Book: Экзамен на верность



Сьюзен Нэпьер

Экзамен на верность

Глава 1

– Что это такое, черт побери?!

Калера Мартин умела владеть собой, но она подскочила от удара, которым ее шеф распахнул дверь из своего кабинета.

Она застыла, руки вцепились в стол. Дункан Ройял был в ярости, весь растрепанный, в руке он держал лист бумаги. Он всегда больше походил на задиру, даже в дорогом костюме и галстуке, чем на владельца мультимиллионной корпорации. Он был высоким и крепким и в споре с конкурентами не стеснялся использовать свой мощный вид в качестве дополнительного аргумента. Как правило, это действовало на несговорчивых.

– Что это такое? – повторил он и швырнул ей бумагу, которую держал в руке.

– Это мое заявление об уходе.

– Я это вижу!

– Тогда… что же вам непонятно? – осмелилась спросить она.

Калера завороженно смотрела, как нервически подергивался уголок его узкого рта над мощной челюстью. Она была подавлена напором его энергии. Такое с ней случилось впервые за все три года работы секретаршей Дункана Ройяла в «Лабиринт Технолоджис».

Он придвинулся ближе, его глаза горели. Калера вжалась в кресло.

– А… что именно вы не поняли? – повторила она робко.

– Здесь все непонятно, черт побери! Калера, неужели это все, чего я заслуживаю? Даже не сказали, просто подсунули мне заявление, а ведь я ценю вас, вы одна из моих самых надежных помощников…

Калера нервным жестом заправила в элегантную прическу выбившуюся прядь. Ее узкое овальное лицо не отразило пробежавшего по телу нервного озноба. Гарри, бывало, говорил, что она похожа на Мадонну на средневековых картинах.

Она знала, как много значило личное доверие для Дункана Ройяла. Именно на доверии подчиненных он строил успех в делах. Компьютерная промышленность была очень сложным делом, где царила жесточайшая конкуренция. Однако Дункану удалось завоевать рынок своими разработками компьютерного обеспечения, опираясь исключительно на тщательный подбор персонала вплоть до уборщиц. В результате он собрал надежную команду.

– Вы говорите так, будто я ухожу без предупреждения… К тому же я отработаю четыре недели, как оговорено в контракте…

– К черту контракт, я не об этом! Вы что, не могли сначала обсудить это со мной? Я что, такой уж недосягаемый?!

Для своих подчиненных он был доступен в любой момент, всегда готов был выслушать их мнение по любому вопросу.

Калера опустила густые ресницы, пряча свои серые глаза.

– Простите… но я приняла решение. Тут нечего было обсуждать…

– Вы хотите сказать, что руководителю не стоит объяснить причину увольнения? Черт возьми, Калера, я действительно ценю вашу работу!

Ее захлестнула новая волна раскаяния, но тут в дверях появилось темнокожее лицо Анны Айхаки, помощницы шефа.

– Эй, подруга, что за шум?.. Здравствуйте, шеф, я должна была догадаться, что это вы. А я-то уж решила, что Калера завела свору ротвейлеров!

Дункан свирепо посмотрел на нее:

– Анна, у нас разговор.

– В самом деле? – Анна вошла, переводя взгляд с Дункана на Каперу. – И по какому поводу?

– Я потом тебе расскажу, – поспешно сказала Калера.

– Ухожу, только прикрою дверь, шеф? – с милой улыбкой добавила Анна. – А то ваш разговор на всем этаже слышно! – И она быстро захлопнула дверь.

– Я когда-нибудь сверну шею этой девчонке, – прорычал Дункан и повернулся к Калере.

– Послушайте, – решительно начала она, – для моего ухода есть веская причина.

– И что это за причина?

Калера облизнула внезапно пересохшие губы. Что лучше – сказать прямо или ходить кругами? Она колебалась…

– Послушайте, Калера, вы не просто секретарша – на вас весь офис держится. Вы всегда были довольны работой. Деньги? Я что, недостаточно вам плачу?

Нелепый вопрос. Его щедрость была общеизвестна. Он с ума сводил бухгалтеров своими требованиями делить между сотрудниками все прибыли. Он так хорошо обращался со своими сотрудниками, что ни одному конкуренту еще не удалось подкупить или переманить кого-либо 13 «Лабиринт Технолоджис».

– Достаточно, но…

– Вы здесь несчастны?

– Счастлива, но…

– Но что? – резко перебил он. – У вас проблема, о которой вы не решаетесь мне сказать? К вам кто-то приставал?

Она не поняла:

– Приставал?..

– Да, домогался вас? Ну, намекал, лапал?

Она покраснела.

Он развернул ее кресло так, что они оказались лицом к лицу.

– Значит, приставал! – Он взял ее руку в свои ладони. – И кто это? Скажите мне, Калера, и, кто бы он ни был, я вышвырну этого ублюдка вон!

Его темно-синие глаза осмотрели ее фигуру. Было что-то властное в его взгляде. Волна неожиданного тепла окатила Калеру, когда его пристальный взгляд скользнул по выпуклости ее маленьких грудей. Она подавила в себе непрошеный трепет.

– Ради бога, Дункан, никто ко мне не приставал! – Она попыталась высвободить руку, но он не отпустил ее.

– Тогда почему вы покраснели?

– От стыда, потому что вы подумали, будто я сама не могу справиться с домогательствами.

Он нахмурился, машинально водя пальцем по ее руке.

– Вам надо было сказать, что к вам пристают.

– Говорю же, что ко мне никто не приставал… – Она осеклась, заметив, что его лицо стало ледяным.

Дункан смотрел на ее левую руку.

– Вы сняли обручальное кольцо! – удивился он, коснувшись полоски белой кожи на ее пальце, где было раньше кольцо. – Почему вы не носите кольцо Гарри?

Незащищенная полоска кожи оказалась очень уязвимой, а легкое поглаживание пальца Дункана словно посылало лихорадочные импульсы вверх по руке Калеры.

– Я решила, что пора его снять, – запинаясь, ответила она и сжала пальцы в кулак, освобождаясь от его настойчивых прикосновений. – Я никогда не забуду Гарри…

Он склонился к ней, положив руки на подлокотники ее кресла. Его лицо смягчилось, что-то вспыхнуло в его глазах, когда он посмотрел в ее зардевшееся лицо.

– Вам нечего смущаться, Калера. Вы два года после его смерти носили обручальное кольцо и не смотрели на мужчин…

– Да, так оно и было, а вчера… один мой знакомый… попросил меня выйти за него замуж…

Дункан Ройял потерял дар речи. Он выглядел так, будто его ударили дубиной по голове. Его смуглое лицо побледнело, подчеркивая черноту бровей, почти сошедшихся на переносице.

Капере показалось, что если бы он не держался за подлокотники ее кресла, то упал бы на пол.

Дункан был буквально ошарашен!

– Он попросил меня стать его женой… и я согласилась, – заговорила она торопливо, предупреждая шквал вопросов, который она уже видела в его глазах. – Дома я сняла кольцо… Я же не могу его носить, если я помолвлена с другим… разве что буду надевать его иногда к вечернему платью… потом, когда мы поженимся.

Немигающий взгляд Дункана остановился на ее тонкой правой руке, где теперь должно было быть кольцо жениха – свидетельство их обручения.

Она поняла его взгляд и быстро сказала:

– У меня пока нет его кольца, мы хотели выбрать его вместе… вечером, после работы…

– И сколько это уже продолжается? – Он напрягся.

– Несколько месяцев, – призналась она, хотя на самом деле это длилось куда меньше.

Его темные брови сдвинулись.

– У вас появился мужчина, а вы ни слова…

– Вы же не рассказываете мне о своих женщинах!

– Потому что… – Он осекся и взглянул на ее смущенное лицо. – Не рассказываю, но вы и так все знаете, вы ведь мой секретарь, отвечаете на мои звонки и вскрываете мою почту… плюс сплетни. Бьюсь об заклад, вам известно о моих любовницах больше, чем мне самому!

– Не знаю… – пробормотала Капера, представив себе череду красоток-фотомоделей. Хотя, учитывая легендарную неутомимость Дункана и средний срок существования рядом с ним той или иной его подружки, эта идея не была столь уж фантастичной.

Чтобы замять эту скользкую тему, он вернулся к ее жениху:

– Итак, кто он, этот прекрасный человек, который так случайно вошел в вашу жизнь, что вы даже не считаете нужным представить его друзьям? Какой-нибудь замухрышка, с которым вам стыдно выйти на люди?

– Нет, вовсе нет! – Калера перевернула подставку для ручек. – Он образован… У него своя компания…

– Он богат?

– Да.

– Красив?

– Очень.

– Умен?

– Необыкновенно.

– Хороший любовник?

– Великолепный.

Он было продолжил, но она его опередила:

– А еще он добрый, щедрый, любит детей, животных и привязан к своей матери.

Он скептически поморщился:

– Все еще держится за мамину юбку? Он моложе вас?

– Мне только двадцать семь, а он в самом расцвете!

– Хотите сказать, что он вам вроде папика.

– Собственно, он как раз вашего возраста.

Его глаза блеснули.

– Может, вы кинулись к нему в объятия от безответной любви ко мне?

Она почти закричала:

– Вот уж в кого я не хотела бы влюбиться, так это в вас!

– Значит, ему, как и мне, тридцать четыре, он хорош собой, умен, богат, любит детей и животных… Это уже не говоря о том, что в постели он просто великолепен… Скажите, Калера, а что есть у него, чего нет у меня?

– Скромность! – В голосе Калеры зазвучала злость.

– Кто бы ни был этот человек, он слишком хорош.

– Тем не менее это так.

– Что-то не верится.

Искренность, прозвучавшая в ее голосе, заставила его умерить издевку в тоне. Он взглянул на нее поверх компьютера, его глаза под густыми бровями были задумчивыми.

– Он и в самом деле существует?

– Да, – твердо ответила она. – Если бы его не было, я бы не увольнялась.

– Это его условие?

– Не то чтобы условие… – начала она осторожно. Он перебил:

– Вы бросаете любимую работу только из-за того, что этот ваш образец совершенства не хочет, чтобы его жена работала?! Что это еще за средневековье?! Пошлите-ка вы этого неандертальца знаете куда!..

– Он вовсе не…

– А кто же он тогда? Вы что, уезжаете? Разве он живет не в Окленде?

– В Окленде, но…

– Может быть, вы беременны? Может быть, вы с вашим любовником были слишком неосторожны и теперь спешите к алтарю? Ничего, незаконнорожденные теперь не такой позор для семьи.

Нет, это зашло слишком далеко даже для Дункана. Калера вскочила.

– Разумеется, я не беременна, и вы зря меня оскорбляете. Стивен просто хочет на мне жениться.

Он отступил на шаг назад.

– Итак, у этого таинственного человека есть имя, – заключил он. – А что дальше? Я его знаю?

Калера сложила руки за спиной и распрямила плечи.

– В общем, да. Если вы узнаете, кто это, то поймете, почему я увольняюсь. Это Стивен Прайор, – объявила она.

Глава 2

– Ну и как он это воспринял?

– Не очень хорошо, – со вздохом ответила Калера, наблюдая за тем, как ее жених аккуратно очищает омара своими сильными пальцами, без суеты отделяя мясо. Она завидовала сочетанию его уверенности и прирожденного изящества.

Стивен ополоснул руки в миске с ароматной водой и вытер их накрахмаленной салфеткой. Его золотое кольцо тускло блестело при свечах – единственное украшение, которое он, одетый в консервативный темный костюм с белоснежной сорочкой, позволил себе. Его одежда, столь же простая, сколь и дорогая, выгодно подчеркивала худощавое телосложение и по-мальчишески привлекательную внешность.

– Я так понимаю, что это одно из твоих мастерских преуменьшений, – заметил он, поднимая бокал шампанского в ее честь. Калера в очередной раз восхитилась изяществом его манер. Куда бы она ни шла вместе со Стивеном, ей приходилось держать себя как леди. Гарри был прекрасным человеком и хорошим мужем, но что касается светскости… Красивые жесты были не в его стиле.

Она оглядела роскошный ресторан, наслаждаясь обедом в обществе, которое вызывало завистливые взгляды других женщин. До этого им приходилось встречаться в уединенных, немноголюдных местах, где они не привлекали ничьего внимания, но теперь могли появляться на публике. Стивен говорил, что хочет показать ее во всей красе. Он гордился своей невестой и собирался представить ее своим друзьям, дабы они оценили его выбор. Он уже планировал грандиозный пир по случаю помолвки, и Калера надеялась, что не подведет его своей неопытностью. Они с Гарри жили очень тихо: кино, соседнее кафе и пикник с парой близких друзей – вот и все развлечения. Но у Стивена были другие представления о жизни. Калера знала, что его первая жена имела ученую степень и весьма респектабельных родственников.

– Любой бы пришел в ярость, узнав, что его секретарша выходит замуж за его злейшего врага, – продолжал Стивен, и пристальный взгляд его глаз противоречил беспечному тону. – Так что он сказал?

Калера вздохнула и отложила вилку. К счастью, она успела поесть прежде, чем любопытство Стивена взяло верх над спокойствием.

– Рассказывать во всех подробностях?

– Можно вкратце, если подробности тебя компрометируют.

Он просто умирал от желания узнать все детали разговора, но также был намерен соблюсти условие, которое они оговорили при первой же встрече: ни слова о работе. Компания Стивена «ИнфоТек Системе» была прямым конкурентом «Лабиринт Технолоджис», и Дункан Ройял считался врагом номер один. Хотя «Лабиринт» имел некоторое преимущество, борьба компаний за перспективный новозеландский рынок продолжалась, подогреваемая личной враждой владельцев.

Сначала Калера была настороже, так как сомневалась, что Стивен сдержит обещание не касаться работы, но ее страхи оказались напрасны. Он соблюдал условия, и им было о чем поговорить кроме как о проектах «ИнфоТек» или «Лабиринта».

– Наверно, это было просто ужасно, – настаивал он, и Капера растерялась, не зная, как бы потактичнее описать сцену в офисе. – Я ведь говорил, что мне надо было пойти с тобой…

Она содрогнулась при мысли об этом.

– Это бы только все испортило! В любом случае в «Лабиринте» ты персона нон грата, тебя бы и на порог не пустили. Охранники знают тебя по фотографии.

– В самом деле? Этого я не знал. Капера прикусила губу, поняв, что проговорилась. Он с понимающим видом поднял бровь:

– Не беспокойся, в «ИнфоТек» мы тоже принимаем меры предосторожности. А в фотографию Дункана у нас кидают дротики, можешь ему это передать.

Калера почувствовала легкое раздражение, видя насмешливое лицо своего жениха.

– Нет уж, у меня и так достаточно неприятностей.

Стивен нахмурился:

– Он тебе угрожал? Я имею в виду, физически. Я-то знаю, что в ярости он страшен. Когда мы вместе учились в школе, его считали слишком неуравновешенным. Он заводил ссоры везде, где бы ни появился.

– Я знала, что вы были партнерами несколько лет назад, но то, что вы знакомы с детства… – проговорила Калера, внезапно почувствовав отчуждение вместо только что казавшейся близости. Только сейчас она поняла, как много ей еще придется узнать о человеке, за которого она собиралась замуж.

– Наши родители были зациклены на «правильном воспитании», и так как наши отцы воспитывались вместе, то и нам было уготовано совместное обучение, – Стивен пожал плечами. – Ройял с третьего класса был наглецом, и его бы выгнали, если бы не отец. Тот был большая шишка и давал деньги на школьные нужды.

– Должно быть, за несколько лет я к нему привыкла, – пробормотала Калера.

Стивен наклонился вперед, его светлые волосы упали на нахмуренный лоб.

– И что же было потом?

– Я произнесла твое имя, он тут же меня уволил, а потом вызвал охрану, и меня препроводили к выходу. Он даже не позволил мне взять вещи со стола…

Унижение, которое она пережила, ясно читалось на ее лице. Ее вели как преступницу!

Стивен задохнулся.

– Мерзавец!

Она была польщена его внезапной вспышкой негодования. Иногда ей казалось, что Стивен слишком уж хладнокровный, хотя обычно она находила эту черту привлекательной.

– Но он передумал еще до того, как я покинула здание. Разорвал мое заявление об увольнении и потребовал, чтобы я вернулась к работе.

– Что? – Стивен оторопел.

Калера была не в обиде на Ройяла. Резкая перемена взглядов была ей совершенно несвойственна. А вот одной из черт Дункана была как раз способность принимать спонтанные решения, и инстинкт практически никогда не подводил его. Он заслужил репутацию человека, который действует импульсивно, но всегда успешно.

– Охранники уже довели меня до входной двери, как Дункан догнал нас. Он объявил мне, что ошибся, притащил обратно в кабинет и запер меня там.

– Что он сделал? Заперся с тобой в кабинете?!

Калера уловила в его голосе оттенок подозрения. Краска бросилась ей в лицо.

– Нет, запер меня одну, – поспешила уточнить она. – Втолкнул меня туда, закрыл дверь на ключ, а сам ушел, успокоиться, как он сказал.

– Он посадил тебя под замок?! – Стивен был в ярости. – Надолго?

– Не очень, около часа, – ответила она, хотя это длилось час и пятьдесят одну минуту. Потом Дункан вернулся, чтобы прочитать ей лекцию о ловушках, которые подстерегают доверчивых молодых вдов при встрече с красноречивыми негодяями.

– И что потом? – Стивен явно злился.

Калера не хотела вдаваться в детали. Слова Дункана не льстили ни ей, ни Стивену. В сущности, они были просто оскорбительны. Она знала, что эти двое недолюбливают друг друга, но не представляла всей глубины враждебности между ними.



– Это все, что он говорил насчет меня? – докапывался Стивен, после того как Калера передала ему, что его назвали подлецом, мошенником, лживой крысой, несчастным неудачником, за ошибки которого платят другие.

– Ты ведь пригласил меня на ужин, а не на вскрытие! – взмолилась Калера, которой начинало действовать на нервы такое упорство. – Может, поговорим о чем-нибудь другом? Я рада, что все это закончилось, и не самым худшим образом. Дункан даже извинился за свое поведение – сказал, что был в шоке…

– Да уж, представляю, – мрачно рассмеялся Стивен. – А в общем, я не верю, что он хочет оставить место секретаря за тобой, зная, что мы помолвлены. И не поверю, даже если что-то изменится. Интересно, что он задумал? Он хитрая свинья, и я сомневаюсь, что он оказывает тебе услугу, разрешая отработать оставшийся срок. Возможно, твоя жизнь в эти несколько недель превратится в ад. Сколько бы он тебе ни заплатил, этого мало…

Вопрос был не в деньгах, а в гордости и принципах, подумала Калера. Воспользовавшись своим обезоруживающе искренним извинением, Дункан каким-то образом вытянул у нее обещание остаться до конца месяца, чтобы подготовить замену на ее место. Она не могла нарушить слово, ведь Дункан верил в ее порядочность. К тому же она не хотела терять друзей в «Лабиринте», исчезнув, словно была в чем-то виновата.

– Я справлюсь с этим, уверена, – сказала она в надежде на то, что Стивен ошибается. – Ты знаешь, я крепче, чем кажусь. – Она расправила прямые плечи. Ее хрупкое телосложение часто заставляло людей недооценивать ее внутреннюю силу и принимать спокойствие за пассивность.

– Да, я знаю, – Стивен прикрыл ее руку своей ладонью, одобрительно пожав ее. – Я просто не хочу, чтобы ты страдала из-за меня.

Она ощутила знакомое чувство удовлетворенности и ответила на его пожатие, сплетая свои пальцы с его. Он поднес ее руку к губам и галантно поцеловал.

Ей больше нравилась нежная забота о ней, комплименты. После трагической гибели Гарри, такого молодого, ей не хотелось снова влюбляться. Тогда она не думала, что сможет найти другого мужчину, так же идеально ей подходящего. Но когда судьба свела ее со Стивеном, ему удалось нежностью и настойчивостью завоевать ее разборчивое сердце.

Внезапно Стивен вздрогнул, нежный свет в его карих глазах погас.

– Ты сказала Ройялу, куда мы идем сегодня вечером?

