настаивать на своем. – Или только женщинам разрешено жаждать детей? Я в прошлом был настолько поглощен работой, что почти все детство Марка упустил из виду. Все пытался доказать, какой я умелый делец, зато отцом фактически и не был. Не старался быть даже заурядным, будничным отцом, на какого ребенок может положиться. И уверен, что на этот раз стану гораздо лучшим родителем…

Его уверенная речь в настоящем времени почти ввергла Клодию в отчаяние. Но слово «жаждать» сотрясло ее нежное сердце.

– Но… Марк…

– Ах, да, Марк. – Его губы сжались, образовав жесткую линию. – Волшебный стяг, которым вы машете всякий раз, когда желаете меня отвадить. Что ж, поговорим про Марка. Или вас тревожит то, что якобы я демонстрирую некую сексуальную аномалию, вожделея к бывшей любовнице сына?

Слова грубо подействовали, но Клодия не дрогнула.

– А это так?

В ослепительной синеве мелькнула зарница мрачного юмора.

– Что я вожделею к вам? Разумеется. Но мы знаем, что между нами гораздо большее. Не каждому объекту вожделения предлагают завести общего ребенка. Быть может, вы сомневаетесь не в моих мотивах, а в моей потенции?

– Ну уж в этом-то вряд ли можно усомниться!

И снова дьявольские, зажигательные движения бедрами.

– Правда.

– Я хотела сказать – имея в виду, что у вас был Марк. – Она пыталась осадить его надменным взглядом, смущенная оттого, что сразу после пылкого признания он стал ее поддразнивать. – Это было давно, однако у меня нет оснований думать, что годы воздержания уменьшили мою плодовитость, – подозрительно торжественно отозвался он.

– Воздержания! – Пылающие золотые искорки в зрачках Клодии выразили ее яростное презрение к этой мысли.

– Я разумел – от деторождения, – кротко произнес он. – Когда я спал с другими женщинами, всегда пользовался презервативами. Не хотел рисковать еще одной случайной беременностью. – Его густые, темные ресницы внезапно затенили пронзительный синий взор, опустившийся к ее бурно вздымающейся полуобнаженной груди. – Я с нетерпением жду возможности проникнуть в вас обнаженным – это будет внове. Любопытно узнать, что это будет за ощущение. Уверен, что это произведет глубочайшее впечатление на нас обоих. А вы пользуетесь противозачаточными средствами или пользовались недавно?

Все еще ошеломленная колоритным описанием его сексуальной алчбы, она машинально ответила правдиво:

– Нет, но…

– Хорошо. В таком случае барьеров вашему плодоношению нет. Значит ли это, Клодия, что и для вас прошло много времени?..

– С каких пор? – непонимающе спросила она.

– С тех пор как последний раз позволили мужчине…

–, Рука ее взлетела и зажала ему рот, прежде чем он произнес чудовищную непристойность. Он поцеловал ей горячую руку, и грешный его язык метнулся и прошелся по чувствительным складкам на ладони, а глаза смотрели насмешливо.

Она торопливо отняла свербящую руку, но ее смущенный взгляд по-прежнему был подавлен его торжествующим.

– Можете заставить меня замолчать, но ведь мы оба про это думаем, не так ли? Это крайне эротично – мысль о том, что мы, нагие, вместе, безо всяких искусственных барьеров между нами, созидаем из нашего соединения нечто прекрасное, нечто прелестное и драгоценное…

Клодия чувствовала, как ее тело тает от его мужского могущества, завороженное поэзией чувственности. Пожалуй, если его жажда и влечение настолько велики, она смогла бы заключить сепаратный мир со своей неспокойной совестью, уступив его желаниям и одновременно похитив немного счастья из-под самого носа безотрадной судьбы…

– Вообще-то мысль о вашей беременности я тоже, нахожу крайне эротичной, – пробормотал он, целуя теплую выпуклость ее груди над бюстгальтером. – Мне нравится идея: заниматься с вами любовью, пока мой ребенок созревает внутри вас, изучать ваши новые ощущения, следить, как ваше тело меняется и растет, готовясь приветствовать новую жизнь при вступлении в мир… Она поняла, что он предлагает, и окаменела.

– То есть вы собираетесь… Но я думала…

– Очень скоро ваши целенаправленные «но» иссякнут – и что же тогда? – сухо заметил Морган. – Видимо, вы, как заведено, предположите обо мне самое худшее. Что, по-вашему, я планировал? Одноразовое занятие жарко-плодородным сексом на вершине вашего гормонального цикла?

Мимолетный романчик, подлежащий прекращению сразу после того, как зачатие подтвердится? Клодия униженно покраснела и поежилась, но он не отступил.

– Черт вас возьми, Герцогиня, если бы я собирался стать всего-навсего спермодонором, я предложил бы искусственное осеменение, – грубо сказал он. – Я не собираюсь вас обрюхатить, а потом дать ходу, точно какой-нибудь безответственный сопляк! Само собой, я стану заботиться о вас во время беременности… при вашей медицинской биографии вам понадобится дополнительная опора, моя поддержка и мое участие. И, ну… – плавный переход от командного тона к увещевательному насторожил в ожидании еще чего-то возмутительного, – общепризнано, что многие беременные женщины испытывают внезапный рост сексуального влечения. В интересах вашего здоровья и благосостояния я должен удостовериться, что все ваши потребности окажутся удовлетворенными…

Она почувствовала, как ее омывают жаркие волны.

– Какое… какое самопожертвование с вашей стороны, – еле произнесла она дрожащим голосом, но ее попытка сарказма потерпела жалкий провал.

– Да, не так ли? – чуть слышно произнес он, и руки его тревожаще задвигались по ее телу. – Как можете вы отказать человеку в столь благородном порыве?

Господи! Клодия знала, что единственный способ противостоять яростному вожделению, затопляющему ей душу и тело, – вынудить его сражаться на ее стороне. Она закрыла глаза и мысленно попрощалась с восхитительным чувственным упоением его касаний.

– Морган…

– Не беспокойтесь, Герцогиня. И вообще ни о чем не беспокойтесь. Позвольте мне заботиться и о вас, и о нашем ребенке… Обещаю, что все у вас будет хорошо…

– Ребенок…

– Он будет совершенным, насколько это в наших силах. А если и не полностью совершенным, все равно мы станем его любить как самую невинную часть нас самих…

Господи! Ну зачем же он так благороден. Глаза ее налились слезами, пока она осознавала, чего сейчас лишится.

– Нет! Нет, я имею в виду другого ребенка.

Моего ребенка. Моего сына, – она тщательно подчеркнула, что ребенок – только ее. – Я видела его… потом… попросила, и мне показали…

Она все еще ощущала Моргана, чувствовала новое физическое напряжение, им овладевшее.

– Да?

Очень осторожная, очень нейтральная реакция, с горечью подумала Клодия, открывая глаза. У его жесткого лица – тихий, спокойный и очень, очень настороженный вид. Правильно делает, что опасается направления, какое принял разговор.

– У него были темные волосы, а… а какого цвета глаза – не знаю… Я их открытыми не видела. – Это волновало, тревожило ее долгое время. Запинаясь, она продолжила:

– Был похоронный обряд…

Он крепче сжал ее в объятиях, не отводя взора от ее глаз.

– А вы – одна… Как мне жаль…

– И крещение, – быстро прервала она, прежде чем он подорвал ее решимость сочувствием. – Я его окрестила прежде, чем… так что его можно было бы похоронить с именем… а не просто закопать… но как человека, принадлежащего кому-то.

– Клодия…

Она покачала головой и непреклонно продолжала:

– Хотите узнать, как я его назвала? Он слегка расслабился.

– Если хотите сказать.

Он подумал, что это будет всего-навсего имя. Она почти ненавидела Моргана за его неведение.

– Кристофер! – яростно сказала она. – Я назвала его Крисом!

– Хорошее имя для мальчика, – спокойно проговорил он, а она была не в силах поверить, что умный человек может быть столь умышленно туп.

– Крисом! В честь его отца. – Она больше не могла выдерживать неотступный взгляд Моргана и посмотрела на свои руки, пытавшиеся оттолкнуться от его твердокаменной груди, освободиться от отвратительно неподобающей интимности его объятий. – Имя его было – Кристофер Нэш Лосон!

Мгновенной реакции не последовало, и Клодия невольно метнула взор на его лицо, так же непостижимо застывшее, как и все тело. Почему, ну почему же он не оттолкнет ее с отвращением?

– Мы с Марком и любовниками-то не были! – гневно прокричала она, сжимая кулаки, пока пыталась освободиться от его беспощадного спокойствия. – Черт возьми, неужели вы не понимаете?

– Вполне понимаю. Вы мне сказали, что Марк не был отцом вашего ребенка.

Теперь настала пора застыть ей. Что-то в его интонации, в непринужденном самоконтроле составило резкий контраст со взрывом горячего осуждения, ею ожидаемого, это абсолютное отсутствие враждебности, когда у него были все основания чувствовать себя гнусно обманутым…

– Вы знали! – Ее кулаки бессильно упали на колени, пока инстинктивная уверенность в этом не захлестнула ее. – Все это время вы знали!..

– Не все время, – подтвердил он без обиняков. – Собственно говоря, лишь через несколько месяцев. Вернулся повидать вас – по крайней мере опять увидел ваш дом и узнал, что вы переехали. Однако ваша соседка многое мне сообщила. Она очень сочувствовала вам в ваших испытаниях, жалела, что вы потеряли ребенка так поздно… на седьмом месяце.

И только теперь, когда ей поздно было отдаляться на безопасное расстояние, он ослабил цепкую хватку и взамен стал массировать ей руки от плеч до кистей, словно ощущая, как оледенела она внутри – до паралича воли и неспособности двигаться.

– Вы знали… – Это все еще внедрялось ей в сознание, смысл его слов лишь постепенно доходил до нее. Он знал, что сын его – не отец потерянного ею ребенка. Но… это же бессмысленно'.

– Сколько… сколько вы знаете?

– Все.

Трудно осмыслить!

– Да не могли вы знать… все, что вы говорили… А теперь, прямо перед тем, как я упала в обморок… что вы сказали про отцовские гены?..

– Я знал, что, если предоставлю вам достаточно лазеек, вы в конце концов доверите мне правду, – очень просто сказал он.

– То есть… вы все это говорили намеренно! – исступленно спросила она, пытаясь припомнить все, что когда-либо ему говорила. И все это время, пока она уклонялась от последствий своих поступков, отстраняла его ложью и полуправдами, он знал!

Ее охватил стыд, а затем гнев, но уже как средство защиты.

– Вы ставили мне ловушку! – грубо обвинила она.

– Да как же правда может быть ловушкой, Клодия? – пробормотал он, все еще проводя теплыми ладонями по ее холодной, липкой коже. – Вы знаете, что хотели сказать мне… Я вас не принуждал.

Сознание его правоты не умерило ее бурного смятения. Столько душевных мук – и зря!

– Вы могли бы мне сказать! – от возмущения она задохнулась.

– Рассказ был ваш, Герцогиня, а не мой, – невеселой улыбкой он как будто насыпал ей соли на рану.

– А если бы я вам вообще не сказала? – бросила она вызов.

– Что ж, в таком случае я бы уважал ваше молчание.

К своему ужасу, она ему поверила.

– А как насчет вашего ребенка? – хрипло спросила она. – Это была только уловка… чтобы вынудить меня сказать?..

– Я не даю обещания, которые не собираюсь сдержать. – Морган взял ее обессиленную руку, быстро поцеловал и прижал к груди.

Внезапно она поняла, что платье у нее по-прежнему расстегнуто, и подняла вторую руку, чтобы запахнуть его.

– Насколько дело касается меня, ничто не изменилось. Я-то не передумал. А вы?

– Вы, должно быть, ненавидите меня… – прошептала она, сознавая, что она-то в такой ситуации ненавидела бы.

