Book: Один лишь раз



Один лишь раз

Сьюзен Нэпьер

Один лишь раз

ГЛАВА ПЕРВАЯ

– Какого черта тебе нужно?

Кейт Кроуфорд, вежливо улыбаясь, смотрела на мужчину, который рывком открыл перед ней дверь своего дома.

Он едва помещался в дверном проеме. Высокий и широкоплечий человек в серой футболке и джинсах, обтягивающих мускулистые бедра, казался девушке невероятно большим. Коротко стриженные волосы растрепались, а на загорелом лице отражалась злость.

Несмотря на плохое настроение он был все так же привлекателен. Природа наделила его классической красотой и невероятной сексуальностью. Мужчина больше походил на атлета, чем на писателя, который много времени проводил сидя за столом.

– Не хотела беспокоить вас, но не могли бы вы одолжить мне немного сахара? – спросила Кейт, протянув пустую баночку.

Мужчина был в шоке. Кейт обрадовалась тому, что надела простое летнее платье, а не какой-нибудь из своих дизайнерских нарядов, которые были ее визитной карточкой в городе. Еще не хватало, чтобы сосед подумал, будто она одевалась специально, стараясь произвести впечатление. Девушка не потрудилась накраситься. В конце концов, она в отпуске.

– Я недавно переехала в дом по соседству, – пояснила Кейт, махнув рукой в сторону деревянного бунгало, окруженного современными двухэтажными коттеджами. – Я сняла этот дом на месяц. Вроде бы взяла с собой все необходимое. А сегодня собралась выпить чашечку кофе и поняла, что забыла про сахар. – Девушка пожала плечами. – Знаю, тут неподалеку есть магазин, но… понимаете, я четыре часа добиралась сюда из Окленда. Не хочется снова садиться за руль. Поэтому, если вам, конечно, не трудно, выручите меня, пожалуйста. Естественно, я отплачу…

Кейт старалась говорить уверенно, но отчего-то терялась, хотя девушка была довольно хороша собой и никогда не испытывала неловкости при общении с противоположным полом. Она была немного выше среднего роста, не худышка, но и не толстушка, с изящной фигурой и милыми чертами лица, унаследованными от матери. Амбициозный адвокат по уголовным делам Джейн Кроуфорд развила в дочери силу воли и независимый характер. Женщина мечтала, что дочь пойдет по ее стопам, но Кейт не выказала особого энтузиазма. Ранимая и мечтательная девочка в школе училась средне. А потом она не пошла в университет. Тихо восстав против матери, Кейт выбрала совершенно другую карьеру, которая развивалась неожиданно успешно.

Однако сейчас девушка мысленно поблагодарила мать за то, что та с детства учила ее не терять самообладания перед любыми оппонентами.

Справившись с шоком, знаменитый писатель смотрел на Кейт с явным подозрением.

Никто не мог понять, как Дрейку Дениэлсу удается писать столь популярные триллеры. Его герои не были галантными мужчинами. Наоборот, он писал о самоуверенных нахалах, которые грубо обходились с женщинами. Они, как, скорее всего, и он сам, были одиночками, отравленными недоверием к женскому полу и живущими по своим собственным правилам.

Дрейк вел очень активную светскую жизнь. Однако эти периоды перемежались с периодами полной неизвестности. Он исчезал на неделю или на несколько месяцев, но каждый год на полках книжных магазинов появлялся его новый роман – на радость фанам и критикам.

К несчастью для Кейт, большая часть того, что писали о нем в газетах, оказалась неправдой. Даже его агенту не было известно все о мистере Дениэлсе. Он не знал, где именно в Новой Зеландии живет его клиент. Что уж говорить об остальном! Кейт просто повезло, что она смогла выследить Дрейка здесь, в Ойстер-Бич.

Девушка в ожидании смотрела на писателя, но как только он собрался нарушить тишину, позади него раздался женский голос:

– Кто там, дорогой?

Кейт мельком увидела рыжеволосую красавицу в белом халатике. Через мгновение она скрылась из виду за широкими мужскими плечами хозяина дома.

– Никто. – С этими словами Дрейк ногой захлопнул дверь прямо перед носом Кейт.

С минуту девушка стояла, молча уставившись на деревянную дверь, чувствуя, как кровь приливает к лицу. Она заставила себя развернуться и уйти. Хотя в животе все переворачивалось от обиды.

Забудь, сказала себе девушка. И делай свое дело.

Кейт неторопливо пошла прочь, размышляя, смотрят ли эти двое ей вслед или они уже вернулись к тому, на чем остановились, когда она так неожиданно прервала их. Девушке очень захотелось оглянуться, но она не посмела.

На пляже было полно народу. Кейт полной грудью вдохнула соленый морской воздух, подставив лицо теплым солнечным лучам. Ей необходимо было немного расслабиться.

Ойстер-Бич стал популярным местом отдыха среди знаменитостей, хотя совсем недавно никто и не знал об этом райском уголке. Местных жителей насчитывалось всего несколько сотен, тогда как тысячи туристов устремлялись сюда на летние каникулы, в отпуск, на Рождество или Новый год. Хорошо, что в ноябре в школах и университетах Новой Зеландии проходили экзамены. Задержись Кейт на месяц, она ни за что бы не сняла домик в Ойстер-Бич, да еще и по соседству с Дрейком Дениэлсом. Все было уже зарезервировано заранее.

Кейт наконец прошла через веранду своего временного жилища в холл.

– Да уж, неплохо начался день! – произнесла она в пустоту, сжимая в руках пустую баночку.

Никогда в жизни Кейт не испытывала такого унижения, как сегодня, когда дверь захлопнулась перед ее носом. Она готова была поклясться, что больше не заговорит с Дрейком Дениэлсом, но ведь Кейт уже взрослая двадцатисемилетняя женщина, а не впечатлительный подросток. Ей нужно получить ответы на свои вопросы, а, как часто говорила мама: «Поражение – не для победителей»!

Кейт поставила баночку на кухонный стол. А чего она ожидала? Дрейк Дениэлс не обязан привечать всех, кто появляется на пороге его дома. Ей повезло, что он вообще открыл дверь.

С другой стороны, есть и несомненные плюсы. Кейт теперь знала, что находится в нужном месте в нужное время. Однако девушка не ожидала увидеть рядом с писателем рыжеволосую красавицу. Наивно, но Кейт верила в миф, что Дрейк Дениэлс свободен.

Но разве не за этим она приехала сюда? Чтобы развеять все мифы о Дрейке Дениэлсе? Чтобы раскрыть его истинное лицо, даже если правда окажется малоприятной?

Однако не стоит сразу делать выводы. Рыжая красотка может оказаться просто родственницей Дрейка. Хотя Кейт во время своего расследования не обнаружила, что у писателя есть семья.

Девушка умылась и посмотрела на себя в зеркало. Она давно смирилась с тем, что не была красавицей, как ее светловолосая мать. Но мужчины находили ее симметричные черты лица, голубые глаза и каштановые волосы привлекательными. Кроме того, от отца девушка унаследовала смуглую кожу, которая, стоило провести день на солнце, моментально загорала. Но секретным оружием Кейт была ее улыбка. Она улыбнулась своему отражению, чтобы поднять настроение. «Если выглядишь уверенно, то и чувствуешь себя уверенно», – говорила Джейн Кроуфорд. С этим Кейт не могла не согласиться.

Неожиданно девушка проголодалась. По приезде из Окленда она даже не успела распаковать чемодан, решив сразу отправиться на разведку, и теперь ощутила наконец усталость. Кейт прошла на кухню. Сегодня этот домик уже не казался ей таким же удобным, как несколько недель назад, когда она первый раз приезжала сюда, чтобы снять его. Он сильно отличался от ее квартиры в Окленде, которую Кейт делила со своей подругой Сарой и кузиной Сары, Джош.

Однако бунгало не лишено оригинальности. Хозяин, очевидно, купил его, чтобы отдыхать здесь летом, а не для постоянного проживания, догадалась она.

Чайник, который Кейт поставила на огонь пару минут назад, закипел, и она занялась приготовлением чая.

Девушка бросила использованный пакетик в раковину, добавила в чашку молока и поднесла ее к губам, делая первый глоток, когда ощутила в воздухе чье-то присутствие и замерла.

На пороге кухни стоял… Дрейк Дениэлс.

– Что ты здесь делаешь? – выдохнула девушка, ругая себя за испуг.

– Дверь была не заперта, – отозвался он, кивнув в сторону веранды. – Я так понял, ты ожидала, что я пойду за тобой…

– Я не закрыла дверь, потому что в доме очень жарко, – возразила Кейт. Она старалась остаться безразличной, но слова, полные сарказма, сорвались с ее губ прежде, чем она смогла что-либо сделать: – Какого черта тебе нужно?

Дрейк с усмешкой поставил на стол маленький пластмассовый контейнер.

– Я принес вам сахар, который вы просили.

– О!.. – Кейт прижала чашку с чаем к груди. – Спасибо, – поблагодарила она, прекрасно зная, что сахар – всего лишь предлог.

Девушка была уверена – если она выдаст себя, он растопчет ее.

– Итак, скажи мне, ты уедешь, если обнаружишь, что только зря тратишь здесь время? Или, чтобы избавиться от тебя, потребуются люди в белых халатах? А может, ордер на арест? Ты выследила меня?

ГЛАВА ВТОРАЯ

– Выследила? – Кейт уставилась на Дрейка широко раскрытыми глазами. – Да что ты такое вообразил?

– Прекрати играть в игры, Кейтрин! – прогремел он. – Как ты нашла меня?

– О, – на минуту задумалась Кейт, – мне всегда казалось, что ты состоишь в списках параноиков. А сейчас, похоже, даже перешел черту. Может быть, это за тобой нужно прислать мужчин в белых халатах?..

– Очень остроумно. И очень уклончиво.

Девушка должна была догадаться, что Дрейк заметит это. Слова были частью его работы, его силой и его талантом. Он с легкостью улавливал нюансы любого диалога или монолога. Он мог бы единственной фразой связать ее по рукам и ногам, если бы Кейт позволила ему. Оставалось только одно – или делать заявления, которые он не сможет ни подтвердить, ни опровергнуть, или не говорить ничего.

– Ты же не собираешься утверждать, что по чистой случайности оказалась возле моего дома? – вопросил Дрейк ледяным тоном, встав в позу своих героев: руки на поясе, ноги на ширине плеч. – Что происходит, Кейтрин?

Дрожь сковала тело девушки. Ах, если бы ты только знал! Кейт взглянула на Дрейка и ощутила знакомое сильное влечение, которое когда-то не давало ей спать по ночам. Ей до сих пор не было ясно, что этот соблазнительный, сексуальный мужчина находил в ней, простой девушке с обычной внешностью.

Кейт собралась с силами, не позволяя себе погрузиться в печальные воспоминания. О нет, она не собиралась попасться в одну и ту же ловушку дважды! Она изменилась. Теперь Кейт не поддастся чарам этого человека, забыв обо всем, включая свои цели и потребности.

– Я в отпуске. Вот что. Последние два года я так много работала, что мой босс не мог не заметить этого. Он напомнил мне о пункте контракта, в котором говорится, что если я не возьму отпуск, то потеряю…

– Маркус? – перебил Дрейк, удивившись, что его новозеландский издатель имеет к этому отношение. В его глазах отразилась злость. – Так это он послал тебя ко мне?

– Никто меня не посылал. Маркус понятия не имеет, где я, – честно призналась Кейт. – Я же сказала, что в отпуске. Когда люди собираются отдыхать, они обычно едут куда-нибудь к морю, подальше от городской суеты.

– Думаешь, я поверю, что из всех домов на всех побережьях всего мира, ты случайно выбрала этот? – поинтересовался Дрейк с сарказмом.

Он перефразировал цитату из «Касабланки», что вызвало неожиданный укол в сердце Кейт. Ее способность распознавать цитаты из старых классических черно-белых фильмов и привлекла внимание Дрейка Дениэлса два года назад, когда они встретились на одной из вечеринок Маркуса. Тогда они не смогли расстаться, и Кейт шокировала присутствующих, да и саму себя тем, что покинула вечеринку в компании Дрейка.

– Совпадения случаются, – заметила Кейт, присев на скамейку и отхлебнув чай.

– Если я использую эту старую заученную фразу в какой-нибудь своей книге, ее никто не купит.

– Именно поэтому и говорят, что правда иногда более странна, чем вымысел.

– Правда в том, что меньше через месяц после того, как я покинул Окленд, ты «чисто случайно» выбрала Ойстер-Бич, чтобы провести отпуск. И «чисто случайно» сняла дом по соседству с моим.

– Ну, вообще-то у меня нет привычки проверять тех, кто будет жить рядом со мной, куда бы я ни поехала. И уж тем более я не собиралась вмешиваться в твою драгоценную личную жизнь, – ответила Кейт с тем же сарказмом.

– Тогда почему ты решила, что я – владелец дома?

– Это место находится вдали от больших городов. Учитывая твои привычки, я сомневаюсь, что ты стал бы работать не в собственном жилище. И в Ойстер-Бич не так легко найти дом, который можно снять на длительный срок… Так сказал мне агент.

– Как же ты нашла это бунгало? По Интернету? Или по объявлению в газете?

Кейт чуть не попалась в умело расставленную ловушку. Ведь аренда жилья обычно не так широко освещается в средствах массовой информации.

– Это что, проверка? – улыбнулась девушка. – Я прочитала в журнале статью об отдыхе в Ойстер-Бич, а потом поспрашивала людей. Я ведь исследователь, ты знаешь.

– И актриса в некотором роде. Ты даже не удивилась, когда я открыл тебе дверь, как будто и не ожидала увидеть кого-то другого. Однако ты сделала вид, что не узнала меня.

– Я была шокирована… – Кейт снова почувствовала предательскую дрожь в коленях. Это случалось всякий раз, когда Дрейк оказывался рядом. Такая реакция поразила девушку.

– Значит, поэтому ты вела себя так? Словно я для тебя незнакомец, а не мужчина, с которым ты спала последние два года.

– Мы никогда не спали вместе, – зарделась Кейт. – А при данных ужасных обстоятельствах, думаю, ты бы предпочел, чтобы я не вмешивала в разговор наши отношения!

– Я что, действительно похож на негодяя?

– Вообще-то да. Ты с самого начала дал мне понять, что есть темы и ситуации, которых лучше не касаться…

– Мне казалось, мы все решали вместе, – перебил Дрейк. – Мы взрослые независимые люди. И, насколько я помню, это тебе было некомфортно спать со мной в одной постели. Ты никогда не оставалась у меня и ни разу не пригласила к себе…

Кейт вцепилась в край табуретки, чтобы унять боль, возникшую в груди. Неужели Дрейк полагает, что она не замечала его намеков в первые недели, когда их роман только начинался? Их свела страсть, вспыхнувшая неожиданно. Этот же вихрь чувств толкнул их в объятия друг друга. В то время Дрейк только-только взошел на пьедестал, и Кейт казалось, что, когда он станет мегапопулярным, его интерес к ней пропадет. Но девушка не рассказывала ему об этих своих страхах. Находясь рядом с Дрейком, она замечала, что он сторонится женщин определенного типа и что, несмотря на огромное количество поклонников и знакомых, у него мало настоящих друзей. Дрейк легко увлекался, но с трудом раскрывался перед людьми. Кейт знала и это, стараясь не переходить границы, которые он определил собственным поведением. Девушка никогда не требовала от него больше, чем он готов был ей дать. В награду за такое поведение его увлечение Кейт не угасло через пару месяцев, как обычно происходило с другими женщинами. Их роман длился два года, за которые девушка усвоила парадокс: цена любви Дрейка – нелюбовь к нему.

Кейт сдержала остроту, готовую сорваться с губ.

– Мы уходим от сути разговора…

– И в чем же суть? – Дрейк склонил голову. – Ах да, верно – твое притворство.

Если бы суть была в этом!

– Может быть, я просто боялась, что ты сделаешь неправильные выводы, будто я слежу за тобой, и обвинишь меня в шпионаже. Любой нормальный человек подумал бы, что такая встреча – стечение обстоятельств или усмешка судьбы, но только не ты. Ни «привет, Кейт, рад тебя видеть», ни «как тебя занесло на край земли?». Ты просто сразу выстроил свою собственную параноидальную теорию, которая касается только тебя.

– Так вот что ты имела в виду, говоря об «ужасных обстоятельствах»? – разозлился Дрейк, поняв, что Кейт обыграла его.

Девушка замешкалась, и он поспешил воспользоваться этим.

– Ах… полагаю, ты намекала на то, что я был с Мелиссой?..

Кейт не собиралась проявлять ни малейшего интереса к его полуголой партнерше. Она гордо вздернула подбородок и заглянула в его глаза:

– Я имела в виду тот факт, что ты не любишь, когда тебе мешают работать над очередным литературным шедевром… Но если никто не знает, где ты, не понимаю, откуда мне догадаться, каких мест стоит избегать. Возможно, если бы ты не окружал себя атмосферой такой секретности, то обнаружил бы, что люди сами не желают сталкиваться с тобой.

– Если таково твое желание, Кейтрин, его просто исполнить. Собери чемоданы и отправляйся отдыхать в другое место. Я готов выплатить тебе сумму, которую ты отдала за аренду этого бунгало. Проклятье, я даже сниму тебе номер в пятизвездочном отеле, где захочешь!

Где угодно, лишь бы подальше отсюда. Дрейк отчаянно хотел избавиться от этой девушки. Она улыбнулась.

– Спасибо, но я никогда не принимала от тебя дорогих подарков раньше и не собираюсь начинать сейчас. Я уже поселилась здесь. И вполне довольна своим выбором, – твердо заявила Кейт, прекрасно зная, что ее нераспакованные чемоданы стоят в спальне, а сама она упорно делает вид, что присутствие Дрейка не волнует ее. – Жду с нетерпением, как загорю в отпуске, ведь я буду каждый день ходить на пляж…



– Не загадывай. Ты ведь городская девушка, Кейт. Тебе здесь быстро наскучит. Особенно, если погода испортится. Тебе будет нечем себя занять. Поблизости нет ни магазинов, ни кафе, ни ресторанов – никаких развлечений…

– К счастью, я захватила с собой мозги. Главный аксессуар современной одинокой девушки. Уверена, я найду, чем заняться. И сомневаюсь, что остальные жители такие же самоуверенные грубияны, как ты. Может, я встречу какого-нибудь милого рыбака, который покажет мне достопримечательности.

Дрейк заметно напрягся. Его взгляд упал на ее чашку. Мужчина нахмурил брови и принюхался, как ищейка.

– Это что, чай? Мне казалось, ты говорила о кофе.

– Я передумала.

– Не знал, что ты любишь чай.

– Есть еще много всего, о чем ты не догадываешься, – заметила девушка.

– Не могу не согласиться. Что ж, – добавил Дрейк, – раз уж я принес тебе сахар, может угостишь меня чашечкой?

– Что, прости?

– Только не чая. Я бы предпочел кофе. – Дрейк заходил по кухне. – Так, где же твои припасы? – Он открыл холодильник, инспектируя содержимое полок. – Боже, у тебя что, только здоровая пища? А где же мягкие сыры, которые ты так любишь?.. И вина нет… даже плитки шоколада. Ростки пшеницы? Кто же берет такое в отпуск? Только не говори, что села на диету, которую посоветовала тебе твоя мать. Какая на этот раз? Средиземноморская? Или вегетарианская? Может, очищающая? – Мужчина закрыл холодильник и направился к полкам.

– Не возражаешь? – опередила его Кейт.

Она поспешно достала небольшую баночку кофе и почти впихнула ему в руки. Лишь бы Дрейк не заметил полную банку сахара на полке. Она закрыла дверцы и встала перед ним.

– Растворимый? Как насчет свежемолотого?

– Это все, что у меня есть. Бери или оставь мне, – резко отозвалась Кейт.

Дома у нее всегда были наготове свежие кофейные зерна, которые к приходу Дрейка она прожаривала и молола так, как он любил.

– Что за черт? Без кофеина?

– Для организма полезнее.

– Ужас. Кофе создан для того, чтобы придавать бодрости. Это невозможно без кофеина. Какой-то суррогат. Или новая диета рекомендует избегать настоящего кофе?

Кейт смотрела на Дрейка с отвращением. Какое он имеет право стоять здесь и распекать ее? Может, еще и подружку свою притащит попить с ними кофейку?

– Я так понимаю, ты отказываешься от кофе? – спросила девушка, поставив свою чашку на стол.

Не сводя с нее глаз, Дрейк поднес чашку к носу, принюхавшись.

– Чай тоже диетический?

– Нет. – Кейт забрала у него чашку. – Но я не заваривала чай, просто использовала пакетик.

– Полагаю, мне придется сделать то же самое.

Девушка наблюдала, как он взял чашку и опустил в нее чайный пакетик.

– Чувствуй себя как дома, – хмыкнула она, когда Дрейк поставил чайник на плиту.

– Спасибо. Приму к сведению.

Кейт хотелось бы, чтобы он не заметил ее желания поскорее избавиться от него. Дрейк развеселился и, кажется, собирался специально позлить ее.

– У тебя есть печенье? – спросил он, добавляя в чай молока.

– Нет. Я думала, ты торопишься вернуться к… – Кейт не договорила. Дрейк плюхнулся на стул напротив нее и вытянул свои длинные ноги. Девушка поспешно скрестила ноги и поправила юбку.

– К Мелиссе? – закончил за нее Дрейк, насыпав в чай немного сахара.

– К своей книге. Я слышала, ты создаешь нечто потрясающее. – Ее рука не дрогнула, когда она поднесла чашку к губам.

– Это тебе Маркус сказал?

– Прости, но я не хочу в отпуске обсуждать дела.

Дрейк взглянул на нее поверх своей чашки. Его глаза светились зловещим огнем. Дьявол в ангельском обличье.

– Тогда о чем будем говорить? – спросил он голосом, который Кейт так часто слышала во сне.

В животе что-то перевернулось. Девушка опустила ресницы, чтобы скрыть свои эмоции.

– А о чем мы обычно беседовали?

– Обо всем.

И ни о чем… Они никогда не обсуждали свои странные отношения, в которых недели безудержной страсти сменялись месяцами разлуки. Они могли спорить о положении в мире, но не касались темы собственных чувств.

Только в постели для них не было запретов. Там не нужны были слова. Молчали губы, руки говорили, а их тела словно были созданы друг для друга.

Все дело в том, что Дрейк не хотел ничего обсуждать, он желал только, чтобы Кейт отвечала на его вопросы, на которые, собственно, не знала ответа.

– Хорошая погода для этого времени года, – заговорила девушка.

– Да уж… и ты, похоже, решила в полной мере насладиться этим, – промурлыкал Дрейк, оглядывая ее обнаженные плечи.

Кейт никогда не носила при Дрейке таких простых вещей. Но сейчас они уже не имели никакого отношения друг к другу. И все же в своем любимом цветастом платье с глубоким вырезом девушка вдруг почувствовала себя неловко.

А когда его взгляд скользнул ниже, к области декольте, у Кейт перехватило дыхание. Хорошо еще, что из-за ярких цветов не видно, как напряглись ее соски под тканью.

Дело не только в платье, заключила девушка. Собственное тело вдруг показалось ей безобразным. Пусть только посмеет сказать, что она набрала вес за то время, что они не виделись! Она выльет чай ему на голову!

Словно почувствовав ее настроение, Дрейк отхлебнул чай и, откинувшись на спинку стула, улыбнулся:

– В этом платье ты больше похожа на… – Он намеренно недоговорил.

– На кого?

– На молодую легкомысленную женщину, поехавшую в отпуск в поисках приключений.

– Никогда в жизни я не была легкомысленной, – возразила Кейт.

