Book: Четверг отмщения



Четверг отмщения

Дон Пендлтон

Четверг отмщения

Глава 1

Бледный рассвет едва начинал вырываться из цепких объятий ночи. Единственным опознавательным знаком в конце грунтовой посадочной полосы была сигнальная мачта с полосатым матерчатым конусом, указывающим направление ветра. Вглядываясь вниз, Гримальди на бреющем полете сделал круг над примитивным аэродромом. Прежде чем спрятать оружие под куртку, Болан проверил обойму «беретты» и принялся изучать незнакомую местность.

Среди болот, заросших травой, он вдруг различил островок длиной в несколько сот метров и шириной метров в сто пятьдесят, совершенно голый, хотя тренированный глаз Мака тотчас же обнаружил некоторые следы человеческой деятельности — верный признак того, что кто-то еще совсем недавно пытался возделывать этот торчащий над водой клочок суши. Из всех сооружений здесь, в самом центре Эверглейдс, на юге Флориды, сохранилась лишь фунтовая посадочная полоса да еще хлипкий причал на северной ее оконечности, к которому были привязаны два жалких суденышка. Рядом на берегу лежала вытянутая на сушу болотная баржа. Болан различил пять человеческих фигурок на площадке у причала. Чуть дальше, километрах в полутора к западу, две плоскодонные баржи приближались к островку, продираясь сквозь высокую траву, которой заросла узенькая протока. С островка плоскодонки были практически не видны.

— Сейчас начнется праздник, — прокричал Болан на ухо своему пилоту.

— Они сказали — на рассвете, — отозвался Гримальди. — Садимся?

— Да, — кивнул Болан.

«Сессна» заложила крутой вираж, и Гримальди вывел ее точно на середину посадочной полосы.

Праздник смерти... Болан отчетливо чувствовал его приближение, и это ощущение обжигало кожу, словно раскаленный ветер пустыни, сушило губы, будто соленый дождь, и разъедало легкие, точно горький дым...

Да, смерть бродила неподалеку, неминуемая и почти осязаемая...

Впрочем, Болан и его пилот вполне могли бы уклониться от встречи с ней, если бы не пять крохотных фигурок внизу. Для них все было предрешено, а значит — и для Болана, который как раз должен был сеять смерть, а не бежать от нее.

— Заметил «Дьявольскую команду»? — спросил Гримальди, снижая самолет.

— Да, в полутора километрах к западу.

— О'кей. Осторожно, мы садимся. Может здорово тряхнуть, так что рекомендую покрепче стиснуть зубы.

Но на удивление посадка оказалась мягкой — для такого рода посадочных полос земля оказалась хорошо утрамбованной и выровненной. «Сессна» пробежала всего треть полосы и, потеряв скорость, остановилась, после чего развернулась на север — туда, где стояли встречающие.

И какие встречающие! Настоящие дети. Их было пятеро: три паренька и две девчонки.

Гримальди даже зубами заскрипел, когда их увидел:

— Черт побери! Нет, вы только на них поглядите! Можно подумать, здесь обыкновенный детский сад! Что они себе думают?

— Во Вьетнаме гибли парни и девушки моложе этих, — ледяным тоном оборвал его Болан.

— Вообще-то, конечно, но... Среди них даже две девчушки!

— Я уже ничему не удивляюсь, — проворчал Болан, спрыгивая на землю.

Красивые девчушки, ничего не скажешь. Подвижные, улыбчивые, полные восторга от того, что наконец-то участвуют в настоящем приключении. Глазки их заблестели, а маленькие, туго обтянутые джинсами попки так и заплясали, лишь только они двинулись навстречу вновь прибывшим.

Парни — сущие мальчишки, вовсе не похожие на типичных малолетних хулиганов. Им бы оказаться сейчас в каком-нибудь скаутском лагере или на площадке для игр — такие они были живчики. Ну разве может с эдакими ребятами стрястись какая-то беда?! Нет, конечно, они были уверены в этом. Вся жизнь для них пока еще сохраняла очарование сплошной, безостановочной игры. В конце концов, чем они рисковали? Максимум — потерять обещанные им двести тысяч долларов, и только. Так, скорее всего, они полагали.

Наивные сопляки. Но ничего, учиться никогда не поздно.

Размахивая у них под носом «береттой», Болан спокойно приказал:

— Быстро в самолет. И никаких вопросов.

Радостные улыбки мигом сменило выражение тревоги, во взглядах застыл немой вопрос. Но все пятеро так проворно забрались в самолет, что дважды повторять приказание не пришлось.

Безусловно, они сейчас были уверены: случилась какая-то неувязка, какой-то достаточно серьезный сбой, из-за которого все вдруг пошло насмарку. Да, теперь уж точно: не видать им двухсот тысяч баксов как своих ушей, и хорошо еще будет, если они не загремят прямиком в тюрягу. Двести тысяч, подумать только! Хана большой игре...

Гримальди сбросил на землю два пакета, отдавая отрывистые команды своим новым пассажирам. Он быстро развернул «Сессну» на взлетной полосе, чтобы в любой момент можно было взлететь.

Оба пакета казались абсолютно одинаковыми, но только внешне. В одном находился первоклассный кокаин, стоивший по ценам черного рынка гораздо больше, нежели двести тысяч баксов, а в другом — две осколочные гранаты и маленький автомат типа «узи» с двумя поясами запасных магазинов.

Болан перенес пакеты поближе к причалу. Он как раз вскрывал тот, где лежало оружие, когда в его нагрудном кармане запищал миниатюрный приемник. Болан вытащил антенну и немедленно ответил:

— Страйкер на связи!

Несмотря на рокот двигателя набирающего высоту самолета, из динамика рации до него донесся голос Гримальди:

— Они в ста восьмидесяти метрах от причала, в камышах. Спарка приближается, Страйкер. Я насчитал по четыре на каждой.

Это означало: две баржи, восемь стволов, «Дьявольская команда». Эти слова шепотом произносили по всему Эверглейдс и вдоль побережья Флориды, вспоминая жестокие забавы былых времен. Только нынешние грабители — современные пираты — действовали с особой, неслыханной доселе дикостью.

Но сегодня «Дьявольской команде» предстояло столкнуться вовсе не с желторотыми безоружными юнцами, не имеющими ни малейшего представления об уготованной им участи. Нет, на этот раз дьяволу предстояла встреча с Палачом...

— О'кей, — отозвался Болан. — Никакой паники там, наверху, и глядите в оба!

— Нет проблем, — ответил Гримальди. Задумчиво улыбаясь, Болан выключил передатчик.

Гримальди зарекомендовал себя верным товарищем и союзником, способным оказать большую помощь в его войне. Будучи пилотом мафии, Джек однажды чуть было не отправил Болана на тот свет. Это случилось в Пуэрто-Рико. Впрочем, Болан тоже разок попытался угробить своего будущего друга. Ирония судьбы: непримиримые враги, они по странному стечению обстоятельств стали в итоге друзьями, и помощь Гримальди позволила Болану вести войну против мафии с еще большим размахом. И немудрено: Гримальди мог заставить летать практически все, что имело крылья. Болан очень быстро заметил, что Гримальди отнюдь не испытывает безграничную любовь к своим хозяевам, и в результате пилот стал для него бесценным источником информации. Но главное, у Гримальди был большой боевой опыт, и в любой сложной ситуации он вел себя как солдат, на которого можно положиться. Именно благодаря связям, которые Гримальди еще поддерживал с мафией, Болан своевременно узнал, где надлежит нанести очередной удар. Итак, Флорида... Похоже, простым пиратством вкупе с контрабандой дело здесь не ограничивалось — это была только верхушка айсберга...

Так, впрочем, всегда случалось и в других местах.

Наконец среди высокой травы появились хищники. На каждой барже стояло по пулемету, а сами пираты были вооружены до зубов. Они явно проводили подобную операцию не в первый раз. Да, именно так: выполняли обычную для них работу, настолько привычную, что некоторые из них откровенно скучали...

Когда баржи подошли к берегу метров на пятьдесят, один из головорезов схватил рупор и прокричал: — Спокойно, мистер. Не дергайтесь. И без паники. Все будет в порядке.

Болан был спокоен и вовсе не собирался паниковать. Он отлично знал, что все пройдет как нельзя лучше. Засунув обе руки в мешок с оружием, он, не торопясь, вынимал чеку из гранаты, взрыватель которой был выставлен на десятисекундную задержку. Едва пираты приблизились метров на двадцать, он подбросил эту миленькую штучку в воздух — в сторону барж.

На борту посудин реакция была почти такой же, как и во время засад на тропе Хошимина — паника взяла верх над разумом, и каждый действовал по принципу: спасайся, кто может!

Некоторые пираты попрыгали в воду, другое растянулись на дне барж, тщетно пытаясь найти там укрытие. Один из пулеметов развернулся и вспорол небо длиннющей очередью. И все это — за каких-то десять секунд.

Стоя рядом с причалом по колено в поросшей ряской воде, Болан прикидывал зону обстрела, которую обеспечивал его «узи», когда над баржами на небольшой высоте взорвалась граната. Одно из суденышек встало на дыбы и опрокинулось, вывернув в воду весь свой экипаж. На втором загорелся бак с топливом, к тому же на нем погиб рулевой. Какой-то пират стоял по пояс в воде, потрясая перед собой огромным револьвером, и с ужасом озирайся по сторонам. Короткой очередью Болан прошил ему наискосок всю грудь: удары пуль на добрый метр отбросили головореза назад, и его тело стало погружаться в цветущую воду. «Узи» снова загрохотал, и его свинцовые послания настигли двоих ошалелых пловцов, которые пытались укрыться в высокой болотной траве.

В живых остался только один бандит с кровавым пятном на спине — он тщетно старался взобраться на опрокинутую баржу.

Болан оставил его в покое и перенес огонь на вторую баржу, объятую пламенем. Секунду спустя она взорвалась, и ее горящие обломки обрушились на вспененную взрывом воду. Когда Болан снова повернулся к первой барже, человек с кровавым пятном на спине добрался до болота и теперь продирался сквозь камыши метрах в ста от берега.

Вот и все, что остаюсь от пиратов...

Болан включат передатчик.

— Здесь все расчищено, остальное за вами. Ответ последовал незамедлительно:

— Вижу его. «Летучий Змей» берет его на себя.

С горькой улыбкой на губах Болан выключил передатчик. Собрав свое снаряжение, он столкнул на воду баржу, которую подростки оставили на берегу, после чего запустил двигатель, окинул взглядом окрестности и направился прочь от проклятого места.

Странное место для начала операции... Но исключительно удачно выбрано для исполнения черных замыслов «Дьявольской команды». Сколько же людей, наивно поддавшихся на их обещания, они успели завлечь на такие вот заброшенные островки, а затем пустили на корм крокодилам?

Много, слишком много.

Четверг. Рассвет. До обидного серенький для великого дня, которому суждено стать свидетелем разгрома исключительно мерзкой империи...

Четверг, день пекла... День мщения. А заря еще только начинала заниматься над землей.

Глава 2

Американское правительство поручило Гарольду Броньоле возглавить официальную комиссию по борьбе с организованной преступностью. Это произошло вскоре после того, как Мак Болан начал свою личную и неофициальную войну против мафии. И все время, пока длилась эта кровопролитная кампания, Болан поддерживал с Броньолой негласные союзнические отношения, обменивался полученной информацией, а порой даже сражался плечом к плечу. Впрочем, Броньола был отнюдь не в восторге от того, что ему приходится поддерживать тайные отношения с человеком, числящимся преступником номер один в списках ФБР. Тут сплелись воедино и профессиональная этика, и сугубо личные отношения. Для Броньолы, человека крайне совестливого, союз с Боланом был очень обременительным в моральном плане и являлся источником постоянных внутренних переживаний, которые достигали порой поистине драматического накала.

Правда, один раз Броньола без колебания открыл огонь по Болану — объекту его восхищения, почитания и любви. Да, он любил Болана, как брата. И в том, что Палач остался в живых, не было ни заслуги, ни вины Броньолы — просто так распорядилась судьба. И что поразительно: Болан сумел понять и простить его и вел себя в дальнейшем так, словно вообще ничего не произошло. Хотя... что ж тут невероятного? Слишком уж неординарным человеком был Болан, и это следовало помнить всегда.

В определенном смысле Болан был чистейшим анахронизмом, эдаким воплощением героя, который родился в свое время: во имя собственных идеалов он был способен выдерживать любые физические и моральные перегрузки и при необходимости даже пожертвовать собой. В наши дни такие люди почти уже не встречаются...

При всем при том Мак отнюдь не являл собой холодный кусок льда.

Во время войны во Вьетнаме друзья говорили о нем:

— Сержант — беспощадный боец, но в то же время — сердечный парень.

Да, Болан, заслуживший кличку Палач еще во вьетнамском аду, был известен там же, особенно в медсанбатах и вспомогательных отрядах, под именем «Сержант Милосердие».

Как-то хирург одного из полевых госпиталей сказал:

— Этот Болан в одиночку сделал для пропаганды американских идеалов среди вьетконговцев больше, чем все известные официальные программы.

Случайно стало известно, что Палач, непревзойденный специалист по операциям в тылу врага, отправляясь на задание, систематически таскал с собой медикаменты и транквилизаторы, которые раздавал гражданскому населению, в первую очередь страдавшему от дикостей войны.

— Сколько раз, — продолжал хирург, — он приносил на своих плечах какого-нибудь старика или умирающую женщину да еще пару детей под мышкой!.. Этот парень обладает невероятной физической силой и волей. Все слышали о том, как он тридцать километров тащил на себе раненого ребенка под ураганным огнем вьетконговцев. При этом он еще ухитрился обработать рану и перевязать ребенка, святой — с пистолетом в одной руке и гранатой в другой, но всегда готовый отбросить их в сторону, чтобы протянуть руку помощи попавшему в беду человеку.

Святой с обагренными кровью руками...

Для Гарольда Броньолы столь сложный и неоднозначный человек становился зачастую источником трудноразрешимых моральных проблем. Иногда в минуты отчаяния у шефа федеральной полиции появлялось такое чувство, будто он ходит по лезвию бритвы, рискуя вот-вот сорваться в пропасть. Даже теперь, когда Белый дом оказывал им неофициальную поддержку, Броньола с тяжестью на сердце выполнял возложенную на него миссию гаранта проведения этой исключительно кровопролитной операции.

Болан, безусловно, все прекрасно понимал и первый послал Броньолу ко всем чертям. С того момента, как началась его последняя экспедиция в ад, он неоднократно пытался отделаться от своего высокопоставленного друга.

— Не путайся у меня под ногами, Гарольд! — только и твердил он.

Но, Бог мой, как можно бросить на произвол судьбы такого парня?! Слишком велика ставка в игре. Речь шла не только о жизни самого Болана и не об искоренении небольших очагов вновь возрождающейся организованной преступности. На карту была поставлена стабильность пришедшей к разумному равновесию международной обстановки, а также судьба свободной Америки в раздираемом противоречиями мире. Такой человек, как Болан, мог склонить чашу весов в любую сторону. Весь нажитый им жизненный опыт подвел его к тому историческому моменту, когда человек и ситуация сливаются в одно целое и тем самым могут повлиять на ход событий, способствуя продвижению нации в определенном направлении. Именно Мак Болан, а не регулярная армия, являлся силой, способной совладать с трагичнейшей проблемой нашей эпохи — с международным терроризмом.

Так что ставка в игре была поистине колоссальной.

Теперь свою основную задачу Броньола видел в том, чтобы после завершения кровавого похода поставить Мака Болана перед Президентом живым и невредимым. Нелегкая задача, если тебе все время повторяют: «Не путайся у меня под ногами!»

А тут положение усугубляется присутствием еще одного человека, более или менее тесно связанного с проведением операции. И сейчас этот человек нервно расхаживает взад и вперед, бросая раздраженные взгляды на огромную карту района Эверглейдс. И словно в насмешку над ними всеми, данный человек работает под руководством Броньолы в его собственном департаменте!

Но некоторым людям мало просто работать под чьим-то руководством, особенно если такой человек — женщина!..

Да, именно так. Причем женщина, лично заинтересованная в удачном исходе операции. Она больше походила на модель из журнала «Вог», чем на офицера федеральной полиции, и сейчас, похоже, ничто не волновало ее так, как судьба Мака Болана.

— Да перестаньте же дергаться, черт побери! — не выдержал Броньола. — Какой от этого прок?

— Мне — никакого, — ответила Роза Эйприл. — И ему, думаю, тоже. Но он не выходит на связь...

— Спокойно! — оборвал ее начальник федеральной полиции. — Рассвело всего лишь час назад. Дайте ему немного очухаться!

— Одного часа более чем достаточно, чтобы отправиться на тот свет, — вздохнула Роза. — Вы когда-нибудь находились с ним рядом в бою? Ведь все совершается чертовски быстро, когда за дело берется Страйкер.



Страйкер, естественно, был не кто иной, как Болан. Бюрократическое лицемерие требовало, чтобы его никогда не называли настоящим именем, тем более, когда ему оказывалась неофициальная поддержка полиции. Можно подумать, что использование клички придавало законный характер тому, чем занимался Болан...

— К сожалению, вы правы, — согласился Броньола, не в силах скрыть тревогу. — Дадим ему еще полчаса, и если за это время он не выйдет на связь, я всех подниму на ноги.

— А почему бы сразу не сделать это?

Роза была обольстительной девушкой: яркая брюнетка, высокого роста, с фигурой, от которой у всякого нормального мужчины тотчас голова пошла бы кругом... Но при этом Роза Эйприл могла проесть плешь любому и порой бывала чересчур требовательна даже к собственному начальству.

— Возьмите себя в руки, — мягко произнес Броньола. — Я понимаю ваши чувства, но они не должны преобладать над разумом. У нашего общего друга свои представления о времени, и не нужно ему мешать. Если вы хотите хоть что-то значить в его жизни, запомните это раз и навсегда.

— Господи, разве можно такое существование назвать жизнью? — трагически прошептала она. — Это просто какая-то форма постоянного умирания, постоянной готовности к небытию...

Тут уж было трудно что-либо возразить ей.

Но Болан все равно не согласился бы с ней. Недаром в самом начале своего личного дневника он записал: «Человек живет настоящей жизнью лишь тогда, когда у него есть идеал, за который стоит отдать жизнь».

Броньола сочувственно посмотрел на встревоженную девушку:

— Ну что ж, Роза, радость моя, значит это существование вам и придется разделить с ним: найти счастье в постоянной готовности к небытию.

— Боюсь, он никогда не пойдет на такое, — с горечью ответила она.

Шеф федеральной полиции ободряюще улыбнулся и по-отцовски обнял Розу за плечи.

— Нынешнее задание Страйкера не из тех, которые можно с кем-либо разделить, — мягко сказал он. — Особенно с тем, кого любишь. Попытайтесь об этом не забывать. В конце концов ваша и моя работа как раз и заключается в том, чтобы помочь ему обрести в жизни нечто такое, что стоило бы разделить с близким человеком.

— А что, по-вашему, я делаю? — пробормотала Роза.

— Тогда первый способ помочь ему — понять его, уважать его поступки и позволить ему действовать так, как он считает нужным. Он знает, что делает, и делает это чертовски хорошо. Своей чрезмерно плотной опекой вы только заставляете его излишне рисковать. А это именно то, чего мы не можем себе позволить.

— Иными словами, я должна принимать его таким, каков он есть? Вы это хотите сказать? Даже если мне не останется ничего другого, кроме как любить его искромсанный, изрешеченный пулями труп?

— Совершенно верно, — кивнул Броньола, отводя взгляд в сторону. — Осталось-то всего несколько дней. И уж дадим ему возможность довести дело до конца.

Терпеть... Опять терпеть! Ну ладно. Да и что еще ей оставалось? Броньола знал, до чего ей нелегко, но ведь и он страдал. Разве не любил он Мака Болана, как брата? С человеком, подобным Палачу, он и впрямь готов был взглянуть в лицо смерти и, вероятно, был бы горд, если бы ему сказали, что он будет лежать в одной могиле со своим удивительным другом...

Гарольд Броньола давно уже стал философски относиться к жизни и смерти. Его мысли во многом перекликались с тем, что думал о войне Болан. В общих чертах эту позицию можно выразить так: человек по-настоящему умирает в тот день, когда судьба человечества становится ему безразлична.

— Пошли, — вдруг произнес Броньола, словно повинуясь неведомому внутреннему импульсу.

— Значит, мы все-таки не будем ждать?

Да, именно это и подразумевал Броньола. Статус потенциального смертника — крайне неприятная штука, возможный близкий конец не устраивает никого. Но ждать, когда список «действительно мертвых» пополнится еще одной фамилией, было просто невыносимо.

Глава 3

Во Флориде наркобизнес — ввоз, доставка, продажа и перепродажа ядовитого зелья — всегда считался самым доходным делом. Полиция без устали охотилась за наркодельцами и все же вынуждена была публично признать, что ей удается перехватить не более десяти процентов нелегально ввозимых наркотиков — и это при том, что в борьбе с преступными дельцами объединили свои усилия федеральная полиция, полиция штата Флорида и муниципальные полицейские. Наркобизнес приносил ежегодно многомиллиардные прибыли. И не требовалось семи пядей во лбу, чтобы подсчитать степень риска, которому подвергали себя охочие до прибыли торговцы наркотиками. Но риск этот был просто смехотворным по сравнению с их барышами. Нечего удивляться, что эту золотую жилу стремились разрабатывать все новые и новые охотники до легкой наживы. Следует, правда, уточнить: в основном в наркобизнес лезли дилетанты из деклассированных слоев общества, зато верховодили ими профессионалы.

Любой уличный мальчишка быстро постигал эту науку, едва перед ним начинала маячить перспектива неплохо заработать. Некоторые из таких «мальчишек» со временем изловчились сдать, а кое-кто даже с отличием, экзамен на звание профессионального преступника. Как правило, такое крещение проходило в кровавой купели, и чем изворотливее и беспощаднее был экзаменующийся, тем больше крови проливалось при его крещении.

Болан отлично знал все тонкости торговли наркотиками, а также то, что профессиональные наркодельцы куда меньше рискуют своей шкурой, чем начинающие любители. У входящего в организацию профессионала имелся всего один шанс из ста попасться с поличным. Но даже если кого-либо и удавалось замести, в девяноста случаях из ста дело до тюрьмы не доходило. Профессионал мог спать спокойно.

Короче, наркобизнес был исключительно прибыльным делом для его воротил. А при таком положении дел, когда тысяча акул делит добычу, неизбежно должна появиться какая-то особенно жадная и свирепая особь, которая попытается завладеть всем в одиночку. Простому любителю тут, как говорится, делать нечего — он обречен на поражение, тем более, что в игре, подобной этой, за проигрыш всегда приходится расплачиваться кровью.

Так вот, в последнее время во Флориде вдруг резко возросло число проигравших.

Дело осложнялось тем, что преступный мир постоянно выдвигал из своей среды собственных копов, работавших гораздо эффективнее, нежели официальная полиция. Эти копы отлично знали все тонкости наркобизнеса, все перевалочные базы, источники наркотиков, и всех посредников и, чтобы и впредь оставаться хозяевами положения, не жалели денег, чтобы в любой момент разделаться с теми, кто не желал играть по их правилам.

А тут еще какой-то умник решил тряхнуть стариной и действовать по методам, весьма популярным среди гангстеров еще в пору сухого закона, когда многие главари банд сколотили колоссальные состояния, проворачивая все свои дела через подставных лиц. И теперь, похоже, игра во Флориде велась именно по такому образцу.

Любители на свой страх и риск добывали наркотики и ввозили их на территорию штата. Тогда-то неведомый умник и проявлял себя: он попросту убирал посредников и захватывал товар. В сущности, игра без проигрыша. Тонкая работа.

Болан был убежден, что сложившаяся ситуация вписывается в этот сценарий. Вне всякого сомнения, Гримальди отлично знал, где проходили переговоры о поставке товара, как и куда он будет доставляться на территории штата. Пилот выучил путевой лист наизусть.

Пираты могли нанести удар в любом месте, при условии, конечно, что товар уже прибыл.

Однако Гримальди притормозил реализацию программы, прервав четко отлаженную цепочку посреднических операций, в результате чего Болану пришлось выступить в роли громилы на затерянном среди болот островке. По той же причине пятеро ничего не смыслящих в наркобизнесе подростков избежали участи, уготованной им пиратами.

Они сидели на земле у входа в маленький ангар и, переговариваясь вполголоса, пили баночное пиво. При виде Болана они умолкли и уставились на него. Тот прошел рядом с ними, не проронив ни слова, только приветственно махнул рукой. Гримальди сидел за шатким столом в глубине ангара и внимательно изучал карту местности, пытаясь с помощью карандаша и циркуля проложить очередной маршрут. Пилот поднял глаза на Болана и кисло улыбнулся:

— Думаю, мы наткнулись на их главное логово.

— Ну и что дальше? — спокойно спросил Болан.

Гримальди обвел карандашом кружок на карте и пояснил:

— Человек с кровавым пятном на спине направляется прямиком сюда, вот на этот островок. Клочок земли диаметром метров восемьсот. Я там засек два довольно больших здания и еще с дюжину домишек поменьше, разбросанных вокруг лагуны на западном берегу. Возможно, это самый обыкновенный пруд, не знаю. Я не сумел зайти под нужным углом, так как боялся, что меня засекут. В конце концов, неважно пруд это или лагуна. Главное — поселок расположен у самого берега.

Болан взглянул на карту и спросил:

— А что это за большой остров на севере?

— Здесь, — ответил пилот, широко улыбаясь, — владения Томми Сантелли. Помните, я рассказывал, что в последний раз он вложил свои капиталы в сахарный тростник?

— Гм-м-м, — пробурчал Болан.

— Этот остров, — продолжал Гримальди, — целиком принадлежит Томми. Я туда отвозил кое-кого несколько месяцев назад. Сантелли как раз только-только купил плантацию. Бьюсь об заклад, ему принадлежит и вся лагуна. Тут сплошное мелководье — до острова можно добраться вплавь или даже вброд. Но я, по правде говоря, не рискнул бы: здешние места — настоящий рай для крокодилов, да и змей хватает.

— Ты уверен, что тот тип выбрался на маленький островок?

— Как и в том, что дважды два — четыре. Он ранен. Я сам видел: двое парней тащили его к баракам.

— А вас не засекли?

— Маловероятно. Я заходил со стороны солнца, а тот ублюдок вообще был не в состоянии что-либо заметить. Он еле добрался до острова. Нам еще здорово повезло, что он не загнулся по дороге.

— А подростков не удивил твой бреющий полет?

— Вряд ли. Уж очень они были ошарашены.

— Так что, с ними — никаких проблем?

Гримальди улыбнулся:

— Ну как сказать. В принципе — да. Но берегитесь высокой блондинки. Она строила глазки и всячески пыталась меня обольстить.

Болан насмешливо взглянул на друга:

— Надеюсь, несмотря ни на что, ты стойко держался?

— Долг превыше всего, — хмыкнул Гримальди. — Впрочем, они довольно симпатичные ребята. Пока они не знают, что их ждет, и задаются вопросом: повезло им или же наоборот, впереди маячат большие неприятности? Я им дал шесть банок пива и посоветовал не дергаться. Да им ничего другого и не остается.

— Почему же? Пусть благодарят Небеса, что им так повезло, — пробормотал Болан. — Исключительно достойное занятие.

— Ну, это-то до них, наверняка, дошло. Они же сами все видели. Потому-то так обалдели.

— Ты с ними уже переговорил?

— Нет. Это удовольствие я решил оставить тебе, Мак.

Болан вздохнул и, закурив, посмотрел на карту. После долгого раздумья он пробормотал:

— Кажется, нам придется обращаться за помощью к «Алисе». Ты не смог бы это сделать?

«Алисой», естественно, был Гарольд Броньола, который ждал условленного сигнала, чтобы ввести в дело силы федеральной полиции.

— Как тебе будет угодно, — ответил Гримальди. — Что мне делать? Только вызвать его на связь?

