Book: Кабалистическое слово



Плонский Александр

Кабалистическое слово

Александр Филиппович ПЛОНСКИЙ

КАБАЛИСТИЧЕСКОЕ СЛОВО

Фантастический рассказ

Актовый зал ломился: не каждый день можно услышать Старого Фэма! Ожидали сенсацию. Профессор Ролл Фэмоуз, которого за глаза все называли Старым Фэмом, принадлежал к касте ученых-затворников: не участвовал в конгрессах и симпозиумах, не давал интервью и вот уже четверть века не читал лекций. Его нечастые публикации содержали максимум информации при минимуме слов. Каждая работа становилась событием. Ее обсуждали, с ней спорили, затем признавали и относили к категории фундаментальных, хрестоматийных, классических.

Всемирную известность принесла Старому Фэму созданная им белконика. Статью с изложением ее канонов Фэмоуз претенциозно назвал: "Белконоид умнее своего творца".

Неудивительно, что шокированные коллеги объявили белконику реакционной лженаукой.

Белконика была поставлена в один ряд с астрологией и алхимией.

Фэмоуз уклонился от полемики. И это еще больше раздразнило его противников. Старый Фэм презрительно молчал - год, другой.

Тем временем белконика говорила сама за себя.

С белконоидами, как фактом, уже ничего нельзя было поделать.

Число сторонников Старого Фэма постепенно возрастало, противники искали пути отступления. Лавинообразно ширился поток белконической литературы. Но в нем не было новых работ Фэмоуза.

Подозревали, что Старый Фэм копит силы, дабы одним махом уничтожить и без того поверженных в уныние противников.

Вот почему предстоящее выступление Фэмоуза вызвало ажиотаж.

"Ну что он еще готовит? - читалось на лицах ученых мужей, сидевших в первых рядах. - Не будет ли подвоха?"

Молодежь, заполнившая галерку, жужжала. Одни явились поглазеть на знаменитого старца. Другие жаждали присутствовать при битве гигантов.

Самые примерные мечтали приобщиться к чужой мудрости.

Аудитория притихла. Быстрой, чуть шаркающей походкой на кафедру вышел Старый Фэм и, не ожидая вступительных слов поднявшегося с места председателя, начал:

- Библейская сказка о всемогущем создателе рассчитана на легковерных. Нет, не божественная воля положила начало разуму, а сама природа...

- Это кощунственно! - перебил академик Экс. - Отрицать акт творения, предопределенность алгоритмического казуса может только... только...

- Договаривайте! - прогремел Фэмоуз. - Впрочем, у вас за душой нет ничего, кроме обветшалых догм. Отрицать эволюцию, основанную на естественном отборе, сегодня может только... только...

- Коллеги, не нужно реагировать на чисто эмоциональные факторы, затряс колокольчиком председатель. - Старый... Гм-м... Профессор Фэмоуз так редко выступает перед нами, что...

- Можно продолжать? - холодно осведомился Старый Фэм. - Хотя в любую минуту я готов освободить вас, уважаемые и неуважаемые коллеги, от своего присутствия...

Угроза подействовала.

- Имейте мужество признать, что синтезированные нами белконоиды, при всем их преходящем несовершенстве, обогнали нас в интуиции, умении находить правильное решение вопреки логике, строить догадки, воображать. А их способность непроизводственно размножаться? Дешево, эффективно! И вот ведь что самое удивительное: они получают от этого удовольствие!

- Не хочет ли сказать уважаемый профессор, - вкрадчиво спросил аспирант Некто, воспользовавшись паузой, - что он и сам не прочь...

- Безусловно! - отрубил Фэмоуз. - Это единственная возможность выжить. Структура белконоидов проста и рациональна. А наша? Вот вы, молодой коллега, представляете свое устройство?

- Конечно, профессор, - с достоинством подтвердил Некто. - Если пожелаете, я сейчас же изображу укрупненную структурную схему...

- А неукрупненную?

- Но зачем?

- Да или нет?

- Это же триллион микроблоков! И потом, я же не проектировщик!

- Если память не изменяет, - с издевкой сказал Фэмоуз, проектировщиков не существует. Еще тысячу лет назад перешли на машинное проектирование. Подумать только, мы не в состоянии себя спроектировать! Всецело зависим от машин! Незаметно утратили самостоятельность, функцию самопрограммирования и самоусовершенствования. А белконоиды, в отличие от нас, воспроизводят себя сами, причем во все возрастающих количествах. Что же касается темпов их самоусовершенствования... Сейчас я... Я продемонстрирую вам...

Аудитория напряглась, предвкушая кульминацию.

- Сейчас я продемонстрирую вам... - повторил Старый Фэм, и голос его преисполнился торжества, - белконоида, интеллект которого не только не уступает нашему, но в среднем на пятнадцать баллов выше. Я дал ему имя Человек.

- А что оно означает, профессор? - донеслось с галерки. - И где вы его откопали?

Старый Фэм вдруг смутился.

- Это древнее, чисто кабалистическое слово, - сказал он неуверенно. Не ищите в нем смысла.




home | my bookshelf | | Кабалистическое слово |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу