Book: Гончаров и его подзащитная



Михаил Георгиевич Петров

Гончаров и его подзащитная

* * *

По случаю удачно проданного «Запорожца» мой давний товарищ Валерий Степанович Ефремов решил устроить гранд-банкет. В числе почетного и единственного гостя был приглашен я. Ну а поскольку Валерка жил один, то и обмывать его сделку нам предстояло вдвоем. Еще с порога, не раздеваясь, я критическим оком оглядел стол. Я не гурман и привык довольствоваться тем немногим, что ниспошлет Бог, но такого вопиющего убожества ни видал давно. Если не считать немереного количества спиртного — стол был пуст. Капуста, селедка да картошка в мундире составляли все меню. В общем, при всем своем желании обожраться тут было невозможно.

— Ты никак на все вырученные от продажи деньги накрыл стол? — скидывая куртку, кисло заметил я.

— Нет, немного осталось, — скромно ответил он. — А что тебе не нравится? Картошечка в мундире. Капустку тоже купил, а селедка самая дорогая и жирная. Водку я взял фирменную и, оцени, в большом количестве.

— Вот и пей ее сам, алкаш-неудачник, совсем сдурел. Чем прикажешь ее закусывать? Рукавом или твоим старым носком?

— Не понимаю, что тебя не устраивает? Селедочка отличного засола. Но если уж ты такой привередливый, могу тебе поджарить пару яиц.

— Будь любезен, только выбери покрупнее.

— Как скажешь, — обидчиво ответил хозяин, пропуская меня в комнату. — Располагайся. Можешь включить телик.

Включать я ничего не стал. Просто сидел на диване, с интересом разглядывая его холостяцкую квартиру, в которой не был года три. С тех давних пор, как его преподобная выбрала себе другого, более удачливого спутника жизни, в его хоромах мало что изменилось. Разве что появился новый телевизор да рыжий кот Матвей поменял свой окрас. Наверное, и назывался он теперь по-другому.

— Как дела-то? — внося шипящую сковороду, задал он беспредметный вопрос.

— Как сажа бела, — подсаживаясь к столу, ответил я. — А чего ты решил своего мустанга продать?

— А на кой он нужен? Во-первых, мне с моим несуразно длинным ростом и авторитетной лысиной стыдно в него садиться, а во-вторых, я намедни всю рожу ему раздолбал. Там один ремонт на три штуки потянет. А это почти пять моих зарплат.

— А кто ж тебе не велит зарабатывать больше? Плюнул бы на свой театр… Что, свет клином на нем сошелся?

— Не сошелся, — уныло кивнув яйцеобразной головой, согласился Ефремов. — Да только кто меня куда возьмет? Я ведь, кроме кукол, в руках ничего не держал. А ты думаешь, из-за чего Вика от меня ушла? Вот то-то… Бабе что нужно? Сам знаешь… А я ни ловчить, ни крутиться не могу. Ладно, забудем, хватит ныть, не для того собрались. Наливай, Константин Иванович, живы будем — не помрем!

— Не помрем, — согласился я, опрокидывая рюмку. — А только с таким пессимистическим настроением можно и голову в петлю сунуть.

— Уже подумывал, — хрумкая капустой, криво усмехнулся Валерка. — Спасибо соседке, отговорила. Тоже одна живет.

— Вот и прекрасно. Хорошая у тебя соседка. Взял бы да и женился на ней.

— Это ты здорово придумал! — расхохотался кукловод. — Ей самое время замуж выходить. Семьдесят годков стукнуло. Едва ползает. Давненько ее не видел. Куда, старая, запропастилась? Надо ее проведать, водочки отнести. Она как пирожки или блинчики жарит — всегда мне заносит. Ты посиди, а я мигом.

Озадаченный и с гостинцем в руках, он вернулся назад минут через пять.

— Дверь почему-то не открывает, — удивленно сообщил он. — Не случилось ли чего?

— Ну и что с того, что дверь не открывает? — наполняя рюмки, благодушно спросил я. — Погулять бабулька вышла, только и всего.

— Куда там погулять! Она еще летом перестала на улицу выходить.

— А кто же ей за продуктами ходит?

— Надька, сестра патронажная.

— Тогда тем более не вижу оснований для твоего щенячьего скулежа. Если бы бабулька приказала долго жить, то сестричка давно бы об этом сообщила. Наверняка у нее есть дубликат ключей.

— Не знаю, но возможно. Только мне одно не нравится. Доносится из ее квартиры едва слышный сладковатый душок. Неприятный он, неэстетичный какой-то.

— М-да, душок — явление действительно неприятное. Может быть, у нее прокис суп или еще какой продукт.

— Костя, нынче у пенсионеров супы не прокисают, правительство не позволяет.

— Пожалуй, ты прав. Скажи, а что-нибудь ценное у нее в квартире есть?

— По сравнению с ней я Ротшильд.

— Значит, если она и померла, то, считай, своей смертью. Вызывай участкового. У меня такое впечатление, что наша пирушка скоро окончится.

В ожидании участкового мы успели докушать глазунью и опорожнить бутылку, так что к его приходу вид у нас был геройский и самый решительный. С большим энтузиазмом мы откликнулись на его просьбу о содействии. Вооружившись топором и мощной отверткой, мы поднялись на третий этаж и здесь при помощи своих немудрящих инструментов вскрыли подозрительную квартиру. Смрад, ударивший в нос, заставил нас отшатнуться. Теперь я мог подтвердить, что подозрения кукловода не были напрасными.

— В квартиру не заходить! — начальственным тоном приказал коротышка капитан.

— Да ты нас туда и за бутылку не загонишь, — зажимая нос, заверил его Валерка. — Что теперь делать, куда звонить?

— Куда, куда, в морг звонить, — важно вынес свое решение участковый.

— В морг-то оно можно, — задумчиво протянул я, — морг дело хорошее. Куда уж тут, господин пристав, без морга-то денешься. Только смекаю я: а ну как старушка не по своей воле преставилась? Тогда что? Ввалятся санитары, все затопчут, и вы будете виноваты. Я правильно рассуждаю?

— Правильно. Тем более, что за последний месяц по нашему району убито три пенсионера. Откуда мне позвонить?

— От меня, — самоотверженно вызвался Валерка.

Едва только они скрылись из поля моего зрения, как я, не мешкая ни секунды, сунул свой любопытный нос в бабушкину квартиру. Заглянул в комнату и тут же выскочил. Того, что я увидел, а особенно унюхал, хватило вполне. Жирные мухи вольготно и непринужденно ползали по раздувшемуся трупу, который я углядел на диване. Бабуля лежала лицом вниз и, судя по свисающим концам веревки, была удавлена насильно.

На площадку я выскочил вовремя, потому что из соседней квартиры высунулась любопытная женская физиономия и поинтересовалась, какому идиоту вздумалось портить воздух у нее под дверью.

— Только не мне, — сразу отверг я ее гнусные подозрения.

— Господи, как воняет, — брезгливо сморщив курносый нос, сплюнула дама. — Откуда этот запах?

— Мне кажется, он разносится из соседней с вами квартиры.

— Старая грязнуля, что она там делает?

— Лежит, — лаконично ответил я.

— Сейчас я ей выскажу, — гневно пообещала соседка и дернулась к двери.

— Не надо, — перекрывая ей путь, попросил я. — Она все равно вас не услышит.

— Это меня-то не услышит! — взвизгнула баба. — Да меня мертвый услышит.

— Наверное, так оно и есть. Но только она уже начала разлагаться, и мне кажется, что на сей раз ваши крики останутся невостребованными. Впрочем, как знаете…

— Участковый инспектор Оленин, — отдавая честь, представился капитан. — Женщина, почему кричите?

— Она, господин пристав, требует доступа к телу, а я не пускаю, — гаденько улыбнувшись, пояснил я. — Мало ли что приключится! А может, она какие-то улики уничтожить хочет. С этими любопытными ухо держать надо востро. Дело такое…

— Вы совершенно правильно поступили, товарищ, — облагодетельствовал меня Оленин и в знак особого доверия сообщил: — Сейчас сюда приедет медэксперт, а там уже посмотрим, что к чему.

— Замечательно, тогда, с вашего позволения, мы будем находиться в квартире этажом ниже. Когда понадобимся — всегда к вашим услугам. Валерка, только строго между нами, — тщетно пытаясь отмыть с себя ароматы мертвечины, сообщил я, — бабульку-то твою угрохали.

— Ты в своем уме? — вылупился на меня Ефремов. — Почему ты так решил?

— Потому что, пока вы ходили звонить, я заскочил к ней в гости. Ее удавили капроновым шнуром. Не понимаю только за что. У тебя на этот счет есть какие-нибудь предположения?

— Абсолютно никаких. Нина Антоновна жила от пенсии до пенсии. Ничего ценного, кроме золотого колечка да пары сережек, в доме у нее не было.

— Это я понял, но тогда за каким чертом ее понадобилось убивать? Может быть, из-за квартиры? Она у нее приватизирована?

— Нет, я знаю точно, потому что на эту тему разговоры у нас велись неоднократно. Незачем ей было ее приватизировать, поскольку близких родственников у нее не было, а дарить хату племянницам-потаскушкам она не хотела.

— Почему? Все не государству достанется.

— Не любила она их. Жаловалась, что вспомнили они ее только тогда, когда время к закату подошло. И это действительно так. Здесь я живу больше десяти лет, а впервые увидел их года два назад. Вдруг забота их обуяла. Продукты вкусненькие таскать начали, винцо марочное. Чего там греха таить, любила Антоновна немного пригубить, а только на этот раз пошла на принцип, все их подаяния аккуратно складировала в коридоре, не касаясь даже пальцем.

— Тогда понятно. Скорее всего, они ее и прижучили. Прямо на разобранном диване кислород перекрыли, мерзавки. И то сказать, обидно… Ты их с недельку тому назад не видел? Может, на лестнице случайно встретил?

— Да нет, они уже больше года как перестали к ней ходить. Надоело попусту время терять, они и отступились.

— Не уверен. Кто может смириться с тем, что у тебя из-под носа квартиру уводят? Нет, Валерик, что-то тут не так. Боюсь, не обошлось здесь без ее родственничков.

— Может быть, и так, но только я вот о чем подумал: зачем ее племянницам понадобилась эта однокомнатная хрущоба? Сами они не бедствуют, имеют какое-то частное предприятие, разъезжают в «фольксвагене» и вполне довольны жизнью. Зачем им убивать полуживую старуху? Не вижу в этом никакого смысла.

— На первый взгляд многие убийства лишены смысла, а тут налицо, по крайней мере, две причины. Во-первых, они могли мстить тетке за ее дурацкое упрямство, а во-вторых, мы же не знаем наверняка, оставалась ли квартира неприватизирована. Что же касается их материального благополучия, то хорошо ведь известно: чем больше имеем — тем больше хочется.

— Да тебе-то что до них? Не наши это проблемы и не нам их решать. Давай лучше выпьем за рабу Божью Антоновну.

За рабу Божью Антоновну мы пили вплоть до прихода участкового. Желая нас удивить, он предложил проследовать за ним туда, где уже суетились криминалисты, медики, следователь и прочие санитары.

Выступая в роли понятых, мы расписались во всевозможных протоколах и за неимением оснований к задержанию были с миром отпущены. Однако веселиться и продолжать пить водку с селедкой желание пропало начисто. В седьмом часу вечера, неудовлетворенный и сердитый, я вернулся домой.

Убийство Валеркиной соседки не давало мне покоя весь вечер. Оно могло показаться совершенно ординарным, если бы не одно обстоятельство: никаких видимых мотивов в нем не усматривалось. Непременно в понедельник вечером позвоню Ефремову и расспрошу, как развиваются события. Может быть, что-то и прояснится.

В понедельник, ближе к вечеру, он позвонил сам. Едва поздоровавшись, заговорил срывающимся от волнения голосом:

— Костя, ты не представляешь… Нет, только подумай. Ну и дела творятся в нашем датском королевстве. Я как узнал, так чуть не уписался. Ей-богу, в голову бы не пришло…

— Кукольник, — жестко прервал я его сумбурный поток, — заткнись и выпей воды. Только потом я буду тебя слушать, в противном же случае беседуй с унитазом.

— Ну да. Конечно, — успокаиваясь, согласился он. — Костя, а ты был прав. Эти племянницы те еще штучки. Оказывается, они переписали бабкину квартиру на себя еще год назад, причем, насколько мне стало известно, без ведома самой Антоновны.

— Как? Как можно?

— Вот так! Когда есть деньги, все возможно.

— Ну что ж, поздравляю. На этот раз зло будет наказано.

— Да, но это еще не все. Ты представляешь, эти паскудницы после того, как убили тетку, не побрезговали ее пенсией. Это до какого же скотства нужно дойти, чтобы опуститься до такого!

— А откуда ты узнал о пенсии? Они сами тебе об этом сообщили?

— Нет, конечно. Ко мне только что заходил участковый Оленин. Он-то все и рассказал. Нет, ну ты подумай, какие суки!

— Погоди-ка, а откуда твоему участковому стало известно о том, что они после убийства присвоили ее пенсию? Они сознались в этом?

— Ну, я не знаю. А только денег в квартире не обнаружено ни копеечки, хотя четвертого февраля Нина Антоновна пенсию получила, о чем свидетельствует ее роспись в ведомости.

— Ясно, а что твой капитан говорит о дате ее смерти?

— Вот-вот, именно где-то в это время ее и укокошили.

— Лерка, ты там что-то про кольцо упоминал. Они его тоже забрали?

— Нет, как ни странно, колечко и золотые сережки менты нашли сразу. В шифоньере, в старой картонной коробочке, там, где она их всегда хранила.

— Ну, тогда все ясно. Тогда все понятно. Позванивай, — заканчивая разговор, пробормотал я.

А ничего-то тебе, самоуверенный господин Гончаров, не ясно, ничего не понятно, а скорее даже наоборот. Неувязки получаются. Скажи мне на милость, почему племянницы-убийцы забрали нищенскую старухину пенсию и при этом не тронули золотых вещиц? Ведь они, судя по Леркиным рассказам, прекрасно знали, где бабуля их хранит, а цена их гораздо выше теткиной пенсии. И вообще, зачем они забрали деньги? Если для отвода глаз, чтобы направить следствие по ложному пути, то и золотишко прибрать им было бы не вредно. И погромчик инсценировать не мешало. Однако ничего такого нет. В квартире, если не считать разбросанного постельного белья, полный порядок. Что-то не компонуется это, казалось бы, заурядное убийство. Ясно пока только одно: преступление совершено лицами не случайными. Незнакомым людям бабка дверь не откроет. Погодите, товарищ Гончаров, а почему вы считаете, что она сама открыла дверь лиходею? Насколько мне помнится, Лерка говорил, что к ней приходит патронажная сестра. Вот откуда бы я начал танцевать свое танго. Надо бы напомнить о ней участковому. Хотя вряд ли он отнесется к этой рекомендации серьезно. Не нужна она ему. Тогда кому все это нужно? Может быть, господину Гончарову, поборнику справедливого возмездия? Нет уж, увольте, своих шишек мне хватает выше головы.

Удовлетворенный правильной мыслью, я тайно выпил чашку водки, завалился на диван и позабыл об этой истории навсегда.


В пятницу я проснулся довольно поздно, когда часы показывали полдень, а от Милки оставался только запах духов и рекомендательная записка о том, чтобы сегодня я напрочь воздержался от приема спиртного, поскольку вечером мы приглашены на день рождения ее очередной подруги. Выкурив сигарету и приняв водные процедуры, я прикидывал, как половчее выполнить ее пожелания, да так, чтоб и волки были сыты, и овцы целы. После недолгих размышлений такой компромисс мною был найден.

Всякий уважающий себя джентльмен, проснувшись утром, непременно должен выпить чашечку кофе, и нет в том ничего зазорного, если он плеснет туда символическую капельку коньяку. Что, собственно, я и сделал. И не моя в том вина, что в полученном напитке почему-то превалировал коньяк. В конце концов, я не провизор и мензурок у меня нет.

С котом на коленях я устроился перед телевизором и, потягивая коричневое пойло, вместе с господином Ковровым занялся разгадками петербургских тайн, и что характерно — с каждым глотком герои этого фильма становились мне дороже и милее.

Резкий звонок в дверь, показавшийся мне совершенно неуместным, разрушил нашу идиллию. Негромко сквернословя, я сбросил кота и, запахнув халат, открыл дверь.

— Вы ошиблись! — были мои первые слова, когда прямо на меня двинулся огромный букет разноцветных гладиолусов. Он был настолько велик, что закрывал лицо стоящей за ним женщины.

— Нет, Константин Иванович, — возразил приятный голос, показавшийся мне знакомым, — не ошиблась, но может быть, вы все-таки пропустите меня?

— Э-э-э, с превеликим удовольствием, если вы не замышляете против меня зла.

— Не замышляю, — проходя в переднюю, усмехнулась нежданная гостья. — Пропустите меня в ванную, первым делом нужно позаботиться о цветах.

Ровным счетом ничего не понимая, я распахнул перед нею дверь и отошел в сторону, ожидая ее дальнейших распоряжений. Вывалив весь свой цветочный сноп прямо в ванну, она наконец-то повернулась, и я ее узнал.

Конечно же это была она, Русова Галина Григорьевна, по прозвищу Кнопка. Маленькая, игрушечная шатенка тридцати пяти лет от роду — мой недолгий, но сказочный роман в одном из приволжских домов отдыха. Когда это было?

— Вон ты какой стал?! — глядя снизу вверх на мой жеваный сапог рожи, отметила она. — Женился, я слышала.

— Да, болтают такое. А ты не изменилась, все такая же крохотуля-симпапуля.

— Врешь ты все. Время еще никого не красило. Нам теперь всего-то и осталось, что жить воспоминаниями. Ты занят? Я не оторвала тебя от дела?

— Какие теперь дела? Кофе пил, — как-то по-дурацки ответил я, прикидывая, как бы сподручнее объяснить Милке ее странное появление. — Ты кофе хочешь?



— Можно, да ты не волнуйся, я пришла по делу.

— А зачем приволокла такую копну цветов, они ведь кучу денег стоят.

— Это для твоей жены, а насчет денег не беспокойся, цветы я сама выращиваю.

— Хорошо, что не крокодилов. Вообще-то говорят, будто бабам гладиолусы не дарят, ну да ничего, для моей сойдет. Проходи в кабинет, он, правда, не мой, но на момент отсутствия тестя я прописался в нем капитально. Располагайся, а я на кухню.

— Это долго, обойдемся без кофе. У тебя выпить что-нибудь есть?

— А когда у меня не было? Даже в письменном столе заначка, — горделиво вытаскивая едва начатую бутылку, похвастался я. — Глаголь, что у тебя стряслось?

— А откуда ты знаешь?

— Работа такая. Да и видик у тебя подавленный, словно бревно на тебя упало.

— Это точно, только хуже, чем бревно… Не знаю, с чего и начать.

— Для начала объясни мне, каким чудом ты оказалась здесь.

— Увидела твою фамилию в протоколе осмотра места происшествия, навела справки и приехала. Правда, боялась, а вдруг однофамилец окажется.

— Так, так, так. — Интенсивно раскачивая хилые свои мозги, я судорожно пытался понять, о каком происшествии идет речь. Не сразу, но, кажется, это мне удалось. — Уж не племянница ли ты безвинно убиенной Нины Антоновны? — воскликнул я, радуясь то ли этому обстоятельству, то ли своей догадке.

— Да, она моя тетка. И именно поэтому нас с сестрой подозревают в убийстве.

— И правильно подозревают, — резвился я. — Кому, как не вам, выгодна ее смерть?

— Господи, и ты туда же, — брякнув чашкой об стол, вскипела Галина. — Ну а зачем? Какой смысл нам было ее убивать?

— Затем, что вы стали обладателями ее квартиры.

— Этого вшивого сарая? Абсурд. Поедем, я тебе покажу, какие у нас с Танькой квартиры. Трехкомнатные, европейского стандарта, по двести квадратных метров. И это при том, что живем мы одиноко.

— Вот как, а мне помнится, у тебя был муж.

— Был, да весь сплыл. Несколько лет я как дура тащила этого ублюдка на своем хребте, а он мало того что весь день лежал кверху задницей, так по ночам приспособился мои деньги прогуливать со своими шлюхами и проститутками. Последней же каплей моего терпения стал триппер, который он мне изящно и непринужденно подарил. Ты бы видел, как я его выперла, как классно он летел с лестницы… Костя, ты думаешь, мне эти деньги, эти квартиры и машины достались легко и просто? Заблуждаешься. Вконец доведенные нищетой до крайности, мы с Танькой подрядились к грузинам продавать цветы. На первый взгляд это приятное и экзотическое занятие. Но чтобы более-менее заработать, приходилось с утра и до позднего вечера стоять на проливном дожде или трескучем морозе. Впрочем, это полдела. Наш главный принцип — подороже продать и подешевле купить. А какой грузин и за какие заслуги отдаст тебе товар подешевле? Только старый и только через постель. Вот таким образом мы с Танькой перекантовались осень и зиму. А весной подсчитали наши скудные прибыли и решили открыть собственное дело. То, чем мы занялись, и делом-то не назовешь. Мы купили крохотный дачный участок, соорудили там нечто похожее на оранжерею и стали разводить цветы. Причем сначала все делали сами, пахали на этом проклятущем участке по двадцать четыре часа в сутки. Это только на первый взгляд все просто, посадил корешок и жди себе, когда цветочек проклюнется. К сожалению, так не бывает… Господи, о чем это я? Совсем тебе голову задурила.

— Нет, отчего же, продолжай, интересно.

— Да что там интересного. Интересно стало тогда, когда мы стали получать реальные доходы от своего труда. Сейчас у нас большой цветочный магазин и несколько мелких киосков. Теперь скажи, зачем нам понадобилась теткина халупа?

— Значит, понадобилась.

— Для чего?

— Это у вас нужно спросить. Если она вам без надобности, то зачем вы переделали на себя ордер?

— Батюшки, да она же сама прошлой зимой мне позвонила и велела все документы переделать на мое имя.

— Вот как! А у меня на этот счет несколько иные сведения. Будто бы вы только и делали, что ходили вокруг нее, слезно умоляя переписать квартиру на вас.

— Полная чушь. Меня и в милиции этим вопросом затрахали. Откуда такие данные?

— Из компетентных источников, — важно заверил я ее.

— Дерьмо собачье твои компетентные источники!

— Я так не думаю.

— Ладно! — решительно привстала Галина. — Предположим, что теткина квартира была нам не безразлична. Что с того? Подумай, зачем душить старуху, навлекая на себя лишние подозрения, когда она и без нашей-то помощи готовилась к близкой смерти. Какие-нибудь полгода, от силы год — и мы автоматически становились владельцами всего ее имущества.

— Откуда вы это могли знать?

— От верблюда, — не совсем удачно ответила Галина. — Наверное, мы ее все-таки навещали. Или тебе это кажется странным?

— По моим данным, последний раз вы были у нее год назад.

— Хреновые у тебя данные. А между тем, по крайней мере раз в две недели, Танька или я к ней наведывались. Привозили продукты, убирались в квартире.

— А мне казалось, этим занималась патронажная сестра.

— Надька-то? Сучонка дрянная, да на нее где сядешь, там и слезешь. Она должна была навещать старуху не менее двух раз в неделю, а по рассказам тетки, не появлялась у нее по десять дней. Правда, бабуля соврет — не дорого возьмет. Любила старая пожалиться, в жилетку поплакаться. Однако я точно могу сказать: когда мы к ней приезжали, в квартире обычно заставали неимоверную грязь.

— Как ты можешь доказать тот факт, что вы помогали Нине Антоновне?

— Да нет ничего проще. Как я поняла, тетка была убита четвертого или пятого февраля. Я правильно говорю?

— Точно сказать не могу, но предположительно где-то так.

— Очень хорошо. А первого февраля к ней приезжала Таня и до отказа набила холодильник продуктами. Нужно просто взглянуть, что там лежит, и тогда сразу станет ясно — на свои пенсионные копейки она не купила бы и половины. Мы снабжали ее всем вплоть до икорки и коньяка. Да, иногда тетушка была не прочь пропустить рюмочку-другую. Так вот, того, что мы привозили, ей хватало с лихвой.

— Если верить твоим словам, то ее пенсия должна была оставаться практически нетронутой?

— Этого я сказать не могу, но теоретически это так. Она не тратилась, даже квартиру и коммунальные услуги оплачивали мы. Это нетрудно проверить по квитанциям в бухгалтерии ЖЭУ. Если она что и покупала, так это хлеб и иногда бутылку дешевой водки.

— И как давно вы поставили ее на довольствие?

— Да уж больше двух лет будет.

— А тебе не кажется странным такой альтруизм?

— Нет, не кажется. Кроме нее, у нас никого нет. Внешне тетка очень походила на мать, которая погибла, когда нам с Танькой было по десять лет.

— И она окружила вас любовью и заботой?

— А ноу-хау не хо-хо? — Блеснув злыми глазами, Галина опрокинула остатки коньяка и заговорила торопливо и сбивчиво: — Мы остались втроем с отцом, который, кроме как шоферить и пить водку, ничего не мог. Другими словами говоря, две десятилетние девчонки были предоставлены сами себе, и если бы не соседка тетя Женя, то от нас давно бы остались одни воспоминания. Лет через пять отец спился окончательно и угодил под машину. Неделей позже он скончался в больнице, и мы остались одни. Так вот, наша расчудесная тетушка даже в этом случае не удосужилась взять над нами попечение. И это при том, что жила она одна и трудилась бухгалтером на мясокомбинате. Несколько раз мы приходили к ней в гости, но потом, видя, как неохотно она нас встречает, с каким равнодушием выслушивает рассказ о наших проблемах, ходить перестали. Медицинское училище мы закончили только благодаря все той же тете Жене и друг другу. Вот такой заботой и лаской окружала нас покойница.

— Тогда мне тем более непонятна ваша к ней нынешняя любовь.

— А никакой любви к ней мы не испытывали. Просто она внешне очень походила на маму, да к тому же родственница.

— До меня это не доходит.

— Тут уж я ничем помочь не могу.

— Ладно. У вас были ключи от ее квартиры?

— Естественно. У Таньки их отобрали в милиции.

— А где она пребывает в данное время?

— Там же. Уже больше суток держат.

— Почему же тебя отпустили?

— Потому что я не могла быть прямой соучастницей «убийства», поскольку во время совершения преступления находилась в подмосковном санатории, о чем и предъявила документы. Но мы опять не о том, опять отвлеклись от темы. Неужели ты до сих пор думаешь, что мы имеем какое-то отношение к ее убийству?

— Пока ты меня в этом не разубедила.

— Господи, раз уж ты не веришь, то куда еще идти? Или попытаться откупиться деньгами?

— Может быть, но это опасно. Неизвестно, на кого нарвешься, и тогда твоя взятка пойдет тебе же во вред. Мент нынче пошел загадочный и непредсказуемый. Лучше бы вам законным путем доказать свою непричастность.

— Как? — почти закричала она. — Вчера я битых два часа объясняла этим милицейским олухам, что пожелай мы умертвить тетку, то сделали бы это куда грамотней и тоньше. Комар бы носа не подточил.

— Например? — живо заинтересовался я. — Ну, чего замолчала? Слушаю внимательно.

— Изволь. Как ты знаешь, мы с Татьяной закончили медучилище. Что нам стоило купить бутылку самопальной водки и накачать тетушку метиловым спиртом? А много ли ей, старухе, надо? Рюмку-другую — и она уже в раю. Или варенье вишневое, по особому рецепту сваренное, ей преподнести, или банку нужных грибочков подкинуть, да мало ли существует способов тихо и естественно отправить старого человека на тот свет.

— А ты, я вижу, в этих вопросах подкована серьезно.

— А как же, я за свою десятилетнюю токсикологическую практику многому научилась. Сколько народу откачала, скольким жизнь вернула! И после всего этого стала бы я душить собственную тетку веревкой? Обижаешь, начальник.

— Наверное, ты права. Ты знала, где она хранила золото?

— Те три фиговины, которые тетка тыкала в нос каждому встречному, она держала в картонной коробочке в шифоньере…

— А что, были какие-то еще?

— М-м-м, не знаю, — неуверенно ответила она и потянулась за бутылкой.

— Послушай, — резко остановил я ее доброе начинание. — Ты зачем сюда приехала?

— Хочу, чтобы ты помог нам очиститься от этих грязных подозрений.

— Ты в этом уверена?

— Что за странный вопрос?

— Дело в том, что я могу согласиться. За определенную мзду, естественно.

— Ну вот и отлично.

— Подожди. У меня было несколько случаев, когда мои клиенты в результате проведенного мной расследования впоследствии очень жалели, что обратились ко мне.

— Это как понимать?

— Я докапывался до истины, и истина та для клиента была крайне негативна, а порой просто плачевна.

— Не понимаю.

— Клиент садился за решетку. Не получится ли у нас такого конфуза?

— Однако странные у вас методы, господин Гончаров, — поднимаясь, усмехнулась цветочница. — Хорошенького же мне сыщика случай подарил.

— Отличного! — застенчиво согласился я. — И все же, госпожа Русова, я ничего не понимаю. Почему тебя это должно волновать? Ведь если ты знаешь, что никакого отношения к убийству не имеешь, то и причин для беспокойства не вижу.

— Да, к этому преступлению мы непричастны, но я не желаю иметь дело с человеком, который мне не доверяет. Простите за беспокойство и спасибо за коньяк.

— Ну что вы, что вы, какие пустяки, — сверхвежливо ответил я. — Цветочки-то забрать изволите? — не удержавшись от пакости, едко спросил я уже в передней.

— Не все же такие, как ты, — высокомерно посмотрев на меня снизу вверх, ответила она, выходя. — Мент ты позорный!

— А ты убийца! — радостно заржал я вдогонку. — Куда дела брильянты убиенной тобою тетки? Отравительница! — подумав, добавил я и хотел захлопнуть дверь, но немного опоздал.

Из-за лестничного пролета поднималась норковая шапочка, под которой шла Милка. Бросив дверь открытой, я трусливым зайцем ускакал в кабинет, запрыгнул на диван и замер в позе греческого мыслителя.

— Что, Котик, эта крохотуля осталась недовольна твоими потенциальными возможностями? — даже не раздеваясь, прямо от входа начала язвить Милка. — Ух она какая! Ах ты, мой бедненький, старый хреночек, ну как же мы так осрамились? Как же мне тебя утешить, импотентик ты мой маленький.

— Накаркаешь, дура, сама потом жалеть будешь, — не желая вступать с ней в яростные дебаты, равнодушно ответил я.

— Да куда уж мне, чернавке, против таких шикарных дам, от которых за версту разит дешевыми цветочными духами? Это, случайно, не ее крутой «фольксваген» торчит возле нашего подъезда?

— Наверное, ее, я не спрашивал, она ко мне по делу приходила.

— Не сомневаюсь. И в качестве строгого делового костюма ты накинул халатик, из-под которого торчат твои кривые волосатые ходули и то, что выше. Ты у меня прямо деловых законодатель мод.

— Ну не успел я одеться, думал, кто-то из своих пришел, а вон что получилось.

— То, что ничего не получилось, я уже поняла, а вот зачем ты, свинья китайская, коньяк лопал? Ведь как человека тебя просила.

— Что-то я не слышал, как ты об этом меня просила. Когда я проснулся, тебя уже не было. Так что не делай больно моей душе.

— Иди вымойся, я тебе новую рубашку купила. Все-таки в приличное общество приглашены, а то ходишь как бомж подзаборный.

— Тогда будь любезна, приготовь мне пенную ванну с хвойным ароматом.

— Пусть тебе ее готовит твоя козявка, а мне еще в парикмахерскую успеть нужно. Господи, а это что такое? — немного погодя раздался ее удивленный вскрик. — Костя, откуда эти цветы? Боже мой, да сколько их?!