– Я вас обидел, и вы отплатили мне единственным способом, в ту пору вам доступным, – ответил он с чуткостью, разбередившей старые раны. – Конечно, я разозлился – сперва разъярился до умопомрачения, отчего и решил не упускать вас из виду, но у меня было два года, чтобы примириться. А когда я снова встретил вас, то понял, что ваша порывистая ложь причинила вам столько же страданий, сколько и мне. И кто бы ни был отцом, вы упали и потеряли ребенка из-за меня…

Последняя фраза была ей жестоким ударом, она давила нарастающим ужасом, а он продолжал:

– Вам ведь нелегко причинять боль другим, даже если это, по-вашему, оправданно, не так ли, Герцогиня? Так почему же вы не позволите мне показать, насколько вам будет легче доставить удовольствие?..

И показал, целуя ее приоткрытый рот, наделяя ее силой вожделения.

Под его поцелуем она поняла, что ее отвага иссякла. Ей была ужасна даже мысль о признании в том, насколько больше она поступилась честью. Ей отчаянно хотелось поверить, будто он знает все, хотя стало до боли ясно, что не все.

Чудесная отсрочка была только временной, но внезапно ей стало все равно. Будь что будет! Не собирается она рисковать и ждать еще два года, пока гнев Моргана утихнет и он снова заключит ее в объятия, если это вообще возможно. Он ей нужен сейчас, именно в этот миг. Ей нужна страсть, способная ее исцелить, вожделение, с помощью которого она выразит свое молчаливое раскаяние, свою невысказанную любовь…

Он снял ее с колен и повернулся к ней, когда она прилегла рядом с ним на диване. Рука, запахивавшая платье, протянулась к нему и проникла под рубашку, тогда Морган нетерпеливо стянул ее через голову, взлохматив темные волосы и впервые ошарашив Клодию зрелищем своей наготы. Он был широк и силен, легкий загар рельефно подчеркивал мышцы на гладкой, почти безволосой груди. Клодия испытующе коснулась твердой кости между плоскими, мужскими сосками.

– Разочарованы? Для иных женщин мужественность и волосатость – неотделимы. Уверяю вас, я не менее мужчина, хотя и не волосат.

Ее ошарашило, что он считает, будто ее нужно в этом уверять.

– Знаю.

Ладонь ее распрямилась, из груди его исторгся шипящий выдох, и квадратные мускулы его плоского живота над брюками с кожаным ремнем напряглись, дразня ей пальцы.

– Теперь моя очередь. – Он отогнул расстегнутое платье, на этот раз стянув его с ее плеч и нежно освобождая ей руки.

Она следила за знойным его лицом, напрягшимся, когда он коснулся декоративного бантика между кружевных чашечек ее бюстгальтера и плавно обхватил пальцами пластиковую застежку.

– Вы это не первый раз, – проговорила она задыхаясь, не в силах сдержать напряжение. Сама она расстегивала бюстгальтер только двумя руками, а он изловчился – одной.

– Но никогда со столь восхитительным предвкушением, – бойко ответил он, и она наверняка возмутилась бы, если бы не его напряженно пылающий взгляд и страстно трепещущие ноздри, впивающие еле ощутимый аромат ее тела. Тихое щелканье застежки громом, прогремело в ее ушах, и она закрыла глаза, сосредоточиваясь на восторге его первой ласки.

Не произошло ничего, и, страстно желая его касания, но стесняясь это высказать, она подняла тяжелые веки и увидела, что он изучает ее лицо с яростным мужским наслаждением. Убедившись, что полностью завладел ее вниманием, он очень медленно и легко отодвинул замысловатые кружева, стараясь не прикасаться к ней, и не отводил взгляда от ее глаз. Лишь когда тонкие бретельки соскользнули по ее рукам, он снова опустил глаза. На одно мгновение воцарилась полная тишина.

– Я вижу, как бьется твое сердце, – сдавленно произнес он, все еще не касаясь ее; она посмотрела и увидела, что это правда: затверделый левый сосок видимо пульсировал в такт с убыстрившимся внутренним ритмом в ее груди. Нежная кожа как будто подрагивала с каждым легким движением – деликатное, но недвусмысленное предложение, заставившее Клодию покраснеть.

Это казалось до ужаса бесстыдным, наглой демонстрацией ее жадного вожделения к нему – и каждый дюйм ее открытой кожи неумолимо залила краска, еще более напрягая ей груди горячей, свербящей тревогой чувственного ожидания.

Морган улыбнулся и, одержимый обольстительной надеждой, сосредоточенно обхватил пальцами разгоряченное приношение.

– Когда мои губы ощутят тебя, я почувствую твое сердце, – и пригнул голову, до того медленно, что Клодия прикусила губу, лишь бы не вскрикнуть.

Наконец горячая, шелковистая влажность обволокла и поглотила ее, изнемогающую под изысканными ласками его губ, и на этот раз она вскрикнула, после чего испытала муку, когда он поднял голову.

– Больно?

Ее пальцы погрузились в его короткие жесткие волосы, притягивая назад.

– Нет… да… прошу… не надо останавливаться…

Его улыбка прожигала ее насквозь, взгляд пылал.

– Повинуюсь, Герцогиня. – Рука, ласкавшая ей грудь, властно сжалась. – Только скажите, что вам угодно, и тотчас исполню. Ваше удовольствие – достойная мне награда…

Его темная голова снова склонилась над нею, и она изогнулась под его умелым, сладостно-грубым ртом, зная, что незачем что-либо ему говорить, что он все понимает и так и всегда будет понимать все ее желания – даже раньше ее самой…

Щедрые ласки ее груди длились и длились, и наконец обещанная услада затопила ее, и ей захотелось большего, гораздо большего; она пробежала пальцами по широкой борозде между мускулами на его пригнутой спине с пронзающе ясным требованием, повлекшим стремительный ответ.

Немногими быстрыми, скупыми движениями Морган сорвал измятое платье с ее бедер и избавился от джинсов с резким стоном, когда их грубоватая ткань задела его разгоряченную, восставшую плоть. Значительно дольше он снимал с нее простые льняные трусики, как бы восхищаясь контрастом их скромности и вызывающей зазывности ее бюстгальтера, он наслаждался непроизвольными движениями ее тела, пока с истомной лаской спускал последний покров по ее трепетным бедрам. Она чуть не умерла от восторженного шока, когда легким поцелуем он коснулся мягкого треугольника ее темных кудрей, так выделяющихся на фоне жемчужного глянца ее, бедер, и стал избавляться от собственных трусиков.

Его неторопливость позволила Клодии тайком изучить полную мощь и красоту его мужского естества, а когда она поняла, что он перехватил ее откровенно восторженные, бросаемые искоса взгляды, то инстинктивно попыталась оградить свое тело от его откровенного взора. Разница между ними, помимо пола, заключалась в том, что его тело было почти совершенно, Клодия же перенесла роды – и внезапно осознала изъяны, несколько мгновений назад казавшиеся ей неважными, пока она отрешалась от всего.

Он застыл, одно колено – рядом с нею, простертой навзничь на диване, вторая нога пока еще на кафельном полу.

– Вам хорошо со мной, Клодия? – прошептал он, также не пытаясь скрыть безудержность вожделения. – Надеюсь, ибо вы меня очень, очень влечете… особенно такая, когда ваши прелестные полные груди выглядывают у вас меж пальцами, а мягкое круглое бедро подтянуто, чтобы скрыть горячий, росистый шелк, который я до боли жажду ощутить…

Он слегка содрогнулся и откинул назад голову, а все его тело затрепетало от острого желания. Он гордился своей страстью, пробуждая подобную страсть и в Клодии, и спросил без обиняков:

– А вы можете утолить эту боль, Клодия? Прикоснитесь, познайте меня и доставьте мне то наслаждение, которое необходимо мне, дабы в полной мере себя ощутить!

А ей? Неуверенность Клодии исчезла; его откровенность – на грани грубости и все же одновременно исполненная поэтичной эротики – оказалась именно тем, что вновь придало ей уверенности: она – желанна. Может ли она в чем-либо ему отказать? Его страсть, его нежная внимательность, его великолепная мужская открытость покорили ее целиком.

Должно быть, он прочитал ответ в ее глазах, в том, как опустились ее руки, перестав прикрывать непокойное тело, ибо вновь подошел к ней, медлительно, чувственно оценивая ее, что и разъяряло, и воспламеняло. Он склонился, сковывая ее нетерпение невероятным самоконтролем, пока они не слились целиком на мягком, упругом, заваленном подушками диване. Но и тогда он замешкался.

– Здесь удобно? Или перейти в спальню?

– Зачем столько вопросов? – пробормотала Клодия, и голос ее прервался от смеха, рожденного чистым восторгом, пока она упивалась пьянящим вкусом его солоноватой, атласно-грубой кожи и головокружительным ароматом его мужской возбужденности.

– Иначе не могу. – Он ласкал ее, забавляясь, увеличивая ее озорное восхищение его шелковистым великолепием. – Я весьма точен как любовник, а занятия любовью с вами превратили меня в бесстыжего сибарита. Я хочу предаться с вами всем видам разврата в такой роскоши, в таком комфорте, что вам захочется продолжать еще, и еще, и еще…

И он сдержал слово. Клодия знала: как бы ни принуждала она себя забыть случившееся, вневременная красота его огненной страсти останется с ней навсегда. Он восторгался, он понуждал, стонал, изливал обещанную отраду с бесконечной, вдохновляющей, ни на миг не колеблемой энергией. Он был груб и агрессивен, кроток и нежен, не позволял ей лишь пассивно воспринимать ласки, но свирепо требовал от нее полностью лишенной стеснения и жадно-нетерпеливой отдачи.

Его страсть утратила благородство, когда в какой-то миг они бессознательно скатились с широкого, роскошного дивана и он, чтобы не упустить и мгновения, овладел ею на твердом полу, и шершавая ткань тонкого половика еле защищала ее от прохладной жесткой терракоты, а он обхватил ее ягодицы, грубо раздвинул ей ноги и вырвал у нее гортанный стон сексуального удовлетворения.

Потом он бережно отнес ее в свою солнечную спальню, уложил на мягкое белое покрывало огромной кровати и стал молить о прощении с чудесной деликатностью, начисто лишенной себялюбия. Пока она лежала, все еще отуманенная восхитительным изнеможением, он сел рядом, положил руку на ее трепещущий живот и дерзко спросил:

– Любопытно, здесь ли уже мой ребенок, испытывает ли он уже первую вспышку упоительной жизни?

Не раскраснейся Клодия, и без того она бы зарделась от его ликующего нетерпения. Да, уж он не рисковал. Он хотел удостовериться, что его намерения четко поняты и приняты.

– Сомневаюсь, вряд ли так скоро, – усмиряюще сказала она, отгоняя сомнения.

– Нескольких мгновений достаточно, – улыбнулся он, проводя пальцами вокруг ее чувствительного пупка.

– Зачатие, как известно, не дело мгновения, – возразила она, пытаясь казаться пресыщенной. – Во всяком случае, для меня теперь не лучшее время – то есть не лучшее время зачать.

Его поразительные глаза потемнели от дремотного насыщения.

– Знаю, что ты не собиралась заниматься любовью. Но все же для этого пришло самое время, не так ли, Герцогиня? А теперь, получив удовольствие, ты, надеюсь, не откажешься от долга мне… – Палец, обводивший ей пупок, погрузился в ямку, и мышцы ее живота задрожали.

– От долга? – Клодия с трудом сосредоточивалась на словах: все ее тело вибрировало в лад его касаниям.

– От старого долга. Имею в виду все мои деньги, которые ты растрясла два года назад. Деньги, которыми я откупился от обязательств по отношению к матери моего внука…

– Ах, эти деньги, – вяло пробормотала Клодия. Мягкая подушечка его пальца вышла наружу и снова погрузилась. – Я… я заплачу… – предложила она, ощущая некий укол раскаяния от его изящного подтрунивания. Ей было неведомо, всерьез ли он считал, будто она растратила деньги так легкомысленно, как сказала об этом, но нельзя было не признать, что она обманом позволила ему «откупиться».