– Прости, – усмехнулся Дрейк, – наверное, мне следовало сказать: беззаботную…

Все-то он знает!

– И я не ищу приключений.

– Нет? А как же симпатичный молодой рыбак?

– Что? – не сразу поняла девушка. – Я же пошутила.

– Неужели?

– Ты же знаешь, что да!

– Правда? – продолжал издеваться Дрейк. Он подвинул стул к столу и склонился к Кейт. – Но ничто не удерживает тебя от экспериментов. Мы ведь не клялись друг другу в вечной верности, а, Кейт?

Какие еще эксперименты? Куда он клонит?

– Мы вообще ничего друг другу не обещали. Но, думаю, мы задолжали друг другу хотя бы немного уважения и понимания.

– Намекаешь, что нам лучше не распространяться о том, где мы находимся? Но я и так постоянно этим занимаюсь. Мы в Ойстер-Бич, «вдали от посторонних глаз»… разве можно быть еще осторожнее?

Казалось, Дрейк специально злил ее.

– Что ж, можешь проводить какие угодно эксперименты, если хочешь, – холодно отрезала Кейт.

Дрейк отодвинул чашку и встал из-за стола.

– Ты что, не будешь допивать чай?

– Нет, спасибо. Мелисса, наверное, уже заждалась.

В халате или без? – подумала Кейт, кивнув.

– Верно. Тебе лучше поторопиться. Ты же не хочешь, чтобы она подумала, будто ты флиртуешь с соседкой. Хотя, я уверена, ты уже сообщил своей Мелиссе, что она не так-то много для тебя значит. Ты всегда предпочитал сразу прояснять такие вещи, а, Дрейк?

– Мы ведь с самого начала договорились, что между нами не будет глупых скандалов.

– О, я не закатываю истерику, Дрейк, – отрезала девушка. Она встала и пошла мыть чашки, продолжая говорить: – Я просто попросила немного сахара, помнишь? Это ты пришел сюда и обвинил меня во всех смертных грехах. Расслабься, дорогой, и перестань делать из мухи слона. Вместо того, чтобы терять время на выяснения, чем я занимаюсь, лучше возвращайся к себе. Мы будем соседями месяц, вот и все. Я обещаю вести себя тихо, как мышка… ты даже перестанешь меня замечать…

– Что ж, заходи, если тебе снова понадобится сахар!

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

– Мамочка, посмотри на меня!

Цепочка качелей звякнула, когда Кейт взмыла вверх, пытаясь добраться до самого синего неба.

– Посмотри, мамуля! – Ее белое платьице развевалось на ветру, так же как каштановые волосы. Ее заливистый смех смешивался с лязгом цепей, когда Кейт раскачивалась сильнее и сильнее, достигая своей цели – полного оборота вокруг железной опоры. Девочку не беспокоило, что произойдет, если она не удержится и упадет. Ведь мама будет гордиться ею – она сделала то, на что решится не каждый мальчишка.

– Мамочка! – Девочка пыталась рассмотреть гордое лицо матери, но все расплывалось перед глазами, превращаясь в большую кляксу. Неожиданно Кейт перестала различать вокруг других детей с мамами и папами. Она оказалась совсем одна в большом пустынном парке. Начинало темнеть. Никто не хлопал ей и не радовался ее успехам. Только лязг цепей перемежался с ее истерическим криком, когда Кейт поняла, что никто не придет на помощь, если она упадет или потеряется навсегда.

– Мама? Мамочка!

Кейт вскочила на постели, чувствуя, что все тело покрылось испариной. Она вцепилась в одеяло, словно в те самые цепи качелей. Лучи утреннего солнца проникали в комнату сквозь шторы, рисуя яркие полосы на обоях. Девушка сделала глубокий вдох, пытаясь успокоиться. В голове все еще звучали отголоски кошмарного сна.

Кейт застонала. Не нужен был психолог, чтобы понять, почему ей приснилось такое. Появление на свет Кейт не заставило Джейн Кроуфорд отказаться от учебы. Она окончила университет с отличием. Денег у них было мало, и Джейн часто обрывала попытки дочери обратить на себя внимание, говоря, чтобы та играла тихо. Кейт помнила, как часто сидела под кроватью в их однокомнатной квартире, придумывая разные истории, потому что мамочка занималась более важными вещами. У нее не было времени на глупые игры с дочкой.

Кейт перевернулась на бок, стараясь не думать об этом. Но снова и снова мысленно возвращалась в детство. Девушка услышала странный звук. Она поморщилась, решив, что по дому бегает мышь. Кейт прислушалась к шуршанию. Для мышки это громко. Слишком громко. Больше похоже…

Крысы!

Кейт вскочила, даже не подумав, что ей следовало бы действовать осторожнее. Она схватила пакет крекера, который оставила открытым на столике возле кровати, и бросила одно печенье в рот. Прожевав, девушка пулей выскочила в ванную.

Во второй раз за двенадцать часов Кейт склонилась над унитазом.

Ее никогда не тошнило. Никогда! Еще месяц назад организм был в полном порядке. А потом она купила в аптеке маленькую коробочку, которая перевернула ее жизнь с ног на голову.

– Будь ты проклят, Дрейк Дениэлс… – простонала девушка. – Это ты виноват!

Если бы это было правдой, Кейт могла бы ненавидеть его со спокойной совестью. Но ведь Дрейк всегда очень серьезно относился к вопросам предохранения. Даже после того, как Кейт начала принимать таблетки, он настаивал на использовании презерватива каждый раз, когда они занимались любовью.

– Ни один из способов контрацепции не дает ста процентов гарантии, – говорил Дрейк, – так что если мы защитимся двумя методами, то шанс стать родителями будет минимальным.

Кейт умылась и вернулась в постель.

По крайней мере крыс больше не слышно, вздохнула она. Девушка положила руку на живот. Там, внутри нее, проблема, которая не решится так скоро, как хотелось бы. Наоборот, она будет расти с каждым днем. Это пока она величиной с мизинец, если верить книгам, которые читала Кейт.

Когда тест на беременность показал положительный результат, девушка сначала не поверила, потом испугалась, а еще позже ее охватила паника.

Кейт знала, что Дрейку это не понравится. Он не хотел ребенка. Не желал, чтобы кто-то посягал на его независимость. «Мужчина должен быть одиноким, чтобы писать книги, – заявил он, когда они только-только познакомились. – Никто и ничто не должно мешать ему».

Кейт работала в исследовательском отделе «Энрайт медиа» и прекрасно понимала Дрейка. Их столь неожиданный роман немало удивил девушку. Она сразу смирилась с тем, что Дрейк Дениэлс не из тех, кто женится. Она не давила на него, с пониманием относясь к долгим отлучкам. Поэтому и не исчезла из его жизни через пару месяцев, как остальные подружки. Кейт влюбилась в Дрейка, но она была реалисткой, практичной, уверенной в себе современной женщиной и понимала, что не должна зацикливаться на своем любовнике. Когда Дрейка не было в городе, Кейт занималась делами или развлекалась с друзьями. Ей подходила связь без обязательств. До недавнего времени девушка была так занята карьерой, что и не думала заводить детей…

В горле словно застрял комок.

Дрейк пробыл в Окленде целых три месяца, прежде чем уехать для работы над новой книгой. Это был самый большой период, который они провели вместе. Кейт даже осмелилась надеяться, что их отношения перешли на новый уровень. Сначала она списала приступы тошноты, начавшиеся после его отъезда, на печаль разлуки, потом на зимнюю хандру. Но Кейт прибавила в весе и появились странные ощущения в груди. Девушка посчитала цикл и, обнаружив задержку, побежала в аптеку и купила тест на беременность. Руки настолько тряслись, что Кейт пришлось собрать всю волю в кулак, чтобы успокоиться. И вот результат!

Она ждала ребенка от Дрейка Дениэлса!

Конечно, она сразу перестала принимать таблетки, но прошло еще несколько дней, прежде чем Кейт в полной мере осознала свое положение. Она была на раннем сроке беременности, поэтому в отличие от собственной матери, которая вынуждена была рожать, имела выбор.

Девушка рассмотрела все варианты и остановилась на единственно возможном для себя.

Этот ребенок уже был частью ее, символом ее любви и триумфа надежды над пессимизмом. Малыш чудом был зачат, и сейчас от Кейт зависело, какое будущее его ожидает.

Девушка не тешила себя иллюзиями насчет того, что Дрейк будет хорошим отцом. Но он станет отцом, и теперь Кейт предстояло решить, хочет ли она, чтобы он участвовал в жизни ребенка. Она сама в детстве часто страдала от недостатка внимания со стороны родителей и не желала своему малышу той же участи. Однако Кейт решила пока никому не говорить о своем положении.

Девушка выследила Дрейка в отчаянной попытке достичь большего понимания между ними, пока ее тайна не раскроется. Ей предстояло рассказать ему о беременности, однако Кейт не знала, когда и как сделать это…

Утро предвещало дневную жару. Кейт надела юбку и свободную майку и собрала волосы в хвост. На завтрак девушка предпочла тост с медом и фруктовый салат из банана и киви, залитых ванильным йогуртом. С тарелкой в одной руке и чашкой зеленого чая в другой, она вышла на веранду, чтобы насладиться свежим утренним воздухом. Кейт смотрела на море и улыбалась. Она быстро съела салат и пошла на пляж. Босые ноги приятно остужал песок, да и вода оказалась на удивление холодной, когда Кейт решила пойти вдоль побережья по кромке…

Девушка решила вернуться и тут увидела на крыльце соседского дома одинокую фигуру. Мужчина стоял без футболки. Его широкая грудь с густой порослью темных волос отливала золотом в солнечных лучах. Нижняя часть скрывалась за перилами, заставляя Кейт размышлять, был ли он полностью обнаженным. Дрейк никогда не носил пижамы и вообще не стеснялся собственного тела. Когда они впервые занимались любовью, Кейт была шокирована его беззастенчивостью.

Если бы девушка не выпила лишнего, она бы никогда не решилась пойти к нему. Да и вряд ли они оказались бы в одной постели.

Кейт погрузилась в недавнее прошлое. И словно электрический ток пронзил ее тело, когда она вспомнила, как Дрейк обнимал ее, открывая дверь своего номера-люкс. В комнате девушка вырвалась из его объятий, восхищенно и немного взволнованно оглядываясь.

– Не многовато ли места для одного человека?

Дрейк усмехнулся и, сняв пиджак, повесил его на спинку стула.

– Маркусу не составило труда договориться с владельцем отеля. Он большой ценитель моих книг.

– Так ты упоминаешь его отель в своих книгах в обмен на шикарный номер?

– Прикуси свой язычок, милая; я работаю только на себя, – скопировал Дрейк голос одного голливудского актера. Видя удивление девушки, он добавил: – Несмотря на то, что утверждают критики, у меня все же есть некоторые этические принципы. Я не обременяю читателей реальными названиями отелей или других развлекательных заведений. Просто я провожу здесь пресс-конференции и подписываю для владельца первый экземпляр. И живу вовсе не бесплатно, хотя и с привилегиями. Так уж случилось, что я люблю контрасты. Во время работы над очередной книгой я веду уединенный образ жизни. Естественно, потом мне нужен перерыв, чтобы не утратить вдохновения.

– Писатели странные люди, – заметила Кейт. – Часто поддаются настроению и впадают в депрессии, – пробормотала она в надежде, что не стала для Дрейка способом выхода из подобного состояния.

Не то чтобы это имело значение. В течение нескольких часов их знакомства Кейт пребывала в состоянии эйфории. А когда Дрейк сорвал поцелуй с ее чувственных губ в укромном уголке, она едва не растаяла от удовольствия.

– Неужели?

– Прости, – виновато улыбнулась девушка, – наблюдательность свойственна всем исследователям.

– Наверное, у тебя в голове куча разной интересной информации, готовой в любой момент быть опубликованной, – произнес он, наградив ее взглядом, от которого Кейт ощутила себя раздетой.

– Да, как у всех, – пожала плечами девушка. – Не путай память и ум.



– Ты считаешь себя глупой? – удивился Дрейк.

Кейт вспомнила, с каким трудом ей удалось сдать школьные экзамены. И какую лекцию прочитала мама, когда Кейт решила пойти работать, а не поступать в университет.

– Не совсем так… просто я… ммм… рассеянная. Полагаю, я похожа на Джилл.

– Ах, интеллектуальная куртизанка… мой тип женщин! – соблазнительно улыбнулся Дрейк.

Нервы Кейт были на пределе, она не знала, что делать, и ухватилась за тему кино, как за спасительную соломинку.

– Я думала, мы здесь для того, чтобы разрешить наш спор о том, кто играет Вельду в «Целуй меня страстно», – сказала она, взглянув на плазменный телевизор на стене. – Ты говорил, что в твоем номере мы сможем посмотреть этот фильм.

– У меня идея получше, – направляясь в ее сторону, промурлыкал мужчина.

– О? – Кейт облизала пересохшие губы кончиком языка, дрожа от его взгляда.

Дрейк не поцеловал ее в такси, хотя и хотел этого, и теперь его желание стало почти непреодолимым.

– Мы оба знаем, что Вельду сыграла Максин Купер, так что давай забудем о кино. Я покажу тебе, почему всегда останавливаюсь в этом номере… – прошептал он и, взяв девушку за руку, повел ее к винтовой лестнице в углу комнаты.

О боже, куда они идут? В спальню с кроватью из золота и красными шелковыми простынями? Или в бассейн, наполненный шампанским и лепестками роз?

Но они миновали спальню и вышли через стеклянные двери на крышу, где раскинулся прекрасный сад – множество цветов и ароматов.

– Этот сад создали специально для меня.

– Здесь потрясающе! – выдохнула Кейт, восхищенно оглядываясь по сторонам.

– Я тоже так думаю. Каждый раз, приезжая в город, я начинаю чувствовать себя жертвой собственного успеха. И тогда прихожу сюда, чтобы расслабиться. Это мой маленький островок рая. А сейчас здесь есть и моя Ева…

Кейт оглянулась. Ее глаза расширились от удивления, когда она увидела, что Дрейк снял обувь и рубашку и расстегивал ремень на брюках. Мужчина остановился, заметив ее шок.

– Ты передумала?

Кейт хотела было кивнуть в знак согласия, но оба знали, что это ложь.

– Нет, но… я… мы… здесь?..

– Почему нет? Здесь тепло, трава мягкая. Мы ближе к небесам, чем где-либо еще. Если ты переживаешь, что нас может застукать полицейский вертолет… – Дрейк нажал какую-то кнопку в траве, и тут же над ними начала появляться округлая стеклянная крыша.

Когда Кейт снова посмотрела на Дрейка, он уже стоял перед ней обнаженный, поражающий своей нескромной, дикой сексуальностью.

– Я хочу заняться с тобой любовью.

– Я вижу, – смущенно пролепетала девушка, стараясь не глядеть на густую поросль темных волос, обрамляющих его мощное орудие, готовое к бою.

– А ты не хочешь присоединиться ко мне? – Дрейк кивнул на ее маленькое черное платье, в котором Кейт пришла на вечеринку.

Не уверенная, с чего начать, девушка сделала то, что всегда делала дома, собираясь ложиться спать. Она вытащила шпильку из волос, которые тут же мягкими волнами окутали ее изящные плечи. Кейт закусила губу, размышляя, куда положить заколку.

– И все? Это все, что ты собираешься сделать? Даже туфли не снимешь?

Кейт решила было, что Дрейка злит ее нервозность.

– Ммм… нет, я… – Шпилька выпала из ее рук, губы приоткрылись в немом приглашении.

Девушка поняла: Дрейк не злился. Наоборот! Кажется, его возбуждение только усилилось.

– Ты играешь в недотрогу, Кейтрин?

– Конечно, нет! – вспыхнула она. Что-то дрогнуло у нее внутри, когда Дрейк приблизился почти вплотную.

– Нет? Может быть, ты невинная девственница?

– Нет, – покраснела Кейт. – Я была близка с мужчиной.

– Но не со мной, иначе ты бы не была такой холодной, милая…

Холодной? Да Кейт вся горела!

– Просто… – Она ощутила его губы на своем животе. Даже через ткань это прикосновение обожгло ее кожу. Девушка не смела взглянуть на него, боясь совсем потерять контроль над собой.

– Что такое? Может быть, у тебя замерзли ноги? – Дрейк продолжал ласкать ее.

– Нет…

– Нет? Значит, ты стесняешься раздеваться на первом свидании? – Его рука скользила по ее бедрам. – Но ты ведь уже распустила волосы для меня… – Дрейк заглянул в ее подернутые дымкой глаза и вдохнул аромат волос. – Ммм… Кажется, леди нужно немного разогреться, прежде чем приступить к главному. Ты не хочешь раздеваться? Что ж, мы можем заняться любовью и так…

– У тебя получится?

– Я могу сделать все, что ты пожелаешь, – заверил Дрейк, проникнув под ее платье. – Умм… чулки, замечательно. О, подвязки… еще лучше…

Дрейк прижался к Кейт, давая ей ощутить полноту своего возбуждения. Его руки исследовали ее бедра. Он поднял ее ногу выше…

– Не возражаешь? – Мужчина дернул за ленточку, и трусики упали на траву. – Обожаю неподдающихся.

Кейт откинула голову назад, когда Дрейк прикусил ее сосок зубами. Она стояла на крыше отеля, отдаваясь незнакомцу, и… ей это нравилось!

Девушка поняла в ту первую для них ночь, что Дрейк держит слово. Он занимался с ней любовью так, как описывал в своих книгах: внимательно, не упуская из виду ни одну деталь, неистово и страстно, доводя партнершу до экстаза и уносясь на седьмое небо вслед за ней.

Они еще несколько раз предавались страсти на крыше, а потом переместились в спальню, за которой последовала гостиная, где они с перерывами смотрели «Целуй меня страстно».

Оба так и не заснули в ту ночь…

Кейт приводила себя в порядок, заключив, что, если поедет домой переодеваться, то опоздает на работу.

Дрейк сидел на постели, красивый, словно греческий бог, и наблюдал за тем, как Кейт торопливо натягивает чулки.

– Я никогда не опаздываю, – пояснила девушка, размышляя, как бы уйти красиво. – Не надо было нам…

– Мы оба потеряли голову, – отозвался Дрейк. – Не переживай. Но ты права, такое не повторится. Было бы ошибкой пытаться сделать из этого больше, чем есть. Вообще-то я улетаю в Лос-Анджелес послезавтра. У меня запланировано турне по Штатам…

Кейт внезапно побледнела. Она собрала волосы в пучок, чтобы отвлечься от мрачных мыслей.

Дрейк только что намекнул, чтобы она не строила планов относительно его. У них нет будущего.

О, она не станет удовлетворять его гордость заявлением, что подумала, будто между ними произошло нечто особенное.

Девушка хорошо усвоила урок. Нельзя поступать так, как Дрейк Дениэлс того ожидает. Кейт улыбнулась.

– Верно. Это ошибка. Что ж… я тогда пойду. Увидимся. Нет, не трудись вставать и провожать меня, – махнула она рукой. – Я найду выход. Мне не впервой. – Девушка направилась к двери. – О, если захочешь повторить… только свистни, – бросила она через плечо.

Это было почти похоже на конец какого-нибудь фильма. Почти…

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

Месяц спустя Кейт ответила на звонок мобильного телефона. В трубке раздался знакомый баритон, от которого по спине пробежали мурашки.

– «Иметь и не иметь».

– Эрнест Хемингуэй, – пробормотала девушка инстинктивно, борясь с опасной вспышкой надежды.

– Замечательно. А я – Дрейк Дениэлс, – произнес голос на том конце провода. Неужели он думает, что может вот так запросто позвонить ей и Кейт тут же забудет о нескольких неделях тягостного ожидания?

– Я поняла, – холодно отрезала девушка, но сердце все еще бешено колотилось в груди. В ту ночь, которую они провели вместе, Кейт незаметно положила свою визитку в карман его куртки. Глупо было бы полагать, что Дрейк только что нашел ее. К тому же он знал, где работала Кейт, и мог запросто разыскать ее.

Кейт оглядела полупустой офис и глубже уселась в кресло, чтобы скрыться от посторонних взглядов. Ее уход с приема в компании Дрейка Дениэлса вызвал немало сплетен среди коллег. Ажиотаж только возрос, когда Кейт опоздала на работу на следующее утро. К счастью, никому и в голову не пришло, что рассудительная Кейтрин Кроуфорд может позволить себе лишнее на первом свидании с известным ловеласом. Интерес к событию угас, как только Дрейк покинул страну.

– Я подумал, ты могла забыть меня.

Да уж, особенно когда в холле на всех стенах висят рекламные афиши новой книги Дрейка Дениэлса! Каждый раз, когда Кейт приходила на работу, Дрейк смотрел на нее с плаката, приветствуя сексуальной ухмылкой и насмешкой, застывшей в карих глазах.

– У меня отличная память на детали, – возразила Кейт.

– Ах вот как! – хмыкнул Дрейк. – Тогда я должен быть благодарен твоим профессиональным навыкам?

Кейт скорчила гримасу.

– Большинство аналитиков получают степень в университете. А мне просто повезло, что я попала в «Энрайт», когда они открыли отдел по связям с общественностью, – разоткровенничалась она. – Маркус заметил, что я люблю читать и умею добывать интересные факты. Он предложил мне обучение с сохранением рабочего места, если я соглашусь на должность исследователя. Мне это подходило. Я люблю иметь дело с фактами, которые удивляют и интригуют людей.

– Значит, ты должна знать, что, хотя Хемингуэй и Фолкнер указаны в качестве авторов сценария фильма «Иметь и не иметь», многие диалоги были просто импровизацией.

– Это лишь показывает, что и великие авторы не всегда идеальны, – хмыкнула Кейт, испытывая небывалый прилив сил. Последний сотрудник, оставшийся в офисе, выключил компьютер и покинул свой кабинет. Кейт расслабилась. – Зачем ты звонишь, Дрейк?

Возникла короткая пауза. Девушка представила, как писатель улыбается. Нет. Наверняка его губы скривились в самодовольной усмешке.

– Я забыл, как свистеть. Может быть, приедешь и напомнишь мне?

– В Нью-Йорк? – удивилась Кейт. По сведениям «Энрайт медиа», Дрейк Дениэлс находился в Штатах. И хотя перед коллегами Кейт изображала полное безразличие, она не смогла удержаться, чтобы не прочитать колонку светской хроники, освещавшую его турне. В газетах был напечатан также и снимок Дрейка Дениэлса, сделанный в модном клубе. Конечно, в компании разномастных красоток.

– Я в Окленде… в пентхаусе, как и всегда. Кейт закрыла глаза, когда воспоминания о ночи, проведенной там, снова нахлынули на нее…

– И тебе, очевидно, нечем заняться.

– У меня много дел. Просто я хочу побыть в твоей компании. Сегодня я приглашен на вечеринку, думаю, тебе там понравится.

Да! – мысленно возликовала Кейт. Он звонит не для того, чтобы просто переспать со мной по-быстрому!

– А потом мы могли бы вернуться в отель…

Кейт почувствовала, как затвердели соски.

– У тебя есть запись «Иметь и не иметь», угадала? – поинтересовалась девушка.

– Ну… и это, конечно, тоже… – соблазнительно промурлыкал Дрейк. – Хотя, как убежденный традиционалист, я бы посоветовал «Касабланку».

Это точно. Роман, окончившийся для героев достаточно горько, был Дрейку ближе, чем более оптимистический финал «Иметь и не иметь».

– Надеюсь, ты понимаешь, что я не смогу остаться на ночь? Завтра рано вставать на работу, – предупредила Кейт, намеренно проводя определенные границы между ними. Никогда больше она не позволит себе пережить унижение того первого утра. – В конце концов, мы же не хотим строить иллюзии…

– Ты что, злишься на меня, да? Ладно, согласен. Тогда придется мне позаботиться о том, чтобы мы успели все до полуночи, Золушка…

И они успели. Их роман продолжался два года, но оба были так заняты тем, чтобы защитить себя от всяких проявлений чувств, что просто упустили шанс построить нормальные взаимоотношения…

Кейт еще раз взглянула на одинокую мужскую фигуру на крыльце. Это так типично для Дрейка – отгораживаться от остального мира. Он никогда не говорил о своем детстве, если только вскользь. Но ведь где-то в глубине души он тоже способен довериться кому-нибудь.

Сколько бы еще они простояли напротив друг друга – Дрейк на своем пьедестале, гордый и одинокий, а Кейт на песке, олицетворяя собой весь остальной мир, – неизвестно.

Но тут, поддавшись неведомому импульсу, Кейт помахала ему, приветствуя. Дрейк уже собрался ответить ей тем же, когда из дома вышла Мелисса и положила руку на его обнаженное плечо. Он повернулся к ней и, взяв у нее чашку, обнял девушку. Они вместе направились в дом.

По крайней мере они не завтракали в постели, с удовлетворением заключила Кейт, приложив руку к животу, в котором как будто что-то перевернулось.

– Все хорошо, малыш, я не позволю этой ведьме заточить твоего глупого папочку в башню из слоновой кости, – прошептала она.

Зеленый чай, с которым Кейт вышла на пляж, уже остыл. Она вылила его на песок и тут заметила, что происходит с оставленной на веранде тарелкой.

– Эй!

Кейт добежала до дома как раз в тот момент, когда тарелка со звоном разбилась о камень, украшающий небольшой сад.

– Посмотри, что ты наделал! – всплеснула девушка руками.

Большой, несуразный пес смотрел на нее печальными глазами. Это была самая уродливая собака, которую Кейт видела в своей жизни. Она напоминала афганца и королевского пуделя одновременно. Пес пах водорослями и промокшей шерстью.

– Отдай мне это! – Кейт попыталась отнять у собаки ложку. – Черт! – она готова была поклясться, что пес усмехнулся.

Оскалившись, он начал подбирать с земли еду вместе с осколками стекла.

– Не делай этого! Фу! – Девушка оттолкнула собаку и только тут заметила, что у животного только три лапы. – Ах ты, бедняжка, – пожалела ее Кейт, потрепав по загривку.

Девушка подумала было, что собака бездомная, но на ее шее оказался черный ошейник. Собрав стекло с земли, Кейт позвала пса.

– Иди ко мне. Давай-ка посмотрим, чей ты. – Но как только она попыталась взять пса за ошейник, он отскочил, не давая ей этого сделать.

Кейт встала и попробовала твердое «ко мне», но и это не сработало. Наоборот, серое чудовище с громким лаем, от которого девушка даже подскочила, бросилось к дому и стало копать землю у стены. Кейт вспомнила о крысах и поморщилась.

– Не думаю, что ты справишься с ролью наемного крысоубийцы, – пробормотала она.

Но ее трехлапый гость уже утратил интерес к подкопу и, издав громкое «гав», унесся гонять чаек.

Кейт, распаковав наконец чемоданы, решила позагорать.

Она облачилась в новый купальник, довольно скромный по здешним меркам, но зато яркий. Все мужчины свернут шеи, заверила девушку консультант в магазине. Мне нужен только один, вздохнула Кейт.

Девушка собиралась пойти на пляж, но потом передумала. Она разложила шезлонг в саду так, чтобы он находился прямо напротив окон соседнего дома. Поставила рядом бутылку воды и крекеры, постелила на шезлонг полотенце, надела темные очки и соломенную шляпу и улеглась под палящими солнечными лучами. Кейт раскрыла книгу в яркой обложке на первой странице.

Она хотела почитать что-нибудь из литературы для беременных, которую захватила с собой, но тогда даже для такой задницы, как Дрейк Дениэлс, все стало бы очевидно. Хотя он и был слишком занят разбиванием девичьих сердец.

Кейт сосредоточилась на книге.

«Профессией Саймона Макмиллана были кровь и бриллианты», – начиналось повествование.

Девушка уже читала первый роман Дрейка Дениэлса, но тогда она делала это ради удовольствия. Может, и из гордости. Чуть-чуть. А сейчас Кейт решила перечитать книгу ради исследования. Любой автор вкладывает в своих героев частичку себя. Где-то на этих страницах были черты человека, которого Кейт старалась понять. Возможно, опыт поможет ей извлечь реальные факты из вымышленной истории.

Если же нет, что ж… ее ожидает увлекательное чтение, где будут кровь и страсть. Мак окажется хорошим парнем, который раскроет грязную историю с контрабандой бриллиантов. И накажет свою двуличную подругу.

Психологический подтекст: женщинам нельзя доверять.

Вскоре Кейт настолько погрузилась в книгу, что едва не забыла о времени. Ощутив покалывание в ногах, она перевернулась на живот, положила книгу поудобнее и продолжила читать. Однако не успел Мак даже поцеловать африканскую принцессу, как Кейт задремала…

Девушка, наверное, заснула бы, если бы не ощутила, что кто-то заслонил солнце. Кейт оглянулась, ослепительно улыбаясь своему гостю.

Но все слова застряли в горле, когда она поняла, что фигура, нависшая над шезлонгом, вовсе не принадлежит ее герою, но его тициановской красотке, одетой во все белое. Ее волосы отливали медью, и эта леди уже отпраздновала свое тридцатилетие, заключила Кейт. На лице виднелись следы подтяжки, а губы явно были накачаны коллагеном.

– Привет, – поздоровалась Кейт, переворачиваясь. – Мы ведь не встречались раньше, да? Я Кейтрин Кроуфорд.

Девушка протянула руку. Вежливость, как всегда говорила мама, очень помогает в жизни.

– Мелисса Джейсон, – отозвалась рыжеволосая женщина.

По крайней мере не Мелисса Дениэлс, с облегчением подумала Кейт и вычеркнула один ужасный вариант сценария из списка.

Зеленые глаза Мелиссы гневно сверкали, протянутая рука Кейт была грубо проигнорирована.

– Не знаю, что ты здесь забыла, но тебе лучше убраться отсюда и оставить его в покое.

– Что, прости? – переспросила Кейт, не теряя самообладания.

– Он не хочет, чтобы ты бегала за ним. Он приехал в Ойстер-Бич, чтобы скрыться от назойливого внимания таких, как ты. Не понимаешь, что ему нужно? Дай ему вздохнуть свободно, ясно тебе?..

– Сейчас угадаю. Ты и Дрейк окончили одну и ту же школу этикета? – хмыкнула Кейт, приподнимаясь, чтобы лучше рассмотреть соперницу.

Под шелковым топом скрывался большой бюст, белые джинсы обтягивали округлые бедра, а в пупке блестело колечко. С бриллиантами, конечно… возможно, привезенными из Сьерра-Леоне, заключила девушка.

Мысли о пупке заставили Кейт вспомнить о ребенке. По подсчетам, она была на втором месяце беременности. А судя по книгам, пройдет еще два, прежде чем животик начнет расти. Но уже теперь Кейт хотелось оградить своего малыша от негативных эмоций.

– Мы с Дрейком познакомились задолго до того, как появилась ты, – бросила рыжеволосая, улыбнувшись одними губами. – Он мне все про тебя рассказал. А вот ты понятия не имеешь, что нас с ним связывает, правда?

– Так кто же ты? – разозлилась Кейт, заключив, что малышу не повредит немного воинственного настроения мамы. – Его любовница или, может, муза? Ты ведь не можешь быть и тем и другим. Дрейк не настолько доверяет женщинам, чтобы позволить им играть в своей жизни больше чем одну роль!

– Ты знаешь его не так хорошо, как тебе кажется, – парировала Мелисса. – Думаешь, ты особенная? Нет, ты ничем не отличаешься от других женщин Дрейка. Тебе нравилось делить лавры со знаменитым писателем и тратить его деньги, но ты и понятия не имеешь, чего ему стоит создавать свои книги. Перестань отвлекать его и позволь продолжать писать…

– А ты, значит, будешь приносить ему кофе и стирать пот со лба? – фыркнула Кейт, заметив, как зеленые глаза яростно сверкнули, а коллагеновые губы затряслись от злости. – И разве я отвлекаю Дрейка? – невинно добавила она. – Я здесь всего один день. А если он отвлекается на меня, то зачем ему нужна ты?

Кейт тут же пожалела о своем вопросе. Мелисса посмотрела на свои великолепные ногти, покрытые красным лаком, а потом улыбнулась сопернице:

– Скажем, у Дрейка есть потребность, которую могу удовлетворить только я. И нам, кстати сказать, очень хорошо в постели…

Кейт сжала кулачки. Это за тебя, малыш.

– Нет уж, давай не будем об этом. Лучше попытаемся уважать чувства друг друга и не устроим шоу дерущихся кошек на публике, – отрезала Кейт. Она не привыкла выступать в роли провокатора ссоры, но тут у нее просто не было выхода. – Я ведь не говорю, что ты богатая шлюшка, которая считает, что у нее есть право вмешиваться в личную жизнь других людей. Твоя тактика нападения и обвинений не заставит меня с поджатым хвостом убежать прочь. Интересно, а Дрейк знает, что ты явилась сюда, чтобы выставить меня вон?

Мелисса застыла на месте. Но уже через минуту взяла себя в руки и бросила:

– Полагаю, теперь ты бросишься к нему, в слезах рассказывая историю об ужасной женщине, которая посмела обидеть тебя.

– Так Дрейк знает?

– Видишь ли, он уже становился жертвой обезумевшей фанатки. Она написала ему тысячи писем. Глупая женщина, возомнившая, что пятиминутный разговор и автограф, оставленный на книге, навсегда соединили их судьбы.

Кейт ничего не было об этом известно. Девушка не удержалась от колкости.

– Какая трагедия. Я ни разу не послала Дрейку ни одной открытки. Но если не забуду в следующий раз купить марки, то непременно исправлюсь. А теперь, если не возражаешь, отойди. Я хочу загореть.

– Ты…

– Мелисса?

Женщина резко обернулась, увидев, как Дрейк появился в окне их дома. Она немедленно оставила Кейт, обменялась с Дрейком парой слов и исчезла в доме.

Кейт отпила воды и хотела было расслабиться, но теперь рядом с ней возник Дрейк Дениэлс. На нем были те же джинсы, что и вчера, рабочие ботинки и простая майка. Знаменитый человек, который появлялся на публике только в дизайнерских костюмах, был больше похож на фермера или рыбака. И только насмешливый взгляд выдавал в нем писателя Дениэлса. А может, двойная жизнь, которую он вел, научила этого мужчину быть естественным в любой обстановке. Девушка сняла очки, смерив его холодным взлядом.

– В следующий раз сам делай грязную работу.

– Не понял.

– Ты ведь подослал ко мне свою любовницу, разве не так?

– Что она тебе сказала?

– Что ты очень хорош в постели, – искуственно улыбнулась Кейт. – Но так как мне об этом известно, разговор не сложился.

– Кейт… – В голосе Дрейка чувствовалась неловкость.

Но девушке не нужны была ни его жалость, ни его оправдания.

– О, не разрушай образ идеального союза, который Мелисса так упорно пыталась создать. Зато теперь я знаю – ты не считаешь меня психически ненормальной. Ведь тогда бы ты не подпустил свою рыжую ко мне ни на шаг. Ты только не волнуйся, я совсем не расстроилась. Просто человек, которого я уважала, оказался самоуверенным идиотом, упрямым, как…

– Не говори так! – перебил ее Дрейк. – Слушай, если Мелисса зашла слишком далеко, мне очень жаль. Прости, она думала, что помогает…

– Помогает сама себе, – хмыкнула Кейт. Девушке вдруг захотелось рассмешить его. – Боже, я думала, что Ойстер-Бич тихое, спокойное место, когда выбрала его для отпуска. Кто знал, что здесь пылают такие страсти и плетутся интриги? Источники вдохновения повсюду, тебе просто повезло.

Дрейк усмехнулся. Его взгляд упал на траву, туда, где лежала книга. Он сразу узнал свой первый роман.

– А ты хочешь добавить перчинку в свои каникулы, а, Кейт? – Мужчина поднял книгу с земли. – Она что, библиотечная?

За шесть лет у Дрейка вышло семь романов и всякий раз он подписывал несколько экземпляров для работников издательства. У Кейт, насколько он знал, должны были быть все его книги.

– Ты говоришь так, будто библиотека – нечто неприличное. Но ведь это основа культурного обогащения…

– Я думал, у тебя есть все мои книги, – перебил Дрейк, рассматривая свой снимок на обложке. – Ты же работаешь на моего издателя, черт возьми! Проклятье, ты могла бы попросить меня дать тебе экземпляр! Что случилось с тем, который у тебя был?

Кейт не собиралась говорить ему о том, что слишком ценит те книги Дрейка Дениэлса, чтобы брать их с собой на пляж или туда, где они могут попортиться.

– Первые произведения часто не стоит хранить. Они слишком разочаровывают, когда сравниваешь их с более поздними работами.

На мгновение Кейт показалось, что Дрейк удовлетворен ее объяснением. Но тут он заговорил:

– Почему ты никогда не говорила мне этого раньше, Кейт? – Он протянул ей книгу. – Я думал, тебе нравится то, как я пишу. Не припоминаю, чтобы ты критиковала что-либо.

– Знаю, вы, творческие личности, очень чувствительны к критике.

Мужчина разразился смехом. Они оба знали, что его профессиональное «эго» было непоколебимо. Дрейк не скрывал, что в начальной школе был двоечником, а в восемнадцать лет работал лаборантом, чтобы достать денег для путешествий летом. Потом плавал из порта в порт на небольших судах и брался за любую работу, которую ему предлагали. Дрейк нередко участвовал в рискованных предприятиях, так как там платили больше всего денег. Любознательный юноша вел дневники своих путешествий, которые и использовал при написании первой книги. После ее выхода в свет Дрейк мгновенно стал популярным писателем. Он обнаружил в себе талант, данный не каждому. Кроме того, это занятие доставляло Дрейку удовольствие.

– Хмм… если это библиотечная книга, значит, ты скоро должна будешь ехать в Окленд? Нужно вернуть книгу в срок. Может, ты ожидала, что, приехав сюда, быстро сделаешь задуманное и успеешь вовремя сдать книгу?

– Я могу задержать ее на три недели. Кроме того, можно продлить срок по телефону или с помощью Интернета…

– Но у тебя в бунгало нет телефона, не говоря уже о компьютере. А мобильная связь здесь очень плохая. Нет, ты ничего не пускаешь на самотек… Ты что-то скрываешь…

– Ради бога, мы же не в центре пустыни Гоби, Дрейк! – нервно перебила его девушка. Она не знала, серьезно он говорит или пытается дразнить ее. С его чувством юмора невозможно было что-либо понять. – Я ведь могу постучать в твою дверь и попросить разрешения воспользоваться твоим компьютером. И не говори, что у тебя его нет. Ты должен быть всегда на связи с издателем.

Дрейк скрестил руки на груди, проницательно глядя на Кейт. На этот раз ей удалось выкрутиться. Но все же мужчина чувствовал, что она чего-то недоговаривает.

– Можешь, конечно, – отозвался он. – Так вот в чем твоя цель? Залезть в мой компьютер? Я же сказал Маркусу, что задержу первые три главы новой книги. Неужели он запаниковал, когда я перестал отвечать на его электронные письма? Это он попросил тебя оказать ему услугу и узнать, что происходит? Пригрозил уволить, если ты не подчинишься? В таком случае можешь передать ему, что он нарушил договор и больше не получит от меня ни страницы.

– Ай-яй-яй! – покачала головой Кейт. – Вы с Маркусом были так дружны все эти годы, «Энрайт медиа» помогло тебе занять свое место под солнцем, а ты подозреваешь своего издателя в такой подлости. Не стыдно тебе, Дрейк? Или ты уже разучился доверять людям? – Кейт хлопнула себя по лбу. – Ах да, я и забыла, ты же никогда никому не верил. Наверное, приятно осознавать, что твое предположение оправдалось.

– Еще ничего не доказано, – отрезал Дрейк.

– Просто из интереса, Дрейк, почему ты не послал Маркусу начало книги?

– Черт, Кейтрин, забудь об этом!

– Что ж, спасибо. Но если ты думаешь, что Маркус представил меня тебе два года назад с далеко идущей целью, то ошибаешься.

В глазах Дрейка заплясали веселые чертики.

– Что ж, по крайней мере мы выяснили одну возможную причину твоего пребывания здесь. Скоро откроется правда.

– «Тебе не понравится правда!» – Цитата из фильма «Несколько хороших парней» сорвалась с губ Кейт прежде, чем она смогла подумать.

– По-моему, этот фильм еще слишком нов, чтобы считаться классикой, Кейт. Хоть там и снимался Джек Николсон. И он ведь ошибся, так?.. Люди принимают правду, какой бы она ни была. Они смиряются. Это жизнь…

– Некоторые слишком заняты отыскиванием скелетов в шкафу или подозреванием друзей во всех смертных грехах. Или, в твоем случае, рыжими в постели! – Кейт с трудом подавила слезы. Она вскочила и пошла в сторону своего бунгало.

– Мелисса внештатный редактор. – Кейт остановилась, но не оглянулась. Дрейк продолжал: – Она работала почти над всеми моими книгами. Почему ты думаешь, мои книги настолько хороши, когда попадают в «Энрайт»?

– Но разве не редакторский отдел занимается правкой? – удивилась Кейт, все же повернувшись.

– Ты же знаешь, я не люблю новых людей и не знаком с редакторами Маркуса. Кроме того, я не хотел еще раз испытать весь тот ужас, который мне довелось пережить, когда издавали мою первую книгу. У меня есть проблемы с правописанием, я никогда особо не учил грамматику в школе. Но это мои творения, и я хочу, чтобы они изменялись как можно меньше.

Ну конечно! В этом весь Дрейк. Он всегда должен выглядеть идеальным.

– Но ведь получается, Мелисса работает тайно.

– Да, – просто ответил Дрейк. – Последняя правка все равно остается за мной.

– А Маркус знает?

– В этом нет необходимости. Я отсылаю ему книгу, и это все, что он должен знать.

Кейт уставилась на него. Удивленная, шокированная. В голове роилась тысяча мыслей.

– Полагаю, теперь ты заключила, что Мелисса пишет книги под моим именем, да?

Кейт даже не думала об этом. Она знала, что Дрейк никогда не позволил бы себе такого.

– Вообще-то, я подсчитывала, сколько времени вы уже вместе.

– Мы не вместе, – возразил Дрейк. – Мелисса приехала отредактировать главы. На несколько дней. И все.

– Она называет тебя «дорогой», я слышала.

– Она всех так называет. – Дрейк стиснул зубы. – И я никогда не спал с ней.

– Однако она бы не отказалась.

– Многие женщины хотели бы переспать со мной, но это не значит, что я желаю того же.

– Почему же нет? Что тебя сдерживает?

– Ради бога, Кейт. Мелисса меня не интересует. И ей об этом известно. Мы работаем вместе, и все. Кстати, она замужем.

– В наше время это неважно.

– Для меня – важно.

– А что, если она разведется? – не унималась Кейт.

– Я не собираюсь спать с ней. Даже для того, чтобы потешить твою ревность.

– Я вовсе не ревную! – вспыхнула девушка.

– Ты совсем еще зеленая девчонка!

– У меня зеленый ассоциируется с ростом, гармонией и плодовитостью. – Она замолчала на полуслове и со вздохом бросилась к бунгало.

Через секунду ее фигура, облаченная в бикини, исчезла за дверью, оставляя Дрейка недоумевать, что же случилось. Щелчок дверного замка стал свидетельством того, что Кейт не хотела, чтобы он последовал за ней.

ГЛАВА ПЯТАЯ

Кейт все еще злилась на Дрейка несколько дней спустя, когда отправилась к бухте узнать, не хотят ли рыбаки продать немного свежей рыбы.

Но еще больше девушка злилась сама на себя, за свое дурацкое поведение. Она проделала весь этот путь, чтобы открыть Дрейку правду, а теперь трусливо прячется, избегая его. Кейт подолгу сидела дома за закрытыми дверями и плакала, иногда гуляла по пляжу, загорая на безлюдных участках, или ездила в горы полюбоваться природой.

Однажды, как всегда тайно прогуливаясь по Ойстер-Бич, девушка случайно встретилась с Мелиссой Джейсон. Кейт заглянула на овощную ярмарку, чтобы купить брокколи, свеклы и картофеля. Она уже расплатилась за покупки и вышла к дороге с пакетом в руках, как вдруг громкий сигнал заставил ее поднять голову.

– Привет, – поздоровалась Мелисса с водительского сиденья большого старомодного фургона. Женщина надела обтягивающее платье и ярко накрасилась, но теперь все, что видела Кейт, – это обручальное кольцо на безымянном пальце правой руки. – Подвезти тебя до дома?

– Нет, спасибо, – отказалась Кейт. – Мне в другую сторону. Прогуливаюсь, чтобы держаться в форме, – пояснила девушка поспешно.

– Уверена? – скептично пропела Мелисса.

Вряд ли кто-либо стал гулять с пакетом овощей под палящим солнцем. Логичней было бы сделать покупки по пути домой.

– Конечно.

Может, это попытка перемирия? – размышляла Кейт. Стоит ли сейчас извиниться за то, что я назвала ее шлюхой? Ведь, по словам Дрейка, выходило, что бедная женщина всего лишь пыталась оградить своего клиента от ненужных волнений, пусть и таким странным способом.

– Давай я хотя бы заберу овощи, а? Положу их к нам в холодильник, пока ты не вернешься.

Наш холодильник? Ну и дела!

– Нет, спасибо. Правда, все в порядке. Я не буду гулять слишком долго.

Несмотря на уверения Дрейка в том, что между ним и Мелиссой ничего нет, Кейт была уверена, что со стороны этой рыжей там кроется нечто большее, чем просто профессиональный интерес.

– Ну что ж, раз уж мне не удается уговорить тебя…

– Спасибо, что остановилась, – выдавила Кейт.

– Неужели? – рассмеялась Мелисса. – Могу поклясться, ты предпочла бы, чтобы я продолжала ехать, желательно – прямо в море.

– Эта мысль приходила мне в голову, – призналась девушка.

– Кстати, если тебе интересно, в тот день Дрейк явился домой в ужасном настроении. Он едва ли не силой пытался узнать, что мы наговорили друг другу.

– Ты рассказала ему?

– Ты что, шутишь? – на этот раз искренне рассмеялась Мелисса. – Да Дрейк дергается, как кот на раскаленной крыше. Он места себе не находит с тех пор, как ты приехала. Стонет, что не сможет ни слова написать, пока ты дышишь ему в затылок. А потом набрасывается на меня за то, что я посмела поговорить с тобой. Ну нет. От меня Дрейк не узнал ничего. Как и от тебя, я полагаю. По крайней мере ты сказала ровно столько, чтобы заставить его помариноваться. Когда Дрейк будет готов, он отлично пойдет с твоей брокколи.

Проклятье! – мысленно выругалась Кейт, когда машина увезла Мелиссу в сторону дома. Я хочу ненавидеть ее, но не могу.

Это все Дрейк виноват. Если бы он не столкнул их лбами, Кейт с Мелиссой могли бы даже подружиться. Конечно же, Дрейк этого не желает. Ведь тогда встретились бы две стороны его жизни…

Есть еще одна причина не трогать Мелиссу, напомнила себе девушка. Та хорошо делает свою работу, пусть и тайно. Если Дрейк уволит ее, он без труда найдет себе новую любовницу, а вот хорошие редакторы на дороге не валяются.

