Book: По стандартам миллиардеров



По стандартам миллиардеров

Наталья Перфилова

По стандартам миллиардеров

Глава 1

– Слава богу, наконец, все бумаги оформила. Как будто камень с души свалился. – Я прямо в туфлях и изящной черной шляпке с вуалью плюхнулась на софу, с наслаждением вытянув гудящие от усталости ноги. – И оркестр заказала, и с похоронным бюро договорилась. Завтра проводим Семена в последний путь, как полагается. По высшему разряду.

– Что?то не похожа ты на скорбящую вдову, подруга… – С явным осуждением в голосе проворчала Анжела. – Я даже элементарной печали у тебя в глазах не замечаю… И не только я, между прочим. Если уж ты такая напрочь не пробиваемая, так постарайся хотя бы на людях не быть дурой полной… Сама ведь понимаешь, обстановка крайне тяжелая, а ты с огнем играешь, как маленькая, в самом то деле!

– Да какая тяжелая, Ань! Наоборот! Я изо всех сил стараюсь, устроить все, как положено, а ты говоришь – обстановка!

– Ты прекрасно понимаешь, о чем я сейчас говорю, хоть передо мной-то не прикидывайся, ладно? – недовольно глянула на меня Анжела. – И прекрати, наконец, называть меня этим именем плебейским. Я Анжела, а никакая не Аня, сколько раз тебе напоминать!

– С чего это вдруг такой пессимизм? – Удивилась я, напрочь проигнорировав последнее замечание подруги. Я прекрасно помнила, как раздражает Анжелу ее настоящее, данное родителями в детстве, имя – Анна. Я категорически не могла понять этой дурацкой антипатии и по привычке продолжала называть подругу привычным и ставшим за долгие годы родным именем, хотя в паспорте у нее давным?давно значилось – Кустинская Анжела Львовна. Достигнув совершеннолетия, она смогла настоять на своем и избавиться от ненавистной Анюты.

– Зато ты, Полин, просто светишься от оптимизма! Можно подумать, у тебя не муж умер, а собачка комнатная… Я бы о Жоржике и то больше убивалась… – Ядовито поджала губы подруга. – Ну, а если уж ты такая черствая, то стоило бы хоть о будущем подумать немного… Как ты из всего этого выкручиваться собираешься?

– Да из чего выкручиваться-то? – Настроение у меня под тяжелым и явно обеспокоенным взглядом подруги начинало портиться с неимоверной быстротой. – Ты можешь толком объяснить, что тебя так тревожит с самого утра…

– В списке подозреваемых относительно смерти твоего обожаемого супруга ты, дорогая, стоишь номером первым… да в общем пока и единственным…

– Вот те на! – Я даже села от изумления. – Ты в своем уме, Ань?… Ну, прости, прости, Анжела! – Поправилась я в ответ на свирепый взгляд подруги. – Он же сам с перепою умер! С девками в сауне перестарался, а потом в парилку перегретую зачем-то сунулся… плюс изрядная порция алкоголя и ожирение… вот сердце и не выдержало. Это же всем известно! – Я улыбнулась. Хотя, боюсь, улыбка вышла не столь уверенной и оптимистичной, как хотелось бы. – Да меня даже рядом с этой дурацкой сауной не было, Анжел, ты же знаешь!

– Я то знаю… вернее – верю! – Жестко перебила меня подруга. – Только, боюсь, мое мнение по этому вопросу мало кого интересует.

– Но у милиции ко мне вопросов вроде бы никаких не возникло… И заключение мне сегодня выдали без проволочек… Сердечная недостаточность… Какие тут сомнения могут быть?…

– Ты дура что ли совсем, Полин? Заключение, конечно, документ серьезный, но все равно всего лишь бумажка. – Она внимательно посмотрела на мое слегка побледневшее лицо и продолжила. – Ты в курсе, что практически все общество твердо уверено в твоей причастности к делу?

– Да с какой стати! – В отчаянии прошептала я. На глаза наворачивались предательские слезы. Неужели подруга права, и я рано радовалась такому неожиданному и вместе с тем долгожданному освобождению. – Почему я?! Я же видела Семена недели две назад последний раз! Да мы и не жили вместе уже бог знает сколько времени!

– И все же… общество просто гудит о том, что Сема не мог сам умереть. Во-первых, сердце у него, не смотря на излишнюю полноту, было абсолютно здоровым, да и в сауне он вел себя как обычно… А потом вдруг упал и посинел мгновенно…

– Да я тут при чем!? – Чуть не закричала от возмущения я. – Я что за его сердце должна еще отвечать?! Да он только и делал, что пил лошадиными дозами, не зная ни норм, ни приличий элементарных, какое сердце, пусть даже относительно здоровое, это выдержит!? И потом, есть же официальное медицинское заключение, где черным по белому написано – сердечная недостаточность!

– Так-то оно так! – Вздохнула Анжела. – Только наступить она могла от чего угодно. От таблеточки, например, какой?нибудь хитрой с алкоголем не совместимой … или еще как… Способов много, было бы желание. А желания у тебя, похоже, – хоть отбавляй! Ты же дура самая настоящая, и даже этого не скрываешь! Вот и поползли слухи. Да еще и… – Подруга запнулась и остановилась на полуслове.

– Ну? Ты чего замолчала? Говори, раз уж начала. Кто за всем этим стоит? Кто слухи усиленно распространяет и подогревает?

– А ты сама как-будто не догадываешься?

– Догадываюсь. – Хмуро пробурчала я и потянулась за сигаретой. – Мамаша безутешная?

– Она. – Коротко кивнула Анжела. – И к ней плотно примкнула Лариса…

– А уж этой змее что понадобилось в нашем огороде? Ну, Ирина Матвеевна ладно, она ко мне никогда особо теплых чувств не питала, и мысль о том, что все состояние ее обожаемого сыночка перейдет в «загребущие ручонки драной провинциальной кошки», не может не сводить ее с ума. Я прямо вижу, как она все это произносит – театрально трагически, и глазки как у гиены поблескивают хищно. Она и не в таком меня обвинить способна, лишь бы денежки вырвать и к своим рукам понадежней прибрать. Только фиг у нее это получится! У меня контракт брачный есть, и завещание Семен незадолго до смерти написал. Не знаю, как там насчет меня, а уж мамочке он точно ничего путного не оставил. На этот счет я совершенно спокойна, хотя Ирина Матвеевна возможно думает по-другому… А вот Ларочке какой смысл во всю эту свару встревать? Ей ведь по-любому ничего с барского стола перепасть не может, при любом раскладе. Хоть со мной, хоть без меня…

– Она тебя ненавидит. – Пожала плечами подруга. – Семен бросил ее ради тебя, да еще и женился буквально в два месяца… А она его до этого года полтора обхаживала, если не больше. По?моему, вполне весомый повод для мести. К тому же она утверждает, что до сих пор Семочку любила и боготворила, не смотря ни на что…

– Ой! Не смеши ты меня ради бога! Какая любовь, Ань! Ты веришь, что этого толстячка с мутным взглядом и дряблой кожей можно долго и беззаветно любить… Да еще при Ларкиных внешних данных?

– Я краем уха слышала, что у нее доказательства имеются против тебя… – Осторожно сказала Анжела, мельком глянув в мою сторону. – Что?то, что прямо указывает на твое участие в смерти мужа.

– Даже интересно, что бы это могло быть?! – Ядовито поинтересовалась я. – Прямо любопытно до безобразия. Ты там ничего не разнюхала более определенного?

– Да я старалась, Поль… Только там намеки одни, недомолвки разные… Может, и нет ничего определенного, но слухи уже упорные ходят…

– А я вот сейчас позвоню этой стерве и поинтересуюсь, что она там за доказательства несуществующего преступления умудрилась сляпать, – Я нервно затыкала пальцем в малюсенькие кнопки сотового телефона. – … Абонент выключен или временно не доступен, пожалуйста, перезвоните позднее… – Через пару минут, повторив попытку дозвониться еще раз, я с досадой швырнула трубку в угол кресла.

– Лара рядом с Ириной Матвеевной сегодня, похоже, целый день отирается. Я около больницы видела, как она в ее белый «Мерседес» садилась. Выглядела ужасно. Просто убитая горем вдова, да и только. Ее даже охранники с двух сторон поддерживали, чтобы не упала чего доброго… Смех.

– Обхохочешься. – Хмуро согласилась я. – Хотя если кому?то охота выставлять себя идиоткой, то запрещать это делать не гуманно. Может, она в актрисы готовится, и репетирует по ходу дела… Как говорится, каждому свое…

– Ты бы лучше о себе подумала, чем Ларискины художества обсуждать. Алиби у тебя есть на то время? Или что там надо предоставлять в подобных случаях?

– Да каких случаях?! Обвинение никто не выдвигал пока…

– Выдвинет, не сомневайся. – Мрачно пообещала Анжела. – Советую заранее подготовиться и все обдумать, чтобы впросак не попасть от неожиданности.

– Сначала нужно узнать, что там за доказательства такие сфабриковали и по какому поводу…

– Я же сказала, по убийству Семена…

– Убийство убийству рознь. – Рассудительно возразила я. – Если, к примеру, я его, как ты говорила, хитрыми таблеточками заранее накормила, то алиби на момент смерти мне нафиг не нужно, даже если я в Канаде была в это время, значения не имеет… Так что подождем, как все повернется … А может и пронесет, ведь придраться то не к чему по большому счету… Мне так кажется…

– Ну, жди?жди. – Насмешливо протянула Анжела и взяла в руки сумочку. – Может, и правда, все как?нибудь рассосется. Только слабо верится, честно говоря, что тебе удастся такие деньжищи вот так вот просто без боя и пота загрести. Так что подумай над моим советом. Поговорка такая есть «Думай о мире, но готовься к войне». Народная мудрость, между прочим, а люди просто так говорить не станут… Ну пошла я, подруга. Устала сегодня, как не знаю кто, прямо с ног валюсь…

– Может, у меня останешься? – Для приличия предложила я, хотя заранее знала ответ.

– Нет, что ты! Жорик без меня ни кушать, ни спать не будет. Всю ночь будет скучать, а то еще и выть жалобно. – Своего пса холодноватая, прагматичная Анжела не просто любила, а я бы даже сказала, обожала так, как никогда бы не смогла относиться даже к самому близкому и красивому мужчине. – Я и так задержалась порядком из?за этих бумаг. Если бы можно было взять с собой Жоржа, мне было бы значительно спокойнее, но я подумала, что многие сочтут пса в государственных учреждениях несколько неуместным… Ну, пока! – Подруга, послав мне легкий воздушный поцелуй, скрылась за дверью.

Я снова откинулась на мягкие подушки софы и задумалась. С одной стороны Анжела конечно паникерша жуткая, ей постоянно мерещатся подвохи и заговоры, даже там, где их и в помине нет. Но с другой стороны определенная правда в ее словах безусловно присутствует. Неожиданная смерть Семена не могла не вызвать сомнений и разного рода домыслов у его многочисленных друзей, компаньонов и родственников, а среди них есть действительно масса серьезных, совсем не глупых и весьма опытных людей… Я сколько угодно могу убеждать себя, что в смерти моего мужа, как не крути, а придраться в общем то не к чему… Но на душе все равно стало не слишком уютно и спокойно.

Чтобы отвлечься от угнетающих мыслей, я прикрыла глаза и постаралась задремать. Думаю, мне бы это удалось без особого труда, что ни говори, а день сегодня выдался на редкость суматошным и утомительным, но в этот момент под экраном домофона противно задребезжал, а через пару секунд завыл зуммер, начисто выветрив из головы даже мысль о сне. Сколько раз я просила Семена сменить сирену на какой?нибудь другой более спокойный и благозвучный звонок! Но он даже слышать не хотел об этом. Во?первых, ему, видите ли, нравилось наблюдать за тем, как не привычных к подобным сюрпризам гостей резкий звук буквально подбрасывает в креслах и заставляет затравленно озираться по сторонам. Ну, а во?вторых, никакая другая мелодия попросту не смогла бы разбудить храпящего в своей постели Семена, особенно после очередного банкета, презентации или похода в сауну.

Я торопливо нащупала пульт и ткнула в большую синюю кнопку. Сирена мгновенно замолкла, а на экране появилась благообразная физиономия нашего пожилого консьержа.

– Полина Игоревна, извините, что побеспокоил, но к вам гости…

– Я же просила, Олег Иванович, меня сегодня ни с кем не соединять…

– Я понимаю, Полина Игоревна, такой день… – Голос консьержа был ужасно виноватым. Уже в следующую секунду его явное замешательство и смущение стало понятным. На экране домофона вместо интеллигентного Олега Ивановича вдруг появилось надменное и раздраженное лицо Ирины Матвеевны.

– Что за манеры, Полина! – Не здороваясь, высокомерно произнесла она. – Бесконечно держать гостей перед закрытой дверью по крайней мере не прилично, если не сказать больше… Тем более убитую горем мать, оплакивающую гибель своего единственного сына…

– Тоже мне, гибель… – Почти про себя сквозь зубы пробормотала я и уже громче, с максимальной «теплотой и участием» в голосе ответила. – Вам бы лучше дома сегодня посидеть, Ирина Матвеевна, а еще лучше полежать. Принять успокоительное и в кровать… В вашем возрасте уже пора бы более серьезно и ответственно относиться к своему здоровью.

Лицо свекрови на экране домофона из надменного мгновенно превратилось в свирепое и злое. Намеков на возраст эта молодящаяся не по годам дамочка просто не терпела.

– Я уже в лифте, Полина, и в любом случае, не зависимо от твоего желания, поднимусь. Или ты хочешь заставить меня маршировать к тебе на чердак по лестнице?

– Я много раз уже объясняла вам, Ирина Матвеевна, разницу между словами чердак и пентхаус, но вы все никак запомнить не можете, к сожалению… Но сегодня, конечно, простительно… А насчет лестницы вы зря так агрессивно настроены. Я, к примеру, почти всегда ей вместо лифта пользуюсь, очень помогает, знаете ли, в упорной борьбе за молодость и красоту фигуры. – Я тяжело вздохнула, похоже, свекровь настроена сегодня весьма решительно, и отвязаться от ее общества мне вряд ли удастся.

– Так ты собираешься нас пускать или нет? – Почти грубо напомнила о себе гостья. – Или унижать меня тебе по прежнему доставляет удовольствие?

– НАС? – Удивилась я и подошла поближе к экрану. – Вы что там, еще и не одна приехали?

– Естественно! Тебе, похоже, и в голову не пришло, что мать, только что потерявшая единственного сына, нуждается в поддержке и сочувствии со стороны самых близких друзей и родственников….

– Меня, если не секрет, вы к кому относите к друзьям или к родственникам? – Саркастически поинтересовалась я.

Не обращая внимания на мой вопрос, свекровь невозмутимо продолжила свою наполненную трагизмом тираду. Она отлично знала, как не люблю я выносить сор из избы, а уж публичных пререканий на повышенных тонах и вовсе не терплю.

– Хорошо хоть остались еще среди нас чуткие и не равнодушные к чужому горю люди… – Голос матери Семена неумолимо становился все громче и громче….

Я тяжело вздохнула и нажала на пульте кнопку, отвечающую за разблокировку дверей лифта.

– Поднимайтесь, Ирина Матвеевна, и кто там еще с вами прибыл… Надеюсь, не целую армию с собой привели. – Пробормотала себе под нос я, поворачиваясь в сторону массивных раздвигающихся створок, расположенных на дальней глухой стене холла. Постояв неподвижно секунд пять, я вдруг вспомнила встревоженное лицо Анжелы и поспешно вернулась к софе. Макнув пальцы в стакан с минералкой, стоящий на журнальном столике рядом с диваном, я пару раз провела мокрой рукой по своему безупречному макияжу, стараясь поосновательнее размазать тушь, и хотя бы с помощью этого нехитрого трюка придать лицу некоторый оттенок трагизма. Как на зло, качественная водостойкая косметика с трудом поддавалась действию влаги, но все же небольших едва заметных темных потеков на лице мне, кажется, добиться удалось. Едва я успела опуститься в кресло, как створки лифта раздвинулись, и в холл вплыла Ирина Матвеевна, поддерживаемая под локоток роскошной блондинкой двадцати пяти лет отроду, в которой я без особого труда узнала Ларису Колесникову, бывшую пассию моего ныне покойного мужа. Ее выразительные, достойные во всех отношениях формы, были плотно затянуты атласом длинного элегантного черного платья, с несколько легкомысленным на мой взгляд глубоким вырезом на спине, совершенно не соответствующим ситуации и той роли, которую она сама для себя добровольно выбрала. В отличии от меня, она не посчитала нужным прикрыть лицо вуалью или хотя бы черными очками, она гордо вышагивала рядом со своей так и несостоявшейся свекровью, печально потупив покрасневшие от переживаний и горьких слез глаза.

– Как можно жить в таком свинарнике? – Недовольно поджала губы Ирина Матвеевна, с преувеличенной картинной осторожностью опускаясь на край софы.

– Я появилась здесь практически впервые за последние месяцы. – Стараясь особенно не раздражаться, спокойно ответила я. – Вы не можете не знать, Ирина Матвеевна, что я не слишком часто покидала особняк последнее время, а Семен напротив проводил в этой квартире почти все дни и ночи…

– Естественно! – В отличии от меня свекровь скрывать раздражение не считала нужным. – Где же ему еще было ночевать, если так называемая жена буквально выжила его из собственного дома…

– Может, хватит, Ирина Матвеевна? – Устало вздохнула я и поднялась. – Вам еще не надоело твердить одно и то же изо дня в день, как заведенной? Сколько раз Семен объяснял вам, что мы имеем право жить так, как нам нравится, и ночевать там, где хочется! Неужели вы так и не поняли, что вас это не касается, особенно сейчас, когда его уже нет с нами!



– И тебе не стыдно говорить со мной подобным тоном в такой день? – Трагично повела подбородком свекровь и осторожно приложила платочек к аккуратно подведенным глазам. – У меня сын умер, если ты еще это помнишь!

– А у меня муж. – Холодно возразила я. – И я целый день занималась бумагами и похоронами, а вы даже из машины около больницы выйти не потрудились.

– Я плохо себя чувствовала. – Возмущенно воскликнула Ирина Матвеевна. – Да я чуть встала с утра… Да я таблеток целую пригоршню выпила, чтобы сил набраться достойно проводить сына в последний путь, да я…

– Я уже все это слышала, Ирина Матвеевна. – Вежливо перебила свекровь я. – Не стоит утруждать себя повторениями… Лучше расскажите, какая нужда вас сейчас привела в мой дом? Я рассчитывала немного отдохнуть, да и вы, сами говорите, плохо себя чувствуете.

– Во?первых, это не твой дом! – Надменно вскинула острый подбородок свекровь. – Это квартира моего сына, и я имею право приходить сюда тогда, когда мне захочется…

– А во вторых? – Слегка насмешливо поинтересовалась я, прекрасно понимая, куда клонит Ирина Матвеевна.

– Твои усмешки здесь совершенно не уместны! – Злобно сверкнула глазами собеседница. – Я пришла сюда для того, чтобы предупредить тебя, что деньги, принадлежащие нашей семье, тебе прикарманить не удастся! Ты обманом сумела затащить в свои сети доверчивого Сему, запудрила ему мозги, может, околдовала даже… Пока он был жив, я еще как то мирилась с этим, но сейчас, когда ты сжила его со свету, я приложу все усилия…

– Стоп! – Я так резко опустила на стеклянный столик фужер, что он жалобно зазвенел и едва удержался на тоненькой золоченой ножке. – Остановитесь?ка на этом пункте поподробнее. Это что намек или прямое обвинением меня в убийстве мужа? – Я так свирепо посмотрела на свекровь, что она заметно струхнула и сбавила обороты.

– Мы не в милиции, Полина, и я не прокурор, чтобы выдвигать обвинения…

– Тогда советую следить за тем, что говорите, Ирина Матвеевна. – Холодно посоветовала я. – Я бы на вашем месте поостереглась раньше времени сплетни распускать и глупости болтать на право и налево. До меня уже слухи доходить начали один нелепее другого. А вы ведь еще не знаете даже, как распорядился вашей судьбой Семен. Не опасаетесь, что в своем завещании он такие распоряжения оставил, что теперь вы от меня так же зависеть будете в материальном плане, как от него всю жизнь зависели?

– Он этого не мог сделать. – Побледнела свекровь. – Сема прекрасно знал о наших с тобой отношениях… Или мог? – Она вскинула на меня переполненные злобой глаза. – Говори, что ты там заставила его написать в завещании?

– Я не видела этот документ. И знаю о нем не больше вашего. – Я посмотрела на собеседницу и добавила. – Но уверена на сто процентов, что вам лично он распоряжаться ничем не позволил. Он сто раз говорил, что доверить вам капитал может только умалишенный или полнейший кретин. Уж извините…

– Он не мог так говорить о матери! Особенно с такой ….

– Со своей женой. – Напомнила я. – Так зачем вы пришли, может, все?таки скажете? Или так и будем оскорблениями до утра обмениваться?

– Скоро всему этому безобразию придет конец! – Свекровь резко выпрямила спину и надменно глянула на меня из-под густо накрашенных ресниц. – Ты много о себе возомнила, Полина, но смею тебя заверить, Сема был не так прост, как могло тебе показаться на первый взгляд…

– Я прожила с Семеном три года. – Уточнила я. – И до этого мы тоже были знакомы не два дня, как вы любите утверждать, а намного дольше…

– Уж не знаю, где и когда мой сын имел несчастье познакомиться с такой… женщиной. – Ирина Матвеевна презрительно поджала губы. – Вероятно все дело в том состоянии, в котором пребывал Сема последнее время… Он так много пил, совершал один безрассудный поступок за другим… Хотя я конечно, не осуждаю его, сын для матери всегда остается сыном…

– То?то вы его даже в психушку запихнуть норовили, когда он вам содержание урезал месячное… – С усмешкой напомнила я.

– Тогда он, действительно, был не в себе! – Свекровь даже покраснела от злости. – Иначе он никогда бы не женился на женщине подобной тебе! Да еще так поспешно! Но он не всегда был таким, ты думала, что полностью прибрала Семена к рукам, спаивала и развращала его всеми доступными способами, лишь бы без помех распоряжаться его… вернее нашими капиталами! Но я еще раз повторяю, ты не знала моего сына так, как знаю я. Я его вырастила и воспитала, а это что?нибудь да значит! Он сильно изменился в последние месяцы перед смертью, я смогла правильно повлиять на сознание моего сына, он, наконец, осознал, что для него действительно важно и дорого в этой жизни… Тебя ждет немало сюрпризов, дорогая Полина! Не пришлось бы локти кусать…

– Вы пришли только для того, чтобы предупредить меня об этом? – Спокойно поинтересовалась я, с некоторой даже жалостью глядя на раскрасневшуюся от возбуждения свекровь. – Не стоило так утруждаться. Это вполне могло бы до завтра подождать… А что до завихрений, которые в последнее время в голове у Семена начали возникать, то тут я с вами вынуждена согласиться… Мой муж здорово изменился…

– Поэтому он и стал тебе больше не нужен! – Никак не могла остановиться собеседница. – Такой Сема тебя не устраивал…

– Вы снова на что-то пытаетесь намекать, Ирина Матвеевна? – Ее злобные выкрики уже порядком меня утомили и начали почти болезненно отдаваться в глубине мозга. – Может, все-таки подождете до завтра? Раз вы так уверены в том, что Семен одумался и поумнел, то стоит ли унижаться до скандалов с таким ничтожеством, как я? Лично у меня нет никаких сомнений, новое завещание Семена все окончательно и бесповоротно расставит по местам. Каждый получит то, что ему причитается, и разойдемся с миром… Что вы сегодня от меня хотите услышать?

– Я хочу знать, как мой сын распорядился своими деньгами. Я нервничаю, разве ты настолько черства, что не можешь меня понять?

– Я еще раз повторяю, Ирина Матвеевна, я не имею понятия, что написано в этом документе. Даже по закону, если вы не в курсе, заинтересованной стороне запрещается присутствовать при составлении завещания, дабы никто не мог оспорить его, как написанное под давлением или внушением.

– Не прикидывайся, Полина. У Семы не было от тебя секретов… – В сердцах воскликнула свекровь и осеклась.

– Он сильно изменился в последнее время, сами же говорите. – Вздохнула я. – Я даже не знала о том, что он изменил свою последнюю волю буквально на днях…

– Я думаю, нам стоит уйти. – И я, и Ирина Матвеевна одновременно вздрогнули от неожиданности, услышав голос Ларисы, внезапно раздавшийся из дальнего угла. Похоже, свекровь тоже совершенно забыла о присутствии в комнате своей молодой спутницы. – Неужели вы не понимаете, что надеяться чего?либо добиться от этой черствой и бездушной женщины, просто смешно? Ей наплевать и на горе матери, и на смерть мужа…

– Да кстати, – я всем корпусом повернулась в ее сторону, – забыла спросить, а тебе что в моем доме понадобилось? У нас с Ириной Матвеевной хоть что-то общее есть, маловато, правда, но все-таки… А твоя комедия, милая, на мой взгляд, совершенно не уместна и даже где-то отчасти смешна и нелепа. Не стыдно было перед людьми рисоваться? Каждая собака знает, что Семен тебя не просто бросил три года назад, а цинично обманул надежды твоих родственников, женившись на … как вы там меня называете обычно? – Я мельком глянула в сторону свекрови. – На драной провинциальной кошке, кажется.

– На облезлой безродной кошке! – Презрительно процедила сквозь зубы та.

– Вам бы такой облезлой быть! – Я усмехнулась. – Не отказались бы а, Ирина Матвеевна? Глядишь, и не пришлось бы спутников за бабки бешеные нанимать…

– Сколько можно слушать издевательства этой женщины! – На глазах Ларисы появились вполне реальные слезы. – Давайте, уйдем отсюда, Ирина Матвеевна! Я сразу предлагала вам в суд идти, а еще лучше в милицию на нее заявить, пусть там разберутся, что она за птица, и откуда ее принесло на наши головы…

– Остынь, Лариса. Уж больно ты суетишься, девочка. Ирина Матвеевна постарше тебя да и поумнее, видимо. Ты что в суде-то требовать собралась? Еще ведь даже не известно, как Семен распорядился деньгами и прочим своим имуществом. А насчет милиции вообще идея несколько бредовая…

– И никакая не бредовая! – Прямо посмотрела мне в глаза Лариса. – Всем понятно, что ты руку к смерти Семена приложила! Так пусть милиция это докажет, а мы ей поможем …

– Пусть докажет. – Коротко перебила я. – И вы ей помогайте, не запрещаю. А сейчас будьте добры, вы обе, покиньте мою квартиру. – Я чувствовала, что, не смотря на все упорные старанья не принимать ничего близко к сердцу, я вот?вот взорвусь от злости и раздражения. Мало у меня что ли проблем, что я еще и эту лабуду должна терпеливо выслушивать? Да с какой стати, в конце концов! Я щелкнула пультом, и массивные дверки лифта снова раздвинулись.

– Я никуда не уйду, пока не выскажу всего, с чем пришла. – Надменно поджала губы свекровь, даже не подумав подняться с софы.

– Так говорите, чего тянуть! – раздражение просто распирало мне грудь. – Говорите, и будем прощаться.

– Я хотела заранее обсудить с тобой наши будущие отношения… – Свекровь заметно волновалась и даже нервничала.

– Надеюсь, вы избавите меня в будущем от любых отношений с вами.

– Для этого ты, если Семен не позаботился о матери, должна мне выделить определенную сумму, на которую я смогу жить так, как посчитаю нужным, не отчитываясь ни перед кем… Особенно перед тобой. – Торопливо сказала Ирина Матвеевна и облегченно вздохнула. Видимо сейчас она произнесла именно те слова, ради которых и притащилась в мой дом в столь позднее для визитов время. – А если он все оставил мне, то ты завтра же уедешь и оставишь нашу семью в покое.

– Я исполню все в точности, как распорядился в своей последней воле Семен. – Твердо ответила я и даже как?то слегка успокоилась. – Если он хотел оставить вам деньги, вы их сразу же получите, не сомневайтесь.

– Ты так спокойна, потому что надеешься на то, что сумеешь оспорить завещание благодаря тому нелепому брачному контракту, который вынудила подписать моего сына! – Истерично воскликнула свекровь, не в силах больше держать себя в руках. – Этот неблагодарный мальчишка никогда в жизни меня не слушал! Постоянно грубил и поучал по поводу и без повода. Я посвятила ему всю жизнь, молодость загубила на его воспитание, а он никогда меня не любил. А уж после смерти отца и вовсе обнаглел до крайности!

– Как воспитали, так и получилось. – Мне стало немного жаль эту, действительно, не слишком счастливую, женщину. – Но я не могу пойти против желания Семена… Да к тому же я ведь правда не имею понятия, что написано в этом завещании. Может, он мне, действительно, ничего не оставил. Или самую малость отписал, чтобы с голоду на панель не пришлось подаваться… Вполне вероятно даже то, что он и вас, и меня просто?напросто кинул, что называется. Такой возможности вы не допускаете?

– Но у него же никого нет, кроме нас с тобой… – Прошептала Ирина Матвеевна. – Больше ведь некому завещать …

– Он у нас с вами еще тот чудак был. – Усмехнулась я. – Может, как Деточкин, в приют все отписал или на построение храма на своей малой родине… Хотя в чем-то вы правы, у меня еще контракт брачный в запасе остается, а вот у вас…

– Да что вы ее слушаете! – Снова вклинилась в разговор Лариса. – Она же издевается над вами, как вы не понимаете! Все она прекрасно знает, и про завещание, и про деньги! Иначе, разве пошла бы она на такое!

– На какое? Что ты все намеками разбрасываешься? Ты уж молчи, а если не можешь рот закрытым держать, так говори прямо, чего юлить.

– Это ты юлишь! А мне изворачиваться нечего! Я прямо тебе заявляю, ты женила на себе Семена из?за денег и только из-за денег! А как только представилась возможность, избавилась от него. И завещание написать заставила….

– Как?то ты обтекаемо выражаешься – избавилась! Это как я сделать умудрилась, скажи на милость. Убила что ли? – Лариса прищурилась и побледнела. – Значит, убила? Так и говори. – Я пожала плечами. – А то избавилась! Как хочешь, так и понимай.

– Хватит умничать! – Истерично выкрикнула мне в лицо Лариса. – Думаешь, все предусмотрела и провернула без сучка и без задоринки?! А вот и нет! У меня доказательства есть, что ты виновата в смерти мужа! И если не собственной рукой его на тот свет отправила, то руку к этому уж точно приложила…

– Но если ты согласишься на мои условия, и тихо уедешь после оглашения завещания, забыв о контракте и претензиях, то мы не станем передавать улики в милицию. – Торопливо встряла в разговор свекровь.

– Ну, слава богу! – Облегченно воскликнула я. – Теперь я хоть поняла, зачем вы сюда приперлись. Ну, высказались? Тогда будьте здоровы.

– Как? – Растерялась Ирина Матвеевна. – Тебе даже не интересно, что нам известно?

– Нет. – Почти весело отозвалась я. – У меня на этот счет бумага есть, там четко описано, как и от чего умер мой муж. На ней все, как положено – и печати, и подписи врачей… А главное, в ней написана абсолютнейшая правда. Нет, ну конечно! Если есть время и желание, вы можете копаться в этом деле хоть до посинения. Фантазируйте, сочиняйте, расследуйте… Но я правду и так знаю, так зачем мне время тратить на эту ерунду, скажите на милость?

– Так, значит, будешь себя вести? – С угрозой в голосе процедила сквозь зубы Лариса.

– Именно так! – Я лучезарно улыбнулась. – И никак иначе быть не может. До свидания, девочки. Приятных снов. – Я приветливо указала рукой на все еще распахнутые двери лифта. На этот раз сбитые с толку гостьи не сопротивлялись и покорно направились к выходу. – Еще совет один на прощанье, Ирина Матвеевна. Вы задумайтесь на досуге, какого черта Ларочка так к вам притерлась по родственному. Столько лет и не вспоминала, а тут, нате вам, чуть ли не во вдовы усопшего записалась самочинно. Неужели эта красотка только за ваши интересы так искренне и пылко болеет, а Ирина Матвеевна? – Последнее, что я увидела перед тем, как лифт захлопнулся, были растерянные глаза свекрови и сверкающий не прикрытой злобой взор отвергнутой любовницы.

Да уж, денек сегодня выдался не из легких! Я обвела комнату усталым взглядом и тяжело вздохнула. Надо признать, Ирина Матвеевна в чем-то права, – квартиру Семен за последние пару недель запустил до полного безобразия. Скорее всего он так и не удосужился нанять новую прислугу, с тех пор, как в приступе то ли бешенства, то ли белой горячки одновременно выгнал и горничную, и кухарку, обвинив их, кажется, в шпионаже в пользу враждебного лагеря. А если проще сказать, он какую-то из них застукал в тот момент, когда девчонка по телефону увлеченно докладывала о его похождениях матери, поскандалил и заснул. Проснувшись же, никак не мог вспомнить, которая из двух служанок так прокололась. Обе естественно клялись, что понятия не имеют, о чем говорит хозяин. Я, честно говоря, допускаю, что ему и правда вся эта история во сне привиделась, но страдающий жестоким похмельем Семен разбираться в проблеме не стал, а попросту уволил и ту, и другую, после чего снова со спокойной душой лег спать.

Дня через три после этого он позвонил мне под вечер и с искренним удивлением в голосе сообщил:

– Представляешь, Поля, до чего я дожил, на старости лет? У меня ни тарелок, ни чашек, ни вилок не осталось… Только фужеров пара?тройка упаковок и все… А самое пакостное то, что холодильник вдруг оказался совершенно пустой… Может, приедешь? – В его голосе появились жалостливые просительные нотки. – Ты же не хочешь, чтобы твой законный супруг и кормилец с голоду помер в собственной кровати?

– Не волнуйся, Сема, тебе это не грозит. – Искренне отозвалась я.

– Но я действительно никуда сейчас не собираюсь, лежу в своей постели, телевизор смотрю…

– Да я не об этом! Уверяю тебя, дорогой, уж если тебе и суждено умереть, то я не знаю, конечно, где произойдет это знаменательное событие, но причиной точно станет не голод. Да ты собственными ресурсами можешь целый месяц с легкостью обходиться…

– Это ты на прослоечку мою жировую намекаешь? – Заметно повеселев, поинтересовался он. – Поняла теперь, какая это полезная штука? Может, хоть не станешь теперь изводить меня каждый день занудными беседами о похудании и тому подобной лабуде…

– Больно надо! – Фыркнула я. – Я ведь искренне тебе добра желала, а если ты мечтаешь о формах и габаритах слонов африканских, то дело конечно твое…

– Мои идеалом всю жизнь бегемоты были, ты же знаешь… – Жизнерадостно напомнил Семен и расхохотался.

– Ну что же, нет предела совершенству… Если приложить капельку усилий, ты, мой дорогой, без труда вольешься в их многотонные ряды…

– Но без твоей помощи, Полечка, я не смогу этого добиться … я просто чувствую, как с каждой минутой худею и чахну прямо на глазах…



– Да хватит тебе придуриваться, Сем! Ты уж продержись еще часика полтора, я приеду и продуктов привезу. Заеду по дороге в супермаркет … Тебе чего хочется?

– Еды. – Подумав пару секунд, коротко сообщил Семен. – И побольше.

– Ясно! – вздохнула я. – Неужели тебе совсем все равно, чем желудок набивать?

– Ну, я бы так уж категорично заявлять не стал… – Усмехнулся муж. – Я, что попало, в рот совать не стану. Просто знаю, ты плохого для меня не станешь покупать, вот и полагаюсь на твой вкус. Ты, главное, еще посуду не забудь… Ну, там вилки, тарелки…

– Ты что с голоду весь фарфор стрескал? – Искренне удивилась я. – И столовыми приборами закусил…

– Почти угадала. – Настроение у Семена явно было прекрасным. – Я все их в мусоропровод спускал, пока они не кончились.

– Зачем? – Вздохнув, поинтересовалась я. – Чем тебе тарелки помешали, горе ты мое?

– Воняли как?то… и мушки над ними кружились противные…

– А мыть не пробовал?

– Вот еще! – фыркнул возмущенно супруг. – Я же не кухарка какая?нибудь.

– Логично. – С улыбкой согласилась я. – Пожалуй, я в таком случае куплю тебе пару ящиков одноразовой посуды, очень удобно – поел и выбросил…

– Ненавижу эти пластиковые тарелочки и стаканчики бомжовские! Гнутся, ломаются, валится с них все постоянно… Я уж не говорю, как они на столе выглядят! Тьфу! Слава богу, я приличное количество денег заработал, чтобы позволить себе никогда в жизни больше не пользоваться этой гадостью.

– Да не горячись ты, Сём! – Успокоила мужа я. – Я просто так сказала. Пошутила не слишком удачно… Слушай, а что это ты который день дома безвылазно сидишь, как привязанный… Дня три, а то и четыре, судя по количеству угробленной посуды… Я права? Ты не заболел случайно? – Забеспокоилась я. – Или случилось что?

– Не паникуй раньше времени. Со мной все нормально, я здоров, как бык… Вернее, как бегемот. А дома я сижу, потому что думаю…

– Да что ты говоришь! – Еще больше встревожилась я. – Значит, точно болен!

– У меня в голове грандиозный план созрел… Чем больше думаю насчет него, тем больше мне нравится идея…

– Поделишься?

– Конечно. – Серьезно отозвался на том конце провода Семен. – Тащи жратву, и все обсудим за ужином. Если одобришь, то придется помочь супругу… Я без тебя вряд ли смогу концы с концами свести… Зато в случае успеха я не только проблемы наши одним махом решу, но и деньжат прилично срубить смогу…

– Ну и умеешь же ты заинтриговать, Семен! Просто сказочник великий, Ганс Христиан Андерсен – да и только! Но учти! Если окажется, что ты все это выдумал только для того, чтобы я побыстрее приехала с продуктами, я тебя убью! – Честно пообещала я и побежала одеваться…

Глава 2

Утро следующего дня началось для меня ужасно. Буквально подброшенная с кровати громоподобным завыванием сирены, я обалдело захлопала глазами, суматошно силясь понять, где я нахожусь, и что вообще вокруг происходит, налет вражеской авиации, пожар или что?то еще более ужасное. Спустя секунд сорок, я, наконец, осознала происходящее и снова заметалась по спальне теперь уже в поисках брелка, управляющего злополучным Семиным домофоном. Так и не обнаружив пропажи, я поспешила в холл и ткнула пальцем в кнопку прямо на панели под экраном.

– К Вам снова гости, Полина Игоревна. – Консьерж на экране выглядел заспанным и несколько помятым.

– Олег Иванович, сейчас сколько времени? – Не слишком доброжелательно поинтересовалась я. – Судя по тому, что вы все еще на рабочем посту, самое что ни на есть раннее утро…

– Так и есть Полина Игоревна… – Вздохнул консьерж. – Я в восемь утра сменяюсь, а сейчас только семь доходит… Я не хотел вас будить, но ваша подруга сказала, что у нее срочное и совершенно не отложное дело…

– Подруга? – Удивилась я и окончательно проснулась. Единственным человеком, который мог претендовать на то, чтобы назвать себя моей подругой, была Анжела, но она имела свой ключ и, кроме того, никогда не пользовалась услугами лифта. – Что еще за подруга?

– Лариса Павловна Колесникова. Она так представилась… Она долго настаивала, и я просто не решился ей отказать…

– Гоните ее в шею, Олег Иванович. – Непроизвольно вырвалось у меня. – Ну, в смысле передайте, пусть попозже приходит… Часикам так к двенадцати, не раньше…

– Хорошо, я передам. – В следующую секунду экран погас, и я, зевнув, отправилась в кровать, изо всех сил стараясь припомнить обрывки сна, из которого так грубо и нещадно вырвала меня противная сирена. Кажется, мне виделось что-то хорошее, легкое и воздушное… В этот момент за моей спиной снова послышался оглушительный вой сирены. С досадой чертыхнувшись, я вернулась в холл.

– Ну, что еще?! – Почти грубо поинтересовалась я.

– Ваша подруга ведет себя несколько… странно. – Интеллигентное лицо Олега Ивановича в этот момент выглядело жалко. – У нее истерика, кажется…

– Так «скорую» вызовите или милицию… Она мне не подруга, и мне соответственно нет никакого дела до ее истерик. Вам платят деньги как раз за то, чтобы вы охраняли мой покой, а не дергали пять раз по одному и тому же поводу. – Я с раздражением выключила изображение, потом подумала и, полностью отключив питание домофона, решительно направилась в спальню.

Естественно, как я не силилась заснуть, старательно сжимая веки и в десятый раз повторяя таблицу умножения, мне это не удалось. Минут через тридцать окончательно осознав всю тщетность своих стараний, я распахнула глаза и уставилась в потолок. В этот момент на прикроватной тумбочке зазвонил телефон.

– Полина! – Я даже трубку слегка от уха отодвинула, так громко завопила на том конце Лариса. – Полина! Ты просто обязана пустить меня в дом! Ты не можешь держать меня у порога как какую?нибудь… – Она на мгновение замолчала, видимо, подбирая подходящее слово. Воспользовавшись этой заминкой, я предупредила.

– Если тон не сбавишь, я и телефон тоже выключу.

– Что?о-о?! – Задохнулась от возмущения собеседница.

– Мое дело предупредить. – Спокойно отозвалась я.

– Мне нужно с тобой поговорить. – На пол тона ниже, но все так же возбужденно сообщила Лариса. – Срочно.

– Ну, говори, раз срочно. Для этого совершенно не обязательно врываться в мою квартиру.

– Это пока еще не твоя квартира!

– Ошибаешься. – Все так же спокойно поправила я. – Уже три года я являюсь ее собственницей, как супруга Семена.

– Но это еще не значит…

– Я все это уже слышала. – Бесцеремонно перебила собеседницу я. – Переходи к сути. Или это как раз и есть то самое срочное известие, с которым ты все утро носишься, как курица с яйцом, спать никому не даешь?

– Конечно, нет! У меня для тебя есть одна довольно неожиданная и крайне неприятная новость.

– Так говори, наконец, не тяни.

– Но это не телефонный разговор. – Слегка замялась Лариса. – Я хотела до визита к нотариусу открыть тебе кое?какие обстоятельства, о которых никто, даже Ирина Матвеевна, пока не знает… Мне бы не хотелось скандала и всяческих пересудов, которые неизбежно последуют после оглашения завещания… Я готова пойти на компромисс с тобой, лишь бы…

– Ты скажешь, наконец, в чем дело? – С раздражением перебила я. – Мне зверски надоели все эти ваши намеки, недомолвки, угрозы… Мы еще даже не видели, что там в своей последней воле наворотил Семен, а я уже устала от ваших претензий. Если тебе действительно есть, что мне сказать, говори. Хватит уже пустыми разговорами мозги пудрить. Я не могу обсуждать информацию, о которой даже приблизительно представления не имею.

– У нас с Семеном есть общий ребенок! – На одном дыхании выпалила Лариса и замолчала, напряженно дыша в трубку.

– Я рада за вас. – Довольно равнодушно отозвалась я. – А меня это каким боком касается, если не секрет?

– Это всех касается. – С вызовом сообщила собеседница. – И тебя, и Ирину Матвеевну…

– Семен признал твоего ребенка официально? – Сухо поинтересовалась я. – Кстати, если не секрет, у тебя кто девочка, мальчик?

– Девочка… – В голосе Ларисы сквозила явная растерянность. Она, вероятно, надеялась увидеть совсем другую реакцию с моей стороны на ее потрясающую новость. Настроенная на крики, угрозы и споры, сейчас она явно не знала, как себя вести на фоне моего довольно обидного равнодушия. – Ей уже почти три годика…

– Почти взрослая. – Улыбнулась я. – Так что насчет документов? Семен официально признал твою крошку своей дочерью?

– Он узнал о Юленьке не так давно… Мы не успели оформить бумаги… Но Семен не сомневался в отцовстве. – Услышав мою ироничную усмешку, заторопилась собеседница. – Он говорил, что девочка на него похожа, как две капли воды…

– Бедная крошка… – Почти про себя вздохнула я.

– У него, наконец, смысл в жизни появился! Это не мои слова, между прочим, а его собственные. – С вызовом продолжила Лариса. – У него ведь других детей нет. Вот вы говорите, что Сема здорово изменился в последние дни, а задуматься, с чем это связано, не пробовали случайно? Что может так кардинально и быстро изменить жизнь и характер уже вполне взрослого мужчины со сложившимися взглядами и привычками?

– К чему столько слов, Лариса? – Я опустилась в кресло и переложила телефонную трубку в другую руку. – Это все прекрасно и наверное чертовски правильно… то, что ты сейчас говоришь… Только я, ей богу, никак понять не могу, что ты все-таки от меня хочешь, к чему все эти разговоры, спешка, секретность?

– Не прикидывайся дурочкой, Полина. – С досадой отозвалась собеседница. – Юленька, хочешь ты этого или не хочешь, многое меняет в вопросе наследства…

– Не хочется тебя расстраивать, Лариса. – Перебила я. – Но если нет бумаг, доказывающих правдивость твоих слов, то и проблемы тоже вроде как нету… Я ничего не имею против твоей дочери, но Семен никогда не говорил со мной о том, что у него есть дети…

– То, что мы не успели оформить Юлю по всем правилам, ничего не меняет. Семен сказал мне, что у нотариуса есть подписанная им лично бумага, в которой все, как положено, про девочку написано. К тому же он не раз говорил мне, что ребенок для него стал именно тем смыслом, который он всю жизнь искал. С того момента, как он с Юленькой увиделся впервые, он дал себе слово, что все сделает для нее…

– Ты намекаешь на то, что в новом завещании он все отписал дочери? – Напрямик спросила я.

– Я практически уверена в этом. – Слегка замявшись, признала Лариса. – Иначе зачем бы ему вообще менять свою волю?

– Возможно. – Слегка подумав, согласилась я. – Когда, наконец, я услышу, что в таком случае ты хочешь от меня?

– Я уже говорила… Я бы не хотела скандалов и пересудов вокруг своей дочери… – Лариса говорила медленно, старательно выбирая подходящие слова, я терпеливо ждала, к чему же в конце концов приведут ее размышления. – В отличии от Ирины Матвеевны я понимаю, что брачный контракт, когда бы он не был составлен, по юридической силе не уступает завещанию… По крайней мере судебный процесс для нас обеих может оказаться не легким и растянуться на неопределенное время… Короче, я готова поделиться. – Решительно закончила она. – У Семена внушительное состояние, думаю, мы обе будем не в обиде. Тем более, что это и по совести правильно будет. Ты его жена, я мать его единственного ребенка…

– А как же насчет улик, которые указывают на то, что я приложила руку к смерти мужа? – С насмешкой напомнила я. – Или при удачном раскладе на такие мелочи, как убийство твоего «горячо любимого» Семушки, ты вполне готова закрыть свои красивые карие глазки? Может, даже и спасибо мне скажешь? Ну, не сейчас, а потом когда?нибудь… Месяца через два?три, когда виллу на Багамах для себя и вашего любимого отпрыска прикупишь?

– Я не понимаю тебя, Полина… – От растерянности Лариса даже начала слегка заикаться. – Что ты хочешь добиться таким поведением? Я предлагаю тебе вполне разумные вещи, а ты глупости говоришь… Ты что предпочитаешь все-таки судиться со мной и получить все наследство полностью? Но ты же умная женщина и должна понимать…

– Я уже сказала вчера и тебе, и Ирине Матвеевне, что не намерена ни с кем судиться. Это вы постоянно угрожаете мне несуществующими уликами …

– Улики вполне реальные…

– Пусть так. – С досадой отмахнулась я. – Хотя тогда не совсем ясно, какого лешего вы ко мне с ними зачастили? Сдайте их милиции, и тогда путь к деньгам безо всяких переговоров с такой принеприятнейшей для вас личностью, как я, будет открыт и свободен. Проще ничего и придумать нельзя. Что?то не верится, что тебе так уж сильно хочется со мной делиться…

– Скажи наконец, что ты думаешь по этому по поводу… Ведь теперь в связи с обстоятельствами многое изменилось…

– Только не для меня. Я говорила и повторю еще раз, я в точности исполню любую волю, которую мой муж посчитал нужным выразить в своем завещании… – Устало напомнила я. – Я так решила, и ему я обещала то же самое… Поэтому на мое поведение то, что написано в этой бумаге, сейчас уже повлиять не может… Не стану душой кривить, мне не хотелось бы остаться после смерти супруга без копейки денег и крыши над головой… Хотя этого, конечно, не случится. В любом случае, Семен твердо обещал мне позаботиться о моем будущем. А все остальное пусть идет своим чередом. Я предпочитаю не гадать, а спокойно дождаться шести часов, когда нотариус огласит официальную версию последней воли Семена. Раньше мы все равно дальше разговоров и скандалов не продвинемся…

– Но я хотела заранее прийти с тобой к соглашению, чтобы не устраивать сцен и пререканий на людях… – Упорно продолжала настаивать на своем Лариса.

– Можешь быть уверена, я до такого в жизни не опущусь. – Твердо пообещала я. – Даже если муж оставит меня голой, босой и голодной…

– Я не верю тебе, ты что?то задумала, поэтому и ведешь себя так нагло и вызывающе… – Пошипела в бессильной злобе собеседница.

– Твое право. Каждый, как говорится, меряет по себе… – Спокойно ответила я. – У тебя все? Или есть еще какие?то потрясающие новости? Тогда до вечера. – Так и не дождавшись от растерявшейся Ларисы ответа, закончила я и нажала рычаг телефона.

– Круто ты с ней! – Я вздрогнула от неожиданности. В дверном проеме я увидела улыбающуюся Анжелу. – Насколько я понимаю, госпожа Колесникова с самого утра посчитала нужным почтить тебя своим вниманием…

– И не говори. – Вздохнула я. – Только проснулась, вернее, если точной быть, еще и проснуться толком не успела, а воронье уже раскаркалось… Мало мне вчера было бесед с разъяренными дамочками, думала, хоть сегодня перед похоронами меня больше дергать никто не станет… Вчера свекровь чуть до печенок не достала, сегодня бывшая любовница мужа…

– Она что, вчера уже прискакала? – Удивилась Анжела. – Я, честно говоря, думала Ирина Матвеевна устала достаточно сильно, все-таки день тяжелый выдался, а она уже далеко не девочка… Интересно, что такого срочного она пожелала тебе сообщить, что не поленилась на ночь глядя из дома выползти?

– Да ничего особенно срочного… – Пожала плечами я. – Хотя она, скорее всего, так не считает. Насчет завещания волнуется… Боится, что любимый сынок оставит ее на старость лет без средств к существованию…

– Как думаешь, мог Семен с ней так поступить? – С интересом посмотрела на меня Анжела.

– Да кто его знает… – Пожала плечами я. – Ирина Матвеевна мне столько крови выпила, что я даже думать об этом не хочу, не то что переживать за ее будущую судьбу…

– Ну, ты Полина и сама с ней не больно любезно обращаешься, честно говоря, меня удивляет твое полнейшее нежелание идти хоть на какие-то компромиссы со свекровью. Она конечно стерва порядочная, не спорю… кого хочешь с потрохами сожрать может и не поперхнется даже… Но раз уж ты решилась выйти за Семена и связать свою судьбу с жизнью его семьи, то может, стоило как-то попробовать…

– Ты не знаешь, о чем говоришь. – Вздохнула я. – Договориться с этой женщиной невозможно… Она из вредности будет твердить, что черное это белое, а белое это черное, лишь бы разозлить человека посильнее.

– Но ты могла бы …

– Я не могла! – Раздраженно перебила подругу я. – Семен никогда не просил меня делать этого! Напротив, он принципиально не желал сделать хоть что?то, что могло бы улучшить мои взаимоотношения с его матерью. Он специально подогревал эту неприязнь, подзуживал, подкалывал, преднамеренно создавал все те неприятные и двусмысленные ситуации, из которых потом мне приходилось выпутываться самостоятельно…

– Ты раздражена и мне кажется, слегка сгущаешь краски. – Осторожно заметила Анжела. Вообще, тебе бы отдохнуть не мешает, подруга… Уехать куда?нибудь подальше от всей этой нервотрепки и дрязг. Честно говоря, последнее время ты выглядишь не самым лучшим образом…

– Ничего удивительного. – Я мельком глянула на себя в огромное зеркало, занимающего практически все пространство над изголовьем шикарной коллекционной кровати в стиле какого то из французских королей, Людовика четырнадцатого, кажется… Или пятнадцатого, не помню, что там насчет этого Семен говорил… Зрелище меня особенно не порадовало. Круги под глазами, кожа бледноватая, волосы тоже как?то потускнели.

– Ты сама то чего ожидаешь от Семена? – С любопытством посмотрела на меня подруга.

– Чего я могу от него ожидать, интересно? – Изумленно посмотрела на подругу я. – Он умер, если ты забыла. Мы к одиннадцати должны быть в похоронном бюро, а потом поедем на кладбище, провожать его в последний путь…

– Да помню я. – Поежилась Анжела. – Разве такое забудешь… Я завещание имею ввиду. Ты хоть в курсе, что там по последней воле мужа тебе причитается?

– Понятия не имею. – Искренне отозвалась я, доставая из пачки очередную сигарету. – Знаю только, что Семен позаботился о моем будущем… По крайней мере он сам так сказал…

– Ну, это понятие растяжимое… – протянула задумчиво Анжела. – Позаботиться можно по всякому. К тому же понятия у твоего мужа, по правде сказать, были слегка того… Не тривиальные…

– Это точно. Между нами говоря, Ирина Матвеевна в чем-то права, Семен иной раз, и правда, как самый настоящий псих мог поступить. Ему бы совсем не мешало нервишки подлечить слегка. Хотя теперь это уже смысла не имеет…

– Ну, вот… И я о том же. Я бы на твоем месте кровь из носа постаралась выяснить, почему он так неожиданно решил поменять текст завещания. Сама же говоришь, у вас до последнего дня дружеские доверительные отношения оставались…

– Это ничего не значит. Это только его родительница утверждает, что ее сынок был эдаким мягким, внушаемым тюфячком. Если Семен что-то вбил себе в голову, не переубедить, не повлиять на него было попросту не возможно… И узнать больше того, что он считал нужным сообщить, соответственно было не реально… В тот день, ну, когда он от нотариуса вернулся, веселился, как ребенок, чуть ли не песни пел… Вот и все, что мне известно о завещании. Потом он напился в стельку и кутил дня три без передышки… – Я глубоко затянулась и закашлялась.

– Совсем ты о своем здоровье, мать, не думаешь. – С осуждением проворчала Анжела. – Курить на голодный желудок – последнее дело, для женщины особенно. Язву в два счета заработаешь, а уж для цвета кожи, такое поведение – вообще мрак. Ты при мне только уже две штуки из пачки уничтожила, а я всего минут двадцать у тебя нахожусь… Тебе лет то всего ничего… Двадцать четыре, кажется, да? – Я кивнула. – Ну вот, вся жизнь еще впереди…

– Впереди… – Со вздохом проворчала я. – Ты права, конечно… Я вроде бы и правда со вчерашних поминок ничего, кроме минералки и сигарет, внутрь не принимала… Пойдем, перекусим что ли. День сегодня еще покруче вчерашнего предстоит… Правда, сомневаюсь, что у Семена в холодильнике хоть что-то путное обнаружить удастся.

Кухня сразила нас с подругой наповал.

– Не фига себе! – Присвистнула Анжела, с изумлением останавливаясь на пороге. – Он тут что делал? Свиней выращивал? Да на этой кухне не то что завтракать, сесть нормально не умудришься. Ладно бы Семен только стол завалил объедками, так он и весь пол чем-то загадил…

– Просто он прислугу уволил пару недель назад. – Тяжело вздохнула я, обводя взглядом заваленную хламом кухню. – А убирать за собой, как ты понимаешь, мамочка его не научила.

– Ну, а самому ему, неужели противно не было, вот так вот жить? – Удивилась Анжела. – Хоть ты бы о нем позаботилась, жена все?таки. Можно ведь было другую горничную нанять…

– Да я собиралась … – Мы вышли из кухни. Я тщательно прикрыла за собой дверь, чтобы не видеть всего этого безобразия. – Только хотела сначала дождаться окончания его буйного запоя. Не хотелось кого попало в дом тащить, а нормальная прислуга с опытом и рекомендациями вряд ли клюнет на такое сомнительное предложение. Я сама тут пару раз разгребала Семины завалы, только все это бесполезно, через сутки становилось еще хуже, чем было…

– Ясно. – Вздохнула подруга. – В таком случае предлагаю заказать бригаду из фирмы «Чистый дом», пока мы будем на кладбище, они эти триста метров в два счета в порядок приведут, а мы с тобой, пожалуй, в «Шарманке» чайку попьем…

В этот момент в спальне снова зазвонил телефон.

– Кто бы это мог быть? – Удивилась я.

– Наверное, кто?то спешит заранее высказать соболезнования. – Предположила подруга.

– Да никто почти этот телефон и не знает, в особняк все названивают, Ирину Матвеевну утешают. – Я подняла трубку. – Алло…

– Полина Игоревна? – Поинтересовался на том конце провода тихий вежливый голос.

– Да, это я.

– Полина Игоревна, это вас из похоронного бюро беспокоят. Приносим наши извинения, но, судя по всему, мы не сможем сегодня организовать похороны вашего мужа…

– Что?о?о? – Воскликнула я. – Что за шутки? Вы вообще в своем уме, девушка? Что вы мне прикажете с приглашенными делать, а тело куда девать?

– Полина Игоревна, не волнуйтесь так, приглашенными мы займемся сами, в самые короткие сроки оповестим каждого о переносе даты похорон на более позднее время. А вот с телом возникли проблемы. Дело в том, что в морге тело нам выдать отказались.

– Это что еще за новости? – Уже немного спокойнее спросила я. – Я же вчера с ними обо всем договорилась, с телом не было абсолютно никаких проблем. Все сделано, как положено. Семена обмыли, одели… Ну, в общем все, что обычно сделали… Вам оставалось только забрать гроб, установить в зале своего бюро и все…

– Все так, Полина Игоревна, но нам отказали в связи с тем, что требуется еще одна дополнительная экспертиза…

– Что за экспертиза? – Я почувствовала, что во рту пересохло.

– Дополнительное вскрытие для более точного определения причины смерти покойного. – Терпеливо пояснила собеседница.

– Но ведь все бумаги уже оформлены… – Растерянно прошептала я.

– Мы не можем вмешиваться в такие проблемы, Полина Игоревна. Они вне нашей компетенции. Я звоню, чтобы предупредить вас и спросить, начинать, пока не поздно, обзванивать приглашенных или подождать?

– Начинайте. – Вздохнула я и положила трубку на рычаг.

– Что случилось? – С тревогой поинтересовалась Анжела. – На тебе буквально лица нет. Я так поняла, с похоронным бюро неприятности?

– Хуже. – Прошептала я, все еще не придя полностью в себя. – Значительно хуже…

– Да что случилось то? Ты можешь сказать или нет?

– Я и сама ничего не понимаю, Ань… Им тело в морге выдавать отказываются… Какую-то экспертизу, говорят, дополнительную назначили…

– Кто назначил? – Удивилась Анжела. – Вроде все экспертизы уже сделаны, бумаги оформлены…

– Не знаю, – прошептала я и опустилась в кресло.

– Не помогли, значит, бумажки… – задумчиво протянула подруга. – А я говорила, между прочим, предупреждала… А ты вчера веселилась, как дура последняя…

– Хватит каркать, Ань! – Буквально простонала я и прижала ледяные ладони к пылающим щекам. – И так все плохо, хуже некуда. Что теперь делать?

– А что теперь сделаешь? – Пожала плечами подруга. – Ждать. Переносить похороны на другое число и ждать…

– Но почему, а главное, кто назначил эту дурацкую экспертизу?

– Ну, откуда же мне знать? Поехали в больницу, может, там что-то определенное скажут?

– Поехали. – Вздохнула я.

Глава 3

Девушка за столиком в приемном покое выглядела какой-то взбудораженной и ужасно растерянной. На мой вопрос о том, кто мне может дать разъяснения по интересующему меня вопросу, она испуганно вздрогнула и указала глазами на мужчину, который как раз заходил в дверь.

– Следователь прокуратуры Сметанин. Сергей Серафимович. – Представился он. – А вы Наумова Полина Игоревна, насколько я понимаю?

– Да, я Наумова. – Настороженно кивнула я. – А что случилось?

– Я как раз собирался к вам ехать, Полина Игоревна, сообщить о том, что по поводу смерти вашего мужа поступил сигнал… Мы вынуждены были завести уголовное дело…

– Какой сигнал? – Мне стало неуютно под спокойным внимательным взглядом следователя. – Мой муж умер от сердечной недостаточности, у меня все документы оформлены, как полагается. На сегодняшний день назначены похороны…

– Я в курсе, Полина Игоревна. – Устало вздохнул Сметанин. – Приношу свои соболезнования по поводу смерти вашего мужа…

– Благодарю. – Раздраженно ответила я. – Только вы бы вместо соболезнований лучше не занимались ерундой и проверкой чьих-то глупых сигналов, а дали людям спокойно проводить человека в последний путь…

– К сожалению, от меня это уже никак не зависит, Полина Игоревна. И дело тут вовсе не во мне и даже уже не в поступившем в прокуратуру сигнале… Вам еще не сообщили, что тело вашего мужа пропало?

– Пропало? – Пораженно прошептала я. – Что вы такое говорите? Что значит, тело пропало? Вчера оно было на месте… Мне сказали, что его привели в порядок… ну одели, макияж сделали…

Я почувствовала, что внезапно мне стало не хорошо… Голова подозрительно закружилась, и пришлось опереться рукой о стену, чтобы не упасть.

– Поля? Тебе плохо? – Встревожилась Анжела, усаживая меня на банкетку. – Ты так побледнела.

– Голова закружилась.

– Может, таблетку какую?нибудь? – Услужливо предложила девушка за столиком, до этого напряженно с явным любопытством прислушивавшаяся к разговору.

– Нет… Не надо. Это от волнения. Я уже справилась. – Я взяла себя в руки и подняла глаза на следователя. – Так что вы говорили, Сергей Серафимович?

– Скажите, Полина Игоревна, а вы сами видели тело?

– Естественно, – кивнула я. – Как только Семен умер, его доставили в эту больницу и сразу же сообщили мне… Я приехала, тело опознавала, бумаги подписывала у доктора…

– Это понятно. – Нетерпеливо перебил меня следователь. – А потом? Когда его одели и положили в гроб? Вы, наверное, принимали, что называется работу, простите за такое выражение…

– Нет. – Коротко ответила я. – Я не посчитала нужным проверять, как и что было сделано. Я пригласила людей из солидной конторы, профессионалов своего дела… В общем, я заплатила деньги и все… – Я немного помолчала. – Понимаете, я побоялась в морг входить…

– Ясно. – Понимающе кивнул следователь. – То есть вы в морг не заходили. А как вы заказ делали? Ну, как объяснили, кого именно нужно одевать и гримировать?

