Book: Все началось с вечеринки



Все началось с вечеринки

Сьюзен Нэпьер

Все началось с вечеринки

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Девочка робко топталась в дверях, не решаясь войти. Сидевшая за столом учительница была полностью поглощена работой. Перед ней лежали книги и стопка исписанной бумаги. Свет от настольной лампы падал на ее склоненную голову, придавая волосам ярко-золотистый оттенок. Даже в свободной белой рубашке и бежевых брюках с карманами она смотрелась на редкость женственной.

Мисс Адамс всегда казалась доброжелательной и отзывчивой. Она никогда не повышала голоса, не заводила любимчиков и не придиралась, как это делали многие учителя в «Истбруке». Но сейчас она выглядела настолько занятой и сосредоточенной, что девочка не решалась с ней заговорить.

В конце прошлого учебного года мисс Адамс покинула женскую гимназию и начала преподавать историю в Гунуанской государственной средней школе. В лагере, где во время каникул отдыхали школьницы пятых классов, она оказалась только потому, что заболела старая миссис Кармайкл и некому было ее заменить. К счастью, мисс Маршалл, руководительница лагеря, вспомнила о бывшей коллеге, живущей неподалеку.

Поплотнее запахнув пижаму, девочка начала пятиться в коридор, но было уже поздно. Ее заметили.

Не в характере Ани было нагонять на себя страх, но она знала, что осталась одна с четырьмя девочками-подростками в доме, расположенном в дальней части заповедника. Остальные девочки вместе с Кэти Маршалл отправились записывать голоса ночных птиц. Так что кричи не кричи, а помощи не дождешься.

Узнав высокую неуклюжую фигурку одной из ее временных подопечных, Аня облегченно вздохнула.

– Привет, Джессика, почему ты не спишь?

Изящные золотые часики Ани показывали далеко за полночь. За работой время пролетело незаметно.

Я... мм... – Джессика шумно сглотнула, переминаясь с ноги на ногу.

– Не спится? Снова болит живот?

Джессика торопливо моргнула.

– Нет... мм... я просто спустилась, чтобы... чтобы... – она замолчала, мучительно придумывая ответ, – чтобы попить, – неловко докончила она.

Аня решила не придираться к явной выдумке.

– Понятно. Так чего же ты ждешь? – Она кивнула головой на открытую дверь кухни у себя за спиной. – Налей себе воды.

Аня снова углубилась в чтение. На кухне послышался звук льющейся воды и звон стакана. Потом вновь воцарилась тишина, свет погас, и Джессика появилась в дверях.

Аня вопросительно посмотрела на девочку.

– Что-то еще? – Аня подавила вздох, отложила ручку и попыталась улыбнуться. – Если не спится, может, поболтаем немного?

– Ну... – нерешительно протянула Джессика.

– Нелады с другими девочками?

– Нет! Все в порядке... правда! Я... мне хочется спать... – Она зевнула. – Мм... спокойной ночи, мисс Адамс.

Джессика повернулась и помчалась вверх по ступенькам.

Аня вновь взялась за ручку и попыталась вернуться к работе, но взволнованное лицо Джессики не давало ей покоя. Она жалела о том, что отмахнулась от девочки, не сумела подтолкнуть ее к откровенному разговору. Умение Ани завоевывать доверие учеников считалось одним из ее главных педагогических достоинств. Именно благодаря рекомендации, выданной ей директрисой Истбрукской школы, она и получила новую работу. Потратить несколько дней каникул, чтобы помочь в лагере, – самое малое, чем она могла отблагодарить свою прежнюю школу.

Аня сама училась в женской гимназии и хорошо знала о непримиримой вражде, существовавшей между отдельными ученицами, о всяких жестоких выходках, мелких пакостях и безрассудных поступках, то есть обо всем том, что происходит за спиной преподавателей. Вспоминая некоторые эпизоды собственной школьной жизни, она почувствовала еще большие угрызения совести из-за того, что оттолкнула Джессику.

Решительно поднявшись со стула, Аня сложила книги и листы бумаги в аккуратные стопки, собрала рюкзачок. Ей давно пора было сделать это! Завтра последний день работы лагеря, дел будет хоть отбавляй, вплоть до того момента, когда придет автобус, который отвезет девочек домой. Только тогда Аня сможет, наконец, в полной мере насладиться тишиной и покоем своего уютного коттеджа.

Она с детства хотела жить в сельской местности и теперь обрела возможность воплотить мечту в жизнь.

Молодая женщина отнесла рюкзачок в тесную комнатушку, где она жила вдвоем с Кэти Маршалл, и отправилась проведать девочек.

Первую по коридору комнату занимали Шерил Марко и Эмма Джонсон. Надоедливая парочка избалованных маленьких леди, ясно дававших понять, что они здесь только потому, что пребывание в лагере входит в обязательную программу. Шерил и Эмма должны были отправиться вместе с остальными записывать голоса птиц, однако Кэти позволила им остаться, потому что обе в последний момент пожаловались на менструальные боли.

Аня открыла дверь и заглянула в темную комнату. Полная луна проникала сквозь неплотно прикрытые шторы, бросая блики на узкие двухъярусные кровати и два неподвижных тела.

Она готова была уже уйти, как вдруг заколебалась. Уж больно подозрительно объемными показались ей формы помешанных на собственной фигуре подростков, неустанно гордившихся своими щепкоподобными телами!

Она откинула одеяло ближайшей кровати и в смятении уставилась на беспорядочно сложенную сосиску из полотенец и одежды. Подошла к другой кровати – тот же результат!

У нее свело желудок от дурных предчувствий. Вполне возможно, что девочек нет на месте из-за какой-то невинной шалости. Впрочем, зная их характер, Аня не сомневалась, что вряд ли они удовлетворятся заурядной полуночной пирушкой или рейдом по соседним спальням.

Быстрый осмотр других спален не помог Ане отыскать следов пропавшей пары, и тогда, цепляясь за слабую надежду, что чутье все-таки подводит ее, она открыла последнюю дверь и включила свет.

– Девочки!

Джессика, еще не успевшая снять очки, быстро села на кровати, а ее соседка, круглолицая рыжеволосая девочка, сонно заморгала, пытаясь проснуться.

– Шерил и Эмма пропали, – объявила Аня. – Кому-нибудь из вас известно, куда они отправились?

Она устремила взгляд на сморенное сном лицо рыжеволосой.

– Кристин! Ты ведь дружишь с ними, они ничего тебе не говорили?

– Я так плохо чувствовала себя вчера вечером, мисс Адамс, что не обращала внимания, кто что говорил, – жалобно протянула Кристин.

Аня не собиралась поддаваться на подобные бесхитростные уловки.

– Какая жалость, – вздохнула она. – Я надеялась уладить дело, но думаю, теперь у меня не остается выбора. Вам, девочки, надо одеться – полиция, наверное, захочет с вами побеседовать...

– Полиция? – изумилась Джессика.

– Н-но... нельзя ли немного подождать, прежде чем предпринимать что-либо? – выпалила Кристин. – Мисс Маршалл так бы и поступила, окажись она здесь. Я хочу сказать – они могут скоро вернуться...

– Я не могу рисковать, – решительно заявила Аня. – Будь я по-прежнему в штате – другое дело, но я всего лишь неофициальный помощник. К счастью, у нас есть номера телефонов их родителей...

Это был мастерский удар.

– Родителей? – Кристин от ужаса залилась краской. – Отец Шерил придет в бешенство! Они всего лишь пошли на вечеринку!

– Вечеринку? – У Ани душа ушла в пятки. – Какую вечеринку? Куда?

Полученные сведения трудно было назвать утешительными. Группа местных парней, игравших неподалеку в регби, пригласили девочек из лагеря на вечеринку. Шерил и Эмма, единственные, кто отважился принять приглашение, договорились, что в десять часов кто-нибудь на машине подберет их у ворот лагеря. Им пообещали отвезти их назад, как только они захотят.

Аня с трудом скрывала охвативший ее ужас.

– Ты хочешь сказать, что они согласились уехать с абсолютно незнакомыми людьми?

Она мучительно пыталась припомнить, кого именно она видела сегодня на берегу. Было несколько знакомых ребят из ее новой школы, но головорезами их не назовешь.

– Нет, конечно же, нет!

Даже Кристин понимала разницу между обычным непослушанием и полнейшим безрассудством.

– Все в порядке, мисс Адамс, двое из них играли в оркестре на нашем школьном вечере!

Ане стало нехорошо. О боже... обласканные женским вниманием парни и обманчивый блеск рок-звезд!

– Эмма сказала, что парень, устраивающий вечеринку, пообещал, что дом все выходные будет в его полном распоряжении, – вмешалась в разговор Джессика.

Под нажимом учительницы Кристин попыталась объяснить, где проходит вечеринка:

– Мальчики сказали, что туда не больше десяти минут езды. Большое двухэтажное здание на другом конца Ривервью...

– Белый дом на холме, с мостом у ворот и рощицей норфолкских сосен, – добавила Джессика.

У Ани внезапно пересохло во рту.

– «Сосны»? – спросила она таким пронзительным голосом, что и сама почувствовала это. – Дом называется «Сосны»?

– Не пойму, зачем нам туда ехать, – забираясь на заднее сиденье Аниной малолитражки, ворчала Кристин спустя десять минут. – Не мы же влипли.

– Потому что в «Соснах» никто не подходит к телефону, а я не могу оставить вас одних, поехав за Шерил с Эммой, – объяснила Аня, роясь в бардачке в поисках очков, которые обычно надевала за рулем. Она оставила Кэти объяснительную записку, хотя надеялась вернуться в лагерь раньше ее.

Аня крепко сжала руль, сворачивая с шоссе на узкую грунтовую дорогу, которая соединяла побережье с пригородами Южного Окленда, и попыталась успокоить свои взвинченные нервы. Пожалуй, она перегнула палку. Ведь сама в школьные годы не раз убегала на недозволенные вечеринки – это было в порядке вещей у старшеклассниц, и даже такие паиньки, как Аня, обязаны были отступать порой от правил, чтобы обеспечить себе мирное существование в спальне.

Беда в том, что за те четыре месяца, что прошли после ее ухода из женской гимназии, она отвыкла волноваться из-за внеурочных выходок учащихся. Уходя из школы после обеда, она сбрасывала с плеч всякую ответственность. О, конечно же, она брала с собой планы проведения уроков и кипы тетрадей для проверки, но зато не несла никакой личной ответственности за самих детей до начала нового школьного дня.

– А что, если, пока мы доберемся, они уже разойдутся? – внезапно спросила Джессика. – Или поедут другой дорогой и мы разъедемся?

– Это единственная дорога из Ривервью в региональный парк, – отозвалась Аня. – И в ночное время здесь очень мало машин, так что разъехаться мы не можем. К тому же Шерил с Эммой сказали Кристин, что вернутся где-то около двух, так что они не могли еще уехать...

– Разве только вечеринка не удалась, и они не отправились еще куда-нибудь.

Аня скрипнула зубами. Будто ей мало хлопот!

Она продолжала вести машину в напряженном молчании. К счастью, ночь выдалась ясная, и от дороги ее отвлекал только танец насекомых в свете фар. Поля по обеим сторонам дороги заливал ровный лунный свет, и время от времени желтые лучи фар вырывали из темноты какой-нибудь фермерский домик, спрятанный меж деревьев.

Мальчики здорово приврали, говоря о десяти минутах, лишь минут через двадцать, не менее, Аня добралась до скопления домов, фермерских хозяйств и магазинчиков, из которых и состоял маленький городок Ривервью.

Она сбавила скорость, даже не взглянув на свой погруженный во мрак коттедж, стоявший в стороне от дороги в большом, заросшем саду. До того, как она уехала учиться в школу, ее детство проходило в гостиницах, где о саде отдаленно напоминала только пальма в горшке.

Они проехали мимо единственной в городе и уже закрытой в столь поздний час автозаправочной станции. Как только за домами пошли заборы из колючей проволоки и подстриженные живые изгороди, Аня вновь нажала на газ, стремясь поскорее разделаться с предстоящим тяжким испытанием. Она надеялась, что у Шерил с Эммой хватит здравого смысла не спорить, когда она попытается их увести.

Ей не улыбалась перспектива одной возиться с двумя норовистыми и, вполне возможно, подвыпившими девчонками, не говоря уже о всей компании. Хотя она и была в хорошей спортивной форме и считала себя довольно сильной, но при росте в шесть футов и три дюйма казалась крошкой рядом со своими учениками и, добиваясь их уважения, полагалась лишь на собственный ум и чувство юмора.

Ее беспокойство только усилилось, когда впереди показались «Сосны».

– Это здесь?

Вопрос Джессики остался без ответа. Аня резко затормозила и свернула с дороги.

В конце длинной, круто взбирающейся подъездной дороги, обсаженной с двух сторон деревьями, виднелся большой белый дом. Сквозь задернутые шторы пробивались разноцветные огни. Даже через закрытые стекла была слышна громкая музыка.

– Не удивительно, что они не слышали телефонные звонки, – пробормотала Аня, подъезжая к площадке перед домом, на которой беспорядочно стояли машины. – Оставайтесь здесь. Заприте дверцы и никому не открывайте, кроме меня, Шерил и Эммы. Постараюсь вернуться поскорее. Не волнуйтесь, если меня не будет какое-то время, и не выходите из машины!

Проинструктировав девочек, Аня направилась к дому.

На звонок ответа не последовало. Она постучала, а потом повернула нарядную бронзовую ручку, и выяснилось, что дверь легко открывается. Молодая женщина вошла в дом, и пульсирующие удары музыки обрели такое надсадное звучание, что Аня невольно поморщилась.

Можно было не сомневаться, что она не ошиблась с адресом. Вечеринка была в разгаре!

Повсюду виднелись извивающиеся под музыку фигуры, кое-кто из гостей сидел, а то и лежал на полу; несколько пар целовались, сплетясь в объятиях; те, кто разговаривали, пытались перекричать музыку. Всюду, куда ни падал взгляд, были разбросаны бутылки, банки, бокалы, остатки пакетов со съестным и крошки пиццы. Воздух пропитался сигаретным дымом и густым ароматом духов, запахами теплого пива и пота.

Переходя из комнаты в комнату, Аня пыталась разглядеть золотую головку Щерил и блестящую черную майку Эммы, что было совсем непросто из-за мигающих красных и розовых лампочек, бросавших причудливые отсветы на молодые лица, превращая их в маскарадные маски.

Наконец, Аня заметила скорчившуюся в углу кушетки Эмму, на которую бросал плотоядные взгляды долговязый парень, крайне непривлекательный на вид. Она с мрачным удовлетворением отметила, что девочке, похоже, не слишком здесь нравилось.

При виде учительницы на лице Эммы отразилось изумление, недоверие. И паника сменилась явным облегчением. Аня взяла девочку за руку и потянула из комнаты, не обращая внимания на невнятные возражения парня.

– Где Шерил? – спросила Аня, когда они оказались у выхода, где шум уже не так давил на барабанные перепонки.

. Эмма кинула испуганный взгляд через плечо учительницы.

– Она пошла наверх – около десяти минут назад... А ведь обещала, что мы не будем разлучаться... но... но потом ушла с одним из парней, который пригласил нас на вечеринку, – Шоном, кажется...

Мурашки побежали по спине Ани.

– Джессика с Кристин на улице в моей машине. Отправляйся к ним. Немедленно!

Она задержалась, чтобы убедиться, что девочка вышла из дома, а потом кинулась к лестнице, ведущей на второй этаж.

Оказавшись наверху, она побежала по длинному коридору. Толкнув первую попавшуюся ей дверь, она вспугнула глупо хихикающую парочку. Не успела она взяться за ручку следующей двери, как та резко распахнулась и на пороге возникла воинственного вида девушка с безжалостно обстриженными, обесцвеченными на концах черными волосами и серьгой в ноздре. На тоненькой шее болтались пухлые наушники.

– Что нужно? – рявкнула она, упершись кулаками в костлявые бедра и злобно искривив губы, покрытые черной помадой.

Анина решимость мгновенно ослабла.

– Я... я ищу Шона, – запинаясь, проговорила она.

– А вы для него не староваты? – насмешливо прищурилась девочка. – Его спальня в дальнем конце, но этот идиот уже, наверное, пьян вдребезги и вряд ли на что-нибудь сгодится!

Дверь захлопнулась у нее перед носом так же неожиданно, как и распахнулась.

Ворвавшись в комнату Шона, Аня резко остановилась. На смятой кровати с предательски опухшими губами сидела растерянная Шерил. Парень без рубашки и в расстегнутых джинсах допивал из бутылки остатки виски.

Шон Монро был одной из звезд команды регбистов. Хотя ему было только семнадцать, широкими плечами и развитой мускулатурой он скорее походил на взрослого мужчину, но обиженное выражение, появившееся на его лице при виде Ани, лишь подтверждало, что ему еще взрослеть да взрослеть.

– Шерил, ты в порядке?

Второй раз за ночь Аня увидела облегчение в пристыженном взгляде разыскиваемой девушки.

– Он пытался заставить меня выпить с ним, но мне не понравилось, – произнесла она дрожащим голосом. Она боязливо взглянула на своего спутника, когда тот со стоном опрокинулся на спину. – Кажется, Шону не очень хорошо, мисс Адамс.

– С чего бы это? – с сарказмом поинтересовалась Аня.

Она перевела взгляд на пивную банку, служившую пепельницей, и зорче присмотрелась к тому, что приняла за относительно безобидную сигарету.



– Думаю, ему хотелось, чтобы и ты попробовала это, – произнесла она напряженным от гнева голосом, указывая на тлеющий окурок.

– Я только дважды затянулась, – оборонялась Шерил. – У меня закружилась голова, и меня затошнило.

Но как бы ей ни хотелось отругать девочку за безрассудство, первым делом нужно было как можно быстрее и незаметнее вернуть ее и Эмму в лагерь.

Она велела Шерил спускаться к машине. Девочка подхватила свои ботинки и сумку и мигом вылетела из комнаты. Ну, ничего, юная леди, мрачно подумала Аня, Кэти придет в ярость, когда узнает все. И она уж отчитает Шерил как следует!

Она повернулась к лежащему на кровати парню, собираясь излить на него с трудом сдерживаемый гнев.

– Ты понимаешь, чем рискуешь? Девочка несовершеннолетняя... – запальчиво начала она.

Шон смачно выругался и, неожиданно вскочив на ноги, метнулся к ванной. Там его вырвало.

Аня почувствовала к парню легкое сострадание и налила ему стакан воды. Но когда он отпил пару глотков из предложенного стакана, его снова стошнило, и Аня оказалась не настолько проворной, чтобы защитить свои блузку и брюки.

Тихо ругаясь, она схватила полотенце. Невозможно будет сидеть в маленькой кабинке в этой тошнотворной вони, приставшей к ее одежде, – пожалуй, и ее, и пассажиров самих вырвет!

Убедившись, что Шон вновь упал на кровать, Аня заперлась в ванной и торопливо разделась. Она застирала испачканную одежду и только собиралась выжать ее, как услышала грохот и приглушенные стоны за дверью. Опасаясь, что Шона опять стошнило и он подавился, она схватила первую попавшуюся сухую рубашку, брошенную на корзину для белья, и метнулась в спальню.

Она с отвращением увидела, что Шон шарит руками по смятым простыням, пытаясь дотянутся до тлеющего окурка, упавшего на пол.

– Ага! – победно произнес он, высоко подняв с трудом добытый трофей.

Аня подскочила к нему и ловко выхватила тлеющий окурок из его неловких пальцев.

– Это я забираю, – строгим тоном произнесла она, намереваясь выбросить его в унитаз.

– Эй, не вздумай, стерва!

Он страшно разозлился и попытался выхватить окурок. Аня резко отвела руку в сторону – он ринулся вперед, она увернулась – и они в странной позе сцепились на краю кровати.

Неожиданно раздался низкий, звенящий от ярости голос:

– Черт возьми, Шон, кажется, мы договорились, что не будет никаких вечеринок, пока я... Что здесь происходит?

Аня резко обернулась. Увидев ее лицо, стоящий в дверях мужчина чуть ли не закричал:

– Вы?!

В его возгласе было столько осуждения, что Аня похолодела. Она схватилась за полы распахивающейся рубашки и в ужасе уставилась на дядюшку Шона. Монро, якобы уехавшего на все выходные.

Не может быть! Скотт Тайлер. Ее злой гений. Человек, упорно выступавший против приема Ани на работу в Гунуанскую школу.

Юрисконсульт школьного совета, считавший, что у нее нет должной квалификации для подобной работы. Этот человек только и ждал ее ошибки, чтобы доказать свою правоту!

ГЛАВА ВТОРАЯ

Музыка стихла, слышны были лишь оживленные голоса, хлопанье дверьми да звук заводящихся моторов.

Вечеринка закончилась, и тот, кто стал тому причиной, стоял перед ними.

Аня слышала, что сестра Скотта Тайлера попросила его приглядеть за своими детьми, пока она будет за границей с мужем, и догадывалась, что тридцатидвухлетнему холостяку-трудоголику пребывание с ними покажется грубым вмешательством в его налаженную жизнь.

Пятнадцатилетняя Саманта, учившаяся в Анином классе, была прилежной ученицей, прелестной, как картинка, и пользующейся невероятным успехом у мальчиков, что же касается Шона... ну, если ему запретить что-нибудь, то вполне естественно, что он просто из принципа сделает все наоборот!

Ане вовсе не хотелось превратиться в козла отпущения. Или заступаться за Шона, тупо уставившегося на гневное лицо своего дядюшки.

– Я могу объяснить... – начала она, сделав неопределенный жест в сторону развалившегося на кровати парня.

Пронзительный взгляд голубых глаз оторвался от лица Ани и последовал за коротким взмахом ее руки, и она с ужасом вспомнила, что держит тлеющий окурок с марихуаной. Она поспешно убрала руку за спину.

– Не трудитесь. Думаю, картина ясна, – произнес он. – Вам крупно не повезло, что я раньше завершил дела и попал на последний рейс из Веллингтона. Если бы я вернулся завтра, как планировал, вам все сошло бы с рук.

Скотт Тайлер с трудом сдерживал ярость.

Он казался невероятно высоким – крупный и мускулистый, в сером костюме, подчеркивающем его мощную фигуру. Развязанный галстук свисал с ворота его накрахмаленной рубашки. От одного его присутствия просторная комната в кремовых тонах вдруг показалась Ане очень маленькой. У него были густые непокорные темно-каштановые волосы, спадавшие на лоб, а лицо с высокими скулами, глубоко посаженными глазами и когда-то сломанным, но тем не менее красивым носом искажала гримаса гнева.

Скотт Тайлер действовал на нее устрашающе с самого начала. Аня впервые увидела его полгода назад, во время собеседования при приеме на работу в Гунуанскую школу. Когда она почувствовала, что производит благоприятное впечатление на большинство членов комиссии, он начал заваливать ее вопросами и намекать на нехватку опыта работы. Его резкие нападки застали ее врасплох, и Аня немного растерялась, но потом все-таки взяла себя в руки и отвечала спокойно и с чувством юмора, что позволило ей вернуть утраченные позиции. И все же на мгновение она почувствовала себя на скамье подсудимых, и ее не удивило, когда впоследствии она узнала, что Скотт Таилер – один из лучших адвокатов в Южном Окленде, известный умением выигрывать самые сложные дела.

Впоследствии она узнала, что хотя он и не имел права голоса в совете, но обладал внушительным влиянием на него благодаря своей репутации.

К счастью, директор школы, Марк Рэнсом, решительно поддержал Анину кандидатуру. Его мнение совпало с мнением большинства членов комиссии, и через несколько дней она получила работу.

К сожалению, умение признать свое поражение явно не входило в число достоинств Скотта Тайлера, и при каждой последующей встрече, хотя она из кожи вон лезла, стараясь быть учтивой, их отношения не складывались.

И тут такая нелепая ситуация!

– Понимаю, как это выглядит со стороны, мистер Тайлер, но вы неверно поняли... – начала она.

– Я провел чертовски трудные двадцать четыре часа с крайне строптивыми клиентами и не расположен выслушивать всякую чепуху. А потому советую вам одеться и убраться отсюда, – резко бросил он. – Мне нужно поговорить с племянником. С вами я разберусь позже!

Аня бы с радостью убралась с глаз долой, но нужно было прояснить ситуацию.

– Послушайте, я понимаю, что вы изрядно рассержены из-за того, что Шон устраивает вечеринки без вашего ведома...

– Какая проницательность! – насмешливо произнес Скотт Тайлер.

– ...но я узнала об этом только полчаса назад, – упорно договорила она.

– И бросились скидывать с себя одежду, чтобы присоединиться к веселью? – продолжал издеваться он. – Не думал, что исторички такие продвинутые...

Под его презрительным взглядом девушка залилась румянцем. Что, похоже, его только распалило.

– И давно вы даете практические уроки секса своим ученикам?

– Прекратите! – воскликнула она, из последних сил стараясь сохранить самообладание. Какой смысл выходить из себя? Она заметила, что это его излюбленная тактика – выводить из себя людей настолько, что они теряют способность логично мыслить. – Это всего лишь неудачное стечение обстоятельств, – заявила она, надменно вздернув подбородок.

– Обычные оправдания. – В его голосе слышалось презрение. – Под «неудачным стечением обстоятельств» обычно подразумевают поимку с поличным на месте преступления. Я специалист по уголовному праву, имейте в виду.

– Кому, как не юристу, знать, что внешность обманчива? – парировала она.

– Что касается вас – согласен... очень даже обманчива. Кто бы мог подумать, что тихая мисс Адамс в скромной юбке и туфлях на низком каблуке питает склонность к прозрачному нижнему белью и совращает учеников...

