Book: Война по понедельникам (сборник)



Война по понедельникам (сборник)

Антон ПЕРВУШИН

ВОЙНА ПО ПОНЕДЕЛЬНИКАМ

«Даже эпоха тирании достойна уважения, потому что она является произведением не людей, а человечества, стало быть, имеет творческую природу, которая может быть суровой, но никогда не бывает абсурдной. Если эпоха, в которую мы живём, сурова, мы тем более должны её любить, пронизывать её своей любовью до тех пор, пока не сдвинется тяжёлая масса материи, скрывающей существующий с её обратной стороны свет».

Вальтер Ратенау

«— …Тогда всё понятно, — сказал Болванщик. — Убить Время! Разве такое ему может понравиться?»

Льюис Кэрролл

ПОНЕДЕЛЬНИК ПЕРВЫЙ

«Приготовьтесь, сейчас вам предстоит услышать нечто невероятное. Наша компания, хоть и вполне легальная, всего лишь ширма, предназначенная для добывания средств. Настоящее же наше дело — патрулирование времени».

Пол Андерсон

11 августа 1938 года (год Тигра)

КОЗАП — сектор «Эталон»

Ранним утром Иосиф Виссарионович Сталин прогуливался по своему рабочему кабинету в Кремле и размышлял. Странными показались бы его мысли непосвящённым. Странными показались бы они самому Сталину ещё вчера вечером, но сегодня — всё изменилось.

Только что он закончил изучение краткого, но содержательного отчёта сотрудников Наркомата Внутренних Дел, курирующих работу группы учёных, фамилии которых лет с десяток уже как вымараны с титульных листов многочисленных учебных пособий для студентов и школьников. Да, когда-то их имена гремели. Тяжеловесы узкой специализации, мастера популяризации, виртуозы формул, жрецы абстрактного мышления. Они ничего не значили для Сталина как люди. Так — список фамилий, по большей части «жидовских», оттиснутых аккуратными машинописными буковками на листах стандартного формата. Головастики, за сухими интегралами прячущие свой страх перед суровыми законами жизни. Но именно они, эти люди, которых Сталин в душе просто-напросто презирал, они своей работой заставили Вождя думать сегодня о том, о чём он никогда ранее не задумывался.

А думал Сталин об удивительных свойствах времени.

Время всегда представлялось ему единым потоком, бесконечной рекой, по которой плывем мы все, наши страны, Земля, Вселенная. Река, но и не река: нельзя нигде причалить, свернуть в сторону, поплыть, выгребая веслами, против течения. Всегда было нельзя. И вдруг, оказывается, можно! Пожалуйста, в любой момент и в любом направлении. И хоть сейчас отправляйся в семнадцатый спрашивать совета у Ильича. И значит, не просто так сам человек и все вещи, его окружающие, плывут себе вперёд в потоке времени, а каждый человек, каждая вещь — это растянутая во времени змея в бесчисленных своих воплощениях; и так же, как здесь и сейчас, существует он, Сталин, так и существует где-то независимо от него Сталин-секунду-назад, Сталин-две-секунды-назад, юноша Сосело Джугашвили, безусый поэт из семинарии, и маленький босой Сосо, сынок сапожника из Гори.

Впрочем, не эта абстрактная мысль беспокоила Вождя. Другая, ещё более неожиданная, ошеломляющая и пугающая, заставляла его убыстрять иногда шаги, а руки — непроизвольно сжимать до боли в пальцах любимую трубку. Оказывается, время — это не просто река, состоящая из бесконечного множества ручейков, прямая и предопределённая. Это река с неисчислимым количеством притоков и ответвлений, и целые миры существуют не только там, позади или впереди — они существуют здесь и сейчас: невидимые, неосязаемые для органов чувств, потому как не может букашка, ползущая по одной стороне листа бумаги видеть, и осязать букашку, ползущую под ней, но с другой стороны листа. И Сталин с ужасом чувствовал, как затягивает, поглощает его эта мысль, как остается он один-одинёшенек, словно на пересечении множества коридоров с зеркальными стенами, полом, потолком, в которых он видит своё отражение, а те в свою очередь видят в других отражениях свои отражения, и так до бесконечности, и никто не может сказать, кто же тут настоящий: я, ты, он или вон те. А где-то, быть может, отражения искажаются, преломляясь друг в друге настолько, что и не он, Сталин, оказывается здесь, в кремлёвском кабинете, а поблёскивающий стёклами пенсне, хитровато ухмыляющийся Троцкий, или чего доброго — Бухарин (жива ещё память о недавнем процессе).

Только сейчас Сталин понял вдруг, по кромке какой бездны удалось ему пройти к вершине власти, и сколь много было шансов оступиться, рухнуть, заходясь криком, вниз. От какой неисчислимой суммы случайностей: случайных совпадений, случайно обронённых фраз, случайных мыслей и встреч зависела его личная участь и судьба этой огромной страны. Чуть что не так, чуть в сторону, и всё было бы совершенно по-другому.

«Ведь меня уже раз двадцать — сто двадцать! — могли арестовать, — думал Сталин, внутренне холодея. — И раз пятьсот уничтожить. Это чудом можно назвать, что я удержался в двадцать четвертом. А семнадцатый? Разве не чудо, что большевики победили? Признайся, ведь и ты вместе со всеми не верил тогда в возможность продержаться после переворота хоть неделю…»

Сталин попытался раскурить трубку, но пальцы тряслись, и у него долго не получалось.

«Расстрелять бы их всех, — подумал Сталин с тоской. — Умники нашлись. Мне на голову».

И это был бы самый простой выход. Тем более, что Вождь с юности научился не доверять высоколобым мужам с правильно поставленной речью: вечно они что-нибудь придумают, мешают жить спокойно себе и другим. Вот атомную бомбу какую-то изобрели — подавай им деньги на разработку. Да русскому солдату все эти бомбы нипочем, будь они хоть трижды атомные!

Но что-то останавливало Сталина, интуитивно чувствовал он правоту ученых, и какая-то возбуждающе новая перспектива открывалась перед ним. Он понял в озарении, что и как нужно делать, дабы избавиться раз и навсегда от свежеиспечённого страха. Он решил действовать. Незамедлительно. Он шагнул уже к столу, на котором лежала папка с отчётом, и вдруг окружающее пространство с громким хлопком свернулось вокруг него в жёсткий тесный кокон, и Сталин провалился в темноту…


11 мая 1992 года (год Обезьяны)

Основной вектор реальности ISTI-58.96.А

День выдался преотличный, солнечный — быть может, первый настолько солнечный день новой весны.

Вячеслав Красев, известный и очень модный в последнее время писатель, сойдя на остановке «Дворцовая», решил, раз уж подарком нам сегодня настолько славная погодка, дойти отсюда до Дома Писателей, что на Шпалерной, пешком. Путь не близкий, но и спешить особенно некуда.

Проходя через площадь, он обратил внимание на столпившихся вокруг Александрийской Колонны хмурых людей пожилого возраста, с красными потрёпанными флагами, маленькими иконками вождей и неумело сделанными транспарантами.

«Нелегко, наверное, приходится в наше время национал-патриотам и верным ленинцам, — думал Вячеслав, пробегая взглядом по знакомым до тошноты лозунгам, выписанным на транспарантах. — Это нужно быть каким-то особенным человеком, чтобы изо дня в день, из месяца в месяц различать в окружающем мире исключительно плохие, грязно-багровые стороны действительности; чувствовать, как всё туже затягиваются вокруг любимой, но глубоко несчастной страны сети несуществующих заговоров; когда паутина слепого ужаса, отчаяния заслоняет собой малейшие проблески сочувствия и добра, а нос старого приятеля, фронтового товарища, начинает казаться длинноватым: длиннее того предела, когда ещё можно было бы поддерживать с ним дружеские отношения. Глупые, запуганные, близорукие. Чертовски близорукие! Знали бы вы, сколько я повидал миров, за которые действительно стоило бы отдать жизнь, но не требующих поэтому никогда от своих детей подобной жертвы. И жаль, не дано мне донести до вас это знание, потому что не станете вы читать „сомнительных книжонок“ некоего Красева, а по-другому я не умею: нет способностей…»

Внимание Вячеслава привлёк один из транспарантов. Лозунг, выведенный на белом фоне красными трафаретными буквами, показался необычным для подобного рода сборищ. Наверное, именно поэтому молодой человек (явный студент: очки, короткая стрижка, поношенные джинсы, грязноватая куртка) стоял в стороне от группы непримиримых борцов за идею, поглядывавших на него с нескрываемой враждебностью. Лозунг «студента» гласил: «КОММУНИЗМ — НЕ ТУПИК, КОММУНИЗМ — ЕЩЁ ОДИН ПУТЬ!»

«Забавно», — подумал Вячеслав.

Он ждал, что Нормаль каким-нибудь образом отреагирует на знакомую декларацию, но Нормаль безмолвствовала, и значит, можно не беспокоиться: случайное совпадение и не более того.

Вячеслав прошёл мимо «студента», и глаза их встретились. Взгляд «студента» не выражал ничего, кроме скуки. Скучно ему было, оказывается, стоять на Дворцовой со своим нетрадиционным лозунгом, но уйти он не может. Почему? Бог его знает. У всякого свои причуды. И снова Нормаль никак не отреагировала. Впрочем, возможности её, как стало выясняться, тоже не безграничны. Она не в состоянии, например, анализировать совокупность ещё не возникших на Светлой Стороне связей. А кто в состоянии? Разве что Всадники…

Вот так и разминулись писатель Вячеслав Красев и скучающий «студент». А ровно через час после мимолетного обмена взглядами (об этом Красев не узнает никогда) со студентом едва не случилась трагедия. Несущийся на бешеной скорости грузовик, проскочив на красный свет, свернул на Дворцовую, и только вмешательство крепкого седовласого мужчины в поношенной «афганке» (именно так впоследствии его будут описывать многочисленные свидетели), появившегося вдруг на подножке ревущего ЗИЛа и два раза выстрелившего в водителя грузовика из длинноствольного пистолета, а затем успевшего перегнуться и вывернуть руль, позволило избежать удара радиатором в грудь и голову перепуганного «студента». Не услышит Вячеслав и сообщения о происшествии на Дворцовой, скороговоркой прочитанное тем же вечером диктором информационного агентства «Факт». Водоворот событий закрутит и его, и этот мир, понесёт сквозь бурю одной из самых странных и нелепых войн в истории человечества.

Через час Красев уже сидел за столиком в уютном ресторанчике Дома Писателей и попивал кофе, оглядывая пустой в это время дня зал. Чувствовал он себя здесь вполне комфортно, ожидая начала скорого общения с людьми, которых хорошо знал и любил в новом своем обличье. И вот тут-то Нормаль и напомнила о себе.

Чуть кольнуло в кончике мизинца левой руки. Сигнал. Вячеслав откинулся на спинку стула и закрыл глаза.

«Слушаю».

«Прорыв. Синусоидальное возмущение по вектору. Вероятность хроноудара — 67,9 %. Предполагаемая мощность — 19 миллиардов хроноватт».

«Эпицентр?»

«Середина 1938 года. С большей точностью определить не берусь».

Вот уж этого никак не ожидал!

«Переход», — скомандовал Вячеслав.

И выскочил из основного вектора. Наблюдай за ним кто-нибудь в этот момент, он увидел бы, как тело известного писателя Красева вдруг выгнулось, рассыпаясь снопом ярко-жёлтых быстро гаснущих искр.

Как и всегда при переходе из вектора на Светлую Сторону Времени Вячеслав испытал прокатившуюся от макушки до пят волну боли — следствие моментальной перестройки организма. Он стиснул зубы, чтобы не застонать. Теперь даже с закрытыми глазами Красев видел потоки времени.

Разумеется, он видел не всё их превеликое множество: Нормаль, оберегая сознание, преднамеренно сужала поле этого внутреннего зрения, вычленяя и обрисовывая лишь основные векторы, но и так, даже лишенное каких-либо красок, зрелище впечатляло.

Сквозь веки закрытых глаз Вячеслав видел альветви, расщепляющиеся в далеком грядущем: там, где нет и не будет никогда более человека как вида. Вместе с тем Вячеслав видел клубок начала времен, где Большой Взрыв сгустка спрессованных сверхтяжелых проточастиц породил в одно мимолетное мгновение всё сущее: энергию, материю, время.

И еще одному стал свидетелем Вячеслав Красев, выскользнув на Светлую Сторону. Он увидел, как основной вектор реальности, который он только что покинул — самый странный из всех близрасположенных векторов, лишенный на продолжительном участке малейших намеков на альветви и как бы даже охваченный металлическим корсетом по всей длине этого участка — начинает дрожать; по его поверхности бегут волны, ломая, перемешивая индивидуальные векторы людей, планет, галактик, а потом вдруг металлический корсет рассыпается, и вектор дает побеги альтернативных ветвей, которые быстро и беспорядочно разрастаются, сталкиваясь, трепеща, отсыхая, закручиваясь в тугие петли, давая в свою очередь новые побеги. Мгновение — и они заполняют собой всё вокруг.

«Это невероятно, — подумал Вячеслав, по-настоящему зачарованный происходящим. — Что ты можешь сказать по этому поводу, Нормаль?»

«Корпус Защиты Понедельников перестал существовать».

«Да. И мне кажется, я знаю, кто это сделал».


11 августа 1938 года (год Тигра)

КОЗАП — сектор «Коррекция»

В секторе «Коррекция», на одном из его уровней, отвечавшем за защиту тридцать восьмого года, проходила церемония присвоения лейтенантских званий вчерашним курсантам Офицерской Школы Корпуса, в просторечии именуемой Петелькой. На семь биолет новоиспеченные лейтенанты были извлечены из времени Корпуса, но так как временной поток Школы замыкался сам на себя и был направлен перпендикулярно потоку всего остального Корпуса, то по времени последнего с момента отправки последних курсантов в «петлю» прошло не более получаса — интервал, обусловленный точностью настройки соответствующего оборудования. В Корпусе до самозабвения любили подобного рода эффекты, связанные с разнонаправленностью хронопотоков, и, как следствие, широко использовали их для обновления оборудования. Или при подготовке кадров.

Курсантов построили в две шеренги в кажущемся бесконечным коридоре, и теперь они молча слушали транслируемую с лазерного диска запись вдохновенного выступления генерала-героя Семена Вознесенского.

— Товарищи курсанты, — говорил генерал, — с сегодняшнего дня на вас, на ваши плечи ложится огромная ответственность. Неоднократно враги Коммунизма, враги Нашей-Социалистической-Родины пытались насильственными методами переделать историю Первой-В-Мире-Страны-Советов, чтобы добиться таким образом краха единственного Подлинно-Народного-Строя, добиться такого положения вещей, такого совпадения случайностей, который помешал бы свершиться Великому-Октябрю, помешал бы нашему Народу, нашим Вождям реализовать величайшую, самую героическую эпоху за всю историю существования человечества. Ваша задача — противостоять поползновениям буржуазных выродков и ренегатов всех мастей. И я думаю, вы покажете себя достойными офицерами, осознающими свою высокую ответственность перед Родиной в деле защиты понедельников…

На левом фланге, на самом краю — там, где коридор сектора наконец заканчивался, стоял, вытянувшись по стойке смирно, небольшого роста курсант по имени Игорь Бабаев. Нельзя назвать его карликом или лилипутом — просто ростом не вышел человек: метр шестьдесят при вполне нормальном телосложении. В курсантской среде, где не найти было никого ниже метра семидесяти пяти, кое-кто порой задавался вопросом, по какой «уважительной» причине Бабаев оказался в рядах Школы. И Бабаев сам — должно быть, почаще других — задавал себе этот вопрос, вспоминая насколько сильный шок испытал (в равной степени были поражены и его родители, служащие сектора «Эталон-71»), когда модуль профориентации БК КОЗАП выдал на дисплей: «БАБАЕВ И.В. — ОФИЦЕРСКАЯ ШКОЛА, РЕГИСТР А-657, СЕКТОР „КОРРЕКЦИЯ-38“. С той поры и началась эта удивительная, интересная жизнь, которой Игорь никогда для себя не ждал и причиной поворота к которой до сих пор считал некий сбой в Большом Компьютере Корпуса, хотя никому и не высказывал эти свои крамольные предположения .

Нельзя сказать, чтобы в Школе Игорь (его еще называли снисходительно-ласково «Игорьком») сильно страдал из-за своего роста. Встречались, конечно, среди курсантов и любители задеть, подтрунить, сорвать злобу, но в целом народ подобрался дружелюбный, веселый, чуткий. К Игорю относились хорошо, помогали, когда ему было трудно; не смеялись, не лезли с пустыми советами, когда ему было плохо. И он их всех очень любил за это, потому что чувствовал себя среди них почти как дома, почти как в родном секторе.

Порадовало его и распределение, особенно когда он узнал, что попал политруком в роту Севы Митрохина, лучшего из лучших, возглавлявшего список выпускников-отличников, одного из наиболее терпеливо-доброжелательных в общении с маленьким и импульсивным по натуре «Игорьком». Митрохин находился сейчас далеко от него — справа, на другом конце шеренги среди отличников боевой и политической подготовки, но Игорь уже предвкушал, как звонко отрапортует ему, отдавая честь — вытянутые пальцы к фуражке у виска: «Товарищ старший лейтенант, лейтенант Бабаев для прохождения службы прибыл!». «Вольно, лейтенант», — скажет Митрохин и достанет початую бутылку трёхзвёздочного армянского коньяка, и они выпьют, чокнувшись, по полстопочки, и Митрохин улыбнётся и расскажет свежий анекдот…



—…Я хочу напомнить вам, товарищи курсанты, — продолжал между тем вещать генерал-герой, — одну известную народную мудрость: «Понедельник — день тяжелый». Это непреложная истина. Все самые главные события, важнейшие свершения происходят по понедельникам. Даже день Великого-Октября, защищать который поручено опытнейшим бойцам, доказавшим на деле, что…

Игорь не вслушивался в смысл слов выступления Вознесенского: подобное этому он сам не раз уже произносил, выступая на занятиях по политподготовке; всё это было ему знакомо и привычно проскальзывало мимо ушей без ощутимой задержки. Гораздо более приятным оказалось думать о предстоящей встрече с Митрохиным, вспоминать с лёгкой грустью семь лет, проведённые в Школе, долгий и трудный путь от зелёного первокурсника до уверенного в себе выпускника. И Игорь с удовольствием думал и вспоминал до тех пор, пока речь генерала-героя не закончилась и не прозвучала команда: «Товарищи курсанты, смирно!», заставившая всех подтянуться и застыть в сладостном томлении.

Вдоль шеренг побежали прапорщики, катя впереди себя тележки с аккуратно разложенными на них в порядке следования военные билеты, значки выпускников, новенькие погоны и личное оружие с монограммами Школы.

И вот тут церемония была прервана. Раздался громкий хлопок, и в коридоре, выскочив прямо из воздуха, появились фигуры в полном боевом облачении корректоров Корпуса с автоматами наперевес. Они сразу же начали стрелять от живота без разбора, и коридор наполнился криками, визгом отлетающих рикошетом пуль и пороховым дымом.

Надо отдать должное новоиспеченным лейтенантам: многие из тех, кто успел получить личное оружие, среагировали достаточно быстро и открыли ответный огонь. Переломилась пополам первая фигура с автоматом, упала на колени вторая, отбросило к стене третью.

Игорь ещё не успел выйти из оцепенения, вызванного внезапностью нападения, как увидел четвёртую фигуру, сумевшую добежать до самого края левого фланга разбитых шеренг. На глазах Бабаева прапорщик, кативший до того тележку, но теперь остановившийся всего в десяти шагах, торопливо расстегнул кобуру и почти в упор расстрелял этого четвертого. А тот — возможно, уже мертвый, но по инерции продолжающий бег — в конце концов споткнулся и упал, выбросив вперёд правую руку, а от той руки отделился круглый тёмно-зелёный предмет, покатился по полу и остановился почти у самых ног Игоря.

Граната!…

Бабаев ничего не успел сделать, только зажмурился. Успел сделать другой. И когда прогремел взрыв, и когда Игорь каждой клеткой напряженного в страшном ожидании тела приготовился принять кусочки разорванного горячего металла, ничего не произошло. Совсем ничего. На секунду всё стихло; потом вокруг снова закричали, кто-то принялся вычурно материться, а Игорь открыл глаза.

Сначала он увидел ноги, потом взгляд его скользнул дальше, и он понял, что произошло. Кто-то из курсантов в последний момент успел схватить гранату и, прижав её к груди, отпрыгнул подальше в сторону, спасая тем самым Бабаева и прочих, стоявших на левом фланге.

При взгляде туда, где лежал теперь этот курсант — герой, он же Герой! — Бабаева затошнило. Игорь отступил на шаг, потом ещё на шаг, упёрся спиной в холодную стену. Так он и сполз по ней, не отрывая широко открытых глаз от тела на полу и от разливающейся под ним чёрной лужи.

«Это кровь, — отрешённо подумал Игорь. — Как её много».

В ушах у него звенело.

— Кто они? Откуда? — перекликались вокруг.

Курсанты, с неуверенностью озираясь по сторонам, собирались вокруг распростертых тел. Убитого прапорщиком налётчика перевернули на спину, и одному из окружавших его курсантов вдруг тоже, как и Бабаеву, стало дурно. Мир покачнулся в его глазах, и он поспешно отошёл в сторону. Дело в том, что на мгновение курсанту показалось, будто в искажённых смертью чертах убитого налётчика он узнал собственное лицо.

— Товарищи курсанты! Смир-рна!

По коридору шёл высокий седовласый полковник. Он вышагивал так быстро, что не все из новоиспечённых лейтенантов успевали вовремя заметить его и переключить внимание. Получилась заминка, но вскоре оставшиеся в живых выстроились в шеренгу. Помогли подняться и Бабаеву.

Полковник остановился на левом фланге, над телом мёртвого налётчика, постоял с полминуты в задумчивости, потом с неожиданной злостью пнул тело.

— Идиоты, — проскрипел полковник.

Наконец он поднял глаза, и тяжёлый взгляд из-под сведённых бровей скользнул по лицам вытянувшихся курсантов.

— Вы все, — сказал полковник, отделяя этим взглядом десятерых, стоявших с краю и Игоря в том числе, — выйти из строя на два шага. Шагом марш!

Десять курсантов Офицерской Школы Корпуса Защиты Понедельников, так и не успевшие получить лейтенантского звания, новых погон и личного оружия, с отработанной до автоматизма чёткостью выполнили приказ.

— Напра-аво! За мной — шагом марш!

И они пошли за полковником. В неизвестность…


10 мая 1982 года (год Собаки)

Новообразовавшаяся альветвь ISTI-58.166.К

— Здравствуй, Вера.

— Bonjour, Владимир Николаевич, — Вера присела в книксене.

За последний год молодёжная мода вдруг вспомнила о светских традициях начала девятнадцатого века, и одежда сейчас же перекроилась ей под стать: атлас, бархат, кружева, лайковые перчатки и так далее в том же духе. Глядя на Веру, одетую словно Наташа Ростова при своём первом выходе в свет, командарм усмехнулся в усы.

— Павел Савельевич дома?

— Папа', — и выговор, конечно же, из того самого исторического периода (ох уж этот мне молодежный жаргон!), — в своём cabinet de travail.

— Не слишком занят?

— Работает над статьей для «Нэйчур», но en toit cas он предупредил, что ждёт вас.

— Спасибо тебе, Верочка. Или как это у вас, у молодежи, принято говорить: гранд мерси.

— Ничего не стоит, Владимир Николаевич, — она улыбнулась.

Командарм кивнул и стал подниматься по огромной дубовой лестнице на второй этаж в кабинет, где за персональным компьютером работал, готовя статью, выдающийся учёный Российской Конфедерации, академик и лауреат Нобелевской премии в области физики Павел Савельевич Найдёнов.

Статья шла легко, слова без затруднений складывались в предложения, предложения — в текст. От того Павел Савельевич находился в прекрасном расположении духа: он улыбался, теребил бородку, часто принимался насвистывать мотивчик популярного в этом сезоне хита рок-группы «Машина времени» под лаконичным названием «Поворот». Заслышав вкрадчивый стук в дверь, знаменитый физик оборвал свист и громко с воодушевлением прокричал:

— Прошу!

Командарм вошёл.

— А-а, дорогой мой, рад, очень рад вас видеть, — Павел Савельевич вскочил и шагнул к командарму, протягивая руку.

Командарм ответил крепким рукопожатием:

— Я вам не помешал?

— Нет, дорогой мой, ни в коем случае. Статья почти готова, осталось только подправить грамматику. Может быть, чашечку кофе?

— Не откажусь.

Павел Савельевич вернулся к столу, нажал кнопку вызова на портативном пульте домашнего селектора:

— Оксаночка? Будь добра, две чашечки кофе… Присаживайтесь, дорогой мой, присаживайтесь — в ногах правды нет.

Командарм уселся в кресло для посетителей, с удовольствием наблюдая за Павлом Савельевичем.

Знаменитый физик пробежался пальцами по клавиатуре компьютера («Электроника ЛП-486», лучшая на сегодняшний день модель персоналок), и на плоском экране жидкокристаллического монитора высветилась надпись «РАБОТА — НЕ ВОЛК» оранжевыми буквами на фоне звёздного неба. Затем Павел Савельевич придвинул своё кресло поближе к командарму, уселся и со вниманием поглядел на него:

— Я вас слушаю, Владимир Николаевич. Насколько я понял из нашего утреннего телефонного разговора , дело не терпит отлагательства.

— Так оно и есть, — кивнул командарм.

Лицо его неуловимо изменилось, сделалось лицом очень усталого и, даже можно сказать, по-настоящему изнурённого человека. Появились морщинки в уголках губ, взгляд потемнел. Командарм молча потёр переносицу. Эта привычка сохранилась у него с тех ещё пор, когда он носил очки. Но теперь благодаря чудотворцам и лазерной технике хирургического центра академика Фёдорова видеть он стал, как и в давнем детстве — на «единичку», но привычка поправлять оправу всё равно осталась.

В кабинете, катя перед собой искусно сервированный столик, появилась домашняя работница Оксана. На столике стояли две чашечки ароматного кофе, розетки со взбитыми сливками, сахарница, корзиночка с аппетитно выглядевшим печеньем, лежали салфетки.

— Благодарю вас, Оксаночка, — сказал Павел Савельевич и вновь посмотрел на командарма.

— Дело действительно не терпит отлагательства, — ещё раз подтвердил командарм, когда дверь за домашней работницей закрылась. — Как вы знаете, Павел Савельевич, наше ведомство располагает двумя десятками сканеров Найдёнова; пять из них всегда на боевом дежурстве… — знаменитый физик хотел что-то возразить, но командарм жестом остановил его. — Да-да, Павел Савельевич, я знаю о вашем негативном отношении к тому, что сканеры используются не по назначению, которое предполагали вы при создании этих удивительных аппаратов, но выслушайте, пожалуйста, мои контрдоводы.

Вздохнув, академик Найдёнов изобразил готовность слушать.

— Нельзя отрицать того факта, — с напором начал командарм, — что наши потенциальные противники (я имею в виду прежде всего фундаменталистов и Североафриканский блок) сумели завладеть чертежами и запустили сканеры в серийное производство даже раньше нас. Вы помните, конечно, дело Фигурнова? По данным уже нашей разведки, лаборатории военно-промышленного комплекса Североафриканского блока работают над изучением возможности создания на базе ваших сканеров принципиально нового вида вооружений. На это выделяются поистине сумасшедшие суммы в рублях и долларах. И всё — в обход Конвенции семьдесят девятого года. Вот, Павел Савельевич, пример того, как могут быть использованы выдающиеся открытия и изобретения, попади они в нечистые руки.

Знаменитый физик помрачнел.

— Я понимаю, — пробормотал он, теребя бородку.

— Мы, конечно, предпримем все необходимые меры, обратимся к Генеральному секретарю Союза Народов; воспользуемся авторитетом нашей державы, наконец. Мы остановим эти разработки, но согласитесь, Павел Савельевич, нам нужны ваши сканеры на боевом дежурстве хотя бы для того, чтобы вовремя засечь проведение тех или иных испытаний в данной области. В ином случае мы можем оказаться перед лицом более серьёзной угрозы, нежели внезапная ядерная бомбардировка.

— Я понимаю, — повторил Павел Савельевич; он чуть покраснел. — Чтобы сказать мне это, вы и пришли?

— Нет-нет. Понимаете, Павел Савельевич, события приняли совершенно неожиданный поворот, — знаменитый физик вздрогнул. — Сканеры — та их часть, которая находится на круглосуточном боевом дежурстве — зарегистрировали очень странное возмущение хронополя. Операторы утверждают, что подобные характеристики не могут быть результатом каких-либо испытаний. Но так как в теории наши операторы не слишком сильны, то сами они не способны объяснить причины и физическую сущность явления.

Павел Савельевич положил себе в чашку взбитых сливок и пригубил успевший остыть кофе.

— Я пришел сюда, — переведя дух, продолжил командарм, — чтобы просить вас сформировать группу из сотрудников вашей кафедры. Я также рассчитываю на то, что вы согласитесь лично возглавить эту группу. Только с вашей помощью, Павел Савельевич, мы сумеем разрешить эту проблему.

— Сколько у меня времени? — быстро осведомился знаменитый физик.

— Мне бы не хотелось вас торопить, Павел Савельевич, — отвечал командарм. — Но чем раньше, тем лучше… Хотя время ещё есть.

Командарм ошибался. Ни у него, ни у знаменитого физика, ни у родного им мира времени уже не осталось…


ПОНЕДЕЛЬНИК ВТОРОЙ

«Невозможно описать, что ощущаешь, путешествуя во времени».

Л. Спрэг де Кампф

11 мая 1992 года (год Обезьяны)

Светлая Сторона Времени

Вячеслав Красев направлялся, поддерживаемый Нормалью, далеко в сторону от основного вектора реальности, в которой привык жить и жил последние девять лет биологического времени в новом для себя амплуа модного писателя.

Да, девять лет из двадцать семи, отмеренных маленьким (меньше макового зернышка) органом, приобретённым им вместе с нормализацией подсознания, вторым сердцем и дополнительной парой надпочечников, организующих особый обмен веществ для организма, способного свободно перемещаться во времени. Этот крошечный потаённый орган следил за бегом секунд с изумительной точностью, определяя продолжительность его собственного, теперь уже независимого, движения по векторам четвёртого измерения. Только Вячеславу и ещё одному человеку в целой Вселенной был дарован этот уникальный комплект новых органов, потому что там, где это произошло, уже не существовало человечества. Там был Мир Всадников, всей величины могущества которых ни Вячеслав, ни тот второй не сумели до сих пор оценить. При этом Всадники не являлись гуманоидами — тут сомневаться не приходилось.

И теперь Красев шёл от мира к миру, от одной реальности к другой, в океане, где царем-повелителем был не простодушный Нептун, а Хронос, один из самых вероломных и жестоких богов древнего Олимпа, отец громовержца Зевса, пожиратель собственных детей. Здесь, на Светлой Стороне Времени, обыкновенный человек не просуществовал бы и мгновения, не уноси он с собой тонны и тонны громоздкого оборудования, поддерживающего искусственную среду обитания. Кроме того, этот неосторожный путешественник немедленно столкнулся бы с проблемой ориентации в иррациональном, постоянно меняющемся мире. Учёным отдельных эпох удавалось решить эту проблему опять же с использованием хитроумного многотонного оборудования, но при реализации этих решений всегда и безусловно имелось в виду, что за точку отсчёта, нуль координат, в которых предстояло ориентироваться хронавту, принималось время отправления. Вячеслав же не нуждался в подобной точке отсчёта. Его Нормаль воспринимала океан Хроноса как единое целое и легко находила искомое Вячеславом место в пространстве-времени, отдавая затем команды новым органам в его усовершенствованном теле. Красеву оставалось только идти вперёд и, как результат, он всегда попадал в нужную ему точку континуума.

Он и шёл. Он шёл от мира к миру, от реальности к реальности, нигде не задерживаясь надолго. Одни миры были ему хорошо знакомы, другие — в меньшей степени, кое-какие (возможно, «новообразовавшиеся») — незнакомы совсем.

Он миновал альветвь, описанную им однажды в романе «Распятие», вызвавшем истеричные вопли в стане наиболее одиозных критиков на страницах почти всех известных Красеву «толстых» литературно-художественных журналов. Здесь русские жили на правах изгоев, утративших родину, подобно цыганам или евреям в родном мире Вячеслава. Читая впоследствии оскорбительные выпады в свой адрес, Красев горько усмехался и жалел даже, что он один имеет возможность видеть и осязать иные вероятности существования человечества.

«Насколько это всё упростило бы, — думал он порой, — насколько шире стал бы взгляд каждого человека, насколько глубже понимание. Что бы вы сказали, дорогие мои, если бы в любой момент могли выбрать мир, в котором вам хотелось бы жить? И хоть один из вас выбрал бы этот?..»

Вячеслав продолжал идти. Он шёл уже мимо реальностей, чьи истоки лежали так глубоко под пластами времён, что относительно его родины эти альтернативные ветви можно было назвать параллельными. Здесь встречались цивилизации, никогда не знавшие колеса и электричества, но тем не менее сумевшие достигнуть высокого уровня развития и освоившие Солнечную систему за счёт совершенно фантастических технологий. Здесь встречались цивилизации, избравшие путь биотического развития — преимущественно они обитали в мирах с несколькими разумными видами на одной планете, нашедшими способ договориться после тысячелетних войн. Здесь встречались миры, на влажные или сухие почвы которых никогда за историю вселенной не ступала нога человекоподобного существа: где-то царили ящеры, где-то — насекомые, где-то — успешно освоившие сушу моллюски.

Физические законы изменялись по мере продвижения Вячеслава Красева вперед. Камень отклонялся от вертикали при падении на землю, «анергия» превращалась в «эксергию», вода становилась взрывоопасным веществом, готовым сдетонировать от малейшего удара, подобно нитроглицерину. Звезды зажигались и гасли, менялся рисунок созвездий и пылали Сверхновые, кометы расчерчивали небо лохматыми всех цветов радуги хвостами, вспыхивали отсветы на гранях огромных кристаллов.

Безвоздушный с изрезанной глубокими расщелинами и кратерами землей мир сменялся миром с атмосферой из тяжелого инертного газа. Количество лун варьировалось в самых широких пределах: от нуля до бесконечности. То же самое с кольцами: то — захватывающее дух зрелище серебряных струн, рассекающих небосвод, то — прозрачная пустота над окаменевшим унылым миром.



Наконец Вячеслав миновал полосу абсолютного нуля, где не было ни Земли, ни Солнечной системы, и ступил на золотой песок очередной безжизненной планеты, днем плавящейся от солнечного жара, по ночам — вымерзающей до температур космического вакуума. Эта реальность фактически и являлась целью его перехода. Здесь, на покрытой червонным золотом планете, которую с очень большой натяжкой можно было назвать Землей, стоял дворец — одинокий над сияющими равнинами. В этом дворце жил искомый Вячеславом человек. Знакомство Красева с ним насчитывало двадцать семь лет — достаточно продолжительный срок. Однако Вячеслав не думал, что тот, второй, будет рад их новой встрече. В этом он был уверен на все сто процентов, потому как упомянутым старым знакомцем был он сам.



11 мая 1998 года (год Тигра)

Основной вектор реальности ISTI-58.96.А

Только в день своего двадцатипятилетия Максим решился наконец просуммировать все смутные подозрения и пришел к неутешительному выводу, что на него ведется самая настоящая охота.

Цепь странных происшествий, каждое из которых легко могло привести его к гибели, вдруг предстала перед ним в новом свете. Первое происшествие — несущийся через Дворцовую грузовик, незнакомец с пистолетом — шесть лет назад. Второе — стрельба на ночной улице под притушенными фонарями, когда возвращался от приятелей в общагу — четыре года назад. Третье — сильные руки, ухватившие Максима под водой за ноги во время купания жарким летом в Озерках — год назад. И вот теперь это четвертое происшествие — жуткая через весь Ленинград погоня; преследователи, не отстающие ни на шаг, нагоняющие, нагоняющие, нагоняющие… Максиму долго будет сниться эта погоня; он будет просыпаться от собственного крика, замирая и чувствуя, как медленно высыхает на теле липкий холодный пот.

Итак, «случайные» происшествия выстроились в зловещую закономерность, однако главной трудностью в этом деле для Максима было то, что расскажи он кому-нибудь о своих соображениях относительно природы сил, направляющих охоту, его немедленно поднимут на смех, или — еще хуже — сочтут за сумасшедшего.

«И правильно, — думал Максим с горечью. — А сам бы ты что решил?..»

Он слонялся по комнате общежития для молодых специалистов НПО «Квазар», и ему казалось, что еще немного, и голова его расколется от переполнявшего ее хаоса вопросов, идей, надежд и обреченно-панических мыслишек типа: «Ну все — доигрался!». Он изгрыз ногти, прокусил губу, ставил на плитку чайник, чтобы тут же снять его обратно. Предпринял попытку успокоить нервное возбуждение, посидев за клавиатурой персонального компьютера, но очень скоро обнаружил, что работает в редакторе «ЛЕКСИКОН», точнее же — не работает, а автоматически набирает одну и ту же фразу заглавными буквами на ярко-синем фоне окна номер один: «ЧТО ДЕЛАТЬ? ЧТО ДЕЛАТЬ? ЧТО ДЕЛАТЬ?». Он поспешно выключил компьютер и снова пустился в поход по комнате.

Да, одно Максим понимал с совершенной уверенностью: четвертая попытка не означает последняя. И если сравнивать все предыдущие по степени вероятности печального исхода, то становилось очевидным, что степень эта растет. Грузовик мог проскочить мимо или сбить другого демонстранта. Стрельба велась с гораздо большей прицельностью, хотя в тот момент Максим и представить себе не мог, что стреляют в него; решил просто, что чуть не стал случайной жертвой разборок мафиозных кланов, коих при демократах развелось, хоть пруд пруди — «то ли еще будет в возлюбленном Санкт-Петербурге, пока не придет к власти порядочный человек!». И стреляли, и не попали. Должно быть, опять что-то помешало. Или кто-то помешал.

Третий случай мог оказаться последним. Но ребята, отдыхавшие с ним в тот день в Озерках, заметили: что-то долго Максима не видать.

«— Эй, парни, кажется, он вон туда нырял — А выныривал? — Я что, знаю? — Так выныривал или нет? — Я его пасти не нанимался — Мужики, а ведь утоп наш комсомолец!».

Они вытащили его, и хорошо нашелся среди белоручек-дилетантов один профессионал, умеющий делать искусственное дыхание — откачал, а то бы все, хана.

Вероятность смертельного исхода нарастала, как снежный ком. И вот теперь эта погоня…

«Вообще не понимаю, как мне удалось уйти, — размышлял Максим. — Их же никто не мог остановить; менты разлетались, будто кегли. Это как в том фильме, и еще хуже, потому что в фильмах все эти терминаторы глупее пробки, а тех было не провести, шли след в след лучше любых ищеек. По запаху, что ли?..»

Преследователи были неудержимы, дьявольски проворны и невероятно, просто чудовищно, сильны. Перед глазами Максима снова и снова во всей контрастности всплывали отдельные моменты погони. И один из них, самый страшный, когда Максим, обернувшись на бегу, увидел, как первый преследователь чуть не попал под не успевший затормозить автомобиль, но среагировал быстро и уверенно — подпрыгнув, высадил ударом ног лобовое стекло злополучного автомобиля. Максима передернуло. Он отогнал непрошеное воспоминание. Потому что самое страшное было даже не это, самое страшное заключалось в том, что при своем коронном прыжке преследователь сильно повредил руку: ее просто вывернуло из плечевого сустава, и она повисла, уродливая и безжизненная, но это почему-то не остановило преследователя, не заставило его кричать от боли. И вот тогда Максим понял, что обречен.

Тот, кто хочет его смерти, не остановится. Он предпринял четыре попытки и предпримет еще четыре, каждый раз подготавливаясь с большей тщательностью. Он не остановится, он добьется своего.

«Но зачем? Почему?! — думал с паническим отчаяньем Максим. — Что я ему сделал? Да и кто он такой, собственно?»

Сопоставлять и делать выводы было тяжело: паника без боя не давалась. Однако Максим понимал необходимость холодных умозаключений и в конце концов сумел загнать панику в дальний темный угол сознания, чтобы, как ему казалось, спокойно обдумать сложившуюся ситуацию.

Он сидел верхом на стуле, смотрел в окно на прохожих, на подъезжающие к стоянке у общежития автомобили и думал.

Это не может быть происками существующего политического режима. Мало кто нынче помнит о его убеждениях. А кто помнит, что он участвовал в событиях октября девяносто третьего? Кому это теперь нужно? Кому это интересно? Да и не расправляются у нас так с инакомыслящими. Зачем подсылать убийц (и настолько совершенных убийц!), стрелять, давить, топить, когда можно вызвать по повестке — был человек и нет человека. А тут киборги, терминаторы… Мафии он опять же неинтересен… Остается другое, и это другое — чистейшей воды фантастика. Причем, ненаучная.

И опять вспомнился Максиму дурацкий фильм и та сюжетная линия, что положена была в его основу. В фильме стратегическая компьютерная система сделалась умнее человека и на рубеже тысячелетий, устроив заваруху с применением ядерного оружия, захватила власть на Земле. Но живуче человечество, и вскоре некие ребята научились успешно с новой властью бороться, да так успешно, что система была вынуждена отправить в прошлое киборга, имеющего человеческий облик, дабы уничтожить женщину, которая в этом самом прошлом должна родить ребенка, который в свою очередь, повзрослев, станет лидером движения Сопротивления — достаточно зрелищная вариация на традиционную для американской фантастики тему парадокса во времени. Имелся в фильме и повод для оптимизма: лидер Сопротивления посылает вдогонку своего лучшего боевика, у которого задание: «Хоть умри, но терминатора к мамочке моей любимой не подпусти», и который, как того следовало ожидать, становится отцом все того же лидера. Петля во времени замкнулась, киборг побежден, всеобщий хеппи-энд, слегка омраченный скоропостижной гибелью незадачливого боевика-папаши…

«Может, так оно и есть, как в фильме, — думал Максим, не веря самому себе, словно из опасения как-то спугнуть верой действительно существующую защиту. — Но ведь был же кто-то тогда (помнишь незнакомца, вскочившего на подножку грузовика?) и был кто-то, остановивший неумолимых преследователей. Не милиция же…»

Кончилось тем, что Максим окончательно запутался в клубке версий, гипотетических построений, невысказанных надежд и бесполезных вопросов. Рекомендаций никаких он для себя так и не выработал. Нужна помощь, но к кому обратиться за ней? В компетентные органы пойти? Там поднимут на смех, если не возьмут, чего доброго, на заметку. К коллегам? Примут за сумасшедшего, начнут обходить стороной, замолкать при появлении, крутить пальцем у виска. Близких друзей у Максима не было: не нашел как-то среди этих «демократов» и «либералов» близкого по духу человека. Своей девушки — пока не имелось тоже. Да и что сказала бы ему «своя» девушка? «Максим, ты не в себе»? Остается уповать на эффективность защиты, даже если никакой защиты на самом деле нет.

Между тем Максим совершенно напрасно отбросил идею пойти, все рассказать компетентным органам. Потому что один человек в российской Службе Безопасности, давно и пристально наблюдал за ним самим и за происходящими вокруг него событиями. Этот человек в тот же самый день, взглянув на часы, принял наконец решение, одобрив его кивком собственному отражению в огромном, на полстены, зеркале. После чего вызвал двоих наиболее расторопных своих подчиненных.

— Пора, — сказал он этим двоим.

И те, ни слова не говоря, отправились выполнять задание.



11 августа 1938 года (год Тигра)

Новообразовавшаяся альветвь ISTI-58.101.L

Митрохин умирал.

Он лежал на полу переполненной камеры Лубянки, в духоте, на подстеленной под него десантной куртке Игоря, и бредил.

— Люба, Любочка моя, — звал он, мотая головой. — Где ты, Люба? Почему я тебя не вижу?..

Игорь, стоя на коленях, придерживал его голову с горячим, как хорошо растопленная печка, лбом, с волосами, перепутанными, мокрыми от пота, чтобы Митрохин не расшибся об грязный пол.

— Люба! Люба! — звал Митрохин.

— Заткни его! — рявкнул кто-то злобно из другого угла камеры. — И так тошно.

— Человек в бреду. Человек тяжело ранен. Как вы можете? — урезонил скандалиста другой голос.

Игорь с благодарностью посмотрел в ту сторону. Там, тоже на полу, обхватив руками колени, сидел парнишка — может быть, только чуть постарше Игоря, с характерной наружностью: кучерявый, черноволосый, смугловатый, с большим некрасивым носом. Губы у парнишки были разбиты, рубаха порвана, в уголках рта запеклась кровь. Заметив, что Игорь смотрит в его сторону, парнишка улыбнулся распухшими губами и кивнул.

— Люба, Люба, — заведенно шептал Митрохин.

Когда расположившегося напротив высокого молчаливого мужчину увели на очередной допрос, парнишка пересел на освободившееся место, ближе к Игорю.

— Добрый вечер, — сказал он тихо. — Меня зовут Иосия. Фамилия — Багрицкий.

— Игорь.

— Что с вашим другом? — спросил Иосия, кивая на стонущего Митрохина.

— Он умирает, — с горечью отвечал Игорь, чувствуя, как задрожали вдруг губы. — А эти суки не хотят ничего слышать…

— Это понятно, — мягко заметил Иосия, — у них теперь все вверх дном. Хватают людей прямо на улицах — настоящие облавы… — он помолчал, а потом еще понизил голос: — Правду, наверное, говорят, что с Усатым кто-то разобрался?

Игорь не ответил. Только сейчас он начал понимать, в какую заваруху сунул его и еще девятерых парней-сокурсников седовласый полковник. И понимание это его ужаснуло. Все действительно полетело вверх тормашками; основы мироздания рухнули с обвальным грохотом рассыпающихся в крошево колонн. И снова, как наяву, Игорь с замиранием сердца видел: рвущуюся пленку капсулы, прыжок в просторный освещенный ярким утренним солнцем кабинет, мягкий ковер под ногами; движение, отработанное до автоматизма: большой палец правой руки вниз — щелчок спускаемого предохранителя, автомат у бедра, указательный палец уже давит на спуск, глаза ищут, нашли цель — оторопевшего от неожиданности маленького рябого, но чем-то очень знакомого человека в форменном френче; и вдруг ответная стрельба со стороны выпрыгнувших секундой позже ребят в амуниции корректоров Корпуса; они почему-то стреляют по своим же; и родное, но перекошенное лицо Митрохина под прозрачным забралом защитного шлема. А потом — только летящие гильзы, летящие пули, с глухими ударами пробивающие защитные жилеты, и снова получается так, что кто-то прикрыл Игоря своим большим сильным телом, и Игорь вдруг оказывается на полу, заливаемый чужой кровью.

Он ждал, лежа в полубессознательном состоянии, того немыслимо страшного момента, когда новообразовавшаяся альветвь начнет судорожно сжиматься, отмирая, уходя на Темную Сторону Времени, сминая в агонии своей миры, ее составляющие. И несмотря на то, что никогда в жизни не был он по-настоящему готов к этому моменту, и не было в нем той благородной мужественности Героя, о которой столько раз на политзанятиях рассказывали офицеры Школы, а только страх, казалось, переполняет его — несмотря на все это, он почувствовал, как где-то глубоко-глубоко проснулось вдруг любопытство, желание знать и видеть, как это будет происходить на самом деле…

Но ничего не произошло.

Появились люди: живые, деятельные. Они кричали и матерились; они бегали; кто-то пальнул в потолок, призывая к порядку; кто-то, не теряя надежды, звал: «Товарищ Сталин! Товарищ Сталин! Товарищ Сталин!». А потом мир все-таки поплыл и исчез, но только потому, что Игорь потерял сознание.

И вот теперь он сидел над умирающим Митрохиным и никак не мог понять, почему получилось так, что любимый старлей в команде других корректоров стрелял без пощады в них, своих же сокурсников, выполнявших задание седовласого полковника Корпуса; и почему этот мир не разрушился, как полагалось ему по всем существующим законам Хроноса; что удержало его на Светлой Стороне целым и невредимым? Не означает ли это, что сам Корпус перестал существовать?

Игорю хотелось поделиться с кем-нибудь своими соображениями в неосознанном желании услышать успокоительный ответ: «Все хорошо. Все нормально. Все было рассчитано на Большом Компьютере. Скоро за нами прибудут спасатели, голову на отсечение даю!». Но единственным человеком, который Бабаева понял бы здесь и смог поддержать, был Митрохин. А паренек по имени Иосия явно не годился на роль такого собеседника. И потому Игорь промолчал.

Но Иосия оказался более понятлив и наблюдателен, чем Бабаев решил по первому впечатлению.

— Интересная у вас одежда, — заметил он, разглядывая куртку, на которой лежал Митрохин, десантные штаны Игоря, высокие шнурованные ботинки. — Никогда такого не видел. Специальный отряд, да? — Иосия заговорщически подмигнул. — Интересно, как вы сюда попали?

Игорь хотел снова промолчать, но неожиданно для самого себя сказал:

— Я не могу ответить на твой вопрос.

— Понимаю и принимаю, — паренек оглянулся, еще понизил голос. — Условия игры, да? Полная секретность? Но откровенно говоря, Игорь, все ваши секреты теперь ни к чему. Да и все наши социалистические условности теперь ни к чему. Кончилась эпоха… — он помолчал. — И знаете, Игорь, я никогда не считал его чем-то более высоким, выше всех остальных людей. Да и как человек он мне не слишком нравился. Нет-нет, не подумайте, что я теперь хочу оправдаться и примазаться. До пятнадцати лет я считал его воплощением Бога на Земле, но что простительно ребенку, непростительно взрослому человеку, правда? И спасибо отцу: он меня научил независимости мысли, умению здраво оценивать происходящее. Но то, что я оказался здесь, не его вина. Все из-за бардака этого распроклятого… И я вот что думаю: давно кто-нибудь должен был сделать это . Может, теперь только и начнется нормальная жизнь. Ведь каждую ночь собирались… каждую ночь ждали — сейчас придут… Отец полгода по краю ходил… А теперь Усатого нет, и все по-другому будет, вот увидите. Думаю, за неделю все уладится. Придут разумные люди…

Игоря больно укололи эти слова Иосии. Мальчишка, безусловно, многого не понимал: его папаша (скрытый антисоветчик, враг!) совсем задурил ему голову. Но как он может, как он смеет говорить такое?! И не о ком-нибудь — о Вожде, величайшем человеке славной эпохи?! Как у него только язык повернулся сказать такое?

И Бабаев не сдержался:

— Заткнись! — выкрикнул он так громко, что на них разом посмотрели все многочисленные обитатели тесной камеры. — Заткнись! Замолчи, предатель, подонок…

Иосия отодвинулся, побледнел. Губы его задрожали.

— Сам ты… — выплюнул он сквозь зубы и встал, чтобы отойти.

Но место его уже заняли, и другого более-менее свободного пятачка в переполненной камере не наблюдалось — разве что вблизи параши. Тогда он снова сел, но сел теперь так, чтобы быть к Игорю спиной; руки он скрестил на коленях.

Зашевелился Митрохин. Игорь склонился над ним, и вдруг Митрохин открыл глаза. С трудом, но узнал Бабаева:

— Игорек… ты… здесь… тоже здесь… — было видно, как больно ему говорить; запекшиеся губы его едва шевелились; голос был тихим, срывающимся.

— Да, я здесь, Сева, — ответил Игорь, пытаясь улыбнуться.

— Игорек… я видел… ты там…

Бабаев заметил, что Иосия, чуть повернув голову, внимательно прислушивается. Но на это Игорю было наплевать: главное — Митрохин заговорил. Он жив и, может быть, выживет.

— Вода… пить… есть вода…

— Сейчас, сейчас, — Игорь засуетился. — Эй вы там! — крикнул он, обращаясь к тем из заключенных, кто сидел у небольшой бадьи с теплой солоноватой водой. — Передайте воды!..

— Ему нельзя давать пить, — заметил Иосия. — В таком состоянии вода для него — яд. У меня отец — хирург, я знаю…

— Я сказал тебе, — недружелюбно оборвал паренька Бабаев. — Заткнись!

— Ну заткнусь, — агрессивно отвечал Иосия, — а толку-то? Он же твой друг — пусть подыхает?!

Игорь смерил Иосию презрительным взглядом. Но когда прибыла, передаваемая из рук в руки, плошка с водой, поить Митрохина, несмотря на его мольбу, он поостерегся, а только смочил лицо старлея мокрой тряпочкой, лоскутом от рукава собственной нижней рубашки.

— Подожди, подожди, — приговаривал Бабаев, — пить тебе нельзя, — он смочил Митрохину и губы, заметив при этом, что Иосия продолжает наблюдать за ним и снова улыбается.

Вспышка внезапной нетерпимости к этому парнишке у Игоря погасла, но он никак не ответил на улыбку.

— Игорек… — зашептал Митрохин; глаза его блестели, выдавая сильный внутренний жар. — Игорек… ты помнишь… ты был там, да?.. Он жив?.. Скажи мне, он жив?..

— Кто?

— Товарищ Сталин…

— Он жив, — солгал Игорь, и отметил, что Иосия одобрительно качнул головой, поддерживая эту праведную ложь.

— Значит, все хорошо… все хорошо, курсант… вольно… можно оправиться… — Митрохина затрясло; горячими пальцами он схватил Игоря за руку. — Как холодно… как здесь холодно… А я-то подумал было: кончено все… кончился Корпус… Все на волоске висело… на волоске, Игорек… ты… представить не можешь… Нас перебросили… в последний момент… Уже рушилось все… У нас был приказ… остановить коррекцию… Ошибка… сбой в «Эталоне»… или диверсия… Враги… они, знаешь… Люба… Люба… Я не вижу тебя, родная… Где ты, Люба?.. — глаза его закатились; он снова бредил.

Ночью Митрохин умер. И Игорь, задремавший все-таки в неудобной сидячей позе, проспал этот момент. А когда проснулся, то даже не понял сразу, почему горячие пальцы любимого старлея, до сих пор сжимавшие его руку, теперь холодны. Но когда все-таки понял, то закричал, чем немедленно разбудил соседей, вызвав поток вялой сонной брани.

Утром Игоря повели на первый в его жизни допрос. Имени его ни охрана, ни следователь не знали. Потерялись в суматохе последних дней и сведения о том, откуда и как Игорь попал сюда в камеру: люди, которые знали это, были уже мертвы. Потому «голубые фуражки» просто вошли и приказали Игорю идти с ними. Куртку корректора Бабаев оставил под телом Митрохина. А когда он уходил, Иосия, что-то там про них со старлеем сообразивший, приподнявшись и не глядя в его сторону, шепнул:

— Назовись мной. В бардаке не разберут.

И хотя Игорь перед тем и не допускал подобной возможности, он поступил именно так, как посоветовал ему Иосия Багрицкий.


17 октября 1966 года (год Лошади)

Основной вектор реальности ISTS-63.18.K

Ей сказали, что это будет сеанс психотерапии. Она кивнула безучастно.

Ее провели в кабинет и велели сесть в кресло. Потом на какое-то время оставили одну.

Она огляделась. Высокий потолок, паркет, драпировки: белое, голубое, красное. Всадник, поражающий копьем уродливого зверя, — герб. Ей нужно было привыкать к этой новой для нее реальности, к новым декорациям, к новой атрибутике мира; это являлось главной ее задачей на ближайшие годы при условии, конечно, если собиралась она жить дальше. Но пока не решила еще она, а стоит ли ей жить?

Звеня шпорами, в кабинет вошел врач-психотерапевт. В другом состоянии она удивилась бы: вошедший внешним своим видом ничем не напоминал врача — скорее, он был похож на кавалергарда времен Екатерины Великой: усы, эполет на левом плече, палаш, ордена — все честь по чести. Но и это ей было безразлично. Врач в белом халате или кавалергард — какая, в сущности, разница? Кавалергард уселся в свободное кресло напротив Веры и с минуту, прищурясь, молча ее разглядывал, изучал.

— Здравствуйте, Вера, — сказал наконец он с заметным акцентом. — Здравствуйте, дорогая моя. Как вы себя чувствуете?

Голос его оказался на удивление мягким и, несмотря на акцент, приятным. Вера недоверчиво посмотрела на кавалергарда. Тембр и интонация, с которыми он начал беседу, неожиданно напомнили ей манеру беседы отца. Кавалергард улыбнулся ей, подкручивая ус.

— Merci, — сказала она сделав усилие. — Я чувствую себя хорошо.

— Меня зовут Михаил, — представился кавалергард. — Если полностью, то — Михаил фон Шатов, барон Приамурский. Но вы можете называть меня просто Михаилом. Мне это будет приятно. Да и вам должно быть проще. Я назначен вашим лечащим врачом и в первую пору — наставником. По всем интересующим вас вопросам обращайтесь ко мне без стеснения. Я постараюсь ответить на любой из них. Конечно же, в пределах своей компетенции. Но прежде, Вера, нам нужно познакомиться поближе. Вы не возражаете?

Она молча покачала головой. Лечащий врач, наставник… Верой снова овладевала апатия: какая разница, кто он и зачем он?

— В общих чертах, — продолжал фон Шатов, барон Приамурский, — я знаю вашу историю; знаю, что произошло с вашим миром. Но мне рассказали об этом другие люди. А теперь я хотел бы послушать вас. Мне кажется, так я лучше сумею понять ваше состояние сегодня. Вы расскажете мне?

— Это был ад, — сказала Вера недрогнувшим голосом. — Зачем вам знать подробности?

— Меня вовсе не подробности интересуют, — ответил фон Шатов. — Меня интересуют ваши субъективные впечатления. Для меня они гораздо важнее.

Вера не имела сил спорить. Она кивнула и, глядя в пол, очень медленно начала свой рассказ:

— Все рухнуло… malheur… Я сидела в своей комнате… Завтра у меня должен быть экзамен, я должна была s'apparěter ă exsamen… Экзамен по новейшей истории. Я как раз читала восемнадцатый билет. Вопрос: военный переворот тридцать восьмого года, убийство Сталина, изменение геополитического баланса, первые решения Временного военного правительства… Вопрос сложный. Я готовилась. Apres погасло солнце. Не как при затмении… Разом… Мне вдруг стало очень больно. Боль во всем теле… Мне было больно и страшно, потому что вокруг было темно, и я подумала, что наш дом рухнул и теперь я погребена заживо… — Вера замолчала, сжимая и разжимая пальцы.

Наступила пауза.

— Что было потом? — напомнил о себе фон Шатов.

— Потом?.. — Вера словно очнулась. — Потом появился свет. Tout ă coup, вдруг… И даже не свет — огонь. Как ярко-желтые полосы. Зажглись в воздухе — совсем близко, рядом. Бесшумно, страшно… И затряслась земля… Полетели искры… Но холодные, от искр не было жара… Я звала отца. Но никто не откликался. А полосы удлинялись. Искр летело все больше. Целый сноп искр. И странно — они ничего не освещали, эти искры… Я не видела в их мерцании ни комнаты, ни стола, ни конспектов… Я снова звала отца… Но опять никто не откликнулся. И в какой-то момент полосы слились, и в темноте словно открылось окно… Там, en delá de… по ту сторону, за окном было море, берег и голубое небо. И на прибрежной гальке стоял человек, седой, с суровым лицом… в военной форме… и звал меня по имени. Я подумала, что это смерть пришла за мной… А он протянул мне руку, и я шагнула туда, на берег… И мне показалось… да, показалось, только показалось… Я увидела отца и Владимира Николаевича, это excellent ami… друг нашей семьи, командарм второго ранга. Они сидели в кабинете отца, пили кофе, говорили… потом в пространстве образовалось такое же окно, только за ним не было берега. Там были трое в таких костюмах… у нас такие надевают команды дезактивации на атомных энергостанциях… только у этих они были пятнистые зеленого цвета… в руках у них было оружие. Они прыгнули через окно в комнату. Владимир Николаевич успел выхватить пистолет, но выстрелить… он уже не успел… Потому что эти… они стали стрелять… раньше… И отец… Папа!.. Папа!..

Веру прорвало; из глаз брызнули слезы, она разрыдалась, а лечащий врач, «кавалергард» фон Шатов, приподнявшись, мягко обнял ее за плечи, а она долго навзрыд плакала у него на груди, и он аккуратно поглаживал ее по плечу и взгляд его был печален.


ПОНЕДЕЛЬНИК ТРЕТИЙ

«— Нет, нет, сенатор! — крикнул физик. — Все они, все существуют в реальности!

Мы переглянулись.

— Вы хотите сказать, в математическом смысле? — уточнил Кеннеди.

— В любом! Параллельные вселенные создаются каждую миллионную долю секунды, а в «реальности» существует лишь одна из них. Или, если хотите, мы живем в одной из этих вселенных».

Фредерик Пол

18 мая 1998 года (год Тигра)

Основной вектор реальности ISTI-58.96.A

Как-то раз, просто из любопытства, Вячеслав Красев отправился в тот день, чтобы взглянуть на самого себя со стороны.

Он зашел в будку таксофона, что напротив входа в институт, снял трубку и сделал вид, будто ждет, когда откликнутся на том конце провода. Смеху ради Вячеслав замаскировался: нацепил большие солнцезащитные очки, низко надвинул шляпу, поднял воротник плаща — вылитый спецагент из пародии на тему шпионских страстей.

Он понимал и совершенно отчетливо помнил, что в этот день его более молодой по биологическому времени двойник вряд ли сумел бы заметить хоть что-нибудь необычное, даже крутись у него под носом с десяток исключительно на него самого похожих товарищей, не посчитавших нужным навести на себя макияж. И в том нет ничего удивительного, потому что в потертом кожаном портфеле Вячеслав Красев номер два (или если уж по справедливости, то все-таки номер один) нес небольших размеров электронный блок, спайку которого собственноручно закончил сегодня около часа назад и который являлся последней недостающей частью к машине, которая в свою очередь, по представлениям Красева-младшего, должна была вскорости перевернуть мир.

И Вячеслав, притаившийся в телефонной будке, увидел наконец себя, испытав при том ни на что не похожее волнение: еще бы, имеет место быть классический хронопарадокс. Вот же он я — рукой подать. Выйти из будки, сбить неожиданным ударом двойника с ног и потоптаться на портфеле, чтобы там звучно хрустнуло — такие вот экстремистские фантазии пришли Вячеславу на ум. Но Красев знал, что не сделает этого, потому что слишком хорошо успел изучить, как быстро и жестоко Время избавляется от парадоксов, не жалея в слепом желании защититься ни людей, ни целых миров. Хорошо если обойдется возникновением новой альветви, а если всплеснет хроноволна? Поэтому Вячеслав не стал следовать хулиганским побуждениям, а просто вышел из телефонной будки и двинулся вслед за двойником, глядя ему в спину.

«Такой я и был», — думал Вячеслав, вспоминая между делом себя и свое настроение в этот день.

Такой и был: самоуглубленный инженер-механик в международном НИИ физики пространства, золотые руки, незаменимый, хотя и ниже всех остальных оплачиваемый сотрудник, без которого все в лабораториях института останавливалось и замирало. Стоило заболеть — и телефон уже обрывают академики: «Как там? Что там? Почему заболел?».

Кроме ясного ума и феноменальной памяти он имел еще одну способность (профессионалы называют это «зеленым пальцем») — интуитивное чутье техники, электронно-измерительной аппаратуры любого вида и класса точности. Благодаря этому он был совершенно незаменимым техническим диагностом: мог определить неисправность в каком-нибудь, скажем, синхрофазотроне, не подходя к нему ближе, чем на пять шагов. «Наш уникум», — говорили седовласые профессора, представляя его студентам. «Наш уникум», — говорили лысые доценты, представляя его иностранным коллегам. «Наш уникум!» — повесили над его шкафчиком для одежды красочно выполненный плакатик местные зубоскалы. На последнее он не обиделся и плакатик не сорвал: шутка его позабавила, он признал ее удачной.

Кроме прочих достоинств Вячеслав был нетщеславен. Он не выступал, не лез с сумасбродными идеями, не перебивал, когда кто-нибудь из великоречивых мэтров пускался в глубокомысленные рассуждения, сопровождаемые использованием узкоспециальной терминологии, по поводу, как, например, просверлить дырку вот в этой вот стене, чтобы перебросить коаксиальный кабель из одной комнаты в другую. Любые советы и замечания Красев выслушивал всегда очень внимательно и серьезно, за что тоже был любим многими, если не всеми.

Но одна сумасбродная идея у него все-таки имелась. Однако никому он о ней, что вполне естественно, не рассказывал.

Он думал так: получится — хорошо, не получится — черт с ним. И он неторопливо, на протяжении семи с лишним лет, ни на что особенно не отвлекаясь (основная работа, если разобраться, никогда его сильно не тяготила), шел к реализации своей идеи. И никогда на нелегком этом пути не задумывался даже, сколько еще осталось сделать. И только когда спаял последний блок, с совершенной, идущей от его развитых способностей к интуитивному творчеству, отчетливостью понял, что у него наконец получилось. Он сделал первую в мире действующую Машину Времени.

Да, Машина Времени. Прямо как у Уэллса. И сегодня же он ее испытает.

«… — На этой машине, — сказал Путешественник по Времени, держа лампу высоко над головой, — я собираюсь исследовать Время. Понимаете? Никогда я еще не говорил более серьезно, чем сейчас…»

А рабочий день закончился как обычно. Вячеслав положил блок в портфель и вышел на улицу под ласковые лучи яркого еще солнца. Он не заметил идущего за его спиной человека в длинном демисезонном плаще, с низко надвинутой на глаза шляпой и в огромных солнцезащитных очках. Он спокойно добрался до остановки, сел в автобус и поехал домой.

Уже там, во дворе своего дома, у мусорных баков Красев подманил и поймал кошку. И так — с портфелем в одной руке и мяучащей кошкой в другой — поднялся к себе на седьмой этаж.

Кошку он пронес на кухню, налил ей в блюдечко молока из пакета, а сам направился в спальную комнату, переделанную под мастерскую, где на концентрически укрепленных опорах стояла первая в мире Машина Времени.

Портфель с блоком он поставил на пол и долго, оценивающе, словно видел впервые, осмотрел свое творение, наклоняя голову то в одну сторону, то в другую.

Жил Красев в двухкомнатной квартире отшельником, и никто не мог помешать ему в достаточной мере прочувствовать этот момент — возможно, величайший момент в истории человечества. Вот вам и «нетщеславный»! И тут же, как того, наверное, и следовало ожидать, торжественность минуты нарушило непрошеное воспоминание: кадры из веселого фильма Гайдая, где неутомимый Шурик в белом докторском халате копошится над странным и до предела громоздким агрегатом: вращаются непонятного назначения лопасти, булькают жидкости за прозрачными стенками реторт, перемигиваются многочисленные и, судя по всему, совершенно ненужные лампочки, а за спиной Шурика, выпрямившись во весь свой подчеркнуто царский рост, стоит Иван Васильевич Рюрикович-Грозный. «Ты пошто боярыню обидел, смерд?!». Вячеслав улыбнулся и некая нервозность, связанная, по его мнению, с исторической значимостью момента, исчезла, растаяла без следа.

Он включил паяльник и, пока тот нагревался, раскрыл портфель и извлек из него блок. Потом аккуратно, не спеша, припаял соответствующие контакты, вставил блок в крепления, завинтил болтики и законтрил их.

Вот теперь действительно все, сказал Красев себе. И кто бы мог подумать, что первая в мире Машина Времени будет работать от аккумуляторов напряжением в двенадцать вольт? Как какой-нибудь арифмометр!

Вячеслав пошел за кошкой. Та уже вылакала молоко и теперь осваивалась в новом для нее доме, обнюхивала углы. Он снова поймал ее и, насвистывая незатейливый мотивчик из тех, что нравятся современной молодежи, отнес кошку в комнату. Там он включил Машину, выждал, когда прогреются схемы и через специализированный интерфейс соединил ее с персональным компьютером, который терпеливо дожидался своей очереди в углу. Компьютер провел тест и через минуту выдал сообщение: «Все системы функционируют нормально. Напряжение и потребляемая мощность — в допуске». Наклонившись, Вячеслав отодвинул небольшой лючок в Машине — человек в такой мог бы пролезть с трудом, согнувшись — и попытался запустить туда кошку. Кошка не желала идти. Она вдруг зашипела, отчаянно вырываясь, исполосовала острыми когтями Вячеславу руку.

— Ну иди же ты! — прикрикнул он на нее и успел захлопнуть лючок, прежде чем кошка вырвалась на свободу.

Все-таки в чем-то Красев был ограниченным человеком: несмотря на все свое уважение к домашним животным, он и представить себе не мог отправиться в первое путешествие во Времени без подобного испытания. Впрочем, он был уверен в успехе и полагал, что кошке ничего не грозит.

Поэтому, едва лючок захлопнулся, он, не глядя, нащупал пальцами пульт дистанционного управления от телевизора «Samsung» и нажал на кнопку, в бытовой ситуации включающую первый телевизионный канал. Дрогнул воздух. Плавно, почти беззвучно первая Машина Времени скользнула в океан Хроноса. На том месте, где она только что стояла, взвился и опал сноп холодных золотистых искр. Да с отчетливым стуком упал на пол, потянув за собой шину, разъем компьютерного интерфейса.

— Буду ждать, — успел пробормотать Вячеслав, не отдавая отчета, что, по-видимому, произносит исторические слова, подобные гагаринскому «Поехали!».

Впрочем, все равно некому было в его тесной санкт-петербургской квартирке оценить и зафиксировать их для потомков.

Ждать Вячеслав собирался ровно двенадцать часов. Он, как и любой другой хронопутешественник на его месте, брал за точку отсчета в своей системе координат момент старта. Таким образом, в масштабе один к сорока восьми на двенадцать часов вперед он и установил механическое устройство, которое привык называть «автопилотом». На самом же деле это был достаточно примитивный пружинный механизм, извлеченный из обыкновенного будильника

Было шесть часов вечера, но Вячеслав знал, что вряд ли сумеет заснуть в эту ночь. Он вернулся на кухню, открыл аптечку и тщательно протер кровоточащие царапины на пальцах ваткой, смоченной в медицинском спирте.

В это время Красев-старший устроился на скамейке во дворе, покуривая «Парламент» и глядя на знакомые, свои , окна. Он знал, что будет дальше, но ему хотелось еще раз пережить эту ночь, самую замечательную ночь в жизни, глядя на нее со стороны.

А Вячеслав-младший прохаживался по тесной своей квартирке, останавливался у полок с книгами, листал одну-другую, ставил на место, варил себе кофе и тоже очень много курил. Но не «Парламент» — в те времена он предпочитал «Беломор». Вячеслав ждал. И вот тогда-то в моменты этого томительного ожидания вдруг с необыкновенной отчетливостью осознал, насколько он одинок. В самом деле, рядом не было никого, кто мог бы разделить его томление. Он был дважды женат. Жены его оказались схожи только в одном — в желании иметь мужа, а не «размазню, полоумного альтруиста»: они ушли так же быстро, как и появились в его доме. Детей он с ними завести не успел, да и не захотел бы, по здравому размышлению, заводить. Когда-то у него был пес, пойнтер (черно-пегий окрас, золотистые добрые глаза, широкая грудь, длинная шея, висячие уши, достоинство, присущее английским породам, любовь и верность) по кличке Джулька. Но и он ушел из жизни Вячеслава, подхваченный на прогулке или профессиональными похитителями собак, или живодерами — Красев тогда с ног сбился, его разыскивая (поиски эти и нервотрепка, с ними связанная, стали последней каплей, переполнившей наконец долготерпение его второй жены), но друга своего единственного так и не нашел — пес исчез навсегда, сгинул в подворотнях Северной Пальмиры.