Калера подняла свои красивые брови, удивленная такой резкой переменой.

– Нет, а что?

– А то, что он здесь, в ресторане, – и направляется к нам, – процедил Стивен сквозь зубы. – И будь уверена, не для того, чтобы пожелать нам всего хорошего.

Калера повернула голову, в то время как Дункан Ройял остановился за ее стулом. Только привычка к его эксцентричности в одежде позволила ей не открыть рот от изумления. Он был одет в черный короткий бархатный пиджак наподобие куртки матадора, лацканы и манжеты которого были усыпаны золотыми блестками. Все в нем, начиная от наряда и кончая мрачным и насмешливым выражением лица, бросало вызов.

– Ну-ну… разве это не счастливая пара? – протянул он, глядя на них сверху вниз с улыбкой тигра.

Его взгляд впился в их сплетенные руки, и прежде чем Калера сумела подавить импульс, как она уже виновато выдернула свою руку из разжавшейся ладони Стивена. Она тут же схватила стакан и сделала вид, будто пьет, но ей не удалось одурачить Дункана.

– Вы не против, если я к вам присоединюсь?

Калера онемела от такой наглости.

– Против!

Игнорируя возмущенный протест Стивена, Дункан ногой пододвинул к их столику соседний пустующий стул, не отрывая взгляда от покрасневшего лица Калеры. Он сел так близко к ней, что их ноги почти соприкасались под круглым столом. Она попыталась отодвинуться, но теперь ее обнаженная рука чуть не дотронулась до его бархатного рукава. Его черная рубашка была из шелка, с блестящими пуговицами, как она невольно заметила. И Боже!..

– Вы носите серьгу в ухе! – выдохнула она, даже забыв отодвинуться от него.

– Да, вам нравится? – Он повернулся так, что подвеска из золота с агатом закачалась возле его загорелой шеи, почти касаясь воротника.

– Я и не знала, что у вас ухо проколото, – едва пробормотала Калера.

– С сегодняшнего утра, – уточнил он, повернувшись затылком к Стивену и понизив голос так, чтобы тот не мог участвовать в беседе. – У меня была причина на то, чтобы внезапно пойти и сделать что-то в этом роде. Как вы думаете, что это была за причина?

– Понятия не имею, – сказала она, стараясь не глядеть в эти насмешливые синие глаза. Она нервно взглянула через стол на каменное лицо Стивена, слегка улыбнувшись ему. Она надеялась, что это немного смягчит его одиночество.

– Вы меня знаете, Калера, – продолжал Дункан, – я люблю неожиданности. Если вы подчиняете правилам всю свою жизнь, она пройдет мимо.

Он тронул мочку уха, чтобы серьга закачалась, и полированный агат заплясал и засверкал в свете свечей.

– Ну что, мне идет?

Как ни странно, это действительно было так. Женственная изысканность украшения контрастировала с резкими чертами его лица, с мужественной квадратной челюстью. Но Калера скорее умерла бы, чем призналась в этом.

– Это просто уродливо, – не удержался от замечания Стивен. – Но это так типично для тебя, Дункан! Вечно какие-то выходки, чтобы привлечь к себе внимание. Будь осторожен: когда-нибудь все поймут, что это сплошная показуха.

– Ты мне льстишь, Стив, – Дункан не обратил внимания на этот яростный выпад, он был сосредоточен на Калере. – Он, должно быть, уже сказал вам, что вы потрясающе выглядите сегодня. – Он скользил глазами по ее платью с явным одобрением во взгляде – совсем не так, как смотрел на нее утром. Сейчас его внимание раздражало и возбуждало, и Капера была благодарна тяжелому белому шелку, который, облегая ее тело, словно оберегал от столь наглого обольщения.

Казалось, она не замечала, что Дункан смеется над ней. Она чувствовала, как напряглись ее груди под кружевом бюстгальтера и словно электрические искры пронзили все тело, но старалась казаться невозмутимой.

– Как правильно, что вы носите этот цвет – цвет чистоты и чести, – проговорил он, снова заставив ее пульс учащенно забиться. – Прямо невеста… особенно с этой фатой из волос. – Он приподнял бледно-золотой локон, свернувшийся кольцом на скатерти, и принялся лениво накручивать его на палец. – Я и не подозревал, что они такие длинные. В последний раз, когда вы позволили им распуститься, они были чуть ниже лопаток… а теперь ниже талии!

Калеру бил озноб, ее умоляющие глаза были направлены на Стивена. Тот возмутился:

– Ты что делаешь?!

Дункан изучал живую ленту золота, туго обвившую его палец.

– Просто любуюсь твоей будущей невестой.

Стивен нервничал.

– Ты можешь любоваться, не лапая? Дункан неискренне округлил глаза.

– Разве я лапаю? А, Калера? Он медленно размотал длинную прядь и пристроил ее обратно на белый шелк. Казалось, он не обратил внимания на то, как внезапно прервалось ее дыхание, когда его пальцы коснулись ее груди.

– Я сказал, убери от нее руки! – прошипел Стивен, его лицо перекосилось от сдержанного гнева.

Дункан улыбнулся – воплощенная невинность!

– Да не волнуйся ты так, Стив. Калера ведь не возражает. Она знает меня три года и привыкла к моим прикосновениям.

Стивен не любил свое сокращенное имя, и Калера догадывалась, что Дункан провоцирует его без особых усилий. Она наблюдала, как Стивен закипает под маской своего хладнокровия, казалось, он вот-вот взорвется.

Дункан чуть приподнялся со своего места, и Калера уже вздохнула было с облегчением, думая, что он уходит. Но он всего лишь потянулся за бутылкой, которая стояла в ведерке со льдом на другом конце стола. Он скривил рот, прочитав французский ярлык.

– Как всегда, самое лучшее, а, Стивен? Может, мне послать официанта за бокалом, чтобы выпить за ваше счастье? Нет, я лучше закажу целую бутылку, пусть все видят, что мы не в ссоре.

Он щелкнул пальцами – видимо, это был условный сигнал, потому что официант немедленно подошел с бутылкой такого же шампанского и с третьим бокалом.

Если последняя фраза была угрозой, то это сработало великолепно. Стивен быстро оглядел зал, и Калера поняла, что он очень хотел бы отказаться от предложения, но это было бы невежливо. Он не хотел, чтобы остаток вечера был испорчен неприятной сценой на глазах у всех.

Они молча наблюдали, как шампанское из первой бутылки было налито в бокал Дункана, а новая бутылка – откупорена.

– За Калеру… – произнес незваный гость, легко коснувшись своим бокалом ее и глядя в таинственную глубину ее серых глаз. – Пусть у вас будет все, чего вы пожелаете. А тебе, Стив… – он повернулся, и звон бокала о бокал прозвучал подобно звуку мечей. – Желаю получить все, чего заслуживаешь.

Стивен, как ни странно, не воспринял это как оскорбление. Напротив, он улыбнулся с торжествующим видом.

– Спасибо, Дункан, с такой женой, как Калера, я и в самом деле получу то, что заслужил. Я не извиняюсь за то, что похитил ее у тебя, – ты не ценил это сокровище, пока она не сказала, что уходит из «Лабиринта»… ко мне. Ты принимал за должное то, что она работает на тебя, будто это самое главное в жизни. Теперь ты видишь, что это не так. Не думай, что можешь откупить ее с помощью бутылки шампанского и пары-тройки пошлых комплиментов. Она не продается!

Калера тайком ломала руки, в ужасе от попыток Стивена защитить ее честь. Если он старался избежать сцены, то явно пошел неверным путем. Заявить Дункану Ройялу, что он чего-то не может, означало бросить ему перчатку.

Но вместо того, чтобы отреагировать на вызов, Дункан опустил глаза, скрыв их под густыми темными ресницами.

– Кстати, о сокровищах… Вижу, у вас новое кольцо в честь помолвки, Калера? Дайте-ка взглянуть, – кротко попросил он.

Она подняла руку, с удивлением отметив, что непроизвольно сжала ее в кулак, и он тихо присвистнул при виде большого бриллианта.

– Прямо булыжник… Гораздо больше того, что подарил вам Гарри, но поскольку любовь не измеряется в каратах, это ничего не значит, так?

– Какое вульгарное, безвкусное замечание! – возмутился Стивен.

Дункан принял виноватый вид.

– Знаю, сравнения неуместны. Но до сегодняшнего дня Калера носила кольцо Гарри, и мне сложно представить ее с другим мужчиной. – Он покачал головой, словно вспоминая. – Они так подходили друг другу. Ты никогда не встречался с ним, Стив, а он был отличным парнем. Сложно будет с ним сравниться. – Он отодвинул стул и встал. Наконец-то!

– Простите меня, Калера. – Его вежливость заставила ее поднять голову и посмотреть в его неподдельно мрачное лицо. – Я замолил свои грехи, не так ли? Не хотел будить в вас воспоминания о вашем первом муже сегодня, в эту ночь ночей…

Лжец! Он сделал все, чтобы нарушить романтическое настроение этого вечера. Но его план не удался. Калера знала, что Гарри желал ей счастья.

Так что она мило улыбнулась и сказала, что она вовсе не расстроена, хотя бы потому, что Дункан дал ей еще один урок военной дипломатии.

– Я, как всегда, посрамлен вашей милостью. Но я не буду чувствовать себя прощенным, если не потанцую с вами хотя бы раз, – он указал на небольшую уютную танцплощадку, на которой несколько пар плавно двигались под звуки блюза. – Сомневаюсь, что буду приглашен на вашу свадьбу, так что это мой единственный шанс потанцевать с зардевшейся невестой. Ты ведь не возражаешь, старина?

Стивен, наверное, возражал, но Дункан уже взял Каперу под руку, чуть сжав пальцы. Это заставило ее тут же подняться с явной готовностью. Рука будто онемела, и перед глазами заплясали молнии. Не дав ей опомниться, Дункан уже увлек ее в танце.

Когда они удалились от столика, Дункан негромко спросил:

– Вы уже рассказали ему?

Опасаясь, что их могут услышать, Калера напряглась и ускорила шаги, не заметив, как Дункан бросил взгляд через плечо.

– О чем рассказала?

– О нас.

Она чувствовала, как подозрительный взгляд Стивена упирается ей в спину.

– Но тут и говорить не о чем! – попыталась отпираться она.

– Да?

– Да!

Они достигли края площадки, и Дункан чуть сжал ее в своих руках.

– Значит, вы в моей постели – это «говорить не о чем»! Я не думаю, что Стивен придерживается таких же либеральных взглядов. Вам не кажется, что у него есть право знать и об этом?..

Глава 3

Ноги у Калеры подогнулись, и если бы Дункан не держал ее крепко за талию, она бы без чувств упала на пол. Она вцепилась ногтями в бархат его пиджака, стараясь сохранить равновесие. Когда она вернется за столик, Стивен спросит, о чем они говорили, и, если она не хочет проблем, ей придется что-то соврать…

– Боже мой, – простонала она. У нее заломило виски при одной мысли о всех осложнениях, которые могли возникнуть. Экзотический аромат коснулся ее ноздрей, и она узнала в нем запах одеколона, который они все подарили боссу на прошлое Рождество, она сама его выбирала. Она подумала, что острый, пряный аромат с чувственными нотами был словно создан для Дункана. Сейчас он усиливался, согретый теплом кожи.

Твердая ладонь Дункана лежала на ее спине, прижимая к нему безвольное тело Каперы, в то время как он грациозно кружил ее в танце. Его бедра настойчиво касались ее, вовлекая их в плавные движения. Дункан крепко держал ее, заставляя теснее прижиматься к нему.

– Продолжайте двигаться, у вас хорошо получается, – проговорил он ей на ухо. – Я вас не отпущу…

Этого она и боялась.

– Зачем вы это делаете? – Тихий стон вырвался из ее бледных губ.

– Что – танцую? – переспросил Дункан, в то время как они обходили в танце пожилую пару. – Однажды мы танцевали вдвоем… три года назад, на вечеринке, которую вы с Гарри устроили на Рождество. Тогда мы первый год работали вместе, помните? Вы пригласили ваших новых коллег из «Лабиринта» на новоселье, но не ожидали увидеть меня. А я пришел и, когда Гарри танцевал с другой, пригласил вас. Мы танцевали на маленьком балкончике, под звездным небом, потому что внутри было слишком много народу…

Она вспомнила тот праздник. Тогда она была взволнована, увидев среди гостей Дункана. Он был один, хотя все остальные пришли парами. Ей стало еще более неловко во время танца, когда он всячески сопротивлялся ее попыткам завести нейтральную беседу. Проработав с ним лишь несколько недель, она приписала его молчаливую рассеянность скуке, но теперь, узнав его лучше, она понимала, что он мог размышлять о каких-то проблемах в компьютерной программе, полностью сосредоточившись на этом.

В тот вечер он был так же близко, но она не чувствовала себя в опасности.

Она лишь изумлялась, как Дункан и Гарри так быстро поладили, они были настолько разными… Гарри, спокойный и уравновешенный – некоторым он казался скучным, – придерживался семейных ценностей и не был оригинален в своих желаниях и амбициях. Дункан же, неутомимый ураган эмоций, был жаден до жизни и, кажется, неспособен к сколько-нибудь продолжительным отношениям с женщинами. Хотя Гарри был на семь лет моложе Дункана, Калере он часто казался старше, более зрелым. Калера не могла понять, что связывает этих двух мужчин, и, хотя они не часто виделись, им удавалось поддерживать дружеские отношения. Калера была исключена из них, но многое держалось на Гарри. Он учил Дункана игре в гольф, к которой у того не было никаких способностей из-за его темперамента. Тем не менее уроки продолжались вплоть до смерти Гарри.

– В тот раз вы впервые были в моих руках, – продолжал Дункан, и тут Калера внезапно поняла, насколько интимным выглядит их разговор. Как близки их тела, почти соприкасающиеся в ритмичных движениях. Тогда все было так невинно… Он смотрел на нее сверху вниз глазами, полными тайны, а его голос понизился до мурлыканья. – Не то что восемнадцать месяцев назад…

– Мы ведь договорились никогда не вспоминать об этом! – задохнулась она, чувствуя, как ненавистный румянец заливает ее лицо, и отворачиваясь от Дункана. Как он смеет упрекать ее в том, что она так отчаянно пыталась забыть! – Вы же обещали, что мы будем притворяться, будто ничего не произошло!

– Это и было сплошным притворством, Калера. Мы оба прекрасно знаем, что это случилось. Вы не можете уничтожить тайну, замалчивая ее. Тогда это было наиболее мудрое решение, но обстоятельства изменились…

– Какие обстоятельства? – спросила она, пытаясь привести в порядок мечущиеся мысли и злясь на себя, что ему так легко удалось ее поймать.

– Ну, теперь вы не уязвимая скорбящая вдова, терзающаяся оттого, что ваша сексуальность пережила смерть вашего мужа. Если то, что вы спите со Стивеном, не кажется вам изменой, то у меня тоже развязаны руки…

Калера знала его манеру неожиданно поворачивать разговор, но она была в шоке.

– Как вы смеете?!

– Как бывший любовник, вернувший вас к жизни, я имею право на определенный интерес, – сказал он спокойно – Мы не были любовниками, – яростно поправила его Калера. Ее зрачки превратились в точки на светло-сером фоне.



– Вы придираетесь к словам, Калера. – Он улыбнулся в ее злое лицо. – Мы были близки, как бывают близки люди, занимавшиеся любовью… разве что до самого совокупления дело не дошло, но тем не менее удовлетворение мы получили оба…

– Дункан!.. – Калера пыталась невнятно протестовать, но он неистово сжал пальцы, так как люди поблизости стали проявлять к ним интерес. К счастью, его вызывающих слов не было слышно.

– Думаю, если бы вы не получили оргазма, то не чувствовали бы себя виноватой, – продолжал он, не обращая внимания на ее слабеющие попытки прервать его. – Вы могли себя уговаривать, что я воспользовался вашей доверчивостью, хотя на самом деле это вы меня использовали и бросили…

– Я вас не использовала…

– Не сознательно, я это допускаю. Интересно, будет ли ваш новый любовник таким же всепрощающим в подобных обстоятельствах.

– Он вовсе не… – Она прикусила язык, в ужасе оттого, что чуть не проговорилась.

Его синие глаза заблестели.

– Боже! – воскликнул он, в его голосе было неприкрытое торжество. – Вы выходите замуж за человека, не зная, каков он в постели? Я-то думал, он не преминул поразить вас своей удалью…

– В отличие от вас, Стивен не думает, что секс – главное во взаимоотношениях! – Калера пыталась подавить его своим свирепым взглядом, но вместо этого чувствовала, как его лучистый взгляд обволакивает ее.

– Не главное, но это важная составляющая. Бывает похоть без любви, но я не думаю, что любовь может жить без секса.

Он провоцировал ее, и она это понимала, но не смогла не огрызнуться:

– Мы со Стивеном любим друг друга!

– Неужели? – Скептицизм Дункана скреб нервы Калеры, будто наждак.

– Я была влюблена и знаю, что это такое!

Его лицо напряглось, глаза сузились.

– Вы хотите сказать, что чувствуете к Прайору то же, что чувствовали к Гарри?

Его неприкрытый цинизм вызвал у Калеры неприятное ощущение, будто ее загнали в невидимый угол.

– Да… то есть нет… – ее слова звучали нелепо для нее самой. – Это совершенно другое дело. Вам не понять.

Но он не сдавался:

– Испытайте меня!

Это откровенное предложение имело под собой какой-то тайный смысл.

– Я не собираюсь обсуждать это с вами.

– Почему? Потому, что это не понравится ему? – Он насмехался над ней. – Вы у него под каблуком, Калера.

– Нет, просто это мое личное дело, – ответила она. – Вы не имеете никакого права, что бы там между нами ни было, пытать меня и управлять мной.

Последние слова она произнесла словно про себя, высматривая дожидавшегося ее Стивена, но, даже встав на цыпочки, не могла разглядеть его через толпу.

Дункан даже не потрудился принять смущенный вид.

– Ну, я же не знал, что вы отказываетесь с ним спать.

– Я не отказываюсь, – она не могла не спорить с ним. – Просто мы оба не хотим торопить события. Нам нравится процесс ухаживания.

– Думаю, спать с моим врагом, когда вы еще работали на меня, было бы чем-то вроде измены, – лукаво заметил он.

Калера вздернула подбородок.

– Вовсе нет! – заявила она, удивляясь, как ему удается разгадывать ее сомнения с таким безошибочным мастерством.

– Так уж и нет? – Он покачал головой, и вызывающая серьга заплясала у нее перед глазами, напоминая, как любит Дункан пренебрегать условностями и как ему удается склонить других на то же самое. – И вы даже не чувствуете себя немного изменницей, когда целуете его?

– Думаю, Гарри бы он понравился, – сказала Калера, надеясь положить конец этому разговору.

– Вы с ума сошли?! Гарри бы его возненавидел!

– Гарри никогда никого не ненавидел, – усмехнулась она. Терпимость и доброта ее первого мужа были чертами, за которые она больше всего его любила.

– Хорошо, что вы опять выходите замуж, но Прайор вам совершенно не подходит. Вы не знаете его так долго, как я. Несколько лет назад мы были лучшими друзьями, еще со школы. Поэтому мы и начали собственное дело…

Она насторожилась.

– Вижу, он не рассказал вам об этом. Он ненавидит признаваться в собственных ошибках… должно быть, потому, что никогда на них не учится. Но это правда, мы со Стивеном знаем друг друга лучше, чем вы думаете. Он всегда прикидывался хорошим, но он порядочный мерзавец. Очень жесток в отношении таких женщин, как вы. Неужели вы не понимаете, что он все еще под впечатлением от своего развода? Ведь он развелся только пару месяцев назад… не тогда ли вы познакомились?

Капера не удостоила эти выпады ответом, и Дункан продолжал:

– Он не говорил вам, насколько отвратительным был процесс и почему он почти не видится с сыном?

– Конечно, говорил, – оборвала она его.

