Book: Бойня в Майами



Пендлтон Дон

Бойня в Майами

Дон ПЕНДЛТОН

БОЙНЯ В МАЙАМИ

ПРОЛОГ

Обученный собственным правительством убивать избирательно и эффективно, сержант Мак Болан превратился в машину смерти после двух сроков службы во Вьетнаме. Будучи высококлассным снайпером, он специализировался на глубоком проникновении в тыл противника для ликвидации командиров армейских соединений Северного Вьетнама, руководителей Вьетконга, важных перебежчиков и т.д. На этом поприще молодой сержант снискал незаурядную славу и в армейских кругах получил прозвище Экзекутор.

Его боялись враги, а начальники и сослуживцы относились к Маку со странной смесью ужаса и восхищения.

В самом конце второго срока службы во Вьетнаме его отозвали домой для похорон семьи: матери, отца и несовершеннолетней сестры. Всех их нашли убитыми. В полицейских протоколах было записано, что старший Болан, рабочий металлургического комбината, сошел с ума, убил жену и дочь, а потом покончил с собой. Но Мак Болан знал, что это не так: за групповым убийством стоит мощная преступная организация. Полиция просто бессильна в борьбе с этим "домашним" противником, именуемым мафией.

Экзекутор Болан покинул театр боевых действий во Вьетнаме, чтобы объявить личную священную войну могущественному врагу. Он принес с собой в Америку военный опыт и знания. Официальные власти коррумпированы и в достаточной степени нейтрализованы преступным миром, и Волану ничего не оставалось, как применять в борьбе с мафией методы, испытанные в Юго-Восточной Азии. План его был предельно прост - найти и уничтожить противника. Себе Болан ставил три задачи: проникновение, уточнение цели, уничтожение.

Нанеся преступному сообществу ряд сокрушительных ударов в своем родном городе, сержант Болан вступил в борьбу с могущественным кланом Френчи и фактически ликвидировал эту религиозную группу "Коза ностры". Слух о благородном мстителе-одиночке прошел по всей стране.

Но и сам Мак Болан действовал вне рамок закона, поэтому мгновенно превратился в одного из самых главных "преступников" Соединенных Штатов. И в то же время самой могущественной преступной организацией он был внесен в список смертников, его голова оценивалась в сто тысяч долларов. Правоохранительные органы занимались поисками неуловимого мстителя Мака, а с другой стороны, охоту за ним вели сотни громил из "Коза ностры". Тогда Мак Болан объявился в Лос-Анджелесе, где оперативно сформировал собственный "эскадрон смерти" из бывших сослуживцев по вьетнамской войне. Экзекутор и не думал отступать. Об этом сразу же стало известно "крестному отцу" калифорнийского мафиозного семейства Джулиано Ди Грегори. Сведения просочились через капитана полиции Тима Брэддока, моментально издавшего приказ о поимке Болана. Семь человек из бригады Мака были сражены пулями мафии, а двое задержаны полицией. Но это произошло уже после смертельного удара, нанесенного шайке Ди Грегори.

Сам же "крестный отец" улизнул от пули Экзекутора, притаившись в укромном местечке Палм-Спрингз, и стал собирать оставшиеся силы для ответного решающего удара, чтобы "раз и навсегда покончить с этим ублюдком Воланом".

Мак понял, что вышел на финиш своего смертельно опасного пути. Все силы лос-анджелесской полиции были брошены на его поимку, и разъяренное "невидимое правительство" поклялось уничтожить его. Болана спас его однополчанин по войне в джунглях, высокопрофессиональный хирург, специалист по пластическим операциям Джим Братцен. Он дал Маку новое лицо и предложил новый жизненный путь, но Болан его не принял. Новый облик открыл для него простор в выборе тактики боевых действий против мафии. Он внедрился в семейство Ди Грегори под личиной наемного убийцы. Эта операция стала концом мафиозной структуры, и одно из федеральных ведомств принялось разыскивать Экзекутора как помощника в борьбе с мафией.

Самому же Волану было от этого ни жарко ни холодно. Теперь его новое лицо было прекрасно известно как полиции, так и всему преступному миру. И те, и другие настойчиво преследовали его.

И Экзекутор продолжал действовать по давно известному принципу: "На войне как на войне"...

Глава 1

ПЕРЕСТРЕЛКА В ФЕНИКСЕ

Мак Болан ждал до последней секунды, потом вывернул руль и, сделав головокружительный вираж, свернул на боковую дорогу. В зеркале заднего вида он заметил тяжелую машину, резко затормозившую у перекрестка. Ее водителю удалось справиться с управлением и не вылететь на обочину. Свет фар приближался. Болан невесело ухмыльнулся, выжал до упора педаль акселератора, затем достал из тайника "люгер", снял его с предохранителя и положил на сиденье рядом с собой. Теперь не приходилось сомневаться, что он слишком долго задержался в Фениксе.

Неясные очертания заводских труб возникли на пустынном горизонте. Мак мгновенно оценил ситуацию: скорее всего, трасса здесь и кончается. Если это так, то остается только надеяться, что здания не ограждены высоким забором, иначе он попадет в смертельную ловушку.

На скорости в девяносто пять миль Мак промчался мимо предупреждающих знаков, заметил светоотражающие пластины на тяжелой цепи, перегораживающей въезд в ворота. Болан нажал на тормоз и включил фары. Заскрипели шины, машина остановилась у самого барьера. Не выключая двигателя, он выпрыгнул из автомобиля и, сжимая в руке "люгер", бросился к воротам. Огни машины преследователей появились, когда Болан кончил разбивать рукояткой "люгера" светоотражающие пластинки.

Через секунду Мак уже прятался за своей машиной, открыв дверцу и держа руку на кнопке включения фар. Автомобиль, преследовавший Бодана, пролетел мимо предупреждающих знаков, потом стал резко тормозить. Быстро остановить тяжелую машину было невозможно, ее водитель это понял и в последний момент пытался избежать лобового столкновения.

Автомобиль боком врезался в бетонный забор, заскрежетал металл. Дверцы от удара распахнулись, и из машины на мостовую вылетел человек.

Болан включил фары и бросился к месту столкновения. Здоровенный громила с окровавленным лицом, пошатываясь, появился у машины, ослепленный светом фар. Мак выстрелил в него и перебежал на другую сторону, стреляя на ходу в двух оставшихся в салоне мужчин.

Ревел сигнал автомобиля. Осторожно приблизившись, Мак тщательно осмотрел машину. Бандюге на заднем сиденье пуля попала в горло, рядом с ним лежал тяжелый армейский пистолет 45-го калибра, на полу валялся обрез. Водитель лежал на руле со сломанной шеей и пулей в плече. Выпавший из машины человек слабо стонал, шевеля окровавленными губами. Громила, вышедший первым, валялся в пыли с пулей в сердце.

Со стороны завода приближался автомобиль с вращающимся фонарем на крыше. Болан схватил регистрационные бумаги, бросился к своей машине и рванул прочь. Только приблизившись к развилке, перевел дух. Он остановился и посмотрел захваченные документы. Оказалось, автомобиль бандитов был зарегистрирован на имя Джона Дж. Порточи, проживающего в пригороде Феникса. Это имя Маку было уже известно.

Джонни Порточи (Музыкант) был одним из шефов мафиозного семейства, контролировавшего зону Феникса.

Болан твердо знал по опыту вьетнамской войны: у нападающего есть на руках все козыри, а действия обороняющегося ограничены простым реагированием на атаку. Поэтому он понимал, что единственный способ для него благополучно выбраться из Аризоны - первым нанести сокрушительный удар.

С начала стрельбы начнет действовать и аризонская полиция. Заслоны на дорогах в таком малонаселенном штате, как Аризона, будут чрезвычайно эффективным средством. Мак решительно повернул машину на запад, в сторону Феникса.

Двухэтажная резиденция Джонни-Музыканта была выстроена в средиземноморском стиле и располагалась ярдах в пятидесяти от основной трассы. Район считался одним из лучших: прекрасные подъездные дороги, отличные дома. У виллы постоянно находилось несколько автомашин. Мощный прожектор освещал площадку перед домом: окна на первом этаже светились.

На верхних этажах свет не горел. Два человека стояли у машины. Болан проехал мимо, свернул в боковой проезд и остановился. Мак снял пиджак, надел комбинезон и вышел из машины. Потом прицепил к поясу плоскую кобуру, прикрутил глушитель к стволу "люгера", перезарядил и проверил запасные обоймы. Затем переобулся в легкие на каучуковой подошве "кошачьи туфли" и исчез в темноте. Секундой позже он спрыгнул с каменной ограды во владения Порточи, бесшумно двинулся по дорожке, ведущей к овальному бассейну.

Воды в нем не было, и он выглядел запущенным. Какой-то мужчина сидел на краю бассейна. Почти целую минуту Мак наблюдал за ним, заметив продолговатый предмет у него на коленях. Приняв решение, подобрал несколько камешков и швырнул их в заднюю часть дворика.

Человек у бассейна моментально вскочил, держа на уровне груди короткий дробовик. Мак Болан вышел из темноты и тихо позвал: "Эй!".

Охранник резко повернулся, продолжая сжимать оружие. "Люгер" в руке Мака дернулся, издав приглушенный хлопок. Голова охранника откинулась назад. Дробовик с грохотом упал на дно бассейна и покатился по наклонному полу. Болан спрятался в тени гаража как раз в тот момент, когда наверху появился человек с фонарем в руке и крикнул:

- Эл? Эл! Что случилось?

Раздался характерный хлопок, и еще одно тело, описав в воздухе дугу, упало к ногам Мака. Пока не обнаруженный, Болан взлетел по лестнице, проскользнул к открытому окну, влез внутрь и очутился в каком-то альковообразном помещении, освещенном тусклым огоньком ночника. Осмотрев верхний этаж, он обнаружил две темные комнаты. По всей видимости, это были не используемые сейчас спальни. Третья дверь тоже вела в спальню, где на полу были разбросаны мужские вещи. Здесь тоже никого не было. Из-под двери в конце зала пробивалась тонкая полоска света.

Болану надо было пройти мимо лестничного пролета, чтобы добраться ,до комнаты, откуда слышались голоса мужчины и женщины. Подойдя к закрытой двери, Мак замер. Потом взялся за ручку. Дверь была заперта. Осторожно вернулся в ближайшую незанятую спальню, выглянул в окно и снова заметил двух охранников, по-прежнему стоящих у машины перед домом. Они вполголоса переговаривались. Мак подобрался к окну запертой спальни. Оно было открыто, но занавешено шторами. Мак услышал задыхающийся женский голос:

"Да боже, Фредди, быстрее, ну что же ты!"

Болан злорадно ухмыльнулся. Он надеялся найти Джонни Порточи в этой комнате. Игривый мужской голос ответил: "Что быстрее делать? А может, я сейчас оденусь и уйду отсюда? И оставлю тебя здесь в таком виде?"

- Боже, не терзай меня, Фредди, - сказала женщина.

Мак осторожно взобрался на подоконник и раздвинул шторы. Поперек огромной кровати лежала стройная, абсолютно нагая блондинка лет тридцати. Обнаженный мужчина стоял на коленях у постели.

Женщина не сразу заметила Бодана, мужчина же, увидев Мака в проеме окна, побледнел и в панике рванулся назад. Мак выстрелил ему прямо в ухо, и Фредди рухнул на пол. Какое-то мгновение, женщина недоуменно смотрела на тело своего партнера, потом лицо ее исказилось от боли, она посмотрела на Мака и, еще до конца не веря в происходящее, произнесла:

- Боже, да вы застрелили его... Мак тем временем быстро обыскал комнату и одежду убитого.

- Где Порточи? - коротко спросил он. Женщина истерически рассмеялась.

- Боже, да он мне не оставляет своих адресов! Послушайте, не говорите обо мне и Фредди, когда он вернется, мы просто скажем ему, что...

- Иди вниз, - прошептал Мак, подтолкнув ее к двери. - Пройдешь по залу, спустишься по лестнице. И ни звука, понятно?

- Чего вы от меня хотите?

- Только то, что сказал. Я буду отсюда следить, так что никаких фокусов.

Блондинка открыла дверь, потом в недоумении повернулась к Болану.

- Но ведь внизу Ральф со своими ребятами. Может, все-таки мне что-нибудь набросить на себя?

- Делай так, как я тебе сказал.

- Джонни пришибет вас, когда узнает, что вы натворили.

- Когда он это сделает?

- Когда вернется из поездки.

- Куда он ездил?

- А кто вы вообще такой?!

- Мак Болан.

Глаза ее расширились. Она нервно облизнула губы и прошептала:

- Я все сделаю.

Женщина стала медленно спускаться по лестнице, а Болан вернулся в спальню, выключил лампу и подошел к окну.

Услышав женский крик о "каком-то чокнутом наверху", Мак выскользнул из окна и спрыгнул на землю. Один из охранников потянулся к кобуре, но пуля, выпущенная из пистолета Болана, попала ему точно между глаз, громила беззвучно свалился на землю. Другой же бросился за машину, расстегивая кобуру на бедре, и вторая пуля попала ему в затылок.

Мак на бегу вставил новую обойму в "люгер". Здоровенный мужчина с большим пистолетом в руке склонился над перилами, чтобы осмотреть гостиную. Мак сделал три выстрела. Тяжелое тело покатилось по ступенькам, загораживая проход еще двум бегущим вниз громилам. Они беспорядочно палили по сторонам.

Перестрелка завершилась быстро. Внизу, у ступенек, образовалась груда бездыханных тел.

Обнаженная блондинка упала на колени, ее страшно трясло. Болан прошел к ней, взял за плечи.

- Где сейчас Порточи?

- Боже, да не знаю я! Мне очень плохо, меня тошнит.

Мак приставил "люгер" к ее плечу.

- Крошка, я не люблю шутить. Отвечай, где Порточи.

- Я уже сказала вам, что не знаю, - простонала девушка. - Улетел на какую-то встречу.

- На частном самолете?

- Да.

- У него свой самолет?

- Нет, он их заказывает. Выпустите меня отсюда, мистер.

- Через минуту, если узнаю правду. Ты девушка самого Джонни Порточи? Блондинка печально улыбнулась.

- Одна из многих. Разрешите мне...

- Ты знаешь мое имя. Откуда? Она хрипло рассмеялась:

- Да я только его и слышу последнее время.

- Но ведь ты его слышала сегодня вечером, - продолжал настаивать Болан. Ведь так? Девушка кивнула головой.

- Позвонил какой-то парень из восточной части города. Сообщил, что вы обедаете у него. Фредди послал машину, чтобы проверить.

Мак кивнул.

- Ну а кто этот Фредди?

- Фред Агостини работает на Джонни-Музыканта. Но вы ведь убили его и всех его парней. Сейчас машина с людьми Фредди охотится за вами.

- Они сюда уже не вернутся.

- О боже, вы их всех прикончили. Послушайте, я не из этой банды. Отпустите меня, а?

- Но сначала мне нужны все остальные.

- А никого больше не осталось! Остальные уехали с Джонни!

- Если я узнаю, что ты мне солгала, - зловеще предупредил Болан, - тогда я лично разберусь с тобой, крошка.

- Я не вру! Отпустите меня, мне надо сходить за одеждой.

- Конечно, - согласно кивнул Болан. Он проскользнул на задний двор и ушел тем же путем, что и пришел.

Через десять минут, отъехав на несколько миль, Мак позвонил в диспетчерскую авиакомпании. Девушка, занимающаяся приемом заказов, охотно дала ему нужную информацию: мистер Порточи и сопровождающие его лица вылетели из Феникса прошлым вечером рейсом на Майами. Значит, на фоне пальм и девушек в бикини, красочного флоридского пейзажа должна состояться встреча самых крупных мафиози страны.

Размышляя обо всех последних событиях, Мак услышал сирену полицейской машины. Болан улыбнулся и сел в машину. Пришло время Экзекутору покинуть этот пустынный край. А в Майами в это время года будет просто прелестно.

Мак развернулся и поехал в сторону аэропорта. Решение принято: он начинает охоту на крупную дичь. Что он теряет? Только одну свою жизнь, но, так или иначе, все люди на земле смертны: раньше, позже, какая, в принципе, разница? Что он выигрывает? Мак снова улыбнулся. Теперь он понимал, что ощущала группа смертников из Вьетконга, когда они захватили укрепленные правительственные пункты. Ходячий мертвец может выиграть все - ему абсолютно нечего терять.

- Майами, внимание! - воскликнул Мак. - Я атакую!

Глава 2

КАПКАН

К тридцати девяти годам у Музыканта - Джонни Порточи было все. Симпатичный, энергичный, образованный, он обладал и чутьем бизнесмена. Сами по себе эти качества принесли бы ему успех в жизни. А к ним еще прибавились власть, деньги и влияние могущественной преступной организации.

В свое время он был настоящим музыкантом, зарабатывал деньги на обучение в колледже в различных студиях грамзаписи, танцевальных залах и ночных клубах Лос-Анджелеса. Джонни играл в разных ансамблях и популярных группах, а иногда и в академических симфонических оркестрах. Успел поработать и в знаменитом оркестре Голливуда, а однажды участвовал в записи на телевидении.

Однако сам Джонни относился к "музыкальному" периоду своей жизни, как к "старым, недоброй памяти денькам". В то время ему частенько приходилось ложиться спать натощак. Он ходил на занятия в колледж, а самого его качало от недоедания и недосыпания. Не раз Джонни вынужден был проводить ночи под открытым небом: на оплату жилья денег уже не оставалось.

- Вот это и называется быть честным, глупым и бедным, - обычно говорил он, рассказывая о себе.

- Я был не способен и цента стянуть у самого Рокфеллера и не мог никого прижать, даже старую дряхлую домовладелицу.



В конце второго года учебы в колледже его "образование" основательно улучшилось. Джонни так и не научился красть, но приобрел навыки "выколачивания денег", и так это лихо у него получалось, что он решил в колледж не возвращаться.

Джонни-Музыкант стал работать на мафиозный клан в восточном Лос-Анджелесе. В то время шефом был некий Джиро Лавангетта, принадлежавший семейству Ди Грегори.

Джонни работал на одного из "лейтенантов" Лавангетта, "Солнечного Сюма" Каваленте. Когда-то Каваленте дружил с покойным отцом Джонни. В те молодые годы Джонни Порточи работал на организацию в качестве простого служащего, то есть получал определенную зарплату, не имея доступа к власти.

Во время одной особенно жесткой стычки с лос-анджелесской полицией на Джонни обратил внимание сам Джиро Лавангетта, ему понравились "манеры" молодого гангстера. Лавангетта поручился за Джонни, и тот стал полноправным членом семейства Ди Грегори. Когда же через несколько лет Лавангетта перебрался в Аризону для создания там собственной империи, то взял с собой и Джонни Порточи как одного из руководителей своей администрации.

У Джиро были далеко идущие планы, в которых нашлось место и Джонни. Джиро намеревался прибрать к рукам весь музыкальный бизнес: дискотеки, студии грамзаписи, организацию гастролей музыкантов, их профсоюзы. И благодаря усилиям Джонни он почти преуспел в этом. Но вскоре им стало ясно, что игра не стоит свеч. Музыкальный бизнес в Аризоне оказался малоприбыльным. Настоящие большие деньги были в строительстве, отраслевых профсоюзах, земельных спекуляциях. Джонни показал себя непревзойденным в этой сфере. Его сделки и финансовые операции вылились в знаменитый аризонский земельный бум пятидесятых - шестидесятых годов.

Теперь Джонни стал непосредственным заместителем Джиро Лавангетта. Иногда возникали кое-какие трения, в основном из-за недовольства капо Джиро излишней самостоятельностью своего подчиненного. Джонни вывели из земельного бизнеса, по инициативе Лавангетта он стал руководить нелегальным производством и торговлей виски, а также содержать сеть передвижных казино.

Это дело процветало'. К тому времени наметился и подъем в шоу-бизнесе, а к нему Джонни давно был готов. К своим владениям он добавил два обширных ранчо и один громадный отель, подключив к нему сеть организованной проституции.

Да, Джонни-Музыкант достиг многого. Несомненно, в один прекрасный день он займет место Джиро и станет капо аризонской империи, тогда она точно превратится в семейство Порточи. Но на горизонте появилась одна маленькая неприятность - Мак Болан. Этот умник совсем свихнулся: громит юго-западные территории, уничтожая самые денежные "местечки" к западу от Чикаго. Одним ударом он заполучил более шестидесяти "штук" тяжким трудом заработанных денег, и все семейство Лавангетта зашаталось от погромов этого сумасшедшего. Им пришлось прикрыть все дела и лечь на дно, выжидая удобного момента, чтобы расплатиться с неуловимым ветераном Вьетнама. Каждый день бездействия приносил тысячи долларов убытка. Ко всему прочему, думал Джонни, эти стариканы решили собраться в Майами, чтобы обговорить ситуацию. Додумались же! Обговорить! А в это время ублюдок Болан просто рвет их на части! Тащит их деньги, а потом использует против них! При мысли о Болане Джонни-Музыкант приходил в ярость.

Когда Джонни прилетел в аэропорт Майами, представитель Джиро, Вин Бальдерон, тихим голосом доложил:

- Болан напал на твой дом, Джонни, и, похоже, порешил всех твоих ребят.

Порточи хранил молчание, пока все не подошли к поджидавшим их машинам, повернулся к Бальдерону и спросил:

- Джиро знает?

- Конечно, именно он мне об этом сказал.

- Что еще?

- Он рад, что тебя там не было. Еще поинтересовался, не оставил ли ты за собой след из Феникса.

- Где Джиро?

- У себя. Велел, чтобы вы сразу ехали в "Сэндбэнк" и ждали его звонка.

- Что это за дыра - "Сэндбэнк"?

- Все нормально, Джонни, - нервничая, ответил Бальдерон. - Прелестное местечко - прямо на берегу. Порточи скривился.

- А почему мы не можем поехать прямо к нему?

- Боссы сейчас не те, что прежде, Джонни. В одном месте никто не хочет останавливаться. Все поселились в разных местах. Вырабатывается программа встреч, будут организованы вечеринки, ты не сомневайся. Но живут все порознь. Так безопаснее.

Порточи понимающе кивнул.

- Но почему именно мы должны прибыть первыми? - кисло осведомился Джонни.

- Боже, Джонни, ты же знаешь, что творится в последнее время. Все боссы страшно нервничают. Нас преследуют со всех сторон. Даже добрались до Сэмми...

- Да знаю я все про этого Сэмми! - прервал его Порточи. - Он тоже приедет сюда?

- Естественно, - выдохнул Бальдерон. - Не думай, что так просто свалить старого Сэма.

- Значит, состав комиссии будет полным. Ну а теперь скажи-ка мне, Вин, зачем надо было нам прилетать сюда и останавливаться в убогом мотеле? Мне это все может не понравиться, Вин, и Джиро это знает. Слушай, ты возвращаешься и звонишь мне, объяснишь Джиро, что Джонни Порточи направляется обратно в Феникс. Слишком много у меня там поставлено на карту...

- Черт, только не это! Я так не сделаю, Джонни! - закричал Бальдерон. - Не ставь меня между тобой и Джиро.

- А что бы ты стал делать, Вин, если бы один чокнутый убил всех твоих людей? Бальдерон нахмурился и пожал плечами.

- Я бы догадался, что этот чокнутый давно уже убрался из Феникса, Джонни. Боссы уже принимают меры против этого Бодана. Они считают, что он по твоему следу прикатит сюда. Джонни, поезжай в "Сэндбэнк". Там с тобой свяжется Джиро. Это приказ.

- А что ты собираешься делать, Вин? - растягивая слова, произнес Порточи.

- В каждом аэропорту был свой капкан. Моя задача - этот аэропорт.

- Значит, твои солдаты сидят в засаде? Я заметил нескольких. Ты что-то узнал о Болане и ждешь его , здесь?

Бальдерон укоризненно взглянул на Порточи.

- Только не вздумай брякнуть Джиро, что это я тебе сказал. Джиро не хочет твоего участия в деле. Ты должен быть в "Сэндбэнке".

- Это я уже понял, - сказал Музыкант недовольным голосом. - Джиро жаждет, чтобы я валялся в нищем отеле, пока кто-то за меня делает мою работу. Мне это совсем не по душе, Вин.

Подошел Ди Карло, спросил:

- О чем это ты? О придурке Болане? А на моей территории он даже не появлялся.

- Конечно, нет, - прохрипел Порточи. - Зато он будет здесь. Все уже знают, кроме нас с тобой, Сал.

- Послушай, Джонни, - сказал Бальдерон, - это мероприятие на всякий случай. Зачем вам торчать здесь всю ночь? Местные парни совсем не так уж плохи для операции по захвату.

- Знаю я ваши местные таланты, Вин, - усмехнулся Порточи. - Через этот аэропорт проходит масса людей. Как вы собираетесь засечь среди них Болана?

- Всем нам известна его внешность.

- А вот и нет, Вин. Вы не знаете, как выглядит Болан. Никто этого наверняка не знает. Тут нужен охотничий инстинкт. А я не совсем уверен, что он у вас имеется.

- Это наши трудности. Тебе надо ехать в "Сэндбэнк".

Джонни-Музыкант открыл дверь передней машины, легонько подтолкнул Ди Карло внутрь.

- О'кей, о'кей, - сказал он примирительным тоном. - Хорошо, мы поедем в чертов отель. Держу пари, в этой дыре нет даже приличной шлюхи.

