Book: Питерский сыщик



Пономаренко Николай

Питерский сыщик

Николай Пономаренко

Питерский сыщик

Каждый год 26 апреля сотрудники уголовного розыска Санкт-Петербурга приходят на Волковское кладбище к могиле своего товарища, сыщика Алексея Чумаченко. В этот день 1998 года он погиб при исполнении служебных обязанностей во время задержания преступников. В то роковое утро ценой собственной жизни он пресек существование бандитской группы, совершившей десятки грабежей и разбоев, убившей 19 человек. Убийц остановил только Алексей Чумаченко, но ему пришлось стать их двадцатой - последней жертвой.

ГЕРОЙ ИЛИ УБИЙЦА?

27 января 1995 года оперативно-следственная группа, состоявшая из сотрудников милиции и прокуратуры, работала на месте происшествия в Центральном районе Санкт-Петербурга. Труп коммерсанта Тарабрина обнаружили в его квартире номер 44 дома 112 по Невскому проспекту. Смерть наступила около двух часов ночи. На теле насчитали 17 колото-резаных ранений и два пролома черепа. Орудием убийства был признан кортик, принадлежавший самому Тарабрину, всегда висевший на стене в квартире и который пропал той трагической ночью. Там же до посещения непрошеных гостей висел и арбалет. Его преступники тоже взяли с собой. Под трупом лежала кепка, не принадлежащая хозяину квартиры и предположительно оставленная преступником. Возле тела был найден магазин от пистолета Макарова, видимо, также забытый убийцей. Из дома были похищены вещи. Причем часть ценностей, упакованных в сумки и приготовленных на вынос, осталась в комнате потерпевшего. Преступники по какой-то причине не решились их похитить.

С предметов в квартире убитого были сняты отпечатки пальцев, зафиксированы все другие следы. Были опрошены жильцы дома, которые показали, что ночью, примерно во время убийства Тарабрина, к нему приезжали двое мужчин и девушка, которые шумели, стучали в двери и окна, светили фонариком и фарами машины. Загадочные посетители более получаса находились во дворе дома, а затем уехали.

Неожиданно выяснилось. что одним из них был сотрудник милиции, тот самый, что и обнаружил труп Тарабрина! Майор милиции Алексей Алексеевич Чумаченко, оперуполномоченный 2 отдела Управления Уголовного розыска утром приехал в местное отделение милиции, попросил выделить ему участкового, с которым они и вскрыли дверь квартиры Тарабрина. Следователю это показалось странным, да и поведение Алексея Чумаченко на месте происшествия было подозрительным. Он заметно нервничал, на вопросы отвечал грубо, допускал резкие выражения. Подозрения усилились, когда служебно-розыскной собаке дали понюхать кепку, найденную под трупом и приказали определить кому она может принадлежать. Овчарка выбрала сотрудника милиции Алексея Чумаченко. Как его головной убор мог оказаться под телом убитого оперативник не мог пояснить и вообще утверждал, что у него никогда не было такой кепки.

Через какое-то время появилась еще одна улика. Экспертиза показала, что найденный возле трупа Тарабрина пистолетный магазин мог использоваться для зарядки табельного оружия Чумаченко. Причем магазин вставлялся в пистолет не менее 500 раз, то есть Чумаченко пользовался им постоянно в течение долгого времени.

Как вспоминает Сергей Владимирович Прокофьев, непосредственный начальник Алексея, все началось со смеха. Чумаченко пришел на службу и сказал, что его вызывают в прокуратуру по подозрению в убийстве Тарабрина. Товарищи по службе посмеялись - доработался парень в убойном отделе - крыша поехала.

Однако все оказалось более чем серьезно. Спустя девять месяцев после убийства Тарабрина на работе Алексея Чумаченко сотрудники 3 отдела РУБОП провели внезапные обыски. А после этого руководство и личный состав Управления уголовного розыска были повергнуты в шок. 1 декабря 1995 года один из лучших сыщиков Санкт-Петербурга, Алексей Алексеевич Чумаченко, работавший в отделе по раскрытию умышленных убийств, был арестован по подозрению в... убийстве! Человек, лично задержавший немало душегубов и слывший среди товарищей опытным и самоотверженным сотрудником, был уличен в таком страшном преступлении, как убийство. Никто, из знавших Чумаченко, не поверил в это. Даже при укоренившемся в сознании нашего народа мнении, что "у нас просто так не сажают". Следом за Чумаченко по подозрению в соучастии был задержан Сергей Рякин, также бывший на месте происшествия в ночь убийства.

Какое отношение к преступлению мог иметь старший оперуполномоченный 2 отдела УУР Алексей Чумаченко? Во-первых, это он обнаружил труп Тарабрина. Во вторых - Алексей был знаком с убитым через своего товарища Сергея Рякина, бизнесмена и увлеченного спортом человека. Борец Чумаченко тренировался с Рякиным в Высшей школе спортивного мастерства и они дружили. Погибший Тарабрин являлся подчиненным Рякина.

Вот как предстают события того трагического вечера по версии арестованного Алексея Чумаченко. Накануне убийства Рякин и Чумаченко, возвращаясь с тренировки, позвонили Тарабрину домой и сказали, что скоро к нему заедут. Примерно через пол часа они прибыли на машине к дому Тарабрина и позвонили в дверь его квартиры, находящейся на первом этаже. Хозяин открывать не торопился. Рякин позвонил настойчивее. Дверь не открывали. Гости немного подождали и вышли во двор. Они стучали в окна, светили в них фонариком и фарами машины, но никаких признаков жизни в квартире не проявлялось. Рякин не ожидал, что его подчиненный вдруг ушел, не дожидаясь начальника, даже не предупредив. Подумав, что Тарабрина вызвала из дома какая-то большая необходимость, друзья сели в машину и уехали. Они не могли даже предположить какая драма разворачивалась в квартире Тарабрина в период их нахождения у дверей его квартиры.

На следующий день Алексею Чумаченко позвонил Сергей Рякин и с тревогой сообщил, что Тарабрин не вышел на работу. Этот его подчиненный любил загулять, привести домой женщин, но такой образ жизни на его работе пока не отражался. Наоборот, Тарабрин был обязательным человеком. Чумаченко, подумав, решил, что подчиненный Рякина не стал бы так нагло игнорировать своего шефа.

Отпросившись у своего начальника Сергея Прокофьева, Алексей с двумя сослуживцами поехал к дому Тарабрина. Их уже ждали Рякин и сестра бизнесмена. На звонок в квартире никто не отвечал. Через дверную щель пробивался свет, хотя накануне ночью, когда они с Рякиным пытались дозвониться до Тарабрина, в iiiauaiee была сплошная тьма. Заподозрив неладное, Алексей решил, что неблагополучную квартиру надо немедленно осмотреть. Милиционеры вызвали участкового инспектора и привлекли к вскрытию двери работника жилищного хозяйства. Когда, наконец, вошли в квартиру, Чумаченко увидел труп в луже крови. Подобные картины были ему хорошо знакомы, он много раз выезжал на места кровавых происшествий. Такова его профессия - работать над раскрытием убийств. Но в этом случае можно только гадать какие чувства охватили оперативника. Алексей не мог предположить, что в то время, когда он с Рякиным звонил в квартиру Тарабрина, там могли находиться его убийцы! Алексей, импульсивный и эмоциональный человек, очень переживал, что накануне не смог догадаться о таком раскладе. Можно ли себя винить за отсутствие предвидения? Чумаченко себя винил. Не мог он, оперативник с таким признанным и острым чутьем сыщика оказаться в дураках. Выходило, что пока он звонил в квартиру Тарабрина, убийцы все еще сидели там, возле остывающего трупа! Фанатик своей профессии, Чумаченко импульсивно воспринял свою оплошность. Следователь прокуратуры, приехавшая на место происшествия, отметила странное поведение Алексея Чумаченко. И задала ему несколько вопросов. Возбужденный обстоятельствами происшествия, оперативник резко ответил, чтобы не лезли к нему, что он сам найдет убийц. И даже бросил фразу, оскорбившую многих присутствующих : "У меня наград больше, чем у вас пуговиц на ширинках". И был прав. У Чумаченко к тому времени было громадное количество поощрений. Он не бахвалился. Он по горячности защищался.