— Миллион, миллион алых роз, — довольный произведенным эффектом, громко и фальшиво проорал я. — Эта козявка продала свой огромный дом и на все деньги купила мне цветы. Понимать надо. Видишь, как ценят твоего мужа за пределами этих стен?

— Боже мой! Какая прелесть! — Захлебываясь от щенячьего восторга, она подлетела ко мне с огромным пунцовым гладиолусом. — Ты посмотри, что за чудо! Костя, неужели ты их мне купил?

— А кому же еще! — скупо и важно ответил я. — Не соседке же.

— Ой, Кот! Никогда бы не подумала, что ты на такое способен. Дай-ка я тебя поцелую. Но зачем же столько? Цветы сейчас ужасно дорогие. Там их не меньше чем на тысячу.

— Дорогая, для тебя мне ничего не жалко! — проникновенно и чувственно заверил я ее. — Ты же у меня самая лучшая женщина Вселенной.

— Подожди, подожди. — Милкины глаза подозрительно сузились, а нос, как у легавой, учуявшей след, задрожал: — А где ты взял деньги? Отвечай.

— Видишь ли, как тебе объяснить, мне были должны и вот сегодня вернули.

— Ведь врешь. По глазам вижу, что врешь. Неужели и в самом деле цветы тебе принесла эта пигалица?

— А я тебе об этом сразу сказал, да только ты не поверила.

— Кошмар, дожили. Бабы мужикам цветы дарят.

— Да, Людмила, сложная нынче жизнь началась.


В гостях у Милкиной подруги, куда мы явились с целой вязанкой пресловутых гладиолусов, мне совсем не понравилось. Ее мужем оказался необыкновенно чванливый и толстый человек, торгующий не то бананами, не то бататами. Он почему-то гордо и навязчиво называл себя новым русским, при этом с трудом владея великим языком. Ему под стать собралась и остальная публика мужского пола. Круг их интересов был достаточно широк, но немного однообразен. Он варьировался от курса доллара до того, кто завалил Коляна и за что замочили Толяна. С сожалением должен был признать, что бабы, присутствующие на этом светском рауте, были гораздо умней, и если бы не всевидящее око супруги, то с миленькой брюнеткой, хозяйкой и именинницей, было о чем подискутировать. Увы, по понятной причине и этой радости я был лишен.

Единственное, что немного согрело мою душу, так это роскошный стол. Видимо, в отличие от хозяев, повар был настоящий. Поскольку курс доллара меня не интересовал по причине отсутствия в кошельке чванливой валюты, то все чувства и усилия я отдал еде и выпивке.

После обильного ужина, как и положено в лучших домах Лондона, джентльмены уселись за карточный стол. Туда же устремился и я, естественно не собираясь встревать в их долларовые карточные драчки. Подошел просто из любопытства и любви к искусству посмотреть, как проматываются целые состояния. Но и тут я был разочарован. Уставшие от дневного напряжения бизнесменовские мозги вскоре перестали им служить, и игра угасла.

К одиннадцати часам, когда слоняться из угла в угол и пить стало уже невмоготу, я тайно, даже не предупредив супругу, покинул этот Корабль Дураков. До дома было всего ничего, и я решил проделать этот недолгий путь пешком.

Дневную кашу дороги сцементировал вечерний морозец, и потому идти по обледеневшим тротуарам стало затруднительно. Ко всему прочему, мне здорово мешала выпитая водка. Сколько раз я падал, прежде чем меня подобрала милиция, сказать не берусь, но последнее падение оказалось роковым. Три пацана с пушком на губах и дубинками наперевес прекратили мое неуверенное передвижение. Словно куль с дерьмом, они подняли меня за шиворот и, прислонив к шершавой стене дома, подперли с боков дубинками.



— Отпустите, идиоты, — праведно возмутился я. — Что вы делаете?

— Пока ничего, — мерзко ответил носатый сопляк и пнул по голени. — А это тебе за идиотов, козел вонючий.

— Недоносок безмозглый! Завтра ты у меня попляшешь, — взвизгнув от боли, пообещал я. — Завтра из твоего фейса я сделаю одну сплошную менструацию.

— Ты глянь на него, Санек, — удивленно обрадовался желторотый страж порядка, — то, что ты мне обещаешь завтра, получишь сейчас. Я устрою тебе месячные на год вперед.

Кулак у него оказался на редкость крепкий, и уже после второго удара я, захлебываясь, хрипел в собственной крови и соплях, но юного паскудника это не остановило, напротив, он все больше и больше входил в раж, да так, что его приятели стали проявлять некоторое беспокойство и милосердие.

— Хорош тебе, Стас, перестань. Что пэпээсникам[1] скажем?

— Отвали, — совершенно зверея, посоветовал им товарищ и, ставя точку, заехал в солнечное сплетение ботинком. — А ничего не скажем. Таким мы его и нашли. Он же пьяный вдрызг. Пусть только попробует вякнуть, еще не так получит.

— Пардон, ребята. — Сплевывая кровь и понемногу приходя в себя, я понял, что допустил грубейшую ошибку. — Покорно прошу прощения. Отпустите меня.

— Нет, ты слышишь, что он лопочет? — переходя на словесное издевательство, глумился Стас. — Санек, вызывай карету.

— А может, отпустим? Он же все расскажет.

— Не расскажет, он к утру и помнить ничего не будет.

— А вдруг? Давай не будем связываться, бросим как есть, и хрен с ним.

— Да вы что, мужики? — вмешался третий писклявый голос. — Ведь он замерзнет. Что тогда делать?

— А ничего. Прохожих не было. Мы его видеть не видели и слышать не слышали, — отрезал главный садист.

— Мы-то не видели, а вот баба в окне напротив давно за нами наблюдает.

Грязно выругавшись, Санек взялся за рацию, но в этом разумном начале его прервал рядовой Стас:

— Не надо, мы его сейчас в опорный оттащим и скинем там без лишних вопросов. У меня там сегодня свой мужик дежурит. Все будет о'кей. Захочет — сдаст, захочет — отпустит. И нам спокойно, и ему приятно. Вперед и с песней.

На морозе теплая кровь быстро охлаждалась и превращалась в неприятную ледяную корочку, а кроме того, начали опухать нижняя губа и левый глаз. Эти обстоятельства существенно ограничивали кругозор и делали меня похожим на верблюда. По крайней мере, таким я себя увидел в зеркале, что висело на стене опорного пункта, куда я был доставлен и сдан из рук в руки дежурному офицеру капитану Оленину. Естественно, он меня не узнал, но мне этого пока не требовалось.

— Где вы его, такого красивого, откопали? — спросил он, едва глянув на мое личико. — Стас, кто ему сопливник расквасил?

— Откуда ж нам знать, товарищ капитан, каким нашли, такого и принесли. Пьяный.

— А чего тогда «луноход» не вызвали?

— Да мы его тут рядом подобрали, подумали, может, помощь ему нужна…

— Короче, Стас, я все понял. Еще одно такое художество — и мой рапорт ляжет на стол начальства. Покрывать твои шалости я больше не намерен. Можешь передать это отцу. Должен быть предел. Все, вы свободны.

— Ну что, мужик, домой дойдешь? — едва за сопляками закрылась дверь, спросил капитан. — Только сначала зайди в туалет и хорошенько умойся.

— Да нет, капитан, домой я не пойду, давай-ка оформлять документы.

— Что-о-о? — Удивленно выкатив шары, коротышка даже привстал. — В трезвяк захотелось? Устрою я тебе трезвяк.

— И пожалуйста, поскорее пиши протокол, я вас, тварей, на кукан-то надену.

— Что ты сказал? — Круглые щечки участкового пошли пятнами, а рука сама потянулась к неизменной дубинке, верному другу и справедливому судье в разрешении трудных споров.

— А то, что ты слышал. — Жестом останавливая его, я повысил голос: — А кроме протокола, ты, говнюк, примешь от меня заявление по поводу моего избиения вашими сотрудниками, которых ты, кстати сказать, покрываешь. И заявление это будет написано в двух экземплярах на имя Юрки Шутова. Кажется, он нынче является начальником вашего РОВД?

— Да, подполковник Шутов, ну и что?

— А то, что он мой хороший товарищ и бывший коллега. А кроме того, есть несколько свидетелей моего избиения и в том числе две женщины, наблюдавшие за этим актом из своих окон. Я все сказал, так что, не теряя времени, приступим к оформлению надлежащих документов. Я думаю, у вас найдется пара листов чистой бумаги?

— Ты это… Не горячись…

— А я и не горячусь, говорю спокойно и взвешенно, это у вас, господин капитан, руки почему-то затряслись. Наверное, с большого бодуна или кур по ночам щупать изволили, участковый Оленин. Мне помнится, такой фамилией бахвалился избивавший меня сопляк Стас.

— Не понимаю, о чем вы говорите? — очухавшись, начал занимать оборону капитан.

— В кабинете у Шутова поймешь. Но кажется, я просил бумаги?

— Нет у меня никакой бумаги, и мой вам совет — идите отсюда подобру-поздорову.

— Вроде как бы меня здесь и не было? Не получится, милок.

— Как хотите. Сидите себе на здоровье.

За окном послышался звук подъехавшей машины, и участковый нервно встрепенулся, словно заранее отряхиваясь от грядущих неприятностей.

— Ну как у тебя, Федорыч, все спокойно? — входя, начальственно спросил старлей в камуфляже. — О, а это что за чудо в перьях, где ты его выловил? — кивнув на меня, оскалился парень.

— Да ну его в баню, батальонники его подобрали, доброе дело сделали, а он еще претензии какие-то предъявляет. Права качать начал.

— Так мы его заберем? Поучим малость.

— Поехали. — Решительно поднимаясь, я рванулся к выходу.

— Не надо, сами разберемся. — Оттолкнув меня назад на скамью, капитан убедительно заверил: — Нет проблем, сами…

— Ну смотри, — понимающе ухмыльнулся старлей. — Если все в порядке, то какие могут быть вопросы. Мы отчаливаем.

Подождав, когда отъедет машина с проверяющими, Оленин с нажимом еще раз повторил:

— Сами разберемся. Я правильно говорю?

— Неправильно. Не с чем нам разбираться, и так все ясно.

— Ничего не ясно. Скажи мне, что ты хочешь?

— Достать этого молодого ублюдка по имени Стас. Это первое, а второе — завтра вечером откровенно и сердечно с тобой потолковать?

— На какую тему и где?

— Да хоть бы и здесь, часиков в шесть, а тему мы назовем, если ты ответишь мне на первый вопрос: как мне достать Стаса. Только, пожалуйста, не спрашивай, для чего и почему, мне кажется, тут и так все ясно. Со своей стороны обещаю тебя в это дело не впутывать. Мне показалось, ты этого не хочешь.

— Тебе правильно показалось, но какие гарантии ты можешь дать?

— Гарантии пусть тебе дает врач-проктолог.

— Понятно. Стас, как лицо привилегированное, по субботам и воскресеньям ночует дома, только связываться с ним я тебе не советую, можно запросто потерять башку.

— А это уж не твое дело, говори адрес.

— И именно по этой причине адрес я его не знаю. Но из казармы он выйдет часов в одиннадцать, однако этого я тебе не говорил.

— Лады, а теперь обсудим тему нашего вечернего разговора. Она касается той убиенной старушки, чью квартиру мы вместе вскрывали. Ты удивлен?

— Нет, я сразу тебя вспомнил, но зачем это тебе? Чепуха какая-то.

— Возможно, вечером я об этом тебе скажу. А до того времени тебе нужно как можно больше узнать. Кто этим делом занимается, насколько оно продвинулось и какие по этому поводу рассматриваются версии.

— Ну, кто этим занимается, я могу сказать хоть сейчас. Его крутит Серега Лапшин. Кроме этой бабки, у него еще два или три похожих убийства, но пока, насколько это мне известно, все глухо, все вхолостую.

— Ты не торопись, он завтра работает?

— До обеда должен быть.

— Ну вот и отлично, поговори с ним, предложи поближе присмотреться к патронажной сестре, к почтальону, что разносит пенсии, ну, словом, устрой эдакую пресс-конференцию, цель которой — узнать от него как можно больше. Ферштейн?

— Ферштейн-то ферштейн, а только зачем все это тебе?

— Я бывший следователь.

— Я это понял, ну и что?

— Хочу помочь следствию, а при положительном результате и поимке убийцы могу передать тебе лавровый венок.

— Он мне и на хрен не нужен. Своего дерьма хватает. Поменьше бы меня дергали, и на том спасибо, а то, как папа Карло, пашешь по двадцать часов в сутки… Ни выходных, ни проходных. Скоро баба из дому выгонит.

— Наша служба и опасна и трудна… Ну ладно, до вечера.

— Погоди, еще ночь пережить надо. Может, подвезти тебя?

— Не надо, тачку поймаю, бывай.

— Бывай. Да со Стасом-то поосторожнее, а лучше вообще наплюй и забудь.

— Чтобы он во время следующего дежурства опять кого-нибудь избил до полусмерти? Нет, друг, такого не будет.

Во втором часу ночи я приволокся домой и, не обращая внимания на Милкины стенания, помылся и, уже спящий, завалился к ней под бок.


К воротам, где располагался батальон умненьких детишек, не желающих покидать папкиного крыла, я подъехал к десяти часам. Припарковав машину в неприметном месте, я приготовился терпеливо и долго ждать, заранее предвкушая упоение и всю сладость расплаты с юным поганцем. Потихоньку элитные сынки начали просачиваться через железные ворота. Будущие хозяева жизни выходили в основном группками, оживленно переговариваясь на пальцах. От этой жестикуляции глухонемых олигофренов мне стало почему-то грустно. Наверное, потому, что старею и так было всегда — старшему поколению никогда не нравилось младшее. Диалектика! Но все равно это неправильно, когда молодой балбес, набитый деньгами и папиным авторитетом, не знает, кто такой Мусоргский и с чем едят теорему Пифагора.

Мой длинноносый козел выпрыгнул в компании двух парней, почти сразу с ними распрощался и стремительно двинулся в мою сторону. Такого оборота я не ожидал и чисто рефлекторно перевернул козырек. Неужели эта толстопузая участковая сволочь меня продала? От досады я даже заскрипел зубами. Тысячу раз правы мои знакомые, когда говорят о моей несусветной глупости.

— Мужик, подбрось до Парковой, — через стекло неожиданно заявил Стас. — Не обижу.

— Садись, — отворачивая морду, кивнул я, судорожно соображая, что за всем этим кроется — случайное ли совпадение или продуманный расчет? — Сколько дашь?

— Поехали, говорю же, не обижу, — нагло ответил мерзавец, и я понял, что платить он не собирается. — Давай пошустрее.

— Поехали, — нарочито беспечно ответил я, — домой, что ли?

— Какая тебе разница, тебе сказано куда, вот и езжай, помалкивай.

— Ну, тогда пристегнись, — понимая, что пацан попал как кур во щи, усмехнулся я. — Поедем с ветерком.

— Но-но, папаша, ты не очень-то, — заерзал наглец. — Сбавь обороты, дорога скользкая. Завязывай, тебе говорю, козел старый.

— Не боись, зайчик, дядя Костя свое дело знает. Пристегнись только покрепче.

С трудом вписываясь в рискованный поворот, я вышел на трассу и еще немного добавил газа. Бледный мерзавец одной рукой уперся в приборную доску, а другой судорожно вцепился в ручку двери. Мимо мелькали удивленные лица водителей, которых я обходил то справа, то слева. Ясное дело, что долго такая езда продолжаться не могла. Первый же гаишник непременно сядет мне на хвост. Но мне в таком темпе нужно было продержаться совсем немного, буквально пару километров, а там, за спасительной развилкой, дорога разделялась — одна уходила в город, а другая сворачивала в лес, куда я и стремился. Но именно на этой развилке и стоял гаишник с радаром и радостной улыбкой на лице. Засек он меня сразу, поэтому дергаться дальше мне никакого смысла не было.

— Ну что, отъездился, старичок-лихачок, — восторжествовал юнец. — Не бойся, попробую тебе помочь, только сам сиди и не дергайся.

С этими многообещающими словами он вылез из машины и, подойдя к хранителю дорожного спокойствия, начал возмущенно жестикулировать, тыча ему в нос красную корочку. Гаишник долго сопротивлялся и отрицательно мотал головой, потом вдруг как-то сразу согласился и даже на прощанье пожал моему мерзавцу руку. Это меня насторожило и очень расстроило. Особенно когда мой спаситель небрежно хлопнул дверцей, сел рядом и приказал:

— Все в порядке, только больше так не гони. В другой раз я тебя выручать не собираюсь.

— А что ты ему такое сказал, что он нас почти сразу отпустил?

— Не твоего ума дело. Крути, Гаврила, до Парковой. Что с рожей-то, кто тебе ее так смачно расквасил? Может, помочь?

— Не надо, сам разберусь, — чувствуя, как почва и злость ускользают из-под моих ног, ответил я. — Куда на Парковой-то?

— К десятому дому подрулишь.

— К какому? — удивился я, вспомнив, что именно там мы были вчера в гостях.

— Ты что, папаша, глухой? Видать, круто тебя вчера нахлобучили. Весь фейс расквасили, я тащусь! Убойный тебе хирург попался. Все, батя, приехали, к третьему подъезду причаль. Ой, а бабки-то я позабыл. Ну да ладно, как-нибудь сочтемся, не переживай, папаша, компрессы на ночь делай, полегчает.

— Да ничего, какие уж тут деньги… — останавливаясь, сокрушенно согласился я и ребром правой ладони несильно, но резко стукнул его по кадыку.

Парень вытаращил глаза, тщетно пытаясь открытым ртом поймать хоть капельку воздуха. Я не торопясь обошел машину, отстегнул ремень безопасности и выволок моего клиента на снег.

— Козел, сс ума сс-ошш-ел! — приходя в себя, прохрипел он. — Убью!

Не теряя времени на ненужные разговоры, пальцем в шею я вновь обесточил гаденыша и, перекинув его руку через плечо, затащил в подъезд. В просторном светлом тамбуре подсадил его на приступок к батарее и, похлопав по щекам, спросил:

— Ты, кажется, интересовался, кто мне испортил лицо?

— Ты сумасшедший, — затравленно прижавшись к батарее, проблеял юнец. — Отойди от меня. Ничего я у тебя не спрашивал. Сколько я тебе должен за проезд?

— Нет, ты спрашивал, что за убойный хирург мне попался. Так? Отвечай, или буду бить. Отвечай, паскуда. Так или нет?

— Ну так, — еще ничего не понимая, согласился он.

— Так вот, этот хирург был ты. Или не помнишь?

— Ничего я не помню, — захныкал ночной воитель, — отпустите меня.

— Отпущу, конечно же отпущу, но сначала мы проделаем маленькую косметическую операцию. Я ведь обещал сделать из твоей поганой морды сплошную менструацию, а слово нужно держать.

— Ма-а-а-ма! — вдруг истошно, на весь подъезд завопил он. — Убива-а-ают!

— А вот так мы не договаривались. Придется мне поспешить. — Шлифуя его носатой рожей ребра батарей, я укоризненно заметил: — Зря ты заорал, парень, только себе хуже сделал. Теперь швы неровно срастутся.

— Караул! Убивают!

Сзади мне в шею вцепились когтистые женские руки, и я подумал, что слишком увлекся избиением младенца. Оттолкнув женщину, я бросился к машине, унося с собой ее проклятия и кошачьи визги.

Да, господин Гончаров, сработали вы не очень чисто. Можно сказать, грязно сработали, наверняка эта чертова баба узнала во мне вчерашнего гостя и теперь неприятности неизбежны. Но кто бы мог подумать, что возможно такое совпадение? Наверняка, кроме нее, номер моей машины запомнили пара-тройка праздных соседей, которые с удовольствием выступят в роли свидетелей. Месть состоялась, но никакого удовлетворения она мне не принесла. Не о таком результате я мечтал, да, видно, с самого начала черт подтолкнул его к моей машине. В общем, господин Гончаров, в самое ближайшее время ждите ответного удара от бататового короля, его очаровательной супруги и непосредственно от их чада. Нервное состояние души тебе обеспечено.

Бросив машину на стоянке, с горя я зашел в ближайший буфет и, аккуратно напившись, явился домой. Лучше бы я этого не делал. Не успел я нарисоваться на пороге, как на меня со всей нерастраченной энергией молодого тела обрушилась Милка.

— Козел! Ублюдок! — вопила она совершенно нечеловеческим голосом, пытаясь обезобразить мое и так уже поврежденное лицо. — Садист! На ребенка руку поднял! Убирайся от меня немедленно! Зверь! Убийца! Как только таких земля носит! Убирайся вон! Только учти, даром тебе это не пройдет. Света и Игорь Николаевич подают на тебя в суд. А теперь собирай свои вещи и уматывай.

— Куда? — хладнокровно и резонно спросил я.

— Куда хочешь, хоть к черту на рога.

— Зачем же так. У меня есть квартира, — закидывая свои немудрящие пожитки в сумку, возразил я. — Там живут твои дорогие квартиранты, которых я непременно переадресую к тебе. Папа и мама, дедушка и бабушка, сын да дочурка — весело заживете.

— И заживем, не беспокойся, — затухая, заверила она, — места всем хватит, только бы твою уголовничью рожу не видеть, — уже рационально кипятилась Милка. — Смотреть противно. А кто же это тебя так отделал, дай Бог ему здоровья! Боже мой, глаз-то совсем не видит. Могли ведь убить. Нет, правда, кто тебя так?

— Иди в задницу, — равнодушно посоветовал я, — твое лицемерие надоело.

— Какое еще лицемерие? Я ничего не знаю.

— В таком случае знай. Постарался тот самый ребенок, о котором ты так печешься, причем не один, а в обществе подобных ему недоразвитых мерзавцев. Двое держали, а твой Стасик усердствовал. Удовлетворена?

— Вполне, извини. Меня неверно информировали. Сейчас же позвоню Светлане.

— Можешь себя не утруждать. Наверняка он и ей все преподнес на другом блюде. А если будешь звонить, то передай своему банановому королю, что их заявление в суд обернется против их же сыночка. Самое лучшее в его положении — это засунуть себе банан в задницу, сесть у окна и тихо грустить. Прощайте, дорогая Людмила Алексеевна, все было очень вкусно.

— Перестань, иди ложись, спи и ни о чем не думай — я все улажу. Я сейчас на него так накачу, что мало не покажется.

— Премного благодарен, но в адвокатах не нуждаюсь, сам разберусь.

— Конечно разберешься, только сначала проспись. Кот, пойдем-ка со мной, я что-то интересное тебе покажу.

В шесть часов вечера, как и договаривались, я открывал двери опорного пункта, где так бесславно закончил вчерашний день. Сегодня здесь дежурил молодой парень в штатском костюме чимкентского производства. На мой вопрос, как найти капитана Оленина, он ответил с охотой, пространно и не по-милицейски:

— Если вы Гончаров, то Федорыч просил вас прийти к нему домой, вот он и адрес оставил, да только зря, его дом и так виден. Вот, посмотрите, — подвел он меня к окну, — сразу за магазином высовывается торец четырехэтажного дома. Там, в пятой квартире, он и проживает. Так вы Гончаров?

— Нет, но за информацию спасибо. Как-нибудь непременно ею воспользуюсь.

— То есть как нет? — ошарашенно посмотрел на меня дежурный. — Он же меня предупредил, что придет Гончаров… А вы кто?

— А я начальник четвертого отдела областного управления полковник Зверев. Представьтесь, только сначала поменяйте штаны, дышать невозможно. — Минуту длилась классическая немая сцена. Я улыбнулся: — Успокойся, парень, я пошутил, а пошутил потому, что я Гончаров. — Сняв темные очки, я дружелюбно подмигнул ему единственным открытым глазом и, не давая опомниться, пошел к выходу, однако не удержался, повернулся и добавил: — А штаны все равно поменяй.

Александр Федорович Оленин проживал в обычной двухкомнатной квартире, далеко не блиставшей роскошью. Проживал с женой Ольгой и сыном Кузьмой.

Кажется, к моему приходу готовились, потому что едва я вошел, как меня тут же потащили к столу и, несмотря на все мои возражения, заставили принять посильное участие в семейном ужине.

Когда Ольга принялась потихоньку выносить грязную посуду, а пухлый первоклассник с трудом заглатывал последний пельмень, его папаша заботливо, но строго спросил:

— Кузьма, ты насытился?

— Больше некуда, — с сожалением ответил карапуз и сыто, по-восточному отрыгнул.

— Тогда объясни мне, почему ты до сих пор сидишь за столом?

— Может, утрясется и тогда я смогу поесть еще, — рационально мысля, ответил сын.

— Вот иди на улицу и там утрясай свои проблемы, — решительно приказал отец, отпуская маленькому обжоре ласковую затрещину.

— Спасибо, — обиженно ответил Кузьма, с сожалением покидая комнату.

— И от меня спасибо, — в свою очередь поблагодарил я хозяина. — Только, Александр Федорович, до сих пор не могу понять, чем я заслужил такую честь?

— Все очень просто. Многие из старых работников отдела о тебе помнят и отзываются с большой теплотой. Кое-что из твоих анекдотических похождений мне рассказали, а что-то я и до этого слышал. Только не знал, что это ты.

— Приятно слышать, но перейдем к делу. Что удалось узнать по интересующему меня вопросу?

— Да если откровенно, то ничего, потому как и сам следователь Лапшин ничего дельного сказать не может. Он подумывает, как бы половчее столкнуть этих глухарей на архивную полку. А вот три дня назад, в среду, опять произошло аналогичное преступление. Если тебе это интересно…

— Конечно, конечно, я весь внимание.

— Убит семидесятисемилетний пенсионер Трегубов, правда, в отличие от нашего случая, его труп обнаружили уже вчера. Жил он одиноко, к нему регулярно наведывался сынок, причем приурочивал свой визит к моменту получения пенсии, потому как любил посидеть с папашей за бутылочкой водочки и как следует поговорить за жизнь. Вот он-то и затрубил тревогу, когда вчера вечером нашел отца мертвым и без пенсии. Сегодня его Серега колол, хотел на него папашу повесить, а тот на него с кулаками. Но все равно его пока прикрыли. В этом деле есть один интересный факт, который косвенно подтверждает невиновность сына. Пенсию старик должен был получать в пятницу, а тут неожиданно для нашего времени принесли раньше, аж в среду, и Трегубов-младший об этом не знал, поскольку телефонов у них нет. Вот он и приперся в положенное время, как конь к водопою, а там облом, кто-то папашину пенсию уже оприходовал. Так что, на мой взгляд, сынка держат напрасно. Только для того, чтоб кто-то по этому делу был в загашнике.

— Как был убит старик?

— Веревочкой, так же, как и наша любезная Нина Антоновна.

— Дверь он открыл сам?

— Да, если у преступников не было своего ключа.

— Где он был убит? В комнате или в передней?

— В комнате, и складывается впечатление, что работает одна бригада. Почерк очень похожий. Пять убийств и везде одно и то же.

— То есть в квартирах полный порядок и исчезают только пенсии?

— Нет, в последнем случае прихватили кое-что, кроме пенсии. Старик был фронтовиком и имел кучу наград: медали, ордена, всякие памятные значки. Все эти регалии он хранил на дне шифоньера в старом чемоданчике. Так вот, весь его иконостас, за исключением орденских планок и орденских книжек, ушел.

— Ну вот, а ты говоришь, что везде одно и то же. Александр Федорович, а ведь разница существенная. У Нины Антоновны по шкафам не шарились, а здесь решили поживиться сполна.

— Нет, я относительно того, что все пятеро стариков удавлены одним и тем же образом. И все пятеро удушены вскоре после получения пенсии, если не в тот же день. Время смерти Нины Антоновны установлено с оговорками. Доподлинно известно только то, что четвертого февраля в двенадцать часов дня она получила деньги, которые ей доставила почтальон Тамара Гаврилина. Ее отпечатки обнаружены на внутренней ручке двери, хотя на наружной их найти не удалось.

— Здесь нет ничего удивительного, только мы по нескольку раз приложились к этой ручке, не говоря об остальных.

— То-то и странно, что, кроме моих, твоих и соседа, снизу других отпечатков нет. Серега говорит, что, скорее всего, ручку протерли.

— Федорыч, давай оставим отпечатки на совести криминалистов и займемся чем-то посерьезней. Мне бы хотелось знать, не обнаружено ли в квартире у покойной чего-нибудь неординарного, из рук вон выходящего?

— Да нет, обычное стариковское барахло, правда, много новых, неношеных вещей.

— Ясно, теперь ответь, какой продовольственный запас был у Серовой? Какое количество и в каком ассортименте?

— Странный вопрос, но меня, признаться, тоже удивило содержимое ее холодильника и кухонных шкафов. Я, как участковый, такой роскоши себе позволить не могу даже по праздникам. Там было все: балыки, консервы, колбасы, сыры…

— Можешь не продолжать, скажи только одно: это все шло в дело или просто было свалено в угол как ненужное барахло?

— Да кто ж такое добро свалит в угол. Нет, у нее на кухне стоит двухкамерный холодильник, в котором все это и хранилось. Неплохо старушка жила. Мне бы таких племянниц, я бы тут же в отставку подал.

— А что ты еще про них разузнал?

— Одна сидит по подозрению, надо же хоть кого-то прихватить, а другую сегодня утром видел собственными глазами. Умора!

— Вот как? — насторожился я. — Расскажи-ка поподробнее…

— Это с утра было, я как раз с Серегой у него в кабинете шушукался, когда пришла эта пигалица. Он извинился и попросил меня на несколько минут оставить их одних. Я, конечно, вышел, чтобы не мешать интересам следствия. А только не прошло и минуты, как он меня нервно и громко позвал. Я захожу, ничего не зная, ничего не подозревая, смотрю — Серега злой, как черт, а Русова в спинку стула вжалась, не отклеить. Красная сидит и руки на коленочках дрожат. «В чем дело?» — спрашиваю. А Серега мне на стол показывает, а там пресс пятидесятирублевок лежит, аккуратный такой, в полиэтиленовом мешочке. «Если это мне, — говорю, — то не много ли?» — «Нет, — отвечает Серега, — это взятка следователю. Будешь проходить свидетелем». Короче, минут десять мы ее запугивали, а потом отдали деньги и отпустили на все четыре стороны.

— И откуда такие благородные менты берутся?

— Да уж я потом то же самое у Сереги спросил, а он пуще прежнего взвился, видно, сам не рад, что поторопился. Тем более он понимает, что девки эти к убийству отношения не имеют. Можно было денежки без острастки принять, словом, фраернулся Лапшин.

— Не охаивай добрые начинания, Федорыч, лучше ответь мне вот на какой вопрос: находился ли старик Трегубов под патронажем?

— Не в курсе, но вполне может быть, потому что он инвалид войны.

— Понятно, еще один вопрос: от какого почтового отделения он получал пенсию? Я хочу спросить, не та ли самая Гаврилина приносила ему деньги?

— Не знаю, врать не буду.

— А что ты знаешь про те три убийства, что произошли чуть раньше?

— Очень немного. На всякий случай я все их координаты записал, но было бы лучше тебе самому переговорить с Серегой. Информация из третьих рук всегда бывает немного искажена.

— Умный ты, Федорыч, тебе бы советником в китайском посольстве работать, а ты тут хиреешь средь бомжей да хулиганов.

— А ничего, мне и так сойдет. Привык я к ним. Они меня уважают и слушаются, а бывает, что и помогают.

— Ну да, все мы люди, все мы человеки. И откуда только звери берутся?

— От обстоятельств. Ага, от предложенных судьбою обстоятельств, когда индивидууму приходится неожиданно решать, кем ему быть — то ли оставаться человеком, то ли терять человеческий облик.

— Нет, Федорыч, ты явно перерос кресло участкового и твое место на кафедре философии. А как ты считаешь, какой путь для себя выбрал твой подопечный Стас?

— Он еще не выбрал, но уже оказался по уши в дерьме и вряд ли сам пожелает оттуда выбраться. А ты с ним сегодня встретился?

— Не знаю, что-то не припомню. Да ну его на хрен, было бы о ком говорить. Лучше проводи меня немного. Тут недалеко есть чудесная забегаловка.