- Здесь ты как раз крупно ошибаешься, - улыбнулся Бальдерон. - Тут полно девчонок на побережье, сливки со всей страны. Джонни, ни о чем не беспокойся все высшего класса! Девочки тоже.

- Достань мне Болана, - заорал Порточи. - Понял? Мне он нужен! Но не мертвый и достаточно живой, чтобы вопить и брыкаться! Смерть от пули слишком хороша для него! - Музыкант сел в машину и яростно хлопнул дверью.

Небольшой караван машин аризонской делегации выехал за пределы аэропорта. Бальдерон метнулся в тень терминала и тихонько свистнул. Появился человек в форме служащего аэропорта. Толстый мафиози облегченно вздохнул.

- О'кей, мы убрали с дороги мистера Крутого, теперь надо приготовиться. На вышке есть твой человек?

Мужчина в униформе кивнул и постучал по небольшому приборчику за ухом.

- Он наверху и со мной на связи.

- Отлично, - Вин вытащил из кармана небольшую, двустороннюю транзисторную рацию. Ухмыльнулся, выдвинул антенну и заявил:

- Наплевать на этого Музыканта. У нас есть свои инстинкты и кое-что еще.

Его собеседник улыбнулся.

- Да, сэр. Частный самолетик, вылетевший из Феникса в Майами, похоже, и есть то, что нам нужно. По расписанию "Сессна" должна приземлиться перед рассветом.

Бальдерон кивнул.

- О'кей, работай сейчас на своей станции. Я буду в наблюдательной комнате, сообщай мне о каждом прибывшем самолете.

- Конечно, мистер Бальдерон.

- То же самое скажи своему парню в башне. Я плачу пять штук не просто так, а за ценные сведения.

Два человека принесли коробки и кофры с фотографическим оборудованием.

- Здесь все есть? - спросил Бальдерон.

- Один из вновь прибывших протянул длинный кожаный футляр.

- Эта штуковина остановит на бегу разъяренного носорога, и через нее можно рассматривать человечков на луне.

Бальдерон улыбнулся и повесил футляр через плечо.

- Я сам отнесу, на крышу вам со всем этим не пройти. А где моя пресс-карточка? Человек в авиационной униформе нахмурился.

- Вы же не собираетесь устраивать оттуда стрельбу?

- Этот аппаратик нам нужен для страховки, если что-нибудь не получится. С ним мы сразу залатаем все дыры.

Бальдерон усмехнулся и ушел в сопровождении своих людей. Итак, майамский капкан был установлен и ждал добычу.

Глава 3

ПРОНИКНОВЕНИЕ

В сером предрассветном тумане в аэропорту "Майами интернэшнл" все было тихо и спокойно. Небольшой самолет компании "Кариби эйрлайнз" только что прибыл и разгружался в районе таможни. Совершил посадку самолет "Истерн эйрлайнз". В дальнем конце летного поля виднелись продолговатые здания полетной службы, обслуживающей частные самолеты. Ничего особенного не было заметно.

Внутри здания аэропорта пятьдесят - шестьдесят пассажиров ждали посадки в самолет, некоторые дремали в креслах. Обычно оживленная торговля в ресторане приутихла. Казалось, все замерло в ожидании рассвета.

За парапетом над наблюдательной комнатой два человека вели наблюдение. Внизу летное поле в мощный бинокль осматривал крупный мужчина в небесно-голубом костюме. Опустив бинокль, спросил в микрофон маленькой рации:

- Как насчет здоровяка, который только что приземлился? Сразу же прозвучал ответ:

- Рейс компании "Истерн" из Нью-Йорка. Делал посадки в Вашингтоне и Джексонвилле.

- Простая проверка, - толстяк вздохнул и протер глаза.

Снова взяв бинокль, стал наблюдать за самолетом. Из прохода вышел человек в форме носильщика и подошел к нему.

- Кофе не желаете, сэр?

- Нет, ну его к черту, - ответил Бальдерон.

- Мое дежурство заканчивается. Сменщику я скажу, чтобы позаботился о вас. Надеюсь, у вас получатся хорошие фотоснимки.

Бальдерон пошарил в карманах, нашел купюру и сунул ее носильщику.

- Скажи сменщику, чтобы не давал скапливаться зевакам там, где делаем съемку.

Носильщик пробормотал "Спасибо, сэр" и ушел. Бальдерон снова прильнул к биноклю, но тут прозвучал сигнал вызова по рации.

- Чартерный рейс из Феникса вошел в зону радиолокационного контроля Майами. Причина его задержки пока не совсем понятна, но минут через десять он совершит посадку в аэропорту Майами.

- О'кей, я пока проверю пассажиров с рейса "Истерн".

Бальдерон прошел сразу же к терминалу компании "Истерн". Пассажиры только начали входить в здание. "Инстинкты, заявил Порточи. Ха-ха! Уж чего-чего, а интуиции у меня хоть отбавляй, даже сравнивать нечего с этим выскочкой Джонни Порточи. Тот вошел в дело, когда все катилось легко и весело. А любой старый ветеран, как Вин Бальдерон, к примеру, крутился в трудные далекие времена, и он уж знает кое-что об инстинктах".

Вин расположился в узком проходе так, чтобы каждый прибывший пассажир не смог пройти незамеченным. Потом достал фотокамеру. Вспышка камеры будет сигналом: любой пассажир, освещенный вспышкой Вина, будет потом допрошен в одном из уединенных помещений аэропорта людьми Бальдерона с фальшивыми удостоверениями сотрудников таможни. Никакая стрельба здесь, в помещении аэропорта, нежелательна. "Майами интернэшнл" и так уж на плохом счету: проклятое ФБР разрушило так удачно начавшую было складываться систему управления перемещением грузов. Да и сейчас точно нельзя сказать, сколько у ФБР здесь секретных помещений и сотрудников.

Первой мимо Бальдерона прошла группа оживленно болтающих девушек. Мафиози даже не взглянул на них. Потом прошли две пожилые пары. Среди пассажиров он искал глазами одиноких. У парней были волосы до плеч и бороды. Разноцветные повязки мелькали на руках и ногах. Некоторые были босы, другие же обуты в высокие индейские сапоги или мокасины. Бальдерон вдруг ощутил смутное чувство опасности. Он быстро поднял камеру и встал на пути группы.

Бородатый парень мгновенно заметил Бальдерона, вышел из толпы и закрыл рукой линзы камеры.

- Мир, брат, - произнес мягким голосом, - где это написано, чтобы крутые музыканты позволяли себя фотографировать бесплатно в любом аэропорту?

Движение замедлилось, и сзади уже раздавались возмущенные возгласы. Бальдерон постарался скрыть свое раздражение, оглядел юношу и улыбнулся.

- Почему бы вам не сфотографироваться для прессы? Появитесь на обложке "Ньюсуик".

Из группы вышел еще один парень в кожаных штанах, с широкой кожаной повязкой вокруг головы. За спиной болталась небольшая гитара. Лицо гладко выбрито, но покрыто татуировкой по всему подбородку.

- Пусть снимает, - предложил он бородатому, - и пусть правильно запишет название группы. Мы - "Семья любви". Эд Салливан представлял нас просто как "Влюбленных"...

Тем временем другие пассажиры стали проскальзывать мимо Бальдерона, а это старого мафиози совсем не устраивало.

- Да, да, подождите меня снаружи, сделаю вам снимки, - быстро проговорил он, прижимаясь к стене. - Мы загораживаем дорогу, проходите, проходите.

Парни обменялись недоуменными взглядами и медленно направились к выходу. Вин проклинал себя за то, что столько времени потратил на группу безобидных хиппи, и сейчас внимательно вглядывался в лица идущих людей. Вот и последний пассажир прошел. Он подал сигнал ближайшему человеку из своей бригады, чтобы тот организовал обыск прибывшего самолета, сам же бросился к выходу, где его ждал служебный автомобиль. Они обогнули грузовые тележки и помчались в служебную зону. Выскочили на боковую дорогу, ведущую к месту посадки частных самолетов, как раз в тот момент, когда изящная бело-красная "Сессна" коснулась колесами посадочной полосы.

- Вот он, - прозвучало в рации, - тот самый четвертый рейс. Через пять минут он буде! в зоне ангара.

- Болан должен быть на нем! - резко бросил в микрофон Бальдерон. - Не высовывайся до моей команды. Все должно пройти без лишнего шума.

Красно-белая "Сессна" не спешила появиться в служебном ангаре. Дважды она останавливалась на рулевой дорожке, а сейчас замерла ярдах в пятидесяти от места стоянки частных самолетов. Из служебного ангара появился человек в белом комбинезоне и подошел к ней, с любопытством поглядывая на маленький самолетик. Как только он приблизился, "Сессна" покатила вперед и съехала с дорожки в служебный ангар.

Вин Бальдерон, сидя в автомобиле, быстро нажал на кнопку вызова и спросил:

- Эй, Томми, ты уверен, что никто не спрыгнул во время этих остановок?

- Никто не спрыгивал, Вин.

Человек в комбинезоне указывал место, где пилоту следует поставить "Сессну". Тот подвел самолет и выключил двигатели. Вин снова нажал на кнопку вызова:

- Приготовиться, но не высовываться.

Светловолосый мужчина выскочил из кабины "Сессны", держа под мышкой планшет с полетными картами, и сказал что-то подошедшему авиатехнику. Тот кивнул, и пилот пошел в служебное помещение.

- Какого дьявола, - недоуменно сказал Бальдерон и вылез из машины. Проверить самолет!

Несколько человек выскочили из служебного ангара и побежали к "Сессне". Бальдерон догнал пилота и прорычал:

- Где твой пассажир?

- Сошел в Джэксе, - ответил пилот. - Вы мистер Порточи? Бальдерон чуть не взвыл.

- Так он сошел в Джэксонвилле? Как же так получилось, ведь он зафрахтовал самолет на прямой рейс до Майами?

Летчик снова спросил:

- Вы мистер Порточи?

- Я его представитель, - отрезал Вин. Вдруг ему в голову пришла неожиданная мысль. Он врубил рацию:

- Сукин сын, должно быть, пересел на самолет "Истерн" в Джэксонвилле. Как-то мы его пропустили... Надо найти хоть какой-нибудь след!

Пилот удивленно взглянул на Вина. Открыл планшет с картами и вынул маленький пакет, завернутый в красивую подарочную бумагу и перевязанный цветной лентой.

- Мой пассажир объяснил, что меня здесь кто-нибудь встретит. Он попросил доставить пакет и все... Бальдерон взял пакетик и пробормотал:

- Что здесь может быть?

- Там есть надпись, - резко бросил пилот. - Он адресован, если вы умеете читать, Джону Дж. Порточи.

Бальдерон резко повернулся и пошел к своей машине, перекидывая маленький пакетик из руки в руку, словно тот был горячим.



- Инстинкты, - шептал он, - инстинкты.

- Что в пакете? - спросил водитель.

- Слишком мал для бомбы, - вздохнув, ответил Бальдерон, - но у меня такое чувство, что ничего хорошего тут нет. Адресован Джонни, представляешь? - Вдруг ему в голову пришла идея:

- Может, мне открыть пакет? Наверное, это касается каких-то дел Джонни в Фениксе.

Водитель пожал плечами.

- Быстро узнать можно только одним способом.

- Точно, - проскрипел Вин.

Несколько минут он внимательно осматривал пакет, потом осторожно стал разматывать ленту, убрал оберточную бумагу. Внутри оказался маленький футляр, в нем на бархатной подушечке лежала медаль армии США "Лучшему стрелку". Лицо Бальдерона смертельно побледнело, и он прошептал:

- О Господи.

С расстояния менее сотни ярдов за людьми Вина пристально следили. Высокий мужчина в сверкающем взятом напрокат автомобиле наблюдал происходящее в мощный бинокль. Ему хорошо были видны люди, снующие по служебной территории аэропорта, он изучал их лица, запоминал. Особое внимание уделял грузному человеку, взявшему пакет у пилота. Светлая полоса на лбу была единственным оставшимся признаком наличия кожаной повязки, несколько минут назад украшавшей голову; мелкие точечки бывшей "татуировки" слегка просматривались на подбородке. Следы специального карандаша не так-то просто удалить в походных условиях.

Он мгновенно завел двигатель, когда аэропортовский автомобиль вдруг развернулся и помчался к стоянке. Затем увидел, как грузный человек пересел в огромный черный "линкольн". Несколько машин во главе с "линкольном" выехали на трассу.

В конторе по обслуживанию частных рейсов пилот "Сессны" рассказывал обстоятельства этого странного случая начальнику службы.

- Он зафрахтовал меня до Майами. Через десять минут после вылета из Нового Орлеана этот парень вдруг решает, что ему срочно надо приземлиться в Джэксонвилле для важного телефонного звонка, а затем говорит, что я должен передать пакет. Я думаю, все это чепуха. В конце концов, я заработал лишнюю сотню долларов. Но вы видели этого кадра, что взял у меня пакет? Типичная физиономия наемного убийцы.

В аэропортовском автобусе члены живописной рок-группы, направляющиеся на фестиваль в пригород Майами, обсуждали приключение.

Круглоглазая девица, вздохнув от пережитого волнения, заметила:

- Знаете, нам надо было бы выяснить, кто он такой. Крутой парень, он мог быть кем угодно.

- Иногда надо просто полагаться на интуицию, - задумчиво произнес бородатый лидер группы. - Понимаете, я просто взглянул ему в глаза и сказал: "Не дергайся, парень, я дам тебе понести мою гитару".

А в это время "крутой парень" следовал на приличном расстоянии за вереницей машин, мчавшихся на бешеной скорости к Майами-Бич.

Глава 4

ЭКЗЕКУТОР ДЕЙСТВУЕТ

Мак Болан не считал себя суперменом. Но, пройдя кровавую школу жизни и смерти, он понял, что знания, соединенные с молниеносными действиями и одержимостью в достижении цели, способны поднять любого обычного человека до удивительного уровня. Ему пошли на пользу уроки кровопролитных боев в Юго-Восточной Азии, и он принес с собой в Америку высокую квалификацию своего солдатского ремесла.

В той прежней, "мирной" жизни Мак был дружелюбным, рассудительным и добрым парнем. Даже его вьетнамский послужной список говорит о том, что Мак никогда не поднимал оружия против детей, был предан своим боевым друзьям. Вообще Болан говорил, что не он выбрал эту войну - она выбрала его. Мак не умел убивать, его научили делать это.

Впрочем, подобные мысли не занимали Болана в это приятное ноябрьское утро в Майами-Бич. Пятое число. Его острый аналитический ум был занят сопоставлением нужных данных: расстояние, азимут, направление и скорость ветра, траектория полета и так далее. Мак лежал на маленьком балкончике десятиэтажного курортного отеля с мощной армейской винтовкой в руках, направленной во внутренний дворик соседнего здания. Через снайперский прицел он спокойно рассматривал лицо человека. Затем вздохнул и прошептал:

- Итак, вот ты где.

Мак многое знал об этом человеке: он был главным звеном в сети распространения наркотиков из Мексики в США. Болан не имел ничего против самого Джонни-Музыканта. Но тысячи и тысячи школьников, безнадежно сидящих на игле, могли бы, пожалуй, сказать о том, стоит ли жить человеку, находившемуся в перекрестии прицела.

Мак сделал приблизительный расчет на листке блокнота, взглянул на флаг на крыше здания и определил скорость ветра. Он готов. Все остальное зависит от судьбы.

Порточи лениво покачивался в шезлонге у края бассейна. Напротив него на раскладном стуле расположилась прелестная девушка в цветастом бикини. Однако Порточи не обращал на нее внимания, он смотрел на здоровенного бугая, стоявшего перед ним.

- Послушай, Джонни, - говорил тот, - я не хочу выслушивать твои оскорбления, да и не собираюсь. Тебе не нравится, как я организовал капкан для Болана, так попробуй сделать сам что-нибудь.

- К дьяволу, забудь про это, Винни, - вздохнул Порточи. - Не ты первый, кто прокололся на этом малом.

- Но, черт побери, сейчас мы даже точно не знаем, здесь он или нет.

- Он здесь, - отрезал Порточи. - А что говорит Джиро?

- Джиро хочет, чтобы ты оставался в "Сэндбэнке". Пусть расслабится и отдыхает - вот что он сказал. Когда ты ему понадобишься, он сообщит. Сейчас они совещаются, что делать с Боланом.

- Послушай, Винни, я не собираюсь отдыхать, когда медаль этого парня болтается над головой. Ты пойдешь к Джиро Лавангетта. Скажешь ему: Джонни Порточи говорит, что в Майами-Бич проник Болан и пора кончать с ним. Скажешь ему, Винни, что...

- Да, черт, нет же, Джонни. Сам ему скажешь. Разгневанный Порточи заорал:

- Тогда скажи этой глупой шлюхе, чтобы она сняла чертов купальник!

Девушка вскинула голову и взглянула на Вина Бальдерона, ища в нем защиту.

Бальдерон слабо возразил:

- Джонни, это общественный бассейн. Она не может раздеваться прямо здесь. Иди с ней в свой номер, Джонни.

- Я сам все сделаю! - рявкнул Порточи. Он наклонился, протянул руки к девушке, и тут произошло нечто ужасное. Ухмылка исчезла с его лица, превратившись в ужасную гримасу, рот вырос до необычайных размеров, куски мозга, смешанные с осколками костей, вылетели одной липкой массой. В этот миг его тело отбросило назад на шезлонг.

Бальдерон не сводил ошеломленного взгляда с неподвижного тела Джонни Порточи.

Бальдерон сделал неловкий шаг назад, инстинктивно чувствуя приближение мгновенной и жестокой смерти. В какую-то долю секунды он понял смысл происходящего, а инстинкт заставил его броситься бежать под прикрытие здания; он рванулся, как на стометровке. Вдруг его тело взлетело в воздух, изогнулось дугой и рухнуло в бассейн. Вин медленно погружался в прозрачную воду, которая мгновенно приобрела кроваво-красный цвет.

Глава 5

ДЕЛА ПО ОБВИНЕНИЯМ

У отеля встревоженный капитан вышел из машины. Войдя в вестибюль и очутившись в царстве роскоши, он остановился, чтобы сориентироваться, потом решительно направился к выходу во внутренний дворик. Там офицеры в форме разговаривали с гостями и служащими отеля, в то время как полицейские в штатском общались в основном только между собой. Они осматривали буквально каждый миллиметр пространства, выявляя характерные детали и признаки преступления, записывая свои выводы в одинаковые маленькие блокнотики.

Двое из них стояли у шезлонга и тщательно исследовали мертвое тело. В нескольких ярдах от них стоял на коленях медицинский эксперт, склонившись над вторым трупом.

Человек у шезлонга поднял голову и, заметив появление капитана, поспешил ему навстречу.

- Это работа снайпера, капитан Хэннон, - были его первые слова, - док говорит, что смерть наступила от пули большого калибра со стальным наконечником, выпущенной из оружия с высокой дульной скоростью.

Хэннон кивнул и подошел к шезлонгу. К нему присоединился лейтенант Роберт Уилсон. Хэннон взглянул на труп.

- Итак, это и есть Джонни Порточи.

- Зарегистрировался вчера поздно ночью, - добавил Уилсон. - Вы им интересуетесь, капитан? Важная персона?

Капитан хмыкнул и полез в карман за сигаретой. Закурив, ответил:

- Не имел чести знать лично, но много слышал. Решил приехать сюда. Его имя вам что-нибудь говорит, лейтенант?

Уилсон покачал головой.

- Он зарегистрировался как Джон Дж. Порточи из Феникса, Это все.

- В тамошнем рэкете он большой человек, - объяснил Хэннон. - А кто вторая жертва?

- Один из владельцев отеля, зовут Винсент Энтони Бальдерон, 56 лет, постоянно проживал в номере отеля, холост. Пока у нас только такие сведения.

- Я могу еще кое-что добавить, - задумчиво произнес Хэннон. - Разве имя майамского Вино вам ничего не говорит?

У Уилсона перехватило дыхание, он прошептал:

- Точно, это тот самый человек, которым занималась комиссия по преступности штата. Когда это было? Год назад?

- Да. У нас на него досье в фут толщиной, он был причастен к каждой преступной операции в штате. Крупный деятель во флоридской мафии. Был замешан в убийствах на территории трех штатов: ликвидировал неугодные мафии лица. Дела по обвинению были закрыты за недостатком улик.

- А сейчас его можно прикрыть, - сказал медик-эксперт. - Недостает целого дюйма яремной вены со всеми вытекающими последствиями. Был мертв еще до падения в воду.

- Похоже, сейчас улики для обвинения нашлись, - хмуро произнес Уилсон.

Хэннон отвел лейтенанта в сторону, чтобы переговорить наедине.

- Команда "Д" берется за расследование, Боб, - тихим голосом объяснил капитан, - это не простое дело о двух убийствах.

Уилсон хотел было что-то сказать, потом передумал.

- Да, да. Похоже, в городе появился Экзекутор.

- А, черт! Вы серьезно так думаете?

- Не сомневаюсь. Штаб Порточи в Фениксе был вчера вечером полностью разгромлен, половина его банды перебита.

Лейтенант тихонечко присвистнул.

- Быстро же он передвигается. Есть полная уверенность в его присутствии? Хэннон покачал головой.

- Пока нет. Вчера сюда из Феникса прилетел частный самолет, зафрахтованный по чартеру. Вылетел из Феникса сразу после нападения на резиденцию Порточи. Единственный пассажир сошел в Джэксонвилле, попросив пилота продолжать полет до Майами и передать пакет человеку, который будет встречать самолет в аэропорту. Но самолет встречал не один человек, а целых двадцать. Летчику эта история показалась подозрительной, и перед отлетом обратно он сообщил об этом нам. Пакет адресован нашему другу Порточи, а описание человека, взявшего пакет у летчика, точно соответствует внешности Бальдерона.

- Но я не понимаю, - сказал Уилсон, - какая здесь связь с Маком Боланом? Если Бальдерон был в аэропорту, чтобы взять пакет и...

- Болан обвел их вокруг пальца, вот что я думаю. Ганстеры узнали про нападение на дом Порточи в Фениксе, разнюхали о чартерном рейсе и организовали засаду на Болана в аэропорту. Но он перехитрил их: сошел в Джексонвилле, сел на другой самолет, прибыл сюда раньше того чартерного рейса, а потом сел на хвост и выследил Бальдерона по дороге из аэропорта. И два главаря "Коза ностры" лежат мертвые у наших ног. Чувствуется почерк Болана.

- Значит, пакет просто служил для отвлечения их внимания.

- Даже больше, - ответил Хэннон, - чертовски хитрой уловкой. Болан спланировал прибыть сюда раньше чартерного рейса. Предполагал, что будет организована коротенькая встреча, поэтому и послал им подарочек, затаился в стороне и выявил всех своих преследователей.

- Не очень-то убедительно, - возразил Уилсон.

- Но вполне разумно для задействования команды "Д", - капитан был непреклонен. - Я прибыл сюда именно для того, чтобы сообщить вам об этом. Мы берем дело в свои руки. Конечно, вы, как обычно, будете давать отчеты в отдел по расследованию убийств, лейтенант. Только постарайтесь, чтобы я с ними знакомился первым. Вы поняли?

Уилсон нахмурился, но согласился.

- Так точно, сэр. Ясно.

- Отлично. Перед городской полицией стоит нелегкая задача, лейтенант. Это далеко не обычные два убийства. Сколько людей еще в списке смертников Экзекутора? Кто они и где находятся? Нам предстоит жаркая зима. Тысячи людей прибывают в город ежедневно. Отели переполнены, пляжи полностью заняты отдыхающими, скоро начнется музыкальный фестиваль, а карибский канал по ввозу наркотиков... В общем, вы представляете обстановку. Скажите, кому из этих тысяч людей уготована участь быть казненными в Майами? Как их нам охранять? Как обнаружить призрачного палача до начала массовых убийств во время туристического сезона?

- О'кей, - тихо согласился Уилсон. - Пусть им займется команда "Д". Но я тоже хочу вам помочь. Можно это устроить?

- Да. Вы будете осуществлять связь между мной и, отделом по расследованию убийств. Давайте вместе приступать к работе. Пришли ли вы к какому-нибудь выводу, откуда были сделаны эти выстрелы?

Молодой лейтенант плотно сжал губы и сложил руки на груди.

- Давайте повторим еще раз, - задумчиво предложил Уилсон. - Наш единственный свидетель - эта истеричная девушка. Порточи сидел в шезлонге. Бальдерон стоял рядом. Девушка утверждает, что Порточи наклонился к ней и в этот момент в него попала пуля. Его отбросило назад, и тело приняло теперешнее положение. Док говорит, что пуля вошла в верхнюю губу, прошла под носом, выбила часть неба и вышла через затылок. Это пока предварительное заключение. Теперь же, принимая во внимание угол вхождения пули в голову и то, что Порточи наклонился к девушке, можно сделать вывод, что стреляли со стороны пляжа, с какого расстояния, одному богу известно, и с порядочной высоты. У меня там уже действует небольшая группа, занятая поиском свидетелей стрельбы, но вы представляете, сколько зданий им нужно обойти?

- Эти выводы соответствуют положению тела Бальдерона? Не пытались провести триангуляцию?