– Я никого не совращала! – захлебнулась от гнева Аня. По поводу нижнего белья возразить было нечего. Она одевалась в классическом стиле, просто и со вкусом, как и следовало учительнице. Но не могла отказать себе в удовольствии покупать красивое белье. В конце концов, если она прилично одета, кому какое дело, что она предпочитает носить под одеждой.

Вот только теперь она почувствовала себя голой. Сквозь не по росту большую белую рубашку просвечивали кружевной, изумрудного цвета, очень открытый бюстгальтер и точно такие же трусики.

– Вот как... так вы, стало быть, просто любите резвиться полуголой на вечеринках ради собственного удовольствия? Вы явно находите возбуждающим то, что на вас устремлено мужское внимание, – съязвил он, и под его насмешливым взглядом она явственно почувствовала, как напряглись ее соски под тонкой тканью. – На мой взгляд, это равносильно совращению.

– В таком случае у вас сложилось превратное впечатление!

Следовало ожидать, что он не откажет себе в удовольствии указать на то, что истинный джентльмен постарался бы не заметить из приличия.

– Ради бога, уж не думаете ли вы, что я разделась, чтобы...

Выражение его лица стало жестким.

– Вы утверждаете, что Шон пытался вас изнасиловать? – произнес он.

– Конечно, нет! – искренне изумившись, воскликнула она, плотнее запахнув на себе рубашку.

Он крепко схватил ее за запястье.

– Осторожнее! Отдайте мне это, прежде чем прожжете дырку в одной из лучших моих рубашек.

Он выхватил у нее окурок и затушил его.

– Ваша рубашка? – Она потерла руку. – Я... я думала, что это Шона... – проговорила она, запинаясь.

Скотт Тайлер бросил гневный взгляд на племянника.

– Мало тебе было разыгрывать роль хозяина, так надо было еще надеть мою рубашку?

Он раздавил окурок.

– Как сюда попала эта сигарета? – резко обратился он к Ане.

– Не имею представления, – кратко ответила она, крайне неуютно чувствуя себя в чужой рубашке. – Это не мое. Я никогда в жизни не курила марихуану.

Его губы недоверчиво скривились.

– Говорите, что не имели дела с травкой в этой вашей школе для скучающих маленьких богачек, постоянно ищущих кайфа и с легкой душой сорящих деньгами, которые никто не контролирует...

– Такое встречается в любой школе, – ответила Аня, поразившись точности характеристики. – К тому же я не утверждала, что не сталкивалась с наркотиками, просто не пробовала их.

– Наверное, не слишком престижный наркотик для золотой молодежи. Она предпочитает более модные сейчас.

Ну, это уж слишком! Аню прорвало.

– Вы ищете повод для ссоры, не так ли? – выпалила она. – Думаю, ваши родители не могли послать вас в частную школу, вот вы и презираете каждого, кто там учился. И далеко не нес ученики частных школ – снобы. Многих туда поместили родители, свято верящие в необходимость определенной дисциплины и моральных и религиозных ценностей, которым не учат в государственных учебных заведениях.

Она машинально жестикулировала в такт словам, на что Скотт Тайлер не преминул отреагировать.

– Осторожно, мисс Адамс, у вас белье выглядывает, – насмешливо произнес он, глядя на ворот рубашки, из-под которого выглядывала бретелька ее изумрудного бюстгальтера.

Она нетерпеливым жестом подтянула ее, не давая сбить себя. – У меня солидные профессиональные знания, и вы лишь из снобизма не хотели, чтобы я получила место преподавателя. Вы сделали все, чтобы выставить меня в дурном свете во время собеседования, и вам претит, что мне все же дали работу!

Румянец, проступивший на ее лице, подействовал на него как красная тряпка на быка.

– Возражал, потому что не считал вас готовой к решению проблем, которые возникают в школе с совместным обучением, где учатся дети из более низких социальных слоев, – произнес он. – Я и теперь так считаю!

Аня рассвирепела.

– В коллективе много женщин-преподавателей... – задиристо начала она.

– С большим опытом работы в школах с совместным обучением, – возразил Скотт. – А вы после окончания педагогического колледжа пребывали в узких стенах приятной во всех отношениях маленькой гимназии для юных леди.

Она ответила ему насмешкой:

– Осторожно, мистер Тайлер, в вас говорит комплекс неполноценности!

Он изобразил подобие улыбки.

– Так бабочка умеет кусаться? Но нападками дело не поправишь!

Он считает ее бабочкой? Она воображала себя маленьким, но решительным терьером.

– Но пока я прекрасно справляюсь!

– Правильно, это пока, – возразил Скотт.

– Вы мне угрожаете?

– К чему? Если сегодняшний вечер – пример того, как вы «справляетесь» с учениками, думаю, угроза исходит только от вас.

Она поджала губы, из последних сил пытаясь сдержаться.

– Послушайте, я помогаю в летнем лагере, а пара учениц отправилась без разрешения на вечеринку, поэтому я и поехала за ними. Я разыскала их, а потом Шона стошнило на мою одежду. Я застирывала ее в ванной, когда услышала, что он свалил что-то, вот и выскочила посмотреть...

Аня взглянула на виновника происшествия. Она готова была к тому, что он примется выкручиваться, но он, видимо, уже не мог связно говорить.

– Это так, Шон? – грозно спросил Скотт Тайлер, не сводя, однако, скептических глаз с Ани.

– Откуда мне знать, с чего это она заявилась? – путаясь в словах, промямлил Шон. – Была вечеринка... девочки сновали туда-сюда всю ночь. Она пришла в мою комнату и никак не отставала от меня. У тебя бывало такое с истеричками, дядя Скотт?

От возмущения Аня потеряла дар речи.

– На что бы он там ни намекал – этого не было, – резко отрубила она. – Вам прекрасно известно, что он говорит лишь то, что вам хотелось бы услышать.

Он выгнул густую черную бровь.

– Правда?

– Вы знаете, что это так. Посмотрите в окно, если не верите мне. Девочки, за которыми я приехала, сидят в моей машине...

Скотт бросил мимолетный взгляд на подъездную площадку.

– Нет дыма без огня, – пробормотал он.

– Теперь вы уже в роли пожарного? – накинулась она на него, испепеляя его взглядом. – Я думала, что вы опытный адвокат. Вам трудно заставить Шона сказать правду?

– Какую правду? Его или вашу? Когда только два свидетеля, то правда часто субъективна.

Аня чуть было не сказала ему, что есть и другие свидетели, но ей не хотелось вмешивать Шерил без крайней на то необходимости.

– Так вы действительно ему верите?

– Вы должны признать, что у меня есть повод сомневаться. Только не говорите, что не отдаете себе отчет в том, что в женщине в мужском наряде, безусловно, есть нечто эротическое, – сказал он, скользя по ее телу оценивающим взглядом, от которого ее бросило в жар. И не только от ярости. – А беленькие носочки создают эффект обманчивой непорочности и потому выглядят необычайно возбуждающе.

– О, ради всего святого, не говорите глупостей! Теперь вы меня вдобавок обвините, что я пытаюсь и вас соблазнить!

На миг воцарилась тишина. Аня взглянула на своего обидчика и увидела то, что усердно старалась не замечать: гладкую кожу на лице, длинные густые ресницы, обрамлявшие ярко-голубые глаза, и поразительный контраст тонких и в то же время чувственных губ и грубо высеченного мужского подбородка.

Темные тени под глазами – следы «чертовски тяжелого дня», – как ни странно, добавляли ему привлекательности.

– Буду только рад, но должен заметить, что я куда разборчивей, чем неискушенный подросток... – многозначительно произнес Скотт.

В его голосе прозвучало столько злобы, что у Ани перехватило дыхание.

– Вы невыносимы! Сразу видно, что вы с Шоном родственники!

Аня резко повернулась на каблуках и устремилась в ванную, так хлопнув дверью, что задрожало зеркало над раковиной и упала с полочки косметика.

Она в гневе сорвала с себя ненавистную рубашку и натянула свою мокрую одежду. Рывком застегнув молнию на ботинке, она защемила носок и, ругаясь сквозь зубы, пыталась высвободить его.

В представлении Ани носки были предметом сугубо утилитарным, а отнюдь не сексуальным, однако отныне невинному неведению положен конец. Ей уже не удастся надеть пару белых носков, не вспомнив о замечании Скотта Тайлера.

Боже милостивый, он считает их возбуждающими! Пару простых, дешевеньких белых носков! Ему явно нужно к врачу, думала она, разглядывая себя в зеркале и тщетно пытаясь найти прежнюю, всегда собранную, находчивую и практичную, мисс Адамс.

Из зеркала на нее смотрела раскрасневшаяся взволнованная девушка со сверкающими, потемневшими от гнева глазами и выбившимися из-под заколок и спадающими волнами к гладкому овальному подбородку волосами.

Чтобы хоть как-то привести себя в порядок, Аня убрала волосы со лба и заколола их дрожащими пальцами. Неужели ее губы всегда такие розовые и пухлые? Она сжала их в строгую линию, мечтая, чтобы они вновь обрели свой обычный вид. С прилипающей к телу влажной одеждой ничего не поделаешь, ладно, сойдет и так. Из спальни доносилось тихое бормотание. Аня собиралась войти с гордо поднятой головой. И может быть, даже простить хозяев дома, если те признают ошибку и попросят прощения.



Однако зрелище, представшее ее взору, не сулило ничего хорошего. Скотт Тайлер стоял с сидящим рядом племянником, опустив руку ему на плечо, стараясь то ли приободрить его, то ли удержать.

– Ну что, Шон рассказал, что произошло? – заранее зная ответ, спросила Аня.

Лицо Скотта Тайлера осталось непроницаемым.

– Сейчас с ним разговаривать бесполезно, – ответил он, окинув взглядом ее одежду. И категорично продолжил: – Уже поздно, давайте отложим вопросы до более удобного случая...

Скотт направился к девушке. И прежде чем его широкая спина полностью заслонила Шона, Аня увидела на лице подростка все ту же мерзкую ухмылку. Гадкий тип и не думал признавать свою вину.

– Что ж, один вопрос можно решить прямо сейчас, – заявила она, указывая на прилипшую к телу блузку. – Мне придется сдавать вещи в чистку. Непременно вышлю вам счет.

– Конечно. Только не рассчитывайте, что я оплачу его, если окажется, что виноваты вы сами, – произнес он ровным голосом. – В конце концов, вы могли намочить их прямо сейчас, чтобы придать достоверность своим словам.

После этих слов о прощении не могло быть и речи.

– Наверное, от постоянного общения с подростками у вас развилась чрезмерная подозрительность, и вы уже плохо представляете, как должны вести себя обычные люди, – произнесла Аня презрительно.

– Предпочитаю опираться на собственный опыт. Как преподаватель истории, вы должны знать, что полезно учитывать уроки прошлого, дабы избежать ошибок в будущем.

Не желая признать его правоту, она в отчаянии поджала губы, и впервые на лице его мелькнула едва заметная улыбка, от которой у Ани учащенно забилось сердце. А от следующих слов у нее точно должно было подскочить давление.

– Лучше не злите меня, мисс Адамс, я и так не в духе. У вас весьма шаткая позиция. Эту ситуацию можно истолковать, скажем, как подстрекательство несовершеннолетнего...

Она тут же с презрением отмела его угрозу:

– Помимо того, что обвинение абсурдно, он не несовершеннолетний.

Скотт Тайлер уже готов был съязвить в ответ, как что-то за окном привлекло его внимание.

– Вам и вправду хочется обсуждать это сейчас? Туземцы внизу, похоже, забеспокоились...

Она нахмурилась, думая, что это розыгрыш.

– Что?

– Из желтой машины выбрались две девочки, – сказал он, глядя в окно. – Спорят, идти ли в дом...

Аня метнулась к окну. О боже, его появление так отвлекло ее, что она совершенно забыла о своих подопечных. Но почему они вышли из машины? Разве она не запретила им? Хотя, конечно же, они запаниковали из-за ее долгого отсутствия.

– Может, пригласить их сюда? – вкрадчиво спросил Скотт.

– Ни в коем случае!

Аня настолько погрузилась в свои мысли, что не заметила его явно издевательского тона. Можно представить, что вообразят себе маленькие сплетницы, став свидетелями столь щекотливой сцены. Она взглянула на часы. Если она не вернется в лагерь прежде, чем Кэти прочтет ее записку, начнется светопреставление. Или, вернее было бы сказать, продолжится.

– Мне пора... – начала Аня.

– Ах, какая жалость, – произнес Скотт полным сарказма голосом. – А я как раз собирался предложить вам чашку чая.

Конечно, он примет ее стратегическое отступление за свою победу.

– Когда Шон протрезвеет настолько, чтобы объяснить, что здесь произошло, – сказала Аня, направляясь к двери, – надеюсь услышать извинения. От вас обоих! И будем считать дело закрытым.

Она надеялась, что последнее слово осталось за ней, однако вслед донеслось ворчливое замечание о тихих омутах, где черти водятся. Она с трудом сдержалась, чтобы не вернуться. И вообще она слишком много думает об этом человеке.

– Где вы пропадали, мисс Адамс? Мы начали беспокоиться, – сказала Джессика, когда Аня посадила девочек в машину и газанула с такой силой, что оставила на дороге след от сгоревшей резины, стремясь поскорее скрыться от сверлящего взгляда, который она чувствовала спиной.

– Мы видели, как приехал хозяин дома и разогнал вечеринку. Он выглядел взбешенным. Держу пари, его сынку досталось по полной программе, – сказала Кристин, с трудом сдерживая возбуждение. – Была крупная ссора? Вы потому так задержались, мисс Адамс?

– Вам... это... ни к чему, – с трудом выдавила из себя Аня сквозь сжатые зубы, и в ее обычно мягком голосе было столько раздражения, что всю дорогу до лагеря в машине царила мертвая тишина, нарушаемая лишь испуганным сопением Эммы и Шерил, обдумывающих свои безрадостные перспективы.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Аня вернулась в заповедник с начинающейся головной болью, которая на следующий день превратилась в настоящую муку. Она еще радовалась, что ей не пришлось наказывать Шерил и Эмму. Кэти Маршалл задала им изрядную трепку и отправила выполнять самую скучную и трудную работу, оставшуюся на последний день.

Вид Шерил, отскребывающей лагерную печь, и Эммы, драящей пол в туалете, вселил в Аню уверенность, что им не скоро захочется повторить свою выходку.

Однако скорый суд не решил стоящей перед Кэти дилеммы, считать ли это мелким проступком, с которым можно разобраться на месте, или доложить о девочках директрисе, признав потенциальную опасность, которой они подвергли себя и репутацию школы.

Аня не винила подругу за то, что той хотелось избежать нареканий в адрес лагеря. Но ей казалось, что если бы до директрисы дошли слухи, то было бы еще хуже.

– Я бы, пожалуй, сама разобралась с ними, если бы ты не застала Шерил с парнем и в деле не фигурировала марихуана, – произнесла Кэти. – Но не беспокойся, на твоей карьере это никак не отразится, – поспешила добавить она. – Ты оказала огромную услугу школе, помогая эти дни в лагере. Просто не повезло, что эти проклятые девчонки сбежали, когда ты осталась одна. Я скажу мисс Бринкман, что в этой ситуации я поступила бы точно так же.

Вряд ли, подумала Аня. Она не стала вдаваться в детали унизительной стычки со Скоттом Тайлером. Лишь сказала, что он приехал после того, как она отправила девочек в машину, и был зол и груб. И не стала рассказывать о вспыхнувшей ссоре, тем более что имя ее противника было подруге знакомо.

– Скотт Тайлер? Адвокат? Я видела его в выпуске новостей по телевизору. В газетах писали, он камня на камне не оставил от верного дела. Не хотелось бы оказаться его противником в споре!

Как будто я не знаю! – подумала Аня. Когда они, наконец, легли спать, она всю ночь проворочалась без сна, вновь и вновь мысленно прокручивая происшедшее и придумывая меткие ответы на его выпады, которые, увы, не нашлись сразу.

К утру она почти убедила себя, что они оба всего лишь погорячились. Как только Скотт Тайлер остынет, он придет к такому же выводу. Ведь опытный юрист должен понять, что презрительные слова Шона – всего лишь пьяная попытка спасти собственную шкуру.

Наверное, он предпочтет сделать вид, будто этого неприятного инцидента не было. Аня уж точно так поступит. Несмотря на сказанные на прощание дерзкие слова, ей бы не хотелось снова возвращаться к этому.

Будет неловко смотреть Скотту Тайлеру в глаза при встрече. Ведь он видел ее в нижнем белье. Боже милостивый! В последний раз такое случилось в день ее совершеннолетия, и тот мужчина впоследствии разбил ей сердце. Не очень удачный жизненный опыт!

От тревожных мыслей последние часы в лагере тянулись бесконечно, и она обрадовалась, когда смогла, наконец, запрыгнуть в свою маленькую машину.

Головная боль немного утихла, когда Аня подъехала к дому.

Она купила дом с тремя комнатами вскоре после заключения контракта со школой в Гунуа. Подарила его себе на Рождество. Взяла кредит в банке и выплачивала его частями каждый месяц. Родственники убеждали ее, что покупка дома в провинциальном городке – не самое лучшее вложение капитала, однако они, похоже, не поняли, что для нее это был не просто дом, а место, где можно пустить корни. Даже спустя несколько месяцев после переезда, когда она возвращалась домой, ее охватывала радость при мысли, что она счастливая обладательница четверти акра рая.

– Привет, Джордж. Пришел со мной поздороваться?

Она нагнулась, чтобы погладить поджарого рыжего кота. На самом деле кот был бродячим, считавшим все окрестности собственными владениями и дарившим свою любовь каждому, кто готов был угостить его каким-нибудь лакомым кусочком.

Аня почесала у него за ухом и улыбнулась, услышав в ответ уютное мурлыканье.

Теперь, когда Аня наконец-то устроилась, она всерьез подумывала о том, не завести ли себе кошку. Или даже собаку. Из-за астмы в детстве и ужаса ее мамы, оперной певицы, перед всем тем, что могло бы представлять угрозу ее горлу, а стало быть, и голосу, ей не позволяли заводить животных. При частых гастролях не могло быть и речи даже о рыбках, и только во время столь дорогих ее сердцу поездок на каникулы на ферму тети и дяди Аня могла удовлетворить свой интерес к животным – и без всяких чихов и хрипов!

– Посмотрим, найдется ли у меня банка с тунцом, чтобы угостить тебя, – сказала Аня, идя вслед за Джорджем по недавно выложенной ею узкой кирпичной дорожке. Было необычно тепло для середины апреля, но над горами Гунуа собирались тучи, и в душном воздухе чувствовалось приближение дождя.

Войдя в дом, она со вздохом облегчения скинула туфли и прошлась по комнатам, распахивая окна. Время ужина еще не наступило, но Джордж наверняка проголодался. Аня аккуратно разделила содержимое банки на части: одну часть положила в блюдце для кота, вторую добавила в салат, который купила по пути домой, и, поставив его в холодильник, решила сначала принять ванну.

Ей хотелось погрузиться в восхитительную, пахнущую лавандой горячую воду, чтобы не осталось и следа от усталости и тревожных мыслей. А потом она съест свой салат с бокалом белого вина и расслабится за чтением, слушая музыку Баха. О, какое счастье освободиться от всех правил и норм! И не отчитываться ни перед кем, что и когда она сделала. Хочу – работаю, хочу – валяюсь без единой мысли в голове!

Оставив Джорджа лакомиться тунцом, Аня отправилась в ванную комнату и погрузилась в теплую воду.

Однако вопреки ожиданиям, это не помогло ей уйти от реальности, и мысли Ани невольно вернулись к раздражающему ее предмету – Скотту Тайлеру.

И как это только ему каждый раз удается сделать ее косноязычной?

А ведь когда их впервые представили друг другу, она надеялась, что между ними сложатся дружеские отношения.

Председатель совета, седой мужчина на седьмом десятке, пригласил ее в комнату дирекции на собеседование. Они обменялись рукопожатием, как вдруг лицо председателя озарилось радостью, и он воскликнул, глядя через ее плечо:

– О, прекрасно, вот и ты, Скотт! Я все думал, успеешь ли ты вернуться вовремя. Познакомься с мисс Адамс из Истбрука. Мы уже обсудили ее документы...

Церемония представления была прервана высокой, стройной брюнеткой, подхватившей Скотта под руку.

– Извини, папочка, – проговорила молодая женщина, задорно чмокнув председателя в щеку. – Я только что завершила дело в районном суде, а потом позвонила Скотту и вытащила его пообедать. Мы заговорились о делах и не заметили, как пролетело время.

– Хедер работает на крупную юридическую фирму, – пояснил с чувством отцовской гордости Ане Хью Морган. – Она была лучшей в юридической школе.

– Ах, папочка, это уже в прошлом, – жеманно махнула рукой Хедер.

Аня определила, что «девочке» уже чуть за тридцать. Похоже, это «прошлое» было лет десять назад, подумала она с несвойственной ей злобой.

– Ты же знаешь, я не люблю почивать на лаврах, – продолжила Хедер, игриво поглядывая своими миндалевидными глазами на стоявшего рядом импозантного мужчину. – Тем более, что Скотт не позволяет мне расслабляться.

Она снисходительно улыбнулась Ане, заметив, наконец, ее присутствие.

– Так вы учительница?

Судя по интонации, с которой был задан вопрос, по ее мнению, это самая неинтересная работа на свете.

Аня вежливо кивнула. Ее скорее позабавила, чем задела, высокомерность этой женщины. То, что она получила диплом с отличием и стипендию в Кембридже и отказалась от всего, чтобы учительствовать, не произвело бы на мисс Морган никакого впечатления. Она бы решила, что это глупо, ведь преподавание не приносит ни больших денег, ни славы, ни положения в обществе.

Аня молчала, пока остальные обменивались взаимными любезностями. Только услышав произнесенное вскользь название места, где живет Скотт Тайлер, она включилась в беседу.

– Вы живете в доме под названием «Сосны»? – спросила она. – Уж не в том ли, что стоит на выезде из Ривервью?

– Да, там, – настороженно ответил Скотт Тайлер.

– Случалось проезжать мимо? Прелестно, не так ли? Скотт купил его около... пяти лет назад, не так ли, дорогой? – Хедер Морган ловко дала понять, что их отношения носят не только профессиональный характер. – И заметьте, дом находился в весьма плачевном состоянии. Скотту пришлось полностью отделывать его и внутри, и снаружи.

– Если это случилось пять лет назад, то вы, должно быть, купили его у моей родственницы, – охотно поведала Аня Скотту Тайлеру, обрадовавшись общей теме для разговора. – Кейт Карлайл. Она приезжала из Лондона, чтобы обговорить условия продажи дома. Уверена, вы бы запомнили ее, если бы увидели. Она поразительная женщина – известная в Америке и Европе концертирующая пианистка...

Лицо его стало жестким. Уж не подозревает ли он ее в хвастовстве? Что ж, может, оно и так.

Но она искренне гордилась выдающимися достижениями Кейт.

– О, да, мне запомнилась Кейт Карлайл, – ответил он достаточно резко. Значит, можно не сомневаться, что встреча оказалась памятной. Это не удивительно, Кейт всегда производила большое впечатление на мужчин. – Нельзя ли уточнить, кем вы друг другу приходитесь?

– Она моя кузина по материнской линии.

Его лицо напряглось.

– И насколько вы похожи на вашу знаменитую кузину?

Ей были понятны его сомнения. Конечно, он слишком воспитан, чтобы удивиться вслух, как такая красивая и талантливая женщина, как Кейт, могла быть в родстве с простенькой заурядной Аней Адамс.

– Ну, мы живем в разных концах света и видимся крайне редко, – призналась она. – К тому же Кейт много разъезжает, однако мы стараемся не терять друг друга из виду.

По крайней мере, Аня старается. Правда, в ответ на ее пространные, написанные от руки письма приходит пара строк по электронной почте, да и то с опозданием.

– Но это не ответ на мой вопрос, – протянул он, насмешливо скривив губы. – Может, мне следовало выразиться иначе... спросить, схожи ли вы по характеру, разделяете ли ее философию жизни?..

Аня была сбита с толку. Господи, что ему от нее нужно? Насколько ей было известно, Кейт не питала особой склонности к философствованию – если не считать ее заявлений, что «музыка – превыше всего».

– Наверное, какое-то сходство есть, – осторожно начала она. – Когда Кейт осиротела, она переехала к нам. Какое-то время мы жили вместе.

Причем Кейт была старше на четыре года, любила покомандовать и не терпела шумных забав своей восьмилетней кузины. К тому же она была уже одержима музыкой.

– Так, значит, вы сестры по духу? – с легким презрением заявил он, переиначив ее слова до неузнаваемости.

Почему-то чем в более близком родстве с Кейт она оказывалась, тем меньшее впечатление это производило на Скотта Тайлера.

Смущенная его растущей антипатией, Аня не сдержалась:

– Полагаю, вам известно, что дому уже более восьмидесяти лет... и что его построил Джон Карлайл – отец дяди Фреда. Кейт унаследовала «Сосны» после гибели родителей, в двенадцать лет. Конечно, пока девочка не подросла, имение было в ведении управляющего. Когда ей исполнилось восемнадцать, она распродала почти все пастбища, но не смогла расстаться с домом и окружающими его несколькими гектарами, хотя уже тогда собиралась постоянно жить в Европе или Штатах... Последний раз она приезжала в Новую Зеландию, когда окончательно решила продать «Сосны». Вам повезло, что вы оказались его покупателем, мистер Таилер!