— Да, этого пока будет достаточно.

— Ты не хочешь с ним переговорить?

— Не сейчас, — уклончиво ответил Болан.

В последнее время его отношения с Броньолой приобрели несколько натянутый характер, и все из-за того, что Болан скептически относился к тому будущему, которое готовили ему Броньола и прочие чиновники в Вашингтоне. По этой причине он и не хотел сейчас разговаривать со своим давним приятелем из «страны чудес» на берегу Потомака.

— Ладно, — кивнул Гримальди, — я только введу его в курс последних событий и попрошу не слишком усердствовать со своими парнями.

— Да. Минимум прыти с его стороны. Нам нужна максимальная свобода действий, — отозвался Болан и вышел из комнаты, чтобы побеседовать с подростками.

Те только того и ждали. Едва Болан появился на пороге, они тотчас вскочили на ноги, с тревогой глядя на высокого широкоплечего человека с серо-голубыми колючими глазами. Болан спросил вполне миролюбиво:

— С вами все в порядке?

Они ожидали услышать что угодно, но только не это. Вопрос Болана их явно озадачил, а потом высокая блондинка твердо произнесла:

— Конечно, все в порядке. Но хотелось бы знать, что тут происходит.

Стоявший рядом с ней тощий сопляк добавил:

— Нас арестовали или как? А что с Люком?

Люк был шестым членом их компании.

Болан успокаивающе кивнул.

— У Люка все нормально. Сейчас он в Кей Вест. Вас никто не арестовывал Я не фараон.

— Тогда кто вы такой? — спросила блондинка. Пропустив ее слова мимо ушей, Болан в свою очередь задал вопрос:

— Который из вас Дэвид Джонсон?

Тощий подросток поднял руку вровень с плечом. Болан расстегнул рубашку, вытащил из-за пазухи пачку денег и протянул ее пареньку.

— Вот сумма, которую вы уплатили за товар.

Паренек буквально прирос к земле.

— Что... как... — только и смог вымолвить он.

— Я у вас все покупаю, — объяснил Болан.

Блондинка пробормотала что-то невразумительное, а все остальные от изумления вообще не смогли выговорить и слова.

Болан продолжал:

— Расходы на ваше безрассудное предприятие придется списать по статье «убытки». Тут уж ничего не попишешь. Радуйтесь, что дешево отделались. Но если еще раз вздумаете пуститься на подобную авантюру, значит, действительно, мозгов в ваших головах не больше, чем у мокриц. А теперь возвращайтесь по домам и в темпе. Баржа стоит у западной оконечности острова.

Не говоря больше ни слова, он вернулся в ангар. На пороге он задержатся и бросил взгляд через плечо: все исчезли... Вернее, почти все — высокая блондинка шла за ним следом. Впервые Болан внимательно посмотрел на нее и только тут заметил, что она несколько отличается от остальных. Во-первых, она была постарше, а во-вторых, очень смуглая: такой загар, как правило, имеют люди, уже давно привыкшие к южному солнцу. У заезжих туристов, даже если они подолгу жарятся на солнцепеке, кожа все равно светлее.

— Я же сказал, чтобы вы сматывались отсюда, — рявкнул Болан.

— Да хватит вам выступать, — ответила она, не повышая голоса. — Я просто хочу знать, в какую игру вы играете. Вы из отдела по борьбе с наркотиками?

— А вы? — в тон ей отозвался Болан.

Она тряхнула головой и улыбнулась:

— Я — простая девчонка, которая только и ждет, с кем бы удачно съездить на рыбалку.

— Моя рыбалка не больно вам понравится, если я и дальше буду ею заниматься, — с серьезным видом произнес Болан.

— До сих пор мне все очень нравилось, — весело возразила она.

— Значит, вы совсем рехнулись.

Улыбка не сходила с ее лица:

— Пусть так. Но, может, мне просто нравятся сильные, храбрые и слегка чокнутые мужчины.

— Бросьте молоть вздор, — грубо оборвал ее Болан. — Если не хотите сдохнуть на этом поганом островке, как раздавленный червяк, бегите за своими приятелями.

Но грозные слова Мака ничуть ее не напугали. Похоже, она отлично знала, что делает.

— Вы ведь Мак Болан? — с обезоруживающей прямотой спросила она.

— Кто это?

— Кто моя задница? — насмешливо переспросила она, без приглашения входя в ангар.

Похоже, карты начинали путаться, и дальнейшее течение игры грозило непредсказуемо осложниться.

Глава 4

Как заявила девушка, ее звали Джин Рассел, но она не могла предъявить никаких документов, подтверждающих ее слова, да ирассказанная ею история не отличалась правдоподобием. Джин утверждала, будто встретилась с Дэвидом Джонсоном на вечеринке в Форт-Лодердейле неделю назад и согласилась поехать с ребятами, чтобы немного «поразвлечься».

Гримальди слушал ее с нескрываемым раздражением: прежде всего ему не нравилось, как она разглядывала навигационную карту, к тому же в этой девчонке не было ничего такого, что могло бы его хоть как-то соблазнить. Он сложил карту и сердито сказал Болану:

— От девки воняет!

Несмотря на оскорбление, Джин приветливо улыбнулась:

— Я провела ночь сред я болот, и у меня нет с собой никаких туалетных принадлежностей. Этого для вас достаточно, чтобы меня извинить?

— Я вовсе не имел в виду, что воняет твое тело, — проворчал пилот.

Она перевела взгляд на Болана и произнесла:

— И на том спасибо. А что думает по этому поводу Великий Молчальник?

Болан сдержанно ответил:

— То же, что и мой приятель. Но это не имеет значения. Мы улетаем отсюда через несколько минут. Так что сейчас не время для подписания договора о дружбе. Верно?

— Но вы же не собираетесь бросить меня здесь — встревожилась она.

— Нет, до этого не дойдет, — хмыкнул Болан. — Мы доставим вас в цивилизованный мир и на том расстанемся.

— Вот зануда! — воскликнула девушка, пристраиваясь на краешке стола своей круглой упругой попкой.

— Нужно заранее смотреть, с кем связываешься, — назидательно проговорил пилот, и в голосе его уже не было прежней суровости.



— Вот тут вы правы, красавчик, — ответила она.

— Впрочем, вы правы во всех отношениях. От меня, действительно, воняет. Кто бы мог подумать, что в один прекрасный день я стану актрисой?

— И каково же ваше сценическое имя? — поинтересовался Болан.

— Джин Киркпатрик. Но в настоящее время я не работаю. А вы, кстати, разве не помните меня?

Имя это вызвало у Болана какие-то смутные ассоциации, но ничего конкретного он припомнить не смог и потому возразил:

— Если бы мы раньше встречались, я бы непременно вас узнал.

— Если бы мы раньше встречались!.. — эхом отозвалась она, заговорщицки подмигнув Гримальди. И тут, же добавила, показывая на Болана: — Этот человек спас мне жизнь, после чего все в ней перевернулось вверх дном. Я хочу сказать... Ведь вам приписывают исключительную зрительную память. Я собрала целый том материалов о вас, с тех пор как... Ладно, хватит мне трепаться, ходить вокруг да около. Я не совсем такая, как тогда. Раньше я не была блондинкой. И вообще...

Она наклонила голову и ловко вынула из глаз две голубые контактные линзы.

— Впрочем, — продолжила она, — я чувствую, что и внутренне изменилась. Ведь сколько времени прошло!..

Болан внимательно разглядывал девушку, мысленно разбирая ее по косточкам, воспроизводя те же черты с другими волосами, с другой одеждой, в другой обстановке... Затем словно невидимое реле замкнулось в его мозгу, и память услужливо выдала нужную информацию.

— Джонни Порточчи, — обрадованно сказал он.

— Точно, — с улыбкой подтвердила она. — Вы еще как-то навестили меня по адресу Палметто Лэйн, Майами.

Она торжествующе посмотрела на Гримальди:

— У него, действительно, потрясающая зрительная память!

— Почему же вы с самого начала не выложили карты на стол? — спросил Болан. — В какие игры вы играете?

— Дело в том...

Некоторое время она разглядывала свои руки, будто сосредоточиваясь, а потом продолжила:

— Ладно, чего уж там скрывать: я и вправду только и делаю, что играю, — с тех самых пор, как вы прошлись по Майами, да и по мне тоже. Полиция помогла мне сменить имя и выправить новые документы. Так что теперь моя фамилия — Рассел. Честное слово, я не пыталась проверять вашу память, просто мне хотелось хоть разок вас запутать.

— Зачем?

Она скрестила руки на груди и, раскачиваясь на краешке стола, ответила:

— Мне было страшно: вдруг вы не поверите мне и вообразите... Ну, словом, вы могли подумать, что я по-прежнему работаю на них.

— Что она несет? — вмешался в разговор Гримальди.

— Объясните ему, если хотите, — с безразличным видом пожала плечами девушка.

Болан повернулся к пилоту:

— Это было в самом начале войны, Джек. Еще до того, как мы познакомились с тобой. В Майами я проводил свой четвертый рейд.

— Уж об этом-то я наслышан, — перебил его Гримальди. — Весь преступный мир тогда только и говорил о том, что произошло в Майами. Между прочим, представь себе, я тоже был там. Именно я привез Сиро Лаванжетта на собрание в верхах, с которого он отбыл в еловом ящике. Он и целая куча его командиров. Но она-то какую роль играла в той истории?

— Она входила в число девушек, нанятых по случаю конференции Вино Бальдероне.

Гримальди с трудом сдержал возглас и, отступив в глубь комнаты, упал в кресло, всем своим видом показывая, что не желает больше участвовать в разговоре. Болан повернулся к девушке.

— Так чем конкретно вы занимались в глуши эверглейдских болот?

— Я же вам сказала: у меня теперь новая жизнь, — серьезно ответила она.

— Только не говорите мне, что работаете на отдел по борьбе с наркотиками.

— Вы почти угадали.

— А точнее?

— Некоторые официальные сотрудники отдела по борьбе с наркотиками штата Флорида время от времени поручают мне различные задания. Разумеется, на службе в полиции я не состою, до этого, слава Богу, еще не дошло. Но я работаю с внедренными в преступный мир агентами ФБР, когда они нуждаются в двойном прикрытии.

— И вам за это платят?

— Черт побери! А как же иначе?

— Кто сотрудничает с вами в данный момент?

Джин вздохнула, легонько помассировала веки и ловким движением водворила линзы на место.

— Это простые стекла, — объяснила она. — Без всяких диоптрий. Я ношу их просто для красоты.

— Так кто дает вам задания? — повторил Болан.

Она снова вздохнула:

— Помните того сыщика, в которого стреляли в ту знаменитую ночь прямо перед моим домом?

— Да, его звали Вильсон, — кивнул Болан. — Отлично его помню.

— Так вот. Я пару раз проведывала его в больнице, и мы подружились. Ну а потом — сами знаете, как это бывает, мало-помалу я познакомилась с его друзьями. Короче... Раз уж мы об этом заговорили. Боб Вильсон прекрасно знает, что обязан вам жизнью. У него тоже заведено на вас целое досье.

— А кого вы прикрывали сегодня утром?

— Не угостите ли сигареткой? — вместо ответа попросила она.

Болан протянул ей пачку и щелкнул зажигалкой. Девушка глубоко затянулась и горестно произнесла, выпуская дым:

— Эта гадость когда-нибудь вас убьет!

— Если бы только это угрожало моей жизни, я бы уже давно сделался активным борцом с курением, — насмешливо отозвался он.

— Я понимаю, — сказала она, разглядывая невеселую обстановку внутри ангара. — Странная у вас жизнь, разве нет?

— Почему бы вам не ответить на мой вопрос? — напомнил Болан.

— Как раз над ним я и размышляю.

— В самом деле? Подбираете какую-нибудь очередную спасительную ложь?

Она смущенно хихикнула:

— Нет. Мне вовсе не хочется вас надуть. Просто все настолько неопределенно и двусмысленно... Короче, у меня тоже есть кое-какие обязательства. Вы в состоянии это понять?

— О да, несомненно, — заверил ее Болан. — Но и вы со своей стороны, надо полагать, поймете, почему я поспешу избавиться от вас в ближайшем же аэропорту.

— А ведь я могла бы вам помочь, — прошептала она.

— Интересно знать, чем? И, главное, в чем именно?

— Ликвидировать пиратов. Разве не к этому сводится ваша «игра»?

Болан секунду внимательно смотрел на нее, прежде чем ответить.

— Частично — да. Но, если честно, меня не очень прельщает перспектива давить муравьев. Я предпочитаю разрушать муравейники.

— Другого я и не ожидала услышать, — заметила она с самым серьезным видом. — Именно поэтому я хотела бы тоже немного поразмяться.

— Но ведь вы не состоите на службе в полиции, вы же сами мне это только что сказали!

— Верно.

— И прикрывать тут некого.

— Конечно. Но сейчас мною движет чисто личная заинтересованность.

— Вы по-прежнему не желаете объяснить почему?

— Если честно, я просто не могу этого сделать. Теперь, по крайней мере.

— Ладно, — сказал Болан, — тогда погодите минутку.

Он взглянул на Гримальди и вышел из ангара. Пилот последовал за ним.

— Только не говори мне, что ты веришь хоть одному ее слову, — горячо прошептал тот.

— Ты связался с Броньолой?

— С ним лично — нет, но я попросил передать ему сообщение. Имей в виду, похоже, они там вовсю берутся за дело.

— Вот дьявол! — выдохнул Болан.

— Не понимаю, ты что, доверяешь этой поганке? Болан уклончиво проговорил:

— Не то что бы доверяю, но согласен оставить ее, при условии, конечно, что мы не будем спускать с нее глаз. Но ты, насколько я понимаю, против?

— Я ведь уже сказал: мне не нравится, как от нее пахнет, — пожал плечами Гримальди. — Но здесь командуешь ты. Если мы правильно поведем игру... Слава Богу, у нас в запасе немало разных штучек, чтобы довести дело до конца. К тому же программа на сегодня не оставляет нам времени на раскачку. Словом, ты приказываешь — я подчиняюсь. Но не забудь, сержант: на свете полно подонков, которые с удовольствием отомстили бы тебе. И если эта слащавая блондиночка все еще путается с ними... Короче, ей будет принадлежать весь мир, если она распишется в чеке твоей кровью. Как знать, может, она — наводчица «Дьявольской команды»? Ведь, собственно, чего ради она вертелась возле этих юнцов?

— Не исключено, — согласился Болан. — Но ты прав: мы не можем тратить время впустую. А поскольку, Джек, нам нужна приманка, и притом надежная, взглянем на вещи трезво: искренняя или двуличная, честная или лживая, союзник или враг, но эта девушка могла бы нам послужить отличной приманкой.

— Это чертовски опасная игра! — нервно воскликнул пилот. — Впрочем, если твой нюх подсказывает, что...

— Мой нюх ничего мне не подсказывает, — отрезал Болан, — и вот это очень плохо. Но раз уж девчонка с нами, стоит использовать ее в наших целях. Хотя это может быть опасно и для тебя. Поэтому ты имеешь право вето.

— Я давно уже перестал им пользоваться, — горько улыбаясь, пробормотал пилот. — Еще с Пуэрто-Рико. У меня ведь тоже заведено на тебя досье, друг мой. К тому же моя работа — управлять самолетом.

Болан улыбнулся и обнял Гримальди за плечи:

— Тогда скорее готовь машину. Я займусь багажом.

— Курс — на берлогу беглеца?

— Пока нет. Сначала посетим плантацию сахарного тростника Сантелли.

— Черт побери, не знаю даже...

— Естественно, в компании с Джин Киркпатрик.

— Я так и думал.

— Хочешь воспользоваться правом вето?

Пилот устало улыбнулся, прежде чем ответить.

— Командуй. А я займусь самолетом. Все — как обычно.

— Тогда я пошел готовить багаж, — отозвался Болан.

Он не сомневался: в самое ближайшее время ему понадобится весь арсенал.

Глава 5

Это была первая осечка в операции, которая до того разворачивалась как по маслу. Впрочем, Гвидо Риаппи, глава проекта, отлично понимал, что глупо расстраиваться из-за какой-то одной промашки. Это он и постарался объяснить своему первому заместителю — командиру отряда Карло Паприелло, по кличке «Бижу», добавив с тоской в голосе:

— Организация дряхлеет, Бижу. У людей смелости уже не осталось ни на грош. В мое время было куда труднее, и приходилось выкладываться на полную катушку. Некогда было сидеть и смаковать спагетти. Зато к вечеру, когда рабочий день кончался, твои карманы были полны-полнехоньки, так что порой приходилось целую ночь сидеть да считать банкноты. У нынешних парней, поверь мне, пороху не хватает, сразу начинают ныть, чуть только получается не так, как бы им хотелось.

Риаппи стукнуло всего пятьдесят пять — еще не возраст, чтобы считаться настоящим ветераном. Паприелло же в свои тридцать семь вообще относился к молодому поколению, и потому ему день-деньской приходилось выслушивать одни и те же истории о «великой эпохе», словно все эти события относились к доисторическим временам и свидетелем их был лишь рассказчик. А вот на взгляд самого Бижу ничего не изменилось, да и вряд ли когда-либо изменится. Тем не менее, он ответил своему боссу:

— Я знаю. Так уж устроена жизнь, Гвидо. Но не стоит все это принимать слишком близко к сердцу.

Что хотят боссы, в конце концов? Чтобы мы все надели траур?

— Они мне приказали все прекратить.

— Как так?

— Вот так. Ничего не предпринимать.

— И надолго?

— До тех пор, пока, по их словам, они не «прощупают почву». Похоже, они собираются спустить на нас целую свору ищеек.

— Интересное дело. И кого же они собираются проверять? — тусклым голосом спросил Паприелло.

— Пошевели мозгами, — сухо ответил босс.

— И все из-за того, что горстка сукиных детей смогла нас провести, — проворчал Паприелло. — Тоже мне трагедия! И ради этого гнать волну? Чушь! Надеюсь, ты им все объяснил?

— Еще бы!

— Ну и кого они посылают к нам?

— Они не уточнили, — вполголоса ответил Риаппи.

Он отодвинул кресло и положил ноги на стол.

— Впрочем, они вообще ничего толком не сказали. Да и кому это нужно, Бижу? Я и сам все понял. Такое дерьмо можно унюхать издалека. А тут уж так несет...

Бижу закурил сигару и, подойдя к окну, раздвинул тяжелые шторы, чтобы взглянуть на мертвый пейзаж, простирающийся снаружи.

— Что касается меня, Гвидо, то где-то в глубине души я даже рад такому повороту событий. Мне до чертиков надоело прятаться в этой глуши, да и само дело опротивело. Все равно, что гнить где-нибудь в Сибири.

— Однако я никогда не слышал, чтобы ты жаловался на свои заработки, — холодно отрезал Риаппи.

— Так я и не говорю, что мало зарабатываю, но, черт побери, мне здорово надоела эта песня! Пока бедные нищают и стареют, богатые богатеют еще больше. А у меня нет ни малейшего желания состариться в этой чертовой дыре, Гвидо. По правде говоря, я уже подумывал: а не попроситься ли мне в какое-нибудь другое место?

Гвидо насмешливо хмыкнул и, хитро прищурившись, сказал:

— Смотри, Бижу, как бы они сами не присмотрели тебе такое местечко в ближайшие дни.

Убедившись, что Паприелло понял его намек, Гвидо докончил:

— На твоем месте я бы не стал даже заикаться об этом.

Паприелло хмыкнул в свою очередь. Шел бы Риаппи подальше со своей чепухой... Впрочем, если только...

— Надеюсь, ты это не всерьез, Гвидо? — пробормотал он.

— Кто его знает, как все может повернуться, — со вздохом ответил глава проекта. — В наше время, когда имеешь дело с такими парнями, никогда нельзя загадывать наперед. Повторяю, Бижу, теперь все здорово переменилось.

— Но тебе отлично известно, — мягко возразил Паприелло, — что, в сущности, сами устои никогда не меняются, по крайней мере, в главном.

Риаппи снова вздохнул:

— Может, ты и прав. Может быть, в главном они не меняются. Достаточно вспомнить, что сделала банда Маринелло с моим кузеном Гусом. Причем без малейших на то оснований, вот что обидно!

Бижу наизусть знал историю с кузеном Гусом. И оснований для его преждевременной кончины, черт побери, было более чем достаточно. Но он не мог сказать этого боссу в глаза и потому лишь ответил:

— Я знаю, вся Организация давно уже зажирела, Гвидо. Да только в самом главном ничего по-прежнему не меняется. Если они спускают на нас целую свору ищеек, лишь бы ткнуть нас мордой в грязь всякий раз, едва какому-то пацану из церковного хора улыбнется удача...

Он вдруг замолчал и, вытянув шею, поглядел на небо.

— Ты ничего не слышишь? — спросил он Гвидо.

— Кажется, кто-то летит на небольшой высоте, — ответил тот, подходя к окну.

— На малой высоте, скажешь тоже. Он уже почти садится. Маленький двухмоторный самолет.

— Это наш самолет? — спросил Риаппи, и в голосе его прозвучала тревога.

— Похоже, что да, — отозвался Бижу. — Думаю, это «Сессна».

— Черт бы их всех побрал! Они времени зря не теряли, — пробурчал босс, взглянув на часы. — Нет... этого не может быть... Или они уже были в пути, когда я...

— Лучше мне поехать на аэродром и встретить их, — сказал Паприелло, обреченно вздыхая.

— Не делай вид, будто умираешь, — беззаботно сказал Риаппи. — Это может быть кто угодно. Какой-нибудь фермер, например, если таковые имеются в округе. Обычно все складывается лучше, чем кажется вначале.

Но Бижу нелегко было переубедить. Все в этой дерьмовой Организации шло из рук вон плохо, что бы там ни говорили. Бижу давно уже убедился: в этой трясине ничто не менялось... по крайней мере, к лучшему.

Он оставил Риаппи стоять у окна и подскочил к водителю, который от нечего делать взялся было подстригать газон во дворе позади дома.

— Ты что, не видел самолет, ублюдок? — рявкнул Паприелло.

— Да, сэр, я его видел, но я не...

— Нам лучше поехать на лимузине. Возможно, к нам пожаловали большие шишки. О Господи, нет, вы только взгляните на него! Весь в мазуте! А посмотри на свои руки! Ладно, черт с тобой, я поеду один!

Он оставил парня с замасленными руками у газонокосилки и сам повел сверкающий «кадиллак» к взлетно-посадочной полосе, чтобы встретить прибывшее начальство. А в том, что это именно оно, Бижу нисколько не сомневался. От мелких сошек неприятностей не бывает.

Узенькая дорожка, петлявшая среди зарослей сахарного тростника, выводила прямо к полосе — всей езды-то было меньше полукилометра. Однако Бижу не успел к посадке самолета. Пилот уже спрыгнул на землю — физиономия его показалась Паприелло знакомой — и помогал выйти из самолета потрясающей блондинке.

На куколке были сверхкороткие шорты и майка, туго обтягивающая грудь. У Бижу сложилось впечатление, будто он тоже уже где-то видел эту красотку. Неожиданно ему стало не по себе: визит явно не был...

В этот момент в дверном проеме появился огромный малый, который вальяжно спрыгнул на землю. Паприелло внимательно пригляделся к нему и внезапно почувствовал, как на щеке задергалась маленькая жилка. Высокий, спокойный, словно сошедший с обложки журнала мод, в безупречных полотняных брюках и блейзере Палм Бич, в стильной, расстегнутой почти до пояса рубашке и с повязанным на шее шелковым платком, незнакомец ледяным взглядом окинул все, что его окружало, и уставился на Бижу. Паприелло наконец сообразил: нет, этого парня он не видел никогда, хотя и часто сталкивался с подобными типами. Они все были словно на одно лицо. Нетрудно догадаться, откуда он взялся, зачем приехал и кто его прислал. Таким образом, вопрос следовало ставить по-другому: «Кто?», а не «Почему?»

Бижу вышел из лимузина и с протянутой рукой быстро зашагал навстречу гостям.

Они обменялись с пилотом крепким рукопожатием, после чего тот любезно произнес:

— Привет, Бижу. Как твоя болотная лихорадка? Значит, этот поганец его знает!

Но ведь и Бижу определенно знал пилота. Хотя... Вот черт, их нынче столько развелось!..

— Да почти все так же, — ответил Бижу, отчаянно пытаясь вспомнить, где раньше встречал пилота «Сессны».

Огромный тип выгружал из самолета багаж. Блондинка суетилась подле него, следя, чтобы детина ничего не забыл. Паприелло понизил голос и, стараясь казаться спокойным, спросил:

— Кого это вы нам привезли на этот раз? Пилот загадочно прикрыл глаза и прошептал:

— Когда я имею дело с этими парнями, я никогда не задаю лишние вопросы. А блондинку я уже видел в Лодердейле. Думаю, она одна из девочек Вино — был такой в Майами. Знал его?

Нечего и говорить, что Бижу знал и покойного Вино, и его легендарных девочек!

— А на кой черт столько багажа? — нервно спросил он. — Можно подумать, они сюда навеки собрались. Где вы их подцепили?

— Не задавай лишние вопросы, — отмахнулся пилот. Вытащив из заднего кармана белый платок, он вытер лоб. — Полет класса X. Надеюсь, слышал?

Да, Паприелло был в курсе: полет класса X — штука редкостная, и на его памяти такого еще не случалось — свидетелей быть не должно! Вычеркнуть и забыть! Но ведь пилот-то знал, где принял пассажиров и где их высадил! Как же так?

Тут к ним подошел высокий тип, и Паприелло сразу понял: больше никаких вопросов.

Не обменявшись рукопожатием и даже не улыбнувшись, великан приказал ледяным тоном:

— Расслабься, Бижу. Надеюсь, ты знаешь, зачем я здесь?

— Слегка догадываюсь, сэр, — почтительно ответил Паприелло.

— Ты тут командуешь нашими парнями?

— Так точно, сэр. Я подчиняюсь напрямую Гвидо. Мы вас ждали. Одно могу сказать: этим сучьим детям неслыханно повезло. Но мы ими занимаемся, этими недоносками. У нас здесь собраны большие силы, сэр.

— Я в курсе, Бижу.

Холодный, невозмутимый, твердый, как мрамор... И при этом почти дружелюбный. Почти...

— Беда в том, сэр...

— Ты тут ни при чем, Бижу. Вот все, что тебе сейчас следует знать.

— Да, сэр. Очень вам благодарен. Я...

Взгляд этого парня, казалось, пронизывал его до мозга костей.

— Всем лечь на дно до получения нового приказа. Проследишь за этим сам. И чтобы никто не покидал остров и не появлялся на нем. Ясно?

Переведя ледяной взгляд на пилота, тип добавил:

— Тебя это тоже касается, Гримальди. Можешь немного отдохнуть.

Ну конечно, Гримальди!.. Теперь Бижу вспомнил пилота: тот всегда возил только шишек. Впрочем, что это меняет? Раз уж к нему, Бижу, ищейки ничего не имеют, пусть хоть сам дьявол стоит перед ним! Никаких вопросов, и все в порядке. Тем не менее, у него слегка перехватило дух, когда он пробормотал в ответ:

— Договорились, сэр, э-э... все будет перекрыто до нового приказания.

— Можешь звать меня Фрэнки, — милостиво произнес Болан.

— Хорошо, Фрэнки, — кивнул Паприелло, у которого как-то сразу полегчало на душе. — Если вам что-нибудь понадобится, я всегда к вашим услугам.

— Вот и отлично, — ответил Палач. — В случае чего я тебя позову.

Да, так уж устроен мир: в нем ничего не меняется. Эту нехитрую истину Бижу усвоил давным-давно...

Глава 6

Болан полагался исключительно на свое чутье. Он даже не представлял себе, какой прием ждет его в вотчине Сантелли, равно как и не знал обстановки, царившей на острове: сложившиеся обстоятельства спутали все карты. Впрочем, Мак прекрасно знал своего врага и превосходно разбирался в его психологии, а это было важнее всего. Шансы на успех он расценивал как пятьдесят на пятьдесят, что, безусловно, вселяло немалую надежду.