- Тут-то собака и зарыта, - ответил Уилсон, грустно улыбаясь, - девчонка не знала, что Бальдерона подстрелили, до тех пор, пока труп не извлекли из воды. Поэтому мы не знаем точно, где тот находился, когда получил свое; по крайней мере, не совсем уверены. Можно предположить, что он бежал, пытаясь найти укрытие. Если так, то ему не хватало каких-то двух метров. Мы обнаружили следы крови на плитах у края бассейна. Наверное, именно здесь Бальдерон свалился в воду.

Сюда сейчас должен подъехать специалист с теодолитом. Я исключил три самых отдаленных здания. Остается четыре - на расстоянии выстрела. Но если речь идет о Болане, то многое меняется: эти здания тоже надо включить в зону поиска. Сейчас же пошлю туда своих людей, - Уилсон повернулся и поспешил к выходу.

Лейтенант Уилсон выскочил из вестибюля и направился к стоянке, где припарковалась полицейские машины. Навстречу ему вышли патрульные полицейские в униформе. Они негромко переговорили, потом патрульные быстро разъехались на машинах.

На другой стороне улицы, прислонившись к стволу пальмы, высокий мужчина в голубом неприметном костюме и темных очках говорил с прохожим. Поводив взглядом детектива, он заметил:

- Думаю, все закончилось. Полиция, похоже, уезжает. Его собеседник нервно рассмеялся.

- Вот бы нас пустили внутрь. Даже не знаю, может, это и нехорошо, но что-то в такой стрельбе привлекает или...

- Нет, я не люблю вида крови, - ответил мужчина в голубом костюме.

Он вышел из толпы зевак и сел в припаркованную неподалеку машину. Закурив сигарету, продолжил наблюдение. Через какое-то время вынесли трупы, погрузили в фургон скорой помощи. Потом вышли два детектива в штатском и с ними пожилой человек. Они также уехали. Толпа зевак стала быстро рассеиваться.

Человек в голубом костюме продолжал курить и наблюдать за происходящим. Минут через двадцать появилась симпатичная девушка с растрепанными волосами; ее посадили в патрульную машину. Когда патрульные немного отъехали, обладатель голубого костюма завел двигатель и последовал за ними. Экзекутор взял новый след.

Глава 6

"СОВЕТ КОРОЛЕЙ"

Впервые за многие годы "невидимое второе правительство страны" собралось на расширенное заседание, это мероприятие получило название комиссии. На комиссию собрались главы тринадцати крупнейших семейств "Коза ностры". "Коза ностра" (в дословном переводе "наше дело") была государством в государстве. Вопреки множеству слухов единого руководителя огромной преступной организации, "босса всех боссов", просто не существовало. Комиссия определяла взаимоотношения между различными семействами, утверждала законы и правила.

Любые попытки изменить соотношение сил внутри комиссии были чрезвычайно редкими и безуспешными. Каждый капо обычно подчинялся совместным решениям, сохраняя верность вассала своему феодалу. Те, кто так поступал, обычно преуспевали, а тот, кто не отличался особенным послушанием, рисковал намного сократить свою жизнь.

Джиро Лавангетта называл комиссию "советом королей" и в глубине души считал себя наследным принцем. Он был боссом самым молодым и с самым бедным королевством. Ему все равно приходилось царствовать в тени Джулиано Ди Грегори и сильно зависеть от этого южнокалифорнийского семейства. Сейчас же, когда Ди Грегори мертв, а его семейство в штате практически уничтожено Воланом, Джиро рассматривал свое положение как наиболее выгодное. Он прибыл на "совет королей" в надежде добиться более существенной базы для своего семейства; он надеялся унаследовать империю Ди Грегори и управлять всей территорией юго-запада.

Но некоторые обстоятельства складывались не в его пользу. Старикан из Сан-Франциско, Джорджи Аграванте (Мясник), сам претендовал на освободившуюся территорию Лос-Анджелеса и был единственным человеком в совете, который не хотел передать Лавангетта юго-западные пустынные районы несколько лет назад. Теперь, когда Джиро превратил пустыню в прибыльный край, этот старый дурак, конечно, сделает все, чтобы Прибрать его к рукам. К черту Джорджи-Мясника! Джиро лучше всего знает район Лос-Анджелеса. Если дойдет дело до дележа наследства Ди Грегори, первым претендентом будет он, Джиро Лавангетта. Он отдаст Аграванте землю к северу от Сан-Фернандо Вэлли, а остальное оставит за собой. Фантастические доходы лос-анджелесского региона должны обеспечить могучую поддержку молодому и крепкому семейству Лавангетта. Зять Джиро, Опасный Тони (Купалетто), один остался в живых из главарей семейства Ди Грегори, но любому в "совете королей" ясно как божий день, что Опасный Тони не тянет на корону Ди Грегори. Именно это пустующее кресло за столом комиссии, кресло Ди Грегори, интересовало Джиро во время первой встречи в Майами.

***

Джиро обаятельно улыбнулся знаменитому старику из Сан-Франциско.

- Привет, Джорджи. Как мясные дела? Аграванте ответил отнюдь не любезным тоном:

- Лучше и не бывает, Джиро. А как дела на игровой площадке Бодана?

Джиро побагровел от злости. Но быстро взял себя в руки и снова приятно улыбнулся.

- Я продаю его по дешевке, Джорджи. Аграванте кивнул:

- Продаешь его мне, Джиро, и я быстренько вытрясу из подонка все потроха.

Лавангетта, покраснев, отхлебнул вина и посмотрел на собравшихся. "Короли себя спокойно чувствуют сегодня", - отметил про себя. А почему? Дела повсюду идут неважно. Полиция и ФБР наносят удары и справа и слева. Комитеты конгресса заставляют их давать показания, обращаются с ними, как с бандой простых уголовников, а теперь еще и этот Болан, убивающий всех и вся.

Размышления Джиро были прерваны вопросом всеми уважаемого Ауджи Маринелло, одного из нью-йоркских боссов:

- Эй, Джиро, мы тут прослышали о каких-то делишках вчера ночью в Фениксе. Что случилось? Лавангетта спокойно ответил:

- Я знаю столько же, сколько и ты, Ауджи. Не волнуйся, ситуация под контролем. Скоро все прояснится.

- А ведь все твои люди в Фениксе, похоже, перебиты, - вступил в разговор Аграванте. - Если ты так контролируешь, то я бы хотел, чтобы кто-нибудь другой побеспокоился.

Главарь аризонской мафии вспылил:

- Послушайте, дайте мне самому, - прервав фразу на середине, повернулся к Маринелло и объяснил:

- Там был Болан, этот чокнутый, как всем вам уже прекрасно известно. Сейчас мы начали охоту на него. Не волнуйтесь, удача у Бодана не беспредельна. От нашей ловушки ему не уйти.

Маринелло подождал, пока заговорит Аграванте. Старый капо сладким голосом ответил:

- Ты хочешь спрятать голову в песок, Джиро. Но этот парень уже уничтожил два семейства и принялся за третье. Ты не можешь все списывать на простую удачу, у Бодана есть секретное оружие. Все напрасно думают, что он очередной свихнувшийся малый, которого легко спровадить в могилу. Повторяю, Джиро, кто-нибудь посильнее тебя должен заняться им. И лучше, если этот кто-то будет из Аризоны.

Джиро проклинал себя, что попался в ловушку старого мафиози, который сначала заставил его похвастаться и потом поймал, высмеяв перед всеми.

- Я говорил, что присутствующие не должны волноваться. Черт побери, конечно, я стараюсь. Сотни моих бойцов охотятся за этим парнем.

- Может, этого недостаточно, - мягко сказал Маринелло. - Пока ты по-настоящему не выйдешь на Болана...

- Но я уже вышел на него, - быстро среагировал Лавангетта. - Понимаете, мы сделали так, чтобы его стала усиленно разыскивать полиция после последнего нападения в Фениксе. Ему срочно надо было скрыться, и лучше всего в частном самолете. Мы обдумали этот путь и решили, что Болан, без сомнения, пойдет по следу Джонни Порточи и доберется до Майами. Поэтому в каждом аэропорту устроили капканы.

- Если у вас все так прекрасно, то должны быть и результаты, - заявил Агграванте.

- Знаю, Джорджи. Самолет садился в Джексонвилле. Мы следили за его посадкой в Майами. Похоже, Болан покинул самолет в Джексонвилле, но мои люди находились во всех аэропортах. Все было предусмотрено.

- Тогда бы взяли его в Джексонвилле, - ухмыльнулся Аграванте.

- Да нет же, черт возьми, я этого не говорил, Джорджи. Я сказал, что Болан сошел в Джексонвилле, а там нашего прикрытия не было. Но ведь самолет прилетел сюда, понимаете, и...

- И что же ты получил, Джиро? Пустой самолет? Загнанный в тупик, Лавангетта кипел от ярости.

- Я пытаюсь объяснить вам, что этот Болан не просто свихнувшийся. Он опаснее всех фараонов. Хотите посмотреть классную штучку? - Джиро полез в карман и вытащил небольшой продолговатый футляр, поставил его на стол. - Это подарочек Джонни. Передал ее пилот того самолета, в котором летел Болан.

- Прелестно, - скривился Аграванте, - ну и что там внутри?

К футляру потянулся Маринелло. Он открыл крышку, достал содержимое.

- Визитная карточка этого парня, - объявил присутствующим, - медаль лучшего стрелка.

В разговор вступил еще один из нью-йоркских боссов:

- Да вы просто восхищаетесь этим парнем.

- Но пока не из могилы, и то хорошо, - отрезал Маринелло. - О'кей, Джиро. Похоже, на самом деле это твое яблоко и ты имеешь право съесть его, только не подавись. Но раз Болан прислал нам весточку, считаю, мы все можем откусить по кусочку. Лучше скажи, как ты все организовал?

- Аэропорты, вокзалы, автостанции - везде мои люди. Я распространил тысячу рисованных портретов этого Бодана по всему городу.

- Рисунки? Где ты раздобыл рисунки? - пробурчал Аграванте.

- Это наброски, - пояснил Лангета. - У нас есть один художник, услугами которого пользуется полиция в аналогичных случаях. Помните, мои ребята первыми прибыли в Палм-Спрингз после резни, устроенной Боланом? Мы вышли на след, поэтому последнее время в Аризоне и было так много шума. Мы охотились за ним.

- Или он за вами кисло отметил Аграванте. Джиро заскрипел зубами.

- Послушай, мне надоели твои насмешки. Помолчи лучше, пока ты окончательно не испортил мне настроение...

Маринелло попросил прервать перебранку:

- Эй, братцы постойте. Джиро прав. То, что произошло в Аризоне может случиться с каждым из нас. Сейчас мы собрались здесь, чтобы обсудить возникшие проблемы Болон - главная из них.

- Большая ошибка, - приятным голосом сказал Аграванте, - заключается в том, что все мы сидим и ждем, чтобы кто-нибудь решил за нас наши проблемы. Надеемся, что полиция доберется до него, мечтаем, что его прикончит человек со стороны, мы сами ничего не делаем.

- Говори за себя, - пробормотал Лавангетта, - мне надо похоронить дюжину моих ребят в Фениксе.

В неожиданно наступившей тишине заговорил человек, сидевший по другую сторону стола.

- Болан - это армия, состоящая из одного человека. Если он и вправду в Майами, нам лучше выбрать другое место для совещания.

Это сказал Фрэнк Милано, преемник покойного Серджио Френчи, который стал первой жертвой Экзекутора.

- Я контролирую ситуацию с Воланом, - упрямо повторил Джиро. - Если он появится в пятидесяти милях от этого места, то он, считайте, уже мертвец. Хочу, чтобы вы все об этом знали. А сейчас можем обсудить другие дела. Верно, Ауджи?

Тут скрипнула дверь, Маринелло повернулся к Джиро:

- Думаю, один из твоих людей хочет что-то сказать. Лавангетта вскочил со стула и вышел из комнаты.

Когда он вернулся, лицо его было пепельно-серым. Члены совещания хранили молчание. Выдержав паузу, Маринелло тихо спросил:

- Плохие новости, Джиро?

- Да, очень плохие, - хрипло ответил Лавангетта. - Только что позвонил Томми Джанно из "Сэндбэнка". Убиты Джонни-Музыкант и майамский Вино. Сидели у бассейна в "Сэндбэнке". Кто-то застрелил их.

- Кто-то? - заорал Аграванте. Лавангетта вздохнул:

- Думаю, это был Болан.

Аграванте со злостью взглянул на Ауджи Маринелло.

- Тот самый парень, которого он контролирует, - ехидно отметил мафиози. Маринелло резко бросил:

- Доставьте мне братьев Талиферо! Поручим эту задачу Пату и Майку Талиферо. Никто не возражает?

Джиро Лавангетта нервно облизал губы. Он старался, убеждал себя Джиро. И поступил ничуть не хуже, чем все другие боссы с тех пор, как этот парень в черном комбинезоне начал свою войну. Теперь, значит, очередь за Патом и Майком. Лавангетта внутренне содрогнулся. Профессиональные убийцы, они были личными палачами "совета королей". Ловкачу Болану со всеми его красивыми медальками жить осталось совсем недолго. Ты умрешь, Мак Болан, умрешь мучительной смертью! Так решил "совет королей".

Глава 7

ДЖИН

Он находился в скромном жилом районе Майами-Бич: чистые ровные ряды одиноких белых домов, зеленые лужайки, тропические кустарники. Запомнив номер дома, у которого остановилась полицейская машина, проехал мимо и стал кружить по городу. Когда Мак второй раз проезжал по знакомой улице, патрульные уже уехали. Остановил машину на некотором расстоянии от нужного дома, поправил зеркальце заднего обзора и, закурив сигарету, стал терпеливо ждать. Прошло пять минут. Двое мальчишек выбежали из-за угла дома напротив, оглядели Болана с присущим детям любопытством, и один мальчик помахал ему рукой. Он улыбнулся и махнул в ответ. Пацаны переглянулись и, захихикав, умчались.

Болан взял еще одну сигарету и взглянул в зеркало.. Докурив, затушил ее, вышел из машины и решительным шагом направился к "объекту наблюдения". Стеклянная дверь, закрывавшаяся на крючок, была единственным препятствием для непрошеных посетителей. Лезвием перочинного ножа Мак откинул крючок, открыл дверь и вошел.

В комнате на кровати лежала девушка. Подняв голову, она безмолвно наблюдала за незваным гостем. Остатки косметики были размазаны поилицу. Было заметно, что девушка недавно плакала. В больших темных глазах застыл страх. Наконец девушка тихо спросила:

- Кто вы? Что вам нужно? Болан снял солнцезащитные очки.

- Мы уже встречались сегодня утром, только на расстоянии более пятисот метров.

- Что?

- Вы меня не видели, - объяснил Мак, - это я вас видел. В прицеле моей винтовки. Девушка долго смотрела на Мака, потом прошептала:

- Я не знаю, зачем вы их убили, вообще о вас ничего не знаю. У вас нет причин убивать меня.

- Может, вы и правы. Что вам известно о Порточи?

- Ничего, до сегодняшнего утра я его вообще никогда не видела.

- Как вас зовут?

- Джин Киркпатрик. Работаю фотомоделью.

- Сегодня утром вы тоже были заняты этой работой?

- Иногда, когда у меня нет работы, мистер Бальдерон нанимает меня для компании.., своим друзьям.

- Кто такой Бальдерон?

- Вы убили его и даже не знаете, кто он такой?

- Итак, ты развлекала друзей Бальдерона...

- Я не проститутка, если это то, о чем вы думаете.

- Хорошо. Расскажите мне о себе.

- Я работала на мистера Бальдерона. Платил мне он сам лично. Между мною и его друзьями ничего такого не было, просто развлечение, своего рода вечеринки. Никаких денег они мне не давали. Никаких деловых отношений. Понимаете, о чем я говорю?

- Друзья мистера Бальдерона были все итальянцами? Она вздрогнула.

- Не всегда.

- Послушай, крошка, давай сразу договоримся. Мне наплевать, как ты зарабатываешь себе на жизнь. Мне нужна точная информация. Ясно?

Девушка опять разрыдалась. Болану ее было искренне жаль, но его лицо оставалось непроницаемым.

- Ты связалась с мафией, - сказал он.

- Что?!

- Порточи был одним из главарей западного семейства. Сейчас мне надо знать, кто такой Бальдерон и как он был связан с Порточи.

Девушка отрицательно покачала головой.

- Слышала ты о Джиро Лавангетта?

- Да. Его связывали деловые отношения с Бальдероном.

- Прекрасный ответ, - улыбнулся Болан. - О'кей, многим ли еще девушкам платит Бальдерон?

- Вообще-то да. Иногда тут бывают такие вечеринки.

- Всегда в одном и том же месте? В этом отеле? Джин вздохнула.

- Нет, в разных местах. Например, на яхте "Мэри Дрю".

- Как сейчас обстановка? Разгар сезона?

- Да, настоящий бум.

- Так, рассказывай.

- Масса его друзей съехалась сюда, похоже, на какое-то сборище. Они расселились по всему побережью. Бальдерон специально привозил девушек из других мест.

- О'кей, возьми карандаш и бумагу.

- Зачем?

- Мне нужен список отелей, где Бальдерон расселил девушек на этой неделе.

- Вы с ума сошли, да я не знаю. Вы из полиции? Вам не удастся...

- Замолчи! - рявкнул Болан. Джин вздрогнула.

- Значит, не из полиции, простите. Но я на самом деле не знаю всех мест.

- Напишите, какие вам известны.

- У меня из-за вас будут крупные неприятности.

- Они у тебя и так есть, ты сама в этом виновата.

Он вытащил блокнот, дал ей ручку.

- Начинайте, - холодно произнес Мак, - и без фокусов. Мне не хочется снова глядеть на ваше прелестное личико через перекрестие прицела.

- Я же не знала, что они мафиози, - защищалась Джин.

- Зато теперь знаешь.

Джин на минуту задумалась и укоризненно взглянула на Бодана.

- Держу пари, я знаю, кто вы такой.

- Да? Пиши, пиши, крошка.

- Да, - повторила она, передразнивая Мака.

- Я знаю, кто вы такой. И они тоже. Слышала, как они говорили о вас. Тогда я не понимала, о ком идет речь, но теперь все сходится. Ваша жизнь в гораздо большей опасности, чем моя, Мак Болан. За все деньги в Майами я бы не хотела быть на вашем месте. Думаете, что вы - единственный верховный судья? Вы так же не правы, как и они.

- Но кто-то же должен судить, - коротко сказал Болан.

- Убийца должен убивать, - парировала Джин. Она полностью пришла в себя и совсем перестала бояться Болана. Закончив список, вернула блокнот и ручку Маку. - Вот ваша информация. Берите ее и топите в крови других людей.

- Спасибо, крошка. Если хоть словечко скажешь им обо мне, считай себя трупом... Если нет, то пусть все останется между нами.

- Я сама себя давно считаю трупом, - прошептала Джин. - Хуже быть не может. Болан улыбнулся:

- Как-нибудь мы с тобой это обсудим.

- Да ну?

- Я еще приду, но уже не по делу. Болан наклонился над кроватью и легонько поцеловал Джин в губы.

- Благодарю за информацию.

- Сначала угрожаете, а потом благодарите, - вздохнула Джин. - До свидания, убийца.

- Экзекутор, - поправил Болан, - тут есть разница.

- У меня в душе такая же пустота, как и у вас, разница не имеет значения. В дверях Мак обернулся.

- Все равно я хотел бы встретиться с тобой когда-нибудь.

Когда Мак заводил двигатель, откуда-то появились те двое парнишек и стали изображать руками стрельбу. Бросив на них долгий взгляд, Мак выжал сцепление и уехал.

- Конечно, я не прав, - объяснил он зеркалу заднего обзора. - Разница, мисс Киркпатрик, заключается в том, что они еще в большей степени не правы.

Закурив сигарету, Мак направил машину в сторону пляжа. По пути вынул из кармана список, составленный Джин. Он оказался весьма солидным. Мак считал, что должен немного поубавить веселье на этих вечеринках. Старая история, старое правило: убивай быстрее, чем противоборствующая сторона. И тем более забудь о морали и осуждающих глазах испуганной женщины.

В Майами он прибыл не для исследования тайников собственной души, а для того, чтобы других лишить души. Расписание получается напряженным. Майами-Бич станет ареной боевых действий. Он снова будет наносить удары, они ответят молниеносно и беспощадно. Наносить до тех пор, пока они не будут сметены. Милосердия им от Экзекутора не дождаться, и укрыться им в Майами будет негде.

Глава 8

ПРОДВИЖЕНИЕ

Капитан Джон Хэннон зря время не терял: во все концы страны, где побывал Болан, были посланы запросы, активно собиралась всевозможная информация о Маке Болане - и все это с целью предотвратить взрыв в Майами. Уже в течение нескольких лет Хэннон возглавлял во Флориде специальное подразделение, предназначенное для борьбы с кризисными ситуациями. В его задачу входило обеспечение безопасности отдыхающих или приезжающих чиновников из федерального правительства, разведка и сбор сведений о степени социальной напряженности, возможных массовых волнениях и еще множество дел, обычно не имеющих отношения к полицейской работе. Официально подразделение называлось команда "Д", сотрудников для него обычно подбирали из наиболее способных офицеров полиции.

Роберт Уилсон, лейтенант отдела по расследованию убийств, раньше редко сталкивался с этим специальным подразделением, но на время расследования убийств в отеле "Сэндбэнк" был назначен на должность офицера связи между полицией города и командой "Д".

Специальным советником группы назначили Стюарта Данлэпа, оперативного работника майамского отделения министерства юстиции США по борьбе с организованной преступностью. Раньше Данлэп уже входил в состав команды "Д", но только в качестве наблюдателя. Было известно, что он чрезвычайно интересуется делом Бодана.

Именно эти три офицера в настоящий момент анализировали и систематизировали все данные, поступившие к ним за те несколько часов, которые прошли после убийства Джонни-Музыканта.

- Думаю, положение не из приятных, Джон, - начал Данлэп. - По всей видимости, Болан в городе. Совершенно очевидно, что он перешел в наступление.

Хэннон изучал отчет, полученный из городской полиции.

- Скорее всего, вы правы, - пробормотал он. - Согласно досье, Бальдерон был человеком Джиро Лавангетта, ответственным за район Майами.

- А я думал, что Лавангетта был боссом Порточи в Аризоне, - вставил лейтенант Уилсон.

- И это правильно, - согласился Данлэп, - но "Коза ностра" - не географическое понятие. Да, каждое семейство контролирует определенную территорию, зато главные курортные зоны считаются открытыми для всех семейств. Например, Лас-Вегас и Майами-Бич. Некоторые кланы чрезвычайно заинтересованы в Майами, другим до этого города просто нет дела. Аризонская группировка имеет очень прочные связи в этом регионе, - он улыбнулся. - Естественно, министерство юстиции следит с большим вниманием за развитием ситуации.

- А каковы были функции Бальдерона? - спросил Уилсон.

- Что-то вроде полномочного посла, - ответил чиновник федерального правительства. - Бальдерон налаживал деловые контакты, заключал сделки, организовал коммерческие каналы с Карибским районом и Южной Америкой.

- Что за коммерческие каналы?

- Наркотики, подпольное производство алкоголя, отмывание грязных денег, азартные игры - все виды преступности, где делаются быстрые деньги. К тому же он слыл знатоком женщин.

- Торговля белым товаром? Данлэп улыбнулся и покачал головой.

- Нет, у него были другие задачи. Он поил, кормил приезжающих в Майами шишек мафии и подкладывал им в постель красоток. Был экспертом по части женской красоты. В прошлом году мы записали парочку его телефонных разговоров. Бальдерон здорово гордился собой как гостеприимным хозяином. Любил хвастаться, что владеет самой роскошной конюшней прелестных кобылок.

- Эта девушка, Джин Киркпатрик, - протянул Уилсон, - может, она тоже относится к ним?

- В протоколе записано, что она находилась в отеле в качестве модели для демонстрации купальников, ответил Хэннон, взглянув на лейтенанта. - Вы все тщательно проверили? Уилсон кивнул.

- Да, сэр. Продавцы магазинчиков в вестибюле отеля подтвердили ее показания. На ней был один из этих купальников. Но что-то здесь нечисто. Бальдерон вращался в двух параллельных мирах, - лейтенант вздохнул. - Такая прелестная девочка. Думаю, мне надо еще раз опросить ее.

- С этим можно подождать, - заметил капитан. - Сейчас нам лучше подумать о Болане. А половина команды "Д" занята обеспечением безопасности музыкального фестиваля, проходящего на ипподроме.

- Я могу на время стать оперативным работником в вашем подразделении, предложил свои услуги Данлэп.

- Спасибо за помощь. Вы тут как-то говорили об одном парне из Лос-Анджелеса.

- Брониоле? Да, он знаком с Боланом. Просил созвониться с ним. Возможно, сможет просветить нас насчет образа жизни и методов Болана.

- Кто такой этот Брониола? - поинтересовался Уилсон.

- Работает в министерстве юстиции, - объяснил Данлэп, - он как-то сам лично разговаривал с Боланом и обговаривал детали атаки Болана в Майами! Карандашом показал на папку, лежащую перед ним на столе.

- Не нравится мне все это, - кисло сказал Уилсон. Данлэп пожал плечами. Брониола считает мафию самой большой опасностью для государства. В Болане и заключается наш замысел. Понимаете, нас в большей степени волнуют гигантские преступные синдикаты, чем рост уличной преступности.