О господи, ее понесло. А ведь она никогда не была болтушкой! На лице Хедер Морган появилось выражение деланой скуки, а ее отец начал нетерпеливо поглядывать на часы. Между тем Скотт Тайлер, которому предназначалась эта лекция, стоял с циничной усмешкой на грубовато высеченном лице. Пожалуй, именно с этого момента она перестала надеяться на какую-нибудь поддержку с его стороны. Беда в том, что она чересчур чутко отзывалась на изменение его настроения. Стоило им оказаться в одной комнате, как она терялась и делала глупости. Но она не позволит ему третировать ее.

Глубоко задумавшись, Аня по подбородок погрузилась в благоухающую пену.

Скотт Тайлер был опасен. Его образ не оставляет ее и в святая святых – в собственной ванной! Она с грустью посмотрела сквозь пенящуюся воду на свои маленькие груди и мальчишеские бедра, столь непохожие на величественные формы, которые выставляла напоказ Хедер Морган, повиснув на руке своего спутника. Пожалуй, верзиле Тайлеру больше подойдет фигуристая людоедка, мрачно размышляла она, ибо он раздавит любую женщину более изящной комплекции.

Как это он сказал вчера?

«Я куда разборчивее, чем неискушенный подросток».

Ей оставалось лишь догадываться, о чем шла речь...

Наверное, он столь же груб и бесцеремонен в постели, пыталась она убедить себя.

Она прикрыла глаза, подбирая слова поязвительней, но вместо этого вдруг представила, как Скотт Тайлер с блестящей от пота оливковой кожей, с пылающими голубыми глазами двигается над женщиной. Ее воображение нарисовало густую поросль мягких волос на его блестящей груди, щекочущую ее груди, когда он...

Аня провела рукой по покрывшемуся пятнами лицу, придя в ужас от того, какой опасный поворот приняли ее мысли. Ей вовсе ни к чему предаваться жарким фантазиям о Скотте Тайлере. Будто она и без того не чувствовала себя рядом с ним смущенной!

Она схватила мочалку и принялась безжалостно тереть кожу. Вот тебе и освежающая ванна! Она, конечно, взбодрилась, но совсем не так, как хотелось.

Она с головой опустилась под воду, чтобы смыть мыло. Вынырнув, услышала звон в ушах и простонала, поняв, что это звонит телефон. Несколько секунд она колебалась, брать ли трубку, но в конце концов решила, что лучше взять.

Завернувшись в белый бархатный халат, подаренный ко дню рождения родителями, Аня протопала в кухню, втайне надеясь, что телефон смолкнет прежде, чем она успеет дойти. Но не тут-то было.

Глубоко вздохнув, она сняла трубку.

– Аня! Почему ты так долго не подходишь? Где ты могла запропаститься в этой коробке из-под обуви, которую ты именуешь домом? Почему не заведешь сотовый или хотя бы радиотелефон?

Аня расслабилась.

– Кейт? Боже мой, я как раз думала о тебе, – сказала она, начисто забыв последние минуты пребывания в ванне.

– Правда, дорогая? Надеюсь, у тебя, наконец, есть для меня хорошие новости.

Ей не следовало бы забывать, что кузина не станет звонить просто так.

– Ну, гм...

– Видишь ли, мне не пришлось бы звонить, если бы ты почаще включала компьютер. Разве ты не получила мое сообщение?

– Меня не было...

– Минутку! – На другом конце провода послышался приглушенный разговор по-французски, обильно сдобренный галльской бранью. – Извини, Анни, – вновь раздался голос Кейт, – но я сейчас в аэропорту «Шарль де Голль» по пути в Нью-Йорк, а носильщик пытается доказать мне, что одна из моих сумок неподъемна для носильщиков. Если шоферу из отеля удалось ее поднять, то почему они не могут? Они что, все слабаки? Я лечу бизнес-классом не для того, чтобы видеть зануд вроде этого!

Аня терпеливо ждала, понимая, что возражать бесполезно. Как бесполезно напоминать Кейт, что ей не нравится, когда ее называют «Анни».

Она потянулась к холодильнику, чтобы достать бутылку белого вина. У нее возникло чувство, что выпить ей не помешает.

– Итак, тебе удалось добиться приглашения в старый дом? – Кейт резко повернула разговор к цели своего звонка.

– Нет, пока нет... – Вчера в «Сосны» ее никто не приглашал.

– Почему, скажи на милость? Ты в Ривервью уже четыре месяца; пора вписаться в обстановку. Разве нельзя, прогуливаясь неподалеку, зайти в «Сосны» и попросить разрешения взглянуть на место, где ты не раз бывала ребенком?..

– Нет, я не могу, – раздраженно ответила Аня. Разве придумаешь какой-нибудь повод постучать в дверь Скотта Тайлера? Особенно теперь!

Она выдернула пробку из бутылки.

– Все не так просто. Я же сказала: мы с мистером Таилером не очень ладим...

Это мягко сказано.

– Знаю. – Кейт, как ни странно, это заявление скорее обрадовало, чем огорчило. – Таким, как ты, он не по зубам. Мигом проглотит. Но это нужно мне, а не ему. Кажется, я не часто обращаюсь к тебе с просьбами, дорогая...

Как и я, подумала Аня с непривычной горечью, наливая себе вино.

Кейт была обескуражена, когда Марта и Брайан Адамс сообщили ей, что их дочь перебралась в школу «низкого пошиба» и приобрела какую-то «развалину» в Ривервью. Но спустя месяц она внезапно позвонила Ане, попросив оказать ей услугу личного характера.

Пока оформлялась сделка, Кейт жила в «Соснах». А, уезжая, забыла взять дневники и личные письма, спрятанные на чердаке. Теперь же репортер из новозеландского журнала писал большую статью о Кейт с фотографией на обложке и вынюхивал повсюду жареные факты, и Кейт не хотелось, чтобы он нашел ее дневники.

– Даже если мне удастся напроситься в гости, вряд ли мне позволят обшарить все углы.

– Ты же помешана на истории, а чердаки и есть история. Там целые залежи всякого хлама. Скажи, что пишешь о первых поселенцах, и попроси разрешения взглянуть на чердак. Или, еще лучше, залезь туда, когда будет много народу, – посоветовала Кейт. – Разве Скотт Тайлер не устраивает вечеринки?

Аня вздрогнула.

– Конечно, устраивает, но я не вхожу в число его гостей. Мы вращаемся в разных социальных кругах, Кейт...

– Звучит так, словно он член королевской семьи, – язвительно произнесла Кейт. – Он адвокат, а не принц Уэльский. Брось принижать себя. Познакомься с теми, кто входит в число его гостей. Я же не прошу тебя воровать. Просто верни мне несколько жалких страниц.

– Так почему бы тебе просто не позвонить ему и не попросить отдать твои вещи? – выпалила Аня.

Ей пришлось переждать, пока закончится очередной обмен репликами на французском.

– Начнем сначала? – выразительно понизив голос, вновь заговорила в трубку Кейт. – Ты знаешь почему – там есть очень личные письма, которые никто не должен увидеть. Попроси я Тайлера прислать мне сундук, он лично проверит его содержимое. Ты бы видела, как он просматривал контракт на покупку дома. Поверь, он параноидально подозрителен...

Уж Ане-то это было прекрасно известно! К сожалению, она хорошо знала, какое отчаяние охватывает при мысли о том, что Скотту Тайлеру известны какие-нибудь компрометирующие сведения.

– Почему ты думаешь, что твои дневники еще не нашли? – вяло поинтересовалась она.

– Я бы сразу узнала, поверь мне, – последовал мрачный ответ. – Этому чертову папарацци доставило бы огромное удовольствие сообщить мне об этом...

В ее голосе прозвучала боль, и Аня нахмурилась.

– Кейт, что с тобой?

– Аня, брось спорить и сходи туда, ладно? Ради меня! Если бы я случайно не проговорилась этому проклятому репортеру, что я оставила семейные фотографии, школьный аттестат и учебники в «Соснах», мне не пришлось бы ворошить старое. Но я просто уверена, что он направится туда и спросит Тайлера о них, и тогда уж точно быть беде!

– Почему бы тогда не попросить его не делать этого?

– Потому что он репортер, глупышка. Он может заработать кучу денег на кое-каких записях из моего дневника. Ты же знаешь, я знакома со многими известными людьми...

Аня попыталась представить, что могло связывать Кейт с этими знаменитостями. Она знала, что рано начавшая активную половую жизнь кузина не находит ничего плохого в том, чтобы утолять свой недюжинный сексуальный аппетит с любым понравившимся ей мужчиной.

– Не могу ничего обещать, – упрямо сказала Аня, которую донимали растущие подозрения. – И даже не стану пытаться, пока ты не расскажешь, почему на самом деле не можешь обратиться к Тайлеру.

– О, ради бога! – воскликнула Кейт. – Раз тебе так хочется, я скажу: он заявил, что не любит классическую музыку, а я назвала его невежественным варваром... помимо всего прочего. Ты же знаешь, какой я бываю в ярости. К счастью, это случилось уже после того, как мы оба поставили свои подписи на договоре и его деньги лежали на моем счете в банке. А вдруг после моего отъезда обнаружились бы какие-нибудь неприятности с канализацией, о которых я забыла упомянуть...

– Ах, Кейт!

Вечно она игнорирует бытовые проблемы во имя собственного спокойствия.

– Покупатель должен быть осмотрителен, дорогуша. Мне хотелось поскорее продать, а он знал, что покупает старый дом. Так что сама понимаешь, Тайлер безумно обрадуется любой возможности насолить мне. Если бы он обнаружил мои дневники, их содержание сразу бы стало достоянием общественности. Он считал бы это местью за то, что я разбила в пух и прах его драгоценное самомнение...

Это многое объясняло. Наконец-то Аня поняла, чем было вызвано его предубеждение при первой их встрече. Причиной его желчности была Кейт, а не жалкие попытки Ани навязаться в знакомые. Она пожалела, что сразу же не приперла кузину к стене, не пришлось бы столько мучиться.

– Послушай, мне пора, – взволнованно проговорила Кейт. – Этот нахал настаивает, чтобы я распаковала чемодан, а мой самолет должен вот-вот взлететь. Напиши мне по электронной почте, как идут дела. И поскорее...

– Но...

Анины возражения повисли в воздухе.

Разозлившись, она быстро ополоснулась под душем, просушила феном волосы. Затем выпила еще вина и заела салатом из тунца. Выпустив Джорджа во двор подыскивать себе приют на ночь, она уставилась в телевизор. И это вместо того, чтобы слушать Баха и читать умные книги.

Спать Аня отправилась в крайне подавленном настроении.

Всю ночь шел дождь, но к утру небо вновь прояснилось. Аня собиралась отоспаться, но проснулась вскоре после рассвета. Надо вставать, подумала она. Переделав все накопившиеся домашние дела, она позавтракала яйцом и чашкой чая. Аня собиралась поработать немного в саду и засесть за статью, но вместо этого неожиданно для себя она оказалась в окрестностях «Сосен». У ее машины сел аккумулятор, и пришлось идти пешком.

Она пошла напрямик мимо огороженных участков, так было быстрее. К тому же на дороге она опасалась встретить Марка.

Слава богу, что его секретарша предупредила Аню по телефону. Лиз Кроуфорд была ее верным другом, часто помогала ей советом, к кому в школе обращаться за помощью, а кого избегать. Они часто завтракали вместе по дороге в школу, и Лиз оказалась первой, кто узнал, что Аня и Марк начали встречаться.

– Аня? Я решила, что нужно тебя предупредить, – раздался в трубке голос Лиз. – Марку вчера домой звонил... Скотт Таилер.

– Только не это! – Аня утомленно прикрыла глаза. Ей не верилось, что он мог так поступить с ней. Не было ли здесь личных мотивов? Уж не преследовал ли он ее за то, что она была кузиной Кейт? Почему у нее такое ощущение, что ее предали?

– Ты знаешь, по какому поводу он звонил? – деликатно поинтересовалась Лиз.

– Догадываюсь, – простонала Аня.

– Марк не стал вдаваться в подробности, но это как-то связано с тобой и Шоном Монро.

– Дай-ка подумать... я «способствовала росту малолетней преступности», – с сарказмом процитировала Аня.

– Что? Нет, об этом и речи не было, к тому же Шону уже семнадцать, не так ли? – озадаченным тоном проговорила Лиз. – Скорее разговор был о твоем поведении в целом. К сожалению, Марк говорит, что не может не отреагировать официально на такую информацию. Ты же знаешь, как он щепетилен в отношении правил и норм поведения...

– Это все вздор, Лиз... – сказала Аня и поведала подруге о действительном развитии событий.

– Уверена, ты с этим разберешься, – подавилась от смеха Лиз.

И почему Скотт Тайлер не усмотрел в этом ничего забавного, вместо того чтобы действовать сгоряча? Может, у него нет чувства юмора?

– Собственно говоря, я звоню тебе потому, что Марка это очень взволновало. Он сказал, что хочет поговорить с тобой, прежде чем принять какое-либо решение. Он хотел позвонить, но решил, что будет лучше выяснить все в неформальной обстановке, поэтому отменил все свои встречи и едет к тебе... вижу, как он отъезжает со стоянки, – произнесла она немного громче, и Аня живо представила, как Лиз поднялась на цыпочки в своем кабинете, чтобы получше видеть школьные ворота.

О господи... Что может быть ужаснее этого разговора... разве что пассивное бездействие в ожидании увольнения.

– Но я тебе ничего не говорила. Изобрази удивление, когда он появится на пороге, – предупредила секретарша.

– Спасибо, Лиз, но меня может и не быть дома. – Аня схватила ключи от машины.

– Почему? Что ты собираешься предпринять?

– Заставить Скотта Тайлера взять свои слова обратно!

Положив трубку, она пролистала телефонный справочник и нашла нужный номер. Из короткого разговора с экономкой выяснилось, что мистер Тайлер работает дома. Это ее обрадовало. Она не горела желанием ехать в его офис, расположенный в деловой части Манукау Южного Окленда, а потом пройти сквозь строй любопытствующего персонала, чтобы добраться до самого важного лица, причем без предварительной договоренности о встрече.

Севший аккумулятор на какое-то время охладил пыл Ани, но не надолго. Она уже переоделась из джинсов и майки в деловой костюм, но тут же сменила его на вязаную кофту, брюки для верховой езды и длинные сапоги.

Несомненно, прогулка пойдет ей на пользу, думала она, упрямо пробираясь по узкой тропинке, а заодно можно будет порепетировать вступительную речь.

Дорога привела Аню к задней стороне «Сосен». Она, не колеблясь, перелезла через проволочное заграждение в огромный сад, сплошь усаженный цитрусовыми и фруктовыми деревьями.

Раздавшийся сухой треск ломающейся ветки заставил Аню взглянуть вверх, но она не сразу заметила фигуру в черном, прижавшуюся к ветвистому ползучему растению прямо под слуховым окном дома. Кто это? Вор-домушник средь бела дня? Потом она заметила, что человек удаляется от открытого окна, а не приближается к нему, пытаясь пробраться к узкой водосточной трубе, спускающейся сбоку. По всей видимости это был подросток.

Аня хотела крикнуть, но сообразила, что может только навредить. Тот, кого она сначала приняла за вора, уже понял, что тонкие ветки не выдержат его веса, и теперь отчаянно пытался дотянуться до дренажной трубы.

Аня подошла поближе и с удивлением узнала девчонку с серьгой в ноздре, с которой столкнулась субботней ночью. От ее грубости не осталось и следа. С высоты шести футов она с ужасом смотрела вниз.

Аня помчалась изо всех сил и успела как раз в тот момент, когда раздался шипящий рвущийся звук – непрочная ветка не выдержала. Девчонка, отчаянно пытаясь ухватиться за дренажную трубу, беспомощно царапнула по ней и начала падать, судорожно размахивая руками и стараясь замедлить падение.

– Не бойся, я поймаю тебя! – широко раскинув руки, крикнула Аня охрипшим от страха голосом.

Аня надеялась сдержать обещание, но не рассчитала свои силы. Падающее тело стремительно обрушилось ей на голову, а острая коленка ударила в грудь, свалив на землю; в глазах у девушки потемнело, и ей показалось, что она потеряла сознание.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

– О, черт, с вами все в порядке?

Аня встрепенулась, сообразив, что причиной окутавшей ее удушливой темноты была не потеря сознания, а одетая в черное девочка, приземлившаяся прямо ей на голову.

– Господи, я очень сожалею... Вы сильно пострадали? – спросила она писклявым от страха голосом.

Аня попыталась ответить, но смогла лишь беззвучно пошевелить губами. Она лежала на траве, в нескольких сантиметрах от вымощенной острыми камнями дорожки. Боже мой! Еще немного, и она ударилась бы о них головой.

– Вы сломали что-нибудь? – Потрясенная, но явно не пострадавшая девочка вскочила на ноги, ее голубые глаза с ярко накрашенными ресницами казались огромными на мертвенно-бледном лице.

– Нет... не думаю... – с трудом прохрипела Аня, которой, наконец, удалось втянуть немного воздуха.

Она увидела яркую ссадину на руке и почувствовала острую боль в локтевом суставе. Остальные части тела вроде бы не пострадали, хотя от звона в голове было трудно собраться с мыслями, чтобы понять, все ли с ней с порядке.

– Думаю, все хорошо... просто... немного ошарашена... – дрожащим голосом произнесла Аня.

– Зачем вы это сделали – я ведь могла убить вас!

Аня в изумлении смотрела на сердитое лицо, обрамленное черными с золотистыми кончиками волосами, вопреки законам гравитации торчащими вверх, с крупной сережкой в носу и двумя поменьше в ушах.

– Чтобы ты... не убилась, – между свистящими вздохами проговорила она, защищаясь от нападения. В другое время она бы изумилась перемене ролей.

– Да-а, мне достанется, – недовольно проговорила девочка. Аня хотела сесть, но та ее удержала. – Нет! Не двигайтесь. Я пойду за помощью...

Аня вдруг вспомнила, где она.

– Нет-нет, я в порядке... – слабо возразила она.

В подтверждение своих слов она пошевелила пальцами.

– Ждите! – Юный голосок, прежде тонкий от страха, теперь обрел природную хрипловатость и неожиданную для столь юного возраста властность. – Черт возьми, не надо так спешить! Пожалуйста, не пытайтесь встать, пока я не найду кого-нибудь, кто мог бы помочь. Я не хочу, чтобы вы умерли из-за меня. Я еще слишком молода, чтобы мучиться угрызениями совести всю оставшуюся жизнь!

Через мгновение она уже мчалась к задней двери, подпрыгивая и стаскивая по пути кроссовки. Наверное, она думает, что босиком быстрее?

Дышать все еще было тяжело. Аня попыталась подняться, но у нее закружилась голова.

Ей показалось, что не прошло и минуты, когда девочка вновь появилась. На этот раз не одна.

– Что за... – Скотт Тайлер смолк на полуслове, наклонившись к Ане. В темный брюках и рубашке с открытым воротом он выглядел моложе и раскованнее, чем в своих элегантных костюмах. – Господи, что вы с собой сделали? – пробормотал он, торопливо обегая взглядом ее тело. Через его плечо Аня увидела его племянников Шона и Саманту, лица которых заметно вытянулись, когда они ее узнали. – Что вы здесь делаете? – продолжил Скотт. – Я не заметил, чтобы ваша машина останавливалась перед домом.

– Я... пришла пешком, – ответила Аня.

– Вы гуляли и стукнулись головой о камни? – спросил он, ощупывая ее затылок.

– Нет, я... – Аня заметила, что спасенная ею девочка умоляюще смотрит на нее. – Я упала, – неловко докончила она.

Девочка прижала руки к сердцу в знак благодарности.

– Смотреть надо под ноги, – нахмурив черные брови, пробормотал Скотт Тайлер. Темная прядь волос упала ему на лоб.

– Камни на дорожке неровные, – вмешалась виновница происшествия.

– Я рассматривала дом, – честно призналась Аня. Она нервно сглотнула, почувствовав его руки на своих плечах, затем на боках и ребрах. – Что вы делаете? – возмутилась девушка.

Но его руки уже отправились вниз, по бедрам, спускаясь все ниже и ниже к ногам.

– Перестаньте извиваться, – недовольно проворчал он.

– Щекотно, – пожаловалась она и залилась краской, встретившись с ним взглядом. Догадался ли он, что она лжет?

– Ну что ж, по крайней мере ясно, что вы не страдаете потерей ощущений, – сухо сказал он. – К тому же румянец говорит о быстроте реакции.

– У меня просто дыхание сбилось, – объяснила она и прикрыла рукой глубокий вырез, тем самым невольно обратив его внимание на свою желтую вязаную кофточку.

– Вы похожи на поникший лютик, – пробормотал он, – прижатый долу летним ветерком.

Он что, намекает, что она слабачка? Каково бы ему было, порази его живой снаряд?

– Если вы посторонитесь, я встану, – ворчливо проговорила она.

Она начала приподниматься на локтях, но Скотт не сдвинулся с места. С нахмуренным видом он изучал ссадину на ее руке.

– Похоже, это был не просто ветерок. Но от лежания на сырой земле вам определенно не будет пользы.

К Аниному изумлению, он подсунул руки ей под спину и, легко встав на ноги, поднял ее и понес в дом. Девочки, перешептываясь, поплелись следом.

– Отпустите меня... вы не можете так меня нести... – Аня уперлась в плечо несущего ее мужчины.

– Почему? Уж не думаете ли вы, что мне не хватит сил на такую пушинку, как вы?

Она чувствовала, как играют мускулы у него на груди, пока он без всяких усилий нес ее на руках. Он даже не запыхался, когда поднимался по ступенькам на крыльцо.

– Я прекрасно могу передвигаться сама...

– Но без падений дело явно не обойдется.

Он вошел в холл. За его спиной послышалось приглушенное хихиканье.

– Ты только что перенес ее через порог, дядя Скотт, – сообщила ему Саманта Монро многозначительным голосом.

– Сомневаюсь, чтобы мисс Адамс была сейчас способна хоть на миг возомнить себя невестой, – осадил он племянницу. – Приготовь миску горячей воды с дезинфицирующим средством и немного ватных тампонов, ладно, Сэм? И попроси миссис Ли приготовить чай. У этой девицы в голове только замужество. – В голосе Скотта послышалось раздражение. – Только и думает, как бы поймать себе парня.

– Судя по тому, что я видела в школе, многие парни ухлестывают за ней, – возразила Аня. – Мысли о замужестве у Саманты носят оборонительный характер. Даже пятнадцатилетние мальчики понимают, что хорошеньким девочкам, полным сентиментальных грез о свадьбе, хочется серьезных отношений, и они не станут тратить время на случайного ухажера.

– А меня еще называют циником, – пробормотал он, глядя на женщину, которую держал на руках.

Она вздернула подбородок.

– Неужели? – делано удивилась она, широко распахнув глаза цвета неба в дождливый день.

– Злюка, – пробормотал он, неся ее по широкому коридору.

– А я думала, что я лютик, – парировала она.

– Лютики – без когтей. Надеюсь, этот акт милосердия не пробудил в вашей душе желание выскочить замуж? – насмешливо спросил он.

– Скорее, манию убийства, – ответила она, вспомнив о цели своего визита. – Отпустите меня.

– Всему свое время.

Бывшая столовая была приспособлена под кабинет, а в соседней комнате она заметила нечто такое, от чего у нее округлились глаза.

– У вас есть пианино! – воскликнула она.

– Что вас так удивляет? – сухо произнес Скотт. – Вы считаете, что в моем доме не может быть пианино?

Ее щеки покрылись красноречивым румянцем.

– А, понятно... вы наслушались своей болтливой кузины. Будем считать, что это просто предмет интерьера или инструмент наигрывания шлягеров. Решайте сами, что больше оскорбляет хороший вкус.

Неужели он считает ее снобом?

– По правде сказать, Кейт едва ли удостоила вас словом, – отрезала она. Да и то только когда ее спросили напрямую.

Его глаза сверкнули, словно он прочитал ее мысли.

– Какая жалость, – произнес он, льстиво улыбаясь и опустив ее на низкую кушетку с кремовой обивкой.

Не обращая внимания на протесты Ани, он положил ее на диван и освободил от ботинок.

Саманта осторожно внесла в комнату миску с горячей водой и аптечку.

Зазвонил телефон, и девочка тут же схватила трубку.

– А, привет, Биван... Да, это я... А, ничего особенного, болтаюсь без дела... Ну, не знаю... Энджи с Сарой хотели пойти на пляж...

Она вышла из комнаты, и насущные проблемы подростковой жизни напрочь вытеснили у нее из головы небольшое происшествие.

Ане пришлось вынести еще одно скрупулезное изучение ее шишек и ссадин. Трудно было представить, что Скотт Тайлер может быть так нежен, подумала она, не сводя глаз с его ловких пальцев.

– У вас очень чувствительная кожа, – сказал он, наклеив пластырь и проведя пальцем по нежной, гладкой, как шелк, коже на внутренней стороне ее руки.

– Мистер Тайлер...

– Да, мисс Адамс?

Интонация, с которой он произнес ее имя, заставила ее почувствовать нелепость прежней манеры обращения.

– Вам лучше называть меня Скотт. Женщина должна обращаться по имени к тому, кто перенес ее через порог дома. А вы крепче, чем кажетесь.

– По-моему, вы согласились с тем, что внешность обманчива, Скотт, – сказала она.

– Удивительно, что у вас нет ссадин на ладонях. Обычно при падении инстинктивно вытягивают руки...