После посещения этого злачного, но нужного места Оленин проводил меня до самого подъезда, всю дорогу сетуя на свою нелегкую судьбу участкового. Утомил он меня изрядно. Поэтому, когда пришло время расставаться, я с большим удовольствием пожал ему руку и пожелал всяческих благ.


Еще не входя в квартиру, я понял, что Милка принимает гостей, и это обстоятельство меня сильно опечалило, поскольку времени уже было предостаточно. Дело близилось к девяти часам, а поздние гости всегда утомительны. Они заставляют нас нервничать и плохо о них думать. Однако все это я позабыл, едва только увидел, с кем щебечет Милка. В общем-то я ее ждал, но не так скоро. На кухне, раскуривая сигареты и попивая кофеек, сидела незабвенная Кнопка. Еще вчера назвавшая меня ментом позорным, нынче она приперлась вновь.

— А вот и Кот пришел, — объявила мой выход супруга. — Мы тут тебя заждались. Кофе надулись под завязку. Галина Григорьевна к тебе по делу. Где вам удобнее разговаривать? Здесь или в кабинете?

— Мне все равно, — недовольно ответил я. — Но кажется, мы с госпожой Русовой обо всем договорились еще вчера. Или я что-то путаю?

— Константин Иванович, простите меня за мою несдержанность, вы сами понимаете — нервы, — безо всякого замешательства, как по писаному, строго-официально извинилась она. — У меня к вам все тот же разговор, ситуация не изменилась.

— Взятки надо давать умеючи, тогда и ситуации меняются, — назидательно проворчал я, подсаживаясь к ополовиненной бутылке. — А то завернула пресс в прозрачный пакет и следователю на стол. Ты бы его еще начальнику ОБЭПа[2] принесла, овца неразумная. А ведь я тебя, фиалка Монмартра, предупреждал, предостерегал от подобных действий. Да куда уж нам! — бухтел я, незаметно наполняя стаканчик. — Мы же самые умные. Мы же на «фольксвагенах» раскатываем.

— Хватит тебе ворчать, — вступилась за мою бывшую любовницу жена. — Человеку помощь нужна, а ты тут брюзжишь, как старый кастрированный мерин.

— А где ты видела полноценного мерина? — въедливо спросил я, попутно заглатывая коньяк. — К тому же тебе вообще не следует присутствовать при моих деловых встречах. Это ставит клиента в неловкое положение. Итак, госпожа Русова, с чего мы начнем?

— С того, чем кончили, — ответила она как-то двусмысленно.

— Думаю, ты права, только сначала позволь мне задать парочку вопросов.

— Я полностью в твоем распоряжении, — опять с подтекстом ответила чертова кукла.

— Почему до сих пор сестру держат под замком? Неужели у нее нет надежного алиби? Объясни, в чем причина?

— Алиби есть, но нет того, кто бы это алиби подтвердил.

— Боюсь, что я не совсем понимаю.

— А чего тут понимать. Время теткиной смерти точно установить не могут, не позволяет амплитуда температурных данных. Попросту говоря, не знают, сколько градусов тепла было в ее квартире на протяжении недели. А отсюда время смерти определяется лишь предположительно, где-то от двенадцати часов дня четвертого февраля до двенадцати пятого, то есть ровно сутки. Что касается рабочего времени и даже вечернего, тут все в порядке — Татьяна была у всех на виду, а вот с ночным промежутком получается плохо. Дело в том, что Татьяна спала одна и вполне естественно, что за этот период никто поручиться не может.

— Вот видите, бабоньки, как это опасно — одной ложиться в постель? Однако это обстоятельство не дает им права держать ее в камере.

— Это прекрасно все понимают, да что толку. У нас ведь правохеровое государство, где законы любят, как проституток в подъезде.

— Галина Григорьевна, почему вчера ты оборвала и увела наш разговор в сторону, едва он коснулся теткиных золотых украшений? Я не имею в виду те, о которых известно всем соседям и милиции.

— Сложный вопрос… Понимаешь… Я думаю, что у тетки этого добра было больше.

— Думаешь или уверена в этом?

— Возьмем лишь одну сторону дела — всю жизнь проработала бухгалтером мясокомбината и при этом всю жизнь прожила одна.

— Ну и что? Зарплата бухгалтера того времени была не ахти какой высокой.

— А разве я говорю о зарплате? Мне доподлинно известно, что последние годы эпохи застоя, когда с мясом была напряженка, тетка ежедневно, с завидным упорством таскала его, как белка орехи. И в том числе дефицитную колбасу и копчености. Так же знаю, что сбывала она свой товар по соседям и знакомым, естественно, не по дружеским ценам.

— Из этого еще не следует, что она стала подпольным миллионером. Да к тому же женщина одинокая, а вокруг море соблазнов и мужчин.

— Если бы. Она дальше Москвы нигде не бывала и даже отпуск проводила, ковыряясь на своем дачном участке. Готовилась к зиме основательно. Не тетка, а просто мышка-норушка. Соленья, варенья, маренья — все это она запасала тоннами. Что же касается мужчин, то тут ты не угадал. В свое время не она на них тратилась, а очень даже наоборот. Спрашивается, куда она девала деньги?

— Может быть, у нее был ребенок, которого она воспитывала где-то на стороне? — выдал я гипотетическую глупость.

— Не говори ерунды, в таком случае он бы давно вырисовался.

— Значит, она хранила деньги на сберегательных книжках.

— Тогда покажи мне хотя бы одну из них.

— Я умываю руки.

— Но ведь должны же быть деньги! Драгоценности или деньги. Причем не маленькие.

— Так вот почему вы так заботливо лелеяли тетеньку?! — заржал я, забавляясь ее растерянностью и бессильной злостью. — А я-то, дурак, подумал, что в вас говорит бескорыстное человеколюбие. Очень я этому удивился. Современная женщина и бескорыстие? Непонятно. А ларчик-то просто открывался.

— Ты долго намерен надо мною издеваться? — холодно спросила маленькая цветочница. — Может быть, мне зайти в другой раз?

— Миль пардон, мадам, больше этого не повторится.

— Буду весьма признательна. Мне нужна помощь, а не насмешки.

— Разумеется. Только не понимаю, чем я могу помочь?

— Во-первых, отыскать настоящих убийц и тем самым снять с нас позорное пятно, а во-вторых… Второй вопрос поделикатнее… Я не знаю, но…

— А я подскажу, — отхлебнув прямо из горлышка, зарезвился я. — Вы с сестрой хотите, чтобы я нашел сокровища удавленной тетки! Верно?

— Грубо говоря, да и, разумеется, не за просто так.

— Заранее благодарен, вот только где их искать и был ли вообще ребеночек?

— Ребеночек был, и в этом мы с Танькой уверены, иначе на кой черт она нам сдалась. Альтруизмом, как ты говоришь, мы не страдаем. Не стали бы мы два года кряду просто так ее нянчить, она того не заслужила.

— Возможно, но мы отступили от темы. Где, хотя бы предположительно, она могла хранить свой золотой запас?

— Если бы это нам было известно, то мы обошлись бы своими силами, без привлечения посторонних лиц, но мы не знаем, хотя можем предположить, что все свои капиталы она держала при себе, так как была существом осторожным и подозрительным.

— То есть ты хочешь сказать, что деньги спрятаны где-то дома?

— Именно так, в крайнем случае на дачном участке, но вряд ли, потому что мы с Танькой обшаривали его все прошедшее лето.

— Это при живом-то человеке?

— Да, только не надо читать мне мораль, я здесь не для того.

— Прости, я забыл, с кем имею дело. Значит, ты утверждаешь, что наиболее вероятное место хранения тетушкиных ценностей — ее собственная квартира? К сожалению, там уже поработала милиция, и, насколько мне известно, ничего стоящего они не нашли.

— Не нашли, потому что не искали.

— А что вам мешает этими поисками заняться самим?

— Квартира опечатана, и ключи в милиции.

— Когда-то ведь ее распечатают, тогда и ищите себе на здоровье.

— По идее так и должно быть, но мне не нравится то обстоятельство, что они подвергают сомнению законность переоформления ордера.

— А вы?

— Что мы?

— У вас на этот счет никаких сомнений нет?

— Я думаю, что этот аспект к нашему настоящему делу не относится.

— Да, конечно, — подумав, согласился я. — И что же ты мне предлагаешь? Взлом замка теткиной квартиры или проникновение через балкон третьего этажа?

— А это уже профессионалу решать, — с иронией, но вполне серьезно ответила Кнопка. — Тут я не советчик. Сделаешь так, как тебе будет удобнее. Думаю, что любой вариант труда не составит, особенно если все это проделать ночью. И главное — никакого риска, оба теткиных окна смотрят на глухой торец соседнего дома.

— Тебе не кажется, что ты толкаешь меня на преступление?

— Все относительно. Сама наша жизнь, по большому счету, уже преступление.

— Попрошу мне баки не забивать, умная больно.

— Да уж не жалуюсь.

— Оно и видно. И давно ты, многоуважаемая, решила меня таким образом подставить?

— Не понимаю, о чем речь.

— Все ты прекрасно понимаешь. Я преступным путем проникаю в квартиру, устраиваю там глобальный шмон, совершенно того не подозревая, что ты в это время звонишь в милицию и сообщаешь, что в теткиной опечатанной квартире кто-то находится. Они приезжают, вяжут мне белые рученьки, и ты торжествуешь. Преступник, который был заинтересован в смерти Нины Антоновны, взят с поличным! И значит, с твоей дорогой сестрицы снимаются все подозрения. Недурно придумано, только битый я и перебитый. И насадить меня на такой шершавый кукан не удастся.

— Господи, ну и дурак же ты, Костя. Я тебе дело предлагаю, а ты хреновину плетешь. Ну да ладно, не о чем нам с тобой говорить.

— Я тоже так думаю. Тебя проводить?

— Не надо, я на машине.

— Что-то не заметил.

— Вот и хорошо, зачем мне было выдавать себя раньше времени. Моя визитка лежит на твоем письменном столе. Просто так, на всякий случай, может быть, понадобится. Привет жене и не кашляй, заяц.

— Не поминай лихом, дорогуша! Все-таки я тебя провожу. — Решительно натянув куртку, я резко дернул дверь. В ярком прямоугольнике света черная отскочившая фигура показалась мне зловещей. — Тебе какого черта здесь надо? — выходя вперед, грозно спросил я.

А дальше произошло непонятное… Блеснул клинок ножа, я автоматически сделал защиту, готовясь этот нож принять. Кнопка, стоящая где-то справа и чуть позади, вдруг резко и неожиданно вырвалась, в самый последний момент закрывая собой меня и мою блокаду.

Охнув, она согнулась и привалилась ко мне. Черная фигура метнулась вниз и, кажется, уже была этажом ниже.

— Милка, помоги! — заорал я благим матом, бросаясь вслед убегавшему. — Стой, сука! — кричал я в бессильной ярости, зная, что догнать его уже не смогу. — Убью, падла!

Когда я выскочил из подъезда, белая «шестерка» набирала скорость. И теперь догнать ее мог только Господь Бог. Номера ее, как и положено, были залеплены снегом.

«Скорую помощь» Милка уже вызвала. Кнопка лежала в передней на полу. Милка сказала, что так лучше. Она лишь расстегнула ей шубу и, оголив рану, залепила ее тампоном и клейкой лентой, не давая крови выливаться наружу. Но, несмотря на это, кровью был заляпан весь пол. Широко открытыми глазами она глядела в потолок и беззвучно плакала.

— Ты зачем под нож-то полезла? — опускаясь на корточки, спросил я.

— Сама не знаю, меня словно толкнуло что-то. Я умру, да?

— А вот это у тебя не получится, — искусственно рассмеялась Милка, и я понял, что дела хреновые. — Сейчас приедет доктор, промоет тебе кишки, заштопает, и будешь как новенькая. Главное, не волнуйся.

— Я попробую, только что-то голова кружится. Костя, а кто это был?

— Сам не знаю, наверное, какой-нибудь маньяк.

— А ты догнал его? — слабея, спросила цветочница.

— Пока нет, но я обязательно его найду. Ты что-нибудь из его примет запомнила?

— Да, у него нет четырех верхних резцов, как у вурдалака, торчат одни клыки. Он и есть вурдалак. Костя, только ты обязательно его найди. Я не хочу умирать.

— А ты и не умрешь. Нет в этом никакой необходимости.

Когда приехала «скорая», она уже уплывала. Врач, даже не снимая Милкиного пластыря, приказал немедленно тащить ее в машину. С интервалом в пять минут мы поехали следом. За рулем, как наиболее трезвая, сидела Милка.

— Как ты думаешь, она выживет? — осторожно спросил я.

— Не знаю. Проникающее ранение и, кажется, задет желудок. Что у вас произошло?

— Да я и сам толком не знаю. Кто-то стоял и подслушивал у нашей двери. Когда я открыл, он отпрыгнул. Я попер на него, и тогда он выхватил нож. И какого черта она вклинилась между нами? Я бы с ним справился и сам. Что мне удалось заметить, так это его правую кисть, напрочь разрисованную татуировками.

— Кому предназначался удар?

— Конечно мне, а то, что она подставилась, — какая-то нелепица.

— Это нападение не может быть связано с тем делом, по которому она приходила?

— Нет. А если хочешь знать мое мнение, то, скорее всего, это связано с ублюдком твоей подруги, которому я сегодня подпортил рожу. Или ты полностью исключаешь такую возможность?

— Нет, я уже ничего не исключаю, устала от всего. Бежать надо из этого сумасшедшего города, и чем скорее, тем лучше. Приехали.

Тот час, пока шла операция, показался мне долгим, как степь. В довершение ко всему меня достал своими вопросами прыщавый хмырь из следственных органов. Ему почему-то казалось, что я знаю больше, чем говорю. Он же заставил нас писать заявление, не отходя от кассы. К двенадцати часам, когда операция благополучно закончилась, я готов был выбросить его с четвертого этажа клиники. Его спасло только то обстоятельство, что теперь за жизнь Кнопки можно было не опасаться, и мое самочувствие резко улучшилось.

Уставшие, но в приподнятом настроении мы собрались ехать домой. Новый сюрприз ожидал возле машины. Прыщавый с двумя ему подобными во что бы то ни стало хотел осмотреть место происшествия и еще раз, накоротке, с нами потолковать.

— Да осматривай ты хоть мою задницу, только не мельтеши перед глазами, — попросил я его, садясь в машину. — Устал я, ты понимаешь или нет?

— Понимаю, — многозначительно ответил он и вместе с товарищами нагло полез на заднее сиденье. — Мы люди понятливые.

— А если так, то сиди и сопи в две дырки, — мягко попросил я его.

— А это посмотрим, кто-то будет сопеть, а кто-то пыхтеть.

По приезде домой я подробно и в деталях описал случившееся и, используя Милку как жертву, наглядно все проиллюстрировал. Кажется, на сей раз мои объяснения их удовлетворили. По крайней мере, от меня они отстали, зато принялись обрабатывать Милку на предмет их доставки к месту работы. Ссориться с ними не хотелось. Итак за короткое время я нажил себе достаточное количество врагов. Утвердительно кивнув жене, я, даже не снимая ботинок, упал на диван.

С трудом отбросив пелену кровавых кошмаров, я проснулся, когда на часах еще не было шести. Первым делом позвонил в клинику и, получив положительный ответ, успокоился. Полчаса простояв под контрастным душем и выпив таблетку аспирина, я с удивлением обнаружил, что жидкие мои мозги начали потихоньку шевелиться. Вчерашний инцидент стоял особняком, а значит, и решать его нужно было особо. С привлечением спецконтингента, а пока стоило подумать о той информации, что вчера мне выдал участковый. Заварив крепкого чая, я устроился на кухне, положив перед собой бумажку, на которой господин Оленин в хронологическом порядке выписал пять преступлений, жертвами которых стали пенсионеры. Их адреса прилагались.

Первой этот печальный список открывала семидесятилетняя Таисия Михайловна Николенко. Удушили ее двенадцатого января, в день получения пенсии. Вторым шел Виктор Семенович Трунов. Шестидесятивосьмилетний старик свои деньги получил двадцатого января и тоже не мог ими распорядиться, потому как в этот же день был задушен. Далее значилась Сайко Лидия Ивановна. Возраст — семьдесят два года. Пайковые ей принесли двадцать восьмого, а вот дата смерти обозначена двумя сутками. Очевидно, как и в нашем случае, нашли ее не сразу… Следующей в списке значилась Нина Антоновна, смерть которой я имел честь засвидетельствовать лично. И наконец, замыкал это скорбное шествие Трегубов Степан Николаевич, о котором Оленин уже рассказывал.

Таким образом, я имел некоторую последовательность смертей. Итак, убийства были совершены в следующие дни: 12.01 — вторник — Николенко, 20.01 — среда — Трунов, 28.01 — четверг — Сайко, 04.02 — четверг — Серова, 17.02 — среда — Трегубов.

Красивая пентограмма получается? Вторник, среда, четверг. Понедельник, пятница и воскресные дни выпадают. Теперь, господин Гончаров, обратите внимание на четность: 12, 20, 28, 04 и 17.

Так бы все хорошо, кабы не последняя нечетная дата. Она здорово портит четыре предыдущие цифры. Что же касается интервала, то там вообще никакой закономерности не прослеживается. Если в первых двух случаях он составляет восемь дней, то в дальнейшем он равен семи и тринадцати дням. Как я ни старался, как ни ломал голову — никакой логической системы из этих пяти цифр не выстраивалось. Манипуляция с адресами тоже ничего утешительного не принесла. Если четыре адреса хоть как-то можно было связать в один куст с единым почтовым отделением в нем, то квартира Нины Антоновны не касалась их никоим образом. Проживала она особняком и, судя по городскому плану, свой пенсион получала на другой почте. Ничего не поделаешь, господин Гончаров, кажется, вам придется немного поработать ножками. Сегодня воскресенье — почтамт отдыхает, зато соседи убиенных должны быть дома.

Первым по ходу моего следования стоял дом Лидии Ивановны Сайко. Проживала она на четвертом, последнем этаже по соседству с полуглухим и полуслепым одиноким стариком. Видимо, с обонянием у него тоже были проблемы, и по этой причине труп соседки был обнаружен с некоторым опозданием. Как я ни старался, как ни усердствовал, ничего вразумительного услышать мне не удалось. Правда, после получасовых усилий старик ответил, что уже больше года пенсию им приносит некая Наталия Нестерова из пятнадцатого отделения. Что же касается самой квартиры, то по причине ее невостребованности все права на нее отошли городу и на настоящий момент там производился капитальный ремонт.

Не многим больше мне довелось услышать от соседей Виктора Семеновича Трунова. В его приватизированной квартире уже поселилась сестренка — семидесятилетняя бабуля, которая ради такого случая покинула близлежащую деревеньку. В чем-либо ее подозревать было смешно. Тем более, что завещание на ее имя было написано братом еще пять лет назад. При желании она бы давно могла спровадить своего родственничка к праотцам. Единственное, что заслуживало внимания, так это сообщение живущего этажом ниже пенсионера. По его словам, деньги в их дом носит Наталия Нестерова. Не Бог весть какая информация, но для первого раза сойдет и она.

Таисия Михайловна Николенко свой жизненный путь прекратила на пятом этаже типовой хрущевки и была обнаружена соседкой Зиной поздно вечером в день смерти. Бабенкой Зина оказалась словоохотливой, и поэтому на сей раз мне удалось узнать немного больше и с некоторыми важными подробностями.

Если в первых двух случаях двери квартир были автоматически защелкнуты на английские замки, то здесь дело обстояло иначе.

— А я ведь вашим мужикам уже все рассказала, — проводив меня на кухню, удивилась она. — Три раза ко мне приходили. Я все точнехонько обрисовала.

— То мужикам, а то мне, — весомо и важно ответил я. — Расскажите-ка мне, душа моя, как оно все было? Потом я задам вам несколько вопросов и больше беспокоить вас не будут. Я распоряжусь! Можете не сомневаться.

— Помню, случилось это двенадцатого, во вторник. Я кондуктором работаю и поэтому домой возвращаюсь поздно. В тот день пришла уже в одиннадцатом часу. Несмотря на возраст, баба Тая старуха была еще крепкая. Только вот с ногами у нее беда. Не слушались ее ноги, только что и могла по квартире шлындать, а как куда в магазин или в собес — тут целая проблема. Поэтому магазины я на себя взяла, покупала все, что нужно. Конечно, не каждый день, но через день молоко с хлебом приносила. Она меня в эти дни ох как ждала. И чаю поставит, и историю какую вспомнит. Понятно, скучно ей день-деньской сидеть да на телевизор пялиться.

В общем, пришла я в одиннадцатом часу, зашла домой, сгрузила сумки, разделась и прямым ходом к ней. Звоню — и никакого ответа-привета. Что за чудеса, думаю. Только вчера у нее была, так она никуда не собиралась, да и куда ей идти? Непонятно. Думаю, что-то здесь неладно. Толкнула дверь, а она не заперта, сама собой отворилась. Я с дуру-то взяла и зашла. Батюшки, что я там увидела, до сих пор она мне, бедненькая, по ночам мерещится.

— Расскажите об этом подробнее, — попросил я деловито.

— Ой, уж не знаю… Там в передней-то у нее был половичок расстелен. Я смотрю, а он весь в кучу скручен. Никогда я у нее такого не видела. А как зашла в комнату, то и совсем ничего не поняла. Не знала — то ли орать мне, то ли смеяться. Она на полу сидит, к дивану привалилась и синий язык мне показывает, а глаза совсем не смеются. Выпученные глаза, страшные. И я поняла, что она мертвая. Заметила, что у нее на шее веревка болтается.

— Какая веревка и как она болталась?

— А такая, капроновая. На ней белье сушат. А концы на спине закинуты. Я чуть со страху не померла. Сразу домой к себе кинулась и вызвала «скорую».

— Что у нее пропало из вещей? Может быть, ценности, деньги?

— Пенсию ей в этот день приносили, вот она и пропала. Вся, до копеечки.

— А кроме пенсии? Наверное, у нее были какие-то украшения?

— Про украшения я не знаю, кроме тоненького золотого колечка, я у нее ничего не видела. Вот оно пропало, а больше ничего и не было. Ее дед еще при жизни пропил все, что можно. А что касаемо денег, то тянула она от пенсии и до пенсии. Я это сама видела, потому иногда и баловала старуху. То яблочков принесу, то дешевых конфет. Нечего у бабы Таи было взять.

— То есть в квартире у нее не шарили и все вещи находились на своих местах?

— Да, кроме половиков. И в передней, и в комнате они были перекручены. А в остальном все в полном порядке.

— Ясно, а вы не в курсе, кто приносит ей пенсию?

— А чего же не в курсе? В курсе. Ее разносит Галина Ивановна Соколова.

— А вы не ошибаетесь? — с плохо скрытой досадой спросил я. — Может быть, ваша информация устарела?

— Может, и так, а только она наш дом уже два года обслуживает.

— Спасибо вам, Зина, и еще один вопрос: была ли у вашей соседки патронажная сестра? Ведь, судя по вашим словам, ей помощь требовалась.

— Последнее время за патронажную сестру сходила я, а полгода тому назад такая сестра у Таисии Михайловны была. Но только мы схватили ее за руку и сразу же дали полную отставку.

— И правильно сделали, — одобрил я такой решительный поступок женщин. — А как ее звали?

— Надька Лукьянова, чертова шкура. Повадилась лазать в нищий стариковский карман. Нашла у кого воровать! Удушить ее, сучку, мало!

— Полностью с вами согласен, — находя хоть какую-то почву под ногами, поддержал я такое доброе намерение. — Вы сообщили о ее недостойном поведении начальству или все спустили на тормозах?

— Пожалели стерву. Так уж она плакалась и в ногах валялась. Таисия Михайловна ее и простила, добрая она старуха была. У кого только рука поднялась? Вы уж постарайтесь, найдите ее губителей.

— Будем стараться, а вам большое спасибо за информацию. Позвольте еще один вопрос: кто сейчас занимает квартиру Николенко?

— Пока никто. Но кто-то ее уже выкупил и делает там ремонт.

— То есть наследников на квартиру нет?

— У нее никого не было, и поэтому она ее даже не приватизировала.

— Печально, — посочувствовал я, покидая разговорчивую Зину.

Итак, что мы имеем, раздумывал я, пробираясь сквозь грязную снежную кашу. Пять стариковских трупов, двум из которых, Сайко и Трунову, пенсии приносила Наталия Нестерова. А еще мы имеем патронажную сестру Надьку Лукьянову, в обязанности которой входил уход за Николенко и Серовой. Про нее мы знаем только плохое. Во-первых, она плохо выполняла свою работу, а во-вторых, жулила старичков, за что и была с позором выдворена из дома Николенко. Получаются две пары, связанные одним человеком. В первом случае это Сайко, Трунов плюс Нестерова. Во втором Николенко, Серова плюс Лукьянова. Следует отметить, что деньги этой паре разносили разные почтальоны. Ну а что же дальше? Как мне переплести эти две пары трупов между собой? Пока ни одной точки соприкосновения я не вижу. Возможно, пятое, последнее убийство хоть как-то сможет мне помочь.

На скамейке у зашарпанного дома малосемейных квартир и общаговских комнатушек, там, где проживал господин Трегубов, два пожилых мужика нехотя вели беседу и душевно маялись похмельем. Кажется, это было то, что нужно.

— Здорово, мужики! — Запросто подсаживаясь, я протянул сигареты. — Закуривайте.

— Спасибо, свои имеются, — мрачно отклонил мое предложение небритый угрюмый дед.

— Как хотите. — Равнодушно убирая пачку, я выкатил первый шар. — Что-то после вчерашнего немного мутит, а в голове сплошная каша.

— Иди да похмелись! — зло посоветовал угрюмый. — Ходишь тут, ноешь. Без тебя тошно. Свет белый не мил. Что плачешься-то? Или бабок нема?

— Есть немного, только надо бы стакан раздобыть и какой-нибудь закуски.

— Это мы сделаем, — жизнерадостно вмешался его товарищ. — Ты пока иди и купи все, что надо, а я к тому времени организую закусон.

— Можно, только надо бы и старика Трегубова позвать. Я к нему направляюсь.

— К кому? — захлопал глазами угрюмый. — К Николаичу, что ли, собрался?

— Ага, к нему самому, — невозмутимо ответил я.

— Витька, ты слыхал? — забавляясь моим видом, громко заржал угрюмый. — Нет, ты слыхал? Он к Николаичу в гости собрался! Ну ты мужик и даешь!

— А что такое? — наивно и непонимающе осведомился я. — Что тут смешного?

— Ну, если ты собрался к нему в гости, то прямая тебе дорога будет в морг. Его еще в пятницу туда отволокли.

— Хорош травить баланду, — сурово осадил я. — За такие шуточки можно и по суслам схлопотать. Нашли, чем шутки шутить.

— Да в натуре, ты, мужик, я точняк тебе говорю, замочили Николаича. В пятницу пришел Ромка… Ты его знаешь?

— Сын, что ли? — выказывая некоторую заинтересованность, спросил я.

— Ну да. Пришел Ромка, открыл дверь, а там Степан с веревкой на шее.

— Не может быть. Неужто сам удавился?

— Да нет же, говорю тебе, угрохали его, а Ромку по подозрению захомутали.

— Ну и дела. За что же его?

— Ты иди сначала, принеси пузырь. Чтоб за его упокой выпить, а уж потом и говорить будем. Много вас тут, любопытных, ходит.

Заметив, что вместо обещанной бутылки я принес две, угрюмый от избытка чувств зазвал нас к себе в гости, а жилплощадь он имел как раз напротив квартиры Степана Николаевича. Заранее обрадованный этим обстоятельством, я с готовностью последовал за ними. Жилище угрюмого в своем роде было уникальным. Прихожая одновременно выполняла функции кухни и столовой. Отсюда же вела тоненькая дверца в крохотный сортир, где двоим было уже не развернуться. Сама комнатенка грандиозной мне тоже не показалась. Здесь с трудом разместился диван, усеченный шифоньер, журнальный столик и тумбочка с телевизором.

— Когда это случилось? — открывая бутылку, скорбно спросил я.

— А кто его знает? — отстраненно ответил Витька, внимательно следя за моими руками. — Ромка его в пятницу перед обедом обнаружил, а что, когда — никто не знает.

— Ну а когда вы его видели в последний раз?

— Лично я в среду, — принимая стакан, ответил угрюмый. — Когда пенсию принесли. А было это часиков в двенадцать или около того. Сначала Наташка мне в дверь позвонила, а он, видно, в глазок смотрел и тоже вышел. Пока она у меня была, он в коридорчике дожидался. Я расписался, получил бабки, и она пошла к нему.

— А деньги ему все та же Нестерова Наташка носила? — заранее ликуя, промежду прочим спросил я.

— А кто же еще? — поднимая стакан, удивился угрюмый. — И мне она уже пару лет наше нищее пособие носит. Хорошая девка. Ну, будем!

— За упокой души раба Божьего Степана, — живо поддержал тост Витька и, глубокомысленно выпив, добавил: — Кому суждено умереть от петли, тот не утонет в полынье. Я правильно говорю, дядя Боря?

— Истину говоришь, Витюша. — После выпитой рюмки в настроении угрюмого появились явные признаки благодушия и любви к ближнему. — Кому что суждено, то и случится. Против судьбы не попрешь. Видно, у него на роду так было написано.

— Дядя Боря, — мягко прервал я его мудрые речи, — а в этот день к нему, кроме почтальона, кто-нибудь приходил?

— Точно-то я сказать не могу. Я ведь как пенсию получил, так мы с Витюшей сразу в магазин побегли. Нас, наверное, с полчаса дома не было, ну а к ночи мы оттянулись, да так, что нас самих можно было подушкой душить.

— А что это вы все с Витюшкой да с Витюшкой бухаете? Чем вам Степан Николаевич не приглянулся? По соседски-то удобнее.

— Да ну его в баню. Конечно, о покойниках плохо не говорят, а только как выпьет, так и нудит, так и нудит. Дюже трудно с ним было. Поучать начинал да войной все попрекал. Говорит, пока вы по тылам отсиживались, я за вас под фашистскими пулями кровушку проливал. А почему я виноват, если в тую пору еще пацаном бесштанным бегал? Какая тут моя вина? Нам тоже несладко приходилось. Маманя на четверых пять картошин принесет, и как хочешь, так и дели. А, что там говорить. Тебя как зовут?

— Константином с утра был.

— Наливай, Константин, и пусть земля ему будет пухом.

— Налить можно, только злость я к его убийцам имею. Нашел бы — не пощадил.

— А ты кем ему будешь, что так печалишься? Раньше-то я тебя что-то не видел.

— И скажи спасибо. Там, где я был, лучше не вспоминать.

— Понимаю. Значит, ты у хозяина с ним скорешился?

— Дядя, какая тебе разница?! — грубо оборвал я опасный для меня допрос. — Где я был, там меня больше нет, и давай мы эту тему закроем.

— Я не против. Значит, ты его три года не видел?

— Что-то много ты спрашиваешь, дядя! Уж не у легавого ли я в гостях?

— Да нет, мужик, успокойся, все путем, — принялся успокаивать меня Витюша. — Это он так, от любопытства. Давайте лучше выпьем.

— Давайте, — нехотя пошел я на попятный. — Только обскажите мне все до тонкости, как все произошло. Его что, ограбили? Пытали?

— Да мы сами не понимаем, что у него было грабить? Ну, забрали у него пенсию и десяток фронтовых наград. Из-за такой-то малости зачем человека убивать? — пьяно и простодушно изумился Витюша.

— А может, в драке его порешили?

— Этого не было, — категорично отверг мое предположение дядя Боря.

— А ты почем знаешь?

— А потому, что в пятницу меня как понятого туда затащили. Так вот, никаких следов драки и сопротивления я не увидел. Это я тебе, Константин, точно говорю.

— А может быть, они после убийства все прибрали?