- Надеюсь, вы не считаете данный случай простым убийством, - с чувством произнес Хэннон. - Это далеко не каждодневное преступление. У нас одна задача - предотвратить горячую войну на улицах города. Согласны?

Федеральный агент согласился.

- Готов выполнять ваши приказания, капитан, - встал и направился к двери. - Я буду наверху. Позовите меня, если позвонит Брогнола. Уилсон заметил:

- У меня такое ощущение, что Данлэп знает больше, чем говорит нам. Вам так не показалось?

- Дьявол, да я уверен в этом! - почти рявкнул Хэннон. - Министерство юстиции заигрывает с Боланом, в этом вея суть. Может, не само министерство, но, по крайней мере, кто-то из его руководства, наделенный большой властью, выступает в роли защитника Болана перед полицией.

- Что вы имеете в виду, когда говорите о защитнике Болана?

- Они намекают, что, исходя из стратегических национальных интересов, нам следует только "сдерживать" Болана. Закрыть на время глаза, если, конечно, он окончательно не выйдет из-под контроля.

- А что еще он способен натворить?! До сего дня он "всего лишь" пристрелил парочку человек у бассейна. Где нам проводить границу в его действиях?

Капитан скривился и потянулся за трубкой. Пеньковая трубка в руках капитана - явный признак раздражения.

- Пока Болан сражается только с нашим главным врагом, - объяснил Хэннон. Он ни разу не ранил ни одного полицейского или прохожего. Кто-то в Вашингтоне считает, что он находится на государственной службе.

- Ив Майами верят этому?

- Нет, сынок, - проворчал Хэннон. - Не будет бойни мафии в Майами. У меня просьба к шефу. Попрошу дополнительно пятьдесят человек на автомашинах. Экзекутор собирается нанести удар в Майами, Боб. Или же...

- Или же что? Капитан пожал плечами.

- Или случится такая резня, какой еще свет не видывал, - он показал на кипу бумаг, лежащих на столе. - Все собранные разведданные говорят об одном: в Майами проходит сборище главарей мафии. Они уже здесь, и Болан об этом знает.

- Да, черт побери, давайте арестуем их всех.

- Нам их не взять, пока мы их не найдем. И у меня такое предчувствие, что Болан нас может опередить. Похоже, Майами скоро превратится в настоящий ад, завершил разговор капитан.

***

Болан снял номер в отеле "Тайдлэндз Плаза" под именем Майкла Блански. "Тайдлэндз Плаза" - шикарный отель, расположенный на берегу океана. Придя к себе в номер, Мак распаковал новый чемодан, убрал этикетки с недавно приобретенного в Палм-Бич костюма, позвонил дежурному по этажу и в ресторан. Потом взял специальный аэрозольный баллончик и прошел в ванную. Побрызгал на виски, и они покрылись сединой, потом так же посеребрил брови. Довольный собственным видом, вышел из ванной.

В дверь позвонили. Надев темные очки, впустил коридорного с подносом, на котором стояли бутылка и ведерко со льдом. Болан внимательно посмотрел на коридорного.

- Быстро тут у вас, - сказал он нарочито грубым голосом, сунув мужчине крупную купюру. - Возьми себе.

Коридорный ответил:

- Благодарю вас, сэр. Я принес вам свежую газету. Что вам еще нужно, сэр?

Болан обратил внимание на слишком правильную речь этого человека и слегка заметный акцент.

- Вот, - показал на лежащий на кровати костюм. - Надо выгладить. В нем все бабы будут мои, никто не устоит.

Коридорный вежливо улыбнулся и подошел к кровати, чтобы взять костюм.

- Самые красивые девушки Соединенных Штатов собрались сейчас в Майами-Бич, сэр.

- Ага, но все они такие капризные. Как лучше всего дать о себе знать в этом городе, а? Коридорный объяснил:

- Есть способы, сэр. Болан расхохотался.

- Я и не сомневался. А почем?

- Цена в зависимости от вкуса, сэр, - он уже направился к двери. - От пятидесяти до ста пятидесяти. Есть и еще дороже. Просто надо установить нужные контакты.

- Хорошо, я подумаю.

- Я не имел в виду, сэр...

- Конечно, конечно.

Коридорный ушел, осторожно прикрыв за собой дверь. Болан ухмыльнулся и подойдя к подносу, открыл бутылку виски и налил полный стакан. Прошел в ванную, прополоскал рот виски, выплюнул его и вылил в раковину остатки. Вернувшись в комнату, налил минеральной воды и добавил несколько кусочков льда. Нельзя, чтобы голова была затуманена алкоголем, но и сцена должна быть соответственно подготовлена.

Взгляд Мака упал на аккуратно сложенную газету, лежащую на подносе. На первой странице было его собственное лицо. Поставив стакан, Болан взял в руки газету, прочитал заголовок: "Прибыл ли в город Экзекутор?" Рисунок был довольно близок к оригиналу, Маку стало не по себе. В статье описывались прежние похождения Мака Бодана от Питсфилда до Палм-Спрингз, журналист весьма недвусмысленно намекал на причастность Болана к убийствам в отеле "Сэнд-бэнк".

Отложив газету, Мак прошел в ванную, побрился и принял душ, стараясь не смыть недавно наложенную краску. Мак уже вытирался, когда вернулся коридорный с выглаженным костюмом.

Болан с любопытством наблюдал за коридорным, аккуратно вешавшим костюм в шкаф. Пытался заметить характерное утолщение, свидетельствующее о наличии оружия, но ничего не обнаружил. Мужчина был на голову ниже Болана, но производил впечатление хорошо сложенного и очень сильного человека. Мак не верил, что он настоящий служащий отеля. Дав коридорному чаевые, пробурчал:

- Где здесь можно пожрать?

- В ресторане "Серфингист", там очень прилично готовят. Открывается в шесть часов, но кухня работает круглосуточно. Вам принести меню?

- Нет, я сам схожу в кабак, пока рановато набивать брюхо. Коридорный задержался, взявшись за ручку двери.

- Сэр!

- Я... У меня тут должны быть дружки, - неуверенно начал Мак. - Я опоздал на самолет, поэтому прилетел позже. Я не совсем уверен, что они зарегистрировались. Соображаешь, в чем дело?

- Нет, сэр.

- Бальдерон тут все должен был организовать, но я не уверен, что они зарегистрировались под своими именами. Теперь понимаешь?

Лицо коридорного дернулось.

- Похоже, вы нашли свой канал, сэр. Что вы меня просите сделать? Болан сунул еще одну купюру.

- Дай мне список номеров, где остановились мои приятели. Я не знаю, под какими именами они здесь находятся. Врубился?

Коридорный, кивнув, ответил:

- Все останется между нами, сэр. Думаю, могу вам помочь.

- Говоришь ты, как учитель, а не какой-то там коридорный на побегушках, заметил Болан.

- Я и был школьным учителем, сэр, на Кубе. Я разузнаю, где остановились ваши друзья.

- Прекрасно, - Болан повернулся и налил в стакан еще виски. Услышав, как тихо закрылась дверь, Мак улыбнулся, вылил в раковину спиртное и стал одеваться. Итак, коридорный был эмигрантом с Кубы. Это многое объясняет. И все же... Так и не придя к окончательному выводу, Болан стал просто ждать. Вскоре снова прозвенел дверной звонок. Мак осторожно открыл дверь. В коридоре стоял знакомый кубинец. Он передал Маку конверт, внимательно посмотрел на Бодана.

- Думаю, это то, что вам нужно, сэр. Мак быстро открыл конверт, заглянул внутрь, потом широко улыбнулся и дал кубинцу еще банкноту.

- На них можешь освобождать свою Кубу, - и с этими словами закрыл дверь. Мак изучил список имен с номерами комнат, добытый, он в этом не сомневался, через девиц из армии Бальдерона. Самый главный вопрос, верен ли он? Так или иначе этот список послужит ему билетом на аудиенцию с мафией. Ловушка это или нет, задача его остается прежней.

Мак засунул под мышку кобуру, осмотрел "люгер", вставил в него новую обойму и закрепил глушитель. Сунув листок со списком в карман, а "люгер" в кобуру, взяв еще две дополнительные обоймы, Мак Болан вышел из номера.

Глава 9

ЭМИГРАНТЫ

Отель "Тайдлэндз Плаза" был построен в форме прямоугольной подковы, внутри которой располагались сады, внутренние дворики и бассейны. Практически все номера имели отдельный выход во дворики и небольшие балкончики. В этот полуденный час в вестибюле и комнатах отдыха почти никого не было. Вокруг бассейна всего около десяти столиков были заняты постояльцами. Несколько девушек плескались в воде. Женщина среднего возраста лежала на топчане и с нескрываемым любопытством наблюдала за Боланом, когда тот проходил по внутреннему дворику. Мак подмигнул ей, и она тут же улыбнулась в ответ и быстро выпрямилась. Болан усмехнулся и прошел в другое крыло отеля.

Сверившись со списком, он направился на четвертый этаж, расстегнул кобуру и нажал на дверной звонок. Низкий голос из-за двери лениво поинтересовался:

- Ну кто там еще?

Болан еще раз нажал на кнопку и хрипло произнес:

- Эй, Эл, давай открывай.

Дверь скрипнула и отворилась, цепочка оставалась на месте. В щели Мак увидел глаз и часть лица. Мужчина раздраженно спросил:

- Что за черт, кто вы такой?

"Люгер" тихо щелкнул, и лицо исчезло, был слышен предсмертный стон и звон разбитого стекла, потом дверь захлопнулась под тяжестью падающего мертвого тела.

Болан пробежал по коридору и вновь позвонил в дверь следующего номера по списку. Дверь открыл парень лет двадцати пяти со скучающим выражением лица.

- О, а я думал, что это коридорный...

- Я сейчас только что был у Эла, - с этими словами Болан вошел в номер. Там работал телевизор, но его никто не смотрел. На балконе за небольшим столиком сидели двое мужчин, на столе перед ними стояли бутылки.

- Ну-ка представь меня, - бросил Мак парню, открывавшему дверь. Тот взглянул на него с некоторым любопытством.

- Ваше лицо мне знакомо, но имя что-то вспомнить не могу сразу. Погодите, ведь такие встречи должны бы происходить почаще, да? Ну-ка, ведь вы...

- Болан.

- Что?!

"Люгер" издал свой зловещий негромкий звук, и охранник упал замертво.

Двое мужчин на балконе вскочили на ноги, но было поздно. "Люгер" дважды быстро хлопнул, один человек свалился прямо на стол. Второй согнулся пополам, на долю секунды замер, а потом перегнулся через перила и исчез. Внизу раздались пронзительные крики.

Болан оставил медаль лучшего стрелка и быстро покинул номер. Проскочив четвертый этаж, ринулся в боковое крыло, достигнув следующего места по списку буквально через какие-то секунды. На этот раз он не стал медлить, а просто три раза пальнул из новой обоймы вокруг замка и пнул дверь изо всей силы. Она с треском распахнулась, Мак ворвался в номер. Обнаженный мужчина лежал на постели, глядя на непрошеного гостя с животным ужасом. У балконной двери, завернувшись в одеяло, стояла девушка спиной к Волану. Очевидно, она пыталась выглянуть и выяснить, что происходит во внутреннем дворе. Она повернулась к Маку, испуганно вскрикнула и растерянно сказала:

- Похоже, кто-то свалился с балкона.

Разъяренный человек на кровати стал приходить в себя.

- По какому праву вы сюда врываетесь?! Ордер есть?! Покажите свой ордер! Болан прохрипел:

- Конечно, Джулио, все есть, - и выстрелил несколько раз.

Шатаясь, в комнату прошла девушка. Глазами, полными ужаса, она смотрела на Болана. Он поспешил успокоить ее:

- Вам я не сделаю ничего плохого. Одевайтесь и сматывайтесь отсюда. Быстро! Девушка прошептала:

- О Боже, - и исчезла в ванной.

Болан выскочил в коридор, бросил взгляд на часы и помчался на следующий этаж, чтобы нанести последний визит в отеле "Тайдлэндз Плаза".

Задыхаясь, лейтенант Уилсон сбежал по ступенькам и прыгнул в ожидавшую его машину. Дверца еще не успела закрыться, как машина рванулась вперед.

- Подробностей я не знаю, - выпалил Уилсон. - Что происходит? Хэннон ответил:

- Что-то непонятное творится в отеле "Тайдлэндз Плаза". Наверное, снова Болан действует. Уилсон кивнул, закурил сигарету.

- Этот "Тайдлэндз", похоже, очень полюбился мафии?

Слова капитана заглушил визг шин автомобиля, сворачивающего на перекрестке в сторону пляжной зоны. Сбоку вынырнула патрульная машина, врубила сирену и помчалась рядом. Хэннон рявкнул:

- Микрофон!

Уилсон передал микрофон рации, глава команды "Д" стал давать указания и инструкции своим людям:

- Никаких сирен! Специальные машины образуют периметр обычной зоны задержания и перекрывают все движение. Особые полномочия мной получены, ждите дополнительных указаний.

В рации звучали голоса оперативников команды "Д". Хэннон передал микрофон обратно Уилсону.

- Они посылают в зону и парочку катеров. Если наш малый находится там, то наша задача не так трудна, как мы ее себе представляли.

- А если его там нет? - пробормотал Уилсон.

- Тогда ситуация более серьезна. Таллахасси уже включился в дело, и парни из конторы генерального прокурора спешат сюда. Губернатор тоже в курсе. Плюс Данлэп сообщил мне, что этот кадр Брониола сам летит в Майами на правительственном самолете.

- Ах ты, черт, - выдохнул Уилсон.

- Наша птичка может попасть в клетку до того, как прибудет вся эта честная компания.

- Было бы совсем неплохо, - ответил лейтенант, доставая револьвер. Говорят, у этого парня несколько лиц. Как же нам его искать?

- Просто ищите огромную грациозную кошку с кладбищенскими глазами. На всех рисунках я отметил его характерный взгляд. Вы заметили?

- Да, заметил, - подтвердил Уилсон.

- Многие уходили в мир иной, глядя в эти глаза. Глаза могильщика.

Болан в этот момент пробрался на крышу отеля, оставив за собой в номере очередные жертвы - четверых убитых мужчин. К тому времени патроны в "люгере" кончились, и Болан стрелял из револьвера 32-го калибра в одной руке и армейского "кольта" 45-го калибра - в другой: оба пистолета достались Маку сегодня как трофеи.

***

Экзекутор понимал, что он чересчур злоупотребляет своей удачей. Открытая стрельба наделала массу шума, и он провел слишком много времени на крыше отеля. Мак швырнул бесполезный теперь "кольт" на пол, а револьвер сунул в карман пиджака. Девица, находившаяся в номере, от стрельбы и вида крови потеряла сознание.

Поколебавшись. Болан прыгнул в спальню, поставил девушку на ноги, прислонил к стене и начал хлопать ее ладонями по щекам. Она медленно стала приходить в себя. Мак прошептал:

- Прости, крошка. Тебе не повезло: ты оказалась не в том месте и не в то время. Быстро одевайся и мотай отсюда.

Девушка понимающе кивнула. Мак отпустил ее и выскочил из номера в коридор. Он помчался на четвертый этаж. Выглянул через окно на улицу. Со всех сторон подъезжали машины, и множество людей толпилось внизу. Вдалеке он заметил два патрульных автомобиля, отсекающие пляж от отеля.

Болан быстро принял решение. Спустился на первый этаж, заскочил в бар. У двери маячил бармен, поминутно выглядывавший в вестибюль. Мак обратился к нему:

- Черт возьми, что случилось! Бармен ответил:

- Сам ничего не знаю. Гостиничные фараоны носятся как угорелые, городская полиция только что подъехала. Я слышал какие-то взрывы. Может, мы уже горим?

Болан пожал плечами, вышел через другую дверь и поднялся в свой номер.

Закрыв дверь, он увидел у себя в комнате посетителя.

- Вас что, на Кубе учат врываться в частное жилище? - спросил Мак.

Коридорный, одетый теперь только в купальный халат и плавки, улыбнулся и ответил:

- Успокойтесь, сеньор Болан. Я ваш друг.

- Каким это образом Блански стал Боланом? - поинтересовался Экзекутор.

- Я уже давно слежу за вашими действиями и восхищаюсь, - сказал кубинец и показал на стул, где лежал такой же, как у него, купальный костюм. - Сейчас нам лучше смыться отсюда. Я вам все объясню, но вы должны поторопиться.

***

Болан, мгновенно оценив создавшуюся ситуацию, стал быстро раздеваться.

- Можете называть меня Торо. Это "бык" по-испански.

- О'кей, Торо - испанский бык. Какой у тебя план?

- Надо скрываться через море. Мы, кубинцы, большие специалисты в этом деле. Болан улыбнулся:

- Теперь нам только надо найти море. У тебя, может, есть ковер-самолет?

- Да, может быть. Но вам все здесь придется оставить, - ответил Торо.

- Я уже не раз в жизни так делал. Тут нет ничего, чему нельзя найти замену, - Мак с сожалением взглянул на "люгер", потом аккуратно завернул его и поло-, жил в чемодан.

- Возможно, вы сможете вернуться за ним, - кубинец поставил стул к стене и осторожно приподнял металлическую пластину. - Вентиляционная шахта, - объяснил он, - идите за мной и не шумите.

Болан кивнул, взял револьвер и последовал за Торо в шахту. Там было пыльно и темно. Мак поставил на место металлическую пластину и на цыпочках двинулся вслед быстро удаляющемуся кубинцу.

Очевидно, шахта проходила по всему этому крылу здания, только изредка поднималась на верхние этажи. Они осторожно продвигались мимо вентиляционных решеток, расположенных над номерами отеля. Пару раз в отверстиях этих решеток Болан замечал обнаженные парочки, лежавшие в обнимку на роскошных кроватях. Для себя он решил в будущем избегать номера отелей с расположенной под потолком системой кондиционирования воздуха. После довольно продолжительного путешествия по лабиринтам воздухопроводов кубинец замер и дал знак Болану остановиться. Они находились в абсолютной темноте, пока впереди вдруг не мелькнул яркий свет. Торо пополз вперед, потом исчез из виду, послышался его быстрый шепот:

- Скорее, сеньор, ныряйте вниз.

Болан схватился рукой за поручень и сиганул в открытый люк. Сделав сальто, приземлился на теплый песок. Они очутились у самого края прямоугольной подковы, и только низкая стена отделяла их от пляжа. Оба перелезли через стену и очутились на пляже. Там было всего несколько отдыхающих. Очевидно, большинство вернулись в отель, чтобы посмотреть, что там происходит. Человек, лежащий под пляжным зонтиком, с любопытством взглянул на них, когда Болан с кубинцем проходили мимо.

Торо вдруг начал весело смеяться, Болан немедленно подыграл ему: расхохотался и стал громко шутить. Они приближались к центральной части пляжа, где было зарезервировано место для постояльцев отеля. Трое мужчин, очевидно, полицейские в штатском, стояли у перегородки, пристально всматриваясь в хохочущих парней. Один из офицеров повернулся, намереваясь преградить им путь. Торо скинул халат и запрыгал вокруг Бодана, потом свернул халат, швырнул его в Мака и, издав при этом пронзительный вопль, бросился к воде.

Болан в свою очередь завопил:

- Ах, вот ты как, ну погоди! - Он бросился вслед за кубинцем в море, сбрасывая на ходу халат. Револьвер выпал из плавок. Болан не стал его поднимать, а бросился вслед за Торо. Посмотрев назад и убедившись, что полицейские купились на этот спектакль, быстро поплыл в открытое море.

- Да уж, ничего себе коврик-самолетик, - выдохнул Мак. - Да и сцена какова? Теперь я знаю, что ты там преподавал. Наверняка актерское искусство?

Кубинец ухмыльнулся.

- Теперь спокойно поплывем на север. Там нас подберет катер. Если вы слишком устанете, сеньор, мы можем доплыть до берега и дальше пройти пешком.

Болан осмотрелся.

- Прямо перед нами есть пара катеров.

- Да, и они нас тоже ждут. Полицейские катера, сеньор.

- Откуда ты столько знаешь? - спросил Болан, не ожидая правдивого ответа.

Мак перевернулся на спину и спокойно поплыл вместе со своим необычным гидом, надеясь в ближайшее время побольше узнать о загадочном спасителе. Но сейчас Болан просто поблагодарил судьбу, которая своим странным поворотом отдала его в руки Торо - испанского быка. Ему нравился маленький кубинец. Но все-таки Болан инстинктивно побаивался своего нового компаньона. Продолжая плыть, он оглянулся на цепь роскошных отелей, раскинувшихся по всему берегу.

Мак поймал взгляд Торо.

- Между прочим, я должен поблагодарить тебя.

- Всегда к вашим услугам, сеньор, мне доставляет удовольствие работать на такого человека.

- У меня как-то был приятель, похожий на тебя, - сказал Болан, - он погиб в местечке с названием Бальбоа.

- Да, я читал о той трагедии.

- Похоже, ты знаешь гораздо больше обо мне, чем я о тебе, - заметил Болан. - Должно быть, очень нелегко быть эмигрантом?

- Я думаю, вы сами себе можете на это ответить, сеньор? - тихонько спросил Торо.

- Думаю, что да. - Болан в последний раз взглянул в сторону отелей на берегу, и два эмигранта поплыли дальше на север.

Глава 10

МАТАДОР

Джон Хэннон стоял у дверей конторы управляющего отелем "Тайдлэндз Плаза", наблюдая за приближением лейтенанта Уилсона.

Уилсон подошел и сразу стал докладывать:

- Даже не знаю, капитан, что делать. Это не отель, а маленький город. Более пятисот номеров, парикмахерские, магазинчики, рестораны, бары, чего только нет.

- Значит, нам его не найти? - недовольно спросил Хэннон.

- Нет, сэр, об этом еще слишком рано говорить. Какое-то время нам необходимо для тщательного осмотра всего здания. Мы продолжаем находить все новые и новые жертвы. Счет пока остановился на десяти.

- А все эти девицы? Есть от них какой-нибудь толк? Детектив усмехнулся:

- Есть, сэр, но только не во время моего дежурства.

- Прекратите, - поморщился Хэннон. - Здесь не место для плоских шуточек.

- Да, извините, но каждая дает совершенно разное описание нападавшего. Они даже не могут сказать, сколько их всего было. Сами знаете, как бывает со свидетелями, когда происходит что-то неожиданное. Их всех просто придется опросить. Одной девице пришлось дать успокоительное. Надо подождать, пока они придут в себя, и потом допросить.

- А тем временем, - протянул капитан, - мы ни на йоту не приблизилось к Болану.

- Тут одна интересная деталь, - задумчиво произнес лейтенант. - Болан наносит быстрый и жестокий удар, а потом, когда все позади, оставшиеся в живых сидят и недоумевают, что же произошло на самом деле.

Зазвенел телефон в конторе управляющего. Капитан ушел туда, быстро переговорил с кем-то и вернулся к двери.

- Еще один покойник, - хмуро сказал он, - номер 342. Поднимитесь и осмотрите. Погодите, я пойду с вами, - Хэннон подозвал офицера. - Свяжитесь со мной, я буду в номере 342.

На пути к лифту Хэннон отметил:

- Каким-то образом Болан перехитрил их службу безопасности. Очевидно, он точно знал, где кто остановился. Это единственный след, ведущий к нему. Может, мертвец в 342-м нам поможет.

- Каким образом? - спросил Уилсон.

Питере сообщил, что в 342-м жертва Бодана осталась лежать прямо у двери в номер. Дверная цепочка на месте и не повреждена. Пуля попала прямо в лицо. Понимаешь, тот приоткрыл дверь, не снимая дверной цепочки, выглянул посмотреть, кто пришел. Потом "пиф-паф" - - пуля в нос. У того в руке был стакан с виски, телевизор включен, все спокойно. На столике остался лежать пистолет 38-го калибра. Тот парень даже не подумал его взять, когда пошел открывать дверь. Ничего не подозревая, чувствовал себя в полной безопасности.

- Болан просто выслеживает их и убивает, как только сталкивается, - сделал вывод Уилсон. - Мне совсем не нравятся эти люди, но и как с ними расправились, мне тоже не нравится. Этот парень - настоящий зверь, капитан.

Хэннон медленно произнес:

- Я так не думаю, Боб. Разве так называли наших парней во Вьетнаме? Кровожадные звери?

- Это совсем не одно и то же, - возразил лейтенант.

Лифт мягко притормозил, и двери распахнулись. Они пошли по коридору. Капитан продолжал разговор:

- Разница только в месте и времени. Есть определенные правила ведения боевых действий, которые использовались во Вьетнаме. Боб, там идет война на выслеживание противника и его молниеносное уничтожение. В этом аду Болан провел несколько лет и, думаю, хорошо выучил эти уроки. Сейчас он ведет такую же войну в Майами. Нам не надо ненавидеть этого парня, Боб. Надо попытаться понять его. Иначе нам никогда его не схватить.

- Никакой он не парень, - бросил Уилсон. Ветеран полиции хохотнул:

- По сравнению со мной оба вы еще пацаны, лейтенант. Вот мы и пришли. Ничего здесь не тронуто. Придется пройти через балкон.

Полицейский стоял у открытой двери номера 340. Он доложил:

- Номер 340 не занят, сэр. Пройдите по террасе прямо, а потом направо.