Хватит думать об этом, приказала себе Кейт. Лучше подумай, что делать с трехногой собакой, которая теперь появлялась будто из ниоткуда, стоило девушке выйти из дома. Или о крысах, которые своим шорохом не дают покоя ни днем, ни ночью. Кейт нашла под лавкой в кухне мышеловку. В ней все еще лежал засохший кусок сыра, но вытащить его девушка побоялась. Кроме того, судя по звукам, нежеланный гость – вовсе не маленькая домашняя мышка.

Кейт даже подумывала попросить Дрейка поймать загадочную крысу. Это было бы отличной возможностью помириться и, возможно, наконец поговорить с ним искренне, расставив все точки над і.

Спустившись к бухте, Кейт забыла о крысах.

Ее осенила другая мысль. Говорят, что путь к сердцу мужчины лежит через желудок. А судя по тому, что девушка читала, Ойстер-Бич был знаменит не только разнообразием рыбы и устриц, но и большими, сочными мидиями.

Дрейк обожает мидии!

Он всегда признавался, что не умеет готовить. Так как в Ойстер-Бич нет ресторанов, где Дрейк мог бы полакомиться своим любимым блюдом, Кейт приготовила бы мидии для него, чтобы создать нужную для разговора атмосферу. Если из вежливости придется пригласить и Мелиссу… пусть будет так. Все-таки именно благодаря этой женщине Кейт узнала о Дрейке много нового. О том, как он работает, о проблемах, которые мешают ему. Пусть Дрейк и не будет участвовать в жизни и воспитании малыша, но все же наследственность оказывает существенное влияние на ребенка.

Кейт вернулась в бунгало с пакетом свежих мидий, очищенных вежливым рыбаком. Девушка вспомнила, что ей понадобятся грибы для блюда, которое она хотела приготовить. Придется съездить в магазин или на ярмарку, решила она, села в машину и торопливо нажала на газ. Мотор взревел, машина начала движение, и тут прямо под колеса выскочил трехногий пес. Кейт ударила по тормозам, но было уже поздно. Послышался жалобный визг.

Кейт выскочила из машины и подбежала к собаке, беспомощно лежащей под бампером. Хорошо еще, что не под колесом, заключила девушка. Она отогнала автомобиль подальше от несчастного животного.

Кейт склонилась над собакой. К счастью, та дышала, обрубок лапы подрагивал, на хвосте застыло что-то, похожее на кровь.

– О боже, – простонала девушка виновато, поглаживая спутанную шерсть. – Все хорошо. Ты поправишься. Я отвезу тебя к ветеринару… он тебя вылечит…

Кейт знала, что самой ей ни за что не втащить тяжелого пса в свою машину. Пообещав собаке скоро вернуться, девушка бросилась к дому Дрейка и неистово заколотила по двери. Кажется, он не открывал целую вечность. Когда мужчина наконец-то возник на пороге, Кейт затараторила:

– Я сбила собаку. Возможно, она ранена, но я не уверена. Она лежит там и скулит, а я понятия не имею, ни чья она, ни что мне теперь делать. Здесь есть ветеринарная клиника, чтобы пса мог осмотреть врач? – Не дожидаясь ответа, Кейт побежала обратно к своему бунгало, не собираясь оставлять животное в одиночестве надолго. Если собака умрет, то хотя бы рядом с ней будет она.

Дрейк догнал ее возле гаража.

– Это моя вина, мне следовало внимательнее смотреть вперед, – сокрушалась Кейт. – Она выскочила на дорогу прямо перед машиной, когда я выезжала. Слава богу, это не ребенок! Кажется, я ехала не слишком быстро, но она могла попасть под колесо…

– Он, – вставил Дрейк, прервав ее излияния.

– Что?

– Он, а не она. Это мальчик, – пояснил Дрейк, ощупывая пса.

– О, я не заметила, он такой лохматый. Он появился возле моего дома в тот день, когда я только приехала сюда, но не понимаю, откуда он прибегает. Думаешь, с ним все будет в порядке?

– Не знаю. Кажется, ничего не сломано. Но чем скорее мы отвезем его к ветеринару, тем лучше. Вдруг у него внутреннее кровотечение? За тридцать километров отсюда есть ветеринарная клиника. Рядом с Витиангой.

Кровотечение? Внутри Кейт все сжалось. Дрейк продолжал:

– Единственное повреждение, которое я вижу, здесь. – Мужчина поднял лапу пса, из которой сочилась кровь.

У Кейт все поплыло перед глазами. Она отвернулась. Ее стошнило прямо на траву.

– Прости… это от шока, – промямлила девушка, вытирая рот платком.

– Ты не ударилась? – забеспокоился Дрейк. – Это может быть сотрясение мозга.

– Нет, я же была пристегнута. И ехала не так быстро…

Кейт никогда не видела Дрейка таким взволнованным. Она инстинктивно приложила руку к животу, где зародилась новая жизнь, ради которой ей следовало больше думать об осторожности.

Мужчина тем временем поднял пса. Как и подозревала Кейт, тот оказался тяжелее, чем выглядел. Мускулы Дрейка напряглись. Кейт поспешила открыть заднюю дверцу машины, но Дрейк неожиданно направился в другую сторону.

– Куда ты собрался? – крикнула девушка, едва не упав, когда кинулась следом за ним.

– В твою машину это животное явно не поместится. У меня есть фургон, где псу будет намного удобнее. Возьми у Мелиссы ключи от машины и скажи, чтобы она позвонила ветеринару. Номер записан в ежедневнике на столе. Красными чернилами.

К тому времени, как запыхавшаяся Кейт вернулась к машине, Дрейк уже уложил пса на заднее сиденье. Он взял у девушки ключи и сел за руль.

– Подожди! – остановила его Кейт, устраиваясь рядом с собакой.

– Тебе нет необходимости ехать со мной. Я знаю, что делать.

– Ну конечно же я должна поехать. Я ведь ранила его и несу за него ответственность. Нельзя перекладывать свои обязанности на плечи других людей!

– Никто не обвиняет тебя в этом. Ты помогла псу, как могла. – Дрейк выругался. – Проклятье, у меня нет времени на споры…

– Так перестань спорить и поехали, – скомандовала Кейт, пристегиваясь. – Ты должен следить за дорогой, а если что-нибудь случится? Бедняжке плохо. Он может запаниковать и причинить себе еще больше вреда. Может, он никогда еще не ездил в машине. Кто-то должен быть рядом, чтобы утешать тебя, да, малыш?

Пес лежал на боку, его теплое прерывистое дыхание обдавало ноги Кейт, сидящей рядом. Она почесала собаку за ухом, убрала шерсть с глаза. У пса был такой печальный вид, что девушка почувствовала себя еще более виноватой.

– Ой! Он меня лизнул. Думаешь, это хороший знак? – с надеждой спросила Кейт.

– Если тебя лизнуть, обязательно случится что-нибудь хорошее, – усмехнулся Дрейк.

– Как ты можешь отпускать подобные шуточки в такой момент? – огрызнулась она.

– Я просто пытаюсь отвлечь тебя от мрачных мыслей. Вот и все. Юмор – очень действенный способ расслабиться.

Кейт украдкой глядела на руки Дрейка. Он был напряжен, стараясь быстро, но осторожно довезти своих пассажиров до пункта назначения по узкой извилистой дороге.

Девушка ощутила движение у своих бедер. Это собака пыталась положить тяжелую голову ей на колени, как будто говоря, что прощает ее. Кейт подвинулась, чтобы успокоить животное.

– Интересно, кто его хозяин? Ты не знаешь? – обратилась Кейт к Дрейку. – Трехногий пес… наверное, он известен во всей округе…

– Если он бездомный…

– Он не бездомный! – перебила девушка. – Правда, дружище? – Она потрепала собаку по загривку. – У него есть ошейник, но каждый раз, когда я склонялась к нему, чтобы взглянуть на табличку, он не давал мне этого сделать. У него есть хозяин. Правда, нерадивый. Очевидно, его и кормят плохо, он всегда попрошайничает…

– Если ты наклоняешься над его миской в том бикини, я понимаю пса.

– Дрейк! Я серьезно. Он такой голодный все время.

– Он же может быть заразным, наверняка бегает по помойкам.

– Не говори так; он услышит! – Кейт приложила ладони к ушам пса. – Если его плохо кормят, ему наверняка ничего другого не остается. Он же не может охотиться на трех лапах.

– Кажется, эта собака покорила твое доброе сердце.

– Он такой несуразный. Посмотри на его шерсть. Кажется, его давно не расчесывали.

– Возможно, в его шерсти всякая дрянь застряла.

– Расстреливать надо таких хозяев. Сомневаюсь, что бедняжку стригли хоть раз.

– Я думал, ты не сторонница жестоких расправ.

– Мы ведь в ответе за тех, кого приручили.

– Этот пес больше похож на беспризорника, чем на чьего-то питомца.

– Это не его вина. За ним нужно было присматривать, а не отпускать бегать где попало.

– Может, ему это нравится?

Кейт стиснула зубы. Как она могла влюбиться в такого бессердечного человека? И как она умудрилась зачать от него ребенка?

– Но это опасно…

– Здесь не город. Риск минимален. Поэтому люди и не держат животных взаперти.

– Но ведь его могли бы привязать где-нибудь во дворе…

– Ради бога, Кейт, будь же реалисткой! – Дрейк взглянул на нее в зеркало заднего вида. – Эта собака ни за что не даст себя привязать. Попробовала бы ты сотворить с ним нечто подобное. Да пес изувечит себя, пытаясь освободиться, но не будет спокойно сидеть в будке.

Кейт прекратила гладить пса. Внезапная догадка вспыхнула у нее в голове.

– Это твоя собака!

– Он бездомный.

Все сложилось в единую картину. Спокойствие Дрейка, его реплики, телефон ветеринара в ежедневнике.

– Может, он и был бездомным, но сейчас принадлежит тебе, так ведь?

– Никто не хотел забирать такую ужасную псину. – Дрейк пожал плечами. – Его бы просто пристрелили.

– Только потому, что у него три лапы?

– У него их было четыре, когда пес впервые пришел к дверям моего дома. Он потерял лапу в бою с собачьей сворой, а я помог ему. Конечно, отсутствие лапы не прибавило ему привлекательности среди любителей собак. Все они хотели милого песика, от которого был бы толк.

– Когда ты усыновил его?

– Я никого не усыновлял, – возразил Дрейк, как будто Кейт только что обвинила его в смертном грехе. – Ветеринар сказал, что его били, когда он был щенком. У меня никогда не было домашних животных, но я решил позволить этому псу приходить ко мне, пока я не найду решение, которое не предполагало бы летального исхода. Это было пять лет назад, сразу после того, как я построил здесь дом. К несчастью, хозяева собаки не объявились, а приютов здесь нет. Вот я и кормлю его, когда он появляется.

– А как же он живет, когда тебя нет?

– Я оставляю его у ветеринара или плачу местным жителям, чтобы они приносили для него еду.

– И он не тоскует?

– Нет. Он дружелюбный, но не любит, если кто-то или что-то ограничивает его свободу. Большую часть времени он бегает по окрестностям, наслаждаясь жизнью.

Наверное, Дрейк и себя имеет в виду, заключила Кейт, поражаясь внезапной схожести их характеров. Оба – с тайной. Кейт много раз пыталась расспросить Дрейка о его семье, юности и детстве, но он всегда замолкал или менял тему. Девушка знала лишь некоторые детали, как, например, то, что в подростковом возрасте Дрейк потерял мать, а с отцом не общался. Кейт подозревала, что мальчика били, но так и не рискнула спросить об этом.

Однако один вопрос сейчас требовал ответа.

– Как его зовут?

– У него не было паспорта.

– Но ты же должен был дать ему какое-то имя…

– Он не отзывается ни на одну кличку, так что я решил, в этом нет смысла.

– Давай попробуем. – Кейт заметила, что Дрейк расслабился и чувствует себя намного спокойнее. – Может быть, – она притворилась, что думает, – Рампельстикен? – (Дрейк слегка улыбнулся.) – Нет? Как насчет Бродяги? Очень подходит к его характеру. (Ни мужчина, ни пес не отозвались.) – Спот? Снупи? Монморенси де Ваверлей?

– Принц.

– Принц, – повторила Кейт.

Девушка едва сдержала слезы. Сначала она подумала, что Дрейк насмехается над ней, но по выражению его лица поняла, что он искренен. Это был выбор мальчишки для своего первого пса. Дрейк назвал этого лохматого несуразного полукровку Принцем.

Кейт опустила глаза. Дрейк Дениэлс мог сколько угодно говорить, что ему не нужны корни и обязательства, но существование этой собаки доказывало обратное. Где-то в глубине души писатель-одиночка хотел остепениться и найти стабильность. Он декларировал нелюбовь, но мог любить и любил.

А если одна любовь уже поселилась в его сердце, почему не может зародиться и другая? Иная любовь. Любовь к женщине. И к ребенку.

– Мне очень жаль, что я поранила Принца, – тихо пробормотала Кейт. Интересно, смог бы Дрейк простить ее, если бы Принц умер? – Мне нужно было быть осторожнее.

– Ему тоже. Он обожает бросаться на машины. И его уже сбивали раньше. Это случайность, Кейт.

– Надеюсь, с ним все в порядке.

– Сейчас узнаем. Клиника уже рядом.

Скоро им навстречу вышел ветеринар. Высокий худой мужчина, примерно одного с Дрейком возраста. На его лице застыло обеспокоенное выражение.

– Тебе повезло, что я еще не уехал в город, Дрейк. – Мужчины пожали друг другу руки. – В какую историю на этот раз вляпался Принц?

– Это не он. Это я виновата… – начала Кейт но Дрейк и ветеринар уже вытаскивали пса из машины, не обращая внимания на ее расплывчатые объяснения.

– Отнесем его сразу в операционную, на случай, если потребуется хирургическое вмешательство.

– О, я заплачу. Не думайте о цене, сделайте все возможное, – затараторила Кейт.

– Не смеши меня, – прервал ее Дрейк. – Я могу позволить себе любое лечение, какое будет необходимо. Просто пришли мне счет, Кен.

– Но…

– Ради бога, Кейт, прекрати делать из этого драму. Мне не нужны твои деньги! – хмыкнул мужчина, открывая дверь клиники.

Кейт прошла внутрь. От резкого запаха лекарств закружилась голова. Ей пришлось прислониться к стене, чтобы не упасть.

– С вами все в порядке? – поинтересовался ветеринар, взглянув на бледное лицо девушки.

Она уставилась на бейдж с именем. «Кен Картрайт» было выгравировано на табличке. А может, и не так, буквы плыли перед глазами.

– Просто немного закружилась голова.

– Ее стошнило недавно.

Кен с любопытством оглядел девушку. Господи, взмолилась она, только бы он ничего не знал о признаках беременности.

– Может быть, присядете? – предложил врач. – Кристи! – позвал он секретаря. – Принесите стакан воды для Кейт, а мы с Дрейком пока осмотрим Принца.

– О, не стоит, я в порядке, – пробормотала девушка, но Кен уже исчез за дверью операционной, тогда как Дрейк задержался.

– Уверена, что все хорошо? Тебя не тошнит?

– Иди, – махнула рукой Кейт. – Принцу ты сейчас нужен больше, чем мне. Иди и узнай, что с твоим псом. – Дрейк все еще сомневался, и тогда она толкнула его. – Ну иди же, ради бога! Все равно мне нужно в туалет, так что тебе нет необходимости торчать здесь. Иди!

Отпустив его к любимому существу, Кейт выпила стакан воды и отправилась в туалет. Там она дала волю всю дорогу подступавшим к глазам слезам. А с календаря на двери на нее смотрели шесть толстых хомяков…

ГЛАВА ШЕСТАЯ

Казалось, прошла целая вечность, а может, и не больше двадцати минут, прежде чем Дрейк вышел из операционной.

Кейт хватило одного взгляда на его полуопущенные плечи, поджатые губы и мрачное выражение лица, чтобы понять, как ему тяжело. Сердце девушки дрогнуло.

Кен Картрайт шел рядом с другом, положив руку ему на плечо в знак поддержки. Он казался более спокойным, чем Дрейк. Наверное, потому, что такие случаи были нередкими в его практике.

– Я сделал все, что мог, – объявил врач. – Полагаю, вам лучше всего отвезти этого парня домой и налить ему стаканчик виски.

Неужели Кен думает, что алкоголь – лучший способ позабыть о горе?

– О, Дрейк… – сочувствующе произнесла девушка. – Мне так жаль. Такой красивый пес! – Кейт разразилась слезами и, подойдя к Дрейку, обняла его, прижавшись мокрой щекой к его груди.

Дрейк держал ее в своих объятиях. Сильные руки согревали и волновали так сильно, что Кейт едва не пропустила следующую фразу ветеринара мимо ушей:

– Красивый? Эта девушка точно говорит не о Принце. Он мог бы выиграть первый приз среди самых уродливых собак города!

Кейт застыла, не веря тому, что слышит. Она ощущала, как под ее щекой грудь Дрейка вздымается и опускается все чаще. Неужели он… плачет?

Девушка повернулась к Кену Картрайту, смерив его злым взглядом.

– И вы называете себя ветеринаром? Как можно говорить такое человеку, который только что потерял свою собаку?

– Принц потерялся? Это что, слезы облегчения? – Кен кивнул Дрейку. – Тебе повезло, дружище!

– Да вас нужно отправить в… в… – Кейт не могла найти слов, чтобы выразить свое возмущение.

– Туда, где люди наказывают ветеринаров за плохое чувство юмора? – предположил Кен. – Прости, Кейт. Но кажется, Дрейк не избавится от этого уродца в ближайшем будущем.

– Принц жив? – Девушка подняла заплаканные глаза на Дрейка.

– Более чем. Он прекрасно себя чувствует. – Улыбка на лице Дрейка была даже шире, чем у Кена.

– Это правда? – Кейт взглянула на ветеринара.

– Правдивей некуда.

Девушка поспешно отстранилась от Дрейка, утирая слезы.

– Но я видела кровь…

– Принц немного ободрал себе нос, вот и все.

– Но я почувствовала, что наехала на него…

– У Принца нет ни одного перелома или даже ушиба. Ты уверена, что не наехала на что-нибудь другое?

– Нет… хотя на дороге было несколько крупных камней, – засомневалась Кейт. – Но Принц лежал под машиной и скулил…

– Наверняка чувствуя себя голливудской звездой, получающей «Оскара». Помимо всего прочего, этот пес обожает внимание, особенно со стороны аппетитных женщин.

– Он всю дорогу провел, положив голову ей на колени, – вставил Дрейк.

– Счастливчик! – поддразнил Кен, заставив Кейт покраснеть.

– Ты знал, что я подумала, что Принц умер! И ты смеялся надо мной! – воскликнула Кейт, толкнув Дрейка в грудь.

– Не над тобой, дорогая, а вместе с тобой, – запротестовал мужчина.

– Ты бесчувственная скотина! – Девушка провела ладонями по щекам, чтобы убедиться, что слез больше нет. – Ты и этот… этот… гадкий пес стоите друг друга. Могу поклясться, он тоже смеялся надо мной.

– Она всегда такая непостоянная? – вмешался Кен.

Дрейк взглянул на Кейт как-то странно. Девушка напряглась, чувствуя – он ответит что-нибудь колкое, чтобы поддеть ее.

– Неуверен, – произнес мужчина медленно. – Ее очень трудно понять.

– Это меня-то! – выдохнула Кейт и замолчала, не в силах подобрать нужные слова.

– Не думаю, что он занес себе инфекцию, – вставил ветеринар, как только появилась возможность. – Но все же лучше перестраховаться. На всякий случай. Иди за Принцем, Дрейк, а я пока принесу мазь. – Кен улыбнулся Кейт. – Приятно было познакомиться. Пусть и при таких обстоятельствах. В холле есть журналы, почитай пока. Надеюсь, это не испортило ваш отпуск?

Кен откровенно выпытывал информацию, и Кейт, не обращая внимания на Дрейка, поспешила сообщить ему обо всем:

– О, мы с Дрейком приехали не вместе. Я снимаю бунгало в Ойстер-Бич…

– По соседству с моим домом, – добавил Дрейк, но Кен не обратил на него ни малейшего внимания.

– Неужели? – Кен снова заговорил с Кейт. – А ты уже успела покататься на катамаране?

– Нет, – отрезал Дрейк. – У нее морская болезнь. Ее недавно стошнило. Ну что, ты собираешься принести ту мазь? Пошли.

– Ммм… он выглядит неважно. – Кен обозрел своего следующего пациента, сидящего на руках у старика-хозяина.

– Ты жди здесь, – скомандовал Дрейк, когда Кейт собралась пойти с Кеном.

– Да, присядь, девочка, присядь, – тем же тоном произнес Кен, указывая на стулья вдоль стены.

Кристи говорила по телефону, когда Кейт подошла к справочной, решив расспросить ассистентку о крысах. Но та пустилась в спор о счете.

Тогда Кейт начала изучать разные плакаты на стенах.

Она остановилась у плаката с какими-то странными овцами, когда глубокий баритон произнес:

– Бунтующие маленькие дьяволята, правда?

В овечьих шкурках. Забавно!

Кейт повернулась. На нее с бледного, но какого-то особенного лица смотрели зеленые глаза. Рыжие волосы напомнили о женщине, которая причинила ей столько неудобства. Но не прошло и минуты, как она вспомнила эту природную сексуальность покрытых легкой щетиной щек, влажных губ, ленивого оценивающего взгляда и крепкого тела, облаченного в черную рубашку и такие же джинсы. На вид незнакомцу было лет тридцать, но его глаза говорили о том, что он намного старше.

– О, трудно сказать, – отозвалась Кейт, стараясь ничем не выдать того, что узнала этого человека. – Не стану с вами спорить.

– Ну что ж, хорошо, – мужчина подарил ей свою знаменитую улыбку. В его глазах плясали веселые чертики. – Теперь, когда нам обоим ясно, что вы узнали меня, – произнес Стив Марлоу, бывший солист рок-группы, а ныне известный композитор, пишущий музыку к фильмам в Новой Зеландии и Голливуде, – я хочу услышать и ваше имя.

– Кейт.

– Скажи-ка, Кейт, – он скрестил ноги, – ты часто здесь бываешь?..

– Только в сезон выпаса овечек.

Стив рассмеялся. Тряхнув головой, он оглядел уже пустой холл.

– Ты ждешь, когда можно будет забрать твоего питомца?

– Я здесь с другом.

– Как и я. У моего племянника заболел кролик. – Мужчина оперся рукой о стену и приблизился почти вплотную к Кейт. – Тебе когда-нибудь говорили, какие у тебя волшебные глаза?

– Да. Я говорил. – Дрейк мгновенно оказался рядом с Кейт и увлек ее за собой. Принц путался под ногами, толкнув Стива Марлоу в бедро.

– Черт! – выругался мужчина. – Вы что, не можете контролировать вашу проклятую собаку?

– Но Принц все сделал правильно. Он приучен нападать на уставших, старых, бесталанных бывших звезд, которые увиваются за молодыми девушками, отчаянно пытаясь воскресить дни былой славы!

– Не могу поверить, что ты сказал такое Стиву Марлоу, – заявила Кейт, уже сидя в машине. – Ты же оскорбил кумира миллионов. Странно, что он не врезал тебе, как тому музыкальному критику за кулисами на церемонии вручения «Оскара».

– Ему надо для начала подкачать мускулы на тощих руках. – Дрейк завел мотор как раз когда Стив вышел из клиники с клеткой в руках.

Он поднял клетку, показывая Кейт белого кролика.

– Эй, Дрейк, – неожиданно позвал Марлоу, – ты участвуешь в нашей обычной пятничной игре на бильярде?

