Book: Сокровище



Сокровище

Джон Бойнтон Пристли

Сокровище

Действующие лица

СЭР ДЖИЛЬБЕРТ РАТЛЕНД,

ДЖО ПАРСОНС.

ЭДИТ ПАРСОНС.

ГОРАЦИИ ЛОГАН.

РОБЕРТА КРОЙ.

КАПИТАН ДАДЛИ ТРАУТ.

ИВОННА ТРАУТ.

БЕРТ СИМСОН.

МОРСКОЙ ОФИЦЕР.

Сокровище

ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ

Действие происходит на тропическом острове в самой большой комнате длинной низкой хижины. Эта комната служит гостиной и столовой.

Справа дверь в маленькую кладовую, в которой хранится сокровище. Слева дверь в кухню. В глубине сцены входная дверь. Три окна с соломенными ставнями без стекол, они открыты. В центре комнаты большой, грубо сколоченный деревянный обеденный стол и несколько небольших стульев с парусиновыми сиденьями и спинками. У стен два-три простых кресла типа шезлонгов. Вся обстановка должна создавать впечатление, что действие происходит в тропиках в наскоро импровизированной столовой-гостиной. Действие начинается поздно утром, и сцена хорошо освещена. По костюмам, гриму и поведению артистов видно, что действующие лица с трудом переносят тропический зной, но переигрывать это не следует, так как все участвующие успели уже несколько акклиматизироваться. Правая дверь закрыта. После прихода Джо она остается открытой, но закрывается, когда приходит сэр Джильберт.

При поднятии занавеса Эдит Парсонс выносит из кухни на подносе восемь разных бокалов, быстро перетирает их и ставит на стол. Она заметно нервничает и несколько раз подходит к закрытой двери справа, пытаясь подслушать. Едва Эдит успела перетереть бокалы и расставить их на столе, из двери слева входят Дадли Траут и Берт Симсон.


Траут. Сколько? Они все подсчитали?

Эдит. Нет еще. Когда в последний раз Джо выскочил оттуда, они насчитали свыше трехсот тысяч фунтов. Но подсчет еще не закончен.

Берт. Здорово! Вот это денежки! Триста тысяч фунтов, и подсчет еще не закончен!

Траут. Ну и ну! Значит, семья Траут получит кругленькую сумму… Хорошенькая работенка, друзья!

Эдит. Капитан Траут, а эти черномазые уже уехали?

Траут. Да, миссис Парсонс. Как только мы с ними расплатились, они страшно довольные убрались на своей гнилой посудине.

Берт. Теперь мы полные хозяева и острова и сокровища! Неплохо поковырялись, ребятки, а?

Эдит. Ты просто большой глупый ребенок, Берт!

Берт. Я-то? Посмотрим, что ты запоешь, когда увидишь, как я начну тратить свою долю, свои пять процентов! Уж я знаю, как тратить денежки… Все спущу на бегах… переселюсь на ипподром. Вот будет жизнь!


Входит Джо Парсонс.


Траут. Ну как, Джо? Закончили?

Джо. Не совсем, но дело близится к концу. Я иду за шампанским.

Эдит. А сумму определили?

Джо. Нет еще, но готов спорить, что там тысяч четыреста…

Эдит. А наша доля?

Джо. Я все время тебе твержу – пять процентов.

Эдит. Знаю, но сколько это составит?

Джо. Пока я не могу сказать, но приблизительно тысяч двадцать – двадцать пять.

Берт. Большие деньги, ребятки, большие!

Джо. Но пока их у нас еще нет. (Уходит.)

Эдит. Вот видите, какой Джо Парсонс – мрачный, даже в такое утро.


Входит Ивонна Траут. Поспешно подходит к мужу.


Ивонна (обнимая мужа). Как это замечательно, дорогой! Лучше, чем мы думали. Гораздо лучше.

Траут. Знаю… четыреста тысяч фунтов.

Ивонна. Нет, больше! Я тебя уверяю, больше!

Траут. А кто говорил, что нужно рискнуть?

Ивонна. Ты, дорогой Дадли.

Траут. А кто не хотел здесь оставаться?

Ивонна. Родной мой, скажи я, что хочу остаться, ты обязательно захотел бы уехать. Вот видишь, какая ловкая у тебя женушка!


Входит Джо с шампанским.


Шампанское! Восхитительно! Мы можем выпить друг за друга и за наш успех.

Берт. Все дни на бегах… роскошная машина… вечера… в блестящем варьете…

Джо. Верно! Раз ты размечтался, покупай варьете… А я начну тратить свои денежки только тогда, когда буду держать их в руках.

Эдит. Скорее бы подсчитали!


Все смотрят на дверь справа. Входит Гораций Логан и Роберта Крой. Они на ходу продолжают что-то записывать в блокнотах. Роберта вырывает две странички из блокнота и передает их Логану.


Логан. Можете открыть шампанское, Парсонс. Мы сейчас заканчиваем.


Роберта вырывает из блокнота третью страничку.


Ивонна. Дорогая Роберта, я надеюсь, вам можно доверить эти важные подсчеты?

Роберта. Да, дорогая Ивонна. У меня есть диплом бухгалтера. Если вы зайдете в дом номер девятнадцать на Гледстон-Террас в Ноттингеме, моя мать с удовольствием покажет вам его, он вделан в очаровательную рамку… Капитан Траут, где рабочие?

Траут. Я расплатился и отослал их. Сейчас остров Пеликан полностью наш.

Ивонна. Наконец-то! Как хорошо!

Эдит. Может быть, хорошо, а может быть, и плохо.


Джо наливает шампанское.


Берт (чете Парсонс). За вас обоих! Только перестаньте напоминать выжатый лимон. Берите пример с меня и будьте хоть раз в жизни довольны.

Логан (зовет). Сэр Джильберт!

Сэр Джильберт (из комнаты справа). Иду! (Входит.) Золото и драгоценности… драгоценности и золото! Я чувствую себя как герой из сказок Шехерезады: моряк Синдбад, Али Баба…

Роберта. Или один из Сорока разбойников…

Сэр Джильберт. Благодарю вас, мисс Крой, Ну, Логан, довольно неизвестности! Сколько?

Логан (осторожно). Все зависит от рыночных цен на золото и драгоценности, но по самым скромным подсчетам…

Сэр Джильберт. Всегда предпочитаю именно скромные подсчеты.

Логан. Тогда – пятьсот тысяч фунтов!

Сэр Джильберт. Не больше?

Логан. Чтобы не завысить стоимость драгоценностей, давайте считать полмиллиона.

Сэр Джильберт. С удовольствием. Давайте так и считать. Итак, господа, найденное нами сокровище оценивается в полмиллиона фунтов… Шампанское!


Эдит подходит к сэру Джильберту и передает ему бокал с шампанским.


(Логану.) Не сомневаюсь, это ваша блестящая идея, Гораций. Чувствуется опыт крупного дельца! (К Джо.) Благодарю вас, мистер Парсонс. (Берет бокал и с наслаждением вдыхает аромат шампанского.) Продолжайте, Гораций. Только, пожалуйста, поменьше красноречия! (Садится).

Логан. Нет, черт побери, мы должны все это отметить, как полагается в таких случаях. Ведь это же огромное событие…

Траут. Верно, старина. Нужно провозгласить тост и… парочку речей.

Логан. Так вот. (Просит внимания присутствующих, которые держат в руках бокалы с шампанским.) Господа, друзья, коллеги по поискам сокровища! Предлагаю тост за экспедицию Ратленда – Логана на остров Пеликан.

Траут (восторженно). Браво! Браво!


Все пьют.


Ивонна (чмокает в щеку своего мужа). Мистер Логан, я должна вас поцеловать. (Обнимает его.)


Траут подходит к сэру Джильберту и пожимает ему руку. Берт обнимает Эдит и быстро чмокает ее в щеку, затем пожимает руку Джо. На сцене шумная, дружеская обстановка.


Логан (подходит к столу; дружественно, но властно). Джо, открой еще бутылку и следи за тем, чтобы все бокалы были полны. Садитесь, господа, и устраивайтесь поудобнее.


Все усаживаются, за исключением Джо, который откупоривает шампанское.


Ясно, первое слово принадлежит сэру Джильберту Ратленду, человеку, от которого мы впервые узнали о существовании сокровища.


Аплодисменты.


Сэр Джильберт, пожалуйста!

Сэр Джильберт (продолжая сидеть). Мой дорогой Гораций, я не совсем уверен, что все это нужно, но, если вы уж так хотите, я постараюсь удовлетворить ваше желание. По-моему, все, что я мог сообщить вам, вы уже знаете…

Логан (вмешиваясь). Да дело тут не в этом. Мы отмечаем особый случай – окончание наших поисков, момент нашего триумфального…

Сэр Джильберт (прерывая Логана). В таком случае разрешите прежде всего сказать: я очень рад, что мы нашли сокровище. Так же как и вам, мне нужны деньги.

Траут. Верно!

Берт. Вполне резонно!

Сэр Джильберт (не обращая внимания, продолжает с улыбкой). В течение двухсот лет поиски этого сокровища были традицией нашей семьи. Но мы не могли разыскать карту. Мой предок, спившийся контр-адмирал, который клялся, что получил эту карту от боцмана капитана Лонгберда, к сожалению, сошел с ума. (Смотрит на Роберту.) Однако мысль об этой карте и слухи о сокровище Лонгберда не давали покоя нам, Ратлендам. Совершенно разоренный налогами, я решил разобрать наш старинный дом и продать. И вот тогда-то, при разборке дома, нам и удалось обнаружить карту. Правда, это была не карта, а плохой, почти выцветший от времени ее набросок. Для финансирования этой экспедиции мне посчастливилось найти смелого и оптимистически настроенного человека. Без него у нас ничего не получилось бы. Я с признательностью упоминаю здесь имя нашего друга, Горация Логана, которому приношу свою глубокую благодарность.


Все аплодируют.


Гораций, вам представляется случай продемонстрировать свое ораторское искусство.

Логан (встает; на лице его широкая улыбка). Благодарю вас, сэр Джильберт, но я хотел сказать несколько слов только как простой бизнесмен…

Сэр Джильберт. Не скромничайте, дорогой. Мы ведь вас хорошо знаем…

Логан. Должен сознаться, у меня сохранились остатки романтики и сентиментальности. Когда сэр Джильберт впервые заговорил со мной о карте и сокровище, я рассмеялся. «Тебе это ни к чему, старина», – подумал я. Но вскоре я узнал, что стоимость всех спрятанных сокровищ оценивается около пятидесяти миллиардов фунтов.


Волнение среди присутствующих.


Только за один год американцы нашли сокровищ на восемнадцать миллионов долларов, это было главным образом золото пиратов. Тогда я задумался. Передо мной была карта, принадлежавшая почтенной, старинной семье, и ее подлинность гарантировал такой человек, как сэр Джильберт. Почему же не рискнуть и не принять участия в этом рискованном, но оригинальном предприятии с такими милыми людьми, которые теперь стали моими лучшими друзьями.

Ивонна (восторженно). Конечно, все мы друзья!…

Логан. И сейчас у нас минимум полмиллиона– Это же какая-то сказка от начала и до конца. Мы должны разделить эти деньги между собой! (Нервно сморкается, а затем подходит к сэру Джильберту.) Благодарю вас, сэр Джильберт. (Энергично пожимает ему руку.)


Все присутствующие выражают свое одобрение 'шумными возгласами.


Сэр Джильберт (любезно, но без восторга). Спасибо, Гораций! Благодарю вас, господа!

Логан (с широкой улыбкой, всем присутствующим). Да, господа, и я благодарю вас всех, всю нашу маленькую дружную компанию. Прежде всего я хочу обратиться со словами благодарности к нашим дамам, да благословит их господь. Миссис Траут…

Ивонна. Называйте меня просто Ивонной.

Логан…Ивонна, которая не только поддерживала прекрасное настроение своего мужа, но и сама способствовала успеху экспедиции; миссис Парсонс, которая так трогательно заботилась о нас всех в самых трудных условиях…


Аплодисменты.


…и мисс Крой, которая настояла на поездке с нами, хотя поиски сокровища вовсе не входили в обязанности моего секретаря.

Ивонна. Совсем нет.

Роберта (сухо). Благодарю, дорогая.

Логан (продолжает). Она мирилась со всеми неудобствами помогала и проявила себя весьма полезным участником экспедиции.

Сэр Джильберт. Безусловно.

Берт (с воодушевлением). Всегда и во всех случаях.

Логан. А сейчас я должен похвалить нашего друга капитана Дадли Траута. Как вы знаете, Траут – это форель [1]. (Смеется.) И он был самой крупной и самой лучшей форелью, которую я когда-либо выловил.


Общий смех.


Более подходящего человека для руководства технической частью экспедиции мы, конечно, не нашли бы. Отправляясь с нами в экспедицию, давая нам возможность воспользоваться его знаниями, он многим рисковал. От имени всех участников экспедиции приношу капитану Трауту глубокую благодарность. (Садится.)


Шумные возгласы одобрения.


Берт. Капитан, ре-е-чь!

Ивонна. Да, пожалуйста, дорогой, скажи что-нибудь.

Траут (несколько неестественно изображая старого морского волка). Ну что ж, благодарю вас. Сокровище мы нашли, но честно сознаюсь, я всегда сомневался в его существовании. Теперь всю жизнь мы сможем рассказывать чудесную историю об этом сокровище и о нашей дружбе, о которой только что говорил мистер Логан. Поверьте, в этом главное. Если бы между нами возникли трения, мы бы ничего не добились… А сейчас я хочу поблагодарить Берта Симсона – большого знатока радиодела, на которого я опирался в вопросах техники. Спасибо, Берт! Молодец, старина!


Джо передает Трауту бокал шампанского. Траут подходит к Берту и пожимает ему руку.


Берт (восторженно). Черт побери мою душу!


Все с одобрительными возгласами жмут ему руку.


Большое спасибо всем и каждому! Я старался и буду стараться, пока мы не заграбастаем вер[2]. Мы не должны забыть и нашего старого доброго Джо Парсонса, который помогал миссис Парсонс заботиться о нас, кормил нас и, между прочим, очень помог мне. Не унывай, Джо, подойди сюда поближе!


Джо подходит к Берту с бокалом.


Сэр Джильберт (сурово), Джозеф и Эдит Парсонс – мои старые слуги, но они вовсе не обязаны разъезжать со мной по тропическим странам в поисках сокровища.

Джо. Я был рад сопровождать вас, сэр. А кроме того, вы ведь и нам предложили долю.

Сэр Джильберт (несколько поспешно). Да-да, конечно! У нас осталось еще шампанское? Спасибо, Парсонс. Вы любите шампанское, миссис Парсонс?

Эдит. У меня такое ощущение, будто оно бьет мне в нос, сэр.

Сэр Джильберт. Ну, это будет для вас практикой.

Ивонна (вставая и обращаясь к Логану). Как хорошо, что вы вспомнили о шампанском… А потом эта ваша речь, такая милая и искренняя. Я даже чуть не всплакнула…

Логан (порывисто). Миссис Парсонс, я хочу пожать вам руку и выразить особую благодарность. (Пожимает ей руку.)

Эдит. Это очень мило с вашей стороны, мистер Логан.

Логан (растроганный). Что вы!… Берт, дорогой!


Берт подходит к Логану.


Скажите, пожалуйста, что вы намерены делать с этими деньгами?


Роберта уходит.


Берт (счастливо). Все пущу в оборот. Я уже слышу, как люди говорят: «Вот это Берт Симсон!»…Возможно, даже уеду в Австралию.

Траут (Логану). Как вы думаете, подойдет название «Пеликан» для небольшой фешенебельной гостиницы?

Логан (хлопая его по плечу). Мне оно нравится. Могу даже вложить деньги в вашу гостиницу. Мы еще поговорим об этом.

Траут. Да. До прихода яхты времени у нас будет достаточно.

Логан. Кстати, как обстоит дело с яхтой? Когда она возвращается?

Сэр Джильберт. Я только что хотел просить Траута внести ясность в этот вопрос.

Логан (громко). Прошу внимания, господа!


Все замолкают.


Сейчас мы должны все радоваться и отдыхать, но каждый из нас будет чувствовать себя еще лучше, если нам разъяснят, как говорит сэр Джильберт, наше положение. Траут, прошу! (Садится.)

Траут (несколько формально). Сэр, люди получили жалованье и отплыли. Вероятно, дня четыре, а может быть, и пять нам предстоит побыть здесь одним. Все зависит от погоды, а она не предвещает ничего хорошего. Симсону удалось связаться на коротких волнах с яхтой.

Берт. Барометр падает!

Логан. А как у нас дела с продуктами? Запасов достаточно?

Траут. На неделю хватит, а если сократить рацион, то и дольше. Верно я говорю, Парсонс?

Джо. Да, сэр.

Логан. Прекрасно.

Сэр Джильберт. Отлично.

Ивонна. Ох, какими ж серьезными вы, мужчины, можете быть, когда в этом даже нет никакой необходимости! (Передразнивая.) «А как у нас дела с продуктами? Запасов достаточно? – Да, сэр. – Прекрасно. Отлично».

Траут. Верно, старушка, но мы очень далеко от цивилизованного мира, и кто-то должен заботиться о продуктах, о транспорте и о погоде.

Ивонна (нетерпеливо). Да, но только не сейчас. Сейчас время веселиться. Мы нашли сокровище. Мы друзья. Как говорит мистер Логан, сейчас мы все должны радоваться и отдыхать.

Логан. Конечно.


Входит Роберта.


Нам ничто не угрожает, за исключением шторма, который в худшем случае может сорвать несколько палаток. Давайте веселиться, Ивонна. (Чокается с ней.)

Сэр Джильберт. Неприятно только одно, мой дорогой, – что нам нужно было выпить шампанского либо больше, либо меньше.

Роберта. Совершенно верно. Но я выпила как раз столько, чтобы остаться недовольной.

Ивонна. Такой уж у вас характер, милая!

Роберта (резко). Какая чепуха! (Стоит как-то особняком, отделившись от остальных; берет себя в руки.) Мистер Логан, у вас есть поручения?

Логан. Нет-нет, Роберта. В данную минуту ничего.

Роберта. Тогда пойду любоваться синим морем, а вы веселитесь без меня! (Идет к задней двери, но, дойдя, останавливается и поворачивается.) Несомненно, вы будете обсуждать, кому какая доля принадлежит в этом сокровище. Меня здесь только что охарактеризовали как полезного участника экспедиции… Против этого, кажется, никто не возражал? (Делает паузу и слабо улыбается.)

Логан. Безусловно, никто.