Другими друзьями Вячеслав не обзавелся: пути-дорожки с институтскими сокурсниками разошлись сразу по вручению дипломов, на работе же он хотя и считался незаменимым уникумом, но в приятели никому не набивался и опять обошел все возможности стать членом подходящего клуба стороной. Другие жизненные ситуации? Было кое-что, конечно… Но ведь и вы не назовете другом директора одного малого предприятия из Казахстана, с которым познакомились на Крымском побережье в дни отпуска и на пару с которым целый месяц пускались во все тяжкие — знакомец и всего лишь…

«Одиночество учит сути вещей, — бормотал Вячеслав, заваривая себе новую дозу обжигающе горячего кофе, — ибо суть их то же одиночество…» Он цитировал по памяти стихи любимого им Бродского; он не замечал, что повторяет эту фразу в сотый, должно быть, уже раз. «Одиночество учит сути вещей, ибо суть их то же одиночество…»

И вместе с осознанием всей безмерности своего личного одиночества в этом мире Вячеслав понял, что если все пройдет успешно, если машина вернется в срок, а кошка будет жива, то не найдется причины, которая смогла бы удержать его в этом времени. Когда перед тобой открывается неисхоженными тропами целая terra incognita, по которой ты можешь шагать вперед и назад в бесконечность — что удержит тебя в этом переполненном мелкими желаниями и страстишками «нашем общем доме», имя которому двадцатый век? Может быть поэтому Путешественник по Времени из романа Уэллса, несмотря на всю силу своей привязанности к любознательным друзьям, не захотел во второй раз вернуться к камину в гостиной комнате, к мягкому креслу, к серому уюту. Что заставит тебя вернуться?..

Красев-старший, сидя во дворе, спросил у Нормали, который уже час по местному времени вектора и получив исчерпывающий ответ, улыбнулся.

«Решение принято, — подумал он. — А скоро тебе, мой друг, придет идея поправить одну ошибку судьбы…»



11 мая 1998 года (год Тигра)

Основной вектор реальности ISTI-58.96.A

— Здравствуй, Максим…

Поднявшийся из-за стола навстречу полковник был высок ростом, широкоплеч. Его седые волосы были коротко подстрижены и, казалось, блестят в свете люминесцентных ламп. Еще на одно обратил внимание Максим: уши полковника, не прикрытые волосами, заметно оттопыривались.

«Совсем как у меня», — подумал Максим.

Но если он прятал свои, как сам порой называл, «локаторы» под пышной шевелюрой, то полковник, судя по всему, никогда не считал нужным комплексовать по такому пустяку, без смущения выставляя «физический недостаток» напоказ. Впрочем, главное в мужчине — не уши, а всего остального было в полковнике в меру, как и полагается.

Максим пожал протянутую ему руку, отметив к тому же крепость рукопожатия.

— Садись, Максим.

Они сели: полковник — по одну сторону стола, Максим — по другую. Полковник улыбнулся открыто, до предела располагающе. Максим улыбнулся в ответ, хотя на душе у него скребли не кошки даже — саблезубые тигры.

— К сожалению, я не имею права на данном этапе представиться тебе под своим настоящим именем, — заявил полковник. — Поэтому обращайся ко мне, скажем, «Игорь Валентинович» или совсем просто: «товарищ полковник».

— «Товарищ»? — не веря, переспросил Максим.

— Ах да, я и забыл… — поморщился Игорь Валентинович. — У вас же нынче принято «господин»… Ничего, со мной, Максим, можно. Я на «товарища» не обижусь. Человек-то я старой еще закалки: молодость — в комсомоле, зрелость — в партии, до октября девяносто третьего, представь себе. Да, были наши годы… — он замолчал, задумался, вспоминая.

Максим же лихорадочно соображал, не на шутку встревоженный: не пришлась ему по душе странная откровенность полковника, ни к месту она была здесь в этом кабинете с окнами на Литейный проспект.

Полковник извлек из кармана белый платок, с придыханием в него высморкался, потом встал и прошелся по кабинету. Максим снизу вверх настороженно наблюдал за ним.

— Значит так, Максим, — сказал полковник. — Не будем терять времени, перейдем сразу к делу. Допустим на секунду, что я все о тебе знаю: все самые твои сокровенные мысли, твои чувства и пожелания, и даже сверх того — я знаю, какое решение ты в скором времени примешь.

— Это невозможно, — пробормотал Максим, хотя вдруг с ужасающей отчетливостью понял, что да, он знает !

— Да, — кивнул полковник, словно прочитав его мысли. — Я знаю.

Максиму стало страшно. Страх его сгустился почти до той же степени, что и в минуты бешеной гонки через город. От полковника, от того, как он произносил слова, от того, как он смотрел, повернув голову в сторону стоявшего в кабинете сейфа, повеяло такой глубокой, черной, непонятной, а потому особенно страшной, бездной, что Максиму захотелось убраться отсюда немедленно, куда угодно, хоть в лапы киборгов, но подальше и навсегда.

Полковник выдержал многозначительную паузу и, подавшись вперед, наклонился через стол к съежившемуся на стуле Максиму. Максим инстинктивно отпрянул. Теперь полковник смотрел на него в упор.

— Я все знаю о тебе, — повторил полковник твердо. — Я знаю, что ты давно и последовательно сочувствуешь коммунистическому движению. Я знаю, где ты находился в дни так называемого мятежа. Я знаю, что твоя личная программа гораздо разумнее программ ортодоксов идеи. Я знаю, насколько хорошо ты научился скрывать свои убеждения, ведь мальчишки, которые тебя окружают, вряд ли сумеют оценить их глубину.

Максим молчал. Расширенными глазами он смотрел на полковника. Полковник шумно вздохнул и встал.

— Но главное, — продолжал он, возвышаясь над столом, уперев в столешницу огромные кулаки, — я знаю, что ты достоин; ты — патриот и настоящий коммунист; ты пройдешь свой путь до конца и нигде не свернешь в сторону…

— Товарищ полковник… — выдавил из себя Максим.

— Постой, — Игорь Валентинович погрозил ему пальцем, — я еще не закончил. Дело в том, Максим, что я в курсе твоих проблем.

— Да?! — Максим встрепенулся.

У него появилась надежда.

— Мы в курсе, — непреклонно продолжил полковник, — что за тобой, за твоей бедной головушкой идет охота, — он сделал упреждающий жест, остановив новое восклицание Максима. — Мы даже осведомлены о характере этой охоты. На тебя обратили внимание не просто сильные, а сверхсильные мира сего; они наращивают и темп, и мощь охоты. Ты, как нетрудно догадаться, хотел бы избавиться от преследований?

— Да-да, конечно… — горячо заговорил Максим, стоило представиться такой возможности; при этом он заерзал на стуле. — Но как? Там были такие… существа… это…

— Киборги, ты хочешь сказать, — чуть улыбнувшись, напомнил полковник. — Искусственные человекоподобные существа? Как в известном американском фильме?

— Да-да, вы точно говорите, все правильно… — на этот раз Максима не испугала совершенная проницательность полковника.

— Видишь, как много я знаю, — улыбнулся тот поощрительно. — А теперь и тебе, Максим, предстоит узнать кое-что новое… Ответь, ты веришь в путешествия во времени?

— После работ Михайлова-Несса кто же не верит? — вырвалось у Максима, который был сейчас захвачен другим, но когда он сумел-таки переключиться, то сразу пожалел, что не сдержался.

Все-таки с результатами работ Михайлова и Несса он был знаком лишь по иллюстрированным статейкам в популярных журналах типа «Знание — сила». К тому же и в наиболее оптимистически настроенных статьях нет-нет да и проскальзывала приглушенная нотка скепсиса: а не вкралась ли где-нибудь в выкладки двух великих ученых, удостоенных в прошлом году Нобелевской премии, маленькая ошибка, пока незамеченная и неучтенная математическая загогулина, которая в будущем возьмет да разрушит все великолепное с большим трудом и талантом возведенное здание теории. Может быть, здесь что-то не так… Но с другой стороны — бегают вот киборги по улицам Ленинграда и американский фильм… Тьфу ты, дался тебе этот фильм…

— Я открою тебе, Максим, одну тайну, — сказал полковник проникновенно, и Максим, сосредоточив все внимание, приготовился слушать. — Путешествия во времени реализованы уже давным-давно, и я один из тех людей, кто сумел шагнуть из одного времени в другое. Я, в некотором роде, агент, Максим. Агент из другого времени. Но прибыл я не из будущего, как показано в твоем фильме, — полковник снова улыбнулся. — Я агент прошлого. И прошлое, наше славное прошлое, Максим, спрашивает тебя, готов ли ты отдать всего себя во имя нашей славной борьбы?

Без юмора в тот момент на Максима смотреть было нельзя. Он вытаращился, замер и по отсутствующему выражению его лица можно было бы подумать, что он ничего не понял. Но полковнику-то не нужно было даже догадываться: он точно знал, что Максим его слышит и верит каждому слову. И он знал, что самое большее через три минуты, получив быстрые лаконичные ответы на два своих вопроса, Максим скажет: «Да!», и потом уже делом техники будет отправить его в спецотдел Корпуса. Он начнет там свой путь, пока не придет наконец к подлинному осознанию своей миссии.

«И тогда круг замкнется, — подумал полковник. — Впрочем, о чем это я? Круг уже замкнулся…»



18 августа 1938 года (год Тигра)

Новообразовавшаяся альветвь ISTI-58.101.L

Последовавшие за первым допросом события запомнились Игорю смутно. Несмотря на спонтанно образовавшуюся легенду, на допросе его долго били. Били с жестокостью отчаянной. Били сапогом в пах, били кулаками в лицо и в солнечное сплетение. Когда Игоря в очередной раз приводили в чувство, ему подумалось, что его хотят просто убить. Но тогда зачем все эти сложности? В конце концов, он сам уже не понимал, какая сила удерживает его на плаву в этом мире. От побоев он скоро потерял способность соображать, не понимал, чего от него требуют эти огромные, остро пахнущие табаком, потом и перегаром люди. Ему что-то подсунули подписать — он подписал, не читая, даже не подписал, а вывел наугад какие-то каракули. Он не понимал, да и не мог понять, что эти люди просто-напросто мечутся, как муравьи в растревоженном муравейнике. Они не знают, что им делать, потому что нет никаких приказов на этот счет сверху; потому что там, наверху, разыгралась нешуточная борьба за власть; они не знают и потому, усугубляя неразбериху, действуют так, как подсказывает им многолетний опыт «работы» и особое понимание аспектов введенного на днях чрезвычайного положения. Они неистовствуют, потому что чувствуют, их время подходит к концу и если при «всеобщем отце» еще был шанс как-то вывернуться в период очередной глобальной чистки органов, то теперь, кто бы не занял кремлевский трон, любой в первую очередь займется ими, и уж тогда пощады не жди. Они паниковали, они напивались до беспамятства, они выкуривали тонны табака, они сошли уже с ума, и еще они били, били, били, не разбираясь, всех заключенных подряд, срывая на них злобу своего безумия.

А на улицах Москвы уже стреляли по ночам; и новоиспеченный комиссар Наркомата Внутренних Дел Лаврентий Берия сцепился в отчаянной схватке с осмелевшими командармами; и Гитлер, позабыв все другие свои заботы, с неиссякаемым интересом читал и перечитывал подробные донесения абвера о развитии событий в России. От того, чем закончится московская die Belustigung, зависела не только судьба Страны Советов, но и судьба всей Европы, а то и мира. А в Москву стекались люди, забивая плотной массой вагоны; они ехали проститься с Вождем, и никто не мог им объяснить, что происходит, почему нет доступа к телу и когда будут похороны.

Но Игорь не мог знать всего этого. Заключенные шептались по углам тесных камер, обсуждали скудные сведения, приносимые с воли очередной партией арестованных, однако Игорь не слушал этих разговоров, не воспринимал их, находясь в пределах узкого затуманенного мирка своего нового полубредового бытия. Он сидел на полу камеры; избитое тело его болело, гудела голова, и ему казалось, что он видит Митрохина, и Митрохин кивал и улыбался ему, и словно манил куда-то молча, жестами. И хотелось поверить ему, встать и идти, но Митрохин начинал исчезать, сквозь его прозрачное тело можно было разглядеть стену; его место занимала мама, поджав губы, качала головой, смотрела укоризненно.

Иногда Игорю казалось — происходило это чаще всего в ходе допросов, — что он видит того седовласого полковника, который отправил его и других умирать в этот жестокий кровавый мир. Полковник обычно находился в тени, сидел за столом в кабинете и вроде бы даже сочувственно наблюдал за тем, как избивают Игоря. Форму старшего офицера Корпуса он сменил на форму полковника НКВД, но Бабаев все равно узнал его и, когда кто-нибудь из допрашивающих бил его по лицу с криком: «Ну говори, вражина, на кого работаешь?», он пытался сказать им, что врагом он стал по ошибке, а настоящий враг вон там, за столом, но распухшие губы отказывались повиноваться, из горла вырывался лишь слабый стон.

Однажды смурные от бессонницы «голубые фуражки», войдя в камеру, приказали всем встать и строиться в коридоре, потом гуртом повели заключенных на выход, чего раньше никогда не делалось. Кто-то крикнул:

— Мужики, кончать ведут!

И толпа вмиг обезумела. В узких коридорах трудно и опасно стрелять, но «голубые фуражки», запаниковав, открыли огонь. Закричали истошно раненые. Игоря сильно толкнули, он упал бревном и ударился головой о бетонный пол. Когда он очнулся и получил возможность более-менее адекватно воспринимать действительность, то обнаружил, что находится внутри вагона-зака, на Архипелаге прозванном «столыпиным». Купе этого вагона, отгороженные от коридора косой решеткой, с маленьким окошком на уровне вторых поток были набиты под завязку — до двадцати человек на купе. В невыносимой духоте они ехали уже сутки, и не было никакой возможности расслабиться, размять затекшие члены, элементарно справить нужду.

— Где я? — спросил Игорь хриплым шепотом у притиснутого к нему старичка в рваной косоворотке.

— Так что ж, — отвечал старичок, невесело усмехаясь. — По этапу везуть, дело известное.

Поезд шел очень медленно, подолгу простаивая на каких-то заброшенных полустанках. Заключенных из него не выводили, конвой покуривал в коридоре, делая вид, что не слышит ни мольбы, ни проклятий. Кормили селедкой, после селедки мучила жажда, но воду конвой наливал неохотно и редко: замучаешься потом эту рвань в сортир выводить. Так и ехали.

Игорь думал, что умрет здесь; сил жить у него почти совсем не осталось. Он думал только: скорее бы. Но смерть пока обходила его стороной. Обошла и на этот раз.

Как-то поезд стоял особенно долго, и заключенные услышали отдаленную канонаду.

— Мать частная, война у них там, что ли? — предположил кто-то с третьей багажной полки.

— Этого быть не может, — уверенно заявил другой, сидевший на полу. — Это вам не семнадцатый! Какая война?

Тем не менее все зашевелились, а те, кому повезло захватить «престижные» места на вторых полках, свесившись, приникли к зарешеченному окошку:

— Не видать ни черта.

— Дай я посмотрю.

— Эй вы, урки, хватит п…ть, толково говорите, что видно.

И в этот самый момент возник свист, сначала — предельно тонкий, едва различимый, затем — растущий, все заглушающий. Потом рвануло так, что качнуло вагон, и один из любознательных сверзился вниз на охнувших в один голос заключенных.

— Вот едрить твою налево, — сообщил старичок в косоворотке. — Как в гражданскую.

Все затаили дыхание.

Грохот канонады усилился. Очевидно, фронт приближался. И приближался быстро.

Протопав по коридору, конвой высыпал из вагона. Охранники забегали вдоль состава. Пока еще можно было различить их выкрики:

— Наступление… наступление…

— … вашу мать! Какое наступление!? Ты хоть соображаешь, какую…

— Танки прорвались!..

— Связь… связь… свяжитесь же…

— Поджигай вагоны, чего уставился!? Поджигай, кому говорят!..

Последнее это восклицание, произнесенное рядом и отчетливо, расслышали все.

— Мама родная, да они нас спалить хотят!

Заключенные, не веря, уставились друг на друга. Но последовавшая за приказом возня под окнами и острый запах керосина, проникший в вагон, не оставляли места сомнениям.

— Ломайте решетку! — взвизгнул кто-то сверху. — Ломайте решетку! Навались все вместе!

— Ее разве сломишь?

— Ох скоты, ох и скоты! Ведь спалят же, так запросто и спалят.

Все шло к тому, что сейчас начнется паника и в тесноте заключенные просто передавят друг друга еще до того, как конвой подожжет вагон. Нечто похожее творилось и в соседних купе. Грохнул новый взрыв — на этот раз снаряд лег чуть дальше.

— Что же делать-то?! Что же делать-то, братцы?!

Последние эти слова заглушил рев двигателей.

— Танки! Танки! — завопил тот из зэка, который сумел удержаться у окошка.

И новые крики снаружи, сухие щелчки выстрелов. У Игоря от рева, грохота и криков нестерпимо разболелась голова, а перед глазами замельтешили яркие разноцветные точки. Он зажал уши ладонями и скорчился на своем месте, чтобы только не видеть ничего, не слышать ничего. Он готов был умереть, но снова выжил.

Рев двигателей сошел на нет. В коридоре вдруг появился охранник. Не видя ничего от ужаса, с перекошенным лицом он успел почти добежать до купе конвоя, но грохнуло два выстрела — один за другим — и охранник с лета уткнулся носом в пол. В коридор шагнул новый персонаж — веселый молоденький танкист в комбинезоне и кожаном шлеме, с огромным пистолетом в отставленной руке.

— Ну что, мужики, заждались?! — радостно спросил он у открывших рты заключенных.

Танкист снял шлем, и сразу стали видны веснушки на его потном и грязноватом лице. Он засунул пистолет в кобуру и наклонился к хрипящему на полу охраннику. Отыскал связку ключей и пошел вдоль решеток, снимая замки.

— Выбирайтесь, — пригласил он, — да только по одному, не кучей. А то передавите друг друга, — танкист засмеялся.

— А кто вы такие будете? — поинтересовался старичок в косоворотке.

Освободитель посуровел.

— Танковая бригада «Львы Троцкого»! — отрапортовал четко.

— Откуда такие?

— Ха, они еще спрашивают, — почему-то возмутился танкист. — Вылазьте по одному, нечего тут дискуссию разводить…

Заключенные хлынули на волю, останавливались, жмурясь на ярком солнце и разглядывая с замиранием странные необычайной формы башни танков, что растянулись колонной вдоль всего состава; на бегающих танкистов, на распростертых под ногами конвоиров, еще минуту назад выступавших в роли злых богов для измученного племени заключенных, а теперь или растянувшихся в смертной судороге в грязи, или построенных здесь же с поднятыми над головой руками.

Еще одна новообразовавшаяся реальность, войдя в прямое соприкосновение с другой, прекратила существование…



10 апреля 1967 года (год Овцы)

Основной вектор реальности ISTS-63.18.K

Урок политической правильности (Dieu! Что за название!) сегодня вела поручик лейб-гвардии Ея Императорского Величества, младшая дочь Государыни Всех Британских губерний Жемчужного Пояса Пресветлой Империи баронесса фон Больцев. Александра Сергеевна. Это была высокая и весьма спортивная дама, коротко, по армейской моде, стриженная, с прямым взглядом и сильным голосом.

Вера долго не могла понять, почему в имперской армии служат женщины, да еще и столь высокого в категориях Империи происхождения, но когда ее познакомили с официальной версией истории этого нового для нее мира, все встало на свои места. Пресветлая Империя была не просто сверхдержавой, Пресветлая Империя была сверхдержавой с четко выраженной политикой экспансии. Определилось так исторически. Долгое время (почти целое тысячелетие!) на ее территории существовало множество мелких государств-княжеств, находившихся в состоянии перманентной войны друг с другом. Война эта ослабляла нацию, делая ее города легкой добычей для тевтонов запада и кочевников востока. Так продолжалось до тех пор, пока четыреста лет назад не появился человек, ум, воля и военное искусство которого сумели поднять с колен униженный и почти уже уничтоженный народ. Звали этого человека Александр Новгородский, он стал основателем Пресветлого Новгородского Княжества, и первым русским, которого могучие тогда бароны Тевтонии признали равным себе. Именно его усилиями, а впоследствии усилиями его сыновей — Новгородское Княжество выросло до размеров всемирной Империи.

Однако экспансия на том не прекратилась. Три научно-технические революции, обусловленные последними войнами за мировое господство с извечными противниками Империи — Государством Верховных Друидов и Республикой Восходящего Солнца — за четыре десятилетия преобразили лик планеты и саму Империю. Некий ученый по имени Андрей фон Цукер открыл для нее недосягаемые ранее миры других реальностей. Широта новых горизонтов поставила и новые требования. Победным шествием бронекавалерийских дивизий не заканчивается экспансия; от победителя требуется еще и удержать захваченные земли за собой. И хотя Империя весьма ловко использовала принцип «разделяй и властвуй», верных людей все же катастрофически не хватало. По этой объективной причине в Пресветлой Империи стала возможна эмансипация, и женщины (в первую очередь — наиболее знатные из них) стали пользоваться всеми без исключений правами наравне с мужчинами. И не только правами. Но и обязанностями. Как то: служба в вооруженных силах.

Именно поэтому Александра фон Больцев находилась здесь, в стенах гвардейской разведшколы для девушек. Но, впрочем, никогда и не сетовала на судьбу и понимала историческую необходимость такой работы. Можно сказать, что такая судьба ее даже устраивала.

— Итак, милые, я сегодня вам много чего порассказала, — говорила Александра фон Больцев, заложив руки за спину и прохаживаясь перед доской, на которой висела упрощенная схема аристократической иерархии Пресветлой Империи, — а теперь хочу послушать вас. Что вы знаете, что вы запомнили, что вы впитали. Вы, я надеюсь, готовы ответить на мои вопросы?

По классному залу (здесь были одни девушки, в большинстве своем сироты, лишенные в своих вселенных нормальной семьи, нормального дома, нормальной жизни) прокатился легкий шепоток. Затем наступила тягостная пауза, известная во всех школах во все времена, — пауза того пограничного состояния в обучении, когда преподаватель переходит от ответов к вопросам. Александра фон Больцев прекрасно умела выдерживать эту драматическую паузу. Вот и теперь, дождавшись, когда накал молчаливой мизансцены достигнет предельной величины, она продолжила:

— Хочу я, например, послушать сегодня, почему народы Поясов всегда приветствуют политику Империи вне зависимости от их собственных политических, этнических, религиозных представлений и норм. Кто-нибудь хочет ответить на этот мой вопрос? Самостоятельно. Ну же, милые, прошу…

Вера знала, как согласно программе политической правильности следует отвечать на этот вопрос, но до сих пор и вполне осознано избегала проявлять в делах обучения какую-либо инициативу. У нее имелось собственное мнение о политике Пресветлой, она полагала ее политикой закоренелого реваншизма, деформировавшегося со временем в национальную традицию. И по поводу «приветственного отношения народов» у Веры так же имелось особое мнение, не совпадавшее, правда, с установками программы. Собственно, сам дух Пресветлой противоречил тем ценностям, что принесла она с собой из родного мира. При других обстоятельствах она просто отказалась бы от участия в этой «экспансии», но теперь у нее был Михаил. А он любил Империю, он был верен Империи, он готов был отдать жизнь за Империю. И она пошла с ним. И с Империей.

— Вижу, милые, вы не спешите отличиться, — констатировала Александра фон Больцев с наигранным удивлением. — Что ж, буду тогда вызывать, — и снова эта пауза. — Сегодня мы послушаем… Веру Найденову, — всеобщий вздох облегчения «не меня». — Встань, милая, пожалуйста.

Вера поднялась из-за парты.

— Ты помнишь вопрос?

— Я помню вопрос, государыня.

Придется отвечать. И следи за своей речью: не дай бог ляпнуть что-нибудь по-французски — наряд вне очереди в зверинце, кормить смрадных гадов…

— Ты готова отвечать?

— Я готова отвечать, государыня.

— Отвечай.

— Политика Пресветлой Империи в Поясах опирается в основе своей на один из наиболее прогрессивных принципов, — забубнила Вера, стараясь не глядеть в глаза Александре фон Больцев. — Этот принцип понятен всем и находит поддержку в самых широких слоях населения. Суть принципа состоит в том, что каждому, кто примет гражданство Пресветлой Империи будет даровано право на эмиграцию в любой мир Империи по его выбору. Мечта многих людей таким образом и благодаря Империи может теперь быть осуществлена. Любой человек, если он не государственный преступник и если он присягал на верность Ее Величеству, может теперь выбрать мир себе по душе, получить там работу, обрести место в жизни и покой.

— Блестящий ответ, милая, — оценила Александра фон Больцев, а потом вдруг шагнула к Вере и крепкими пальцами взяла ее за подбородок, чтобы теперь та не могла спрятать взгляд. — У тебя красивое имя: Вера. И потому именно тебя я хочу спросить: ты веришь , Вера, в то, что говоришь?

— Верю…

— Тогда громче, пусть все слышат.

Девушки затаили дыхание: подобное на их глазах происходило впервые.

— Я верю!

— Странно, очень странно, — Александра фон Больцев отпустила Веру, спрятав руку за спину, — а мне тут рассказывали, что именно по этому вопросу ты как-то обронила в столовой: «там хорошо, где нас нет». Как понимать твои слова?

Вера в отчаянии закусила губу. Уже донесли! Dieu! Dieu! Что за люди?!

— Ты не веришь, — покачивая головой, заключила Александра фон Больцев. — Ты сомневаешься… И это мне нравится, — она резко развернулась на каблуках и направилась к доске. — Вы удивитесь, милые, — говорила она, а класс видел ее спину, — но почему-то именно из сомневающихся получаются самые хорошие разведчики. Мы, Гвардия, ценим сомневающихся. Сомневайтесь, милые, сомневайтесь, — она остановилась и, обернувшись, вновь посмотрела на Веру. — А с тобой, Найденова, я бы в разведку пошла.

Девушки разинули рты: более высокой оценки личных качеств ученика в школе не существовало.

И тут очень вовремя прозвенел звонок.

— Урок закончен, — объявила Александра фон Больцев. — Все свободны. А ты, Вера, подумай над моими словами.

— Я подумаю, — пообещала Вера.

А подумать было над чем.

Когда девушки покинули класс, Александра фон Больцев уселась за одну из парт, посидела, сцепив пальцы и недолго о чем-то размышляя, затем набрала на телефонном диске номер коммутатора школы и попросила:

— Пришлите ко мне смерта по имени Азеф. Срочно. И пусть захватит бумаги по формированию групп. Я буду ждать.

ПОНЕДЕЛЬНИК ЧЕТВЕРТЫЙ

«Возможность стать собственным родителем — еще не самая главная проблема путешествия во времени. Откровенно говоря, вопрос материнства или отцовства — сущий пустяк, который в дружных семьях с прогрессивными взглядами разрешить не так уж сложно».

Дуглас Адамс

11 мая 1992 года (год Обезьяны)

Основной вектор реальности CELT-167.09.Z

Он коснулся кончиками пальцев гладкой зеркальной поверхности ворот, и створки легко разошлись, пропуская Вячеслава во двор.

Двор замка был широк и совершенно пуст. Здесь вполне можно было бы устроить парад, смотр войск и тому подобное, если бы кому-нибудь в этом пустом мертвом мире понадобилось по странной причуде держать войска. Даже Вячеславу-прим, несмотря на его склонность к разного рода помпезным забавам, это показалось излишним. Он предпочел жить здесь в одиночестве — этакий добровольно ушедший от мирской «суеты сует» в тишину и благодать отшельничества гордый, независимый, и великолепный в свой гордости и независимости лорд.

«Позер, — думал о нем Вячеслав, шагая через двор. — Неужели и я где-то в глубине души поддерживаю некую позу? Не хочется верить. Но ведь он — это я, а я — это он. Как все сложно, хотя пора уже и привыкнуть…»

Да, пора бы уже и привыкнуть. А ведь не думалось, что так далеко все зайдет, даже когда Вячеслав замкнул первое и далеко не последнее в своей жизни хронокольцо, похитив у более молодого биологически двойника Джулика и отправившись с вновь обретенным другом в будущее сразу на миллиард лет, надеясь увидеть закат планеты Земля, ее старость, сравнить реальность со знаменитым описанием Уэллса: «Не могу передать вам, какое страшное запустение царило в мире. На востоке — багровое небо, на севере — темнота, мертвое соленое море, каменистый берег, по которому медленно ползали мерзкие чудовища…». Все усложнилось с тех пор. И в усложнении этом Всадники сыграли не последнюю роль. А для чего — вопрос пустой, потому что никогда никто из рода Homo sapiens не получит на него ответа.

Парадные двери, ведущие во внутренние помещения замка, скрывали за собой герметичный тамбур со сложной вентиляционной системой — среда замка была более привычна для человеческого организма, и Вячеслав-прим позаботился о том, чтобы ни грана ядовитого наружного воздуха не попало внутрь. Дело в том, что порой ему нравилось в нарушение своего гордого одиночества пригласить в гости какого-нибудь экзотического персонажа из мира людей. Рядом с парадной дверью на высоте человеческого роста был врезан обыкновенный электрический звонок. Вид этого звонка в который уже раз позабавил Вячеслава: прекрасная иллюстрация на тему твеновского «Янки при дворе короля Артура» — круглая кнопка электрического звонка на стене величественного, в готическом стиле замка. Красев протянул руку и нажал на кнопку.

— Ага! — прогремел через полминуты усиленный скрытыми динамиками голос. — К нам, оказывается, гости пожаловали. И нетрудно догадаться, кто же именно из гостей.

— Нетрудно, — согласился Вячеслав. — Кто же еще может заявиться к тебе без приглашения?

— Что ж, проходи. Гостям, даже незваным, всегда мы рады.

«Позер, — улыбаясь, думал Вячеслав, заходя в тамбур. — Какой же все-таки позер. О себе говорит не иначе, как во множественном числе. У кого-то из юмористов было: „мы“ могут позволить говорить о себе лишь короли, да беременные женщины. Король! Хотя если вдуматься, каждого из нас действительно много: какой хвост из разных „тебя“ тянется за любым человеком из прошлого».

Дверь за его спиной закрылась, с характерным чмоканьем сработала система герметизации; загудели компрессоры, заполняя тамбур воздухом далекой отсюда реальности. Вячеслав-прим славно потрудился, построив здесь, на золотой планете, свой «высокий замок».

Наконец состав воздушной среды в тамбуре изменился настолько, что ничем теперь не отличался от принятого за норму в IS-реальностях, и дверь во внутренние покои открылась с веселым мелодичным перезвоном.

Вячеслав шагнул через порог. Он привычно миновал импровизированный вестибюль, за ним — целую анфиладу комнат, освещенных мягким рассеянным светом, наполненных тончайшими арматами незнакомых цветов и мелодиями — у каждой комнаты своя. Он встал на бегущую бесшумно дорожку, и она понесла его по бесконечной галерее мимо знакомых и незнакомых картин, мимо знакомых и незнакомых скульптур и скульптурных групп, мимо чего-то вообще для человека ХХ века непредставимого, изваянного с использованием технологии голографических проекций и изощренной компьютерной графики.

«Кроме всего прочего, — думал Вячеслав, оглядываясь вокруг, — мой разлюбезный двойник — еще и сибаритствующий эстет. Хотя, конечно, в присутствии вкуса ему не откажешь».

Дорожка, приобретенная, по всей видимости где-то в самом начале XXI века, вынесла Вячеслава к приемному кабинету, обставленному хозяином замка с подчеркнутой скромностью. Красев уже бывал здесь и, войдя в кабинет, отметил, как мало изменилась обстановка за последние семь лет биологического времени (чего не скажешь, например, о галерее, которая всегда поражала новизной размещенных там экспозиций). Все тот же широкий, просто необъятный, стол; мягкие и чертовски удобные кресла из ни на что не похожего и теплого на ощупь материала; сияющие золотом тиснения книги в добротных переплетах на стеллаже от потолка до пола; на столе — компактный, но до невозможности вместительный компьютер n-го поколения на биопроцессоре, позаимствованный хозяином из середины XXI века. Вячеслав-прим использовал этот компьютер для разных целей. Но главной называл компьютерные игры производства все того же XXI века, которыми, вроде бы, не на шутку увлекался. Красев считал это его увлечение пустым времяпрепровождением.

«Ты же почти бог, — сказал он ему как-то. — В твоих силах отправиться в любое время и в любое место, принять участие в сколь угодно острых конфликтах в любой роли и на любом уровне. Зачем тебе этот эрзац реальности?».

В ответ Вячеслав-прим снял с полки книгу самого Красева («Подозрение», издательство «Советский писатель», 1987 год) и спросил, небрежно пошелестев страницами: «А тебе зачем этот эрзац?». Красев рассмеялся и перевел разговор на другую тему. Вячеслав-прим всерьез полагал компьютерные игры видом искусства и как ненасытный эстет не мог обойти это направление стороной.

Сегодня компьютер был выключен. Из стереодинамиков не доносились звуки виртуальной стрельбы и математически выверенных взрывов.

Вячеслав-прим дожидался своего двойника, сидя в одном из кресел, потягивая из высокого бокала изумрудного цвета напиток и раскрыв на коленях толстенный том какой-то энциклопедии. Кажется, это был «Брокгауз и Ефрон».

— Здравствуй, тезка, — сказал ему Красев.

— О, Господи! — вырвалось у Вячелава-прим. — Будь мы всего-навсего тезками, я умер бы от счастья. Садись, не стой в дверях.

Вячеслав, воспользовавшись приглашением, уселся, вытянул из кармана пачку сигарет. Он привычно махнул сигаретой в воздухе и кончик ее тут же задымился: еще одна благоприобретенная способность — концентрировать в точке пространства сколь угодно большую энергию, сродни пирокинезу. Затянулся, стряхнул пепел на пол. Здесь это можно было делать безбоязненно: пол, необыкновенное покрытие из каких-то умопомрачительно комфортных времен, быстро и бесшумно поглощал любую дрянь.

— Тебе не нравится моя компания? — спросил Красев своего двойника. — Любопытный факт. Надо будет запомнить.

— Нравится — не нравится, что за вопрос? Но если ты ставишь его таким образом, то изволь: кому понравится, что где-то по свету бродит этакая совесть в штанах, и никуда от нее не убежать и не скрыться. А главное, что сделать с этой самой совестью ничего нельзя, а если бы и представилась такая возможность, стало бы ее жалко: как-никак один-единственный близкий человек на целую Вселенную.

— Мне лестно, — признался Вячеслав. — Продолжай в том же духе — суд это учтет.

— Вот-вот, сначала: «суд это учтет», а потом выдашь по полной программе: какой я плохой, какой я сякой. Дроблю реальности, не проводя референдума; сталкиваю миры, не подумав о последствиях; порчу девок, не испросив на то твоего персонального согласия. Давай. Начинай.

— О дроблении реальностей и порче девок мы поговорим в другой раз. А сейчас, если ты все-таки настаиваешь на беспристрастном судилище, я выступлю в привычном амплуа ходячей совести и спрошу: что сделал ты с КОЗАПом?..

— Как ты сказал? — Вячеслав-прим изобразил недоумение. — КО-ЗАП?

— Корпус Защиты Понедельников.

— А-а, ты этих коммунистических проходимцев, оказывается, имеешь в виду. А то я успел испугаться, что совершил нечто такое, о чем и сам не помню…

— Короче, твоя работа?

— Допустим, моя. Но даже в таком случае неужели у тебя найдется чем меня попрекнуть?

— Значит, твоя?

— Зануда ты, товарищ Красев. Не найти для беседы темы повеселей?

— Ответь честно.

Вячеслав-прим вздохнул.

— Я не понимаю, Слава, чего ты о них так печешься? Они изначально были обречены. Хотя, конечно, об этом не догадывались. Время при всей своей податливости не терпит насильственного обращения с собой, не тебе это объяснять. И чем дольше они занимались бредовой игрой в защиту понедельников, тем быстрее приближали свой собственный конец. И я надеюсь — я не знаю, что там с ними произошло, — но надеюсь, они получили по заслугам. И теперь уж точно прослежу за тем, чтобы подобное явление никогда не повторилось.

— С какой непринужденностью ты об этом говоришь. Ведь это были люди, Вячеслав, сотни тысяч, миллионы живых людей. А теперь их нет.

— Люди?! — Вячеслав-прим даже привстал, уронив том энциклопедии на пол. — После всего ты еще называешь их людьми? Ты что, никогда ничего не слышал о методах Корпуса?..

«Да, и не только слышал, но и видел, испытал на собственной шкуре», — думал Вячеслав, наблюдая, как наливается кровью праведного гнева лицо двойника.

Промелькнуло, трепеща, ожившее воспоминание. Вернулась на долю секунды, как при приступе дежа вю, вся совокупность давних ощущений: свобода, веселость, азарт, когда невыносимо захотелось чисто мальчишеской выходки, придуманной и лелеемой с момента прочтения «Архипелага ГУЛАГ», проснулось желание сыграть пару циничных (тогда он не понимал, насколько циничных) шуток с забитыми обывателями, не сумевшими противостоять террору (помните, наверное, этот знаменитый конъюнктив: «Если БЫ во времена массовых посадок, например, в Ленинграде, когда сажали четверть города, люди БЫ не сидели по своим норкам, млея от ужаса при каждом хлопке парадной двери и шагах на лестнице, — а поняли БЫ, что терять им уже дальше нечего, и в своих передних бодро БЫ делали засады по несколько человек с топорами, молотками, кочергами, с чем придется? Органы быстро БЫ не досчитались сотрудников и подвижного состава, и несмотря на всю жажду Сталина, остановилась БЫ проклятая машина!»).

И ведь какая же ты все-таки был тогда скотина: пошел на это, твердо зная, что ничего тебе не грозит — даже девять граммов свинца в затылок не страшны, разве что в плане острой, но непродолжительной боли. И не задумался хотя бы на минуту, а что грозит тем, с кем решил ты сыграть злую циничную шутку?

Не задумался…

А суть шутки заключалась в следующем. Отправляется новоиспеченный путешественник по времени в сорок девятый, скажем, год. Берет в Москве билет до Владивостока и, расположившись в купе идущего через всю страну поезда, быстренько знакомится с пассажирами и, не хмурясь, не оглядываясь через плечо и ничуть не понижая голоса, начинает травить забористые анекдоты из жизни Сталина и компании.

Ты даже не подумал тогда, что тебя вполне могут принять за сексота-провокатора, и тут же легко, без малейших угрызений совести заложить — и что в таком случае станется с твоим удовлетворением от изобретательно сконструированной хохмы?

Тебе очень хотелось посмотреть на то, как вытянутся лица попутчиков — нет, какая ты все-таки был скотина, нашел удовольствие — наслаждаться чужим страхом. И ведь почти шагнул за эту черту, предвкушал уже эмоциональный подъем, возбуждение от осознания себя Повелителем Миров, Олимпийским Божеством, стоящим над людьми, над моралью, над любой авторитарнейшей властью. Но вмешался Корпус, и это остановило тебя.

…Он купил билет, устроился в купе, он дождался, когда попутчики сначала робко, затем увереннее начали знакомиться друг с другом. Завязался уже скучный разговор о каком-то прокатном стане и социалистических обязательствах, и Вячеслав открыл было рот, чтобы наконец всласть повеселиться, как вдруг дверь купе рывком отъехала в сторону, и очередь, выпущенная без прицела из ручного пулемета, швырнула, разбросала пассажиров; и в ту же секунду мир вокруг — Вячеслав воспринимал это сквозь пелену болевого шока — стал сминаться, скручиваться в жгут; и поплыли, обесцвечиваясь на глазах, углы измерений; и солнечный свет за окнами вагона померк и скоро погас совсем. Кто-то успел пронзительно крикнуть, но крик этот неожиданно огрубел, растянулся тягуче и басовито, как голос певца на пластинке, если остановить проигрываемый диск.

Из переделки Вячеслава вытащила Нормаль. Так Красев познакомился с Темной Стороной Времени. Так он познакомился с тактикой Корпуса.

А тактика была проста и даже изящна в своей простоте. Вячеслав-прим очень правильно заметил: «Время при всей своей податливости не терпит насилия». Потому достаточно решительным способом устранить в момент образования новой реальности причину, благодаря которой новая реальность получила шанс реализоваться, как Время само собой отторгнет новообразовавшуюся альветвь в пустоту и мрак Темной Стороны. Два лика Времени, два свойства: легко порождать новые реальности и так же легко убивать их. Хронос, пожирающий своих детей.

Понятно, что для выполнения подобной задачи Корпусу требуются смертники — заведомые камикадзе, которые умеют только убивать и умирать вместе со своими жертвами, которых легко отправить умирать во имя Идеи. И Корпус воспитывал таких людей; целую школу Корректоров для этого организовал.

Да, тактика была проста и даже изящна.

— …Семьдесят лет, — красноречиво разглагольствовал между тем двойник, — семьдесят лет они истребляли свой собственный народ; семьдесят лет занимались производством дерьма и производством дерьма в квадрате; породили самое бездуховное общество в мире, и вместо того чтобы успокоиться наконец, с энтузиазмом некрофилов занялись защитой этого своего квадратного дерьма от каких-либо посягательств. Организовали для этого целый Корпус, воспитали миллион киборгов, не заметив даже, с какой легкостью докатились в славном этом деле до примитивного фашизма. И после всего этого ты приходишь ко мне и, рыдая в голос, призываешь поплакаться и покаяться, пожалеть эту банду? А они кого-нибудь когда-нибудь жалели? Знаешь, Вячеслав, раньше я не понимал фразеологического оборота «интеллигентские сопли». А сегодня, после твоих заявок, начинаю понимать.

— Я знаю, как ты до них добрался, — сообщил Красев бесстрастно, словно его и не касалось вдохновенное обращение Вячеслава-прим. — Я сам обдумывал такую возможность. Чисто теоретически, конечно. При наших с тобой способностях подобный план вполне осуществим… Кстати, давно хотел тебя спросить: когда ты обращаешься к своему нормализованному подсознанию, какое имя ты используешь?

— Нормаль, — не стал скрывать двойник, хотя и несколько обиженный невниманием к его патетическому монологу, — а что?

— И в этом, как того следовало ожидать, мы с тобой совпадаем… Так вот, пришла мне в голову с час назад интересная мысль. Если я сумел до такого вполне законченного плана низвержения Корпуса додуматься, то тебе сам бог велел. А принципиальная разница между нами в том, что я только обдумываю подобные идеи, ты же — всегда готов действовать.

— А что за план? — жадно поинтересовался Вячеслав-прим.

— Ну-ну, продолжаем, значит, наши игры? — Красев старался изобразить сарказм, но не слишком хорошо это у него получилось. — Ты ведь наверняка понимаешь, что я имею в виду. Ну бог с тобой, иначе мы тут просидим столетие, переливая из пустого в порожнее. А план прост. Если нельзя никак «добраться» до КОЗАП из основного вектора; значит, нужно зайти с другой стороны — через «Эталон»…

— Через «Эталон»? Любопытно.

— Может быть, ты еще и не знаешь, что это такое? Ладно, расскажу. Как известно, Большой Компьютер Корпуса прослеживает состояние понедельников контролируемого вектора, сравнивая их с состояниями в особой эталонной реальности, после чего, интерполируя положения изменений вектора, выдает указания сектору коррекции. Изменив состояние эталона, описывающего некий ключевой момент истории Корпуса, ты таким образом заставил БК заслать корректоров в основной вектор и в результате Корпус уничтожил сам себя. Далее все происходит быстро и красиво: Корпус рассыпается в пыль, вектор дробится, ты победил, справедливость торжествует, благодарные потомки и так далее и тому подобное. Так все было?

— Очень неплохо, — оценил задумку Вячеслав-прим. — Для писателя твоего уровня — очень неплохо. Ну допустим, я все это проделал. А что дальше?

«Вот теперь будь внимателен, — сказал себе Красев. — Сейчас он дрогнет».

— Но ты допустил ошибку, Слава. Незначительную на первый взгляд и, к счастью ли, к несчастью, вполне поправимую. Все зависит от того, как скоро ты постараешься ошибку эту исправить.

— Ты меня, признаться, заинтриговал. Что же это за ошибка?

— Ты ведь знаешь, что Корпус — это замкнутое на себя кольцо времени. Лишь поэтому ему удавалось так долго сохранять стабильность. А с этими кольцами всегда одно и то же: пытаешься их разорвать, ошибешься на секунду или микрон, упустишь из виду неприметное звено, и смотришь, а оно уже восстановилось, регенерировало.

— Не понимаю, — медленно произнес двойник. — Что ты хочешь этим сказать?

«Вот ты почти себя и выдал, — устало подумал Вячеслав. — Купился на элементарный блеф. И теперь я тебя дожму. Но без спешки, разговор нам предстоит еще долгий».

— Я хочу сказать, что ты упустил важное звено — ты упустил основателя Корпуса…

Пауза.

— Это невозможно, — произнес Вячеслав-прим наконец. — Основателем Корпуса был Сталин. Я забросил его… — он остановился, внимательно посмотрел на Красева, улыбнулся. — Поймал меня, да? Молодец! Хотя не будем исключать и возможности того, что я действительно ошибся. Тогда, выходит, ты решил мне помочь? Но почему, при твоей-то щепетильности?.. Хотя ладно, так ты скажешь мне имя основателя Корпуса?

— Тебе понравилось убивать?

Двойник поморщился.

— Запомни, дорогой мой тезка, — он выделил, пародируя, обращение, — за свою жизнь, в отличие от любимых тобою лейтенантов Корпуса, я не убил ни единого человека. Но зарекаться не буду. Если меня вынудят, то… сам понимаешь.

— И ты думаешь, после сказанного, я буду тебе помогать? — искренне удивился Красев.

В ответ Вячеслав-прим спокойно пожал плечами.

— Но ведь и мешать не будешь, а выследить мерзавца я сумею сам… — и пока Красев соображал, что бы это значило, его двойник откинулся в кресле и, глядя своей копии в глаза, отчетливо произнес:

— Крибле-крабле-бумс!..

Опора под Вячеславом вдруг исчезла, пропал пол, мир провалился куда-то в одно мгновение, и Красев полетел вниз, в темноту, успев услышать слабый отчаянный возглас Нормали. Красева потащило по темному туннелю, бросая от стены к стене, переворачивая в полете. Он закричал, вызывая Нормаль, но не получил ответа. А потом все вокруг заполнил белый ослепительный свет…


11 сентября 1967 года (год Овцы)

КОЗАП — сектор «База данных»

В Корпусе к Максиму относились с плохо скрываемым пренебрежением. Не улучшило положение и то, что Максиму было присвоено звание лейтенанта Корпуса, выдана новенькая с иголочки форма (которая ему, кстати, понравилась, вполне отвечая его представлениям о том, как должна выглядеть и сидеть современная офицерская форма), а также — маленький пластиковый квадратик, перечеркнутый по одной из диагоналей тремя красными линиями, высший приоритет допуска, подтвержденный самим Главнокомандующим Корпуса.

Максима легко определяли по акценту: в КОЗАПе выработался свой особый выговор; легко определяли по тому, с каким веселым любопытством он оглядывался вокруг, никак не мог привыкнуть к необычному интерьеру; определяли по его вопросам невпопад и по незнанию элементарных вещей, а главное — по неумению держаться с тем достоинством и осознанием собственной нужности общему делу, с каким привыкли держаться все солдаты Корпуса: от рядового до генерала. Сам же характер пренебрежения объяснялся элементарно тем, что в Корпусе прекрасно знали: если человек взят из Времени, значит, он не принадлежит к Великой Эпохе, которую Корпус призван был защищать от посягательств (подобные изъятия были запрещены, иначе само существование КОЗАПа теряло смысл). А раз этот посторонний, этот иждивенец, даже и наделенный столь высокими полномочиями, прибыл из какого-то другого времени (а любое другое время априори означает деградацию, забвение идеалов Октября), следовательно, и особо считаться с ним, отпрыском враждебных и призрачных столетий, не стоит.

Разумом Максим соглашался с подобным положением вещей: нигде не любят перебежчиков, но порой ему было горько от ощущения полного своего одиночества среди, казалось бы, единомышленников и потенциально настоящих друзей. Максим следил за собой, одергивал себя: «В конце концов, ты действительно чужой здесь. И ты иждивенец, отдыхаешь здесь, как на курорте: любая жратва, любые развлечения — все бесплатно. А они каждый день рискуют, жгут нервы; они — герои, а ты — маленький перебежчик и сибарит. За что тебя уважать?».

Однако самоуничижением Максим занимался совершенно напрасно. От самого его присутствия здесь зависело существование Корпуса в целом, но он пока этого не понимал. Знание и понимание пришли позже.

Одиночество Максима в Корпусе усугублялось еще и тем, что ему пришлось расстаться со своим новым другом, полковником Игорем Валентиновичем.

«Я ухожу, — заявил как-то полковник. Теперь ты вполне самостоятелен. А у меня еще много дел».

«Когда вы вернетесь?» — спросил Максим, застигнутый этим сообщением врасплох.

«Скорее всего, никогда», — ответил полковник после паузы.

Максим расстроился. Совершенно искренне. Он уже полагал, что нашел себе наконец собрата по духу, по идее, старшего товарища.

«Неужели мы никогда не встретимся? — робко спросил он. — Я рассчитывал лучше познакомиться с вами».

«Не расстраивайся, — сказал на это полковник. — Наше знакомство еще только начинается».

Так они разошлись. Так они встретились…

В повседневные обязанности Максима входило усвоение информации. Не обучение, а именно усвоение. Каждое утро в десять ноль-ноль по биологическому времени Корпуса он, миновав со своей карточкой ОСОБЫХ ПОЛНОМОЧИЙ четыре (!) контрольно-пропускных пункта, оборудованных сложнейшей аппаратурой для идентификации, проходил в небольшую и совершенно изолированную комнату. Здесь стояло одно-единственное кресло, на подлокотнике которого имелось специальное крепление для шлема. Максим садился в кресло, надевал шлем, нажимал кнопку и отправлялся в очередное путешествие. На встроенные в шлем очки проецировалось трехмерное цветное изображение некоего искусственного пространства, представляющего собой визуальное воплощение всего огромного массива информации, накопленного Большим Компьютером Корпуса. Нечуждый в своем векторе миру информационных технологий Максим знал, что называется подобная система «Базой данных в виртуальной реальности». Он помнил, конечно, что для России и в 1998 году эта технология была редкостной и необычайно дорогой диковиной. Но Корпус, чье влияние простиралось на целый вектор, не испытывал дефицита в технологиях будущего.

Пользоваться базой данных было одно удовольствие, особенно для Максима: с его уровнем допуска, с его высшим приоритетом, здесь не было запретных уголков. Первоначально Максим не понимал, что же от него требуется, что нужно искать, на что обращать особое внимание. Игорь Валентинович его успокоил: «Просто прогуливайся. Смотри вокруг, читай что покажется интересным». И Максим прогуливался. Перемещая двумя пальцами встроенный в подлокотник миниатюрный джойстик, он бродил по коридорам, выполненным в строгой, но не лишенной определенного изящества графике, под ярко вспыхивающими надписями типа: «Архив Службы информационного обеспечения», «Массивы Отдела социологического прогнозирования», «База данных сектора „Эталон“. Изменения в базе данных исключены!». Максим штудировал непонятные ему отчеты, инструкции и рекомендации, приказы и доклады, расшифровки стенограмм заседаний Военного Трибунала, распоряжения Главнокомандующего, списки награжденных и разжалованных; знакомился с техническими описаниями и спецификациями на оборудование; не без смущения просматривал личную переписку — необъятный массив; подробно изучал уставы и летопись Корпуса, выяснив, например, что КОЗАП существует вот уже более трех столетий биологического времени — весомый срок. Самыми интересными, самыми впечатляющими оказались для Максима сухо без эмоций написанные рапорты о выполненных заданиях. Ребята дрались, ребята дрались не на жизнь, а на смерть. И за суконным лаконизмом очередного рапорта Максиму мерещилось ослепительное сияние Подвига, поистине героического самозабвенного поступка во имя Идеи, во имя Великой Эпохи.

Великая Эпоха существовала в истории мира; она существовала вопреки жестокости и прагматизму Вселенной; одним своим существованием она доказывала всем и каждому, что есть еще один путь, кроме серого безвыходного кружения по спиралям Истории, и хотя коротка была эта эпоха, короче вспышки — более прекрасной, более благородной эпохи не было на пути человечества. И ради этого стоило жить. Ради этого стоило драться.

Бесцельное, казалось, блуждание по лабиринтам базы данных пошло Максиму на пользу. Очень скоро он стал хорошо представлять организационную структуру Корпуса, его иерархию, назначение секторов и служб. Все было здесь упорядочено, подчинено требованиям целесообразности и результативности. Накладок, ошибок, сбоев почти не происходило, а если вдруг и случалось что-то подобное, бойцы Корпуса слаженно и быстро тушили не успевающий набрать силу «пожар». Не могло здесь идти и речи о таких чрезвычайно злободневных проблемах родной Максиму реальности, как межнациональный конфликт, сегрегация национальных меньшинств: у солдата Корпуса имелся только один повод для претензий к другому солдату, в случае если этот другой недобросовестно относился к исполнению своих прямых обязанностей. Однако и тут прецеденты случались крайне редко, и обычно после разговора с опытнейшими психологами из особого отдела замеченный в этом проступке возвращался к работе с удвоенным рвением.

Здесь никогда никто не слышал таких слов, как «коррупция», «проституция», «наркобизнес» и «мафия бессмертна». Здесь не было развязной шпаны; здесь не было «хозяев жизни», разъезжающих на шикарных «лимузинах» и поплевывающих на нищих жалких старушек, пересчитывающих каждый медяк до пенсии; здесь не было места лжи; здесь не было места предательству. Здесь был коммунизм, здесь был мир мечты Максима.

И к его несчастью, Максим был чужаком здесь.

Он надеялся, что неприязнь когда-нибудь пройдет; что когда-нибудь и его назовут своим, но всерьез говорить об этом было пока рано.

Максим чувствовал себя очарованным укладом жизни в Корпусе. Как-то раз он задался вопросом, а почему, собственно, Корпус при всем его могуществе, при всех своих неисчислимых ресурсах как в личном составе, так и в боевой технике не поможет другим эпохам достичь похожего уровня, такого же наиболее разумного из всех возможных жизнеустройств. Ответ сыскался быстро. В банке данных служб технического обеспечения Сектора «Коррекция». Ответ удручал и не оставлял камня на камне от надежд на скорый и эффективный экспорт коммунистической революции в страны и эпохи. А проблема заключалась в природе Времени.

Дело в том, что образовать новую реальность в потоке Времени достаточно легко: вносишь некое изменение в уже существующий вектор внешним воздействием, и вектор немедленно выпускает боковую альветвь. Нет препятствий и для того, чтобы приложением определенных мощностей поддержать стабильность альветви, не дать ей скользнуть в небытие на Темную Сторону Времени, «отсохнуть», или войти в чреватое взаимной аннигиляцией соприкосновение с другой альтернативной ветвью. Однако совсем невозможно прогнозировать, как будут развиваться события в этой новой реальности, приведет ли в конце концов внешнее воздействие к долгожданному результату. Если нет, придется снова вводить поправки, удерживать в равновесном состоянии все новое количество альветвей, и все это до тех пор, пока число альветвей на промежуток времени не достигнет критического и не произойдет так называемый хроноколлапс, когда разом будут выброшены в ничто все новообразовавшиеся альветви на участке, а то и пострадает сам вектор, что в данном случае недопустимо по вполне понятной причине. Время терпит совершаемое над ним насилие, пока насилие это находится в допустимых пределах. Шаг за предел — и вселенская катастрофа.

Гораздо проще и надежнее поддерживать в неприкосновенности отдельно взятую эпоху. Это тоже в некоторой степени противоречит природе Времени, но пока все в пределах допустимого и существованию Корпуса ничто не угрожает.

Несколько позже, обратившись к архивам, Максим обнаружил, что есть и еще одна причина, из-за которой Корпус никогда не предпринимал попыток заняться экспортом своего образа жизни. Такой причиной стала воля Вождя. Когда-то, еще на заре теоретических разработок, Вождь сказал, медленно и весомо выговаривая слова: «Что там будэт в будущэм нас нэ интэрэсуэт. Главноэ, чтобы настоящее принадлэжало совэтскому народу». Данный исторический факт свидетельствовал не в пользу «отца всех времен и народов», скорее он говорил о его бесконечном эгоизме, но с другой стороны, он все-таки был по-своему прав. Будущее оно, действительно, в будущем, важнее существование Великой Эпохи уже сегодня, сейчас. К тому же коммунизм все-таки существовал, хотя бы и здесь, в стенах Корпуса, но существовал на самом деле.

Всерьез заинтересовавшись историей КОЗАПа, Максим, перерыв горы информации, сделал поразительное открытие. Суть открытия заключалась в следующем. Действительно стабильным образованием в рамках Хроноса является замкнутое само на себя кольцо или петля (если более точно — аналог петли Мебиуса в четырехмерном пространстве, топологи называют его бутылкой Клейна). В сущности, само Древо Времени — это тоже петля, только бесконечно большого радиуса. Нарушить стабильность петли очень трудно. Терминатору из американского фильма это, например, не удалось. Целостность петли часто бывает неявной, особенно если петля имеет естественное происхождение (флюктуация поля Хроноса). Кроме всего прочего такие петли могут находить широкое применение для обновления устаревающего оборудования или для ускоренной подготовки личного состава. В Корпусе это делалось так. В специальную камеру, образующую петлевой поток локального времени, укладывается, к примеру, новенький автомат Калашникова. Через шестьдесят секунд тот же автомат вынимается из камеры. Теперь в камере находится сколь угодно много автоматов Калашникова. Достаточно сместить выход из петли по ее звеньям на секунду назад — и вот перед вами снова новенький в смазке и готовый к бою АКМ.

Безусловно, все в природе подчинено фундаментальным законам физики. В частности, великому закону сохранения энергии. Столь очевидное нарушение его принципов Максима, инженера по специальности, поначалу сбивало с толку. Однако более глубокое изучение вопроса показало, что нарушения нет. Здесь подходит сравнение с атомной бомбой. Мощность первоначального тротилового заряда несопоставима с мощностью получаемого в итоге атомного взрыва. Энергия, уходящая на структурирование маленькой петли, несопоставима с энергией самого Хроноса. А результат здесь — любое количество автоматов Калашникова в любое время дня и ночи.

Таким вот устойчивым, непрерывно подпитываемым энергией Времени, образованием являлся и сам Корпус. Теоретически внешним воздействием из него можно было извлечь до девяноста процентов целостности, но он тут же восстанавливался, регенерировал, если оставалась целой образующая его петля.

И вот однажды Максим с ошеломляющей ясностью понял, кто же является незаменимым составляющим и скрепляющим элементом этой петли. Он нашел подтверждение своему открытию в самом глухом уголке архива; он понял наконец смысл загадочных слов Игоря Валентиновича, смысл его оговорок и недоговорок, природу его необыкновенной проницательности. Он, Максим, новичок, чужак, новоиспеченный лейтенант, и блестящий полковник Корпуса — одно и то же лицо. Они оба — растянутая во времени петля, основа существования Корпуса. И ему суждено явиться в засекреченную «шарашку» под Москвой, когда работы попытаются свернуть под предлогом смерти Вождя; ему суждено подсказать верное решение физикам и ему же суждено отыскать потом себя в будущем, оберечь от всех невзгод, от непреклонных преследователей из враждебных эпох и привести сюда, в Корпус, замыкая петлю. Он, Максим, и никто иной своими руками создаст мир мечты, еще один путь человечества. Какая миссия может быть достойней?

И когда волнение улеглось, когда Максим успокоился, взял себя в руки, он почувствовал, что по-настоящему счастлив. Счастлив как никогда за свою короткую скучную жизнь…

Ради этого стоило жить. Ради этого стоило драться…


11 сентября 1967 года (год Овцы)

Основной вектор реальности ISTA-19.19.М

Статья называлась «Эпигоны мечты, или Никто не уйдет обиженным?». Автор — некто Ю.Легкоступов. Имя это ничего Игорю не говорило. Но Серж Гашарти должно быть где-то уже встречал публикации упомянутого автора, потому что немедленно вцепился в газету и теперь внимательно ее читал. С любопытством Игорь следил за тем, как его Ведущий быстро пробегает печатные строки глазами и чуть заметно кивает время от времени. Игорь не понимал пока, откуда у Гашарти такой интерес к статье, написанной заведомым противником Клуба в духе нового широкомасштабного наступления на идеологическом фронте.

Где гарантия, спрашивал автор статьи, что так называемый Клуб Альтруистов (ниже их достоинства, видно, писать просто «Клуб Альтруистов» — всегда пишут с приставкой «так называемый») сумеет отыскать среди двух тысяч известных реальностей ту, которая одна только и подходит конкретному индивидууму, обратившемуся в представительство так называемого Клуба с прошением о миграции? И сам же почти без перехода отвечал: нет и не может быть такой гарантии!

Не означает ли это, продолжал Ю.Легкоступов, что члены так называемого Клуба Альтруистов своими безответственными заявлениями вселяют в граждан нашей страны ничем не подкрепленную надежду на лучший мир, лучшую жизнь? Такое уже было в нашей истории — вспомните «культурную» революцию, устроенную Плехановым и его приспешниками — и мы с вами прекрасно помним, чем все это закончилось.

И далее: почему до сих пор, несмотря на многочисленные запросы со стороны общественного движения «АнтиКА», так называемый Клуб Альтруистов не предоставил статистические данные по случаям отказов на прошения о миграции? Опасаетесь подмочить репутацию, господа Альтруисты?!

И последний вопрос, на который мы давно дожидаемся ответа: кто вас финансирует, кто финансирует это неприкрытое издевательство над чувствами и надеждами наших сограждан?

— Да, — резюмировал Серж, откладывая наконец газету. — Новый этап. Поумнели, черти! Дошло, что кавалерийским наскоком не возьмешь. Раньше-то как было? «Кто нам сказал, что под видом так называемого Клуба и тому подобное в нашем мире не бесчинствует свора бандитов, гангстеров, продающих доверившихся им людей в рабство другим мирам?» — процитировал Гашарти, умело пародируя пафос анонимного автора. — «Куда смотрит наше правительство? Куда смотрят общественные организации? Куда смотрит наша хваленая интеллигенция? Запретить! Арестовать! „Пятую колонну“ разоблачить и заклеймить! Ввести поправку в Конституцию! Чтобы раз и навсегда и на веки вечные!» Всего пять лет назад их называли «изоляционистами», теперь вот — «общественное движение „АнтиКА“… Поумнели. Не позволяют себе бездарных частушек на рифму: „ШавКА-МурКА“. Бить научились метче, передергивать изящнее; вместо высокого слога и лозунгов — претензия на рассудительность и здравый смысл. Правда, этот вот Легкоступов пока молод, впадает в митинговщину, но в конце концов не все потеряно: подрастет и задаст нам перцу, вот увидишь… И знаешь, Игорек, если уж совсем откровенно, иногда читаю их прессу и ловлю себя на мысли: жаль что эти ребята не с нами. Поумнели. И метко, как метко стали бить…

Игорь восхищенно слушал. Очень ему нравилось, когда Серж заводился, становясь, словно по мановению волшебной палочки блестящим оратором, Цицероном — так слушать его, казалось, можно бесконечно. Но было у Ведущего Гашарти и еще одно неоспоримое достоинство: он всегда знал, где и когда нужно остановиться. Вот и сейчас он оборвал свою вдохновенную речь на полувыдохе, лукаво улыбаясь, взглянул на внимающего Игоря и предложил:

— А не испить ли нам кофею?

— С удовольствием, — отозвался Игорь смиренно, хотя и несколько разочарованно.

— А потом я научу тебя играть в «съешку», — заявил Серж, уходя на кухню.

Игорь встал и прошелся по комнате, остановился у окна. За окном шел дождь. И уже совсем стемнело. Перед коттеджем рос вяз; силуэт дерева на фоне размытого света далеких огней казался силуэтом причудливого существа из сказки или из невероятно отдаленной реальности. Там, за вязом, скрытая сумраком, тянулась присыпанная песком дорожка; она выходила к высокой ограде, вдоль которой прохаживались ребята в непривычном и в первое время смешившем Игоря облачении подразделения полиции, выделенного мэром Питерполиса для защиты представительства КА от возможных выходок экстремистов-изоляционистов. А еще дальше — прятались от дождя в походных палатках активисты Казачьей Рады, сорвавшиеся с насиженных мест защищать Отечество от «чудищ из иной реальности» и не осознавших еще всю бесполезность своего пребывания здесь. По утрам они громко перекрикивались, варили себе завтрак в походном котле и тренировались в искусстве владения шашкой. Игорь несколько раз ходил смотреть на это зрелище и простосердечно восхищался, наблюдая, с каким искусством усатые мужики и совсем еще безусые мальчишки управляются с этим большим и остро заточенным лезвием.

Один из казаков, высокий и седовласый, показался Игорю очень на кого-то похожим. Он пытался вспомнить, на кого, но происхождение этих воспоминаний находилось в той области его памяти, которую психотерапевты реабилитационного центра сочли необходимым временно заблокировать. Поэтому вспомнить ему не удалось, но смутный осадок в душе остался, и Бабаев больше на бесплатные представления не ходил.

Игорь отошел от окна и направился на кухню взглянуть, как там справляется Серж с кофеваркой. Тот справлялся с присущим ему изяществом.

— Вот объясни мне, Серж, — Игорь невольно копировал разговорную манеру своего Ведущего, — откуда все это идет? Вот это неприятие деятельности Клуба откуда?

— Всегда готов ответить на любой твой вопрос, даже на самый трудный, — ни на секунду не отвлекаясь от кофеварки, сказал Серж. — А это, замечу, трудный вопрос. Хороший вопрос. Видишь ли, Игорек, тебе вот нелегко, должно быть, представить, ведь ты молод и не отягощен предрассудками, что далеко не все люди питают к нам добрые чувства. Но все-таки попытайся представить: вот живет человек, ничего не подозревая о существовании параллельных реальностей, ничего не зная, кроме своего собственного ограниченного до предела мирка; он привык жить в рамках своего мира, приспособился к его требованиям, приноровился к его условностям. И вдруг являемся мы, никому неизвестный Клуб Альтруистов, причем, являемся совершенно неожиданно, из воздуха, в прямом смысле, и заявляем, что единственная наша цель — это совершенно безвозмездно, без всякого злого умысла, одаривать счастьем всех встречных-поперечных. У такого вот человека сразу возникают подозрения: как это так, откуда, почему о вас ничего раньше слышно не было, так ли уж искренни ваши намерения, не вешаете ли вы нам очередную лапшу на уши? Ну, ты все это должен помнить по статьям и подборкам писем читателей в газету. Но главное — недоверие к нам и даже отторжение вызывает какая идея? Действующий альтруист! Вот что это такое? Будь мы просто альтруистами, размышляй мы о своем альтруизме по грязным пивным, забегаловкам, не предлагай конкретных решений — было бы понятно, и для всех в порядке вещей; нас бы просто не замечали. Альтруисты? Все мы, господа, в некотором смысле альтруисты!

Существуют и более мелкие, более приземленные мотивы у тех, кто не желает нас принимать. Например, зависть к нашему богатству и к нашей щедрости. Страх перед возможностью ослабления собственной власти: ведь не исключено, что наше появление в этом мире пошатнуло не одно высокое кресло. Любая реальность, Игорек, — это по большому счету совершенно автономная система; ничтожное воздействие извне приводит к нарушению установленного равновесия, и как следствие негативную реакцию на это вот нарушение. Никому не нравится жить в эпоху переоценки ценностей, переосмысления опыта, накопленного поколениями. Поэтому пока люди не осознают всех выгод для мира, в котором они живут, для себя лично в нарушении пресловутого равновесия, поддержки от них не жди. Ну как, я понятно изъясняюсь?

Игорь кивнул, подтвердив, что объяснение Сержа он принимает.

Но тут же заметил:

— Но вот я слышал, будто бы Клубу Альтруистов с каждой новой реальностью все труднее и труднее вживаться в нее; сила отторжения нарастает по мере удаления от альфа-вектора; некоторые реальности, чего раньше не было, вообще отказывают Клубу в праве открывать свои представительства на их территории. Это ведь факт? Не пустые слухи?

Серж взглянул на Игоря, и Бабаев увидел, как сползла с его лица улыбка, а лицо Сержа посуровело, черты стали жестче, что ли.

— Это не слухи, — Серж снова обратил свое внимание на кофеварку и вовремя: горячий напиток чуть не выплеснулся черным фонтанчиком на плиту. — Да, это факт. А мы принимаем факты такими, какие они есть, а не такими, какими нам хотелось бы их видеть. Поступать иначе — проиграть сражение, еще не начав его. Надеюсь, ты согласен с данной тезой?

Игорь послушно кивнул.

Серж снял кофеварку и выключил плиту. Лицо его продолжало оставаться сумрачным. И даже тон голоса Сержа изменился — исчезла веселая беззаботность. Игорь успел пожалеть, что вообще задал этот вопрос: таким он Сержа еще не видел. Хорошо начавшийся вечер мог оказаться безнадежно испорченным. Но делать нечего, сказанного не воротишь, и оставалось только надеяться, что проблема не столь тяжела, чтобы надолго подавить природную жизнерадостность альтруиста Гашарти.

— По поводу лавинообразного нарастания изоляционистских тенденций при удалении от альфа-вектора в Клубе не существует единого мнения, — заявил наконец Серж. — Наибольшее количество приверженцев имеет теория перманентного накопления альтернатив. Согласно этой теории, все дело в том, что при движении от альфа-вектора встречающиеся нам на пути миры все больше отличаются от нашего. И точка разветвления, нас связующая, отстоит дальше и дальше во времени. Сумма различий между этносами увеличивается, и идеи, принятые за основу мировоззрения в реальностях, близких к нашей, оказываются совершенно неприемлемыми в реальностях, достаточно удаленных. Очень правдоподобно.

Но есть и еще одна теория, пользующаяся, впрочем, несколько меньшей популярностью. Однако категоричный отказ учитывать ее стал бы для нас не меньшей ошибкой, чем, например, всеобщее и параноидальное ей следование. Посылки именно этой теории вынуждают нас принимать ряд не слишком популярных мер по охране представительств; сюда же входят различные процедуры административно-бюрократического толка, о которых ты, думаю, уже наслышан… — Гашарти помолчал, он разливал горячий кофе по чашкам, потом поставил к ним на маленький серебряный поднос сахарницу и корзиночку с печеньем.

— А суть этой второй теории в том, — продолжал он, поманив Игоря за собой из кухни, — что допускается существование миров-антиподов, то есть реальностей, которые по своим основным чертам не имеют ничего общего, скорее они даже противоположны друг другу. Но при том они обладают особым взаимным притяжением… Здесь дурно попахивает мистикой, ты заметил? А я все-таки считаю себя материалистом, и поэтому мне ближе первая теория: пустые домыслы — не моя стезя. Но и возразить трудно: а вдруг да существует такой мир…

— Не понимаю, — пожал плечами Игорь. — Допустим, он существует, этот мир-антипод. Какой нам от его существования вред? И как он может…

— Ты просто не уловил главного, — перебил Гашарти нетерпеливо (это не являлось признаком невежливости, просто Серж схватывал идею гораздо раньше, чем порой успевал ее высказать Игорек). — Мир и мир-антипод противоположны в средствах, но цель у них, согласно теории, одна — осчастливить человечество во всех возможных реальностях его существования. Рано или поздно к подобной цели для себя приходят все цивилизации. И вот тут, заметь, появляется сразу вопрос: а что данная конкретная цивилизация понимает под счастьем для человечества?

— Но разве счастье — это не одно и то же во всех мирах? Принцип ведь прост: счастье для каждого, и пусть никто не уйдет обиженным, — как и автор статьи Бабаев процитировал главный лозунг Клуба Альтруистов.

— Хотелось бы, Игорек, чтобы это было так, но миров много, а понятий счастья — еще больше. Мы, Альтруисты, если ты заметил, исповедуем принцип выбора. Пусть человек сам выберет себе счастье, в прикладном смысле — мир, где, как ему кажется, он будет счастлив. Мы предоставляем человеку возможность выбора. Но в мире-антиподе могут думать совсем наоборот, а именно: если мы сами сумели добиться стабильности, процветания, значит, наш путь наиболее правильный; он ведет к всеобщему счастью. Вывод отсюда делается такой: возьмем-ка мы с десяток миров и переделаем их по своему образу и подобию, то-то все обрадуются и заживут счастливо. Ни о какой возможности выбора, заметь, здесь речи не идет. Разные «мелочи» в счет не принимаются. Ну-ка, все к счастью, ша-агом арш!

— Теперь понятно, — признал Бабаев. — Значит, неприятие наших идей объясняется постепенным сближением с миром-антиподом?