– С чего это мне отказываться?

Стив кивнул в сторону Кейт.

– Не знаю… просто мы с Кеном подумали, что у тебя могут найтись дела поинтересней…

– Вы с Кеном – два старых сплетника! – гоготнул Дрейк. – Я буду в пятницу. Готовьтесь к поражению… как всегда.

– А как насчет Кейт-Поцелуй-Меня с сексуальными серебристыми глазками. Она тоже придет?

– Она не играет! – крикнул Дрейк, закрывая окно автомобиля.

– Она могла бы приносить нам пиво! – Сзади раздался знаменитый смех с хрипотцой.

Дрейк снова открыл окно, но только чтобы показать Марлоу средний палец.

– Фу, как неприлично, – поморщилась Кейт.

– Он первый начал.

И точно, в зеркале заднего обзора Кейт увидела, как знаменитый композитор стоит, подняв руку с вытянутым средним пальцем.

– Он выглядит, как на обложке своего последнего альбома.

– Позер! – хмыкнул Дрейк.

– Не знала, что вы дружите.

– Мы знакомы с детства. Несколько лет назад снова встретились, с тех пор и стараемся не теряться.

– Бог мой, оказывается, Ойстер-Бич просто кладезь знаменитостей!

– О, не надейся наткнуться на Стива на пляже. Он, как вампир, сгорает на солнце. Семейство Марлоу владеет домом неподалеку от долины. Стив время от времени наведывается туда между турами по Англии и Штатам.

– Полагаю, то, что он защищает свою кожу от солнца, и делает его таким молодым, – поддела Дрейка Кейт, не удержавшись.

– Скорее, у Стива на чердаке спрятан портрет, стареющий за него!

– А мне он показался очень милым.

– Милым? Да он же просто демон во плоти! Стив опасен. Держись от него подальше.

Как будто у Кейт был выбор! Она прекрасно знала, что Стив Марлоу не заинтересовался ею. Это приезд друга порадовал его.

– Но ведь совершенно очевидно, что он изменился с тех пор, как пел в той группе…

– И все же он попробовал все… татуировки, пирсинг, секс, наркотики… Кто знает, что взбредет ему в голову? На отдыхе можно делать, что душе угодно. Стив не тот человек, с которым тебе стоит общаться, Кейт.

– Я думала, он тебе нравится. Мне показалось, вы друзья?

– Да. Но это не значит, что я позволил бы ему встречаться с моей сестрой.

– У тебя есть сестра?

– У меня нет семьи, – отрезал Дрейк. – Я использовал это слово метафорически. Мы говорим о тебе.

– Значит, ты испытываешь ко мне братские чувства?

– Конечно, нет. Ты поняла, что я имею в виду. Ты слишком хороша для него.

– То есть я просто ангел? Хорошая-прехорошая, да? – Кейт опустила стекло, чтобы охладить вспыхнувшие щеки. Он прав. Самое плохое, что она сделала в своей жизни, – это закрутила роман с Дрейком. Конечно, незаконнорожденный ребенок навсегда разрушит имидж ангела! – Мне все равно никогда не нравилась музыка Стива. Я не сторонница хард-рока…

– Да, и хорошо, что у него достаточно фанатичек, готовых оказаться с ним в одной постели. Стиву не нужна еще одна.

– Я не такая.

– Нет? Тогда что это ты делала? Ты ведь раньше не замечала других мужчин, когда я был рядом. И вдруг начала флиртовать со всеми подряд. Сначала с Кеном, потом со Стивом…

– Флиртовать? Я всего лишь говорила с двумя мужчинами, с которыми только что познакомилась. Если уж кто и флиртовал, так это твои друзья. И только затем, чтобы позлить тебя. Ты так ревновал, что даже не видел…

– Ревновал?! – взревел Дрейк, резко остановив машину на обочине. – Это говоришь мне ты?

– Ах, так?! Понятно. Значит, ты можешь обвинять меня в ревности к женщине, которую специально выставлял напоказ, но как только мы поменялись местами, все изменилось, да?

– Не смей никогда обвинять меня в ревности!

– Почему же? Это не ругательство.

– Для меня – да.

– Но в чем дело?

В пылу спора они не заметили, как Принц заскулил на заднем сиденье.

– Я не из таких, – прошипел Дрейк сквозь зубы.

– Каких? – Он промолчал, и тогда Кейт добавила: – Немного ревности присутствует во всех нормальных отношениях.

– Но не в ненормальных. Тогда ревность может быть опасна для обоих. Она будет съедать тебя изнутри и разрушит все.

– Что ты имеешь в виду под ненормальными отношениями? То, что между нами?

– Конечно, нет! – отрезал Дрейк. – Мы знаем, как контролировать чувства. И не позволим им быть хозяевами. В этом мы похожи.

– А что, если я не хочу больше ничего контролировать? Что, если мои желания изменились?

– Так вот в чем дело, Кейт? Жизнь без меня стала скучна и бесцветна? Не можешь найти удовлетворение? Недостаток секса беспокоит тебя… и ты приезжаешь сюда, чтобы все вернуть?

Дрейк склонился к ней и, отстегнув ее ремень безопасности, притянул девушку к себе.

– Что ж, я верну тебе это!

Его горячие губы закрыли ее рот. Он обвел языком ее пухлые губки, проникая глубже, лаская и дразня, целуя Кейт со всей страстью.

Дрейк оторвался от ее губ, поцеловал шею и прикусил мочку уха.

Кейт задрожала, откинув голову назад. Едва слышный вздох слетел с ее губ. Дрейк рассмеялся.

– О да, тебе это нравится, правда? Я знаю все, что заводит тебя. – Он провел языком по шее девушки. – Тебе нравится то, что я делаю. И я могу дать тебе все, что ты захочешь…

Его рука скользнула вниз по спине Кейт, а второй он дотронулся до ее груди, которая тут же отозвалась на его прикосновение.

– Кстати, я знаю, что когда я делаю так… – Дрейк слегка надавил большим пальцем на один из дрожащих от возбуждения сосков, – ты вспоминаешь, каково это – твой розовый бутончик у меня во рту, я играю с ним и ласкаю его. И ты готова шептать мое имя и молить меня заняться с тобой любовью, как раньше…

Кейт сжала бедра в попытке подавить предательскую дрожь внизу живота. Но в плену его рук желание, вспыхнувшее в ней, становилось все более нестерпимым.

– Дрейк! – Его имя слетело с губ Кейт, ее руки проникли под его футболку.

– Да, детка, это я, – прошептал он, заглядывая в горящие от страсти серебристо-голубые глаза девушки, тающей в его объятиях. – Кто же еще? Кто еще знает, как заставить тебя забыть обо всем так быстро, так естественно? С другими мужчинами ты можешь быть холодной и неприступной, но только не со мной. Никогда…

Дрейк знал это и еще сильнее жаждал обладать ею. Что-то дикое и необузданное овладевало им всякий раз, когда Кейт оказывалась рядом. Может, это и унизительно, и эгоистично, но Дрейк хотел, чтобы она принадлежала только ему.

С его губ сорвался хриплый стон. Кейт почти лежала у него на коленях.

Он расстегнул пуговички ее блузки и быстро справился с застежкой кружевного бюстгальтера.

Как только ее грудь оказалась перед его взглядом, их прервал громкий звук автомобильного клаксона.

Кейт резко обернулась, заметив черную машину Стива Марлоу, неожиданно появившуюся из-за угла и промчавшуюся мимо.

– О боже! – воскликнула девушка, оттолкнув Дрейка и поспешно застегивая бюстгальтер.

– Он нас заметил, могу поклясться! – с удовлетворением хмыкнул Дрейк.

– Ты знал, что он поедет этой дорогой? – с подозрением спросила Кейт.

– Поворот к долине чуть дальше. Я не планировал этого, если тебе вдруг так показалось.

– Я тебе этого не прошу.

– Но я правда ничего не мог предвидеть. Хотя и рад, что Стив видел нас. Соперничество. Давай я помогу… – Его руки скользнули под ее блузку. Дрейк одним движением поправил застежку. – Ну вот. Может быть, переместимся на заднее сиденье? – промурлыкал он.

Кейт виновато потупилась, ища благовидный предлог для отказа. И нашла его.

– Там Принц.

Услышав свою кличку, пес поднял голову, издав оглушительное «гав».

– Там полно места. Он мог бы подвинуться или сесть на переднее сиденье и смотреть…

– Я так не думаю. – Под его проницательным взглядом девушка зарделась. – Для него это может стать травмой на всю жизнь.

– Для меня тоже, если ты не согласишься. – Дрейк повернулся так, чтобы она увидела всю силу его возбуждения.

Джинсы стали ему явно малы. По крайней мере в некоторых местах.

– Помнится, тебе не нравилось заниматься любовью там, где тебя могут увидеть. Но ты сама сказала, что твои желания изменились. Теперь вижу, это были просто слова. И никаких действий. – Дрейк завел мотор, чтобы выехать обратно на дорогу.

Он хочет уговорить ее заняться с ним сексом? Что ж, поиграем!

Кейт перестала искать застежку ремня безопасности. Она придвинулась к Дрейку и поцеловала его. Неожиданно, неистово, неповторимо! Одновременно ее рука опустилась на его джинсы. Девушка знала, чего он жаждет. Дрейк ждал, что она расстегнет молнию. Но вместо этого Кейт ослабила давление, лишь слегка коснувшись его живота кончиками пальцев.

Дрейк простонал, когда Кейт жестоко прервала поцелуй.

– Я хочу сама диктовать правила, – промурлыкала она. – И сейчас предпочитаю поехать домой и поесть бутербродов с сыром и огурчиками на ланч. Так что вперед, водитель! – Кейт в последний раз коснулась его возбужденного зверя в джинсах, когда мимо проехала еще одна машина.

Это был высокий фургон с табличкой «Ветеринарная помощь. Кен Картрайт». Кейт пристегнулась и сложила руки на коленях.

– Ты красная, как свекла, – заявил Дрейк.

Еще бы! Кейт могла себе представить.

– Его фургон такой высокий… думаешь, он видел, что я делала? – не удержалась от вопроса девушка.

Дрейк так громко рассмеялся, что всю дорогу до Ойстер-Бич Кейт не проронила больше ни слова. Трудно будет притворяться холодной и безразличной, когда тебя застали с рукой на мужских штанах.

Даже Принц, казалось, смеялся над ней. Пес выскочил из машины, как только Дрейк открыл дверцу, и умчался вдаль, будто вернулся с курорта, а вовсе не из клиники.

– Надеюсь, я не слишком отвлекла вас с Мелиссой от работы, забрав тебя так надолго, – извинилась Кейт, прежде чем ретироваться домой.

Девушка сделала себе бутерброд и только потом вспомнила, что оставила пакет с мидиями на переднем сиденье своей машины.

Она забрала мидии и положила их на нижнюю полку холодильника. Однако, рассудив, что они могли испортиться, так как долго находились на солнце, Кейт снова достала их и понюхала. Кажется, ничего страшного не произошло, однако глупо было бы рисковать и есть даже чуть испорченные морепродукты, тем более в положении Кейт. Она завернула мидии в газету и выбросила. Раздался стук в дверь.

На пороге стоял Дрейк. Он пригласил ее на обед, предупредив, что в роли повара выступал не сам.

– Мелисса хочет приготовить мидии. Она всегда готовит, когда приезжает. Говорит, это единственный шанс вкусно поесть.

– Не думаю, что я… – засомневалась Кейт.

– Это прощальный обед. Мелисса уезжает завтра.

Простота, с которой Дрейк произнес эти слова, подкупала. Значит, Мелисса возвращается к мужу, а Дрейк… А что же Дрейк? Уедет следом? Или останется?

– Она очень хочет, чтобы ты пришла. – Он спустился на пару ступенек. – И я тоже.

– Две женщины твоей жизни за одним столом? – Кейт последовала за ним.

– Конечно, – с улыбкой признал Дрейк.

– Или у тебя еще есть женщины, которых следует пригласить?

– Мы можем позвать твою маму. Она уж точно подходит под определение важной женщины в моей жизни. Ведь она подарила миру тебя.

Дрейк пару раз встречался с Джейн Кроуфорд. К удовольствию Кейт, оба сразу невзлюбили друг друга. Дрейку не нравилась авторитарность и практически мужская логика матери Кейт, а та терпеть не могла уверенных в себе мужчин, имеющих на все свое мнение, которое редко можно было оспорить. Но если бы Дрейк понравился матери, Кейт вряд ли влюбилась бы в него.

– Нет, спасибо. Хотя мне жаль, что у меня нет шанса пригласить на обед женщину, подарившую миру тебя. Это было бы интереснее.

– Нет. – Его рот скривился в гримасе. – Ты ошибаешься.

– Возможно, – вздохнула девушка, взглянув на яхту, рассекающую морские волны.

– У нее была только одна тема для разговора.

– И какая же? – осторожно спросила Кейт, ожидая, что Дрейк, как всегда, уйдет от ответа.

– Ее муж, – неожиданно ответил он. – Он для нее – все в мире. В буквальном смысле. Даже после того, как променял ее на другую женщину, когда мне было шесть лет. Ушел от нее. Бросил, развелся, переехал в другую страну, чтобы жениться, и больше никогда не пытался связаться с нами. Она все равно верила, что однажды он вернется. Мама настолько любила мужа, что после его ухода пыталась утопить свою боль в наркотиках. Когда я был подростком, она покончила с собой. Не потому, что хотела умереть. Мама, судя по предсмертной записке, решила доказать ему, как сильна ее любовь. Показать, что не может жить без него.

– Прости, – прошептала Кейт, борясь с желанием засыпать его вопросами. – Я и подумать не могла.

– Не многим это известно. К счастью, я сменил фамилию, как только достиг совершеннолетия. Мое прошлое осталось позади. В любом случае в прессе находят более интересными разные слухи о моем детстве. Никто не слышал о маленьком мальчике по фамилии Ричардсон. Но знаешь, что было настоящим ударом?

Кейт молчала, боясь прервать его откровения.

– Когда ее муж оставил ее, она решила, что может использовать меня, чтобы вернуть его. Но этот человек сжег все мосты. Мать каждый день твердила мне о Папочке, а тот создавал новую семью в Австралии. У него уже два сына и дочь. Узнав, что его сумасшедшая бывшая жена убила себя, он даже не поинтересовался судьбой сына. И мной занимались социальные службы, пока я не достиг совершеннолетия…

«Ее муж»… Кейт заметила, что Дрейк ни разу не произнес «мой отец», но она не могла винить его в этом. Ее родители развелись, когда Кейт была совсем крохой. Барри Кроуфорд тоже не приезжал к ней. Она сама навещала отца, когда выросла. Но он хотя бы не отрекся от дочери и всегда писал ей письма.

Так вот почему Дрейк против брака и обязательств. Для него любовь и женитьба ассоциируются с болью и безумием, а дети – оружие в руках родителей.

– Как ты смотришь на шесть часов?

– Хорошо, согласна, – пробормотала Кейт.

– В Ойстер-Бич не переводят часы, – предупредил Дрейк, удаляясь в сторону своего дома.

Кейт глядела ему вслед, размышляя, почему он так разоткровенничался с ней. Знал ли он, что после этого она не сможет отказать? Или это был лишь душевный порыв?

Девушка не ожидала от предстоящего вечера ничего хорошего, но, к ее удивлению, и обед, и компания оказались замечательными. Правда, Дрейк удивился, что Кейт отказалась от бокала вина, но принял ее извинения, когда она сослалась на недомогание.

Мелисса даже согласилась, чтобы Кейт помогла ей на кухне.

– Не знал, что ты умеешь готовить, – улыбнулся Дрейк, попробовав ее овощи под нежным соусом.

– Ты никогда не спрашивал. Вообще-то я отличный повар.

Разговор протекал плавно, никто не старался как-то задеть или унизить другого. После еды все трое устроились в гостиной за игрой в скрэббл. Кейт поняла, что столкнулась с двумя профессионалами, но все же ей удалось обойти их, что немало повысило ее самооценку.

Она возвращалась домой под звездным небом, радуясь тому, как прошел вечер.

Отличное окончание долгого, волнующего дня.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

Следующая неделя была странным смешением хорошего и плохого. Два дня после отъезда Мелиссы Кейт не видела и не слышала Дрейка.

Зато его пес появлялся возле дверей ее дома даже слишком часто.

– Что такое, Принц? Он и тебя игнорирует? – спросила девушка на третье утро, поставив перед собакой миску с обрезками мяса, перемешанными с рисом.

Однажды, войдя в кухню, Кейт обнаружила перевернутое мусорное ведро и остатки еды, разбросанные по полу. Принц выглядел таким виноватым, что девушка пожалела его и стала кормить каждый день.

Если Дрейку что-то не нравится, он может в любой момент прийти и сказать об этом. Но, по его собственным словам, Принц – бессовестный бродяга. Его, скорее всего, кормят все местные жители.

Мама никогда не разрешала Кейт заводить питомцев, поэтому она твердо решила, что у ее ребенка будет не только золотая рыбка в аквариуме. Конечно, не такой гигант, как Принц, но песик, подходящий для небольшого дворика. Наученная бережно относиться к деньгам, Кейт скопила достаточно, чтобы купить маленький домик с садом где-нибудь в пригороде. Девушка знала, что ей не следует ждать ни моральной, ни финансовой поддержки со стороны матери, и она до сих пор не могла понять, чего ждать от Дрейка. В одиночку справиться со всеми трудностями будет сложнее, но она справится.

– Ты должен сказать своему хозяину, что все время работать скучно. Так он станет занудой. – Кейт потрепала Принца за ухом.

Тот мгновенно проглотил всю еду и перевернул миску, чтобы убедиться, что ничего не осталось.

– Может, лучше перестать скрывать от него все и забыть о недоверчивости? – спросила она пса. – Думаешь, стоит сразу рассказать ему, что я жду ребенка? Или сделать так, чтобы он сам все понял? Но тогда Дрейк может заключить, что я пытаюсь обмануть его…

Принц ничего не думал. Он покатался по траве и умчался.

Кейт уныло посмотрела ему вслед. Днем пес присоединился к ней во время прогулки, а по дороге домой они встретили Дрейка.

– Вот ты где! – воскликнул мужчина. Он был одет в бермуды цвета хаки и гавайскую рубашку с расстегнутыми верхними пуговицами. На груди застыли капельки пота, свидетельствующие о том, что он шел довольно быстро.

– Ты обращаешься к собаке или ко мне? – поинтересовалась Кейт, взглянув на Дрейка из-под полей соломенной шляпы. – Мне казалось, ты занят работой.

– Я писал с шести утра. Вот решил сделать небольшой перерыв. – Дрейк поднял с земли палку и швырнул ее в сторону пляжа. Принц сидел и наблюдал, как она летит в воздухе и падает на песок. Только тогда он пулей бросился к палке и принес ее хозяину.

– Никогда бы не подумала, что собака может быть такой сообразительной. Знаешь, я ведь не брала его с собой на прогулку, он сам решил последовать за мной.

– Принц всегда делает так, как ему нравится. Угадай, за что он получил свою кличку?

– Полагаю, из-за своего характера, – улыбнулась Кейт, а Принц утвердительно гавкнул и принялся валяться в густой массе водорослей.

Дрейк рассмеялся.

– Не поверишь, но этот пес может выглядеть очень прилично после стрижки. Проблема в том, что это длится пять минут. До того, как он найдет какую-нибудь лужу с грязью.

– Он просто не хочет выглядеть прилично, ему нравится веселиться.

– Нам всем это нравится, разве не так? – Тон, каким Дрейк произнес эти слова, напомнил Кейт тот день в машине. Тело резко обдало жаром. Девушка перестала замечать, куда идет.

– Осторожно! – Дрейк поймал ее за локоть, когда она, споткнувшись о камень, чуть не упала.

– Ой! – Кейт проскакала на одной ноге. – Смотри-ка, раки-отшельники! – Девушка села на корточки, чтобы получше рассмотреть создания, тащущие на спинах свои жилища. – Они напоминают тебя, – поддела она Дрейка, коснувшись пальцем рака, который тут же скрылся в панцире.

– Умом и умением выживать в любых условиях?

– Твердостью снаружи и мягкостью внутри.

– Тебе кажется, что внутри я мягкий? – Дрейк помог ей подняться, и они продолжили путь.

– Должен быть, иначе тебе не нужна была бы такая крепкая раковина, – улыбнулась Кейт. – Ну хорошо, ты не очень мягкий.

– Вообще-то в данный момент я отношу себя к тем, кто не очень контролирует себя, – отозвался мужчина, задержав взгляд на ее декольте.

– Дрейк! – Девушка инстинктивно скрестила руки на груди.

– О, смотри, «кошачий глаз»! – Он вытащил из воды ракушку, в которой уже начала формироваться жемчужина. – Напоминает тебя, – передразнил ее Дрейк.

– Здорово, я похожа на раковину. – Кейт поморщила носик.

– Она красивая и функциональная. Чего еще можно желать?

– Я не красивая, – возразила девушка. – Не такая, как мама.

– И слава богу. Она – как пастель, четкая и ровная, а ты – акварель, нежная и мягкая, наполненная цветом и жизнью.

– Ты не скупишься на эпитеты сегодня, – улыбнулась Кейт, стараясь не показать радости, которую ей доставили эти слова. – Даже на прогулке работаешь. Надеюсь, ты захватил с собой блокнот?

Дрейк взял девушку за руку. Их пальцы сплелись, когда он заговорил:

– Ты не любишь, когда тебя сравнивают с матерью, да?

– Мы – дети своих родителей; этого нельзя отрицать.

– Как сказал Шекспир, «сравнения благословенны».

– А мне кажется, наоборот.

– Это уже Джон Донн. Он говорил: «Она и сравнения с ней одинаково неприятны».

– Ты слишком много читаешь.

Кейт вспомнила, как в одном интервью Дрейк рассказал, что считает чтение самым безопасным развлечением. Лучшим, чем алкоголь, споры и драки. Он видел, к чему приводят подобные пристрастия.

– Я выписываю афоризмы великих людей. Некоторые из моих героев – настоящие эрудиты.

Кейт рассмеялась, а Дрейк продолжил:

– Мы слишком часто переезжали, чтобы я мог спокойно учиться. А после того, как мама подсела на наркотики, она вообще перестала интересоваться тем, ходит сын в школу или нет. Став старше, я начал читать взахлеб, где только мог.

– Любовь к книгам ты унаследовал от матери или от отца? – не подумав спросила Кейт.

– Понятия не имею.

– Прости, я не хотела давить на тебя.

– Не помню, чтобы мне читали, когда я был маленьким, если это что-нибудь значит. Мама всегда была слишком занята тем, чтобы ублажить мужа. Не дай бог, он придет с работы уставший и обнаружит, что дом не в идеальном состоянии. Вернее, он приходил, когда уставал от своей любовницы. Мать узнала об этом только в тот день, когда он объявил, что больше не вернется.

Дрейк остановился. Кейт показалось, что он злится на себя за излишнюю откровенность. Но она ошиблась. Проследив за его взглядом, девушка поняла, что он смотрит на Принца, который со всех ног несся в их сторону по кромке воды.

– Нет, Принц! – закричал Дрейк, заметив, что пес собирается отряхнуться.

Но было поздно. Принц встал между Кейт и Дрейком и от души запачкал их мокрым песком и грязью.

– Проклятая псина! – выругался Дрейк.

– Он всего лишь сделал то, что ему кажется естественным, – защитила собаку Кейт. – Ах ты, бедняжка…

– Не надо. Ты уязвишь его гордость.

– Только не говори, что он мужчина. – Кейт сняла шляпу и смахнула с нее песок.