— Нет, там все стояло на своих местах. Только раскрытый чемоданчик, где он хранил ордена, валялся под столом. А теперь сам прикинь. Если бы они хотели покрыть драку, то зачем им на видном месте бросать выпотрошенный чемодан?

— Верно говоришь, — похвалил я ясный ум дяди Бори. — Никакого смысла в этом не было. А кто знал о его наградах?

— Да весь двор знал, он их на каждый праздник цеплял.

— А что говорят соседи? Может быть, они слышали какую-нибудь ругань, ссору?

— Нет, никто ничего не слышал.

— Странно, — задумчиво разливая водочные остатки, проговорил я. — Если верить вашим словам, то опьянели вы только к ночи. Тогда получается, что весь день, почти двенадцать часов, вы должны были слышать, что творится в соседской квартире. Но вы ничего не слышали. Я правильно говорю?

— Истину говоришь, все было спокойно, — подумав, согласно кивнул дядя Боря. — Но только ты забываешь о том получасе, когда мы ходили за пузырем.

— А где ты его покупал?

— Там же, где и ты, — непонимающе ответил он.

— И сколько времени я за ним ходил?

— Сколько? Минут десять.

— Почему же ты потратил на это полчаса?

— Ну, это я так… Ты скоро ходишь, а мы не спеша. А вообще-то мы с Витькой еще возле подъезда стояли, курили. Ну, значит, не полчаса, а минут двадцать.

— За то время, пока вы курили, кто-нибудь входил или выходил из подъезда?

— Да никто. Только почтальонка Наташка да Ритка с коляской. Наташка по нашему подъезду разнесла все пенсии и направлялась в другой. Она и меня еще подковырнула, мол, что, дядя Боря, уже успели зарядиться?

— А что было дальше? — стараясь казаться равнодушным, спросил я.

— А что дальше бывает? Поднялись мы ко мне, нажарили картошки и начали бухать. Что ты все спрашиваешь? Уж не мент ли ты сам?

— Мент не мент, успокойся и рассказывай, — с угрозой приказал я.

— Так я вам уже все рассказал. Ваши архаровцы вчера меня целый день пытали.

— Я к ним не имею никакого отношения. Ты мне лучше вот что скажи. Если до вашей отключки к соседу никто не приходил, то, значит, его посетили ночью? А теперь ответь, мог ли Степан Николаевич ночью открыть дверь незнакомому человеку?

— Как же, держи карман шире, он и днем-то по десять раз переспросит, кто пришел, зачем пришел, для чего пришел. А ночью он к себе вообще никого не пускал.

— Отлично. Стало быть, один вопрос мы выяснили. К Трегубову днем явились хорошо знакомые люди, но вы их приход не заметили. Я правильно говорю?

— Правильно, — осторожно согласился дед.

— А знаете, почему вы их не заметили?

— Нет.

— Потому, что это были вы сами! — торжествующе поставил я точку.

Мужики обалдели. Пьяно и вопросительно глядя на меня, они молча ждали дальнейших объяснений. Я сознавал, что действую не совсем корректно, но небольшой шок был им просто необходим. С самого начала вдолбив себе в голову кажущуюся истину, они уже не могли взглянуть на ситуацию по-новому, под другим углом зрения.

— Короче, — не теряя темпов атаки, я вынес вердикт, — суду все ясно. Вы, и только вы могли незаметно для соседей совершить это гнусное преступление. Теперь отвечайте, патронажная сестра Надежда Лукьянова была с вами заодно?

— Да ты что, мужик?! — бледнея телом и трезвея душой, возопил дядя Боря. — Что за хреновину ты порешь? Мы же из квартиры не выходили. Витя это подтвердить может.

— Вот-вот, с Витей вы его и придавили.

— Да мы же пьяные были. Он бы и дверь-то нам не открыл, — чуть не плача, оправдывался хозяин. — Он мне пьяному никогда не открывает.

— Конечно. Он открыл не тебе, а Лукьяновой Надежде. Когда вы вступили в сговор?

— Да не вступали мы с ней ни в какой сговор. Чужое дело нам хочешь пришить? Не выйдет, начальник. Я эту Надьку в последний раз в понедельник или во вторник видел, да и то мельком.

— Где ты ее видел? — зацепившись, не сбрасывал я обороты. — К кому она ходит?

— Так к Степану, от него и выходила.

— Отлично, что и требовалось доказать. Откуда вы узнали, что пенсию вам будут давать раньше срока? Кто вам это сообщил?

— Соседка снизу, Ольга Ивановна, она во вторник на почту ходила, там ее и предупредили, чтобы все пенсионеры нашего дома в среду никуда не отлучались.

— Могла об этом знать Надежда Лукьянова?

— Наверное, да, если была у Николаевича во вторник. Я точно не помню.

— А ты вспомни. Я настоятельно тебе рекомендую. Не торопись, хорошенько подумай, а я к тебе на днях забегу. Уж извини, если что не так. Желаю вам приятно закончить этот день.


Вот оно что, шлепая по мерзопакостным лужам, думал я. Вот где зарыта собака по имени Полкан. А ведь я вам, господин Гончаров, с самого начала говорил о патронажной сестре. С самого первого дня ее одиозная личность казалась мне подозрительной. Но ты не прислушался к моему мудрому голосу и в результате потерял время. Что получается? А получается то, что, по крайней мере, трое из пяти убитых пенсионеров были окружены заботами Надежды Лукьяновой. Исходя из этого, можно предположить, что от их квартир она имела дубликаты ключей и соответственно свободный доступ. Николенко, Трегубов и незабвенная Нина Антоновна — о них можно сказать почти с уверенностью. Версию с почтальонами следует отмести, так как всем троим деньги доставляли разные лица. У Николенко это была Галина Соколова, у Трегубова Наталия Нестерова, а у Нины Антоновны Тамара Гаврилина. Теперь перед вами, товарищ Гончаров, стоит трудная задача, как половчее и без риска прижучить эту самую Лукьянову? Надо завтра же с ней поговорить! Причем не вызывая у нее ни тени подозрения, иначе вся сегодняшняя работа пойдет насмарку…

Ладно, завтра так завтра, а сегодня с моей стороны было бы непростительным хамством не навестить Галину Григорьевну.

Больная встретила меня в одиночной палате со страдальческой улыбкой великомученицы. Чуть кивнув, она указала мне на стул.

— Спасибо, что пришел, — тихо поблагодарила Русова. — Твоя жена тоже приходила. Фрукты принесла, только мне пока нельзя. Я ей дала список необходимых лекарств. Обещала завтра утром принести. А еще я отдала ей ключи от машины, и она взялась отогнать ее на стоянку.

— Она такая. Ну Бог с ней, с женой. Как ты себя чувствуешь?

— Как видишь, не померла. Ты нашел того подонка?

— Еще нет, но очень скоро найду, не расстраивайся.

— Хорошо. Ты помнишь о нашем последнем разговоре?

— Насчет нелегального шмона в квартире твоей тетки?

— Да.

— Помню. Ты настаиваешь на этом?

— Да. Надеюсь, ты больше не подозреваешь меня в преднамеренной пакости?

— Успокойся, конечно же нет. Я и вчера ничего такого не думал, просто не хотелось рыться в чужом барахле. Не слишком красивое занятие.

— Но я тебя прошу. Очень прошу, сделай это для меня.

— Ладно, — вздохнув, согласился я. — Уважу твою просьбу.

— Ну вот и спасибо. Иди, я устала. Позвоню тебе завтра вечером.

— Помилуй Бог! — взмолился я. — Почему такие сжатые сроки?

— Мне так будет спокойнее. Иди, Константин Иванович.

За те пятнадцать минут, что я провел у ложа маленькой страдалицы, на улице стемнело, а лужи подморозило. Хрустя ледяными корочками, я шел и думал о том, какой я, в сущности, болван. Спрашивается, почему я на сто процентов уверен в том, что стариков давила Лукьянова? Даже если это так, то могла ли она в одиночку с ними справиться? По рассказам той же Зины, Николенко была еще старухой крепкой и дюжей. Вряд ли одна баба могла ее одолеть. Как минимум, ей нужен был сообщник. Тот, кто заходил в квартиру после нее. Но в этом случае на сообщника непременно обратил бы внимание дядя Боря. Он же ничего похожего не заметил. А может быть, та версия, что я, смеха ради, ему преподнес, верна? Полная чушь. В таком случае на кого прикажете повесить остальные четыре убийства? Нет, все верно, вариант с патронажной сестрой подходит больше всего. Кому, как не ей, знать дату раздачи стариковских грошей? Только самому почтальону, но он пока серьезных подозрений не вызывает. А впрочем, заглянуть в пятнадцатое отделение не мешает.


Еще с вечера через компетентные источники я узнал домашний адрес заботливой сестрички, а в восемь утра уже стоял возле подъезда, терпеливо ожидая ее появления. Свет в ее квартире погас только в девять часов. Насторожившись, я приготовился к нашей первой встрече. Шустрая бабенка примерно тридцати лет выпорхнула легко и стремительно. Одета она была явно не по средствам, серебристо-серую беличью шубку гармонично завершала такая же шапочка.

Не оглядываясь по сторонам, моя подопечная быстро и целенаправленно попрыгала по узкой тропинке, диагональю пересекающей заснеженный двор. Ничего другого, как двигаться в объезд, мне не оставалось. Миновав двор, она перешла улицу и скрылась на территории автостоянки. Довольно скоро, вручив стражнику квитанцию, она выкатилась оттуда на маленьком красном автомобильчике.

Недурно, подумал я, садясь ей на хвост, совсем даже недурно для патронажной сестры с окладом в пятьсот рублей. Это сколько же стариковских пенсий ей понадобилось, чтобы так прибарахлиться! Ведь, по моим данным, она воспитывала десятилетнюю дочку в полном одиночестве, без участия непутевого папаши. Ладно, красавица, посмотрим, чем занят твой рабочий день. Из каких запланированных и случайных встреч он состоит. О чем думает твой извращенный мозг и что делают твои неспокойные руки. Авось и выведешь ты меня на свою кривую дорожку.

Первую остановку красная «Ока» совершила у здания собеса. Поскольку такой заезд был оправдан и объясним, то и отнесся к нему я спокойно. Далее следовала аптека, что тоже входило в перечень ее обязанностей. После нее госпожа Лукьянова посетила продовольственный магазин, откуда вышла под завязку загруженная пакетами, что тоже показалось мне явлением оправданным и в рамках служебных обязанностей необходимым.

Ну а далее последовал ряд коротких визитов по частным адресам. Их продолжительность не превышала и десяти минут. Из этого я заключил, что Надежда Лукьянова приступила к выполнению своей основной работы. Отняла она у нее чуть больше двух часов. За это время мы смогли обслужить восемь инвалидов. Много это или мало, судить не берусь, но пакеты она раздала все до одного. Вопрос только в том, а попали ли они по назначению?

Закончив с этой частью работы, мадам Лукьянова заехала в ЖЭУ. Выждав пару минут, я зашел следом и пристроился за ней. Опять ничего особенного — просто она старательно заполняла квитанции по квартплате. Несколько разочарованный таким поведением, я вернулся к машине, сел и закурил, ожидая последующих ее действий. А дальше она повела себя неадекватно. Выйдя из конторы, она, вместо того чтобы сесть в свою «Оку», подошла к лотку с мороженым и купила два брикета. Потом стремительно и неожиданно подбежала к моей машине и, рванув дверцу, протянула мне сласть:

— Мужик, мороженое хошь?

— Нет, — внимательно глядя в ее лукавые глаза, ответил я.

— Тогда скажи, чего ты от меня хошь? — Недвусмысленно подмигнув, она фамильярно, будто мы сто лет знакомы, предположила: — Может, как в той песенке… Ты скажи, я баба сговорчивая. А то уже полдня за мной колесишь, бензин понапрасну жжешь, а сказать боишься.

— Я мужчина такой. Стеснительный очень, — лихорадочно соображая, как себя вести дальше, тихонько промямлил я.

— А ты не стесняйся, скажи, как оно есть. Со мной можно решить все проблемы без недомолвок и околичностей. Смелее, тореадор!

— Ты сейчас куда собралась ехать?

— Домой, могу и тебя с собой прихватить, — усмехнувшись, дерзко предложила она.

— А удобно ли? Дома муж, семья, дети. Может быть, заглянем куда-нибудь в кафе?

— Мужа у меня нет, и об этом ты прекрасно знаешь.

— Почему ты так уверена?

— Потому что, прежде чем начать за мной свою дурацкую слежку, ты наверняка заранее кое-что обо мне узнал. Решай — или ты раз и навсегда от меня отцепишься, или соизволь объяснить причину этого дурацкого преследования. Открой правую дверь, я сяду.

— Не надо, поехали к тебе домой, посмотрю, как ты живешь.

— Дурак, да я же пошутила. Неужели ты подумал, что я каждого проходимца могу пригласить в свой дом?

— Признаться, и я не склонен шляться по разным сомнительным притонам, — обидевшись на проходимца, парировал я. — Действительно, нам будет удобнее поговорить в машине.

— Нет, я передумала, а вдруг ты меня куда-нибудь увезешь и там изнасилуешь и убьешь? Езжай за мной, поговорим в кафе, тем более нужно пообедать.

Эта стерва остановилась у самого дорогого ресторана и, как бычка на бойню, потащила налево в элитный зал. Такого позора и беспредела допустить я не мог. Мягко приобняв ее за гибкую талию, я подтолкнул ее направо, где было подешевле. Гадко и понимающе усмехнувшись, она нехотя подчинилась.

— «Парень-то, кажется, гол, с него взять нечего…» — садясь за столик, ядовито процитировала она строки великого русского поэта. — Мужчина, а я привыкла обедать в левом зале.

— Женщина, на пятьсот рублей в месяц это весьма затруднительно, — зло буркнул я, разглядывая сумасшедшее меню. — Если, конечно, исключить ежемесячные суммы, тайно взымаемые из инвалидных пенсий.

— Что-о-о?! Да как вы смеете?! — праведно вскипела моя сотрапезница.

— Что будем кушать? — без намека на подобострастие спросил лощеный двадцатилетний балбес в униформе. — Могу предложить…

— Два комплексных обеда номер один, — решительно обрывая его посулы, безапелляционно заявил я.

— Один комплексный обед, — спокойно исправила Лукьянова мой заказ. — А мне, пожалуйста, вот это, это и это. — Ее пунцовый ноготь трижды ткнул в страшные строки меню.

— Я не намерен оплачивать этот наглый заказ, — подождав, пока уйдет официант, предупредил я зарвавшуюся бабу.

— У тебя и денег-то таких нет, а тем более в этом нет необходимости — я уже давно привыкла платить за себя сама, — холодно глядя на меня, отчеканила Лукьянова. — И, прошу учесть, не из старухиных карманов, как ты только что изволил тактично заметить.

— Ну что ты, я же понимаю, у такой женщины, вероятно, целое море богатых поклонников, — пристально изучая ее морщинки, съязвил я. — От них просто нет отбоя.

— Вот оно что, — раскуривая сигарету, усмехнулась Лукьянова. — Кажется, я начинаю понимать, откуда ветер дует и почему мачта скрипит. Только мне неясно одно. Разговор на эту тему с вашими товарищами у меня уже состоялся не далее как в субботу вечером. И насколько я могу судить, мои ответы, как и документы, их вполне удовлетворили. Так в чем же дело, господин полицмейстер?

— Я не полицмейстер. Я Гончаров.

— Пусть будет так. В чем дело, господин Гончаров? Ты хочешь вынудить у меня взятку? Скажу сразу, это не получится. Не на ту напали, и не настолько я богата, чтобы расшвыривать деньги впустую. Что конкретно тебе от меня нужно?

— Правда нужна. Дело в том, что я дальний родственник Нины Антоновны, за которой ты имела честь присматривать.

— Не суши мне уши. Всех ее немногочисленных родственников я знаю как облупленных. Если не считать ее племянниц, живущих в этом городе, то у нее остался лишь двоюродный брат, который успешно спивается где-то на Урале.

— Хорошо, будем играть открыто. Меня, как частное лицо, наняли ее племянницы по поводу убийства их тетки. Это устраивает?

— Вполне. И поэтому как частному лицу я заявляю, что отвечать на твои дурацкие вопросы не буду. Давай спокойно пообедаем и навсегда разойдемся.

— Не думаю, что это лучшее решение. Я настроен серьезно и буду копать до самых корней. Подумай, сколько нервов это будет тебе стоить. О, кажется, нам принесли еду! — Цепляя с подноса первую попавшуюся тарелку, я приготовился отобедать.

— Почему ты такой хам? — удивленно глядя на меня, спросила Лукьянова. — Почему ты бессовестно жрешь моего заливного судака?

— Прости. — По-настоящему смутившись, я не нашел ничего лучшего, как придвинуть ей уже расковырянное блюдо. — Прости, я случайно.

— Кушай на здоровье, — злорадно ответила она, отшвыривая мне студень.

— Благодарю. — Справившись с неловкостью, я нагло принялся за меченую еду. — Ты не волнуйся, я возмещу ущерб.

— Косточкой не подавись, — посоветовала она, потушив окурок. — Ладно, господин Гончаров, только из уважения к твоей фамилии и за то доброе дело, что ты сделал для моей знакомой, я согласна ответить на интересующие тебя вопросы.

— А как зовут знакомую?

— Варя Логинова, помнишь такую? Она мне о тебе много рассказывала, но я даже представить себе не могла, что когда-то мне доведется познакомиться с тобой, причем таким нелепым образом.

— Что делать, пути Господни неисповедимы, но если ты не возражаешь, то займемся нашим делом. У Николенко, Нины Антоновны и Трегубова ты была патронажной сестрой, верно?

— Да, конечно.

— А известны ли тебе имена Сайко Лидии Ивановны и Трунова Виктора Семеновича?

— Нет, этих людей я не знаю.

— Сколько человек находится под твоим патронажем?

— Шестнадцать.

— Это много или мало?

— Мне хватает, а большего я не потяну.

— Тебе не кажется странным, что из шестнадцати опекаемых тобой инвалидов троих убили?

— Этот факт заставляет задуматься, но только и всего.

— Есть ли у тебя дубликаты ключей от их квартир?

— Да, но это не моя прихоть. Так положено. Почему? Ключи у нас на тот случай, если с инвалидом вдруг что-то произошло и по той или иной причине он не в состоянии сам открыть дверь. Кстати, еще в субботу я отдала милиции все ключи от моих бывших подопечных.

— Насколько мне известно, Николенко Таисию Михайловну ты давно не обслуживаешь, объясни, по какой причине.

— Она вместе с соседкой заподозрила меня в воровстве своих несчастных копеек. Произошел банальный скандал, и я была вынуждена от нее отказаться.

— Подозрение было необоснованным?

— Абсолютно. Более того, это оскорбительно. Ты, наверное, не поверишь, но те несчастные крохи, которые я получаю за свое милосердие, я на них же и трачу. Моя рабочая неделя выстроена таким образом, что благотворительностью я занимаюсь только по понедельникам и вторникам, иногда до обеда прихватываю среду. С тем расчетом, чтобы не позже среды сесть в московский поезд. В четверг, по прибытии в столицу нашей родины, я высунув язык обегаю три-четыре барахолки. Там я относительно дешево закупаю некоторое количество продовольственного и промышленного товара с тем, чтобы успеть на вечерний поезд. Прибывает он к нам в обед, так что до вечера я успеваю развезти товары, купленные на заказ. В субботу и воскресенье с раннего утра я несусь на Центральный рынок, где сбрасываю остатки. Вот такую карусель я кручу уже больше двух лет, не пропуская ни одной поездки.

— Позволь, а когда же ты отдыхаешь?

— Когда еду в поезде, а еще по понедельникам, как сейчас.

— Ты сохраняешь проездные документы?

— Да, и я их уже предъявляла сотрудникам милиции. Сама для себя я веду четкую бухгалтерию. За это время всяческих бумажек у меня накопилось черт знает сколько. Никогда бы не подумала, что они мне понадобятся.

— Воистину похвальная аккуратность. Ты как специально готовила себе алиби.

— Разумеется, причем целых два года, и только для того, чтобы удавить трех сварливых старух и завладеть их месячной пенсией.

— Если ты их так не любишь, то почему вообще с ними нянькаешься?

— Кому-то нянькаться надо, а потом, почему ты решил, что я их не люблю?

— По отзывам, да и времени ты им уделяешь минимум. Согласись, за каких-то десять минут невозможно ни пол помыть, ни белье постирать.

— Плохо же ты меня знаешь, — рассмеялась Лукьянова. — Насчет постирушек согласна, а вот пол я сегодня помыла пятерым. Хочешь поспорим на пять бутылок шампанского?

— Да нет, зачем, я верю, а бутылку шампанского я презентую и без спора. Значит, мне следует понимать, что в четверг тебя в городе никогда не бывает?

— Ну, не совсем так. В середине прошедшего года я дважды подряд пропускала свои вояжи из-за болезни дочери.

— То есть к смерти вышеуказанных граждан ты не имеешь никакого отношения.

— Об этом говорят факты, а факты, как известно, весомее любых слов. Во-первых, у меня не было мотивов, а во-вторых, меня по четвергам, когда были задушены Нина Антоновна и Степан Николаевич, просто не было в городе.

— А откуда ты можешь знать, когда они были убиты?

— Бог ты мой, кажется, я тебе уже говорила, что в эту субботу я имела продолжительную и содержательную беседу с милицией.

— Да, конечно, прости, запамятовал. — Выложив деньги, я поднялся из-за стола: — Извини за беспокойство, но с тобой я не прощаюсь. Надолго.

— Я сожалею об этом.

— Ничем не могу помочь. Кстати, когда ты последний раз навещала Трегубова?

— Пятнадцатого февраля, в понедельник.


Просьбу Галины Григорьевны Русовой, по дурости подставившей свое пузо под нож, нужно было выполнять. Ближе к вечеру мне удалось дозвониться до Ефремова. Поздоровавшись, я вежливо поинтересовался, где его все это время носили черти.

— На репетиции, Костенька, на репетиции. Хлебушек свой скудный зарабатываем, — бодро похохатывая, ответил он.

— Насколько мне известно, по понедельникам у тебя выходной.

— Тебе правильно известно, а только, когда очень кушать хочется, про выходные следует забыть. А ты по делу или просто так?

— Какие могут быть дела у старого алкоголика. Просто хотел к тебе забежать да бутылочку раздавить, а то ведь прошлый раз не удалась у нас компания.

— Это точно, встретиться не мешает. Только вот сегодня вряд ли у нас получится, мне еще в ночь на работу топать.

— Батюшки, неужто на ваши спектакли такой спрос, что вы и по ночам вкалываете?

— Не смеши коней, Гончаров, на наших кукол такой спрос, что впору закрываться. Именно по этой причине, а также принимая во внимание твои пожелания, я три дня тому назад устроился сторожем на автостоянку.

— Вот оно что! — с трудом скрывая радость, воскликнул я. — И когда же тебе заступать на трудовую вахту? Не сей же час?

— Нет, конечно, пересменка у нас в десять.

— Вот и отлично, а сейчас нет и семи, я надеюсь, что никто не будет против, если артист Ефремов немножечко примет на грудь?

— Ну, если немножечко, если самую капельку, то какой базар! Конечно приезжай.

— Буду сей минут с твоим любимым коньяком.

В водочную бутылку с красивой золотистой этикеткой я налил кипяченой водицы и тщательно закрутил пробочку, а по дороге приобрел самого дешевого коньяка и контрольную бутылку водки.

Подходя к Валеркиному дому, я сбавил шаг, внимательно разглядывая его балкон и балкон жившей над ним старухи. На глазок расстояние между поручнями одного и полом другого не составляло и двух метров. Но даже в этом случае, при моей сегодняшней форме, такой трюк представлял серьезную опасность. Мне совсем не хотелось, чтобы останки моего красивого тела отскабливали с обнаженного фундамента равнодушные и незнакомые медики. Уже подойдя совсем близко, я обнаружил одну маленькую деталь, которая придала мне смелости и решимости. С правого края между балконами торчал крюк, который, вероятно, предназначался для цветочного горшка или бельевой веревки. С его помощью даже мои ослабевшие мышцы делали подъем безопасным и увлекательным. Правда, существовало некоторое опасение в надежности его крепления, но, в конце концов, не к теще же на блины я собрался. Настоящий мужчина должен любить риск, особенно если риск скромен и разумен.

Кухонная форточка старухиной квартиры была открыта, но для меня она была недосягаема. Наверное, в таком положении ее оставили сознательно, дабы выветрился запах тлена. Оба балкона смотрели в глухой кирпичный торец соседнего дома, и это обстоятельство было немаловажным, поскольку мой предполагаемый, преступный вояж афишировать вовсе не обязательно. Дворовые фонари располагались так, что оба объекта оставались в тени. С одной стороны, это радовало, а с другой — не очень, потому как искать черную кошку в кромешной темноте, при тусклом свете фонарика — занятие обременительное и малоэффективное.

Изобразив на лице полный восторг и легкое опьянение, я деликатно постучал в дверь ногой и в ожидании кукольника забормотал всякие непристойности в его адрес.

— Ты охренел? — открывая дверь, закономерно спросил он. — Или звонок не работает?

— Голова у тебя не работает! — радостно сообщил я новое для него известие. — Ты видишь, кто к тебе пришел? Почему я не слышу триумфального марша? Почему к моему приходу не накрыт стол? Почему не вижу волооких ундин? Почему, я тебя спрашиваю? И вообще, по какому праву ты встречаешь меня в фильдеперсовых трусах? Немедленно надеть смокинг или просто штаны.

— Э, да ты никак нализался, батенька, и притом изрядно.

— Отставить разговоры. — Отодвинув его рукой, я прямо в ботинках пропер в комнату. — Сегодня меня не трогать! Сегодня мой праздник!

— Это какой еще праздник? — вытирая за мной снежно-грязные следы, спросил он.

— Сегодня день независимости грудных детей Индии. А ты знаешь, что я родился на берегу Ганга? Ни черта-то ты не знаешь, давай инструменты и огурец, — нес я околесицу, вынимая из сумки спиртное.

— А много тебе не будет? — С сомнением покачав головой, Валерка выполнил приказание. — Где же ты успел за полчаса так нагрузиться?

— Глупости, я с обеда водочку потребляю, — гордо ответил я, наливая ему коньяк. — Ты уж извини, я смешивать не буду, выпью беленькой.

— Это правильное решение, смешивать никогда не следует, потом сплошные неприятности. — Одобрительно кивнув, он выпил фужер.

— И я того же мнения. — Опрокинув в себя двести граммов безвкусной воды, я захрустел огурцом. — Ну а что про твою соседку слышно? Не нашли злодеев?

— А кому искать, если Гончарова пять лет назад за пьянку выгнали?

— Тут ты прав, Лерик, я бы эту чепуху за шесть секунд раскрутил.

— Вот-вот. Не ценят нас, когда мы есть, и сожалеют, потерявши.

Такой разговор ни о чем продолжался у нас больше часа. За это время Валерка успел ополовинить коньяк, а я, допив воду, вскрыл натуральный напиток. В девять часов, когда он начал собираться на дежурство, я заплетающимся языком предложил ему выпить по маленькой на посошок.

— Да куда тебе? — сердобольно спросил он. — Ты уже сам как посошок, а точнее, как старый, кривой костыль. Ложись и отдыхай.

— Обижаешь, начальник! — пьяно возмутился я. — Ты меня не знаешь! Я трезвый, как стекло. Хочешь, я по ниточке пройду? А давай спорить на пять шампанского!

— Ложись и проспись, а то тебе пари придется заключать в вытрезвителе, и я уверен, что ты его проиграешь. Там тебя тоже уложат, но уже не так комфортабельно. Не крути вола, падай на диван и дрыхни, а как проспишься, тогда и иди себе. Только не забудь захлопнуть дверь. Или меня дождись. Я буду в десять утра.

— Глупый ты человек, Лерка, и мозги у тебя куриные, если ты не видишь, что господин Гончаров трезв, как дева перед конфирмацией. А где, кстати, девки? Куда ты их упрятал? Нет, Лерка, так не пойдет. Я же помню, были две бабы…

— Уже глюки начались, поздравляю, так и до «белочки» недалеко. Допился, скотина. Ложись на диван, только сними свои грязные башмаки, свинья тупорылая.

Все-таки приятно слышать, что о тебе говорят друзья, когда уверены в твоей полной глухоте. Мотаясь как поливной шланг, я шарахался по квартире в поисках несуществующих женщин и чего-то неосознанного, понятного только пьяному человеку. Такое мое поведение, равно как и нецензурная речь, скоро надоело хозяину. Толкнув меня на диван, он содрал с меня ботинки, допил свой коньяк и, громко чертыхаясь, ушел на работу.

Подождав минут пятнадцать и мысленно прокрутив все предстоящие мне действия, я приступил к осуществлению своего преступного плана. Для начала я просто поднялся этажом выше. Убедившись, что квартира опечатана и за ее дверью меня никто не поджидает, я вернулся назад, рассовал в карманы все, что мне может пригодиться, и вышел на балкон. Здесь я с огорчением отметил, что со стороны мое предприятие выглядело гораздо привлекательнее, чем оказалось на самом деле. Суть в том, что я выпустил из виду вторую опору, куда предстояло поставить правую ногу на тот короткий миг, пока не зацеплюсь за перила верхнего балкона. Доверять же весь свой драгоценный вес сомнительному крюку я просто не имел права. Можно было наверх забросить якорь, но это было рискованно, так как могли услышать соседи со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Журнальный столик, на котором мы только что пировали, показался мне достаточно крепким, и если на него поставить табурет, а потом взгромоздиться самому, то вполне можно достичь цели… или разбить свою безмозглую голову об асфальт.

С такими невеселыми мыслями я нехотя принялся за дело, и вскоре мой эшафот, выстроенный собственными руками, был готов. Прочитав молитву во здравие отрока Константина и оглядевшись по сторонам, я начал восхождение. Удивительно, но не прошло и десяти секунд, как я живой и невредимый стоял на старухином балконе. Прячась за шифером парапета, я приготовил стамеску, чтобы быстро и аккуратно снять штапики, а потом вытащить стекло. Открывшаяся дверь, к которой я ненароком привалился, изрядно меня удивила. Неужели милиция даже в таком пустячном деле проявила невнимательность? В таком случае они здорово облегчили мою задачу, и за это им большое спасибо. Проскользнув в образовавшуюся щель, я плотно прикрыл дверь и задвинул шпингалет. Потом задернул довольно плотные шторы и только тогда включил фонарик. С момента моего последнего и единственного посещения здесь ничего не изменилось. Времени у меня было предостаточно, и я не спеша начал поиск.

Для устройства тайника комната — место наименее удачное, но я хотел проделать свою работу качественно и на совесть, чтобы потом Кнопке не в чем было меня упрекнуть. Начиная с люстры и кончая плинтусами, я до двух часов ночи перетряхивал и обнюхивал комнату. Не найдя в ней ничего, что хотя бы издали напоминало тайник, я перешел в совмещенный санузел и здесь тоже безрезультатно пропотел больше часа.

А может быть, Кнопка любит шутки? — подумал я, принимаясь за кухню. И то сказать, откуда у старухи брильянты? Что с того, что тоннами таскала окорока? Что с того, что горбатилась на огороде? Не нужно забывать, что на Урале у нее проживал двоюродный брат, который очень уважал немножко выпить. А если представить себе, что это был ее любимый и единственный брат, в котором она души не чаяла и не могла отказать ему в маленькой просьбе о ежемесячных дотациях. Что тогда получается? Тогда получается то, что вы, господин Гончаров, круглый болван, который ищет след пролетевшей мухи.