Полицейские проследовали внутрь. Перелезая через балконные перила, Уилсон сказал:

- Тем не менее расстреливать людей прямо в лицо никому не позволено.

В 342-м они увидели окровавленный труп Эла Капистрано, члена филадельфийского семейства Ральфа-Цирюльника Калипатрии. Хэннон вздохнул.

- Никому бы не пожелал такой смерти. Нам надо этого малого взять и как можно быстрее, - опустившись на колени, он тщательно осмотрел тело.

- Согласен, - ответил Уилсон. Капитан встал на ноги и в изнеможении провел рукой по лицу.

- Остается только надеяться, что вы сможете, лейтенант, и что цена не будет слишком высокой. Ну и сколько жертв на сегодня?

- Пока обнаружено тринадцать человек.

- В "Тайдлэндз Плаза" Болана мы не найдем, я уверен в этом. Он не станет торчать здесь в ожидании, что мы перекроем ему все ходы и выходы. Он прекрасно знает, что ему делать, особенно в условиях боевых действий.

- А что мы предпримем? Хэннон снова вздохнул.

- Вы спуститесь вниз и отмените прочесывание и блокаду отеля, это уже бесполезно. Сам я пока побуду здесь. Я чувствую, что Болан совсем близко.

Уилсон направился к лифту. Если капитан желает посидеть в комнате вместе с мертвецом и поразмышлять, то, по мнению Боба Уилсона, это личное дело самого капитана. Он кое-что вспомнил из жизни сурового главы команды "Д" единственный сын Хэннона погиб во Вьетнаме, подорвавшись на мине. Но все-таки имя Экзекутора получил Мак Болан, а не Джон Хэннон-младший. И первому пора уже перестать быть легендарным героем войны. В Майами Болану не быть героем. Он ничуть не отличается от других убийц и должен получить то, что в конечном итоге ожидает их всех.

К тому же Уилсон не считал этот случай как подходящее дело для начальника команды "Д", привыкшего работать в белых перчатках. Это обычное расследование обычного убийства. Сам Уилсон, полицейский из отдела по расследованию убийств, будет действовать по стандартной схеме. Он начнет с обслуживающего персонала отеля, вытрясет из них все, что только можно. Проследит за всеми шагами Болана в отеле, все тщательно проанализирует. Поставит на уши всех городских осведомителей и, видит бог, встретится с Боланом на своей территории. И более того, он лично пристрелит этого сукиного сына и даже не вспомнит о всех медалях, полученных Боланом во Вьетнаме.

Уилсон не испытывает ненависти к нему лично, но ему претят методы Болана, сама идея собственной войны этого свихнувшегося типа.

В конце концов, Уилсон тоже был на военной службе. Если Хэннону хочется понять Болана, он должен спросить... Уилсон вдруг замер у двери лифта. Конечно же! Успех любой военной операции в огромной степени зависит от достоверных разведывательных данных! Где Болан мог их достать? Наверняка у прелестной девицы в цветастом бикини. А вдруг Джин Киркпатрик не просто невинный свидетель преступления, а сообщница убийцы?

Итак, убийства были спланированы до мельчайших деталей и осуществлены с военной точностью и четкостью!

Уилсон вынул из кармана пиджака блокнот. Быстро пролистал несколько страниц, пока не нашел, что искал: 2015, Пальметто Лейн.

***

Катер подобрал их в северной части Майами-Бич и сразу же направился на юг, в ту сторону, откуда они прибыли. Катер плыл по Бискайскому заливу. Болану дали надеть грубые джинсы и шлепанцы, в то время как Торо надел Маку повязку на глаза. - Понимаешь, амиго, надо соблюдать секретность. Через какое-то время катер пристал к берегу. После двадцатиминутного пути с Мака сняли повязку. Близость океана совсем не ощущалась. Болан попытался определить местонахождение по солнцу, но к определенным выводам прийти не мог, потому что направление движения постоянно менялось, группа продвигалась какими-то непонятными зигзагами. Они вышли из густых зарослей кустарника на узкую просеку, где их поджидал джип. Симпатичная сеньорита сидела за рулем. На ней был плотно прилегающий к телу комбинезон защитного цвета, а из кобуры торчал армейский "кольт" 45-го калибра.

Торо представил их друг другу. Девушку звали Маргарита. Огромными темными глазами она внимательно посмотрела на Болана. Ему стало немного неловко из-за нелепо сидящих на нем джинсов, грязи и царапин на лице. Мак устроился на заднем сиденье, Торо сел рядом с Маргаритой, и они быстро заговорили на испанском языке. Машина рванулась вперед и помчалась, совершая головокружительные виражи. Во время разговора девушка несколько раз бросала быстрые взгляды на пассажира, что-то горячо объясняя Торо. Болан почувствовал себя незваным гостем.

Когда они достигли территории лагеря, была уже глубокая ночь. Джип резко затормозил, Торо обменялся несколькими короткими фразами с часовым на сторожевой башне. Вспыхнувший прожектор осветил их. Болан закрыл глаза. Кто-то отворил ворота, прожектор отключили, и джип въехал внутрь.

Болану стало не по себе, когда ворота за ним захлопнулись. Неужели интуиция подвела его? Вообще кубинец ли Торо? И даже если это правда, он не может было уверен, что мафия не руководит такими военизированными группами. Он заставил себя расслабиться и постарался не думать об этом. Сейчас они ехали по розной дороге с потушенными фарами, и никто не произносил ни слова.

Крутой поворот, резкий подъем - и они остановились. Слабые желтые огоньки светились в окнах длинных деревянных бараков. Кто-то тихонько перебирал струны гитары, напевая вполголоса по-испански. Джип снова тронулся, они проехали мимо, затормозили перед полуразрушенным каменным домом. Из дома вышли мужчины и остановились на веранде, внимательно глядя на вновь прибывших.

Девушка выскочила из джипа и, не оглядываясь, быстрым шагом направилась к дому. Торо улыбнулся Маку, соскочил на землю и что-то сказал людям на веранде.

Болан понял только: "Сеньор Мак Болан. Эль Матадор!"

Эти слова вызвали бурную реакцию. Они чуть не наперегонки бросились к джипу. Толстяк с зажатой между зубов сигарой помог выйти из машины. Остальные окружили Мака. Каждый хотел лично пожать ему руку.

Торо взял Мака за руку и повел к дому.

- Вы удивлены, что настоящая смелость вызывает восхищение именно здесь?

- Нет, - ответил Болан. Сомнения покинули его. Эль Матадор попал к своим друзьям.

Глава 11

ЗАЩИТА

Джиро Лавангетта переживал нелегкий день. Джорджи Мясник безжалостно издевался над ним с молчаливого одобрения боссов, и именно тогда пришло известие о резне в "Тайдлэндз Плаза". С того момента все завертелось, Джиро несколько раз заставляли пересказывать снова и снова все, что ему известно о Маке Болане.

Общение с братьями Талиферо оказалось настоящей пыткой: они холодно и методично вели допрос. Раз пять настояли на том, чтобы Джиро рассказал об обстоятельствах нападения на Палм-Спрингз, братья даже подвергли Джиро перекрестному допросу, запершись с ним в изолированной комнате и задавая через одинаковые промежутки времени одни и те же вопросы, а сам допрашиваемый даже не знал, с кем из братьев он говорит в настоящий момент.

Все это раздражало Джиро, и, конечно, во всех своих несчастьях он обвинял только одного Мака Бодана. Что за черт, он ничего плохого не сделал ни ему самому, ни его матери с отцом, ни сестренке. Разве вина Джиро в том, что Болан вернулся с войны и объявил вендетту всей организации? Нет. Виноват Джиро в том, что этот тип прикончил Серджио и Дейджи и разгромил их территории? Нет же. А сейчас эти братья Талиферо ведут себя так, будто Джиро один во всем виноват! Если уж они такие умники, пусть сами ловят ублюдка Болана и пытают его, сколько им вздумается, при чем здесь Джиро Лавангетта?

Раздражение главаря аризонского семейства можно легко понять. Услугами братьев Талиферо "Коза ностра" пользовалась далеко не каждый день. Они занимали особое место в этой организации. Они не подчинялись какому-нибудь определенному "крестному отцу" или семейству, а только невидимому и безличному органу - самой комиссии. Братья Талиферо представляли собой своего рода отдельное семейство, такое же безличное и невидимое, преданное исключительно делу мафии.

Сейчас точно нельзя сказать, откуда появились братья в преступной организации. Неизвестно даже, является ли фамилия Талиферо подлинной, а не придуманной, так как по-итальянски это звучит, как "такие железные", но то, что они на самом деле братья, ни у кого не вызывало сомнений. Они были близнецами. Ростом около шести футов, весом в 175 фунтов, темноволосые, со светлой кожей и голубыми глазами. Очевидно, получили отличное образование. Согласно легенде, оба они учились в Гарварде на юридическом факультете, но если и так, то учились они под другими фамилиями.

Ко времени описываемых событий братьям было около сорока лет. Они безукоризненно одевались, говорили на отличном английском языке в гарвардской манере и находились в прекрасной физической форме. Если они когда-нибудь и улыбались, то этого никто никогда не видел. Может, им просто нечему было радоваться в этом мире. Или, может, на них слишком сильно давил груз ответственности перед "нашим делом". Братья Талиферо были последней инстанцией в восстановлении "семейной" дисциплины. Они работали не на себя, не на капо, а на всю организацию.

Обычное мафиозное семейство представляет собой обыкновенное промышленное предприятие, предназначенное для получения прибыли всеми доступными способами. Вопреки широко распространенным взглядам, само мафиозное семейство редко участвует в сфере открытой преступной деятельности, вооруженных грабежах со взломом и т.д. Время от времени какой-нибудь отдельный мафиози, порастратившись и желая побыстрее возместить убытки, совершает грабеж или предпринимает еще что-нибудь, но такие дела поощрялись самим семейством. Относительно безопасно можно было получать гораздо большие прибыли другими путями: организация азартных игр, ростовщичество, торговля наркотиками, контрабанда и производство спиртных напитков, перепродажа краденых автомобилей и т, д. Прибыльным считался и бизнес в сфере организованных профсоюзов, и миллионы отмытых долларов вкладывались уже в совершенно легальные виды бизнеса: банковское дело, строительство, организация междугородных транспортных перевозок, установка и получение прибыли от игровых автоматов, ночные клубы и казино, рестораны и бары, в общем, любое дело, где можно быстро и много заработать.

Поэтому насилие не являлось привычным делом и целью мафии, оно не приносило прибыли. Конечно, без него на первоначальных этапах не обойтись, но в целом это выходит за рамки нормальной деятельности организованной преступности. Насильственные меры применялись для охраны "торговых путей" от конкурентов, для разрешения территориальных конфликтов и, естественно, для защиты самих членов семейств от правоохранительных органов. Не считая небольшого количества громил, имеющихся в каждом семействе, средний мафиози был обычным бизнесменом, отличающимся от всех остальных разве что полным пренебрежением к закону. Сам он мог пригласить со стороны людей определенного сорта для собственной защиты или для ликвидации конкурентов. Любым способом мафия мстила тем, кто осмелился предать семейство; бывали убийства, сопровождаемые долгими и мучительными пытками.

Когда этим вечером братья покинули "совет королей", они знали о профессиональных методах Мака Болана больше, чем кто-либо другой. Они восстановили в мельчайших деталях обстоятельства нападений Бодана в Палм-Спрингз, Лос-Анджелесе, Питтсфилде, Фениксе и Майами-Бич.

Лавангетта с облегчением закрыл за ними дверь и обратился к Ауджи Маринелло.

- Я не хочу еще раз пройти через такие допросы, уж лучше отвечать перед комитетом конгресса. Маринелло улыбнулся.

- Ты же знаешь, Джиро, мы бы никогда так не сделали, но это абсолютно необходимо.

- Уже давно надо было обратиться к ним, - проворчал Джорджи Аграванте, может, тогда все было бы иначе.

- Ты же знаешь, как я не люблю обращаться к услугам братьев, Джорджи, ответил Маринелло. Аграванте фыркнул:

- Тут солидная работенка для мощного ответного удара, Ауджи. По-другому нам просто нельзя.

- То же самое я говорил Джиро. Необходимо дать братьям полную свободу действий. Извини, Джиро, если кое-что тебе показалось оскорбительным.

- Оскорбление - ерунда. Братья Талиферо пусть обращаются ко мне, когда им вздумается, лишь бы не было моих похорон. Я просто хочу, чтобы они раз и навсегда покончили с Боланом. Ради этого я готов примириться с чем угодно.

- Не волнуйся, скоро все будет в порядке.

Лавангетта нервно рассмеялся, закурил сигарету и вышел. Ему хотелось отдохнуть у какого-нибудь тихого бассейна, потягивая сухое вино и беседуя с какой-нибудь симпатичной кошечкой. Он надеялся, что ночь не будет такой кошмарной, каким был этот день.

Но здесь он как раз крупно ошибался.

В течение тридцати минут после принятия решения о приглашении братьев Талиферо общим согласием комиссии было установлено "стальное кольцо" для защиты от возможных рейдов Бодана. Под руководством Талиферо полностью перекроили расписание встреч основных участников, выбрали три центра в качестве мест совещаний.

Встречи должны были проводиться каждый день в разных местах, решение о месте принимали сами братья в самый последний момент. Это создавало определенные трудности в снабжении. Два прибрежных отеля, полностью принадлежавшие мафии, были выбраны в качестве главных укрепленных пунктов. Также будет организована фальшивая забастовка служащих этих отелей как предлог для отмены всех заказов и освобождения отелей от "прочей" публики. По каналам преступного мира срочно подбирался подходящий контингент для обслуживания гостей.

Третьей точкой сбора служила принадлежащая мафии роскошная огромная яхта со специально подобранным экипажем. "Мэри Дрю" обычно использовалась как плавучее казино, а иногда для контрабандных перевозок товаров из портов Латинской Америки.

Эти перемены понравились приехавшим членам мафиозных семейств, больше чем первоначальный план. Общий съезд - место для деловых встреч, нужных контактов и, конечно, отдыха в кругу своих людей. Даже угроза присутствия Болана в городе не могла испортить общего приподнятого настроения. О нем позаботятся братья Талиферо. Может, уже до рассвета голова Болана будет покоиться в их корзине. Может, голова Болана послужит для укрепления уверенности в своих силах всего мафиозного братства. В последнее время приходилось слишком уж часто отступать.

Однако несколько человек были не столь уверены в своем будущем. Территория привлекает своими баснословными доходами, на нее устремлены жадные глаза многих боссов из прилегающих штатов. Какой бизнесмен не поставит на банк часть своей души, если представится возможность вдвое увеличить собственное состояние? Появление Болана в городе во время съезда, похоже, стало неизвестной величиной в уравнении по дележу этой территории. Каким-то образом можно, наверное, использовать его присутствие для прибыльной операции довольно специфического характера. Но только как? Когда задействованы братья Талиферо, а вся остальная часть высокого собрания расслабилась и отдыхает, этот вопрос становится главным, заменяя "наше дело" "моим делом".

Глава 12

СОЛДАТЫ

Во о время ужина, поданного Маргаритой, Торо пообещал Болану, что о его вещах в "Тайдлэндз Плаза" позаботятся и привезут во взятой напрокат машине Мака.

Болан ответил:

- Думаю, полиция обыскала весь отель.

- Си. Но беспокоиться не стоит. Они не стали обшаривать незанятые номера, - кубинец улыбнулся и показал листок, вырванный из книги регистрации постояльцев отеля. - Как видите, никакой сеньор Блански никогда не останавливался в "Плаза".

- Отлично соображаешь, Торо, я восхищен твоими разведчиками.

- В наших интересах иметь точную информацию, сеньор.

Мак отказался от сигары, предложенной ему хозяином. Тогда Маргарита подала ему какую-то странную сигарету: она была свернута из одного табачного листа. Девушка с любопытством наблюдала за Маком, когда он прикуривал. От крепчайшего табака тот закашлялся.

Маргарита радостно рассмеялась и сказала:

- Гринго... - Но не договорила и виновато посмотрела на Торо. - Маргарита плохо говорит по-английски, - объяснил Торо. - Я даю ей уроки и просил говорить с Эль Матадором только по-английски.

Болан сделал глубокую затяжку и выпустил струю дыма.

- Любой, у кого такая прелестная внешность, - сказал он Торо, - не должен беспокоиться о своем произношении.

Торо расхохотался и перевел фразу Маргарите, она смутилась и стала поспешно убирать со стола.

- Ну, как дела с ударной силой, Торо? - сменил Мак тему разговора.

Маленький кубинец вздохнул, попыхтел сигарой и ответил:

- Мы растем с каждым днем.

- Я не имею в виду количество. Спрашиваю об эффективности. Насколько вы мощны? Торо пожал плечами.

- Достаточно сильны, чтобы время от времени придавить Эль Кулебра де Куба. Мы...

- Постой, постой, я ничего не понял, - прервал его Мак.

- В переводе это значит змея. Этот Кулебра де Куба - предатель моей страны, моей Кубы. И мы придавим его при первой же возможности.

- Вы проводите свои рейды с этой базы? Против Кубы?

- Разве я это говорил?

- Нет, ты этого не говорил, Торо. В каком состоянии ваше вооружение? Оно современное?

Кубинец снова пожал плечами.

- Только то, что мы можем приобрести на наши скромные средства, сеньор.

- Так вся загвоздка в деньгах, да? , - Си, разве не в них все проблемы? Мы кое-что делаем, выполняем любое...

- Вот, сейчас только понял, - перебил его Болан, - в роли коридорного ты изъяснялся на почти безупречном английском. С тех пор, как мы покинули отель, ты становишься все больше и больше кубинцем. Если так будет продолжаться, то боюсь, амиго, нам в скором времени понадобится переводчик.

Торо улыбнулся и объяснил:

- Чтобы правильно говорить по-английски, человек и думать должен по-английски. Компрендо? Когда думаешь по-испански, а говоришь по-английски, появляется акцент. Работая коридорным, я мог мыслить по-английски. Но, амиго, Торо - кубинец, не англичанин.

- Хорошо, хорошо. Что ты мне говорил о денежных затруднениях?

- Мы кое-что делаем, зарабатываем деньги, делаем с ними то, что нам нужно. Не все кубинцы поддерживают нас, это естественно, иначе мы не были бы эмигрантами. Многие кубинцы не верят в будущее свободной Кубы, понимаете, они превратились в стопроцентных янки. Я их не осуждаю. Для многих из нас потерять надежду - значит потерять смысл жизни. Мы трудимся, мы строим планы, и когда-нибудь мы нанесем удар! Мы уверены, Матадор, что в один прекрасный день мы будем гулять и дышать воздухом свободной Кубы.

- Твоя война еще более необычна, чем моя, Торо. Лучше бы они не пересекались. Вам не надо вмешиваться в мою войну.

- Поверните ситуацию наоборот, Матадор. Смогли бы сами не вмешиваться?

- Думаю, что нет, - сказал Мак. - Если мою колымагу пригонят в том состоянии, как я ее оставил, я собираюсь...

- Сеньор?

- Что вы называете современным оружием? Торо внимательно взглянул гостю в лицо.

- В нашем лагере современным считается оружие, изготовленное после первой мировой войны. Болан чуть не упал со стула.

- А как насчет "стоунера", "ханиуэлла"? Вы когда-нибудь стреляли из М-16, М-79, М-60?

- Это не современное оружие, Матадор, оно суперсовременное.

- Так и я думал. Послушай, Торо, если вы серьезно хотите заниматься войной, то начинать надо с оружия.

- Си, компрендо, - вздохнул Торо. - Теперь вы видите нашу нищету.

- Нет, - ответил Болан, - вам просто нужна некоторая поддержка.

- Си, - согласился кубинец, - я уважаю твою войну, а ты уважаешь мою. Как долго ты собираешься здесь оставаться, Эль Матадор?

Болан заколебался.

- Я не спал уже двое суток. Если только вздремнуть пару часиков... Скоро придет моя машина?

- Через несколько минут, амиго.

Мак взглянул на часы. Половина восьмого.

- Подожду, пока не придет машина. Затем, если у вас есть местечко, где мне можно прилечь, хотел бы немного поспать.

Торо дал необходимые распоряжения, потом они вышли на веранду и стали обсуждать профессиональные темы: вооружение, тактику, различные методы ведения боевых действий. Какое-то время спустя взятый напрокат Боланом "шевроле" подкатил и остановился рядом с джипом. Двое кубинцев выскочили из него. Приблизившись к веранде, один из них передал ключи в руки Торо и коротко доложил по-испански.

Торо вручил ключи Маку.

- Они приняли меры предосторожности, хвоста не было. Ваш багаж на заднем сиденье.

Болан пожал парням руки, поблагодарил их, затем пошел прямо к автомобилю и открыл багажник. Он с трудом достал увесистый предмет, завернутый в зеленую промасленную бумагу.

- Берись за другой конец, - попросил он Торо. Вдвоем они занесли тяжелый сверток на веранду. Два кубинца с любопытством наблюдали за ними.

Когда Болан закончил распаковку, он улыбнулся и объявил:

- Это "ханиуэлл", самая крутая штучка в моем арсенале.

- Это пулемет? - сдавленным голосом спросил Торо.

- Что-то вроде того. Это скорострельный гранатомет М-79. Оружие нападения. Пояс вот, видите? Тут стреляющий механизм. Максимально эффективная дальность стрельбы - около сотни метров, стреляет сорокамиллиметровыми фугасными снарядами, каждый с убойной силой в радиусе пяти ярдов, может вести стрельбу бронебойными, зажигательными и снарядами со слезоточивым газом, их можно чередовать в ленте в любом удобном порядке.

Торо ощупывал гранатомет с восхищением.

- Отличная вещь, Матадор.

- Он твой, Торо, - отозвался Мак. - В багажнике - пара ящиков с боеприпасами. Все равно мне с ним одному не справиться. Взял себе в арсенал в минуту слабости, но использовать по-настоящему не могу. Гранатомет предназначен для обслуживания расчетом из двух человек, еще лучше из трех, быстро повернувшись, подошел к машине и достал брезентовую сумку для переноски клюшек для гольфа. Мак вытащил из сумки еще одно оружие. - Это, - начал он объяснять, - наилучшее вооружение для одного человека. Что-то среднее между М-16 и М-79. Прекрасно ведет себя в бою. М-16 - стандартное вооружение пехотинца в настоящее время, стреляет пулями калибра 5.56 со смещенным центром тяжести, со скорострельностью в 700 выстрелов в минуту, по выбору может стрелять как одиночными выстрелами, так и очередями, я использую тридцатипатронный магазин, а эта штучка под стволом и есть М-79, для нее тут специальная пистолетная рукоятка. Действует так же, как и ваш "ханиуэлл", только стреляет не очередями, а одиночными.

- Великолепно!

- Торо, вам необходимы М-16, М-79, "ханиуэллы", пулеметы М-60, может, даже несколько "стоунеров".

Своим поставщикам скажите, чтобы отправили все остальное в Африку. Торо расхохотался.

- Мой поставщик, амиго, наверняка один из твоих врагов, в этом я не сомневаюсь.

- А где ты, черт подери, думаешь, я беру эти штуки? Они вместе рассмеялись. Торо подержал в руках оружие и печально заметил:

- Такое оружие нам не по карману, но все равно спасибо за советы.

- Да, Торо, тут есть еще одна вещь. - Мак принес кожаный рюкзак, извлек оттуда пачку долларов США, потом передал его кубинцу. - Вклад Эль Матадора в победу дела Кубы. На это можно купить массу подобных штучек.

Лицо Торо расплылось в счастливой улыбке.

- Сеньор Болан, я даже не знаю, как поблагодарить...

- Ты это уже сделал, - заверил его Мак.

- Си! Си! - Торо выхватывал и расшвыривал пачки денег из рюкзака. - Доллары янки, много, много денег, братья, для дела Кубы!

Болан спокойно упаковывал обратно свое оружие. Бросил пачку долларов в сумку для гольфа и туда же уложил М-16/М-79, закинул сумку в багажник "шевроле", предварительно поставив на землю два ящика с боеприпасами для "ханиулэла".

Мак прошел в дом, в крохотную спальню, и растянулся на кровати. Он страшно устал и сразу же погрузился в чуткий сон солдата. Когда Мак вдруг неожиданно проснулся, в доме была мертвая тишина. Но в темноте комнаты Мак ощущал присутствие еще кого-то. Он почувствовал чье-то мягкое и нежное объятие.

- Маргарита? - прошептал Болан.

Девушка легла на него, привнося в объятия мягкое нетерпение и радость встречи. Она накрыла своим ртом его рот, одновременно стараясь найти удобное положение, что было совсем не просто на узкой походной койке.

Мак повернул ее на бок и, с сожалением оторвав губы, растерянно сказал:

- Конечно, мне это нравится, но ты уверена, что Торо.., все правильно поймет?

Наверное, единственное, что поняла Маргарита, было слово "Торо". - Торо нет... Торо не говорит это... Маргарита говорит "да". Да или нет? Солдат говорить "да"?

Мак поцеловал ее в шею.

- Конечно, да, Маргарита.

- Маргарита есть солдат. Люби меня, Мак. Мак ее понял. Они оба солдаты. Завтра каждый из них может умереть. Сейчас же они будут любить друг друга. Мак ласково обнял девушку. Они были вдвоем, взяв краткую передышку между боями, чтобы соединиться в чудесном сражении любви.

Глава 13

ВПЕРЕД!