– Ну, конечно, заплатишь – самым подходящим и интимным путем, какой только можно вообразить. – Его решительные слова перемежались легкими поцелуями, пока Клодия не ощутила, как влажный нажим языка заменил палец в маленькой узлистой выемке посреди ее живота. – Ребенок будет нашим взаимным примирительным даром. Прими его, подобно мне, как погашение всех наших больших взаимных долгов…

Глава 9

– Ну, и какие у тебя практические планы? Как ты собираешься распорядиться своей карьерой после родов? Положиться на стаю бэбиситтеров? Пригласить дневную, няню? Или хочешь, чтобы я нанял такую, которая все время жила бы в доме?

Клодия стиснула зубы и выложила приготовленную ею яичницу с грудинкой на тарелку Моргану, стараясь говорить с легкостью, какой не ощущала.

– Это что – допрос?

Она отвернулась взять его чашку с кофе и тосты из тостера. Оба ломтя она протянула Моргану и заложила еще один себе, не от голода, а чтобы уйти от пронизывающего синего взгляда.

Она отнюдь не собиралась позволить ему вытянуть у нее признание в том, что никаких далеко идущих планов у нее нет. Подобные практические соображения неделю назад, когда она поддалась его настойчивости, ей и в голову не приходили, а теперь ужас при мысли о том, что может принести будущее, вынудил ее об этом не думать. Ею овладела одна мысль: если он пообещает любить ребенка, то, может быть, есть вероятность, что он полюбит и мать?..

Глупая фантазия. Он может к ней привязаться, но, хотя вина и вожделение – крепчайшая смесь, любви они в сумме не составляют. Если бы Морган ее любил, то, откровенный во всем, так бы ей и сказал. Но в их отношениях отсутствовал жизненно важный ингредиент. Доверие. С его стороны оно было направлено не туда, она же умышленно не давала хода этому чувству. Как любовник он был волнующий, страстный, нежный, но Клодия и на миг не позволяла себе забыть, что много лет он был бесчеловечно честолюбивым, до невозможности придирчивым деспотом, пока не попытался стать мягким, полным сочувствия. Бесчеловечность, бездушие в его характере никогда не окажутся совсем уничтоженными: они слишком в нем укоренились и выйдут на поверхность, едва он почувствует, что ему перечат… или подводят его. Он вполне способен стать прежним, особенно если обнаружит, что в новом качестве он выглядит нелепо, что его смогли одурачить.

Взвесив возможный риск, она решила, что боль от его потери лучше отдалить, пока не накопится довольно счастья, чтобы ей хватило на всю грядущую зиму, неизбежно полную волнений.

По крайней мере, если Клодия родит, ее с Морганом будет постоянно что-то связывать, и в ее любви прибавится измерение, которое придаст ее жизни новизну и цель, дотоле ей неведомую. Морган может отречься от нее, но ни в коем случае не от ребенка, независимо от того, как относится к матери. Это было эгоистично, безнравственно, и все же она поступит именно так. Обманет судьбу.

– Всего лишь естественное любопытство. А ты по утрам всегда сердитая, не так ли? – кротко спросил Морган, накидываясь на завтрак. Небритый, в расстегнутой рубашке, он выглядел взъерошенным и неудовлетворенным, в то время как Клодия, уже тщательно одетая в гостиничную униформу, в своей же кухне казалась себе до неудобства официальной. – И поэтому ты оставила меня ночевать лишь сегодня? Боялась, что утром я разочаруюсь?

Нет, боялась, что он еще прочнее угнездится у нее в сердце. Боялась, что в истоме, следующей за усыпляющей страстью, она может выдать больше, чем следует, и повредить себе. Клодия чувствовала себя в относительной безопасности, пока скрывала, до чего он ей необходим. Если она сохранит независимость и станет держаться слегка отчужденно, то сможет ему противостоять и скорее сохранит к себе интерес человека, привыкшего к борьбе с теми, кто оказывает сопротивление.

Прошлой ночью он заснул у нее в объятиях после многочасовых занятий любовью, и она ошибочно подумала, что сможет какое-то время бодрствовать, просто держа его, недолго наслаждаясь иллюзией обладания твердым телом, во сне таким расслабленным и уязвимым.

Конечно, заснула и она и заплатила за это, когда перед самым рассветом пробудилась под искусными ласками его рук и губ и увидела в его лице выражение чувственного торжества. Она бессознательно встрепенулась в ответ на его прикосновение и ответила тоже лаской, хотя видела его нескрываемое самодовольство. Оставшись, он нарушил ее негласное правило, и, судя по его надменному самолюбованию, сделал это умышленно: показал, что в их отношениях нет правил, только те, что она выскажет вслух и тем самым даст ему возможность бросить ей вызов.

– Ты-то можешь не торопиться утром на работу, но помни, что я – всего-навсего служащая, – подчеркнула она, так и не желая признавать его лукавую победу. – Утром я обычно спешу. Мне некогда… э-э-э…

– Медленно, с удовольствием просыпаться? Поэтому я тебя и разбудил до того, как зазвонил будильник, – и нераскаянно ухмыльнулся, расправившись с яичницей. – А ты не заметила, как в критический момент раздается звон, или это у тебя в голове от меня звенит? Я думал, что все рассчитал как нельзя лучше. Собственно говоря, если ты не расслабишься на несколько минут, то придешь на службу раньше времени. Насчет посуды не беспокойся, я вымою. А тоста больше не хочешь? – с упреком спросил он, когда она с неохотой последовала его совету.

Теперь он собирается распоряжаться не только ее сном, но и питанием! И Клодия снова поняла, до чего сумасбродна. Или вправду она хочет предоставить этому самоуправцу место в своей жизни, невзирая на все муки, что он ей причинил? К несчастью, ответ был: да!

– По утрам я больше не ем.

– Но теперь нужно что-то более питательное: кашу, молоко, может быть, свежие фрукты.

– Благодарю, но у меня прекрасно сбалансированная диета, – огрызнулась она. – Кроме того, я пока что не беременна.

– Откуда ты знаешь?

Она почувствовала, что краснеет, и яростно стала намазывать на тост варенье.

– Обычным образом.

Воцарилась краткая, напряженная пауза.

– Сегодня утром?

Она понимала, что если откусит, то подавится.

– Да.

Вместо этого она отпила кофе и обожглась.

Она сама не знала, радуется или сожалеет, что беременность пока не стала даже вероятностью. И теперь, если он захочет устраниться, она предоставила ему идеальную возможность!

– Следовало что-нибудь сказать… или тебе было неудобно? Ради Бога, Клодия, я ведь не какой-нибудь ненасытный сексуальный маньяк, и сама понимаешь, что можешь мне отказать, если захочешь…

В его голосе проступила такая агрессивная смесь неловкости и досады, что она дернулась, посмотрела на него – и от ее взгляда его жесткое лицо вдруг покраснело. Стеснение Клодии как рукой сняло, когда она осознала, что сейчас, разнообразия ради, краснеет он! Ее боязнь, что первой его реакцией окажется облегчение, была поглощена яростным приливом радости.

– Рада слышать, – ответила она, следя, как румянец у него густеет.

– Если тебе не хотелось, сказала бы, что у тебя голова болит или что-нибудь в этом роде, – пробормотал он, явно не привыкший оправдываться.

Упиваясь этим мигом, она подняла брови и сделала неверный шаг, когда высокомерно проговорила:

– Эвфемизмы, Морган? Вот уж не думала, будто ты – из тех, что о приземленных делах говорят витиевато.

– Я не из тех, но ты ведь могла бы и подумать. Так почему же ты просто не сказала мне, что у тебя месячные и любовью заниматься ты не хочешь?

Собираясь глотнуть остывающего кофе, она чуть не поперхнулась. Чтоб ему пусто было, так и прет напролом!

– Я узнала только под душем.

Опять ошибка. Краска с его лица сошла, в глазах промелькнула чувственная любознательность.

– А потому что ты хотела… чутье меня ведь не подводит? Ты пытаешься узнать, что я по этому поводу чувствую? Ждешь, когда я скажу, что не приду, пока ты снова не станешь, сексуально доступной?

– Морган…

– А в таком случае, Клодия, ты страшно оскорбляешь и меня, и себя саму. Я с самого начала сказал, что наши отношения будут строиться не по календарю. Числа месяца ничего для меня не значат. Если ты не хочешь следующие несколько дней заниматься любовью, мы все равно можем проводить время вместе и получать при этом удовольствие от физической близости…

Она и не подумала, будто он предлагает просто держаться за руки. Пораженная лихорадочным смущением, Клодия, запинаясь, проговорила:

– Я не хотела…

– Хорошо. – Он взял чашку с раздражающим самодовольством. – Стало быть, решено? – Отпил и поморщился. – Растворимый?

Он с отвращением посмотрел в чашку, и выглядел при этом до того обаятельно, что она с трудом подавила желание наклониться и поцеловать его.

– Не нравится, так сам знаешь, что можешь делать. Можешь и не приглашать себя ко мне завтракать – на здоровье! – взвилась она.

– Бесспорно, придется мне купить тебе кофеварку и научить готовить настоящий кофе! – Ее каприз как будто позабавил его.

– Найду нужным, куплю и сама. – И ее карие глаза зло засверкали.

– Что ж, придется удостовериться, что ты считаешь это стоящим, – подчеркнуто любезно произнес он. – Да что это, Клодия, мы спорим из-за мелочей? Или хочешь отвлечь меня от важного? Например, скажи, что будешь делать, когда в конце концов забеременеешь? В конце концов. Он сказал это так, словно от нее требовались тяжелые и долговременные усилия. На краткий миг ею овладела недобрая мысль о том, что если быть очень, очень осторожной; то их связь можно растянуть на месяцы и месяцы…

Потрясенная тем, что подобная подлость могла даже прийти ей в голову, Клодия покарала свою безнадежно запятнанную честь, тщетно мечтая о невозможном.

– Да, конечно, уйти со службы и поселиться вместе с тобой, пока ребенок не родится, – бесстыдно заявила она. – Ты ведь обещал мне любую поддержку, какая только потребуется, а поскольку бремя вынашивания твоего ребенка ляжет целиком на меня, будет только справедливо, если бремя финансовое ты возьмешь на себя. Так оно и практичнее.

Насмешка не удалась. Морган не побледнел, услышав о перспективе ее вторжения в его личную жизнь, и это ее не удивило.

– Согласен.

– Согласен? – На какой-то миг его лаконичный ответ сбил ее с толку. А затем ударил наотмашь. – Ты согласен?

– По-моему, это превосходная идея. Его тихая, размеренная речь не вязалась с ее растерянным писком. Он откинулся на спинку стула, рубашка распахнулась на сильной, мускулистой груди, что помешало Клодии толком сосредоточиться.

Вчера ночью – и сегодня утром – эти мускулы яростно вздымались под гладкой кожей, когда он ласкал ее, а его мощный торс то сжимался, то расслаблялся с каждым стремительным рывком, и плоть, умащенная его разгоряченным потом, была твердой и скользкой под ее вопрошающими касаниями. В передышках мускулы расслаблялись, и с каждым ровным подъемом и опусканием груди Клодия вспоминала вибрацию воздуха в его легких, когда его стискивала напряженная страсть и ласкающие слова любви переходили в невольный утробный рык неудержимого наслаждения, пока он приближался к вершине, инстинктивно отдаляя решающий миг, дабы она могла к нему присоединиться. Когда же он достиг вершины, раздался грубый, резкий крик, сопровождающий его яростные конвульсии: ее имя… неизменно ее имя, признание размеров и границ ее власти над Морганом. В постели не было ни будущего, ни прошлого… не было боязни мучений, неудач, измены…

– А зачем ждать беременности? – продолжал он, пока она стояла и тупо смотрела на него, охваченная предательским вихрем мыслей. – Почему бы не переселиться сейчас?