Но Анины руки тянулись вверх, чтобы поймать девочку, которая теперь вертелась на другом конце кушетки, переводя беспокойный взгляд с одного на другого.

– Странно, но у вас, кажется, и здесь синяк.

Он чуть коснулся покрасневшей кожи над вырезом кофточки. Откуда ему было знать, что это след от коленки. К счастью, обладательница коленки отвлекла его прежде, чем он успел заметить реакцию Ани на его нежнейшее поглаживание.

– Могу я чем-нибудь помочь? – спросила девочка. – Или я тут лишняя?

К удивлению Ани, Скотт на миг растерялся.

– Можно приготовить чай? – пришла к нему на помощь Аня. – Мне бы не помешало выпить чего-нибудь.

Скотт, внезапно расслабившись, провел рукой по волосам:

– Неплохая мысль. Не могла бы ты попросить поднос у миссис Ли и принести его сюда? И кстати, унеси это, – добавил он, подавая ей использованную миску с водой. – И, будь добра, Петра, поставь ботинки мисс Адамс на подставку для обуви.

– Здорово, ничего не скажешь! Теперь все на меня навалили, – закатив глаза, посетовала девочка.

Теперь уже Скотт усмехнулся.

– Ты же сама просила. Сомневаюсь, что просто из вежливости, потому что этим ты не можешь похвастать.

– Я могу быть и вежливой, – прозвучало в ответ.

– Так, может, продемонстрируешь свои манеры? Представишься мисс Адамс как полагается?

Наступило молчание.

– Мисс Адамс, это моя четырнадцатилетняя дочь, Петра Конрой. Мисс Адамс – учитель истории.

– Да-а, Шон так и сказал. Привет, мисс Адамс.

Петра явно наслаждалась изумлением, прозвучавшим в невнятном приветствии Ани. Когда девочка, одарив ее широкой улыбкой, вышла из комнаты, Аня поняла, почему та сняла кроссовки, когда бежала за помощью. Потому что босые ноги бесшумно ступают по деревянному полу. Можно было тихо взлететь по деревянной лестнице и нарочито громко протопать обратно. У девочки недюжинный природный ум и сноровка, подумала она. Интересно, в кого бы это? Наверное, в того, кто передал ей эти глаза цвета незабудки.

– У вас есть дочь? – не удержалась она от вопроса. – Не знала, что вы были... – Она смолкла, закусив губу.

– Женат? Нет. Вам известно, что большинство ваших учеников из неполных семей?

– Мне это известно, – отвергла Аня критику. – Я имела в виду, что не слышала о том, что у вас есть дети...

– Ребенок, и не скажу, что есть. Петра с самого рождения живет с мамой в Австралии, – сказал он, усаживаясь в кресло напротив.

– О, – произнесла она, не зная, что сказать. – Наверное, вы были очень молоды, когда она родилась.

– Мне было восемнадцать. Она была зачата, когда я был еще школьником.

Заметив ее вытянувшееся лицо, Скотт усмехнулся.

– Нет, я не бросил се мать беременной. Лорне было тридцать, и она сама приняла решение завести ребенка и растить его одной.

Облегчение промелькнуло в лице у Ани.

– В чем дело? Разве это не соответствует представлению, что у вас сложилось обо мне?

– Я... просто трудно представить вас... на вторых ролях, – запинаясь, проговорила она.

– Всем приходится где-то набираться опыта, – сказал он, и в какой-то момент ей показалось, что ему непременно захочется узнать, где она набралась своего. В любом случае, ее скудный опыт не представлял интереса для Скотта Тайлера.

– Хотите сказать, что вы были... – Покраснев, она не договорила. Это не ее дело. И как ей пришло в голову лезть с такими личными вопросами к едва знакомому человеку?

– Девственником? – явственно произнес он, наслаждаясь ее смущением. – Физически, пожалуй, нет, но эмоционально это произошло со мной впервые.

– Вы были влюблены в нее?

– Мне льстило внимание взрослой, привлекательной и умной женщины, – избежал он прямого ответа.

– В-вам часто удавалось видеться с дочерью? – заикаясь от волнения, спросила она.

– Ни разу с самого детства. Так хотела Лорна. Она просила меня не вмешиваться в жизнь ребенка.

Он пожал плечами, увидев, что она собирается возразить.

– Мне было восемнадцать... что я знал о жизни? Мне предстояло учиться четыре года в юридической школе. Денег не хватало. Я не был готов к отцовству – она права...

Аня не сомневалась, что дело было не только в этом; просто он слишком легкомысленно ко всему относился.

– А что Петра делает здесь? Что-то случилось с се матерью?

– Нет, она решила, что пора познакомиться со своим биологическим отцом. Поругавшись с Лорной, она сбежала из дому, прыгнула в самолет и появилась на прошлой неделе у моих дверей.

– Боже правый!

– Поговорив с Лорной, мы решили, раз уж так получилось, пусть Петра поживет здесь несколько недель, познакомится с родственниками по отцовской линии. Главное, чтобы она не пропустила занятий в школе. Она может оказаться в вашем классе, вот я и подумал, что вам не помешает немного узнать о ней.

– Речь обо мне, пап? – Петра, вальсируя, внесла поднос и поставила на кофейный столик.

– О ком же еще? Здесь только о тебе и говорят, – сухо ответил отец. Он взглянул на поднос и выгнул брови. – Три чашки? Ты собралась пить с нами чай? Если тотчас отправишься в свою комнату, мы прибавим только... – он взглянул на свои часы, – еще полчаса к сроку твоего заключения.

– Но папа... я же спасала человека.

Заметив нахмуренные брови Ани, Петра смутилась.

– Ладно, ладно, – поспешно проговорила она. – Но это несправедливо. Я всего лишь высказала Шону свое мнение о его пустоголовых друзьях.

– Такие выражения я привык слышать в тюрьме, а не за собственным обеденным столом. А бросать тарелки – это уж никуда не годится! В моем доме – мои порядки, Петра, и не думаю, что посидеть пару часов на воздухе – чрезмерное наказание. Почему бы тебе не почитать книжку о Новой Зеландии? Это пригодится тебе на следующей неделе в школе. Может, ты нальешь мисс Адамс чаю, пока я схожу за книгой?

Когда за отцом закрылась дверь, Петра торопливо заговорила:

– Спасибо, что не выдали меня!

Она налила чай в две чашки, пододвинула одну Ане, другую, положив сахар, поставила напротив пустого стула.

Пытаясь скрыть улыбку, Аня наблюдала за этим трогательным проявлением заботы.

– Ты меня здорово провела, – тем не менее проворчала она. – Но в следующий раз этот номер не пройдет. Ты могла если не разбиться, то на всю жизнь остаться инвалидом, а отец бы казнил себя за то, что не уследил за тобой.

– Я хотела сбежать только для того, чтобы доказать, что могу это сделать. Но как только выбралась из комнаты, я поняла, что это дурацкая затея, но забраться обратно не смогла, поэтому решила, что будет лучше спуститься пониже. А звать на помощь было глупо, не хотелось скандала. Мне и вправду очень жаль, что так получилось.

– Все же надо было позвать на помощь, – сказала Аня.

– Да, легко вам говорить, – в словах девочки была неоспоримая истина.

Когда ее отец появился с книгой, Петра тотчас же удалилась.

– Не сомневаюсь, что она даже ее не откроет, – проворчал он, присаживаясь и беря чашку в руки.

– Петра уже позаботилась об этом, – предупредила Аня, заметив, что Скотт зачерпнул еще одну ложку сахара.

– Почему же вы не остановили меня? – раздраженно спросил он.

– Извините, не успела, – сухо ответила она. – Не знала, что это входит в мои обязанности. А потом, может, вы любите послаще, – добавила она любезным тоном, потягивая чай без сахара.

Он отставил переслащенный чай на поднос и налил себе другую чашку, положив только одну ложку сахара. Затем устроился в кресле и пристально оглядел се.

– Итак, чему обязан? Или вы просто гуляли и решили заглянуть поболтать по-соседски? – иронично поинтересовался хозяин дома.

– Вам прекрасно известно, чем вызван мой визит.

– Правда? – Он неотрывно смотрел на край своей чашки.

– Речь идет о вашем звонке Марку Рэнсому. Вы и не подумали связаться со мной и выслушать мою версию происшедшего. Я надеялась, что вы заставите Шона рассказать правду. Но вместо этого вы пожаловались в школу...

– Я пытался связаться с вами, чтобы предупредить о своих намерениях, но не смог дозвониться, – возразил он.

Аня вспомнила, что неаккуратно положила трубку после разговора с Кейт. Но это не оправдывает его действий. Она с раздражением поставила чашку на столик.

– Вы хотели сообщить, что собираетесь меня оклеветать? Марк едет ко мне, а я даже не знаю, какие обвинения он бросит мне в лицо!

Она с удовлетворением заметила, что он помрачнел.

– Что вы ему сказали? Вы хотя бы представляете, что наделали?

– Успокойтесь...

– Успокойтесь! – Она была в ярости. – Речь идет о моей карьере!

Он отмахнулся.

– Я прекрасно понимаю, что сделал. Не было никаких жалоб на вас или ваше поведение. Я просто сообщил Рэнсому – в виде дружеского одолжения, – что мой племянник без моего согласия устроил вечеринку, что здесь было полно учеников школы с недозволенными спиртными напитками и что и вы оказались здесь, забирая двух участниц вечеринки...

– ...и щеголяла в нижнем белье, – с горечью договорила она за него.

Он говорил все тем же серьезным, ровным голосом:

– О состоянии вашей одежды – или отсутствии оной – речь не зашла. Я сказал, что Шон наказан как следует, – к счастью, у него весьма смутные воспоминания о вечеринке...

– К счастью для Шона?

Его губы сжались.

– Для вас обоих. Он помнит только, что вы ругали его и что его вырвало. А потом – полное затмение. Он даже не помнит моего появления, не говоря уже о своих словах или состоянии вашей одежды...

Аня облегченно вздохнула.

– Так зачем же вам понадобилось докладывать Марку?

– Потому что слухи очень быстро распространяются, – начал объяснять он. – Шон утверждает, что вечеринка предназначалась только для его друзей-регбистов и их подружек, но об этом стало известно в школе, и количество гостей резко увеличилось.

Скотт протянул ей чашку, Аня машинально сделала несколько глотков и почувствовала, как горячая жидкость растапливает нервный комок в горле.

– Мне вчера несколько раз звонили родители участников вечеринки. Прежде чем я предупредил Шона попридержать язык, он уже разболтал друзьям, что вы застукали его с «роскошной телкой», а те рассказали своим приятелям, а те – своим и т. д. Наверняка найдутся и те, кто видел вас, когда вы приехали на вечеринку и принялись бродить повсюду...

– О нет... – До Ани начало доходить, как она влипла.

– Поверьте мне, в этом я дока: лучше рассказать все самому, чем стать жертвой чужих сплетен. Ни к чему, чтобы думали, будто мы что-то скрываем. Только мы с вами знаем, что произошло в той спальне, и если будем говорить одно и то же, то проблем не будет. Извините, что не посоветовался с вами, но нужно было опередить слухи, которые могли бы вам повредить.

Положиться на него? Аня сделала еще один глоток. Да, выбор у нее не велик. И слова его звучат вполне разумно.

– Ну что ж...

До девушки вдруг дошло, что она упустила самое важное. Она выпрямилась.

– Значит, вы признаете, что я говорила правду? Что вы ошибались на мой счет?

– Не станете же вы винить меня... В общем, да, я был не прав, – с трудом признал он.

– И вы берете назад все оскорбительные слова, которые наговорили мне...

Скотт хитро улыбнулся.

– Боюсь, я не готов идти на попятную до конца. Может, напомните, что я говорил?

Да, и повторить все смутившие ее слова! Аня закашлялась. Неожиданно Скотт подался вперед и, недвусмысленно смотря на нее, вкрадчиво заговорил:

– Я сожалею. Надеюсь, вы примете мои искренние извинения за то, что я опрометчиво не поверил слову дамы...

– Ловко сработано, – заметила она, стараясь не выдать свое волнение.

Он рассмеялся.

– Вы странный человек.

– Я рада, что вы, наконец, поняли это.

– Тогда не стоит волноваться по поводу нового испытания...

«Испытанием» оказались извинения крайне подавленного Шона Монро, с трудом выдавившего из себя несколько общих слов, не лишенных, однако, некоторой язвительности.

– Не помню, что я такое наделал, но, по словам дяди Скотта, вел себя как несносный мальчишка, а потому мне, видно, надо извиниться за это... и что бы там еще ни было... и спасибо, что помогли, когда мне было плохо...

Аня не стала продлевать его мучения и приняла извинения. В глазах Шона не было и намека на ухмылку, а значит, он действительно ничего не помнил.

– Весьма разумно с вашей стороны было дать ему понять, что он выставил себя в глупом свете, – заметила она Скотту, когда его племянник вышел. – Может, впредь постарается держать себя в руках.

– Может быть. Он хочет стать профессиональным регбистом, и у него есть к тому способности, но не знаю, хватит ли ему характера. Его беда в том, что он вошел в роль суперзвезды и думает, что так будет всегда.

Скотт проводил Аню до двери.

– Шон расстроен, что ему придется две недели сидеть дома, и он пропустит тренировки. Наверно, вы считаете, что это слишком мягкое наказание?

– Честно говоря, я думаю, вы правильно делаете, что не перегибаете палку, – заметила она. – За исключением, пожалуй... – она немного замешкалась, – за исключением тех случаев, когда речь идет о наркотиках...

Лицо Скотта заметно помрачнело.

– Не беспокойтесь, мы с ним разобрались с этим. Я склонен ему поверить, что это случилось только однажды, потому что он боится потерять спортивную форму. Но его родителям – все же, когда они вернутся, нужно обратить на это внимание.

Установившееся между ними взаимопонимание чуть было не разрушилось, когда Скотт не позволил Ане идти домой пешком, несмотря на се уверения, что она полностью оправилась после маленького происшествия. Он заставил девушку согласиться с тем, что он отвезет се домой.

Оказавшись с ним в машине, она почувствовала еще большее волнение от его присутствия. Аню беспокоила мысль, что ему, пожалуй, захочется зайти к ней домой. Она не смогла бы просто так отказать Скотту, но ясно, что стоит лишь ему побывать в ее доме, как его образ, и без того не дающий ей покоя, еще прочнее отпечатается в се сознании.

Однако, к се облегчению и разочарованию одновременно, он просто высадил ее у ворот, как она и просила, и посоветовал в беседе с Марком постараться быть непринужденной и удивленной, а не злой и шокированной.

ГЛАВА ПЯТАЯ

– Что ты намерен? – воскликнула Аня, не веря своим ушам.

Марк Рэнсом, сдаваясь, поднял руки.

– Послушай, это не войдет в твою характеристику.

– Ты отстраняешь меня!

– Ничего подобного, – глядя на нее с сожалением, поспешил возразить он. Для директора школы в свои тридцать семь он был еще молод. Ане нравились его серьезность и преданность ученикам, а когда знаки внимания с его стороны приняли более личный характер, она начала задумываться о будущем.

До этого дня!

После того, как Скотт привез ее домой, она заглянула в почтовый ящик и нашла записку Марка:

«Аня, я заезжал, пока тебя не было. Не мог ждать. Позвони, как только сможешь».

Не успела она позвонить ему и переодеться, как Марк вновь оказался на ее пороге.

– Это лишь для того, чтобы избежать неприятностей, не более того. Возможно, мне придется попросить тебя немного отдохнуть в первые дни семестра, – пояснил он, нервно теребя галстук. Поскольку у них с Аней не бывало размолвок, он не привык к ее возражениям. – Но я надеюсь, что до этого дело не дойдет, потому что к началу занятий все само собой утрясется.

– Ты надеешься? – в отчаянии воскликнула Аня, меряя шагами свою маленькую кухню. – Мистер Тайлер говорил тебе, что это была частная вечеринка, а я объяснила, почему отправилась туда. Не понимаю, зачем нужно так раздувать это дело!

Она не стала рассказывать о звонке Лиз и визите в «Сосны» этим утром, и, конечно же, Марку и в голову не могло прийти, что она может взять инициативу в свои руки.

Марк смущенно провел рукой по своим коротко стриженным пшеничным волосам.

– Если бы это зависело только от меня, Аня, но мне утром звонила директриса Истбрукской школы и предупредила, что вынуждена наказать двух девочек, которые были на вечеринке, устроенной ребятами из школы в Гунуа...

Аня повернулась.

– Девочки в то время были в лагере, мальчишки из Гунуа – на каникулах, на школу нельзя возлагать ответственность...

– Не совсем так, – мрачно прервал ее Марк. – Мне звонила еще одна родительница. Ее сын, заявившийся домой пьяным, узнал о вечеринке из объявления в школьном интернете. Необходимо выяснить, кто разместил это объявление. И еще ей хотелось знать, почему не было изъято спиртное, если за вечеринкой присматривал учитель из школы.

– Но я не присматривала за вечеринкой...

– Знаю, но начнутся пересуды, если мы не объявим, что проводится расследование, – сказал Марк, невольно повторив слова Скотта Тайлера. – Ты же знаешь, как опасны намеки на то, что учителя сбивают учеников с верного пути. Речь идет о нравственном авторитете.

– Но ты ведь можешь поручиться за мою порядочность! Ради всего святого, Марк, мы же встречаемся...

– Видишь ли... в этом-то как раз и проблема, разве не понимаешь? – неловко проговорил он. – Если я замну это дело, могут подумать, что дело в наших личных отношениях. Я должен быть совершенно беспристрастным. – Он взглянул на нее из-под нахмуренных бровей. – Неужели не ясно?

– Значит ли это, что ты не повезешь меня обедать? – сухо спросила она. Все их прежние свидания носили случайный характер, но на этот раз Марк заказал столик в ресторане заранее.

Он со смущенным видом засунул руки в карманы.

– Если ты не против... Я думаю, не стоило бы именно сейчас...

Она с деланной улыбкой кивнула.

– Может показаться, будто мы в сговоре.

Было видно, что он почувствовал облегчение оттого, что она так просто согласилась. Должно быть, он ожидал, что она устроит ему скандал.

– Это, конечно, смешно, но ты ведь знаешь, какими подозрительными бывают люди. Буду подробно тебя информировать. Но думаю, слухи скоро утихнут. Тем более, если мы отвлечем внимание на поиски и примерное наказание этого хакера, который дал объявление в интернете.

У двери он повернулся.

– Кстати, неплохо было бы, если бы ты поладила со Скоттом Тайлсром. Если узнают, что вы враждуете, то примутся гадать, не пошла ли ты на вечеринку, чтобы намеренно насолить ему. Знаю, что он издевался над тобой на собеседовании, но не надо принимать это близко к сердцу, – уверен, в этом нет ничего личного. В ваших общих интересах выступить единым фронтом.

Закрыв за Марком дверь, Аня вылила в раковину остывший кофе. Итак, ее жизнь снова не заладилась. И на этот раз все куда серьезнее, чем прежде. Ну, так что же? Она это переживет, как переживала уже не раз.

Аня оглядела комнату, в которую было вложено немало сил: выбранные и собственноручно наклеенные обои, подновленная подержанная мебель, милые сердцу мелочи. Она постаралась сделать свой дом уютным. Все здесь было ее, и только ее... Осталось рассчитаться с долгами. Со временем она это сделает.

У учителя не очень большая зарплата, но это регулярный заработок от работы, которую она любила. Если пострадает ее репутация, и она не сможет больше работать, что ж, придется попытаться в другой области.

Через застекленную дверь Аня внезапно увидела, что Марк разговаривает... со Скоттом Тайлером и его дочерью. Стараясь не выглядеть смущенной, Аня подошла к ним. Уж не проговорился ли Скотт о ее визите?

– Мы как раз говорили с Марком, что было бы неплохо, если бы мы восстановили дружеские отношения, – сообщил он, не дав ей и рта раскрыть. – Приношу свои извинения за то, что вы оказались втянуты в проблемы, связанные с моим племянником. Кстати, моя дочь пришла в восторг, узнав, что вы кузина всемирно известной пианистки. Петра берет уроки музыки.

– На этом я вас покину, – сказал Марк, бросив на Аню довольный взгляд.

Приятно пораженная словами Скотта, Аня даже не заметила отъезд Марка.

– Что вам на самом деле нужно? – подозрительно спросила она.

Скотт пристально посмотрел на нее, заметив напряженное выражение ее лица.

– Как вы себя чувствуете? Обнаружили новые ушибы?

– Нет. Вы вернулись, чтобы это спросить?

Он вздохнул.

– Похоже, извиняться за своих родственников входит у меня в привычку.

Он повернулся, подошел к машине и принялся копаться в багажнике. Аня перевела взгляд на Петру, та пожала плечами и дерзко усмехнулась.

– Извините. Он все узнал. Я так и думала, но рискнуть стоило.

– Ты сама призналась или он догадался?

Уголком глаза она видела, что Скотт направляется к ним.

– И то, и другое.

– Я заметил, что с дикого винограда сорваны все листья и ветки от земли до окна Петры, – подойдя к ним, объяснил Скотт. – Поскольку вы мало смахиваете на вора-домушника, то не трудно было догадаться, что произошло. Ты уже извинилась? – недовольно проворчал Скотт, обратившись к дочери.

– Честно говоря, она сделала это еще дома, – вмешалась Аня.

– Вы сказали мне, что упали, – сверкнул глазами Скотт.

– Сказала. Как-то не пришло в голову признаться, что на меня свалилась ваша дочь. А это что такое? – сменила тему Аня, указывая на предмет в его руках.

– Новый аккумулятор для вашей машины. Я нашел его у себя в гараже.

– Спасибо, но я уже договорилась с механиком.

– Я отменил вызов. Зачем платить, если можно получить бесплатно?

Она с сомнением посмотрела на него.

– Вы умеете менять аккумулятор?

На нем были все те же темные брюки, но вместо рубашки он надел футболку. Не похоже, чтобы ему часто доводилось лежать под машиной.

– У мужчин врожденные навыки обращения с техникой. Это в генах.

В ответ на ее презрительное фырканье он усмехнулся.

– В моем случае – в буквальном смысле слова. Мой отец был достаточно хорошим механиком, пока не умерла мама, и он не пристрастился к выпивке. Потом я отчасти заменил его. – Он отправился к открытым дверям ее гаража. – Почему бы вам не пригласить Петру в дом, пока я буду возиться с аккумулятором?

Петра уже шла по дорожке к дому, Аня, чуть помедлив, кинулась за Скоттом.

– Сколько я вам должна за аккумулятор?

– Ничего.

– Даром ничего не дается, – подчеркнула она.

Он остановился.

– Жизнь моей дочери – ничто для вас?

Она подумала о том, каким для него потрясением было вдруг обрести дочь. Он, наверно, и не догадывался, сколько в его душе таилось любви. И хотя он был подчеркнуто бесстрастен, рассказывая об обстоятельствах рождения Петры, Аня ощутила в его словах горькую обиду на то, что его полностью вычеркнули из жизни дочери. Ему внушили, что он ничего не может ей дать, и где-то в глубине души он, видимо, и сам стал думать, что так оно и есть.

– Я лишь хотела сказать, что не хочу быть у вас в долгу... – пояснила она, ощущая неловкость.

– Вы полагаете, мне хочется быть в долгу у вас? – строго спросил он.

– Не знаю, – ответила она, стараясь побороть легкое головокружение. – И вам, верно, тоже. С появлением Петры вы во всем, наверное, сомневаетесь.

– И не пытайтесь проникнуть в мои мысли, – проворчал он. – Я же не ваш ученик...

– Слава богу!

– Я намерен заняться делом, так почему бы вам не убраться восвояси и не найти для себя одно из тех приятных занятий, которым предаются изнеженные дамы, пока другие делают за них грязную работу?

У Ани сверкнули глаза.

– Вот как, да вы женоненавистник! Я не просила вас пачкать руки ради меня!

– В этом вы похожи на собственную сестру. Кейт не любит просить, но умеет дать понять, на что она рассчитывает. Ее драгоценным ручкам ни к чему пачкаться, потому что всегда найдется кто-то, готовый дорого заплатить за право исполнить все ее желания. Не будь у нее доказательств, я бы ни за что не поверил, что она родилась на ферме.

Она вздрогнула от точности его характеристики ее двоюродной сестры.

– У меня совсем другая жизнь и другие жизненные ценности, так что не смейте нас сравнивать! – произнесла она дрожащим от сдерживаемого гнева голосом. – Может, я и не умею менять аккумулятор, но могу поменять шину и проверить воду и масло, как и все владельцы автомобилей. И я вовсе не изнеженная! – не сдержавшись, яростно прошипела она.

– А мне вы кажетесь изнеженной. – В глазах Скотта заплясали чертики. – Особенно в сексапильном зеленом белье, с маленькими грудками, так и напрашивающимися на поцелуи.

Анины щеки все еще пылали, когда она, хлопнув дверью, вошла в дом.

– Что-то случилось? – Петра подняла голову, сверкнув при этом маленькой золотой сережкой в левой ноздре.

– Да! Этот... этот человек! – Аня сжимала и разжимала в ярости кулаки.

Петра огляделась в тревоге.

– Какой человек?

– Твой отец!

– А, – голубые глаза Петры загорелись от любопытства. – В чем дело? Я думала, он оказывает вам услугу.

Аня глубоко вздохнула.

– Так и есть. Просто ему не надо быть таким... – она старательно подбирала слова, – таким высокомерным!

– Думаю, это не так просто... если он такой умный и прочее...

Аня на миг тупо уставилась на девочку, прежде чем до нее дошло, что над ней подшутили.