– Кажется, будто у тебя веснушки. – Мужчина стер грязь с ее лица и провел языком по нежной линии шеи. – Ммм… ты соленая…

– Что ты делаешь? – задрожала девушка, отталкивая его.

– Помогаю тебе очиститься, – невинно произнес он. – Может быть, пойдем ко мне? Я высушу тебя.

– Спасибо, но у меня тоже есть отличное полотенце. – Увлеченная разговором Кейт не заметила, как они дошли до дома.

– О, я вовсе не имел в виду полотенце, – многозначительно улыбнулся Дрейк.

– Понимаю, но я могу сама о себе позаботиться. Тебе пора вернуться к работе, а я… я… у меня тоже много дел.

– Каких, интересно? – Дрейк стоял на песке, скрестив руки на груди, перекинув пеструю рубашку через плечо. Он выглядел соблазнительно, но Кейт знала, что с его стороны это может быть какой-нибудь проверкой.

– Ну… дела. Женские, – добавила она.

Обычно мужчины ретировались после этой фразы. Но только не Дрейк Дениэлс.

– Ты боишься меня, Кейт?

– Да, – призналась девушка, поправляя волосы. – Я тебя совсем не знаю.

– Тебе известно достаточно, чтобы заняться со мной любовью, – заметил Дрейк.

– Я… здесь все по-другому… ты – другой.

– Но ведь ты говорила, что и твои желания изменились. Или снова передумала?

– Да, то есть нет…

– Что ж, – его терпение лопнуло, – когда определишься, дай мне знать!

На этот раз Дрейк пошел прочь. Кейт подумала, что теперь вряд ли увидит его следующие несколько дней, но ошиблась. К ее огромному удовольствию, он сопровождал Кейт на каждой прогулке.

Большинство их разговоров были невинными, но иногда они случайно касались серьезных тем. Кейт начала по кусочкам собирать головоломку под названием «Дрейк Дениэлс». Например, она узнала, что наряду с фамилией Ричардсон он сменил и свое имя. Родители назвали его Майклом.

Сам же он всегда считал себя Дрейком. Ему просто нравилось это имя. А Дениэлс – фамилия единственного человека, которого он уважал, его учителя английского языка. Тот посоветовал ему ездить по миру и вдохновил на написание первой книги.

Иногда Кейт и Дрейк встречали на своем пути людей, которые приветствовали Дрейка по имени или совсем не узнавали. Кейт поняла, чем Ойстер-Бич привлек писателя. Здесь не было кучи назойливых туристов и вспышек фотокамер, обычно преследовавших звезду по пятам.

Однажды, прогуливаясь по побережью, они наткнулись на трех мальчишек, ковырявшихся в песке у воды.

– Они еще слишком малы, чтобы играть на берегу в одиночестве. И не говори мне, что здесь другие правила.

– И не собираюсь. – Дрейк огляделся. – Ах… – Он указал на женщину, устроившуюся с книгой на лежаке.

– Надеюсь, она уделяет больше внимания детям, чем своей книге, – забеспокоилась Кейт. – Малыши могут утонуть даже в нескольких сантиметрах от берега.

Кейт подошла к трем мальчикам, чтобы предупредить об опасности. Девушка почувствовала себя намного лучше, заметив, что женщина отложила книгу и, опершись на локти, взглянула в их сторону. Кейт поторопилась присоединиться к Дрейку.

– Точно, не мою книгу читает. Иначе не оторвалась бы от нее так быстро.

– Почему ты не подошел поздороваться с малышами? Им бы понравилось, если бы их работу оценил мужчина.

– Нет уж, спасибо. Я же говорил, дети – не моя стихия. Почему, как ты думаешь, я всегда возвращаюсь в город во время школьных каникул?

– Я считала, ты избегаешь взрослых поклонников. Полагаю, малыши понятия не имеют, кто такой знаменитый Дрейк Дениэлс. Они же абсолютно бесхитростные и бескорыстные.

– От них одно беспокойство, если тебе интересно мое мнение.

– Как ты можешь так говорить?

– Брось, Кейт. С каких это пор тебя начали умилять эти маленькие спиногрызы? Ты же сама говорила, что дети не вписываются в стиль жизни людей, занятых карьерой.

– Но стиль жизни меняется, – запротестовала Кейт. – В зависимости от обстоятельств.

– Если люди хотят этих перемен. Некоторые вообще никогда не заводят детей. Особенно если у них нет ни времени, ни желания воспитывать их. Или из-за безденежья. Или просто из чистого безразличия. Да мало ли что.

– Если бы все думали так же, нас с тобой тоже могло бы не быть. Только представь, сколько потерял бы мир…

– А ты вспомни тех родителей, которые мечтают воспитать идеального ребенка, в итоге превращаясь в авторитарных монстров! Можешь назвать меня бессердечным ублюдком, но я не собираюсь добавить в список моих ошибок еще и детей!

Нет, Дрейк вовсе не был бессердечным. В этом Кейт не сомневалась. Как и в том, что он никогда не накажет невинное дитя за ошибки взрослых.

С Дрейком девушка впервые ощутила себя настоящей женщиной.

У нее было всего одно серьезное увлечение до него. С Бреттом, выпускником юридического факультета, Кейт познакомилась, когда ей было девятнадцать. Они встречались достаточно долго, чтобы Кейт начала строить планы возможной помолвки. Она познакомила парня с матерью, и тот мгновенно стал ее протеже.

В свое время отношения с Бреттом казались Кейт романтичными, но он никогда не заставлял ее трепетать от страсти. А Дрейку стоило лишь взглянуть на нее – и голова шла кругом…

А потом Дрейк вдруг предложил Кейт пойти с ним на пятничную игру.

– Другие мужчины тоже придут с девушками?

– Нет, насколько я знаю. Что там с ними делать?

– Но я тоже не хочу стать причиной драки. – Девушка опустила ресницы. Дрейк хмыкнул. – И кажется, ты говорил, что мне стоит держаться подальше от Стива Марлоу, который может сбить меня с пути истинного.

– Может, я немного преувеличил.

– Собираешься выиграть?

– Конечно! Они все просто зеленые новички, считающие себя профессионалами.

– И ты хочешь взять меня с собой, чтобы я аплодировала твоей победе? – поддела его Кейт, тронутая тем, что Дрейк желает предстать перед ней в образе героя. Или просто мечтает доказать, что не ревнует? – А мне можно поиграть? Или я буду стоять в стороне и держать твое пиво?

– А ты умеешь играть? – удивился Дрейк.

– Нет, но могу научиться. – (Мужчина молчал. Кажется, он уже пожалел о своем приглашении.) – Или, если вдруг тебе понадобится помощь, я могла бы надеть что-нибудь короткое и с глубоким декольте и склоняться над столом всякий раз, когда будут играть твои противники.

– Можешь вообще ничего не надевать, и тогда все вокруг забудут, зачем пришли, – промурлыкал Дрейк с победной ухмылкой.

Он снова ухмыльнулся, увидев, что в паб Кейт поехала в белой майке и джинсах.

– Это моя подружка, – представил он ее друзьям.

Правда? – подумала Кейт. Или Дрейк лжет?

Девушка много разговаривала и смеялась. Она также узнала, что в безалкогольном пиве есть своя прелесть. Когда Кейт допивала вторую кружку, приехали Стив и Кен. Без девушек. Но они очень обрадовались, увидев Кейт.

Дрейку пришлось потрудиться, чтобы одержать победу. Приятели всячески пытались отвлечь его внимание. Кейт вспомнила было о том, как собиралась помочь Дрейку, но решила ничего не предпринимать.

Она с удовольствием наблюдала за игрой. Потом Кен присоединился к ней за столом, пока шла партия между Стивом и Дрейком. Кейт так смеялась, что у нее все еще болели бока, когда Дрейк вез ее обратно домой.

Девушка погрузилась в приятную счастливую полудрему. Она чуть не заснула, когда Дрейк прошептал ей на ухо, что они уже приехали, и настоял на том, чтобы проводить ее до двери.

– Понравился вечер?

– Ты же знаешь, что да. Я в восторге от твоих друзей.

– Я заметил. Они от тебя тоже.

– Стив сказал, вы встречаетесь не так уж часто.

– Да, но нам всегда кажется, будто мы расстались только вчера. Такая уж у нас дружба.

– Так же, как и между нами, да?

– Не пригласишь меня на рюмочку бренди? – спросил Дрейк, когда Кейт открыла дверь и включила свет.

– У меня нет алкоголя.

– Тогда кофе. – Он убрал прядь волос у нее со лба. – Разве не так заканчивались все вечера, которые мы проводили вне дома?

Нет. Обычно все заканчивалось в постели. Безудержным сексом. Губы Кейт приоткрылись, грудь часто вздымалась и опускалась под майкой.

– Кофе не даст мне заснуть, – прохрипела она.

– Хорошо. Не спать – это замечательно. – Дрейк медленно склонился к ней: – Я не хочу, чтобы ты спала, когда я сделаю это…

Его поцелуй был теплым и нежным, сладким и таким чувственным! Дрейк прижал ее к двери, одной рукой придерживая девушку за спину, а другую опустив на бедро. Ее стон нарушил тишину ночи.

– Впусти меня в свой дом… в свою постель… – шептал Дрейк, проникая под ее майку. – Ты же этого хочешь, Кейт. Просто поддайся желаниям. Я твой… весь твой…

На мгновение обоим показалось, что слабый писк был знаком ее капитуляции, но потом девушка попыталась высвободиться.

– Я не могу больше так, – прохрипел Дрейк, дрожа от возбуждения. – Мы же были любовниками, Кейт. Что произошло? Почему мы не можем заняться любовью? И откуда, черт возьми, этот писк?

– Думаю, это крыса. Я говорила тебе, помнишь?

– Ты много чего говорила, за исключением, быть может, самого важного. – Дрейк выпустил ее из своих объятий, глубоко вдохнул и отвернулся, чтобы не выдать своего состояния. – Скажи мне наконец: ты влюблена в другого, Кейт? Это из-за него ты не можешь быть со мной?

– Нет! – Девушка поправила майку. – Я… нет… за эти два года был только ты. Просто мне нужно еще немного времени, – взмолилась она.

– Тебя ведь не изнасиловали, правда?

– Что? Нет! Ну и воображение у тебя!

– За него я и поплатился, – простонал мужчина. – Но ты все еще хочешь меня, Кейт. Перестань сопротивляться. Какими бы ни были причины твоего отказа, лучше тебе поскорее разобраться с ними. Или я сам это сделаю. А завтра с утра займусь этой проклятой крысой!

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

На следующий день, войдя в дом, Кейт подскочила от испуга, увидев Дрейка, стоящего босиком посреди кухни. На нем были те же джинсы и майка, что и прошлой ночью.

– Мне казалось, я заперла дверь, уходя. Как ты вошел? – выдохнула Кейт, поставив пакеты у стола.

– Агент дал мне запасные ключи.

– То есть ты можешь приходить сюда, когда захочешь? – пробормотала девушка, вспомнив про «Тысячу признаков здоровой беременности», которую, по ее мнению, могла оставить в ванной.

– Мог бы, но не буду. Я уважаю личную жизнь других людей, – заметил Дрейк, будто прочитав ее мысли. – Не собираюсь разоблачать твои секреты. Но я предупредил, что с утра займусь твоей проблемой. Ты не ответила на стук в дверь, и я подумал, вдруг что-то не так…

– Что? Что-то из ряда вон выходящее? Считаешь, ты нашел бы меня на полу с перегрызенным горлом? – скептически произнесла Кейт, радуясь, что Дрейк волновался за нее.

Значит, на него не распространяется поговорка «с глаз долой, из сердца вон».

– Кроме того, ты сказал, что придешь утром. А сейчас уже время ланча. – Кейт прикусила язык, заметив, какие красные у него глаза. – С тобой все в порядке? Выглядишь неважно.

Что было ложью. Дрейк всегда выглядел потрясающе, в каком бы физическом состоянии ни находился. И Кейт не помнила, чтобы он болел. Мужчина провел рукой по волосам и потер подбородок.

– Я писал всю ночь, – пояснил Дрейк. – Лег в шесть утра и проснулся лишь недавно.

– Но я в этом не виновата. Я не заставляла тебя сидеть за компьютером до рассвета.

– Нет, ты всего лишь раздразнила меня, заставила кровь кипеть в жилах и выгнала в таком состоянии. Чего еще ты от меня ожидала? Мне нужно было выпустить адреналин.

Кейт поспешно отвернулась, поправив волосы и надев маску холодности. Но Дрейк успел прочесть все в ее глазах.

– Что, Кейт, разве я не прав? Или тебе не снились эротичные сны обо мне? – поддел он. – Какая трата времени! Ведь ты могла бы воплотить свои сны в реальность, стоило только согласиться.

– Но тогда бы ты не написал всех тех страниц.

– Может, я готов был бы пожертвовать ими.

– Я не хочу, чтобы ты жертвовал чем-то из-за меня, – гордо произнесла девушка. – Люди, которым приходится заменять одно другим, обычно разочаровываются, если что-нибудь получается не так, как они планировали. Мама всегда корит меня тем, что ей пришлось пожертвовать своим временем и деньгами ради моего образования, которое я так и не получила. И она никогда не простит мне этого. Так что спасибо, но не надо широких жестов ради меня…

– Ух ты! Да я, кажется, задел тебя за живое, так? Я же пошутил. Когда приходит вдохновение, лучше использовать его в полную силу. Не моя вина, что оно возникло посреди ночи.

– Да уж, я видела свет в окне твоего кабинета около трех утра, когда встала выпить воды, – призналась Кейт. – Я подумала, ты просто забыл выключить его.

Дрейк показывал Кейт свой кабинет, когда они обедали вместе. Большая светлая комната наверху, с высоким потолком и множеством полок с книгами. Кабинет соединялся со спальней писателя большим балконом с видом на пляж. Было окно и с противоположной стороны, выходящее как раз на бунгало Кейт, но оно почти всегда было закрыто. Дрейк любил ощущение полной уединенности, когда творил очередной шедевр.

– Возможно, он до сих пор горит. Во время работы я совершенно забываю о таких вещах, как свет, тепло, еда или сон. Я пишу. Хотя на следующий день и становлюсь немного грубым.

– Это извинение?

– Нет, объяснение. Которого ты не дала мне. – Дрейк заметил коробку у ног девушки. – Что за?.. – Он снова посмотрел в ее лицо. – Ты сама поймала крысу!

– Вроде того, – улыбнулась Кейт.

Она наклонилась, чтобы открыть коробку.

– Ты же не собираешься выпустить ее после всего, что… – Дрейк не договорил.

Он увидел на коробке этикетку ветеринарной клиники как раз в тот момент, когда маленький черный комочек с белой грудкой вывалился на пол и тут же начал бегать.

– Котенок? Ты ездила к Кену и взяла у него этого малыша, чтобы поймать крысу? – поинтересовался Дрейк, глядя, как черный комочек носится вокруг ножки стола. – Не хотелось бы разочаровывать тебя, милая, но этого котенка просто съедят заживо.

Малыш подбежал к Дрейку и потерся о его босые ноги, громко мурлыкая.

– Это и есть та самая крыса, – объяснила Кейт. – Я ездила к Кену не за ним, а с ним.

Это была ужасная поездка. Кейт не могла слышать, как жалобно кричит котенок в самодельной коробке. Только выйдя на свет, малыш успокоился.

Кейт смотрела, как Дрейк взял котенка на руки, а тот замурлыкал еще громче.

– Когда я открыла подвал, чтобы достать лампу, котенок выскочил оттуда с таким криком, что я даже испугалась. Кен сказал, киске всего несколько месяцев. Она пряталась под домом, выходя ночью в поисках еды. А последние несколько дней застряла где-то и выбралась только сегодня. Кен дал мне витамины для нее.

Котенок тем временем начал тереться о лицо Дрейка и лизать его нос.

– Кажется, ты ей понравился, – рассмеялась Кейт.

Дрейк поспешил опустить котенка на пол. Тот тут же продолжил исследовать кухню.

– Почему она не умеет мяукать так же, как другие кошки? – пробормотал Дрейк, снимая шерсть с одежды. – Ты бы спасла ее намного раньше, если бы она вела себя как нормальное животное.

– Не знаю. Мне кажется, она очень мило мурлычет. Кен говорил, не все кошки мяукают. Причины могут быть самые разные. Например, она не слышала, как общаются другие кошки. Однако Кен заметил, что она в очень хорошей форме. Или киса отличный охотник, или у нее есть хозяева. Но никто не давал объявление о пропаже котенка.

– Кажется, Кен много чего наговорил тебе, – заметил Дрейк, скрестив руки на груди. – Надеюсь, он осмотрел это создание?

– Да. Очень тщательно. С ней все в порядке. Ее расчесали. У Кошки даже нет блох!

– Кошки? Ты что, уже дала ей имя?

– Так звучит слово «кошка» по-русски. Кен звал ее Китти. Но я настояла, чтобы малышка стала Кошкой. Красиво, правда?

– О, только не говори, что Кен уговорил тебя оставить котенка. Что будет, когда ты уедешь домой? Ты же не сможешь взять ее с собой.

– Знаю. Но это всего на несколько недель. Пока я не вернусь в Окленд. Или до тех пор, пока Кен не найдет ей новый дом…

– Где-то я это уже слышал. – Дрейк закатил глаза.

– Кен сказал, она будет жить одна в клетке, если останется в клинике. А здесь Кошка сможет бегать и играть. И будет мне отличной компанией.

– У тебя уже есть компания – я. И мой пес, кстати, тоже. Полагаю, проблема скоро решится. Принц проглотит Кошку одним махом.

Кейт вскрикнула. Она знала, что Дрейк шутит, но все же инстинктивно прижала к себе маленький черный комочек, улыбнувшись, когда котенок лизнул ее в нос.

– Мы не позволим большому псу съесть тебя, правда, Кошка? Мамочка присмотрит за тобой.

– Временная мамочка, – поправил Дрейк. – Тебе будет трудно, когда придется отдавать ее.

– Я справлюсь. Не переживай. – Кейт снова отпустила Кошку. Та умчалась на разведку в холл.

– Но ты не знаешь, как ухаживать за котятами.

– Я купила в клинике книгу. Да и здравого смысла мне хватит, чтобы не накормить Кошку гвоздями.

– Она раздерет твою одежду. Вряд ли тебе это понравится. Ты же такая чистюля!

– Кошки тоже. Они постоянно умываются. Да и кто беспокоится о рваной одежде в отпуске?

– Этот котенок может поцарапать мебель. Агент точно не придет в восторг.

– Она короткошерстная. И когти ей остригли. Но на всякий случай я все-таки купила когтедерку.

– Боже, я смотрю, ты подготовилась. Сколько кошачьих игрушек ты накупила? – Дрейк взглянул на пакет у стола.

– Несколько. – Кейт оттолкнула его и закрыла пакет, чтобы он не заметил множество мячиков и мышей. – Они развивающие.

– Это всего лишь кошка; ты же не собираешься за несколько недель сделать из нее Эйнштейна. Ты не сможешь дрессировать кошку так же, как собаку.

– Твой пес, кажется, не так уж хорошо надрессирован.

– О, давай не будем спорить, у кого питомец лучше. Принц просто своенравен. Он знает, чего от него ждут, просто не хочет это делать.

– Каков хозяин, таков и его любимец.

– А ты, значит, милая, нежная и ласковая, – заключил Дрейк с улыбкой. – Ты даже ведешь себя, как кошка. Я всегда считал тебя холодной, упрямой сиамкой, а теперь вижу перед собой маленькую прелестную кису. Ты даже мурлыкаешь. Ну, знаешь, тот звук, который ты издаешь, когда…

– Почему бы тебе не отправиться писать свою книгу, а? – махнув рукой в сторону двери, предложила Кейт. Никогда еще она не краснела столько, сколько за последнюю неделю.


– Пожалуй, так я и сделаю, – усмехнулся Дрейк, подходя ближе.

Девушка вздохнула свободнее, но не тут-то было. Дрейк резко притянул ее к себе и, склонившись, запечатлел долгий страстный поцелуй на ее губах. Он не побрился и не вымылся – наверное, пришел сюда, как только встал с постели, – но Кейт нравилось ощущение щетины на коже и запах мужского тела. Это напоминало ей о долгих ночах наслаждения и удовольствий, которые они делили раньше.

– Ты сказала, что с тех пор, как мы встретились, у тебя никого не было, – произнес он, насытившись ею. – Это правда?

– Конечно, – выдохнула Кейт, все еще приходя в себя после столь сладкого поцелуя.

– Хороши мы с тобой, да? Вольны делать что душе угодно, однако… Но мы настолько удовлетворяли друг друга, что воздержание доставляет мне странное удовольствие. Я не перестал смотреть на других женщин, когда познакомился с тобой. Но я перестал желать их. Удивительно, как прекрасно это томление. Знаешь, то, что ожидает тебя, стоит того, чтобы ждать. Или мне следует сказать «кто»?..

Дрейк вышел, оставив Кейт наедине с ее мыслями. Месяцы, годы она пыталась смириться с манерой Дрейка ничего не спрашивать и не рассказывать, а ему и не о чем было говорить. В его жизни не было других женщин, пока они встречались.

Кейт ощутила неприятную боль в груди. Как это типично для Дрейка – заставлять ее теряться в догадках! Вот и сейчас он, очевидно, избрал тактику ожидания, хотя его намерения ясны как день.

Некоторое время спустя Кейт решила немного позагорать. Она взяла шезлонг, книгу и бутылку воды и уже спускалась по ступенькам, когда Кошка неожиданно выскочила из дома и сбила хозяйку с ног. Кейт попыталась схватиться за перила, но не смогла. Девушка полетела вниз, свернувшись калачиком, чтобы хоть как-то защититься.

Она лежала на земле, стараясь не думать о том, что могло произойти с ее малышом. Ноющая боль сковала тело.

Кошка вернулась к Кейт и начала тереться о ее щеку, а потом сильная мужская рука схватила девушку.

– Господи, Кейт… Эта чертова киска! У меня было открыто окно, и я все видел. Ты могла себе шею свернуть! – Дрейк опустился на колени рядом с ней, помогая Кейт сесть и прогоняя котенка. – Посиди немного; не пытайся встать, пока не почувствуешь, что готова сделать это. Подобное падение могло бы покалечить тебя. Хорошо еще ты упала не на голову. Думаешь, сломала что-нибудь?

– Нет… нет… – шептала она, прижимая руки к животу.

– Отнести тебя в дом?

– Нет… я хочу встать. Мне нужно встать.

Шепча слова ободрения, Дрейк помог Кейт подняться на ноги. К большому облегчению, боль в животе начала утихать. Крови не было.

Они медленно вошли в дом. Дрейк уложил Кейт на диван и принес ей горячего сладкого чаю. Появилась кошка, невинно глядя на нее. Кейт сразу простила ее. Девушка натянула футболку поверх купальника и прошлепала в спальню.

Она вышла из комнаты одетая. На лице застыла печаль. Кейт была бледна как полотно, руку она держала на пульсе.

– Отвези меня к врачу, – попросила она Дрейка, найдя его в кухне.

– Зачем? В чем дело? – он оторвался от приготовления чая для себя и обеспокоенно наблюдал, как Кейт, побледнев еще больше, прижала руки к животу.

– О боже! – простонала она.

– Что случилось? – Дрейк накрыл ладонями ее руки. – Ну же, Кейт, скажи мне. Ты повредила что-то внутри?