Когда Болан проснулся, в постели он был один, у двери стоял Торо.

- Девять часов, Матадор.

Мак вскочил и направился к своим чемоданам. Первым делом он надел плотно облегающий тело комбинезон, изготовленный из прочнейшего нейлона. Потом натянул кожаную портупею прямо на комбинезон, затянул пояс и вставил свежую обойму в "люгер". Вошел кубинец и, взглянув на Бодана, бойко затараторил по-испански.

- Что он сказал? - поинтересовался Болан.

- Восхищался вашим черным костюмом, амиго, и сказал, что, наверное, он вселяет ужас в сердца врагов. Мак усмехнулся.

- Я надеваю его, потому что он отлично вписывается в ночные тени, и в нем я не цепляюсь за заборы и дверные ручки.

Торо ответил вошедшему по-испански.

Натягивая рубашку, Мак спросил:

- Ну и что ты ему наговорил? Торо расхохотался:

- Объяснил ему, что, конечно же, костюм наводит страх на врагов.

Мак кивнул и выбрал из чемодана пару темных брюк и парусиновые туфли. Наконец, одевшись, обратился к хозяину:

- Что будем делать?

Торо закурил сигару и что-то сказал кубинцу. Тот немедленно удалился.

- Ваши враги начали перегруппировку сил, Матадор.

Мак достал из чемодана пачку "Пэлл-мэлл" и тоже закурил.

- Подробнее, Торо.

- Раньше они жили по всему побережью, так?

- Да.

- Но, сеньор, их там уже нет. Все в спешке уезжают.

- И куда?

- Вдруг неожиданно забастовал персонал двух отелей в Майами. Всех служащих увольняют, и гостей принимать некому. Заказы отменяются, а постояльцы переправляются в другие гостиницы.

- Дальше.

- Си. Но появляются новые гости, и со своей обслугой. Разве это не странно?

- Имена, Торо.

- Нападать на эти отели очень опасно, Матадор. Безнадежная затея.

- Я сам приму решение.

- Вы правы, - согласился Торо. - "Старлайт Палмз", "Бич Гасиенда". Знаете эти заведения?

- Да, знаю. У тебя отличная разведка, амиго.

- Мы везде, Матадор. Слушок здесь, слушок там. Все вместе образуют полную картину, - вдруг он нахмурился. - Но мы не заслуживаем такой высокой оценки.

- Почему?

- Кое-что мы упустили. Стало известно, что часть ваших врагов переместилась на большой корабль. Его название нам неизвестно.

Болан задумчиво посмотрел на Торо.

- Кто-то недавно упоминал какой-то корабль в разговоре со мной. Прогулочный корабль или яхта. Кубинец пожал плечами.

- Может быть. А этот кто-то не сказал вам название корабля, сеньор?

- Назвал, но, наверное, тогда я не придал этому значения, - Мак взял в руки чемоданы и направился к выходу. - Мне надо спешить, амиго. Если б ты знал, как ты мне помог. Спасибо тебе.

Они прошли к машине. Болан поставил багаж на заднее сиденье.

- Ты собираешься выпустить меня отсюда без повязки на глазах? - спросил он. Торо обнял Бодана.

- Пара сиемпре херманос - братья навек, да?

- Сиемпре, - серьезно повторил Болан.

- Никаких повязок нашему сеньору Эль Матадору. Да хранит вас Господь, Мак Болан.

Мак открыл дверцу машины и сел за руль. Потом заметил коричневый рюкзак на полу. Со вздохом он выбросил рюкзак через окно на землю. Кубинец сказал:

- Это слишком много, амиго. Я не могу взять.

- На них вы купите себе оружие, амиго, и сможете гулять и вдыхать воздух свободной Кубы. Как проехать до Майами, Торо?

Мак бросил взгляд в сторону веранды и заметил знакомую стройную фигурку. Это была Маргарита, одетая в боевой комбинезон, с "кольтом" на поясе. Торо наклонился к окну машины Бодана и тихо объяснил:

- Маргарита проводит вас. Следуйте за ней, она доведет вас до шоссе. Мак, ради бога, береги себя.

Последнее крепкое рукопожатие, и Мак Болан на своем "шевроле" последовал за джипом. Молчаливые люди по дороге отдавали ему честь и на прощание махали руками. Без заминок они проехали через ворота и помчались по узким проселочным дорогам.

Минут двадцать спустя джип развернулся по дуге и замер, Болан подъехал к нему, чтобы попрощаться с Маргаритой.

- Грасиас, солдат, - серьезно произнес Мак. Девушка наклонилась к нему и горячо поцеловала в губы.

- Ва я кон диос, Матадор, - прошептала Маргарита. Болан последний раз взглянул в ее глаза и помчался к развилке. Там он притормозил, расстегнул рубашку, достал "люгер". Последний раз проверив пистолет, Мак сунул его в кобуру и помчался вперед по шоссе. Далеко на горизонте светился огнями Майами.

- Сейчас я иду вместе со смертью, солдат, - пробормотал Мак.

Занятый мыслями о будущем, Мак не видел, что неотступно за ним следует небольшой джип с погашенными фарами.

Глава 14

СМЕРТЕЛЬНАЯ ЛОВУШКА

Капитан Хэннон приподнялся над столом и гневно посмотрел на Стюарта Данлэпа.

- Что, черт побери, вы имеете в виду, когда говорите - надо остаться в стороне?!

- Я просто являюсь передаточным звеном, успокойтесь, капитан. Официальная просьба идет своим путем по инстанциям. Я просто подумал, что вам бы лучше...

- Команда "Д" не будет оставаться в стороне, - взревел Хэннон. - В городе совершены массовые убийства, Данлэп, и ни один уважающий себя полицейский не станет поступать так, как вы советуете.

Данлэп пожал плечами.

- Все это не ради Бодана, Джон. Здесь задействованы чертовски тонкие и деликатные механизмы, и мы...

- Я внимательно слушаю.

- На карту может быть поставлена судьба пятилетней операции по проникновению в святая святых преступного мира. Брониола утверждает, что получит необходимую поддержку, даже если для этого ему придется дойти до самого президента.

- Ну-ну. Значит, за всем стоит Брониола, - заметил Хэннон. - О'кей, сейчас вы мне, наверное, скажете, что у этого Бодана есть удостоверение ЦРУ или что-то в этом роде.

- Черт возьми, нет, говорю же вам, это не ради Бодана. Но у нас есть человек внутри "Коза ностры", Джон. Мы просто стараемся защитить его. Ты бы не поступил так на нашем месте?

- Самый лучший способ для этого - задержать Болана, разве нет? Болану этот человек известен?

- Он и знает, и не знает. То есть если Болан столкнется с ним лицом к лицу, то узнает несомненно. Мы не боимся прямого контакта Болана с нашим человеком. Боимся, что тот окажется между Боланом и полицией в переделке со стрельбой.

- А кто говорил мне, - ехидно спросил Хэннон, - что Болан никогда не стреляет по полицейским?

***

- В прошлом никогда не стрелял, - спокойно ответил Данлэп. - Однако в перестрелке почти все люди одинаковы. Вы встреваете в схватку Болана, скажем, с толпой переодетых полицейских, может случиться все что угодно.

- Во всяком случае, вы неудачно выбрали меня для такого разговора. Я не могу принимать подобные решения.

- Я знаю, Джон, я просто ввел тебя в курс дела.

- Если шеф прикажет оставаться в стороне, я так и поступлю. Если нет, я сделаю все, что в моих силах.

- Я это тоже знаю.

- Насколько высоко поднялся ваш человек?

- Он глава семейства.

- Какого?

Данлэп снова вздохнул.

- Не имею права говорить это никому. Он работает по восточной территории, вот все, что могу сказать. Вам же известен успех, достигнутый нами в том регионе. Мы аккуратно расправлялись с целыми звеньями преступной цепи.

- О'кей, - с неохотой согласился Хэннон. - Ну а что Брониола собирается делать, кроме как разговаривать с президентом?

- Попытается установить контакт с нашим человеком.

- С какой целью?

- Вытащить его отсюда с наименьшим ущербом для операции, пока все здесь не успокоится.

- Предлагаю сделку, - вдруг заявил Хэннон.

- Какую еще сделку?

- Я придержу команду "Д", пока Брониола не вытащит своего человека. Если, Данлэп, ты пойдешь нам навстречу.

- Черт подери, ты фараон до мозга костей. В каком деле мы должны прийти к вам на помощь, Джон?

- Мне надо знать, где все они собрались. Полный список мест, куда Болан может нанести удар. Ну, разве не честная сделка?

Данлэп долго обдумывал неожиданное предложение. В конце концов сказал:

- Мне надо об этом переговорить с начальством. Не может быть и речи о сделке, если есть хоть малейшая угроза раскрытия нашего человека. Нам всем будет плохо при потере такого ценного источника. Джон, мы сами ничего не выигрываем при задержании всей этой шайки, и ты это прекрасно знаешь. Их многомудрые адвокаты будут тут как тут, едва мы позапираем их клиентов в каталажке. Мы сами создаем конкретные дела и передаем их в суд, Джон, но не нарушаем общий ход вещей. В этом деле Болан оказал нам неоценимую помощь, не станем скрывать этого. Сейчас все они на пределе, все психованные, совершают непростительные ошибки. Например...

- Кончай свои разглагольствования, Данлэп. У нас кое-что тоже готово. С твоей помощью или без, но нам и так известны кое-какие места, где может объявиться Болан.

- Та девушка, Киркпатрик? Хэннон кивнул.

- Она раскололась во всем. Призналась, что Болан наносил ей визит.

- Вы ее задержали?

- Нет, договорились с ней. Сделал вид, будто не знаем о ее связях с мафиози, сняли с нее показания, что она видела Болана сразу же после нападения на "Сэнд-бэнк" и он заставил ее дать информацию под угрозами и давлением.

- Вы могли задержать ее как соучастницу в убийствах в "Тайдлэндз Плаза".

- Конечно, но что это нам даст? Я ей верю. Она дала нам то, что мы хотели, а мы дадим ей то, что она хочет. Никакого задержания, никакой огласки, и она спокойно смоется из Майами на первом самолете.

- Вас она не интересует даже в качестве свидетеля для суда, - сделал вывод Данлэп. - Это о многом говорит. Вы не рассчитываете взять Болана живым.

Хэннон тряхнул головой и прорычал:

- Ты же не веришь, что этот парень бросит оружие и даст себя арестовать полиции.

- Я знаю, он будет сражаться, если его вынудят это делать, - ровно ответил Данлэп. - Никаких сделок, Хэннон. Я не торгую человеческими жизнями.

- Даже в обмен на жизнь своего мафиози?

- Не делай глупостей, Хэннон, - сказал Данлэп и вышел из комнаты.

Капитан сунул в рот любимую трубку и нажал кнопку внутренней связи.

- Передайте лейтенанту Уилсону, что он мне срочно нужен. Через минуту ему доложили:

- Он вышел, капитан. Будет отсутствовать минут тридцать.

- Куда он отправился?

- Похоже, проводить эту девушку, Киркпатрик. Вызвать его по рации? Хэннон взглянул на часы.

- До одиннадцати ничего не предпринимайте. Потом разыщите его.

Капитан включил внутреннюю связь и повернулся к окну. Впервые за долгое время капитан Хэннон стал думать о своем увольнении на пенсию. Работа ему до чертиков надоела. Надоел весь гнилой мир вокруг. Стукачи, осведомители, психи, наркоманы, чокнутые, насильники, громилы, погромщики, убийцы... По чьему приказу или соглашению он, Джон Хэннон, ветеран с тридцатипятилетним стажем полицейской работы, спокойно и расчетливо планирует гибель парня, искалеченного Вьетнамом?

Экзекутор? Хэннон вздохнул. Мир и так полон палачей.

Высший суд, а не молодой ветеран Вьетнама решает, кому жить на этом свете, а кому - нет.

Хэннон аккуратно положил трубку на стол. Выйти на пенсию и прийти к чему? В жизни Джона Хэннона нет никого, кроме убийц, насильников, наркоманов, стукачей и... Экзекутора. Капитан накинул пиджак и вышел из кабинета. Пенсия подождет. Он по-прежнему неплохой полицейский. И настало время для создания смертельной ловушки для Мака Болана.

***

Перед тем, как на землю сойдет ад, Болан должен узнать название корабля, на котором устраиваются вечеринки для видных чинов мафии. Когда наступление начнется, уже не будет времени бегать и собирать нужную информацию. Мак оставил свой автомобиль за одну улицу до Пальметто Лейн, где жила Джин Киркпатрик, разделся до ночного комбинезона, тихонько проскользнул мимо новеньких беленьких домиков, перемахнул через забор и очутился в заднем дворе дома Киркпатрик.

Держась в тени, Болан провел легкую разведку вдоль забора вокруг дома. Свет в доме не горел. Одно из окон рядом с парадной дверью не было заперто, подполз к нему и прислушался. Полная тишина.

Вдруг он услышал легкий скрежет и увидел отблеск загоревшейся спички прямо за окном. Грубый мужской голос прохрипел:

- Томми, скоро ты докуришься до смерти...

- Заткнись, - последовал ответ. - Ты еще хуже, чем все эти дурацкие телепередачи. Если я хочу курить, то...

Болан бесшумно вынул "люгер" и приготовился. После короткой паузы первый человек сказал:

- Боже, я, наверное, брякнусь в угол и усну прямо здесь, если эта коза не придет домой.

- Вполне возможно, она где-нибудь развлекается, а где - никому не известно.

- Поди и спроси Уилли, сможет ли он обойтись без нас.

- Отвали, сам иди спрашивай. Я ничего не собираюсь спрашивать у Уилли. Ты же знаешь, как братья себя ведут, когда выходят на дело.

Глаза Мака блеснули при упоминании о братьях. Он уже, было, посчитал эту акцию не особо опасной, но тут появились новые детали. Мак быстро отступил, прячась в тени забора. Ощутив какое-то движение впереди, он замер, сжимая в руке "люгер", потом осторожно двинулся дальше. Снова возникло какое-то движение, когда Мак уже достиг конца аллеи. Он опять замер. Кто-то двигался по аллее впереди него. Мак решил, что это собака или кошка. Он двинулся в обратном направлении, проскочил мимо нескольких домов, расположенных вверх по склону над домом Джин, потом вернулся на Пальметто Лейн, пока наконец не достиг пальмового дерева, растущего прямо перед домом. Стал наблюдать за улицей.

Невдалеке, у обочины, стояла машина. Сначала Маку показалось, что там никого нет, потом он заметил огонек сигареты. Болан снова вернулся на аллею и повторил разведку уже с другой стороны дома Киркпатрик. Там он тоже обнаружил стоящую на противоположной стороне улицы машину с людьми.

Дом плотно прикрыт. Что бы это могло означать? Братья Талиферо славились тщательнейшей подготовкой любой операции, но все же не слишком ли много людей для обычной девочки? Или они до смерти перепуганы, или же.., кто-то другой это организовал.

Торо? Нет. Совершенно бессмысленное предположение. Он был полностью во власти Торо, они расстались друзьями. А как насчет фараонов? Двойная ловушка. Мафиози внутри, легавые снаружи?

Болан нырнул в темноту и нашел удобное место для наблюдения с близкой дистанции за машиной, стоящей в засаде. Нет, решил он, это не фараоны. Значит, Болан стал страдать манией преследования. Просто братья решили, что Джин Киркпатрик владеет важной информацией, поэтому послали своих людей за ней. Организация засады типична для операций, проводимых братьями Талиферо.

Интуиция подсказывала Волану немедленно удалиться из опасного места, пусть братья сами разбираются.

Но он не мог так поступить. Образ испуганной девушки и ее фраза: "Я сама себя уже давно считаю трупом" - все это восстало против естественного стремления отступить.

Болан крадучись направился к дому Киркпатрик. Двое говоривших находились в передней спальне. Где же тогда был Уилли? В одной из машин? В другой комнате дома? Болану нельзя раскрывать свое присутствие до того, пока он точно не узнает, где располагается противник.

На этот раз Мак забрался на забор позади дома и легко спрыгнул на его плоскую крышу. Переместился к передней части, скрываясь в тени парапета и прислушиваясь к малейшему шороху. Опять ему показалось, что кто-то передвигается по аллее. Пока Мак думал, надо ли ему проверять, что же это такое, из-за угла появилась машина.

Автомобиль замедлил движение и, слегка проскочив дом Джин, подъехал к обочине. В доме послышался какой-то шум, раздался топот бегущих людей. Мак мгновенно вскочил на ноги, чтобы рассмотреть подъехавшую машину. Внутри у него все оборвалось. Полицейская машина!

Правая дверца открылась, и из машины вышла Джин Киркпатрик. С водительского места поднялся молодой полицейский, которого Мак уже видел сегодня утром у "Сэндбэнка". Если этот фараон попытается зайти в дом вместе с Джин Киркпатрик, стрельба неизбежна, и он мгновенно превратится в труп.

Они медленно шли по дорожке, девушка что-то шутливо выговаривала полицейскому. Он отвечал ей:

- Однако я не откажусь от чашечки кофе. Тогда Болан принял решение. Он спрыгнул с крыши и крикнул:

- Засада! В сторону! - Приземлившись между ними, Мак толкнул их в разные стороны так, что те покатились по земле. Сам Мак тоже покатился, одновременно пытаясь определить свое положение относительно дома; краем глаза заметил, как фараон вытаскивает пистолет. Началась перестрелка, Мак стрелял из "люгера", а полицейский из длинноствольного револьвера 38-го калибра. Чье-то тело вывалилось на крыльцо, кто-то внутри дома отчаянно ругался.

Полицейский все повторял: "Черт возьми, черт возьми" и пытался приподняться. Джин Киркпатрик лежала у куста.

Болан сделал несколько выстрелов в направлении дома, раздался тяжелый стон и грохот падающего на деревянный пол пистолета.

На пару секунд наступила тишина. Потом взревели автомобильные двигатели. Болан заорал:

- В сторону от улицы! Ложись!

Вставляя новую обойму в "люгер", бросился к полицейской машине, распахнул дверь, наклонился и врубил дальний свет, сам же отпрыгнул в сторону. В результате приближающаяся машина оказалась хорошо освещена.

***

Мак тщательно прицеливался, но уже второй раз за ночь случилось непредвиденное. В свет фар попала и стройная фигурка в плотно облегающем боевом комбинезоне. Девушка встала на колено и принялась расстреливать в упор из армейского "кольта" 45-го калибра приближающуюся машину.

Лобовое стекло разлетелось вдребезги, и машина с мафиози, визжа тормозами, свернула к обочине.

Болан бросился вперед в отчаянной попытке отвлечь на себя огонь, предназначенный Маргарите. Он заметил, как девушка дернулась и упала на землю.

Мак слышал звуки выстрелов из револьвера 38-го калибра во дворе дома Киркпатрик, из окон машины принялись стрелять в ту сторону. Мак подумал, что этот полицейский ничего себе парень: своим огнем он отвлекал мафиози от охоты на него. Болан распластался на тротуаре и дал "люгеру" работу. Он стрелял не переставая, пока машина не потеряла управление и не врезалась в автомобиль полиции со страшным грохотом. Полоска огня пробежала по автомобилю, и он взорвался, загоревшись ослепительно ярким огнем. Вслед за ним взорвалась и разлетелась на куски и полицейская машина.

Бросившись во двор, Болан схватил полицейского под мышки и оттащил от адского огня в соседний дворик. Уилсон глядел на него безумными глазами, но продолжал крепко сжимать в руке револьвер. Он был ранен в плечо и ногу, кровь обильно текла из обеих ран. Мак отстегнул боевую аптечку с пояса, вытащил два компресса, приложил их к ранам.

Шатаясь, как пьяная, появилась Джин Киркпатрик. Она тяжело дышала и была на грани истерики. Болан схватил ее за плечи и усадил рядом с полицейским.

- Следи за ним! - приказал он. - Постарайся остановить кровотечение!

Девушка понимающе кивнула головой. Перед тем, как рвануться вперед, Мак грубо сжал ее плечо:

- Этот корабль! Яхта! Скажи мне название!

- "Мэри Дрю", - проговорила ошарашенная девушка.

Вторая машина исчезла. Мак быстро осмотрел место, где упала Маргарита, в отчаянии пытаясь ее найти, но, кроме окровавленной пилотки, ничего не нашел. Следы на мягкой земле ясно показывали, где тяжелый автомобиль с громилами сделал крутой вираж. Мак понял только одно, и эта мысль привела его в отчаяние, - бандиты смылись, прихватив с собой Маргариту!

Толпа любопытных стала собираться у места пожарища. Мужчина в пижаме вышел из дома, у которого стоял Болан. Взглянув на Мака, заорал!

- Что за черт! Что здесь происходит!

Но Болан уже несся между домами на следующую улицу. Мак вскочил в свою машину и ринулся вперед в безнадежной попытке найти окровавленный автомобиль с разбитым лобовым стеклом. Хотя вся перестрелка продолжалась не более минуты, он понимал, что уже опоздал. Но Маргарита находилась в покалеченной машине, и есть шанс, хоть и небольшой, что она еще жива. Мак должен попытаться ее спасти!

Глава 15

РЕКВИЕМ ПО СОЛДАТУ

Капитан Хэннон прибыл на место на несколько секунд раньше, чем машины скорой помощи. Уилсон, увидев капитана, сказал:

- Вот и я встретился с Воланом.

- О'кей, все нормально, - поспешил успокоить его Хэннон и отошел в сторону, давая проход врачам из "скорой".

Врачи обступили лейтенанта.

Превозмогая боль, Уилсон улыбнулся.

- Я еще не умер, капитан. Не беспокойтесь за меня. С девочкой все в порядке. Позаботьтесь о ней, капитан. Кому-то она очень сильно нужна.

- Ага, - пробурчал Хэннон. - И этот парень, который никогда не стреляет в полицейских!

- Во мне нет девятимиллиметровых, сэр, - запротестовал лейтенант слабеющим голосом. - У Болана был "люгер". Дьявол, ведь он спас мне жизнь и ей тоже.

Раненого офицера осторожно уложили на носилки. Он успел сказать:

- Тут была засада. В доме.., две машины с каждой стороны. Мы почти влипли, а тут спрыгнул с крыши Болан. У него был и свой Робин, какой-то маленький парнишка, сражался в том конце улицы.

- Кто у него был?

- Маленький парнишка в боевой полевой форме... Его там ранили.

Капитан хотел бы еще что-нибудь услышать, но лейтенанта уже понесли к машине. Врачи вскочили вслед за носилками, дверь захлопнулась, и "скорая" умчалась.

Капитан задумчиво почесал затылок, пытаясь представить последствия необычайного столкновения на Пальметто Лейн. Болан спас жизнь офицера полиции. Чем больше Хэннон размышлял об этом деле, тем все большее уважение испытывал к этому "искалеченному Вьетнамом" парню. Кто-то крикнул ему из дома:

- Капитан, скорее сюда, один из них жив! Все внутри Болана кипело, его раздирали смешанные чувства. Он проклинал себя за плохой анализ ситуации. Как он мог не заметить за собой хвост, да еще какой - джип! Как мог он несколько раз проигнорировать постоянные намеки на присутствие еще кого-то во дворе, на аллее. Маргарита своей разведкой проверяла его разведку, потом с фланга прикрыла его - и все для чего? Она была солдатом - этим все сказано. Женщина-солдат, способная справиться с оружием и вести бой, но не способная справиться со своим женским сердцем. И он, Болан, подвел ее - пришел на помощь полицейскому вместо того, чтобы спасать собственного солдата. Он повернулся спиной, отдав Маргариту в руки братьев Талиферо, и одному только Богу известно, что они с ней сделают, она даже как следует и говорить-то по-английски не умеет!

Болан кружил по боковым улочкам, останавливаясь у каждого перекрестка, внимательно оглядываясь по сторонам в смутной надежде заметить подозрительные перемещения. Мак пересекал зигзагообразную развилку в задней части города, интуиция подсказывала ему, что братья Талиферо не рискнут удирать из города по центральным улицам в покалеченной машине без лобового стекла. Мак чувствовал, что надо двигаться в сторону двух шикарных прибрежных отелей, где должны совещаться мафиози.

Что-то на дороге привлекло его внимание, когда Мак выехал уже, наверное, на десятый перекресток. Прямо на середине перекрестка валялись довольно крупные осколки стекла. Мак вышел из машины и стал пристально вглядываться, пытаясь обнаружить следы резкого торможения. Потом он подобрал осколки.

- Да разрази меня гром! Это же осколки лобового стекла!

Болан бросился обратно в машину. Теперь он знал, куда именно ему надо, к чертям все задние улочки! Повернув у следующего перекрестка на восток, помчался в прибрежную зону, выжимая из машины, все, на что она была способна. Есть вероятность, что он может их даже опередить! Если только люди Талиферо раньше него доберутся до отеля "Бич Гасиенда", тогда - прощай, солдат.

Может, на это они и рассчитывают. Заманить его к себе, заставить действовать по их плану. Может, уже поздно спасать Маргариту и они везут с собой мертвое тело, чтобы Болан бросился за ними. Ну, в этом-то пусть они не сомневаются. Мак будет их преследовать в любом случае.