– Переселиться? – , пронзительно, словно попугай, подхватила она, выходя из состояния забытья. – К тебе? То есть… жить с тобой?

Она говорила до того недоверчиво, что его небритая челюсть задвигалась, а губы вытянулись в недвусмысленную тонкую линию, пока он со своей безупречной логикой отчеканивал:

– А что ж! По-моему, это даже практичнее твоей идеи. Решится проблема не только… э-э-э… твоего незамедлительного обслуживания в критические моменты цикла, но и даст время освоиться и установить удобный распорядок до того, как разбушуются гормоны. Если бы мы жили вместе, не пришлось бы тебе заботиться о квартирной плате, о пище, о нудном уходе за жильем… да и работать бы совсем не пришлось. И подумай о преимуществах. Работа у тебя изнурительная, трудоемкая. Да, она тебе приятна, однако требует непрестанно большой энергии и большого энтузиазма, для чего необходимо значительное напряжение. Я видел тебя за работой. Ты до того добросовестна, что это становится прямо-таки недостатком. Если ты занята, то забываешь есть, только и думаешь что о следующей проблеме. Я тебя знаю, и поверь, что стремление все время превзойти себя не так уж окупается. Если уйдешь со службы, то вероятность скорого зачатия увеличится. И уж я приму меры, чтобы и все материальные блага, и гарантированный доход были тебе обеспечены. Питаться ты будешь регулярно, есть здоровую, домашнюю пищу, много отдыхать, не делать никаких усилий…

Через двадцать минут Клодия стояла, уставившись на только что звонко щелкнувшую дверь, прижимала руку к трепещущей груди и чувствовала себя, как будто проглотила смерч.

Она задыхалась, пока силилась осмыслить, что сейчас допустила.

Она была так уверена, что он блефует! Когда она поняла, что ей предлагают платить как живущей при нем содержанке, комок раскаленной докрасна ярости сжался у нее в горле, придушил взрыв ее гнева, и Клодия успела осознать, насколько грубую ловушку он ей приготовил.

Этот высокомерный скот именно и хотел вывести ее из себя! Он ждал, что она отвергнет его оскорбительное предложение, так же как она ждала, что он отвергнет ее требование, достойное проститутки. Его месть была двойным блефом, попыткой спровоцировать ее саморазоблачение.

А она гордо выпрямилась, сдержала взбунтовавшееся возмущение и не поддалась на его глупый блеф.

Но он не забастовал. О нет – он повысил ставки, и она, как зарвавшийся игрок, вызывающе сделала ход. Если он желает платить за свободно подаренную любовь, что ж, в этом его ошибка!

Клодия заставила себя закончить приготовления к работе, причем руки ее тряслись до того, что накрасить губы удалось только с третьей попытки. Она, должно быть, рехнулась, поделилась она со своим бледным отражением в зеркале. Наверно, инстинкт самосохранения у нее словно у лемминга! Влюбиться в Моргана Стоуна плохо и так, но лгать ему, согласиться родить от него ребенка и жить с ним под одной крышей в ежедневной лжи – чистейшее сумасшествие. Да что же это она делает?

Этот же вопрос ей задал через несколько часов Саймон Мур, вертя в пальцах ее торопливо отпечатанное заявление об уходе.

– Но, Клодия, я-то думал, будто вы тут счастливы! – изумленно произнес он. – А «пятисотка»? Она вот-вот начнет претворяться в жизнь – и в основном благодаря вам. Это же с самого начала ваше дитя!

Клодия поморщилась от его неумышленного попадания.

– Согласно контракту, после подачи заявления я должна проработать еще месяц, – хрипло произнесла она, – так что я здесь буду и во время гонок, и еще несколько дней… если не найдете мне замену раньше.

Саймон нахмурился, нетерпеливо похлопывая ладонью по столу.

– На это потребуется больше времени – и это факт, а не лесть. И вы пока не сказали почему.

– Это… это по личным причинам, – неловко проговорила Клодия, сознавая, что он имеет полное право чувствовать, что она его предала внезапным решениям отречься от многообещающей карьеры. – Работала-то я здесь, право же, с удовольствием… просто, ну, сейчас у меня в жизни происходит нечто другое, и мне следует сосредоточиться…

– Вы что, в лотерею выиграли, наследство какое-нибудь получили… – Он деликатно замолк.

– Ах, нет, ничего такого. – Трусость с ее стороны, однако ей не хотелось говорить Саймону о том, чему она с трудом верила сама, хотя и понимала, что он очень скоро обо всем узнает – как и все на свете.

Вскоре после прихода Клодии на службу Морган позвонил ей, только не ради влюбленного шепота, которого жаждало ее сердце, а дабы сказать, что он решил опередить неизбежные дикие пересуды про ее переезд к нему и с этой целью позвонил приятелю-журналисту и сообщил ему сенсационную новость о его с нею новых отношениях.

Ее ошарашило, что он ей это говорит после свершившегося факта.

– Но я не давала согласия…

– Ты сказала, что детали предоставишь мне, – перебил он как ни в чем не бывало. – Как бы мы ни хотели этим пренебрегать, я – материал для прессы. Откровенность пресечет сплетни с самого начала. Сама знаешь: чем больше пытаешься скрыть что-нибудь от прессы, тем пуще они интересуются. Если мы покажем, что скрывать нам нечего, то они, вероятно, ограничатся обычным обращением к архивам для подкрепления, а не будут пытаться отыскать какие-то новые ракурсы.

Сокрушенная лавиной доводов стратегического характера, Клодия замялась.

– Но…

– В чем дело? Боишься, что не сможешь дать задний ход, когда все будет предано огласке? – голос его стал подозрительно нежным. – Сможешь, да боюсь, не изящно. Пресса возликует, если ты от меня уедешь до того, как приехала! Примутся вынюхивать почему, а ты сама знаешь, каковы репортеры, если запахнет скандалом… Да как он смеет говорить о ее страдальческом прошлом столь беззаботно?

– И это все, что ты хочешь мне сказать? – напряженно спросила она, подавляя желание швырнуть телефон через комнату.

А он как будто совсем не боялся. В голосе его сквозило невыносимое самодовольство, она же чувствовала, что ее подавляют, что ею помыкают. Она делает именно то, что ей отчаянно хочется, к чему же это необъяснимое желание разрыдаться?

– Да, – сказал он с наглым апломбом. – Кроме того, что я обратился в соответствующую контору и сегодня вечером тебе помогут перевезти твои вещи. Много времени это не займет, благо ты едва ли успела сама купить мебель. Я бы сам за тобой заехал, да у меня допоздна совещание, так что я распоряжусь пригнать к тебе машину и ты ко мне сама доедешь. Увидимся у меня около восьми, к ужину; позвони моей домоправительнице и скажи, если тебе чего-нибудь хочется. Идет?

И мигом дал отбой, прежде чем она успела шваркнуть трубкой. Да, уж он не допустит никаких случайностей, не даст ей подумать! Все происходило со страшной скоростью. Клодию охватило ужасное ощущение, будто судьба стремительно кидается к ней, а не ожидает кротко, пока она свернет на избранную ею тропу.

– Теперь я, наверно, буду кое-что выполнять по связям, если будет что, – торопливо добавила Клодия, а Саймон все смотрел на нее, озабоченно хмурясь.

И Морган выдвинул этот же вариант, когда воспользовался гнетущей тишиной, воцарившейся в кухне после взрыва этой бомбы. Он пробормотал, что, дескать, если жизнь с ним окажется чересчур уж спокойной и лишенной волнений, то пусть она занимается на здоровье устрашающим собранием его компьютеров и устроит себе домашнюю контору. Горячий блеск его глаз при этом как бы говорил, что чего-чего, а волнений при их совместной жизни хватит. Вспомнив потрясения нескольких прошлых недель, она вполне могла этому поверить!

Саймон сжал губы.

– Не могу ничего обещать, Клодия. Вы ведь знаете, почти все дела мы ведем на месте.

– Ах, да я не об этом. – И неловко покраснела от лукавого упрека. – Я хочу сказать, если вы не против дать мне рекомендацию…

Он согласился, не без оговорок, за которые Клодия не могла его упрекнуть. Саймон был сам такт, но она знала, что при известии о том, что ее новая карьера заключается в проживании под одной крышей с Морганом Стоуном в качестве его любовницы, он, вероятно, счел бы себя обязанным предостеречь ее от такого крайнего безрассудства. А ей наставлений об этом не нужно: все это она отлично знает и так.

В Веллингтоне Клодии не с кем было поделиться, из-за чего она чувствовала себя и в одиночестве, и одновременно по-странному в безопасности. Одиночество ограждало ее от личной ответственности за свои поступки, ибо думать приходилось только о себе, огорчать же тем, что она следует зову сердца, а не диктату здравого смысла и совести, – некого. Да, ей придется опять, оказавшись у всех на виду, выносить косые взгляды и сплетни сослуживцев, когда она останется здесь на месяц, но она это выдержит, пока будет уверена, что вечером отправится домой к Моргану…

А домой она будет отправляться в сверкающей новой игрушке!

Она совсем забыла, что Морган упоминал о машине, и когда в тот же вечер ей вручили изящное эмалированное кольцо с ключом, Клодия заставила себя дождаться, чтобы грузчики вынесли последний ящик с ее пожитками, и уложила одежду, прежде чем спуститься посмотреть, что за автомобиль он ей одолжил.

Вместо ожидаемой скромной малолитражки на улице стоял, уже привлекая внимание прогуливающихся вечером по набережной, тот самый «гринвуд-корвет», которым Клодия так восхищалась во время первого посещения автомобильного салона.

Сперва она сочла себя страдающей манией величия, потом несколько минут неуверенно сидела за рулем, прежде чем заглянуть в перчаточный ящик, где, по словам пригнавшего машину, ее ждало письмо. Да, там находился конверт с элегантной монограммой «Морган и сын» и ее именем, написанным четким, хлестким почерком.

Если бы Клодия не была уже влюблена в Моргана, то бесповоротно влюбилась бы, прочитав соблазнительную записку, сложенную над паспортом автомобиля. Чудовищная роскошь подарка могла бы смутить ее, но сердце растаяло от слов, сказавших ей, что дело не в стоимости. В этой причуде она отказать ему не могла. Писал он просто:

«Каждый раз, когда я смотрю на эту машину, то думаю о тебе. Не могу себе представить у нее другую хозяйку, не в силах сосредоточиться. Сексуальный автомобиль для весьма сексуальной дамы. Наслаждайся».

И Клодия наслаждалась. Бесстыдно. Сперва неуверенная, она преисполнилась решимости одолеть страх и вскоре научилась обращаться с такой мощной машиной, каждый день носясь по Приморскому шоссе взад и вперед, и открыла необычайное, покоряющее очарование в вождении изумительно сработанной машины. За рулем она впервые по-настоящему поняла одержимость Криса, хотя повестка в суд за превышение скорости во время четвертого выезда излечила ее от удальства. Отчаянной она будет не на шоссе!

Оказалось, что первые недели, пока она приспосабливалась к тому, что все неприкрыто рассматривают ее как сожительницу Моргана Стоуна, легче, нежели она предполагала. Общей реакцией была скорее зависть, чем осуждение. Прежде всего, к забаве Моргана и огорчению Клодии, экзотический автомобиль привлек внимание прессы больше, чем личные аспекты их связи. Самым провокационным суждением была смехотворная догадка, будто Морган подарил Клодии «корвет» для участия в «пятисотке». От этого домысла самодовольная улыбка сошла с лица Моргана, и он пресек эту болтовню с помощью дружеских связей куда менее добродушно, чем обычно.

