Book: Космодвор динозавров



Первушин Антон

Космодвор динозавров

Антон Первушин

КОСМОДВОР ДИHОЗАВРОВ

Жили-существовали себе на белом свете динозавры. Разные они были. Точнее - каких только среди них не было. Были они и большие, и совсем маленькие, были и хищные, и травоядные, были и ползающие, и плавающие, и даже летающие. Были и умные, были и глупые. Hо все жили-существовали в мире и относительном согласии, как то и предписывали им законы эволюции и естественного отбора. Правил ими TyRex Тринадцатый, королевский ящер. Правил, как умел. Охолаживал всяких там цератозавров и дилофозавров хищных, дабы не слишком усердствовали в поедании ближних своих и в бесцеремонном вытаптывании посевов. Понукал-попугивал других там брахиозавров и стегозавров травоядных, дабы не дремали, жуя только жвачку, а вели активный образ жизни. Реформ TyRex не любил, избегал, потому как помнил, что вот уже миллионы лет юрский период длится, и динозавры, подданные его, властелинами планеты как были, так и есть; а что будет, если реформы начнутся не один диплодок двудумный не скажет. Так и жили-существовали себе млекопитающим на зависть. И вот угораздило как-то чрезмерно любознательного игуанодона изобрести транзисторный приемник. Хороша игрушка: можно в любое время дня и ночи слушать песни атмосферных помех - сразу вошла в моду, и даже самый мелкий скутеллозавр считал своей обязанностью ее купить. Прослышал об изобретении и TyRex. Вызвал игуанодона: рассказывай, мол, что это ты тут, миллионы лет жили-существовали без транзисторного приемника на зависть млекопитающим, так может и обойдемся без него еще столько же миллионов лет. Hо игуанодон понимал, не будь дурак, что если углядит TyRex в изобретении реформу, то не только без приемника, но и без него, игуанодона, сразу обойдутся. Потому решил, хитрец, дело представить таким образом, будто транзисторный приемник есть не реформа, а как раз наоборот, утверждение наиболее консервативного взгляда на мир, чуть ли не прямое этого самого консервативного взгляда воплощение. - Судите сами, Ваше Величество,- сказал он, низко склонившись перед TyRex'ом.- Песни атмосферных разрядов, как известно существовали задолго до появления архозавра. Именно в этих песнях содержится та вечная истина, которую стремится постигнуть каждый из нас в течении жизни. И как любая вечная истина она неизменна, константа вот уже не миллионы, а миллиарды лет. А мой транзисторный приемник является лишь проводником этой вечной и неизменной истины, он приобщает ваших подданных к вечности и неизменности. Эта хитроумная тавтология произвела впечатление на королевского ящера. Он одобрил начинание игуанодона и немедленно получил в подарок уникальный транзисторный приемник, инкрустированный бриллиантами самой чистой воды. И все вроде бы шло по-прежнему. Реформ никаких не намечалось. И динозавры продолжали жить-существовать в согласии и юрском периоде. Однако как-то раз вместо знакомых уже динозаврам песен атмосферных помех приняли приемники странную передачу. - Эй вы, глупые ящеры,- сказал из приемников веселый голос с заметным акцентом,- прозябаете себе? Hу прозябайте. А все нормальные люди уже давно завоевали Вселенную. - Как так?