Гарольд Брониола предпринял попытку организовать строго секретную операцию с участием Мака Волана. Брониола был автором глубоко законспирированного проекта по борьбе с организованной преступностью. Брониола получил "добро" на него в высших эшелонах федерального правительства, и сейчас все зависело от его способности свести все концы этого дела воедино. Основная трудность заключалась в непредсказуемости действий Болана и его естественном нежелании сотрудничать со слугами закона.

"Свой человек" прибыл в Майами вместе с членами семейства с Восточного побережья, и через него Брониола надеялся выйти на Болана. Сам Брониола приехал в Майами якобы "спасать" своего агента, такая версия была удобна для окружения. Да, Гарольд чувствовал, что ему крайне необходима встреча с агентом внутри мафии. Тот человек знал Болана, они вместе работали под разными прикрытиями, не догадываясь об истинной сущности друг друга, пока не наступила кровавая развязка. Агент был, наверное, единственным человеком в мире, способным без опасения подойти к Волану без пистолета в руке.

Так обстояли дела поздним вечером 5 ноября, когда Гарольд Брониола тайно встретился с капо мафии на алее в нескольких сотнях метров от "Бич Гасиенды". Двое мужчин молча пожали друг другу руки, и Брониола спросил:

- Как идут дела на поле боя у Болана? Мафиози улыбнулся.

- В этом парне есть что-то особенное. Он заставил их бояться собственной тени. Я тоже его побаиваюсь. Брониола удивился:

- Но он же не может напасть на тебя, ведь так? Его собеседник нервно дернулся:

- От Болана можно ожидать всего, что угодно. Пистолет этого парня уже раз упирался мне в затылок, но это было очень давно. Правда, если он успеет меня рассмотреть, все будет в порядке. Брониола кивнул:

- Мне надо встретиться с ним. Даже не знаю, как ты мне можешь помочь, но все же он вращается больше в твоих кругах, чем в моих. Я прочесал все Южную Калифорнию, когда Болан там объявился. Все без толку. Что ты по этому поводу думаешь? Есть какие-нибудь идеи?

- Один шанс из миллиона, Гал. Я не спрашиваю, зачем нужна тебе эта встреча, и не хочу, чтобы ты мне об этом говорил.

- Не волнуйся, я и не собирался.

- Думаю, мы с ним встретимся, но я ничего не могу обещать, Гал. Ну так что?

Брониола вручил ему клочок бумаги с телефонным номером.

- Запомни и верни мне.

Мафиози взглянул на номер и отдал бумажку Брониоле.

- О'кей, постараюсь что-нибудь сделать.

- Это все чрезвычайно серьезно, и я не могу... Вдруг он резко оттолкнул собеседника и встал перед ним, загораживая своим телом. В конце аллеи появился автомобиль с погашенными огнями. Мафиози и Брониола замерли не дыша, наблюдая за медленно проезжающей мимо них машиной. За рулем сидел человек с суровым непроницаемым лицом. Брониола выдохнул:

- Господи благословенный! Неужели это Болан? Его собеседник нахмурился.

- Точно сказать не могу, Гал. Его новая внешность мне незнакома.

Автомобиль неожиданно ускорил движение, свернул и удалился в западном направлении, в противоположную сторону от океана.

Брониола прошептал:

- Черт возьми, это был он!

Двое мужчин бросились к повороту и побежали вверх по улице вслед за исчезнувшим автомобилем.

Сердце бешено колотилось в груди, когда Болан понял, что он опоздал. Может, бандиты вовсе и не поехали к отелям, может, они помчались прямо к яхте, а Болан не имел ни малейшего представления, где она находится.

Он еще раз тщательно обшарит задние улочки, возможно, они бросили машину, а дальше двинулись пеш-, ком. Он свернул на аллею, огибающую "Бич Гасиенду", в последней отчаянной попытке найти следы преступников.

Недалеко от пляжа Мак заметил баррикаду на дороге. Очевидно, там велись строительные работы. Часть проезжей полосы была перегорожена деревянной загородкой. Болан уже собрался объехать ее, когда из соседней улицы появилась машина с одной зажженной фарой и спущенными скатами.

Он рванулся к полуперегороженной улице и, резко вывернув руль, поставил машину так, чтобы она загораживала свободный проезд. Когда он уже бежал с "люгером" в руке вверх по улице, та машина затормозила перед препятствием, двери ее - распахнулись настежь, и из нее стали выскакивать люди.

Один из них встал под защиту открытой дверцы машины, наклонившись через нее и держа в руке пистолет, стал вести прицельный огонь по приближавшейся фигуре в черном комбинезоне. На бегу Болан один раз выстрелил, и выстрел "люгера" прозвучал как раскат грома. Девятимиллиметровая ракета пробила стекло автомобильной дверцы, и подручный братьев Талиферо свалился на землю.

Трое других удирали со всех ног. Болан дал им уйти. Ему было необходимо добраться до их машины. И он нашел ее там, лежащей на полу у заднего сиденья. Лужа крови вытекла из простреленной, когда-то прекрасной шеи... И они сделали еще больше... Куртка боевого комбинезона была сдернута так, что ее руки оказались беспомощно стянутыми сзади. Разорвали лифчик и применили для пытки открытый огонь, по-видимому, пламя газовой зажигалки. Один сосок обуглился, вся грудь была в кровоподтеках и волдырях - и это все, что осталось от некогда прекрасного образца женственности и красоты. Прежде всего Болану надо было узнать, чего же они добивались от нее? В чем человек может так нуждаться, чего он может так бояться, чтобы сотворить такое с другим человеческим существом?

Мак положил тело Маргариты на спинку сиденья и осторожно прикрыл курткой изувеченную грудь. Его плечи дрожали, в голове был туман, он вспомнил последние слова Маргариты: "Ва я кон диос, солдат". Экзекутор вернулся к своей машине. Движения его были механическими. Вынув ключи из замка зажигания, открыл багажник. Достал сумку для гольфа и осторожно извлек ее содержимое. Повесив ленты с патронами на шею и заткнув за пояс дополнительные магазины с 5.56-миллиметровыми патронами, Мак вставил фугасный заряд в М-79, а тридцатипатроновый магазин в М-16. Потом вернулся на улицу.

Из-за забора появилась чья-то рука, и один из головорезов братьев Талиферо открыл стрельбу из пистолета с расстояния более чем в тридцать метров. Не останавливаясь и не меняя походки, Болан взялся за пистолетную рукоятку М-79 и выстрелил.

Забор разлетелся на огромные деревянные куски, раздался дикий крик. Болан проследовал дальше, огибая разрушенный забор, и вышел на строительную площадку. Высокое здание перегораживало заднюю часть проезда, а высокий деревянный забор полностью перекрывал переднюю. Маку было достаточно одного взгляда, чтобы понять - они в ловушке. Единственный выход перекрывался Боланом, и ни один из них, похоже, не собирался в данный момент попытать своего счастья на этом рискованном маршруте. У ног Мака валялся труп мужчины. Он услышал, как двое других бегут вдоль забора.

Болан не спеша выбрал осветительный заряд и выпалил в направлении убегающих. Вся стройплощадка озарилась ослепительным светом. Те двое остановились в полном недоумении, дико озираясь по сторонам, потом бросились под укрытие домика строителей. Болан наблюдал, как они отчаянно пытаются открыть дверь. Он продолжил свой путь едва ли не строевым шагом, не пригибаясь и не оглядываясь. С грохотом разлетелось стекло в окне сарая, и грянул пистолетный выстрел. Пуля вонзилась в землю в нескольких ярдах от ног Болана.

Мак неторопливо обогнул строение, что-то вроде сарая, где строители хранят свои инструменты, не более десяти квадратных метров. За ним возвышалось сооружение на" крепких стальных опорах, по-видимому, резервуар с бензином.

Волан замедлил шаг, зарядил фугасный снаряд в М-796. Он прицелился в резервуар и нажал на курок. Бензин взорвался мощнейшим взрывом. Неудержимые потоки горящей жидкости хлынули на сарай, Болан прицелился и вновь осветил место встречи.

Домик моментально утонул в языках ревущего огня. Болан стоял и бесстрастно наблюдал, как из него выскочили два горящих человеческих факела и рухнули в конвульсиях на землю. Когда они замерли, Болан повернулся к ним спиной и, не торопясь, направился к оставленной ими машине.

Болан положил свое оружие на крышу автомобиля и наклонился, чтобы сказать последнее "прости" такой короткой, но нежной дружбе. Когда он выпрямился и повернулся, то обнаружил, что смотрит прямо в дуло автоматического пистолета 45-го калибра. Взглянул вверх.

- А, это ты, Лео. Вот и опять встретились. Лео Туррин, помощник главы семейства Серджио Френчи, тоже заставил себя улыбнуться и тихо ответил:

- Видишь эту пушку, Болан, и запомни, как я ее убираю.

- Думаю, сейчас это уже не важно, - ответил Мак неожиданно усталым голосом. - Меня тошнит от этой войны, Лео. Опротивела она мне до смерти.

Еще один человек, тоже итальянец, вышел из темноты:

- Если то, что я только что видел, свидетельствует о вашей болезни, Болан, мне остается только надеяться, чтобы вы никогда не выздоравливали.

- Кто это? - спросил Мак, почти не обращая внимания на подошедшего.

- Мы же с вами телефонные друзья, припоминаете? - ответил незнакомец. - Я Гарольд Брониола.

- Великолепно. Ну и что будем делать, пожмем друг другу руки?

Брониола протянул свою руку.

- Да. Мне давно хочется пожать вам руку, Болан. Мак пожал руку Брониолы.

- Благодарю за помощь в Лос-Анджелесе, - сказал он.

- Думаю, мне пора давать деру отсюда. - Вдалеке послышались звуки полицейских сирен. Болан взглянул на Туррина:

- Как жизнь, Лео?

- По-разному, как всегда, - ответил итальянец. Брониола заволновался.

- Черт побери, мне надо переговорить с вами, Болан.

Мак, положив оружие на плечо, медленно двинулся к машине.

- Болан, черт возьми, вы хоть выслушаете меня?

- А полицейские будут вас слушать? - поинтересовался Болан, кивая головой в сторону приближающихся сирен.

- Переговори с ним, - посоветовал Туррин. - Что ты теряешь? Просто поговори.

- О чем? Все о той же работе? Брониола резко ответил:

- Да, именно о ней. Послушайте, вы говорите, что устали от этой войны. Я предлагаю вам возможный выход.

Болан с любопытством посмотрел на федерального чиновника:

- Н-да? Эти майамские полицейские уже совсем близко. Поторапливайтесь. Брониола сказал:

- Посмотрите, здесь все есть, - он протянул Волану довольно толстый продолговатый бумажник. - Полистайте его на досуге и позвоните мне по контактному телефону, который там записан. Я прошу только об одном - просто загляните в него.

Болан взял бумажник.

- О'кей, я посмотрю его, - Мак аккуратно положил М-16/М-79 на сиденье и сел за руль. - Рад тебя снова видеть, Лео, передавай привет от меня своей жене. Туррин пообещал:

- Конечно, передам. Она сильно о тебе беспокоится, если тебе это интересно. Болан завел двигатель.

- Да, и скройся куда-нибудь на сегодняшнюю ночь, договорились?

- Это значит, что ты атакуешь?

- Да. Так что прячься.

- Спасибо. Брониола посоветовал:

- Послушайте, только не вздумайте дать себя сейчас убить. Рвите отсюда когти, затаитесь в укромном безопасном местечке и просмотрите содержание бумажника.

- Сейчас мне не с руки сматываться, - ответил Мак бесстрастным голосом. Слишком многое поставлено на карту.

Болан нажал на газ, оставив Брониолу стоять посреди улицы. Когда автомобиль исчез за углом, сотрудник министерства юстиции повернулся к Туррину:

- Самый хладнокровный парень из всех, кого я когда-нибудь встречал. В прошлом месяце в разговоре по телефону он был совсем другим.

- Он только что похоронил соратника, - своего боевого товарища, Гал, объяснил Туррин. - Ты не видел, что находится в той машине?

- Нет, не видел.

- Пошли, - Туррин потащил своего собеседника к изрешеченной пулями машине, - я тебе покажу, что заставляет Экзекутора действовать.

Глава 16

ВОЙНА ПРОДОЛЖАЕТСЯ

Гостиничный комплекс "Бич Гасиенда" был построен в стиле старинной испанской архитектуры с часовней, черепичными крышами, мощенными камнем дорожками, живописными садами, фонтанами и прудами. Три главных здания располагались под углом друг к другу; человек, сидящий во внутреннем дворике, был практически изолирован от остального мира, лишь бескрайние просторы океана лежали перед ним. Недалеко от берега находилась уменьшенная копия старинного испанского галеона XVII века, которая предназначалась для тех, кто предпочитал получать все пляжные удовольствия вместе с ледяными напитками и шезлонгами.

Все гостиничные здания были одноэтажные, кроме центрального, где в часовенке размещались номера "люкс". Снаружи отель был огражден стеной из необожженного кирпича, внутри все номера имели стеклянные двери для выхода во внутренний дворик. "Бич Гасиенда" был известен в местных мафиозных кругах просто как притон, а часовня до самого последнего времени служила местом встречи капо.

Сейчас же в часовне практически никого не было. Парень-официант устало сидел на стульчике в углу главной комнаты. Двое мужчин стояли на маленьком балкончике, выходящем в сад. Это были Джиро Лавангетта и его подчиненный из Таксона, Сальвадоре Ди Карло. Джиро говорил:

- Сал, я слышал выстрелы и взрывы. Что-то там происходит.

Подтверждая опасения Лавангетта, вдали послышались звуки полицейских сирен.

- Я так и знал, - бросил Джиро Лавангетта.

- Это далеко отсюда, - попытался успокоить его Ди Карло.

- Все равно, это мне действует на нервы. Скорее бы братья Талиферо прибыли с докладом.

- Тебе лучше было бы отправиться на яхту, это самое безопасное место, предложил Ди Карло.

- Не все туда отправились, Сал. Поэтому и я этого не сделал. Посмотри-ка вниз и отгадай, кто там болтает у бассейна.

Ди Карло перегнулся через перила.

- Похоже, что Джорджи-Сосисочник и Ауджи Мири.

- И я могу поклясться, что именно этот Джорджи-Колбасник пытается втолковать старику Ауджи!

Ди Карло понимающе кивнул.

- Он вконец обнаглел, ты прав. Лавангетта выругался, добавив:

- Я этого не потерплю, Салли.

- Мне тоже не нравится, - согласился Ди Карло. После минутного молчания Лавангетта шепнул:

- Вот бы сюда нагрянул Болан, а, Сал? Ди Карло на секунду задумался.

- Думаю, я понял тебя, Джиро.

- Правильно. Хочу, чтобы этот сукин сын нанес удар до того, как все станут переезжать на яхту, вот в чем дело. И здорово, если бы Болан пристрелил одного, колбасного короля...

Звук сирен становился все громче и громче.

- Я чувствую запах дыма, Джиро. Может, Болан уже здесь и прямо сейчас поджигает этот чертов притон.

Лавангетта тихонько рассмеялся:

- Во всяком случае, кто-нибудь подумает точно так же, Салли.

- Да?

- Да.

Мак в это время спокойно лежал в двухстах ярдах от берега и вел наблюдение за отелем. Он рассмотрел часовню и двух мужчин, стоящих на балконе, потом стал изучать общую обстановку. Охрана была повсюду. Патрулировали пляж, скрывались в тени красных черепичных крыш.

Болан стал приглядываться к мужчинам на балконе. Один из них, возбужденно жестикулирующий, показался ему знакомым. Болан мучительно стал вспоминать, мысленно перелистывал страницы газет с фотографиями мафиози, вспоминая обстоятельства своих прошлых рейдов. Да, это Джиро Лавангетта, правда, выглядит немного по-другому, чем на снимках. Человек, стоящий рядом с ним, Болану не был знаком. Но Мак его запомнил.

Болан прикинул, что произойдет, если он пальнет в часовенку фугасным зарядом. Он может приблизиться еще на сотню ярдов и сделать это, но тогда ему придется оставить мысль о вторжении через крышу. Пока Мак спорил сам с собой, балкон опустел. Значит, он уже установил местоположение одного капо, несомненно, другие тоже должны быть где-то рядом. Мак приступил к изучению рельефа местности возле отеля. Так или иначе Болан принял решение проникнуть внутрь.

***

Сальвадоре Ди Карло очень нервничал:

- Черт побери, Джиро, игра не стоит свеч. Ты не можешь брать все на себя...

- Прекрати указывать мне! - в ярости закричал Лавангетта. - Старый Сосисочник и так уже стоит одной ногой в могиле!

- Все равно, Джиро, ты же знаешь лучше меня, что...

- Все верно, я лучше тебя знаю. Послушай, он и так уже делал со мной все, что хотел.

- Тогда это твои похороны, Джиро.

- Что ты имеешь в виду? Это наши общие похороны. Если, конечно, мы позволим Джорджи делать сосиски из нашей территории. Разве не так? Нашей территории, Салли.

- Ну, так и поговори об этом.

- Сейчас разговор идет только между нами, Салли, не забывай об этом. И послушай, мне вовсе не улыбается перспектива все делать самому. Я надеюсь, что ты меня полностью понимаешь., - Конечно, я понимаю тебя, Джиро, - с неохотой согласился Ди Карло, - но ты должен сказать мне, что ты все-таки задумал.

- Я задумал прикончить вонючего Сосисочника руками Бодана.

- Черт, это совсем не смешные шутки в совсем не смешное время, Джиро, тоскливо сказал Ди Карло.

Хэннон окончательно решил, что уйдет на пенсию по завершении этого дела. За один сумасшедший день он прожил целый год, после такого дня все обязательно покатится под откос. Последний раз взглянув на обугленные трупы, устало произнес:

- О'кей, убирайте их, - и отошел в сторону. Полицейский, сопровождающий Хэннона до улицы, поинтересовался:

- Чем он воспользовался, капитан, огнеметом?

- Я бы не удивился, - ответил Хэннон. Он остановился, глядя на расстрелянную машину. - Здесь скрыта какая-то тайна, и может статься, очень даже романтичная. Но пока я не могу ее раскрыть.

- Сэр?

- Не обращайте внимания. Девушку установили?

- Нет, сэр. Кроме того, что она кубинка и одета в...

- Мне все это уже известно!

- Мы еще не идентифицировали тело, капитан.

- Ясно. Оставайтесь рядом с машиной и никого к ней не подпускайте, пока не прибудут специалисты из лаборатории. Потом доставьте автомобиль в гараж полиции и хорошенько закройте. Объясните парням из лаборатории, что мне необходимы неопровержимые доказательства, способные связать обгорелые трупы с этой машиной. Нужны вещественные улики.

- Да, сэр.

Хэннон сел в машину, достал микрофон и связался с диспетчером команды "Д".

- Сколько мобильных групп задействовано сегодня вечером на ипподроме, где проходит этот фестиваль чокнутых?

- Двенадцать, сэр.

- Снимите шесть из них с дежурства и направьте сюда. По пути каждой группе будет дано задание. Сколько им надо времени, чтобы добраться сюда? Час?

- Полчаса, если дадим голубой сигнал сбора.

- Хорошо, потом надо дать сигнал общей тревоги для всей команды "Д". Вы свяжитесь с ними и соберите всех, к тому времени у меня будут готовы все необходимые инструкции. Что-нибудь получили от Томми Джанно?

- Пока нет, сэр, но он в сознании и его допрашивают. Кстати, Томми находится в соседней комнате с кабинетом лейтенанта Уилсона.

- О'кей, я скоро буду. Давайте, собирайте их всех. Хэннон опустил микрофон и тронулся с места. Вся эта бойня зашла слишком далеко. Она должна быть остановлена. Иначе Хэннон будет звонить самому президенту.

Болан закончил разведку местности. Похоже, в отеле еще никто не ложился спать. Сады и дворики были заполнены отдыхающими. Они разговаривали, пили, ели, смеялись - в общем наслаждались жизнью. Если не считать охранников, занимающих посты во всех важных точках, над "Гасиендой" парила атмосфера общего веселья. Только некоторые детали настораживали: первая и самая заметная - полное отсутствие женщин. Очень важная деталь. Вторая - официанты двигались совсем не как официанты. Они все делали очень неловко, целая вечность уходила у них на принятие заказа.

Такая обстановка вполне устраивала Бодана. Если бы мафиози были перемешаны с "честной публикой", тогда бы Мак применил тактику схватки с каждым поодиночке. Сейчас же Мак имел возможность провести наступление с использованием тактики массового уничтожения противника.

Однако Болану был необходим собственный укрепленный пункт, откуда можно начать атаку с относительной безопасностью для себя. Свет наружных прожекторов "Гасиенды" создавал вокруг отеля впечатление вечерних сумерок, только у воды пологий берег находился в тени. Прилив был слабый, и Маку приходилось пройти по мокрому песку. Именно на этом участке охранников было особенно много. Они располагались так близко, что могли переговариваться друг с другом. Шум прибоя заглушал звук шагов Бодана. Пирс у галеона будет идеальным укрепленным пунктом. Трудность заключалась в том, что противник тоже мог прийти к такому выводу и заблаговременно занять эту территорию. Мак проскользнул в нескольких шагах от охранника и очутился у галеона.

Он был сооружен таким образом, что создавалось впечатление, будто корабль попал на мель. Корпус его стоял перпендикулярно линии воды. При высоком приливе только малая часть галеона оставалась сухой, практически он весь находился в плавучем состоянии. Сейчас, когда был отлив, только корма была в воде. Три мощные цепи уходили с кормы под воду, удерживая весь галеон в устойчивом положении. Болан со своим М-16/М-79 на плечах тихо зашел в воду. Он уже был в воде по грудь, когда добрался до ближайшей цепи. Зажав десантный нож зубами, стал на руках взбираться вверх по цепи.

***

Хэннон ворвался в дежурку.

- О'кей, получилось! "Бич Гасиенда", отель в северной стороне - вперед! Подключитесь к линии команды "Д" для получения конкретных заданий! - Капитан сам побежал вместе со своей командой. Полицейский в форме и белой каске, пробегая мимо, спросил:

- Обычный вызов на подавление беспорядков, капитан?

- Так или иначе, нам надо быть на высоте, - выдохнул на бегу Хэннон.

Офицер кивнул и помчался к собственной машине. Хэннон заскочил в автомобиль.

- На кровавое задание едем, сержант. Машина капитана была первой в этой ревущей сиренами автомобильной колонне.

***

Лавангетта перехватил Джорджи-Мясника на пути из сада в свой номер.

- Послушай, Джорджи, думаю, пришло время кое-что выяснить. Аграванте попытался пройти мимо.

- Я тебя давно уже понял, Джиро.

- Не думаю, и в этом причина наших бед.

- Ты никогда не был бедой для меня, капино, - ехидно ответил старый мафиози.

- Тогда между нами все кончено, - заявил Лавангетта и спокойно перерезал горло Джорджи-Мяснику от одного волосатого уха до другого.

Главарь аризонской мафии быстро отошел от мертвого тела, выбросил нож в ближайший пруд и хрипло закричал:

- Держи его! Лови этого парня! Держи его!

Его голос тут же потонул в грохоте выстрелов тяжелого револьвера. Это Сальвадоре Ди Карло разряжал пистолет в крышу. По всему отелю стали нажимать на спусковые крючки, осыпая градом пуль крышу над комнатой Аграванте.

Лавангетта выбежал во дворик и присоединился к стреляющим. Откуда-то прибежал Ауджи Маринелло в сопровождении двух молодых людей в безукоризненных вечерних костюмах.

- Что случилось? - заорал он. - Что происходит?

- Это Болан! - крикнул Лавангетта. - Только что прикончил Джорджи Аграванте! Подбежал Ди Карло.

- Он сиганул на крышу, - возбужденно заговорил он, - думаю, может, я его даже ранил!

Один из братьев-близнецов Талиферо бросил на него слегка недоверчивый взгляд и предложил:

- Надо проверить.

Другой брат махнул рукой, давая сигнал охране окружить кольцом и все прочесать. Оставшийся дотронулся до руки Лавангетта и сказал:

- Ну, что, Джиро, пойдем посмотреть на крышу. Болан уже расправился с двумя часовыми на борту галеона, когда разразилась перестрелка во дворе ярдах в двадцати от него. Охранники пляжа собрались вместе и медленно двинулись в ту сторону. Кто-то крикнул:

- Болан на крыше!

Охранник галеона спокойно сказал из темноты:

- Вы все остаетесь здесь, а мы со Счастливчиком сходим посмотрим.

На борту оставался один Болан. Изменив голос, он ответил:

- Да, да.

Двое человек сбежали по трапу и бросились к отелю. Мак немедленно привел М-16/М-79 в боевое положение. Снаряды для М-79 были уложены в определенной последовательности: фугасные, зажигательные, со слезоточивым газом, потом еще раз в том же порядке.

Он проверил магазин на М-16, установил режим автоматического огня и выпустил тридцать пуль с измененным центром тяжести со скорострельностью семьсот выстрелов в минуту. Они попадали, как кегли в кегельбане. Потом Болан переключился на более тяжелое вооружение, взявшись за пистолетную рукоятку М-79.

Глава 17

ОТЕЛЬ СМЕРТИ

Первый снаряд попал точно в часовню, осколки камня и дерева посыпались во двор, даже сам колокол свалился на балкон номера "люкс". Ауджи Маринелло в ужасе воскликнул:

- Бог ты мой!

Спокойный голос с крыши объяснил:

- Он ведет огонь с галеона. Черт подери, каким образом он...