Калера считала, что некоторая сдержанность была бы уместнее. Она не хотела знать все о прошлом Стивена, так же как и он не все знал о ней. Она не ожидала от него совершенства. То, что он до сих пор не мог простить свою бывшую жену, случайным романом разрушившую их семью, было понятно: Стивен был гордым человеком с консервативными взглядами на мораль. Калера еще не видела шестилетнего Майкла, так как его мать после развода горела жаждой мести и Стивен не решался пока воспользоваться своими правами опекуна.

– Если я захочу выяснить что-то еще, я лучше спрошу Стивена, – сказала она, чтобы пресечь дальнейший рассказ.

Ее упрямая верность задела Дункана за живое.

– Черт вас возьми, Калера! – взорвался он. – Я ведь хочу вам помочь!

Отшатнувшись от него, она слегка коснулась его груди. Широкая и сильная, она вибрировала под ее ладонями, тонкий шелк рубашки не мог сдержать его жизненную силу. Ее пульс торопливо бился в унисон с его сердцем, и она попыталась подавить охватившую ее безотчетную тревогу.

– Может, вернемся к нашему столику?

– Не очень-то вам сладко, Капера? – он уверенно обнял ее за талию и придвинулся ближе. – Ваша проблема в том, что вы сама слишком сладкая. Продолжим-ка нашу беседу в компании Стивена – уверен, ему это понравится… Или еще потанцуем, пока не уладим наше дело?

Калера задумалась.

– Он будет беспокоиться, куда я делась…

Дункан беспечно пожал плечами.

– Он знает, что вы со мной. Он вскинул голову, прикрыл глаза и снова стал двигаться под ритмичную музыку, увлекая Калеру за собой. Он легко держал ее за талию, и, глядя на его смуглое привлекательное лицо, Калера вздрогнула от предчувствия катастрофы.

– Вы ведь не будете этого делать? – пробормотала она, оторвав глаза от его узкого рта.

Его веки дрогнули, но он не взглянул на нее.

– Чего именно?

Ее хрипловатый голос прозвучал глубже обычного:

– Вы сказали, что расскажете Стивену о том, что у нас было…

– Нет, я сказал, что ему следует это знать.

Ее пальцы вцепились в его шелковую рубашку в безмолвной мольбе.

– Зачем? Чтобы сделать ему больно? Если это из-за вашей старой ссоры, то при чем тут я?

– Потому что это все из-за вас, моя дорогая.

Раздражение взяло верх над желанием уговорить его.

– Я вам не дорогая!

Его глаза превратились в щели.

– Пожалуй, вы правы… в постели вы просили, чтобы я звал вас «милая»…

– Это было очень давно! – воскликнула она, картина ласк вспыхнула в ее памяти подобно короткому замыканию, сноп искр превратился в силуэт мужчины, охваченного страстью. Его напряженное тело на смятых простынях…

– Восемнадцать месяцев, две недели, три дня и… – он посмотрел на золотые часы на запястье, – и одиннадцать часов… моя милая.

Боже, он помнит не только дату, но и время! А она-то думала, что только ей приходится расплачиваться за свое грехопадение, постоянно вспоминая о нем.

То был ужасный день, худший в долгой череде ужасных дней. Ее семья и друзья были чрезвычайно добры к ней сразу после смерти Гарри, но со временем они вернулись к своим делам и оставили ее. Она прилагала все усилия, чтобы пережить трагедию, разбившую ее жизнь. Она убеждала себя, что спокойствие, которое она изображала, скоро станет реальностью, но действительность показывала обратное. Внешняя безмятежность была призрачной, внутри Калера постоянно ощущала черную дыру, ужасную беспомощность, которая делала ее уязвимой перед лицом одиночества.

Целых шесть месяцев ей удавалось обманывать себя и других, но однажды пелена пала, и обнаружилась истина.

Как-то утром Дункан вызвал ее и выругал за самовольные исправления в документе, которые исказили весь смысл. В своей обычной манере он начал выговаривать ей за то, что она в письмах вечно сглаживает его выразительный язык и тем самым превращает его послания в такую занудную, серую писанину, что клиенты могут заподозрить его в недостатке фантазии.

Калера внезапно разрыдалась, и Дункан едва успел удержать ее, прежде чем она убежала из кабинета.

– Я знаю, знаю… Гарри… – хрипло сказал он, прижимая к себе ее вздрагивающее тело, доконав ее этим сочувствием и готовностью выслушать…

Весь страх, весь ужас и боль того дня, когда умер Гарри, вырвались наружу, а Дункан сидел рядом, утешающе поглаживал ее по спине, согревал ее холодные руки в своих и вытирал ее мокрое лицо своим платком. И приговаривал при этом что-то ободряющее, что помогало ей…

Гибель Гарри не была просто несчастным случаем. Но Капера до сих пор не могла поверить, что ее тихий, честный, медлительный, не склонный к авантюрам муж погиб как герой.

Она и Гарри завтракали в тихом кафе для туристов, когда какой-то сумасшедший открыл огонь из ружья, убив пятерых и ранив еще десять человек, включая нескольких детей. Пока все в панике прятались за деревянными столиками или пытались спастись бегством, Гарри бросился на выстрел, закрыв собой мать с маленькой дочкой.

Смертельно раненный, истекая кровью, он нашел в себе силы удержать ствол ружья…

Гарри потерял сознание и умер по дороге в больницу… умер, до последней минуты надеясь, что частичка его будет жить в долгожданном ребенке, покоящемся у нее внутри. А через два дня у нее случился выкидыш…

Иногда, в самые свои мрачные часы, она даже обвиняла своего мужа за его героизм. Вот и тогда…

– Зачем? Зачем нужно было строить из себя героя? – всхлипывала она на груди у Дункана.

– Он не строил героя, он и был таким, – глубокий голос лился в ее ухо, успокаивая и утешая. – Такие, как Гарри, честные, самоотверженные люди, которые не могут смотреть, как страдают другие, – настоящие герои…

– А как же я?! – Это был вопль отчаяния от предательства. – Он оставил меня одну, свою жену… Разве я не уязвима? – Ее рука бессознательно легла на живот. – Ему же нечем было защищаться! Как он собирался остановить вооруженного человека?

Дункан сжал ее холодный кулак в своей теплой руке, отводя ее от живота Калеры к своей надежной груди.

– Вы же сказали, что времени на раздумья не было, вот Гарри и поступил так, как подсказывало ему чувство…

– Я ощущала только страх… Я словно одеревенела. – У нее перехватило дыхание, голова поникла от стыда, когда она вспомнила, как пряталась за Гарри.

Сильная рука взяла ее за подбородок, приподняв заплаканное лицо, так что она встретилась взглядом с темно-синими глазами.

– Возможно, это и спасло вас. Если бы вы бросились за Гарри, то тоже могли бы погибнуть или пострадать, как многие другие. Я благодарен небесам, что этого не случилось.

Его ладонь прижалась к ее щеке, пальцы коснулись пульсирующего виска. Нет, она очень дорожила своей жизнью и не жалела, что не умерла тогда.

– Но я должна была остановить его, – прошептала она. – Только что он был рядом со мной – и вот его уже нет… я могла остановить его!

– Вы ничего не могли сделать, Калера, и нет смысла терзать себя тщетными «если».

– Сегодня была бы шестая годовщина нашей свадьбы, – прорыдала она, слезы струились по ее лицу и стекали по его пальцам.

– Ах, Калера… – в его голосе было глубокое понимание, он склонил голову к ее нахмуренному лбу. – Неудивительно, что вы чувствуете себя такой одинокой.

– А в эти дни… должен был родиться мой ребенок, – плакала она.

Дрожа в руках Дункана, Калера поняла, что боль не уйдет, если она будет притворяться, будто ее не существует. Возможно, она просто продлевала страдание от своей тяжелой утраты. Но больше всего она боялась, что чувство вины и одиночества останутся с ней навсегда…

Когда поток слез иссяк и Калера лишь судорожно всхлипывала, Дункан сунул ей в руку свой платок и поднял ее с дивана.

– Давайте я отвезу вас домой…

– Нет, спасибо, я сама, – машинально запротестовала она, вытирая заплаканные глаза.

– Но вы сейчас в таком ужасном состоянии! – сказал Дункан тоном, не допускавшим возражений.

– Но у вас встреча через двадцать минут… – слабо возразила она.

– Ну и что? Скажу Анне, чтобы перенесла. Соберите вещи, выйдем через служебный выход, чтобы никто не видел.

Калера, ослабевшая от слез, позволила вывести себя из кабинета и проводить до служебного лифта.

Глава 4

На подземной автостоянке Дункан подвел Калеру к своему автомобилю.

– А как же моя машина? – забеспокоилась она, но было поздно.

– Она спокойно постоит здесь ночь, – сказал Дункан, пропуская ее в салон автомобиля и надевая на нее ремень безопасности. Нежность его жестов не вязалась с резким тоном.

У Калеры не было сил, чтобы хоть как-то протестовать. Она откинулась на мягкое кожаное сиденье и расслабилась.

Дункан не пытался заговорить с ней и спокойно вел машину. Увидев поворот на свою улицу, Калера схватила Дункана за рукав рубашки, не дав ему повернуть руль.

– Подождите…

– Почему?

Калера судорожно вздохнула, ее рука разжалась, и по телу пробежала внезапная дрожь.

– Я не хочу идти домой! – тихо сказала она.

Дункан остановил машину у обочины и взглянул на ее бледное напряженное лицо.

Воспоминания были повсюду и появлялись тогда, когда она меньше всего их ждала.

– Нет, я не хочу туда идти! Не можем ли мы поехать куда-нибудь в другое место?

– Но куда?

– Все равно! – в ее голосе зазвучали истерические нотки. – Просто продолжайте ехать.

Вот так она и оказалась дома у Дункана и в конце концов в его постели.

Она смутно помнила некоторые детали. Например, она забыла, как они ехали в его дом в Понсонби, только неясно припоминала чашку чая с сахаром и печенье, которое он заставил ее съесть. Она помнила, что у нее болела голова и она с благодарностью приняла предложение лечь в зеленой прохладной комнате с темными занавесками, спасавшими от яркого полуденного солнца.

Она проснулась ночью в холодном поту. Ее била дрожь от увиденного во сне знакомого кошмара, горло пересохло, а ноги болели, словно она долго бежала. Она была без обуви, но одета, и мятая одежда липла к влажному телу.

Калера сбросила легкое одеяло и выбралась из кровати, ее сердце бешено колотилось. В темноте она наткнулась на что-то, вскрикнула и упала, но Дункан неожиданно оказался рядом и поднял ее с пола.

– Калера? Вы в порядке? Кажется, вы кричали.

– Я… проснулась, – глупо сказала она, – и не сразу поняла, где я. А… сколько времени?

– Поздно. – Он включил свет, и она, щурясь, увидела взъерошенного небритого Дункана. На нем был черный короткий халат, небрежно завязанный поясом, на широкой груди курчавилась черная поросль. – Слишком поздно, чтобы идти домой. – Его голос был хриплым со сна, но глаза зорко смотрели на нее – на то, как она обхватила себя руками бессознательным жестом защиты. Она быстро отвела глаза от его обнаженной груди. – Можете остаться здесь до утра, – мягко добавил он. – Моя комната рядом, так что я услышу, если вы позовете. Здесь с вами ничего не случится.

Ее напряженные нервы затрепетали. Разве он не знает, что ты больше всего уязвим, когда чувствуешь себя в безопасности? Опасность беды в том, что ее не ждешь.

– Вы хотите, чтобы я оделся и вывел машину?

– Нет. – Это был хриплый шепот, и она попробовала еще раз:

– Спасибо, не стоит, но… – она провела руками по мятой серой юбке и по голубой блузке с высоким воротником, уместной в прохладном офисе, но не теплой весенней ночью. – Мне жарко… Наверно, поэтому я и проснулась.

– Здесь ванная, теплый душ поможет вам прийти в себя и уснуть. Я там положил для вас полотенце и пижаму. Если вы не возражаете, я пойду спать. Спокойной ночи.

Калера залезла под теплую пульсирующую струю душа. Ярко-красное мыло скользило по ее коже, пузырилось, издавая запах клубники, и она с ужасом подумала, сколько времени прошло с тех пор, как она покупала что-то кроме гигиенических принадлежностей. После смерти Гарри она избегала всего, что могло хоть как-то подчеркнуть ее женственность. Ей казалось, что любой намек на сексуальность будет предательством ее любви.

Она подставила лицо под воду, не в силах сопротивляться внезапно нахлынувшим воспоминаниям. Гарри любил присоединяться к ней в душе. Он с восторгом принимал физическую сторону их отношений, и это всегда находило отклик в чувственной натуре Каперы.

Гарри научил ее не сдерживать себя. Благодаря ему она узнала, что секс с любимым мужчиной не означает ее предрасположенности к распущенности, что можно быть раскованной и неуправляемой в постели и верной вне ее. После Гарри она не смотрела ни на одного мужчину и не соблазняла себя даже фантазиями.

Водя руками по мыльной коже, Калера затосковала по нежным прикосновениям своего мужа, по почти забытому наслаждению. Желание вспыхнуло в ней с такой силой, что это изумило и испугало ее.

Она закрыла глаза, в то время как ее ладони скользили вдоль стройной талии и бедер, нетерпеливые пальцы гладили твердые высокие груди. Она представила, что это Гарри стоит позади нее, эротично лаская ее влажное, гладкое тело, все выпуклости и впадины плоти…

Она застонала, и этот непроизвольный звук заставил ее очнуться от запретной фантазии. В ужасе от себя самой, Калера дрожащими руками насухо вытерлась.

Тело горело и болело, предательская слабость охватила все члены. Стараясь не смотреть на себя в зеркало, она надела пижаму. Ее бросило в дрожь, когда прохладный шелк коснулся чувствительной кожи. Ей пришлось завернуть слишком длинные рукава, но когда дело дошло до маленьких пуговиц, дрожащие пальцы оказались такими неловкими, что она не стала застегиваться, а просто запахнула пижаму на груди, придерживая ее руками.

Пижамная куртка, сшитая на рослого, атлетичного мужчину, доходила ей до колен.

С улицы донеслось грохотание проехавшей машины, и этот звук раздался пушечным грохотом в переутомленном сознании Калеры. Она слепо устремилась на поиски спасения. Дверь в комнату Дункана была приоткрыта, и она вошла…

– Калера? Что случилось?

В тусклом свете она видела обнаженный торс Дункана, его плечи, блестящие как полированное дерево, выпуклые мускулы. Она никогда не видела в нем мужчину, а сейчас вдруг он пробудил в ней страсть, которую она, казалось, утратила из-за жестокого удара судьбы.

– Не можете заснуть? – Он подался вперед, и простыня соскользнула на колени, открыв живот.

Она подошла к кровати, не в силах противостоять влечению. Пижама распахнулась, обнажив полоску тела от трепещущего горла до мягкой тени внизу живота.

– Калера, что вы делаете? – Он был удивлен, а она повела плечами, и пижама с шелковым шуршанием упала на пол.

Ее силуэт в свете лампы был тонким, как у мальчика, но когда она влезла на высокую кровать, стали видны все изгибы ее тела, соблазнительные округлости грудей с темными сосками и женственные очертания живота и бедер.

– Мне холодно, – проговорила она, хотя вся пылала. Она начала гладить его, и он откинулся на подушки.

Она спрятала лицо на его волосатой груди, вдыхая аромат сильного мужчины. Ее приоткрытые губы коснулись его плоского соска, и он застонал…

Она выгнула спину, придвигаясь к нему и растворяясь в огне желания, которое она не могла скрыть… Чувственная волна поднималась в ее теле, наполняя ее горько-сладким дурманом….

– О да… так хорошо… – прошептала она, изгибаясь так, что ее твердые соски коснулись его груди, а ее бедро коснулось его набухающей плоти…

– Нет, мы не можем этого делать… – попытался он остановиться.

Но его пальцы уже ласкали выпуклости грудей.

– Нет, можем, – торопливо возразила она.

Он все-таки справился с собой и отстранил ее:

– Калера, я стараюсь быть честным! Он порывисто сбросил простыню, и в полоске света Калера увидела его возбужденную плоть… Она хотела вобрать в себя эту силу, сделать ее частью себя. Сдержанность и благородство были ей сейчас вовсе не нужны. Он не может отвергнуть ее, не должен!..

– Пожалуйста… – пролепетала она. Его тело содрогнулось, когда ее тонкие пальцы коснулись его плоти…

– Ты хочешь не меня, – сделал он последнюю попытку привести ее в чувство. – Это Гарри…

– Но Гарри нет… а мне нужно… нужно…

Она опустила глаза, ее пальцы поглаживали влажную плоть…

– Я хочу почувствовать его внутри себя… Пусть он наполнит меня всю, без остатка, чтобы не осталось никаких мыслей…

Благородные намерения Дункана таяли под напором ее страсти, и он сдался.

– Ладно, только давай просто…

Он стал медленно двигать бедрами под ее мягкой ладонью, лаская ее горло и спускаясь вниз, к груди и животу, и обратно, поглаживая кончики сосков. Она потянулась к его рту… Он тут же ответил на этот жадный призыв, склонив голову к ее лицу. Щетина на его щеках составляла эротичный контраст с ее нежной кожей. Он приник к ее влажному ищущему языку, касаясь всех выступов ее рта и проникая в самые глубины, в то время как его рука гладила самые потайные места ее тела.

– Да, о да… – ее голос вибрировал от наслаждения, когда его пальцы погрузились в знойную глубину и среди влажных лепестков нащупали самую чувствительную точку ее тела… Она запылала от несравненного восторга…

Ее бросало то в жар, то в холод, ее ногти впились в напряженную мускулистую спину Дункана, и она погрузилась в мир чувственности, где не было ни стыда, ни боли, ни страха – только жажда жизни в ее элементарном проявлении.

Дункан растягивал ласки, насыщая ее жажду обещаниями все большего удовольствия, приглашая ее следовать за ним и вовлекая в упоительную пытку. Снова и снова он подводил ее к вершине наслаждения, и наконец напряжение разрядилось взрывом….

– Капера!..

Она вздрогнула и открыла глаза, обнаружив себя стоящей на многолюдной танцплощадке. Моргая, она смотрела в лицо человеку, который, судя по раздражению в золотисто-карих глазах, не в первый раз позвал ее по имени.

– Стивен?

Он стоял позади Дункана, глядя на нее с явным подозрением. Она испугалась, что румянец выдаст ее… Как долго она витала в воспоминаниях?.. Вероятно, долго, если Стивен пришел позвать ее. Она с ужасом осознала, что они с Дунканом не просто танцевали, как это принято. Они стоят совсем близко, его подбородок касается ее головы. Она поспешно отступила, но он не снял руку с ее талии, а, напротив, последовал за ней. Стивену тоже прошлось сделать шаг.

– Похоже, леди не рада тебя видеть, Стив, – заметил Дункан через плечо, ехидно улыбаясь.

– Калера!! – зазвенел раздраженный голос Стивена. – Я не танцевать сюда пришел!!!

Калера освободилась от объятий Дункана и взяла Стивена под руку.

– Ты думаешь, Калера принадлежит тебе? – спросил Дункан с насмешкой.

– Думаю, да! – красивые зубы Стивена сверкнули в самоуверенной улыбке. Она нахмурилась.

– Вообще-то я принадлежу себе. Взаимоотношения – это партнерство, а не собственничество!

– Я имел в виду чувства… – поспешно поправился Стивен.

Калера смягчилась и погладила Стивена по руке.

– Как хорошо, что ты пришел за мной. Я так устала танцевать! Надеюсь, десерт освежит меня! – Она отошла было, но повернулась к Дункану:

– Спокойной ночи, Дункан.

Но последнее слово все же осталось за Дунканом:

– Не возвращайтесь домой слишком поздно, Калера. Помните, у нас с вами утром свидание!

– У нас утром встреча с клиентами в отеле, – поспешно объяснила Калера Стивену, когда тот тащил ее с танцплощадки. Она не осмеливалась оглянуться, чтобы Дункан не воспринял это как приглашение, но опасалась, что он все равно последует за ними. Но он растворился в толпе.