Такова была версия Алексея Чумаченко, подтверждаемая его другом Рякиным.

В прокуратуре думали иначе. Следователь назвала поведение Алексея Чумаченко на месте происшествия неадекватным и выдвинула версию о том, что оперуполномоченный так называемого "убойного" отдела угрозыска вполне мог совершить убийство. И не только потому, что сотрудник милиции допускал оскорбительные высказывания в ее адрес. На возможное участие Чумаченко в убийстве Тарабрина указывали многие обстоятельства.

Одорологическая экспертиза подтверждала, что кепка, найденная под трупом, могла принадлежать Чумаченко. Пистолетный магазин, изъятый с места происшествия, также мог принадлежать ему. В момент, когда наступила смерть Тарабрина, Чумаченко видели возле дома. Он и сам не отрицал этого. Причиной убийства могла стать внезапно возникшая ссора. Этого было достаточно для ареста и помещения Чумаченко в изолятор Федеральной службы безопасности. Так опер оказался в камере.

Арест офицера одного из ведущих подразделений милиции Санкт-Петербурга ложился черным пятном на все Управление уголовного розыска. Начальник 2 отдела Александр Александрович Малышев, наставник Алексея Чумаченко, тяжело переживал этот факт. Свою вину за происшедшее чувствовал и непосредственный руководитель арестованного оперативника Сергей Владимирович Прокофьев. Друзья и знакомые Алексея горячо обсуждали - мог ли он совершить убийство? Весь жизненный путь Чумаченко говорил об обратном.

МЕЧТА И БУДНИ

Алексей Чумаченко родился в Казахстане. Мальчик, выросший в степи, мечтал о море. Может быть, обширные водные просторы манили его из-за рассказов родителей о его деде, Герое Советского Союза, погибшем на Черном море под Севастополем. Надо заметить, что мужики в роду Чумаченко были крутые. Отец Алексея, будучи заместителем директора алюминиевого завода, оставил свое кресло и ушел бригадиром сварщиков - многие ли начальники способны на такой шаг? Леша Чумаченко тоже воспитывал в себе мужество и силу. Он выделялся среди сверстников на занятиях в борцовской секции. Окончив школу в 1980 году, младший Чумаченко собрался поступать в мореходку в Херсоне, но, опоздав с подачей документов, стал учиться в строительном училище. Закончить это училище не пришлось - призвали в армию. Его, чемпиона города Павлодара по дзюдо, направили служить в роту спецназа, дислоцированную в Одессе. В армии он дослужился до высшего солдатского звания - старшины. Молодой и крепкий "дембель" решил связать свою жизнь с милицией и выбрал для этого опять-таки приморский город - Ленинград. Статного и сильного парня, с удовольствием приняли в патрульно-постовую службу Ленинского РУВД. Алексея, кандидата в мастера спорта по легкой атлетике и мастера спорта по дзюдо, сразу включили в состав сборной Главного управления внутренних дел. Несмотря на отсутствие опыта, Чумаченко становится лучшим постовым района и даже города. Парень из спецназа, естественно, не забывал и о своей физической подготовке. Алексей без устали тренировался в Высшей школе спортивного мастерства. Там он познакомился и сблизился с Сергеем Рякиным, тоже заядлым борцом.

В 1985 году Алексей поступил в среднюю школу милиции, женился, и к окончанию учебного заведения родилась дочь. Оперативный состав уголовного розыска Ленинского РУВД с большим желанием принял новоиспеченного сыщика в свои ряды. Тогда впервые за темпераментность и самоотверженность Алексея стали называть Чумой. Но только за глаза. Чумаченко никому не позволял поигрывать его фамилией. Согрешим, назвав эффект работы Алексея "чумовым", но только такое рвение могло стать причиной скорого его приглашения на Литейный, 4, в Главное управление внутренних дел, в самый авторитетный отдел - второй, иначе называемый "убойным". Этот отдел специализируется на раскрытии особо сложных убийств и на службу в него берут не каждого опера из района. Наставниками Чумаченко стали такие авторитетные сыщики-профессионалы как Анатолий Костин, Александр Малышев и Сергей Прокофьев. Алексей быстро сошелся с новыми коллегами, проявляя необычайную активность и работоспособность. Рано или поздно у таких людей встает законный вопрос - или служба или семья. Режим работы супруга, зачастую являющегося домой за полночь, выдержит не каждая женщина. Алексей был вынужден уйти из семьи, хотя официальные отношения с женой сохранились. Он ушел бы в никуда, если бы не любимая работа. Одно время домом ему служил кабинет на третьем этаже Литейного, 4, где располагается Управление уголовного розыска. Сейчас можно только представить чувства этого человека, остававшегося на долгие ночи в гулком служебном кабинете, как он ходил, переживая, по бесконечным коридорам гигантского сооружения времен Лаврентия Берии. Однако, на службе личная трагедия Чумаченко не отразилась. Наоборот, он с головой и бесстрашно погружался в борьбу с преступным миром, быстро набирая авторитет среди товарищей по службе. Его друг Рякин разрешил жить в снимаемой и оплачиваемой им квартире. Прописан был Алексей в милицейском общежитии. За 12 лет службы в органах внутренних дел Алексей Чумаченко взысканий не имел, поощрялся 36 раз. Это очень много. Был награжден медалями "За отличную службу по охране общественного порядка" Последнюю получил в 1994 году. Указом Президента Российской Федерации Алексей Чумаченко награждался "За оперативное мастерство, проявленное при раскрытии преступлений, связанных с большими человеческими жертвами". За этими словами стоит тяжелая работа Чумаченко и его товарищей по обезвреживанию банды Герасименко, на счету которой был ряд зверских убийств по приватизации жилья и банды Баранова, погубившей 10 человек.

БАРАНОВ ИЛИ ВИНОГРАДОВ?