– А что тут объяснять… У Семена номер был прикреплен… уж не знаю где… – Я почувствовала, что мне снова вот?вот станет плохо. – Я его назвала, мы договор подписали… – Я достала из сумочки бумагу и протянула следователю. Он внимательно изучил договор и задумчиво посмотрел на меня.

– Понимаете в чем дело, Полина Игоревна… Похоже, ваши специалисты что-то перепутали… В общем они одели и положили в гроб совершенно другого человека…

– Как? – растерялась я. – Что значит другого? То есть вы хотите сказать…

– Вот именно. – Кивнул Сергей Серафимович. – Сегодня утром, когда мои люди пришли, чтобы забрать тело вашего мужа на дополнительную экспертизу, выяснилось, что человек, приготовленный к погребению, вовсе не Семен Васильевич Наумов.

– А кто? – Тупо поинтересовалась я. – А Семен где?

– Этот вопрос меня интересует не меньше вашего. – Озабоченно потер мочку уха следователь.

– Но ведь ничего особенного в этом нет. – Подала голос Анжела. – Не приятно, конечно, но в нашем бардаке всякое случается… Если обработали кого-то другого, то тело Семена по логике вещей должно остаться так и не одетым… Там, наверное не тысячи человек? Посмотрите повнимательнее…

– Уже посмотрели. – Вздохнул Сметанин. – В морге тела господина Наумова нет.

– Вы в своем уме, товарищ следователь? – Нервно поинтересовалась я. – Вы что хотите сказать, что мой муж сбежал из морга? Он, конечно, был человеком достаточно эксцентричным, но не настолько же…

– Нет, ну что вы! Я далек от такой мысли… Еще, конечно, рано делать окончательные выводы, но все указывает на то, что тело выкрали… Усыпили сторожа, взломали замок и увезли тело…

– Кому это могло понадобиться? – Удивленно раскрыла глаза подруга. – Это же труп…

– Не знаю кому, – ответил Сергей Серафимович, – но могу приблизительно догадаться, в моей практике обычно трупы похищались исключительно для того, чтобы скрыть следы преступления…

– Но мой муж умер естественной смертью…

– Вот как раз это и должна была подтвердить повторная экспертиза. И именно перед ней тело исчезло…

– Но вы же сами сказали, тела перепутали… – Снова вмешалась Анжела. – Раз тот, который считался Семеном, лежит в гробу, то, может, Сема как бы тоже его замещает… ну, может, похитить хотели именно того, который на его месте оказался… Вы уже сторожа допросили? Он что говорит, когда тело могло пропасть?

– С ним сейчас работают мои люди, но думаю, узнать что?то определенное будет не просто. Сами понимаете, что за люди нанимаются морг сторожить… Тело вывезли вероятнее всего сегодня ночью. Сторож мало что помнит. Пришел. Увидел на пороге бутылку водки. Вошел. Запер дверь. Выпил. Уснул. Проснулся, дверь взломана, распахнута настеж. Все. В водку, судя по всему, подсыпали клофелин и оставили на пороге, резонно рассудив, что желание выпить у сторожа победит все сомнения, даже, если они возникнут. Еще мы свежие следы машины обнаружили у входа в морг… В общем, Полина Игоревна сами понимаете, дело выглядит очень и очень не красиво…

– Согласна… Все получается странно… Но я уверена, Анжела права, тут дело вовсе не в Семене… Вы выяснили, что за человек тот, второй, чье тело спутали с телом моего мужа?

– Пока нет… Времени было маловато, но мы, конечно, это будем выяснять, так же, как машину постараемся разыскать… Так что вы понимаете, Полина Игоревна, что похороны сегодня сорвались вовсе не по нашей вине.

– Понимаю. – Пробурчала я. – Ну, а мне что теперь делать?

– Ждать. – Серьезно ответил следователь. – Обещаю, мы приложим все возможные усилия к поискам тела вашего мужа и выяснения обстоятельств его исчезновения. Ну, и естественно его смерти…

– То есть мы можем идти? – Поднимаясь с банкетки, хмуро поинтересовалась я.

– Пока да. – Вежливо отозвался Сергей Серафимович. – Постарайтесь быть всегда на связи. Думаю, очень скоро у меня снова возникнет необходимость во встрече с вами. А сейчас мне для начала нужно с доктором поговорить, который заключение выписывал и в морг Семена Васильевича определял.

– Хорошо. – Я, не прощаясь, поспешила к выходу.

– Не фига себе! – Выдохнула Анжела, опускаясь рядом со мной на сиденье «Хонды». – Просто триллер какой-то… Ужастик.

– Да уж. – Я достала сигарету и задумчиво посмотрела на здание морга, виднеющееся вдали. – Интересно, что бы все это могло значить?

– Мне тоже. – Кивнула Анжела. – А ты, я смотрю, уже успокоилась, даже руки дрожать перестали. А то там, в больнице, я думала, ты в обморок вот?вот рухнешь…

– Это от неожиданности… Разговоры эти все про трупы…

– Да у тебя давление просто упало, вот что. Ты же даже не позавтракала сегодня… Вот и результат, стоило немного понервничать, и организм дал сбой. Он ведь тоже не железный, столько всего на тебя навалилось, а ты еще и подкармливать себя забываешь. Давай?ка быстренько в «Шарманку», купишь себе чего?нибудь сладенького, давление сразу в норму придет…


В полутемном зале «Шарманки было прохладно и совершенно пусто. Мы с Анжелой уселись за столик и заказали по салату и чай с бутербродами.

– Надо же, как не повезло тебе, Поль, что с похоронами то так получилось… Семен и жил суматошно и после смерти все, видать, никак успокоиться не может. Разговоры теперь пойдут. Слухи еще сильнее поползут всякие разные.

– Да я сто раз тебе уже повторяла, Ань. – С досадой отозвалась я. – Я ничего не боюсь, ни сплетен, ни пересудов, потому что бояться мне нечего. Никто, слышишь НИКТО не сможет повредить мне пустыми разговорами… Перед законом и людьми я совершенно чиста… Ну, если совсем искренней быть, то за всех людей я, конечно, не поручусь, всегда найдется недовольный … но закон я не нарушала, в этом уж будь уверена. Так что давай на эту тему больше не будем говорить, ладно?

Анжела неопределенно пожала плечами и промолчала.

– Я вот все спросить тебя хочу… – Осторожно отхлебывая горячий чай, после некоторого молчания снова подала голос Анжела, не поднимая глаз от чашки.

– Ну что замялась? – Вздохнула я. – Спрашивай, если уж заикнулась…

– Да я не знаю… – Замялась подруга. – Боюсь обидеть тебя или расстроить, не привыкла я вмешиваться, туда, куда не просят… К тому же вопрос такой деликатный…

– Столько слов… Ты насчет моих отношений с Семеном что-то узнать хочешь, да?

– Ну… в общем… – Анжела слегка покраснела от смущения. – Но сама подумай, ты так спокойно реагировала на его запои, гулянки… да вообще его образ жизни ни одна жена бы не выдержала нормальная… Жили в разных домах, виделись пару раз в неделю, а то и реже… Да и после того, как он умер, у тебя в глазах ни слезинки не промелькнуло…

– Да полно семей так живет, оглянись вокруг Ань, ты же не слепая. Каждая вторая из моих приятельниц живет своей совершенно отличной от супруга жизнью… Мужики пьют, жены гуляют, и наоборот… Каждый крутится, как может…

– Да ты не подумай, я же не осуждаю… – Чуть ли не руками замахала Анжела. – Мне нет никакого дела до того, кто и как свою жизнь устраивает… Просто, я бы так не смогла, я это точно знаю, поэтому и не тороплюсь связывать с кем?то свою судьбу. Но это моя личная проблема.

– У всех свои проблемы. – Вздохнула я. – Личные…

– Но ведь по любому что?то двух людей должно интересовать друг в друге, чтобы они решились связать себя брачными узами… Деньги, любовь, дети…

– Любопытство, страх, глупость, зависть… – С усмешкой продолжила я. – Знаешь, Анжела, сколько людей, столько и судеб…

– Вот?вот. Ради бога, Полина, сделай милость, удовлетвори мое любопытство. Я, честно говоря, всю жизнь считала, что ты связалась с Семеном из?за его огромного состояния… Поэтому и ведешь себя настолько спокойно и равнодушно… Ну он не ангел, конечно был, но при этом и тебе не запрещал творить все, что только заблагорассудится, в деньгах не ограничивал, насколько я знаю. – Торопливо закончила подруга, заметив появившуюся в моих глазах усмешку.

– Чтобы жить, как хочется, совершенно нет смысла выскакивать замуж. – Заметила я.

– Только без денег особо не разгуляешься… – Парировала собеседница. – Это ясно. Тут я тебя вполне понимаю… Но ты говоришь, что Семины деньги тебя никогда не интересовали… Или ты кривишь душой, или ты должна была хоть не надолго влюбиться в своего будущего мужа… Хотя в это я поверить тоже как то не могу. – Искренне закончила подруга.

– Почему? – Пожала плечами я. – Ему всего сорок три тогда было…

– Да хоть двадцать! – С досадой отмахнулась Анжела. – Он был психом, пьяницей и вообще… Не представляю его с тобой в постели… – Подруга покраснела и опустила глаза.

– Никогда бы не подумала, что ты способна забивать себе голову подобными глупостями. – Мне было и смешно и досадно. – Разве это хоть кого?то касается? Как тебе не стыдно?

– Стыдно Поль… Правда, стыдно. А то я бы уже давным?давно тебе этот вопрос задала… Но раз уж этот разговор все?таки зашел, развей пожалуйста, мои глупейшие сомнения. Чем кроме денег тебя заинтересовал Семен? Ты ради него бросила человека, с которым до этого встречалась три года. Молодого красивого парня, мастера спорта по легкой атлетике, между прочим…. Или ты все же покривила душой, прикидываясь бескорыстной и наивной?

– Если бы все было настолько просто и легко… – Вздохнула я. – Жить было бы не интересно и скучно… А если серьезно, то когда?нибудь потом, я отвечу тебе на твой вопрос, возможно это случится не так уж скоро… А сейчас я в любом случае не смогу быть до конца искренней… Извини.

Анжела вполне заметно надулась. Я понимала, что своими словами невольно обидела подругу.

– Не сердись, Ань. – Я дотронулась до ее руки. – Ты самый близкий для меня человечек… Вернее, единственно близкий, если говорить честно. Я довольно закрытый человек… Ну, хорошо, если ты хочешь знать правду, я признаюсь, хоть мне это и не приятно делать… Семен помог мне выбраться из той проклятой заросшей мхом дыры, которую мы с тобой называли родным городом… Он и его деньги – вот то, что могло изменить мою жизнь до неузнаваемости, я не хотела упустить этот единственный шанс, выпавший на мою долю… А вообще Семен при все своей внешней не привлекательности был хорошим человеком… Добрым, щедрым… и умным. Со стороны в это поверить трудновато, наверное. Маска психа и пьяницы прилепилась к нему намертво. Его это устраивало и ни капельки не тяготило.

– То есть все?таки ты вышла за него из?за денег? – Когда я замолчала, не слишком доверчиво уточнила Анжела.

– Можно и так сказать… Но не все так однобоко…

– Понятно. – Я поняла, что моя не хитрая уловка сработала. Анжела уверилась, что все?таки она была права. Ее мое объяснение вполне устроило. Всегда приятно ощущать себя умной и жутко проницательной. – Не стоит смущаться, Поль. Я ведь тебе подруга, а значит, всегда останусь на твоей стороне. К тому же, ты сама говоришь, Семен не был глупцом, соответственно он все понимал так, как нужно… Его ваш брак тоже вполне устраивал.

Разговор нравился мне все меньше, я нервничала, опасаясь сказать что?то лишнее … К счастью в этот момент в баре появился человек, который хотя бы на время должен был избавить меня от мучительного обсуждения личной жизни. Анжела тоже увидела нового посетителя и мгновенно изменилась в лице. С Корнеем Юрьевичем Озеровым, ведущим специалистом, курирующим большинство финансовых вопросов на фирме моего мужа, у нее были довольно натянутые, если не сказать больше, отношения.

– А этого какого черта принесло с утра пораньше? – Возмущенно прошипела она. – Считай, на весь день окончательно настроение испорчено, видеть его морду приторную не могу. С души, знаешь ли, воротит. Похоже, он прямо к тебе направляется. Пойду?ка я лучше пока в аптеку схожу. Надо нам с тобой хоть успокоительным запастись. Не дай бог при следующей встрече со следователем тебе в обморок грохнуться от волнения. – Подруга резко поднялась со стула, подхватила легкую спортивную сумку и, демонстративно не оборачиваясь в сторону приближающегося к нашему столику Озерова, величественно прошествовала к противоположному выходу.

– Здравствуйте, Полина Игоревна. – Опускаясь напротив меня за стол, сказал он и покосился в сторону удаляющейся Анжелы. – Чувствую, ваша подруга не больно то меня жалует… Хоть убейте не пойму, чем я ей так насолил…

– Так уж и не знаешь? – Усмехнулась я.

– Ну, разве что она обиделась на то, что я не смог по достоинству оценить ее обаяние и другие женские прелести… – Уклончиво отозвался Корней и пожал плечами. – Но я как?то не думал, что это незначительное событие в нашей жизни положит начало такой затяжной и ожесточенной войне…

– Ты назвал ее вульгарной колхозницей, так, кажется, ты выразился? – Спокойно напомнила я. – Ты считаешь, это не достаточный повод для объявления против тебя боевых действий?

– Но я не помню, чтобы говорил подобные вещи… – Замялся Корней.

– Говорил. Это все слышали, не только мы с Анжелой.

– Слышали?… Ну, может в шутку как?нибудь… Или выпил…

– Ты что так рано из дома вышел? – Решила проявить милосердие и сменить неприятную для собеседника тему я. – Из дома выгнали или от подруги очередной возвращаешься?

– Не то и не другое… Я, Полина Игоревна между прочим человек женатый… А для меня семейные ценности вовсе не пустой звук, как для многих других мужчин из нашего с вами окружения… Все просто. Я увидел на парковке вашу машину. … Ну, вот я и позволил себе…

– То есть, ты пришел сюда специально для встречи со мной. – Уточнила я. – По какому поводу, интересно узнать, я удостоилась такой чести?

– Соболезнование хотел выразить… – Корней запнулся и даже как?то слегка покраснел.

– Спасибо. – Сдержанно кивнула я. Господи, этому?то что понадобилось от меня с такой срочностью, буквально с утра пораньше? Я ни на секунду не поверила его сбивчивым объяснениям насчет парковки, машины и тому подобной глупости… Начать с того, что увидеть место стоянки моей «Хонды» во дворе «Шарманки» с проезжей части попросту невозможно, даже, если специально выискивать ее глазами вместо того, чтобы смотреть на дорогу. Ни о каких случайностях, как я понимаю, в данном случае говорить не приходится. Скорее всего, Озеров специально искал меня этим утром. Возможно, он объехал уже не одно из моих любимых местечек, чтобы организовать вот такую вот «совершенно случайную и неожиданную» встречу. Для этого у практичного и расчетливого Корнея должен быть более чем весомый повод.

– И еще одно… – Явно не зная с чего начать, выдавил из себя Озеров. – Я не знаю, уместно ли сейчас говорить с вами о бизнесе… Если вам тяжело, вы только скажите… Я пойму, честное слово! Шутка ли, вы ведь у вас муж умер. Да еще видимо проблемы какие то возникли с похоронами. Мне утром сообщили из агентства…

– Мне тяжело. Но не настолько чтобы впадать в депрессию и играть в молчанку. – Все тем же спокойным и уравновешенным тоном успокоила его я. – Если возникли какие-то проблемы с бизнесом, то их по любому придется решать.

– Это правильно. – Заметно оживился Корней. – Бизнес есть бизнес, как говорится. У меня в жизни каких только ситуаций не случалось, как то раз меня перед ужасно важными переговорами с японцами угораздило ветрянкой заболеть… Представьте себе, Полиночка, взрослый дяденька и такая вот, что называется, детская неожиданность… Было бы это смешно, если бы не было так печально. Во взрослом возрасте ветрянка крайне болезненно проходит, с температурой огромной ….

– Корней, извини меня, конечно, но у меня достаточно мало времени… Не мог бы ты уже как то поближе к интересующему нас вопросу перейти? Как?нибудь потом мы с тобой встретимся при более благоприятных обстоятельствах…

– Да?да, конечно… Извините ради бога, я просто немного нервничаю и никак не соберусь с мыслями… – Озеров нервно переплел пальцы рук и сжал их так, что подушечки побелели. – Обстоятельства сложились таким непредсказуемым образом…

– Может, нам стоит перенести обсуждение финансовых проблем на более позднее время? – Старательно маскируя раздражение от его метаний и заиканий, предложила я. – Тогда и я посвободнее буду, и у тебя возможность появится с мыслями собраться…

– Нет?нет, Полина Игоревна… Я думаю, нам лучше сейчас поговорить и решить все наши проблемы…

– Да какие проблемы, Корней!?… Я уже прямо нервничать, глядя на тебя, начинаю…

– Ой, ну что вы, Полиночка! Вам совершенно не о чем переживать… – Преувеличенно жизнерадостно захихикал Корней, нервно потирая ладошки. – Просто дело в том, что мы виделись с Семеном Васильевичем буквально утром того дня, когда он… когда он умер… Ну вот…. я ведь тогда и предположить не мог, насколько печально всё это закончится … Я вот о чем сказать хочу, Полина Игоревна, – заторопился Корней, заметив свирепые огоньки, появившиеся у меня в глазах. – Буквально за несколько часов до смерти, мы с Семеном Васильевичем оформили очень крупную сделку…

– Какое отношение я имею ко всему этому? – Не выдержав, снова перебила финансиста я. – Чем эта сделка настолько отличалась от всех остальных, что ты счел нужным поставить меня в известность с утра пораньше? С ней что?то не так?

– Да нет… Ну что вы, Полина Игоревна… Со сделкой все так. Просто в результате этой операции я из управляющего вашего мужа превратился в собственника… – Я удивленно приподняла брови. – Гостиничный комплекс «Гулливер» теперь полностью принадлежит мне… Честное слово, Полина Игоревна, мы с Семеном Васильевичем все, как положено, оформили и документы на государственную регистрацию сдать успели…

– Не буду врать, что это известие меня порадовало… – Задумчиво посмотрела на Озерова я. – Тебе удалось здорово меня удивить, Корней. Мне казалось, Сема весьма дорожил «Гулливером», этот комплекс приносил реальный и довольно стабильный доход… У него что проблемы появились финансовые или с «Гулливером» что-то не так?

– Не то и не другое, Полина Игоревна… – Я заметила, насколько тяжело дается Озерову этот разговор. У него даже малюсенькие капельки пота на лбу выступили от напряжения. – «Гулливер» по прежнему остается стабильным и прибыльным предприятием… Я очень долго уговаривал Семена Васильевича уступить мне этот комплекс… Он только смеялся, обещал подумать… но, честно говоря, я не надеялся. А в то утро он был настроен как-то необычно… был добрым, я бы даже сказал мягким и щедрым… В общем, он внезапно согласился передать мне все права на пользование «Гулливером» по собственному усмотрению…

– Насколько я понимаю, Семен в то утро был в стельку пьян… Я права? – Корней на пару секунд замялся, а потом решительно затряс головой.

– Я ничего такого не заметил, Полина Игоревна… Честное слово, он вел себя вполне адекватно… Вам и нотариус подтвердит, и адвокаты… С этой стороны вам совершенно не к чему придраться, сделка абсолютно законная….

– А с какой стороны я могу к ней придраться? – Поинтересовалась я.

– А вы что все?таки собираетесь опротестовывать наш с Семеном Васильевичем договор? – Мгновенно расстроился Озеров. – Но я уже все деньги перевел на счет Семена Васильевича… я даже документы все уже на руках имею и свидетельства… Так что не обижайтесь, Полина Игоревна, но я буду бороться за то, что мне принадлежит по праву…

– Да никто не собирается отнимать у тебя что?то, что действительно принадлежит тебе… Естественно, я со своими юристами посоветуюсь, но если все обстоит так, как ты обрисовал…

– Именно так, Полина Игоревна… Именно так! Не сомневайтесь…

– Тогда тебе, в общем, не о чем беспокоиться. Предлагаю этот вопрос отложить на несколько дней, чтобы дать возможность юристам ознакомиться с документами… Правда, ответы на пару вопросов я бы хотела получить от тебя прямо сейчас.

– Спрашивайте, Полина Игоревна, если смогу, я готов ответить на любой ваш вопрос… – С готовностью посмотрел на меня Корней. В его глазах светилась такая искренняя преданность, что в мою душу помимо моей воли сами собой закрались сомнения. Я интуитивно чувствовала, что собеседник изворачивается и юлит, но никак не могла уловить, что именно его особенно беспокоит.

– Вопрос первый. Как ты умудрился за несколько часов провернуть такую грандиозную сделку? Я конечно не слишком сильна в разных юридических вопросах, но даже мне понятно, какую огромную кучу бумаг и всевозможных документов требуется предварительно оформить и подписать в различных крупных и мелких организациях. Успеть все их собрать в течении такого короткого промежутка времени нет никакой возможности даже при помощи весомых денежных вложений….

– Вы правы, Полиночка, на все сто процентов с хвостиком… Я уже сто раз говорил, и готов повторить еще тысячу, что в большинстве случаев государство действует совсем не в направлении помощи гражданам, а, я бы сказал. совершенно даже наоборот… Но я, Полина Игоревна, скажу не стесняясь, специалист не самого низшего уровня… Я всегда к юридическим вопросам подхожу ответственно и обстоятельно… Как только у нас с Семеном Васильевичем зашел предметный разговор по поводу «Гулливера», я сразу же начал потихоньку всякие выписки и справки получать… Тем более, что благодаря положению в фирме у меня и возможности, и права для сбора подобных сведений и документов имеются…

– Понятно. – Многословность Корнея всегда меня утомляла, а уж сегодня я просто тихо бесилась, заставляя себя вникать в пространную и витиеватую речь Озерова. – Ты был настолько уверен, что рано или поздно тебе удастся уломать Семена и уговорить его продать гостиничный комплекс, что не пожалел времени и денег для заблаговременного оформления документов….

– Что вы, я вовсе даже и не был уверен! Честно говоря, я и не надеялся особо на такую удачу… Но на всякий случай… Понимаете, Полина Игоревна, мне ведь сбор этих бумаг особого труда не доставил. Я и без того с утра до вечера по всевозможным инстанциям ношусь, как заведенный… Так что заодно…

– Ну, ладно, я поняла… Ты просто так, из чисто спортивного интереса подготовил все до самого последнего документа, требующегося для продажи такого огромного гостиничного комплекса, коим и является «Гулливер»… Небось, и договор купли?продажи заранее настрочил…

– Ну что вы, Полина Игоревна… Такие бумаги исключительно опытные в этих вопросах юристы составляют, причем предпочитают делать это собственноручно, чтобы не дай бог какой?нибудь важный пунктик не упустить…

– Тогда ответь мне, пожалуйста, Корней, еще на один последний вопрос. – Снова бесцеремонно перебила пространные рассуждения Озерова я. – Откуда у тебя, Корней, взялись огромные деньжищи, которые требуются для покупки такой, в общем, не дешевой безделицы, как «Гулливер»? Насколько я понимаю, ты весь комплекс целиком приобрел у моего мужа, вместе с рестораном, сауной, казино, подземной парковкой и фирмой по прокату автомобилей? – Корней настороженно кивнул, но вопреки моему ожиданию не произнес ни звука. – По самым поверхностным прикидкам такая покупка тянет не на одну сотню миллионов… Я права…

– Конечно, Полина Игоревна… «Гулливер» обошелся мне совсем не дешево… В этом и состояла основная проблема… Семен Васильевич поддался на мои уговоры и согласился в конце концов уступить мне комплекс за гораздо меньшую сумму, чем он оценивается в действительности…

– Надеюсь, он тебе его не подарил? – Ехидно поинтересовалась я. – Прости, но совершенно не в характере моего мужа заниматься подобного рода благотворительностью…

– И, тем не менее, он посчитал возможным пойти мне навстречу… Он сказал, что долгое и преданное служение корпорации и его семье заслуживает некоторого снисхождения с его стороны… Конечно, он не отдал мне «Гулливер» даром. Деньги, заплаченные мной вашему мужу, не смотря на значительную уступку в цене, были для меня огромными… Чудовищными, я бы сказал…

– Так вот и я о том же, Корней… Ты так и не ответил конкретно на мой вопрос. Откуда у тебя такие чудовищные, как ты сам выразился, деньги? Семен, конечно, особым жмотом никогда не был, на зарплатах своих служащих не экономил… Ты занимаешь довольно высокий пост в корпорации, но не настолько же, чтобы вознаграждение за твою работу исчислялось цифрами с шестью нулями, причем не в рублевом, а в долларовом эквиваленте…

– Извините, конечно, Полина Игоревна… – Стыдливо опустил глаза Озеров. – Денежные вопросы – они такие деликатные, что говорить о них вслух как-то не принято… Это только мое дело и ничье больше… ну, разве что налоговая инспекция в определенных случаях имеет право потребовать у гражданина отчета… Но из уважения к вам я готов признаться. Я копил… Всю жизнь, сколько себя помню, я откладывал денежки в надежде вложить их впоследствии во что?нибудь стоящее и прибыльное… И жена моя копила…

– И бабушка, и дедушка, и мама с папой копили… – С издевкой продолжила я.

– А вы откуда знаете? – Корней поднял глаза, и в них совершенно ясно мелькнули наглые насмешливые огоньки.

– Догадалась. – Сухо ответила я. – Ты все?таки скажешь, какая срочная необходимость принесла тебя с утра пораньше? Или уже передумал в откровенность играть? Надоело, Корней?

– Что вы такое говорите, Полиночка? – Озерову довольно быстро удалось вернуть в голос робкие подобострастные нотки. – Вы совсем не правильно меня поняли… Я всего лишь хотел поставить вас в известность о том, что «Гулливер» больше ни Семену Васильевичу, ни его наследникам, увы, не принадлежит… Что все по закону оформлено. Сделка окончательна и абсолютно законна, а значит, обратного хода не имеет… Мне не хотелось, чтобы среди всего того, что в последнее время на вас свалилось, еще и эта неожиданность вашу нервную систему подкосила…

– Слушай?ка, Корней! – Вдруг внезапно осенило меня. – Кажется, я поняла… Все дело в том, что я то на эту твою сделку со своим мужем согласия не давала… Не письменного, не устного… Слава богу, теперь ясно, что тебя беспокоит…

– Но вы все равно не сможете оспорить сделку благодаря такой малости… – С тревогой посмотрел на меня Озеров. – Я с легкостью докажу, что «Гулливер» не является вашим совместно нажитым в браке имуществом, да и вообще производственные активы…

– Не напрягайся, Корней. Сделка твоя абсолютно законная… По крайней мере с этой стороны никто к договору подкопаться не может. Я давным?давно подписала бумагу о том, что заранее согласна на любую сделку, совершаемую моим мужем, как в бизнесе, так и вне его… А главное, даже если бы этого документа и не существовало в природе, я ни за что не стала бы действия Семена оспаривать. Если мой муж посчитал целесообразным и необходимым продать тебе комплекс, причем именно за те деньги, которые ты ему заплатил, то, значит, это и есть самое правильное решение в данной ситуации. Удивлен? Такая вот я преданная и покладистая супруга…

– Вы удивительная женщина, Полина Игоревна… – С почти искренним восхищением пропел обрадованный Корнеей.

– Не надо лести. – Слегка поморщилась я. – Надеюсь, теперь ты со спокойной душой поспешишь по своим неотложным делам и мне тоже позволишь заняться своими…

– Конечно?конечно, Полиночка! Очень рад был встрече с вами… так продуктивно поговорили… А теперь – испаряюсь…. – Повеселевший Корней скоренько посеменил по направлению к двери. Уже у выхода он обернулся и изящно помахал рукой. – Еще раз примите мои искренние соболезнования, Полина Игоревна.

Когда, наконец, его вертлявая фигурка скрылась из глаз, я вздохнула. А через пару минут в помещение впорхнула Анжела, помахивая пакетом.


– Запаслась успокоительным аж на год вперед. – Весело сказала она, посмотрев на мое осунувшееся лицо. – Ну, не кисни, подруга! Что же теперь рядом с Семеном что ли ложиться и помирать? Ты посмотри, погода какая на улице, солнышко светит во всю. Давай, допивай свой чай, пора выбираться из этого полумрака на свет… Ты почему булочку не съела? Она такая аппетитная.

– Не хочется. – Улыбнулась я. Мало помалу Анжеле удалось слегка поднять мне настроение. Анжела ловко подхватила двумя пальцами свежее воздушное пирожное и запихнула в рот.

– . Я вот что спросить хочу, Ань… Скажи, неужели стоит целыми часами потеть, доводя себя до изнеможения на тренажерах, лишь бы согнать с боков лишние сто или двести грамм… А потом без особых переживаний возмещать потерянные калории шоколадками и пирожными…

– Я что же должна отказывать себе в удовольствии из?за каких-то вшивых ста грамм? – С набитым ртом хитро посмотрела на меня подруга.

– Железная логика. – Рассмеялась я. – Не подкопаешься.

– Слава богу, Полина! Первый раз за последние дни я вижу твою искреннюю широченную улыбку… Ради такого случая я даже готова еще одним пирожным разговеться…

– Пожалей свою фигуру, ненормальная! – Я поднялась и потянула Анжелу за рукав. – Пойдем?ка отсюда, дорогая, по добру, по здорову, пока ты все запасы сладкого в этом заведении не уничтожила.

На улицу мы вышли в достаточно жизнерадостном и приподнятом настроении. Первое, что бросилось нам в глаза, как только мы свернули за угол, был белоснежный «Мерседес» моей свекрови, Ирины Матвеевны, припаркованный на стоянке со стороны огромного торгового центра. Рядом с ним, расслабленно облокотившись на капот автомобиля, стоял Ренат Асманов, наш бывший шофер, которого Семен со скандалом уволил с работы года два назад, заподозрив в том, что он подбивает клинья к его матери. Возмущенный поведением Рената, Сема без особых разбирательств собственноручно крепко начистил парню физиономию и выставил вон. Судя по тому, что я сейчас вижу, Ирина Матвеевна, стоило только похоронить Семена, снова взяла своего воздыхателя на работу.

– Неужели Ирина Матвеевна в магазин приехала? – С удивлением присвистнула у меня за спиной Анжела. – Я, конечно, видела ее тут раньше… и не раз, но уж в такой день я никак не ожидала …

– Снова настроение испортилось. – Печально констатировала я и вздохнула. – Есть надежда, что, судя по расслабленной позе шофера, хозяйки в машине скорее всего уже нет. Хотя гарантировать ничего нельзя… Может, она там по телефону разговаривает, или вообще спит… Давай?ка, быстренько прошмыгнем мимо, авось пронесет от проникновенной беседы с убитой горем мамашей.

Мы с Анжелой, делая вид что полностью поглощены интересной беседой, невозмутимо прошествовали мимо «Мерседеса», даже не обратив ни на него, ни на шофера абсолютно никакого внимания.

– Тебя здороваться не учили что ли? – Мы остановились и с искренним удивлением посмотрели на Рената.

– Не фига себе! – Анжела возмущенно подняла брови. – Чего это он? С катушек съехал что ли? Слышь, друг, ты часом не ошибся? Глазки то протри, посмотри, с кем разговариваешь…

– А то я не вижу! – Насмешливо отозвался он. – Госпожа Кустинская и госпожа Наумова собственной персоной. А вот вы, похоже, в упор меня не заметили. Даже головой в мою сторону повести не соизволили… Хотя конечно, стоит ли тратить свое драгоценное время на такого маленького человечка, как я…

– У тебя что?то случилось? – Холодно поинтересовалась я. – Если я могу помочь, скажи попросту… К чему все эти нелепые выступления?

– Ах ты батюшки, какая тетенька крутая! Все-то она может разрулить, везде-то она старается свой носик симпатичный сунуть… Похороны и то нормально вовремя организовать не смогла…

– Слушай, Ренат! Если ты собираешься продолжать в том же стиле, мне придется вызвать охранников. Не обижайся потом, если опять ситуация не слишком красиво для тебя сложится…

– Вот только угрожать мне не надо! – В голосе собеседника послышались явно агрессивные нотки. – Не прокатят больше твои угрозы, дорогая Полина! Ситуация кардинально изменилась со времени нашей с тобой последней встречи. Ты больше не хозяйка, а я, между прочим, не твой подчиненный. Поняла?

– Вполне. – Я никак не могла понять, куда клонит Ренат. Нельзя сказать, что его поведение вызывало во мне особое беспокойство, но все же было не слишком приятно. – Семен давным?давно уволил тебя и запретил близко к нашему дому приближаться…

– Семена больше нет. – Нагло посмотрел на меня собеседник и усмехнулся.

– Ты не поверишь, но мне это известно ничуть не хуже тебя. – Желчно заметила я. – Только никак понять не могу, каким образом это может отразиться на наших с тобой отношениях. Смею тебя уверить, для тебя, дружок, по?прежнему ничего не изменилось…

– А вот тут ты ошибаешься, уважаемая Полина! Теперь в нашем доме все пойдет совершенно иначе…

– Да он бредит, Полина! – С возмущением вклинилась в разговор Анжела. – Какого черта мы должны тратить время на разговор с каким?то ненормальным! Послушай, как тебя там… Ренат, нам абсолютно пофигу, как теперь пойдут дела в ВАШЕМ доме, на ВАШЕЙ улице… да и во всем ВАШЕМ районе вместе взятом. У нас своих проблем выше крыши скопилось, чтобы еще твой похмельный бред выслушивать…

– А ты не встревай в чужой разговор, тебе пока слова никто не давал. Поняла? – Нагло посмотрел в сторону подруги Ренат. – Если господь умишком обидел, так хоть научилась бы молчать что ли в тряпочку, особенно, когда не спрашивают…

– Ну, все! – Покраснела от злости Анежела. – Я вызываю охранника…

– Подожди. Попробуем сами сперва разобраться… – Я не слишком доброжелательно посмотрела на собеседника. – Похоже, молодой человек намекает, что он каким-то образом снова умудрился пробраться в мой дом…

– Это теперь скорее мой дом, чем твой. – В глазах Рената мелькнула плохо замаскированная радость. – Он мне принадлежит так же, как тебе…

– Это с какого такого перепугу? – На пару секунд позабыв об обиде, вытаращила глаза на собеседника Анжела.

– Как глава семьи Наумовых я имею право… – Высокопарно начал Ренат.

– Что?! – Чуть не расхохоталась я. – Глава какой семьи? Наумовых? Так, судя по всему, наша мамочка не только женила тебя на себе, она еще и фамилию тебя сменить заставила? Ты вроде совсем недавно Асмановым был или что?то вроде того…

– Я выразился фигурально. – Смутился Ренат, но очень быстро снова взял себя в руки. – Я действительно женился на твоей свекрови… Вот уж не думал, что ты в курсе… Жаль, сюрприз не получился.

– На Ирине Матвеевне? – Ахнула из?за моего плеча Анжела. – Слушай, Поль, а он ведь и правда слегка того… Тронулся… Подальше от таких ребят держаться надо. Мало ли что в его не здоровую голову ударить может…

– У всех свои вкусы, Анжел. – Пожала плечами я. – Семен давно говорил мне о том, что мальчик приударяет за его матерью…

– Как за ней приударять можно? – Продолжала искренне недоумевать подруга. – Ей же лет семьдесят уже… ну, или около того… А этому фрукту сколько? – Она презрительно повела подбородком в сторону собеседника.

– Двадцать шесть, кажется. Или уже двадцать семь? – Я вопросительно посмотрела на бывшего шофера.

– Ну, повеселились? – злобно посмотрел мне в глаза Ренат. – Посмотрим, как весело тебе будет у нотариуса. Вот уж ты удивишься, я думаю, тому, что в своей последней воле твой покойный супруг понаписал…

– А тебя с какого бока это волнует, дружок? – Холодно поинтересовалась я. – Лично мне трудно представить, чтобы Семен оставил тебе хоть копейку из своего огромного состояния… Стоит вспомнить, сколько раз он лично чистил твою смазливенькую мордашку… Ты что же думаешь…

– А мне нечего думать. – С насмешкой перебил меня собеседник. – Я прекрасно знаю все, что в этой бумажке, которую вы завещанием называете, написано. Я видел ее собственными глазами…

– Когда это ты успел, интересно? Нотариус сказал, что вскроет завещание ровно в шесть часов вечера после похорон… Неужели Иван Станиславович нарушил свои обязательства перед клиентом?

– Да я уже давным?давно видел этот ваш загадочный документ. Я Семена и туда, и обратно от нотариуса домой подвозил в тот день, между прочим. Он мне показывал, что написал в завещании. Даже советовался как получше мамашу свою обезопасить от того, чтобы она все денежки на ветер в один момент не пустила…

– Значит, Семен все же оставил Ирине Матвеевне какую-то сумму на пропитание? Я рада, что он в конце концов взялся за ум…

– Да не какую-то сумму! – С явным превосходством посмотрел на меня Ренат. – А все свое состояние целиком! И дом, и производство. И вклады в различных банках…

– Ужас какой! – С притворным огорчением всплеснула руками я. – Неужели все матери завещал? А как же я? У меня в контракте брачном написано, что он обязуется содержать меня …

– Да не переживай ты так. – Снисходительно улыбнулся собеседник. К нему явно возвращалось хорошее расположение духа. – Он и тебе кое?что оставил. Не так много конечно, как ты, вероятно, рассчитывала, но на сытую безбедную жизнь вполне хватит. Да и вообще, ты девка красивая, еще не раз замуж выскочишь, я думаю. Главное, мозгами в нужном направлении шевелить, а Семенов богатеньких на твой век хватит, не беспокойся…

– Вот насчет мозгов это ты правильно заметил. – Серьезно кивнула я. – В денежных вопросах это самое главное… Ну, что же, раз нам теперь суждено родственниками быть, придется смириться… Сделанного назад не воротишь… Хотя теперь все карты всё равно не у тебя в руках, а у Ирины Матвеевны, насколько я понимаю. Твоя главная задача с этого момента во всем ее ублажать и баловать, чтобы не дай бог пинка под зад не получить…

– Вот поэтому я и говорю, что мозги нужно к таким делам привлекать. – Весело сказал Ренат. – Сигареткой не угостишь?

Я молча протянула ему пачку и терпеливо принялась ждать, когда парень прикурит. Он делал это, демонстративно не спеша, всем своим видом давая понять, кто теперь среди нас главный, и кто от кого зависит не только материально, но и морально тоже… Я ни на минуту не сомневалась, что Ренат не удержится от того, чтобы похвалиться и рассказать во всех подробностях о том, каким гениальным маневром ему удалось одним прыжком из самых неперспективных пешек выбиться прямиком, даже не в дамки, а в самые настоящие короли!

– Ну, так что, хочешь, небось, узнать, почему я теперь о своей будущей судьбе ни на копейку не беспокоюсь, а? – Парень затянулся и снисходительно посмотрела на мою не слишком веселую физиономию.

– Да мне и то интересно до смерти! – Вместо меня отозвалась Анжела, тоже вытаскивая из своей пачки тоненькую белую сигаретку. – Уж научи нас сирых и убогих, как нужно правильно в жизни устраиваться…

– В последнее время перед смертью Семен мягче заметно стал… Ну, может, не со всеми, конечно, но со мной он очень даже прилично стал обращаться. Почти дружески, я бы сказал. Тут, конечно, и Ирина Матвеевна свою роль сыграла. Говорила с сыном пару раз по душам… Короче, убедила она Семена, что у нас с ней все серьезно, я человек порядочный, и она счастлива со мной… В общем в тот день мы с ним встретились в «Азалии»… Он сам пригласил и столик заранее заказал. Короче, выпили мы слегка и говорили долго… Семен в конце нашего разговора сказал, что смирился с нашими отношениями и даже не стал бы возражать, чтобы мы оформили их так, как положено по закону… Вообще мне показалось, что он расстроенный был в тот момент. Почти не притрагивался к рюмке, много курил, пару раз на сердце жаловался… Мне шофер его по секрету потом сказал, что они с хозяином в «Азалию» прямиком из больницы приехали…

– Слушай, Ренат. – Семен достал из пачки очередную сигарету. – Ты мне о моей матери не мог бы рассказать… Да не удивляйся ты. – С досадой буркнул он в ответ на недоуменный взгляд собеседника. – Сам ведь знаешь, не больно близки мы с ней были в последнее время. Одни склоки да скандалы – вот во что я превратил общение с самым близким и родным на земле человеком… Знаешь, наверное, все мы такие… Бежим, торопимся, не замечая ничего и никого вокруг… А когда вдруг понимаем, что зарулили в тупик и двигаться дальше попросту некуда, задумываемся… Тут-то и настигают нас мысли совсем не веселые, что ничего на земле не вечно, и все уже практически позади, становится страшно…

– Да вы еще молодой совсем… Еще уйма времени подумать обо всем… поменяться… – Ренат чувствовал себя не слишком уютно под этим тяжелым испытующим взглядом.

– Молодой… – Семен глубоко вздохнул и с трудом оторвал взгляд от какой-то точки на противоположной стороне зала. – В чем-то ты прав, дружок, время поменяться еще есть… Так ты можешь рассказать мне о Ирине Матвеевне? Ты все еще общаешься с ней?

– Д?Да… – Ренат совершенно растерялся, не зная, как вести себя в сложившихся обстоятельствах. Он чувствовал, что с собеседником творится что-то непонятное и странное, в его голосе совершенно не чувствовалось ни привычного презрения, ни агрессии. – Вы же знаете, как я к вашей матери отношусь… И она ко мне тоже…

– Знаю. – Семен внимательно посмотрел на кончик сигареты. – Я с ней утром разговаривал. Она говорит, что любит тебя. – Он поднял взгляд и внимательно уставился в глаза собеседника. – Ты что мне на это можешь сказать?

– Я тоже… Я люблю Ирину Матвеевну. – Наконец, решился Ренат. Черт его знает, что стрельнуло сегодня в голову этому ненормальному Семену, но морду бить мамашиному любовнику он явно не настроен, а это главное. Надо рискнуть и попробовать бабок с этого лоха срубить хотя бы немного… Может денег предложит за то, чтобы от мамаши его отвязался по добру, по здорову… Или в поездку куда отправит за свой счет…

– Ты нормальный парень, Ренат. – Спокойно продолжил Семен. – Скажи откровенно, как ты молодой, здоровый, красивый, полный сил и энергии можешь на полном серьезе говорить мне, что влюблен в женщину, годящуюся тебе в бабушки… Ты хоть один раз с ней спал? Или чисто так, один треп вся эта ваша любовь так называемая…

– И не раз. – Пряча глаза и краснея, буркнул парень.

– Видать, я, и правда, чего-то в этой жизни не понимаю… – Задумчиво продолжил Семен. – Мне дураку всегда раньше казалось… Хотя может ты и прав, разве любить можно только ноги длинные да попки круглые… по большому счету это ведь все тьфу! В таком случае проще куклу надувную купить да и все. Уж у нее-то все формы точняк на миллиметр от идеала не отходят…

– Конечно. – Осмелев, подхватил Ренат. – Ирина Матвеевна, знаете, человек какой интересный! С ней и поговорить есть о чем, и умеет она много… да и вообще… – Парень явно был не готов к такому деликатному разговору, поэтому постоянно краснел, заикался да и вообще чувствовалось, что ему просто нечего сказать по этому поводу. Создавалось впечатление, что он сам не верил в то, что говорил… Но Семен, поглощенный своими мыслями, не обращал на это ровным счетом никакого внимания. Вероятно, он даже не слышал того, что говорит его молодой собеседник.

– Я вот сегодня вдруг понял, что никакого права не имею решать за свою мать, запрещать ей встречаться с тем, с кем хочется, тратить деньги, по сути принадлежащие ей так же как и мне… Где то вы даже правы были, когда хотели сдать меня в психушку…

– Семен Васильевич! Я тут совершенно не при чем! – Испуганно замахал руками Ренат. – Я никогда эту идею вашей матушки не поддерживал…

– Брось оправдываться. – Устало перебил его собеседник. – Какое это теперь значение имеет… Три года прошло, многое изменилось… Хотя то, что ты по прежнему увиваешься за моей матерью, кое о чем говорит… Я слышал, она за эти годы пару раз тебя бросала и увлекалась какими то посторонними альфонсами… Да и ты…

– Это все недоразумения были… – Торопливо отозвался Ренат. – Мы с Ирой… С Ириной Матвеевной в смысле… поговорили и поняли, что нам с ней никто кроме друг друга не нужен.

– Отлично. Рад за вас. – Серьезно кивнул Семен. – Я к чему все это говорю … Я хочу исправить все то зло, которое я по глупости невольно принес своей матери… Как думаешь, сумеет она простить меня и забыть хотя бы частично все те глупости, которые я наговорил ей в последние годы?

– Если она увидит, что вы искренне раскаялись и хотите исправить отношения…– Ренат уже окончательно осмелел и даже стал поглядывать на собеседника с этакой дружеской снисходительностью. – Ей не просто наверное будет так вот сразу в это поверить… Но со временем, я уверен…

– Мы уже не так молоды и времени у нас не слишком много… – Как бы отвечая на свои мысли, задумчиво произнес Семен, потом поднял взгляд на молодого человека, сидящего напротив и неожиданно улыбнулся. – Но ты прав. Она не может меня не простить. Она же все-таки мать мне… Я вот тут не спал сегодня… думал всю ночь насчет всего этого, Хочешь узнать, что я решил? – Ренат осторожно кивнул в ответ. – Я никогда ничего больше не скажу против ваших с матерью отношений. Напротив, я буду всячески их поддерживать. Я даже не стану возражать, если вы решитесь оформить все это юридически. Тогда я помогу вам наладить отношения со знакомыми и друзьями… В конце концов ничего особенного в неравных браках нет. Сейчас это даже модным отчасти стало… Так что официально заявляю, вы можете полностью на меня рассчитывать… Ну, а с матерью контакт наладить посложнее будет, я думаю. Тут в один день все не исправишь… Для начала я решил вот что. Посмотри?ка на это. Как считаешь, справедливо я распорядился своим состоянием?

– Ну вот, тут он и протянул мне листок с завещанием. – Закончил рассказ Ренат. – Он еще не подписан, конечно, был. И без печатей… Там Семен ясно написал, что все основные капиталы оставляет Ирине Матвеевне. Ну, это после смерти своей, конечно, а еще в ближайшее время обещал на счет ее перевести очень даже приличную сумму денег… Но больше его завещание волновало… Мне показалось, что он слишком много внимания ему уделял … Да еще больница эта… Ну вот, а через три дня у него удар сердечный случился… Вот так вот все и было.

– Ясно. – Задумчиво посмотрела на собеседника я. – Семен действительно последнее время вел себя несколько не обычно… Но я так и не поняла, каким образом ты благодаря Семиному завещанию умудрился свое будущее обеспечить до конца дней… Даже если ты успел окрутить Ирину Матвеевну и зарегистрировать с ней брак, это еще не является для тебя гарантией…. Малейшая оплошность с твоей стороны, и ты снова окажешься на улице с голой задницей, прости за натурализм, но это правда…

– Обижаешь! – Самодовольно ухмыльнулся молодой человек. – Я не настолько глуп, как со стороны может показаться. Не ты одна такая дальновидная и предприимчивая. Я тоже подстраховался и заключил с Ириной нормальный брачный контракт, оформил бумаги по всем правилам… Она насчет решения Семена ничего не знала, так еще и радовалась дурочка, когда я предложил ей срочно расписаться в ЗАГСе… Она раньше заикалась на этот счет пару раз, но я в корне пресекал разговоры о женитьбе… А тут сам пришел, решительно так скомандовал собираться и документы готовить. Она аж растаяла от счастья. И контракт без единого возражения подписала. А я там пунктик один вставил. Безобидный на первый взгляд.

– Что за пункт? – Хмуро поинтересовалась я. От наглой рожи и развязного тона собеседника меня уже почти тошнило. Но я старательно держала себя в руках, понимая, что неплохо бы заранее узнать о планах альфонса.

– Да почти стандартный. Его многие вставляют молодожены. Насчет того, что даже в случае развода я обязуюсь жену содержать и выплачивать посильные алименты до тех пор, пока у нее не появятся иные источники дохода, она же в свою очередь при разводе обязуется разделить поровну приобретенное во время брака имущество. Именно приобретенное, а не нажитое… Я специально заострил на этом внимание… Семен к адвокату насчет завещания в пять часов поехал, я сам вызвался его отвезти на всякий случай… А брак мы с Ириной в два зарегистрировали. Так что теперь если не все, то уж половина денег точно мне принадлежит…

– При желании это можно в суде оспорить… – Пожала плечами я.

– Не станет Ира ничего оспаривать. – Цинично усмехнулся Ренат. – Я ведь не собираюсь что-то плохое ей делать или говорить… Да и с чего ей глупостями заниматься, где она еще такого мужика найдет? – Парень самодовольно усмехнулся. – Да чтобы с ней спать хотя бы разок в две недели, знаешь, какое здоровье иметь нужно! Не каждый на такой подвиг способен… Далеко не каждый, поверь мне! Ее и поцеловать иной раз с души воротит…

– Ну, хватит. – Мои нервы все?таки не выдержали. – Я устала слушать все эти гадости и пошлости. Зачем ты это мне рассказываешь, да еще таким тоном, будто подвиг по крайней мере совершил …

– А то не подвиг! – Хмыкнул Ренат. – Уж тебе ли не знать, какие артистические способности нужны, чтобы с улыбкой ублажать вялые прелести старухи или копаться в жирных складках похотливого алкоголика…

Я не выдержала и с размаха влепила парню звонкую увесистую пощечину. Он схватился за щеку и, злобно сверкнув глазами, прошипел.

– Ну ты поплатишься за это, грязная шлюшка… Я то хотел позволить тебе пожить в нашем с Ириной доме, пока снова не найдешь тепленькое местечко за пазухой у очередного престарелого ловеласа… За это я бы с тебя почти ничего не потребовал… Ну, разве что разок другой в неделю капельку ласки… Но теперь, даже если ты меня умолять станешь, я ни за что не пущу тебя на порог особняка… Ты даже вещи свои забирать с помощью приставов судебных будешь, идиотка…

– Оставь их себе. – Усмехнулась я. – Может, пригодятся для содержания молодой супруги… Ты же теперь пожизненно прикован к ее, как ты говоришь, увядшим прелестям. Она, слава богу, на здоровье никак пока пожаловаться не может… Ты сам себя наказал, дружок… Да еще и гордишься своей предприимчивостью, кретин… Пойдем, Анжела, у меня сегодня еще столько дел, что, боюсь, не успею переделать даже половину…

– Но мы же не можем вот так вот просто все оставить, Полина! – С возмущением возразила подруга. – Этот альфонс в открытую насмехается над нами… Унижает всех вокруг, а ты спокойно оставляешь его в покое…

– А что ты предлагаешь? Вцепиться ему в физиономию? Или устроить скандал на всю улицу? А может, бежать в милицию с жалобой на махинации этого проходимца? К сожалению, подлость у нас пока не является уголовным преступлением. Как правило, такие люди предпочитают действовать исподтишка, не оставляя никаких видимых следов, а уж тем более документов… Да он с легкостью опровергнет любые обвинения, стоит нам с тобой только открыть рот…

– Умная девочка. – Самодовольно хмыкнул Ренат и неспешным шагом направился к «Мерседесу».

– А вот и нет! – С победной усмешкой заявила Анжела, протянув вперед руку с зажатым в нем сотовым телефоном. – Как только этот поганец открыл свой дурацкий рот, я почувствовала, что разговор этот никак к добру привести не может, и на всякий случай включила запись… У меня на телефоне просто суперский диктофон, если ты не в курсе. Каждое поганое слово этого ублюдка записалось на флэшку в этом вот маленьком аппаратике… Ах ты гад! – Анжела едва успела отдернуть руку с телефоном и спрятаться за мою спину. Ренат, поняв, как не осторожно поступил, распинаясь перед нами о своих планах на будущее, чуть не выдернул аппарат у возбужденной подруги.

– Дай сюда! – Лицо парня из симпатичного и самодовольного мгновенно превратилось в злобную маску. – Иначе я силой выбью из тебя то, что тебе не принадлежит…

– Попробуй! – Отскочив еще шагов на пять, подбоченилась Анжела. – Даже любопытно, как у тебя это получится. Боюсь, ручонки коротковаты… – Совсем уж осмелела она, заметив подходящего к месту стычки охранника.

– Пойдем, Анжел. – Устало вздохнула я. – Охота тебе с этим слизняком связываться… Ты молодец, конечно, что не растерялась и записала бред этого недоноска… Думаю, это нам пригодится потом, когда наш милашка будет судиться, отказываясь содержать престарелую жену… А пока этого не случилось, вряд ли стоит расстраивать несчастную женщину, открывая глаза на подлую сущность ее новоявленного супруга… Ей и без того не сладко придется…

– Ну, ей не обязательно давать слушать эту муть…

– А остальным и так ясно, что этот молодчик из себя представляет… Вы не будете так любезны проводить нас до машины? – Обратилась я к внимательно прислушивающемуся к разговору охраннику. – Не люблю разыгрывать сцены при большом скоплении благодарных зрителей… Да и вашему заведению это ни к чему…

– Скандалы у нас не поощряются руководством. – Охранник хмуро посмотрел на покрасневшего от злости Рената. – Так что, молодой человек, советую вам покинуть территорию и решать ваши проблемы цивилизованным путем. Особенно с женщинами.

– Кто ты такой, чтобы поучать меня, идиот! – В бессильной ярости выкрикнул парень в спину удаляющегося вместе с нами охранника. Тот не удостоил его даже взглядом.

Глава 4

– Чем дольше живу, тем больше поражаюсь, сколько же все?таки подлецов на свете расплодилось! Уму не постижимо! Как можно верить людям после такого… – Никак не могла успокоиться Анжела, даже оказавшись под защитой прочных стен Семеновой квартиры. – Одни проходимцы кругом и подлецы…

– Да ладно тебе, Ань. – Устало опускаясь на софу и скидывая с ног туфли, отозвалась я. Работники фирмы «Чистый дом», вызванные перед отъездом Анжелой, поработали на славу. В течении двух часов за какие-то пятьсот долларов бригада из пяти человек умудрилась превратить заросшую грязью огромную квартиру моего супруга в сверкающий чистотой и свежестью уютный дворец, взирающий на мир десятком идеально вымытых абсолютно прозрачных окон.

– Да чего ладно-то! Я удивляюсь, Полина, твоему спокойствию. Как ты можешь спокойно вытягивать ноги, развалившись на софе, зная, что все твои деньги, надежды и перспективы совершенно дурацким образом то и гляди перетекут в карманы этого проходимца и его прибабахнутой женушки…

– А ты что предлагаешь? Плакать? – Анжела неопределенно пожала плечами. – А может, более кардинально к этому вопросу подойти…

– Это как? – С подозрением поинтересовалась подруга.

– Киллера нанять… Только кого заказывать, нужно определиться с умом, как Ренат только что советовал нам с тобой… Его или ее… Наверное, обоих лучше зараз. Оптом и надежнее и дешевле обойдется…

– Хватит юродствовать. – Разозлилась Анжела. – Ты правда что ли не понимаешь, что все твое будущее под ударом? …

– Не глупи, Ань… С чего ты вообще взяла, что то, что наговорил сейчас нам этот глупый мальчишка, на самом деле соответствует действительности?

– Но он так уверенно рассказывал о разговоре с твоим мужем… – Растерялась Анжела. – Ты что же подозреваешь, что этот придурок все сочинил? Но тогда объясни мне, ради бога, зачем ему все это могло понадобиться? Его Ирина Матвеевна, что ли, попросила тебя позлить или он сам зуб затаил, после того, как ты его уволила?

– Во первых, его уволила не я, а Семен, как только обнаружил, что парень деньги из его мамаши выкачивает под видом романтических отношений… Насколько мне известно, это не он, а как раз мой муж затаил на него злобу… причем не шуточную…

– Но тогда я не понимаю… – Широко раскрыла глаза подруга.

– Да я сама уже мало что понимаю. – Вздохнула я. – Похоже, Семен такого перед смертью наворотил, что я просто с ужасом жду того, что преподнесет нам всем сегодняшний вечер… Он будто бы специально всю последнюю неделю занимался тем, что парил людям мозги направо и налево… Артист Сема, надо признать, отменный был, и частенько пользовался этим… развлекался от скуки… Но чтобы с таким размахом, как-то не припомню. Утром Лариса рассказала мне трогательную историю о том, что Сема совершенно внезапно, без единого анализа, чисто на основании слов и интуиции, признал ее дочку своим законным ребенком… Более того, он, якобы, оформил завещание полностью на малышку… Ирина Матвеевна тоже всячески намекала на то, что Семен кардинально изменил свое отношение к ней, дальше Корней приполз со своими признаниями, теперь вот еще и с Ренатом он умудрился чуть ли друзьями заделаться… Я в шоке, Ань. Какого черта он все так запутал? Ведь нам-то с тобой известно, насколько непримиримым и злопамятным был мой муж. А все эти люди были для него в последние годы самыми настоящими врагами.

– Так ты что же думаешь, он и правда знал, что умрет со дня на день? – Ахнула Анжела, прижимая ладошки к щекам.

– Глупости! – Вздрогнув от этих неожиданных слов подруги, решительно отрезала я. – Я с ним говорила каждый день, и знаешь, что странно? Похоже, я единственный человек, который не заметил тех разительных перемен в поведении и характере Семена, о которых все твердят, как заведенные. Со мной до последнего дня он оставался самим собой…

– Тогда, получается, он сам все это задумал и осуществил… А перед смертью поквитаться решил со всеми своими врагами…

– Ты на самоубийство намекаешь? – Усмехнулась я. Анжела настороженно кивнула. – Не думаю. Сема слишком сильно для этого любил жизнь во всех ее проявлениях… Выпивка, гулянки, женщины – расстаться со всем этим добровольно… Хоть убей, но в самоубийство Семена я поверить никак не могу. Ничего это не предвещало, и намеков даже не было…

– Тебе виднее, конечно, – в голосе подруги я особой уверенности не почувствовала. – Но тогда как еще все это понять можно? Зачем он одновременно стольким людям мозги запудрил, как он собирался потом с ними со всеми разбираться?

– Да никак. – Пожала плечами я. – Посмеялся бы над каждым, да и все… Чем он рисковал, скажи на милость? Кого он мог бояться из этих людей? Он развлекался любыми способами, которые приходили в его голову… с похмелья особенно… Все это пустое, Ань. Что бы каждому Семен не наговорил, надеяться им не на что, по большому счету.

– То есть, ты уверена, что сам он никак не мог на себя руки наложить?

– Да ни в чем я не уверена… – с досадой отозвалась я. – Пойми, с моим мужем абсолютно ни в чем нельзя быть уверенной… Его никто не знал… все думали, что прекрасно видят, что он из себя представляет, но на самом деле видели только то, что он хотел, что было на самой поверхности… Кто-то умудрялся копнуть глубже, хоть и не на много…

– Я тут вдруг вот о чем подумала, Поль… – Анжела замялась и посмотрела на меня жутко виноватыми глазами. – Может, не стоит сейчас об этом…

– Да ладно, чего уж, говори давай. Что там еще за мысль в твою гениальную голову случайно залетела?

– А вдруг, он и над тобой вот так же вот, как над другими… ну, тоже посмеялся… Ты, к примеру, надеешься, что он, как и обещал, позаботился о твоем будущем, а на самом деле….

– А что на самом деле? – Улыбнулась я. – Я же тебе сказала, что по большому счету ничего особенного от Семиного завещания не жду. Я надеюсь, несчастной и без чужих денег не стану.

– Но ты же ведь ничего толком делать не умеешь. И жить тебе негде… Разве что домой вернуться надумаешь…. Только и там ведь работы приличной днем с огнем не найти. Ты мне поверь, я не так давно оттуда уехала…

– Знаешь, Ань, я за эти два дня так устала от пустых разговоров, намеков, угроз… Думала, после похорон станет полегче, так вот на тебе! Теперь тело пропало, да еще и дело уголовное завели по чьему-то доносу дурацкому. Я просто не знаю, что и подумать…

– А если Семена, и правда, убили? – Тихо поинтересовалась Анжела. – Ведь могло быть и такое? Ты же сама удивлялась тому, как внезапно он умер… Да и люди просто так говорить не будут…

– Люди, Ань, иногда такого наговорить могут, волосы дыбом встанут. – С досадой отозвалась я. – А насчет убийства… – Я задумчиво посмотрела на подругу. – Если честно, я сомневаюсь… хотя после всего того, что мы узнали про то, как Семен мозги парил всем подряд, я уж и не знаю, что подумать… Он наобещал такого, что даже за десятую часть кое-кто мог вполне решиться на убийство…

– Ты этого козла Асманова имеешь ввиду? – Ахнула Анжела.

– Да все хороши… Думаешь, этот тихоня Корней не пошел бы на такое? Особенно если в его сделке с Семеном что?то не чисто? Да он за деньги сам удавится, не то что другого убьет… И Ларису мы с тобой тоже совсем не знаем, может, она после Семы такого любовника завела, что ему ничего не стоит пяток таких Семенов не поморщившись уложить… Про Ирину Матвеевну вообще говорить не хочется. Это не женщина, а гиена самая настоящая…

– Но ведь Семен ей сыном был…

– Был… – Проворчала я. – Был да сплыл…

– Страшно, Поль. – Поежилась подруга. – Как представишь, что выясниться может в результате, прямо мурашки по спине бегут… – Анжела мельком глянула на циферблат – Ты не обидишься Поль, если я тебя одну оставлю?

– Опять о Жорике вспомнила? Беги, конечно, корми свое сокровище.

Глава 5

После ухода подруги я совершенно успокоилась. Не хорошо, конечно, с этим исчезновением тела получилось, неприятностей теперь точно не миновать, но в принципе, я была в этом уверена, в самое ближайшее время вся эта ситуация должна уже как-то разрешиться… Если тот, кто это сделал, не самый последний кретин, то должен понять, что, похитив труп, он только еще больше привлекает внимание к смерти Семена… Я вздохнула и направилась в ванну. Через двадцать минут свежая и благоухающая я выпорхнула в спальню, напевая под нос незамысловатый мотивчик из трех повторяющихся в разном порядке нот.

– Очаровательна, как впрочем и всегда… – Я вздрогнула, неожиданно услышав низкий с легкой хрипотцой голос, внезапно раздавшийся прямо у меня за спиной. Я резко обернулась и увидела Игната, неизвестно откуда возникшего на пороге Семеновой спальни.

– Какого черта ты тут делаешь? – Непроизвольно вырвалось у меня.