– Знаешь, когда ты так издевательски тянешь слова, то становишься похожей на него. Смотри, в твоем возрасте не к лицу быть циничной.

– Вы и вправду считаете, что я похожа на него? – спросила Петра делано равнодушным тоном.

– Иногда. Глаза у тебя папины. Какой у тебя натуральный цвет волос?

Петра скорчила гримасу.

– Каштановый. Слишком обычный. Мама взбесилась, когда я сделала это... – Она потянула пряди, – Но мне хотелось быть другой...

– Можно с уверенностью утверждать, что ты в этом преуспела, – сообщила ей Аня с легкой понимающей улыбкой. – По крайней мере, внешне.

– Я и внутри изменилась, – спокойно, с уверенностью сказала Петра.

– Настолько, чтобы сбежать из дома?

Она пожала плечами.

– Мама ничего не хотела слышать об отце. Его имени нет даже в моем свидетельстве о рождении. А мне ужасно хотелось его увидеть. Я нашла письмо, в котором он просил прислать ему мои фотографии. Отец их так и не получил – я спрашивала его. Я нашла его адрес по Интернету. Оказалось, что он вовсе и не жалкий неудачник, у его адвокатской конторы есть даже свой сайт. Я не сообщила, что еду, потому что он мог предупредить маму и остановить меня. Я решила, что обязательно приеду, и ему придется увидеться со мной, хотя бы только для того, чтобы отправить обратно, но оказалось, что и он хотел встретиться...

– Ты здорово рисковала. Видишь ли, и среди адвокатов попадаются жалкие типы. Можно было просто написать ему письмо...

– Чтобы оно угодило в мусорное ведро, или сто лет дожидалось ответа, или чтобы об этом проведала мама? Мне нужно было повстречаться с ним прямо сейчас. – Петра усмехнулась. – Хорошо, что он не упал в обморок или что-то вроде того – ему было явно не по себе из-за внезапного отцовства, а так он клевый, разве нет? И он еще что надо для старика.

– Он не старик, – машинально возразила Аня.

Петра бросила на нее понимающий взгляд.

– Так вы считаете, он молодой и что надо?

– Я стараюсь вообще о нем не думать, – ушла от ответа Аня. – Ты хотела послушать диски?

– Можно мне взять на время четыре диска Кейт Карлайл? Она ваша кузина – значит, вы получаете их бесплатно?

– Так было вначале, но теперь Кейт обычно не утруждает себя тем, чтобы присылать мне их, – рассмеялась девушка.

– Значит, большую часть из этого, – она обвела пальцем полку, – вы покупали?

– Да. Но я получаю бесплатные записи от родителей – взгляни. – Она показала Петре кассеты и компактные диски. – Моя мама поет в ведущих оперных театрах США, а отец дирижирует оркестром.

– Вот это да, у вас действительно музыкальная семья. Держу пари, вас тоже учили музыке.

– Беда только в том, что мне это не нравилось, – печально призналась Аня. – У меня не было никаких способностей. А я так хотела, чтобы мне уделяли побольше внимания. А тебе уроки музыки доставляют удовольствие?

– Да, но отец оплачивает только час в неделю, поэтому я сижу с детьми, чтобы заплатить за остальные часы.

– Твой отец? – Аня была ошеломлена. – Но я думала... Скотт ведь не поддерживает никаких отношений с твоей мамой.

– Не Скотт, мой другой отец – Кен, – который женат на маме.

– Я не сообразила, что твоя мама замужем, – пробормотала Аня.

– Да, они как раз отметили десятую годовщину свадьбы. У меня есть два маленьких брата.

Ане показалось, что она нашла разгадку.

– У тебя проблемы с этим? То, что Кен родной отец им, а не тебе?

– Нет... У многих моих друзей не один набор родителей. Мальчишки несносные, но ничего. И Кен парень ничего – у него магазин спорттоваров. – Она пожала плечами. – Дело во мне, а не в них.

Аня хотела спросить, что Петра имеет в виду, но ощутила присутствие Скотта у себя за спиной. Что он слышал? – в тревоге подумала Аня.

– Уже вернулся? – поинтересовалась она.

– Я же говорил, что знаю толк в машинах. Где тут можно помыть руки?

Аня взглянула на его перепачканные машинным маслом руки с царапинами на кистях.

Работа, видно, оказалась не такой уж пустячной.

– Я провожу.

Она повела его по коридору в ванную. Даже не взглянув на раковину, он с любопытством посмотрел на большую, способную вместить и двоих, ванну, коллекцию цветных пузырьков с солью и ароматическими маслами, украшавших полочки, и толстые пахучие восковые свечи, расставленные на блюдцах.

Скотт перевел взгляд на ее раскрасневшееся лицо, в его глазах отчетливо читался вопрос.

– Не вздумайте ничего говорить, – предупредила она.

– Нельзя даже спросить, есть ли у вас очищающий крем? – произнес он с невинным видом. – Мне бы не хотелось пачкать ваши чудесные мыльца, так удобно устроившиеся, – вкрадчиво произнес он.

«...Ваши маленькие грудки, так и напрашивающиеся на поцелуи...»

Он снова пытается смутить се.

– Кажется, здесь есть немного. – Аня протянула мимо него руку, чтобы открыть шкафчик. Он и шагу не сделал в сторону, разглядывая содержимое ее шкафчика. – С вашего позволения... – сказала она, когда он, наклонив голову, пытался прочитать название лекарства.

– Ванная многое может поведать о человеке, – задумчиво произнес он. – Вы, например, явно здоровы, разве что иногда простужаетесь. Вы предпочитаете станок, а не электрическую бритву, вы не замужем, очень заботитесь о своей нежной коже и... – при этом он бросил провокационный взгляд на ванну, – держите себя в неимоверной чистоте.

Не замужем? Он пришел к такому заключению, потому что не увидел в шкафчике никаких следов противозачаточных средств, но женщины обычно держат их в тумбочке у кровати, подумала Аня. Она так и делала, когда наивно верила, что Алистер ее судьба, еще до того, как Кейт пронеслась по его небосводу, и Анины знаки внимания стали вдруг для него обременительными.

Аня схватила крем и со стуком захлопнула шкафчик, чуть не прищемив Скотту нос.

– Поосторожнее, мне уже однажды сломали его, – сказал он, загородившись рукой.

– Недовольный клиент? – съязвила она.

– Рассерженный отец.

Она уже собиралась уйти, но любопытство одержало верх.

– Вы подрались?

Вот откуда у него шрам на губе!

– Обычно он дрался, а я убегал... Так было до тех пор, пока я не вырос настолько, что убегать больше было не надо, – неохотно проговорил Скотт.

– Вас обижали в детстве? – с волнением спросила Аня.

– Мама умерла от рака, когда мне было десять лет. После ее смерти отец начал пить и частенько давал волю кулакам. Но он никогда не трогал сестренку: Джоанна – вылитая мама. Да и меня перестал бить, когда я вырос. Хотя злость на весь мир у него так и не прошла.

– Неужели никому и в голову не приходило, что вас обижают?

Он повел плечами в знак протеста.

– Мне не выпала и половина тех мучений, что ему. У меня, по крайней мере, было будущее. Он же не мог избавиться от прошлого и замкнулся в своем горе.

Он очистил руки кремом, вымыл их и выключил воду.

– Извините... – Аня поспешно протянула ему полотенце.

– Пожалейте его, а не меня.

Он вытер руки и прижал полотенце к лицу.

– Мм... великолепно. Вы и вправду любите себя побаловать, не так ли, мисс Адамс?

– Мне казалось, вы станете называть меня Аней, – сказала она, пытаясь уйти от щекотливой темы.

– Я решил, что мне нравится «мисс Адамс». Это звучит так...

Она знала, что он собирается сказать, и стремительно прикрыла ему рот рукой.

– Молчите!

– Великолепно... – прошептал он и поцеловал ее ладошку.

Она резко отдернула руку и вытерла ее о юбку, но жгучее ощущение от прикосновения его губ не исчезло.

Скотт аккуратно повесил полотенце на вешалку.

– Это ни к чему. Оно пойдет прямо в стирку.

– Боитесь, что я его испачкал? – пробормотал он. Скотт заметил, что низ его рубашки в машинном масле. Он попытался отчистить его носовым платком, но ничего не вышло.

– Пожалуй, отстирать не удастся, – сказала Аня.

Он бросил испачканный платок в бак и взялся за подол рубашки.

– Может, попробовать ее постирать прямо сейчас... Мне раздеться?

Он скинул с себя рубашку, представив ее взору загорелое, мускулистое тело.

– Я не обязана стирать ваши вещи! – воскликнула она, пятясь к двери. – Полагаю, для этого у вас есть миссис Ли.

– Это всего лишь предлог. Я решил, что вы, пожалуй, будете не прочь увидеть меня полуодетым... так, чтобы поквитаться, – пробормотал он.

О, вот бы он обрадовался, узнав, что уже ей привиделся в этой самой комнате совершенно обнаженным!

– Если бы я хотела поквитаться, я бы привлекла вас к суду за все страдания, которые вы с вашими родственниками мне причинили, – парировала она. – Раз уж я и так потеряла работу и репутацию, то мне нечего терять, обратившись в суд. Держу пари, можно было бы выбить из вас изрядные денежки и жить припеваючи до конца своих дней!

Угроза возымела должный эффект.

– Что значит, вы потеряли работу? Что, черт возьми, Рэнсом наговорил вам?

– Что, если дело примет неприятный оборот, меня могут отстранить от преподавания, чтобы «избежать неприятностей» для школы.

– Вы шутите!

– Разве не видно, что мне не до шуток? Если дело зайдет слишком далеко, мне можно распрощаться со своей карьерой, – тихо, чтобы не услышала Петра, сказала Аня. – Началось официальное расследование, и даже если я буду полностью оправдана, от пятна на репутации не избавиться.

Его рука сжалась в кулак.

– Черт, почему Рэнсом не может все спустить на тормозах? Я думал, у вас дружеские отношения...

– Именно поэтому я не могу рассчитывать на особое снисхождение, – попыталась она оправдать Марка. – Он должен быть вне подозрений.

Скотт неодобрительно хмыкнул.

– Он что, не понимает, что сам дает делу ход? История попадет в газеты, если он не будет вести себя осмотрительнее.

– Что ж, вам придется тогда заплатить компенсацию за моральный ущерб. Шея у меня до сих пор с трудом поворачивается. Гипсовый воротник потянет еще на несколько тысчонок.

Аня с фальшивым стоном повернула голову.

– Не бросайтесь пустыми угрозами, – с легким презрением заявил он.

– Это не пустые угрозы, – вспыхнула она. – Вы признали свою вину. Мне не нужен даже адвокат, чтобы начать дело; я могла бы сама представлять себя в суде и выиграть!

В нем заговорил профессионал.

– Черта с два! – спокойно парировал он. – Я закушу вами на завтрак в любом суде страны. Даже подкупив судью, вы не сможете выжать из меня ни гроша!

– Так кто теперь бросается угрозами? Вы и вправду думали, что сможете откупиться несколькими жалкими извинениями?

Сначала она просто поддразнивала его, но теперь всерьез задумалась, так ли уж далеки ее слова от истины. Он ловил ее взгляд, как опытный хищник, выискивающий малейшие признаки слабости в своей жертве.

– Вам не нравится, когда вас сравнивают с кузиной. Но сами напросились на это. Именно такого упрямства и можно было ожидать от нее.

– Значит, требование справедливости – «упрямство»?

– Можете говорить что угодно, но это чистой воды вымогательство!

– Я предпочитаю называть это компенсацией за боль и страдания, и такого же мнения будет судья!

– Это просто блеф, – догадался он. – Если бы дошло до дела, вы бы сложили ручки, поджали бы хвост и сбежали, как и Кейт. Вы бы не решились помериться со мной силой.

– Может, и так, а может, и нет, – удивляясь своему безрассудству, произнесла Аня. – Готовы рискнуть? Деньгами, репутацией... Или решить дело мирно, без суда, за сумму, которая останется в тайне? Итак, как много вы готовы выложить, адвокат?

На миг она испугалась, что он взорвется, но Скотт взял себя в руки и здраво оценил ситуацию.

– Ладно. Забудьте о судебном иске, и я использую все свое влияние, чтобы вы вышли из этой ситуации без урона для репутации...

– Вы думаете, вам это удастся?

– Дайте договорить. Если я преуспею в этом, вы не получите денег – кроме чрезвычайно щедрого гонорара, который я готов платить вам за частные уроки Петре, пока она живет у меня. Это не только даст всем понять, что вы пользуетесь моей полной поддержкой и доверием как учитель, но и поможет Петре хоть как-то поправить дела с ее успеваемостью. Лорна считает, что ей нужно больше внимания, которое она вряд ли получит на обычных уроках в школе. И поскольку Лорна сама была превосходным учителем, я готов положиться на ее мнение.

У Ани голова шла кругом.

– Ваша... мама Петры была учительницей?

– Разве я не говорил? – спросил он спокойно. – Ее карьера закончилась, когда она призналась, что у нее связь с учеником. Ей позволили уйти по собственному желанию...

Аня нервно сглотнула.

– Вы говорите... когда вы с ней... она была вашей учительницей?

– Математики и статистики. Мы предавались любви исключительно во внеурочное время. В результате я набрал девяносто семь баллов из ста возможных на выпускном экзамене, а она получила ребенка, о котором мечтала, так что, согласитесь, это были взаимовыгодные отношения. Теперь вы понимаете, почему я так отреагировал, когда застал вас с Шоном.

– Я... думаю, да... – запинаясь, произнесла Аня. Она отдавала себе отчет в том, что его откровенность вызвана лишь желанием настоять на своем. И не ошиблась.

– Итак, каков ваш ответ? Мы договорились?

– Вы говорили только о том, что будет, если ваш план удастся. – Она пыталась побороть эмоции. – А если нет?

– Если вам не удастся сохранить незапятнанную репутацию, назовете свою цену. Но этому не бывать. Я ни разу не проигрывал. Имейте это в виду, Аня. Я никогда не отступаю и не сдаюсь. Так или иначе, но я добиваюсь желаемого. Да или нет?

ГЛАВА ШЕСТАЯ

– Не понимаю, раз ты умеешь так гладко и четко выражать свои мысли, почему ты получаешь низкие оценки за сочинения, – сказала Аня, положив рядом с собой на траву только что прочитанную письменную работу. Откинувшись назад, она внимательно посмотрела на девочку, лежавшую перед ней на траве. – Ты делаешь много ошибок, но, похоже, выдумки тебе не занимать.

– Это точно. Учителя говорят, что я слишком смело мыслю, хотя не пойму, почему бы не оживить скучные факты, – весело ответила Петра, откусив кусочек яблока.

Скотт настоял, чтобы они занимались у него в доме, но в последнее время Аня заметила, что обстановка не очень способствует концентрации внимания у Петры. Шон старался избегать встреч, а у Саманты одна шумная компания сменялась другой, да и присутствие Скотта изрядно их отвлекало. Ане показалось полезнее устроиться в саду, где можно расслабиться и поговорить в непринужденной обстановке.

Иногда Скотт ездил на судебные заседания и на деловые встречи, но чаще работал в своем кабинете. Или, говоря точнее, пытался работать.

– Это из-за меня он торчит дома, – призналась на второй день Петра. – Сэм говорит, что до моего приезда он все время пропадал на работе. Представляете, он даже купил книгу для родителей «Воспитание подростков в новом тысячелетии» или что-то в этом роде... Не думаю, что смогу «преуспеть в школьной обстановке», – проговорила Петра, встав во весь рост, чтобы швырнуть огрызок яблока через забор в гущу низкого кустарника.

Аня криво улыбнулась, услышав, что Петра процитировала строчку из своего табеля успеваемости. Музыка, пожалуй, единственный предмет, по которому она получает высокие оценки.

Девушка вспомнила удивление Лиз, когда та узнала, что она дает уроки Петре.

– Ты настоящий трудоголик. Сначала лагерь, а теперь это. Я думала, что ты в последние дни каникул займешься своей статьей.

– Я могу этим заниматься по утрам. А визиты в «Сосны» приносят свои плоды. Ты бы знала, сколько якобы случайно встреченных родителей и знакомых как бы невзначай упоминают, что до них дошли слухи, будто я даю уроки дочери Скотта...

– Ха! Им просто хочется что-нибудь выведать, – последовал насмешливый ответ. – Появление четырнадцатилетней дочери Скотта Тайлера, о которой никто и не слыхал, стало настоящей сенсацией. Надеюсь, она легко перенесет чрезмерное внимание к своей персоне.

– О, уверена, это она переживет! – ответила тогда Аня и, глядя теперь на Петру, подумала, не точнее ли было сказать «страстно того желает». Девочку явно не назовешь «стыдливой мимозой».

Она отогнала рукой мошку, пытавшуюся сесть на ее голую коленку. Какой прекрасный день! Самый разгар бабьего лета.

– Может, если ты постараешься смотреть на сочинение, как на музыку – как на набор условностей, которым нужно следовать, чтобы и другие могли понять и оценить твои мысли...

– Я поняла. Вы считаете, что я слишком много внимания уделяю одному предмету. Как и мама. Она знает, кем я хочу быть, но неустанно твердит, что нельзя класть все яйца в одну корзинку, что мне нужна профессия, к которой можно вернуться, если не удастся стать музыкантом. – Она пожала худенькими плечами. – Они с отцом – другим отцом – считают, что. если я сокращу уроки музыки, то смогу больше времени уделять остальным предметам. Наверное, они правы.

– Ты серьезно? Уж не думаешь ли ты ко мне подольститься?

Петра усмехнулась.

– Разве это возможно?

– Конечно, нет.

Увидев кого-то у себя за спиной, Петра приняла беззаботный вид и помахала рукой.

– Привет, пап.

– Не будете возражать, если я составлю вам компанию?

Поскольку Скотт уже присаживался на траву, он посчитал вопрос решенным.

– Не-а! Мисс Адамс хвалит мое сочинение, – сказала Петра.

Аня хотела возразить, но в этот момент яблочный сок потек у нее по подбородку. Пока она пыталась найти платок, Скотт достал свой и вытер ей губы. А затем, весело поблескивая глазами при виде ее досады, облизал пальцы.

– Мм, кисло-сладкий... как раз в моем вкусе, – похвалил он, а мысли Ани уже были совсем не о яблочном соке.

– Спасибо, – недовольно пробормотала она.

– Честный обмен, – Скотт вложил ей в руку свой платок и, взяв яблоко, медленно откусил его. Он растянулся на траве, а Аня торопливо натянула платье на колени. – Так о чем вы говорили? – спросил он, глядя на темно-зеленую ткань, облегавшую ее стройные бедра.

Как и ожидалось, Петра предпочла не заводить разговор о школе.

– Мисс Адамс рассказывала мне о том, как приезжала сюда, когда ферма принадлежала ее дяде. Она кормила свиней, доила коров и все такое.

Скотт не стал уточнять, какое отношение это имеет к школьной программе. Он усмехнулся, глядя на Аню.

– Значит... вы работали на ферме, прежде чем стать учительницей...

– В то время я была ребенком, но, честно говоря, с удовольствием стала бы фермером, – с укоризной сказала она.

– Или женой фермера? Может быть, вы переехали сюда, чтобы выйти замуж?

– Я не выхожу замуж по расчету, – возмутилась Аня.

– Правда? – Петра наморщила лоб.

– Мисс Адамс придерживается романтических взглядов – ей хочется выйти замуж по любви, – объяснил ее отец. – Хотя подозреваю, что ей, как и большинству людей, взаимное уважение и симпатия покажутся более надежными...

– Весьма циничный подход...

– Как вы уже успели заметить, я – продукт своего личного опыта, а вы, безусловно, – своего. Насколько я понимаю, у ваших родителей по-прежнему крепкий союз?

– Да, насколько мне известно, – решительно ответила она, гадая, не думает ли он вновь придраться к ее привилегированному окружению, как на собеседовании. – Они много времени проводят порознь, потому что того требует их карьера, но похоже, это не испортило их отношений.

– Все эти разъезды и выступления не оставляют много времени на воспитание ребенка.

– У мисс Адамс была няня, домашние учителя и преподаватели музыки, – охотно поведала Петра.

– Наверное, вы подавали большие надежды? – поинтересовался Скотт.

– Нет... Родители быстро поняли, что у меня нет способностей к музыке. Я была робкой и часто болела. И больше любила читать, чем заниматься музыкой.

– А я обычно читал под одеялом при свете фонарика, – откликнулся Скотт, и Аня невольно улыбнулась ему.

– Я тоже. Мои няни даже обыскивали кровать, прежде чем погасить свет.

– У вас было несколько нянь?

– Мы много переезжали, а мама очень привередничала с прислугой.

– Но сюда вы приехали без няни? – поинтересовалась Петра, махнув рукой на дом.

– Да. За мной присматривали дядя с тетей.

– И за кузиной Кейт... – пробормотал Скотт.

– Кузина Кейт быстро сообразила, что мне нравится работа на ферме, которую она терпеть не могла, – весело ответила Аня.

– Только не говорите, что она заставляла вас красить забор. – К ее удивлению, Скотт громко рассмеялся, пояснив своей заинтригованной дочери: – Если хочешь узнать, о чем идет речь, почитай Марка Твена.

Отвечая на вопросы Скотта и Петры, Аня рассказала о своей жизни на ферме и о том, как она уже после смерти дяди и тети вернулась в пансионат в Окленде, тогда как Кейт осталась с родителями в Нью-Йорке, чтобы продолжить занятия музыкой. И вдруг осознала, что не в меру разоткровенничалась.

– Извините, не стоило так поощрять мою болтливость, – сказала она, потянувшись за бутылкой с водой.

– Должно быть, вы сильно привязаны к «Соснам», – тихо произнес Скотт. – А вы не хотели купить дом, когда узнали, что Кейт выставила его на продажу? Или она не говорила вам? – внезапно догадался Скотт.

Аня неопределенно пожала плечами, теребя подол платья.

– Она знала, что я не могу позволить себе ту сумму, которую она просила...

– Но вы же родственники, – возразила Петра. – Разве она не могла вам уступить?

– Начнем с того, что это сэкономило бы ей несколько тысяч на оплату услуг агентства по продаже недвижимости, – объяснил Скотт. – Вы говорили Кейт, что хотите купить «Сосны», Аня?

– Этот дом достался ей от родителей. Я и представить не могла, что она избавится от него. Она его продала, когда ей срочно понадобились деньги.

– Вы предложили, сколько могли, но этого оказалось мало, – догадался он. – Разве ваши родители не могли помочь вам? Они ведь обеспеченные люди.

– Но и тот образ жизни, который они ведут, тоже обходится недешево. Я зарабатываю себе на жизнь с тех пор, как окончила институт, и меня это устраивает. Конечно, они оплачивают мои поездки к ним и дарят щедрые подарки... В любом случае, как бы родители ни были богаты, нельзя смотреть на них как на денежный мешок...

– Значит, вы просили, но родители отказали, – утвердительно проговорил Скотт.

– Не пора ли перестать выставлять меня бедной сироткой? – раздраженно спросила она. – Они бы дали мне деньги на квартиру в городе, но мне это не нужно. Я вполне довольна тем, что у меня есть! Дом в «Соснах» слишком велик для меня, к тому же он нуждался в ремонте...

– Значит, вы не в обиде на меня за то, что я его купил?

– Это все равно, что обижаться на меня за то, что я в родстве с бывшей хозяйкой дома.

– Метко, – поздравил он ее.

– Здесь все так изменилось. Мы с Кейт спали наверху, в угловой комнате. Выше был только чердак.

– В доме есть чердак? – спросила Петра. – Клево! А что там?

Аня похолодела. Она старалась не думать о просьбе Кейт. Скотт пригласил ее в дом давать уроки Петре, но, как только Аня начнет разыскивать дневник кузины, она преступит невидимую черту и потеряет уважение к себе.

– Много пыли, паутины и старая мебель, – ответил Скотт.

С другой стороны дома послышались пронзительные вопли и плеск воды. Петра глубоко вздохнула.

– Похоже, Шон с друзьями резвится в бассейне. Почему бы тебе не пойти к ним? – предложил Скотт.

Не дав ему договорить, Петра резво вскочила на ноги. Но чуть помедлила, глядя на Аню.

– А как же мисс Адамс?

Он улыбнулся.

– Я присмотрю за мисс Адамс.

– О'кей. Спасибо, пап. До встречи! – обрадовалась девочка.

– Увидимся завтра, Петра. И не забудь прочитать ту главу по биологии, – крикнула ей вслед Аня.

– Не забуду!

– Ой ли? – спросил Скотт, откидываясь назад.

– У вас очень смышленая дочь. И довольно прилежная. Раз берется – обязательно делает.

– Я заметил, – скривил губы Скотт. – Она прекрасно разбирается в одних вещах, зато в других необычайно наивная. Никак не пойму, к чему этот маскарад – черная одежда, крашеные волосы, сережка в носу. Счастье еще, что она не щеголяет с пирсингом на языке и татуировкой!

Он повернул голову и заметил, что Аня улыбается.

– В чем дело?

Она покачала головой, собирая разбросанные по траве книги.

– Ни в чем.

Он прищурился.

– Нет, вы что-то явно скрываете. У вас вид как у Моны Лизы, будь она неладна. Вы знаете то, чего не знаю я. – С игривым выражением лица он взял ее за руку. – Эта загадочная улыбка превосходства у вас на губах. Что вы утаили такого, что я должен знать?

– Я и вправду не смогла бы... – начала она с наигранной скромностью и вскрикнула, когда он внезапно повалил ее на траву.