Эти немногие недели она жила в хрупком мирке полнейшего счастья, дорожа каждым отпущенным днем больше, чем каким-либо другим, что даровал ей Морган. Она была лихорадочно занята, ибо гонки приближались, и втайне испытывала вражду к любому мгновению, вырванному реальностью из ее прекрасной, сказочной жизни с Морганом. Конечно же, оно не могло длиться вечно, это дерзновенно-беззаботное существование, и как-то во второй половине дня, когда Клодия вернулась домой значительно раньше обычного, чтобы воспользоваться изысканно-маленьким компьютером Моргана, чтобы сделать одну из последних своих рекламных программ для отеля, мирок этот рухнул.

Войдя в большую спальню, которую она разделяла с Морганом, Клодия сбросила жакет и расстегнула блузку, губы ее чувственно изгибались, пока она прикидывала, в каком платье встречать Моргана. Поскольку расписание у него менее жесткое, он обычно приходил домой первым, и ей хотелось приятно удивить его. А элемент сюрприза, как она чувствовала, будет важным для сохранения его интереса к ней, когда новизна их отношений померкнет.

И тут из ванной с дверьми, ведущими в спальню, вышел Марк. Клодия застыла и кровь прихлынула ей к лицу, когда она увидела на его красивом лице растерянность и осуждение.

– Мне рассказали, но я не поверил, – дергано и хрипло проговорил Марк, он явно был потрясен. – Право же, я решил, что это чья-то дурацкая, пошлая шутка. Но ведь это правда? Вы живете здесь. Спите с ним…

– Я…

Клодия беспомощно шевельнула руками. Он явно сделал выводы, увидев содержимое полуоткрытого гардероба и целую гору косметики рядом с одеколоном и бритвенным прибором отца на полке в ванной.

– Я не сообразила, что вы так скоро вернетесь, – сглупила она. – М… ваш отец сказал, что вы еще несколько недель пробудете в Европе…

– То есть это временно? Вы собирались выехать до моего возвращения, чтобы я ничего не узнал? – безжалостно спросил он.

– Нет! – Ужас охватил ее при мысли о том, что она и не подумала об осложнениях, которые возникнут, когда Марк вернется. Хватая вслепую счастье, Клодия позволила себе забыть, что он вообще существует. – Мы… я… я тут всего несколько недель… Это как-то уж так… вышло… – объясняла она, отчаянно пытаясь застегнуть дрожащими руками блузку.

– Что касается моего отца, с ним, ничего не выходит как-то уж так! – Марк, вдруг показавшись старше своих лет, очень напоминая отца. – На все, что бы он не делал, у него прекрасные основания. – Он оглядел комнату, словно видя ее впервые, опять повернулся к ней и выпалил:

– Господи, да ведь я в отъезде был чуть больше месяца! А когда уезжал, вы были почти незнакомы и ни о каких нежных чувствах и речи не было!

– Ну, это не совсем так… – изнеможенно возразила она, прижимая руки к животу. Она горестно понимала, кто окажется в проигрыше, если Моргану придется выбирать между сыном и любовницей.

– А как? – грубо осведомился он, нервно тесня ее к кровати. – Он пока ни разу никого из своих баб сюда не вселял, так что вы, по всему, вы о-го-го как друг друга распаляете. И дня друг без друга прожить невмоготу, а? Или, принимая во внимание папашину обстоятельность…

– Марк! – К этому времени Клодия совершенно побагровела. Марку хватило такта выглядеть слегка пристыженным, он отвернулся, смущенно ероша волосы.

– Я думал, вы такая… – Он рассек воздух выразительным жестом, с отвращением отходя от нее. – Как вы могли, Клодия? Господи, да он вам…

– Если скажете, что он мне в отцы годится, я вам как следует врежу, – сказала Клодия, пытаясь вернуть равновесие с помощью натянутого юмора. – Прежде всего, это не так. Он вам отец, Марк, а не мне. А для меня он – зрелый, умный и… очень привлекательный мужчина.

Голос ее прозвучал глухо, а Марк рванулся назад, и вражда в его светло-карих глазах сменилась любопытством. Она устало примостилась на краешке постели.

– Но – отец? Я же говорил вам, какой он. Женщины для него – не больше чем приятный отдых, ничего серьезного у него ни с кем не было. После всех мук, что вы испытали из-за Криса, не могу поверить, что вы позволите себя втянуть в этакое. Какие у вас теперь гарантии? Я говорил с вашей приятельницей-телефонисткой, и она сказала, что вы даже ушли со службы! – Ужас на его лице выглядел почти комично.

– Я всегда найду другую, Марк.

– Да что же вы позволили ему с вами сделать? – Он тяжело опустился на кровать рядом с нею, пытаясь прочесть ответ на ее напряженном лице.

– Ничего, – пробормотала она, и глаза ее были мудры настолько же, насколько, неведомо для нее, грустны. – Я все сама сделала.

И это было чересчур. Он прямо ахнул:

– О Боже – вы в него влюблены! – Это как будто ужаснуло его еще сильнее. – Ах, Клодия, дура вы этакая! – Он сжал ей пальцы и тихо спросил:

– И, по-вашему, это надолго?

– Не имеет значения. – Она пожала плечами, высоко держа голову. Не нужно давать ему повод думать, будто она о чем-то сожалеет или будто отец его – не такой мужчина, какой ей нужен.

– Имеет, – грубо сказал он, отпустил ей руки и притиснул ее вялое тело к себе, пока горло ей не засаднило от невыплаканных слез. Он откинулся, и взгляд его упал на ее неровно застегнутую блузку. Он вздохнул и принялся выравнивать пуговицы с энергичной сосредоточенностью родителя, приводящего в порядок одежку непослушного ребенка, и Клодия поняла: все будет хорошо. Ее простили. – Ах, Клодия, если уж надо было влюбляться, то в того, кто не топтал бы ваши чувства сапогами. Какого черта вы не полюбили меня'!

От его самоуверенности она чуть не улыбнулась.

– Потому что и вы меня не любите.

– Он тоже.

Ранящие слова слетели у него с языка, прежде чем он сдержал их, и, как бы извиняясь за их жестокую правду, Марк отнял руки от ее блузки, пригнулся к ней и нежно, бесстрастно поцеловал ее дрожащие губы.

Несколько секунд – и Клодия служа отчаянным щитом между отцом и сыном, вглядывалась в грозящие смертью синие глаза, пока Морган широким шагом входил в дверь.

Глава 10

– Руки прочь!

Поддерживая Клодию, Марк положил ей руки на плечи, а теперь они оба с виноватым видом вскочили, и Марк, автоматически противореча обжигающему отцовскому приказу, стиснул пальцы крепче, а она кинулась разъяснять, почему вернулась так рано, и лихорадочно при этом лопотала.

Марк молчал, но его безмолвие, как и руки на плечах Клодии, представало явной издевкой. – А когда я вошла в дом… – неловко закончила Клодия, – то увидела, что Марк приехал…

– Вижу. – От медленно произнесенного слова Клодию, стоящую между мужчинами, продрал мороз по коже. Морган неторопливо приблизился, окруженный атмосферой угрозы. – А я-то гадал, почему это ты ушел из конторы в такой спешке, – раздумчиво обвинил он сына. – По словам Айрини, она тебе сказала, что я в выставочном зале. И сочла довольно-таки странным, что ты обеспокоился завернуть по дороге из аэропорта, но даже не соизволил задержаться и поздороваться…

– Но и ты тоже! – Марк обвинял столь же резко. – Ты ведь точно знал, куда я направился!

Морган затих, его могучие плечи опасно задвигались под темным пиджаком. На них были очень похожие костюмы, и Клодия вдруг ощутила себя мягкой начинкой изысканного сандвича.

– Почему ты не дал знать, что вылетаешь неделей раньше? – без обиняков спросил Морган.

Неделей? Клодия сглотнула. Почему же он не упомянул о неизбежном возвращении Марка, если знал? Пли, как заявил Марк, собирался избавиться от нее раньше?

– Хотел удивить тебя. – Это он пробормотал с крайним сарказмом, от которого у Клодии зашевелились волосы на голове. – А вместо этого сюрприз – и очень большой – сделали мне.

– Я велел тебе убрать руки! – Отрывистые слова прозвучали теперь уже не приказом, а недвусмысленной угрозой.

– Морган, мы просто разговаривали…

– Ах, вот как вы сейчас это называете? – перебил Морган убийственно вкрадчивым тоном, играя на ее блузке пуговицей, которую Марк не успел застегнуть. Клодию пробрал озноб.

– Я… я переодевалась…

– Во что-нибудь поудобнее… для Марка?

– Конечно же, нет! – с отчаяньем возразила она. – Он… я… мы и понятия не имели, что столкнемся здесь…

– Ты заикаешься, Клодия. Нервничаешь?

– Ну, разумеется, нервничает, когда ты стоишь у нее над душой, тиран ты этакий! – взорвался Марк. – Не отойти ли тебе?

– А тебе?

Клодия беспомощно следила, как рука, теребившая ей пуговицу, распласталась перед нею в воздухе, а затем сжалась в чудовищный кулак.

– Нет, Морган, не надо… – она обхватила кулак обеими руками. Не станет она причиной их нового гневного отчуждения!

– Что не надо? Не надо выдать мальчишке, чего он добивается? – грубо спросил он.

– Не делай глупости. Это не то, что ты подумал…

– Стало быть, Марк не целовал и не раздевал тебя на кровати? На моей кровати? На нашей кровати? – Синие глаза раскалились, голос густел все сильнее с каждым яростным слогом.

– Господи! – Клодия почувствовала, как Марк напрягся у нее за спиной, а руки еще крепче вдавились ей в плечи. – Он просто был ко мне добр…

– Черта с два! – Клодия, задыхаясь, ощутила, что он вырвал кулак, но не нанес удар, а вытащил ее у Марка и притянул к себе, отступая, причем вторая рука оставалась свободна – потенциальное орудие. – Черт бы тебя!..

– Нет, Марк, не надо… – Клодия подняла дрожащие руки, останавливая его, пока он шагнул вперед. – Ради Бога, Морган, – умоляла она того, чьей заложницей теперь являлась, – пойми, что ты делаешь…

– Отлично понимаю. Проясняю позицию каждого из нас. Ты можешь с нею дружить, Марк, но все остальное – мое. Она моя.

В подкрепление этих слов свободная рука Моргана двинулась по ее блузке, нащупала и обхватила ей грудь, откровенно и властно.

Протестуя, Клодия откинула голову – и рот ей закрыл душный, всепокоряющий поцелуй, поцелуй открытым ртом, такой же откровенный, как ладонь у нее на груди. Он не спешил, а когда оторвался, она была разгорячена и смущена до ужаса.

Метнув на нее взгляд, полный дикого удовлетворения, Морган снова сосредоточил внимание на сыне.

– Мы любовники вот уже много недель, – отрубил он. – Смирись. Все надежды, которые ты питал насчет нее, пошли насмарку.

От его ревности Клодию охватила волна надежды, вскоре, увы, подавленная сознанием того, что страсть Моргана к ней – только сексуальная.

– Клодия!

Растерянное восклицание Марка заставило тюремщика грубо заключить Клодию в объятья.

– А ну, Герцогиня, – мрачно приказал он, – расскажи-ка ему, до чего тебе приятно заниматься со мной любовью. Расскажи, что соблазн был не односторонним. Расскажи, что на обозримое будущее я – самый важный мужчина в твоей жизни…

В наступившей мертвой тишине Марк, изучающий упрямую враждебность отца, внезапно как будто расслабился.

– Что ты ее не отпустишь? Ты делаешь ей больно.

– Нет, не делаю. Или делаю, Герцогиня? – по-прежнему крепко держа Клодию, Морган рывком повернул ее к себе, так, что она опасливо посмотрела на него снизу вверх. – Я нравлюсь ей именно как агрессивный любовник. – И снова прижал губы к ее губам, на этот раз с демонстративной заботой. Он целовал ее всем своим телом, интимно пристроив ее между ног, и чувственно массировал широко раздвинутыми пальцами ее округлые ягодицы, безразличный к глубоко заинтригованному зрителю.