Конечно, он рисковал, особенно на этой, предварительной стадии операции. События могли выйти из под контроля в любой момент, и все зависело от исключительно тонких нюансов, которые надо было улавливать на лету, едва вступив в игру. Обстановка грозила провалом с первых же минут его появления на острове. В случае неудачи отступление было бы крайне затруднено, если учесть, к тому же, насыщенность этого дня — «четверга возмездия».

Но когда Гримальди вытащил белый платок, чтобы утереть лоб, Болан понял: внедрение протекает без видимых осложнений, и для них, пожалуй, зажегся зеленый свет. Обитатели острова нервничают, крайне напряжены и вовсе не рады вновь прибывшим — вот что означал белый платок в руке Гримальди. Именно такой психологический климат и требовался Болану, чтобы надежно внедриться в стан врага.

Его успех в такого рода операциях, как правило, был обусловлен не только специальной подготовкой, но и тем, что он располагал исчерпывающей информацией о вражеском лагере. Он прибегал к таким уловкам и хитростям, что в преступном мире о них ходили легенды, ибо дело никогда не ограничивалось простым переодеванием и тонкой гримировкой. То, что его уловки успешно срабатывали, объяснялось исключительно тем, что Болан знал о своих врагах гораздо больше, нежели те сами о себе. К тому же Болан прекрасно понимал, что сильные стороны противника всегда легко превратить в его самые уязвимые места. И он очень ловко пользовался этим, вынуждая врага подставляться, а затем нанося ему сокрушительный удар в самый неожиданный момент.

В этом отношении Карло Паприелло являл собой образчик, о котором можно было лишь мечтать. Он добросовестно сплел себе паутину и так хорошо устроился в самой ее середине, что Болану оставалось только дернуть за веревочки, чтобы Карло угодил в собственную ловушку.

Простой подручный, Бижу без малого двадцать лет работал на Организацию, но так и не поднялся выше обыкновенного исполнителя. Шансов занять пост позначительнее у него не было никаких: в своем амплуа он достиг, по сути, потолка. В его возрасте мафиози либо уже сделали себе карьеру, либо навсегда оставались ни с чем. Конечно, работа подручного, как и всякая другая, позволяла зарабатывать на жизнь, но и только. Состояние на этом не сколотишь. Чтобы отхватить более жирный кусок пирога, нужно сидеть за «письменным столом», и потому, будучи реалистом, Паприелло трезво оценивал свою судьбу. Нужно честно сказать: делал он это без всякой злобы на остальных. Да, ему не светит занять место за «письменным столом», зато у него больше шансов пережить многих остальных... Словом, для того, что задумал Болан, этот человек был просто находкой.

Но не следовало думать, будто люди типа Паприелло обязательно ограничены по своей природе. Зачастую они бывают хитры, как обезьяны, беспощадны, как тигры, и обращаться с ними нужно крайне осторожно.

Во время короткой дороги к дому Бижу попытался завязать с важным гостем светский разговор.

— Вы приехали в удачное время — как раз после уборки урожая и до начала сезона дождей. Тут, когда идет дождь... Впрочем, словами и не расскажешь, надо видеть самому. Хуже всего с июня по октябрь, порой выпадает до метра осадков. Для «Лестницы Люцифера» это, конечно, создает дополнительные трудности. Так что, с учетом обстоятельств приходится перестраивать всю нашу работу.

Понятное дело, не такой уж и «светский разговор»...

Паприелло просто забросил пробный шар, чтобы посмотреть, насколько высокий гость осведомлен о местных проблемах. И «Лестницу Люцифера» он помянул вовсе не случайно. Болан краем уха что-то слышал об этой таинственной «Лестнице» и в некотором роде именно из-за нее и приехал, хотя толком ничего выяснить не сумел. Даже Гримальди не удалось раздобыть никакой информации.

Оставив без внимания болтовню Паприелло, Болан холодно заметил:

— Надеюсь, ты понял, зачем я сюда приехал, Бижу?

— О, я сразу все понял, — вполголоса подтвердил тот.

И уже до самого дома они не обменялись ни единым словом.

Остров оказался довольно большим. Узкой полузатопленной полоской земли он соединялся еще с одним, поменьше размерами, расположенным метрах в трехстах. Вся земля на островах была возделана, за исключением взлетной полосы и жилой зоны на южном берегу. Там стоял трехэтажный особняк в испанском стиле с черепичной крышей. К нему примыкали несколько маленьких бунгало, ангары и большущий сарай, над которым надстроили жилые помещения. С трех сторон вся зона была обнесена колючей проволокой, свободный доступ к ней оставался только со стороны воды.

Паприелло счел своим долгом пояснить:

— Ферма находится на севере. Там, кстати, постоянно живут всего две семьи: Эддингтоны и Винклеры. Эддингтон работает управляющим на плантации, но у нас с ним нет никаких дел — он получает распоряжения непосредственно от мистера Сантелли.

— Здесь ведь можно собирать огромное количество сахарного тростника, — задумчиво произнес Болан.

— Это точно. Когда его надо рубить, всегда привлекают сезонных рабочих, в основном негров. Для них на северной оконечности острова построены бараки. Но с этой публикой мы почти не сталкиваемся. Если только не возникает какая-нибудь необходимость. — Паприелло вскинул одну бровь и добавил: — Вы же понимаете, что я имею в виду?

Разговор, конечно, пустой. Но кое-что интересное из него можно было выжать, поэтому Болан на всякий случай одобрил:

— Отличное прикрытие, черт побери!

— И до чего прибыльное! — оживился Бижу. — И, главное, абсолютно легальное. Цены на сахар здорово подскочили в последнее время.

Болан едва заметно улыбнулся и заметил:

— Похоже, ты интересуешься такими вещами? Бижу чуть покраснел и проворчал:

— Ну, не совсем. У нас и без того здесь хватает работенки, и порой не слишком-то приятной. Но человек ведь должен заботиться о своем будущем. Если честно, я давно уже подумываю, а не купить ли мне небольшой участок земли...

— Тебе такое желание будет дорого стоить, — спокойно сообщил Болан. — Кое-кому это может не понравиться...

— Я понимаю. Но иначе тут совсем свихнешься, — упрямо возразил Бижу. — Уверяю вас, сэр, жизнь здесь далеко не сахар.

Это было ясно с первого взгляда. Болан ободряюще произнес:

— Ну-ну, Бижу, не надо отчаиваться. Сам знаешь, ветер может подуть и в другую сторону.

Он сразу понял, что попал в самую чувствительную точку. Паприелло ничего не сказал, но ответ легко читался в его взгляде. Что ж, парень, безусловно, реалист... и имеет все шансы выжить.

Болан тоже был реалистом...

А реальностью в ближайшем будущем должен стать ощерившийся стволами лагерь, набитый вооруженными до зубов головорезами. Бунгало и надстройка над сараем, по всей видимости, служили казармами и могли вместить целую армию. Болан с ходу насчитал двенадцать вооруженных охранников, рассредоточенных между домом и берегом. Несомненно, столько же людей располагалось и позади особняка, и одному Богу известно, сколько еще «солдат» засело в самом доме и других строениях...

Такая мощная оборона заставляла действовать с крайней осторожностью. Один неверный шаг, любая маленькая неточность легко могли привести к непоправимым последствиям. Вне всякого сомнения, за голову Болана все еще полагалась награда, возможно, ее даже увеличили, хотя большинство из тех, кто ее назначал, его заботами уже отправились в царство мертвых... Но не только кругленькая сумма прельщала головорезов — куда важнее были слава и авторитет, которые можно было завоевать, преподнеси главарям они боссам мафии голову Болана в мусорном мешке.

Похоже, парни, сидевшие на острове, буквально изнывали от скуки, а это для Мака Болана могло стать важным козырем в его игре. Судя по всему, «солдат» никуда не выпускали за пределы островной крепости, и по части развлечений у них было явно туговато. Плохо постриженная площадка для боулинга, несколько драных сеток для бадминтона, заброшенная волейбольная площадка, полдюжины битых каноэ — кажется, все... Очень привлекательные занятия для привыкших к уличным боям парней...

Похотливые взгляды, которыми изголодавшиеся гангстеры сопровождали появившуюся на острове Джин Киркпатрик, были более чем красноречивы: без сомнения, женщины не баловали своим вниманием здешний контингент. Их попросту сюда не завозили.

— И давно это, Бижу? — поинтересовался Болан у водителя.

— О чем вы, сэр?

— Давно они не видели девочек?

— О да, черт побери! Мы здесь уже и забыли, как они выглядят, сэр.

— Ну, так больше продолжаться не будет, — пообещал Болан командиру отряда.

Он снова задел чувствительную струну и прекрасно это понял. Его обещание быстро станет известно всем обитателям крепости, даже раньше, чем он успеет устроиться в своей комнате.

«Новый босс» острова сразу сделается популярным, чего до него еще никому не удавалось.

Гвидо Риаппи появился у входа, чтобы встретить гостей. В последнее время ему не слишком-то везло. Его кузен Гус достиг зенита своей славы, став наследником мэрилендской преступной империи Арни Кастильоне, по прозвищу «Фермер». Но удача отвернулась от него, и Гус умер в немилости вскоре после того, как Болан не без его помощи отправил на тот свет сэра Эдварда Стюарта, отца «карибской карусели».

После этого печального случая застопорились дела и у Гвидо. Он долго и нудно зудел о прискорбной участи своего кузена, причем делал это, как правило, перед теми, кого ему следовало больше всего опасаться, — перед крупными заправилами преступного мира Нью-Йорка. По сведениям Болана, должность, которую занимал теперь Гвидо, была первым мало-мальски достойным шагом вперед после гибели Гуса. Но, так или иначе, Гвидо кое-что извлек из своего печального опыта: он понял, насколько нестабильно и, стало быть, опасно общество людоедов, в котором он постоянно вращался.

Впрочем, несмотря на все превратности судьбы, он не утратил своего былого величия. Полный и розовощекий, он выглядел вполне респектабельно в белоснежных полотняных брюках и цветастой рубахе. Эдакий добропорядочный джентльмен, что в действительности мало соответствовало его подлинному моральному облику. В свое время Гвидо Риаппи создал себе определенную репутацию, выезжая на горбу докеров восточного побережья. Сначала он изображал из себя ярого профсоюзного деятеля, затем стал наемным убийцей и наконец превратился в опасного надзирателя, задачей которого, по указке Кастильоне, стало насаждение уважения к мафии на территории, прилегающей к Балтимору.

Представители федеральных властей не сомневались, но, к сожалению, не сумели доказать, что он лично виновен в смерти как минимум пятидесяти человек, равно как причастен к множеству других мерзких преступлений, совершенных во время кратковременного экономического кризиса в конце шестидесятых годов.

Но, глядя на него, трудно было представить, что имеешь дело с опасным преступником-рецидивистом.

Слащаво улыбаясь и всем своим видом напоминая свежеиспеченный пряник, Риаппи подошел к Болану. Определенно, он с первого взгляда по достоинству оценил своего гостя и сейчас обдумывал, как бы без помех установить с ним дружеские или хотя бы паритетные отношения.

Болан представил ему Джин Киркпатрик, однако своего имени называть не стал. Он препоручил девушку заботам Бижу и посоветовал показать ей остров, после чего, обняв Риаппи за плечи, мягко увлек того внутрь дома.

— Тихо, Гвидо, без паники, — приговаривал он. — Знаю, не все так просто, как кажется, но и драматизировать события вовсе ни к чему. По-моему, вы слишком строги со своими парнями. Еще не хватало, чтобы они взбунтовались. Так что, мой вам совет: ослабьте узду, это пойдет лишь на пользу.

— Я и сам об этом частенько подумываю, — согласился Риаппи. — Но не все так просто. Не могу же я каждые выходные привозить сюда по вагону шлюх! Бордель — вещь, конечно, хорошая, да только чересчур уж эти бабы болтливы. А выпускать моих молодцов в город тоже, знаете ли, рискованно. И глазом не успеешь моргнуть, как под каждым кустом будет сидеть федеральный агент, а кругом понатыкают камер и прочей дребедени. Но держать парней взаперти тоже нельзя: без баб они на глазах теряют форму. Может, это и стало причиной сегодняшнего происшествия. Хотя, я думаю, у вас на все своя точка зрения.

Что ж, парень четко усвоил правила людоедского мира, где все так зыбко и непредсказуемо. Похоже, Гвидо решил слегка приоткрыть перед Палачом дверь.

И Болан не мог не воспользоваться этим.

Продолжая беседу, они дошли до кабинета Гвидо — темной комнаты с тяжелыми портьерами на окнах. В помещении царил чуть сладковатый затхлый запах, отчего Болан недовольно поморщился:

— Как вы это терпите, черт побери?

— Что — это? — искренне удивился Гвидо.

— Да у вас здесь сущий склеп! Как в гробнице фараона. Вы что, никогда здесь не проветриваете и не открываете штор?

— Видите ли, тут далеко не Византия. И, естественно, нет кондиционера. Так что, если вам взбредет в голову открыть окно, вы сразу же напустите полчища комаров и прочей дряни. Да и жара здесь — будь здоров. Погодите, через два-три дня вы сами убедитесь, что на этом поганом острове нет ничего комфортабельнее моего дома. Если честно, я вообще стараюсь не выходить наружу.

— В этом, возможно, и кроется ваша ошибка, — заметил Болан, окидывая босса презрительным взглядом.

Удар достиг цели — Риаппи опустил глаза и повернулся спиной к своему собеседнику. Он обогнул стол и тяжело плюхнулся в кресло. Да, он оставил дверь приоткрытой, но этого было недостаточно. Что ж, тем хуже для него. В нужный момент Болан откроет ее пошире или даже настежь — как сочтет необходимым...

— В чем-то вы, конечно, правы, — чуть обескураженно пробормотал Риаппи. — Но чего вы, собственно, хотите?

Теперь Палач знал, как ему себя вести. На ближайшее время положение было полностью под его контролем, он это чувствовал. У острова Сантелли появился новый хозяин.

Глава 7

Роза Эйприл явилась с докладом к Броньоле.

— Я собрала всю необходимую информацию. Покупатель — «Атлантик Холдинг Компани». Имя Сантелли не фигурирует на купчей, зато оно встречается на видном месте среди владельцев акций всех фирм, входящих в «Атлантик». В частности, он президент административного совета «Атлантик Промоушн», являющейся филиалом «Атлантик Холдинг». Так вот, «Атлантик Промоушн» приблизительно в то же время купила маленький соседний островок, который называют «Лабиринт Дьявола», причем за астрономическую цену. Похоже, делая свои приобретения, покупатели даже не пытались торговаться, чтобы сбить цену. Они выплатили за эти острова приблизительно в два раза больше обычной стоимости земли в этом районе.

— Интересно, почему? — присвистнул Броньола.

— Пока не совсем ясно, — ответила Роза, — но, кажется, потребовалось немало закулисных махинаций, чтобы выкупить «Лабиринт Дьявола». Лет двадцать назад специальным декретом правительства штата эта земля была объявлена заказником, и этот декрет отменили как раз накануне сделки.

— Почему там устроили заказник?

— Если я правильно поняла, когда-то там проводились археологические раскопки. Но уже семь лет назад раскопки прекратились: все, что представляло интерес, давным-давно выкопали и увезли. Так, по крайней мере, явствует из представленных документов.

Броньола потер подбородок и пробормотал:

— Какой-нибудь очаг индейской культуры?

Роза Эйприл отрицательно покачала головой и пояснила:

— Нет, находки относятся еще к эпохе палеолита. Реликты, найденные там, датируются каменным веком. Археологов интересовало нечто, называемое ими «ценот». Знаете, что это такое?

— Понятия не имею, — проворчал глава федеральной полиции. — Посмотрите в словаре.

— Попробовала, да только такого слова там нет.

— Значит, надо обратиться к археологам.

— Уже сделано, — с улыбкой ответила она.

— Похоже, вы отлично знаете, на какую рыбалку поехать! — воскликнул Броньола. — Что стало с той зареванной девицей, которая действовала мне на нервы сегодня утром?

— Не знаю, — ответила Роза. — Только сдается мне, что... короче, мне кажется, кое-что начинает вырисовываться.

Броньола поморщился.

— Может быть, оттого, что наш друг дал, наконец, о себе знать? — с иронией заметил он.

— Вовсе нет, — возразила Роза Эйприл. — Вы же знаете, как я отношусь к работе. И я никогда не позволю чувствам взять верх над долгом.

Она беспардонно лгала, и Броньола уже готов был весело посмеяться над нею, когда его вдруг позвал к внутреннему телефону техник службы связи.

— Новая информация от «Летучего Змея», — сообщил он. — Они взлетели. Но остальное... вы просто не поверите своим ушам!

— В чем дело? — вскочил на ноги Броньола.

— Он говорит, что у него на борту мистер Смит. То есть, выражаясь нормальным языком, Гвидо Риаппи. Они направляются в аэропорт Майами. Должны там сесть в одиннадцать часов по местному времени. Он хотел бы, чтобы мистеру Смиту оказали официальный прием.

— Передайте ему, что я сам этим займусь, — рявкнул Броньола. Он повернулся к Розе и озабоченно сказал: — Черт побери! Каким образом...

— Наш человек принялся за работу! — с сияющим видом отозвалась она.

— Это я понял, но как? — Он нажал кнопку интерфона и вновь вызвал техника: — Дайте мне прямую связь. — Броньола проворно натянул наушники и схватил микрофон: — «Летучий Змей», тебя вызывает «Алиса». Что, черт подери, у вас там происходит на самом деле?

Слушая ответ, он задумчиво посмотрел на Розу Эйприл, а затем сказал:

— Все о'кей. Отлично сработано, так и передайте ему. Подкрепление нужно? — Гарольд снова бросил косой взгляд на Розу и добавил: — Полагаю, этим мне и придется ограничиться. Надеюсь, вам велено делать то же самое...

Роза Эйприл терпеливо ждала конец разговора.

— Да, он взялся за работу! — воскликнул Броньола, положив микрофон и сняв наушники. — Страйкер остался на острове. Он взял на себя командование логовом. А Риаппи... тот убежден, будто его везут на собрание шишек в Майами.

Роза прикусила губу и прошептала:

— Но тогда...

— Это вся информация, которой я располагаю.

— Вы спросили, нужно ли ему подкрепление, — заметила Роза. — Что вы собираетесь делать?

— Буду загорать на солнышке! — взорвался Броньола. — Он просит, чтобы ему не мешали и предоставили полную свободу действий. Тогда он готов сотворить чудеса.

— Похоже, у нас нет выбора, — заметила Роза. Перехватив озадаченный взгляд своего шефа, она добавила: — Я уже об этом думала. Скажите, в чем загвоздка?

Броньола поднял глаза к потолку и, чуть помолчав, пояснил:

— "Летучий Змей" утверждает, будто на острове как минимум пятьдесят автоматчиков. Мне показалось, он очень... обеспокоен.

— Вот как... — произнесла Роза умирающим голосом.

— Страйкер просит, чтобы мы держались в стороне и ограничились только наблюдением посредством электронных средств. Он не хочет никакого вмешательства с нашей стороны.

— И до каких пор?

В этот момент сигнальная лампочка на телефоне Розы Эйприл замигала, и Броньола с нескрываемым удовольствием прервал разговор. Роза некоторое время непонимающе смотрела на мигающую лампочку и наконец сняла трубку.

— Департамент юстиции, пост 310.

Голос на другом конце провода произнес:

— Говорит Луис Кардинес.

Броньола отошел в сторону — переговорить с двумя своими самыми надежными сыщиками. Похоже, то, как развивалась операция, доставляло ему немало беспокойства.

У Розы Эйприл тоже на душе скребли кошки, но она научилась скрывать свои чувства. Кажется, она становилась профессионалом... Выждав короткую паузу, она приветливо ответила своему собеседнику:

— О, здравствуйте, профессор, как любезно с вашей стороны, что вы позвонили.

— Я полагал, что дело достаточно срочное. С кем имею честь разговаривать?

Роза Эйприл представилась и тотчас спросила:

— Не могли бы вы мне объяснить, что такое ценот?

Добряк профессор, должно быть решил, что его разыгрывают, и ответил в том же духе:

— Насколько мне известно, это жаргонное словечко для обозначения стодолларовой банкноты...

Роза хихикнула и поспешила объяснить, чем она занимается на службе, после чего добавила:

— Мы проводим крайне важное расследование и случайно наткнулись на доклад, в котором говорится о существовании некоего ценота. — Она назвала слово по буквам. — Мне не удалось найти это слово в словаре. Кажется, это какой-то археологический термин. Университетский информационный центр, куда я обратилась за справкой, посоветовал мне связаться с вами, заверив, что вы пользуетесь большим авторитетом в археологических кругах.

— Теперь ясно. Скажу сразу: то, что вы не нашли это слово в словаре, объясняется, скорее всего, тем, что оно не английского происхождения. К тому же это не совсем археологический термин. Вероятно, вам лучше обратиться за консультацией к геологу.

— Видите ли, — перебила его Роза, — мне не нужна подробная информация. Достаточно сведений самого общего характера. Может быть, вы все-таки выручите меня?

Чувствовалось, что профессор едва сдерживает раздражение:

— Так что конкретно вас интересует?

— Что такое ценот?

Профессор Кардинес вздохнул и ответил:

— Это слово пришло к нам от индейцев майя. Попросту говоря, ценот — это колодец или хранилище пресной воды.

— Позвольте мне задать вопрос несколько по-иному, — стояла на своем Роза Эйприл. — Почему археологи интересуются ценотами?

— Тогда уточним сам термин, — назидательно произнес Кардинес. — На полуострове Юкатан ценоты являлись чем-то вроде денег. Их обнаружили также во Флориде, на юго-западе штата. Это довольно своеобразные геологические образования в глубоко залегающих слоях известняка. Ценот появляется тогда, когда известняк разрушается и в нем образуется провал, который вскрывает горизонт подземных вод, питаемый из естественных водохранилищ — обычно они залегают под пористой поверхностью известнякового слоя. Вероятно, вас интересует именно это явление и то, как оно выглядит. Я прав?

— Безусловно. Но при чем здесь археология?

— Для многих первобытных народов ценоты служили единственным источником питьевой воды, особенно в периоды длительной засухи. Немудрено, что подобные источники часто становились объектами религиозного поклонения, им даже приписывали всяческие чудесные свойства. Ведь вода — начало всего живого, ее ценили везде и всегда. И можете себе представить, какое потрясение испытывал умирающий от жажды кочевник, когда у него под ногами вдруг проваливалась земля и на свет божий появлялось целое озеро пресной воды.

— Да, но...

— Первобытные народы наделяли эти источники сверхъестественными свойствами. Некоторые из исследованных ценотов имеют довольно значительную глубину и, как правило, подпитываются из подземных рек. В древние времена существовала традиция бросать туда всевозможные драгоценные предметы — в качестве подношения добрым богам. Этот обычай сохранился до наших дней, и даже в цивилизованных странах можно частенько видеть, как люди бросают монетки в фонтаны или пруды. Конечно, фанатизм древних имел куда более кровавую окраску: своим ценотам они совершали человеческие жертвоприношения. Вот почему ценоты так интересуют археологов. Достаточно древний ценот — это, по сути, богатейшая кладовая, которая может хранить массу любопытных предметов, вплоть до сделанных еще в эпоху палеолита.

— Страшно интересно, — пробормотала Роза Эйприл, — а здесь, во Флориде, есть какие-нибудь находки времен палеолита?

— Надеюсь, вы расспрашиваете меня не из простого любопытства? — насторожился Кардинес.

— Меня интересует «Лабиринт Дьявола», — с ходу выпалила Роза.

Профессор Кардинес откашлялся и ответил:

— Да, понимаю. Тамошние раскопки оказались весьма неперспективными. Обнаруженный под «Лабиринтом Дьявола» ценот вовсе не старый — по некоторым расчетам ему менее четырехсот лет и к каменному веку он никакого отношения не имеет. Там обнаружили лишь несколько предметов, оставленных племенами калузов, стоянка которых, вне всякого сомнения, находилась неподалеку. Видите ли, на всем полуострове Флорида в течение последних пяти тысяч лет наблюдалось относительное обилие поверхностных вод. Значит, ценоты представляли интерес для местных племен только в периоды засухи, когда пресной воды не хватало. В каменном же веке, если вдруг наступали засушливые времена, первобытные народы стремились селиться рядом с ценотами, объединяясь в целые общины. Источники питьевой воды сильно влияли на демографическую обстановку.

— И Флорида была заселена уже в каменном веке?

— Разумеется. К примеру, археологические находки в Литл Солт Спринг неоспоримо доказали, что человек жил там пятнадцать тысяч лет назад. Аналогичные находки сделаны и неподалеку от Черлотт Харбор на побережье Флоридского залива.

— Литл Солт Спринг — ценот? А я думала, это всего-навсего горизонты пресной воды!

— Воды Литл Солт Спринг подверглись загрязнению в результате последующих процессов минерализации. Это почти неизбежное последствие. А ваш «Лабиринт Дьявола» содержит абсолютно чистую пресную воду, поскольку этот ценот относительно недавнего происхождения. Но за более подробной информацией вам все же лучше обратиться к ret гам. Могу только сказать, что оба ценота на удивительно похожи. В обоих случаях подземный горизонт полностью перекрыт обширным поверхностным слоем, вода в который, несомненно, поступает из ценота. Снаружи это напоминает обычный пруд или даже небольшое озерцо. Явление достаточно распространенное, особенно в таких районах, как...

— Не понимаю, профессор.

— Чего же? А, ну да! Постараюсь объяснить. Для неискушенного наблюдателя водоем действительно похож на простой пруд, подпитываемый маленьким ручейком. Во Флориде таких водосливов полно. Раньше поговаривали, что если по этому краю пойдет лозоходец, то он будет натыкаться на воду практически через каждые десять шагов.

— Теперь все ясно.

— Вот и хорошо. Однако с ценотами не все так просто. Даже натренированный глаз, например геолога, не всегда может обнаружить ценот в глубине какого-нибудь озера или пруда. Порой требуется тщательное обследование всего водоема.

— И что же указывает на наличие ценота под озером?

— Все зависит от размеров и геологического строения подземной галереи. В случае с Литл Солт Спринг и «Лабиринтом Дьявола» при исследовании нижней границы поверхностного слоя обнаруживаетсядовольно впечатляющая картина: пещера с абсолютно вертикальными стенками, уходящими в глубину. Иногда ценот бывает в восемь — десять раз глубже самого озера, лежащего наверху и сообщается с ним через отверстие до двадцати метров в диаметре.

— Вот как...

— А могу я узнать, отчего это департамент юстиции вдруг заинтересовался «Лабиринтом Дьявола»?

Но Роза Эйприл пропустила вопрос профессора мимо ушей.

— Вам известно, что археологические раскопки прекращены и там больше нет заказника? — спросила она.

— Конечно. И в этом нет ничего удивительного. Отдел археологических исследований давно прекратил работы по данному проекту.

— Может быть, вы также в курсе, что совсем недавно островок выкупила одна фирма, занимающаяся торговлей недвижимостью, и при этом выложила за него совершенно астрономическую сумму?

— Нет, об этом мне ничего не известно, — задумчиво ответил профессор. — Впрочем, об истинной цене трудно говорить, если, скажем, новые владельцы острова собираются заняться там туристическим бизнесом.

— И вы верите, что подобное место может привлечь туристов?

— Великий Боже, конечно же, может! Вы когда-нибудь были в Силвер Спринг?

— Увы, нет!

— Так вот, это настоящая золотая жила! Туристы съезжаются туда со всех Соединенных Штатов. Там даже снимали первые фильмы о Тарзане. «Лабиринт Дьявола» легко оборудовать ничуть не хуже. Правда, придется решать проблему с подъездом, поскольку сейчас до островка можно добраться только по болоту. Зато чуть севернее лежит большой остров, на который нетрудно попасть и на машине. В принципе, острова можно было бы соединить друг с другом, хотя, безусловно, это потребует больших затрат...