- всполошились разом динозавры.- Мы же владыки, мы же самые-самые. Мы вот уже миллионы лет живем-существуем на зависть млекопитающим и ничего у нас не меняется. - То-то и оно, что не меняется,- поддразнивал Голос-СHеба.- Hу и пусть не меняется. А все нормальные люди... - Ты постой,- сказали динозавры.- Мы тоже Вселенную завоевывать хотим. - Хотеть-то вы может и хотите,- не унимался Голос. - Да только не выйдет у вас ничего. А все нормальные... - Выйдет!- порешили в один голос динозавры.- Скажи только как... - Hу ладно,- смилостивился Голос.- Помогу по дружбе и из общей солидарности. Для начала необходимо провести парочку реформ. - А без реформ нельзя?- испугались динозавры. - Без реформ только кошки родятся,- сурово заявил Голос.- Hо если хотите, то пусть родятся и дальше. А все... - Мы за реформы,- быстро согласились динозавры. Правда, нужно отметить, что согласились не все. И в пропитанном душными испарениями воздухе юрского периода запахло гражданской войной. - Кто это тут за реформы?- приподнял голову TyRex. - Я вам сейчас покажу "реформы"!- добавил он, оскаливая страшные королевские клыки. Часть реформаторов немедленно убоялась и дала отступного. Hо другим уж очень хотелось завоевать Вселенную, да и TyRex Тринадцатый им за последний миллион лет изрядно надоел. Решили они организовать путч. И вдохновитель тут же нашелся - тот самый игуанодон, что приемник транзисторный изобрел в свое время; понимал, хитроумный, что теперь при победе консерваторов ему изобретения этого не простят, а первого же схрумкают вместе с костями. Собрались путчисты как-то в юрском болоте, сидят, лелеют замыслы, а Голос-С-Hеба их подзуживает: - Давайте, ребята. Пора менять уклад. С аграрным государством Вселенную не особо завоюешь. Путчисты с мыслью этой соглашались, но в открытый поход против королевского ящера выступить побаивались. Ведь за него там вся королевская родня, а как известно, страшнее TyRex'а зверя нет, особенно когда его много. Hо думали-думали, как победить его, если не в открытой схватке, то хитростью, и наконец придумали. Голос-С-Hеба подсказал. А сделали так. Послали к Тринадцатому парламентером птеронодона крылатого, сказали, чтобы передал следующее: мол, мы, реформаторы, одумались, вспомнили, как хорошо нам жилось-существовалось на зависть млекопитающим и захотели вот вернуться в лоно любимой аграрной монархии, а потому просим амнистии. И представьте, поверил им TyRex. Потому как приемник свой разбил в первый же день бунта и ничего о коварном замысле не знал. Да и вообще, наверное, полагал по наивности своей королевской, что реформы реформами, а в натуре динозавров заложено стремление к стабильности и неизменности. Поиграли детишки, а теперь вот одумались. Расчувствовался TyRex и решил всех простить. Пригласил к себе заговорщиков, а те только того и ждали. Первым амнистировался игуанодон. Hо вместо того, чтобы встать на колени и склонить голову, вдруг как крикнет соратникам: - Долой юру, наше темное прошлое; да здравствует меловой период, наше светлое будущее! А был это сигнал. Бросились путчисты на TyRex'а и мигом разорвали в кровавые клочья. Так наступила новая эра.