Однако его присутствие все еще тревожило Калеру, словно смутная тень. Так как на столе появился десерт, все неловкие вопросы Стивена были отложены, и Калера завороженно следила за руками официанта, который ловко раскладывал ломтики яблока поверх соуса из масла, лимонного сока, сахара и меда. Несмотря на внешнее спокойствие, Калера испытывала боли в желудке, которые усилились, когда блюдо было облито водкой и подожжено. Язычки пламени, плясавшие на фруктах, напоминали о грехе и возмездии. Наверное, за умолчание полагается не слишком строгое наказание? Она не хотела бы вечно гореть в аду за то, что не рассказала о мимолетном сексуальном приключении. Она же не лгала о нем…

Под проницательным взглядом Стивена Калера, стараясь не обращать внимание на спазмы, принялась за еду, всячески выражая свое восхищение. К ее облегчению, он вскоре переключил внимание на собственную тарелку. Она была зла на Дункана за то, что позволила ему так окрутить себя. Она не собиралась участвовать в его игре, какой бы ни была ее цель. Такое вмешательство в ее личную жизнь было возмутительным и неприемлемым – так она ему и скажет!

Она окидывала зал блуждающим взглядом, представляя себе холодный прием, который ждет ее наутро. Внезапно ее глаза расширились, потому что она заметила блеск знакомой серьги. Дункан! Он не только был в ресторане, но и мирно расположился за отдаленным столиком в компании высокой элегантной брюнетки с пышной прической и бурной жестикуляцией. Ее ярко-красное платье и сверкающие украшения говорили о смелом вкусе, а резкий профиль указывал на самоуверенность и агрессивность.

Вот такая женщина подходит Дункану, решила Калера. Уж она бы не потерпела, чтобы он танцевал с кем-то кроме нее, пусть даже и со своей секретаршей. Дункан что-то быстро ей говорил. Хорошо бы его манера все портить обернулась против него! Нежный рот Калеры сложился в легкую мстительную улыбку. Она надеялась, что брюнетка устроит ему веселый вечер…

– Кто-то знакомый? – Стивен проследил за ее взглядом.

– Кажется, Дункан и в самом деле оказался здесь по совпадению, у него самого свидание, – проговорила она, кивая в сторону ничего не замечавшей пары.

Вилка Стивена звякнула о тарелку. Калера увидела, что он побледнел, а потом побагровел.

– Ублюдок! – прошипел он. И это Стивен, чья изысканность не позволяла ему чертыхаться на людях, который не потерял самообладания, даже когда Дункан смеялся ему прямо в лицо!

– Ты ее знаешь? – с любопытством спросила она.

– Да, я ее знаю, Дункан был с ней помолвлен, но она вышла замуж за другого.

Это, впрочем, не помешало их бурному роману, который, судя по всему, продолжается…

– Кто же она?

Глаза Стивена сузились.

– Это Терри, моя бывшая жена. А Дункан – тот человек, с которым она спала на протяжении почти всего нашего брака!

Глава 5

Они не стали дожидаться, пока подадут ликер, и во время неприятной дороги домой Калера узнала подробности неудавшегося семилетнего брака Стивена. Она с тяжелым сердцем выслушала печальный рассказ Стивена, осознав, что рухнули все ее надежды мирно решить проблему ночи, проведенной с Дунканом. Стивен простил бы ей любого другого мужчину, но не его. Дункан был для него личным оскорблением, ударом по его мужской гордости. Как можно жить, зная, что твой ненавистный соперник переспал с обеими твоими женами?

– Он ненавидит меня, потому что я понял, что он такое – моральный банкрот. Это темная половина его натуры, оборотная сторона блеска. Он никогда не хотел жениться на Терри, ему просто невыносима была мысль, что она досталась мне. Поэтому он соблазнил ее, назло мне! Знаешь, что он сделал, когда я припер его к стенке? Он засмеялся! – Последнее слово Стивен выговорил, задыхаясь от отвращения. – Он думал, что опять одержал надо мной победу. Они рассчитывали, что я предпочту сохранить видимость счастливой семьи, чем выставить себя на посмешище как простодушного дурака, обманутого своим бывшим лучшим другом. Тогда они меня недооценили, точно так же, как и сейчас.

Стивен бравировал, но видно было, что ему не по себе…

Капера сама познала потерю и могла понять Стивена. Чем сильнее боль, тем глубже стараешься ее похоронить. Какая злая ирония – узнать, что первая женщина, которой он заинтересовался после развода, работает с его злейшим врагом! Неудивительно, что он не предлагал ей постель до сих пор, пока не убедился, что у нее с Дунканом ничего не было…

– Прости, я должен был рассказать тебе раньше, – с раскаяньем сказал он, когда они целовались на прощание на крыльце ее дома. – Надеюсь, ты убедилась, что продолжать работать с ним для тебя невозможно?

Первым импульсом Калеры было согласиться, но намек на то, что Стивен ею командует, пробудил в ней упрямство.

– Пожалуй, не очень удобно, но возможно, – ответила она, с тревогой заметив, как сжались его губы. – Это хороший способ показать, что мы не позволим прошлому влиять на наше будущее. Ведь это всего несколько недель. Я не боюсь Дункана, и тебе не стоит. У него нет власти над нашими чувствами…

– Я не боюсь… – Он нахмурился. – Просто не доверяю ему.

– Но мне-то ты доверяешь?

– Тебе – да. – Это было произнесено с некоторым сомнением. Ее улыбка погасла.

– Я не Терри, – тихо сказала она. – Я никогда не изменю своему мужу.

– Значит, работа с ним в эти недели будет для тебя как экзамен на верность мне… – неловко пошутил он.

Утром Капера и Дункан встретились в вестибюле отеля.

На нем была темно-серая полосатая тройка и светлая рубашка со строгим галстуком. Ее весеннее бело-синее платье в горошек даже показалось ей легкомысленным.

– Нервничаете? – мягко спросил он. Она прижала к себе свою синюю сумку:

– Все, что от меня требуется, – записывать, я делала это сто раз!

– Если не тысячу, – согласился он и направился к дверям ресторана. Она заметила у него в ухе жемчужную сережку – такую же, как застежка для галстука. Решительно, Дункан всегда найдет способ подчеркнуть свою индивидуальность, даже в самом официальном костюме.

Он проследил за ее взглядом и перевел глаза на мочку ее уха.

– Мы неплохо подходим друг другу, правда? Очевидно, мы были настроены на одну волну, когда одевались утром.

Ей тут же захотелось вынуть из ушей свои жемчужные сережки, которые ей подарил Гарри на третью годовщину их свадьбы.

– Я почти всегда ношу на работу эти сережки.

– Да ну?!

– Ну да!

Он остановился у двери ресторана и приподнял ее лицо за подбородок, пристально вглядываясь.

– Неспокойная ночь? – В его голосе было участие, но взгляд казался жестким.

– Вовсе нет. Спала как младенец, – уверенно соврала она.

– Я не имел в виду кровать. Стив вчера одарил меня на прощание очень злобным взглядом. Кажется, парень был не в лучшем настроении.

– Он был зол из-за вашего поведения. Кроме того, он видел вас со своей женой…

– Бывшей.

– Я так и сказала…

– Нет, вы сказали просто – с женой.

– Во всяком случае, она была его женой, когда вы… когда вы… – Слова застряли у нее в глотке.

– Когда я… что?

Калера взяла себя в руки и в упор посмотрела на него, в ее голосе звучала твердость:

– Неважно. Послушайте, Дункан, сейчас не время об этом говорить.

– Вы правы, не время, нас ждут клиенты. Но вы должны знать, что вчера вечером я был… немного не в себе. Мне не следовало так вести себя с вами…

– Простите?! – Она решила, что ослышалась.

– Я хочу извиниться, – сказал он просто и протянул ей руки ладонями кверху. – Если бы вы сегодня не пришли, мне было бы поделом. Вчера я вел себя, как наглый задира, и вы имели полное право рассердиться. Это было непростительно с моей стороны… Гарри был бы в ужасе от представления, которое я вчера устроил.

Упоминание о Гарри всегда смягчало Каперу, и к тому же его самоуничижение выбивало почву из-под ног. Она вдруг почувствовала, что говорила с ним слишком резко, и в знак примирения легко дотронулась пальцами до его протянутых ладоней.

– Вам надо было бы стать адвокатом, – заметила она, проходя в дверь ресторана, которую он перед ней распахнул.

– Как мой папаша? Нет, спасибо – это слишком скучно. Когда меня выгнали с медицинского факультета, я стал изучать право, но это определенно не было моим призванием. Ничто меня не привлекало, пока я не устроился на работу к отцу Терри в яхт-клуб и не занялся компьютерами. До этого мои родители были уверены, что я так и останусь вечным студентом.

Калера не знала этого, но не удивилась, что он не пошел проторенной дорожкой своего отца, выдающегося юриста. Так как теперь у Дункана кроме славы и состояния была докторская степень, то его незаконченное образование, о котором так пренебрежительно отзывался Стивен, никак не отразилось на блестящем уме.

Сделка, которая обсуждалась с клиентами в ресторане, обеспечила Дункану контракт на новую программу, только что разработанную «Лабиринтом». Фирма-покупатель была небольшой, но проницательный Дункан был уверен, что у нее прекрасные перспективы на рынке, значит, и ему это сотрудничество обещает немалые выгоды.

Наблюдая, как он излагает клиентам свое видение их блестящего будущего, Калера в который раз осознала, что она любит свою работу и много теряет, уходя.

Позже, в офисе, Дункан мелькал тут и там, делясь хорошими новостями, а Калера впервые почувствовала свое отчуждение от всеобщего праздника. Ей не придется отмечать заключение контракта вместе со всеми, и вообще неясно, где она будет через месяц. Поняв это, она почувствовала беспокойство. В детстве она часто переезжала и долго жила среди чужих людей, и ей это не нравилось. А гибель мужа сделала ее особенно чувствительной к эмоциональным встряскам. Но у нее же есть Стивен, успокаивала она себя. Он также хотел спокойствия, их настроения так совпадали, что они решили соединить судьбы…

Калера перевела глаза на стену, где висел портрет Стивена, вырезанный из «Файнэншл стар» каким-то шутником. Стивен был обведен красным кругом, и его улыбающееся лицо было пересечено крупной надписью «Нет». Подобные плакаты постоянно появлялись в офисе после того, как стало известно об ее увольнении. Стоило ей снять один плакат, как на его месте появлялись два новых, хотя поначалу известие об ее помолвке произвело фурор среди сослуживцев.

Вот и сегодня, когда Калера и Анна Айхака поправляли макияж в женской комнате, Анна сказала:

– Твоя помолвка просто сверхъестественная, но я почему-то думала, что если ты и закрутишь с кем-то, то это будет шеф.

Калера уронила помаду и поспешно бросилась поднимать ее, чтобы скрыть смущение.

– С чего ты взяла? – воскликнула она. Анна пожала плечами и наклонилась к зеркалу, чтобы поправить свою украшенную бусинами прическу.

– Не знаю… я думала, что он давно по тебе сохнет.

– Не говори ерунды, – возмутилась Капера, – он… мы с ним… и Гарри…

– Ну, знаешь, он был счастлив просто поклоняться тебе издалека. Тем более, когда такое случилось с Гарри… Да ты, наверное, заметила, он относится к тебе не так, как к остальным женщинам, не флиртует и все такое. Пытается быть вежливым, подстроиться под тебя…

– Нет, я этого не заметила! – изумленно выговорила Капера. Ей казалось, что Дункан никогда ни под кого не подстраивается. – Нет, Анна, это – глупости. Что, все остальные тоже так думают? – Ее бросило в жар от беспокойства.

Анна фыркнула.

– Нет, конечно! Но я ведь его помощница, все время рядом, и замечаю больше, чем другие…

– Это бред, – перебила ее Калера. – Мы с Дунканом абсолютно разные люди, у нас нет ничего общего…

Но романтическое воображение Анны было глухо к логике.

– Вот и отлично, всем известно, что противоположности притягиваются!

Калера выбежала из комнаты совершенно ошарашенная и налетела на Дункана, входящего в холл.

Он взял ее за руки и удивленно поднял брови, взглянув на ее покрасневшее лицо.

– Что это с вами? Надеюсь, не подхватили летний грипп? – Он приложил свою прохладную руку к ее пылающей щеке.

– Со мной все в полном порядке, – соврала Калера, уклоняясь от его прикосновения, слишком, на ее взгляд, интимного. Она отдавала себе отчет, что Анна появится в холле с минуты на минуту и, увидев эту сцену, получит подтверждение своих нелепых выдумок.

Дункан перевел глаза на дверь и обратно на лицо Калеры, все гуще заливавшееся краской.

– Они все еще портят вам жизнь? – спросил он. – Может, мне сказать им?

В этом участливом предложении чувствительной Калере послышался намек на самодовольство. Она вздернула подбородок.

– Спасибо, я сама с этим справлюсь. В конце концов, это всего лишь несколько недель, – добавила она.

В холл вошла Анна и остановилась как вкопанная.

– Я помешала?

– Абсолютно нет! – воскликнула Калера.

Дункан тут же перехватил инициативу:

– Что, прямо в холле? – Он озорно улыбнулся в ответ на улыбку своей помощницы. – Вы шутите, Анна, я ведь сама осторожность.

– Вот такие шуточки и вызывают все эти дурацкие слухи, – заметила Капера, когда они зашли в ее кабинет. – Все знают, как вы несдержанны на язык.

– Быть несдержанным еще не значит быть болтуном, – возразил он. – Я сделал свой бизнес на умении хранить секреты и могу молчать как сфинкс, если надо. – Он оперся ладонями об ее стол, но она сделала вид, будто занята бумагами. – Есть какие-то слухи, которые вас оскорбляют?

Ее словно окатило волной жара.

– Вы знаете, что можете говорить со мной обо всем. Я – человек открытый, и смутить меня сложно, – сказал он, доверительно понизив голос.

Она холодно на него взглянула, твердо решив сохранять между ними благоразумную деловую дистанцию.

Если бы Дункан и в самом деле хотел, чтобы она спокойно ушла из «Лабиринта», то он давно нашел бы ей замену, но Дункан был на редкость привередлив в подборе кандидатуры. На третий день он сказал Калере:

– Вообще-то, по-моему, лучшая замена для вас – это вы сами! Как вам эта идея?

Но она не поддалась на его провокацию.

– Если мы никого не найдем к тому времени, как истечет срок моего контракта, я не останусь здесь и лишнего часа… – предупредила она.

– Хорошо! Ну а сегодня нам целый день придется работать без перерыва. Я скажу, чтобы сюда в кабинет принесли бутерброды. Вероятно, мне придется попросить вас задержаться до позднего вечера.

Калера хотела было возразить, но передумала. Стивен должен был позвонить и сказать, свободен ли он на время ланча, но так и не сделал этого. Можно было предположить, что он тоже занят. Так что ей пришлось оставить свои возражения при себе и ни на что не жаловаться.

Глава 6

Она поняла свою ошибку вечером, когда случайно остановилась в приемной возле коммутатора, где никого не было, подняла трубку трезвонившего телефона и услышала голос раздраженного Стивена:

– Я пытался дозвониться до тебя весь день, но дежурная телефонистка каждый раз говорила, что твой номер не отвечает.

– Тебе надо было оставить мне сообщение…

– Я так и сделал несколько раз, но ты ни на одно не ответила, и я решил, что они не дошли, – Стивен все больше повышал голос, он был очень зол. – А когда я к вам приехал, это убожество в форме охранника даже не потрудилось позвонить тебе наверх! Ты должна была сказать Ройялу, что не потерпишь его наглого вмешательства в твою личную жизнь. Она помедлила с ответом:

– Ну, я думаю, что он как работодатель имеет право запрещать частные переговоры в рабочее время… – И она, и Стивен поняли, что это именно Дункан приказал телефонистке не соединять Калеру ни с кем по внутреннему телефону их офиса.

Голос Стивена стал несколько холоднее.

– Ты что, защищаешь его?

– Нет, разумеется, нет! – поспешно ответила она, видя, что в комнату вошла дежурная телефонистка Кирсти Сеймур с чашкой кофе в руке. – Послушай, мне нужно идти. Прости, но я никак не могла отлучиться, мы были очень заняты…

– А как насчет вечера? Мама пригласила меня на ужин, я могу позвонить и сказать, что ты тоже придешь…

– Боюсь, что сегодня работаю допоздна, – сказала она, тоном сожаления маскируя нотку облегчения в голосе. Она и Мэдлин Прайор терпели друг друга ради спокойствия Стивена, но Калера никогда не чувствовала себя уютно в компании будущей свекрови. Она знала, что Мэдлин прекрасно относится к Терри и до сих пор поддерживает с ней отношения, часто оставаясь посидеть с маленьким Майклом.

– Что – опять?!

– Это ненадолго, – успокаивала она его, нервно ломая пальцы. Дункан не сможет задерживать ее каждый вечер без того, чтобы не поломать свою собственную личную жизнь. Скоро ему наскучит его игра, особенно если она, Калера, продолжит притворяться, что ее нисколько не заботят его попытки испортить ей вечера…

– Спасибо, что ответила на звонок, – сказала Кирсти, поставив кофе и плюхаясь в кресло. – Я только сбегала в буфет… Была вчера на вечеринке и до сих пор как выжатый лимон. Что за звонок, что-то важное?

– Ну, вообще-то… это был Стивен.

– О! – Кирсти залилась румянцем, ее свежее веснушчатое личико приняло виноватое выражение. – Извини.

Калере стало ее жалко.

– Не волнуйся, я знаю, что ты просто выполняешь указания сверху. – Она направилась в сторону кабинета Дункана, бросив через плечо:

– Жди их скорой отмены!

Но Дункан сказал ей, что распорядился не соединять ее внутренний телефон с коммутатором, чтобы его главный конкурент не воспользовался внутренней телефонной системой и не проник бы в компьютеры компании «Лабиринт».

– Вы же сами говорили, что вашу новую систему защиты компьютерных данных невозможно взломать без специальных кодов! – подколола его Калера.

– На данный момент это так. Но техника постоянно обновляется. При желании и способностях можно взломать и коды. К тому же всегда есть риск ошибиться и раскрыть доступ к нашим данным.

– Если вы мне не доверяете, не вижу смысла удерживать меня здесь, – негодующе сказала Калера.

Голос Дункана понизился до шепота, он перегнулся через стол и накрыл ее руку своей ладонью:

– Милая, вы знаете, что я доверяю вам больше всего на свете, все мои сердечные тайны…

Его слова были наполнены такой искренностью, что по телу Каперы разлилось предательское тепло. У нее перехватило дыхание, когда она увидела восхищение в его синих глазах и почувствовала его прикосновение. На мгновение она мысленно перенеслась в темную спальню, где она так жаждала ласки этих сильных нежных пальцев…

Ахнув, она выдернула свою руку из его руки.

Он криво усмехнулся:

– Это ему я не доверяю.

Он намекал на то, что и ей этого делать не следует!

Калера фыркнула и продолжила работу с выражением холодной вежливости на лице. Позже она столкнулась в коридоре с Брайаном Истманом, начальником отдела исследований, который вышел из кабинета Дункана со следами явного беспокойства на лице.

Брайан был настолько же типичным компьютерщиком, насколько Дункан – нетипичным. Невысокий, тощий и близорукий, с редкими светлыми волосами и клочковатой бородкой, он выглядел старше своих двадцати пяти лет. Он был абсолютно предан своей работе, но чувство юмора и любовь к шуткам спасали его от превращения в одержимого.

Когда Калера зашла в кабинет, Дункан стоял и смотрел в окно.

– Дункан, что с Брайаном? – спросила она, складывая бумаги на столе. Так как Брайан практически жил в «Лабиринте» и не имел никакой личной жизни, то трудно было предположить, что могло ввести его в такое мрачное состояние, кроме работы.

Дункан медленно обернулся с расстроенным выражением на лице. Ей показалось, что он ее не видит. Но он тут же стряхнул с себя это оцепенение и подошел к столу. На его губах играла опасная улыбка. Калера заметила, что его синие глаза горят лихорадочным оживлением – верный знак того, что его воображение и интеллект решают новую задачу.

– Ничего такого, с чем бы я не справился.

Калера ждала продолжения этого заявления, произнесенного с агрессивным оптимизмом, но вместо этого он собрал все бумаги и молча сложил их в стопку.