— Естественно, — согласилась Роза Эйприл. — Дорогой профессор, вы были очень любезны. Огромное спасибо за помощь! И последний вопросик: вы сами там бывали?

— Вы имеет в виду «Лабиринт Дьявола»? Да и не раз. Но подолгу там никогда не оставался. А почему вы спрашиваете?

— Вам известна глубина ценота?

— Основной грот простирается метров на шестьдесят ниже выходного отверстия. Но есть и другие гроты, поменьше.

— Вот тут я не совсем поняла. Выходит, под поверхностным слоем воды скрывается много пустот?

— Мое дорогое дитя, «Лабиринт Дьявола» покоится на целой сети подземных галерей, и в центральный грот стекается уйма подземных рек. Откуда, по-вашему, само это название — «Лабиринт Дьявола»? Рисунок галерей настолько сложен, что возникает впечатление, будто в них вообще нет конца... И пока даже нереально исследовать пещеры за пределами главного грота. Может быть, в будущем... Но для этого должен найтись энтузиаст, отчаянно смелый да, к тому же, фантастически богатый. Хотя, еще раз повторяю, археологам там делать практически нечего.

Роза Эйприл поблагодарила профессора и повесила трубку.

Между тем, Броньола вернулся в кабинет.

Роза озадаченно уставилась на шефа и пробормотала:

— Ну и ну, уж пусть лучше меня повесят.

— Что вам удалось узнать?

— Я еще не до конца уверена... настолько все выглядит невероятным...

— О чем вы?

— О «Лестнице Люцифера», — почти шепотом ответила она.

Глава 8

Болан недаром снискал себе славу мастера психологической войны. Он так здорово блефовал, что ему удалось полностью сбить с толку Гвидо Риаппи. Ловко играя на всех превратностях судьбы, выпавших на долю этого мошенника, Болан очень быстро нащупал его главные уязвимые места, после чего популярно объяснил, что он отнюдь не сторонник методов мафиози и не в его правилах бить лежачего, не способного защищаться, особенно если тот столько лет отработал на семью...

Совершенно ошарашенный, Гвидо спросил у Болана-Фрэнки, куда тот, собственно, клонит. Болан «честно» ответил, и вот тут-то Риаппи окончательно сломался... Дальше его речь сделалась почти нечленораздельной и больше напоминала заунывную, рвущуюся из глубин души молитву:

— Точно, как Гуса, черт побери! Как Гуса. За что они со мной так? Уму непостижимо! За что?..

Болан отозвался, запросто переходя на «ты»:

— Пойми, Гвидо, ты достиг определенного уровня и обратного хода для тебя нет.

Гвидо и сам это знал. В Организации существовали исключительно два вида движения: либо наверх благодаря своей голове, либо ногами вперед. Если голова отказывала, оставался только второй способ...

Гвидо не мог с этим примириться. Он клялся всеми богами, что голова его еще работала хоть куда, почище любого компьютера! И из-за единственного промаха, допущенного им, боссы не смеют думать, будто содержимое его головы — дерьмо собачье!

Кто дал им право так поступать и за кого они себя принимают?

Болан объяснил и это: слишком уж большие деньги поставлены на карту, и хотя лично ему такое не по душе, пусть Гвидо в этом не сомневается.

Конечно, Гвидо ему верил, и еще как. В сущности, он не имел к Фрэнки никаких претензий: даже слова грубого ему не сказал. Похоже, он был и впрямь весьма признателен за ту симпатию, с которой к нему относился его палач. Вот это-то и позволило Болану выбрать правильную тактику, бросив мафиози дырявый спасательный круг, чтобы тот ухватился за него, как утопающий за соломинку.

— Мы же мужчины, Гвидо, — подчеркнул Болан. — Братья! А братья не должны устраивать друг другу пакости...

Тут Гвидо был согласен с ним на все сто процентов. До чего же хотелось ему переговорить с кем-нибудь, лишь бы доказать, как ошибаются в нем...

Да, подтвердил Болан, Гвидо был настоящим братом, он принадлежат к семье вот уже много лет, и его не в чем упрекнуть, а потому нужно забыть случай с кузеном Гусом — ведь это был его единственный неверный шаг... Впрочем, Гвидо должен понять: сам он ничего не мог изменить. Ведь за ним присматривали и фиксировали мельчайшие оплошности, так что в итоге хватило сущего пустяка, чтобы подобные промашки разом всплыли в памяти...

Гвидо не возражал, однако возмущался, что его держали за недоумка. «Куча жира» — вот как его называли! Но почему, черт побери? Почему вообще его выбрали мишенью для нападок?

— Из-за денег, вложенных в стройку, — цинично ответил Болан.

Оно и понятно, когда в ход идут огромные средства, боссы там, наверху, совсем становятся психами, и уж тогда пощады от них не жди. А ведь Гвидо всегда работал с ними заодно, всегда играл только по правилам.

Нет, действительно, надо с кем-то переговорить. Но с кем? Кого Гвидо мог убедить в своей правоте?

Вот это и было тем, что Болан называл последней попыткой утопающего ухватиться за соломинку. И мешать в подобной ситуации не следовало.

— Я тут сколько времени провел? — задумчиво спросил он. — Минут десять? А может, и того меньше. Может, я еще даже не приехал? Кто об этом знает?

Шанс, который он предоставлял Риаппи, был просто неоценимым для более или менее здравомыслящего человека. А Гвидо, несомненно, относился к таковым, и на миг у Мака возникло впечатление, что мафиози вот-вот готов пасть на колени и целовать ему ноги.

«Черт бы меня побрал! — подумал Гвидо. — Отличный парень этот Фрэнки. Настоящий мужик!»

И все-таки — как быть?

Однако Болан вовремя вмешался, заявив, что, если бы ему на месте Гвидо стало известно о предстоящем визите инспектора из «Коммиссионе», он плюнул бы на все душещипательные звонки и сразу поехал бы поговорить с кем-либо из тузов — лицом к лицу, как мужчина с мужчиной, прежде чем какой-то холуй приедет с ним разбираться... А окажись у него под рукой самолет с пилотом, он и вовсе не стал бы долго размышлять. К кому поехать? К Мускателю в Майами Бич? Ну, к нему-то уж наверняка — этот заявился бы без всякого промедления.

«Да, Фрэнки — парень что надо. Настоящий ас. Гвидо никогда не забудет, что он для него сделал. Слово чести».

Болан вновь пообещал: все, о чем они тут говорили, останется только между ними. Да они ведь здесь не встречались, никаких контактов не было! Впрочем, если вдруг Гвидо вздумает полететь куда-нибудь в другое место, а не в Майами Бич, чтобы смыться...

«Господи Боже мой! Неужто Гвидо подложит Фрэнки такую свинью? Главное — доказать всем, что у него голова варит не хуже, чем у других!»

Вот в таком настроении Гвидо Риаппи покинул свое логово, оставив Болана руководить операциями на острове Сантелли. Рядовые «солдаты», узнав новость, не стали скрывать, что восхищаются новым руководителем проекта...

Да и Карло Паприелло был просто счастлив от того, что ему, наконец, представилась возможность работать бок о бок с настоящим асом. Ах, до чего ему не терпелось поскорее показать «курицу, несущую золотые яйца», которую он так тщательно скрывал от посторонних глаз.

— Даже Гвидо никогда ее не видел! — сообщил Карло. — Ну кто бы мог подумать?

Палач охотно ему верил, готовясь осмотреть «свои» десять миллиардов долларов.

— А что тут удивительного?

Глава 9

Заведовал островным хозяйством некий Джонни Паоли, уголовник неопределенного возраста, за которым прочно закрепилась слава человека, скрупулезно исполняющего все, что ему прикажут. При ближайшем знакомстве с ним выяснилось, что мозгов у него, конечно, кот наплакал, однако язык приказов он отлично понимал, а недостаток извилин компенсировал исключительно развитой мускулатурой, благодаря чему все прочие обитатели острова относились в нему с достаточной долей почтения.

Болан отвел его в сторонку и терпеливо объяснил, что отныне является новым боссом на острове Сантелли, после чего добавил:

— Я тебе поручаю молодую даму, Джонни. И чтобы никто не посмел даже пальцем ее коснуться. Никто не имеет права входить в этот поганый дом до моего возвращения.

— Усек, — буркнул Паоли.

— И не спускай с нее глаз.

— Есть не спускать с нее глаз, сэр.

— По телефону никуда не звонить.

— Не звонить по телефону, о'кей.

— А если кто-нибудь позвонит сюда и будет спрашивать Гвидо, то, не вдаваясь в подробности, скажешь, что его нет.

— Гвидо временно отсутствует.

— Вот именно. И ты никогда не слышал о Фрэнки Ламбретта.

— О'кей, я никогда не слышал об этом парне. А кстати, хозяин, что это еще за козел такой — Фрэнки Ламбретта?

— Это я, Джонни. Ты меня никогда не видел и не слышал обо мне.

— О'кей, усек, хозяин.

— Я рассчитываю на тебя, Джонни. Чтобы все было в лучшем виде.

— О'кей, хозяин, я весь к вашим услугам.

Затем, загибая пальцы, дебил принялся перечислять:

— Не спускать с молодой дамы глаз. Никто не имеет права входить. Запрещается звонить по телефону. Гвидо временно отсутствует. Никогда не слышал ни о каком Ламбретта.

Болан удовлетворенно хлопнул его по плечу и, отведя в сторонку молодую даму, тихо ей сказал:

— Теперь все в порядке. Примите ванну, отдыхайте...

— Я приехала сюда вовсе не для того, чтобы изображать наложницу из гарема, — возразила она.

— Сначала разыграем мою партию, — властно произнес Болан. — А когда у меня кончатся козыри, примемся за вашу. Так что пока доверьтесь мне и постарайтесь расслабиться.

Она выразительно посмотрела на него своими огромными глазами.

— Ладно, я вам доверяю. Только постарайтесь сделать все побыстрее. У меня тоже весьма насыщенная программа.

— Хотите обсудить ее немедленно?

— Нет, я могу подождать.

Она страстно поцеловала его в губы и устремилась к лестнице.

Болан проводил ее взглядом, а затем, по-хозяйски кивнув Паприелло, приступил к осмотру своих новых владений. «Главнокомандующий» подвел его к небольшому строению в самом центре жилой зоны и пояснил:

— Тут вход в подземелье. Гвидо никогда не переступал этот порог. Похоже, у него малость не в порядке с головой. Как же это называется? Клаустрофобия... или что-то в этом роде.

Здоровенный верзила с недобрым взглядом открыл дверь, едва Паприелло постучал в нее.

— Вот ваш новый хозяин, — объяснил Бижу. — Поздоровайся с мистером Фрэнки Ламбретта.

Сторож криво улыбнулся новому властелину острова и, чтобы показать, с какой быстротой новости распространяются среди обитателей этого клочка суши, воскликнул:

— Здравствуйте, хозяин! Так когда же нам привезут девочек? Сами знаете: чем раньше, тем лучше.

Болан мысленно перелистал свою картотеку и еще раз внимательно поглядел на детину. Не прошло и нескольких секунд, как память услужливо выдала Палачу всю необходимую информацию.

— Привет, Роки, — непринужденно ответил он. — Девушки будут сегодня же вечером. Так что береги силенки, чтобы как следует их уважить.

Парня звали Лючиан Весперанца, по кличке «Роки», и прежде он состоял в семье Кастильоне. Он никогда не поднимался выше простого убийцы, но зато в этом качестве выделялся своей особенной жестокостью. Судя по всему, пережившие крах империи Кастильоне чувствовали себя совсем неплохо и даже процветали здесь, во Флориде. Пока, во всяком случае.

Весперанца теперь широко улыбался, не обращая ни малейшего внимания на испепеляющий взгляд Паприелло, которому было невмоготу смотреть, как тот фамильярно разговаривает с хозяином.

Бижу взглядом попросил у Болана извинение и объяснил:

— Парни чертовски рады, что вы приехали сюда, Фрэнки.

— Догадываюсь, — с легкостью согласился Болан.

— Мы спустимся, — сказал Бижу Лючиану Весперанца.

Не переставая улыбаться, тот отступил в сторону, чтобы пропустить их внутрь. В комнате ничего не было, кроме ужасного полуразбитого кресла, покрытого затрепанным покрывалом, да ящика из-под апельсинов, на котором стоял транзисторный приемник. Окна здесь отсутствовали, а стены и потолок даже не были побелены. Пол покрывали листы фанеры, на которые был небрежно брошен старый и грязный ковер. Под ним-то и скрывался люк, за которым начиналась узкая и едва освещенная лестница, ведущая в подземелье.

Подмигнув Болану, Паприелло прошел вперед и первым начал спускаться. Судя по трапу в полу, лестница была повернута на юг, Болан насчитал двадцать девять ступенек — значит, глубина составляла примерно четыре с половиной метра: здесь начиналась широкая платформа, от которой, поворачивая под прямым углом к предыдущей, шла новая лестница — точно на запад. В ней также было двадцать девять ступеней.

Хотя Болан и предполагал увидеть нечто необыкновенное, психологически он все же оказался не готов к тому, что открылось его взгляду, когда в сопровождении Бижу он спустился по лестнице вниз.

Он находился в просторном гроте с купольным потолком, приблизительно десяти метров в диаметре и пяти метров в высоту. По дну фота струилась подземная река. В трех метрах над уровнем воды лестница переходила в металлический мостик, вмурованный в каменную стену. Мостик выводил в другой грот, имевший форму длинной галереи. У южной стены река из предыдущего грота низвергалась вниз небольшим сверкающим водопадом.

С того момента, как они начали спускаться по лестнице, Паприелло не проронил ни слова. Наконец он прошептал:

— Все-таки впечатляет! Согласны?

Болан мягко кивнул головой и спросил:

— А какова здесь глубина?

— Я никогда не пытался проверить, — хохотнул Бижу. — Но говорят, кому-то взбрела в голову такая мысль, что дна здесь практически нет.

— Дно есть всегда, — проворчал Болан.

— Мне дали гарантию, — продолжал доверительным тоном Паприелло, — что вода становится все горячее, по мере того как возрастает глубина. Может быть, там, в глубине, ад?

— А почему бы и нет? — пожал плечами Болан.

— По правде говоря, у меня иногда от всего этого мурашки по коже бегут, хотя я и не очень суеверный. Но когда видишь такое, в голову лезут всякие мысли.

Болан отлично понимал, какие чувства испытывает Паприелло. Вне всякого сомнения, многие первобытные религии возникли оттого, что слабый человеческий ум был не в состоянии понять и объяснить подобные чудеса природы.

— Ладно, пошли дальше, Бижу. Не будем топтаться на одном месте.

«Главнокомандующий» понимающе улыбнулся и по мостику направился в длинную галерею. Нащупав на стене выключатель, он зажег свет.

— Смотрите не ударьтесь головой, хозяин.

По каменному полу галереи струился ручей глубиной не более пятнадцати сантиметров. Болану пришлось согнуться в три погибели, чтобы пробраться по узкому тоннелю, метров через тридцать выводившему в очередной грот. Как и первый, он имел сводчатую форму, но заметно было, что здесь уже поработали человеческие руки. Грот расширили и, по всей видимости, совсем недавно.

На случай возможного обвала на толстых стальных стойках натянули металлическую сетку. Еще один мостик, пролегший чуть ниже, вел в другую горизонтальную галерею. Здесь была оборудована монорельсовая дорога.

— Дальше можно путешествовать с комфортом, — объявил Паприелло, показывая на маленькую открытую вагонетку, похожую на снаряд. В ней могли разместиться, сидя друг за другом, человек пять-шесть.

Бижу сел за рычаги, а Болан устроился у него за спиной.

— Это место называют «тоннелем любви», — весело произнес Паприелло. Он хихикнул и добавил:

— Хотя, можете мне поверить, я никогда не трахался в этой штуке.

У Болана возникло ощущение, будто он сидит в маленьком вагончике ярмарочного поезда. Но в действительности ему было не до шуток...

— Берегите руки, — предупредил Паприелло, трогаясь с места. — Особенно на поворотах. Тут есть пара-тройка очень узких проходов.

Вагончик приводился в действие с помощью электромотора. Он двигался не очень быстро, бесшумно и без всяких рывков. Чистый воздух почти комнатной температуры легко проникал в легкие. Закрыв глаза, трудно было поверить, что находишься глубоко под землей.

Да, это был и впрямь невероятный лабиринт, достойный дьявола, и весь фокус заключался в том, что сатана жил в сердцах современных людоедов. Истинная лестница Люцифера находилась в мозгу тех, кто сумел отыскать нить Ариадны в этом страшном лабиринте. Для простых людей они и впрямь стали воплощением дьявола, могучего и беспощадного. И никогда простым людям не воспользоваться благами земли, пока на ней царит закон сатаны.

Пока, несмотря на удачный ход событий, Мак. Болан вовсе не был уверен, что сумеет выбраться отсюда живым...

Глава 10

Новая пещера поражала своими размерами: не менее пятнадцати метров в длину и сорока пяти — в ширину. Потолок и вовсе терялся во мраке: Болан решил, что высота свода здесь может сравниться с высотой десяти-одиннадцатиэтажного дома.

Мака окружало чудовищное сооружение из железобетона, укрепленного мощным стальным каркасом... Металлические лестницы и мостки, прилепившиеся к стенам пещеры, связывали между собой разные уровни сооружения. В стенах виднелись подобия тамбуров с огромными дверями, которые, вне всякого сомнения, были водо— и воздухонепроницаемыми. На верхнем уровне, ближе к скалистому своду, стоял мостовой кран, в этот самый момент опускавший тяжеленную бетонную плиту. Где-то внизу на всю мощь работал компрессор, с ревом перегоняя огромные массы воды. Шум кругом стоял просто адский. Со всех сторон стройку освещал слепящий свет прожекторов.

Вагонетка взлетела по монорельсу на верхний уровень и замерла метрах в трех от крана. В застекленной будке Болан увидел двух человек в комбинезонах защитного цвета и желтых монтажных касках. Они что-то оживлено обсуждали, размахивая друг перед другом ворохом чертежей.

Паприелло пришлось дернуть Болана за рукав, чтобы привлечь его внимание.

— Сюда! — заревел он, пытаясь перекрыть шум, и потащил своего гостя в сторону застекленной будки.

Это был своего рода контрольный пост, напичканный электронным оборудованием и даже компьютерным терминалом. Слава Богу, в будку извне не проникало ни звука — она оказалась звукоизолированной. Оба парня, почти не обратив внимание на вновь прибывших, лишь пробормотали нечленораздельное приветствие и вновь погрузились в изучение чертежей.

— Черт побери! Что тут у вас стряслось? — поинтересовался Паприелло. — Почему никто не работает? И откуда этот чертов шум?

Болан с первого же взгляда понял, что оба типа в касках — профессиональные инженеры-строители, которые прекрасно знали, что делают. Одни из них объявил, даже не подняв головы:

— Очередной прорыв на глубине сорок метров. Новая подземная река. Стенка не выдержала. Нам удалось перекрыть поток воды, и теперь мы пытаемся определить ее расход.

— Вы можете отвести ее в сторону? — спросил Паприелло.

— Конечно.

— Сколько на это уйдет времени?

— Спросите лучше у шефа, — ответил инженер. Подняв на Болана озабоченный взгляд, он быстро добавил: — Послушайте, нам тут не до развлечений. Случилась серьезная авария, и некогда показывать стройку туристам.

— Попридержи язык, засранец! — заревел Паприелло, и глаза его налились яростью.

— Все в порядке, — успокоил его Болан. — Ты же слышал, что он сказал. Вот и пусть занимается своим делом.

Они вернулись на мостик и миновали один из странных тамбуров, позади огромной двери которого открывался небольшой проход к лестнице, как две капли воды похожей на ту, что привела их в подземелье. Грохот становился все тише. Паприелло повернулся к Болану и прерывающимся голосом сказал:

— Прошу меня извинить за того засранца. Уж поверьте, по завершении работ я расплачусь сполна с этими погаными воображалами.

— Спокойно, Бижу, — добродушно возразил Болан. — Зачем нервничать? Ведь пока мы получаем от них все, что необходимо...

— Не беспокойтесь, — с понимающим видом подхватил Бижу. — Я с ними побеседую потом. Они свое получат.

Но всю дорогу его буквально трясло от ярости. Лестница вывела к неприметной двери в маленьком бетонном бункере. Снаружи их буквально ослепило яркое солнце, и Болан оказался в окружении пышной субтропической природы. Лагуна, которую Гримальди обнаружил с воздуха, тянулась метров на пятьдесят к югу от выхода из подземелья — прекрасный залив в форме полумесяца, берег которого утопал в густой зелени. Там и сям торчали высокие пальмы. В тени деревьев было разбросано с десяток бунгало, похожих на хижины, которые можно встретить в деревушках на островах, затерянных в южных морях. Сразу позади бунгало виднелось низкое прямоугольное здание, а подле него высилась утыканная радиоантеннами башня с крытой платформой наверху. Чуть поодаль располагалась сторожевая вышка с поворотными прожекторами. На вышке скучали двое часовых, вооруженных автоматами.

— Неплохо, неплохо, — пробормотал Болан-Фрэнки, останавливаясь, чтобы зажечь сигарету.

Его провожатый услужливо заговорил:

— Если бы вы только видели местность до того, как взорвали южную часть берега. Действительно прекрасное зрелище! Здесь было пресноводное озеро, куда вода поступала из родника. Оно никак не сообщалось с окрестными болотами. Но пришлось соединить. Все из-за чертовой проблемы контроля воды. Вы же сами понимаете.

Нет, Болан абсолютно ничего не понимал, зато чувствовал, что задавать любые вопросы было крайне опасно. Ясно одно: зачем-то понадобилось соединить озеро с болотом. С этой целью полностью уничтожили южный берег озера. Так возникла лагуна.

— Да, да, контроль воды, — эхом отозвался Болан.

— От всех этих хлопот можно сойти с ума, — продолжал Паприелло. — Тут как минимум двенадцать подземных рек. Едва перекроют одну — тотчас вскрывается другая. Думаю, как раз это произошло и сегодня. Парень ведь так и сказал: прорыв.

Болан с удовольствием порасспросил бы его о стройке и неведомом сооружении в пещере Али-Бабы, как он назвал про себя гигантский грот. Ясно как божий день: задача заключается не только в том, чтобы соединить этот островок с островом Сантелли. Но особенное недоумение вызывали гигантские герметические тамбуры в стенах подземного железобетонного сооружения.

— Они откачивают воду и сбрасывают ее в лагуну? — спросил Болан.

— В принципе ее куда-то отводят. Возможны четыре или пять направлений. Но лагуна, по-моему, служит для чего-то другого. Я иногда видел, как огромные массы воды вырываются на поверхность лагуны... Поверьте, это впечатляет! Словно взбесившиеся горные потоки. Там, внизу, поистине неисчерпаемые запасы пресной воды.

— Интересно только, откуда она берется? — будто между прочим, заметил Болан.

Бандит пожал плечами, прежде чем ответить:

— Никогда не спрашивал. Одно мне известно: в сезон дождей положение еще больше осложняется.

Довольно крепкий мужчина лет пятидесяти, в полотняной куртке и таких же брюках, с привычной желтой каской на голове вышел из бунгало и двинулся навстречу.

Едва заметив его, Паприелло воскликнул:

— Гляди-ка, легок на помине!.. Вот у кого надо спрашивать. Наш главный инженер. Он получает приказы непосредственно сверху, если вы понимаете, что я имею в виду. Так что, как правило, мы мало с ним общаемся. Уж не знаю, какой он там закончил университет, но, думаю, учился на инженера. Его зовут Андерсон, но все кличут «Доком».

— Знаю, — соврал Болан.

Он бы дорого заплатил, чтобы действительно что-то знать. Не имея практически никакой информации, Мак постоянно терзался мрачными предчувствиями.

Когда инженер подошел поближе, Паприелло окликнул его:

— Эй, Док! Какое невезение! Еще раз прорвало!

Андерсон промолчал и лишь устало взглянул на высокого незнакомца, сопровождавшего Карло.

— Нет, нет, — рассеянно произнес он, словно разговаривал сам с собой, — избавьте меня от ваших чертовых туристов!

Паприелло весь напрягся и прорычал:

— Послушайте, Док. Это...

Но Болан его перебил.

— Думаю, сейчас и впрямь не самое удачное время для посещения объекта, — добродушно заметил он. — Не будем вас больше отвлекать, мистер Андерсон. Я зайду в другой раз.

Тот одарил его взглядом, в котором легко читалось: «А пошел ты!», и вновь перевел тяжелый взгляд на Паприелло:

— Нужно что-то делать с вашими паршивыми вертухаями, Бижу. Сегодня утром я потерял еще двух рабочих. Им проломили черепа. И, поверьте, это никак не связано с происшествием на стройке. Постарайтесь найти управу на ваших горилл. Я не шучу.

Вертухаями, насколько было известно Болану, на жаргоне уголовников именовали тюремных надзирателей.

— Я этим займусь, — пообещал Паприелло главному инженеру, смущенно косясь на Болана. — Я хотел у вас спросить одну вещь: почему на стройке сегодня не видно рабочих? Куда они подевались?

— В церкви. После сегодняшней аварии невозможно работать. Так что у них получился день отдыха. И тем лучше для них. От обессиленного работяги все равно никакого проку. Кстати, что касается еды...

— Да, да, — живо оборвал его Паприелло, — мы хотим тут многое изменить... — Затем, вновь обеспокоенно посмотрев на Болана, он добавил: — Сегодня я наконец могу вам это твердо обещать.

Главный инженер воздержался от всяких комментариев и, даже не удостоив Болана взглядом, пошел своей дорогой. Похоже, он направлялся к лестнице, ведущей в подземелье.

— Не волнуйтесь, этот тоже своего дождется, — пробормотал Паприелло, с трудом сдерживая ярость.

— Всякому овощу свое время, Бижу, — холодно ответил Болан.

— Я заметил, вы не хотели, чтобы я вас представил. Думаю, я верно понимаю, почему вы так поступаете.

— Повторяю: всему свое время, — отозвался Болан, даже не пытаясь выяснить, что Бижу имел в виду.

С мрачной ухмылкой Паприелло произнес:

— Настанет время, и все эти козлы получат свое, Они тут обращаются с нами, как с последним дерьмом.

— Я же тебе обещал: у нас тут многое изменится, — миролюбиво заметил Болан.

— Верно, сэр, вы так сказали. Если хотите знать мое мнение — и впрямь пора. И еще позвольте вам сказать, сэр: вы очень сдержанный человек.

Очень сдержанный человек рассматривал сторожевую вышку... и чувствовал, что слегка начинает нервничать.

Вся эта стройка... необычная подземная пещера с герметичными входами, тоннель, соединяющий оба острова, пресноводное озеро, превращенное в лагуну, изможденные рабочие и гориллы-тюремщики, маленький уголок рая с караульными вышками и вооруженной охраной... Да, тут было от чего занервничать.

Но теперь он уже не мог остановиться, а тем паче пойти на попятную. Вперед, только вперед! Новый руководитель неизвестно какого проекта, осуществляемого неизвестно для кого, схватил своего «главнокомандующего» за руку и потянул за собой.

— Все изменится, Бижу, — негромко сказал он, — и ты в этом первый убедишься.

Глава 11

Невероятно, но факт: людоедам удалось создать на острове нечто вроде собственной Гвианы. Длинное прямоугольное здание позади бунгало называлось «резиденцией» и служило одновременно казармой, церковью, столовой, кухней, чем-то вроде санузла — короче, содержало весь тот «комфорт», на который мог рассчитывать военнопленный.

В «резиденции» обитали не менее ста человек. Они спали прямо на земле, на ветхих тюфяках, которые перед выходом на работу полагалось сворачивать и складывать штабелем вдоль стены. Болан убедился в этом воочию, ибо, когда вошел в помещение, по одну сторону барака было полно тюфяков со спавшими на них людьми, в то время как с другой стороны тюфяки были тщательно свернуты и уложены вдоль стены, что позволяло использовать эту часть барака в качестве «гостиной». Здесь кучками прямо на голом земляном полу сидели рабочие, и Болана поразили их равнодушные, устремленные в никуда взгляды.