– Да. – Девушка подняла на него заплаканные глаза. – Ребенок! Я боюсь за ребенка! Болят бок и живот. Меня как будто разрывает на части. Кажется, я ушибла его, когда упала. О господи, а если я потеряю его? Я не хочу потерять моего ребенка…

– Ребенка? Ты беременна?! – Дрейк смотрел на нее так, будто только что по нему проехал бульдозер. Но потом он быстро пришел в себя. – Ты носишь ребенка? Моего ребенка? Поэтому приехала в Ойстер-Бич? – Ответ Дрейк прочел в ее глазах. – Ты хочешь иметь ребенка? И сохранишь его? Проклятье, Кейт! – взревел он, ударив кулаком по стене.

Девушка взяла его за руку.

– Прошу тебя, мы можем поговорить об этом позже? Мне нужно к врачу. Полагаю, ближайшая больница в Витианге. Не думаю, что в таком состоянии я способна сесть за руль. Дрейк?

Он даже не пошевелился. Тогда Кейт сильнее вцепилась в его руку.

– Если ты, конечно, не желаешь смерти твоему ребенку! – закричала девушка в отчаянии. – Может, тебе кажется, что, если потянуть время, у меня случится выкидыш? Ты избавишься от малыша и даже глазом не моргнешь? Ты…

Он отдернул руку.

– Если ты считаешь меня способным убить невинное дитя ради собственного эгоизма, тогда отчего тебе пришло в голову, что я вообще подхожу на роль отца? Нет, не трудись отвечать, я и так все прекрасно понял. Где ключи? – рявкнул мужчина. – Поедем на твоей машине. Она быстрее.

Он остановился и посмотрел ей в глаза.

– У тебя идет кровь?

– Нет. Но я чувствую резкую боль в животе…

На этот раз Дрейк не стал помогать ей. Он не прикасался к Кейт, когда открыл перед ней дверцу машины. Дрейк даже не глядел на нее, пока она не вспомнила:

– Проверь, пожалуйста, открыты ли окна на кухне. Вдруг Кошка захочет выйти.

Дрейк, зло сопя, пошел к бунгало. Вернувшись, он повернул ключ в замке зажигания, и они поехали.

Кейт молчала, погруженная в боль и страх за своего малыша.

– Какой у тебя срок? – Вопрос разрезал гнетущую тишину.

– Восемь или девять недель, мне кажется.

– Тебе кажется? Или так сказал врач?

Кейт не хотела говорить, что еще не была у гинеколога.

– Я… все, должно быть, случилось как раз перед твоим отъездом…

– Случилось? Беременности не случаются, когда предохраняешься так тщательно, как мы! Я думал, мы оба заботились о контрацепции. Когда ты перестала пить таблетки?

Кейт знала, что Дрейк обвинит ее в попытке заманить его в ловушку.

– Я не прекращала. Пока у меня не случилась задержка и тест на беременность показал положительный результат… дважды. Может, я случайно забыла принять таблетку, но я не виновата. И ты всегда пользовался презервативом. Так что не говори мне, что все спланировано. И зачем, если я прекрасно знаю, как ты относишься к детям?..

– Ничего ты не знаешь. Тебе просто так кажется. Но ты совершила большую ошибку, заключив, что тебе удастся охомутать меня. Я не собираюсь нести ответственность за твое решение…

– Если ты имеешь в виду решение сохранить ребенка, то мне не нужен кто-то, чтобы нести за это ответственность. Мне все равно, что скажете ты или моя мать, я не собираюсь избавляться от моего ребенка только потому, что он не вписывается в жизнь деловой женщины.

– Твоя мать настаивала на аборте? – Дрейк бросил на Кейт злой взгляд. Но разве он сам лучше?

– Я ей еще ничего не сказала. Хотела, чтобы сначала ты узнал обо всем. Но мне известно, что она ответит. Мама сделала бы аборт, если бы не было слишком поздно. Она всегда поступала так, как было лучше для ее репутации. Я выросла в неполной семье и знаю, как мне будет трудно, но не боюсь. Я даже могу позволить себе купить дом с садом. Буду работать. Есть много студентов, желающих посидеть с детьми. Мама разозлится и разочаруется, но мне все равно…

В салоне снова повисла тишина. На этот раз она длилась до тех пор, пока они не приехали в больницу. Дрейк парковался, а Кейт вошла и объяснила все медсестре, которая тут же пообещала проводить ее в кабинет, как только доктор освободится. По пути они столкнулись с Дрейком.

– О! Ваш му… ммм… ваш партнер тоже захочет войти?

– Нет! – отрезала Кейт. – И он не мой партнер. Он просто подвез меня. Подожди в холле, – попросила девушка сухо.

Ее бросало то в жар, то в холод, когда пятнадцать минут спустя доктор, женщина средних лет, закончила осмотр и поставила диагноз.

– Но тест был положительным оба раза, – повторила Кейт. – А на коробке сказано, что точность его равна девяноста семи процентам.

– Все верно. Но есть множество факторов, влияющих на результат. Вы могли передержать тест. Или комплект был бракованным. Или попала какая-нибудь инфекция, о которой вы не знали. Она и спровоцировала ошибку…

– Но у меня все признаки беременности, – запротестовала Кейт. – Меня тошнит, и грудь как будто потяжелела.

– Я провела осмотр и сделала анализ мочи. Могу сказать точно – вы не беременны. Боль возникла из-за мышечного спазма при падении. Я, конечно, сделаю анализ крови, но он только подтвердит диагноз. Говорите, была задержка? Скорее всего, вы перенесли «ложную беременность». Такое бывает.

– Но я была уверена…

– В последнее время вы переживали стресс на работе или в личной жизни?

– Да, но не больше, чем обычно, – Кейт лукавила. Отъезды Дрейка всегда расстраивали ее больше, чем она того хотела.

– Этот ребенок был желанным, я так понимаю?

– Да, – прошептала девушка. – Очень.

– Знаете, порой, когда чего-то сильно желаешь, собственное тело может обмануть…

Дура! – мысленно выругалась Кейт, выходя из кабинета.

Ситуация стала еще хуже, когда она обнаружила, что забыла кошелек дома, и ей пришлось попросить Дрейка заплатить за консультацию.

– Ну как? – поинтересовался мужчина, выходя на улицу.

Кейт сглотнула. Она не собиралась объяснять все на глазах у других пациентов.

– Нормально. Врач сказал, у меня мышечный спазм.

– Значит, с ребенком все в порядке? Он не ранен?

– Все это – глупая ошибка! – призналась она.

– В таком случае, на, держи. – Дрейк вложил ключи от машины в ее ладонь.

– Ты хочешь, чтобы я отвезла нас домой?

– Мне наплевать, куда ты поедешь. Я не могу сесть за руль. Мне пора убираться отсюда. – Дрейк развернулся и направился к пристани.

– Но… я могу все объяснить!.. Нам нужно поговорить!.. – кричала Кейт ему вслед.

– Нет, не нужно. Ты не скажешь ничего, что я хотел бы услышать. И, говорят, поступки бывают ярче любых слов.

Дрейк ушел прочь.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

Кейт строила замки из песка на пляже, когда маленькая девочка, ради которой девушка и затеяла все это, указала крошечным Пальчиком куда-то в сторону.

– Человек!

Сидя на песке, Кейт прикрыла глаза рукой от яркого солнца и посмотрела в том направлении, куда тянула ручку малышка.

Дрейк вернулся!

Пальцы Кейт инстинктивно сжались. В башне, которую она строила, образовалась дыра. Песок засыпал дорогу для прекрасного принца, который должен был спасти из замка принцессу, чьи зеленые волосы напоминали Кейт Рапунцель.

– Ха-ха-ха! – весело рассмеялась малышка, приняв это за новую игру. Она принялась тоже рушить башенки.

– О нет, дорогая, мы будем строить, а не ломать! – Кейт украдкой смахнула слезы, спасая остатки замка от маленьких кулачков.

Мужчина уверенно приближался к ним. Подойдя, он обозрел разрушения и присел на корточки. Его закатанные до колен брюки облегали мускулистые ноги как вторая кожа. Босые ступни утопали в песке.

– Кажется, вам нужна помощь, – произнес Дрейк, засучив рукава.

– Нет, спасибо, мы справимся и без тебя, – отозвалась Кейт, как раз когда очередная башня рухнула.

– Эй, дорогая, как ты смотришь на то, что мы с тобой сейчас починим этот замок? – обратился он к девочке, взял ведерко и лопатку и начал копать песок.

К неудовольствию Кейт, малышка с радостью приняла участие в этом занятии. Дрейк каким-то странным образом действовал на детей. Он стал бы чудесным отцом, но…

– Ты испачкаешься, – заметила Кейт не без причины, смахивая песок с лица.

– Как ты? – улыбнулся Дрейк, оглядев девушку с головы до ног.

Кейт не улыбнулась в ответ, и тогда Дрейк посерьезнел.

– Все отстирается, – прокомментировал мужчина, вернувшись к своему занятию.

Через несколько минут замок снова украсился множеством башен, гораздо лучших, чем те, что удалось построить Кейт.

Девочка с восторгом хлопала в ладоши.

– Еще!

Дрейк повиновался. Он лепил башни из песка до тех пор, пока замок не стал больше напоминать город.

– Думаю, нам понадобится дизайнер, – обратился Дрейк к Кейт, заметив, что она украдкой смотрит на их мощное сооружение. – Поможешь? – Он протянул девушке веточку.

Кейт хотела было отказаться, но увидела невинные голубые глаза ребенка и потянулась к Дрейку, чтобы принять оливковую ветвь.

– Думаю, смогу, – выдавила девушка. Ей было трудно говорить.

Наблюдая, как она ползает вокруг замка на коленях и украшает стены ракушками, которые достала из карманов, Дрейк спросил:

– А тебе можно так напрягаться? Как твой мышечный спазм?

Кейт не поняла, почему он беспокоится. В конце концов, это ведь он отвернулся от нее в трудный момент. Может быть, сейчас Дрейк осознал, как трудно, больно и стыдно ей было из-за ошибки. Но тогда его это мало интересовало.

– Врач прописала мне мазь. Боль почти сразу утихла.

– У нее нет побочных эффектов?

– Уверена, это не опасно. Но если ты так волнуешься, почему не поинтересовался этим раньше, вместо того чтобы сбегать? Но ведь для тебя это вполне естественно, правда?

Кейт порадовало выражение его лица. Ее ничто не удерживало. Теперь не нужно было защищать ребенка. Теперь Кейт – сама за себя.

– О да, милая, красивая ракушка, правда? – улыбнулась она девочке.

– Вот, Кристин, возьми еще одну. – Дрейк протянул малышке раковину, поразив Кейт тем, что ему известно имя ребенка.

– Ты ее знаешь?

– Конечно. Она же из местных. Смотри-ка, Кристин, твоя мама идет за тобой.

Женщина, с которой Кейт говорила перед тем, как строить замок, шла им навстречу. Заметив, что все трое смотрят в ее сторону, она помахала рукой, поприветствовала Дрейка, поблагодарила Кейт и позвала дочь домой. Малышка даже не взглянула на замок. Она побежала к маме, как только раздались слова «спагетти» и «мороженое».

– Красивый получился замок, – заговорил Дрейк. – И неважно, что скоро его не станет. Ваше сооружение вызовет немало восторгов, прежде чем море разрушит его. Вот… – Он взял ветку и написал: «Кейт и Кристин построили это».

Кейт удивило, что Дрейк не добавил своего имени. Ведь он тоже принимал участие в создании этого шедевра.

– Для того, кто не любит детей, ты удивительно легко находишь с ними общий язык. Большинство людей, у которых нет детей, не знают, что с ними делать.

Включая и саму Кейт. Она не интересовалась малышами до тех пор, пока не решила, что беременна. И снова девушка ощутила боль потери, которой, собственно, и не было. Она быстро пошла в сторону дома.

– Я всегда жил там, где было много детей. – Дрейк легко нагнал ее.

Но Кейт не замедлила шага.

– Эй, я ведь вернулся. – Он резко развернул девушку за плечо. – Это что-нибудь да значит.

– Неужели? – с сарказмом спросила Кейт.

– Я уехал всего на пару дней.

Два дня, которые показались ей вечностью. Однако Дрейк все предусмотрел. Он даже попросил какого-то мужчину приглядеть за домом и за Принцем. Когда Кейт узнала об этом, ее любовь к Дрейку с легкостью превратилась в ненависть. Что ж, по крайней мере у нее осталась Кошка, которую можно обнимать и гладить. Которая поможет ей справиться с горем. Маленький котенок спал в ее постели, свернувшись калачиком, каждую ночь. Мурлыканье Кошки приносило Кейт облегчение. Все-таки она не совсем одинока в этом мире.

– Да, для тебя это достижение. Я думала, ты не появишься еще очень долго, – честно высказалась Кейт. – Но я забыла, что тебе нужно работать. Ты поэтому вернулся? Предстоит много написать. Ну конечно же, работа всегда стояла для тебя на первом месте! – Кейт вырвалась и едва не пустилась бежать, завидев свою лужайку.

– Кейт! Все не так. Я был в Кремере – резиденции Марлоу. Стив и доставил меня сюда…

– О, наверняка ты все ему рассказал обо мне, – бросила девушка, стоя одной ногой на ступеньке. – Выпил пива и расписал, как я чуть не заманила тебя в свои сети и заставила спуститься с небес на землю…

– Боже, Кейт, нет. – Дрейк потянул ее за рукав. – Просто семья Стива собралась в Кремере…

– То есть теперь всем вокруг известно о нашей ситуации?

– Я ничего никому не сказал, Кейт, – успокоил ее Дрейк. – Я поехал к Стиву не за тем, чтобы напиться и забыться; мне просто нужно было время подумать.

Кейт снова вырвалась. Она больше не знала, чему верить. Девушка не доверяла ни Дрейку, ни даже себе.

– Прости, но я пойду в дом. Меня тошнит.

Кейт сказала это, чтобы Дрейк ушел, но ее слова возымели противоположный эффект. Мужчина проскользнул за ней в холл.


– Что ты делаешь? – огрызнулась Кейт, радуясь, что не успела разразиться слезами.

– Ты сказала, что тебя тошнит.

– И что? Желаешь насладиться моим горем?

– Я подумал, тебе может понадобиться помощь.

– Ты не был таким заботливым раньше. К чему начинать теперь?

– Успокойся, Кейт, тебе вредно волноваться по пустякам.

По пустякам? У Кейт даже челюсть отвисла от изумления. Дрейк тем временем огляделся. В комнате царил необычный для Кейт хаос.

– Ты уезжаешь?

– Еще чего! – хмыкнула девушка, моментально выйдя из оцепенения. – В отличие от тебя я не собираюсь убегать от моих проблем.

– Тогда что все это значит? – Дрейк кивнул на разбросанную в беспорядке одежду.

– Всего лишь мои вещи, от которых я решила избавиться.

Дрейк подошел к кровати, рассматривая разноцветную груду. Он заметил книги возле одной из маек и, обозрев названия, удивленно взглянул на Кейт.

– Ты выбросишь книги о беременности?

– Ну, они ведь мне больше не нужны. Или ты считаешь, нужно пожертвовать их на благотворительность? Можешь забрать себе, если хочешь.

– Что ты имеешь в виду? Почему они тебе больше не нужны?

– Если я не собираюсь стать матерью, значит, нет необходимости изучать все эти навыки начинающего родителя.

Или Дрейк считает, что Кейт нужно сохранить напоминание о ее чудовищной ошибке до того момента, как она снова решит, что беременна? С чего он так напрягся? Почему так злится?

– И что ты намерена сделать? Отдать ребенка в приют?

Кейт вскрикнула, прикрыв рот рукой. Дрейк побледнел.

– Господи, ты же не избавилась от своего ребенка? – Он прижал руку к груди. – Кейт, ты сошла с ума. Ты не сделала аборт. Ты не смогла бы с этим жить. Это неправильное решение…

Дрейк ничего не понял!

Он не знает, что никакого ребенка не было! Кейт заключила, что он осознал все еще там, в дверях клиники, когда она сообщила ему об ошибке. Но, кажется, Дрейк сделал вывод, что она имеет в виду выкидыш!

Он думает, что она все еще ждет его ребенка!

И не хочет, чтобы она убивала его дитя.

Нет, не его… «своего ребенка» – так он сказал. Не «моего» или «нашего».

– Но это мое решение, – бросила Кейт. – Или хочешь пойти в суд, где перекопают все твое прошлое, настоящее и будущее, а?

– Кейт, прошу тебя, не поддавайся боли и злости, которые сейчас испытываешь. Поверь, я знаю, как тебе тяжело. Но всякая жизнь – сокровище, данное нам свыше. И мы должны ценить каждый вдох… Я вернулся, потому что ты дорога мне. И этот ребенок ничего не меняет. Снова Дрейк отделяет себя от малыша.

– То, что мы его не планировали, вовсе не катастрофа. Я богатый человек, Кейт. Я обеспечу тебе и ребенку безбедную жизнь до конца ваших дней.

Ах, вот оно что! Откупиться решил!

– И мы купим дом, где будет много комнат. – Дрейка так волновало ее молчание, что он говорил быстрее обычного. – Удобнее, чем твой дом в Окленде. И безопаснее моего пентхауса. И тебе не придется больше стесняться, если ты попросишь меня остаться на ночь…

Если… это дурацкое «если»…

И почему Дрейк предлагает все это теперь, когда уже слишком поздно? Ах, вот бы он предложил ей любовь. Тогда она повела бы себя по-другому. Но теперь все это неважно.

Кейт рывком открыла входную дверь.

– Вон!

– Кейт, я лишь пытался объяснить…

– Убирайся из моего дома! – закричала девушка. Она хотела было добавить, что не хочет никогда больше видеть его, но это слишком предсказуемо, к тому же и неправда.

Дрейк помедлил и произнес напоследок:

– Хорошо, будь по-твоему. Но я не исчезну, Кейт. И ты не покинешь Ойстер-Бич, пока мы не решим все проблемы. Вместе. Не по отдельности. Потому что этот ребенок такая же часть меня, как и тебя и… за два года ты тоже стала частью меня…

Кейт поклялась быть с Дрейком честной во всем, а теперь поступила с неоправданной жестокостью. Она позволила ему уйти с мыслью, что у нее под сердцем растет его малыш.

До самого вечера Кейт беспокойно металась по дому, теребя свои волосы, как будто таким странным образом могла избавиться от гнетущего чувства вины. О еде девушка и думать не могла, зато выпила по меньшей мере три чашки хорошего крепкого кофе.

Она взяла с собой на веранду очередную порцию кофеина. Ее взгляд невольно остановился на окнах кабинета Дрейка. Там горел свет. Шторы не были задернуты. В комнате угадывался одинокий силуэт мужчины.

Нет. Мальчика, брошенного отцом и забытого матерью. Отправленного в юности в приют. Мужчины, у которого не было никого, кроме уродливой собаки, чтобы разделить трудности. И еще она, Кейт, так жестоко обошлась с ним…

Девушка оставила на столе недопитый кофе, покормила Кошку и отправилась к Дрейку.

Он так быстро отворил дверь, что Кейт заключила – он видел, как она шла к нему. Только на пороге его дома девушка поняла, что не переоделась. Ее наряд до сих пор был в песке.

– Проходи, – пригласил Дрейк, пропуская ее внутрь.

Но Кейт не пошевелилась.

– Ребенка нет. – Она едва слышала свои слова, заглушённые биением сердца.

– Что, прости? – Дрейк словно не верил собственным ушам.

– Ребенка нет, – повторила девушка. – Врач подтвердил это. Я не беременна. Вот что я имела в виду, говоря об ошибке. – Кейт подняла глаза. – Так что можешь перестать волноваться. Нам нечего решать. Я пришла, чтобы сообщить тебе это…

– О нет, ты так просто не уйдешь. – Дрейк рывком втащил ее в дом, когда Кейт собралась вернуться к себе.

Его руки прижали ее к стене.

– Я не понимаю. Объяснись, Кейт. Результат теста ошибочен? И твой личный гинеколог ничего не заметил? Значит, ты никогда не была беременна?

– Врач в Витианге сказала, такое случается.

– Но ты была так уверена. – Его руки безвольно опустились.

– Да… но, как оказалось, я все придумала…

– Мне жаль. – Голос Дрейка звучал необычайно нежно.

– Почему? Ты не хотел ребенка…

– Не из-за малыша. Мне жаль тебя. Это такая потеря! Ты ведь не притворялась, Кейт. Все эти недели ты верила, что внутри тебя растет мой ребенок…

Девушка закусила губу. Она не смогла сдержать слез. Дрейк обнял Кейт, прижимая к себе так крепко, будто хотел разделить ее боль. Он целовал ее. Нежно, осторожно, словно боясь спугнуть. А она плакала в его объятиях.

– Ах, Кейтрин… мне так жаль… – Дрек начал качать ее, как ребенка.

Девушка всхлипнула, укрывшись в тепле его рук.

– Кейт… – шептал он. – Кэтти.

Впервые Дрейк назвал ее уменьшительным именем. Кейт была так растрогана, что разразилась слезами. Казалось, они никогда не остановятся.

– Не знаю, почему плачу, – пробормотала она. – Мне не о чем лить слезы. Я ведь не теряла ребенка… это все иллюзия… и почему я решила, что буду хорошей матерью? Ты, наверное, считаешь меня сумасшедшей…

– Шшш, Кейт, ты потрясающая, – убаюкивал ее Дрейк. – Ты одна пробуждаешь во мне человечность. Ты потеряла то, что ценила. Даже если это была всего лишь иллюзия, разве нельзя горевать о ней?

– Тебе ведь все равно. – Кейт подняла голову. – Ты счастлив – твоя жизнь вернется в прежнее русло.

– Я не счастлив. Мне грустно. Я никогда не замечал, чтобы ты плакала, только над мелодрамами. И мне не нравится видеть, что тебе больно.

– Тогда почему… почему ты уехал от меня вот так?

Дрейк убрал прядь волос с ее лица и покрыл его поцелуями. Кейт сдалась в плен его губам, мурлыкая от удовольствия. Она даже не заметила, как они оказались в спальне.

– Что ты делаешь? – выдохнула девушка, когда он задернул шторы.

– Создаю обстановку… – прошептал он, снимая футболку. Дрейк проделал то же самое и с топом Кейт. Он начал расстегивать ее шорты.

Девушка слабо запротестовала:

– Я не мылась. Не смотри на меня. Я вся в песке и…

– Мне все равно.

– А мне нет. Я всегда принимала душ перед тем, как ты придешь. Мне нравится чувствовать себя чистой, хорошо выглядеть, приятно пахнуть…

Дрейк приблизился и положил ее руки себе на плечи, снова покрывая ее лицо поцелуями.

– Так ты мне нравишься даже больше… естественная… дитя солнца, моря и песка.

Дрейк слизал подсохшие слезы с ее щек. Кейт хихикнула.

– Ты как Кошка, только у тебя язык не такой шершавый.

Дрейк привычным движением расстегнул ее бюстгальтер, освободив роскошную грудь.

– Мне нужно полотенце. Этот песок… – отряхиваясь, поморщилась девушка.

– Волшебная пыль с волшебного замка. Иди ко мне. Позволь мне стать твоим полотенцем.

Дрейк опустился к ее груди и подул на нее. Соски Кейт слегка затвердели. Стон удовольствия сорвался с ее губ.

– О, какая вкусная вишенка, – соблазнительно улыбнулся Дрейк.

Он снова подул на один из ее сосков, на этот раз согревая его своим дыханием. Дрейк не прикасался к Кейт. Он растягивал томительную муку, то же самое проделав и со вторым розовым бутоном.

– Они почти чистые, осталось только… – Дрейк нежно взял один сосок в рот, прикусив его немного. – Ты так же кормила бы нашего ребенка?

Кейт широко раскрыла глаза и оттолкнула его.

– Как ты можешь спрашивать?

– Я не хочу, чтобы ты боялась говорить об этом. Не хочу, чтобы мы делали вид, будто ничего не было. Ты стала бы чудесной матерью, Кейт, не сомневайся.