— Именно так, — подтвердил Гашарти.

— А что будет, если мы все-таки когда-нибудь встретимся с ними?

— Здесь трудно прогнозировать, — медленно произнес Гашарти. — Возможно, мы сумеем договориться, провести, так сказать, демаркационную линию. Наш Совет по крайней мере постарается сделать все для этого. Но может получиться и так, что антиподы вообще не захотят вести каких-либо переговоров. И тогда… — Серж замолчал, нахмурившись.

— Неужели война? — не вытерпел Игорь.

— Все-таки нет, наверное, — Гашарти задумчиво покачал головой. — Нас и антиподов разделяют, заметь, тысячи миров, тысячи реальностей, а допустить войну на своей территории вряд ли хоть одна из всех этих реальностей согласится. Но в любом случае, сколь не гипотетична и мистична предлагаемая теория, к возможной встрече мы должны быть готовы. И мы, заметь, готовы.

Серж снова замолчал, но ненадолго, потом встряхнул головой, словно отгоняя мрачные мысли, улыбнулся и с хитрой искоркой в глазах посмотрел на Игоря.

— Что-то совсем мы сегодня с тобой, — заявил он. — Вселенской тоски только здесь не хватало. Так можно весь вечер испортить. Давай-ка лучше партию в «съешку».

— Давай, — повеселел Игорь.

Серж давно собирался научить Бабаева правилам этой игры, но до этого, без сомнения, ответственного мероприятия все как-то не доходили руки.

Гашарти отправился в свои апартаменты и скоро принес пластмассовую коробку, в которой свернутым в трубочку лежало игровое поле и хранился комплект разноцветных фишек.

— Рассказываю правила, — говорил Серж, разворачивая на столике круглое игровое поле.

Поле выглядело как правильная спираль из трех витков; каждый из полувитков был окрашен в свой цвет. Кроме того игровое поле было разбито на клеточки; спираль накладывалась на них, и в каждом витке соответственно клеток было меньше, чем в предыдущем.

— У тебя и у меня по двадцать семь фишек. Выберем вот эти: синие и желтые. Из них, заметь, по три «съешки». Отличить их просто…

Гашарти перевернул, подбросив на ладони, одну из фишек. Оказалось, плоская сторона фишки была окрашена не в черный, как у большинства других, а в темно-фиолетовый цвет. Глядя на фишки сверху, из положения для игры, заметить разницу было невозможно.

— …Когда ты расставляешь фишки на поле, нужно запомнить, где находятся твои «съешки», не раскрывая, естественно, этого секрета противнику. Цель игры — или слопать все мои фишки, или суметь довести все свои до центра спирали — вот здесь красные клеточки. Заметь, и то, и другое сделать очень непросто.

— В начале игры, — продолжал объяснять Гашарти, — фишки выставляются здесь, здесь и здесь по девять штук на каждом из первых трех полувитков. Потом мы поочередно бросаем два кубика. Сумма выпавших очков дает тебе право ходить фишками на соответствующее число клеток как по вертикали, так и по горизонтали в пределах витка. В любой момент ты имеешь право заявить, что «открываешь съешку», демонстрируешь ее мне, после чего объявленная «съешка» проходит в три раза большее количество клеток, чем обычная фишка при той же сумме набранных очков. Но преждевременно «открывать съешку» теорией игры не рекомендуется. По той простой причине, что если я, заметь, побью ее «закрытой», необъявленной, то на полувитке, где это произойдет, снимаются с поля все мои фишки. Понимаешь?

— Ага, — кивнул Игорек. — Что еще?

— В основном, все. Приступим?

— Поехали.

Бросив кубики, они разыграли право первого хода. Затем минут десять играли молча.

Сержу в игре везло. Ему выпадало большее количество очков. Он опережал Игоря почти на целый виток. Одна из фишек Бабаева отставала от фишки Сержа на шесть клеток, и у него как раз на кубиках выпали «двойка» и «четверка». Игорек передвинул свою фишку и протянул руку, чтобы снять с поля фишку Сержа.

— Стой-ка, — сказал Гашарти и ловко поймал Игоря за запястье, потом сам перевернул фишку.

— Попался, — заявил он, улыбаясь до ушей.

Снизу фишка имела темно-фиолетовую окраску. Игорь в один момент лишился пяти своих фигурок. Но особо не расстроился, потому что сам процесс игры доставлял ему большое удовольствие.

Тем более через пару ходов и сам Серж попался на точно такой же трюк.

— Ай-ай-ай, — пробормотал он, качая головой. — А слона я не заметил.

Игра продолжалась.

— Серж, — обратился к своему наставнику Игорек, — ты не мог бы рассказать мне о своем мире? О той реальности, откуда ты родом?

— Могу, — кивнул Серж, бросая в очередной раз кубики и задумчиво наблюдая, как они катятся, выпало «одиннадцать», и Гашарти улыбнулся. — Происхождения, Игорек, я более чем благородного. Мне посчастливилось родиться в том самом легендарном мире, где появилось и набрало силу движение Альтруистов. В мире Альфа.

— Правда?! — не поверил Игорь.

— Правда?! — передразнил его Гашарти со смехом. — Да, из того самого мира. О-о, далекого отсюда, но незабываемого. Моя родина…

— Расскажи мне о нем, — потребовал Бабаев.

— Да тебе на курсах адаптации и так должны были все про него обсказать. С подробностями.

— Всегда интереснее услышать подробности от человека, который оттуда родом. И ты — первый такой. Вот если бы я знал раньше…

— Ну не знал — теперь знаешь. А нового к тому, что тебе известно, я вряд ли сумею добавить. Голографические слайды тебе показывали, учебные фильмы там, да? О чудесах нашего света ты тоже наслышан. О культуре, геополитике и жизненном укладе этносов — тем более. Технологию видел и изучал в действии. А люди, они везде — люди, что тут добавишь?

— Ты хотя бы попытайся, Серж, — настаивал Игорь. — Нам ведь давали информацию и только. Статистика, диаграммы, голая цифирь. Пусть даже не очень у тебя получится. Я ведь ничего толком не видел. Реабилитационный центр, представительство, ну вот еще Питерполис… Расскажи.

— Уговорил, — сдался Серж. — Кстати, твой ход…

Он потер подбородок.

— И что же рассказать тебе, с чего начать?.. Ну скажем, развилка, благодаря которой появился мир Альтруистов, находится в тысяча восемьсот двенадцатом году по христианскому летосчислению. Наполеон в нашей версии победил, сумел удержаться в Москве. И европейская часть России превратилась во французский протекторат… Хотя да, историю Альтруистов после войны двенадцатого года ты лучше меня теперь знаешь… Или вот, погоди… Видишь ли, тридцатилетие в качестве протектората оказались не таким уж и мрачным периодом для истории России, как это принято думать в иных, избежавших подобного пути развития, реальностях. Во-первых, отмена крепостного права. Во-вторых, выборы в Конвент Управителей, как основа демократической традиции. В-третьих, переворот сорок четвертого года и двухлетняя война за независимость восстановили национальные ценности русских, национальную гордость уже на новой морально-этической основе. Опять же тайные общества, появившиеся, как фактор Сопротивления, и одно из этих обществ, Клуб Альтруистов, объединившее в своем составе лучших людей эпохи. Они возглавили правительство периода Реконструкции. Князь Трубецкой, первый президент… — Серж спохватился. — Вот снова я, — с досадой сказал он. — Хочется рассказать что-нибудь свое, новое, а получаются одни трескучие фразы. Сплошной цитатник из учебника истории для малолетних да недоразвитых. Тебе еще меня слушать не надоело? Тебе ведь, небось, ощущения подавай?

Игорь кивнул. Он понимал, как трудно Гашарти подобрать верные слова, но на самом деле ему было интересно все, что бы тот не сказал; а как помочь ему, он и не думал.

Однако Серж сам нашел нужную интонацию.

— Вот представь, — сказал он медленно, — ты выходишь ранним утром из коттеджа… где-нибудь под прибалтийскими соснами; вдыхаешь чистый воздух, вглядываешься в расцветающий над бором восход, ощущаешь покой, умиротворенность огромного мира. И ты знаешь, кому и чему мир этот обязан своим покоем. И вот именно в такие моменты, когда чувства обострены, когда особую индивидуальную значимость приобретает это знание; когда приходит желание привнести умиротворенность и покой в другие вселенные — вот именно в такие минуты можно почувствовать ритм, добрую пульсацию реальности Альтруистов, осознать его великое предназначение…

Игорь мечтательно улыбался, слушая Сержа.

Да, ему это нравилось. Он пока не имел возможности с чем-нибудь сравнить чудное видение, кратко представленное Сержем; он не мог сравнить его даже с видениями из своего прошлого: усилиями психотерапевтов они были закрыты для Игоря. Но ему не нужно было сравнивать, реальность Альтруистов устраивала его и такой, какая она есть, без всяких сопоставлений с чем-то иным: худшим или даже, может быть, лучшим в этой Вселенной.

Они с Сержем в молчании доиграли партию в «съешку». Гашарти выиграл и сразу поинтересовался:

— Еще по одной? Партия-реванш? Вдруг да повезет тебе сегодня…

— В чем я глубоко сомневаюсь, — отозвался Игорь весело: поражение его не расстроило.

— Давай местами поменяемся, — предложил Гашарти.

Но начать новую партию они не успели. Внезапно дверь распахнулась, и в комнату шагнул незнакомец в черном дождевике. Он откинул капюшон, под которым оказались копна длинных ярко-рыжих волос, черные мохнатые брови, бледное лицо и огромные зеркальные очки, полностью скрывавшие глаза.

С дождевика текло. При каждом шаге с ботинок незнакомца летели ошметки грязи — прямо на желтый пушистый ковер.

Серж, выпустив игральные кубики, вскочил:

— Ты? Здесь?

— Да, это я.

Голос незнакомца Игорю определил для себя как «предельно низкий».

Гашарти со странным выражением лица оглянулся на Бабаева, потом снова повернулся к незнакомцу:

— Ты рехнулся. Есть же установленный порядок. Ты не должен был…

— Они у меня на хвосте, — раздраженно перебил его незнакомец. — Я едва ушел.

Секундная пауза.

— Ты уверен, что это они ? — Серж снова оглянулся на Игорька.

Незнакомец вдруг дернулся всем телом, но тут же замер, опустив руки.

— Поздно, — сказал он. — Теперь поздно.

Дверь распахнулась во второй раз, и в комнату проникли затянутые в черное фигуры. Гашарти пружинисто прыгнул им навстречу. Но пришельцы оказались проворнее. В воздухе мелькнула сталь, и Серж оступился, рухнул, схватившись за горло, хрипя, судорожно задергался на ковре, а потом вдруг разом затих.

Все произошло настолько быстро, что Игорь ничего не успел понять. Он даже не успел испугаться. Он сидел в кресле и, оцепенев, наблюдал, как умирает его наставник, его друг, Серж Гашарти.

— Сволочи, мать ва… — только и успел выдохнуть рыжий незнакомец, перед тем, как его ударили короткой дубинкой, и он кулем свалился на пол.

— Вырубите третьего, — приказал злой, звенящий от напряжения, но несомненно женский голос, и перед Игорьком возникло скрытое черной маской лицо.

Последнее, что Бабаев увидел, был стремительно приближающийся, заслоняющий собой весь мир, всю Вселенную, ярко-желтый ворс ковра.


11 сентября 1967 года (год Овцы)

Основной вектор реальности ISTS-63.18.К

— Откуда это у тебя? — спросила она.

— Ерунда, — пробормотал Михаил, поворачиваясь на бок.

Она осторожно коснулась кончиками пальцев старого шрама у него на груди и очень ласково погладила это место.

Михаил вспомнил: хмурое до промозглости утро; дуэльная площадка на заднем дворе училища — сразу направо от турников и полосы препятствий; крытый фургончик неотложки; скучающие санитары в синих халатах; молчаливые серьезные секунданты (кто же был моим секундантом? — а-а, помню: Резо, барон Балканский, из Серебряного Пояса — где он интересно? где он теперь?..); и еще: два офицера-преподавателя и гвардииподполковник фон Саломатов, дуэль-мастер; и в руках у этого последнего футляр; он идет к ним, напружиненно ступая по асфальту; он останавливается, глядя куда-то в пространство над головой Михаила, произносит привычно обязательную формулу: «Господа, у вас есть еще возможность помириться. Подайте друг другу руки и закончим с этим делом». «Нет», — говорит Константин твердо. «Нет», — вторит ему Михаил. Глупые злые мальчишки…

— Ерунда, — сказал он Вере с неопределенной интонацией. — Память о детских играх.

Вера приподнялась на локте.

— Странные у тебя были игры, — сказала она тихо и очень печально.

Он постарался улыбнуться и положил руку ей на бедро:

— А какие у тебя были игры?

Она помолчала.

— Игры… игры… Как давно это было… В другом времени… В другом мире… В другой жизни…

…Дуэль-мастер открывает футляр. Внутри на мягком бархате лежат две рапиры: простые, без украшений.

«В таком случае, господа, поторопитесь», — говорит дуэль-мастер, давая тем самым понять, что они сегодня не последние, что сегодня есть еще желающие свести счеты, и они ждут своей очереди. «Мы быстро», — отвечает Константин…

— К несчастью, — сказал Михаил, и Вера отметила, что голос его стал внезапно сухим, и как бы даже ломким, — к несчастью, мы имеем возможность жить в разных мирах и в разные времена, но жизнь у нас все равно только одна.

Вера перевернулась на живот, и Михаил увидел на ее ресницах слезы. Еще секунда, и он понял: она уткнется лицом в подушку и…

— Будут потери … — голос Веры дрогнул.

Он быстро обнял ее за плечи, привлек.

— Не думай об этом, — зашептал горячо. — Не нужно думать об этом. Так устроен мир. И все мы что-то находим, и что-то теряем. Таково положение вещей, такова природа вещей, и изменить ее — не в силах человека… И знаешь, я счастлив, я действительно счастлив, пусть и прозвучит это кощунством, но я счастлив, что судьба свела нас, что мы встретились… любимая моя, родная моя…

…Они выходят в центр площадки, становятся друг напротив друга, салютуют друг другу рапирами. А потом Михаил отводит согнутую левую руку назад, за пояс и делает первый выпад…

Вера тихо плакала, а он гладил ее плечо, думая о том, что поступает, мягко говоря, несправедливо, ставя на чаши одних весов потерю Верой семьи, друзей, родного мира и приобретение ею… кого, тебя?.. самовлюбленный поручик, эгоист-имперец до мозга костей, вот ты кто — и это единственная и самая правильная твоя характеристика. Барон Приамурский, как же!..

А еще он подумал, что потери и для него, и для Веры не закончились; они только начинаются…

О том же думала и Вера. И плача (он не мог догадаться, что оплакивает она сегодня не старые и зарубцевавшиеся уже во многом раны — оплакивает она будущее), Вера произнесла одно слово:

— Мобилизация, — сказала она.

— Я знаю, — сказал он. — Я получил предписание сегодня утром.

…Константин делает неуловимое для глаза движение кистью руки, и Михаила обжигает боль. На распоротой белой сорочке проступает багровое пятно. Но он ждал этой боли, он приготовился к ней, потому что эта «ошибка» была частью его холодно продуманного плана. В то же мгновение он делает резкий выпад снизу вверх, и острый клинок рвет Константину печень…

— Я получу предписание завтра, — сказала она, и слезы вновь покатились по ее лицу.

— Мы больше не встретимся… — сказала она. — Мы никогда больше не встретимся… Война…

Он подумал, что она права. Война в Платиновом Поясе смажет судьбы миллионов людей. Как кисть бездарного штукатура смазывает порой краски на картине гения. Война легко оборвет миллионы тонких и спутанных жизненных нитей. Время войны — всегда время потерь.

Он подумал, что она права. Однако вслух сказал иное:

— Мы встретимся, любимая моя. Отныне нам суждено быть вместе. Мы встретимся. Главное — верить, и мы встретимся…

— Главное — верить, — прошептала она. — Я буду верить. Я буду ждать. Я буду искать тебя, Михаил. Не исчезай, не исчезай, пожалуйста.

— Мы встретимся, любимая моя, — он целовал ее в губы, в нос, в глаза, утирал ей слезы, как малому ребенку, и снова целовал. — Я найду тебя, я вернусь к тебе…

…Константин всхлипнул. Мгновенно побледнел. Его рапира вывалилась из ослабевших пальцев и покатилась, звеня, по асфальту дуэльной площадки. Потом он рухнул на колени и простоял так еще секунду, зажимая рану руками.

Тяжело дыша, чувствуя, как быстро намокает кровью сорочка на груди, Михаил стоял над ним и смотрел, как Константин (вчера еще — друг, лучший друг, почти брат, а сегодня — кто?) умирает у его ног. К ним с возгласами бежали секунданты, и санитары разворачивали уже складные носилки, а он стоял и смотрел.

На широко открытые тускнеющие глаза.

На помертвевшее серое лицо.

На сбившиеся мокрые от пота волосы.

На сгибающееся в судороге тело.

На темные, почти черные капли крови.

На смерть.

Глупые злые мальчишки…



ВОСКРЕСЕНЬЕ


«—…Вы куда хотите — в будущее или в прошлое?

— В будущее, — сказал я.

— А, — произнес он, как мне показалось, разочарованно».

Аркадий и Борис Стругацкие



10 мая 1992 года (год Обезьяны)

Основной вектор реальности PAST— ?. ?. ?

Подобной встряски Вячеслав Красев не испытывал давно.

После того, как пол в резиденции двойника выскользнул у него из-под ног, Красева закрутило, как в водовороте. В один момент были ввергнуты в шок все органы чувств. В том числе, и новоприобретенные. Вячеслав ослеп, оглох, был лишен обоняния, осязания и чувства времени.

В какой-то момент Красев подумал, что вот он и умер, однако сам факт того, что эта мысль пришла ему в голову, утверждал обратное.

Нормаль не отзывалась на призывы помочь, хоть как-то оценить ситуацию и шансы выбраться из переделки живым. И вот когда Вячеслав отчаялся вернуться в мир привычных ощущений, реальность взрывоподобной комбинацией цветов, запахов, шумов, болей обрушилась на него.

Он лежал на спине, чувствуя, как что-то твердое и острое упирается ему в бок и смотрел в вечернее небо. Точнее ему показалось, что оно вечернее. Небо это выглядело непривычным для человеческих глаз: матово-оранжевое, расчерченное тонкими, похожими на инверсионные следы, полосами — облаков? Полосатое небо. Что за бредовая фантазия?

«Нормаль!» — позвал Вячеслав в первую очередь.

Нет ответа.

«Нормаль!»

«Контакт», — шепот Нормали звучал нечетко, словно перебиваемый помехами.

«Где я?».

«Информации недостаточно».

Такой ответ от Нормали касательно местонахождения Вячеслав получал впервые.

Чудеса продолжаются, подумал он. Пора привыкать.

«Информации недостаточно».

Заладила!

Помогая себе руками, Красев сел.

Огляделся. Пейзажик был ничего себе, необыкновенный пейзажик. Вячеслав сидел на целой груде обломков, но не бетона или кирпича, а какого-то невиданного раньше полупрозрачного материала, твердого и легкого, как оргстекло. Груда эта была навалена прямо посередине длинного проспекта, обозначенного справа и слева высотными зданиями примечательной архитектуры: усеченные конусы одинаковой высоты и диаметра в основании. Здания эти, как понял Вячеслав, были построены из того же самого полупрозрачного материала и казались невесомыми сюрреальными призраками на фоне матово-оранжевого неба. Как артефакты внеземной цивилизации выглядели они.

Но при всем при том одного первого взгляда на мегаполис было достаточно, чтобы понять: совсем недавно здесь бушевала война.

Некогда совершенно гладкие стены небоскребов были изъязвлены меткими попаданиями; почти за каждой трещиной и выбоиной зияли пустоты внутренних помещений. Проспект был усыпан обломками — обломки громоздились, образовывая мощные завалы вроде того, на вершине которого сидел Вячеслав… И везде, куда не кинь взгляд, среди завалов целехонькая с виду или, напротив, обгоревшая до основания, стояла брошенной боевая техника. Торчали стволы тяжелых орудий: по три-четыре — на одну поворотную часть; валялись пустые конусообразные гильзы; закрепленные в треножниках стояли странного вида «пушчонки» — детища от внебрачной связи мушкета с гранатометом.

Красев попытался встать, чтобы охватить взглядом всю панораму целиком, но оступился, упал, скользя по обломкам, больно ударился локтем. Наконец все-таки сумел подняться на ноги, потирая ушибленное место, и тут же увидел костюм.

Да, это был костюм. Какие сомнения? Блестящая серебром эластичная пара: куртка с высоким воротником, штанины, каждая заканчивается широкой мягкой повязкой под ступню. Две руки, две ноги, одна голова, одно туловище — гуманоиды.

«Это обнадеживает, — подумал Вячеслав. — С гуманоидами всегда найдем общий язык».

Красев обратился к Нормали:

«Выходит, я не так уж и далеко от IS-направления?»

«Информации недостаточно».

Сегодня Нормаль в ударе. Ни одного толкового ответа за последние полчаса. Куда же все-таки любимый двойник исхитрился меня забросить?

«Информации недостаточно».

Тьфу ты!.. А костюм, между прочим, к месту.

Вячеслав критически оглядел себя: мятый джемпер, поношенные джинсы — для сей реальности явно не подойдет. Он быстро разделся, машинально засунул свою одежду под обломок средних размеров и несколько минут потратил на то, чтобы напялить на себя серебристую пару. Ботинки решил пока оставить на ногах: эластичная подвязка совершенно не защищала ступни от мелких осколков. А так, в общем, костюм пришелся впору: не казался коротким, но и не висел мешком на животе или под мышками.

Экипировавшись подобным образом, Вячеслав еще раз огляделся вокруг.

— Люди! — позвал он громко. — Хозяева! Есть кто дома?!

Никто не отозвался в ответ. В мире царили разруха и запустение. Лишь легкий ветер прошелестел над проспектом, закрутил пылевой буранчик, коснулся разгоряченного лица.

Красев пошел по проспекту, обходя завалы и рассматривая по ходу движения боевую технику. Первое, что сразу бросилось ему в глаза — то, что все вооружение, представленное здесь, было склепано на скорую руку. Словно конструкторы, а за ними — техники и рабочие, так спешили выпустить готовый скорострельный продукт, что забыли совершенно и думать о каких-либо удобствах для личного состава потенциальных боевых расчетов. Нелепо расположенные седалища; подвижные части не прикрыты кожухами; очевидное отсутствие противооткатных устройств. Не думали они, судя по всему, и о долговечности своих металлических уродцев: часто Вячеславу попадались орудия с разорванными стволами, а порой можно было увидеть шестерни передаточных механизмов со срезанными подчистую зубцами. Общее впечатление: свалка устаревшей, давно снятой с вооружения техники — ничего иного и на ум не приходит. Но судя по всему, это было не так, технику использовали, и использовали сравнительно недавно, потому что кроме прочего Вячеслав нашел здесь целый склад костюмов, расположенных весьма примечательно для обыкновенного склада.

Костюмы, подобные тому, который носил теперь он сам, были везде, куда не посмотри: на «седалищах» тяжелых машин, внизу у колес, у треножников, среди конических гильз и обломков. И вид этих костюмов, пустых, в изобилии разбросанных по проспекту, заставлял особо задуматься, а что здесь, собственно, произошло? Результат применения абсолютного оружия? Полное истребление армий противника при сохранении всех материальных ценностей? Но где тогда завоеватели, оккупанты? Или полное истребление оказалось взаимным?

«Нормаль, где я?».

«Информации недостаточно».

Учудил двойник, учудил. Кто бы мог ожидать такое? И как это у тебя получилось, хоть убей, не пойму!

Вячеславу не оставалось ничего другого, как продолжать путь в выбранном наобум направлении, вдоль по проспекту. Однако не успел он пройти еще и десятка шагов, как наткнулся на первое тело.

Абсолютным оружием здесь и не пахло. Пахло здесь смертью. Смертью мучительной, страшной и, скорее всего, бессмысленной, как большинство смертей в любом далеко не лучшем из миров.

Совсем недавно на этом месте полыхало пламя. Стена здания рядом оплавилась, оплыла. Потеки застыли почерневшими причудливыми надолбами. Орудия в зоне минувшего пожара были искорежены до состояния окончательной недееспособности: груда железа в окалине. И вот среди всего этого Красев увидел человека.

Тот был недвижим, в обгоревшем костюме, сам весь черный, похожий скорее на извлеченную из-под обломков сгоревшего дома куклу, но все-таки человек — лежал ничком, раскинув руки, и голова его, не голова — головешка, была повернута под неестественным углом к туловищу.

Вячеслав, осторожно ступая, обошел мертвеца, и обнаружил, что у того не хватает ног. Точнее, ноги были, но полупрозрачный материал стен, деформируясь под воздействием чудовищно высоких температур, залил ноги человека по ягодицы и теперь составлял с ним единое целое, как постамент поверженного на землю памятника.

Вячеслав почувствовал дурноту, отвернулся. Такое-то у них абсолютное оружие!..

Человек. И здесь тоже люди и здесь тоже человеки. И убивают они друг друга, как принято у людей. Как только у них и принято.

«Если хочешь уйти от войны, — подумал Вячеслав отрешенно, лучший способ — построить себе замок над золотыми равнинами в мире, где нет больше ни одного человека, кроме тебя самого!.. Иногда, мой дорогой тезка, я тебе завидую».

Красев глубоко подышал носом.

Человек.

Если оставить в сторонке философию, то что нам дает присутствие здесь, в этом мире, человека? А это нам дает, что все-таки мы находимся где-то в пределах IS-направления, согласно реестру Координационного Центра торговых связей между реальностями, 2564-го года издания. Но тогда почему я до сих пор ничего не знаю о существовании подобной альветви? И откуда, кстати, узнал о ее существовании двойник?

«Информации недостаточно».

«Где уж тебе, — подумал Красев устало. — Обломанный ты мой костыль».

«Информации недостаточно».

Вячеслав двинулся дальше и за полчаса бесцельных перемещений по разрушенному городу получил возможность лицезреть сотни пустых костюмов и десятки новых тел.

«Они же совсем не умеют воевать», — очень скоро понял Красев.

Подобный вывод напрашивался сам собой. Кто-то из этого множества славных вояк отличился, например, тем, что не успел пригнуться от летящих осколков; кто-то нашел свою смерть под колесами неповоротливых металлических мастодонтов, склепанных из броневых листов опять же, судя по всему, на очень скорую руку; один из встреченных так, вообще, просто оступился и упал вниз головой с высоко поднятой платформы; как следствие — сломал шею. Вячеслав, сам не понимая зачем, перевернул этого последнего на спину и долго разглядывал мальчишеское перепачканное кровью лицо с мертвыми пустыми глазами и открытым в немом крике ртом. Они не умели воевать.

Красев осторожно прикрыл мальчишке глаза, постоял еще минуту над телом и пошел дальше.

Еще через полчаса (небо к тому времени приобрело темно-лиловый оттенок) он повстречал наконец живых. Миновав очередной завал, остановился от неожиданности.

Они шли ему навстречу. Двое. В стерильно белых одеждах до пят — что-то среднее между сутаной и более привычным халатом. За ними на небольшой высоте над землей летела мерно гудящая платформа. Выступающие части ее блестели хромированным покрытием. Принцип работы двигателя платформы был Вячеславу, мягко говоря, не ясен, но зато ее назначение — более чем. На платформе были свалены искалеченные тела погибших. Значит, это могильщики.

Могильщики не сразу заметили Вячеслава. Остановились над очередным мертвецом; при этом платформа, как послушное, хорошо выдрессированное животное, скользнула к ним в обход препятствий и неподвижно зависла, дожидаясь, когда на нее обратят внимание. Могильщики подняли тело — Вячеслав заметил, что на руках у них перчатки — и положили на платформу рядом с другими. Работали молча, согласованно. И так же молча и согласованно двинулись дальше.

От них шел запах. Красев, втянув воздух через ноздри, уловил его. Уже знакомый запах смерти. Печальная, страшная, но необходимая работа для мира, где идет война.

Наконец один из них, с белыми, как у альбиноса, волосами поднял глаза и увидел Красева. Он издал невнятное восклицание и толкнул своего напарника. Тот дернулся и тоже поднял глаза.

Немая сцена.

Вячеслав, не медля более, зашагал к ним. Он подумал, что в ботинках покажется им очень странным: оба могильщика оказались босы и, видно, здесь такая традиция — но теперь было уже поздно исправлять ошибку.

Он остановился, не дойдя пяти шагов, и продемонстрировал могильщикам раскрытые пустые ладони — общечеловеческий жест. И те, кажется, поняли.

— Ахто-тат-ла-то, — произнес гортанно тот беловолосый, который первым заметил Вячеслава.

Должно быть, вопрос. Хотя никакого подобия вопросительной интонации Вячеслав не уловил.

«Идет структурно-лингвистическая интерполяция», — доложила Нормаль.

Ну наконец-то! Хоть какая от тебя помощь.

Сейчас Нормаль должна перебрать известные ей корневые лингвистические системы основных гуманоидных векторов, выбрать «близлежащие», провести линейную интерполяцию и подключиться в режиме «переводчика». Кстати, таким манером есть шанс заодно определиться и со своим местоположением в пространстве-времени.

Ага, кажется, готово.

«Кто ты такой?» — перевела Нормаль.

Вполне естественный вопрос.

«Нормаль, теперь ты можешь сказать, где я нахожусь?»

«Информации недостаточно».

Та-ак, если и теперь недостаточно…

«Я готов говорить с ними. Как лучше ответить на первый вопрос?»

Дело пошло быстрее. Нормаль подсказывала Вячеславу целые фразы; он повторял их вслух, одновременно получая приблизительный перевод произносимых слов.

Диалог завязался.

— Кто ты такой?

— Я путешественник. Я прибыл издалека.

— Да, это видно по твоему произношению.

— Что здесь произошло?

— Ты не знаешь о войне?

Могильщики переглянулись.

— Я прибыл издалека.

— Разве есть в мире место, где не знают о войне? Ты обманываешь.

То, что Вячеслава обвинили во лжи, не слишком ему понравилось. Кто знает, как здесь относятся к лжецам. Может, поедают их на завтрак. Сколько реальностей — столько и этических норм, он давно убедился в этом.

«Нормаль, что будет, если я расскажу им правду?»

«Оценка вероятности неблагополучного исхода — 16,378%»

Иногда Вячеслава, как всякого нормального человека, раздражала самоуверенность, с какой Нормаль определяла (с точностью до третьего знака после запятой!) вероятность неблагоприятного исхода для Красева при принятии им того или иного решения. Ну в самом деле, ну откуда можно знать с подобной точностью, что произойдет, если он расскажет этим вот странным могильщикам всю подлинную историю Путешественника по Времени? Быт этноса, проявляющий себя в архитектуре, в манере поведения, конечно же, многое может дать для анализа такой хитроумной системе, как нормализованное подсознание, но разве все однозначно, что скрывается за бытом и манерой поведения? Вспомним-ка Японию конца двадцатого века. Ну ладно, другого выхода нет, поверим Нормали на слово и скажем правду.

— Я прибыл издалека, — повторился Вячеслав и пояснил: — Я прибыл из другого времени.

Могильщики вновь переглянулись.

— Из Вчера?

«Нормаль, я не понимаю. Что значит „из Вчера“?

«Информации недостаточно».

Опять двадцать пять! Придется разбираться самому.

— Я не понял вас. Почему «из Вчера»?

Тут в разговор вмешался второй до того момента предпочитавший помалкивать могильщик.

— Он не может быть из Вчера. Вчера знают о войне.

— Откуда ты знаешь, что знают Вчера? — осведомился у него первый.

— Они передают информацию. Они чистят сектора. Они знают. Как можно не знать? — он сделал вполне характерный по-человечески жест, ткнув указательным пальцем в сторону одного из полуразрушенных небоскребов.

— Это верно, — согласился первый. — Но тогда откуда он? Из Завтра?

— На нем военная одежда Завтрашнего.

— Значит, он из Завтра.

«Какой-то у них занудно-выхолощенный разговор получается, — думал Вячеслав, следя за перипетиями диалога. Впрочем, здесь, скорее всего, сказывается несовершенство перевода. Линейная интерполяция — она и есть линейная интерполяция. Кстати, а что такое в их речи означает „Вчера“, „Завтра“, „военная одежда Завтрашнего“? Ощущение, будто они вкладывают какой-то особый смысл в эти временные наречия. Не тот смысл, который привык, скажем, вкладывать я. Ох уж эта мне семантика с семиотикой — беда и проблема любого литератора».

Могильщики продолжали свой спор.

— На нем военная одежда Завтрашнего.

— Значит, он из Завтра.

— Если он из Завтра, он должен знать о войне.

— Может быть, он обманывает.

— Зачем ему обманывать?

— Значит, у него есть интерес.

— Какой интерес в мире, разрушаемом Сферами?

— Ты — абсурд. Посмотри на его ноги.

Вячеслав, хотя и знал, что там увидит, но и сам невольно опустил глаза и посмотрел на свои ноги. На ногах были ботинки. Ну вот добрались наконец и до обуви. Да-а, тут уже не выкрутиться. Улика налицо. Какая воспоследует реакция?

Второй могильщик резко отшатнулся. Платформа за спиной дернулась ему в ритм.

— Ты — Сфера?!

Красев почувствовал себя не слишком уютно. Нормаль разъяснить смысл понятия «Сфера» не удосужилась. Могильщики — тем более. Но совершенно очевидно, что к Сферам последние относятся с опаской. И это либо некая «конкурирующая организация», либо некий противник, ведущий в этой реальности войну на уничтожение. Очень щекотливая ситуация обрисовалась. И если в своем мире Вячеслав Красев, благодаря новоприобретенным способностям, непринужденно избежал бы любой потенциальной угрозы, до Хроноколлапса включительно, то здесь, где даже Нормаль на прямо поставленные вопросы отвечает без заметной уверенности, он случайно и так же непринужденно мог неосторожным словом или действием спровоцировать конфликт и, как результат, вызвать непосредственную угрозу для своей жизни.

Впрочем, первый могильщик не стал дожидаться оправданий от Вячеслава. Он повернулся к своему напарнику и, уперев руки в бока, безапелляционно заявил:

— Ты — абсурд абсурдов. Сфера — это Сфера, а он — человек.

Красев, впрочем, решил, что самое время и ему вставить пару словечек.

— Простите меня, — сказал он. — Я не умею хорошо по-вашему говорить. Я только понял, что вы принимаете меня за другого. Но я не Сфера, я действительно человек. Только прибыл я не из завтра или вчера, я прибыл из будущего, из очень далекого будущего, если вы понимаете о чем я хочу вам сказать.

Теперь и первый могильщик отшатнулся в сторону так, что, оступившись, чуть не упал.

«Нормаль, ты уверена, что перевела все правильно, о будущем?»

«Оценка неадекватности перевода — 23,446%»

Час от часу не легче, успел подумать Вячеслав, осознав, что допустил-таки некую ошибку, спровоцировав конфликт.

Но в ту же секунду могильщики без предупреждения проделали непонятную Красеву последовательность манипуляций. Они взялись за руки (причем, первый повернулся к Вячеславу спиной), глядя в глаза друг другу, присели на корточки, подняв сплетенные руки вверх и затянули длинную песнь, сопровождаемую невнятными подвываниями. Или, что вполне возможно, длинную молитву.

«Если, конечно, мне приходится наблюдать отправление религиозного обряда, — подумал Красев обеспокоенно, — а не ритуал по изгнанию демона».

«Нормаль, где перевод?»

«Структурно-лингвистический анализ. Представленный фонетический фрагмент не имеет общих структурных корней с лингвистической системой рассматриваемой реальности».

«С какой же тогда имеет?»

«Информации недостаточно».

«И в банке нет?»

«И в банке нет».

Последний ответ Нормаль дала как обычно сухо, но в самом его построении Вячеслав уловил некий оттенок язвительности, что для Нормали было, в общем-то, нехарактерно.

«Красев в Стране Чудес», — подумал он о себе с усмешкой.

Минут через пять могильщики, завершив свою песнь (или молитву?) громким совместным урчанием, наконец успокоились, встали к Вячеславу лицом и в полный рост, зачем-то спрятали за спиной руки и, кажется, не смея более поднять на него глаз, повели хором то, что Красев поименовал для себя ОБРАЩЕНИЕМ:

— О, пришедший из Будущего! Прости абсурдов за непонимание. Из-за него мы нарушили Установление и задавали тебе вопросы. Ты волен выбрать любое наказание для абсурдов. Но в оправдание себе мы скажем лишь, что не имели в том интереса. Абсурды осознают свою вину. Абсурды ждут твоего решения.

Так, нам все-таки повезло с тобой, Нормаль. Нам придется выступить в роли не местного дьявола, но местного божества, и это радует. Такое положение, как я понимаю, позволяет нам задавать вопросы без риска быть неправильно истолкованными.

«Нормаль, что ты думаешь по поводу?»

«Информации недостаточно».

«Будет тебе сейчас море информации. Успевай только переваривать».

— Я не буду вас наказывать, — заявил Красев могильщикам. — Я принимаю ваше оправдание. Но вы должны будете ответить на мои вопросы. Вы согласны?

— Да, пришедший из Будущего. Мы будем отвечать на твои вопросы.

— Кто вы такие? — с ходу взял быка за рога Красев.

— Мы трупоеды, — («Могильщики», — немедленно поправилась Нормаль, прежде чем Вячеслав успел поразиться такому сообщению). — Мы убираем тела. Тел стало много. Завтра идет война. Сферы ведут войну. Из-за Сфер разрушаются города. Из-за Сфер гибнут люди. Завтра нет возможности убирать тела. Мы убираем тела Сегодня. Каждый день убираем тела за Завтра.

Многословный ответ, но далеко не исчерпывающий. Скорее, с ним вопросов даже прибавилось. Ну-ну, чем дальше в лес, тем больше дров. Попробуем выяснить главное.

— Кто такие Сферы? Почему они ведут войну?

Объяснения могильщиков, последовавшие за этим, оказались еще более пространны и еще более невнятны. Однако кое-что не без помощи ожившей Нормали с ее комментариями Вячеслав для себя уяснил.

Выводы из уясненного ошеломляли. Выводы из уясненного заставляли Красева задуматься, а так ли уж верна картина мира, те представления о природе пространства-времени, которые он для себя считал устоявшимися, пересмотру не подлежащими. Даже при описании в своих романах самых необыкновенных миров, когда прозаик Красев пускал в ход не только личный опыт от посещения той или иной альветви, но и давал вволю погулять своей личной фантазии — даже в том случае не решился бы он описать подобную реальность.

Во-первых, потому, что никогда не понимал основ мировоззрения солипсистов. А здесь был рай для настоящего солипсиста. Во-вторых, потому, что всегда полагал нелепой философию субъективных идеалистов. А здесь тот же Беркли очень быстро стал бы общепризнанным авторитетом, спорить с которым бесполезно, потому что он всегда и во всем прав.

Но самое интересное — мир, в котором волею двойника очутился Красев, был создан искусственно, а это уже ни в какие ворота не лезло. И создан, между прочим, не абстрактным Демиургом, а вполне конкретными людьми.

Случилось это, как понял Вячеслав, невообразимо давно. Местное человечество уверенной поступью вошло в Золотую Эру мирного сосуществования, сбалансированной экономики и потрепанной, но как-то сохраненной экологии. Все было хорошо, оставалась одна проблема — демографическая. Меры по регулированию рождаемости запоздали. Мегаполисы росли, как грибы. До возможности космической экспансии здесь не додумались в силу различных исторически сложившихся причин.

Человечество нашло более простой (так им казалось!) выход из положения. Оно разделилось на семь равных частей и каждая из этих частей получила право пользоваться одним из дней недели. Но и только одним. Решение проблемы было как-то связано с умелым использованием волновой природы хронотока. Обнаружилась также некая связь между ним и биотоками живых организмов. Ученые нащупали ниточку между Временем и материальной основой гештальта. По сути, они выявили то, что, по словам Всадников, являлось жизненной квинтэссенцией Времени. И в результате действительно замечательных разработок в этом направлении им удалось достигнуть существующего в векторе положения вещей.

Каждые сутки ровно в полночь одно человечество на планете по мановению ока сменялось другим. Они жили каждый в своем дне: в Понедельнике, во Вторнике, в Среде и так далее по семидневному циклу, никогда не встречаясь друг с другом. Но тесно сотрудничая. Дело в том, что эффект не распространялся на неживые объекты или объекты низшей организации. Поэтому между Днями действовали торговые, деловые, юридические, гражданские и прочие иные соглашения, обеспечивающие приемлемое сосуществование семи цивилизаций на одной общей для всех территории. Кроме прочего, действовал Закон, обязывающий человечества Дней обмениваться информацией.

Конечно, не обходилось без недоразумений. Конечно, не обходилось без эксцессов. Конечно, не обходилось без разногласий и официальных нот. Но все это было решаемо, все это в конце концов улаживалось. Люди привыкли жить в мире. Война началась не по вине людей.

Сферы…

Поначалу Вячеслав долго не мог понять, кто или что имеется в виду. Объяснения могильщиков не слишком помогли делу. В конце концов, он выяснил, что Сферы — это не организация и не нация, Сферы — это вообще не люди, Сферы — это Сферы. Судя по всему, они пришли извне. Откуда? Точно неизвестно.

Куда? В Понедельник, в Завтра. Что они представляют собой — тоже неизвестно. Конечные цели Сфер? Нет ясности в этом вопросе.

Но из-за Сфер началась война. Война идет по Понедельникам, а остальным Дням приходится хоронить мертвецов. Сферы… Сферы…

Что-то было знакомое для Вячеслава в этом образе бездушных всепроникающих сфер. Что-то очень знакомое…

Он не сумел поймать ускользающий образ-воспоминание и обратился к Нормали за помощью.

«Версия, — откликнулась Нормаль. — Здесь действует научная миссия Всадников времени».

Ну конечно!

Все сразу встало на свои места.

Всадники! Ведь он сам, Вячеслав Красев, когда-то называл их Сферами.

Всадники… Научная миссия Всадников.

Теперь он мог только посочувствовать местному человечеству. Оно сделало поразительное открытие, связанное с природой Времени. Этим оно спасло себя от последствий демографического взрыва, но и этим же оно привлекло к себе внимание Всадников, могущественных бесчеловечных властителей и охранителей Времени. Всадников никогда не интересовали дела людей, никогда не волновали проблемы человеческой этики или морали. Привлечь к себе их внимание было опасно, очень опасно, потому что никогда нельзя было предсказать, чем это внимание обернется. Красеву когда-то повезло. Всадники проявили желание говорить с ним, но здесь, судя по всему, другой случай. Здесь — научная миссия. И добром это не кончится.

Красев мог только посочувствовать миру Дней. Против Всадников нет защиты. Не придумано. И не будет никогда придумано. К тому же местное человечество, судя по примитивной, склепанной на скорую руку бронетехнике, давно уже разучилось правильно воевать. Но в конце концов они обретут опыт, вспомнят хорошо забытое старое: чего-чего, а как делать оружие, человек быстро вспоминает. Но что-либо существенное противопоставить силе Всадников они все равно не смогут.

Красев мог бы дать местному человечеству совет. Он мог бы сказать им: сидите, ребята, и не рыпайтесь. Пережидайте, как непогоду. Но догадывался, что вряд ли его слова возымеют хоть какое-то действие, даже в случае если его посчитают настоящим божеством и тут же на месте канонизируют. Да и не хотелось давать ему такого совета, потому что будучи все-таки плоть от крови существом человеческим он понимал их, понимал их желание защитить свой мир, свою жизнь от бесцеремонного вторжения.

Однако и задерживаться здесь он не видел для себя особой необходимости. Теперь он знал, как сумел его двойник, давно с пристальным вниманием наблюдавший за деятельностью Всадников на Светлой Стороне Времени, отправить его сюда, в странный непривычный мир Дней. И главное — Вячеслав теперь знал, как ему отсюда выбраться.

Ведь эффект перехода не распространяется на неживые объекты и объекты низшей организации, не так ли?

«Отличная идея», — поддержала Нормаль.

Вячеслав, глядя на ожидающих его дальнейших вопросов могильщиков, на платформу с мертвыми телами, задумчиво кивнул. Ему не хотелось снова умирать, но это был единственный выход.

ПОНЕДЕЛЬНИК ПЯТЫЙ

«Это трудно объяснить непосвященному человеку. Один мир фактически переходит в другой совершенно случайно. По существу, природа бесконечности такова, что кажется, должно существовать бесконечное число близких линий, по которым мы непрестанно перемещаемся. Обычно здесь нет видимых отличий, и мы не замечаем их примерно так же, как не замечаем того, что движемся из одной временной точки в другую в процессе нормального возрастания энтропии».

Кейт Лаумер

18 сентября 1967 года (год Овцы)

Основной вектор реальности ISTB-01.14.S

Их держали под замком на хлебе и воде уже неделю — Игоря и того странного человека в дождевике, который появился вдруг на пороге представительства Клуба Альтруистов, разом взорвав приобретший относительную устойчивость мир Бабаева. В физическом смысле незнакомцу досталось тогда крепче, чем Игорьку, и первые сутки он провалялся в беспамятстве, но не бредил, а лишь болезненно постанывал. Почему-то никто здесь не удосужился привести к раненому врача.

Их держали под замком в подвале, и подвал этот был как подвал, ничем специально не оборудованный — сразу становилось ясно, что не тюрьма, а обыкновенный подвал в обыкновенном доме: здесь было жарко и сыро; подтекали трубы, проходившие под самым потолком, но вообще было достаточно светло и чисто; крыс, по крайней мере, не наблюдалось.

Воду в алюминиевом ведре и краюху хлеба раз в день приносил хмурый здоровенный дядька: седой и с примечательно большими ушами, в замызганном, некогда пестром, протертом на локтях до дыр халате и в шароварах непривычного покроя. Дядька молча ставил все это хозяйство перед дверью и сначала уходил куда-то с другим ведром, заменявшим узникам парашу, и только уже после этого отдавал Игорю хлеб, возвращал два традиционных ведра.

Но в конце концов странный товарищ Игоря по несчастью как-то сам собой оклемался, и на третий день уже смог прогуляться по камере, кряхтя и поглаживая бока. Бабаев попробовал немедленно выяснить, кто он такой и как оказался в резиденции Клуба Альтруистов, но незнакомец на его торопливые и зачем-то шепотом заданные вопросы отвечать не соизволил; и Бабаеву ничего не оставалось, как отвязаться пока со своими расспросами и дожидаться того момента, когда незнакомец сам захочет все объяснить.

Время текло медленно; заняться здесь, в этой импровизированной камере предварительного заключения, было решительно нечем; неопределенность положения угнетала, давила на психику, и в результате незнакомец тоже устал играть в молчанку и как-то на четвертое утро пленения, прохаживаясь и поглаживая, спросил:

— Ну и как тебе это нравится?

Игорь встрепенулся и вскочил. Но незнакомец смотрел в сторону с независимым видом, и Бабаев решил было, что ему послышалось. Однако незнакомец вдруг резко повернулся на каблуках — в уверенном движении его Игорю померещилась угроза, он даже отшатнулся — но тут же снова этот странный человек расслабился, потянулся, зевнув широко, и продолжил:

— Из князи — в грязи, а?

— А кто вы такой? — Игорь не хотел этого, но контрвопрос его получился в вызывающей интонации.

— Я? — незнакомец улыбнулся кривой, очень нехорошей улыбкой. — Тебе мое имя все равно ничего не скажет. Но!.. Если ты так нуждаешься в метке, зови меня Милордом, — он неожиданным плавным движением выставил руку вперед и вверх, и покрутил в воздухе кистью; Бабаев так и не понял, что должен был символизировать собой подобный жест.

Милорд, прищурившись, покачал головой. Улыбка его чуть выправилась.

— Именно так , — сказал он мечтательно, — именно так меня когда-то называли…

— А меня зовут Игорь…

— Бабаев, — закончил за своего визави Милорд.

— Откуда вы?.. — но тут Игорь спохватился, вспомнив, что буквально вчера, перед тем, как изложить очнувшемуся незнакомцу скудную информацию из первых рук и задать свои вопросы, он для начала представился.

— Игорь Бабаев, — повторил Милорд. — Из новообращенных, а?

— Я — Альтруист, — заявил Бабаев гордо.

— Вижу, что не валенок, — отвечал Милорд.

Он вдруг подмигнул Игорю. Бабаеву не понравился этот мимический жест. За тем, как подмигнул ему Милорд, казалось, кроется нечто заведомо дурное, по-человечески противное натуре любого Альтруиста. Бабаев от внезапной озабоченности сразу же потерял нить и не знал, что сказать на «валенка».

— Так-так… — впрочем, Милорд и не ждал от него каких-либо реплик по поводу; он прошелся по камере, привычно поглаживая бока. — Убежать, значит, нельзя? Да и смысла побег особого не имеет… Как ты считаешь, а?

Игорь попытался отогнать ощущение неприязни к Милорду, которое на момент озаботило и сбило его. В конце концов, этот человек пришел к Гашарти, как к хорошо знакомому, как к другу; и они разговаривали, как хорошо знакомые, и почти как друзья, и это может означать только одно… А что вообще ты можешь знать об их отношениях, об истории их отношений? Но судишь по полной строгости! Не так он сказал, не так повернулся, не так посмотрел — слушать тебя, Игорь, противно! Может, еще скажешь, что именно Милорд в смерти Сержа виноват? А он такая же жертва, как и ты, как… Серж. И не забудь, кстати, Милорду ты представлен не был, сам представился, и безоглядно доверять тебе у него оснований не больше, чем у тебя ему. И тогда все его оговорки, намеки, мимические жесты — лишь способ проверить, а тот ли человек Игорь Бабаев, за какого себя, не краснея, выдает.

И если еще неделю назад подобное умозаключение вряд ли само собой пришло бы Игорю в голову («Ведь он видел меня в представительстве Клуба, рядом с Гашарти — как он может мне не доверять?»), то теперь, после вероломного нападения людей в черном, после того, как в одну секунду убили они любимого человека прямо там, на ковре, в представительстве — теперь Игорь вполне понял и оценил осторожность своего нового знакомого.

Потому неприязнь, почти без сопротивления, подчинилась и ушла, хотя и оставив где-то на самом дне души Бабаева мутные капли бикфордова ожидания подвоха.

— Бежать всегда имеет смысл, — заявил Игорь убежденно, он продумал свой ответ. — У меня даже есть идея.

— Вот как? — Милорд, казалось, искренне заинтересовался.

Он уселся на койку — пружины скрипнули — и поманил Игоря пальцем, предлагая сесть рядом.

— И что же это за идея?

— Завтра утром придет сторож. Охранник. Он принесет хлеб и воду. Он всегда приходит один. По виду сильный, и мне одному с ним не справиться, а вот вдвоем мы вполне…

— Значит, «вполне»? — перебил Бабаева Милорд. — Мы на него наваливаемся и дело в шляпе, а?

Нормальный человек. Почему ты ему не доверял? А он с ходу ухватил, с ходу поддержал.

— Да-да, — Игорь закивал. — Заманить его сюда и вдвоем навалиться. Только вот когда мы выберемся, я не знаю, куда идти и, вообще… где мы находимся, я не знаю. Но ведь это не проблема, правда? Главное — выбраться?

— Или допросить охранника, — медленно произнес Милорд, а потом вдруг снова, посмотрев Игорю в глаза, многозначительно подмигнул. — С пристрастием, а?

Бабаев не понял, что означает «с пристрастием», но идея ему понравилась. В самом деле, кому еще, как не охраннику, знать, насколько далеко от представительств Клуба они находятся? Впрочем, тут же Игорь подумал о том, что охранник-то как раз ничего этого знать не должен. Ведь он, судя по всему, на низшей должности в иерархии гипотетического противника, а таким, как он (и это Бабаев знал уже из курса современной социологии) обычно не считают нужным сообщать информацию более той, чем необходима для исполнения непосредственных обязанностей. Вышестоящие инстанции в этих мирах традиционно не привыкли разъяснять нижестоящим, что, зачем и где происходит; они привыкли отдавать приказы и ждать их беспрекословно точного выполнения. Это тебе не КА, где все равны и иерархия строится по признакам опытности и личных способностей — здесь охранник, скорее всего, ничего не знает, да и не хочет ничего знать…

— Но ведь главное — выбраться? — заторопился успокоить самого себя Игорь, отпугивая эти вполне здравые, но подрывающие веру в успех задуманного дела, мысли. — А там мы еще что-нибудь придумаем.

Милорд молчал, покачивая головой. Не ясно было: то ли он согласен с планом Игоря и просто беспокоят его те же самые вопросы об осведомленности стража, то ли думает он совсем о другом, о постороннем.

Только тут наконец Бабаев сообразил, что, в принципе, его визави должен знать о противнике гораздо больше, ведь ему уже пришлось убегать от людей в черном, и хотя в конечном итоге уйти от них ему не удалось (что повлекло за собой смерть Гашарти — черт, как неудачно, нелепо, и как жаль Сержа!), но по меньшей мере он должен хотя бы догадываться, кто они, люди в черном, каковы их цели и возможности.

— Милорд, — обратился к товарищу по несчастью Игорь. — А что вы знаете об этих людях?

— О каких людях? — рассеянно переспросил Милорд; он продолжал о чем-то напряженно размышлять.

— О тех, которые засадили нас сюда… Тех, которые убили Сержа… Если бы вы рассказали мне…

Игорь не закончил вопроса. Он увидел, что Милорд его не слушает. И Милорд действительно его не слушал. Вид он имел совершенно отрешенный.

Но протикала минута, и взгляд его прояснился. На губах появилась знакомая кривоватая ухмылочка, и в душе Игоря, как только он завидел ее, опять засвербило. Ну ничего не мог он с собой поделать, тем более что сам Милорд своим поведением, своими словами, всячески — настороженность Бабаева подкреплял. Даже просто манера держать себя с собеседником, присущая Милорду, напомнила Игорю не кого-нибудь из знакомых ему и уважаемых Альтруистов, а повадки мэра Питерполиса, который частенько появлялся в представительстве по тому или иному делу. Это позерство, это откровенное неумение и нежелание слушать собеседника, это пренебрежение и эти намеки. И недомолвки, и ужимки, и многозначительные жесты. Все это претило Игорю. Он ценил в людях честность, открытость в словах и поступках.

— Так, так, — сказал Милорд, с юмором Игоря разглядывая. — Бежать отсюда, значит, можно? И у тебя, значит, есть даже план? Что ж, уважаю. Ты из дергунков?

Бабаев снова, и в который уже раз, не понял вопроса. «Из дергунков »?..

— Я не…совсем… понимаю, — признался он неуверенно. — А кто это такие — «дергунки»?

Милорд хлопнул себя по колену и вдруг громко расхохотался. Можно сказать, он зашелся смехом, откинувшись спиной на подвальную холодную стену, и чуть слезы не брызнули у него из глаз. Но видно, сразу напомнили о себе скрытые травмы, и смех почти немедленно сменился громким надсадным кашлем. Когда приступ кашля наконец прошел, Милорд с минуту молчал, осторожно ощупывая бока. Потом встал и, не глядя более на Игоря, обратился к стене напротив с некоей высокомерной патетичностью в заметно подсевшем голосе:

— Господа судьи, — сказал он, — мы глубоко ошибались, когда думали, что перед нами предстал закоренелый преступник, из тех, что давно позабыли такие замечательные архаичные слова как «честь», «достоинство», «благородство». На самом же деле перед нами элементарный заморыш, господа! Один из множества других подобных ему и несчастных заморышей. Да-да, господа, мы могли бы догадаться об этом и раньше, ведь наш общий скоропостижно скончавшийся друг — я Сержа Гашарти, конечно, имею в виду — работал именно с этим замороченным контингентом Клуба, и кого еще я мог встретить в его резиденции, как не очередного подопечного? Но, господа, могу сказать в свое оправдание и то, что до сей поры лучше думал о разведчиках известной вам Империи! А они оказались не на уровне, не сумели, как видите, отличить песняра от заморыша. Невольно задумаешься, а стоит ли с ними сотрудничать в дальнейшем, а?

Теперь Игорь кое-что понимал, но не так много, как ему хотелось бы. Он понимал, что Милорд обезьянничает; он понимал, что Милорд не желает говорить с ним серьезно. Не понимал Бабаев главного: почему Милорд так себя повел? В результате к осадку настороженности прибавилась еще струйкой темная обида. Да, теперь Игорь определился: мне не по пути с этим человеком, кем бы ему не приходился Серж, пусть даже братом родным!

— Вам не нравится мой план? — сердито вопросил Бабаев. — Предложите другой.

Милорд повернулся на каблуках. Упер левую руку кулаком в бок, а правую — поднял, наставив указательный палец на Игоря.

— Вот посмотрите, господа судьи, — продолжал он играть в свой театр одного актера, — перед вами классический образчик заморыша или, если кому угодно, замороченного. Одно, как известно, производное от другого, и вы можете выбрать себе для него любое поименование из этих двух: или то, которое вам более нравится, или то, которое, по вашему мнению, ему более соответствует. Вот он весь перед вами, господа. Марионетка так называемого Клуба Альтруистов; он не представляет себе жизни без Клуба; чтобы воссоединиться с Клубом он задумал побег и, надеюсь, легко пойдет на то, чтобы лишить жизни охранника ради этой своей цели. Но простим, господа, ему это невинное по большому счету намерение. Ведь не со зла он это хочет сделать, а от любви к Клубу, а значит от любви к человечеству, во имя большого общечеловеческого счастья…

Смысл как минимум половины слов Милорда ускользал от Игоря. Но одно его зацепило, покоробило и укрепило в новом мнении — эта непреднамеренно брошенная фраза, словно напрямую взятая, выделенная из знакомо-злобного шипения дешевых газет: «так называемый Клуб Альтруистов». Худшие подозрения Бабаева подтвердились: перед ним стоял враг!

Но только почему, зачем такой честный чистый человек, как Серж Гашарти, мог что-то общее иметь с этим… этим проходимцем?

— Да, господа, — продолжал тем временем витийствовать Милорд, не замечая гаммы чувств, находившей наглядное отображение на честном лице Бабаева. — Именно таков образ мыслей нашего заморыша. Однако, я повторюсь, не будем слишком строги к нему. В конце концов, он всего лишь замороченный; его лишили памяти о прошлом; он был избавлен от такой мелочи, как прежние его моральные убеждения и ориентиры. На самом деле, в данный конкретный момент своей жизни он ничего другого не знает, кроме Клуба Альтруистов; ничего другого не видел, кроме Клуба Альтруистов; ничего другого не может принять, кроме Клуба Альтруистов. Вы скажете, это было жестоко — лишить его права выбора? Я соглашусь с вами, но добавлю, что все это с ним было проделано опять же от большой любви к человечеству. Кстати, вы заметили, господа, ведь это всегда так: чем больше любовь к человечеству, тем больше ее носителями применяется способов для переделки конкретных его представителей, а?

— Стойте! — закричал, не выдержав, Игорь. — Зачем же вы так?! Что я вам сделал?!

И Милорд сбился. Так и застыл с открытым ртом в позе трибуна. И судя по всему, снова ушел в себя. Взгляд его опустел.

Надежда Игоря на то, что товарищ по несчастью поддержит план побега, подскажет какую-нибудь идею, которая пойдет на пользу дела, рассыпалась как карточный домик. Веру в то, что перед ним Альтруист, постигла еще более тяжелая участь. Бабаев с ужасом думал о том, что вот теперь он остался один на один против врагов Клуба (антиподы?), и не от кого ждать поддержки или хотя бы доброго слова, и как теперь себя вести, что предпринять? Гашарти подсказал бы, но Гашарти мертв, а этот его… «знакомый», он, это ясно, ответит насмешкой, очередной издевкой, или вообще не захочет отвечать…

Так и оказалось. Когда через минуту визави Бабаева осмотрелся вокруг более осмысленным взглядом, желание продолжать свое издевательски высокомерное выступление у него пропало, и он грубо сказал Игорю, все еще сидящему на его кровати:

— Расселся, а? Слазь-ка, Альтруист.

Игорь, понурившись, встал.

Милорд немедленно бухнулся на кровать, закинул руки за голову, а ноги, вытянув, водрузил на спинку. Больше в тот день он не сказал ни слова.

Предпочитал он помалкивать и потом. Лишь иногда приступом нападало на него веселье, и он начинал насвистывать какой-то незнакомый мотивчик, или напевал себе под нос, или, если уж совсем испытывал подъем духа, — отпускал иронические реплики в адрес Бабаева, называя его то «альтруистом недоделанным», то «заморышем замороченным».

Игорь не отвечал на его реплики, он злился и отчаянно размышлял, что же все-таки предпринять. В конце концов он решил, что вполне может реализовать свой план в одиночку, но нужно обзавестись каким-нибудь оружием для нейтрализации охранника. Так, весь шестой день заключения, воскресенье, он посвятил тому, что разбирал собственную кровать. Без инструментов это было не так-то просто сделать: восемь до упора затянутых болтов, четыре — зачем это? — сварочных шва. Милорд со своего места не без интереса наблюдал за его приготовлениями и, ухмыляясь во весь рот, подзуживал:

— Давай, давай, веселее. Ну еще один болтик остался… Да тресни ты ее об стену — она и отвалится!..

Игорь старался не обращать внимания, не слушать и не слышать. Но голос Милорда был единственным живым звуком в этом подвале, и просто так отрешиться от него Бабаев оказался не в силах. Милорд посмеивался.

— Какой бегунок растет! — заключил он.

Тем не менее к вечеру Игорю удалось справиться с кроватью и он в качестве оружия заполучил ее тяжелую стальную ножку. Взвесил на руке — вполне подходяще.

— Молодец, — оценил Милорд все с той же издевательской интонацией. — Только вот Гашарти не одобрил бы твой поступок, а?

Игорь медленно повернулся к Милорду.

— Не трогай Сержа, — сказал он твердо: как ни странно, стальная ножка в руке прибавляла уверенности духу и весомости произносимым словам.

— Ты можешь говорить что угодно, — пояснил Игорь сурово; он давно заготовил эту фразу и мысленно отрепетировал. — Но не трогай Гашарти!

— А почему собственно, а? — возмутился Милорд, невзирая на страшное орудие в руках Бабаева. — Я ведь как-никак знаю его лет восемь. Ты-то ведь не можешь похвастаться столь продолжительным с ним знакомством, а?

Игорь ожидал какой угодно реакции от Милорда на свое требование: смеха, очередных подначек, или ухода в себя. Однако Милорд и теперь обманул все его ожидания, вполне резонно напомнив о давнем знакомстве с Гашарти (ну почему Серж беседовал с этим подонком, как со своим?) и отстаивая таким образом свое право говорить о нем. Игорь, конечно, понимал, что за этим его «правом» нет ничего настоящего; что Милорд — предатель и провокатор; что он враг; и что, скорее всего, он слова доброго не скажет о Гашарти, станет поливать его грязью. Так оно в конце концов и получилось, но Бабаев уже ничего не мог поделать, допустив и приняв весомость аргумента: «как-никак знаю его лет восемь».

— Так вот, — с ленцой в голосе, расслабленно продолжил Милорд, — наш любимый и уважаемый Серж не одобрил бы твои действия ни под каким видом. Он ведь до того, как в песняры податься, знаешь кем был, а? Не знаешь. А был он, между прочим, ломок и специалист по «съешке». Большой, между прочим, специалист. Виртуоз. А у ломка какая забота, знаешь ты, а? Забота у него — и монету срубить, и целым остаться. Вот и приходилось крутиться: тем подмахнет, и этим тоже подмахнет; и фарам — друг, и клонам — приятель. И ловок был, пройдоха, куда уж мне, или тебе до него. Так что, попади он в такую заваруху — не стал бы кровати уродовать, а подмахнул бы тому-другому и на свободу. Опять фишки переставлять — большой виртуоз все-таки… Он тебя-то в «съешку» учил играть, а?

Игорь не ответил. Было очевидно, Милорд лжет: бессовестно, ни слова правды. Не мог быть таким человеком Гашарти, каким описывал его Милорд: Серж погиб, как герой; он не мог договариваться о чем-либо с людьми в черном; не раздумывая, он шагнул под пулю, во имя Клуба пожертвовал самым ценным — жизнью.

И неужели заслужил он, чтобы называли его такими погаными кличками: «песняр», «ломок»? Необходимо было дать Милорду отповедь, но тот снова очень метко подцепил Игоря, спросив к месту, учил ли Серж играть его в «съешку»? А ведь действительно — учил! И Милорд, словно почуяв, что здесь оно — слабое звено, надавил еще чуть сильнее:

— И, небось, дал выиграть для начала, а? Потом захотел отыграться? Распалил, завел, а? И пошел выигрывать? Привычка — вторая натура, а?

— Неправда! — закричал Игорь с искренним облегчением и даже палку свою опустив. — Он первым выиграл!

— О-о! — удивился Милорд. — А Серж наш рос, оказывается. Более индивидуальные подходы стал искать, а?

Игорь собрался. Это далось ему не без труда, но он догадывался, что только мобилизовав все силы, можно достойно противостоять этому лицемерному подлецу с его лживостью, с его ухмылками, с его нескрываемой ненавистью к альтруистам.

Игорь собрался.

— Предатель, мерзавец! — выкрикнул он в лицо Милорду первые пришедшие на ум слова. — Честь свою продал! Теперь и Сержа хочешь туда же записать?! Ты… ты… — Бабаев захлебнулся.

— Кому продал-то, а? — устало махнул рукой Милорд; судя по всему, охота к дальнейшему разговору на эту тему у него пропала, и он завозился, отворачиваясь к стене, и, уже устроившись, пробурчал спиной к Игорьку:

— Твоему Клубу любимому и продал. Только не я первым был. Гашарти — раньше…

Бабаев легко мог сейчас подойти и ударить Милорда по рыжему затылку ножкой от кровати, но то, как спокойно, не подумав даже о подобной возможности, повернулся к стене Милорд (пусть негодяй! пусть предатель! пусть враг!), охладило пыл Игоря, и он, тяжело дыша, уселся на жалкие останки собственной постели, а не подошел и не ударил…

Не получился у него и другой удар, вроде бы до мелочей продуманный и положенный, как фундамент, в основу примитивного плана побега. Тут Бабаев не колебался: слишком многое зависело от того, не дрогнет ли рука в нужную секунду. Однако он промахнулся, и не потому даже, что неопытен был в подобных делах, а потому, что слишком опытен оказался охранник, и хотя этот последний выглядел неуклюжим, он мгновенно ушел от замаха, одним точным ударом выбил из рук Бабаева стальную ножку, а другим — отшвырнул Игоря на пол. При том он даже не рассадил себе кожу на костяшках толстых сильных пальцев.

Милорд издевательски захохотал и уж конечно не пошевелился, чтобы хоть как-то Игорю помочь. Бабаев ворочался на полу подвала, кровь из рассеченной брови заливала ему лицо, а в подвал спускались какие-то новые люди. Он пока еще их не видел, и только голос (женский!) он узнал, и от узнавания этого все перевернулось у него в груди, и продрала смертельная дрожь. Тот голос , тот самый голос, распорядившийся ночью над умирающим на ковре Гашарти: «Вырубите третьего!». И этот голос во влажном сумраке подвала чуть насмешливо и с заметным акцентом произнес:

— А нам достался прыткий пленник! Смотрите, судари, он задумал побег!


18 мая 1992 года (год Тигра)

Основной вектор реальности PAST— ?. ?. ?

Идут часы. Пропуская через себя секунды, минуты. Пропуская через себя Время.

Идут часы. Но часы эти — не примитивный механизм из комбинации пружин, и не хитроумный сплав из полупроводников, часы эти — крошечный, меньше макового зерна сгусток живой ткани, комбинация клеток, построенных на основе сложного синтеза аминокислот. Часы эти — единственное, что еще живет в давно остывшем человеческом теле.

Человек лежит среди развалин некогда великого города. Покоится, вытянув ноги, скрестив руки на груди. Глаза человека закрыты, и он не дышит. Он мертв. И мертв мир вокруг него.

Но часы идут, пропуская через себя Время. И наступает полночь, одни сутки сменяются другими, воскресенье — понедельником; и темное небо над городом озаряется яркими вспышками; среди развалин оживают, рыча двигателями, бронированные механизмы; перебегают фигуры в серебристых костюмах — армия Понедельника возобновляет боевые действия.

Вереница разноцветных светящихся во мраке сфер проносится над домами. Офицеры-наводчики выкрикивают гортанно команды, и пушки открывают огонь. При каждом выстреле они тяжело откатываются назад, и нужно быть очень внимательным, чтобы не быть задетым выступающей частью тяжелого механизма, не подцепить осколок от разрывающегося высоко над головами снаряда. Но разве можно быть внимательным в пылу боя? Наводчики часто ошибаются; снаряды попадают в стены небоскребов, выбивая фонтаны обломков. Вздыбленная пыль затягивает город.

Наконец есть попадание! Один из сферических объектов меркнет, распластываясь в змеевидные повисающие в воздухе нити. Но вопли победного торжества сменяются вздохом разочарования. Нити скатываются, накручиваются клубком, и сфера, регенерировав на глазах солдат, устремляется вслед за ушедшей далеко вперед вереницей своих собратьев.

В этом нет ничего нового для армии Понедельников. Так случается почти всегда. Но в этом «почти» — последняя надежда защитников.

Мертвый человек, успокоившийся среди развалин, не видит кипения боя. Но скоро увидит. Биологические часы, микроскопический комок клеток, отмечают приход определенного момента, когда, повинуясь неощутимому толчку, биологическое время мертвого организма потечет вспять, встречно вектору времени окружающего мира; когда законы смерти, определяемые процессами автолиза, пикноза, всего некроза в целом, будут для этого тела отменены. И момент настал.

В первые секунды даже самый внимательный глаз не заметил бы изменений. Но токи регенерации уже разбегались по мертвому телу: восстанавливались наружные мембраны клеток, окатыши клеточных ядер, лизосомы и митохондрии; с толчком ожило одно из двух сердец, погнав по сосудам кровь. Через минуту дрогнула правая рука; шевельнулись непроизвольно пальцы; судорожно дернулась, сгибаясь в колене, нога. Из горла мертвого человека вырвался каркающий звук, после чего человек задышал. С этой секунды в его пробуждающемся к жизни мозгу замелькали калейдоскопом яркие картинки из прошлого. Говорят, что человек, умирая, видит всю прожитую им жизнь. То же самое предстояло теперь и этому воскрешающемуся человеку, но в иной, чем обычно, последовательности.

Он видел свою жизнь, события протекали через его мозг одно за другим: от детства к юности, от юности к зрелости. Он видел их, переживал заново, и этот чисто субъективный его путь тоже вполне можно назвать путешествием во времени. Он видел…

…Отец и мать.

Отец — тихий инженер, затюканный бытовыми неурядицами на почве нескладного своего характера, ничего не видевший и не увидевший в жизни, кроме нелюбимой работы, возни обывателей вокруг и мрачных попоек в прокуренных кухнях, но тогда же — и тонко чувствующий интеллигент, поклонник де Шардена, способный непринужденно цитировать Аквинского или Бэкона.

Мать — стержень семьи, целеустремленная, с блестящим умением противостоять жизненным неурядицам, практичная женщина, никогда ничего не боявшаяся, никогда не избегавшая принимать решения, чему, видимо, в немалой степени помогала ее профессия врача скорой помощи. При этом она хорошо вязала: Вячеслав до сих пор везде носил с собой вязаный тончайшей шерстяной ниткой брелок-сумочку для ключей…

Он видел…

…Детство. Гатчина. Лето. И озеро. Серебряные брызги и стоячая темная вода над омутами.

Они играли в войну. Они всегда играли в войну. Сколько себя Вячеслав помнил, все и всегда играли в войну.