И еще один факт поразил его до глубины души: у всех этих бедолаг ноги были закованы в тяжелые стальные цепи, не снимавшиеся даже во время сна.

В «резиденции» не было ни мебели, ни перегородок, ни простых нар. Даже туалет и кухня ничем не отличались от жилого помещения. Пленники являли собой ужасающее зрелище: на всех была та одежда, в которой они приехали сюда, а точнее говоря, то, что от нее осталось, — сущие лохмотья. Здесь собрались люди с самым разным цветом кожи. В некоторых, быть может, еще тлели искорки надежды, зато другие уже почти полностью одичали, а кое-кто, казалось, просто не понимал, что с ними произошло. Один парень вообще напоминал буйнопомешанного.

Тем лучше для тебя, парень: коси под сумасшедшего, но не ломайся внутри.

Болан сразу понял, насколько ошибся насчет участи, уготованной мелким любителям поживиться на наркотиках. «Дьявольская команда» вполне оправдывала свое название. Эти сволочи, вербуя мелких жуликов, преследовали иные цели, нежели простая контрабанда. Им нужны были рабы.

Волна жгучей ярости поднялась в душе Болана.

Но, не смея выходить за рамки той роли, которую ему приходилось играть, он произнес ледяным тоном:

— Похоже, все эти работяги больны цингой.

Дежурным «ангелом-хранителем» был молодой мафиози, огромный, как шкаф, со злыми глазами и свирепо оттопыренной нижней губой.

— Ага, — вызывающе ответил он, — и поверьте мне, их теперь очень легко держать в узде.

В подтверждение этих слов он потряс в воздухе куском свинцовой трубы трехсантиметровой толщины и длиной с руку и даже слегка тюкнул ею себя по голове, показывая, как он это делает.

— Я же сказал: они похожи на больных цингой, — проворчал Болан, недобро глядя на Паприелло. — Тебе известно, что такое цинга? Чем вы кормите этих доходяг?

— Бобами и рисом, — ответил «Оттопыренная Губа». — Сколько угодно и два раза в день.

— А чем они жрут? — резко спросил Болан.

— Руками, черт их побери!

— Послушайте, хозяин, мы нормально их кормим, — быстрехонько вмешался в разговор Паприелло. — Я хочу сказать: если они хорошо вкалывают, то хорошо и жрут. Они получают еду до и после каждой смены.

— Расскажи мне немного об этих сменах.

— То есть?

— Ну, как тут организована работа?

— Восемь-восемь, — спокойно объявил Паприелло.

— Восемь — чего? — рявкнул Болан.

— Восемь часов, хозяин.

— Ты хочешь сказать: двадцать четыре часа в сутки и семь дней в неделю, так?

— Точно.

— А жрать им дают только бобы и рис?

«Оттопыренная Губа» стоял, скрестив руки на бочкообразной груди, и благоразумно не вмешивался в разговор. Но тут он не выдержал и назидательно изрек:

— В бобах больше белков, чем в мясе, насколько мне известно.

Болан взглянул на Паприелло.

— Просто великолепно! Вот она, добрая нянюшка, которая заботится о том, чтобы каждый день они получали положенное количество калорий. — И, резко повернувшись к охраннику, продолжил: — Ты бы лучше следил за тем, сколько витаминов они получают, козел вонючий! Говорю тебе, у парней цинга! Вот и постарайся раздобыть для них свежие фрукты. Мне всегда казалось, что во Флориде с ними нет проблем. Всего-то нужно несколько ящиков апельсинов и грейпфрутов. Каждый час ты будешь делать десятиминутный перерыв и потчевать рабочих витамином С. Понял, что я сказал?

Но тут Паприелло бросился на выручку своему подручному:

— Не ругайте его, хозяин. Здесь моя вина. Я об этом даже не подумал. Хотя, с другой стороны, эти сволочи не задержатся здесь надолго.

— Равно, как и ты, — огрызнулся Болан в адрес Бижу. — Особенно, если все на этом острове перезаразятся цингой! Тебе бы следовало хоть изредка шевелить мозгами!

— Господи Боже мой! Вы что же, полагаете, она заразная?

— Еще как!

Естественно, Мак пудрил Бижу мозги, к тому же пленники не столь уж долго сидели на бобах с рисом, чтобы всерьез пострадать от нехватки витаминов. Но Болан испытывал потребность хоть что-то предпринять для этих горемык... и немедленно, ибо даже самая малость была все же лучше, чем ничего...

— Боже правый, а я-то ничего такого и не знал!

— Это тоже относится к тем изменениям, о которых мы недавно говорили, — тоном, не терпящим возражений, заявил Болан, чувствуя, что настало время показать зубы. — Мне бы хотелось, чтобы ты потихоньку привыкал думать, — сухо добавил он.

— Понимаю, понимаю. По правде говоря, мне и самому все это не нравится. Я хочу сказать, что в конце концов...

Болан протянул руку и приказал охраннику:

— Дай сюда эту пакость.

— Как так, сэр?

— Быстро твою дубинку! Отдай ее мне!

Парень с сожалением протянул свинцовую трубу Болану, недоумевающе глядя то на него, то на Паприелло.

— Она тебе больше не понадобится, — заявил Болан.

— Но, сэр, мне без нее никак не обойтись.

— Такому здоровяку, как ты? Да на черта она тебе сдалась?

Паприелло решил вставить свой пятак:

— Мне не хочется, чтобы у моих парней было оружие, когда они работают с пленными. Эти отбросы и так уже почти мертвецы, Фрэнки. Они прекрасно знают, что им не уйти отсюда живыми. Так стоит ли рисковать?

— Мертвецы, вкалывающие, как волы. Такого просто не может быть — спокойно возразил Болан.

Сунув свинцовую трубу под мышку, он приказал тоном, не терпящим возражения:

— А теперь перейдем к серьезным вещам.

Выведя обоих мафиози наружу, он объявил:

— Первое, что вы сделаете: снимете кандалы с ног рабочих и забудете, что они вообще были. Ясно? Обеспечите нормальную кормежку и человеческое обращение. Покуда они еще живы, черт возьми! Может, тогда и работать они станут, как люди. Хочу сказать тебе одну вещь, Бижу. Там, наверху, не очень довольны тем, как тут идут дела. Почему, ты думаешь, меня послали сюда? Чтобы изображать Деда Мороза, принесшего подарки твоим «солдатам»? Так вот, слушай и постарайся понять: меня направили сюда, чтобы поправить дела и Организация смогла наконец расслабиться. По правде говоря, если к вам получше присмотреться, то становится понятно, что вы все ни на что не способны.

Паприелло осторожно ответил:

— Я пытался спорить с Гвидо, Фрэнки. Но он никогда не интересовался тем, что здесь происходит. И все же я сделал...

— Плевал я на это, — сурово отрезал Болан. — Гвидо отчитается, как сумеет, и получит то, что заслужил. Дело уже закрыто, и прошлое меня больше не интересует. Я хочу, чтобы ты исправил положение и в темпе. Ясно?

Паприелло повернулся к молодому охраннику и пролаял:

— Пойди сними с них цепи и пошевеливайся. Со всех без исключения. Скажи пленникам, что отныне у них будет новый режим содержания и улучшено питание.

— Намекни им, что у них есть кое-какая надежда, — подсказал ему Болан.

— Может, им еще пообещать, что к ним приедут их девки? — осклабился «Оттопыренная Губа».

Болан взмахнул трубой и слегка коснулся ею подбородка охранника.

— Попробуй еще поумничать, — сказал он, не повышая голоса, — и ты окажешься с ними в одной компании. И будешь сосать бобы с рисом, потому что у тебя не останется зубов.

Убийца побледнел, пробормотал что-то невнятное и опрометью бросился в барак.

Паприелло, которому тоже стало не по себе, промямлил:

— Крепких парней теперь не так-то просто найти, Фрэнки. Вы ведь понимаете, что я имею в виду. Еще пять лет назад я бы ни за что не нанял такого пацана даже чистить себе сапоги.

— А теперь ты ему доверяешь целое королевство, — проворчал Болан.

— У меня нет выбора!

— Не в выборе дело. Тебя лишь просят быть начеку и получше смотреть за всем, что происходит вокруг.

— Да, конечно, вы правы. Абсолютно правы.

— Тогда пойди и проверь, чтобы он точно исполнил мои приказания.

— Что? Ах да, конечно, я...

— Да ладно тебе, — чуть потеплевшим тоном сказал Болан. — Иди, а я немного поброжу один.

— Если вам что-нибудь понадобится, зовите меня без колебания. Только крикните — я вмиг услышу и прибегу.

— Ты в этом уверен? — слегка улыбнулся Болан. Паприелло улыбнулся в ответ, мучаясь в глубине души вопросом, что бы это все значило. Но вслух он вопросов задавать не стал — просто повернулся и вошел в «резиденцию», а Болан направился в противоположную сторону.

В бунгало были оборудованы комфортабельные квартиры со всеми современными удобствами. В четырех первых Болан увидел спящих людей. Это были, вне всякого сомнения, инженеры и техники — мозговая команда стройки. Бунгало, из которого незадолго перед этим вышел Андерсон, было оборудовано под офис: там стоял кульман и прочее привычное для офиса оборудование, включая ксерокс, компьютер и различные средства связи.

Мысли Болана постоянно крутились вокруг антенн, которыми ощетинилась сторожевая вышка. Нет, учитывая изолированный характер местности, казалось маловероятным, чтобы эти антенны обслуживали наземные средства связи, хотя, конечно, некоторые кабели могли проходить по тоннелю, связывающему два острова.

Болану понадобилось меньше минуты, чтобы придумать, как вывести из строя радиопередатчик: достаточно положить зачищенный провод под контакты двух реле в блоке питания, и тогда, едва на передатчик подадут питание, произойдет короткое замыкание.

Неплохо, но явно недостаточно.

В одном из ящиков рядом с кульманом Болан сделал важную находку: набор из четырех цветных объемных карт и план, разъясняющий тайну острова.

Тут уж было отчего содрогнуться даже самому дьяволу.

Болан сунул скатанные в рулон карты и план в картонный пенал и сунул его себе под мышку, прежде чем выйти на свежий воздух.

«Четверг отмщения», воистину! Солнце стояло еще в зените, а Палач интуитивно уже все понял. И теперь, если только удастся покинуть остров, вполне может статься, что этот судный день завершится сумерками, в которых блеснет луч надежды. Если... если только...

Карло Паприелло с видом побитой собаки ждал его перед «резиденцией».

— Мне, наверное, не следовало бы вам докучать, — неуверенным голосом произнес он, — но, думаю, все-таки лучше вам рассказать...

— В чем дело? — небрежно спросил Болан.

— Там один тип, пленный. Он хочет с вами поговорить. Утверждает, что это очень важно.

Паприелло тяжело вздохнул и добавил:

— Он сказал, что знает, кто вы такой. Хм, если только...

— Тем лучше для него! Пришли его сюда, — велел Болан-Фрэнки, развязно засмеявшись. — Может, он мне поможет наконец узнать, кто же я такой на самом деле...

Но в душе Маку Болану было вовсе не до смеха. Вопрос, кто он такой, в ближайшее время обещал встать очень остро...

Глава 12

У парня было довольно породистое лицо, и на вид он казался почти одного возраста с Боланом. Несмотря на всклокоченную бороду, внимание привлекал умный взгляд его карих глаз и тонкие черты лица. Ровный загар свидетельствовал, что кожа его давно уже привыкла к жаркому солнцу Флориды. Он был бос, и кроме истрепанных дырявых джинсов с поломанным замком-"молнией", на нем не было никакой другой одежды. Во взгляде светилось неподдельное отчаяние, однако бедолага все же пытался держать себя в руках и сохранять хоть какое-то достоинство.

— Вот он, — сказал Паприелло Болану.

— Как его зовут? — равнодушно спросил тот.

— Тебя как зовут, парень?

Обращаясь к Болану, пленник ответил хриплым голосом:

— Вильям О. Кеслер. У меня к вам очень важный разговор.

— Осторожней с этим мерзавцем, Фрэнки, — вмешался Паприелло. — Он уже по-всякому пытался нас надурить.

— Оставь нас одних, — приказал Болан.

Паприелло несколько секунд колебался, затем резко развернулся на каблуках и вернулся в здание. Болан взял пленника за плечо и повел его к лагуне.

— Ты хотел со мной поговорить, так что давай, — сухо приказал он.

Похоже, парень даже не зная, с чего начать. Уверенность окончательно покинула его, и теперь он ждал хоть какого-то ободряющего слова. Молчание уже опасно затянулось, когда он вдруг спросил:

— Мое имя вам ничего не говорит? Кеслер, Билл Кеслер.

— Абсолютно ничего, — спокойно ответил Болан.

— Тогда я назову вам другие имена. Если они для вас хоть что-то значат... стало быть, вы тот, за кого я вас принимаю. И тогда, возможно, вы поймете, кто я такой.

— Ну что ж, попробуй, — согласился Болан.

Кеслер начал перечислять имена, с тревогой ловя его взгляд:

— Боб Вильсон... Джек Тетро... Тим. Браддок... Дженгис Канн...

— Достаточно, — проворчал Болан. — Но ты, безусловно, Билл Кеслер.

У парня даже задрожали руки.

— Значит, вам известно, кто я?

— Нет, — ответил Болан, протягивая ему зажженную сигарету и закуривая сам. — Просто я попытался логически завершить твой список. А почему имена всех этих людей должны быть мне знакомы?

И тем не менее, он и вправду знал их наизусть. За каждым из этих имен скрывалась долгая и славная история. Ибо это были имена полицейских, которые на разных этапах крестового похода Болана так или иначе работали с ним.

— Я надеялся, что они покажутся вам более или менее знакомыми, — прошептал Кеслер, жуя фильтр сигареты.

Болан спросил с самым непринужденным и естественным видом:

— Ты здесь давно?

— Думаю, уже полтора месяца. Но здесь очень быстро теряется всякое представление о времени.

— А ты случайно незнаком с девицей по имени Джин Рассел?

В полных отчаяния глазах зажегся огонек надежды:

— Ну конечно, знаю. Хотите, я вам ее опишу.

— А ты знаешь, как ее зовут по документам? — спросил Болан.

Отвыкший от сигарет, Кеслер слишком глубоко затянулся и... глаза его наполнились слезами, он зашелся в страшном кашле. Они стояли у самой кромки воды на берегу лагуны. Паприелло и «Оттопыренная Губа» наблюдали за ними с порога «резиденции». И тут Болан ни с того, ни с сего приказал:

— Падай и по-шустрому!

И тут же ловко сбил его с ног.

Кеслер рухнул на землю, не переставая кашлять, и скорчился, лежа на боку, словно его скрутила жестокая боль.

Со своего места Болан не мог слышать, о чем говорили гангстеры, но он ясно видел, как лицо «Оттопыренной Губы» искривилось в жестокой ухмылке. Повернувшись к скорчившемуся на земле человеку, Болан вполголоса сказал:

— Не вздумай вставать. Так ты знаешь ее имя?

— Киркпатрик, — прерывисто дыша, ответил Кеслер.

— Уже неплохо, — вздохнул Болан.

Глубоко затянувшись, он задал новый вопрос:

— А как же ты влип в это дерьмо, парень?

— Это входило в мою задачу. Меня захватили во время внезапного налета шайки в районе Биг Сипре.

— Кеслер — твое настоящее имя?

— Вильям О. ...Да! Но они не знают, что я — полицейский. Иначе мне крышка.

— А другие пленные знают об этом?

— Нет.

— У тебя есть друзья среди пленников?

— Не много — всего пять. Мы уже даже разработали приблизительный план побега.

— На них можно рассчитывать, на этих твоих приятелей?

— Думаю, да.

— Каковы у вас шансы на успех?

— Довольно мизерные: остров патрулируют до десяти вооруженных охранников. А сторожевую вышку, я думаю, вы уже видели? Если бы у нас была лодка! Мы подумали, что...

— Не вздумайте соваться в болото, — посоветовал Болан. — Ты засек стукачей в вашей бригаде?

— Ни одного, и мы убеждены, что их нет. Эти сволочи слишком уверены в себе, чтобы заводить еще и стукачей.

— Понимаю, — вздохнул Болан. — Но, так или иначе, твое появление мне жизнь не упрощает.

— Знаете, мы готовы буквально на все. Как вы думаете, вам удастся что-либо сделать?

— Ты задаешь мне слишком каверзный вопрос, старик. Я вынужден играть, полагаясь только на свое чутье. Понимаешь? Но для вас я, вероятно, едва ли не единственный шанс. Если что-то предпринимать, то только сегодня. Или уже никогда. Главный инженер устроил вам сегодня выходной. А это значит, что на подземном объекте никого не будет — по крайней мере, до завтрашнего утра. Иными словами, это единственная возможность спустить воду. Главное, чтобы в нужный момент в норе не было людей...

— Что бы вы ни решили, я с вами, — заверил Кеслер, которого охватило неуемное воодушевление.

— О'кей. Любое мероприятие лучше осуществлять ночью. Собери своих друзей и потихоньку предупреди их.

— Ночью... Что ж, это неплохо.

— Вам необходимо как можно быстрее убраться отсюда. И не пытайтесь изображать из себя героев. Выйдите из барака и сматывайтесь! Чем дальше, тем лучше. И не забудьте, что вы подохнете первыми, если они успеют хоть что-то предпринять. Я надеюсь, ты все понял?..

— Дело в том, что этот вопрос мы уже обсуждали с друзьями. Здесь просто негде спрятаться.

— А я и не требую, чтобы вы бежали черт знает куда. Найдите какой-нибудь грот, какую-нибудь яму, что угодно, и зашейтесь там до конца заварухи.

— Ну это-то, я думаю, можно сделать. Особенно теперь, когда с нас сняли кандалы.

— Но держитесь подальше от подземной стройки, — предупредил Мак.

— Договорились. Но... что вы в принципе хотите предпринять?

— В ближайшем будущем, мой друг, ничего конкретного. Но будьте готовы убраться отсюда, если вдруг начнется заваруха.

— Вы хотите сказать, когда она начнется! — почти радостно воскликнул Кеслер.

— Нет, когда я говорю «если», значит — это «если» и больше ничего другого. На данном этапе я даже не могу с уверенностью сказать, услышу ли биение собственного сердца в ближайшие полчаса.

Кеслер улыбнулся:

— Не волнуйтесь, мы все будем за вас молиться.

— Надеюсь. И послушай, Кеслер... не говори остальным, что у них появилась надежда. Но самое главное — не вздумай проболтаться, кто я такой. Когда люди потеряли всякую надежду, им нельзя полностью доверять.

— Но вы же мне доверяете?

— Более или менее, — спокойно ответил Болан. — А теперь вставай и возвращайся к своим друзьям по несчастью. На меня не смотри. Иди и не оглядывайся.

Кеслер послушно побрел прочь. Несколько секунд спустя Болан подошел к Паприелло.

— Наглый парень, ничего не скажешь, — с улыбкой сказал он.

— А что он конкретно хотел?

— Переметнуться на другую сторону, что же еще, — осклабился Болан.

Паприелло хихикнул, а «Оттопыренная Губа» сплюнул сквозь зубы:

— Он с самого начала пытался это сделать.

— И что вы ему ответили, Фрэнки?

— Пасть на колени и молиться, — проворчал Болан.

— Да, я видел, как вы отдавали ему приказ ногой, — заржал «Оттопыренная Губа».

— За то, что он пытался меня надуть, — объяснил Болан. — Эта скотина прежде никогда меня не видела. А я терпеть не могу, когда меня держат за дурака. Прощу этого не забывать.

«Оттопыренная Губа» вдруг как-то съежился и, потупившись, сказал:

— Мистер Ламбретта, прошу меня извинить за дурацкое поведение в момент вашего появления здесь. Мистер Паприелло мне все объяснил, и клянусь вам, я не знал, с кем имею дело. Так что извините!

— Пойди и скажи рабочим, чтобы они искупались.

— Как, сэр? У них только один...

— Я про душ не говорю: что толку с одного-единственного соска на сотню чумазых работяг?! Но, черт подери, тут в озеро изливаются миллионы кубометров пресной воды! Так используйте их! Скажи пленным: пусть поплавают и обсохнут на солнышке.

— Действительно, почему бы и нет? Особенно теперь, когда с них сняли цепи, — согласился «Оттопыренная Губа».

Паприелло тоже решил вставить слово:

— Конечно, что тут плохого? Начиная с сегодняшнего числа, они будут купаться каждый день. И не сомневаюсь, уж теперь-то они будут вкалывать гораздо лучше.

— Само собой, — кивнул Болан. — Да и вам будет легче с ними управляться: плохо работаете — никакого льготного режима.

— Верно! Ох, как верно! — подхватил Бижу.

— Ясно, что с ними надо обращаться, как с людьми, — в свою очередь добавил «Оттопыренная Губа», превратившись вдруг в угодливого подхалима.

— И, конечно, надо прекратить лишние разговоры: мол, все тут подохнут, — решил Паприелло. — Исподтишка запущу слушок. Пусть у них появится хоть лучик надежды — тогда и вкалывать будут лучше. Не волнуйтесь, Фрэнки, теперь я вполне владею ситуацией.

— Мне абсолютно не о чем беспокоиться, — в тон ему ответил Болан.

Да уж, ничего не скажешь: абсолютно не о чем беспокоиться...

Тайна острова тщательно упрятана у него под мышкой, а судьбы сотен людей находились в его руках. Тут есть от чего волноваться, даже если ты король блефа.

Глава 13

Мак Болан не относился к тому типу людей, которые долго колеблются, прежде чем принять решение. После тщательного анализа всех возможных вариантов, диктуемых конкретной ситуацией, он никогда не тянул с принятием самого решения. Изучив все открывающиеся перед ним пути, он обычно выбирал наиболее прямой и реально выполнимый с учетом поставленных им перед собой целей.

В данном случае он вознамерился наконец-то выйти из контакта с противником и отдалиться от «Лестницы Люцифера». Его маскарад уже и так слишком затянулся: безусловно, для того, кто хорошо знал свою роль, подобный способ проникновения на вражескую территорию мог довольно успешно работать некоторое время, но не до бесконечности. Нельзя же сколь угодно долго избегать непредвиденных осложнений: достаточно телефонного звонка какой-нибудь высокопоставленной шишки, появления случайного знакомого или другого, столь же неприятного происшествия и дело грозило обернуться катастрофой.

Итак, Болан собирался покинуть проклятое логово, унося с собой раскрытую тайну «Лабиринта Дьявола». Что же касается Билла Кеслера и его друзей по несчастью, то, по всей видимости, с их освобождением из осиного гнезда придется еще подождать. По крайней мере, сейчас, пока не будет организована более продуманная спасательная операция.

Болан ступил на мостки первого уровня и бросил мимолетный взгляд на людей, хлопотавших в застекленной будке. На нижнем уровне техники в касках укладывали стальные листы, а компрессор продолжал по-прежнему грохотать, перекрывая все остальные звуки в подземелье. Паприелло развел руками, словно извиняясь за царящий кругом грохот, и жестом пригласил Болана занять место в вагонетке.

— Попробуйте ею управлять! — проорал он изо всех сил. — Это очень просто: тут всего одна ручка. Вы ставите ее в положение «база» и фиксируете. Здесь всего две позиции: передний и задний ход. Давайте толкайте ручку вперед! Вот, правильно, а теперь удерживаете ее в положении «база». Когда мы доберемся до противоположного края дороги, достаточно ручку отпустить, и она сама собой вернется в нейтральное положение. Таким образом можно вызвать машину с обоих концов тоннеля. Как лифт. Рукоятка автоматически возвращается в нейтральное положение, а это очень удобно, если кто-то по рассеянности забудет ее перевести.

Болан понимающе кивнул и двинул вагонетку в направлении острова Сантелли. Он знал, что Паприелло мучает вопрос о картонном пенале, который Болан прихватил в офисе Андерсона. Но «главнокомандующий» скорее дал бы разрезать себя на мелкие кусочки, нежели стал бы задавать вопросы: традиции преступного мира запрещали проявлять любопытство. В свою очередь Болан не имел ни малейшего желания что-либо объяснять Бижу. Впрочем, испытывать терпение Паприелло до бесконечности тоже было нельзя, тем более, что комплект карт мог легко послужить пропуском для выхода из логова мафии. Поэтому, уже поднимаясь по лестнице из подземелья, Болан словно невзначай дотронулся картонным пеналом до плеча Бижу:

— Ты, вероятно, хотел бы знать, что это такое?

Бижу натянуто улыбнулся:

— Ну, что-то в этом роде.

— Я должен отвезти это в Майами. Боссы хотят взглянуть.

— Ага, понимаю.

Но было видно, что он ни черта не понимает.

— Постараюсь вернуть карты как можно скорее, чтобы не сорвать Доку работу. Хотя, думаю, ничего страшного не произойдет, если их чуточку задержат. У него, наверняка, есть копии. А им нужны оригиналы, и если Доку это не нравится, тем хуже для него.

Вот теперь до Бижу дошло:

— Отлично сказано! Если честно, мне никогда не нравилось, что он напрямую общается с ними. Ведь он может наплести все, что угодно. А как я узнаю, о чем он там треплется? Такой, как он, способен на любую брехню. Впрочем, Гвидо никогда ничего толком не знал. Могу поклясться.

— Теперь уже слишком поздно о нем говорить, — мрачно произнес Болан.

— Я понимаю, что вы имеет в виду. Бедняга Гвидо! Но он сам лез на рожон. Я пытался ему объяснить...

Впереди замаячил люк, выводивший в сторожку, откуда началось их путешествие. Положив руку на плечо Паприелло, Болан вдруг сказал:

— Послушай-ка, Бижу, прежде чем мы выйдем на свежий воздух...

— Ну?

— Я мог бы это сообщить тебе сразу по прибытии, но предпочел немного подождать. Ты понимаешь, почему?

— Надо думать, что да.

— Я приехал сюда вовсе не для того, чтобы заменить Гвидо.

— Вот как?

— Да. И ты отлично должен понимать, почему я здесь. А теперь скажи мне, что ты все усек. И еще скажи, что ты понял, почему я выждал, прежде чем сообщить это тебе.

Лицо убийцы начало медленно расплываться в улыбке. Он так давно ждал этого часа...

— Вы хотите сказать, что...

— Я ведь обязан был проверить тебя, Бижу, верно?

— Господи Боже мой, Фрэнки! Со мной все о'кей. Проверяйте, сколько вам будет угодно. И возвращайтесь, когда захотите!

— Ты теперь здесь главный.

— Господи Иисусе! У меня прямо ноги отнимаются. Даже не знаю, что и сказать!

Болан засмеялся.

— Похоже, ты долго ждал этот момент. И, по правде говоря, давно заслужил повышение. Так ты согласен?

— Клянусь вам: вы во мне не разочаруетесь, Фрэнки. Я и дальше буду достоин доверия. Господи Иисусе... Скажите им, скажите всем там, наверху, что я им очень признателен. Со мной у них всегда все будет в лучшем виде! На высшем уровне!

— Постарайся, чтобы работа здесь велась на сверхвысоком уровне, — улыбнулся Болан.

Бижу чувствовал себя на седьмом небе от счастья. Он ожидал всего, но только не этого. Губы его дрожали, и он никак не мог унять предательскую дрожь в коленках...

— Конечно, конечно. Вы же знаете, что на меня можно положиться.

— Ты вступаешь в должность сегодня в полночь.

— Вы серьезно?

— Да, новая жизнь начнется в полночь. А пока — никакой огласки.

Мафиози вновь не мог постигнуть логику Болана.

— Как так — никакой огласки, Фрэнки?

— А ты, Карло, подумай сам. Счета, накладные и все такое — ты же должен во все это хоть немного вникнуть.

Теперь рожа Паприелло сияла, как медный таз. Видно было, как он уже вживается в новую роль. Да и Фрэнки назвал его Карло, а не Бижу. От него не укрылся этот знак уважения.