Сэр Джильберт. А я, дорогая, на этом категорически настаиваю.

Роберта (спокойно). Каждый из вас имеет в этом сокровище свою долю. По сорок процентов (показывает на Логана и сэра Джильберта), десять процентов (показывает на Траутов), по пять процентов (показывает на чету Парсонсов и на Берта). А я официально ничего не получаю…



Логан (прерывая ее). Минуту, Роберта. Этот вопрос к присутствующим не имеет никакого отношения. Это наше личное дело, и мы с вами договорились с самого начала…

Роберта. Да, конечно, вы даже можете оказаться щедрым. Но сейчас, возможно, я так не хочу.

Логан. Но…

Роберта. Разрешите сказать. Если вы считаете меня полезным участником экспедиции, почему я не имею права на маленькую долю? Если мистер Логан и сэр Джильберт дадут мне по два процента от своих сорока, капитан Траут даст только полпроцента из своих десяти, а Парсонсы и Берт вместе выделят другие полпроцента, я официально получу пять процентов. Что тут несправедливого? Я прошу обсудить мое предложение. (Уходит.)


Минутное молчание.


Сэр Джильберт. Я хочу высказать вам то, о чем все время думал: Роберта очень способная, но не менее опасная молодая особа.

Ивонна (не в состоянии больше сдерживаться). Она слишком самоуверенна. То, что она говорила, – это наглость и бесстыдство. Она портит нам весь праздник! Все было так хорошо, а теперь меня душит злость.


Джо собирает бокалы. Эдит встает и подходит к Берту.


Логан (с печалью в голосе). Мы празднуем наше торжество, мы все друзья, а ей нужно было затеять этот разговор.

Сэр Джильберт (так же, как и раньше, но еще более определенно). Очень опасная молодая особа.

Логан. Нет-нет…

Сэр Джильберт: Да-да, мой друг! И, хотя ее предложение мне не нравится, нам обойдется дешевле, если мы выделим ей долю.

Ивонна (сердито). Извините меня, сэр Джильберт, но это просто смешно. (Трауту.) Почему ты молчишь? Неужели ты согласишься отдать ей часть нашей доли?

Траут. Полпроцента составят две тысячи пятьсот фунтов.

Ивонна. Почему мы должны преподнести этой девице две тысячи пятьсот фунтов? Ни за что!


Джо собирает бокалы.


Берт (который тоже занимался подсчетом). Придумала она недурно– Выходит, что, если все согласятся, она получит больше меня. (Парсонсам.) Это относится и к вам. Можете подсчитать…

Джо. Я уже подсчитал. Она получит больше, чем мы с женой вместе.

Эдит (решительно)– Ничего она не получит.

Джо. Конечно, нет.

Берт. Об этом не может быть и речи.

Джо (смотрит на сэра Джильберта). Извините, сэр, но мы с женой никак не можем согласиться с предложением мисс Крой.

Эдит (возмущенно). Даже и говорить нечего!


Парсонсы забирают бокалы и бутылки и уходят на кухню.


Ивонна (подходит к Логану). Если вы и сэр Джильберт считаете, что мисс Крой права, почему бы вам не выделить из вашей доли? Ведь каждый из вас получает по сорок процентов. (Трауту.) Сколько это составляет?

Траут. По двести тысяч каждому.

Ивонна (изумленно). Двести тысяч! А нам с Дадли – только пятьдесят, хотя он так много работал!

Траут (вставая). Спокойно, Ивонна, не волнуйся.

Ивонна (возмущенно). «Спокойно»? Сколько лет я уже слышу это «не волнуйся»!… (Логану и сэру Джильберту.) Каждый из вас получает на двести тысяч фунтов ценностей. А вы и без того богатые люди…

Сэр Джильберт (вкрадчиво). Моя дорогая миссис Траут, уверяю вас, я сравнительно беден, иначе меня бы здесь не было. Несомненно, наш друг Логан богат…

Логан. Дело совсем не в этом. Мне кажется своевременным напомнить, что, если бы я не финансировал экспедицию, она бы вообще не состоялась и никто из вас сюда не попал бы.

Сэр Джильберт (спокойно). Если бы я не нашел, конечно, кого-нибудь другого…

Берт. Верно. Всегда найдется кто-нибудь, кто согласится дать деньги на такую авантюру… Передайте этой птичке, что от меня она ничего не получит. Да и другие не желают разговаривать об этом. (Уходит на кухню.)

Сэр Джильберт (после небольшой паузы, мягко). Мне кажется, что этому молодому человеку следовало бы преподать урок хорошего тона. Тем не менее (несколько громче, но по-прежнему спокойным тоном) я продолжаю считать, что в конечном итоге нам обойдется дешевле выделить мисс Крой ее долю. Правда, я не вижу никаких оснований, почему именно я должен подарить ей десять тысяч фунтов. (Логану.) Это ваше дело, Гораций: вы ее хозяин, ее… гм… друг, вы привезли ее сюда. Не думаю, чтобы кто-нибудь из нас жаждал ее видеть здесь?

Ивонна. Я была против. Помнишь, Дадли?

Траут. Я с самого начала был категорически против.

Сэр Джильберт. Несомненно. Поэтому, Гораций, я предлагаю, чтобы вы выделили ей пять процентов из своих сорока. Столько, сколько она просила.

Логан (твердо). И не подумаю. Она хочет получить свою долю от всех участников, а не только с меня. Либо мы соглашаемся с ее предложением, либо отклоняем.

Ивонна. Я не соглашаюсь! И никогда не соглашусь!

Траут (солидно). Несмотря на все мое уважение к вам, мистер Логан, я должен сказать, что согласен с сэром Джильбертом. Если вы считаете, что Роберта имеет права на какую-то долю в сокровище, вам следовало договориться с ней об этом, как это сделал сэр Джильберт с Джо Парсонсом и его женой.

Логан (нетерпеливо). Но откуда я мог знать, что она будет требовать?

Ивонна. Вы могли бы догадаться, мистер Логан. Логан (раздраженно). Какая чепуха! Ивонна (так же раздраженно). Совсем не чепуха!

Логан (сердито). Я просил бы вас не поднимать во время этой дискуссии вопрос о ваших личных ощущениях. Мы ведем деловой разговор.

Ивонна (вставая). Напрасно вы, мужчины, полагаете, что у людей, которые говорят о делах, нет личных чувств. Они есть, и они играют важную роль!… (Уходит.)

Траут (после паузы). Извините ее, господа, за эту выходку, но вы ведь знаете женщин…

Логан (нетерпеливо). Это не ваша вина, Траут, и извиняться вам не за что. На чем мы остановились?

Сэр Джильберт. Ни на чем особенном. К сожалению, миссис Траут права. Мы никак не можем отделять личные чувства от того, что называем делами.

Логан. Нет, можем. По крайней мере я могу и всегда так поступаю.

Траут (одобрительно). Правильно!

Сэр Джильберт. Возможно, Гораций, вы могли так поступать, находясь в каком-нибудь дешевом пансионе. Но сейчас-то вы не в пансионе, а на заброшенном острове. В хижине лежит сокровище, которое стоит полмиллиона фунтов, а поблизости нет даже полицейского сержанта. Вот почему я утверждаю, что эта молодая особа опасна.

Логан. Пустяки! Что она может сделать?

Траут. Нас семеро, и мы ее призовем к порядку.

Сэр Джильберт. Позвольте заметить, вы оба сегодня удивительно бестолковы. Она уже много успела. Где атмосфера сказок и приключений, которой вы, Гораций, наслаждались за шампанским? Где замечательные друзья, которых вы приобрели в экспедиции? Мой дорогой друг, этой атмосферы уже нет, она исчезла навсегда, разрушенная несколькими словами этой хитрой молодой особы. А мы должны пробыть совершенно одни до прихода вашей яхты рядом с кучей золота и драгоценностей стоимостью в полмиллиона фунтов.

Логан. Ну и что ж из этого? Мы…

Сэр Джильберт (прерывая Логана, подходит к нему). Дорогой друг, позвольте мне закончить речь, (Разговаривая, делает несколько шагов по комнате! свою речь произносит в несколько насмешливом тоне.) Да, господа, за этой дверью – золото и драгоценные камни. Это богатство гарантирует мягкую постель, ароматный кофе и свежие булочки к завтраку, солнечные утра, чудесные обеды на открытой террасе, очаровательных женщин, вежливых слуг, выдержанный вермут, нежную музыку в приятном полумраке, икру, устриц, дичь в любое время года, землянику, доставленную на самолете, сигары прямо из Гаваны, зеленый шартрез и старый коньяк… Все это ждет вас в соседней комнате.

Траут (понимающе). А ведь верно, черт побери! Есть над чем задуматься, а?

Сэр Джильберт. Да, мой капитан, есть над чем задуматься! Если ваша доля составит пятьдесят тысяч фунтов, вам покажется, что это мало, и вы начнете думать, нельзя ли ее увеличить до ста тысяч, а может быть, и до двухсот. Да-да! Я уже ловлю себя на том, что завидую Горацию Логану с его двумястами тысячами…

Логан (потрясенный). Не может быть!

Траут. Я вас понимаю, сэр!

Логан. Вы понимаете, Траут?

Сэр Джильберт. Конечно, он понимает. Так же, как и вы.


Входит Джо.


(Показывая на Джо.) А что, по-вашему, происходит сейчас в голове Парсонса? Вы не знаете? Я тоже не знаю, но догадываюсь. Да, Парсонс?

Джо. Миссис Парсонс просила передать, сэр: она настолько потрясена, что не сможет приготовить обед в обычное время. Возможно, часам к двум она управится.

Сэр Джильберт. Да-да, понятно.

Логан. Вполне понятно.


Джо мрачно смотрит на них и уходит. Пауза.


Траут (тихо, но встревоженно). Что вы хотели сказать о Парсонсе? Он порядочный человек.

Сэр Джильберт (холодно). Отнюдь нет. Он мерзавец. Наличие золота и драгоценностей и отсутствие всякой власти очень скоро превратят его в законченного негодяя. Честное слово, господа, меня удивляет ваша наивность. Я считал вас людьми бывалыми. Вы еще, очевидно, во власти игристого шампанского, цветистых речей и всей этой чепухи о милых людях и новых друзьях.

Логан (раздраженно). Послушайте, Ратленд, вы заходите слишком далеко. И это только потому, что я устроил милое, дружеское торжество! Что ж, я не хочу, чтобы меня считали невинным и доверчивым человеком. Поэтому предупреждаю, что я решил переставить свою кровать сюда и все время наблюдать за сокровищем. (Смотрит на своих собеседников, которые обмениваются унылыми взглядами. Затем Траут поднимает вопросительно брови, на что сэр Джильберт отвечает решительным кивком.) Вы закончили вашу пантомиму?

Сэр Джильберт (нагло). Да, закончили.

Логан (раздраженно). Тогда, быть может, вы скажете мне, что означают все эти кивки и перемигивания?

Сэр Джильберт. Пожалуйста. Вначале мы совершенно невольно обменялись взглядами удивления и уныния. Да, Траут?

Траут. Правильно, сэр.

Сэр Джильберт. Потом наш храбрый капитан поднял брови, как бы говоря: «Но мы же не можем этого позволить». Я, как в мимическом ансамбле, кивнул головой: «Нет, конечно, нет!»

Логан (с досадой). О чем вы вообще говорите? Что «нет, конечно, нет»?

Сэр Джильберт. Но это же совершенно ясно. Если вы будете в этой комнате сторожить сокровище, кто же будет сторожить вас?

Логан (возмущенный, встает). Вы хотите сказать, что…

Сэр Джильберт (резко прерывая его). Да, я хочу, так же как и Траут… Не так ли, капитан?

Траут (смущенно). Да, я вам скажу, положение сложное…

Логан. Ничего сложного тут нет. Вы сами его осложняете.

Траут (извиняющимся тоном). Да… не знаю… Я хотел сказать…

Логан (негромко, но раздраженно). Перестаньте мямлить. Я хочу подумать. (Делает несколько шагов, затем садится и в мрачном молчании думает.)

Сэр Джильберт (открывает портсигар и протягивает его Трауту; спокойно). Сигарету?

Траут (беря сигарету). Благодарю вас.

Сэр Джильберт. В такие моменты сигарета всегда помогает.


Из кухни выходят Берт и чета Парсонс. Они идут с торжественным, несколько смущенным видом.


Сэр Джильберт. Похоже на депутацию. Что вам угодно, Парсонс? Или вы, Симсон, будете говорить за всех?

Берт (колеблясь). Да… гм… Вы понимаете… гм…

Джо (нерешительно). Мы… гм… хотели сказать… сэр…

Эдит (выходя вперед, нетерпеливо). Я скажу. Мы трое поговорили и решили по очереди день и ночь караулить, чтобы никто не дотрагивался до сокровища.

Берт. Верно. Караульная служба.

Джо. Днем и ночью. Особенно ночью.

Эдит. Если вы, конечно, не поделите его сейчас.

Траут. По-моему, это невозможно.

Логан. Конечно. Нелепое предложение!

Джо. Тогда мы будем сторожить.

Эдит. Днем и ночью.

Берт. Особенно ночью.

Сэр Джильберт (иронически). Вот так здорово! (Садится). Логан?

Логан (раздраженно). Надеюсь, вы сами можете сказать, что их предложение неприемлемо.

Сэр Джильберт. Я полагаю, что вы это сделаете лучше меня.

Логан (Парсонсам и Берту, гневно). Да это просто непревзойденная наглость!

Эдит (раздраженно). Что же тут наглого?

Логан. Вы будете сторожить сокровище. А кто будет сторожить вас?

Эдит. Послушайте, вы намекаете…

Логан (прерывая ее, резко). Да, намекаю. Сэр Джильберт и капитан Траут прекрасно знают, что я хочу сказать, называя это наглостью.

Траут. Да, я вам скажу, положеньице…

Сэр Джильберт (с большим удовольствием). Довольно сложное. А может быть, мы сами усложняем его, Гораций?

Логан. Разумеется, нет. Дело в том, что у них маленькие доли.


Берт и Джо подходят ближе к Эдит.


И соблазн увеличить их окажется непреодолимым.

Берт (решительно). Вы так думаете?

Джо. Только потому, что у нас нет денег…

Эдит (вмешиваясь). Значит, мы не можем быть честными людьми? Мы бедны только потому, что, как честные люди, не берем ничего, что нам не принадлежит.

Берт (горячо). А кое-кто имеет много денег только потому, что не слишком щепетилен и знает, куда запускать лапу.

Джо. А здесь есть люди, которым нельзя доверять.

Сэр Джильберт (властно). Хватит! С меня довольно! Это уже переходит всякие границы. Слишком много для одного утра! Садитесь вы все трое и молчите!


Джо и Берт усаживаются.


Эдит. Мне нужно готовить обед, сэр.

Сэр Джильберт. Ступайте проверьте ваши кастрюльки и сковородки, только живо возвращайтесь.

Эдит (с любопытством, но отнюдь не враждебно). Зачем?

Сэр Джильберт. Мы должны провести заседание. Нам нужно организоваться. Вы с этим согласны, Логан?

Логан. Согласен. Пойдите за своей женой, Траут, если вы считаете, что она должна быть здесь.

Сэр Джильберт. Здесь должны быть все. Отправляйтесь, Траут. А вы, миссис Парсонс, поскорей возвращайтесь!

Эдит. Будьте уверены, я не задержусь. (Уходит.)


Вместе с ней уходят Джо и Берт. За ними – Траут.


Сэр Джильберт (Логану). Вы заметили, дорогой друг, что, как говорят в дипломатических кругах, ситуация быстро ухудшается?

Логан. Знай я, что вся эта болтовня о сотнях тысяч фунтов так вскружит им головы, я не стал бы называть действительную стоимость ценностей. А может быть, во всем виновато шампанское?

Сэр Джильберт. Нет, по-моему, деньги. У меня самого немного кружится голова и, конечно, не от двух бокалов шампанского.

Логан (тихо). У меня есть предложение. (Садится, наклоняется вперед и знаком приглашает сэра Джильберта сделать то же самое.) Предположим, мы объявим, что ошиблись в подсчете и на самом деле сокровище стоит значительно меньше, чем предполагалось.

Сэр Джильберт. Дорогой мои, вы не могли придумать ничего хуже. Они нам либо не поверят, – а это приведет к еще более крупным неприятностям, – либо если и поверят, то могут пойти на самые отчаянные поступки, чтобы увеличить свои доли.

Логан (подавленно). Пожалуй, вы правы.

Сэр Джильберт (холодно, тихо). Кстати, сколько оно стоит на самом деле?

Логан (удивленно). Я же сказал вам. Почему я должен был лгать?

Сэр Джильберт. Я сам всегда могу придумать несколько разумных вариантов.

Логан. Боже мой! Это невыносимо!

Сэр Джильберт. Но потом не говорите, что я вас не предупреждал.


Входят Джо и Берт.


Логан. Вы сказали, что Роберта может быть опасной.

Сэр Джильберт. А вы с Траутом утверждали, что она не представляет никакой опасности, так как нас семеро и мы всегда с ней справимся. Но, как вы видите, мы не можем поддерживать порядок даже среди нас семерых. Повторяю – она опасна. Лучше от нее откупиться.

Логан. Ни в коем случае!


Входит Роберта, осматривается по сторонам, затем подходит к Логану и сэру Джильберту. Оба встают.


Берт. Ни гроша, цыпочка!

Роберта (глядя на остальных). Это правда?

Сэр Джильберт. Мисс Крой, я был за то, чтобы откупиться от вас, но не вышло: никто не хочет отказываться от своего. Я предложил мистеру Логану выделить вам все пять процентов из своей доли, он наотрез отказался.

Логан. Я заявил, что вы хотите получить деньги не от меня, а от всех.

Роберта. Совершенно верно. Меня здесь хвалили как полезного участника экспедиции. Но, очевидно, с этим никто не посчитался.

Сэр Джильберт. Разумеется. Вы знаете, мисс Крой, я разочаровался в вас.

Роберта. Другого отношения я и не жду от вас, мерзкий старикашка! Но лучше цинизм, чем лицемерие.

Логан (Роберте). Не смотрите на меня так. Я с самого начала собирался щедро расплатиться с вами, если наша экспедиция окажется успешной. Вы ведь меня знаете.

Роберта. Да, я знаю вас, но своей доли не получаю. Все ясно.


Из кухни выходит Эдит.


Что у нас сегодня на обед, миссис Парсонс?

Эдит. Тушеная баранина с луком и картофелем, консервированные бобы и ананасы. Кстати, обед сегодня запоздает. (Садится и выжидающе смотрит на Логана и сэра Джильберта.)