21-го января 1994 года в пригороде Санкт-Петербурга сотрудники милиции обнаружили сожженный микроавтобус Мазду, в котором находилось десять обгоревших трупов. Выехавший на место страшной находки в составе опергруппы Алексей Чумаченко участвовал в осмотре. Экспертиза установила, что все погибшие были расстреляны из автоматического оружия, а перед этим сильно избиты и покалечены. Мазду с трупами показали по всем информационным программам телевидения и преступление получило у общественности большой резонанс. Руководство города, ГУВД и МВД потребовали немедленного раскрытия громкого дела. Розыск преступников вел 2-й "убойный" отдел Управления уголовного розыска, возглавляемый Александром Малышевым. В оперативную группу был включен Алексей Чумаченко, которому предстояло сыграть решающую роль в раскрытии этого чудовищного преступления. Уже на следующий день удалось установить личности почти всех погибших, а также примерное место расстрела - Земледельческую улицу. 23-го февраля по всей улице был проведен милицейский трал. Место массового расстрела удалось обнаружить именно Чумаченко. Интуиция привела его в офис АОЗТ "Беркут". Алексей с порога обезоружил охранника и проник в помещение. Он сразу заметил следы перестрелки и замытые пятна крови. Вскоре в офисе были обнаружены оружие и боеприпасы. В результате кропотливых опросов удалось установить круг лиц, причастных к преступлению - работников "Беркута" и членов так называемой "крыши". Выяснилось, что на Земледельческой произошла разборка из-за ДТП между беркутовцами и работниками фирмы "МЦ". Последние были застрелены из автомата. Девять трупов экспертиза идентифицировала, а десятым оказался Кирилл Баранов, один из лидеров "крыши" "Беркута". Это с высокой долей вероятности подтвердила генетическая экспертиза. Баранов был похоронен на Южном кладбище. Преступление считалось почти раскрытым, требовался только розыск скрывающихся от следствия некоторых подозреваемых. Однако агентурные данные, поступившие Чумаченко, вдруг как бы воскресили имя Кирилла Баранова. Якобы кто-то его видел после смерти. За местами возможного появления Баранова установили наблюдение. Чумаченко буквально поставил на уши своих осведомителей.

Тем временем в Петербурге произошло еще одно из ряда вон выходящее преступление.

3 марта 1994 года на Красногвардейской площади группа неизвестных, переодетых милиционерами, напала на кассира, привезшего из Москвы крупную сумму иностранной валюты. Преступники, угрожая оружием, нейтрализовали милицейскую охрану и отобрали баул, в котором находилось 180 тысяч американских долларов. Бандиты, переодевшись на ходу, скрылись.

Вскоре на месте преступления работала оперативно-следственная группа во главе с начальником 10-го отдела управления угрозыска Сергеем Ивановым. Несмотря на все усилия найти налетчиков по горячим следам не удалось. Розыск и следствие по разбою на Красногвардейской площади, впрочем, как и розыск некоторых убийц на Земледельческой улице затягивались.



Но вот в конце ноября 1994 года в поле зрения сотрудников Сергея Иванова попал работник одного банка - Сергей Олегович Виноградов. Он был одним из немногих, кто знал точную дату привоза денег и маршрут автомобиля. За ним установили наблюдение.

В это же время Алексей Чумаченко получил долгожданную достоверную информацию, что человек, похожий на Кирилла Баранова, оформил в нотариальной конторе приобретение машины на имя Сергея Олеговича Виноградова. Чумаченко помчался проверить информацию. В конторе он неожиданно столкнулся с оперативником 10-го отдела. Оказалось, что они оба приехали поинтересоваться одним и тем же лицом - Олегом Виноградовым. На фотографии, которую показали Чумаченко, Алексей узнал Кирилла Баранова! Выходило, что покойник жив: Виноградов и Баранов - одно и то же лицо. В те дни, чтобы избавиться от сомнений, Чумаченко съездил на кладбище. Сметя с надгробного камня снег, Алексей прочел, что в этой могиле похоронен именно Кирилл Баранов! Так жив он или нет?

Вскоре Чумаченко получил информацию, что Баранов-Виноградов может уехать за рубеж и что сейчас он берет с автостоянки на Мойке недавно купленную машину.. Надо брать.

Две опергруппы появились на Мойке с разрывом в несколько минут. Баранов, заметив приближающихся оперативников, забыл про внешнюю респектабельность банковского служащего Виноградова и чуть было не прыгнул в холодную воду речки. Но Чумаченко с товарищами скрутили его, защелкнули наручники. Наступил момент истины. Центральная фигура двух громких преступлений была доставлена на Литейный, 4.

Поначалу Баранов-Виноградов вообще не хотел разговаривать. Но так как подельники охотно валили на него всю вину за происшедшее, ведь покойнику все равно ничего не будет, следствию после долгой и кропотливой работы наконец удалось в деталях воссоздать картину драмы на Земледельческой, 3.

Имея много грехов и большую вину перед законом, Баранов после участия в очередном кровавом преступлении решил воспользоваться тем, что один из сожженных в мазде был неопознанным. Считаясь с 20 января без вести пропавшим, он через показания своих подельников ловко подбросил следствию идею, что десятым трупом является он, Баранов. Как ни странно, генетическая экспертиза дала положительный ответ на эту версию. С вероятностью 1 против 4 миллиардов. О махинации не знали даже родители. Пышных бандитских похорон не устраивали. Баранов за взятки соорудил себе поддельный паспорт на имя Сергея Олеговича Виноградова, а на его основании получил уже настоящий загранпаспорт, окончательно перевоплотившись в другого человека.

Но отказаться от легкой наживы оказалось труднее, чем от имени и фамилии. Замысел очередного преступления возник у Баранова, когда он узнал о том, что работники пункта обмена валюты закупают в Москве крупные суммы американских долларов для спекулятивной перепродажи в Петербурге. Подключив к этому делу братьев Жаровых, он осуществил разбойное нападение, как ему казалось, безукоризненно. После этого живой мертвец участвовал и в других преступлениях.

Баранов, задержанный Алексеем Чумаченко, провел четыре года в камере Крестов, чувствовал себя вполне живым и веселым. Ел, пил водку, смотрел телевизор и был единственным, кто мог похвастать прижизненной могилой. Суд над ним и еще девятнадцатью соучастниками состоялся уже после смерти Алексея Чумаченко, в начале 1999 года.

Это только один пример из десятков преступлений, раскрытых при активнейшем участии Алексея Чумаченко.

"МОНТЕККИ И КАПУЛЕТТИ"

Сотрудники уголовного розыска отказывались верить, что их товарищ стал оборотнем. Александр Малышев и Сергей Прокофьев также видели, что следствие стоит на ложном пути. Против версии прокуратуры говорило многое.

Если бы Тарабрина убил Чумаченко, картина на месте преступления была бы совсем иная. Даже если допустить, что горячий по характеру Чумаченко лишил Тарабрина жизни при внезапной ссоре, не поддавалось объяснению почему он, профессионал по раскрытию убийств, оставил столько улик. Уж он-то знал как заметаются следы. Было крайне странным, что он забыл возле трупа свою кепку и обойму от пистолета. В конце концов он мог бы подобрать их в момент обнаружения трупа Тарабрина! Ведь он первым вошел в квартиру! И потом количество ножевых ранений - целых 17! Мастер спорта по борьбе легко мог бы лишить обыкновенного человека жизни без всякого оружия. А уж с ножом тем более, даже одним ударом. Рякин и девушка, бывшая возле квартиры Тарабрина в день убийства, утверждали, что Алексей всегда находился с ними. В прокуратуре с Рякина сняли подозрение и он был отпущен из изолятора на подписку о невыезде. А Чумаченко продолжали держать под стражей.

Многие тогда считали, что оперативник стал жертвой неблагоприятных обстоятельств. В тот год решалось быть ли РУБОПам самостоятельными подразделениями или входить в состав угрозыска. Стремившиеся к самостоятельности рубоповцы старались показать себя. Активничал и отдел, призванный бороться с преступностью в собственных, милицейских рядах. По всей стране вдруг стали выявляться сотрудники, связанные с преступным миром. Одним из самых показательных таких примеров в Санкт-Петербурге представляли дело Чумаченко, упорно называя его в сводках и рапортах подполковником, хотя он был майором. Арест Алексея демонстрировался и как пример операции "Чистые руки", объявленной тогдашним Министром внутренних дел Анатолием Куликовым.

Александр Малышев считал, что дело против Алексея было сделано в угоду тогдашним требованиям бороться с преступниками в собственных рядах. Был и личный интерес. Сотрудник РУБОП, с которым у Алексея Чумаченко сложились неприязненные отношения, оказался в отделе, который должен вскрывать коррумпированные связи в милицейской среде. Он активно искал и фабриковал доказательства против Чумаченко.

Сергей Прокофьев возмущался: "С пистолетным магазином - это просто ни в какие ворота. Якобы он побывал в оружии Чумаченко 500 раз. Это же надо два года каждый день вынимать его из пистолета и снова вставлять! Вполне возможно, что кто-то из фальсификаторов улик сидел и занимался этим целый день - вставлял магазин в пистолет Чумаченко".

Малышев и Прокофьев поклялись найти настоящих убийц Тарабрина. Только это могло спасти отчаянного сыщика Чумаченко от суда и долгих лет наказания. Материал по убийству Тарабрина Малышев затребовал к себе на Литейный, 4 и лично курировал розыск. Был задействован весь спецаппарат, проверялись все, причастные к вооруженным разбоям, активно велись поиски всех знакомых убитого Тарабрина. Каждый день, не приносивший успеха в раскрытии преступления, переживался друзьями Чумаченко. Они понимали, что Алексею в тюрьме этот день был еще одним тяжелым и унылым. Но сотрудники верили в свои силы и надеялись на случай. Один такой случай, словно подарок, подкинули из прокуратуры. Там выяснили, что в вечер, когда произошло убийство, дома у Тарабрина случилось небольшое происшествие. Кто-то перерезал телефонный провод, ведущий в его квартиру и вывернул в парадной лампочку. Устранив неполадки, Тарабрин проверил работу телефона. Он позвонил своему знакомому, спросил как слышно, рассказал о происшествии с проводом. Затем сказал, что звонят в дверь и предположил, что вернулась его знакомая женщина, которая принесла котят на продажу и выходившая из квартиры за сигаретами. Видимо это она вернулась. Тарабрин повесил трубку.

Малышев предположил, что это были его последние слова. В дверь наверняка звонил убийца. Кто же он? Без сомнения, он знаком с женщиной, которая пришла к Тарабрину под предлогом продажи котят. Это он перерезал провод и вывернул лампочку, чтобы выманить Тарабрина из квартиры, а затем напасть на него. Убийце что-то помешало. Тогда он подослал к Тарабрину его знакомую. Ей открыли дверь и убийца, как говорится, на ее плечах ворвался в квартиру и напал на хозяина.

Прокофьев ориентировал своих подчиненных на поиски женщины с котятами. В этом могла помочь записная книжка Тарабрина. Однако, для проверки требовалось много времени, уж слишком любвеобильным оказался Тарабрин. На каждой странице перечислялось не менее десятка женских имен.

Второй случай подкинул молодой оперативник из Выборгского РУВД. Его агент сообщил, что знает женщину, участвовавшую в разбойном нападении где-то на Невском проспекте. Якобы, ее друзья напали с ножом на хозяина и ограбили квартиру. Оперативник направил рапорт об этом в 4 отдел УУР, занимающийся раскрытием грабежей и разбоев. Но там, проверив по учету, сказали, что такого разбоя не было. И посоветовали передать информацию во 2-й отдел. Если напали с ножом, то, возможно, было совершено убийство. Оперативник оказался обязательным человеком и 17 ноября 1995 года второй его рапорт попал к Александру Малышеву. Прочитав сообщение, он ахнул. В рапорте указывался примерный адрес квартиры Тарабрина! Уж не та ли это женщина с котятами, фамилия которой сообщалась в рапорте? Светлана Владимировна Дивиденок... Отставив все дела Прокофьев с помощниками направились на поиски женщины. Найти ее удалось в больнице, куда она попала с больным ребенком. Гражданка Дивиденок запиралась недолго. Уже в больнице в присутствии врача она рассказала, как было совершено убийство Тарабрина. Прокофьев обрадовано позвонил Малышеву, сообщил, что скоро привезет подозреваемую и попросил вызвать видеоинженера с телекамерой. Малышев срочно доложил о задержании начальнику Управления угрозыска Сергею Павловичу Иванову. Полковник Иванов очень серьезно отнесся к информации. К тому времени отношения оперативников со следователем прокуратуры накалились. Следователь была уверена в виновности Чумаченко, и считала, что сыщики могут пойти на подлог ради защиты чести мундира. Иванов потребовал четкого документирования показаний Светланы Дивиденок и лично допросил ее, доставленную в кабинет на Литейный, 4.

По окончании допроса начальник УУР был убежден, что Малышеву и Прокофьеву удалось выйти на настоящих убийц. Их имена стали известны. Это нигде не работающие 18-летний Дмитрий Руднов и Виталий Васильев, 22-х лет.

О задержании Дивиденок сообщили в прокуратуру и вскоре с подозреваемой уже беседовала следователь. Она высказала сомнения в правдивости показаний. Дивиденок не помнила некоторых деталей. К примеру, роли мужчин в убийстве или кто закрывал дверь квартиры после совершения преступления.

Сергею Прокофьеву показались странными вопросы следователя. Она спрашивала Светлану Дивиденок знает ли та Чумаченко и Рякина. Спрашивала как наносились удары кортиком. Когда на твоих глазах убивают человека, вряд ли кто будет следить и запоминать. Он, скорее, отвернется.

С этого дня началось противостояние двух версий. Прокуратура и РУБОП утверждали, что Тарабрина убил офицер милиции Чумаченко. Управление угрозыска утверждало, что убийцы - Руднов и Васильев.

Противостояние этих версий можно проследить даже по прессе. Одни публикации клеймили оборотней в милицейских рядах, другие выступали против выводов следствия. Прокофьев даже решил собрать пресс-конференцию и рассказать журналистам о конфликте, представить свои доказательства. Но за 10 минут до ее начала наше высокое руководство поставило ультиматум: если пресс-конференция будет проведена, Александра Малышева накажут и уволят. Или - или. Прокофьеву пришлось отказаться от встречи с жерналистами под благовидным предлогом.

В декабре сыщики направили свои усилия на задержание Руднова и Васильева. Выяснилось, что Руднов к этому времени уже был задержан за другое преступление. Чтобы допросить его, потребовалось разрешение трех генералов - начальника ГУВД, начальника РУОП н прокурора города. Вскоре нашли и Васильева. Оба подозреваемых дали правдивые показания, которые были зафиксированы на видео. Они сознались в убийстве Тарабрина.

О признаниях убийц Малышев сообщил в прокуратуру. Каково же было удивление сыщиков, когда следователь поставила под сомнение правдивость показаний Руднова и Васильева! Она мотивировала тем, что Руднов не смог точно показать где находится квартира Тарабрина. Дом нашел, а квартиру не показал. Не смог он указать и место, куда бросил кортик. Сказал, что на козырек над каким-то подъездом. После эксперимента следователь сказала, что Руднов ее не убедил и что отпускает его на все четыре стороны. Это несмотря на то, что Руднов был в розыске как сбежавший с места совершенного ДТП с пострадавшим.

Малышев утверждал, что задержанный Руднов при всем желании не смог бы найти эту квартиру! Его туда в день убийства привела Дивиденок. Привела, поставила под дверь. Зачем ему запоминать адрес? Тем более, дело было вечером. Кстати, следственный эксперимент тоже проводился ночью, что само по себе нарушение. Не удивительно, что Руднов не смог точно показать квартиру Тарабрина. А козырьков в том районе множество. Как Руднов мог запомнить, куда выкинул нож? После убийства, переживающий, что его чуть не задержали прямо в квартире. Малышев горячился: если бы угрозыск "слиповал" показания Руднова, он бы наверняка заставил подозреваемого запомнить, где находится квартира убитого Тарабрина.

Тем временем Прокофьев вел работу по поиску оружия преступников пистолета и похищенного арбалета. Руднов и Васильев назвали людей, кому они продали эти вещи. Пистолет найти не удалось, его уже перепродали неизвестным. А вот арбалет Прокофьев с гордостью привез на Литейный, 4. Он служил сильным подтверждением вины Руднова и Васильева. Но и здесь следствие проявило непонятное сомнение. Оперативникам предложили доказать, что это именно тот арбалет, который пропал из квартиры Тарабрина. Тогда проверили по учету - была ли где либо еще кража арбалета? Не было. Значит, это тот арбалет, из которого один из убийц Тарабрина собирался "решать" ментов.

Имея все доказательства невиновности Чумаченко и улики против настоящих убийц, сотрудники угрозыска никак не могли добиться освобождения из тюрьмы своего товарища.

Малышев вспоминает, как 30 декабря он с заместителем начальника УУР Анатолием Костиным решили ехать искать правду в Москве. Ночью они с позвонили прокурору города, сообщили об этом. Отправили в Москву телетайп дежурному Генеральной прокуратуры о намерении приехать. Полковники пробились на прием к Генеральному прокурору. Там им предложили написать заявление, как частным лицам. Если позиция УУР подтвердится - хорошо. А если нет - Костин и Малышев будут нести ответственность по закону. Правдоискатели без всяких сомнений написали эти заявления и в Петербург была направлена следственная бригада Генеральной прокуратуры, а из Министерства внутренних дел в Петербург приехал опытнейший сыщик из Главного Управления уголовного розыска Леонид Львович Маленков.

Следственная бригада работала скрупулезно. Допрашивались все, кто фигурировал в деле, и не раз. Постепенно, шаг за шагом приближалась истина и отвергалось то, что было шито белыми нитками. Оперативники настояли на проведении комиссионной экспертизы, которая выявила много подтасованных фактов. Только московская бригада дала, наконец, ходатайство об экспертизе, которую оперативники назвали "шляпной". Ту самую злополучную кепку с места происшествия, наконец-то примерили на голову Чумаченко. Она оказалась на пять размеров больше! Результаты одорологической экспертизы также были поставлены под сомнение.

Выяснилось, что вещественные доказательства в нарушение всех требований хранились не опечатанными. С ними можно было совершать любые манипуляции. К примеру, пистолетный магазин могли вставить в ПМ Чумаченко, тем самым доказав, что это он оставил эту оружейную принадлежность в квартире убитого. Было установлено, что магазин был смазан иным маслом, нежели два штатных магазина к пистолету оперативника.

В следствии понимали, что дали маху, но признаться в этом не хватало мужества. В это же время, благодаря тому, что подозреваемые так и не были арестованы, им удалось скрыться. Кто-то, как говорят, из РУОП, помог Руднову, кстати, судимому, уйти на службу в армию, в пограничные войска. Его для допросов все же доставили в Петербург, но через три дня он снова сбежал. Подозреваемого в убийстве даже не пытались взять под стражу.

28 октября 1996 года уголовное дело по обвинению Алексея Чумаченко в убийстве было прекращено. Все доказательства его вины рассыпались. 30 октября он вышел на свободу под подписку о невыезде. Чумаченко отсидел в камере год без одного дня. За это время его гражданскую жену Татьяну, тоже сотрудницу милиции, вынудили уйти из органов "по собственному желанию". Чумаченко почернел, стал суровым и неразговорчивым, но зла не затаил. Однако, "темное пятно" на репутации сыщика осталось до самой смерти.

Когда Алексея освободили, его встречал чуть ли не весь личный состав 2-го отдела угрозыска. Но встречали и те, кому было не угодно освобождение сыщика. Из двух машин следили куда повезут Чумаченко. Оперативникам пришлось отрываться от "хвоста", чтобы незаметно привезти опального оперативника на Литейный, 4. Там, в самом большом кабинете угрозыска, его встречали так, как обычно встречают освободившихся из тюрем - накрытым столом и подарками. Малышев сразу позвонил в Казахстан отцу Алексея, сообщил о его освобождении и дал возможность поговорить с сыном. После застолья Александр Малышев повез Алексея к себе домой. Парень должен был почувствовать тепло и уют настоящего дома. Он как ребенок радовался обыкновенным вещам. В магазине Малышев купил ему зажигалку и надо было видеть радость в глазах недавнего узника. Ведь он за весь год больше трех человек не видел.



Каждый месяц содержания Чумаченко под стражей засчитали за три месяца службы. выплатили годовое денежное довольствие и возместили траты на услуги адвоката. Почти весь год его права отстаивала адвокат Людмила Парфенова.

Работа по расследованию дела об убийстве Тарабрина продолжалась. Постепенно было выяснено, что же в самом деле произошло в тот роковой вечер.

Однажды Светлана Дивиденок с подругами попала в квартиру предпринимателя Тарабрина. Ей приглянулись аппаратура и вещи хозяина. Притягивал к себе внимание и сейф. Выпив, Дивиденок подговорила подруг подлить в водку хозяина клофелин, усыпить, а потом похитить вещи и ценности. Однако Тарабрин был многоопытным человеком. Раскусив намерение женщин, он со скандалом выставил всех за дверь. Однако, в сознании Дивиденок отложилась обстановка квартиры состоятельного человека. Она разыскала двух своих старых приятелей, которые ходили по грани закона и в красках описала будущую добычу - аудио и видео аппаратуру, сейф с неизвестным содержимым, коллекцию оружия, развешенную на двух стенах. Со слов Дивиденок, она не думала, что парни станут убивать. Хотели только припугнуть, забрать вещи и все. А получилось иначе.

Приятели Руднов и Васильев решились на разбойное нападение. По признательным показаниям всей троицы оно совершалось так.

Вечером 26 января 1995 года они вошли в подъезд дома 122 по Невскому проспекту, осмотрели дверь квартиры Тарабрина на 1-м этаже. Затем поднялись на этаж выше и стали совещаться. Надо было выяснить дома ли хозяин. С этой целью Васильев перерезал телефонный провод и вывернул лампочку в подъезде. Через время хозяин осторожно вышел на лестницу, ввинтил новую лампочку и соединил куски перерезанного телефонного провода. Васильев и Руднов не решились напасть на него. Налетчики опасались, что у Тарабрина могут быть гости, которые окажут сопротивление. Когда хозяин вернулся в квартиру, преступники решили послать на разведку Светлану Дивиденок. Женщина позвонила в дверь, представилась и под надуманным предлогом продажи котят зашла к нему. Любвеобильный хозяин любезно обошелся со старой знакомой, предложил остаться. Дивиденок согласилась, но решила выйти, якобы за сигаретами. В ее отсутствие Тарабрин позвонил своему товарищу, чтобы проверить как работает телефон. Он звонил на мобильный аппарат, поэтому сохранилась распечатка этого разговора. Тарабрин упомянул о женщине с котятами, что впоследствии помогло в розыске.