– Боитесь щекотки, мисс Адамс? Она издала нервный смешок.

– Нет!

Он опустился рядом.

– Полагаю, вы лжете, – самоуверенно проговорил Скотт. Затем медленно завел ей руки за голову и легонько провел по ее ребрам. – Проверим?

Аня с трудом подавила подступающий предательский смешок.

– Вы ведете себя крайне неуместно, – строго произнесла она.

– В каком смысле неуместно?

Лицо Скотта оказалось совсем близко. Аня почувствовала аромат его кожи, смешавшийся с запахом травы и сладких яблок.

– У нас другие отношения, – дрожащим голосом произнесла она, когда кончики его пальцев пощекотали ей ребра. В его голубых глазах пробежала искорка страсти. Аня почувствовала, как его тело напряглось.

– А какие у нас отношения? – прошептал он ей в губы. – Мы партнеры? Враги? Друзья?

– Я... мы... – Она замолчала, ощутив его бедра рядом со своими.

– Может, пора разобраться... Неожиданно он страстно приник к губам Ани.

Она уперлась в его плечи.

– Перестань... нельзя, – произнесла она, задыхаясь.

В какой-то момент она испугалась, что Скотт ее не послушает, но он со стоном скатился с нее. Аня села, дрожащими руками поправляя платье и растрепавшиеся волосы.

– Почему бы тебе их не распустить? – Скотт открыл глаза и со спокойным любопытством наблюдал за ней. – К чему длинные волосы, если не распускать их?

– Так менее жарко, – объяснила она.

– Ты хочешь сказать «по-учительски». Если надеешься отбить у меня желание, то ошибаешься. Или, может быть, пытаешься напомнить мне о моей слабости к школьным учительницам?

От лукавого намека на мать Петры Аня покраснела.

– Ты уже не кажешься мне холодной. Ты очень страстная женщина.

– Не нужно было приставать ко мне...

– Почему? – Он приподнялся, опершись на руки. – Мы оба получили от этого удовольствие, разве не так? Что плохого в том, что взрослые люди немного пошалят?

– Тут повсюду подростки, – возразила Аня. – Что скажут их родители, если они придут домой и расскажут, что видели нас... что мы...

– Тогда не надо было отвечать на поцелуй с таким жаром, – возразил Скотт.

– Я... ты застал меня врасплох.

Он весело воскликнул:

– Понятно, значит, когда ты готова к поцелую, то не отвечаешь на него. Ваши свидания, видно, жутко разочаровывают беднягу Марка.

Вот бы он посмеялся, если бы знал, что они довольствуются лишь легким похлопыванием по щеке!

– С чего это ты решил, что он не способен захватить женщину врасплох?

Скотт криво усмехнулся.

– Он – типичный бойскаут: непременно предупредит об этом. Держу пари, что Рэнсом в каждой женщине готов признать леди.

– Меж тем как ты...

– Готов видеть в каждой леди ловушку, – произнес он все тем же провокационным тоном.

– И тебя еще удивляет, что твоя дочь занимается эпатажем? – фыркнула она, в очередной раз пытаясь собрать книги. – Надеюсь, хотя бы свою мать ты считаешь леди?

Однако ее удар не попал в цель.

– Мама бы расхохоталась, если бы я ее так назвал, – сказал он. – Она была официанткой в баре – прямодушная и жизнерадостная, вечно готовая видеть в жизни и людях только хорошее. Мы жили в довольно опасном районе Западного Окленда, и она допоздна работала в баре, но у нее всегда находился повод посмеяться. Она вырастила нас грубоватыми, но честными.

Так вот откуда у него это обостренное чувство справедливости и готовность защищать обездоленных, браться за дела, которые другие адвокаты считают проигранными.

– Коль скоро речь зашла о грубости, так ты признаешься, чему улыбалась, или вновь вступим в жаркую схватку на траве? – поинтересовался Скотт.

– Это подделка, – вздохнула Аня.

– Что?

– Серьга в носу у Петры. Это всего-навсего клипса.

– Ты уверена?

Она воспользовалась его замешательством, чтобы подняться.

– Можешь мне поверить.

– Маленький чертенок!

Он стал рядом, и глаза его сияли от восторга.

– Она прекрасно знала, чего мне стоило сдержаться, чтобы не отругать ее за это.

– Она таким образом проверяла тебя. – Аня направилась к дому.

Скотт поднял бутылку с водой и пошел вслед за ней.

– Наверное, я не прав, наказывая ее, когда она грубит Шону.

– Я думаю, наоборот, это придает ей уверенности. Она умеет прекрасно вести себя, когда захочет. Так что, предъявляя к ней определенные требования, ты даешь ей понять, что заботишься о ее будущем. Ее до слез растрогало, что ты работаешь дома, чтобы побыть с ней.

Скотт покраснел.

– Ну что ж... не знаю, долго ли смогу себе это позволить, – хрипловато произнес он, пытаясь скрыть радость. – Нельзя без конца спихивать дела на партнеров, но не хотелось бы, чтобы она думала, будто мой интерес к ней пропадает.

– Думаю, этого нечего опасаться. Через несколько дней начнутся занятия в школе, до половины пятого ее не будет дома.

– И вдобавок два часа она пробудет под твоим присмотром... – пробормотал он, составляя в уме расписание. Он заметил, что Аня сбилась с шага, и недовольно глянул на нее. – Ты согласилась на мои условия. Даже если все кончится хорошо, надеюсь, ты все же продолжишь работать с Петрой. Ты сама убедилась, как полезны ей индивидуальные занятия, у вас уже сложились тесные отношения. И ты нужна ей.

И не только ей, добавил он про себя.

Все следующие дни Скотт все так же навязывал им свое общество. Аня поняла, что как отец, так и дочь используют ее в качестве своеобразного буфера, с помощью которого можно утолять взаимное любопытство.

В субботу вечером, когда Аня дописывала статью, ей позвонил Марк. Он сообщил, что нашелся хакер, разместивший объявление о вечеринке. Им оказался ученик школы, уже не первый раз совершавший подобные проступки. Она может вернуться в школу, тем более что больше всех возмущавшаяся родительница теперь не станет поднимать шум: ее сына опознали в магазине, когда он покупал ликер для своих несовершеннолетних друзей.

В школе коллеги встретили Аню шуточками. Но она терпеливо пережила их, а потом на первый план выдвинулся свежий скандал, связанный с хоккейным тренером, который завел интрижку с женой одного из учителей.

В пятницу вечером Марк Рэнсом неожиданно пригласил Аню на обед. Она начала отказываться, но он был так настойчив, что она, в конце концов, согласилась. К тому же Петра говорила, что ее отец собирается провести вечер не дома.

Решив пораньше закончить занятия с Петрой, чтобы хватило времени приготовиться, она поехала в «Сосны» сразу после школы.

Дверь открыл Шон.

– Мама с отцом вчера вечером прилетели из Лос-Анджелеса, – сказал он, заметив, что Аня смотрит на стоящие у стены чемоданы. Судя по всему, приезд родителей его не сильно радовал. Он опасался их реакции на его недавнее поведение.

Аня спросила, где Петра. Шон кивнул головой в сторону ее комнаты.

– Она там... барабанит на пианино или слушает компакт-диски. Она часто закрывается и вопит истошным голосом, если попытаешься украдкой заглянуть и послушать, как она играет, – пожаловался он.

Наверное, Аня нарочно постучала слишком тихо. Звукоизоляция в комнате была такой, что услышать музыку можно было, лишь прижавшись ухом к замочной скважине, но, когда она приоткрыла дверь, до нее донеслись божественные звуки «Партиты» Баха.

Великолепная техника, блестящее исполнение, достойное мастера. Но это была не запись. За пианино сидела Петра. Аня стояла у приоткрытой двери, не шелохнувшись, пока не стихли последние аккорды.

– Прекрасно!

Петра осторожно опустила крышку пианино.

– Да, прекрасная музыка.

Аня присела с ней рядом.

– Нет, я имею в виду, что ты отлично играешь. – По ее серьезному тону чувствовалось, что это не просто слова. – Можешь мне поверить, все-таки я выросла в музыкальной семье, слышала многих талантливых пианистов и могу распознать настоящий талант.

Она взяла девочку за руки и строго заглянула ей в глаза.

– Мы обе знаем, чего стоит такая игра, сколько нужно заниматься, чтобы так исполнять Баха. Почему же ты оказалась здесь, Петра? И не говори мне, что ты просто хотела познакомиться с отцом. Что тебе на самом деле от него нужно?

Петра до боли сжала ей пальцы.

– Родители не могут позволить себе оплатить мою учебу за океаном. У них нет таких денег – тем более что нужно еще обеспечивать Чарлза с Дэвидом. Даже если я получу стипендию, этого будет недостаточно. Я могла бы пойти работать и накопить деньги, но это очень долго. А я хочу не просто хорошо играть, я хочу играть по-настоящему. И чтобы добиться успеха, мне нужно начинать интенсивно заниматься прямо сейчас. Узнав об отце, я подумала, что он мог бы помогать мне. Понимаете, если бы он получше узнал меня, я бы ему понравилась и все такое...

– А потом бы ты упрекнула его в том, что его не было рядом, когда ты родилась.

– Я знаю, он тогда был очень молод. Что бы там мама ни говорила, он хочет быть моим отцом. Он может помочь мне материально, и я знаю, что ему бы хотелось, чтобы я добилась чего-то в жизни. Я точно знаю!

– Да, – вздохнула Аня. – Но, пожалуйста, ради него, попытайся рассказать ему об этом дипломатично.

– Я знала, что вы поймете, вы ведь кузина Кейт Карлайл! – воскликнула Петра, вскакивая. – Вы ведь тоже считаете, что он должен дать мне денег?

– Ради всего святого, не говори это отцу!

– Не говорить что?

В дверях стоял Скотт. Он всегда появлялся не вовремя. Петра не в силах была скрыть возбуждения.

– Что я приехала сюда, чтобы просить тебя заплатить за учебу в музыкальной школе.

Скотт быстро повернулся к Ане.

– Это твоя затея?

Петра энергично замотала головой.

– Не-а, она только услышала, как я играю, и поняла, что хорошо у меня получается.

В ее словах не было и намека на хвастовство или иронию.

– Ей не хотелось, чтобы я обидела тебя – ну, заставила бы тебя переживать из-за того, что мне, мол, захотелось приехать сюда, только чтобы выудить у тебя денежки.

– А так оно и было?

– Ну, да-а, – призналась она, вздернув острый подбородок. – Но так было до того, как я тебя узнала...

– Одному богу известно почему, но я тебе верю, – пробормотал он. – Ты ведь честолюбива, правда?

Услышав в голосе отца гордость, Петра заулыбалась.

– Это в генах.

– Как и хитрость, – усмехнулся он в ответ, а Аня облегченно вздохнула.

Скотт был достаточно резок, но справедлив. Обман он еще мог понять, но презирал лицемерие. А Петра никогда и не пыталась предстать не тем, кем она была на самом деле – его сумасбродной и не похожей на других дочерью.

– Я научился играть уже взрослым, поэтому здесь трудно говорить о наследственности. И насколько ты талантлива? – поинтересовался он. – Я ни разу не слышал, как ты играешь...

Петра подошла к пианино, села, на минуту задумалась и, пробежав пальцами по клавишам, выдала целую серию собственных вариаций на известный мотив. Заиграв Моцарта, она полностью преобразилась: голова склонилась, а на лице появилось сосредоточенное выражение.

Когда смолкли последние звуки, Скотт повернулся к Ане: в его глазах отражались те же чувства, которые испытала и она, когда впервые услышала игру Петры.

– Что ты об этом думаешь? – спросил он хриплым голосом.

Он и сам знал. У него была большая коллекция пластинок, кассет и компакт-дисков с записями, в том числе и классической музыки. Значит, либо Кейт солгала, что Скотт не любит музыку... либо он солгал Кейт.

– Думаю, ты должен ею гордиться. У тебя необычайно одаренная дочь, и вам нужно обсудить, как поступить с ее талантом. Наедине.

Отец и дочь посмотрели друг на друга, и у Ани перехватило дыхание. Трудно сказать, кто сделал первым движение настречу, но внезапно они принялись обниматься, и он прижался губами к ее взъерошенной макушке.

Аня попятилась к двери. Сейчас не до уроков. Рухнула еще одна преграда, и теперь Скотт с Петрой и вправду стали отцом и дочерью, связанные кровными узами и взаимным доверием.

Смахнув слезу, Аня подошла к входной двери и чуть не столкнулась с Джоанной Монро, крупной женщиной с каштановыми волосами, работавшей на добровольных началах в школьной продуктовой лавке. Ане казалось, что, несмотря на явную общительность, она несколько высокомерна, а потому Аня изумилась, когда женщина вдруг сняла солнцезащитные очки и расплылась в широкой добродушной улыбке.

– Здравствуйте, мисс Адамс! Хотя теперь, видно, мне лучше называть вас Аней. Скотт рассказывал, что вы помогаете ему разобраться с проблемами дочери. Я была зла как черт, когда Гэрри вынудил меня поехать с ним, хотя я была так нужна Скотту! Конечно, я знала, что у него есть дочь. Но никому и в голову не приходило, что она может свалиться как снег на голову. Надеюсь, он не совсем обезумел, приглядывая и за парочкой моих в придачу. Не сказать, чтобы они могли создать кучу проблем, к тому же есть миссис Ли... – Она произнесла все это залпом и, когда замолчала на минуту, переводя дух, заметила улыбку на лице Ани. – В чем дело? Что я такое сказала? Я разболталась как идиотка? Со мной такое случается. Извините, что прежде с вами не здоровалась, но я не знала, что вы со Скоттом так дружны.

Она подмигнула Ане, приведя ту в смущение.

– Он не хотел говорить, но я могу вытянуть из него все. Он сказал, что вы насмешили его, и я подумала «Ах, боже правый, наконец-то», потому что его уже целую вечность ничто по-настоящему не забавляло в жизни. То, чем он занимается, действует угнетающе, и там не до смеха, а у Скотта такое превосходное чувство юмора – ну да вам это известно, не так ли? Жаль, что вы состоите в родстве с этой гнусной женщиной – извините, она ваша кузина, и мне не следовало бы так говорить...

– Вы имеете в виду Кейт Карлайл? – прервала ее Аня, опасаясь, что Джоанна Монро никогда не остановится.

– Да, и хоть знаю, что не должна больше говорить об этом, потому что Скотт убьет меня... ну, она все время прижималась к нему, изнывая от любви, и обещала бросить ради него карьеру, и тут же – бах! – уезжает, не сказав ни слова. Отправила бедному Скотту письмо электронной почтой две недели спустя – электронной почтой, вы можете себе представить?

Аня почувствовала такую боль в груди, что трудно стало дышать. У Скотта был роман с Кейт?

– Вы говорите, что Скотт был влюблен в Кейт?

– Ну, насчет любви не скажу. Скотт довольно скрытен. Но он, похоже, был изрядно увлечен, раз его так расстроил ее отъезд. Целый год после этого он ни с кем не встречался и слышать не хотел о женитьбе. Порой мне даже кажется, что он никогда не женится...

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

– Какое совпадение, ты только взгляни, кто сидит вон там, у окна, – Скотт Тайлер и Хедер Морган. Должно быть, они пришли, пока я заказывал выпивку. Почему бы не подойти поздороваться и не узнать, не хотят ли они к нам присоединиться?

Аня похолодела от ужаса.

– Нет. Марк, прошу тебя, мне бы хотелось просто побыть с тобой вдвоем... И я почти незнакома с мисс Морган...

Но Марк уже поднимался, улыбаясь и кивая в ту сторону, куда она избегала смотреть.

– Теперь уже поздно, они увидели меня. К тому же нужно воспринимать это как шанс поближе познакомиться с одной из Морганов. С такими людьми нужно поддерживать дружеские отношения.

– У них свидание; может, им хочется побыть наедине, – в отчаянии проговорила Аня, но Марк уже шел по полному посетителей залу ресторана.

Совпадение? Аня скорее назвала бы это жутким невезением. Этот старомодный бар-ресторан пользовался популярностью у жителей Ривервью. Но он вряд ли соответствовал вкусам Хедер. В блестящем красном маленьком платье она выгодно выделялась из толпы.

Скотт поймал настороженный взгляд Ани, а она вместо того, чтобы спокойно улыбнуться и кивнуть в знак приветствия, испуганно опустила глаза и уставилась в меню.

Аня облегченно вздохнула, когда Марк вернулся к столу один. Но, как оказалось, рано.

– Пойдем – Скотт приглашает нас к своему столу. Я пытался возражать, но он настаивает.

Этого-то Аня и боялась!

– Но мы уже заказали напитки, – слабо сопротивлялась она.

– Официант сам разберется. Он только обрадуется, что мы освободили столик для новых посетителей.

Аня никак не могла прийти в себя после признания Джоанны Монро. Боже мой, у Скотта с Кейт был роман!

С усилием она растянула губы в улыбке, когда они подошли к столу. К сожалению, ее незатейливое черное маленькое платье с прозрачным верхом из тонкого шелка, расшитого бисером, не идет ни в какое сравнение с броской элегантностью Хедер Морган. К тому же она заплела обычную косу вместо того, чтобы сделать более изысканную прическу. Она всегда считала, что главное – душа, а не внешность, но было бы замечательно, хотя бы разок, затмить соперницу.

Скотт поднялся. Они обменялись приветствиями. Аня отметила, что он обрадовался такому повороту событий, но Хедер явно придерживалась другой точки зрения.

По этикету Марк должен был сесть рядом с Хедер, а Аня – со Скоттом, это хотя бы избавляло ее от необходимости беседовать с ним лицом к лицу, но, сидя рядом, трудно было не касаться друг друга. Вскоре у Ани взыграли нервы оттого, что сидящий с ней рядом мужчина подозрительно часто менял позу.

– Вы без них не можете прочитать меню? – нараспев протянула Хедер, а Аня, подняв руку к лицу, с ужасом поняла, что забыла снять очки.

– Я надеваю очки, когда веду машину.

Досадуя на Марка, что он ничего не сказал ей, Аня попыталась снять их, но руки задрожали, и очки выскользнули и упали на тарелочку для бутербродов, стоявшую перед Скоттом.

– А также в классе, чтобы видеть бездельников, норовящих спрятаться на последних партах, – пошутил Марк.

– Я обычно сидел на последней парте, – пробормотал Скотт, поднимая очки и складывая их. – В очках вы смотритесь настоящей учительницей.

Аня открыла папку, которую держала в руках.

– Довольно дорогое меню, но ничего оригинального.

– И все же кормят отменно, – заметил Марк. – По вечерам в пятницу и субботу играет ансамбль. И не ту, бьющую по мозгам ерунду, что в баре, а хорошую танцевальную музыку...

Они сделали заказ, а Аня, у которой и без того не было аппетита, почувствовала, что ее тошнит при одном только взгляде на меню. В конце концов, она выбрала мясной бульон и жареную рыбу с салатом из свежих овощей.

Разговор, к счастью, какое-то время носил общий характер, и Аня героически старалась поддержать его. Когда принесли карту вин, Скотт поинтересовался Аниным мнением, и той пришлось признаться в своем невежестве.

– Я не разбираюсь в винах, единственное, в чем я знаю толк, – это шампанское...

– Вы имеете в виду местное игристое вино? – прервав ее, презрительно произнесла Хедер. – Его нельзя назвать настоящим шампанским.

– О, я имела в виду «Krug» и «Dom Perignon», – произнесла Аня. – Шампанское – единственный спиртной напиток, к которому когда-либо прикасалась моя мама. Она говорит, что оно полезно для голосовых связок. Даже в детстве мне наливали полный бокал, чтобы я выпила за ее успех.

Скотт неосторожно посмеялся над плохо скрытой досадой Хедер, за что и был удостоен холодным взглядом. Он объяснил, кто родители Ани, добавив кое-какие подробности, узнать которые мог только от Петры. При мысли о том, что Скотт с дочерью говорили о ней, ее охватил странный трепет.

– Почему же вы не пошли работать в одну из американских частных школ, раз ваши родители в Америке? – заинтересовалась Хедер.

Ане нетрудно было представить, как она бы отреагировала, если бы узнала, что Аня мешала карьере родителей. Они облегченно вздохнули, когда она захотела пожить в Окленде, где жили тетя Мэри и дядя Фред.

– Потому что Новая Зеландия ей ближе по духу, – объяснил за нее Скотт. Лицо у Хедер приняло ледяное выражение, и она перенесла свое внимание на Марка.

Однако ее холодность не произвела должного эффекта, и вопреки ожиданиям Скотт не стал пытаться вернуть ее расположение. Недовольство Хедер еще усилилось, когда Марк заговорил о том, какой репутацией пользуется школа в борьбе за равенство и справедливость, а Скотт тут же сделал ему выговор за недавнюю несправедливость в отношении Ани.

– Ну что ж, Аня явно привлекла вас на свою сторону, – печально произнес Марк, когда Скотт вынудил его признать свою вину и извиниться за чрезмерное рвение.

– Аня могла привлечь тебя к суду за отстранение ее от работы без всяких на то оснований...

Все уже покончили с едой, а Аня задумчиво размазывала салат по тарелке.

Скотт склонился к ней так, что коснулся плечом ее плеча.

– Нет аппетита? – тихо спросил он, пока на другом конце стола были заняты беседой.

– Был, – солгала она, говоря так же тихо. – Но кое-кто по соседству напрочь его отбил.

Он рассмеялся.

– Посмотрим, нельзя ли это исправить. Вы тут пока побеседуйте, а мы с Аней проверим, хорош ли оркестр, – сказал он, и они оказались среди немногочисленных танцующих пар.

– Твоей девушке не очень-то нравится твое поведение, – заметила Аня.

Когда Скотт обнял ее и привлек к себе, она не смогла сдержать дрожь.

– Я же не придворный шут. И я тоже не в восторге от ее настроения. К тому же ее трудно назвать девушкой, – сказал он, повернув Аню так, чтобы не было видно стола.

– Верно... тебе ведь по вкусу женщины постарше, – попыталась съязвить она. – Наверное, ты привык общаться со стервами.

– Кажется, одну из них я держу в объятиях, – рассмеялся он. – Подумать только, я считал тебя тихой и душевной. С чего это ты царапаешься и кусаешься? Хотя твоя кузина уж точно стерва.

Она напряглась в его объятиях, а он, накрутив ее косу на руку, запрокинул ей голову и взглянул в разгневанное лицо.

– Знаю, что моя сестрица наболтала обо мне с Кейт, так что не будем ходить вокруг да около и поговорим начистоту...

– А, так тебе хочется поговорить об этом? Ну, а мне нет!

Она дернула головой, пытаясь освободиться, но от боли на глаза набежали слезы... и он тотчас отпустил косу.

– Ты злишься на меня за то, что я не рассказал тебе? – спросил он, не отрывая глаз от ее бледного лица.

У Ани были все основания чувствовать себя жестоко обманутой. Она прекрасно знала, почему Кейт не стала ей ничего рассказывать, – потому что Аня не согласилась бы рисковать ради нее, узнав, что имеет дело с одним из безжалостно отставленных любовников кузины.

– Вот именно!

– Это несправедливо, – пробормотал он. – То, что произошло между мной и Кейт, не имеет к нам никакого отношения...

– Не имеет никакого отношения? У тебя была любовная интрижка с моей кузиной, и ты считаешь, что это неважно?

– Говоря о прежних связях, нужно соблюдать этикет – особенно если речь идет об известных личностях. Когда я понял, что Кейт не сказала тебе, то оказался в затруднительном положении. Я же не мог выдать то, что она хотела сохранить в тайне? Хорош бы я был, если бы стал хвастаться какими-то поцелуями.

– Со слов твоей сестры ясно, что дело не ограничивалось поцелуями! – прошипела Аня.

– Это было пять лет назад, все давно в прошлом, и мне бы не хотелось говорить об этом. Не люблю обсуждать своих бывших любовниц с будущими. Это не в моем стиле.

Будущая любовница? Колени у Ани подкосились, хотя она и пыталась убедить себя, что он ее разыгрывает. Она понимала, что совсем не такая, как те женщины, что были в его жизни.

– Известно, что в твоем стиле, – проговорила Аня, глянув на надменное лицо Хедер.

– Вот как? И что же? – полюбопытствовал он, снова ведя ее в гущу танцующих.

– Изысканная, преуспевающая, красивая...

– И, конечно, «стервозная», – с легкой насмешкой в голосе добавил он, прижимая ее руку к своей груди.

– Элегантные женщины, которым бы и в голову не пришло...

– Валяться со мной в траве?

Он явно насмехался над ней. Пальцы у нее сжались в кулак.

– Готова поспорить, что ты с Кейт этого не делал!

– Господи, конечно, нет... она не выносит, когда ей портят прическу. Она любит, чтобы все было по высшему разряду: луна, шампанское с икрой и шелковые простыни...

Аня с горечью подумала, что она всего этого не может себе позволить.

– Держу пари, что тебе это безумно нравилось.

Он коснулся, подбородком ее лба, признавшись в том, чего она добивалась, но боялась услышать.

– Она действительно очень красивая женщина. Я свободен, и было бы странно, если бы я не поддался на ее уговоры. Признаю, что на время потерял голову. Восемь недель она убеждала меня, что я – все для нее, и я был настолько высокого мнения о себе, что поверил. А когда отношения дали трещину, это изрядно ударило по самолюбию обоих. Безусловно, у нас был роман, но и только... Пять лет назад я мог бы принять за золото все, что блестит, но это в прошлом. Теперь, оказывается, я умею радоваться жизни – солнцу и смеху, яблокам и траве, и паре красивых глаз, ясных, как глоток холодной воды...