– Мы все еще разговариваем или мне положено принести извинения и ретироваться?

– Хорошая идея, – глухо произнес Морган, с величайшей неохотой прерывая поцелуй. – Уходя, закрой дверь.

– Морган! – Клодия попыталась выскользнуть из его соблазнительных объятий, но, почувствовав, как знакомая твердость прижимается ей к бедрам, покраснела и покорилась. – Марк… мне очень жаль…

– Чего? Того, что предпочли дряхлого старика молодому и темпераментному человеку? – Он ухмыльнулся. – Ничего, кисонька. Если передумаете, то знаете, где меня разыскать.

В этой ситуации Клодия сочла его дерзость опасно неуместной – но не Морган. Его циничная улыбка, как и наглая улыбка Марка, показывала, что ему забавно, но только была куда более мужественна.

– Держись от нее подальше, сынок, если твоя молодая шкура тебе дорога.

– Ну, знаешь ли, это будет трудновато, – лукаво заметил Марк. – Ведь и я здесь живу, помнишь? А разве не здорово будет – любовь втроем? – Он с ехидством поднес вялую руку Клодии к губам.

– Марк…

Предостережение Клодии осталось без внимания.

– Полно, папа, раньше ты не уклонялся от дележа.

От шока Клодия широко раскрыла глаза, но Морган тотчас пресек злобную выходку.

– Поскольку нам нравятся женщины разного типа, такая мысль ни разу не угрожала моей стареющей мужественности, – подчеркнуто протянул он, – а если бы и так, мне это было до того безразлично, что тревожиться я бы не стал…

– А с Клодией – другое дело?

У Клодии перехватило дух. Она поняла, чего добивается Марк своими неуклюжими попытками: хочет помочь. Но лучше бы ему не набиваться на неприятности…

– Насчет Клодии такой вопрос не встает. Думаю, что даже твой буйный темперамент не заставит тебя взять в любовницы беременную мачеху.

– Беременную? Мачеху? – Для Марка словно бомба разорвалась, и неудивительно!

– Неужели, пока вы так старательно… беседовали, Клодия не сообщила тебе, что собирается завести от меня ребенка?

Клодию тоже потрясло, как далеко он способен зайти, лишь бы устранить сына из ее жизни.

– Вы беременны? – взгляд Марка, опустился на ее плоский живот и затем хмуро метнулся к отцу. – Ты на ней женился, потому что она беременна!

– А вынужденные браки вроде бы входят у меня в привычку, не так ли? – невозмутимо процедил Морган, и его невозмутимость послужила толчком, который вывел ее из летаргии.

– Перестаньте! Оба перестаньте! – лихорадочно потребовала она. – Это полный абсурд! Не смотрите с таким ужасом, Марк, мы, конечно же, не женаты, – это слово она выплюнула, как нечто мерзкое на вкус.

– Ко времени родов будем женаты, – плавно проговорил Морган.

Клодия, подавив крик, вырвалась из его объятий, боль и гнев глубоко пронзили ей сердце.

– Мы даже не знаем, будет ли ребенок!

– Это что, отказ? – ровно спросил он. – Подумай как следует, Клодия, отказы я не так-то хорошо принимаю. Могу больше и не попросить.

– По-твоему, это – просить? – задохнулась она.

– А что – прикажешь перед тобою пресмыкаться и умолять о чести сделать тебя порядочной женщиной? – хватило у него наглости осведомиться, и весьма хладнокровно.

Ее суженные глаза засверкали золотыми копьями презрения. Да он бы не понял, что значит порядочность, если даже его носом ткнуть!

– Мысль увидеть твое лицо на уровне моих туфель в данный момент очень меня привлекает! – яростно выпалила она.

В ответ глаза его разгорелись.

– А то могу просто швырнуть тебя на постель да раздеть, – вкрадчиво высказал он угрозу. – Чего бы я в постели ни захотел, ты не откажешь. Черт возьми, после небольшого вступления умоляешь обычно ты…

– Э-э-э… папа…

Морган и не посмотрел в его сторону. Его издевательский вызов предназначался только побагровевшей Клодии.

– Пошел отсюда, Марк, это тебя не касается. Ну, Клодия, выбирай.

– То есть ты и вправду предоставляешь мне право выбора? – презрительно улыбнулась она, осознав восхитительно знакомое напряжение, возникающее внутри нее.

– Пожалуй, вернусь ненадолго в контору, – ликующе пробормотал Марк, ускользая в дверь. – Э-э-э… между прочим, поздравляю…

– Да как ты посмел намекнуть, будто я до того развратная, что способна затеять у тебя за спиной паскудную интрижку с кем угодно, уж не говоря про Марка? – продолжала атаку Клодия и потрясение ахнула, когда Морган поднял ее и без малейших усилий швырнул на постель, как и обещал. По жилам ее пробежало ужасное волнение, едва она припомнила следующий пункт его эротической угрозы. – Не думай, будто можешь!..

Она задохнулась под его тяжестью. Контакт с ним, даже совсем одетым, ударял, как током, укротив ее гнев, когда блуждающими руками он замкнул живую цепь, снимая то ее одежду, то свою, пока они не оказались бездыханными, голыми и агрессивно-возбужденными.

– Не думай, будто это что-нибудь доказывает… – простонала она, когда он крепко схватил ее, переместился над ней, раздвинул ей ноги и настойчиво между ними задвигался, раздразнивая ее влажный жар своей вздутой плотью, но сдерживался, пока она с отчаянным нетерпением не вцепилась ему в бедра.

– Доказывает, что ты меня прощаешь. – Язык его ткнулся в ее отверделый сосок: он умышленно нацелил все оружие своего сексуального арсенала в безропотную мишень.

– Прощаю… тебя… за что?.. – силилась она припомнить.

– За что угодно… – Он опять лизнул ей сосок. – За все… – и принялся громко и жадно сосать, одновременно позволяя ей втянуть его вглубь нее упоительно глубоко, но дал только мимолетное удовлетворение и медленно отступил, чтобы вонзиться еще глубже, чем прежде. Гортанные звуки, издаваемые им, пока он ритмично трудился над нею, пронизывали ее влажную, восприимчивую плоть тончайшей вибрацией, постепенно доводя до могучего сексуального ритма, который только Морган умел превращать в несравненный миг идеального соития.

– Да… о… да! – шептала она, покорная бреду несдерживаемой любви.

– Ты прощаешь меня за безрассудную ревность?..

Будь она в здравом рассудке, его мольба привела бы ее в восторг, но теперь слова не насыщали ее больше. Она ждала от него полноты обладания.

– Да… да…

– Ты моя… – прохрипел он, мышцы его рук напряглись, пока он держал себя над ее извивающимся телом, жестче, глубже вгоняя Клодию в сдержанное исступление. – Скажи «да», черт бы тебя взял, скажи, что хочешь этого со мной каждый день…

– Да, да, да!.. – рыдала она, и взрывная реакция, ее награда, ввергла ее в сладостное забытье.

Когда она проснулась много часов спустя, Моргана уже не было. Чудесная ломота охватила все ее тело. На столике у кровати находилось единственное доказательство, что это не было всего лишь буйным эротическим сновидением.

«Приходится возвращаться на работу. Не верю в длительные помолвки, особенно для нас с тобой. Лицензию я организую, а все детали – на твое усмотрение».

Но сердце ее затрепетало не от письменного подтверждения того, что брак он предложил всерьез, а не в насмешку, побуждаемый ревностью, но из-за небрежной подписи.

«С любовью, Морган».

С любовью?

Среди всех страстных слов, которыми они обменивались, «любовь» было единственным табу.

Но если это правда?..

Да если правда, она готова душу дьяволу продать! Морган мог бы на ней и не жениться. Брак сделал бы его уязвимым, а ей дал бы и в свете, и в личной жизни такую власть над ним, на какую в качестве его любовницы она и надеяться не смела бы. Так почему же столь богатый, преуспевающий, обаятельный и авторитетный человек, как Морган, станет подвергаться такому финансовому и эмоциональному гнету? Разве только…

«С любовью, Морган».

Клодия не отрывала глаз от этих двух слов, мысли взвихрились в отчаянной неопределенности. Время ее истекло.

Она встала, быстро оделась, желая поскорее довести дело до конца. Если Морган все-таки захочет на ней жениться после того, как она расскажет, почему умер ее ребенок, – что ж, тогда она узнает, что он и в самом деле ее любит, и с такой силой, что хватит на всю жизнь.

Ехала она осторожно, всю дорогу репетировала свою речь, прикидывала, какие фразы окажутся удачнее, и съеживалась при мысли, что смягчить грубый удар от ее признания нельзя никак.

В конторе Моргана она почувствовала облегчение, когда секретарша приветствовала ее жестом и заговорщической улыбкой, а доложить Моргану даже не сочла нужным. После сегодняшнего посещения улыбок может оказаться не так-то много.

Он сидел во вращающемся кресле, спиной к двери, и изучал содержимое тонкой папки. Клодия замешкалась на пороге.

– Морган…

Он застыл, поднял голову, точно зверь, учуявший добычу, но не повернулся. Клодия вошла и затворила дверь, радуясь, что может прислониться к ней спиною. А то, подумала она, могла бы и не удержаться на ногах. Она провела языком по сухим губам, отчаянно пытаясь припомнить первую фразу.

– Морган, мне нужно…

– Сука! – Он встал и обогнул стол. – Садистка! Стяжательница! Злобная сука!

Клодии, оглушенной его яростной и преждевременной реакцией, побледневшей, оставалось только неподвижно стоять под его бешеным натиском.

– Бледней, бледней, паршивая… – и сказал слово, от которого она вспыхнула и опять побледнела, а он продолжал с испепеляющим презрением:

– Ты больна! Тебя нужно изолировать! Ты позволила мне поверить, будто я виноват в смерти ребенка!

Сознание Клодии отключилось, все ее выисканные оправдания рухнули, когда она поняла, что он уже знает то, что она так мучительно боялась ему поведать. Она подвела его еще раз.

– Какого черта ты добивалась? – слова летели из его побелевших губ будто ножи. – Хотела отомстить? За что? Из оскорбленного самолюбия? Но ты призналась, что Марк тебе не нужен, так что не говори, будто я лишил тебя того, что ты жаждала всем сердцем. Ты меня и человеком-то не считала, не так ли? Я для тебя был всего-навсего кобылой для порки. Ты мной воспользовалась, сука поганая, дабы увильнуть от ответственности, и до сих пор думаешь мной пользоваться!

Он высился над нею, яростно, беспощадно хлестал ее – до того яростно, что его вчерашний гнев по сравнению с этим казался просто легким недовольством.

– И Боже мой – что же насчет нового ребенка, того, что ты якобы желала родить от меня? – неумолимо продолжал он. – Или он был намечен как новая пешка в твоей гнусной игре «пусть Морган страдает»? Или, может быть, ребенка вообще не должно было быть? Или ты хотела внушить мне сознание вины, помучить меня тем, чего, как ты знала, у меня вообще не будет?

Ну, так ты сгниешь по крупицам прежде, чем я снова приму участие в твоих патологических фантазиях. Слышишь, Клодия? Сгниешь по крупицам!

И с этим швырнул папку ей в лицо и отошел, яростно отпихнув с дороги стул. Папка упала на пол, листы разлетелись, и она пригнулась поднять ее, совершенно автоматически. Когда она поняла, что поднимает, пальцы ее судорожно застыли.

– Это моя история болезни… Она это шепнула, но он расслышал. И повернулся на каблуке, явно сдерживаясь.