Берт садится около Эдит.


Роберта (с любопытством осматривается вокруг; Логану). Что здесь происходит?

Логан. Приготовьтесь сделать кое-какие записи. (Передает ей блокнот.) Как только возвратится капитан Траут, мы проведем заседание, чтобы организоваться, как выразился сэр Джильберт. А я-то надеялся, что в этом не будет необходимости.

Сэр Джильберт. Друг мой! С таким опытом, как у вас, вы могли на это надеяться?

Логан (Роберте, гневно). А всю эту кашу заварили вы!

Роберта. Следовало выделить мне такую же долю, как кухарке. Тогда я придумала бы что-нибудь получше тушеной баранины, консервированных бобов и ананасов!

Эдит. В самом деле, почему бы вам не побегать по магазинам? Кстати, они недалеко отсюда – всего какая-нибудь тысяча миль!



Сэр Джильберт (властно). Прекратите, вы, сороки!

Берт. Почему? Это неплохое развлечение, пока мы ждем начала собрания.

Сэр Джильберт. С тех пор как мы нашли сокровище, ваши манеры, Симсон, заметно ухудшились.

Берт (обиженно). Они не хуже, чем у любого из вас.


Входят Ивонна и Дадли Траут.


Ивонна. Что, опять речи?

Логан. Да, но совсем другие. Садитесь, начнем собрание.


Трауты садятся.


Нам нужно избрать председателя. Предлагайте кандидатуры.

Берт (решительно). Джо Парсонс!

Логан (потрясенный). Боже милосердный! Какой абсурд!

Берт (решительно). А почему бы нет? Почему Джо не может получить возможность доказать, на что он способен?

Ивонна. Это просто смешно. Не понимаю, почему председателем не может быть мой муж? Доля у него небольшая, но всю трудную работу выполнял он. Капитан Траут и в прошлом занимал официальные посты.

Эдит. Голосую за Траута.

Логан. Не думаю…

Сэр Джильберт (обращаясь главным образом к Логану). Это неплохое предложение. Я тоже за то, чтобы председателем нашего собрания был капитан Траут. Возражений нет?

Роберта. Принято единогласно. Капитан Траут избран председателем.

Траут. Ну что ж… Гм… Сделаю все, что от меня зависит. (Встает и снова садится.)


Логан переносит свой стул и садится рядом с Траутом.


Ивонна (как бы поощряя мужа). Конечно, дорогой, сделаешь.

Берт (шутливо). К порядку! Наведите порядок!

Траут. Заткнись, Берт. Сам справлюсь… Так вот… После того как мы нашли сокровище, положение осложнилось. Мы пробудем на острове еще несколько дней. В соседней комнате – золото и драгоценности на пятьсот тысяч фунтов. Запереть их нельзя…

Берт. Стоп! У нас есть несколько замков, и я мог бы их быстренько приделать.

Джо. Верно. Чепуховая работа.

Траут (медленно). Пожалуй, это возможно…

Роберта (спокойно, но внушительно). А у кого будут храниться ключи?


Все молча смотрят на Роберту – эта мысль никому из них не приходила в голову.


Сэр Джильберт. Господин председатель, я считаю предложение мистера Симсона неприемлемым.

Логан. Согласен с мнением сэра Джильберта.

Траут (посмотрев вокруг). Стало быть, предложение отклоняется. Но ценности никем не охраняются, и каждый может приложить к ним руку.

Эдит. Какое это имеет значение? Ведь никто же с острова удрать не может до тех пор, пока мы все не уедем.

Траут. Это верно, конечно.

Ивонна. Я тоже этого не учла.

Роберта (опять тихо, но внушительно). Но что может помешать кому-нибудь взять часть ценностей и спрятать где-нибудь?

Сэр Джильберт. Да, это верно. Ничто не может помешать…

Траут. Резонно. Я и сам… гм… гм… хотел сказать об этом. Положение очень сложное. Несомненно, нам придется охранять сокровище…

Джо. Днем и ночью.

Траут. Насколько я понимаю, собрание согласно с тем, что мы должны днем и ночью охранять сокровище.


Восклицания: «Согласны», «Да», «Да», «Конечно».


Итак, вопрос решен.

Эдит. Мы втроем уже предложили свои услуги для охраны.

Логан (возбужденно). Нам с сэром Джильбертом принадлежат самые крупные паи, и мы уже заявили, что ваше предложение считаем неприемлемым и даже наглым.

Берт (решительно). Вы опять за старое?

Траут. К порядку, к порядку! Кто хочет высказаться, пусть просит у меня слова. Если мы не будем вести собрание как полагается, то не придем ни к какому соглашению.

Логан. Господин председатель…

Траут. Прошу, мистер Логан.

Логан. Мне кажется, что ответственность за охрану сокровища должна быть возложена на сэра Джильберта и меня, поскольку мы самые крупные пайщики. Я уже предложил перенести сюда свою кровать, но сэр Джильберт почему-то возражает против этого. Единственный выход из положения я вижу в том, чтобы вдвоем охранять сокровище по очереди.

Сэр Джильберт (осторожно). Я не уверен, что…

Берт (гневно). А я уверен, что это не годится. Откуда мы знаем, что вы вдвоем придумаете? Если хотите знать, вы и так прикарманили больше, чем вам полагается, и попытаетесь урвать еще больше.

Ивонна. Я с этим согласна. Почему бы нам с Дадли…

Джо. Одну минуту…

Логан. Господин председатель, я протестую!…

Ивонна (прерывая, гневно). Да замолчите! Вы уже выступали…

Эдит (прерывая, громко). Почему вы должны забрать себе все?

Логан (кричит). Ведь я финансировал эту экспедицию!…

Берт (кричит). А я работал больше всех!

Ивонна (визгливо). Послушайте меня!…


Крики быстро нарастают. Сплошной шум.


Траут (стучит по столу, пытаясь навести порядок). Призываю к порядку! Ради бога, замолчите!


Как только Трауту удается несколько успокоить собрание, Роберта, которая уже некоторое время забавлялась всем происходящим, начинает смеяться; остальные, за исключением сэра Джильберта, сердито смотрят на нее.


Сэр Джильберт (Логану, бормочет). Как я вам уже говорил, исключительно опасная особа…

Роберта. Кто? Я?

Сэр Джильберт. Да, вы!

Траут (вытирая пот со лба). Согласитесь, что все это несколько сложно. Я буду вынужден отказаться от обязанностей председателя, если не воцарится полная тишина. Сегодня слишком жарко, чтобы заниматься подобными делами. У кого есть разумные предложения?

Сэр Джильберт. У меня, господин председатель.


Волнение среди присутствующих.


Траут (с облегчением). Давайте, сэр Джильберт! (Остальным.) Прекратить разговоры!

Сэр Джильберт. Мы все будем по очереди охранять сокровище – это единственный выход. В одиночку этого делать нельзя. Мы должны дежурить по двое, тогда часовые будут не только охранять сокровище, но и следить друг за другом.

Ивонна (нетерпеливо). Блестящая идея, сэр Джильберт! Дорогой Дадли, мы с тобой можем караулить вместе.

Берт (подозрительно). Подождите-ка. А кто будет караулить вас обоих?

Логан. Я тоже хотел сказать об этом же, господин председатель.

Ивонна (с возмущением). Что вы хотите сказать? Не думаете ли вы, что мы с Дадли…

Сэр Джильберт. Именно так мы и думаем. Супружеская чета способна на большую подлость, чем любой дежурящий в одиночку.

Джо. Верно. Муж и жена – одна сатана!

Берт. Значит, дежурить нужно вчетвером, а не вдвоем.

Сэр Джильберт. Но не все так молоды, как вы, Симсон. Кое-кому нужно и поспать.

Роберта. Господин председатель, можно мне сказать?

Траут. Пожалуйста, Роберта.

Ивонна (придирчиво). Почему она хочет говорить? Ведь у нее нет доли.

Сэр Джильберт. Послушаем, что нам скажет Роберта.

Роберта. Нас всего восемь человек. Нетрудно организовать дежурства по двое, если только правильно подбирать людей. Пары должны быть составлены так, чтобы их участники терпеть не могли друг друга и не доверяли один другому.

Сэр Джильберт. Это нетрудно сделать.

Логан. По-моему, это разумное предложение, господин председатель. Каждый из дежурных, охраняя сокровище, в то же время будет следить за своим коллегой.

Сэр Джильберт. Господин председатель, я считаю целесообразным принять предложение мисс Крой.

Траут. Возражений нет?

Эдит (сомневаясь). По-моему, это предложение не совсем хорошее.

Ивонна. И я так думаю. Женщины будут смущаться…

Сэр Джильберт. Дорогая миссис Траут, вы явно недооцениваете себя.

Берт. Я согласен с предложением, капитан.

Джо. И я.

Траут. Значит, принимается. Предлагаю дежурить по четыре часа, тогда остальные будут отдыхать по двенадцать часов. Согласны? Хорошо. Теперь нам предстоит довольно неприятная процедура составления списка дежурств. Напоминаю, дежурные должны внимательно следить друг за другом, а не сговариваться. Конечно, это легче сказать, чем сделать… Очень неловкое положение.

Ивонна. Все это неприятно и мерзко– Зачем это нам? Мы же не бандиты, а уважаемые всеми люди.

Логан. Ивонна, пожалуй, в известной степени права.

Сэр Джильберт. Не совсем, Гораций. Будьте осторожны-

Берт. Почему ему нужно быть осторожным?

Роберта. А потому, что хотя мы и не бандиты, но, вообще-то говоря, и недостаточно солидные люди.

Ивонна. Вы, может быть, и нет, но…

Роберта (прерывая). Не смейте говорить со мной таким тоном! Иначе вам придется согласиться с тем, что все это еще более грязно и омерзительно, чем вы себе представляете. Дело в том, что перед отплытием мне было поручено через детективные агентства навести о вас кое-какие справки… Понятно?

Логан (резко). Замолчите, Роберта?

Ивонна (запинаясь). Вы хотите сказать, что вы кое-что выяснили… о каждом…

Сэр Джильберт (любезно). Господин председатель, нам следует продолжить собрание. Для того чтобы не ставить наших дам в неловкое положение, когда на них будут указывать как на лиц, которым не доверяют и которых не любят, я предлагаю предоставить им самим право выбрать себе компаньонов по дежурству. Разумеется, если мы сочтем, что нас обманывают, за нами остается право отвода.

Траут (с облегчением). Чудесная мысль, сэр Джильберт! Итак, кто начнет?

Сэр Джильберт. Полагаю, миссис Траут.

Ивонна. Пожалуйста. Я выбираю мистера Логана.

Берт. О нет, нет!

Джо. Ни за что с этим не соглашусь.

Эдит. Мы возражаем сразу.

Ивонна (сердито). В таком случае мне совершенно безразлично. Тогда я выбираю вас, Берт Симсон. Надеюсь, никто возражать не будет, потому что вы, наверно, так же терпеть не можете меня, как и я вас. Ну, теперь согласны?

Роберта. Я согласна, цыпочка.

Джо. И я.

Берт (ухмыляясь). Должно быть, я сам выпросил себе эту штучку. Видать, мне здесь больше делать нечего. Пойду малость поработаю на рации. (Уходит.)

Эдит. Позвольте и мне выбрать себе, с кем я буду дежурить, а то мне некогда – нужно готовить вам обед.

Траут. Кого же вы выбираете, миссис Парсонс?

Эдит. Мистера Логана.

Сэр Джильберт. Возражений нет.

Траут. Все согласны? Очень хорошо. В таком случае у нас определилось: моя жена – с Бертом, миссис Парсонс – с мистером Логаном.


Эдит уходит.


Роберта. Сейчас моя очередь. Я выбираю сэра Джильберта. Я знаю, что он относится ко мне с подозрением, а я вообще ему не доверяю.

Сэр Джильберт. Правильно. Возражения есть?

Ивонна. Нет, и потом это единственная возможная комбинация. В противном случае сэру Джильберту пришлось бы дежурить со своим слугой – мистером Парсонсом.

Роберта (приторно улыбаясь). А вашему супругу – со мной, на это вы бы никогда не согласились.

Траут (слишком поспешно). Таким образом, Ивонна – в паре с Бертом, мистер Логан – с миссис Парсонс, сэр Джильберт – с Робертой, а я – в последней паре с Парсонсом. Думаю, что первой паре следует начать дежурство сразу же после обеда. Есть еще вопросы?

Логан. Пожалуй, всё.

Сэр Джильберт. Давайте на этом закончим. (Встает.)

Роберта. Мне осталось выяснить еще одно обстоятельство.

Ивонна. Хватит уже.

Роберта. А как же быть с оружием?

Логан. С каким оружием?

Роберта. Ведь кое у кого, очевидно, есть револьверы.

Ивонна (зло). Вы опять что-то затеваете? Хотите нас перессорить, потому что вас обошли при разделе.

Роберта. Моя вина в том, что я пытаюсь здраво мыслить. По-моему, револьверы должны быть только у дежурных.

Ивонна (поспешно). Дадли, ни за что на свете не соглашайся на это!

Роберта. Ну вот, значит, у капитана Траута есть револьвер… Я так и думала. Мне известно, что у мистера Логана тоже есть… А у вас, сэр Джильберт?

Сэр Джильберт (холодно). Не впутывайтесь не в свое дело, дорогая.

Джо. У него есть револьвер… И у меня. Не знаю, как у Берта.


Входит Эдит. Останавливается у двери.


Эдит. Что «как у Берта»?

Джо. Есть у него револьвер?

Эдит. Берт при мне его чистил, и я велела ему убрать с моих глаз эту страшную штуку… Боже мой, неужели мы уже начали говорить об оружии?

Ивонна. Увы, да! (Указывая на Роберту.) Это все опять она…

Эдит. От нее всего можно ожидать.

Роберта. Перестаньте говорить глупости. Если у всех есть оружие…

Сэр Джильберт. Да замолчите наконец! Как далеко мы зашли за одно только утро!

Логан. Да, уж дальше некуда. Я разочарован самым жестоким образом. Я хотел видеть нечто лучшее, чем это.

Джо. Для вас и так получается недурно. Сорок процентов…

Логан. Я рисковал всем…

Ивонна. И заработали в сорок раз больше, чем истратили.

Логан (сердито). Это еще неизвестно… И, кстати, я говорю не о деньгах. А кое-кто из вас, видимо, только и думает о деньгах.

Сэр Джильберт. Только потому, что у нас их слишком мало, мой дорогой друг.

Логан (не обращая внимания на эти слова).Как я уже сказал, мне хотелось видеть, нечто лучшее, чем то, чему мы только что были свидетелями. Когда я вспоминаю, как меньше часа назад все вы, распивая мое шампанское…

Сэр Джильберт. Две последние бутылки, наверно?

Логан. Совершенно верно.

Роберта. Не надо жульничать, мистер Логан.

Логан. Черт побери! Да помолчите хоть минуту… Когда я припоминаю, что не прошло и часа с тех пор, как я произносил идиотские речи о милых людях и прекрасных друзьях, как мы все пожимали друг другу руки, мне становится противно. Взгляните на себя сейчас.

Сэр Джильберт. Мой дорогой Гораций, если это уже самое худшее, будем считать себя счастливцами.

Роберта. Верно. Я даже готова держать пари, что это только начало…

Ивонна. Перестаньте! Вы все время стараетесь только ухудшить положение. А оно сейчас не такое уж плохое. Мы пришли к соглашению, знаем, что нам делать… все урегулировано.

Эдит. Дай боже, чтоб это было так!

Джо (мрачно). Сомневаюсь.


Вбегает Берт, он взволнован.


Берт. Кто это хозяйничал на моей рации?… Там кто-то ковырялся! Кто-то пытался отправить на коротких волнах радиограмму. А вам известно, что никто, кроме меня, не имеет права прикасаться к рации? Ну, кто орудовал? Сознавайтесь! (Злобно смотрит на всех.)


Все присутствующие смотрят на Берта, а затем вопросительно и подозрительно друг на друга. Пауза.


Логан. Ты в этом уверен?

Берт (сердито). Конечно.

Логан. Но на острове, кроме нас, никого нет.

Берт (презрительно). Конечно, нет. Подумайте. Это сделал кто-то из вас.

Логан (гневно осматривается вокруг, кричит). Жулье! Я связался с бандой грязных жуликов! (Идет к двери, но, вспомнив о сокровище, останавливается, подозрительно осматривается, подходит к двери комнаты, где лежат ценности, и входит туда.)

Берт (поспешно). Э-э-э-й, дружище! Держитесь подальше от этой комнаты. (Подбегает к двери.)

Эдит. Беги, Берт! Смотри за ним в оба!


Пауза.


Пошли, Джо. Поможешь мне вымыть посуду. (Идет к двери.)

Джо (идет за женой, но в дверях оборачивается; неторопливо). Да, обстановка накаляется. (Уходит.)

Роберта. Боюсь, Парсонс прав. Будем надеяться, что люди попытаются держать себя в руках.

Ивонна (яростно). Вы еще надеетесь? Как я вас всех ненавижу!

Траут. Ну вот! Ну вот!… Не волнуйся, старушка!


Ивонна выбегает из комнаты. Траут выходит вслед за ней. Сэр Джильберт смотрит на Роберту, которая бросает на него холодный взгляд.


Сэр Джильберт. Мисс Крой, дело становится серьезным. Значит, мы должны хорошенько следить друг за другом, а?

Роберта (тихо). Если только мы не придем к соглашению.

Сэр Джильберт. Разумеется, такая возможность не исключена. Однако подобная мысль может прийти в голову и другим нашим друзьям.

Роберта (тем же тоном). Вполне возможно. Но у нас есть некоторое преимущество.

Сэр Джильберт. Возможно, мы несколько опередили их. Поэтому следует теперь же начать обсуждение наших условий.

Роберта (очень тихо). Я уже приступила к этому.


Медленно опускается занавес

ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ

В тот же вечер. Окна раскрыты настежь. Хижина освещается ярким, резким светом бензиновых ламп. Дверь в кухню закрыта неплотно, и оттуда виден свет.

На сцене все, кроме Джо и Эдит Парсонс. Сэр Джильберт раскладывает пасьянс. Логан и Роберта читают книги, Траут что-то лениво подсчитывает в небольшой записной книжке. У двери в комнату, где хранится сокровище, дежурит Ивонна, она явно скучает. На полу, охраняя вход в комнату, пристроился Берт. Чтобы скоротать время, он лениво возится с какой-то радиодеталью. Все шестеро одиноких и подозрительно относящихся друг к другу людей не столько беспокоятся о сокровище, сколько скучают.