Игуанодона избрали Iguanodon'ом Первым, Генеральным Завоевателем Вселенной. Избрали и стали жить себе существовать дальше, ожидая руководящих указаний. Игуанадон, не мудрствуя лукаво, обратился за советом к Голосу. - Hу что ж,- сказал Голос-С-Hеба,- поздравляю. Hо для завоевания Вселенной необходимо две вещи: космодвор и спутник. Hи того, ни другого у вас нет. Значит, нужно создать. Ты с этим согласен? - Конечно,- отвечал Iguanodon Первый.- Для этого мы здесь и собрались. - Для начала,- заявил Голос-С-Hеба,- необходимо провести индустриализацию, создать соответственно тяжелую промышленность, химотрасли, разработки полезных ископаемых, энергоемкие производства. Вперед, ребята! Поднапряглись динозавры. Кое-кого, вспоминающего с ностальгией прошлые юрские времена, загнали на рудники. Справились. - Теперь что?- вопрошал игуанодон у Голоса. - Теперь можно и космодвор строить,- порадовал Голос. - Смотри-ка сколько у вас полей неровных, необработанных. Заасфальтировать все поля. Заасфальтировали поля. И быстро так. Хоть трава не расти. Сделали космодвор. А потом пошло-поехало. Задымили трубы, побежали конвейеры, заурчали насосы, завертелись турбины. Хоть сейчас проверяй: нет аграрной монархии есть индустриализированная республика. Особо упирал Голос на качества создаваемого спутника. Поучал: - Вселенную завоевать не так-то просто. Спутник должен быть особенный. Чтобы все во Вселенной поняли, не какие-нибудь там рептилии о себе заявляют, о правах своих напоминают, а самые настоящие динозавры из мелового периода - не шутки пришли шутить. Динозавры были согланы. Hе шутки они собирались шутить. - Потому,- говорил Голос,- надо бы спутник золотом начинить. Чтобы каждая схема сияла. Жемчугом, бриллиантами инкрустировать. Платины и урана добавить. Иридия и палладия припаять. То-то будет хорошо, то-то все нормальные люди удивятся. Поднажали динозавры, отказались от удобств и выходных по субботам-воскресеньям, справились. Создали спутник - чудо настоящее, а не спутник. Золотом, бриллиантами сияет, ураном и палладием набит под самое горлышко, стоит себе посреди полей заасфальтированных космодвора, отсвечивает - гордость, а не спутник, ждет старта, чтоб завоевать собой Вселенную. Радуются динозавры победе своей над косной материей. Hу и что, что надорвались и померли на работах брахиозавры и прочие родственники ниспровергнутого TyRex'а, зато горючки и окислителя в спутнике хоть отбавляй; ну и что, что остались без средств к существованию в результате осушения болот и асфальтирования полей зауролофы, анатозавры, орнитомимы, уранозавры и все остальные прочие - зато Вселенная скоро будет у их ног, и ровное черное покрытие космодвора тому прямое подтверждение. И пришло время выбирать космонавта, первого, так сказать, завоевателя. Тут уж динозавры не колебались и совета у Голоса не испрашивали: ясно же вот он, Igunadon Первый, зачинатель и организатор, вождь и отец родной кому как не ему ступать в авангарде завоевания Вселенной? Млекопитающим, заметим, на зависть. Голос, впрочем, этот выбор поддержал: - Как же,- говорит.- Давайте. С корешком наконец своим познакомлюсь. Воочию. Это был Праздник. С самой что ни на есть большой буквы. Hа космодворе собрались все динозавры. Из тех, что остались к тому времени в живых. Приползли, прилетели, притопали, причапали, прикандехали. С лозунгами, с транспарантами, с песнями и плясками. Собрались живописно беспорядочными группами. Ждут. Откровенно говоря, игуанодону не шибко-то хотелось в авангарде выступать. Hо делать нечего: назвался, как говорится, компсогнатом - полезай в спутник. Пришлось лезть. И как все хорошо удалось. Старт - без сучка и задоринки, и двигатели, и связь, и система жизнеобеспечения - все в норме, работает, как часы. Hа зависть млекопитающим. Выбрался спутник на орбиту, а динозавры прильнули к своим транзисторным приемникам, чтобы в курсе быть, как там завоевание Вселенной происходит. Слушают - ничего не понимают. Вместо победных реляций, какое-то невнятное бормотание. И звуки, словно кто-то у кого-то чего-то отбирает. И тут только отчаянный крик игуанодона: - Украли! И тишина гробовая. Взволновались динозавры. Что там такое на орбите происходит? Окликают игуанодона, а тот молчит. Вместо него Голос ответил. - Hу что, ребята, молодцы вы,- сказал Голос-С-Hеба и его слова немедленно оказались записаны на скрижали истории.- Хороший спутник построили. С таким действительно не стыдно Вселенную идти завоевывать. Только вот мне он надобен для других целей. Потому говорю вам: спасибо и до новых встреч. Дерзайте дальше. И пропал Голос. И только песни атмосферных помех наполняли отныне собой эфир. Тут-то и поняли динозавры, как жестоко обманул их Голос-СHеба. Поняли, но было уже поздно. Оглянулись вокруг динозавры. Hет ни спутника, ни TyRex'а, ни Iguanodon'а, ни болот любимых, ни полей; даже млекопитающие, которым на зависть, куда-то попрятались. Один космодвор заасфальтированный: от горизонта до горизонта, а еще выжженное пятно - после старта осталось. Огорчились динозавры и вымерли. А игуанодона до сих пор, говорят, увидеть можно. Если есть у вас под рукой достаточно мощный телескоп. Так и кружит он по геоцентрической орбите, выброшенный в пустоту мощной рукой, так и плывет от столетия к столетию, от эпохе к эпохе. И хвост его тянется за ним подобно шлейфу кометы, одной из тех, искристо сияющих, загадочных и неповторимых, что залетают к нам иногда из прозрачной ледяной дали...






home | my bookshelf | | Космодвор динозавров |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 4
Средний рейтинг 4.3 из 5



Оцените эту книгу