Болан не испытывал к гангстеру ни особой симпатии, ни антипатии. Так почему бы не позволить ему несколько часов представить себя на вершине славы? В любом случае, после полуночи объект будет ликвидирован, если, конечно, Болану удастся реализовать свой план. К тому же дело отнюдь не ограничивалось тем, чтобы выставить Паприелло на посмешище. Болан никогда ничего не делал просто так...

— Думаю, нужно отметить это событие, — сказал Мак, когда в сопровождении Бижу вылез из люка в сторожку. — По такому поводу можно устроить небольшой праздник.

Паприелло с сияющим видом улыбнулся охранявшему вход Весперанца, и тот, сам не зная почему, улыбнулся ему в ответ.

— Эй, Бижу! Так скоро нам привезут шлюх?

— Не беспокойся, Роки, — радостно ответил Паприелло, — у вас здесь будут не только шлюхи. — И заговорщически подмигнув Болану, он спросил: — Как вы думаете, я могу ему сказать?

— А почему бы и нет? Думаю, будет вполне логично, если он первый узнает.

— А сколько будет шлюх? — упрямо возвращался к волнующему его вопросу громила.

— Шлюхи, только шлюхи у него на уме, Фрэнки! — с отвращением воскликнул Паприелло. — По совести, он не заслуживает, чтобы я ему все рассказал. Даже не знаю, кто по достоинству смог бы оценить эту новость.

— Вот дерьмо, перестань нести чепуху, Бижу!

Болан повернулся к огромному головорезу:

— Тебе следовало бы поучиться называть его «мистер». На твоем месте я бы начал делать это немедленно.

— Это с какой еще стати?

— Попробуй догадаться сам.

Но до Весперанца уже дошло. Его огромная плоская рожа окаменела, и в глазах появилось злое выражение. Правда, ненадолго, но Болан успел это заметить.

— Более подходящего парня вы не могли бы найти, — с горечью вздохнул охранник. — Я-то, пожалуй, для этого уже стар. Очень рад за вас, мистер Паприелло. Бог мой, вы извините меня, но все-таки это так странно звучит: «мистер Паприелло». Так что же теперь будет? Я имею в виду со мной? Как тут все у нас образуется?

— Гвидо ушел, Карло занимает его место. Вот, собственно, и все изменения, — лаконично подытожил Болан. — А теперь выслушай внимательно, что я тебе скажу, и постарайся запомнить навсегда: никто больше не имеет права пользоваться этим люком без разрешения Карло. Никто! Ты понял? Входной тоннель закрыт.

— Закрыт. Согласен. А почему?

— Лучше не задавай вопросы, — предупредил Паприелло.

— И с другой стороны тоже никто не смеет проходить, — добавил Болан.

— О'кей, ход закрыт в обе стороны. И я не задаю вопросы.

— Вот именно, — подтвердил Паприелло.

— А сегодня вечером? — вдруг забеспокоился Весперанца.

Паприелло расхохотался. Болан сдержанно улыбнулся и сказал:

— Можешь на них рассчитывать, Роки. Сегодня особая ночь. Тебе их сколько понадобится?

— Четырех-пяти должно хватить, — осклабился Роки. — По крайней мере, для начала.

— Ладно, — согласился Болан, — разберетесь тут между собой.

Он похлопал себя по карманам и воскликнул:

— Черт, я где-то посеял свою зажигалку! Должно быть, выронил ее там, внизу. Готов поспорить, что она выпада где-то в «тоннеле любви». Скорее всего, завалилась под сиденье вагонеток.

— Роки спустится и поищет, — предложил Паприелло.

— Нет, нет, я пойду сам. Я эту зажигалку берегу, как зеницу ока. Представь, когда-то мне подарил ее сам старик Кастильоне. Так что уж лучше...

Продолжая что-то бормотать, он откинул крышку люка и начал спускаться по лестнице...

Разумеется, ни за какие зажигалки в мире Болан не стал бы снова спускаться в подземелье, но ему еще предстояло там кое-что сделать. Он поднял крышку капота вагонетки и, подсвечивая себе фонариком-авторучкой, осмотрел систему питания. Очень простая система — все провода соединены обыкновенными пайками. Он без колебания отсоединил силовой провод и тщательно закрыл крышку капота. Теперь машину невозможно вызвать с противоположного конца тоннеля:

— Ну вот, нашел, — сказал он, сунув зажигалку под нос мафиози, когда вылез из люка. — Мне так не хотелось ее потерять!..

— Шикарная вещица, — одобрил Паприелло. — Слушайте, Фрэнки, я тут принял решение: я назначаю Роки командиром моих «солдат». Думаю, вы одобрите мой выбор.

— Лучше и не придумать, — согласился Болан. — Но сегодня еще оставим все как есть. Ну ты понимаешь, что я имею в виду.

Нет, Паприелло не понимал, однако улыбнулся и сказал:

— Именно так я и собирался поступить. Роки, мы надеемся на тебя и верим, что никто не сможет воспользоваться этим выходом. Жди моих приказаний.

— Ага, закрыто, перекрыто, — повторил, как эхо, Весперанца. — Только пришлите сюда несколько шлюх, чтобы они помогли мне нести охрану.

Оба «босса» со смехом покинули сторожку.

— Я действительно не мог поступить по-иному, — посерьезнев, объяснил Паприелло. — Роки здесь так давно! Он и вправду заслуживает поощрение.

— Ты повел себя абсолютно верно, — ободрил его Болан.

— Ох, Фрэнки, до чего же отличный денек! Даже не верится, что еще сегодня утром я думал, будто мне конец. А теперь я чувствую себя помолодевшим лет на двадцать. Святые угодники, это похоже на сон! Ущипните меня: я хочу убедиться, что не сплю!

У Болана не было никакого желания щипать этого мерзавца, а тем более сейчас. Всему свое время. Солнце стояло в зените — был точно полдень «четверга возмездия». Но события только начинали разворачиваться.

— Знаешь что? Съезди-ка да посмотри, не вернулся ли самолет, — велел Болан очнувшемуся от сна мечтателю. — А я тем временем вернусь в дом и соберу вещи. Скажи Гримальди, что я собираюсь вылететь минут через двадцать. Отлично, черт побери, все сложилось. Я ведь думал, что мне придется проторчать здесь целый день, а может быть, и больше. Я с собой шмоток набрал чуть ли не на неделю.

Да, Карло, и вот что я еще тебе хотел сказать: ты здесь действительно на своем месте. Конечно, сначала я слегка наорал на вас, может быть, был излишне резок. Но я не мог иначе. Думаю, ты все понимаешь. Зато теперь, по прибытии в Майами, я честно доложу им всем, что остров Сантелли в надежных руках. Ты должен об этом знать, Карло. Ну а что касается пленных... Надеюсь, все останется между нами. По этому поводу я ничего не буду говорить боссам. Договорились?

— Боже мой, конечно! Об этом незачем упоминать, Фрэнки! Даже не знаю, как вам сказать... Вы действительно парень что надо! Поверьте, я расстроен, что вы так быстро уезжаете. Но я все понимаю. Ничего не попишешь: служба есть служба.

На самом деле гангстер был вне себя от счастья при мысли, что Болан вот-вот уберется отсюда.

— Моя подружка позаботится о... ну скажем так, о развлечениях для твоих парней, — пообещал Болан. — Как только мы вернемся в Майами, она решит эту проблему. Можешь на нее положиться, она пришлет вам первосортное «мясцо». Джинни отлично знает свое дело. И учти, я абсолютно серьезно сказал тебе, что ты достоин небольшого праздника. Так что можешь устроить его для твоих парней.

— А для чего закрывать доступ в подземелье? Болан дотронулся до его плеча картонным пеналом:

— Как, по-твоему, для чего я везу эту штуку в Майами?

— Да я даже не знаю, что вы там везете, Фрэнки.

— О'кей, Карло. Тогда запомни: подземелье должно быть закрыто до тех пор, пока мы как следует не изучим все материалы.

— О, вы хотите сказать... вы не хотите, чтобы эти парни...

— Я хочу, чтобы они не рыпались, о'кей.

— Они не рыпнутся, можете на меня положиться.

— Я так и делаю. А теперь займись самолетом. Мне пора готовиться к отлету.

— Ладно. Я пошел. Черт подери, как славно, что вы сюда приехали, Фрэнки. И вы мне все расскажете про этих парней со стройки, верно? Нужно ведь менять смену в пять часов...

— Не сегодня, Карло.

— О да, безусловно, я же понимаю. Нет, просто отлично, что вы сюда приехали!

Но больше всех, ясное дело, радовался Болан и был счастлив разделить свою радость с Джин Киркпатрик-Рассел.

— Партия закончена, — объявил он ей, едва они встретились. — Собирайтесь, мы возвращаемся в родные пенаты.

— Мне кажется, вы забыли о своем обещании, — ответила она, озабоченно глядя на него. — Если только вы не сделали это преднамеренно.

— Может, и так. Если только вы не приехали на поиски некоего Билла Кеслера, — в тон ей откликнулся Болан.

Естественно, именно за этим она сюда и пожаловала. А что ей еще было тут делать?

Но, увы, ей суждено вернуться без Билла. Несомненно, ее присутствие придавало куда большее правдоподобие авантюрной затее Мака Болана: для него девушка оказалась просто бесценной помощницей. И отплатить ей черной неблагодарностью он теперь не мог. Как говорят, услуга за услугу, и он не заставит чересчур долго ждать. Мак Болан привык с лихвой платить по своим счетам.

Глава 14

Броньола перебросил подразделения поддержки в самый центр эверглейдских болот, отсюда до острова Сантелли было менее десяти километров. Огромные транспортные грузовики везли на прицепах не только множество моторных лодок, но и два небольших вертолета. Такой колонне трудно передвигаться незамеченной, и потому ее постарались выдать за технику, используемую в операции «Спасение природы», поместив соответствующие опознавательные знаки на всех машинах.

Глава федеральной полиции послал вертолет за археологом Луисом Кардинесом и геологом по фамилии Уошборн. Кардинес не поленился прихватить чертежи, которыми он пользовался много лет назад, когда работал в «Лабиринте Дьявола». Он вообще напоминал человека, который счастлив вновь оказаться на месте, где ему довелось побывать в молодые годы, пусть на этот раз даже в сопровождении полицейских подразделений.

Уошборн, напротив, излишне нервничал и, по всему было видно, терзался вопросом, чего же от него ждут. Тем не менее, оба ученых готовы были оказать полиции посильную помощь.

Кардинес извлек на свет божий рисунок со странным изображением, отдаленно смахивавшим на песочные часы, только половинки их были абсолютно разных размеров. Верхняя часть была похожа на чашу, слегка искривленные стенки которой постепенно сходились книзу и у основания образовывали очень узкое «горлышко». Нижняя часть больше напоминала колокол и была гораздо длиннее верхней чаши, да и основание имела значительно шире.

— То, что вы здесь видите, — пояснил археолог, — есть не что иное, как исключение из широко распространенного в данной местности природного явления. Нижний объем представляет собой полость, заполненную пресной водой, которая поступает в нее из подземных источников. Эта местность изобилует природными источниками пресной воды. Им-то мы и обязаны наличием множества озер, благодаря которым Флорида прославилась в свое время. Озеро «Лабиринта Дьявола» подпитывается, таким образом, из этой гигантской вертикальной пещеры, расположенной прямо под чашей, выходящей на поверхность. Однако вовсе не озеро породило данную полость. Напротив, именно эта полость, а точнее, содержащийся в ней объем воды и явился причиной возникновения озера.

Броньола провел пальцем по «горлышку» на рисунке и спросил:

— Первоначально поверхность земли находилась вот здесь?

— Там все сохранилось и по сей день, — вмешался в разговор геолог Уошборн. — Произошло отложение осадочных слоев, что вполне естественно, но само «горлышко» появилось в сравнительно недавнюю эпоху. Скажем, всего несколько сотен лет назад.

— Именно «горлышко»?

— Да, его появление вызвано обвалом породы. Явление очень распространенное в карстовых пластах. Так, например, вся равнина Окала состоит из карстов. Они...

Броньола нетерпеливо перебил:

— Пожалуйста, не так много терминов! Что означает «карст»?

— Весьма распространенный термин, употребляемый для обозначения некоторых медленных процессов инфильтрации на известняковых участках, что приводит к возникновению фотов и подземных каналов. Как правило, в типично карстовых местностях поверхностные воды просачиваются в подземные сети вместо того, чтобы образовывать реки и потоки в нашем привычном представлении. Но во Флориде происходит, по сути, уникальный процесс. Известняковый слой здесь практически выходит на поверхность — как раз на уровне моря. Поверхностные воды, поступающие с достаточно удаленных гор, просачиваются в пористые известняковые скалы, образуя, таким образом, целую сеть подземных каналов, иногда очень большой протяженности. То есть речь идет о целых подземных реках.

— А известно ли, куда, в конце концов, сливается вся эта вода?

— Конечно. В море! Обычно в тех местах, где известняковый пласт наталкивается на слой более плотной породы. Но такие подземные воды могут выйти на поверхность в виде источников в любом месте известнякового слоя.

Тыча пальцем в рисунок Кардинеса, геолог продолжал:

— Именно это и произошло здесь. Такое довольно необычное образование называется ценотом из-за вот этого сужения в виде «горлышка», точно у бутылки. Под «Лабиринтом Дьявола» известняковый слой выходит прямо на поверхность. Этим и объясняется наличие столь гигантской вертикальной полости, которая на протяжении веков постоянно увеличивалась под давлением столба воды, пока та не вышла на поверхность.

— Но эта полость заполнена водой? — поинтересовался Броньола.

— Естественно, ибо именно процессом водной эрозии объясняется образование полости. Если бы по какой-либо причине уровень воды понизился — скажем, пятьсот лет назад, — полость перестала бы увеличиваться и никогда не вышла бы на поверхность, так что сегодня мы оставались бы в полном неведении относительно существования этого водоносного пласта. Ну разве что кто-нибудь не взялся бы проводить тут земляные работы и случайно не наткнулся на него. Кстати, именно так и были открыты многие подземные гроты в этих краях.

Броньола провел рукой по лбу и заметил:

— Если я верно понимаю, здесь может существовать еще множество подобных подземных систем, о существовании которых никто и не догадывается?

— Совершенно справедливо.

— Гм, — задумчиво протянул шеф федеральной полиции. — Джентльмены, не могли бы вы сказать, чем, собственно, интересны явления, подобные этому?

Уошборн лишь улыбнулся, но Кардинес, подумав, ответил:

— Это явное свидетельство того, что мы живем на динамично развивающейся планете, мистер Броньола.

— Нет, нет, вы меня неправильно поняли. Я имею в виду чисто практический интерес. Денежный, если угодно. Можно ли на этом заработать? И как много? .

На этот раз слово взял Уошборн:

— Если бы я был владельцем «Лабиринта Дьявола», я пустил бы по озеру туристические лодки с прозрачным дном и сдавал бы в аренду батискаф для глубинных погружений. Там, в глубине, вода настолько прозрачна...

— А если бы вы были продажным аферистом или жуликом, что бы вы тогда предприняли? — стоял на своем Броньола.

— Вы хотите знать, какой незаконный доход можно из этого извлечь?

— Вот именно. И не какую-нибудь мелочь, а солидный доход.

— Если вы думаете о каком-либо захороненном сокровище и прочей чепухе, то вы здорово заблуждаетесь, — ответил археолог. — Вы обнаружите там чудеса природы и ничего более. Однако я согласен с мистером Уошборном: из «Лабиринта Дьявола» можно сделать настоящий рай для туристов. Но в это потребуется вложить целое состояние, хотя со временем все затраты должны окупиться. В разумных пределах, разумеется, если идти честным путем.

— Вот он-то как раз меня и не интересует, — проворчал Броньола.

— Вы намекаете на все эти истории с организованной преступностью? — поинтересовался Уошборн.

— Да.

— Ну что же, ни для кого не секрет, что некоторые представители организованной преступности в последнее время прочно обосновались в этом штате. Но, насколько я понимаю, они иногда вкладывают деньги и во вполне легальный бизнес. Так почему бы им не вложить грязные деньги в развитие «Лабиринта Дьявола»?

— Действительно, а почему бы и нет? — хмыкнул Броньола и вдруг замолчал — ему сообщили о возвращении «блудного сына». Офицер федеральной полиции просунул голову в окошко машины и произнес одно-единственное слово: «Страйкер».

Броньола извинился и вышел из автомобиля.

На стоянке для служебных машин появился «форд-мустанг», который затормозил рядом со знаменитым боевым фургоном Болана.

Сидевший за рулем «мустанга» Джек Гримальди о чем-то беседовал с офицером, облокотившимся на дверцу его машины.

Броньола подошел почти вплотную:

— Ну как он?

— Кто, наш друг? Боже правый, да он выглядит свежее, чем я! Хотя я ничего не делал, а только сидел и ждал.

Броньола пожал пилоту руку и залез в боевой фургон. Конечно, ему следовало бы постучать, прежде чем войти: Страйкер и прелестная сотрудница Броньолы сжимали друг друга в страстном объятии прямо за дверью. Шеф федеральной полиции тихонько присвистнул, силясь скрыть свое смущение, и проскользнул мимо парочки в глубь фургона.

— Если у вас выдастся свободная минутка, голубки... — вполголоса произнес он спустя некоторое время.

Роза Эйприл высвободилась из могучих рук Болана. Лицо у нее раскраснелось, а глаза повлажнели от счастья. Страйкер немного замешкался, чтобы привести себя в порядок, потом закурил и, взяв девушку за руку, подвел ее к свободному сиденью. Только после этого он улыбнулся и пожал Броньоле руку.

— Ну как все прошло? — непринужденным тоном начал Броньола.

— Неплохо, — ответил Болан в свойственной ему манере принижать значение своих подвигов. — Ты прихватил Риаппи?

Броньола с важным видом кивнул:

— Он вопит будто оглашенный, что мы нарушаем его конституционные права. Но мы упрятали его в надежное место.

Болан улыбнулся:

— Он непременно хочет, чтобы против него собрали скверные улики?

— Совершенно верно.

— Тогда для начала обвини его в похищении людей и незаконном содержании их в неволе.

— Как раз в этом он обвиняет меня! — со смехом отозвался Броньола. — А кого он похитил?

— Некоего Вильяма О. Кеслера и целую сотню горемык в придачу. Команда убийц, состоявшая на службе у Риаппи, захватывала людей, где только могла, чтобы использовать их в качестве рабов. Но Кеслер является полицейским, так что он поможет выдвинуть обвинение против Риаппи. Погоди, это всего лишь начало.

— Тебе известно, что они там замышляют? — вновь посерьезнел Броньола. — Что это за история с «Лабиринтом Дьявола»?

Болан безмятежно улыбнулся и взял с этажерки за спиной у Броньолы бутылку водки «Эристофф». Роза Эйприл подала три стакана и ведерко со льдом.

Болан отпил глоток и, пододвинув к себе большой картонный пенал, достал из него сверток чертежей и разложил их на полу у ног директора ФБР. На первом чертеже тот немедленно узнал огромные «песочные часы» с рисунка Кардинеса, только чертеж Болана был изготовлен очень тщательно с указанием всех размеров и уровней.

— Вот черт, — выдохнул Броньола. — Что же они там делают?

Болан вытащил второй чертеж и, положив его поверх первого, торжествующе сказал:

— Сперва взгляни на это, а потом задавай вопросы.

Но Броньола словно онемел, не веря своим глазам. Он залпом осушил свой стакан и попросил налить еще.

— Каковы твои выводы? — наконец пробормотал он.

— Тут нужно мнение человека, более компетентного, чем я, — осторожно ответил Болан. — Я ведь только солдат. Но, по-моему, это можно было бы назвать «сетью международных связей».

Такого же мнения придерживался и Броньола. Впрочем, как и Болан, он предпочел бы выслушать мнение специалистов.

— Хорошо бы тебе кое с кем встретиться, — произнес он. — Надень темные очки или что-нибудь в этом роде. Мы покажем чертежи специалистам и самому высокому начальству.

— Только действовать надо очень быстро, — предупредил Болан. — У меня есть еще кое-какие дела, и они не терпят отлагательства.

Да нет, о чем он? Если понадобится, то, конечно, подождут.

Если вещественные доказательства подтвердят их догадку, то и все остальное смело может подождать... Столько, сколько необходимо.

Глава 15

Если верить добытым Боланом документам, инженеры с «Лабиринта Дьявола» работали над созданием целой сети подземных галерей, простиравшихся к югу далеко за пределы североамериканского континента.

Три «основных направления» были тщательно нанесены на карту океанских глубин. Самое короткое шло приблизительно на восток под Флоридским заливом, чуть южнее Майами, а дальше тянулось прямиком до острова Андрос Большой Багамской гряды.

Второе, направленное на юг, проходило под национальным заказником Эверглейдс и Флоридской бухтой, а затем — под рифами Исламорада и Кубой до острова Ямайка в Карибском море.

Третье, ответвляясь от того, что выводило к Ямайке, чуть севернее Гаваны, шло на запад под побережьем Кубы вплоть до острова Юкатан в мексиканских территориальных водах.

Возможно, в шутку эти три «основных направления» назывались «Багамский бульвар», «Ямайский променад» и «Юкатанское авеню».

— То, что вы видите на этом чертеже, не настолько бессмысленно, как может показаться на первый взгляд, — заметил геолог. — В самом деле, известняковый пласт, на котором покоится нынешняя Флорида, простирается на юг до Больших Антильских островов, и есть основания полагать, что это одна сплошная плита, на которой природа, аккумулируя наносные отложения, создала полуостров Флорида, а также все острова, расположенные между ним и Венесуэлой.

— Что вы подразумеваете под словом плита? — спросил Броньола, слегка ошеломленный услышанным. — Я никогда не увлекался геологией, но мне всегда казалось, что континенты и океанические впадины — весьма разные вещи.

Уошборн возразил со снисходительной улыбкой:

— А я, напротив, всю свою жизнь посвятил изучению геологии и, тем не менее, не перестаю восхищаться чудесами природы. Естественно, невозможно в нескольких фразах изложить основы столь сложной науки, но я все же попытаюсь дать вам хоть какое-то представление о тех феноменах, которые вас так заинтересовали. Начну с того, что они всегда сопровождаются образованием осадочного слоя известкового происхождения, а тот, в свою очередь, составлен из минералов, возникших, с точки зрения геологии, достаточно недавно. И это очевидно, поскольку подобные минералы появились, главным образом, в результате сложного взаимодействия между биологическими организмами и частицами песка. В не столь уж отдаленные времена на месте полуострова Флорида плескалось мелководное море. На песчаном дне этого моря отлагались различные биологические остатки, что, в конечном счете, способствовало формированию известнякового слоя. Мало-помалу это привело к возникновению своего рода минерального каркаса, на котором впоследствии оседали частицы ила и остатки растений, приносимые с Аппалачских гор, в результате чего и образовалась известная нам сегодня Флорида. Несомненно, огромную роль в этом процессе сыграли океанские течения. Заметьте, подобное известняковое основание простирается на сотни километров в стороны от Флоридского пролива. Но в некоторых местах океанские течения сдерживали процесс осаждения, чем и объясняется появление цепочки островов к югу от Флоридского пролива, которые мы называем сегодня Антильскими. Скажу также, что на определенном этапе полуостров Флорида тоже представлял собой цепочку островов. Вот почему можно считать, что вся эта часть земного шара покоится на единой карстовой плите.

Все время, пока Уошборн говорил, Болан рассматривал карту океанских глубин с вычерченными на ней тоннелями. Едва геолог умолк, он быстро спросил:

— Вы имеете в виду континентальную кору?

— Непосредственно в этом регионе — да. — Проведя пальцем по карте, Уошборн добавил: — Видите, кора практически не разрывается на всем протяжении между Северной и Южной Америкой. Географически их можно считать двумя разными континентами, но с точки зрения геологии он един. Почти достоверно установлено, что на определенном этапе северное побережье Венесуэлы смыкалось с Северной Америкой и занимало пространство, где сегодня находится Мексиканский залив. Обратите внимание на дугу Антильских островов, ограничивающих с востока Карибское море. Они-то и являются последними восточными бастионами коры американского суперконтинента.

— Если я вас правильно понял, — заметил Болан, — то получается, что прочерченная здесь линия связи с Юкатаном вполне реальна.

Уошборн с явным неудовольствием поглядел на собеседника:

— Давайте сразу договоримся: не мое это дело — судить о годности каких-то планов или чертежей. Я лишь пытаюсь вам втолковать, что наши нынешние знания о геологическом строении данного региона не исключают вероятности реального существования подобных тоннелей. Кроме того, я не океанограф и специально никогда не интересовался структурой дна Мексиканского залива и Карибского моря. Впрочем, кое-какие соображения по интересующей вас проблеме я могу высказать. Взгляните на эту карту океанских глубин. Сразу бросается в глаза, что Юкатанский пролив, разделяющий Кубу и восточную оконечность полуострова Юкатан, с геологической точки зрения является довольно хаотическим образованием. Там можно одновременно обнаружить и подводные пропасти, и отмели, причем прибрежная зона Юкатана особенно мелководна. Так что я совсем не удивлюсь, если минеральный известняковый слой обнаружится вдруг где-нибудь под Юкатанским проливом.

— Боже праведный, — не выдержал Броньола, — от всего этого голова идет кругом! Вы отдаете себе отчет, что речь идет о многих сотнях километров?!

— По прямой отсюда до Ямайки приблизительно семьсот километров, — невозмутимо подтвердил Уошборн.

— Но это же безумие! Семьсот километров подземных коридоров! Да любой нормальный человек вам скажет...

Кардинес задумчиво потер подбородок.

— Видите ли, чудеса, созданные человеческими руками, никогда не смогут тягаться с тем, что нам дарит природа. Мы упрямо твердим о земле как о чем-то незыблемом и неизменном, к чему легко применить законы статической механики. На самом же деле мы живем на феноменальной по своей сути и динамично меняющейся планете, которую человеческое существо, несмотря на всю свою изобретательность, никогда не сумеет покорить окончательно. Я как раз подумал... — Искоса глянув на геолога, он спросил: — Вы помните того парня, Джордж, что работал у нас несколько лет назад? Он еще исследовал грот Нью-Ривер в Вирджинии...

— Спелеолога? — отозвался Уошборн. — Насколько я помню, он был специалистом по подземной гидрологии.

— Совершенно верно. Вот только никак не вспомню его имя... Он выдвигал самые фантастические гипотезы о возможном соединении континентов за счет использования динамики вод.

Броньола не отрывал от археолога скептический взгляд.

— Вам стоило бы обратиться к нему, — посоветовал Кардинес. — Человек редкостных и очень специфических знаний. Он провел много месяцев в нашем департаменте и очень активно собирал информацию о подземных водах Флориды. — Он вновь повернулся к геологу. — Вот вертится имя на языке. Не то Вильям, не то Вильямсон...

— Да, да, что-то вроде этого, припоминаю. Он очень интересовался «Лабиринтом Дьявола».

— И не только. Его интересовали результаты всех наших подземных раскопок. Весьма странный тип. На редкость любознательный ум, но какой-то странный, я бы сказал, со сдвигом. Да и в обиходе всегда резкий, нелюдимый, вечно погруженный в свои мысли.

— Мужчина лет пятидесяти, да? — перебил его Болан. — Высокий, сильный, с чуть красноватым лицом?

— Именно так!

— Его зовут Андерсон, — вздохнул Болан.

— Точно! Пол Андерсон. Вы с ним знакомы?

— Увы, почти нет. Я даже не смог с ним толком побеседовать. — И, наклонившись к Броньоле, Болан прошептал ему на ухо: — Андерсон работает на острове главным инженером. По сути дела, он всем там заправляет. И подчиняется непосредственно Сантелли, больше никому.

— Значит, чертежи — все же не бред сумасшедшего, — пробормотал Броньола. — Но на твой взгляд, Страйкер, чем они там занимаются? И что им, в конечном счете, это даст?