Славик-Карась забрался на крышу сарая и залег на раскаленном шифере, который жег обнаженные коленки и локти. Но стиснув зубы, как подобает настоящему взрослому мужчине, он, прищурясь, наблюдает за двором. Под рукой у него — верный кольт, грубо выструганный из деревяшки, с обмотанной изолентой, чтобы не занозить пальцы, рукояткой. Солнце печет неприкрытый затылок. От напряжения у Славика сводит ногу. Это очень больно, и он тихонько плачет, но никак не выдает своего присутствия на крыше лазутчикам врага. Он помнит, как учила справляться с судорогой мама, аккуратно массирует пальцами икру и лодыжку, чуть приподняв ногу, тянет носок. Судорога проходит, по ноге бегут мурашки. Это все еще болезненно, но более терпимо. Внизу появляется противник, Андрюха-Костлявый, держит в руках уникальную вещь — заграничный игрушечный автомат, который может выдавать убедительный треск, стоит нажать на спусковой крючок, создавая тем самым вполне даже пристойную имитацию стрельбы. А еще он может выпуливать особые шарики, которые, впрочем, Костлявый давно частью растерял, а частью — обменял у Макса-Гуманоида на серию «Космос», и у Ромки-Кактуса — на редкую лупу с трехкратным увеличением. Да, автомат Костлявого — предмет чернейшей зависти для пацанов из команды, однако, несмотря на единоличное обладание этой замечательной вещью, Костлявый остается Костлявым: боец из него никудышный, и сейчас Славик-Карась легко и навылет прострелит его глупую бритую башку, а тот не сумеет даже воспользоваться своим совершенным оружием. Одно пока останавливает: необходимо выждать, подпустить противника ближе, чтобы не было потом сомнений, споров и взаимных упреков. Ближе… и еще ближе… И еще самый чуток ближе… Андрюха-Костлявый идет медленно, топчет сандалиями траву, вертит бритой головой; майка спереди на животе вымазана землей, и капли пота блестят у Андрюхи на лбу и подбородке. Костлявый останавливается, облизывает губы и, словно заподозрив что-то, почуяв чей-то на себе пристальный взгляд, начинает поднимать голову. Ждать более бессмысленно и просто опасно, и Славик-Карась, подхватывая деревянный кольт и с заготовленным криком на устах: «Трах-тах-тах!!!» вскакивает на крыше, но в этот самый неподходящий момент ногу его сводит во второй раз; от резкой боли он оступается, но, падая уже вниз, успевает увидеть смесь растерянности и почти животного ужаса на лице Костлявого-Андрюхи.

В тот день, упав с крыши сарая, Славик-Карась сломал левую руку. С первых же его шагов по жизни война проучила его, оставив отметину и на теле, и на душе.

Месяц после падения Славик провел дома под строгим присмотром матери. Интересно, что именно тогда, в дни вынужденной отсидки, он впервые прочитал «Машину времени» Уэллса, чтобы потом много-много раз перечитывать ее всю жизнь. Он по-настоящему увлекся идеей, изложенной в романе, она захватила его. В ней Славик нашел для себя замену той чисто мальчишеской тяге к приключениям, чаще всего подменяемой игрой в войну. А сцена гибели маленькой Унны расставила все точки над i. Война.

…Свой кольт с обмотанной изолентой рукояткой он выбросил в мусоропровод. А когда через месяц вышел во двор, то на предложение сыграть в очередное историческое побоище ответил по-взрослому твердым отказом. И даже новое прозвище, весьма, кстати, уважительное, данное ему в честь признания заслуг, «Ветеран Отечественной», не принял. И никогда потом не жалел об этом. Через месяц Вячеслав собрал свой первый радиоприемник…

Он видел…

Война. Все и всегда играли в войну.

Вячеслав насмотрелся на многое в той прежней жизни, до Путешествия, но реальной войны в самом крайнем, грубом и грязном ее проявлении, ему посчастливилось избежать. Как любой другой, не нюхавший по-настоящему пороха, он имел склонность к абстрактным рассуждениям о войне, ее побудительных мотивах и свойствах. Иногда он даже сожалел, что не довелось увидеть большой войны, этого экстремума человеческой нетерпимости, пика эмоциональных и социальных потрясений. В такие минуты он думал, что подобное знание каким-то образом могло бы обогатить его, помочь разобраться в потаенных особенностях мира, в котором ему суждено жить. Но такие минуты были редки, и самоубийственные мечты уходили, оставляя после себя саднящую боль в левой, сломанной давно и вроде бы давно вылеченной, руке. Чаще Красев думал совсем иначе.

На войне невозможно быть просто наблюдателем, думал он.

На войне ты обязан будешь принять чью-то сторону, думал он.

На войне ты обязан будешь убивать, думал он.

Ради этого, собственно, войны и ведутся, так думал он и благодарил судьбу, что не пришлось ему увидеть крови на своих руках.

Зато пришлось ему увидеть другие войны. Целое множество войн локального характера…

Он видел…

…Военные игры. Ребята смеялись, ребята любили хорошую шутку, остроумный «подвыверт». Раз в неделю, по понедельникам, им согласно расписанию занятий приходилось тратить целый день на так называемую «спецподготовку» в стенах институтской военной кафедры — какая возможность проявить остроумие! Они называли это «войной по понедельникам» и веселились от души, без труда доводя туговатых на подъем майоров и полковников до белого каления…

Он видел…

…Война была здесь другой, но суть ее всегда оставалась неизменной: столкновение идей, столкновение интересов и мировоззрений. Именно тогда он понял, что война всегда там, где общая сумма правд больше единицы. А ведь сколько людей — столько и правд. И нельзя назвать идеи и ценности другого человека ложью и злом потому лишь, что они не соответствуют твоей личной правде; для другого человека они — именно правда (субъекты, гордо заявляющие, что защищают зло, что для них «зло — благо и высшая ценность», выдуманы литературой самого дурного пошиба). А еще Вячеслав понял, что именно там, на тончайшей грани, на почти незаметном разделе правд, всегда начинаются боевые действия той или иной степени активности. И выхода, и компромисса нет; возможно только или принимать чужую правду, выбросив белый флаг капитуляции, или сопротивляться и наступать-наступать-наступать до победного конца. Таков мир, такова Природа, таково человечество.

Простая эта и банальная, в общем-то, мысль поразила Вячеслава. Он искал покоя, но в ситуации перманентной войны не находилось места покою. Он искал такую область человеческих отношений, где не могло быть нескольких толкований одного предмета, а значит и нескольких правд, но человечество в своем извечном стремлении преумножить сущности сверх необходимого не оставляло Красеву шанса.

Он ушел в науку и очень быстро и здесь обнаружил все признаки неутихающей войны: ради должностей, публикаций и академических званий. Он не развернулся на сто восемьдесят и не хлопнул дверью: слишком увлекала его эта работа, притягивала. Однако постарался занять низшую ступеньку в иерархии, приняв почетную должность «нашего уникума» — отсюда еще можно было наблюдать, не участвуя.

Он искал покоя в любви. Но и в той (лучшей) области человеческих отношений война не затихала ни на минуту. И розовое очарование медового месяца как-то уж очень быстро сменялось грохотом артподготовки и воем авиационных бомб. Скажите же, дорогие мои Катя и Лариса, почему так? Почему не захотели вы жить по-другому; зачем нужна была вам эта война?

И в запястье левой руки его вновь просыпалась старая боль…

Он видел…

…Вячеслав отыскал-таки себе тихую заводь. Он развелся, терпеливо играл в «нашего уникума», жил отшельником, отдаваясь работе по восемь часов в день и еще столько же — конструированию Машины Времени. Очень редко он задумывался о смысле этого последнего своего занятия. Дань ностальгическим воспоминаниям? Или форма все того же «антивоенного» эскапизма? Что поможет лучше бегству от мира людей, если не машина времени? Впрочем, в те дни он не осознавал побудительных мотивов в конструировании Машины — осознание пришло много позже, когда он стал уже совершенно другим человеком, у которого имелась новая правда. И потому вряд ли его оценки Красева-младшего так верны, как ему хотелось бы с новой высоты думать.

Он был одинок.

В одиночестве он находил один из атрибутов своего совершенного пацифизма. Но одиночество и тяготило его; к одиночеству, казалось Вячеславу, невозможно привыкнуть. Люди в присущей им воинственности были Красеву отвратительны, но и обойтись совсем без этих самых людей он не умел. И вот именно тогда в его жизнь ворвался, радостно сопя, Джулька-Джульбарс-Жулик…

Он видел…

…Пасмурное утро начала осени. Суббота. Рынок в Автово ломится от обилия товаров. Здесь продают и покупают все: от элементарных дверных глазков до сложнейших систем видеоконтроля, от орехов до микроскопов, от игрушечных «волг» до самых натуральных «фордов», от аудиокассет до компьютеров, от бритв до бензопил, от рогаток до автоматических винтовок.

Он приехал сюда подобрать несколько специфических плат для Машины, отыскал и выкупил по вполне приемлемой цене — даже еще остались деньги. Он продвигался между прилавками, вдыхая холодный воздух, переступая лужи и размокшие в воде обрывки упаковочной бумаги, приглядываясь к товарам, интересуясь общим уровнем цен, беря что-то на заметку — потом пригодится, слушал сбивчивую косноязычную рекламу-импровизацию от продавцов, кивал дружелюбно на их часто смехотворные рекомендации. И вдруг… увидел его .

Женщина лет под сорок в коричневом плаще стояла чуть в стороне от торговых лотков, почти в проходе, а у ног ее на асфальте лежала сумка, в которой возились, поскуливая, породистые по виду щенки. Щенков в сумке было четверо. Трое из них образовывали собой копошащийся подслеповатый клубок. И только один сидел вне этого клубка, грустно покачивая маленькой головой со вполне раскрывшимися уже круглыми глазами, сидел у самого края, у застежки-«молнии», и молчал.

Он был одинок, он был осознанно рассчитано одинок здесь, в стороне от своих братьев, и Вячеслав понял, что встретил тут, в этом маленьком комке плоти, родственную душу.

Красев, зачарованно не спуская глаз со щенка, шагнул к женщине. Та оправила цветастый платок и подбоченилась, изготовившись к торгу.

— Породистые щеночки! — объявила она самоуверенно. — Английский пойнтер. Знающий человек сразу увидит.

— Сколько? — спросил Вячеслав: он не собирался долго здесь рассусоливать.

Женщина назвала цену. Возможно, кого другого названная сумма заставила бы призадуматься, но Вячеслав безропотно полез за кошельком.

— Какого вам? — несколько разочарованная тем, что покупатель не торгуется, уточнила женщина.

— Вон этого, пожалуйста, — попросил Вячеслав. — С пятном на лбу.

— Вы с ним аккуратнее, — предупредила женщина. — Щенки ухода требуют… И курой не вздумайте кормить!

— Знаю, — отвечал Вячеслав, расстегивая куртку и неловко прижимая к себе щенка.

Щенок щекотно лизнул его маленьким язычком и обмочился…

Он видел…

…Вячеслав не стал мудрствовать с кличкой для щенка.

Возвращаясь, он остановил во дворе соседского мальчишку Степку, и показав ему щенка, спросил серьезно:

— Как наречь посоветуешь?

Степка, наморщив лоб, с видом спеца-кинолога осмотрел зверя, после чего изрек:

— Джульбарсом называется, — и тут же почти без перехода потребовал гонорар в оплату своих профессиональных услуг: — Дядя Слав, угостите жвачкой!

Так Джульбарс стал Джульбарсом, Джулькой, Джуликом и, как производная четвертого порядка, Жуликом. Так вошел он в жизнь Вячеслава, переменив и режим дня, и сам его уклад. Отменив одиночество.

Впрочем, одиночество не сгинуло совсем; оно было здесь, притаившись тенями по углам квартиры Красева, спрятавшись до времени, лишь чуть напуганное задорным молодым лаем щенка по имени Джулька.

А потом позвонила Лариса и сказала: «Прости меня. Давай попробуем все сначала». Вячеслав поверил ей и, казалось ему, что одиночеству конец, и что, можно, оказывается, жить не только в мире с самим собой, но и с другими. И даже работа над Машиной приостановилась было — недосуг, и Вячеслав чувствовал себя почти счастливым, и вот именно тогда судьба нанесла ему последний и самый болезненный удар…

Он видел…

…Раннее утро. Шесть часов. Оранжевый диск, выползающий в небо Петербурга. Улицы пусты и открыты. Ветер с Невы. Прогулка: сначала по двору, затем — сто двадцать шагов по набережной, и дворами-дворами домой. Джулик, забегающий то слева, то справа, вперед, весело оглядывающийся на хозяина, иногда останавливающийся над каким-нибудь местом и озадаченно, очень забавно мотающий головой. Иногда Джулька выпадал из поля зрения, но это не беспокоило Вячеслава. Умный пес, верный пес — всегда найдет хозяина…

Он видел…

…Оглянулся.

— Джулька, — позвал он.

И громче:

— Джулька!

Ни лая, ни повизгиваний, ни жизнерадостного прыжка на задних лапах с неизменным облизыванием хозяйского лица. Тишина холодной пустой подворотни.

— Жулик, где ты? Ну не прячься, не прячься — я оценил твою шутку.

Но он уже понял. Он знал . Лукавства Джульки никогда не хватило бы на подобную шутку. Холодея, Вячеслав обежал подворотню. Пса не было. Только что он был здесь, впереди, а теперь…

— Джулька, Джулька, не пугай меня!

Нет ответа.

Он искал три дня, забыв о работе (чем взбудоражил научную общественность своего института), о назначенной встрече с Ларисой (чего она не смогла ему простить), забыв про все на свете. Потом он развесил объявления по городу, хотя знал уже, что ничего это не даст.

И одиночество, усмехаясь нехорошо, покачивая укоризненно уродливой головой, вернулось на свое прежнее место. Это было несправедливо. Это было настолько несправедливо, что Вячеслав готов был возненавидеть весь мир, Вселенную целиком, устройство которой допускало несправедливость подобного масштаба. Исчезновением Джульки (как в омут канул — беззвучно, не успев и пискнуть о помощи) Вселенная бросила Вячеславу Красеву, «нашему уникуму», вызов, и он принял его. Результат — Машина Времени, первые ходовые испытания. Результат — он поставил Вселенную на колени. Она была у его ног, готовая выполнить любое желание. Теперь он мог исправить несправедливость…

Он видел…

…Тот же двор. Но другой угол зрения, другая сторона реальности.

Он выкурил папиросу. Потом сразу — еще одну. И еще одну. Он ждал. И Машина, накренившись в детской песочнице, ждала вместе с ним. В этот момент он не думал о том, что впервые замыкает петлю во времени, что вот он — имеет место классический хронопарадокс, и что человек, ведущий Джульку по набережной к нему, сюда во двор, — это он сам, только более молодой и более, должно быть, счастливый. Пока еще счастливый…

Он видел…

…Джулька выскочил во двор первым. И остановился, почувствовав присутствие-запах родного ему человека, хозяина. И тот рассмеялся, увидев почти по-человечески выраженную растерянность на собачьей, с большим белым пятном на лбу, морде.

— Ну, Джулька, давай иди сюда, — позвал он вполголоса.

Пойнтер наклонил голову, потом оглянулся. Он не мог понять, каким образом хозяин, только что неспешно прогуливавшийся позади, заметно отставший, вдруг разом оказался здесь. Но в том, что перед ним именно хозяин, Джулька усомниться не мог ни на секунду.

— Иди-иди, — вновь позвал Красев; он немного нервничал, ведь с минуты на минуту во дворе, шагнув под арку, должен был появиться его более молодой по биологическому времени двойник. — Ну же…

Джулька помотал очумело головой, однако подчинился и направился к хозяину. И тут Вячеслав услышал шаги. Было рано и пусто, даже для дворников еще очень рано, и звук шагов далеко разносился по проходным дворам Петербурга. Двойник.

Услышал шаги и Джулька. Он снова растерянно оглянулся. Тогда Красев прыгнул. Терять ему было нечего. Он должен был вернуть себе единственного друга, даже если цена этому — зыбкое счастье самого себя, более раннего. Он без колебаний обменял прошлое на будущее, и это символично, не правда ли? Красев схватил Джульку поперек туловища (пес только гавкнул), а через секунду уже протискивался с ним (вот ведь теленок вырос!) в тесное нутро Машины, и когда молодой двойник появился-таки во дворе, там уже никого и ничего не было. Только тлели в песке, быстро угасая, холодные золотистые искры…

Он видел…

…Красев не стал тянуть. Может быть, он боялся передумать.

Он выделил полчаса на встречу с новообретенным другом, для чего вернулся с ним в свою квартиру. Джулька все эти полчаса никак не мог понять, чем вызваны столь бурные ласки со стороны хозяина. Вроде, и не праздник сегодня.

Потом они отправились в будущее. На тридцать миллионов лет вперед. Как и рекомендовал мистер Уэллс. Чтобы наблюдать закат на планете Земля…

Он видел…

…Вячеслав не подумал, что за этот весьма ощутимый промежуток времени условия жизни на Земле могли кардинальным образом измениться, исключив тот узкий диапазон параметров окружающей среды, в котором только и может существовать Homo sapiens: поднялся бы, например, до опасного уровня радиационный фон, или содержание двуокиси углерода в атмосфере превысило бы в несколько раз ПДК, или появились бы новые вирусы, от воздействия которых у Вячеслава не было и не могло быть иммунитета. В чем-то все-таки Вячеслав Красев оставался ограниченным человеком.

Впрочем, ему так и не довелось увидеть закат Земли. Этой планеты, в привычном понимании слова, через триста миллионов лет просто не существовало — там был мир Всадников Времени…

Он видел…

…Всадники. Неуклюжее название, но зато точное по смыслу.

Как писатель-прозаик впоследствии он мог это оценить.

Всадники. Именно такой образ — всадник, голый по пояс, в кожаных штанах с бахромой, на высоком гнедом жеребце — принял Красев, когда они пытались объяснить ему свое положение в невозможном иррациональном мире будущего. Как всадник с конем на Аничковом мосту, силой воли и умением подчиняющий себе гордое животное, они управлялись со Временем.

Они могущественны. Для них не существует более непознанных граней Вселенной. Единственное, что еще может занять и удивить их, — это исключение из давно определенных и сформулированных правил. И Красеву повезло стать таким исключением. Только по этой причине Всадники проявили желание разговаривать с ним. Красев сумел сделать то, чего не удавалось сделать никому на протяжении существования всего человеческого рода. Красев сумел перепрыгнуть через Барьер, установленный Всадниками в семьсот девяносто шестом столетии от Рождества Христова, в период окончательного упадка Хроносоции, для защиты своего мира от проникновения людей из прошлого. Вячеславу помог уникальный принцип, положенный им в основу работы Машины Времени, в корне отличавшийся от всех других известных принципов. Он перепрыгнул через Барьер, даже не заметив его присутствия…

Он видел…

…Красев раскрыл люк и вдохнул полной грудью воздух будущего. Воздух будущего показался ему затхлым. Джулька заскулил, путаясь под ногами и дрожа всем телом.

— Ну что же ты, Жулик? — подбодрил его Вячеслав, сам заметно нервничая. — Трус какой, не подумал бы, — и сам сделал первый шаг.

Он не увидел ни темно-красного неба, ни солнца — «кровавого и огромного, неподвижно застывшего над горизонтом», ни «темно-коричневых скал, покрытых ядовито-зелеными лишайниками», ни отлогого берега; не увидел чудовищных крабов и огромных белых бабочек. Уэллс ошибался. Темнота и затхлость царили в мире будущего. Как где-нибудь в захламленном чулане.

Вячеслав огляделся, напрягая зрение, но в первые минуты ничего не увидел, кроме пятен фосфенов в глазах. А потом чернота впереди и правее словно бы загустела, приобрела вещественность, форму — шаровидную, да? — и в сознание Красева разом ворвался сокрушительный поток образов, причудливых ассоциаций, странных мотивов. Всадник говорил с Красевым. И вопросы коснулись лица.

И еще одно уловил Вячеслав: за спиной стоял какой-то человек; и в момент совершенной открытости, а со Всадниками нельзя разговаривать по-другому, он понял, что человек этот близок ему, ближе родителей — это он сам…

Он видел…

…Вряд ли Всадники это запланировали. Но мир их устроен таким образом, что даже тень желания любого разума там исполняется немедленно, реализуется в лучшем виде. И возможно, что желание как-то наградить Вячеслава у них возникло. Они подняли Красева до уровня, сопоставимого с их собственным. Или же им было просто удобнее беседовать с подобным себе? Но и не только его одного. Для Всадников, в принципе, было безразлично, кто перед ними: человек и собака из ХХ века не представляли для них разницы. И уж тем более не углядели они различий между Вячеславом Красевым из реальности ISTI-58.96.А и Вячеславом Красевым из новообразовавшейся альветви ISTI-58.74.S, тем более, что последняя разница эта определялась вовсе не биологическими признаками (в биологическом смысле эти двое были совершенно идентичны), а психологическими. Один из них был вольным Путешественником во Времени, самостоятельно, по доброй воле избравший новый для себя путь; другой же — беглецом из мира, который на данный момент усилиями Корпуса перестал существовать. Из страшного мира. Они встретились за Барьером — две ипостаси одного человека, получив равное могущество, и там же пустило первый росток их противостояние друг другу…

Он видел…

…Красев не знал, сколько прошло времени с той минуты, когда с ним заговорили Всадники. Просто в какой-то момент многоцветный сон этого контакта прервался, и Красев обнаружил себя, сидящим на холодной сырой траве под прозрачным звездным небом, в родном векторе реальности, в начале XXI века. Теперь ему предстояло очень много интересного узнать о себе, о своих новых возможностях, и о своем двойнике. Он многое приобрел благодаря Всадникам. Но верного дорогого друга, пса Джульку, опять потерял. И теперь, может быть, навсегда…

Он видел…

…Двадцать семь лет он провел в изучении свойств и особенностей Времени. Двадцать семь лет уже длилось его плавание по океану Хроноса, и он сам задавал направление движения. Собственно, теперь у него не было определенной, четко выраженной цели в жизни, и он просто жил, стараясь быть полезным миру людей. Он многое повидал за эти двадцать семь лет, но воспоминания о них были гораздо более свежими, и они гораздо быстрее проскользнули в мозгу оживающего среди развалин человека, растворились в вялой дреме. Он вернулся в исходную точку.

Он снова был жив теперь. Он проснулся. Он открыл глаза.

Он встал.

Вокруг была ночь. Ночь Понедельника. И вокруг были развалины. Темноту прорезали вспышки выстрелов из тяжелых орудий.

Красев потянул воздух носом.

«Нормаль, — позвал он, — ты их чувствуешь?»

«Без сомнения , — доложила Нормаль. — Всадники здесь. Они близко ».

Красев подумал, что наверное стоило бы здесь пожить какое-то время, присмотреться к этой реальности по примеру Всадников, но тут же остановил себя, потому что сейчас у него были дела поважнее научных изысканий.

«Веди, Нормаль, — приказал он. — Я хочу говорить с Всадниками».


18 сентября 1967 года (год Овцы)

Основной вектор реальности ISTB-01.14.S

— …А нам достался прыткий пленник! — заявила Александра фон Больцев, проходя в подвальное помещение вслед за Азефом. — Смотрите, судари, он задумал самый настоящий побег!

И добавила привычно ожидаемое:

— Как это романтично, не правда ли, милая?

— Конечно, — покорно отвечала Вера.

Ей не хотелось в подвал. Ей не хотелось во всем этом участвовать. Но и воли к сопротивлению в стремительно накативших событиях у нее уже не осталось.

Протасий, маленький и сухонький пытчик с глазами, полными темного веселья, чуть поклонившись, пропустил ее вперед, и Вера пошла за Александрой фон Больцев, шагнула в душное, насыщенное запахами человеческих миазмов помещение.

Пленников было двое. Один, молодой мальчишка, ворочался на полу; кровь обильно лилась ему на глаза из рассеченной точным ударом брови. Другой, рыжий и высокий, тоже еще не старик, хохотал (на грани истерики), сидя по-турецки на своей койке.

Судя по всему, этот второй гораздо более ценный язык, чем первый. Он-то и будет главным объектом приложения сил для всей команды, поняла Вера. И этот язык должен будет заговорить, для чего разведка Империи не побрезгует ни одним из существующих в природе методов выбивания информации.

Александра фон Больцев сочла необходимым сразу преподать этому второму урок. Она кивнула Азефу:

— Пусть он замолчит.

И тот, тяжело ступая, пересек помещение, сделал без замаха рубящее движение рукой, после чего пленник поперхнулся собственным смехом, скорчился и часто задышал.

Вера отвернулась, делая вид, что ее интересует подвальный интерьер, хотя на самом деле смотреть здесь было особенно не на что. Ей казалось, что готова она все отдать, лишь бы очутиться от этого подвала, от деловито разворачивающихся сослуживцев за тысячу, нет, за сто тысяч километров. То, что должно было произойти здесь, в духоте и смраде, настолько противоречило всем ее представлениям о морали, настолько не стыковалось с ее взглядами, что рисовалось дурным сном — а что еще это может быть, как не сон?

«Я давно уже умерла, — думала Вера, — тогда под развалинами нашего дома, вместе с отцом и другими. Я давно умерла, и здесь — первый круг ада… И сколько их еще впереди?..»

Протасий по знаку баронессы начал свои приготовления. Он щелкнул пальцами — очень так театрально — и двое его сумрачных помощников принялись распаковывать реквизит предстоящей драмы. На сцене появились, тускло отсвечивая, какие-то хитроумные приспособления из нержавеющей стали, более всего напоминающие инструменты из кабинета зубного техника — все миниатюрное, все по индивидуальному заказу, весьма эффективное в применении.

Азеф тем временем, не боясь запачкать белых рук, рывком поднял на ноги пленника-мальчишку и ловко приковал его наручниками к одной из тянувшихся вдоль стен труб. К другой трубе, на противоположной стене, он приковал рыжего.

Первый, мальчишка, успел оправиться и стоял теперь прямо — кровь подсыхала у него на брови и щеке — смотрел угрюмо перед собой. Второй же, рыжий и более ценный, хоть и отдышавшись, все еще сгибался и громко по-стариковски кряхтел. Потом он увидел пыточный инвентарь. Он никак не выдал свое смятение лицом или взглядом, но голос его, когда он задал свой первый вопрос, дрогнул:

— З-зачем это? Я готов сотрудничать.

— Предатель! — крикнул от противоположной стены первый пленник.

— Весьма умное решение, — как само собой разумеющееся приняла от пленника открытое желание сотрудничать Александра фон Больцев.

— Прошу покорно простить мою дерзость, сударыня, — вмешался заметно разочарованный таким оборотом дела маленький пытчик Протасий, — но не кажется ли вам, что наш «язык» слишком легко идет на контакт? Я нахожу это подозрительным.

— Я прощаю тебя, смерт. И где-то ты, видимо, прав, — признала задумчиво баронесса. — Он может лгать. Скорее всего, он лжет… Тем не менее, давайте послушаем: вдруг он скажет что-нибудь интересное для нас.

Были принесены стулья. Уселась баронесса. Присела Вера, все еще избегая смотреть на пленников. Пыточная команда осталась на ногах, гремя инструментами.

— Что бы вы хотели нам рассказать? — обратилась к разговорчивому языку Александра фон Больцев.

— Я готов рассказать все, что знаю, — быстро проговорил пленник. — А знаю я, между прочим, немало. Я готов сотрудничать с вами.

— Это мы уже слышали, — со скукой в голосе отметила баронесса, а потом вдруг резко энергично подалась вперед: — Твое имя?

— Луи Мирович.

— Звание?

— У меня нет звания. Я секретный сотрудник представительства Клуба Альтруистов в Мировой Линии дзета-ню.

«Желанный Платиновый Пояс», — машинально перевела Вера в более привычную систему координат.

Ей приходилось изучать захваченную специальную литературу противника, но думать в их своеобразной системе мер она так и не приспособилась.

— Секретный сотрудник — это, судари, интересно! — обратилась к подчиненным Александра фон Больцев. — Он и в самом деле должен многое знать.

Протасий поморщился, но он мнение свое уже высказал, а повторяться лишний раз — не в правилах разведчика Пресветлой Империи.

— Что ж, — продолжала баронесса, — тогда пойдем с самого начала, с основ. Что такое Клуб Альтруистов?

— Это общественная организация, — с расстановкой заговорил Луи Мирович, — которая ставит своей целью установление так называемого «всеобщего счастья». Главное средство для достижения этой цели альтруисты видят в свободе выбора для каждого человека такой мировой линии, которая наиболее подходит его представлениям о лучшем из миров. В теории все это очень красиво и правильно, но, как вы понимаете, вряд ли реализуемо на практике. Поэтому под прикрытием иммиграционной доктрины Клубом решаются совершенно иные задачи, как то: экспансия, расширение сферы влияния, личное обогащение отдельных альтруистов…

И тут пленник-мальчишка, до того хмуро помалкивавший, громко, срывая голос, выкрикнул:

— Лжец! Он лжет! Грязный лжец!

Вера вздрогнула и впервые по-настоящему взглянула на этого «непримиримого противника», этого языка с той стороны, задумавшего даже побег. Он стоял, выпрямившись, у стены. Правая рука его повисла в браслете наручников над головой. Легкая домашняя, разорванная во многих местах одежда; черные лоснящиеся прямые волосы, близко посаженные глаза на в общем-то совершенно обыкновенном человеческом лице — обыкновенный парень, ровесник, должно быть, — неудачно, по дьявольской задумке судьбы, оказавшийся в этих застенках. Так, в первый момент, и именно таким увидела его для себя Вера, а секунду погодя она встретилась с ним глазами, и вдруг екнуло и учащенно забилось у нее сердце, и только большим усилием воли ей удалось отвернуться: взгляд пленника очень живо напомнил ей взгляд другого человека, единственного близкого ей в первом адском круге, — взгляд Михаила… И может быть, воспоминанием раньше — взгляд отца…

— Это, судари, интересно! — заявила Александра фон Больцев в наступившей тишине.

Она встала и сделала шаг в сторону прикованного парнишки, с любопытством его разглядывая.

— А как тебя зовут, мой юный друг?

— Вы — убийцы! — выкрикнул тот. — Я ничего вам не скажу…

— Ты уже сказал, — заметила баронесса.

— Не слушайте его, — вмешался Мирович, но сдержанно: понимал, что все теперь зависит от малейшего жеста, интонации, полуслова. — Он ведь заморыш.

— Что это значит? — Александра фон Больцев обернулась к Вере.

С этой минуты Вера Найденова не могла оставаться в стороне, безучастно наблюдая происходящее. Разъяснять жаргонные словечки и специальную терминологию обитателей Платинового Пояса входило в ее обязанности члена разведгруппы.

— Заморыш, — механически начала она, — есть хилый недоношенный ребенок или детеныш у животных; вообще, недоразвитое существо…

— Да нет, — предпочел самолично внести ясность Луи Мирович. — Заморышами у нас называют замороченных, а замороченный — это такой вот мальчишка, которому промыли мозги в Клубе. У альтруистов целая система отработана по их приручению; на таких Клуб и держится…

— Он лжет! — снова выкрикнул безымянный пока пленник, в отличие от Мировича он явно не умел скрывать своих чувств.

Его прямота, его взгляд — все это импонировало Вере, но она еще пыталась отогнать внезапную симпатию, потому что с симпатией было бы во сто крат больнее и страшнее участвовать в этой «работе».

— Заморыш… — повторила Александра фон Больцев раздумчиво. — Не слишком все это убедительно, милый мой Луи. Почему-то я более склонна верить нашему второму другу.

— Но он ничего не знает, — отстаивал свое утверждение Мирович. — Он и не должен ничего знать. Иначе он стал бы задавать вопросы, а лишние вопросы Клубу не нужны. И так деятельность альтруистов во многих реальностях вызывает естественное отторжение. Он не должен ничего знать.

— Ой ли? А ты, получается так, знаешь больше?

— Да, я знаю больше. Я шесть лет выполнял деликатные поручения представительства. Уж я насмотрелся. И на дела их насмотрелся. И на делишки.

— Как же тебе повезло оказаться в Клубе? Насколько нам известно, это закрытая организация.

— Повезло… Оказался полезен. Я по… — Мирович замялся, — я по роду своей деятельности был трубач, — опережая Веру, он пояснил: — Так у нас называют людей, занимающихся вымогательством денежных средств у граждан.

— Другими словами, мошенник, — кивнула Александра фон Больцев.

— Можно назвать и так, — легко согласился Мирович. — И такие люди, как я, Клубу нужны, особенно в мирах, где только-только появились альтруисты. Вот мне и предложили, а я не смог отказаться.

— Почему?

— Крепко предложили.

— То есть? Нельзя ли изъясняться более внятно?

— Ну вот почти как вы, — Мирович кивнул на разложенный пыточный инвентарь.

— А ты что скажешь, наш юный… Кстати, как его зовут?

— Игорь, — представил молодого пленника Мирович. — Его зовут Игорь. Фамилия — Бабаев.

— Игорь? — чуть улыбнулась баронесса. — Ну хорошо. Что скажешь нам ты, милый Игорь?

— Я не собираюсь ничего говорить, — сказал Бабаев прямо. — Вы убийцы. Вы убили моего друга. А этот ваш… он предатель и лжец. Клуб Альтруистов — совсем иное, но вы скорее… — он замолчал.

— Продолжай… Игорь.

Бабаев отвернулся к стене.

— Видите, а? — сказал, ухмыляясь, Мирович. — Он фанатик. Умрет за идею. А идея его яйца тухлого не стоит.

— Что ты там о яйцах? — несколько рассеянно переспросила Александра фон Больцев.

Мирович побледнел, но, облизав губы, продолжил:

— Он — замороченный, смотрите сами. И гордится своей замороченностью ! Благодаря таким, как он, Клуб подчинил себе уже три сотни миров. Они — движущая сила экспансии.

— Понимаешь в чем дело, милый Луи, — Александра фон Больцев вернулась к своему стулу, положила руки на спинку. — Вас здесь двое. До сей поры ни ты, ни твой друг нам представлены не были. И вот мы видим: один из вас говорит много и охотно, другой преимущественно молчит, но иногда высказывается о своем приятеле, как о законченном лжеце. Как ты думаешь, кому из вас мы должны поверить? Чтобы не допустить при том ошибки?

Пауза.

Мирович лихорадочно размышлял. На лбу и лице его выступили капли пота. Пытчики переглянулись, а Протасий плотоядно потер руки.

— Я не могу ответить, — признался Мирович с напряжением в голосе. — Вам, наверное, виднее.

— Правильно, — согласилась Александра фон Больцев. — Нам виднее… А мы привыкли доверять вон тем забавным игрушкам, — она указала на пыточный инструментарий, после чего повернулась к радостно воспрянувшему Протасию: — Приступай, смерт!

Когда раскаленная над огнем сталь коснулась тела Мировича, он закричал.

Вера прикусила губу.

«Господи, — подумала она, — за что же мне такое? Почему именно я, Господи?!»

А процедура шла по накатанному. Пытки сменяли одна другую; инструменты в мозолистых руках виртуозов от пыточного дела почти не оставляли следов на теле пленника, но вызывали при этом чудовищную, невыносимую боль. Мастерство заключалось еще и в том, чтобы пленник ни при каких обстоятельствах не потерял сознание.

— Я же дал!.. — захлебывался криком Мирович. — Я же с-сотрудничать!.. Я правду!..

— Что ты теперь скажешь, милый Луи? — спросила Александра фон Больцев ровно через двадцать минут, секунда в секунду.

— Я… — он тяжело дышал, весь в поту, сотрясаемый дрожью. — Я… правду… я говорю только правду…

— Что есть на самом деле Клуб Альтруистов?

— Это… организация подонков… они жаждут власти… Я расскажу… У них целая сеть… на мировых линиях… Они покупают правительства… Они…

Бабаев стоял, повернувшись лицом к стене, но его молчание было красноречивее любых слов.

— А твой друг считает это ложью, — заключила Александра фон Больцев. — Продолжим.

— Боже, — прошептал Мирович, на лице его теперь не было ничего, кроме неприкрытого животного ужаса. — Боже, ну почему я еще вчера не прикончил этого идиота?!

Через час он уже не был способен говорить связно, только стонал и плакал, и слезы катились по его опухшему обезображенному мукой лицу. Он не обращался более ни к Александре фон Больцев, ни к пытчикам — он обращался к Бабаеву и только к нему.

— Игорь… — шептал он, дергаясь от прикосновений нержавеющей стали. — Игорек… скажи… Игорь… им скажи… пусть… Игорь… молю… скажи… я говорю… скажи им… что правду… им… я… на колени… Богом тебя… скажи… больно… как больно… Игорек… я прошу… ведь правду… скажи им… я готов… Игорь…

Он шептал, и звал, и плакал, пока Бабаев не крикнул сорванным голосом:

— Прекратите! Остановитесь! Нельзя так!

Александра фон Больцев взмахнула рукой, и пытчики, утирая трудовой пот, отошли в сторону. Мирович замолчал (отчего Вера ощутила почти физиологическое облегчение), обвис, прислонившись к стене.

— Ты хочешь что-то добавить к уже сказанному, милый юный друг? — вкрадчиво обратилась баронесса к Игорю.

— Он говорит неправду, — отвечал Бабаев хмуро. — Но не потому что он хочет солгать. Просто он заблуждается…

— Старая песня, — Александра фон Больцев прикрыла ладонью зевок. — А ведь твой друг просил совсем не об этом.

— Боже, Боже, Боже, — заведенно шептал Мирович; взгляд его помутнел. — Игоречек, что же… ты… ты… что же?..

Пытчики бодро загремели инструментами.

Вера зажмурилась.

— На сегодня достаточно, — остановила Протасия Александра фон Больцев. — Продолжим завтра. И завтра, — она смотрела прямо на Игоря, глаза в глаза, — завтра ты займешь его место!..



ПОНЕДЕЛЬНИК ШЕСТОЙ

«Замыкание круга во Времени преследует важную и благородную цель — спасти человечество от гибели. Мы должны раскрыть людям тайну путешествий во Времени и основать Вечность задолго до того, как это позволит сделать естественный ход развития науки. В противном случае предоставленное самому себе человечество не познает истинной природы Времени и Реальности, пока не будет слишком поздно. Развитие науки и техники в других направлениях без контроля Вечности приведет человечество к неизбежному самоуничтожению».

Айзек Азимов

25 сентября 1967 года (год Овцы)

Основной вектор реальности ISTB-01.14.S

— Ты, милая, должна будешь сделать это , — сказала Александра фон Больцев; тон ее не терпел возражений.

Вера смотрела в пол. Она знала: поднять сейчас голову, и глаза выдадут ее.

— Вот твое оружие, — сказала баронесса, раскрывая на весу замысловато инкрустированный полудрагоценными камнями лакированный ящичек, в котором на черном бархате лежал пистолет с коротким стволом и деревянной рукояткой — пятизарядный, системы МАК-61. — Это будет твое личное оружие. Но только после того, как ты выполнишь приказ.

— Почему я? Почему мне? — вопрос прозвучал естественно.

— Это проверка, милая моя. Чтобы стать одной из нас, ты должна делом доказать свою верность идеалам Пресветлой Империи. А что лучше закрепляет верность делу, как не кровь, пролитая во имя его? Не бойся, это совсем не страшно — уничтожить негодяя, врага Империи. Это противно, но не страшно. Возьми пистолет.

Вера медленно протянула руку, коснулась пальцами рукояти.

Со стороны внимательно наблюдал за ней пытчик Протасий. Когда Александра фон Больцев убрала футляр, а пистолет остался у Найденовой в руках, Вера краем глаза заметила, как Протасий многозначительно подмигнул ей и осклабился. Он не доверял ей с самого начала — она это знала — и он же, без сомнения, был одним из инициаторов этого кровавого теста, испытания на верность.

«В каких романтических тонах описывается подобное в беллетристике, — подумала Вера горько, — и как все отвратительно, дико на самом деле».

Она снова искоса взглянула на Протасия. Тот ухмылялся, не догадываясь, что его в скором времени ждет. Вера вспомнила, как он зажимал ее в углу, вспомнила его потные руки, как елозили они у нее под блузкой, изо рта у Протасия пахло: запах чеснока и перегара, как наваливался на нее, шепча: «Ну давай, давай, девочка. Я смерт, ты тоже смерт. К чему нам условности? Один раз живем», его детородный орган распирал узкие брюки — он был отвратителен. Вера ударила его наотмашь, вложив в удар не только личное свое отвращение, но и ненависть, скопившуюся за те десятки часов пыток, на которых ей пришлось против воли присутствовать. Он отшатнулся. Камень на перстне (прощальный подарок Михаила) рассек ему щеку. Он отступил с кривой ухмылкой. «Посмотрим, сучка, — сказал он, усмиряя свое частое возбужденное дыхание. — Еще посмотрим».

Тогда он ушел. А вот теперь это неопределенное «посмотрим» обернулось оружием в ее руке, и холодный приказ не оставлял Вере выбора.

«Но выбор всегда есть», — подумала она.

Так ее воспитывали. Выбор всегда есть.

Она приняла решение. Она будет стрелять. Но не в пленных. В конце концов, они такие же жертвы, как и она — растоптанные тяжелыми сапогами судьбы.

— Пойдем, милая, — сказала Александра фон Больцев. — И не забудь снять эту штуку с предохранителя.

Вера кивнула.

Азеф распахнул перед ними тяжелую дверь, и знакомый, ставший почти привычным за неделю тяжелый запах боли и нечистот окутал Веру Найденову.

Они — баронесса, Вера, Протасий и Азеф — вошли в подвальное помещение, расположенное в четырех с половиной метрах под уровнем мостовой в основании трехэтажного здания торгового предприятия «Петерсити-лоск», одного из многих процветающих предприятий города, богатого и знаменитого своими каналами, культурными памятниками и безотходными технологиями, самого блистательного города реальности ISTB-01.14.S. Больше месяца БДСН (Боевые Дружины Специального Назначения) Клуба Альтруистов и Гвардия Пресветлой Империи готовились к вторжению в этот благополучный мир. Более полугода разведки и контрразведки обеих сторон с переменным успехом вели между собой тайную войну на арене из двух десятков реальностей. И теперь, когда были закончены последние приготовления, проведены рекогносцировка и мобилизация, запасены тонны оружия, топлива и провианта; теперь, когда были продуманы и проработаны всевозможные тактические и стратегические планы, сценарии развития боевых действий; теперь, когда идеологи, агитаторы и демагоги, послушные воле хозяев, отвернулись и на время прикрыли рты, дабы не мешать грубым утехам экспансии — теперь войне суждено было стать явной, а благополучному миру ISTB-01.14.S — первым полем боя этой войны.

Ни баронесса Александра фон Больцев, ни пытчик Протасий, ни Вера Найденова, ни уж тем более Милорд или Игорек — этого не знали и не могли знать. Как и многие другие (пятеро из миллионов) они являлись разменными пешками в большой игре, и про их собственную маленькую войну давно забыли те, кто, закуривая вонючие трубки, рассаживался вокруг шахматной доски. Эти пятеро находились в подвале, на глубине четырех с половиной метров, готовились к расправе, и в то же самое время над городом во внезапно расцвеченном искусственными радугами небе появились боевые самолеты Дружин Клуба и Гвардии; а по улицам, за секунду до того мирным, живущим обычной благоустроенной жизнью, загрохотали, залязгали траками тяжелые боевые машины. Эфир в один момент наполнился кодированными сообщениями, полукодированной информацией и просто приказами открытым текстом по прямой связи, а также — зондирующими сигналами радиолокационных систем, электромагнитным треском от постановщиков помех, шорохом отраженных волн.

Разменные пешки не видели ничего этого, они продолжали свою маленькую войну.

Когда загремели засовы, и дверь, проскрипев на петлях, открылась, Игорь, щурясь, встал. Этим утром ему приснился сон. Ему снилось, что он, Игорь Бабаев, умер. А точнее, его убили. Во сне друг Игоря (сквозь сумрачную дрему Бабаев пытался вспомнить его имя, но оно ускользало, не давалось) стрелял из автомата. В него, в Бабаева. Вспышки выстрелов четко выделялись на фоне багровых драпировок; Игорь видел пули, их медленное движение по заданной пороховыми газами траектории; он хотел уйти в сторону, но тело оцепенело, не слушалось панических приказов мозга; и пули так же плавно, медленно вошли в него, разорвали грудь и живот в мелкие клочья. Хлынула ниагарой кровь — целое море крови. «Сколько ее много», — успел подумать Игорь перед тем, как мягко осесть на пол. А друг-стрелок (Сева — вот как его звали) улыбнулся, качнул головой и сказал: «Вольно, лейтенант!». Игорь закричал от невыносимой боли и проснулся. Он проснулся в темноте подвала, в поту, ощущая боль нанесенных пытками ран, и понял вдруг, что умрет сегодня. Это открылось ему с прозрачной ясностью, но он вовсе не испугался и даже горечи не испытал. Не раз уже, когда сталь пыточных инструментов касалась его тела, он просил смерти. Не умея молиться, не веруя в Бога, он просил смерти у мира, у Вселенной, у судьбы и у своих мучителей. И скорый ее приход казался ему желанным. А теперь он твердо знал, что умрет, что пыткам конец, и единственное осталось, беспокоившее его, как бы умереть достойно.

Он размышлял об этом несколько часов под стоны Милорда, но додумался только до того, что надо будет встать и принять смерть с гордо поднятой головой. И когда дверь наконец открылась, он встал вопреки сгибающей боли, помогая себе руками и сначала на колени, а потом по стене и выпрямился во весь рост. От слабости его повело, качнуло, но он, стиснув зубы, восстановил равновесие.

Мучители вошли. Две женщины, седой охранник, которого Бабаев так неудачно пытался нейтрализовать, и главный палач, знакомо жмурящийся и потирающий руки. У одной из женщин, у переводчицы, был пистолет. Она смотрела, опустив голову, в пол. Волосы падали ей на лицо, закрывая глаза, однако сомневаться не приходилось: именно ей поручено убить Игоря и Милорда. Осознав это, Игорь испытал облегчение: почему-то ему оказалось легче принять смерть от руки девушки-переводчицы; она вызывала у него, пусть скомканную болью и ненавистью, но самую искреннюю симпатию. А еще — он жалел ее. Бабаев испытывал желание сказать что-нибудь приличествующее случаю, что они, то есть пытчики, могут сломать его тело, но им никогда не сломать его дух, но он жалел девушку, он догадывался, что ее заставляют убивать против воли, и промолчал, чтобы облегчить ей это дело.

Вооруженные силы Клуба Альтруистов и Пресветлой Империи сходились на поле боя. Каждая из участвующих в конфликте сторон располагала совершенно достоверной информацией о том, что ее противник имеет в арсенале ядерное тактическое оружие. Нетрудно было предположить, что в случае каких-либо осложнений (провала наступательной операции, например) противник не замедлит пустить его в ход. Следовательно, появилась и требовала обдумывания идея превентивного удара. Обдумывание не заняло много времени ни у одной из сторон. Впрочем, первым нанести превентивный удар принял решение все-таки главнокомандующий Гвардии Пресветлой Империи генералиссимус Дмитрий фон Голь.

Вера подняла пистолет в вытянутой руке. Направила его в сторону Игоря Бабаева. На миг она и Игорь встретились взглядами. В глазах Бабаева не было страха смерти. Он ничего не сказал ей, не проронил ни звука.

Вера не колебалась ни секунды. Она подняла пистолет выше, одновременно всем корпусом поворачиваясь к разведчикам Империи и ловя мушкой ненавистную ухмыляющуюся рожу Протасия. И надавила на спусковой крючок.

Ничего не произошло. Лишь сухо щелкнул боек пистолета.

— Вариант «Черный тюльпан»! — пронеслось сквозь эфир открытым текстом.

— Есть «Черный тюльпан», — приняли распоряжение главнокомандующего к исполнению начальники штабов, одинаковыми жестами подзывая адъютантов.

— Есть «Черный тюльпан», — приняли распоряжение главнокомандующего командиры бомбардировщиков, одинаковым, отработанным до автоматизма движением рук в черных перчатках сбрасывая колпачки предохранителей и вставляя ключи в одинаковые гнезда.

— Есть «Черный тюльпан», — приняли распоряжение главнокомандующего командиры тяжелых боевых машин, одинаковым, отработанным до автоматизма движением пальцев перекидывая одинаковые тумблеры и тем замыкая системы герметизации своих машин.

— Есть «Черный тюльпан», — приняли распоряжение главнокомандующего командиры пехотных подразделений, на языке жестов давая сигнал подчиненным немедленно рассредоточиться за естественными укрытиями.

— Есть «Черный тюльпан»… Есть «Черный тюльпан»… Есть «Черный тюльпан»…

…Глупые злые мальчишки…

— Ты был прав, смерт, — произнесла Александра фон Больцев после секундной паузы; Протасий, довольный, улыбнулся на похвалу. — Что же ты, милая? — надменно обратилась баронесса к опешившей Вере. — Проверять нужно оружие перед стрельбой. Посмотреть — есть ли патрон в стволе.

Она шагнула к Найденовой, протягивая руку. В краткий этот миг Вера поняла, что для нее теперь все кончено, что она ляжет здесь в подвале рядом с гордым мальчишкой, которого она так не ко времени и не к месту нашла пожалеть… Так глупо все… И никто теперь не поможет. И Михаил никогда не найдет ее… «Мы встретимся, любимая моя. Главное — верить, и мы встретимся…»

Инстинктивно Вера отшатнулась к стене, и это спасло ей жизнь.

Одновременно в сотнях бомб и ракет, запущенных с подвесок самолетов или с направляющих на земле, одинаковым коротким сигналом была снята последняя защита на пусковых механизмах ядерных устройств. Одинаковые электрические импульсы проскочили в одинаковых цепях. И небо над Петерсити превратилось в раскаленный ослепительный ад. Словно солнце опустилось вдруг на землю. И земля содрогнулась от прикосновения его.

В одно мгновение здание, в подвале которого находились разведчики Империи с пленниками, обрушилось в ряду сотен других зданий взорванного города. Балка перекрытия, переломившись, разворотив отопительные трубы, в облаке пыли рухнула на головы пытчикам. Ни Александра фон Больцев, ни Протасий, ни Азеф — никто из них не успел и вскрикнуть. Молча умер Милорд, грудь которого пробил раскаленный обломок трубы. Веру же только оцарапало кирпичным осколком и швырнуло на Игоря.

Погас свет. И с кромешным мраком вернулась наконец благословенная ватная тишина, нарушаемая лишь журчанием воды и шорохом сыплющегося откуда-то песка.

Вера ошеломленно покрутила головой. Впрочем, подготовка в школе имперской разведки не минула даром: Найденова почти сразу справилась с шоком и начала действовать. Нащупала в потайном кармане «брелок разведчика» — миниатюрное устройство, полагавшееся каждому выпускнику и представлявшее собой хитроумную комбинацию из пружинного ножа, универсальной отмычки, однозарядного малокалиберного ствола и минифонарика. Наощупь включила фонарик, отвоевав у кромешной тьмы пространство в полметра радиусом. Она огляделась и вскрикнула, зажав рот ладонью. Под ногами она увидела раскрошившуюся от удара балку, и из-под обломков этой балки торчала рука — знакомая рука! И рядом с рукой на полу валялся знакомый ей пистолет.

Вера глубоко задышала, приходя в себя. Потом она нагнулась, чтобы взять пистолет. Медленно коснулась деревянной рукоятки пальцами, следя за мертвой рукой, словно опасаясь, что та вдруг вытянется и схватит ее за запястье. Едва подняв оружие, она резко отступила, потом выщелкнула в ладонь обойму. Обойма была пуста.

— Как глупо, — пробормотала Вера, выронив бесполезный пистолет.

Рядом зашевелился Игорь. Найденова посветила ему в лицо. Бабаев был в сознании, но при том совершенно невменяем. Он слепо щурился и как-то очень заторможенно поднял свободную руку, чтобы прикрыть лицо от света.

— Ты меня понимаешь? — спросила Вера, и голос ее в заваленном подвале прозвучал глухо.

Игорь медленно кивнул.

Вера не стала искать под обломками ключ от наручников, все еще приковывающих Бабаева к трубе. Подсвечивая себе фонариком, она воспользовалась отмычкой из шпионского набора.

— Ты можешь двигаться сам?

Игорь снова кивнул. Он медленно поднялся с пола, который заливала грязная вода. Вере не понравилось, как он двигается. Она понимала, что отсюда, из разрушенного города, нужно убираться как можно быстрее: то, что Петерсити кто-то из враждующих сторон подверг ядерной атаке, не вызывало сомнений, а радиация, заметим, наиболее страшна именно в первые часы после взрыва. Повелевай Верой рацио, самым правильным для нее было бы бросить Бабаева здесь, но она твердо собиралась спасти его, иначе теряло смысл все остальное.

Это было действительно очень трудно, но они сумели выбраться из подвала, ориентируясь по сквозняку. Несколько раз пришлось лечь и пробираться вперед ползком, обдирая живот, грудь и локти, под готовыми в любой момент осесть плитами перекрытий. Игорек все еще не пришел в себя, и Вере приходилось думать за двоих. Но они все-таки выбрались наружу, в город, и хотя здесь было ненамного светлее: небо закрыла черная туча от поднятой высоко вверх горячей пыли; и дул режущий ветер, унося в сторону гигантского пожарища мегатонны кислорода — здесь было свободно, и можно было идти, двигаться прочь от этого кошмара безумной и совершенно бессмысленной конфронтации, уничтожившей целый мир.

И они уходили.

В развалинах зоны средних разрушений на них напало чудовище. Выскочило, оскалив зубастую пасть — стремительное в желании насытиться, испробовать свежей крови, существо ростом с человека на двух птичьих лапах с атрофировавшимися передними. Выскочило, сбило Веру с ног, и спасла девушку только ее быстрая реакция (еще раз спасибо тебе, ненавистная школа!), она рывком откатилась в сторону, и чудовище промахнулось, подарив Найденовой еще несколько секунд. И этих секунд ей хватило, чтобы издать горлом пронзительный и неприятный каркающий звук, после чего чудовище замерло, мотнуло плоской головой и скрылось в развалинах.

— Что это было? — спросил с земли Игорь: чудовище при нападении задело его хвостом, и теперь он лежал, скорчившись, прижав искалеченную пытками правую руку к животу, но взгляд его на чумазом и осунувшемся лице был более осмысленным, чем минуту назад.

— Наши подопечные из зверинца, — пояснила Вера, вставая на ноги. — Биологическое оружие Империи.

Игорек тоже попытался встать, но осел от внезапно острой боли в измученном теле, и Вере пришлось помочь ему.

— Надо идти.

А потом их окликнул Азеф.

Найденова даже не сразу признала его. Он выглядел намного приличнее и совсем не производил впечатление недалекого, но исполнительного служаки, каким казался совсем недавно. Не было на нем и вечного замызганного халата. И вообще, необычно он выглядел для человека, который, по идее, должен только что выбраться из-под развалин рухнувшего дома. Был он в военного покроя костюме цвета хаки и высоких шнурованных ботинках; энергично направлялся наперерез Игорю с Верой и осторожно нес в руках некий цилиндрический предмет. И Бабаев прежде всего вспомнил его, этого предмета, назначение, а когда следом всплыло и название, он вспомнил все остальное. И немедленно закричал на Веру, быстрым движением зарядившую свою мелкокалиберную игрушку с очевидной целью пустить ее в ход:

— Нельзя! Это наш, наш, это свой!

В цилиндрическом предмете Игорь Бабаев опознал стандартный твердокристаллический накопитель с общим объемом памяти на шестьсот сорок терабайт, а в самом Азефе — того самого полковника Корпуса, с которым он впервые повстречался в коридорах сектора «Коррекция-38». И хотя помнил Игорь, что ничего хорошего для него полковник этот не сделал, а скорее наоборот — подтолкнул, стал причиной многих бед, но он был единственным по-настоящему близким человеком в этих зыбких реальностях, переполненных ложью и ненавистью…

Вера однако подняла свой одноразовый ручку ствол на уровень глаз и прицелилась.

— Ты уверен? — спросила она.

— Уверен, — сглотнув, отвечал Бабаев, опершись ей на плечо.

Так они и стояли, вдвоем, дожидаясь, пока Азеф, полковник Корпуса, не подойдет вплотную. А потом он поставил накопитель на землю, выпрямился и сказал, обращаясь к Игорю:

— Здравствуй, товарищ лейтенант. Вот мы и встретились.


2 октября 1967 года (год Овцы)

Основной вектор реальности ISTB-01.14.S

По ночам тварь отлеживалась в норе — закутке, образованном двумя стенами: выгоревшего изнутри дома и приземистого гаража при нем. Ночью тварь не могла охотиться: она впадала в оцепенение, что присуще всем рептилиям в холодное время суток.

По науке тварь называлась дейнонихом (Deinonychus antirrhopus), но, конечно же, не подозревала об этом. Ростом тварь была со среднего человека. Длинный прямой и жесткий хвост позволял ей легко балансировать на двух задних мускулистых конечностях при стремительном всесокрушающем броске. Еще на каждой лапе у твари имелось по изогнутому и прочному, как сталь, когтю. Тактика твари состояла в том, чтобы напасть из засады на ничего не ведающую жертву, сбить ее коротким мощным ударом на землю, мгновенно изодрать своими отставленными когтями на трепыхающиеся, пахнущие горячей сладкой кровью куски. Стратегия твари основывалась на простейшем принципе: жить и выживать. В этом смысле дейноних являлся одним из наиболее приспособленных к выживанию хищников, когда-либо обитавших на Земле. В IS-реальностях его популяции не пережили мелового периода, но на Древе Времени много иных миров.

По утрам, перед самым восходом, тварь выползала, сонно переставляя лапы, из своего убежища и забиралась на сорванный ударной волной лист дюраля, после чего на несколько часов замирала, всем телом впитывая тепло нового дня. В этот момент она была очень уязвима, но другие хищники, в силах которых вполне было бы противостоять дейнониху или даже закусить им на завтрак, относились к тому же подклассу архозавров и в освоении этого холодного для них мира испытывали схожие трудности. Еще одну реальную опасность для твари представлял собой человек — известное коварством, не боящееся ночного холода, умелое в выслеживании, хитроумное и беспощадное существо. Однако люди этого мира были заняты своими премудрыми делами, легко подставлялись и до сих пор они казались дейнониху простой, но нежной и вкусной добычей.

Тепло дня насыщало тело твари энергией, она поднималась с места и толкаемая вперед никогда не утихающим чувством голода, отправлялась на охоту. Совершая ежедневный обход своей территории, помеченной пахучей слизью, дабы отпугнуть конкурентов, тварь выбирала новое место для засады, пряталась и начинала ждать. Ждать тварь могла долго, и хотя порой ей приходилось возвращаться в нору ни с чем, терпение твари окупалось. Среди хлама и развалин появлялась вдруг прямая фигурка на двух ногах и с двумя руками, воспринимаемая и знакомая твари по целому ряду признаков: по характерному запаху, по характерному свечению в инфракрасном диапазоне, по характерным телодвижениям.

После этого следовал стремительный прыжок, и как результат — упоение сытного обеда.

Человек был здесь легкой добычей. Может быть, он и успевал заметить хищника, но уже в самый последний момент, когда предпринимать что-либо во спасение было поздно. Не имелось причин для дейнониха беспокоиться и на этот раз. Единственное отличие, выделявшее шествующую сегодня по руинам фигуру от всех остальных, состояло в несколько необычном спектре теплового излучения. Но это не насторожило тварь — привычка условного рефлекса оказалась сильнее.

Тварь изготовилась к броску.

Человек приближался. При ходьбе он оглядывался вокруг, но как-то рассеянно, словно его не особенно интересовал окружающий пейзаж, словно он был ему хорошо знаком, и вид развалин представлялся для него чем-то привычным, вполне естественным. На ходу этот человек что-то непринужденно насвистывал. Тварь, резко оттолкнувшись задними лапами, наклонив корпус и раскрыв зубастую в пене пасть, рванулась к нему. Подобно живой торпеде она в мгновение преодолела разделявшее их расстояние, и ее атака как всегда должна была завершиться успехом, если бы не досадный и совершенно необъяснимый промах. Дейноних промахнулся. Врезался с ходу плоской крокодильей мордой в торчащую из земли балку и еще по инерции проскреб два раза изогнутыми страшными когтями по вздутому асфальту сохранившегося участка тротуара.

Тварь не могла промахнуться. Но промахнулась, потому что за долю секунды до столкновения человек, застывший в удивлении, исчез. Чтобы еще через мгновение появиться в другом месте, в десятке метров от прежнего положения.

Человек засмеялся. Громко. И тварь услышала, развернулась на смех. Возможно, ее удивила необычная скорость реакции человеческого существа, но среднее арифметическое опыта подсказывало, что не все потеряно и можно попробовать еще раз. Однако и во второй раз человек умудрился уйти от клацнувшей пасти, и тварь промахнулась снова.

На секунду она замерла, принюхиваясь и оценивая обстановку. Добыча оказалась проворнее, чем все прежние представители человеческого рода до нее. Но это вовсе не означало, что она неуязвима. В конце концов она устанет и допустит ошибку. Это соображение побудило тварь испытать охотничье счастье в третий раз.

Однако человеку уже надоела игра в кошки-мышки. Улыбка исчезла с его лица, он вскинул в направлении дейнониха руку, и тварь не успела закончить третий бросок. Невидимый глазу сгусток энергии сорвался с выставленного указательного пальца человека, и тварь взорвалась, в один момент превратившись в кровавый пар.

— Так и только так, — пробормотал человек.

И, брезгливо поморщившись, вытер пальцы о штанину. Он повернулся, чтобы продолжить свой прерванный путь по разрушенному городу, и тут пуля, выпущенная из развалин, пробила ему череп чуть выше затылка.

Двое, внимательно-настороженные, появились из-за осыпающейся стены здания, ступая по осколкам битого и оплавленного невыносимым жаром стекла, черным от копоти кирпичам. Они были одеты в форму защитного цвета без знаков различия, уверенно сжимали в руках полуавтоматические винтовки с длинными стволами — эти двое приблизились к только что убитому ими человеку.

— А ты, Иванко, молодец, — похвалил старший по виду своего более молодого спутника. — Метко стреляешь.

Сказав так, он привычным движением руки вытянул из нагрудного кармана портативный дозиметр. Всмотрелся в показания на цифровом индикаторе, нахмурился. Молодой, отмеченный болезненной сыпью на лице, польщенно кашлянул.

— Кто он хоть был? — спросил юношеским ломким баском. — Имперец или… этот… как его… осчастливливатель?

— Не знаю, не знаю, — покачал старший обмотанной грязноватым бинтом головой. — Видел, как он с жабой расправился?

Иванко кивнул.

— Вот… А имперец бы ее голосом отогнал, альтруист — бегом бы пустился. Потому, брат Иванко, перед нами не имперец, и уж никак не альтруист. Это тот гость, которого Седой дожидается — точно! И повезло нам, что ты не промахнулся.

— А я думал, это так — придурь Седого, — признался Иванко.

— Как же, думал он, — помрачнел старший, сплюнул и приказал: — Давай бери его, чего стоишь? За ноги бери, за ноги…

Они подхватили мертвое тело: Иванко взялся за ноги, старший, покряхтев, под мышки.

Нести было далековато: километра три с половиной, да к тому же и по сильно пересеченной местности. Потому эти двое совершенно выбились из сил, прежде чем доволокли убитого до штаба гражданской обороны.

Был это железобетонный бункер, оснащенный по последнему слову техники, — совершенно автономная система со своей собственной энергоустановкой, своими линиями коммуникаций, своим собственным арсеналом и даже собственной прозекторской. Именно в это последнее из упомянутых специальных помещений и приказал доставить убитого Седой, известный нам как полковник Корпуса по имени Игорь Валентинович, как полевой разведчик Гвардии Пресветлой Империи по имени Азеф, как маленький ничем не примечательный инженер из Петербурга по имени Максим, а теперь — как один из членов Директората Гражданской Обороны Петерсити. Двое вызвали Седого по внутренней связи штаба.

— Кажется, мы прихлопнули вашего гостя, господин директор, — доложил старший.

— Волоките его в прозекторскую, — распорядился Седой. — Я подойду.

Он действительно появился очень скоро, одетый легко (в бункере не все было ладно с кондиционированием) в безрукавку и шорты, на груди — серебряный медальон.

Двое, поднатужившись, взвалили тело на столик-каталку, и Седой, кивком поприветствовав их, подошел, чтобы посмотреть. И сразу отпрянул, потому что мертвое тело под ярким светом люминесцентных ламп вдруг утратило свою вещественность, тая, обесцвечиваясь вместе с одеждой. У Иванко отвисла челюсть. Старший с повязкой на голове ловко перехватил свою винтовку с плеча на ладонь под ложе ствола. А сквозь истончающиеся на глазах очертания мертвеца проступили новые контуры того же самого человека, но живого, дышащего, и это второе его воплощение обретало плотность, материальную зримость.

Наконец фантастическая метаморфоза, происходившая на глазах троих оборонщиков, завершилась, и, улыбаясь, живой и здоровый, человек сел на каталке.

— Вот я тебя и нашел, — такими были его первые слова.

Седой при звуках его голоса вздрогнул, быстро взглянул на двоих ничего не понимающих подчиненных.

— Отпусти их, — велел незнакомец. — Они тебе не помогут.

— Господин директор… — начал старший, одновременно передергивая затвор винтовки, но директор тут же остановил его:

— Вы свободны, ребята. Вы свободны.

— Но…

— Молчать! Я вас отпускаю. Выполняйте приказ!

Бойцы подчинились. Они ушли из прозекторской, шаркая ботинками по чистому кафелю и озабоченно оглядываясь.

Незнакомец встал с каталки и, все так же улыбаясь, рассматривая, обошел Седого.

— Здравствуй, Максим, — приветствовал он. — Отыскать тебя, скажем, было непросто. Но я все-таки отыскал.

— Я ждал тебя, — судорожно сглотнув, заявил Максим («…не просто сильные, а сверхсильные мира сего»).

— Ну, коли ждал, то давай тогда познакомимся, — насмешливо предложил незнакомец. — Тебя я знаю. И знаю очень хорошо. А кто такой я?.. Помнишь тот анекдот, что Маркс и Энгельс — это два разных человека, а Слава КПСС — вообще не человек?.. Называй меня Славой. Это мое настоящее имя, и в сущности, я тоже давно уже не человек.

— Что тебе от меня нужно?

— Ха! А разве ты еще не понял? — Слава прищурился и начал перечислять, загибая пальцы: — Дворцовая, Площадь Мужества, Озерки, Девяткино. Продолжим список?

Максим побледнел. Черты лица его болезненно заострились. Но ответить он ничего не успел. В центре прозекторской взлетел сноп золотистых искр, и в пространство вывалился третий.

— Ты — здесь?! — в голосе Славы прозвучала открытая растерянность. — Так быстро?!

Максим обернулся и оторопел: третий в точности походил на «сверхсильного». Как единоутробный брат-близнец. Только вид он имел более встрепанный и одет был в серебристый костюм странного покроя.

— Не ожидал, что успею? — переспросил новый персонаж у своего двойника с очень похожей улыбкой на губах.

— Да-а, — протянул Слава. — Не ожидал, брат Красев, я от тебя такой прыти. Ты ведь всегда казался таким… неповоротливым. Как, впрочем, любая порядочная совесть.

— Но, как видишь, сегодня я успел.

— Поздравляю. И что ты собираешься делать?

— Я? — брат Красев искренне удивился. — Я — ничего не собираюсь. Что собираешься делать ты? Собираешься убить его? Собираешься изменить своему принципу?

— А почему бы и нет? — отозвался Слава. — Все мы когда-нибудь изменяем свои принципам. А тут такое благородное дело — прихлопнуть разом основателя Корпуса.

— Ты говоришь о нем так, будто перед тобой рисованный человечек из любимых компьютерных игр…

— А в сущности так оно и есть, — кивнул Слава. — Ну посмотри ты сам, — он снова пошел в обход Максима, который молча и настороженно следил за ним, поворачивая голову. — Он человек из несуществующей более реальности, отец-основатель несуществующего более Корпуса, по самому большому счету он — обман зрения, фикция, мнимая величина.

— Живой человек…

— Он — мертвый человек!

— Давай поговорим спокойно.

— Это ты можешь говорить спокойно. Я не могу и не хочу говорить спокойно. Он враг, а для меня — даже более чем враг. Его ученики и последователи уничтожили миллионы ни в чем не повинных людей. И моих близких, заметь, тоже. Всех под корень! Что ты можешь об этом знать? Что ты вообще понимаешь?! Дитя благополучного времени! Ты можешь говорить спокойно, а я — не могу!

— Я так понимаю, мое мнение по обсуждаемому вопросу здесь никого из присутствующих не интересует? — ровным голосом осведомился Максим.

Слава замолк и уставился на него, приоткрыв рот. С непонятным выражением взглянул на Максима и брат Красев.

— Интересует, — сказал наконец этот последний.

— Я, честно говоря, так и не понял, кто вы, — сказал Максим. — Но это неважно. Я много встречал людей — таких, как вы. Они не обладали и долей той силы, с которой вы играетесь так… э-э… непринужденно. Но во всем остальном они ничем от вас не отличались. Порождения ненависти. На ненависти взращенные. Вы ненавидите все, что вам непонятно; все, что не укладывается в рамки вашей узкой морали. Эта мораль представляется вам наивысшим достижением цивилизации, но при этом она позволяет под своим флагом делать любые подлости, предавать, обманывать, убивать. Чем вы лучше нас, чем вы выше нас, чем вы чище нас? Мы хотя бы честны перед самими собой. Мы знаем, что наша мораль несовершенна и открыто признаем это. А вы в то же самое время сжигаете миры, спасая их от «красной угрозы». Не будь Корпуса, вы мимоходом во имя светлых идей демократии и христианских замшелых заповедей сожгли бы и мой мир… Впрочем, о чем я — вы ведь и так его сожгли… Вы любите кричать о величии своего духа, но никто из вас не способен на элементарный подвиг во имя чего-то более высокого, чем ваша жалкая жизнь. Вы до сих пор ставите нам в вину репрессии, но виноваты в них прежде всего вы сами, готовые в любой момент встать на колени и забыть все свои путаные идеалы ради мелкого желания выжить любой ценой. А мы победим, мы победим, потому что любой из нас всегда готов на подвиг… И я готов… как другие…

Максим замолчал и наступила пауза. Потом Слава скривился, словно укусил что-то такое до предела кислое, и с издевкой сказал:

— Ах-ах-ах! Какие мы, черт возьми, благородные. Как же, как же: «безумству храбрых поем мы песню». Благородное все из себя ощущение благородной обреченности. Вот с такими уродами, брат Красев, ты и собираешься найти общий язык?

— Постой, — брат Красев смотрел прямо на Максима и первым понял, что сейчас произойдет. — Он… постой же! — последнее Вячеслав крикнул уже Максиму.

А тот, не слыша более ничего и не видя ничего, только шепнув: «…а умирать-то…» — рванул с груди медальон и бросил его через комнату в Славу.

Лицо Вячеслава-прим перекосилось. С криком он отпрянул и вскинул руку вперед и вверх.

Максима отшвырнуло к противоположной стене, и еще в воздухе он превратился в огненный шар.

Минула секунда.

— Ты видел? — спросил Вячеслав-прим, тяжело дыша. — У фанатика была хронобомба. Если бы он… если бы я…

— Дурак, — сказал Красев с отвращением. — Откуда у него технология Всадников?

И добавил, помолчав:

— Ты как-то говорил, что не убил в своей жизни ни одного человека? Что ж, поздравляю с первым!..

ПОНЕДЕЛЬНИК, ВТОРНИК, СРЕДА, ЧЕТВЕРГ,

ПЯТНИЦА, СУББОТА, ВОСКРЕСЕНЬЕ

«Отныне время будет течь по прямой,

Шаг вверх, шаг вбок — их мир за спиной.

Я сжег их жизнь, как ворох газет,

Остался только грязный асфальт…»

Борис Гребенщиков

Светлая и Темная Стороны Времени


Понедельник.

Вячеслав Красев ощущал беспокойство. Он не понимал природы этого беспокойства, а Нормаль в подобных делах помочь была бессильна, так как отвечала всегда на прямо и точно сформулированные вопросы, а сформулировать интуитивные домыслы, порождаемые ненормализованной частью подсознания, таким конкретным образом не был способен и Вячеслав.

Казалось, что все закончено. Раз и навсегда. Корпус Защиты Понедельников, эта военная машина, этот протез особой реальности, перестал существовать, выброшенный на Темную Сторону Времени. Его восстановлению могла бы поспособствовать хитро сплетенная петля из скрытых, но многое определяющих событий. Однако уже готовая петля была обнаружена и жестоко разорвана Вячеславом-прим. Он позаботился о том, чтобы малейшего звена ее на Светлой Стороне не осталось.