Он просунул руку под ее тоненькую короткую накидку, прижавшись пальцами к обнаженной шелковистой коже.

– Наверное, ты любил Кейт, – терзала она себя. – Твоя сестра сказала, что ты целый год после этого ни с кем не встречался...

Он презрительно фыркнул.

– Джо стопроцентная выдумщица. Я действительно долго не встречался с женщинами. Но не из-за Кейт. Я создавал свою практику и следил за ремонтом в «Соснах». У меня просто не хватало сил для нового увлечения.

– Зато теперь хватает, – разозлившись, проговорила Аня.

– Ты хоть понимаешь, насколько самонадеянно это звучит? – все еще крепко обнимая ее, прошептал Скотт. – Кстати, а как насчет тебя? Наверное, ты совсем не разбираешься в мужчинах, если думаешь, что Марк Рэнсом окажется приличным любовником.

Она сжала зубы.

– С Марком все в порядке!

– Я и не говорил, что не в порядке... просто он тебе не подходит. Он слишком консервативен. Стоит ему лишь взглянуть на твое соблазнительное белье, и он покраснеет, как юноша, вместо того чтобы сорвать его с тебя.

Он усмехнулся, увидев выражение ее лица.

– Такой застегнутой на все пуговицы маленькой штучке, как ты, нужен мужчина, которого не проймешь важными манерами воспитанницы пансиона...

– А ты – белый воротничок, ищущий повода к ссоре! – выпалила она, невольно подчиняясь ему в танце.

– Ты обвиняешь меня? Единственный год, что я провел в частной школе, был настоящим кошмаром, – неожиданно серьезно заговорил Скотт. – Я выиграл стипендию на учебу и, конечно, не вписался в компанию мальчиков, которые учились там с детсадовского возраста. Мой язык, мои манеры, отсутствие денег, страстное желание преуспеть – все это выделяло меня и грозило подорвать статус-кво. А потом оказалось, что доверие тоже понятие растяжимое. Я верил Лорне, когда она уверяла, что любит меня, но она использовала меня, не дав мне по-настоящему понять, что значит быть мужчиной. Я поверил, что твоя кузина любит меня, но Кейт не способна на такие чувства. Ее любовь была просто спектаклем. Так что даже не думай, что мне хочется вернуть твою кузину или что я принимаю тебя за нее... или ее за тебя...

Когда они вернулись за столик, Хедер встретила их ледяным молчанием. Аня сослалась на головную боль, и они с Марком поспешно ушли, отказавшись от десерта и кофе. Если бы Аня не вела машину, ей бы всю дорогу пришлось выслушивать нотации. А так дело ограничилось лишь раздраженным замечанием Марка, что, потворствуя Скотту, она вела себя нетактично по отношению к Хедер.

Потворствуя Скотту? Знал бы он!

В понедельник, когда звонок возвестил о конце последнего урока, в класс влетела Петра, таща за собой папу.

– Здравствуйте, мисс Адамс. Надеюсь, голова у вас уже не болит, потому что мы с папой приготовили для вас сюрприз!

– Правда? – Аня вышла из-за стола, сняла очки и принялась старательно укладывать их в футляр, чтобы не встретиться взглядом со Скоттом. Он, конечно, прекрасно понял, что она не занималась с Петрой в выходные, потому что боялась увидеться с ним.

– Смотрите! Папа достал нам билеты на концерт, – возбужденно проговорила Петра.

– Когда будет концерт?

– Сегодня вечером. В концертном зале Окленда. Билеты были распроданы еще много недель назад, но папе удалось раздобыть три места.

Она протянула билеты Ане, назвав имя известного русского пианиста.

– Он играет Пятый концерт Бетховена! – воскликнула она. – Это будет просто потрясающе!

– Сегодня вечером? – еле слышно произнесла Аня, отчаянно пытаясь придумать отговорку.

– У тебя уже назначено свидание? – с вызовом спросил Скотт.

– Да нет, но... завтра рано вставать... – запинаясь, произнесла она, нервно перебирая пальцами тонкую золотую цепочку, видневшуюся в открытом воротничке ее желтой блузки.

– О, с этим все в порядке, нам не придется слишком поздно возвращаться – мы заказали номер люкс в гостинице. Мы можем взять с собой все необходимое, а утром папа подбросит нас прямо к школе.

– Отличный план, – вкрадчиво произнес Скотт, и что-то в его тоне насторожило Петру, потому что у нее тут же вытянулось лицо.

– Вы ведь не собираетесь отказаться, мисс Адамс? Я никогда не бывала на концертах, где играет знаменитость.

– Нет, мисс Адамс ни в коем случае не откажется, – все тем же вкрадчивым голосом ответил ее отец. – Ей и в голову не придет огорчить тебя. Она в восторге, что я настолько внимателен, что позаботился о том, чтобы она была завтра перед занятиями энергичной и жизнерадостной. Она хочет любезно поблагодарить меня и сказать, что для нее будет истинным удовольствием попасть на концерт победителя конкурса имени Чайковского в обществе будущего победителя этого конкурса.

– Ах, папа!

– Ну что ж, если вы уверены, что не хотите пригласить кого-то другого... – пробормотала Аня. – Кого-нибудь из родственников. Или, может быть, мисс Морган захочется послушать...

– Мисс Адамс! – возмущенно воскликнула Петра.

– Мисс Морган решит, что Бетховен – фильм о собаке, – протянул Скотт. – Вдобавок я не соответствую ее представлениям об идеальном спутнике.

В тот вечер Скотт, безусловно, опроверг обвинение сестры, когда вошел в концертный зал, ведя под руку двух дам: Петру, без клипсы на носу и в новом черном платье, приобретенном в модном бутике, и Аню в блузке с серебристым люрексом и длинной черной юбке. Они пообедали в отеле, и Петра пришла в неописуемый восторг при виде роскошного люкса в пентхаусе.

Во время концерта Петра ни разу не шелохнулась, а на лице у нее было такое одухотворенное выражение, что Аня растрогалась и принялась усиленно моргать, чтобы сдержать слезы.

Почувствовав прикосновение к плечу, она повернулась и увидела тот же предательский блеск в глазах у Скотта. С приездом дочери циничный, не склонный к сантиментам юрист стал нежным и ранимым. И это отнюдь не умаляло силы его характера, а лишь открывало в нем новые глубины. У нее сжалось сердце.

Волнующее рондо в финале концерта заставило публику подняться, Петра самозабвенно аплодировала и кричала «бис», отчего люди вокруг снисходительно улыбались и говорили Ане и Скотту, какая у них восторженная дочь.

Выйдя из концертного зала, они прошлись по Эйоти-сквер к театральному ресторану, где устроили себе пышный ужин. Девочка была в восторге.

Когда они вернулись в отель, Петра в порыве чувств обняла Аню, а затем бросилась в объятия отца. Он закружил ее, и девочка счастливо засмеялась. Когда Скотт опустил ее, она поцеловала его и страстно заговорила:

– Знаю, что ты притворялся, будто тебе хочется пойти, но ведь ты сделал это ради меня. Я никогда этого не забуду. Ты будешь гордиться мной, папа, даю слово.

– Я и так горжусь, – мягко сказал он. – Когда ты будешь дебютировать в Карнеги-Холл – цветы за мной. А теперь иди спать. И если не издашь ни звука до утра, то позволю тебе заказать завтрак в номер!.. Мне так жаль, что столько всего в ее жизни прошло без меня, – хриплым голосом заговорил Скотт, когда за Петрой закрылась дверь. – Я так жалею, что не держал ее на руках, когда она была маленькой, не видел первых шагов и ее лица, когда она впервые прикоснулась к пианино... А теперь есть другой человек, которого она любит и называет папой, занимающий гораздо большее место в ее жизни, чем когда-либо удастся мне...

– Мы все ошибаемся. Особенно в молодости, – сочувственно произнесла Аня.

– Да? И какие же ужасные ошибки наделала ты в молодости? – скептически спросил он.

– Я безумно влюбилась в мужчину, который, как мне казалось, по-настоящему меня любит. Но, видимо, ему со мной было скучно. У него начался бурный, на глазах у всех, роман с моей кузиной.

Как она и рассчитывала, он стушевался.

– Значит, у вас с Кейт уже были проблемы из-за мужчин?.. – пробормотал он, направляясь к бару и открывая бутылку виски.

– Одна. И мы ее решили. Я поняла, что Алистер не стоит любви, да и Кейт его бросила.

– Выпьешь? – Скотт указал на бутылку.

– Я еще под действием ирландского кофе, который мы пили за ужином, – ответила она, наблюдая, как он наливает себе виски. – Думаю, хватит с меня искусственных стимуляторов.

– Ты права – естественное возбуждение несравненно лучше, – хрипло произнес он, опуская стакан. – И действует куда дольше.

Он снял пиджак и галстук и бросил их на кушетку, затем потянулся и медленно направился к Ане, на ходу вытаскивая из брюк рубашку.

– Не будете так любезны? – пробормотал он, остановившись буквально в шаге от нее. – Воротник такой тугой, а пуговицы такие маленькие... Не могла бы ты расстегнуть их?

Он ждал, смиренно опустив руки, и, немного поколебавшись, Аня решилась. Он был прав, пуговицы оказались чертовски неподатливыми. Аня чувствовала его теплое дыхание на виске, а исходящий от него особый, пряный запах пробудил в ней знакомое страстное желание.

Она вдруг почувствовала, что ее волосы, собранные ранее в элегантный пучок, рассыпались по спине.

– Зачем ты это сделал? – строго спросила она, пытаясь расстегнуть очередную пуговицу.

– Ты хмурилась, и я подумал, что у тебе болит голова, – невинно произнес он. – Ты разве не распускаешь волосы на ночь?

– Нет, – солгала она.

– Но только не сегодня.

– Готово! – Она попыталась отступить назад, но он схватил ее за руки.

– Узнаешь? – пробормотал он.

– Что? – спросила она.

– Мою рубашку... эта та самая, которую ты позаимствовала в ту ночь, чтобы прикрыть свои прелести, – пробормотал он, заставив ее покраснеть. – Оказывается, мне приятно носить то, что побывало на тебе. Такое ощущение, будто ты ласкаешь меня, прикасаясь ко мне нежнее дуновения ветра, стоит мне лишь пошевелиться...

Он стоял перед ней в расстегнутой рубашке, под которой была видна мощная грудь, покрытая блестящими темными волосами, сходящимися клином к мускулистому животу.

– Тебе бы хотелось проделать это со мной? – спросил он, положив Анины руки себе на грудь. – Хотелось бы прикасаться ко мне, гладить, обнимать...

Его кожа оказалась горячей, упругой и соблазнительно гладкой. У Ани возникло чувство, будто она никогда раньше не прикасалась к мужчине, да так оно в общем-то и было... И уж точно не было такого возбуждения, страха и сладостного смирения с привкусом горечи из-за того, что нет даже намека на ответное чувство... Довольно и того, что он сейчас хочет ее.

Когда она провела ногтями по его груди, он вздрогнул и тихо застонал. Звук испугал ее, и она отдернула руку.

– Я... а если Петра проснется? – спросила она, отступая. – Мне давно пора спать...

– Конечно, – смиренно признал он, подходя сзади и накрывая ладонью ей руку, когда она схватилась за дверную ручку. – Ты ошибаешься, – вкрадчивым тоном пропел он ей на ухо, обхватив другой рукой ее за талию и притягивая к своей обнаженной груди.

– Я... уже очень поздно.

– Да... слишком поздно отступать.

Он коснулся носом ее шеи и лизнул языком мочку уха.

– Я весь день мечтал об этом... и ты тоже, – сказал он, прижавшись к ней. – О том, чем мы будем заниматься, когда останемся одни. Ты готовилась к встрече со мной, дорогая... чувствую это...

Ее голова откинулась на его плечо.

– Не думаю, что подхожу для этого... – У нее перехватило дыхание, когда его рука проскользнула ей под блузку, забравшись в бюстгальтер и поиграв с твердыми сосками.

– Как ты узнаешь, если не попробуешь? – сказал он, прижимая ее руку к своему мускулистому телу. – Давай займемся любовью, ты увидишь, это как раз то, что тебе нужно.

Скотт поднял ее на руки, внес в спальню и опустил на огромную кровать. Затем запер дверь и торопливо скинул оставшуюся одежду.

Огромный, мускулистый и обнаженный, он приблизился к постели. Под пламенем его жадной страсти все Анины сомнения и тревоги растаяли как дым. Этому мужчине она отдала свое сердце. Даже если он никогда об этом не узнает, сегодня он будет любим по-настоящему.

Было что-то чертовски эротичное в том, чтобы оказаться прижатой к кровати нагим мужчиной, и вскоре Аня уже пыталась ускорить темп, лаская его грудь и спину, поглаживая его мускулистые ягодицы, целуя пахнущую мускусом жаркую кожу на груди. Наконец Скотт не выдержал.

Он стащил с нее блузку, пораженно охнув при виде открытого алого бюстгальтера.

– Признайся, ты думала обо мне, когда надевала это, – проворчал он, поддев лямки.

– Я... да... – Аня почувствовала, как он колючей щекой провел по соскам, затем расстегнул кружевную пену и отбросил бюстгальтер в сторону, чтобы беспрепятственно насладиться восхитительным зрелищем.

– О боже... Скотт...

– Ты считаешь, я слишком медлителен? – поинтересовался он, снимая се изящные черные туфли. Потом продел руку под юбку и застонал от наслаждения, дотронувшись до обнаженной шелковистой кожи в верхней части бедра.

Скотт превращал занятие любовью в веселую возню, и это возбуждало Аню не меньше открытых проявлений страсти. Она затрепетала, когда он снял с нее маленькие влажные трусики, а когда Скотт со всей страстью овладел ею, игривое настроение и вовсе улетучилось. Аня крепко прижалась к любимому мужчине, отдавая ему тело, сердце и душу...

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

На рассвете Аня проснулась. Она лежала на спине, разметав свои светлые волосы по подушке. Рядом с ней безмятежно спал обнаженный мужчина.

Скотт... Он провел ночь в ее постели... вернее, она в его. Гостиничные простыни были безжалостно смяты. Взглянув на себя, она увидела синяки и ссадины на груди и животе.

Впрочем, следы страсти были не только на ее теле. На плечах и спине лежащего рядом мужчины виднелись розовые отметины. Со слегка припухшими губами, взъерошенными волосами и щетиной на подбородке он выглядел трогательно и одновременно соблазнительно.

Она знала, что никогда не пожалеет о том, что отдалась ему... За одну ночь с ним она почувствовала себя женщиной больше, чем с Алистером за все время, что они были вместе. Он был напорист и страстен и в то же время необычайно нежен и тактичен. Когда она заплакала от избытка чувств, он не стал смущать ее вопросами, а просто прижал к себе и поцеловал. А потом показал ей другие, не столь необузданные, но тем не менее доставляющие не меньше удовольствия способы наслаждаться друг другом, пока она вновь не была готова окунуться в бурю эмоций.

Ему не составило труда догадаться, что она неопытна, и как же радостно было видеть, как при каждой новой ласке на лице ее появлялось выражение изумленного восторга, как исчезает ее робость в пленительном желании мучить и терзать его тело, пока она не освобождалась от накопившегося возбуждения.

Со Скоттом она чувствовала себя необыкновенной, любимой, будто рожденной специально для него...

Рассматривая его лицо, она с трудом удержалась от соблазна отбросить темные пряди со лба и поцеловать его в чуть приоткрытые губы. Скотт был крайне откровенным в выражении страсти, однако не проронил ни слова, которое Аня могла бы истолковать как заверение в любви.

Что ж, может, ему и не нужна ее любовь. Что ж, она может предложить что-то еще, что доставит ему радость. Стараясь не разбудить Скотта, она осторожно выскользнула из постели. Выходя из спальни, Аня мимоходом схватила его рубашку со стула и быстро пробежала в свою комнату, где приняла душ. Вернувшись в комнату Скотта, она застала его сидящим в халате на краю постели с выражением лица, явно не подобающим любовнику.

– Мне на миг показалось, что проведенная с тобой ночь – не более чем плод моего воображения, – резко проговорил он. – Разве тебе не говорили, что нехорошо сбегать из постели возлюбленного, даже не попрощавшись?

О господи, уж не вспомнил ли он, как сбежала Кейт, не сказав ни слова? Не думает ли он, что она отказывается от всего, что у них было? Внезапно его взгляд остановился на ее ногах. Он завороженно смотрел на белые носочки и на едва застегнутую его шелковую рубашку, надетую на голое тело.

– Я как раз шла разбудить тебя, – объяснила она. – Но мне хотелось сначала одеться... как видишь.

Она вытянула ногу, кокетливо повертев пальчиками в белых носках. Затем неторопливо направилась к нему, откинув назад длинные волосы и призывно распахнув рубашку на груди.

– О боже, кажется, я умер и вознесся на небеса, – пробормотал он низким от волнения голосом.

Она поставила ногу ему на колено и, подавшись вперед, носком распахнула полы его халата.

– Если ты намеренно пытаешься завести меня, то лучше подумай о последствиях.

– Откуда же мне было знать, что тебя заводят белые носочки?

– Я ведь говорил тебе, как они заводят, – вкрадчиво произнес он. – И безусловно, не только меня...

Скотт притянул ее к себе, срывая с нее рубашку и скидывая с себя халат.

Она блаженно застонала, обвив руками его мощную шею, пытаясь глубже приникнуть к нему в поцелуе.

– Так даже лучше... – прошептал он. – Откинься назад...

А когда она послушно выполнила просьбу, он приник к ее груди, лаская губами соски. И они одновременно достигли пика наслаждения.

– Мм... – лениво произнес он, когда они лежали в полном изнеможении на сбитых простынях. Он слизнул капельку пота на ее груди.

– Вчера ты сказал, что заказываешь номер в отеле, чтобы я была утром отдохнувшей и бодрой. Если так будет продолжаться, то я усну на уроке, – упрекнула она его.

– Но я же не говорил, что именно сон придаст тебе бодрости, – поддразнивал он, поглаживая ее плоский живот.

– Какой хитрый, – заметила она, отталкивая его руку.

Он поморщился.

– Но не станешь же ты утверждать, что я эгоистичный и грубый? – лукаво спросил он.

– Ужасно грубый, – смеясь, ответила Аня.

– Правда? – серьезно спросил он. – Я ведь ничем не обидел тебя? Я не был слишком груб?

Сердце ее не в счет. – Конечно, нет...

– Просто ты слишком маленькая, вот я и наставил тебе синяков, – задумчиво произнес он, нежно коснувшись пальцем небольших темных пятнышек на ее груди.

– Нельзя сказать, чтобы и ты вышел невредимым, – весело заметила она. – Может, я и маленькая, но не хрупкая.

– Нет, ты гибкая, как ива, – согласился он. – Поразительно гибкая.

– Разве тебе ничего другого не приходит в голову, кроме секса?

– Только не тогда, когда рядом лежит нагая красавица...

– Я не совсем нагая, – ехидно поправила она. – На мне белые носочки.

Он простонал.

– Не напоминай мне о них.

– А ты не притворяйся, что я красавица. Впрочем, меня устраивает то, что есть.

– И меня, – ответил он, заправив ей прядку за ухо. – Потому что ты привлекательная, умная девушка, полная грации, доброжелательности и чувства юмора, к тому же сильная духом и поразительно добрая. И мне стыдно, что я воспользовался этим.

У нее перехватило дыхание.

– Так оно и было?

– Мне хотелось, чтобы Петра побывала на концерте, но тебя я пригласил, чтобы соблазнить.

Она округлила глаза в деланом изумлении.

– Правда? Я и не думала, что ты из тех мужчин, что постоянно носят с собой кучу презервативов.

Он нахмурился.

– Если ты думала, что я буду долго и красиво ухаживать за тобой, то ты ошибалась.

– Ты считаешь, что мне нужна эта мишура? Наверное, ты принимаешь меня за кого-то другого.

– Ты намекаешь на Кейт, но это не так. Мне и в голову не придет сравнивать вас – вы как день и ночь. Я предвидел, что если ты узнаешь об этой связи, то это скажется на твоем отношении ко мне...

– Так ты только поэтому держал все в тайне?

Скотт помрачнел.

– Наверное, ты считаешь, что я отыгрался, затащив тебя в постель, – неохотно признал он.

Аня вскинула брови, будто ей это никогда и в голову не приходило.

– Не совсем представляю, как бы это сработало. Думаю, Кейт пожалела тебя за то, что ты променял ее на меня...

Он кинулся обнимать ее.

– Проклятье, брось ты изводиться! Надеюсь, ты не из тех, кто готов все прощать человеку, если он талантлив. Какой бы знаменитой Петра ни стала, мне бы хотелось, чтобы она побольше считалась с чувствами других. Неужели ты не видишь, что в тысячу раз лучше бессердечной Кейт?

– Я-то вижу... но мне казалось, что ты слеп в отношении некоторых лиц, – пробормотала она, поразившись искренности его гнева. – Я не жду от жизни, чтобы она соответствовала моим романтическим идеалам, Скотт, – призналась она, потянувшись, чтобы прикоснуться к его плотно сжатым губам. – К тому же романтика совершенно по-разному воспринимается разными людьми... особенно мужчинами и женщинами.

– А что это для тебя? – полюбопытствовал он.

– Ну что ж, великолепная музыка и чудесный секс – довольно потрясающее начало... – сказала она с серьезным видом.

Он рассмеялся.

– А для тебя? – отважилась спросить она.

– Сейчас? – Он склонил голову и потерся носом о кончик ее носа. – Конечно же, ты...

К счастью, Петра крепко спала, когда Скотт вошел, чтобы разбудить се. Она была слишком увлечена завтраком, чтобы заметить смущенный вид Ани, когда та разливала кофе и пыталась вести непринужденную беседу.

Однако она не могла не заметить, что, когда они подъехали к школьным воротам, Скотт склонился и не спеша поцеловал Аню в губы на глазах у проезжавшей мимо патрульной машины.

– Гм-гм, не увлекайтесь, ребята! Не забывайте о моей неустойчивой психике! – фыркнула Петра, повесив сумку на плечо и распахивая дверцу.

– У тебя психика вроде пуленепробиваемого жилета, – сухо ответил Скотт, поворачивая зеркало, чтобы взволнованная Аня могла поправить помаду на губах.


Как только они сели за свой столик в ресторане, Марк признался, что пригласил ее, чтобы деликатно определить границы их отношений. Ему не хочется вводить ее в заблуждение, сказал он, но все, что он может предложить ей, – это дружба.

Поскольку Аня и сама собиралась сказать ему приблизительно то же самое, она спокойно выслушала его треп о том, как ценит он ее в качестве друга. В конце концов, она бы даже не пошла на свидание с ним, если бы ее не задело, что у Скотта встреча с Хедер Морган.

Она, конечно же, не стала говорить об этом Скотту. У него и так уже был самодовольный вид.

– Выходит, вечером в пятницу нас обоих бросили разочаровавшиеся ухажеры, – усмехнулся он. – У нас много общего, не так ли?

И даже очень, потому что следующие три недели были полным откровением для Ани. Скотт может отвергать всякие романтические отношения, но он отлично знает, как сделать так, чтобы женщина чувствовала себя единственной и желанной. Он не проявлял излишней сентиментальности, однако она получала шоколадки, чудно пахнущие свечи и цветочную рассаду для сада – маленькие, но дорогие ее сердцу знаки внимания.

Сначала Аня пыталась сдерживаться, боясь требовать от него больше, чем он мог или готов был дать. Но он делал все возможное, чтобы в ее поведении не осталось и следа от сдержанности.

В первую ночь Скотт заехал к ней, когда Петра легла спать, и ее волнующие фантазии в ванной сменились куда более чудесной реальностью.

У них сложились определенные отношения. Вечерами или Аня отправлялась на ужин в «Сосны», или Скотт навещал ее в коттедже. Они не всегда предавались любви, хотя со временем их страсть скорее нарастала, чем угасала. Порой они просто беседовали, и Скотт открылся ей с новой стороны. Оказывается, он выплачивал изрядные суммы в стипендиальный фонд, чтобы школьники из небогатых семей могли продолжить свое образование, и давал бесплатные юридические консультации в приюте для женщин. Она выяснила, что он беседовал с Лорной и Кеном, чтобы обговорить свое право оказывать финансовую помощь дочери в учебе и занятиях музыкой, и что он с ужасом думал о приближающемся отъезде Петры.

– Такое чувство, что снова теряю ее, – с горечью сказал Скотт, сидя на кушетке в ее гостиной.

Аня удобно устроилась на его плече.

– Это же не последняя ваша встреча. Вы привязались друг к другу, будете и дальше видеться.

– Да, на этот раз Лорна не сможет поступить по-своему, – мрачно заметил он.

Споры возникли лишь из-за того, что Аня категорически отказывалась оставаться на ночь в «Соснах» или просто заниматься там любовью. Никакие отчаянные доводы и уговоры не помогали. Ей всей душой хотелось устроиться в его доме, но она боялась, что поддастся нахлынувшим на нее чувствам и потеряет всякий контроль над собой. Она прикрывалась тем, что Скотту нужно уделять как можно больше времени дочери, пока она еще не уехала, но оба знали, что дело не только в этом.

В субботу утром Скотта вызвали на незапланированное судебное заседание, и он попросил Аню побыть с Петрой.

– Я долго не задержусь. Кстати, ты не знаешь Рассела Фуллера?

Аня отрицательно покачала головой.

– Он из местных?

– Это репортер. Он спрашивал, можно ли осмотреть дом, чтобы собрать кое-какие сведения о Кейт Карлайл...