– Вот, займитесь этим, – Дункан протянул ей бумаги.

Ее досада переросла в недоумение:

– Но вы же велели мне сделать вам несколько дополнительных копий.

– Ну и что, – нетерпеливо возразил он, – а теперь я хочу, чтобы вы рассортировали эти копии.

Калера подчинилась, но, в то время как она выполняла работу, ее осенило: ей перестали доверять!

Она нервничала и нечаянно порезала палец, когда сортировала копии. Дункан подошел и отобрал у нее бумаги. Он взял ее руку, и они оба уставились на капельку крови, появившуюся на кончике пальца.

– Ну-ка, дайте я… – Он взял ее палец в рот и кончиком языка облизал его. Ее мысли смешались, она стояла как вкопанная, глядя в его глаза. В том, что он делал, было нечто эротичное…

Она дернула рукой и почувствовала, как его зубы легко прикусили ее палец, а его рука обхватила ее запястье. Сердце Калеры затрепетало. Интимность момента все больше захватывала ее.

Калера попыталась оттолкнуть его другой рукой и почувствовала, что его сердце бьется так же сильно, как и ее.

– Дункан, как вы думаете… Ой! – Анна исчезла так же быстро, как и появилась. На мгновение ее лицо снова возникло в дверном проеме:

– Я зайду позже, когда вы не будете так… заняты.

Калера почувствовала ужас.

– Посмотрите, что вы наделали! Прекратите немедленно! – запоздало прошипела она, напрягая колени, которые предательски подгибались. Ее пальцы впились в его щеку, оставив ряд чуть заметных следов ногтей на смуглой коже. – Отпустите меня… немедленно!

Не отрывая загадочного взгляда от ее глаз, Дункан медленно вынул ее палец изо рта, осмотрел его и облизнул в последний раз.

– Я просто хотел убедиться, что кровь остановилась, – невинно проговорил он, – не хватало еще, чтобы в рану попала инфекция.

– Дункан, это просто царапина! – возмущенно возразила она. – Представьте, что подумала Анна!

– Какая разница, что она подумала?

– Она всем расскажет о том, что тут увидела!

– Но мы ведь даже не целовались, что тут страшного?

Она стала пунцовой и сжала кулаки, ее голос вибрировал от ярости:

– Дункан!!!

Он поцеловал ее запястье, задержав его в своей руке.

– Ну, если бы это была ваша пятка, – усмехнулся он, – было бы гораздо сложнее все объяснить.

– Вы не понимаете, – сказала она, отступая назад и пряча палец в кулаке – от греха подальше. – Вы должны ей все объяснить. Она же думает что вы… что вы… – она осеклась, увидев его любопытный взгляд.

– Что я – что? – Он прислонился к столу и склонил голову набок, внимательно глядя на ее порозовевшее лицо.

Капера поняла, что допустила ошибку.

– Вы знаете… есть одно обстоятельство… – промямлила она.

Уголки его рта приподнялись.

– Какое такое обстоятельство? Связанное со мной?

– Да, – выдавила она.

– Ну, это может быть что угодно, не могли бы вы уточнить? Что за обстоятельство, Калера?

– Связанное со мной, – неловко ответила она.

– То есть она думает, что я на вас помешан и вы – главный объект моего жгучего желания?

– Ну, что-то вроде этого, – согласилась она.

– Умница Анна, – мягко проговорил он, – а я-то думал, что образ беспечного плейбоя одурачил всех.

Калера подняла глаза и застыла. В его темно-синих глазах она увидела такое глубокое чувство, которое заставило вспыхнуть в ее крови знакомый огонь. Но страх, что он заметит, тут же погасил это пламя, и она решила, что его призывный взгляд ей просто почудился.

– Не беспокойтесь, я позабочусь о том, чтобы Анна поняла, – сказал он.

Калера же, старающаяся забыть о происшедшем, не стала уточнять, что именно должна понять Анна.

– Ну что же, давайте закончим с кандидатами на ваше место, а потом можем разработать план на завтра. И надо сегодня же отправить письма тем, кто не прошел отбор, – не хочу, чтобы люди зря ждали и беспокоились понапрасну.

Он заметил, как она взглянула на часы, прикидывая, успеет ли уложиться в рабочее время.

– Да, и напечатайте несколько документов для Брайана – желательно, когда никого уже не будет, – добавил он, явно пользуясь своим положением начальника. – Я ведь предупреждал, что попрошу вас задержаться.

– Да, предупреждали, – ответила она, придавая лицу равнодушное выражение, которое, как она знала, порядком его раздражало.

– Так что, если вы со Стивом что-то запланировали на вечер, лучше позвоните и откажитесь сейчас. Скажите, что не знаете, когда закончите.

– Собственно, у нас нет планов на сегодня. Стивен ужинает у своей матери.

– А вы не приглашены? Она окинула его высокомерным взглядом.

– А, так вы приглашены, но сумели от этого избавиться! – Его глаза искрились озорством. – Я вас не виню: у меня самого не складывались отношения с Мэдлин. Она думала, что я плохо влияю на ее златокудрого ангелочка. Так что за его проступки вечно доставалось мне.

– У нас с Мэдлин прекрасные отношения…

– Пока вы не нарушаете правила светской беседы, – дополнил Дункан. Он ликовал!

– Как же вам удалось избежать сногсшибательной перспективы уютного ужина с мамочкой? Поэтому старина Стив и названивал вам весь день? – подколол он ее. – Вы травили ему старые байки о том, что у вас много работы?

– Но это не байки, а правда, – возразила Калера с достоинством.

– Неудивительно, что вы даже не пытались протестовать, хотя я вел себя как рабовладелец, – улыбнулся он. – Я спас вас от участи, худшей, чем смерть. Теперь вам не придется врать, если Стив вдруг решит проверить, правду ли вы ему сказали.

Она хмыкнула:

– Он не станет этого делать. У него нет повода для подозрений! Дункан спокойно продолжал:

– Держу пари, всегда, если вы куда-то идете без него, он звонит вам домой и проверяет, во сколько вы вернулись.

– Просто он джентльмен, – ответила она, удивляясь, почему это она вдруг вздумала защищать внимательность Стивена. – Он беспокоится, потому что я живу одна, и проверяет, все ли со мной в порядке.

– Также я держу пари, что он часто оставляет для вас сообщения в тех местах, куда вы собирались пойти.

Калера вздернула свой маленький подбородок.

– Большинству женщин нравится, что мужчина думает о них, когда они не вместе. Это взаимно – Стивен всегда говорит мне, где он и что делает.

– А он не дарил вам блокнот, чтобы вы записали туда все телефонные номера и адреса своих друзей и все, что вы планируете на день?

Калера сразу вспомнила дорогой красивый кожаный блокнот-ежедневник с ее инициалами – первый подарок Стивена. Она тогда была очень тронута – он заметил, что она носит в сумочке потрепанную записную книжку, хотя была несколько смущена таким дорогим подарком в самом начале знакомства.

– Да, и он мне очень пригодился, – ответила она с вызовом.

Дункан благоразумно принял ее ответ как знак того, что разговор окончен, но оставил за собой последнее слово.

– Обратите внимание, что он не подарил вам электронную записную книжку. Могу объяснить это лишь тем, что из нее легче бесследно стирать записи. В этом смысле блокнот более доступен для просмотра…

Она было взорвалась в ответ на это недвусмысленное обвинение, но прикусила язык.

Сотрудники уже расходились. В холле затеяли игру в баскетбол с корзиной для бумаг, и Дункан вышел проверить, в чем дело. Калера слышала его голос за дверью:

– Что у вас тут происходит? Это, кажется, не стадион, здесь еще работают!

– Давайте, мистер Ройял, присоединяйтесь!

– Оставьте его в покое; может, он еще переживает, как упустил мяч в прошлый раз и его команда проиграла…

Калера услышала звуки веселой потасовки, вскрики и восклицания и в конце концов – торжествующий возглас победы. Калера улыбнулась, когда Дункан вошел обратно в кабинет, приглаживая растрепанные волосы. Его лоб блестел от пота, грудь вздымалась.

– Я-то думала, вы решили их утихомирить, а не раззадорить, – сказала она, передавая ему письмо для подписи.

– С людьми надо ладить, а если не получается – тогда давить их.

– Когда-нибудь и вас кто-то задавит… – сказала она ему.

– Я умею проигрывать так же, как и побеждать, – ответил он и рассмеялся, видя ее изумленный взгляд. – Ну да, я прихожу в ярость, но быстро успокаиваюсь.

Да, он такой, подумала она. За окном давно стемнело, когда Дункан посмотрел на часы и отложил ручку.

– Боже, который час?

– За развлечением время летит незаметно, – сухо ответила Калера. С ее точки зрения, все, чем они занимались этим вечером, могло спокойно подождать до завтра. Раз Дункан знал, что она не встречается сегодня со Стивеном, то, что он заставил ее работать допоздна, она могла объяснить только его упрямством. Однако она чувствовала, что одержала небольшую победу в их борьбе, умело притворяясь, что не замечает, как летит время. Дункан сдался первым.

– Проголодались? – спросил он. Калера ответила вопросом на вопрос:

– Мы уже закончили?

В офисе оставались еще какие-то трудоголики, но Калера чувствовала себя с Дунканом так, словно они были одни.

Тот посмотрел на нее пытливым взглядом, который заставил ее поежиться. Этот взгляд выведывал все ее тайны, проникал в душу. Он будил в ней мятежные силы, которые она сама считала похороненными глубоко внутри, но которые теперь так и норовили вырваться на свободу…

– В общем, да – по крайней мере, работу, – его глубокий голос проникал в поры ее кожи и заставлял тело трепетать.

Дункан встал и погасил настольную лампу.

– Пойдем. – Он снял со спинки стула кожаную куртку и небрежно закинул ее на плечо. – Вы, должно быть, устали и проголодались. Я угощу вас ужином, вы так усердно работали. Я могу позвонить в кафе напротив и заказать столик…

– Нет, нет, – Калера так замотала головой, что шпилька выскочила из прически и волна золотистых волос заструилась по груди. Она торопливо собрала их обратно и вернула шпильку на место. У нее закружилась голова… Она представила уютный полутемный ресторан, столики, освещенные свечами и предназначенные для двоих…

– В правилах профсоюза сказано, что я отвечаю за питание сотрудников в сверхурочное время…

– Мне что-то не хочется есть в кафе.

– Мне тоже, – сказал он, подавив свое нетерпение. Он долго ждал и выдержит еще немного. – Но мы оба должны поесть, лучше, чтобы это было нечто…

Она перебила его:

– У меня дома полный холодильник, и я смогу быстро приготовить что-нибудь горячее и сытное…

– Прекрасная идея! – с готовностью отозвался Дункан. – Я уж и не помню, когда в последний раз ел домашнюю пищу. Эта повальная манера питаться в кафе… Гарри часто хвалился, что вы прекрасная кухарка. Он рассказывал, какие экзотические блюда вы приготовили по той или другой книжке. Это звучало прямо-таки поэтично. Да, Гарри очень нравилось, как вы готовите…

Калера улыбнулась, узнав об этой стороне их дружбы.

– Он всегда дарил мне кулинарные книги на годовщину свадьбы, – вспомнила она.

– Ваш Гарри был очень проницательным человеком.

– Почему вы так думаете? – Она была слегка удивлена его неожиданным замечанием. Гарри был заботливым и внимательным, но проницательным? – Он дарил мне кулинарные книги, потому что знал, что мне доставляет удовольствие пробовать новые рецепты, вот и все. Что же тут проницательного?

– Он делал это потому, что любил экзотическую еду, но не любил готовить. – Дункан улыбнулся. – Гарри был одним из самых тонких знатоков человеческой натуры, каких я когда-либо встречал. Я снимаю шляпу перед его умением добиваться своего так, чтобы окружающим казалось, что все это делается ради их же блага.

Через полчаса они уже были у нее дома.

Глава 7

– Это должно быть что-то простое и быстрое в приготовлении, – сказала Калера, открывая холодильник.

– Простые вещи – лучшее, что есть в жизни, – согласился Дункан, который был живым воплощением всего сложного.

Он словно сбросил с себя усталость вместе с кожаной курткой, как только переступил порог, и теперь выглядел очень оживленным, оглядывая ее хозяйство.

Калера, вернувшись домой после работы, обычно распускала волосы и переодевалась. Но сегодня ей придется потерпеть, пока он не уйдет, думала она, ставя сковородку на зажженную плиту и доставая продукты.

– Я могу чем-нибудь помочь?

– Вы можете порезать лук и ветчину, пока я занимаюсь перцем и помидорами, – решила она, вручая ему доску для разделки и нож.

– С удовольствием, мэм, – ответил он, присоединяясь к ней на подоконнике, хотя она надеялась, что он расположится на кухонном столе.

Удивительно, но Калере доставляло удовольствие наблюдать за ним краем глаза, как он несколько неловко орудует ножом…

Он потянулся за луком, и его голая рука коснулась ее плеча. Она отпрянула, и он посмотрел на нее долгим взглядом.

– Черт побери, как щиплет! – Дункан утирал слезящиеся глаза краем майки.

– Так вы еще хуже сделаете, пусть слезы промоют глаза, – посоветовала Калера, старательно отводя глаза от его мускулистого тела.

– Надо сказать, вы единственная женщина, которая заставила меня прослезиться, – заметил он, усердно моргая.

В возникшей за этим маленькой паузе оливковое масло очень кстати затрещало на сковороде, и Капера отвернулась к плите. Она поспешно высыпала овощи в сковородку и принялась старательно их мешать. Пар от сковороды усиливал дискомфорт, ей становилось жарко в юбке и тесных колготках, и Капера украдкой расстегнула две пуговки на блузке.

Они молча ели прямо на кухне. После того как первоначальный голод был утолен, Калера почувствовала, что между ними нарастает напряжение, которое не дает им завести непринужденный разговор. Она не могла избавиться от беспокойства, которое ей внушал Дункан, каждое его движение.

Он энергично орудовал вилкой, явно наслаждаясь ужином, и ел с таким аппетитом, что возбуждал ее. Когда он одним глотком опорожнил стакан с водой, у него на губах осталась влага, и Калера почувствовала желание наклониться и слизнуть ее.

Она все сильнее загоралась от сексуального возбуждения и просто вспыхнула, когда кусочек соскользнул у нее с вилки и упал на тарелку, брызнув соусом ей на руку. Бессознательно она смахнула каплю пальцем и сунула его в рот – вульгарный жест, которого она никогда не позволила бы себе, находясь в обществе Стивена.

Она поймала на себе его взгляд и замерла с пальцем во рту.

Его глаза уперлись в вырез ее блузки, и Калера почувствовала, как струйка пота стекает между ее грудей. Дикое и страстное желание поднялось в ее крови, требуя освобождения, но вдруг раздался телефонный звонок.

Капера взяла трубку и вся зарделась, услышав голос Стивена. Она вышла из кухни, поговорила и вернулась.

– Вам лучше уйти, Дункан. Он сжал тарелку руками, его глаза сузились и впились в ее стройную спину.

– Я еще не доел.

Она со звоном поставила тарелку в раковину и резко повернулась, опершись о жесткий край стола.

– Пожалуйста, уходите!

– Это он вам приказал, когда узнал, что вы меня кормите? Пригрозил прийти и самолично проверить, ушел ли я?

– Нет! Бога ради, я даже не сказала ему, что вы здесь!

Она порывисто прижала руки к пылающим щекам. Дункан отшвырнул стул и встал.

– И вы боитесь, что он узнает? – его голос потеплел, он приближался к ней.

Его непонятливость только подлила масла в огонь.

– Да нет же, не поэтому… – она попыталась увернуться от него, но он прижал ее к мойке. – Я не знаю, почему я это сделала, – сказала она с несчастным видом.

Дункан приподнял ее подбородок одним пальцем, и она встретила его испытующий взгляд.

– Прекрасно знаете, – его спокойные слова пронзили ее.

– Мы ведь всего-навсего ужинали, – защищалась она.

– Ну да, мужчина и женщина, невинно наслаждающиеся компанией друг друга, – мягко согласился он. У него был дар придавать самым невинным фразам двусмысленность…

Его палец крепче прижал ее подбородок, легко коснувшись ее нижней губы.

– Это ведь не совсем невинно, Капера?

– Но мы же ничего не делаем, – лихорадочно отрицала она.

Его глаза заволоклись дымкой.

– Но хотели, – проговорил он, его рука ласкала ее нежную щеку от губ к виску и обратно. – Мы хотим делать так… – он коснулся пальцем ее полуоткрытых влажных губ. – И вот так… – он наклонил голову и прижался своим ртом к ее губам, и потом еще раз, крепче, раздвигая ее губы языком и проникая во влажную теплую полость. – А больше всего… – прошептал он, все еще не отрываясь от ее губ и лаская ее каждым своим словом, – больше всего мы хотим вот этого…

Сила его третьего поцелуя заставила ее запрокинуть голову, и его рука прижалась к ее груди. Его глаза были полузакрыты от переживаемого блаженства.

Кружево бюстгальтера не могло скрыть, как напряглись ее соски. Он принялся поглаживать их, все больше разжигая пламя их взаимной чувственности. Другой рукой он ласкал ее округлые ягодицы поверх юбки.

Калера вся отдалась наслаждению, ее руки двигались под его майкой, ощущая гладкую кожу груди и курчавую мягкую поросль волос на ней. Их губы вновь слились, слова были ни к чему.

Его руки обхватили ее крепче, и она забыла, что хотела что-то сказать. Смешанный запах их разгоряченных тел вливался в ее ноздри и ударял в голову, словно вино.

Тут Дункан прервал их бесконечный поцелуй, чтобы чертыхнуться по адресу пуговицы, которая никак не расстегивалась, и Калера издала хриплый смешок. Возбужденный этим сексуальным звуком, он потерял терпение и рванул блузку у нее на груди. Кружевной бюстгальтер слетел, освободив ее набухшие груди с темными сосками. Он провел языком по их покрытым морщинками краям, коснувшись напоследок вершин.

Калера запрокинула голову, ее руки, лежавшие у него на талии, конвульсивно впились в упругую кожу.

Его руки гладили ее грудь, лаская соски чуткими пальцами. Не переставая целовать ее, он опустился на колени, вовлекая ее все глубже в горячую огненную бездну, отчего она вся таяла.

Потерявшись в мире чувственности, где все было подчинено щедрой ласке его поцелуев, Калера стремительно приближалась к вершине наслаждения. Внезапно ее пронзила вспышка острого восторга, она обхватила голову Дункана, запустив пальцы ему в волосы. Она вся изогнулась, прижимая бедра к его груди.

Он поднялся с колен. И в этот момент зазвонил телефон.

Первым порывом Калеры было ответить, но Дункан остановил ее.

– Не бери трубку.

– Но я должна… – Она поспешно застегнула блузку.

– Нет, не должна. У тебя есть право не отвечать на телефонные звонки.

Казалось, телефон трезвонил все громче.

– Но это может быть что-то важное, – запротестовала она, стараясь освободиться из его рук.

– Ты знаешь, что это он.

– Может, он забыл мне что-то сказать…

– И убедиться, что ты не пошла еще куда-нибудь, – мрачно перебил он.

Это была правда, что Стивен никогда не болтал с ней подолгу, а поводом для звонков были в основном пустяки. Но она тешила себя мыслью, что он просто хочет еще раз услышать ее голос.

– Он проверяет тебя, Капера, а ты ему все позволяешь!

Да когда же этот проклятый телефон замолчит!

– Он знает, что я здесь. Если я не отвечу, он спросит завтра, где я была.

– Скажи, что под душем…

– Я не принимаю душ по вечерам.

– Ты принимала душ в ту ночь, когда спала со мной. Когда ты пришла в постель, твоя кожа благоухала мылом. В следующие вечера я мылся тем же самым куском мыла…

Она сжала перед собой руки, словно защищаясь.

– Прекрати! Отпусти и дай мне ответить на звонок!

Он разжал руки и отпустил. Но и телефон наконец замолчал.

– Пусть это будет для тебя уроком, – резко сказал он. – Если ты уже сейчас чувствуешь себя виноватой, то подожди, пока он всерьез за тебя возьмется. Тогда ты и вздохнуть не сможешь без его разрешения!

– После свадьбы все изменится…

– Черта с два! – безапелляционно заявил он. – После того, что сейчас произошло, ты должна понять, что эта дурацкая помолвка больше не может продолжаться!

Его слова подтвердили ее смутные подозрения в том, что Дункан все тщательно спланировал, в то время как она просто потеряла контроль над собой. Она не прошла экзамен на верность, и провал был поистине позорным. Но это не значит, что она сдастся и позволит страстям управлять ее жизнью, твердо заявила она себе.

– Не понимаю, почему, – надменно сказала она, расправляя плечи.

– Да потому, что ты его не любишь! – яростно выкрикнул он.

– Это ты так думаешь, – спокойно ответила она.

– Нет, это не я так думаю, это очевидно! Скажи, ты вела бы себя так со мной, будучи невестой Гарри?

Она побледнела, затем покраснела, будто он ее ударил.

– Гарри здесь ни при чем, – сказала Капера, задыхаясь от ярости.

Наконец она поняла, какой же была дурой; что, если Дункан хотел чего-то от нее добиться, он вызывал в ней воспоминания об ее умершем муже, чтобы смягчить ее.

– Нет, ты бы так не поступила, – ответил он за нее. – Когда ты встретила Гарри, то перестала смотреть на других мужчин. У меня не было ни единого шанса, пока он был жив. Но Стив – другое дело. Что бы ты к нему ни чувствовала, сексуально он тебя не привлекает. Иначе ты не отдалась бы мне…

Калера размахнулась и залепила ему пощечину. Пока он приходил в себя, она вылетела в холл и с грохотом распахнула входную дверь. Ярость застилала ей глаза, ее всю трясло, когда он появился из кухни.

– Убирайся!

Он неторопливо прошел мимо.

– А Стив знает, что ты можешь отвесить такую оплеуху? Или я единственный человек, способный вызвать у тебя взрыв страсти?

Это замечание внезапно отрезвило ее. Слава богу, сейчас вечер пятницы. Когда вновь его увидит, она будет уже в состоянии осознать этот унизительный эпизод как следует.

– Уходи! – Она указала ему в темноту и тут же пожалела о своем театральном жесте, так как увидела искру насмешки в глубине его глаз.

– Ты очень мила, когда пытаешься командовать, – иронически заметил он. – Словно фея, у которой играют гормоны. Хочешь сказать, чтобы я больше никогда не переступал твоего порога?

Она сжала зубы.

– Не провоцируй меня!

– Почему? Боишься, что не сможешь устоять… опять?

– Если хочешь видеть меня в понедельник на работе, то больше ни слова, – ответила она, отчеканивая фразу.

Дункан поднял руки.

– Хорошо, хорошо, я ухожу. – Он легко повернулся на каблуках и спустился по ступенькам, оглянувшись напоследок на ее стройную фигуру, вырисовывавшуюся в дверном проеме. Последнее слово непременно должно было остаться за ним! – Спокойной ночи, милая, – прозвучал его голос в темноте. – Если тебе срочно понадобятся мои… услуги, то мой номер четвертый по счету в списке быстрого набора на вашем телефоне. А бедный Прайор, как я вижу, только девятый!

– Я вообще вычеркну твой номер, – выкрикнула она вслед ему.

Она захлопнула дверь и через несколько секунд услышала, как он завел машину и уехал.

Глава 8

Калера думала, что проваляется без сна, проклиная себя за слабость. Но стоило ей положить голову на подушку, как она тут же отключилась и на следующее утро проснулась удивительно свежей и бодрой.

Утром она занималась уборкой и перебирала вещи, решая, что выбрасывать, а что может пригодиться для новой жизни со Стивеном. От замужества с Гарри оставалось много книг, документов, фотографий и сувениров, и их нужно было тоже просмотреть.

Гарри был страстно увлечен головоломками-паззлами, и дюжины наборов пылились в шкафу в кладовке. Они вдвоем провели много счастливых часов, складывая самые заковыристые из картинок. Хотя Калера сомневалась, что Стивену с его утонченным вкусом придется по душе такое незатейливое развлечение, она подумала, что Майкл уже достаточно большой, чтобы заинтересоваться некоторыми паззлами попроще: с изображением машин, поездов и карт мира. Стивен не слишком хорошо знал характер своего сына, но говорил, что тот развит не по годам и читает в свои шесть значительно лучше, чем другие дети. Возможно, ему понадобится помощь в головоломках, и Калера подумала, что совместное складывание паззлов – отличный способ наладить отношения с пасынком.

Вдохновленная неиссякаемой работоспособностью, проснувшейся в ней с самого утра, Калера уже к полудню убрала всю квартиру, разобралась с финансовыми бумагами и решила, какие из паззлов она отдаст в местный дом престарелых.

Днем позвонил Стивен, чтобы уточнить время, в которое они собирались идти на благотворительный обед и на концерт этим вечером. Она упомянула о своей идее насчет паззлов для Майкла и была разочарована, услышав его несогласие. В его тоне зазвучали нотки осмотрительной сдержанности, которые всегда появлялись, когда он говорил о своем сыне, и сейчас это было особенно заметно.

– Поскольку его мать не может принять то, что я женюсь, у мальчика и так достаточно конфликтов. Давай не будем добавлять масла в огонь и еще больше испытывать его нервы…

Он всегда называл Майкла «мальчик», и Калере казалось, что это несколько обезличивает его сына. Возможно, это был просто способ оградить себя от мучительной мысли о том, что его собственный сын не принадлежит к его каждодневной жизни…

– Кстати, – сказал он, – я звонил вчера во второй раз, чтобы спросить, какое платье ты наденешь этим вечером, но ты не подошла к телефону…

Раздался звонок в дверь, и Калера, босая, побежала в холл открывать, прижимая к уху трубку. Стивен в это время шутливо говорил:

– Я знаю, что Ройял эксплуатирует тебя, как раба на галере, но ты же не могла заснуть так быстро? Когда мы говорили в первый раз, ты сказала, что еще не поужинала…

Конечно, ему было любопытно – а кто бы не любопытствовал в такой ситуации? Нормальная человеческая реакция, думала Калера, перекладывая трубку в другую руку и возясь с тугой задвижкой на двери. В общем, она и сама задавала бы Стивену такие же праздные вопросы, будь она на его месте. Почему же ей так не хочется отвечать?

Прошлой ночью она твердо решила рассказать ему о визите Дункана, но теперь, столкнувшись лицом к лицу с этой необходимостью, внезапно струсила и отступила.

– Наверное, я была в душе, – соврала она, открыв дверь. К своему ужасу, она увидела прямо перед собой Дункана.

Краска бросилась ей в лицо, когда он беззвучно, одними губами, поздоровался с ней. Должно быть, он слышал ее последнюю реплику и понял, что она значит.

– Я ждал довольно долго, – говорил ей Стивен прямо в ухо, в то время как она пыталась закрыть дверь перед нежданным гостем. Но Дункан успел вставить ботинок между дверью и косяком.

– Я… э… мыла голову, это всегда занимает целую вечность, – она загородила дверь, пытаясь не пустить Дункана в дом.

– Ты в порядке? У тебя какой-то испуганный голос, – встревожился Стивен.

– Кто-то звонит в дверь, я пойду посмотрю, кто это. Конечно, конечно, я буду осторожна. Пока, Стивен!

– Очень мило, – заметил Дункан, после того как она отключила телефон и положила его на подставку для зонтиков. – Думаешь, он тебе поверил?

Она решительно встала напротив двери, уперев руки в бока:

– Что тебе надо?!

Сегодня на нем были белые джинсы и пестрый жилет поверх белой хлопчатобумажной рубашки без воротника – поразительное сочетание! Рядом с ним Калера, в своих светло-голубых джинсах и мятом розовом топе, тут же почувствовала себя до отвращения обыкновенной.

Ее сердце бешено застучало от волнующего предвкушения еще одного бурного столкновения.

Дункан встал в дверях и, видя, что она не собирается уступать ему дорогу, придал своему красивому лицу скорбное выражение.

– Я пришел извиниться за вчерашний вечер, – сказал он с видом человека, раскаявшегося в своих грехах. – Я потерял голову и наговорил лишнего. У тебя есть полное право презирать меня за это… Единственное объяснение – это то, что меня переполняли чувства, которые я не мог сдержать… Надеюсь, ты все-таки простишь меня и дашь мне еще один шанс…

Калера не доверяла ему, когда он становился таким кротким и смирным, так как уже изучила его. Но она отметила, что он извиняется за слова, а не за дела.

Она скрестила руки на груди.

– Я подумаю…

– Может, поговорим и все обсудим?

– Я собиралась уходить.

Его взгляд опустился на ее босые ноги.

– В таком виде?

– Я как раз надевала туфли…

– И куда ты собиралась? По магазинам?

– А что?

Он пожал плечами.

– Я пойду с тобой, и мы по дороге все обсудим.

– Нет, ничего не выйдет. Я иду к родителям обедать. – Калера уже так наловчилась врать, что сама себе верила!

– Вот как… – Он взглянул в окно на ее машину, и его глаза сузились в задумчивости. – Я встречался с ними на похоронах Гарри, – проговорил он. – Я тебя подвезу. Где они живут?

– Недалеко, – уклонилась она от ответа. Если она назовет ему адрес, то он может сам туда наведаться. – Но я хотела бы поехать к ним сама. Послушай, если я сейчас не уйду, то опоздаю… – она взглянула на часы.

Он прислонился к дверному косяку.

– Отлично, я подожду здесь, пока ты соберешься.

– Зачем?

– Джентльмен всегда провожает леди до машины, – живо ответил он. – Я обещаю не входить в дом, пока ты собираешься.

Калере ничего не оставалось, как принять его предложение. Если ей надо выйти из дома, чтобы избавиться от него, то придется сыграть роль примерной дочери, думала она, роясь в сумочке в поисках ключей от машины.

Гаража у Калеры не было, и ее машина обычно стояла под навесом. Она подошла к машине и увидела, что задняя шина спущена! Внутренне закипая, она медленно обошла машину и увидела, что и вторая шина в таком же состоянии.

– Какая неприятность, наехала на гвоздь?

Она взорвалась:

– Ты свинья! Ты и родной матери не пожалеешь, чтобы добиться своего! Да меня тошнит от тебя!!!

– Миссис Мартин! Калера! – позвала ее соседка с нижнего этажа. Она вела перед собой своих сыновей, восьмилетних близнецов с ангельскими личиками. – Простите, что перебиваю вас, – смущенно начала женщина, переводя взгляд с красного лица Калеры на раздраженного Дункана, а потом на машину рядом с ними. – Ну-ка, Джереми, Шейн, признавайтесь! – Она вытолкнула близнецов вперед.

– Простите нас, миссис Мартин, это мы прокололи вам шины! – выпалили херувимы.

– Они насмотрелись всякого по телевизору… Они не понимали, что делают… – торопливо принялась объяснять мать. – С утра они играли во дворе в полицейских и грабителей… и прокололи шины на всей улице…

– Мальчишки всегда мальчишки, – пробормотал Дункан, но Калера так и не смогла вымолвить ни слова.

– Я очень извиняюсь… Мы не можем заплатить за ремонт всех машин, но мой муж скоро накачает шины заново… – сказала женщина и повела детей дальше извиняться перед остальными соседями. Дункан повернулся к Калере. Она распрямила плечи и угрюмо спросила:

– Ждешь извинений?

– Ладно, поехали на моей машине, – весело ответил он. – Тебя ведь ждут родители…

Ехали они молча. Калера почему-то вспомнила детство, какой робкой и замкнутой девочкой она росла…

На самом деле Калера всю жизнь только и делала, что разочаровывала своих родителей: сначала как отказывающийся от материнского молока младенец, что лишило Сильвер Донован удовольствия быть «настоящей природной матерью»; потом как робкий ребенок, замкнутый подросток и, наконец, упорный консерватор. Она всегда разбивала все их надежды на то, что в один прекрасный день «достигнет согласия с самой собой» и раскроет все свои до той поры скрытые артистические таланты.

Потому ей было бы чрезвычайно неловко услышать шквал одобрительных замечаний в свой адрес, если она приедет к ним с Дунканом – точнее, если Дункан привезет ее.

– «Хрустальные мечты»! – прочитал Дункан затейливые ярко-фиолетовые буквы вдоль покосившейся веранды ветхого дома родителей Каперы. – Здесь живут твои родители? – В отличие от реакции Стивена во время его первого и последнего визита в удивленном голосе Дункана не было и тени отвращения. Явно заинтересованный, он поднял глаза на полуобвалившийся верхний этаж, где занавеска развевалась над открытым окном, увешанным стеклянными бусинами, а шеренга цветов в горшках и флюгеры соседствовали с сохнувшим бельем на крошечном балконе. Потом его взгляд вернулся к изучению бус и украшений из самоцветов, развешанных в пыльной витрине рядом с африканскими амулетами, гомеопатическими лекарствами, книгами по эзотерике и психологии, картами Таро и плакатами, посвященными Фестивалю друидов. – Это их магазин и они тут живут?

– Спасибо, что подвез, – только и сказала Калера, выходя из машины. – Родители отвезут меня домой…

Но Дункан уже шел по дорожке к дому.

– Твои родители, видно, не от мира сего… – сказал он, заглядывая через окно в дом.

Родители Калеры выбежали из задней комнаты с криками восторженного приветствия. Мать, высокая и загорелая, с длинными волосами, заплетенными в толстую косу, и отец – коренастый, заросший бородой, с собранными в хвост седыми волосами, почти такими же длинными, как у его жены.

– Санни! Я так и знала, что ты приедешь сегодня! Мой гороскоп предсказал приезд близкого человека! – Сильвер заключила дочь в свои крепкие объятия, ее хлопчатобумажное платье развевалось, цепи бус звенели, сталкиваясь друг с другом.

Когда мать отпустила ее, Калера повернулась к отцу:

– Привет, папа! – Она вытерпела волосатые объятия отца, стараясь не смотреть на Дункана.

– Астрология все предскажет! Крис, ну скажи ей, я ведь знала, что Санни заедет к нам сегодня!

– Так оно и было, – охотно подтвердил Крис Донован.

У Калеры сжалось сердце, когда она увидела его несколько отсутствующий взгляд. Пристрастие ее родителей к легким наркотикам было еще одной причиной, по которой она ушла от них и вела строгую жизнь. Она любила их, но во многом не одобряла их образа жизни.

– Почему они зовут тебя Санни? – спросил Дункан тихо. – Они случайно ни с кем тебя не путают?

Ее мать услышала это и рассмеялась.

– Это ее полное имя – Саншайн Калера Донован. Она родилась в поле, под лучами солнца, в коммуне, где мы тогда жили… – она болтала, беззаботно рассказывая о прекрасном детстве Калеры, проведенном под солнцем, вдали от рамок общества и гнета правительства. – Только когда она решила получить высшее образование, она потребовала, чтобы ее называли вторым именем. Это мама Криса хотела, чтобы ее так назвали. Жаль, мне очень нравится имя Саншайн – оно идет ей, не правда ли? А вы, должно быть, Дункан, который занимается компьютерами? Мы с Крисом разговаривали с вами на похоронах Гарри. Вы пришли вместе с Калерой или интересуетесь лечением кристаллами?

– Я с Калерой, но не прочь узнать и о кристаллах…

Дункан не мог придумать ничего лучше, чтобы открыть фонтан ее красноречия.

Вскоре чета Донован полностью погрузилась в дискуссию о методах нетрадиционной медицины, оставив недовольную Калеру обслуживать покупателей. Потом разговор плавно перетек из области лечения, астрального ясновидения и чистки ауры к более частным вещам, и она услышала, как Крис, не стесняясь, рассказывает в подробностях об их пребывании в коммуне.

– Мы до сих пор просто жаждем вернуться к старой жизни, не правда ли, любимая? – говорил ее отец. – Тогда мы дольше всего оставались на одном месте, пока не родилась Санни… в смысле, Калера. Но мы связаны лишь магазином, так что можем собрать вещи и отправляться куда глаза глядят. Например, погрузить все это барахло в цыганскую повозку и путешествовать по ярмаркам…

– Прекрасная идея!

Калера представила себе реакцию Стивена, который увидит своих родственников, заехавших навестить его в цыганской повозке, и мурашки пробежали у нее по телу.

С ее родителями он был вежлив, но холоден. Дункан же, наоборот, почувствовал с ними кровное родство, и Калера пришла в ужас, услышав предложение Сильвер запереть магазин и всем вместе пообедать в вегетарианском ресторане рядом с домом.

Час спустя она ковыряла вилкой в салате из брюссельской капусты, слушая, как ее мать заходится в восторженных комплиментах по поводу Дункана, такого понимающего и чуткого. Последний уплетал баклажаны и изо всех сил старался не выглядеть самодовольным. Но у него это плохо получалось.

– Он так живо воспринимает новые идеи! Наверно, работа с ним прекрасно стимулирует твое творческое начало! – разглагольствовала Сильвер над тарелкой с соевым творогом. – Как жаль, что ты оттуда уходишь… – Она разочарованно вздохнула, а Калера оторвалась от тарелки и изумленно взглянула на мать.

– Когда я начала там работать, ты сказала, что «Лабиринт» убьет мой внутренний голос, а радиация от компьютеров загрязнит мою ауру! – резко напомнила она ей.

Но Сильвер было не так-то легко смутить.

– Да, но тогда я не знала Дункана как следует, – она нежно дотронулась до его руки своими пальцами в тяжелых кольцах.

– Да ты встретила его только час назад, – заметила Калера, раздраженная легкостью, с которой он умел втираться в доверие.

– Но я вижу, что у него очень хорошая аура, – весело ответила Сильвер, – и, определенно, отличная карма. К тому же, Санни, у него такой широкий кругозор! – Это был высший комплимент в ее устах. – Он подходит тебе гораздо лучше, чем этот зануда Стивен. Помню, когда вы приезжали к нам вместе, ты весь вечер сидела прямая как палка и тряслась от страха, как бы он не обиделся на что-нибудь из того, что мы говорили. А посмотри на себя теперь: ты же рада расслабиться и плыть по течению!

Это только потому, что течение такое мощное, подумала Калера. Хотя она и в самом деле не беспокоилась по поводу того, что Дункана может покоробить поведение ее родителей.

– Я понимаю, это твоя жизнь и ты сама себе хозяйка… – продолжала рассуждать Сильвер. – Но не думаю, чтобы тебе было очень весело с твоим Стивеном: вы оба так утомительно серьезны! Возможно, в его холодности есть нечто сексуальное, но я не могу себе представить, чтобы он был уж очень горяч в постели. Или секс для вас не слишком привлекателен?

Калера покраснела, стараясь не выходить из себя.

– Мама, я ведь собираюсь за него замуж…

– Сначала ты должна просто пожить с ним вместе… Что, если ты больше не захочешь оставаться с ним, когда секс вам наскучит?

К счастью, ее отец перевел разговор на что-то другое. Вскоре они стали собираться домой. Калера пыталась возражать, когда Дункан принялся уговаривать ее родителей не беспокоиться насчет того, чтобы отвезти ее домой, но бесполезно…

– Интересные люди, – заключил Дункан, когда они вышли из магазина. – Итак… тебя воспитали двое радикалов-вольнодумцев, далеких от всех общественных правил, – продолжал он, когда она не отреагировала на его реплику.

– Ну и что! – ощетинилась она, тут же пообещав себе, что больше ни слова ему не скажет. Возможно, она стеснялась своего происхождения, но уж никак не стыдилась его.

– Ничего; просто это многое объясняет, – ответил он, открывая дверь машины и пропуская ее внутрь. – Они тебе нравятся? В смысле, как люди?

В последний момент Калера не смогла не ответить честно:

– В общем, да. Но их любовь распространяется настолько широко, что я никогда не чувствовала себя чем-то особенным для них, не ощущала никакой тесной связи с ними. Они не несли почти никакой ответственности за меня и большую часть времени вообще не знали, где я нахожусь в данный момент. Мне удобнее думать о них как о паре своих сумасшедших друзей.

– Это сложно?