— Думаю, лучше послушать мнение специалистов, — отозвался Болан.

Он вновь разложил на столе план подземных пещер «Лабиринта Дьявола», очень подробный и выполненный в цвете, что позволяло легко различать гроты, заполненные водой.

— Да, любопытно, — признал Кардинес, внимательно ознакомившись с документом. — В принципе, я достаточно хорошо знаю это место, и мне было известно о существовании горизонтальных плоскостей у основания ценота. Кроме того, я располагал достоверными данными, подтверждавшими наличие других, более обширных гротов. Но я никогда не предполагал, что...

На документе были видны два основных грота, изображенных рядом. В северном вода отсутствовала: именно в нем и располагалась стройка. Южный, находившийся под озером, был полон воды. Разрез показывал горизонтальные водоводы разного сечения, проходившие через полость на разных уровнях, причем самые толстые пересекали осушенный зал.

— Посмотрите, что они тут сделали, — сказал Уошборн, указывая на чертеж. — Поначалу вода заполняла оба грота, но они создали систему дренажа, которая позволила откачивать воду из северного грота, чтобы полностью его осушить. А затем, и вы это видите, они построили отводящую плотину на подводной реке. И похоже, она прекрасно работает.

— Отводящая плотина... Что это такое? — спросил Броньола.

— А вот что, — принялся объяснять Уошборн. — Грубо говоря, они отклонили речной поток и с помощью системы, наподобие той, что используется в шлюзах, создали подпор воды, а это позволило им регулировать расход воды в подземной реке.

— Не так быстро! — воскликнул шеф федеральной полиции, пытаясь вникнуть в смысл сказанного. — Я думал, мы с вами говорим о полостях. А теперь вы говорите о каких-то реках!

— Прошу прощения, — отозвался Уошборн. — Мне казалось, я объясняю все предельно просто. Так вот, с самого начала речь идет о движущихся массах воды, а не о неподвижных водных пластах. Кстати, именно это вы и можете видеть на карте океанских глубин.

Отчего-то Болан внезапно вспомнил монорельсовую дорогу, проложенную по дну тоннеля, соединявшего оба острова. Смутная догадка шевельнулась в его мозгу, но Маку не хотелось выкладывать ее при посторонних, хотя он и позволил себе незначительный намек:

— Если смогли создать систему для откачивания воды, то точно так же можно построить под землей и четырехполосную автостраду. Разве я не прав?

Уошборн энергично замотал головой:

— На мой взгляд, это практически невозможно. Если картография этих документов точна, то линии, которые вы здесь видите, предполагают наличие крупных продольных разломов под корой океанического дна. Без сомнения, именно через эти разломы и стекают все воды, попадающие сюда с североамериканского континента, и движутся до тех пор, пока далеко на юге не найдут выход у края плиты осадочного происхождения. А это позволяет утверждать, если, конечно, нанесенные на чертеж значения верны, что активные водотоки, идущие вдоль разломов, перемещают поистине колоссальные массы воды.

Вспомнив вдруг одну из оброненных Бижу фраз, Болан спросил:

— А эти объемы подвержены каким-то сезонным изменениям?

— В какой-то мере — да. Но не забудьте, что благодаря замечательному сооружению, которое здесь возводится, такие сезонные изменения можно будет значительно выравнивать, контролируя и регулируя расход воды. И все же планы строительства автострады под Карибским морем я считаю откровенной фантастикой.

Выдержав короткую паузу, Болан произнес:

— Профессор Уошборн, я лично спускался в осушенный грот. Видите вот здесь, на чертеже, эти двери? Они кажутся совсем небольшими. В действительности же они представляют собой тамбуры, значительно превосходящие своими размерами грузовик с полуприцепом. По первому впечатлению, которое у меня сложилось, они имеют метров пять в поперечнике, а некоторые и того больше. Допустим, под «Лабиринтом Дьявола» существует водная система гигантского объема — по-моему, вы называете подобные системы «активными водоводами». Так вот, если исходить из предположения, что данный «водовод» переносит максимальный объем воды, который ему позволяет его пропускная способность, то, вероятно, понадобилась бы колоссальная плотина, чтобы остановить и отвести в сторону всю эту массу воды и осушить «водовод». Вы так не считаете?

Уошборн снисходительно улыбнулся:

— Несомненно. Сооружение должно быть поистине циклопическим. Мой почтенный коллега весьма скептически относится к возможностям человека. И все же человеческая рука, какой бы хрупкой и неловкой она ни казалась, сумела, тем не менее, одолеть некоторые чудеса природы. Контролировать и укрощать массы воды, как в данном случае, — дело вполне возможное. Тому есть превосходные примеры.

— В научной фантастике — наверняка, — поморщился Броньола.

Геолог с улыбкой посмотрел на него:

— Вовсе нет. Точно так же относились к проектам плотины Гувера, Асуанской плотины, да и многих других сооружений, но только до тех пор, пока их не построили.

— Может быть, может быть, — пробормотал Броньола. — Но ведь здесь подземная река! Как они определяют место, где вода выходит на поверхность? И потом, если поток имеет пять метров в сечении на уровне «Лабиринта Дьявола», это отнюдь не означает, что такое сечение сохраняется на всем протяжении тоннеля...

— Справедливое замечание, — согласился Уошборн. — Впрочем, если вы внимательно посмотрите на карту океанских глубин, вы увидите, что обозначенные тоннели имеют почти одинаковое сечение по всей длине, за исключением некоторых участков, где они значительно расширяются.

— Интересно, откуда такие сведения, — хмыкнул Броньола.

— Возможно, проектировщики исследовали «водоводы».

Кардинес нервно засмеялся:

— Только, ради Бога, не рассчитывайте на меня, если собираетесь организовать подобную экспедицию! Все эти глупости...

— Я вас понимаю. Но, возможно, они обратились к кому-то, кто и впрямь помешан на таких явлениях? — предположил Болан.

— Да, скажем, к парню вроде Пола Андерсона, — отозвался Уошборн.

— Действительно, — поддержал его Болан.

— Но я серьезно! — воскликнул геолог. — Течение и русло подводных рек можно определить, только проведя спелеологическую экспедицию. Существуют, конечно, методы маркировки с помощью окрашивающих веществ либо с помощью радиоактивных изотопов. И все же это не то...

— Такие методы не дают достаточно точные сведения о топографии русел подземных рек! — догадался Болан.

— Правильно. Вот почему в данном случае, я думаю, было проведено спелеологическое исследование. К тому же активные водотоки флоридского карста имеют, как правило, очень незначительный угол наклона, и можно предположить, что эти подземные потоки не заканчиваются тупиком на краю континентальной коры в двух тысячах метрах ниже уровня моря. А в подобной ситуации спелеологическое исследование должно оказаться крайне интересным предприятием.

— Особенно, если эти водотоки выходят на сушу в таком месте, как «Лабиринт Дьявола», — подхватил Болан. — Ведь, по сути, это секретный проход под морским дном.

— В том-то и дело! — кивнул Уошборн. — Подозреваю, что Андерсон обнаружил нечто подобное.

— Вы говорили, что он работал в вашем департаменте, — напомнил Болан. — А как давно это было?

Прежде чем ответить, Уошборн вопросительно посмотрел на Кардинеса.

— Да уж несколько лет прошло.

Археолог в свою очередь добавил:

— Как минимум два года, а то и все три. Я могу уточнить, если хотите.

— Два или три года, — отозвался Болан, — разница не принципиальная. Ясно одно: у парня было достаточно времени, чтобы досконально изучить проблему.

Он встал и дотронулся до плеча Броньолы, приглашая того отойти в сторону.

— Не знаю, Гарольд, возможно, тебя волнуют эти ученые разговоры, но мне от них никакой пользы. Моя задача все же несколько иная, и решить ее можно только там, на острове, будь он трижды проклят. Все-таки сотня парней, которые...

— Нет уж, изволь подождать, — огрызнулся Броньола. — Тут все запутано в один клубок. Неужели ты не понимаешь, что за этим скрывается потенциальная опасность катастрофы планетарного масштаба?! А какую угрозу это таит в себе для безопасности многих государств! Я должен доложить ситуацию на самый верх.

— А за это время, — прервал его Болан, — шайка «Мускателя» обнаружит, что ее провели за нос. Они начнут психовать, и перво-наперво уберут свидетелей аферы, то есть добрую сотню бедолаг, которым суждено будет умереть совершенно чудовищной смертью. Так что извини, Гарольд, но ждать я никак не могу.

Шеф федеральной полиции готов был взорваться от ярости, однако в глубине души он отлично понимал, что Болан прав. Выдержав долгую паузу, он нехотя произнес:

— О'кей, в конце концов, это твоя игра. И мы будем играть по твоим правилам. Делай, что считаешь нужным, а мы соберем оставшиеся после тебя крошки. Какие будут распоряжения?

— Немедленно займись «Мускателем». Но только тихо. Я не хочу, чтобы об этом пронюхали на острове Сантелли до моего появления. Ну а потом...

— Ты уже который раз поминаешь какого-то «Мускателя», а я даже не знаю, о ком идет речь.

— Суть та же, лишь другое название. В банду входят те, кто уцелел после разгрома семейства Кастильоне. И имей в виду: в Майами они все здорово преуспели. «Мускатель» — это частный клуб на Золотом Берегу. Именно туда и направлялся Риаппи, когда ты его перехватил.

— О'кей, теперь я все понял. Не волнуйся, мы будем действовать предельно аккуратно. А вот что касается тебя... Неужто ты собрался очистить остров в одиночку?

— А почему бы и нет? — натянуто улыбнулся Болан.

Броньола, не произнося ни слова, долго смотрел на своего друга, потом едва слышно пробормотал:

— Действительно, почему бы и нет, как ты говоришь...

Да, Палач способен на такое, но только на этот раз он будет не совсем один...

Глава 16

Болан с радостью возвратился в свой боевой фургон, к тому же он испытывал особое удовлетворение потому, что рядом с ним находилась Роза Эйприл. Мак украдкой взглянул на нее и шутливо спросил:

— Вы что, язык проглотили?

Она игриво улыбнулась в ответ:

— По крайней мере, так он лучше сохранится. Остановите-ка этот арсенал на колесах где-нибудь у дороги, и мы немножко поболтаем. Нужно же наверстать упущенное.

— Кокетка! В напористости вам не откажешь!

— А вы трусливый истязатель женщин, — в тон ему ответила она.

— Мне вас так не хватало, Роза.

— Это все слова! — вздохнула она. — Зато я все это время места себе не находила. Никогда, вы слышите, никогда больше не исчезайте от меня подобным образом!

— Так было надо, — пробормотал Мак.

— Ну еще бы! И что же вы надумали в итоге?

Он пожал плечами:

— Похоже, за меня уже все решили.

— Ладно, ладно, — отмахнулась Роза. — Никому и никогда не дано решать за вас, и вы это прекрасно знаете.

— И тем не менее, не я решал, быть ли мне мужчиной, так ведь, Роза? Равно как и вы не решали, быть ли вам женщиной. Просто мы такими родились — и вы, и я. Уже потом, с учетом свершившегося факта, я стал носить брюки, затем — военную форму, и в результате — пошел на войну. Но сам по себе выбор всегда был ограничен, разве не так? А сегодня он и того меньше.

— Возможно, — без особой уверенности протянула она.

— Не кривите душой, Роза. Вам это известно не хуже, чем мне. Чем важнее решение, которое надлежит принять, тем меньше у нас возможностей делать выбор.

— Если рассуждать таким образом...

— Я полагаю, самые важные решения мы принимаем еще в детстве. От них зависит наше дальнейшее развитие и все, что мы впоследствии совершаем. Остальное — ряд обычных условных рефлексов. Мы можем быть честными или подлыми, храбрыми или трусливыми. Но главный выбор мы делаем, еще будучи ребенком.

— Господи! — воскликнула она. — Если все сказанное вами правда, стоит ли удивляться, что мы живем в таком безумном мире?!

— Для меня это правда, Роза, — вздохнул Болан.

— Я глубоко убежден в том, что говорю.

Некоторое время она молчала, а затем запальчиво произнесла:

— Один-ноль в вашу пользу, сержант. Стало быть, в одно прекрасное утро малыш Мак Болан твердо решат, что когда-нибудь он поедет в Вашингтон и будет помогать Президенту. Так получается?

Болан невольно хмыкнул:

— Если угодно, да.

— Ну что ж, тогда я просто счастлива, правда, сама не знаю почему. Но, по-моему, начальство перегибает папку, сержант. Вы почти закончили эту кровавую войну. Вы ее почти выиграли, а они, не давая вам даже передохнуть и порадоваться победе, снова бросают вас в бой. И все равно я счастлива. Наверное потому, что я верю генералу Макартуру, говорившему, что старые солдаты никогда не умирают. Но у меня нет ни малейшего желания стать свидетелем того, как вы исчезнете в анналах благодарной памяти. Я хочу видеть вас здесь — живого, в теплой постели. И прошу, Мак, просто умоляю: остановите немедленно этот гадкий фургон и давайте займемся любовью!

— Спокойно, спокойно, — проворчал Болан.

У Розы на глазах блеснули слезы.

— Конечно, это всего лишь шутка, — с горечью вымолвила она. — Шутка... Но поймите, у меня болят все руки — так они хотели бы вас обнять, а все тело просто изнывает в ожидании вашей любви!.. Впрочем, не волнуйтесь, самое главное для меня — чтобы вы очутились там, на острове, и убивали, убивали, убивали... Пусть, наконец-то, к вам придет очищение в крови этого прогнившего насквозь мира. Вы один, один против всех, единственный человек в мире, которому надлежит исполнить священный долг! И можете мне поверить, я буду украшать цветами вашу могилу, сержант, и прослежу за тем, чтобы на ней выбили правильную эпитафию: «Здесь покоится Мак Болан, в возрасте семи лет принявший решение умереть в солдатских сапогах».

— Во имя всего святого, Роза, возьмите себя в руки! Что стало с вашей несгибаемой стойкостью?

— Прошу прощения, — прошептала она, порывистым движением вытирая слезы. — Но, как вы сами сказали, не я выбирала, быть ли мне женщиной. Так распорядился несчастливый случай.

— Мне он не кажется таким уж несчастливым, — ответил Болан, посылая ей нежный взгляд. А затем, поцеловав свою ладонь, он протянул ей руку: — Вот, храните это до конца боя. И внимательно считайте все удары вашего сердца, чтобы потом получить столько же поцелуев в обмен. А когда я верну вам все свои долги, мы наконец сможем спокойно обсудить все несчастливые обстоятельства вашего рождения.

Несмотря на душившие ее слезы, Роза не смогла сдержать смех и, схватив ладонями протянутую ей ручищу, поднесла ее к своим губам.

— Вот и вернулась ко мне вся моя стойкость, — вздохнула она и поудобнее устроилась на сиденье.

— И уж постарайтесь больше не терять ее, малышка.

— Можете на меня положиться, мой великан, — в тон ему откликнулась Роза.

— Мне всегда нужны две Розы: несгибаемая и нежная. Но сначала — несгибаемая. И потому вы сейчас постараетесь установить радиосвязь с Гримальди.

До чего же быстро летело время: вот-вот уже должна была наступить ночь. Все было готово к решающему броску. Мост, по которому можно было проникнуть на остров Сантелли, напоминал протянутую руку...

Гримальди между тем отправился в предварительную разведку на одном из вертолетов Броньолы.

— Скажите сержанту, что они вовсю готовятся к бою, — сообщил Джек Розе Эйприл. — Между островами оживленное движение барж. Повсюду патрули. Кроме того, на север направляется большая машина, вероятно, к въездному мосту. Словом, предупредите его, что на зеленый свет рассчитывать не приходится — только красный свет.

Не дав Розе ответить, Болан схватил микрофон: — Отлично сработано, «Летучий Змей». Но слишком поздно поворачивать назад. Оставайся поблизости на случай необходимости. Но не вмешивайся до тех пор, пока я не попрошу. Действуй крайне осторожно, чертовски осторожно.

— Боюсь, что тебе придется лезть напролом, мой друг. Приготовься к большому шуму.

А как же иначе? Четверг сегодня или нет? «Четверг отмщения» — и этим все сказано. Любые другие возможности, кроме прямого боя, исчерпаны. Нет, Роза, эта гнусная война далеко еще не выиграна.

Болан указал девушке на пульт управления и приказал:

— Приготовьте пусковую установку к бою и заблокируйте ее в положении для стрельбы.

— Цель? — напряженно спросила Роза.

— Прямо перед нами пост, который охраняет въезд на мост. Похоже, на остров придется пробиваться силой.

— Понятно, — ответила Роза. — Пусковая установка в боевом положении... Блокировка сработала... Готова открыть огонь.

Да, время пролетело... и другого выхода не было.

Оставалось лишь открыть огонь.

Глава 17

Черный лимузин стоял поперек дороги, перекрывая доступ на мост, если так можно назвать узкую полоску земли посреди болота. За машиной лихорадочно метались фигурки людей, и телескопический объектив оптической системы выхватил из толпы здоровенного гангстера, облокотившегося на крышу машины и положившего рядом с собой автомат, чтобы зря не тратить силы.

Сумерки быстро сгущались, однако оптическая система обладала достаточной разрешающей способностью и позволила рассмотреть физиономию бандита: это был не кто иной, как сам Джонни Паоли собственной персоной.

Болану показалось, будто он слышит, как тот перечисляет, загибая пальцы, полученные приказания. «Перекрыть чертов мост, о'кей. Никого не пропускать, о'кей. При первом же удобном случае разнести вдребезги башку этому педику Фрэнки, о'кей».

Только слишком уж много «о'кей» для такой непростой ситуации. Что до Мака Болана, то перспектива сразу ликвидировать этого дебила не доставляла ему особого воодушевления.

Боевой караван со скоростью 70 километров в час приближался к месту, где стоял лимузин бандитов. Не доезжая двухсот метров до моста, Болан глубоко вдохнул.

— Огонь! — рявкнул он так, что у него самого зазвенело в ушах.

Роза Эйприл резко вдавила пусковую педаль в пол и громко произнесла:

— О'кей, пошла!

Обжигающая огненная птица вырвалась из пускового контейнера, как из клетки, и стремительно помчалась к цели. На экране оптической системы лимузин и люди вокруг него вдруг озарились красноватым светом.

Дебил Паоли поднял голову и потянулся за лежащим на крыше лимузина автоматом, да так и застыл, силясь понять своим хилым умом, что же изменилось вокруг.

И тут на них обрушился огненный смерч. Взрыв чудовищной силы взметнул в воздух обломки пылающего металла и куски человеческих тел.

— Бинго, — вздохнула Роза Эйприл.

Боевой фургон, не снижая скорости, промчался по тлеющим обломкам и растерзанным в клочья трупам.

— Три с моей стороны, — спокойно подытожила Роза. — И ни один не шевелится.

Таким образом, погибли сразу пять человек, но все произошло настолько быстро, что они даже не успели что-либо осознать.

Но это было только начало.

Болан съехал с дороги и углубился в плантацию сахарного тростника. Он сбросил скорость, описал широкий полукруг и, снова выехав на асфальт, остановился.

— А теперь, как всегда, в одиночку, да? — тоскливо спросила Роза.

Что же еще оставалось? Болан начал привычно надевать боевую амуницию.

— Укройтесь по другую сторону моста, чуть в стороне, — приказал он. — Я приметил там отличную рощицу метрах в тридцати от дороги. Замаскируйтесь и ждите. Поддерживайте постоянную радиосвязь с Гримальди. Только не зажигайте фары и не подавайте никакие световые сигналы. Настройтесь на мой канал EVA, но меня не вызывайте. Я сам свяжусь с вами, если, конечно, ничего не случится. Если вдруг кончатся боеприпасы, тогда я дам знать.

— О'кей, — покорно ответила Роза. — За меня не беспокойтесь. Берегите себя.

Он улыбнулся.

— Не волнуйтесь, я о себе никогда не забываю.

Болан крепко поцеловал ее в губы и, выскочив из фургона, тотчас растворился в ночи. Ночь всегда была его лучшей союзницей.

* * *

Печальной памяти лагерь находился примерно в полутора километрах по другую сторону плантации сахарного тростника. Боевое снаряжение Болана весило килограммов тридцать пять, к тому же он тащил на себе еще килограммов пятнадцать боеприпасов...

Ночь уже наступила, и сотня бедолаг, должно быть, ждала в темноте сигнала, возвещающего наступление новой эры. Так, по крайней мере, думал Болан. А что ему еще оставалось думать?

* * *

Карло Паприелло душила злоба. Этот сукин сын, это дерьмо собачье Фрэнки так его облапошил! Ну он еще поплачет: Бижу поджарит ему яйца на медленном огне! И пока они будут трескаться от жары, как червивые, гнилые орехи, Бижу будет бить по ним ракеткой для пинг-понга! Именно! Он будет бить по ним, как по шарикам для пинг-понга. А этот сукин сын, мразь, скотина будет выть от боли и молить о пощаде.

Сволочь поганая, теперь-то он за все заплатит! Карло выпустит ему кишки и развесит на дереве сушиться!

— Ты расставил своих ублюдков, как я тебе приказал? — заорал он на «главнокомандующего»!

— Да, сэр, в точности, как вы приказали. Все парни на боевых позициях.

— Ладно, следи, чтобы они были наготове и смотрели в оба! А тебе я советую не спускать с них глаз. Иначе пожалеешь!

Вдалеке точно вспышка молнии распорола небо. «Роки» Весперанца вбежал в дверь, испуганно вращая глазами.

— Вы слышали? — завопил он.

— Эй, ублюдок, я не глухой, кончай орать! — рявкнул Паприелло. — Слышал. Ну и что?

— Похоже, это на севере, — нервно добавил Роки. — Я как раз послал туда Джонни и его парней, чтобы они перекрыли мост. Вот я и думаю...

— Кончай толочь воду в ступе и свяжись с ними по радио! Узнай, что там произошло.

Весперанца выскочил за дверь, сложил руки рупором и заорал как оглашенный:

— Харли, попробуй связаться с ними по радио! Спроси у Джонни, что это за грохот!

Затем повернулся к Паприелло:

— А вы уверены, что это он? Ошибки быть не может?

Этот вопрос окончательно вывел Паприелло из себя:

— Какая ошибка, ублюдок ты поганый! Эта мразь, этот сукин сын приехал сюда и поимел нас, как хотел... А ты еще спрашиваешь, не может ли тут быть ошибки! Ступай и спроси у мистера Сантелли, посылал ли тот кого-нибудь сюда, идиот! Иди-иди, спроси!

— Я не то имел в виду, Бижу, — пробормотал Весперанца. — Ну, в общем, я хотел сказать, что мне он показался симпатичным парнем!

— Да прекрати ты, куча дерьма! Все, что тебе показалось симпатичным, так это та потаскуха, которая приехала с ним!

— Нет, Бижу. Я просто подумал: может, его прислал кто-нибудь другой? Понимаете? Может, мистер Сантелли случайно был не в курсе? Вы представьте, на кого мы будем похожи, если выяснится, что там, на мосту, Джонни расстрелял автобус с обыкновенными проститутками!

— Господи! Бога душу твою мать! — взорвался Паприелло, не в силах скрыть свое презрение. — И это все, что тебя волнует? Вагон проституток, чтобы ты мог облегчить, наконец, свои яйца! Клянусь тебе, Роки, я никогда еще не видел другого такого обормота, который только бы и думал, куда ему засунуть свой конец. Да знаешь ли ты, кого там должен встретить Джонни? Ну хоть малейшее представление имеешь? Или у тебя только раскинутые ляжки на уме, а вместо мозгов в голове сперма?

— Если Фрэнки действительно фараон, Бижу, то он совсем не похож ни на одного фараона, с которым мне...

— Боже правый! Я, наверное, брежу! Вы только; послушайте его! Нет, вы только послушайте! И это I говорит тот, кого я сам назначил командиром моих «солдат»! Да ты же просто пара огромных безмозглых яиц. Он думает, что наш очаровательный друг Фрэнки — фараон. Нет, я больше не могу!

— Я сказал не совсем так, Карло...

— Ты сказал именно то, что сказал ублюдок! Ведь ты и вправду принял эту сволочь Мака Болана за фараона! И не морочь мне голову!

Весперанца невольно попятился и прошептал:

— Кого?!

Из-за деревьев раздался крик:

— Мне никак не удается связаться с Джонни по рации, Роки!

— Тогда тебе лучше помолиться! — заорал Паприелло. — Наш приятель Фрэнки возвращается! И советую вам, парни, приготовиться к хорошенькому праздничку. Только на сей раз, уж не обессудьте, без единой проститутки.

Пусть знают, может, это их проймет. Но, если быть честным до конца, в глубине души Бижу восхищался Боланом, считал его симпатягой.

Глава 18

Мак Болан медленно пробирался через плантацию сахарного тростника. Под тяжестью снаряжения ноги его глубоко вязли в раскисшей от влаги земле. Когда он подобрался к лагерю настолько, что стали видны его огни, на остров опустилась черная тропическая ночь. Впрочем, примерно через час должна была взойти луна, но до того момента он имел одно неоспоримое преимущество перед врагом: его черный боевой комбинезон позволял ему полностью раствориться в ночи.

Первая стычка произошла метрах в сорока от лагеря, когда он еще находился в зарослях сахарного тростника. Кто-то медленно и осторожно, останавливаясь через каждые четыре-пять шагов, пробирался через плантацию Болан долго прислушивался, пытаясь определить направление, в котором двигался противник, чтобы моментально его перехватить. Он давно взял за правило: обезвреживать как можно больше врагов, если те могли оказаться на пути его отступления.

Внезапно они оказались совсем рядом — их разделял только один ряд сахарного тростника. Болан присел, тогда как его враг стоял во весь рост, абсолютно неподвижный, но очень хорошо заметный в светлой одежде. Прерывисто дыша, противник озирался по сторонам. Наконец, сориентировавшись, он двинулся дальше, и тогда Болан перешел в атаку: набросившись сзади на свою жертву, он сдавил ей горло нейлоновой удавкой.

Противник Мака оказался небольшого роста и не очень тяжелый: килограммов пятьдесят, не больше, Болан даже удивился тому, как быстро он обмяк в его руках. Внезапно с головы незнакомца свалилась кепка, высвобождая копну золотистых волос.

Болан чертыхнулся, мгновенно распустил удавку и, плавно опустив инертное тело на землю, принялся массировать своей жертве шею, надеясь, что еще не слишком поздно.

Его усилия не пропали даром, и наконец на него уставились широко раскрытые глаза до смерти перепуганной Джин Киркпатрик. Задыхаясь, она жадно ловила ртом воздух и не могла издать ни звука. Болан продолжал делать ей массаж, пока она не стала нормально дышать. Похоже, она вообще не теряла сознание и прекрасно понимала, что с ней произошло: во всяком случае, она старалась не шуметь.

Болан наклонился к ее уху и прошептал:

— Ну как, теперь лучше?

Держась руками за шею, она кивнула.

— Я сама виновата, — чуть слышно откликнулась она хриплым голосом. — Вам не за что извиняться...

— А я-то думал, мы с вами договорились.

— Я не смогла... я не могла сидеть и ждать, не находя себе места от беспокойства.

Голос ее слегка окреп.

— И я подумала, что, может быть... Все правильно, я дура, Мак, но поймите, этот человек — все, что осталось у меня в жизни. Я должна была... А потом я услышала взрыв и...

Он перебил ее:

— Как вы сюда пробрались?

— На лодке. Я оставила ее в камышах, а сама пошла сюда через тину и траву. У них тут повсюду патрули, вокруг всего острова...

— Я знаю.

— А что происходит?

— То, что я вам обещал. Но я по-прежнему не могу вам гарантировать результаты. А путаясь у меня под ногами, вы вообще можете сорвать мне всю операцию. Вы сейчас в состоянии идти?

— Конечно.

Он помог ей подняться на ноги и, обняв за плечи, сказал:

— Вот путь к отступлению. Идите в этом направлении, только быстро и без шума. Как раз выйдете метрах в ста от моста. Перебегите его и ждите сигнал. Ну как, сможете?