Казалось, что все закончено. Раз и навсегда. Но беспокойство Вячеслава Красева при мысли об этом лишь усиливалось. Его беспокоило смутное подозрение, будто упустили они некую мелочь, незначительную деталь. Возможно, то была интонация, с которой основатель Корпуса, этот удивительный и фанатичный в своей вере человек, разговаривал с ними, перед тем как совершить самоубийственный поступок (подвиг?). Насколько не были бы несовместимы два понятия: умный и фанатик, но перед ними стоял тогда действительно умный человек. Он очень ловко использовал возможности Хроноса, умело составил петлю, которая обеспечивала Корпусу стабильность. Судя по всему, он знал многое о свойствах Времени, его Светлых и Темных Сторонах; он должен был понимать, что с его гибелью теперь, когда КОЗАП превратился в мнимую величину, он сам — единственное, что еще связывает Корпус с реальностью; он должен был беречь себя, а не соваться грудью на амбразуру пулеметного дота, вроде тех, кто идя в атаку, оставлял в окопе записку: «Считайте меня коммунистом!». Да, безусловно, он все-таки был фанатиком. Но при этом же он был и умным человеком. Зачем ему нужен был этот подвиг, который в итоге привел к окончательному краху идеи, которой он этот подвиг посвятил? Вячеслав Красев не находил ответа.


Вторник.

Впрочем, ответ, по здравому размышлению, все-таки был. Самоубийственный поступок Максима — суть прикрытие, хорошо продуманный отвлекающий маневр. Максим знал, что является единственным настоящим основателем Корпуса, и догадывался, конечно, что «деструктивные силы», желающие уничтожить КОЗАП, когда-нибудь доберутся до него. И следовательно, единственный путь во спасение КОЗАПа — это в одну уже существующую петлю вложить другую, новую и скрытую, которая обусловит когда-нибудь возникновение на Древе нового Корпуса с новым основателем. А для того, чтобы новая петля была подлинно тайной, принципиально невыявляемой существующими методами сыска, новое основание Корпуса должно быть не результатом некой целенаправленной (и заметной во времени) деятельности организаций, специальных служб с привлечением многих человеческих и материальных ресурсов (это, заметим, уже было, и Вячеслав-прим сумел все легко остановить), а скорее — результатом некоего желания, итогом особой скрытно запрограммированной судьбы самого обыкновенного человека. Слабое звено, очень непрочное, мнимая величина, но при удачном стечении обстоятельств вполне способное вытащить Корпус на Светлую Сторону.

Вячеслав Красев не знал, пришел ли к похожему выводу двойник. Скорее, нет, чем да. Красев оценил бы его состояние как депрессивное: не так-то легко оказалось убить человека. Но сам он решил пуститься в поиск.

Зачем?.. Он не знал, зачем. Никого убивать он не собирался. Но и помогать… Он никогда не считал себя сторонником идей, которые проповедовали и за которые боролись Максим и Корпус. Однако беспокойство не оставляло. Ведь вернись Корпус на Светлую Сторону, сколько новообразовавшихся альветвей будет отрублено в один момент, сколько людей и миров убито?

«Хватит, — думал он, начиная поиск. — Хватит крови. Пусть хоть здесь не будет альтернатив…»


Среда.

Он искал. Много месяцев, бродя по мирам и временам, стараясь сверхчутьем своим или с помощью Нормали уловить наличие тех связей, что возможно упрятал Максим, очертив вторую тайную петлю. Он искал, но пока ничего не находил. Однако на этом пути его ожидали другие не менее интересные встречи.

Как-то в тихом южном городке, в одном из многочисленных ресторанчиков под открытым небом он повстречал Сталина. Да-да, того самого Иосифа Виссарионовича Джугашвили, похищенного Вячеславом-прим из сектора «Эталон». Правда, сам Красев не узнал бы его, не скажи ему об этом Нормаль, у которой было задание замечать и указывать на все, что может иметь отношение к КОЗАПу.

Сталина действительно было трудно узнать. Он сидел на скамеечке на заднем дворе ресторана — обросший, грязный, в каком-то совершенно невообразимом рванье: фуфайка, засаленные, в заплатах, штаны. Он курил самокрутку, пряча огонек в ладони. Глаза у него слезились, а остановившийся взгляд выдавал запойного пьяницу.

— Иосиф! — гортанно позвала его хозяйка заведения. — Иосиф, ты мусор сегодня вынесешь или нет?

Сталин поднял непокрытую рыжую голову, поспешно загасил окурок и, неверно ступая, направился в подсобку. Когда он вынес мусор, Вячеслав подошел к нему и, взяв за локоть, обратился так:

— Пожалуйста, разделите со мной обед, отец.

Под неодобрительным взглядом хозяйки он усадил старика за столик и наблюдал, как тот с жадностью, роняя крошки, ест. От Сталина пахло: перегар, табак, пот, откровенная помойка — целый букет, но Вячеслав не обращал на это внимания.

«Ну вот, — думал он, глядя на старика. — Вот итог, о котором мечтали многие. Едва ли не каждый интеллигент в твоей реальности. И что ты испытываешь, увидев эту альтернативу, этот более справедливый итог? Удовлетворение? Радость? Восторг? Может быть, наслаждение? Странно, что нет… Жалость — будет вернее. И так было всегда. И будет, наверное, всегда. Они убивали нас, а мы их жалели. И только это мы умеем противопоставить „героическому самопожертвованию“ Максима. Жалость… И так будет вернее…»

Он дал старику несколько рублей, пачку сигарет, и тот долго кланялся и что-то бормотал ему вслед. Жалость…


Четверг.

Река. И водопад. Ревущие потоки воды, падающие с огромной высоты, чтобы разбиться брызгами, а затем опять слиться воедино.

На берегу, на камне, в переливающемся радугами рое брызг сидит человек. В этом человеке Красев узнал своего двойника.

— Ну, как жизнь?! — крикнул он громко, стараясь перекрыть немолчный рев водопада.

Двойник услышал Красева.

— Жизнь? — отозвался он, не оборачиваясь. — Отвратительная похабщина — вот что такое жизнь!

У ног его лежали горкой отшлифованные водой голыши разной величины, и он, выбрав один, запустил его в реку.

— Ничего теперь не изменишь, — сказал ему Красев сочувственно. — В чем-то ведь и ты был прав.

— Да, в чем-то был прав, — эхом повторил Вячеслав-прим. — В чем-то мы всегда бываем правы. В чем-то оправдано любое убийство на этой Земле… Вот так мы и делаем из них героев, — добавил он вроде бы невпопад с предыдущей мыслью и забросил в реку новый камень.

— Тебе нужна моя помощь? — спросил Вячеслав у двойника.

— Оставь меня, — отвечал тот. — Оставь мне мое одиночество…


Пятница.

Вячеслав Красев искал. Но не мог найти и следа.

Тогда он пошел на осознанный риск и проник на Темную Сторону Времени.

Это было опасное предприятие. Даже с его способностями любая ошибка в том мире призраков, несбывшихся возможностей, неясных теней и исчезнувших альтернатив могла привести его к боли и смерти. Но он рискнул и бродил теперь по черно-белой вселенной под паническое верещание Нормали, призывающей опомниться, бросить все и вернуться на Светлую Сторону. Он бродил по потерявшим всякую вещественность коридорам Корпуса, искал следы пребывания Максима здесь, его путь во времени КОЗАПа и даже находил их, но не умел определить, где и как тот выложил тайную петлю.

Красев испытывал разочарование. Он начал терять надежду найти хотя бы указание, некий признак-ориентир. Он стал подумывать, что никакой второй петли на самом деле нет, и это вымысел его собственного слишком богатого воображения.

Но там, в стенах Корпуса, он встретил Джульку.

Вячеслав зашел в одно из помещений, обычный арсенал, населенный призраками скорострельных агрегатов и призраками же людей, которые собирались пустить эти агрегаты в ход. Он шел, пересекая линии жизней солдат Корпуса, их личные вектора, каждый из которых благодаря Вячеславу-прим имел теперь не больше возможностей для реализации, чем имеет шансов достичь цели один из миллиона сперматозоидов в момент оплодотворения. Все они были мертвы, даже более чем мертвы, потому что для остального мира они никогда не существовали, да и не могли существовать. Как не существуют никогда не рожденные дети.

И вот именно там, в черно-белом сумраке мнимого арсенала, он, шагая, заметил вдруг, что словно лучик света, подобно цветной вставке в черно-белом немом фильме (помните красный флаг Эйзенштейна?), разорвал в одном месте сумрак. Вячеслав подошел ближе и увидел пса, но даже не сразу узнал его, не мог поверить счастливой догадке. Но пес поднял голову — единственное движение в застывшем мире — и с радостным лаем бросился к нему. Подпрыгнул, уперся передними лапами в грудь, едва не повалив, и в миг облизал лицо дорогого хозяина.

— Джулька! Джулька, Жулик ты мой! Где ж ты, собака, пропадал?! — кричал Красев вне себя от радости, лаская, обнимая друга, целуя его в морду, в нос, смеясь и плача.

И теперь, когда они наконец встретились, дело у Красева сдвинулось с мертвой точки.

Джулька был все-таки прекрасным породистым псом. С прекрасным породистым верхним чутьем. А новые способности, подаренные ему Всадниками, сделали его поистине незаменимым, уникальным псом за всю историю существования собачьего рода. И с его помощью Вячеслав в буквальном смысле выследил человека, третьего и главного основателя Корпуса.


Суббота.

Они жили в городе на побережье. Жили вместе, как муж и жена. Они были молоды, но через многое прошли и теперь были счастливы — впервые в покое и тишине.

Его звали Игорь, и он когда-то был лейтенантом Корпуса. Ее звали Вера, и она когда-то была полевым разведчиком Пресветлой Империи. Он хорошо разбирался в электронике и устроился работать на завод по профилю авиаприборостроение. Она училась в местном колледже, училась хорошо и скоро должна была получить диплом магистра естественных наук. И все, вроде бы, у них было нормально, однако Красев был способен увидеть их взаимоотношения в перспективе, и он быстро понял, где Максим поставил последний межевой столб, где должна была по его замыслу замкнуться новая петля.

«Хватит крови, — подумал Вячеслав, принимая решение. — Пора положить конец войне».

Он встретил ее как бы случайно, прогуливаясь с Джуликом у парапета морской набережной в яркий солнечный день. Она шла, торопилась — высокая стройная девушка с узкими бедрами и красивой грудью, в легком платье, и каблучки ее звонко цокали по мостовой.

— Извините, Вера, — обратился он к ней. — Вы не могли бы уделить мне несколько минут.

Она отпрянула, испугавшись. Глаза ее расширились. Заметно побледнела.

— Нет-нет, не думайте, я не разведчик Империи, — опередил ее невысказанное предположение Вячеслав. — Я ваш друг и хочу предостеречь вас. От ошибки.

И он рассказал ей все: коротко, самую суть, не вдаваясь особенно в подробности.

Он рассказал о Корпусе, о его основателях. Рассказал ей о задачах и методах Корпуса, рассказал ей о войне по понедельникам, и о своей собственной роли в ней. Он закончил и посмотрел на Веру, ожидая вопросов.

— Ну и что? — спросила она равнодушно. — Мне какое дело до ваших проблем? Вы и так уже отняли у меня все, что могли. Я вам ничем не обязана, и оставьте меня в покое.

— Понимаете, Вера, — сказал он, видя, что она все-таки приняла его слова, и они не показались ей бредом сумасшедшего (что понятно, если вспомнить через какие тернии ей довелось пройти, сколько миров и времен увидеть), — ваш муж Игорь Бабаев — человек определенного склада характера. Он импульсивен, склонен поддаваться влиянию момента, совершать большие поступки на основании сиюминутного настроения. И его биография. У него мало светлого было в жизни. Все доброе, что он помнит, имеет отношение или к Корпусу, где у него остались друзья и родители, или к вам, кто поддержал его, кого он впервые по-настоящему полюбил. Но я знаю еще и то, чего пока, к счастью, не знает он. Я знаю, что на самом деле вы его не любите. Вы тоже поддались влиянию момента. Вы стали его женой из жалости, а такой брак всегда недолговечен. И вы от него уйдете. К человеку, которого встретили вчера и в котором увидели свое прошлое…

— А вам какое дело?! — закричала она, в глазах ее перемешались страх и гнев. — Вам какое дело до моего прошлого?!

— Этот человек — не Михаил, — сказал Вячеслав, стараясь вложить в голос всю свою способность к убеждению. — Михаил погиб. Он действительно погиб. Этот человек просто похож на него. Ведь было бы странно, если бы среди миллиардов людей в сотнях миров не нашлось двух похожих…

— Je n'en crois rien, — тихо проговорила она, а потом добавила громче и по-русски: — Я этому не верю ! Слышите? Не верю вам!..

Он кивнул.

— Это ваше право — не верить мне. Но я хочу сказать только, что когда вы уйдете от Игоря и у него ничего не останется больше в жизни, он вспомнит об информационном накопителе, и Корпус снова начнет убивать миры, людей. Как когда-то убил ваш. Вы сами сделаете выбор, сами определите свою судьбу. Выбор за вами, Вера, только за вами…

— Я не верю вам… — повторила она как заклинание.

Он снова кивнул. И сказал только:

— Выбор за вами… Прощайте…

И она увидела, как странный и напугавший ее незнакомец сделал шаг в сторону и вдруг рассыпался роем холодных золотистых искр. И только пес остался у ее ног. Но и он, словно заслышав неуловимый нормальным человеческим ухом посвист, зов хозяина, скакнул и исчез, растаял в горячем воздухе.


Воскресенье.

Она бежала вдоль берега моря. Оступаясь в песке. Сломала каблук и сбросила туфли. Не видя никого вокруг, не замечая ничего вокруг. И люди на пляже встревоженно оглядывались ей вслед.

Она бежала, пока не выбилась из сил. Упала у самой кромки воды, и соленая волна, журча в гальке, коснулась ее пальцев. Она сидела у воды, плача навзрыд, как ребенок, и все повторяла, повторяла, захлебывалась слезами и повторяла вновь:

— Господи, ну почему я? Почему я должна, Господи?! Почему это мне?.. И почему я ему верю?..


Санкт-Петербург, Мурманск, 1992—1993, 1998 гг.

ЧУЖАКИ В ПЕЛЛЮСИДАРЕ

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ 

Когда провалишься сквозь землю от стыда

Иль поклянешься:

«Провалиться мне на месте!»

Без всяких сложностей ты попадешь сюда,

А мы уж встретим по закону, честь по чести.

Мы — антиподы, мы здесь живем!

У нас тут — антиординаты.

Стоим на пятках твердо мы и на своем,

Кто не на пятках, те — антипяты!

ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ 

…Всю дорогу Антон клевал носом. В тускло освещенном вагоне был он один, но стойко боролся с дремой, опасаясь пропустить свою станцию.

Было уже за полночь, и возвращался Антон в студенческое общежитие, что на Лесном проспекте, от приятеля-ленинградца, с которым вот засиделся допоздна за рюмкой чая и приятной беседой. Все как обычно, все как всегда.

И ничего особенного не должно было бы произойти с ним в этот заурядный вечер, один из многих вечеров под пасмурным небом Петербурга, разве что не пустили бы его в общежитие (маловероятно — миновали те времена) и пришлось бы ругаться с вахтером. И как скучна по сути своей была бы Вселенная, если бы с Антоном сегодня действительно ничего необыкновенного не произошло.

Но тайные силы, что управляют судьбами людей, уже обратили на Антона внимание, и в привычно-серые будни с минуты на минуту должна была ворваться… Впрочем, я немного забежал вперед.

—…Следующая станция — «Площадь Мужества».

Антон встряхнулся. Вскочил, жмурясь со сна, шагнул к выходу и…


>

Хочется поговорить о многом.

Хочется потолковать сразу о многих вещах: «о башмаках, о кораблях, о сургучных печатях, о королях и капусте». И еще о многом кроме этого.

Однако существуют определенные требования. Или законы жанра, если угодно. А незнание законов, как это принято, от ответственности не освобождает. Поэтому будем полагать, что упомянутые законы нам известны, и даже попытаемся сформулировать здесь один из них. А именно: хочешь поговорить о многом, определись для начала с Героем, как носителем конкретного взгляда на обсуждаемые вопросы, и с Миром, который в силу своих специфических особенностей будет эти вопросы перед Героем ставить.

С Героем просто. Приняв за аксиому известное утверждение, что «роман с героем — конгруэнтно роман с собой», остановим выбор на личности, более других понятной Автору: на личности Антона П. Что касается Мира, здесь необходимо добиваться оптимального соотношения между знакомыми любому читателю реалиями и теми химерами, что могут появиться в авторском воображении по ходу действия. По этому поводу можно много говорить, но пусть Мир и его вторжение в привычную нам реальность станет для читателя такой же неожиданностью, как и для Героя. И это опять — требование жанра.

А так в общем-то неплохое начало:

Антон встряхнулся. Вскочил, жмурясь со сна, шагнул к выходу и… 

>


…Двери захлопнулись. Поезд, набирая ход, скрылся в тоннеле. И только тут Антон заметил, что ошибся станцией.

— Вот ведь черт! — сказал он и оглянулся.

Станция была плохо освещена: два-три светильника под сводом потолка лишь чуть рассеивали густую, почти осязаемую темень. На мраморном полу лежал толстый слой пыли, в котором Антон, пройдясь, оставил отчетливые следы. Это была странная станция: Антон такой не помнил. И скорее, не бывал здесь вовсе. Позевывая, он еще походил вдоль платформы. Однако следующий поезд заставлял себя ждать. Антон посмотрел на часы. Двенадцать двадцать пять.

— Пора бы уж.

«Все-таки странно здесь как-то», — подумал Антон. И еще походил, выжидая. Потом терпение его лопнуло; он направился к выходу, туда, где в полосе света жужжали эскалаторы. И удивился — кабинка дежурного была пуста. Потом удивился еще больше: все три эскалатора работали на подъем.

— Бардак в стране Советов, — решил Антон.

Не нравилось ему здесь. Он зябко передернул плечами.

А поезд не шел.

И нет никого…

Что это? Антон прислушался. И вдруг услышал тихий рык в темноте. Зыбкая граница между светом и тенью заколебалась. Лопнул, рассыпался осколками один из светильников. Стало темнее. Антон вздрогнул, почувствовал озноб, резко отступил к эскалатору. Зарычало громче. Кто-то надвигался из темноты, огромный и страшный. Лопнул еще один светильник. Нервы у Антона не выдержали. Пятясь, он шагнул на эскалатор, поехал вверх. И никто его не преследовал.

«Надо же, — крутил головой Антон, постепенно успокаиваясь, — бывает же».

То, что он увидел наверху, произвело на него по-настоящему удручающее впечатление. Тут царил полный разгром. Взрытый пол, на котором валялись обломки кафеля и мрамора, какие-то тряпки, обрывки грязной бумаги. Тлела вполнакала одинокая лампочка, свисавшая с потолка на длинном проводе. Антон, спотыкаясь в мусоре, проклиная все на свете и ремонтно-метростроительные работы в частности, стал искать выход.

Он увидел узкие полоски света. Выход со станции оказался закрыт большим щитом из небрежно сколоченных досок. В щели между досками проникал яркий свет. Антон, обдирая пальцы, расшатал, а затем выбил без особых церемоний три доски, согнулся, пролез. Щурясь на свету, огляделся и не поверил своим глазам. Потому снял очки, протер линзы платком и снова надел.

А был день.

Ого! Вот ведь номер!

Антон стоял на площадке, также огороженной со всех сторон деревянными щитами. Справа и совсем рядом высился монументом консервируемым стройкам совершенно замызганный экскаватор; краска на нем облупилась, полусорванная дверца болталась, скрипя, на ветру. Вокруг же разлилось целое море грязи, из которого там и тут, как острова безымянного архипелага, торчали бетонные балки, груды битого кирпича, прочие экспонаты музея истории первых пятилеток. Место для обдумывания всех несуразностей, произошедших с Антоном за последние полчаса, явно не слишком подходящее, и Антон стал выбираться, прыгая с одного острова архипелага на другой, с одной кучи мусора на другую. Однажды нога у него подвернулась, он оступился, заехал в грязь ботинком, но, ругаясь неприлично, продолжил путь. Наконец он пролез между деревянными щитами, окончательно при этом измазав брюки и джемпер. Кое-как отряхнулся. Кое-как осмотрелся.

Увиденное сразило его окончательно.

Он стоял на улице города, но перед ним был не Ленинград и даже не Санкт-Петербург, да и вообще такой улицы просто не могло быть ни в одном из городов на Земле. Улица не уходила привычно за горизонт. Наоборот, она поднималась, загибаясь дугой, вверх, и этим создавалось страшноватое для Антона впечатление, что стоит он на внутренней поверхности невообразимо огромной сферы. Антон видел опрокинутые дома, их крыши, чего согласно законам перспективы видеть был не должен.

Еще на этой улице Антона поразило невероятное обилие рекламных плакатов на самых разных языках мира: на русском, английском, немецком, французском, испанском, итальянском, японском, китайском… — любая реклама на любой вкус: от веселенькой рекламы презервативов до тяжеловесно-мрачноватой — гигантов машиностроения. Не то чтобы рекламы раньше ему видеть не доводилось (к этому времени и в Ленинграде капитализм уже всячески стремился подать себя в привлекательной красочной упаковке), но подавляло ее беспредельное общее количество здесь: на домах, на узорной решетке ограды близрасположенного садика, на деревянных щитах, из-за которых только что выбрался Антон, на транспорте, даже мелом на асфальте. Как в Гонконге каком-нибудь, подумал Антон, хотя ни в каком Гонконге никогда не бывал. А архитектура… Нельзя сказать, чтобы окружающие дома были небоскребами, но выглядели они очень уж представительно — как настоящие небоскребы выглядели, которые Антон до сих пор видел опять же только в кино. А над всем этим: над улицей, рекламой, роскошными витринами и высотными домами — сиял ослепительно раскаленный шар, солнце… О-о, если бы!..

По улице двигались потоки людей и машин. Люди были хорошо одеты и по виду жизнерадостны. Среди авто преобладали иномарки. Антон в растерянности потоптался на месте, но заметил, что привлекает внимание, и поторопился смешаться с толпой.

Что же такое происходит? — размышлял он, продвигаясь по улице без видимой цели. Безумие какое-то. Это не Ленинград, да и вообще на страну Советскую не похоже.

Впрочем, у него уже появились кое-какие идеи…


>

Как и Автор, Антон П. полагает себя знатоком художественной литературы. А особенно, ее наиболее несерьезных направлений — фантастики, например. По этой причине наряду с перебором гипотез, с натяжкой объясняющих невероятное на основе позитивизма и объективного материализма, завертелись у него в голове идеи совершенно сумасбродные. А подтолкнуло его к тому странное нарушение элементарных законов перспективы в этом городе.

Мир на внутренней поверхности сферы. Мир внутри земного шара. Мир антиподов.

Или Страна Чудес.

— Интересно, сколько миль я уже пролетела? — сказала Алиса вслух. — Я, верно, приближаюсь к центру Земли. Дайте-ка вспомнить… Это, кажется, около четырех тысяч миль вниз…

Или Плутония.

Теоретически кругозор наш должен быть неограниченный, мы должны были бы видеть местность не на сто, а на пятьсот или тысячу километров, поднимающуюся все выше и выше к небу. Но на большом расстоянии нижние слои воздуха становятся уже недостаточно прозрачными, и очертания предметов делаются постепенно расплывчатыми, сливающимися друг с другом.

Или Пеллюсидар.

Приглядевшись, я начал понимать, почему все окружающее с самого начала вызывало у меня ощущение нереальности, — в этом мире не было линии горизонта! Куда не кинь взгляд, простирались бескрайние морские просторы, испещренные островками. Те, что были далеко от берега, казались просто черными точками, но за ними снова было море, пока у наблюдателя не складывалось впечатление, что море продолжается все дальше и выше, оказываясь чуть ли не над головой. Расстояние скрадывалось расстоянием, но четкой линии горизонта, характеризующей шаровидность нашей планеты, здесь не было!

Или все вместе: Страна Чудес, Плутония, Пеллюсидар.

Антон П. в первый же момент так и назвал для себя эту новую незнакомую реальность — Страной Чудес. И не ошибся. 


«…Надо разобраться, — решил Антон. — С чего начнем? Зайти куда-нибудь?»

Он остановился перед массивной дверью с вывеской на русском языке:


заходите к нам — не пожалеете

ЧУМА

пиво — воды — крепкие напитки


Зайду. И надеюсь, не пожалею.

Антон толкнул дверь. Зазвенели подвешенные над притолокой колокольчики. Антон спустился по деревянной, стильно скрипящей при каждом шаге, лестнице в полумрак забегаловки. Здесь было не жарко, но и не холодно; горели декоративные светильники по углам; играла приглушенно музыка, что-то из классики. Все стены в «Чуме» оказались разрисованы фрагментами масштабной панорамы в стиле «Герники» Пикассо. Народу было немного: сидела в дальнем углу компания из трех человек, что-то вполголоса обсуждавшая. И все. Антон пересек зал.

За стойкой, дубовой, массивной, сидел бармен, листал газету. Был он совершенно лыс, но в качестве компенсации имел пышные усы, чем напомнил Антону знаменитого бельгийца Эркюля Пуаро на отдыхе. За спиной «Пуаро» высился шкаф с рядами бутылок самых разнообразных форм и расцветок. Антон оценивающе оглядел эти демонстрационные ряды изобилия и почесал в затылке: выбирать из подобного разнообразия ему еще не приходилось. Бармен оторвался от газеты и без особого интереса осведомился:

— Пить будем?

— Будем, — выдохнул Антон.

— Что именно?

Как и любой другой студент технического ВУЗа на его месте, Антон выбрал:

— Пиво!

— Светлое? Темное?

— Светлое.

— Рекомендую «Holsten».

— Давайте.

На стойке перед барменом немедленно появился высокий (на пол-литра) бокал с тонкими стенками и запотевшая банка пива. «Пуаро» одним движением пальца очень ловко банку эту открыл и быстро наполнил бокал ячменного цвета напитком. Антон принял бокал, дунул на шапку пены, осторожно отхлебнул. Хо-ро-шо! Тут Антон вспомнил об одном обстоятельстве и пожалел, что не подумал об этом раньше. Он посмотрел на бармена; тот опять уткнулся в газету. Тогда Антон извлек из кармана мятый слегка надорванный червонец и положил его на стойку.

— Извините, такая валюта у вас принимается?

Бармен глянул:

— Принимается.

Антон сразу успокоился. Кое-какие деньги у него с собой были: на кружку пива должно хватить. Он еще посидел, оглядывая помещение. Обратил внимание на то, как здесь чисто — пол просто блестел, а о мухах и тараканах здесь никто и никогда, наверное, не слышал. Однако народу было маловато. И вроде бы не прибывало. По крайней мере, Антон пока не видел, к кому можно было бы подсесть для диалога и с целью узнать что-нибудь вразумительное об этом странном мире и о его обитателях. Тогда он решил поговорить с барменом.

— У вас всегда так мало посетителей?

Бармен услышал, неторопливо сложил газету и ответил так:

— Рано сейчас. А к полуночи будет не протолкнуться.

— М-да…— неопределенно высказался Антон. — А почему ваше заведение называется «Чума»?

В глазах «Пуаро» появился интерес.

— А ты подумай, — предложил бармен.

Звякнули колокольчики. В «Чуме» появился новый посетитель. Был он высок ростом (на голову выше Антона), широкоплеч; в движениях его чувствовались уверенность и сила. А еще был он весь в черном, с головы до ног, а волосы черной, как смоль, копной спускались до плеч. Посетитель кутался в черный же плащ до пят, словно мерз, и Антон удивился, потому что и в «Чуме», и на улице было тепло — по-осеннему, но тепло. На черном фоне особым контрастом выделялось лицо молочной белизны.

Посетитель подошел, сел у стойки.

— Привет сочувствующим, — сказал он бармену.

— Здравствуй, Ким, — бармен расплылся в широкой улыбке. — Как всегда?

— Как всегда.

Бармен смешал в бокале какие-то бесцветные прозрачные жидкости, нарезал ломтиками и придвинул на блюдечке соблазнительного вида лимон. Ким пригубил, почмокал в знак одобрения, потом окинул ленивым взглядом зал.

Антон рассмотрел посетителя вблизи. Удлиненное, горбоносое и гладко выбритое лицо. Большие глаза, чуть мутноватые, усталые. Ким в свою очередь взглянул наконец на Антона.

— Ты впервые здесь? — спросил просто.

Антон кивнул.

— Меня зовут Ким, — посетитель протянул руку.

— Антон П. А как вы догадались, что я здесь впервые?

— Я в «Чуме» часто бываю, — пояснил Ким, снова пригубив коктейль, — но тебя еще не встречал, не видел.

— Понятно, — сказал Антон.

— Какие новости, Ким? — бесцеремонно вторгся в беседу «Пуаро».

— Какие могут быть у меня новости? Вот жив еще. Как тебе эта новость?

Бармен хмыкнул:

— Шутишь все?

— Какие тут шутки…

Антон с жадным интересом внимал.

— Ребята как? — спросил бармен. — Давненько я никого из ваших не видел.

— Нормально — ребята. Работают.

«Пуаро» покивал.

— Скорее бы, — сказал он.

— Когда-нибудь… — бросил Ким, загадочно улыбаясь.

Бармен снова покивал.

— Надоело ведь всё, — заявил он неожиданно.

— Думаешь, нам не надоело?

Антон ничего не понимал. Впрочем, он и не рассчитывал сразу, с первого захода, во всем разобраться.

— Извините, — предпринял он попытку привлечь к себе внимание. — Который час?

И привлек. Бармен вытаращил глаза. Пожалуй, несколько театрально. А Ким прищурился, пытливо взглянул на Антона.

Пауза.

Наконец бармен пришел в себя.

— Может, юноша не знает курса? — предположил он, чем окончательно сбил Антона с толку.

— Не понимаю, — проговорил тот неуверенно.

— Он не понимает! — возмутился бармен. — Газеты нужно читать! Радио слушать! Мо-ло-дежь!

— Постой-ка, постой, — перебил его Ким. — Здесь что-то другое. Антон, как называется этот город?

Антон молчал. Этого он пока не знал.

— Как называется город? — Ким смотрел ему прямо в глаза.

— Не знаю, — ответил Антон, пряча взгляд.

«Пуаро» шумно задышал, нависая над стойкой.

— Чужак! — объявил он так торжествующе-громко, что трое в дальнем углу вскинулись и одновременно в его сторону посмотрели. — Чужак, — повторил он тоном ниже, словно пробуя теперь это слово на вкус.

— Чужак, — подтвердил Ким и сразу уточнил, обращаясь к Антону: — С Земли?

Антон испугался. Почувствовал вдруг совершенно необъяснимый страх. Как с час назад, в метро.

— Я не чужак, — он старался говорить ровно, хотя единственным его желанием было бежать отсюда куда подальше. — Не чужак. Я свой!..

Ким засмеялся.

— Ничего, ничего, — сказал он, успокаивающе поднимая руку. — Не волнуйся, Антон. Все в порядке.

Антон сделал усилие над собой. Постоял, успокаиваясь, глотнул пива.

— Как же ты попал к нам? — спросил Ким заинтересованно.

Он достал из кармана плаща пачку сигарет:

— Куришь?

Антон машинально взял сигарету.

— Ехал на метро…— начал он.

Ким поперхнулся дымом. Бармен охнул.

— На метро?!

— Да, ехал к себе на «Лесную», проспал станцию, поднялся по эскалатору. Вижу — все разворочено, доски, грязь, капитальный ремонт, одним словом. А потом увидел, что день… и ваш город…

— Ты там внизу…— Ким помедлил, выбирая слова, — в метро, ничего необыкновенного не заметил?

Антон наморщил лоб. Заметил, конечно. Пыль, толстый слой пыли на полу, в котором оставались следы. Разлетающиеся осколками светильники. Пустая кабинка дежурной по станции. Грозный рык в темноте. Но как объяснить, описать все это и свой страх в том числе тем, кто там не был?

— Да, — сказал он. — Видел я что-то такое… Я испугался… да…

— Повезло тебе, — произнес бармен с чувством.

— Повезло?

— Повезло, что жив остался!

Антон замолчал. Ему снова стало страшно.

— Метро у нас — не средство передвижения, — пояснил Ким. — И не роскошь. Метро у нас — опасное место, чрезвычайно опасное. И загадочное. Там собираются отходы жизнедеятельности Муравьев. Оно служит канализацией, в некотором роде. И я, честно говоря, не могу назвать человека, который рискнул бы спуститься туда по доброй воле.

Антон передернул плечами.

— А как же…

— Что?

— Как же я сумею вернуться назад?

— Ты этого хочешь?

— В общем, хочу…

— Не знаю, Антон, — Ким в задумчивости покачал головой. — Не знаю… Но не отчаивайся. Мы что-нибудь обязательно придумаем… Налей-ка ему, Фил, чего покрепче пива. Видишь, что с парнем делается?

Бармен налил. Антон выпил все одним махом, зажмурился.

— Хорошо, — сказал он, отдышавшись. — Ладно… Хорошо… Ладно… Как вы говорите называется этот город?

— У всякого порядочного города несколько названий, — отвечал Ким. — Одно название дают ему власти, другое — сами горожане, третье дают дети горожан. Я назову тебе четвертое имя города. То, которое придумали ему подвыпившие интеллигенты: Б-З-Г, Богом-Забытый-Город… 


В местах, о которых забывает Бог, поселяется Дьявол. 


—…Поживешь у меня, — говорил Ким. — Осмотришься. А там поглядим.

Был вечер. Выглядело это так. Свет ядра, заменявшего Пеллюсидару солнце, начал меркнуть — на город походом наступали сумерки. Вскоре из ослепительного светило превратилось в неяркий багровый диск размером с полную Луну.

На проспекте хватало света от неона реклам, однако Ким повел Антона какими-то мрачными подворотнями, темными и пустыми. Антон пытался запомнить дорогу, но быстро потерял общее направление и думал теперь о другом.

Он все еще отказывался верить в достоверность происходящего. Одно дело теоретизировать смеху ради (Страна Чудес, Плутония, Пеллюсидар) и совсем другое — принять это как объективную реальность.

— Это невозможно, — говорил Антон, и язык его слегка заплетался. — Такого просто не может быть…

Ким посмеивался.

— Но ведь это не сон, — убеждал он. — Не галлюцинация. Не веришь? Есть множество способов убедиться в реальности окружающего тебя мира. Привыкнешь в конце концов. Все в конце концов привыкают.

— Кто это «все»?

— Я, например.

Антон остановился.

— Вы — чужак?.. Но почему… Тогда, значит…

— Можешь не продолжать, — Ким тоже остановился. — Догадываюсь, о чем думаешь. Думаешь ты, что выхода из Города нет, раз я до сих пор не выбрался, так?

— Так, — Антону стало трудно дышать.

— А я не искал выхода. У меня, Антон, нет особой нужды и желания возвращаться на Землю. И не будет, скорее всего, такой нужды. Так-то вот, Антон…

Они миновали еще одну подворотню, вошли под арку.

Дальше было светлее на целых два фонаря. Играла музыка. В подворотне толпилась молодежь — тусовка. Антон недолюбливал подобные сумеречные компании, обходил их стороной. Надеялся, что и на этот раз обойдется. Но Ким вдруг остановился, повернул голову и посмотрел в сторону толпы. Губы Кима зашевелились. Потом он повернулся и прямиком направился туда, к тусовке. Антон нехотя зашагал следом, чувствуя, как вопреки воле слабеет тело, и каждый новый шаг дается с возрастающим трудом. Но слабость свою он старался не выказывать: в подобной ситуации это опасно для жизни.

Те из парней, что стояли с краю, заметили их. Разговоры стихли, только надрывался в стремлении перекричать шальную музыку магнитофонный певец.

«Что он делает? — думал Антон о Киме. — Самоубийца. Их же толпа. Человек двадцать. Что он делает?»

Ким с ходу врезался в толпу. Парни, не ожидавшие подобной наглости, отпрянули, но через секунду подобрались; Антон увидел нехорошие кривые ухмылки на их лицах. Ему хотелось кричать, может быть, даже звать на помощь, но он не сделал ни того, ни другого.

В этот момент Ким выхватил из тусовки упакованного в джинсу парня, бритого наголо, мускулистого и с бычьей шеей — настоящего громилу.

— Что такое? — парень презрительно выпятил губу.

— Четырнадцатое июля, — произнес Ким раздельно.

«Сумасшедший, — подумал про своего спутника Антон. — Псих… Сейчас начнется».

— Я не врубаюсь, мужики, — громко и с издевкой пожаловался парень. — Чего нужно этому фраеру?

— Четырнадцатое июля, — повторил Ким, ухватив громилу за отвороты джинсовой куртки.

Тот резко ударил его по рукам, освободился. Толпа моментально сомкнулась. На лицах присутствующих не было более улыбок, они приготовились карать.

Началось, успел подумать Антон. Сейчас мечтой его было испариться, стать прозрачным, невидимым, неосязаемым, недоступным для ожесточенно стиснутых кулаков и выкидных «перьев», наверняка спрятанных этими бравыми ребятами до поры до времени. «Надоело нам без дела наши перышки таскать…» — вспомнилась ему развеселая песенка подворотен.

Но тут случилось такое, чего никто, за исключением Кима, предсказать не мог. Ким распахнул плащ и рывком извлек на свет длинный обоюдоострый меч. Сверкнуло лезвие. Меч вибрировал в руках Кима, издавая низкий звук, словно рвался на свободу из сильных пальцев, вел себя, как живое существо.

Парни отпрянули. Антон услышал сдавленное восклицание. А еще через секунду наступила тишина, нарушаемая лишь хриплыми завываниями магнитофона.

— Иди сюда, — сказал Ким ровным голосом. — Иначе всех положу.

— Нет, — выдавил из себя бритоголовый.

— Иди сюда, — повторил Ким строже.

Парень шагнул вперед. Шагнул словно лунатик, загипнотизированный световыми бликами на лезвии меча. Ким ждал его в напряженной позе, чуть присев на расставленных ногах, держа меч обеими руками и выставив его вперед: острие на уровне глаз бритоголового.

— А теперь побеседуем, — сказал Ким.

Антон перевел дыхание.

«Все не так плохо, — решил он. — Видно, Ким знает что делает. Но как он их всех!!!»

— Ты меня внимательно слушай, — продолжал тем временем Ким, обращаясь к бритоголовому. — Очень внимательно. И запоминай, что скажу. Надолго. Понимаешь?

Парень смолчал, стиснув зубы. Он смотрел на Кима с ненавистью. Ким аккуратно положил меч плашмя на его плечо. Если бы парень рыпнулся, Ким в один момент снес бы ему голову. Но бритоголовый и сам это отлично понимал. И стоял смирно.

— Ты ведь парень умный, — вел «беседу» Ким. — Соображаешь, что к чему. Не то что все эти ублюдки. Только вот кто тебе идейки разные паршивые подкидывает, вот вопрос.

— Я не понимаю…

— День четырнадцатого июля помнишь? — с нажимом спросил Ким. — Со стрельбой и погромами, помнишь? Ну?!

— Помню, — признался парень; ненависти в его глазах не осталось, один только страх.

— А кто у нас в тот день Муравьем был тоже помнишь?

— Помню…

— Ага, вот уже вроде и два правильных ответа. Я же не ошибаюсь, дорогой мой друг. Мой меч таких как ты за версту чует… и находит… Значит, помнишь? Но может быть, стараешься забыть?

— С-стараюсь.

— А вот это неправильный ответ. Помнить нужно!

Парень застонал вдруг и закрыл глаза.

— Нет, — прошептал он одними губами.

— Даже не знаю, что с тобой теперь и делать, — задумался Ким. — Поезд ушел. Четырнадцатое не вернешь.

— Не вернешь, — эхом повторил бритоголовый.

Тусовка в молчании внимала.

— Хорошо, — решил наконец Ким. — Запоздавшее возмездие — это всегда новое зло. Я тебя отпущу. Но есть одна просьба. Рассказывай обо мне. Рассказывай. Друзьям, родственникам и просто знакомым. Живет, дескать, такой парень по имени Ким. Мэн крутой, чувак что надо. Он, этот Ким, Муравьев чувствует и ищет. И до тебя вот добрался. Рассказывай. Мало ли до будущего Муравья дойдет. Смотришь, когда власть он получит, то вспомнит обо мне и призадумается. И не будет слишком с ней, властью, баловать. Понял?

— Понял, — парень приободрился.

— Молодец, — похвалил Ким.

Постоял, о чем-то раздумывая, потом приподнял меч и лезвием, самым концом, сделал надрез на щеке парня. Тот вскрикнул не столько от боли, сколько от неожиданности. Потекла кровь.

— Это тебе на память, — сказал Ким, убирая меч, повернулся. — Пошли, Антон. Совсем стемнело.

Никто не пытался их догнать. 


Поздно ночью Богом Забытый Город словно вымирает. Трудно, практически невозможно, встретить прохожего на улице в это время. Темно и пусто. Но не тихо. Слышен шорох, скрип, топотание, еще множество звуков на пределе слышимости. Город меняется, как змея, сбрасывающая кожу; как жук, вылезающий из старого хитинового панциря. Каждую ночь город меняет облик…


>

Итак, самое время рассказать историю Кима, художника-оформителя и славного Витязя. Будем надеяться, она не займет много места. 

>

Полны чудес сказанья давно минувших дней

Про громкие деянья былых богатырей.

Про их пиры, забавы, несчастия и горе

И распри их кровавые услышите вы вскоре. 

Ким лежал на кушетке. В препаршивом настроении. Кроме всего прочего этому способствовала и погода. Небо заслонили неумолимые тучи, злорадно моросил дождь. Серая погода, серый мир, серые мысли.

Еще за окном дымил завод. В непосредственной близости от микрорайона. Последнее время рядом с проходной завода было беспокойно. «Зеленые» устраивали пикеты, расклеивали листовки, чего-то требовали, чего-то добивались. На них ходили смотреть, как на достопримечательность. Приводили детей. Еще бы — «зеленые» в городе, где всю жизнь слово «экология» считалось бранным! «Зеленых» исправно гоняла милиция. Завод исправно травил горожан.

С неделю назад у Кима сорвался заказ. Дворцу Молодежи (в просторечии — ДМ, Дом Мудаков) срочно понадобилось оформить выставочный зал. У Кима там на полставки фотографом работал закадычный дружок, помог выйти на администрацию. Был даже выплачен (и такое случается!) аванс и умеючи, со вкусом, пропит. Но потом администрация увидела эскизы, наброски, в ужасе отшатнулась и наотрез отказалась от дальнейших Кимовых услуг.

«Я понимаю, — оправдывался директор, невероятного объема толстяк в очках и с бородкой, — я понимаю, новые веяния в искусстве, авангард, поп-арт, молодежная культура, НО НЕ ДО ТАКОЙ ЖЕ СТЕПЕНИ!». Заказ сорвался.

А три дня назад приходила Надя. Наверное, мириться. Увидела горы пустых бутылок, неумытые рожи непроспавшихся с вечера собеседников (с болью и дрожью ожидали гонца за пивом), швырнула ключ на пол, бросила через плечо: «Свинья!», ушла, хлопнув дверью.

Ничего теперь Киму не оставалось. Кроме как лезть в петлю.

Кушетка стояла у дальней от окна стены, и пол перед ней был завален окурками, осколками бокалов, засохшими рыбьими хребтами, смятыми тюбиками из-под краски. Присутствовали в том наборе и пустые ампулы: недавние гости отнюдь не являлись представителями высшего света. Но Киму на все это было совершенно наплевать. Он и плюнул. Лежал на кушетке, смотрел в потолок, курил одну за другой папиросы, пока не кончилась пачка.

Звонок в дверь.

Идите вы на хер, думает Ким.

Вставать ему не хочется. Ему хочется умереть.

Не открою, думает Ким. Я страшно заболел. Убыл в творческий отпуск. Уже третий день, как меня закопали.

Еще звонок. Дли-и-инный. Сволочь!..

Пусть хоть дверь ломают, не открою. Вот ведь суки, умереть спокойно не дадут. Что вам всем нужно от бедного оформителя?

Неизвестный продолжал трезвонить. Три коротких звонка, опять длинный, снова три коротких.

Кто это может быть? Кто-нибудь из вчерашних не допил? Ким вдруг разозлился. Ну ты меня достал, звонарь!

С неожиданной энергией Ким вскочил с кушетки, раздавил пальцами тлевший окурок, направился, потирая кулак, в прихожую. Дернул задвижку.

— Здравствуйте! — сказал посетитель.

— Ты ошибся, — Ким хотел захлопнуть дверь, но незнакомец молниеносно просунул носок лакированного ботинка в щель между дверью и косяком.

— Я к вам, Ким, к вам.

Был он маленький, круглый, розовощекий, в тесном по его габаритам костюмчике и с веселыми искорками в глазах.

— Кто вы такой? — спросил Ким злобно, но тут же догадался: — А-а! Александр Демидович переменил решение…

Незнакомец, энергично тесня Кима животиком, проник в прихожую и закрыл дверь.

— Не знаю никакого Александра Демидовича, — жизнерадостно заявил он.

— Тогда какого рожна?..

— Спокойно! Я все объясню, — он вытолкнул Кима в гостиную. — Сколько здесь хлама! — восторженно закричал незнакомец. — Я знал, знал… Так и должно быть. Не имея достойного ориентира, стихийное начало находит выход… как бы это сказать по-русски…

— А тебе какое дело? — грубо оборвал его Ким. — Не нравится — уматывай.

— Почему же, мне очень все нравится, — быстро нашелся маленький пройдоха. — И я убежден, Ким, вы тот самый человек, который нам нужен.

— «Нам»?

— Сейчас объясню.

Только тут Ким заметил у незнакомца огромный черный тубус. Толстяк держал его в одной руке, энергично при этом размахивая другой.

— Неизбежность! — рявкнул незнакомец вдруг. — Вы — Витязь, Ким. И быть Витязем вам предначертано с момента рождения. Неизбежно, рано или поздно, но неизбежно, вы придете к нам…

— Пошел вон, — сказал Ким почти миролюбиво. — Придурок. С лестницы спущу. Собственноручно.

— Что такое? — незнакомец на секунду растерялся.

— Это мой дом, и ни одна собака…

— Подождите, подождите… Вы меня неправильно истолковали, уважаемый Ким. Дело это, конечно, сугубо добровольное. По-другому нельзя. Но у вас столь выраженные данные: художник-авангардист, гордый независимый человек. Поймите…

— Издеваешься?

— Вы не дослушали, Ким…

— Да я тебя знать не хочу, не то что…

— Я объясню. Все просто, все очень просто. Вы — Витязь, а я ваш Оружейник.

— Как?..

Посетитель подмигнул, открыл свой тубус и вытащил из него длинный тяжелый меч… 


— Значит, вас не больше, не меньше, а ровно тридцать три человека? — уточнил Антон. — А сколько тогда Оружейников?

— Ну во-первых, мы смертны. И нас порой становится меньше указанного числа. А вот сколько у нас Оружейников, никто специально не подсчитывал. По идее, должно быть столько же. Но кто может знать наверняка?

— Что-то мне напоминает это число…

— Еще бы… 

Тридцать три богатыря,

В чешуе златой горя,

Все красавцы молодые

Великаны удалые,

Все равны как на подбор;

Старый дядька Черномор

С ними из моря выходит

И попарно их выводит… 

— Вот теперь поговорим о более сложных вещах, — заявил Оружейник, прихлебывая из блюдца и отдуваясь. — Гораздо все сложнее устроено в мире, чем принято думать. Вы, Ким, слышали, конечно, о «Книге перемен»? Там все построено на единстве и извечной борьбе двух начал: темного — инь и светлого — янь. Небо и земля, день и ночь…

— Не только о «Книге перемен», — перебил собеседника Ким язвительно, — но, представьте себе, и Канта почитывали, и Гегеля, и Андреева. Единство и борьба противоположностей, силы света — силы тьмы, Дуггур и Аггур. Все это мы проходили. Давайте по существу. Все равно за посланника Миров Просветления вы не сойдете.

— Повторюсь, — Оружейник поднял ладонь. — Все гораздо сложнее, чем принято считать. И потому сложнее, что нам приходится иметь дело именно с единством. Здесь проявляются нюансы. Судите сами. Порядок и хаос. Вроде бы понятно: порядок, закон суть олицетворение разумного начала; хаос, бардак суть олицетворение стихийного. Одно — добро, другое — зло. Ну а если приглядеться? Без стихии нет движения, прогресса. Прогресс по смыслу своему — стихия. Да и разум, кстати, тоже. Упорядоченно мыслят только компьютеры, но ведь мы, люди, не считаем их разумными. А порядок, доведенный до абсолюта? Разве ж это не зло? Все правильно, все хорошо, все по закону, но невыносимо скучно и страшно живому человеку в мире, где установлен абсолютный порядок. Я хочу сказать, нельзя вот так с маху разрубать мир на порядок и хаос, тем более представлять их в виде неких абсолютов.

— Я думал о чем-то подобном, — признался Ким, раскуривая «бычок», — и пришел примерно к тем же самым выводам. Но что дальше?

— Счастливы будут те, — продолжал Оружейник невозмутимо, — кто научится в равной мере использовать и разумное, и стихийное — оба начала. Для человека, а тем более для человечества это почти непосильная задача. Однако у Витязей есть реальный шанс решить ее. Здесь, на Земле, это невозможно, к сожалению, и пусть развитие идет своим чередом. Но есть еще один мир, где живут люди и где сделать это Витязям вполне по силам. Называют его Пеллюсидар… 


— Вот пока все, — сказал Ким. — Мы уже пришли, — они остановились у двери, ведущей в дом. — Я обитаю на третьем этаже. Будь осторожен, здесь лестница…

— Что, у вас лампочек нет?

— Иногда бывают и лампочки. От Муравья зависит.

Одолели лестницу, потом Ким долго искал ключи, нашел, открыл дверь:

— Проходи.

Антон шагнул в темную прихожую, обо что-то сразу споткнулся. Ким включил свет и запер дверь. Антон посмотрел под ноги. Под ногами на полу валялись рога. Самые натуральные. Оленьи.

— Стихийное начало, замешанное на неизлечимой лени, — с улыбкой сказал Ким, перехватив взгляд Антона.

Киму принадлежала трехкомнатная квартира с большой кухней и раздельным санузлом. И везде: и в комнатах, и на кухне, и в санузле — царило то самое «стихийное начало».

— Будешь жить здесь, — объявил Ким, открывая перед Антоном дверь одной из трех комнат.

Антон заглянул. Внутри стояла тахта, а весь пол в комнате был отдан на откуп связкам книг.

— Все никак руки не доходят библиотеку разобрать, — пожаловался Ким. — Хочешь сейчас ложись, хочешь — приходи чай пить.

— А продолжение?

— Что «продолжение»?

— Продолжение истории будет?

Сим подумал.

— Поздно уже. Давай я завтра дорасскажу.

Тут Антон почувствовал сильную усталость и понял, что действительно хватит на сегодня. От переизбытка впечатлений болела голова, глаза слипались. Перспектива раздеться, скинуть с гудящих ног ботинки и упасть на тахту, забраться под одеяло показалась ему в этот момент несоизмеримо более привлекательной, чем предложение куда-то идти, что-то пустое слушать, пить чай.

— Тогда буду спать.

— Я завтра с утра уйду, — предупредил Ким. — Появлюсь после обеда. Ты здесь не стесняйся, хозяйничай. В холодильнике продукты есть. Только вот на улицу не выходи. Прогноз на завтра неблагоприятный. Лучше до моего прихода не высовывайся. Хорошо?

Антон согласно кивнул.

— Спокойной ночи, Ким.

— Спокойной ночи.

Антон разделся, лег и почти сразу заснул. Ему снились Оружейники, обоюдоострые мечи, поющие в руках, «Книга перемен» и почему-то перекошенная рожа бритоголового.


>

На этом день первый нашего Героя в Стране Чудес, а с ним и первое действие заканчиваются. Таким образом, начало повести положено, с чем Автор читателей и поздравляет. Можно подвести некоторые итоги.

Итак, Антон П. очутился в мире Пеллюсидара и познакомился там со славным Витязем Кимом. Однако у Антона осталось еще много вопросов, на которые пока никто из его новых знакомцев не дал удовлетворительного ответа. Во-первых, чем конкретно занимаются Витязи в Богом Забытом Городе? Во-вторых, что имел в виду бармен Фил, говоря о «курсе», которого Антон не знает? И наконец, что подразумевал Ким, поминая неоднократно «Муравья» и «неблагоприятный прогноз»? Но главное, в чем Антон не до конца еще уверен, это — не является ли все, с ним происходящее, направленной или спонтанной галлюцинацией?

Сомнения обоснованные. Кто не разделяет данного мнения, читайте «Сумму технологии» Лема; там все подробнейшим образом изложено. А Автор тем временем начнет 

>

ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ 

Хайки, пайки, крайки, файки, гилита, валоба дори.


Антон проснулся в 18.03. На лицо сквозь стекло окна падал луч света. Он сразу вспомнил где находится и подумал: «Надо будет перевести часы. По местному времени». Он сел.

Кроме тахты и книг в комнате никакой другой мебели не было. На это обстоятельство Антон обратил внимание еще ночью, но сейчас, при свете дня, запущенность Кимовой берлоги особенно бросалась в глаза. Было много пыли, беспорядочная груда книг занимала пол.

Антон подошел к окну с немытыми стеклами и никогда, по всему, не знавшему занавесок. За окном наблюдалась неширокая улочка. На уровне второго этажа дома напротив можно было прочесть надпись-вывеску: «Хлеб». В общем, не будь в зените невероятного огненного шара, не вытворяй странности горизонт, Антон засомневался бы, а не заночевал ли он у кого-нибудь из приятелей-студентов на дому и не приснился ли ему Ким со всей своей Плутонией: слишком уж знакомым показался ему пейзажик за окном. Впрочем, он не обратил внимания на одну маленькую деталь: на вывеске значилось не «Хлеб», а «Хлебъ».

Антон натянул брюки, переступая через книги, вышел из комнаты. На кухонном столе лежала записка: «Продукты — в холодильнике, посуда — в шкафчике. Приду после обеда. На улицу высовываться не рекомендую. Ким». И длинная размашистая подпись.

Кухня удивила сравнительной чистотой. Видимо, Ким прибрал здесь или ночью, или утром — нашел-таки в себе силы.

Над кухонным столом висели две картины, они сразу привлекли внимание Антона. Сверху без рамы, просто приклеенная к стене полосками скотча, располагалась неплохая репродукция «Тайной вечери» Дали, под ней на канцелярских кнопках — незнакомый шедевр авангардизма — обезглавленное человеческое тело, расчлененное на части тонкими черными линиями, причем каждая из частей была пронумерована. Вообще это напомнило Антону плакаты, что висят в мясных отделах гастрономов, с изображением расчлененных говяжьих туш, только вот туша здесь была не говяжья — а так очень и очень похоже. Картина называлась не менее странно, чем выглядела: «Философские беседы в час августовского дождя». Рядом с названием над нижним обрезом картины стояла знакомая по записке размашистая подпись.

Антон посмотрел на картину справа и слева, отошел, но ничего особенного не высмотрел, поставил на плиту чайник и направился в ванную комнату. Наскоро принял душ, почистил зубы, с трудом выдавив на палец несколько грамм пасты из свернутого в трубочку тюбика. За это время вскипела вода. Антон сделал себе бутерброд и сел пить чай. Покончив с завтраком, снова постоял у окна. На улице было по-прежнему безлюдно.

«Чем бы заняться?» — размышлял Антон. Походил по комнатам. Телевизора у Кима не имелось, радио тоже. Тут Антон вспомнил о книгах. «Конечно же! Как же я сразу-то…»


>

На этом месте Автор вынужден прервать повествование. Дело в том, что за время своего пребывания в Пеллюсидаре Антон П., будучи знатным книголюбом, успел прочитать довольно много книг. Романы, повести, сборники рассказов. Даже стихи. И даже один пухлый труд по литературоведению. Но получилось так, что впечатления от самой Страны Чудес, от всего, что с Героем там приключилось, вытеснили впечатления от прочитанных им книг. Более-менее запомнилась ему одна вещь: роман под названием «В поисках обратной связи». Произошло это, видимо, по той причине, что умонастроения главных героев данного произведения соответствовало и где-то даже корреспондировалось с переживаниями нашего Главного Героя в Пеллюсидаре на момент прочтения.

Исходя из этого соображения, Автор с большой долей уверенности берется утверждать, что приводимые в Повести фрагменты романа расположены по действиям правильно, в соответствии с личной хронологией Антона П. 

>


Антон устроился на кушетке в гостиной комнате, раскрыл книгу в яркой обложке, прочитал: «В поисках обратной связи. Роман». Под заголовком прочитал эпиграф: «Обратная связь — устройство для обратного воздействия колебательной системы на клапан, регулирующий поступление энергии в колебательную систему определенными порциями. Справочное руководство по физике».


В ПОИСКАХ ОБРАТНОЙ СВЯЗИ (Фрагмент первый) 

…Для Валентина оставалось одно только слово в целом мире. Одно точное определение. Он цеплялся за это слово, как утопающий за соломинку. И чем более изменялся мир вокруг, чем более невероятные формы, расцветки, запахи он принимал, тем чаще и чаще Валентин повторял про себя и для себя это слово, тем глубже верил в правильность своей догадки.

Одно это слово объясняло для него все происходящее, оно одно спасало от сумасшествия.

«Декорация», — шептал он, готовясь ко сну.

«Декорация», — говорил он себе, отправляясь с товарищами на охоту.

«Декорация!» — кричал он сам себе по исполнении очередного приговора.

«Декорация. Декорация. Декорация!»

И сейчас это слово-определение было с ним, и сейчас он повторял его, как заклинание, упирая в плечо приклад автоматического карабина и глядя сверху вниз на дно ущелья, по которому пробирался механический уродец. Декорация!

— Подпустим ближе! — прозвучала команда.

Подобное чудовище они видели впервые. Нечто несуразное, дребезжащее, нелепо размахивающее подвижными членистыми лапами, время от времени взревывающее трубно, стреляющее без какой-либо системы пучками света по сторонам, громоздкое, ирреальное, невозможное, совершенно невозможное, бред упившегося до белой горячки инженера. Декорация.

— Еще ближе.

Рядом тяжело дышит Марат. Он лежит на земле в правильной позе стрелка, широко раскинув ноги, положив ствол своей умопомрачительной пушки на специально подобранный камень. Он целится. Марат — декорация? Декорация.

— Начали!

Выстрелы разорвали сгустившуюся тьму. Марата дернуло отдачей. И под механическим уродцем немедленно вспух, налился желтым и взорвался ослепительный шар. Членистые опоры подломились. Чудовище осело, кренясь на бок, ткнулось корпусом в дно расщелины.

Внезапно там, в издыхающей громадине, распахнулся люк, и наружу выпрыгнула человеческая фигурка в черном. За ней — еще одна. И еще. Маврин запустил ракету, и теперь этих троих было видно, как на ладони. Они открыли огонь из короткоствольных автоматов.

— Вот уроды, — сказал Марат.

— Декорация, — прошептал Валентин.

Он тоже начал стрелять. Прерывистые огненные цепочки схлестнулись на черных фигурках. Двое автоматчиков одновременно сорвались, упали с корпуса механического уродца вниз. Третий что-то кричал, потом нырнул обратно в люк.

— Вперед!

Все побежали.

Валентин поднялся, побежал, прихрамывая, вслед за Маратом к спуску в ущелье.

Ущелье было наполнено едким кислым дымом. Под брюхом уродца искрило; с механическим скрипом распрямилась одна из его многочисленных лап.

— Эй, выходите, свиньи! — закричал Маврин в проем люка. — Выходите! Иначе забросаем гранатами. Выходите, мать вашу!

— Не стреляйте. Сдаюсь.

В проеме люка появилась голова. Вылетел и упал, гремя, автомат, потом с поднятыми руками вылез его хозяин.

— Все, что ли?

— Больше никого нет.

Незнакомец с осторожностью, боясь оступиться, слез с корпуса машины на землю, выпрямился. Роман и Игорек подступили с двух сторон. Роман ловко, закинув автомат за спину, обыскал пленного, снял с него, расстегнув пряжку ремня, нож в ножнах, подтолкнул в спину. Потом Маврин самолично забрался на корпус механического уродца, заглянул не без опаски в люк, швырнул внутрь пару гранат — для верности. Внутри рвануло.

Затем Маврин обратился к народу:

— Все по местам! Ефремов, Мальцев, пленного — к Старику. Головой отвечаете.

Валентин сменил обойму на карабине. «Мальцев» — это к нему. Второго Мальцева здесь не было. И не будет. Вместе с Романом они повели пленного наверх, в городок.

— Как тебя зовут? — спросил Роман.

Конвоируемый, чуть обернувшись на ходу, посмотрел на него. Вблизи автоматчик не представлял из себя ничего устрашающего. Был он грязен, от него пахло. Еще его заметно трясло. Крупная нервная дрожь. На вопрос он ответил незамедлительно, не решился перечить:

— Жорой мама назвала.

— На кой хрен вы сюда приперлись?

— Рекогносцировка. Босс давно этой территорией интересуется.

— Босс? Что за «босс»?

— О-о, босс — это босс. Тут уж и сказать нечего, хер ему в задницу.

— За что ты так его не любишь?

— А за что его любить?

— Тебе-то, наверное, лучше знать?

— Сволочь он, — Жора сплюнул. — Хапуга. Как до Пришествия хапугой был, так и теперь хапугой заделался. Только теперь возможностей больше. Гарем завел… А мы для него — говно, пешки.

— Что же ты у него служишь? Сделал бы ноги.

— Издеваешься? Куда?! Босс кормит, босс поит, босс учит машинами управлять. Эти машины сейчас — сила! И сам босс — это сила. Вы-то, небось, от своих хозяев далеко не бегаете?

— У нас хозяев нет. У нас — демократия, — сказал Роман гордо.

— Так я и поверил, — Жора хмыкнул. — Теперь и слово такое забыли.

— Ну ты…— озлился немедленно Роман. — Трепись, да знай меру!

Жора после этого счел за лучшее промолчать, но всем своим видом показал: вот она ваша хваленая демократия, хер ей в задницу.

Они отконвоировали Жору до дома Старика. Роман постучался.

— Входите. Открыто.

Старик в расстегнутом кителе сидел за столом. Наташа хлопотала с самоваром. Старик спросил:

— Что у вас там случилось? Я слышал выстрелы. Докладывай, Роман.

— Очередного механического стрекозла поджарили, — отрапортовал Ефремов весело. — Взяли вот «языка».

— Очень хорошо, — Старик встал, глаза его заблестели. — Молодцы. Никто не пострадал?

— С нашей стороны без потерь. Чисто прошло.

— Молодцы. А вы присаживайтесь, молодой человек, — обратился Старик к пленному. — В ногах правды нет.

Жора сел, откинулся на спинку стула, вытянул ноги, трясущиеся руки завел за спину.

— Ты, Роман, свободен. Спасибо. А ты, Валентин, останься. Побудь, пожалуйста, за дверью. В случае чего я тебя позову.

— Слушаюсь.

Бок о бок с Романом Валентин покинул комнату, успев услышать, как Старик гонит Наташу:

— Иди, иди, милая. Позже чай будем пить.

Валентин снял карабин, прислонил к стене, сел на ступеньку перед дверью.

— Закурить е? — спросил Роман, не спеша уходить.

Валентин полез за кисетом. Свернули по «козьей ножке», закурили.

— Лихо мы их сегодня, — все не мог остыть Роман. — Только щепки летели.

Валентин не смотрел на него. Пусть говорит. Декорация.

— И чего с ними старикан треп разводит? — Роман затянулся, глядя на звезды. — Я бы таких придурков на месте… Мало им Пришествия. Лишний бардак разводят. Босс там у них какой-то выискался.

— Он от своего не уйдет, — заметил Валентин, имея в виду Жору.

Этим всегда кончалось: сначала Старик допрашивал «языка», потом его отводили к оврагу за поселком (Валентин отводил) и там… Кто не с нами, тот против нас; и чтобы потом не было проблем с волком, который в лес смотрит. Жестокая реальность нового мира. А для Валентина — правила игры, которую ему навязали.

— Ну ладно, пойду, — сказал Роман, вставая и потягиваясь. — Сторожи! — с усмешкой бросил он Валентину напоследок.

Шумно перекликаясь, возбужденно обсуждая подробности победы, остря напропалую и хохоча над собственными шутками, протопали мимо ребята из ночного наряда. Маврин отпустил одну роту, не ожидая, видимо, повторения. Валентин позавидовал: сейчас придут в казарму, завалятся спать. Глаза у него слипались. Но тут же себя одернул. Какой, к черту, «спать»! Выключат их и поставят в пыльный чулан. Манекены ходячие. Декорация!

Валентин встал. Походил, пару раз отжался от ступеньки. В голове несколько прояснилось. Потом снова уселся, прислушался к бубнящим за дверью голосам. Слов было не разобрать, однако слышно: вот говорит старик, а вот сейчас — пленный.

«Кто мешает и тебе пойти спать? — спросил Валентин самого себя. — Кто сказал, что ты все время должен играть по правилам? И зачем тебе это — играть по правилам?»

Он задавался похожими вопросами неоднократно, но всякий раз приходил к выводу, что лучше не мучаться, плыть себе спокойно по течению.

«Ладно, — мысленно говорил он невидимым наблюдателям (тем самым, что по теории должны были следить за ним, оценивая его поступки, анализируя реакции). — Ладно, поиграем в ваши игры. С вами хоть интересно».

Не мог он не отметить их мастерства — ни разу не поймал на перестановке декораций, все выглядело до предела натуралистично. Были, конечно, проколы: поторопились в первом же акте убрать жену и сестру — он сразу понял зачем: хорошо и давно знакомого человека невероятно трудно подделать. Но самый главный, самый большой прокол, выдававший наблюдателей с головой, состоял в том, что ситуации, в которой Валентин оказался, ни в коем случае быть не могло. Не могло всего этого быть. Мировоззрение Валентина ситуацию не принимало, отторгало со всей возможной силой. Он не хотел верить в то, что мир сошел с ума. Чтобы не сойти с ума самому.

— Валентин!

Надо идти. Старик зовет.

Валентин швырнул окурок, встал и вошел в дом. Наташа снова возилась у самовара. Старик аккуратно сворачивал карту. Пленный сидел в прежней позе; на губах его застыла задумчивая улыбка.

— Валентин, проводи его, — приказал Старик. — Пусть пока поживет в гостинице. В пятом номере.

Это был код, хорошо Валентину знакомый. Номер пятый несуществующей гостиницы означал для пленного овраг. Но тот, конечно, ни о чем подобном не догадывался.

Жора поднялся.

— Приятного аппетита, — сказал он Старику вежливо.

— Спасибо, спасибо, — скороговоркой ответил Старик, усаживаясь за стол.

Наташа поставила перед ним чашку и банку с вареньем.

— Пшел, — Валентин толкнул Жору к выходу.

— А помягче нельзя? — Жора все еще улыбался. — Я ведь и обидеться могу.

Нет, не догадывается.

Валентин повел его через городок. Жора шел впереди, посвистывал, часто оглядывался:

— Далеко еще?

— Иди.

— А вы, смотрю, здесь неплохо устроились. Военный городок. Запасы, небось… Жратва, оружие, техника… И хозяин у вас ничего: толковый мужик, профессионал. Думаю, мне у вас понравится.

— Иди.

На дальней окраине был овраг. В новые времена кто-то там жил в этом овраге, кто-то из новых хищников. Из людей хищника никто не видел, но мертвецы, сброшенные в овраг ночью, к утру бесследно исчезали. Очень удобно. Своих, конечно, ни в коем случае, своих закапывали, в овраг — только чужих.

Валентин вел Жору и думал, какой же это будет по счету? По его личному счету. Седьмой или восьмой? Одиннадцатый или двенадцатый? Двадцатый или двадцать пятый? Собственно, он и не считал их никогда. А вы считаете количество пораженных в тире мишеней, занимаясь стрельбой сравнительно регулярно? К тому же сам процесс давно уже был отработан до автоматизма: допрос у старика, словесный код, определяющий приговор, веселый после спада нервного напряжения пленник, овраг, выстрелы в упор. А чем отличается один вечер в тире от другого?

Валентин их никогда не жалел. Для него это было бы просто нелепо — жалеть бумажные декорации. Но взгляда приговоренных, последнего ищуще-умоляющего взгляда, он все-таки избегал. Чисто инстинктивно.

Жора заметил овраг, только чуть не сорвавшись с его края вниз. Он замер там, сразу все понял. В овраге сконцентрировалась, сгустилась особая тьма, черная, непроницаемая для зрения; прыгнуть туда Жора бы не решился: и он тоже знал, как опасны теперь подобные места.

Он обернулся:

— Нет!

Однако Валентин уже вскинул карабин, передернул привычно затвор.

— Нет!!!

Валентин выстрелил.

Пуля попала пленному в живот. Он полетел вниз, мгновенно сгинул во тьме. Вслед с тихим похоронным шорохом посыпались мелкие камушки.

Валентин поставил карабин на предохранитель, забросил его за плечо. Развернулся. Наступил, уходя, на выпавшую гильзу.

Сегодня ему снова удалось не встретиться взглядом с жертвой. И на какой-то миг это принесло ему облегчение. Он шел и твердил про себя заученно привычное слово, что было для него не только и не столько обоснованием, объяснением случившегося с миром, но и оправданием, в чем он никак не хотел себе признаться: «Декорация, декорация, декорация. Декорация, дьявол вас всех побери!..» 


Антон отложил книгу, давая отдых глазам.

Нельзя сказать, чтобы прочитанное ему очень уж понравилось. Нечто вроде этого, похожее он читал и ранее: то ли у Стругацких, то ли у Саймака. Сама по себе тема мира Земли после Пришествия была одной из основных в современной фантастике, и мало кто из писателей не уделил ей внимания. Но в данном случае, как уже нами отмечалось, Антона привлек не столько сюжет, сколько типаж героя «Обратной связи», его упорное нежелание верить в реальность изменившейся Земли. Валентин с его декорациями в стиле солипсизма хорошо был понятен Антону сейчас, вызывал сочувствие, сопереживание даже, что всегда способствует усвоению художественного текста. Поэтому где-то минуты через две Антон продолжил чтение, увлеченно перелистывая страницы.


В ПОИСКАХ ОБРАТНОЙ СВЯЗИ (Фрагмент второй) 

…С двумя или тремя машинами они легко бы управились. Это было бы вполне по их силам. Но в этот раз машины перли одна за другой, и было их никак не менее двух десятков.

Почти сразу они прорвали оборону, двинулись на городок страшной лязгающей лавиной, своротив ограждения и поливая все вокруг шквальным огнем.

Валентину повезло. Он находился там, на переднем крае; рядом взорвался снаряд, осколками изрешетило Романа, тот успел только крикнуть: «Бля-я-я!», потом захрипел, корчась в песке; а ему только опалило брови, да совсем чуть — волосы на голове. И пока он приходил в себя, обалдевший и контуженный, машины прошли мимо, были уже где-то далеко за спиной — оттуда доносились звуки выстрелов, грохот, крики.

Валентин сидел минут двадцать, уперев руки в землю, тряс головой. И когда несколько очухался, то оглянулся и увидел прямо позади в полукилометре пылающий механизм, один из своры уродцев, — кто-то все-таки сподобился подпалить его; увидел, как другой, открытая платформа на четырех членистых лапах, прошагал в брешь в ограждении городка, на ходу выплюнул длинную струю огня в направлении сторожевой вышки, откуда кто-то с невероятным бешенством стрелял из пулемета; увидел, как вышка вспыхнула подобно сухой деревяшке, разбрасывая искры.

«Что же это делается?» — замычал Валентин. Он пытался встать, но сил в ногах не было; он снова упал, покатился по земле, по каменному крошеву, по пропитанному кровью песку, почувствовал только, как вдруг сразу намокли брюки. Запахло мочой.

А машины все шли и шли — целый парад механического бреда, и Валентин, лежа на спине, снизу вверх смотрел на это, и, заходясь, колотилось сердце, потому что казалось, так всегда будет: он будет лежать в луже из чужой крови и собственных нечистот, а они будут идти-идти-идти, идти мимо, пока какая-нибудь одна из них не выбьется в обгон остальных из колонны и не перемелет его лязгающими траками, смешав с горячей грязью. Он потерял сознание, а очнулся утром и понял, что сможет теперь встать и идти. Он встал и пошел.