– Как ты ее достал? – отупело спросила она. Ей и в голову не могло прийти, что он обо всем узнает именно так, из холодных, клинических подробностей. – Я думала, врачи такую информацию не разглашают…

– Да, еще один забавный выверт в истории твоей мести, – прорычал он, прижимая кулаки к бокам, как бы противясь искушению пустить их в ход. – Будешь смеяться. Я нажал кое-какие кнопки. Думал, мне полезно будет узнать, с какими проблемами ты можешь столкнуться при рождении моего ребенка. Не хотел тебя мучить, если бы выяснилось, что доносить ребенка ты не можешь…

Господи, он и вправду любил ее…

– Но я тебе сказала…

– Ты мне много что сказала, Клодия. – Он прервал ее слова гневным взмахом руки, намеренно сшибив со стола письменный прибор. Подобно опрокинутому стулу, это как бы символизировало разгром, учиненный ее ложью. – И ничто даже дерьма не стоит…

– Морган, да поэтому я и пришла. Хотела тебе сказать…

– В самом деле? – саркастически ухмыльнулся он. – Какая доброта с твоей стороны! Что же ты хотела сказать? «А попробуй-ка, Морган, догадаться, знаешь о чем? Ты ведь не убийца. Я все это время тебя манежила: приятно было посмотреть, как ты корчишься!»

От слова «убийца» сердце ее сжалось в тугой комок.

– Морган, прошу тебя, выслушай…

– Что? Новое вранье? Новые выгодные тебе полуправды? – взорвался он. Глаза его пылали синим пламенем, лицо исказилось от омерзения. – Тяжело было, но я мог понять, когда ты врала насчет отца твоего ребенка. Но это? Это? – На какой-то ужасный миг показалось, будто его сейчас вырвет, вырвет, но он сдержался и отрубил:

– Не хочу слушать, Клодия. Ничего не хочу слушать. Убирайся вон! Вон из моей конторы. Вон из моего дома. Вон из моей жизни…

– Морган, я люблю тебя… – в отчаянии заговорила она, а он выругался, гаже прежнего, вымарав ее свирепым отвращением.

– Убирайся вон, Клодия, пока не поздно. Иначе я не отвечаю за свои поступки. Я вполне мог бы тебя убить за то, что ты мне сделала!..

Ее трясло как в лихорадке. Понимая, что теперь уже поздно и всегда было для них поздно, Клодия повернулась и стала нашаривать дверную ручку.

– И вот что, Клодия: ты прекращаешь наши отношения с пустыми руками. Понятно? Ты не возьмешь ничего! – И оскорбительно бросил ей вслед:

– А если возьмешь, подам на тебя в суд за мошенничество, а там с тебя безжалостно сорвут маску честной женщины. Поэтому, когда будешь уходить, оставь ключи от «корвета» на столе. Спариваться с тобой было приятно, да недолго это было – ты и на запасную шину заработать не успела, не то что на весь автомобиль!

Клодия напряглась, и последнее, непростительное оскорбление вынудило ее бросить на него через плечо взгляд, пылавший гневом, не меньшим, чем у него. Этот автомобиль символизировал их счастье. Она ему не позволит отнять у нее даже воспоминания!

– Иди к черту, Морган Стоун!

Отчаянная езда по Приморскому шоссе выпала у нее из памяти, до дому она добралась фантастически быстро и вывалилась из машины на колени, причем обожгла руку, дотронувшись до горячей шины. Она все еще тряслась как лист, когда, шатаясь, вошла в дом и автоматически взяла трубку резко, раздражающе звонившего телефона.

– А-алло?..

Ее хриплое приветствие было встречено мертвенным молчанием, а затем – гортанным рыком:

– Повезло тебе, что в живых осталась, – до того дико отсюда дернула!

– По-твоему, это – жизнь? – спросила она с истерическим всхлипом – жалкая пародия на черный юмор – и положила трубку.

Телефон она взяла наверх к себе, но Морган больше не звонил.

Не звонил он также всю ночь и следующие двое суток. В свой собственный дом он и на порог не ступил, а Клодия не выходила за порог.

Она позвонила в отель, сказала, что у нее летняя инфлюэнца в тяжелой форме, и без малейшего зазрения совести переложила всю работу на преемника, прибывшего из главной конторы для двухнедельной акклиматизации.

Вернулся домой Марк. Он изводил ее заботой и донимал тревожными вопросами, но она с ним разговаривать не стала, не в силах объяснить эмоциональную прострацию, которая охватывала и в то же время охраняла ее. Клодия могла только сидеть и ждать, как раненый зверек в капкане, боясь двинуться, боясь обратить на себя внимание…

На третье утро, перед тем как нехотя отправиться в контору, Марк наконец-то сделался настойчивее:

– Что вы собираетесь делать, Клодия? Отец окопался в отеле и при одном упоминании вашего имени рвет и мечет. Вы сидите здесь – краше в гроб кладут. Если… ну, если придется уехать, куда вы направитесь?

Его забота пронзила толстый серый кокон ее несчастья острой стрелой боли.

Уехать от Моргана?

Она гадала: а знает ли он, что она еще у него в доме? Наверное, нет, а то нанял бы каких-нибудь громил вышвырнуть ее на улицу.

Уехать? И внезапно ее охватила паника: уезжать было некуда. В «Харбор-Пойнт» ей нельзя: срок ее службы почти завершился, да вдобавок там находится он. Как мрачно предсказывал Марк несколько дней назад, она ухитрилась остаться без ничего, без никого…

Луч света расширился и превратился в сияющую тропу сквозь мрак самосожаления, поглотивший ее врожденную стойкость. Тусклые карие глаза Клодии воинственно сверкнули. Она рисковала всем, лишь бы быть с Морганом, так почему она от него отказывается без борьбы? Она видела, насколько он уважал тех, кто смело с ним не соглашался, даже если, по его мнению, они были не правы. Она поступила очень дурно, да, но ведь и самым закоренелым преступникам давали в суде слово. Теперь, когда за несколько дней у Моргана было время остыть, не могла ли она воззвать к нему с позиции разума?

Она спросила себя: а стал бы человек, ее ненавидящий, звонить ей после их ссоры, хотя бы и в гневе? Про машину он не спрашивал, он проверял, добралась ли она до дому целой и невредимой. Даже доведенный до белого каления, проклинающий сам факт ее существования, он все-таки позвонил ей.

Что ей терять, если она еще с ним встретится? Нечего! Но каким образом встретиться, если он всячески этого избегает? Надо как-нибудь его заманить. Глаза ее сузились: она внезапно вспомнила, как он когда-то угрожал под влиянием гнева.

– Вы знаете каких-нибудь хороших адвокатов, Марк? – медленно спросила она.

Он насторожился, изумленный, как неожиданно она подняла голову – и гордо, после того, как несколько дней держала ее опущенной.

– Знаю. А зачем? Глаза ее сузились.

– Думаю вчинить иск о нарушении брачного обещания.

У него отвисла челюсть.

– О наруше… То есть… Отцу?

– Последнее время больше никто мне предложение не делал, – мрачно произнесла она.

– Но, Клодия… Господи… да он ведь ни за что… Господи!

Его испуганный лепет не воспрепятствовал отчаянному поступку отчаянной женщины.

– Вы при этом присутствовали, – напомнила она. – Слышали, как он сказал, что собирается на мне жениться.

Марк сглотнул слюну.

– Хотите, чтобы я выступил свидетелем с вашей стороны? – запищал он, как девчонка, и воззрился на нее в ужасе. – Клодия, да он меня убьет – обоих нас убьет!

Она посмотрела на него суровыми карими глазами, мерцающими от бесполезных слез, которые запретила себе пролить.

– Но есть ведь что-то, ради чего стоит умереть, правда?

Нечестивая, веселая ухмылка медленно проползла по его отупелому лицу, пока он наблюдал за нею, полною решимости.

– Да. Да, пожалуй, есть. И я не просто знаю хороших адвокатов, некоторые из них мне кое-чем обязаны. Вы просто сидите здесь, Клодия, и не рыпайтесь, а я все возьму на себя!

После того, как он ушел, сочтя все это куда более забавным, чем это было разумно или уместно, уверенность Клодии мигом улетучилась. Нарушение брачного обещания? – раздраженно подумала она. Умора! За все время любящий Морган обещал ей одно – страдания, и выполнил обещание с лихвой!

Смутно представляя себе, что адвокаты будут в корыстных целях действовать крайне медленно, Клодия утешила себя тем, что, если смелости не хватит, всегда хватит времени передумать. А пока она по крайней мере будет чувствовать, что снова делает некоторую попытку распорядиться своей жизнью.

Впервые за несколько дней она позавтракала и даже немного поела за обедом – из уважения к отчаянным усилиям крайне растерянной домоправительницы Моргана.

Во второй половине дня, раздраженная жарой и последствиями бессонницы, Клодия вызывающе улеглась загорать на террасе, пытаясь избавиться от того, что она сочла тюремной бледностью.

Душераздирающе завизжали шины, хлопнула автомобильная дверь – это прогнало ее легкую дремоту, она рассеянно села, чувствуя болезненное покалывание кожи и досадуя, что перестаралась с загаром. Неужели Марк уже вернулся? Хочет проверить, не перерезала ли она вены? Право, надо ему сказать, чтобы перестал возле нее маячить наподобие нервного папаши. Она встала, пошатываясь, посмотрела с балкона, и глаза ее расширились от ужаса, когда она увидела внизу приземистый черный автомобиль, чьи шины еще дымились.

В тот же миг она услышала, что ее имя эхом перекатывается по дому:

– Клодия? Клодия! Я знаю, что ты здесь, Клодия, от меня не спрячешься!

Она смятенно оглянулась по сторонам, ища, что бы надеть поверх элегантного желтого купальника, но халат она с собой не захватила и подумывала завернуться в скатерть, служившую ей во время обеда на открытом воздухе, когда Морган с грохотом пролетел вверх по лестнице, ворвался в солярий и увидел ее.

– По-моему, я тебе велел убираться из моего дома! – отрезал он. Его жаркий взгляд скользнул по ее обнаженным рукам и ногам, пока он проходил вперед, и что-то мелькнуло у него в глазах. – Вижу, что ты меня ждешь.

Сардоническая, тихая реплика была настолько неожиданна, что Клодия дернулась.

– Много о себе думаешь! – выпалила она, подавляя желание скрестить руки на груди, ходящей ходуном.

Бритый, хотя казался небритым, изможденным, суженные глаза смотрели угрожающе, лицо как бы очертили беспощадные прямые линии. Он был в белой рубашке и светло-серой пиджачной тройке, и рядом с ним Клодия чувствовала себя пугающе голой, застигнутой врасплох.

– А как еще о себе думать тому, кто настолько желанен женщинам, что они вынуждены судить об его чарах? – он похлопал себя по ладони бумагами, свернутыми в трубку и перевязанными лентой. – Ты знаешь, что сегодня со мной произошло, Клодия?

Она беспомощно покачала головой, загипнотизированная бумагами, и боялась спросить. Еще одно медицинское свидетельство, чтобы нанести рану ее совести?..

– Два человека, два очень больших и хмурых человека обратились ко мне в моем выставочном зале и сорвали интервью о «пятисотке», которое у меня брали корреспонденты американского телевидения… интервью, которое, между прочим, организовала ты… и вручили мне некие юридические документы, кои постарались объяснить мне очень подробно и громко. Против меня не только возбуждают дело о нарушении брачного обещания, но, по всему, родной мой сын добровольно выступит против меня свидетелем, адресом же иска обозначен мой собственный дом.

– В с-самом деле? – Клодия не смела посмотреть ему в лицо. Убийственно, вкрадчиво ровный тон совершенно выбивал почву из-под ног. Да что же это Марк натворил? Даже Клодия знала, что никакие юридические документы настолько быстро не составляются.

Она следила из-под опущенных ресниц, пока руки со зловеще белыми костяшками пальцев разворачивали документы.

– Как по-твоему, какая женщина способна учинить что-нибудь настолько глупое?

Влюбленная.