– Ах! – У нее чуть не выпрыгнуло сердце из груди.

Он взглянул на нее, прищурившись.

– Значит, ты слышала о нем?

– Просто какой-то журналист собирался писать большую статью о Кейт. Она предупредила, что он может появиться, – уныло произнесла она.

Скотт нахмурился.

– Видно, Кейт сама сказала ему, что я купил у нее «Сосны». Одному богу известно, что еще она ему наговорила. Он был очень настойчив, и я подумал, что разумнее будет встретиться с ним и выяснить, что ему нужно. Я сказал, что он может прийти сегодня после обеда. Решай сама, будешь ты присутствовать или нет...

Скотт поцеловал ее и вышел из комнаты.

Ей надо было признаться... но она этого не сделала. Она боялась подорвать доверие, установившееся между ними. А теперь уже поздно.

Кому она должна быть преданной: Кейт – эгоистичной и блестящей, с которой они знакомы всю жизнь, но которую трудно любить, или Скотту – мужчине, с которым познакомилась недавно, но уже успела полюбить? Кузина или возлюбленный? Как сделать правильный выбор?

Деревянная лестница, ведущая наверх, все так же скрипела. Со свечой в дрожащих руках Аня забралась на чердак. Она попросила спички у миссис Ли, не вызвав никаких подозрений. Ей даже не пришлось обманывать Петру, потому что лишь стихийное бедствие могло бы оторвать ее от занятий музыкой.

Аня осторожно ступала по деревянному полу, обходя паутину и поперечные балки. Чердак был огромным, во всю длину дома, однако использовалась только небольшая его часть.

Сундучок, описанный Кейт, Аня нашла под балкой, осторожно открыла крышку и закашлялась, наглотавшись пыли. Дневник Кейт лежал сверху, Аня достала его и начала быстро просматривать альбомы, фотографии и бумаги, вытаскивая все, что было написано характерным косым почерком Кейт.

Неловко повернувшись, она сшибла свечу и поняла, что где-то в темноте потеряла спички. К счастью, сквозь щели в черепице пробивался свет, и она смогла благополучно добраться до люка. Аня на дрожащих ногах спустилась по лестнице, с шумом уронив дневник Кейт на пол. Он раскрылся, и из него вылетело несколько листочков.

Она не собиралась читать личные бумаги Кейт, но не смогла устоять. Аня взяла в руки один листок. На нем за подписью врача-гинеколога было написано, что Кейт была беременна. И по законам Новой Зеландии нет никаких оснований для аборта. Но если она все-таки хочет прервать беременность, ей придется сделать это за границей.

Понятно, почему Кейт запаниковала представив, что Скотт просмотрит ее бумаги!

– Что ты делаешь?

На лестнице, ведущей на чердак, стоял Скотт.

– Мое дело отозвали – заболел судья, – рассеянно объяснил он. – Миссис Ли сказала, что ты где-то наверху. Что ты там делала?

Он удивленно выгнул брови, увидев бумаги, которые она прижимала к груди. Ее пальцы предательски занемели, и проклятый листок выпорхнул на пол, упав на ботинок Скотта.

Скотт нагнулся и поднял его, а прочитав, побледнел как мел.

Аня поняла, что это конец.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

Скотт не промолвил ни слова. И так все было понятно. У Ани стало муторно на душе. Она могла бы защищаться от его гнева, но не от его боли. Она понимала, какое отвращение он должен испытывать из-за этого нового предательства.

Он повернулся и пошел на одеревеневших ногах в спальню. Аня пошла следом. Он стоял в дальнем конце комнаты у распахнутого окна, листая дневник, подобранный на полу вместе со злосчастным листком.

Аня торопливо положила оставшиеся бумаги на столик у двери, поправив дрожащими пальцами бледно-розовую юбку.

– Скотт, я очень сожалею...

– Значит, Кейт забыла несколько компрометирующих бумаг, – без всякого выражения проговорил он. – У нее не хватило духу обратиться ко мне, и она попросила свою ловкую маленькую кузину хитростью втереться в доверие и попробовать умыкнуть компромат у меня из-под носа. Как же тебя, должно быть, огорчило, когда выяснилось, что я работаю дома, а Сэм живет в комнате, через которую тебе нужно пробраться на чердак. Неудивительно, что ты отказывалась ночевать здесь. Тебе вовсе ни к чему было, чтобы я стоял у тебя над душой в самый неожиданный момент. Был дураком, что поверил тебе!

У Ани перехватило дыхание. Как это было похоже на их первую встречу, только на сей раз ей не прикрыться покровом невинности.

– Я занималась с тобой любовью, потому что хотела этого, – хриплым голосом проговорила она. – Кейт действительно попросила меня забрать кое-какие принадлежавшие ей вещи без твоего ведома...

– И у тебя только сейчас появилась возможность сделать это? Почему ты не дождалась, пока уедет Петра? А, конечно же... – горько усмехнулся он, – статья в журнале – вот причина спешки. Боже мой, Кейт знала, какие могли быть последствия, попади эти документы в чужие руки. – Скотт помахал зажатым в кулаке листком. – Она пошла на этот чертов аборт, так ведь? – хрипло спросил он. – Вот почему она так внезапно исчезла. Сбежала в клинику за океаном и избавилась от моего ребенка, даже не сообщив мне, что беременна? Да?

Аня прижала к груди дрожащие руки.

– Я правда не знаю... Я могу только догадываться...

Его губы скривились в презрительной усмешке.

– Ты прекрасно знаешь, что она это сделала. Кейт думала только о том, как беременность скажется на ее карьере. Она со мной просто позабавилась.

– До сегодняшнего дня я ничего не знала об этом, – дрожащим голосом произнесла Аня. – Кейт сказала, что на чердаке спрятан дневник, который никому не должен попасться на глаза...

– И ты поверила? – фыркнул он. – Тебе не показалась странной ее просьба? Тайком пробраться на чердак... Тебе не стыдно?

Она облизнула пересохшие губы.

– Конечно, я понимала, что это неправильно, но она же моя кузина. Может, я и не была вполне откровенна с тобой, Скотт, но я никогда не обманывала тебя...

– Неправда. Я чувствовал твою сдержанность, но не знал причины. Теперь ясно, что занимало твои мысли когда мы были вместе.

Он презрительно бросил дневник и скомканный листок на пол.

– Черт побери, да попроси она просто – я бы с радостью избавился от всяких напоминаний о ней, – с обидой произнес он. – Неужели она и впрямь думает, что мне есть до нее дело? Безусловно, так оно и было.

– Она сказала, что ты можешь воспользоваться этим, чтобы отомстить ей...

– Кейт боится? Взгляни правде в глаза, Аня: она использовала тебя, ты знала это и все же поддержала ее. Она представила меня чудовищем, но почему же ты не поверила мне настолько, чтобы быть искренней? Или ты держала дистанцию, чтобы создать иллюзию доверия, пока я не размякну и сам не отдам тебе все, что пожелаешь?

Он отвернулся, прижавшись лбом к стеклу.

– Господи, что такое есть во мне и женщинах, которых я... – он запнулся, – которых я привлекаю? Сначала Лорна, потом Кейт... а теперь ты. Две мои любовницы лишили меня детей, а третья попыталась замести следы грязного дельца. Даже и не пытайся утверждать, что женщина вправе распоряжаться своим телом – может, оно и так, но зачем же поступать, как поступила Кейт? Не поинтересовавшись моим мнением, избавилась от ребенка. Лорне хотя бы хватило совести рассказать мне о своей беременности.

Его слова обжигали ей сердце.

– У Кейт просто мог получиться выкидыш... – робко возразила Аня. Она подошла к Скотту. Не удержавшись от попытки утешить его, она дотронулась до его плеча.

– Ты веришь в это не больше моего. – Он закрыл лицо руками. – Ради всего святого, Аня, если и ты будешь беременна, даже и не думай сбегать, не сказав мне ни слова, – решительно проговорил он. – Ты можешь сомневаться в том, что из меня выйдет хороший отец, но я не позволю тебе стать третьей женщиной в моей жизни, лишившей меня прав на собственного ребенка.

– Я никогда так не поступлю, – сквозь слезы сказала она глухим голосом.

– Откуда мне знать, на что ты способна? За все то время, что мы вместе, я так и не узнал тебя, – срывающимся голосом возразил он.

– Я не смогу сделать что-нибудь с твоим ребенком, – сказала она, умоляюще глядя на него серыми глазами, инстинктивно приложив руку к животу. – К тому же я нисколько не сомневаюсь, что из тебя выйдет отличный отец. Извини, что я позволила Кейт впутать меня в свои дела. Но... – Она глубоко вздохнула. – Я не стала рассказывать тебе вовсе не потому, что не доверяю. Просто я не была уверена в своих чувствах. Я думала, что должна быть предана родным, но потом влюбилась в тебя, и все спуталось...

– Влюбилась? – усмехнулся Скотт. – Вы с кузиной так легко бросаетесь этим словом, хотя и представления еще не имеете, что это такое...

Он думает, что это ей дается так легко?

– Чем больше я влюблялась в тебя, тем больше злилась и ревновала к Кейт, пока не почувствовала, что стала плохо о ней думать, – продолжала она дрожащим голосом. – Я не знала, что делать. И боялась потерять тебя. Мне стыдно за то, что сделала, но я никогда не пожалею, что полюбила тебя...

– Никогда? – Его тон не предвещал ничего хорошего. – Ты уверена?

Она вздернула подбородок.

– Я не стыжусь своих чувств.

– Докажи.

Она облизнула пересохшие губы.

– Что ты имеешь в виду?

– Ты знаешь, что я имею в виду. Покажи мне эти так называемые чувства. Покажи, насколько ты нестыдлива. Скинь одежду. Я хочу, чтобы ты занялась со мной любовью. Докажи, что ты меня любишь.

Она нервно сглотнула, стараясь не подать виду, насколько ее шокировала его грубость, понимая, что этого он и добивается.

– Я не позволю тебе обесценить то, что было между нами...

Он пожал плечами.

– Не сомневался, что ты не сделаешь этого. У всего есть свои пределы.

Он замер, когда Аня дрожащими руками потянулась к верхней пуговице платья. Он смотрел, как она расстегнула первую пуговицу, затем еще две. Когда она добралась до третьей пуговицы, они оба задыхались, и он вдруг с проклятием схватил ее за руки.

– Ты и вправду готова так унизиться? Ради чего? Это ничего не изменит.

– Я думала, ты хочешь, чтобы я доказала свои чувства. – Аня была благодарна, что он остановил ее. Она нагнула голову и поцеловала его руку. – Как может унизить любовь к человеку?

Он высвободил руку и запустил пальцы в ее светлые шелковистые волосы.

– Единственно, что ты можешь доказать, – это то, что нам ни к чему чувства, чтобы наслаждаться друг другом.

Он прижал ее к своей груди и грубо поцеловал. Затем распахнул ее платье и начал с отсутствующим видом ласкать ее.

Ане хотелось расплакаться. Но вместо этого она нежно дотронулась до его подбородка. И вдруг он стал чувственным, а ласки стали более страстными.

– Это ничего не меняет, – снова повторил он и повалил ее на кровать, стягивая трусики.

– Знаю, знаю... – хрипло проговорила она, когда он тяжело опустился на нее.

Когда все кончилось, Скотт поднялся, молча бросил Ане одежду и оделся сам. Аня была уже у двери, когда Скотт остановил ее:

– Ты ничего не забыла?

Он протянул ей бумаги Кейт.

– Разве ты не за этим пришла сюда? – холодно спросил он. – Возьми, мне это не нужно. Все в прошлом. И твоя кузина тоже.

А я? Она не решилась спросить. По крайней мере, он ведет себя цивилизованно. Может, это добрый знак?

– Что ты намерен сообщить репортеру? – не удержалась она от вопроса, когда они спускались по лестнице.

– Минимум информации, – Скотт взглянул на часы. – Скажи Петре, что меня до двух дома не будет.

– Ты куда? – невольно вырвалось у Ани. По его лицу пробежал едва сдерживаемый гнев.

– Я ни перед кем не обязан отчитываться, а перед тобой – тем более. Не надейся, что твои чувства возымели надо мной власть.

– И не думала...

– Прекрасно. И не надо.

Он распахнул входную дверь.

– Ты все еще хочешь, чтобы я побыла с Петрой? – осмелилась спросить Аня.

– У тебя ангельское терпение, не так ли? – Он круто повернулся к ней. – Чего ты ждешь от меня? Что мне вправду хочется, так это чтобы ты убралась отсюда! Чтобы я тебя больше не видел. Теперь тебе ясно?

Он громко хлопнул дверью.

– Ого, вы с папой поцапались?

Повернувшись и увидев Петру, Аня лишь кивнула, массируя виски.

– Крупно?

– Достаточно, – боясь расплакаться, ответила Аня. – Отец сказал, что вернется около двух. Мне надо идти – будь добра, попрощайся за меня с миссис Ли.

Петра вышла проводить ее до машины.

– Но ведь вы будете приходить иногда?

– Не уверена...

– Но хотя бы будете заниматься со мной?

– Я и в этом не уверена. Не знаю, захочет ли твой папа...

– Вы так сильно поругались? – изумилась Петра. – Ребята, вы ведь не думаете порвать? Вы не можете. Я уезжаю домой на следующей неделе. А как же папа? Это совсем выбьет его из колеи. А если и вы не будете приезжать, то он останется один...

У Ани слезы застилали глаза.

– Твой папа – взрослый человек. Он вполне счастливо жил здесь до нашего появления, к тому же у него полно друзей.

– А как же щенок?

Аня недоуменно взглянула на девочку.

– Папа дарит тебе щенка?

Что за нелепая затея покупать щенка в подарок ребенку, который вот-вот улетит в Австралию. Или это для того, чтобы Петра почаще приезжала?

– Не мне... вам! Папа сказал, что вы хотите завести собаку, поэтому мы купили вам щенка. Но мы не могли отдать его вам сразу, потому что он еще совсем маленький и не сможет обходиться без мамы. Но у него уже есть все необходимое: ошейник, домик, миска и еда. Папа хотел сделать вам сюрприз... Ведь он все-таки подарит его вам? – заволновалась Петра.

Щенок? Скотт купил щенка для нее?

Эта мысль не давала ей покоя всю ночь. Подарить щенка совсем не то, что коробку шоколада, твердила она себе. Раз Скотт купил ей собаку, о которой она давно мечтала, значит, он испытывает к ней гораздо более сильные чувства, чем хочет признать. А иначе к чему утруждать себя? Она ясно дала понять, что ей довольно шоколадок и свечей. К тому же собаку не отдашь кому попало, пока не удостоверишься, что она попадет в хорошие руки.

На этом ее приятные мысли обрывались. Можно доверять человеку, не питая к нему любви, но невозможно любить того, на кого не можешь положиться. А она боялась, что отныне ассоциируется в сознании Скотта с двумя женщинами, обманувшими его доверие. Наверное, он подумает и поймет, почему она так вела себя, а может, даже и простит ее, но все равно это плохо скажется на их отношениях. Если бы она призналась ему в любви до того, как он застал ее с дневником в руках, все могло быть по-другому.

Нет, теперь ей не убедить Скотта в том, что она его достойна. Однако недоверие не помешало ему заняться с ней любовью. Если бы она дала понять, что согласна на такие однобокие отношения, он был бы, пожалуй, только рад. Для нее любовь и секс всегда были двумя сторонами одной медали. Она не требовала от Скотта взаимности, прежде чем отдаться ему, но ей нужно было хотя бы его уважение. Теперь же, увы, и этого не осталось.

Аня несколько раз тянулась к телефону, но что она может сказать ему? Я думала о тебе? Я хочу поговорить с тобой? Как бы ни было трудно, нужно дождаться его действий. А действовать он будет, потому что не сможет оставить все как есть, не поставив последней точки. Ему захочется по крайней мере задать ей вопросы, потому что в пылу гнева говорил только он.

От этих мыслей Аня нервничала и хандрила и к рассвету в понедельник оказалась во власти такой депрессии, что совершила нечто невиданное – сказалась больной. А потом ей позвонил Рассел Фуллер, и неожиданно для самой себя она согласилась побеседовать с ним.

Положив трубку, она вспомнила, что не ответила ни на одно послание Кейт. Аня написала, что «миссия выполнена», и спросила, передать ей пакет с курьером или отправить заказным письмом. Хотя лучше бы Аня его никогда не видела.

Рассел Фуллер оказался вовсе не жалким сплетником с лицом хорька, как он ей представлялся, а вполне симпатичным, старательным молодым человеком, тщательно записывающим их беседу. Он показал Ане альбом с пожелтевшими фотографиями, который нашел для него на чердаке в «Соснах» Скотт Тайлер.

Аня облегченно вздохнула, когда он начал ее расспрашивать о людях, изображенных на снимках, и о подробностях жизни Кейт на ферме и в Нью-Йорке. Аня охотно отвечала, но его последний вопрос совершенно вывел ее из себя.

– Значит... то, что у вас со Скоттом Тайлером, – это судьба. Ведь теперь он владеет бывшим домом Кейт? – выключив диктофон, спросил Фуллер.

– Извините? – настороженно спросила Аня, гадая, не журналистская ли это уловка.

– Ну, вы с Тайлером любите друг друга, правда?

– Кто вам это сказал? – резко спросила она. Он спрятал свой магнитофон в портфель.

– Тайлер. Он позволил мне осмотреть «Сосны». Признался, что Кейт долго торговалась, когда продавала их. Но, похоже, ему приятнее было говорить о вас.

– Он сказал, что я влюблена в него? – спросила она, оцепенев. Совершенно незнакомому человеку и к тому же репортеру? Подонок! Видно, гнев его еще не успел улечься.

– Гмм. Не совсем... на самом деле наоборот, – ошеломил он ее, педантично листая записи в блокноте, чтобы найти нужное место.

– Что... именно... он сказал? – запинаясь, спросила она.

– Процитировать точно? – Он заглянул в записи. – Вот... гмм... «Кейт, конечно же, потрясающая женщина, но влюбился я в ее кузину. В Ане есть благородство и душевная красота, поразившие меня в самое сердце. Думаю, я безотчетно почувствовал это уже при первой встрече, и влюбился прежде, чем осознал, что способен на это». Неплохой речевой оборот. Видно, он сам пишет.

– Но ведь это было сказано не для магнитофона? – приглушенным голосом спросила она.

– Конечно, нет. – Он хитро улыбнулся. – А что? Вы бы предпочли запись, чтобы давать ему слушать при каждой ссоре?

Он явно ожидал, что ему предложат еще чаю, однако неожиданно оказался за дверью. Аня дрожащими руками набрала номер.

– Я бы хотела встретиться со Скоттом Тайлером. Сегодня. Меня зовут Аня Адамс.

– К сожалению, мистер Тайлер работает по сокращенному графику, и у него нет ни одной свободной минуты.

Аня сжала телефонную трубку.

– Но он в офисе?

– Да... но, как я уже объяснила, мисс Адамс, у него нет свободного...

– Спасибо.

Аня быстро положила трубку, не успев услышать, как на другом конце провода воскликнули:

– Ах, подождите, мисс Адамс...

Аня долго выбирала одежду, тщательно подкрасилась и причесалась. Она постаралась придать себе спокойный и уверенный вид, однако волнение взяло свое, и когда она подъехала к офису, к конторе Скотта, выдержки у нее поубавилось.

Адвокатская контора «Тайлер и партнеры» оказалась не такой устрашающей, как ожидалось, – в убранстве приемной и холла сказывались не ультрамодные веяния, а врожденный хороший вкус. Обстановка была неформальной, и судя по количеству посетителей, дела шли неплохо.

Поправив классический зеленовато-голубой костюм, она подошла к столу регистратора, размышляя, как лучше обратиться. Но не успела она открыть рот, как услышала:

– Мисс Адамс, не так ли?

– Я... да.

Это кто-то из знакомых? Может, бывшая ученица?

– Вы к мистеру Тайлеру? Сюда, пожалуйста.

– Но у меня ис...

– Не назначена встреча, я знаю, – женщина изумленно взглянула на нее. – Мистер Тайлер вошел, когда я объясняла вам, что он занят. Должна признаться, он точь-в-точь описал вас.

Аня нахмурилась.

– Значит, он ждет меня?

– Ну, если и не ждал, так теперь будет. Ему сообщили, что вы здесь, и он скоро освободится, как он сам сказал, постарается побыстрее отделаться от клиента.

Аня сжала сумочку.

– Мне бы не хотелось выставлять кого-то. Я надеялась, что вам просто удастся втиснуть меня, когда у него окажется свободная минутка...

Но отступать было поздно. Ее уже вводили в кабинет Скотта. Он встретил ее в дверях.

– А у тебя неплохо идут дела, – заметила она, осматривая кабинет.

– Да, неплохо. Ты пришла, чтобы оценить мой капитал? – медленно произнес он.

Она закусила губу.

– Нет. Извини. Не понимаю, как это вырвалось.

– Ты нервничаешь. Присядь.

Он указал на стул, а сам сел на краешек стола, вытянув ноги и сложив руки на груди. По его виду не скажешь, чтобы он волновался.

– Почему ты не на работе?

– Сказалась больной.

– Ты больна? – спросил он, всматриваясь ей в лицо.

Да, любовью. Она отвела глаза и покачала головой.

– Просто захотелось взять выходной.

– И пришла, чтобы провести его в моем кабинете? Или тебе нужна моя профессиональная помощь? Если хочешь сделать кражу со взломом своей профессией, то поручи мне вести дела. Похоже, у тебя нет к этому особых талантов.

У нее забилось сердце. Если он способен шутить над этим...

– У меня был Рассел Фуллер.

– Вот как?

Аня заметила, что его пальцы вцепились в край стола. Он волнуется не меньше ее, просто лучше скрывает это.

– Да. И кое-что поведал. То, что ты ему рассказал. О нас, – с вызовом произнесла она. – Это правда?

– А ты как думаешь?

Она молча смотрела на него, разрываясь между надеждой и страхом. В глазах защипало.

– Если тебе пришлось прибегать к посреднику, чтобы рассказать о своих чувствах, то это не сулит нам ничего хорошего, – в слезах прошептала она.

Скотт тут же подался вперед.

– О господи... не плачь...

Он обнял ее и прижал к себе.

– Прошу... не плачь... Конечно, это правда, Аня. Я был слепцом, если не заметил этого раньше. Я люблю тебя. Поэтому меня все так и задело. Когда я разговаривал с Фуллером, у меня в голове прояснилось. Все выходные я мучился, пытаясь разобраться. Ты призналась, что боялась потерять меня, и я испугался. Это все для меня ново. Всю жизнь у меня никогда не было по-настоящему близкого человека. Я был сам по себе. И тут появилась ты. Меня с самого начала к тебе тянуло. И даже соблазняя тебя, я понимал, что ты не из тех, кто предается любви без глубокой сердечной привязанности, но не смог удержаться. – Он крепче обнял ее. – Ты лучшее, что было у меня в жизни. С тобой мне захотелось стать мужем и отцом. В глубине души я понимал, что ты вовсе не такая, как Лорна и Кейт, но я боялся, что ты можешь ранить меня куда сильнее, чем они. Но я больше не могу так жить. Мне нужна твоя любовь. И даю слово, что научусь открыто выражать свои чувства – ты научишь меня. Перестань плакать, прошу тебя, я не хотел, чтобы ты плакала, – сказал он, покрывая жадными поцелуями ее мокрое лицо.

– А чего же ты хотел от меня? – прошептала Аня.

– Не знаю... могла бы накричать на меня, стукнуть разок, рассмеяться... – Он застонал. – Я надеялся, что мое объяснение в любви покажется тебе романтичным...

Она резко откинулась назад.

– Что?

Скотт смахнул слезы с ее щеки.

– Ну, я хотел послать трубадура, чтобы он спел тебе серенаду... – печально произнес он.

– Ты с ума сошел?

– Безусловно, я сошел с ума – из-за тебя. Иначе почему я поступил так глупо? Фуллер сказал мне, что встретится с тобой в понедельник, вот я и попросил его передать тебе мои слова.

– А почему ты не мог прийти и сказать сам?

– Мне было стыдно, – признался он. – Ты сказала, что любишь меня, а я грубо оттолкнул тебя. Я пытался показать, что ты для меня ничего не значишь. Я думал, ты возненавидела меня, и боялся с тобой встречаться. Думал, разве может она любить человека, который так с ней обошелся?

– Неблагодарное дело, но кто-то же должен, – фыркнула Аня.

Он поднял голову и увидел ее сияющую улыбку.

– И этим кем-то должна быть ты, – заверил он. – Только ты.

– Гмм. – Она прижалась к его груди и взглянула на него заплаканными серыми глазами. – Какой ценой и на каких условиях?

– Придется выйти за меня замуж, переехать жить в «Сосны», быть моей каждую ночь, рожать мне детей, быть матерью моей талантливой и дерзкой дочери и наполнять мой дом любовью и весельем.

– А щенок? – хитро улыбаясь, спросила она его.

– Может, заведем и щенка. Но только при условии, что будешь хорошо себя вести, – с усмешкой согласился Скотт.

Аня подняла голову, просунула руки под пиджак Скотта и, обхватив его за бедра, подтолкнула к столу.

– О, я очень, очень примерная... – промурлыкала она.

Глаза Скотта вспыхнули, и он приник к ее губам. Отдаваясь во власть его нежной страсти, Аня блаженно размышляла о том, какое счастье ждет ее впереди...


home | my bookshelf | | Все началось с вечеринки |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 3
Средний рейтинг 4.0 из 5



Оцените эту книгу