Рассуждая примерно таким образом, я уже закончил с газовой плитой, раковиной и батареей отопления. Следующим моим объектом должен был стать отключенный холодильник, и я уже осветил его контур, когда узкий луч фонарика случайно лизнул округлую решетку вентиляционной шахты…

Кажется, Кнопка не страдала чрезмерной фантазией, по крайней мере декоративную, пластмассовую решетку кто-то трогал, причем недавно. Об этом свидетельствовали шурупы, а точнее, их головки, травмированные отверткой. Встав на табурет, я внимательно их рассмотрел. Шурупов было четыре, причем двух сортов. Три шурупа были обычными, а один с крестовой насечкой. Вытащив отвертку, я осторожно их вывентил и, сняв розетку, осветил вытяжную трубу. Сомнений быть не могло — еще недавно здесь что-то лежало, а точнее, висело. Пыль на кирпичной кладке была потревожена, словно через нее протащили что-то мягкое диаметром с добрый кулак. С левой стороны вентиляционного окна торчало вмурованное металлическое кольцо с остатками задубевшего, капронового шнура. От сажи и копоти он стал черным, а вот косой срез был совсем свежим. Видимо, мой предшественник так торопился, что не стал его развязывать, а просто чиркнул ножом — и вся недолга.

Кажется, Кнопкина тетка отличалась завидной глупостью. Место для клада она выбрала не совсем удачное. Насколько мне известно, вентиляционные шахты периодически прочищают, и ее сокровища вполне могли оказаться в руках случайного, фартового трубочиста. А может быть, она была уверена в нашей всегдашней безалаберности? Теперь судить трудно. Жаль, но меня опередили. Обидно приходить вторым, но что делать? С сожалением я вставил решетку на место и закрутил шурупы. Теперь передо мною вставал нелегкий вопрос: что говорить Кнопке? Сказать ей чистую правду? Она может обвинить меня в воровстве. Солгать? Но рано или поздно, когда разберутся в их квартирных приватизациях и завещаниях, она найдет этот проклятый тайник, и тогда будет еще хуже. Что делать? Пока ничего, этот вопрос можно отложить до утра, а сейчас совсем не вредно убраться отсюда подобру-поздорову.

С этой мудрой мыслью я слез с табуретки и тут же растянулся на полу, стараясь материться как можно тише и про себя. Нащупав потухший фонарик, я понял, что дни его сочтены, и потому при помощи зажигалки попытался отыскать причину моего внезапного падения. Она оказалась смехотворно проста. Никелированный штифт, на который я наступил, был тому виной. При детальном изучении им оказалось сменное крестовидное жало универсальной отвертки. От удовольствия я даже заурчал. Это просто удача! Обнаружить на месте преступления такую жирную улику, что в спешке обронил мой предшественник. Правда, пока я не представлял, в какую отвертку мне предстоит ее примерить, но это уж дело времени. А пока нужно отсюда линять — часы настучали четыре тридцать утра.

Без всяких приключений я проделал обратный путь сверху вниз и первым делом расставил мебель по местам. Вернул столу его первоначальный разгульный вид и за особые заслуги немного позволил себе расслабиться.

Когда нервное напряжение уступило место приятной эйфории, я набрал телефон любимой жены и после продолжительного ее залпа вежливо поздоровался.

— Кретин! — немного успокоившись, заревела Милка. — Где тебя сатана носит?

— Не сатана, а в гости я забрел. К Лерке Ефремову, помнишь такого? Я вас знакомил.

— Идиот, ты мог меня заранее предупредить? Я думала, ты опять в какую-то историю вляпался. Когда явишься?

— Как только, так сразу. Мне кто-нибудь звонил?

— Звонила твоя недорезанная где-то раз пять.

— Как ее состояние?

— Нормальное. Ты бы лучше о моем здоровье подумал, придурок.

— Милая Милка, ты всегда в моем сердце. Приятных тебе сновидений.

— Погоди, она чем-то сильно обеспокоена, по-моему, даже плачет. И просила немедленно, как только ты объявишься, позвонить ей по сотовому. Мне больше не звони, дай поспать. Устала, сил нет.

Закончив любовные признания, я умылся, привел себя в надлежащий вид и опять поднялся к старухиной двери. Только теперь я рассматривал опечатанную дверь гораздо внимательнее. После нашего варварского взлома ее капитально отремонтировали, заменив всю продольно-торцевую рейку. Чтобы понять, что дверь открывали, много времени мне не потребовалось. Непонятно, каким образом, но милицейское табу было нарушено — об этом свидетельствовал едва заметный след дважды переклеенной бумаги. Со скважиной внутреннего замка дело обстояло не менее интересно. Видимых невооруженным глазом следов отмычки не наблюдалось, а значит, открывали его родным ключом. Только вот кто?

Довольный своим открытием, я вернулся к Лерке и, дабы мозг мой заработал энергичней, дал ему необходимую подпитку. Когда он созрел, я задал ему все тот же вопрос: кто успел побывать в опечатанной квартире за период с тринадцатого февраля и по сегодняшний день?

«Господин Гончаров, вы задаете совершенно дурацкий вопрос, а поэтому я отвечу вам тем же. За указанный вами период в этой квартире мог побывать кто угодно, начиная от самого убийцы и кончая повторным набегом милиции».

«Зачем же милиции аккуратненько снимать свою бумажку, а потом так же старательно, высунув язык, клеить ее на прежнее место? Они просто ее порвут и присобачат новую. Не слышу возражений».

«Ты прав, вариант с милицией отметаем. Тогда у нас остаются следующие известные тебе товарищи, кто мог иметь ключи: Надежда Лукьянова, сестры Русовы и, наконец, сам душитель».

«Сестер Русовых мы пока отодвинем в сторону, как наименее вероятных. Иначе какой им был смысл подключать к этому делу меня, да и ключи у них отобрали».

«Не торопись, возможно, до того, как обратиться к тебе, они попытались все проделать своими силами, но теткиных бриллиантов не нашли, да и ключи в то время могли находиться у них».

«Согласен, будем иметь эту версию как запасную. А что ты думаешь по поводу госпожи Лукьяновой?»

«Трудно сказать. Бесспорно только одно — в деньгах эта женщина не нуждается никоим образом, то есть особых меркантильных мотивов у нее быть не могло».

«Тогда у нас остается один кандидат — повторно в квартиру к Серовой залазил ее убийца».

«Зачем?»

«За драгоценностями».

«Почему он не мог забрать их сразу?»

«Может быть, просто не нашел?»

«Конечно, а потом предпринял вторую попытку. Сорвал печать, рискуя быть пойманным. Хреновину вы изволите излагать. Нет, Гончаров, четкой, объяснимой линии не прослеживается, так что выводы делать рановато. Предстоит тебе, бедолага, еще побегать своими ножками по сырому снежку, добывая дополнительную пищу твоим трухлявым мозгам. Вот будь ты поумнее — давно бы все уже понял и сидел бы себе в теплой комнате с папироской во рту».

Не дожидаясь Лерку, в шесть часов я покинул его гостеприимную квартиру и, с удовольствием глотая морозный кислород, вскоре добрел до дома Оленина. Судя по тому, что на кухне горел свет, участковый проснулся, и потому я рискнул осторожно и негромко постучаться. Он открыл, уже одетый и готовый к выходу, так что наш разговор состоялся по пути во вверенный ему участок.

— Какие проблемы, Константин Иванович? — закуривая, спросил он.

— Есть проблемы, Федорович. К тебе я опять-таки за помощью.

— По силе возможностей — всегда пожалуйста.

— Я опять по тому самому делу. Мне нужно точно и достоверно знать, кто конкретно в последний раз приносил пенсии нашим старикам. Ты не мог бы это выяснить?

— Зачем же выяснять, когда вчера, по просьбе Сергея, я это уже сделал. Всем пенсионерам, кроме Серовой, пенсию на дом приносила Наталия Нестерова.

— Вот как! — изрядно удивился я. — А по моим данным, к Николенко приходила некая Галина Ивановна Соколова.

— Да, это ее участок, но она была больна, и ее в тот день подменила Наталия Нестерова. Она принесла Николенко последнюю пенсию, а я сегодня несу ей повесточку. Это тебе о чем-то говорит?

— Говорит, и о многом. С меня причитается.

— Это уж как положено. Что-нибудь еще?

— Да, но только не знаю, сможешь ли ты ответить на этот вопрос.

— А я постараюсь.

— Коим боком могла касаться Серова ко всем остальным преступлениям?

— Я и сам об этом думал и никакой связи не нашел, кроме того, что у них была общая патронажная сестра, но ее алиби Сергей проверил. Сам не пойму, что получается. Пенсиноска у Серовой была Тамара Гаврилина, женщина приличная, а кроме всего прочего, она работает в нашем, двенадцатом отделении связи.

— Вот и я чего-то недопонимаю. Ну да ладно, а Нестерову-то твой Сергей обоснованно тянет или так, пощупать?

— Вот чего не знаю, того не знаю, но не хотел бы я быть на ее месте.

— А может быть, рановато ее трясти? Не лучше ли с недельку за ней понаблюдать?

— Ну тут уж не мне решать, Константин Иванович, я человек маленький. Насколько мне известно, такое наблюдение уже велось, но никаких результатов оно не принесло. Однако поговори сам с Серегой.

— Упаси меня Бог, я к ним теперь и на версту не подхожу.

— Напрасно, парень он понятливый, кстати сказать, племянницу Серовой он отпустил в тот же день, когда, помнишь, ее сестра принесла ему взятку.

— Странно.

— Что такое?

— Странно, почему я об этом не знаю.

— А почему ты должен об этом знать?

— Да это я так, к слову.

— Ну-ну, — понимающе усмехнулся капитан. — Только не всяко слово в строку годится. — Я верно говорю?

— Верно, Федорович, ты мудр, как царь Соломон, только не знаю, на что намекаешь.

— А я тоже к слову. Видел на днях одного батальонника. Ну и рожа у него, смех.

— Про то у нас с тобой разговор будет особый, а может, и не будет, — подумав, добавил я. — Ну да ладно, спасибо за информацию. До встречи.

Несмотря на ранний час — не было еще и восьми, — в палату к Кнопке меня впустили сразу. Вся зареванная, она лежала на спине, а при моем появлении вообще зашлась в истерике. Прибежавшая сестра без лишних слов воткнула ей в плечо укол и пожаловалась:

— Вот так со вчерашнего дня, как только узнала о пропаже сестры. А ей ведь волноваться нельзя. Швы могут разойтись. Всю ночь она вам названивала.

— Валя, спасибо, мне уже лучше, ты можешь идти.

— Где ты пропадал? — не успела за медсестрой закрыться дверь, запричитала она.

— По твоему же поручению в гостях у вашей тети.

— Да Бог с ней, с теткой! Ты ничего не знаешь? Танька пропала.

— Почему ты так думаешь?

— Оказывается, из милиции ее отпустили еще в субботу, а вчера в четыре часа ко мне оттуда пришли и спрашивают, не появлялась ли она у меня. Я, конечно, сразу же позвонила ей домой, а там ее нет. Потом куда я только не звонила. И к себе домой, и в магазин, и в оранжерею. Все впустую, она как сквозь землю провалилась. — Выдав все это на одном дыхании, она опять ударилась в рев.

— Да погоди ты, — попытался я ее успокоить. — Мало ли куда ее занесла нелегкая. Может, к хахалю прямиком подалась, а ты расквасилась.

— Димке я звонила, но на квартире, которую он снимает, телефон молчит. Костя, плевать мне на теткины деньги, отыщи Таньку, — неистово взмолилась она. — Прямо сейчас отправляйся и ищи. Как только что-то прояснится, немедленно дай знать. Ты не подумай, я тебе хорошо заплачу, только найди сестренку. Она для меня все.

— Ладно, не волнуйся, я постараюсь, — подумав, согласился я. — Ответь только на некоторые вопросы, иначе я просто не знаю, откуда мне начинать поиски.

— Да, да, спрашивай, я все скажу.

— Как ты думаешь, теткины сбережения могли послужить причиной ее исчезновения?

— Если ты имеешь в виду, что Танька сбежала от меня с деньгами, то это абсурд.

— Кто-то, кроме вас, знал о возможном существовании накоплений?

— Вряд ли. По крайней мере, я об этом ни с кем не говорила.

— А Татьяна? Она могла кого-то ввести в курс дела? Например, как ты меня?

— Не знаю, хотя такой вариант возможен.

— Какая она из себя и в чем была одета?

— Такая же, как я, мы ведь близняшки, только она немного покрупнее. Когда ее забрали в милицию, она была одета в меховую кожаную куртку коричневого цвета и длинную черную юбку. Об этом тебе лучше спросить девочек из цветочного магазина. Таньку забирали оттуда.

— Ты можешь указать мне места ее возможного пребывания?

— Да. Это обе наши квартиры, цветочный магазин, где у нас офис, но там почему-то не отвечают. Потом оранжерея с домиком и, наконец, расположенная рядом дача. Ключи заберешь у меня в сумочке, она висит в шкафу под шубой. Это, пожалуй, все, если не считать гаража и трактира «У лесного царя».

— Ты еще забыла некоего Диму, — подсказал я.

— Ну да, Димка Рябинин. Я тебе сейчас продиктую все адреса, а ты запиши, чтобы не забыть. Доставай ручку и блокнот.

В поисках этих канцелярских принадлежностей я наткнулся на наконечник крестовидной отвертки и непроизвольно вытащил его на свет.

— Какая маленькая ручка. Ею же писать неудобно, — удивилась Кнопка.

— Это не ручка, Галка. Посмотри, тебе, может быть, знаком этот предмет?

— Что это? — Взяв блестящий цилиндрик, она поднесла его к глазам и определила: — Кусок отвертки, а почему он мне должен быть знаком или незнаком?

— У вас в хозяйстве такой не было?

— Такой не было, мы вообще последнее время разжирели и всегда приглашали мастеров. Вообще-то весь инструмент у нас импортный, а эта вставка от нашей, отечественной отвертки. Знаешь, такая черная, некрасивая, с пеналом в ручке. Почему ты меня об этом спрашиваешь?

— А в теткином хозяйстве не могло ее оказаться?

— Да что ты?! У нее, кроме ржавого молотка, ничего такого вообще не было.

— Этот наконечник я нашел сегодняшней ночью в квартире Нины Антоновны. Только прошу об этом пока не распространяться. И еще, если у тебя есть деньги, то найми круглосуточную сиделку, да так, чтоб ни на минуту не оставаться одной.

Забрав машину, я на минуту заехал домой, проглотил холодную котлету, похлопал спящую Милку по заднице и отправился на поиски. Квартиры сестер находились в одном доме и даже в одном подъезде одна над другой. Начал я с нижней, принадлежавшей моей непосредственной заказчице. Насчет метража Кнопка немного перебрала, больше ста метров здесь никак не набиралось, но все равно жилище впечатляло. Добросовестно его обследовав и не найдя ничего подозрительного, я поднялся в квартиру Татьяны, но и там, как ни старался, следов насилия обнаружить мне не удалось. Следующим объектом своего посещения я избрал только что открывшийся цветочный магазин. Две симпатичные девицы, принимая меня за раннего покупателя, накинулись на мою грешную душу азартно и беспощадно.

— Молодой человек, обратите внимание на эти розы, они просто уникальны! — пела на левое ухо чувственная блондинка.

— Мсье, посмотрите сюда, разве эти хризантемы могут оставить равнодушной вашу даму? — медово вопрошала черная хищница с нервным разлетом ноздрей.

— Ша, бабы, не суетитесь под клиентом. У вас водка есть?

— Не-е-ет, — пережив легкий гайдаровский шок, ответила цветочница справа.

— Здесь только цветы, а водка продается за углом.

— И вам, мужчина, вообще не следовало сюда заходить, только пол собой загрязнили.

— Уймитесь, бесстыжие! Где вы вчера пропадали, когда мы с Галиной Григорьевной вам звонили. Опять раньше времени с работы слиняли? Ох, ужо вы у меня попляшете, когда я вашим хозяином стану, вы у меня наплачетесь! Я вас научу свободу любить, — стращал я девок, топая ногами. — Когда здесь в последний раз была Татьяна Григорьевна? Быстро отвечайте!

— А вы не кричите, — робко подала голос брюнетка. — Татьяну Григорьевну забрала милиция еще в прошлую субботу, кажется, тринадцатого числа.

— И вчера она не приходила?

— Ну, что вы такое говорите, конечно же нет.

— Ладно, красавицы. Будем считать, что я шутил, а теперь серьезный разговор. В чем она была одета, когда за ней приехали?

— А кто вы такой, чтобы задавать нам вопросы? — сразу обнаглели продавщицы.

— Позвоните Галине Григорьевне, и она вам все объяснит.

— Ну вот еще, будем мы ее после операции по таким пустякам тревожить, так скажем. На Татьяне Григорьевне была длинная коричневая куртка и меховая шляпа.

— Очень хорошо, а теперь ответьте: кто из незнакомых вам ранее лиц ею интересовался в последнее время? Вспомните, это очень важно.

— Вроде бы никто, — переглянувшись, ответили цветочницы.

— Ну, тогда ладно. Дайте-ка мне красную и белую розу.

— Зачем?

— «Обе гербом возьму себе на щит и буду верен вам до гроба!»

— С вас сорок рублей.


Направляясь в цветочную оранжерею, я купил бутылку водки, чтобы попутно разрешить вопрос, мучивший меня уже больше суток.

Дядя Боря с закадычным дружком Витюшей по-прежнему заседали на своем излюбленном месте в привычном маятном состоянии страдающих душ. Вид переднего бампера, остановившегося в полуметре от них, вызвал ноль эмоций. Зато явление моей персоны сдетонировало бурную реакцию со стороны Витюши. А дядя Боря, напротив, еще больше посуровел, насупился и толкнул своего приятеля локтем в бок, как бы приказывая ему прекратить необоснованный щенячий восторг.

— Наше вам с кисточкой, — выбираясь из машины, поздоровался я. — Как живем-можем?

— Хреново, Константин, — изобразив на морде скорую смерть, с готовностью ответил Витюша. — Того и гляди, окочуримся. Язык как рашпиль, все губы в кровь ободрал. Надо срочно подлечиться.

— Надо, — беспредметно согласился я. — С похмелья мужики часто загибаются.

— Так ты это… Ну… Не поможешь нам сообразить?

— Надо подумать, наверное, помогу, только сперва нам надо решить один маленький вопрос. Если вы мне в этом поможете, то какой базар.

— Конечно поможем! — с завидной резвостью привскочил Витюша.

— Я вот что думаю, — неопределенно начал я, — вы мне в тот раз сказали, что на путешествие за пузырем и на перекур у вас ушло минут пятнадцать — двадцать. Так?

— Ну да, а зачем нам врать? — подтвердил свои первичные показания дядя Боря. — А что? Что-нибудь не так?

— Все так, — успокоил я его. — И еще вы сказали, что во время перекура стали свидетелями того, как Наталия Нестерова выходила из вашего подъезда. Верно?

— Точно, так оно и было.

— Как вы думаете, не слишком ли долго она задержалась в вашем подъезде? — Конечно недолго, тут и думать нечего. Сам посуди, нас здесь двенадцать пенсионеров. Я получил пятым, значит, у нее после меня еще семь человек оставалось. Вот и выходит по две минуты на каждого. Разве это много?

— Да, пожалуй, ты прав, — с сожалением согласился я. — Ну что же, Витюша, держи свой законно заработанный пузырь.

— А ты сам-то? — соблюдая правила этикета, спросил он. — Не будешь, что ли?

— Не видишь, что ли? — сурово осадил его дядя Боря. — За рулем человек. Ты погоди, Константин, не спеши, посиди с нами за компанию.

— Да нет у меня, мужики, времени сидеть с вами за компанию.

— Как знаешь, — равнодушно ответил старик, зорко наблюдая за разливающим. — А то посидел бы, может, мы еще чего вспомним, а, Вить?

— А то нет! — подавая старшему стакан, ухмыльнулся он. — Может, и вспомним.

— Так что ты, Константин, лучше подожди, пока мы как следует похмелимся, — загрызая сухариком, рассудительно посоветовал алкаш-шантажист. — Делов-то.

— Чтобы потом я вам привез еще пузырь? — сраженный их наглостью, возмутился я. — Не получится. Сегодня же обоим пришлю по повестке, и будете вы у меня не водку хлестать, а суток десять баланду кушать, — захлопывая дверцу, пообещал я.

— Подожди! — поперхнулся Витюша то ли водкой, то ли неприятным поворотом событий. — Подожди, мы и так все расскажем, верно я говорю, дядь Борь?

— А у него никто ничего не просил. Не знаю, почему он взбеленился? Я только сказал, чтобы подождал малость, пока усвоится, вот и все. Чего он сразу? Не понимаю!

— Ну, что там у вас, рассказывайте, — сменив гнев на милость, разрешил я.

— Тут оно как получилось… — длинно отхаркиваясь и закуривая, начал старик. — Мы тебе и в прошлый раз все как есть рассказали, ничего не утаили. А потом мне Виктор говорит, может, надо было про ее возвращение вспомнить.

— Про чье возвращение, что вспомнить? Говори яснее.

— Ага, значит, когда мы покурили, с Наташкой парой слов перебросились, потом пошли ко мне жарить картошку. Витька жарит, а я в сортире сижу. — Сообщив эту важную деталь, старик задумался, видимо заново все переосмысливая. — Витюш, рассказывай ты, я же ничего не слышал.

— А я что? Стою, мешаю картошку и тут слышу, как Наташка-почтальонка к соседу по новой звонит.

— Ты что, по звонку ее отличаешь?

— Зачем? Сосед спрашивает, кто там. А она отвечает, мол, пенсию тебе неправильно выдала, открывай, дескать, надо пересчитать. Вот и все, больше я ничего не слышал. Потом мы с дедом пошли в комнату пить водку.

— Это все?

— Ну еще… я не знаю…

— Короче, когда я вышел из сортира, мне Витька говорит, что Наташка Степе пенсию неправильно выдала и теперь пришла по новой, а я как раз в комнате возле окна стоял и видел, как она выходит из подъезда вон того дома. Ну, тогда я ему и говорю: брешешь ты, пес почесучий, гляди, где она вышагивает. Вон там, у заборчика она шла. Вот как оно было.

— Так кто же из вас обознался? Ты или Виктор?

— А хрен нас знает, не до разборок нам было, водка кисла.

— И когда она вышла от Трегубова, вы, конечно, не знаете?

— Да какое там. До нее ли нам было.

— А не могла ли она быстро перерассчитать Трегубова и упорхнуть к тому дому?

— Если только у нее в заднице торчал пропеллер.

— Виктор, а ты уверен, что к Трегубову звонила Наталия Нестерова?

— Конечно, она же сказала про пенсию.

— Про пенсию может сказать любой. Ты уверен, что это был ее голос?

— Не знаю. Там она говорит — здесь картошка шкварчит, да и не прислушивался я. Зачем мне это тогда было надо?

— Ты прав, Витюша, а ты, дядя Боря, можешь ли подтвердить под присягой, что видел именно ее? Как у тебя со зрением?

— Не жалуюсь, мне кажется, это была Наташка. Ее походка, да и куртку ее разноцветную не перепутаешь.

— А что это за куртка?

— Ну, не куртка, а короткий пуховик. Он разноцветный, сейчас точно не помню, но, кажется, у него карманы и рукава желтые, сам он зеленый, а отделка сиреневая.

— Ну что же, и на том спасибо, — поблагодарил я, пытаясь отвести взор от голодных глаз своих недопохмельных братьев.

— Пожалуйста, — скорбным дуэтом ответили они и демонстративно отвернулись, более не интересуясь моей особой.

Что ни говори, а историю они мне поведали любопытную. Над ней стоило подумать. И если я был почти убежден в причастности к этому делу Наталии Нестеровой, то сейчас такая уверенность сильно пошатнулась. Теперь картинка, дополненная Витюшиными воспоминаниями, смотрелась совсем в иных ракурсах и при ином освещении. Сразу же вытанцовывались, по крайней мере, две версии, и обе они объясняли доселе непонятные моменты.

Представим себе, что некая пара, скорее всего молодых недоумков, отлично знает, где и как живут пенсионеры-одиночки. Так же хорошо они осведомлены о том, кто им носит пенсию, — в данном случае это Наталия Нестерова. Они, допустим, издали ее сопровождают, запоминают, в какие подъезды заходит, терпеливо дожидаются, пока старик получит пенсию, и с разрывом в десять минут звонят к нему в дверь, извиняясь за неправильно выданную сумму. Тот, конечно, открывает, а дальше результат известен. Вторая версия аналогична, с той лишь разницей, что наколку им дает сама Нестерова. Значит, что? Кого будем искать? Парня с девкой возрастом эдак лет пятнадцати. Потому как только такому безмозглому возрасту может прийти в голову убивать человека из-за четырех сотен. Что еще? У девки должна быть точно такая же куртка, как у Наталии.

Логично вы мыслите, господин Гончаров, умен и прозорлив! Как только вернетесь домой, я разрешаю вам немножко потоптаться перед баром дорогого тестя. А пока под искры бесшабашного Моцарта вперед, в цветочное царство, на поиски Кнопкиной близняшки. Интересно, какова она в постели? Если не хуже сестры, то… Успокойтесь, господин Гончаров, ее сперва нужно найти, а уж потом строить свои гнусные планы.

Цветочное хозяйство сестер Русовых располагалось в десяти километрах от города, на задах дачного товарищества «Мичуринец». Вполне оценив столь оригинальное название, я притормозил и осмотрелся. Вдоль товарищества проходила дорога, и в ее конце, примерно в километре, виднелось строение с прозрачной крышей и бетонным забором. По моим представлениям, всякая теплица или оранжерея непременно должна быть снабжена прозрачной крышей. С большим сомнением, на авось, я поехал по этой скверной, раскисшей дороге, всякий раз рискуя увязнуть здесь навсегда, как этого уже добился желтый «Москвич». Буксовал он в самом конце моего пути, недалеко от стеклянной крыши. Заметив мое робкое передвижение, шофер бросил свое бесполезное занятие и вылез из машины, очевидно наметив меня в свои спасители. Более того, подъехав поближе, я заметил в его руках уже приготовленный капроновый трос. Вообще-то помогать ему не было никакой охоты, но уж больно просительные глаза были у этого здоровенного молодого детинушки, да и неписаный дорожный кодекс велит всегда помогать попавшему в беду товарищу. Я притормозил и сочувственно спросил:

— Что, хреново?

— Как видишь. Поможешь, что ли?

— Попробуем, если получится, только за успех не ручаюсь, ты же по самую задницу врюхался. Как только тебя угораздило?

Действительно, его «сапожок» обоими ведущими колесами прочно сидел в обледеневшей водянистой яме, и, как мы ни пытались, вызволить его не удалось. В этой грязно-белой каше мои колеса, несмотря на шипы, прокручивались, как в масле.

— Не обессудь, парень, ничего у нас не получится. Отцепляй. Лучше сходи на соседнюю дачу и попроси дровишек, накидай их… Ты что делаешь, мерзавец! Подонок! — пытался опротестовать я действия наглеца, но он не слушал и в разговоры не вдавался, просто накинул на мою тощую шею буксировочный трос и молча выдернул меня из машины.

— Извини, дядя, тачка очень нужна. Я ее где-нибудь в городе брошу, — пообещал он, разворачиваясь.

— Скотина! Подонок! — с удавкой на шее, как карась на льду, бился я в бессильной ярости. — Мерзавец, стой!

С таким же успехом я мог кричать это телеграфному столбу. Ну почему мне не везет, почему на трассе со мною вечно происходят всякие недоразумения и казусы. То бабу дохлую под колеса подкинут, то самому башку колотушкой потрогают, а тут вообще анекдот. Остановился помочь человеку, а он оказался сволочью. Мало того что отнял машину, еще в придачу чуть голову не оторвал.

Размышляя таким образом, я доплелся до теплицы и остановился перед глухими металлическими воротами, врезанными в двухметровый глухой забор. Что делать дальше, я не представлял, радовало одно — отсутствие четвероногих друзей, что само по себе показалось мне явлением странным. На всякий случай я обошел забор по всему его периметру, а он был совсем не маленьким, гораздо большим, нежели мне показалось издали. Найти в бетонной цитадели изъян тоже не удалось, на всем протяжении высились одни и те же плотно пригнанные плиты. Вконец разозлившись, я закинул вовнутрь какую-то гнилую палку, ожидая услышать в ответ хотя бы лай. Когда и этого не произошло, я решился. Подошел к воротам и, отыскав в связке самый длинный и, по моему мнению, самый подходящий ключ, смело вставил его в скважину. Как это ни парадоксально, он подошел сразу и без сопротивления позволил мне дважды его провернуть.

Все еще чего-то опасаясь, я несмело толкнул броню ворот. Тишина успокаивала и придавала смелости. Может быть, она была обманчива, но верить в это не хотелось, и я решительно шагнул во двор.

Небольшая площадка перед входом в оранжерею была очищена от снега, и на ней ясно спроектировались следы недавно отъехавшей машины. Это меня и успокоило и разочаровало. Успокоило потому, что теперь я могу не стесняться и как следует все осмотреть, а разочаровало по той причине, что некому теперь ответить на ряд моих вопросов. Уже не таясь, свободно и уверенно я открыл дверь теплицы и чуть не захлебнулся от тяжелого влажного воздуха, смешанного с цветочным ароматом, что вдруг ударил в мои легкие. Откашлявшись, я вошел внутрь и плотно прикрыл за собой дверь, понимая, что холодный воздух губителен для растений. Немного придя в себя, я осмотрелся и присвистнул. Такого обилия цветов, собранных на одном сравнительно небольшом участке я никогда не видел. Наверное, так выглядят райские сады. Это была сказка, причем сказка в два этажа и без видимого конца, потому что он терялся в этом переплетенном царстве цветов и диковинных растений. Осторожно двигаясь по основному проходу, я искал хоть что-то похожее на конторку, которая, по моему мнению, должна быть на любом предприятии.

— Стойте! Ни шагу! — справа прямо в мозг ударил приказ. — Не двигайтесь!

— Стою, — проглотив слюну и страх, заверил я.

— Вы кто? — уже спокойнее спросила женщина.

— Константин Иванович Гончаров, — невольно поворачиваясь в сторону голоса, ответил я и оторопел.

Меж высоких георгиновых кустов, посреди их красно-бело-желтых шапок торчала разбитая женская голова. Только с большим трудом в ней можно было признать сестру Кнопки. Лилово-бордовый синяк закрывал весь правый глаз, а разбитые губы больше походили на черные боксерские перчатки, и никакого сексуального интереса она уже не представляла.

— Что с вами? — дернулся я к ней.

— Стой! — заорала она как резаная. — Ни шагу. Я заминирована.

— Не волнуйтесь, Татьяна. — Понимая, что она в глубочайшем шоке, я попытался ее успокоить. — Меня к вам прислала Галина, все будет хорошо. Сейчас я вам помогу, — заявил я самоуверенно и сделал шаг к ней.

— Стой, кретин! — опять заверещала она. — Сейчас ты поможешь взлететь мне на воздух, козел безмозглый! — Она перевела дух: — Стойте где стоите и не двигайтесь.

Что-то в ее словах было такое, что заставило меня подчиниться.

— Шаг вперед, шаг в сторону считать побегом? — Не зная, что делать, глупо улыбаясь, я стоял истуканом. — А назад можно?

— Назад можно, — выдохнув напряжение, прошлепала она валиками разбитых губ. — Только постарайтесь ступать след в след, точно так же, как пришли.

— Спасибо, но я лучше постою.

— Кто вы такой? — уже более или менее спокойно спросила она.

— Я же сказал — Гончаров. Чтобы отыскать вас, меня наняла ваша сестра.

— Почему я должна вам верить?

— А это уж как хотите, я здесь не для того, чтобы вам это доказывать.

— Что с Галкой? — признав, видимо, мой ответ достаточно убедительным, прошамкала она. — Ее нет ни дома, ни здесь, а на работе вчера никто не отвечал.

— Она в больнице, я только что от нее.

— Что с ней случилось?

— Ничего страшного, на нее в подъезде напал какой-то маньяк. Ножом ударил, но, слава Богу, рана оказалась пустяковая.

— Господи, все одно к одному. А вы уверены, что нападение было случайным?

— Абсолютно, и более того — удар предназначался не ей.

— Кому же?