– Мы не должны… – виновато произнесла девушка.

– Но ведь тебе стало лучше, правда?

– Почему мужчины всегда сводят все к сексу?

– Хорошо, мы не будем заниматься любовью, мы просто полежим рядом, обнявшись. Тебе ведь это нравится. Вот только ты никогда не оставалась у меня на всю ночь. Как только тебе казалось, что кто-то из нас может заснуть, ты сразу одевалась и уходила.

– Но я думала, ты этого хотел…

– Ты ошибалась. Мне нравится быть с тобой рядом. Чувствовать тебя. Вдыхать твой аромат. – Дрейк потянулся к ее трусикам, но Кейт смущенно отстранилась.

Вдруг он обнаружит там песок?

– Я не стану снимать их…

– Но ты же не любишь спать в белье. Я хочу, чтобы тебе было удобно… – И, прежде чем Кейт успела найти какую-нибудь отговорку, Дрейк сорвал с нее трусики.

– Хорошо, тогда ты останься в джинсах.

Кейт прыгнула в постель и поспешила укрыться одеялом, чтобы Дрейк не заметил улыбку на ее лице.

Он устроился рядом в соблазнительной близости. Их носы почти соприкасались.

– Хорошо, правда? – промурлыкал Дрейк, обнимая ее крепче.

– Д-да… – неуверенно отозвалась Кейт, чувствуя, как ее снова охватывает желание.

Чем дольше они так лежали, тем труднее становилось не замечать Дрейка. Кейт не хотела, чтобы их связывал только секс. Хотя и не могла отрицать, что это был самый незабываемый опыт в ее жизни.

По одеялом становилось нестерпимо жарко. Дрейк не предпринимал никаких попыток заняться с ней любовью. Он показывал, что уважает ее желания, несмотря на очевидное возбуждение.

Кейт откинула одеяло и соблазнительно качнула бедром.

– Я хочу тебя…

– Ты уверена?

– Да, Дрейк… я хочу тебя… прямо сейчас! Ему не требовалось еще одно приглашение.

Его чувства были накалены до предела. Он рывком снял с себя джинсы и вошел в нее, быстро и грубо, рыча от страсти и голода по ее роскошному телу. Его движения были резкими и неистовыми, а финальный стон разрезал тишину ночи и разнесся по окрестностям, словно раскат грома…

Еще два раза они занимались любовью этой ночью. Но чувственно и медленно, растягивая наслаждение. А потом, когда последняя волна экстаза накрыла обоих с головой, Дрейк выключил свет и укрыл Кейт одеялом, прижимая ее к своей груди.

– А теперь, – удовлетворенно заключил мужчина, – мы заснем в одной постели, как все хорошие любовники!

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

Две недели спустя Кейт на цыпочках подошла к двери кабинета Дрейка. Девушка приложила палец к губам, давая знак Принцу, чтобы тот не выдал ее.

Она подняла руку, собираясь постучать, но потом передумала. Кейт закусила губу в неуверенности. Если дверь закрыта, значит, Дрейк не желает, чтобы его беспокоили. Они договорились с самого начала. Закрытая дверь – знак того, что Дрейк погружен в работу и Кейт придется зайти позже.

Только если это не что-то важное. Интересно, посчитает ли Дрейк это уважительной причиной?..

– Не могу больше выносить твои сомнения!

Раздавшийся из-за двери голос Дрейка заставил Кейт подпрыгнуть от неожиданности.

– Гав! – радостно подхватил Принц, заслышав хозяина.

– Можешь войти, Кейт.

Девушка приоткрыла дверь и заглянула внутрь, оттолкнув Принца, чтобы тот не ворвался в комнату.

– Я не собиралась стучать, – оправдывалась она. – Я бы подождала. Или я уже нарушила ход твоих мыслей?

Дрейк наклонил голову и проницательно взглянул на Кейт поверх чуть опущенных очков. Девушку умиляло, что Дрейк работает в очках в тонкой золотой оправе. Она дразнила его «настоящим писателем». Однажды мужчина надел их, когда они занимались любовью, и Кейт призналась – в них он все же невероятно сексуален.

– Соврать или сказать правду?

– Соври, пожалуйста, – попросила Кейт, войдя.

Дрейк отложил ручку, которой правил рукопись, и снял очки.

– Ты выглядишь уставшей.

– Я устала, и у меня грязная голова. – Кейт провела рукой по растрепанным кудряшкам. Ее волосы вились всякий раз, когда проходило несколько дней после последнего мытья. – Воды нет.

– Злишься на отлив? – Дрейк удобнее расположился в кресле, весело глядя на девушку. – Подожди несколько часов, и вода появится.

– Я имела в виду дом. Пошла в душ, и ничего не получилось. Агент сказал, чтобы я позвонила сантехнику, но оказалось, тот не работает в выходные… в общем… ты не возражаешь, если я воспользуюсь твоим душем?

– Ты же знаешь, что тебе незачем даже спрашивать. Можешь мыться в моем доме, когда пожелаешь. Полежи в джакузи. Я же знаю, как ты любишь принимать расслабляющую ванну. Твоя кожа становится такой нежной после всех этих лосьонов…

Дрейк специально напомнил Кейт о том, что не один раз сам наносил лосьон ей на тело, демонстрируя способности к эротическому массажу…

– Спасибо. – Кейт не знала, куда деть глаза. – Я все утро провела на пляже. Думаю, принесла с собой кучу песка и соли.

Дрейк оглядел ее великолепный загар.

– Ты рада, что я уговорил Маркуса продлить твой отпуск?

– Уговорил? Да это было больше похоже на шантаж! – рассмеялась Кейт.

Сейчас невозможно поверить, что сначала девушка отказалась от предложения Дрейка провести еще немного времени на золотом пляже в Ойстер-Бич. Но мужчина знал слабые места Кейт и умело воспользовался этим.

– Ты недавно пережила большое потрясение и просто обязана взять дополнительный отпуск, чтобы полностью восстановиться, – поучал он. – Разве врач не посоветовая тебе отдых и покой для приведения нервов в порядок? Маркус постоянно создает тебе стрессовые ситуации, а ты не замечаешь. Понимаю, он высоко ценит твой профессионализм, но это не значит, что ты должна работать больше всех. Когда на карту поставлено здоровье, еще месяц отдыха – меньшее, чего ты можешь требовать. Ты ведь так долго работала без выходных. Могу поклясться, ты даже больничный никогда не брала.

– Ладно, я могу позвонить Маркусу и попросить… – неуверенно начала Кейт, мечтая о еще нескольких чудесных неделях в постели с любимым.

– Не проси, просто скажи ему! – объявил Дрейк и, кажется, успокоился.

Вот только когда Кейт наконец решилась взять у него мобильник и набрала номер Маркуса, тот осыпал ее комплиментами, заметив, что, сколько бы она ни отдыхала, ее работа никуда не убежит.

– Ты уже обо всем с ним договорился! – набросилась Кейт на Дрейка, отключив телефон.

– Это ради твоего же блага. Кто-то должен заботиться о тебе.

– Интересно, как бы ты отреагировал, если бы я заключила от твоего имени контракт, не сказав тебе ни слова?

– О, я бы не расстроился, дорогая. Ненавижу всю эту бумажную волокиту. Я могу уволить своего агента и сохранить двадцать процентов гонорара.

Следующим предметом спора между Кейт и Дрейком стал жилищный вопрос. Мужчина утверждал, что глупо продолжать снимать бунгало, когда Кейт почти каждую ночь проводит в его доме.

– Ты находишься у меня столько времени, что могла бы переселиться сюда, – заметил Дрейк. – Скоро сезон отпусков, арендная плата повысится.

– Полагаю, лучше, если я все же останусь в бунгало. Если не смогу платить за него и не найду чего-нибудь дешевле поблизости, то просто уеду домой, – заявила Кейт.

Она не собиралась принимать жизненно важные решения, основываясь на спонтанных порывах.

– Кроме того, я знаю, как важно для тебя уединение, – напомнила ему девушка. – Так что спасибо за предложение, но нам обоим будет лучше оставить все как есть.

К счастью, агент не повысил плату и сообщил, что бунгало свободно весь следующий месяц. Кейт и Кошка остались в Ойстер-Бич еще на несколько недель…

– Почему бы мне не пойти и не посмотреть, что там у тебя с водой? – предложил Дрейк.

– Но ты ведь писал, – виновато пробормотала Кейт, семеня следом за ним вниз по лестнице.

– Я продолжал бы работать, но у меня возникла проблема с героем, – пояснил мужчина, рассовав по карманам некоторые инструменты.

– Неужели работа не идет?

– Да нет. В общем, все нормально. Чего нельзя было сказать о кранах.

– Ты что-нибудь понимаешь в сантехнике? – поинтересовалась Кейт, как только Дрейк скрылся под раковиной.

Кажется, она уязвила его мужское начало.

– Я помогал строить оросительные системы в пустыне. Устраивает?

– Я просто спросила. – Девушка подняла руки в знак капитуляции. – Ммм… тогда я оставлю тебя, да? – Она поспешила прочь из ванной, услышав, как Дрейк выругался.

Некоторое время спустя он вышел на веранду, где Кейт читала, поглаживая Кошку, задремавшую у нее на коленях.

– Бесполезно. Вряд ли у тебя в скором времени будет вода.

– Но почему? – спросила Кейт, переложив спящего котенка на диван.

– У тебя особая система закачки воды. Может понадобиться уйма времени, чтобы наладить ее.

– И что же мне делать?

– В данный момент – ничего. Ты не можешь обходиться здесь без воды. Если, конечно, не готова бегать к соседям с ведром всякий раз, когда захочешь в туалет, – добавил Дрейк с сарказмом, заметив, что Кейт уже собралась возразить ему.

Меньше чем через час он перенес чемоданы Кейт в спальню на первом этаже своего дома и с интересом наблюдал, как девушка развешивает свою одежду в шкафу.

– Это временно. До тех пор, пока не починят краны, – сказала Кейт, убирая нижнее белье в ящики комода.

– Конечно.

Кейт сверкнула глазами, заметив удовлетворение на лице Дрейка. Тот поспешил ретироваться.

– Что ж, полагаю, мне пора вернуться к делам. Ты уже знаешь здесь все. Чувствуй себя как дома…

Кейт прожила у Дрейка неделю, а деталей, необходимых для починки кранов, все не было. Из того, что сообщил сантехник, девушка поняла лишь одно – ей придется еще немного подождать.

Но Кейт нравилось жить с Дрейком.

Сначала девушке было неудобно. Но чувство неловкости ушло, как только Дрейк попросил ее провести для него небольшое исследование. Кейт с головой погрузилась в это задание. Она много времени стала проводить в его библиотеке и за компьютером, изучая в Интернете информацию о Балканах.

Дрейка поразила ее способность добывать факты со скоростью света.

– Для тебя это обычное дело, так? – поинтересовался он, присоединяясь к ней за ленчем. – Ты сохранила мне кучу времени. Прости, что немного испортил твой отпуск.

– О, мне это в радость. Как и петь, стоя у плиты.

– Да, ты потрясающий кулинар.

– Рада, что тебе нравится. Кстати, Маркус зачтет это как рабочее время.

– Может, потому, что я намекнул ему, что с твоей помощью сдам книгу в два раза быстрее? А если ты хочешь услышать, как пою я, милая, то тебе нужно только коснуться меня, как прошлой ночью…

Ночи Кейт нравились больше, чем все остальное. Не только потому, что их секс стал еще более потрясающим. Главное – они еще долго лежали в объятиях друг друга, разговаривая.

Именно в такие моменты Кейт узнала подробности его жизни с матерью, чья любовь к мужу разрасталась, словно опухоль, превращаясь со временем в болезненную навязчивую идею. Дрейку как будто проще было высказаться в темноте ночи, а Кейт, уж точно, легче было выслушать его.

Однажды вечером Дрейк вернулся из города с пакетом в руках.

– Это от Маркуса, – сообщил он, садясь за стол и бросив на него большой конверт и еще один, маленький, запечатанный.

Кейт перестала резать овощи к обеду.

– Я считала, он не знает, где ты живешь.

– Теперь знает. По крайней мере о почте на побережье ему известно.

– Надеюсь, ты не решил, что я дала ему адрес.

– Нет. Я сам сообщил ему. Видишь ли, я подумываю о том, чтобы обосноваться в Ойстер-Бич. Я уже достаточно известен и богат, так что могу позволить себе это.

Дрейк планирует жить здесь постоянно! Но что же будет с ней?

– И когда ты хочешь переехать?

– Я еще не решил, – ответил Дрейк с подкупающей искренностью.

Кейт взглянула на небольшой конверт на столе.

– Почему ты не открываешь его? – поинтересовалась девушка.

– Потому что знаю, от кого это письмо. – Дрейк перевернул конверт, чтобы она могла прочесть адрес.

Перт, Австралия. Джеймс Джон Ричардсон. Ричардсон?

– Это от…

Дрейк горько усмехнулся:

– Конечно, в мире не один Джеймс Джон Ричардсон, но Маркус уверяет, что этот человек называет себя моим блудным папашей. Он попросил «Энрайт медиа» переслать мне его письмо.

– Думаешь, это твой отец?

– Я знаю. Мне всегда было известно, где живет этот ублюдок, а вот он никогда не интересовался мной.

– Ты собираешься прочитать?

Дрейк встал. Его тело напряглось.

– Он ничего для меня не значит. Мне неинтересно, что он там пишет.

– Но это может быть важно…

– Нет! – Мужчина резко развернулся на каблуках. – Можешь читать, если тебе любопытно. У меня много работы…

Еще долго после его ухода Кейт не решалась открыть конверт. В конце концов она все же разрезала его ножом для писем. Внутри был обычный лист бумаги с печатным текстом.

Девушка поднялась в кабинет Дрейка. Он стоял на балконе и глядел вдаль, опершись руками о перила. Мужчина не взглянул на нее, когда Кейт тихо подошла к нему сзади с письмом в руке.

– Ему, конечно же, нужны деньги, – бросил Дрейк.

– Он пишет, что увидел твое фото на обложке книги и понял, кто ты. Потому что ты очень похож на его сыновей. Джеймс провел собственное расследование и считает, что представители прессы будут крайне заинтересованы узнать твою историю. Он готов поведать ее им, если ты не поможешь с деньгами. Говорит, ты задолжал ему за свою сумасшедшую мать. Что ты достаточно богат. И несколько сотен тысяч тебя не разорят. Но как ты догадался?

– Вряд ли это было письмо раскаяния, – снова усмехнулся Дрейк. – Джеймс Ричардсон никогда не испытывал угрызений совести за то, что сделал. Пусть горит в аду, мне все равно.

– А что, если он продаст твою историю?..

– Черт с ним. Все публикации хороши, если верить Маркусу. Скандал только пойдет на пользу моей популярности.

– Дрейк… – Кейт опустила руку ему на плечо в знак поддержки, но он резко дернулся, со злостью развернувшись к ней.

– Меня зовут Майкл Джеймс Ричардсон. Меня учили гордиться своим отцом и делать все возможное, чтобы быть хорошим сыном. Но, видимо, мне это не удалось. Потому что после того, как отец бросил нас, у него родился еще один сын, которого тоже назвали Майкл Джеймс Ричардсон. Он забрал мое имя, стерев меня из своей жизни, как будто я никогда и не существовал. И я забыл об отце. Пусть делает, что хочет. От меня он не получит ни цента!

В эту ночь Дрейк взял Кейт с какой-то особой неистовостью, а после, когда их тела сплелись вместе, он рассказал ей о своем маленьком братишке, Россе, который родился, когда Дрейку исполнилось девять лет.

– Не знаю, кто был его отцом. Кажется, один из дилеров, достававших наркотики для мамы. Тогда она принимала все, что могла найти. Сначала она утверждала, что Джеймс вернулся к ней и сделал ей ребенка. А потом, когда поняла, что это плод ее воображения, забросила малыша. Мне пришлось самому ухаживать за Россом. Я кормил его, менял подгузники, лгал властям и воровал, чтобы купить ему одежду. – (Кейт накрыла ладонью руку Дрейка, желая разделить с ним его боль.) – А когда Россу исполнилось четыре, он заболел. Мама была слишком занята поисками очередной дозы и ничего не замечала. Однажды я пришел из школы, а Росс уже умер. У него была менингококковая инфекция. Он задохнулся.

Кейт крепче обняла его.

– Боже, Кейт, все произошло так быстро. Вчера Росс еще был жив, а сегодня его уже не стало. Как моего отца, когда он бросил нас. Как моей матери, когда она покончила с собой через шесть месяцев после смерти Росса. У брата был шанс выжить, но меня не оказалось рядом. Я был ему вместо отца. И я позволил ему умереть. Теперь понимаешь, почему меня страшит мысль об отцовстве?

Кейт не знала, стала ли эта ночь судьбоносной для Дрейка. Когда она проснулась следующим утром, он уже работал. И это лишь укрепило ее последующее решение.

В ту ночь Дрейк впервые нарушил свое неписаное правило.

Один лишь раз.

Возможно, он просто не осознавал, что делает, или забыл, или это просто вылетело из головы. Но Кейт все чаще и чаще думала о той ночи.

Месячные снова не пришли, но на этот раз Кейт не могла позволить себе повторить ошибку. Именно поэтому она решила съездить в больницу в Витианге.

Один лишь раз.

То была единственная ночь, когда Дрейк не воспользовался презервативом. А она уже давно отказалась от таблеток. Чем это грозит женщине, у которой снова случилась задержка?.. В прошлый раз она не забеременела. А сейчас?

Один лишь раз.

Только в ту ночь Кейт отдалась в руки судьбы.

Один лишь раз.

Да, подтвердила доктор, иногда одной попытки бывает достаточно. Именно по этой причине так много беременностей в подростковом возрасте.


– Срок всего несколько недель, но ранний выкидыш вам не грозит. Вы, наверное, очень счастливы сейчас. После того, что случилось с вами недавно.

Кейт молча подняла глаза на гинеколога и расплакалась.

Еще долго в ее ушах звучали поздравления. Как в тумане она ехала в город и делала покупки, которые потом должны были послужить оправданием за долгое отсутствие.

К счастью, приехав домой, она обнаружила там записку от Дрейка, где он сообщал, что повез Принца на ежегодный ветеринарный осмотр. Это дало девушке время успокоиться и собраться с мыслями.

Она поставила сумки на кровать и впустила мяукающую под дверью Кошку. Любопытное создание тут же сунуло свой нос в пакет с покупками.

– Хочешь взглянуть, да? – Кейт достала бледно-желтый детский костюмчик и крошечную шапочку. – Это потому, – объяснила она кошке, – что мы не знаем, родится у нас мальчик или девочка. Но на всякий случай я купила еще несколько голубых комплектов и пару розовых.

Скоро Кошка устала от пестрых одежек. Она разлеглась на кровати, нервно размахивая хвостом. Не удержавшись, Кейт надела на нее маленькую голубую шапочку и рассмеялась.

– Кажется, я немного сошла с ума, – произнесла она, достав чемодан и начав укладывать туда вещи.

– Кейт?

Девушка в ужасе сгребла всю одежду в охапку, бросила в чемодан и закрыла его как раз в тот момент, когда на пороге возник Дрейк.

– Что это? – Его внимание сразу привлек чемодан. – Куда ты собралась?

– Н-никуда.

– Уезжаешь, Кейт?

– Я…

– Покидаешь меня? Вот так просто? Втихомолку? Что ты хотела сделать? Оставить мне записку?

– Нет…

– Как ты могла? После той ночи? После всего, что я рассказал тебе?

– Нет, Дрейк, ты ошибаешься.

– Тогда скажи мне, в чем дело? Что я сделал не так?

– Ничего. Ты ничего не сделал.

Дрейк притянул ее к себе и обнял. Крепко.

– Не уходи. Что бы там ни было, не покидай меня, Кейт. – Он никогда не умолял ее раньше. Сердце девушки разрывалось на части. – Поговори со мной, прошу. Скажи мне, как остановить тебя. Я открыл тебе свою темную сторону, но ты же не осуждаешь меня, правда? Я могу измениться, Кейт… разве последние недели не доказали это? Я впустил тебя в свою жизнь. Умоляю, не поворачивайся ко мне спиной, не вычеркивай меня, как ненужную страницу! Ты можешь рассказать все. Думаешь, я не смогу выдержать?

– Я люблю тебя, во-первых.

– Ты призналась мне в любви вчера. Но это не единственное, да? Прости, я не очень силен в выражении чувств…

– Дрейк, ты же писатель…

– Но с тобой я просто мужчина. Другие люди ничего для меня не значат. Боже, Кейт, я люблю тебя. Ты должна была все понять уже давно. Ты – единственная, с кем я хотел бы быть всегда, провести остаток дней. Тебе ведь нравится Ойстер-Бич? Мы можем жить здесь вместе. Ты будешь работать с помощью Интернета, я – писать. Мы будем вдвоем. Только ты и я…

– Но с ребенком нас станет уже трое, – прошептала Кейт.

– То есть ты не выйдешь за меня замуж, если не забеременеешь?

– Я… замуж?

– Разве не так поступают двое любящих, когда приходит время?

– Но… ты же не из тех, кто обзаводится семьей.

– С тобой я хочу быть в горе и в радости. Пока смерть не разлучит нас. Разве ты не желаешь того же? И зачем ты ходила к врачу сегодня, Кейт?

– Ты видел меня?

– Не я. Кристи. Не хочешь говорить? Это личное? Или… ты беременна?

– Как ты узнал?..

– Мы не предохранялись той ночью. Я просто потерял голову. Я бы сошел с ума, если бы не взял тебя тогда, Кейт.

– Но… мне казалось, ты против детей…

– Да, я боялся ответственности, ошибок, которые мог бы совершить, но с тобой… с тобой я чувствую себя сильным, Кейт. Ты подарила мне веру в себя. – Дрейк помолчал. – Или ты считаешь, что я не смогу стать хорошим отцом?

– О, – улыбнулась девушка, – как только расплачусь с хозяином бунгало, я куплю тебе тысячу книг для начинающих папочек.

– Вообще-то тебе не придется ни за что платить. – Дрейк уставился в потолок. – Хозяин бунгало счел, что вы с Кошкой отлично прижились в его доме.

– Ты… владелец бунгало?

– У меня несколько домов в Ойстер-Бич.

– Так ты знал, что я приеду? И мог в любой момент выселить меня?

– Нуда, в твоем договоре было столько воды. Кстати, о воде…

– Мои краны не были сломаны, да? – догадалась Кейт.

– Кое-где подкрутить, и будут как новые.

– Ах ты, – девушка слегка пнула его в грудь, – обманщик!

– Что это?

– Что?

– Этот звук. В чемодане. – Дрейк с удивлением посмотрел на Кейт. – Только не говори, что ты упаковала и котенка.

– О… Ой! – вскрикнула она, поспешив выпустить Кошку из плена.

Черная головка высунулась из груды вещей, недовольно фыркнув. Дрейк снял крошечную пинетку с хвоста невольной пленницы.

– Я купила кое-что, – пожала плечами девушка.

– Вижу. – Дрейк повертел в руках ботиночек. – Для нашей дочки?

– Или сына. Мы можем назвать его Росс, если хочешь… – предложила Кейт. На ее глазах выступили слезы.

Дрейк усадил Кейт на кровать и поцелуем осушил ее слезы, которые сменились счастливой улыбкой.

– А если родится девочка, мы назовем ее Джой. В честь радости, которую ты подарила мне, любимая. – Дрейк запечатлел поцелуй на ее губах. – Отныне и навсегда.


home | my bookshelf | | Один лишь раз |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 3
Средний рейтинг 4.7 из 5



Оцените эту книгу