– Невозможно, – тяжело вздохнула она. – Я не думаю, что они надолго здесь задержатся. Им, как обычно, скоро наскучит оседлая жизнь, они найдут новое учение или очередного гуру и отправятся в путь. И я не услышу о них несколько месяцев или лет.

– А мне понравились твои родители, – сказал Дункан в дороге. – Кажется, я им тоже… Вот интересно: я нравлюсь твоим родителям, людям, которые со мной работают… нравлюсь тебе! Вот только Стивен – единственное исключение…

Калера повернулась к нему.

– Интересно, может, это связано с романом между тобой и его женой? – саркастически спросила она.

– Он так ненавидит меня не за то, что у меня роман с его женой, а за то, что ему так кажется.

Ей понадобилось некоторое время, чтобы осознать эти спокойные слова. Мимо проносились машины, добавляя грохота в ее голову.

– Ты хочешь сказать, что между тобой и Терри ничего не было? – спросила она, желая, чтобы он посмотрел на нее, и одновременно опасаясь того, какой ответ прочитает на его лице.

– Да, у нас был роман, – ответил он с глубокой страстью, полоснувшей ей по сердцу, словно нож. – Когда мы были молоды и свободны, я по ней с ума сходил. Но это было до ее помолвки со Стивеном. После я и пальцем до нее не дотронулся. Она любила Стивена и была женой моего, как я думал, друга. Мои отношения с Терри были чисто дружескими, и я очень жалел, когда их брак начал рушиться из-за безумной ревности Стивена…

– Но у него же были основания ревновать?..

Дункан повернулся к ней.

– Конечно, это – его собственная мания! Он чуть ли не следил за ней, вечно спрашивал, куда Терри ходила, заставлял ее отчитываться о каждом шаге, запрещал ей все, что отвлекало ее внимание от него самого: работу, друзей, хобби, ну все… А когда Терри обратилась ко мне за помощью и советом, он избрал меня мишенью для своей ревности, – сказал Дункан угрюмо. – Он сам разрушил их брак.

Терри часто заставала его за чтением ее ежедневника, знала, что он вскрывает ее письма, преследует ее машину и появляется дома в необычное для него время в надежде поймать нас с поличным. Она бросила его, потому что не могла больше терпеть все это, и в этом он тоже обвинил меня. Он винил всех, кроме себя. Терри говорила ему, что она все еще его любит, но не чернется, пока он не обратится к психологу. Вместо этого он потребовал развода, но до сих пор не может оставить ее в покое, даже теперь, когда в его жизни появилась ты… Но он не признает ни свою вину, ни то, что он еще любит ее…

Он остановил машину, и ошеломленная, униженная Калера не сразу поняла, что это ее дом. Она расстегнула ремень безопасности, трясущейся рукой нащупала ручку двери, но рука Дункана остановила ее.

– Открой глаза, Калера, – почти закричал он, – он просто больной, но вместо того, чтобы лечиться, он меняет жену… Начало уже положено: он вмешивается в твою жизнь и пытается приучить тебя к этому!

– У него есть право вмешиваться, он ведь скоро будет моим мужем.

– Это он хочет, чтобы ты так думала. Я знаю, тебе нужна защита, поэтому ты и выходишь за него замуж, но он запрет тебя в клетку. Стив никогда не поверит на слово в твое безупречное поведение!

– Это что, такое дружеское предупреждение?!

– Я нарушаю обещание, рассказывая все это тебе. Просто не хочу, чтобы ты и дальше позволяла делать из себя дурочку.

Должно быть, он имел в виду обещание, данное Терри, подумала Калера, ощутив легкий укол ревности.

– Благодарю, но я предпочитаю судить по информации, полученной из первых рук, а не от кого-то постороннего, – сказала она, выскакивая из машины и направляясь к дому.

Он крикнул ей вдогонку:

– Тогда спроси его, почему он не хочет встречаться с Майклом? Он вбил себе в голову, что Майкл не его сын, а мой!

Он не стал ждать, пока она войдет в дом, и рванул машину с места…

Глава 9

Калера нервно провела руками по жестким складкам своего красного платья из тафты, ее глаза обежали блистательную толпу, собравшуюся по приглашению Стивена. Большинство из них она видела впервые в жизни и сомневалась, что сможет узнать их в следующий раз. Они набились в зал с мраморными колоннами и кружились в танце под музыку живого оркестра на танцплощадке. Некоторые выходили на террасу, где были накрыты столы.

Калера думала, что внутренне готова к напряжению, которое испытывала от этого чинного празднества по случаю помолвки, но теперь она поняла, что ошибалась. Не в последнюю очередь в этом было виновато сомнение, закравшееся ей в голову на прошлой неделе. За это время оно только укрепилось, возросло и наполняло ее тревожной неуверенностью относительно своего будущего.

Но она могла гордиться тем, что, несмотря на все усилия Дункана вселить в нее панику, она смогла избежать поспешных решений. После стычки, произошедшей в прошлую субботу, она не бросилась к Стивену с необоснованными и злыми обвинениями, как того ждал от нее Дункан. Она не стала делать театральных жестов и не отменила помолвку за неделю до роскошного праздника, на который Стивен потратил уйму времени и сил. Что бы там ни было в его прошлом, Калера не считала, что он заслуживает такого безжалостного обращения.

Возможно, для Дункана это был подходящий способ опрометчиво расправляться со своими проблемами и подчинять себе ситуацию… но Капере это было несвойственно. Она предпочитала углубляться в себя и тщательно рассматривать вопрос со всех точек зрения, прежде чем предпринимать какие-либо действия. Сперва она хотела понаблюдать и сделать окончательные выводы, только тогда она сможет быть уверенной насчет окончательного выбора. В ее жизни бывали случаи, когда проблемы рассасывались сами собой, потому что она не воспринимала их всерьез, и страхи утихали, потому что она не давала им развиться.

К сожалению, сейчас ситуация была совсем другой.

На работе она пыталась сохранять свое прежнее равновесие перед лицом все новых и новых проблем. Сначала Дункан внезапно решил вопрос о секретарше, причем в пользу той, которой даже не было в списке претенденток. Он моментально назначил ее на должность и в тот же день представил Калере.

Беттина Фишер была двадцатилетней грудастой выпускницей университета, она носила обтягивающую одежду и минимум белья под ней. Кроме того, у нее были явные проблемы с правописанием. В первый же день она умудрилась потерять несколько документов. Печатала она, правда, быстро, но и болтала так же.

Калера скрипела зубами и едва удерживалась от того, чтобы не наорать на нее. Калера была уверена, что хохотушка Беттина не продержится и недели после того, как уйдет ее предшественница. Ей не помогут даже полуголые грудь и зад, которыми притворно восхищался Дункан, зная, что Калера может его услышать.

Другим неприятным нововведением в «Лабиринте» было усиление охраны и повышение уровня секретности технических разработок компании, которое не касалось лишь Брайана Истмана и самого Дункана. Местные хакеры расценили это как прямой вызов, и в офисе вовсю заключались пари, кому быстрее удастся вторгнуться в святая святых «Лабиринта». Между тем Брайан и Дункан постоянно переговаривались шепотом, и когда у Каперы внезапно прибавилось дополнительных заданий после пяти вечера, стали ходить слухи, что работа будет продолжаться всю ночь.

– Еще шампанского, мадам? Калера вздрогнула.

– Да, пожалуйста, – ответила она официанту. – Спасибо. – Она слегка покраснела, вспомнив замечание Стивена, что не обязательно благодарить обслуживающий персонал. Сам он его просто игнорировал, принимая безупречный сервис как должное.

Зал был пышно украшен цветочными гирляндами, в которых преобладал красный цвет, почти того же алого оттенка, что и ее платье. Она знала, что должна появляться то тут, то там, демонстрируя себя друзьям Стивена. Она провела среди них более двух часов, и у нее уже болело горло от необходимости при разговоре перекрикивать общий шум.

Мужчины почти без исключения были в черных фраках, зато наряды женщин переливались всеми цветами радуги и поражали разнообразием фасонов. Но все вместе они сливались в одну неразличимую толпу, и это утомляло.

Она заметила, как среди блеска шелков и бриллиантов мелькнули перья и кружево, и невольно улыбнулась. Это были Сильвер и Крис, их костюмы ясно показывали, как вольно можно истолковать указание «Форма одежды парадная». Ее родители полностью использовали возможность насладиться бесплатной едой и шокировали гостей своим видом. Бедная Мэдлин чуть не упала в обморок от голубого кафтана Криса. Но она была слишком деликатна, чтобы показать гостям свое недовольство, и представила их остальным как эксцентричных чудаков.

Калера сделала долгий глоток шампанского и тут увидела Стивена, который шел вдоль террасы, озираясь по сторонам. Очевидно, он искал ее.

Она внимательно смотрела на его высокую стройную фигуру, излучавшую юношеский шарм. Да, в нем действительно было нечто юношеское – в его самолюбовании Нарцисса, которое она как-то просмотрела, уверенная в стойкости его чувств и ослепленная своей нежностью. Но несмотря на мрачные предсказания и предупреждения Дункана, она все еще не могла заставить себя опасаться чересчур повышенного внимания со стороны Стивена. Возможно, она была раздражена и обеспокоена, но не испугана. А все потому, что между ними не было того накала страстей, который мог бы вызвать подобный страх, – она поняла это в последние несколько дней. Скорее всего, его и не будет. Без страсти, не изменяя своему хладнокровию, не желая изменить себя, Стивен по привычке вел себя так же, как и раньше. Подобно тому, как Калера видела в нем надежную гавань для своих пробуждающихся чувств, он видел в ней убежище от собственных разрушительных эмоций. И Калера вдруг вспомнила сегодняшнее утро, когда она увидела разницу между тем Стивеном, которого она знала, и тем, о котором говорил ей Дункан.

Поначалу было запланировано, что Калера подъедет к Стивену перед вечером и перекусит у него, так как праздничный ужин будет поздним. Там же ее ждал парикмахер, прежде чем она переоденется в вечернее платье. Но Калера спонтанно решила привезти платье раньше, днем, вместе с подарком для Стивена, который она выбирала в ужасной спешке. Она решила, что потом у них не будет времени остаться наедине и обменяться подарками. Однако оказалось, что Стивен планировал сделать это во время официальных поздравлений за ужином.

Она уже собиралась заехать на стоянку возле дома Стивена, но внезапно увидела, как Стивен, Терри и мальчик выходят из парадной двери. Испугавшись, что они заметят ее, Калера быстро свернула на другую сторону улицы и остановилась в тени раскидистого дуба.

Она увидела, как мальчик, со вкусом одетый в зеленую рубашку и шорты в стиле сафари, задрал голову и что-то сказал Стивену. Мальчик был темноволосым, но даже с такого расстояния Калера заметила, как они похожи. Та же посадка головы, тот же прямой разворот плеч… Если у Калеры до сих пор сохранялись какие-то сомнения насчет отца Майкла, то теперь они рассеялись. Он был вылитый Стивен.

Они попрощались за руку, и мальчик по ступеням спустился к дороге, где его ждала машина. Терри зажгла сигарету и нервно затянулась. Она стала спускаться вслед за мальчиком, но внезапно обернулась, видимо, на реплику в ее адрес, и обрушила на Стивена поток гневных слов, подкрепляя их резкими жестами.

Стивен ответил ей тем же. Несколько минут они ругались, потом Терри махнула рукой и пошла к машине. Стивен успел схватить ее за руку и резко повернул к себе для поцелуя, такого же яростного. Калера почувствовала приступ смущения, видя, как их пылающие гневом тела на мгновение слились в порыве враждебной страсти. Они тут же расстались, но у Калеры осталось ощущение, что дело не закончено.

Она ждала довольно долго, прежде чем поставить машину на стоянку и войти в дом. Стивен был явно раздражен, но вскоре успокоился, когда она преподнесла ему пару запонок и застежку для галстука, Калера осторожно прощупывала почву, и вскоре он упомянул о визите своей бывшей жены.

– Майкл тоже был? – спросила она с невинным видом.

– Да, но они недолго оставались. Терри знает, что сегодня наш вечер по случаю помолвки, так что настояла, чтобы я исполнял свои отцовские обязанности именно сегодня. Позже у меня не будет времени для мальчика. Ей просто хотелось создать дополнительные проблемы…

– Ей это удалось?

Однако разговора не получилось. Пришел оформитель по поводу последних приготовлений к празднику. После него появились цветочник и поставщик продуктов, и началась суматоха.

Посреди всей этой суеты Калера внезапно почувствовала себя не только не главной, но даже помехой. Стивен отправил ее домой отдохнуть, чтобы вечером она была в лучшей форме…

– Капера? – Стивен наконец нашел ее, и с покорной улыбкой она протянула ему руку.

Кто-то случайно толкнул ее локтем, и несколько капель шампанского, брызнув из бокала, попали ей на платье.

– Я надеюсь, на шелке не останется следов, – взволнованно проговорила она, смахивая капли пальцем.

– Ты его больше не наденешь, так что успокойся, – коротко ответил Стивен.

Платье было еще одним камнем преткновения этого вечера.

Она была изумлена, получив утром обитую черной тканью коробку с золотой этикеткой знаменитого модельера и запиской:

«Я знаю, что ты уже купила платье, но когда я увидел это, то понял, что оно сшито специально для тебя. Не надо меня благодарить, потому что это не подарок по случаю помолвки. Пожалуйста, надень его сегодня вечером, пусть все по достоинству оценят твою красоту, так, как ценю ее я».

Платье, купленное самой Калерой, было длинным, голубым, украшенным перламутровым бисером, – настоящее произведение искусства. Калера решила, что его ненавязчивая элегантность непременно понравится Стивену.

Но когда она открыла коробку и достала красное платье, то представила себя совершенно другой. До этого она никогда не носила красного, но подумала, что платье длиной до колена с широкой юбкой и глубоким вырезом сердечком составит выразительный контраст с ее внешностью золотистой блондинки. Но самым трогательным было то, что в коробке оказались еще и туфли, точно под цвет платья и по размеру. Вначале Калера сомневалась, стоит ли принимать такой экстравагантный подарок. Но все сомнения рассеялись, как только она примерила платье перед зеркалом. Немного походив в нем, она окончательно сделала выбор в его пользу и повесила голубое мерцающее чудо обратно в шкаф не без некоторых угрызений совести.

Но когда она гордо сошла по лестнице, чтобы встретить нескольких друзей Стивена и предложить им чего-нибудь выпить до того, как начнется праздник, он сам подошел к ней. Его лицо явно не выражало особого восторга.

– Ты ведь сказала, что будешь в длинном платье, – процедил он сквозь зубы.

– Ты должен был знать, что я не смогу устоять перед этим, – она улыбнулась ему, недоумевая, почему у него так побелели губы. – Особенно после того, как я прочитала твою записку.

– Какую еще записку? – Его тяжелый взгляд уперся в выпуклость молочно-белой плоти в окружении алого шелка, туда, где ее грудь выступала из глубокого выреза. – Я никогда не видел, чтобы ты носила этот цвет, – заявил он, уводя ее подальше, чтобы их разговор не коснулся чужих ушей. – А такое декольте почти неприлично. Как тебе в голову пришло, что это платье подойдет для вечера?

Внезапно ее осенило.

– Постой! – Она схватила его за руку, заставив остановиться. – Разве не ты прислал мне это платье?

– Нет, не я!

– Его прислали сегодня утром. В записке была просьба надеть его вечером, но не было подписи. Естественно, я подумала, что это от тебя, – оправдывалась она.

– Как ты могла подумать, что я прислал тебе такое вульгарное платье?! – Стивен был почти в ярости, его ноздри раздувались.

Вульгарное! He столько ее вкус был оскорблен, сколько гордость.

– Ничуть не вульгарное, а очень дорогое стильное платье, – возразила она. Про туфли она упомянуть не посмела.

Также не посмела она назвать имя человека, который сделал ей такой дорогой подарок.

Но Стивен сам догадался.

– Это проклятый Дункан! – сказал он тихо, но с ненавистью. – Я не желаю, чтобы ты надевала то, что прислал тебе этот ублюдок. Немедленно ступай наверх и переоденься.

– Не могу, здесь у меня нет другого платья. – Она указала ему на забытых им друзей. – К тому же твои друзья уже видели меня в нем. Какая, в конце концов, разница? Никто не узнает.

Ее пальцы остановились на высыхающих брызгах шампанского, и в ее кольце вспыхнуло отражение люстры. Кольцо сверкнуло, словно кусочек льда на огненно-алом шелке. Огонь и лед, подумала она. Две стихии, которые уничтожают друг друга. Огонь растапливает лед, а лед гасит огонь… Она вздрогнула.

– Стивен, ты уверен, что мы правильно поступаем? – Этот легкий вздох внезапно вырвался из ее груди, и она испуганно оглянулась, чтобы удостовериться, что предательские слова больше никто не слышал.

– Калера, это из-за проклятого платья? Да я куплю тебе взамен сто таких платьев!

Он посмотрел на часы, когда оркестр заиграл новую мелодию.

– Сделаем официальное объявление после следующего танца, – сказал он, доставая маленькую плоскую коробочку из нагрудного кармана и перекладывая ее в карман брюк.

Это подарок Терри на нашу помолвку, догадалась Калера. И наверняка заколка в том же роде, что подарила Стивену и она. Неужели мы обе не могли придумать чего-нибудь оригинального?

Разговоры вокруг них внезапно смолкли, сменившись невнятным перешептыванием, которое заставило Калеру с любопытством посмотреть по сторонам.

На пороге танцевального зала стоял Дункан Ройял, облаченный в черные брюки и белую рубашку, но без фрака. Его вышитый золотом жилет был расстегнут и открывал на всеобщее обозрение красно-золотую перевязь…

Но не Дункан вызвал вздох изумления в зале, а женщина рядом с ним. Она была еще более великолепна в своем вечернем золотом платье, облегающем и подчеркивающем каждый изгиб ее точеного тела.

Терри.

Калера была на грани истерики…

Стивен потерял дар речи, но только на мгновение. Потом он схватил Калеру за запястье и потащил через весь зал; шампанское из ее бокала при каждом шаге расплескивалось на паркет. Вокруг раздавались нервные смешки, но он не замечал их.

– Как ты сюда попал? – рявкнул он, достаточно приблизившись к паре, все еще стоявшей в дверях.

Дункан не сводил глаз с Калеры. В его взгляде горели торжество и восхищение, он пожирал глазами и ее круглые груди, и тонкую талию, и колени… Этот жадный, требовательный взгляд наполнил ее сердце смятением и восторгом.

Наконец Дункан посмотрел на Стивена.

– Как сюда попал? Вот как, – он показал ему позолоченное приглашение, словно достав его из ниоткуда незаметным движением руки, как карточный фокусник.

– Это подделка! – Стивен разорвал приглашение и швырнул обрывки в стороны презрительным жестом.

Дункан пожал плечами.

– Докажи. – Он насмешливо улыбнулся. – Давай, Стивен, в лаборатории можно доказать все, что угодно…

Это был намек на вопрос об отцовстве Майкла.

Стивен проигнорировал его слова и обратился к своей бывшей жене:

– Зачем ты пришла сюда? – Его голос дрожал от гнева. – Ты здесь больше не живешь, разве непонятно? И как ты посмела притащить его с собой?

– Милый, успокойся… – ответила Терри грудным голосом. – Привет, – дружелюбно обратилась она к Калере. – Я – Терри, как ты, наверно, догадалась. А ты, должно быть, Калера? – Она протянула ей руку, которую та машинально пожала. – Надеюсь, мы не пропустили речь Стивена? Я не опоздала с поздравлениями?

Терри поправила свою высокую прическу и начала двигаться в такт звучавшей музыке.

– Стивен, ты не пригласишь меня на танец?

– Нет, не приглашу! – выкрикнул он.

– Даже во имя нашего прошлого?

– Если ты вспоминаешь прошлое, почему бы тебе не потанцевать с Ройялом? – огрызнулся Стивен.

Дункан оторвался от сосредоточенного созерцания Калеры.

– Думаю, я не дам твоей невесте скучать в одиночестве, пока вы будете предаваться воспоминаниям в ритме вальса.

– Заткнись, ублюдок… – сорвался Стивен. Терри коснулась его руки.