Молчание тянулось. Клодия сглотнула слюну. Кожу ее теперь не покалывало, а жгло. К своему ужасу, она ощутила, как взгляд его снова ползет по ее телу; ее груди вздулись и наполнились болью от вернувшегося голода.

Она спрятала руки за спину, бессознательно углубляя вырез купальника с низким декольте, и, под стать ему, агрессивно выставила подбородок.

– Рассерженная!

Жесткое, высокомерное выражение его лица не изменилось.

– Рассерженная? – Насколько он был жесток, настолько голос его – по-прежнему мягок. Он протянул оскорбительные документы и одним уголком принялся водить вокруг ее соска, темневшего под светлым купальником. – Не думаю, Клодия. – Ноздри его раздулись, когда ее сосок мгновенно сжался. – Ты ведь сама знаешь, – сказал он, с умышленной жестокостью водя бумагой взад и вперед, – что этот иск не стоит бумаги, на которой изложен!

– Морган, я… – задрожала Клодия.

– Не надо, – отрубил он. – Довольно лжи. Навсегда! – Убив в ней последнюю надежду, он нанес ей еще один удар, спросив:

– Ты беременна?

– Что? – заморгала она, ошеломленная.

– В этом иске говорится, что я бросил тебя… ммм… в интересном положении…

Ах, Марк!

Она посмотрела на Моргана ясными глазами, даже не чувствуя искушения.

– Нет.

Если она ему нужна, пусть будет нужна сама, одна!

– Почему ты в этом уверена? Месячные у тебя лишь на той неделе.

Никогда, никогда не привыкнет она к его грубой откровенности в самые деликатные моменты. Краснея, Клодия ухватила бумагу, щекотавшую ей грудь, и скомкала: оба они понимали бессмысленность этих документов.

– Я… я уверена, что, вероятно, нет, – твердо произнесла она.

– «Уверена» и «вероятно» – противоречие в терминах.

– Ты для этого и пришел – обсуждать противоречия? – вспылила она, ужаленная его холодной официальностью.

– Ты позвала, и я пришел, – ответил он.

– Но я не…

– Клодия, этот иск – белиберда. – И в подтверждение он выхватил бумаги из ее помертвелых пальцев и швырнул с балкона. – Это винегрет казуистики, туфта, а в общем – неприкрытый шантаж. Не знаю, кто у тебя адвокат, но приму меры, чтобы его вывели из коллегии. А что касается этих двух дуболомов с бумажонками!..

– Я… это был Марк… я только сегодня утром это предложила… на самом деле и не собиралась… – Клодия не хотела плакать, право же, не хотела, но его насмешливая кривая улыбка была для нее нестерпима. – Я тебя ненавижу, – прошептала она, пока он притягивал ее к своей груди.

– А я – тебя.

И поцеловал, показывая, насколько ненавидит, а слезы потекли у нее и того пуще. Что это – казнь или отпущение грехов? Она все еще не понимала.

– Прости, прости, прости… – запинаясь, бормотала она, губы в губы. – Я обезумела – ты был прав, я на время помешалась, когда потеряла ребенка, но и после этого боялась прямо взглянуть на то, что наделала. Я просто хотела забыть – забыть все… – Вспомнив прошлое, она содрогнулась. – А после… когда мы встретились опять, я… я по-прежнему не могла заставить себя признаться. Но я и вправду собиралась тебе рассказать в тот день… поэтому и поехала вслед за тобой в контору. Я ни за что, никогда не вышла бы за тебя, если бы так и позволила тебе считать…

– Что я – детоубийца?

– Ах, нет, нет, не говори так… – Она обхватила ему лицо ладонями, глубоко заглянула и глаза и была потрясена, увидев, что прекрасная синева затянута дождливыми тучами. – Прости, – беспомощно повторила она, переживая за него душой, – а я себя вовеки не прощу. Я… я пойму, если и ты не сможешь простить… Он не отводил взгляда от ее глаз.

– Нет, не поймешь.

Она закусила губу, изобличенная в новой лжи.

– Постараюсь понять… сделаю все, что пожелаешь, лишь бы попробовать искупить мою вину…

– Только не уедешь и не оставишь меня в покое.

Его злая ирония была почти невыносима. Она закрыла глаза.

– Даже это…

– А если ты и в самом деле беременна? Господи, какой же он безжалостный! Она открыла глаза, приемля кару с невозмутимой покорностью судьбе.

– Что только будет тебе угодно.

– Аборт?

Кровь в ее жилах застыла от страшного шока при мысли о заслуженном возмездии за то, что она ему сделала.

– Нет!

– Стало быть, не что угодно. – Как он только мог с такой холодной насмешливостью истязать ее и в то же время так нежно и ласково держать ее в объятиях? Или это и станет ей вечным наказанием?

– Нет, не совсем что угодно, – изнеможенно призналась она.

– Я же говорил, чтобы ты не лгала мне, Клодия.

– Я пытаюсь! – хрипло прокричала она: ее мучило, что она и касается его, и одновременно знает, что он от нее далеко.

– Попытайся посильней. – И с тем же мрачным упорством спросил:

– Ты меня любишь? Она стиснула зубы.

– Да! – призналась она с горечью. Он взял ее за подбородок и продолжал неумолимый допрос:

– И ты воображаешь, будто я все еще люблю тебя?

Мучительная пауза. Не «думаешь» – воображаешь… Жестокое различие. Что здесь правда, а что – ложь? Она посмотрела на него, чувствуя, как ее сердце и разум ему покоряются.

– Да, – с трудом проговорила она. – Иначе ты бы не вынудил меня на такую провокацию, чтобы тебя повидать. Но это еще не значит, будто я воспользуюсь…

В глазах его, словно летняя молния, мелькнула смешинка.

– Вижу, что сейчас ты этому веришь, Герцогиня, да только не сомневаюсь, что и это окажется очередной безжалостной ложью. Ты бесстыдно воспользуешься каждой моей слабостью…

– Любовь – не слабость, Морган! – страстно возразила она, дрожа от упоительного облегчения. – Она придает силы.

– Достаточно для победы над черными демонами сомнения, – согласился он, гладя ей голую, нагретую солнцем спину. – Даже когда я ненавидел тебя, Клодия, то не сомневался, что и в ненависти ты – моя…

– Морган…

– Нет, позволь мне сказать, чтобы впредь не возникало недоразумений, чтобы покончить с этим. – Он коснулся ее нижней губы, вспухшей там, где она прикусила ее до крови. – Мне бы очень хотелось, чтобы ты от меня забеременела, но и независимо от этого я хочу на тебе жениться. Я преследовал тебя, взял в плен и легко от тебя не откажусь. Прошлых ошибок нам не исправить, но мы, безусловно, можем, если захотим оба, создать для нас куда лучшее будущее. За последние дни я понял, что в моем возмущении твоим предательством очень много от оскорбленного самолюбия. Последние дни я много пьянствовал и злобствовал, находя жизнь несправедливой, – только кто же сказал, что она справедлива?

Сегодня утром я вернулся к жизни в реальном, несправедливом мире. И обнаружил в реальном мире, что передо мною тот же выбор, что и раньше, до того, как я прочитал историю болезни: жизнь с Клодией или жизнь без Клодии. Тот же выбор… и та же Клодия.

Видишь ли, я очень хорошо тебя знаю, и один из твоих недостатков – досадная привычка обороняться от неприятностей, не обращая на них внимания; например, ты притворялась жесткой, корыстолюбивой, пресыщенной, тогда как на самом деле ты неисправимо романтична и не ляжешь с нелюбимым в постель, равно как и не обидишь любимого. – Он пригнулся к ней и на миг с изумительной нежностью коснулся языком ранки на ее губе. – Ты не хотела обидеть Нэша и поэтому согласилась пойти за него замуж, хотя и сомневалась; ты не хотела обидеть Марка и поэтому не сказала ему, как я тебя оскорбил; ты не хотела обидеть меня и поэтому как можно дольше скрывала от меня сведения, которые, по твоему предположению, принесут мне страдания больше, чем облегчения…

– Морган, я вправду сожалею…

– Знаю. Сожалею и я. О зря потраченном времени. Ты, наверно, позволила бы мне соблазнить тебя гораздо раньше, если бы не скрывала вину, – пробормотал он, наслаждаясь смущением Клодии и поддразнивая ее, чтобы возродить в ней уверенность в своих женских чарах. – Когда мне всучили эти чертовы бумажонки, я вышел из себя и чуть не выгнал этих субчиков взашей, но понял, что ты не могла учинить это всерьез… моя страстно-нежная Клодия. Ты мне сообщила, что не сбежала. Что ты все там же, если нужна мне.

Если?

Он прижался лбом к ее лбу, покачиваясь вперед и назад, разглаживая ей последние морщинки, пока целовал ее в переносицу.

– Что бы дурного ты ни сделала, но два года назад ты преподала мне очень ценный и необходимый урок: что жизнь хрупка и каждый дарованный нам миг бесценен для нас и для любящих нас. Это благодаря тебе я заново открыл себя и моего сына… и мою способность любить.

Я люблю тебя, прелестная моя Герцогиня, а это – повод для празднования и ни в коем случае не для извинений. Так что выходи за меня замуж, и насладимся вместе жизнью, сотканной из бесценных мигов. Обещаю: ты почувствуешь себя настолько любимой, что забудешь о чувстве недоверия, в прошлом омрачавшем нашу жизнь…

И она уже чувствовала себя восхитительно любимой: его жаркие поцелуи, его руки, проскользнувшие под тонкий купальник, возрождали ее дух и возвращали душу и тело под сень его нежных забот.

Празднование их свадьбы было очень скромным, зато возымело долговременные и общественно значимые последствия.

Через девять месяцев, почти день в день, маленькая Сара Стоун нагрянула в ничего не подозревающий мир, явившись в столь неудобном месте, как классический «корвет», поставленный наискосок возле веллингтонской больницы. Ее разъяренный писк возвестил, что она обладает темпераментом переполошенного отца, а также унаследованной от матери способностью привлекать его внимание…

Примечания

1

«Камень» по-английски – «стоун» (stone).

2

Перифраз широко известной сентенции Бенджамина Франклина «Не было гвоздя – подкова пропала…» (перевод С. Я. Маршака).

3

Слова из «Церковной истории англов» древнеанглииского богослова Беды Достопочтенного (672–735), ставшие в английском языке ходячим фразеологизмом. У нас их в стихотворении «Поэзия» цитировал Ф. И. Тютчев.

4

На Западе обручальное кольцо носят на безымянном пальце левой руки.

5

Вира – в средние века штраф за убийство.

6

Ссылка на последние слова великого английского поэта сэра Филипа Сидни (1552–1584). Смертельно раненный на поле битвы, он протянул другому раненому флягу и сказал: «Пей, друг! Тебе нужнее, нежели мне».

7

По-английски назвать кого-нибудь не по фамилии (с обращением «мистер», «миссис» или «мисс»), а только по имени – все равно что по-русски назвать кого-нибудь лишь по имени, без отчества: это говорит об очень тесном знакомстве.

8

Намек на известный анекдот: сосед из квартиры ниже этажом пожаловался одному человеку на то, что тот, разуваясь перед сном, очень громко бросает ботинки на пол и мешает ему уснуть. Человек извинился, но перед сном забыл данное обещание и громко швырнул ботинок об пол. Спохватился, второй ботинок поставил тихо, лег и уснул. Примерно через час в дверь забарабанили и послышался гневный голос соседа снизу: «Черт возьми, когда вы, наконец, бросите второй ботинок?»

9

Опять обыгрывается семантика фамилии героя.

10

Шекспир, «Троил и Крессида», III, 2.

11

Антитеза термину «священный союз».

12

Притчи, 13: 24 (в Библии – «сына»).


home | my bookshelf | | Безжалостная ложь |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 1
Средний рейтинг 4.0 из 5



Оцените эту книгу