Догорали крайние строения городка; ветер нес запахи паленой резины и крови, запах пороха. Еще с той стороны можно было услышать короткие выкрики, одиночные выстрелы и… кажется, смех? На последнюю отчаянную попытку оказать сопротивление это похоже не было: скорее, победители праздновали победу.

Совсем рядом, в двух шагах, Валентин услышал стоны и направился туда. Стонал кто-то из защитников, однако в сумраке невозможно было опознать его по закопченному изуродованному лицу. Но Валентину показалось, что это сам Маврин.

Человек дышал с хрипом. И Валентин понял, что жить «Маврину» осталось два-три часа от силы, и ничем помочь здесь уже нельзя. Да и смысл какой — помогать кукле? Он побрел дальше, в одном только месте наклонившись и подобрав брошенный автомат. Он шел без цели, в утреннем зыбком сумраке, и ни одной мысли не было у него в голове.

И повезло Валентину набрести на патруль. Как утопленнику повезло. Таинственный «босс», видно, времени зря не терял, и патрулирование было организовано по всем правилам.

— Пароль!

Валентин вздрогнул, остановился, но потом, сразу сорвавшись с места, побежал, как безумный, никуда не прячась, не петляя даже, напролом сквозь кустарник в лес.

Матерясь, патрульные открыли огонь, очередями сбивая ветки. Но были они поддатые — в такую ночь да чтоб трезвым остаться! — и мазали поэтому совершенно виртуозно. Валентин ушел от них, но в темноте и буреломе леса быстро заблудился, потерял направление, а под конец сверзился в какой-то овраг, прижался к земле; нервы у него не выдержали, он громко разрыдался.

Правила игры изменились. Хозяева декораций откровенно подставляли его. Он со всей отчетливостью осознал, что вполне мог умереть сегодня, погибнуть, как Роман, успев только зло выругаться, стать куском разорванной издыхающей плоти, и мир погас бы, и ничего-ничего навсегда для Валентина не осталось бы, кроме холода и тьмы. Он уже не знал более, во что ему верить. Идея декораций перестала удерживать простотой и убедительностью — настолько страшно ему было в эти минуты.

Кто-то шевелился рядом в овраге, с трудом дышал, прислушивался к всхлипам Валентина, потом спросил слабым голосом:

— Эй, кто там?

Валентин спохватился, рванул к себе автомат, передернул затвор.

— Не стреляй…

Старик!

Валентин испытал настоящее облегчение. Отчаяние рукой сняло.

— Это я.

— Мальцев?

Валентин подполз на голос.

— Вот умираю тут, — сообщил старик.

Он лежал на левом боку, зажимая пальцами рваную рану на животе. Холод почти одолел его. Он не чувствовал рук и ног, но каждая попытка пошевелиться отзывалась ослепительной вспышкой боли.

— Умираю…

— Где мы? — поинтересовался Валентин.

— Лучше не спрашивай, — старик скривил губы. — Это тот самый овраг.

Тут Валентина снова затрясло, да посильнее, чем прежде. Хоть и утро, но все-таки достаточно темно, и тварь может появиться в любую минуту.

— Здесь оставаться нельзя, — сказал он старику и предпринял попытку вытащить его из оврага, подхватив под мышки и взбираясь по склону.

Но сил не хватило, песок осыпался под ногами, а старик начал материться.

— Хватит ты, — шипел старик. — Не ерепенься, мать твою за ногу.

Валентин выпустил его, сел рядом.

— Что теперь? — спросил тихо.

— Теперь я умру, а ты отчалишь… — старик помолчал. — Ты прости меня, Валентин, — сказал он вдруг.

— За что? — Валентин вытянул ноги, глядя в сторону.

— Я тебя использовал… — старик снова помолчал, давая себе передышку. — Я знал, как ты думаешь обо всем этом дерьме, что свалилось к нам с неба. Ты по пьянке болтал, а мне доложили… Очень удобная позиция у тебя была — грех не использовать… Легко было тебе приказывать… приказывать убивать; ты вообще был на редкость послушный мальчик…

— Я и сейчас послушный, — сказал Валентин с горечью в голосе.

— Ты сейчас другой, меня не обманешь. И никак иначе быть не может, иначе сдохнешь ты…

— Не зли, старик!

— Я тебе вот что… Знаешь, перед смертью… где-то слышал, люди только правду говорят. И я тебе правду скажу. Не декорация мы все-таки, Валек… наверное. На самом деле это все с нами, вокруг нас… так уж оно…

— Да плевать я хотел! — выкрикнул Валентин, он лгал: не плевать он хотел, а снова плакать навзрыд — до того было муторно.

— Ты посиди еще, не уходи, — попросил старик. — Последнее хочу тебе… Я это время карту составлял… по допросам. Сказки всякие собирал, слухи… думал, прикидывал: правду от лжи трудновато отличить… Она у меня здесь, за пазухой… — он часто задышал. — Возьми ее… Валек… на ней все отмечено: окрестности, кое-какие места интересные. Посмотри… Есть там одна точка, красным помеченная, в двухстах километрах южнее… По слухам, там они и живут… — Валентин сосредоточился, силясь понять. — Уж не знаю, что у них там: космодром или база какая — нам не разобраться… но только там их и можно встретить… найти ее можно…

— «Ее»?

— Обратную связь… Знаешь, наверное, что такое? Инженером, вроде бы, работал…

— Знаю, — Валентин полез старику за пазуху, нащупал карту, завернутую в целлофан.

— Сбереги ее, — сказал старик с мольбой в голосе. — Сбереги… И попробуй… знаешь, попробуй добраться… Ведь должно же быть что-то, должно же быть… как-то мы должны им показать… отомстить им… этим скотам, понимаешь? — он перевел дыхание, облизнул губы. — Теперь уходи… и помни, что я говорил… Уходи… и прощай…

Старик замолчал, закрыл глаза. Через минуту он совсем затих и умер.

Валентин в оцепенении сидел на песке, поглаживая карту и думая, что вот теперь, наверное, у него есть новая цель, новый смысл жить, и что, наверное, это самое лучшее, что мог подарить ему старик перед смертью. Он сидел до тех пор, пока из утреннего сумрака стремительной тенью не выскользнула гибкая подвижная тварь.

Тварь вцепилась в старика. Захрустели кости. Видимо, ее интересовала исключительно мертвечина. Валентин увидел сморщенную отвратительную морду, четыре широко расставленных фасетчатых глаза. Его чуть не вырвало. Тогда он поднял автомат и выстрелил твари в голову.

Потом Валентин выбрался из оврага и пошел прочь через лес, забросив АКМ на ремне за спину и пряча карту в нагрудный карман. Скоро стало совсем светло, и он смог рассмотреть ее подробно… 


Антон поднялся с кушетки и выглянул в окно. Ничего не изменилось. Та же улица, та же вывеска. Антон посмотрел на часы. 20.34. Однако!

Ким заставлял себя ждать. Хотелось есть. Антон пошел на кухню, но вспомнил, что последнюю корку хлеба доел еще за завтраком. «Булочная в двух шагах, — подумал Антон, — взять и сходить». Он вспомнил, с какой настойчивостью просил его Ким «не высовываться» на улицу до его прихода. Даже записку не поленился написать. Но что может, в конце концов, случиться? Целый день гулял вчера один и ничего, а тут «не высовывайся». Всего-то: выйти, пересечь дорогу, купить буханку и сразу назад. Тем более что — Антон еще разок выглянул в окно — ничего страшного там внизу не происходит. Вон прохожий протопал. С авоськой. «А Ким — перестраховщик!» — окончательно решил Антон и, проверив на месте ли деньги, направился в прихожую.

Оленьих рогов там более не наблюдалось — Ким их припрятал. На гвоздике, вбитом в стену, висела связка ключей. Один подошел к замку, и Антон сунул его в карман. Потом вышел из квартиры на лестничную площадку, захлопнув дверь.

Антон спустился по лестнице, обратил внимание, что лампочек, которые поминались вчера, в этом подъезде просто нет, а свисают пустые патроны. Интересно, от каких таких «Муравьев» зависит, есть лампочки или нет? Может, в Стране Чудес «муравьями» называют электромонтеров? Или соседей?..

С минуту Антон постоял у подъезда (погода, кстати, отличная!), посмотрел налево, потом — направо. Бесконечная тесная улочка, зажатая двумя рядами жилых домов, навевающая воспоминания о детских еще прогулках по Таллинну и Риге, но вздымающаяся здесь вверх и справа и слева, где-то там теряющаяся в белесой дымке. Слева и вниз по направлению к Антону продвигалось некое шествие — целая толпа людей с трудноразличимыми транспарантами.

«Демократия», — подумал Антон со скепсисом и перешел улицу.

За дверью под вывеской «Хлеб» имели место просторный относительно чистый зал и невероятной протяженности очередь покупателей с авоськами. Антон терпеть не мог очередей, и даже в самые тяжелые для Ленинграда постперестроечные времена избегал становиться в них. Потому, разочарованный, он хотел уже развернуться на сто восемьдесят и уйти, но тут заметил, что очередь совершенно неподвижна, и та из женщин, которая стояла первой в ее голове, к кассе подходить, вроде бы, не собирается. За кассовым аппаратом сидела, позевывая, толстая кассирша в безразмерном белом халате. Покупатели переговаривались между собой, и в первый момент, когда Антон только зашел в магазин, в зале стоял гул многих голосов, но тут же все присутствующие замолчали, уставившись на нового посетителя. Антон смутился. Возникло почти непреодолимое желание проверить, застегнута ли ширинка. Однако Антон быстрым усилием воли подавил его и осмотрелся внимательнее.

«Сахара ждут», — подумал он, не заметив пакетиков с ним на полках.

Это было ему знакомо. В Ленинграде наверху сахар тоже бывал приливами. Здесь, оказывается, аналогичные проблемы. Демократия, но оголодавшая. Еще, небось, и отягощенная сухим законом. Хотя по вчерашнему изобилию полок в «Чуме» такого не скажешь. Впрочем, какой смысл голову ломать: придет вечером Ким и все разъяснит.

Антон направился к лоткам с хлебом, выбрал себе буханку и пошел прямо к кассе. Очередь перестала дышать. В абсолютной тишине кассирша выбила чек. И назвала сумму.

У Антона отвисла челюсть.

Благодаря заботе новоявленных демократических правительств на Земле, он успел познакомиться с понятием «инфляция», но здесь эта химера капитализма превосходила размерами все вообразимые габариты. Из посещения «Чумы» Антон вынес еще и некое представление об уровне местных цен. Но чтобы сегодня батон стоил, как бутылка «Столичной» вчера — это уже слишком!

Но тем не менее Антон заплатил, ничего другого не оставалось. Он успел еще наказать себе в другой раз обязательно требовать ценники, а потом его смели.

Единодушно, как по команде, очередь ринулась к кассе, отшвырнув Антона в сторону. Покупатели толкались, орали друг на друга; кто-то кому-то заехал с размаху в глаз; кто-то у кого-то пытался открутить ухо. С криком: «Тише вы! Тише! Господи, да что делается-то!» — кассирша застучала пальцами по клавишам своего аппарата. Через секунду из возбужденно орущей толпы выбралась сияющая женщина средних лет, прижимая к объемистой груди раскрошенную в свалке булку. Кровь стекала у нее с разбитых губ; парик съехал, открывая ежик рыжеватых волос. Антон смотрел на нее снизу вверх, сидя на полу, держа в руках свой дорогостоящий батон, и ничего не понимал.

— Что? Что такое? — спросил он.

Очередь вернулась на исходную позицию. Только какой-то интеллигент в мятом костюме ползал у кассы на четвереньках, собирал зачем-то в ладонь осколки линз от разбитых и растоптанных очков.

Покупательница, победно улыбаясь, ушла. Очередь довольно мирно переговаривалась; в голосах еще проскальзывали возбужденные нотки, но драться никто больше не собирался и в целом, так сказать, обстановка нормализовалась.

Антон подошел к кассе.

— Что случилось? — спросил он у кассирши.

— Эх, молодежь! — (здесь, видимо, подобная фраза была в моде). — За курсом следить надо.

Впрочем, сидеть без дела ей было скучно, и она, не заставив себя упрашивать, все подробно рассказала. Выяснилось, что и в Стране Чудес, к великому сожалению, население не в состоянии самое себя обеспечить товарами первой необходимости. И зерно для хлеба, например, приходится покупать за рубежом в обмен на золото. Причем, закупается его примерно столько, что каждая вторая булка получается испеченной из импортной муки, а значит, и цена этой самой «каждой второй» булки в сто с хвостиком раз больше, чем у такой же, но своей — доморощенной. Поэтому и очереди, поэтому и давка: любой, не будь дурак, хочет купить хлеб подешевле, тем паче по качеству он ничем вовсе не хуже. Но дешево стоит только первая булка, а кто будет покупать вторую? Вот и приходится ждать таких как ты идиотов, любителей вторых булок.

Н-да… Задетый последними словами кассирши, Антон ушел из булочной.

«Кретинизм здесь царит какой-то, — решил он. — Даже в вечном земном тарараме до такого не додумались. Но, надеюсь, на сегодня это конец».

Антон ошибался, совершенно зря полагая, что его сегодняшнее приключение закончилось. Дорогу преградила демонстрация. Люди шли плотной толпой по всей ширине улицы, слева от Антона поднимаясь вверх, справа спускаясь вниз. Нескончаемый поток живой плоти. Это впечатляло. Антон пригляделся к несомым толпой транспарантам. Лозунги, выписанные на них, были не слишком понятны, но чем-то, без сомнения, знакомы: «Даешь всеобщую абортизацию и стерилизацию!», «Не можешь прокормить детей — отменяй налог за бездетность!», «Долой самоуправство органов!». Последний лозунг в сочетании с предыдущими Антона изрядно позабавил, и тут как раз он увидел в толпе демонстрантов просвет и устремился туда. И едва не поплатился за свою неосторожность.

В одно мгновение демонстрация вдруг рассеялась, разбежалась, бросая транспаранты, прячась в подъездах, ныряя под арки проходных дворов, лихорадочно набивая телами булочную. По улице прямо на Антона скакали казаки. Именно такие, какими он представлял их себе по псевдоисторическим фильмам типа «Тихого Дона»: при полной амуниции, нахлестывая нагайками взмыленных лошадей, с шашками наголо и пиками наперевес. Антон, никогда не отличавшийся быстротой реакции в экстремальных ситуациях, замер, застыл на месте, вытаращившись на несущуюся галопом лавину. Пришла несколько отстраненная от реальности идея снять очки и протереть их. На всякий случай. И Антона неминуемо растоптали бы, но в самый последний момент сильные руки выдернули его из-под копыт.

Казаки с гиканьем пронеслись мимо.

Антон восстановил способность соображать лишь в подъезде. Рядом стоял Ким; он закуривал сигарету.

— Я же предупреждал, — заметил Ким укоризненно.

— Спасибо, — только и выдавил из себя Антон.

Теперь он окончательно запутался в происходящем и совсем ничего не понимал.

ДЕЙСТВИЕ ТРЕТЬЕ 

…В чешуе златой горя… 


— Садись и слушай, — сказал Ким. — Чисти вон картошку и постарайся пока не перебивать.

Антон сел, взял в руки нож и приготовился слушать.

Ким рассказывал долго. И очень подробно. Все время, пока чистилась картошка, пока варился суп, за обедом и за кофе. Автору не хотелось бы приводить весь этот рассказ целиком, он ему кажется чересчур затянутым: много лишнего, много воды. Но основные положения Автор все-таки постарается своими словами до читателей донести.

В первую очередь Ким рассказал Антону о законах, действующих в Плутонии. Он называл их «солипсическими».

— Как это? — не понял Антон.

— Суть однокоренное слово с солипсизмом, — объяснил Ким, но заметив, что Антон все еще не понимает, дал более полное определение: — Солипсизм — это некая предельная крайность такого интересного мировоззренческого направления как субъективный идеализм. Ну Беркли там, esse peisipi — может быть слышал? Но если тот же Беркли, рассматривая мир в качестве и только представления, не отказывает все-таки миру в существовании (иначе, как говорится, зачем он книги писал?), то солипсисты воспринимают вселенную лишь одной из граней собственного затянувшегося сна, или набором декораций, — Антон вздрогнул, — которые некие высшие существа расставили в пространстве для него одного и ради него одного. Солипсизм — это крайность, и потому является предметом исследования уже не философов, а психопатологов со стажем.

После столь глубокомысленного заявления Ким вернулся к основной теме, то есть к тому, почему собственно законы, определяющие онтологию Пеллюсидара можно назвать «солипсическими». Дело оказывается в том, что они, упомянутые законы, как ничто иное способствуют развитию солипсизма среди населения в массовом масштабе. Конкретно же эти законы проявляют себя следующим образом. Каждую ночь Город меняет обличье: меняются дома, меняются улицы, меняются рекламные вывески, скверы, городские парки, оранжереи, бензоколонки, пропадают лампочки в подъездах, меняется качество и количество производимой промышленностью и сельским хозяйством продукции, меняются сами условия существования и уровень жизни населения. И каждую ночь в Городе сменяется правитель. И собственно все перечисленные метаморфозы в материальной сфере зависят прежде всего от духовной, если можно так сказать, конституции потенциального правителя на момент его спонтанной инаугурации.

— Некоторые особо продвинутые товарищи здесь, — рассказывал Ким, — вообще полагают, что все мы и сам Город — лишь сон одного из жителей, на данный момент являющегося Муравьем. И в чем-то их теория, знаешь ли, выглядит убедительной. Ведь еженощные метаморфозы происходят, и их характер действительно корреспондируется с характером ежедневного правителя. А против факта, как известно, не попрешь…

Должность себе правитель выбирает сам: мэр, царь, тиран, император, сенатор, президент, генеральный секретарь — принципиального значения это не имеет, все опять же определяется личным его темпераментом и представлениями о власти. Большинство горожан предпочитает пользоваться универсальным с незапамятных времен закрепившимся титулом или прозвищем — Великий Муравей. Почему Муравей? Аналогия очевидна. Незаметен, но держит (снит?) на плечах целый мир: кто же не знает, что муравей — сильнейшее существо на планете, способен поднимать и тащить тяжести, в десятки раз превосходящие его по весу?

— Вполне в духе повального солипсизма, — определил свое отношение к этому грубоватому прозвищу Ким.

— И кто может стать Муравьем? — поинтересовался Антон.

— Практически любой, — Ким при этих словах поморщился. — Каждый житель в этом благословенном городе имеет возможность получить на сутки абсолютную и безраздельную власть над всем и над всеми. Ровно на сутки. И только на сутки. Потом Муравьем становится другой.

— Никогда не слышал о системе демократичнее! — заявил Антон восторженно.

Ким снова поморщился.

— Неужели ты еще не понял? — с нажимом спросил он. — Люди-то не меняются. Нет ни у кого желания их менять. Люди остаются такими, какие они есть.

Да, продолжал он, развивая мысль. Порой Муравьем становится достойный здравомыслящий человек. Город при таком расцветает. Но чаще приходят подонки или явные психопаты, еще чаще — средние закомплексованные «добропорядочные» граждане с убогоньким своим представлением о лучшем устройстве мира. И тогда здесь такое начинается! За счастье — дожить до полуночи. И потому хотя для большинства подобное положение вещей представляется нормой, кое-кто рад был бы изменить устоявшийся порядок. Но не дано им, головушкам этим отчаянным, настоящих сил, повязаны собственным миром по рукам и ногам. Ведь Муравью не нужно даже приказывать такому человеку умереть — достаточно только мельком подумать, и человек через секунду умрет. Как следствие, любая борьба против Муравья бессмысленна; это все равно что бороться с законом всемирного тяготения: сколько ни кидай камень вверх, он обязательно упадет на землю, и хорошо, если не тебе на голову.

Существует орган исполнительной власти Муравья — ЕЕЕ, Единственное Единомыслящее Единство, возможность для особо тщеславных заниматься политикой, делать карьеру. Как ты понимаешь, он абсолютно и безоговорочно подчинен непосредственно Великому Муравью; там просто не может быть разногласий, отсюда и Единомыслие. Прямая задача Единства — доводить все указы, распоряжения Муравья до населения Города, определять оптимальную программу их выполнения. Могут сменяться режимы, многопартийность может смениться диктатурой пролетариата, но Единство — константа, цемент здания власти любого Муравья, при любом раскладе ЕЕЕ незыблемо. В Единстве — сила. Это аксиома Города, и она ясна безусловно всем.

А теперь, Антон, самое интересное. Сюда, в этот мир, пришли Витязи. Ты спросишь, конечно, как это случилось, но рационального ответа я тебе дать не смогу. Слишком много мистики в том деле. Но объяснить как-то надо. Попытаюсь… 


Может быть, оно всегда с нами, и мы не воспринимаем его. Ведь не слышим же мы звука камертона, прежде чем он не коснется дерева и не вызовет вибрации.

Может быть, это нечто вроде какого-то душевного порождения, без участия сознания, возникающего наподобие кристалла по вечным законам из бесформенной массы.

Кто знает?.. 


Нечто, потаенное, неосознаваемое разумом, доступное лишь для чувств, собиралось долгое время сгустком воли целого народа, и в какой-то момент достигло предела, крайней границы, экстремума, за которым обрело вдруг вещественность; и в мире появились Оружейники. Пришли из небытия, чтобы проникнуть на Землю, найти там и призвать спасителей, Витязей. И вот мы здесь, Антон. Независимые от воли Муравья; единственные, кто способен противостоять ему, искать его и найти, чтобы помочь Городу обрести долгожданное равновесие, а горожанам — истинную свободу.

Я плохо говорю. Ты вот улыбаешься. Но по-другому не умею. Лезут в голову сплошь трескучие фразы, хоть и сам понимаю, как глупо они со стороны звучат. Я тебя, Антон, еще как-нибудь познакомлю с нашим идеологом Черномором. Вот он говорить умеет. Его стоит послушать. А пока довольствуйся мной.

Пойдем же дальше. Сам понимаешь, у нас, Витязей, имеется определенная программа. Если ты действительно мыслящий человек, Антон, тебе нетрудно будет принять и согласиться с ней. В основу положена наша убежденность в том, что человек может быть счастлив, только когда он свободен. А свободу дает добро, полнее — собственная его доброта к окружающим и доброта окружающих к нему. Для нас это не просто абстрактные категории. Нам дано чувствовать проявления добра, нам дана пресловутая мера. И также мы убеждены, что лишь то сообщество, где триада названная: добро-свобода-счастье — возведена в ранг закона, имеет право на существование.

В день своего правления Муравей всемогущ, и нужно, необходимо сделать нам так, чтобы в день этот повелел он чуточку измениться людям, чтобы и они могли иметь меру, точно различая, где зло, где добро. А за этим — ведь все взаимосвязано — последует остальное. Понимаешь?

Однако искать Муравья — очень трудное и опасное дело. Муравей страшен в своем всемогуществе. Он всегда чувствует наше приближение и способен разрушить Город до основания, лишь бы нас остановить. Нам приходится действовать очень осторожно, Антон, мы многим рискуем. Но все равно когда-нибудь найдем его. Обязательно найдем!

Они допили кофе, и Ким, поднявшись из-за стола и сунув чашки в раковину под струю горячей воды, добавил в заключение рассказа:

— Вот и все. В общих чертах. Не торопись снова спрашивать. Сначала обдумай.

Антон молчал.

Ким подошел к окну. Вечерело.

— Не прогуляться ли нам до «Чумы»?

— А как же?.. — Антон не договорил, вопросительно глядя от стола снизу вверх на Кима.

— Со мной неопасно, — улыбнулся Ким. — Я давно здесь живу, вписался, приспособился.

— Да, кстати, — вспомнил Антон, когда они выходили из подъезда. — А почему бармен… ну… Фил его, кажется, зовут… почему он так удивился, когда услышал от меня вопрос о времени?

— А-а, это, — Ким качнул головой, улыбнувшись. — Один из бзиков новоиспеченного Муравья. Решил, видно, что запрет на ношение часов продлит до бесконечности его правление. Наивно, но по-человечески я его понимаю… 


«Так-то лучше, — подумала Алиса. — Загадки — это гораздо веселее…»

— По-моему, это я могу отгадать, — сказала она вслух.

— Ты хочешь сказать, что думаешь, будто знаешь ответ на эту загадку? — спросил Мартовский Заяц.

— Совершенно верно, — согласилась Алиса.

— Так бы и сказала, — заметил Мартовский Заяц. — Нужно всегда говорить то, что думаешь.


— Ага, компания в сборе, — сказал Ким, оглядываясь на Антона. — Проходи. Я познакомлю тебя с друзьями.

Друзей имелось в наличии четверо, причем, один из них оказался не другом, а подругой. Это вдохновляло.

— Приветствую всех, — обратился к ним Ким. — Знакомьтесь. Антон. Мой гость. Второй день в Городе.

Лицом к Антону, приобняв за плечико подругу, сильно накрашенную миловидную блондинку, сидел за столиком парень — белокурый, веснушчатый и в меру развитый. Одет он был в потертые джинсы и в свободную майку с красующимся на груди лозунгом ярко-алыми буквами на белом фоне: «Здоровому телу — здоровую половую жизнь!».

— Задорный парень Роб, — представил его Ким. — Настолько задорный, что порой это раздражает… А это Алина, — представил он подругу. — Звезда «Пленительного». «Пленительный» — местное и очень модное кабаре.

Роб широко улыбнулся. Алина сделала ручкой. Двое из компании, сидевшие спиной, полуобернулись.

— А-а, — сказал один из них. — Ким пришел. Один хороший человек, да и тот маньяк-убийца.

— Это Влад, мизантроп высшей пробы.

— Да-да, пробы…

Мизантроп Влад оказался невысок ростом — совсем какой-то маленький и очень худой. Костюм на нем был, очевидно, размера на два больше нужного и висел мешком. А еще Влад был черноволос, давно небрит, носил очки в металлической оправе с захватанными линзами — Антон представить себе не сумел, как что-то можно еще видеть сквозь эти линзы: поневоле возненавидишь все человечество. Да и не только человечество. Так что в первую минуту Влад вызвал у Антона легкую неприязнь к своей персоне, которая, неприязнь, продержалась, впрочем, недолго, сменившись настолько же легким интересом.

Четвертого друга звали Игин.

— Витязь, — представил его Ким. — Жил в Красноярске. Писатель, социалистический реалист. Любитель споров не по существу и саблезубых историй. Если не хочешь его обидеть, никогда не называй Бароном.

«Бароном?» — хотел удивленно переспросить Антон, но тут до него дошло, и он промолчал.

— А это Ким, — сразу же с усмешкой подхватил несколько развязную манеру Кима в раздаче рекомендаций Игин. — Наш строгий, но несправедливый охламон.

Называется, обменялись любезностями.

Витязь Игин был среднего роста. Модно одет. Аккуратный пробор. Аккуратные усики. Еще Антон заметил длинный шрам на левом его виске — совсем не из тех, что украшают мужчину. Писатель — надо же!

— Очень приятно, Антон, — сказал Игин, протягивая руку.

— Садись пока, — предложил Ким Антону. — Пообщайся. Схожу посмотрю, что там у Фила есть предложить нам сегодня.

Антон уселся на свободный стул между Владом и Игином лицом к задорному парню Робу и звезде «Пленительного» Алине. На столе он обнаружил две початые бутылки с яркими наклейками, две пустые тарелки с остатками горчицы и пепельницу, полную окурков. Еще имелась чья-то курительная трубка. Игин немедленно взял ее в руки и очень аккуратно принялся набивать табаком из аккуратной коробочки.

— Надолго к нам? — обратился он к Антону.

— Не знаю, — пожал плечами Антон. — Как получится.

В новой компании он всегда поначалу чувствовал себя стесненно.

— Понятно, — Игин многозначительно подмигнул и принялся раскуривать трубку.

Задорный парень Роб что-то нашептывал Алине на ухо. Алина недоверчиво поджимала губки.

Антон опустил глаза, стал разглядывать стол. Поверхность стола оказалась исписанной. Антон прищурился, разбирая надписи. Одна из них, старая, полустертая уже, написанная шариковой ручкой, объявляла на весь свет печатными буквами:

«Наступила осень,

Отцвела капуста.

У меня пропало

Половое чувство.

Выйду на дорогу,

Положу хер в лужу.

Пусть лежит до лета,

Все равно не нужен».

Без подписи, естественно. Потому как явный плагиат из классика. Чуть ниже — другая надпись. Опять же стихи, но написанные совсем недавно, карандашом, прыгающим неровным почерком:

«Писать на стенах туалета,

Увы, друзья, не мудрено.

Среди говна вы все поэты,

Среди поэтов вы — говно!»

Прочитав, Антон улыбнулся. Он почувствовал себя свободнее. Читал он уже где-то эти стишата: на столах, на партах в своем мире, на Земле. Знакомы они были, излучали флюиды родства.

Антон поднял глаза и поймал на себе очень внимательный взгляд Игина.

— Вы ведь с Земли, Антон? — сразу поинтересовался Витязь.

— Да. А что, это очень заметно?

Игин задумчиво кивнул. Потом спросил:

— Ну и как там, на Земле?

— Все, в общем, по-прежнему…

— О Перестройке и Гласности мы наслышаны, — прояснил для Антона свои познания в области политических нововведений на Земле Игин. — И даже имели удовольствие на собственной шкуре испытать. А вот что у вас там дальше получилось?

— Теперь у нас Демократизация, — охотно отвечал Антон. — Многопартийность и свободные выборы.

— О-о! — удивился Игин. — Исключительный случай! А скажите, Антон — меня прежде всего интересует рациональная или даже прагматическая сторона вопроса — что-нибудь лично вам дала эта самая Демократизация? Конкретно дала?

— Свободнее стало…

— Вот-вот-вот, это очень интересно. В каком смысле, свободнее?

Сразу Антон затруднился ответить, но, подумав минуту, сказал так:

— Ну-у, теперь я могу голосовать за того, за кого мне хочется. И необязательно, чтобы он был членом Партии…

— Это все понятно, — Игин взмахнул рукой и наклонился к Антону. — Но я не об этом. Скажем, если вы, Антон, в магазин обыкновенный придете, что вы там сможете купить? Соль и спички вовремя завозят?

Антон смутился. Ему, конечно, хотелось выступить в защиту процесса Демократизации на Земле, но последним вопросом Игин попал в самую точку, чем окончательно сбил его.

— Но ведь не это главное, — неуверенно попытался отстоять Идею Антон.

— Так я и знал! — Игин хлопнул себя по колену. — Как только на Земле заходит речь о демократизации, так сразу исчезают и соль, и спички.

Антон не нашелся что возразить на это.

Тогда Игин предложил:

— А хотите, Антон, я вам историю расскажу? У меня есть одна в запасе на сегодня. Как раз в качестве примера подходящая. Я, помню, собирался по ее мотивам повесть целую написать, да только вот к соцреализму она имеет весьма отдаленное отношение.

— Я не против, — сказал Антон: вступление Игина к истории его заинтриговало.

— Итак, — начал Игин, — сказка о том, как динозавры завоевали Вселенную, в результате чего и вымерли…


>

Вообще, тема динозавров традиционна для Пеллюсидара (не говоря уже о Плутонии). Подразумевается, что именно благоприятные условия, преобладающие во внутренней полости земного шара, помогли всем этим доисторическим монстрам выжить в то время, как их менее удачливые собратья на поверхности откинули копыта. Не могли обойти эту тему вниманием и мы. Тем более, что в Пеллюсидаре действительно можно, просто так прогуливаясь по парку, встретить вполне здоровехонького диплодока и даже побеседовать с ним о смысле жизни.

Поэтому, на самом деле Игин лукавил в беседе с Антоном, утверждая, что история его никакого отношения к социалистическому реализму не имеет. Но мы ему это простим, и послушаем историю Первую, рассказанную Игином и названную 

>


КОСМОДВОР ДИНОЗАВРОВ 

Жили-существовали себе на белом свете динозавры. Разные они были. Точнее — каких только среди них не было. Были они и большие, и совсем маленькие, были и хищные, и травоядные, были и ползающие, и плавающие, и даже летающие. Были и умные, были и глупые. Но все жили-существовали в мире и относительном согласии, как то и предписывали им законы эволюции и естественного отбора.

Правил ими TyRex Тринадцатый, королевский ящер. Правил, как умел. Охолаживал всяких там цератозавров и дилофозавров хищных, дабы не слишком усердствовали в поедании ближних своих и в бесцеремонном вытаптывании посевов. Понукал-попугивал других там брахиозавров и стегозавров травоядных, дабы не дремали, жуя только жвачку, а вели активный образ жизни. Реформ TyRex не любил, избегал, потому как помнил, что вот уже миллионы лет юрский период длится, и динозавры, подданные его, властелинами планеты как были, так и есть; а что будет, если реформы начнутся, ни один диплодок двудумный не скажет.

Так и жили-существовали себе млекопитающим на зависть.

И вот угораздило как-то чрезмерно любознательного игуанодона изобрести транзисторный приемник. Хороша игрушка — можно в любое время дня и ночи слушать песни атмосферных помех — сразу вошла в моду, и даже самый мелкий скутеллозавр считал своей обязанностью ее купить. Прослышал об изобретении и TyRex. Вызвал игуанодона: рассказывай, мол, что это ты тут, миллионы лет жили-существовали без транзисторного приемника на зависть млекопитающим, так может и обойдемся без него еще столько же миллионов лет. Но игуанодон понимал, не будь дурак, что если углядит TyRex в изобретении реформу, то не только без приемника, но и без него, игуанодона, сразу обойдутся. Потому решил, хитрец, дело представить таким образом, будто транзисторный приемник есть не реформа, а как раз наоборот, утверждение наиболее консервативного взгляда на мир, чуть ли не прямое этого самого консервативного взгляда воплощение.

— Судите сами, Ваше Величество, — сказал он, низко склонившись перед TyRex'ом. — Песни атмосферных разрядов, как известно существовали задолго до появления архозавра. Именно в этих песнях содержится та вечная истина, которую стремится постичь каждый из нас в течение жизни. И как любая вечная истина она неизменна, константа вот уже не миллионы, а миллиарды лет. А мой транзисторный приемник является лишь проводником этой вечной и неизменной истины, он приобщает ваших подданных к вечности и неизменности.

Эта хитроумная тавтология произвела впечатление на королевского ящера. Он одобрил начинание игуанодона и немедленно получил в подарок уникальный транзисторный приемник, инкрустированный бриллиантами самой чистой воды.

И все вроде бы шло по-прежнему. Реформ никаких не намечалось. И динозавры продолжали жить-существовать в согласии и юрском периоде.

Однако как-то раз вместо знакомых уже динозаврам песен атмосферных помех приняли приемники странную передачу.

— Эй вы, глупые ящеры, — сказал из приемников веселый голос с заметным акцентом, — прозябаете себе? Ну прозябайте. А все нормальные люди уже давно завоевали Вселенную.

— Как так? — всполошились разом динозавры. — Мы же владыки, мы же самые-самые. Мы вот уже миллионы лет живем-существуем на зависть млекопитающим и ничего у нас не меняется.

— То-то и оно, что не меняется, — поддразнивал Голос-С-Неба. — Ну и пусть не меняется. А все нормальные люди…

— Ты постой, — сказали динозавры. — Мы тоже Вселенную завоевывать хотим.

— Хотеть-то вы может и хотите, — не унимался Голос. — Да только не выйдет у вас ничего. А все нормальные…

— Выйдет! — порешили в один голос динозавры. — Скажи только как…

— Ну ладно, — смилостивился Голос. — Помогу по дружбе и из общей солидарности. Для начала необходимо провести парочку реформ.

— А без реформ нельзя? — испугались динозавры.

— Без реформ только кошки родятся, — сурово заявил Голос. — Но если хотите, то пусть родятся и дальше. А все…

— Мы за реформы, — быстро согласились динозавры.

Здесь нужно отметить, что согласились далеко не все. И в пропитанном душными испарениями воздухе юрского периода запахло гражданской войной.

— Кто это тут за реформы? — приподнял голову TyRex. — Я вам сейчас покажу «реформы»! — добавил он, оскаливая страшные королевские клыки.

Часть реформаторов немедленно убоялась и дала отступного. Но другим уж очень хотелось завоевать Вселенную, да и TyRex Тринадцатый им за последний миллион лет изрядно надоел. Решили они организовать путч. И вдохновитель тут же нашелся — тот самый игуанодон, что приемник транзисторный изобрел в свое время; понимал, хитроумный, что теперь при победе консерваторов ему изобретения этого не простят, а первого же схрумкают вместе с костями. Собрались путчисты как-то в юрском болоте, сидят, лелеют замыслы, а Голос-С-Неба их подзуживает:

— Давайте, ребята. Пора менять уклад. С аграрным государством Вселенную не особо завоюешь.

Путчисты с мыслью этой соглашались, но в открытый поход против королевского ящера выступить побаивались. Ведь за него там вся королевская родня, а как известно, страшнее TyRex'а зверя нет, особенно когда его много. Но думали-думали, как победить его, если не в открытой схватке, то хитростью, и наконец придумали. Голос-С-Неба подсказал.

А сделали так. Послали к Тринадцатому парламентером птеронодона крылатого, сказали, чтобы передал следующее: мол, мы, реформаторы, одумались, вспомнили, как хорошо нам жилось-существовалось на зависть млекопитающим и захотели вот вернуться в лоно любимой аграрной монархии, а потому просим амнистии.

И представьте, поверил им TyRex. Потому как приемник свой разбил в первый же день бунта и ничего о коварном замысле не знал. Да и вообще, наверное, полагал по наивности своей королевской, что реформы реформами, а в натуре динозавров заложено стремление к стабильности и неизменности. Поиграли детишки, а теперь вот одумались. Расчувствовался TyRex и решил всех простить. Пригласил к себе заговорщиков, а те только того и ждали.

Первым амнистировался игуанодон. Но вместо того, чтобы встать на колени и склонить голову, вдруг как крикнет соратникам:

— Долой юру, наше темное прошлое; да здравствует меловой период, наше светлое будущее!

А был это сигнал. Бросились путчисты на TyRex'а и мигом разорвали в кровавые клочья. Так наступила новая эра.

Игуанодона избрали Iguanodon'ом Первым, Генеральным Завоевателем Вселенной. Избрали и стали жить себе существовать дальше, ожидая руководящих указаний.

Игуанодон, не мудрствуя лукаво, обратился за советом к Голосу.

— Ну что ж, — сказал Голос-С-Неба, — поздравляю. Но для завоевания Вселенной необходимо две вещи: космодвор и спутник. Ни того, ни другого у вас нет. Значит, нужно создать. Ты с этим согласен?

— Конечно, — отвечал Iguanodon Первый. — Для этого мы здесь и собрались.

— Для начала, — заявил Голос-С-Неба, — необходимо провести индустриализацию, создать соответственно тяжелую промышленность, химотрасли, разработки полезных ископаемых, энергоемкие производства. Вперед, ребята!

Поднапряглись динозавры. Кое-кого, вспоминающего с ностальгией прошлые юрские времена, загнали на рудники. Справились.

— Теперь что? — вопрошал игуанодон у Голоса.

— Теперь можно и космодвор строить, — порадовал Голос. — Смотри-ка сколько у вас полей неровных, необработанных. Заасфальтировать все поля.

Заасфальтировали поля. И быстро так. Хоть трава не расти. Сделали космодвор.

А потом пошло-поехало. Задымили трубы, побежали конвейеры, заурчали насосы, завертелись турбины. Хоть сейчас проверяй: нет аграрной монархии — есть индустриализированная республика. Особо упирал Голос на качества создаваемого спутника. Поучал:

— Вселенную завоевать не так-то просто. Спутник должен быть особенный. Чтобы все во Вселенной поняли, не какие-нибудь там рептилии о себе заявляют, о правах своих напоминают, а самые настоящие динозавры из мелового периода — не шутки пришли шутить.

Динозавры были согласны. Не шутки они собирались шутить.

— Потому, — говорил Голос, — надо бы спутник золотом начинить. Чтобы каждая схема сияла. Жемчугом, бриллиантами инкрустировать. Платины и урана добавить. Иридия и палладия припаять. То-то будет хорошо, то-то все нормальные люди удивятся.

Поднажали динозавры, отказались от удобств и выходных по субботам-воскресеньям, справились. Создали спутник — чудо настоящее, а не спутник. Золотом, бриллиантами сияет, ураном и палладием набит под самое горлышко, стоит себе посреди полей заасфальтированных космодвора, отсвечивает — гордость, а не спутник, ждет старта, чтоб завоевать собой Вселенную. Радуются динозавры победе своей над косной материей. Ну и что, что надорвались и померли на работах брахиозавры и прочие родственники ниспровергнутого TyRex'а, зато горючки и окислителя в спутнике хоть отбавляй; ну и что, что остались без средств к существованию в результате осушения болот и асфальтирования полей зауролофы, анатозавры, орнитомимы, уранозавры и все остальные прочие — зато Вселенная скоро будет у их ног, и ровное черное покрытие космодвора тому прямое подтверждение.

И пришло время выбирать космонавта, первого, так сказать, завоевателя. Тут уж динозавры не колебались и совета у Голоса не испрашивали: ясно же — вот он, Igunadon Первый, зачинатель и организатор, вождь и отец родной — кому как не ему ступать в авангарде завоевания Вселенной? Млекопитающим, заметим, на зависть.

Голос, впрочем, этот выбор поддержал:

— Как же, — говорит. — Давайте. С корешком наконец своим познакомлюсь. Воочию.

Это был Праздник. С самой что ни на есть большой буквы. На космодворе собрались все динозавры. Из тех, что остались к тому времени в живых. Приползли, прилетели, притопали, причапали, прикандехали. С лозунгами, с транспарантами, с песнями и плясками. Собрались живописно беспорядочными группами. Ждут.

Откровенно говоря, игуанодону не шибко-то хотелось в авангарде выступать. Но делать нечего: назвался, как говорится, компсогнатом — полезай в спутник. Пришлось лезть.

И как все хорошо удалось. Старт — без сучка и задоринки, и двигатели, и связь, и система жизнеобеспечения — все в норме, работает, как часы. На зависть млекопитающим. Выбрался спутник на орбиту, а динозавры прильнули к своим транзисторным приемникам, чтобы в курсе быть, как там завоевание Вселенной происходит. Слушают — ничего не понимают. Вместо победных реляций, какое-то невнятное бормотание. И звуки, словно кто-то у кого-то чего-то отбирает. И тут только отчаянный крик игуанодона:

— Украли!

И тишина гробовая. Взволновались динозавры. Что там такое на орбите происходит? Окликают игуанодона, а тот молчит. Вместо него Голос ответил.

— Ну что, ребята, молодцы вы, — сказал Голос-С-Неба, и его слова немедленно оказались записаны на скрижали истории. — Хороший спутник построили. С таким действительно не стыдно Вселенную идти завоевывать. Только вот мне он надобен для других целей. Потому говорю вам: спасибо и до новых встреч. Дерзайте дальше.

И пропал Голос. И только песни атмосферных помех наполняли отныне собой эфир.

Тут-то и поняли динозавры, как жестоко обманул их Голос-С-Неба. Поняли, но было уже поздно. Оглянулись вокруг динозавры. Нет ни спутника, ни TyRex'а, ни Iguanodon'а, ни болот любимых, ни полей; даже млекопитающие, которым на зависть, куда-то попрятались. Один космодвор заасфальтированный от горизонта до горизонта, а еще — выжженное пятно после старта осталось. Огорчились динозавры. И вымерли.

А игуанодона до сих пор, говорят, увидеть можно. Если есть у вас под рукой достаточно мощный телескоп. Так и кружит он, первопроходец, по геоцентрической орбите, выброшенный в пустоту мощной рукой, так и плывет от столетия к столетию, от эпохе к эпохе. И хвост его тянется за ним, подобно шлейфу кометы — одной из тех, искристо сияющих, загадочных и неповторимых, что залетают к нам иногда из прозрачной ледяной дали… 


— Как сказочка? — спросил Игин.

— А где мораль? — спросил Антон.

— Моралей тут несколько, — заявил Игин, поднимая вверх указательный палец. — Какая из них вас интересует?

— Главная, естественно.

— Главная, — ответил за Игина задорный парень Роб, — хватай, что плохо лежит. У них там на космодворе такой бардак — взглянуть приятно. Страшное дело — что-нибудь не стащить. Сам на днях элерон у них увел.

— Зачем тебе элерон? — удивился Игин.

— Так… — уклончиво отвечал Роб. — Вещь в хозяйстве полезная. Они там все равно штабелями валяются. Вот и унес, чтобы не валялись.

— Какой ты у меня смелый! — восхитилась звезда «Пленительного» Алина. — Там же охрана. И эти… велоцирапторы с когтями.

— Ага, — согласился задорно парень Роб. — Там и забор есть. А в заборе, как и полагается, дыра. Специально для млекопитающих, грызунов-несунов.

Подошел Ким, принес пиво и свежие газеты. Поставил одну литровую кружку перед Антоном, занял свободный стул справа от Игина, развернул газету, но читать не стал, спросил у Антона со значением:

— Ну как?

Антон отхлебнул из кружки. Пиво было более чем.

— Высшей категории, — в тон Киму отвечал он.

Тут Антон заметил, что до сих пор молчавший Влад смотрит на него сквозь захватанные линзы очков. Антон поерзал, вновь стесненный чужим вниманием.

— Динозавры, — проговорил Влад. — Животные. Что вы к ним привязались? Животные — святые создания по сравнению с людьми. Если они время от времени повторяют наши ошибки — это значит, так мы их приручили. Сами по себе они совершенно невинны. А вот люди, человеки, эти твари, кроме омерзения, ничего другого вызывать не могут.

«Старая песня, — подумал предубежденно Антон. — Сколько раз ее слышал».

— Средоточие зла, воплощение всего самого темного, что сокрыто в Природе…

— Ошибка эволюции, вырождение органической материи, — продолжил список Антон. — Уже знакомо. И сразу потому хочется возразить вам, Влад. Человек как-никак — существо все же разумное…

— Разумное?! — вскричал маленький мизантроп. — Вот он, главный аргумент «пупов» Вселенной. Разум, скажу я вам, — это тоненькая мономолекулярная пленочка с радужными разводами пустых фантазий и взрывоопасного эгоцентризма. А вот что сокрыто под этой пленочкой? Легко, между нами говоря, проверить!

— Так и легко? — усомнился Антон.

Влад взял со стола грязную салфетку, извлек огрызок карандаша, быстро что-то нарисовал и передал салфетку Антону. Там нарисована была следующая фигура: 

Война по понедельникам (сборник)

— Тест, в некотором роде. Чем бы вы дополнили этот рисунок?

Антон понял и улыбнулся.

— У нас в школе, — сказал он, — биологичка подобные штуки называла «проверкой на вшивость».

— Вот! — вскричал Влад победно. — Что нам и требовалось доказать. Все точно так же улыбаются. Всем одно и то же приходит в голову. Мужчинам, женщинам, юнцам — безразлично. Будто ничего, кроме этого предмета, и в мире нет. Не проверка на вшивость, скажу я вам, — проверка на разумность!

— А как вы, Влад, в свою очередь эту фигуру дополнили бы? — поинтересовался Антон.

На полминуты Влад замолчал.

— Совершенно аналогичным образом, — признался он наконец. — Но в этом-то и суть, еще одно подтверждение. Я — человек, я не исключение. А исключений среди человеков не бывает, только та или иная степень испорченности; нет среди людей святых. А то придумали, насочиняли. Цитируют классиков к месту и без места: «Человек — это звучит гордо»… Ошибались классики! Красивыми фразами понапрасну разбрасывались. Не та тема, не тот предмет для серьезного обсуждения. Может быть, с высокой трибуны «человек» и звучит гордо, а что вы скажете насчет коммунальной квартиры, где один человек, который, без сомнения, звучит гордо, подсыпает битое стекло в суп другому человеку, который тоже, между прочим, звучит гордо, и где замочная скважина — любимое место культурного отдыха трудящихся?

«Эк сказанул», — подумал Антон с восхищением.

Ему нравились подобные лихо закрученные высказывания.

— Верно треплешься, — поддержал вдруг Влада задорный парень Роб. — Все очень точно. Только ты вот ненавидишь, да критикуешь, а выход нужно искать!

— Какой еще выход? — Влад брюзгливо поморщился.

— Простой выход, — Роб обернулся к Алине и подмигнул ей. — Чистить надо! Генофонд чистить от «вшивых». Не убивать, конечно. Принудительная стерилизация — вот выход…

Антона передернуло. Подобного он стерпеть не мог и уже хотел было высказаться в том смысле, что уж не вы ли, уважаемый Роб, беретесь точно нам указать, кто «вшивый», а кто нет, и кому будет дозволено плодиться-размножаться, а кому нет; и если да, то на основании каких данных вы будете принимать решение? Уж не на основании ли таких вот дурацких тестов? Но помешал Антону Ким. Он засмеялся и сказал, погрозив задорному парню пальцем:

— У-у, белокурая бестия. Не слушай его, Антон. Он так вовсе не думает.

— Зачем же тогда говорит? — проворчал Антон.

— Да, ляпнет бывает, чтобы чью-нибудь идею с ходу опошлить, а так в общем-то парнишка правильный.

— Вот, перебивают, сказать слова не дают, — наигранно возмутился Роб. — Нет у нас еще культуры дискуссий.

— И не будет, — насмешливо отвечал Ким, снова погрозив ему пальцем.

— Но выход же должен быть какой-то, — задумался Антон. — Выход всегда должен быть.

— Безусловно, — согласился Ким. — И выход этот — свобода.

— Почти готов с вами, Витязи, согласиться, — вставил Влад. — Один только вопрос остается открытым, и человеки, звучащие гордо, ответа на него пока не дали.

— Какой же? — Ким взглянул на Влада с любопытством.

— Что есть свобода?..

ДЕЙСТВИЕ ЧЕТВЕРТОЕ 

В ПОИСКАХ ОБРАТНОЙ СВЯЗИ (Фрагмент третий) 

Валентин обернулся.

Ощущение постороннего присутствия немедленно исчезло. Кануло в черную болотную жижу.

Валентин рукавом отер со лба пот, отмахнулся от комарья. Нет, кто-то здесь все-таки был, прятался невдалеке, наблюдая за одиноким путником. Валентин умел доверять собственному чутью. И еще он научился с большой долей вероятности определять природу опасности — от кого она может исходить: от человека или зверя. Но сейчас почему-то не сумел уверенно сказать. Значит, другое это. Чужое?

Замельтешили, засуетились панические мыслишки.

— Спокойно! — громко, во весь голос, отпугивая собственный страх, произнес Валентин. — Не паникуй!

Он пошел медленнее, прощупывая болото длинным шестом. Под ногами чавкало. И снова затылком почувствовал чужой, со стороны, взгляд.

— Плевать! — объявил Валентин болоту. — Плевать я на вас хотел! С высокой колокольни.

Он не должен был более задерживаться, потому что рассчитывал пересечь к утру шоссе и выйти к озеру.

Луна висела над лесом прямо по курсу движения. Болото хорошо просматривалось. Орали лягушки. Время от времени Валентин бросал быстрый взгляд на лунный диск. Искаженное болью женское лицо виделось ему в темных пятнах морей на ярко-желтом фоне, как многим и многим до него, однако восемь месяцев назад там появилось еще кое-что — серебристый прямоугольник — маленький, но все-таки хорошо с Земли различимый. Клеймо Пришествия.

Послышался шорох. Именно шорох — подобный шороху листьев под ветром. И сразу замолчали лягушки, беспорядочным роем отнесло в сторону комаров.

«Ох не нравится мне это», — подумал Валентин, выбираясь наконец на сухое место.

Здесь он отбросил шест в сторону, зашагал быстрее. Однако шорох не отставал.

Валентину представилось, что вот идет он в лунном свете, а по пятам крадется нечто, способное принимать любую форму; катится за ним, постепенно нагоняя, оборачиваясь то болотной жижей, то рядом кочек, то серым в сумраке мхом, замирает в обманчивой неподвижности, когда Валентин глянет в его сторону, и снова продолжает свой шелестящий бег. И вот это нечто настигает, и нет нужды ему теперь маскироваться; оно встает дыбом над болотом, отращивает зубастую пасть и совершает последний бросок.

И словно в подтверждение худших опасений, шорох сделался громче. И оттого Валентин по-настоящему испугался. В который раз он оглянулся через плечо, и ему показалось, что он успел заметить краем глаза движение, мгновенно прекратившееся.

«Если рассудок и жизнь дороги вам, держитесь подальше от торфяных болот».

И тогда Валентин побежал.

Бежать в сапогах, с рюкзаком и карабином, было тяжело, но Валентин сознавал, что вряд ли сумеет теперь заставить себя перейти на шаг. Он бежал.

Он бежал через лес. Проламывался сквозь кустарник, уворачивался от веток. Здесь он думал об одном: только бы не споткнуться. И он закричал, когда пробираясь сквозь особенно густые заросли, потерял вдруг опору. Он провалился куда-то — сверху его всей тяжестью придавил рюкзак — и оказался на дне глубокой канавы, заполненной жидкой вонючей грязью. Вылезая из канавы, Валентин потерял сапог, но не заметил этого, выскочил неожиданно для себя на открытое и ярко освещенное место. Через секунду он опомнился, но было поздно. Единственное, что успел, — это упасть лицом вниз, и сейчас же воздух над ним с визгом прошила автоматная очередь.

Валентин оказался на шоссе, к которому с таким упорством шел. Он лежал, прижимаясь телом к холодному асфальту, и все планы его летели к черту. Потому как встретил он людей, а это часто бывало похуже, чем столкнуться нос к носу в ночной темноте с инопланетным чудовищем.

Перед тем, как упасть, Валентин успел разглядеть и запомнить стоявший поперек шоссе и ярко пылающий автомобиль, совсем близко — мертвеца, распростертого в луже крови, и нескольких живых — их фигуры четко вырисовывались на фоне догорающей машины.

Несколько минут назад здесь произошла трагедия. Живые обернулись на шум, который выдал Валентина, когда он, не разбирая дороги, слепо вырвался на шоссе, в руках его был карабин, и кто-то сразу дал очередь, повинуясь выработанному годами рефлексу.

Валентин чуть приподнялся на локтях и осторожно, пальцами, потянулся под куртку к спрятанной кобуре.

— Эй ты, чмо! — крикнули ему. — Не вздумай, блядь, рыпаться. Лежи как лежишь.

Валентин услышал шаги.

— Встал! — приказали ему, подойдя.

Валентин поднялся с асфальта, выпрямился.

— Снимай рюкзак. Руки за голову. Резвый, обыщи его.

«Резвый» — безусый мальчишка, стриженный наголо, с большим родимым пятном на щеке — подошел вплотную, умело обыскал. Нащупал, конечно, пистолет, передал оружие худосочному парню с высокомерным взглядом темных глаз, с некрасивым шрамом через лицо, облаченному в форму морского пехотинца. Все время, пока длилась процедура обыска, за спиной и справа стоял еще один, держал Валентина на прицеле. Был и четвертый, но близко не подошел. Валентин пригляделся и с удивлением понял, что это девушка, хотя и так же, как эти трое, наголо остриженная. В руках у нее был автомат, и в алом сумраке лицо ее казалось лицом хищника — хотя и чем-то очень напуганного хищника. Все они, кроме худосочного и высокомерного, были одеты в черные, плотно обтягивающие тело свитера и джинсы.

Высокомерный принял пистолет, секунду разглядывал его, потом сунул в сумку на боку. Валентин обратил внимание, что кисти рук у этого молодчика покрыты сложной татуировкой.

Резвый задумался, а потом рывком снял с Валентина куртку с плеч вниз и до пояса. Естественно, сразу обнаружилась метательная спица в специальном чехле за спиной. Резвый аккуратно снял спицу.

— Опытный, сука, — констатировал худосочный. — Из боевиков.

Теперь он разглядывал спицу.

— Что ж ты, опытный такой, делаешь глупости? Такие как ты не любят лишнего шума, особенно когда идут в одиночку…

Валентин молчал. Худосочный и высокомерный, конечно, прав: он совершил ошибку и получит за это девять граммов свинца в затылок. Одного только жаль — дойти до цели не успел.

И тут завизжала девица.

— Там! Там! Смотрите… Там!

С той стороны, откуда Валентин выскочил на шоссе, лезла на асфальт, стремительно и бесшумно разбухая, некая бесформенная чудовищных размеров масса.

— Водяной! — кричала девица. — Он разбудил Водяного!..

Парни застыли с искаженными побелевшими лицами. А Валентин, не дожидаясь продолжения, прыгнул вперед, сбил в канаву на противоположной стороне дороги стоявшего ближе остальных Резвого, втоптал его, прикладываясь и кулаками, в грязь. Под выстрелы и крики сверху стал сдирать автомат. Потом оставил мальчишку и быстро на четвереньках пополз по дну канавы подальше-подальше от этой стрельбы и криков, от бесформенного и бесшумного ужаса, убивающего людей… 

* * *

Обессиленный, Валентин проспал в лесу остаток ночи, а утром вышел к озеру.

Это было как раз то что нужно. Валентин разделся донага, шагнул в теплую чистую воду.

Над озером висел туман, белый и густой. Правее Валентин различил сквозь пелену смутные очертания каких-то развалин, гнилые деревянные сваи от сломанной пристани.

Он поплавал, фыркая и отплевываясь. Потом выбрался на берег и, стуча зубами, зябко поеживаясь (воздух оказался заметно холоднее озерной воды), прополоскал одежду. Выжал, развесил на ветках ближайшего дерева и стал бегать по берегу, размахивая руками, чтобы окончательно не замерзнуть. И все время старался держаться поближе к автомату, не спускал с него глаз.

Валентин обдумывал сложившееся положение. От снаряжения у него осталось несколько предметов: три намокших коробка спичек (полиэтилен порвался, в него проникла вода и грязь), механические часы на кожаном ремешке с маленьким встроенным компасом, две заряженные обоймы к пистолету ТТ, еще разная мелочь и пустая кобура — не густо. Все остальное осталось в рюкзаке на шоссе. В том числе и консервы.

«А пожрать бы сейчас не помешало», — подумал Валентин, сглатывая слюну.

Медленно, почти совсем не грея, выползло из-за леса сентябрьское солнце. Туман рассеялся, и Валентин увидел противоположный берег. Там тоже был лес, местами тронутый желтыми мазками осени. Появилась возможность подробнее изучить близлежащие развалины. Когда-то это был красивый кирпичный дом, но пришлось ему перенести большой пожар, и теперь стоял он, страшный и выгоревший. Рядом врастал в землю проржавевший остов легкового автомобиля.

Валентин вспомнил карту. Он давно потерял ее, но держал в голове всю до мельчайших подробностей.

Да, кажется, иду правильно. Теперь по берегу на юг, через карьер, через город, а там будет рукой подать. Даже не верится, что так близко…

Высохла одежда, высохли спички, аккуратно разложенные на большом камне. Валентин оделся и некоторое время скептически разглядывал свои босые ноги. Сапог не было, сапоги остались там же, где и рюкзак. Правый — в канаве по одну сторону шоссе, левый — в канаве по другую сторону. Теперь до сапог, как до Луны. Придется побегать босиком. Валентин вздохнул, перекинул ремень автомата через плечо и пошел по песочку, понадеявшись на всем известный случай. И случай, что самое интересное, не заставил себя долго ждать.

Где-то через полчаса Валентин вдруг услышал странный звук и остановился. Мягко пальцем перевел щеколду предохранителя на автомате. Берег здесь зарос спускающимися к воде ивами, и звук этот — плач, точно, обыкновенный плач! — доносился из-за ив. Валентин пригнулся и в три скачка добежал до деревьев, бесшумно, обдумывая каждое движение, преодолел заросли, замер, всматриваясь.

Валентин узнал его сразу. По стриженному затылку, по черному обтягивающему тощее угловатое тело свитеру. Резвый! Тот сидел на песке, плечи его над выпирающими лопатками вздрагивали. Резвый плакал.

Валентин шагнул на открытое место, выпрямился во весь рост.

— Резвый, — позвал он.

Паренек вскочил, оглянулся, застыл в неудобной позе, увидев наставленный автомат.

— Что скажешь? — спросил его Валентин весело.

— Ненавижу, — буркнул Резвый.

В глазах его блестели слезы, по лицу была размазана грязь, на левой скуле — ссадина.

— Это понятно, — Валентин усмехнулся. — Я удивился бы, ответь ты, что испытываешь ко мне нежную любовь. На «голубого» ты не похож, так что я тебе просто не поверил бы. Поэтому давай договоримся раз и навсегда: мы — враги, ты меня ненавидишь, я тебя… хм… аналогично. Но в данный момент у меня неоспоримое преимущество в лице нашего общего друга, автомата Калашникова, и по правилам я обязан тебя шлепнуть… Ого!

Отработанным движением паренек выхватил нож и метнул его в Валентина. Валентин едва успел уклониться.

— Круто, — признал он. — Не зря они тебя Резвым прозвали… Ладно! С тобой тут болтать у меня нет ни времени, ни желания, — Валентин отступил на четыре шага, не спуская с Резвого глаз, вытащил из ствола дерева застрявший нож. — Присядь-ка и сними ботинки. Понравились они мне: хорошие, крепкие, армейского образца — таким сносу не будет. Предлагаю по этой причине взаимовыгодный обмен: ты мне — ботинки, я тебе — жизнь. Подходит?

— Сучара е….., — сказал Резвый.

— Уймись, — посоветовал ему Валентин, демонстративно поигрывая ножом в свободной руке. — Целее будешь. Я ведь стрелять и ножи метать еще не разучился.

Резвый понуро сел на песок, начал стаскивать башмаки, швырнул их Валентину.

— Правильное решение, — одобрительно кивнул Валентин. — Жизнь дороже пошлых ботинок. И знаешь, чтобы я случайно не подумал, что ты решил сделку расторгнуть, оставайся пока на месте, так и сиди и, советую, не дергайся.

Валентин быстро обулся. Башмаки оказались на размер меньше, чем нужно, но зато были хорошо разношены.

— Ну пока, — сказал Валентин Резвому. — Передавай там привет своим друзьям.

Валентин повернулся и пошел вдоль берега. Резвый остался сидеть, глядя в песок. Валентин остановился, посмотрел на него, потом вздохнул и отправился дальше.

«Я его жалею, — подумал он. — Мне и в самом деле жалко их всех. Они меня в случае чего не пожалеют, а я их жалею. Выросших в новом мире, в этом хаосе, в страшном кровавом бардаке; не помнящих другого мира, знающих другой мир по неумелым рассказам выживших взрослых. А выжили-то разные, и в большинстве своем — типажи не слишком интеллигентные. Можно себе представить, о чем они способны порассказать молодым любознательным ребятам. И мне этих ребят жаль, потому что я помню другой, лучший, мир… Впрочем, еще вопрос, кто из нас счастливее. Блаженны нищие духом, ибо их есть Царство Небесное…»

Кто-то нагонял Валентина, шел следом. Валентин обернулся. Метрах в тридцати нетвердой походкой вышагивал Резвый.

— Что тебе нужно?! — крикнул ему Валентин. — Мотай к своим. Жить надоело?

Парень молчал.

— Вот идиот, — произнес Валентин с чувством.

Он, оглядываясь, сделал несколько шагов. Резвый отставать не собирался.

«Вот прилип, — подумал Валентин, — что кусок лейкопластыря. Пугануть его, что ли?»

Валентин круто на ходу развернулся и направился к парню. Тот не отступил. Ждал, насупившись.

— Ну, — сказал Валентин, — как говаривали в Одессе, ты имеешь мне что сказать?.. Молчишь? Ну молчи, молчун. Слушай, а может ты чокнутый? Дубинушка, а?

Парень никак не отреагировал на оскорбление. Валентин плюнул зло и двинулся дальше.

«Ведь совсем недавно никакой проблемы не было, — думал он с ожесточением. — А теперь стал жалеть всех и вся в ущерб собственной безопасности. Удивительно, как ты еще протянул столько времени. Одно и остается — подтрунивать над собой…»

Через час они вошли в небольшую деревеньку, пустую и заброшенную. Все здесь было разворовано и разгромлено. И давно. Но сохранилось несколько яблонь; на ветках среди листвы и на земле в траве прятались созревшие яблоки. Валентин забрался в поросший крапивой садик, подобрал несколько штук. Пару жадно схрумкал на месте, не меньше десятка взял с собой, набил карманы. Резвый наблюдал за ним из-за полусгнившего забора голодными глазами. Валентин кинул ему несколько яблок. Паренек отвернулся и стал смотреть в сторону.

— Гордый, — отметил Валентин. — Морду бы сначала умыл, гордый!

Выбираясь из садика, Валентин заметил что-то желтое в траве под крапивой. Присмотрелся. Там лежал хорошо сохранившийся человеческий скелет в истлевшей одежде, обутый в тяжелые кирзовые сапоги. Валентин вытащил нож, срезал крапиву и попытался снять с мертвеца сапоги. Правая нога скелета при этом с хрустом переломилась в коленном суставе. Валентин все-таки освободил обувь, вытряхнул из сапог мусор, потом швырнул их Резвому, сказав:

— Натягивай. Помни мою доброту.

Резвый смотрел в сторону.

— Как хочешь.

Когда минут через пять Валентин обернулся, он увидел, что Резвый, прихрамывая, ковыляет позади в кирзовых сапогах. «Новые сапоги всегда жмут», — подумал Валентин и улыбнулся. В руках Резвый держал по яблоку, откусывал от них прямо на ходу, но, заметив внимание Валентина, отбросил огрызки в сторону. Карманы штанов у Резвого оттопыривались.

Ближе к вечеру Валентин подстрелил кролика. Получилось случайно. Они с Резвым вошли в лес, и там прямо из-под ног выскочил вдруг ушастый серый клубок. Валентин выстрелил одиночным навскидку, и пуля перехватила кролика в прыжке, бросила его на траву. Валентин поднял дергающееся истекающее кровью тельце за заднюю лапу:

— Вот и ужин.

Еще через полчаса Валентин решил сделать привал. Он выбрал овражек посуше, осмотрел его, очистил на дне площадку, развел костер из веток валежника. Сделал вертел, выпотрошил и прокоптил кролика. Резвый все это время сидел наверху, на краю овражка, грыз яблоки.

— Слезай сюда, — предложил ему Валентин, — или убирайся. Ты меня демаскируешь.

Паренек спустился вниз. В это время Валентин снял кролика с вертела и ножом разделил тушку на две половины.

— Жрать будешь? — спросил он, протягивая Резвому на листе лопуха прокопченную и горячую кроличью половину. — Без соли, к сожалению. И без специй.

Резвый гулко сглотнул (яблоки — не еда для гуляющих на свежем воздухе молодых людей) и принял дар.

— Правильно, — одобрил Валентин. — Дают — бери, бьют беги.

Они поели.

Валентин почувствовал, что слипаются глаза. Прогулка измотала его.

«Но не спать, — приказал он себе. — Потом будет можно, а сейчас — нельзя».

— Спать сегодня собираешься? — обратился он к Резвому.

Тот сидел, положив руки на колени. Молчал.

Валентин прилег на землю, под боком — автомат; так не слишком удобно, но менее всего он думал сейчас об удобствах. Валентин сделал вид, будто засыпает, а сам внимательно наблюдал за странным своим спутником. Парень сидел неподвижно, потом начал клевать носом, лег, заворочался, устраиваясь. Валентин выждал некоторое время, потом бесшумно встал, подобрал автомат и сделал несколько осторожных шагов к выходу из овражка. Под ногами хрустнула ветка. Валентин мысленно чертыхнулся. Резвый, видно, спал чутко, сразу вскочил и уставился, сонно таращась, на Валентина.

— Ты чего? — спросил его Валентин. — По делу я. Сейчас вернусь.

«С какой это радости я перед ним еще и оправдываться должен? — думал он сердито, заходя за кусты и расстегивая ширинку. — Совсем уже… »

* * *

Толком они так и не выспались. И когда Валентин встал утром, он почувствовал себя еще более уставшим, чем ночью, когда ложился спать. Но к полудню они вышли все-таки к песчаному карьеру.

Валентин поймал себя на том, что перестал думать о возможной опасности сзади; наоборот, присутствие за спиной Резвого создавало ощущение уверенности за свой тыл.

«Это ты брось, — одернул себя Валентин. — Он тебе не друг, не брат, не сват; он только того и ждет, когда ты устанешь и забудешь о нем, вот тогда он и нападет».

Карьер был частично залит водой. У дальней стены его доживала последние дни брошенная техника. Карьер можно было обойти по восточному краю, но это означало топать лишних двадцать камэ по сплошному бездорожью, и бес его знает, с чем там, кроме бездорожья, придется иметь дело. А тут можно пройти напрямик.

Валентин вспомнил карту. Карьер был обозначен там белым пятном — в фигуральном, конечно, смысле. Видимо, пленные, которых допрашивал старик, мало что могли рассказать о карьере. Был проведен только сложный, недостаточно проверенный путь по восточному краю. И очень не хотелось идти этим путем.

«Рискнем, — решил Валентин. — Один раз умираем».

По грунтовке он стал спускаться вниз. Сильно болела голова, от недосыпа резало глаза, не было необходимой именно сейчас ясности мысли.

— Туда нельзя, — окликнул его вдруг хрипловатый голос.

— Почему? — Валентин обернулся.

Резвый стоял ближе, чем обычно. Просительно (!) смотрел на Валентина:

— Туда нельзя.

— Послушай, мальчик, — сказал ему Валентин. — А вообще какое твое собачье дело? Я тебя не тащу. Иди себе…

— Дурак! — закричал Резвый ему в спину. — Сдохнешь там!

— Пошел ты на …!

Валентин продолжал спускаться. Через минуту он услышал быстрые шаги: Резвый последовал за ним.

Вот наконец и дно. Твердый слежавшийся песок. Что здесь опасного?

Был ясный светлый день. Валентин легко шагал по песку и думал, что вот последние солнечные теплые деньки, а скоро будут дожди, холод, зима. Скоро.

Цвет песка изменился, но Валентин не обращал на это внимания до тех пор, пока сам не остановился, почувствовав, как увязают ноги и идти вперед все труднее. Валентин стал медленно погружаться в песок.

— Вот черт! — понял он. — Зыбучка!

Всерьез сопротивляться зыбучке он не мог: сказывалась общая усталость.

— Стой! Не шевелись! — заорал рядом знакомый голос. — Я сейчас!

Валентин не видел, что происходит у него за спиной, но мысленно подбадривал Резвого: быстрее, парень, быстрее! На плечо Валентину легло что-то твердое. Он ухватился за это твердое и, присев, лег на спину. Автомат он перекинул на грудь. Теперь Валентин лежал в странной и чертовски неудобной позе, глядя в небо и обхватив конец длинного металлического прута, грязного от покрывающей его ржавчины.

— Тащи! — крикнул он Резвому.

И тот потащил.

Через минуту они сидели на твердом месте, взмокшие от пота, задыхающиеся. Валентин разглядывал свои измазанные ржавчиной и ободранные кое-где ладони.

— Я думал обосрусь, — непринужденно сообщил Резвый.

— Где ты его достал? — спросил Валентин, косясь в сторону прута.

— Там у спуска их целая куча, — отвечал Резвый. — Ты просто не заметил. А я подобрал. Думал, пригодится. Вот он и пригодился.

«А ведь парнишка этой железякой…— подумал Валентин. — Мог бы он меня или не мог?»

— Эх, — сказал он вслух. — Говорила мне мама, тише едешь — дальше будешь…

И Резвый засмеялся этой не слишком удачной шутке. А Валентин подхватил его смех.

«Не мог бы», — решил он с явным облегчением. 

* * *

…Они остановились на окраине города в пустом полуподземном гараже. Свет проникал сюда через пролом в потолке. Валентин присел на корточки, прислонился спиной к холодной шершавой стене.

— Что же ты за мной поперся? Может, объяснишь наконец?

Резвый растянулся на грязном полу — не привыкать.

— Мне пути назад не было, — сказал он. — У нас с этим строго. Пятерка погибла, старший пятерки погиб, а я жив. Никто из наших мне не простит. Я бы сам не простил.

— Но твоей-то вины в случившемся не было.