– Ради Бога, Стивен, веди себя прилично, люди смотрят… Представь, сколько сплетен будет…

Стивен сдался, и Терри увела его в круг танцующих.

– Она знает, как его утихомирить, – заметил Дункан. – Красивая пара, не правда ли?

– Бывшая пара, – резко поправила его Калера, бросив на него возмущенный взгляд.

Он поднес ко рту ее бокал и сделал глоток, держа ее за руку и глядя на нее поверх тонкого золоченого ободка. Она попыталась освободиться, чувствуя, что оказалась в ловушке.

– Великолепно, – сказал он, оставив в покое бокал и облизывая губы.

Она знала, что он говорит не о шампанском.

Сегодня воротник его рубашки был украшен рубиновой булавкой, а в ухе висело тяжелое золотое кольцо. В сочетании с черными волосами и загорелой кожей это производило такое впечатление, будто промышлять контрабандой в Карибском море ему было бы ничуть не труднее, чем сидеть с утра до вечера за компьютером.

– Я рад, что ты надела это сексуальное платье, – вкрадчиво сказал он, опираясь на колонну рядом с ее золотоволосой головой.

– Я надела его для Стивена, – быстро сказала она, – а не для тебя.

Его синие глаза опустились к ее полуобнаженной груди, где тонкие голубые вены просвечивали сквозь нежную сияющую кожу.

– Я вижу, как бьется твое сердце, – зачарованно проговорил он, – вот здесь, под этой маленькой родинкой…

– Прекрати пялиться на меня! Люди смотрят.

– Я не пялюсь, я любуюсь…

– Дункан! – Она слабо улыбнулась. Он дотронулся до ее волос.

– Давай потанцуем, если уж не хочешь разговаривать?

Она не хотела танцевать, чтобы не потерять головы в его объятиях, и озиралась в поисках выхода, как вдруг увидела, что Терри и Стивен снова начали ссору, на этот раз прямо посреди танцплощадки.

Калера рванулась было к ним, но Дункан схватил ее за локоть.

– Куда ты?

– Их надо остановить!

– Не надо, не вмешивайся.

– Не вмешиваться?! – Она гневным жестом ткнула ему под нос обручальное кольцо. – А это что?! Я уже вмешалась!

Когда она приблизилась к кольцу людей вокруг спорящих, раздался всеобщий вздох… Терри дала Стивену пощечину, резко повернулась и сбежала по ступенькам с террасы в сад.

– Терри! Немедленно вернись! Терри! – Стивен бросился за ней, чуть не сбив с ног Калеру, даже не заметив ее.

Капера застыла на месте. Она слышала за спиной перешептывания и чувствовала направленные на нее взгляды. Она выпрямилась и, едва переставляя ноги, пошла обратно, высоко держа голову.

Дункан присоединился к ней в какой-то момент ее бесконечного пути, и его голос пробился сквозь окружавшую ее пелену смятения. Он обнял ее за талию, и она нашла в себе силы послушаться его приказания разговаривать и даже улыбаться так, будто ничего не произошло.

– Молодцом… мы уже почти дошли, – подбадривал он ее, подводя к раскидистому дубу за порогом террасы.

– Куда дошли? Что мы делаем? – переспросила она, замедляя шаг.

– Уходим.

Остатки ответственности слабо шевельнулись в ней, и она запротестовала, когда охранник открыл дверь:

– Но я же не могу сбежать с собственной помолвки!

– Стивен же сбежал! – Дункан подкинул на ладони ключи от своей машины. – Ты что, хочешь сидеть и ждать, пока он соизволит вспомнить, что он – твой жених?

– Нет, не хочу, – решительно ответила она. – Поехали!

Глава 10

Придя на работу в понедельник после ее катастрофической помолвки, Калера словно попала в водоворот. Поначалу ей показалось, что объявлена пожарная тревога и из-за этого такая суматоха.

– Что случилось? – спросила она Люка, одного из программистов, когда он пробегал по холлу.

– Смываемся, – ответил он с ухмылкой.

– Переезжаем?! – недоверчиво переспросила она. Нет, это было невозможно, так как здание принадлежало Дункану. – Все переезжаем?

– Нет, только группа Брайана.

– И куда они переезжают?

– Я не в курсе…

Калера заторопилась в свой кабинет, в котором тоже был настоящий хаос, но не из-за переезда.

– Беттина, что происходит?

– Я не знаю, мне никто ничего не говорит, – пожаловалась девушка, копаясь в горе документов.

Калера быстро направилась в кабинет Дункана. Нет смысла больше откладывать этот разговор.

Дункан ходил по кабинету взад-вперед, на чем свет стоит распекая кого-то по мобильному телефону. Его светло-серый пиджак был бы очень скромным, если бы не сочетался со светло-зеленой рубашкой и галстуком в оранжевую крапинку.

Увидев Калеру, он быстро закруглил разговор и швырнул трубку на стол.

– Ты опоздала! – рявкнул он. Она не была готова к подобному приему, и это тут же вернуло ей чувство реальности.

– У меня машина сломалась… – ответила она спокойно.

– Я решил, что ты вообще не придешь. – Он недоверчиво смерил ее взглядом. – А где ты была вчера? Я звонил и тебе домой, и родителям…

– Так… гуляла… – сказали она, слегка вздернув подбородок. Для него это был явный знак того, что она врет.

– Весь день и ночь? – Он нахмурился. – Я даже звонил домой Стивену, но попал на автоответчик. Вы что, где-то встречались?

– Нет. Я просто хотела немного побыть одна.

Он подошел к ней и спросил напряженным голосом:

– Вы со Стивом все уладили? Она покачала головой.

– Стивен торопился в больницу, потому что Майкл вчера упал с лестницы и получил сотрясение мозга. Наверное, Стивен провел весь день у него, но я не знаю точно…

Дункан взял ее правую руку и дотронулся до ее обручального кольца.

– Он ведь так и не сделал официального объявления! Значит, формально вы все еще не помолвлены…

– Но помолвка не разорвана, – осторожно добавила она.

Дункан крепче сжал ее руку.

– Но скоро будет разорвана, не так ли? – спросил он настойчиво.

– Не знаю… – уклончиво ответила она, освобождая свою руку. – Сначала мне надо увидеться со Стивеном. Вообще-то я собиралась к нему сегодня, – решительно заявила она.

Анна заглянула в дверь.

– Шеф, Брайан говорит, что лучше бы вам подойти – отсчет начат.

– Иду. – Он махнул ей рукой и принялся собирать вещи со стола в портфель.

– Да что происходит, в конце концов?! Он щелкнул замком портфеля.

– Бери вещи и иди со мной!

– Зачем?

– Просто делай так, как я говорю.

– Куда мы идем?

– Увидишь…

Он втолкнул ее в лифт и нажал кнопку верхнего этажа.

На крыше стоял вертолет, в который Брайан и четверо его помощников грузили оборудование. Причем у всех, как она заметила, были сумки с личными вещами. Дункан закинул свой портфель и ее сумку в вертолет.

– Теперь слушай! Твой будущий бывший жених начал хвалиться своей программой по распознаванию речи, которая подозрительно напоминает нашу. Поэтому я изолирую все источники информации. Наша команда будет заперта в надежной крепости, вдали от внешнего мира, где мы закончим последнюю стадию и доведем наше детище до ума раньше, чем кто-либо еще.

– Почему ты берешь меня, а не Анну?

– Анна работает над другим проектом. Я предпочитаю тебя, чтобы иметь возможность не сводить с тебя глаз.

– Ты обвиняешь меня в утечке? – возмутилась она.

– Если бы я так думал, ты бы не отправилась на эту прогулку, – сказал Дункан, взглядом опровергая все ее сомнения.

– Но как удалось остальным собраться за пять минут? – спросила она, глядя на гору вещей.

– Я позвонил им еще вчера, – спокойно сказал Дункан.

– Но я совсем не готова к отъезду! – горячилась она. – У меня даже нет смены одежды! А как же моя машина… и дом? Не могу же я все бросить!

– Анна обо всем позаботится. За твоими вещами мы потом пошлем вертолет.

– Я даже не предупредила родителей, что уезжаю…

– Это уже сделано.

Она колебалась, теребя обручальное кольцо на пальце, пока не поняла, что же ее держит. Это было бы нехорошо, надо предупредить его…

– Мне нужно позвонить Стивену… – взмолилась она.

Пилот включил двигатель, и лопасти вертолета начали медленно вращаться.

– Времени нет, – сказал Дункан твердо.

Капера прижала рукой подол юбки, порывы ветра так и норовили поднять его.

Она вспомнила, как в субботу сбежала с Дунканом с праздника по случаю ее помолвки со Стивеном, сама села за руль и гнала как сумасшедшая…

Сексуальное урчание мотора, шорох шин по асфальту и ветер в открытое окно составляли возбуждающую комбинацию. Пока Дункан скрипел зубами на пассажирском сиденье, она мчалась вдоль окраин, слившись с автомобилем, и жала на педаль, прибавляя скорость и не глядя на дорожные знаки.

Они отъехали восемьдесят километров за город, пока она не повернула обратно. Когда они достигли черты города, Калера успокоилась и сосредоточилась, пытаясь определить место.

– Я не уверена… не знаю, где мы сейчас.

– А я знаю! Сверни налево, а потом до перекрестка и направо!

Когда они проехали мимо огромных каменных колонн по узкой дорожке, вдоль которой стояли валуны, Калера была совершенно озадачена.

– Это что – музей? – проговорила она, глядя на каменное здание в классическом стиле. Оно было освещено огоньками, скрытыми в живой изгороди, растущей вдоль фасада, окна тоже были освещены.

– Это дом, где я вырос. Здесь живут мои родители. – Он открыл дверцу машины. – Пожалуй, мы как раз вовремя к кофе и десертам. Они любят сидеть допоздна.

– Ты привез меня к своим родителям?! Он обошел машину кругом и предложил ей руку, чтобы она могла выйти.

– Ты же приглашала меня познакомиться с твоими.

– Ты сам себя пригласил!

– А теперь приглашаю тебя.

– Но я не могу сейчас идти к ним! – лихорадочно отказывалась Капера, вжимаясь в сиденье.

– Почему нет? Они ведь не знают, что произошло, – невозмутимо ответил он. – К тому же с людьми лучше всего знакомиться, когда ты необычно одет и можешь произвести впечатление. Разве тебя не интересует мое происхождение?

Калеру это очень интересовало, но через полчаса она сполна удовлетворила свое любопытство и ей не терпелось уехать.

Джейкоб и Серена Ройял оба были красивы, образованны и приветливы. Однако они были скучнейшими людьми из всех, кого встречала Калера. Полное отсутствие чувства юмора делало их разговор натянутым, а покровительственное отношение к сыну заставило ее тут же принять его сторону.

По тому, как они вели себя, было очевидно, что успехи Дункана на поприще, в котором они мало что смыслили, не много значили для них.

Примостившись на краешке неудобного антикварного дивана, Калера пыталась удержать на колене кофейную чашку тончайшего фарфора и следующую четверть часа вынуждена была поддерживать скучную беседу, пока Дункан не спросил вкрадчиво, не пора ли им идти.

Когда дверь за ними закрылась, они издали одинаковый вздох облегчения и посмотрели друг на друга с немым пониманием. Дункан широко улыбнулся. Его лицо было каменным все время, пока он находился в стенах своего чопорного дома.

– Свобода! – Он схватил ее за руку, и они вместе побежали к машине, словно школьники, у которых начались летние каникулы.

Дункан сел за руль, и вскоре они оказались в парке в горах. На стоянке было припарковано еще несколько машин, но Дункан миновал их и остановился в тупике у проволочного забора.

Там он разулся, снял носки и заставил Калеру сделать то же самое, поддразнивая ее, в то время как она потребовала, чтобы он отвернулся, пока она снимает чулки. А потом они пошли по залитому лунным светом полю, сырому от весенней росы…

– Я люблю бывать здесь ночью один, – тихо произнес он, запрокидывая голову и вглядываясь в огромное пространство неба. – Только я… и вся Вселенная.

Свет желтого месяца серебрил его лицо.

– Здесь ты можешь мечтать, и никто не назовет твои мечты несбыточными или пустыми. Кто-то сказал мне однажды, что лучший способ добиться успеха – это никогда не переставать верить в свои мечты и всегда стремиться их осуществить…

Капера обхватила себя руками, впитывая живительную силу ночи. Она вдруг осознала, что всегда любила Дункана Ройяла, любила его дольше, чем могла вспомнить.

– После посещения семейного склепа, – проговорил он, все еще глядя в небо, – ты понимаешь, почему для меня всегда было так важно быть свободным и играть по своим правилам.

– Для этого ты и привез меня сюда? – Она повернулась по направлению к туманному морю, и огни дальнего берега внезапно расплылись у нее в глазах.

Боже, неужели он догадался, что она сейчас чувствует? Он думает, что ей нужен преподать еще один урок? Но она и так слишком хорошо его знала. Несмотря на его внешний блеск и ненасытную жадность к жизни, он шел по жизни в полном одиночестве. Только Дункан – и целая Вселенная мечтаний внутри него.

Она услышала, как он подошел к ней сзади и развернул ее лицом к ветру.

– Я хотел, чтобы ты поняла. Ты думаешь, что мы живем в разных мирах, но есть то, что нас объединяет и одинаково управляет нашими поступками и решениями, которые мы принимаем. Ни один из нас не хочет походить на своих родителей…

– Не думаю, что есть какая-то опасность, что ты кончишь как твой отец, – покачала головой Калера, представив себе сурового, мрачного человека, лицо которого, казалось, было высечено из гранита. Дункан обнял ее за талию, его подбородок касался ее посеребренной луной головы, он бережно привлек ее к себе.

– А у тебя всегда была слишком большая сила воли, чтобы пренебрегать ответственностью и во всем потворствовать своим желаниям, как делает твоя мать. У тебя в детстве было слишком много свободы, а у меня – слишком мало. Теперь мы расплачиваемся за это. Весь фокус в том, чтобы сохранять в жизни определенное равновесие.

Он притянул ее к себе и посмотрел ей в глаза, весь в лунном свете.

Один вздох отделял их от поцелуя, но тут она потеряла смелость и отвернулась.

– С тех пор как твоя мать рассказала мне о твоем рождении на траве, это стало моей мечтой… – Ты, обнаженная, как в день своего рождения, на заросшем травой поле… Будь моей, Калера, здесь, сейчас, на этой травяной постели, под луной…

Если бы она согласилась, может быть, не чувствовала бы себя такой несчастной сейчас…

– Калера! Ты идешь?

Нетерпение Дункана вернуло ее к действительности. Калера бросилась к вертолету, придерживая юбку.

Она плюхнулась в кресло и покраснела, встретившись глазами с Дунканом.

Когда машина оторвалась от крыши, она выглянула в окно, и все у нее внутри похолодело. Однако вскоре вид за окном заворожил ее, и она, не отрываясь, смотрела на расстилавшийся внизу пейзаж. Дункан присоединился к ней, Брайан дремал, а четверо его помощников резались в карты, сопровождая игру шумом и перебранкой.

Через час полета они достигли уединенного островка неподалеку от юго-восточного побережья. В то время как вертолет снижался на площадку посреди дикого кустарника, Калера увидела большое одноэтажное здание из белого камня.

Она вопросительно посмотрела на Дункана.

Он кивнул.

– Я называю это «Лабиринтом». Построил его четыре года назад. Мое секретное убежище от мира…

Калера подумала, что это нелепое имя для такого прозаичного здания, пока не попала внутрь. Пройдя через высокую входную дверь, она обнаружила там множество квадратных комнат разного размера, соединенных нитью коридоров.

– Давайте я покажу вам ваши спальни, и можете располагаться на отдых. Здесь живет мой помощник, кстати прекрасный повар. Так что обо всем, что касается кухни, спрашивайте Джеда. – Дункан показал пятерым мужчинам их комнаты по соседству с компьютерным центром, в который они тут же перетащили те устройства, что привезли с собой.

Калере досталась просторная спальня рядом с комнатой Дункана.

– Разве я не должна быть рядом с остальными сотрудниками? – спросила она.

– Я предпочитаю видеть тебя рядом с собой, – прямо ответил он.

Вскоре после этого вертолет полетел обратно в Окленд, чтобы забрать чемодан Калеры.

В последующие дни Калера почти не видела остальных – казалось, они ели, спали и дышали без отрыва от производства.

Дункан ничем не занимался, но все время был рядом.

Все выяснилось как-то ранним утром, когда она столкнулась на кухне с Брайаном, больше похожим на зомби после очередной бессонной ночи. Пока он рассеянно искал в холодильнике молоко, ей удалось вытащить из него тайну их пребывания здесь. Она бросилась в спальню Дункана, хотя на ней была лишь ночная рубашка.

– Брайан только что сказал мне, что никакой особой утечки не было, просто Стивен предпринял кампанию по дезинформации. Ты обо всем знал еще в прошлую пятницу! Ведь правда, нам не нужно здесь оставаться? – Она схватила край простыни, которой он укрывался, и с силой потянула ее на себя. Ей открылась его восставшая плоть…

Она вся задрожала, не в силах отвести от него взгляд, бурное возбуждение закипало у нее в крови, дыхание перехватило…

Калера ахнула и бросилась было к двери, но он догнал ее, захлопнул дверь и уложил ее на смятые простыни, босую и растрепанную.

Он сорвал с ее пальца обручальное кольцо и бросил его на пол. А потом впился в ее губы поцелуем, вовлекая и ее в жаркую глубину… Неистовое наслаждение накрыло их, как волна, а потом еще и еще раз… Он погружался все глубже и глубже в самые сокровенные глубины женского естества, и наконец ее стон слился с его вскриком блаженства…

– Все не так, как в прошлый раз. Я собирался соблазнить тебя нежно, с любовью, так, чтобы ты утром не презирала меня… и себя… как тогда… – сказал Дункан, когда они лежали рядом, усталые и торжествующие.

С любовью… Она почувствовала, что ее сердце рвется из груди.

– Я тогда не была готова для тебя, ты был слишком…

– Что – слишком? – Он поднял голову и внимательно посмотрел ей в глаза.

– Тебя было слишком много… – ответила она смущенно. – Ты был слишком возбуждающим, сексуальным… слишком мужчиной для того, чтобы войти в мою жизнь.

– Капера. Я знал, что ты думала, будто предала Гарри, попросив меня заняться с тобой любовью. Но я не чувствовал себя виноватым. Наоборот, мне это понравилось. И, черт возьми, я считал, что Гарри в долгу передо мной.

– В долгу – за что? Я думала, Гарри был твоим другом.

– Гарри был моим другом, потому что жалел меня.

Она была ошарашена.

– Жалел?! За что?

Он аккуратно отвел ее волосы со лба.

– Он знал, что ты любишь его, и жалел меня, потому что знал, что я к тебе чувствовал. Не спрашивай меня, как, потому что ты никогда об этом не догадывалась, но он и в самом деле знал. Однако он не стал разыгрывать из себя сурового мужа и прогонять меня – нет, это было не в стиле Гарри. После того вечера, когда мы танцевали с тобой на балконе, он позвонил мне и предложил сыграть в гольф, хотя и знал, что я не умею. Он не сомневался, что мне будет интересно лучше узнать твоего мужа и что я соглашусь. Я бы предпочел, чтобы он был бесчувственным мерзавцем, не заслуживающим тебя, – но нет, он был прекрасным парнем. Он был совершенно уверен в себе. Для него не имело значения, что я богаче его, красивее, успешнее… У него было одно неоспоримое преимущество: ты его любила. Так что он со мной подружился, в то время как другие мужчины всегда видели во мне потенциального врага. И знаешь, что еще? – В его голосе слышалось почти благоговение. – Он доверял мне… А почему ты выбрала Стивена?

– Он был таким… удобным, – она покраснела, – я думала, что мне это и нужно.

– А что тебе нужно сейчас?

– Ты…

Его глаза стали совсем синими от счастья.

– Выходи за меня замуж. Капера… – тихо сказал он.

– О, Дункан! – Ее голос дрожал от любви…



home | my bookshelf | | Экзамен на верность |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 15
Средний рейтинг 5.0 из 5



Оцените эту книгу