– Фи, Полина! Как можно! Такой прелестный ротик не должен произносить подобные гадости… Я бы даже сказал – пошлости… – Игнат подошел и ласково обнял меня за плечи. – Судя по твоей реакции, ты не больно рада меня видеть…

– Не говори глупостей, Игнат. – Я крепко прижалась к его широкой груди. – Я постоянно о тебе думала… хотя, честно говоря, скучать в последние дни мне особенно не приходилось… Я просто испугалась. Никак не ожидала увидеть тебя вот так вот рядом… Ты же уехал на сборы, впереди еще целый месяц, и я думала…

– Как только до меня дошли слухи о том, что тут у вас происходит, бросил все и первым же самолетом рванул к тебе. – Он нежно поцеловал меня в макушку. – В такие моменты больше, чем когда бы то ни было, люди нуждаются в помощи и внимании близких…

– Но ты мог бы позвонить… Я столько раз просила тебя, не появляться здесь, в квартире Семена. Сам подумай, что люди скажут, у меня только что муж умер, а тут ты…

– Да меня никто не видел. – Ободряюще улыбнулся Игнат. – Я тихонько поднялся по лестнице… кстати, ты опять забыла запереть входную дверь…

– Да какая разница, видел тебя кто?то или нет… – Я мягко освободилась из его объятий и направилась в гостиную. – Ты что не понимаешь, что весь дом камерами слежения нашпигован, как пончик изюмом? Намного безопаснее было мне приехать к тебе на квартиру…

– Но я жутко соскучился, у меня просто сил не было откладывать встречу еще хотя бы на пять минут… – Он снова прижал меня к себе и наклонившись к самому уху прошептал. – Я примчался сюда прямо из аэропорта, даже не заходя домой… Всю дорогу я представлял, как обниму тебя, поцелую крепко?крепко, а потом…

– Не нужно, Игнат. – Я прикрыла ладонью его пересохшие от волнения губы. – К сожалению, сейчас ничего не получится… У меня нет ни одной свободной минутки, которую я могла бы посвятить только тебе… Да и потом… Тебе вообще лучше всего уйти сейчас к себе. Дело в том, что в любую минуту может прийти кто-то из знакомых, а того хуже следователь…

– Следователь? – Удивился Игнат.

– Да, следователь. – Тяжело вздохнула я. – Кто-то решил обвинить меня в смерти мужа… Да еще и тела перепутали в морге… В общем одни неприятности. Этот бездушный Семен даже умереть и то путью не смог.

– Так уж и бездушный? – Снова усмехнулся Игнат. – Помнится, буквально недавно я слышал от тебя совершенно другие речи… Неужели Сема перед смертью умудрился тебе так насолить, что ты так кардинально поменяла свое мнение о нем? Изменил? На развод подал? Или наследства лишил?

– Да хватит тебе дурачка валять. – С досадой отозвалась я. – Ничего плохого он мне не сделал, да и не мог, ты же сам знаешь, как он ко мне относился… Но, чует мое сердце, напоследок Семен подложил мне порядочную свинью… Благодаря его дурацким шуткам и выкрутасам, мне придется пережить еще не мало неприятных минут… Я, честно говоря, откровенно опасаюсь того, что меня впереди ожидает…

– А чего ты хотела, дорогая? – Хмыкнул Игнат. – Ты ведь прекрасно понимала, за какого психа выходила замуж…

– Не смей так говорить о моем… о Семене. – Я хмуро посмотрела на гостя и отвернулась. – Особенно сейчас, когда он ответить тебе как положено не может. Ты не имеешь права судить о нем и его поступках. Не забывай, что он всегда относился к тебе по человечески, даже тогда, когда ты этого абсолютно не заслуживал… Так что будь добр, хотя бы в моем присутствии говори о Семе с уважением…

– Да ладно, чего ты раскипятилась. – Пожал плечами Игнат. – Уважительно так уважительно. Как скажешь, так и будет. Тем более, что ждать мне осталось совсем немного…

– Чего, интересно? – С удивлением спросила я.

– Как только все эти ваши терки насчет наследства и тому подобной ерунде закончатся, мы с тобой сможем официально оформить наши отношения… Да не смотри ты на меня, как на врага заклятого. Я нормальный человек и все прекрасно понимаю. Естественно, я готов соблюдать приличия, сорок дней ты отметишь еще одинокой безутешной вдовицей, но уж на сорок первый…

– А с чего интересно ты решил, что мы поженимся? – Холодно поинтересовалась я. Поведение Игната меня почему-то жутко нервировало и не на шутку раздражало.

– А разве нет? – Удивленно вскинул брови он. – Насколько я понимаю, даже сам Семен не был бы против нашего с тобой союза… Тебя общественное мнение волнует? Так изволь, мы вполне можем по первому времени не афишировать наши отношения. Тихонько поженимся в каком?нибудь романтическом местечке, в провинции подальше отсюда…

– Зачем? – Я прямо посмотрела в глаза собеседника.

– Не понял. – Слегка растерялся он. – Что значит зачем?

– Зачем нам так торопиться со свадьбой? К чему вся эта непонятная суета с конспирацией? Что нам мешает подождать столько, сколько требуют обычные человеческие приличия, а потом отпраздновать красивую и веселую свадьбу? Гостей пригласить, поехать в путешествие в машине с надписью «молодожены» вместо номеров…

– Но я считал, ты сама мечтаешь побыстрее положить конец этому непозволительно затянувшемуся фарсу…

– Я пока не думала о том, чтобы связать с тобой всю оставшуюся жизнь. – Твердо сказала я и прямо посмотрела на Игната.

– Вот, значит, как… – Протянул он и поднялся. В его глазах явственно замерцали холодные колючие льдинки. – Получается довольно миленькая картинка, дорогая Полина. Выходит, в качестве постельного развлечения и средства от скуки при живом муже я тебя очень даже устраивал… Ну, а как законный спутник жизни я такой утонченной леди, какой ты, похоже, себя возомнила, радость моя, судя по всему, совершенно не подхожу…

– Не говори глупостей, Игнат… – С отчаянием в голосе перебила любовника я. – Ты все совершенно не так понял… Да что же это такое, господи! Еще и это свалилось на мою несчастную голову. Мало мне постоянных скандалов и ссор с каждым встречным и поперечным по поводу треклятого Семиного наследства. Так еще и ты, на которого я собиралась опереться в трудный момент, затеваешь не уместные и никому не нужные, особенно сейчас, разборки… Ты вроде сказал, что приехал специально, чтобы поддержать меня, подставить крепкое и надежное плечо, а сам… Лучше бы ты тогда и вовсе не прилетал со своих дурацких сборов! – Я чувствовала, еще немного и у меня начнется самая настоящая истерика. Напряжение последних дней начало сказываться на моей психике в самый неподходящий момент. Я понимала, что нужно немедленно остановиться, но взять себя в руки уже не могла.

– Только скажи, и я немедленно уберусь вон. – Холодно отозвался Игнат, поднимая с пола брошенную впопыхах спортивную сумку.

– Ну и проваливай, раз так! – Окончательно теряя самообладание, выкрикнула я. – Давай, улепетывай во все лопатки. Я вообще удивлена, что вижу тебя здесь сейчас. Последнее время, ты меня особо своим вниманием не баловал… Все времени не было, занят был сильно… Не горел ты желанием скрашивать мое одиночество, пока денежки на горизонте не замаячили… А тут вдруг даже соизволил сделать такое шикарное, а главное, жутко своевременное предложение… Не слишком романтичное, да ведь не до этого. … И я посмела не оценить! Не выразить восторга и не запрыгать от счастья! … Ну, что же ты остановился? Иди! Разве тебя кто?то держит?! Может быть, здесь кто-то умоляет тебя остаться?

– Успокойся, Полина. – Глухо выдавил из себя Игнат и сделал шаг по направлению ко мне. – Прости меня, я действительно повел себя, как последний кретин… Мы потом с тобой сядем и спокойно поговорим обо всем… Сейчас не время устраивать разборки…

– А я и не сомневалась, что ты никуда не уйдешь! – Истерично расхохоталась я. – Не для того ты так спешно прилетел сюда чуть ли не с другого конца континента, чтобы вот так вот просто оставить без присмотра такой жирненький лакомый кусочек, каким после смерти Семена вдруг стала его вдова.

– Дура! – Не сказал, а будто бы выплюнул мне прямо в лицо Игнат. Посмотрел на меня тяжело и презрительно, хотел еще что-то добавить, но промолчал. Почти достигнув выхода, он обернулся ко мне и бросил. – Успокоительного прими, прежде, чем на люди показываться. А то еще и не таких дров наломаешь.

Внушительный хлопок двери слегка привел меня в чувство. Я сжала кулаки так, что побелели костяшки пальцев, и практически без сил рухнула в кресло, где буквально пять минут назад сидел Игнат. Даже плакать у меня не было ни сил, ни желания. Я опустила голову на по?прежнему сжатые пальцы и замерла. Сколько я так сидела пока меня не вывел из ступора телефон, трудно сказать. Услышав звонок, я подняла лицо. В зеркале оно выглядело практически спокойным… Я еще на пару секунд откинулась на спинку кресла, разминая онемевшие от напряжения пальцы, и решительно поднялась на ноги.

– Полина Игоревна. – Услышала я на том конце голос следователя. – Сметанин беспокоит. Наше дело обрастает все более и более неприятными подробностями.

– Тело моего мужа вы, я так понимаю, еще не нашли?

– Нет… к сожалению, пока никаких следов обнаружить не удалось… Более того, выяснилось, что и доктор, писавший заключение по поводу смерти вашего мужа, бесследно исчез.

– Как это? – Без особых эмоций поинтересовалась я.

– В тот день, когда оформил бумаги насчет Семена Васильевича, он пришел домой, поужинал. Ему позвонили на сотовый. Он ушел и больше домой не возвращался. Телефон теперь тоже недоступен.

– Его родственники заявили об исчезновении?

– Нет. Он живет в квартире с дочерью и ее семьей. Пять человек в малогабаритной двухкомнатной квартире…

– При чем тут это? – Устало поинтересовалась я.

– Да дочка рада была, что отец не вернулся ночевать, думала, у подруги своей остался. К тому же выходной у него на следующий день был… Короче, хватились его только сегодня. На работу не вышел, у подруги не показывался, дома тоже не появился… Такие вот дела, Полина Игоревна.

– И что вы мне еще хотите сказать, Сергей Серафимович? Меня уже собираются арестовывать? Вещи собирать?

– Нет, Полина Игоревна, ну, что вы…. – не слишком искренне хохотнул следователь. – У нас пока для этого нет абсолютно никаких оснований…

– Сами же сказали, сигнал был…

– Ну, сигнал еще совсем не повод для ареста… к тому же сам факт убийства еще окончательно не установлен. Есть только весьма расплывчатые косвенные улики…

– Я поняла… А сейчас вы что от меня хотите?

– Дело вот в чем. Я тут решил, что если уж говорить об убийстве, то первое, что приходит на ум из мотивов, это наследство… Согласитесь, политикой ведь ваш муж не занимался, в бизнесе тоже на первый взгляд никому особо дороги не переходил… я тут навел кое-какие справки, поверхностные, правда, но пока достаточно… Так что убийство ради наследства самый вероятный мотив на этом этапе расследования…

– Сами же сказали, что факт убийства еще не установлен. – Хмуро напомнила я.

– Зато установлен факт исчезновения тела. А это уже повод начать серьезное расследование… В общем, я узнал, что Семен Васильевич буквально недавно составил новое завещание и заверил у нотариуса Горского Ивана Станиславовича…

– Я в курсе…

– Даже если предположить, что тело похитили вовсе не для того, чтобы скрыть обстоятельства его смерти, все опять упирается в это завещание…

– Почему? – Не совсем поняла я. – При чем тут наследство?

– Пока не будет обнаружено тело, завещание вряд ли смогут вскрыть… А значит, тот, кто там упомянут, еще очень долго не сможет воспользоваться его состоянием….

– То есть… – Задумчиво протянула я. – То есть, вы хотите сказать, Семена или убили, чтобы получить то, что полагается по завещанию, либо не убивали, но тогда тело украли для того, чтобы кто-то, напротив, им воспользоваться не смог…

– Совершенно точно. И то, и другое можно квалифицировать как преступление… Так вот, я бы хотел, чтобы часа через полтора все упомянутые в завещании собрались в офисе этого самого Горского.

– Зачем?

– Я хочу поговорить сразу со всеми наследниками. Так сказать, сложить первое впечатление. С нотариусом я уже договорился. Он, конечно, посвящать меня в содержание бумаги отказался, но кабинет для встречи предоставить обещал. Так что жду вас, Полина Игоревна, к шести. – В любезном голосе следователя появились такие жесткие нотки, что желания спорить не возникло.

– Хорошо. – Сказала я. – Если нужно, к шести я подъеду к нотариусу.

– Будет очень любезно с вашей стороны. – Снова помягчел Сметанин.

Усилием воли отбросив на время в сторону душевные переживания, я буквально в течении десяти минут привела себя в надлежащий вид и, прихватив в гардеробе сумочку, наиболее удачно гармонирующую с туфлями, поспешила к раздвигающимся дверям лифта.

Первое, на что я наткнулась взглядом, торопливо выпорхнув из дверей парадной, была сгорбленная фигура Игната с сигаретой в руке. Заметив на крыльце мою одинокую фигуру, он торопливо подошел ко мне.

– Ну, как ты, успокоилась? – Достаточно хмуро поинтересовался он. – И даже куда-то собралась?

– К нотариусу. Там следователь решил собрать всех наследников. Для разговора. – Не глядя на него, бросила я и зашагала к стоянке.

– Давай довезу. – Игнат поймал меня за локоть.

– Я вполне могу доехать сама. – Так же, не поднимая глаз, отозвалась я и посильнее сжала пальцами мягкую кожу сумочки. Пожалуй, зря я Игната не послушала, успокоительное мне сейчас совсем бы не помешало…

– Я не уверен, что это удачное решение… Ты уже сейчас взвинчена до предела, а что будет потом, после вашей «дружеской» вечеринки у нотариуса, лично мне даже представить сложно… Если со мной ехать не хочешь, можешь просто такси поймать.

– Я поеду на своей машине, – упрямо повторила я и, так и не взглянув в лицо собеседника, направилась к гаражу, где меня терпеливо дожидалась ярко?красная «Хонда». Краем глаза я заметила, что Игнат недоуменно пожав плечами, остановился.

« Ну и пусть! – С ожесточением подумала про себя я, вставляя ключ в зажигание. – Очень мне нужна его лицемерная забота! Другой бы ни за что не отступился. Если он, и правда, волнуется за мое здоровье и безопасность, то мог бы хоть попытаться настоять на своем…»

– Значит так, – я вздрогнула, увидев, как резко распахнулась дверка слева от меня. – Не хочешь такси воспользоваться, фиг с тобой. Но ты по любому сама рулить не будешь. Ясно? – Голос Игната звучал довольно решительно. – Ты, конечно, можешь начать спорить, упрямиться и ломаться, хоть до самой ночи, я подожду. Мне ведь, как ты сама понимаешь, торопиться некуда… А вот тебя, насколько я понимаю, ждут… – Он мельком глянул на запястье, украшенное дорогими швейцарскими часами.

– Слушай, Игнат, – устало вздохнула я и посмотрела в глаза собеседника, – чего ты ко мне привязался, а? Чего ты хочешь?

– Конкретно сейчас я хочу, чтобы ты быстренько пересела на соседнее кресло и позволила мне в целости и сохранности довезти тебя до конторы нотариуса.

– А не сейчас?

– Дождаться окончания ваших переговоров, если ты не пожелаешь пригласить меня с собой, я без проблем посижу это время в машине, магнитолу послушаю… А потом я планирую доставить тебя обратно домой… Или даже могу до особняка подбросить, если пожелаешь…

– Хватит ерничать, Игнат. Ты же прекрасно понял, о чем я… Но в общем ты прав, пререкаться с тобой у меня совершенно нет времени. Если уж ты ставишь вопрос таким образом, то вот тебе ключи, вот руль, и давай уже поедем, иначе мы точно никуда вовремя не успеем.

– Никак не пойму, Полина. – Усаживаясь на водительское кресло, проворчал Игнат, – почему ты так упорно не желаешь ездить с водителем, как делают все твои подружки… И Семен тебе об этом сто раз говорил, и я уже все уши прожужжал… Я уж о престиже не говорю, но ты подумай, насколько это удобнее, когда стоит только позвонить, и машина готовенькая, до блеска надраенная стоит у входа….

– А мне и до гаража дойти не лень. – Без особых эмоций отозвалась я.

– Это ты так просто думаешь, потому что еще все прелести настоящего достатка не ощутила. Тебе и это, и то мелочами кажется… а ведь именно из этих мелочей и складывается по настоящему спокойная и комфортная жизнь…

– А ты когда все это понять и ощутить успел? – Слегка насмешливо поинтересовалась я. Страсть Игната к деньгам и красивой жизни всегда меня раздражала. – – Насколько я знаю, у тебя не то что шофера, домработницы приличной и то нет…

– Ну, мне не веришь, у подружек своих спроси… – В голосе Игната явно промелькнула досада.

– У меня всего одна подруга. – Спокойно напомнила я, – и у нее действительно есть машина… Но заводить еще и шофера Анжеле по моему даже в голову не разу не приходило…

– Да она сама меньше этого самого шофера получает. Аньке не об обслуге, а о нормальном пропитании думать нужно в первую очередь. Хотя в принципе для провинциалки, не имеющей ни гроша за душой, она довольно не плохо устроилась, между нами говоря. Квартирка вполне приличная, какая никакая машина, а главное – работа стабильная, необременительная и денежная при этом. Во всем этом как?то очень явственно проглядывает щедрая рука спонсора… Ты молодец, что подружку старинную не бросила на произвол судьбы. Вся эта ее новая красивая жизнь, твоя заслуга? Я прав?

– Не думаю, что тебя это касается… Но если уж очень хочется знать, то работу Анжеле Семен подыскал. Узнав, что она любит и умеет готовить божественно вкусные блюда, он пристроил ее в свой ресторан… Между прочим, она уже успела себя там довольно хорошо зарекомендовать. Управляющий рестораном специально Семе звонил, чтобы поблагодарить за удачную кандидатуру… А машину с квартирой действительно я купила, это правда. Мне это почти ничего не стоило, а у Аньки радости было столько, что ее восторги и последующие благодарности окупили все с лихвой. Почему не помочь человеку, если у тебя есть возможность это сделать? – Я с вызовом посмотрела на спутника. – Тебе же Семен, насколько я знаю, тоже здорово помогал на первых порах… Конечно, сейчас ты уже много сам добился, не спорю. Но мощный толчок вперед дал тебе именно мой муж…

– Не надо мне об этом напоминать. – Чувствовалось, что разговор Игнату не слишком нравится. Но он, между прочим, сам его начал, нападая на Анжелу, так пусть теперь не обижается, вспомнив кое-что и из своей собственной биографии. – Я бесконечно благодарен твоему мужу за то, что он не просто толчок мне в нормальную жизнь дал, а в буквальном смысле за уши из нашего гнилого болота вытащил, показал, куда идти и к чему стремиться… Ума не приложу, почему у него столько врагов образовалось по жизни… – Игнат, не отрывая глаз от лобового стекла, на ощупь вынул из пачки сигарету и прикурил. – Со всех сторон только и слышно, какой Семен жадный, какой недалекий… Одним словом псих, думающий только о том, как повкуснее и поплотнее набить свой желудок… Как будто о ком-то другом говорят, ей богу…

– А он и был таким. – Спокойно заметила я. – Вернее, он хотел таким казаться, а порой так глубоко в роль вживался, что действительно становился самым настоящим толстым психом.

– Мне казалось, ты его любишь… ну в смысле ты понимаешь, о чем я говорю… – Замялся Игнат. – Ты ведь всегда за него горой стояла и защищала от любых даже самых на первый взгляд безобидных нападок. Даже матушка Семина ненормальная и то с тобой связываться не решалась.

– Я очень любила Семена. – Серьезно сказала я и отвернулась к окну. – И сейчас люблю. Он лучший человек, который встретился на моем пути… – Я немного помолчала. – Мне не хотелось бы говорить больше на эту тему. Знаешь, Игнат, мы с тобой уже безбожно опаздываем. Думаю, нам стоит оставить все разговоры на потом и побыстрее подниматься в офис Ивана Станиславовича.

– Я могу в машине подождать.

– Это лишнее, пойдем вместе, раз уж так получилось. К тому же ты прав, вполне вероятно, что мне действительно может понадобиться помощь и твое крепкое плечо.

Глава 6

Когда мы вошли в кабинет Ивана Станиславовича, все заинтересованные лица уже заняли места и с нетерпением ожидали, когда же, наконец, сообщат, по какому поводу их так срочно собрали.

– Могла бы и поторопиться, милочка! – Ирина Матвеевна демонстративно глянула на часы и осуждающе поджала губы, увидев рядом со мной высокую фигуру Игната. – Совсем в тебе, Полина, ни стыда, ни совести не осталось, только ведь муж умер, кровиночка моя Семен… Ты его даже похоронить путью не смогла… Перед людьми стыдно. Где это видано, чтобы похороны переносили… Могла бы хоть повременить с воздыхателями на люди показываться.

– Вы же сами вчера мне говорили, что в трудную минуту человеку больше, чем когда бы то ни было, требуется защита и поддержка друзей и близких… – Спокойно парировала я, усаживаясь в глубокое кресло в самом дальнем углу кабинета, Игнат, не найдя другого места, достаточно комфортно устроился на его широком мягком подлокотнике. Оказавшись в компании явно не симпатизирующих мне людей, я как?то внезапно успокоилась и снова обрела уверенность в своих силах. – Да что я вам собственно объясняю, вы и сами все прекрасно понимаете. Поэтому, наверное, и пригласили с собой этого шустрого молодого человека. – Я слегка повела подбородком в сторону Рената, с подобострастным видом восседающего на стуле рядом со своей «молодой» женой и даже трепетно держащего ее за слегка увядшую ручку с длинными ярко накрашенными акриловыми ногтями.

– Я бы попросила не выражаться подобным образом по поводу моего мужа! – Высокомерно заявила свекровь и демонстративно прижалась щекой к мускулистому бицепсу бывшего шофера.

– Мужа!? – Изумилась Лариса, до этих пор молча крутившая на пальце колечко от ключей. Стараясь не смотреть в сторону присутствующих, она усиленно делала вид, что ее жутко интересует какой-то только ей заметный вид за окном. После смелого заявления Ирины Матвеевны она как-будто очнулась от забытья, и ключи со звоном покатились по полу. – Чей муж, ваш?! – Она с искренним недоумением уставилась на молодоженов. – Но он же…– Лариса слегка смутилась. – Как?то это неожиданно …

– Согласна. – Кивнула свекровь. – Момент для такого известия сейчас не самый подходящий. Поэтому я и не спешила с объявлениями об этом браке. Дело в том, что мы поженились буквально за несколько часов до смерти моего сына. Решение созрело так внезапно и спонтанно, что мы не успели подготовиться, и событие прошло незамеченным. Мы с Ренатом, – Ирина Матвеевна снова нащупала руку молодого супруга, – хотели сделать все, как положено, пусть спустя пару недель, но празднично и торжественно, а тут вдруг у Семена отказало сердце…

– Не удивительно. – Почти про себя заметил рядом со мной Игнат. – От такого у кого хочешь приступ случиться может…

Ирина Матвеевна сделала вид, что не услышала дерзкого выпада моего друга.

– Я сочла, что объявлять о свадьбе сейчас не совсем уместно. – Невозмутимо продолжила она, даже не глянув в нашу сторону. – Но, как справедливо заметила моя сноха, в такие моменты мы особенно остро нуждаемся в близких людях… Я подумала, что все, кто здесь должен собраться сегодня, знают друг друга не первый день, и нет никакого смысла скрывать от вас наши с Ренатом отношения. Я уверена, вы сможете все правильно понять…

– Я бы не был настолько уверен… – Снова вставил реплику мой сосед по креслу.

– А вы молодой человек, раз уж пришли сюда незваным, так уж хотя бы потрудитесь помолчать. Иначе я буду вынуждена просить Ивана Станиславовича вывести вас вон.

– Любопытно посмотреть, как он это сделает. – Спокойно парировала я.

Ирина Матвеевна замолчала, не удостоив меня ответом. Она обернулась к нотариусу.

– Такое ощущение, что вы, Иван Станиславович, сегодня в своем офисе пол города решили собрать, чтобы наши семейные тайны стали достоянием общественности…

Нотариус недоуменно пожал плечами.

– Смею заметить, Ирина Матвеевна, сегодня в этот кабинет я вообще никого не приглашал. Меня самого, можно сказать, перед выбором поставили… Корнея Юрьевича, как, впрочем, и вас, попросил сюда прийти следователь, Сметанин Сергей Серафимович, если не ошибаюсь…

– А вы случайно не в курсе, что хочет от нас этот следователь? – Довольно спокойно поинтересовался из своего угла Озеров. – Всю дорогу голову ломал над тем, что бы это могло значить? Любопытно послушать…

– Тут, между прочим, не театр, милый мой! – Желчно заметила Ирина Матвеевна. – Я, например, против того, чтобы каждый, кому вздумается поразвлечься за чужой счет, совал свой нос в наши сугубо семейные дела.

– Но я в некотором смысле не совсем первый встречный. – Слегка покраснев, поправил Озеров. – Я, если можно так выразиться, партнер и лицо довольно близкое и заинтересованное…

– Служащие моего сына никогда не были, и не могли быть близки нашей семье. – Презрительно посмотрела на сгорбленную фигурку финансиста свекровь и отвернулась.

– Он больше не служащий. – Со вздохом сказала я. – Практически за день до смерти Семен продал Корнею «Гулливер». Теперь он, и правда, юридически превратился в нашего компаньона. Хотя бы на первое время, пока не наладит новые связи. Ведь гостиничный комплекс тесно связан с остальными предприятиями Семиной фирмы.

– Что!? – Чуть не подскочила на стуле от возмущения Ирина Матвеевна. – Что значит продал?! Да я в два счета опротестую эту незаконную сделку! Я планировала подарить «Гулливер» Ренату в качестве свадебного подарка, он бы блестяще справился с его управлением…

– Она вполне законна. – Неожиданно спокойно заявил Корней и демонстративно потряс чемоданчиком, который до этого нервно сжимал пальцами обеих рук. – У вас нет повода заявлять протест.

– Если вы подписали документы за день до смерти моего сына, то я могу запросто доказать, что он был не в себе…

– Но Семен Васильевич умер не от помешательства или болезни мозга, а от обычного сердечного приступа. – Напомнил Озеров. – К тому же мы вели переговоры об этой сделке задолго до этого трагического дня. У меня уже и свидетельства готовы и остальные документы, я во всех инстанциях встал на учет…

– Подсуетился, значит! – Сквозь зубы процедил Ренат и угрожающе посмотрел на худосочного Корнея. – Думаешь, обезопасил себя со всех сторон, гнида?…

– Не надо меня оскорблять, молодой человек. – С достоинством вздернул вверх подбородок Озеров. – Если у вас или вашей супруги есть ко мне какие?то претензии, вы можете обратиться в суд…

– Не волнуйся, Корней. – Сочла своим долгом вмешаться я. – Для меня хоть это известие и явилось такой же неожиданностью, как для остальных, но я к тебе, как уже говорила раньше, претензий не имею. А вас, Ирина Матвеевна, хотелось бы попросить немного сбавить обороты. Вы с такой легкостью собираетесь раздаривать еще не принадлежащее вам имущество, что я удивляюсь вашей бестактности. Стоит все же уважать волю вашего сына. Не правда ли? Советую сначала выслушать мнение Семена на этот счет, а уж потом раздавать обещания и угрозы.

– Какого черта этот следователь себе думает!!? – Возмущенно подал из своего угла голос Ренат. – Заставил нас всех к шести подъехать, а сам и не чешется. Он как-будто специально ждет, пока мы все тут переругаемся, а то еще и подеремся чего доброго. Время уже половина седьмого, мы все на месте…

– Еще не все. – Спокойно отозвался из?за своего стола нотариус. – Из списка людей, которых Сергей Серафимович хотел бы видеть, не появилось еще два человека… Так что не шумите.

– Может, они вообще не придут, эти ваши человеки? – Продолжал настаивать Асманов. – В конце концов, все допустимые сроки для опоздания уже прошли. Я ждать не нанимался…

– А тебя никто и не умоляет, между прочим об этом! – В комнату влетела слегка растрепанная, запыхавшаяся Анжела с Жориком на руках. – Простите, ради бога, за опоздание, но мне сообщили о том, что требуется мое присутствие буквально пол часа назад. – Нотариус чуть заметно кивнул, подтверждая слова моей подруги. – Я никак не ожидала такого и строила совершенно другие планы на вечер, но раз нужно, то я, конечно же, поспешила сюда… Я, честное слово, очень торопилась, едва успела переодеться и покормить Жоржа. Но у меня машина, как на зло, сломалась, пришлось такси ловить. А с собакой никто не хотел сажать…

– Ты зачем животное с собой притащила? Дома что ли не могла свою псину оставить? – Недовольно пробурчал Ренат, с опаской поглядывая на сотовый телефон, болтающийся у Анжелы на шее. – Он сейчас нагадит в каком?нибудь углу, и нам придется дышать этой гадостью…

– Сам ты нагадишь! – Агрессивно перебила Асманова подруга, покрепче прижимая собаку к груди. – Да Жорж, если хочешь знать, никогда себе такого хамства не позволит, не то что некоторые. – Она выразительно посмотрела в глаза Рената, тот слегка покраснел и замолчал.

– Да хватит тебе оправдываться, – Сказал Игнат. – Никто же не выгоняет твоего обожаемого Жоржа. Пусть остается, только сидит тихо и не мешает нам всем слушать, что следователь скажет…

– Игнат?! – Ахнула Анжела, впервые обратив внимание на моего спутника, и чуть не села мимо стула, любезно предложенного ей помощником нотариуса. На ее лице отразилась целая буря эмоций. Она изумленно раскрыла рот, но к счастью сдержалась и не произнесла больше ни звука. С трудом оторвав глаза от лица моего спутника, она погладила примостившегося у нее на коленях Жоржа и застыла, всем своим видом давая понять, что готова к церемонии.

– Ну, что теперь все в сборе что ли? – нетерпеливо поинтересовался Ренат.

– Я же сказал, что мы двоих ждем. – Без особых эмоций возразил Иван Станиславович. – К тому же и господина Сметанина тоже еще нет.

– Так двое и пришли. – Игнат усмехнулся и кивнул в сторону Анжелы. – Анна и ее задушевный дружок.

– Меня зовут не Анна. – Подруга вспыхнула и закусила губу.

– Игнат просто ошибся, – примирительно заметила я и повернулась к нему, – мою подругу зовут Анжела. Анжела Львовна Кустинская.

– Извините, Анжела Львовна. – В глазах Игната вспыхнули веселые искорки. – Действительно ошибся, но мне простительно, я знаком с вами всего каких-то пять минут…

– Да какая нафиг разница, как эту красотку зовут. – Снова подал голос Ренат. – Мне вот лично до лампочки ее имя. Сколько еще ждать прикажете? Может, этот ваш следователь вообще сегодня не придет… Мы что, так и будем до утра здесь сидеть?


– Извините за опоздание. – В кабинет торопливой походкой вошел Сметанин. – Я немного задержался, у меня были на это причины…

– Мы уж и не надеялись… – Ядовито пробурчал Асманов и настороженно замолк.

– Насколько вы понимаете, я попросил вас всех собраться в этом кабинете не просто так, а в связи с началом расследования смерти Наумова Семена Васильевича.

– Иван Станиславович сообщил нам, что вы хотели с нами встретиться по поводу смерти моего сына. – Холодно посмотрела в сторону следователя Ирина Матвеевна. – Только мне не совсем понятно, что все это означает. Потрудитесь, пожалуйста, объяснить нам для начала, что такого произошло, что вы вдруг решили срочно открыть уголовное производство. Еще вчера, кажется, ничего не предвещало такого оборота событий. Бумаги моей невестке выдали без проволочек, похороны были назначены на сегодня… И, вдруг, вы решили все переиграть.

– Нам поступил сигнал о том, что со смертью вашего сына все обстоит не так просто, как кажется на первый взгляд. – Любезно пояснил Сметанин.

– И вы вот так вот просто поверили? – Недоверчиво поджала губы свекровь. – Вы понимаете, что из?за какого-то глупого навета, вы нарушили все наши планы? Не дали достойно проводить в последний путь моего единственного сына… – Ирина Матвеевна промокнула кончиком носового платка несуществующие слезы. – Мы пригласили людей. Был заказан зал для панихиды, отпевание в церкви, поминки, в конце концов… Кто теперь все это должен оплачивать?

– Не говорите глупостей, Ирина Матвеевна! – Не выдержала я. – Неужели дело в деньгах?! Вы понимаете, что говорит следователь? Есть подозрения, что вашего сына убили! А вы переживаете о том, кто оплатит банкетный зал в ресторане… Неужели вам до такой степени на Семена наплевать? – Потом я повернулась к следователю. – Сергей Серафимович, вы не хотите нам рассказать, что за сигнал к вам поступил и от кого именно? Хотя я и так догадываюсь… – Я выразительно посмотрела на Ларису. Она покраснела.

– Не надо на меня глазами зыркать. Да, это я написала заявление в милицию.

– Мы же договаривались, Лариса… – С досадой сказала Ирина Матвеевна, но, глянув на следователя, тут же осеклась и замолчала.

– Я считаю, в милицию сразу нужно было обратиться, Ирина Матвеевна. – Убежденно сказала Лариса. – Зря вы не соглашались. Доказательства того, что она имеет отношение к смерти Семы, у меня есть,…

– Какие интересно? – Ехидно поинтересовалась я.

– Мы… Вернее я лично своими собственными глазами видела Полину около сауны… – Выпалила Лариса и посмотрела на меня с видом явного превосходства.

– Да что ты говоришь! – С насмешкой фыркнула я. – Не знаю, что ты там около сауны видела, а вот что ты там делала, мне вдруг тоже стало жутко интересно. Раз ты пытаешься меня обвинить, то, надо полагать, это было как раз в момент смерти Семена или где?то около того?

– Вот именно! – С вызовом посмотрела на меня Лариса. – В то самое время! Буквально за какие-то минуты до того, как ему плохо стало! Там этих привезли… ну, девушек легкого поведения, так сказать… как я поняла, для Семена. И среди них я точно разглядела твое лицо…

– Жена в роли сутенерши для своего собственного мужа, это что?то новенькое! – Хмыкнул Игнат. – Хотя в принципе вполне разумное решение…

– Да она сама была как последняя шлюха раскрашена и одета! – С возмущением перебила Лариса, почувствовав в его голосе насмешку. – Не то что сейчас, костюмчик надела, строит тут из себя…

– А Семен Васильевич вообще любил смену впечатлений. – Неожиданно из своего угла подал голос Корней. – От холодного к горячему, от чопорного к вульгарному… – Все с некоторым недоумением посмотрели в сторону Озерова. – Ну, он говорил, что так ощущения острее, и удовольствия получается в два раза больше. – Невозмутимо закончил он и снова замолк.

– Да уж, Семен в этом плане был изобретательным. – С усмешкой подтвердил Ренат.

– Нашли время, чтобы об этом вспомнить. – Недовольно поджала губы Ирина Матвеевна.

– Я просто хотела, чтобы вы поняли, Полина не такая овечка, как пытается тут изобразить. – Лариса бросила в мою сторону полный презрения взгляд. – Хоть она это и отрицает, но она была в сауне в момент убийства, я сама видела и могу подтвердить это в любое время! Интересно узнать, зачем она так упорно врет?

– А мне интересно, что ты сама делала в таком в общем-то не дамском месте в столь поздний час? – Спокойно поинтересовалась я.

– Ты удивишься, Полина, – ядовито отозвалась Колесникова, – но как это ни странно тебе покажется, я там мылась, не все же в сауну ходят с другими целями, намазавшись и нацепив чулки в сеточку…

– Очень подходящее место для приличной дамочки ты выбрала, ничего не скажешь. – Хмыкнул Игнат. – Репутация у этого заведения совсем не банная, насколько я слышал. Одно название чего стоит. «Мужской рай» так, кажется? Не зря говорят – что мужику хорошо, то и женщине не плохо.

– Хватит к девушке цепляться. – Анжела с серьезным даже сочувствующим видом посмотрела на Ларису. – Какое тебе дело, что она в этом самом «Мужском раю» делала? Может, ей жить не на что…

– Я там мылась! – Вспыхнула бывшая любовница моего мужа. – А свои измышления грязные оставьте, пожалуйста, при себе, все равно вашей подруге это не поможет. Там освещение перед входом отличное, и мы вполне четко видели ее лицо среди заказанных для Семена проституток…

– Мы? – Вскинула брови я. – Так ты мылась не одна, а в составе какого-то дружного коллектива?

– Представь себе! Я, естественно, была не одна. И тебе не удастся отвертеться, заявив, что я просто из ревности на тебя наговариваю.

– Да я и не собиралась. – Пожала плечами я. – Честно говоря, я ничего странного в том, что Семен пригласил в сауну девушку похожую на меня, не вижу. Наверное, ему такой типаж нравится, раз уж он на мне женился…

– Вот пусть соответствующие органы в этом и разберутся! – Агрессивно продолжала гнуть свою линию Лариса. – Я пошла и написала в милиции заявление, пусть проверят, отчего на самом деле умер Семен… Пока не поздно. Это их работа. Они обязаны реагировать на такие сигналы.

– Вот именно. – Подтвердил Сметанин, с видимым интересом слушающий нашу перебранку.. – Мы обязаны реагировать. Поэтому была назначена повторная экспертиза причин смерти Наумова Семена Васильевича. Но, к сожалению, сделать этого нам не удалось. Тело из морга пропало.

– Как пропало? – И без того прямая как палка спина свекрови, кажется, выпрямилась еще больше. – Вы в своем уме? Куда оно по?вашему могло деться?

– В этом мы сейчас как раз и разбираемся, Ирина Матвеевна. – Спокойно ответил следователь. – Пока выяснить удалось не много, но и этого хватает для того, чтобы понять, что в этом деле все далеко не так просто, как вам всем кажется. Во-первых, совершенно очевидно, что тело господина Наумова самым банальным образом было похищено из морга. Сторожу влили лошадиную дозу снотворного, дверь взломали, в результате чего труп попросту исчез. Во?вторых, доктор, осматривавший Семена Васильевича, констатировавший смерть и написавший по этому поводу соответствующее заключение, исчез. Просто ушел вечером из дома без вещей и больше не вернулся. Сейчас его ищут.

– Прямо детектив какой-то. – В полголоса заметил Игнат.

– Да, молодой человек, вы правы. – Кивнул следователь. – Все запуталось, как в самом настоящем детективе. И мне поручено распутать этот клубок. Для этого я и собрал вас всех сегодня здесь. Основной версией я пока считаю убийство из корыстных целей. В смерти Семена Васильевича были заинтересованы все, упомянутые в завещании. Я слышал, покойный особо его содержание в секрете не держал, многие из вас после его смерти планируют стать обладателями внушительных капиталов… Это весьма веский повод для убийства, вы не находите?

– Но меня Семен в завещании упоминать вроде не должен. – Нерешительно подал голос со своего места Корней. – Зачем тогда меня сюда пригласили?

– Вас, господин Озеров, я попросил прийти по той причине, что вы буквально накануне смерти своего шефа заключили с ним сделку на очень большую сумму. Чудовищно большую, особенно для вас. Я подумал, возможно с этой сделкой не все законно… К примеру, если Наумов был не совсем вменяем в момент подписания бумаг, пьян, к примеру, то, протрезвев, он запросто мог сделку опротестовать… Я тоже могу это рассматривать, как мотив… В качестве рабочей версии, конечно.

– Уверяю вас, – лицо Корнея от волнения покрылось красными пятнами, – эта сделка совершена на абсолютно законных основаниях, она настолько прозрачна, что вы в любой момент можете в этом убедиться…

– Мы проверим ваши слова, обязательно. Наши люди поговорят со свидетелями, присутствующими при подписании бумаг, проверим подписи, и все станет ясно…

– Надеюсь, меня вы не подозреваете, молодой человек? – Высокомерно поинтересовалась свекровь. – Абсурдно представить, что у матери может подняться рука на собственного ребенка… к тому же единственного…

– Я всех подозреваю. – Любезно сообщил Сметанин и даже слегка улыбнулся. – Это моя работа. Я, например, выяснил, что ровно за два дня до смерти ваш сын аннулировал все ваши кредитные карты и полностью лишил вас возможности снимать деньги с его счетов в банке…

– Ну, и что? – Мгновенно покраснела Ирина Матвеевна. – Семен просто решил, что удобнее выдавать мне определенную сумму наличными, чем путаться в картах.

– Он консультировался у нотариуса, как приостановить действие генеральной доверенности на белый «Мерседес», на котором, насколько я знаю, ездите последние полтора года…

– Может, он хотел подарить мне новую машину? – Высокомерно, но без особой уверенности в голосе, предположила свекровь.

– Может быть, – согласно кивнул следователь. – Несколько месяцев назад сын попросил вас съехать из особняка, где вы до этого проживали довольно долго…

– Это наше дело! Я сама уехала, не в силах жить бок о бок с этой… этой… – Она презрительно посмотрела в мою сторону. – Вот что нужно расследовать, а не копаться в мелких ссорах между матерью и сыном. Проверьте, откуда она вообще взялась, эта Полина. Как умудрилась женить на себе мужчину, который до сорока трех лет даже и не помышлял ни разу о женитьбе. Насколько я знаю, по своему брачному контракту она надеется стать чуть ли не единственной полновластной хозяйкой состояния нашей семьи. А значит, у нее самый веский мотив из всех нас. У нее и ее дружка, который всплыл на свет божий чуть ли не в первый день после смерти моего сына.

– Слава богу, и до меня добрались. – Хмыкнул Игнат. – А я уж думал, зря притащился на это собрание. Насколько я понимаю, у нас с молодым человеком, – он небрежно кивнул в сторону притихшего Рената, – шансы попасть в убийцы приблизительно равны… Хотя нет. У него побольше, он все таки муж законный, а я всего?навсего «дружок»…

– Ты чего несешь, придурок? – Неожиданно резко отреагировал на слова Игната Асманов. – Ты базар фильтруй вообще-то, а то можно и получить за такие наговоры по кумполу. Да если надо, я могу алиби на момент смерти Семена предоставить…

– Какое интересно?

– Много будешь знать, быстро состаришься. – Отрезал Асманов. – Пусть сначала скажут, в чем меня подозревают, а пока, насколько я понимаю, в алиби особой нужды нет.

– А вот Лариса сама нам только что призналась, что на момент смерти Семена у нее никакого алиби нет… – Напомнила я. – Раз уж на то пошло вы, Сергей Серафимович, выясните заодно, что эта милая девушка делала в таком подозрительном месте и не было ли у нее возможности убить Семена?

– А можно вопрос задать? – Вдруг совершенно неожиданно спокойно поинтересовалась Анжела. – А Семен вообще-то от чего умер?

– От сердечной недостаточности. – Сказал Корней. – Так в заключении написано.

– А вы что предполагаете? – Снова обратилась к следователю подруга.

– Так как тела нет, то предполагать можно все, что угодно…

– Тогда мне не понятно, зачем вы всех нас здесь собрали. О каком алиби может идти речь, если вообще способ убийства не известен. Да даже эта самая недостаточность могла от чего угодно наступить. Есть масса препаратов, которые действуют от суток и дольше… Вот если бы его застрелили или, к примеру, зарезали…

– Мы не исключаем и такую возможность. – Вздохнул Сметанин. – Как выяснилось, тело никто, кроме доктора Постникова, не осматривал путью, а он, как известно, пропал… Но очевидцев, особенно в сауне, было много. Все сходятся на том, что крови не было, тело выглядело вполне обычно за исключением посиневшего лица…

– Так может, его задушили… И вообще, товарищ следователь, насколько я понимаю, вы еще и сами для себя не решили, убийство ли это, и связаны ли между собой смерть Семена и пропажа его тела. Так что вы тогда нас мучаете?

– Она права. – Пробурчал Ренат. – Я считаю, пора расходиться. Если вам будет, что предъявить, вызывайте нас к себе по одному и допрашивайте, нечего цирк устраивать, мы вам не дрессированные медведи, чтобы потешаться. А то умный какой – столкнул нас лбами, мы друг друга заваливаем почем зря, а он потирает лапки, как паучок, и нам же паутину плетет…

– Вот именно. – Поддержал Асманова Игнат. – Нечего больше сидеть, пора расходиться. Следователь права не имеет нас больше задерживать. Пусть пишет повестки официальные…

– Да я собственно и не задерживаю. – Пожал плечами Сметанин. – Я просто хотел познакомиться с вами, посмотреть, что каждый из вас представляет… Жаль только, что один из наследников так и не пришел…

– А кстати точно, я и забыл, что Иван Станиславович про двух говорил человек. Пришла то ведь только эта. – Ренат слегка повел головой в сторону Анжелы. – Хотя и она что тут делает мне лично тоже не понятно.

– Она внесена Семеном Васильевичем в список наследников. – Пояснил нотариус. – Мне сказали пригласить всех наследников, я и пригласил…

– А кто второй? Надеюсь, вы нам хотя бы скажете, что это за человек? – Холодно поинтересовалась моя свекровь. – Надеюсь, имя у него известно? Я, как мать, имею право его услышать?

– Конечно, имеете, Ирина Матвеевна. – Иван Станиславович полистал бумаги, лежащие у него на столе. – Его зовут, Никита Семенович Глухов.

– Глухов?… – Мне показалось, свекровь слегка побледнела, услышав эту фамилию. – Никита … Семенович?! Я не ослышалась?

– Нет, Ирина Матвеевна, не ослышались. Именно Глухов, и именно Семенович…

– Насколько я понимаю, у вас внучок организовался где?то в глубинке, Ирина Матвеевна? – Игнат с любопытством посмотрел на меня и хмыкнул.

– Не мелите чушь, молодой человек. – В голосе свекрови я особой уверенности не почувствовала. – Уж кому, как не мне, стало бы известно об этом в первую очередь…

– А вы разве не в курсе? – Спокойно поинтересовалась я. – Мне показалось, что фамилия Глуховы вам прекрасно известна.

– Глуховых, так же как Ивановых, Петровых и Сидоровых – тысячи. – Ирина Матвеевна постаралась по возможности взять себя в руки. – Конечно, я слышала ее раньше…

– Так что там с сыном? Просто любопытно, жуть! Расскажите нам хоть что?нибудь про этого загадочного мальчика. Ты вообще про его существование знала? – Анжела с искренним интересом уставилась на меня. – Почему Семен ни разика не упоминал о нем? Помнится, он говорил даже, что хотел бы детишек иметь, но что-то там у него со здоровьем не то … или, может, я не поняла просто…

– Все нормально у Семена со здоровьем было. – Пробурчала Лариса и отвернулась к окну. Похоже, известие о том, что у Семена уже имеется сын, сильно подпортило ее планы и перспективы на будущее.

– Ну, чего ты молчишь то, Поль? – Нетерпеливо повторила вопрос подруга. – Ты, правда что ли, не в курсе была про этого малыша?

– Да, конечно, знала. – Вздохнула я. – Сема последнее время носился со своим сыном, как с писаной торбой. Только и разговоров было, как Никита, где Никита, какой он…

– Скажите на милость! – Ирина Матвеевна чуть не задохнулась от возмущения. – Носился он! Сдается мне, милочка, что ты за нос нас водишь, сочиняешь прямо на ходу, то, что тебе в голову взбредет. Я лично ни разу не слышала от Семена даже имени такого – Никита, а я, между прочим, в последнее время почаще тебя с сыном общалась. Строишь тут из себя, невесть что, а Сема даже жить съехал на квартиру отдельную, чтобы каждый день супруга законная перед глазами не мельтешила…. – она изобразила на лице откровенную насмешку. – Видать, так надоела за три года «счастливого» брака, что видеть уж не в моготу стало. А ты нам сейчас пытаешься так все представить, что с тобой и только с тобой он был удивительно откровенен и открыт…

– А мама у этого мальчика кто? – Анжела от любопытства, позабыв о приличиях, довольно беспардонно перебила мою свекровь. – Ну, правда ведь интересно. – Виновато добавила она в ответ на свирепый взгляд Ирины Матвеевны.

– Не такой уж он и мальчик… – Вздохнула я.

– В смысле?

– Полина Игоревна права. – Счел своим долгом вмешаться нотариус. – Никиту Семеновича сложно назвать мальчиком. Ему почти двадцать семь лет.

– Не фига себе. – Присвистнул Ренат. – И где этот «малыш» столько лет ошивался? Вернее, откуда он вдруг всплыл так неожиданно, а главное, своевременно?

– У супруги спроси. – Не выдержала я. – Уж кому?кому, а ей вся эта история должна быть известна, что называется, не понаслышке.

– Очень уж он своевременно появился. Аккурат к раздаче наследства подоспел. – Подозрительно протянул Асманов. – Вы, товарищ следователь, этому наследничку загадочному побольше внимания уделите, поверьте моей интуиции. Не зря он в завещании нарисовался, ох не зря… И на встречу нашу не посчитал нужным явиться…

– Он не мог. – Посчитал своим долгом вставить нотариус. – Мы пока не знаем, где он живет и как его найти. Семен Васильевич оставил четкие указания на этот счет. Он много сил приложил к поискам, но пока они успехом не увенчались. Он даже специально оговорил в завещании, чтобы поиски продолжались, сколько бы времени они не заняли. Заниматься ими поручено Полине Игоревне. Она же будет, до тех пор, пока Никита Глухов не появится, распоряжаться его частью наследства от его имени.

– Так, хватит с меня этих сказок! Я сердцем чувствую, что всеми этими странными событиями и неожиданностями мы обязаны одному единственному человеку – а именно Полине. Я, конечно, доказать этого не могу, но поверьте мне, это так. Материнское сердце не обманешь… А сидеть здесь больше нечего, все равно из пальца доказательства не высосешь. Будем надеяться, милиция сможет разобраться в этом вопросе. – Ирина Матвеевна встала. – Сергей Серафимович, насколько я понимаю, на сегодня все? Мы можем идти?

– Да, конечно.

– Надеюсь, вы потрудитесь связаться с этим сомнительным отпрыском моего сына, как можно быстрее, а разбираться, кто он такой и откуда вдруг всплыл спустя двадцать семь лет после своего рождения, будем позже.

Ирина Матвеевна с прямой как палка спиной выплыла в дверь. Асманов поспешил за своей «молодой» супругой.

– Я пожалуй, тоже пойду. – Молчавший почти все время своего присутствия в конторе нотариуса, Корней, подхватил папочку и тоже ходко посеменил к выходу.

Лариса покинула офис молча, ни разу не оглянувшись на нас. Следователь вышел следом.

– Думаю, нам тоже здесь больше ждать абсолютно нечего. – Игнат посмотрел на меня и протянул руку. – Пошли что ли?

– Я с вами. – Живо присоединилась Анжела. – Подвезете меня до дома? – Я рассеянно кивнула. – Уж больно мне охота с вами обоими поговорить по душам.

– О чем, Анжела Львовна? – В голосе Игната промелькнула откровенная насмешка. Подруга вспыхнула и поджала губы.

– Идите в машину. Я сейчас Ивану Станиславовичу пару вопросов задам и догоню. – Игнат пожал плечами и, не возражая, пошел к дверям. Анжела с Жоржем на руках, стараясь не отставать, поспешила за ним.

– Вот адрес. – Как только они скрылись за дверью, нотариус протянул мне заранее приготовленную бумагу. – Только, ради бога, не выдавайте меня следователю. Он меня насчет координат Никиты Глухова спрашивал, но я посчитал возможным не говорить ему, что знаю. Лучше будет о смерти отца, которого он ни разу не видел, узнать не от милиции… Я обещал Семену и вообще…

– Спасибо, Иван Станиславович. – Искренне поблагодарила я.

– К сожалению, это сложно назвать адресом…

– Так и не удалось узнать что-то более определенное? – Вздохнула я.

– Только то, что есть, Полиночка. С остальным на месте разберетесь. Я, честно говоря, не думаю, что у вас с этим возникнут серьезные проблемы. Если Никита снова не сменил место жительства, то вы найдете его довольно легко. Хоть точных координат там и нет, но не думаю, что это самое лесничество, куда он с семьей переехал, насчитывает больше двадцати домов. Уж разберетесь как?нибудь…

– А если его там уже нет?

– Значит, снова начнем запросы делать, а может, прямо там на месте вам скажут его новые координаты. Обычно соседи всегда в курсе, куда корреспонденцию пересылать и все такое прочее. Хотя, честно говоря, я почему-то уверен, что он никуда не делся.

– Дай бог, Иван Станиславович. – Вздохнула я. – Хочется побыстрее со всем этим покончить и уже, наконец, начать нормально и спокойно жить…

– Да уж, Полиночка, совершенно с вами согласен. Я во всей этой истории тоже не совсем в своей тарелке себя ощущаю… Но, будем надеяться, все пройдет нормально, и через недельку все закончится самым благоприятным образом.

– Не для всех, Иван Станиславович…

– Ну, хоть для нас с вами. Полиночка. Что уж нам обо всем свете что ли думать прикажете? – Нотариус ободрительно похлопал меня по плечу. – До свиданья. До встречи через неделю.

– До свиданья.

Глава 7

– Знаешь, Полина, я от тебя такой подлости ну просто никак не ожидала! – Обиженно заявила Анжела, как только я захлопнула дверку машины. – Так виртуозно делать из всех дураков, это я тебе скажу что?то! Но мне то ты могла правду открыть? Или ты за подругу меня не считаешь?

– Да считаю, Ань, считаю. – Устало вздохнула я и укоризненно посмотрела на Игната. Какого черта он поперся со мной на эту встречу? Сразу же понятно было, что ни к чему хорошему это не приведет.

– А я то дурочка и правда верила в то, что ты толстячка Сему полюбила за доброту, внимание и ласку, – продолжала возбужденно щебетать подруга. Она так заинтересовалась неожиданным появлением в офисе Игната, что даже ненавистную Анну пропустила мимо ушей. – А оказывается, ты все эти три года продолжала отношения со своим бывшим дружком поддерживать…

– А тебе какое до всего этого дело? – С легкой усмешкой поинтересовался Игнат. – Мы думали, что это никого, кроме нас, не касается.

– Да ради бога! – Анжела обиженно отвернулась к окну. – Просто я думала, мы настоящие подруги. С любой мелочью сразу к Полинке бежала… Посоветоваться, поплакать или там посмеяться, если весело, а она меня, значит, все это время за лохушку держала …

– Да не говори ты глупости, Анжел… – Мне действительно стало как?то неудобно перед подругой. – Я все время хотела тебе про Игната рассказать… ну, что он приехал… Только как то все не до этого было…

– Так он что, недавно что ли объявился, да? – Любопытство в Анжеле пересилило обиду. – Или вы все эти три года встречались у Семена за спиной?

– Не так уж и за спиной, он прекрасно знал о том…. – Внушительным тычком я заставила Игната замолчать.

– Что он знал? – Ахнула подруга. – Он что вас застукал да? Он поэтому переехал в квартиру?

– Он знал о том, что Игнат появился в городе. – Спокойно пояснила я. – И еще знал, что мы общаемся. Он не возражал, а даже помог Игнату на первом этапе… Ну, в команду хорошую пристроил, рекомендации дал… Дальше уже он сам продвигаться начал…

– И только то… – не слишком доверчиво и явно разочарованно протянула Анжела, – а я думала….

– Это точно. – Не отрывая взгляда от лобового стекла, поддержал меня Игнат. – Семен Васильевич золотым мужиком был. Я бы не то что помогать бывшему дружку своей молодой жены не стал, а еще бы и по шее для порядка надавал, чтобы поблизости не ошивался… Жаль, что так у него жизнь не заладилась…

– Сема классный был, это правда. – Вздохнула подруга. – Таких сейчас мало. Даже обо мне в завещании не забыл, хоть я ему вообще никто… Так знакомая…

– Ну, тут ты не права. – Я была рада сменить не слишком приятную для меня тему. – Ты не только знакомая ему, ты лучшая подруга его жены. Почти родственница, если судить объективно…

– Что?то я не слыхала, чтобы подругам жены после смерти мужья наследство оставляли…

– В принципе, бывают случаи. – Хитро заметил Игнат. – Некоторые к мужу поближе, чем к жене притираются….

– Тебе все шуточки! – Вспыхнула Анжела. – А мне знаешь как интересно, зачем меня Семен в список наследников вставил… Да я не усну сегодня, это точно… Да что сегодня, я все время теперь не смогу спокойно не спать, не есть… Хоть бы намекнул этот нотариус, что ли. Так ведь, нет! Жди и все! Совсем о нервах своих клиентов не думает…

Всю оставшуюся до Анжелиной квартиры дорогу, мы с Игнатом молча терпеливо слушали ее пространные рассуждения и предположения на этот счет.

– А ведь правда интересно, что Семен твоей подружке оставил на память… – Сказал Игнат, когда мы снова оказались в квартире Семена. Он сразу начал оживленно хлопотать по хозяйству, не слишком ловко сооружая какие-то замысловатые бутерброды из продуктов, купленных в супермаркете около Анжелиного дома. У парня явно было прекрасное настроение.

– Интересно, но не очень. – Рассеянно отозвалась я, снимая туфли.

– Так ты все?таки в курсе, что Семен написал в своем завещании? – С любопытством посмотрел на меня Игнат, поставил тарелку с бутербродами на низенький журнальный столик и, потянув за руку, усадил рядом с собой на софу. – Может, расскажешь? Я, вроде, не чужой человек…

– Ты опять за свое? – Слегка поморщилась я и вынула руку из его ладони. – Я же просила, Игнат, давай отложим эти разговоры о наших с тобой взаимоотношениях на потом. Как ты не понимаешь, у меня сейчас и без того забот полон рот…

– Так я что же для тебя забота? – Слегка шутливым тоном поинтересовался Игнат и обнял за плечи. – А я то думал, что совсем наоборот… – Он притянул меня к себе и поцеловал. – Я думал, что как раз теперь у тебя совсем не будет никаких забот. Даже самых маленьких. Дядя Игнат готов все их взвалить на свои сильные широкие плечи…

– К сожалению, это вряд ли возможно. Особенно сейчас… – Упорные намеки Игната на то, что теперь моя судьба неразрывно связана с его, меня раздражали и нервировали. Я прекрасно помнила равнодушие, которое все чаще мелькало в его глазах в редкие моменты наших последних встреч. Резкая перемена в его поведении уж слишком явно бросалась в глаза. – Возможно, потом я сама попрошу тебя о помощи, а сейчас я должна разбираться с Семиным наследством самостоятельно…

– Ты считаешь, я не смогу вникнуть во все это? – Не переставая целовать мое лицо и шею, прошептал он.

– Я считаю, что тебе ни к чему во все это вникать. – Я аккуратно высвободилась из его объятий и встала. – Тебе лучше вообще вернуться на сборы, иначе у тебя могут быть неприятности, ты серьезно подводишь команду…

– Какие сборы, о чем ты говоришь, Полина? – На лице Игната отразилось искреннее изумление. – Неужели теперь у меня есть время думать о таких мелочах? Да стоит мне уехать, ты столько глупостей наделаешь…

– Каких интересно? – Я с трудом сдерживала раздражение. Что виновато в этом сильнее, усталость или поразительно неуместная настойчивость, почти навязчивость, Игната, трудно сказать, но мне жутко захотелось, чтобы он как можно быстрее испарился и оставил меня в покое.

– Ну, вот скажи, ты ведь наверняка собираешься заняться поисками этого никому неведомого Семенова сыночка? Ну, признавайся, собираешься? – Игнат говорил шутливым тоном, разве что пальчиком игриво не грозил, но глаза его при этом оставались удивительно серьезными и даже какими-то ужасно озабоченными.

– Естественно. – Спокойно отозвалась я и направилась в спальню. – Это же Семин сын…

– Зачем? – Напрямик поинтересовался Игнат. Он догнал меня, усадил на край кровати, а сам опустился на ковер у моих ног. – Объясни, какой тебе интерес в том, чтобы этот Никита Глухов нашелся?

– При чем тут мой интерес? – Пожала плечами я. – Он наследник. Ты сам слышал, что Иван Станиславович сказал. Сема поручает мне поиски.

– Да слышал я все, – с легкой досадой согласился Игнат – А еще я слышал, что пока тебе не удастся с ним связаться по какой-либо причине, то ты будешь являться его законным представителем во всех инстанциях вплоть до его появления… Не смотри ты на меня так, будто я говорю запредельные вещи. Я вовсе не предлагаю тебе обмануть или обобрать бедного лесничего, просто не плохо бы для начала без его деятельного присутствия послушать, что, в конце концов, написано в этом проклятом завещании. Семен был слегка не в себе последнее время, так что ожидать можно, всего чего угодно…

– Откуда тебе известно, что Никита живет в лесничестве? – Сухо поинтересовалась я. – Ты что подслушал наш с Иваном Станиславовичем разговор?

– Не подслушал, а услышал. – Слегка смутился Игнат. – У меня шнурок развязался, пока я завязывал…

– Понятно… – Представив, как Игнат, скрючившись в три погибели над якобы развязавшейся кроссовкой, притаился за дверью и напряженно прислушивается к словам нотариуса, я поморщилась. – Ну, услышал и услышал, ничего секретного в этой информации нет… Знаешь что, Игнат, давай на сегодня закончим этот разговор. Я вообще не хочу ничего больше слышать о Семином наследстве, а от тебя особенно. – Я выразительно посмотрела на Игната. – Уже довольно поздно, нужно ложиться спать…

– Ты права, милая. – Он нежно прижался щекой к моему колену. Потом начал гладить рукой мои ноги. – Уже действительно поздно, пора в кроватку… У нас с тобой есть более интересные и приятные темы для общения… Правда? – Он поднялся с ковра и попытался повалить меня на покрывало.

– Извини… – Я мягко отвела его руку и встала. – У меня сегодня был настолько тяжелый день, что я даже думать ни о чем, кроме сна, не в состоянии…

– Но тебе ничего не придется делать, любовь моя, – Игнат настойчиво продолжал пытаться поймать мои губы своими, – я приложу все усилия, чтобы ты смогла расслабиться и забыть обо всех проблемах и неприятностях последних дней… Мы так долго были в разлуке, что я просто не в состоянии ждать до завтра, Полечка…

– Извини. – Снова повторила я и начала свертывать покрывало.

Игнат отошел к окну и достал сигареты.