— Это без разницы.

— М-да… порядочки у вас еще те…

— Я подумал… жратвы нет, толкового оружия нет — куда идти? Башмаки и те отняли…

Валентин, сидя в тени, улыбнулся.

— А откуда ты? — поинтересовался он. — Что вы за люди? Чем живете?

Паренек помолчал.

— Я член Общины Нового Поколения.

— Слыхал о такой. Но ни с кем из ваших до сих пор встречаться не доводилось.

— Мы — новое поколение, — заявил Резвый, приподнявшись. — Мы — первое поколение нового мира. Старый мир, одряхлевшая система ушла, рассыпалась. Теперь уже ясно, что возврата не будет, новое — навсегда, — было очевидно, Резвый говорит с чужих слов; изменилась даже интонация, внутренний тембр его голоса («Какой-нибудь новоявленный босс вещал, — подумал Валентин. — Хер ему в задницу!»). — Капитализм, социализм, коммунизм, фашизм — все это ничего не значит теперь, ничего не несет в себе. Пустой звук, слова. И главная причина гибели этих систем в том, что хозяева в их структуре выдвигались из среды обыкновенных людей. Они могли быть диктаторами или всенародно избранными президентами, но они оставались людьми. Положение этих «хозяев» было неустойчивым, шатким: их свергали, убивали. Никто из них никогда не знал, чего же на самом деле нужно толпе, поднявшей их над собой. Они никогда не были настоящими хозяевами, потому что оставались людьми. Они были зависимы от массы, послушны ее воле.

Но вот наступили новые времена, пришла новая эпоха. А с ее приходом появились новые хозяева. И это не просто хозяева, это Хозяева с большой буквы. Мы мало что знаем о них, но они владеют этой планетой. Они ведут себя так, будто планета — их собственность, и никто не смеет противостоять им. А значит, они Хозяева. И мы, члены общины, безоговорочно признаем за ними право быть хозяевами на Земле. Мы придерживаемся всех установлений и ограничений, которые они определили для нас. Мы не заходим в города, мы не пытаемся восстанавливать науки и технологии, книги мы уничтожаем. Мы не вторгаемся на болота ночью…

— Ага, — глубокомысленно перебил Резвого Валентин, — а я, значит, вторгся?

— Да, — Резвый кивнул. — И ты должен был умереть… Мне до сих пор непонятно, как ты остался в живых… Умудрился пройти через болота и избежал гнева Водяного…

— Значит, я — Хозяин, — смеясь, сказал Валентин, но заметил, как округлились глаза Резвого, поспешно добавил: — Да шучу я, шучу, конечно… Но вообще это очень интересно. Водяной, говоришь? А в городе кто?

— В городе — Домовой.

— Понимаю… В болоте — Водяной, в городе — Домовой. Фольклор. Представляю, как там у них на западе…

— Ты, правда, не Хозяин?

— Да нет же. Сказал, что шучу. Забудь об этом. Я, понимаешь ли, сам их ищу, Хозяев. Надеюсь найти и поговорить. Не знаю вот только, захотят ли они со мной разговаривать. Хочешь, пошли вместе. Только учти, это очень опасный путь.

Резвый поежился.

— Дай подумать.

— Думай… До утра тебе времени. Потом я ухожу… Или мы уходим.

Валентин понимал Резвого: нелегко вот так с ходу решиться, перебороть страх перед Хозяевами и покорность Хозяевам, вдалбливаемую «старшими».

Однако утром они вышли вдвоем, обогнули город по окраине, и на юге, в пригороде, шагая по дороге, увидели густо поросший травой холм и человека, наблюдающего за ними с его склона… 

…Старый дядька Черномор

С ними из моря выходит

И попарно их выводит… 

Как и обещал, Ким познакомил Антона с «идеологом» славных Витязей.

Вдвоем они заявились к нему прямо на квартиру, и хозяин собственноручно открыл им дверь.

— Константин Павлович, — представился он, протягивая Антону крепкую мозолистую ладонь.

Антон ответил на рукопожатие, приветливо улыбнулся. Кое-что он уже знал об этом удивительном человеке. Например, знал, что Витязи прозвали его Черномором. Теперь Антон имел возможность сравнить облик Константина Павловича с обликом известного пушкинского персонажа и нашел сходство более чем убедительным: борода, мохнатые брови, хорошо развитая мускулатура, крепкий, коренастый; широченный торс обтягивает майка (жаль — не кольчуга); под материей на груди рельефно выделяется крестик.

— Приветствую, — прогудел Черномор, впуская Кима с Антоном в прихожую.

Антон, свыкшийся с вечным бедламом у Кима и считавший, что этот бедлам, по-видимому, есть атрибут настоящего Витязя (как, например, меч или личный Оружейник), приятно удивился, обнаружив чистоту и почти идеальный порядок в квартире Черномора. Дорогих вещей, дорогого интерьера здесь, кстати, не было. Черномор предпочитал вещи простые, добротные.

И везде по стенам были развешаны картины.

По общему количеству этих картин хватило бы на средних размеров выставку. Все это были, само собой, подлинники, а автором являлся сам Черномор. Основным сюжетом картин было распятие Христа, в меньшем количестве — разнообразные события, ему предшествующие и, соответственно, за ним последовавшие, как то: тайная вечеря, восхождение на Голгофу, воскресение. Антон обратил внимание на интересную деталь: все люди и животные — персонажи картин — оказались покрыты сеткой каких-то прямых тонких линий. Особенно четко это было видно на полотнах с распятием: сетка вертикальных линий над правой рукой Христа, сетка вертикальных над левой, сетки линий по всему выгнутому от мучительной боли телу. Тут Антон догадался, узнал. Линии эти — ни что иное, как общепринятое изображение эпюр напряжений и моментов, используемых при расчетах напряженного состояния в сопромате. Замысел сразу стал Антону понятен, и очень довольный своей сообразительностью, он оторвался от картин и поискал глазами Кима.

Ким и Черномор, стоя в двух шагах, о чем-то вполголоса переговаривались. Черномор, перехватив взгляд Антона, сделал приглашающий жест:

— Располагайтесь. Пойду сварю кофе.

— С бутербродами? — с надеждой спросил Ким.

— С бутербродами, — заверил Черномор, уходя на кухню.

— Бутерброды он делает, — сказал Ким Антону, причмокнув, — сплошное объедение.

Антон сел в кресло, поерзал, устраиваясь, и стал ждать. Скоро вернулся Черномор с круглым металлическим подносом в руках. На подносе стояли чашки с горячим кофе, сахарница и тарелка с маленькими, но чрезвычайно аппетитно выглядевшими бутербродами. Ким, прохаживаясь по комнате, ткнул пальцем в одну из картин:

— Эту раньше не видел.

— Позавчера закончил, — пояснил Черномор. — Как тебе?

— Неплохо. Но кажется, с охрой перебираешь.

— Я так вижу!

Ким фыркнул. Потом тоже сел в кресло, присоединившись к компании, и накинулся на бутерброды. Черномор тем временем переключился на Антона:

— Ну-с, начнем… Ким мне рассказывал, ты хочешь со мной поговорить о Витязях…

— Да, пожалуй, — медленно ответил Антон, прихлебывая кофе. — Он уверил меня, что не умеет толково объяснить мировоззрение Витязей и предложил по этому поводу обратиться к вам.

— Понятно. А тебе это, значит, интересно?.. А что ты уже знаешь с его слов?

— Кое-что… Ваша основная цель — найти действующего Муравья, при власти, и с его помощью, так я понял, сделать людей, мир этот добрее… так, кажется…

— Понимаю, понимаю, — Черномор отставил чашку с недопитым кофе и вцепился освободившейся пятерней себе в бороду. — Слушай, — сказал он после паузы. — Слушай внимательно. Что есть движение человечества вперед? Что есть его ближайшая конечная цель на длинном пути эволюции? Можно ответить, это свобода. Свобода для всех и свобода для каждого; то и другое взаимосвязано, без одного не может быть второго. Мы не претендуем на первенство в данном утверждении, и до нас были умные люди, которые говорили то же самое. Однако, как ты понимаешь, свобода бывает разной. И величайшее заблуждение состоит в том, что свобода — это нечто вроде прекрасной сказочки: тюрьмы и психиатрические лечебницы закрыты и забыты, армии и силовые органы распущены, все ходят в чистых белых одеждах с осененными лицами, все свободны и равны. Четвертый сон Веры Павловны, одним словом. Утопия. А мы, Антон, не утописты, мы — практики, и мы знаем, как помочь человечеству Пеллюсидара сделать шаг к свободе. Не к свободе как лозунгу, подчеркну лишний раз, не к свободе как расхожему штампу дешевых газет, не к свободе как пустому звуку, философской категории, которую любят потрепать в устной дискуссии сытые ученые мужи, а к СВОБОДЕ!

Человек своенравен, воля его случайна. То, что кажется сегодня свободой одному, завтра предстанет величайшим порабощением для другого. Но понятие свободы, истинная ее суть, что находится где-то на грани, на трудноразличимом рубеже между Законом и Хаосом, всегда незыблемо. Оно есть, существует, оно определено устройством мироздания, высшей волей, высшим словом. И чтобы познать его, человеку необходимо прежде всего научиться чувствовать граничное состояние, научиться видеть тонкую тропу между двумя крайностями…

Потом Черномор по памяти цитировал Бердяева (по всему, это был его любимый философ): «Нужно права человека, достоинство и свободу личности поставить выше благополучия человеческого, интересов человеческих, субъективной и изменчивой воли человеческой». Здорово сказано, а? Николай Александрович — великий человек. Понимаешь, что он вкладывал в эти слова? Существует абсолютное знание, высшая абсолютная воля, определяющая сущность, подлинное знание вещей в мире. Воля эта имеет множество названий: Святой Дух — у христиан, Дао у Лао-цзы; можно продолжить список. И она так же реальна, вещественна, как вот эта комната, этот кофе.

Лучшие люди человечества получали время от времени возможность узнать ее, прикоснуться и испить из источника вселенской мудрости. И благодаря им, этим немногим лучшим, мы кое-что знаем, помним, слышали или читали; мы знаем часть, долю истины. Другое дело — мы ее не принимаем. Мы не умеем слушать и слышать, не научились понимать. А ведь высшая воля в любой момент готова поделиться с нами, помочь нам обрести свободу, а значит, и счастье, потому что свобода — прежде всего подлинно естественное состояние человека, и, лишь став свободным, он сумеет почувствовать себя по-настоящему счастливым.

Мы знаем, осознаем эту истину, Антон. И мы поможем человечеству Пеллюсидара. Ты спросишь, почему не человечеству Земли? На Земле это трудно, практически невозможно сделать горсточке энтузиастов даже и с творчески развитым воображением. Социум там — автономная саморазвивающаяся система. Методом проб и ошибок идет цивилизация Земли вперед. Я не сомневаюсь, никто из Витязей не сомневается, что она выкарабкается в конце концов, самостоятельно поднимется до сверкающих вершин, но на это уйдут века, а мы призваны решить задачу уже сейчас.

Ким, возможно, говорил тебе, как мы собираемся это сделать, о технологии, так сказать, всеобщей альтруизации. Со стороны это выглядит не слишком привлекательно: с невероятными усилиями мы продираемся сквозь трущобы человеческого зла, мы задыхаемся от долгого изнуряющего бега, от нас пахнет потом и кровью, как от гончих. Мы устали, но мы помним об ответственности, которую взяли на себя, всегда помним о нашей сверхзадаче и не остановим свой бег, пока цель не будет достигнута. И тогда можно будет отдохнуть и всерьез заняться искусством.

Так получилось, Антон, что Витязи — в основном люди творческие. Наверное, это правильно, так и должно быть. Ведь прерогатива людей творчества — при любых потрясениях тонко чувствовать, различать пограничные состояния, чтобы не дать сбить себя, увести в одну из крайностей. Витязи потому — художники, поэты, писатели, инженеры. Пока нам приходится постоянно себя ограничивать; большая часть времени уходит не на поиски верного штриха, точного слова, красивой рифмы, изящного решения, а на поиски конкретных людей в конкретно предлагаемых обстоятельствах, зато уж потом… И ведь как, наверное, это здорово будет, Антон, — видеть, наблюдать, как приходит к людям знание, понимание; как становятся они добрее, чище душою; как открываются двери в домах и в сердцах людей… И я, Антон, верю, что увижу это, доживу и увижу. И нарисую, обязательно нарисую…

В глазах Черномора был свет; руки, получив свободу, жестоко дергали и теребили беззащитную бороду. В эту минуту Антон безоговорочно верил ему, верил так, как никому никогда не верил. Да разве, подумайте, можно усомниться в словах, в здравомыслии, в совершенной правоте этого сильного и такого печального от невозможности до конца выкладываться в любимом деле человека? Разве возможно? Он видит его, свой мир, сквозь время, и для него этот мир уже существует где-то, созданный, сотканный, как чудесный ковер, из лучшего, чем есть, материала хорошими добрыми руками, послушными в равной степени и сердцу, и разуму.

— Я думаю, — говорил Черномор, — какая удача, какое невероятное везение, что высшая воля именно нам, мне и моим друзьям, предоставила возможность стать Витязями. Удача и везение для нас, для меня — я это имею в виду. Раньше только на холсте, на бумаге, в холодном мраморе, смешивая непослушные краски, жадно постигая в кратковременных озарениях истину, пытались мы как-то худо-бедно поделиться ею с другими, а заканчивались попытки эти чаще всего депрессией, тяжелейшим похмельем: бутылкой водки или петлей. И не было для нас никакой возможности, никаких сил вырваться из порочного круга, закричать во все горло, освобождая легкие от никотиновой дряни, и работать, делать свое дело, твердо зная, что делаешь его правильно, и лучший мир создается твоими собственными руками; и что он уже рядом, напряжением твоих клеток он появится, возникнет, как крупинки соли в перенасыщенном растворе, станет осязаемым, доступным всем органам чувств, а не только внутреннему эхолоту, что носят в себе художники…

Разве можно не верить? Разве можно усомниться?..Да, Черномор умел говорить!

Провожая Антона с Кимом до двери, Черномор пожал им поочередно руки и сказал так:

— Желаю успеха, Антон. Ты мне кажешься хорошим парнем. Думаю, ты все правильно понял… И знаешь, очень жаль, что они к тебе не пришли…

— Кто?

— Оружейники. Очень жаль. Я был бы рад видеть тебя в нашей команде.

— Спасибо, — Антон улыбнулся.

Разве можно не верить?.. 


В ПОИСКАХ ОБРАТНОЙ СВЯЗИ (Фрагмент четвертый) 

…Валентин протянул руку, и она прошла сквозь грудь незнакомца, не встретив сопротивления. Незнакомец усмехнулся, но в глазах его по-прежнему стеной стояла тоска.

— Сам видишь, — обронил он, — как материальное тело я не существую. Дым, фикция, голограмма, иллюзия сплошная.

Валентин медленно кивнул.

— Даже не знаю, кому говорить «спасибо» за свое нынешнее состояние, — продолжал незнакомец. — Вроде бы особо и некому: сижу я здесь один, как перст… или как Робинзон Крузо… Кстати, почему бы нам не присесть?

Валентин опустился на траву, вытянул гудящие ноги и вздрогнул, увидев, как его собеседник исчез вдруг на мгновение, чтобы через мгновение появиться вновь уже в позе сидя.

— Кто ты? — спросил Валентин настороженно.

— Сейчас — не знаю. Когда-то числился капитаном противовоздушной обороны Российской Федерации, Евгением меня звали.

— Валентин.

— Рад познакомиться.

— Что ты здесь делаешь?

Капитан Евгений задумался. Потом ответил все с той же печальной усмешкой:

— Помнишь у Гребенщикова? «Сидя на красивом холме, я часто вижу сны и вот что кажется мне…» Сижу на красивом холме и вижу сны.

— Сны? Что это значит?

— Трудно сказать, еще труднее объяснить. Моего словарного запаса не хватит наверняка… А так… Приходят видения, призраки, тени… мелодии приходят… и в это время я ощущаю потребность решать и решить какую-то задачу, что ли?.. Нет, это очень грубо, приближенная аналогия, только намек… все гораздо сложнее. Я хотел бы рассказать тебе, Валентин, но не могу. Хочу, но не могу. Скорее всего, это и невозможно…

Они помолчали, разглядывая друг друга.

— Значит, ты не Хозяин, — подытожил Валентин.

— Хозяин?

— Да, так теперь они называются, те, кто пришел и устроил нам все это, — он сделал неопределенный жест рукой, — те, кто нынче распоряжается Землей и окрестностями.

— А ведь я ничего не знаю об этом, — признался капитан Евгений. — После вторжения — период пустоты, а потом я как-то сам собой очутился здесь, на этом холме.

— К тебе разве не захаживали люди?

— Ты и твой приятель будете первым и вторым. Кстати, почему бы тебе его не пригласить сюда?

Резвый стоял внизу на дороге, нетерпеливо переминался с ноги на ногу, ждал. Валентин махнул ему рукой. Резвый побежал вверх по склону. Через минуту, запыхавшийся, тяжело дыша, остановился рядом, вытаращился на капитана Евгения.

— Вот познакомься, — сказал Валентин. — Некогда человек по имени Евгений.

— А теперь кто? — Резвый опасливо отступил на шаг.

— Ох если бы только знать кто я теперь, — вздохнул капитан. — Но никто не даст мне ответа. Призрак, фантом, пустое место под солнцем — вот кто я такой теперь. Менее реален, чем изображение в телевизоре.

— Телевизор? — Резвый отступил еще на шаг. — Что это такое?

— Он не знает? — искренне удивился капитан.

— Откуда ему знать? — ответил Валентин за Резвого. — Ты не берешь в расчет его возраст. С начала Пришествия минуло девять лет — значит, в самый момент ему было восемь. Он не помнит старого мира.

— Девять лет?! Прошло девять лет? Неужели так?.. — капитан Евгений замолчал и надолго.

— Значит, ты ищешь Хозяев? — обратился он к Валентину после паузы.

— Да, и как раз здесь — это место обозначено у меня на карте — мы и рассчитывали их встретить.

— Карта? Что за карта? Покажи мне.

— Я не сумел сохранить ее, но вся она целиком здесь, — Валентин постучал согнутым пальцем себе по виску.

— По каким данным она была составлена?

— Легенды, сказки, слухи. Был человек, который занимался их сбором, выявлением истины. Сейчас этот человек уже мертв. Но очень многие из тех, с кем он разговаривал, указывали на этот квадрат, как на наиболее вероятное местоположение базы Хозяев.

— Брехня. Где они, ваши Хозяева?

— Как сказать… Ты вот сидишь здесь, но откуда-то приходят твои «сны»; кто-то поддерживает твое существование на этом холме. Кто еще, кроме Хозяев? Выходит, ты им зачем-то нужен, и сами они где-то неподалеку. Под нами, или над нами, или, невидимые, среди нас.

Резвый весь сжался, затравленно озираясь по сторонам. Он словно ждал, что вот сейчас, как чертик из коробочки, выскочит вдруг искомый Хозяин в образе сторукого и пятидесятиглавого великана-гекатонхейра, кинется, пойдет топтать жалких людишек, нарушивших его покой.

— Расскажи мне, — потребовал капитан Евгений, обращаясь к Валентину, — расскажи мне о мире. Что там сейчас? Как там сейчас? Кто выжил? Сохранилось какое-нибудь правительство? Говори…

Валентин рассказал ему, рассказал о первых днях после Пришествия, когда никто ничего не понимал, о безумии этих первых дней, о панике, о радиоактивных осадках, черных дождях, сеявших смерть над страной и миром после того, как пятерка ядерных держав, не разобравшись в ситуации, обменялась атомными ударами, в пыль превратив ряд крупнейших городов планеты; рассказал об анархии, о бандах и мародерах, об эпидемиях чумы, сибирской язвы и какой-то жуткой новой болезни, получившей в народе название «черная оспа»; рассказал о появлении чужих хищников, о странных дорогах, по которым идут бесконечным потоком уродливые чужие машины; рассказал о старике и его карте, о том, как чудом остался жив во время штурма городка и как встретил Резвого в поисках обратной связи по пути на юг. За час сжато и по-деловому Валентин рассказал Евгению все. Все основное о нынешнем положении дел на Земле, что знал сам и что слышал когда-либо от других.

— Понятно, — сказал капитан Евгений, помолчав. — Понятно… Значит, оккупировали все-таки, сволочи…

— Если термин «оккупация» применим в данном случае, — заметил Валентин, скручивая очередную «козью ножку» и закуривая. — Разум у нас, землян, — он пошевелил в воздухе пальцами, — чрезвычайно расплывчатое понятие. Мы толком до сих пор не смогли себе уяснить, что это такое — разум. Но ведь не исключено, что некие существа, далеко опередившие нас в эволюционном и культурном смысле, давно определили, что есть разум и с чем его едят. Возможно, и методы у них есть отработанные, позволяющие определить присутствие разума, или того, что они считают разумом, вне зависимости от биологической формы, которую он принимает. И возможно, они никогда не претендовали на планеты с разумом, блюли некий кодекс, но вот только мы, человечество, под это их определение не попали.

— Как это?

— Может быть, мы и не разум; может быть, мы напрасно считали себя разумом; может быть, была это главная наша ошибка. Ну и получилось, что с нами обошлись, как с предметом интерьера. Сами люди, прокладывая автостраду через лес, никогда не подсчитывали количество уничтоженных при этом муравейников. Любому из нас подобное показалось бы смешным. А муравьям? Так и тут. Они пришли, включили свои, скажем, детекторы: разума нет, место свободно — и принялись обустраиваться. Я ведь так понимаю: все эти Домовые, Водяные, дороги их странные — все это среда обитания. Они создают, воспроизводят здесь постепенно собственную квартиру. И будет продолжаться это до тех пор, пока нам совсем станет невмоготу; Земля перестанет быть для нас своей планетой; она станет чужой, может быть, даже более чужой, чем Марс…

Девяносто девять процентов населения они угробили в первые годы обустройства. И это, кстати, тоже вписывается в общее представление о происходящем. А ты бы потерпел муравьев или тараканов в своем доме? Сразу побежал бы покупать дихлофос или китайский карандаш. Выжили только те, кто попрятался по щелям и укромным местечкам. Но и они обречены, видимо. Все мы обречены на скорое вымирание…

— Но почему? Почему?! — внезапно и отчаянно закричал Резвый.

— Это наказание за самонадеянность, — ответил Валентин жестко. — За самомнение наше непомерное. Нам казалось, что мы разумны и знаем абсолютные истины; не всегда следуем им, но знаем. А в действительности мы и не знали их вовсе — сплошной самообман. Абсолютные истины — другие, и сокрыты от нас, как были сокрыты и две тысячи лет назад, и три, и миллион… Вот такие, ребята, дела… 

* * *

— …Валентин, проснись!

Валентин вскочил, протирая глаза.

Странным голубоватым светом светилась трава, и светились призраками деревья на склоне холма; сиянием было наполнено все обозримое пространство. Только две фигуры чернотой материальности выделялись на этом фоне: фигура Резвого в светящейся траве и псевдоматериальный капитан Евгений.

— Уходи, уходи немедленно, — с мукой в голосе потребовал капитан.

— Почему? Что случилось?

— Помнишь, днем я рассказывал, мне приходится решать задачи? Непонятные мне задачи. Но одну я понял сейчас, и эта задача — убить вас!

— А как ты это собираешься сделать? — Валентин улыбнулся. — Ты ведь голограмма, видение…

— Не смейся!

Капитан поднял руку, и с кончиков пальцев его сорвались ветвистые фиолетовые молнии, ударили в землю, и там задымилась, почернела трава. Валентин понял. Он толкнул Резвого:

— Вставай. Уходим.

— С ним покончено, — сказал капитан Евгений устало. — Я убил его минуту назад. Прости, тогда я не смог сдержаться, меня застали врасплох и оказались сильнее…

— Нет! — Валентин упал на колени, он тряс, тормошил Резвого. — Вставай! Ты не смеешь! Я же должен тебе остался! — но тот, еще теплый, но неподвижный и безучастный теперь ко всему, никак не реагировал на бесполезные попытки отыскать или пробудить в нем признаки жизни.

Резвый был мертв.

— Уходи сейчас, уходи немедленно! — закричал капитан Валентину. — Через минуту будет поздно. Через минуту я решу эту задачу, ты понял? Через минуту и ты будешь лежать здесь. И что мне тогда делать? Что мне делать?! Ведь себя я убить не могу, неужели не доходит? Не могу!..

Валентин встал с колен и начал собираться, но делал это медленно, как во сне, чем окончательно вывел Евгения из себя:

— Уходи же ты! Ну! Уходи! Видишь же, что эти скоты со мной делают! Уходи же! Пошевеливайся!

— А куда мне идти? — тихо спросил Валентин.

Евгений ненадолго замолчал. Его лицо в призрачном холодном сиянии словно потекло расплавленным воском, искажались причудливо черты.

— Они здесь, понимаешь меня? — быстро зашептал он. — Они сделали меня своей частью; я как приставка у них, для решения задач. До вашего прихода даже такой формы, как сейчас, у меня не было, но ты их заинтересовал, и они сделали меня для беседы с тобой. А сейчас ты их больше не интересуешь, и я должен тебя убить… Ты прав, у них есть свои абсолютные истины, но если эти истины позволяют им делать со мной, с тобой, с мальчишкой, со всеми нами такое, то значит, никогда они не станут нашими истинами, и мы имеем право трахнуть их всех вместе с их великой космической мудростью. Только так, только такая обратная связь возможна… — капитан вдруг задергался; затряслись руки, плечи; дикая гримаса исказила лицо; он замерцал, то появляясь, то мгновенно исчезая в разных позах. — Иди… иди… на юг…— он говорил отрывисто, выбрасывая слова одно за другим в периоды между исчезновениями, — найдешь шахты… комплекс… межконтинентальные стратегические… Ты должен найти… человека, который разбирается… не все же погибло… должен хотя бы один такой… ты найдешь… ракеты нужно перенацелить… сюда… на этот квадрат, чтобы… и запустить… попытайся сделать хотя бы это… мы… иди на юг… они ответят… Беги! — заорал Евгений. — Беги, дурак!

И Валентин побежал вниз по склону. Он слышал, как кричит ему вслед капитан:

— Они смертны, они умирают!.. Я помню… я хорошо помню… вторжение… мы успели сбить одну… один объект… перед тем как накрыло… они смертны… и они ответят…

Потом он начал петь срывающимся голосом:

— «Сидя на красивом холме… я часто вижу сны, и вот что кажется мне… Но мы идем вслепую в странных местах, и все, что есть у нас… это радость и страх. Страх от того, что мы…» А, черт!.. — речь его стала бессвязной, сменилась рычанием, какими-то совсем уже нечеловеческими звуками.

А Валентин продолжал бежать, не оглядываясь. Он понял, что Евгений выпускает молнии ему вслед, только когда увидел свою тень впереди в обрамлении фиолетовой мерцающей ауры. Он не думал, что в любой момент капитан вопреки своей воле может попасть в него; он думал на бегу, что нужно будет обязательно попробовать, обязательно пойти на юг и отыскать комплекс. В конце концов, идея не так плоха, и если получится, то да, на этот раз Хозяева ответят за все жалким муравьям, через муравейник которых им вздумалось провести автостраду.

Валентин бежал, а капитан Евгений корчился на холме, на последнем пределе сдерживая рвущуюся из него энергию, сопротивляясь управляющим его волей силам, отводя фиолетовые разряды от удаляющейся и такой родной сейчас человеческой фигурки…


— Спешу тебя обрадовать, Антон. Я нашел выход.

— Выход, Ким? Для человечества?

— Какие глобальные проблемы тебя волнуют. Не для человечества, для тебя. В Городе живет некто, имеющий много имен. Одни называют его Колдуном, другие — Магом, третьи — Ведьмаком, четвертые — Демиургом. Очень интересный персонаж. Никто его никогда не видел. Как это получилось, для меня загадка, но нет ни одного достоверного свидетельства такого рода, хотя, вроде бы, подразумевается, что Колдун — все-таки человек. Еще распространены и популярны странноватые сказки о его способностях, его силах. Рассказывают, например, что метро — это в некотором роде его вотчина, и я подумал, а может, и ты попал сюда по его воле, улавливаешь?

— Понятно.

— И выходит, выбраться тебе на Землю он один и сможет помочь.

— А как я с ним встречусь?

— Это другой вопрос. И с ним связана другая тайна. В Городе имеется так называемый Дом Колдуна. Входная дверь в этом Доме большую часть времени заперта, но раз в месяц Колдун ее открывает, и в Дом может зайти всякий желающий…

— Ага, нечто вроде Дня Открытых Дверей?

— Да, нечто вроде… Прямо идти к нему — это, конечно, риск, но другого пути, Антон, я не вижу.

— Хорошо. И когда же ближайший этот… День Открытых Дверей?

— Послезавтра.

— Так скоро?

— Можешь подождать еще месяц. Не стеснишь.

— Нет, спасибо. Мама и так, наверное, уже с ума сходит. Да и в институт пора заглянуть.

— Правильно, Антон.

— Ну спасибо, Ким. Буду собираться.

ДЕЙСТВИЕ ПЯТОЕ 

Они сидели вдвоем на скамейке. Ким курил, стряхивая пепел в урну. Антон посматривал по сторонам, мысленно прощаясь с Городом, всем этим удивительным фантастическим, но столь чужим ему миром.

Мимо промаршировала колонна солдат в смешных и пестрых, как у паяцев, мундирах. При каждом шаге они чуть подпрыгивали. Было видно, что подобная манера марша дается им с трудом: капли пота блестели на лицах. Антон, глядя на них, едва сдержал улыбку. Ким же проводил колонну долгим задумчивым взглядом. Курс в этот день был умеренным с неким даже уклоном в либерализм. Правда, почему-то были запрещены к употреблению любые сладости, и нарушения строго карались: за сахар в чашке с чаем давали три года строгого режима, за карамельку во рту — восемь лет, за шоколад — пятнадцать, а за такое извращение как халва или шербет, могли и просто на месте пристрелить. «Опять диабетик Муравьем», — охарактеризовал ситуацию Ким. Но сейчас это мало волновало Антона: он чувствовал себя почти уже дома, а Ким, Витязи, Муравьи, Пеллюсидар оставались позади, в прошлом. Антон искоса посмотрел на Кима. Ким курил.

«Он слушает меч, — понял вдруг Антон. — Совершенно точно он слушает меч».

Антону казалось, что он стал лучше понимать Витязей после разговора с Черномором. Хорошие все-таки мужики: благородные герои, благородные цели, благородный путь. И сильные. Сильнее их никого нет. Сомневаться, что делают они правое дело и правильно его делают, не приходится, остается лишь «пожелать им удачи в бою».

«Стал бы я Муравьем, — подумал Антон мечтательно, — сразу отдал бы Витязям и власть, и полномочия. Они бы справились. Лучше всех».

Ким посмотрел на часы. Потом швырнул окурок в урну, повернулся к Антону:

— Пора! — сказал решительно.

Антон тоже посмотрел на часы. Вздохнул:

— Пора.

Они встали.

— Провожу, — сказал Ким, и они двинулись по дорожке прочь из сквера к огромному массивному зданию с кариатидами, балконами, парадной лестницей, массивной дверью на входе и плотно занавешенными окнами.

— Стучаться или искать звонок не нужно, — предупредил Ким. — Просто тяни дверь на себя и заходи. Давай попрощаемся на всякий случай.

— На всякий случай?

— Разное бывает. Но желаю тебе успеха.

— И я тебе тоже, Ким, и всем Витязям. Спасибо, что приютили, помогли…

— Не за что. Всегда рады помочь земляку, — он подмигнул. — Ну, давай пять.

Они крепко пожали друг другу руки, и Антон направился к двери, поднимаясь по ступенькам парадной лестницы. Там он обернулся и еще помахал Киму. Тот поднял сцепленные руки над головой, помахал в ответ.

Антон поправил очки, огляделся напоследок, чтобы такой вот Плутонию и запомнить: яркий день, раскаленный шар ядра в зените, мир справа, слева, впереди загибающийся чашей вверх и где-то там за слепящей дымкой смыкающийся с небом.

Затем Антон повернулся, положил пальцы на медную ручку, выполненную в виде головы оскалившегося зверя: то ли медведя, то ли льва — повернул ее и потянул дверь на себя. Мир исчез…

…и через секунду появился снова, а дверь тяжело захлопнулась у Антона за спиной. Только мир изменился. Свет ядра закрыли облака, дул ветер, и Ким не стоял у лестницы, а снова сидел на скамейке в сквере. Впрочем, он уже не сидел, а бежал к Антону:

— Что?

Обескураженный Антон во второй раз ухватился за ручку, но теперь дверь не поддалась.

— Не понимаю, — Антон принялся стучать. — Не понимаю… я же… — он оглянулся. — Ким, он меня не пускает!..

— Постой, постой. Не суетись. Ты же вошел туда с час назад!.. И все было нормально…

— Не понимаю… не знаю… Не помню я ничего, Ким!

Ким положил ему руку на плечо, сжал пальцы.

— Колдун, — сказал он тихо. — Это Колдун, знаешь ли… 

ЧАСТЬ ВТОРАЯ 

Свободным называется материальное тело, на движение которого не наложены ограничения. Несвободное тело можно считать свободным, заменив силы, ограничивающие его движение, реакциями опор.

ДЕЙСТВИЕ ШЕСТОЕ 

Привет! Всем привет!..

Налейте мне чего-нибудь, Фил… Нет, сегодня покрепче. Спасибо…

Вот вернулся. Не сговорились мы с Колдуном… Нет, ничего не помню, потому что… Ким видел, как я заходил туда и как вышел, а вот что произошло между этими двумя событиями, не помню, хоть убейте. Так вот… Теперь понятно, почему никто про Колдуна ничего сказать не может. Он, видно, со всеми так… как со мной… Замечаю, Роб, вижу, сейчас подойду… Ну ладно. Посижу у вас часика два… Спасибо…

Здравствуйте, Игин. Что нового? Написали что-нибудь? Рассказ? Роман?.. А история новая будет?.. С удовольствием послушаю… Да, ничего у меня не получилось. И как это было не помню, вот в чем проблема. Словно ножницами кто-то от сих до сих — чик и чик… Спасибо, не нужно, я уже перегорел. Давайте выпьем по маленькой… За что? За мое возвращение. Такой черный юмор…

Ким позже подойдет. Где-то через час обещал. Дела, дела, у всех дела; один я — бездельник. Подумать только, совсем недавно полжизни отдал бы за то лишь, чтобы здесь оказаться, из рутины вырваться. А теперь вырвался и не рад… Черт его знает почему… Лучше, Влад, и не спрашивайте, хотя если хорошо подумать… Чужак я у вас и постоянно здесь ощущаю эту… чужаковатость. Ну и словечко придумал… как вам, Игин, нравится?.. А по-другому и назвать никак нельзя. Чужаковатость… Отчуждение? Нет, отчуждение — это иное. Я вот думаю, может, действительно человек должен жить только в своем мире, в своей среде обитания? Может, когда он появляется на свет, или еще в утробе, его начинают пронизывать разные токи, волны, неуловимые вибрации, сращивая с миром, где придется ему жить. А попадает он в другой мир, где частота вибраций иная, сразу начинает ощущать дискомфорт, чужаковатость. А у вас так я еще и клаустрофобию подхвачу: у вас весь мир, как в закрытом шкафу… А вы что, Влад, думаете по этому поводу? Ага, понятно… Поспорил бы, да нет настроения… Давайте еще по одной…

Он ведь не понимает, сволочь, как это тяжело. Он ведь, наверное, свой здесь, не чужак… А вы что о нем знаете?.. Да, это Ким мне рассказывал… Старое метро… И получается, что попал я сюда по его милости. Только зачем? Зачем я ему понадобился? Вот вопрос… Невольно задумаешься… А еще что-нибудь о Колдуне известно?.. Жаль… Одно хотел бы понять, кто ему мной распоряжаться позволил без спросу, за пешку считать? Вот, Игин, кем вам нужно вплотную заняться. Шахматистом этим. Мы ему все-таки не пешки…

А это кто? Ну вон там, за крайним столиком. На нас смотрит. Не видите? Вон тот в свитере шерстяном, с заплатой на локте. Вон там, вон там… Как это «никого нет»? Погодите… Да, действительно никого… Только что был… Сидел и на нас пялился. Выпил я, кажется, пока не слишком много… И видел отчетливо… Ладно, пускай… Вы мне там историю какую-то собирались рассказать?..


>

Вообще же, динозавры динозаврами, но и у млекопитающих в Пеллюсидаре всегда хватало проблем. И решение этих проблем составляет общую историю плутонического человечества. Ясно, что Богом Забытый — не единственный город в Стране Чудес; были, есть и будут другие города, в которых также пытались разобраться с главной проблемой любого человеческого общежития, а именно: проблемой счастья для всех и пусть никто не уйдет обиженным. У кого-то это получалось лучше, у кого-то хуже, но у всех в одинаковой степени малорезультативно.

Понятно, что Игин, будучи интеллигентным человеком, писателем и Витязем, интересовался подобными экспериментами и сделал для себя определенного рода выводы. А так как в лице Антона П. он получил благодарного слушателя, то не преминул поделиться своими соображениями, представив их в виде истории Второй, озаглавленной у нас 


ВЕЛИКИЙ КРИК 

Война получилась позиционной и затяжной. Длилась она восемь лет, четыре месяца, двадцать шесть дней, семь часов и одиннадцать секунд, и закончилась сокрушительным поражением, полной капитуляцией, аннексиями и контрибуциями.

Страна лежала в руинах. Экономика, надорванная милитаризацией, пребывала там же. Правительство как-то само собой сверглось и бежало. Тех, кто не успел свергнуться и бежать, развесили на фонарных столбах в драматичной обстановке переходного периода.

Конечно же, долго развал и хаос продолжаться не могли; у населения появился спрос на твердую руку, горячее сердце, орлиный взор и папиросы «Герцеговина Флор», каковой спрос и был немедленно удовлетворен приходом на олимп власти Временного Диктатора.

Временный Диктатор был по натуре, в общем-то, неплохой человек. Любил стихи, детей и кошек. Но как ни странно, он был еще и умный человек. Он понимал, что ситуация требует от него решительных действий, крутых мер и поправок к уголовному законодательству. Он полностью оправдал доверие своего народа, введя в будничную практику экспроприацию, национализацию, девальвацию и расстрел на месте. Так ему в рекордно короткие сроки удалось подавить сотрясавший страну озноб анархии, реанимировать армию, укрепить спецслужбы и снять с фонарей прежнее, успевшее несколько протухнуть, правительство. И вроде все было хорошо, народу бы радоваться, слагать стихи и возводить памятники мудрому руководителю, но народ почему-то остался недоволен, роптал и шептался за рюмкой чая о старых добрых временах, дешевой водке и ушедшем общенациональном величии.

Временный Диктатор тоже был патриот, родину любил не меньше, чем кошек, и подобно другим предавался ностальгическим воспоминаниям. Но тем и отличаются правители от простых людей, что имеют возможность рассматривать любой вопрос в комплексе, а Временный Диктатор видел, что страна на данном этапе своего развития, после сокрушительного поражения, социального шока и братских могил, вряд ли так сразу сумеет вернуть себе былое величие. Представители оппозиции, из тех, которые сумели пережить смуту, гаечную работу и поправки к уголовному законодательству, как всегда безответственно кричали на митингах о реванше, и Временный Диктатор готов был даже согласиться с ними, однако сознавал: реванш реализуем только при наличии общенациональной идеи, а идеи такого рода в обескровленном затяжной войной государстве пока не наблюдалось.

Временный Диктатор рассмотрел несколько возможностей для возникновения вышеуказанной идеи. Например, можно было реанимировать идею экспансии, территориальных претензий к традиционным внешним противникам, но подобный реванш чреват новой войной и новым поражением, а второго такого поражения, понимал Диктатор, страна не вынесет.

Можно было попробовать идею духовного роста, поддерживаемого рядом социально ориентированных программ, налоговыми льготами для меценатов и бюджетными отчислениями в сферу высоких искусств. Однако этот во всех отношениях привлекательный путь требует терпения, времени и народного понимания. А с терпением обычно напряженка, особенно — во втором акте трагикомедии послевоенных реформ; со временем — еще хуже: не дадут на такое дело времени, никому никогда не давали и теперь не дадут; а народное понимание — где его возьмешь народное понимание-то, когда уровень еще ниже среднего и народ отдает предпочтение стакану бормотухи культпоходам в театр?

«Вот если бы народ был другой, — думал иногда мечтательно Диктатор. — Образованный, непьющий, ответственный, думающий наконец. С таким бы народом…»

Пока Временный Диктатор размышлял о возможных путях развития страны, в ней самой экстремистскими элементами и разведками традиционных противников были посеяны и взошли ростки сепаратизма, шовинизма и эксгибиционизма. Дошло до того, что северные провинции предприняли попытку отделиться, а на самого Диктатора трижды покушались, причем второе покушение едва не стоило тому пальцев на левой руке, когда пуля террориста-одиночки, срикошетировав от ордена на груди премьер-министра, раздробила Диктатору ладонь. Впрочем, пальцы усилиями лучших хирургов страны удалось спасти; центробежное ускорение северных провинций погасили танками при поддержке мотопехоты, а Диктатор ввел слегка подзабытый народом комендантский час и призадумался.

Надо было выбирать и выбирать быстро; если не он предложит народу общенациональную идею, это может сделать за него кто-нибудь другой. Диктатор задумался, и поэтому безумный проект под названием «Великий КРИК», признанный в официальных кругах «лженаучным» пришелся как нельзя кстати. Временный Диктатор был все-таки умным человеком и знал, что не все заключения высоких инстанций есть, так сказать, истина в последней инстанции.

Диктатор пригласил к себе разработчиков проекта, переговорил с ними и выдал карт-бланш.

Идея действительно была безумной. Глава проекта, академик с мировым именем, которое после опубликования общей концепции разработки было смешано его противниками с навозом, объяснял ее суть Диктатору так:

— КРИК — это аббревиатура. Расшифровывается как Комплексный Реинкарнационный Коммуникатор. Инкарнация — это, грубо говоря, переселение души. Реинкарнационный Коммуникатор должен восстанавливать души умерших ныне людей. Именно поэтому наш проект называют «лженаучным». На самом же деле в нем нет ничего, что противоречило бы существующим сегодня представлениям о физической природе Вселенной. Ведь известно, что информация о когда-либо происходивших событиях, о людях, которые когда-либо жили на этом свете, не исчезает бесследно; она рассеивается, но теоретически ее можно собрать, записать и воспроизвести. Таким образом мы и попытаемся провести реинкарнацию, вернуть к жизни великих людей прошлого.

— Правда, существует одна проблема, — признался Академик. — Сама по себе, голая информация не есть душа в полном смысле слова. Представленный на магнитной ленте Спиноза не сможет вести полноценной жизни, а значит, и давать полноценных советов, на что мы в конечном итоге рассчитываем. Нужен носитель — такой человек, который согласился бы предоставить свое тело и прежде всего — свой мозг для второй личности, то есть для возвращенной к жизни личности Спинозы.

— Ну, это не проблема, — заметил Диктатор, вспомнив подписанный утром список приговоренных к смертной казни. — Думаю, добровольцев для проведения экспериментов вам хватит.

— Вот как? — заметно приободрился Академик. — Значит, вы поддерживаете проект?

— Да, — кивнул медленно Диктатор. — Я верю вам и окажу всяческое содействие, чтобы вы смогли воплотить его в жизнь. Однако у меня есть ряд требований.

— Мы внимательно слушаем, господин Диктатор! — встал навытяжку Академик.

— Во-первых, ваш Коммуникатор должен иметь неограниченный радиус действия. Я имею в виду, чтобы в его возможностях было осуществлять переселение душ на как можно большее количество потенциальных носителей. Во-вторых, ваш Коммуникатор должен иметь в своем составе некое аналитическое устройство, позволяющее осуществлять перебор личностей по признакам, задаваемым с пульта оператором КРИК'а. Ну и конечно, я требую, чтобы вы держали меня в курсе о ходе работ по проекту; я требую ежемесячного отчета лично от вас, господин Академик.

Последнее требование было самоочевидным, остальные показались Академику странноватыми, но вполне в рамках проекта выполнимыми; главное — пусть денег дадут. Ради этого он был согласен на все. Впрочем, Диктатор и сам пока не знал, зачем выдвинул эти первые два требования. Но нечто смутное, какая-то неоформившаяся идея захватила его; он вспомнил свои мечты: эх, другой бы народ, более образованный, более терпеливый, более трудолюбивый — такие бы горы можно было своротить, такое светлое будущее построить! Диктатор решил изменить народ. И естественно, изменить в лучшую сторону.

На реализацию проекта ушел год, семь месяцев, тринадцать дней, девять часов, пятьдесят пять минут и сорок секунд. За это время многое изменилось и в стране, и в мире, и в уголовном законодательстве. Случился, к примеру, государственный переворот, который возглавил тот самый премьер-министр, от ордена которого отскочила ранившая Диктатора пуля. Переворот провалился, а последовавшие за ним гражданские беспорядки были взяты под контроль компетентными органами и затихли сами собой после предательства лидеров оппозиции. Изменилось многое, не изменился только народ. Народ по-прежнему ностальгировал, роптал и шептался, по-прежнему не посещал театры и жаждал реванша, национального величия и отдельных квартир.

В заботах Диктатор иногда забывал о Великом КРИК'е, но ежемесячные отчеты Академика и жалобы министра финансов по поводу непомерных требований разработчиков проекта напоминали ему, что мечта его воплощается в жизнь.

Здание для Великого КРИК'а было возведено, согласно предложению Диктатора, почти в самом центре столицы. Были приглашены лучшие архитекторы и скоро у правительственной резиденции появился овальной формы дом, со стороны напоминающий ярмарочный павильон, со сферическим куполом из специального сплава, сияющим в солнечные дни червонным золотом. Здание охранялось, однако режима секретности никто на проект не наложил: Диктатор здраво рассудил, что любое мероприятие в этом направлении может только повредить делу — как известно, если хочешь что-нибудь спрятать, положи на самое видное место.

Наконец час пробил. Торжествующий Академик пригласил Диктатора на первый показательный эксперимент. Диктатор, отложив встречу с дипломатами одного традиционно недружественного государства, немедленно прибыл в здание КРИК'а. Теперь по прошествии года он уже знал, как будет действовать, если первый эксперимент завершится успехом.

— Это пульт управления Коммуникатором, — рассказывал и показывал Академик. — Радиус действия КРИК'а, согласно вашему требованию, неограничен. Точнее, он ограничен, но только мощностью энергосети. На крайний случай у нас предусмотрено подключение к автономному ядерному реактору. Его мощности вполне хватит, чтобы покрыть реинкарнационным полем всю страну. Геометрический же центр реинкарнационного поля располагается в испытательной камере. Сейчас там находится доброволец, в мозг которого будет помещен интересующий вас исторический персонаж. Выбор персонажа осуществляется компьютером по задаваемым с пульта критериям отбора.

— Покажите мне, — потребовал Диктатор.

Академик уселся за пульт и на дисплее немедленно зажегся запрос компьютера: «Введите радиус действия реинкарнационного поля в метрах, пожалуйста». «2.0» набрал на клавиатуре Академик. «Введите критерии отбора реинкарнируемой личности, пожалуйста».

— Кого бы вы хотели увидеть, господин Диктатор? — спросил Академик.

— Сначала я хотел бы взглянуть на добровольца.

— Проще простого.

Над пультом зажегся экран. На экране Диктатор увидел маленькую обитую мягким материалом камеру и сидящего прямо на полу человека, в котором признал приговоренного к смерти премьера. Диктатор мысленно усмехнулся. Этому глупцу предстоит скоро стать гением всех времен и народов.

— Я хотел бы увидеть умнейшего человека в истории, — заявил Диктатор.

«Ум — максимум», — набрал Академик. Замигали индикаторы на пульте, защелкали спрятанные за кожухами реле, на мгновение притух свет. Премьер в камере встал, выпрямился во весь рост. Обычно дряблое лицо его разгладилось, у губ появились прямые жесткие складки; глаза из-под полуприкрытых век глянули остро, испытующе.

«Все правильно, — подумал Диктатор, наблюдая эту метаморфозу. — Самый умный вовсе не означает самый добрый».

— Я могу задавать ему вопросы? — поинтересовался Диктатор у Академика.

— Конечно. Мы на связи с испытательной камерой.

— Кто ты? — спросил Диктатор.

— Мой ответ зависит от того, кто есть ты, — надменно заявил премьер.

— Он определенно философ, — заметил Диктатор. — Хорошо. Я спрошу по-другому. Как твое имя?

— Имя — звук, сотрясение воздуха. Имена не описывают сути вещей. А люди — те вообще получают имена по воле глупого случая.

— Прекрасно, — кивнул Диктатор, — обойдемся без имен. Надеюсь, это не помешает нам найти общий язык?

— Даже боги не способны найти общий язык. Потому что общего языка не существует. Именно его отсутствие определяет собой любое движение во Вселенной.

— Замечательно сказано. Думаю, ты сумеешь так же хорошо ответить и на другие мои вопросы. Господин Академик, не могли бы вы на несколько минут оставить нас одних?

Несколько обиженный, Академик удалился. Через пятнадцать минут и тридцать три секунды нервного ожидания он был приглашен Диктатором обратно и осыпан самыми сердечными поздравлениями.

— Это успех, господин Академик, полный успех, — говорил Диктатор, пожимая тому руку. — Я сегодня же подпишу указ о вашем назначении на пост Президента Академии Наук. Более того, я полагаю, к вашему сюртуку очень подойдет высший орден страны. А теперь я хочу, чтобы вы собрали всех, кто участвовал в разработке проекта. Я хотел бы высказать им свою благодарность от самого себя и от лица нашего народа.

Счастливый Академик поспешил выполнить просьбу Диктатора. Через два часа, двадцать четыре минуты и сорок шесть секунд весь штат проекта «Великий КРИК», включая водителей и уборщиц, был собран в конференц-зале овального здания.

Диктатор был краток. Не имело смысла выступать с речью перед покойниками.

— Спасибо, друзья, — прочувствовано сказал он с высокой трибуны, после чего сделал рукой знак дожидавшемуся за спиной министру безопасности.

Еще через минуту и двадцать пять секунд никого из разработчиков проекта не осталось в живых.

— Последние жертвы старого мира, — пробормотал Диктатор, уходя из залитого кровью конференц-зала.

Министр безопасности расслышал эту его фразу, но не придал ей особенного значения. Ему предстояла хлопотная работа по скорой и тайной уборке тел.

Диктатор не стал откладывать главное дело в своей жизни. Из конференц-зала он, отпустив сопровождение, вернулся к пульту КРИК'а, уселся в кресло и инициировал систему.

«Введите радиус действия реинкарнационного поля в метрах, пожалуйста».

«1500000.0» — от границы до границы.

«Введите критерии отбора реинкарнируемой личности, пожалуйста».

Диктатор, из опасения ошибиться очень внимательно следя за собственными пальцами, набрал:

«Ум — 50% от максимума, трудолюбие — 50% от максимума, альтруизм — 50% от максимума, инфантилизм — 50% от максимума, сензитивность — минимум, честолюбие — максимум, самопожертвование — максимум, настойчивость — максимум».

Все эти критерии отбора подсказал Диктатору преображенный премьер-министр. В совокупности они описывали личность, которая должна была, по замыслу, стать основой психотипа всех жителей страны. А что это за личность, Временного Диктатора мало интересовало.

Помедлив лишь долю секунды, Диктатор нажал клавишу «Ввод».

Погас свет. Когда через полминуты лампы снова загорелись, Диктатор встал из-за пульта и целеустремленно, твердым шагом направился прочь, из здания КРИК'а. Глаза его сияли. Теперь он знал Истину и должен был донести ее до людей. До своего народа. Одним и только одним известным ему способом.

Впрочем, никто из населяющих страну в откровении Диктатора не нуждался. Все они были заняты тем же самым, ведомые личностью, вызванной Коммуникатором из далекого прошлого.

Первыми под сруб пошли городские парки, за ними — сады и близлежащие рощи, и только потом — леса. Дерева хватило всем. Улицы городов и сел наполнились бесконечными процессиями. Люди всех возрастов вне зависимости от их прежнего положения без излишней суеты и разногласий свершали свой скорбный ход, неся на согбенных спинах самодельные деревянные кресты.

Не так-то просто (а в большинстве случаев — невозможно) распять самого себя на кресте, но эти люди готовы были помочь друг другу. Пятидесятипроцентного альтруизма, как и дерева, вполне хватало. И помогали. И срубить помогали, и в землю вкопать. И влезть.

Через сорок семь часов девять минут и двадцать шесть секунд в стране не осталось ни одного нераспятого человека. А еще через двое суток — ни одного живого.

Эксперимент по переделке целого народа таким образом состоялся. Идея была донесена. Результат получен. Все более-менее выделяющиеся на общем рельефе возвышенности заполнились крестами.

Во имя Спасения. 

Аминь.


Освободившуюся территорию так никто никогда и не занял. Специалисты, создававшие КРИК, поработали на совесть: реактор продолжал функционировать, поддерживая реинкарнационное поле над вымершей страной.

Экспедиции, наземные и воздушные, отправленные правительствами сопредельных государств, не вернулись. Связь с ними обрывалась обычно на седьмой минуте после пересечения этими экспедициями пограничной зоны. Обрывалась внезапно, без предупреждения или сигналов SOS. Порой удавалось уловить в эфире обрывки фраз типа: «не мир принес, но…», «что говорю вам в темноте…», «…отвергнись себя и возьми крест свой…», и эксперты утверждали, что голоса, произнесшие их, принадлежат отдельным и разным членам экспедиций, однако устойчивую двустороннюю связь наладить не удалось.

Рассказывают, что граница в обратном направлении пересекалась лишь однажды. Это сделал молоденький и любознательный сверх меры лейтенант-пограничник. Он вернулся ровно через три минуты, объявил себя Царем и Спасителем, после чего потребовал предоставить ему Голгофу и персональный крест. Его пришлось поместить в психиатрическую лечебницу, где он предпринял несколько попыток суицида и обзавелся сектой поклонников.

Съемка территорий со спутника результатов не принесла: вместо данных фоторазведки спутник начал передавать обычным текстом одну и ту же фразу: «или/или/лама/савахфани», а затем самоликвидировался.

Со временем кресты сгнили и обрушились под собственной тяжестью. Но здание КРИК'а стоит до сих пор — в самом центре столицы, среди взломанного юными деревцами асфальта — овальное, с золотым куполом. Словно игрушка, выпавшая из кармана проходившего здесь и мимо неведомого божества…


…Хорошая сказочка, Игин. Спасибо. И мораль ее ясна. В самом деле, если поразмыслить: порядок, вся эта общая установка, придуманная человечеством для самого себя, — пустое место, яйца выеденного не стоит, когда речь идет о конкретных людях. Личность в рамки строгого порядка не загонишь, всех одинаково под гребенку не подстрижешь… Да-да, и было такое, применялся вариант — всех наголо побрить. Что в нашем примере равнозначно массовому убийству. Или самоубийству. Мертвецы в этом смысле все на одно лицо: одинаково холодные, одинаково неподвижные, одинаково синие — бр-р-р…

А вообще, все это чушь и суета сует. И давайте лучше выпьем. За присутствующих здесь дам! Этот тост у меня всегда наготове… За вас пью, Алина!..

Что есть человек, Влад? Что такое че-ло-век? И что такое свобода человека?.. Да, человек на текущий момент есть раб, slave, что уж тут поделать, и сказочка Игина этот факт лишний раз подтверждает: все мы или рабы своего положения, или рабы своих вещей, или вот рабы идей, которые были придуманы и записаны еще за две тысячи лет до нашего с вами появления на свет. А то и просто — рабы таких же рабов… Хотя нет, не совсем верно формулирую. Ведь раб — это прежде всего существо подневольное. В силу обстоятельств. Сам он себя к рабству не принуждал, а человек… Слуга — вот! Более точное и полное в данном контексте определение. Служить рад и прислуживаться рад. Не тошно, а рад!.. И посмотрите, как все тезису этому соответствует. Животные — рабы своих инстинктов, но не слуги. Насколько раб благороднее слуги, настолько же животное благороднее человека… Вот, Влад, и сам же я только что обосновал и утвердил вашу концепцию человеконенавистничества… А за соседним столиком, обратите внимание, сидит еще одно обоснование и подтверждение. Смотрите-смотрите… Потрепанный костюм, потрепанный вид, потрепанный блокнот. Что, вы думаете, он туда записывает? Мои слова — тут и думать нечего! Какой-нибудь Барсик, Пушок, или там Тузик в век бы до такого не додумался. Служить и прислуживаться! И ведь явную провокацию, явную лажу, подлец, пишет. Строчит, как Лев Толстой. Вот что он такое?..

Ан нет, я снова оказываюсь не прав. Потому что Ким пришел. Это ЧЕЛОВЕК. И он знает назначение человечества. Он ни служить, ни прислуживаться не будет никогда. А будет идти самым прямым и самым правильным путем… Здравствуй, Ким! Здравствуй, ЧЕЛОВЕК!..

Да, я пьян, я пьян сегодня… И могу позволить себе… Хоть раз-то надо позволить… А какие у вас глаза, Алина. Вам никто раньше не говорил, какие у вас глаза?.. Нет, в самом деле? Никто? Вот Ким ушел, а я увидел, сразу увидел, какие у вас глаза. Они у вас — зе-л-ле-ные… Очень красивые глаза. И Роб, надеюсь, на меня не обидится… Ты ведь не обидишься, Роб? Ты ведь меня поймешь, а? Должен ты меня понять. Глаза у нее — о! С ума можно сойти!..

А помнишь этот анекдот? Помнишь? Ну там еще плачет малыш, и его все спрашивают, почему? Он говорит: «Мама папе сказала, что он слон». «Ну и что?» — говорят ему. «А папа ответил маме, что она курица». «Ну и что?» — говорят ему снова. «А кто же тогда я?» — плачет мальчик дальше. Вот вам и ответ, Влад, вот вам и ответ! Ответный вопрос, так сказать. Или вопросительный ответ? «Кто же тогда я?»…

Да, пьян… Я пьян… Здесь ты прав чертовски, Ким. Я пьян, я — пьяный человек. Но знаешь, Ким, — ты-то, конечно, знаешь — пьяный человек — это обычно добрый человек. В большинстве случаев. Я не удивлюсь, если мне скажут, что Назаретянин был на самом деле того — всегда под мухой. И нетрадиционным взглядам его это дело способствовало. Помнишь притчу о старых и новых мехах? То-то… Впоследствии его, как и полагается, перетолковали, переиначили, переосмыслили разнообразные трезвенники и язвенники: умерщвляйте, мол, плоть и так далее — чушь сплошная!.. А самая главная истина, которую они ретушировать пытались и о которой я сегодня говорю, состоит в том, что пьяный человек — добрый человек, а значит, по твоей же системе доказательств, Ким, более свободный человек, чем все эти трезвенники!.. И наоборот…

Ага, вот и прогноз курса… Послушаем… Что там? Что?.. Ну… ну… Оттепель! Как здорово! Плюрализм, совсем новое мышление, критика снизу и сверху, повальная самокритика, вскрытие позорных пятен как вчерашних, так и послезавтрашних. Как здорово, как прекрасно жить! А ведь вы, Влад, не верили. Возможно, оказывается, это, возможно всегда. И всегда есть достойные люди… Вот кто-то предлагает за это дело выпить, кто-то зарядил рок-н-ролл в автомате — веселье. И смотрите, Влад, и наш писатель, Лев Толстой, уже прячет свой блокнот. Смотрите, вырвал страницы и жжет их в пепельнице. И значит, завтра — весна!.. Дай-ка я с ним, писателем нашим, чокнусь… И меру свою, Ким, я тоже знаю. Не надо мне лишний раз напоминать!.. Помню и знаю… А не потанцевать ли нам, Алина?..


Придерживая под локоть, Ким вывел Антона из «Чумы», прислонил спиной к ближайшей стене, а сам задумчиво прикурил от спички, поглядывая по сторонам. Антон отдышался. Свежий воздух сумерек, спускающихся на Город, чуть отрезвил его, разогнал алкогольный дурман. Но не до конца, и Антон посмотрел в плывущее перед глазами и словно смазанное лицо Кима и, запинаясь на каждом слове, спросил:

— Ведь… я… прав?

— Что? — Ким не понял, не услышал: он думал, улыбаясь, о чем-то своем.

— Прав, говорю…

— Пошли домой.

— Пшли…

Уже вышагивая поддерживаемый Кимом по быстро темнеющим улицам, Антон поднял голову и увидел…

…ОН был там, над Городом. Назаретянин, распятый за чужие грехи. Он был там — парил в вечернем сумраке, как на картинах Дали, с одним лишь отличием: у Дали никогда не увидишь ржавых штырей, удерживающих страдающее тело на кресте, не увидишь крови. А здесь они были — разорвавшие плоть; и кровь стекала по ним, густая и черная, стекала вниз, капля за каплей, на дома, на Город.

— Мираж, — прошептал Антон, отворачиваясь. — Мираж…

Хотелось одного — спать… 


Пропал Ершалаим — великий город, как будто не существовал на свете. Все пожрала тьма, напугавшая все живое в Ершалаиме и его окрестностях. Странную тучу принесло со стороны моря к концу дня, четырнадцатого дня весеннего месяца нисана.


В ПОИСКАХ ОБРАТНОЙ СВЯЗИ (Фрагмент пятый) 

Валентин замерзал.

Час назад он еще как-то боролся с холодом, с совершенно диким для этих широт морозом. Но от стылого чудовища было не убежать, он вымораживал дыхание, убивал в теле бредущего по сугробам человека всякую подвижность, а обладая известным коварством, уговаривал лечь, успокоиться, зарыться в снег: каждый знает, что так будет теплее. И как трудно противиться искушению. Особенно — когда время злых выкриков: «Врешь — не возьмешь!» миновало, а бесцельность блуждания впотьмах лишала пресловутой жажды жить.

Но что-то продолжало вести замерзающего Валентина сквозь метель, сквозь снег в лицо, через вымороженный лес. Возможно, какой-то внутренний резерв, какая-то одинокая мысль, вспыхивающая моментами фраза перед внутренним взором: «Как было бы глупо замерзнуть здесь!». И Валентин шел.

Сознание и чувства его настолько помрачились, что когда глаза увидели свет впереди, ничто не шевельнулось в душе, а шаг не ускорился. Так Валентин и вышел к одинокому, спрятавшемуся во мраке домику (за окнами его теплился неяркий огонь), не соображая, не оценив совсем, что вот оно — спасение.

Но оказалось, что тело не прочь еще пожить, и Валентин, двигаясь на автомате, распахнул собственной тяжестью дверь и упал в прихожей, наполненной восхитительным теплым духом человеческого жилья.

Потом был жар — истошно-плавящий; и был бред, сюрреалистические картинки кисти Босха; и был шум — сплошной, неумолчный, сквозь него лишь изредка прорывались, полосуя остро, чужие потусторонние голоса. Валентин корчился и стонал. Тогда голоса замолкали, и на какое-то время становилось легче.

В бреду Валентин не ощущал течения минут, и когда все закончилось, и он познакомился со своими спасителями, то был немало удивлен, услышав, что провалялся без памяти полные трое суток. По прошествии их он все-таки уснул спокойным сном, а когда проснулся, то увидел перед собой молодую милую девушку.

Она сидела на табурете рядом с кроватью и читала при свете керосиновой лампы книгу в строгом черном переплете. Валентин было подумал, что видит продолжение бреда: сколько лет уже ему не доводилось встречать таких вот спокойных молодых девушек, в таком вот хорошем чистом платьице, так мирно читающих книгу.

— Где я? — спросил Валентин, и слова сорвались с его губ, сопровождаемые свистящим всхрипом.

Девушка вздрогнула, подняла глаза и улыбнулась.

— Тише, — шепнула она. — Вы в безопасности.

— Почему тогда «тише»?

— Все спят. Три часа ночи.

— А где я? — повторил Валентин шепотом, сразу обнаружив, что такой тембр дается ему куда легче.

— Вы у нас, — отвечала девушка. — Вы пришли к нам в сильную метель. Вы были ранены и сильно больны. Вам очень повезло, что вы наткнулись на нас. В этом году слишком суровая зима.

— Как тебя зовут, девочка?

— Марина.

— Кто вы такие, Марина?

Девушка фыркнула, прикрыла нижнюю половину лица книгой.

— Это, наверное, нам у вас прежде всего надо спросить.

— Я — человек, Марина.

— А я смахиваю на обезьяну?

Валентин улыбнулся и сказал:

— Ты языкастая.

— Неужто заметно?

Валентин засмеялся. И тут же громко, с надрывом, задыхаясь и бессильно тряся головой, раскашлялся.

— Вам нельзя еще смеяться, — обеспокоилась Марина. — Мама готовит хорошие отвары, но из-за раны вы были очень слабы.

— Что ты читаешь? — поинтересовался Валентин, откашлявшись и вдыхая теперь с крайней осторожностью.

— Кафка. «Замок».

«С ума сойти! — подумал Валентин с благоговением. — Понятно еще — комикс какой-нибудь. В этом бедламе комиксы вполне могли уцелеть и даже пользоваться известным спросом, но Кафка!»

— Тебе все там понятно? — спросил он девушку, помня, сколько узким оказался кругозор Резвого.

— Не совсем. Но я делаю выписки, — в полосе света появилась общая тетрадь (сорок восемь бесценных листов!), — и папа мне объясняет.

— Вот я узнал, что вас тут как минимум трое.

— Нас пятеро: младшие брат и сестра, папа, мама и я.

«Вместе — дружная семья, — всплыло вдруг со дна памяти. — Но как легко она об этом говорит. Ничего не скрывает. Им что, нечего и некого бояться?».

— Вас только пятеро? — удивился Валентин вслух. — Сейчас все собираются в коммуны. По-другому не выжить.

— Мы выжили, — ответила Марина. — Мы были здесь, когда все началось. И в первый год действительно пришлось трудно: беженцы, мародеры. С нами был давний друг папы, дядя Боря. Он погиб тогда, в первый год. Но мы выжили. А теперь сюда никто больше не заходит. Вы — первый за последние годы.

«Как-то она неправильно все это рассказывает, — отметил Валентин; ему показалось, что интонация голоса ее изменилась, а сам голос в какой-то из моментов дрогнул. — Хотя, может, и зря я играю здесь в Ната Пинкертона, и ей просто тяжело тот минувший ужас вспоминать… Но если все, что она рассказывает, — правда, значит, мне наконец повезло: я нашел вот так вот вдруг райский уголок, уверенно держащийся на плаву в этом стремительно деградирующем мире».

— Спасибо, — произнес Валентин с чувством. — Спасибо вам всем, Марина, за вашу заботу.

Утром он получил возможность высказать слова благодарности всему семейству.

Отец, высокий и сильный по виду человек, с волевым подбородком и внимательным прищуром карих глаз, попыхивая в сторону самодельной трубочкой, выслушал его историю. Какое-то неясное предчувствие удержало Валентина от намерения выложить ему с первого раза все, что знает. Он умолчал о встрече с капитаном Евгением и о новой цели своих странствий.

«В конце концов, — решил Валентин, — я могу рассказать об этом и позднее. И более толково, чем сделаю сейчас».

Отца семейства звали Константин Александрович. Он выслушал историю Валентина спокойно, не перебивая. Потом с минуту сидел, задумчиво глядя перед собой.

— Весьма любопытно, — резюмировал он наконец. — Вы, Валентин, принесли с собой ту информацию, которой мне не хватало последние четыре года. За что я вам чрезвычайно благодарен.

И речь его — речь из другого времени!

— Ну что вы, — в тон ему возразил Валентин. — Это мне прежде всего надо…

— Это был наш долг, — остановил его Константин Александрович. — И подумайте, представьте себе, какими мы глазами смотрели бы теперь друг на друга, если бы позволили себе вышвырнуть вас из дома в метель.

Воистину райский уголок!

— Я понимаю.

Мать семейства, Светлана Николаевна, статная женщина, неплохо сохранившаяся для своих лет, и в самом деле готовила исключительные отвары. Валентин пил их из высокой чашки, вдыхая аромат лета, лесных трав, прогретого солнцем воздуха. Светлана Николаевна улыбалась Валентину и спрашивала:

— Ну и как?

— Бесподобно.

Приходили смотреть на Валентина младшие. Сестру звали Ириной, и на вид ей было лет четырнадцать; брата — Володей. 

«Лет десять, — определил Валентин. — Совсем еще малец. Я для него, наверное, какое-то чудо-юдо. Вон как вытаращился». Мальчик и в самом деле смотрел во все глаза, при этом застенчиво молчал. Для него появление незнакомца здесь, в родном доме, было, по всему, событием первейшей величины.

И все было бы хорошо, все было бы просто отлично, если бы, проснувшись около полуночи, Валентин не услышал, как за полотняной ширмой, отгораживающей его покой от остального дома, Константин Александрович строго внушает детям:

— …в разговорах следите за собой: сначала думайте и только потом говорите. Это прежде всего тебя касается, Владимир. Я легко могу себе представить, как ты лезешь к нему со своими сказками про Волка…

— Ну, папа… — капризно проныл Володя.

— Слушай, что тебе говорят! И запоминай, понятно? Игры свои на время отставьте. Чтобы без этих — без догонялок, и кувырканий в снегу… Он нам вполне подходит, но ранняя демонстрация может прийтись ему не по вкусу…

Валентин затаил дыхание. Это было ошибкой. Если бы он продолжал дышать ровно, как полагается спящему, может быть, ему удалось бы услышать больше. Но у отца семейства оказался чертовки тонкий слух. Он вдруг выскользнул из-за ширмы, удерживая на весу перед собой лампу, а свободной рукой прикрывая ее свет. Валентин едва успел сомкнуть веки. Когда тепло от лампы коснулось его лица, он очень натурально всхрапнул и, завозившись как бы во сне, перевернулся на другой бок.

— Выйдем в сени, — приказал Константин Александрович детям.

И они послушно отправились за ним. 

* * *

Солнечным утром, сделав десяток неуверенных шагов по комнате, Валентин обнаружил, что таинственный ночной разговор между Константином Александровичем и детьми представляется сегодня не более чем частью глупого бесполезного сна. 

«Хотя если это и не сон, — размышлял Валентин, — то в конце концов они имеют полное право что-то скрывать от меня до времени. Я ведь тоже не ангел, не простая душа — тоже кое-чего утаиваю».

Светлана Николаевна приготовила очень плотный завтрак. Видно, из соображения, что больному гостю для скорого излечения необходимо усиленно питаться. Был борщ, наваристый и вкусный до умоисступления; была жаренная на сале картошка, и было само сало, нарезанное тонкими розовыми ломтиками. Валентин ел и не мог насытиться.

— Вы держите свиней? — полюбопытствовал он, прожевав очередной кусок.

— Последнюю забили перед зимой, — охотно поделился Константин Александрович.

Валентин остановился:

— Я ведь вас совсем объем.

— Вы кушайте, кушайте, — настаивала Светлана Николаевна. — Свининка хорошая. Не слишком солона?

— Свининка хороша, но мне… как-то неудобно.

— Вам нужно восстанавливать силы, — сказал Константин Александрович настойчиво. — Так что ешьте в свое удовольствие. А проблему с мясом мы решим. Не животноводством, так охотой.

Валентину ничего другого не оставалось, как продолжить завтрак, но теперь он ел медленно, тщательно прожевывая каждый кусок.

Потом Константин Александрович предложил выкурить по трубочке. Они сели в кресла у разрисованного морозными узорами окна и закурили. Мальчик Володя пристроился по левую руку от отца, застенчиво, но с неиссякаемым любопытством поглядывая на Валентина. Валентин подмигнул ему. Мальчик улыбнулся.

— Я обдумал то, что вы мне вчера рассказали, — начал Константин Александрович; взгляд его стал задумчивым, почти отрешенным. — Все, что случилось с миром, с нашей страной, ужасно. Только-только вроде бы все налаживалось, и вот на тебе — Армагеддон. Ужасно! Я хорошо представляю теперь, по краю какой пропасти мы с семьей прошли. Жаль Борис погиб. Но мы-то живы! Невероятное везение.

— Я тоже был несколько удивлен, — признался Валентин. — Особенно, когда увидел вашу дочь за чтением Кафки. Вы сумели сохранить здесь кусочек прежнего мира. Это — фантастика!