— Другому человеку, — ответил я уклончиво. — Теперь все уже позади, давайте займемся вами. Я в курсе того, что в субботу вас выпустили на волю. Что произошло потом?

— Я просто умираю — хочу курить. Этот подонок не курит. У вас есть сигареты?

— Есть, но как я вам ее передам, если все заминировано? Может, вы хоть привстанете и протянете руку?

— Вставать с табуретки мне нельзя. Я держу своим весом контакт взрывного устройства, а его хватит, чтобы все наши кишки долетели до города.

— Вот оно что, тогда все просто. Сейчас я наберу бак земли, получится килограммов сорок, и мы вместо вас установим его на табурет.

— Вашими бы устами… Эта мразь свое дело знает, больше года в Чечне провел. Приближение ко мне ближе чем на два метра влечет за собой смерть. А курить хочется страшно. Вы найдите колышек подлиннее, привяжите к нему зажженную сигарету и протяните мне, а я пока расскажу вам все, что со мной произошло.

— Конечно, но сначала покажите мне, где здесь телефон, пока суд да дело, я вызову компетентных товарищей.

— Если бы он работал, то сейчас бы я не сидела здесь. Когда в субботу во второй половине дня передо мной извинились и с миром отпустили, я как последняя идиотка позвонила этому подонку…

— Кто он, если не секрет?

— Димка, наш шофер и сторож в этой теплице.

— А по совместительству ваш любовник, — не удержался я от маленькой пакости.

— Был таким, а откуда вам это известно?

— Галина осведомила, она вчера вечером ему звонила, но безуспешно.

— Еще бы, он в это время надо мной измывался.

— Где он сейчас?

— Поехал в город разыскивать Галку. Будет вымогать деньги.

— И как давно он уехал? — предчувствуя казус, спросил я.

— Да только что, вы даже могли его встретить.

— Какая у него машина?

— Желтый «сапожок». Встречался такой?

— Встречался, — подтвердил я, не вдаваясь в подробности. — Таня, я вынужден немедленно вас оставить, потому как действовать нужно быстро. Сидите и спокойно ждите. Мне нужно попасть в город и первым делом послать к вам подмогу.

— Только не ментов.

— Теперь выбирать не приходится, но я попробую разыскать своих парней.

— Будьте осторожны, он здоров, как бык, и дерется, как дьявол.

— Уже представляю, — ответил я, осторожно отходя от опасной зоны. — Не хнычь, Танечка, не плачь, не утонет в речке мяч. Мы с вами обязательно прорвемся. Главное — держать себя в руках. Если вдруг он появится раньше нас, то ведите себя с ним покладисто и соглашайтесь на все его условия, — открывая двери, напоследок инструктировал я. — Не стоит его злить.

— Это ты правильно сказал, — приподнимая меня за шиворот, кто-то прогудел сзади. — Злить меня опасно. Себе дороже будет.

— Вот и я о том говорю.

Изловчившись, я лягнул его ногой в пах и, пользуясь короткой передышкой, схватил стоящую у стены лопату. Орудуя ею как примкнутым штыком, я пошел в атаку, воинственно при этом тявкая. Он же только посмеивался, нехорошо и свинцово глядя мне в глаза. И все-таки пару раз его удалось звездануть, причем один удар пришелся по плечу, и по логике вещей его левая рука должна была повиснуть плетью. Но именно через эту руку я и полетел, сначала разглядывая хмурое февральское небо, а потом заснеженный бетон дворика. Бетон был корявый, и в одном месте в него вмерз прутик. Этот прутик почему-то приковал мое внимание. Я внимательно его разглядывал, ожидая, когда парень начнет делать из меня котлету.

— Ну, что разлегся, старый козел? — почему-то не желая продолжать истязание, спросил он. — Вставай! Ты, кажется, куда-то собрался? Куда? Говори, или отрежу уши, — пообещал он так обыденно и спокойно, что я сразу ему поверил.

— В город, куда же еще? — вытирая разбитое лицо, ответил я.

— Как ты здесь оказался?

— А куда бы пошел ты, если бы у тебя вырвали тачку прямо из-под задницы?

— Пригнал я твою тачку, за воротами стоит.

— Спасибо. Я могу быть свободен?

— Мог бы быть, если б не совал свои козлиные роги куда не просят.

— Я же не специально, — захныкал я, с удовлетворением понимая, что он принимает меня за случайно попавшего сюда дачника. — Сам же виноват, нечего чужую машину хватать.

— Заткнись, козел, угораздило же тебя сюда припереться. Что с тобой делать?

— Отпустить.

— Не смеши меня, дядя! Лопухнулся, так сиди и не вякай.

— Очень хорошо, сам виноват, а на других хочешь отыграться.

— Закрой крикушку и помалкивай. Если бы ты не знал, что эта дура здесь заминирована, то и разговоров бы не было, мотай на все четыре стороны, а теперь вопрос стоит по-другому. Свидетели мне не нужны. Придется мне тебя устранить.

— За что? — невольно воскликнул я, решительно протестуя против такого произвола.

— Кабы было за что, то вообще бы убил, — заржал дебил, довольный своим остроумием. — Ладно, пока поживи, я подумаю, — оценивающе на меня посмотрев, разрешил он. — Может быть, ты мне даже пригодишься. Пошел в парник, да смотри, не дергайся там.

Увидев мое бесславное возвращение, Татьяна загрустила и разревелась, чем вызвала у своего дружка вспышку необъяснимой ярости.

— Молчи, сука, добром тебя прошу. Если хочешь выбраться отсюда живой, сиди тише мыши. Тварь паскудная, и на этот раз хотела на чужом горбу в рай заехать. Не получилось. Принимай своего посыльного. — Свирепея, он свалил меня с ног в опасной близости от своей адской машины, если, конечно, таковая была. — Козел! Вставай! — последовала новая команда. Он прислонил меня к обогревательной батарее и тонким телефонным проводом связал руки. — Учти, в случае повреждения кабеля твои яйца окажутся на Марсе. Так что сиди, как индийский Будда. А я тем временем подкреплюсь и подумаю, что с тобой делать.

С этими словами он протащил конец провода куда-то под цветочный куст и, провозившись еще некоторое время, щелкнул тумблером.

— Ну, вот и порядок, теперь вы у меня под очень надежной охраной, теперь вы охраняете сами себя, а это самая верная гарантия.

— Дима, — из георгинов несмело пискнула Татьяна, — ты нашел Галину Григорьевну?

— Дозвонился, на операционном столе она.

— Как на столе, она уже… — чуть не выдала нашу тайну Русова.

— Вот так, на столе. Кто-то, дай Бог ему здоровья, ножичком ее почикал. Такая же, как и ты, шалава. В субботу еще пырнули, то-то я не мог дозвониться.

— А что же с ней? Как она? Боже мой, да что же это делается!

— Заглохни, у нее все нормально, говорят, просто внутренний шов разошелся. Теперь хочешь не хочешь, а придется ждать до завтра. Пока она оклемается. Ладно, отдыхайте, камикадзе. Пойду свой рыдван вытаскивать. Он мне еще может здорово пригодиться.

— Дим, — робко подала голос женщина, — я кушать хочу.

— Попроси у дяденьки, может, он тебя накормит. — Довольно заржав, парень закрыл дверь.

— Сволочь, какая сволочь! — бессильно завыла цветочница. — Мразь подколодная. А вы тоже хорош, не мужик, а одно название. Могли бы ему как следует врезать.

— Есть народная мудрость, которая рекомендует попавшему в дерьмо индивидууму не чирикать, — тихо и проникновенно ответил я. — Может быть, теперь в спокойной и теплой обстановке вы мне дорасскажете, что у вас с ним произошло?

— Какая теперь разница, Господи, не могу больше, уже всю задницу отсидела. Вот сейчас возьму и встану, и все проблемы будут решены.

— Не надо, — мягко попросил я. — Вы не одна и обязаны прислушиваться к мнению окружающих вас товарищей. Нет ничего хуже женского эгоизма. Так на чем мы там с вами остановились? Кажется, на том, что вас выпустили на свободу и вы на радостях сразу же позвонили своему миленку. Так?

— Дура потому что, — вздохнув, ответила Татьяна и продолжила грустные воспоминания: — Он прикатил за мной на своем драндулете, и мы поехали в баню «У лесного царя». Там я первым делом хорошенько помылась, немного отдохнула, ну а дальше сами понимаете.

— Понимаю, предались греху и блуду.

— Если вам угодно, то назовите это так. Радостно балдели и веселились до десяти вечера и уже совсем было собрались домой, но тут черт меня дернул рассказать ему кое о чем…

— Не стесняйтесь, я в курсе всех ваших дел, Галина тоже сообщила мне об эфемерных богатствах вашей тетушки.

— Вот как? — недовольно воскликнула жертва любовного разгула. — И что же она вам такого наплела? — изображая безразличие, спросила цветочница, и это заставило меня насторожиться.

— А еще она призналась, что вы обманным путем приватизировали теткину хату…

— Вот стерва, никогда у нее вода в заднице не держалась…

— А еще поведала, как вы сговорились, а потом и удавили Нину Антоновну.

— Что?! Она вам сказала, что мы задушили тетку?! — На несколько секунд Татьяна замолчала, как будто пытаясь понять сказанное. — Да что она, спятила, что ли… Тьфу, черт, как же я сразу не поняла! — вскипела она вдруг, и меня стала серьезно беспокоить перспектива нашей дальнейшей жизни. — Меня на понт брать не надо, мусор ты вонючий. А я-то уши распушила. Ну ведь точно дура дурой. Кто тебя сюда подослал, козерог менторогий?! — плюнула она на показную вежливость.

— Я пошутил, Танечка, пошутил, только ты не дергайся, милая, сиди себе спокойно. Сдуру я ляпнул, не подумавши. Ну с кем такого не бывает?

— Врешь ты все, не верю я тебе больше. Никакая Галка тебя не нанимала.

— А откуда, по-твоему, у меня появились ключи от ваших квартир и от оранжереи?

— Ну, отбирать ключи вашему брату не привыкать.

— Не веришь, ну и хрен с тобой, какая теперь разница. А хочешь, я тебе скажу, на какой ягодице у Кнопки родимое пятно и какой оно формы?

— Вот как? Это уже интересно. Я внимательно слушаю.

— На правой половине у нее запечатлена карта Италии.

— Поразительная осведомленность. Мне ничего другого не остается, как пожурить свою сестрицу за отсутствие вкуса и пожелать ей впредь подбирать себе партнеров с большей осторожностью.

— Ее сексуальные симпатии к делу не относятся, одно могу сказать точно: в мужиках она толк понимает, — сурово защитил я свою бывшую любовницу. — Она, в отличие от тебя, не позволила бы себе связь с уголовными элементами.

— Да уж конечно, она только и облизывалась на моего ублюдка.

— Оставим это на ее совести. Что там у вас было дальше?

— Ну, рассказала я ему о наших с Галкой подозрениях, о том, что в теткиной квартире мог быть спрятан клад. Он сразу же загорелся, говорит, поехали, я его с миноискателем в момент найду. Только, чур, моя четверть. Я, конечно, на попятную, объясняю ему, что квартира опечатана и у нас могут быть неприятности. Но он уперся, как баран, с места не сдвинешь. Ну куда, спрашиваю, сейчас ехать? Время десять, люди еще не спят. Подождем хоть до двенадцати.

Где-то около двенадцати ночи он усадил меня в машину, и мы поехали. Когда прибыли на место — осмотрелись. Вроде все тихо. Поднялись на этаж, и там он аккуратно отодрал бумажку с тем, чтобы потом можно было ее приклеить. Я открыла ему дверь своими ключами, а когда он зашел в квартиру, я его закрыла. На всякий случай. Так мы с ним заранее договорились. Временно подклеила скотчем полоску и спустилась вниз к машине. Оттуда я должна была ждать его сигнала, и, как только он давал отмашку, мне предстояло подняться и выпустить его.

Так я и стояла, минуты три, наверное, не больше. И вдруг вижу — с треском распахивается балконная дверь, и Димка, как горилла, скачет с балкона на балкон. Я поняла — случилось что-то ужасное, испугалась и побежала. Сама не своя от страха, заскочила в какой-то подъезд, чтобы чуть-чуть перевести дух. Там он меня и нашел. Молча скрутил, закинул в машину и привез сюда.

«Сука! — орал он, избивая меня. — Я так и знал, что ты меня хочешь подставить. Я давно твою породу раскусил, тварь поганая».

«Дима, объясни, в чем дело», — пыталась я его образумить, но только больше распаляла его больной мозг.

В конце концов он бы меня убил, тем более для него это пара пустяков как в физическом, так и в моральном аспекте. Остановила его какая-то мысль, тогда понятная ему одному. Теперь-то я знаю, что он решил восполнить свой моральный ущерб, который я ему якобы нанесла.

— И какие же претензии он предъявляет?

— Все те же — будто бы я его специально подставила. Врет подонок.

— Почему же он, интересно, выпрыгивал с балкона?

— Говорит, что кто-то хотел войти в квартиру, открывая замок своим ключом.

— А что на это ты скажешь?

— Да врет он все. Наверное, мышь заскреблась, а он от страха обделался и пошел по балконам, как обезьяна по лианам.

— А почему ты уверена, что он врет? Ведь с того места, где ты стояла под балконами, ты не могла видеть подъезда.

— Верно, и все равно это не дает ему права думать обо мне плохо, а тем более избивать. Ну какой мне был смысл его подставлять? Как работник, добросовестный и безотказный, он устраивал нас на все сто! Как любовник — неутомимый и сильный. Чего же мне еще от мужика надо?

— Не знаю. А что он требует в качестве компенсации?

— Пятнадцать тысяч баксов или триста пятьдесят тысяч рублей.

— А у вас с сеструхой есть такие деньги?

— О чем ты говоришь, конечно же нет.

— Вряд ли бы он просил то, что дать вы не в состоянии, — вслух подумал я.

— Конечно, поэтому он и хочет связаться с Галкой и потребовать переоформить на него одну из наших квартир. Естественно, в обмен на мою жизнь. Экспроприатор хренов. Мне бы только отсюда выбраться, а квартиру я ему устрою, как раз длиною в его рост. Он у меня еще кровавыми соплями умоется, подонок.

— Тогда пообещай ему все, что он просит, а потом поступай соответственно. Но только потом, когда он тебе поверит.

— Не такой уж он и дурак. Отсюда и от себя он меня не отпустит. Теперь я представляю для него живой товар, а кроме того, залог безопасности. Курить хочу.

— К сожалению, ничем помочь не могу. Сигареты лежат в кармане, но я боюсь и рукой пошевелить. Придется нам потерпеть. Послушай, Татьяна, а он не берет нас на понт? Уж очень он свободно здесь прогуливался.

— Не понимаю, ты о чем?

— Не блефует ли он? Может, никакой мины нет и в помине. Просто парень решил немножко над нами подшутить, а?

— К сожалению, это не так и его шутки обычно ничем хорошим не кончаются. Не далее как месяц назад он запросто сломал незнакомому парню руку только за то, что тот имел неосторожность подарить своей девушке цветы.

— Вот тогда и надо было сдать его в психушку.

— Да, но цветы тот парень решил стащить отсюда. Нет, Дима Рябинин не шутит, он вообще лишен чувства юмора. Ты еще не видел его во всей красе. Он натуральный зверь. Я уверена, что мы заминированы по-настоящему.

— Тогда почему сам он гуляет здесь, как по Нескучному саду?

— Привык, наверное, в своей Чечне. Жрать хочется неимоверно. За все время, начиная с субботней ночи, я не съела ни единой крошки хлеба. Вчера начала жевать георгины.

— Вкусно?

— Ничего, кушать можно, только быстро приедаются. Курить хочется. Давай рискнем?

— Не надо, курить я вам дам, — остановил наше безрассудство Рябинин. — Я даже дам вам пожрать, а потом мы перейдем к деловой части. Сейчас я отключу питание взрывного устройства и развяжу вам руки, только не дергайтесь и помните, что вас я сделаю и голыми руками ровно за шесть секунд ноль одну минуту.

Судя по тому, как жадно Татьяна набросилась на хлеб и колбасу, можно было поверить, что она на досуге и в самом деле схрумкала пару элитных георгин. Я от еды отказался, уступив свою долю в пользу голодной. Просто сидел и отстраненно курил, обдумывая, как сподручней и с одного раза вырубить этого лося, потому что второй попытки у меня не будет. В трех метрах от меня он сидел на корточках, с ухмылкой наблюдая за Татьяной. Он веселился, глядя, как грязными руками она судорожно пропихивает колбасу в свое изголодавшееся чрево. Ко мне он сидел вполоборота, а между нами лежал невостребованный пока трезубец рыхлителя. Веса в нем не больше трехсот граммов, зато зубья были достаточно остры, и если мне удастся загнать их ему в плечо, то наверняка от болевого шока он на некоторое время скиснет и окажется в моих руках, а дальше все зависит только от меня самого. Эх, была не была! Мгновенно напружинившись, я прыгнул к трезубцу и уже на лету, отброшенный его ногой, изменил траекторию и головой врезался в Татьянину грудь. Ойкнув, она опрокинулась на спину, и я протаранил ее повторно уже лежащую. Потом была мгновенная резкая боль в шее и полная темнота забвения.

— Ну что, мужичок-попрыгунчик? Отпрыгался? — донеслось до меня сквозь туман. — Сам ведь говорил, злить меня нельзя. Скажи спасибо, что понадобился ты мне, а то бы давно летал в облаках. Чего молчишь или гордый сильно? Так я эту твою гордость мигом вышибу — два удара восемь дыр. Хочешь попробовать?

— Нет, не хочу, я все понял.

— Свежо предание, а будет так, как я скажу.

— Говори, — понимая, что своими силами мне с ним не справиться, согласился я, сползая со стонущей Татьяны.

— Слушайте оба. И ты, вошь лобковая, тоже слушай. Два раза я повторять не стану. Короче, дело к ночи. Брюхо у твоей сеструхи, наверное, уже заштопали, поэтому ты — как там тебя зовут?

— Константин Иванович, — с некоторым запозданием представился я.

— Вот-вот, Константин Иванович, поедешь сейчас в город и доложишь ей все как есть. И еще скажешь, что, если она хочет видеть свою близняшку живой, — пусть немедленно готовит бабки.

— Как же она их приготовит? Она ведь в больнице.

— Меня не колышет. Это ее проблемы.

— Но Дима, — вмешалась Татьяна, — ты ведь хотел квартиру…

— Теперь уже не хочу. Я заберу бабки и слиняю из вашего долбаного города навсегда. Здесь у меня, как и во всем свете, никого нет. Так что меня ничего не держит. А играть с вами в квартирные игры я перехотел. Не на того нарвались. Найдите себе лоха подурнее. Вы же сдадите меня при первом удобном случае.

— Дима, но у нас нет такой налички, — заскулила Татьяна, преданно глядя ему в глаза. — А чтобы продать какую-нибудь недвижимость, нужно время.

— Сегодня вторник. Даю вам срок до пятницы. В пятницу в шестнадцать ноль-ноль и ни секундой позже я скручу тебе шею — об этом ты можешь сообщить своей сеструхе письменно. То же самое ты, Константин Иванович, скажешь ей на словах. Слушайте дальше. Если Галине Григорьевне вдруг взбредет в голову сделать ловкий финт через ментовку, то можете быть спокойны: Танькины кишки она будет сматывать с телеграфных проводов. И это не шутки, терять мне нечего, свою черту я переступил.

— Еще не поздно вернуться, — с жаром предложила любовница. — Ты даже не сомневайся, все будет нормально, я никому ничего не скажу.

— Заткнись, вша, уж кого-кого, а тебя-то я знаю, и разговор на этом окончен. Здесь нас можете не искать, мы поменяем месторасположение. Галке я буду звонить сам и тебе тоже, если у тебя есть телефон.

— Есть, запиши. Но может быть, ты чересчур круто загибаешь, парень? Назад дороги не будет. Подумай, еще не поздно все переиграть.

— Поздно. Для меня поздно. В случае чего я вместе с ней взорву и себя. Эта сука все решила в ту субботнюю ночь, когда хотела меня подставить.

— Может быть, она тут ни при чем? Возможно, убийца пытался проникнуть в квартиру во второй раз? Или кто-то просто перепутал дверь и по ошибке начал пихать ключ?

— Мужик, не считай меня последним лопухом, таких совпадений не бывает.

— А если…

— Все! Я сказал — все! Утухли. Меня от этих разговоров начинает мутить. Мужик, я еще раз тебя предупреждаю: если замечу, что меня пасут, — жить этой паскуде останется ровно столько, сколько нужно, чтобы порвать электроцепь. Она у меня так и будет ходить с привязанной к заднице миной, а прерыватель — у меня в кармане. Один щелчок — и ни меня, ни ее нет на этом свете.

— Как же нам потом эту мину обезвредить?

— Про то поговорим особо, когда вы соберете бабки.

— А где гарантия, что, получив деньги, ты ее не взорвешь? Обычно вымогатели так и поступают. Зачем тебе лишняя свидетельница, да еще в лице жертвы?

— Руки об нее пачкать не хочется.

— Несерьезный аргумент.

— Других у меня нет. Иди, ключи и документы в машине.

В город я прибыл уже при свете фар и, не заезжая домой, проехал в больницу. Несмотря на мою настойчивость, на этот раз в палату Русовой меня не пустили, сославшись на внезапное ухудшение ее состояния. Понадеявшись на то, что сотовый телефон до сих пор при ней, я позвонил по нему уже из дома. Однако, к великому моему сожалению, ответила медицинская сестра Валя. Заверив меня, что особых причин для беспокойства нет, она тем не менее наотрез отказалась тревожить только что уснувшую Галину, настоятельно рекомендуя позвонить завтра.

Переживая первую неудачу, я залез в бар и чуть-чуть выпил за ее здоровье. Затем, прочитав жене лекцию о вреде курения, я завалился на диван и попытался связать воедино все те сведения, что сегодня мне удалось узнать. Особенно меня волновал эпизод, произошедший с Рябининым в квартире Кнопкиной тетки.

Обо всем, что там произошло, я мог судить только с их слов, но предположим, что оба они говорили правду. Тогда получается очень интересный коверкот. Стоящая на стреме Татьяна сказала, что домушник пробыл там не больше трех минут, а за такое время да в потемках он не то что тайник — он бы собственный член не нашел. Значит, вентиляционная решетка — не его рук дело. Значит, в самом деле был кто-то другой, кто вроде визитной карточки оставил мне фрагмент своей отвертки. Выяснить бы, у кого находится рукоятка, и все было бы в ажуре. Тогда и до убийцы рукой подать.

Звонок в дверь прервал и перепутал мои глубокие умозаключения. Предоставив Милке самой разбираться с нежданным посетителем, я еще раз пожелал Кнопке счастья и скорейшего выздоровления.

— Костя, — испуганно просовываясь в дверь, прошипела жена, — к тебе пришел участковый. Что ты опять натворил? Пускать или нет?

— Запускай по одному, — великодушно разрешил я. — Только проверь, нет ли при нем оружия. Обшмонай его хорошенько, но только до пояса.

— Дурак! — последовало в ответ, и она втолкнула в кабинет испуганного и растерянного коротышку в капитанских погонах.

— Здорово, Федорович, — выходя навстречу, улыбнулся я, — чего ты такой взъерошенный? Что-то случилось? Или кто-то тебя обидел?

— Нет, все нормально, — справляясь со смущением, ответил он. — Там в прихожей Серега стоит, сыскарь.

— Почему не заходит?

— Э-э-э… Людмила Алексеевна не пускает. Оказывается, она его знает.

— Ну-ну, — усмехнулся я и прикрикнул: — Милка, перестань издеваться над человеком, немедленно проводи его ко мне. Люди по делу пришли, а тебе все игрушки.

Сергей Лапшин и в самом деле был похож на лапшу. На длинную и белую лапшину. Двухметровый альбинос с уныло опущенными губами никак не походил на сегодняшнюю крутую, качковую милицию с наглыми, тяжелыми взглядами хозяев «порядка». И каким только макаром он затесался в их ряды? Мне он был симпатичен заочно. Далеко не каждый нынче откажется от взятки.

— Мы чего пришли-то, Иваныч, — как-то по-деревенски начал участковый, — Сергей Александрович попросил вас свести. Ну, по тому самому делу. По пенсионерам.

— Понятно, а что — есть какие-то новости?

— В том-то и дело, что нет, — неожиданно густым басом ответил за него следователь. — А мне капитан говорит, что вас это дело лично интересует, вот я и подумал — может, мыслишку какую подкинете.

— Капитан, а ты не спросил, есть ли у меня в голове эти самые мыслишки?

— Ну что же, тогда извините. — Неловко поднимаясь со стула, следователь развел руками. — Я так и думал.

— Подождите, куда вы так сразу, вопрос этот серьезный, и решать его нужно надлежащим образом. У меня есть немного коньяка и много водки.

— Я не пью, — огорошил меня Сергей, — то есть пью, но редко. Может, сначала поговорим о деле. У меня оно как кость в горле. Мимо начальника проходить боюсь.

— А почему это дело вообще держат на районном уровне, или я дурак, или чего-то недопонимаю? Оно давно должно находиться в ведении города, если не выше.

— Так оно и есть, а только я от него все равно не отстранен, по-прежнему по нему работаю. Только теперь начальства прибавилось. И все требуют новых фактов, новых подробностей, а где их взять? Сегодня прикрыл разносчицу пенсий, только что толку? Она идет в полный отказ, да я и сам носом чую — не ее эта работа. Ну, подержу я ее сколько надо, ну, потреплю нервы ей, себе и начальству, а дальше?

— Есть у меня кое-какие соображения, — скромно признался я. — Но начнем по порядку. Что дало внешнее наблюдение за Наталией Нестеровой?

— Да ничего путного. Ничего такого, на что стоило бы обратить внимание.

— Она что, во время своих походов ни с кем не встречалась, ни с кем не разговаривала? Просто молча разносила деньги?

— Конечно же нет — и останавливалась, и разговаривала, но все это были ее знакомые. Никакого отношения к делу они не имеют.

— Десять человек не имеют, а одиннадцатый, возможно, и имеет. Вы ведь не каждого брали на заметку?

— Практически каждого второго. Не можем же мы проверять всякого, с кем она поздоровалась. У нее знакомых весь двор.

— А что дал опрос ее здравствующих клиентов, живущих одиноко? Как они о ней отзываются? Не замечали ли они каких-нибудь странностей как в ее поведении, так и вообще? Или вы их не опрашивали?

— Обижаете, начальник, конечно же такой рейд был. Я лично обошел полтора десятка одиноких стариков, и о Наталии Нестеровой отзывы только хорошие. Тут дело другого порядка. Не знаю, как поточнее выразиться… Меня удивил один момент, который я наблюдал почти у всех опрошенных. И дело тут вовсе не в Нестеровой…

— Они о чем-то умалчивали? — утвердительно спросил я.

— Можно сказать так, но почему вы об этом спросили?

— Интуиция.

— Может быть, ваша интуиция подскажет мне, кто душил стариков?

— Может быть, но позже, сначала бы я хотел выслушать вас. Что в поведении пенсионеров вас удивило?

— Как я уже сказал, все они наперебой расхваливали своего почтальона, но лишь только речь заходила о проблемах пенсии вообще, они или замыкались, или начинали тарабанить всякую чушь. Из чего я сделал вывод, что, возможно, их обложил рэкет и они безумно боятся в этом признаться. Когда я некоторым из них предложил свою помощь, они отмахивались от меня как от чумы.

— Я не понимаю, чего вы от меня ожидали? По-моему, вы сами прекрасно знаете, где и как искать этих выродков. Могу только добавить, что, скорее всего, эти мерзавцы учатся в школе либо ПТУ. Что касается Нестеровой, то, по моим предположениям, ее пасла пара сопляков, парень и обязательно девка, одетая примерно так же, как и Наталия. Вам остается только ее найти. Желательно, чтобы и комплекцией она походила на Нестерову. Думаю, это будет несложно. Они наверняка видели, как Наталия шла в милицию, так что в ближайшее время, до того как все успокоится, они, видимо, лягут на дно, если, конечно, не круглые идиоты, что вполне возможно. Скорее всего, эта пара теперь зависнет на другом почтальоне.

— На каком же? — чуть иронично спросил Лапшин.

— Не знаю, — ответил я грубо. — Мне кажется, это вопросы вашей компетенции. Чем еще могу вам помочь?

— Спасибо, — вставая, ответил Лапшин. — Вы и так здорово мне помогли.

— Я рад, если наши предположения совпали.

— Я тоже, но какого почтальона, по вашим предположениям, они выберут на сей раз?

— Не знаю, но в нем должна присутствовать какая-то характерная деталь, как в случае с разноцветной курткой.

— Наверное, вы правы. И когда же, по-вашему, нам следует ожидать от них следующего удара? Что подсказывает ваша интуиция? — уже вполне серьезно спросил он и выжидательно на меня уставился.

— Я не ясновидящая Ванга, но посмотрите календарь убийств. Двенадцатое, двадцатое и двадцать восьмое января. Потом непонятный перерыв, и следующее ограбление аж семнадцатого февраля.

— Вы пропустили четвертое февраля.

— Случай с Серовой некоторым образом выпадает из общей обоймы преступлений, и я бы пока воздержался насильно туда его впихивать.

— Почему же?

— Не важно. Если хотите — интуиция, хотя об этом потом. Интереснее другое — непонятное затишье между двадцать восьмым января и семнадцатым февраля. По идее где-то между пятым и восьмым числом они должны были совершить нападение. В сводках ничего такого зафиксировано не было, или я ошибаюсь?

— Вы правы, да и пенсии разносят не каждый день. Между тем при нынешнем финансовом безобразии деньги могут принести практически в любой день месяца, поскольку их разносят по мере поступления. Так что, может быть, все-таки Серова входит в ту обойму? Ведь время почти совпадает.

— Такой возможности я не исключаю, хотя это маловероятно. Скорее всего, наша парочка по каким-то причинам оказалась неработоспособной, или же они совершили свой акт, но труп еще не обнаружен.

— Весело, — недовольно пробубнил Лапшин. — У меня к вам еще один вопрос консультационного плана. Мне кажется, что ваша парочка и мои рэкетиры, те, что трясут стариков, взаимосвязаны друг с другом, а возможно, это одни и те же лица.

— Трудно сказать наверняка. Если это так, то вполне возможно, что над ними кто-то сверху стоит. Эдакий опытный хозяин-пестун.

— Это уж обязательно. Но вернемся к хронологии ограблений. Анализируя ее, нетрудно заметить, что совершаются они с интервалом в восемь — десять дней. Получается, следующий криминал…

— Должен состояться на этих днях, — закончил я его мысль. — Но только в том случае, если они, напуганные арестом Нестеровой, не легли на дно. Рановато вы ее прикрыли. Рановато и без особой на то нужды.

— Прекрасно это понимаю, но я должен был для успокоения начальства делать какие-то телодвижения.

— Безусловно, и именно это телодвижение теперь может коснуться вашей задницы.

— Большое спасибо за содержательный разговор и простите за бесцеремонное вторжение…

— А как же коньяк?

— Извините, у меня полно дел, — посмотрев на часы, отказался Лапшин. — И выплыли они неожиданно, благодаря нашему разговору.

— Умение тактично нахамить — уже талант, — ядовито прошипел я в спину уходящему следователю и, обращаясь уже к капитану, заметил: — А парень он неглупый. — Только немного переоценивает свои умственные возможности, но это пройдет.

— Нормальный парень, это он от стеснительности.

— Наверное, — вытаскивая из-за стола бутылку, согласился я. — С кем не бывает. Я в первом классе тоже стеснялся учителок за титьки трогать, а потом ничего, привык, и куда только то стеснение делось. Ну, Федорыч, выпьем за здоровье одной маленькой женщины. Что нового в твоем околоточном царстве?

— А что у меня может быть нового? Пьянки-драки, воровство и поножовщина. Константин Иванович, я вот сидел, слушал тебя и ни во что не вмешивался.

— И правильно делал. Такая позиция всегда себя оправдывает.

— Не поэтому, просто зачем вшивому участковому совать свой нос куда не просят? Но я что хочу сказать… Что я вспомнил-то к вашему с Серегой разговору. Есть у меня в тех дворах один старый дед, я сегодня его видел. Так вот, завтра он должен получать свою пенсию, я и подумал: а что, если мы…

— Без меня, — высыпая на стол горсть карамели, остудил я его пыл. — Закусывай.

— Извини, пожалуй, и мне пора. Пройдусь по дворам, посмотрю, что да как.

— А вот это у тебя не получится. Сначала мы должны опростать бутылку, потом поговорить о жизни, а только после этого я сам тебя провожу.

— Да неудобно как-то, баба твоя недовольна.

— А ты когда-нибудь видел довольных баб? Я имею в виду своих собственных. Все нормально, капитан, а над твоим предложением я подумаю. На посошок?

— Можно, да я пойду, только не надо меня провожать. В субботу возле вашей квартиры чуть не убили Галину Григорьевну Русову — одну из племянниц Серовой. Интересно, что она делала в вашем подъезде? Ты, случайно, не знаешь?

— Ну что ты, Федорыч, откуда я могу знать? Да и мало ли куда по ночам шастают одинокие бабы?

— А разве я сказал, что это случилось ночью? — Хитренько улыбнувшись, коротышка почувствовал в себе проницательного сыщика. — Говорят, что вы по этому делу проходите как свидетели. Ты и твоя жена.

— Да вроде так болтают, да не всяко лыко в строку пишется. Ты помнишь, сегодня утром я тебе это уже говорил? И вообще, я тебе ясно сказал — поговорим позже.


В семь часов, когда в моей голове еще сладко пели скрипки сновидений, позвонила Галина Русова. Не утруждая себе приветствием, она сразу же набросилась на меня с целым букетом вопросов.

— Погоди, не трещи, — оборвал я каскад ее словоречия. — Сначала скажи, что с тобой произошло? Почему ты опять оказалась на операционном столе?

— Да ерунда, раньше времени начала дергаться, а может, плохо зашили, какая теперь разница и в этом ли дело. Что тебе удалось выяснить? Ты нашел мою Танюшку?

— Успокойся, нашел. Только больше не дергайся, а то опять у тебя чего-нибудь разойдется. Все нормально.

— Врешь ты все, я же знаю, у нее что-то случилось. Иначе она бы давно мне позвонила. Не ври, говори правду, где она? Что произошло?

— Ты права, у нее возникли небольшие проблемы, но такие, что волноваться о них не стоит. Она передала тебе записку.

— Что пишет? Быстро зачитай.

— Она запечатана, — перенося на потом возможную истерику, соврал я. — Она хочет тебе сообщить что-то такое, о чем никто знать не должен. Подожди немного, через час я подъеду.

— А раньше нельзя?

— Нельзя, меня просто не пустят, как не пустили вчера. Наберись терпения, жди и читай вслух Евтушенко. Пока, я начинаю собираться…


Увидев меня, лежащая на спине Кнопка заерзала и попыталась приподняться. О бушующем в ее недрах гневе нетерпения красноречиво свидетельствовали глаза, кричащие мне с самого порога.

— Костя, ты опоздал на десять минут. Где письмо? Быстро давай его сюда!

— Если ты не успокоишься, я попрошу вколоть тебе снотворное, и тогда наш разговор отодвинется на неопределенное время.

— Перестань молоть чепуху и быстро дай мне письмо.

— Я говорю совершенно серьезно. Разговор, который нам предстоит, требует холодного расчета и ясной мысли. Иначе мы можем все испортить.

— Что, так плохо? — сразу потухла и сникла она.

— Успокаивать я тебя не буду, но и волновать понапрасну не собираюсь.

— Она жива? Ты только скажи, она жива?

— Абсолютно и выглядит гораздо лучше тебя. У нее отличный аппетит и цвет лица.

— Где она, ты с ней разговаривал?

— Как сейчас с тобой. Вчера она находилась в вашей оранжерее, и мы чудесно провели с ней несколько незабываемых часов. Она великолепная собеседница.

— Чего ты врешь-то? В оранжерею я звонила десять раз, там никого нет.

— Ты не могла до нее дозвониться по двум причинам: во-первых, не работает связь, а во-вторых, она не может подойти к телефону, поскольку сидит привязанная к стулу.

— Почему же ты ее не отвязал? — следуя какой-то своей женской логике, спросила Кнопка. — И давно она там сидит?

— Точно не знаю, не спрашивал, но думаю, что с субботней ночи, вскоре после того, как она посетила трактир «У лесного царя».

— Вот сучка-то, вместо того чтобы сразу же ехать домой, где я как дура за нее волновалась, она подалась в трактир! И небось с этим козерогом?

— Это ты о ком?

— Есть у нас такой Дима, шоферюга неумытая. Море мышц, капля мозгов, а все остальное в штанах. При виде его Танька кончает за километр. И кому же понадобилось ее привязывать?

— Вашему шоферу, — как можно мягче сообщил я.

— Господи, он что, рехнулся, мазохист стукнутый! Или это у них по взаимному согласию от избытка любви?

— Я бы сказал наоборот — от избытка ненависти. Он уверен, что Татьяна его хотела упрятать за решетку. В субботу после обильных ласк им пришло в голову немного поразвлечься и поиграть в кладоискателей. Объектом своих игр они избрали теткину квартиру, куда ваш милый Димочка и залез, воспользовавшись ключами твоей сестры. В целях конспирации она замкнула его снаружи и спустилась вниз под балкон, предвкушая сказочное обогащение. Однако неустановленное мною лицо тоже захотело проникнуть в квартиру и тоже посредством ключа. Напуганный таким поворотом дела, Рябинин в аварийном порядке прыгает с балкона и, затолкав твою сестру в машину, отвозит в оранжерею, где предъявляет ей обвинение в предумышленной провокационной западне. Свои обвинения в адрес Татьяны он сопровождает недозволенными физическими действиями, попросту говоря, он сильно ее колотит.

— Боже мой, — побелела Кнопка. — С кем она связалась! Этот зверь может и убить!

— Вероятно, так бы и произошло, но тут ему в голову приходит умная мысль, и он в качестве возмещения нанесенного ему морального ущерба требует от вас небольшую сумму денег.

— Сколько? — возбужденно, как пони перед стартом, напряглась Галина.

— Только лежи спокойно, не дергайся. Он просит всего триста пятьдесят тысяч.

— Что-о-о? Да ты в своем уме? — выпучилась на меня Кнопка, как будто я просил у нее право первой ночи. — Он что, волчьей мочи опился?! Кусок дерьма! Я ему такие тысячи устрою, что он навсегда забудет, как пахнут волжские рассветы. Козерог вонючий. Ох и поплачет он у меня! Дай-ка я черкну ему пару ласковых слов. Да таких, что мало ему не покажется.

— Ты сначала внимательно почитай письмо, — протягивая Татьянину записку, остановил я поток брани. — Учти, настроен он очень серьезно и агрессивно. Твоя сестра уже несколько дней сидит на мине.

— На какой еще мине? — разворачивая вчетверо сложенный листок, спросила она.

— Точно не знаю, полагаю, это взрывное устройство кустарного производства, изготовленное его собственными умелыми руками. Его мощности вполне хватит, чтобы от Татьяны остались одни уши.

— Боже мой! Так какого же черта она на ней сидит? Шлюха ненормальная.

— Если встанет, то оно взорвется. Так, по крайней мере, нам пообещал минер.

— Что же делать? — прочитав письмо, бессильно спросила Галина. — У меня и близко нет таких денег. Попробовать занять в долг? Так ведь вряд ли кто-то рискнет такой суммой. Да и отдавать нечем. Костя, а может, подключим милицию?

— Тебе решать, Галка. Но если бы Татьяна была моей сестрой, то от такого заявления я бы отказался. Рискованно.

— Но почему, ведь всегда в таких случаях обращаются в милицию.

— Конечно, когда хотят угробить человека. Галина, ты пойми, при одном нашем неверном движении он не задумываясь взорвет Татьяну. Тебе это нужно?

— Типун тебе на язык, но что же нам делать? Продать одну квартиру? Это займет массу времени, а у нас его нет.

— Зачем же ее продавать, когда можно взять деньги под залог недвижимости, — вслух подумал я. — Таким образом у тебя появится возможность ее выкупить, да и времени на оформление уйдет гораздо меньше. У тебя есть знакомый грамотный стряпчий, который мог бы быстро, с твоим минимальным участием все это уладить?

— А что, это мысль, Костя, ты гений! А нотариус у меня есть. Баба надежная, не подведет. Я с ней сейчас же свяжусь. Ну вот, — смахнув пот, облегченно вздохнула она. — Кажется, одну проблему мы решили, что теперь?

— Теперь остается ждать его звонка, а дальше действовать исходя из ситуации.

— Нет, ты прямо сейчас туда поезжай и скажи ему, чтоб больше не мучил бабу.

— К сожалению, их там уже нет.

— Опять двадцать пять. И где же они?

— Не знаю. Потому тебя и предупреждал — шутки шутить с ним не надо. Вероятно, он перевез твою сестру куда-то на новое место, чтобы мы не смогли внезапно его накрыть. Та еще сволочь. Не понимаю, какого черта ты его держала?

— Это ты говоришь мне? Да я раз десять его выгоняла, только без толку. Он ведь наглый, как танк. Тем же вечером завьется к Таньке, отдерет ее, как Сидорову козу, а наутро та от него с челобитной. Через его елду — и она в беду. Да ладно об этом, проехали. Где же их искать?

— Он сказал, что сам позвонит. Либо тебе, либо мне, и дальнейшие указания передаст по телефону. А о возможном месте его нынешнего пребывания ты должна догадываться лучше меня. Где они могут прятаться?

— Ну откуда мне знать? У нас там недалеко дачный участок с домиком, адрес его ты записал, но не в этом сейчас дело, тебе немедленно нужно ехать домой и сидеть на телефоне. Он может позвонить в любое время. Его необходимо успокоить, сказать, что к указанному сроку я обязательно достану деньги. Поезжай быстрее, только не забудь вернуть ключи от наших квартир, вполне возможно, что они понадобятся моему нотариусу, впрочем, как и ты сам.

— Так что же мне делать? Сидеть на телефоне или у тебя под боком?

— Господи, да я сама толком не пойму, совсем крыша потекла. Делай как лучше.


Справедливо решив, что в десять часов утра вымогатель звонить не будет, я заехал в пятнадцатое почтовое отделение и узнал, в какие дома сегодня доставят пенсию. Оставив машину возле какого-то новоиспеченного агентства по страхованию рогов и копыт, я прогулочным шагом отправился в указанный двор. На алкаша, благодаря приличной одежде, сегодня я не тянул. Поэтому, чтобы не слишком мозолить глаза, я поднялся на верхний этаж жилого дома и там, поудобней пристроившись у мутного окна, приготовился долго и терпеливо ждать. Чего? Я и сам толком не знал, понимая, что, скорее всего, ничего интересного сегодня не произойдет.

Двор был скучен и сер, как и само февральское утро с его плюсовой температурой. Слякоть и каша под ногами заставляли немногочисленных прохожих поскорее юркнуть в подъезды домов или, наоборот, миновав двор, выскочить на сравнительно чистые улицы. Грязная, наполовину осевшая снежная горка никак не отвечала своему предназначению. Три короеда безуспешно пытались съехать с нее на куске картона, но всякий раз на полпути застревали и проваливались. В конце концов промочив задницы, они бросили это бесперспективное занятие и разбрелись по домам. Наступило полное безлюдье, пока не появилась дымчатая кошка, брезгливо обходящая большую лужу по крутому обледеневшему берегу. Двигалась она расчетливо, по-кошачьи выверяя каждый шаг, но и это ее не спасло. Вдруг, резко выбросив вверх все четыре лапки, она шлепнулась в воду. Истошно вопя и неизвестно кому жалуясь, она пулей залетела в подвальное окошко. Теперь и этого развлечения я был лишен.

Немного погодя два подвыпивших мужика пристроились на скамейке перпендикулярно стоящего дома. Немного посовещавшись и придя к консенсусу, они извлекли бутылку и положенный к ней реквизит. Разливал тот, что ростом поменьше. Сидели они ко мне спиной, и его лицо я разглядел, лишь когда он передавал стакан своему приятелю. Если бы у меня был стул, то я бы непременно с него полетел вверх тормашками.

Похоже, началась охота на ведьм. В маленьком «алкаше» я без труда узнал капитана Оленина. То ли еще будет. Не стоит удивляться, если я здесь увижу самого начальника милиции, а то и бери повыше. Теперь мне стало повеселее и было чем себя занять. Например, можно было гадать, какую водку они пьют. Настоящую или водопроводную? Или кто сидит рядом с капитаном. Сотрудник, стажер или просто так? Впрочем, и это занятие мне скоро прискучило, тем более что стало обидно — а вдруг они хлещут натуральный продукт.

Женщина с сумкой через плечо появилась неожиданно. По тому, как мои «алкаши» на нее демонстративно не прореагировали, я понял — это она, разносчица пенсий. Женщина была среднего телосложения, одета в красный пуховик и белую вязаную шапочку. Не подозревая, что за ней следят, по крайней мере, три пары глаз, она спокойно прошла в первый подъезд, возле которого обосновался мой капитан. Дядя Боря был прав, когда утверждал, что раздача денег — дело долгое и хлопотливое. Отсутствовала она порядка десяти минут, а потом также спокойно и деловито переместилась во второй подъезд того же дома.

За это время через двор прошли две девицы и мужик с трубой на плече. Следом за ним пробежал пацаненок. Потом не торопясь проковыляла сгорбленная старушка, волоча за собою облезлые санки с мешком бутылок. Но никто из пятерых на убийц не походил. Также безоблачно прошла выдача денег и во втором подъезде, с той лишь разницей, что здесь она заняла немного меньше времени. Кажется, все было впустую, да и чего я мог ожидать, впервые выйдя на эту охоту? Чтобы иметь результат, мерзавцев нужно выслеживать не день и не два, на это уйдет не меньше недели.

Тем временем почтальон, закончив со вторым подъездом, перешла в третий, и тут они появились. Парню и девке, как я и предполагал, было не больше пятнадцати. Она носила красный пуховик, а во что был одет парень, я толком и не заметил, потому как тут же сбежал вниз и, наблюдая за происходящим через дверную щель, приготовился к атаке. По тому, как нарочито пьяно повел себя капитан, я понял, что и он готов к прыжку. Главное — сейчас не торопиться, но и не мешкать, а быть предельно точным во времени. Иначе либо полный прокол, либо к нашим услугам свежий стариковский труп.

Возбужденно и неестественно дурачась, парочка зашла во второй подъезд — видимо, там проживала намеченная ими жертва. Пригнувшись, Оленин мягко пробежал под окнами и замер у двери, прислушиваясь. Его напарник, оставаясь на месте, напряженно за ним следил. Взмах капитанской руки — и он срывается с места, в два прыжка покрывая отделяющее их расстояние. После секундной паузы они проскальзывают вовнутрь, а теперь и мой черед. Оказавшись в подъезде, я быстро сориентировался. Судя по шуму и приглушенной возне, развязка драмы происходила на втором этаже. К моменту моего появления уже все было закончено. Парень и ревущая в голос девица мордами гладили пол, а белый от страха старик в полуобморочном состоянии лежал на кровати. У него на горле все еще болтался галстук капроновой веревки.

— Федорыч, тебя можно поздравить? — не замечая его удивления, непринужденно спросил я. — Классно сработали.

— Дело мастера боится, — сидя на спине убийцы, довольно подпрыгивал он. — А ты-то как здесь оказался?

— Интуиция, Федорыч, но об этом потом. Кто такие? — задрав девкину голову, спросил я. — Откуда эта погань?

— Пока не знаю, сейчас вызовем машину, поехали с нами, там все и разъясним.

— Некогда мне, капитан. Не забудь, за ними кто-то обязательно должен стоять.

— Не волнуйся, узнаем, ребята из них всю душу вытрясут.

— А может быть, они детки умные и прямо сейчас нам все расскажут? — Носком сапога я поддел коротко стриженную голову пацана. — Колись, придурок, кто у вас за шефа?

— Нет у нас никакого шефа, — прошамкал он разбитыми в кровь губами.

— Бесполезно это, Константин Иваныч, надо с девчонки начинать.

— Ну ладно, действуйте. Вечерком, если будешь свободен, забегай, — направляясь к выходу, пригласил я. — Поговорим о том о сем.

Задумчиво пнув лежащего мерзавца под ребра, я вышел из квартиры.


В половине первого, совершенно не реагируя на едкие замечания жены, я послушно сел перед телефоном и в этом положении провел больше трех часов. Звонок раздался ближе к четырем часам. Встрепенувшись, я приготовился к ответственному разговору. Но вместо ожидаемого Рябинина трубка пропищала голосом Кнопки:

— Ну что там, Костя? Он тебе не звонил?

— Нет, полное молчание, а как у тебя?

— То же самое. Приходила Зоя Аркадьевна, нотариус, пообещала все устроить. Я уже подписала несколько бумаг на ее полномочия, а завтра с утра она принесет мне залоговый договор. Деньги обещают уже к вечеру.

— Это хорошо, но особенно торопиться не следует, по крайней мере, Рябинину мы об этом сообщать не станем. Пусть по-прежнему остается назначенный им день — пятница до шестнадцати ноль-ноль.

— Я тебя не понимаю. Таньке там каждый лишний час годом кажется. Он же над ней издевается. Что нам дает такая оттяжка? Что мы выигрываем?

— Время, а кто владеет временем, у того больше шансов овладеть ситуацией.

— Загадками говоришь, может, объяснишь толково, зачем тебе это самое время?

— Не могу, потому что пока сам не знаю, как я его использую, но лучше его излишек, чем дефицит. Тебе не кажется, что мы заболтались? Возможно, он пытается к нам прорваться. Галка, помни, что деньги тебе принесут только в пятницу к обеду.

Весь последующий вечер телефон молчал с каким-то ослиным упрямством, а в девять часов, когда мы садились ужинать, приперся участковый. Боязливо приняв Милкино приглашение, он осторожно подсел к столу. По его загадочной физиономии я понял, что явился он не с пустыми руками. И я не ошибся. Чинно выпив лафитничек, он деликатно отломил куриное крылышко и, закосив глаз на Милку, спросил:

— Говорить можно?

— Как мне самому, — заверил я. — Она же дочь и жена бывших ментов. Я ей верю больше, чем себе, а тем более она в курсе всей этой истории. Ее завершение ей будет так же интересно, как мне. Рассказывай.

— Ладно, договорились. Эти мокрушники оказались учениками девятого класса одной из ближних школ — Виктор Конягин и Нина Соколова, по кличке Конь и Сокол. Свою преступную охоту за стариками они начали сравнительно недавно, а точнее, двенадцатого января этого года, в день, когда задушили первую свою жертву — Николенко Таисию Михайловну. Здесь я сразу хочу обратить ваше внимание на то, что пенсию ей обычно приносит Галина Соколова, но в тот день она болела.

— Галина Соколова и Нина Соколова. Они что, сестры, что ли?

— Именно. Родные сестры, но к этому вернемся позже. А пока я расскажу, как действовала эта сволочная пара в первый раз. На меня это произвело впечатление, хоть я и не первый раз замужем. Проследив Наталию Нестерову, которая в тот день подменяла больную, эти сучата дождались, когда она выйдет из подъезда, и через какое-то самое непродолжительное время позвонили в квартиру пенсионерки. Та, естественно, посмотрела в глазок и спросила, кто пришел. Одетая в такую же куртку, как у Нестеровой, Соколова ответила: «Это я, Михайловна, открывай, напутала я тебе с пенсией». Ничего не подозревающая старуха без всякого промедления открыла дверь, пропуская гостью в полутемный коридор. Она не видела, что вслед за девкой в квартиру проскользнул парень, который накинул ей петлю прямо в коридоре. По их рассказам, старуха сразу же рухнула на колени, но поскольку была женщиной сильной, то начала сильно сопротивляться, пытаясь освободиться от удавки и насевшего сзади Конягина. Эти поганцы совершенно равнодушно живописали, как хрипела и задыхалась старуха, как она их молила: «Детки, пощадите, не надо, я и так вам все отдам, только не убивайте, заберите все, только не убивайте». Неизвестно, чем бы все это закончилось, потому что в конце концов ей почти удалось освободиться от удавки, но тут на помощь пришла Соколова. Прижав голову пенсионерки к полу, она помогла Конягину затянуть веревку.

Когда, по их мнению, старуха была мертва, они прошли в комнату, где начали искать деньги и что-нибудь еще, что можно было с собой унести. Деньги, только что полученную пенсию, они нашли без труда, как и положено, она находилась на верхней полке шифоньера, а больше в доме ничего ценного не оказалось.

Они уже собрались уносить ноги, когда в коридоре услышали хрипы Николенко. Так дело не пойдет, решили они, и, протащив грузное старухино тело в комнату поближе к свету, снова принялись ее душить. Константин Иванович, когда они все это рассказывали, у меня создалось впечатление, что от своих зверств эти выродки получали настоящее удовольствие.

— Здесь нет ничего удивительного. Низкий интеллект, помноженный на низкопробные зверские боевики, плюс завышенная оценка собственной значимости — и результат налицо, но это уже не из нашей области. Что там дальше?

— Убедившись, что на этот раз старуха мертва, они сдернули с ее пальца колечко и убрались восвояси. Обо всем этом ты, вероятно, догадывался, а теперь расскажу то, чего ты знать не мог.

— Напрасно ты так думаешь, я ведь предупредил о возможном существовании их руководителя, хотя пол его я не указывал.

— Короче, они вскоре раскололись и сознались во всем. Они признали за собой четыре факта, а вот пятый — убийство Нины Антоновны Серовой, — как мы ни бились, отрицают начисто. Но об этом ты нас предупреждал. Весь механизм преступлений продумала старшая сестра Нины — почтальон Галина Соколова. Она же давала наколки, сообщала им адреса одиноких стариков и время, когда они должны получать пенсии. Можно сказать, работала у них главарем, а по совместительству и осведомительницей.

— Небольшие, однако, прибыли она получала. Не понимаю, зачем ей все это понадобилось? Ну, грохнули они четвертых, ну, поимели полторы тысячи, стоит ли громадный риск этой мелочевки?..

— Дослушай сначала капитана Оленина. Кроме этих двух сучат, она снабжала информацией группу сопливых рэкетиров, о существовании которой догадывался Лапшин. Естественно, и они платили ей определенный процент. Это вымогательство продолжалось около полугода. Сопляки тоже взяты с поличным, но подвесить им дело будет сложно. Они при задержании заявили, что пришли просить вернуть деньги, которые пенсионеры Нифонтов и Гаев якобы у них занимали еще месяц назад.

— А что говорят потерпевшие?

— Что могут говорить перепуганные насмерть старики? Вся надежда на старшую Соколову.

— Слабая надежда. Как вы ее взяли?

— Подождали, когда вернется с работы, и захомутали на дому вместе с ее беззубым сожителем. Правда, он страшно не хотел с нами идти.

— А зачем он вам понадобился?

— Больно уж рожа у него подозрительная, и весь он в шрамах и наколках. Вот и забрали на всякий случай, до выяснения.

— А что выяснили? — насторожился я, как легавая, почуявшая дичь.

— Особенно его пока не трясли, но установили, что недавно откинулся, срок тянул за мокруху. А почему ты вдруг так им заинтересовался?

— Федорыч, а ты не помнишь, какие зубы у него отсутствуют?

— Нет четырех верхних резцов, одни клыки торчат.

— Как его фамилия? — едва сдерживая возбуждение, спросил я, сразу вспомнив темную лестничную площадку и скрюченную Кнопку на ней. — Как зовут?

— Погоди, дай вспомнить. Кажется, Бондарев… Ну да, Андрей Бондарев. Тебе что-то эта фамилия говорит?

— Нет, но его внешность даже по описанию говорит о многом. Этот Андрей Бондарев каков из себя? Он довольно высок и худощав? Или я ошибаюсь?

— Нет, все точно. Откуда ты его знаешь и какого полета этот стервятник?

— Это я тебе скажу потом, сначала нужно выпить за его задержание.

— Опять потом! Да что же это такое получается? — выпив, возмутился капитан. — Участковый Оленин, не жалея живота своего, ловит вам душителей, а в ответ только и слышит: потом. Что потом? Когда потом? Потом будет суп с котом.

— Успокойся, капитан, пока ничего определенного я сказать тебе не могу, потому что не уверен в своих подозрениях. Сначала на него должны взглянуть я и находящаяся в больнице Галина Русова.

— Что? Но ты же в прошлый раз имел в виду совершенно другое лицо. Я бы даже уточнил, разбитое лицо. А теперь? Не понимаю…

— А понимать тут особо нечего. Когда тебе нужно подстричься, ты что делаешь?

— Иду в парикмахерскую.

— Правильно, тебе и в голову не придет взять ножницы и самому делать прическу. Верно? Во всяком деле нужен свой специалист, свой профессионал. Вот ты когда-нибудь резал свинью?

— Что ты, я у матери в деревне курице голову срубить не могу.

— А теперь представь, что тебе нужно замочить кабанчика. Что ты делаешь?

— Иду к мужикам и прошу, чтоб закололи.

— Вот именно, все просто и никаких проблем.

— Понятно, тебе завтра же нужно на него посмотреть, это очень важно.

— Я постараюсь, хотя на сто процентов не обещаю. Ваша главная задача — продержать его до выхода из больницы Галины Русовой.

— Продержим! Уж чего-чего, а это… Ладно, пойду я, поздно уже.


Телефон затрещал в одиннадцать вечера, и я как чумной схватил трубку. Увы, опять звонила Галка. Узнав, что у меня, как и у нее, никаких новостей нет, заскулила:

— Костя, мне страшно, а вдруг он ее уже убил?

— Сейчас бандюге нет никакой корысти ее мочить. Татьяна ему нужна живая.

— Костя, если он вдруг позвонит, давай завтра же, как только получим деньги, все решим. Не могу я так долго ждать.

— В таком случае я снимаю с себя все полномочия и поступай как знаешь.

— Ну зачем ты так? — с удвоенной энергией заныла она. — Какая, в сущности, разница? Одним днем раньше или позже.

— А та разница, что после его звонка у меня будет время, чтобы подготовиться к передаче денег по формуле товар-деньги и никак иначе. В противном же случае ты можешь лишиться не только денег, но и сестры. Да-да, моя милая, в большинстве случаев так и поступают. Забирают деньги, а потом сообщают, где можно взять товар. Как правило, он уже дохлый. Поверь, с таким вариантом мне уже приходилось сталкиваться. Так вот, чтобы этого не произошло, я советую тебе все переговоры с ним переадресовывать на меня. В противном же случае я самоустраняюсь.

— Я все сделаю, как ты скажешь. Но почему, почему он не звонит?

— На психику давит.

— Кажется, я не выдержу. Я сойду с ума.

— Именно на это он и рассчитывает. Берет на измор для того, чтобы, измотанные долгим напряжением, мы были готовы принять любые его условия. А нам этого делать ни в коем случае не следует. Все, постарайся уснуть или хотя бы отключиться, сегодня он уже не проявится.

Рябинин позвонил утром. По шуму проезжающих машин я понял, что он воспользовался автоматом. Несколько секунд он молчал, напряженно вслушиваясь. По этой паузе я понял, что и у него, несмотря на зверскую силу, с нервишками не все ладно. А это, при затеянной им сложной афере, архиплохо.

— Ну что, Рябинин, так и будем молчать? — первым заговорил я.

— Нет, почему, можно и потолковать. Я только что звонил Галине Григорьевне. Она сказала, что все в порядке, и велела позвонить тебе. Вот я и звоню. Учти, если сейчас сюда подъедет ментовка, то у меня будет достаточно времени, чтобы взорвать к чертовой матери эту телефонную будку вместе с Танькой.

— Не суетись, никто не приедет. А Галина сказала правильно, с этой минуты дело будешь иметь только со мной.

— А мне хоть с шайтаном, лишь бы не опрокинули и отдали бабки.

— Бабки будут в пятницу к обеду, как условились, можешь быть спокоен.

— Где она их насшибала?

— Какая тебе разница? Ты получишь свое, и остальное тебя не должно волновать.

— А ты что так со мной разговариваешь? Я ведь могу и обидеться.

— Я думал, ты серьезный парень, а ты начинаешь втирать мне блатной расклад.

— Извини, Константин Иванович.

— Извиняю, и давай перейдем к делу. Прежде всего я должен убедиться, что Татьяна жива и здорова, только после этого я начну с тобой переговоры.

— Галина Григорьевна с ней уже разговаривала.

— Я не Галина Григорьевна, и давай уточним сразу, что больше ты на нее ссылаться не будешь, тем более все решения принимаю я. Дай трубку Татьяне.

— Константин Иванович! — после непродолжительной возни закричала она. — Скорее меня от него заберите. Вы продали квартиру?

— Все нормально, Татьяна, терпи до пятницы. Передай ему трубку.

— Конечно, он меня не бьет. И кормит хорошо, — невпопад вдруг заговорила она, из чего я мог понять, что дело обстоит наоборот.

— Ну что, убедился? — вырывая трубку, спросил Рябинин.

— Убедился, я рад, что ты обращаешься с ней по-человечески. Перейдем к делу.

— Перейдем. Ты знаешь старую дорогу на птицефабрику?

— Знаю. Но можно ли по ней проехать?

— Можно, а нельзя, так пойдешь пешком. Примерно в километре от основной дороги, с левой стороны, увидишь ржавый вагончик. Положишь деньги под линолеум в левом дальнем углу и вернешься домой.

— А когда же я получу Татьяну? — предвидя такой оборот, с усмешкой спросил я.

— Я потом тебе позвоню и скажу, где ее забрать.

— Знаешь что, парень, я ведь не пальцем сделанный, все твои хохмы мы проходили, еще сидя на горшках. За свои деньги я должен сразу же получить товар, а не твои сволочные обещания. Играть я с тобой буду только на таких условиях.

— Играть ты будешь на моих условиях.

— Чтобы в результате получить от дохлого осла уши? Я имею в виду Таньку в разобранном виде. Нет, братан, за отдельные фрагменты ее тела деньги я платить не стану. Можешь хоть сейчас ее замочить, но на твои условия я не соглашусь.

— Как хочешь, — равнодушно ответил он и повесил трубку.

Это я предвидел. Криво усмехнувшись, я сел на диван в ожидании повторного звонка. По истечении пяти минут я стал проявлять некоторые признаки нервозности. Неужели я сделал неверный ход ценою в Татьянину жизнь? Неужели неправильно оценил ситуацию, не учел особенностей его больной психики? Этого я себе никогда не прощу. Хотя прекрасно понимаю — если он заранее задумал играть втемную, то результат был бы одинаков. Но это понимаю я, а попробуй объясни Галине, которая сейчас обязательно позвонит. Уж коли я взялся нести ответственность за чью-то жизнь, то с меня и спросится. И зачем я только взялся за это дело? Вечно ты, Гончаров, суешь нос туда, куда тебя не просят. Правда, на этот раз просили, но можно было вежливо отказаться. А теперь твое положение незавидно.

Оживший телефон прервал мои мрачные мысли. Вероятнее всего, меня хотела Кнопка, но может быть, психопат одумался и пересмотрел свои позиции? С надеждой на лучшее я снял трубку и, слава Богу, не ошибся.

— Мужик, — хрипло проговорил он, — я согласен на твои условия.

— Я рад, что ты здраво подошел к этому вопросу. Где и в какое время ты намерен осуществить передачу?

— Об этом я тебе сообщу отдельно. Жди. Сиди у телефона и жди. Да смотри, чтобы в пятницу к обеду деньги были у тебя на руках.

— Это что же, ты предлагаешь мне больше суток сидеть на телефоне?

— Может, и больше. Привет, не кашляй.

Не успел я положить трубку, как взволнованная Галина потребовала отчета о состоявшихся переговорах. Заверив, что прошли они плодотворно и на высоком уровне, я помчался к Лапшину, чтобы наверняка удостовериться в своих подозрениях. Не вступая с дознавателем в долгие диалоги, я поздравил его со вчерашней удачной операцией и в двух словах объяснил суть дела. Он отнесся с пониманием к моей просьбе, и вскоре, заслонившись газетой, я наблюдал за входящим в кабинет потрошителем.

Сомнений быть не могло — в лице Андрея Бондарева я сразу узнал Кнопкиного лиходея, о чем знаками дал понять Лапшину. Написав по этому поводу новое заявление, я уже из дома позвонил Кнопке и небрежно сообщил, что преступник, покушавшийся на ее жизнь, мною разыскан и ей в самом скором времени предстоит его опознать.

А потом начались долгие и томительные часы унылого ожидания, в течение которых я не мог себе позволить даже капельку спиртного. Зато у меня появилась масса свободного времени и я мог досконально обдумать ситуацию, в которой мне в скором времени придется оказаться. В общих чертах положение дел я себе представлял, но место действия не вырисовывалось даже отдаленно, а это для меня большой минус. После долгих раздумий я решил, что при таком раскладе ехать без всякой подстраховки будет неправильно. Хоть какую-то, пусть самую незначительную карту в рукаве я держать обязан. Крупный козырь, вроде наружного контроля, он вполне мог заметить и взрывом закончить игру, а вот маленькая хитрость, по моему мнению, должна была бы сработать. Только организовать ее нужно загодя и аккуратно.

В семь вечера мне принесли деньги. Тридцать пять пачек по десять тысяч каждая — именно во столько оценивалась жизнь Кнопкиной сестры.

— Не много ли? — спросила Милка, курирующая процесс пересчета.

— Кому как, — в глубоком раздумье ответил я. — За меня бы ты и тысячи не дала. А тут человека ценят, любят и уважают.

— Помолчал бы, придурок, а то я тебя из дерьма не вытаскивала? — проверяя подлинность купюр, обиженно ответила она. — Я и на этот раз тебя одного не отпущу.

— Что? — охнул я. — Без сопливых обойдусь. Сиди дома, курица нетоптаная.

— Чем гордишься? Над кем смеешься? Над собой смеешься!

— Да это я так, к слову.

— Вот только на словах ты и можешь.

— Нет, ну почему же, я еще ого-го…

— Говорить мы все мастера. А ты докажи.

Пришлось идти и доказывать, а специалист по минированию женщин в тот вечер так и не позвонил. Зато я набрал телефон Макса Ухова, надеясь в его лице найти хорошего помощника и союзника, но, к великому моему разочарованию, он находился в длительной командировке, а больше на отведенную для него роль я никого не видел. Карты, которую я планировал упрятать в рукав, в колоде не оказалось.

На связь он вышел через день, в субботу утром, когда я еще спал.

— Костя, просыпайся, кажется, он, — передавая мне трубку, сообщила Милка.

— Деньги у тебя? — без обиняков спросил Рябинин.

— Да. Татьяна Русова у тебя? Она жива? — в тон ему задал вопросы и я.

— Да, мы же договорились.

— Отлично. Я тебя слушаю.

— Через час подъедешь к тому самому вагончику, о котором я тебе говорил. Только езжай один, иначе у нас получится красный фейерверк из крови и мяса. И еще запомни: если ты или твои кенты-снайперы вздумают меня замочить, то, падая, я невольно отпущу контакт взрывателя, и получится опять тот же фейерверк. Это все. Сейчас восемь часов. В девять ты должен быть там.

Времени у меня оставалось ровно столько, чтобы умыться, позавтракать и не торопясь доехать до ржавого вагончика, входить в который я заранее не хотел. Ничего страшного, сбривая щетину, подумал я, буду находиться поблизости, а там смотря по обстоятельствам.

Одевшись, я сжевал пару бутербродов, схватил «дипломат» с деньгами и, даже не попрощавшись с Милкой, побежал на стоянку. К вагончику я подъехал ровно в девять часов. Вышел из машины и осмотрелся. Рыхлый, талый снег вокруг заброшенного вагончика говорил о том, что его не посещали, по крайней мере, сутки, а это уже радовало. Но заходить вовнутрь все равно не следовало. Рвануть могло и от открывающейся двери, и просто под действием моего веса. На всякий случай я вообще отошел подальше от этого ржавого чучела на колесах. Судя по следам, машины заезжали сюда нечасто. Интересно, с какой стороны появится мой придурок? От большой дороги или со стороны птицефабрики? Я до боли в глазах всматривался в ненастье, ожидая появления желтого «Москвича». Место тут было окрест открытое, вольное взгляду и ветрам. Наверное, по этой причине его выбрал Рябинин. Прождав не менее получаса и проглядев все глаза, я заметил, как от дороги в моем направлении движутся две человеческие фигурки. И лишь минут через пять я смог разглядеть тех, кого ожидал. Татьяна шла впереди, и у нее из-под куртки торчал длинный телефонный кабель, конец которого скрывался у Рябинина в кармане камуфляжной куртки.

— Как собачонку на прогулку вывел, — выходя навстречу, невольно улыбнулся я.

— Ты почему не в вагончике? — не доходя до меня метров пяти, грубо спросил он.

— А кто его знает, что за презент ты мне там приготовил.

— Ничего там нет, если ты сам не постарался.

— Давай не будем препираться, а займемся делом прямо на улице, — предложил я оптимальный компромисс.

— Не пойдет, я должен убедиться, что в вагончике никого нет. Открой дверь.

— Вот иди сам и открывай. Так мы с тобой до вечера проторгуемся.

— Хорошо, — подумав, согласился он. — Раздевайся.

— Как?

— Молча и до трусов, я должен убедиться, что у тебя нет оружия.

— Дикость какая-то, — проворчал я, выполняя приказание. — Однако не май месяц!

— Не отморозишь, шмотки кидай сюда. Да поживее! — уже выворачивая карманы, покрикивал он. — Покажи деньги.

— Хоть пять раз, только издали. — Вытащив из салона «дипломат», я открыл крышку, демонстрируя ему содержимое. — Нравится?

— Нравится.

— Ну вот и хорошо, — закинул деньги я назад в машину и спросил: — Что теперь?

— Давай деньги и забирай эту суку.

— Нет, сначала ты ее аккуратно раздень, нежно сними с нее взрывное устройство и лишь потом получишь деньги.

— А в это время меня шарахнут из вагончика. Не надо, мы тоже не пальцем сделаны! Иди и открой дверь, я должен убедиться, что там никого нет.

— Да черт с тобой, — дрожа от холода, выругался я и дернул скрипучую дверь.

Убедившись, что внутри никого нет, матерясь почем зря, он начал осторожно раздевать цветочницу. Когда куртка была отброшена, на животе под свитером ясно проступили контуры прямоугольной коробочки размером с сигаретную пачку. Стащив свитер, Рябинин неожиданно изменил свое поведение. Оставив полураздетую женщину, сжимая в руках контакты, он медленно двинулся ко мне.

— Стой где стоишь и не двигайся, — бледнея рожей, приказал он.

— Стою, — послушно ответил я. — А что ты задумал?

— Вам ничего не грозит, если будете делать то, что я вам велю.

— Конечно будем, что же нам остается. Только отцепи от Русовой мину.

— Отцеплю, когда придет время. Медленно отойди от машины на десять шагов. Не бойся, все будет нормально.

— Как скажешь, начальник. — Послушно пятясь назад, я все еще ничего не понимал. И только когда он, находясь на одном уровне с машиной, вдруг проворно в нее юркнул, до меня наконец дошло: — Опрокинул, значит, сволочь? — зеленея от страха, злости и холода, процедил я.

— Не скажи, теперь подойди ко мне, — левой рукой сжимая контакты, а правой поворачивая ключ зажигания, приказал он. — Подойди, только не близко, ровно настолько, чтобы я мог передать в твои руки провода.

— Но ты же обещал сам обезвредить свое устройство, — осторожно принимая медные концы Танькиной жизни в свои руки, упрекнул я.

— С таким же успехом это сделает любой начинающий сапер. Там нет никакой хитрости. Устройство работает на разъем. Так что остерегайтесь обрыва проводков, не делайте резких движений и сами ничего не предпринимайте. Не пытайтесь даже отвязывать с ее живота мину. Это вам мой совет. Спокойно и плавно вальсируйте до первого телефона-автомата и звоните в милицию. Так у меня будет небольшой запас времени. Машину у тебя я угонять не собираюсь, брошу где-нибудь за городом. Прощайте, господа.

Презрительно фыркнув выхлопом, моя машина уже в который раз подло от меня сбегала. Плюнув, я от досады чуть было не топнул ногой, но вовремя спохватился. Резкие движения нам были не нужны. Первым делом, соблюдая всяческие осторожности и не дергая провод, мы помогли друг другу одеться. А потом уныло и медленно, в той же дурацкой спарке, побрели в сторону города.

— Таня, — устав от этого танца смерти, предложил я, — может, рискнем и отвяжем твою мину?

— Ни за что! — возмущенно воспротивилась она, как будто я хотел отрезать у нее ногу. — Вы сошли с ума! Заплатить кучу денег, чтобы потом взорваться посреди этого поля? Да я в жизни себе подобной глупости не прощу.

— Зато Бог на том свете простит, — наступая ей на пятки, мрачно изрек я. — Вы не могли бы ножками почаще перебирать?

— Нет, идти нужно плавно и медленно. Не дай Бог, кто-то из нас споткнется или поскользнется. Тогда обоим хана. Как у Галки дела?

— Лучше, чем у нас. Попрошу шагать и не разговаривать.

Обидевшись, она смолкла, так что весь оставшийся путь длиною в сорок минут мы проделали молча. Из автомата я позвонил дежурному и долго объяснял ситуацию. Когда он наконец понял, то велел нам, не двигаясь, стоять на месте, терпеливо ожидая помощи, и ни в коем случае не вступать в контакт с прохожими.

— А лучше лечь, накрыться белой простынью и ползти в сторону кладбища, — бросая трубку, раздраженно проворчал я.

— Что такое? — вылезла моя подопечная. — Что они говорят?

— Ничего, — злобствуя, прошипел я, — просят лично вас не приставать к прохожим мужикам, в городе и без того полно триппера.

— Хам! Негодяй! Пусти, я позвоню Галине.

Охали, ахали и ревели они минут десять, пока напротив нас не остановились две машины с военными. Они молча выслушали нашу историю, без лишних разговоров бережно упаковали в тесный «уазик» и помчались за город, чтобы там, на пустыре или бомбовом полигоне, в спокойной обстановке нас обезвредить или же отправить к чертовой бабушке в ад. Этими черными мыслями я поделился с сидящим за рулем прапорщиком.

— А это уж как получится, — многообещающе ответил он. — Все мы под Богом ходим.

— Классный из тебя ангел-утешитель получится, прапор. И давно ты этим веселым ремеслом занимаешься?

— Лет десять уже, как с Афганистана пришел. Там тоже мины обезвреживал.

— И как часто эта операция у тебя заканчивалась удачно?

— На эту тему от шуток я бы воздержался, — почему-то помрачнел водитель, и дальше мы ехали молча.

Посреди какого-то пустыря, больше похожего на помойку, он остановился и, повелев сидеть нам на месте, вышел встречать следующий за нами автомобиль. После легкого непродолжительного обсуждения мы под руки были извлечены из машины и поставлены на снег. Разжав мой окаменевший кулак, прапорщик забрал у меня поводок и, велев всем спрятаться за насыпной вал, повел Татьяну в глубь полигона. Нервно закурив, я спросил лейтенанта, достаточно ли мастерства у прапорщика?

— На вас хватит, — немного раздраженно ответил он.

Обидевшись, я отошел и уставился в серое неуютное небо. Оттуда с радостным карканьем за нами наблюдали четыре вороны. Нетерпеливо хлопая крыльями, они искали еду или пристрастно наблюдали за работой прапорщика. Грустно!

Громкий, первозданный мат вспугнул черных птиц и мои тоскливые мысли. Высунувшись из укрытия, я увидел, как, спотыкаясь и проваливаясь в снег, к нам бежит полуголая Танька, а за ней, нещадно матерясь, вышагивает ее спаситель, он же ангел-хранитель. Не останавливаясь ни на секунду, Русова запрыгнула в машину и начала поспешно одеваться. Подошедший прапор протянул мне только что распечатанную пачку сигарет.

— Закуривайте, — под ехидные ухмылки офицеров предложил он.

— Я только что покурил, — уже все понимая, отказался я.

— А вы эти покурите, они покрепче будут и потеплее, ваша подруга их нагрела. А вот кто нагрел вас обоих, разбирайтесь сами.

— Мужики, с меня кабак! — улавливая ситуацию, горячо предложил я.

— Когда? — конкретно и хором спросили они.

— А хоть сейчас.

Договорившись, что вечером после службы они мне позвонят, мы расстались друзьями и даже больше того — они подвезли нас к подъезду тестюшкиного дома.

Словно в воду опущенная, с черными провалами глазниц Милка сидела в кресле и молча наблюдала, как я ухаживаю за маленькой цветочницей.

— Что с тобой? — Пораженный ее молчанием, я на секунду оставил свое занятие. — Ты хоть познакомься — это Татьяна Григорьевна Русова, сестра небезызвестной тебе Галины. У нее возникли маленькие проблемы.

— Да, конечно, я понимаю. — Через силу поднявшись с кресла, Милка прислонилась к дверному косяку. — Вам, наверное, нужно в ванную. Я принесу полотенце и новое белье.

— Спасибо вам, но сначала я позвоню сестре, скажу, что все хорошо закончилось. Я так благодарна вашему мужу. Он у вас настоящий мужик.

— Костя, почему вы были так долго? — спровадив гостью в ванную, спросила жена. — Я уже на нет изошла. Думала, больше тебя не увижу.

— Напрасно, напрасно, матушка, так просто вы от меня не отделаетесь. А Рябинин-то наш шутником оказался. Привязал ей к животу вместо взрывчатки пачку сигарет. Веселый парень, а нас как дураков саперы повезли обезвреживать на полигон. Что с тобой?

Плавно сползая по спинке кресла, Милка осторожно улеглась на полу.

Господи, а ведь этот сумасшедший день только еще начался, нет и часа. Сунув в нос любимой супруге нашатыря, я насильно влил в нее каких-то сердечных капелек, а следом пятьдесят граммов водки. Так, по моему мнению, должны излечиваться любые обмороки. Когда состояние больной перестало вызывать мои опасения и на щеках появился румянец, я перенес ее на кровать и замер в немом вопросе.

— Костя, он правда так пошутил? — вместо ответа задала она вопрос.

— Да, но почему ты так болезненно на это отреагировала? Такая шутка вовсе не редкость. Звонят, допустим, по телефону, предупреждают, что школа заминирована, а на самом деле просто блефуют, чтоб не ходить на занятия. В нашем случае тоже блеф, с той лишь разницей, что за него пришлось выложить триста пятьдесят тысяч.

— Костя, я его убила.

— Кого? — всерьез опасаясь за ее рассудок, осторожно спросил я.

— Бандюгу. Я убила Рябинина. Господи, если б я знала…

— Успокойся, Мила, все хорошо, все пройдет.

— Не надо, не разговаривай со мною так. Я в полном здравии рассудка.

— Конечно, а я ничего и не говорю. Просто тебе нужно принять снотворное и хорошенько поспать. Ты перенервничала, вот и все.

— Открой антресоль и посмотри…

Повернувшись ко мне спиной, она заревела. Мне показалось это странным, в моем представлении одержимые идеей фикс не плачут, трезво и убедительно отстаивают свою точку зрения. Ничего не понимая, я залез на табурет и открыл антресоль. Открыл и чуть не упал. Прямо с краю стоял плоский черный «дипломат», который три часа тому назад вместе с машиной умыкнул Рябинин. Все еще не веря в эту чертовщину, я щелкнул замками и откинул крышку. Наваждение продолжалось. Вернув деньги на прежнее место, я тихонько слез с табуретки и, вернувшись в спальню, присел на краешек кровати.

— Убедился? — не поворачиваясь, глухо спросила Милка.

— Убедился. Зачем он сюда приходил и куда ты опять уволокла труп? — обреченно, на одной ноте спросил я.

— Ты совсем тупой. Сюда он не приходил, а труп, вернее, то, что от него осталось, лежит в лесу, в пяти километрах от города.

— Ничего не понимаю, ты можешь толково мне все объяснить?

— Тупые вы существа, мужики… Когда ты утром мылся в ванне, я улизнула из дому и, чтобы тебя подстраховать, спряталась в багажнике машины. Дальше все происходящее я слышала оттуда и в критический для тебя момент готова была его пристрелить. Если бы не боязнь взрыва, я сделала бы это с самого начала. Потом, когда вы обо всем договорились полюбовно, я успокоилась, но выбраться наружу не могла, так как боялась его спугнуть. Ну а что случилось дальше, ты знаешь. Этот сукин сын прыгнул за руль, и тут я была бессильна чем-либо помочь вам. Ты говорил… Я знала, что в экстремальной ситуации он не остановится ни перед чем, вплоть до того, что подорвет себя. Мне не оставалось ничего другого, как в полном неведении молча томиться в багажнике, ожидая первой остановки. Сквозь узкую щель я заметила верхушки деревьев и поняла, что мы едем по лесной дороге. А вскоре машина остановилась и хлопнула дверца. Тогда я резко выпрыгнула из багажника и приказала ему стоять. По снегу он уходил через узкий лесной клин на главную дорогу и на мой окрик не отреагировал, хотя находился от меня буквально в десяти метрах. Я прострелила ему ногу, он упал и громко выругался и еще добавил: «Гончаров, сука!» А потом вытащил гранату и вырвал чеку. Я подумала, что он хочет бросить ее в меня, и спряталась за машину. Когда рвануло, я все поняла. Он на эту гранату лег. Его всего разворотило — смотреть страшно. Не мешкая ни секунды, я подобрала «дипломат» и пустилась наутек через лес. Через час вышла на какую-то просеку, поймала машину и доехала домой. Здесь первым делом отмыла «дипламат» от крови и выбросила в мусорку свои сапоги. Вот так в очередной раз я у тебя стала убийцей. Господи, если б я только знала, что он не блефует, я бы даже из багажника не высовывалась. Дождалась бы, пока он, бедняга, бросит машину, как обещал. Боже мой!

— Ну да, ты еще крылышки ему приделай. По-твоему, вымогательство трехсот пятидесяти тысяч, избиения и угрозы — все это детские шалости? Не скули и забудь об этом навсегда. Ты правильно сделала, что не забрала машину.

— Да на нее смотреть страшно, она в кровавых ошметках, а левая сторона и передок посечены осколками.

— Ну и Бог с ней, сейчас же заявлю об угоне. Все нормально, только на кой черт тебе понадобилось тащить «дипломат»? Ну да ладно, что сделано — того не вернешь. «Дипломат» я выброшу, а деньги верну Русовым.

— Зачем они им? У них и так полно.

— Ожила? Тогда заткнись.

— Костя, но они же могут нас спалить. Ты отдашь им деньги, они начнут щебетать об этом на каждом перекрестке, и ниточка потянется.

— Какие мы практичные. Не твоего это ума дело. «Мокрые» деньги мне не нужны, а если они нужны тебе, то бери их, но только обо мне забудь.

— Перестань, Костя, ты меня не понял, я сказала это исключительно в целях нашей безопасности. Наплевать мне на них…

— Подруга, ты со своей жадностью можешь вот-вот миновать точку возврата, как это неделю тому назад сделал любовник-водитель Дима. Ты этого хочешь?

— Не хочу! — протяжно заревела Милка. — Почему ты ругаешься? Я же боялась за тебя, хотела помочь, а ты…

— Все, перестань ныть, — услышав, как открылась дверь ванной комнаты, приказал я. — Учти, ты ничего не знаешь, а это время потратила, блуждая по магазинам.

Проводив отмытую гостью, я тоже начал собираться, надеясь на всем этом деле сегодня же, еще до экскурсии в ресторан, поставить точку. Телефонный звонок остановил меня в дверях.

— Константин Иваныч! У меня для тебя сюрприз, — возбужденно сообщил участковый.

— Возможно, у меня для тебя будет тоже.

— Но почему ты не спрашиваешь какой? — не слушая меня, пел о своем Оленин.

— Потому что догадываюсь. Наверное, раскололи Стаса, с Бондаревым у вас вряд ли так скоро бы получилось. Я правильно говорю?

— Правильно. Я сейчас в опорном пункте, хорошо бы тебе…

— Ну вот и отлично. Жди моего звонка, где-то часа через два я тебе позвоню. Пока.


Оставив в каком-то грязном подъезде пустой, открытый «дипломат», я через магазин явился к Лерику. Недовольный и сонный, дверь он открыл не сразу.

— Гончаров, у тебя крыша течет? — неохотно пропуская меня в переднюю, нелюбезно спросил он. — Ты же знаешь, что по ночам я дежурю. Сегодня домой вернулся поздно. Еще трех часов не поспал, а ты опять с бутылками, алкаш-миссионер! Что-то частенько ты ко мне зарядил. К чему бы это?

— Я думаю, к дождю. Сегодня я, отец Валерий, получил калым или, выражаясь вашим артистическим языком, срубил халтурку. Шел мимо, думаю, как не зайти, как не порадовать старого приятеля-холостяка. С чистым сердцем, можно сказать, пришел, а ты мне такие обидные слова говоришь. Горько мне от них, да так, что плакать хочется. Уйду я от тебя! Злой ты мужик.

— Ну, распелся. — Зевнув во всю ширь своей пасти, Лерик почесал лопатку и подтолкнул меня в комнату. — Заходи, раз уж пришел. Я как задницей чуял — копченое сало сегодня купил и большую рыбу-селедку. Будет чем закусить, а то отрубишься, как в прошлый раз. Во сколько ты тогда ушел?

— Часов в восемь или около того, — вытаскивая гостинцы, ворковал я. — Лерик, ты бы хоть помылся перед тем, как за стол садиться, а то от тебя, прости меня великодушно, козлом воняет. Ты когда в последний раз душ принимал?

— Так дня три назад, неужели уже воняет? — искренне удивился он, как будто я сообщил ему великую тайну. — Вот уж не думал.

— Подумаешь, когда об этом тебе скажут твои актерки.

— Пожалуй, ты прав, пойду сполоснусь, а ты пока приготовь закуску. Все, что есть, в холодильнике.

Едва только я услышал шум работающего душа, как, оставив кулинарные хлопоты, занялся совсем другим делом. Несанкционированный шмон в квартире старого приятеля — занятие не из лучших, но ввиду дефицита времени другого выхода у меня просто не было. Посылочный ящик с инструментами я нашел в зимнем холодильнике под окошком. Долго в нем ковыряться не пришлось. Черная отвертка с ручкой-пеналом лежала сверху. Открутив крышку, я высыпал на стол сменные наконечники. Всего их было четыре: шило, две обычные отвертки и одна крестовая малого сечения. Пятый же большой крестовой наконечник лежал у меня в кармане. Абсолютно удовлетворенный своей находкой, я поставил ящик на место, внимательно осмотрел комнатный радиатор и вновь занялся сервировкой стола. К выходу Лерика закусь благоухала и радовала глаз.

— С легким паром тебя, Лерик! — придвигая столик к отопительной батарее, с чувством пожелал я. — Давай-ка по маленькой. После баньки полезно, да и когда я теперь к тебе завалюсь? Когда еще даст Бог свидеться, — усаживаясь на диван и таким образом оставляя ему кресло, запричитал я.

— Что за мрачные мысли, Гончаров? На тебя это не похоже, — садясь напротив, удивился кукловод. — Давай лучше выпьем за все хорошее! И конечно, за наше драное искусство. Дай Бог ему здоровья.

Минут через двадцать, когда в его глазах я увидел свободу и беспечность, предложил как бы промежду прочим легкий турнир по армрестлингу.

— Костя, ну я же тебя уделаю, как нехрен делать, — сев на любимого конька, оживился он. — Я же тебя всегда загибал, как младенца.

— Это ты правой меня делал, а левой у тебя не получалось, — разжигая его азарт, насмешливо возразил я. — Короткая у тебя память.

— Подумаешь, один раз проиграл, а сейчас я и левую твою положу.

— А чего мы спорим, языки бьем, рук у нас, что ли, нет? Давай прямо здесь.

Освободив половину стола — ту, что ближе к батарее, мы скрестили руки. У Валерки было громадное преимущество — длинный рычаг предплечья, но мне во что бы то ни стало нужно было уложить его левую руку.

Борьба началась и проходила с переменным успехом. Мы тужились и кряхтели, отпуская при этом едкие замечания в адрес друг друга. Через некоторое время почувствовав, что начинаю слабеть, я потихоньку стал привставать с дивана, помогая руке своим телом.

— Прижми задницу! — заметив мой маневр, прошипел Лерик. — Опусти задницу! Я тебе говорю! Так нельзя! — наблюдая, как его рука медленно, но неотвратимо укладывается на стол, возмущался он. — Это нечестно!

Дожав его руку почти до столешницы, до батареи отопления, я молниеносным движением правой руки выдернул из-за радиатора заготовленные там наручники и защелкнул у него на запястье.

— Ты что? Сдурел? — Серея лысиной, он попытался все обратить в шутку. — Или ментовские хохмы не дают тебе покоя? Расстегни сейчас же. Мне это не нравится. Всякая шутка имеет свои границы. Расстегни!

— Сейчас. — Зайдя со спины, я резко заломил его правую руку и защелкнул вторую пару браслетов, которые крепились к кронштейнам батареи. — Ну вот, Лерик, теперь у нас все в полном порядке. Отдыхай и думай, а я покуда выпью немножко водки. Ведь ты не поверишь, а у меня уже несколько дней во рту не было ни капли спиртного.

— Перестань молоть ерунду, объясни, что все это значит!

— Это ты должен мне объяснить, зачем удавил соседку и почему приходил туда второй раз в прошлую субботу ночью.

— Что за ерунду ты мелешь? — покрываясь потом, затрепыхался Лерик. — Я буду жаловаться на тебя в суд.

— Ну, этой серьезной организации нам с тобой точно не избежать, — довольный своей шуткой, заржал я. — Но пока до скамьи подсудимых доберешься, тебе предстоит пройти еще несколько инстанций, тех, где умеют развязывать языки. Впрочем, расколешься ты быстро, ты же новичок в этом деле.

— Они ничего не докажут, — облизав губы, проскрипел Лерик. — Доказательств нет, а значит, все это пустая болтовня, отстегни меня и убирайся вон.

— Да что ты говоришь, как это нет доказательств? Неужели ты думаешь, что я бы себе позволил просто так, не имея на то оснований, привязать тебя к трубе? Упаси Бог. Никогда в жизни. Дело в том, что видели тебя, когда ты субботней ночью открывал своим ключом дверь верхней квартиры.

— Кто видел?

— Это тебе предстоит узнать в процессе следствия, — позволил я себе маленькую неправду. — Там ты встретишь своих знакомых и очень удивишься. Но это не все. Лерик, ты растяпа, ну как можно было на месте преступления оставить такую серьезную улику, как отвертка.

— Врешь, отвертку я принес.

— Отвертку-то ты принес, тут врать не буду, да вот только про крестовую насадку забыл. Ее подобрали на полу под решеткой вентиляционной шахты. Как раз ее и недостает в пенале твоего универсального набора. Нехорошо это, Лерик, старых старух глушить, еще Достоевский это осуждал.

— Достоевский не осуждал, классик пытался разобраться.

— И ты, продолжая его линию, тоже решил начать изыскание? Зачем тебе это?

— Нищета! — вдруг сразу сломался он. — Нищета — это порок и свинство.

— Но не повод для преступления.

— Я это понял только теперь, после того, как уже его совершил. Наблюдать за ней я начал давно, больше года. Мне было известно, что старуха богата, и потихоньку я принялся налаживать с ней контакты — то бутылочку принесу, то кран починю, а то и просто посидим с ней вечерок, чайку попьем, за жизнь поговорим. В общем, приручил, как говорится. Приручить-то приручил, а толку никакого, не мог я ее на словах подловить. Не хотела старуха колоться, хоть ты лопни. Какие только наводящие вопросы я ей ни задавал, как только ни провоцировал — бесполезно. И тогда я избрал другую тактику. Начал как бы случайно тыкаться у нее по квартире. Ну, допустим, встану на скрипучую половицу и наблюдаю за ее реакцией. Или в плафон залезу, вроде пыль вытереть. Ничего, все пусто. Я уже отчаялся, и вдруг однажды зашел у нас с ней разговор о том, как много приходится платить за электроэнергию, и она попросила снять показания счетчика. Я открыл щиток и чуть не упал, настолько грязным и жирным был счетчик, а прочитать цифры в мутном окошке можно было только с большим трудом. По привычке я предложил его почистить. Как она взбеленилась! Тогда-то я все и понял. По осени мое открытие случилось, а я все не решался. Боязно в первый раз. А тут, когда серия убийств началась, я понял, что больше медлить нельзя, что сама судьба дает мне шанс совершить преступление, отвечать за которое придется кому-то другому.

В тот день, действуя точно по их сценарию, я дождался ухода почтальонши и поднялся к ней с чекушкой. Мое появление она, как всегда, восприняла с большим воодушевлением. Хотела было приготовить закуску, да, видно, не судьба. Не дал я ей перед смертью выпить. Задушил сразу, долго не мучилась, я ведь здоровый.

Ну а потом произошло ужасное. Из отверстия, что под счетчиком, куда уходит бронированный кабель, я извлек узкий капроновый чехол. Он был плотненько упакован деньгами. Да, пятнадцать пачек десятирублевых купюр. Я чуть не сошел с ума. Я принялся колотить мертвое старухино тело, проклиная ее жадность и маразм. Деньги оказались советские. Красные бумажки с изображением Ленина.

Просидев в прострации с покойницей до глубокой ночи, я вернулся домой и два дня беспробудно пил. По пьянке разбил «Запорожец»… А старуха начала протухать. Пока я это чувствовал один, но скоро об этом узнают все, и неизвестно, как еще повернется. И вот тогда, для большей достоверности, я пригласил тебя в гости. Остальное ты знаешь.

После того, как ее унесли, а дверь опечатали, я вновь и вновь думал о ней, и постепенно во мне зрела уверенность, что искал я плохо. Сокровищ у соседки должно быть гораздо больше, чем мне удалось найти. Блуждая по своей квартире, я прикидывал и прикидывал возможное место еще одного тайника. О вентиляционной решетке я догадался в субботу днем, а ночью опять забрался в квартиру, и на этот раз удачно.

— А где ты взял ключ?

— Он у меня по запарке остался с прошлого раза.

— Что ты нашел в тайнике?

— Десять массивных золотых колец, семь пар сережек и всякие кулоны да цепочки.

— Где это все?

— Я спрятал их у себя в гараже, в банке с солидолом.

— Скажешь, что передал их племянницам.

— Что? Где я должен сказать?

— Все там же. Ведь ты явишься с повинной?

— С чего ты взял? Ничего такого я тебе не говорил.

— Неужели? А кто это тут у меня на диктофоне чирикает? Я звоню твоему участковому, и он принимает от тебя заявление о добровольной явке. Или не так?

— Так.


Ранней весной мне пришлось быть на похоронах своего старого знакомого, неожиданно скончавшегося от инфаркта. Проходя мимо могил, я обратил внимание на лицо, выполненное в граните. Оно показалось мне знакомым. Подойдя ближе, я прочел:

«Рябинин Дмитрий Николаевич

1973 — 1999

Помним. Скорбим. Родные и близкие».


Нагнувшись, я поправил свежий букет красных гладиолусов…

Примечания

1

ППС — постово-патрульная служба.

2

ОБЭП — отдел по борьбе с экономическими преступлениями.


home | my bookshelf | | Гончаров и его подзащитная |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 4
Средний рейтинг 3.5 из 5



Оцените эту книгу