Еще снаряд врезался в башню, Талиферо ловко спрыгнул сначала на балкон, а потом и во двор, мягко приземлившись на ноги.

- Значит, на крыше, да? - крикнул он Сальвадоре Ди Карло.

Следующий снаряд разорвался в нескольких ярдах от Маринелло, выпустив облако дыма. Кто-то закашлялся и прохрипел:

- Слезоточивый газ!

Во дворе царила паника, люди метались, с галеона снова прилетел фугасный снаряд, на этот раз направленный точно в гущу людской массы. Изувеченные тела разбросало в разные стороны. В живописных испанских садах были слышны вопли умирающих и стоны раненых. Талиферо, ругаясь, пытался собрать людей и выбраться на открытое пространство, но фугасные заряды, чередуемые с зажигательными и начиненными слезоточивым газом, продолжали сыпаться на отель. Ошалевшие от ужаса мафиози искали спасение в бассейнах, забирались в декоративные беседки, искали защиты у каменных парапетов.

Собранная Талиферо команда, добравшись до края сада, попыталась укрыться за стеной в фут высотой. Они начали стрелять из пистолетов, но у Болана было более серьезное оружие, и четверо подручных Талиферо погибли в этой схватке. Человек в перепачканном вечернем костюме скомандовал:

- Назад, назад, здесь ничего не выйдет.

Когда началась эта странная пальба по крышам, то, откровенно говоря, Мак очень удивился. С другой стороны, она помогла Маку, так как повернула ход событий в его пользу. Он еще больше изумился, когда в разгар атаки по крыше стали карабкаться боевики Талиферо с той части здания, которая непосредственно прилегала к улице. Ему хотелось знать, почему они палят по улице вместо того, чтобы отвечать на огонь Болана.

Впрочем, у Мака не было времени обдумать эти загадки: по нему открыли огонь из-за стены внизу. Мак взял М-16 и дал короткую очередь. Трое или четверо нападавших упали, а остальные в панике попрыгали вниз. Болан уже израсходовал всю ленту с зарядами для М-79, оставался всего один снаряд. Мак вставил его в казенник, тщательно прицелился в крышу и выстрелил.

Команда Хэннона прибыла на место и столкнулась с другой командой. Обе стороны были ошеломлены. Команда, выскочившая из отеля, была готова разрядить свое оружие в кого угодно. Им просто крупно не повезло, что они напоролись на знаменитую команду "Д".

Позже Хэннон признавал: столкновение можно было предотвратить и не доводить дело до кровопролития. Но именно в этот напряженный момент, когда вооруженные люди обалдело смотрели друг на друга, что то разорвалось в башне часовни прямо над их головами, и куски кирпича посыпались на них. Молодой полицейский, стоящий в нескольких футах от Хэннона, не выдержал и стал стрелять в упор в группу мафиози. Началась перестрелка.

Охранники мафии покинули освещенное светом пространство перед входом в отель и растворились в тени безоконной сторожки. Члены команды "Д" укрылись за своими машинами. Два офицера и пять рядовых команды "Д" были ранены и оставались на "нейтральной" полосе.

Хэннон заорал в мегафон:

- Бросайте оружие и выходите с поднятыми руками! - Приказ утонул в грохоте выстрелов внутри отеля.

Капитан отбросил мегафон и приказал сержанту:

- Черт, им невозможно пользоваться. Передайте по цепи: прекратить огонь и ждать дальнейших указаний. Без приказа огня не открывать.

- Что здесь вообще происходит? - спросил сержант.

- Какого дьявола, откуда мне знать? Хотите пойти в отель и спросить?

Сержант мотнул головой и отполз, чтобы передать приказ капитана.

Через какие-то мгновения на крыше стали появляться люди, ловко карабкающиеся по черепице и исчезающие на другой стороне. Хэннон вновь прокричал в мегафон:

- Эй вы там, на крыше! Стоять или по вам откроют огонь!

В ответ прозвучало несколько разрозненных выстрелов. Хэннон скомандовал офицеру в штатском:

- Врубайте свои прожектора и осветите все здание. К крыше должна вести пожарная лестница. Прикройте ее. Сгруппируйте людей внизу у стены. Открывайте огонь по каждому, кто появится на крыше!

Через секунду прогремел очередной взрыв на крыше. Два тела и приличный кусок перекрытия полетели вниз.

Только теперь капитан понял, что происходит за стенами отеля. Самый острый вопрос в настоящий момент: что лично ему, Хэннону, следует предпринять в этой ситуации. Загорелся луч мощного прожектора. Пошарив по небу, он осветил большую часть крыши. Хэннон видел в луче прожектора симпатичное лицо блондина в когда-то безупречном вечернем костюме. На плече у него расплылось огромное пятно крови. Его осветило на какую-то секунду, и человек неловко переполз через конек крыши и скрылся из виду. Капитан Хэннон недоумевал. Болан? Нет, лицу Бодана, будто вырубленному топором, никогда нельзя будет придать правильные и тонкие черты.

Хэннон наклонился к двери своей машины, вытащил микрофон и приказал диспетчеру:

- Мне нужна еще мобильная группа, Эд. Плевать, где ты ее возьмешь, но присылай как можно быстрее!

- Слушаюсь, сэр.

- И еще, Эд, я предупреждаю: здесь кровавая мясорубка. Джиро Лавангетта находился в близком к шоку состоянии. Ему каким-то удивительным образом удалось спрыгнуть с крыши за долю секунды до того, как в нее попал снаряд. Правда, его осыпало градом кирпичных осколков, один из которых заехал ему прямо в лоб. Он видел, как один из братьев Талиферо цирковым прыжком сиганул в безопасное место. Все же он удачно пробрался через двор, расталкивая обезумевших от ужаса гангстеров, кашляя и чихая от слезоточивого газа. Джиро тихонько проник в свой номер, включил лампу и телевизор, налил виски и сел в кресло. Ничего не видящими глазами он смотрел на телевизионный экран, стакан с забытым виски слегка дрожал в его руке.

Перестрелка Джиро сейчас совсем не волновала. Он уже мертвец, и он сам это прекрасно сознает. Это была великолепная идея, кроме Джиро, никто бы до этого не додумался. Но чертов Болан все испортил. Если бы он нанес удар на двадцать секунд раньше или на двадцать минут позже, все бы сложилось чудесно. Так нет же. Проклятый сумасшедший появился в самый неподходящий момент.

С такими невеселыми мыслями сидел Лавангетта, тупо уставившись на экран, когда вошел один из братьев Талиферо. "Выглядит, как сама смерть", - тоскливо подумал Джиро.

Джиро сказал:

- Привет, Пат и Майк, никогда не мог вас различить.

- Привет.

- Похоже, ты повредил плечо. Там кромешный ад, да?

- Да, там горячо, Джиро. Ты ведь знаешь, зачем я пришел, верно?

- Думаю, да, Пат и Майк.

- Майк. Как ты хочешь умереть, Джиро?

- Достойно, Майк, как я прожил всю жизнь. Хочу, чтобы это было прямо между глаз. Вот я сижу, смотрю телевизор, виски в руке. В общем, достойно, Майк.

- Так и будет, Джиро. Напомни обо мне парням с той стороны, хорошо?

- Обязательно, Майк, и не сомневайся.

Пуля попала точно между глаз Джиро, голова его сначала дернулась назад, а потом бессильно склонилась на грудь, и король Аризоны принял достойную смерть.

***

Выпустив последний снаряд из М-79, Болан вставил в М-16 новый магазин. Может, он и не достиг своей цели, но на этот раз наступление пора сворачивать. Задача на данный момент заключалась в проведении тактического отступления. Сейчас противник после первоначального смятения перегруппировал силы и, похоже, собирался броситься в контратаку. Они обходили его с флангов и наступали в центре. Мак снова уловил какое-то движение внизу у стены, и сразу же последовал знакомый рев автомата "томпсон". Еще один "томпсон" заговорил с правого фланга. Болан перекатился назад, дал короткую очередь в сторону стены, быстро крутанулся влево, дал еще одну и откатился на прежнее место.

Два человека попытались подняться по трапу. Мак скорее услышал, чем увидел их, быстро перекатился и несколькими пулями срезал нападавших. Лихорадочно думая о возможном пути отхода, Мак заметил приближение новой опасности. Целая колонна синих огней двигалась по пляжу прямо по отметкам уровня отлива; тем временем бой приобретал все более ожесточенный характер.

Когда Мак уже начал серьезно взвешивать возможность прорыва вниз по трапу, он вдруг уловил еще один звук, перевернувший все его мысли. Среди бесконечных выстрелов и взрывов, длинных очередей "томпсонов", свиста пуль прорывался слабый, едва слышимый какой-то мистический призыв. Голос, передаваемый через громкоговорители, искаженный шумом ветра, заглушаемый грохотом боя, постоянно повторялся: "Эль Матадор".

Мак отбросил тяжелый М-16/М-79, пробрался к корме, намереваясь спрыгнуть с нее в воду. Полицейские машины были уже в сотне ярдов от него, и Мак заметил, что огонь со стороны пляжа прекратился.

Совершенно неожиданно на корме появился симпатичный человек со светлыми волосами и в мокром вечернем костюме. Его внимание на мгновение было отвлечено воем полицейских сирен, быстро приближающихся к галеону. Каждый в одно и то же время понял, что он на корабле не один.

На какую-то долю секунды Болан среагировал раньше. Одной рукой выбив длинноствольный пистолет из руки противника, другой схватил его за лацкан пиджака. Болан рванул его на себя, и оба они покатились по палубе, потом вскочили на ноги. В руке Талиферо появился стилет. Болан попытался поднырнуть под его рукой, наносящей удар, но поскользнулся, и острая боль пронзила плечо. Но Болан успел выкрутить Талиферо руку, отбросил его назад к планширу. Еще секунду Талиферо сохранял равновесие, потом опрокинулся назад и полетел в воду.

Стилет торчал из плеча Мака. Он вытащил его, быстро наложил повязку. Рана была колотой и кровоточила не сильно, но работоспособность руки была нарушена.

Слабый голос со стороны океана продолжал вызывать Эль Матадора. Мак не знал, как далеко находится этот голос и сколько может проплыть человек с раной в плече, просто другого выхода у него не было. Он решился и прыгнул в воду. Опять Мак плыл в неизвестность, и только призрачный голос вел его.

Глава 18

ПОСЛЕДНИЙ УДАР

Болан уже не мог пользоваться левой рукой, потому что боль в плече усиливалась. Мак греб одной правой, стараясь плыть точно на далекий голос. Проплыв ярдов пятьдесят, Мак оглянулся назад: мелькали синие огни, были слышны звуки продолжающегося боя.

Мак быстро уставал, дыхание его сбилось. Болану вспомнились рассказы об акулах, издалека чувствующих человеческую кровь. Перевернувшись на спину, он попытался расслабиться и восстановить дыхание. В воде Мак уловил вибрацию от работы мощного двигателя корабля.

Вдруг огромная волна вынесла его наверх, и где-то совсем рядом он услышал голос Торо, быстро отдающего команды по-испански. Мак подумал, не лишился ли он сам рассудка. Потом темная глыба нависла над ним, и шум возбужденных голосов вернул ему чувство реальности. Мака окружили плывущие к нему кубинцы. Кто-то с силой надел на Мака спасательный круг, его куда-то тянули, а потом подняли, положили на что-то твердое, и встревоженное лицо Торо склонилось над Экзекутором. Мак понял, что спасен.

***

Болан лежал на мягких подушках в каюте корабля. Торо прочищал рану на плече Болана чистым спиртом. Болан слабо улыбнулся, наблюдая, как кубинец перевязывает ему плечо.

- Кажется, я немного устал от боев, надо немного отдохнуть.

- А Маргарита, амиго? Болан опустил глаза.

- Она следовала за мной, Торо. Я должен был ее заметить, но... Торо кивнул и объяснил Болану:

- Мы так и думали. Она же кошка, сеньор. Вы даже не почувствуете...

- Была, Торо.

- Сеньор?

Болан сказал глухим голосом:

- Маргарита мертва.

Кубинец посмотрел на Мака долгим взглядом, потом похлопал его по здоровому плечу, поднялся на ноги, сказал что-то по-испански собравшимся вокруг него кубинцами, и, пошатываясь, стал ходить взад-вперед по каюте. Остальные кубинцы, тихо переговариваясь между собой, медленно поднялись наверх.

Болан осторожно встал с кровати.

- Ты же знаешь, как я относился к Маргарите, - обратился он к Торо.

- Да, амиго, я знаю.

Болан нашел пачку коричневых сигарет и закурил.

- Нам стало известно название яхты, на которой находятся твои враги, наконец заговорил кубинец. - Мы подумали, что Эль Матадору нужна такая информация.

- Спасибо. Вы и так рисковали, спасая меня, этого вполне достаточно. Я считаю, что с войной в Майами покончено. Просто сейчас высадите меня где-нибудь на берегу. Торо показал на огоньки, мелькающие вдалеке.

- Вот она, эта яхта, сеньор. Скоро ей придется искать безопасную гавань. Будет шторм. Мы на расстоянии десяти минут хода до наших врагов. Ну как, не передумали?

Болан взглянул в ту сторону.

- Ставки выросли в этой войне. Жизнь Маргариты - слишком большая цена за мою победу.

Кубинец вздохнул и достал из кармана листок бумаги.

- Ты знал, что Маргарита писала стихи? - тихо спросил он.

- Нет.

- Вот это она мне оставила. Матадор, - кубинец пожал плечами. - Наверное, как объяснение. Ты можешь читать по-испански?

Болан покачал головой и глубоко затянулся крепкой кубинской сигаретой.

- Конечно, по-английски стихи звучат немного по-другому, но их можно перевести так:

"С каждым биением сердца мир умирает и возвращается вновь, первозданный и прежний. Каждый из нас учится заново верить в любовь, погибать и сражаться. Каждое новое чувство рождает на свет новый мир, смерть лишь другая реальность, ни больше ни меньше. Каждый твой день - это новый последний поход, каждая ночь - это вечное древнее счастье. И умирать мы готовы достойно, без страха".

Болан долго молчал.

- Скажи мне, Матадор, маленький солдат погиб достойно? - спросил Торо.

- Да.

- Она очень разозлилась на меня, сеньор, потому что я не мог помочь в твоей войне. Болан вздохнул.

- Но, Торо, ведь тебе нужно бороться со своими врагами.

- Давай поживем достойно, Матадор, - кубинец взглянул на далекие огни, хотя бы на короткое время, но вместе? Экзекутор улыбнулся:

- Какое у нас есть вооружение, амиго?

- У нас есть великолепный "ханиуэлл" и личное оружие.

- Корабль всегда так сильно качает?

- Да.

- Надо установить "ханиуэлл".

- Уже сделано. "Ханиуэлл" установлен на палубе.

- Покажи мне.

Торо провел Бодана наверх к тому месту, где когда-то крепилась пятидесятимиллиметровая пушка. На небольшой деревянной платформе стоял "ханиуэлл". Болан кивнул и поспешил скрыться в каюте, чтобы не промокнуть от брызг, постоянно осыпающих палубу.

- О'кей, я согласен. Мне в расчете надо еще пару человек. Какие снаряды в лентах?

- А твое плечо, амиго?

- Все нормально, - сказал Мак. - Так что в лентах?

- Одни только фугасы. Для войны на море...

***

- Отлично. Но на всякий случай нужно добавить и несколько осветительных. Одну ленту сделайте из бронебойных снарядов. Посмотрите, крепка ли у них палуба.

"Мэри Дрю" неторопливо двигалась в направлении к Бискайскому заливу. Сторожевик с кубинцами пересек ее курс в ста ярдах сзади и пристроился в хвост. Боевики, вооруженные легким стрелковым оружием, расположились на палубе, а часть людей заняли позицию в каютах. Торо был в рубке прямо над каютой Волана. Сам Мак, широко расставив ноги, стоял у "ханиуэлла" под шквалом соленых океанских брызг. Он крикнул Торо:

- Какая у нас скорость?

- Около сорока узлов, Матадор.

- Давай сделаем еще один круг и убедимся, что это именно та яхта.

- Си! Так и поступим.

Полуночная яхта светилась сотнями огней. Болан мог различать людей, стоящих под навесом на палубе и толпу пассажиров, с любопытством наблюдающих за приближающимся сторожевиком. "Мэри Дрю" не была классической пассажирской яхтой. Она выглядела более солидно по сравнению с шустрым сторожевиком, плывущим по соседству. Капитанский мостик был высоко поднят, и за рядом квадратных окон, расположенных по бортам от кормы до носа, слабо светилась штурманская рубка.

Ее пассажиры с большим интересом смотрели на старую посудину. Один из них, приветственно махнув рукой, крикнул:

- Эй, на развалине! - все вокруг рассмеялись. Человек в белой форме подошел к краю капитанского мостика, скомандовал в мегафон:

- Не делайте попыток перевода пассажиров. Советую следовать за нами в гавань. Торо ответил:

- Наш перевод, капитан, может быть осуществлен и на море! - сторожевик резко рванулся вперед, обогнал "Мэри Дрю" и сделал дугу.

- Поехали! Вамос! - крикнул кубинец Волану. Бортовые огни потушены, двигатель работал на полных оборотах, сторожевик двигался в каких-то пятидесяти ярдах впереди яхты. Сейчас ветер дул Маку в спину. Он еще раз проверил гранатомет, поводил стволом из стороны в сторону. Показал руками своему расчету, как будет двигаться дуло "ханиуэлла", чтобы они случайно не попали в зону огня. Болан нажал на спусковой крючок, и взрывы загрохотали на уровне главной палубы, затем в дело включились пулеметчики, "Мэри Дрю" оказалась в самом центре огненного шторма. Там царила паника, обезумевшие, ничего не понимающие люди в ужасе бегали по палубе, пытаясь спастись. Некоторые бросились к другому борту. Вскоре с той стороны появился боевой кубинский корабль, расчет Болана вставил новую ленту в гранатомет. Порывы ветра донесли до Мака довольный смех Торо.

На второй заход они вышли со стороны носа. Огни на "Мэри Дрю" уже были погашены. Из всех кают яхты по ним начали вести огонь из автоматов. Болан сосредоточился на ведении стрельбы по капитанскому мостику.

- Подойди метров на сто с подветренной стороны! крикнул Мак Торо.

Кубинец кивнул, и сторожевик в очередной раз развернулся. Снова снаряды "ханиуэлла" проделали свой смертельный путь по палубам "Мэри Дрю", но на этот раз огонь велся в основном по кают-компании и по людям на носу яхты, ответный огонь был таким слабым, что на него уж никто не обращал внимания. Суденышко разворачивалось для новой атаки.

Рана Мака стала вновь кровоточить, левая рука бессильно повисла. "Мэри Дрю" вся уже горела, особенно страшный огонь бушевал в рубке управления и в рулевой.

Торо крикнул:

- Думаю, ты вырубил рулевую, Матадор! Ее болтает, как щепку! - он снизил обороты двигателя, поддерживая лишь самую необходимую скорость. - Похоже на звуки труб, сеньор, кавалерия приближается!

Болан повернулся, пристально вглядываясь в темноту. Где-то ярдах в пятистах сзади по курсу к ним быстро приближались две разноцветные точки.

- Полицейские катера? - выкрикнул Болан. Торо покачал головой.

- На этот раз нет, амиго. С этими мы уже не раз играли в кошки-мышки. Это береговая охрана.

Сторожевик увеличил обороты, они стали быстро удаляться от горящего судна.

Болан бросил последний взгляд на "Мэри Дрю". Группа людей столпилась на шлюпочной палубе, лихорадочно пытаясь спустить на воду спасательный бот, но для Бодана это уже не представляло никакого интереса. Он посмотрел на небо.

- Шторм настигнет нас, Матадор, - Торо словно прочитал его мысли.

***

Болан направился к Торо в рулевую. Между тем один из патрульных катеров, по-видимому, поспешил на помощь "Мэри Дрю", а другой стал преследовать удаляющийся сторожевик. Болан поинтересовался:

- Ну, а сейчас что будет, амиго?

- Мы поиграем в прятки с радаром этих вояк, Матадор. Может, мы оторвемся от них в шторме, может, они вымотают нас так, что кончится горючее. Не волнуйся. Мы оторвемся от них на достаточное время, чтобы превратиться в мирных рыбаков.

Болан взглянул на свою одежду.

Торо рассмеялся.

- Сомневаюсь, что тебя можно принять за простого рыбака, Матадор. Мы высадим тебя на берег у Голливуда, мой друг. Там ты будешь в безопасности.

- Мне нелегко бросить вас, Торо. Может, когда-нибудь мы встретимся вновь и я помогу тебе.

- Мне бы этого хотелось, Матадор.

Болан спустился вниз и попрощался с остальными солдатами. Торо вышел проводить друга. Он крепко пожал Маку руку:

- Адиос, Эль Матадор.

- Адиос, Эль Сольдато Гранде, - прошептал в ответ Болан, потом ступил на край палубы и прыгнул вниз, в бурлящую воду, Минут через десять Мак доплыл до берега и лег на песок, тяжело дыша. Его окружила толпа людей. Болан, оказывается, ворвался в самый разгар веселья группы нудистов. Абсолютно нагая блондинка с распущенными волосами и беззастенчивой улыбкой удивленно воскликнула:

- Ого! Этот крутой парень живет на земле, в воздухе и воде!

Болана со всех сторон обступили обнаженные молодые люди, рассматривающие пришельца с нескрываемым любопытством. Вдалеке светились стадионные прожектора, оттуда неслись усиленные электроникой звуки странной музыки.

Болан с трудом встал на ноги, прижимая горящую от боли руку к груди. Он чуть не свалился на землю, но к нему подскочил голый парень с роскошной бородой и подхватил Мака под руки.

- Не дергайся, парень, я донесу тебя.

ЭПИЛОГ

Капитан Хэннон знал абсолютно точно, что ему никогда не станут известны все детали того фантастического дня в Майами. Но того, что он знает, и так вполне достаточно для философских рассуждений.

Съезд мафии в его городе был разгромлен, городской морг графства переполнен, а полицейские наряды в больницах были увеличены втрое для охраны целых двух этажей с ранеными мафиози. Все оставшиеся в живых были арестованы, и им пришлось давать показания, ставшие достоянием широкой общественности.

Хэннон подумал, что скорее выпадет снег на пляже Майами, чем мафия снова решится провести свое сборище в этом городе. Естественно, Болана и след простыл, но упорно ходили слухи об одном высокопоставленном полицейском, не скрывающем радости, что Волану, как всегда, удалось улизнуть из объятий закона. В глубине души капитан был чрезвычайно рад именно такому исходу событий.

Сейчас глава команды "Д" изучал рапорт береговой охраны о происшествии на "Мэри Дрю". Согласно ему патрульный катер "Освего Бей" пришел на помощь горящей яхте.

Корабельная команда продолжала утверждать, что яхта загорелась от удара Молнии, после чего взорвался запас пиротехнических средств, доставленных на борт для развлечения пассажиров. Офицеры корабля не могли объяснить происхождение многочисленных повреждений и боевой характер ранений 52 пассажиров. В еще одном любопытном документе сообщалось, что патрульный катер "Джарвис" обнаружил в том же районе команду кубинских рыбаков на судне, переделанном из бывшего сторожевого. За ним была организована погоня, настигшая кубинцев в самый разгар тропического шторма.

Судно было выдворено в нейтральные воды. В рапорте с "Джарвиса" указывалось, что его капитан и офицеры подозревают этот бывший сторожевик в причастности к происшествию на "Мэри Дрю" и что против капитана можно выдвинуть обвинения в грубом нарушении правил международного мореплавания за "неоказание помощи судну, терпящему бедствие". В рапорте также сообщалось, что сторожевик находился даже в большей опасности, чем "Мэри Дрю", ввиду приближающегося шторма и очевидной неопытности экипажа.

Маку Волану исход операции в Майами не принес ничего, кроме чувства опустошенности. По его мнению, удар в самое сердце мафии не достиг цели. К тому же он потерял самого стойкого солдата. Только через какое-то время он поймет и осознает степень потерь, нанесенных им противнику.

Сейчас Мак с интересом принялся за изучение толстого бумажника, переданного ему неким начальником из федерального правительства.

Бумажник был полностью водонепроницаемым, и все его "внутренности" отделаны пластиком. Тим находились новый паспорт с фотографией Болана, кредитные карточки, банковские документы и необходимый набор личных документов.

Бумажник содержал сведения о деятельности мафии за пределами страны, о каналах поступления наркотиков через Северную Африку и Францию, секретные банковские счета в Англии, данные по контрабанде в различных странах.

Болан усмехнулся, когда понял подлинный смысл этих сведений. Они хотят экспортировать Экзекутора!

Симпатичная блондинка нежными руками меняли повязку на плече Мака, глядя на него восхищенными глазами. Шторм к тому времени уже заканчивался, юноши и девушки, собравшиеся в большой палатке, негромко обсуждали новости музыкального фестиваля. Мак продолжал вертеть бумажник, потом быстро засунул его за пазуху. Возможно, в скором времени Экзекутор выйдет на международную арену. Его война продолжится на старом континенте, в Европе. А пока он может позволить себе расслабиться и отдохнуть, впервые за весь этот сумасшедший, невероятный день.


home | my bookshelf | | Бойня в Майами |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 3
Средний рейтинг 4.3 из 5



Оцените эту книгу