Константин Александрович согласно кивнул.

— Но не думаю, — заметил он, — что Марина стала бы читать «Замок» при нормальном жизнеустройстве. Ей больше пристало изучать «Унесенных ветром» или «Графиню де Монсоро». А теперь у нее просто нет выбора. У нас мало книг, числом ровно тридцать восемь. Последнее поступление в нашу библиотеку состоялось шесть лет назад. «Лолита» Набокова. Я выменял ее у одного дезертира за три десятка картофелин. Сначала он настаивал на целом мешке, утверждал с доверительным видом, что круче порнухи мне вовек не сыскать.

Валентин представил себе эту сцену и рассмеялся.

— Как легко вы обо всем говорите, — сказал он Константину Александровичу. — Бойня вас совсем не коснулась, это сразу видно.

— Да, невероятное везение. Раньше Светлана часто ворчала по поводу того, что дом стоит на отшибе — ни соседей, ни дороги нормальной. Но именно это нас, видимо, и спасло… Но я вот о чем хотел вас спросить, Валентин. Что вы можете рассказать о пришельцах? Мне почему-то представляется, что вы знаете о них больше, чем говорите.

А он к тому же и проницателен. Дьявольски проницателен. Валентин ощутил укол нехорошего предчувствия. Но отчего? Почему? Вполне нормальное любопытство образованного человека.

— На самом деле, — сказал Валентин, подбирая слова с крайней осторожностью, — на Земле нет, скорее всего, человека, который знал бы о пришельцах более того, что говорит. Все, например, знают о колоссальном сооружении на Луне — его и без телескопа при хорошей погоде можно увидеть. Все знают о Дорогах — видели сами или слышали от других. Все знают о новых хищниках — мне как-то даже повезло убежать от одного из них. Но и все. Никто не видел пришельцев воочию, ни перед кем из людей они в своих действиях не отчитывались, никому не представлялись — что тут можно добавить? А рассматривать всерьез разные байки и домыслы… Я как-то слышал одну, весьма своеобразную. Утверждалось, что никаких пришельцев на самом деле не было и нет, а мы имеем дело с расой гигантов, некогда правившей на Земле, а теперь вернувшейся к власти, как то и предсказывалось магистрами метафизических наук еще в середине девятнадцатого века. Бредятина, одним словом.

— Для меня это вопрос не праздный, — сообщил Константин Александрович. — Я пытаюсь понять, что они принесли нам. Неужели только смерть и разрушения? Только ли зло и хаос? Может быть, они первые, кто даровал нам настоящую свободу?.. Обратите внимание, ведь своим появлением пришельцы отменили ряд условностей, характерных для нашего общества и, по смыслу, разделявших людей. А любое разделение в конечном счете приводит к несвободе для каждого. Другое дело — мы оказались не готовы к подобному испытанию…

«Оригинальная концепция», — подумал Валентин. Но тут же вспомнил, как убегал от метающего молнии капитана Евгения, вспомнил мертвое мальчишеское лицо Резвого. И покачал головой.

— Тогда свобода — это нечто жуткое…

— Вполне возможно, — легко согласился Константин Александрович. — Но это означает только, что наши представления о свободе не являются истиной. Будет смешно, если окажется, что пришельцы сейчас сидят и думают удрученно, куда мы все подевались и почему не слышно слов благодарности по поводу столь королевского подарка.

— Будет смешно…

Валентин снова вспомнил мертвое и окутанное сиянием лицо Резвого.

— У меня, — продолжал Константин Александрович, — вызывает чрезвычайный интерес ваше намерение найти обратную связь между человечеством и пришельцами.

— Это ответило бы на многие вопросы, — сказал Валентин. — Кстати, раз уж зашел разговор, а что вы можете рассказать мне о пришельцах? Может быть, и вам доводилось наблюдать какой-нибудь необычный феномен?

— Нет, — подумав, отвечал Константин Александрович. — Ничего подобного мне наблюдать не приходилось.

Малая искорка мелькнула и сразу погасла в его глазах, выдавая присутствие какой-то тайны. Но Валентин в третий уже раз решил отложить это на потом.

Вечером Валентин пытался читать. Через полчаса он понял, что, кажется, утратил это умение навсегда. Мысли, изложенные на бумаге, представлялись банальными, проблемы — надуманными. А стилистические эксперименты Набокова — пустыми, совсем ненужными. Валентин отложил книгу.

«Удивительное дело, — подумал он. — Всего-навсего десять лет прошло и книголюба — как не бывало». Но и сожаления он по этому поводу не испытал: другое время — другие интересы, так-то…

* * *

Через несколько дней, восстанавливая силы, Валентин стал совершать пешие прогулки по окрестностям. Впрочем, он не прогуливался просто так — он искал и хорошо знал, что именно ищет, поскольку оно должно было находиться где-то здесь. По крайней мере, такую ориентировку дал ему капитан Евгений.

Константин Александрович вручил Валентину самодельный арбалет и набор стрел с острыми стальными наконечниками. Применить их однако ни разу не пришлось: единственный встреченный за все время кабан споро рванул в кусты — стало быть, пуганый.

И как-то в один из прекрасных солнечных дней Валентин нашел то, что искал уже больше года — шахты стратегического ракетного комплекса. Когда он увидел ограждение — колючую проволоку, заброшенные доты — то решил было, что вышел на очередной военный городок, которых предостаточно было в округе. Но затем он с осторожностью преодолел границу запретной зоны и… Сердце Валентина подпрыгнуло и возбужденно затрепетало где-то в районе горла. Он увидел шахты: одну распахнутую, бесстыдно зияющую чернотой провала, использованную, стало быть; и другую — с перекрытым мощной плитой створом, а значит, с начинкой, заряженную.

Валентин закричал и подпрыгнул. Переполнившие его чувства требовали немедленного выхода. Он орал, как безумный, распевал во все горло полузабытые песни, пускался в пляс.

— Победа! Я нашел!

А потом, все убыстряя шаг, направился назад. Теперь он желал поделиться своим открытием и радостью, связанной с ним. И чем быстрее, тем лучше. Он забыл о своих сомнениях, он забыл о маленьких странностях приютившей его семьи. Он не думал сейчас об этом. Еще он не думал (не хотелось в такие минуты) о тех препятствиях, которые только теперь и появились на его пути к цели: он не думал, где будет брать энергию для ракетного комплекса и как найти специалиста, способного разблокировать защиту и перепрограммировать автопилот ракеты. Все эти проблемы Валентин оставлял будущему, не подозревая, что будущего у него уже нет… 


В то утро они вышли из дома вместе. Ким как всегда убегал по своим таинственным делам, а Антон собирался прогуляться по центру, осмотреть очередную порцию достопримечательностей Богом Забытого Города.

— Я сегодня на машине, — сказал Ким, — так что могу подбросить.

Антон возражать не стал.

Ким пошел вперед и открыл дверцу у новенькой «тойоты», своего последнего приобретения, сделанного на деньги Оружейников. Антон сел в кресло, пристегнулся.

— Поехали, — сказал Ким и повел машину по пустой улице.

И тут Антон увидел…


…Антон вспомнил.

Это случилось две недели назад и за три дня до аудиенции с Колдуном. У входа в «Чуму» прямо на тротуаре сидел незнакомый ему оборванец. Он сидел, скрестив ноги, положив на асфальт шляпу; на макушке у него имелась внушительная плешь, по которой ползала, словно в поисках счастья, одинокая муха.

— Это тоже мой приятель, — весело сказал Ким. — Полюбопытствуй-ка.

Антон заинтересованно подошел к нищему, машинально нащупав в кармане монетку для подаяния. От нищего, что, впрочем, и ожидалось, дурно пахло. Он оказался смугл и поглядывал на Антона снизу вверх хитровато и жадно. Антону показалось сначала, что на голове у нищего, на самой макушке, где ползала муха, имеется нечто вроде татуировки, но, присмотревшись, он понял, что не татуировка это, а родимые пятна в виде трех почти правильной формы шестерок: 666. Антон оторопел, но потом нашел в себе силы отвести взгляд, бросил монетку в шляпу и вернулся к Киму.

— Ну как?

— Обнищавший Антихрист?

— В самое яблочко! — Ким засмеялся. — Именно так его все и называют. Давненько мы не встречались. Временами он пропадает куда-то. Наверное, навещает своего престарелого папашу.

— А где он живет? — зачем-то спросил Антон.

— На южной окраине. Там старые кварталы. Их давно приговорили к сносу, да у Муравьев все руки не доходят.

— Понятно.

Так это было… 


…и Антон увидел.

Он увидел троих рабочих, которые без лишней спешки прикрепляли на стене дома большой транспарант. Двое на приставленных лестницах прикрепляли, а третий снизу смотрел и покрикивал, чтобы не слишком криво. На транспаранте были выведены черной краской те самые шестерки: «666».

И Антон понял. А через секунду то же самое увидел, вспомнил и понял Ким. Он рванул рычаг переключения скоростей и выжал педаль газа до упора. Автомобиль почти мгновенно набрал скорость.

— Прыгай! — крикнул Ким, выворачивая руль на перекрестке. — Прыгай, говорю!

— Ну уж нет, — пробормотал Антон. — Я не самоубийца.

— Время, время, — Ким напряженно следил за дорогой. — Ведь опять опоздаем! Опять опоздаем, дьявол вас всех побери! Прыгай, Антон! Я не могу терять времени.

— Чтобы потом меня ложкой с асфальта соскребали? Благодарю покорно!

И тогда Ким затормозил да так резко, что Антона швырнуло вперед и спас его только страховочный ремень. Ни слова больше не говоря, Ким рванул фиксатор ремня и буквально вышвырнул Антона из автомобиля. Антон упал, больно ударившись коленями об асфальт тротуара, а когда поднялся, то от «тойоты» Кима уже и след простыл. И Антону ничего не оставалось, как пожать плечами и отправиться домой. Осматривать достопримечательности центра ему почему-то расхотелось.

А потом что-то случилось с небом. Налетел ураганный ветер, пригибая редкие на проспекте деревья, срывая листву. Ядро в зените потускнело, что не случалось, видимо, еще никогда в это время суток. Антон задрал голову. Небо заполнили движущиеся тени. Сначала подобия размытых человеческих фигур возникли там: видение массивного престола и огромного старца, сидящего на нем; вокруг появились еще двадцать четыре престола с восседающими на них очень похожими друг на друга и на первого стариками, облаченными в белое. Но видение это быстро смазалось, расплылось матово-белой кляксой, уступив место четырем всадникам, скачущим друг за другом на конях разной масти. Затем все там смешалось, хаотически перепуталось, вспыхивали и гасли зарницы, клубилась черная туча, и лишь временами из хаоса возникали, чтобы тут же снова исчезнуть жуткие призраки: ангелы с золочеными трубами, чудовищные насекомые с печальными человеческими лицами, воинство демонов, толстая женщина с открытым в немом крике ртом, на которую с яростью кинулся красный дракон о семи головах.

Антон на минутку отвлекся от этого феноменального зрелища, чтобы оглядеться вокруг.

Прохожие попрятались. На проспекте же творилось нечто невообразимое. Прямо на глазах и совсем близко грузовик подмял легковушку: видно, его водитель засмотрелся на небесную свистопляску. Легковушка загорелась, и тут же с другой стороны в нее врезался микроавтобус, усугубив своей массой эту автомобильную свалку.

А толстая женщина, разродившись младенцем, бежала от дракона среди сполохов и мечущихся теней; на дракона же навалилась целая орава ангелов, и дракон вспыхнул от хвоста до голов ярким синим пламенем и рухнул, пылая, вниз, подобно болиду. Но вот уже новый семиглавый зверь лез в зенит; был он похож на барса с медвежьими лапами и клыкастой пастью, из которой капала слюна. За ним карабкался зверь поменьше, но его Антон толком не разглядел, другое привлекло внимание: на небе из вспыхнувших огненных линий, извивавшихся, как змеи, сложилось знакомое число: 666. И небесная свистопляска остановилась, замерла кадром из фантастической киноленты. Число зверя, число Антихриста застыло над миром Пеллюсидара и находиться ему там положено было день.

А еще через минуту в небе Плутонии вспыхнуло новое солнце. Антон находился слишком далеко от эпицентра, да к тому же стоял, повернувшись к нему спиной, поэтому ядерный удар, нанесенный стратегическими бомбардировщиками по южным кварталам, практически не причинил ему вреда. Когда Антон обернулся, то увидел лишь быстро распухающее облако, к которому тянулся от земли черный страшный хобот. И шестерки в небе поблекли вдруг, обесцветились, теряя всякую вещественность.

Витязи добрались до нового Муравья. Достали его наконец-то.

Теперь оставалось ждать.


Ким вернулся домой поздно ночью. Ворвался, топоча, как слон, в прихожую. Уронил, матерясь в темноте, вешалку. Прошел, сбрасывая ботинки на кухню. Было слышно, как он пытается зажечь газ, ломая спички.

Антон отложил книгу и в одних трусах вышел из своей комнаты. На полу в коридоре он увидел кровь и поспешил на кухню. На заляпанной кровью плите грелся чайник. Ким стоял у раковины, до упора открыв кран; холодная вода потоком хлестала на его чем-то глубоко изрезанные руки, смывая кровь.

— Там поищи, — бросил Ким отрывисто. — Должна быть аптечка… Бинт… посмотри…

Антон поискал. Он нашел аптечку в ванной комнате. Она оказалась засунута в старую и сломанную стиральную машину.

Когда Антон вернулся на кухню, то увидел, что Ким уже сидит за столом, положив израненные руки на столешницу; под пальцами растекалась лужа. Ким посмотрел на Антона, и только тут Антон заметил, что у него кроме прочего подбит и заплыл глаз, кровоточат губы, а по заросшим щекам катятся слезы. Ким плакал. И страшно было видеть его плачущим.

— Черномор погиб, — сказал Ким просто, и Антон наконец все понял. 

ДЕЙСТВИЕ СЕДЬМОЕ 

Конечно, фантазией можно злоупотреблять. Она может быть просто неудачной. Ее можно применить в дурных целях. Возможно, она даже способна одурманить своего собственного создателя. Однако какое из качеств человека в нашем ущербном мире лишено отрицательных сторон?


В ПОИСКАХ ОБРАТНОЙ СВЯЗИ (Фрагмент шестой) 

Валентину снова пришлось убегать. И он бежал так, как никогда еще не бегал, даже когда уходил по черному болоту от Водяного, даже под молниями капитана Евгения, даже под пулями многочисленных патрулей и банд. То, что преследовало его теперь, было во сто крат страшнее.

Оборотни.

Когда-то, незадолго до Пришествия, Валентину попалась на глаза старинная монография Орлова «История сношений человека с дьяволом», репринтное издание. Особое внимание почему-то уже тогда привлекла глава об оборотнях. Какое-то притягательное очарование таилось в мрачноватых рассказах о людях, обладающих способностью оборачиваться животными, преимущественно — хищниками. «Может быть, это потому, — подумалось тогда Валентину, — что есть, спрятана в человеке некая зависть к свободе вести себя как вздумается у братьев наших меньших. У свободолюбивых сильных хищников есть то, чего уже никогда не поиметь человеку. Страшно и притягательно». Но сейчас Валентином владел только ужас. И он бежал.

Случайность помогла ему узнать истину, и произошло это в момент, когда он менее всего желал бы узнать что-то подобное. Но именно сегодня все встало на свои места, приобрело прозрачную ясность. Стали понятны случайные оговорки, странные взгляды; стало понятным, как они сумели выжить — малое семейство в огромном мире, переполненном злом и болью. Оборотни.

Валентин возвращался от ракетных шахт, бодро насвистывая. Ноги сами несли его к дому. И он готов был сейчас же, без малейшего промедления поведать своим радушным хозяевам окончательную правду о себе, о цели своих поисков, о ракетном комплексе, попросить у Константина Александровича помощи. Приближаясь к дому, Валентин заметил движение в сугробах у поворота, мельтешение чего-то розового. Валентин остановился и вгляделся, подавшись вперед.

В первую секунду он не поверил своим глазам. Там, среди сугробов, в снегу, порывисто двигаясь, кувыркалась совершенно обнаженной девочка Ирина. Он увидел мелькающие ягодицы, неоформившуюся грудь, распущенные черные волосы, на которых таял снег. Валентин, медленно ступая, придвинулся ближе. Он услышал повизгивание и тихое животное поскуливание. Очевидно, кувыркание в снегу доставляло девочке Ирине истинное удовольствие.

И тут Валентина затрясло. Но он еще не верил своей догадке. Он спросил севшим голосом:

— Что… что ты делаешь?

Ирина резво вскочила на четвереньки, развернулась на голос. Глаза ее горели, не по-человечески — хищным недобрым огнем. Она, выгнув тело, зарычала: сперва — совсем тихо, потом — громче. Валентин отступил на шаг. И тут нервы у него не выдержали, он повернулся и бросился бежать.

— Папа! — услышал он крик за спиной. — Он видел!

— Ду-ура!!!

А они хорошо приспособлены. Девочке понадобилось всего несколько секунд, чтобы вернуть разум. Незаменимая способность для выживания современного оборотня.

Валентин бежал и клял себя за доверчивость. Как дурак принял легенду, что сюда четыре года никто не заглядывал, что «в первое время было трудно, а теперь легче». Легче, легче, но не для семьи из двух взрослых и троих детей. Если это семья из обыкновенных взрослых и детей…

«Я не знаю, как вам это удалось, — думал он с отчаянием. — То ли в нас, человеках, действительно заложен настолько изощренный механизм приспособляемости, то ли вы все — очередной эксперимент Хозяев, однако в любом случае — мне с вами не по пути…»

Они гнались за ним. Отец и сын. Им легко было преследовать Валентина: он оставлял за собой четкий след в снегу. Валентин оборачивался и видел, как они бегут метрах в ста позади, размахивая руками. Константин Александрович что-то все время кричал ему. Но Валентин разбирал только отдельные слова:

— Стойте же… стойте, Валентин! Подождите минутку!.. Вы не понимаете!.. Не пугайтесь!.. Мы не… плохого… Мы поможем!.. Стойте же, черт вас побери!..

А скольких вам пришлось убить перед этим? Скольких вы загрызли до того, как место вашего поселения стали бояться и обходить стороной? И где вы их всех закопали? На заднем дворе? Или, может быть, не свинину я у вас ел?.. От этой страшной догадки Валентину захотелось бежать еще быстрее, но еще быстрее он бежать уже не мог.

— Остановитесь наконец!.. Валентин… это то, что вы ищете!.. Это правда!.. Здесь обратная связь с пришельцами!.. Мы… научим вас!.. Вам понравится!.. Вы будете таким же…

Нет, спасибо. Таким, как вы, я быть не хочу: рычать в снегу, выть на луну, жрать «свининку» — не хочу! А обратная связь… Это для меня тоже не ново; хватит с меня всяческих обратных связей, хватит — надоело!

Скоро Валентин начал уставать. Он сбросил меховую куртку, отшвырнул арбалет, которым так и не воспользовался, но и это ему не помогло. Пот заливал глаза, искрящийся под солнцем снег слепил. И наверное, поэтому Валентин до последней секунды не понял, куда завел его ужас, пока пустота не раскрылась вдруг под его ногами, и он, перевернувшись в воздухе, не полетел вниз головой к стремительно приближающемуся дну ракетной шахты.

Все замерло в Валентине. А в следующее мгновение истошно возопило. Человек Валентин хотел жить. Он умолял в эти доли секунды, которые отделяли его от дна, умолял Бога, черта, Хозяев остановить, задержать неуклонное падение, не дать долететь, удариться о твердое холодное дно. И словно вняв мгновенной, как молния, исступленной мольбе, стала рваться с металлическим скрежетом основная реальность, разошлись швы на стыках измерений, и место одной привычной черно-белой заснеженной вселенной, вторгаясь в нее яркими свежими красками, шумом улицы, человеческими голосами, заняла совершенно другая.

Валентин все-таки упал, но упал мягко, на кучу валежника и сухих листьев. А когда поднял голову, то увидел… 


День третий. Поминки по Черномору.

Витязи собрались в «Чуме», и Антон получил уникальную возможность лицезреть их всех в полном составе. Они подходили по одному или вдвоем — молчаливые, невеселые — сегодняшнее собрание не давало повода для жизнерадостных приветствий и отбивания плеч.

Ким привел Антона в «Чуму», когда Витязей собралось там уже человек десять. Там же сидели задорный парень Роб и звезда «Пленительного» Алина. Влад почему-то отсутствовал. Витязи с хмурыми лицами толпились у стойки. Антон узнал среди них Игина. Игин спорил о чем-то с барменом Филом.

— Не могу, ребята, — говорил Фил, насупясь. — Утром установление пришло. Курс неблагоприятный сегодня. Сами судите, ну чем я могу помочь?

— Нас, знаешь ли, эти ваши курсы и установления мало волнуют! — заявил Игин, пыхтя трубкой. — И за себя, и за свое желание выпить сегодня за упокой души Черномора мы постоять сумеем. Так что наливай и ни о чем не беспокойся.

— Вам-то, конечно, ничего не сделается, — ворчал неумолимый Фил, — а у меня тут недвижимость.

— И недвижимость твою отстоим. Для нас «Чума», небось, не чужая.

— Что за проблемы? — осведомился Ким, пожимая руки Витязям и поворачиваясь лицом к Филу.

— Пришло установление, — скучным голосом объяснил Игин, кивая на плотный лист бумаги с машинописным текстом, который лежал на стойке, — и наш гостеприимный хозяин сразу струсил.

— ?

— Очередная антиалкогольная кампания. Запретили все и навсегда. Стопроцентный сухой закон.

— Этого нам только не хватало, — Ким взял в руки пресловутое установление и, наморщив лоб, просмотрел его. — Какой-то бред! В самом деле, Фил, — обратился он к бармену. — Не порти поминок. Плюнь и забудь, а с этой ксивкой сходи сам знаешь куда. Мягкая бумажка… Видишь, сколько ребят ждет? А в течение получаса остальные подойдут. Мы же у тебя привыкли собираться; ты нам всегда помогал. Помоги и сейчас. Докажи, что ты не просто сочувствующий.

— Ладно, мужики, — подумав, махнул рукой бармен. — Делайте, что хотите. Налью вам.

— Вот это другой разговор, — Витязи обрадовались. — Да ты не трусь, Фил. Отстоим если что «Чуму».

— Молодец, Фил, — Игин показал бармену большой палец. — Я всегда в тебя верил.

Фил польщено улыбался, но озабоченность не оставила его. Полки за спиной Фила сегодня были практически пусты. Стояли только, занимая неполный ряд, бутылки с безалкогольными напитками ярко-ядовитых расцветок. Фил потому даже не посмотрел в их сторону; он наклонился и достал из-под стойки две огромные бутыли, наполненные по горлышко мутноватой жидкостью.

— Вот, — сказал он, — и весь выбор. Точнее — его полное отсутствие. Первач подпольного образца, продукт борьбы за трезвый образ жизни.

— Сойдет, — кивнул Ким. — Давай посуду и закуску какую-нибудь.

Он взял в руки одну бутыль, вторую подхватил Игин. Витязи сдвинули столики в ряд. Подошли еще четверо, сразу включились в подготовку. Ким познакомил с ними Антона. Антон пожимал руки, вежливо говорил: «Очень приятно!», но толком никого не запомнил: слишком много новых имен и лиц. Один из представленных ему Витязей оказался поэтом, двое — художниками, остальные — представителями других творческих профессий от телевизионного мастера до инженера-программиста. Потом нашлось время поздороваться наконец с задорным парнем Робом и звездой «Пленительного» Алиной.

— Да, невеселый сегодня день, печальный повод, — заметил задорный парень Роб. — Я Черномора знал. Первыми всегда уходят лучшие.

Антон посмотрел на Роба с недоверием. Впервые на его памяти Роб казался настолько серьезным.

Ким, а с ним еще один Витязь, представившийся художником Иннокентием, разливали сосредоточенно мутноватую жидкость по стаканам. Фил собственноручно принес тарелки с острым салатом.

— А девочки твои где? — поинтересовался Ким.

— Да так… — бармен беспомощно развел руками. — Увели их. И Нину, и Марго. Особое какое-то распоряжение, говорят, вышло. Женская мобилизация…

— А кто увел?

— Три такие бабищи мужеподобные.

— Что ж, — Ким прищурился, — будем надеяться, им ничего плохого не сделают.

— Будем надеяться, — Фил вздохнул.

— Ну давайте, братцы, выпьем! — Ким встал.

За ним встали и остальные.

— Выпьем за упокой души Константина Павловича Куратова, известного нам под именем Черномор. Он был добрый человек и делал по-настоящему доброе, по-настоящему святое дело. Пусть земля ему будет пухом!

Все выпили. Первач шибанул в нос, и Антон, морщась и смахивая слезы, поспешно зажевал его хлебом.

— Что здесь происходит? — услышал он вдруг знакомый голос.

Поднял глаза. Спускаясь по лестнице в зал, к ним шел старый знакомец Влад, одетый как-то очень странно, а именно — в набитый чем-то спереди и застегнутый наглухо пиджак и в длинную почти до пят юбку. Кроме того на носу у него красовались новенькие очки в пластмассовой женской оправе. А сам он был непривычно умыт и причесан.

Витязи уставились на Влада, открыв рты.

— Ого-го! — только и смог сказать Роб в наступившей тишине.

Затянувшуюся ошеломленную паузу прервал Ким:

— Здравствуй… — он запнулся, — э-э-э… Влад. Я не ошибаюсь? Это ведь ты?

— Ошибаешься, — отвечал Влад высокомерно. — У меня другое имя.

Кто-то из Витязей присвистнул. Задорный парень Роб демонстративно покрутил пальцем у виска.

— Честь имею представиться, — объявил Влад громко. — Владислава, коронер Эмансипированного Адмиралтейства.

— Братцы, феминистка у власти!

— Постойте, постойте, — влез Антон. — Коронер — это же следователь, делающий заключение о характере и причине смерти потерпевшего. Я у Гарднера читал, — для убедительности добавил он.

— А Муравьиха не читала, — объяснил Ким невозмутимо. — Зато как звучит: ко-ро-нер!

— Комедия, одно слово, — подытожил Витязь Иннокентий. — Просто смешно.

— Ничего смешного! — Влад резко оборвал обмен мнениями. — Как коронер Эмансипированного Адмиралтейства я приказываю вам всем немедленно прекратить эту безобразную попойку, сдать спиртное и проследовать к ближайшему маяку для дознания и регистрации личности согласно установленному порядку. Вы же, господин бармен, арестованы за нарушение положений четыре, четыре-а и четыре-бэ Установления Верховного Военно-Морского Матриархата от семи часов сорока трех минут сего числа сего месяца.

— Влад, я тебя не узнаю, — растягивая слова, произнес Ким. — С каких это пор ты стал прислуживать вздорным бабам? Если это шутка, то она затянулась, и нам уже давно невесело; если ты всерьез, то тогда выметайся отсюда, прочухайся и приходи завтра, а сегодня — ты надоел!..

— Я бы попросила вас прежде думать, чем говорить. Выбирайте выражения.

— Эти бабы его окончательно охмурили, — констатировал задорный парень Роб. — Он о себе уже в женском роде заговорил!

— Не исключено, что он и женщиной себя считает. Как, Влад? Считаешь?

— Я вас в последний раз предупреждаю…

— Послушай, Влад, — Ким теперь смотрел на него с откровенным беспокойством, — что с тобой стряслось? До сих пор, насколько я помню, ты был вполне безобидным мизантропом, в политику не лез, «измы» всех сортов презирал. Что изменилось?

— Ничего не изменилось, — ответил Влад. — А может, я стала умнее. Мне раскрыли глаза. Я ненавидела людей, человечество, а мне на пальцах показали, что ненавидела я патриархат, цивилизацию мужчин, порочную изначально. А женщина — это, скажу я вам, не совсем человек. Точнее — человек, но другого типа, другого подвида. И они объяснили мне: раз до сих пор у цивилизации мужчин ничего путного не вышло, нужно все в корни изменить и посмотреть, что получится у цивилизации женщин. И я подумала, а почему бы и нет? Чем они или я хуже вас, господа Витязи? Разве вы одни имеете право на изменение нашей общей жизни в лучшую сторону?..

— Ты мне только одно скажи, — перебил его Игин, до сих пор молчавший и с непонятным выражением на лице разглядывавший Влада, — у тебя там вата под пиджаком или уже имплантировать настоящие успели?

— К сожалению, пока вата, — не смутился Влад. — Есть более достойные. Их обслуживают в первую очередь. Но честно говоря, я не понимаю вашего интереса. Какое вам до этого дело?

— Что значит «какое»? Должен я такую подробность знать, перед тем как ухаживать… А то такая милая девушка стоит передо мной, а вместо груди у нее, оказывается, вата. Вот тебе и «чудное мгновенье»!

Витязи засмеялись.

— Оставьте ваши пошлые шуточки при себе, — скривившись, процедил Влад. — Почему вы до сих пор не очистили помещение? — перешел он на фальцет. — Я уже потратила двадцать минут на пустую перебранку с вами. Бармен! Немедленно закрывайте заведение, если не хотите, чтобы к аресту добавилась еще и конфискация. Шевелитесь, кому говорю! А вы, Алина, — обратился он к звезде «Пленительного», — вы пойдете со мной. Специальным распоряжением Эмансипированного Адмиралтейства, именем Верховного Военно-Морского Матриархата вы призываетесь на действительную службу.

— Я же предупреждал, — с обреченной интонацией вставил Фил.

— Алина, сиди! — распорядился сурово Ким. — Ты все сказал? — спросил он Влада.

— Я все сказала, — заявил Влад с достоинством, выделив ударением последний слог.

Отшвырнув ногой стул и выпятив челюсть, Ким двинулся на него. За Кимом со своих мест поднялись и другие Витязи. Но вмешательства их не потребовалось. Стремительным сильным ударом снизу вверх в челюсть Ким сбил Влада с ног. Улетели далеко в сторону, блеснув линзами, очки.

— Добавить? — Ким с ожиданием навис над корчащимся у его ног мизантропом.

Тот сплюнул кровью и стал отползать к выходу. Ким перевел взгляд на собственный отведенный для нового удара кулак.

— Скотина, — сказал он уползающему Владу. — Из-за тебя опять кожу на костяшках ободрал. Уматывай домой и проспись. И не смей сюда баб своих вызывать. Будет очень плохо. А лишняя мясорубка нам сегодня совсем ни к чему.

— Сволочи! — крикнул Влад от двери. — Козлы долбаные! Да кто вам право дал?! Кто?!

— Убирайся! — рявкнул Ким.

Влад испуганно хлопнул дверью.

— Он меня замучил, — признался Ким, возвращаясь на свое место. — Налейте, мужики.

Потом они очень долго и смело пили. Антону было за славными Витязями не угнаться, да к тому же первач в силу своего отвратного качества не шел даже под закуску, и поэтому после пятого стакана Антон только успел добежать до туалета и четверть часа просидел там, корчась от безудержной рвоты. Вернулся он несколько протрезвевшим с взлохмаченной шевелюрой и мокрым лицом. Больше к своему стакану он не притронулся, с вымученной улыбкой сидел, наблюдая, как хмелеют, напиваясь, Витязи. Как все творческие люди, пили они поболее лошадей, и Филу очень скоро пришлось одну за другой выставить на стол четыре совершенно необъятные бутыли.

Ким впал в оцепенение. И так сидел с полчаса, а потом вдруг бодро хлопнул два стакана первача и полез плакаться Антону в жилетку. Заплетающимся языком он говорил что-то о том, каким хорошим товарищем был Черномор, как все с ним было просто и понятно. И прежде всего — он никогда не врал. А тут обманул. Обманул своих лучших друзей. Говорил, что не умру, не имею права умереть, пока Муравья не сковырнем, а умер! И больше нет его и не будет! Потом Ким вспомнил о своей недавней стычке с Владом. «Где эти бабы?! — заорал он, вскочив. — Отстоим „Чуму“. В руках у него появился пистолет-пулемет „узи“, и он без предупреждения открыл беглый огонь в потолок над головами присутствующих. Витязи, разбрасывая предметы интерьера, повскакивали, похватались за оружие; напуганный Фил водрузил на стойку крупнокалиберный пулемет. Потом спохватились, отняли у Кима пистолет, сказали: „Уймись, дружище!“, и все на том, вроде бы, успокоилось. Ким же, рыдая, как ребенок, ткнулся лицом в стол. „Мама! Мама! — вскрикивал он. — Хочу домой, мама!“.

Последние часы застолья Антон запомнил смутно. Кто-то громко и над самым ухом спорил с Филом; кто-то грохнул об пол едва початую бутыль, и она разлетелась тысячей осколков; кто-то нагрубил Игину, и тот в ярости вскочил на стол и принялся махать длинным острым клинком, разбрасывая ногами тарелки. Но одно Антон запомнил хорошо. Хотя так и не смог установить, с чем оно связано: то ли с подступающей к горло тошнотой при виде опрокидываемых стаканов, то ли с обострившимся сегодня ощущением «чужаковатости». Но с того момента, как Ким вышвырнул из «Чумы» Влада и все время, пока продолжались поминки, Антона не покидало липкое чувство омерзения, почти гадливости, какое бывает, если идешь по цветущему лугу, вполне радуешься жизни и доброму дню, и вдруг ногой по рассеянности, подняв в воздух стайку хлопотливых мух, въезжаешь в коровью лепешку, подсохшую кое-где, но в целом еще мягкую и пахучую. И опьянение не помогло Антону избавиться от этого чувства, и только глубокий сон, одолевший его, когда Антон ушел из-за стола и прилег на стоявший в углу диванчик, этот сон сумел притушить, утопить омерзение в мутной и темной своей глубине.


Утром, тронув за плечо, Антона разбудил Ким.

— Пошли, — зевая, сказал он.

Антон встал.

Витязи вповалку спали на полу, наглядно демонстрируя собой пресловутое «стихийное начало». Кто-то громко храпел.

«Как их все-таки много, — отстраненно подумал Антон. — Тридцать три — много».

Вслед за Кимом он пошел к выходу, так ни с кем и не попрощавшись…


>

Итак, развязка близка.

Проницательный читатель, без сомнения, догадался уже, чем и как закончится настоящая повесть. К этому все шло, именно в этом направлении с подачи Автора двигался, разгоняясь, сюжет. Поэтому не будем более испытывать ваше терпение, объявим 

ДЕЙСТВИЕ ВОСЬМОЕ (КУЛЬМИНАЦИОННОЕ) 

Дракон: Страшно вам?

Ланцелот: Нет.

Дракон: Вранье, вранье. Мои люди очень страшные. Таких больше нигде не найдешь. Моя работа. Я их кроил.

Ланцелот: И все-таки они люди. 


На выходе из «Чумы» их ослепили яркие вспышки.

— Что это? — Ким заслонился рукой.

Ответ на его вопрос отыскался быстро. Их окружила бурно жестикулирующая, непрерывно вопящая, ощетинившаяся микрофонами толпа. Репортеры.

— Господин Витязь, — тут же на передний план вылезла вульгарно раскрашенная рыжая девица, от которой на километр несло профессионально-наглым напором, — что бы вы могли сказать по поводу перестройки абортариев Пеллюсидара с целью увеличения их пропускной способности?

— Э-э, — растерялся Ким, все еще плохо соображающий с похмелья, — вообще-то, я противник абортов…

— Вы противник абортов по идейным соображениям?

На этот вопрос рыжей девицы Ким ответить не успел, потому как ее несколько оттерли, и теперь вопросы задавал плюгавый коротышка в пиджаке самых невероятных расцветок.

— Гражданин Витязь! — завопил он фальцетом так, что у рядом стоявшего Антона заложило в ушах. — Почему до сих пор! Вами! Не решена! Проблема! Подконтрольности! Органов! Исполнительной! Власти! До каких пор! Мы будем терпеть! Взяточников! От ЕЕЕ!

— А я-то здесь при чем? — удивился Ким. — Я в Единство никогда не вступал. И не вступлю.

— Ваша власть! Всем приелась! Гражданин Витязь! — заявил коротышка, словно плюнул, и исчез с арены блиц-опроса.

Его место занял высокий лохматый парень в протертых на коленях джинсах и в майке навыпуск, обвешанный фотоаппаратами с ног до головы. Парень непрерывно что-то жевал, поэтому был слегка невнятен.

— Дружбан, — сказал он Киму в свойской манере, — пара вопросов для журнала «Масс-культ». Как ты усекаешь по натуре? И в приколе мастать горазд?

— К-хм, — кашлянул Ким, вроде бы даже и польщенный вниманием творческой интеллигенции Пеллюсидара. — Клёво усекаю. Но вот в приколе пока не рубим: парша заедает.

Парня сменил страдающий одышкой толстяк в хотя и строгого покроя, но засаленном до чрезвычайности костюме. Вокруг шеи толстяка был повязан красный пионерский галстук.

— Товарищ Витязь, — обратился он к Киму низким рокочущим басом. — Будет ли сегодня до двенадцати подписан указ о применении чрезвычайных мер по отношению к фашиствующим элементам и группам элементов нашего города?

Киму наконец все это надоело.

— А ну дайте пройти! — рявкнул он и, выставив плечо, двинулся сквозь толпу к своему автомобилю.

Антон, недоумевая, последовал за ним.

Однако это было еще не все. Сразу за толпой репортеров на них с Кимом налетела стайка длинноногих загорелых и весьма симпатичных девушек с букетами цветов в руках.

— Да здравствуют наши освободители! — провозгласил многократно усиленный динамиками голос, и тут же рядом расположившийся оркестр бодро сыграл туш. — Да здравствуют наши славные Витязи! Ура-а!

Кима и Антона забросали цветами и осыпали поцелуями, после чего в кадре появился некий прилизанный, скользкий по виду тип при галстучке и хороших манерах. Он долго жал Витязю руку и, наверное, даже облобызал бы его, если бы Ким вовремя не отстранился.

— Как представитель городской администрации и ЕЕЕ я рад засвидетельствовать вам, дорогой друг, свое уважение, почитание и благодарность за то нелегкое, но святое дело, которое вы и ваши коллеги приняли на свои плечи. Мы готовы оказать вам всемерное содействие в реализации любых ваших проектов, замыслов, программ.

— Может, и Муравья сюда доставите? — с нехорошей усмешкой поинтересовался Ким, отнимая руку.

— Муравей? — разыграл удивление представитель городской администрации. — А кто это?

— Все ясно, — подытожил Ким. — Пошли, Антон. Очередная показуха.

— Но может быть все-таки вы согласитесь принять участие в консультативных слушаниях ЦК ЕЕЕ по вопросам урегулирования?

— Не до грибов! — отрезал Ким, усаживаясь в машину.

Тут как раз хлопнула дверь, на пороге в «Чуму» появился Витязь Иннокентий, и внимание публики мгновенно переключилось на него: снова засверкали фотовспышки, побежали девушки, заиграл оркестр.

— Не понимаю, — пробормотал Ким, когда они отмотали километр по проспекту, — с чего бы это вдруг такое всеобщее признание? Девицы эти, цветы, репортеры?..

— Награда нашла героя, — шутливо предположил Антон.

— Как же, нашла… — Ким покусал губу. — Не понимаю… Может, в рамках нового курса? Но тогда сегодняшний Муравей должен хорошо знать нас. И по меньшей мере, бояться.

— Или уважать.

— Вряд ли. С чего бы ему нас уважать? Хотя если Фил Муравьем заделается… — Ким рассмеялся на это свое гипотетическое допущение.

— А что подсказывает меч?

Ким наклонил голову, прищурился.

— Зудит как-то непонятно… — сказал он. — У меня такое было однажды. Опохмелиться надо, вот что.

Антон так и не уловил, в связи с чем Ким высказал желание опохмелиться: то ли в надежде устранить «зуд» меча, то ли из общих соображений улучшения состояния организма.

На улицах сегодня было полно торговых палаток — еще одна примета нового курса; в одном месте они вообще перегородили проезд, и Киму пришлось приложить все свое водительское умение, чтобы объехать их и, не дай бог, кого-нибудь не задеть. При этом он непрерывно чертыхался и ворчал в том смысле, что Муравью не плохо было бы сначала продумать экономическую политику: на фига спрашивается эти дурные палатки, когда полно магазинов?

— Это нам знакомо, — высказал особое мнение Антон. — Дело, Ким, в том, что палатки в отличие от магазинов более остро реагируют на спрос и позволяют получить в отдельно взятый момент максимально возможную прибыль.

— Ну-ну, — изрек Ким скептически. — У вас что, на Земле, то же самое?

— В общем, к этому идет, — признался Антон.

Они помолчали. Миновали, притормозив у светофора, перекресток и ярмарку-распродажу по левую руку.

— Скажи, Ким, — обратился к Витязю Антон, — а почему ты отверг предложение того типа?

— Какого типа?

— Ну, представителя этого от ЕЕЕ и администрации?

— А почему я должен был его не отвергнуть?

— Но ведь это реальная возможность участвовать в решении политических и экономических проблем Пеллюсидара.

— Меня, знаешь ли, мало интересуют политические и экономические проблемы. Вспомни, о чем тебе Черномор рассказывал. Людей надо менять. Здесь наша главная проблема, — он, сняв правую руку с руля, постучал себя пальцем по лбу. — А согласившись быть на побегушках у власти, грыжу только себе наживешь и все… А че-ерт!

Ким резко затормозил. Торговых палаток здесь тоже хватало, только причиной внезапной остановки были не они. Выше по проспекту велись ремонтные работы. Причем, настолько широкомасштабные, что проехать далее не представлялось никакой возможности.

— Смотри-ка, — удивился Ким. — Метро восстанавливают! Сегодняшний Муравей совсем сбрендил.

Антон почувствовал смутное беспокойство. Что-то ему напоминали предпринятые с утра действия Муравья: приглашение Витязям участвовать в Большой Политике, палатки эти торговые, теперь — капитальный ремонт метрополитена.

«Может, это я Муравей? — пришла Антону в голову сумасбродная мысль. — Да нет, ерунда. Многомиллионный город — вероятность нулевая».

— А скажи мне, Антон, — повернулся к нему Ким, — в палатках слабоалкогольные напитки продаются?

— Должны, по теории.

— Ну тогда пошли, посмотрим.

Ким запахнул плащ, и они вылезли из автомобиля. Направились в сторону копошащихся за забором у входа в метро рабочих. Беспокойство Антона не прошло, а только усилилось. Он оглянулся на Кима. Тот остановился у палатки, покупая пиво. Потом нагнал, подавая Антону бутылку и на ходу прикладываясь к своей. Антон принял пиво с благодарностью, отхлебнул. Сразу полегчало.

Они дошли до самой станции метро и остановились, расслабленно наблюдая через отверстие в заборе, как ползает в грязи, взревывая двигателем, желтый бульдозер; как бегает и кричит истошно, словно его режут по живому, прораб; как метростроевцы в грязных робах выкладывают площадку перед станцией новенькими мраморными плитами.

В этот самый момент Антон услышал низкий вибрирующий звук. При том создавалось ощущение, что звук этот распространяется не с помощью банальных акустических волн, а на каком-то ином уровне, который не способны были перекрыть ни рев бульдозера, ни крики прораба. Антон посмотрел на Кима. Тот, по-видимому, тоже услышал звук. Наклонил голову, очень медленно присел, поставил свое пиво на асфальт, затем так же медленно выпрямился и стал расстегивать пуговицы на плаще. Еще через мгновение меч был в его руках. Вдоль обоюдоострого полированного клинка скользнула голубая искра. Антон отпрянул.

Ким поводил мечом: справа налево, потом — слева направо. Словно антенну настраивал. Потом, сперто придыхая, сказал:

— Антон, друг мой, иди-ка сюда.

— Зачем? — Антон на всякий случай отступил еще на один шаг; его беспокойство грозило перерасти в панику.

— Подойди. Чего ты боишься?

И тут Ким прыгнул вперед. На Антона.

Это произошло настолько внезапно, что ни испугаться по-настоящему, ни что-то понять Антон просто не успел. Но единственное действие, которое он мог предпринять в этой ситуации, Антону таки далось. На чистом инстинкте. Он запустил бутылкой Киму в лицо. Потом развернулся и сквозь дыру в заборе выскочил на стройплощадку.

— Стой!!! — страшным голосом закричал Ким. — Стой!!!

— Куда, мать твою?! — присоединился к нему прораб.

Но Антон ничего этого не слышал. Он бежал к станции, а в голове его билась, как в клетке, одна-единственная мысль: «Я Муравей! Я Муравей! Я — Муравей!».

Он ворвался в вестибюль. Здесь тоже возились рабочие, но задержать его они не могли, и он бросился прямо к эскалаторам. На этой станции все три эскалатора работали на спуск, и это было спасение. Перепрыгивая сразу через две-три ступеньки Антон побежал вниз.

— Стой же!!! Стой, ублюдок! — услышал он за спиной голос Кима и прибавил ходу.

«Он меня убьет, — понял Антон. — Догонит и убьет. Он в хорошей спортивной форме. Догонит и убьет. Потому что я Муравей. Я — Муравей! Догонит и убьет! Хоть бы остановил его кто-нибудь!»

В тот же момент наверху что-то взорвалось. Воздушной волной Антона подхватило, и последние метры до платформы он пролетел, практически не касаясь ступенек. Шрапнелью свистнули осколки. Антон едва устоял на ногах. Обернулся. Эскалатор, по которому он спускался, замер. Вниз по ступеням скатился меч. Но это был еще не конец.

— Не уйдешь, блядь! — донесся сверху хриплый, измененный до полной неузнаваемости голос. — Не уйдешь!

И тогда Антон предпринял то, чего при других обстоятельствах ни за что на свете не сделал бы. Он шагнул к краю платформы и спрыгнул вниз, на рельсы. А потом побежал в глухую жадную тьму метрополитеновского тоннеля… 


Антон не знал, как далеко ему удалось оторваться от Кима, но когда крики за спиной стихли, он перешел на шаг. Сердце заходилось в груди, а дышать было совсем нечем. На минуту Антон вообще остановился, чтобы прокашляться и выровнять дыхание.

Было очень страшно. И уже не столько от того, что по пятам шел целеустремленно самый настоящий убийца, а потому, что волею случая Антон оказался здесь, в метро, о котором в Пеллюсидаре принято было говорить шепотом, с оглядкой и только в очень мрачной интонации. Антон и сам еще помнил тот внезапный ужас, который испытал, оказавшись здесь в первые минуты своего пребывания в Стране Чудес. И лопающиеся светильники, и звериный рык в темноте. Срочно нужно было разыскивать станцию и подниматься на поверхность.

Антон шел по тоннелю, настороженно оглядываясь вокруг. 

«Что-то там говорилось, — вспомнил он, — будто метро — это канализация, сток для отходов жизнедеятельности Муравьев. Но ведь я теперь и сам Муравей. И что тогда?».

Было страшно.

В тоннеле не царила абсолютно беспросветная тьма. Кое-где под потолком висели покрытые слоем пыли светильники; в некоторых из них еще теплилась нить накала. Кроме светильников в тоннеле имелись вырезанные в стенах ниши, а также попадались иногда боковые ответвления и развилки; Антон решил с прямого пути не сворачивать, а на развилках держаться правой стороны. Чаще всего под ногами было сухо, но порой приходилось и перепрыгивать через лужи какой-то дурно пахнущей жидкости, разлитой здесь неизвестно кем и неизвестно зачем.

Он шел очень долго, но станции видно не было. В некоторых местах из-под ног с громким паническим писком выскакивали не слишком больших размеров грызуны, пугая Антона так, что он подпрыгивал и хватался за сердце. А однажды, обогнав его на очередной развилке, прошлепала мимо (Антон отпрянул в сторону) совершенно уже невообразимая тварь — в человеческий рост, с плоской крокодильей головой, бугристым шершавым телом, недоразвитыми передними лапами и длинным волочащимся следом хвостом.

Потом стали попадаться и люди. Первым Антон услышал голос из бокового ответвления. Сначала испуганно дернулся с намерением бежать, но потом прислушался и понял, что голос этот принадлежит кому угодно, но только не Киму.

Говорил голос ровно, с профессорской интонацией, словно его носитель читал известный уже ему лично и надоевший до чертиков курс, а невидимая аудитория внимала, не дыша и не задавая пока вопросов.

— Свобода! — вещал голос. — Исключительно неопределенное, расплывчатое понятие. Неоднократно предпринимались попытки дать понятию «свобода» полное и однозначное определение, но все эти попытки терпели крах. Потому что сменялись политические режимы, ломались общественные парадигмы, уничижались авторитеты. И каждый раз оказывалось, что то определение, которое давалось «свободе» ранее, не является полным, потому как не учитывает новых нюансов в жизни социума. Не будем пытаться и мы дать однозначное определение этому понятию. Подойдем к нему с другой стороны. Рассмотрим характерные признаки, присущие свободе, или, если угодно, ее атрибуты. И сформулируем, основываясь на вышеизложенном, некую теорему в первом приближении.

Итак, теорема. Свобода — это ненависть и одиночество. Записали? Теперь попробуем нашу теорему доказать. Как более наглядное примем доказательство от противного. То есть предположим, что свобода — все то же самое, только с точностью до наоборот. А именно: свобода есть пылкая любовь и сверхактивная коммуникабельность. Рассмотрим каждый из этих атрибутов применительно свободе личности. Что мы здесь увидим?.. Любовь! Прекрасное чувство, без сомнения. И возможно, самое высокое и самое чистое из человеческих чувств. Но не будем забывать, что во всех случаях подлинной, а если еще и разделенной, любви человеку приходится от чего-то отказываться. Юноше от холостяцких привычек и часто от друзей — из любви к девушке; гражданину от права распоряжаться своей судьбой в периоды кризисов и от объективного взгляда на мировую историю — из любви к родине, вегетарианцу от шашлычка и цыпленка под винным соусом — из любви к животным, христианину от большинства естественных и справедливых потребностей — из любви к Богу. А любое ограничение, как легко показать, есть нарушение свободы даже в самом расплывчатом понимании этой категории… — «профессор» сделал небольшую паузу, булькнула наливаемая вода, он прокашлялся. — Итак, мы установили, что ненависть индивидуума ко всему сущему в большей степени обеспечивает его свободу, чем любовь. Тогда может быть сверхактивная коммуникабельность является неотъемлемым атрибутом свободы?

Для начала выясним, что мы понимаем под «сверхактивной коммуникабельностью». А будем мы понимать такую форму человеческого бытия (онтологию), при которой общее количество связей отдельного индивида с его окружением достигает максимально возможного значения. И где же здесь место свободе? — спрашиваю я вас. Разве не эти самые связи ведут человека вопреки даже его воле по извилистым тропам жизни? Друзья, знакомые, родственники, женщины, начальство, подчиненные, армия и флот, ОМОН и министерство государственной безопасности, телевидение и радиовещание — не они ли опутывают любого из нас, согласного жить в обществе и в общении с обществом? И опутывают — действительно бесконечным количеством прямых и обратных связей, нитей управления, превращая тем самым нас в марионеток, чутких к любому подрагиванию указующего перста. Неужели человек, марширующий в колонне подобных ему с лозунгом: «Да здравствует коммунальное хозяйство!» более свободен, чем отшельник, размышляющий о вечном в глубине и мраке уединенной пещеры? Абсурд, нонсенс, — скажите вы и будете правы. Потому что свобода — это ненависть и одиночество. Что нам, собственно, и требовалось доказать…

Антон не рискнул зайти в проход на голос: мало ли, а предпочел продолжить путь дальше по рельсам. Поезда со спины не боялся: помнил, что метро Плутонии давно уже не функционирует, а значит, и поезда по тоннелям не ходят. Однако один раз он вполне мог бы оказаться под колесами, и спасло его только то, что вовремя забрался в ближайшую нишу. Мимо на огромной скорости под грохот тяжелого рока пролетела дрезина с сидевшими на ней в обнимку развеселыми парнями и девицами. На рельсы шлепнулась и разбилась пустая бутылка, а Антону показалось, что одного из парней он узнал. И был это давешний бритоголовый.

Потом Антон во второй раз в своей жизни повстречал Обнищавшего Антихриста. Сначала он услышал невнятное бормотание, а когда подошел ближе, то увидел скорчившуюся фигуру в нише под тускло мерцающим светильником. Обнищавший Антихрист выглядел намного хуже, чем тогда у «Чумы». От тех лохмотьев, что были на нем, осталась одна шляпа, которую он теперь пристроил на своем лысом черепе. На руках и дряблом лице Антихриста Антон увидел страшные ожоги, волдыри и струпья. В открытых ранах копошились какие-то паразиты, и Антона передернуло в отвращении.

— Weißt du, wieviel Sternlein stehen an dem blauen Himmelszelt? — очень раздельно произнес Антихрист. — Weißt du, wieviel Wolken gehen weithin über alle Welt? — сухой надломленный смешок и далее: — Gott, der Herr, hat sie gezählet, daß ihm auch nicht eines fehlet an der ganzen, großen Zahl.


Антон практически ничего не понял, хотя изучал немецкий как в школе, так и в институте: что-то про Бога, про звезды, про числа. Он поторопился отойти, оставив Антихриста в его нише.

Но пока ничего и никого, непосредственно угрожающего жизни, Антон не встретил. А пройдя еще немного, обнаружил, что приближается к станции. Это открытие его приободрило, и он ускорил шаг.

Однако радовался Антон прежде времени: когда до спасительной платформы оставалось не больше десятка метров, из ниши слева наперерез Антону вдруг выскочила фигура в черном.

— Ага! — закричал победно Ким, взмахнув мечом. — Вот ты и попался!

Антон вскрикнул жалобно, но более ничего сделать не успел, сильным ударом отброшенный через рельсы. Потом Ким схватил его за шиворот, поставил на ноги и, уперев локоть левой руки ему в грудь, а правую с мечом опустив, прижал Антона к стене тоннеля.

— Ну что же ты, Антон? — спросил Ким с деланным сочувствием. — Бежать бросился… Мы же друзья, разве нет? Ты же сам хотел помочь нам…

Ким был страшен. Кожа на лбу и правой щеке у него была сорвана, волосы опалены; плащ и одежда под ним превратились в лохмотья. Изо рта Кима пахло: давало знать себя похмелье.

— Я… Ким… я… не надо… — Антон задыхался.

— Ты? Ну и что — ты? — голос Кима выровнялся. — Думал убежать? От меня не убежишь. Я сразу понял, куда ты выйдешь. Не так уж и много у нас станций метрополитена, чтобы ошибиться. Теперь-то ты, надеюсь, готов нам помочь? Или есть еще вопросы?

— Ким… я… отпусти…

— Ну нет. Один раз уже отпустил. Не будем повторять ошибок. А займемся тем, ради чего мы здесь все собрались. Ты готов, Антон, осчастливить человечество?

— Я… готов… — отвечал Антон, с трудом ворочая шеей.

— Это просто для тебя, Антон, — говорил Ким, сверкая глазами и дыша перегаром. — Проще не бывает. Просто вспомни, что Черномор тебе рассказывал. Вспомни. Доброта, свобода, счастье. Без одного не может быть другого. Пусть люди изменятся, Антон. Ты ведь этого хочешь?

— Я… хочу…

— Не слышу! — закричал Ким. — Громче! Чтобы и я слышал, и все слышали. Громче!

— Я… хочу… чтобы люди… были…

— Ну же, Антон, давай. Чтобы что?

— Были… добры… свободны… счастливы…

— Еще громче!

— Были добры… — у Антона начались непроизвольные желудочные спазмы; он захрипел и его вырвало прямо Киму на грудь.

Витязь поморщился, но Антона не отпустил. Момент не располагал к проявлениям брезгливости.

— Вот дерьмо, — ругнулся Ким. — Мне кажется, Антон, — добавил он как бы в заключение, — что ты не очень-то хочешь сделать людей счастливыми.

— Очень… хочу… — выдавил Антон.

— Не верю, — заявил Ким. — Ни одному слову не верю! Давай-ка попробуем еще раз. И простимулируем процесс.

Витязь чуть отстранился. Полосой света сверкнул меч в его руке. Одним коротким и по-своему изящным движением меча Ким отсек Антону левое ухо. Хлынула кровь.

— Я хочу!.. — закричал Антон, ослепленный страхом и болью. — Я хочу!.. Чтобы люди!.. Были добры!.. Свободны!.. Счастливы!..

И тогда, словно под воздействием этого истошного крика, свод тоннеля покрылся трещинами и многотонная масса бетона, стали и земли рухнула с обвальным грохотом, погребая под собой и рыдающего Антона, и славного Витязя Кима, на разбитом лице которого застыла удовлетворенная улыбка. 


В рабочем кабинете центрального исполкома ЕЕЕ было не протолкнуться. Все курили. И все молчали.

— Что будем делать? — наконец спросил один из присутствующих.

Он сидел за столом в самом удобном кресле, и у него одного имелась пепельница, с горой набитая окурками. Перед ним же на столе находился очередной указ новоиспеченного Муравья. Этот указ вверг присутствующих в состояние шока: «С настоящего часа настоящего дня и на веки вечные все люди, проживающие в Пеллюсидаре и окрестностях должны быть добры, свободны и счастливы».

— Без помощи армии не обойтись, — хмуро заметил другой, сидевший на краю стола, свесив ноги.

На светлую голову третьего снизошло озарение.

— Это просто! — закричал он, продираясь к столу; присутствующие с надеждой посмотрели на него. — Тут же написано: «все должны быть добры, свободны и счастливы». Должны — обязаны, стало быть! Вот и будут!.. 


Тут же написано, что… 


Ни Ким, ни Антон ничего этого не видели и не знали. Но это было.

Людей выгоняли на улицы. Тот, кто отказывался идти или сопротивлялся, получал пулю. Всех: угрюмых мужчин, нервных старушек, матерей с вопящими младенцами, испуганных школьников — всех выгоняли на улицы, строили в шеренги и под дулами автоматов заставляли громко и дружно скандировать: «Мы добры, мы свободны, мы счастливы! Мы добры, мы свободны, мы счастливы!» Тот, кто отказывался скандировать, получал пулю. Солдаты оттаскивали тела убитых в сторону, складывали штабелями вдоль стен домов. При этом они тоже, не переставая, убеждали небо в своей доброте, в своей свободе и в неизмеримом своем счастье. У кого-то не выдерживали нервы. Такой тоже получал пулю.

«Мы добры, мы свободны, мы счастливы!».


Люди не изменились…

ДЕЙСТВИЕ ДЕВЯТОЕ 

Не жилец этих мест,

не мертвец, а какой-то посредник,

совершенно один

ты кричишь о себе напоследок:

никого не узнал,

обознался, забыл, обманулся,

слава богу, зима. Значит, я никуда не вернулся. 


Очнувшись, Антон обнаружил, что потерял очки. И не только очки. Грязный и больной, с распухшим предплечьем, чувствуя стойкую пульсирующую боль с левой стороны головы, он встал на ноги.

Начинался новый день. Вокруг было тихо, и Антон увидел, что находится на заброшенном пустыре, кое-где поросшем травой и тонкими слабыми деревцами. Ни входа в метро, ни каких-то других намеков на близость того места, где его догнал его Ким, Антон здесь не обнаружил.

Легкий ветерок принес мятый обрывок газеты. Покачнувшись, Антон подобрал обрывок и развернул.

«…как рапортуют нам из самых отдаленных провинций Пеллюсидара, даже там, в этих самых отдаленных провинциях, общий план по добру-свободе-счастью выполнен на сто двадцать семь и три десятых процента. Что говорить…»

Антон скомкал и отшвырнул обрывок.

— Ничего, — пробормотал он пересохшими губами, — ничего и не должно получиться…

Ему хотелось плакать. Навзрыд, закрывшись руками. Но вместо этого, он, прихрамывая, пошел через пустырь туда, где различались в утренней туманной дымке крыши домов Богом Забытого Города.

Он все понял. И ненавидел теперь их всех вместе взятых — человечество целиком. Он ненавидел их, но все-таки шел к ним, потому что не представлял себе другого пути.

Он шел долго, несколько часов подряд. И как-то само собой получилось, что он оказался у «Чумы». Постоял в нерешительности у входа, но все-таки толкнул дверь. Прозвенели колокольчики. Посетители мельком глянули в его сторону и продолжили прерванные на секунду разговоры. Среди них Антон увидел знакомых: Влад с опухшим, обклеенным пластырями лицом, живая и невредимая Алина, понурый парень Роб, а сбоку совсем уже мрачный Игин. Пили они водку «Смирнофф», не удосуживаясь закусывать. Антон подошел к ним.

— Точно? — спрашивал Игин Влада, не уделив Антону ни малейшего внимания.

— Да я сам, своими глазами видел, — отвечал Влад, горестно вздыхая. — Они долго его били. До тех пор, пока не забили совсем.

— Может, он все-таки живой еще был?

— Да что я мертвого от живого отличить не могу? Мертвый он был, мертвее некуда. Они по голове его в основном били.

— А с Антоном что?

— Антон на выручку сунулся. Так этот гад пистолет вытащил и просто его застрелил. Ублюдки, — резюмировал Влад. — Эх, Антон, Антон, говорил я тебе: люди — худшие из тварей… Вот тебе и доказательство…

— Постойте! — закричал Антон. — Вот же я. Что вы его слушаете? Он чушь порет!

На него никто даже не покосился. Его не замечали, его не видели !

— Давай выпьем за упокой, — предложил Игин, разливая водку по рюмкам. — За упокой душ славного Витязя Кима и друга его Антона. Земля им пухом.

— Да живой я! — Антон бросился к Игину, потряс его за плечо.

Водка выплеснулась на стол.

— Аккуратнее, — сказал понурый парень Роб.

— Никак не могу успокоиться, — извиняющимся тоном пояснил Игин. — Отличные же были парни…

— Судьба.

Антон опустил руки, и тут со стороны чем-то очень знакомый голос произнес:

— Не шуми, Антон. Они тебя все равно не услышат.

Антон обернулся.

За соседним столиком сидел человек средних лет в белом шерстяном свитере с кожаными заплатами на локтях. И увидев его, Антон почему-то сразу понял, кто перед ним. А был это Колдун, повелитель Пеллюсидара. И одновременно — персонаж романа «В поисках обратной связи», прошагавший, хрипя, через ад и отторгнутый в конце концов своим миром, человек по имени Валентин.

Колдун сделал приглашающий жест и сказал очень мягко ввиду растерянности Антона:

— Присаживайся, пожалуйста. Поговорим.

Антон обессилено упал на свободный стул.

— Пей, — Валентин подтолкнул через стол банку пива.

Антон, не глядя, откупорил ее и долго, с жадностью глотая, пил, пока банка не опустела. Валентин подтолкнул следующую.

— Ты прости меня, Антон, — произнес он вполголоса, наблюдая, как тот делает большой глоток из новой банки.

Слова, произнесенные Колдуном, были настолько знакомы, что Антон чуть не поперхнулся.

— Я тебя использовал, — и снова знакомые слова, и даже знакомая вроде бы интонация, — и вот видишь, что в конце концов получилось…

Антон отставил банку с пивом в сторону, вытер губы запачканным рукавом.

— А что получилось? — спросил он. — Почему они меня не видят?

— Потому, — ответил Валентин, опустив взгляд, — что ты теперь тоже Колдун. Как и я. А им не дано видеть Колдунов, по статусу не положено.

— Не понимаю…

— Они не Хозяева здесь. Они лишь составляющие мира. Несвободные составляющие. А потому видят только то, что видеть им миром разрешается. Или, если угодно, мною разрешается.

Колдун помолчал. Антон смотрел на него в растерянности

— Свобода оказалась не столь уж привлекательной, — заявил Валентин после паузы. — Я имею в виду полную свободу. Видишь ли, Антон, можно освободиться, на девяносто девять процентов — человеку это вполне доступно. Но всегда остается один процент связей, которые нельзя рвать, потому что сделав это ты теряешь обратную связь с людьми, ты перестаешь быть человеком.

— Ненависть и одиночество? — вспомнил Антон.

— Можно рассматривать и так. Я догадывался о чем-то подобном ранее. Но когда искал Хозяев, то надеялся, что у них есть какая-то своя особая обратная связь. А они оказались мертвецами, полагающими, что живут… Они свободны, Антон, абсолютно свободны. Они способны создавать миры по мимолетному желанию и управлять ими как вздумается. Они даже могут делиться этой своей свободой с другими, как поделились со мной. Но и я перестал быть человеком, и я умер. А теперь вот сижу здесь, — он усмехнулся, очень невесело, — здесь. Владыка, Бог, Колдун, Хозяин — свободный и жаждущий от свободы этой освободиться, прости за каламбур.

Антон смотрел на этого человека и понял вдруг, насколько его тоска и горе больше, чем самая большая тоска и самое большое горе любого человека в Стране Чудес. И неужели это справедливая плата за сделанный им выбор?

— Но зачем вам понадобился я? И Витязи? Зачем?!

— Надежда, говорят, умирает последней, — Валентин снова усмехнулся. — Я надеялся как-то преобразовать положение вещей, ведь мне дана огромная власть. Я полагал, что если сам не могу найти решение, как совместить свободу и жизнь, то это сможет сделать кто-нибудь другой. Сначала я придумал эту систему с Муравьем, и очень радовался этому своему изобретению. Но в результате практически ничего не изменилось: качок вправо, качок влево и снова откат в постылое равновесие. Тогда я ввел в игру Витязей. Они должны были, по замыслу, создать некую форму обратной связи между человеком и обществом, позволяющую первому сохранять свободу при прочих равных условиях. Но они тоже не справились, не получилось у ребят. И в отчаянии я вызвал тебя. Что-то было в тебе, Антон, такое — внутреннее понимание моего мира, чутье на его вибрацию. Мне казалось, ты найдешь решение. Но я ошибся. Выяснилось, что тебе душно здесь, задыхался ты, просто и грубо отторгал все устанавливающиеся связи. И, как следствие, пройдя через ряды зла и разочарований, сам стал Колдуном. Ты мне ровня теперь. За это я и прошу у тебя прощения, — вздох. — Понимаешь?

— Понимаю, — сказал Антон.

Колдун снова помолчал.

— Чего ты хочешь, Антон? — спросил он наконец. — Скажи мне, только скажи.

— Отпустите меня, — ответил Антон с усталым безразличием. — Я хочу домой…

ДЕЙСТВИЕ ДЕСЯТОЕ (ЭПИЛОГ)

—…Следующая станция — «Площадь Мужества».

Антон встряхнулся. Вскочил, жмурясь со сна, шагнул к выходу. Двери захлопнулись за его спиной. Поезд, набирая ход, скрылся в тоннеле. Направляясь к эскалаторам, Антон посмотрел на часы. Двенадцать двадцать пять. Поднимаясь на поверхность, он испытал очень странное ощущение, некую потребность вспомнить что-то важное — может быть, сон, который только что видел. И вот когда оказался уже на самом верху, в вестибюле, померещилось ему на мгновение, что не «Лесная» перед ним, а какая-то совсем незнакомая станция — с разбросанным везде хламом, с единственной лампочкой, свисающей на шнуре, с заколоченным досками выходом. И подобно удару, сразу и вдруг, ворвалось вспоминание. Антон вспомнил все и остановился.

Он вспомнил Пеллюсидар, Богом Забытый Город, Кима и Влада, Игина и Черномора, Алину и Роба, Антихриста и… Валентина. Колдун! Он все-таки выполнил просьбу!

Антон оглядел себя. Одежда цела, очки на положенном месте, на носу, в бумажнике денег ровно столько, сколько было, когда уходил он от захмелевшего приятеля. Ничего не болит и ухо… ухо, как ни странно, тоже на месте! Неужели это был лишь сон? И только сон?

Антон снова посмотрел на часы. А потом, спохватившись, — еще раз. И понял, и засмеялся. На часах был тот же день, и тот же час. Но об одном забыл Колдун, в одном недостарался: часы показывали другой месяц. Тогда был октябрь, а теперь получается ноябрь.

«С кем не бывает, — подумал Антон о Колдуне. — У бога для целого мира всегда полно забот, вполне имеет право пропустить какую-нибудь мелочь».

А что если это не ошибка? Что если он сделал это нарочно? Но тогда зачем? К чему?

И тут на пути к общежитию Антон услышал, а может быть, ему только показалось, что услышал, как кто-то, скрытый ночным сумраком, в тени, вне света уличных фонарей, вполголоса, но совсем рядом читает вслух слышанные Антоном когда-то ранее, но позабытые в суете стихи: 

Ты душу вывернешь до дна,

До помрачения света.

И сдачу даст тебе луна

Латунною монетой. 

Увы, не каждому рабу,

Не дожидаясь гроба,

Дано испытывать судьбу,

И мы такие оба.

КОНЕЦ

Все прямые цитаты, однократно используемые в тексте повести, выделены курсивом. Они позаимствованы автором из произведений соответственно: Владимира Высоцкого, Льюиса Кэрролла (1), Владимира Обручева, Эдгара Берроуза, безымянного проповедника-баптиста, безымянного автора «Саги о нибелунгах», Александра Пушкина, Роберта Стивенсона, Густава Майринка, Льюиса Кэрролла (2), группы авторов «Курса теоретической механики», Михаила Булгакова, Джона Толкиена, Евгения Шварца, Иосифа Бродского, Варлама Шаламова. Все другие цитаты либо сознательно искажены, либо используются вторично с определенной целью. 


Санкт-Петербург, февраль 1990 — сентябрь 1992, июль 1996

Андрей БАЛАБУХА

Проблема пупа, или Постмодернист поневоле

I

В одном из рассказов Михаил Зощенко посетовал, что к разным болезням и отношение окружающих полярно противоположное: ежели, к примеру, «в спину вступило» — посочувствуют, а вот если флюсом щеку раздуло, — чаще всего, посмеются. Подобное явление можно без особого труда проследить и по отношению к членам человеческого организма. Голова, сердце, глаза, руки и даже невидимая без рентгена печень неизменно присутствуют в образной речи. «Ну и голова!» — говорим мы. Или: «Я умываю руки». Или: «Беречь, как зеницу ока». Или: «Правая рука не ведает, что творит левая». Или: «Я его, контру недобитую, печенкой чую»… Совсем иная судьба у пупа. То есть без внимания, он, натурально, не остался. По сей день лежит в Дельфах яйцевидный камень омфал, символизирующий, что именно здесь расположен пуп Земли[1]. Те же, кто понаторел в чтении восточных эротических трактатов, помнят, наверное, что пуп красавицы должен вмещать ровно две с четвертью унции чистейшего цветочного меду, или, по другой версии, розового масла. Однако в ряду метафорическом сей орган встречается в наши дни, пожалуй, лишь в ироническом контексте: «Подумаешь, пуп Земли!»

И, кстати, зря. Ибо в былые времена пуп являлся не только условным центром земной поверхности, но и средоточием кипения страстей, из которых нас с вами интересует сейчас одна. Общеизвестно, что в Средние века и даже заметно позже многочисленные адепты Великого делания жаждали получить в своих ретортах не только философский камень, способный трансмутировать металлы и даровать бессмертие, но и гомункула — человека, не рожденного женщиной и, следовательно, лишенного пупа, как не имели его сотворенные, а не рожденные Адам и Ева; как не имеют его ангелы. Пуп — суть печать первородного греха, коей отмечен каждый из нас. Не отягощенный же сим проклятьем гомункул должен был, по замыслу, обладать великой априорной мудростью на грани всеведения, каковой лишились изгнанные из рая.

Но поскольку речь у нас с вами идет все-таки о фантастике, к ней и обратимся. В прекрасном романе Владимира Михайлова «Сторож брату моему» на некоей планете обитают две категории населения: «люди от людей» и «люди от Сосуда», причем отличить их можно лишь по наличию либо отсутствию — вы догадались? — конечно же, пупа. Более всего этот художественный образ применим к самой же изящной словесности — увы, никому из алхимиков создать гомункула так и не удалось (а со временем и сама проблема как-то утратила актуальность), зато лишенных пупа книг каждому из нас приходилось читать множество. Можно сказать, вся изящная словесность делится на литературу от жизни и литературу от книг[2].

К последней и относятся повести Антона Первушина, объединенные этим сборником.


II

Впрочем, могло ли быть иначе? Это сейчас Первушин — преуспевающий писатель, автор нескольких книг, достаточно успешно подвизающийся как в области фантастики, так и в научно-художественной литературе. Однако и «Чужаки в Пеллюсидаре»