Она кивнула и спросила:

— А какой сигнал?

Болан включил карманную рацию и поднес микрофон вплотную к губам:

— База.

Немедленно послышался приглушенный, но отчетливый голос Розы Эйприл:

— Говорите.

— Я посылаю вам девушку. Позаботьтесь о ней. Подайте ей сигнал.

— Принято.

Он спрятал рацию и шепнул Киркпатрик:

— Как только окажетесь на мосту, она вас заметит. Смотрите тогда на тридцать градусов на восток. Она вам укажет, куда идти. Будьте умницей, Джин, не сорвите мои планы. Уходите и не путайтесь у меня под ногами, прошу вас!

— Обещаю. Можете не беспокоиться. С меня на сегодня хватит.

Она мягко дотронулась до его щеки и быстро, стараясь не шуметь, пошла прочь.

Болан присел, прислушиваясь к шорохам в ночи и обдумывая дальнейшие свои действия. В рюкзаке у него лежало тридцать килограммов взрывчатки и целый набор всяких детонаторов и взрывателей замедленного действия. Теперь ему предстояло преодолеть последние сорок метров тростника, проделать проход в заграждении из колючей проволоки и проникнуть в ярко освещенный лагерь, чтобы там, не привлекая внимание часовых, заложить взрывчатку. В принципе, ничего нового для него в такой ситуации не было, но на этот раз, и ему это было известно, Мак не мог делать ставку на эффект внезапности. Вне всякого сомнения, Бижу во всеоружии ждал второго визита Фрэнки-Болана. Парень вовсе не был дураком, несмотря на то, что Болану удалось выставить его таковым. Наоборот, Карло был закаленным во многих уличных боях солдатом, хитрым, хорошо знающим свое дело и привыкшим жить по беспощадным законам каменных джунглей. Да, наверняка, Карло Паприелло где-то затаился и готовится сделать все возможное, чтобы швырнуть голову Мака Болана в мусорный мешок, который он с удовольствием для этого заготовил.

* * *

— А теперь, Роки, выслушай меня хорошенько. Ты возьмешь двух своих лучших парней и повесишь им на шеи по рации. Я хочу, чтобы они все время делали обход территории. Ты понял? Все время, без остановки. По всему периметру. Я хочу, чтобы они проверяли всех солдат, без исключения. Они должны составить такой график и маршрут движения, чтобы самим видеться через каждые пять минут. Если тебе покажется, что двоих недостаточно, возьми сколько нужно, но только чтобы все были под присмотром.

— Понял, Карло. На маленьком островке тоже?

— Да нет, тупица! Энцио и его парни прикрывают островок с воды. Сукину сыну Болану нечего делать на том островке. Ему там негде развернуться. Если он что-то предпримет, то только здесь. А напасть он собирается на нас, Роки. Для начала, по крайней мере. Ты же знаешь, как он это делает, да? Он приходит незаметно, словно едва видная тень, — бац! — сваливается тебе как снег на голову, а ты даже не успеваешь сообразить, что происходит. Так что мы...

— Он ведь так и сделал тогда в Нью-Джерси, помнишь?

— Еще бы! Я ему этого никогда не забуду. Но хорошо, что ты вспомнил о той истории. У меня появились кое-какие соображения. Тогда, во время рейда в Нью-Джерси, он сделал подарок старику Маринелло, правда, уже после того, как буквально перебил его пополам. Но потом он позволил парням вынести старика с поля боя. У этой сволочи, я уверен, есть чувствительные места где-то в глубине его прогнившей душонки. Главное — найти их. Так вот, я подумал, что мы могли несколько улучшить наше положение, если бы привели сюда «Дока» Андерсона и его придурков в касках. Ты понял, что я имею в виду?

— Вы хотите использовать их в качестве заложников?

— Нет, не совсем. Он, должно быть, думает, что они с нами заодно. Хотя... погоди-ка, Роки, мне кажется, ты произнес волшебное слово! Это могло быть простым прикрытием, но он как будто страшно беспокоился о пленных — ну, нес всякую чушь про цингу и вообще... Замухрышка студент, которого мы взяли присматривать за лодками, утверждает, что цинга — просто недостаток витаминов в организме. Ты чувствуешь, куда я клоню? Сволочь, я думал, он надо мной смеется... а тут может быть кое-что другое. Если так, значит, эти скованные дебилы задели его за живое. Ладно, вызови по рации Энцио и скажи ему, чтобы не спешил избавляться от падали. Возможно, они нам еще понадобятся. И пошевеливайся, потому что как раз сейчас он грузит их в баржи, чтобы отвезти в болото крокодилам на съедение.

— К мосту подкрепление послать?

— Да нет же, говорю тебе, слишком поздно. Готов биться об заклад, эта сволочь уже следит за нами прямо здесь, в лагере.

Весперанца повернул заплывшее жиром лицо, пытаясь рассмотреть в темноте позади освещенной зоны затаившегося врага. Едва сдерживая дрожь, он пробормотал:

— Не говорите так, шеф, — и отправился исполнять полученные приказы.

Паприелло перехватил пробегавшего мимо «лейтенанта» и спросил:

— Что с монорельсом?

— Джимми Вилс все еще там. Он говорит, отключена система управления, но он еще не определил, в каком месте.

— Он больше разбирается в газонокосилках, — презрительно сплюнул Паприелло. — А ты куда так несешься?

— Я бежал на причал к Руди.

— Руди нисколько не нуждается в твоей помощи. Оставайся со мной. Может статься, мне понадобится парень с быстрыми ногами, а на педиков Роки, если что, рассчитывать не приходится. Даже сам Роки в ответственный момент потерял голос. Просто смешно, как легко Болан может нагнать на вас страху, да?

— Дело в том, Карло, что все его сегодня видели. Он тут шлялся как ни в чем не бывало, а ведь это кого хочешь может удивить. Разве не так? Что касается меня, я бы с удовольствием повстречался с ним снова, — добавил гангстер, поглаживая свой автомат.

Карло дернулся всем телом.

«Лейтенант» нервно хохотнул:

— Что-то сегодня прохладно.

— Да уж, — проворчал Бижу.

Вдруг оба прожектора, освещавшие восточную сторону лагеря, погасли.

— Начинается! — крикнул сдавленным голосом Паприелло.

— Может, предохранители перегорели? — предположил лейтенант.

— А может, и нет. Пойди проверь, и чтобы их быстренько исправили!

— О'кей.

«Лейтенант» заспешил прочь. Паприелло оперся на поручни крыльца и до рези в глазах принялся всматриваться в темноту, царившую теперь там, где погасли прожекторы.

Что-то шелохнулось возле угла барака. А может, просто почудилось? Карло почувствовал, как по спине у него заструился холодный пот...

Да, ничего не скажешь, сукин сын умел нагнать страху на любого.

Паприелло вытащил пистолет и, стараясь сохранять спокойствие, направился к темном углу барака. Он начинал чувствовать себя немного смешным, поддаваясь своим необоснованным страхам.

Конечно, ничего подозрительного там не оказалось — его воспаленное воображение сыграло с ним очередную шутку. Но тут из тьмы возник один из «солдат» и остановился напротив Бижу, еле переводя дух.

— Что стряслось? — встревоженно спросил Паприелло.

— В ограждении проделан проход. А Джерри «Музыкант» валяется в зарослях сахарного тростника с удавкой на шее.

— Где?

Парень ткнул рукой в сторону темной зоны:

— Клянусь вам, мистер Паприелло, я там проходил меньше двух минут Назад, и все было в порядке. Джерри совсем еще теплый.

В этот момент появился запыхавшийся «лейтенант».

— Предохранители в Порядке, но обрезан провод. Не хватает десяти метров, а то и больше.

Паприелло почувствовал, как у него по спине побежали мурашки. На земле рядом с его ногой что-то валялось. Что-то абсолютно неуместное, что никак не должно было здесь находиться. Он встал на колени, чтобы поднять предмет и получше рассмотреть его при свете карманного фонаря.

— Что вы нашли? — спросил «лейтенант».

— Кто проходил по Плантации сахарного тростника? — рявкнул Бижу.

— Я заходил на самый край, сэр, — сказал охранник. — Но на поле я не выходил. Так что эту штуку сюда притащил не я.

Разумеется. Паприелло даже не допускал мысли, что найденное им могло принадлежать кому-то из его людей. Но мурашки по спине у него никогда не бегали зря.

Значит, сукин сын был здесь и прятался в темноте, несмотря на то, что рядом ходят вооруженные патрули. Может, и сейчас он сидит себе где-то рядом и глаз не спускает с него, Карло Паприелло.

— Я возвращаюсь в дом, — как можно спокойнее сказал Бижу. — Быстренько чините провод и включайте прожекторы. А мне нужно позвонить в Майами.

Да, черт бы его побрал! Поступить иначе он теперь просто не мог. Даже не обгадься он по самые уши, все равно пришлось бы связываться с Майами: ведь надо как-то объяснить исчезновение Гвидо и возвращение на остров сволочи Фрэнки-Болана. И хотя шансов на успех у Карло практически не было, он все же до последней минуты не терял надежды, что ему удастся справиться с ситуацией, не прибегая к помощи Майами. Но теперь у него не оставалось иного выбора.

А ведь с каким удовольствием он принес бы боссам голову Болана, тщательно упакованную в бумажный пакет! Увы, приходилось считаться с фактами — Фрэнки оказался куда изобретательнее, чем мог себе представить Бижу. Не тот сейчас момент, чтобы щадить свое самолюбие. Чуть больше... чуть меньше...

Но, проклятие, чертов телефон молчал! Из трубки не доносилось ни звука: линия, судя по всему, была перерезана.

Болан незримо присутствовал на острове и парил над ним зловещей черной птицей, приносящей в дом несчастье.

Господи, неужто ничто никогда не изменится, неужто отныне так будет всегда?!

Паприелло повсюду включил свет, снял с предохранителя свою пушку и уселся в кресло Гвидо. Ладно, пусть только появится этот мерзавец Болан! Теперь, по крайней мере, наступил момент, когда каждый должен был постоять сам за себя.

Так что пусть приходит этот чертов ублюдок!

Глава 19

До сих пор все шло как по маслу. Кое-где Мак отыскал естественные проходы, в других местах он сам их устроил и буквально нашпиговал весь лагерь взрывчаткой, установив детонаторы с десятиминутной задержкой.

Какой-то тип в джинсах и майке, заляпанных смазочным маслом, сидел, покуривая, в вагонетке и внимательно исследовал панель управления.

Почувствовав постороннее присутствие, он поднял голову и, заметив внушительную фигуру в черном, моментально вскинул обе руки.

— О'кей, о'кей! Я тут ни при чем! — заорал он.

— Быстренько вылезай отсюда, — приказал Болан.

Мафиози сделал вид, будто только и ждет, чтобы исполнить приказание, и опустив одну руку, как бы желая опереться на сиденье, тотчас поднял ее, но на сей раз с огромным револьвером, направленным на Болана. Но он не успел нажать на курок. Снабженная глушителем, «беретта» лишь один раз чуть слышно кашлянула. Пуля попала гангстеру прямо в переносицу. Его тело отбросило на ограждение, оно повисло на перилах и рухнуло вниз, в наполненную бушующей водой пещеру.

Болан сунул «беретту» в кобуру и забрался в машину. Он без труда подключил систему управления и взял курс на «Лабиринт Дьявола». Готового плана дальнейших действий у него не было: теперь он собирался вести игру, полагаясь лишь на свое чутье.

В осушенной галерее работа возобновилась в прежнем ритме, может, стало лишь немного тише. Компрессор больше не грохотал, а доносившийся с нижнего уровня шум был вполне терпимым.

Облокотившись на перила мостика, двое вооруженных мафиози наблюдали за происходящим внизу. Неожиданно один из них бросил быстрый взгляд в сторону и молниеносно среагировал на появление Болана — тот как раз вылезал из вагонетки. И все же «беретта» первой успела дважды бесшумно выплюнуть смерть. Но вместо того, чтобы разнести вдребезги черепную коробку охранника, одна из пуль лишь вырвала у него кусок щеки. Мафиози невольно уронил свой автомат и вскинул руки к лицу. Третья пуля столь же бесшумно исправила допущенную ошибку, но в этот момент автомат с грохотом упал на каменный пол пещеры. Болан перегнулся через перила: все работавшие внизу задрали головы, и среди них пятеро в касках. Они стояли вокруг странного на вид механизма, который слегка покачивался на тросах мостового крана и походил одновременно на подводную лодку и танк. Маку показалось, что такой гибрид можно увидеть разве что в фантастическом фильме. Но Болан не успел толком рассмотреть непонятный механизм: один из парней в касках выхватил из-за пояса пистолет и начал целиться в него.

Палач отступил назад, укрываясь от пуль, и быстро пробежал по мостику до застекленной будки. Профессор Андерсон находился там, с головой погрузившись в работу.

Болан схватил инженера за плечо и круто повернул его к себе. Тот машинально открыл рот, и Болан сунул туда ствол «беретты».

— Простыми и понятными основной массе людей словами, — приказал он ледяным голосом, — объясните мне, для чего служит дьявольская стройка?

Но Андерсон был вовсе не дурак. Ему не требовалось ничего объяснять с помощью картинок: угроза была слишком очевидной. Губы его дернулись, но Андерсон остался нем. Болан вытащил «беретту» из его рта, и инженер смог наконец выдавить из себя несколько слов:

— То, что вы видите там, внизу, молодой человек, просто-напросто величайшее чудо природы.

— Так почему же вы продали его негодяям, само существование которых — оскорбление для природы? — холодно осведомился Болан.

Инженер вскинул голову и с горечью произнес:

— Я вначале пытался обращаться к другим. Я всем хотел дать шанс. Всем государственным организациям, научным фондам и исследовательским отделам всех университетов. Но везде надо мной лишь смеялись. И вот в один прекрасный день я нашел людей, которые не стали смеяться, людей, которые имели больше денег, чем все эти дурацкие фонды вместе взятые.

— Но вы же продали им не только подземную галерею, Док, вы же продали им свою душу.

— Для меня это одно и то же, — пожал плечами Андерсон. — Теперь мне уже все равно. Пожалуйста, можете убить меня! Я умру счастливым, а это не так уж мало, черт побери. Я сумел доказать обоснованность моей теории, все-таки сумел! И доказательство — перед вашими глазами.

— Счастливы вы или нет, у меня нет никакого желания отправлять вас на тот свет, — ответил Болан.

И, подойдя к пульту управления, он начал внимательно разглядывать его.

— Что вы хотите сделать?

— Уничтожить ваше обоснование, друг мой.

— Ни за что!

Андерсон набросился на Болана с остервенением маньяка, выпучив глаза, брызгая слюной, рыча и задыхаясь, готовый, кажется, убить его голыми руками.

Рукояткой «беретты» Болан ударил инженера между глаз, чтобы немного поумерить его пыл. Затем, подхватив его обмякшее тело за ворот рубахи, Мак вытащил Андерсона на мостик и вернулся в будку, заперев дверь на ключ. Во время своего кратковременного выхода он успел заметить, что крюк подъемного крана пошел вверх: значит, эти черти внизу продолжали работать. Как, впрочем, и Болан...

С пультом управления разобраться удалось достаточно легко: двухпозиционные переключатели «вход-выход», регуляторы давления воздуха и воды, а также индикаторы контроля уровня. Но главным, что привлекло особое внимание Болана, были регуляторы подачи и откачки воды. После минутного колебания он перевел их все в положение «подача», тщательно следя, чтобы индикаторы различных вентилей указывали «открыто». Чуть подумав, он решительно нажат кнопку «сброс в лагуну». Только тогда он распахнул дверь будки и в качестве заключительного аккорда швырнул гранату на дно пещеры.

Он как раз успел пробежать по мостику до того места, где находился Андерсон, и тут граната взорвалась. Он скорее почувствовал это, нежели услышал. Ибо гул внизу стал таким, что казалось, будто чудовищная сила выворачивает наизнанку саму землю. Огромные массы взбесившейся воды с ревом низвергались в пещеру через гигантскую металлическую дверь, створки которой разъехались в стороны. Вода билась о скалистые стенки и, вспениваясь, обрушивалась на дно — уровень ее поднимался на глазах. Странный, фантастический снаряд неуклюже раскачивался в водовороте, и Болан успел заметить, как двое парней в касках вцепились в его поручни, тщетно пытаясь спастись. Что касается трех других монтажников, то их попросту унесло водой.

Болан пробормотал себе под нос несколько невнятных соболезнующих слов в их адрес и принялся карабкаться по лестнице, ведущей на поверхность. Позади остался Андерсон, который цеплялся за леера мостика, словно капитан тонущего корабля, и взирал на катастрофу невидящими глазами мертвеца...

Когда Болан выбрался из подземелья, над горизонтом вставала луна и воду лагуны вспучивали мощные завихрения. Болотные баржи, сорванные с привязи, неудержимо несло, будто жалкие щепки, в сторону открытого моря.

На берегу, почти у самой кромки воды, выстроившись в две шеренги, стояли пленники мафиози. Но апатия их прошла, и ее сменило тревожное волнение. Причиной тому, наверняка, явился «сигнал», подаваемый водами лагуны. Толпу, однако, окружали охранники, которые с угрожающим видом размахивали оружием, пытаясь хоть как-то навести порядок. Впрочем, все они были изрядно напуганы и, похоже, предпочли бы сейчас находиться в более спокойном месте, подальше от бурлящей поверхности лагуны.

«Вот и ладно, — подумал Болан, — я же обещал подать знак...» Подобного эффекта он вовсе не предвидел, просто чутье удачно подсказало ему, как надо поступить.

Палач скинул с плеча комбинированное чудище М-16/203, четким привычным движением дослал первый бризантный снаряд в казенник гранатомета и принялся обстреливать сторожевую вышку, затем перенес огонь в сторону лагуны.

Двое часовых полетели вниз с охваченной пламенем вышки, а их отчаянные вопли перекрыл грохот второго взрыва — на этот раз среди пляшущих на водоворотах барж.

Сотня современных невольников тотчас бросилась врассыпную и помчалась, радостно вопя, вдоль берега. Некоторые, словно обезумев от счастья, бросились в бурлящие воды лагуны.

Из-за деревьев выскочили двое охранников в элегантной белой форме и принялись поливать свинцом то место, где находился Болан. Но Палач имел куда лучший сектор обзора, чем они. Он вскинул оружие к плечу и выпустил длинную очередь из М-16, которая буквально смела обоих пижонов и отбросила их тела под ветви деревьев.

Именно в это мгновение часовые механизмы взрывателей закончили обратный отсчет, и на острове Сантелли почти одновременно рванули заряды, установленные Боланом. Буквально весь лагерь взлетел на воздух огромным грибом, пронизанным огненными столбами и взметнувшимися в небо пылающими обломками — их следы причудливо располосовали небо, словно невероятный дьявольский фейерверк. Позади Болана раздался чей-то душераздирающий нечленораздельный крик, и тогда Болан понял: этот ужасный вопль означал одно — сатана в своем проклятом лабиринте побежден навеки.

Теперь вода уже прибывала через вход в подземелье, извергаясь оттуда, подобно неукротимому горному потоку, и неслась к лагуне, сметая все на своем пути. Две болотные баржи перевернулись, остальные вслепую пытались выбраться на более спокойную воду.

Пленники, которым неожиданный поворот событий придал новые силы, начали расправлять плечи. Большинство бунгало уже были объяты пламенем, а раздававшиеся там и сям выстрелы безошибочно свидетельствовали, что бывшие каторжники завладели оружием, брошенным их тюремщиками. Вскоре над «резиденцией» взвились огромные языки пламени, выхватившие из темноты сторожевую вышку — какой-то обезумевший от ужаса охранник пытался перебраться с нее на карниз дома, а двое осмелевших пленников висели у него на ногах.

В этот момент появился Билл Кеслер со счастливой улыбкой до ушей. Болан горячо пожал ему руку и крикнул:

— Поздравляю! Вы спасли положение!

— О каких моих заслугах может идти речь? — ответил полицейский. — Они же собирались отвезти нас на съедение крокодилам. Так что мы все знаем, кто кого спас.

— Кое-кто, я уверен, хотел бы знать исход операции. — И, нащупав кнопку рации, лежащей в нагрудном кармане, Болан произнес: — База... скажите молодой даме, что ее рыцарь жив и в прекрасной форме.

Почти тотчас же им ответил слегка встревоженный голос Розы Эйприл:

— Молодая дама так и не появилась. Это ваш фейерверк я наблюдаю в небе?

— Да, — ответил Болан, — но дело уже практически закончено. Пусть «Алиса» высылает баржи, и попросите «Летучего Змея» выйти со мной на связь.

— О'кей. Возвращайтесь скорее. Нежная Роза с нетерпением ждет встречи.

— Лечу на всех парусах, — заверил ее Болан, обеспокоенно косясь на Кеслера.

— С кем вы разговаривали? — поинтересовался полицейский.

— Не имеет значения. Хотя новости неважные. Джин Рассел где-то здесь бродит одна. Я нечаянно столкнулся с ней на острове Сантелли и отослал ее в тыл. Но она так и не дошла до моей базы.

Кеслер пробормотал что-то невнятное, и тут на левом плече Болана запищал крохотный динамик рации.

— "Летучий Змей" вызывает Страйкера. Бог мой, ну ты и дал копоти!

— Где ты находишься?

— Прямо над тобой на высоте третьего этажа. Пять-шесть лодок уходят на юг. Мне ими заняться?

— "Алиса" готова их встретить, — успокоил его Болан. — Пусть и ему кое-что останется. Как у тебя видимость?

— С восходящей луной становится все лучше и лучше. А что? Ты что-нибудь потерял?

— Да, одну заблудшую овечку. Она, скорее всего, должна быть на лодке. Ты ничего не видишь?

Рация замолчала, а затем снова послышался голос Гримальди:

— Вижу какую-то скорлупку, похожую на болотную лодку, которая тщетно пытается пробиться к лагуне. Погоди-ка, я возьму бинокль. — И после короткой паузы Джек осведомился: — У твоей овцы случайно не длинные белые волосы?

— Точно! — воскликнул Болан. — Спасибо, Джек.

Он повернулся к Кеслеру, но тот уже мчался к берегу, чтобы броситься в воду.

Где-то-при лунном свете должна была произойти очень радостная и нежная встреча.

Что ж... Почти такая же встреча ожидала и Болана. По крайней мере, он очень на это надеялся.

Он устало улыбнулся и, снова включив рацию, попросил:

— Забери меня, Джек. Я чертовски устал. «Четверг отмщения», кажется, подошел к концу...

Эпилог

Кто-то с упрямой настойчивостью стучал в дверь. Роза Эйприл пробормотала:

— О, нет! Во имя всего святого, Мак! Скажите им, чтобы они оставили нас в покое.

Обернув бедра полотенцем, Болан зажег сигарету и подошел к двери.

На платформе для перевозки боевого фургона стоял Броньола. Держа в руках шляпу, он устало и вместе с тем смущенно улыбался.

— Входи, Гарольд, — кивнул Болан.

— Нет, нет, — возразил глава федеральной полиции, — не хочу тебя беспокоить. Вижу, ты собираешься лечь спать. А мы скоро тронемся в путь. Погрузка уже почти закончена. Но мне казалось, что тебе будет гораздо лучше спаться, если я сообщу тебе результаты скачек.

— Я предпочитаю выслушивать подобную информацию сидя. Давай, Гарольд, заходи. У меня еще осталось немного водки «Эристофф».

— Да нет, я только на секунду. Им, в конце концов, удалось остановить подъем воды.

— Тем лучше. Похоже, я там чуточку погорячился...

— О, это не так страшно. К тому же эверглейдские болота начали немного пересыхать, и потому небольшой потоп пошел им только на пользу. Но прежде всего я хотел тебе сказать, что... Короче, Министерство внутренних дел закрыло «Лабиринт Дьявола». Они хотят послать туда экспертов, которые точно определят, что к чему. И кто знает... может вполне оказаться, что это действительно восьмое чудо света или, напротив, самая большая угроза безопасности страны, какую нам удалось предотвратить в последние годы. Но результаты придется ждать долго... А пока могу сказать, что твой приятель Кеслер неплохо поработал и помог нам выяснить немало запутанных вопросов. Он — прекрасный полицейский. Сидя в заключении на острове, он умудрился все видеть и слышать. Но и ты верно разобрался в ситуации. Людоеды собирались монополизировать весь американский рынок наркотиков. Я уже переговорил с Лайонсом по этому поводу, и он сообщил мне немало интересного. Но об этом побеседуем завтра. Скажу только, что наркотики представляли для них нечто вроде аперитива перед едой. Одному Богу известно, что они намеревались делать потом. И заметь, наркотики сами по себе вполне могли окупить затраты на строительство. Ведь как-никак наркобизнес приносит до пятидесяти миллиардов долларов в год. Так что это далеко не детская забава.

— О чем может быть разговор. Может, все-таки войдешь, Гарольд?

— Нет, у меня все. Отдыхай, ты заслужил покой. И последнее, что я хотел тебе сказать... Водолазы обнаружили восемь трупов на дне пещеры. Двое убиты из огнестрельного оружия, а остальные, по всей видимости, утонули. Опознали тело Андерсона...

— Гм, гм...

— Я так и думал, что тебя это заинтересует.

— О'кей, спасибо.

— Да, и еще одно. Гримальди перешел на нашу сторону. Я хочу сказать — официально. Мы решили, что так будет лучше. В результате этой операции он мог окончательно засветиться.

— Вот это меня действительно радует. А то я уже тоже начал за него волноваться.

— Нам удалось убедить его, что оставлять все как есть — слишком рискованно. Мы еще не знаем, сколько бандитов смогли удрать с острова, ну и, конечно...

— А сколько тел нашли?

— Двадцать восемь, но, думаю, это еще не все. Пока удалось опознать не больше дюжины.

— Среди них есть труп Карло Паприелло?

— Трудно сказать. Многие трупы погребены под обломками большого здания. Сейчас, как мне доложили, там продолжают спасательные работы. Но ты не беспокойся, мы постараемся составить полный список для того... ну, в общем, для твоего личного досье.

Болан вздохнул.

— О'кей, спасибо. А теперь ты либо входишь, либо мы прощаемся до завтра, Гарольд.

— Ухожу, ухожу. Кстати, Роза Эйприл тебе ничего не говорила? Сантелли и его шайка вышли на свободу уже через полчаса после того, как мы их повязали. С них взяли подписку о невыезде, но в данный момент они ловят кайф в самолете на Вашингтон.

— Мы займемся этим завтра, — сказал Болан. — Спокойной ночи, Гарольд.

— Спокойной ночи. Между прочим, тебе не приходит в голову, почему я торчу здесь, как дурак, и не вхожу. Тебе не кажется, что я тоже кое-чего жду? Разве ты не хочешь сказать мне что-нибудь приятное, чтобы мне тоже лучше спалось?

Болан улыбнулся:

— Что тебе сказать, Гарольд?

— Что произойдет, когда наступит воскресенье, черт побери!

— А разве Роза тебе не сообщила? Это решение я принял, еще когда мне было семь лет...

— Не понимаю.

— Извини, но ты и не сможешь понять. Впрочем, не беспокойся. В воскресенье я буду в «Стране Чудес».

Броньола с облегчением вздохнул:

— Вот и замечательно! Можно возвращаться в постель! Отдохни как следует. Завтра нас ждет тяжелый денек.

Шеф федеральной полиции круто развернулся и пошел прочь. Болан захлопнул дверь «каравана», швырнул полотенце на пульт управления и приблизился к девушке...

«Четверг отмщения» закончился, но пожарище все еще дымилось.

— Где мы сейчас? — проворковала Роза Эйприл, прижимаясь всем телом к своему возлюбленному.

Где угодно и... нигде. В такой момент, как этот, разве можно мечтать о лучшем месте?

Скоро наступит новый день...


home | my bookshelf | | Четверг отмщения |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 2
Средний рейтинг 4.5 из 5



Оцените эту книгу