– Я не понимаю, что между нами происходит. – Он внимательно посмотрел на меня. – Столько лет все было нормально, мы с легкостью находили общий язык в любых даже самых трудных ситуациях… А сейчас, когда я, бросив все, прилетел к тебе, едва услышав о произошедшем несчастье, ты почему то упорно отталкиваешь не только протянутую руку помощи, но и меня самого… Объясни, Полина, что все это значит, что изменилось в наших отношениях, ты меня разлюбила, нашла кого?то другого? Ну, говори же, что ты молчишь…

– Я уже все сказала, Игнат. У меня муж умер только что, да еще и его тело исчезло. Родственники не дают мне и шагу ступить спокойно. Нервы издерганы и вымотаны до предела. Я жутко устала. Что бы ты хотел услышать еще? – Сухо поинтересовалась я. Видя, что собеседник задумчиво молчит, я пожала плечами, улеглась на свою половину кровати и повернулась к Игнату спиной. Отключилась я почти сразу, едва только в спальне погас свет…


…Телефонный звонок в тишине ночи прозвенел, как выстрел. Я резко села и, схватив трубку, начала протирать глаза, силясь рассмотреть на каких цифрах замерли витые стрелки будильника. Так и не узнав время, я вздохнула и поднесла трубку к уху.

– Слушай внимательно, девочка моя. – Голос в трубке звучал слегка приглушенно, но в целом вполне узнаваемо.

– Зачем ты звонишь? – Недовольно пробурчала я и покосилась в сторону сладко посапывающего Игната. – Договорились же…

– Договорились?договорились… – Добродушно хохотнул собеседник. – Я ведь не отказываюсь от своих обещаний, но обстоятельства сложились не самым лучшим образом… Для тебя в первую очередь, между прочим.

– Господи! – Простонала я. – Что еще такого экстраординарного произошло, что ты не можешь дать мне спокойно поспать хотя бы до утра?

– Да спи ты, ради бога. – Еще более безмятежно отозвалась трубка. – Но одна добрая птичка чирикнула мне, что тебя вполне могут арестовать в самое ближайшее время…

– И ты вот так вот спокойно говоришь мне об этом? – Вспылила я. – Ты вообще в своем уме? Сколько можно испытывать на прочность мое терпение? Я что теперь и в тюрьму загреметь могу из?за какого-то придурка, которому не сидится спокойно на собственной заднице?

– Не кипятись, Полина! – Голос, наконец?то, стал сосредоточенным и серьезным. – Я не сказал, что все настолько серьезно и опасно. Я просто предупредил, что все прошло не так чисто и безупречно, как планировалось. Возникли небольшие недоразумения, только и всего. Не волнуйся, я все улажу.

– Надеюсь. – Обеспокоено вздохнула я. – А мне что делать? Что говорить, когда вызовут к следователю? Или не вызовут? – С долей надежды спросила я.

– Не вызовут. – Твердо пообещал собеседник. – Но для этого ты должна быстренько смотаться из города. Ты ведь подписку о невыезде пока не подписывала?

– Нет… Но следователь просил меня, чтобы я была на связи…

– Мало ли что он просил. Главное официально ты ничего не подписывала. А значит, пока вольна делать, что пожелаешь… Но только ПОКА…

– Значит, ты звонишь, чтобы сказать, что я завтра должна собрать необходимые вещички и уехать?…. А потом, когда ты все уладишь, дело закроют, я смогу благополучно вернуться домой…

– Умница, – мягко перебил меня собеседник. – Только одна маленькая поправка, ехать нужно не завтра, а прямо сейчас.

– Сейчас?! – Ахнула я. – Ты вообще в курсе, сколько сейчас времени? Значит, все настолько серьезно, что я должна бежать из дома прямо посреди ночи? Меня что утром уже арестовывать планируют?

– Я же сказал – все не так серьезно. – Терпеливо пояснил голос в трубке. – Но ты не должна ждать, пока тебя заставят подписать бумагу. Понимаешь? Сейчас следователь свалял дурака, и ты должна воспользоваться этим. Прикинься дурочкой и уезжай…

– Но ведь тогда все будут меня подозревать… Тот кто бежит, как бы автоматически признает этим свою причастность к предъявленному обвинению…

– Не бери в голову. – Нетерпеливо перебил собеседник. – У тебя куча самых что ни на есть убедительных поводов, как можно быстрее тронуться в дорогу… К примеру, можно сказать, что ты, как преданная и послушная жена, со всех ног бросилась выполнять волю покойного супруга…

– В смысле ты предлагаешь мне немедленно направиться на поиски Никиты? – Хмуро поинтересовалась я, доставая из пачки сигарету.

– Типа того. – Согласился голос. – Или можно сказать, что к папочке поплакаться рванула… Это лучше выглядит, правдоподобнее… Исстрадалась, соскучилась, устала от постоянных нервотрепок… Ну, а в родном доме, как известно, и стены лечат. Да и известием хорошим с родителем не худо бы побыстрее поделиться. Ты не забыла, ласточка моя, что ты без пяти минут счастливая обладательница довольно внушительного состояния?

– Я помню. – Коротко отозвалась я, усиленно соображая, что из самого необходимого на первое время мне стоит взять с собой в дорогу. Зверски хотелось спать, но я понимала – спорить, или обсуждать что-либо сейчас, бесполезно.

– Ну, вот и ладненько. – Снова повеселел собеседник. – Я знал, что ты все правильно поймешь, ты же у меня умница. – Вся в брательника удалась, схватываешь суть буквально на лету…

– К чему ты мне все это говоришь? – Хмуро поинтересовалась я, пытаясь дотянуться до зажигалки, откатившейся на противоположный край тумбы. – Ты перестал мне доверять, или уже раскаиваешься?

– С чего бы это? – Удивился собеседник. – Все идет по плану… ну, есть, конечно, кое какие шероховатости и накладки…

– Не фига себе накладки! Меня арестовывать собрались, а для тебя это так – просто легкие неприятности…

– Но они могут перерасти в крупные, если ты и дальше будешь тянуть время. Утром тебя навестит дядечка в форменном прикиде, и ты, дорогая, уже никуда не сможешь деться, будешь терпеливо сидеть на заднице и ждать, чем закончится вся эта мутота с расследованием…

– Но ты же сказал, что все устроишь… – Просто так, из вредности продолжала сопротивляться я.

– Само собой, но для этого лучше бы тебе побыстрее испариться. Одному богу известно, что ты там с перепугу следователю начирикаешь, а мне потом разгребай….

– Я что выгляжу настолько глупой или наивной? – Впрочем, без особой обиды пробурчала я, поднимаясь с кровати.

– Да ты умнее всех. – Искренне отозвался голос, потом подумал и добавил. – Из женщин, конечно. А в ментовку на работу как?то все чаще мужиков принимают. И некоторые из них имеют вполне приличные мозги…

– Ясно. Ты все?таки мне не доверяешь… – Вздохнула я, – Придется видно и правда тащиться незнамо куда среди ночи…

– Ну, наконец, проснулась! – Обрадовался голос. – Значит так, даю тебе на все про все минут сорок … ну, не ворчи, не ворчи, час даю….

– А дальше что?

– Ровно через час жду тебя на Центральном железнодорожном вокзале. Только не опаздывай, поезд в твой родной городишко отбывает через девяносто минут… А еще ведь билет купить надо успеть…

– Как мне до вокзала добираться? – Поинтересовалась я. – Автостопом? Или машину со стоянки забрать?

– Это лишнее. Никакой партизанщины не требуется. Сделай все просто и незамысловато. Вызови такси, как нормальный человек, вещи загрузи в багажник, не слишком много только, не переборщи. Не стоит, чтобы у тех, кто потом с таксером разговаривать станет, сложилось впечатление, будто ты отбываешь всерьез и надолго. Можешь немного проболтаться в дороге о своих планах, мол навестить решила малую родину, по родным лицам соскучилась, то да се… Дня на два?три типа вырваться смогла, не больше… Ну от силы четыре… Тогда менты особо дергаться не станут, им проще подождать немного, чем разыскивать тебя черте где… Думаю, такого срока мне вполне хватит, чтобы все тут разрулить и замять.

– Поняла. Как мне тебя найти, вокзал не маленький вообще-то?

– Я сам к тебе подойду, если все будет в норме. Купим билет… В общем ладно, нечего время тянуть, остальные инструкции получишь на месте…


– Кто звонил? – Как только я положила трубку, поинтересовался, позевывая, только что проснувшийся Игнат.

– Да так … – Неопределенно пожала плечами я, распахивая дверку шкафа. – Мне нужно ненадолго уехать, ты можешь оставаться в квартире сколько угодно, запасные ключи в кладовке на полке, как войдешь слева, около выключателя…

– Я не понял, ты прямо сейчас что ли уезжаешь? – Удивился он, заметив, что я торопливо натягиваю на себя джинсы и майку. – Даже не подождешь, пока рассветет?

– Мне нужно ехать сейчас. – Спокойно отозвалась я, застегивая молнию на легкой спортивной курточке. – Через полтора часа уходит поезд, а у меня даже билета еще нет…

– Какой поезд? – Раздраженно спросил Игнат, резко садясь на кровати. – Что еще за очередная ерунда ударила тебе в голову? И скажи, наконец, кто тебе звонил? Кто, интересно, может легко позволить себе выдернуть тебя ночью из кровати и заставить нестись сломя голову на какой-то дурацкий поезд? Что ты молчишь? Я с тобой разговариваю в конце то концов?

– Ты не разговариваешь. – Все так же, стараясь выглядеть спокойной, ответила я. – Может, ты не заметил, но ты уже кричишь.

– Закричишь тут. – Немного сбавляя тон, проворчал Игнат. – Невеста вскакивает посреди ночи и несется не знамо куда, не знамо к кому…

– Я не твоя невеста. – Хмуро напомнила я, торопливо загружая сумку. – Мне кажется, я ясно дала тебе понять, как отношусь к этому вопросу…

– То есть ты продолжаешь вести себя в том же стиле? – В голосе Игната появились довольно неприятные, я бы даже сказала, недоброжелательные нотки.

– Давай поговорим об этом позднее. – Я подняла трубку внутреннего телефона и попросила. – Олег Иванович, вы не могли бы вызвать мне такси? Минут через двадцать я буду готова. Я еду на железнодорожный вокзал и не хотела бы опоздать на поезд, так что поторопитесь.

– Ты разговариваешь со мной таким тоном, как будто рядом с тобой посторонний, а не человек, с которым тебя связывает добрая половина жизни… – Придвигаясь поближе ко мне, попытался сгладить размолвку Игнат. – Мы же близкие люди…

– Я уже не так в этом уверена. – Не удержалась я. – Я с трудом тебя узнаю в последнее время, или ты сильно изменился…

– Или ТЫ! – Раздраженно перебил меня Игнат. – Совсем недавно ты говорила совсем другие вещи, жарким шопотом прямо вот сюда. – Он провел рукой по обнаженной груди и поднялся.

– Зачем ты сейчас об этом? – Я подняла глаза и посмотрела на Игната. – Я же просила тебя…

– А когда? – Довольно резко перебил меня он. – Когда ты понесешься на вокзал? Или еще позже, когда ты с новым дружком в купе уединишься?

– С чего ты взял? – Искренне удивилась я. – Я, кажется, тебе не давала ни права так говорить, ни повода так думать…

– Ну конечно! – С не доброй усмешкой уставился прямо мне в глаза Игнат. – Сначала ты всячески отвергаешь всяческие мысли о свадьбе, потом отказываешь мне даже в близости, якобы ты зверски устала и у тебя нет сил пошевелить ни рукой, ни ногой…

– Но я ведь правда была вымотана до предела, неужели трудно понять, насколько не просто дался мне этот бесконечный день?

– Да нет! Что ты! Я все понял, вошел в положение, пожалел несчастную вдову только что потерявшую мужа…

– Мне все меньше нравится тон, которым ты все это говоришь.

– А мне нравится?! – Возмущенно заорал Игнат. – Какой-то хлыщ звонит тебе посреди ночи, и ты, позабыв о тревогах и усталости, несешься за ним по первому свистку! А мне ты предлагаешь перекантоваться тут пока одному… Ну, пока ты не насладишься сполна обществом нового милого дружка…

– Замолчи немедленно! – Холодно перебила я. – Какого черта тебе в голову лезет вся эта пошлость и бред? Хоть бы промолчал, проявил элементарное уважение!

– Ты даже не соизволила сообщить мне, куда ты едешь…

– Это что?то изменит? – Я посмотрела на голого Игната и мне неожиданно стало почти весело. – Ты планируешь поверить в то, что услышишь? Или начнешь дальше допрос устраивать?

– Я хочу знать, куда ты направляешься и с кем. – Упрямо повторил он. – Пока ты мне не расскажешь, я просто?напросто не выпущу тебя из комнаты.

В этот момент замигала лампочка внутреннего телефона.

– Полина Игоревна, такси прибыло. – Вежливо сообщил голос консьержа.

– Спасибо Олег Иванович. – Поблагодарила я. – Сейчас спускаюсь… Хотя… – Я задумчиво посмотрела на застывшего перед дверью в воинственной позе Игната. – … пришлите мне, пожалуйста, охранника и таксист тоже пусть поднимется наверх.

– Так много вещей? – удивился консьерж. Я промолчала и повесила трубку, потом повернулась к Игнату.

– Я еду к отцу. Мне нужно о многом с ним поговорить, посоветоваться… В том числе и о тебе…

– Почему ты сразу не сказала? – Игнат слегка изменился в лице и торопливо бросился к креслу, где были аккуратно сложены его вещи. – Я быстро одеваюсь и еду с тобой…

– Нет. – Твердо ответила я и взяла в руки небольшой изящный рюкзачок, заменяющий дамскую сумочку и идеально подходящий к куртке и джинсам.

– Тогда я хотя бы до вокзала тебя провожу. – Его пальцы запутались в пуговицах. – Ты только немного подожди…

– Зачем тебе ехать? – Холодно поинтересовалась я, выходя из спальни. – Чтобы проследить, с кем я поеду?

– Но ты ведь и сама мне это скажешь, правда? – На момент оторвался от шнуровки ботинок он и поднял на меня глаза.

– С чего ты взял? – Поинтересовалась я. – Пусть это лучше останется для тебя маленькой неразгаданной тайной… Вот эти сумки берите. – Повернулась я к возникшим в раздвижных дверях лифта мужчинам и кивнула на две маленькие спортивные сумки. Они удивленно переглянулись и послушно подняли багаж.

– Я завтра же приеду, так и знай! – Подал голос уже вполне одевшийся и даже причесавшийся Игнат. – Тогда тебе придется поговорить со мной на чистоту… – Я пожала плечами и снова повернулась к только что вошедшим.

– Вот что еще… Максим, кажется? – Я вопросительно посмотрела на парня в форме охранника, он кивнул. – Как вы слышите, молодой человек собирается утром уезжать. Проследите, пожалуйста, чтобы здесь все было в порядке, проверьте замки и все остальное, такси молодому человеку вызовите. – Максим кивнул и мельком глянул на Игната. Мне показалось, что в его взгляде мелькнула насмешка. – И ты Игнат, постарайся встать пораньше и управиться со сборами до восьми. Максим в восемь сменится…

– Я вполне могу без его услуг обойтись. – Раздраженно отозвался он. Видно насмешка в глазах Максима окончательно вывела его из себя. – Или такси тут не при чем, и ты намекаешь, что мне лучше бы убираться восвояси прямо сейчас?

– Как тебе самому удобно, милый. – Обворожительно улыбнулась я. – Если ты так желаешь, то мы с водителем пойдем вниз, а Максим поможет тебе собраться и выключить электроприборы. – Пока! – Я сделала ручкой слегка обалдевшему от резкой смены моего настроения Игнату и, легкомысленно помахивая рюкзачком, направилась к лифту. На оторопевшего Игната и, изо всех сил старающегося сохранить серьезный вид, охранника я даже больше ни разу не оглянулась.

Глава 8

Дорога, выложенная из бесконечного числа неровных бетонных плит, убаюкивала и внушала чувство тоски и неуверенности. Рассвело уже достаточно давно, но в воздухе все равно еще чувствовалась ночная прохлада. Природа, окружавшая меня со всех сторон с тех пор, как я въехала на эту длиннющую бетонную дорогу была не просто красива, а даже великолепна. Но любоваться окружающими красотами у меня просто не было сил. Вцепившись в баранку, я упорно вглядывалась вдаль, удаляясь в предрассветной темноте все дальше и дальше от дома. Я очень надеялась, что, как только встанет солнце, ехать станет намного проще, и только свернув с шоссе и въехав на слегка приподнятую над землей узкую одноколейку, поняла, насколько ошиблась.

Ехать по неровным бетонным плитам со скоростью хоть немного большей двадцати пяти?тридцати километров в час было просто невозможно. Раздолбанную девятку нещадно трясло и время от времени буквально подбрасывало вверх, стоило колесу попасть на стык или в выкрошившуюся в бетоне и размытую дождями выбоину. В машине не было не только климат контроля, отсутствовал даже элементарный кондиционер, открыть окно я тоже не решалась, со всех сторон в стекла упорно бились бесчисленные полчища то ли слепней, то ли оводов. Выглядели насекомые довольно устрашающе, и я решила лучше немного пострадать от духоты, чем встретиться с этими монстрами один на один.

Все же Анжела, постоянно твердившая при каждом удобном случае, что к хорошему быстро привыкаешь, в чем-то оказалась права. Когда там, рядом с вокзалом я увидела приготовленную для меня вишневую девятку чуть ли не десятилетней давности, то слегка удивилась. За три года безбедной жизни с мужем я вроде как даже начала забывать, что такие машины тоже в принципе умеют ездить.

– Что не нравится? – Хохотнул спутник, видя мое удивление. – Хоть ехать на ней сможешь? Или уже напрочь успела отвыкнуть от ручной коробки?

– Да доехать можно, главное, чтобы эта развалюха не рассыпалась где?нибудь прямо посреди улицы… А что, чего-то более приличного в твоих загашниках не нашлось? Насколько я понимаю, путь предстоит совсем не близкий…

– Ну, уж не такой и дальний. Этой ласточки вполне хватит, чтобы добраться до места… А насчет убогости извини, дорогая, времени маловато было, да и вообще, эта девяточка лучше, чем что бы то ни было, подходит для того, чтобы бесследно затеряться на бескрайних просторах нашей безалаберной родины. Думаю, ни гаишники, ни грабители на такую развалюшку глаз не положат, а ходовая у этой малышки очень даже ничего, и скорость развивает нормальную…

– Ладно, хватит оправдываться. – Мне жутко хотелось спать, поэтому приподнятое, жизнерадостное настроение собеседника меня слегка раздражало. – Надеюсь, ты так срочно выдернул меня из кровати не для того, чтобы рассказывать о преимуществах отечественного автопрома? Давай по существу. Куда мне нужно уехать, на сколько, что говорить, если вдруг случайно попаду в руки милиции? Документы мне, надеюсь, менять не придется? Я слышала за это срок вполне ощутимый могут припаять…

– Ну, уж за это, лапа моя, не волнуйся. Что ты не угодишь на нары из?за документов, я могу тебе обещать на все сто! – Еще больше развеселился мой спутник. – Такие вещи вполне можно штрафом искупить перед государством, тем более, что путешествовать ты будешь со своим собственным паспортом и со своими родными правами. Я же сказал тебе, никакой партизанщины не потребуется…

– Зачем тогда весь этот спектакль с билетами на поезд?

– Ну, на всякий случай… Немного запутать преследователей, это ведь еще не преступление… Правда?

– Значит, все?таки преследование ожидается? – Вздохнула я. – Так я и знала, что ты втянешь меня в крупные неприятности…

– Ну, милочка, потерпи уж немного! – Все так же весело хохотнул собеседник. – Ты же должна понимать, что такие огромные денежки просто так, за здорово живешь, в руки не даются. Ты уж, пожалуйста, свою роль сыграй до конца, не подведи брательника…

– Я же сказала, сделаю все, что смогу. Но все это мне не нравится… Причем, чем дальше, тем больше я сомневаюсь в правильности своего поведения…

– Какая-то ты странная сегодня. – В голосе спутника послышалась озабоченность. – Угнетенная, что ли… И глаза потухшие…

– Устала я просто… – Я бросила спортивные сумки на заднее сиденье девятки. – А глаза… Ты не забыл случайно, что я всего день как мужа потеряла… Любимого…

– А ну если в этом смысле… – Снова развеселился собеседник. – А то уж я думал, этот твой дружок длинноногий тебе гадостей наговорил.

– Об Игнате разговор особый… – С досадой отозвалась я. – Не сейчас. Как вернусь, буду решать, что дальше с ним делать…

– А я тебе говорил. Мне твой верзила никогда не нравился. Не надежный он и жадный…

– Обязательно говорить об этом сейчас? – Настроение испортилось окончательно. – Если тебе нечего более доброго мне на дорогу сказать, то я, пожалуй, поеду уже…

– Не торопись. – Усаживаясь рядом со мной на сиденье, добродушно сказал собеседник. – Я ведь еще не все инструкции тебе дал. Подкинь меня вон до того поворота, у меня там машина припаркована, а я пока расскажу, как тебе вести себя с наследником.

– Так все?таки я поеду на поиски этого загадочного Никиты Глухова? – Поворачивая в замке зажигания ключ, мельком глянула на него я. – Обязательно делать это прямо сейчас?

– А что тянуть? Тебе все равно нужно исчезнуть на время, так и поезжай в это самое лесничество. Сразу себя там не выдавай, поживи парочку?тройку дней, прикинь, что он за человек, на что способен, что нам вообще от него ждать приходится… С семьей познакомься… Ну, не мне тебя учить. А когда во всем разберешься, то уж сама решай, как поступить с этим парнем… Но особо не тяни. Имей ввиду, милиция тоже его ищет. Я буду, конечно, тормозить как смогу, но и я ведь не господь бог….

– А если я все не правильно сделаю, если не смогу разобраться, выдам себя и все дело испорчу?

– Ты справишься. – Собеседник успокоительно похлопал меня по плечу. – Ты же знаешь, как много от твоего поведения зависит? Мы уже практически все сделали, до спокойной, сытой, не обремененной никакой головной болью жизни остался всего то один рывок… Ну, соберись с силами, Полина, и сделай этот самый последний и важный рывок. Когда со всем в этом лесничестве покончишь, возвращайся. Я обещаю уладить все неприятности с уголовным делом. Идет?

– Идет. – Вздохнула я. А что мне еще оставалось?


И вот я уже третий час трясусь по ужасно неровной бесконечной бетонной дороге, проложенной чьими то неутомимыми руками в самую чащу леса. Глаза слипались самым подлым образом, две практически бессонные ночи давали себя знать. Я упорно двигалась вперед, но медленная утомительная езда убаюкивала, бетонные плиты дороги сливались в сплошную извилистую линию. Кажется, я все-таки задремала, так как из себя меня вывел резкий внушительный толчок. От неожиданности я случайно резко нажала вместо тормоза на газ, и машина, вильнув в сторону, слетела с дороги. Что произошло дальше, я даже как?то не сразу сообразила. Девятка сначала сильно накренилась, а потом и вовсе свалилась с бетонки почти на бок. Я даже испугаться, как следует, не успела, настолько быстро все это произошло. Минуты две я сидела на водительском сиденье, вцепившись в руль и боясь хоть чуть?чуть пошевелиться. Мне казалось, что любое мое движенье приведет к тому, что машина окончательно опустится на бок или даже вовсе перекувыркнется на крышу. Немного оправившись от стресса, я осторожно приоткрыла дверку и высунулась наружу. Девятка стояла довольно уверенно и падать больше, кажется, никуда не собиралась. Но это были все более?менее положительные моменты в сложившейся удручающей ситуации. О том, чтобы завести машину и ехать по дороге дальше, не могло быть и речи. Не знаю, в каком состоянии после падения находились колеса и ходовая моего автомобиля, но совершенно очевидно, что даже если мне дико повезло, и ничего не повредилось, втащить его обратно на бетонку можно было разве что при помощи подъемного крана. Правые колеса девятки каким-то чудом смогли удержаться на дороге, зато левые полностью увязли в песке, а острый край бетонной плиты довольно глубоко врезался в низкое днище машины. Я вылезла из салона и с тоской посмотрела в ту сторону, куда убегала бесконечная серая лента дороги, потом оглянулась туда, откуда только что приехала и, честно говоря, испугалась. За те два с лишним часа, пока я тряслась по неровным бетонным плитам, мне не попалось ни одной машины… Да что там машины, ни человечка, ни даже намека на элементарное строение или другое присутствие в округе цивилизованного жилья. Правда пару раз попадались на глаза красочные щиты с предостережениями о пожарах, но выглядели они так, будто поставили их года два, а то и три назад, никак не позже… Естественно, я не сомневалась, этой дорогой пользуются люди, иначе просто не было смысла укладывать здесь это бесконечное число бетонных плит, но насколько часто они появляются в этой лесной глуши было совершенно не понятно. Интересно, если я сейчас продолжу путь пешком, через сколько часов или, может быть, даже дней, я увижу нормальное человеческое жилье?

Я облокотилась на машину и постаралась мыслить конструктивно. Что толку от того, что я буду стоять тут и охать, безнадежно вздыхая и разводя руками? Нужно как?то выходить из сложившейся довольно абсурдной ситуации. Во-первых, можно попробовать воспользоваться сотовым и вызвать кого?нибудь себе на подмогу… От этой мысли пришлось отказаться почти сразу. Достав из кармана трубку, я с грустью убедилась, что, как я и предполагала, сеть в этом оторванном от цивилизации месте совершенно не хотела ловиться, я попробовала вручную найти хоть какого-то оператора, но вожделенные палочки на моем дисплее так и не появились. Значит, все?таки придется совершить утомительную и вполне вероятно довольно долгую пешую прогулку с сумкой в руках. Ну ладно, надо так надо… Интересно, в этом лесу хотя бы грибы или ягоды можно найти? Зажигалка у меня есть, так что в этом случае я хоть голода бы смогла избежать… Но, честно говоря, сейчас меня больше, чем голод пугало совсем другое. Лес выглядел таким огромным и диким, что вполне вероятно в нем водится огромное количество всевозможной живности. Нет, ну против зайчиков или, к примеру, белочек я совсем ничего не имела, но вот медведи в компании с волками и даже лоси меня откровенно пугали.

Поразмышляв еще немного о том, что же мне все?таки теперь делать, я пришла к единственно приемлемому для меня в тот момент решению. Я залезла назад в машину, закрыла на замок двери и откинула сиденье. Раз уж так получилось, я решила воспользоваться моментом и просто?напросто поспать. Идти пешком в таком состоянии казалось мне глупостью, да и теплилась во мне все же надежда на то, что появится на дороге добрая душа и поможет мне добраться до этого злополучного лесничества, куда вместе со всей семьей совсем недавно перебрался вновь обретенный сын Семена, Никита Глухов. Я устроилась на жестком сиденье с максимально возможным комфортом и закрыла глаза.

Проснулась я внезапно. Резко села и даже не сразу поняла, где нахожусь, почему вокруг так душно, жарко и не комфортно. С трудом собрав мысли в кучку, я вытянула затекшую ногу и вдруг замерла от ужаса. В правое, ставшее теперь благодаря обстоятельствам верхним, окно моей машины заглядывала страшная звериная морда, с огромными желтоватыми зубами. Я от страха сжалась в комок и чуть не заплакала. Разглядеть зверя как следует я не могла, так как он своим телом практически закрывал обзор, но и без того чувствовалось, что размер он имеет очень даже внушительный. Такому ничего не стоит одним ударом разбить, к примеру, лобовое стекло и преспокойно добраться до меня огромными оскаленными зубами. Животное надсадно дышало и угрожающе фыркало, настойчиво стараясь заглянуть внутрь моего не слишком надежного убежища. Я нащупала рукой сумочку и начала лихорадочно шарить в ней, стараясь нащупать хоть что?то приемлемое для сопротивления и самообороны. Ничего кроме флакончика дезодоранта обнаружить не удалось. Вряд ли мне удастся остановить или хотя бы отвлечь этого голодного монстра, всего лишь брызнув ему в морду приятно пахнущей жидкостью. Если в девятке и имелись инструменты типа монтировки или гаечного ключа, то находились они никак не в салоне, а всего вероятнее в багажнике, так что воспользоваться ими я тоже возможности не имела… Ну надо же, как по?дурацки все получилось! Планируя свою жизнь и мечтая перед сном о будущем, я никак не ожидала, что все закончится вот так вот неожиданно и удивительно глупо. На какой-то никому не известной, не понятно кем и для чего построенной дороге в непроходимом лесу…

Неожиданно страшное животное отошло от машины. Не успела я хотя бы облегченно вздохнуть и поблагодарить судьбу за временное облегчение своей участи, как сзади послышался довольно внушительный стук. Я отпрянула от дверки, к которой только что испуганно прижималась спиной, и оглянулась. В окошко заглядывало вполне человеческое и в общем симпатичное мужское лицо. Я даже глаза потерла, не в силах поверить неожиданно свалившемуся на меня счастью.

– Девушка, вы там живы вообще, или как? – Голос парня звучал тоже вполне миролюбиво. Я, еще разок с опаской глянув в ту сторону, где только что наблюдала страшную оскалившуюся звериную морду, осторожно открыла дверцу и высунулась наружу.

– Это как же вас так угораздило, девушка? – Молодой человек в ветровке защитного цвета и сапогах озабоченно заглянул под днище девятки. – Вряд ли машина сможет двигаться дальше самостоятельно, вы все дно распороли, да и колесо вывернуто совсем неестественно…

– Я уж и сама это поняла, – выбираясь из салона, удрученно вздохнула я. – Только вот что теперь делать ума не приложу.

Оказавшись на земле, я первым делом посмотрела на дорогу и чуть не расхохоталась в голос. Рядом с моей машиной мирно переминался с ноги на ногу довольно крупный, но вполне мирный и спокойный конь с седлом и небрежно брошенными на темную спину поводьями. Он шумно вздыхал и фыркал, сгоняя с морды нагло облепивших ее слепней. Мгновенно успокоившись и даже придя в хорошее расположение духа, я с любопытством посмотрела на своего неожиданного спасителя. Парень оказался молодым и действительно очень даже симпатичным, его не портили не охотничьи сапоги, не безразмерная брезентовая ветровка, неопределенного зеленоватого цвета. За плечами болталось ружье. В общем, передо мной стоял самый настоящий охотник, каким я себе его всегда и представляла.

– Вы давно тут загораете? – Продолжал между тем допытываться парень. – Сегодня с дороги свалились, или со вчерашнего дня сидите?

– Слава богу, с сегодняшнего. – Улыбнулась я. – Целые сутки я бы, наверное, не выдержала, у меня ни еды, ни питья с собой нет, я как-то не планировала такого приключения в пути, вот и не сообразила подготовиться…

– Это понятно. – Улыбнулся молодой человек и стал от этого еще обаятельнее и красивее. – Такое обычно специально никто не планирует… Вообще, могу сказать, вам повезло, что мы с Бароном тут проезжали. Обычно я предпочитаю не вылезать на дорогу, по лесу двигаться приятнее… Но сегодня Барон то и дело сбивался в сторону бетонки, будто чувствовал, что вам помощь срочно нужна… А так тут люди иной раз неделями не появляются, если только грибники какие или охотники. Хотя в этом сезоне лицензии на отстрел лосей почти не выдавались, разве что с браконьерами встретиться рисковали… но эти предпочитают и вовсе дороги стороной обходить…

– Значит, мне, и правда, жутко повезло, – весело согласилась я и снова покосилась на Барона. – А то я сначала чуть богу душу от страха не отдала, когда ваш конь ко мне в машину заглянул, я уж начала с жизнью прощаться, честное слово…

– Да что вы! Барон благороднейшее животное и человека в жизни не обидит. – Парень ласково потрепал коня по загривку. – А вы куда вообще направлялись? – Я замялась, не зная, что ответить на этот в принципе простой и понятный вопрос.. – На озера отдыхать едете?

– На озера, – кивнула я. – Меня друзья пригласили, только не слишком хорошо объяснили, как до них добраться, я думала ближе к месту уточню по телефону, что и как, а тут и связи, оказывается, нет…

– Да тут и объяснять по сути нечего, дорога одна к озерам ведет, вот эта узкая бетонка, а на самих озерах придется помучиться, пока найдете свою компанию, территория огромная, запросто заблудиться можно… Но вы не беспокойтесь, я места отлично знаю, помогу отыскать друзей ваших. Вот только ума не приложу, что с машиной вашей делать.

– Да бог с ней, пусть остается, – легкомысленно махнула рукой я и тут же прикусила язык. – В смысле, пусть пока постоит здесь, а потом я что?нибудь придумаю.

– Да что тут придумать можно? – Озабоченно почесал затылок парень. – Нужно трактор вызывать и тащить вашу девятку в лесничество. Ближе тут все равно ничего нет, а там ребята быстренько разберутся, как помочь вашему несчастью.

– В лесничество? – Не веря в такую невероятную удачу, переспросила я. – А оно что, тут неподалеку находится?

– Около трех километров всего до него осталось. – Кивнул он. – Я сам там живу, так что милости прошу в гости. Можете в моем доме отдохнуть, пока трактор вашу красавицу притащит, да и с ремонтом, боюсь, быстро навряд ли справиться удастся… Так что хочешь, не хочешь, а придется вам побыть пару деньков нашей гостьей.

– Неудобно как?то, – неуверенно возразила я, хотя в душе все пело от неожиданно свалившегося на мою голову везения. – У вас семья, наверное, я не хотела бы стеснять…

– Да ладно вам, что за глупости! – Парень широко и искренне улыбнулся. – Какие неудобства. В наших глухих местах гость не обуза, а самая настоящая радость. А уж такая красивая женщина и подавно. Вот увидите, Оксана непременно пирогов в честь вашего приезда напечет, и ребята вечером на огонек заглянут, так что не сомневайтесь, принимайте мое приглашение. Тем более, что выхода другого у вас все равно нет!

– Это точно. – С улыбкой согласилась я. – Тогда давай уж сразу на ты перейдем, меня Полина зовут.

– Олег. – Коротко представился парень. – Давай, Полина, запирай свою девятку и пошли в лесничество, а то, я смотрю, комары тебя облепили со всех сторон, да и есть, наверное хочешь. Я прав?

Я кивнула и полезла в машину за спортивной сумкой с вещами и документами, вторую после недолгих раздумий решила пока оставить в багажнике.

По дороге мы с Олегом весело и непринужденно болтали. Барон плелся следом, то и дело останавливаясь, чтобы ущипнуть наиболее приглянувшийся ему лакомый зеленый листочек или травинку.

Оказалось, что лесничество довольно большое, чуть ли не самое крупное в смежных с нашим районах, насчитывает девятнадцать дворов, конюшню, гаражи и еще множество всяких необходимых для жизни и работы построек. Сам Олег работает в лесничестве метеорологом, попутно учится в институте на заочном отделении и даже пишет какую-то исследовательскую работу о влиянии климата на поведение околоводных насекомых. Он обещал показать мне свою станцию, которая, правда, совсем малюсенькая, зато находится на самом верху единственного в округе холма, с которого открывается замечательный вид на окружающие озера. Кстати, можно и прогулку заодно по берегу провести, поискать пригласившую меня на отдых компанию.

Три километра за нашими оживленными разговорами пролетели практически незаметно. Как только вдали показался деревянный забор лесничества, Барон прибавил ходу и ходко потрусил по направлению к широким полуоткрытым воротам. Я с интересом смотрела в ту же сторону. Дома в лесничестве выглядели на удивление добротно и как?то сказочно уютно. Почти все собранные из огромных некрашеных бревен строения были окружены цветами и сверкали чистыми, будто только что натертыми заботливой рукой, стеклами. Никаких изгородей или заборов вокруг домов не было. Разве что перед некоторыми красовались симпатичные свежевыкрашенные лавочки. К одному из таких домиков и повел меня новый знакомый.

– Вот и мои хоромы. – Немного смущаясь, гостеприимно распахнул и без того не запертую дверь он. – Извини, что не особо прибрано, но я, честно говоря, на гостей сегодня не рассчитывал… В лес торопился…

– Это ты извини, что нарушила твои планы. – Перебила я и поинтересовалась. – Слушай, а почему людей совсем не видно? Домов вроде много, а на улице пусто.

– Так работают все. – Просто ответил Олег. – Кто в лесу, кто на конюшне, а кто выходной сегодня, те дома отсыпаются. Ты погоди, ближе к обеду появятся люди, никуда не денутся. У нас здесь в округе, сама понимаешь, баров да ресторанов не наблюдается, так кушать все подтягиваются поближе к дому. Холостые к Оксане в столовую, женатые к своим супругам под крылышко.

Внутри дома было светло и просторно, никаких лишних стен или перегородок. Прямо из небольших сумрачных сеней мы попали в горницу, которая, как я поняла, служила Олегу одновременно и гостиной и спальней и даже кухней.

– Вот, располагайся, – Олег гостеприимно распахнул передо мной дверь. – Будь, как дома, бери, чего хочешь… Хотя, по правде говоря, брать особо нечего, холодильник, кажется, почти пустой… – Он повесил ружье на крючок у входа и заглянул в холодильник. По его смущенному виду я поняла, что обнаружить там что-то съедобное ему не удалось…

– Не расстраивайся, Олег. – Поспешила утешить парня я. – Я не хочу есть… Ты поезжай, куда собирался, а я пока подремлю немного, устала, честно говоря…

– Нет, так не пойдет. – Озадаченно почесал затылок хозяин. – Знаешь что, давай мы с тобой все-таки попробуем зайти в столовую. До обеда, конечно, еще далеко, но Оксана уже наверняка на рабочем месте, колдует над своими кастрюльками. Я уверен, что пара?тройка бутербродов и горячий чай у нее точно найдутся…

– Неудобно …

– Да ладно тебе, что ты! У нас люди простые и добрые, не то что в городе. Каждый с удовольствием поможет. К тому же гости в лесничестве довольно редкое удовольствие.

– Ну ладно, уговорил. – Улыбнулась я. – Если честно, есть и правда хочется.

– А то я не понимаю. – Усмехнулся Олег.


В чистой и просторной столовой действительно не было ни одного посетителя, только за дальним столиком у окна заваленным документами сидел мужчина с ручкой и калькулятором в руках. Рядом с ним примостилась симпатичная пышногрудая блондинка в белом халате. По не слишком доброжелательному взгляду, который она на нас бросила, услышав скрип входной двери, я поняла, что мы им явно помешали.

– Привет. – Как ни в чем не бывало, весело поздоровался Олег. – Мы к тебе Оксана. Срочно требуется твоя помощь…

– Да что ты! – Оксана с любопытством посмотрела на меня. – Свадьбу что ли на тридцать персон хотите в нашей столовке заказать?

– И свадьбу тоже, только попозже немного, когда невесту подыщу, а пока вот всего?навсего девушку покормить нужно…

– Так нечем у меня пока кормить… – Хозяйка даже не сделала попытки подняться из?за стола. – До обеда не так долго осталось, вот доварится все, тогда и приходите…

– Да ладно тебе, Оксан. – Мужчина сидящий за столом, оторвался от бумаг, бросил на стол ручку и потянулся. – До обеда еще часа три не меньше ждать. Неужто ничего со вчерашнего дня не осталось? … Привет, Олег.

– Здравствуй, Никита. – Мой спутник подошел к столу и протянул ему руку. Я во все глаза смотрела на высокого широкоплечего Никиту, который, как я поняла, как раз и был тем самым парнем, ради которого я забралась в эту лесную глухомань. – Ты чего это вдруг бухгалтером заделался? – Олег кивнул на разложенные на столе накладные. – Вроде еще утром егерем числился…

– Да нет. Оксана просила документацию помочь привести в порядок. Второй час сижу, а края все не видно. Запустила эта дурища бумаги, хуже некуда. – А ты чего вернулся? Вроде часа полтора всего как на объезд отправился, а уже снова дома. Знакомую что ли по дороге встретил? – Он без особого любопытства глянул в мою сторону.

– Да нет… не совсем. Знакомься, Никит, это Полина.

– Очень приятно, – кивнул он. – Никита.

– Понимаешь, Никит, я случайно увидел Полю на бетонке. У нее машина километрах в трех отсюда слетела одним колесом, ходовая попортилась… Короче, она бы до сих пор там сидела в одиночестве, если бы мы с Бароном на нее не наткнулись.

– Сильно что ли машина повредилась?

– Прилично. Своим ходом точно до лесничества не докатит. Трактор бы надо…

– Потапыч с трактором бурелом растаскивать с утра отправился. Вернется часов в пять, крайнее в шесть… – Задумчиво подсчитал Никита. – Тогда можно будет сгонять на его агрегате и вытащить машину. Так подойдет? – Он вопросительно посмотрел на меня.

– Конечно, спасибо. – Кивнула я.

– Вот и славно. Оксан, ну ты чего застыла, как памятник? Неужели так и не покормишь человека? А знаешь что, моя бабка сегодня с самого утра с пирогами возится. Давай я тебя к ней отправлю.

– Да я сейчас соображу чего?нибудь, – засуетилась, до этого даже не поднявшаяся со стула Оксана. Вскочила так резко, что ее шикарная грудь буквально взметнулась вверх.

– Да ладно не надо. – Остановил ее порыв Никита. – Бабкины пироги в любом случае получше твоих вчерашних щей будут…

– Я могу и не щи… – Заметно обиделась Оксана. – Там, кажется, котлеты остались и картошка…

– В общем решено. – Не слушая ее, сказал Никита. – Идем ко мне. А ты, Оксана, собери накладные и спрячь пока, потом с остальными разберемся. Да только не перепутай, смотри, стопки, как я разложил так и складывай. Поняла? – Оксана кивнула и послушно начала собирать бумаги. – Пошли, ребята.

Никита отодвинул стул и поднялся. Он оказался даже выше, чем мне показалось вначале. Сантиметров сто девяносто, а то и больше. Плечи широкие, волосы темные. Я внимательно вглядывалась в черты его лица, но никак не могла найти хоть какого-то сходства с Семеном.

– Ник, знаешь, ты не обидишься, если я с вами не пойду… Нам с Бароном нужно еще объезд закончить…

– Какие обиды, Олег. Работа превыше всего. – Улыбнулся он.

– Тогда я пошел. Оставляю гостью на твоем попечении…

– А не боишься? Такую девушку симпатичную лично я бы с кем попало, надолго оставлять не стал… – Он посмотрел на меня и неожиданно подмигнул. Я чуть не села от удивления. Мне показалось на мгновенье, что прямо перед собой я увидела лукавую усмешку мужа. Странно. И как это раньше я не заметила такого поразительного сходства между ними? – Да шучу я, Полина. Что ты так сразу испугалась?

– Я не испугалась…

– А то я не вижу. Ты, вообще, как только вошла, постоянно рассматриваешь меня, как какого-то экзотического зверька в зоопарке.

– Тебе показалось. – Смутилась я и, кажется, даже покраснела. – Я не тебя рассматриваю, а вообще… обстановку. У вас тут все так необычно…

– Ну?ну. – Усмехнулся Никита. – Пойдем, что ли, пробовать бабкины пироги?

– А бабка – это кто? – Едва успевая за размашистым шагом парня, поинтересовалась я.

– Бабка, она бабка и есть. Ну, в смысле бабушка моя. Агафья Тихоновна ее зовут. – Не сбавляя темпа, пояснил Никита.

– А вдруг, она против будет, что ты привел меня в дом, даже не предупредив заранее?… Вон ваша Оксана ведь явно была недовольна, что мы с Олегом раньше времени обедать пришли…

– Да не этим Оксанка недовольна была. – Обернувшись, снова «по-отцовски» усмехнулся Никита. Ревнует она просто…

– В каком смысле? – Удивилась я. – Кого ревнует? Она что, с Олегом встречается? – Внезапно догадалась я. – И когда нас вдвоем на пороге увидела, то подумала…

– Да нет. Она просто ревнует. У нас в лесничестве Оксанка себя первой красавицей чувствует. Женщин то здесь раз два и обчелся… А ты, пожалуй, покрасивее ее будешь порядка на два… Вот она и взбесилась… Да ты внимания не обращай, успокоится. Надолго что ли планируешь у нас задержаться?

– Пока машину не уделают. – Вздохнула я. – Олег сказал, дня три это займет, не меньше.

– Посмотрим. А остановилась где?

– Так у Олега…

– Ты в курсе, что у него всего одна комната и один диван? – Никита с любопытством посмотрел на меня.

– В курсе. – Пожала плечами я.

– И это тебя, как я понимаю, ни чуточки не смущает…

– Да нет, вроде… Олег сказал, что на печке ляжет, так что вполне разместимся.

– А парня не жалко? – Насмешливо поинтересовался он.

– У тебя есть другие предложения? – С легкой досадой спросила я.

– Можешь перетащить свои вещи к нам с бабкой. Могу комнату отдельную предложить с кроватью и даже индивидуальным выходом в сад.

– А остальные члены твоей семьи не будут возражать? – Осторожно поинтересовалась я.

– Я не женат, если ты это имеешь ввиду…

– Нет, ну, отец, мать… – Смутилась я.

– Мы вдвоем живем с бабушкой. – Коротко пояснил он. – Так что никаких проблем не будет. Да ты сама сейчас увидишь.

Агафья Тихоновна оказалась сухонькой маленькой старушкой, такой, как обычно описывают в сказках – в платке, фартуке с руками испачканными в муке. Я быстренько прикинула в уме, сколько ей должно быть лет. Получилось приблизительно столько же, сколько Ирине Матвеевне. Но на мою только что расписавшуюся в загсе с молодым парнем свекровь она ни коим образом не походила. Глядя на нее, даже мысль о любовниках и амурных страстях казалась неуместной.

– Ты как раз вовремя, Никитушка. Я как раз с пирогами закончила, только?только стол прибрала, – вытирая фартуком руки, ласково сказала она.

– Отлично. – Скидывая у входа кроссовки, весело сказал мой спутник и чмокнул бабушку в щеку. – Я тебе гостью на пироги привел. Полина ее зовут. Она голодная, страх! И я, между прочим, тоже.

– Так садитесь быстрее за стол, – засуетилась Агафья Тихоновна. – Пироги на столе, я сейчас еще молочка из сеней принесу… – Садитесь…

– Ну вот, а ты боялась. – Никита подтолкнул меня к столу. – Я же тебе говорил, бабка у меня мировая, а ты не верила.

На столе стояло огромное блюдо пирогов, накрытое чистым накрахмаленным полотенцем. Через пару минут перед нами с Никитой появилось по кружке густого деревенского молока.

Честное слово, таких вкусных пирогов я еще ни разу не ела.

– Бабуль, – с набитым ртом сообщил Ник, – Я предложил Полине пожить у нас пару дней. Ты не против? А то она хотела у Олега остановиться…

– Это у которого? У метеоролога, что ли? – Уточнила она.

– У него. – Кивнул внук.

– Так у него ж и условий никаких нет, чтобы гостей принимать. Он чай дома и не готовит…

– Вот и я про то же. – Никита отодвинул от себя чашку. – Наелась что ли? Пойдем, я тебе комнату покажу. Не королевские хоромы, конечно, но жить вполне можно.

Комната мне понравилась. Совсем небольшая, зато уютная и светлая. В ней была кровать, комод, большое овальное зеркало на стене, кресло и двустворчатый шкаф. А главное, тут была дверь, с помощью которой из комнаты можно было попасть прямо в сад.

– Подходит? – Высоченная фигура Никиты едва убиралась в дверном проеме.

– Очень даже. – Искренне отозвалась я. – Здорово.

– Тогда располагайся. Устала, небось, с дороги? Так не стесняйся, ложись и спи… В общем, располагайся, как дома. Сумки твои я потом принесу, когда Олег с объезда вернется, придется пока потерпеть, без нарядов обойтись.

– Потерплю, раз надо. – Улыбнулась я.

– Вот и славно. Ну, я пошел?

Я с легкой грустью посмотрела на бесшумно захлопнувшуюся за ним дверь и вздохнула. Надо же как легко и просто удалось мне пробраться именно в то самое место, куда меня и направили… Даже усилий никаких прикладывать не пришлось. Как будто судьба сама, даже больше чем я, заинтересована в нашем с Никитой знакомстве.

Сняв кроссовки, я улеглась прямо на покрывало и уставилась в потолок. Прокручивая в мыслях события последних дней, я прикрыла глаза и задремала.

Глава 9

Проснулась от осторожного стука в дверь.

– Выспалась? – Никита просунул голову в комнату. – Там Потапыч с расчистки бурелома вернулся, можно за твоей машиной ехать.

Машина стояла там, где мы ее и оставили утром с Олегом.

– Здорово ты влетела… – Обойдя мою «девятку» по кругу, сказал Никита. – Если б я знал, что все настолько плачевно, то взял бы с собой еще кого?нибудь в помощь.

– А что вдвоем, не получится?

– Скорее всего нет, – Никита присел и заглянул под машину. – Если мы сейчас просто подцепим твою «девятку» и рванем вперед, то задний мост вывернем напрочь, а если назад, машина в песок скатится и поднять ее обратно на дорогу будет раз в десять сложнее…

– Ну, и что ты предлагаешь?

– Нужно бы приподнять немного сзади и в это время аккуратненько потянуть трактором, тогда твоя малышка без лишних повреждений всеми четырьмя колесами окажется на бетонке, и мы потихоньку дотянем ее до лесничества… Только для этого нам придется вернуться и кого?нибудь из ребят прихватить. Машинка хоть и не больно габаритная, но ты ведь все равно приподнять ее не сможешь, так что в этом мероприятии ты мне не помощник…

– А ты, можно подумат,ь сможешь?

– Да я-то смогу, чего тут мочь … – Никита оценивающе окинул взглядом «девятку» еще раз. – Только я не могу сразу и трактором управлять, и машину поднимать…

– Трактором я могу… – Пожала плечами я.

– Ты?! – Никита изумленно уставился на меня. – Между прочим, трактор это совсем не то же самое, что «Жигули», если ты не в курсе…

– В курсе. – Улыбнулась я. – Я, когда училась, нас на картошку отправляли, я там целый месяц почти на тракторе отработала…

– Это кто ж тебя до трактора допустил, скажи на милость? На нем ведь просто так не поедешь, учиться сначала нужно…

– Да не такая и сложная это наука, – пожала плечами я. – Мы с трактористом сначала вместе ездили, он мне показал что и как делать нужно.

– Ну?ну, – хмыкнул Никита. – Тогда давай в кабину полезай.

Он прицепил «девятку» к трактору захваченным из лесничества тросом и мы без особых проблем подняли машину на бетонку.


На кухне у Агафьи Тихоновны было шумно и весело. Мы еще с улицы услышали взрывы гомерического смеха, доносящиеся из распахнутого настежь окна.

– У вас праздник какой?то, да? – Вопросительно посмотрела на Никиту я.

– Да вроде ничего особенного не намечалось, – озадаченно пожал плечами он. – Скорее всего, кто?то из ребят пронюхал, что бабуля пирогов целый тазик напекла, вот и завалились в гости всей толпой.

На столе, перед гостями, среди которых я увидела и Олега, действительно были разложены пироги и ватрушки. Агафья Тихоновна сидела тут же и радушно предлагала молодым людям скушать еще.


– Что за шум, а драки нет? – Весело поинтересовался Никита, входя в дом. – Они тебя еще не уморили, бабуль?

– Ну что ты, Никитушка, – Улыбнулась Агафья Тихоновна, – Разве такие славные мальчики могут уморить?

– Могут?могут… – Поднимаясь из?за стола сказал Олег. – Вы нас просто плохо знаете, Агафья Тихоновна. – Потом он повернулся к нам. – Мы вообще зашли, чтобы пригласить в столовую. Оксана там сегодня праздничный ужин приготовила. Давайте быстрее, уже водка, как говорится, стынет….

– Ты как? – Никита посмотрел на меня. – Готова к выходу в свет? Или марафет для начала наводить будешь?

– Да я, наверное, вообще не пойду… С Агафьей Тихоновной посижу, пироги ее мне очень понравились… А ты иди.

– Ничего себе! – Воскликнул Олег. – Это как это не пойду? Мы что зря что ли тут целый час почти дожидаемся?

– Так уж и зря? – Насмешливо хмыкнул Никита. – Небось, целый тазик пирожков умяли? Или поболе?

– Удержаться от пирожков приготовленных божественными ручками Агафьи Тихоновны не сможет даже святой. – Олег галантно приложился к руке старушки. – Но и Оксана наготовила тоже немало вкусного. Так что поторопитесь…

– Неудобно как-то. – Смущенно продолжала отнекиваться я. – Я никого не знаю…

– Вот это уже откровенное вранье. – Никита снова посмотрел на меня «семеновым» взглядом, от которого у меня по спине буквально мурашки начинались. – Меня ты знаешь, Олега, с ребятами тоже почти знакома. Правда?

Ребята дружно закивали и начали наперебой протягивать мне руку.

– Сергей.

– Валера.

– Славик.

– Иван.

– Ну вот, значит, все нормально. К тому же Оксана скорее всего специально в честь твоего прибытия пир закатила…

– Ну, уж это ты загнул. – Улыбнулась я и повернулась к Олегу. – Вы извините, ребята, очень приятно было с вами познакомиться, но я, правда, лучше с Агафьей Тихоновной останусь. Мне как?то не хочется сегодня веселиться…

– Ну, как знаешь, – разочарованно пожал плечами Никита. – Тогда пойдемте что ли. Я не барышня, мне прихорашиваться не нужно.

Когда их шаги на улице затихли, я предложила старушке помочь убрать со стола, но она отказалась.

– Да что ты, милая, тут и одной делать нечего… Ты пойди переоденься, если хочешь, там Олежка сумки твои притащил, я их рядом с креслом поставила. Можешь сполоснуться под душем, пыль дорожную смыть. У нас ванны правда нет, но в саду Никитка душевую кабину соорудил, там и вода теплая есть, и мыло, полотенце в шкафу вон возьми… А я пока тут все приберу да самовар поставлю. Раз не захотела с мальчишками на танцульки идти, то мы с тобой чайком с пирогами повечеряем. Ты еще ватрушки мои с рыбой не пробовала, ум отъешь…


Ватрушки, и правда, оказались замечательными, чай из самовара растопленного шишками имел совершенно неповторимый аромат и вкус.

– Наелась так, что пошевелиться страшно. – Улыбнулась я, отодвигая от себя бокал и тарелку. – Если готовить так вкусно, то через пару месяцев придется менять весь гардероб и брать одежду на пять размеров больше.

– Тебе не вредно, девонька, немножко тела поприбавить. Ты не обижайся, но уж больно ты худа. Аж смотреть страшно.

– А мне все наоборот говорят, что я выгляжу очень даже ничего. – Рассмеялась я. – Мужчины особенно. Комплиментами так и сыпят.

– Так я ничего и не говорю, девка ты симпатичная, только худовата… Ты садись вон в качалку Никиткину, пледом прикройся, по вечерам уже свежо становится.

Я уютно устроилась в плетеном кресле, завернувшись пушистым пледом. Агафья Тихоновна устроилась с вязаньем поближе к лампе.

– Может, телевизор посмотришь? – Поверх очков посмотрела на меня она. – Я сама не больно часто этот ящик включаю.

– Я тоже.

– А что на вечеринку не пошла с ребятами? Чай, с молодыми-то повеселее было бы, чем со мной, старухой.

– Да надоело это веселье… Иногда приятно и в тишине посидеть… А если уж совсем честной быть, мне действительно не слишком удобно среди незнакомых людей было бы… Я ведь здесь человек случайный, сегодня есть, завтра уеду.

– Ну и что, они ж сами тебя звали.

– Они то звали. Но мужчины не всегда понимают разные тонкости. К примеру, девушке вашего внука было бы не слишком приятно, если бы он привел с собой постороннюю женщину, да еще и поселил ее у себя в доме…

– Да нет у Никитки никого. – Вздохнула Агафья Тихоновна, не отрывая глаз от вязанья. – Один он. Уж сколько раз я ему говорила, что в его возрасте нужно о семье подумать, о детях, он только смеется, да глупостями разными отшучивается.

– Вроде, парень симпатичный, можно даже сказать красивый, неужели девушки не обращают на него внимания? Или он сам женского пола сторонится? – Продолжала расспрашивать старушку я. Мне было немного стыдно за обычно совсем не свойственное мне любопытство. Если бы мне не нужно было как можно быстрее разобраться в характере и образе жизни Семиного сына, я никогда не позволила бы себе вести себя подобным образом. Агафье Тихоновне мой интерес к ее внуку, к счастью, подозрительным вроде не показался. А может, ей попросту было скучно изо дня вдень коротать вечера в одиночестве. Она охотно отвечала на мои вопросы, не видя в них ничего особенного.

– Ну, почему не обращают? Никитка парень видный. Как такого девки мимо могут без внимания пропустить? Ему и в школе постоянно записочки писали, у дома караулили… И потом тоже … Это мы сейчас здесь, в лесничестве у нас невест не больно много, а раньше мы в городе жили … Хотя и здесь Никитка мог бы семью завести. Вон Оксана, хозяйка нашей столовой уж с какой только стороны к нему не подруливает. И в поселок ребята частенько ездят, то за продуктами, то в кино, то на танцы. Там тоже, наверное, можно с кем?то познакомиться…

– Так в чем же дело, Агафья Тихоновна? Неужели ваш внук совсем женщинами не интересуется? – Удивилась я. – Мне он показался общительным парнем, без комплексов…

– Да уж в общительности ему не отказать. – Улыбнулась она. – Первый танцор, певец и на дуде игрец… И с девушками встречается, чего ж… Он человек то живой, не монах. Не скажу, чтобы особенным бабником Никитка был, но случается… Вот в городе одна у него была. Леночка звали. Года полтора почитай встречались, и праздники вместе встречали, и на отдых ездили. Я уж грешным делом подумала, что сладится у них. Не сладилось…

– А почему?

– Так Леночка все о свадьбе мечтала… Намекала по всякому, то журнальчик с платьями белыми принесет, то про подружек начнет рассказывать, про детишек… Может рано она начала намеки строить, может, слова какие не те подбирала, не знаю. Только даже мне заметно было, как раздражают такие разговоры Никитку… Уж не знаю почему, но расстались они, перестала она к нам заходить и все… Я спросила у внука, что это Леночку не видно стало, он пробурчал чего-то невнятное да и все…

– Наверное, он ее просто не любил. Вот и испугался жизнь связывать с нелюбимой… Он, может, любовь ищет.

– Ну?ну… – Старушка посмотрела на меня поверх очков. И проворчала. – Любовь говоришь? Знаю я, чего он ищет… Весь в мать пошел, романтик…

– Но ведь это же не здорово. Вы так говорите, будто романтиком быть плохо…

– Кому как, милая… Кому как. – Вздохнула старушка. – Дочке моей эти чувства романтические пользы совсем не принесли… горе одно.

– Вы про маму Никиты говорите? – Осторожно, чтобы излишним любопытство не спугнуть откровенность собеседницы, спросила я.

– Да… о Машеньке… Тоже все о любви грезила, о прынце на белом коне… Вот и накликала. Дождалась «прынца» своего. – Это «прынц» в ее устах прозвучало чуть ли не как оскорбление. – Только поддельный видать принц-то оказался. Нашкодил и сбежал, ответственности напугался, видать… Одной Машеньке расплачиваться пришлось за грех, который вдвоем сотворили. Родила дочка сынишку, а сама выжить не смогла… Опять романтика с ней злую шутку сыграла, она ведь даже мне ничего не сообщила о том, что произошло. Я потом все узнала, Никитку в доме Малютки разыскала… Да поздно уже было, дочку не вернешь. Восемнадцать годков всего было. Она и жизни повидать еще не успела. – Агафья Тихоновна уголком платка вытерла набежавшую на глаза слезу.

– Ну, а отец… Ну, тот человек, от которого ваша дочь забеременела, он где. Или вы так и не узнали, кто это такой?

– Узнала, как не узнать… Подсказали добрые люди в какую дверку постучаться. – Я заметила насколько неохотно и скупо заговорила Агафья Тихоновна, как только речь зашла о Семене. Видно, она до сих пор держит на него обиду и винит в смерти единственной дочери. Скорее всего, и внука она с таким же отношением к отцу воспитала.

– Он не признал сына?

– Да нужен ему тот сын, как зайцу трубка. – С досадой отозвалась собеседница. – Он все за «любовью» этой самой носится сломя голову. – В ее голосе звучало явное презрение. – Сейчас вот, говорят, новую нашел, молодой да наглой хапуге дал все то, в чем девочке моей и сыну собственному отказал. И то сказать, на золото да брильянты какая ж современная красотка не позарится… Пойду?ка я спать, пожалуй. – Аккуратно складывая в корзинку вязанье. – Устала что?то, да и время уже много. Никитка, наверное, ужинать не станет, после вечеринки то… Ты, если хочешь, посиди еще, посмотри телевизор, можешь журналы вон на полочке посмотреть.

– Спокойной ночи.


Я еще немного посидела в качалке, потом выключила свет и пошла в комнату. Спать не хотелось, открыла дверь, ведущую в сад, и уселась на крылечке. Я смотрела на застывшие в причудливых позах деревья, на звезды, наблюдающие за мной откуда-то с космических высот, и никак не могла разобраться в своих мыслях и чувствах. И дело вовсе не в том, что я переживала, насколько хорошо выполняю задание. Я практически с самого первого момента после встречи с Никитой поняла, что сын моего мужа вырос вполне приличным человеком. Добрым, отзывчивым, работящим… Конечно, жизнь ему выпала совсем не из легких, и отца он, судя по всему, совсем не жалует, но он вроде человек не глупый, думаю, сможет разобраться, как все там у его матери с отцом получилось. По крайней мере попытается понять… Но сейчас меня, честно говоря, волновало совсем не это. Я с удивлением прислушивалась к себе. К тем мыслям и чувствам, которые как-то совсем неожиданно появились в моей душе, здесь на деревянном крылечке в темном саду чужого, но очень гостеприимного дома. Как и каждая молодая девчонка из провинции я, сколько себя помнила, всегда мечтала о том, как я вырвусь из своей глухой дыры, которую и городом то назвать язык не поворачивается. Как найду богатого мужа, как буду с утра до вечера мотаться по модным магазинам, салонам красоты, смогу на равных общаться с известными и даже знаменитыми людьми… Почти все это я получила. Дорогая машина, огромная квартира, наряды и бриллианты достались мне почти без усилий… Мне потребовалось всего несколько лет, чтобы понять – счастье не в этом. Как ни банально это звучит, но это правда. Анжела была совершенно права, когда заметила, что я сильно изменилась, стала злее и жестче… Здесь в затерянном в глухих лесах лесничестве я впервые за последнее время почувствовала себя легко и спокойно, не ожидала никакого подвоха или обмана со стороны окружающих. Среди этих отзывчивых и простых людей я и сама вдруг почувствовала себя прежней наивной и мечтательной Полей Калининой. Длинноногой девочкой из провинции.

– Не спится? – Я вздрогнула, когда у меня над ухом раздался приглушенный голос Никиты. – Не возражаешь, если я с тобой посижу немного?

Я покачала головой и подвинулась. Присев на крылечко на ступеньку ниже меня, Никита достал сигареты и закурил.

– Зря не пошла. Вечеринка очень даже ничего получилась. Шашлыки на славу удались. Немного выпили, немного потанцевали… А вы тут с бабкой как, не умерла со скуки, надеюсь?