В течение некоторого времени после поднятия занавеса на сцене молчание. Следует обязательно создать впечатление, что на сцене царит холодная и мрачная атмосфера, но зрители должны заметить это не сразу.


Логан (показывая на книгу, раздраженно). Какая чепуха! И зачем только люди пишут и печатают подобную дрянь?


Никого это не трогает и не интересует. Но Ивонна готова продолжать разговор.


Ивонна. Ради денег. Вам бы это следовало знать. Это один из способов делать деньги.

Логан. Но есть много лучших способов. Я могу назвать сразу несколько более легких и более верных.

Берт. Уж вы-то, наверное, знаете!


Логан возмущённо смотрит на него, затем нехотя снова берется за книгу. Пауза.


Ивонна. А я продолжаю утверждать, что, когда мы сегодня купались, кто-то пытался утопить меня.

Сэр Джильберт. Глупости! Вам показалось

Ивонна. Почему вы так думаете?

Роберта. Днем было так жарко, что никому и в голову не могло прийти топить вас.

Ивонна. Глупо. (Трауту.) Дадли, почему ты молчишь? Что ты об этом думаешь?

Траут. Вообще-то говоря, я думаю о том, что приключилось с нашим добрым, старым Джамбо Перкинсом.

Ивонна. Ты что, рехнулся? Меня хотят утопить, а ты думаешь о каком-то Джамбо Перкинсе!

Траут. Сэр Джильберт сказал, что ты ошибаешься, дорогая. Кроме того, я ведь с вами не купался – был здесь с Парсонсом на дежурстве.

Ивонна (нетерпеливо). Ох уж эти идиотские дежурства!

Траут. Но…

Ивонна. Да-да, я знаю, что ты скажешь. Но они утомляют меня. Я устала от всего. Здесь ужасная атмосфера. Я это чувствую, как никто. Я знаю, что будет, задолго до того, как это произойдет. Мои чувства настолько обострены, что я могла бы стать медиумом. Да-да, это так.

Роберта. Дорогая Ивонна, если вы можете прочесть мои мысли, то вам должно быть известно, что я хочу, чтобы вы прекратили эту болтовню.

Ивонна (возмущенно). Почему? Я имею право говорить.


Роберта пожимает плечами и вновь углубляется в чтение. Пауза.


Логан (в отчаянии бросает книгу). Я не в состоянии больше читать эту чепуху. Я хочу прочесть газеты, я соскучился по новостям.

Сэр Джильберт (продолжая раскладывать пасьянс). Но это ведь не новости.

Логан (удивленно смотрит на него). Почему?

Сэр Джильберт. Потому что это сообщения о людях, которые ведут себя так, как мы.

Роберта. Вполне с вами согласна.

Ивонна. До чего же вы циничны! Я так ненавижу этот гнусный цинизм!

Логан. Я тоже. Я финансист, занимался каучуком, нефтью, но, согласившись субсидировать эту экспедицию, я ждал каких-то новых ощущений. И действительно, все было хорошо, пока мы не нашли сокровище.

Ивонна. Я с вами согласна, мистер Логан.

Сэр Джильберт (продолжает, словно и не слышал слов Логана и Ивонны). Я скучаю по «Таймс» и изнываю от желания снова видеть его, но не из-за новостей. Будь они прокляты, эти новости! Меня интересуют статьи об Англии римского периода, сообщения о том, как рыба реагирует на цвет, заметки об опере, балете, запутанные кроссворды, над которыми так хорошо поразмыслить часок-другой после обеда. Если я когда-нибудь совершу убийство, то, вероятно, только для того, чтобы обеспечить себе хороший обед и спокойный послеобеденный отдых, когда, покуривая приличную сигару, можно заняться кроссвордом из «Таймс».

Роберта. Вот если бы я убила кого-нибудь, то…

Ивонна (возмущенно). Слава богу! Мы уже заговорили об убийствах!

Сэр Джильберт (продолжая раскладывать пасьянс). Дорогая миссис Траут, не будьте смешны.

Логан. Если вам угодно знать мое мнение, то я считаю, что в сложившейся обстановке об убийствах лучше молчать.

Сэр Джильберт. Меня вовсе не интересует ваше мнение, коллега. Более того, я должен сказать, что помимо «Тайме» я с нетерпением жду момента, когда после окончания этого унылого пиратства я избавлюсь от того, чтобы выслушивать ваши мнения.

Логан (вспылив, с возмущением). Ну, знаете, Ратленд, должен сказать…

Берт. Замолчите, вы, грубияны! Один из вас – денежный мешок, другой – джентльмен старой закалки, а ведете себя, как последние…

Роберта (хладнокровно). В ваших словах, Сим-сон, есть доля правды.

Берт. Да и вы из этой же шайки. Но, несмотря на все ваши махинации, бьюсь об заклад, что вы не родились во дворце.

Роберта. Я родилась в маленьком домике, училась во второразрядной женской школе и на паршивых курсах в трущобах Блюмсберга. Все мои махинации, как вы их называете, – это мое собственное и, кстати сказать, неплохое творчество.

Берт. Во всяком случае, вы не лучше меня.

Роберта. Нет, лучше, иначе вы не стали бы говорить об этом.

Логан (который не может найти себе места, подходит к наружной двери и выглядывает, в то время как другие продолжают заниматься прежними делами. Выглянув в абсолютную темноту, закрывает дверь. Бесцельно бродит по комнате, затем выглядывает в окно). Какая сегодня темная и душная ночь! Где-то гремит гром. Наверно, будет гроза.

Ивонна. Мистер Логан, если что-нибудь случится с Дадли, я смогу рассчитывать на получение его десятипроцентной доли?

Логан. Да, если вы его жена.

Траут (неприятно пораженный, смотрит на жену). Что ты хочешь этим сказать? «Если что-нибудь случится с Дадли…»

Ивонна (поспешно). Я просто спросила, дорогой, вот и все.

Траут. Что может со мной случиться?

Ивонна. Кто знает? С любым из нас может что-нибудь случиться.

Траут (возмущенно). Конечно, может. Но ты задала свой вопрос совсем иначе, как-то странно…


Роберта неожиданно начинает смеяться.


(Сердито взглянув на Роберту.) Очень рад, что вы находите это забавным.

Роберта. Да, нахожу.

Ивонна. Мистер Логан, почему вы сказали – если я жена Дадли?

Траут (предупреждающе). Ивонна, прекрати! (Встает.) Вы с Бертом еще дежурите, да?


Ивонна утвердительно кивает головой.


Я пойду прикорнуть, ведь мы с Парсонсом дежурим с утра. Спокойной ночи. (Уходит.)

Логан (словно говоря сам с собой). Как я в нем разочаровался! Он казался благоразумным человеком и хорошим служакой: «да, сэр», «нет, сэр», «конечно, сэр». А сейчас…

Ивонна. Капитан Траут считает, что самую важную работу сделал он один, а ему не дают пятой доли сокровища, которую он честно заслужил.

Логан (возмущенно). Он получит пятьдесят тысяч фунтов! Пятьдесят тысяч фунтов! Вы шутите?

Ивонна. Но вы с сэром Джильбертом получаете по двести тысяч каждый!

Берт. Минуту! А как же я? Я получаю жалких двадцать пять тысяч фунтов, и все. А я делал то, что никому не под силу. На мне была вся радиосвязь. Ну, кто мог бы меня заменить?

Логан (гневно). Радиотехников можно купить десяток на пенни. Грош вам цена!

Берт. Только не здесь, на острове. Не забывайте этого, наглец!

Логан. А радиотехников, которые сидели в тюрьме за контрабанду, можно купить два десятка на пенни.

Берт (встревоженно и одновременно сердито). Перестаньте сейчас же!…

Логан. Вы сами напросились, Симсон. Вы считаете меня круглым дураком? Ошибаетесь. Как вам уже заявила Роберта, мы навели о всех кое-какие справки. Это должно послужить для вас предостережением: ведите себя осторожнее.

Ивонна. Мистер Логан, надеюсь, вы не…

Логан. Не надейтесь, это относится и к вам. Как, по-вашему, котируются на рынке морские офицеры, выгнанные со службы?

Ивонна (яростно). Вы не имеете права так говорить о моем муже!

Логан (торжествующе). Спокойно… Я еще кое-что знаю. Он не ваш муж. У него в Англии есть жена, которая содержит пансион в Южном Девоншире.

Ивонна (в отчаянии). Они не живут вместе вот уже много лет, но она не дает ему развода. Я его настоящая жена. (Встает, очень расстроена.) А приговор военного трибунала был несправедливым. Я об этом все знаю. Боже, как вы жестоки, если можете так говорить!… (Собирается уйти.)

Берт (вскакивает с места). Эй, миссис Траут, не забывайте – мы с вами на дежурстве! Вам уходить нельзя.

Ивонна (останавливается). Да, верно. (Садится.) Мы на дежурстве. И сейчас надо быть особенно внимательным. (Многозначительно.) И вы в этом убедитесь.

Логан. Ну, а сейчас, возможно, что вы…

Сэр Джильберт. Логан, замолчите, не будьте болваном!…

Логан (подходит к сэру Джильберту, садится). Послушайте, Ратленд, перестаньте со мной разговаривать подобным тоном, особенно когда я пытаюсь защитить не только свои интересы, но и ваши.

Сэр Джильберт. Вы не защищаете чьи-либо интересы, а оскорбляете людей, швыряете им в лицо их прошлое! Поразмыслите сами над этим. Кстати, не забывайте, что вы не у себя в кабинете в центре большого города, а на заброшенном острове и дьявольски далеко от цивилизованного мира.

Берт. И подумайте об этом хорошенько, нахал вы этакий! Нас здесь восемь человек, и никого больше…

Логан (с достоинством). Существо дела от этого не меняется. Вы все подписали соглашение и установили соответствующие доли участия в прибылях.

Берт. Тогда я подписал бы все, что угодно. Я никогда не думал, что мы найдем сокровище.

Ивонна. Мы с Дадли тоже на это не рассчитывали, в противном случае потребовали бы большей доли.

Берт (многозначительно). Сколько у вас копий этого соглашения? Только одна, не правда ли? Берегите ее. Мы пробудем здесь еще несколько дней, и… всякое может случиться.

Логан. Вы мне угрожаете?

Берт. Я? Только не я. Не забудьте, что, кроме нас с вами, здесь еще шесть человек и каждый из них похитрее меня.


Логан подходит к двери, за которой спрятано сокровище. Берт и Ивонна вскакивают.


Берт и Ивонна (вместе). Э-э-й! Куда вы?

Логан. Вон туда. (Показывает на дверь.)

Берт. Пока я на дежурстве, вашей ноги там не будет.

Ивонна. Правильно. Туда никто не может входить, кроме дежурных.


Логан все же делает шаг вперед к двери.


Берт. Только сунься, и я так угощу тебя – не поздоровится!


Логан резко поворачивается. Берт и Ивонна садятся на свои места. Входит Эдит.


Эдит. Я хочу поговорить с вами о Джо. Он очень мрачен. Разговаривает во сне, а это плохой признак. Он считает, что мы получаем слишком маленькую долю, и я с ним согласна. Никто из нас не хочет неприятностей, не так ли? Особенно в эти несколько дней, что мы здесь будем одни. Вот я и советую вам увеличить нашу долю до десяти процентов.

Логан (гневно). Скажите вашему Джо, что он и пенни больше от меня не получит, даже если будет говорить во сне всю ночь напролет или сойдет с ума. Мне все это осточертело! (Уходит, хлопнув дверью.)

Эдит (задумчиво). Как часто у мистера Логана меняется настроение. Во время нашего последнего дежурства мы уже начали было разговаривать по-дружески.

Роберта. Тогда вам не следует больше дежурить вместе.

Эдит. Но мы ведь не подружились. Сэр Джильберт, скажите, есть какая-нибудь возможность увеличить нашу долю?

Сэр Джильберт. Сомневаюсь.

Эдит (вполне спокойно). Тогда у вас будут неприятности с Джо.

Сэр Джильберт. Вы должны, миссис Парсонс, удерживать его. Да, кстати, мы с мисс Крой дежурим с половины первого ночи. Надеюсь, вы не забыли приготовить кофе в термосе?

Эдит. Мы помним об этом…

Сэр Джильберт (добродушно). Ну и прекрасно! Тогда все.

Эдит (спокойно). … но мы не приготовили…

Сэр Джильберт. Почему?

Эдит. У нас мало кофе. И почему вы должны на дежурстве пить кофе?

Ивонна. Миссис Парсонс права. Я бы тоже с удовольствием выпила чашечку, но мне никто не предлагает.

Сэр Джильберт. А вы просили?

Эдит. Если она и попросит, все равно не получит.

Сэр Джильберт (все еще спокойно, но с возрастающим раздражением). Значит, так: я, который специально прошу кофе, не получаю его, так как кофе не хватает для тех, кто его никогда не просит. И сейчас, когда у нас еще есть кофе, никто на него рассчитывать не может, так?

Эдит (бодро). Это звучит как-то смешно, когда вы так говорите. Но мы с Джо все продумали, и, по-моему, это правильно. Имейте в виду, что я лично предпочитаю чашку хорошего чая.

Берт. Я тоже. А как насчет чая?

Эдит. Можешь сам себе приготовить. Я иду спать.

Сэр Джильберт (явно раздраженно). Значит, кофе я так и не получу?

Эдит (в дверях). Нет.

Сэр Джильберт. Хорошо, миссис Парсонс. Вы с вашим мужем можете считать себя уволенными. Вы у меня больше не служите. И не вздумайте просить рекомендаций – они вас не устроят.

Эдит (удивленно смотрит на сэра Джильберта). Уволенными?… Рекомендации?… (Подходит к нему.)

Сэр Джильберт (отмахиваясь от нее). Нет-нет. Мое решение окончательное.

Эдит (все еще удивленная). Да не нужны нам ваши рекомендации! Нам нужно двадцать пять тысяч фунтов! Вы сейчас не можете нас уволить, потому что мы сами уволились, когда узнали, сколько будет составлять наша доля. Очень нам нужно служить у вас!


Сэр Джильберт нетерпеливо машет на нее рукой.


Говорите, меня не устроят ваши рекомендации? А какой рекомендации вы заслуживаете? Послушали бы, что тихонько говорят про вас некоторые…

Сэр Джильберт (вскакивает). Что за наглая чушь! Довольно! Вы сами себя уволили, да? Очень хорошо. Я больше не несу ответственности за получение вашей доли. (Направляется к двери. Роберте.) Я буду здесь в половине первого, чтобы приступить к дежурству, мисс Крой. (Уходит.)

Берт (одобрительно). Это сразу сбило с него спесь. А что тебе рассказывали «некоторые»?

Эдит. Не твое дело.

Роберта. Можно себе представить. (Встает, кладет книгу на стол.)

Эдит. Уж вы-то, конечно, можете. (Подходит к Берту; несколько обеспокоенно.) Послушай, что он хотел этим сказать? «Больше не несу ответственности за получение вашей доли».

Роберта. Он сказал то, что хотел сказать. Никакой ответственности за это он больше не несет. Отныне вы должны сами заботиться о себе. Вы добились того, что наиболее хитрый человек на острове, который был вашим другом, стал врагом… Боюсь, что вы здорово сглупили! (Уходит, прежде чем Эдит успевает опомниться и что-либо ответить.)

Берт. Не обращайте на нее внимания, миссис Парсонс!

Ивонна. Да и она сама-то не очень ловка. Позволять Логану обращаться с собой, как с секретаршей, когда она его любовница! И при этом даже не выговорила себе доли. Это ловкость? Будь у меня такой любовник, я бы сейчас спокойно жила в лучшем отеле на Ямайке или Бермудских островах… и ждала своей доли сокровища. Она держится, как умная женщина, а на самом деле дура.

Эдит. Вы все это уже взвесили, а?

Ивонна. Да, я имею кое-какое понятие о такой жизни.

Эдит. Ну, а я не знаю и знать не хочу.

Ивонна. Вам нет необходимости задерживаться здесь, миссис Парсонс. Мы на дежурстве и вынуждены к этому.

Эдит. По-моему, вы чувствуете себя неплохо. Я ухожу. Лампу я вам оставляю. (Медленно направляется к двери.) Хочу надеяться, что у меня больше не будет хлопот с Джо.

Берт (останавливает ее). Послушайте, миссис Парсонс. Что этот тип имел в виду, когда намекал на какие-то неприятности с Джо в прошлом?

Эдит (резко). Ничего, кроме того, что Джо сидел в тюрьме! (Уходит, закрывая за собой дверь.)

Ивонна. Что касается Парсонса, меня это не удивляет. Я знала, что он скрывает что-то мрачное и зловещее. Он всегда был недоволен, что ему приходится нас обслуживать. Я чувствовала это, а теперь понимаю. Он сидел в тюрьме.

Берт. Одну минуту. Вы слыхали, что сказал Логан обо мне? Это верно. Я сидел в тюрьме восемнадцать месяцев по обвинению в контрабанде. Но ведь ничего мрачного и зловещего во мне нет, не правда ли, мисс Траут? (Подходит к ней.)

Ивонна. Нет, Берт, вы совсем другой человек, вы значительно моложе. Кроме того, это контрабанда… А что такое контрабанда? Ничего… Вам просто не повезло.

Берт. Верно, цыпочка!… Простите, это не слишком фамильярно?

Ивонна. Нет, ничего. Правда, мне не очень нравится это слово «цыпочка». На дежурстве вы могли бы называть меня Ивонна. Красивое имя?

Берт (садясь на стол). Просто шикарное. А вы правы, Ивонна, мне не повезло. А случилось это вот как: я спутался с парнями – вместе служили в авиации, понимаете? Работал радиотехником на транспортном самолете и, прежде чем успел оглянуться, оказался причастным к контрабанде. Меня забрали, я получил полтора года тюрьмы… Как только получу свои двадцать пять тысяч, укачу в Австралию. Я уже решил. (Встает.)

Ивонна. Дадли тоже не повезло. Слыхали, что о нем сказал Логан?…

Берт (поспешно). Секунду… (Подбегает к двери в комнату, где хранится сокровище, широко распахивает ее и заглядывает внутрь. Комната слабо освещена. Неплотно прикрывает дверь и с виноватым видом возвращается.) Мне показалось, что там кто-то есть. Послышался шорох… На этой работе нужно быть очень осторожным. Я не напугал вас, Ивонна?

Ивонна (довольно робко). Немножко, Берт, хотя вы в этом не виноваты. Я все время в каком-то нервном состоянии. Видите? (Протягивает руки.) Я вся дрожу.

Берт (заботливо берет ее руки в свои). Да, верно. Ну, спокойно, не волнуйтесь, Ивонна.