На улице Руднов, Васильев и Дивиденок покурили, обсуждая ситуацию. Учитывая, что Тарабрин дома один, от замысла решили не отказываться. Дивиденок снова позвонила в дверь и ничего не подозревавший Тарабрин открыл ей. Руднов и Васильев ворвались в квартиру, стали избивать протестующего хозяина. Тарабрин вдруг бросился под диван и выхватил оттуда пистолет. Но воспользоваться им не успел. На него навалился Руднов, выворачивая кисть и не давая передернуть затвор. Тарабрин кричал, чтобы прекратили нападение, что к нему скоро приедут друзья из милиции. В ответ разъяренный Васильев несколько раз ударил потерпевшего по голове дубинкой. Но, казалось, жертва не чувствует боли. Тарабрин отбивался изо всех сил. Тогда Васильев схватил со стены кортик и с размаху дважды ударил ему в грудь. Казалось что сопротивление сломлено. Нападавшие потребовали сказать где ключ от сейфа и назвать код. Но вдруг Тарабрин схватился прямо за лезвие кортика, пытаясь вырвать его. Тогда Васильев снова несколько раз вонзил оружие в тело жертвы. Тарабрин запросил пощады, стал называть какие-то цифры кодового замка. Руднов, подойдя к сейфу, вдруг увидел, что он открывается ключом, а сам ключ торчит в скважине. Васильев снова занес нож и Тарабрин затих. Наблюдавшая за этим Дивиденок стала живо собирать вещи. Оставив бездыханное тело, к ней присоединились убийцы. И тут неожиданно раздался звонок! Это приехали Чумаченко и Рякин, заранее договорившиеся о встрече с Тарабриным. Гости долго звонили и стучали.

С убийцами случилась истерика. Один из них был готов стрелять из пистолета Тарабрина, а второй сорвал со стены арбалет. Со слов Руднова и Васильева, они были готовы "завалить" внезапно приехавших ментов. Когда, наконец, Чумаченко и Рякин уехали, преступники осторожно оставили квартиру, унося с собой наиболее ценные вещи. Васильев прихватил и арбалет, собираясь отстреливаться в случае угрозы задержания. Им удалось незаметно скрыться.

Таким был рассказ признавшихся в убийстве.

Когда все обвинения с Алексея Чумаченко сняли и восстановили на службе, Александр Александрович Малышев, человек, можно сказать, приросший к своей профессии, написал рапорт об увольнении. Слишком много грязи и подозрений было вывалено на его отдел. ненавидит грязные игры и когда личная заинтересованность подавляет выполнение обязанностей перед обществом. Целый год УУР с РУБОПом были как Монтекки и Капулетти. Не со всем личным составом, конечно, а с отдельными личностями.

"Чума на оба ваши дома!" - восклицает герцог в шекспировской Вероне, прекратив драку между двумя кланами - Монтекки и Капулетти. К счастью, вражда между УУР и РУБОПом длилась недолго и не особенно помешала выполнению милицейского долга по охране порядка. Работа есть работа.

Алексея Чумаченко его товарищам удалось отстоять. Он с большим рвением продолжил любимую розыскную работу. Алексей сказал оставляющему милицейскую службу Малышеву, что собирается доказать, кто он на самом деле - гениальный сыщик или преступник.

РУБЛИ И БАКСЫ

В начале девяностых годов прежде действовавшие нелегально и с большой осторожностью торговцы валютой дружно вывалили на особенно людные места. На незаконную куплю-продажу иностранных денег власти стали смотреть сквозь пальцы. Невиданные прежде в России доллары и марки, гульдены и йены появились в руках населения. Люди покупали валюту, видя в ней средство сбережения. В Санкт-Петербурге оживленная купля-продажа валюты велась около центральных универмагов города - у Пассажа, у Апраксина и Гостиного дворов, на Думской улице, а также практически около всех обменных пунктов. Ряды валютчиков росли и пополнялись. Сотни людей сделали своим ремеслом незаконные валютные операции. Процветал обман клиентов, когда, к примеру, вместо нужной суммы менялы всучивали гражданам так называемые "куклы" нарезанную бумагу. Валютчики сами по себе были криминальной средой, но они притягивали к себе еще и уголовников всех мастей. Их занятие было не безопасным. Валютчики часто становились лакомой добычей грабителей. Некоторые преступные группировки специализировались на нападениях на эту категорию денежных граждан.

В 1996 году, когда Алексей Чумаченко сидел в изоляторе, появилась одна из таких банд, наводящих ужас на валютчиков. Она устроила на них в Санкт-Петербурге настоящую охоту. На некоторых своих жертв бандиты нападали по несколько раз, похищали ценности, калечили, убивали. В кругах питерских валютчиков царила паника - многие думали, что наводку преступникам дает кто-то из своих. Правда, на откровенный разговор с сыщиками менялы шли не очень охотно - боялись навредить своему незаконному бизнесу. У милиционеров не было даже точных примет преступников

После Александра Малышева 2 отдел УУР возглавил Михаил Яковлевич Балухта, под началом которого Чумаченко работал до последних своих дней. Балухта поручил Алексею создать специальную оперативную бригаду сыщиков и найти неуловимых убийц, сеющих ужас среди валютчиков. Чумаченко с большой энергией взялся за дело, которое довел до конца ценой собственной жизни.

После года изоляции Алексей быстро восстановил свои агентурные связи и уже примерно знал весь расклад в криминальных питерских кругах. К этому времени среди валютчиков панические настроения достигли пика. Это особая среда, куда посторонних не допускали, брали "пополнение" только по рекомендации. Они не любили так называемых "кидал" и "лохотронщиков", вели с ними серьезную борьбу, ибо случаи обмана продавцов-покупателей валюты снижали доверие к валютчикам. Учитывая это обстоятельство, Чумаченко предположил, что валютчиков могут убивать обиженные "кидалы". Оперативная бригада провела большую работу по их выявлению, но перспективных подозреваемых среди них не оказалось.

ГРАДОВ И СЛИВНИКОВ

Андрей Игоревич Сливников родился в 1966 году. Хорошо учился, был активным общественником. После школы поступил в Саратовский технический университет, но со второго курса его забрали в армию. После двух лет службы Сливников было восстановился на своем механическом факультете, но доучиться так и не смог. Начал работать, скопил денег и купил машину. В марте 1993 года на этой новенькой "шестерке" он из города Балаково приехал на несколько дней в Санкт-Петербург. Здесь он встретил свою даму сердца Светлану Вознесенскую, проживающую в городе с несовершеннолетней дочерью и временно поселился у нее. Однажды в компании Вознесенской и ее подруги Прудниковой Андрей Сливников познакомился с Виктором Градовым. Этот человек был младше своего нового приятеля, но гораздо богаче его в части жизненного опыта, приобретенного с помощью двух судимостей за кражи еще в несовершеннолетнем возрасте.

В декабре Сливников снова приезжает в Санкт-Петербург с намерением создать семью с Вознесенской. и заняться коммерцией- поставками из Саратовской области в Петербург запчастей для ВАЗовских автомобилей. На первых порах ему, не имеющему многих знакомых в большом городе, очень пригодилась помощь Виктора Градова. Градов показал Сливникову автомобильные рынки и магазины. Во время таких разъездов жигули саратовца побывали в нескольких мелких ДТП. Его машину забирали на штрафные стоянки, которые дорого обходятся автомобилистам. Потом случилась беда посерьезнее. Андрей столкнулся с иномаркой и понадобились большие деньги на возмещение ущерба. Вслед за этим угнали его новую "шестерку". И тут еще квартиру Вознесенской ограбили. Брешь в бюджете начинающего предпринимателя оказалась настолько солидной, что он решился занять деньги в долг. Тем более что свой кредит охотно предлагал ему Виктор Градов. Сливников занял у него пятьсот долларов США. Вернуть взятый кредит в срок Андрей не смог и согласился с условиями Градова вернуть долг с процентами из расчета 20% в месяц. Время шло, но к 1995 году Сливников так и не смог вернуть кредит. Сумма долга выросла до 5 тысяч долларов.

В один из дней Градов заявил Сливникову, что тот должен отработать занятые деньги. Он приказал Андрею постоять на строже в одной парадной, пока он будет разговаривать с другим таким же должником.

В тот день "разговор" Виктора с его якобы должником, а на самом деле валютным менялой с "Гостиного Двора", закончился для валютчика потерей нескольких тысяч долларов, тяжелейшей травмой головы и инвалидностью. Градов заявил Сливникову, что теперь они повязаны кровью и с этих пор будут вместе совершать разбои. И пригрозил убийством, если Андрей кому-нибудь проговорится. Сливников согласился.

Градов принялся натаскивать своего нового напарника. Первым делом обрабатывал психологически. Он водил Сливникова по местам, облюбованным валютчиками, объяснял, что это спекулянты и преступники, их деятельность вне закона. Поэтому они являются самыми подходящими объектами для нападений. И совесть не будет мучить и денег у менял побольше, чем у обычных граждан. Градов учил отбирать наиболее денежную жертву, следить и разрабатывать планы нападений. Затем пару раз вывез Сливникова в лес, чтобы тот опробовал пистолеты. У Градова был браунинг, а затем он приобрелТТ. Однако, основным оружием Сливникова стал металлический прут.

Первым объектом совместного разбоя Градова и Сливникова суждено было стать гражданину Губатову. В марте 1995 года они выследили валютчика возле Гостиного Двора, узнали его адрес и обычный маршрут следования к дому. На следующий вечер они приехали на проспект Науки и стали поджидать Губатова возле дома 49, где обычно проходил валютный меняла. В ожидаемое время Губатов подошел к этому дому. Вдруг к нему подскочил Градов и направил в лицо пистолет. Губатов замер и в этот момент сзади по голове его ударил металлическим прутом Сливников. Затем еще и еще раз. Губатов упал с разбитой в кровь головой. Градов передал пистолет Сливникову, а сам стал обшаривать карманы потерпевшего. Сливников стоял на стреме, охраняя подельника от появления граждан или милиции. Отобрав у Губатова все ценное, преступники скрылись. Похищенные две тысячи долларов Градов поделил пополам, но вторую часть также оставил себе - ведь Сливников был ему должен.

"ЗОЛОТЫЕ РЫБКИ"

Как стало известно потом в ходе расследования уголовного дела, за последующие три года Градов и Сливников совершили несколько десятков нападений. Жертву выслеживали, вели до подъезда, дожидались возвращения или, наоборот, ухода из дома и в парадной или возле нее нападали. Может, кто-то из валютчиков и был связан с криминальным миром, но некоторых в менялы толкнула безработица. Были и готовящиеся к отъезду на постоянное место жительства за границу вполне респектабельные граждане. Русские и азербайджанцы, белорусы и армяне, молодые и старые, мужчины и женщины всех их объединила одна судьба. Мало кому повезло остаться в живых. Как правило, Градов сразу пускал в ход пистолет или заставлял Сливникова бить жертву железным прутом по голове. После, обшарив карманы, они затаскивали мертвое тело в подвал или ближайшие кусты. Иногда они грабили одну и ту же жертву по несколько раз. Так, на Большом проспекте Васильевского острова они вечером напали на гражданина Козырева, когда он пришел в детский садик за ребенком. Преступники в масках ворвались в детский садик, валютчика избили на глазах у детей и под угрозой пистолета отняли все ценности. На беду налетчиков валютчик оказался не при деньгах.

Михаил Балухта характеризовал неизвестных циничными и безжалостными преступниками. Им ничего не стоило застрелить человека в детском садике. Возможно, Козырева пожалели потому, что он умолял не убивать его на глазах у сына.

Через несколько дней последовало новое нападение! Козырева избивают и обыскивают прямо в подъезде ее дома. И снова преступникам пришлось довольствоваться малым - несколько десятков долларов.

Чумаченко чувствовал, что банда не оставит Козырева в покое, что последует новое нападение. Михаил Балухта и Алексей Чумаченко решили провести на Васильевском острове специальную операцию, которая получила название "Золотая рыбка". Роль этой рыбки отводилась Козыреву. За ним должны были явиться рыбаки. Козырев попал под постоянное наблюдение сотрудников милиции. Несколько видеокамер фиксировали каждый его шаг и все окружение валютчика. В доме Козырева была устроена засада. Оперативники упорно ждали, ни на минуту не ослабляя внимания.

Несколько раз казалось, что, наконец, появились искомые "рыбаки". Однажды в подъезд вошли двое. Они медленно стали подниматься по лестнице и остановились на площадке, где находилась квартира Козырева. По приметам мужчины были похожи на разыскиваемых. Подъезд был молниеносно блокирован. Оперативники по заранее предусмотренному сигналу бросились по лестнице снизу и сверху. Подозреваемые были ошарашены нападением и не успели оказать сопротивления. Их доставили в ближайший отдел милиции. Но там Чумаченко испытал разочарование. Мужчины оказались наркоманами, зашедшими в дом, чтобы сделать себе инъекции. У них обнаружили шприц и раствор наркотика. Несмотря на постигшую неудачу, оперативники продолжали наблюдать за домом еще почти неделю.

Но вскоре засаду пришлось снять - бандиты совершили несколько разбойных нападений в других районах города. Они избили и ограбили гражданку Ковалеву, носившую среди валютчиков кличку Марго. Ее поджидали в подъезде дома на проспекте Композиторов.

Через неделю, 23-го апреля, преступники убили валютчика в Красногвардейском районе. В этот вечер Чумаченко был на службе, разбирался со справками, поступающими из разных районов города. Работу прервал телефонный звонок. Взволнованный мужчина сообщил, что убит его товарищ из числа валютчиков. Алексей Чумаченко и Алексей Денисенко прибыли на место происшествия раньше других. Их встретил валютчик, сообщивший об убийстве. Оперативники поняли, что и это преступление - дело рук парочки неуловимых разбойников. После осмотра и опроса знакомых убитого стало известно, что в этом случае преступникам ничего не перепало. Товарищ убитого пояснил, что все валютчики, напуганные систематическими нападениями на коллег, перестали носить с собой деньги, оставляя их на "рабочем месте", в арендованном сейфе в Гостином Дворе. Бандиты не знали об этом и, вероятно, были обозлены последними неудачными нападениями. Прежде они нападали один-два раза в месяц. А в последнее время стали выходить на охоту все чаще и чаще. Если посмотреть на таблицу преступлений двух налетчиков, заметно увеличение количества нападений в марте и апреле.

Вскоре на место преступления прибыли начальник Управления уголовного розыска Александр Смирнов и следователь городской прокуратуры Нина Ткаченко.

Осмотр места убийства и отработка срочных мероприятий продолжалась до трех ночи. Ехать домой не было смысла. Чумаченко и Денисенко решили дождаться утра в Красногвардейском РУВД. Оперативники размышляли о возможном поведении преступников. Чумаченко высказал предположение, что они, обозленные очередным неудачным нападением, очень скоро пойдут на следующее убийство. Самой доступной из группы валютчиков была Ковалева. Придя к такому заключению, Алексей предложил перекрыть квартиру Марго. Однако, попросить об этом районных оперативников ранним утром оказалось невозможным. Не оставалось ничего другого, как самим ехать на проспект Композиторов, чтобы предупредить нападение на Ковалеву в доме и сопроводить ее до Гостиного Двора. Чумаченко имел необычайное чутье.

ЧУМАЧЕНКО И ДЕНИСЕНКО

26 апреля около девяти утра сыщики доехали до станции метро "Проспект Просвещения". Минут десять им понадобилось, чтобы добраться до места. Вошли в дом. Чумаченко сел в лифт, а Денисенко пешком по черной лестнице поднялся на 8-й этаж, где жила потенциальная жертва бандитов,

На лестничной площадке сидел парнишка лет одиннадцати, очевидно, прогуливал уроки. Чумаченко спросил, не видел ли он здесь кого-нибудь. Школьник сказал, что два каких-то дяденьки топчутся этажом выше.

На лестничной площадке, в тамбуре, ведущем к квартирам, стояли двое парней. Вид одного из них несколько смутил. Он был одет в брезентовую куртку, какие носят сварщики. Они слабо походили на бандитов, описанных потерпевшими и на фотороботы. Чумаченко подошел к ним, представился: "уголовный розыск" и попросил показать документы. Один из парней растерялся и сразу же полез в карман. К нему и направился Чумаченко. Второй отшатнулся в угол, стал заговаривать зубы, якобы они ищут знакомых девушек, живущих в этом доме. Мужчина потихоньку отступал. Денисенко попытался схватить его за руку, но тот вывернулся и бросился бежать. Денисенко уже собирался броситься в погоню, но его остановил голос напарника. Чумаченко решил сначала разобраться с одним задержанным. Через него и убежавший отыщется. Ведь могло случиться, что за двумя погонишься и ни одного не поймаешь. Стоящий у стены парень мало походил на бандита - обычная внешность, да и предъявленный им документ - удостоверение военнослужащего запаса - был вроде бы в порядке. В тот момент, когда сыщики пролистывали корочки, за их спиной скрипнула балконная дверь и через секунду раздался крик: "Стоять, суки! Стреляю без предупреждения!".

Оба оперативника до этой минуты не доставали свое оружие. В то время руководство ГУВД, якобы борющееся за чистые руки, сурово карало за жесткие задержания. Сотрудник милиции, обнаживший без достаточных оснований ствол, мог караться строго, вплоть до увольнения. Поэтому оружие появлялось в руках преступников раньше.

Денисенко стоял за спиной Алексея Чумаченко. Когда раздался крик, он обернулся и попытался вытащить пистолет из кобуры. В ту же секунду прогремел выстрел. Пуля попала Денисенко в грудь и сбила на пол. Падая, он потерял сознание, но накрепко зажал в руке документы преступника. То, что первый выстрел пришелся по Денисенко, позволило Алексею Чумаченко отскочить в сторону и выхватить оружие.

Дальнейшее напоминало "русскую дуэль" - с расстояния в несколько шагов оперативник и бандит разрядили друг в друга по обойме. Чумаченко стрелял лучше: из восьми выпущенных им пуль шесть угодили точно в цель.

Потом, когда провели следственный эксперимент, поняли, что Чумаченко стрелял не для того, чтобы убить, он стрелял преступнику в ноги и руки, чтобы ранить и задержать. А ведь он был отличный стрелок и на таком расстоянии с первого выстрела мог легко попасть в голову бандита. Чумаченко получил смертельное ранение, когда подскочил к раненому преступнику и стал выкручивать руку, в которой был зажат пистолет. В спине Градова было обнаружено огнестрельное ранение, сделанное в упор. Значит, Чумаченко из последних сил пытался скрутить бандита.

Когда Алексей Денисенко очнулся, он увидел, что бандит лежал рядом с ним, а раненый Чумаченко сидел в углу на корточках. Денисенко бросился к товарищу. Оказав наскоро первую помощь, раненый, истекая кровью, пошел вызвать "скорую". Но добраться до телефона теряющему силы сыщику оказалась делом нелегким - никто из жильцов подъезда не открыл Денисенко двери своих квартир. Только когда он разбил стеклянную дверь тамбура, на лестничную площадку вышел мужчина с огромной овчаркой на поводке. Раненый розыскник объяснил, что на него напали бандиты и попросил срочно позвонить в скорую и в милицию.

Первым на место событий приехал наряд из местного отдела милиции, потом - "скорая". Чумаченко увезли, но Алексей умер на операционном столе. Врачи были бессильны. Пуля вошла ему в руку, прошила грудную клетку и застряла в голове.

Денисенко перед отправкой в больницу передал руководству военный билет с вложенной в него таксофонной картой убежавшего преступника. Найти его было делом техники. Через 12 часов Сливникова задержали в квартире любовницы, где он, насмерть перепуганный, прятался в тумбочке на балконе.

За три года бандиты Градов и Сливников ограбили десятки валютчиков, убили 19 человек. Их остановил только Алексей Чумаченко, но ему пришлось стать их двадцатой - последней - жертвой.

ЧЕСТЬ И СЛАВА!

28 апреля 1998 года сотни питерских сыщиков пришли на гражданскую панихиду в Культурный центр ГУВД, чтобы проститься с Алексеем Алексеевичем Чумаченко. Владимирская церковь не могла вместить всех пришедших на его отпевание. Колонна, следовавшая за гробом на Волковское кладбище, растянулась на много километров. Все были потрясены трагической гибелью талантливого оперативника.

В январе 2000-го года начальник Главного управления внутренних дел пригласил на милицейскую коллегию Алексея Петровича Чумаченко, отца погибшего сотрудника. Ему вручили награду сына - орден "За мужество и отвагу", посмертно. Отцу героя помогли переехать из Казахстана ближе к могиле сына, в Ломоносовский район.

Суд над Сливниковым длился три месяца. Все это время зал был полон. Присутствовали свидетели, родственники, журналисты, сослуживцы Чумаченко и другие заинтересованные лица. Приговор объявили в январе 2001 года. 35-летний преступник признан виновным в 15 умышленных убийствах и 26 разбойных нападениях. Он приговорен к пожизненному заключению.

Каждый год 26 апреля сотрудники уголовного розыска Санкт-Петербурга приходят на Волковское кладбище к могиле своего товарища, сыщика Алексея Чумаченко, чтобы отдать дань его памяти. В кабинете на Литейном, 4 сохраняется обстановка, которая была при его жизни. В Школе милиции в Стрельне о Чумаченко напоминает надпись на памятной доске - как лучшему в соревнованиях по пулевой стрельбе и выпускнику школы. Вечная память!


home | my bookshelf | | Питерский сыщик |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 101
Средний рейтинг 5.0 из 5



Оцените эту книгу