– Нет что ты… – Покачала головой я. – Мы тоже с Агафьей Тихоновной хорошо время провели. Правда, не выпивали, зато поговорили…

– О чем если не секрет? … Хотя и так догадываюсь. Наверняка обо мне. Бабушка страсть как любит меня расхваливать почем зря. А уж перед малознакомыми симпатичными девушками и подавно.

– Да нет… Ну, что ты…. О тебе мы говорили, это правда. Но она вовсе не старалась тебя расхваливать.

– Неужто ругала? – Притворно удивился Никита. В его глазах сверкнули веселые искорки.

– Почему сразу ругала или хвалила? – Пожала плечами я. – Мы вообще о твоих родителях разговаривали. О матери, об отце…

– Понятно. – Парень немного поскучнел и проворчал. – Поинтереснее что ли тему не могли выбрать?… – Потом он видимо решил сменить тему. – Олег говорит, ты на озера ехала к каким-то своим приятелям. А куда именно? Тут озер полно. Тебе которое надо?

– Ума не приложу. Мне дорогу описали, сказали, что все просто и даже свернуть в принципе не правильно мне вряд ли удастся. – Начала на ходу сочинять я. – Я и поехала. Думаю, если заплутаюсь, позвоню кому?нибудь на сотовый да и все… А оказалось, у них телефон недоступен…

– Дорога тут, и правда, одна. – Задумчиво глядя на тлеющий кончик сигареты, сказал Никита. – Эта самая бетонка, с которой ты свалилась, но вот когда она кончается, то во всех этих стежках-дорожках вокруг озер вполне можно так запутаться, что потом подкрепление из города на поиски вызывать придется. Знаешь что? У меня остался еще один выходной завтра, я, пожалуй, помогу друзей твоих разыскать. Они скорее всего на машинах сюда приехали? – Я утвердительно кивнула. – Тогда проще. Мест, куда на колесах можно забраться, не так много. Машина это тебе не лошадь, в основном по дорогам ездить приучена. Если мы с тобой с утречка пораньше встанем, то верхом все проходимые для транспорта места до полудня объехать успеем. Ты можешь остаться со своими друзьями, а потом на обратном пути забрать в лесничестве свою машину. Ее ребята пока успеют подремонтировать. Идет?

– Идет. – Кивнула я.

– А ты хоть в седле держаться умеешь? – Поинтересовался он, аккуратно гася окурок. – Не слетишь, когда лошадь со спокойного шага на рысь перейдет?

– Я почти каждую неделю на занятия в конно?спортивную школу хожу. – Ответила я.

– Надо же. – С любопытством посмотрел на меня Никита. – Какая ты личность разносторонняя и на тракторе гоняешь, и с лошадьми на короткой ноге, оказывается… Может, еще чем интересным удивить умудришься?

– Там видно будет. – Отозвалась я. – Как карты лягут.

– Ладно. Тогда хватит сидеть и мечтать под звездами. Спать иди, завтра рано разбужу, день обещают жаркий, так что лучше по холодку выехать. И насчет одежды особо не наряжайся, имей ввиду, в лесу комаров полно и ветки больно хлещут по голым ногам и рукам. Так что на жару не надейся, штаны одевай подлиннее, джинсы желательно, и курточку не поленись с собой взять… Да, и еще на голову хотя бы платок повяжи, а то потом паутину из волос вычесывать замучаешься. Они у тебя вон какие густые да длинные. Ну, пока. – Он еще раз улыбнулся, провел ладонью по своему короткому ежику на голове и так же бесшумно, как появился, скрылся в глубине сада.

– Пока. – Посмотрела в темноту я и вздохнула. И бабушка, и ее внук нравились мне все больше. На душе буквально кошки скребли при мысли, что приходится обманывать таких милых и отзывчивых людей. Но другого выхода я пока не видела. Вероятнее всего, узнав, кто я такая на самом деле, Агафья Тихоновна запросто может выставить меня из своего дома, да и Никита вряд ли останется таким же доброжелательным и милым. Полюбовавшись на звезды еще минут пять, я отправилась в постель.

Глава 10

Никита постучал мне в окно действительно довольно рано. Еще только начало светать.

– Сколько времени? – Позевывая, спросила я.

– Половина пятого. – Вполголоса отозвался он, входя в комнату. – Ты что, еще не проснулась даже? Я же тебя предупредил, что рано выезжать придется.

– Я же не думала, что настолько рано… Ты сказал утром, и все… А полпятого это вообще еще ночь…

– Это у кого как. – Весело заметил Ник. – Давай, поднимайся побыстрее, и в путь.

– Может, хоть выйдешь тогда? – Садясь на кровати и приглаживая растрепавшиеся во время сна волосы, сказала я. – Мы вроде не в тех отношениях, чтобы я при тебе могла переодеваться, не краснея…

– Извини. – Слегка смутился он. – Я как?то не подумал…. Я пойду в конюшню, лошадей приготовлю. Думаю, оседлать тебе Барона, он у нас самый умный и спокойный конь. Как раз для женщины подойдет. Ты есть хочешь? – Я отрицательно покачала головой. – Вот и я тоже. Я, чтобы бабулю не будить, не стал в кухне котелками греметь, взял с собой пирогов, бутербродов разных, устроим пикник где?нибудь прямо на полянке. Не возражаешь?

Перед тем как спуститься по ступенькам крылечка в сад, он еще раз обернулся ко мне и с лукавой улыбкой сказал.

– А жалко, что мы не в тех отношениях. Я бы не прочь… Женщины с такими длинными волосами – моя слабость. – В этот момент он снова показался мне удивительно похожим на своего отца.


Естественно, наши долгие путешествия вокруг озер не принесли абсолютно никакого результата. «Моих друзей» мы само собой найти не смогли. Я на это и не рассчитывала, да и Никиту, похоже бесплодность наших поисков не особо расстроила. Становилось все жарче и жарче.

– Похоже, твои друзья выбрали другое место для своего отдыха. – Наконец предположил Никита. – По крайней мере в ближайшей округе их точно нет…

– Может, я что-то не правильно поняла. – Пожала плечами я. – А может, у них изменились планы, и они вовсе отменили поездку. Надо было позвонить перед выездом. А я понадеялась на русский авось и вот, сам видишь, что из этого получилось.

– Значит, решено, поискам конец? – Вопросительно посмотрел на меня Никита.

– Конец. – Вздохнула я.

– Тогда предлагаю остановиться и сделать привал. Искупаться и немного перекусить. Согласна?

– На все сто. – Кивнула я. – Никаких сил больше нет в куртке париться.

– Поехали, покажу пляж! Ни в одной Турции не увидишь такого. Песок чистейший и вода прозрачная, как стекло.

Место, и правда, было изумительно красивым. Спокойная гладь озера искрилась и переливалась, прогретый солнцем песок был таким чистым, что казался почти белым. Сзади озеро окаймлял полупрозрачный сосновый лес, мощные деревья которого отражались в неподвижной воде, как в зеркале. Воздух то и дело прорезали стремительные молнии чаек.

– Здорово. – Выдохнула я. – Прямо как в сказке.

– Еще бы. Считай это сказка и есть. Знаешь сколько этому озеру лет? Ученые считают больше тысячи, как и всем остальным, которые мы с тобой сегодня видели. Обычно озерам в природе совсем не длинный век отмерян. Особенно таким, относительно маленьким. Они или пересыхают, или зацветают и превращаются в болота. Но здесь места уникальные. Какой-то сказочный аквабаланс, который позволяет на протяжении стольких лет всей этой красоте сохраняться и размножаться в удивительной гармонии. Вообще об этом намного лучше меня Олег тебе расскажет. Он у нас в лесничестве метеорологом работает, а заодно диссертацию насчет этого самого баланса пишет. Он считает, что эти озера и еще на тысячу лет сохраниться могут. При условии, конечно, что человек к нему свои руки не приложит. Сейчас здесь народ почти не появляется. Туристов и то мало, а заводов к счастью нет. И строительства крупного тоже не ведется. Раньше эти места вообще непроходимыми считались, даже дороги нормальной не было. Только верхом охотники сюда добраться могли, или на лыжах по снегу, пока после войны в лес не пригнали полторы тысячи пленных немцев, которые и проложили эту узкую бетонку. Потом уж лесничество поставили… Ну что, давай хлопочи по хозяйству. – Он отцепил от седла сумку с продуктами, подал ее мне, а сам, быстренько скинув одежду, в одних плавках с разбегу бросился в воду.

Я достала из сумки аккуратно упакованные Никитой продукты, завернутые в цветастую скатерть и принялась накрывать импровизированный стол.

– Оказывается, я здорово проголодался. – Заявил мокрый Никита растягиваясь на теплом песке рядом со скатертью. – Ну что пообедаем, чем бог послал, как говаривал знаменитый Остап Бендер?

– Это не он говорил. – Поправила я, разрезая помидор. – А заведующий богадельней. «голубой воришка» Помнишь?

– Помню. – С набитым ртом отозвался Никита. – «Двенадцать стульев» вообще всегда моей любимой книгой были. Как прочитал еще в школе, так и влюбился.

Я вздрогнула и посмотрела на Никиту.

– Мой муж тоже обожал Ильфа и Петрова… – Невольно вырвалось у меня.

– Так ты замужем? – В его голосе мне послышалось едва прикрытое разочарование.

– Была. – Неохотно ответила я, досадуя на свою неосторожность.

– Развелись что ли?

– Он умер… Знаешь, мне не хотелось бы больше об этом говорить. Может, потом когда?нибудь…

– Как хочешь. – Никита перевернулся на спину и закинул руки за голову. Над полянкой повисла тишина лишь время от времени прерываемая криками снующих над озером чаек.

– Никит… – Нерешительно начала я. – Может, я лезу не в свое дело, но после разговора с твоей бабушкой мне хочется спросить тебя об одной вещи…

– Спрашивай. – Рассматривая сквозь полуприкрытые ресницы облака, проплывающие по небу, разрешил он.

– Вот все люди… ну по крайней мере очень многие, мечтают разбогатеть… Чтобы не дрожать над каждой копейкой, заниматься тем, чем хочется, близких баловать подарками разными…. Да и вообще о будущем с тоской и страхом не думать.

– Ну, это вполне естественно, – видимо не совсем понимая к чему я клоню, согласился Никита. – Каждый человек о хорошем мечтает. У некоторых мечты даже сбываются… Правда не у всех, но помечтать никому не возбраняется, правда?

– Ну а ты?

– Что я?

– Ты разве не хочешь разбогатеть? – Поинтересовалась я.

– Что я дурак, что ли? – Никита перекатился на бок и с удивлением уставился на меня. – Конечно, хочу. Еще как хочу. Я бы тогда «Мерседес» себе купил последней модели, целую конюшню рысаков, яхту… Да мало ли что еще можно на деньги купить. Путешествовать бы стал. С детства хотелось мир посмотреть… – Мечтательно улыбнулся он. Потом вздохнул и, слегка поскучнев, добавил. – Только вряд ли получится, боюсь, что именно моя мечта о богатстве своего воплощения в действительность не найдет. А почему ты решила, интересно, что я хочу всю жизнь бедным прожить? Я вроде работаю, на печке не лежу…

– Просто Авдотья Тимофеевна как?то так вскользь упомянула, что отец твой состоятельный человек. Даже очень состоятельный, можно сказать богатый… Почему ты даже не пытаешься с ним связаться? Ты же все?таки ему сын. Родной…

– У меня нет отца. – Хмуро сообщил Никита. – И никогда не было. Это чтобы ты знала. А если про того человека говорить, из?за которого мама умерла, то он, и правда, богатый. Миллионер, говорят. Только с чего ты взяла, что он вот так вот с радостью и нетерпением начнет вдруг со мной своими капиталами делиться? Он за двадцать семь лет ни единого раза не вспомнил о моем существовании…

– То есть тебе гордость не позволяет к нему обратиться? – Продолжала настаивать я.

– Да при чем тут гордость? – С досадой отозвался Никита и сев начал нащупывать рукой сигаретную пачку. – Дело не в гордости. То, что я этого человека не люблю, это понятно. Надеюсь, не нужно объяснять почему?

– Ну, он тебя бросил, вернее твою мать…

– Она умерла из?за него. – Резко продолжил Ник.

– Ты извини, но тут я не совсем с тобой согласна. Не знаю, что он за человек, твой отец, и почему повел себя так не красиво, но насколько я понимаю, твоя мама при родах умерла. А это могло случиться, даже если бы они с Семеном поженились.

– Откуда ты знаешь, что отца звали Семеном? – Удивился Никита. – Я, вроде, ничего не говорил на эту тему…

Я прикусила язык, кляня себя за очередную оплошность.

– А как его еще должны звать, если у тебя отчество – Семенович? – Наконец нашлась я. – Да и бабушка его Семеном называла…

– Бабушка обычно называет его просто «он». Он и все…

– Не любит она его да?

– А за что любить? – Пожал плечами Никита. – Она ни одной копейки помощи от него за всю жизнь не видела, даром, что миллионер. Ты вот говоришь, почему я не пойду к нему и не брошусь на грудь с криками «Милый папочка! Вот мы и встретились…» … А как ты думаешь, он это заявление воспримет? Обрадуется? В доме своем поселит? Деньгами осыплет? Да меня в этот самый дом даже на порог охрана не пустит. Можно, конечно, экспертизу генетическую через суд требовать начать, но противно это как?то. – Он задумчиво посмотрел на тлеющий кончик сигареты. – Наверное ты права, гордость мешает.

– Неужели не обидно? – Тихо спросила я. – Ведь он твой отец и должен…

– Да ладно тебе! Чего он мне должен? – Усмехнулся Никита. – Я сам здоровый мужик, с руками, с ногами, голова тоже вроде есть. Проживем с бабкой как?нибудь, с голоду не помрем… А на отце я давно уже крест поставил. Сначала все дергался на этот счет, хотел разыскать, в глаза посмотреть… Но это вместе с детством ушло в прошлое. Перегорело, что называется. Посмотрел я на него, издали правда, послушал, что люди говорят, что в газетах пишут, и понял, бабка права, не стоит зацикливаться на этом, плюнуть надо и забыть… Так я и сделал.

– А как ты его нашел?

– А чего его искать то? – Удивился Никита. – У бабушки его адрес и все остальные данные с самого начала есть. Да и вообще он человек известный. Я как сказал, что хочу побольше об отце узнать, она мне сразу адресок и написала. Бабушка вообще никогда меня особо против отца не настраивала. Не ругала, не оскорбляла. Принципы у нее такие. Что и как у них с мамой получилось, рассказала и все. Дальше, говорит, сам выводы сделаешь, когда постарше станешь…

– Ты, значит, и сделал? – Вздохнула я.

– Сделал. – Серьезно кивнул Никита и поднялся на ноги. – Солнце сегодня что?то особенно сильно припекает. Искупаюсь пойду. А ты что, так и будешь на берегу сидеть? Взмокла, поди, вся, как суслик.

– Взмокла. – Жалобно отозвалась я. – Только я не подумала, что мы купаться будем, купальник не взяла…

– Ты только из?за этого в воду не идешь? – Удивился Никита. – Не глупи. Раздевайся и ныряй, а то удар тепловой шарахнет, а нам еще обратно верхом ехать. На фига тебе купальник? Эти ваши штучки, которые в магазинах женского белья продаются, от купальников совсем не отличаются. Главное все, что положено, закрыто.

« Я бы так не сказала» – подумала про себя я, вспомнив свое черное кружевное белье. Там, конечно, закрыто все, но как это выглядит… Красивое белье я обожаю. Это, если хотите, моя слабость. Из заграничных поездок все везут украшения, сувениры, картины. А я возвращаюсь обычно с целым чемоданом дорогущего эксклюзивного белья.

Я с тоской посмотрела на манящую прохладу озера и, плюнув на условности, скинула футболку и джинсы. Вода, и правда, была божественной. Я отплыла довольно далеко от берега, когда рядом со мной неожиданно вынырнула голова Никиты.

– Ты не слишком увлеклась, дорогая? Почти до середины озера унеслась? Или ты и плаваньем тоже занималась профессионально?

– Занималась. – Улыбнулась я. Я действительно два раза в неделю ходила в бассейн, потом в солярий и на массаж. Анжелка настаивала на том, что уж если так повезло, и деньги упали буквально с неба, то надо их тратить с пользой. Особенно для тела. Я и тратила. Да и времени свободного у меня для этого было предостаточно.

– Ну, тогда я спокоен. – Сказал Никита и поплыл к берегу.


Когда я выходила из воды, он уже сидел на песке и курил. Увидев меня в полной красе, облепленную мокрым кружевным бельем за полторы тысячи евро, он чуть сигарету не уронил от неожиданности. Чтобы особенно его не смущать и дать время прийти в себя, я повернулась задом и начала выжимать волосы. Видимо он так и не смог прийти в себя, так как буквально через десять секунд я почувствовала его горячую руку у себя на спине. Он осторожно провел по ней кончиками пальцев и замер. От этого, в общем-то, вполне невинного прикосновения я вздрогнула и обернулась.

– Ты что? – Как можно спокойнее спросила я.

– Не знаю. – Слегка севшим голосом отозвался Никита. – Просто захотелось дотронуться до твоей кожи… Она у тебя такая… Такая… – Он прикоснулся губами к моему плечу. – Мягкая …

– Наверное, мне лучше одеться. – Я отстранилась от него и пошла к тому месту, где оставила свои вещи.

– Не надо. – Попросил он. – Я никогда в жизни не видел такой красивой женщины… Честно. Ты извини, что я не сдержался. Если тебе не приятно, я больше к тебе ни разу не прикоснусь. Буду любоваться издали.

Решив больше не искушать судьбу, я все?таки натянула на мокрое тело футболку и, как ни в чем не бывало, взяла в руки крупное румяное яблоко.

– Вода, правда, теплая. – Спокойно сказала я, давая парню понять, что инцидент исчерпан.

– Угу… – Не оборачиваясь, буркнул он и бросился в озеро.

Домой мы ехали медленно, мне торопиться было абсолютно некуда, и у Никиты тоже был выходной. В лесу было прохладно и дышалось удивительно легко. Никита выглядел слегка подавленным и каким?то ужасно смущенным. Я поначалу посмеивалась про себя над его выраженьем лица, а потом вдруг с удивлением почувствовала, что при воспоминании о том его единственном прикосновении и о страстном мерцании глаз в тот момент, когда его пальцы касались моей обнаженной кожи, меня вдруг совершенно неожиданно бросило в жар. Я посмотрела на его бронзовые от загара руки, сжимающие поводья, и сердце вдруг застучало подозрительно быстро.

Этого еще не хватало! Самое «умное», что я могу сделать в этой ситуации, влюбиться в сына своего собственного мужа. Придумать что?то более дурацкое, просто невозможно. Надо быстренько взять себя в руки и думать забыть о подобных глупостях. Я приехала сюда по делу. По важному делу. Любовь с Никитой в мои планы ни коим образом не вписывалась. Более того, она могла вообще все планы нарушить и поломать к чертовой матери.

Я тряхнула головой, легонько стукнула Барона пятками по бокам, и умное животное поняв, что я от него хочу, прибавив ходу, понесло меня по направлению к дому. Никита, не отставая, поскакал вслед.

В лесничество мы прибыли как раз к обеду. В столовой было достаточно многолюдно. Раскрасневшаяся Оксана, только что смеявшаяся над шуткой стоящего рядом парня, как только мы вошли в зал, подскочила к Никите и потащила его к пустому столу у окна, по дороге что-то вполголоса говоря и время от времени косясь в мою сторону. Она усадила его за стол и сама уселась напротив. Никита хмуро выслушал ее и призывно махнул мне рукой.

– Ты чего застыла? Иди сюда.

Меня почему?то обидело такое, как мне показалось, пренебрежительное отношение. Пришли вроде вместе, а он даже ни разу не оглянулся, пока не расположился за столом. И Оксана эта своим пышным бюстом чуть не на стол к нему легла. Прилипала! Сделав вид, что не заметила призывных жестов Никиты, я присела за крайний от двери столик, где, улыбаясь во все тридцать два зуба, сидел Олег.

– Привет. Судя по тому, что вы вернулись вместе и по тому, какое расстроенное у тебя лицо, твою компанию вам с Никитой найти не удалось.

– Не удалось. – Вздохнула я. – Все озера объехали, но даже следов никаких не обнаружили.

– Не расстраивайся. У нас погости. У нас тут как на курорте. И природа, и воздух… Сказка одним словом. Лучший отдых и придумать сложно. И не скучно. Зря ты вчера не пошла с нами, мы такие шашлыки пожарили, пальчики оближешь! А сегодня я из города диск привез обалденный. Может, зайдешь вечерком. Посмотрим. Я ребят приглашаю. – Он протянул мне коробочку с диском. Отметив про себя, что эту картину я видела уже дважды, я с улыбкой согласилась. – Вот и отлично. Обещаю бутылочку вина или чай с клубничным вареньем. На выбор.

– А можно, как говорил Винни?Пух, и того, и другого и желательно побольше.

– Можно. – Рассмеялся Олег. – Жду часикам к семи. Пойдет?

– Конечно. – Кивнула я.


Я ушла из столовой, не дождавшись Никиту, сразу переоделась, улеглась на кровать и попыталась уснуть. Но чем больше я старалась заставить себя не думать о небольшом инциденте, произошедшем между нами на озере, тем чаще перед глазами вставал страстный обжигающий взгляд Никиты. Я злилась, но ничего не могла с этим поделать. Время до вечера тянулось убийственно долго. Когда, наконец, стрелки часов приблизились к семи, я надела белые джинсовые шорты, такую же простенькую белую футболку и, закрутив волосы в скромный пучок, подошла к зеркалу.

– Все?таки красота, это страшная сила. – Улыбнулась своему отражению я. – Ничем ее не испортишь.

Сунув ноги в сланцы, я прямо через сад, чтобы не встречаться с Никитой, вышла на улицу. В доме Олега было шумно. Видно, он пригласил на просмотр всех, кого смог. Естественно Никита тоже был там. Оскорблено отметив про себя, что меня он даже не посчитал нужным в известность поставить о том, что идет развлекаться, хоть и знал, что я в одиночестве скучаю, я специально выбрала место как можно дальше от него. Усевшись с ногами в уголке большого мягкого дивана, я старалась не смотреть в его сторону, но то и дело ловила краешком глаза его взгляд, устремленный почему-то мне на щиколотку, туда, где поблескивал тоненький золотой браслетик с подвесками. Под этим взглядом я никак не могла вникнуть в содержание фильма, да правда и не старалась, так как уже видела его, и мне он совсем не понравился.

По домам расходились шумной толпой. Ребята смеялись и горячо обсуждали фильм. Мы с Никитой шли рядом и молчали. Войдя через боковую калитку в сад, мы остались вдвоем.

– Посидим? – Никита кивнул на крылечко.

– Давай. – Согласилась я.

Опустившись на ступеньки, мы немного помолчали.

– Ты все еще сердишься на меня? – Нарушил, наконец, затянувшееся молчание Никита.

– Честно?

– Конечно.

– Сержусь.

– Не понимаю, за что. – Пожал плечами он. – Ты же красивая женщина, тебе, наверное, сто раз об этом мужчины говорили. Ничего особенного нет в том, что я на какое-то мгновение вдруг потерял голову. Я же ведь не железный…

– Да я понимаю, ты не оправдывайся. Я сама виновата, нечего было в белье перед тобой вставляться… За что боролась на то и напоролась. Ты не виноват.

– Что же тогда? За что ты обижаешься?

– Я не сказала, что обижаюсь, я сержусь. А это не одно и то же. Ты нарушил наши с тобой отношения. Мне рядом с тобой раньше так спокойно было и комфортно… А теперь все изменилось…

– Ты что боишься, что я на тебя наброшусь и начну приставать? – Мрачно усмехнулся он.

– Нет. Я не этого боюсь. – Неожиданно для себя искренне призналась я. – Вся штука в том, что я этого хочу… – Никита вздрогнул и поднял на меня изумленные глаза.

– Почему тебе надо этого бояться? Я что такой страшный?

– Нет… дело не в том… – Я ужасно жалела о только что вырвавшихся словах. – Мы не в коем случае не можем быть вместе… Ну, вот так вот, совсем вместе… Я не могу позволить себе такого. Даже, если очень сильно захочу… Понимаешь?

– У тебя кто?то есть, да? – Глухо спросил Никита. – Ты сказала, что твой муж умер… Значит, ты полюбила кого то снова? Я опоздал, да?

– Опоздал. – Кивнула я и начала подниматься, чувствуя, что еще немного, и я не смогу справиться с желанием дотронуться до щеки, провести по ней пальцами… Никита поймал меня за руку и усадил обратно на ступеньку. Потом осторожно приподнял мое лицо и поцеловал. Он покрывал осторожными нежными поцелуями мое лицо и шею, а я замерла не в силах пошевелиться и прислушивалась к себе. Настолько же сильно, как мой мозг противился этим ласкам, настолько же тело их с восторгом принимало. Я обняла его за шею и всем телом прижалась к его груди. Его руки скользнули под коротенькую футболку. Собрав в кулак все силы, я отстранилась и резко поднялась.

– Извини, Никита… Я, правда, не могу. – Чуть ли не бегом я влетела в комнату и захлопнула дверь. Забравшись с ногами в кресло, я обняла колени руками и постаралась унять дрожь, сотрясающую все тело.

«Это безумие, безумие! – Кричало все внутри меня. – Ты не можешь, ты не должна!» Но даже внушая себе все это, я понимала что силы мои на пределе, я не выдержу этой пытки долго… Просто не выдержу… Мне и сейчас приходится прикладывать огромные усилия, чтобы не вскочить на ноги и не броситься обратно в сад, где я оставила ЕГО.


Первым не выдержал Никита. Он пришел почти под утро. А может, он и вовсе не уходил, так и просидел все это время на ступеньках за дверью… Разбираться в этом в тот момент просто не было времени. Когда дверь без стука тихонько распахнулась, и я увидела в проеме его высокий силуэт, вздох облегчения вырвался у меня из груди, и я, вскочив с кровати, метнулась ему навстречу…

Глава 11

Солнечные лучики пробивались из сада сквозь кружевную тюлевую занавеску и неровными полосами ложились на натертые до блеска крашеные доски пола. Я, оперевшись на руку, лежала в кровати и смотрела, как осторожно, стараясь не шуметь, Никита натягивает рубашку. Почувствовав мой взгляд, он обернулся.

– Ты чего так рано вскочила? – Ласково спросил он и опустился на кровать рядом со мной. – Это мне нужно на работу, а ты еще можешь спокойно пару часиков поспать. Проснешься, тебя бабка завтраком покормит… – Он наклонился ко мне и поцеловал в нос. – Потом немного почитаешь в саду в гамаке, а там уже я и вернусь…

– Никит, – я прижалась щекой к его широкой ладони. – Никит, как ты можешь быть таким веселым и спокойным? Сегодня ведь наш последний день…

– Почему последний? – Удивился он.

– Я завтра утром уезжаю.

– Ну и что? – Он погладил меня по волосам. – Ты же не на луну улетаешь и даже не за границу. До города отсюда всего каких-то три часа на машине, не больше. Стоит ли делать из этого такую трагедию? Я тебе уже сказал, если хочешь, можешь вернуться в любой момент. Сворачивай в городе все дела и сюда!

– Ты таким незамысловатым образом сейчас мне предложение руки и сердца делаешь? – Улыбнулась я.

– А хоть бы и так. – Насупился он. – Что в этом смешного?

– Глупый! – Засмеялась я и обняла за шею. – Я не смеюсь, я радуюсь.

– Значит, ты согласна? – Он притянул меня к себе и нежно поцеловал в губы. – Могу я твои слова воспринимать, как «да»?

Я отстранилась от Никиты и встала. Накинув на плечи шелковый халат, я распахнула дверь в сад.

– Погода сегодня просто отличная. – Потягиваясь, сказала я. – На небе ни облачка.

– Странная ты женщина, Полина. – Никита подошел сзади и обнял меня за плечи. – Мы уже несколько дней с тобой вместе, а я так и не смог понять, что ты за человек… То веселишься до упаду, то грустить начинаешь буквально на пустом месте. Особенно, когда речь заходит о твоем возвращении в город. Ты прямо на глазах меняешься. Может, скажешь, что у тебя там, в городе? Я же вижу, гнетет тебя что?то. Попробуй поделиться, может, я помочь чем смогу…

– Не сможешь, – вздохнула я. – Потому что помогать не в чем.

– Что же тогда? – Продолжал настаивать Никита. – Может, у тебя там в городе ребенок остался, и ты боишься мне об этом сказать? Так не переживай, для меня это никакого значения не имеет. – Я с улыбкой покачала головой. – А может, твой муж вовсе не умер, может, ты до сих пор не свободна?

Я легонько зажала ему рукой рот.

– Хватит глупости придумывать, Никита. Я же сказала тебе, ничего особенного в моей жизни нет. Я свободная женщина, без детей, без долгов, без мужа и особо?вредных привычек…

– Ты обещаешь, что после того, как ты покинешь лесничество, мы еще с тобой встретимся? – Серьезно спросил он, глядя мне прямо в глаза.

– Обещаю. – Твердо ответила я. – Мы с тобой будем встречаться очень часто и, думаю, очень долго.

– Вот и славно. – Облегченно вздохнул Никита. – Теперь я спокоен. – Он поцеловал меня в макушку и начал торопливо застегивать рубашку. – Мне нужно бежать на работу. Я и так уже опаздываю. Веди себя тут прилично, с другими не заигрывай, жди меня. Поняла? Я обязательно заскочу на обед, а вечером мы с тобой поедем кататься на лошадях. Я знаю, тебе это нравится.

Я с грустью смотрела ему вслед, пока его силуэт не скрылся за садовой калиткой. Вот и подошла, похоже, к концу моя лесная сказка. Если бы я могла, то с удовольствием осталась бы здесь еще на неделю, а может, и на две, и на целый год. Мысль о том, что уже завтра придется возвращаться домой, испортила настроение окончательно. Перед глазами всплыли недоверчивые с прищуром глаза Сметанина, надменное лицо свекрови, наглая ухмылка Рената, и мне захотелось плакать… Я поступила ужасно глупо, что с самого начала не рассказала Никите всю правду о том, кто я такая и зачем разыскала его в этом лесничестве… Ну, пусть не сразу, но уж когда у нас завязались нежные отношения, я просто обязана была прекратить прикидываться и врать… Но я так боялась, что он не поймет, что бросит меня одну. Просто оттолкнет меня от себя и уйдет… Я каждый день собиралась рассказать ему правду, но так и не решилась… Но тянуть дальше уже некуда, сегодня Никита должен узнать, что стал наследником многомиллионного состояния своего отца.


Мы уже возвращались с конной прогулки обратно в лесничество, солнце клонилось к закату, а я все никак не могла на что-то решиться. Я не знала, как начать этот неприятный, но в общем необходимый для нас обоих разговор. Недалеко от дома Никита предложил сделать привал и немного отдохнуть. Я с радостью ухватилась за это предложение. Соскочив с лошади, я присела на огромный ствол поваленного дерева, набрала в легкие побольше воздуха и выдавила:

– Послушай, Никит… Я давно хотела тебе сказать…

– Ну, говори, чего ты мнешься. – Никита кинул поводья Принца и обернулся ко мне. – У тебя такой вид, будто ты все?таки решилась раскрыть мне свою сногсшибательную тайну. Колись, дорогая, ты что иностранная шпионка? Или, может, серийная убийца, на счету которой сотни погубленных мужских жизней. – Он весело улыбнулся и присел передо мной на корточки.

– Хуже. – Вздохнула я и с тоской посмотрела в жизнерадостные глаза спутника.

– Еще хуже!? – Все так же весело воскликнул Никита и растянулся на траве рядом со мной. – Придется, пожалуй, прилечь, чтобы не упасть чего доброго. – Он подпер голову рукой и выжидательно уставился на меня своими огромными черными глазищами. Несмотря на широкую жизнерадостную улыбку я заметила, что в его взгляде появилась едва заметная тревога и беспокойство.

– Конечно, я не маньячка… и не шпионка… почти… В общем, я всего?навсего твоя мачеха. – Наконец решилась я. – Я должна была сразу тебе об этом сказать, но я не решалась… ну не знала, как ты прореагируешь на такое известие, да и потом, твой отец…

– Стоп! – Довольно спокойно перебил меня Никита. От все так же снизу вверх внимательно смотрел на меня, только теперь его взгляд стал другим… Чужим и холодным, что ли… Да, холодным. – Давай про отца поговорим позже. Мне бы хотелось сначала понять, какого черта тебе понадобился еще и я? Если ты и есть та самая женщина, которая женила на себе Семена Васильевича, то позволь поинтересоваться, зачем ты приехала в наше лесничество? Сразу предупреждаю, вариант насчет того, что все получилось якобы случайно, можешь сразу не озвучивать…

– Я и не собиралась. – Пожала плечами я. Произнеся первые самые трудные слова своего признания, я как?то мгновенно успокоилась и взяла себя в руки. – Я не собираюсь скрывать, что приехала сюда специально для встречи с тобой.

– Зачем? – Настойчиво повторил Никита, по?прежнему не отрывая испытующего взгляда от моего лица.

– Меня попросил об этом твой отец. – Честно ответила я. – Он велел мне разыскать тебя и постараться познакомиться поближе, узнать, что ты за человек…

– Втереться в доверие ко мне и моей семье, при необходимости даже переспать со мной. – Насмешливо продолжил Кит и усмехнулся. – Чего же это так сильно от меня папаше в кои то веки понадобилось, что он самого дорогого для сыночка не пожалел? Или все детали ты уже по собственной инициативе разрабатывала?

– По собственной. – Серьезно отозвалась я. – Но, думаю, Семен не был бы против такого оборота событий… Честно говоря, я даже почти уверена, он специально послал меня в это лесничество лично, не позволил связаться с тобой ни через адвоката, ни через детективов, которые разыскали твой адрес… Твой отец, Никита, был человеком очень умным и чертовски дальновидным…

– Странно. – Все с той же насмешкой отозвался парень. – А мне говорили, что он алкоголик, практически выживший из ума…

– Ему хотелось, чтобы окружающие так думали. – Просто ответила я. – А он всегда добивался того, чего хотел.

– Я что?то не пойму. – Никита отбросил в сторону травинку, которую до этого бездумно крутил в пальцах и сел. – Ты постоянно говоришь об этом человеке в прошедшем времени… Был, хотел, добивался…

– Твой отец умер.

На несколько мгновений над зеленой лесной полянкой повисла напряженная тишина. Было слышно, как где?то в траве стрекочет кузнечик, и воздух то и дело прорезает тонкая комариная трель.

– Тогда понятно. – Спустя несколько секунд, я услышала почти спокойный голос Никиты. Он поднялся с травы и, аккуратно отряхнув джинсы, подошел к Принцу. – Поехали к дому, что ли?

– Что тебе понятно? – Не сделав даже попытки подняться на ноги, поинтересовалась я. – Может, поделишься своими выводами прежде, чем разворачиваться ко мне спиной? С чего ты вдруг так домой то заторопился?

– Почему спиной? – Никита снова повернулся ко мне. – А заторопился потому, что ты и без того на мою скромную персону кучу времени угрохала. Теперь, когда все, наконец, встало на свои законные места, я готов пойти тебе навстречу и подписать все, что требуется…

– Для чего требуется? – Поинтересовалась я.

– Ну, чтобы подтвердить, что я на наследство папаши не претендую, он же, сама говорила, вполне состоятельный человек… был…

– А ты об этом! – Усмехнулась я. – Если ты спешишь только для того, чтобы найти бумагу и ручку, то не стоит… Ты ведь и без каких бы то ни было подписей на Семино состояние претендовать не можешь… Ты не признан официальным наследником, потому что нет ни одного документа, подтверждающего ваше с ним родство… А вообще твой отец был не просто состоятельным, он был чертовски богатым человеком. Он оставил после себя миллионы долларов…

– Ты приехала в нашу глухомань только для того, чтобы сообщить мне об этом? – Холодно поинтересовался сын моего мужа.

– Я уже сказала тебе, Никита, зачем я приехала. Только, боюсь, ты меня не захотел услышать…

– Знаешь что, Полина, – в голосе парня послышалось раздражение, – прошу меня извинить, если я чего-то важного в твоих речах не расслышал или не допонял по своей деревенской глупости. Мне простительно, я ведь институтов заморских, как мой папаша, не кончал. Я и в отечественный попасть не смог…

– Я приехала для того, чтобы познакомиться с тобой и сообщить о смерти твоего отца. – Повторила я. – Он сам просил меня об этом.

– Это все? Можешь считать свою миссию выполненной. Сообщила. И познакомилась… – Он мрачно усмехнулся и снова занялся Принцем.

– Не совсем. Я еще должна привезти тебя в город.

– Это еще зачем? – С искренним удивлением посмотрел на меня Никита.

– Тебя разыскиваю не только я, но и милиция. Не сегодня, завтра, следователь доберется до лесничества…. Понимаешь, твой отец был богат, очень… А смерть таких людей вызывает различные пересуды. Всегда стараются найти что-то подозрительное в их смерти, особенно скоропостижной… Там и еще обстоятельства есть… В общем тебе следователь потом сам расскажет…

– Я так и не понял, при чем тут я…

– Но это же естественно, в первую очередь под прицел милиции попадают те, кто больше других заинтересован, то есть наследники…

– Я что?то не понял… – Никита подошел ко мне и взял из рук поводья. – Я тебе сто раз говорил, не нужно так затягивать подпругу, Барон не любит, когда вот тут сдавливает. – Он аккуратно и не торопливо поправил упряжь на моем коне, потом обошел Барона и похлопал по левому боку. – Здесь вроде нормально… – Я терпеливо ждала, пока он закончит, понимая, что таким вот не хитрым способом парень старается справиться с охватившим его после моих неожиданных признаний волнением. Он привык быть сильным, но даже его известие о смерти пусть не слишком близкого и заботливого отца не могло оставить равнодушным. Наконец, он снова посмотрел мне прямо в глаза. – Какое отношение я имею к наследникам? Ведь ты же сама только что вполне популярно все по полочкам разложила: рассчитывать на папашино наследство мне не приходится…

– Я этого не говорила. – Возразила я. – Не придумывай.

– Что значит, не придумывай? Ты сама буквально пять минут назад сказала, что юридически я вам с Семеном Васильевичем никто, и зовут меня никак…

– Я всего лишь сказала тебе, что мне не нужно было бы утруждаться, чтобы заставить тебя отказаться от наследства. – Спокойно перебила Никиту я. – Я же, напротив, приехала для того, чтобы ты эти миллионы получил…

– Да что ты? С чего вдруг такая забота? – Недоверчиво поинтересовался он. – Никогда не слышал, чтобы у молодой вдовы после смерти престарелого муженька вдруг появлялись лишние денежки, которые она всеми силами пытается пристроить в добрые и заботливые руки. Не для этого девочки тратят свою молодость рядом с толстыми одышливыми алкоголиками…

– Замолчи! – Я с размаху влепила Никите пощечину. – Ты еще слишком молод и зелен для того, чтобы с подобной гаденькой усмешкой рассуждать о своем отце… Если хочешь знать, я любила Семена. И сейчас люблю. И мне плевать, что говорят и думают обо всем этом окружающие. Ясно? А ты, милый, поступай как знаешь. Хочешь, поезжай в город, не хочешь, сиди в своем лесничестве. Я свое обещание, данное Семену, выполнила. Дальше действуй, как сердце подсказывает. Ты большой мальчик, вполне способен сам определить, что тебе нужно. Мне даже выгодно, чтобы ты не появлялся, а сидел здесь в лесничестве, ведь тогда твоей долей наследства буду распоряжаться я… Так что уговаривать совсем не в моих интересах.

– Ты это говоришь, потому что знаешь, что меня все равно рано или поздно найдет милиция… – Пробурчал Никита. – Иначе не известно приехала ли бы ты вообще…

– Может, и не появятся милиционеры у тебя… Мне твердо обещали разобраться в том недоразумении, которое произошло… Надеюсь, к моему возвращению все уже будет расставлено по своим местам, как и положено…

Я легко поднялась в седло и потрепала Барона по холке. Поудобнее устроившись и прикрепив сумку, я еще раз посмотрела на собеседника.

– Можно я все?таки дам тебе один совет? Ну, так сказать на правах мачехи, что ли… Ты, Никита, прежде чем осуждать людей, обвинять голословно, оскорблять… ты для начала хотя бы поинтересуйся, как все на самом деле обстоит, что эти люди из себя представляют, и так ли уж они виноваты перед тобой… Иначе потом сам жалеть будешь, да только поздно будет… – Я легонько ударила Барона по бокам и, больше не оглядываясь на хмурого Никиту, поскакала по дорожке ведущей к лесничеству.

Никита догнал меня почти у ворот.

– Ты не права. – Поравнявшись со мной, хмуро сообщил он.

– В чем? – Я с удивлением посмотрела в его сторону.

– Ты обвиняешь меня в том, что я с недоверием отнесся к твоим словам, а сама даже не потрудилась толком объяснить, что же все?таки все это значит…

– Ты не дал мне такой возможности. Как только ты услышал, что я жена твоего отца, то сразу же решил для себя, какая я, и как со мной следует себя вести. Я это по твоим глазам увидела, так что не стоит отпираться…

– А что бы ты хотела в них увидеть? – Никита поймал поводья Барона и заставил моего коня остановиться. Потом он повернулся ко мне лицом и посмотрел прямо в глаза. – Ты же сама с самого начала превратила наши отношения в фарс и обман. Ты окружила все враньем и лицемерием. Чего только стоит раздолбанная проржавевшая девятка, которую мы с таким трудом вытащили из огромной ямищи. Вот уж ты наверное вдоволь потешилась, наблюдая за этим… Да и потом тоже…, ты с таким интересом слушала истории о моем детстве, о родителях, хотя сама прекрасно знала, что там и к чему… Ты заставила меня почувствовать себя полнейшим дураком и ничтожеством, в один момент, буквально двумя словами уничтожила все, что нас связывало. А потом вдруг удивляешься, чего этот мужлан Никита так опрометчиво выводы делает, как только он смеет оскорблять недоверием и сомнением такую хрупкую и ранимую молодую леди, как ты… А ты не думала, милая Полиночка, что я ведь тоже человек, а не какой?нибудь кролик подопытный, над которым ты можешь легко и безнаказанно ставить свои заумные психологические эксперименты? У меня душа есть и сердце, если ты еще этого не заметила! А что если я, к примеру, успел влюбиться в тебя? Каково мне теперь осознавать, что я оказывается, сам того не ведая, переспал с женой своего родного отца? Или это для тебя так, ничего не значащая мелочь?

– Ты не понял… – Я ошарашено смотрела в потемневшие глаза Никиты. – Для меня это вовсе не мелочь… Да для меня эти пять дней, может, в сто раз важнее, чем для тебя… Хотя, если ты сам этого не смог почувствовать, то и говорить тогда в общем-то не о чем.

– Не о чем так не о чем. – Буркнул он и отвернулся. – Скажи только одно, тебе очень нужно, чтобы я завтра с тобой поехал?

– Я уже сказала, решай сам. – Коротко ответила я и поскакала в сторону ворот.


– Что ты не больно веселая вернулась?– Агафья Тихоновна по моему хмурому лицу вмиг догадалась, что наша с Никитой прогулка прошла не слишком гладко. Я так и знала, что мне вряд ли удастся скрыть от проницательной старушки свое состояние. Именно поэтому мне совсем не хотелось возвращаться домой к Глуховым, я даже подумывала, не постучать ли в окно к гостеприимному метеорологу и попроситься провести эту последнюю в лесничестве ночь у него. Но перспектива долгих объяснений, зачем мне это вдруг понадобилось, и что за разлад произошел между нами с Никитой, меня прельщала еще меньше. Я, сдав Барона с рук на руки конюху Васе, посидела еще минут сорок, не меньше, на лавочке перед столовой, выкурила чуть не пол пачки сигарет, но Никита в воротах лесничества так и не появился. Глубоко вздохнув, я поднялась и, стараясь придать лицу как можно более безмятежное выражение, медленно побрела к Глуховскому крылечку. Но, как видно, артисткой я оказалась совсем неважнецкой, по крайней мере бабушка Агафья расколола меня в один миг. – С Никиткой что ли чего не поделили? – Вытирая передником руки, продолжала допытываться она. – А я уж грешным делом подумала было, что поладили вы, обрадовалась, что пристрою внука в надежные руки, а то все один да один мыкается…

– Уезжаю я завтра, бабуль. – Вздохнув, сказала я и опустилась на широкую лавку у окна.

– Вона оно что… – Понимающе протянула она. – Уезжаешь, значит. Насовсем, что ли? Вернуться планируешь или как?

– Насовсем. Утром завтра поеду, так что сегодня пораньше спать надо бы лечь…

Агафья Тихоновна опустилась на лавку с противоположной стороны стола.

– А что заторопилась больно? С работы вызывают или Никитка слово какое обидное сказал? Так ты с плеча то не руби, он у меня парень хоть и горячий, но и отходит быстро. Погодь маненько, может, договоритесь еще полюбовно.

– Не договоримся, бабуль. – К глазам помимо моей воли откуда?то вдруг подступили неожиданные крупные соленые капли. – Боюсь, теперь мы уже ни о чем договориться не сможем.

– Да что уж такого страшного произошло между вами, скажи на милость, что два взрослых влюбленных человека язык общий вдруг находить разучились? – Всполошилась старушка. – Что он сделал тебе, милая? Побил что ли? Так ни в жисть я в такое не поверю, чтобы мой Никитка на женщину руку поднял… Да и вижу ведь я, сохнет он по тебе, вот те крест сохнет…

– Да какое там сохнет. – Печально улыбнулась я. – Боюсь, сейчас он меня скорее ненавидит и даже презирает, вполне возможно. Обманула ведь я его… и вас тоже обманула, всех. Помните, вы мне про хапугу молодую да наглую рассказывали? Ну, ту, которая Никиткиного отца окрутила и денежки, которые, по сути, его сыну должны перейти, к рукам прибрала? Так вот это я и есть…

– Да что ты страсти какие на себя наговариваешь, милая? – Агафья Тихоновна мелко перекрестилась и недоверчиво уставилась на меня. – Как же это может быть то такое? Если ты, и правда, Семена жена, то как не побоялась бога прогневить, с его сыночком единокровным шашни крутить? Думаешь, я не знаю, что он каждую ночь к тебе шастает, да так до самого утра и остается…

– Да не собиралась я ничего крутить, Агафья Тихоновна, – чуть ли не простонала, придавленная осуждающим взглядом старушки я. – Как же вы не понимаете, что влюбилась я в вашего Никиту! Влюбилась, понимаете? Я ничего такого не планировала, я даже и представить не могла, что так может получиться, когда ехала в лесничество это…

– Но ведь ты специально к Никитке ехала? Или как…

– Специально. – Вздохнула я. – Я ехала сюда специально, чтобы познакомиться с Семиным сыном, муж сам мне велел сделать все именно таким образом. Он просил меня узнать, что за человеком вырос его сын, можно ли на него положиться… ну, и все такое прочее…

– А сам то он что же не приехал? Неужто, так слепо своей молодой супруге доверяет, что даже мнение о собственном сыне и то готов с ее слов составить? – Недоверчиво поджала губы старушка. – Что?то темнишь ты, девонька…

– Да ничего я не темню. Боялся Сема встретиться с сыном своим. Узнал о том, что Никита вообще в природе существует он всего года полтора назад, не больше, с тех пор только и говорил, и думал о том, как разыскать вас и Никиту, денег кучу целую заплатил разным детективам и адвокатам, пока адрес ваш не раздобыл. Вы ведь переезжали несколько раз, да и времени, сами посудите, сколько прошло… Он знал, что Мария умерла при родах, но тогда ему сказали, что и мальчик тоже не выжил…

– Так мамаша его родная прекрасно все про Никитку знала! Неужто, сыночку не обсказала подлюга? – На лице Агафьи Тихоновны явно читалась горечь и даже гнев. – Я когда Никитку из детского дома взяла, так сразу к папаше поехала безответственному. Не за деньгами или там какими бумагами официальными, нет. В глаза его наглые посмотреть хотела, да не застала я к сожалению Семена… А может, и к счастью… Не знаю. Но с мамашей его пообщаться сподобилась. Злобная женщина оказалась, гадюка отменная. Даже то, что девочки моей нет уже в живых по вине ее сыночка окаянного, не остановило поток грязи и оскорблений, который выплеснула на мою голову эта змеюка подколодная. Тогда я подумала, что, может, и лучше даже, что отвел бог внучка моего от этой семьи дьявольской, и больше уже встречи ни с кем из них не искала… Да и некогда мне было, по чести сказать, младенец и время, и силы почитай все без остатка забирал… А уж Никитка, когда подрос да стал своими родителями интересоваться, я ему всю правду рассказала… что ж скрывать то. И когда он справки о папаше родном наводить стал, тоже не препятствовала. Каждый право имеет про свое рождение правду знать… Да только не принесло внуку радости расследование его. Не принесло. – Старушка замолчала, снова поджала губы и с еще более явным осуждением посмотрела на меня. – Так какого рожна теперь-то Семену от нас понадобилось, скажи на милость? Никитку я, слава богу, выкормила и воспитала, как положено, вона парень какой видный вымахал. Теперь уж нам с внуком от Наумовых точно ничего не требуется, Никита сам способен и меня, и себя обуть?одеть…

– Вы не правы, Агафья Тихоновна. – Мягко возразила я. – Не стоит отказываться от того, что Никите принадлежит по праву.

– По какому еще такому праву? – Прищурилась собеседница.

– По праву рождения. Он ведь, как не крути, был и остается единственным Семиным сыном, а значит, единственным законным наследником его капиталов. А это, поверьте мне, огромные деньги. Речь идет о миллионах долларов…

– Так он ведь не старый еще мужчина. Семен-то. – Перебила меня старушка. – И ты девка молодая. Нарожаешь ему еще наследников. Законных. Или разладилось у вас с мужем чего? И ты теперь на его денежки с другой стороны руку наложить пытаешься? Через Никитку моего. Вот и вспомнила на удачу о существовании наследника…

– Не надо обо мне так думать, Агафья Тихоновна. – Тихо попросила я. – Я не заслуживаю такого отношения… Честно. А уж от вас в особенности. Понимаете, дело в том, что Семен, мой муж, умер… Он оставил после себя очень большое наследство, из которого как минимум половина по праву принадлежит вашему внуку. Я очень хочу, чтобы он получил все то, чего лишился при рождении… Поверьте, Семен совсем в этом не виноват, он очень любил вашу дочь и был бы счастлив узнать, что у него родился сын… У него бы тогда тоже жизнь наверняка сложилась не так, а намного счастливее… В том, что произошло со всеми нами, виноват совсем не Сема, поверьте…

– И что ты теперь от моего внука хочешь? Ты толком мне объясни, зачем ты приехала и что тебе нужно от Никиты? – Голос бабки Агафьи по?прежнему оставался недоверчивым и явно не доброжелательным. – Тебе это все зачем нужно? Или тебе муж после смерти ничего путного не оставил? Ты же вроде сама говорила, что ты женой его законной была…

– Что же вы все во мне какие?то гадкие помыслы выискать пытаетесь? – С досадой поинтересовалась я. – Почему нельзя просто поверить в то, что я доброе дело сделать хочу, справедливость восстановить и последнюю волю мужа выполнить?

– Так время сейчас такое, девонька, что просто так без умысла и прыщ не вскочит, а уж где деньжищи такие замешаны и подавно ничего хорошего ожидать не приходится. Нет уж, милая. Мое слово такое, не надо нам с внуком Наумовских миллионов. Жили мы без них и дальше прекрасно проживем. А с этими деньгами шалыми одно только безобразие и грех сплошной. Пущщай их другой кто забирает, ты, к примеру, как наследница прямая, а Никитка сам своих целей в жизни добьется, он у меня настырный парень…

– Да я и так получила после смерти Семена вполне достаточно, на всю жизнь оставшуюся хватит, мне чужого не надо… – Я с горькой усмешкой посмотрела на бабушку Никиты. – А вы думайте что хотите, Агафья Тихоновна… Конечно, мне не хотелось бы оставлять о себе в вашей памяти дурного мнения, но и оправдываться я тоже не буду. Нет желания, да и не в чем… Насчет наследства тоже решайте с внуком, как сердце подскажет. Надеюсь, последнее слово в этом вопросе все?таки скажет сам Никита. Жаль только, если все усилия Семы пойдут прахом. Он так хотел хотя бы теперь, пока еще не стало совсем поздно, исправить те ошибки и то зло, которое пусть и невольно причинил своему сыну. Если вашему внуку безразлична последняя воля его отца или уж настолько неприятно даже напоминание о родстве с Наумовыми, я настаивать естественно не буду, поеду одна. Только ей богу, понять вашу дурацкую позицию в этом вопросе я вряд ли смогу. Уж извините за прямоту, но выглядит все это ваше и Никитино упрямство глупо. Нелепо вставать в позу, обижать память хорошего человека и отказываться от того, что, действительно, принадлежит вам по праву. Вы хотите лишить парня огромных перспектив и шикарного будущего в угоду каким-то глупым и нелепым рисовкам не понятно перед кем… Короче, я пошла спать. Надеюсь, ваш внук соизволит сегодня все?таки вернуться домой, и вы сможете с ним детально обсудить то, что я вам только что рассказала.

Я плотно прикрыла за собой дверь и, не раздеваясь, улеглась поверх покрывала. Спать не хотелось, голова буквально болела от обиды и досады на то, как нелепо и не удачно прошло мое объяснение с Ником… Да и с его бабушкой поговорить по душам я тоже не смогла. Не нашла слов, чтобы достучаться до ее сердца и разума… Ну, что же, сделанного уже не воротишь… Я представила огромные смеющиеся глаза Никиты, чуть ли не почувствовала прикосновение его шершавой ладони и закрыла глаза. Господи, ну почему в моей жизни все складывается так нелепо и несуразно? Почему я постоянно вынуждена жить не так и чувствовать совсем не то, что мне хочется, почему я не могу просто и спокойно смотреть на мир широко открытыми глазами!? Почему именно на мою долю достались все эти тайны, интриги и не договоренности, господи?! Когда уже всему этому наступит конец, и наступит ли он вообще? Ведь стоит мне на мгновение почувствовать что где-то там в конце длинного и запутанного тоннеля появился слабый лучик света, как все запутывается еще больше, а меня уже совершенно помимо моей воли все глубже и глубже засасывает темный и противный омут вранья, выбраться из которого уже сейчас практически невозможно.

Глава 12

– Ну, что так и уедешь прямо без завтрака? – Увидев меня утром на пороге комнаты с упакованной сумкой в руках, спросила хозяйка. – Путь не близкий… Может, хоть чайку попьешь? – По осунувшемуся лицу и красным глазам старушки я поняла, что и ей сегодняшняя ночь далась не легко.

– Спасибо, Агафья Тихоновна. – С благодарностью отозвалась я. – Ехать, и правда, далековато, но кушать как?то совсем не хочется. Голова болит…

– Ну, как знаешь… – Старушка вздохнула и едва заметно меня перекрестила. – Аккуратно езжай, не гони, успеешь доехать … Ну, и вообще там… счастливо тебе. Ты уж извини, если что не так, обидели если чем… Мы люди простые, сантиментам не обученные, что думаем, то и говорим.

– Нормально все, Агафья Тихоновна, не переживайте. А что, Никита так и не приходил? – Я посмотрела в сторону двери и отметила про себя, что ни обуви, ни ветровки хозяина дома у входа не было.

– Да приходил… – вздохнула старушка. – Приходил, куда ж он денется…

– Так что вы решили с внуком? – Нетерпеливо перебила я. – Едет Никита со мной в город или нет?

– Не знаю, милая. – Снова вздохнула Агафья Тихоновна. – Он ведь поздно пришел вчера вечером, поел немного, а как я начала было разговор то… ну, насчет отца да наследства, который тот ему оставил, так чернее тучи Никитушка стал…

– Неужели так и не сказал ничего определенного?

– Ничего не сказал… Бутылку водки из погреба взял да и ушел … До сих пор не вертался обратно … Я уж волноваться начала, честно сказать…

– Значит, не возвращался… – Задумчиво повторила я. – Решил, что водка самое быстрое и удачное решение проблемы… Ну, что же, не удивительно, его папаша так же предпочитал душевное равновесие восстанавливать… Ладно, дело его. Я вот тут вот адрес вам оставляю и телефоны, если надумает все же ваш внук побольше об отце узнать или насчет наследства что?то решит, пусть даст мне знать. Я помогу ему всем, чем смогу… До свидания, Агафья Тихоновна.

Старушка подошла ко мне, внимательно посмотрела в глаза и молча обняла, потом еще раз перекрестила на дорожку и махнула рукой.

– С богом.

Свою девятку я обнаружила там, где и оставила, в тупичке за столовой. Выглядела машина вполне исправной и даже вроде как помолодевшей года на три, а то и на все пять. Бросив сумку на заднее сиденье, я повернула в зажигании ключ, мотор заработал на удивление быстро и послушно. Я не торопливо настроила под себя зеркала и уже собралась трогаться, когда в конце улицы появилась высокая фигура Никиты. Он размашисто шагал в сторону того места, где мы с ним вместе несколько дней назад оставили мой автомобиль. Я сразу же отметила про себя, что вышел он вовсе не из дома метеоролога, где я, честно говоря, надеялась он ночевал, а из-за того поворота, за которым находилась изба принадлежащая хозяйке местного общепита Оксане. Да и сама она, в наспех запахнутом на шикарной груди халате, семенила рядом с моим «пасынком» что-то эмоционально и горячо пытаясь ему при этом втолковать. Выглядел Никита, как и все мы этим утром, далеко не самым блестящим образом. Лицо помятое, хмурое. Красные глаза, да и зеленоватый цвет лица ясно указывал на то, что парень провел не только бессонную, но и довольно бурную в смысле алкоголя ночь…

– Погоди. – Распахивая заднюю дверку девятки, сказал он. – Я тут подумал и решил, что, и правда, не плохо бы узнать, что там папаша мне на прощанье сказать вознамерился. Облагодетельствовать, так сказать, напоследок…

– Надо же, ты еще и подумать сегодня ночью время выбрал. – С усмешкой отозвалась я. Никита бросил на сиденье рядом с моей сумкой куртку и захлопнул дверку. – Что, так и поедешь в город, не умывшись, не причесавшись? Перегаром на всю улицу несет…

– Если кому?то не нравится мой внешний вид, я могу и самостоятельно добраться. – Нарочито грубо отозвался он, вытаскивая из кармана помятую сигаретную пачку. – Я сразу сказал, что в благодеяниях не нуждаюсь…

– Я, знаешь ли, тоже уговаривать тебя пол дня не собираюсь. – Слегка поморщившись, парировала я. – Хочешь выглядеть при встрече с нотариусом и родственниками своего отца, как последний алкаш, черт с тобой. Садись, давай…

– Дак папаша-то и сам не больно сильно обращал внимание на это дело… Я прав? Так что пусть уж сразу видно будет, что в жилах у нас одна кровь течет…

– Никит! – Жалобно подала голос примолкшая, как только оказалась рядом с машиной, Оксана. – А Никит. Давай я все?таки с тобой поеду, а… Ты подожди, я быстренько соберусь… Честное слово, больше, чем на десять минут, я не задержу… Я бы уже давно готова была, если бы ты предупредил меня…

– Я же сказал уже тебе, – отмахнулся парень. – Не фига тебе там делать, ясно? Я по делам еду в город. С родственниками знакомиться, дела после папочки усопшего принимать… А ты чего там мешаться под ногами будешь?

– Я тоже с родственниками познакомлюсь… – Никита посмотрел на нее с откровенной насмешкой, но ничего не сказал, только глубоко затянулся, облокотившись на капот моей машины. Девушка покраснела и торопливо затараторила. – Ну, а не хочешь, так я вообще ничего делать там не буду, только то, что ты скажешь… Я просто поддержать тебя хочу морально, ну, и вообще… Возьми меня с собой, а Никит… пожалуйста. Я ведь чувствую, что ты теперь долго не вернешься обратно в лесничество, скучать я буду…

– Ладно, валяй, собирайся. – Великодушно кивнул он. – Да особо не торопись, побольше шмоток в дорогу бери, вдруг, и правда надолго задержаться придется.

Оксана радостно улыбнулась, чмокнула парня в щеку и чуть не на крыльях понеслась в сторону собственного дома. Никита следил за ней глазами, пока ее фигурка не скрылась за поворотом, потом резко бросил сигарету и уселся на сиденье рядом со мной.

– Поехали, чего ты ждешь? – Хмуро буркнул он, не глядя на меня. – Давай уже что ли трогайся быстрее, пока эта шалопутная девчонка не принеслась со своими чемоданами и котомками. – Я пожала плечами и нажала на газ.

– Не стыдно? – Поинтересовалась я, когда ворота лесничества остались у нас за спиной. – За что ты с ней так?

– Стыдно. – Честно отозвался он, откидываясь на сиденье. – А ты что предлагаешь вернуться и взять ее с собой?

– Я ничего не предлагаю. Мне просто не понятно, зачем было вести себя именно так? Она же человек, в конце концов, а не кукла бесчувственная.

– Вообще-то это дело не твое, мамочка. – Усмехнулся Никита. – Мы с Оксаной сами уж как?нибудь разберемся в своих отношениях, тебе в них лезть совершенно не обязательно, ты в своих сначала разберись, а потом уж других поучай. – Он замолчал, хмуро рассматривая пейзаж, поносящийся за окном нашей девятки. – А если честно, наворотил я вчера лишнего… Я сам не пойму, как все получилось. В меня как будто черт вселился. А тут Оксанка, как на зло, под руку попалась. На душе хреновей некуда, а она все подливает и подливает, потом водка кончилась, она меня в гости к себе затащила… Ну, и закрутилось все…

– Можешь не оправдываться. – Я старалась говорить спокойно и по возможности равнодушно, хотя душа буквально дрожала от обиды и разочарования. – Мне все это настолько знакомо и понятно, что аж зубы сводит от обыденности. Твой отец, к сведению, поступал в подобных ситуациях абсолютно так же. Пил и кутил с девками. Ничего нового.

– Во-первых, Оксана не девка. – Во взгляде Никиты, когда он коротко глянул на меня, появилось какое-то не совсем понятное выражение. – И потом, я и не думал оправдываться. Я просто объяснить тебе хотел, чтобы не напридумывала чего лишнего. Мы ведь родственники теперь так сказать, так что твое мнение мне вроде как не безразлично должно быть…

Следующие минут тридцать в салоне нашего автомобиля не раздалось ни одного слова. Я молчала, стараясь перебороть обиду и раздражение, охватившие меня после наглой и нелепой выходки «пасынка». Никита тоже не произнес ни звука. Наконец, я снова услышала его голос. Теперь он звучал вполне трезво и почти спокойно.

– Так и будешь дуться?