Ивонна. Ради бога, не говорите мне «спокойно, не волнуйтесь». Вы знаете, как мне это противно слышать.

Берт (выпуская ее руки). Да-да, верно. Вы еще утром сказали, что ваш старик постоянно твердит об этом… Вы хотели рассказать, в чем ему не повезло. Ивонна (успевшая уже забыть о своем обещании). Ах да! Его обвинили в растрате. Но он не был виноват. Он просто сделал глупость, вот и все. Дадли – неплохой человек. Он только глуп и довольно скучен.

Берт. Понятно. Можно сказать, тяжелый человек. (Подходит к Ивонне совсем близко.)

Ивонна (улыбается). Вот и я так говорю. Иногда даже плачу, но не потому, что мы несчастны – это с женщинами часто случается, – а только от скуки. Такой женщине, как я, страшно скучать, Берт.

Берт. Верно, Ивонна. Вам, так же как и мне, хочется немножко пожить.

Ивонна (горячо). Да-да, хоть немножечко пожить… Дадли совершит какую-нибудь глупость – мне это неприятно, а он твердит свое: «Спокойно, не волнуйся!» Он не понимает, как отвратительна для меня вся эта обстановка. Кругом подозрения, вражда, нет ни дружбы, ни любви. Другие не обращают на это внимания – такие уж они люди. А я не могу, поэтому так страдаю. По-моему, и вам не по себе, Берт?

Берт. Не могу этого сказать, но, конечно, здесь нужно держать ухо востро.

Ивонна. Пожалуй, Роберта – одно из самых отвратительных созданий здесь. Вам она нравится, Берт?

Берт. Не переношу ее.

Ивонна. Я вам нравлюсь больше?

Берт. Никакого сравнения.

Ивонна (подходит к входной двери, распахивает ее). Где-то недалеко буря, она надвигается на нас. Я чувствую ее приближение.

Берт. Закройте дверь и забудьте о буре.

Ивонна (закрывая дверь). Пожалуй, так будет лучше. (Направляется к Берту.) Но как забыть все это? Может быть, вы заставите меня забыть?

Берт. Попытаюсь… Вы дрожите?

Ивонна (придвигаясь к Берту еще ближе). Сейчас мне лучше.

Берт (обнимая Ивонну). Нет, вы все еще дрожите. Я чувствую это, честное слово!

Ивонна (с небольшим, неестественным смешком). У вас голос тоже дрожит. (Мягко, смотря на Берта.) Теперь я хорошо вижу ваши глаза. Они такие славные, такие молодые, ясные, но лукавые.

Берт (трясясь, как в лихорадке). А как же иначе!


Горячо целуются Проходит несколько мгновений. Ивонна все еще в объятиях Берта, откидывает голову.


Ивонна (тяжело дыша). Я чуть не задохнулась. Меня давно никто так не целовал. Я почти забыла вкус поцелуев. (Закрывает глаза, шепчет.) Еще…


Продолжительный поцелуй. Входит Траут. Он потрясен зрелищем, которое ему представилось.


Траут (с возмущением, но не очень решительно). Ну, знаете, это уж слишком!


Берт и Ивонна отпрянули друг от друга.


Ивонна. Дорогой, я тебе сейчас все объясню!

Траут (возмущенно). Объяснишь позже. Сначала я разделаюсь с ним. (Поворачивается; с яростью, Берту.) На каком основании, черт бы вас побрал, вы целуете мою жену?

Берт. Она вам не жена. Ваша жена держит пансион в Южном Девоншире.

Ивонна (обиженно). Неправда, я его жена, хотя мы и не зарегистрированы. Я даже ношу его фамилию. Я миссис Траут.

Траут. Конечно, она миссис Траут. Она везде известна под этой фамилией.

Берт. Пожалуйста, мне-то все равно, друзья мои.

Траут. И давно это у вас продолжается?

Берт. Да… около пяти минут.

Ивонна. Это правда, Дадли. Я чего-то испугалась, и Берт успокаивал меня.

Траут. Да, я видел, как он тебя успокаивал, да еще на дежурстве. Вы даже не слыхали, как я вошел.

Берт (с тревогой). Верно. О-о-о! (Поспешно подходит к комнате, где хранится сокровище, заглядывает внутрь и отходит.) Все в порядке. Ну и здорово же вы меня напугали! (Ивонне, сурово.) Знаете, мы были неосторожны. Капитан прав. В таком состоянии человек глух, слеп и глуп. (Подозрительно смотрит на Ивонну.) Эй, минуточку! Что-то все получилось уж слишком быстро…

Ивонна (надменно). Не понимаю, о чем вы говорите. (Трауту.) А теперь, дорогой, я тебе все объясню.

Траут. Объяснять придется очень многое. Как относительно того, получишь ли ты нашу долю, если со мной что-нибудь случится? Симсон, марш отсюда! У нас здесь семейный разговор.

Берт (не размышляя). Пожалуйста, я не возражаю. (Направляется к двери, но затем быстро спохватывается и возвращается, злорадно усмехаясь.) Здорово придумано! Очень хитро! И я почти попался на эту удочку. Самый старый трюк на свете, а я поверил…

Траут (удивленно). О чем вы говорите?

Берт. Будет вам! Я простак, но уж не такой глупец, как вы думаете. Работает она чисто: я не успел ничего сообразить, как очутился в ее объятиях. И в это время входите вы. Чисто сделано! «Что все это значит?… Симсон, марш отсюда! У нас здесь семейный разговор». Почти выставили меня за дверь. А через минуту вы были бы уже там (показывает на дверь) и спокойненько набивали бы себе карманы. (Решительно садится.)

Ивонна (невольно). Какая замечательная идея! Почему мы об этом не подумали? Ах, Дадли, до чего ты глуп! Мы можем болтать с тобой целыми часами, и тебе никогда не придет в голову такая мысль.

Траут (сердито кричит). Да не морочь мне голову! Мне нужно с тобой о многом поговорить. Пошли. Если он хочет остаться здесь, мы уйдем.

Ивонна (решительно садится). Не-е-е-т, мы никуда отсюда не уйдем. Ты можешь идти, а я не оставлю его здесь наедине с сокровищем. Он только этого и ждет.

Траут (вынужденный согласиться). Да, конечно… Я совсем не учел этого.

Берт. Не забывайте, дружище, что мы на дежурстве. Можете убираться, вам здесь не место.

Траут (возмущенно). Я уберусь, а вы опять возобновите свои…

Ивонна. Как ты вульгарен, Дадли!…

Траут. Вульгарен? Посмотрела бы на себя, когда я вошел. Какая мерзость! (Садится.)

Берт. Ну, хватит, успокойтесь. Все мы люди. В свое время и вы были молоды.

Траут. Молод? (Возмущенно.) Да я только на три года старше ее!

Ивонна (с возмущением). Ложь! Ты старше меня на целых шесть лет.

Траут. Натри.

Ивонна. Лжешь, на шесть.

Траут. На три.

Ивонна. Нет, на шесть.

Берт (делает вид, будто проводит аукцион). Идет за шесть! Последний раз, кто больше?

Траут (гневно). Ну и скотина! (Ивонне.) Не понимаю, что ты в нем нашла.

Ивонна. Ничего я в нем не находила. Я только хотела, чтобы он меня поцеловал. Это желание появилось у меня внезапно. В воздухе чувствуется приближение грозы, а это на меня всегда так действует. Вот я и позволила поцеловать себя…

Берт. Позволила? Мне это нравится. Да вы…

Траут. Разве вы не можете ради приличия помолчать?

Берт. Ладно. Черт с вами! Но вы меня не разубедите, что все не было подстроено заранее. Недурно, вам это почти удалось.

Ивонна (тревожно). Слышите?


Все трое медленно встают и начинают прислушиваться.


Траут (шепотом). Там кто-то есть.


Продолжают слушать. Медленно приоткрывается левая дверь. Первой это замечает Ивонна, испуганно вскрикивает. В дверях появляется бледный, подвыпивший Джо.


Берт. Эй, Джо! Закрой дверь. Это еще что за новости?

Джо (медленно входя). Почему здесь трое? Почему муж и жена вместе? Так не полагается!

Траут (несколько неуверенно). Моя жена дежурит с Бертом, а я просто заглянул.

Джоиронией). Вот и я просто заглянул. (Садится у стола.)

Ивонна. Ваша жена уже беспокоится. Вы видели ее?

Джо. Нет.

Ивонна. Где же вы были?

Джо. Каждый из нас занимается своими…

Ивонна. Что?

Джо…своими делами, говорю. Но, если вам так хочется знать, могу сказать: я сидел на берегу и наблюдал за зарницами. Они вспыхивают далеко-далеко, но приближаются к нам.

Берт. Джо, ты наклюкался.

Джо. Не наклюкался, Берт, а чуточку хлебнул…

Берт. Каким образом? Где ты раздобыл вино?…

Джоторжественной шутливостью). Забежал в ближайший кабачок.

Ивонна. Кабачок?

Берт. Он шутит. У него, наверно, где-то припрятана бутылочка. Неужели ты хранил ее только для себя? Я в тебе окончательно разочаровался, Джо.

Джо. А я в тебе, Берт. Спутался ты с этими типами… И это после всех наших разговоров.

Траут. Каких разговоров?

Джо. А все насчет того же. Как взять приличную толику этого сокровища? Как сделать так, чтобы те, кто работал, получили по справедливости? Да вы понимаете, что хозяин с Логаном забирают четыреста тысяч фунтов? А я вам скажу еще кое-что. Утром, выйдя из комнаты, они заявили, что сокровище стоит пятьсот тысяч фунтов. Так? Так. (Хитро смотрит на Траута.) А откуда мы знаем, что оно стоит только полмиллиона? Ведь это они так говорят, а можно ли доверять этим старым жуликам? Вы поняли меня?

Ивонна (мужу). Знаешь, Дадли, он прав. Я тоже об этом думала. А мистер Логан сказал еще, что возьмет на себя и продажу ценностей.

Траут. Придется ему довериться, вот и все.

Джо. Довериться ему? Вы меня смешите, капитан.

Ивонна. Я согласна с Парсонсом.

Джо. Мистером Парсонсом, с вашего позволения. Я больше не слуга. Или, с вашего позволения, Джо… когда мы с вами будем ближе знакомы.

Траут (о чем-то думая). Подождите, дело-то ведь не так просто. Хотя наш остров и необитаем, он, как это подтверждается картами Адмиралтейства, принадлежит Великобритании. Следовательно, найденное нами сокровище должно быть сдано государству, а мы получим только проценты за находку. Поэтому-то мы и договорились молчать о сокровище и Логан не будет продавать его в Англии.

Джо (по-прежнему с хитрым видом). Да он иначе и не может поступить. Он не посмеет вернуться в Англию. Так мне сказал хозяин… Логан был замешан в какой-то нефтяной афере. И ему ничего не стоит быть замешанным в афере с сокровищем. Но вы ошибаетесь, если считаете, что он у нас в руках только потому, что мы обещали ему молчать о сокровище. Этим мы лишь обкрадываем самих себя. Логан на родину вернуться не может – его это не волнует, – но кое-кто из нас захочет вернуться в Англию.

Берт. Я уеду в Австралию. Буду там играть на бегах.

Джопрезрением). Поезжай-поезжай! В Сиднее кабачки закрываются в шесть часов вечера. Какой смысл обладать двадцатью пятью тысячами фунтов, когда злачные места закрываются тогда, когда они должны только открываться?

Ивонна. Перестаньте болтать об Австралии. Мы тратим время впустую.

Джо (торжественно). Дайте мне высказать все мои доводы. Когда я начинаю разговор, я люблю его закончить. Так же как и все другое. Я человек дотошный. У меня не меньше недостатков, чем у любого из нас, но никто не может упрекнуть меня в том, что я не довожу дело до конца. На чем я остановился?

Траут. Ты говорил, что сокровище может стоить больше, чем полмиллиона.

Джо. Правильно. Логану это может быть известно, даже если сэр Джильберт этого и не знает. Все сделали мы, а теперь нас могут обмануть. Поэтому я и говорю – давайте обеспечим себя сейчас. И не вздумайте возражать: это не воровство, никакой кражи тут нет. Мы просто получим то, что заработали.

Ивонна. А как же насчет вашей жены?

Джо (с подозрением). А что?

Ивонна. Разве она не должна быть здесь?

Джо (внезапно вспылив). Нет, не должна! Нас и так слишком много. Почему бы тогда не позвать всех остальных? (Берту, указывая на Ивонну.) Зачем ты впутал ее в это дело?

Берт. Никого и никуда я не впутывал.

Ивонна. Мы здесь охраняем… (Показывает на дверь.)

Джо. Ну так охраняйте и меня. (Встает и медленно идет к комнате, в которой хранится сокровище.)


Все, как загипнотизированные, наблюдают за Джо.


Разговоры, разговоры… Пора перейти к делу. Смотрите!


Неожиданно дверь, к которой подошел Джо, открывается, и из комнаты выходит Роберта.


Роберта (холодно). Не знаю, отдаете ли вы себе отчет в том, что делаете, но дежурите вы отвратительно. Никто из вас даже не слыхал, как я забралась сюда через окно. Уверяю, никакой трудности это не составило. Ну, скоро половина первого, и я приступаю к дежурству.

Джо (ошеломленный). Вот это да… (Идет к левой двери, но оборачивается, злобно смотрит на Роберту, кричит.) Я предупреждаю вас! Вы мне не нравитесь!

Роберта. Вы мне тоже. Даже в трезвом виде.

Джоозлоблением). Секретарь! Не смешите меня!

Роберта. Попытаюсь.


Джо уходит, хлопнув дверью.


Берт (спешит вслед за ним, зовет). Эй, Джо, подожди! (Уходит.)

Роберта (спокойно и уверенно садится у стола. Ивонне). Вы можете уходить. Сэр Джильберт будет с минуты на минуту, он очень пунктуален.

Ивонна. Благодарю вас, но мы подождем его.

Траут (извиняющимся тоном). Я забежал сюда за Ивонной и, с вашего разрешения, подожду ее.

Роберта. Пожалуйста. Интересно, где Парсонс нашел этот ром?

Траут. Почему вы думаете, что это ром?

Роберта. От него разит ромом. Вчера вечером он сказал, что ни рома, ни виски не осталось. Грязный лгун! Между прочим, скоро разразится шторм. Присмотрите за своими палатками.

Ивонна. Дадли, тебе лучше заняться этим сейчас. Кстати, разбуди сэра Джильберта, если он еще спит.

Траут. Можно. (Идет к двери.) Не волнуйтесь, девочки. (Уходит.)

Роберта. Как можно жить с этим человеком? Он может свести с ума.

Ивонна (тепло). Вовсе нет. Он чудесный человек, умный, великодушный и заботливый. Просто изумительный!

Роберта. Тем не менее это не помешало вам броситься в объятия Берта Симсона.

Ивонна (рассвирепев). На что вы намекаете? Да как вы!…

Роберта. А губная помада, дорогая Ивонна? Следы вашей помады до сих пор на лице у Берта. Но почему вы избрали целью своих стремлений бедного Берта? Толку от него никакого…

Ивонна (с видом человека, сообщающего большой секрет). Дорогая моя, я впервые в жизни была так изумлена. Я не давала ему никакого повода, держалась с ним холодно. В конце концов кто он такой?… Я подошла к двери, чтобы заглянуть в комнату, и когда вернулась на место, то, прежде чем успела что-нибудь сообразить, он схватил меня в объятия. Между прочим, он гораздо сильнее, чем кажется… Я это заметила, когда он принялся меня целовать.

Роберта (иронически). Какая скотина!

Ивонна (подходит ближе к Роберте). Конечно, я очень разозлилась, но нужно быть справедливой: это не было для меня неожиданным – я уже давно замечала, что он как-то странно смотрит на меня. (Еще более доверительно.) Скажите, вы чувствуете себя в безопасности, когда остаетесь наедине с сэром Джильбертом? У него ведь отвратительная репутация, – вы слыхали, что рассказывала миссис Парсонс. С ним не опасно оставаться наедине?

Роберта (иронически, но тоже доверительно). Пожалуй, да. Впрочем, я слишком стара для него.

Ивонна. Но в этом никогда нельзя быть уверенной…

Роберта. Почему нет? Вы же видите, что случилось с вами.


Входит сэр Джильберт.


Сэр Джильберт, мы обсуждаем с Ивонной вопрос, не безопасно ли мне оставаться с вами наедине в такое позднее время?

Сэр Джильберт. Надеюсь, вы ответили решительным «нет»?

Ивонна (со злорадством). Она ответила, что вы слишком стары для нее. Спокойной ночи. (Поспешно уходит.)

Сэр Джильберт. Я категорически протестую. Вы заявили, что я слишком стар?

Роберта. Наоборот, я сказала, что, по-видимому, я слишком стара для вас.

Сэр Джильберт. Неправда, но это уже лучше. Какая отвратительная женщина! Даже не верится, что она француженка.

Роберта. Да она вовсе не француженка, она бельгийка, а родилась в Каире.

Сэр Джильберт. Хорошо. Какие новости?

Роберта. Они были здесь вчетвером: Ивонна, Берт, Симсон, Траут и изрядно подвыпивший Парсонс. Я забралась туда через окно, чтобы убедиться, можно ли это сделать, а затем открыла дверь как раз вовремя: в комнату хотел войти Парсонс. Видимо, он собирался украсть что-нибудь из ценностей.

Сэр Джильберт (усаживается и закуривает сигарету). Парсонс мерзавец!

Роберта. Парсонс терпеть меня не может, он так прямо заявил и при этом свирепо посмотрел на меня.

Сэр Джильберт. Он грязный тип, всегда и был таким.

Роберта. Зачем же вы тогда его наняли?

Сэр Джильберт. Жена его – хорошая кухарка, а он, когда вел себя прилично, был неплохим камердинером. Я человек, у которого должны быть слуги, а сейчас их очень трудно найти, тем более что я часто задерживаю выплату жалованья. Я знал о судимости Парсонса, и это несколько помогало мне держать его в руках.

Роберта. Ведь у вас самого были маленькие неприятности…

Сэр Джильберт. А… понимаю, вы намекаете… гм… на тот инцидент в Британском музее?

Роберта. А разве были еще другие?

Сэр Джильберт. Что вы! Конечно, нет!

Роберта. Что заставило вас броситься на эту Девчонку? Вы не производите впечатления человека, который может потерять голову и поставить себя в смешное положение.

Сэр Джильберт. Вы так думаете, да? Спасибо, дорогая. Но в тот день все было против меня. Начать с того, что это был один из тех мрачных лондонских дней, когда вам начинает казаться, что ничего приятного в жизни больше не будет. Я бродил в одиночестве по залам музея, пока не начал себя чувствовать так, словно на нашей планете вообще прекратилась жизнь. Я нашел ее среди ассирийских чудовищ – маленькую, очаровательную провинциалку, пухленькую, с розовыми щечками и широко раскрытыми карими глазами… застенчивую и неуверенную, этакую Гретхен… Меня страшно поразило, что она подняла крик.

Роберта (сухо). Вы удивляете меня. Хотя, конечно, представителям низших классов свойственны какие-то странные предрассудки.

Сэр Джильберт. Бесспорно… Однако, моя дорогая, хотя вы вполне культурный человек, но вам не хватает фантазии. Объясняется это и тем, что вы женщина, и тем, что вы выросли в реальном, а не символическом веке. Запомните, дорогая Роберта, мои действия носили чисто символический характер. Я чувствовал, что в моих объятиях сама жизнь, а не Мегги Смит, или как там ее звали. Обращать на это внимание полиции, конечно, было нелепо.

Роберта. Я не могу себе представить, чтобы полиция понимала символику. Просто полисмен услышал женский крик.

Сэр Джильберт. Возможно, так оно и было… Но еще одно обстоятельство говорит в мою пользу. Вы сможете оценить его по достоинству, но говорить об этом полицейским было бессмысленно. Я говорю о наследственности: у меня за спиной несколько поколений предков-помещиков, которые овладели сотнями рабочих девчонок. Мой дедушка носил бакенбарды и, несмотря на свой суровый вид государственного мужа, умело сочетал политическую деятельность, охоту и геологию с погоней за девушками в таких масштабах, что и сейчас в каждом доме на мили вокруг нашего поместья проживают мои внебрачные дядюшки, тетушки, троюродные братья и сестры… Как только я увидел эту пухленькую девчонку, каждый мой предок по мужской линии начал мне нашептывать: «Обними ее!… Не теряй времени!» Ну, а результаты этого вам известны. Логан напрасно потратил деньги на покупку этой информации. Если он интересовался моим прошлым, я мог бы рассказать ему все это сам, не скажу, чтобы с большим удовольствием, но довольно откровенно. Ваш Логан – неумный человек. В нем как-то противоречиво сочетаются коварство, робость и сентиментальность. Говоря искренне, даже в существующих условиях, я поражен, что вы согласились стать его любовницей. Несомненно, молодая особа с вашей внешностью и способностями могла быть более разборчивой.

Роберта. Сейчас, когда у молодых людей так мало денег, это вовсе не так просто. Но я открою один секрет, и вы, вероятно, поверите мне, хотя остальные – нет: я действительно секретарь Горация Логана, а не его любовница.

Сэр Джильберт. Это интересно: получается двойной блеф. Вы играете роль секретаря, ведете себя, словно любовница своего пожилого хозяина, а в действительности вы только секретарь и ничего больше. Но удовлетворяет ли это Логана?

Роберта. Почти всегда. Он предпочитает общественную жизнь частной, хотя, конечно, были случаи, когда мне приходилось быть с ним очень жестокой или пускать в ход какую-нибудь нелепую импровизацию.

Сэр Джильберт. А пока вы с удобствами путешествуете по белу свету?

Роберта. Да. Масса расходов, но своих денег у меня нет. Моего патрона это вполне устраивает… Но что делать? У меня нет доли в сокровище, которое мы нашли…

Сэр Джильберт. Ах да, сокровище!… Перейдем к делу. (Садится у двери справа.)

Роберта. Правильно. Кстати, не забудьте, что у нас меньше времени, чем вы думаете. И не только потому, что все стремятся присвоить сокровище, хотя и это важно…

Сэр Джильберт. Я бы сказал, что это самое важное соображение.

Роберта. Нет, есть и другие.

Сэр Джильберт (вопросительно посмотрев на Роберту). Например?


Роберта отрицательно качает головой.


Ну хорошо! (Придвигается ближе к Роберте.) Я нашел в скалах очень укромное местечко. Думаю, что драгоценностей лучше не трогать – я убежден, что Логан уже переписал их, – а проще взять немного золота и спрятать его в скалах.

Роберта. Но вы же получаете двести тысяч фунтов! Разве этого не достаточно?

Сэр Джильберт. Разумеется, нет, если есть возможность получить больше. А вы, моя милая, ничего не получаете, и вам, очевидно, трудно снова снискать расположение Логана. Поэтому для вас лучше всего согласиться с моим предложением: получить половину всего, что мы возьмем отсюда и спрячем.

Роберта. Нет, это меня не совсем устраивает.

Сэр Джильберт. Да бросьте вы! Неужели вы еще настаиваете, чтобы я женился на вас?

Роберта. Настаиваю.

Сэр Джильберт. Вы мне льстите.

Роберта. Совсем нет, и вы это понимаете. Вы мне нужны не больше, чем я вам.

Сэр Джильберт. Благодарю за откровенность, не ожидал! Я часто жалуюсь на сентиментальность молодых англичанок из среднего сословия, но про вас этого сказать нельзя. Признаюсь, что рад встречаться с вами значительно чаще. Но, пожалуйста, не говорите, что мое общество вы находите отвратительным.

Роберта. Совсем нет, наоборот.

Сэр Джильберт. Чудесно. По мере того как мы будем узнавать друг друга, обещаю быть лучше.

Роберта. Учитывая весь ваш прошлый опыт, хочу на это надеяться.

Сэр Джильберт. Стало быть, мы договорились, но… только без женитьбы, это исключается.

Роберта. Отнюдь не исключается. Не вздумайте только утверждать, что вы женаты: я о вас знаю все. Но, с моей точки зрения, так будет безопаснее. Вам труднее донести на жену… Кроме того, мне нравится титул.

Сэр Джильберт. Титул не стоит ломаного гроша. Удивительно, какие бывают старомодные представления даже у самых передовых женщин!

Роберта. Титул будет полезен в Америке или в каком-нибудь доминионе.

Сэр Джильберт. Но я не собираюсь жить ни в Америке, ни в одном из доминионов.

Роберта. Я говорю не о вас, а о себе. (Встает.)

Сэр Джильберт (поднимая руку). Послушайте!


Оба прислушиваются. Слышен шум тропического ливня.


Роберта (подходя к окну, громко). Начался шторм.


Сверкает молния.


Сэр Джильберт. Какая досада! Сейчас мы ничего не можем делать. Если шторм усилится, палатки намокнут и все прибегут сюда укрыться от ливня.


Удар грома.


Роберта. Как я ненавижу этот шторм!

Сэр Джильберт. Пока ничего непоправимого не произошло.


Удары грома, вспышки молнии, шум ливня. Через несколько минут в комнату врываются намокшие Ивонна, Траут и Берт, все в пижамах и халатах.


Траут. Наша палатка еще стоит, но в ней все уже плавает.

Ивоннаизнеможении опускаясь на стул). Я так испугалась. Вы не представляете себе, какой шторм. На открытом воздухе это ужасно, ужасно!… Слава богу, что у нас есть эта хижина, (Роберте). Вам повезло, что шторм начался, когда вы уже были на дежурстве.

Роберта. Иногда и мне везет.

Берт (ворчливо). Больше, чем мне… До сих пор я не знаю, что такое везение и где его искать.

Сэр Джильберт. Мне неприятно слышать об этом, Симсон. Знай я заранее, что вам никогда не везет, я возражал бы против вашего участия в экспедиции. Возможно, что вы Иона.


Сверкает молния.


Берт (огорченно). Кто такой Иона? (Быстро изменив настроение и тон.) Ладно, не говорите мне, не надо…


Удар грома. Входит Эдит. Она промокла. Волосы у нее растрепаны. На ней надет какой-то халат и летний макинтош. Она очень утомлена и с трудом дышит.


Эдит (садясь). В своей жизни не видела ничего подобного… Я была там совершенно одна… Этот ливень, гром, молния… чуть не сошла с ума… Джо здесь?

Берт. Нет. Не знаю, куда он делся. Бедный старый Джо сегодня немного навеселе.

Эдит. Так я и думала. Не буду его винить, хотя не следовало прятать вино только для себя. Но это же Джо Парсонс! Хорошо хоть, что здесь он далеко не уйдет и под дождем скоро протрезвится.


Удар грома.


Боже, что за ночь!

Ивонна. Как страшно! Какой ужасный шторм!

Эдит. Да, миссис Траут. Такой шторм заставляет человека задуматься.

Сэр Джильберт. Досадно. Но в конце концов это только погода.

Эдит. А я думаю совершенно иначе.


Сильная вспышка молнии и удар грома. Ивонна и Эдит вскрикивают.


Траут (бодро). Сейчас грохнуло как раз над нами!

Ивонна. Да замолчи ты!

Эдит (вызывающе). Мне все равно, кто и что скажет, но это кара божья.

Сэр Джильберт. Просто отвратительная погода.

Эдит. А откуда вам известно, что эта отвратительная погода не есть приговор нам? Да-да, вам всем известно почему! С утра у нас только ссоры и неприятности. Все шиворот-навыворот. Никто никому больше не верит. Кругом только одни оскорбления. Если мы не возьмем себя в руки, не избежать убийства…


Удар грома.


Поверьте – это суд божий.

Ивонна (горячо). Эдит говорит правду. Я сама это почувствовала, как только начался шторм. Я сразу это поняла, когда начались споры.

Роберта (холодно). Говорите только за себя. Я не чувствую себя в чем-либо виноватой.

Эдит (Роберте). Если хотите знать, во всем виноваты вы. Вы хуже всех. Мистер Логан рассказывал о вас. Бедный мистер Логан, он больше всех разочаровался в вас…

Сэр Джильберт. Ах, мистер Логан стал уже бедным?

Эдит. Он бедный, потому что, как он сказал, мы не стали ни друзьями, ни милыми людьми.

Ивонна (горячо). Правда! Дадли, ты же знаешь, что это сущая правда.

Траут. (осторожно). Я понимаю, что ты хочешь сказать…

Берт. И я кое с чем согласен…

Ивонна. Во всяком случае, если шторм не приговор нам, то предупреждение, чтобы мы доверяли друг другу и жили дружно, как до находки сокровища.

Эдит. Как сказал мистер Логан, все должны быть друзьями и милыми людьми…


В этот момент в комнату, шатаясь, входит Логан. Он очень промок. На нем пижама, халат, на шее полотенце. Он очень возбужден и так запыхался, что проходит несколько мгновений, прежде чем он в состоянии что-нибудь сказать.


Мистер Логан!…

Логан (громко и яростно, но все еще с трудом переводя дыхание). Замолчите и слушайте меня. (Осматривается кругом.) Кто украл мою аптечку? (Садится.)

Сэр Джильберт. Я ее не брал, Гораций. Считаю долгом отметить, что мы только что очень красноречиво уговаривали друг друга быть добрыми… и все это ради вас.

Ивонна. Да, это верно.

Берт. Правильно.

Сэр Джильберт. А вы приходите и из-за какого-то аспирина или вашей соли от изжоги срываете все наши намерения и мешаете нам снова подружиться.

Логан. «Аспирин»! «Соль»! Ерунда! В аптечке был яд!

Берт (подозрительно). Это для чего же?

Логан (нетерпеливо). В каждой аптечке бывает яд для разных надобностей.

Берт. А что это за надобности?

Логан. Аптечку приготовил для меня один из лучших фармацевтов Ямайки, и в ней было все, что должно быть. (Осматриваясь кругом.) Черт побери, но кто же взял ее?

Эдит (укоризненно). Ах, мистер Логан!… И это после того, как я сказала им, что шторм – это суд божий над нами и с вас надо брать хороший пример…

Логан. Не понимаю, о чем вы говорите. Но зато понимаю: кто-то украл…

Сэр Джильберт (решительно перебивая). Вашу аптечку.

Берт. И яд.

Ивонна (усаживая Логана на стул). Мистер Логан, пожалуйста, не расстраивайте наши благие намерения. Мы только что договорились – хотим исправиться и стать лучше.

Траут (уговаривающе). Вероятно, старик, вы просто забыли, куда сунули свою аптечку.

Ивонна. Если мы сейчас озлоблены и подозрительны, то потом будет еще хуже… Может произойти все, что угодно.

Эдит (горячо). Верно. Произойдет убийство… Вам это может показаться голословным…

Берт (уныло). Мне не кажется.

Эдит. Ведь мы тут одни, настроение у нас ухудшается… Кое-кого из нас могут убить, а остальные будут говорить, что мы исчезли, утонули или что-нибудь в этом роде…

Ивонна (с тревогой). Замолчите, прошу вас!

Траут. Доля истины в этом есть. Я сам несколько раз задумывался…

Ивонна (перебивая его). Конечно. Мы все несколько раз задумывались… все время думаем…

Роберта. Разумеется, в этом нет ничего сложного…

Берт. Добрую половину из нас легко могут отправить на тот свет.

Логан (встает, властно). Молчать! Разрешите и мне сказать слово. Я меньше всего виноват в том, что у нас возникла атмосфера подозрений и предательства. С самого начала я стремился к тому, чтобы создать обстановку доверия и дружеского отношения. И я знал – если вы меня не послушаете, произойдет именно так. Но, если вы хотите восстановить прежние добрые отношения, я первый подам пример. Да-да, я сделаю все, чего бы это мне ни стоило!

Сэр Джильберт (не без иронии). Замечательно!

Логан (укоризненно). Довольно, Ратленд! Ваш цинизм чуть не привел нашу экспедицию к катастрофе.

Сэр Джильберт (покорно, но с иронией). Пристыженный, я беру свои слова обратно.

Эдит. Просто помолчите, вот и все. Продолжайте, мистер Логан.

Логан. Я повторяю – чего бы это мне ни стоило… Я потерял свою аптечку. Хорошо, ее нет. Но, если кому-нибудь известно, где она, верните ее: я страдаю повышенной кислотностью и бессонницей. А теперь о сокровище… Оно (показывает на правую дверь)– источник постоянного соблазна, но не для меня – я и так достаточно богат и финансировал эту экспедицию только в поисках приключений и хороших друзей, – а для вас. Это сокровище вызывает вашу жадность, недоверие и ненависть и, вероятно, толкает кого-то из вас на убийство… Очень хорошо! (Подходит к двери, драматическим жестом распахивает ее, но в комнату не заглядывает.) Берите его! Если хотите, делите! Для себя я прошу только справедливости. Берите… Мне все равно… (Заглядывает в комнату, несколько секунд стоит в оцепенении, затем неистово кричит.) Боже мой, сокровища нет! (Подбоченившись, поворачивается лицом к присутствующим, затем подходит к двери, загораживая выход.)


Все бросаются к двери комнаты, где хранится сокровище. В это время нетвердой походкой входит Джо. В руках у него старый ящик.


Джо. Болтовня, болтовня, болтовня!…


Вспышка молнии. Все смотрят на Джо.


Вы должны сделать то же, что и я. Выбросить за окно… (Пьяным голосом напевает.) Бросайте за окно. Бросайте за окно…


Удар грома. Из ящика выпадает несколько монет. Все бросаются к ним.

Занавес

ДЕЙСТВИЕ ТРЕТЬЕ

Два дня спустя. Раннее утро. Обстановка та же, только под столом несколько небольших сундуков и ящиков; они тщательно связаны вместе так, что веревки обвивают ножки стола и проходят поверх доски. Это сокровище, защищенное так старательно, что его нельзя ни унести, ни даже добраться до него. Если постановщик сумеет найти место для него, чтобы оно не мешало действию, то эта попытка не встречает возражений. Сцена не так хорошо освещена, как во втором действии, это объясняется тем, что или меньше ламп, или они не дают так много света; также должно быть создано впечатление тропического рассвета, видимого через окна и дверь.

По обе стороны стола сидят Берт и Траут. У каждого в руке пистолет. Оба утомлены. У них неопрятный вид. Берт очень бледен и кажется больным. Трауту хочется спать, он клюет носом, вздрагивая, просыпается. Несколько мгновений молчание.


Берт (устало). Который час?

Траут (сонно). Что? А, время?… (Смотрит на свои ручные часы, кивает головой и забывает ответить, так как его одолевает сон.)

Берт (нетерпеливо ждет). Часы остановились?

Траут. А?…

Берт (раздраженно). Ваши часы стоят?

Траут (сонным голосом). Нет. Прекрасные часы. Они у меня уже много лет.

Берт (саркастически). Они показывают время?

Траут. Конечно. А что же еще?

Берт (сердито). Если вы не хотите мне сказать, который час, не говорите.

Траут. Уже четверть… Прошло еще четверть часа, если это вас беспокоит.

Берт (раздраженно). Конечно, беспокоит. С меня довольно.

Траут. Хорошо, а как же быть мне? Я отдежурил две смены, не забывайте этого: свою с Парсонсом, а теперь дежурю с вами вместо Ивонны.

Берт. Она в самом деле нездорова? А может быть, вы все это выдумали, чтобы она не была со мной?

Траут (раздраженно). Сколько раз надо вам повторять? Она не в состоянии дежурить. Если хотите знать, ее два раза тошнило.

Берт. Почему?

Траут. Откуда мне знать?

Берт. Что ж, хорошо, если не хотите отвечать вежливо…

Траут. А вы не задавайте столько глупых вопросов. Я не знаю, почему она больна. Думаю, всему виной плохая пища. Ей нездоровится уже несколько дней.

Берт. Она ведь ела то же, что и я.

Траут. Но она очень нервна. Все это не шутка для такой впечатлительной женщины, как Ивонна. Ей это не нравится.

Берт (возмущенно). А вы думаете, мне нравится?

Траут (раздраженно). Я не думаю. Ей это не нравится, вам не нравится, мне не нравится…

Берт. Незачем повторяться. Это самая страшная переделка, в которую я когда-либо попадал. Гнусное это дело, вот что я вам скажу. Все эти дежурства, да еще с оружием, и слежка друг за другом.

Траут. Что ж, я согласен убрать свое оружие, если вы уберете свое.

Берт. Ну да, я уберу оружие, а вы выхватываете свое и командуете: «Руки вверх!» Нет, можете не беспокоиться!

Траут. Вы угадали. (Зевает.)

Берт (с отчаянием). У меня спазмы, такие, как у вашей жены. (С внезапной подозрительностью.) Может, это ловушка? Может, она заставила вас дежурить вместо себя?

Траут. Я не знаю, о чем вы говорите.

Берт (у него снова спазмы, он держится за живот и стонет, вытирает пот со лба). Холодный пот скоро промочит меня насквозь…

Траут. Дать вам что-нибудь?