– Я не дуюсь, просто дорога сложная…. – Так же спокойно отозвалась я. – Будем считать все то, что между нами произошло, нелепым недоразумением, в котором виноваты нервы, ну, и алкоголь, конечно…

– Да, я слегка перебрал… с эмоциями не справился… – В голосе Никиты скользнуло смущение.

– Я же сказала, забудем. – Повторила я. – Ты правильно сказал, теперь нам поневоле придется общаться довольно долго и часто, так что давай сделаем вид, что ничего между нами особенного не произошло. – Я мельком глянула в его сторону и снова сосредоточилась на дороге. – Мы расставили все точки над и, разобрались в отношениях и теперь можем, наконец, отбросив ненужные эмоции, заняться более важными и неотложными делами. А личную жизнь трогать не будем. Идет?

– Как у тебя все просто. – Пробормотал он. – Как будто можно вот так вот просто поговорить и вычеркнуть из души и сердца все то, что между нами было…

– Можно. – Усмехнулась я. – Уж ты мне поверь. Иногда пары неосторожных слов достаточно, чтобы все эти отношения романтические увидеть со?о?всем в другом свете…

– Неужели ты настолько продуманная и рациональная женщина? – Кит посмотрел на меня с явным недоверием.

– А что ты хотел? Ведь ты же сам сказал, что понял это, как только узнал, что я вышла замуж за твоего отца. Не делай такое лицо, не стоит снова выяснять отношения и извиняться. Скажу сразу, ты прав. Я холодная, расчетливая женщина, которая точно знает, что ей нужно в жизни. Ну и как этого добиться само собой тоже догадывается. Ну, уж теперь то у нас точно не осталось никаких недоговоренностей. Можно спокойно общаться и честно смотреть друг другу в глаза.

– Как скажешь. – Отозвался Никита, делая вид, что полностью сосредоточен на сигарете и своих собственных далеких от моей персоны мыслях. – Послушай, Полина. – Спустя минут пять, оторвавшись от своих размышлений, неожиданно попросил он. – Расскажи мне немного об отце. О его семье, о бабушке с дедом. О том, как ты с Семеном познакомилась… Должен же я хоть немного представление иметь о людях, с которыми собираюсь встретиться в самое ближайшее время.

– Не хочется говорить о Наумовых… Правда не хочется. Ты скоро сам с ними познакомишься и сможешь сделать свои собственные выводы о том, что это за люди и решишь, как к ним относиться… Вообще родственников у тебя много не появится, не бойся. Отца Семена давным?давно нет в живых, детей, кроме тебя, тоже я лично не знаю… Есть Ирина Матвеевна, его мать и я – его жена… Теперь уже, правда, вдова. Вот и все. Давай я лучше тебе то, что касается твоего появления на свет расскажу, о знакомстве Семена и твоей матери, о том, что произошло в их не слишком долгих отношениях, и кто во всем этом виноват…

– Было бы любопытно послушать. – Слегка сдавленный голос Никиты выдавал его волнение, которое он всеми силами старался скрыть от моих глаз.

– Я, конечно, не претендую на истину в последней инстанции, перескажу только то, что сам Сема рассказывал мне по этому поводу, может он что слегка приукрасил, сгладил, но в целом, наверное, все было именно так… История в принципе простая, банальная даже, но влияние она оказала пагубное на всех, кто так или иначе в ней замешан. А Семену, я думаю, она и вовсе сломала жизнь. Именно после разлада с твоей матерью начался его путь вниз… Маша и Семен познакомились, когда им не было еще и восемнадцати. Именно из?за этой любви он не поехал учиться за границу, как упорно настаивал его отец, а поступил в местный университет, где должна была учиться и Маша Глухова, правда она провалила экзамен, но обратно домой так и не уехала, так как их с Семой к тому времени связывало уже довольно сильное взаимное чувство. Маша написала матери, что поступила в университет, получила стипендию и общежитие, а на самом деле твой отец снял ей квартиру и давал денег, сколько мог. Сам поселиться вместе с ней он не мог, так как оба были еще несовершеннолетними, и парень очень сильно зависел от отца с матерью. Познакомившись поближе с Ириной Матвеевной, ты сам поймешь, почему Сема боялся свою мать, как огня, и предпринимал все мыслимые и немыслимые предосторожности, лишь бы она, не дай бог, не узнала о его отношениях с девушкой по имени Маша. С отцом он еще как?то мог бы объясниться, но тот был полностью под каблуком жены, и рано или поздно все неминуемо стало бы известно Ирине Матвеевне. Так что влюбленные существовали в условиях полнейшей конспирации, что, кстати говоря, только подогревало и обостряло их и без того глубокие чувства друг к другу. Они ждали, когда обоим исполнится по восемнадцать, чтобы оформить, наконец, брак и жить, как полагается нормальным молодоженам. Правда, пошло все не совсем так, как они рассчитывали. Буквально через неделю после дня рождения Семену пришла повестка в армию. Он попрощался с любимой, та обещала верно и терпеливо ждать. Не желая сидеть у Семена на шее, Маша уже давно нашла себе работу, устроившись продавщицей в студенческий кафетерий, параллельно она готовилась снова сдавать экзамены в университет, так что девушке было чем заняться, пока ее жених отдавал долг Родине. Два года не такой уж и большой срок для тех, кто любит друг друга по настоящему. Я уверена, у твоих родителей все сложилось бы самым наилучшим образом, и впереди вас всех троих ждала бы долгая и счастливая жизнь, не случись двух непредвиденных обстоятельств. Первое, в общем приятное, открытие ожидало Машу спустя пару месяцев после того, как ее возлюбленный отправился в ряды вооруженных сил. Она обнаружила, что ждет от Семена ребенка. Сначала она растерялась и даже испугалась, не зная как поступить в этой ситуации. Она ведь только что поступила на первый курс университета, Семен был далеко, родители вообще не имели понятия о том, как и чем на самом деле живет их дочь последние два года. А ведь ей тогда еще и восемнадцати не исполнилось. Она обратилась за советом к лучшей задушевной подружке, а та посчитала вполне естественным связаться с матерью будущего счастливого отца. Маша ни в какую не хотела разговаривать с Ириной Матвеевной, так как боялась ее как огня. Она тянула время, пытаясь посоветоваться с Семеном. Ответ на посланное ему письмо, как на зло, все не приходил и не приходил, скорее всего, ее послание просто?напросто потерялось на бескрайних просторах нашей Родины, по крайней мере известия о том, что он в скором времени станет отцом, Сема тогда так и не получил. Время шло, Маша не знала, что и подумать о молчании любимого, подружки со всех сторон накручивали ее и так издерганные нервы… В общем, сама она так и не рискнула открыть предполагаемой свекрови тайну своих отношений с ее сыном, но за нее это поспешила сделать сердобольная подружка. Эффект от этого разговора вышел как раз диаметрально противоположный тому, которого ожидала девушка. Вместо помощи и поддержки от матери своего возлюбленного Маша получила только оскорбления и угрозы. Ирина Матвеевна недовольная тем, что ее сынок, подающий огромные надежды и имеющий великолепные перспективы на будущее, связался с деревенской девчонкой из общежития, без денег, обеспеченных родителей и даже не обладающая при этом какими-то выдающимися внешними данными. К тому же она еще и забеременеть умудрилась от Семена, вознамерившись совсем уж поломать его и без того покалеченную ею жизнь. «Еще нужно посмотреть, что за ребеночка ты вынашиваешь, милочка! – с брезгливой гримасой на красивом лице бросила она прямо в глаза растерявшейся девушке. – И кто на самом деле отец этого несчастного малыша!» Маша плакала, а Ирина Матвеевна, переходя от лицемерного участия к уговорам и угрозам, методично внушала девушке мысль о том, что от ребенка непременно нужно избавиться. Причем в самые ближайшие сроки, пока не стало слишком поздно… « Любая порядочная девушка на твоем месте сама без лишних слов и уговоров поняла бы, что единственный выход из сложившейся ситуации это аборт. Я помогу тебе устроить все так, чтобы никто не узнал о том, что натворили вы с Семеном. Иначе не только у тебя, но и у него будут из?за этого огромные неприятности. Ты ведь, милочка, еще несовершеннолетняя. Представь, сколько стыда будет, когда о ваших с Семеном шалостях узнают в университете, а родители твои, что скажут?» Семен так и не узнал, как его матери удалось заставить Машу написать ему то глупое и ужасно жестокое письмо, которое он получил спустя пару недель после того, как Ирина Матвеевна узнала о его предполагаемом отцовстве. В нем девушка в довольно резких выражениях сообщила о том, что встретила другого и больше не желает иметь с ним, Семеном, ничего общего. Для чего было написано это послание мы теперь уже, наверное, никогда не узнаем, так как после этого Маша, устав бороться с Ириной Матвеевной и оправдываться перед ней попросту исчезла из общежития в неизвестном направлении. Возможно, она опасалась, что в силу мягкости характера не сможет противостоять властной и жестокой женщине, и та с той же легкостью, как заставила написать глупое абсурдное письмо, принудит ее избавиться от уже желанного и горячо любимого ребенка. Свой адрес она оставила только подруге, попросив пересылать ей письма Семена, если он все же ответит ей. Она надеялась объяснить ему все, что произошло… Реакция твоего отца оказалась довольно своеобразной. Ему было всего восемнадцать, но уже тогда он отличался эксцентричностью, тягой к необдуманным поступкам и театральным эффектам. Отставка любимой поразила его в самое сердце. Он сам мне рассказывал, что когда прочел строки написанные рукой горячо любимой женщины, в которых она самым циничным образом объясняла, что разрывает всякие отношения с ним ради другого, то почувствовал будто кто-то неожиданно и коварно ударил его со всего размаха по голове совковой лопатой. Два дня он не ел, не спал, ходил чернее тучи и даже умудрился подраться с сержантом. Хорошая взбучка слегка встряхнула его, Он собрал по казарме штук десять фотографий симпатичных девушек, пишущих его товарищам трогательные послания из разных уголков нашей необъятной родины, сложил их в конверт с адресом Маши и отнес на почту, снабдив веселой легкомысленной запиской. «Привет, Мария! Я рад, что ты, наконец, разобралась в своих чувствах и нашла человека, с которым ты будешь действительно счастлива многие и многие годы. Поздравляю, надеюсь, если успею вернуться, пригласишь по старой памяти на свадьбу. И еще, если не трудно, у меня к тебе маленькая просьба. Не могла бы ты выбрать свою фотографию из этой пачки, которую я тебе посылаю. Мне ужасно стыдно, но тут в армии голова постоянно забита кучей всевозможных проблем, так что нет ничего страшного, что я даже девчонок, с которыми переписываюсь, путать начал. Сейчас минут пятнадцать думал, какая из них твоя, а потом плюнул и решил попросить о помощи тебя. Ты свою возьми, может, пригодится еще, подаришь новому парню, а остальные пришли обратно, мне они еще пригодятся. Служить то долго, а скука тут смертная. Ну, вот вроде и все. Желаю счастья. Семен.»

Верная подруга, как и обещала, сразу же переслала письмо Маше. Уж не знаю, какого ответа она ожидала от парня находящегося в армии и получившего такое послание от любимой, но реакция Семена ей видимо показалась жутко оскорбительной. Возможно это совпало с тем, что внушали ей все эти месяцы подруги и Ирина Матвеевна… Не знаю, теперь спустя столько лет разобраться, что думала тогда девушка уже вряд ли получится. Ну, а результат тебе известен. Она исчезла окончательно, даже подруга теперь не знала, как с ней связаться. И, когда обеспокоенная долгим молчанием Марии, мать приехала из деревни и занялась поисками дочери, то нашла уже только тебя. Роды были преждевременные, крайне тяжелые, девушка умерла, практически не приходя в сознание, и мало что успела о себе рассказать. Дала адрес матери, но сообщить Агафье Тихоновне то ли не успели, то ли не получилось… Тут Семен тоже ничего определенного сказать мне не смог. Конечно, все те же верные подруги поспешили сообщить Машиной маме обо всем, что произошло с Машей за эти два года, дали координаты отца ребенка. Только и из этого ничего путного не получилось. Семен был все еще в армии, а разговор с Ириной Матвеевной, я думаю, ты тоже вполне представляешь чем закончился для убитой горем матери. В общем оформив все документы и забрав внука, то есть тебя, Агафья Тихоновна вернулась к себе в деревню.

– Ну а Семен… в смысле отец… он то что, даже не поинтересовался, как судьба его бывшей девушки сложилась? – Когда я замолчала, спросил Никита. – Ты вроде сказала, что он учился там же, куда мама поступила почти перед смертью, наверное, и подружки там у нее остались…

– В университет Семен не вернулся. Он учится там начал только для того, чтобы к Маше поближе быть… Конечно, судьба бывшей возлюбленной была, не смотря на обиду и сильнейшее разочарование, ему совсем не безразлична… Но и тут Ирина Матвеевна сочла своим долгом вмешаться. Зная, что девушки уже нет в живых, она посчитала, что Семе вовсе незачем знать, как тут произошло все на самом деле. Наверное, она хотела, как лучше. Если все равно исправить уже ничего нельзя, то зачем заставлять парня мучится и взваливать на плечи груз вины и ответственности… В общем, как мне муж рассказывал, он сразу по приезду ринулся в ту квартиру, которую снимал для Маши, естественно ее там не было, в общежитии он нашел ту самую подругу, которая когда?то ходила на переговоры с его матерью. Девушка ему объяснила, что Маша вышла замуж за военного, бросила учебу и уехала с ним. Вот и все. Я, да и Сема тоже, практически уверена, что без влияния и денег Ирины Матвеевны тут уж точно не обошлось. Иначе сам посуди, зачем подруге говорить заведомую неправду? Был август месяц, почти все студенты, сдав экзамены, разъехались по домам, поэтому поговорить еще с кем-то из Машиных подруг Семену не удалось… Да он и не стремился, ему вполне хватило одного подтверждения… Он мне признался, что после Машиного письма сильно мучился, когда прошло первое потрясение и обида немного отступила, парня начали терзать сомнения. Уж больно сильно все это было не похоже на мягкую и совестливую девушку, с которой он прожил вместе почти два года. Вот если бы она приехала к нему в часть и со слезами на глазах повинилась в том, что полюбила другого, было бы конечно не менее обидно, но все же понятнее… а так… Вдруг, ни с того ни с сего… В общем, сомнения у Семена были. Он даже писал Маше с просьбой объяснить что же все-таки произошло, только письма эти до адресата, сам понимаешь, не дошли… Ну, а разговор с подругой развеял все эти сомнения. Сема снова почувствовал себя обманутым сентиментальным дураком…

– Понятно. – Глухо отозвался Никита.

– Естественно, тебе понятно. – Не смогла удержаться от колкости я. – Что тут не понять. От обиды твой отец предпочитал прятаться, как ты приблизительно. Неделю пил, не просыхая и мотался из комнаты в комнату по женскому общежитию, пока родители за ним не приехали… Почистили, причесали немного привели в чувство и отправили учиться за границу, чтобы, наконец, начал всерьез заниматься своей карьерой и будущим…

– Ты говорила, он все?таки узнал о том, что моя мать умерла…

– Конечно, узнал, шила в мешке не утаишь. Рано или поздно все тайное становится явным. Правду ему открыл отец. Он искренне любил Семена и совсем не одобрял того, как повела себя в этой ситуации жена. Он не осмелился пойти против Ирины Матвеевны открыто, но все же, когда поехал навестить сына, не выдержал и признался, как все случилось на самом деле… К сожалению, и ему Ирина Матвеевна не посчитала нужным открыть всю правду. Неизвестно от кого родившийся внук был ей совершенно не нужен, а, зная сентиментальный и добрый характер твоего деда, она решила не рисковать и о твоем существовании ему не рассказала. Так и получилось, что отец, взяв с Семена страшную клятву, ничего не говорить матери, поведал ему историю о том, как Маша родила ему сына, но оба они умерли при родах… Сема клятву сдержал, так как любил и жалел отца, но в дом, где жила Ирина Матвеевна, уже больше так и не вернулся. С этого момента он стал жить совершенно самостоятельно… Много работал, еще больше пил, женщин менял, как перчатки. О женитьбе даже и не помышлял, так как, по его собственному признанию, перестал им доверять, да и вообще за людей старался не держать… Вот так вот его психика отреагировала на то, что произошло почти тридцать лет назад… Судить конечно тебе, но я бы на твоем месте обвинять отца не стала. Если уж кто и виноват, то это Ирина Матвеевна… хотя, и все остальные тоже хороши. Если бы хоть кто-то проявил каплю настойчивости и здравого смысла, все могло бы сейчас быть совсем по другому. А все думали только о себе. Твой дед Василий, как последний слюнтяй, боялся потревожить свое спокойствие. Бабка Агафья, упиваясь гордостью и независимостью, даже не посчитала нужным поговорить с человеком, которого так любила ее единственная дочь. Просто поставила почему-то на нем крест, обозвала подлецом и вычеркнула отца из твоей жизни. Про подружек, которые вечно лезут куда не просят, вообще говорить не стоит… Да и Семен, если бы хоть раз повел себя как мужик, тоже мог с легкостью прояснить ситуацию. Почему он предпочел засунуть как страус голову в песок? Он просто обязан был, узнав правду, хотя бы могилу Маши найти, да и перед Агафьей Тихоновной повиниться, что так получилось… А он пил, гулял и упивался собственными обидами, делая вид, что весь окружающий мир в неоплатном долгу перед ним и его исковерканной судьбой… Он даже сейчас как трус поступил. Узнав, что его сын все?таки остался жив и стал уже вполне взрослым и самостоятельным мужчиной, предпочел устраниться и снова перевалить все на чужие плечи… – В сердцах заметила я.

– Ну, уж это ты загнула. – Никита глянул на меня с некоторым удивлением. – Тебя послушать, так он и умер только для того, чтобы со мной не дай бог не встретиться… – Я поняла, что слегка перегнула палку.

– Да нет, конечно, это я глупость сболтнула… Не бери в голову…

Глава 13

В город мы въехали около часа. Припарковав обшарпанную девятку у шикарного подъезда дома, в котором располагалась квартира Семена, мы пошли внутрь.

– Олег Иванович, познакомьтесь, пожалуйста, – Я указала слегка обалдевшему от нашего помятого вида консъержу на Никиту. – Это сын моего мужа Семена. Скорее всего, теперь он будет жить в квартире своего покойного отца. Его зовут Никита. Никита Семенович.

– Очень приятно. – Вежливо кивнул Олег Иванович.

– Мне тоже. – Хмуро кивнул ему Ник и направился вслед за мной к распахнувшимся нам навстречу дверям лифта.

– Полина Игоревна, подождите, пожалуйста… – окликнул консьерж – тут такое дело… Вобщем, пока вас не было, несколько раз приходил следователь, – Олег Иванович достал из кармана что-то типа визитки. Водрузив на нос очки, он прочитал. – Сметанин Сергей Серафимович. – Он насчет вас с Семеном Васильевичем расспрашивал, ну, и велел обязательно позвонить ему, как только вы или вот этот молодой человек, сын Семена Васильевича, появитесь. Вот и телефоны свои оставил… Я решил, что правильно будет вас заранее предупредить…

– Спасибо Олег Иванович. – Искренне поблагодарила я.

– Так я могу позвонить? Не хотелось бы проблем лишних…

– Конечно, звоните. – Пожала плечами я. – Я и сама планирую связаться со Сметаниным в самое ближайшее время. А больше, кроме следователя, меня никто не искал?

– Ну как же, Полина Игоревна, как же! Вас все эти дни с утра до вечера кто?нибудь разыскивает. Особенно часто ваша подруга наведывалась, Анжела Львовна, Ирина Матвеевна тоже не один раз приезжала. Даже скандал однажды устроила, утверждая, что я обманываю, и вы просто не желаете ее впускать… Еще молодой человек появлялся пару раз, но вы предупредили охрану перед подъездом, поэтому его даже в холл не пускали…

– Понятно, – кивнула я и шагнула в лифт.


Телефонный звонок раздался буквально через пару секунд после того, как мы с Никитой шагнули в гостиную.

– Надо же! – Усмехнулась я. – Оперативно действует наша милиция…

– Думаешь, это следователь звонит?

– А кто же еще? – Пожала плечами я но, подняв трубку, услышала голос Игната.

– Ты вернулась? – Его голос звучал немного печально. – Значит, я был прав, ты действительно завела себе другого мужчину? Неужели кого-то получше найти не смогла. Затрапезный какой-то, и машина у него полный отстой.

– Не говори глупостей, Игнат. – Устало вздохнула я и покосилась на с любопытством прислушивающегося к разговору Никиту. – Судя по всему, ты видел, как я подъехала. Ты что следишь, что ли, за мной?

– Да нет, просто хотел зайти в очередной раз «мило» пообщаться с охранниками, – собеседник усмехнулся, – а тут и ты сама собственной персоной с хахалем подкатила…

– Это сын Семена. – Сухо пояснила я. – А все остальные домыслы на наш с ним счет можешь смело оставить при себе.

– Так ты все?таки ездила в это лесничество? Так я и думал…

– Ну, если все вопросы исчерпаны…

– Не спеши, Полина. – Торопливо перебил Игнат, видимо опасаясь, что я повешу трубку. – Я хотел с тобой поговорить… ну, извиниться, что так глупо все получилось перед твоим отъездом. Ты же должна понимать, я тебя люблю и очень боюсь потерять… Неужели так трудно понять… Я ревнивый человек, и ты всегда это знала, когда-то тебе это даже нравилось…

«Давненько ты, милый, о ревности не вспоминал» – невольно подумала я и снова покосилась на Никиту. Говорить Игнату при нем, все, что я по этому вопросу думаю, не хотелось.

– Я понимаю, Игнат. – Довольно миролюбиво сказала в трубку я. – И не сержусь…

– Тогда я зайду? – Перебил явно повеселевший собеседник. – Ты только охранников предупреди, чтобы меня пропустили…

– Ты же видел, Игнат, я только что приехала, устала, как не знаю кто… Да еще и к следователю скорее всего придется ехать … Давай ты сейчас домой пойдешь, а я попозже сама тебе позвоню…

– Понятно. Ты не хочешь, чтобы наша с тобой встреча произошла в присутствии постороннего человека… – «догадался» Игнат.

– Именно. – Согласилась я и повесила трубку.

Не успела я отойти от аппарата, как снова послышался звонок.

– Не квартира, а Дом связи какой-то. – Усмехнулся Никита, заметив гримасу раздражения, промелькнувшую на моем лице. Я снова подняла еще не остывшую от моих пальцев трубку.

– Я ведь, кажется, все объяснила, Игнат. Я даже разуться еще не успела…

– Извините, Полина Игоревна, – я осеклась, услышав в динамике голос Сметанина. – Мне, кажется, вы меня с кем-то спутали… Очень рад, что вы вернулись. Честно говоря, я сильно расстроился, когда узнал, что вы вот так вот спешно покинули город, буквально ночью. Мы ведь с вами договаривались.

– О чем? – Прикинулась дурочкой я.

– Что вы не будете покидать пределы города.

– Так я и не покидала… Я в нашей области все это время была. Вам, между прочим, Сергей Серафимович, помогала. Мне удалось найти человека, который нам с вами обоим нужен по зарез.

– Вы имеете ввиду Никиту Семеновича Глухова? – Поинтересовался следователь. – Мне действительно очень хотелось бы побеседовать с этим молодым человеком, как можно быстрее…

– Появились новые факты? – С тревогой спросила я.

– Да в том-то и дело, что нет. – Признался Сметанин. – Тело вашего мужа так и не нашлось… Личность человека, находящегося в гробу вместо него, до сих пор не опознано… Проверки по линии бизнеса тоже не дали ни одного нового подозреваемого. Вот и получается, что, кроме наследников, смерти вашему мужу желать, вроде как, и не кому.

– Если его вообще кто?то убивал. – Вздохнула я. – Я все?таки продолжаю считать, что вся эта история с пропажей тела не имеет к нашей семье прямого отношения. Тем более, что установить личность того, второго вам так и не удалось. Согласитесь, это странно…

– Да не очень… Судя по состоянию его организма: кожи, печени, зубов, скорее всего здесь мы имеем дело с самым обычным бродягой. Так называемым лицом без определенного места жительства…

– Час от часу не легче. А их что, даже в морге никак не фиксируют? Просто суют в холодильник и все?

– Да бог с вами, Полина Игоревна! Что вы такое говорите! Конечно, любое тело оформляют по всем правилам…

– Так откуда тогда этот неучтенный взялся? И как на нем могла оказаться бирочка с номером моего мужа?

– Мы это выясняем Полина Игоревна…

– Как?то медленно это у вас получается. – Ядовито заметила я. – Даже сына моего мужа я раньше вас нашла.

– Видимо, вы знали, где искать. – Спокойно парировал Сметанин. – Мы кстати, тоже его довольно быстро разыскали… Но, когда мне доложили, что в лесничестве появились и вы, Полина Игоревна, я попросил пока Никиту Семеновича не беспокоить. Любопытно было, знаете, посмотреть, к чему ваш визит в конце концов приведет. – В голосе следователя мелькнула едва скрытая насмешка. Краска бросилась мне в лицо, но я довольно быстро справилась с волнением.

– Рада за вас. Не могли бы вы сказать, то, ради чего звоните… А то мы с Никитой только что приехали…

– Конечно. – Заторопился Сергей Серафимович. – Я понимаю, путь не близкий, вы устали… Но мне бы хотелось поговорить с сыном покойного, как можно быстрее. Да и вас увидеть тоже бы не помешало. Вам сколько нужно, чтобы отдохнуть…

– Мы будем у вас через два часа. – Коротко ответила я, попрощалась и повесила трубку.


Пока будущий наследник, слегка обалдевший от простора и роскоши, которыми отличалась квартира его отца, бродил по комнатам, я быстренько приняла ванну и предложила Никите тоже привести себя в порядок.

– Там ты найдешь все необходимое. – Я кивнула в сторону ванной комнаты, – мыло, мочалки, бритву… Ты ведь не собираешься ехать к следователю в таком затрапезном виде?

– Стесняешься?

– Да нет. – Пожала плечами я. – просто, боюсь, охрана может не пропустить, за бомжа примут… Хотя, в принципе, как хочешь, в милиции, наверное, и не такое повидали…

Никита усмехнулся и направился к двери ванны.

Пошвырявшись в Семином шкафу, я нашла просторные светлые джинсы, слегка мешковатые, но вполне отвечающие современным представлениям о моде, такого же цвета куртку и белую толстовку с длинным рукавом.

– Придется пока обойтись вот этим, – когда свежий и благоухающий «пасынок» вернулся из ванны, я вручила ему отобранную одежду. – Не совсем подходяще конечно для деловой встречи, но на покупки у нас уже практически не осталось времени, а Семины костюмы тебе будут велики вдвое. Так что одевай пока, что есть… Обувь бери любую, какая понравится, – я распахнула перед Никитой обувной шкаф. – Размер ноги у вас с отцом, похоже, один и тот же.

Я, чтобы особенно не выделяться на фоне спортивного наряда парня, тоже решила не надевать на встречу с нотариусом деловой костюм, и после не слишком долгих раздумий остановилась на длинном шелковом сером платье. Вполне прилично для только что потерявшей мужа вдовы и в то же время не слишком официально. Попросив Олега Ивановича позаботиться о «девятке», пристроив ее в какие?нибудь «добрые» руки, чтобы она не занимала место перед подъездом, мы с Никитой направились к гаражам, которые находились во дворе нашего дома. С виду это большое приземистое здание с окнами мало было похоже на гараж. Да и внутри тоже мало что напоминало то, что каждый обычно представляет, слыша это слово. Со стороны дома мы сквозь двустворчатую полупрозрачную дверь попали в холл, с пятью дверями – по числу квартир, расположенных в доме. На нашей, самой дальней, белела табличка с цифрой пять. За ней было большое, около пятидесяти метров, светлое помещение с узкими окнами почти под потолок и раздвигающимися воротами, ведущими прямо на улицу. Там стояла моя ярко?красная спортивная «Хонда» и огромный черный «Мерседес» Семена с тонированными стеклами. Я вздрогнула, увидев машину мужа. Я точно помнила, что при последнем моем посещении гаража, там оставалась только «Хонда».

– Классная машина! – Присвистнул Никита, подходя к «Мерседесу».

– Слишком большая. – Проворчала я. – Мы с тобой вот на этой красавице поедем. – Я открыла дверку «Хонды», – на этом танке в городе не удобно ездить, а уж парковаться вообще мрак…

– Зато красиво. А внутри, наверное, вообще закачаешься… – Он подергал ручку на водительской дверке и она неожиданно распахнулась. – А это что?! – Заглянув внутрь, Никита внезапно побледнел и отскочил назад. – Вернее кто…

Я торопливо подошла к «Мерседесу» на переднем пассажирском сиденье, откинув голову назад, сидел грузный мужчина в темном костюме.

– А это еще кто? – Внимательно вглядываясь в лицо мужчины, спросил Никита.

– Кто?кто… – С досадой отозвалась я, видя, что он и сам уже догадался. – Твой отец, вот кто…

– Но он же мертвый … – Прошептал пораженный парень.

– Скорее мертвецки пьяный, – злясь на весь свет, пробормотала я и, открыв пассажирскую дверь, довольно нелюбезно ткнула мужчину в плечо. – Вставай давай, артист из погорелого театра!

Когда на лицо Семена упал свет, я остолбенела. Лицо его было залито кровью, в виске зияло внушительного размера отверстие.

– но.. но… Что это? – Едва не теряя рассудок, пробормотала я, опираясь руками на капот, чтобы не упасть. – Он же должен быть живым… Живым и здоровым…

– Насколько я помню, он как раз должен быть именно мертвым и холодным… Но, конечно, совсем не в том месте, где мы видим его сейчас. – Хмуро напомнил Никита и опустился перед Семеном на корточки.

– Может, он просто притворяется? – С надеждой предположила я. – Ты посмотри там повнимательнее, твой отец любит валять дурака и пугать людей…

– На этот раз он действительно мертв, – коснувшись семиной руки, безвольно повисшей вдоль тела, и постаравшись найти пульс, сухо сообщил Никита. – И мне бы очень хотелось понять, что значит вся эта чертовщина… Он умер совсем недавно. Рука еще теплая.

– Я объясню. – Торопливо пообещала я и снова с ужасом уставилась на неподвижное тело Семена.

– Не трудись. – Холодно отозвался Ник. – Я больше не намерен слушать твои идиотские сказки. Я немедленно иду в милицию и пусть дальше уже они, а не я, разбираются в твоих махинациях и твоем чудовищном вранье. Черт! Телефон в квартире забыл! Ничего, позвоню от консьержа!

Он вскочил и бросился к двери, в которую мы только что вошли. Я в панике смотрела вслед удаляющейся фигуре в светлом джинсовом костюме и буквально цепенела от отчаяния и бессилия. Резкий звук захлопнувшейся двери привел меня в чувство. Я бросилась вслед за Никитой.

– Постой! – Задыхаясь, крикнула я. – Ну, постой же ты, ради бога! – Он оглянулся и замедлил шаг. – Можешь ты меня хотя бы выслушать? – Я, наконец-то, смогла его догнать почти в конце длинного холла.

– Что интересно дельного ты можешь рассказать мне по этому поводу? – Мрачно усмехнулся он и снова повернулся в сторону выхода.

– Могу! – Я с отчаянием вцепилась в джинсовый рукав его куртки. – Могу! Только пообещай, что не побежишь сейчас звонить в милицию…

– Отстань от меня! – Никита попытался выдернуть рукав из моих пальцев. – Я уже по горло сыт твоими дурацкими россказнями…

– Послушай, – торопливо начала я. – Весь этот спектакль с похоронами и завещанием придумал сам Сема… Поверь, мы не хотели ничего плохого. Напротив, «похоронив» себя здесь и убедив всех в собственной смерти, твой отец действительно планировал пропасть, испариться из этого города навсегда… Сначала мне эта идея тоже показалась ужасно дурацкой. Когда он пригласил меня к себе и попросил помочь ему исчезнуть, я долго не хотела соглашаться. Но Сема все?таки смог меня убедить… Я же прекрасно видела, еще несколько лет такой беспорядочной жизни вполне могут стать для твоего отца последними, ему все жутко надоело, в последние месяцы он то и дело впадал в жутчайшие депрессии, выходя из них начинал пить… Сема понимал, что на самом деле рискует или тронуться умом или и вовсе умереть… Он хотел изменить, сломать все это, устроиться на новом месте, где его никто не знает, и стать абсолютно другим человеком. Он хотел рисовать картины… Твой отец очень хорошо рисовал, Никита. – Я с отчаянием вспомнила фигуру, одиноко сидящую в машине, и у меня снова перехватило горло от ужасного чувства горя и безысходности. – Но насколько я поняла, все это были частности… В основном, он хотел исчезнуть из?за тебя. Семен, который никогда и никого не смущался, плевал на общественное мнение, когда наконец ему сообщили, что удалось напасть на твой след, вдруг сник, помрачнел, осунулся… Однажды он признался мне, что впервые в жизни ему не ловко за то, кем он стал. Стыдно, понимаешь!?

– «Я не переживу, Полюшка, если моему сыну придется стыдиться такого отца, как я… Я ведь стал таким… таким… Короче, самым обычным алкоголиком и психом…»

С того дня он начал переводить крупные суммы на свои счета за границей… Смог договориться с людьми, которые должны были выдать официальные бумаги по поводу его смерти… Мне ничего не оставалось, кроме как согласиться помочь мужу. Я вообще редко ему перечила… Сема всегда мог убедить меня в чем угодно… Он был умный и добрый… Я на самом деле искренне любила его. – Я всхлипнула. – Да, я его любила! И сейчас люблю! – заметив саркастическую усмешку, с вызовом вскинула подбородок я. – Ты не сможешь понять тех чувств и тех отношений, которые соединяли меня с твоим отцом… Поверь, эта связь была куда крепче банальных постельных отношений, связывающих обычно мужа и жену… Но речь сейчас не об этом…. Семен все устроил, там в сауне мы вместе привели его в подходящий для трупа вид, знакомый доктор констатировал смерть, его увезли… И все это на глазах любопытной толпы, чтобы придать спектаклю как можно больше достоверности… Тот же доктор, который бумаги выдал, помог с моргом все уладить… Семен ему заплатил за это очень много. Он сразу же с деньгами выехал из страны, куда-то в Мексику или Бразилию…

– Но что он там мог уладить? Если все так, как ты говоришь, то тела не было… Не могло быть!

– Тело было. – Хмуро отозвалась я. – Тело какого-то никому неизвестного бомжа, он умер в тот же день… Сема не видел ничего плохого в том, чтобы этот человек хоть после смерти получил капельку роскоши. Красивый гроб, костюм…

– Бред какой … – Никита с силой потер руками щеки. – Такое ощущение, что я сплю и вижу какой-то страшный сон.

– Мы хотели похоронить «Семена» в закрытом гробу, кремирование должно было начисто скрыть в горячем пламени печи все следы обмана. Шумихи вокруг его скоропостижной смерти было много, предположений еще больше, все вообще закончилось заведением уголовного дела…. Но того, что Сема вовсе и не думал умирать, никому, даже близким в голову не пришло. Если бы не эта дурацкая экспертиза все могло удаться. Он и тут не растерялся. Разыграл якобы похищение тела, бутылку со снотворным подсунул сторожу, замок расковырял…. Опять ни у кого не возникло подозрения, что тела то вовсе и не было, а значит, никто ничего не похищал. Твой отец, как всегда, все просчитал и разыграл чертовски талантливо. В этом он был мастаком… Таким же, как и в создании неприятностей и проблем! Сразу после «смерти» Семен должен был покинуть пределы нашей страны… Все могло бы получиться, но тут у Семы вдруг снова начались его обычные заскоки. Сначала ему захотелось насладиться собственными похоронами, и он отказался уезжать… Он в каком-то дурацком нелепом гриме нахально расхаживал по улицам, каждую минуту рискуя быть разоблаченным … Потом должна была наступить очередь завещания. Он там наворотил столько всего, что не смог пройти мимо искушения и мечтал о том, чтобы своими глазами видеть, как будем вести себя мы все во время оглашения его «последней воли». Представляешь, он сидел в соседней комнате даже во время нашей встречи со следователем и через установленные в кабинете камеры потешался, наблюдая, как его близкие грызутся из?за его собственной «смерти» … Я уже сто раз пожалела, что связалась с этим взбалмошным и безответственным человеком… Я почти поругалась с ним при последней встрече, когда он заставил меня лично отправляться знакомиться с его сыном… Ну, вот… А теперь еще и это… Может, все-таки он притворяется? Хочет снова нас напугать, разыграть … Пойди, посмотри еще разок, а… – Я подтолкнула его обратно в сторону фальшивой Семиной могилы.

– Да мертвый он. – Никите явно не хотелось возвращаться. – Ты же сама видела… У меня голова идет кругом от всего этого абсурда… Я не знаю, как относиться к твоим бесконечным рассказам и вообще… Одно я понимаю совершенно отчетливо, нужно срочно сообщить о трупе в милицию. Все равно нам не удастся этого избежать. Даже если мы трусливо сбежим и бросим все, как есть, тело обязательно обнаружит кто-то другой, и все равно все станет известно… Мы не можем оставить его там, где он сейчас..

– Но мы ведь можем убрать Сему оттуда… – Мой мозг лихорадочно искал выход из ситуации. – Ну, спрятать…

– Да ты что! Совсем что ли с ума сошла! – Заорал Никита и хорошенько тряхнул меня за плечи. – Очнись и подумай, что ты мне предлагаешь!! Куда мы с тобой можем спрятать труп!?

– Ну, похороним где?нибудь… – Нерешительно посмотрела на него я. – Где?нибудь в лесу. Потихоньку.

– Даже заикаться больше об этом в моем присутствии не смей. – Твердо сказал Никита. – Не знаю, что за игры вы с отцом затеяли, но я в них влезать точно не собираюсь.

– Значит, нет? – Вздохнула я.

– Значит, нет! Я пошел звонить в милицию.

– Можешь мой телефон взять. – Тоскливо отозвалась я. – Она там, в сумке. – Я кивнула в сторону двери с цифрой пять. Никита потянул меня за рукав и решительно зашагал обратно.

Я покорно семенила следом за ним. Распахнув дверь, Никита остановился, как вкопанный.

– Ты видишь то же, что и я? – Хрипло спросил он. Я испуганно выглянула из?за его плеча и увидела, «Мерседес» исчез, и в гараже одиноко стоит только маленькая красная «Хонда».

– Может, нам с тобой все показалось. – Дрожащим голосом предположила я и крепко прижалась к Никите. Я это сказала просто так, просто, чтобы нарушить пугающую тишину, повисшую в гараже. И я, и Никита прекрасно понимали, что все, что мы видели, происходило на самом деле…

Я приоткрыла ворота и выглянула наружу. На асфальтированной площадке перед гаражом тоже было абсолютно пусто. Недоуменно оглядываясь вокруг, Никита мрачнел все больше и больше.

– Что все это значит? – Глухо поинтересовался он. – Это что, очередная серия вашего с папашей гениального спектакля?

– Я не знаю… – Прошептала я. В глазах Никиты не появилось никаких чувств, кроме недоверия и раздражения. – Поверь, ради бога, я действительно не понимаю, что происходит… Ситуация вышла из под контроля. Я не общалась с Семеном с того раннего утра, когда он сунул меня в «девятку» и отправил знакомиться с тобой… Вернее нет… Я позвонила ему с дороги, когда мы к городу подъезжали. Помнишь, я в лес выходила… Я сказала, что скоро буду дома, и ты со мной. Он обрадовался, что сможет поближе тебя рассмотреть. Я разозлилась страшно, предупредила, чтобы он не смел даже близко к дому подходить… А он смеялся, я бросила трубку… Вот и все. Я представления не имею, что он еще задумал… Мне страшно, Ник… Я боюсь…

Меня буквально трясло от страха и волнения, очень хотелось покрепче прижаться к широкой Никитиной груди и разрыдаться, но я не могла сделать даже шаг в его сторону. Если бы он меня оттолкнул от себя, в тот момент я могла впасть в самую настоящую истерику… Внезапно Ник, будто почувствовав, что я едва держусь на ногах, крепко обнял меня за плечи.

– Успокойся, Полина. Не надо так нервничать…

– Давай уедем отсюда. – Жалобно попросила я. – Раз трупа нет, нам здесь больше нечего делать, правда? И милиции рассказать тоже нечего… Нас просто примут за психопатов или обычных шутников… Но ведь на самом деле это не шутка… Ты сам знаешь, что десять минут назад мы с тобой вместе своими глазами видели «Мерседес», а в нем труп Семена. Ты к нему даже прикасался… – Я почувствовала, как вздрогну мой спутник. – Твой отец был здесь. И он был МЕРТВЫЙ. А теперь его нет… Значит, кто-то его увез… Просто сел за руль «Мерседеса» и увез… Я боюсь, Ник…

– Ты права, здесь нам делать больше нечего. – Словно очнувшись ото сна, Никита оглянулся по сторонам. – Пошли отсюда. Мы уже к следователю опаздываем, сама говорила, что не хорошо заставлять людей ждать…


Усевшись в «Хонду,» я осторожно поинтересовалась.

– Ты планируешь рассказать Сметанину о том, что только что произошло…

– Конечно. – Хмуро отозвался Никита.

– Зачем? Чего ты хочешь добиться?

– Я хочу, чтобы моего отца похоронили, как следует, в могиле… – Глухо сказал он. – И потом, ты не забыла, что его все?таки кто?то убил. Вполне по настоящему. Ты считаешь, этот человек должен остаться на свободе?

– Своими признаниями ты подведешь меня под монастырь. – Тихо сказала я. – Мне придется нести ответственность за участие в обмане. И не только мне. Начнется следствие, многие люди пострадают… Конечно, доктор уже за границей, его вряд ли смогут вернуть обратно. Но неприятностей ему не избежать. В этой истории замешаны еще несколько человек…

– Я не могу позволить, чтобы тело моего отца не было предано земле по всем правилам. – Не глядя на меня, повторил Никита. – Если ты и правда, как утверждаешь, любила его, то не можешь со мной не согласиться. Тело снова пропало, теперь уже на самом деле, и его точно не найдут, если следователь не узнает всей правды.

До здания милиции мы добрались довольно быстро. Едва мои туфли коснулись тротуара, глаза сразу же наткнулись на долговязую фигуру Игната при моем появлении торопливо отбросившего сигарету и подскочившего к «Хонде». Я автоматически отметила про себя, что его машины нигде в округе видно не было.

– Здравствуй, Полина. – Сказал он.

– Здравствуй. – Не слишком радостно кивнула я. – Что ты здесь делаешь?

– Это все, что ты можешь мне сказать после недельной разлуки? – Все еще улыбаясь, поинтересовался он, но глаза его были какими то холодными.

Никита тактично отошел от нас с Игнатом и закурил. Прислонившись к ограде, он время от времени хмуро поглядывал в нашу сторону.

– Зачем ты приехал? – Тихо, сдерживая злость, спросила я. – Мы же договорились…

– Мне захотелось увидеть тебя хоть на пару минут. Ты сказала, что собираешься к следователю, и вот я здесь… Уже минут сорок сижу, если не больше…

– А ты всерьез рассчитывал, что я обрадуюсь? – Поинтересовалась я. – Это довольно странно, если учесть, как мы расстались…

– У тебя было время для того, чтобы разобраться в ситуации и понять, что ты была не права… И потом, два часа назад ты разговаривала со мной куда любезнее…

– Уходи отсюда, Игнат. – Устало попросила я. – Поверь, ты выбрал самый не подходящий момент для такого рода бесед. – Я решительно направилась к воротам.

– А у тебя всегда не время! – Выкрикнул вслед Игнат, но не сделал даже попытки меня остановить.

Встреча с бывшим любовником оставила в душе неприятный осадок, но мне действительно было сейчас вовсе не до амурных переживаний. Голова была забита куда более серьезными проблемами.

Дверь кабинета Сметанина оказалась запертой. Немного удивившись такой не пунктуальности следователя, мы с Никитой вышли на крыльцо покурить.

Ждать Сергея Серафимовича нам пришлось минут сорок не меньше, мы уже собрались уходить, когда он появился во дворе отделения. Увидев на крыльце нас с Никитой, он подошел и, достав сигарету, и начал молча прикуривать. Увидев его хмурое лицо, я не на шутку встревожилась.

– Что?то случилось, Сергей Серафимович? – Спросила я.

– Случилось. – Он посмотрел на меня и сказал, – нам удалось найти вашего мужа.

– Как… – У меня мгновенно пересохло во рту. – Где вы его нашли?…

– Его тело подкинули прямо на порог морга… Того самого, из которого его, якобы, украли несколько дней назад…

– Почему якобы? – Побелевшими губами прошептала я.

– Тело-то нам предоставили… – Сухо отозвался Сметанин. – но, видите ли, какая странность получается, Полина Игоревна, оно выглядит так, будто умер ваш муж не шесть дней назад, а буквально только что… Не более часа, максимум полутора назад…

– Что вы такое говорите… – По инерции продолжала играть роль я. – Такого просто не может быть.

– Хватит, Полина. – Неожиданно спокойно вмешался в разговор Никита. – Думаю, самое время рассказать следователю всю правду…

Мы втроем прошли в кабинет Сметанина, и там Никита вкратце изложил историю «смерти» своего отца и то, свидетелями чего мы только что стали в гараже.

– Хоть понимаете, в какую не красивую историю вы вляпались, Полина Игоревна? – Хмуро поинтересовался Сергей Серафимович. – И что вам за это может быть?

– Не думаю, что у правоохранительных органов могут быть основания предъявить Полине что?то серьезное. – Решительно возразил Никита. – Насколько я понимаю, сама она ничего не готовила, денег никому не платила, она всего лишь молча потворствовала тому, что делает отец. А это дело не подсудное. Жена не обязана доносить на своего мужа.

– Формально это так… – Следователь встал и раздраженно зашагал по кабинету. – Но вы понимаете, сколько сил и времени хотя бы я лично угробил на расследование этого мифического несуществующего убийства? Скольких знакомых и компаньонов по бизнесу мы перетрясли, стараясь выявить мотив преступления…

– Ну, это все даром не пропадет, – заметил Никита. – Отца теперь на самом деле убили. Сомневаться не приходится. У вас и тело есть…

– Да, тело есть. – Снова усаживаясь во вращающееся кресло, задумчиво согласился Сметанин. – Это уже легче. По результатам предварительного осмотра эксперта убили его ударом тупого предмета в висок около часа назад.. Точное время установит паталогоанатом… Основной по?прежнему остается та же версия, что и раньше. Убийство из корыстных побуждений. Придется алиби всех наследников устанавливать.

– То, что мы все время после прибытия в город, да и до этого, были вдвоем, является для вас достаточно весомым алиби? – Поинтересовался Никита.

– В принципе, да… Хотя вы вполне можете покрывать друг друга…

– Зачем? – Пожала плечами я. – Проще было вообще не рассказывать о том, что произошло в гараже…

– А я и в том, что вы рассказали мне правду, по крайней мере ВСЮ правду, не уверен. – Пожал плечами Сметанин. – Все это придется еще проверять и проверять… Вы ключики от гаража мне оставите?

– Пожалуйста. – Я отцепила от ключей квадратный брелок. – Вот на эту кнопку надо нажимать, чтобы механизм открывания ворот сработал… Скажите, Сергей Серафимович, когда я смогу тело Семена забрать? Мне снова нужно договариваться с похоронным агентством…

– Думаю, завтра.

– Так быстро? – Удивился Никита.

– А что тянуть? – Пожал плечами Сметанин. – Заключение паталогоанатома будет готово уже сегодня к вечеру. Больше тело нам хранить ни к чему.

– Сергей Серафимович, – я посмотрела на следователя, – у меня к вам просьба. Не могли бы вы сделать так, чтобы эта история по возможности не вышла в широкие круги общественности… Понимаете, о смерти Семена уже так много писали и говорили, уже был объявлен однажды день его похорон…

– Я понимаю. Но и вы поймите, Полина Игоревна, не все зависит от меня и моих желаний… Я не могу вам обещать чего?то определенного, к тому же в процессе расследования может всплыть такое, что скрыть будет попросту не возможно…

– Я понимаю. – Кивнула я. – Но все?таки я бы попросила вас очень постараться… Я была бы очень вам благодарна…

– Вы мне взятку предлагаете, что ли? – Вскинул на меня глаза следователь.

– Я говорила не о взятке, а о благодарности. – Спокойно возразила я. – Я не прошу вас нарушать должностные инструкции или не дай бог нарушать закон. Ни в коем случае! Просто вы могли бы вести расследование, вслух особенно не распространяясь по поводу деталей и обстоятельств. Мы через два дня, как и положено, похороним Семена, так же не вдаваясь в причины недельной отсрочки этого печального события… Кому нужны лишние сплетни и пересуды? Надеюсь, нам удастся их избежать. Вот за это я вам и буду БЛАГОДАРНА, в силу возможностей.

– Вы многое почерпнули от Семена Васильевича, Полина Игоревна. – Проворчал следователь. – Годы замужества не прошли для вас даром.

– Так вы принимаете мое предложение? – все так же спокойно поинтересовалась я.

– Я постараюсь. – Не глядя на меня, буркнул Сметанин.

– А мы в свою очередь приложим все силы, чтобы отыскать убийцу как можно быстрее.


Как только мы вышли из кабинета Сметанина, у меня в сумочке ожил мобильник.

– Полина! Ты где? Срочно приезжай ко мне! – Услышала я в трубке возбужденный голос Анжелы. – Я не знаю, что делать! Если ты немедленно не приедешь, я сойду с ума… если уже не сошла!

– Что случилось? Ты можешь толком сказать? – Встревожилась я.

– Не могу. – В голосе подруги звенели слезы. – Я не знаю, что произошло. Понимаешь, НЕ ЗНАЮ! – Истерично выкрикнула она.

– Хорошо, я немедленно еду.


Подруга выглядела ужасно. Волосы уложены кое?как, юбка помята, от наложенного видно еще утром макияжа остались жалкие разводы.

Открыв дверь она, едва глянув на нас красными распухшими глазами, развернулась и скользнула в уголочек мягкого кожаного дивана, поджав ноги и обхватив руками худенькие плечи.

– Что случилось, Ань? – Не на шутку всполошилась я. – Ты заболела? У тебя что?то случилось, пока меня не было?

– Как съездила? – По?прежнему не глядя на меня, поинтересовалась подруга. – Нашла наследника или вернулась ни с чем?

– Нашла. – Автоматически отозвалась я и опустилась рядом с Анжелой на диван.

– Это он? – Анжела довольно равнодушно мотнула подбородком в сторону Никиты.

– Он. – Я внимательно посмотрела подруге в глаза. – Хватит увиливать, Ань. Ты скажешь мне, что у тебя произошло или нет? Я еще ни разу за столько лет не видела тебя в подобном состоянии.

– Я плохо себя чувствую. – Выдавила подруга, и глаза ее мгновенно наполнились слезами.

– Ты же сама просила меня срочно приехать! – Раздраженно напомнила я. – А теперь глупостями какими?то занимаешься. Давай, говори, что тебя так расстроило. Может, я как?нибудь смогу помочь тебе исправить положение…

– Я привидение видела, – Анжела, не поднимая глаз, аккуратно разгладила рукой помятую юбку. Потом вздохнула, посмотрела на меня. – Я сошла с ума, да?

– Чье привидение ты видела? – С тревогой спросила я.

– Я видела Семена.

– Семена!? – Изумленно воскликнула я и растерянно оглянулась на Никиту. – Как Семена? Может, ты ошиблась, и это было совсем не привидение? Может просто кто?то очень похожий на него…

– Я тоже сначала так подумала, ведь Семен никак не мог по идее прийти в гараж. Он же умер…

Я застонала и обхватила голову руками. Неужели?! Неужели это Анжела стукнула моего мужа по голове там, в гараже?! Подруга, увидев мою странную реакцию на ее слова, испугалась еще больше и зарыдала в голос.

– Успокойтесь обе! – Строго прикрикнул Никита, опускаясь на стул напротив нас. – Анжела, ты можешь взять себя в руки и рассказать по порядку, где, когда и при каких обстоятельствах ты увидела привидение моего отца?

– Там в гараже… – Всхлипывая, начала объяснять Анжела. – Ну, Полина уехала так внезапно, ночью… Даже не предупредила и не сказала, когда вернется… Я почти каждый день заходила к Олегу Ивановичу справляться, не появилась ли она дома… Ну, и сегодня тоже шла… Смотрю, ворота в гараж приоткрыты, ну, я и подумала, что она наконец-то приехала. Такая радостная заскакиваю в гараж, а там ОН… – Голос подруги опять предательски задрожал.

– Понятно. Ну, и что он там делал?

– Ничего… Просто стоял и все… Я сразу узнала Семена и застыла от изумления, он же мертвый… А он улыбнулся так загадочно и говорит «Не бойся, иди сюда…» У меня ноги задрожали и словно приросли к земле. Я к стене прижалась и слово вымолвить не могу. А этот… он, все так же улыбаясь, шагнул ко мне…

– Ты его ударила? – Глухо поинтересовалась я.

– Откуда ты знаешь? – Вяло удивилась Анжела. – Автоматически получилось… Я нащупала рукой металлическую пепельницу, ну ту, которая к стене у ворот прикреплена. Достала ее из крепления и ударила это чертово привидение по голове…

– А потом?

– А что потом? Потом я убежала. Я даже не помню толком, как до дома добралась. Заперла дверь на все замки и с тех пор сижу… Я даже не знаю, что подумать обо всем этом, Полина! Неужели это, и правда, было привидение Семена? Или я попросту начинаю медленно сходить с ума?

Я с ужасом смотрела на подругу, не зная, стоит ли рассказывать ей о том, что произошло на самом деле? Как отреагирует Анжела, если узнает, что буквально два часа назад своей собственной рукой убила человека…

– Да какое там привидение? – Спокойно сказал Никита. – Привидение – воздух, разве его ударить можно?

Я с тревогой посмотрела на него и умоляюще приложила палец к губам. Никита сделал вид, что не заметил мох знаков, и все с тем же поразительным спокойствием продолжил.

– Он, наверное, даже не упал, когда ты его по голове пепельницей приложила…

– Даже не покачнулся. – Сердито отозвалась Анжела. – Только пальцем у виска покрутил, вырвал у меня из рук железку и отбросил в строну. И воняло от него перегаром аж за три версты…

– Вот видишь! – Усмехнулся Никита. – Разве от привидения может так пахнуть? – Анжела молча покачала головой. – Наверное, и крови почти не было?

– Ее совсем не было. Я же не так сильно ему по лбу дала… Так, немного… – Постепенно успокаиваясь проворчала подруга. – Так что же получается, все это обман, и Семен оказывается жив?

– Он мертв. – Тихо отозвался Никита.

– Вы оба хотите свести меня с ума? – Жалобно поинтересовалась Анжела, – Я же буквально несколько часов назад видела его живым…

– Думаю, наступило время рассказать твоей подруге все начистоту. – Посмотрел на меня Никита. Я подавленно кивнула.

– А вы уверены, что это не я отправила Семена на тот свет? – Внимательно выслушав наш рассказ, осторожно поинтересовалась Анжела. – Ведь я все?таки ударила его по голове, и произошло это именно там, в гараже…

– Тогда расскажи, что ты сделала потом с телом? Как тебе удалось затащить его грузное тело в машину и даже усадить? Вроде, ты на Шварценегера не похожа, на кузнечика скорее…

– Да ты что, смеешься? – Вспыхнула Анжела, – я убежала сразу же…

– И пепельница твоя знаменитая валялась у ворот на полу. Я точно видел, крови на ней не было и в помине.

– А должна была? – Дрожащим голосом спросила подруга.

– Еще бы! – Мрачно усмехнулся Никита. – Причем много. В общем, можешь быть уверена, хоть мой отец и мертв, убила его не ты…

– А кто тогда? – Тупо поинтересовалась я.

– Да кто угодно. – Пожал плечами он. – Тот, кто так же, как твоя подруга, вошел в гараж и увидел отца…

– Но кто это мог быть? Кто!?

– Что ты хочешь от меня услышать?! – Никита вскочил со стула и забегал по комнате. – Я не детектив, и мне не разу еще не приходилось сталкиваться с такими вещами. Как я могу вычислить, кто стукнул отца по голове, если даже в глаза еще не видел никого из этой семейки до сегодняшнего дня? Давай наймем профессионалов, которые смогут разобраться во всем этом светопреставлении… Одно ясно, – немного успокаиваясь продолжил он, – чтобы пойти на такое, нужно иметь весьма и весьма вескую причину. Я не вижу пока другого повода, по которому кто-то любой ценой мог стремиться видеть Семена именно мертвы, а не живым, кроме завещания… Он надеялся, что по нему ему обломится веский кусок от Наумовского состояния. Живой Семен мог запросто передумать, переиграть все по?новому… Предполагаемый наследник был совсем не заинтересован в том, чтобы отец считался пропавшим, поэтому и подбросил тело на порог морга.. Как только его официально признают мертвым, получит то, что в шутку или взаправду завещал ему отец.

– Вообще, логично. – Согласилась Анжела. – Сема приехал, чтобы как?нибудь поближе на своего сына посмотреть, уж не знаю, как он планировал это провернуть и остаться незамеченным… Кто?то, так же как и я, вероятно, совершенно случайно его засек и по голове шарахнул… Может, Семен в этот момент уже сидел в машине, может, его тот затащил, не знаю, это милиция установит, когда гараж осмотрит… и тут он слышит ваши голоса. Естественно, он сбегает через ворота на улицу, а потом, когда вы уходите, спокойно садится в «Мерседес» и уезжает с телом…

– Думаю, приблизительно так все и было. – Кивнул Никита. – И еще я считаю, этого человека нужно искать среди тех, кто надеялся после смерти Семена получить что-то весьма и весьма существенное. И что это был мужчина. Женщина бы просто не смогла приподнять грузное тело отца.

– Она вполне могла вызвать на подмогу кого?то. Возможно, именно этим и объясняется то, что труп на время остался без присмотра…

– Пусть так. – Кивнула я. – Но и тогда круг подозреваемых очень даже не велик. Всего семь человек. Я, вы двое, Ирина Матвеевна, Ренат, Лариса и Корней… Первых троих я смело вычеркиваю из списка. Про Анжелу мы уже все обсудили, а мы с тобой просто физически этого сделать не могли… Так что остается всего четверо. Причем, только двое из них мужчины. – Торжествующе закончила я.

– Всего то. – Судя по вздоху, Никита моего оптимизма явно не разделял. – Ну, и как, скажи на милость, определить, кто именно из них это сделал?

– Ты уж больно многого сразу хочешь. – Я пожала плечами. – Но согласись, из четверых выбирать значительно легче, чем вообще не иметь понятия, в какой стороне искать… Думаю, разобраться во всем этом будет не так уж и сложно.


Когда мы покидали квартиру Анжелы, на улице уже смеркалось.

– Ты сейчас в Семину квартиру или сразу в особняке поселиться планируешь?

– Пока в квартире поживу, тут дел полно похоже улаживать придется, да и спокойнее мне будет здесь… Не готов я еще хозяином себя почувствовать. Понимаешь? Ну, там прислуга, этикет и все такое… – Смущенно закончил он.

– Поступай, как знаешь. – Безразлично отозвалась я. – Живи, где удобнее. А насчет разных там этикетов и прочих условностей, не заморачивайся. Твой отец никогда не обращал на это ровным счетом никакого внимания, так что и от тебя этого никто особо не ждет…

– А ты… – Нерешительно начал Никита и почему то отвел глаза. – Ты в особняк собираешься или тоже пока в квартире переночуешь? Там место для двоих больше, чем достаточно…

– Нет. – Решительно сказала я. – В одной квартире с тобой, думаю, нам селиться не стоит. Даже на совсем не большой промежуток времени. Мне и так каждый, кому не лень, кости перемывает. Чего уж только о нас с Семой не сочиняли! И смех, и грех… Думаю, не стоит тебе сразу во всю эту грязь и сплетни с головой окунаться… Ты человек совсем не такой, как мы с твоим отцом. Я же вижу, что мнение окружающих для тебя совсем не пустой звук… Так что не стоит порождать новую волну пошлых слухов теперь уже о нас с тобой… Особенно там, где в общем обсуждать нечего. – Усмехнулась я.

– Зря ты так… – Никита подошел ко мне и осторожно коснулся ладонью. – Я, наверное, не правильно повел себя, прости, если какие-то из моих слов тебя обидели… Честное слово, я не хотел…

– Хотел. – Стараясь казаться спокойной, возразила я. – Как только ты узнал о том, кто я такая на самом деле, ты постоянно старался меня обидеть… Задеть посильнее, сказать колкость… Вероятно этим ты успокаивал свою гордость и задетое обманом самолюбие… Я не в обиде в принципе, тем более, что нам все-таки удалось найти общий язык…

– Ты не о том говоришь, Полина. – Темные глаза Никиты, казалось, заглядывали прямо мне в душу. – Ты ведь и сама понимаешь, что не о том…

– Ты хочешь узнать, что я думаю о наших с тобой отношениях? – Напрямик спросила я. – Тех, что были там, в лесничестве?

– Вот именно. – Кивнул Ник.

– Все было прекрасно. – Спокойно, не отводя взгляда от его пронзительных глаз, ответила я. – Но это было там. Здесь, как ты понимаешь, таким отношениям между нами места быть не может…

– Почему? – С досадой воскликнул Никита. – Ну почему вы, женщины, так любите создавать искусственные препятствия там, где их нет и в помине!?

– Мне кажется, ты сам сделал первый шаг к разрыву, сразу же, как только узнал мою настоящую фамилию.

– Оксану простить не можешь, да? Но это же смешно, Поля! Я был тогда настолько взбешон, растерян… да и вообще, пьян в стельку…

– Мне не было смешно. – Пожала плечами я. – Оксане, я думаю, тоже… Но дело, в принципе, не в этом.

– И в чем же тогда дело?

– Здесь все выглядит совершенно не так… Я и сама, честно говоря, не понимаю, что тогда на меня нашло. Природа, наверное, навеяла… – Я тщательно выбирала слова стараясь не дай бог не обидеть Никиту, но и в то же время сделать так, чтобы он больше никогда не стремился вернуться к этому тяжелому для нас обоих разговору. – Ты же не можешь не понимать, что моя жизнь началась совсем не в тот день, когда мы встретились с тобой… здесь, в городе у меня осталась совершенно другая жизнь, другие интересы…

– Другой мужчина… – Сдерживая бешенство, мрачно добавил он.

– И это тоже. – Спокойно подтвердила я. – Теперь, когда ты знаешь, какие отношения на самом деле связывали нас с твоим отцом, я могу признаться в том, что все это время я жила с другим мужчиной… Мы с Семеном договорились не афишировать наши похождения. У меня это получалось лучше, у него хуже… Но у него в обществе давным?давно сложилась уже настолько дурная репутация, что такие мелочи, как супружеская измена никак не могли ее ухудшить еще больше… Поверь, быть изгоем в обществе совсем не так легко, как кажется на первый взгляд. Нужно быть Семеном, чтобы держаться так, как мог только он… Наверное, никто мне не поверит, если я вдруг стану рассказывать насколько Сема был одиноким и сентиментальным человеком. Как часто его мучили тяжелейшие депрессии… Так что я бы тебе не советовала следовать по пути, который тебе уже заранее предсказывают знакомые и приятели твоего отца…

– Я и не собираюсь. – Пожал плечами Никита. – Я совершенно другой человек, у меня другой характер и образ жизни…

– Вот именно. – Кивнула я. – Ты другой. А я такая же, как твой отец. И мне нет места рядом с тобой…

– Это все слова, Полина. – Немного помолчав, мрачно сказал Ник. – Зачем искать оправдания, заниматься дурацкими психологическими изысками? Все и так ясно. Если у тебя есть другой мужчина, этого вполне достаточно…

– Вот и отлично. – Преувеличенно жизнерадостно сказала я. – Вопрос исчерпан…

– Еще одно… – Никита слегка замялся. – Не могла бы ты мне сказать, кто он?

– Зачем? – Искренне удивилась я. – Тебе то какая разница, кто он и как его зовут?

– И все же? Это тот парень, который караулил тебя у входа в отделение? – Никита внимательно посмотрел мне в глаза.

– Да, это он. Его зовут Игнат. Мы познакомились задолго до того, как я согласилась выйти замуж за твоего отца.

– Что?то я не заметил особой теплоты в ваших отношениях…

– Мы поссорились перед тем, как я уехала из города. – Неохотно пояснила я. Как так могло получиться, что мне приходится почти оправдываться перед этим парнем?

– Я не заметил ни капли радости в твоих глазах, в тот момент, когда он вдруг появился прямо перед нашим носом… – Продолжал гнуть свою линию собеседник. – Тебя буквально передернула, как будто ты не мужика увидела перед собой, а, как минимум, ядовитую жабу.

– Это твое личное мнение. – Холодно отозвалась я. – Мы с Игнатом уже не один год… Может, нежности слегка и поуменьшилось, но это вовсе не значит, что из?за этого мы должны расстаться.

– Ну?ну… – Саркастически усмехнулся Никита. – Тебе виднее. А, может, все-таки скажешь откровенно, что тебя вдруг так резко перестало во мне устраивать, что ты снова пустилась во все тяжкие и лихорадочно начала сочинять байки о каком?то несуществующем любовнике, а? Попробуй. Может, правду мне понять будет все же полегче?

– Думай, что хочешь. – Отрезала я. – Раз ты остаешься в квартире я, пожалуй, поеду пока в особняк.


Следующие два дня я целиком посвятила организации и проведению похорон Семена. Ирина Матвеевна, как обычно, устранилась от всех дел и утруждала себя исключительно тем, что принимала по телефону соболезнования. Поминки взяла на себя Анжела. Заниматься поисками убийцы в эти дни у меня просто не было времени. Официальное расследование тоже, как и прежде, буксовало на месте. Сметанин сообщил мне, что лично проверил алиби у каждого из подозреваемых, и убедился, что никто из них быть в тот момент в гараже не мог. Лариса ездила с дочкой на прием в детскую поликлинику, у Корнея было совещание, Ирина Матвеевна лежала на массажном столе, Ренат наводил красоту в парикмахерской. Следствие, судя по всему, зашло в тупик.

На следующий день после похорон, по настоянию Ирины Матвеевны нотариус предложил нам всем собраться в его офисе для оглашения последней воли теперь уже, и правда, покойного Семена.

Глава 14

В офис Ивана Станиславовича мы с Никитой вошли последними. Анжела с нами поехать не смогла, она где-то умудрилась подхватить инфекцию и теперь лежала дома в кровати с температурой. Мне даже пришлось остаться у нее ночевать, чтобы было, кому утром выгулять и покормить драгоценного Жорика. Подруга отпустила меня к нотариусу только после того, как я клятвенно пообещала позвонить сразу же, как узнаю, что оставил ей по завещанию мой муж.

Все было, как и в прошлый раз. Корней, тихонько примостившийся в углу, Лариса на прежнем месте у окна. Ирина Матвеевна с прямой, как палка, спиной, Ренат с нагловатой усмешкой в глубине глаз…

– Тебя можно поздравить с новым ухажером? – Ухмыльнулся Асманов, как только мы появились на пороге кабинета. – Быстро у тебя получается…

– Знакомьтесь, – не обращая внимания на его наглый выпад, спокойно сказала я. – Это Никита Семенович Глухов. Как вы уже поняли, сын моего покойного мужа. – При слове «покойный» щеки Никиты залила бледность. С волнением он справился довольно быстро.

Глаза всех присутствующих уставились на моего спутника.

– И правда что?то в его лице неуловимо напоминает о Семене. – Подала голос Лариса.

– А по?моему он совершенно ничем не похож на моего сына. – Высокомерно осмотрела внука с ног до головы Ирина Матвеевна.

– Позвольте, пожалуйста документы. – Вежливо попросил Иван Станиславович. Никита с готовностью протянул ему паспорт. – Все правильно, – кивнул он, внимательно изучив документ. – Садитесь, Никита Семенович, там, где вам удобно.

Как и Игнат в прошлый раз, Никита опустился на широкий подлокотник кресла, в котором сидела я.

– Ну что, кажется, все заинтересованные лица в сборе, – Иван Станиславович поднялся из?за стола, – разрешите мне ознакомить вас с волей Семена Васильевича Наумова собственноручно изложенной им, а в последствии официально по всем правилам оформленной в моей конторе. Для начала, как настаивал мой доверитель, я предлагаю вам посмотреть запись, где Семен Васильевич внятно и обстоятельно, чтобы не осталось недомолвок и недопонимания, объяснил суть и смысл своих распоряжений.

Нотариус вставил диск, включил вмонтированный в стене кабинет телевизор, и через пару томительных секунд перед нами появилось улыбающееся лицо моего мужа. Я вздрогнула и вцепилась в подлокотник кресла так, что пальцы побелели. Все, затаив дыхание, впились взглядом в экран.

«– Ну что родственники и друзья, здравствуйте что ли! – Весело произнес Семен. – Судя по тому, что вы дружно сидите и смотрите эту запись, меня больше на этом свете нет. Но, в общем, это не слишком тяжелая трагедия для большинства из вас, правда? Иван Станиславович, посмотри?ка, много слез упало на твой терракотовый палас на полу? Только не говори мне, пожалуйста, что весь твой офис наполнен стенаниями безутешных родственников, все равно не поверю… Ну, ладно, в принципе, я ничего другого и не ожидал. Не буду утомлять вас бесполезными рассуждениями, вы ведь не для этого здесь сегодня собрались. Каждому из вас и при жизни мои кровно заработанные денежки покоя не давали, мешали спать и давили тяжкой жабой грудь, а уж теперь вы, наверное, просто горите желанием поскорее узнать, как ваш ненормальный Семен своими капиталами распорядился? Кое?кто уже планы, небось, строит, как поудачнее их потратить… Ну, что же, друзья, готовьтесь слушать мою последнюю волю. Да кстати, чтобы потом никаких вопросов не возникало, сразу хочу предупредить – я абсолютно трезв и вменяем. Специально для этого на освидетельствование с Иваном Станиславовичем ездили и документик получили. Он подтвердит, надеюсь. – Все дружно обернулись в сторону нотариуса. Он сдержанно кивнул, не отрывая глаз от экрана. – Так что все оформлено чин по чину. Это я в основном для тебя, мамочка, постарался, чтобы ты иллюзиями себя не тешила насчет моей психики расшатанной. – Ирина Матвеевна недовольно поджала губы, но промолчала.

Значит, начну по порядку свою волю излагать. Поименно, что называется.

Начнем с Корнея. Сразу скажу, его я в своем завещании не упоминал ни разу и приглашать на это собрание не просил. Но я точно знаю, что он сейчас сидит среди вас, скорчившись в уголочке, любопытно прислушиваясь ко всему, попутно калькулируя, какую выгоду из сказанного он может выкружить лично для себя. Ну что, малыш, не стесняйся, выходи из тени. Ты теперь не какой-то там второсортный бухгалтерский служащий, а вполне законный бизнесмен и условный миллионер. Почему условный? Думаю, ты уже знаешь ответ на этот вопрос, мой мальчик. Хотя, возможно, и нет. Да точно нет! В эти дни у тебя маловато времени было для того, чтобы вникнуть в суть финансовых проблем «Гулливера». Мои похороны, вся эта суета с ускоренным оформлением бумаг и получением свидетельств выбили тебя из колеи. Я уверен, что к моменту оглашения завещания ты все усилия приложил, чтобы как можно крепче свои права на комплекс узаконить. Я прав? Тогда тебя впереди ждет немало сюрпризов, дружок! Начнем с того, что я в течении месяца проводил комплексную проверку всех финансовых операций, которые ты, Корней, оформил для меня на протяжении последних пяти лет. Да?да, дружок, можешь закрыть свой рот, я это действительно сделал. Ты считал, что я псих и самый настоящий лох, которого не обмануть просто смех и грех, что называется. Ты прав, Корней, последние годы я был именно тем, кем ты меня и представлял в своих мечтах – доверчивым, наивным растяпой. Я развесил свои вечно пьяные уши и верил твоим подобострастным приторным речам и умильным улыбкам. Но в один прекрасный момент даже такой простофиля как я удивился, отчего рентабельность некоторых моих предприятий так катастрофически сходит на нет. И это при продуктивной работе на пределе возможностей. Хорошо хоть это происходило не везде, а только там, где ты приложил свои шаловливые ручки. Естественно, я с первого дня знал, что ты воруешь у меня деньги. Сейчас все стараются ухватить то, что плохо лежит, даже анекдот есть такой, что, мол, воровать сейчас в России становится все труднее и труднее, потому что прятать награбленное негде, все равно сопрут. – Семен откинулся на спинку кресла и зажигательно расхохотался. Никто из нас его веселье разделить не спешил, все с хмурыми лицами ждали, чем же закончится монолог моего мужа, и чем вся эта история обернется для каждого из нас. – Чувствую, вы не смеетесь. – Вытирая глаза заметил Семен. – жаль, видно совсем ваш покорный слуга рассказывать анекдоты разучился. Тогда вернемся к нашим баранам, вернее к Корнеевым. Я тебе сто раз говорил, дружок, во всем надо знать меру. А уж в воровстве особенно. Ей богу у меня волосы на голове зашевелились, когда я отчет посмотрел о финансовой проверке. Уму не постижимо, сколько денег ты у меня украл и даже не покраснел, поганец. Первым моим желанием было, естественно, сдать тебя в милицию, к чертовой матери. Но потом представил всю эту волокиту, разбирательства и загрустил… К тому же и деньги вернуть со страшной силой захотелось. Ну я и придумал всю эту историю с «Гулливером». Между прочим, ты сам мне идею подсказал своими вечными стонами и уговорами продать тебе гостиницу или хотя бы ресторан… Я и проверяющим на твою деятельность особенно внимание советовал обратить, чтобы выяснить, почему вдруг ты такой богатенький стал. Кстати на будущее, Корней, если уж где воруешь, старайся там как то поскромнее что ли держаться. Вряд ли кто то поверит, что ты для друга стараешься, как ты мне заливать пытался… Так на чем я остановился? Ах да! Так вот, я специально дал тебе понять, что твоя мечта вполне может осуществиться, а потом время тянул, не говоря ни да ни нет, специально, чтобы дать тебе время все продумать, просчитать, во все книги бухгалтерские нос сунуть. К тому же я в курсе был, как торопливо и суетливо ты бумажки собирал всевозможные. Дождавшись, когда ты все изучишь и оформишь, я прикинулся добрым простачком, который, напившись, решил все же пойти на дурацкий поступок и облагодетельствовать верного и преданного работника, продав ему по дешевке прибыльный и перспективный гостиничный комплекс. Я внезапно согласился на твои условия, а ты, беспокоясь, как бы я протрезвев не передумал заключать сделку, потащил меня к адвокатам. Я поломался слегка для вида, а потом нехотя согласился, но только с условием, что мы пойдем туда, куда выберу я. Ну, дальше все просто. Пока я изображал в стельку пьяного и лежал на кожаном диване, ты, Корней, суетился, всеми средствами обрабатывая адвокатов, чтобы они как можно скорее составляли текст договора купли?продажи и не обращали внимания на мое плачевное состояние, Виктор мне сказал, ты сунул ему за то, чтобы он на полчаса оглох и ослеп, десять тысяч долларов. Повезло парню, неплохая прибавка к официальному гонорару, скажу я тебе, особенно если учесть, что делать то ничего за эти деньги ему не пришлось. Все было оговорено и выверено до последней буковки с самого начала, еще до нашего с тобой прихода в его адвокатскую контору. Ну ладно… потом ты быстренько просмотрел договор и подсунул мне на подпись, так как я уже требовал кофе и вообще собирался идти спать к себе домой… Помнишь, как я все это талантливо изобразил? – Искренне и самодовольно улыбнулся Семен. – Ты ведь и правда наверняка поверил, что я ничего не соображаю, да? Жена всегда мне говорила, что мое место на театральных подмостках. Мог бы, между прочим, сделать приличную карьеру. Я в молодости то о?го?го какой красавчик был. Правда, мам? … Тебе, небось, до смерти интересно, Корней, в чем собственно состояла моя идея? Или уже догадался? – Лицо Озерова превратилось в бледную застывшую маску. – Что ж, скажу, чтобы не мучился. Я продал тебе «Гулливер» за пятьдесят миллионов долларов, хоть по самым приблизительным оценкам он стоит не меньше сотни. Ты это прекрасно понимал и быстренько выложил денежки, вернее перевел на мой счет. Я еще удивился, ведь по оценкам специалистов у меня ты увел где то миллионов двадцать, не больше, у кого остальные стянул, было не понятно. Говорят, ты компаньона какого то нарыл? Тогда ему тоже не позавидуешь… В общем, как только я узнал, что ты закончил наводить справки по своим блатным проверенным каналам о финансовом состоянии комплекса, как сразу же взял под него кредит на десять лет под двадцать процентов годовых. Сказать сумму? Думаю, ты уже сам подсчитал, все?таки финансист как никак. Правильно – семьдесят миллионов под «Гулливер» мне дали без особых проблем. Таким образом я свои деньги получил – от тебя пятьдесят и от банка семьдесят, итого сто двадцать – стоимость комплекса и те деньги, что ты у меня спер. Заметь, я ни капельки не нажился на всей этой истории, просто нашел единственный способ, как заставить тебя добровольно вернуть мне все денежки сполна. Уверен, милиция с этим занималась бы намного дольше, выслушивая твои изощренные увертки и вытягивая из тебя доллары по частям… А так все здорово получилось, по справедливости. Я прямо вижу, Корней, как лихорадочно заработали винтики в твоей хитроумной голове, разрабатывая планы, как вернуть кровью и потом заработанные денежки, но ты попусту то не обольщайся, дружок. Ты не первый день меня знаешь. Что?что, а такого рода дела я умею обстряпывать без сучка, без задоринки. Сам же трубил на всех перекрестках, что сделка законная и оспорить ее не возможно. Ты прав, мои юристы на славу постарались, составляя этот во всех смыслах замечательный документ. Ты в спешке, наверное, не заметил пункт 58.2.1. в котором покупатель обязуется собственноручно погасить все долги и кредиты, отягощающие покупку. А может, и видел, да не придал значения, посчитав шаблоном и пустой формальностью. Ты же буквально вчера наводил справки и доверенные люди точно подтвердили тебе, что «Гулливер» абсолютно чист. Тратить время на переделку бумаг было не рационально… В общем, как бы то ни было, ты все эти пункты в том числе и о погашении кредитов заверил подписью. Так что теперь дружок, в последующие десять лет, тебе придется очень хорошо трудиться, развивая, холя и лелея свой бизнес, чтобы с компаньоном расплатиться и ежемесячно кредит гасить, причем с процентами, иначе ты запросто можешь лишиться такой дорогой и желанной покупки. Но ты не расстраивайся сильно, в принципе в твоей жизни ничего особенно не изменится, положишь себе зарплату типа той, что получал у меня, прибыли, конечно, будут за долги уходить, но зато престиж останется. Ты ведь не бухгалтером теперь вшивым будешь как никак, а законным владельцем, это что?нибудь да значит. Можно фасон гнать, щеки раздувать… Ну а через десять лет, если справишься со всем на отлично и не завалишь бизнес, получишь то, к чему стремился столько лет… Так что не горюй, не все так плохо, как тебе показалось вначале.»

На этом месте нам пришлось отвлечься от диска, так как внезапно из угла, где сидел Озеров, послышался сдавленный стон, мы обернулись и увидели, что Корней внезапно побледнел и схватился за сердце. Потом он недоуменно обвел глазами комнату и начал медленно сползать со стула. Нотариус поспешно нажал на кнопку, лицо Степана на экране застыло. Казалось, он тоже, прищурившись с интересом взирает на дело рук своих… Никита, сидевший ближе всех к Корнею, успел вовремя подхватить беднягу за плечи. Потом они вместе с подоспевшим Ренатом осторожно перенесли Озерова на кожаный диван в приемной. Иван Станиславович уже спешил к ним со стаканом воды в одной руке и какими?то таблетками в другой. Судя по его оперативности, в этом кабинете такие ситуации возникали с завидным постоянством.

«Скорая» приехала быстро, уже минут через семь в приемной появились люди в белых халатах. В офисе одуряюще запахло лекарствами. Немного пришедший в себя Озеров выглядел ужасно. Кожа посерела, глаза ввалились. Встретившись со мной взглядом он дернулся, будто желая что-то сказать, но из его рта так и не вылетело ни звука. Он снова застонал и закрыл глаза. Вся эта ситуация была настолько тягостна и не приятна, что на душе сделалось не просто тяжело, а как-то даже мерзко что ли. Я вернулась в кабинет Ивана Станиславовича и уставилась в окно.

– Сигаретку подать? – Вполне спокойно спросил у меня за спиной Никита. Я, не оборачиваясь, отрицательно покачала головой. – Да не переживай ты так, выкарабкается твой Озеров, никуда не денется. Он парень не старый, сердце у него тоже вполне здоровое… Слышала, что врач сказал? Это просто нервный шок …

– Да какой он к черту мой? – С досадой перебила я. – Нужен он мне, как рыбе зонтик.

– Тогда чего ты паришься, будто он тебе родня не меньше чем во втором поколении? – Удивился он.

– Да не приятно все это, как ты не понимаешь! – Раздраженно бросила я и повернулась к Никите. – Я никак не думала, что все эти Семины задумки примут такие изощренные и уродливые формы… – Я осеклась, глянув на дверь, в проеме которой только что появилась фигура Ларисы. Потом в кабинет из приемной начали подтягиваться остальные.

– А я считаю, он гениально все это устроил. – Высказал свое мнение Никита. – И деньги все себе вернул до копейки, повеселился от души и воришку наказал, как положено… Или по твоему лучше было бы посадить его за решетку? Ты думаешь, такая перспектива Озерову показалась бы более привлекательной? В чем-то отец безусловно прав. Он с этим парнем поступил очень даже по-человечески, ты не находишь? Десять лет вполне приличный срок, чтобы осознать, что брать чужое дурно, за это могут очень даже сурово наказать… Зато потом он действительно станет владельцем прибыльного и успешного бизнеса. На месте Озерова надо не в обмороки падать, как барышне кисейной, а побыстрее за работу браться, долги начинать отрабатывать в полный рост.


– Ну, вот и все. – Облегченно сообщил Иван Станиславович, появляясь в дверях. – Нашего больного увезли в клинику, врач заверил меня, что ничего особенно серьезного с ним не произошло. Я на всякий случай номер больницы записал и телефон, чтобы справится о его здоровье. Нужен кому?

Все промолчали. Насколько я поняла, как справится с этой ситуацией Озеров, никого из присутствующих не волновало.

– Мне давайте. – Я протянула руку и взяла листочек из ладони нотариуса. – Нужно его жене сообщить…

– Врач сказал, что из приемного покоя сам позвонит Корнею домой, так что вам, Полина Игоревна, об этом беспокоиться не стоит. Да и водителю Корнея Юрьевича я ситуацию объяснил, когда его хозяина грузили в карету Скорой.

– Все равно, пусть бумага у меня останется. Мало ли что…

– Апельсины что ли ему нести надумала? – Ехидно поинтересовался Ренат. – Так сказать, чтобы вину своего мужа перед этим ворюгой махровым загладить? Слушай! А может дохлая физиономия этого неудавшегося миллионера так тебя растрогала, что ты ему от жалости великой вернешь денежки, которые этот крендель Семену перевел?

Тем временем Иван Станиславович. разложив по местам таблетки и пузырьки, снова занял свое место за рабочим столом.

– Неприятный инцидент с господином Озеровым несколько нарушил процедуру оглашения завещания, поэтому я не вижу ничего страшного в том, чтобы перенести нашу встречу на завтра. Сегодня все мы несколько взвинчены и расстроены, а завтра, часиков в одиннадцать или двенадцать мы могли бы…

– Слышь, док, ты над нами издеваешься что ли? – Почти грубо перебил изысканную речь нотариуса Ренат. – Давай уже знакомь нас с этой чертовой бумагой и разойдемся наконец, как в море корабли.

– Ренат! – Предостерегающе одернула мужа Ирина Матвеевна.

– Что Ренат!? Ну что Ренат? – Не слишком почтительно огрызнулся раздраженный до предела Асманов. – Чего вы все дурачков то из себя строите, как будто не ясно, зачем каждый из присутствующих сюда приперся. Сюсюкают все, глазки отводят, а сами только и думают, как поскорее узнать, что и сколько оставил ему покойный Семен Васильевич. И нотариус этот ваш! – Все больше распалялся бывший шофер. – Крутит чего?то, нагнетает обстановку. Ну, докрутился? Одного уже увезли на «скорой». Колись давай, кто следующий у тебя по плану кандидат в инвалиды?

– Я ничего не кручу, как вы только что изволили выразиться. – Вежливо и спокойно пояснил Иван Станиславович. – Я четко и неукоснительно выполняю все распоряжения моего клиента Наумова Семена Васильевича…

– Да хватит тебе мутить, док! Покойнику это все равно уже до лампочки, он сейчас, небось, о другом думает, – я вздрогнула и с тоской посмотрела на Никиту. Я заметила, что он тоже заметно помрачнел, вспомнив то, что произошло. – А у нас с вами время, между прочим, не казенное и нервы тоже не купленные. – Продолжал агрессивно наступать на нотариуса Ренат. – Так что давай коротенько обрисуй нам, кому достались денежки со счетов Семена, предприятия, гостиницы, ну и вся остальная лабуда, которая у тебя в реестре обозначена…

– Как скажете. – Пожал плечами нотариус и снова нажал кнопку на пульте. В комнате снова зазвучал слегка хрипловатый голос Семена.

– «Ну что, с Корнеем вроде все. Надеюсь, он по достоинству оценит мой тонкий финансовый юмор. Ну, а если уж не сможет, то это его личные проблемы. В общем, желаю ему обойтись без истерик и реанимаций по возможности.

Теперь, когда с формальностями покончено, можно перейти непосредственно к тому, зачем вы сегодня здесь собрались. То есть к моему завещанию. Начать хочу с одного человека, который в последнее время стал мне очень близок… Вернее не совсем так… – Семен задумчиво посмотрел на нас с экрана, вздохнул, подбирая наиболее подходящие к случаю слова и продолжил. – Она всеми силами старалась стать как можно более близкой мне и даже незаменимой… – Все головы дружно повернулись в мою сторону. – Не думаю, что ей удалось сделать в этом направлении сколько?нибудь значительные шаги, но само по себе желание уже похвально. – Свекровь фыркнула и, насмешливо поджав губы, покачала головой. Семен между тем невозмутимо продолжал. – Что греха таить, мне было такое ее отношение очень приятно, и я, да простит меня супруга, пользовался Ларисиным расположением на всю катушку. – Краем глаза я заметила, как мгновенно побледнело Ларочкино лицо. Реакция свекрови была не менее характерной. У Ирины Матвеевны от неожиданности слегка приоткрылся ярко накрашенный ротик, при этом острые коготки еще более цепко впились в ладонь молодого спутника. – Ты уж прости меня, Полечка, ради бога, но отказываться от такой роскоши, особенно если она сама плывет тебе в руки – непростительная глупость. Жаль, что тогда, четыре года назад Ларочка вела себя совершенно иначе. Не будь она столь высокомерна и холодна, глядишь, сейчас все и сложилось бы по?другому. Наверное, это ее очаровательная дочурка… Извини, Ларис, забыл как ты ее назвала… Наверное, эта девочка так изменила характер матери. Кстати говоря, ребенок, и правда, замечательный. Умница, красавица… Если бы я в принципе мог иметь детей, то мечтал бы именно о такой симпатичной куколке…»

Я вздрогнула, в комнате снова послышался шум падающего стула. Это Лариса, вскочив, резко отпихнула его ногой.

– Это не правда! – Почти в истерике закричала она. – Семен не мог такого сказать! Говори, стерва, как ты заставила своего мужа отказаться от собственного ребенка?! Да еще так цинично и нагло?

Я слегка растерялась от неожиданности и во все глаза уставилась на взбешенную Колесникову. Никита едва успел прикрыть меня от длиннющего Ларисиного маникюра, которым она ожесточенно пыталась дотянуться до моего лица. Он крепко сжал запястья расстроенной женщины и аккуратно повел ее обратно к стулу, услужливо поставленному на ножки сидевшим по близости Ренатом.

– Это не правда! Это не может быть правдой! – Продолжала истерично выкрикивать Лариса, покорно опускаясь на стул. – Семен мне обещал… Он сам говорил, что верит… Что ты такого смогла наговорить ему, что он настолько изменился по отношению ко мне?! – Женщина снова вскинула на меня пылающие ненавистью глаза. – Только не говори опять, что была не в курсе наших отношений с твоим мужем!

– Ну не хочешь, могу не говорить. – Пожала плечами я. – Ты сама не маленькая девочка, должна понимать к чему приводят отношения с женатым мужчиной! Или ты на что-то другое надеялась?

Лариса совсем сникла, она закрыла ладонями мокрое от слез лицо и притихла.

– Мы можем продолжать или Ларисе Анатольевне требуется время для того, чтобы успокоиться? – Колесникова молча покачала головой. Иван Станиславович поняв этот жест, как утвердительный, снова нажал на кнопку пульта.

– « Честно говоря, я и сам частенько сожалею о том, что в тяжелую для себя минуту поддался слабости и малодушно пошел на операцию по стерилизации. В тот момент мне это казалось наиболее правильным и мудрым решением. Жаль, что рядом не оказалось человека, который смог бы мне помочь правильным советом… Но что сделано, то сделано. Если хочешь, Ларис, ты можешь посмотреть на заключение врача. Оно в сейфе у Ивана Степановича лежит… Ладно, с этим покончено. Хотя нет, я забыл совсем. Там же, в сейфе есть еще одна бумага, которую так же составил опытный врач. Там с точностью девяносто девять и девять десятых процента установлен настоящий отец твоей очаровательной крошки… Еще раз прошу прощения, что забыл, как ее зовут… Возьми, почитай, если есть желание, хотя, думаю, ты и сама в курсе… Теперь насчет завещания. Ты так часто и искренне говорила мне о своей безграничной любви, что я, наконец, поверил в твои искренние и совершенно бескорыстные чувства. Я никак не мог решить, что бы такого оставить тебе на память после своего ухода, но ты сама как-то подсказала мне красивое и романтичное решение. Помнишь ту фотографию, которую ты частенько нежно целовала, стоило только тебе появиться в кабинете? Так вот, теперь она твоя. Я специально купил красивую дорогую рамочку, очень органично вписывающуюся в интерьер твоей спальни…»

– Что вы делаете, Лариса Анатольевна! – Нотариус едва успел поймать руку, которой Колесникова чуть не запустила пепельницу в огромный светящийся на стене экран. – Вы же разумная женщина и должны понимать, что, разбив телевизор, вы ровным счетом ничего не добьетесь. Диск при этом не пострадает, к тому же у него есть несколько копий. Своим необдуманными действиями вы только отнимите время у остальных присутствующих…

– Мне плевать на присутствующих! – Лицо Ларисы исказила презрительная гримаса. – Они подождут как миленькие, никуда не денутся! Ведь все пришли в эту комнату вовсе не для того, чтобы поплакать или поскорбеть о скоропостижно ушедшем от нас милашке Семочке! Как бы не так! Все! Все радуются его смерти! Чего уж теперь то душой кривить? Все его не любили и даже ненавидели по черному… Ну а сейчас в головах только одна мыслишка бьется у каждого, кому этот психованный алкоголик оставил все свои бесчисленные миллионы… Ну что же, пускай мне не повезло. Но и вы все тоже рановато начали радоваться моему провалу… Вот увидите, Семен всем покажет, где раки зимуют, а я, пожалуй, и правда не стану трогать этот гребаный телевизор, интересно до жути, как он всех остальных родственничков и знакомых к паркету припечатает.

– А мне любопытно, кто же все?таки счастливый отец твоей дочки. – Поинтересовалась я. – Вернее, к кому ты теперь ее пристегнуть попытаешься… Я так понимаю, у родного то папаши в кармане вша на аркане, вот ты и не стремишься обрадовать болезного приятным известием…

– Заткнись, колхозница. – Презрительно процедила Колесникова, даже не повернув в нашу сторону своей изящной головки. – Что ты можешь об этом знать? Твой плебейский мозг видно полностью состоит из обрывков мелодрам и затрапезных женских романчиков. Иначе даже ты своей извилиной куриной смогла бы понять, что для Семена моя дочка была бы самым настоящим подарком…. Или ты считаешь, что он сам смог бы зачать что-то нормальное и похожее на человеческое существо? С мозгом и разумом? Да у него вместо спермы скорее всего виски кипело с примесью героина… Он только на монстра с пятью ногами и десятью головами мог рассчитывать, и то в самом лучшем случае…

– Ах ты! Как я посмотрю, прямо благодетельница выискалась! – С сарказмом заметила Ирина Матвеевна. – И о внучке здоровенькой для меня заранее позаботилась, и о денежках, судя по всему, заботу проявить намеревалась нешуточную. Уж и не знаю, как тебя благодарить, детка…

Лариса посмотрела на нее с нескрываемой злобой.

– А вы, наверное, думали, что я увиваюсь вокруг вас и заглядываю в забитый искусственными зубами рот, потому что мне это нравится? Или вы считаете, что хоть кто-то в здравом уме и твердой памяти станет искренне умиляться вашими бредовыми мыслями и поддерживать идиотские идеи, рождающиеся в вашей маразматической голове?

– Да как ты смеешь, Ларочка?! – Лицо Ирины Матвеевны стало ужасно жалким и несчастным. – Я много лет дружила с твоими родителями, ты же, в отличии от этих вот… – свекровь презрительно мотнула головой в нашу сторону, – девочка из приличного общества, ты воспитана так, как полагается…

– Я-то воспитана! – Все так же агрессивно отозвалась Колесникова. – А вот вы, Ирина Матвеевна, извините, кажется, слегка забылись… Заигрались, что называется, в детские игрушки. Неужели вы, взрослая, даже старая женщина не понимаете, насколько смешной выглядите в глазах того самого общества, принадлежностью к которому вы так гордитесь и кичитесь… Да ни одной вечеринки не проходит без того, чтобы кто-то не отпустил в ваш адрес сальную шуточку. На каждом светском рауте в женской комнате цинично и насмешливо перемываются ваши старые похотливые косточки…

– Ренат! Что такое говорит эта безумная женщина!? – Грузно опускаясь в кресло, прошептала пораженная свекровь. – Как она смеет грубить мне… дерзить… Почему ты молчишь, Ренат? Ведь ты, как муж, обязан меня защищать и оберегать от нападок людей подобных всем этим… этим… – Ирина Матвеевна закрыла лицо руками, плечи ее мелко, но совершенно беззвучно затряслись.

– Да что он может сказать? – Лариса презрительно посмотрела на молодого супруга. – Вы уверены, что он вообще говорить умеет? Да этот человек не только за супругу, он за себя нести ответственность и то не способен!

– Ты все же это… – Не слишком решительно подал голос из своего угла Ренат, – поосторожнее словами бросайся. А то…

– А то что? Ну, что ты замолчал, защитничек? – Колесникова, казалось, уже вполне оправилась от обрушившегося на нее недавно удара. Щеки ее, наконец, порозовели, голос окреп. – Скажи уж что?нибудь, раз начал… Так что ты там грозился мне сделать, если я буду бросаться словами?… Молчишь? Тогда я скажу. Семен умным был человеком, он прекрасно видел, что за человек ваш ухажер…. Да он не просто видел, похоже, он знал кое?что интересное… Странно только, что вам он не счел нужным рассказать о своем открытии. Может, он просто не успел?

– Ты говоришь намеками и недомолвками… А знаешь почему? Да все просто! Тебе нечего мне сказать! Ренат, почему ты молчишь? Почему ты все время молчишь, когда требуется твое вмешательство и твердая мужская рука?! – Голос Ирины Матвеевны звенел и срывался.

– Да уж, Ренат, скажи?ка нам свое веское мужское слово! – С издевательской насмешкой прищурилась Лариса. – Неужто язычок проглотил, голубь ты мой сизокрылый…

– Прекрати, Лариса. – Ренат теперь явно чувствовал себя не в своей тарелке. – Сейчас не время и не место для подобных разборок. Подожди хотя бы, пока огласят завещание… Ты не боишься потом пожалеть о том спектакле, который устроила?

– Я уже ничего не боюсь! – Грубовато отрезала Колесникова, сверкнув глазами. – Это ты, дурачок, все еще надеешься урвать что-то от состояния Семена… Неужели ты так и не понял, убогий, что Сема был в сто… в тысячу раз умнее всех нас вместе взятых. Да ты ломаного гроша от него не дождешься, особенно после того, что он узнал… Иван Станиславович, не могли бы вы дать ту бумагу, которую Семен насчет Юленьки оставил? Будьте добры! Хотя в принципе не трудитесь, я и так знаю, что там написано. Естественно, мать всегда знает, кто счастливый отец ее любимого ребенка… К сожалению, моей крошке не повезло, ей в папаши достался безответственный, трусливый, к тому же нищий слизняк по имени Ренат Романович Асманов. Семен и бросил то меня после того, как узнал о нашей с ним связи… Я с себя вины не снимаю, я дурой была, кретинкой и идиоткой… А наш обожаемый Ренат, как только узнал, что на Семины миллионы мне рассчитывать не приходится, быстренько перекинулся на менее привлекательную, но в тот момент более перспективную жертву – Ирину Матвеевну… Вы уж извините меня за откровенность, но он сам мне рассказывал кое-что из вашей интимной жизни… да не волнуйтесь вы я не настолько цинична, чтобы выносить это на всеобщее обозрение, у меня совесть еще осталась… Семен узнал все и постарался удалить этого корыстного парня как можно дальше от своего дома и своих близких. Ренат заметался. То ко мне прибегал, в ногах валялся, то вас подкарауливал во всех мыслимых и немыслимых местах. Параллельно он и в других местах вешки ставил, но кроме нас с вами, двух дур беспросветных, на его слащавые приманки никто не клюнул.

– Ты бы прикусила свой ядовитый язычок, дура! – Прикрикнул на бывшую любовницу Асманов. – Откуда ты знаешь, как все будет. Смотри, как бы не пришлось потом прощения на коленках вымаливать…

– Уж не на Семины ли денежки ты губу раскатил? Ну?ну… Давайте, действительно, дослушаем диск до конца, Иван Станиславович. Мне тоже со страшной силой захотелось узнать, что там для нашего дорогого Ренатика Семен приготовил. Надеюсь, никто не возражает против продолжения просмотра. – Лариса обвела всех нас поочередно глазами. Мы все, пораженные таким оборотом событий, молча закивали.

– Я с удовольствием снова включу речь Семена Васильевича. – Устало откликнулся нотариус. – Честно говоря, у меня давно такого тяжелого оглашения не было… Я предупреждал, что Семен напрасно перегибает палку, но он настаивал именно на таком порядке и форме. Желание клиента, как известно, для нас нотариусов закон.

– Тогда давайте уже к следующему наследнику перейдем.

– Мы вообще-то еще с предыдущим не закончили… – Он хитровато глянул на раскрасневшуюся от возбуждения Ларису.

– Так заканчивайте уже… – Проворчала она, изящным движением руки поправляя волосы. – Что еще, интересно, приготовил мне благодарный любовничек…

– Не наглей. – Для порядка напомнила Колесниковой я, хотя зла на нее я больше не испытывала совершенно.

– «Я специально купил красивую дорогую рамочку, очень органично вписывающуюся в интерьер твоей спальни, будешь просыпаться по утрам и подмигивать старому глупому толстячку. Надеюсь, вполне доброжелательно. Ведь, не смотря ни на что, нас с тобой связывало много добрых и приятных моментов, правда? Я заметил, что ты, Ларочка, обожаешь игрушки… Меня всегда умиляло, как ты просто таешь среди плюшевого великолепия на полках „Детского мира“ Поэтому на память обо мне и приятных минутах, проведенных вместе, я решил оставить тебе ткацкую фабрику, ну ту, где есть филиал по пошиву меховых игрушек. Помнишь, мы ездили туда как?то года четыре назад. Сейчас дела на фабрике идут прекрасно, я нанял профессионального управляющего, вполне честного и компетентного парня, так что ты можешь спокойно положиться на него во всем. Сейчас он на базе предприятия еще и магазин открыл в центре города, так что дела идут вполне не плохо. Если ты правильно поведешь бизнес, фабрика обеспечит вам с дочкой вполне достойное существование. Тогда тебе не придется очертя голову бросаться от одного „кошелька“ с ножками к другому, лишь бы вывести девочку в люди. Я ни на минуту не сомневаюсь, что ты есть и будешь всегда отличной мамочкой, и девочка у тебя… черт, как же это я ее имя то забыл, кретин, … девочка просто прелесть. Я открыл для нее счет в своем банке, который она получит ровно в шестнадцать лет, пусть и она вспоминает смешного дядю Семена с доброй улыбкой. Общение с ней доставляло мне искреннее удовольствие, честное слово. Давай будем считать, что я, если и не настоящий отец твоей дочке, то пусть хотя бы что?то типа крестного что ли. Ладно? Ну, теперь все. Не вешай нос, Ларчик! Ты еще найдешь свое счастье, только не стоит больше идти к нему такими путаными и темными дорожками… – Я покосилась на стул у окна, где сидела Лариса. Она спокойно смотрела на экран, степенно сложив на коленях руки, и даже не моргала. Только крупные горькие слезы, без остановки катящиеся из ее покрасневших глаз, выдавали жуткое волнение переполняющее все ее существо. – А ну?ка быстренько вытри глазки! – Внезапно сказал Семен. – Я вроде ничего печального или обидного не сказал… Хотя женщины вечно слезы пускают по любому удобному и неудобному случаю. Ладно, плачь, если хочется. А я перехожу к следующему пункту завещания. Кто там у нас на очереди? Конечно ты, мамочка. Кто же еще?

Итак, Ирина Матвеевна Наумова. С вами нас связывают отношения намного более длительные и более существенные, чем со всеми, кто находится сейчас в этой комнате. Никто не оказал на мою жизнь и на мой характер такого влияния как ты, милая мамочка! Хотя, честно говоря, теперь уж и не знаю, имею ли я право так тебя называть… Вернее, хочу ли… – После этих слов сына Ирина Матвеевна побледнела, как полотно, и уже безо всякой наигранной картинности прижала обе руки к тому месту, где у каждого нормального человека находится сердце. – Не знаю уж, за что небеса так пошутили надо мной, ведь, видит бог, мало кто из мальчиков так беззаветно и искренне любил свою мамочку, беспрекословно слушался ее всегда и во всем. Старался порадовать, к каждому празднику подарки мастерил своими руками… И это при том, что в ответ от мамы я никогда не видел ни тепла, ни нежности. Отец, как мог, старался успокоить меня, объясняя, что есть такие люди, которые не могут, просто не умеют, показывать свои эмоции, стыдятся проявлять чувства, считают всякие там поцелуи и нежности не приличными и не допустимыми для себя. Они хорошие, эти люди, просто они вот так вот странно воспитаны. Он утверждал, что наша мамочка Ира относится именно к таким замкнутым особям. Но я-то точно знал, мама хорошая, она добрая, прекрасная просто замечательная женщина, а вот я плохой, поэтому я и не достоин элементарной любви и нежности. И с еще большей энергией старался доказать тебе, мамочка, обратное. Господи! Кто бы знал, сколько сил и энергии потрачено напрасно! Сколько слез пролито. Я с любовью и благодарностью вспоминаю отца. Он был по настоящему добрый и справедливый человек. Единственное, чего я никогда не смогу ему простить, так это того, что он не нашел в себе сил и смелости, чтобы сказать мне правду. Он же не мог не видеть, как пагубно холодность и равнодушие матери сказываются на моем характере и мироощущении в целом. На нервной почве я много ел и старался как можно реже показываться на пороге своей комнаты. Я чувствовал волну раздражения и неприязни, окатывающую меня при каждой встрече с матерью. Если бы мне сразу сказали, что Ирина Матвеевна вовсе не родная мне, возможно, я бы не задавал себе так мучительно вопрос, почему она меня не любит. С годами я бы даже, наверное, смог понять и простить чувства обманутой женщины, которой изменил муж и которой мое присутствие никак не дает смириться и забыть о столь печальном факте ее не больно счастливой семейной жизни…»

– Я всегда говорила Васе, что его сын меня ненавидит. – На удивление спокойно вдруг сказала Ирина Матвеевна. – Всю жизнь смотрел на меня исподлобья, чисто волчонок… Жаль, что он не решился высказать все эти претензии мне лично. Не так вот, с экрана телевизора прилюдно свои обиды детские озвучить, а как нормальный человек, подойти, поговорить… Все-таки я хоть и не мать ему, чего уж душой кривить, это правда, но всем, что в его душу и сердце заложено, он, как не крути, мне обязан… Василию никогда времени на воспитание ребенка не хватало, он всю жизнь и здоровье угрохал на то, чтобы успешно шагать по карьерной лестнице и сколотить приличное состояние, которое теперь Семен почему-то решил самолично поделить так, как ему хочется… А я вынуждена была заниматься этим неблагодарным мальчишкой, который был мне буквально, как кость в горле… – Голос свекрови звучал в полной тишине. Никто из присутствующих, пораженных только что услышанным в этой комнате, не проронил ни слова. – В те годы Вася не мог мне даже приличную сумму выделить на то, чтобы я как-то решила проблему с пеленками, прогулками и бесконечными молочными смесями. Как на зло у Семена был отменный аппетит и никудышный желудок. Он постоянно болел, покрывался какой-то невообразимой сыпью, орал по ночам… Страшно вспоминать все эти ужасы, ей богу… Я даже всерьез подумывала, не расстаться ли мне с мужем, только бы избавится от этого плебейского подкидыша… К счастью, Вася оказался довольно успешным и предприимчивым человеком, даже в те не простые времена мы достаточно быстро обустроили свой быт, обставили квартиру, машину купили, дачу, и, наконец, завели приличную прислугу. Кстати, за Марфушу, которую я лично выбрала Семе в няньки, и которой он привязался сильнее, чем к родной матери, он тоже обязан мне… Я, наверное, человек пятнадцать до нее забраковала, пока не нашла по настоящему добрую, заботливую, во всех отношениях достойную женщину… Так что я не такой уж и монстр законченный, как вероятно сейчас постарается изобразить меня Семен, пользуясь тем, что ответить теперь некому. Но, положа руку на сердце, кто из вас смог бы искренне полюбить чужого ребенка, да еще и при тех обстоятельствах…

– А что с настоящей матерью Семена случилось, вы не знаете? – Глухо поинтересовалась я, не глядя на свекровь.

– Понятия не имею! – Презрительно вскинула брови свекровь. – У этой колхозницы хватило соображения только на то, чтобы соблазнить моего мужа, родить от него ребенка и все… Как только маленькая тварь почувствовала, что получить что-либо от нас с Василием ей не удастся, просто сбежала в неизвестном направлении, оставив своего только что родившегося мальчика на пороге нашего дома. Я была в шоке от того, что случилось, и даже руки на себя наложить хотела от такого подлого и совершенно неожиданного удара в спину… Но Вася так долго и униженно валялся у меня в ногах, молил не бросать его, не разрушать его жизнь и карьеру, что мое сердце в конце концов дрогнуло. Я смогла заставить себя простить мужа и даже оформить его незаконнорожденного мальчика, как своего родного сына. Я делала для них все, что было в моих силах клянусь, я даже полюбила Сему, может не настолько сильно и искренне, как ему бы хотелось, но полюбила… Я даже своего малыша заводить не стала, чтобы Семен не страдал еще больше… а я ведь тогда была такая молодая, господи…

– Красивая история. – Стараясь по возможности сдерживать рвущиеся наружу эмоции, заметила я.

– Чего уж тут красивого-то? – Слегка поежилась, словно от холода все еще бледная, не оправившаяся от потрясения Лариса. – По-моему наоборот… измена, предательство, брошенный ребенок…

– Благородство, всепрощение и искренняя забота о ближнем… – с саркастической усмешкой продолжила я и отвернулась, чтобы не дай бог не выдать жестом или взглядом, что я на самом деле думаю об истории, только что рассказанной Ириной Матвеевной. – Почти сюжет для банального женского романа. В жизни обычно бывает слегка по-другому…

– Молчи уж. – По привычке поджала губы свекровь. – Что ты можешь знать о жизни, свистушка? До двадцати лет сидела в своем козьем углу, потом выскочила замуж за полуспившегося толстяка в два раза старше тебя и начала сорить деньгами его семьи направо и налево. Кому?кому, а уж тебе меня осуждать не с руки, девочка! Ты просто корыстная и циничная до мозга костей самка… Но не обольщайся особенно. Все, чем сейчас владеет семья Наумовых, создано и моими руками тоже, и я по идее имею на деньги равные с Семеном права…

– Не смешите! – Неожиданно подала из своего угла голос Лариса. – Даже мне известно, что вы палец о палец не ударили, чтобы увеличить благосостояние вашей семьи. Это Семен на первых порах увлеченно преумножал и преумножал оставленные отцом довольно скромненькие сбережения… То, что сейчас на счетах в банках вырисовывается кругленькая и весьма симпатичная сумма, заслуга отнюдь не ваша, а Семена, и только его…

– Какая заслуга! – Свекровь даже пятнами красными от возмущения пошла. – Он только пил и гулял с утра до вечера! Да если бы не деньги, полученные им после смерти Васи, те деньги, которые мы с мужем вместе для сына заработали, он бы сейчас нищим был с его то желанием работать и зарабатывать!

– Много вы про его желания знаете! – Снова не выдержала я. – Да он как лошадь работал, пока не понял, что все это ему счастья совсем не приносит, передать капиталы все равно не кому, а того, что заработал, ему хватит лет на пятьсот вперед, а то и больше… С тем же азартом, как зарабатывал, Семен принялся тратить.

– Здорово! – Печально вздохнула Лариса. – Мне бы так. Тратишь, тратишь денежки на всевозможные прихоти и развлечения, а они только прибавляются… Хотя так не получается почему-то к сожалению…

– Это просто потому, что у тебя настоящих денег нет. – Усмехнулась я. – Сема частенько рассуждал на эту тему, когда в хорошем настроении был. Он говорил, что трудно заработать маленькие деньги, семь потов сойдет, пока их получишь, а разлетаются вмиг и не заметишь… А большие деньги сами себя воспроизводят, размножаются практически без участия хозяина, а чтобы промотать их все нужно достаточно долго трудиться… Так то… А насчет ваших с Василием Степановичем сбережений, – я посмотрела на Ирину Матвеевну, – вы тоже довольно сильно кривите душой. Кому как не вам знать, что мог оставить после своей смерти обычный советский чиновник. Пусть высокопоставленный, но все же среднего, как говорится, провинциального масштаба? Да, у вас была квартира, дача, машина, довольно скромная рублевая сумма на счетах в сбербанке и более основательная под матрасом в вашей супружеской спальне… Что из этого вы оставили себе, а что передали в наследство сыну? Молчите? Или может, за давностью подзабыть успели?

– Может, потом будете в воспоминания ударяться? – Раздраженно сказал Ренат. – Мы все заинтересованы в том, чтобы побыстрее покончить с этим фарсом дурацким и разойтись по домам. От того, что вы все тут постоянно тявкаете друг на друга, никто ничего существенного не приобретает, только время зря транжирите…

– А оно у тебя такое дорогое! – Фыркнула Лариса. – Бездельник и дармоед!

В кабинете после этих слов повисло напряженное молчание. Нотариус с сомнением обвел присутствующих глазами и осторожно нажал кнопку «Пуск».

«Ей богу жалко, что я своими глазами не могу увидеть и своими ушами послушать как вы, родные мои, реагируете на мои офигительные откровения… Чего хочешь отдал бы, лишь бы хоть краешком глаза глянуть на ваши лица… Жаль только давать тут не кому… Ну ладно, это я так, к слову сказал, я вас настолько изучил, что и так представляю кто и что скажет… Насколько я понимаю, Ирина Матвеевна уже успела ознакомить собрание со своей версией о бедной, самоотверженной и преданной самыми близкими и дорогими людьми женщине, все силы отдавшей на воспитание чужого по крови, но родного по сердцу ребенка… Я бы в ножки тебе, мамочка, поклонился, если бы хоть капля из того, что ты наговорила сейчас, была правдой… Я целую кучу денег убил на то, чтобы выяснить, как все происходило на самом деле, тогда сорок шесть лет назад, почему родная мать бросила меня и даже не попыталась ни разу увидеться… Не знаю, интересна ли эта история тем, кто сейчас в кабинете присутствует, их ведь это практически не касается, а ты и сама прекрасно помнишь тот страшный год, правда?… Я долго думал, стоит ли выносить эту историю на люди… – Семен помрачнел и стал удивительно серьезным. Никита вопросительно посмотрел на меня. Я пожала плечами и прикрыла глаза, чтобы случайно не выдать взглядом свое отношение ко всему тому, что собирался рассказать мой муж. Уж кому?кому, а мне эта грязная история известна, пожалуй даже лучше, чем самому рассказчику. – Но все же решил высказаться. Чтобы ты вспомнила все свои поступки… подлости все… А то ведь я твою психологию знаю: если никому не известно о сделанной гадости, считай, ее и не было. Для кого-то достаточно внутренних страданий, но тебя, мамочка, совесть никогда не мучила… Ты скорее всего даже не в курсе, что это такое – СОВЕСТЬ… Значит решено, возвращаемся на сорок шесть лет назад… вернее на сорок семь… В тот год, когда мой отец познакомился с Олей Скворцовой, студенткой, которая из глубинки приехала учиться в институте политехническом. Самая банальная история. Как бы моя любезная мамочка выразилась, колхозница приперлась покорять столицу. Оля на все смотрела широко раскрытыми глазами, всем восхищалась, радовалась, улыбка даже во сне не покидала ее личика… Наверное этим она и покорила отца, к которому студентку Скворцову, как активистку и отличницу, направили на летнюю практику. Она очень старалась понравиться строгому руководителю, ну, и преуспела в этом… Отец частенько жаловался, что Ирина Матвеевна, всегда, с самых первых дней их совместной жизни, вела себя как ледяной неприступный айсберг, не смотря на то, что была почти на пятнадцать лет моложе, постоянно смотрела свысока, относилась пренебрежительно… А тут юная красавица, постоянно чуть ли не в рот заглядывающая. Он виноват, конечно, но у кого язык повернется его осудить? Он же просто помолодел рядом с Оленькой лет на двадцать… Но мир, как говорится, не без добрых людей, нашелся „честный“ человечек, раскрывший Ирине Матвеевне глаза на происходящее… Сказать, что она была в бешенстве, значит, ничего не сказать. Она просто рвала и метала. Кстати говоря, как ни странно, при этом желания развестись и уехать от неверного супруга у мамочки не возникло ни единого разика… Хотя тут все понятно. Отец в это время как раз начал усиленно идти в гору, жили родители весьма состоятельно. Во всяком случае Ирина никогда не работала и мало в чем нуждалась… В общем не буду тратить время и описывать все те мерзости, которые моя мама Ира говорила в те месяцы маме Оле, куда обращалась и какие истерики устраивала, это и без моих слов вы все прекрасно представляете. Надо отдать должное порядочности отца и терпеливость матери. Он, не смотря на настойчивые просьбы Ирины Матвеевны, не отказался от меня, и не перестал помогать Оле. Его ошибкой явилось, на мой взгляд, то, что он не позволил ей уехать на родину и спокойно пережить там тяжелые времена, ему это вероятно казалось малодушным… Я знаю так же, что он подавал заявление о разводе с Ириной Матвеевной…. После этого она и начала лихорадочно искать выход из сложившейся ситуации. Жаль, что Тамара Ефимовна, двоюродная сестра Ирины Матвеевны не дожила до этого дня, она бы многое смогла рассказать… То, что тогда ей пришлось сделать для сестры, тяготило ее до последнего дня жизни. Она много молилась и постоянно просила у бога прощения… Она честно рассказала мне все, что знала… Не знаю, как бог, я ее простил… Так вот. В то время Тамара Ефимовна работала зав отделением в роддоме, куда Ирина Матвеевна убедила мужа отвезти свою любовницу… Дальше произошло страшное. Несчастной Ольге сказали, что ее новорожденный сынишка умер прямо на операционном столе, потом ей выписали по назначению Ирины Ефимовны кучу антидепрессантов, от которых она следующие десять дней провела в полусонном и полубессознательном состоянии. За это время Ирина успела оформить все документы на мальчика, то есть на меня. Я быстренько стал законным ребенком Ирины и Василия Наумовых. Потом новоявленная мамаша с сыном отбыла на дачу, а отец занялся срочным обменом квартиры, подальше от любопытных соседей, прекрасно знавших о том, что Ирина ни дня с животом перед предполагаемыми родами не проходила. К тому же в это время Василий одним махом здорово высоко скакнул по служебной лестнице и ему полагалась значительно более престижная жилплощадь… История, конечно, грязная, подлая… но в принципе, психологически вполне понятная. Ирина боролась за СВОЕ… свое счастье, свое благосостояние, своего мужа, наконец… Если бы на этом все кончилось, я бы простил наверное… Она же воспитывала меня столько лет, не спала по ночам, когда я болел, кормила меня апельсинами, модно одевала, образование помогла получить… Но к сожалению, на этом все не закончилось. У Оли Скворцовой на почве нервного потрясения от смерти ребенка развилось психическое заболевание. Прямо из роддома ее перевели в клинику, откуда ее и забрала мать, то есть моя бабушка… Тамара Ефимовна рассказывала, какие страшные метания при этом испытывал мой отец. Но как только он узнал о том, что его любовница угодила в психушку, присмирел и полностью смирился с теми действиями, которые предпринимала его жена. Ирина все сделала для того, чтобы скрыть то, что произошло в их семье. В те времена у отца практически не было шансов пробиться наверх, вскройся все эти факты, а он, после болезни Оли интересовался исключительно карьерой… Постепенно отец утешился и даже начал забывать обстоятельства моего появления на свет… Но вот „мамочка“ все никак не могла успокоиться. Через месяц после того, как Ольга вышла из больницы и вернулась домой к матери, ей из города пришло письмо, в котором анонимный доброжелатель сообщал, что ее сынок жив, его назвали Семеном в честь дедушки и отца ее любовника Васи, что мальчик живет в его семье, и Ирина Матвеевна пытается его воспитывает… Естественно ни о какой любви речи в ее отношении к ребенку не идет, он несчастен, голоден, холоден и все такое прочее… Что было дальше, думаю, ясно. Она ринулась к Наумовым и похитила из коляски собственного ребенка. Я долго размышлял надо всем этим, так и эдак прикидывая, кто бы это мог послать несчастной женщине такое жестокое письмо, и как ей удалось с такой легкостью получить мальчика… Почему именно в это время он совершенно без присмотра оказался в коляске у подъезда?… Доказательств у меня нет, письмо не сохранилось, но все же я практически уверен, именно мстительная натура Ирины Матвеевны измыслила такой изощренный способ мести, Оля Скворцова на свободе была ей как кость в горле. Она нашла самый быстрый и простой способ засадить несчастную за решетку. Все равно за какую, больничную или тюремную. Ведь не случайно после похищения она ринулась в милицию с заявлением о том, что с нее требуют за сына выкуп, угрожают и тому подобное… Слушание в суде было закрытым. За похищение ребенка Оле дали целых десять лет, большую часть из которых она провела в закрытой клинике для психически не здоровых людей. Бабушка, как могла, старалась ей помочь, но она и сама была не слишком здоровой женщиной… Она и обо мне заботиться пыталась. Самое счастливое время моего детства было именно тогда, когда некой Марфуше удалось убедить мою мамочку Иру взять ее к себе в дом нянечкой. Платили ей до безобразия мало, заставляли выполнять кроме своих прямых обязанностей кучу других дел по дому вплоть до готовки и мытья полов, но она была на все готова, лишь бы быть поближе ко мне. Я, конечно, не мог тогда знать, что эта самая Марфуша – моя родная бабушка, но любовь и искреннюю заботу, исходящую от этой замечательной женщины, чувствовал всеми фибрами души. Только однажды Марфа Александровна обидела меня и нанесла ужасную незаживающую рану хрупкой детской душонке, когда ушла от нас на совсем, снова оставив меня один на один с холодноватой равнодушной к моим радостям и горестям матерью. Лишь много лет спустя я узнал, что бабушка никак не могла поступить по?другому. Она до последнего тянула время, чтобы подольше оставаться со мной. Но маму выпустили из тюрьмы, чувствовала она себя ужасно, Марфуша и так, и этак разрывалась между дорогими ей людьми, но все же вынуждена была окончательно переселиться к дочери. Ирина Матвеевна потом многих нянек мне приводила. Среди них и хорошие, вероятно, попадались, добрые, старательные, но я больше ни разу не позволил себе привязаться к кому бы то ни было. Боялся, наверное, подсознательно. Старался выискивать в них самые неприглядные черты, дерзил, издевался, развлекался за их счет, как только мог. Мамочка тоже особо радушной и щедрой хозяйкой никогда не была, поэтому обслуга у нас после Марфуши ни разу надолго не задерживалась. Жаль, что о тайне своего рождения я узнал только перед смертью отца. Уже в больнице, видимо в предчувствии скорого конца, его начала со страшной силой мучить совесть. Он даже попросил меня разыскать Олю Скворцову, адрес дал ее матери… Потом отец умер. Умер единственный близкий и родной для меня человек, который искренне меня любил, старался понять… Пусть ему это удавалось далеко не всегда, но он старался, я был ему интересен… После его похорон я долго пил, потом ударился в работу… Я долго не мог решить для себя, нужно ли мне разыскивать мать и бабушку, ведь я и представления тогда не имел о тех событиях, которыми сопровождалось мое рождение. В зависимости от настроения, я относился к неведомой и далекой Оле Скворцовой то так, то этак. Порой она мне виделась красивой, доброй, внешне напоминающей выходящую из пены Афродиту. Чаще я ненавидел эту женщину за то, что она меня бросила и обрекла на одиночество и тоску… Короче, дурак я был. Ладно хоть ума хватило Ирине Матвеевне обо всех этих душевных метаниях не рассказывать. Я вообще ничего ей об Оле Скворцовой не говорил. Не хотелось ее волновать, расстраивать … Сначала думал, пусть побольше времени после смерти отца пройдет, потом все тоже не мог подходящий момент выбрать… Короче, узнать о судьбе родной матери я решился только через семь лет после смерти отца. Тогда мне было настолько тяжело и гадко на душе, что я был рад отвлечься от своих мыслей хоть как?то. Ни бабушки, ни мамы я, к сожалению, уже в живых не застал. Только ее второго мужа с маленькой девочкой на руках. Так я впервые познакомился со своей сестренкой, о существовании которой я даже и не подозревал. Иван, так звали мужчину, рассказал мне ужасную историю о том как женщина, столько лет называвшая меня сыном, превратила жизнь моей настоящей матери в ад. Иван познакомился с мамой совсем не задолго до ее смерти, они прожили вместе каких то пять лет, но похоже, это были единственные светлые годы ее жизни. Я не мог поверить в то, что ты, „мамочка“ при всей твоей черствости и холодности могла быть настолько изощренно жестокой и безжалостной. Иван показал мне фотографии, письма, выписки из уголовного дела… У меня волосы на голове зашевелились, ей богу. В тот момент в моем мозгу зародились страшные мысли… Каюсь, мне захотелось убить тебя, Ирина Матвеевна. Но не бойся… Не смотря на твои постоянные нападки и высказывания по поводу моей неуравновешенной психики, я вполне живой человек, пострадав какое-то время, я все же смирился с тем, что произошло, пообмяк… Странно, но справиться со всем этим и остаться нормальным человеком мне, как и маме, похоже помог все тот же дядя Иван, ну и еще сестренка, конечно… Ты, может, не знала, но твои уверения в том, что я больной алкоголик, что у меня ненормальная психика и ужасная наследственность, все же возымели на меня действие. Не такое, конечно, как тебе бы хотелось, но все же… Я посчитал, что в такой ситуации я никак не могу позволить себе иметь детей, что при моем образе жизни могло случиться в любой день и час… В общем на операцию я пошел вполне осознанно. После истории, произошедшей с матерью Никиты, особенно, когда отец рассказал мне всю правду, я больше не хотел даже думать ни о любви, ни о семье, и уж конечно не мечтал о потомстве. И только познакомившись с сестренкой, я понял, чего мне так не хватало все эти годы, почему жизнь казалась такой глупой, пустой и не интересной. Оказывается, каждому нужно о ком?то заботиться, кого-то любить, кому-то доверять, не боясь получить предательский удар в спину. Я с головой окунулся в эти новые для меня чувства.» – Я изо всех сил стиснула зубы, чтобы остановить слезы готовые вот?вот предательски брызнуть из глаз.

– Что за история? – Недовольно пробурчал хмурый Ренат. – Еще сестрица какая-то нарисовалась не знамо откуда. Странно, что она не указана в числе наследников… Слушайте, а может, это Анжелка? Ну точно, она ведь из глубинки приперлась, и Семен ей, кажется, помогал. И Полина с ней подозрительно быстро подружилась…

Все присутствующие повернулись ко мне, в каждом взгляде светился вопрос и любопытство. Асманов покраснел, видно от досады, что не сообразил раньше расположить предполагаемую наследницу к себе. Я даже не шелохнулась, продолжая молча смотреть на экран.

«– Мне не захотелось официально признавать это родство и выносить историю моего рождения на люди… – продолжал между тем Семен, – Во-первых, мне не было не приятно, чтобы перемывали кости моему отцу и трепали честное имя мамы, да и сестре было бы трудно бороться с Ириной Матвеевной… Я ведь, зная ее характер и жадность, уверен, стоит мне уйти, и она вцепится в то, что считает своим, мертвой бульдожьей хваткой. Она не остановится в борьбе за деньги ни перед чем, даже перед преступлением… Я решил не подвергать девушку опасности, хватит и того, что ее мать вдоволь натерпелась, благодаря злобе и жадности этой женщины. Можешь не сомневаться, я давно уже обеспечил свою сестру так, что до конца дней ей не придется ни от кого и ни от чего зависеть. Я очень надеюсь, что она будет по настоящему счастлива, сама решит как жить, а мои деньги помогут ей осуществить мечты… По крайней мере мне бы этого очень хотелось… – Семен на экране тепло улыбнулся, взгляд его на мгновение стал каким то озорным и лукавым, почти мальчишеским. Потом его глаза внезапно снова стали холодными. – Все эти годы, я ломал голову над тем, что побудило тебя, „мамочка“ вести себя по отношению ко мне подобным образом… Ну, что я тебя раздражал в детстве, мешал, напоминал об измене отца, это в общем понятно… Месть Ольге тоже понятна… Чудовищна, бесчеловечна, но хоть объяснима… Но потом… Зачем ты приложила столько усилий к тому, чтобы разлучить меня с единственной женщиной, которая была мне по настоящему дорога и которую я любил… люблю до сих пор? Неужели только лишь для того, чтобы досадить мне?! Я сотню раз хотел подойти и прямо спросить тебя об этом, останавливал, честно говоря, только здравый смысл, я ведь понимал прекрасно, правды ты все равно не скажешь… Все-таки думаю мне удалось слегка заглянуть в твои мысли. При том, что ты постоянно и целенаправленно меня морально уничтожала, больше делать ставку тебе было попросту не на кого. Отец состарился с поразительной быстротой, у него частенько побаливало сердце. Опора в его лице в любой момент могла выскользнуть у тебя из рук. Вот тут-то я и должен был выйти на передний план, взять на себя опеку и заботу о „любимой мамочке“. Отец не делал секрета из того, что собирался еще при жизни передать в мои руки накопленные за долгие годы средства. Да и ты при всей своей антипатии не могла не видеть, что я умею делать деньги. Еще до армии я начал крутиться в бизнесе… Хотя какой тогда бизнес был, смех один… Спекуляция да фарцовка, сейчас и слов таких нет, но тогда и это приносило вполне ощутимый доход. Потом кооперативы начались, полегче стало крутиться… Тебе всегда было глубоко плевать на меня лично, но относиться безразлично к моему постоянно растущему состоянию ты просто никак не могла. Чем больше нулей появлялось на моем счете, тем сильнее я ощущал твое пристальное внимание и преувеличенную опеку. А уж когда ты почувствовала, что я вдруг по совершенно непонятным для тебя причинам перестал прислушиваться к твоему мнению, стал холоден, безразличен, а порой даже враждебен, ты и вовсе запаниковала. Еще бы! Послушный покладистый мальчик, раньше постоянно старавшийся перед тобой выслужиться, завоевать хоть капельку внимания и любви, вдруг перестал выполнять прихоти и капризы, резко урезал содержание, практически силой выдворил из только что отстроенного на месте бывшей дачки шикарного особняка в теперь скромную по твоим меркам квартиру, которую ты у меня когда-то так удачно выторговала. Зная, сколькими ужасающе темными пятнами запачкана твоя совесть, можно понять как неуверенно ты почувствовала себя, ощутив такие перемены. Мое счастье, а уж тем более не дай бог дети, твое положение могли только усугубить. Денег на не доступных для тебя счетах стало настолько непозволительно много, что „влачить убогое существование“ для тебя становилось все нестерпимее. Поняв, в конце концов, что моя любовь и привязанность для тебя безвозвратно потеряны, ты решила прибрать к рукам непослушного сыночка другим путем, объявить ненормальным и учинить надо мной опеку. Связи у тебя в этой области еще с молодости довольно внушительные, да и я своими постоянными выходками и публичными скандалами очень даже играл тебе на руку… Поняв куда ты клонишь, я, честно говоря, даже немного струхнул. Ведь я то знал, что эта женщина для достижения поставленной цели ни перед чем не остановится… От участи бедного умалишенного меня спасла Полиночка. – Я прямо затылком почувствовала ненавидящий взгляд,, который бросила на меня при этих словах Семена Ирина Матвеевна. – Она согласилась выйти за меня замуж. Мы честь по чести подписали брачный контракт. Теперь и состояние и опека в случае, если я и правда вдруг стану по какой?то причине недееспособным, должна будет перейти на мою жену. Она и только она будет иметь доступ к счетам, а Ирина Матвеевна опять останется не у дел… Пока она вроде оставила меня в покое. Хотя поручиться ни за что нельзя. Я стараюсь внимательно следить и пресекать все поползновение „матушки“ в сторону Полины. Слава богу, у моей жены уравновешенная психика и чертовски крепкие нервы. Я порой даже удивляюсь, насколько спокойно она реагирует на постоянные выпады и нападки свекрови.»

– Ну и кто из вас теперь осмелится утверждать, что Семен делал эту запись и составлял завещание в здравом уме!? – Преувеличенно возмущенно воскликнул Ренат. – Да сразу понятно, рехнулся он. О матери всяких небылиц напридумывать, а девке первой встречной довериться с потрохами. Смех. Это все злобные происки этой тихони Полины. Уж не знаю, как она умудрилась заставить Семена вроде как по собственному почину запись эту сделать абсурдную, но к смерти мужа она стопудово руку приложила! Честно говоря, не хотел я вмешиваться, но теперь заявляю: я готов поддержать заявление Ларисы, о том, что Полина в то самое время была рядом с «Мужским раем».

– Значит, все?таки ты продолжаешь встречаться с этой потаскушкой?! – Прошипела и без того взбешенная всем происходящим Ирина Матвеевна. – Вот значит, кто Ларису сопровождал в этот так называемый «Рай»! И это после того, как сам же принудил меня пойти с тобой в ЗАГС!

– Ну и что? – Нагло отозвался Ренат. Поняв, наконец, что «молодая» супруга не принесет с собой в их гнездышко вожделенных Семиных миллионов, его тон и отношение к Ирине Матвеевне заметно изменились. – Жена не стена…

Госпожа Наумова презрительно посмотрела на супруга и усмехнулась презрительно и печально. Хотела что?то сказать, но видно передумала и повернулась ко мне.

– Все что тут только что наговорил мой не вполне адекватный сын, еще нужно доказать, милочка. – Выглядела она не просто бледно, а как-то даже серо. Но держаться старалась как можно высокомернее и спокойнее. Я поразилась железной выдержке этой женщины. – Контракты, кассеты, завещания, это все конечно хорошо. Но я была, есть и навсегда останусь единственной законной матерью Семена. У вас нет ни одного документа, свидетельствующего об обратном, кроме сомнительных показаний весьма и весьма заинтересованных лиц. А раз так, то все законы на моей стороне. Я имею право на часть денег моего сына, что бы он там в завещании не написал… Я все усилия приложу, чтобы восстановить справедливость и вывести тебя на чистую воду…

– Да ради бога. – Неожиданно пришел мне на помощь Никита. – Никто не собирается лишать вас гордого звания МАТЕРИ в официальных инстанциях. Называйте себя как хотите. И прав имейте сколько угодно. Только законы я бы на вашем месте повнимательнее читал…

– Мы дослушаем наконец эту запись или нет!? – Слегка раздраженно подала голос Лариса. – Уж если кто и знал все законы от и до, то это Сема. Чем переливать из пустого в порожнее, послушайте умного человека. Уверена, он мигом все по своим местам расставит.

Все подавленно замолчали. На пару мгновений в комнате повисла звенящая тишина. Потом с экрана снова зазвучал голос Семена.

«… как бы я не относился к своей официально признанной матери, судиться с ней, а уж тем более мстить, я бы, наверное, не смог… Женщина все-таки, да и возраст. Слава богу, она сама избавила меня от необходимости искать лазейки, чтобы обойти закон, обязывающий сына в любом случае, даже если они вообще его не воспитывали, пожизненно содержать не имеющих источников дохода и средств к существованию престарелых родителей. Даже после моей смерти эта обязанность переходит на мое состояние и моего сына, как ближайшего родственника и наследника… – Ирина Матвеевна удовлетворенно глянула в мою сторону. – Очень кстати закон справедливый. Хотя всех одной гребенкой не уравнять, как ни старайся. Хорошо хоть „мамуля“ самостоятельно подыскала себе этот самый источник дохода и средства к существованию. Я с легким сердцем могу оставить ее на попечении такого „благородного и ответственного“ парня, как наш бывший шофер. – Голос Семена стал откровенно насмешливым. – Насколько я знаю, отношения с моей матерью он официально оформил, так что теперь я свободен. Из особняка Ирина Матвеевна может забрать свои личные вещи, наряды, драгоценности и перевезти в принадлежащую ей по праву квартиру. Больше ничего. Полечка, я на тебя очень надеюсь, девочка. Я уверен, ты меня не подведешь, как, впрочем, и всегда. Проконтролируй, чтобы все остальное, в том числе и машина, осталось на месте. Как бы она не просила и не умоляла, я запрещаю тебе чем-либо всерьез помогать этой женщине. ЗАПРЕЩАЮ! Слышишь?»

– Но это бесчеловечно! – Вскочила со своего стула свекровь. – Я всю жизнь. Все силы и здоровье вложила в это неблагодарное чудовище, а теперь должна оставаться у разбитого корыта? Как интересно он себе это представляет? У меня ведь кроме этой убогой квартирки абсолютно ничего нет! На что я буду жить!?

– Ну, не такая уж она и убогая. – Заметила я.

– Всего три комнаты! – Возмущенно фыркнула Ирина Матвеевна. – Для тебя это, может, и роскошь запредельная… – по привычке высокомерно начала она, но осеклась.

– Куда вам больше? К тому же ремонт там отличный, мебель вы сами выбрали. Именно ту, которую хотели… В чем проблема? Да и насчет того, что у вас ничего не осталось, вы тоже не правы. А как же Ренат? Теперь вы муж и жена, а значит, Сема прав, все заботы супруг обычно берет на себя…

– А если я завтра разведусь? – С вызовом выкрикнул со своего места Асманов. Ирина Матвеевна даже головы в его сторону не повернула.

– Твое право. – Спокойно и холодно заметил Никита. – Но имей ввиду, даже после этого за судьбу своей бывшей жены ответственным будешь ты, а не покойный сын.

– К тому же ты сам хвалился, как удачно составил брачный контракт. – С насмешкой напомнила я. – Там насчет этого все подробно расписано.

– Думаете, в угол меня загнали? – Грубо рявкнул Асманов. – А вот шиш вам! Не буду я всю жизнь с этой эротоманкой старой валандаться, и никто меня заставить не сможет! Я вообще уехать могу в другой город, а она тут пусть одна, как знает, кантуется. – Ренат выскочил из кабинета нотариуса и громко хлопнул дверью.

– Как вы, Ирина Матвеевна? – С тревогой спросил Иван Станиславович, заметив смертельную бледность, залившую внезапно щеки пожилой женщины. – Может, врача вызвать?

– Да нет. – Стараясь держаться как можно прямее, медленно отозвалась она. – Лучше такси мне закажите, если не трудно. Полагаю, насчет меня у Семена больше никаких заявлений не предвидится? – Нотариус покачал головой. – Тогда я бы, пожалуй, покинула это собрание. Как?то не слишком хорошо себя чувствую…

– Я тоже, наверное, пойду. – Поднялась со своего места Лариса. – Не думаю, что Сема вспомнит обо мне в завещании еще раз. Мы с дочкой и так перед ним в неоплатном долгу.

– Официально оформленные документы на имущество я подготовлю дня через три.

– Спасибо. – Колесникова подошла к Ирине Матвеевне и протянула руку. – Пойдемте, я довезу вас до дома. Такси когда еще приедет. Да и посмотреть нужно, может, вам и правда стоит врача вызвать на дом. Выглядите вы не самым лучшим образом.

– Какая теперь разница… – Пробормотала свекровь, тяжело опираясь на руку бывшей приятельницы. Когда за ними закрылась дверь, в кабинете остались только мы трое.

– Ужасно. – Никита поднялся и подошел к окну. – Как угодно я представлял свое свиданье с отцом и его родственниками, но только не так… Да, не так.

– Что делать, Никита Семенович. – Вздохнул нотариус. – Такова жизнь. Если бы все в ней было красиво и правильно, судьбы у всех нас сложились бы совсем по?другому…

– Я всю жизнь ненавидел отца, всю жизнь мечтал с ним встретиться… – Никита задумчиво рассматривал темноту за окном. – Встретиться именно для того, чтобы сказать, как я его ненавижу. Ненавижу за то, что бросил меня, практически убил маму… А теперь я даже не знаю, что я к нему чувствую.

– Семен ни в чем перед тобой не виноват. – Сказала я. – Твой отец был хорошим человеком. Добрым, ответственным. Поверь мне, я знаю, что говорю. Если ты думаешь, что только ты и твоя семья страдала, ты ошибаешься. Семина жизнь тоже сказкой не была. Под маской гуляки и бесшабашного алкоголика, которую сам же он и создал, жил почти несчастный, одинокий человек… – Я не выдержала и всхлипнула. – Ты не можешь продолжать его осуждать, Никита.

– Да не осуждаю я. – С досадой повернулся ко мне он. – Как ты не понимаешь, дело не в этом. Я взрослый человек и все прекрасно понимаю. Но неужели мы не могли встретиться хотя бы немного пораньше? Я ведь тоже всю жизнь был одиноким. И у меня, кроме бабушки не было ни одного родного человека рядом. Я так хотел бы любить своего отца, гордиться им, чувствовать его заботу и внимание! А теперь я не могу. Не могу, понимаешь!? Этот мужчина на экране, он ведь мне совершенно чужой, не знакомый и не понятный человек, только и всего. Я ничего, кроме жалости к нему не испытываю. Я хочу любить отца. Ну, или хотя бы память о нем… Я даже к этой страшной женщине в какой-то момент почувствовал что-то типа жалости, а к отцу ничего… Совсем ничего…

– Все происходит слишком быстро. – Сказал Иван Станиславович. – Поверьте, пройдет время, вы успокоитесь, разберетесь в своих чувствах, и в душе обязательно появится теплое и благодарное чувство к отцу, уверяю вас.

– Иван Станиславович, может, досмотрим пленку? – Предложила я, чувствуя, что вот?вот не выдержу всех этих душещипательных разговоров и просто разрыдаюсь в голос.

– Конечно, Полиночка. – С готовностью отозвался нотариус, которого эта ситуация похоже тоже тяготила, и щелкнул кнопкой пульта. Лицо Семена на экране показалось мне немного усталым.

– «Ну что вроде со всеми неприятными моментами покончено. Остальное свое состояние я оставляю двум близким для меня людям, жене Полине и сыну Никите. Не знаю, смогла ли Поля привезти его сегодня в этот кабинет, надеюсь, он сейчас меня слышит. Если нет, то я уверен, моя жена не остановит поиски до тех пор, пока не передаст в руки моего сына все, что ему полагается. Не стану сейчас перечислять, что и кому из вас причитается, все это написано на бумаге и оформлено по всем правилам. Основными активами вы будете управлять вместе, поддерживая и помогая друг другу. Прошу тебя, Полюшка, поддержи Никиту на первых порах, советом помоги, связями. Сама знаешь, как легко можно растеряться и запутаться, внезапно попав в совершенно чуждую и не привычную для тебя среду. Конечно, со временем мой мальчик разберется во всем и все расставит по местам, ведь в нем течет моя кровь. Кровь борца и неисправимого оптимиста. С деньгами делайте все, что хотите. Хотите приумножайте, хотите просто тратьте, там обоим хватит на всю жизнь… Поля, милая девочка, я не стану сейчас говорить, как к тебе отношусь и что чувствую, оставляя тебя одну. Ты все это прекрасно знаешь сама. Скажу только одно, я любил тебя с первой встречи и буду всегда любить, не смотря ни на что. – По щекам катились крупные горячие слезы, но я их не замечала. Я во все глаза смотрела в еще такие живые и ласковые глаза Семена и не могла поверить, что теперь его уже и правда нет среди живых. – А вот тебе, сынок, я так ни разу и не смог рассказать о том, что чувствую… О том, как сильно я любил твою маму… Может, и хорошо, что мы с тобой так и не встретились, Никита. Не знаю, как сложились бы наши отношения, и стал ли бы ты вообще слушать сентиментальные признания старого алкоголика и психа… Я никогда раньше не задумывался о том, как и что подумают обо мне окружающие. Я нарочно старался эпатировать как можно больше, вызвать недоумение и шок. Иногда я хохотал до слез и правда чувствовал себя слегка сумасшедшим. Узнав, что у меня есть сын, я впервые в жизни пожалел о своей репутации. Теперь ведь она запросто может автоматически перекинуться и на тебя… Люди любят мыслить стереотипами. Мол, яблоко от яблоньки… Я боялся нашей встречи и жаждал больше всего на свете. Ты спроси у Полины, она расскажет тебе, сколько бессонных ночей мы провели в разговорах о тебе, гадали какой ты, чем занимаешься, как выглядишь… Полюшка смеялась, что ты уже в свои годы вполне мог сделать меня дедушкой, причем не один раз… Наверное, ты, сынок, осуждаешь меня, или даже ненавидишь, за то, как все сложилось у нас с твоей матерью… Что же, наверное, ты прав. Я был глупым, безответственным юнцом. Прояви я немного настойчивости или хоть капельку здравого смысла, все у нас могло бы сложиться по?другому. Но глупая обида, похоже надолго заслонила мне белый свет и притупила разум. Прости, если можешь. Я ведь, даже узнав от отца, как все получилось на самом деле, снова не предпринял ни одной попытки связаться с родными Машеньки и хотя бы попросить прощения… за себя, за мать… Я струсил, сынок. Я не знал, что смогу сказать убитой горем женщине, потерявшей единственную дочь. Да еще такого ангела, каким была Машенька. Отец показал мне бумагу, в которой черным по белому было написано, что ни Марусю, ни ребенка спасти не удалось. Они погибли во время неудачных родов… Мне и в голову не пришло тогда, что Ирина Матвеевна обманула нас всех и отца в том числе, зная его мягкий характер. Я тогда многого не знал, сынок, даже представить не мог, на что способна эта женщина. Два года назад, когда я был в Австрии, мне пришло известие, что моя двоюродная тетка Тамара умирает от рака и просит немедленно приехать, чтобы застать ее в живых. Я избегал общения с этой женщиной, зная, что именно она по просьбе Ирины Матвеевны подделала документ, послуживший причиной сумасшествия моей матери. Я долго не знал, на что решиться, но все же бросил все дела и выполнил ее просьбу. Тогда она и призналась, что на ее совести не только та, давняя история с моей матерью. Она подделала и еще один документ, тот, где говорится, что мой сын умер в роддоме. А на самом деле мальчик жив, его отправили на воспитание в дом малютки. Она что?то еще говорила, просила прощения, пыталась руку целовать… Я ее не слышал. Меня ошеломило известие о том, что у меня есть ребенок. Сын! От любимой женщины. Ты и представить себе не можешь, какую бурю эмоций я пережил в тот момент. Я был и счастлив, и расстроен до глубины души. Сознание того, что мой единственный и уже горячолюбимый ребенок вместо того, чтобы получить все самое лучшее, заботу, игрушки, образование, любовь, наконец… вместо этого он всю жизнь маялся по детским приютам, где его вполне возможно обижали и били, было невыносимо. Я забросил все дела и начал поиски. Только Полюшка знает, сколько горя и разочарования я испытал, день изо дня получая отрицательные отчеты детективов. Я ведь не знал даже твоего имени, сынок. Да и о Машиной семье я мало что вразумительного мог рассказать. Мы упирали на детские дома, а потом выяснилось, что почти сразу из дома малютки тебя забрала бабушка и уехала. Мы занялись ее поисками… Когда наконец мне сообщили, что удалось напасть на ваш след, я даже заплакал от счастья, честное слово… – Семен замолчал, грустно глядя куда то вдаль. Я покосилась на Никиту, который стоял, прислонившись к стене и внимательно слушал исповедь своего отца. По его лицу невозможно было понять, что он чувствует в этот момент, о чем думает. – Никита, ты уже взрослый человек и можешь рассуждать с позиции кое-что повидавшего в этой жизни человека. Не спеши меня осуждать, постарайся понять и простить, если сможешь. Осмотрись вокруг повнимательнее и сделай собственные выводы о том, что происходит вокруг тебя. Не слушай всех тех, кто постарается втереться в доверие и тянуть на свою сторону, думай сам и решения принимай тоже исключительно сам. Я рад, что хотя бы в конце моей жизни господь смилостивился надо мной и дал возможность исправить совершенные ошибки, вернуть тебе хотя бы часть того, что отнял не по своей воле. Ты не знаешь меня, я тоже тебя не знаю… Но ты мой сын, и сын Маши Мне этого вполне достаточно для того, чтобы любить и верить.

Ну, вот, кажется, и все. Все слова сказаны. Все точки расставлены. Чтобы вокруг не болтали о моей смерти, не придумывали, хочу сказать сразу. Это мое решение и только мое. Только я сам и больше никто являюсь виновником этого печального события. Не знаю точно, когда оно произойдет, но думаю очень скоро. Не пугайтесь, я не собираюсь принимать яд, или стрелять в висок из пистолета. Вовсе нет. Я просто не стану выполнять те строгие предписания и предосторожности, которые на двух страницах навалял мой лечащий врач. По его словам я должен буквально урезать себя во всем, перестать пить, курить, полностью поменять образ жизни… Не таким я представляю свой конец. Совсем не таким. Я жил ярко, шумно, бесшабашно, а уж умереть и подавно хотелось бы красиво… В общем прощайте, дорогие мои, не поминайте лихом. У меня никого кроме вас, нет на всем белом свете… Я вас люблю.»

Экран медленно погас. Я закрыла лицо руками, Никита, ни слова не говоря, отвернулся к окну. Внезапно я снова услышала голос Семена.

« – Кстати, чуть не забыл. Чтобы не только вы поминали меня добрым словом, а и еще как можно больше приятелей и знакомых, я напоследок еще одно доброе дельце решил сотворить. – Мой муж уже вполне справился со своими эмоциями и говорил со своей привычной лукавой усмешкой в глубине глаз. – Я сто раз говорил тебе, Полюшка, что в „Арлекине“ отвратительная кухня, помнишь? Правда, с приходом туда Анжелы стало вроде получше. Так ты проследи, детка, чтобы это заведенье полностью передали в руки твоей подружки. Я считаю, такой кулинарный талант, как у нее, обязательно нужно вознаградить. Уверен, она быстро наведет там свои порядки, и все кто будет там кушать сто раз мне спасибо скажут за такое удачное решение. Кстати, я бы хотел, чтобы и поминки мои ты организовала именно там. Договорились? Ну, теперь вроде и правда все. Целую…»

– Это все, Полина Игоревна. – Вздохнул нотариус, покосившись на неподвижную спину так и не обернувшегося больше к экрану Никиты. – Мы выслушали последнюю волю Семена Васильевича полностью… Теперь, чтобы приступить к оформлению официальных документов, мне нужно выслушать ваше мнение обо всем этом, как основных наследников огромного состояния. Вы должны ознакомиться с тем списком, который оставил мне клиент, там досконально расписано, что и кому из вас отходит. Но Семен Васильевич заранее оговорил то, что вы можете по своему желанию внести некоторые изменения…

– Я ничего менять не стану. – Вздохнула я. – Семен был намного меня умнее и дальновидней. И уж точно знал, как будет лучше для меня и для его сына.

– Никита Семенович, а вы что скажете…

– Ничего. – Голос Ника звучал глухо, да и глаза, когда он, наконец, повернулся к нам лицо, выглядели подозрительно красными.

– Как ничего? – Растерялся нотариус. – Вы согласны с тем, как распределил ваши доли наследства отец?

– Мне все равно. Когда я сюда ехал с Полиной, то твердо решил для себя, что не приму от этой семьи ни копейки. Я и сам вполне в состоянии обеспечить свою жизнь и свою семью…

– То есть вы отказываетесь от состояния, которые оставил ваш родной отец? – Поразился Иван Станиславович. Я тоже с беспокойством посмотрела на Семиного сына. Это что еще за новости, скажите на милость!?

– Нет. – Не глядя на нас, хмуро отозвался Никита. – Все, что отец посчитал нужным передать в мое распоряжение, я приму. – Мы с нотариусом облегченно вздохнули. – Только я еще не решил, что буду с ними делать.

– Это уже ваше право. – Торопливо заметил Иван Станиславович. – Моя забота оформить бумаги для вступление в наследство и все. Дальше и вы Никита Семенович, и вы Полина Игоревна вольны поступать так, как вам захочется. Можете свою долю продать, подарить, просто выбросить… – Нотариус торопливо застрочил по бумаге ручкой. Чувствуется, наше беспокойное семейство надоело этому серьезному интеллигентному человеку буквально до чертиков. И его единственное желание – избавиться от нас, как можно быстрее. – Это вы, пожалуйста, между собой решайте. Вот тут вот подписи поставьте, если не трудно… – Он протянул нам с Никитой бумагу, на которой сын моего мужа практически не глядя поставил росчерк. – Ну, в принципе на сегодня все…

Глава 15

– Ты определился, где будешь жить? – Сухо поинтересовалась я, когда мы покинули кабинет нотариуса. – Хочешь, оставайся пока в квартире, хочешь, прямо сегодня после поминок можешь перебираться в особняк.

– Сегодня мы оба останемся в городе. – Твердо заявил Никита. – И ночевать будем в квартире твоего мужа… Да не смотри ты на меня такими квадратными глазами, никто на твою честь покушаться не собирается. Ты ведь, насколько я понял, не только так сказать, моя мачеха, но и самая ближайшая родственница. Тетя, если не ошибаюсь…

– Ты не понял…

– Только кретин бы не понял, что ты и есть та самая обожаемая сестренка Семена Васильевича. Он же сам только что сказал, у него кроме нас с тобой никого во всем свете не осталось… Значит, ты и есть та самая загадочная дочка его матери, которую он сначала воспитывал, а потом таким вот оригинальным способом решил обеспечить ей будущее. Поэтому он и любил тебя беззаветно, и доверял на все сто…

– Я не об этом. В целом ты правильно догадался, все так и было. Мы с Семеном придумали этот небольшой трюк, чтобы обеспечить мое будущее и одновременно спасти самого Сему от желтого дома? Что ты видишь в этом предосудительного? Уверяю тебя, ни о чем таком пошлом и противоестественном мы с твоим отцом даже не помышляли… Только на самом деле я тебе не родная тетя. Неужели ты думаешь, что, проведя столько времени в психушке, моя мать на старости лет смогла бы родить нормального ребенка? Это практически не реально… Мои настоящие родители погибли в автокатастрофе, когда мне было всего два месяца. Мой отец, в смысле приемный… он взял меня в свой дом, считая, что наличие в доме маленького ребенка поможет маме быстрее восстановиться после больницы… Он был прав, мама в эти пять лет, говорят, просто расцвела… Но все же здоровье было подорвано безвозвратно, она умерла.

– Но как могли дать ребенка на усыновление женщине, которая только что вернулась из психиатрической клиники?

– А ей и не дали… Отец очень долго боролся за то, чтобы они смогли официально назвать меня своей дочерью, но добиться этого смог только тогда, когда мамы уже не стало… Ты опять сочтешь меня лицемеркой и злостной лгуньей, но я так и не смогла сказать Семену правду насчет моего рождения. И отцу не позволила, хоть он и настаивал, особенно, когда речь зашла о свадьбе… Я ведь, и правда, чувствовала себя его сестрой и любила по настоящему. Он так счастлив был, что во всем свете у него нашлась хоть одна действительно родная и близкая душа… Ты не думай, я не боялась, что он отвернется от нас с отцом, перестанет помогать. Нужно знать Семена, чтобы понять, он так никогда бы не поступил, но новое разочарование больно ударило бы по его и так истерзанной душе… Вот, теперь ты знаешь всю правду. Ты снова осуждаешь меня?

– Не осуждаю. – Коротко ответил Никита. – Наши с тобой истории чем-то здорово похожи, и твоя, и моя мать пострадали от рук одной и той же женщины… Наверное, в такой ситуации я и сам поступил бы так же… Одного я понять не могу, Полина, зачем было столько времени за нос меня водить, прикидываться черт знает кем, лишь бы только не говорить мне правду?… Неужели сразу сказать было сложно? Вот как теперь…

– Теперь это уже не имеет значения. – Я посмотрела на него и вздохнула. – Хочешь знать, почему я даже там, в гараже не раскрыла тебе полностью нашу с Семеном тайну? Неужели, ты такой умный и проницательный не догадываешься? Тогда мне просто до смерти не хотелось, чтобы ты, в добавок ко всему, еще и теткой своей меня считал…

– А теперь, значит, хочешь?

– Теперь уже это не играет для меня никакого особого значения. – Пожала плечами я. – Наконец-то все встало на свои места. Ты сын моего мужа, я, соответственно, его вдова, да еще и твоя почти настоящая тетя. Вполне достаточно для того, чтобы доверять и помогать друг другу. Согласен?

– Но не более того… – Мрачно закончил мою мысль Никита.

– Вот именно. – Спокойно согласилась я. – Так и должно было быть с самого начала… Прости меня, Ник, что поставила тебя в такое двусмысленное положение. Я как-то растерялась там, в лесничестве, не знала, как себя вести, все момент не могла выбрать, чтобы признаться… Это моя вина, что все вышло за рамки дозволенного…

– То есть хочешь сказать, ты жалеешь, о том, что приехала тогда в лесничество и о том, что произошло между нами….

– Я жалею, что пришлось возвращаться сюда. – Пробормотала я, быстренько беря себя в руки. – Но это уже не важно. Важно то, что мы все?таки пришли к взаимопониманию. Я обещаю тебе со своей стороны поддержку и любую возможную помощь.. Надеюсь, и ты при необходимости не оставишь родственницу наедине со своими проблемами…


Когда около нашей машины из темноты неожиданно и почти бесшумно материализовался Игнат, я вздрогнула.

– Не бойся, это всего лишь я. – Улыбнулся мой бывший любовник. – Я уж начал думать, что ты никогда не выйдешь.

– Так зачем было ждать на улице? – Пожал плечами Никита. – Зашел бы внутрь…

– Не твое дело. – Не слишком любезно отрезал Игнат и снова повернулся ко мне. – Мне не хотелось выяснять с тобой отношения на глазах всей этой кодлы.

– Мне казалось, выяснять нам с тобой больше нечего. – Стараясь выглядеть спокойно и невозмутимо, ответила я.

– А мне так совсем не кажется, любовь моя. – Игнат почти вплотную приблизился ко мне. я почувствовала на щеке его обжигающее дыхание. – Мне еще многое нужно тебе сказать…

– Ты что не слышал? Девушка ясно дала понять, что с тобой разговаривать не желает. – Никита оттеснил от меня бывшего любовника. – Или тебе еще раз повторить, более внятно?

– Не вмешивайся. – С угрозой в голосе попытался оттолкнуть его Игнат. – Это наше дело, личное…

– Ошибаешься. Теперь это и мое дело тоже. Полина мне не чужой человек.

– Ах вот даже как! – Еще больше разозлился Игнат. – Думаешь, унаследовал несметные папочкины миллионы, а вместе с ним и Полину? В придачу так сказать!

– Замолчи, Игнат! – В бешенстве выкрикнула я. – Какое тебе дело до наших с Никитой отношений. Главное, между нами с тобой все кончено. Понимаешь, ВСЕ!

– Ты просто расстроена и издергана…

– Да какая разница, Игнат. Ты что меня не слышишь? Или просто не хочешь понимать того, что я тебе говорю? Я не люблю тебя! Совсем не люблю, понимаешь?! У нас с тобой больше никогда не будет абсолютно никаких отношений. Даже приятельских, если ты не перестанешь вести себя, как кретин.

– Это я кретин? – В голосе Игната послышалась самая настоящая угроза. – Хотя может, ты и права, я самый настоящий кретин! Столько лет ублажал тебя, исполнял малейшую прихоть, потакал даже самым дурацким капризам, а теперь, когда пришло наконец время и мне получить то, что я по праву заслужил, я вдруг стал тебе абсолютно не нужен… Вы что и живете уже вместе, да? – Никита с тревогой посмотрел на меня, не зная, как себя вести и стоит ли вмешиваться.

– Если для тебя это так важно, Игнат, то сейчас Никита отвезет меня к Анжеле, она болеет. А потом, мы сами будем решать, где и с кем нам жить. Пойми, тебя это больше не касается.

– Значит, так? – Глухо процедил мой бывший любовник.

– Значит, так. – Твердо ответила я.

Игнат растворился в темноте так же бесшумно, как появился.

– Если бы взглядом можно было убить, не сомневайся, он бы точно это сделал. – Усмехнулся Никита.

– Кишка тонка. – Только что разыгравшаяся сцена была настолько тягостной и не приятной, что не только обсуждать, а даже думать о ней не хотелось. – Поедем быстрее к Анжеле. Жорик, наверное, уже скулит от нетерпения…

Глава 16

Когда заспанная Анька притащила и сунула буквально под нос разрывающийся от бешеных трелей сотовый, часы показывали почти одиннадцать. Ничего удивительного, что обсудив накануне с подругой почти до рассвета семино завещание, подниматься в это утро из кроватей мы отнюдь не спешили.

– Алло. – Со сна мой голос звучал хрипло и глухо, глаза не открывались.

– Алло, Полина? – Я с удивлением услышала на том конце голос Никиты. В нем совершенно ясно проскальзывала не только растерянность, но и самая настоящая паника. – Полина это ты? Почему ты молчишь?

– Конечно это я, – приоткрыв один глаз, проворчала я. – А кого еще ты ожидал услышать, набирая номер моего личного сотового телефона?

– Слава богу! – Выдохнул в трубку Кит. – Я не знаю, что делать… Тут эта женщина…

– Какая женщина? – Окончательно просыпаясь, с тревогой спросила я и села на постели. – Ты можешь внятно объяснить, что там произошло такого страшного, что у тебя даже голос дрожит и срывается?

– У меня на кухне эта женщина… Ну, Ирина Матвеевна, которая бабушкой моей считается…

– Да поняла я, не тяни! Что она хочет…

– Ничего… Она уже ничего не хочет, потому что, кажется, она мертва.

– Что значит мертва? – Закричала в трубку я. – Ты что не удержался и ударил ее чем?то тяжелым?

– Нет, ну что ты… – Испугался мой невидимый собеседник. – Я же пока вроде в своем уме… Она сама… Сидела?сидела на стуле, потом вдруг упала и все…

– Ты сказал «кажется, умерла», может быть, она все-таки жива? Просто прикидывается или в обморок упала от нервов? – С надеждой спросила я.

– Она мертва. – Обречено вздохнул Никита. – У нее лицо такое… страшное. И дыхания нет…

– Ясно. – Я, прижимая трубку плечом к уху, начала торопливо натягивать первые попавшиеся под руку джинсы из Анькиного гардероба. Подруга стояла тут же и удивленно хлопала глазами, наблюдая за моими неуклюжими телодвиженьями.

– Что там опять случилось? – С тревогой поинтересовалась она, я махнула рукой и снова обратилась к Никите.

– Ник, постарайся успокоиться и быстренько объясни, что все это значит. Как Ирина Матвеевна оказалась у тебя на кухне, и что там у вас произошло?

– Я ее не приглашал, она сама заявилась в квартиру с утра пораньше… Ну, я растерялся вначале, не знал, как себя вести. Поэтому и войти позволил и даже кофе налил, как она просила… Я так и не успел понять, что ей было от меня нужно… Мы сидели, пили кофе, вернее она пила, а я курил, ждал пока остынет, я не люблю горячий… Ирина Матвеевна выглядела немного осунувшейся, расстроенной, но в целом вполне здоровой женщиной. Потом вдруг выронила из рук чашку и упала на пол. Я наклонился над ней и увидел, что она уже не дышит… Вот и все.

– Ясно. Ты скорую вызвал? – Деловито поинтересовалась я.

– Конечно, сразу же… А потом позвонил тебе. Я просто не знаю, что мне теперь делать…

– Ничего. Садись и жди врачей. Не говори им ничего лишнего, только то, что было сегодня утром. Пришла, упала, умерла… И это все. Точка. Я сейчас приеду к тебе. Жди.

Я бросила трубку на разобранную кровать и торопливо начала одеваться.

– Анжел, мне нужно срочно ехать в Семину квартиру. Похоже, там только что умерла моя свекровь. – Подруга ахнула и прижала ладошку к губам.

– И что теперь будет? – Дрожащим голосом спросила она.

– Ума не приложу. Хочется верить, что ее хватил самый обычный удар. Волнений то сколько она пережила за последние дни… Но боюсь, все не так просто… Не обвинили бы парня в убийстве своей только?только обретенной бабушки. Согласись, что поводов у него для этого более чем достаточно.

– Я с тобой! – Анжелка позабыла о больном горле и тоже бросилась к шкафу с одеждой.

Квартиры Семена мы достигли в рекордно короткие сроки. Там мы застали буквально посеревшего от волнения Никиту и четверых работников Скорой помощи… В кухне, прикрытое белой простыней, лежало неподвижное тело Ирины Матвеевны.

– Боюсь, что мое предположение оправдается, молодой человек. – Пожилой усталый доктор старался не смотреть на расстроенного Никиту. – Мы, конечно, сделаем все необходимые анализы, но и без них очевидно, что ваша бабушка умерла от отравления… Причем не какого?нибудь бытового, к примеру, пищевого, она приняла приличную дозу сильного яда предположительно растительного происхождения… По закону в таких случаях мы обязаны вызвать милицию…

– Вызывайте. – Обречено вздохнул Никита.

Милицейская бригада во главе с Сергеем Серафимовичем Сметаниным появилась довольно скоро.

– Я так и знал, что одной смертью дело не ограничится! – Сказал он, внимательно осматривая комнаты и кухню. Эксперт занялся телом Ирины Матвеевны.

– Ну, молодые люди, рассказывайте, что тут у вас опять произошло.

Никита быстренько обрисовал ситуацию.

– Надеюсь, Никита Семенович, вы понимаете, что мне придется вас задержать?

– За что интересно? – Хмуро поинтересовался он. – Вы, правда, считаете, что это я насыпал яд в чашку этой женщины?

– Откуда мне знать, кто его туда насыпал? Будем разбираться. Пока мне известно одно – в квартире были только вы двое, значит, вы автоматически становитесь подозреваемым номер один. Вам по любому придется поехать в отделение со мной.

– Не волнуйся, Никит. – Устало сказала я. – Долго тебя там не продержат. Наш адвокат в два счета сможет тебя оттуда вызволить. Я сейчас ему позвоню, и он уже будет вас встречать около отделения, когда подъедете.

Милиционеры работали довольно быстро. Осмотрев комнаты и тело умершей женщины, они упаковали в прозрачные пакетики чашки, ложки, блюдца, сахарницу, банку с кофе и все остальное, что нашли на столе. Аккуратно погрузив на носилки тело и прихватив с собой подозреваемого в лице Никиты, бригада удалилась. Нас с Анжелой милиционеры без особых церемоний выставили на улицу, а двери Семиной квартиры опечатали.


– И что теперь делать? – Озабочено сжала руками руль подруга. Когда мы с ней снова очутились в ее машине. – Ведь парню грозит не меньше десяти лет, за умышленное убийство… А то и больше…

– Не говори глупостей, Ань. – Хмуро откликнулась я. – Уже сегодня Никита будет ночевать дома, наш адвокат свое дело хорошо знает.

– Ну, а вообще, ты как считаешь, это он ее того… ну, на тот свет спровадил?

– Он что, так похож на круглого дурака, чтобы травить бабку таким примитивным образом? Как бы он ее не ненавидел, но совать из?за нее голову в петлю он бы точно не стал. Да и потом, откуда яд взялся? Я почти уверена, что он был насыпан в банку с кофе.

– Почему? – Анжела посмотрела на меня с любопытством.

– А куда еще? Сахар в кубиках, а кроме этого Никита к столу ничего подать не потрудился… Так что только кофе и остается… Только вот кто его туда мог подсыпать… Когда мы с тобой последний раз были на Семиной кухне, ты кажется пила кофе… Пила? – Я вопросительно посмотрела на подругу.

– Пила. – С готовностью кивнула она. – А ты пила чай. Всем известно, что ты кофе никогда не пьешь…

– Стоп! – Я схватила руку Анжелы и крепко ее сжала. – Мне кажется, я знаю, кто это сделал. Поехали к Игнату.

– Ты думаешь это он? Да? – От удивления глаза подруги сделались чуть ли не вдвое больше. – Но чем ему настолько помешала твоя бывшая свекровь, ума не приложу…

– Ты что дура, Ань? – Я укоризненно посмотрела на Анжелу, по-прежнему крепко сжимающую пальцами руль. – Откуда он мог знать, что Ирина Матвеевна с утра пораньше притащится к своему «внуку»? Яд в кофе предназначался вовсе не ей, а самому Никите. Вчера они крепко повздорили. Игнат даже, наверное, подумал, что я бросаю его ради Ника. Игната это взбесило до такой степени, что он пошел и насыпал сопернику в кофе яд. Ключи от Семиной квартиры у него вполне вероятно были, правда те, которые дала я, должен был забрать охранник, но у него к этому моменту могли быть и еще одни. Семен постоянно разбрасывал ключи по квартире, Игнат мог их взять, никого особенно не спрашивая. Прямо от офиса Ивана Станиславовича, где поругался с Никитой,, взбешенный до предела он понесся в квартиру Семена, где, как он уже знал, остановился его обидчик. Время у него было. Я сама сказала, что сначала Никита повезет меня к тебе. Как ты справедливо заметила, все знали, что кофе я никогда не пью, значит, он мог быть уверен практически на все сто, что яд попадет именно тому, кому следует… Соперник умрет, мы снова помиримся. И наследство делить не придется, все осядет в моих, а значит, и в его карманах… И сейчас Никита уже лежал бы покрытый белой простыней на полу, не проявись совершенно не кстати на горизонте Ирина Матвеевна…

– Вот и не верь после этого в божью кару. – Суеверно поежилась Анжела.

– Да уж. – Тяжело вздохнула я.

Глава 17

Игнат не особенно удивился, увидев нас на пороге своей квартиры. Он посторонился, пропуская нас в комнату, и сам вошел следом.

– Чем обязан? – Хмуро поинтересовался он, прислонившись к косяку. – Неужели соскучились?

– Не ломай комедию Игнат, – резко сказала я. – Ты прекрасно знаешь, зачем мы пришли. Ты в курсе, что сегодня утром в квартире Семена умерла Ирина Матвеевна? Она отравилась ядом, подсыпанным в кофе. – Игнат вздрогнул и побледнел. После такой реакции у меня не осталось никаких сомнений.

– А при чем здесь я? – хрипло выдавил он. – Я в это время дома был, спал…

– Ты насыпал яд в кофе вчера ночью, после нашего разговора там, у Аниной машины…. Ты сделал это для того, чтобы избавиться от Никиты. Ты хотел его убить!

– А хоть бы и так. – Внезапно кивнул Игнат. – У тебя ведь нет ни одного доказательства для того, чтобы меня обвинить, правда? Ты говоришь сейчас просто так, пытаешься задавить эмоциями, на понт взять… Меня у дома никто не видел, света на лестнице не было, значит, камеры ничего не засекли, ключи я выбросил в канализацию, остатки яда тоже уничтожил… Ну, что ты еще умного можешь мне сказать, Поля? Ни один мент на свете не сможет привязать меня к этому преступлению… Скорее уж твоего разлюбезного «пасынка» начнут таскать на допросы. У него хотя бы повод был для убийства бабки.

Внезапно мой взгляд остановился на тонком пестром кожаном шнуре, свисающем из кармана Игнатовых брюк, небрежно брошенных в кресло. В горле мгновенно пересохло и стало трудно дышать. Я покачнулась и чуть не упала.

– Мне не хорошо. Мне срочно нужно умыться.

Не обращая внимания на удивленные глаза Анжелы и Игната, я бросилась в ванну. Присев на пластмассовый бак для белья, я торопливо достала из сумки телефон и лихорадочно начала тыкать пальцем в кнопки. Откуда?то из зала до моего слуха донеслась странная протяжная мелодия. Захлопнув крышку телефона, я прижала его к груди и заплакала.


Когда я снова появилась в комнате, вид у меня скорее всего был не из самых лучших… Аня вскочила со стула и бросилась ко мне.

– Что!? Что случилось Полина? Да на тебе буквально лица нет…

– Пойдем… – Простонала я. – Мне плохо… Ты должна срочно отвезти меня домой…

– Может в больницу? – Встревожено предложила подруга.

– Все равно, – я схватила ее за рукав и потащила к выходу. Я захлопнула дверь, так и не посмотрев больше в глаза своего бывшего любовника.

– Ты можешь толком объяснить, что на тебя вдруг нашло? – В сотый раз поинтересовалась подруга, когда мы с бешеной скоростью донеслись до ее квартиры. – Тебе на самом деле стало плохо в квартире Игната?

– Да, Ань! Да, мне стало ужасно плохо… ужасно. Ведь это он Ань! Представляешь, это он убил Семена там в гараже. В своих рассуждениях я совершенно упустила то, что Игнат не меньше остальных предполагаемых наследников был заинтересован в смерти моего мужа. Он был практически уверен, что все-таки уговорит меня выйти за него замуж, мы ведь уже столько лет были вместе… Ну, и тогда естественно деньги автоматически попадали в его распоряжение… Не знаю, что там у них в гараже произошло, Семен никогда особо не любил Игната, считал жадноватым и ужасно расчетливым. Он мог наговорить ему каких-то гадостей, а, может, этого и не потребовалось. Ошиваясь около моего дома, Игнат мог заметить «Мерседес» Семена и его самого совершенно случайно. Сам факт того, что Семен оказывается жив и вполне здоров, полностью уничтожал все радужные планы и перспективы Игната на будущее… Если остальные наследники могли хотя бы теоретически получить что-то от щедрот Семена и при его жизни, то Игнату для того, чтобы законно приложиться к его деньгам, нужно было жениться на мне. А это он мог сделать только после смерти Семена. Причем официальной… Случиться могло по всякому, но результат очевиден – Игнат ударил Сему чем то по голове и убил. Потом сунул труп в машину и понесся прямиком к отделению, куда должны были с минуты на минуту после него прибыть и мы с Никитой. Представляешь, Ань, пока он разыгрывал передо мной сцену нежности и ревности, упирая на то, что сидит там давным?давно, где-то неподалеку стоял «Мерседес» с телом Семена.. А я еще удивилась немного, почему это он куртку на себя нацепил, да еще и молнию почти до носа застегнул. На улице было довольно тепло… А ведь теперь все очевидно… Сема был весь в крови, Игнат не мог не испачкаться…

– Но ведь все это только домыслы… – Осторожно высказала свое мнение подруга. – Может, верные, а может, и нет…

– Не сомневайся, Ань, – печально улыбнулась я. – Расследование закончено, в смерти моего мужа виноват именно Игнат.

– Почему ты так в этом уверена?

– Игнат всегда удивлял меня жадностью и какой-то поразительной мелочностью. И в этот раз он не смог удержаться. Он оставил себе дорогущий телефон моего мужа. Я сразу узнала пестрый шнурок, который всегда висел на шее Семена…

– Но это тоже может быть просто совпадением… Ведь пестрый шнурок не такая уж и редкость…

– Редкость, Ань. Такой – редкость. Ну, а музыки второй такой просто в природе не существует. Ее Сема сам сочинил, понимаешь? Сам! Я наудачу набрала со своего телефона номер Игната и услышала именно эту мелодию… Сим?карту этот дурачок сменить догадался, а вот насчет музыки не сообразил… Так что не сомневайся, это именно Игнат сознательно убил моего мужа, и случайно Ирину Матвеевну. И он очень скоро поплатится за это, не сомневайся.

– Не надо себя накручивать, Поль. – Погладила меня по плечу подруга. – Конечно, он будет нести ответственность за то, что натворил… Ему придется рассказать все следователю…

– Не придется. – Мрачно усмехнулась я. – Мертвые не умеют говорить… Ты разве этого не знала, подруга?

Анжела с тревогой посмотрела на меня, видно опасаясь того, что я, не выдержав переживаний и постоянной нервотрепки, все?таки слегка тронулась умом.

– Но он же пока живой. – Осторожно сказала она.

– Не уверена. – Спокойно возразила я.

– В каком смысле? – Опешила от такого заявления подруга.

– В самом прямом. Игнат должен сам себя уничтожить…

– Это как? Ты считаешь, он из тех людей, которые способны из?за угрызений совести пойти на самоубийство? Боюсь тебя разочаровать, но…

– Да при чем тут самоубийство? – Перебила подругу я. – Хотя в принципе, это можно и так назвать… – Анжела уставилась на меня во все глаза. – Игнат перед самым нашим приходом собирался кофейком побаловаться, да, видно, не успел… Я в кухне видела на столе чистую чашку, сахар, да и чайник был горячий… По пути из ванны я заменила кофе в его банке на то, которое он сам лично, собственными руками приготовил для нас с Никитой. Я специально отсыпала половину там, в семиной квартире, пока мы ждали приезда милиции… Вот он и пригодился… Божья кара, как ты говоришь, дело, конечно, не плохое, но и самому господу иногда не грех немного помочь… Ты как считаешь?


Никиту отпустили домой уже вечером, обнаружив в квартире Игната мертвое тело хозяина, и выслушав наши эмоциональные объяснения о ревности и мести, отсмотрев вечерние записи с камер видеонаблюдения у подъезда нашего дома, Сергей Серафимович не долго думая, признал смерть Игната самоубийством, спровоцированным неудачным покушением на жизнь соперника, так же он с видимой радостью принял от меня доказательства того, что и Семена тоже ударил по голове Игнат. При обыске его квартиры в ванне милиция обнаружила рубашку со следами крови моего мужа. После этого оба дела были закрыты в связи со смертью главного виновного и сданы в архив.

Эпилог

– Вот убей не пойму, Полина, зачем тебе это надо? – Устало поинтересовалась Анжела. – Ты можешь мне толком объяснить, что тебя не устраивает? С чего вдруг тебе приспичило уезжать?

– Я соскучилась по отцу. – Любуясь танцем снежинок за окном, ответила я.

– Так перевези его сюда. – Пожала плечами Анжела. – Хочешь, у себя посели, или квартиру купи отдельную…

– Он не хочет сюда переезжать, у него там хозяйство, куры, поросенок.

– Глупость какая?то. Вон Агафья Тихоновна, переехала в особняк и, чувствует, себя очень даже распрекрасно… Ты насколько к отцу собираешься?

– Не знаю… как надоест. Я еще не решила.

– Но хотя бы приблизительно ты можешь сказать, на неделю ты едешь, на месяц?

– Может, на месяц, может, на год… Мне торопиться некуда, дела все на себя полностью Никита взял, Погощу у отца, потом, если захочется, путевку в какой?нибудь круиз куплю. На белоснежном лайнере вокруг света… Заманчиво, правда? Хотя, говорят, в этих круизах такая тоска, умереть можно со скуки. – Тяжело вздохнула я.

– Не нравится мне твое настроение, Полина. – Анжела внимательно посмотрела на меня. – За эти пол года, что прошли после смерти Семена, ты здорово изменилась.

– Может быть. – Согласилась я. – Все меняются со временем. Я же обычный человек…

– Это точно, меняются все. – Кивнула подруга. – Никиту вон вообще не узнать в последнее время. Теперь даже смешно вспоминать, каким он пол года назад сюда к нам приехал из этого своего лесничества. Всклокоченный, в семиных джинсах, которые были ему велики на два размера.

– Зато теперь таким красавцем стал – глаз не отвести. – Сухо заметила я.

– И не говори, – не обращая внимания на мой тон, горячо поддержала Анжела. – Шмоток накупил первоклассных, машину, яхту… Не ожидала я, что он так быстро в роль миллионера вживется, всего за каких то пол года… Откуда что взялось. И манеры, и шарм…

– Ты так говоришь, будто он только и делает, что развлекается да костюмы меняет. – Сочла своим долгом вступиться за «пасынка» я. – Он в дела Семины еще быстрее вник, чем в тусовку местную. На удивленье умным и дотошным парнем оказался. Такому не страшно доверить капиталы. Я со спокойным сердцем уезжаю.

– Неужели так все Никите и оставишь? – Удивилась Анжела.

– Почему все? – Пожала плечами я. – Я ему вообще ничего не оставляю. Я просто подписала на его имя доверенности, по которым он спокойно совершенно без моего вмешательства сможет управлять и моей, и своей половиной бизнеса.

– Но Семен же хотел, чтобы вы занимались делами вместе…

– Мало ли что Семен хотел! Я ничего в этом не понимаю и самое главное понимать не хочу. Я, в конце концов, женщина. Мое дело мужа любить, детей растить, следить за собой. А карьеру пускай мужики делают, раз им так этого хочется. Мы с Никитой договорились, что я полностью устраняюсь от дел, он просто будет пересылать мне на счета мою часть доходов. Я смогу их получить в любом из европейских банков. Удобно, особенно если учесть, что я собираюсь много путешествовать.

– Говоришь ты все правильно, – вздохнула Анжела. – Да только радости в твоих глазах что?то особой не наблюдается. Раньше ты мне нравилась гораздо больше. Энергия просто через край била. Может, тебе мужика завести, а? – С надеждой посмотрела на меня подруга. – Какого?нибудь поинтереснее…

– Мужчина не собака, чтобы его заводить для развлечения…

– Ну, не для развлечения заведи, – начала раздражаться Анжела. – Хоть замуж снова выйди, только не сохни, ради бога! Встряхнись!

– Попробую. – Улыбнулась я. – Для этого и уезжаю…

– Когда в путь собираешься тронуться? – видя, что ее увещевания не дают никакого ощутимого результата, сдалась она. – Я хоть проводить тебя приду. Можно?

– Конечно. – Кивнула я. – Я, наверное, прямо завтра поеду.

– Завтра? – Опешила подруга. – Так ты что, разве на свадьбу не собираешься идти?

– Какую свадьбу? – Удивилась я.

– Ты что с дуба рухнула, Полин? Никита завтра женится! Он неделю назад сам лично пришел и заказал нашему ресторану банкет на сто пятьдесят человек. Сказал, что хочет справить у нас свою свадьбу. Я, конечно, сказала ему, что такие дела так не делаются, нужно минимум месяц для подготовки… А он засмеялся и говорит « Не могу я ждать месяц. Мне прямо сейчас жениться приспичило!» Короче, весь в отца характером удался. Хорошо хоть водку не хлещет…

– Никита? – У меня в груди похолодело, и в горле образовался колючий комок. – На ком он женится?

– Так я же специально приехала к тебе, чтобы узнать… – Растерялась Анжела. – Уж никак не думала, что ты не в курсе. Вы же почти каждый день видитесь…

– Ну и что? Он забегает днем или утром, посидит, поболтает, бумажки всякие подсунет на подпись и испаряется, только его и видели. А где и с кем он вечера, а уж тем более ночи проводит, он мне как-то не докладывает… Может, в своем особняке, может, еще где…

– Обалдеть. – Анжела внимательно посмотрела на меня. – А ты случайно не гонишь, подруга? Должен же он тебе был приглашение прислать…

– С чего бы это? – Пожала плечами я. – Мы даже не родственники.

– Вы партнеры по бизнесу, а это круче иного дешевого родства. – Анжела задумчиво почесала кончик носа. – Чувствую, что-то не чисто с этой свадьбой, ох не чисто… Слушай, а может, он скрывает потому что на Лариске женится, ну на Колесниковой… А что? Очень даже может быть, я сама их пару раз вместе видела, он ее в наш ресторан приводил. И в парке, когда с Жориком гуляла, тоже видела однажды. Никита Ларкину дочку на каруселях катал… Ну, точно! – Хлопнула себя по лбу Анжела. – Это точно Колесникова! Поэтому Никита и не говорит тебе, знает, что вы не в ладах, ну еще из?за истории с Семеном. Вот он и молчит… А может, и того хуже – эта паразитка сказала, чтобы тебя ни в коем случае на свадьбе не было, но ты обязательно должна пойти!

– Зачем?

– Ну, как же… – растерялась она. – Там все наши знакомые будут, если тебя на Никиткиной свадьбе люди не увидят, что они подумают!?

– Да пусть думают, что хотят. – Устало сказала я. – Мне абсолютно все равно. Я завтра к отцу уезжаю. Насколько я поняла, ты провожать меня не придешь…

– Ты представляешь, сколько у меня завтра забот будет? Свадьба и гости такого ранга – это тебе не абы что…

– Ну, тогда давай сейчас прощаться. Завтра уже, наверное, не увидимся…

– Ну, давай… А может, все?таки передумаешь? – С надеждой посмотрела на меня подруга. Я покачала головой. – Ну, как знаешь….

В этот момент включилась ужасная семина сирена. Мы с подругой вздрогнули.

– Господи! Полина! Как можно продолжать жить с этой ужасной штуковиной!? Ты же сама еще, когда Семен был жив, сто раз ему говорила, что звонок на домофоне нужно обязательно сменить! А теперь уже и Семы пол года нет, а ты все воем сирены продолжаешь наслаждаться.

– Как?то все руки не доходят. – Сказала я, нажимая большую синюю кнопку. На экране появилось лицо консьержа.

– Полина Игоревна, к вам тут … – он немного замялся. – Маскарад.

– Маскарад? – Удивилась я. – Что это значит, Олег Иванович?

– Я сам не совсем понял…

– Слушай, пусть запускает. – Ткнула меня в бок Анжела. – Посмотреть хочется, может, хоть настроение поднимется.

– А маскарад-то как, большой? – Осторожно поинтересовалась я у консьержа.

– Десять человек. – С готовностью отозвался Олег Иванович. – Все женщины.

– Женщины?! – Изумилась Анжела и закричала из?за моего плеча. – Запускайте, Олег Иванович! А то я от любопытства умру прямо на месте.

– Ну, запускайте, – вздохнула я.

Когда широкие дверки лифта раздвинулись, откуда-то изнутри полилась медленная красивая музыка и ко мне в квартиру одно за одним, изящно кружась в такт мелодии, начали выплывать …. свадебные платья. Нет, ну естественно выплывали они не сами, в них были одеты прелестные девушки из какого-то модельного агентства, вероятно, но я была так ошарашена, что их в тот момент даже не заметила. Когда все платья выплыли, дверки лифта бесшумно сдвинулись, и девушки закружились по моей просторной гостиной.

– Обалдеть! – Прижав ладошку ко рту, прошептала Анжела. – Это что за фигня?

– Красиво. – Сказала я.

– Да не просто красиво, а обалденно прекрасно! – Я вздрогнула и резко обернулась. Позади меня стоял и улыбался во весь рот Никита, видимо, Анжелка опять забыла запереть за собой дверь на лестницу. – Каждое из этих платьев, между прочим, произведение искусства. Я специально заказал по одному самым известным кутюрье.

– Но это же, страшно подумать, сколько стоит! – Воскликнула Анжела. – Каждое платье целое состояние.

– А я на своей невесте не собираюсь экономить! – Гордо заявил Никита.

– Но все равно ведь жалко. Одно она, предположим, выберет, а остальные девять пропадут просто так. Она же сразу все десять не сможет на себя натянуть…

– Почему пропадут? – Удивился он. – Я собираюсь жить в счастливом браке не один год, и не два. Будем каждый год справлять свадьбу заново. Вот платья и пригодятся. Здорово я придумал?

– Никит, а ты случайно не перегрелся? – Осторожно поинтересовалась Анжела. – Хотя на улице, вроде, зима… Чудишь. Весь в отца.

– Стараюсь. – Рассмеялся Никита. – Моей невесте нравятся такие необычные поступки и неординарные люди, как мой отец… Она ведь его любила именно за это, насколько я понимаю…

– Я, конечно, извиняюсь. – Наконец, справившись с волнением, подала голос я. – Можно поинтересоваться?

– Конечно. – Никита с готовностью обернулся ко мне. – Что ты хотела спросить?

– Ты адресом случайно не ошибся? Ты что хочешь, чтобы мы с Анжелой выбирали для Лариски платье? Ты извини, это уже откровенное хамство. Даже твой отец, на которого ты так стремишься походить, и то до такого бы не додумался. И вообще, невеста сама должна выбирать…

– Так я и предлагаю невесте выбрать. – В глазах Никиты появились лукавые огоньки. – Если ты еще не поняла, я собираюсь жениться на тебе.

– На Полине?! – Глаза Анжелы стали похожи на два фарфоровых блюдца. – И я, как всегда, узнаю об этом самая последняя!!

– Не переживай, Ань. Не последняя. Мы с тобой вместе узнали. – Стараясь выглядеть спокойно, сказала я и посмотрела на Никиту. – То есть ты хочешь сказать, что завтра ты женишься на мне? – Он с улыбкой кивнул. – Ты заказал банкет в ресторане, десять свадебных платьев. Гостей уже всех наверняка пригласил? – Никита снова кивнул. – А почему было для начала не спросить меня?

– Я боялся, что ты мне откажешь. – Просто ответил он. – Ты все эти пол года вела себя так, что я просто боялся к тебе подступиться. Каждый день приходил к тебе с твердым намерением расставить все по своим местам, а видел тебя и тушевался… Короче, в конце концов я даже сам на себя разозлился. Решил доказать, что я мужик и могу самостоятельно принимать решения за нас обоих. Даже самые важные и трудные.

– Другими словами ты решил, что если ты поставишь меня перед фактом, отступать мне будет некуда. – Усмехнулась я. – Платья, банкет, сто пятьдесят приглашенных на свадьбу гостей… Я права? Ты подумал, что в такой ситуации мне будет отказать тебе намного сложнее?

Никита кивнул и с тревогой посмотрел на меня.

– Я что ошибся?

– Не сходи с ума, Полина! – Возбужденно зашептала в ухо Анжела. – Не вздумай отказать! Ты посмотри, любовь-то какая! А платья!

– Но я собиралась как раз завтра ехать к отцу…

– Иван Петрович через два часа приедет сюда. Я послал ему приглашение на свадьбу… – Смущенно посмотрел на меня Никита. – Он звонил, сказал, что очень рад за нас с тобой. Там с ним еще пара твоих друзей детства едет…

– Да ты просто шантажист! – Не выдержала и рассмеялась я. – Мне еще ни разу в жизни не делали предложения таким дурацким способом.

– Значит, ты согласна? Ну быстрее говори, что согласна, а то я с ума сойду!

– Конечно, согласна! Разве может женщина пройти мимо искушения каждый год заново отмечать свадьбу с любимым человеком, да еще и в таких замечательных платьях? Конечно, я согласна, но ты, Никита, просто ненормальный!

Никита подхватил меня на руки и закружил по комнате.

– Обалдеть! – Восхищенно прошептала Анжела, прижав руки к груди.


home | my bookshelf | | По стандартам миллиардеров |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 3
Средний рейтинг 5.0 из 5



Оцените эту книгу