Берт (кричит). Нет, не надо! Кто-то меня уже чем-то угостил. А вы либо сами принимали в этом участие, либо слишком глупы для этого.

Траут. Спокойнее, Симсон, спокойнее!

Берт (выжидающе смотрит на Траута, затем тихо и подозрительно). В нашей прелестной маленькой компании три женщины, не так ли? И все три очень хитрые и ловкие. Они не хотят иметь дело с пистолетами, у женщин другое оружие – яд. Я много читал об этом в детективных романах. (Снова стонет.) Понимаете? Кто-то взял аптечку у старика Логана, а в ней были яды… Это не ваша работа?

Траут. Конечно, нет.

Берт. Ладно. Я тоже не брал. Не думаю, что это сделал Парсонс. Таким образом, остаются сэр Джильберт и три женщины. Бьюсь об заклад на ваши новые ботинки, что это сделала одна из них.

Траут. Моя жена не брала – я бы об этом знал. Она сама боится яда. Пришлось сказать ей, что все это нервы.

Берт (зло). О, вы и ваши нервы! Если вас сбросят с утеса, вы и тогда будете твердить, что это нервы. (Встает, шатаясь от боли.) Я должен выйти…

Траут. Хорошо, Симсон, идите.

Берт (встревоженно). А вы остаетесь здесь по своей воле?… Вам этого хочется? (Прислоняется к столу.) О, черт! Что же мне делать? Не нужно было ввязываться в это дело. С тех пор как мы нашли это проклятое сокровище, мы стали какими-то безумными. Неужели нет другого, более благоразумного выхода, чем убийство? (Боли у Берта усиливаются. Он идет к двери.)


Входит Логан.


Берт. Не закрывайте дверь… Я ухожу.

Логан (удивленно). Почему?

Берт. Яд! (Поспешно уходит, захлопнув за собой дверь.)

Логан (улыбаясь). Мне показалось, что он сказал «яд».

Траут. Так он и сказал.

Логан (тревожно). Боже мой! Он думает, что его отравили?

Траут. Берт говорит, что яд – это оружие женщин. Он подозревает, что одна из дам воспользовалась ядом из вашей аптечки.

Логан. Глупости!… (С внезапным беспокойством.) Это глупости, не правда ли?

Траут (словно убеждая самого себя). Конечно. Просто нервы. Ивонна такая же: ей стало плохо, и она болтала глупости о яде. Все нервы.

Логан (тоже как бы убеждая себя). Должно быть, так. Когда напряжены нервы, это немедленно отражается на желудке: спазмы, резь, тошнота…

Траут. Я знал десятки таких случаев.

Логан. А я – сотни. Естественно, в таком состоянии люди могут говорить все, что угодно.

Траут. Но не следует обращать на это внимание.

Логан. Глупо подозревать, что одна из наших дам могла обдуманно и хладнокровно сделать это.

Траут. Конечно, невероятно. Кстати, вы нашли свою аптечку?

Логан. Нет, конечно. Кто-то взял ее.

Траут. Не понимаю – зачем?

Логан (тревожно). Это очень ценная маленькая аптечка. Ее собрал для меня один из лучших фармацевтов на Ямайке. Если даже допустить, что аптечку взяла одна из дам, еще не следует, что нас собираются отравить. Не так ли?

Траут. Само собой разумеется.


Пауза.


Что же делать? Я и так совершенно не высыпаюсь, а если поверить этой глупости, мы будем бояться и пить и есть.

Логан (пораженный и встревоженный этим). Клянусь святым Георгом, вы правы. Что с нами будет?

Траут. Просто сойдем с ума… Нет-нет, все это глупости… Нервы…

Логан. Конечно. Толковый вы парень, Траут. Единственный, кому я здесь доверяю. Позвольте пожать вашу руку! (Встает и протягивает Трауту руку.)


Траут кладет свой пистолет на стол и горячо жмет руку Логану, затем громко сморкается. Логан машинально опускает пистолет Траута в карман. Траут в первую минуту не замечает этого, но потом начинает искать, подозрительно поглядывая на Логана.


Логан. Эдит уже должна быть здесь. Траут, пойдите позовите ее.

Траут (подозрительно). До ее прихода я обязан быть на посту.

Логан. Я вас отпускаю. Можете идти.

Траут. А я не пойду. (Внезапно прижимает руки Логана к бокам.) Где пистолет?

Логан. Какой пистолет?

Траут. Мой. Вы взяли его. (Быстро залезает рукой в боковой карман Логана и достает оттуда свой пистолет. Направляет его на Логана. С горечью.) «Единственный, кому я здесь доверяю… Позвольте пожать вашу руку!» И после этого вы крадете мой пистолет! Какая гнусная шутка!

Логан (с упреком). Траут, я горько разочаровался в вас.

Траут (с горечью). Вы разочарованы, действительно разочарованы?

Логан. Вообразите хоть на минуту, разве я мог это сделать нарочно?

Траут. Это очень дурно, не правда ли?

Логан (возмущенно). Мне не пришло в голову, что это ваше оружие. Я не думал…

Траут (так же). Я тоже не думал. Теперь позвольте вас спросить: почему мы должны верить, что кто-то взял вашу аптечку?

Логан (раздраженно). Потому что я говорю, что кто-то взял ее. А зачем мне говорить неправду? (Безнадежно.) Это невыносимо! Это кошмар! Знай я, что так случится, я бы и пенни не дал на эту экспедицию.

Траут (подходит к столу и садится на него спиной к зрителям). Другой бы дал…

Логан (резко прерывая его). Замолчите, Траут! Я не желаю вас слушать. Это совершенно невыносимо.


Мрачное молчание. Входит Эдит, бодрая и оживленная.


Эдит. Извините, я немного опоздала.

Траут (озлобленно). Этого следовало ожидать. (Уходит.)

Эдит. Что с ним?

Логан (мрачно). Всё.

Эдит. Ну-ну, теперь вы начинаете… Какой смысл сидеть с этими коптящими зажженными лампами, когда уже светает? Будет чудное утро… (Гасит лампы, открывает ставни на окнах. Предутренний свет заливает комнату.) Так лучше. Что вас удручает? Плохо спите? Болит голова? Не унывайте!

Логан (мрачно). Я плохо сплю, и у меня болит голова. Но дело не в этом.

Эдит (весело). Достаточно и этого. Беда в том, что вы всегда заняты, зарабатывая деньги, и вам некогда заботиться о себе. А о вас никто не заботился. Разве не так?

Логан (мрачно). Думаю, что именно так.

Эдит. Конечно, это так. А теперь откиньтесь назад и отдохните. (Нежно отклоняет его голову назад и начинает ласково гладить ему лоб. Говорит успокаивающим материнским тоном.) Вам нужна настоящая женщина, которая ухаживала бы за вами. Роберта для этого не подходит: она думает только о себе, тратит ваши деньги, требует вашего внимания и никогда ничего не дает взамен. С этими ловкими маленькими девушками приятно показываться в обществе, но это далеко не все. Разве не так?

Логан (сонно). Совершенно верно.

Эдит. Как только я увидела вас, я сказала себе: «Этот бедный мистер Логан не очень-то счастлив, несмотря на свое богатство. Он одинок». Держу пари, что это правда.

Логан. Правда.

Эдит. И я готова спорить, что эта девушка, Роберта, никогда даже не доставила вам по-настоящему удовольствия. Будьте откровенны – сделала она это?

Логан (мрачно). Нет, не сделала. Это очень неутешительно!

Эдит (гладя его по щеке). Не может по-настоящему позаботиться о вас? Не может доставить вам удовольствие? А почему? Потому, что она не думает об этом так, как должна была бы думать настоящая женщина.

Логан (кладет свою руку на ее руку на своей щеке). Кого вы имеете в виду?

Эдит. А как вы думаете?

Логан. Себя. (Берет ее за руку.)

Эдит. Совершенно верно.

Логан. А что скажет ваш муж?

Эдит (презрительно). Не беспокойтесь о нем. Как только я получу свою часть из этих денег, сразу от него уйду. Джо Парсонс перестанет для меня существовать.

Логан. А я и не подозревал.

Эдит. Должны были догадываться. Такая женщина, как я, – и этот парень!… Что между нами общего? Мне нужен настоящий мужчина, так же как вам – настоящая женщина. Ну, а теперь приободритесь.

Логан. Я уже прихожу в себя.

Эдит. Что-то не похоже. Может быть, поможет крепкий поцелуй? Когда вас последний раз целовали?

Логан. Не могу вспомнить.

Эдит. Ну хорошо. (Наклоняется и крепко целует Логана. Он пытается обнять ее, но она со смехом ускользает.) Ну-ну! Жадный! Вы меня понимаете?

Логан. Думаю, что понимаю. (Пристально смотрит на нее.)

Эдит. Не смотрите на меня так – я покраснею. Будьте хорошим мальчиком. Я готова спорить, что вас давно так никто не называл.

Логан. Да. Подойдите ко мне.

Эдит. Терпение, мой мальчик. (Пауза.) Вот что. Вам хочется вкусного горячего кофе?

Логан. Конечно.

Эдит. У меня в термосе есть чудесный кофе. Вот я какая женщина! (Уходит.)


Логан одобрительно смотрит ей вслед.


(Через несколько мгновений возвращается с чашкой кофе. Подходит к нему, подает кофе.) Как хорошо пахнет!

Логан. Благодарю. А вы разве не выпьете?

Эдит. Только после вас. Мужчина все получает первый. Это мой девиз. Садитесь, Орас. Можно так называть вас, когда мы одни?

Логан. Пожалуйста, Эдит.

Эдит (шепотом). Я бы села к вам на колени, но стул не выдержит. Я усядусь здесь, внизу, и нам будет уютно. (Становится на колени, прислонившись к его коленям, в то время как он собирается пить кофе.) Разве это не хорошо? Разве это не то, что вам было нужно все эти годы? Признайтесь.

Логан. Признаюсь, дорогая моя. Я ведь так одинок… Я много работал, был щедрым, легко помогал другим. А что получал взамен? Недоверие, подозрительность, отсутствие товарищеского отношения. Вы сами в этом убедились.

Эдит. Это была ваша вина. Теперь все будет по-другому. (Гладит его по волосам.)

Логан (собирается пить кофе, тревожно). А не может случиться, что нас здесь застанет Парсонс?

Эдит (доверчиво). Не бойтесь. Я ночью кое-что подсыпала в его питье, он теперь тихий.

Логан (в ужасе). Что?!

Эдит. Не волнуйтесь, я успокоила его, Орас.

Логан (задыхающимся, сердитым топом). Встаньте.

Эдит (удивленно). Что вы сказали, Орас?

Логан (в бешенстве). Я сказал «встаньте».


Эдит встает и с удивлением смотрит на него.


И не смейте называть меня Орас. Вы Далила, вы Изавель, вы Борджиа!

Эдит. О чем вы говорите? Я вас не понимаю.

Логан (зло). Вы прекрасно понимаете. Из всех отвратительных и наглых поступков это самый гнусный.

Эдит. Вы сошли с ума!

Логан (кричит). Да, я сошел с ума! Но теперь я выздоровею.


Входит сэр Джильберт. У него усталый вид.


Сэр Джильберт. Что с вами, Логан?

Эдит. Он спятил. Раз вы, сэр Джильберт, здесь, я могу оставить дежурство. (Уходит.)

Сэр Джильберт. Я рано проснулся… (Видит чашку кофе.) Кофе? Как раз то, чего мне не хватает. Осталось еще, как вы думаете?

Логан (подавая ему чашку). Прошу.

Сэр Джильберт. Это очень мило с вашей стороны, дорогой друг. Но я не могу лишать вас…

Логан. Ничего, берите.

Сэр Джильберт. Вы исключительно добры, Орас. Должен признать, что вы удивительно мужественно переносите ужасные условия, которые здесь создались. Вы единственный человек, который мне нравится и которому я доверяю.

Логан (хрипло). Не говорите так.

Сэр Джильберт (беря чашку). Я бы не говорил, если бы не думал. (Нюхает кофе.) Какой прекрасный запах! (Собирается пить.)

Логан. Подождите, не пейте, Ратленд.

Сэр Джильберт (удивленно). Почему? Что случилось? Вам самому захотелось кофе?

Логан (вздрагивая). Нет-нет… Я только хотел задать вам один вопрос. У вас крепкое здоровье?

Сэр Джильберт. У нас в роду все отличались необычайным здоровьем и долголетием. Когда мой отец был губернатором островов Бойи-Бойи, его не меньше шести раз пытались отравить, и все безрезультатно. (Собирается выпить кофе.) Что вас еще интересует?

Логан (вставая). Ничего. (Поспешно уходит.)


Сэр Джильберт глядит ему вслед, затем внимательно смотрит на кофе и нюхает его. Решившись, отпивает маленький глоток, делает гримасу, подходит к окну и выливает кофе. Затем садится у стола и ставит чашку рядом с собой. Открывается дверь. Сэр Джильберт притворяется спящим, словно он под влиянием наркоза. Осторожно входит Эдит, смотрит на сэра Джильберта.


Эдит. Где мистер Логан?

Сэр Джильберт (вяло). Вышел.

Эдит. Он выбежал, как безумный, если хотите знать. (Садится.)

Сэр Джильберт (говорит с трудом). Не удивляюсь, совсем не удивляюсь.

Эдит. Что с вами? Вам нехорошо?

Сэр Джильберт. Мне почему-то хочется спать.

Эдит (ласково). Прекрасно. Выспитесь хорошенько.

Сэр Джильберт (слабым голосом). Я ведь хорошо спал всю ночь…

Эдит (так же ласково). А теперь будете спать еще лучше. Хорошо, крепко будете спать.


Сэр Джильберт засыпает.


(Подходит к нему вплотную.) Противный, старый черт! Грязный, отвратительный старик! Сонный, сонный…


Сэр Джильберт по-прежнему спит.


(Подходит к двери.) Джо! Скорей!


Вбегает Джо с пистолетом в руке.


Джо. Спит?

Эдит. Да, надежно и крепко.

Джо (посмотрев на спящего). Да это не тот!

Эдит. Не твое дело! Живо!

Джо. Где же Логан?

Эдит. Не знаю. Но он может с минуты на минуту вернуться. Мне с ним не удалось… А тут вошел сэр Джильберт.

Джо. Ладно. Ты постереги у окна, а я займусь делом. (Кладет пистолет на стол, вынимает нож, наклоняется к ящикам и начинает перерезать веревки.)

Эдит (смотрит в окно). Логан возвращается. Что делать?

Джо. Ничего, я с ним расправлюсь. (Оставив нож на столе, берет пистолет, подходит к окну и опускается на колени.)


Входит Логан. Не видит Джо.


(Приставляет пистолет к груди Логана.) Руки вверх! Быстро!

Логан (поднимая руки). Вы раскаетесь в этом, Парсонс.


Эдит закрывает дверь.


Джо. Вы еще больше раскаетесь, если сделаете хоть одно неверное движение.(Подталкивая его.) Так, так… Спокойно. (Подводит его к стене.) Ну, а теперь замри, петух! Эдит, вытащи у него из кармана оружие.


Эдит вынимает из кармана Логана пистолет.


Положи его.


Эдит кладет пистолет на стол.


Теперь посмотри, что у него во внутреннем кармане.


Эдит достает из внутреннего кармана пиджака какой-то документ и раскрывает его.


Договор?

Эдит. Как будто да.

Джо. Это то, что нам нужно. (Логану.) Ни с места!

Логан. Но послушайте, Парсонс…

Джо (резко). Никаких возражений.

Логан (кричит). Я не могу так держать руки!

Джо. Тогда опустите их. Уже все равно. Но я слежу за вами и не советую дать повод стукнуть вас по башке. Я не люблю вас, человека с большими деньгами, и никогда не любил… А теперь посмотрим этот договор.


Эдит протягивает Джо развернутый документ.


(Не спуская глаз с Логана, рассматривает документ.) Он самый.


Никто из присутствующих не замечает, что в это время сэр Джильберт берет пистолет и направляет его на Парсонсов.

Сэр Джильберт (спокойно). Бросьте на стол ваш пистолет и этот договор, Парсонс, иначе я убью вас. Быстро!…


Эдит отбегает назад, а ошеломленный Джо кладет пистолет и договор на стол.


Логан (тепло). Очень ловко, сэр Джильберт, первоклассно! (Делает движение вперед.)

Сэр Джильберт (строго). Стойте там.

Логан (останавливаясь). Я хотел только взять свой пистолет.

Сэр Джильберт. Я так и думал. Но я не знаю, Логан, можно ли вам дать в руки оружие. Мне кажется, вы почти такой же, как они. Ну, а теперь никто из вас не двинется с места!

Джо (бормочет). Крышка! Попались!

Сэр Джильберт. Да, и противный, старый черт, грязный, сонный и такой и сякой поймал вас. Не забывайте, миссис Парсонс, я слышал все.

Эдит. Очень рада.

Джо (Логану). Пошевеливайтесь, живее! Я брошусь на него. В нас обоих он сразу попасть не сможет.

Сэр Джильберт. В одного из вас я попаду наверняка.

Логан. Это слишком рискованно.

Сэр Джильберт. Даже очень. Мне действительно доставит удовольствие кого-нибудь сегодня утром застрелить. Кстати, я великолепный стрелок из пистолета. Прекрасное развлечение в дождливые дни. (Всем, резко.) Не двигайтесь!

Логан. Легко сказать – не двигайтесь. А попробуйте сами так стоять. К тому же я дьявольски голоден.

Эдит. Я позабочусь о вашем завтраке, мистер Логан.

Логан. Не заботьтесь о моем завтраке.

Сэр Джильберт. Ио моем.

Логан. Я сам приготовлю себе завтрак.

Сэр Джильберт. Возможно, но не сейчас.

Логан (сердито). Вы не заставите меня, надеюсь, до бесконечности стоять в таком положении?

Сэр Джильберт. Не имею ни малейшего понятия, дорогой. Действительно глупое положение, но главным образом по вашей вине, Логан. Я думал, что вы организатор, а оказалось, что, кроме мелкого мошенничества, вы ни на что не способны, Мне следовало найти более способного человека для финансирования экспедиции.

Логан. А я думаю, что есть сокровище или его нет, лучше бы я никого из вас не видел.

Эдит. И я так думаю. Я бы хотела быть дома, пить чай с хрустящим, поджаренным хлебом и слушать по радио передачу для домашних хозяек.


Входит Роберта.


Роберта (весело). Доброе утро! Алло, что здесь происходит?

Сэр Джильберт. Как видите, я держу их на мушке моего пистолета, но это уже становится утомительным и бессмысленным. Поэтому, будьте добры, возьмите со стола этот пистолет и документ.


Джо делает движение.


Не шевелитесь, вы! Мне так и хочется кого-нибудь пристрелить.


Роберта берет со стола пистолет и договор.


Спасибо, дорогая. Сядьте там, пожалуйста.


Роберта садится у стола.


Ну, а теперь, я думаю, можно сделать передышку. Эдит и Джо, возвращайтесь в кухню, там ваше настоящее место.

Логан (протестуя). Они – отравители!

Сэр Джильберт. Значит, кухня для них – самое подходящее место. (Парсонсам.) Ступайте и не вздумайте выходить оттуда.

Эдит. Я положила в кофе только снотворные пилюли. Но готова спорить, что они уложили бы кого угодно, кроме вас, сэр.

Сэр Джильберт. Допускаю. Но дело в том, что один из моих предков в царствование Якова Первого, когда отравления были в моде, продал душу дьяволу.

Джо (ворчливо). Это предрассудок.

Эдит. Меня это удивляет.

Джо. Не будь такой ограниченной. (Выталкивает ее и следует за ней.)

Роберта. Почему речь зашла об отравлении? Разве дело уже дошло до этого?

Сэр Джильберт. Ходят слухи.

Логан. Жена Траута и молодой Симсон предполагают, что их отравили. Траут утверждает, что все это нервы, но теперь я не уверен.

Сэр Джильберт. А я убежден, что это нервы. Именно поэтому, отнюдь не поддаваясь панике, я считаю, что сегодня кто-нибудь пострадает, а может, будет убит.

Роберта. Мне тоже так кажется.

Логан. И я предчувствую это. (С возрастающей настойчивостью.) Что же делать? Мы следим друг за другом, словно кошки и мыши. Мы не можем спать, не можем отдыхать. Мы даже не можем по-настоящему есть и спать. Даже если и ничего не случится, то, когда придет яхта, мы уже сойдем с ума. Что-нибудь должно произойти. (Тревожно.) Я бы хотел получить свой пистолет, Роберта.

Роберта. Как вы полагаете, сэр Джильберт? Можно ему доверить пистолет?

Сэр Джильберт. Можно.


Роберта протягивает Логану пистолет.


Логан (униженно). Благодарю вас. Что же вы предлагаете, сэр Джильберт?

Сэр Джильберт. Я ничего не предлагаю. Одно ясно – так продолжаться не может. Если я еще несколько часов поживу в этом состоянии тревоги и напряжения, я просто убью кого-нибудь, кто мне не нравится. Эта компания предоставляет мне большой выбор.

Логан. Я не могу считать это разумным.

Сэр Джильберт. Так же как и я. Но я встал очень рано и до сих пор еще ничего не ел. (Подчеркнуто.) Даже не выпил эту чашку кофе, которую вы так любезно передали мне.

Логан. Роберта, можете вы что-нибудь предложить?

Роберта. Я никогда не делала толковых предложений до завтрака.

Логан. Но ведь, пока мы чего-либо не предпримем, не будет никакого завтрака.

Роберта. Что ж, тогда созовем конференцию, нечто вроде конференции по разоружению. Мы все будем сидеть за круглым столом и подписывать всякие пакты, соглашения и тому подобное. Возможно, чтобы удовлетворить наиболее упрямых, придется перераспределить паи, но, надеюсь, все закончится к общей выгоде.

Логан. Вы совершенно правы. Это единственное, что можно сделать. И, если будет перераспределение паев, я не возражаю, чтобы и вы, Роберта, получили свою долю. Как ваше мнение, сэр Джильберт?

Сэр Джильберт. Я с самого начала говорил, что дешевле выделить мисс Крой пай.

Роберта. Не возлагайте на меня ответственность за все эти ссоры. Я принимала в них участие меньше, чем кто-либо другой.

Сэр Джильберт. Да, но этот вопрос поставили вы. Что же вы предлагаете? Сколько вам дать? Пять процентов? Десять?

Логан. Я думаю, что десять – это слишком много. Может быть, семь с половиной?

Сэр Джильберт. Ладно. Пусть будет семь с половиной. Вы согласны, Роберта?

Роберта (твердо)– Нет, не согласна.

Логан. Я так и думал. Надо было предложить пять и потом повысить до семи с половиной.

Роберта (ласково). Нет, вы неправы. Видите ли, я вообще не хочу иметь пая.

Логан и сэр Джильберт (вместе). Что?

Роберта. Да. Не хочу. Слишком поздно. Но я думаю, нашу мирную конференцию следует созвать сейчас же, пока не случилось неприятностей. Хотите, я могу всех предупредить?

Сэр Джильберт. Только Траутов и молодого Симсона. Парсонсам я скажу сам. Ступайте, дорогая (повысив голос), и скажите им точно, против чего мы возражаем.


Роберта уходит.


Логан. Пойду на кухню. Позову Парсонса и его жену. И, кроме того, мне хочется найти коробку сардин.

Сэр Джильберт (вздрагивая). Праведный боже, почему?

Логан (торжественно). Потому что я голоден и люблю сардины. Если я сам открою коробку, можно будет есть, ничего не опасаясь.

Сэр Джильберт. Действительно, девственные сардины. Если осталась банка апельсинового сока, захватите и ее.


Логан уходит. Сэр Джильберт смотрит на спрятанное сокровище, пересчитывает ящики и пробует веревки. Возвращается Логан, он несет маленькую коробку сардин, вилку, банку апельсинового сока и стакан, передает их сэру Джильберту, оба начинают открывать банки.


Сэр Джильберт. Очень вам признателен. Парсонсы все еще там?

Логан (с горечью). Да. И у них прекрасный завтрак.

Сэр Джильберт. У них всегда завтрак лучше, чем мой.


Пауза. Оба едят.


Сэр Джильберт. Я удивляюсь, почему Роберта, кстати, очень способная молодая женщина, отказывается от пая? Может быть, она еще что-то замышляет? Может быть, собирается выйти замуж за кого-либо из нас? Она ведь предложила мне жениться на ней, – о, на чисто деловой основе, – но мне пришлось отказаться, скорее против воли. Девушка мне нравится, но брака, увы, не может быть. Понимаете?

Логан. Конечно. Как только мы покинем этот остров, я рассчитаю Роберту; она опасна. Но, между нами говоря, когда я распоряжусь сокровищем и куплю себе хорошее поместье на Ямайке или Багамских островах, я буду подыскивать себе жену.

Сэр Джильберт. Это нетрудно. Кого вы предпочитаете?

Логан (мечтательно). Я предпочел бы вдову или разведенную, лет сорока, не кокетку, спокойную, уютную женщину, если хотите, женщину из народа, такую, которая умеет хорошо ухаживать за мужчиной, без вздорных выдумок, с крепкой, сильной фигурой.

Сэр Джильберт. Дорогой друг, это же точное описание миссис Парсонс!

Логан (в ужасе). Господи, я совсем не хочу ее! Через месяц она подаст мне пудинг из мышьяка. Я мечтаю об уютной маленькой женщине, любящей и заботливой.

Сэр Джильберт. Может быть, вам нужна негритянка?

Логан (с упреком). Нет-нет, Ратленд, я сегодня настроен серьезно.

Сэр Джильберт. Вы никогда не были легкомысленно настроены.

Логан (не обращая внимания на его слова). Это отвратительное происшествие совершенно потрясло меня… Никогда раньше я не мог и подумать, что люди так алчны, так лживы, так сварливы и так кровожадны.

Сэр Джильберт. Дорогой друг, вы сами обладаете большинством этих черт.

Логан (просто). Себя я знаю. Но мне всегда казалось, что другие лучшие. То, что здесь происходит, делает меня таким же циником, как вы.

Сэр Джильберт. Вам это не подходит, Орас. Вы средний англичанин и к тому же хвастун. Может быть, в конце концов вам лучше жениться на Роберте. Я бы, во всяком случае, чувствовал себя безопаснее.


Входит Роберта.


Роберта. Они идут вместе с Ивонной. Она в роли леди Макбет.

Сэр Джильберт. Я говорю Логану, что если он сделает вам предложение, я буду в безопасности.

Роберта. Это ни к чему. Я бы давно пригвоздила его, если бы хотела.

Сэр Джильберт. Да, конечно.

Роберта (замечая сардины). Почему сардины?

Логан (торжественно). Питательно и безопасно.

Роберта. Вы бы лучше предложили награду за возвращение ваших желудочных порошков. (Идет.) Я должна поесть… (Уходит.)

Логан. Уверен, что вы поймете меня, сэр Джильберт. Мужчина не может устраивать себе уютную жизнь с такой молодой женщиной. Через три месяца я опять буду стремиться к нефтяным концессиям.


Входит Ивонна. Она очень изнурена.


Ивонна. Дадли сейчас придет. Но ему очень хочется спать.

Сэр Джильберт. А как вы себя чувствуете, миссис Траут?

Ивонна (садясь). Все еще очень плохо. Я с вами согласна: у нас должно состояться это совещание, мы должны доверять друг другу. (У нее вид заговорщика и она драматически шепчет.) Знаете, я уверена, что меня отравили. Сначала Дадли предполагал, что это нервы, но теперь он тоже думает, что меня отравили.


Входит Роберта с маленькой тарелкой в руках. Садится около сэра Джильберта и начинает есть.


(Смотрит на нее с ужасом.) Вы сошли с ума, дорогая! Вы не знаете, что едите.

Роберта. Всю неделю не знала. Теперь нам придется ограничиться консервами, и то в закрытых банках.

Ивонна (драматическим шепотом). Вы не понимаете, дорогая (шипит), – яд!

Роберта (весело). Хорошо, пусть это будет одним из пунктов нашего соглашения: не травить друг Друга.


Входит заспанный Траут, он зевает.


Алло, капитан! Вы как будто еще не проснулись?

Траут. Я еще не проснулся, но должен присутствовать на этом собрании дикарей. Так ведь больше продолжаться не может, иначе произойдет убийство.

Ивонна. На мою жизнь уже было по меньшей мере два покушения.

Сэр Джильберт (мягко). Может быть, они не имели никакого отношения к сокровищу?

Ивонна. Почему вы так говорите?

Сэр Джильберт. Так мне показалось.


У двери появляются Парсонсы.


Входите-входите! Садитесь все вокруг стола.


Все рассаживаются.


Все в сборе, кроме Симсона, но он долго не задержится. Все же лучше подождать – пусть он не жалуется. Председателем собрания я предлагаю себя. Бывают случаи, когда руководители должны доказать свои права. Сегодня дело обстоит именно так. Возражений нет?

Логан (с сомнением). Да я не знаю…

Сэр Джильберт (уверенно). Возражений нет, прекрасно!


Теперь все сидят вокруг стола, оставив место для Берта, который в это время входит. Он бледен и мрачен.


А, вот и вы, Симсон. Вот ваше место. Вы плохо выглядите.

Берт (с мрачным удовлетворением). Я поднял этот вопрос. (Садится.)

Логан. Вы что, Симсон…

Сэр Джильберт (поправляя его). Вы должны обращаться к председателю.

Логан. Господин председатель, я предлагаю, чтобы, как только мы закончим заседание, Симсон от моего имени радировал на яхту и приказал этому толстому, ленивому шкиперу полным ходом идти к нам.


Гул одобрения.


Сэр Джильберт. Принято. Вы слышали, Симсон?

Берт (мрачно). Я слышал. Но как я могу это сделать?

Сэр Джильберт. Судя по вашему поведению, я предполагаю, что у вас дурные новости. Надеюсь, рация в порядке?

Берт (торжествующе). Не совсем… Просто целиком разрушена, вот и все.


Возгласы удивления, беспокойства, тревоги. Роберта молчит.


Логан. Вы в этом уверены?

Берт. Не будьте смешным. Когда меня тошнило, я выходил и видел, как кто-то подкрался и стукнул по моей бедной рации. Поэтому теперь, если речь идет о радио, знайте, что его у нас нет. (Кричит.) И не спрашивайте, кто это сделал, я этого не знаю! А если бы знал, то избил бы его или ее покрепче, чем досталось моему радио! (Осматривается по сторонам.) Да, я бы это сделал! Благодаря кому-то из вас мы в западне.

Сэр Джильберт (резко). Ладно, довольно, Симсон! Мы должны решить все раз и навсегда. И сейчас же, здесь. Ссоры ничему не помогут. И так их было слишком много.


Гул одобрения.


Роберта. Господин председатель, разрешите внести предложение.

Сэр Джильберт. Пожалуйста.

Роберта. Я считаю, что каждый из присутствующих джентльменов обязан положить на стол свой пистолет и держать руки подальше от него.

Ивонна (пылко). Чудесная мысль!

Джо (обиженно, показывает). Мой уже лежит на столе.

Сэр Джильберт. Очень разумное предложение. Начинайте, джентльмены. Вот мой. (Кладет свой пистолет на стол.)


Логан, Траут и Берт делают то же самое. На столе теперь лежат пять пистолетов.


Хорошо! Полагаю, что у дам пистолетов нет?

Берт. Но они могли бы положить на стол свои зеленые пилюли и белые порошки.

Ивонна (горячо). Меня отравили этими порошками!…

Сэр Джильберт (властно). Довольно об этом. Давайте продолжать. (Берет со стола договор.) Леди и джентльмены, это то соглашение, которое мы подписали. Может быть, надо внести в него некоторые изменения. Ничего не предрешая, я пока беру его на хранение. А здесь (показывает) – сокровище, которое нам посчастливилось найти благодаря моей карте…

Логан (поспешно). И моим деньгам…

Траут и Берт (вместе, поспешно). И моему…

Сэр Джильберт (прерывая, резко). Да, да, да! Но сокровище здесь, и я хочу напомнить вам, что, согласно закону, оно принадлежит государству! Присвоив его себе, мы совершаем преступление, в котором замешаны все. Единственное, что мы должны сделать, – это увезти сокровище и продать его по возможности дороже. Затем разделить вырученную сумму согласно этому соглашению или новому, которое мы составим. Надеюсь, мы не допустим никаких попыток украсть какую-то часть нашего сокровища. Таковы мои предложения. Если мы не договоримся, то весьма вероятно, что кто-нибудь из нас будет убит, а остальные сойдут с ума от страха и усталости.

Ивонна (пылко). Совершенно верно!

Логан. Я согласен с этим.

Сэр Джильберт. Поэтому торжественно поручимся не предпринимать новых покушений. Поклянемся не дотрагиваться до сокровища под страхом смерти. Согласны? (Оглядывает всех присутствующих.)


Каждый из сидящих за столом торжественно кивает головой и говорит: «Согласен».


Дальше. После этого собрания не должно быть никаких споров о наших паях. Это наше последнее обязательное соглашение.

Логан. Господин председатель, я не вижу ничего неправильного в первоначальном соглашении, которое мы все подписали.

Джо (сердито). Не в этом дело. Вы получите двести тысяч только за то, что истратили пять…

Ивонна. Вы слишком много получаете… и не по заслугам.

Сэр Джильберт (стараясь их успокоить). Ну, одну минуту…

Логан (кричит). Господин председатель, я протестую против всякого отступления от соглашения!

Эдит (кричит). А я говорю, что мы имеем право на большее!

Джо (кричит). И мы получим это!

Берт (кричит). Я первый получу!

Ивонна (почти визжит). Дадли имеет право на двадцать процентов!

Траут (решительно). Ладно… Во всяком случае, на пятнадцать.

Джо (кричит). Мне и жене – десять!

Берт (кричит). А я меньше десяти не возьму!

Логан (кричит). Это явное вымогательство!


В этот момент Джо наклоняется к столу и хватает свой пистолет.


Роберта. Осторожней. Если кто-нибудь чихнет, может начаться стрельба.


Все мужчины хватают со стола свои пистолеты и держат их наготове. После шума и крика наступает полная, зловещая тишина. Никто не шевелится. Все пистолеты нацелены. Пятеро мужчин только переводят взгляды, наблюдая друг за другом. Это молчаливое напряжение длится несколько мгновений.


(Очень спокойно.) Ну, теперь, я думаю, все зависит от того, у кого есть атомная бомба.


Неожиданно раздается свисток. Все в молчании, настороженно держат поднятые пистолеты. Входит морской офицер. Все мужчины вскакивают с пистолетами в руках. Морской офицер, удивленно оглядывается вокруг. Эдит встает.


Морской офицер. Уберите немедленно пистолеты и не вздумайте что-либо предпринимать. Я привел с корвета сорок человек.

Сэр Джильберт. Зачем вы сюда приехали? Морской офицер (добродушно улыбаясь). За сокровищем. Государственная собственность, знаете. Дня три-четыре тому назад мы получили об этом радиограмму – и вот мы здесь. Кто Роберта Крой?

Роберта. Я. Это я послала сообщение по радио. (Встает и подходит к морскому офицеру.)

Берт (с негодованием)– Так вот почему вы задавали мне все эти вопросы! Какой же я был идиот!

Джо. Какие мы все идиоты!

Логан. О великий боже!

Морской офицер (Роберте). Благородный поступок, мисс Крой… особенно если учесть, что здесь дело дошло до пистолетов. Полагаю, вы получите хорошее вознаграждение.

Роберта (скромно). Так я и думала. Я знала, что имею право на некоторую долю.

Эдит (яростно). «Долю»! Мне хотелось бы вас разорвать на части, растерзать!…

Морской офицер (Роберте). Вы проделали все это одна или кто-нибудь еще был на вашей стороне?

Роберта (мечтательно). Только мой жених.

Морской офицер (удивленно смотрит по сторонам). О да, конечно, ваш… э-э жених…


Логан с широкой, фальшивой улыбкой делает движение в сторону Роберты, но сэр Джильберт опережает его.


Сэр Джильберт. Нет-нет, Логан, не валяйте дурака, сейчас не время для ваших шуточек.

Логан (в изнеможении). Шуточек?

Сэр Джильберт (улыбаясь морскому офицеру). Этот незаменимый парень был душой и телом всей экспедиции, но жених мисс Крой безусловно я. (Роберте, беря ее руку). Как прелестно вы все это проделали, моя дорогая! Правда, женщины из рода Ратленд всегда отличались верной, мертвой хваткой. (Целует ей руку.)

Морской офицер (улыбаясь). Поздравляю вас, сэр. Ну, ладно, где сокровище? Пора отчаливать. (Свистит.)


Медленно опускается занавес

Примечания

1

Игра слов. По-английски Траут (Troutt) – форель.

2

К сожалению, не понял, что значит сея опечатка. Если у читающего есть бумажный вариант книги, убедительная просьба свериться с оригиналом и выслать правильное слово на hawk.toma at gmail.com!


home | my bookshelf | | Сокровище |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу